Цвик Катерина Александровна: другие произведения.

Запретный город Книга 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все начинается с любви. Эта книга не является исключением: двое представителей разных миров бывших когда-то единым полюбили друг друга. Однако, Алиса Строганова и Максим из рода Гриффинов встретились в очень не простое время. В мире Запретного города назревают события, которые могут изменить жизнь обоих миров. И так случится, что эти двое окажутся в самом эпицентре событий, и многое будет зависеть от их любви и веры в себя. Так окажется, что именно они станут ответственны за то, чтобы развеять великий обман, которым живут люди Запретного города, и только от их выбора будет зависеть будущее этого загадочного мира. Однако, и это станет лишь началом их пути. Здесь переплетены взаимоотношения двух миров, угроза их уничтожения, дворцовые интриги, борьба за власть и выживание. Здесь встречается предательство и дружба, искренняя любовь, откровенная ненависть и страсть. Здесь нету волшебства, но есть мистика. Здесь нет идеальных людей и простых решений, а события раскрываются постепенно.

  Глава 1 Алиса
  
   Редакция гудела, как растревоженный улей: давненько здесь не было такой запарки. Через несколько дней ожидается очередной выпуск нашего еженедельника, а наш журналист-гений Костя Никитин внезапно пропал! На нем был завязан весь номер. Он обещал написать статьи, которые должны были стать основой всего номера, а вместо этого пропал! С утра его отсутствию никто не придал значения, ведь у него, можно сказать, был свободный график работы. Это я и мне подобные должны были подробно отчитываться за каждый свой шаг, в то время как он мог делать практически все, что ему заблагорассудится, лишь бы статьи во время сдавал. Честно сказать, я ничего против не имела, ведь меня сюда взяли совсем недавно, и мне только предстояло показать, на что я способна, но все же я считала, что Никитин ведет себя уж слишком вольно. Однако, свое мнение держала при себе.
  Так вот, до обеда его никто не хватился, а потом началась кутерьма... После длительных поисков, наконец выяснилось, что он просто напросто ушел в запой.
  - Запой?! - Я была страшно удивлена.
  - А чего тут удивляться? Он же такой талантливый! - Вздохнула Лана, корреспондент из отдела культуры. - Ему просто иногда нужно расслабляться.
  Ни для кого не было секретом, что Лана была по уши безответно влюблена в Костю и готова простить этому эгоисту все на свете.
  Как я позже узнала, подобные эксцессы происходили с ним примерно раз в год. Все знали: если Костя входил в штопор, то это ровно на неделю, и никакие меры не в состоянии вернуть его к нормальной жизни. Разве что вытрезвитель, но потом он вряд ли кому-либо это простит подобное. А иметь Костю Никитина в качестве врага знающие старожилы редакции не пожелали бы никому. Поэтому нам всем пришлось смириться.
  - Угу... А что нам делать со следующим номером? - Задала волновавший всех нас вопрос Надежда Петровна, один из наших заместителей редактора.
  - Нужно срочно заполнять этот информационный вакуум. - Сказала, подошедшая сзади главный редактор. - Нам всем придется поднапрячься. Завтра утром каждый из вас должен положить мне на стол новый материал. Что смотрите? Вперед! Работать!
  Конечно, я тут же задумалась, о чем написать и принялась лихорадочно искать тему. К сожалению, у меня не было никакого готового интересного материала. Однако, тут мне позвонила моя лучшая подруга Ленка, которая еще со студенческих лет работает в одной известной туристической фирме.
  - Алиска, привет! - Весело затараторила она.
  - Привет.
  - Где ты запропастилась? Ладно я, мне простительно: меня все время атакуют сумасшедшие туристы, а ты? Хоть бы позвонила!
  - Извини, все как-то не было времени.
  - Что-то не слышу энтузиазма в голосе. Я не во время?
  - Да нет, Лен. Просто у нас тут кое-какие накладки, а у меня даже нет никакого готового материала, чтобы прикрыть свою пятую точку. - В этот момент меня осенило, что она-то как раз и может стать для меня кладезем нужной информации. - Ой, слушай, Лен, а если я заеду к тебе на работу и кое о чем расспрошу, ты не будешь против?
  - Это по поводу туризма?
  - Ага.
  - Ну, личные данные туристов я тебе не дам, а любую другую информацию - пожалуйста.
  - Ленка, ты - моя спасительница! Жди, уже еду!
  У меня в голове уже формировался заголовок будущей статьи: "Конец сентября? Где и как предпочитают отдыхать россияне?" Почему нет? По-моему должна получиться неплохая статейка. Недолго думая, я покинула редакцию и направилась прямо к ней. Ленка всегда была моей лучшей подругой, еще со школьных лет. За все это время мы умудрились ни разу серьезно не поругаться, знали друг друга как облупленных и могли поддержать в самые непростые моменты. Поэтому прежде чем приступить к делу мы хорошенько поболтали, хорошо людей практически не было, и лишь обсудив все животрепещущие темы, перешли к главному. В результате, домой я заявилась уже вечером. Но вместо того, что бы наконец заняться работой, мне пришлось стать жилеткой для Светки, еще одной моей подруги, которую именно сегодня бросил ее парень. Я просто не могла взять и попросить перезвонить ее завтра, поэтому пришлось ее слушать и утешать, повторяя, что все они козлы и не стоят наших женских слез. Сама я отнюдь не придерживаюсь такой точки зрения, но, в ее случае дела обстояли именно так. Светке почему-то всегда везло исключительно на козлов, а она никогда не слушала, когда ее об этом предупреждали. Наконец, когда поток слез и ругательств в адрес новоиспеченного козла иссяк, я пожелала ей спокойной ночи и пообещала, что завтра мы обязательно встретимся и обсудим все еще раз как следует.
  В итоге, статью я закончила далеко за полночь и уснула с одной мыслью: как бы завтра не проспать. Когда прозвенел будильник, мне пришлось приложить титанические усилия, чтобы поднять себя с постели.
  С полузакрытыми глазами я направилась в ванную, кое как почистила зубы и, что бы наконец проснуться, умылась холодной водой. Хорошее, скажу я вам, средство. Потом я зашла на кухню и поставила вариться кофе. В это самое мгновение, мой будильник зазвонил снова, я, видимо, не так его выключила, а телефон у меня запрограммирован звонить в таких случая каждые 10 минут. Пришлось метнуться в комнату и выключить его как следует. Когда я вновь зашла на кухню, мой кофе угрожающе поднялся над верхом турки, я тут же подскочила и сняла его с плиты. Но было уже поздно, вместо того чтобы залить плиту он залил мои джинсы, которые я уже успела на себя натянуть и здорово меня обжег. Пришлось в экстренном порядке снимать штаны. Другие натягивать было больно, поэтому я решила надеть юбку, благо осень была теплой. Колготки пришлось одевать с особой тщательностью, потому что никакой пантенол боль снять не мог. Похоже, мои усилия увенчались успехом, по крайней мере, нога болела не так уж сильно. Порывшись еще немного в своем гардеробе, я нашла белую рубашку, идеально подходящую к данной юбке. Немного косметики и я готова. Из зеркала на меня смотрела вполне симпатичная особа: карие задорные глаза, вьющиеся каштановые волосы, перетянутые резинкой и загадочная полуулыбка на губах. Еще немного покривлявшись перед зеркалом, я поняла, что если не выйду прямо сейчас, то точно опоздаю. Я все-таки выпила набегу свой злосчастный кофе, надела куртку, замотала на шею шарф, ухватила сумку и отправилась в путь.
  Ехать пришлось довольно долго, я ведь живу на окраине Москвы. Подъехав несколько остановок на автобусе, я спустилась в метро. Свою станцию я благополучно проспала, так что пришлось пересесть на другой поезд метро и возвращаться обратно. Все было бы ничего, но напротив меня сели двое хорошо подвыпивших мужчин, причем, было совершенно непонятно, толи они еще с вечера пьют, то ли уже с утра приложились к бутылке. Я усиленно делала вид, что не замечаю их пьяных взглядов и шуточек. Одно меня удивляло, почему метро было полупустое, можно подумать всем расхотелось ехать по своим делам! Тетенька, сидевшая рядом и дававшая мне хоть какой-то внутренний покой, вышла. Тут один из них развязно встал и пересел на ее место, умудрившись при этом закинуть мне на плечи свою руку. От него пахнуло сильным перегаром, глаза сфокусировались на моих ногах, а губы как-то смачно причмокнули. На меня накатилась тошнота, и появилось одно единственное желание: бежать! Но электричка ехала, а они все также на меня пялились. М-даа, помощи от немногих других попутчиков вряд ли дождешься, тут к гадалке ходить не надо: худенький студент, уткнувшийся в какую-то толстенную книгу, девушка с маленьким ребенком, да компания подростков. Тут уж скорее стоял вопрос, кто из них первый начнет убегать, если возникнут какие-то проблемы. Я постаралась отодвинуться от мужчины подальше, но двигаться-то особо было некуда - я сидела на самом краю у поручня. Я попыталась встать, но мужик нажал на мое плечо и, помахав пальцем из стороны в сторону, показал, что делать этого не стоит.
  Вот тут я по-настоящему испугалась. Одно то, что он ко мне прикасался, было настолько противно, что я вся съежилась, а что будет, если я не смогу выйти и он немного осмелеет? Когда мы подъехали к следующей станции, я увидела, что там стоит много людей, и все они собираются зайти в электричку. Тогда я собрала всю волю в кулак и со всей силы двинула мужику локтем по дых. Мужик подобной прыти не ожидал, у него вышибло дух, и я смогла беспрепятственно соскочить со своего места и выскочить из вагона как раз в тот момент, когда открылись двери. Второй мужчина успел только приподняться, но он был так пьян, что встречный поток людей усадил его на место. Двери закрылись. Но смотреть на удаляющуюся электричку у меня желания не было. Мое сердце готово было выпрыгнуть из груди. Хотелось одного: выбраться, наконец, наружу и глотнуть свежего воздуха.
  Я вышла из метро, остановилась у ближайшего столба и облокотилась. Мне нужно было перевести дух. Когда же, я наконец собралась с мыслями и пошла вдоль дороги к пешеходному переходу меня беззастенчиво облил грязью проезжающий мимо автомобиль. От обиды у меня даже слезы на глаза навернулись. Нет, так не бывает! Обгадиться два раза за одно утро! Ну и плюс ко всему я, разумеется, прилично опоздала. Злая как черт я вошла в здание редакции. Быстро юркнула в туалет, надеясь, что меня никто не успел разглядеть, и привела себя в более менее приличный вид.
   Редактор уже меня ждала и всем своим видом выражала свое неодобрение. Надо сказать, что это была довольно странная женщина лет пятидесяти. У нее было аккуратное каре, но цвет волос был какой-то серый, овал лица приятный округлый, однако глаза были колючие и такого же непонятного цвета как волосы, рот прямой, редко улыбающийся, нос тонкий, немного загнутый на конце. Она могла бы даже казаться довольно красивой, однако суровость, даже я бы сказала каменность ее черт, делали ее старше своего возраста и отталкивали людей. Именно поэтому, про себя я называла ее Горгульей.
   Мне пришлось рассыпаться в извинениях, нести всякую чушь, чтобы загладить свою вину, от чего я себя чувствовала еще глупее. Да и обожженная нога ныла несчядно. Однако самое ужасное случилось позже. Когда Анфиса Петровна, а именно так звали нашего редактора, наконец, снизошла к моим изменениям и попросила мою статью. В этот момент я поняла, что в спешке просто забыла ее дома. Сказать, что мне было стыдно, это ничего не сказать. Это последнее обстоятельство добило меня за сегодняшнее утро окончательно. Я сначала покраснела, потом побелела, а потом и вовсе расплакалась.
  Остановить меня уже было не возможно, по крайней мере, не так быстро. Вся злость, обида, раздражение, стыд и недосып вылились в настоящую истерику. Редактор была прямо таки ошарашена. И, вот чего я действительно не ожидала, так это того, что она будет меня утешать:
  -Алиса, у вас что-то случилось? - сказала она теплым голосом.- Если это из-за забытой статьи, то не надо так убиваться, я же не монстр какой-то, привезете ее вечером или лучше завтра, время еще терпит.
  Как ни странно, от этого мне стало еще хуже, ведь я действительно считала ее монстром, называла Горгульей. Однако она согласилась взять меня на работу сразу после университета, благо к этому времени мне удалось напечатать несколько стоящих статей, благодаря которым меня и заметили, дала мне шанс проявить себя в уважаемом издании, и за одно это я должна была быть ей безумно благодарна. В общем, в этот момент, плюс ко всему, я еще и почувствовала себя неблагодарной стервой. От этого мне захотелось завыть в голос.
  Глядя на мое состояние, Анфиса Петровна поняла, что нужны экстренные меры, иначе моя истерика примет ужасающие размеры. Она достала из стола какую-то бутылку спиртного и налила мне полбокала. Обойдя стол, она вложила его мне в руки. Я покачала головой, не хватало мне еще напиться с утра да еще из рук своей начальницы, но она уверенным жестом меня подтолкнула:
  -Пей, дорогуша, хватить слезы лить. А потом, если захочешь, расскажешь, в чем дело.
  Я сделала большой глоток и поняла, что напиток, который она мне дала, очень и очень крепкий, по крайней мере, я спиртное употребляю мало, а такое крепкое и еще реже. Мои глаза расширились, и я стала задыхаться. Она похлопала меня по спине и поглядела прямо в глаза.
  -Ну как, получше?
  Как ни странно, мне стало лучше, слезы отступили, а рассудок наконец вернулся в мою бедную голову. Где он все это время пребывал, остается только догадываться. Надо сказать, что истерики со мной случаются крайне редко, за всю жизнь могу насчитать не больше трех раз и то в подростковом возрасте. Поэтому, обругав себя, последними словами, я стала приходить в себя.
  -Ну, я вижу тебе получше. Ты пей, пей, не помешает. - После этого она снова села за свой стол.
  Я сделала еще глоток и на этот раз почувствовала приятное тепло в желудке. Потихоньку я выпила весь бокал и почувствовала, что захмелела.
  -Может, расскажешь с чего вдруг такой взрыв эмоций?- уже совсем другим, деловым тоном спросила Анфиса Петровна, и достала свой ежедневник.
  Возможно, я бы и рассказала ей про мои утренние неприятности и посмеялась над ними вместе с ней, и так бы и было с любым другим человеком, однако я отчетливо видела, что моя история ей совершенно не интересна. Сейчас я просто трачу ее время впустую, и открытый ежедневник, ручка в руках и отстраненный вопросительный взгляд ясно дают мне это понять. Я даже опешила, ведь только что она проявляла все признаки участия, но, видимо, его сдуло так же быстро, как оно появилось. Это ж надо, только что перед ней человек бился в истерике, а ей даже не интересны причины, которые довели его до такого состояния. Да самая обычная человеческая вежливость, Бог с ней, любопытство, сострадание уже должны были заставить любого другого человека отвлечься от своих дел и элементарно выслушать что случилось. Нет, Горгулья и есть Горгулья, камни и то отзывчивее. Совершенно выбитая из колеи подобными сменами настроений я извинилась, попрощалась и вышла в приемную.
  Молоденькая секретарша Алина смотрела на меня испуганными глазами. Да и не удивительно, что она могла подумать? Я уже знала, что сплетен все равно не оберешься, поэтому просто в очередной раз направилась в туалет приводить себя в порядок. Черт с ней, пусть думает и говорит все, что хочет!
  Итак, проведем осмотр. Глаза и нос распухли, щеки в красных и черных пятнах, да уж, макияж безвозвратно испорчен. Хорошо хоть утреннюю грязь отмыла, а то Бог знает, что можно подумать. Так, немного манипуляций с холодной водой и лицо перестает напоминать гротескную маску. Я опять оценила себя в зеркале и пришла к выводу, что на улицу уже можно выходить. Оставаться в редакции в таком виде значило навлечь на свою голову нескончаемый поток вопросов. Еще раз чувствовать себя полной дурой из-за забытой статьи у меня уже не было никаких сил, поэтому я решила отправиться домой, а там что-нибудь придумаю в свое оправдание, на худой конец возьму больничный.
  Я вышла на воздух и вдруг отчетливо поняла, что не хочу сейчас домой, в свою маленькую квартирку. Нет, жаловаться на нее я не буду, квартирка хоть и маленькая, но уютная и отвечает всем моим требованиям: не дорогая, довольно близко к метро, уютная, аккуратненькая и вообще, как-то странно мне подходящая. Но сейчас мне хотелось прогуляться, подышать свежим воздухом и скинуть с себя это ужасное утро. Неподалеку был городской парк Воробьевы горы, а там длинные аллеи и много желтых, красных, зеленых, в общем, всяких- всяких листьев. Осень как-никак. Туда я и направилась.
  Погода была просто замечательная! Я полной грудью вбирала в себя осенние запахи, яркие краски листвы, голубое небо. Прогулка меня окончательно успокоила и кое-как собрала в кучу мысли. На аллее было несколько лавочек, и я присела на свободную и задумалась. Как со мной часто бывает, мои мысли разлетелись в разные стороны, как стая птичек. Я думала о нескольких вещах одновременно. Мысли скакали с одной на другую, а когда я вынырнула из этой какофонии и сосредоточилась, то уже не смогла вспомнить, ни о чем конкретно думала, ни сколько времени на это потратила. Однако, пока я сидела в эдакой прострации, погода изменилась, по небу поползли тучи и первые капли упали на асфальт. Ну что ж нужно уходить иначе попаду под дождь. Тут я поняла, что сильно проголодалась и если сейчас не поем, то мой желудок съест меня сам. Я знала, что неподалеку есть уютная кафешка, где вкусно варят кофе и подают обалденный суп в хлебе. А там можно будет и Светке позвонить, я ведь обещала с ней сегодня встретиться. От этих мыслей, ноги сами понесли меня быстрее в нужном направлении.
  Когда я уже подходила к желанному кафе, дождь пошел на славу, так что я перешла на бег и инстинктивно пригнула голову. Я увидела спасительную дверь, с разбега прыгнула к ней под козырек и протянула руку к ручке. В этот самый момент кто-то сильно толкнул дверь с другой стороны и просто сшиб меня в сторону, при этом основная сила удара пришлась на мой лоб, который в этот момент, видимо, хотел попасть внутрь помещения первым. Только чудом я не распласталась на уже успевшей намокнуть земле. От потрясения я даже не сразу смогла ответить обидчику. Да у меня вообще в это время искры из глаз посыпались.
  Сначала я почувствовала, что мне кто-то аккуратно взял за локти, что-то начал говорить, потом, наконец, искры исчезли, и я увидела молодого человека, потом мой взгляд сам собой сфокусировался на его глазах. Никогда в жизни я не видела таких глаз: небесно голубые, без примесей серого или зеленого. Вспомните самое ясное, самое красивое небо, которое вы когда-либо видели, и вы поймете, о чем я говорю. Потом меня как будто втянуло в этот небесный омут, окутало со всех сторон теплом, узнаванием, удивлением, недоумением, счастьем, любовью, желанием, страстью, потом эмоциональных красок стало еще больше, они как самые быстрые в мире карусели закружились вокруг меня. Некоторые эмоции я узнавала по отголоску своих, некоторые мне были совершенно не знакомы. Наконец, их танец стал таким быстрым, что я уже ничего не различала вокруг, но, в это мгновение, я почувствовала, как те же эмоции, только не из вне, а изнутри меня, начинают сплетать свой собственный хоровод. И когда они слились в таком же бешенном неузнаваемом ритме, что-то внутри меня взорвалось белым светом, и мир померк.
  
  
  Глава 2 Максим
  
  Да уж, этот день я планировал провести совсем по другому сценарию: захватить Энн и отправиться к озеру Надежды, где заранее забронировал маленький домик. Там такой сладкий воздух, что хоть ложкой ешь. Днем можно покататься на яхте, которую я, кстати, купил совсем недавно у людов, поудить рыбу, а вечером, зажарить шашлычок, посидеть у огня и вспомнить пару тройку любимых историй. Хотя нет, Энн я наверное брать не буду, иначе нарисованная мной идиллия полетит вверх тормашками, возьму лучше Гришку - сегодня мне хотелось простого человеческого общения, а слушать последние модные тенденции и претензии в свой адрес я ну никак не настроен, даже ради хорошего секса. Сегодня буду просто отдыхать.
  Так я думал, когда проснулся утром. Но тут зазвонил телефон и я понял, что сегодняшний день будет далек от нарисованной мной картины. Так и есть, звонил лорд Такиш, если полностью, то лорд-военачальник северных врат Ивар из рода Такишей. Эту должность он занял сравнительно недавно, лет пятнадцать назад, но уже заслужил уважение во всех эшелонах власти. Сам я сталкивался с ним не так часто, но мой отец его уважал, поэтому личный звонок с самого утра мог означать все что угодно.
  На самом деле армейский состав у нас не так велик. Однако, себя нужно защищать, а переходы контролировать, поэтому в Запретном городе есть несколько военных подразделений, которые контролируют различные сектора Запретного города. Я являюсь старшим офицером северных врат, а наш род, из поколения в поколение служит священной миссии защиты государства. Вообще же у каждого рода есть свое призвание, которое он несет через тысячелетия, и это не из-за традиций, просто по-другому ты не можешь. Однако, если ты чувствуешь в себе нечто другое, никто тебя неволить не станет, к тому же любой отпрыск может выбрать как родовое призвание отца, таки и родовое призвание матери. Однако, дальше по родовым линиям призвания не распространяется. Это как родовой вирус что ли, который передается от родителей детям, но не от бабушек и дедушек внукам. Знаю, звучит странно, но такие уж мы есть. Уже родившись, ты чувствуешь, чему будет посвящена твоя жизнь, и с благодарностью принимаешь это. Однако, есть и те, кто чувствует в себе другое призвание отличное от родового, как лорд-целитель Марк из рода Хелеров и Раллов например. Он родился в роду торговцев, но после осознания своей внутренней миссии присоединился к целителям. Любой род сочтет за счастье принять в свои ряды нового члена и присоединить свое имя к имени новичка. Это было несколько столетий назад и больше подобного не повторялось. В нашем обществе вообще очень сильны традиции и преемственность, но, несмотря на это, мы гораздо свободнее любого человека, за пределами Запретного города.
  Мне пришлось ответить на звонок. Как я и ожидал, ничего хорошего он мне не принес.
  - Максим, боюсь, что твой выходной отменяется, поступила информация, что некий ученый Вадим Иванов, пытается растянуть пространственную материю. Разумеется, он не знает, к чему могут привести подобные опыты, поэтому тебе нужно его стереть. Сам понимаешь, другого выхода нет. Подробная информация уже на твоем компьютере.
  Вот черт, я уже полгода не брал выходных и тут на тебе.
  - Будет исполнено лорд-военочальник. А связные кто?
  - Серж и Габи, так что, можно сказать, я тебе заодно и встречу старых друзей устроил. Ладно, выполняй.
  - Есть выполнять.
  После такого приказа я, малость приуныл. Нет, я люблю свою работу. Но стирание людской памяти, это слишком кропотливая работа, требующая полной сосредоточенности. Можно конечно и абы как сделать, только на кону ведь не банка варенья, а человеческая жизнь и судьба. Вот, например, тебе надо стереть мысли и образы, которые посетили человека за последние пару часов, тогда это пара пустяков, никаких последствий для его жизни подобная манипуляция иметь не будет, а вот если нужно стереть мысль, которая посетила его, скажем, пару лет назад, то все не так просто. Он обдумывал ее, предпринимал определенные действия, делал все возможное, чтобы мысль обрела реальные очертания, в общем, если человек жил ей, этой мыслью, тогда все гораздо, гораздо сложнее. Нужно быть настоящим профи, чтобы, при подобном стирании, не навредить человеку, не лишить его смысла существования и, просто, разума. А еще очень важно не стереть случайно какие-то межличностные связи. Вот, например, у нашего стираемого была подруга Наташа, он любил ее, собирался жениться, а мы эту связь стерли. Все, никакой свадьбы, семьи, детей у них уже не будет. Получается, что так ненароком, можно стереть целую возможную жизнь и поломать судьбы двух, возможно очень даже хороших, людей.
  Ну да ладно, вот что интересно, Такиш прекрасно знает, что я не люблю такие дела, профи в этой сфере у нас Лола. Видимо он не хочет, чтобы об этом открытии узнала общественность, ведь все знают, что Лола та еще болтушка, а зачем ему паника среди населения? Ведь именно благодаря исследованиям связанным с пространственной материей и был создан Запретный город, этакая мини вселенная. И если еще раз вмешаться в структуру вселенной, это может привести к фатальным последствиям для всего человечества. Об этом знает любой человек, именно человек, а не люд.
  Просматривая на своем компьютере предоставленную мне информацию, я понял, что Такиш, видимо, хочет провернуть все по-тихому, зачем раздувать из мухи слона, если нам еще не известно на какой стадии исследований находится горе-ученый. Я всегда считал людовских ученых кем то, вроде обезьян с гранатой, ну да ничего не попишешь, приходится гранату отбирать, и, образно выражаясь, давать взамен игрушку.
  Все еще думая о предстоящем задании я умылся и оделся в людовскую одежду, кстати, ничего против не имею, она мне даже нравится. Особенно удобными мне кажутся джинсы, жаль, что они не в моде в Запретном городе. Завтракал я особенно долго, против обыкновения даже поджарил себе амлет. Обычно же я обхожусь простыми бутербродами с кофе. Утренний же всплеск кулинарной активности у меня случается, когда я что-то оттягиваю, но завтрак вечно длиться не может. Поэтому я проверил, какая погода на той стороне и решил надеть пальто. После этого я включил передатчик и переместился к границе Запретного города. Вот еще одно преимущество нашей мини вселенной. Здесь немного другие законы физики, что дало нашим ученым возможность создания пространственных тоннелей перемещения. А вот преимущества моей должности, как-никак я страж первого уровня северных врат, дали мне возможности подвести такой пространственный тоннель к своему дому.
  Там я подошел к башне и набрал на дисплее свой личный номер. Дверь отъехала в сторону, и я вошел внутрь. Старая хранительница как всегда сидела в своем кресле и пила какой-то травяной чай.
  - Здравствуй, Максим. - Услышал я серебристый голос, совсем не свойственный людям преклонного возраста.
  - Здравствуйте, леди хранительница башни.
  - Ты прекрасно знаешь, что я ненавижу, когда меня так называют. - С раздражением ответила она.
  - Извините, леди Мора, исправлюсь. - Улыбнулся я в ответ.
  Мне всегда нравилась эта старушка. Казалось, она совершенно не изменилась со времен моего детства. Я не раз задавался вопросом: сколько же ей на самом деле лет? Но ни разу не решился его задать.
  - Я принес вам ваши любимые конфеты.
  - С вишневой начинкой?
  - Конечно, леди Мора, ведь вы любите именно такие, не так ли?
  Она довольно улыбнулась.
  - Ты всегда знаешь, чем тронуть мою старческую душу. Может, выпьешь со мной чайку?
  - Рад бы, да не могу. Работа ждет...
  - Не сильно-то ты рад этому заданию.
  - Все-то вы видите. - Грустно ухмыльнулся я.
  - Все будет хорошо, Максим. Этот день освободит тебя и подарит то, о чем ты давно мечтаешь.
  - Конечно, леди Мора. - Она всегда старалась меня подбодрить в какой-то своей манере, и я был ей за это благодарен.
  Я попрощался и поцеловал старушку в щеку. Потом посильнее запахнул пальто и шагнул за дверь на другую сторону.
  
  
  Глава 3 Операция "Обезьяна с гранатой".
  
  Вадим Иванов оказался людом двадцати семи лет от роду, умным, по-своему даже гениальным, но безалаберным в том, что касается освоения знаний. Он с охотой изучал то, что ему нравилось, и мимоходом пробегал истины, которые углубленно должен знать каждый уважающий себя ученый. Возможно, именно поэтому он так близко подобрался к тому, чтобы открыть то, что ему знать не нужно. Как я внутренне и предполагал, случай оказался сложным. Первые мысли о, так называемой, карманной вселенной или дополнительном скрытом пространстве, у него появились еще в детстве, когда мама прочла ему сказку, где упоминался волшебный саквояж, в который вмещалось все, что ни пожелаешь и при этом он оставался маленьким и легким. Эта мысль настолько его захватила, что он потом еще долго просил у нее такой же.
  Позже, та же мысль посетила его в университете. Он усиленно работал в этом направлении, перечитал всю возможную литературу, общался с преподавателями и учеными, и всегда получал ответ, что это не возможно. Мысль его настолько захватила, что он даже не замечал, какими влюбленными глазами смотрела на него сокурсница Маша Галкина, какие робкие шаги предпринимала, чтобы обратить на себя внимание. А вот я прекрасно это видел через его воспоминания.
  Вадим оказался симпатичным парнем и нравился девушкам. Иногда, он брал то, что они ему откровенно предлагали, но сердце его ни разу не дрогнуло. Маша знала или, видимо, как-то чисто по-женски догадывалась об этом, поэтому не спешила пополнять ряды его девушек, которые очень быстро переходили в разряд бывших. Всем его существом владело лишь желание создать эту саму карманную вселенную. Ему казалось, что, когда он этого добьется, у него появится признание, богатство, любовь, счастье, в общем, что именно тогда у него и начнется жизнь. То же, чем он жил все это время, он считал лишь преддверием настоящей жизни, ее серым негативом.
  Именно поэтому, он пошел работать в НИИ и все свободное время тратил на свои исследования. И именно поэтому Маша Галкина пошла работать в тоже НИИ. Она все также смотрела на него влюбленными глазами, а он видел в ней только друга, а иногда и эдакую безотказную дурочку, у которой всегда можно было одолжить денег до зарплаты или попросить задержаться допоздна на работе, чтобы помочь ему в очередном опыте. Она, видимо, об этом догадывалась, но просто напросто дорожила моментами, проведенными с ним наедине, и всегда готова была поддержать любые его изыскания.
  В общем, похоже, что бедной Машеньке суждено было стать старой девой по милости этого Вадима. А ведь она была очень даже симпатичной девушкой: небольшого роста, хрупкая, изящная. Длинные русые волосы заплетены в косу, а большие голубые глаза светятся умом и искренностью. Совсем немного ее портили большие очки, за которыми она, по-видимому, успешно прятала свою робость и стеснительность. По мне, так я вообще не знаю, куда смотрел этот Вадим! Вместо того, чтобы жить здесь и сейчас, наслаждаться любовью этой милой девушки, он тратит лучшие годы своей жизни, на то, что в конечном итоге может погубить его и весь мир. В своих исследованиях он, на самом деле, продвинулся довольно далеко, однако я не могу судить об этом с уверенность. Подобные знания были давным-давно утеряны нашим народом. Однако, я здраво рассудил, что если его не остановить сейчас, то все может закончиться довольно плачевно.
  В общем, дело действительно было не простым, и помощь моих друзей оказалась как нельзя кстати. Мы встретились с ними в небольшом уютном кафе, неподалеку от прохода в Запретный город. Я был безумно рад их видеть. После дружеских приветствий мы еще немного поболтали, и я вольно или невольно тянул время, поэтому проницательная Габи заметила:
  - Максим, я конечно понимаю, что ты ненавидишь стирать людей, но по-моему лучше пораньше с этим закончить и забыть.
  - Да, ты права, Габи. Что ж, пошли.
  - Мы уже взяли с собой аппарат, и можем сразу направиться к объекту. Я на всякий случай захватил исказитель, мало ли...- сказал Серж и потянулся за сумкой.
  - Я вот одного не пойму, - сказала Габи открывая дверь, чтобы выйти. - лорд Такиш прекрасно знает, что ты ненавидишь подобные операции. Почему он послал именно тебя, а не Лолу, например?
  - Думаю все из-за того, что он не хочет, чтобы информация о нашей миссии тут же стала известна общественности.
  - И что же этот парень такое делает, что может взволновать жителей Запретного города?
  Я посмотрел на Сержа и Габи и решил, что с ними можно было поделить. Они с самого детства были моими лучшими друзьями, именно с ними я осуществлял свои самые веселые проделки, и они меня ни разу не подвели.
  Габи увидела замешательство в моем взгляде:
  -Да ладно тебе, Максим, ты же знаешь, мы будем молчать.
  - Конечно, знаю, Габи, извини. Просто задумался. Дело в том, что этот Иванов, возможно, подошел слишком близко к тому, чтобы разрушить эту вселенную.
  - Этот как же? - лицо Сержа выражало явное недоумение.
  - Он проводит опыты с пространственной материей.
  Ребята замолчали. Так в задумчивости мы и добрались до НИИ, где работал наш ученый. Молчание нарушила Габи. Она как всегда ответила за двоих:
  - Что ж, тогда нужно сделать все возможное, чтобы этот ученый забыл свою безумную идею. И мы тебе в этом поможем. - и она задорно мне подмигнула, а Серж, как всегда, уставился на нее с обожанием.
  Ох уж эти влюбленные! Они знали, что всегда будут вместе, уже в первый раз как посмотрели друг другу в глаза. Есть у нашего народа такая психоэмоциональная особенность - находить свою вторую половину просто встретившись взглядом. В этот момент между двумя людьми происходит что-то, что, мне лично, очень напоминает волшебство. Они уже не могут жить друг без друга, они начинают притягиваться как два разно полярных магнита, их чувства переплетаются на столько, что иногда, чтобы пообщаться, им даже не нужно произносить слов, они дополняют друг друга, дают друг другу то, в чем каждый из них нуждается. Таким образом, они как бы превращаются в единое существо, забери одного - и погибнут оба. Именно у людей с такими связями и могут родиться дети. Да, у нас с этим не все так просто. Ты, конечно, можешь встречаться и спать с кем угодно, но детей у вас быть не может. Есть, конечно, исключения, когда между людьми зарождается сильная симпатия, которая может привести к созданию семьи и рождению ребенка. Однако, здесь уже никто не даст гарантию, что эти двое проживут вместе всю свою жизнь, очень часто такие пары распадаются. Да и, стоит отметить, что детей у таких пар не появлялось уже лет сто, а то и больше. Это, то есть в целом рождение детей, в Запретном городе произведено в ранг величайшей проблемы, однако от этого влюбленных и новорожденных больше не становится. Нам все сложнее найти свою вторую половину и большинство проживают свою жизнь, так и не постигнув этого чувства.
  Я же считаю, что все это чушь собачья, ведь я же испытывал в своей, уже довольно долгой жизни, и симпатию и влюбленность, конечно, все это быстро проходило, но говорить, что я вообще этого был лишен, нельзя! Вот сейчас я, например, встречаюсь с Энн. Такой умницы и красавицы я еще не встречал, конечно, бывает всякое... Но мне очень часто бывает с ней хорошо, и я даже чувствую к ней нежность и привязанность. Разве этого не должно быть достаточно для счастья? Люды ведь по большей части так и живут, а некоторые руководствуются и совершенно иными соображениями для создания семьи, и ничего, никто еще от этого не умер!
   Но как бы я себя не убеждал в этом, внутренний голос мне нашептывал другое. Именно поэтому я так любил Сержа и Габи, и также отчаянно им завидовал.
  
  Пропускной пункт мы прошли без проблем, благо Серж заранее изготовил пропуски на наши имена. Лабораторию, в которой работает Вадим, мы тоже нашли быстро. Она была открыта, а он в одиночестве склонился над какой-то пробиркой. Все складывалось как нельзя лучше. Мы тихо вошли и заперли дверь изнутри. Ученый повернулся на звук и в недоумении уставился на нашу компанию. Вопрос уже был готов сорваться с его языка, когда Серж достал парализатор и активировал, приложив его к шее ученого. Мне осталось только подхватить люда и усадить на стул. Установка оборудования заняла некоторое время, которые мы потратили на обыск помещения в поисках записей, связанных с материей.
  - Записей совсем немного, - констатировала Габи.
  - Видимо он держит их дома, значит, придется нам и туда наведаться
  - Более полную информацию мы сейчас выудим из его головы. У меня уже все готово. - Сказал Серж, делая пригласительный жест рукой. - Операция "Обезьяна с гранатой" начинается.
  Мы приладили датчики к его голове, затылку и позвоночнику. Для этого пришлось Вадима раздеть и обмазать места соединения специальным составом, который гарантировал, что органическая основа датчика удачно проникнет в организм люда. В целом, это процедура безболезненная, но некоторые неприятные ощущения все же присутствуют. Поэтому применение парализатора во многом упрощало нашу работу: никаких лишних движение и звуков. Итак, процесс прочтения начался.
  Всегда удивлялся узколобости некоторых индивидуумов. У Вадима было все, чтобы стать счастливым не в каком-то необозримом будущем, а здесь и сейчас. Он же сам себе ставил для этого какие-то препятствия и заслоны. Я поделился с друзьями всей информацией, которую выудил из памяти ученого, а так же своими умозаключениями:
  - Дело в том, что если я начну стирать у него все воспоминания, связанные с материей, то он может сойти с ума. Ведь он жил этой идеей буквально с детства, стерев эти воспоминания, я выбью почву у него из-под ног.
  - А если попытаться стереть его частично? То есть самую главную информацию, а остальное оставить?
  - Частичное стирание некоторых фрагментов конечно попробовать можно, только скорее всего это вообще собьет его с толку и эффект получится похуже, чем от полного стирания. Я уже как-то видел такое, еще в начале своей службы, когда старший по званию решил таким образом подкорректировать воспоминания одного парня, там тоже был сложный случай. Он подтер там и сям, и, казалось, неплохо справился. После этого офицер ушел, а я остался посмотреть как парень аклимается. Лучше бы я ушел, пока у меня была такая возможность. Парень очнулся и стал озираться по сторонам дикими глазами, потом он встал и пошел к выходу, как бы невзначай, я спросил его о какой-то ерунде. Он хотел ответить, даже открыл для этого рот, только у него ничего не выходило. Он судорожно искал ответ в своей памяти и находил его, только недостающие пазлы мозаики сбивали его с толку. Он пытался ответить на вопрос, но ответы застревали у него в горле, потому что он перестал быть в чем-либо уверенным. Я думаю, именно так начинают сходить с ума.
  - И что ты сделал? - спросила Габи после короткого молчания.
  - Я? Ушел. Я уже ничем не мог ему помочь... Именно тогда я впервые по-настоящему понял, что такое нести ответственность за свои поступки.
  - Но ведь это не ты его таким сделал!
  - Да, но на месте старшего офицера тогда мог оказаться и я. А я, наверное, поступил бы так же, как и он. Тогда это казалось вполне реальным решением проблемы.
  - Теперь ясно почему ты так не любишь подобные задания. - пробормотала Габи. - Почему ты нам раньше ничего не рассказывал?
  Я опустил глаза и ответил:
   - Это не те воспоминания, которыми следует гордиться.
  Она тоже опустила глаза, и мы все втроем долго молчали. Внезапно Габи подскочила на месте и спросила у Сержа:
  - Сережа, ты говорил сегодня, что взял с собой исказитель...
  - Ну да. Но, Габи, ведь исказитель может лишь исказить только те чувства и эмоции, которые уже имеются у объекта, т.е. усилить или уменьшить их, он не может создать новые, полностью стереть старые или вложить в память то, чего не было.
  - Я знаю, только этого не нужно.- она загадочно улыбнулась и произнесла, - Мы будем менять у нашего Вадима приоритеты, отношение к жизни.
  - Но как?
  - Мы заставим его полюбить.
  Габи коротко изложила нам свой план. Мне бы такое никогда не пришло в голову! И я знал почему - такое может придумать только тот, кто сам испытал это чувство. В это мгновение ощущение собственной неполноты стало особенно острым, но я быстро взял себя в руки, нужно было действовать, мы и так потратили кучу времени впустую.
  План Габи был прост и гениален одновременно. Нужно было стереть лишь последние несколько дней жизни, потому что именно в это время он, как мне кажется, прикоснулся к опасным материям. Мы, конечно, понимали, что если он додумался до этого тогда, то может повторить свое достижение и завтра. Поэтому она придумала переключить его эмоциональное и душевное напряжение на другой объект, на любовь. Кандидатура даже не обсуждалась. Конечно же, это Машенька. Таким образом, мы могли не просто предотвратить катастрофу, а подарить счастье двум людям. Для этого нужно было при помощи исказителя найти в памяти Вадима струны, отвечающие за симпатию, нежность и, наконец, любовь к этой девушке. Все это у него нашлось, мы многократно усилили зачатки этих чувств и максимально снизили его интерес к деятельности, связанной с пространственной материей как в детстве, так и на более поздних этапах. Таким образом, очнувшись, он практически все будет помнить, ну кроме последних дней, и поймет, что то, чем он занимался, кажется ему уже совершенно не интересным и бесперспективным. А встретив коллегу Машу, ощутит такую бурю эмоций, что отругает себя последними словами, за то, что столько лет был таким слепцом и не замечал счастья, которое все это время было рядом.
  Признаюсь, я давно не получал такого удовлетворения от работы, у меня как будто камень с души свалился. Как жаль, что тогда, много лет назад, со мной не было Габи и Сержа, тогда все могло бы произойти иначе.
  Осталось только наведаться к нему домой и подчистить кое-какие бумаги, благо жил он совсем рядом. Это не заняло много времени. В таком приподнятом настроении мы и поспешили в то самое уютное кафе, в котором пили утром кофе. Казалось, что это было уже много дней назад. Войдя, мы обнаружили, что все столики заняты и нас попросили подождать на улице. Конечно, было, малость, неприятно, но сегодня ни это, ни усиливающийся на улице дождь просто не могли испортить моего настроения. Мы решили поискать другое место, и я бодро толкнул дверь кафе, намереваясь пропустить Габи вперед.
  В этот момент я ощутил удар и понял, что ненароком сбил того кто стоял с той стороны двери. Я тут же выбежал на улицу, в надежде, что с человеком ничего страшного не произошло, ну и извиниться, конечно, не мешало. Я увидел девушку, которая ухватилась за лоб и качается так, что кажется, будто она сейчас упадет прямо в лужу. Да уж, удар, видимо, пришелся довольно сильный. Я ухватил ее за локти, стараясь поддержать в вертикальном положении, и стал говорить что-то напоминающее извинения, однако в этот момент она открыла глаза и посмотрела прямо на меня.
  В этот миг я понял, что никогда еще по настоящему не жил, никогда так остро не чувствовал и даже не понимал на сколько был одинок. Меня как будто втянуло в водоворот таких ощущений и переживаний, которые я никогда не испытывал или испытывал, но то были лишь бледные тени того, что обрушилось на меня сейчас. Темный шоколад ее глаз проникал в мои вены, заставлял кровь бурлить так неистово, что, казалось, я сейчас не выдержу и распадусь на сотни кусочков. В это мгновение весь мир перестал хоть что-то значить для меня и в то же время только сейчас я понял всю красоту того, что в нем есть. Я понял, что держу в своих руках не просто девушку, я держу собственную жизнь, все счастье и любовь на которую только был способен. Я не верил этому, но это было так. Я смотрел на нее и понимание того, что только что свершилось, наполняло меня таким неистовым восторгом, что я совсем забыл подумать о том, что же в это мгновение думает и чувствует она.
   А она просто закрыла глаза и упала мне на руки без чувств.
  
  
  Глава 4 Заговор теней.
  
  - Господин, все подготовительные мероприятия уже практически закончены. - Голос ученого дрожал от сдерживаемой гордости и радости. - Сорок лет нашего кропотливого труда не прошли даром! Скажите, когда мы, наконец, сможем свершить это чудо и создать еще одну новый мир?!
  Мужчина смотрел на него и думал: "Денис, какой же ты дурак! Надеюсь, нам не придется совершать это "чудо", но, к сожалению, ты мне еще нужен, поэтому пока живи."
  - Конечно, мы это сделаем! И мир содрогнется от великой мощи твоего ума! Только древние имели знания, чтобы совершить такое, а ты смог разгадать их секрет и заглянуть в самую глубь мироздания! - "Как же мне надоело нести эту чушь! Однако, он действительно умен, и пока мне нужен."
  - Господин, но мне нужно знать, сколько еще времени мне нужно сдерживать этот процесс, ведь все уже готово к заключительной фазе!
  Ему уже надоело, что ученый постоянно называет его господином, но лучше так, чем по имени, ведь он сам на этом настоял.
  - Денис, мне потребуется еще как минимум несколько месяцев. Поэтому остынь и отдохни, ты и так слишком много работаешь.
  Ученый заметно погрустнел, но он знал, что нужно довериться своему господину, потому что истинный слуга всегда так поступает.
  - Хорошо, господин.
  "А я не зря потратил кучу времени на то, чтобы сделать его ручным. Трудно было совместить в нем одновременно и жажду признания его гения и раболепное служение. Но без его жажды признания он никогда бы не совершил то, что я от него хотел, а без рабского повиновения я бы не смог его контролировать. Общаться с ним, конечно, стало совершенно не возможно, потому что пришлось нивелировать многие другие значимые чувства, ну да ничего не поделаешь, эти издержки я как-нибудь переживу. Однако, он прав, сколько еще мне ждать? Этот старик все никак не окочурится, хотя давно бы уже пора. Если бы я мог, то давно бы уже поспособствовал этому процессу. Но Императора охраняют слишком хорошо. Даже я вряд ли смогу что-то сделать так, чтобы никто ни о чем не догадался... Пока не могу, поэтому остается только ждать. Но я умею ждать, осталось не долго, я чувствую. А пока можно просчитать еще один ход."
  
  
  Глава 5 Пробуждение
  
  Я плыла по волнам так долго, что уже забыла счет времени. Они ласково обнимали меня и несли в какие-то манящие дали. Было так хорошо, что хотелось плыть вечно. Ощущения счастья, покоя, любви, достигнутой цели переполняли меня. Внезапно, в дали, я увидела берег. Там кто-то стоял и ждал меня. Я знала, что тот, кто стоит на берегу это моя судьба, моя жизнь. Чем ближе я подплывала, тем отчетливее становилось это ощущение. Я уже готова была бежать к нему по волнам, как внутри меня стало нарастать беспокойство, мысли, которые одолевали меня всю мою жизнь, закружились хороводом. "Ты уверена, что это он? А вдруг он сделает тебе больно? А вдруг ты сделаешь ему больно? А может это все пустое? Ты так старательно пряталась от таких чувств, неужели снова? Твое сердце выдержит очередное разочарование?" Эти и многие другие сомнения обступили меня плотной стеной, не давая плыть дальше. Я уже совсем сдалась, когда услышала его голос. Он звал меня:
  - Алиса... Алиса... Алиса...
  Волны вновь обняли меня потоками любви, и я поняла: лучше я сто раз разобью свое сердце, чем упущу один единственный шанс поверить другому человеку и стать счастливой. Ни одно решение, принятое мной ранее, не приносило такой отчетливой уверенности в правильности сделанного мной выбора. Я уже доставала ногами дна и поэтому побежала, рассекая волны руками навстречу тому, кто станет моей судьбой. В тот момент, когда наши руки встретились, я открыла глаза.
  На меня с беспокойством смотрели те самые голубые глаза, которые я видела много часов или дней назад, еще до своего волшебного плавания и те же, к которым я только что так быстро бежала.
  -Алиса, ты меня слышишь? С тобой все в порядке?
  В этот момент я огляделась и поняла, что лежу в уютной нише на небольшом диванчике в каком-то, судя по всему, ресторане. Потом я вспомнила свои последние воспоминания про глаза, волны, чувства и поняла, что я совсем, совсем не в порядке.
  - Кажется, нет.
  - Тебе что-то болит? Как твой лоб?
  Больше всего меня удивило, что эти вопросы задет мне тот парень из сна, я протянула к нему руку и дотронулась до лица, потом провела кончиками пальцев по щеке. Нет, кажется это не сон, хотя...
  - Ущипни меня.
  - Что? Зачем? - лицо парня вытянулось в изумлении.
  - Просто сознание играет со мной злую шутку. Кажется, я никак не могу проснуться.
  Он накрыл мою руку, которая все также оставалась на его лице, своей, и наклонился, чтобы поцеловать. Я уже ощутила его дыхание на своих губах, и бешенный стук собственного сердца, когда раздался мелодичный голос:
  - Максим, разве ты не видишь, она еще не до конца пришла в себя. Дай ей немного времени. Ты же понимаешь, что она еще ничего не знает и вряд ли разобралась в том, что с ней произошло.
  Я повернулась на голос и увидела молодую, очень привлекательную девушку, ее светлые волосы были заколоты на затылке, фиалковые глаза глядели нежно и понимающе, а пухлые губы улыбались какой-то застенчивой улыбкой. Я засмотрелась на это прекрасное видение и не сразу заметила, что рядом с ней сидит еще один молодой человек. Приглядевшись, я поняла, что он очень похож на синеглазого, только глаза у него были зелеными и рот чуточку мягче, не такой жесткий, ну и, конечно, волосы: темные, вьющиеся, до плеч. У синеглазого они были чуть светлее и стрижены совсем коротко. Те же широкие плечи, прямой нос, скулы, волевой подбородок. Похоже, сознание опять играло со мной в глупые игры.
  - Здравствуйте, заказывать будем? - Вопрос задал подошедший в это время официант.
  Я вздрогнула и, наконец, ощутила, что не сплю, а все происходящее самая что ни есть настоящая реальность. Я, наконец, огляделась по настоящему и поняла, что лежу в каком-то не знакомом месте в компании трех не знакомых людей, которые говорят совершенно странные вещи. Что самое дикое, так это то, что я даже не подозреваю, как сюда попала, а этот синеглазый только что пытался меня поцеловать и до сих пор находится в какой-то двусмысленной позе! Я уперлась ему в грудь двумя руками и попыталась оттолкнуть. Только этого не потребовалось, когда он увидел мои наполненные ужасом глаза, он сам отодвинулся на почтительное расстояние.
  - Что происходит? Как я здесь оказалось? Кто вы такие? - Еще миллион вопросов уже готовы были сорваться с моих губ, но я во время опомнилась и решила сначала услышать ответы на самые главные.
  - Все случилось по чистой случайности. Мы выходили из кафе и Максим, кажется, слишком сильно толкнул дверь, за который в этот момент оказалась ты. Дверь сильно ударила тебя по голове, и ты потеряла сознание. - Довольно правдиво ответила девушка.
  Я дотронулась до своего лба, там действительно была огромная шишка, которая уже давала о себе знать ноющей болью.
  - Нет, не так. Вернее, почти так. Я действительно помню, что сильно ударилась, даже искры из глаз посыпались, потом кто-то подхватил меня за локти, потом я увидела его, его глаза,- тут я немного покраснела, - а потом я , видимо, действительно потеря сознание, потому что мне снился сон, какой-то странный сон.- С каждым словом мой голос становился все тише, потому что до меня начинало доходить, как это странно звучит со стороны. В это время я заметила как парень, который сидел с девушкой, знаком отпустил официанта, потому что тот явно слишком сильно заинтересовался нашей беседой.
  - Наверное, это был запоздалый обморок, возможно сотрясение мозга.- Предположил, как я позже узнала, Серж.
  - Тогда почему вы отнесли меня сюда, а не вызвали скорую или сами не отвезли в больницу?
  Все трое как-то странно переглянулись, и синеглазый, я уже поняла из разговора, что его зовут Максим, но называть его синеглазым мне нравилось гораздо больше, ответил:
  - Потому, Алиса, что, скорее всего, у тебя было не сотрясение, - видно было, что он с трудом подбирает слова,- скорее всего твоему сознанию нужен был отдых, чтобы осмыслить, как бы это сказать, случившееся.
   Мои брови поползли вверх. Более туманного ответа было сложно придумать.
  -Я, конечно, все понимаю, но если вы думаете, что моему сознанию нужно было отключиться, чтобы осмыслить, что кто-то сильно двинул меня дверью по лбу, то это уж слишком!
  - Я не это хотел сказать. - Видно было, что синеглазый отчаянно пытается подобрать слова. Но мне его жалко не было, я желала знать правду.
  - Алиса, похоже, что твой разум, таким образом, давал тебе время адаптироваться к новым чувствам и ощущениям. - ответила за него девушка.
  - К каким таким ощущениям? - мне казалось, что либо я туго соображаю, либо надо мной очень нехорошо шутят.- И откуда вам известно мое имя?
  - Извини, но нам пришлось заглянуть в твой паспорт, все-таки, ты упала в обморок, и нам нужно было хоть что-то знать о твоей личности.
  Я на всякий случай нащупала сумочку. Она была прямо под моей рукой. Девушка заметила мое движение и сказала:
  - Все твои вещи на месте, не беспокойся. - И тут же сменила тему. - Ты говорила, тебе снился сон, расскажи нам о нем.
  Я вспомнила, какой любовью воспылала во сне к синеглазому и покраснела. Не хватало им еще знать такие подробности. Тем более у меня уже случались такие сны, когда мне казалось, что я безумно в кого-то влюблена, а когда я просыпалась, то оказывалось, что этот парень из сна мне действительно очень дорог, а тот же парень из реальной жизни мне даже не нравится. Видимо, мое подсознание показывало таким образом, чего в моей жизни действительно не хватает. Но я научилась игнорировать подобные сновидения, нечего им лезть в мою жизнь.
  - Ничего особенного. Извините, мне нужно в туалет.- Я вдруг поняла, что мне ужасно хочется побыть одной и хоть немного привести чувства в порядок, а еще скрыться, наконец, от трех пар глаз, которые неотрывно за мной наблюдали.
  - Может тебя проводить?- спросил синеглазый.
  - Нет, нет, спасибо, я в порядке.
  Мне пришлось прошествовать через весь зал, прежде, чем я увидела искомую дверь. "Фу, наконец, я одна". - На меня из зеркала смотрела девушка, в которой я опознала себя только по прошествии некоторого времени: глаза лихорадочно блестели, яркий румянец заливал щеки, а волосы торчали в разные стороны, видимо резинка где-то безвозвратно потерялась.
  "Итак, подведем итоги. С утра я обожгла ногу, кстати, болит до сих пор, потом чуть отбилась от пьяниц, меня с ног до головы окатили грязью, я забыла рукопись, впала какую-то совершенно непонятную истерику и, наконец, получила удар по лбу и упала в обморок. Чудненько, день прошел не зря.
  Так, теперь подумаем, что я здесь делаю и что мне делать с моими спутниками. Похоже, у них какое-то странное представление о причинах моего обморока, но, как ни странно, голова не болит, кроме шишки конечно, не кружится, меня не мутит, зрачки одинакового размера и, похоже, у меня действительно нет сотрясения. Тогда откуда такой мондраж? У меня внутри все прямо дребезжало и попеременно хотелось то плакать, то смеяться. Видимо сегодня, все мои чувства и эмоции со мной свершено не в ладу. И этот сон... Все было бы в полном порядке, если бы очнувшись я не увидела этого типа прямо перед собой, а то чуть не поцеловалась с совершенно не знакомым мужчиной! Ужас какой-то! И что еще хуже, я кажется и сейчас не против его поцеловать. Так, стоп, стоп, стоп. Я не знаю кто они такие, я не знаю с какой целью они меня сюда приволокли, вместо того, чтобы как нормальные люди вызвать скорую, к тому же они такие странные, что, пожалуй, нужно держаться от них подальше. А может взять и потихонечку смыться? Нет, это слишком малодушно, да и не красиво будет, надо их хотя бы поблагодарить, ведь не бросили же они меня без сознания на улице. В наше время это для некоторых целый подвиг."
  Когда я подошла к столику, беседа тут же прекратилась. Синеглазый заговорил первым:
  - Я думал, что ты уже решила уйти не попрощавшись,- и как-то странно посмотрел на меня.
  - Ну, если честно, то такие мысли меня посещали, но я решила, что вас, все-таки, нужно поблагодарить, ведь вы не бросили меня без сознания под дождем. Так что большое вам спасибо, но мне уже пора.
  - В общем-то, не за что, ведь это была моя вина.
  Повисла неловкая пауза.
  - Слушай, а может, все-таки, поедим, это, кстати, очень хороший ресторан, и я знаю тут пару замечательных блюд, которые ты просто обязана попробовать,- сказала с улыбкой красавица.
  - Я сегодня всех угощаю. - Тут же заявил синеглазый.
  Я задумалась, но мой желудок заурчал так, что услышали даже мои соседи, поэтому мы все дружно рассмеялись и расселись за столом.
  На удивление, ужин прошел чудесно. В ходе беседы мы очень быстро раззнакомились, и я не помню, когда в последний раз мне было так комфортно в чьем либо обществе. Габи оказалась душой компании, мы быстро нашли с ней общий язык и трещали буквально обо всем на свете. Мужчинам оставалось только слушать и вставлять шутливые замечания. Когда ужин подошел к концу, нам всем казалось, что мы знакомы уже как минимум лет сто, поэтому, прощаясь, обменялись телефонами и договорились встретиться в самом ближайшем будущем. Честно, говоря, я сама не ожидала, что смогу так быстро сдружиться с людьми, которых совершенно не знала, даже побаивалась и от которых совсем недавно хотела сбежать. Да и вообще просто была рада, что этот странный день закончился так хорошо. Хотя нет, день еще не закончился...
  - Алиса, ты не будешь против, если я отвезу тебя домой?- спросил Максим, самым обыденны тоном на который был способен, после того, как ужин подошел к концу. Увидев, сомнение в моих глазах он добавил. - Как главный виновник происшествия, я просто обязан это сделать!
  Я немного поколебалась, но поняла, что действительно не буду против этого, хотя и знаю его каких-то пару часов.
  - Хорошо, но имей ввиду, что добираться мне довольно далеко, а пробки в Москве сейчас не шуточные.
  -Ну, самое меньшее, что меня сейчас пугает, так это пробки.
  Сказано это было тихо и даже как будто не для меня. Поэтому, мысли о том, что же его тогда сейчас пугает, закружились в мое голове как осенние листья, поднятые порывом ветра. Не ужели я? Но никаких подтверждений своих догадок я на его лице не прочла, наверное, он имел ввиду что-то другое.
  - Ну что ж, пора прощаться. Рада была со всеми вами познакомиться. - Искренне сказала я, после того, как мы вышли в сумрак улицы.
  - И мы были рады с тобой познакомиться, Алиса. Надеемся, в скором времени мы снова увидимся. - В голосе Габи тоже звучала неподдельная искренность.
  - Ладно, ребята, мы поехали. Пока. - Сказал Максим, а я помахала им рукой.
  Мы нашли припаркованный неподалеку джип, и я с удовольствием плюхнулась на переднее сидение и пристегнулась. Водил он просто замечательно: уверенно и плавно. Однако расслабиться я просто не могла. Напряжение, которое совершенно не ощущалось между нами в обществе его друзей, сейчас накатило так, что даже легкая приятная музыка из динамиков не могла его ослабить. Между нами как будто бежали разряды тока, казалось, одно не верное движение и все сейчас взорвется. Молчание затягивалось, но никто из нас не решался его прервать. Наконец я не выдержала и сказала первое, что пришло на ум:
  - А вы с Сержем, случайно, не родственники? Вы так похожи, что я даже вначале подумала, что еще в обмороке, и сознание играет со мной злые шутки.
   Максим усмехнулся и ответил:
  - Да, он мой младший брат. Мы втроем росли вместе, так что можно сказать, что Габи для меня гораздо больше, чем невестка и друг, она мне как сестра.
  - А давно они поженились? Кажется, что совсем недавно. Это, наверное, одна из тех историй, когда лучшие друзья наконец влюбляются друг в друга.
  - Нет, - усмехнулся он, - все совсем не так. Габи и Серж женаты уже довольно давно, а о том, что они будут вместе, знали с самой первой встречи, кок только посмотрели друг другу в глаза. - Он так тихо произнес последнюю фразу, что мне даже пришлось немного нагнуться, чтобы все расслышать.
  Следующее мгновение продлилось считанные секунды, но ошеломило настолько, что мне понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя: он повернул голову и посмотрел мне в глаза. Это было похоже на гипноз, казалось, вся моя жизнь сосредоточилась в его взгляде, кровь в венах забурлила. Затем он опустил взгляд на мои губы, и я перестала дышать. Гудок автомобиля заставил нас подпрыгнуть. Оказывается, мы стояли на перекрестке, а нетерпеливые водители, таким образом, подгоняли нас ехать на зеленый свет. До самого дома мы ехали в молчании, а я пыталась осмыслить, что же со мной происходит. То, что такого я еще не испытывала ранее казалось мне очевидным, но как к этому относиться я еще не решила.
  Когда мы подъехали к моему дому, мотор затих, и в салоне повисла звенящая тишина, мое сердце забилось с такой силой, что казалось, будто его должен слышать весь квартал. Стараясь избегать его взгляда, а вернее того действия, которое он на меня оказывает, я наконец выдавила из себя слова прощания и, как всегда происходит в тех случаях, когда я смущаюсь и не знаю, что сказать, начала нести всякую чушь:
  - Максим, большое спасибо, я бы еще долго добиралась до дома, если бы не ты. А день у меня сегодня такой "удачный", что точно бы что-нибудь по дороге забыла, или меня окатили бы грязью с ног до головы или, еще лучше, опять напоролась бы на каких-нибудь пьяниц и пришлось бы применять свой фирменный удар локтем под дых. А может и того лучше: кто-нибудь опять заехал бы мне по лбу и пришлось бы собирать искры, высыпавшиеся у меня из глаз. - Я нервно хихикнула и подумала, что я полная дура. - Н-да, ну ладно, я пойду.
  Я еще раз коротко взглянула в его сторону и собралась выходить. Но застыла на месте, удивленная реакция моего спутника на глупую болтовню. Он как то странно медленно повернул голову, лицо превратилось в маску, а глаза так потемнели, что стали темно фиолетовыми. Честно говоря, я перепугалась не на шутку, а он произнес только одно слово, и то, как я подозреваю, с трудом:
  - Рассказывай.
  Каким-то внутренним чутьем я поняла, что он хочет услышать о том, что произошло между мной и теми мужчинами из метро. Позже, подобное знание показалось мне иррациональным, ведь я много чего тогда ему наговорила. Но в тот момент я выложила ему все события сегодняшнего дня, стараясь свести все к шутке и подчеркнуть, что со смой такое случается крайне редко. Все это время он сидел глядя вперед себя и не проронил ни слова. Когда я закончила свой рассказ, то еще раз поблагодарила его за все и собралась уходить.
  - Я тебя провожу.
  - Куда? - не поняла я. - Мы же уже приехали?
  - До квартиры. - Сказал он тем же ровным тоном.
  "Не может быть. И этот туда же, пару часов знакомы, а уже домой набивается." - Подумалось мне. Он увидел выражение моего лица и, видимо, без труда прочел все, что я думаю. Синеглазый, после моего рассказа его глаза, слава Богу, приняли прежний цвет, тяжело вздохнул и сказал:
  - Алиса, поверь, я не собираюсь набиваться к тебе на чай или кофе, просто этот неудачный для тебя день еще не закончился и я хочу убедиться, что он закончится благополучно.
  Я не стала спорить, тем более, что подобная забота была мне даже приятна, да и вряд ли он стал бы слушать мои возражения. Лифт как всегда не работал, поэтому мы пошли наверх пешком. Подъем завершился вполне благополучно, и, когда мы подошли к моей двери, я повернулась к нему, чтобы еще раз поблагодарить. Это было ошибкой, потому что наши глаза снова встретились. Я вдруг остро ощутила, что в подъезде нет света, видимо соседские хулиганы опять постарались, что мы стоим рядом и что он такой высокий, сильный, опасный.. желанный. Смесь этих чувств буквально пригвоздила меня к месту, а голова стала кружиться от переполнявших меня эмоций. С ним, видимо, происходило что-то подобное, потому что он судорожно вздохнул и сцепил руки за спиной.
  - Ты завтра куда-то собираешься?
  Вопрос был довольно неожиданным, поэтому я на него ответила:
  - Да, мне нужно к десяти в издательство.
  - Я заеду за тобой к девяти. Пока. - Он резко развернулся и быстро зашагал по ступенькам.
  Обалдевшая, я зашла в квартиру. "Да, сегодня меня ожидает бессонная ночь, столько всего надо обдумать, что голова идет кругом."
  Однако, я так устала, что меня хватило только на поход в душ и на сушку волос. Хотя я бы заснула и с мокрыми, но мне страшно не хотелось проснуться с вороньим гнездом на голове, поэтому пришлось сделать над собой усилие. А потом я просто вырубилась, как только моя голова коснулась подушки.
  
  
  
  Глава 6 Выбор
  
  Всю дорогу домой я обдумывал то, что сегодня произошло. Я даже толком не помню, как миновал башню миров и видел ли леди Мору. Я вспоминал первое мгновение встречи наших глаз, когда я пережил такие эмоции, о существовании которых даже не подозревал. Заново переживал те неповторимые ощущения, когда она оказалась у меня на руках, и я мог ею любоваться, не боясь напугать своим излишним вниманием, а когда она чуть было не ответила на мой поцелуй... А та атмосфера, которая возникла между нами в машине? Казалось, сам воздух между нами был наэлектризован!
  Потом я вспоминал ту душераздирающую ненависть, которую я испытал к тем мужланам, которые посмели ее напугать, и сильнейший страх за нее саму. Что если бы та встреча с пьяными закончилась не так удачно, если бы с ней что-то случилось, если бы она не оказалась такой находчивой, смелой, если бы их грязные руки прикоснулись к ней! В общем, куча всяких если, которые приводили меня в бешенство при одном только воспоминании о ее рассказе! Только то, что она сидела тогда рядом со мной целая и невредимая, смогло меня хоть как-то успокоить. В тот момент мне казалось, что опасность поджидает ее за каждым углом, поэтому я решил проводить ее прямо до двери. А впредь дал себе зарок, что постараюсь сделать все, чтобы она передвигалась под охраной. Это, конечно, не так просто как кажется, но я что-нибудь придумаю.
  Однако, я не учел каким испытанием окажется для меня простое провожание до двери! На ее лестничной клетке не было света, что я сразу про себя отметил и решил исправить при первой же возможности, и я особенно остро ощущал ее присутствие, запах волос, хрупкость плеч, а когда она взглянула мне в глаза, мысли в голове перепутались настолько, что я с трудом соображал. Меня с головой захлестнули эмоции такой силы, что мне стоило огромного труда себя контролировать. Поэтому я распрощался с ней как можно быстрей, не забыв, правда, назначить на завтра встречу, и как в бреду спустился по лестнице, стараясь не бежать, и до боли стискивал за спиной пальцы, только чтобы не схватить ее в охапку и не натворить глупостей прямо там, на лестничной клетке.
   Все то время, пока Алиса была в обмороке Серж и Габи объясняли мне, что теперь мне нужно будет научиться контролировать бешенную бурю эмоций, которую вызывает у меня это девушка. Очень просто забыться и начать проявлять свои, мягко говоря, сильные эмоции. Однако существовала одна очень серьезная проблема: Алиса не имеет понятия, что с ней, с нами происходит. Поэтому Габи мне твердила как заведенная, что я не должен торопиться и дать ей немного времени, чтобы что-то для себя понять и решить, иначе она примет нас всех за психов, и ни какая взаимная тяга не заставит ее выслушать меня и принять происходящее как должное.
  Существовала еще одна проблема, которая беспокоила меня не меньше, однако с ее решением пока можно было и повременить: как воспримет наше общество подобный союз? Надо сказать, несмотря на всю широту взглядов моего народа, мы многие века считали людов ниже себя во всех отношениях, и пока подобная любовь была не возможна, все стояло на своих местах. Теперь же для многих мир перевернется, ведь тогда получается, что люды приблизились к нам по степени развития психоэмоциональных и интеллектуальных ресурсов. А это настоящая революция, которой у нас не было многие тысячелетия. Я почти вижу, какие бурные дебаты нас всех ждут, и то, как не однозначно воспримет нашу любовь общество. Главное, конечно, чтобы эта любовь была нашей, а не сугубо моей. Хотя, я совершенно не представляю, что будет, если она не ответит на мои чувства? Смогу ли я тогда оставить ее в покое и жить как жил до этого? Хотя, тут, видимо, нужно ставить вопрос по-другому: Смогу ли я жить вообще?
  Нет, сейчас я об этом думать не буду, иначе моя голова разлетится на части. Пока стоит сосредоточиться на другом: мне нужно написать рапорт о выполненном задании. Да уж, такое впечатление, что все это было как минимум год назад, о то и в прошлой жизни. Ну, в общем, так оно и было.
  
  Когда я зашел в дом, то почувствовал, что не один. Странно, сегодня я не ожидал гостей. Автоматически рука нащупала оружие. В Запретной городе было запрещено использование любого вида оружия без специального на то разрешения, ведь любая человеческая жизнь считается бесценной. Однако я был стражем первого уровня, поэтому у меня всегда при себе был модулятор силового поля. По форме я бы сравнил его с людовским пистолетом, только стреляет он не пулями, а регенерирует силовое поле, которое просто напросто отбрасывает нападающего на приличное расстояние. После такого падения отнюдь не каждый сможет быстро прийти в себя.
  - Максим, опусти оружие, не хотелось бы быть оглушенным собственным офицером. - Послышался знакомый голос.
  Я приложил руку к сенсорной панели на стене, и дом залился светом, а из динамиков полилась приятная, тихая музыка. Передо мной стоял мой начальник. Он был среднего роста, сильный и подтянутый. На приятном волевом лице светились умом карие глаза.
  - Странно вас здесь видеть лорд-военачальник. Нужно было просто послать за мной.
  - Боюсь, что нам лучше поговорить здесь. Извини, что зашел без приглашения.
  Я сделал рукой приглашающий жест, а сам начал раздеваться.
  - Располагайтесь, мой дом в вашем распоряжении. Надеюсь, вы недолго меня ожидали.
  В первое мгновение я удивился тому, что он беспрепятственно попал в мои владения, но быстро вспомнил, что все сигнализации и защитные барьеры в Запретном городе, ну или, по крайней мере, северной островной части, контролируются нашей службой. Так что нечего было удивляться, что Такиш их просто отключил.
  - Я прибыл перед твоим приходом. Мне доложили, когда ты пересек границу.
  - Я весь внимание, если вы лично пришли ко мне, значит случись что-то важное.
  - Ты прав, однако я хотел бы сначала узнать, чем закончилось твое задание.
  Последние слова он произнес, удобно усаживаясь в одно из кресел в гостиной. Я последовал его примеру, а затем кратко изложил подробности выполненного задания и пообещал передать ему все это чуть позже в пэлектронном виде.
  - Значит, он еще не приблизился в своих исследованиях на столько, чтобы стать опасным?
  - Нет, не приблизился, однако, при достаточном количестве времени и солидном денежном вливании, как мне кажется, мог бы.
  - А ты уверен, что он сам разработал эту идею, может кто-то ему посоветовал этим заняться или направлял по этому пути? - Было видно, что этот вопрос крайне интересует лорда-военачальника.
  Я еще раз взвесил в уме все, что мне стало сегодня известно, и ответил:
  - Нет, судя по всему, он сам был инициатором этих исследований, я не видел, чтобы его кто-то поддерживал в этом.
   - Что ж, и эта нить оказалась не той...
  Повисла пауза, которую я, все таки, решил прервать.
  - Лорд-военачальник, может, вы все же расскажете, что вас привело ко мне в столь не урочный час?
  Он смерил меня оценивающим взглядом:
  - Думаю, тебе можно доверять... Кто то уже довольно давно ведет исследования, связанные с пространственной материей. И сейчас, по всем признакам, этот кто-то уже заканчивает подготовку к созданию еще одной мини вселенной. Как ты знаешь, это приведет к гибели мира людов, как это отразится на нас не возможно даже представить.
  - И как давно идет подготовка?
  - Достаточно долго, чтобы полюса Земли начали изменяться. Мы заметили первые подвижки лет тридцать назад, но сначала не придали этому значения, природа может изменяться и без нашего влияния.
  Меня пробрал холод от таких новостей.
  - А магнитные полюса?
  - Они тоже, и еще много признаков, которые уже давно отслеживают наши ученые. Изменения идут практически так же, как при создании Запретного города.
  - Но если это так, то ваши ученые давно уже должны были обнаружить источник этих изменений по уже имеющимся данным.
  - Ты прав. Но они не могут. Дело в том, что изменения происходят почти так же, но не так. Появляются такие искажения, которых не было ранее. Все наши попытки найти источник изменений ничего не дали, каждый раз параметрический анализ уводит нас по совершенно разным координатам.
  - Заговор теней какой-то. Не может быть, чтобы не было даже какой-нибудь теории! - Я был просто в недоумении от таких новостей.
  - Теория есть, - произнес он, растягивая и взвешивая каждое слово,- но если она подтвердится...
  - Что за теория? - Не выдержал я, меня уже начала раздражать его манера ходить вокруг да около.
  - Материю расширяют в Запретном городе.
  Эта новость могла бы иметь эффект разорвавшейся бомбы, если бы об этом узнали. Мои мысли начали работать с невероятной быстрой, и вывод, к которому я пришел, был не утешительным:
  - Если это произойдет здесь, то погибнет не только мир людов, Запретный город тоже изменится навсегда.
  - А если конкретнее, то все мы, скорее всего, погибнем, уцелеет лишь горстка и те, кто это затеял.
  - Но зачем, ради чего? Ведь это кто-то из людей Запретного города! Все знают чем закончились подобные опыты в прошлом, я не верю, что кто-то может желать повторить подобное!
  - Максим, ты живешь по своим представлениям, в том мире, который желаешь видеть. Запретный город уже давно не тот, каким ты его представляешь. Ты не был при дворе, и не знаешь всех интриг и сплетен. Император стар, а прямого наследника у него нет, как и императрицы тоже. Поэтому правом на трон будут обладать его племянники, потому что, как ты знаешь, его брат с сестрой погибли сорок лет назад от несчастного случая. Станислав оставил после себя Васса, который на первый взгляд в престолонаследии особенно не заинтересован. Со стороны сестры остался Георгий, который тоже имеет все права на престол. Как ты знаешь, по нашим законам, если у Императора нету детей, то он должен выбрать себе преемника из самого близкого круга родственников по крови. Этот выбор оглашается на третий день после смерти Императора.
  - Спасибо, конечно, за экскурс в историю, но к чему вы все это мне рассказываете?
  - А к тому, чтобы ты понимал, что угроза подобного масштаба может сильно изменить рокировку сил и служить огромным рычагом влияния. Что будет, если в процедуру престолонаследия вмешается кто-то, в чьих силах будет уничтожить Запретный город?
  - Вопрос только в том, кто держит этот рычаг, кто-то из племянников или некто третий, способный сместить их всех или поддержать кого-то одного?
  - Тут все сложно, можно делать сколько угодно предположений. Пока у нас не будет доказательств, все это только пустые слова.
  Я задумался.
  - Кто-то готовил все это многие годы, и я не верю, что это наследники. Зачем все на столько усложнять? Здесь на кону целая вселенная. Человек, который все это затеял, скорее всего, хочет иметь власть гораздо большую, чем ту, на которую может рассчитывать. Мне кажется, что здесь может быть замешан кто-то из окружения императора, для которого трон стал вожделенной мечтой. Только я все равно не понимаю: каким образом можно использовать подобное оружие? Народ Запретного города никогда не покорится узурпатору, даже под страхом гибели. Такого никогда не было и не будет! Прецеденты ведь уже были.
  - М-да, мы многого не знаем, а с таким количеством информации можно делать любые выводы. Нам нужны факты, возможность хоть за что-то ухватиться. - Его кулак сжался, как бы хватая какую-то не видимую нить. - Но пока все впустую,- кулак разжался, и ладонь легла на глаза, а в голосе послышалась неимоверная усталость. - Я уже столько всего перебрал, поднял на ноги всех своих информаторов, но пока ничего.
  - А кто еще знает об этом?
  - Полный доступ к информации имеют только Император, лорд-протектор, я и теперь ты.
  - А что известно совету?
  - К сожалению, мы должны были посвятить их в кое какие детали. Они в курсе, что кто-то собирается открыть новую вселенную, но они не знают, что это происходит в Запретном городе. Пока не знают... Мы не хотим сеять панику раньше времени.
  - Какую же роль во всем этом вы отвели мне?
  - Ты должен охранять Императора.
  - Зачем? У него же своя гвардия?
  - Если предположения, насчет дележа трона верны, то только Император и его жизнь пока сдерживают того, кто стремится к власти на столько, что собирается манипулировать людьми путем угрозы создания новой вселенной. Поэтому мы постановили, что Императору нужен защитник, не успевший еще пропитаться дворцовыми интригами.
  - Вы не доверяете его личной гвардии?
  - Я сейчас никому не доверяю до конца, даже тебе.
  - Но я совершенно не разбираюсь в этих ваших дворцовых играх. Меня все это вообще никогда ранее не интересовало!
  - Значит заинтересует. У тебя будет возможность увидеть все со стороны, и, быть может, ты увидишь то, что ускользает от нас. - Металл в его голосе явно показывал, что он ожидает от меня только подчинения, а не рассуждений на тему "Хочу я чего-то там или не хочу."
  Я знал, что должен был согласиться, но я также знал, что тогда я не смогу покидать Запретный город и видеть Алису, тогда все останется по-прежнему и будет даже хуже, в сто, в тысячу раз хуже, потому что я буду знать, от чего отказался. Но я должен был сделать выбор, я должен был согласиться на предложение Такиша, потому что на карте стояла не одна моя жизнь, а жизнь всего человечества. Однако, стоило лишь об этом подумать, как мое сердце начинало разрываться на части.
  - Хорошо... но мне нужен небольшой отпуск перед заданием.
  Такиш в удивлении изогнул бровь.
  -Отпуск? Назревает конец света, а ты просишь отпуск? У тебя что-то случилось?
  - У меня ничего не случилось, но мне нужно закончить кое-какие дела в Москве.
  - И сколько же тебе потребуется для этого времени?
  - Три дня.
  В воздухе повисла долгая пауза. Такиш смотрел на меня изучающее и что-то обдумывал. Он знал, что я никогда бы не попросил для себя отпуск, если бы у меня не было для этого веских причин, очень хорошо знал это.
  - Я дам тебе сутки. Надеюсь, ты понимаешь, что время сейчас играет против нас.
  Я еле сдержал вздох облегчения. Сутки! Это было даже больше, чем я ожидал, но в тоже время так безумно мало! Но теперь у меня хотя бы был шанс.
  - Спасибо. Послезавтра я прибуду в Олимп для несения службы.
  Некоторое время мы еще обсуждали детали, связанные с моей миссией, и лорд-военачальник наконец покинул мой дом.
  - Господи, ну почему все это случилось со мной именно сейчас?
  На этот вопрос мне никто не мог дать ответа, поэтому я решил положиться на судьбу. Завтра многое решится, ждать осталось не долго.
  
  Глава 7 Утро надежд
  
  Мы бежали по ромашковому полю. Счастье захлестывало нас с головой. Он уже почти догнал меня, но я каждый раз уворачивалась, и его руки хватали воздух. Я повернулась и посмотрела на него. Наши глаза блестели азартом погони, а улыбки могли бы зажечь новое солнце. Наконец, он одним прыжком преодолел разделяющее нас пространство и заключил меня в объятия. Его руки были такими сильными, обнимали так крепко, что вырваться было бы не возможно, но я этого и не желала. Мы все еще не могли отдышаться после бега, а пульс с новой силой начинал свой разбег. Мы смотрели друг на друга и не могли насмотреться. Наконец, он опустил голову и сначала нежно, а потом все более требовательно начал целовать мои губы. Голова моя закружилась, а чувство ориентации в пространстве покинуло напрочь. Если бы он меня сейчас отпустил, я бы точно упала, но я знала - он будет держать меня крепко и не отпустит никогда!
  
  Звонок будильника как гром среди ясного неба разбил в дребезги мой сон и самая прекрасная в мире иллюзия испарилась. Я готова была кричать от разочарования, чертов будильник, не мог позвонить на полчаса позже. Но тут я вспомнила, что эта самая иллюзия будет меня ждать у подъезда через сорок минут и остатки сна сдуло безвозвратно.
  Как в лихорадке я стала бегать по квартире и думать, что одеть, как накраситься, что обуть, как причесаться. В итоге мой выбор остановился на синем платье чуть выше колен с длинными рукавами, вырезом лодочкой и расклешенной юбкой. На глаза нанесла светлые тени, лишь чуть-чуть оттенив более темным оттенком по краям, затем тушь, немного пудры и помада. Волосы распустила, и кудряшки весело рассыпались по плечам. Поверх платья накинула кожаную курточку и любимый шарф с синими вставками. Осталось только обуться и я буду готова. Боже мой, как колотится сердце, я еще ни разу не собиралась так на свидание, да и свидание ли это? Человек просто предложил меня подвести, может он просто чувствует вину, за то, что ударил меня дверью до потери сознания и хочет хоть как-то ее загладить. Кстати, шишка, на удивление, почти не видна, хотя я все же постаралась прикрыть ее прядкой волос, и даже практически не болит, а вот обожженная нога все-таки дает о себе знать гораздо больше.
  - Блин, я же забыла надеть колготки, хороша, нечего сказать, в куртке и с голыми ногами. -Проворчала я себе под нос.- Где же я их положила...
  В этот момент мой взгляд упал на часы. Оказывается, я уже опаздываю на пятнадцать минут. Кое-как я нашла и надела на больную ногу колготки, обула черненькие сопожки и уже готова была вылететь за дверь.
  - Господи, а где моя статья! Вот балда! Ради чего я тогда туда еду? - И я с удивлением поняла, что меня совершенно не волнует издатель и моя статья, да вообще ничего, кроме этого синеглазого. - Бред какой-то.
  Чтобы отделать от наваждения я даже тряхнула головой, а потом быстро засунула необходимую папку и флешку в сумку и выскочила из квартиры. Только тогда до меня вдруг дошло, что он может забыть и вовсе не приехать. Внутри меня все колотилось от напряжения, когда я выходила из подъезда. Однако волновалась я зря - он ожидал меня прямо перед подъездом около своей машины.
  - Привет. Прекрасно выглядишь! Голова, не болит? - Спросил он, когда я подошла чуть ближе.
  - Привет, вроде бы все в порядке. - Мои губы сами собой расплылись в счастливой улыбке.
  Когда я подошла в плотную, он протянул руку и отодвинул волосы с моего лба.
  - А шишка все же есть. Прости меня, я не хотел, чтобы так вышло.
  Он смотрел на меня своими синими глазами, и я готова была простить ему все на свете, а его прикосновения волновали меня гораздо больше, чем я бы этого хотела.
  - Да ничего страшного, со всеми бывает,- пролепетала я отодвинувшись и постаралась прикрыть шишку волосами. Похоже, для этого синеглазого ничего не стоит меня смутить.
  - Ну что ж тогда поехали, - и он приоткрыл для меня дверь машины.
  Я опасалась, что чувственное напряжение, возникшее между нами вчера, сделает нашу поездку очень напряженной. Однако, Максим, сразу же начал забрасывать меня различными вопросами, что позволило мне более-менее расслабиться и отдаться беседе.
  - Алиса, расскажи мне о себе.
  - И что ты хочешь знать?
  - Ну, в общем то, все. - И улыбнулся обалденной улыбкой. - Где ты родилась, выросла, как жила, есть ли у тебя братья или сестры?
  - Так, стоп, об этом обычно не спрашивают при первой встрече. - Я хотела сказать "на первом свидании", но во время остановилась.
  - А у нас и не первая, а вторая, ты что забыла?- И та же улыбка тронула его губы снова.- Просто мне ужасно интересно, какая ты?
  - М-да, даже не знаю с чего начать.
  - Лучше всего с самого начала.
  Я уставилась на него в изумлении: неужели ему и правда это интересно? Однако, он всем своим видом показывал, что это так.
  - Ну что ж, тогда слушай, Я поведаю тебе историю своей необыкновенной жизни. - Сказала я и театральным жестом закатила глаза и заломила руку. Немного с ним посмеявшись, я начала:
  - Родилась я в деревеньке под Смоленском, в семь лет переехала с родителями в Москву, училась в школе, потом поступила в университет, сейчас...
  - Эээ, стоп, стоп, стоп. Такой скупой рассказ не достоин девушки, которая стала журналистом! Расскажи мне все это так, чтобы я тебя лучше понял, а не чтобы поставить галочку, что я что-то о тебе знаю.
  Такой поворот событий меня страшно удивили, конечно, я могла бы ему все рассказать и в совершенно другом ключе:
  "- Когда я только родилась, мои родители были учителями и жили в небольшой деревне около Смоленска вместе с бабушкой и дедушкой, а работали неподалеку в райцентре. Однако, как раз в это время, наступили те самые отчаянные девяностые. Не мне тебе рассказывать, что жизнь тогда была сложная, в стране был такой страшный кавардак! Много не хватало, и мы жили впроголодь. Наконец родители начали подрабатывать торговлей. Ездили на закупки, пропадали на рынках, поэтому по детству большую часть времени я жила с бабушкой и дедушкой в деревенском доме. Когда пришло время идти в школу, жить стало попроще, мы с родителями переехали в Москву. Они здраво рассудили, что там для меня будет открыто гораздо больше возможностей. К тому времени деда не стало, поэтому бабушка поехала с нами. Первое время было тяжело, и мы перебивались, как могли. Поначалу родители устроились работать учителями, но денег катастрофически не хватало, поэтому они опять стали подрабатывать торговлей, часто ездили на закупки, в свободное время опять пропадали на рынках, а бабушка продолжала за мной присматривать. Удивительная была женщина, она умела все на свете и была очень доброй и достаточно строгой, чтобы сдерживать мои юношеские порывы и направлять их в мирное русло. Потом стало полегче, однако родителей я дома чаще видеть не стала - у отца появился небольшой бизнес, мама ему активно помогала, и это требовало больших затрат времени. Можно сказать, бабушка меня и вырастила.
  К тому времени, как мне пришло время поступать в университет, родители решили перебраться в Питер. Они очень хотели, чтобы я отправилась с ними и поступала в учебное заведение там, однако здесь был мой привычный мир, мои подруги и знакомые. К тому же, именно здесь был университет, куда я хотела поступать. Бабушка, разумеется, осталась со мной. Ее не стало, когда я была на третьем курсе университета. После чего я сняла эту однокомнатную квартиру, благо родители на тот момент помогли, и переехала."
  Прокрутив весь этот рассказ в голове, я вдруг поняла, что совершенно его не знаю и не готова выложить все это, к тому же, я сильно смущалась и моя жизнь казалась мне совершенно обычной и скучной для столь длинного рассказа. Поэтому я рассказала все это гораздо короче. И под конец подвела итог:
  - ... Ну вот бабушки не стало и я переехала в эту однушку, где обитаю и по сей день. - Под конец мой голос совсем затих.
  - Ты скучаешь по своей бабушке? - Вдруг спросил он.
  - Да, очень...
  - А по родителям?
  - И по ним тоже... Они на самом деле очень понимающие и любящие, просто работа не позволяет им уделять мне больше внимания. Ведь они делали и делают все, чтобы я ни в чем не нуждалась и до сих пор мне помогают... А твои родители? Ты живешь с ними или отдельно? - Мне тоже было очень интересно узнать что-нибудь о нем.
  - Э нет. Ты еще не закончила свой рассказ. - Рассмеялся он.
  - А что ты еще хочешь услышать?
  - Ну например, ты еще учишься или работаешь?
  - Ну ладно... В этом году я окончила университет и стала журналистом, однако, найти работу оказалось не так-то просто. Но пару месяцев назад я все же устроилась в одну вполне приличную газету корреспондентом.
  Ну что? Я удовлетворила твое любопытство? Как видишь, ничем особенным моя жизнь не отличается.
  - Ошибаешься. Ты сама особенная и все, что с тобой связано тоже особенное. - От таких слов я даже покраснела. - А где твои родители сейчас, все также живут в Питере?
  Мне взгрустнулось, когда я подумала об этом, но все же ответила:
  - Да, они все также живут в Питере. Недавно папе там предложили преподавать экономику в университете, и это его ужасно обрадовало. Предложение от университета стало для него как манна небесная, ведь он всегда любил преподавать, просто по жизни его от этого отвело. А мама работает хранительницей очага и заодно помогает папе в бизнесе.
  - Ты часто с ними видишься?
  Меня удивил подобный вопрос и расстроил.
  - Не часто.- Только и могла я ему ответить. Я очень по ним скучала и ездила по мере возможности, но я привыкла к Москве, здесь мои друзья, работа, здесь я чувствовала себя дома. Я привыкла к этому неугомонному городу и, даже не знаю, но что-то держало меня здесь. И, как это ни странно, но теперь мне казалось, что этим чем-то был этот синеглазый. "Бред какой-то! Что за глупые мысли!?"
  - А ты? Теперь твоя очередь! Расскажи мне о себе! - Перешла я в наступление.
  - Обязательно расскажу, только по-моему тебя сейчас ожидает твой издатель, и мне бы не хотелось, что бы ты опоздала.
  Я оглянулась и поняла, что мы только что подъехали к месту назначения.
  - Ой, и в самом деле. Спасибо большое, что подвез. Ты меня очень выручил.- Я и не заметила, как быстро пролетело время, и даже расстроилась. Мне ужасно не хотелось сейчас с ним расставаться, но мне действительно нужно было идти, да и ему наверное тоже.
  - А сколько времени ты там пробудешь? - спросил он.
  - А что? - Спросила я с надеждой?
  - Просто у меня выдался свободный день, и я совершенно не знаю, чем заняться. Поэтому я был бы очень рад, если бы ты составила мне компанию.
  От подобной перспективы у меня даже голова закружилась. Но как я могу уйти на целый день с работы, если не показывалась там вчера? Тем более на носу выпуск номера и мне просто необходимо быть на месте!
  - Я думаю, что примерно через час буду свободна? - Вопреки всему ответила я.
  - Тогда ты не будешь против, если я тебя здесь подожду, и мы где-нибудь прогуляемся.
  - Не буду. До встречи.- Я выпорхнула из машины и счастливая отправилась на встречу с Горгульей.
  Время в редакции тянулось неимоверно долго. Первым делом я зашла к редактору и положила статью на стол. Я собиралась выйти, но Анфиса Петровна знаком попросила меня остаться: в это время она дочитывала что-то другое. Меня удивило подобное внимание к моей персоне, но я решила, что она хочет прочитать мою статью при мне и сразу высказать все претензии. Так и оказалось, только приступить к чтению у нее вышло отнюдь не сразу. Сначала у Анфисы Петровны постоянно звонил телефон, потом к ней беспрестанно кто-то заходил и уточнял какие-то детали следующего выпуска. Все это меня страшно раздражало, казалось каким-то пустым и ненужным. Наконец, она смогла уделить мне время и прочла статью. В этот момент я все же занервничала, а она внимательно на меня посмотрела и сказала:
  - Что ж, Алиса, статья получилась довольно сносной. Тебе лишь нужно будет подправить стиль вот в этом месте. - И она подвела то, что ее не удовлетворило ручкой. - За неимением другой ее напечатают. - Из уст нашего редактора это была почти похвала! Потом она посмотрела на меня поверх очков, которые одевала во время чтения и сказала. - Однако, советую тебе особо не обольщалась и продолжать усиленно работать. К тому же, тебе не мешало бы быть более собранной, если ты действительно хочешь сделать карьеру в этой газете.
  Я, конечно же, поняла шпильку в адрес моего вчерашнего поведения, однако то, что меня все таки напечатают, а на улице меня ждет самый обалденный в мире парень, наполняло меня чуть ли не эйфорией. И никакие шпильки не могли испортить моего настроения. Даже редактор сейчас казалась очень милой женщиной, и мне захотелось ее расцеловать. Но я взяла себя в руки и старательно делала серьезный вид.
  - Конечно, Анфиса Петровна, я сделаю все, что в моих силах, чтобы не допускать ситуаций, подобных вчерашней. К тому же у меня уже есть на примете очень хороший материал, которым я планирую заняться в самое ближайшее время.
  - Ну, ну. Иди, работай. - После чего проводила меня пристальным взглядом.
  Я проскочила мимо секретарши Алины, у которой снова было удивленное выражение лица, видимо, ее совершенно сбило с толку мое превосходное настроение, и подошла к Лане, с которой успела больше всех сдружиться за время работы в этой газете.
  - Лана, привет. Выглядишь сегодня умопомрачительно! - Подобное заявление было далековато от истины, потому что в дни, кода в редакции не было ее обожаемого Кости, она выглядела совершенно потерянной и даже как будто неопрятной. Однако, от моего замечания, она приободрилась и повеселела.
  - Спасибо. Да ты сама как будто светишься! - С изумлением заметила она. Я смутилась и покраснела.
  - Да ладно тебе... Слушай, у меня к тебе дело. Мне срочно нужно уйти на целый день. Прикроешь?
  - Что? У нас же работы не початый край!
  - Ну пожалуйста! За это я буду тебе должна все, что угодно! - Взмолилась я, и молитвенно сложила руки.
  Лана хмурилась и смотрела недовольно. Я уж подумала, что она мне откажет.
  - Ладно. Только потом расскажешь, куда это ты так спешно убегаешь! - Проворчала она.
  - Ммм! Спасибо! - И я тут же положила ей на стол свою статью. - Вот. Анфиса Петровна одобрила в печать, только нужно подправить место, подчеркнутое ручкой. Все, пока! Еще раз спасибо!
  После этих слов я постаралась поскорее скрыться из редакции, пока Лана не передумала мне помогать.
   Я выпорхнула на улицу полная радостных предчувствий, и они оправдались. Он ждал меня возле своей машины с охапкой пурпурно-красных роз. Таких красивых мне еще не приходилось видеть. Когда я подошла, он протянул их мне.
  - Спасибо. Я очень люблю красные разы.
  От его взгляда я покраснела не хуже этих самых роз.
  - Мне показалось, что это твои цветы, ты на них так похожа. - произнес он.
   Мне хотелось спросить, что он имел ввиду, но мое дыхание само собой сбилось и я поняла, что смотреть ему в глаза плохая затея. Все мои чувства обострялись каждый раз, когда он был рядом, а глаза были каким-то спусковым механизмом, который запускал какие-то невозможные реакции в моем организме. Неужели с ним происходит нечто подобное? Такие мысли возбуждало еще больше.
  - Может, прогуляемся? - Спросил он и прокашлялся, потому что голос его подвел.
  - Дда, я думаю, что это неплохая идея.
   Он взял меня за руку и крепко сжал пальцы. Мы побрели по улице. Ощущение от его прикосновения было странным, казалось, что моя рука создана для его руки, и безумно приятным. Мы медленно пошли вдоль улицы. Вдруг, мы очутились у того самого кафе, где я вчера грохнулась в обморок.
  - Ммм, знаковое место,- произнес он и улыбнулся.- Ты знаешь, я с утра так к тебе спешил, что даже не позавтракал, может, зайдем и перекусим?
  - Мне нравится эта идея, тем более, что я сама с утра забыла позавтракать.
  В кафе было много свободных мест, и мы выбрали самый укромный уголок. Есть, вдруг, захотелось страшно, поэтому мы выбрали по амлету с ветчиной и сыром, салат, сок и кофе с круассанами. Пока нам несли заказ я решила задать вопрос, на который так и не получила ответ:
  - Максим, ты обещал мне рассказать о себе.
  - Давай сначала поедим. Боюсь, рассказ получится долгим.
  Заказ принесли удивительно быстро, и мы с удовольствием поели, вся порция в меня, конечно, не поместилась, но Максим умял все под ноль. Когда на столе осталось только кофе, я повторила свой вопрос.
  - Ты обещал.
  - Обещал... Тут не все так просто. Боюсь, если я расскажу тебе все как есть, то ты посчитаешь меня психом. - Он смотрел на свои руки, лежащие на столе, и хмурил брови.
  - Ну, думаю, выводы я буду делать сама, так что рассказывай, возможно, все не так страшно.
  
  
   Глава 8 Лорд- протектор
  
  Лорд-протектор сидел в большом удобном кресле возле камина и размышлял. Это был еще крепкий на вид мужчина, однако седина уже тронула его виски и небольшую, аккуратно подстриженную бороду. В его голове прокручивалось сразу с десяток мыслей, некоторые из них переплетались, некоторые были совершенно не связаны между собой. Их все объединяло лишь то, что он хотел докопаться до истины. Но она, как пугливая лань, всегда ускользала от него. В дверь постучали.
  - Войдите.
  - Добрый день, лорд-протектор.
  Лорд Такиш увидел своего начальника как всегда разглядывающим пляшущее там пламя.
  - Это ты Ивар? Я уже тебя заждался. Могу я узнать, почему сегодня утром я не видел своего сына у покоев Императора?
  - Я расскажу вам все, что знаю, а вы сами решайте какие делать выводы.
  - Что-то в твоем голосе не предвещает ничего хорошего. - Его взгляд впервые с начала беседы оторвался от огня. - Рассказывай.
  - Вчера, как и было решено, я встретился с Максимом и поговорил с ним о тех проблемах, которые легли на наши плечи, о его роли и новых обязанностях. Он все понял, со всем согласился, но... прежде чем приступить к своим обязанностям, попросил три дня отпуска... за пределами Запретного города, в Москве.
  - Три дня в Москве? Зачем? - Лорд-протектор был явно сбит с толку подобными новостями.
  - Он не сказал зачем, но я дал ему сутки и послал своих лучших разведчиков проследить за ним.
  Лорд-протектор помрачнел и надолго задумался.
  - Что известно о его передвижениях на данный момент?
  - Около семи утра он покинул Запретный город и на машине отправился в район Химок, там он некоторое время ожидал некую Алису Строганову. Потом они вместе отправились на улицу Косыгина, где она зашла в здание издательства. Через один час пятнадцать минут девушка вышла, он подарил ей букет красных роз и они отправились в близлежащее кафе, где сейчас и пребывают.
  - Странно, странно, очень странно, - проговорил себе под нос лорд-протектор.- А что известно о девушке?
  - Да ничего особенного. Стандартная биография. Вот, можете ознакомиться.- И передал ему папку.
  - Журналистка? Что за бред? Что же может их связывать? Вы проверили ее связи? Возможно ли, что она может быть связана со злоумышленниками, которые растягивают материю?
  - Пока мы все проверяем, было слишком мало времени, чтобы узнать больше. Однако, я думаю, что если бы у Максима и правда были какие-то темные планы, то было бы слишком необдуманно с его стороны так рисковать встречаясь с этой девушкой сразу после нашей беседы.
  После некоторой паузы, во время которой лорд-протектор неотрывно смотрел в пламя камина, он произнес:
  - Боюсь, что попади он на службу в Олимп, у него просто не было бы другой возможности с ней встретиться. Доставьте их сюда, ко мне, обоих. - Металл в голосе лорда-протектора мог заставить сделать любого все, что угодно, однако лорд-военачальник проговорил:
  - Вы не хуже меня знаете, что людам запрещено находиться в Запретном городе. Уже тысячу лет ни один люд не нарушал границы.
  - А вы не хуже меня знаете, что эксперименты с материей не проводились гораздо больше чем тысячу лет. Мир на грани хаоса, а мой собственный сын подпадает под подозрение, и я хочу знать, что же на самом деле происходит. И если он виноват, то поплатится за это головой, а если нет, то, по крайней мере, объяснит, что его заставило забыть о долге и чести и болтаться в Москве с какой-то девицей людовского происхождения!- Лорд-протектор был так зол, что не мог держать свой гнев под контролем.
  - Как вам будет угодно.- Ответил лорд-военачальник Ивар из рода Такишей, поднимаясь со своего места. - Я пошлю за ними отряд быстрого реагирования.
  Лорд-протектор отрывисто кивнул головой.
  - Если они не подчинятся, можно ли применить силу?
  - Можете делать все, что угодно, но сегодня они должны быть здесь.
  Такиш исчез за дверью, а лорд- протектор закрыл глаза рукой. Его губы сами собой шевелились:
  -Максим, Максим, что же ты делаешь?
  
  
  Глава 9 Псих
  
  Я смотрела на него и выражала полную готовность услышать все что угодно, однако глубоко внутри мне было страшно услышать его правду. Мне почему-то казалось, что эта правда окажется мне не по зубам, и самое страшное, что все оказалось гораздо хуже, чем я даже могла себе вообразить!
  - Я не простой человек, вернее человек но... Ладно давай так: представь, что за долго до появления на Земле человека, на ней жили и другие народы, которые со временем вымирали, а на их месте появлялись новые. Теперь представь молодое деревце. Сначала у него растут одни веточки, со временем оно вытягивается ввысь, и появляются еще более молодые побеги, а более ранние веточки становятся сильными и могучими ветками. - Я поняла, что беседа будет очень необычной, но продолжала слушать. Может со временем я все же пойму при чем здесь ветки и деревья и меня перестанет мучить смутное чувство, что он надо мной издевается. - Так вот, я и мой народ являемся представителями более старой ветви, а ты и твой народ - более молодой, гораздо более молодой. Я начну с экскурса в историю моего народа, воспринимай все пока как сказку, тогда тебе будет полегче.
  Мои глаза округлились. Что значит мой/твой народ? Но я всем своим видом изобразила живейший интерес. Мне все время казалось, что сейчас он рассмеется и скажет, что все это шутка. Он еще раз глянул на меня и начал свой рассказ.
  - Наш народ появился примерно пятьсот тысяч лет назад. Развивались мы сначала как и люды.
  - Люды? - Переспросила я, когда услышала странное слово.
  - Да, люды. Так мы называем вас, вашу расу. Не перебивай меня, пожалуйста, и воспринимай все как сказку.
  Я, мягко говоря, была в недоумении, но кивнула головой, уверяя в том, что готова слушать и не перебивать.
  - Так вот. Развитие нашей расы можно сравнить и с вашей, однако, у нас все шло немного дольше, ведь условия жизни были гораздо жестче. Со временем, мы развили свои умственные и физические способности, и превратились в очень развитую и высокотехнологичную расу. По многим причинам наша раса стала господствующей на Земле. Наши ученые покоряли небо, космос, землю, моря и горы, и все меньше тайн оставляла для нас вселенная. Наконец, где-то четыреста тысяч лет назад, ученые нашли способ создания дополнительного пространства во вселенной.
  - Как это? - Не выдержала я. Рассказ все больше меня захватывал, и я действительно начала воспринимать все как сказку. "Если он решил таким образом подшутить надо мной, то я ему подыграю," - решила я.
  - Ну, вот представь, что земля - это воздушный шарик из которого клоун делает то собачек, то цветочки. Наши ученые нашли способ, как бы это сказать, растянуть и завернуть материю так, чтобы появился дополнительный сектор в уже существующем пространстве и времени.
  У меня ум заходил за разум, но я, все-таки, ухватила суть.
  - Значить у нашей вселенной появилось что-то вроде кармашка, дополнительного пространства?
  -Да, точно, ты молодчина! - радостно воскликнул он. - Только переходов они сделали не один, а четыре.
  - Т.е. наши вселенные соприкасаются в четырех местах.
  - Именно, а ты все схватываешь на лету. - Похвалил он.
  - Да уж, только меня, почему-то, это не радует. - Промычала я себе под нос.
  - Слушай дальше. Однако, все оказалось не так просто. За подобный эксперимент человечество заплатило слишком дорогую цену: магнитные и погодные полюса земли сместились, произошла полная разбалансировка природных сил и ресурсов. Поэтому на Земле начались различные катаклизмы, главные из которых - резкое похолодание в одной части планеты и потепление в другой. За несколько часов замерзли тропики и расплавились глыбы северных льдов. Планета еле выдержала этот эксперимент. Тысячи людей и миллионы животных погибли, а те, что остались в живых, были отброшены в развитии на сотни лет, многие знания были утрачены безвозвратно, а мир приобрел совершенно другие очертания. Новая вселенная досталась людям слишком дорого, поэтому они провозгласили ее запретной и забыли о существовании таковой на долгие тысячелетия. Впоследствии ее начали называть Запретный город и называют так до сих пор.
  Шло время, и, примерно двести тысяч лет назад, природа создала вас, еще одну ветвь на древе жизни. Сначала мы не восприняли всерьез ваше появление. Развивались вы довольно долго и сначала больше напоминали животных. Со временем, вы изменились на столько, что некоторые люди стали видеть в вас младших братьев, а некоторые, чего скрывать, рабов. Мы стали вашими богами, наставниками и ... хозяевами. - У меня вырвался нервный смешок. Шутка зашла слишком далеко. - Но так тоже не могло длиться вечно. Люды взбунтовались и начали войну против своих богов-хозяев. Вас оказалось гораздо больше, ведь, как оказалось, чтобы размножаться, вам не нужна любовь и желание иметь детей. Любая женщина вашего вида может родить от любого мужчины вашего вида. У нас все немного иначе. - Увидев вспыхнувший интерес в моих глазах, он быстро проговорил. - Я потом это тебе объясню. Пока слушай историю.
   Итак, значительный численный перевес, ярость и жестокость, которая превышала все мыслимые пределы, жажда свободы, власти и богатства твоего народа, привели к тому, что мы несли огромные потери. Тогда наш Император Тарий и его советники приняли решение оставить этот мир вам, людам, а самим укрыться в Запретном городе. Таким образом, мы сумели сохранить две ветви развития человека. Мы оставили вас, чтобы вы продолжали самостоятельное развитие, а сами построили свой мир заново.
  - Как благородно с вашей стороны. - Сказала я с сарказмом. - Только я вот не пойму, как это, как ты выразился, мой народ с помощью одной лишь запредельной жестокости смог выгнать с насиженных земель такую высокотехнологичную и развитую расу? - Меня уже начала раздражать абсурдность этого рассказа, и я указала ему на самый существенный промах во всей этой истории.
  - Не поверишь, но я сам много раз задавался этим вопросом. - Вполне серьезно ответил он. - Возможно внезапность нападения, возможно угроза жизни заложников. В нашей истории очень смутно описана эта часть. Я думаю, тут кроется какой-то секрет, но я не смог ничего узнать даже от своего отца... - Он ненадолго задумался, а потом улыбнулся и перевел разговор на другую тему. - А знаешь, мы постоянно приглядываем за вами и не даем совершать таких глупостей, которые привели бы к уничтожению наших миров. Мы даже торгуем с вами, только вам об этом не известно.
  -Значит, вы вмешиваетесь в нашу историю? - Теперь меня все это уже начало забавлять, ничего себе фантазия у парня. Вот только что мне теперь с ним делать?
  - Нет, только в тех случаях, когда это угрожает нам.
  - А ты тогда кем являешься в иерархии своего мира?
  - Я, Страж первого уровня северных врат Максим из рода Гриффинов.
  - Понятно, а что ты делаешь здесь, со мной? Я же вроде вселенным пока ничем не угрожаю. - В этом месте мне пришлось сдерживать рвущийся на волю смех. Однако с другой стороны мне стало его нестерпимо жалко.
  - Это сложный вопрос.
  Было видно, что пока он не готов на него отвечать.
  - Ладно, другой вопрос: В чем заключаются отличия между нашими расами?
  - Раньше истиной было то, что у нас такое же строение тела и внутренних органов, ну или почти такое, небольшие отличия в составе ДНК позволяют нам жить в несколько раз дольше. Ну и еще у нас все, что связано с деторождением, немного сложнее.
  - Интересно, и что же у вас там за сложности в этой области? Может, у вас еще и секса нет, и вы размножаетесь почкованием?
  Он рассмеялся, но потом вновь стал серьезным.
  - Все просто и сложно одновременно. Мы можем иметь детей только от того партнера, которого полюбим, или будем испытывать сильную симпатию, и только тогда, когда захотим этого оба.
  - Не понимаю, что в этом сложного, можно влюбиться несколько раз за свою жизнь, а симпатий испытывать и того больше, да и любовь бывает разная.
  - Это у вас любовь бывает разная, и влюбляться можно хоть сто раз на дню, а у нас любовь к женщине одна и на всю жизнь. Ты смотришь ей в глаза и с первого мгновения знаешь, что она будет с тобой всю жизнь и лучшего представить просто не возможно. Это волшебство, химия, бред, наваждение, каждый называет это по-своему, но наши ученые до сих пор не знают, как это происходит. С каждым годом любовь встречается все реже и скоро у нас не будет детей, а значит, мы обречены на вымирание. - Сказано это было довольно резко и даже со злостью в голосе. Видимо, он все же немного обиделся на мою ироничную реакцию на его рассказ. Поэтому следующий рассказа я решила задать вполне серьезно.
  - А разве люди и люды...
  - Нет.
  - Что нет? Неужели любовь между людьми и людами не возможна? - Когда я задала этот вопрос, то удивилась, что все внутри меня замерло, и лишь слабый росток надежды не давал упасть в бездну отчаяния. Что это со мной, и куда подевалась вся моя ирония?
  - Сексуальные связи вполне могут быть, но любовь...такого не было никогда.
  "Никогда, никогда, никогда"- это слово стучало у меня в голове и не давало легким принять в себя воздух. Мне казалось, что я начала задыхаться.
  - Но...- но он не успел закончить. К нам подошли двое молодых людей. Высокие светловолосые, со спины они могли бы сойти за близнецов, но лица их были разными как день и ночь. Тот что справа носил аккуратно стриженую бородку, у него были приятные черты лица и красивые серые глаза с длиннющими ресницами. В такого влюбляется каждая вторая девушка. А вот тот, что слева, вряд ли пользуется женским вниманием. Слишком большой лоб напирал ему на глаза, которые казались еле заметными, отчего он больше напоминал неандертальца, хотя тупым от этого не казался. Странно, одеты они были совершенно обыкновенно, но мне показалось, что они военные.
  - Максим, добрый день. Нам необходимо поговорить. - Сказал красавчик.
  - Добрый... подождите меня на улице, я сейчас выйду. - Он весь напрягся, но на лице оставалась все та же вежливая улыбка.
  - Боюсь, что нам нужно поговорить с вами обоими. - Проговорил неандерталец. - Как ни странно, голос у него оказался на удивление мелодичным.
  Максим молчал, и в воздухе повисло напряжение. На нас стали обращать внимание.
  - Хорошо, сейчас мы расплатимся и выйдем. Подождите нас на улице. - Наконец ответил мой синеглазый. Нет, не мой. Сумасшедший, пусть, я бы тоже сошла с ума вместе с ним, но он меня не любит, не может любить. Так уж он вбил себе в голову. Мне вдруг стало все равно кто эти парни и чего от нас хотят. Мной овладела полнейшая апатия, мир потускнел, а жизнь показалась пустой и ненужной.
  - Счет уже оплачен, мы можем выйти прямо сейчас.- проговорил один из них, не знаю кто, все равно.
  Я встала, Максим подал мне куртку, я оделась, "Все равно", машинально накинула шарф, "Все равно", взяла сумку, "Все равно", направилась к выходу, "Все равно". Тут меня несильно задел плечом какой-то парень, видимо он не удачно встал со стула, этого хватило, чтобы я пришла в чувство и снова начала различать звуки и окружающую обстановку. Господи, да что же это со мной творится? Из-за какого-то сумасшедшего я готова потерять связь с реальностью и наплевать на собственную жизнь! Нет, это нужно прекращать. И только тут до меня дошло, что эти двое представляют для нас угрозу, а синеглазый, похоже, во что-то меня втянул. Однако, неприязни за это я к нему не испытывала и лишь щемящая тоска продолжала стискивать грудь и не давала сделать глубокий вдох. Когда мы вышли на улицу, первым заговорил Максим.
  - Григорий, Гаврила, что случилось? Зачем я вам понадобился, да еще и со своей спутницей?
  - Наше дело выполнять приказы, а лорд-военачальник приказал доставить вас немедленно, обоих. - Проговорил красавчик, и оценивающе на меня посмотрел. - А ты неплохо развлекаешься тут. - И улыбка, которая появилась на его губах, мне не понравилась.
  - Не твое дело, чем я тут занимаюсь. И не смей на нее так смотреть, а то я выбью тебе зубы так, что ни один целитель не вставит. - Очень спокойно сказал Максим, но я различила настоящую угрозу в его интонациях.
  - Да ладно тебе, я просто пошутил. - Парень был явно удивлен его реакцией.
  - Нам пора, хватит болтать. - Угрюмо проговорил неандерталец, и мы пошли за ним следом. Максим взял меня за руку, а красавчик встал позади, замыкая процессию.
  - А куда мы направляемся? - Задал вопрос синеглазый.
  Неандерталец обернулся и смерил его долгим взглядом.
  - В Олимпию. - Буркнул он и снова отвернулся.
  - Не бойся, я с тобой, все будет хорошо. - Проговорил мне в ухо Максим.
  - Ага, не знаешь, почему меня это мало утешает? - Ответила я. Однако, тут я слукавила. Его присутствие меня здорово подбадривало и не давало страху взять надо мной верх. Меня только удивляло, что он их знает и спокойно идет следом, хотя я, например, прекрасно вижу, что нас не просто ведут, а конвоируют, а у наших провожатых под пальто спрятано оружие. Я его увидела во время беседы, когда порыв ветра растрепал не застегнутую одежду красавчика, хотя, может статься, что он специально продемонстрировал его нам.
  Странно, но мы шли по Воробьевым горам, там, где еще вчера я прогуливалась и пыталась собрать в кучу свои растрепанные чувства. Сначала мы шли по аллее, но затем они свернули на еле заметную тропку, которая петляла между деревьями. Дорожка огибала небольшую полуразрушенную башенку, окон и дверей в ней не было вообще и ее предназначение было совершенно невозможно понять. Однако, мои спутники остановились около нее, а потом случилось то, что заставило меня резко остановиться и усомниться в своем рассудке: здоровяк неандерталец надавил на какой-то камешек в стене этой башенки и перед нами возникла электронная панель. Потом он набрал ряд каких-то цифр, и стена башенки бесшумно отъехала в сторону. Внутри башенки было полно какого-то хлама, а на полу было что-то напоминающее болотце. Неужели они собрались туда идти? И вот здоровяк шагнул через порог. Несколько секунд я просто не понимала, что же произошло, а потом до меня дошло: он исчез, испарился, в общем, просто пропал. Если бы я могла, то я бы закричала, но у меня в горле разом пересохло, и ни один звук не мог из него выйти. Потрясение было слишком велико. Максим потянул меня за руку и опять прошептал, что все будет хорошо и что он рядом. Я механически пошла следом, но тут до меня дошло, что мы сейчас последуем туда же, и я, если верить в тот бред, который рассказал мне Максим, попаду в совершенно другую вселенную, а если верить глазам, то вообще пропаду в неизвестном направлении.
  - Нет, я туда не пойду.- Прошептала я.
  - Что? - не понял синеглазый.
  - Я туда не пойду! - Уже громче сказала я и вырвала свою руку из его ладони, отступила назад и развернулась боком, чтобы видеть обоих моих спутников. Я медленно отходила от них, и под моими ногами хрустели сухие листья.
  - Алиса, пожалуйста, у нас нет выбора, мы должны туда пойти. - Сказал Максим и протянул мне свою руку. Но я только пятилась назад и не хотела ничего слышать, мне вдруг стало страшно, очень страшно. Я смотрела на этих двоих и у меня внутри зарождалась паника. Что в сущности я знаю о них? Лишь то, что один из них псих, второй вооружен и опасен, а третий вообще исчез прямо на моих глазах. Я уже готова была развернуться и бежать что есть силы, когда почувствовала чьи-то руки на свое шее и легкий укол. Развернувшись, я увидела неандертальца, потом все перед глазами поплыло, и я почувствовала, что меня ловят сильные руки, последнее, что я успела различить в сгущающемся тумане, были синие глаза.
  Свет померк.
  
  
  Глава 10 Это уж слишком
  
  Если бы у меня тогда были свободны руки, я бы врезал Гавриле прямо в челюсть, но Алиса без чувств лежала у меня на руках, и мне оставалось только испепелять его взглядом. Только он от этого, к сожалению, даже не дымился. Стоит, конечно, признать, что другого выхода не было, потому что она впала в панику и никакие уговоры не убедили бы ее следовать за ними. Но только какое он имел право прикасаться к ней своими лапами!
  Сейчас она лежит в безопасности в гостевой спальне в доме моего отца, который находится в столице Запретного города - Олимпии. Меня же ведут к нему для разговора. Можно подумать я и сам дороги не знаю. Что здесь сегодня вообще творится? Зачем ему понадобилось тащить ее сюда?
  Я так задумался, что двери в его кабинет появились внезапно. Они были сделаны из крепкого дуба, массивные основательные, но в тоже время на удивление изящные, как, впрочем, и все в этом доме. Когда я вошел, отец, как всегда сидел около камина и глядел в огонь. Кабинет его был довольно большим. Одну из стен украшали головы различных животных, ведь отец был страстным охотником, а другую занимали стеллажи с книгами и свитками. Однажды я его спросил, зачем они ему, ведь в компьютерной базе можно найти все что угодно и не обязательно при этом захламлять полкабинета. На что он мне ответил, что есть такие знания, которые опасно доверять даже компьютеру. Как-то в детстве я попытался прочесть пару свитков, только закончилось это тем, что где-то сработала скрытая сигнализация, и отец отчитал меня так, что больше желания рыться в его книгах у меня не возникало. У окна стоял большой стол из такого же массива, как и двери и большое удобное кресло, однако, отец все равно больше всего любил сидеть у камина, который был произведением эльфийского искусства. Расы людей давно исчезнувшей с лица земли. Отец говорит, что пламя этого камина помогает ему заглядывать в суть вещей.
  Когда я вошел, он не встал мне навстречу, как делал всегда, и даже не повернул голову, а продолжал все также смотреть в огонь.
  - Здравствуй отец.
  - Ну, здравствуй... сын. - Проговорил он, и, наконец, посмотрел мне в глаза.
  - Что случилось? И почему ты приказал привести с собой Алису? Я чего-то не знаю?
  - Боюсь, что это я много не знаю.
  Сказано это было так скорбно и зло одновременно, что я даже опешил.
  - Что ты имеешь ввиду отец?
  - А то, что мой сын предатель и замышляет уничтожить целый мир! Максим, что с тобой случилось? Почему ты пошел на это и кому помогаешь?
  Я смотрел в его полные боли глаза и ничего не понимал.
  - Не понимаю. - Наконец сказал я. - Я никого не предавал, отец. Как ты мог такое подумать? Я столько лет верой и правдой служил нашему Императору, что твои слова у меня даже в голове не укладываются.
  - Ах, не укладываются? - Зло бросил он и встал, все также глядя прямо в глаза. - Тогда что же ты делал в Москве, в тот самый час, когда должен был нести службу у своего Императора?
  
   Я молчал. Я не знал, как объяснить ему то, что со мной сейчас происходит. Он же истолковал мое молчание по-своему.
  - А я скажу тебе, что ты делал. Ты встречался с девушкой, которая каким-то образом связана с теми, кто расширяет материю, чтобы предупредить их об опасности, о том, что мы знаем об их существовании и ведем активные действия в этом направлении. Я ведь прав, сын? Как ты мог связаться с людьми, которые хотят сравнять всех нас с землей?
   От таких обвинений вся кровь отлила от моего лица, а потом ударила в голову.
  - Отец, как ты можешь обвинять меня в таких вещах? Меня, своего сына! Кто как не ты должен знать меня лучше всех? Подумай и ответь мне: разве я на такое способен?
  Отец, смотрел на меня долго и испытующе. Наконец он проговорил:
  - Хорошо. Тогда расскажи мне, что заставило тебя идти на встречу с какой-то людовской девкой, вместо того, чтобы исполнять свой долг во дворце Императора?
  - Не называй ее так, отец, прошу. Я все тебе расскажу. Только ты должен понять, что то, что сейчас происходит со мной, с нами, еще не происходило никогда.
  Я рассказал ему все, что произошло со мной за минувшие сутки, о том, что и сам вначале не поверил в то, что случилось.
  - Я люблю ее, отец. Люблю так, как никогда и никого прежде. Я хотел тебе все рассказать, но позже, когда сам во всем разберусь. Я ведь даже не представляю, как все это воспринимает она, ведь она же люд. Может она меня, как раз, и не любит, может это подействовало только с одной стороны? Я вообще удивлен, что она не убежала от меня, как только я начал с ней объясняться. Мне так и не удалось с ней поговорить как следует, когда появились эти олухи. Да и знакомы то мы не больше суток. В общем, все пошло совсем не так как я хотел. - Тут я усмехнулся. - Я даже представить не могу, как все это дико звучало для нее и как она, должно быть, была сбита с толку и напугана. Прости отец, но я не мог просто так уйти и забыть ее, я должен был попытаться. Пойми, миры могут рухнуть и со мной, и без меня, а я так и не узнаю, что такой любовь, хотя она была совсем рядом, только руку протяни.
  Я смотрел на него и все ждал, что он мне ответит, поймет ли меня, поверит ли. А он долго-долго смотрел в огонь, прежде чем сказать хоть что-то. Когда он вновь посмотрел на меня, в его глазах светилась надежда.
  - Знаешь ли ты, что все это значит?
  Я не мог понять, что он имеет ввиду.
  - Это значит, что если ты говоришь правду, то у нас есть надежда. - Он улыбнулся и продолжил. - Сейчас я расскажу тебе то, что все давно и без меня знают, только боятся себе в этом признаться... Наш народ вымирает. Мы уже не способны любить и иметь детей. Габи и Серж - редкое исключение, но даже они пока не решаются на этот ответственный шаг. Я не знаю почему, думаю, они не хотят, чтобы их ребенок стал одним из последних живущих на земле человеком нашей расы. Я уже подумал, что наше время на этой земле вышло. Но, оказывается, наше спасение в людах. Как странно...
  - Отец, но ведь это все не точно. Я не знаю, ни как она ко мне относится, ни сможем ли мы иметь детей!
  Он опять перевел взгляд на огонь и тихо проговорил:
  - Возможно, вы и не сможете, но мир, в котором появляется любовь, уже становится на шаг дальше от исчезновения... - Тут он вновь посмотрел на меня. - Однако, это все лирика. А вот как воспримут все окружающие...вот это вопрос.
  - Я думаю, нам пока рано о чем-либо рассказывать. Алиса сейчас без сознания и я даже не знаю, простит ли она меня за то, что я ее сюда притащил. - Закончил я совсем уж тихо.
  - Сейчас я тебе скажу одну вещь, после которой ты будешь считать меня циником... - Лорд-протектор замолчал, поглядел немного на пляшущее в камине пламя и продолжил. - Ты должен как можно быстрее затащить ее в постель и попытаться сделать ребенка.
  Когда я это услышал, у меня отвалилась челюсть, при чем в прямом смысле, а глаза расширились до невозможных размеров. Когда отец это увидел, то счел необходимым пояснить.
  - Максим, пойми, никто не поверит в вашу любовь и даже в таковую возможность, ведь такого никогда не было, пойми, НИ-КОГ-ДА! Я, твой отец, и то, скорее поверил в предательство собственного сына, чем подумал, что ты можешь влюбиться в людовскую женщину. Да и сейчас, уж прости, все это звучит как-то не реально. Поэтому, убедить наше общество можно только одним путем: нужны доказательства, нужен ребенок.
  - Я понимаю, отец, но если у нас не выйдет или она меня вообще не захочет?
  - Странная формулировка, "не захочет", ты мой сын или нет?! А если не выйдет, то мы все равно попытаемся донести все до людей.
  - Но мне нужно время.
  - Конечно. Вы поселитесь здесь, в Олимпии, у нас в доме. Она будет почетной гостьей, а ты, как и предполагалось, будешь служить императору в Олимпе. Мне в самом деле нужна твоя помощь. Я не знаю на кого могу положиться, а ситуация у нас не самая лучшая.
  - Хорошо, но только как объяснить все это ей?
  - А это уже твоя проблема. - И он встал, показывая мне, что разговор окончен.
  - Хорошо, отец. -И я развернулся, чтобы уйти.
  - Максим, подожди. Она должна показаться нашему домашнему целителю, и он должен сделать официальное заключение.
  - Зачем? - Не понял я.
  - Если она забеременеет, у нас должны быть доказательства, что это произошло здесь и от тебя.
  Я покраснел так, что даже глаза заслезились, а ведь считал себя еще тем циником, не способным на подобные проявления чувств.
  - Хорошо. - Выдавил я и бросился к выходу, пока отец не придумал еще чего-нибудь.
  Но его последние слова все же нагнали меня у двери:
  - Думаю, лучше провести осмотр, пока она еще спит.
  Я закрыл дверь и с пылающей головой пошел прочь.
  
  
  Глава 11 Новый мир
  
  - Алиса...Алиса, проснись. - Прошептал чей-то голос.
  Я понемногу стала приходить в себя. Ощутила легкие ласковые прикосновения к своим волосам, и тот же мягкий знакомый голос продолжал звать меня. Я открыла глаза и увидела своего синеглазого. Как приятно было видеть его сразу после пробуждения. Я смотрела на него, грелась теплом его глаз и улыбалась сама. Но тут его улыбка угасла, и на лице появилось виноватое выражение.
  - Алиса, прости меня, пожалуйста, я правда не думал, что все так выйдет, и ты попадешь в мой мир таким образом.
  Тут я огляделась и поняла, что лежу на огромной пастели с прозрачным балдахином. Комната, в которой я находилась, отличалась от любой, которую я видела ранее. Стены и потолок были расписаны так, что создавалось ощущение, что находишься в беседке в каком-то парке. И, глядя на потолок, создавалась иллюзия, будто над тобой стеклянная сфера, дающая возможность глядеть в небо на проплывающие мимо облака. Все в этой комнате было гармонично и приятно глазу, даже детали, вроде тумбочек, софы, трюмо казались продолжением сада, в котором, как казалось, находится моя мнимая беседка.
  - Где я? - непонимающе спросила я.
  - Мы находимся в доме моего отца, в Олимпии, в Запретном городе. - Ответил он и испытующе посмотрел на меня.
  Вот тут на меня обрушились все воспоминания за минувшие сутки, и я даже подскочила на кровати, села и натянула одеяло до подбородка. Оказывается, меня кто-то переодел, и я лежала в просторной белой ночной рубашке, и кружева невероятной красоты украшали ее вырез лодочкой. За окном поднималась заря и я поняла, что проспала полдня и целую ночь. Где-то внутри меня неотвратимой волной поднималась паника.
  - Что я вам всем сделала? Почему я здесь нахожусь? Какой, к черту, Запретный город? - Вырвалось у меня первое, что пришло на ум.
  - Алиса, поверь, я не хотел, чтобы все так вышло. Но одно недоразумение, привело к тому, что ты сейчас находишься здесь.
  - Какое еще недоразумение?
  - Я тебе обязательно обо всем расскажу, только чуть позже. - Уклончиво ответил он.
  Я лихорадочно соображала.
  - Ну а теперь, как я понимаю, недоразумение улажено?
  - Да, улажено. Только, боюсь что, пока ты все равно не сможешь вернуться домой.
  - Почему? Я что, в заложниках? - Страх накатил новой волной.
  - Нет, что ты! Ты моя гостья. Пойми, в Запретном городе не было людов уже более тысячи лет, поэтому нам придется уладить некоторые спорные вопросы, возникшие из-за твоего появления здесь. - Очень уж туманно ответил он.
  У меня вырвался нервный смешок. Раз уж он сумасшедший, то лучше ему подыграть, решил я.
  - Так это что, все правда: и рассказы про другую вселенную и древних людей?
  - От первого до последнего слова - правда. - Очень искренне ответил он.
  - Все равно, я ведь попала сюда не по своей воле! Это те двое меня сюда притащили! - "Или трое, ты тоже там был, но ничего не сделал, чтобы их остановить!" Но вслух я этого не сказала.
  - Ты права, только пока, некоторое время тебе нужно будет пожить здесь.
  - Но зачем? Я же ни в чем не виновата? Тем более, что меня могут хватиться. У меня там остались мои родители, друзья, работа, наконец. Меня точно будут искать! - Это был последний аргумент, который пришел мне в голову.
  - С этим мы разберемся. С твоего электронного ящика будут отправлены письма с предупреждением о твоем отъезде на неопределенный срок ну, скажем, в Карелию. Там в некоторых местах плохо ловит интернет и телефон, поэтому ты не сможешь некоторое время выходить на связь. Ты сама напишешь эти письма и выберешь, кому их отправить.
  - Но зачем мне туда ехать?
  - Ты же у нас журналист. Знакомые предложили тебе приехать к ним для того, чтобы написать об их крае несколько статей, которые помогут привлечь к ним туристов.
  - Я не могу так просто поставить всех перед фактом! Родители и друзья меня не поймут, а с роботы просто уволят!
  - Не переживай, наши люди все уладят. Однако, боюсь что с работой в этой газете тебе все-таки придется распрощаться. Прости...
  - Как это распрощаться!? Это же моя жизнь!
  - Прости, Алиса, я не хотел, чтобы все вышло именно так...
  Все, я оказалась загнанной в угол.
  - Но я не хочу здесь оставаться!
  - Но почему? - Сказано это было так, как будто он искренне верит, что лучше этого места невозможно и представить.
  - Да потому что я попала сюда не по своей воле, это не мой дом и тебя самого я практически не знаю!
  Наступило долгое молчание. Я не знала, какие еще придумать аргументы, чтобы он меня отпустил. Наконец, он заговорил:
  - Алиса, я не хочу, чтобы ты думала, будто у тебя нет выбора. Если все это так сильно тебя пугает и делает несчастной, я наплюю на все и отправлю тебя обратно в Москву. Только я прошу тебя, очень прошу, останься хоть не надолго! - В его голосе было столько мольбы и отчаяния, что я даже не сразу нашлась что сказать.
  -Зачем? - Только и могла я вымолвить.
  Он смотрел мне в глаза, и было видно, что он сомневается в том, нужно ли отвечать на мой вопрос откровенно. Наконец, в его взгляде появилась решимость, и он ответил.
  - Помнишь, я сказал, что любовь между представителями наших народов не возможна?
  Я кивнула головой, а сердце мое болезненно сжалось. "Ну почему он оказался сумасшедшим! Это не справедливо!"
  - Так вот, это не правда. То есть, было правдой до нашей встречи. Я не знаю почему и как, но я влюбился в тебя в тот самый миг, как заглянул в твои глаза. Это нонсенс, такого раньше никогда не было, но я точно знаю, что со мной это произошло. - Он смотрел на меня и мир вокруг менялся, его слова наполняли меня таким восторгом, что мне хотелось петь, но я понимала, что вся сложившаяся ситуация напоминает скорее Театр абсурда. - Я не знаю, что чувствуешь ты, - тут его голос дрогнул, - но я прошу тебя, останься ненадолго. Возможно, нам нужно время, чтобы понять, что между нами происходит. Сейчас сложные времена и я пока не могу тебе всего объяснить, но твое присутствие здесь очень и очень важно.
  Я смотрела ему в глаза и видела, что он говорит правду, внутри меня бушевала целая буря чувств и эмоций, поэтому я решила перевести разговор в другое русло, чтобы дать себе время опомниться, и не ответить ему согласием на эту безумную просьбу
  - Это ведь важно не только для тебя. Я права?
  Он опустил глаза и грустно проговорил:
  -Да, права.
  Я ждала продолжения и молчала.
  - Я уже сказал, что любви между людами и людьми никогда прежде не было, даже подобная возможность никогда не рассматривалась... Так вот, то что произошло с нами, - тут он запнулся и заметно погрустнел, - ну, или по крайней мере, со мной, может изменить весь наш мир.
  - Каким образом? Это же смешно! - Я пыталась его понять, но у меня слабо получалось. Причины его помешательства так и оставались для меня загадкой. При этом мне страшно мешала та буря эмоций, которая бушевала во мне, когда я смотрела на него и понимала, что он только что признался мне в любви!
  "Алиса, очнись!" - Я почти слышала, голоса своих подруг, которые попытались бы меня вразумить. - "Разве любой другой парень будет об этом говорить так откровенно на третий день знакомства, да и разве любой другой парень будет тебя похищать на второй? Он сумасшедший, псих, беги от него пока не поздно!"
  - Возможно, но я прошу тебя: останься, хотя бы ненадолго.
  Он так на меня смотрел, что сейчас я бы выполнила любую его просьбу. Голос разума утонул в глубине его глаз.
  - Хорошо, я останусь.
  Он улыбнулся такой лучезарной улыбкой, что я невольно улыбнулась в ответ. "Нет, из нас двоих сумасшедшая - это я."
  Некоторое время мы так и сидел, глядя друг на друга. Потом он встрепенулся и проговорил:
  - Ну что ж, мне сейчас нужно заступать на дежурство, и я хотел бы познакомить тебя с моими родными, чтобы тебе было веселее.
  На дежурство? Ах, да, он же по легенде страж какого-то там уровня... Бедный... Но тут, до меня, наконец, дошло, что он собирается меня познакомить со своими РОДНЫМИ! От этого мне почем-то веселее не стало. Познакомить с родными, подумаешь, видимо для него это пара пустяков. Чего ему беспокоиться, ведь это МНЕ нужно будет знакомиться с его родными, причем прямо СЕЙЧАС! У меня чуть не вырвался вопрос: "Они что, такие же сумасшедшие, как и ты?" Но я во время спохватилась. Может они самые что ни есть нормальные и прольют свет на причины безумия их сына.
  И тут я заметила, как странно он был одет. Он был как будто закутан в белое облако, присмотревшись, я поняла, что подобный эффект достигается при помощи длинного серебристого плаща, который одевался лишь на одно плечо и закрывал ровно половину тела. Плащ этот крепился к белому кителю по прямой линии от яремной впадины до плеча небольшими брошами, в виде солнца. На горле китель заканчивался стойкой, а длинной был до середины бедра. Лишь пуговицы, как и броши крепящие плащ, были серебристыми. Белые бриджи, обувь, поножи и перчатки тоже были белыми. Завершали эту картину длинный меч в белых с серебром ножнах, пристегнутый к его бедру белой перевязью и белый головной убор из какой-то легкой стали. Он был приподнят спереди и легкой волной опускался на затылок. Его он сейчас держал в руках. В общем, создавалось впечатление, что перед тобой стоит белая статуя, великолепная и величественная.
  -Ничего себе костюмчик! - Вырвалось у меня.
  - Это всего лишь традиционная форма личной гвардии Императора. - Мой взгляд упал на меч и он это заметил. - А, не обращай внимания, это тоже всего лишь дань традициям, мы давно уже ими не пользуемся. Представь, к этому всему еще и щит прилагается. - Усмехнулся он. - Никогда не хотел попасть в Императорскую гвардию... И вот, на тебе.
  -Ну да, конечно, Императорская гвардия, что может быть хуже. - Я старалась скрыть свою растерянность за иронией, а в голову впервые закралось сомнение: "Может, он говорит правду? Может он совсем не псих? Ведь, если он на самом деле собирается познакомить меня со своими близкими, не могут же и все они быть помешанными? Или они нарочно поддерживают его в этом помешательстве?"
  - Думаю, тебе захочется одеться перед знакомством.- Улыбнулся он.
  Я охнула и кивнула головой. Оглядевшись, я поняла, что не могу найти свою одежду. Тогда он подошел к стене и на что-то нажал. Стена тут же отъехала в бок, и передо мной появилась большая гардеробная. В ней, на одной из многочисленных полок, одинокой стопкой лежали мои вещи, выглаженные и аккуратно сложенные.
  - Думаю, сегодня вы с моей сестрой подберете себе новые наряды, а пока придется воспользоваться тем, что у тебя есть.
  - Спасибо, мне и своих вещей хватит. - Ответила я. "Я не рассчитываю задерживаться тут надолго."
  - Ну, поговоришь об этом с Марго. - И он как-то хитро улыбнулся. Что ж там за сестра такая?
  - А я думала, что у тебя только брат есть.
  - Не только, еще есть младшая сестра, Маргарита. Ладно, одевайся, я подожду тебя за дверью. - И он вышел.
  Чтобы одеться много времени не понадобилось. Только натягивая колготки, я вспомнила, что где-то тут должен быть ожег и нужно одеваться поаккуратнее, но к моему удивлению от ожога не было и следа, как я ни искала! Однако, думать об этом, и о том, кто меня переодевал в эту ночную сорочку у меня не было ни времени, ни особого желания.
  Меня все время преследовало стойкое чувство нереальности происходящего и я, наконец, поняла почему: Свет. Здесь была какая-то другая светопередача, как в старом цветном кино. Все цвета здесь были более мягкими и насыщенными. Видимо это и в правду другой мир. Или я просто напросто схожу с ума вместе с ним. Наконец, я выдохнула и вышла из комнаты.
  
  
  Глава 12 Новая жизнь.
  
   Сейчас я со смехом вспоминаю сомнения по поводу своего психического здоровья и то, как боялась встречи с его родственниками. Я действительно оказалась в другом мире, и знаю это уже точно. Слишком уж много доказательств было мне представлено. Что касается родителей, то само знакомство прошло на удивление гладко. Его отец оказался очень милым и, как-то по-старинному, галантным. Это был еще довольно молодой мужчина с сединой в волосах, которая ему необыкновенно шла. Когда Максим меня представил, он поклонился и поцеловал мою руку.
  - Доброе утро, Алиса. Рад с вами познакомиться.
  Я растерялась от такого обхождения, поэтому меня хватило только на то, чтобы пролепетать.
  - Я тоже рада, лорд Марк.
  Его мать сразу напомнила мне какую-то экзотическую птичку. Вся в ярких одеждах с располагающей улыбкой и веселыми глазами. Глядя на нее, я сразу поняла, на кого похожи братья из рода Гриффинов. Она была необыкновенной, казалось, от нее исходила такая энергия любви, что даже воздух вокруг наполнялся ею.
  - А это леди Эмилия, моя мама. - Представил ее Максим. При этом в этой простой фразе было столько теплоты, что я сразу поняла, что он ее безмерно любит.
  - Очень рада знакомству, леди Эмилия. - И это не было простой формальностью.
   Ну а с сестрой у нас возникла моментальная симпатия. Она была, казалось, моего возраста, невысокая ростом, тоненькая, изящная, такая же веселая как мать.
  - А меня зовут Марго. Я прихожусь сестрой этому бесцеремонному парню, который приволок тебя сюда без твоего позволения. - Представилась она полушутя. - Надеюсь, мы подружимся.
  - Я в этом уверена. - Улыбнулась я в ответ.
  - Что ж, до завтрака у нас еще есть около часа, думаю, мы сумеем потратить его с пользой. - Проговорила Марго и, взяв меня за руку, увлекла в свою комнату.
  Комната была просторной и светлой. Кругом было множество цветов, а обстановка вокруг говорила о тонкости вкуса и любви ее обладательницы к деталям. Мы подошли к окну от потолка до пола, выходящему в сад, и она усадила меня в удобное кресло, рядом с которым стоял небольшой столик, а сама тоже присела рядом в свободное кресло. Тут же скинув туфли, она поджала под себя ноги и облокотилась на спинку кресла. Ее поза была очень удобной и уютной, но я еще не решалась ее повторить.
   - Думаю, мой братец ничего тебе толком не объяснил и ты, как минимум, считаешь его психом.
  - Ну, я бы сказала иначе: он много чего мне рассказал, но менее ненормальным я его от этого считать не стала... Извини, Марго.
  - Что ж, тогда тебе стоит взглянуть на это. - И она нажала на какую-то кнопку на столике.
  То, что я увидела потом, сначала меня жутко напугало, а потом очень заинтересовало: Над столом засветился настоящий экран, вернее не настоящий, а голограммный. У нас я еще таких технологий не видела. Голограмма была такой четкой, что поверить, будто на столе нету телевизора было сложно. Дальше было еще интереснее. Делая пассы руками, Марго нажимала что-то на экране и наконец передо мной появилось очень реалистичное изображение, с выпуклостями и впадинами, никакое 3D изображение нашего мира не сравнится с тем уровнем изображения, которое я увидела в тот момент.
  - Вот смотри, сейчас ты увидишь краткий курс истории нашего мира, а затем решай сама: верить этому или нет.
  Я увидела примерно тоже, о чем мне рассказывал Максим, с той лишь разницей, что вся эта истории пришла у меня перед глазами. По окончании фильма, Марго выключила телевизор. Кстати, за время просмотра она меня просветила, что на их языке телевизор звучит как голоэкзор.
  Некоторое время мы молчали.
  - Мне нужно некоторое время, чтобы все это осознать. - Наконец выдавила я.
  - Конечно, Алиса. Честно говоря, ты и так хорошо держишься. Что касается меня, то я даже не представляю, какой бы была моя реакция, будь я на твоем месте. Боюсь, что отнюдь не такой спокойной. - Пристально глядя на меня, сказала Марго. - Ладно, пошли завтракать. Наша кухарка Лотта печет очень вкусные блинчики.
  
  Блинчики Лотты и правда были выше всяческих похвал, родители Максима и Марго старались вести между собой непринужденную беседу, давая мне таким образом углубиться в свои размышления.
  Когда завтрак подошел к концу, Марго позвала меня осмотреть их дом. А посмотреть действительно было на что. Это был огромный особняк в три этажа, обставленный с необычайным вкусом, лишенный всего лишнего и кричащего. Все, что было в этом доме, имело историческую ценность, и могло бы привлечь внимание заядлого коллекционера.
  - На первом этаже располагаются гостиная, столовая, кухня, все подсобные помещения и комнаты для слуг. - Начала экскурсию Марго. - В гостиной и в столовой ты уже была, а все остальные помещения вряд ли представят для тебя большой интерес, так что пошли на второй этаж.
  Мы поднялись по большой красивой лестнице выше и она продолжила свой рассказ.
  - На втором этаже располагаются комнаты для гостей, пошли я тебе их покажу. Каждая из них представляет собой какую-то композицию и имеет свое собственное название. Вот эта, например, носит название "Комната у моря". Сейчас ты поймешь почему.
  Действительно, войдя в комнату, мне вдруг показалось, что я даже слышу морской запах. Все здесь было выполнено в легких постельных тонах, на столиках и на полу стояли различного размера и формы морские раковины, ноги утопали в мягком песочного цвета ковре, а на стене было нарисовано огромное раскрытое окно, выходящее прямо на море. В это мгновение Марго что-то где-то нажала, и картина ожила, а откуда-то послышался шум прибоя. Я даже ахнула от реалистичности, раскинувшейся передо мной картины. Казалось, что я прямо сейчас смогу позагорать на этом пляже и искупаться в море. Я даже подошла к стене-иллюзии, чтобы проверить ее наличие.
  - Умопомрачительно!
  - Так и есть. - Засмеялась марго. - Здесь, кстати, можно включить и ночной режим со звездами и лунной дорожкой. Хочешь, немного посидим здесь? Шум прибоя очень расслабляет.
  - Да, с удовольствием. - И мы расселись на стулья вокруг столика, стоявшего прямо перед импровизированным раскрытым окном. После некоторой паузы, я задала ей вопрос, который внезапно возник у меня в голове. - Здесь так запредельно красиво, даже не могу представить, что может быть в других комнатах?
  - Так уж и не можешь? Твои комнаты, например, называются "Беседка в саду". Там предусмотрено повышенное количество растений, я бы сказала эдакий хорошо продуманный мини сад, следить за которыми входит в обязанности нашего садовника, и голограммный потолок, на котором, при желании, можно видеть вполне реалистичное небо, с солнцем, облаками и летающими птичками.
  - Ничего себе! Я ни о чем таком даже не догадывалась!
  - Конечно, ведь ты и пробыла то там в сознательном состоянии всего несколько минут. - Рассмеялась она.
  - Ну да... - Мне почему-то весело от этого замечания отнюдь не стало. Я почему-то вдруг остро почувствовала, что не принадлежу к этому миру и что несмотря на всю эту красоту, просто хочу домой. Марго, видимо, заметила смену моего настроения, поэтому быстро встала со стула и пригласительным жестом предложила последовать ее примеру.
  - Ну все, хватит сидеть! Давай я тебе лучше покажу галерею произведений искусств рода Гриффинов.
  - Покажешь что? - Пасмурное настроение как ветром сдуло.
  - Ну, так сказать галерею, где собраны все наиболее ценные вещи собранные за многие века представителями рода Гриффинов, я часто называю ее сокровищницей.
  - Она что, находится в этом доме?
  - Конечно! Этот дом сам по себе представляет не малую историческую ценность, поэтому тут совершенно нечему удивляться. Пошли, это тоже здесь, на втором этаже.
  Марго провела меня мимо нескольких дверей, наконец, она толкнула одну из них, отличающуюся от других затейливым узором из какого-то металла, и начала рассказывать множество историй, связанных с каждым предметом, находящимся в этой комнате. Здесь действительно было на что посмотреть! И потрясающей красоты украшения и невиданное оружие, сделанное так искусно, что невольно останавливаешься и начинаешь им любоваться, и многочисленные вазы и даже кое-что из одежды. В общем, настоящий музей! Под конец я даже несколько устала от количества мелькающих перед глазами красивых ярких вещей и историй связанных с ними. Но, несмотря на это, я бы выслушала все, что мне сегодня рассказывала Марго, еще раз.
  - Марго, у вас просто умопомрачительный дом. Все было настолько интересным, что мне даже жаль, что экскурсия подошла к концу.
  - Если ты думаешь, что я показала и рассказала тебе хотя бы половину из того, что есть в это доме, то ты глубоко ошибаешься. - Усмехнулась Марго. - Поэтому, если тебе будет интересно я всегда к твоим услугам.
  - Спасибо! Никогда не думала, что мне доведется увидеть подобное.
  - Да уж, настоящий музей. - Усмехнулась она. - Родовой особняк Гриффинов. Однако, я здесь жить не люблю. - Увидев мои удивленные глаза, она пояснила. - Видишь ли, побывать в музее это конечно хорошо, но жить в нем... Когда-нибудь я покажу тебе свой дом. Там все гораздо проще и пригоднее для жизни.
  В этот момент она нечаянной зацепила рукой стоявшую неподалеку вазу, и та чуть не разбилась. Лишь чудом Марго успела подхватить ее у самого пола.
  -Ну вот, я же тебе говорила. - Выдохнула она ставя вазу на место. - Ладно, с экскурсиями на сегодня покончено. Пошли вниз. Там нас ждет мастер Претего. Он лучший портной на всех Олимпийских островах!
  - Он что, будет брать у тебя мерки?
  - Ну, мои мерки он давным-давно уже знает, а вот твои ему еще предстоит снять.
  - Но мне нечем заплатить ...
  - Послушай, ты у нас в гостях, не может быть и речи о деньгах! - Перебила она меня.
  - Марго, я не могу принимать подобные подарки!
  - Алиса, неужели ты хочешь опозорить меня и моего брата, расхаживая в этом наряде по улицам!
  - А что с ним не так? - Удивилась я и оглядела себя придирчивым взглядом. - По-моему, я неплохо выгляжу.
  - Выглядишь ты просто замечательно, но только не для нашего мира. Видишь ли, у нас все приличные дамы ходят в нарядах, закрывающих ноги до середины икры и ниже, ну, в крайнем случае, за колено, и то летом. К тому же это не прилично появляться в одном и том же наряде утром и вечером.
  Сама она была одета в платье длинного покроя, но такого же яркого цвета, как и ее мать. Поначалу я удивилась выбору именно такой цветовой гаммы, но со временем поняла, что они то как раз одеты совсем не пестро. Их платья сочетали не более трех-четырех ярких оттенков, и все они гармонировали между собой, в то время как наряды других обитателей Запретного города насчитывали не менее пяти-десяти, и это не учитывая более спокойных цветов, которые тоже присутствовали при составлении гардероба.
  - У вас что, вообще нет коротких юбок?
  - Ну почему же, есть. Только их носят лишь те, кто хочет более прозрачно обозначить род своей деятельности. - Она увидела мои изогнутые в удивлении и непонимании брови и добавила. - В общем, дамы легкого поведения.
  Я охнула, и порадовалась, что еще не успела выйти на улицу, а потом еще одна мысль заставила меня покраснеть.
  - И что твои родители обо мне подумали, когда я появилась перед ними в таком виде? - И я тут же уставилась на свои голые коленки.
  - О, не переживай, они в курсе того, как одеваются за пределами Запретного города.
  - Не думала, что вы такие снобы. Живете гораздо больше нашего, а испытываете подобные предубеждения в одежде!
  - Алиса, поверь, у нас в истории были разные моменты. Было время, когда мы вообще практически ничего не носили. Но нынче мода диктует свои условия, и мы, как ее преданные слуги, следуем ей. Уже несколько столетий наши дамы предпочитают одеваться именно так, не думаю, что тебе именно сейчас захочется рушить сложившиеся стериатипы.
  - Марго, тебе никто не говорил, что ты можешь уговорить кого угодно на что угодно? - Спросила я, тем самым соглашаясь на все, что она мне приготовила.
  Она лишь неоднозначно пожала плечами и загадочно улыбнулась.
  - Леди Маргарита, мадемуазель Алиса, леди Эмилия звала вас к обеду. - Поклонившись, проговорила молоденькая горничная, только что подошедшая к нам.
  Для меня подобное обращение было в новинку, и я чуть не прыснула со смеху, но вовремя сдержалась.
  - Ого! Неужели уже прошло так много времени! Алиса, кажется, время в твоем обществе летит незаметно! Пошли, надеюсь, мастер Претего составит нам компанию за обедом.
  Мужчин, кроме швейных дел мастера за столом не было и в течение обеда мы вчетвером увлеченно обсуждали фасоны платьев и их расцветку. Хотя, если честно, то обсуждали все Пьер, так оказалось звали мастера Претего, Марго и леди Эмилия, а я лишь и удивлялась нюансам их моды и кивала, да или нет, если они меня о чем-то спрашивали. Под конец, я вообще перестала что-либо соображать и кивала головой как болванчик.
   После того, как обед подошел к концу, мне пришлось покорно идти вместе с Марго и Пером в гостиную.
  На удивление, он оказался довольно молодым человеком, лет двадцати пяти, не больше. Я даже удивилась, когда это он успел стать лучшим из лучших? Но дело свое он знал. Мерки были сняты быстро, а вот в ворохе тканей нам всем пришлось довольно долго разбираться и выбирать нужные расцветки. Под конец я совсем одурела от мелькания цветов и фактур. В конечном итоге, Марго сжалилась надо мной и попросила Пьера зайти к ним завтра в это же время.
  - Фууу, - вырвалось у меня, как только он вышел, - а почему бы просто не сходить в магазин и не купить уже готовую одежду? - Спросила я.
  У Марго сделался такой удивленно-оскорбленный вид, что я даже пожалела о своем вопросе. Но потом она улыбнулась и пояснила:
  - Все время забываю, что ты нездешняя. Дело в том, что в нашем квартале никто не покупает готовую одежду. - Увидев в моих глазах немой вопрос она сказала. - Это дурной тон. Никто не поймет, если кто-либо из рода Гриффинов купит платье, сшитое не по их личным меркам. Да и вообще, для людей, живущих в нашем квартале, ее только шьют. - Повторилась она.
  - А что значит в вашем квартале? Сколько у вас их вообще? И что, есть какое-то жесткое деление на ваш и наш квартал? - Вопросы просто сыпались из меня градом.
  - Эй-эй, подожди, я все тебе расскажу, только по порядку. - Прервала меня Марго и даже подняла для этого две ладони вверх, чтобы остановить поток моих вопросов. - Давай я принесу сначала карту города, тогда тебе будет понятнее.
  Она оставила меня в гостиной, а сама куда-то запропастилась. Когда она, наконец, вошла, держа в руках маленький продолговатый прямоугольник, я горела нетерпением.
  - Итак, - сказала она, расчищая стол, - я принесла свой переносной компьютер. Сейчас все загрузится.
  - Это компьютер?
  - Конечно! А разве у вас он выглядит по-другому? - Спросила она, нажимая на этот небольшой пенальчик, над которым сразу же засветился экран, который она тут же увеличила просто раздвинув указательные пальцы в стороны.
  Карта была настолько реалистичной, что мне даже сначала показалось, что это вид на город в режиме реального времени. Однако, присмотревшись, я поняла, что это не так.
  - Вот, смотри. - И она ткнула пальцем в середину карты. - Это дворец Императора, Олимп.
  - Как странно он называется. - Ухмыльнулась я. - У нас, ну то есть в нашей истории, древние греки считали, что Олимп - это священная гора, и что там живут боги.
  - Поверь мне, наш дворец называется так гораздо дольше. Какое-то время, он действительно там располагался, поэтому я не удивлюсь, если их богами были мы, а название горы, пошло от имени нашего дворца. Кстати, тебе обязательно надо его увидеть. Поверь мне - это не забываемое зрелище! - При этих словах, она как-то хитро улыбнулась.
  - Да уж, интересные открытия меня здесь ожидают. А почему это ты так загадочно улыбаешься?
  - Сама потом все поймешь, а пока давай смотреть дальше. Вот, видишь, вокруг замка находятся обширные сады, а за ними также по кругу распложены улицы.
  Действительно, вся карта представляла собой круги, которые расходились от центра, как круги на воде, после того как туда бросишь камень. Каждый круг-квартал на карте четко обозначался разделительной полосой, как пояснила Марго, широкой дорогой.
  - Но зачем делать на столько четкие разделительные границы?
  - Ну, во-первых, тебе много еще что нужно узнать, чтобы все понять, а во вторых, это не просто дороги, в них вмонтированы силовые установки. Когда возникнет опасность для города, все силовые установки включатся на полную мощность, и врагу, чтобы добраться до замка и Императора, придется сильно попотеть. А если честно, то преодолеть все активированные круги установок пока не под силу никому.
  - Супер! А что эти поля конкретно делают?
  Она посмотрела на меня как на маленького ребенка, которому приходится объяснять прописные истины, и ответила:
  - Они не дают пересечь их границу. Когда к ним прикасается какой-либо предмет, то они его просто отбрасывает, а если нечто живое, то оно сгорает, поджаривается в общем.
  - Не плохо. - Сказала я, а сама подумала, что имея такие технологии, они должны были победить нас, в свое время, в два счета. Когда я озвучила Марго свои мысли , она ответила.
  - Ты права, только мы стали такими предусмотрительными отнюдь не сразу, что и привело к тому, что мы имеем сейчас. Поэтому здесь мы сделали все, чтобы обезопасить свой народ. Пусть даже перед нами и не стоит такой угрозы. - Взгляд ее затуманился, и было видно, что она о чем-то сильно задумалась. Но Марго быстро опомнилась, встрепенулась и продолжила свой рассказ.
  - Так вот. Каждый квартал имеет свое собственное название и в нем живет определенный слой населения. Например, в нашем квартале живут знатные богатые люди, наиболее приближенные ко двору Императора. Называется он - Меркурианский, а нас часто зовут меркурианцами. Правда я слышала, что в более бедных кварталах нас обзывают курами.
  Я прыснула со смеху. Но Марго меня не поддержала.
  - Это, кстати, очень оскорбительно.
  - Извини, я не хотела тебя обидеть. - Тут же извинилась я, пытаясь сдержать рвущийся на волю смех.
  - Следующий квартал называется Венерийанским, и живут там тоже знатные люди, однако менее обеспеченные. Потом идет квартал Земли, где расположены различные магазины, лавки, мастерские, кафе, бары, рестораны, в общем, практически вся сфера обслуживания. Далее следует квартал Марсиан, где живут состоятельные горожане, потом квартал Юпитера.
  - Здорово! Получается, что вы создали модель нашей вселенной в миниатюре. Олимп олицетворяет Солнце, а названия остальных кварталов соответствуют планетам нашей солнечной системы.
  - Именно. - Улыбнулась Марго.
  - Да, а кто у вас живет на Юпитере. - Попыталась с острить я.
  - Там живут люди победнее. Кстати, как раз там располагаются все наиболее злачные места: дешевые бордели и бары, а также игорные заведения. Император их ненавидит, но запретить совсем не может, иначе игорный бизнес совсем уйдет в подполье и вряд ли исчезнет. Уж лучше иметь над ними хоть какой-то контроль. - Тут она взглянула на меня. - Что ты на меня так смотришь?
  - У вас есть бордели и игорные дома? - Я, мягко говоря, была сильно удивлена. Мне казалось, что такая древняя расса людей должна была давно изжить подобные вещи.
  - Алиса, мы такие же люди, как и вы. И у нас точно такие же пороки, просто живем мы дольше и пороки у нас древнее. Да, методом проб и ошибок, мы установили правила, которые подходят нам и позволяют создавать покой и порядок в нашем мире. Однако, за последние столетия мы многое потеряли как в техническом, так и в моральном плане. Мы разрушаемся не снаружи, а изнутри.
  - Но почему?
  - Все просто и сложно одновременно. Видимо высшие силы решили, что мы достаточно пожили на белом свете. Наша раса вымирает. - Она увидела мои расширившиеся от ужаса глаза, и объяснила. - О, никакие неизлечимые болезни нам не угрожают и никакие внешние факторы тоже.
  - Тогда что же?
  - Тебе известно, как и почему у нас появляются дети?
  - Ну, в общих чертах. Максим что-то рассказывал. Кажется, для этого нужна любовь и желание обоих родителей.
  - Именно. И когда он только умудрился тебе все это рассказать? - Удивленно заметила Марго. - Любовь - это, то чувство, которое помогает людям пропускать через себя огромную энергию, высшую силу, которая приобщает нас к вселенной и позволяет выполнять предназначение великого разума или Бога, называть можно по-разному. А взаимное желание родителей иметь ребенка позволяет этому огромному потоку стать спусковым механизмом, позволяющим паре зачать ребенка.
  - Ух ты, я и не думала, что все так... так глубоко.
  - Да, у нас все происходит именно так. А теперь представь, что исчезла любовь.
  - Но тогда все эти потоки, как ты говоришь, так и будут бежать мимо, а вместе сними и мечты о детях.
  - Именно. - И она опустила глаза, а плечи ее поникли. - Любовь в нашем мире исчезла, даже сильная взаимная симпатия стали редкостью, а дети уже несколько лет не появляются на свет вовсе. Это значит... - Ее голос сошел на нет, и она умолкла вовсе.
  - Это значит, что у нас нет будущего.
   Прозвучавший голос заставил нас подпрыгнуть и повернуть головы к двери. Там стоял Максим и смотрел на нас своими умопомрачительными синими глазами, в которых светилась грусть и что-то еще, чего я пока не могла понять.
  - Дамы, пора ужинать.
  
  Поздно вечером ложась в постель, я поняла, что это был самый длинный день в моей жизни.
  
  
  Глава 13 Олимпия
  
  Когда у меня появился новый гардероб, мы, наконец, смогли выйти на прогулку. К этому времени я уже сгорала от нетерпения! У Гриффинов конечно умопомрачительный дом и очень красивый сад, но мне еще столько всего хотелось понять об этом мире и увидеть, что я просто рвалась выйти в город. Если бы не это, то я бы расстраивалась гораздо больше, ведь все это время я практически не видела Максима. Он постоянно был на службе, а когда приходил, то проводил все свободное время в кабинете у отца или в своей комнате. Поэтому все свое свободное время, а у меня его было предостаточно, я поводила с Марго. Однажды я ее спросила, чем она занимается в жизни, мне было удивительно, что она все время находилась со мной.
  - Я военнослужащая, как и мой брат.
  - Ты солдат? - Мое удивление не имело границ. Марго могла быть кем угодно, но только не военным.
  - Ну не солдат, а офицер. И нечего так удивляться! Мне нравится моя работа. Кстати, у нас является большой проблемой то, что молодежь нынче не хочет следовать своему родовому призванию, особенно молодые люди знатного происхождения. Им все больше подавай развлечения, а когда это их не удовлетворяет, они впадают в депрессию, с которой порой не могут справиться даже наши целители. Я же не хочу приобщаться к их компании праздно шатающихся и вечно жаждущих развлечений.
  - И чем же ты занимаешься в качестве военнослужащей?
  - Я занимаюсь тем, что контролирую пространственные тоннели в Запретном городе.
  - Контролируешь что?
  - Пространственные тоннели. Прости Алиса, я и забыла, что в вашем мире вы далеки от подобных технологий. Видишь ли, в Запретном городе для нас открылся новый способ перемещаться в пространстве. Для этого не нужны какие-либо средства передвижения. Нужен лишь передатчик, искривляющий пространство так, что ты попадаешь из пункта А в пункт Б просто, скажем, перешагнув порог.
  - Это как в фильме "Гостья из будущего?"- Сказать, что я была удивлена, так это ничего не сказать.
  - Каком? Не знаю я таких фильмов. Тем более, что перемещаться во времени мы все-таки не умеем, только в пространстве.
  - Поняла, рассказывай дальше.
  - А что дальше? Я много чем занимаюсь, например, слежу, чтобы постоянные тоннели качественно функционировали, и их не пересекали не зарегистрированные лица, а те тоннели, которые открываются для одного перехода, имели на это разрешение. Все это отражается на нашем компьютере. Не санкционированные переходы тоже случаются, тогда наступает черед Группы быстрого реагирования. Здесь очень важно открыть тоннель точно и во время. Эта работа мне особенно нравится, здесь все решают секунды и опыт наводчика.
  - Ух ты! Как интересно. А почему же ты сейчас находишься здесь?
  -За тобой приглядываю! - И она рассмеялась. - Шучу, просто я в отпуске и решила в кои-то веки навестить родителей и оттянуться в Олимпии.
  Сказано это все было весело и непринужденно, но мне почему-то показалось, что первая часть фразы может и отчасти, но все-таки правда. Но я решила отогнать от себя эти мысли. Тем более, если бы мне пришлось выбирать, с кем проводить время, я все равно выбрала бы Марго.
  Итак, мы, наконец, вышли на прогулку. То, что я увидела, можно было бы описать многими словами и придумать массу восхваляющих эпитетов, но, в конце концов, на ум приходит только одно слово - гармония.
  Никогда прежде я не видела такой красивой улицы. И дело было совсем не в цвете и форме зданий, хотя это тоже важно. А в том, что насколько вся улица представляла собой единую архитектурную композицию. Все здания здесь были разными, но ни одно из них не выпячивалось, не стремилось задавить все остальные крикливой роскошью и излишней помпезностью, не было ни одной уродливой башенки, ни одной лишней детали. Их всех объединяло еще одно качество: древность. Казалось сами камни, из которых были сделаны дома и даже мостовая источали мудрость веков. При этом нигде не было видно и тени разрушения или разложения, которые так или иначе должны подкрадываться ко всему сущему. Даже дорога, по которой мы шли, была ровной и гладкой, не смотря на то, что состояла из ровных квадратных камней, подогнанных так, что по гладкости она вполне могла бы сровняться с нашим асфальтовым покрытием. Казалось, все вокруг просто, но в тоже время очень красиво, изысканно и со вкусом. У каждого дома имелся сад, поэтому казалось, что вся улица утопает в зелени и цветах.
   Маргарита объяснила мне, что подобная красота свойственна отнюдь не всем кварталам города, а тот в котором находимся мы, считается красивейшим и древнейшим не только в Олимпии, но и во все Запретном городе.
  - Сейчас так не делают. - С сожалением вздохнула она.
  -Но почему? - Удивилась я.
  - Видишь какая у этих домов, даже у самой брусчятки по которой мы идем, кладка?
  Я пригляделась.
  - Она идеальная! - Воскликнула я. - Такой впечатление, что все это сделали только вчера.
  - Все верно. Каждый камень подогнан с такой точностью и так идеально ровен, что ваши инженеры удавились бы от зависти. А сам материал? Посмотри. Это не просто обычный камень или гранит.
  - Тогда что это?
  - Это стеорит. Этот материал создали еще древние. Он практически не подвластен времени, не крошится, не раскалывается, не подвержен эрозии или коррозии, да практически ничему. Что делает его обработку очень сложным процессом, а создание этого материала в наше время уже не возможным.
  - Но почему? Я не понимаю.
  - Мы утратили эти знания, как и многие другие. - Она погрустнела, но все же продолжила рассказ. - Стеорит мы еще в состоянии обработать. Но какой в этом смысл, если его запасы давным-давно подошли к концу? Очень многие секреты мастерства уходят вместе с их носителями, потому что они не смогли передать их своим детям.
  - Это из-за нежелания их детей работать и что-то познавать?
  Марго посмотрела на меня как на полоумную.
  - Ты что! Такими знаниями нельзя пренебречь, даже если ты последний раздолбай! Я же уже говорила, что все дело в том, что детей с каждым годом рождается все меньше. Эта проблема возникла не в один день. Сокращение нашей численности происходит уже очень давно.
  - Но неужели нельзя каким-то образом записать свои знания, заснять на видео и сохранить их для потомков! Для вас же это не проблема!
  - Наверное, можно... только никто не захочет раскрывать свои родовые секреты кому-то, кроме представителя своей семьи.
  - Но это же не правильно! Ведь такие важные знания пропадают! - Я была в недоумении таким подходам к вещам.
  - Ты права. - Невесело усмехнулась она. - Только кому они будут нужны, эти знания, если после нас уже никого не будет?
  Я не знала, что на это ответить и видела, что Марго совсем скисла, поэтому я решила перевести разговор в другое русло.
  - Вот смотрю я на эту улицу, дома и думаю, что совсем не так представляла себе город такого высокотехнологичного народа.
  - И как же ты себе его представляла? - С интересом спросила Марго.
  - Ну, у нас в фильмах про будущее показывают сверхсовременные высоченные здания, упирающиеся в небо, летающие на разных высотах мобили и , как ни странно, ни одного деревца в городе. Примерно так я поначалу и представляла ваш мир.
  Марго рассмеялась и округлила в шуточном ужасе глаза.
  - И так люды представляют свое будущее? Это же ужас какой-то! Нет, люди никогда так жить не будут, хотя город Итилион действительно чем-то напоминает твой рассказ, только зеленью там уж точно никто не пренебрегает. Олимпия же, самый старый город, можно сказать Олимпия - это матриарх других городов, она несет на себе отпечаток вашего мира, когда люди еще жили на той стороне.
  - Ты так интересно рассказываешь, что тебе в пору экскурсии вести.
  - Неет, работа у меня уже есть.
  И мы весело рассмеялись.
  - Марго, я что-то не пойму, сейчас же осень, а у вас все зеленеет и в цветах?
  - Да, - ее глаза хитро блеснули, она улыбнулась и заговорщицки прошептала, - то, что я тебе сейчас расскажу - это большая тайна. - Я застыла в недоумении, а она вдруг расхохоталась и сказала. - У нас весна!
  - Как весна?
  - А вот так. Когда была создана наша вселенная получилось так, что порядок времен года стал отличен от вашего. Вернее даже не отличен, а просто сместился. Т.е. когда у вас осень, то у нас весна, а когда зима - лето.
  - Удивительно! А почему ты раньше мне не рассказала?
  - Было интересно, когда ты заметишь разницу.
  - Ну и как?
  - Быстро.
  Мы снова рассмеялись и продолжили экскурсию.
  - Смотри, видишь этот дом. Посмотри он такой белый, что кажется, будто можно посмотреться на его стены и увидеть свое отражение. Говорят, слуги моют его стены каждую неделю.
  - Ничего себе! А кто в нем живет?
  - Лорд-целитель Альберт из рода Мавериков. Видимо он так привык на работе к стерильности, что у него на этой почве образовался пунктик. Я слышала, как наши слуги шептались, будто он впадает в истерику каждый раз, когда видит грязное пятно или неубранные вещи.
  - Ужас какой! Так ему самому к врачу надо нервы лечить!
  - Прости к кому?
  - Ну, к целителю, то есть.
  - А, да, в этом ты права!
  - А вот это дом лорда-смотрителя вод.
  - У вас и такой имеется?
   - А как же, должен же кто-то отвечать за то, чтобы водоемы не загрязнялись, и нам поступала чистая питьевая вода. Обязанностей у него, конечно, побольше, но я думаю, тебе это будет не интересно.
  Так весело болтая, мы обошли весь Меркурианский квартал. На улице постоянно попадались какие-то люди, в основном знакомые Марго. Мы каждый раз останавливались, здоровались, и она представляла меня. Еще дома мы договорились, что пока никто не должен знать о том, что я люд. Поэтому они будут представлять меня как дочь маминой подруги, которая живет далеко на островах Аллари. Эти острова мало обитаемы и мало интересны из-за своего каменистого ландшафта. Однако эта подруга леди Эстер из рода Амори действительно там живет со своим мужем и занимается какими-то научными исследованиями. Детей у них, правда, нет, потому что поженились они не по любви, и даже не по большой симпатии, а скорее по интересам, ну или как они говорят, чтобы было с кем скоротать век.
  Прогулка нас немного утомила, поэтому мы зашли в небольшую кофейню, которая располагалась не далеко от нашего дома. Там было очень уютно и всего три столика, которые пока пустовали. Мы заказали по чашке кофе и какое-то пирожное, на котором настояла моя спутница.
  - Марго, мы гуляем уже довольно долго, но я еще ни разу не видела ни одного средства передвижения.
  - Тебе просто не повезло. - Рассмеялась она. - Поверь, у нас отнюдь не все любят ходить пешком. Вот смотри. - И она указала на даму, которая держалась за некое подобие руля, который крепился на трость. Эта трость в свою очередь крепилась к овальному основанию на котором стояла женщина. Самым интересным было то, что вся эта конструкция вместе с женщиной парили над землей в сантиметрах двадцати, а она легким движением руки направляла руль в нужном ей направлении.
  - Но как это возможно! - моему удивлению не было предела.
  - Силовое поле. Мы нашли для него много применений. Такая установка совершенно безопасна, разумеется, если правильно ею пользоваться, и она не загрязняет окружающую среду. Она называется Муравей, потому что может поднять вес гораздо больше своего собственного.
  - Здорово! А если нужно, например, путешествовать вдвоем или втроем, или просто вещи с собой взять?
  - Муравей предназначен для прогулок и развлечений. Для всего остального у нас существуют машины.
  - Такие же как у людов?
  - Не много другие, работают они на силовом поле и, боюсь, что они все-таки не такие быстрые как ваши.
  - А где же они все подевались?
  - Мы вышли гулять после обеда. В это время Меркурианская знать любит отдохнуть, скоро они выйдут на прогулку. Смотри, что я тебе говорила.
  Действительно, по дороге, вернее в нескольких сантиметрах над ней ехал автомобиль. Он и вправду чем-то напоминал наши модели, только был какой-то более гладкий и правильный, что ли. Пока человек не вышел из машины, мне вообще казалось, что у нее нет двери, а стекла и фары являются лишь более прозрачным продолжением корпуса.
  - Ого, ничего себе. У нас бы за такую машину отдали бы кучу денег.
  - А она и здесь стоит не мало. О, да это лорд Такиш. Тот еще денди. Что он здесь интересно делает?
  - Ты его знаешь?
  С виду он был лет тридцати - тридцати пяти и казался очень привлекательным.
  - Как ты уже успела заметить, я много кого знаю. Но этого скоро узнаешь и ты. Это лорд-военачальник северных врат. Он часто бывает у нас в доме. Отец ему доверяет и часто советуется. Хотя я бы с ним не стала обсуждать серьезные вещи.
  - Это еще почему?
  - Не знаю. Мне кажется, что он не тот человек, которому нужно доверять, и я таких не люблю. - Говорила она сейчас очень серьезно и явно что-то не договаривала, но она тут же встрепенулась и опять защебетала как завзятая сплетница. - Кстати, ты знаешь, что до недавнего времени он был начальником Максима.
  - Да? Интересно. - Улыбнулась я. - А что ему понадобилось в аптеке? Приболел, что ли?
  - Да не похоже, вид у него уж больно цветущий. Мне кажется, что он все пытается зарастить намечающуюся плешь. Вот бы ему дали не то лекарство.
  - А ты злая. - Я рассмеялась, потому что не ожидала таких мыслей от своей подруги.
  - А что? Я люблю над ним подшутить по этому поводу, когда он к нам приходит. Он при этом так злится, что даже губы белеют, но в присутствии моего батюшки он может только мило улыбаться и говорить учтивые вещи.
  - Да за что ты на него так взъелась?
  - Как-нибудь потом расскажу. А ты пока попробуй это пирожное. Бьюсь об заклад, что ты попросишь еще.
  
  
  Глава 14 Энн
  
  Огни танцпола мигали в бешеном темпе, а тела людей извивались в танце. Всюду сновали официанты с рожками на голове, а смеющаяся рожица дьяволенка на эмблеме игриво подмигивала с их плеч. Легкая дымовая завеса придавала клубу, и всем кто в нем находился легкий налет загадочности.
  Так считала Энн. Она любила сюда заглядывать, пару раз даже была с Максом, но, в последнее время, он куда-то запропастился и не отвечал на ее звонки. Однако, это с ним иногда случалось, поэтому она особо не переживала. Кто еще согласится терпеть этого зануду, зацикленного на своей работе? Но он ей нравился. Особенно ее привлекало его тело: подкаченное и подтянутое, но при этом в его облике совсем не чувствовалось перебора, как у тех качков, у которых от собственных мышц и их значимости съезжает крыша. А еще Макс умел обращаться с ней как с женщиной: бережно и с уважением. Сейчас таких мужиков мало, она-то это точно знала. Поэтому предпочитала пока хранить ему верность. Не из высоких моральных принципов, конечно, но Макс был слишком зациклен на чести и не потерпел бы измен.
  Барная стойка как всегда была занята, но знакомый бармен быстренько освободил для нее один из стульев. Она одарила его обворожительной улыбкой и заказала себе мохито, оставив ему при этом приличные чаевые. Все знали, что Энн умеет быть щедрой, если хочет конечно. Сегодня ей было скучно, и она не хотела танцевать, поэтому взяла бокал и стала рассматривать окружающих. Однако в этот момент к ней подсел мужчина и обратился так, будто они знакомы.
  - Энн, добрый вечер. Вы сегодня просто обворожительны. - И окинул ее оценивающим взглядом.
  А посмотреть действительно было на что. Длинное платье облегало идеальную фигуру, а полупрозрачная искрящаяся материя мало что оставляла для полета фантазии. В Запретной городе каждая уважающая себя девушка носила длинное, только вот ткань можно было выбрать любую, тем более в такое место как это. Длинные светлые волосы были завиты и ниспадали на плечи соблазнительными локонами.
  - Спасибо. Не думаю, что мы знакомы. - Мужчина показался ей неприятным, тем более, что был не в ее вкусе и обратился так фамильярно. Энн - она только для друзей, для всех остальных - леди Анна.
  - Так и есть. Однако, я смотрю, вы здесь одна и скучаете?
  Он впился в нее своими маслянистыми глазками, что не вселило в нее ничего кроме отвращения.
  - Может быть, однако я и дальше предпочту скучать в одиночестве.
  - А по-моему глупо сохранять верность тому, кто уже давным-давно забыл о вас думать. - Он понизил голос и наклонился к ее уху, чтобы она все расслышала.
  Она не ожидала подобной фамильярности и невольно поморщилась.
  - Вас не спросила, что мне делать. - Энн не на шутку рассердилась, но любопытство все-таки победило. - Что вы вообще имеете ввиду?
  - А то, моя милая, что Максим променял тебя на какую-то брюнеточку.
  Энн была не дура и поняла, что этот тип появился здесь не просто так ради праздной беседы. Первым ее побуждением было послать его на все четыре стороны и отойти от него подальше, однако, ревность и уязвленное самолюбие взыграли в ней не на шутку, поэтому она осталась на месте и задала следующий вопрос.
  - Что за чушь, откуда вам это известно?
  - Она, кстати, гостит сейчас в доме его родителей, - пропустив мимо ушей ее вопрос продолжил незнакомец, - а он, вдруг, тоже решил обрадовать их своим присутствием. Интересно, почему он воспылал сыновними чувствами именно сейчас?
  - Моя личная жизнь вас не касается, а с Максом я разберусь сама. - Она была так рассержена, что не желала больше находиться рядом с этим типом, тем более, что при желании дальнейшую информацию она добудет сама. Поэтому девушка, высоко держа голову, элегантно соскользнула со стула и, не попрощавшись, дразнящей походкой направилась к знакомой компании, которую недавно приметила.
  "Сегодня ночью точно напьюсь. А с Максом надо бы поговорить... Со мной так поступать нельзя!" - Подумала Энн.
  Мужчина тем временем с довольной улыбкой направился к выходу.
  
  
  Глава 15 Перелом
  
  Месяц прошел как один день. Нет, не может! Но это было чистейшей правдой. Время здесь бежало не просто незаметно, оно неслось галопом и исчезало в пространстве. Все в этом мире было так ново, интересно и не обычно, что каждый день открывал какие-то новые чудеса, а вечером я в изнеможении валилась на постель и засыпала без каких либо сновидений.
   Кстати, я начала учить их язык, по крайней мере тот, что в ходу на Олимпийских островах. На самом деле, существует около пяти языков и чуть больше наречий. Однако, постичь их все я вряд ли когда либо смогу при всем своем желании, хотя Марго говорит, что самыми сложными являются только два из них, а остальные чем-то похожи и не вызовут у меня затруднений, если я захочу изучить и их. Также меня радовало, что если я окажусь ленивой и не захочу изучать другие языки, то одного олимпийского мне вполне хватит. Этот язык знает каждый человек Запретного города независимо от родного языка, поэтому его еще называют общим. Многие жители Запретного города знают их как минимум четыре, ведь не стоит забывать еще и о языках Старой земли, как они иногда называют наш мир. Им со школы преподают один из наших языков, чаще всего тот, в страну которого выходят башни миров.
  Дело продвигалось не очень быстро, но я честно старалась усвоить все, что мне говорила Марго. Иногда к этому процессу подключалась и леди Эмилия, с ней обучение шло гораздо быстрее. Из нее вышел бы замечательный преподаватель.
  Однажды к нашим урокам присоединился и Максим.
  - Что это вы тут делаете? Опять шепчетесь обо всем на свете? - Спросил он, заходя в комнату, где у нас проходил очередной урок.
  - На этот раз мы стараемся шептаться на общем языке.
  Максим в удивлении изогнул брови.
  - И как это у вас получается?
  - Ну, пока довольно слабо. - Отозвалась я с сожалением.
  - Не говори ерунды, у тебя все очень хорошо получается. Я бы сказала, что у тебя способность к языкам. - Видимо стараясь меня поддержать, сказала Марго.
  - А можно и мне поучаствовать? На чем вы остановились?
  - Пока мы просто изучаем слова и предлоги. - Ответила Марго.
  - Я как раз спросила, как на общем будет космос. - Отозвалась я.
  - Оземос. - Ответили они в один голос.
  - Кстати, давно хотела спросить: Вы летаете в космос? Если да, то на каких планетах побывали, и есть ли какая-нибудь другая форма жизни в нашей галактике? - Мне было страшно интересно и мне натерпелось задать еще уйму новых вопросов на эту тему.
  - Алиса, дело в том, что мы не можем летать в космос. - Ответил мне Максим и увидел явное разочарование на моем. - Как бы тебе это объяснить... Наш мир не является какой-то новой вселенной, он лишь отражение той, которая уже существует, то есть той вселенной, в которой живет ваш народ. Этот мир - это уменьшенная копия вашего, так сказать карманчик в вашей структуре мира, но с существенными отличиями, которые наложил на нее другой путь развития. Остальная же вселенная не является частью нашего мира, то, что мы видим в небе по ночам, как бы это объяснить, - это лишь отражение вашего мира.
  - Оказывается, вам пришлось многим пожертвовать при переходе в Запретный город.
  - Это так.
  - Честно говоря, я не верю, что за все это время вы ни разу не хотели вернуться и отвоевать мир ваших предков.
  Казалось Максим был искренне удивлен поворотом моих мыслей.
  -Ну почему же не хотели... на этот случай в момент нашего переселения и были созданы башни переходов, с помощью которых мы можем попадать в ваш мир и обратно. Я не знаю, как они функционируют, но именно из-за них любые захватнические мероприятия не возможны.
  - Как это? - Вырвался у меня возглас удивления.
  - Не знаю. - Развел руками Максим. - Но любой житель Запретного города знает, что это не возможно и именно из-за этих башен.
  - А вы не пробовали их разрушить? - Задала я закономерный вопрос.
  - Нет. Если хотим и дальше существовать как вид...Эти башни - якоря скрепляющие наши миры. Что будет, если их разрушить не сможет предположить ни один смертный.
  Рассказывая все это, Максим невольно облокотился на маленький столик за которым мы сидели и наклонился в мою сторону, а я, слушая его, отзеркалила его позу. В результате, когда он окончил свой рассказ, между нами оказалось не больше тридцати сантиметров. И только в этот момент мы оба осознали это. Я, словно загипнотизированная, не могла отвести от него взгляда, голова кружилась от осознания его близости, я вдруг всей кожей ощутила, что он находится на расстоянии вытянутой руки от меня. Казалось, сам воздух между нами наэлектризовался.
  - Слушайте, я вдруг вспомнила, что забыла... позвонить мастеру Претего и заказать у него... кое что. - Раздался, казалось, с другой планеты, голос Марго. - Я скоро вернусь. - И она выскользнула из комнаты.
  Мы оба смутились, и в комнате повисло неловкое молчание. Я не нашла ничего умнее как встать, подойти к окну и заговорить о погоде.
  - Какой сегодня солнечный день, просто диву даешься. - Начала я тараторить, с преувеличенным восторгом, чтобы как-то скрыть охватившее меня смущение.
  - Алиса...
  - Ты знаешь, в Москве гораздо меньше солнечных дней, чем у вас.
  - Алиса...
  - Кстати, ты не знаешь чем это вызвано?
  - Пожалуй, мне лучше уйти. - Наконец прервав мой словесный поток, сказал Максим и вышел из комнаты.
  В этот момент я почувствовала себя полной дурой. Неужели я как-то умудрилась его оттолкнуть?
  
  Самое ужасное, что подобная история повторяется почти все время. Я откровенно недоумеваю: что же между нами происходит? Ровно месяц назад, в день моего появления здесь он признался мне в любви, и я была счастлива, напугана, но счастлива. А теперь он откровенно меня избегает. Возможно, все можно было списать на его работу, ведь Максим нес службу в императорской гвардии, и ходить в караул ему приходилось посменно, поэтому иногда он появлялся с самого утра, иногда к ужину, а иногда и ночью. Однако, были у него и выходные. В основном, он всегда был чем-то занят, но если мы все-таки оказывались с ним в одном помещении, то вел себя как-то странно.
  Самым непостижимым было то, что пока в комнате присутствовал кто-то третий, мы просто не могли оторваться друг от друга, он рассказывал мне массу всяких интересных историй, хотя чаще просил сам что-нибудь рассказать. Я видела, что нравлюсь ему, видела, как он смотрит на мои губы, даже чувствовала, как между нами накаляется атмосфера, когда мы оказываемся на расстоянии вытянутой руки. Однако, стоило нам остаться одним, как тут же повисало неловкое молчание и под каким-нибудь предлогом он уходил. Я хотела как-то изменить подобное положение дел, но подчас сама так нервничала в эти моменты, что говорила и делала одни только глупости. Мне страшно хотелось прикоснуться к нему, поцеловать, рассказать о своих чувствах. Но мечтать об этом одно, а перейти к конкретным действиям совсем другое. Напряжение между нами росло день ото дня, но отношения так и не сдвинулись с мертвой точки.
  В такие моменты я почему-то ощущала себя покинутой и преданной. Хотя, по сути, он ведь мне ничего не обещал, а попросил лишь остаться, чтобы разобраться с какими-то формальностями и, отчасти, в том, что между нами происходит. И зачем я только осталась? Чем я вообще думала? Из-за этой истории вся моя такая привычная и устроенная жизнь полетела в тар-тарары. Однако, стоит взглянуть правде в глаза: если бы я знала обо всем, что меня здесь ждет тогда, когда Максим попросил меня остаться, я бы, все равно осталась. Так что нечего заниматься самоедством.
  Я решила посмотреть на ситуацию здраво, так сказать со стороны. В конечном итоге, взвесив все имеющиеся у меня факты, я пришла к выводу, что он, видимо, сам не знает, что делать со мной и с тем, что попросил меня остаться. Скорее всего, он, наконец, разобрался в себе и решил, что поторопился с выводами. Видимо, для него, как и для других представителей его народа, любовь к люду так и осталась невозможной. Скорее всего, обычное желание он принял за любовь, а теперь раскаивается в том, что наговорил. Объяснить его поведение за последний месяц другими вещами я просто не могла.
  От подобных мыслей мне становилось ужасно плохо. Но я не смогла бы заговорить с ним на эту тему, даже если бы у меня была такая возможность. Поэтому я продолжала тихо страдать и наслаждаться редкими минутами, проведенными в его обществе.
  Да, я давно поняла, что люблю его. Люблю так сильно, что даже самой страшно. Никогда прежде я не испытывала такого сильного и всепоглощающего чувства и никогда прежде не чувствовала себя такой счастливой и несчастной одновременно. Видимо, тут виновата та самая волшебная любовь, которая теперь стала доступна и мне, только вот доступна ли она ему?
  Эти мысли разрывали меня на части, и лишь постоянная занятость и то количество впечатлений, которыми меня пичкали его близкие, не давали мне упасть в бездну отчаяния. К тому же, где-то на задворках моего сознания, все же теплилась надежда, что он меня все же любит.
  
  Сегодня Максим завтракал вместе со всеми, и это значило, что у него выходной. Он был в приподнятом настроении и постоянно шутил. Наконец, его настроение передалось всем, кто сидел за столом.
  - Девчонки, а пойдемте сегодня гулять, смотрите, как пригревает солнышко, скоро совсем лето наступит!- При этом он обнял свою мать леди Эмилию, и посмотрел на нас горящими от нетерпения глазами. - Можно даже будет погонять в парке на Муравьях. Как вы на это смотрите?
  Его энтузиазм просто подкупал и мы с Марго с удовольствием согласились, но леди Эмилия отказалась - ей нужно было навестить приболевшую подругу.
  День и вправду был замечательным. Я одела светло-малиновое платье из хлопковой ткани расклешающеся к низу и перехваченное широким бежевым поясом с простым вырезом лодочкой и четверным рукавчиком. Марго считала его слишком простым и, как бы это сказать, одноцветным.
  - Алиса, ты выглядишь как провинциалка! Подобная монохромность нынче не в моде.
  - Марго, мне, конечно, нравится твой оранжево-зелено-красно-фиолетовый наряд, но мне пока тяжело привыкнуть к пестрой моде обитателей Олимпии. Пожалуйста, дай мне некоторое время. - Взмолилась я.
   Как-то раз я все-таки поддалась на уговоры и одела наряд, приготовленный для меня Марго. И это оказалось для меня нешуточным испытанием. Мне почему-то все время казалось, что сейчас кто-то направит на меня луч прожектора, и восторженный голос объявит: И так, на арене цирка выступает... Поэтому больше я на подобные провокации не поддавалась.
  - Алиса, почему ты еще не накрасилась? Максим уже давно ждет нас внизу.
  - Я накрасилась, и точка! - С вызовом ответила я.
  Марго всегда критиковала мой простой макияж, но ее зеленые ресницы и брови я тоже не одобряла. Однако, устав от препирательств, я все же как-то я пообещала ей, что когда немного привыкну, то обязательно попробую что-нибудь в этом духе.
  Мы немного побродили по городу и решили спуститься в квартал Земли, чтобы попробовать чудеснейшие булочки мадам Ирмы. Максим их так рекламировал, что я просто не смогла бы проигнорировать подобное приглашение. Да и вообще, сегодня он был на удивление весел и не сторонился как обычно, боясь случайного прикосновения. Наоборот, пару раз он нас с Марго приобнял за плечи, потом как бы шутя, близко прислонился и прошептал мне на ухо какую-то шутку. От чего я вся покрылась какими-то странными мурашкам, а сердце споткнулось, прежде чем продолжить свой ритм.
  - Марго, представляешь, вчера меня буквально атаковал тот несчастный, который уже несколько месяцев по тебе безрезультатно сохнет. - При этом он многозначительно посмотрел на сестру.
  - Эдгар, что ли? И чего же он хотел на этот раз? - Тон его сестры был довольно скептическим, отчего я сразу поняла, что у этого бедняги нет шансов.
  - Как всегда, опять просил устроить вам встречу или хотя бы передать, что ты ему безумно-безумно-безумно нравишься и он надеется и т.д. и т.п. - Потом он на нее шутливо взглянул и спросил. - Так может, ты сжалишься над этим несчастным?
  - Что? Ты его сам-то видел? Хотя лучше сказать, ты с ним разговаривал? Это же полный...
  Что они говорили дальше, я не слышала, потому что в этот момент я увидела, что прямо из-за поворота на меня летит разогнавшийся на Муравье подросток. Причем сначала его голова была повернута куда-то назад, видимо, в поисках своих соперников, а из горла вылетал победный клич. Когда он все же заметил меня, то его лицо исказил страх, и было видно, что остановить устройство он не успеет. Вместо того, чтобы отбежать в сторону на полшага, я, как всегда бывало в таких случаях, замерла на месте и просто не могла пошевелиться. Время застыло, а я просто стояла и смотрела, как меня сейчас раздавят. Вдруг кто-то толкнул меня вбок и навалился сверху. Я только успела подставить руки, чтобы не удариться лицом о дорогу. Потом меня перевернули лицом вверх и взволнованный голос спросил.
  - С тобой все в порядке. - Встревоженные синие глаза сосредоточенно меня осматривали, а руки сжимали мои плечи. Только сейчас я поняла, что это был Максим.
   Я была так растеряна, что смогла только кивнуть головой и показать сбитые ладони. В это мгновение он со стоном прижал меня к себе. Так что даже дышать стало сложно. В это время к нам подбежала Марго и помогла подняться на ноги.
  - Алиса, ну как тебя угораздило встать на пути этого малолетнего идиота? Еще бы чуть-чуть... - И он совершенно не стесняясь опять прижал меня к себе.
  -Еще чуть-чуть и ты сам ее раздавишь своей медвежьей хваткой. - Услышала я голос Марго.
  На самом деле мне было безумно приятно находиться в его объятиях, но Марго была права, он немного переусердствовал, и мне уже не хватало воздуха.
  - Ой, прости. Просто я так испугался за тебя! - Его глаза смотрели с такой заботой и неподдельной тревогой, что я просто таяла.
  - Надо обработать твои руки. - Сказала Марго, отряхивая мое платье. - А коленки как, целы?
  - Похоже да, только вот платье похоже безвозвратно испорчено. - С грустью констатировала я после некоторого осмотра своей одежды.
  - Да шут с ним с этим платьем. - Отмахнулась Марго.
  - Простите, я не хотел, честное слово! - Услышала я голос за спиной. - Просто мы соревновались, кто доедет до перекрестка первым и я...
  Когда я обернулась, то увидела подростка, который только что чуть меня не сбил. Его одежда была настолько яркой, что даже в глазах рябило, а волосы были выкрашены сразу в несколько оттенков фиолетового. Наверное, у них это считается классным прикидом, только вот я до сих пор не могла привыкнуть к столь странным вкусам местных жителей.
  - Ты чуть не убил человека! Ты хоть понимаешь, что могло произойти? - Максим был вне себя от злости, подошел к мальчишке, взял его за грудки и хорошенько тряхнул. - Тебя что не учили как нужно вести себя на улицах?
  Я подошла к нему и положила руку на плечо, однако я забыла, что они все ссадинах, и тут же, поморщившись, убрала.
  - Пожалуйста, отпусти его, это же ребенок. Он ничего плохого не хотел.
  Максим закрыл глаза, как бы успокаиваясь, и отпустил подростка.
  - Убирайся отсюда по добру по здорову. Если еще хоть раз попадешься мне на глаза...
  - Все, ухожу. Простите, пожалуйста, я правда не хотел!
  - Верю. - Отозвалась я. - Все нормально. Ты сам-то цел?
  - Цел, что мне станется, вы главное..- Но тут он наткнулся на колючий взгляд Максима и посчитал нужным поскорее убраться куда подальше.
  Синеглазый повернулся ко мне и взял мои ладони в свои руки, пристально их разглядывая.
  - Руки можно будет обработать у мадам Ирмы. Мы уже совсем рядом. - После этого, он взял меня за талию как бы помогая идти, и тесно прижал к себе. Мне, конечно, были приятны его прикосновения, но я все же сказала.
  - Максим, извини, но я повредила ладони, а не ноги. Я еще в состоянии идти без посторонней помощи.
  - Может и так. - Он ослабил хватку, но руку с талии не убрал, что очередной раз сбило меня с толку и заставило сердце биться чаще.
  
   Мадам Ирма оказалась очень симпатичной пышкой лет сорока. Ну или визуально, на наше человеческое восприятие лет сорока. Об этой странной особенности я однажды узнала от своего синеглазого:
  - Максим, в самом начале ты упомянул, что вы живете гораздо больше людей, это правда?
  - Так и есть.
  - И на сколько больше?
  - Ну, это смотря, что брать за норму. - Он посмотрел на меня и продолжил.- Если считать, что у вас средняя продолжительность жизни не больше семидесяти лет, то мы, в среднем, живем раза в три дольше.
  Мои глаза расширились до размеров блюдец.
  - И сколько же лет тебе?
  - В этом году будет шестьдесят семь. Но по вашим людовским меркам мне визуально около двадцати пяти.
  Я смотрела на него и не верила.
  - А сколько тогда Марго?
  - Ей всего пятьдесят четыре.
  - Ага, всего. - Я пыталась вместить в сове сознание информацию, что Максим ровесник моего деда, а Марго - бабушки, и у меня это слабо получалось.
  - Алиса, я что-то не то сказал?
  - Да нет, просто сложно представить, что ты мог бы быть моим дедушкой.
  - И не нужно. - Он засмеялся, но как-то нервно. - Я не твой дедушка и вообще, пока мне еще далеко до этого качества.
  - Ну, мне, как видно, до бабушки гораздо ближе. - Эта мысль еще больше смутила меня.
  - Не забивай себе этим голову. - Проговорила подошедшая с другого конца комнаты леди Эмилия. - Когда будет необходимо, наши целители смогут продлить твою жизнь и молодость.
  Я заставила себя улыбнуться, но чтобы переварить полученную информацию, мне понадобилось некоторое время.
  
  После того, как мадам Ирма любезно помогла мне обработать и перевязать мои ладони, мы выбрали место на открытой веранде кафе мадам и сделали заказ. Булочки и правда были бесподобны. Мы запивали их ароматным мятным чаем и обсуждали последние новости о здоровье Императора. Внезапно мои спутники умолкли, я проследила за их взглядами и увидела девушку, которая шла вдоль улицы по направлению к нам. Сказать, что она была красива, это ничего не сказать. Она была шикарна: ее светлые волосы ниспадали на плечи каскадами, а ярко голубые пряди в волосах выгодно оттеняли ее глаза. Великолепное платье, сочетавшее в себе, казалось, все оттенки синего обтягивало фигуру как перчатка, а глубокий соблазнительный вырез непроизвольно приковывал взгляд. Необычная накидка, завершавшая весь ансамбль, придавала этой женщине сходство с королевой.
  Она увидела Максима и, ослепительно улыбаясь, подошла к нашему столику.
  - О, добрый день. - Обратилась она ко все сразу. - Погода сегодня просто замечательная.
  - Привет, Энн. Рад тебя видеть. - Ответил Максим и как-то странно на меня покосился. - Познакомься, пожалуйста, это Алиса, а это моя сестра Марго, но ты ее уже знаешь...Алиса, это Энн, моя...подруга.
  - Приятно познакомиться. - Ответила я, проявляя вежливость, однако Энн как то неопределенно улыбнулась и сделала вид, что меня не замечает.
  - Марго, ты как всегда выглядишь просто фантастически. - Обратилась к ней красавица и присела на свободный стул около Максима.
  - Ты тоже. Сколько сердец ты уже успела сегодня разбить? - Спросила с какой-то натянутой улыбкой Марго.
  - Самую малость. - Томно улыбнулась она. - Однако, единственное сердце, которое меня действительно интересует, похоже, совсем забыло о моем существовании. - Тут она обиженно опустила глаза и соблазнительно закусила губу. - Макс, я так давно тебя не видела, что успела страшно соскучиться. - Говоря это, она положила свою руку поверх его ладони и заглянула ему в глаза.
  - Я был очень занят. - Он говорил с явной неохотой, было видно, что мое присутствие его сковывает. Также, он попытался вытащить свою руку из под ее ладони.
  - Дорогой, моя постель пуста и одинока без тебя. - Другая рука красавицы переместилась ему на затылок и стала нежно его поглаживать.
  Он взял ее руку и положил обратно на стол, глаза его были прикованы к столу, и было видно, что он чувствует себя сейчас очень не комфортно.
  В этот момент я поняла все. Так вот почему он так себя вел! Вот почему не хотел оставаться со мной наедине и не делал никаких шагов для сближения. Он, видимо любит эту девушку. Да и как ее можно не любить? Это же совершенство! Себя же я красавицей никогда не считала, однако некоторое внимание мужчин убедило меня в том, что во мне, видимо, есть какая-то изюминка, но в сравнении с ней я чувствовала себя дурнушкой. У него, наверное, помутнение рассудка случилось, раз он связался со мной. Максим, наверное, давно это понял и просто не знал, как от меня отделаться. Видимо, ему было стыдно попросить меня уехать после тех слов, которые сорвались у него в день моего появления здесь. Сейчас же ему просто неудобно передо мной. А я-то дура! Живу здесь, злоупотребляю гостеприимством этого замечательного семейства, надеюсь на что-то! Ах, какой счастливой я сегодня была, сколько надежд кружилось у меня в голове, когда он меня так крепко обнимал. На самом деле все было очень просто: сегодняшняя теплота в отношениях вызвана лишь хорошим настроением и ясной погодой. Мне вдруг стало так стыдно!
  У меня даже голова закружилась от всех этих мыслей, пришлось даже в столешницу вцепиться.
  - Ой, я тут недалеко такую красивую шляпку видела. Боюсь если я сейчас же ее не куплю, то это сделает кто-то другой. Алиса, пошли со мной, ты обязательно должна мне дать совет! - Прощебетала Марго.
  Как во сне я встала и пошла за ней. Все внутри меня замерло и застыло. Но я знала, что это продлится не долго, поэтому нужно было пользоваться случаем и добраться до дома, не хотелось бы разреветься прямо здесь.
  - Марго, я что-то устала. Может, пойдем домой? - Попросила я как только мы покинули кафе мадам Ирмы.
  Видимо, я выглядела как-то не так, потому что Марго тут же согласилась, что было на нее совершенно не похоже, но мне было все равно, я просто хотела уйти отсюда подальше. Я методично перебирала ногами и ловила на себе обеспокоенные взгляды Марго. Можно было бы, конечно, взять такси, но мне хотелось идти, чтобы хоть какими-то действиями отвлекаться от угрожающих меня затопить мыслей.
  Как это ни странно, но моей заморозки хватило даже на обед. Я совершенно спокойно отсидела все время, отведенное для этого, правда, я не помню, что ела и ела ли вообще. Лишь однажды я подняла глаза от стола и словила на себе обеспокоенные взгляды Марго и леди Эмилии. Посмотреть на Максима у меня просто не было сил. Кода тарелки убрали, я ушла к себе в комнату. Марго хотела было последовать за мной, но я сказала, что хочу побыть одна, и она не стала настаивать.
  Когда я, наконец, поднялась в свою комнату, то на меня обрушилась самая настоящая злость. "Уж лучше она, чем слезы", - мелькнуло на краю моего зознания.
  - И чего я здесь торчу? Если я ему не нужна, то он сегодня же вечером он меня тут не увидит. Сам говорил, что я могу выбирать оставаться или уйти. Давно пора уже было возвращаться. Не хочу быть помехой. Да и хватит уже злоупотреблять гостеприимством его родителей. А какие-то формальности, о которых он упоминал, должны были уже давным-давно утрясти. Дождусь ужина, когда все соберутся, поблагодарю их, ведь они действительно много для меня сделали, и попрошу, чтобы меня доставили к границе, а уж там я как-нибудь сама.
  На самом деле, мне даже самой себе было стыдно признаться, что если бы я знала, как добраться до этой границы, то уже отправилась бы туда без всяких прощаний. Я старалась поддерживать в себе эту злость, которая не давала упасть в воронку отчаяния, которая угрожала вот-вот затянуть меня в свои глубины.
  Но хватило меня не надолго, потому что долго злиться я не умею, а вот смотреть в глаза правде с горем пополам научилась. Чего я добьюсь? Того, что исчезну из его жизни навсегда. Ну, вернусь я обратно и что? Смогу жить как раньше? Нет, никогда не смогу. Смогу ли когда-нибудь полюбить кого-то также? Очень сомневаюсь, может мы, люды, и умеем влюбляться по сто раз на дню, только это ко мне не относится. Однажды я пыталась поверить в любовь, я честно верила, что то, что испытывала было любовью, а если честно, то очень хотела верить. Я встречалась с Петром около трех лет, он даже делал мне несколько раз предложение руки и сердца, но я не могла согласиться, находила кучу отговорок, как для него, так и для себя и, наконец, поняла: я его не люблю и не хочу прожить с ним всю свою жизнь. Просто, правда? А как на самом деле сложно. Когда знаешь человека столько времени и делишь с ним все, то он поневоле становится тебе родным. Поэтому мне было очень больно расставаться с ним, а он и до сих пор этого не принял. Прошло уже полтора года с нашего расставания, а он все еще надеется меня вернуть. В это время за мной пробовали несколько раз ухаживать, но я чувствовала, что все это не то и любовь так и не встретила, а размениваться на случайные связи - это не про меня. Вот сама и жила все это время. Подруги даже в шутку дразнили меня монашкой. А теперь, зная, что такое любовь взять и уйти...Может лучше быть рядом и хотя бы изредка видеть его? Нет, это тоже не про меня. Не хочу я уподобляться Петру, который поджидает меня на улицах. Я даже пару раз замечала, что он следит за мной. Это вселяет лишь жалость, а я не хочу скатиться до того, чтобы меня жалели. Нужно уехать и как можно скорее.
  Только от таких мыслей на меня вдруг накатила такая тоска, что я легла на постель в чем была, лишь туфли скинула, и не могла даже пошевелиться. Настало время ужина, и горничная пришла меня звать.
  - Я не буду сегодня ужинать. Извинись за меня, пожалуйста, и скажи, что я себя плохо чувствую.
  - Может к вам прислать целителя?
  - Нет, не нужно, мне просто нужно отдохнуть немного.
  На то, чтобы ответить, мне пришлось собрать последние душевные силы, поэтому, когда дверь закрылась, слезы сами собой полились из моих глаз. "Кажется это истерика" - шепнул мне внутренний голос. Только мне было все равно. Мое тело сотрясали рыдания, а душу разрывала неизбежность расставания с любимым человеком. Наконец, истерика сменилась тоской, потом апатией, и я продолжала лежать и смотреть невидящими глазами в нарисованное небо.
  Я не знаю, сколько времени прошло, в комнате уже стало темно, а свет я не зажигала. Я услышала негромкий стук в дверь, и решила претвориться, что сплю и не слышу, поэтому просто повернулась набок и уставилась в окно. Я знала, скоро это состояние пройдет, и я приму правильное решение. Тут я почувствовала, что кто-то сел на край кровати.
  - Марго, прости меня, пожалуйста, но сейчас я хочу побыть одна. - Никто больше не мог вот так зайти в мою комнату, поэтому я не сомневалась, что это она.
  - Алиса, что случилось? - Услышала я обеспокоенный мужской голос.
  Я не ожидала, что он может прийти ко мне, поэтому удивленно обернулась и села на кровати, подогнув под себя ноги.
  - Что ты здесь делаешь? - Вопрос прозвучал зло и обвинительно. Я сама не ожидала от себя такой реакции. Апатию как рукой сняло.
  Он заметно стушевался и проговорил:
  - Ну, я хотел узнать как ты. Ты не появилась на ужине, а горничная сказала, что ты плохо себя чувствуешь.
  - А тебе какое до этого дело?
  Молчание как липкая паутина повисло между нами.
  - Ты моя гостья и мне не все равно, что с тобой происходит. - Наконец выдавил он.
  - Ты сказал, что у меня есть право выбора. Так вот, завтра я уезжаю, думаю тогда, я уберу из твоей жизни лишнее беспокойство, и тебе, наконец, станет все равно.
  Он смотрел на меня как-то странно непонимающе и с обидой. Я, наконец, не выдержала.
  - Зачем в тот первый день ты сказал, что любишь меня? Ведь ты ошибся, я права? А теперь не знаешь, как от меня отделаться? Эта красотка, которая появилась сегодня, она ведь твоя девушка и ты ее любишь. Да разве можно не любить такую? Я избавлю тебя от всяких сомнений, я просто уйду и оставлю тебя в покое.
  Его брови поползли вверх, а потом сдвинулись у переносицы.
  - Почему ты решила, что я ее люблю? Да, она была моей девушкой, и мы с ней встречались некоторое время. Я же не евнух, а нормальный здоровый мужчина и у меня была своя личная жизнь. Но сейчас все по-другому.
  - По-какому? Я видела, как она на тебя смотрела и, поверь, она не выглядела как бывшая.
  - Прости, я обидел вас обеих. Дело в том, что я настолько замотался, столько всего свалилось на мою голову, что я забыл о ней и о том, что должен встретиться и все объяснить. Я никогда не считал эти отношения серьезными и искренне верил, что точно также их воспринимает и она. Мы объяснились сегодня, и Энн все поняла. Она умная женщина и мы расстались с ней как друзья, хотя я этого и не заслуживаю. - Он выглядел очень виноватым, но вдруг что-то в его взгляде изменилось. - Алиса, а почему ты решила, что я ошибся?
  Его речь окончательно сбила меня с толку, но я ответила.
  - Все просто. Ты избегаешь меня, боишься оставаться наедине, избегаешь даже случайных прикосновений. Прости, но влюбленные мужчины ведут себя не так. - Все это время я смотрела себе на руки, которые теребили край одеяла. Сейчас же я подняла глаза и посмотрела прямо на него. - Я понимаю, ты ошибся, передумал, перегорел, всякое может случиться, но не держи меня здесь, рядом с собой, отпусти. Мне и так больно.
  - Почему?
  Этот вопрос окончательно вывел меня из равновесия и разозлил. Поэтому, я выложила все как есть.
  - Да потому что я люблю тебя!
  В комнате повисла звенящая тишина. Силы в конец оставили меня и я оперлась головой о билку кровати и закрыла глаза. Я ждала, что он сейчас уйдет и, наконец, оставит меня одну. Вдруг, я почувствовала, что сильные руки приподняли меня, и в следующее мгновение я очутилась у его груди. Я широко открыла глаза, готовая в любой момент закричать. А он крепко меня обнял и заговорил.
  - Дурочка, какая же ты у меня дурочка. - И стал гладить голову и укачивать как маленькую. Я хотела возмутиться, но нежность в его голосе ощущение его рук, обнимавших меня, подавили всякое желание сопротивляться, поэтому я просто поддалась своей слабости и стала вдыхать его запах, который так кружил мне голову. Я не знала зачем он все это делает, но поменять эти минуты на что-либо иное я бы никогда не пожелала, пусть даже в скором времени мне придется оставить его навсегда.
  - Я люблю тебя, люблю больше жизни. Все это время я ждал от тебя каких-то действий, слов. Но ты молчала, или говорила совсем не о том, и я подумал, что тебе нужно время, чтобы ко мне привыкнуть, а может и полюбить. Дурак, я думал, что уже сделал первый шаг, но видимо, ты права, одного шага от мужчины мало. - Он задумался, а потом продолжил. - Но пойми, находиться с тобой рядом, наедине было для меня истинной пыткой, ведь мне хотелось сгрести тебя в охапку и ... в общем, вариантов на этот счет у меня в голове рождались тысячи. Поэтому даже случайные прикосновения выводили меня из равновесия. Я не хотел тебя пугать или к чему-то принуждать, ждал, пока ты все примешь сама, привыкнешь, ведь на тебя свалилось столько всего нового! Я решил, что лучше, некоторое время, держаться более отстраненно. И, видимо, поступал как последний идиот.
  Я не верила своим ушам, боялась верить. Но он все также нежно обнимал меня, а его слова как капли целебного бальзама лечили мою душу. Слезы сами собой полились из моих глаз, но на этот раз это были слезы счастья. Сколько же их может быть у одной бедной девушки?!
  Наконец, я подняла голову и заглянула ему в глаза, провела рукой по щеке. "Я наверное сейчас ужасно выгляжу", - подумалось мне. Но его взгляд говорил об обратном. Он нежно вытер мои слезы и продолжал смотреть, как будто видел впервые. Потом наклонил свою голову и робко поцеловал мои губы. Поцелуй был нежен и ласков, мои руки переместились на его затылок и сами собой стали перебирать его волосы. Однако, вскоре его губы стали более настойчивыми и требовательными, а руки, казалось, обнимали меня всю. Наши сердца ускорили свой бег, и мне хотелось только одного: чтобы это никогда не заканчивалось. Он усадил меня так, чтобы мои ноги обвились вокруг его торса и продолжал целовать. Одной рукой он гладил мою спину, а другая запуталась в моих волосах, теснее прижимая мою голову для поцелуев. Страсть захлестнула нас головой. Я с трудом помню, как мы остались без одежды. Казалось, его руки и губы были везде, и каждое прикосновение приносило наслаждение не доступное мне до селе. Я чувствовала, как во мне ломаются все стереотипы, сомнения, опасения которые кружились вокруг всю мою жизнь. Когда, наконец, наши тела слились, на меня обрушилась целая лавина чувственного наслаждения, о котором я даже не подозревала. Перелом, я бы так назвала то, что случилось со мной этой ночью. Мир перевернулся, и только сейчас я поняла, что значит жить и дышать полной грудью.
  
  
  Глава 16 Совещание
  
  Солнце уже позолотило верхушки деревьев и в кабинете лорда-протектора выросли длинные тени. Камин в последнее время не топился из-за жары, опустившейся на Олимпию, однако, лорд Марк все равно предпочитал беседовать сидя к глубоком кресле около этого старинного сооружения. Лорду Такишу предложили занять точно такое же кресло, но он отказался, а Максим предпочел облокотиться на камин.
  - Неужели ничего? - Такиш нервно расхаживал по кабинету лорда-протектора.
  - Боюсь, что пока мне, действительно нечего вам сообщить. При дворе все в точности как вы описывали, с одной лишь поправкой, что совет и сам Император склоняются к кандидатуре Георгия. Он, по их мнению, более всех достоин взойти на престол.
  - Да, я знаю. Народ тоже на его стороне. А ты-то сам, что думаешь?
  - Я думаю, что бремя власти очень тяжело, и не завидую тому, кто его понесет.
  Такиш рассмеялся.
  - Максим, ты меня поражаешь! Бремя власти... А ты хоть представляешь, какие привилегии и какое богатство сулит это бремя?
  - Представляю, не дурак. Только, не понимаю, к чему вы клоните.
  - А к тому, что нужно искать очень алчного человека, готового на все, чтобы это бремя понести.
  - Не понимаю, наш народ на грани вымирания, а кто-то хочет его расколоть или даже уничтожить.
  - А по-моему, здесь в игру вступает моральный аспект. - подал голос лорд-протектор. - Видите ли, нам уже незачем защищать своих детей и их будущее от узурпатора. У нас их уже почти нет. Многие хотят просто дожить свой век в удовольствии и благоденствии. По большей части людям будет все равно кто над ними стоит сейчас, потому что у них разве что и осталось это самое "сейчас". И если новоиспеченный Император пообещает людям то, чего они хотят, а он пообещает, уж поверьте мне, то они его примут, потому что у нас нет будущего и не за кого сражаться. Даже любовь и та оставляет наш народ. А общество, в котором нет любви, ищет другие ценности, и чаще всего это власть, богатство, разврат. Самозваного Императора поддержат, тем более, что он вступит на трон не через голову старого Императора, которого очень многие любят и, пожалуй, даже сражались бы за его отмщение. Он подождет его естественной смерти и нанесет свой удар именно тогда.
  - Но ждать можно долго, целители у нас отменные. - Заметил Такиш.
  - Максим, ты уже полтора месяца в гвардии Императора и охраняешь его покои, скажи: смог бы кто-нибудь каким-либо образом поспособствовать кончине Императора, но так, чтобы это выглядело как естественная смерть?
  - Я уже размышлял об этом. Думаю, я просчитал все возможные вариант, но может статься, что что-то и упустил. Но, по моему мнению, таких способов на данный момент нет.
  - Что ж, думаю, наш злоумышленник тоже принимает это во внимание. Мне кажется, что у него есть время, чтобы подождать.
  - То есть вы думаете, что он молод? Но изменения происходят уже более тридцати лет! - Воскликнул Такиш.
  - Ивар, ну мы же не люды. Это у них в семьдест лет ты дряхлый старик. Посмотри, Максиму уже шестьдесят семь и что? Он полон сил, а по представлениям людов, так ему вообще нет и двадцати пяти. К тому же может статься и так, что он продолжает дело, задуманное кем-то гораздо раньше. Просто сейчас настал удобный момент для реализации этого плана.
  - Вы знаете о чем-то, что нам еще не известно? - Тут же всполошился Такиш.
  - Нет, вряд ли. Просто вспомнил, что когда я сам был еще мальчишкой, то увлекался историей древних народов, тех, что жили еще до нас. Однажды, отец подарил мне старинный фолиант, где повествуется о последних годах жизни нимерийцев.
  Мы с Такишем обменялись удивленными взглядами.
  - Да, вы могли о них и не слышать, в школе их не проходят, потому что считают, что существование данного народа выдумка. И все же, я думаю, что в мире есть такие вещи, о которых нельзя знать наверняка. Они жили еще до гномов, эльфов и, конечно, нас, людей. Там все было немного по-другому, но суть одна. Когда они поняли, что им грозит вымирание, то многие захотели прожить свои жизни так, как они мечтали, в богатстве, славе и почестях. В стране начался хаос. Каждый думал только о себе. Те же, кто сохранил разум среди всей этой суматохи, выбрали себе предводителя, сильного и умного воина. Он навел порядок в Нимерии и стал новым королем, что позволило этому, уже немногочисленному народу, дожить свой век в спокойствии.
  - Думаете, он хочет смутить умы людей, а сам стать тем самым освободителем?
  - Нет, я думаю, что нам очень повезло, что такой жаждущий власти у нас пока один.
   В комнате повисло тяжелое молчание.
  - Неужели у нас нет никакой надежды? - наконец спросил Такиш.
  - Надежда есть. - И он посмотрел на меня. - Но она мала, а времени у нас еще меньше.
  
  
   Глава 17 Гости
  
  Я открыл глаза и огляделся. Она была рядом и сладко спала. Господи, какое счастье, что я ее встретил. В последнее время мне казалось, что у меня выросли крылья. Даже иногда преследовала нереальность происходящего. Не может простой человек быть так счастлив! И если бы не тот факт, что над всеми нами висит угроза, я бы был счастлив бесспорно и полностью. Однако, это было не так и мне приходилось проводить много времени с оцтом за обсуждением всех возможных вариантов развития события и о том какую позицию занимать нам. Вместо этого я бы с удовольствием затащил ее лишний раз в постель, поцеловал мягкие податливые губы, запустил пальцы в ее густые волосы... От этих мыслей я опять ее захотел, но она так сладко спала, что я решил пока ее не будить. Вместо этого, я вылез из кровати и оделся. Скоро приедут Серж с Габи, и не мешало бы их встретить у портала. Они сказали, что прибудут через общий, поэтому мне нужно было взять машину и ехать в квартал Земли, именно там находится вокзал порталов. Алиса будет рада их увидеть, а Марго и мама так и вовсе ошалеют от счастья. Они у нас не частые гости. Сейчас они увлеклись изучением людов, поэтому все время торчат на той стороне.
  Когда я подъехал, они уже ожидали меня, сидя в маленьком кафе напротив вокзала порталов.
  - Доброе утро! Что-то вы сегодня рановато приехали. - Сказал я и обнял обоих.
  - Доброе! Мы ранние пташки, к тому же отец просил приехать пораньше. Садись с нами, выпей кофе. Ты, небось, так и выскочил из дома прямо из постели? - Габи как всегда была права.
  - А постель то уже, небось, не одинокая. Бьюсь об заклад, ты не очень-то спешил ее покидать. - Серж хитро ухмылялся.
  - Все-то ты знаешь. И откуда только такая осведомленность. - Я рассмеялся и ткнул его кулаком в плечо.
  - А для этого не нужно быть семи пядей во лбу. Ты блестишь как начищенная монета. Да и если бы ты до сих пор не затащил ее в постель, то я бы подумал, что ты не мой брат. - И он расхохотался.
  - То же мне, знаток человеческих душ.
  - Ну и как оно? - Серж явно веселился.
  - Ребята, вообще-то я еще здесь. - Габи укоризненно улыбнулась. - Может, мы все-таки допьем кофе и поедем домой? Я ужасно соскучилась по девочкам и леди Эмилии.
   Когда мы, наконец, прибыли домой, все уже нас ждали и тут же бросились обниматься и целоваться. После приветствий и вкуснейшего завтрака отец попросил нас с братом подняться к нему, а мать увлекла девушек в гостиную, где они, чувствую, отменно перемоют нам всем косточки.
  На этот раз отец сел не к камину, как делал обычно, а за свой письменный стол, а мы взяли стулья и расселись вокруг.
  - Итак, Сереж, я хотел бы, что ты дал нам отчет, о своей научной деятельности.
  Серж, в отличии от меня и Марго, пошел по стопам матери и стал ученым. Мама была из рода ученых Манори и, наверное, давно бы уже имела гораздо больше ученых степеней, но, в свое время, она выбрала нас и положила все свои силы на наше воспитание. За что ей огромное спасибо. Совершеннолетие у нас наступает к тридцати пяти годам, поэтому мама потратила много времени на наше обучение и воспитание. Мы никогда не чувствовали недостатка в маминой любви и внимании, а это огромный задел на будущее. Я это понял уже будучи взрослым мужчиной, после этого я не просто любил мать, а был ей безмерно благодарен. Она, конечно же, никогда по-настоящему не прерывала свои изыскания, но с нашим появлением работа у нее числилась скорее как хобби.
  Серж некоторое время собирался с мыслями и ответил:
  - Я знаю, что вы хотите услышать вполне конкретный ответ, однако я его дать не могу. Дело в том, что люды настолько разные, я имею ввиду степень из умственного и психоэмоционального развития, что выявить какую-либо тенденцию, которая приближает их к нам, я не могу. Да они вообще, если честно, мало чем от нас отличаются. - Он помолчал, а потом продолжил как-то уж очень неуверенно.- Габи, правда, выдвинула свою теорию... Она заключается в том, что чем выше умственный потенциал люда, тем большая вероятность того, что он может вступить в психоэмоциональную связь с человеком, т.е. что может произойти феномен любви. И наоборот, мы, люди, теряем эту возможность, потому что наш умственный и духовный потенциал снижается.
  - Что ты хочешь этим сказать? - Отец морщил лоб и смотрел прямо на Сержа.
  - Отец, я не знаю, как это объяснить, но если проще, то, как я уже говорил, можно прийти к выводу, что мы уже мало чем отличаемся.
  Я был в недоумении: И это все, к чему они пришли? Это же и так понятно!
  - И это все?
  - Знаешь, если у тебя есть другие предположения - валяй, нам всем будет очень интересно их услышать. - Вскипел Серж.
  - Что же, это подтверждает некоторые мои теории.
  - Что за теории, отец?- Спросил Серж.
  - Простите, ребята, но я не уполномочен их с вами обсуждать.
  - Что? Отец, мы имеем право знать! - Воскликнул я.
  - Я знаю, Максим, что все это имеет к тебе самое непосредственное отношение, но своими теориями я поделюсь с вами позже.
  Мы все замолчали.
  - Ладно, давайте не будем дуться. Даю слово, что все вам расскажу, когда придет время. - После недолгой паузы он продолжил. - А пока давайте вернемся к нашим красавицам, или они возненавидят меня за то, что я отнимаю вас на слишком долгий срок. - Он задумался, а потом добавил. - Я хотел с вами еще кое-что обсудить, но это подождет до завтра. Пошли.
  
  
  Глава 18 Господин.
  
  - Я уже устал ждать! Триста двадцать лет, это уже и для нас перебор, а он все живет! Ты слишком хорошо за ним присматриваешь, братец!
  - Что ты, я и так делаю что могу, просто Император слишком силен от природы, не мне тебе рассказывать, что у него слишком хорошие гены. Ты не хуже меня знаешь, что я не могу его отравить. Все лекарства, как, впрочем, еду и питье, сначала пробуют его дегустаторы. Но даже если бы я осмелился на такой шаг, то меня убили бы тот час, как это вскрылось бы. Тут даже ты был бы бессилен!
  "Ты прав, дорогой мой братец, что опасаешься. Ты прекрасно знаешь, что если я взойду на престол, то не пощажу человека, который убил законного императора, пусть это даже будет мой родной брат. Ведь этого будет требовать толпа. Да и если народ узнает, что убивший мой брат, то они переложат всю вину на меня и вряд ли смирятся с таким императором."
  - У тебя должны быть все записи о болезнях Императора... Дай мне их.
  - Зачем? Что в них проку? Тем более, что они хранятся во дворце и вынести их оттуда не возможно!
  - Не надо мне говорить о том, что возможно, а что нет! Да, я не смог бы влезть в их компьютерную базу, это не в моей компетенции, но ты-то можешь это сделать изнутри и кое-что скинуть вот на этот носитель.- И он передал ему маленькую белую коробочку, в которой лежала прозрачная призма, погруженная в какую-то жидкость.
  - Но на пункте досмотра датчики ее все равно засекут!
  - Не засекут. Это новая разработка. Приходится загружать нашего ученого разной работой, иначе он свихнется в ожидании реализации нашего проекта. Хорошая, кстати, штука. Органическая. Никакой датчик не засечет. Только со времени попадания на нее информации до времени попадания ее в компьютер должно пройти не больше часа. Потом она разлагается. Да, как только информация попадет на носитель, он примет более темный оттенок. Не пугайся, так и должно быть. Только после записи не клади призму в эту жидкость, - и он достал другую коробочку. - На, положишь ее сюда.
  - Не понимаю, что ты там хочешь найти? - Спросил целитель и положил обе коробочки на стол. Потом он обратил внимание на маленькое пятнышко на этом столе. Эти пятна его страшно раздражали, поэтому он взял тряпочку и начал его тереть.
  - То, что приблизит день моего, - тут он запнулся и ободряюще улыбнулся брату, - нашего триумфа!
  - А ты уже заручился поддержкой совета?- Пятно, наконец, оттерлось, а он решил, что с прислугой надо быть пожестче.
  - Нет, пока еще рано, я поговорю с ними в самом конце.
  - Или начале. Тут уж как посмотреть.
  После этой фразы оба брата рассмеялись. Однако, целителю опять показалось, что он увидел пятнышко на другой стороне стола. Он опять схватил тряпицу и направился его стирать.
  - Тебя беспокоит что-то еще? - Целитель заметил, что брат не торопится уходить, значит, он еще не все сказал.
  - Да даже не знаю. Максим клянется, что влюблен в людовскую бабу. Даже сюда ее притащил. Я уже с ней успел познакомиться. Симпатичная такая особа, вроде даже не глупая. Однако, в конечном счете, она может нам помешать. Как утверждает Лорд-протектор, она может подарить народу надежду на будущее, многие захотят попытать счастье на той стороне.
  - И что? Разве это плохо?
  - Сейчас да, потому что не вовремя! Видишь ли, увидев возможность будущего для своих родов, люди могут захотеть отстоять тот строй, который имеют на данный момент. К тому же, не стоит забывать о многих "если", которые можно ожидать от людов, когда они узнают о нашем существовании.
  - Да на кой черт им этот строй будет, если они все погибнут во время создания новой вселенной? Тогда и вся их будущность пойдет прахом.
  - А ты прав. Только эту возможность будущего совместно с людами должен подарить им я, тогда они примут мою власть безоговорочно!
  - Но как?
  - Я подумаю над этим. А ты пока сделай то, о чем я тебя просил.
  Он вышел из дома брата задумчивый, но вполне довольный пришедшей в его голову мыслью. Неподалеку его как всего ожидал верный Ротт и при виде хозяина последовал за ним.
  Однако, еще не время расслабляться, ему еще нужно встретиться с Рябым Томом, поэтому нужно переодеться, иначе он будет слишком заметен в Юпетирианском квартале. Все, что нужно, было в его машине, поэтому он снял свой длинный, в фиолетовых разводах, приталенный щегольской фрак и брюки со стрелкой и натянул выцветшие штаны и старый поношенный удлиненный пиджачок. Потом переодел блестящие ботинки, которые вполне могли бы его выдать, натянул на глаза потертую шляпу и, самое главное, включил подготовленную именно для таких случаев личину. Устройство было совершено незаметным и представляло собой простую золотую цепочку, однако, стоило привести механизм в действие, как перед вами представал совершенно незнакомый человек. Сам принцип устройства был довольно просто: на человеческое лицо надевалось что-то типа голограммы, - однако технология была очень сложной и доступ к ней имели единицы, в число которых, конечно, входил и он. Когда он вышел из машины никто бы его не узнал, так себе, неприметный мужичонка с азиатскими чертами лица. Машина могла бы его выдать, поэтому он оставил ее около небольшого кафе и отправился на встречу пешком. Безмолвный Ротт как всегда двинулся за ним. Телохранитель знал, что хозяин не любит, когда он попадается ему на глаза или кто-то замечает, что его охраняют, поэтому шел на довольно внушительном расстоянии, что, однако, не мешало ему довольно точно оценивать ситуацию.
  В это время суток Бар "Львиный коготь" был наполовину пуст. Эта была убогая забегаловка с выцветшей вывеской и грязной барной стойкой. Те, кто там был, были либо пьяны с вечера, либо уже успели приложиться к бутылка с утра, поэтому, на вновь вошедшего никто не обратил внимания. Мужчина подошел к бармену и сказал, что его ждут, тот окинул его ничего не выражающим взглядом и провел в отдельную комнатушку, где стоял один единственный стол и откуда, при желании, можно было наблюдать за тем, что творится в баре. Мимоходом он заметил, что телохранитель вошел следом и присел в углу бара. Мужчина вошел в комнатку и сел за столик, где его уже поджидал громила с огромными ручищами и рябым от веснушек лицом. Рыжие усы торчали щеткой, и было видно, что он ими гордится, а голова наоборот - была совершенно лысой.
  Войдя в эту комнатушку мужчина выключил прибор личины.
  - Добрый день, хозяин.
  - Привет, Том. Я хотел бы узнать, что там у тебя за история стряслась?
  Как это ни странно, но мужчина, отключивший только что прибор личины, умудрился создать свой собственный элитный отряд солдат, которые имели более широкий доступ к оружию и информации, чем обычные солдаты врат. Официально, это было подразделение, которое подчиняется только лорду-протектору, но на самом деле их контролировал он. Эта группа помимо всего прочего помогала ему пользоваться той информацией, которая к нему стекалась. Но самое главное, о том, кому они действительно подчиняются, знал только рыжий детина, сидящий сейчас перед ним. Именно поэтому, они встречались тайно и в столь непрезентабельном месте. Глаза и уши есть у многих в этом городе, портативные "глазки" и так дают много информации лорду хранителю Олимпийских островов, а тому, кто только что пришел на встречу, совсем не хотелось быть замеченным.
  - Да ничего серьезного, господин, все уже улажено! - Было видно, что Рябой Том, несмотря на весь свой грозный вид, боится этого, казалось бы, совершенно безобидного человека.
  - Я хочу знать, что случилось! Если до меня дошли слухи, значит все не так просто. - Господин говорил спокойно, но угроза в его голосе была очень явной.
  - Да все очень глупо получилось. Парочка моих ребят затеяли стрельбу из огнестрельного оружия, - увидев колючий взгляд хозяина он пояснил. - они просто выпили лишнего и увидев какого-то бомжа решили поразвлечься: они стреляли - он убегал. Правда, бомж попытался попросить помощи у людей, вопил почем зря, но час был поздний, а люди в Юпетирианском квартале, сами знаете, боязливые, в наши дела вмешиваться не хотят, поэтому его никто не впустил, а они догнали. - И он виновато улыбнулся.
  - Где тело сейчас?
  - В топке у Гарри Кочерги. Так надежнее.
  Господин прекрасно знал, что его ребята имеют выход на криминальный мир Запретного города и его это вполне устраивало.
  - Понятно... Как ты поступил с теми придурками?
  - Ну, они на самом деле хорошие ребята...
  - Ты их наказал? - Угрожающе спросил Господин.
  - Нет, но...
  - Никаких но. Подобные случаи уже начинают входить в привычку у твоих ребят! Ты хоть знаешь, каких трудов мне стоит прикрывать ваши темные делишки? Если лорд протектор и общественность узнают, что бойцы его личного элитного подразделения развлекаются подобным образом... Ты хоть представляешь, что тогда будет? - Лицо Господина стало страшным от гнева. - Если у тебя не будет железной дисциплины, я, пожалуй, поищу себе другого слугу, на которого смогу положиться! - Это, конечно было блефом, слишком много было завязано на Рябого, и слишком много он трудился над его психикой, чтобы вот так просто убрать. С этим пока можно повременить. К тому же он точно знал, что никто, кроме Тома, не знает о его существовании и это его вполне устраивало. Однако, Рябой об этом не знал, поэтому угроза его проняла.
  - Сегодня же я разберусь с ними, господин.
  - Надеюсь. И сделай, пожалуйста, так, чтобы другим было не повадно вести себя подобным образом! Все, мне пора. - Он уже отодвинул стул, чтобы встать. -Кстати, скажи Рору, что у него плохо получилось распалить ревность этой Энн. В следующий раз пусть старается получше.
  - Да, конечно, если бы я знал, то послал бы кого-нибудь другого.
  - Да, черт с ним. Кстати, Рустам уже собрал необходимы мне компромат?
  - Почти. - Рябой замялся. - Дело в том, что он есть не на всех.
  - Так поищите получше. На любого можно что-нибудь найти, при желании, конечно. Через неделю я жду отчет. Больше здесь встречаться не будем, это опасно. Когда ты мне понадобишься, я с тобой свяжусь. - "С удовольствием избавился бы от всей этой братии, и той грязи, которую они распространяют, только они мне пока нужны, а страх и жестокость - единственный способ держать их в подчинении"
  После этих слов он встал и направился к выходу, а Рябой Том позвал бармена и потребовал себе чего-нибудь покрепче.
  
  
  Глава 19 Московские приключение.
  
  Как хорошо, что Габи и Серж приехали, я уже и забыла, какие они замечательные! Максиму пришлось уйти на дневное дежурство, а мы проговорили с ними до поздней ночи. В общем, получилось так, что придя за полночь с дежурства, он застал нас всех в гостиной.
  - Ооо, так вы еще не разошлись?
  - Время пролетело так быстро, что мы его даже не заметили. - Я встала и поцеловала его в губы легким приветственным поцелуем. А он прижал меня к себе и не отпуская сел и усадил меня себе на колени. Ни для кого не было секретом, что мы вместе. Я даже переехала в его комнату, потому что было крайне неудобно по утрам пробираться через весь дом, чтобы почистить зубы и переодеться. А его родители были в таком восторге, что он нашел свою вторую половинку, что, пожалуй, переселили бы меня сами, если бы Максим сам не сделал этого первым.
  Уже через несколько дней после нашего объяснения, он собственноручно перетащил все мои вещи в свои комнаты. По началу, я протестовала, потому что мне было как-то неудобно перед его родителями, но он меня совершенно не слушал, потому что, по его мнению, "теперь мы принадлежали друг другу и нам нечего скрывать".
  
  - Думаю, пора уже расходиться. - Леди Эмилия поднялась и потянула лорда Марка за руку.
  - Ну вот, только я пришел, а все уже расходятся. - Разочарованно проговорил Максим.
  - Ничего, завтра еще наговоритесь, уже, действительно очень поздно. - Ответила леди Эмилия.
  Серж с Габи переглянулись и направились к выходу. Так мы и остались одни. Он обнял меня посильнее и развернул к себе лицом.
  - Ты сегодня особенно красива. Глаза блестят, румянец, вы что тут делали?
  Я засмеялась.
  - О, мы тут занимались всякими интересными вещами, пока тебя не было.- Мой палец бродил по его щеке, выписывая различные узоры.
  - Это какими же? - В его голосе послышались ревнивые нотки.
  - Ммм, не скажу.
  Его глаза озорно блеснули.
  - Ты в этом уверена? - И он потянулся, чтобы меня поцеловать, но я была проворней и вовремя убрала голову, но он видимо не считал это помехой, поэтому просто положил свою ладонь мне на затылок и развернул голову для поцелуя. Дернуться я никуда не могла, поэтому сдалась на милость победителю и отдала губы в его плен. Как всегда голова моя закружилась, а тело прильнуло к его белому одеянию. Когда я уже мало что соображала, он оторвался от моих губ и прильнул к уху.
  - Так ты мне расскажешь? - В это время его губы блуждали где-то в районе мочки моего уха.
  - Думаю, мое тело не выдержит такой пытки и мне придется все тебе рассказать. Но сначала, я бы хотела подняться в нашу комнату и проверить себя на стойкость.
  Я почувствовала, как он улыбнулся, потом он встал, подхватил меня на руки и, прожигая глазами, понес наверх.
  Когда страсть улеглась, он нежно меня обнял и спросил.
  - Так что вы сегодня обсуждали.
  - Да так, Габи и Серж рассказывали о своей работе, о людях, о Москве, о моем мире. - Мой голос затих, и мной овладела тоска. Он видимо это понял, потому что спросил:
  - Ты скучаешь?
  - Да, скучаю. Родители и подруги уже, наверное, с ума сходят, куда я так спешно подевалась, оставив лишь какие-то непонятные отписки про Корелию. К тому же, как ни странно, но я соскучилась по самому городу, мне нужно заплатить за квартиру или наоборот позвонить хозяйке и отказаться от нее, хотелось бы забрать некоторые вещи, которые мне дороги и как-то объяснить свое исчезновение издателю, она ведь здорово мне помогла в свое время. Мне хотелось бы поговорить с родителями, хотя бы по скайпу. Услышать их голос, рассказать о нас с тобой, о том, что встретила любимого человека и, наверное, пробуду у него в Карелии, - тут я смутилась, - немного дольше, чем предполагала.
  Действительно, а сколько я еще здесь пробуду? Эта мысль вдруг застала меня врасплох.
  - Я бы лучше сказал намного больше. - Уточнил он, прижимая меня еще сильнее.
  От этого мне сразу полегчало на душе и вообще стало как-то веселее.
  - Так значит, ты хочешь ненадолго вернуться домой. Так?
  - Так. Чтобы все уладить понадобится дня три.
  - Но мне никто не даст выходных.
  - И не нужно, со мной поедут Габи и Марго. Марго никогда там не была и ей интересно, а Габи будет ее гидом, пока я буду занята.
  - Понятно, хотите оторваться женской компанией. И когда вы планируете ехать?
  - Через три дня. Ты не против?
  - Против. Если бы я мог, то привязал бы тебя к себе и всюду за собой таскал, чтобы видеть каждую секунда. Но, боюсь, что тогда я сам тебе быстро надоем, и ты от меня сбежишь. - При этом он прижал меня к себе еще крепче. - Поэтому мне ничего не остается, как отпустить тебя. - Он гладил мои волосы и нежно целовал в висок, а мне было так хорошо, что хотелось, чтобы это блаженство длилось вечно.
  
  Наконец, я опробую пространственный тоннель сама и в сознании. Специально для нас тоннель подвели к самому дому. Собственно это был и не тоннель вовсе, а некое марево размером с дверь, заключенное между четырьмя правильными цилиндрами, видимо это те самые установки, о которых говорила Марго. Для удобства их всегда крепили к двери. Мне казалось, что это должно быть очень интересно. Но на деле все оказалось проще не куда. Марго шла первой, она сделал шаг в марево и исчезла, я старалась не нервничать и проделал все точно также. На мгновение меня охватил озноб и сильно замутило, но через секунду Марго взяла меня за руку и дала что-то понюхать. Запах был резким, но не отталкивающим, после этого мне стало лучше.
  - Первый раз многие чувствуют себя плохо, с каждым разом будет легче. Но на всякий случай держи, может пригодиться. - И она сунула мне в руку тот самый флакон. - На самом деле, это один из тоннелей самого высокого качества. Есть и такие, после которых голова кружится почти пять минут.
  Я обернулась, чтобы посмотреть, что же представляет собой тоннель с этой стороны и оказалось, что это была дверь небольшой полуразвалившейся избушки, по краям которой были закреплены точно такие же цилиндры, как и в доме лорда Марка.
  - О, не обращай внимания. - Сказала Марго, заметив мой разочарованный взгляд. - Какая разница как выглядит дверь? Главное, что мы здесь.
   К тому времени, как появилась Габи, мне полегчало окончательно, и мы пошли дальше. Мои спутницы утверждали, что мы совсем близко от границы. Идти действительно оказалось не далеко. Мы подошли к небольшой аккуратной башне. Назвать это сооружение башней можно было лишь потому, что оно было округлой формы и уходило ввысь продолговатой трубой. Лично для меня, она больше напоминала затейливый дом. Визуально, башню можно было разделить на две части: Верхнюю и нижнюю. Разделял их небольшой балкон, расположенный на расстоянии метров трех от земли по всему периметру башни. Нижняя часть была совершенно не примечательна, в ней имелась лишь небольшая дверь, если же смотреть на верхнюю часть, то там уже появлялись прямоугольные окошки разного размера, и расположенные на разных уровнях. Кроме того, имелась еще одна небольшая дверь, видимо, для того, чтобы выходить на балкон. Мои подруги подошли к нижней двери и постучались, как мне показалось, лишь для приличия. Потом Габи нажала на какую-то кнопку и сбоку двери появилась небольшая панель. Она ввела тута какие-то числа и через несколько секунд дверь открылась. Внутри было на удивление светло и чисто, половину башни занимали большой диван и стол, а другая половина была абсолютно пуста.
  - Леди Мора! - Позвала Габи, но ей никто не ответил. - Видимо она куда отлучилась. Что ж поздороваемся с ней на обратном пути.
  - А кто это? - Спросила я.
  - Леди хранительница северной башни. Разве Максим тебе о ней не рассказывал? - Удивилась Марго. - Он относится к ней с большой теплотой.
  - Не рассказывал.
  - Это удивительная женщина. Ее знал еще мой дед и дед его деда и так далее. Я очень хотела с ней познакомиться. - Сказала Марго.
  - Сколько же ей лет? - Удивилась я. - И как она может так долго жить?
  - Ответы на эти вопросы знает, разве что, сама леди Мора, а спрашивать об этом мало кто решается. - Ответила Габи. - Ладно, пойдемте, познакомитесь с ней позже. - И она набрала те же цифры, что и прежде, только на панели у двери напротив. Дверь бесшумно отъехала, и на нас пахнуло холодом.
   Лето сменилось зимой, мы одели специально приготовленную верхнюю одежду и вышли на морозный холод. Я оглянулась и увидела перед собой совершенно другую башню, гораздо меньшую по размерам и полуразрушенную. Именно такую я видела перед тем, как опасть в другой мир.
  - Мы уже на месте? - Моему удивлению не было предела.
  - Да, как видишь все просто. - Ответила Габи.
  - Ощущения совсем другие, чем от перехода через тоннель. - Поделилась я своими умозаключениями. - Кажется, что ты просто вышел из дому.
  - Так и есть. - Ответила Габи - Башни работают совсем по другому принципу.
  - А если ее разрушат с этой стороны, что вы будете делать? Хотя, похоже, она сама скорее рассыплется.
  - Эта маленькая башенка держит целый мир, вряд ли ей когда-нибудь грозит саморазрушение, к тому же зачем-то да существует леди хранительница башни. Так что думаю, волноваться по этому поводу нам не стоит. - Габи улыбнулась и пошла дальше.
  - А к вам не забредают люди? Ведь Воробьевы горы - это городской парк, здесь всегда много людей.
  - Даже если они и доходят до башни, найти дверь вряд ли кому под силу, тем более, что найдется очень мало таких идиотов, которые к ней сунутся.
  - Но почему?
  - Все просто, мы установили вокруг перехода передатчики, которые испускают звуковые волны, способные отпугнуть от этой тропки кого угодно.
  - Но я ничего не слышу.
  - Конечно, эти волны действуют на подсознание и вселяют в человека чувство опасности и страх.
  - Теперь понятно, почему я впала здесь в панику и не смогла взять себя в руки.
  - Ну, знаешь, я тоже, может, впала бы в панику, если бы меня вели непонятно куда трое мужиков. - Сказала Марго, закатывая глаза.
  После таких слов мы дружно рассмеялись. Теперь все это казалось таким далеким и забавным.
  - Послушайте, давайте разделимся. Я поеду домой, немного приберу, чтобы переночевать сегодня, соберу кое-какие вещи с собой, сделаю пару звонков. А вы пока походите по городу, к тому же Марго нужно подобрать подходящий наряд, если мы соберемся куда-нибудь сегодня вечером.
  - Ух ты! Мне не терпится побродить по вашим магазинам! Может, я что-нибудь и для нашего мира присмотрю. - Защебетала в радостном предчувствии Марго.
  - Так и сделаем. Только позвони нам, пожалуйста, когда доберешься до дома.
  - Вы решили меня проконтролировать? - Спросила я с усмешкой.
  - Что ты, просто Максим так маниакально меня инструктировал насчет твоей безопасности, что я прониклась.
  - Ладно, - сказала я со смехом, - позвоню. До встречи!
  До дома я добралась на удивление быстро, даже в аптеку заскочила. Оказывается, я уже соскучилась по этому шумному и суетливому городу. Я не была здесь всего два месяца, а такое ощущение, будто целую жизнь. Там уже начинается лето, а здесь - зима. Я надела свое самое теплое платье из тонкой шерсти цвета слоновой кости, длинное, сшитое по фигуре и вырезом лодочкой. Марго одолжила мне свою коротенькую курточку, подбитую мехом. Хотя моя подруга была немного мельче, куртка была мне почти в пору, только в груди немного поджимала, но я намотала сверху белый шарф, так что выглядела я вполне прилично, даже можно сказать стильно. Прокололась я в одном - обувь. Я не хотела заказывать зимние сапоги ради того, чтобы доехать до своей квартиры, а там у меня все ведь есть. Поэтому, я одела весенние туфли. В общем, пока я доехала до дома, то порядком заморозила ноги. Вбежав в подъезд, проскочила мимо как всегда не работающего лифта и побежала наверх, благо этаж был третий. Когда я подбежала к квартире, то мечтала лишь о чашке горячего чая. Руки у меня тоже сильно замерзли, поэтому не гнущимися пальцами ключи пришлось искать довольно долго. Наконец я их нашла.
  - Алиса, это ты? - Я услышала знакомый голос и обернулась. Как это я не услышала приближающиеся шаги?
  - Петя? Что ты здесь делаешь?- Моему удивлению не было предела.
  - Тебя жду. Но ты какая-то не такая, я даже не сразу тебя узнал.- Он сам был какой-то не такой, но я не стала ему об этом говорить. Высокий, зеленоглазый, с копной рыжих волос, когда-то он мне казался неотразимым. Сейчас же я видела просто симпатичного парня, который к тому же по виду давно не спал, но больше всего меня удивил какой-то лихорадочный блеск в его глазах.
  - Просто одета немного по-другому. Ты случайно не пьян? - Но в ответ он лишь мотнул головой. - Ты что-то хотел? У тебя что-то случилось?
  Но вместо того, чтобы мне ответить он переменился в лице и стал со злостью бросать мне свои упреки.
  - Ты где была? Тебя не было два месяца! Что я должен был подумать?!
  - Да какая тебе разница, где я была, я не обязана перед тобой отчитываться. Зачем ты сюда явился? - Я уже поняла, что он пришел сюда без цели, только, чтобы изводить меня своими необоснованными упреками. Поэтому я повернулась к двери и вставила ключ в замок, готовая открыть дверь и избавиться от его общества.- Мы расстались уже более полутора лет назад, пора бы уже оставить меня в покое и начать собственную...
  Договорить я не успела, потому что он зажал мне рот какой-то остро пахнущей тряпкой, и я поняла, что теряю сознание. Последним, что я услышала, был его шепот:
  - Ты моя, моя, моя...
  
  Когда я очнулась, по комнате уже ползли длинные тени, и я поняла, что уже сумерки. Значит, я довольно долго была без сознания. Все мое тело затекло, я ощутила, что не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Сначала я страшно испугалась, но быстро поняла, что просто привязана к креслу-качалке. Я огляделась и увидела, что нахожусь в квартире Петра, а он сидит напротив и смотрит на меня.
  - Петя, что ты делаешь? Зачем ты все это затеял?
  - Ты моя, и я хочу, чтобы ты была со мной! - Голос его прерывался от сдерживаемых эмоций. Потом он встал и подошел ко мне. - Я всего лишь хочу, чтобы ты была со мной. - Он провел пальцами по моей щеке, коснулся губ. Я видела, что он не в себе и не знала, что сделать, что бы выпутаться из этой глупой ситуации. Этого не может, это сцена из какого-то дешевого романа, этого просто не может быть!
  - Алиса, я так скучал. Все это время я наблюдал за тобой. Я не мог прожить и недели, чтобы хоть украдкой не взглянуть на тебя. А когда ты пропала так надолго, я просто обезумел! Три дня назад меня уволили с работы, потому что я был совершенно не в себе. Всю это время я проторчал в машине у твоего подъезда, я так тебя ждал! Он сказал, что ты скоро появишься. И теперь ты здесь, со мной. - Он поднял голову и посмотрел на меня. В его глазах было столько мольбы и нежности, что если бы мои руки были свободны, то я бы погладила его буйную голову и пожалела его. Но я была связана, а мои подруги даже не подозревали, где я нахожусь, а уж что будет с Максимом, когда он об этом узнает, даже страшно подумать.
  - Петя, развяжи меня, пожалуйста, и мы все с тобой обсудим и поговорим как нормальные люди. Я же связана, разве так ведут себя с теми, кого любят? - Господи, он точно спятил, видимо еще и голоса слышит. Кто мог ему сказать, что я скоро появлюсь, если не голос в его голове?
  - Да, да, ты права, сейчас я... - И он поднялся, чтобы меня развязать, только потом снова опустился на колени, зажал подол моего платья в кулаке, лицо его исказила гримаса муки, и он с отчаянием проговорил. - Но ты же тогда уйдешь и опять оставишь меня одного!
  - Петя, все меняется, изменилась я, изменился ты. Просто ты не хочешь этого понять. Я уже не та девушка, которую ты полюбил, да наверное никогда таковой и не была. Ты нарисовал себе образ, который сам взлелеял, но только это не я. Тебе нужно отпустить прошлое и начать все с чистого листа. Тогда ты встретишь, наконец, ту девушку, для которой станешь единственным, которую полюбишь. Она будет настоящей, живой, а не выдуманной и бесплотной. Петя, подумай, ведь я права! Насилием надо мной ты ничего не добьешься кроме ненависти к самому себе и ко мне.
  -Но мне нужна ты! - Эти слова он почти выкрикнул.
  Затем он уронил голову на руки и затих. Я не знала, о чем он сейчас думает и боялась сказать хоть что-то, ведь любое неосторожное слово могло бы его разозлить. Сразу видно, что он сейчас находится в неадекватном состоянии. Прошло довольно много времени, прежде чем он поднял голову и проговорил:
  - Ты права, Алиса. Ты как всегда права. Я полный дурак, у которого помутился рассудок. - У меня чуть не вырвался вздох облегчения, но я вовремя сдержалась. - Но ты должна простить меня, пожалуйста, я так долго был один и так по тебе скучал, что не появись ты сегодня, что-нибудь точно сотворил бы с собой. Я развяжу тебя, только прошу, пообещай, что сегодня ты останешься здесь, со мной. Нет, я не требую никаких ласк и в постель тебя не потащу. Просто посиди со мной и подержи мою руку, завари мне кофе, как делала прежде и поговори о каких-нибудь пустяках. Прошу, пожалуйста...
  - Конечно, я побуду с тобой сегодня. Только мне обязательно нужно позвонить.
  - Нет, ни каких звонков.- Он сказал это очень резко и с каким-то лихорадочным блеском в глазах, но потом мягко добавил, - я хочу, чтобы сегодня ты была только со мной, только моя.
  Такая смена настроений меня пугала, но, пока он готов меня развязать, нужно соглашаться.
  - Да, конечно, все будет так, как ты хочешь.
  Он успокоился, взял нож, лежащий рядом на столе, и приготовился разрезать веревки. Но в этот миг, кто-то саданул в дверь так, что она, судя по звуку, сорвалась с петель и грохнулась в коридоре.
  В комнату вбежал Максим. Мимоходом взглянул на меня и сосредоточился на Петре и ноже в его руках.
  - Брось игрушку. - Тихо, но настойчиво потребовал он.
  Вместо ответа Петр посмотрел сначала на меня, потом на Максима, сделал какие-то свои выводы и с бешенными глазами начал надвигаться на моего синеглазого. Я так испугалась, что даже перестала дышать. Я знала, что Петр увлекается боксом и, скорее всего, может быть очень опасен.
  В это время между ними завязался смертельный танец. Они кружили по какому-то своему кругу и не отрываясь смотрели друг другу в глаза. Петр сделал несколько выпадов с ножом в руке, но не достиг своей цели. В это время я заметила, что в дверях комнаты стоят те двое, что впервые сопровождали, если так можно выразиться, меня и Максима в Запретный город. К моему удивлению, ни один из них не выказывал никакого волнения, глядя на эту смертельную схватку. Я хотела им закричать, но поняла, что от волнения просто не в состоянии этого сделать.
  В следующее мгновение Максим сделал молниеносный выпад и выбил нож из руки Петра. Однако, тот и не думал сдаваться! Он тут же принял боксерскую стойку и сделал несколько обманных выпадов, после чего мощным ударом обрушился на челюсть Максима. Я так дико закричала, что Петр обернулся. В следующее мгновение я поняла, что волновалась зря, потому что достать Максима Петру так и не удалось. Он двигался с такой поразительной скоростью, что я даже представить себе такого не могла. Однако, мой крик все же возымел свое действие: Петр отвлекся. Максим тут же воспользовался этим и серией ударов в челюсть и под дых повалил его на пол. После чего перевернул лицом вниз и надел на руки нечто, напоминающее наручники.
  Григорий и Гаврила с невозмутимыми лицами тут же отлепились от стены и начали деловито осматривать комнату.
  - Ну что? - Задал вопрос Максим.
  - Все чисто. - Ответил Григорий.
  - Займись им. - Он указал на Петра и, наконец, посмотрел на меня.
  - Господи, Алиса, с тобой все в порядке? - Он бросился ко мне, быстро разрезал веревки и обнял. Потом отстранился немного, ощупал все мои конечности и, придя к выводу, что меня не покалечили, принялся целовать лицо и растирать затекшие руки.
  - Максим! - Сказала я и всхлипнула, а потом слезы сами собой полились из глаз. Я так сильно испугалась за него, что сейчас от облегчения просто не помнила себя! Наконец, я смогла из себя выдавить что-то членораздельное. - Все хорошо, я в полном порядке. Не трогайте Петю, он не виноват, у него просто рассудок помутился. - Весь этот немногословный рассказ перемежевывался со слезами и икотой. Гаврила принес мне из кухни стакан воды, и я с радостью его опустошила. Петр к этому времени сидел на полу у противоположной стены. Из носа у него шла кровь.
  - Ага, не виноват. Он же тебя похитил, а только что с ножом над тобой стоял!
  - Он всего лишь хотел разрезать веревки, мы договорились, что он меня отпустит, если я побуду с ним эту ночь.
  - Что сделаешь? - Казалось, Максим сейчас воспламенится от гнева. Мне пришлось ухватить его за куртку, чтобы удержать на месте.
  - Нет, нет, это не то, что ты подумал. Он просто хотел, чтобы сегодня я побыла с ним рядом, максимум подержала за руку и все, честное слово!
  - Ага, а зачем ему тогда заряженный пистолет в кармане куртки? - Подал голос Григорий. - Или он его достал просто так, чтобы был под рукой? Эй, сдвинутый, зачем тебе понадобилось оружие? - Наконец обратился он к Петру. Однако тот только еще больше набычился и ничего не ответил.
  - Может, решил совершить самоубийство? - По выражению лица Петра стало ясно, что Гриша был близок к истине, однако, он хотел докопаться до самой истины. - Нет? Хотел убить Алису, чтобы она никому больше не досталась? - Тут стало понятно, что он попал в точку. От подобного Гриша даже опешил. - Ну ты и козел! - С презрение бросил он.
  - Нет! Я хотел умереть вместе с ней! Понял! Тогда она навсегда осталась бы со мной! А ты, - он обратился к Максиму, - не трогай ее своими лапами, она моя, слышишь, моя!- Он перешел на крик и забился в своем углу пытаясь освободиться.
  Я не верила своим ушам. Он хотел совершить самоубийство и прихватить меня с собой! Нет, это не может быть тот мужчина, которого я когда-то любила, по-своему, но любила.
  - Он сошел с ума. Его надо лечить. Разве вы не видите, что он не в себе?
  - Видим, но это еще не повод прощать его за то, что он натворил. - Максим направился в его сторону, и я испугалась, что он начнет его избивать.
  - Максим, не надо. Он болен, если кто во всем этом виноват, так это я!
  - Алиса, я его и пальцем не трону, не переживай. Но если ты и дальше будешь брать на себя вину за каждого психа, который попытается тебя убить, то я тебя сам заставлю показаться целителю. Поняла?
  Он подошел к нему вплотную и проговорил:
  - Она моя и будет моей всегда, заруби себе это на носу.
  Петр хотел, что-то крикнуть в ответ, но, в этот момент, Гаврила заклеил ему рот пластырем:
  - Все, ребята, надо отсюда убираться. Мы наделали столько шуму, что скоро здесь появится полиция. - Немного поразмыслив, Гаврила добавил. - А что с ним-то делать будем?
  - Его надо лечить! Разве вы не видите? - Мне так было жаль Петю! И я не знала чем ему помочь. Он ведь и правда был очень хорошим, и мне очень не хотелось верить, что именно я стала причиной его сумасшествия.
  - Ладно, поручим это нашим людям. Пусть оформят его в какую-нибудь больницу и понаблюдают со стороны.
  - Спасибо. - Только это и смогло сорваться с моих губ. Мне было очень горько. Слезы лились по моим щекам, а я их даже не замечала. Только теперь я плакала не из-за испуга. Я поклялась себе, что сделаю все возможное, чтобы вылечить Петра.
  - Тебе не нужно себя ни в чем винить. - Максим достал платок и подал мне. - Ты или какая-то другая девушка, все равно рано или поздно что-то подобное случилось бы. - Он подхватил меня на руки и вынес из этой злосчастной квартиры.
  - Поставь меня, я и сама ходить умею.
  - Конечно-конечно. - Но он все так же нес меня по улице, крепко прижимая к груди, пока мы, наконец, не подошли к их машине.
  Гаврила сел за руль, Георгий рядом с ним, а Максим присоединился ко мне на заднем сидении, после того, как бережно туда усадил. Он обнимал меня и баюкал как маленькую девочку.
  - Я так боялся, что с тобой что-то случилось! Господи, никогда в жизни я еще так не боялся! Пожалуйста, не допуская больше таких ситуаций.
  Я только кивала головой и наслаждалась его присутствием. Однако понемногу до меня начало доходить, что они нашли меня в огромном городе, среди миллионов людей.
  - А как вы меня нашли?
  Он вздохнул и начал рассказ.
  -Ты долго не звонила, и девочки забеспокоились, они набрали тебя сами, но ты не отвечала. Тогда они поехали к тебе домой и нашли только торчащий из замка ключ и платок, пропитанный хлороформом. Они тут же бросились к границе, когда они, наконец, оказались на нашей стороне и смогли мне позвонить, прошло несколько часов. Несколько часов ушло на то, чтобы понять, где ты можешь быть, и около часа, чтобы туда добраться.
  - Ага, - подал голос Григорий, - ты бы видела, как он несся по дороге, я до сих пор не знаю, как мы остались живы.
  - Спасибо вам всем огромное. Если бы не вы... в общем, всякое могло случиться. - Максим лишь сильнее прижал меня к себе, а Гриша ответил.
  - Не стоит. Это ведь наша работа спасать прекрасных девушек попавших в беду. - И он подмигнул мне в зеркало дальнего вида.
  Я улыбнулась ему в ответ.
  - Эй,эй, Гриша, ты поосторожней. Она сводит с ума любого мужчину, который имеет неосторожность в нее влюбиться. - Проговорил Максим.
  От возмущение я тут же набычилась.
  - Что и тебя тоже? - Усмехнулся Гриша.
  - Ну, у меня вообще тяжелый случай. - Рассмеялся он и поцеловал меняв щеку.
  - Вообще-то это не смешно. - Проговорила я себе под нос, но моей точки зрения никто не придерживался. В конечном итоге я тоже поддалась их хорошему настроению и улыбнулась. - Только я все равно не пойму, как вы узнали, что я у Петра? - Задав вопрос, я поняла, что они не горят желанием на него отвечать. И все же я хотела знать, откуда у них такая осведомленность, ведь я никому про него не рассказывала.
  Как ни странно, но ответил мне Гаврила.
  - Видишь ли, когда ты попала к нам, мы начали собирать о тебе информацию и поставили твою квартиру под наблюдение.
  - Но зачем? Максим, ты шпионил за мной?
  - Нет, что ты! Просто, ты же помнишь, при каких обстоятельствах мы попали в Запретный город. Отец тогда подумал, что ты, что мы ...враги.
  -Враги? - Моему удивлению не было предела.
  - Я тебе потом это объясню, здесь все сложно. Вот тогда он и приказал своим людям узнать о тебе все, что возможно. Это помогло нам тебя найти, а если точнее, то камера у твоей квартиры. Мы видели, как все происходило, - его руки сами собой сжались в кулаки, - а потом пробили его лицо по базе данных.
  - Кстати, если хочешь знать, она у нас самая совершенная, туда входит информация от всех спецслужб, имеющихся у людов. - С долей бахвальства добавил Гриша.
  - Понятно. - Ответила я , хотя на самом деле все было совершенно не понятно, но я решила, что приберегу свои вопросы на потом, когда он уже не сможет отвертеться. - А куда мы едем?
  - К тебе. Ты же хотела решить кое-какие проблемы?
  - А где девочки?
  - Боюсь, что их приключения в Москве на этом закончились.
  - Ага, я так понимаю, что до завтра вы в моем распоряжении?
  - Думаю, меня одного тебе хватит. - Максим ревниво улыбнулся и поцеловал меня в щеку.
  - Вполне. - Прошептала я ему в ухо и нежно поцеловала висок.
  
  Разумеется, я не успела сделать все, что задумала. Но самое главное я все же совершила: пообщалась с родителями. Предварительно сдув пыль с моего ноутбука, как никак он целых два месяца простоял без работы, я включила питание и стала ждать, пока он загрузится. Больше всего меня волновало наличие интернета. Я заранее себя похвалила за то, что заплатила за него на несколько месяцев вперед, однако, пока я не увидела, что он действительно работает, расслабляться не смогла. Итак, ура, он работал! Тут же нажав на иконку скайпа, я стала ожидать, когда мне ответят. Пока в динамиках раздавались гудки, я ужасно нервничала, что они могут меня не услышать. Я даже не ожидала, что так по ним соскучилась. Я конечно, могла им позвонить и по телефону, но мне так хотелось увидеть из лица! Однако, этим вечером они все же были дома и ответили мне.
  Мама как всегда беспокоилась о моем здоровье, а папа спросил не нужно ли мне выслать денег. Каждый из них заботился обо мне как умел. Их очень волновал тот факт, что я пропала на целых два месяца, не предупредив их заранее, а лишь туманно отписавшись в письме. Конечно, я попросила прощения. Однако, когда я сказала, что скоро опять уеду куда-то к черту на кулички, они начали меня от этого отговаривать, просили приехать к ним в Питер, обещали помочь в поиске работы. Но пришлось ответить им отказом. Они не понимали, что меня так влечет в эту Карелию и наконец, я призналась, что у меня появился молодой человек и что я еду именно к нему. Родители надолго замолчали, наконец, мама заговорила:
  - Алиса, мы тебя очень любим и примем любой твой выбор, но ты еще так молода... Стоит ли рушить свою жизнь из-за какого-то любителя рыбалки!
  - Почему вы решили, что он рыбак? - У меня даже вырвался смешок.
  - А чем еще там можно заниматься? Дорогая моя, пожалуйста, подумай еще разочек! По крайней мере, привези его к нам, познакомь. Он хоть предложение-то тебе сделал?
  В этот момент я порадовалась, что отправила Максима в магазин.
  - Мама, о каком предложении может идти речь? Мы и знакомы то всего два месяца.
  - Вот и я о том же! Вы еще так мало друг о друге знаете, а ты уже готова ради него все бросить и уехать куда-то в Тьмутаракань! Доченька, прошу тебя, не спеши!
  - Мама, я знаю, чего хочу. Я поеду за ним хоть на край света. Главное, не беспокойтесь за меня, если я не буду некоторое время вам писать. Я постараюсь делать это как можно чаще, но там, куда я поеду связь просто ужасная.
  - Доченька, как хотя бы его зовут, чем он занимается? - Вступил в разговор папа.
  - Зовут его Максим Гриффин и он военный.
  - Алиса, ну и угораздило же тебя! - Выдохнула мама.
  - Ничего не поделаешь, милая, наша дочь уже выросла и спешит делать свои собственные ошибки. - Услышала я голос отца, обращенный к маме.
  - Скажи, по крайней мере, куда точно ты едешь и как тебя найти! - Взмолилась мама.
  В этот момент я услышала, как Максим звенит у двери ключами, почему-то мне не хотелось знакомить их именно сейчас.
  - Мамочка, Папочка, я все вам обязательно напишу, а сейчас, извините, но мне нужно срочно идти.
  - Да, да, конечно. Пока, доченька, мы тебя очень любим.Только обязательно все нам подробно напиши, а еще лучше приезжай и звони почаще!
  - И я вас очень-очень люблю. - Ответила я, но ничего обещать не стала. Зачем? Если я все равно не сумею сдержать данное обещание.
  Когда Максим зашел в комнату, я сидела и плакала. Он тут же подлетел ко мне и обнял.
   - Алиса, что случилось?
  - Ничего особенного. Просто я, вдруг, поняла, как сильно я соскучилась по своим родителям, и что я совершенно не знаю, когда смогу их снова увидеть.
  -Не плачь, мы обязательно что-нибудь придумаем, вот увидишь.
  - Знаешь, сегодня я еще разговаривала со своими лучшими подругами. Они ужасно хотят меня видеть и обвиняют за скрытность. От кого, мол, но от меня они такого не ожидали. И вместо того, чтобы все им объяснить, мне пришлось только сказать, что в Москве я только проездом и завтра рано утром опять уезжаю. Представляешь как они обиделись, когда я сказала, что не найду даже несколько минут, чтобы встретиться с ними!
  Максим молчал и гладил меня по голове.
  - К сожалению, попав в мой мир, ты вынуждена многим жертвовать. Ты лучше меня знаешь, что не сможешь при встрече открыто врать своим лучшим подругам, я достаточно тебя изучил, чтобы понять - врать ты не умеешь. А сказать правду равносильно тому, что написать себе на лбу "психически не здорова". Однако, именно сейчас ты еще можешь выбрать: остаться в своем мире, жить своей прежней жизнью и оставить меня навсегда или пойти со мной туда, где для тебя все ново, непривычно и где ты всегда будешь чужой.
  Мои слезы сразу высохли.
  - И ты это сейчас серьезно говоришь?
  - Более чем.
  Я отстранилась от него и заставила посмотреть себе в глаза.
  - Ты правда согласишься с любым моим решением и откажешься от меня, если я так захочу?
  -Да. - ответил он отведя глаза.
  - Нет, посмотри мне в глаза и скажи это! - Я была вне себя от ярости, он вот так просто прямо сейчас берет и отказывается от меня при первых же трудностях!
  Наконец, он тоже разозлился, и глядя прямо мне в глаза произнес:
  - Алиса Строганова, нет у тебя никого выбора, ты свела меня с ума и я просто не в состоянии отказаться от тебя, даже если ты будешь гнать меня самой поганой метлой! Я скорее откажусь от своего мира, стану дезертиром, изгнанником, кем угодно, но не откажусь от тебя.
  - Не надо ни от чего отказываться. - Наконец выдохнула я.
  То, что было между нами потом, сложно назвать каким-либо словом. За окном бушевала метель с дождем, капли вперемешку со снежинками молотили в стекла. Весь мир сузился до размеров небольшой комнаты, в которой мы сейчас находились. Нас тоже сотрясала какая-то стихия. Мы любили друг друга неистово, почти до боли. Каждой клеточкой своего тела осознавая, что нужны друг другу и нет никакой возможности это изменить.
  
  Утро следующего дня выдалось спокойным и умиротворенным. На дворе лишь слегка посыпал снег. Ураган, несколько потрепавший Москву, ушел, оставив за собой бесконечные пробки и проблемы для коммунальщиков. Мы же видели в окно лишь гладь утреннего снега, который покрыл все бесчинства, которые натворила за ночь стихия. Некоторое время после побуждения, мы просто лежали обнявшись и наслаждались тем, что были вдвоем.
  - Ну что, встаем? - Услышала я заданный прямо в ухо вопрос.
  - Встаем. - Я повернулась к нему и увидела, что он уже давно одет и лежит поверх одеяла. - Ты оказывается уже встал?
  - Да, и пришел разбудить свою засоню.
  - Сам ты засоня. - Я с сожалением откинула одеяло, нашла тапочки и протопала в ванную.
  Пока я там была, Максим уже успел не плохо освоиться в моей кухоньке, заварить кофе и сделать бутерброды..
  - Ммм, я и не знала, что ты мастак делать завтраки.
  - Видишь ли, я очень долго был холостяком, поэтому тебе нечему удивляться. Я вообще много чего умею.
  - Не сомневаюсь. - Улыбнулась я. - Но я думала, что тебе готовят слуги.
  - Слуги готовят в отцовском доме, а я долгое время жил в своем собственном. Он у меня находится в небольшом городке, поближе к старой работе. Ко мне два раза в неделю, конечно, приходили убираться и что-то готовили, но в основном я готовил себе сам или шел перекусить в ближайший ресторанчик.
  - Ты мне раньше всего этого не рассказывал.
  - Ну, не до того было. - Ответил он откусывая кусок бутерброда. - В моем доме, конечно, не так шикарно как в фамильной резиденции, но более современно и просто.
  - Интересно было бы взглянуть. - Сказала я, отпивая кофе.
  - Как-нибудь я тебе его покажу.
  - Нам обязательно ехать в Олимпию именно сейчас?
  - Боюсь что да. Больше отгулов мне никто не даст, а оставлять тебя после всего того, что случилось, одну или на кого-то еще, я не собираюсь.
  - Я не беспомощный ребенок, а взрослая женщина.
  - Конечно, я и не спорю.
  Свое раздражение тем фактом, что меня принимают за беспомощного котенка, мне пришлось заесть бутербродом. Все равно не было никакого смысла пререкаться.
  Доели свой завтрак мы уже в тишине.
  Я не знала, как скоро вернусь сюда вновь, поэтому еще с вечера сложила в чемодан все, что мне было особенно дорого: фотографию, где мы вчетвером с мамой, папой и бабушкой, любимые книги, несколько памятных безделушек, косметичку и немного одежды, все равно я там из своего гардероба толком ничего не смогу носить. Получилось даже меньше, чем я предполагала. Все остальное пришлось оставить.
  Когда мы уже были одеты и готовы выходить, я вдруг спохватилась.
  - Подожди минутку. - Я достала свой телефон и набрала Ленке.
  - Лена? - В трубке обиженно молчали. - Прости, что разбудила... Я знаю, что в последнее время была не самой лучшей подругой. Поверь, я очень об этом сожалею. Ты знаешь, что сегодня я уезжаю, и даже не знаю насколько времени и смогу ли с тобой или со Светкой вообще связаться... Я правда не могу все вам сейчас объяснить, возможно когда-нибудь... С квартиры я съезжаю и с завтрашнего дня она уже будет сдаваться другому человеку, поэтому я очень тебя прошу сегодня приехать и забрать кое-что. Я приготовила для тебя некоторые вещи, о которых, я знаю, ты давно мечтала, и Светке тоже. Мне будет очень приятно, если ими будете владеть именно вы. И еще я прошу тебя сохранить мой ноутбук. Там, куда я еду, он мне совершенно не понадобится, но на нем сохранено много памятных моментов, которые мне очень дороги. Надеюсь, у тебя еще сохранился запасной ключ от этой квартиры. Прости меня за все и прощай.
  - Подожди! - Услышала я на другом конце трубки. - Вот это монолог! Ты правда уезжаешь?
  - Да.
  - У тебя правда все хорошо?
  - Правда.
  - Может, тебе нужна моя помощь?
  - Нет, спасибо. У меня правда все хорошо.
  - Я буду скучать.
  - И я тоже. Попробуй все объяснить Свете, пусть на меня не обижается.
  - Ты же знаешь, она не умеет долго на тебя злиться. Обещай, что дашь о себе знать, как только у тебя будет такая возможность.
  - Обещаю.
  - Тогда до скорого и не смей прощаться.
  - Угу. - И я положила трубку. Слезы сами собой навернулись на глаза. Всегда считала Ленку самой чуткой из нашей компании. Она быстро поняла, что все, что сейчас со мной происходит очень серьезно и просто приняла меня и всю эту ситуацию. Именно поэтому сегодня я позвонила ей, а не Светке.
  Когда мы спустились на улицу, нас уже ожидало такси.
  Забросив чемодан в багажник, мы уселись на заднее сидение и назвали адрес. Из-за пробок, ехать пришлось довольно долго, и я сама не заметила, как задремала у своего синеглазого на плече. Когда же мы подъехали к месту назначения, Максим легонько потряс меня за плечо и помог выйти, а прохладный воздух разогнал остатки дремы.
  Мы двинулись в парк к той самой разваливающейся башенке. Я была рада, что сегодня на мне были настоящие теплые сапоги, а не те туфли, в которых я пришла из Запретного города. Честно говоря, я уже ждала, когда, наконец, попаду в лето.
  До башни мы добрались без приключений. Максим нажал на какой-то скрытый механизм, и небольшая часть стены отъехала, обнажив пульт управления. Он ввел туда какие-то цифры, и отъехала уже часть стены размером с дверной проем. Как и в прошлый раз, я увидела внутри лишь запустение и всякий хлам, с той лишь разницей, что вода в глубокой луже, находящейся внутри, покрылась коркой льда.
  - Мы точно, попадем в ту большую, чистую и просторную башню из которой мы выходили?
  - Точно, - засмеялся Максим, - это лишь визуальный ряд вашего мира.
  Он взял меня за руку и мы шагнули за порог.
  На этот раз в башне мы были не одни.
  
  
  Глава 20 Леди Мора.
  
  - Здравствуйте, мои дорогие, а я вас уже заждалась. - Голос раздался, казалось, из ниоткуда, потому что в комнате, куда мы секунду назад попали, никого не было. - Я сейчас спущусь, подождите минутку.
  Я вопросительно взглянула на Максима, а он просто пожал плечами, разулся и шагнул на обитаемую часть комнаты.
  - Леди Мора не любит, когда на ее половину заходят обутыми. - Пояснил он. - Вот, можешь одеть тапочки. - Указал он на стоящие в углу тапки. Сам он предпочел остаться босиком, глядя на них, я сразу поняла почему: им как минимум было лет сто и лет, эдак, восемьдесят их тапочьей жизни их активно эксплуатировали.
  - Нет уж спасибо. - И толкнула его локтем в бок, чтобы перестал надо мной подшучивать.
  Комната осталась такой же, какой я покидала ее вчера: Большой закругленный диван стоял ровно посередине, как бы разделяя комнату напополам. Одна сторона комнаты была совершенно пустой и по ней ходили те, кто хотел попасть в мой мир, а другая сторона, начинавшаяся сразу за диваном, представляла собой небольшую гостиную со столиком и парочкой немного потрепанных кресел. Их цвет, как, впрочем, и цвет дивана, было довольно трудно определить, не то грязно-оранжевый, не то светло-коричневый. Столик был овальным с резными ножками и сделан из темного дерева. Кирпичную кладку стены никто заделывать не стал, перекрашивать тоже. Комната была бы совсем темной, если бы не дневной свет, шедший совершенно не понятно откуда. С потолка что ли?
  - Сейчас, сейчас, я как раз заварила чаек. - Голос раздавался с винтовой лестницы, уходившей куда-то на второй этаж башни.
   Сначала я увидела ноги, в таких же старых тапочках, которые стояли в углу, ожидая гостей, которые не побоятся их примерить. Затем длинная зеленая юбка, старческие руки, сжимающие поднос и, наконец, сама обладательница голоса. Если бы я заранее не знала, что леди Мора очень стара, то никогда в жизни не сказала бы об этом по ее голосу. Он скорее принадлежал молодой девушке, нежели согбенной годами старице.
  Сама леди Мора была очень невысокого росточка, почти как ребенок, и доставала мне разве что по грудь. Испещренное морщинами лицо излучало доброту и как будто светилось из нутрии. Тоже самое можно было сказать и о ее руках. Казалось, где-то внутри них спрятаны маленькие диоды, которые и обеспечивают эту подсветку. Все остальные части тела были спрятаны одеждой. Ее белоснежные волосы были необыкновенно густыми для дамы столь преклонного возраста и собранны в замысловатую прическу, которой я прежде никогда не видела: прямой пробор был сделан ровно посередине, широкие пряди с каждой из сторон шли ровно вниз, очерчивая овал лица; под подбородком они переплетались и обматывали шею, словно шарф, сзади же эти две пряди вплетались в косу вместе с остальными волосами. Казалось, будто лунный свет наполняет их изнутри. Мне пришлось несколько раз моргнуть, чтобы убедиться, что это не игра света или моего воображения.
  - Ну здравствуйте, молодые люди. - Сказала Сияющая леди, ставя поднос с чаем на стол.
  Я была настолько поражена этой маленькой женщиной, что смогла только кивнуть в ответ.
  - Здравствуйте, леди Мора. Очень рад вас видеть. Познакомьтесь, это Алиса, Алиса Строганова... она люд... - При этих словах Максим внимательно посмотрел в лицо старушки.
  - Неужели ты думал, что я об этом не знаю? - Усмехнулась леди Мора.
  - Рада познакомиться с тобой Алиса. Я давно ждала этой встречи.
  - Правда? - Вырвалось у меня, но потом я быстренько прикусила язык. Но леди Мора, казалось, ничего такого не заметила.
  - Садитесь, чего вы стоите. Сейчас будем пить чай. Нигде в двух мирах вы такого больше не попробуете. Он бодрит и освежает, приносит ясность ума и приводит все чувства в порядок. - Говоря это, она начала наливать его нам в чашки. Сервиз, надо сказать, был очень красивым. И чашки и чайничек были очень тонкой работы, сами по себе почти невесомы, а рисунок представлял собой битву каких-то человечков с копьями.
  - Какой у вас красивый сервис, никогда прежде такого не видела.
  - Не мудрено, моя милая. Эльфийской работы в вашем мире уже и не сыщешь.
  - Какой?
  - Эльфийской. - Как само собой разумеющееся сказа она.
  Я вопросительно глянула на Максима. Я, конечно, давно уже смирилась с тем, что существует другой мир и другая раса людей, но к тому, что сказки про эльфов правдивы была не готова. Может он еще скажет, что гномы тоже существуют?
  - Прости, Алиса, но столь древнюю историю я тебе рассказывать не стал. Тебе и так многое пришлось переосмыслить. Эльфы еще более старинная раса, они жили еще до людей. Но с нашим приходом их число начало уменьшаться, когда же мы пересекли границу Запретного города с тем, чтобы навсегда здесь остаться, их уже насчитывались единицы. Сейчас же их нет вообще. Поэтому я не счел нужным посвящать тебя в это.
  - Понятно... - После всего, что мне здесь пришлось узнать, поверить в то, что мир когда-то населяли эльфы, уже не было чем-то из ряда вон выходящим. - Так значит этому сервизу несколько тысяч лет? - От волнения у меня даже руки затряслись, поэтому чашку пришлось тут же поставить, даже не отпив содержимого. - Из чего же он сделан?
  - Действительно, это очень старинная вещь, я приберегаю его только для самых дорогих гостей. А сделан он из обычного фарфора.
  - Но как такое возможно? Он давно уже должен был превратиться в пыль!
  - Видишь ли, эльфы жили не только материальным миром... Магия была частью их жизни. Они видели мир по-другому, заглядывали в самую суть вещей и могли использовать такие его стороны, о которых сейчас мало кому известно. Каждый эльф имел свою собственную магию, часть которой передавал всему, что делали его руки. Смотри. - И она взяла пустую чашку и бросила на пол.
  Я даже глаза закрыла, боясь увидеть на полу кучу осколков эльфийского мастерства. Но когда их все же открыла, то увидела, что Максим поднимает целую и невредимую чашку.
  - Эти чашки не так просто разбить. - Усмехнулась леди Мора. - Но, при желании, конечно, можно. Так что не бойся брать ее в руки, пей. - И она налила мне свой разрекламированный чаек.
  Как и просила старушка, я взяла чашку и сделала несколько глотков. Ничего вкуснее в своей жизни я не пробовала, и сказать, из чего конкретно состоит букет этого напитка, я бы никогда не смогла. Однако, ощущения, которые подарил мне всего один глоток, не смогла бы спутать ни с чем: покой, уют, счастье... Я даже глаза прикрыла от удовольствия.
  Когда же я вновь их открыла, мир вокруг изменился. Сначала я даже не поняла в чем тут дело. Я аккуратно поставила чашку, на которой вели самый настоящий бой маленькие нарисованные человечки. Некоторое время я заворожено наблюдала, как каждый из них отбивает удар противника, потом посмотрела на свои руки, по краям которых тоже появилось некое свечение. Затем я перевела взгляд на Максима, чтобы спросить, видит ли он тоже самое или я потихоньку начинаю сходить с ума? Но его в кресле не было. Это вообще была какая-то другая комната, да и не комната вовсе, вернее та же, что и раньше, только совершенной другая: стол, диван и кресла, как и прежде, стояли на своих местах, только стен вокруг не было. Оказалось, мы находимся на лесной опушке. Я даже слышала шелест ветра в ветвях березки, которая стояла совсем рядом, только руку протяни. Ощущала тепло солнца, освещавшего эту полянку, слышала, как поет соловей, перелетая с ветки на ветку. Я была настолько оглушена этой метаморфозой, что не сразу обратила внимание на старушку, сидящую напротив. Только это уже была не старушка. Передо мной сидела очень красивая девушка, такая же маленькая как леди Мора, точно в таком наряде и даже с такой же прической. Сияла она даже больше, чем хозяйка башни. Удивительно, но я совершенно не испугалась того, что увидела, видимо, хаос, царивший сейчас в моей голове, полностью блокировал любые чувства.
  - Ну как? Понравился тебе мой чаек. - Спросила улыбаясь незнакомка. Только тут я поняла, что это и есть леди Мора.
  - Но как это возможно? Что я выпила?
  - Это настой, открывающий тебе возможность попасть в мир моей башни.
  - В мир вашей башни?
  - Да, это некое измерение, неподвластное простым смертным, лишь я одна могу их сюда провести, ну, или мои сестры, живущие в точно таких башнях в Запретном городе.
  - Кто вы на самом деле?
  - А разве ты еще не догадалась? Ты ведь видела мое свечение, не так ли? Кровь помнит многое, хотя люди уже и забыли. Поверь, его могут видеть очень немногие: лишь потомки тех, с кем мы заключили соглашение.
  - Какое соглашение?
  - Со временем ты все поймешь, пока тебе еще рано это знать.
  - Тогда зачем вы привели меня сюда?
  - Чтобы поговорить. Максиму не обязательно слышать то, что я тебе сейчас скажу.
  Непонятно откуда взявшийся ветерок вдруг раздул мои волосы, поиграл в листве березки и принес приятную прохладу, но я этого почти не заметила: я ждала, что же мне скажет леди Мора.
  - То, что кажется злом, может принести добро, а то, что кажется добром, может принести зло. Доверяй своей интуиции и смотри вглубь вещей. Ты станешь и утешением и наказанием, станешь той, что очищает души и сердца. Алиса, имей мужество выдержать выпавшие на твою долю испытания, и знай: никогда не нужно отчаиваться! Там, где закрывается одна дверь, обязательно открываются другие.
  Мир вокруг стал мерцать и последнее, что я услышала было:
  - И помни, каждый человек, который встречается в нашей жизни, послан нам не просто так: одни приносят в нашу жизнь счастье и любовь, а другие дают нам уроки. И каждому мы должны быть благодарны.
  В следующее мгновение, я уже сидела в башне с кирпичной кладкой и видела перед собой старую леди Мору.
  - Ну как? Понравился тебе мой чаек? - Спросила улыбаясь старушка?
  Я в недоумении обернулась к Максиму, но он лишь попивал чай и блаженно улыбался, как будто я и не пропадала из поля его зрения на целых полчаса! Я взяла в руки свою чашку, но она была не прохладной, как я предполагала, а такой же горячей, как будто я только что из нее пила.
  - Что это было? - Спросила я леди Мору.
  - О, названия этих трав тебе ни о чем не скажут, но подобный букет собираю только я.
  - Вы что, ничего не заметили?
  - Ты о чем? - Спросил Максим. - Неужели тебя так впечатлил чай леди Моры? Я тоже в первый раз был просто потрясен.
   Леди Мора смотрела на меня с вежливым любопытством, ожидая ответ на свой вопрос. Наконец, я поняла, что Максим ничего не заметил, а леди Мора не собирается ни в чем признаваться. Что ж оставим это в тайне, раз она этого так хочет. Все равно Максим мне не поверит. Да и что я могу ему рассказать? Что только что была в собственном измерении леди Моры, где она молода и красива, а вокруг шумит лес? Да и сама леди Мора никто иная как эльф. Ну допустим, я бы ему это поведала, но объяснить ему то, что она мне там сказала, я бы не смогла при всем своем желании. Хотя каждое слово, сказано ею, отпечаталось в моем мозгу намертво, я бы никогда не решилась произнести все это вслух. Уж больно все это напоминало бред сумасшедшего.
  - Да, очень, никогда не пробовала подобный букет. - Наконец, выдавила я из себя.
  Однако, больше я к этому чаю не притронулась. У меня не было ни какого желания опять попадать в измерение старой эльфийки, слушать туманные, зловещие советы и забивать себе этим голову.
  Пока я сидела и обдумывала все, что только что со мной произошло, Максим продолжал беззаботно беседовать с леди Морой. Похоже, он чувствовал себя очень комфортно в ее обществе.
  - Леди Мора, вы столько лет живете в этой башне, вам здесь не одиноко одной?
  - О, совсем нет, я уже привыкла. Иногда мне, правда, может взгрустнуться, но я на самом деле не так одинока, как тебе кажется. У меня бывает много гостей.
  - А давно вы живете в этой башне? - Наконец вступила в беседу я.
  - О, дитя мое, очень давно. Можно сказать, что уже потеряла счет годам. - Уклончиво ответила та.
  - А у вас есть дети?
  Старая леди заметно погрустнела, но все же ответила:
  - Мои дети, как листья на деревьях, распустились и опали, но они дали жизнь новой поросли и меня это радует.
  - Так у вас есть внуки?
  Однако, леди Мора не ответила, она слабо улыбнулась и сама задала вопрос, переводя разговор на другую тему.
  - А почему ты вернулась с Максимом, а не с подругами? Туда-то ты шла с ними.
  - Ну... Это долгая история. - И у меня вырвался нервный смешок.
  - Не думаю, что рассказ о жизни и смерти займет слишком много времени.
  Я уставилась на нее, открыв от удивления рот. Она знает! Она точно знает о том, что произошло между нами и Петром. Первым опомнился Максим.
  - Вы знаете? Но откуда?
  - Я многое знаю, мои дорогие. - Сказала она уставшим голосом. - И хочу вас предупредить, что это было не случайно. Корни этого происшествия идут из Запретного города, но могу вам сказать с определенное долей уверенности, что тот, кто это задумал, не хотел, чтобы все обернулось смертоубийством.
  - Но как это возможно? Вы знаете, кто к этому причастен. - Произнося эти слова, Максим всем телом подался вперед.
  - Вы обо все узнаете, когда придет время, а сейчас просто берегите друг друга.
  Я видела, что Максим хотел задать еще уйму вопросов, но вид у леди Моры был очень уставшим, и по мере того, как она говорила, голос становился все тише:
  - А теперь, думаю вам пора. Я уже стара и немного устала.
  - Но...
  - Всему свое время, всему свое время... - И старушка опустила голову на плече и уснула.
  Нам ничего не оставалось, как встать и уйти. Напоследок Максим взял плед, лежащий на диване, и укрыл старую леди. Когда мы вышли из башни я спросила:
  - Как ты думаешь, это все правда?
  - Что именно?
  - Ну, все, что она говорила насчет корней, жизни и смерти?
  После некоторого размышления он ответил.
  - Думаю, она просто очень старая женщина и она порой путает... фантазии с явью.
  - Честно говоря, она мне показалась вполне здравомыслящей старушкой. Тем более, что я помню, что Петр упоминал, будто кто-то предупредил его о моем приходе. Тогда я подумала, что это плод его воспаленного воображения, но теперь...
  - Почему ты мне раньше об этом не рассказала? - Максим остановился как вкопанный и развернул меня лицом к себе. Его глаза опять жутко потемнели, и мне стало не по себе.
  - Я же сказала, что просто не придала этому значения.
  - Как именно он это сказал?
  Мне пришлось почти дословно вспоминать и пересказывать все, что в тот вечер сказал мне Петр.
  - Ладно. - Выдохнул он. - Я с этим разберусь. - А откуда это у тебя в волосах зеленый березовый листок? - Изумился Максим и продемонстрировал мне свою находку. - В Москве-то уже зима, таких листьев днем с огнем не сыщешь, а с этой стороны вокруг только хвоя растет.
  - Не знаю, наверное, у леди Моры откуда-то залетел. - Я сама удивилась, как невозмутимо прозвучал мой голос. Мне почему-то казалось, что то, что произошло между мной леди Морой пока стоит сохранить в тайне.
  
  
  Глава 21 Закат на озере Надежды.
  
  Закат на озере Надежды - вещь неповторимая! Озеро лежит прямо перед домом, вода в нем прозрачная и тихая, и горы отражаются в нем с невероятной точностью, как в зеркале. Окруженное полукруглой цепью гор, озеро походит на какой-то экзотический напиток, плещущийся на дне щербатой чаши. Самое непостижимое, что эта щербинка находится как раз напротив домика, в котором мы ненадолго поселились, и солнце каждый вечер опускается по этой щербинке в озеро, стекая, как капля крови, по зазубренным краям, и оставляя на глади озера алую дорожку, которая так и манит пробежаться по ней на другую сторону. Когда-нибудь я все-таки уговорю хозяина этого места продать его мне.
  Однако, сегодня мне будет тяжело оценить по достоинству все эти красоты. В голове у меня вертится лишь одна мысль: согласится ли она? А вдруг нет? Нет, она конечно согласится, по-другому и быть не может! А вдруг откажет? Серж мне уже сто раз говорил, что я полный дурак, если такие мысли приходят мне в голову, но, тем не менее, кто знает, что за мысли бродят в голове у этих женщин? Одно я понял для себя точно: без этой девушки я просто не выживу, скорее всего, свихнусь, как ее бывший. Именно в тот день, когда ее выкрал этот сумасшедший, я и понял, что мир, в котором нет ее, мне не нужен. Поэтому я решил привязать ее к себе всеми возможными способами. И самый первый и верный шаг - это женитьба. Больше всего я боюсь того, что она мне сегодня откажет.
  В ту ночь она все мне рассказала о Петре и о том, что их связывало. Даже то, что именно он был ее первым мужчиной. Так же она упомянула, что он несколько раз уже делал ей предложение руки и сердца, но она ему отказывала, сама не зная почему, а потом поняла, что не любит его той любовью, ради которой прожила бы с ним всю свою жизнь. Тогда-то она его и покинула. Я изо всех сил старался сдержать рвущуюся из меня ревность и воспринимать все спокойно. Однако, в конце концов из меня все-таки вырвалась фраза:
  - Ну почему ты не дождалась меня! - Только в такие слова я и смог облечь всю горечь ревности, которая снедала меня в течение всего ее рассказа.
  Ее брови в удивлении приподнялись и она ответила:
  - Если бы я знала, что встречу тебя... - Ее голос был мягким и ласковым, но потом он переменился, и она с возмущением сказала. - К тому же, что за политика двойных стандартов? Ты, значит, не евнух и тебе можно было спать с другими женщинами, а я, значит, должна была ждать, когда за мной придет лорд из параллельной вселенной? - Я насупился, а она смягчилась и произнесла. - Я просто искала свою любовь, одно время мне даже казалось, что я ее нашла... Мы не виноваты, что встретились чуть позже. Само то, что мы сейчас вместе, можно назвать чудом! Если бы еще пару месяцев назад кто-нибудь сказал, что меня угораздит влюбиться в человека другой расы, который, к тому же, живет в параллельной вселенной, то я расхохоталась бы и покрутила пальцем у виска!
  "Она полностью права." - Подумал я. - "К тому же, какая разница с кем она была до, главное, что сейчас она со мной, и я больше никому не позволю отобрать ее у меня!"
  Потом мне все же пришлось рассказать о нависшей над всеми нами опасности, о материи и о том, что злоумышленников, скорее всего, до сих пор сдерживает только жизнь Императора. Все равно скоро скрывать уже будет нечего, а ей лучше знать заранее. Я не знал, как она отреагирует на все это, боялся какой-нибудь истерики, слез, обвинений, но она только внимательно посмотрела мне в глаза и лишь теснее ко мне прижалась.
  - Что ж, чему быть, того не миновать...
  - Угу...
  В ту ночь мы любили друг друга особенно пронзительно, с привкусом ревности и отчаяния на губах.
  
  И вот сейчас я стою на веранде загородного дома и собираюсь с мыслями, чтобы, наконец, сделать ей предложение. По крайней мере, я попытаюсь, а там будь что будет. Жаль только, что говорить красиво я не умею, сюда бы Габи, вот она у нас мастер слова.
  Мои мысли прервала Алиса. Она неслышно подошла сзади и обняла меня за талию.
  - Ты чего здесь один стоишь?
  Я обнял ее за плечи и указал на горизонт.
  - Господи, как красиво! - Вырвался у нее возглас восторга.
  - Да, отчасти я люблю это место именно из-за заката.
  - В этом я тебя очень хорошо понимаю. - Потом она пристальней на меня взглянула и спросила. - А почему ты такой напряженный? Что-то случилось? - На ее лице появилось беспокойство, а я очередной раз остро почувствовал, как сильно ее люблю.
  - Нет, ничего не случилось, хотя... да случилось...
  - Что? Что случилось?
  - А то, что один бравый офицер, всю жизнь считавший себя не уязвимым, вдруг понял, что ранен в самое сердце и рана эта неизлечима. Он умрет от нее, если одна прекрасная девушка, которая и нанесла ему эту тяжкую рану, не излечит его одним единственным словом.
  Она улыбнулась и нежно посмотрела мне прямо в глаза.
  - И что же это за слово?
  - Да.
  - Да? И на что же я должна ответить да?
  Тогда я встал на одно колено и произнес:
  - Алиса из рода Строгановых, выходи за меня замуж.
  Все, сказал, только легче мне от этого не стало. Казалось, я забыл, как дышать, и все ждал, что же она ответит. Но она молчала и только смотрела на меня большими удивленными глазами. И тогда слова сами посыпались из моего рта.
  - Алиса, я знаю, что мы родились в разных мирах, но я сделаю все, чтобы он стал для нас одним. Я прекрасно понимаю, что ты, когда-нибудь захочешь детей, и, к сожалению, я не знаю смогу ли тебе их дать, но я хочу чтобы ты знала: я люблю и буду любить тебя, как ни один мужчина в двух наших мирах вместе взятых. Я знаю, что у вас принято дарить в таких случаях девушке кольцо, но у нас - это брошь. - И я тут же достал из кармана коробочку и открыл. - Вот. - Но она смотрела на меня и молчала. - Ну скажи же хоть что-нибудь. - Наконец не выдержал я.
  На белом атласе в коробочке блестела и переливалась немыслимой красоты брошь, она передавалась из поколения в поколение женам старших сыновей. Брошь была сделана в виде миниатюрного феникса, сидящего на зеленой веточке, и блистала красным, желтым, пурпурным, оранжевым и зеленым. Этот эффект создавали искусно вставленные драгоценные камешками. Однако, она на нее даже не смотрела. Она смотрела мне в глаза и слезы лились по ее щекам. Я опустил голову и решил: все, видимо я свой ответ уже получил. Внезапно мне стало безумно тяжело, казалось, небо упало мне на плечи и придавило всей своей тяжестью, коробочка защелкнулась у меня в ладони, и мне показалось, что это захлопнулась дверь к моему счастью.
   Но тут я почувствовал, что она гладит меня по волосам, потом она обхватила мою голову ладонями и заставила посмотреть на себя. Наши глаза встретились и она проговорила:
  - Максим, я согласна жить в любом мире, но только при условии, если в нем будешь ты. И еще, я точно знаю, что ни одна женщина в двух наших мирах вместе взятых, не будет любить тебя так как я... И еще... я не знаю точно сколько у нас будет детей, но что один появится месяцев эдак через восемь-девять это точно. - Она смотрела на меня и улыбалась.
  Нет, этого не может быть, но я смотрел ей в глаза и понимал что это правда. Полу крик полу стон вырвался из моей груди, и я подхватил ее на руки и начал кружить. Нет, этого не может быть! Столько счастья просто невозможно вообразить и осознать! Казалось, я могу перевернуть горы и развернуть реки вспять от той радости, которая меня переполняла. А она смеялась и обнимала мою голову руками.
  - Стой, стой, сумасшедший! - Смеялась она.
   А я лишь кружил ее и думал: Она моя, она выйдет за меня и ....у нас будет ребенок. РЕБЕНОК!!!! В нашем мире, где это уже стало не возможно, где это стало пунктиком для каждого человека, она подарит мне ребенка! Мир вокруг нас кружился и я знал, что в этот миг на свете нет человека счастливее меня.
  - Но как, когда ты узнала? - Наконец произнес я, когда был в состоянии произнести хоть слово.
  - К тому времени, как мы решили отправиться в Москву, у меня уже были некоторые сомнения, поэтому, чтобы узнать наверняка я успела зайти в аптеку на той стороне и купить несколько тестов на беременность - все они показали положительный результат.
  - Но прошло уже две недели с того момента, и ты молчала?!
  - Я не хотела, чтобы ребенок обязывал тебя к чему-то по отношению ко мне. - Она опустила глаза и грустно улыбнулась.
  - Ну и как долго ты собиралась скрывать? А если бы я так и не сделал тебе предложение, что бы ты делала?
  - Не знаю... но ты ведь сделал. - И она счастливо улыбнулась.
  - Ага, попробовала бы ты не согласиться, я бы тебя силком под венец потащил.
  - Что, правда? - Она широко раскрыла глаза.
  - Конечно! Я же у тебя настоящий тиран! - И мы оба расхохотались.
  Наконец, я стал ее целовать. Господи, какие сладкие у нее губы, какая совершенная шея. Я пинком открыл дверь в дом и прошел в спальню. Я положил ее на кровать с прозрачным балдахином, потом несколько мгновений просто глядел на нее, упиваясь своим счастьем. Но она протянула ко мне руки и поманила к себе, и я забыл обо всем на свете в объятиях женщины, подарившей мне все счастье мира.
  
  
  Глава 22 Семейный ужин
  
  Сегодня на ужин собралось все семейство, чего не было уже очень долгое время, отец также настоял на том, чтобы пригласить лорда Такиша, им необходимо было что-то еще сегодня обсудить. Я вряд ли могу назвать его другом, но в уважении ему не откажешь, тем более, что отец ему доверяет, а таких людей нынче не много.
  Все уже собрались в гостиной: отец, мама, Серж, Габи, Марго, я и моя невеста Алиса. Моя невеста... Никогда не думал, что это может звучать так приятно. Именно сегодня мы с ней решили сообщить близким, что собираемся пожениться, и то, что Алиса беременна.
  - А вот и лорд Такиш. - Проговорил отец, когда тот, наконец, вошел в дом в сопровождении дворецкого. - Эка, как вы намокли!
  - Да, на улице настоящая буря! Добрый вечер. - Проговорил он, снимая плащ. - Можно вас попросить принести мне полотенце, чтобы вытереть волосы. - Говоря это он весело улыбался и походил сейчас скорее на озорного мальчишку, чем на знатного лорда. - Давненько я так не промокал.
  Я краем глаза взглянул на Марго и увидел, затаенную обиду в глазах и горькую улыбку на губах, в отличие от всех остальных, которые отвечали ему вполне искренними взглядами и улыбками. Я сделал себе пометку поговорить с ней об этом. Что бы ни произошло между ними, это тянется уже слишком давно.
  Из-за непрекращающегося дождя, который льет уже несколько дней к ряду, мы накрыли ужин не на свежем воздухе, как привыкли это делать летом, а в столовой. В помещении было непривычно темно в это время суток, поэтому слуги зажгли свечи. Многие уже давным-давно перестали их использовать, но мы любим то интимное освещение, которое могут создать, только эти подрагивающие огоньки.
  Наконец, отец созвал всех в столовую и мы расселись. Он уже хотел подать знак подавать ужин, когда я встал и помог подняться Алисе. Разговоры за столом сразу же прекратились и все в недоумении посмотрели на нас.
  - Дорогие мои, мы сегодня хотим вам поведать несколько новостей, которые очень важны для нас и о которых вы должны знать, как самые близкие нам люди. - Я прокашлялся и продолжил. - Несколько дней назад Алиса согласилась выйти за меня замуж и стать моей женой.
  В это время я с обожанием посмотрел на нее, и она улыбнулась и залилась краской. В то же мгновение все вокруг повскакивали со стульев и начали нас поздравлять и целовать.
  - Ну вы молодцы! Времени зря не теряете. - Проговорил отец, похлопывая меня по спине.
  Женщины все разом выражали нам свои поздравления. Последним же подошел Такиш, пожал мне руку и скал, что мне невероятно повезло, после чего он поцеловал Алисе руку и посмотрел так, что она покраснела. А вот это уже мне не понравилось. Я чувствовал, как неумолимая волна ревности уже готова подняться из самых глубин моей души. Но я вовремя сдержался, тем более, что очень хорошо его понимал: в Алиса на столько сильно ее женское обаяние, что устоять просто не возможно.
  Когда все немного успокоились, отец посла за нашим лучшим шампанским и велел выпить за столь радостную новость.
  - Боюсь, что это еще не все новости, которые мы хотели вам сегодня поведать. - Я вопросительно посмотрел на Алису, потому что подумал, что она сама захочет рассказать эту новость. Она кивнула мне, покраснела пуще прежнего, опустила глаза и сказала:
  - Я... Мы... Мы с Максимом ждем ребенка.
  На этот раз вместо бурной радости в комнате повисла тишина. Сначала я не понял, почему все реагируют именно так. На лице матери я прочитал недоверие, на лице сестры выражение, граничащее с благоговейным ужасом, брат и Габи просто сидели с обалдевшими лицами, отец закрыл глаза с выражением наконец-то свершившегося действа, а лорд Такиш был просто зол, что сбило меня с толку окончательно. Алиса тоже, наконец, заметила, что тишина затянулась и осторожно подняла глаза, осматривая собравшихся. Когда она увидела тоже, что и я, то в панике посмотрела мне в глаза. Я ее обнял и крепко прижал к себе.
  Наконец я услышал мамин голос, в котором звучала надежда.
  - Это правда?
  - Конечно, моя дорогая, или ты думаешь, что они решили таким образом над нами подшутить? Сынок, Алиса, я так рад за вас! Все остальные думаю тоже, и они вам обязательно об этом скажут, как только отойдут от потрясения. - Отец расхохотался и обнял нас обоих одновременно. - Эй, несите, мой лучший коньяк! Будем праздновать это событие, сегодня никто не будет спать в этом доме!!!
  
  
  Глава 23 Братья
  
  Дом его брата, как, собственно, и его хозяин порядком его раздражали. Однако, лорд-целитель императора Альберт из рода Мавериков не желал более нигде встречаться. Его мания чистоты скоро перерастет в огромную проблему для него, лорда Ивара из рода Такишей. Да, Альберт был его братом, однако призванием пошел в род матери и, в конце концов, присоединил к своему имени именно ее родовую ветвь. Так многие делают. Род Мавериков очень известен в кругу целителей, а крепкий род всегда очень ценился, отчасти именно это помогло ему, в конечном счете, подняться так высоко и стать целителем самого Императора. Род же Такишей считался древним, но не столь влиятельным и богатым, чтобы обеспечить своему отпрыску блистательное будущее.
  - Ивар, я сделал это, я наконец сделал это! - Ивар еще не успел зайти в его кабинет, а Альберт уже бросился к нему, поспешно вылезая из-за стола. Он как всегда был одет в белую целительскую мантию перепоясанную золотым ремнем с эмблемой солнца посередине. Это было отличительным знаком его приближенности к императорскому двору. По-дороге он опрокинул вазу, и та разбилась вдребезги. Однако, Альберт на это даже не обратил внимание. Это говорило только об одном - брат очень взволнован. Видимо простой вынос информации показался ему немыслимым приключением. И, судя по виду, он очень собой доволен. Что ж, он ему подыграет.
  - Молодец, Альберт! Я ни минуты в тебе не сомневался! Даже у меня вряд ли получилось бы так хорошо все проделать!
  - Правда?
  - Ну конечно, правда, дорогой мой брат. А теперь покажи мне, что ты заполучил.
  - Да, да, конечно. Не знаю, правда, как тебе это поможет.. - И он нажал на кнопку в столе.
  Тут же над столом засветился голограммой экран. Такиш при помощи пальцев увеличил его на столько, чтобы ему было удобно читать. Чтиво, конечно, было не самое интересное, но для него крайне важное.
  - Это то, что нужно. Я у тебя это заберу. - Это не было вопросом, но Альберт все же ответил.
  - Да, конечно. - Тут он замялся и, увидев какое-то пятнышко на столе, начал его тереть рукавом. - Ивар, ты уверено, что мы поступаем правильно?
  Опять та же песня, как ему все это надоело!
  - Конечно! Альберт, разве ты не понимаешь, нам всем осталось жить лишь одно поколение, а наш род, ведущий свое начало от начала времен, так и не был никогда по-настоящему оценен, возможно, именно нам предназначено вновь завести часы людских жизней. Род Рагнаров давно уже себя исчерпал, императоры этой династии только и сделали, что, в конечном счете, довели наш народ до вымирания.
  - Но как мы сможем исправить эту ситуацию?
  - Дорогой мой братец, доверься мне. У меня уже есть на этот счет некоторые соображения.
  - Ты имеешь ввиду Алису и Максима?
  - Не только. Что же касается них, то сначала я хотел их поссорить и развести. Слишком уж они не во время встали у меня на пути... Но ситуация изменилась и я постараюсь выжать из нее максимум выгоды для... нашего дела.
  - Да, ты всегда был самым умным в нашей семье. Кстати, ты в курсе, что Гриффины запросили у Императора через три дня не официальную аудиенцию. Я так думаю, что они хотят представить ему Алису и поставить его в известность об их свадьбе, о возможности любви между людьми и людами. А потом и предать все это гласности. - Во время своего монолога Альберт нашел еще несколько пятен и, уже вооружившись тряпицей, начал их оттирать.
  - Как видно, они хотят ему поведать не только об этом... Но, я не знал об этих планах. Спасибо, Альберт.
  - Но ведь ты не допустишь этого?
   Такиш улыбнулся и посмотрел на брата.
  - Тайная аудиенция нам пока не повредит, будет даже интересно посмотреть, как на это отреагирует Император, даже если просочится какой-нибудь слух, то это, отчасти, сможет подготовить людей к тому, что я собираюсь им преподнести. А потом все это можно будет повернуть в то русло, которое будет нам выгодно. Слухи на то и слухи, что бы быть немного неверными. - Ивар улыбнулся задумчивой улыбкой, потом опомнился и проговорил. - Но не забивай себе этим голову, ты и так в последнее время слишком нервный.
  Последней фразы брат как будто и не слышал. Он продолжать тереть не существующие пятна и уже нашел новые. Ивар не мог на это смотреть, поэтому попрощался и вышел из кабинета. Затем он направился в свой особняк, который располагался дальше по улице.
  Все в этом доме говорило о богатстве и любви к роскоши. Многие, кто впервые бывал у него в гостях, удивлялись. Они не ожидали увидеть такое убранство в доме лорда-военачальника. Однако, он объяснял это удачными вложениями капитала и отделывался шутливыми фразами от тех, кто желал знать больше. Если бы хоть кто-нибудь узнал, откуда у него взялись деньги для этих самых удачных вложений на самом деле, то он давно бы уже гнил в тюрьме. В былые времена за контрабанду и торговлю с миром за пределами Запретного города его бы четвертовали, но уже давным-давно был принят закон, по которому каждая человеческая жизнь бесценна, и максимум, что ему грозило - это тюрьма, в изгнание его вряд ли отправили бы. Однако, условия там, для таких как он, ужасны, и попадать туда ему совсем не хотелось. Правда, если бы узнали о том, что он при помощи служебной аппаратуры манипулирует психикой людей, то для него, пожалуй, сделали бы исключение и приговорили к смерти. Люди в этом смысле очень щепетильны - они никогда не потерпят насилия над своим сознанием, однако для людов они делают исключение. Политика двойных стандартов - это всегда выводила его из себя. Эта способность сильнейших оправдывать собственные поступки тем, что они якобы делают все это во благо, порядком его злила. Именно поэтому, он платил им тем же. Людов, он, правда, сам считал недочеловеками, но в последнее время стал задумываться над правдивостью своих убеждений.
  Честно сказать, он был несказанно удивлен, когда понял, что Максим и правда влюблен в эту бабенку, хотя там действительно было от чего потерять голову. Но от этого он все равно не мог на нее смотреть, как на равную, скорее, как на домашнюю собачонку, к которой привязался ее хозяин.
  В свое время, он тоже считал манипулирование сознанием, да и много чего еще, ужасным. Когда он учился в академии, то был проворнее и умнее многих. Он ожидал, что его ждет блистательное будущее и он, наконец, сможет возвысить свой род, чтобы одно его упоминание вызывало у людей уважение. Он закончил академию со всеми отличительными знаками, которые только можно было там заработать, и ожидал, что все двери раскроются перед ним, стоит этого только пожелать. Однако, суровая правда заставила его по-другому взглянуть на многие вещи. Оказалось, что все завидное должности и посты раздали молодым людям из других семей, более знатных и состоятельных. Его знаки отличия все восхваляли, но никто и пальцем не пошевельнул, чтобы помочь. В конечном итоге, его отрядили младшим офицером на самый отдаленный гарнизон, где в его задачу входило следить за Национальным парком динозавров и ящероподобных, чтобы ни одна тварь не могла покинуть его границ, если же такое случалось, а такое, к сожалению, случалось, то нужно было эту тварь загнать обратно или убить. Иногда бывало и так, что тварь убивала тех, кто за ней охотился, но парк все равно оставляли не тронутым. Считается, что там сохранился последний уголок дикой природы не тронутой человеком, и что этот бесценный клочок земли нужно беречь и охранять для потомков. "Цель, наверное, благородная, вот только потомков что-то наблюдается все меньше и меньше. Если так пойдет и дальше, то скоро в Запретном городе останутся жить только эти гигантские ящерицы. А я подохну самым первым, когда какая-нибудь сбежавшая тварь решит, что я достаточно хорош для ее брюха." - Эти и многие другие мысли отравляли его разум, тогда-то он для себя и понял, что должен научиться добывать деньги, он должен стать богатым, чтобы добиться того, что по праву должно принадлежать ему. Но у него их не было, и он не видел законных путей для их заработка.
  Однако, очень скоро ему подвернулся случай, который изменил его жизнь и положил начало той дороге, по которой он идет до сих пор. Однажды, во время очередного дежурства, сработала охранная сигнализация. Это могло значить одно из двух: либо какая-то зверюга прорвалась, через силовое поле, либо сигнал ложный, что тоже может быть. Прорыв какого-то животного иногда случается, и специалисты не могут понять почему, видимо здесь, на краю их маленького мира, порой случаются некие искажения, способные на некоторое время снизить частоту силового поля, что позволяет животным пересекать его без особого ущерба для себя. Любые другие животные уже давно бы поняли, где границы их обитания, и даже при некотором отсутствии поля не пересекали бы границы, но эти твари обладают каким-то удивительным упрямством и стремлением во что бы то ни стало попасть за пределы их так называемой клетки. Свихнувшие зоологи считают, что это жажда свободы побуждает их к таким действиям, и даже уважают этих тварей за это. Только молодой Ивар из рода Такишей очень хотел бы на них посмотреть, если бы они были у границы в тот момент, когда одна из этих глубокоуважаемых зверюг решит поискать свободы.
  В этот день за старшего был он, поэтому быстро собрал свой небольшой отряд, состоящий из трех солдат, и направился в ту сторону, откуда шел сигнал. Они обошли все окрестности, однако ничего и никого не нашли.
  - Должно быть опять ложный вызов. - Ворчали между собой солдаты.
  Ивару в этот день было особенно хреново. Ну что он здесь делает! Он, такой умный, такой ловкий и хитрый! Он достоин большего, чем лазить по этим джунглям и ждать, когда какая-нибудь особо злобная ящерица его проглотит. Солдаты его откровенно раздражали. Этих тупых овец все устраивает и они ни черта не хотят менять в своей жизни. А он не овца и должен это доказать! Черные мысли скреблись в его голове как целое сборище пауков. Он не выдержал и начал пинать листья и коряги, лежащие перед ним на дороге. Солдаты остановились и уставились на своего командира.
  - Чего смотрите! Идите патрулируйте периметр, или кто-то из вас хочет получить внеочередное дежурство?
  Сейчас было не время для патрулирования, но солдаты молча поправили оружие и направились исполнять приказ, пока этот дерганый и правда не впаял им по дополнительному дежурству.
  Когда они скрылись, Ивар сел прямо на прелую траву напротив границы поля и вцепился скрюченными от гнева пальцами себе в волосы. Он просидел так довольно долго. Когда он поднял голову, то увидел, что по полю, отделяющему эту сторону от силового поля и джунглей, бегут двое парней и несут что-то в мешке. Было видно, что они пока его не заметили, поэтому он тихонько откатился в кусты и начал наблюдать.
  - Коготь, ты помнишь, где проделал брешь? - Спросил тот, что был пошире в плечах и выше ростом.
  - А как по-твоему я планирую выйти отсюда? - Второй был явно умнее и хитрее. Сам он был невысоко роста, щуплый, с редким вьющимися волосами цвета упревшей соломы, но глаза его при этом были сосредоточенными и хитрыми. Чего не скажешь о его спутнике, явно выполняющем роль носильщика.
  - Не знаю, планировать - это твоя забота.
  - Вот именно Лунатик, поэтому помалкивай лучше.
  Брешь, которую они проделали в силовом поле была практически напротив того места, где прятался Ивар, и он уже успел заметить передатчик, который они для этого спрятали в траве. Кстати, подобные разработки очень дорогие, а достать их практически не возможно. Однако, устройство было здесь и им явно владели идущие по полю мужчины. Этим двоим осталось пройти всего несколько метров до границы, когда Ивар решился и вышел из своего укрытия с оружием наперевес.
  - Привет. - Проговорил он, направляя дуло своего силового пистолета на них. - Стоять и не двигаться.
  Они замерли, но для всех было понятно, что бежать не имеет смысла, оружие достать они тоже не успеют, поэтому преимущество было полностью на стороне Ивара.
  - Привет. - Опомнился Коготь, и страх в его глазах сменился осмысленным выражением.
  - Что вы здесь делаете и почему нарушили границу парка без разрешения?
  - Хотелось бы, для начала, знать, с кем мы имеем дело? - Коготь явно что-то обдумывал.
  - Старший офицер стражи Национального парка Ивар из рода Такишей. А кто вы такие?
  - Мы, как ты уже успел расслышать, Коготь и Лунатик. - Коготь подобострастно улыбнулся и сделал к нему навстречу маленький шажок.
  - Я сказал не двигаться! Клички свои можете оставить при себе. Для нас не составит труда узнать ваши имена, когда мы доберемся до базы.
  - Вы? Так значит вас здесь много? Только я почему-то никого не вижу.
  - На вас хватит и меня одного. Что вы здесь делаете, отвечайте.
  - Мы зарабатываем деньги. - Все это время Коготь говорил вкрадчивым голосом и остро следил за реакцией юноши. Он сразу уловил заинтересованность, которая промелькнула в глазах мальчишки. И уже знал, что вернется сегодня домой целым и невредимым.
  - Каким образом?
  - Все просто. Знаешь, сколько стоят эти птички в Запретном городе?
  - Что это вообще за птицы? Да кому они нужны?
  - Э, молодой человек. На такую редкую птицу как Мамо охотятся многие коллекционеры, необходимо просто знать, кому что предлагать. - Коготь молчал и следил за реакцией парня, судя по всему, она его удовлетворила, потому что он продолжил. - А уж сколько будет стоить эта птица за пределами Запретного города трудно даже и представить, ведь там она считается вымершей уже больше сотни лет назад.
  - Зачем вы мне это рассказываете? Хотите получить тюремный срок побольше? - Ивар сразу оценил выгоду, которая скрывается за этой внезапной встречей, но он колебался, все его принципы и честь офицера вопили о том, что он должен сделать, но злость, которая снедала его изнутри все то время, пока он здесь служил, и задетое самолюбие, шептали о другом.
  - Мне кажется, что мы могли бы договориться.
  - О чем я могу договариваться с контрабандистом? - Однако оружие приопустил.
  - Ооо, много о чем, а главное, о деньгах и том месте, которое можно за них купить. Я много слышал о тебе. Твой род древнее многих, а ты сам был лучшим на курсе в военной академии. И что же? Тебе закинули в эту богом забытую дыру и заставили следить за какими-то тварями. Разве об этом ты мечтал? Разве этого достоин?
  Каждое слово контрабандиста падало в благодатную почву. Коготь всегда перестраховывался перед тем, как идти на дело. Он точно знал всех офицеров и солдат, которые несли дежурство в это время. Их слабости и пристрастия. Благо, всего их было не так много. А этим молодым офицером он и вовсе заинтересовался сразу, да и слухи всегда достигают тех ушей, которые готовы слушать. И Коготь знал, что этого юношу не устраивает та жизнь, которая у него есть. Он быстро понял, что при правильном подходе сможет вынести из этой встречи огромную выгоду. Ивар в тот день тоже это понял.
  Так и завязалась их дружба. Однако, если Коготь рассчитывал подмять под себя этого юношу и сделать своим верным псом, то его затея с треском провалилась. Именно этот молодой юноша со временем подмял самого Когтя и многих других. Действовал он осторожно и умно. Поэтому очень скоро сколотил на контрабанде приличный капитал, купил себе место старшего офицера северных врат и сделал все, чтобы его имя впредь не упоминалось в преступных кругах. Тех же, кто его знал и мог скомпрометировать, он просто устранил. А у тех, кого выбрал вести свои дела, хорошо обработал сознание при помощи той техники, к которой получил доступ, заняв столь высокий пост.
  Тогда же он впервые понял, что настоящим богатством является информация, и тот, кто владеет знанием, информацией, тот правит миром. Постепенно круг его информаторов разрастался. У него имелись уши как в самых низших, так и в самым высоких слоях общества. Одних он покупал за деньги, другие требовали более деликатного подхода, а третьи вообще не подозревали, что в дружеской беседе выбалтывают информацию государственной важности. Ивар обнаружил, что очень хорошо чувствует людей, поэтому найти нужный подход к каждому из них не составляло для него труда.
  Богатство его росло, однако, все это не удовлетворяло его амбиций. Извечное чувство неудовлетворенности терзало его как вечно ноющий зуб. Как раз в это время он познакомился с одним гениальным ученым Денисом из рода Лони, который искал спонсора для своих изысканий в области материи. Никто не хотел с ним связываться, считая все это или пустой тратой времени или опасными играми. Все знали, что эксперименты с материй ничего хорошего не сулят, да и подобные знания давным-давно были утеряны и вообще были под запретом. Однако, ученый считал по-другому. Он, как и Такиш, был из обедневшего древнего рода и стремился возвыситься. Он хотел, чтобы о нем говорили, пусть даже и как о злом гении.
  Ивар очень быстро нашел с ним общий язык и стал спонсировать его изыскания. Однако, он также быстро понял, что Денис не склонен к подчинению и своими выходками может бросить на него тень, а то и вовсе загубить все дело. Поэтому Такишу пришлось потратить немало времени, чтобы сделать его ручным, изрядно покопавшись в его сознании. Методом проб и ошибок, он все-таки достиг того результата, к которому стремился. Это конечно замедлило все дело, однако лучше потратить лишние пару лет на безопасность, чем столетиями гнить в тюрьме. А уж терпения Ивару было не занимать. Он давно понял, что должен иметь это качество, если хочет достигнуть своей цели. А цели он ставил очень амбициозные.
  Очередной ступенькой по плану было завоевание дружбы лорда-протектора. Впоследствии, именно при помощи его покровительства Ивар стал лордом-командующим северных врат. Позже, он обдумывал вариант сместить его и сесть на вакантное место, однако, быстро понял, что не сможет гарантировать, что именно его изберут на место старика, поэтому решил действовать умнее и заставить самого лорда-протектора скакать под его дудку. Это было очень сложной задачей, и продвигался он по этому пути медленно и крайне осторожно. Лишь однажды он допустил промах, но довольно ощутимый: он сумел настроить против себя его дочь.
  Маргарита оказалось очень милой, начитанной, образованной девушкой с которой можно было разговаривать на любые темы. Она многое знала и на все имела свое мнение, что тоже располагало его к ней. Кроме всего прочего она была красива (тонкая, изящная, с большими синими глазами и темными, как смоль волосами) и имела хорошее чувство юмора, а подобное сочетание нынче редкость. В общем, он решил, что если между ними появится симпатия, то это сильно ему поможет. В мире, где любовь встречается все реже, даже обычная симпатия может стать поводом для замужества, а Марго была хорошей партией. Поэтому он развернул целую компанию по ухаживанию за Маргаритой из рода Гриффинов. И сердце ее дрогнуло. Она стала проявлять к нему явную благосклонность, появлялась с ним под руку на всех светских мероприятиях и проводила с ним все свободное время. В конечном итоге он снял небольшой домик на берегу Лунного залива и пригласил ее туда на выходные. Обстановка там явно настраивала на романтический лад: белый песок, жаркое солнце и море, уходящее за горизонт. Конечно же, она оказалась у него в объятиях, и робкие поцелуи под луной переросли в дикий танец плоти. Им тогда было хорошо, пожалуй, для него это время было одним из лучших. По крайней мере, только тогда его и не мучила эта вечная внутренняя не удовлетворенность.
  Однако, длилось оно не долго. После столь замечательно проведенных выходных, ему, к сожалению, нужно было приступать к делам, да и Марго заступать на службу. Поэтому они не виделись целую неделю, однако перезванивались настолько часто, что это даже стало его напрягать. Выходные он планировал провести вместе с ней, но перед этим с самого утра заскочил в один из борделей, где ему назначил встречу один из его высокопоставленных информаторов. Любому мужчине, если он был не женат, было совсем не зазорно посещать подобные заведения и уж точно ни у кого не возникло бы сомнения, что он пришел туда за удовольствием, а не за беседой, хоть и очень занимательной. Часто, правда, бывало и так, что он находил какую-нибудь девушку особо привлекательной, и после такой беседы отправлялся с ней заняться сексом. В тот день информация оказалось совершенно пустяковой и он даже разозлился на своего собеседника за это, однако, лишь поблагодарил и пообещал, что погасит его карточный долг, который кстати, совсем не стоил той информации, которую тот только что ему поведал. Однако, такого человека как этот не мешало иногда просто ублажить. Когда он уходил, то заметил в вестибюле одну из девушек, и она ему очень приглянулась. Светлые волосы свешивались до талии, а полные губы на остреньком личике так и манили. Однако, Такиш сдержался, сегодня ему еще понадобится его мужская сила, к тому же, когда он представил лицо Марго, ему почему то показалось, что если он останется с этой девушкой, то это будет не честно по отношению к ней. Что за бред? И откуда только у него мысли такие берутся?
  Из борделя он вышел примерно в полдень и чувствовал себя как-то странно. Мысли его потихоньку возвращались к делам насущным, и он спускался по ступенькам. Его верный телохранитель Ротт как всегда ожидал его неподалеку. Они знали друг друга еще с детства, и когда встал вопрос о том, кто его будет охранять, а ему по статусу это было просто необходимо, то он отдал свое предпочтение именно ему.
  В это самое мгновение его глаза встретились с другими глазами, и он понял, что попал. На расстоянии нескольких домов от него стояла Марго и смотрела на него полными, недоверия, разочарования, и, наконец, отвращения глазами. Что она могла делать в Юпетирианском квартале в это время, осталось для него загадкой. Но с тех пор она не желала о нем и от него ничего слышать. Максимум до чего она снисходила во время их встреч у лорда Марка, так это до язвительных шуточек и колких фраз, а то и просто одаривала его ледяным пренебрежением. И то хорошо, что лорд-протектор не воспринял это всерьез, а может она ему ничего и не рассказала. Марго особа гордая, вряд ли она поделилась хоть с кем-то, что ее ухажер бегает по публичным домам перед совместной встречей. Да уж, нехорошо получилось, но тут уж ничего не поделаешь. К той девчушке он все-таки наведался пару раз за удовольствием, потом нашел другую и третью. Однако, что-то не давало ему покоя. И, наконец, он понял, что это тоска. Он скучал по тому, как именно она его обнимала и целовала, ему не хватало их серьезных бесед и веселой болтовни, только ей одной свойственных жестов и словечек, в общем, ему не хватало Марго. Поэтому он стал надеяться, что она со временем остынет и тогда можно будет попробовать снова, если он сам к этому времени не передумает. К тому же, когда он станет Императором, отказать ему будет не так-то просто.
  Так медленно, но верно он шел к тому, чтобы стать Императором. Для того, чтобы действовать наверняка, ему осталось только заручиться поддержкой совета, и для этого у него на столе лежала компрометирующая информация почти на каждого. Любому из них будет очень не выгодно, если люди узнают о них всю правду, а солидный счет в банке лишь укрепит их желание забыть о чести и совести. Такишу справедливо казалось, что никому не захочется прожить остаток дней в позоре, прячась за стенами своего дома. К тому же он даст им повод искренне верить, что они поступают так во благо людей - проблемы с материей еще никто не отменял. Ему осталось только ускорить кончину Императора. А на этот счет у него уже есть некоторые соображения.
  
  Глава 24 Олимп
  
   Приготовления для встречи с самим Императором начались, как только был получен положительный ответ на просьбу об аудиенции. Хотя, судя по тому, с какой быстротой мне доставили новое платье, думаю, что леди Эмилия готовилась к этому гораздо раньше. Платье было шикарным. Никогда прежде я не носила таких туалетов: сочный темно-красный цвет ткани очень шел к моему типу лица и цвету волос, а бежевая драпировка с правой стороны лифа, лишь оттеняла великолепие ткани и создавала ощущение, что платье держится лишь на одной задрапированной красной левой брителе. Юбка ниспадала широкими фалдами, добавляя богатства всему облику, а позади оставался небольшой шлейф. На нем настояла леди Эмилия, а я не посмела ей перечить, откуда мне знать, как принято одеваться при дворе, тем более, что я и так была слишком настойчива в выборе цвета. Однако, никакой этикет не заставил бы меня надеть платье из той ткани, которую мне предлагала леди Эмилия. Ткань была такой пестрой и блестящей, что даже смотреть на нее было больно для глаз. Я не хотела обидеть хозяйку дома, но мне все же пришлось сказать то, что я думаю: я люд, я горжусь этим и хочу подчеркнуть это хотя бы цветом своего платья. Как ни странно, но она меня поняла.
  Господи, никогда в жизни не думала, что когда-нибудь побываю в настоящем дворце в качестве гостьи, а не туристки, да еще и буду представлена самому, что ни есть настоящему императору!
  Весь этот ансамбль дополняли умопомрачительной красоты туфли в цвет платья, украшенные, как казалось по виду настоящим жмчугом. Конечно, это было не так, но красота туфлей от этого отнюдь не меркла.
  Каждую минуту меня учили, как здороваться, как кланяться, как обращаться к Императору и его придворным. Сообщали какие-то мелкие подробности и важные детали. От всего этого голова у меня шла кругом. Однако больше всего меня страшило то, чем может окончиться эта аудиенция. Все убеждали меня в том, что Император мудр и лишен предрассудков касательно людов, но мне однажды пришлось испытать, что значит в представлении жителей Запретного города люд, и забыть об этом у меня вряд ли когда-нибудь получится.
   Однажды, во время прогулки с Габи и Марго, мы встретили их общих знакомых, целую компанию молодых людей. Были там и девушки и парни, и вся компания весело щебетала, подходя к нам.
  - О Габи, Марго! Вы как всегда очаровательны, а что это за красотка, которая пополнила ваши ряды? - Спросил веселый молодой человек. Его зелено-синий фрак сидел на нем как влитой, что говорило о высшем качестве пошива и, следовательно, о том, что парень принадлежит к высшим слоям общества, что можно было сказать и обо всех его спутниках.
  Еще два парня и две девушки с интересом поглядывали на меня и здоровались с моими подругами. Как я и предполагала, все они оказались отпрысками богатейших и наиболее влиятельных семей города.
  - Алиса, это Федор из рода Быстрых, Гелла из рода Кракаров, Алекс из рода Галлинов, Леша и Лила из рода Мемориев.
  - Друзья, знакомьтесь - это Алиса из рода Аллари, дочь маминой подруги, приехала погостить в столицу.
  Каждый из них в вежливой форме выразил, как рад со мной познакомиться.
  - Габи, а ты прекрасно выглядишь! А я боялась, что жизнь с людами может вредно на тебя повлиять. - Заявила с некоторой долей удивления грудастая Гелла с волосами выкрашенными в несколько оттенков оранжевого. При этом она так повернула свое белое плечико, что из выреза платья чуть не повыскакивали все ее прелести.
  - Геллария, привет! Откуда такое странное представление о жизни за границей Запретного города?
  - Ой, да все знают, что они недоразвитые, и мир у них такой же. - Подкатывая глаза к небу, заявила блондинка.
  - Тогда как же эти недоразвитые умудрились загнать нас всех в этот мир? - С невинным видом спросила Марго.
  Глаза блондинки округлились, и она посмотрела на своего спутника, Алекса, видимо, для нее этот вопрос был слишком сложным. Он был высоким молодым человеком с довольно правильными чертами лица, но по каким-то причинам, не делавшими его привлекательным.
  - Марго, с чего это ты вдруг решила поиграть в исторические диспуты? - С деланным удивлением спросил он.
  - Просто я считаю, что нам всем пора задуматься над тем, что люды отнюдь не те тупые создания, представлениями о которых наш пичкают всю нашу жизнь. Я сама была на той стороне и могу сказать, что они практически ничем не отличаются от нас.
  Вся компания дружно рассмеялась.
  - А ты шутница! - Заявил Алексей. Он был низенький, с целой копной темных кудрявых волос с зелеными прядями. Эта шапка волос явно прибавляло ему пару сантиметров в росте. Он продолжал посмеиваться, но, видя, что мы не разделяем их веселья, неуверенно спросил. - Так ты что, не шутишь? - На его миловидном личике появилось недоумение.
  - Да брось, разве можно говорить о людах серьезно? Больше чем на безмозглых рабов никто из них не тянет! - Все еще посмеиваясь, сказал Федор.
  - Рабов? Да ты хоть знаешь, что именно из-за того, что мы возомнили себя хозяевами, а их рабами, наш народ и очутился здесь? Мы в своей гордыне поставили себя на одну ступеньку с Богом, и это привело нас к тому, что мы стали изгнанниками, забывшими родину своих предков. Неужели прошлые ошибки нас так ничему и не научили? Неужели опять нужен катаклизм вселенского масштаба, чтобы мы, наконец, изменились и что-то поняли? - Габи была вне себя от злости, Марго тихо кипела, а я никак не могла уложить в своей голове, что я и мне подобные, по их мнению, недочеловеки, существа не достойные называться разумными?
  - Эй, эй, девчонки, вы чего? Мы не хотели никого обидеть. - Алексей поднял руки раскрытыми ладонями к нам.
  - Пойдемте, ребята, что-то наши красавицы сегодня не в духе. - Попытался спустить все на тормозах Алекс.
  - Ага, напомните мне, чтобы я никогда не покидала Запретного города, кажется, на той стороне с людьми происходит что-то странное.- Заявила Гелла, когда они немного отошли.
  Лишь миниатюрная сестра Алексея Лила не проронила ни слова и, оглядываясь, смотрела на нас большими, умными, извиняющимися глазами.
  - Прости, что тебе пришлось это выслушать. - Извинилась Марго. - Так, к сожалению, думают слишком многие.
  Я стояла сама не своя. В голове у меня не укладывалось, что кто-то может думать, да что думать, откровенно верить, что там, за пределами Запретного города, живут недочеловеки, способные лишь на то, чтобы прислуживать им. Да, у нас есть моменты в истории, которых мы стыдимся, да, мы можем быть злыми, жестокими, глупыми и недалекими. Но это не значит, что нам нечем гордиться, что в нас нету любви, благодарности, доброты, ума, мудрости, наконец! И кто сказал, что у них все слава Богу? Разве в их обществе нету всех тех пороков, которые есть у нас? Да и кроме того, разве это у нас проблемы из-за недостатка любви?
  - Знаете, мне кажется, что отчасти все беды людей именно из-за гордыни, невозможности просто любить другого человека независимо от того произошел этот самый контакт глазами или нет. - Поделилась я своими соображениями.
  - Ты не права, между нами может возникать сильная симпатия. - Осторожно заметила Марго.
  - И чем же она отличается от любви?
  - Потому что это не любовь, не настоящее чувство.
  - А какое? Выдуманное? Вы что, становитесь от него несчастны или чувствуете какую-то фальшь?
  - Нет, но...
  - Но что? Вы не чувствуете себя в этот момент счастливыми и ваше сердце не ускоряет бег от одного только взгляда на предмет своей симпатии?
  - Все так, просто никто не может гарантировать, что эта симпатия продлится долго.
  - У нас нету такой гарантии, даже если вы влюблены, как вам кажется, по-настоящему.
  - Но это же ужасно!
  - И да, и нет. Пусть наши сердца и разбиваются, но мы можем себе позволить полюбить еще раз, и быть счастливыми и делать счастливым другого человека. А когда два человека счастливы, они делают счастливыми и всех вокруг себя. Пусть наши чувства изменчивы, но они есть! И мы в большинстве своем их не подавляем: "Ах, это не настоящее, не буду даже пытаться"! Человека можно полюбить за многие вещи, а вы об этом забываете. Кричите на всех углах о том, какие вы несчастные, что любовь ушла из вашей жизни, а на самом деле просто сами ее туда не пускаете. Ждете милости от небес, в то время, как нужно искать решение проблем в себе!
  Повисло долгое молчание, и я сама уже была не рада, что высказала все, что у меня накипело, и к каким умозаключением пришла, наблюдая за людьми Запретного города. Наконец я решила извиниться, возможно, я не права и много просто не понимаю.
  - Девчонки, извините, я не хотела вас обидеть. Просто...
  - Нет, тебе не за что извиняться. - Прервала меня Марго. - Ты права. Права правотой люда. Но пойми, каждый раз, когда у нас возникает симпатия, и ты окунаешься в это чувство, где-то внутри головы начинает звенеть звоночек: "Как? Ты уже сдалась? Вот так и будешь жить в этом хрупком мирке симпатии или все же попытаешься еще раз оглянуться и найти свое настоящее чувство? Вдруг оно совсем рядом?" - Вот так и получается, что даже в самые счастливые моменты своей жизни, ты невольно оборачиваешься и ищешь, ищешь... Сомнения и, как ни странно, надежда разъедают тебя изнутри. И самый счастливый момент становится просто моментом, а до этого любимый человек, постепенно просто человеком...
  - Простите меня, девочки! Мне действительно, бывает сложно понять ваш мир.
  - А нам - ваш. - Грустно сказала Габи. - Но мы ведь на то и подруги, чтобы помочь друг другу. Ты главное не расстраивайся так, я же вижу, что у тебя все внутри переворачивается и кипит от возмущения.
  - Да, все нормально. Просто я не могу представить, с чем мне придется столкнуться в будущем, когда все узнают правду о моем происхождении.
  Мои подруги умолкли, а потом Габи тихо проговорила:
  - Предсказать, чем все обернется, не сможет никто, Алиса. Но ты должна знать, что ты нужна нам. Ты уже подарила кое-кому надежду. - И она покосилась на Марго. - А кое-кому любовь и счастье. И это самое главное! Я думаю со временем все люди поймут, кто такие люды, мы сможем всем им доказать, что они были не правы. А когда на свет появится ваш ребеночек, им придется пересмотреть все свои жизненные устои и поверить в то, что люды такие же, как мы.
  Я промолчала, но невеселые мысли как надоедливые мухи налетали в самые не подходящие моменты.
  
  Приготовления к аудиенции шли так бурно, что я даже не заметила, как настал и сам этот день. Если бы я не знала, что мой синеглазый все время будет рядом, я бы в конец растерялась. Но я постоянно ощущала его поддержку и уверенность, поэтому чувствовала себя сильнее. Я знала, что он в любом случае встанет на мою защиту и сделает все, чтобы мы были счастливы.
  Леди Эмилия проследила, чтобы меня правильно одели, подкрасили ( тут опять не обошлось без препирательств) и уложили волосы вверх, чтобы обнажить шею. Потом она подошла ко мне и протянула футляр, обтянутый бардовым бархатом.
  - Это тебе. Максим попросил передать, чтобы ты это сегодня надела. Я думаю, тебе должно понравиться. - Леди Эмилия вся светилась от удовольствия в предвкушении моей реакции на преподнесенный подарок.
  Я открыла коробочку и онемела. В нашем мире такую красоту можно увидеть разве что в музеях или частных коллекциях олигархов. На дне коробочки лежали не виданной красоты ожерелье и сережки из жемчуга. От восторга я не могла даже слова вымолвить. Леди Эмилия оказалась довольна такой реакцией и весело прощебетала:
  - Максим сказал, что это именно то, что тебе подойдет для первого выхода в свет.
   - Но это ведь стоит целое состояние! Как я могу такое надеть? - Вырвалось у меня.
  - Молча. - Усмехнулась Габи, которая в это время вошла в комнату.
  - Ты же не думала, что мой брат допустит, чтобы ты появилась в Олимпе без драгоценностей? - Добавила вошедшая следом Марго.
  Я улыбнулась обеим, а леди Эмилия в это время уже надевала мне ожерелье.
  - Как жаль, что вы не пойдете с нами! - Воскликнула я. Мне было бы гораздо спокойнее, если бы и они были рядом.
  - Не беспокойся, Максим то будет с тобой. А когда вы вернетесь, то мы не успокоимся, пока ты нам все не расскажешь в деталях. - Скорчила злобную гримасу Марго.
  - Ага, потом еще и удирать будешь от нашего общества, когда мы в конец замучаем тебя расспросами. - Добавила Габи и мы все весело расхохотались.
  - Все, ты готова и нам пора ехать. - Тожественным голосом объявила леди Эмилия.
  Целой процессией мы вышли из комнаты и стали спускаться с лестницы. Тут я увидела, что внизу стоит Максим. В своем черном фраке он выглядел умопомрачительно, а его глаза не отрывались от меня и смотрели с восхищением.
  - Ты такая красивая! - Воскликнул он, когда мы спустились вниз, и он взял мою руку в свои.
  - Ты тоже ничего. - Многозначительно глядя на него ответила я. - Только я думала ты будешь в белом костюме гвардейца или каком-нибудь цветном наряде, принятом при дворе.
  - Ну, во первых, я сегодня не на дежурстве, а во-вторых, раз уж мы пара, то должны соблюдать единый стиль в одежде, ведь ты больше одета по моде людов.
  Я поняла, что он сделал это для меня, чтобы поддержать, поэтому улыбнулась благодарной улыбкой.
  -Ну что дамы, прошу садиться. - И он указал на шикарную машину, которая стояла во дворе дома.
  Она была одновременно и большая и маленькая, потому что выглядела очень гармонично, при этом переливалась всеми цветами радуги. Я вопросительно приподняла бровь. Он это заметил и сказал:
  - Ну не можем же мы совсем отойти от моды. Этот цвет сейчас вне конкуренции. - При этом он коснулся двери машины и она тут же исчезла где-то в стенке автомобиля.
  - Впечатляет. - Проговорила я, и мы расселись по своим местам.
  Машина внутри как я и думала оказалась очень большой и вместительной. Ехать пришлось не долго. Сначала мы проехали по Меркурианскому кварталу, потом свернули в Императорские сады, право на вход в которые, можно было получить только в Императорской канцелярии. Там, конечно, было на что посмотреть: и незабываемой красоты деревья, между которыми вились аккуратненькие дорожки, и различные кусты, подстриженные самым причудливым образом. Потом они все отступили, и настала очередь великолепных цветочных клумб и композиций, перемежавшихся таким количеством разнообразных фонтанов, что воздух делался необыкновенно свежим.
  Однако, все эти прелести затмевал сам дворец. Ничего подобного я прежде не видела! Такой величественный и в то же время элегантный, из далека он выглядел белоснежным. В огромных окнах отражался свет, от чего дворец казался даже хрустальным. Но самым удивительным было другое, и я даже не сразу поняла, что это не обман зрения и не иллюзия. Дворец парил над землей примерно в пяти метрах!
  - Не может быть... - Вырвалось у меня.
  - Может. - С гордой улыбкой заявила леди Эмилия.
  - Но как? Как такое возможно?
  Тут ее улыбка немного померкла.
  - Только древние знали секрет. Раньше при желании мы могли опускать, поднимать и даже передвигать здание, ведь именно так оно попало сюда из вашего мира. Но потом знания были утрачены и дворец стоит, вернее парит, в одном и том же положении с тех пор, как его перенесли на эту сторону.
  Я слушала это, в буквальном смысле, разинув рот. Так вот почему Марго не стала мне ничего рассказывать о дворце. Она, наверное, предвкушала то впечатление, которое он на меня произведет.
  Когда мы подъехали, сверху от дворца к нам опустилась небольшая платформа, на которую, впрочем, мы все совершенно спокойно уместились. Потом она начала подниматься вверх, но я заметила это только по проплывавшему мимо пейзажу, но все-таки вцепилась в руку Максима.
  Когда мы поднялись, там нас ждал лорд-протектор Марк. Сегодня он был одет особенно торжественно и я, пожалуй, видела его таким впервые: длинный балахон светло песочного цвета, перехваченный на талии поясом из золотых солнц, а на шее висело необычное ожерелье также из миниатюрных солнц, только на конце образовывающих щит, на котором лежит меч.
  - Вы так необычно и величественно выглядите. - Сказала я после приветствий.
  - О, я понимаю твое удивление, ведь дома я предпочитаю другую одежду, но это одеяние приличествуют всем советникам Императора на территории замка.
  - Многие предпочитают его носить и в городе, хотят лишний раз напомнить всем о своем положении. - Фыркнула леди Эмилия. - Но я считаю это не приличным.
  - А эта цепь? Она такая необычная!
  - Эта цепь передается тому, кто становится лордом-протектором. Это знак отличия, которым я очень горжусь. Надеюсь, когда-нибудь ее будет носить мой сын. - И он многозначительно посмотрел на Максима.
  - Ты знаешь отец, я к этому не стремлюсь. - Напряженно ответил тот.
  - Ну, время покажет... Алиса, ты видела когда-нибудь нечто подобное? - Обводя рукой пространство вокруг, спросил лорд Марк.
  Все это время мы шли мимо величественных колон, огромных резных дверей, вдоль коридоров, где каждый камешек дышал древностью, а узоры на стенах и изваяния вдоль них сами по себе были произведениями искусства. Что касается потолков, то где-то они были расписаны красками, а где-то на них были вырезанные какие-то сюжеты прямо из камня. Однако, я так волновалась, что все вокруг сливалось в одно красочное пятно, в котором я ничего не могла различить.
  - Нет, никогда. Это что-то умопомрачительное! - Я постаралась ответить с наибольшим восторгом, на который была в этот момент способна. Однако, по хитрому выражению глаз лорда Марка я поняла, что он меня раскусил. Поэтому я покаянно выдохнула и сказала. - Уверена, если бы этот визит не был столь важен для меня, то я бы отдала должное каждому камешку, который сейчас меня окружает...
  - Но сейчас ты слишком сильно волнуешься. - Прервал меня лорд-протектор. - Не переживай, Алиса, все будет хорошо. Император очень мудрый и лишенный предрассудков человек. - Потом он наклонился к моему уху и тихо произнес. - Ты ему обязательно понравишься. - И подмигнул. Чего- чего, а уж этого я от него точно не ожидала.
  В это самое время перед нами возникли огромные резные двери у которых стояли гвардейцы в белых одеяниях. При нашем приближении двери начали медленно открываться, а гвардейцы сделали три шага вперед и встали вдоль открытых дверей, развернувшись к нам боком.
  Из дверей к нам навстречу вышел маленький толстенький человек в такой же одежде, как и лорд Марк, только на груди у него висело ожерелье из солнц на конце которого висело искусно сделанный из более мелких солнц глаз.
  - О, лорд Марк, леди Эмилия, молодые люди, рад приветствовать вас. - Сказал он с легким поклоном. - Что привело вас всех во дворец?
  - Добрый день, лорд хранитель Гаррон. - Ответил на это лорд Марк. - Дела, как всегда дела.
  Лорд хранитель Олимпийских островов с любопытством окинул нас взглядом и с неохотой сказал:
  - Что ж, не буду вас отвлекать, рад был повидаться. - И с поклоном прошел мимо нас, задержав при этом свой любопытный взгляд на мне.
  - Не думаю, что он появился здесь случайно. - Сказал себе под нос лорд Марк.
  - И я так не думаю. - Откликнулась леди Эмилия.
  - Скорее всего, лорд хранитель Олимпийских островов что-то уже слышал об Алисе. Думаю, ему просто стало любопытно, и он пришел на нее посмотреть. - Предположил Максим.
  "Ну вот теперь я еще и выступаю в роли говорящей обезьянки, на которую как в цирке приходят посмотреть любопытные." Хмуро подумала я.
  Тем временем, мы прошли через парочку еще таких же дверей и залов, а потом, оказавшись в одной из огромных шикарно убранных комнат, обогнули ее по периметру и оказались у двери обычного размера. Это меня даже удивило, среди гротескной величины всего остального подобная дверь, казалось, принадлежала не этому миру. Лакей, стоявший около нее, при виде нас поклонился и тут же ее открыл.
  Когда мы вошли, я была порядком удивлена. Я ожидала увидеть все, что угодно, но только не этот вполне нормальный уютный кабинет. Единственным его отличием было, пожалую, огромное окно от потолка до пола, открывавшее восхитительной красоты виды. Окно было открыто и у него стояло большое удобное кресло, повернутое к нему, и из этого кресла внезапно раздался голос, хотя сначала мне показалось, что в комнате никого нет.
  - Добрый день. Подойдите, пожалуйста, сюда.
  Голос был тихим, даже слабым, но почему-то сразу захотелось ему подчиниться. Когда мы подошли ближе, то я увидела, что в кресле сидит старик с белыми как снег длинными волосами и бородой. Одет он был в золотое одеяние, а голова была перехвачена золотым ободом. Чем-то он напомнил мне толи старца из детских сказок, толи православного патриарха, потому что его глаза светились умом, добротой и любовью? Как странно...
  - Добрый день, Император. Мы рады видеть, что вы в добром здравии. - Проговорил с поклоном лорд-протектор. - Позвольте вам представить моих спутников.
  - Марк, я слишком стар и у меня слишком мало времени на глупые формальности. - Отмахнулся от этого предложения Император. - Рад вас видеть леди Эмилия, вы как всегда прекрасны. Максим, ты служишь в моей гвардии и в представлении не нуждаешься.... А вот вы юная леди... Вас я ждал очень долго и мог только надеяться, что вы, наконец, почтите меня своим присутствием.
  
  
   Глава 25 Пророчество.
  
  Императорские сады и впрямь прекрасны. Я каждый день здесь гуляю со своими подругами и не могу налюбоваться ими. Теперь у меня целая стайка подруг, которые, как яркие тропические птички, следуют за мной, куда бы я ни пошла. Это знаете ли, порой сильно надоедает. Я бы скорее предпочла одиночество, но избавиться от этой пестрой компании было практически не возможно. Хорошо хоть Марго и Габи часто меня навещают, только в их компании я могу почувствовать себя по-настоящему собой и расслабиться. Сегодня мы гуляем целое утро, и я немного устала, думаю моя стайка тоже.
  - Ну что ж, думаю, пора возвращаться. Погода сегодня просто замечательная, даже уходить не хочется. - Блаженно подставив лицо под мягкие лучи солнца проговорила я.
  - А давайте и не будем уходить! - Весело прощебетала неугомонная Эллария.
  - Правильно! Пойдемте в беседку у Ивового грота и попросим туда фруктов, сладостей и напитков. - Тут же поддержала подругу Августина.
  В руках у Галатеи появился телефон, и она тут же сделал заказ.
  - Подождите минутку. - И она посмотрела на меня. - Алиса, может, ты хочешь чего-нибудь особенного?
  Я покраснела и сказала:
  - Если можно, несколько бутербродов с ветчиной.
  Катерина понимающе улыбнулась и заказала то, что я просила.
  - Не нужно смущаться, когда моя мама ходила беременная мной, она вообще от кухни не отходила дальше десяти шагов и могла одновременно съесть сладкое пирожное и соленый огурец.
  -Да уж, надеюсь, меня сия чаша минует. - Рассмеялась я. Но была благодарна Галатее за ее внимание и понимание. Она, пожалуй, была мне наиболее приятна среди новых подруг.
  Вообще же, я сама себе временами удивлялась, мои вкусовые пристрастия в связи с беременностью почти не изменились, а тот самый токсикоз, которого боится почти каждая беременная женщина, так и остался для меня в разряде загадок. И слава Богу! Мне совсем не хотелось мучиться тошнотой при виде любой пищи. Хотя, некоторые изменения я все-таки ощущала: мое обоняние странным образом обострилась, и порой мне казалось, что я слышу все запахи, которые могут быть в этом огромном дворце. Даже проходя мимо лакеев, я порой могла уловить по запаху, что они недавно ели. К тому же, меня странным образом отвернуло от всего сладкого! Меня, сладкоежку в десятом поколении! Именно поэтому я сейчас предпочитаю съесть бутерброд, а не конфету.
  Когда мы удобно разместились среди ив в уютной беседке перед небольшим водопадом, дававшим приятную прохладу, девочки защебетали о своем, и я смогла погрузиться в воспоминания о том дне, неделю назад, который снова круто изменил мою жизнь и снова заставил себя чувствовать марионеткой в руках судьбы. Хотя, Императора я могу винить лишь в том, что он верит в то во что хочет верить.
  
  Я была в недоумении, когда он усадил меня у своих ног и взял в свои руки мои ладони.
  - Оставьте нас наедине, пожалуйста, позже я вас позову.
  Моим спутникам волей неволей пришлось подчиниться и выйти из комнаты. Максим был последним, и ему явно не хотелось оставлять меня одну, но он взял себя в руки и вышел. После чего Император встретился со мной взглядом и медленно произнес.
  - Не удивляйся, но твое появление в этом мире не случайно и было предсказано в тот самый день, когда мы переступили порог Запретного города с целью остаться здесь навсегда.
  - Но, разве это возможно? - Я, мягко говоря, была в недоумении.
  - Возможно все... - Задумчиво ответил Император. - Это пророчество передается тысячелетиями от Императора к Императору. И за этим следят наши Хранители знаний.
  - А кто это? - Вырвалось у меня, и я тут же пожалела о своей несдержанности, ведь можно будет потом у кого-нибудь спросить, а не тратить время на разъяснения от самого Императора. Поэтому я покраснела. Однако он сделал вид, что ничего не заметил.
  - Это хранители Императорской библиотеки. Очень важная и почетная должность, ведь они по большей части являются и носителями тех знаний, которые мы не можем доверить бумаге или компьютеру, они сами, так сказать, ходячие библиотеки.
  - А что именно сказано в том пророчестве? Извините, но я уверена, что вы ошиблись насчет меня!
  После этих слов он грустно улыбнулся и кивнул головой, как бы закончив какой-то внутренний диалог.
  - "Когда оба мира будут на грани уничтожения, а мы потеряем надежду и веру в будущность, появится та, что все изменит и закончит то, от чего вы бежите в своей гордыне сейчас. "
  Повисло молчание. Я пыталась связать, что он говорит, и причем здесь я и не могла.
  - Не понимаю! Простите, но я ...
  -Не понимаешь... - Закончил за меня фразу Император. - Пожалуй, никто другой бы тоже не понял. Мы слишком хорошо охраняли свои тайны и слишком сильно хотели забыть, поэтому многие тысячелетия люди в своей гордыне верят в то, во что хотят верить...
  Молчание после этих слов было еще длиннее. Мне казалось, что он разговаривает со мной на другом языке.
  - Ты все поймешь чуть позже, пока еще рано. Вот, возьми пока эту книгу и прочти на досуге. - С этими словами он передал мне небольшой тубус. Я уже знала, что так у них выглядит электронная книга. Достаточно просто нажать на кнопку и потянуть концы тубуса в разные стороны. Между концами тубуса раскатается нечто вроде бумаги, на которой можно работать как на айпаде, только глаза совершенно не устают, а цветовая передача такая, что диву даешься.
  - Спасибо. Это как-то поможет мне понять то, что вы говорили сегодня?
  - Отчасти. Это поможет понять то, как мыслит мой народ.
  "С каждым словом все веселее и понятнее" - Подумала я с сарказмом. Однако вслух ничего не сказала, может, я и правда со временем все пойму?
  - А пока ты поживешь здесь в Олимпе.
  - Где? Но почему? Мне замечательно живется у лорда-протектора, я всем довольна! - Мне совсем не хотелось менять тот уклад жизни, который был у меня сейчас, ведь я так счастлива! Вокруг меня люди, которых я уже успела полюбить и без которых уже просто себя не представляю! Конечно, я скучала по родителям, но я надеялась в скором времени к ним съездить и рассказать о том счастье, которое на меня свалилось! Но то, что предлагал мне Император в мои планы не входило.
  - Твоя свобода и жизнь сейчас слишком важны, Алиса. - По выражению моего лица он понял, что я с ним не согласна, поэтому пояснил. - Сейчас, ты слишком удобная добыча для тех, кто захочет манипулировать тобой и теми людьми, которых ты любишь. Некоторые наоборот, решат, что у Максима проблемы с психикой и решат ему помочь, т.е. избавиться от тебя, потому что никто, повторяю, никто в этом мире сразу не поверит в то, что между вами происходит, а уж то, что у вас будет ребенок, вообще воспримут как злую шутку или фарс. Пойми, тебя здесь примут в штыки, как только все узнают, и всем тем, кого ты уже успела здесь полюбить, придется тоже очень не сладко, потому что они будут тебя защищать.
  Только сейчас до меня по-настоящему начало доходить, что я и мой ребенок в опасности, и что я сама являюсь угрозой для тех, кого люблю. Я вырвала свою руку из императорских, встала и стала расхаживать из стороны в сторону.
  - Не понимаю, зачем тогда я нахожусь здесь, я не хочу никому вреда и вообще не собиралась что-то кому-то доказывать. - Я лихорадочно соображала. - Будет лучше для всех, если я исчезну из вашего мира, как будто меня здесь и не было! - Эта мысль показалась мне столь удачной, что я чуть не рассмеялась от облегчения.
  - И оставишь наш мир умирать?
  - Господи, что за ерунду вы говорите! Как я могу вам чем-то помочь? Вы сами говорили, что мне никто не поверит! Тогда зачем все начинать? - Я смотрела на Императора Тария 13 из рода Рагнаров и мысленно молила, чтобы он меня понял и отпустил.
  - Я сказал, что сначала никто не поверит. Но потом... потом они задумаются, а тогда и поверят. К тому же, ты будешь не одна. Максим и сам лорд-протектор станут гарантом твоих слов, а их уважают. Уличить их во лжи никто не посмеет... А затем... затем настанет мой черед рассказать людям правду и принять удар на себя.
  В этот момент Император почему-то показался мне таким старым и уязвимым. Я опять села около него на колени и заглянула в глаза.
  - Император, простите, но я не верю, что смогу вам помочь. Пусть между мной и Максимом действительно произошло то, чего быть не могло, но это же единичный случай!
  - Не единичный. - Тихо сказал Император.
  - Что?
  - Я сказал, что такие случаи уже были, но они были давно, очень давно, и об этом я расскажу тебе позже. - Категорично закончил Император.
  - Значит, вы меня не отпустите.
  - Ты сама пришла сюда.
  - Я... Мы пришли просить разрешение на свадьбу и все!
  - А разве у вас нужно спрашивать разрешения пожениться у вашего президента?
  - Нет, но мы также не в курсе о существовании Запретного города и другой расы людей.
  - Дело не в этом, и ты сама эта прекрасно понимаешь... Дело в том, что Максим не простой человек. Он сын своего отца и надеется, что вы сможете изменить этот мир к лучшему. Думаешь, он не знает, какой опасности подвергаетесь вы оба? Думаешь, он не хотел сбежать с тобой в твой мир и забыть о нас? Хотел! Еще как хотел! - Император смотрел на меня горящими глазами. - Я это знаю потому, что сам думал бы точно также. Но он не сделал этого. Он хочет, чтобы ваш ребенок жил в мире, где мирно сосуществуют люды и люди, где их общие дети играют вместе, и где у людей есть будущее!
  Я разрывалась на части, не зная, что ему на это ответить.
  - Однако, если ты попросишь его ухать вместе с тобой, я думаю, он это сделает. Не важно, какой ценой ему дастся это решение, но он последует за тобой... Поэтому я хотел бы тебя попросить: Не делай этого. Останься здесь и попробуй изменить этот мир.
  - За счет своей жизни и жизни своего ребенка? Он все равно никогда не будет здесь своим. - Моя голова готова была разорваться от переполнявшись ее мыслей и нелегкий решений, которые передо мной стояли. Хуже всего, что Император даже не думал меня в этом разубеждать.
  - И все же. Я прошу тебя пообещать остаться.
  Я закрыла глаза и после долгой паузы ответила.
  - Я не буду вам ничего обещать... Но пока, я останусь. Как я понимаю, у меня все равно нет другого выбора?
  - Алиса, если ты решишь уйти, я не буду тебе мешать, но Максим останется здесь, в Запретном городе.
  Ощущение было таким, будто меня только что ударили под дых. Повисло напряженное молчание.
  - Это жестоко. - Наконец смогла ответить я.
  - Я знаю. И надеюсь, что до этого не дойдет.
  Теперь мы смотрели друг на друга почти враждебно. Потом я встала и подошла вплотную к окну. После некоторой паузы Император продолжил.
  - А пока, отдыхай. У тебя будет много подруг, так что не заскучаешь.
  - А Максим? Габи и Марго?
  - Твои подруги могут тебя навещать, когда им вздумается, а вот с Максимом вы сможете жить как муж и жена только после свадьбы.
   У меня чуть истерический припадок не случился.
  - По-моему уже поздновато думать о моей чести.
  - О твоей может и да, но не о моей. - Это было как настоящая пощечина, но я стерпела и промолчала. - Свадьба будет через месяц, а потом мы объявим о твоем происхождении... И еще... пока никто не должен знать о том, что вы желаете пожениться и что ты беременна от Максима.
  - Но почему? - Моему удивлению не было предела.
  - Все просто Алиса. Ваша свадьба будет проходить здесь, во дворце. Если об этом узнают заранее, то возникнет слишком много ненужных вопросов: почему вам дана такая высокая привилегия, что этим хочет показать Император, кто ты на самом деле такая и так далее. Тоже самое произойдет, если придворные узнают об отце ребенка. Так что пока, тебе достаточно будет говорить, что отец ребенка в отъезде, имя ты пока хранишь в тайне, а я решил взять тебя на это время под свое крыло. Имя себе можешь оставить то, что вы придумали вместе с леди Эмилией.
  - Но я все равно не понимаю, зачем скрывать подобную информацию? - Я уже заметила, что ключевым словом в сегодняшнем разговоре является "не понимаю", и меня это уже начало порядком раздражать.
  - Так надо, Алиса. И точка. - Властно закончил Император. Видимо разговор со мной начал раздражать уже и его. Я и сама знаю, что порой бываю очень не уступчивой, однако сегодня я считала свое поведение вполне оправданным.
  - Надеюсь, теперь я могу идти?
  - Можешь... - Потом он продолжил более мягко. - Только помни, так просто от пророчества не отмахнешься.
  - Я не верю в пророчества. - Сказала я и направилась к выходу.
  - А я верю. - Совсем тихо проговорил Император.
  
  Он верит... Через несколько недель моя свадьба, лучшие портные шьют мне платье, лучшие повара создают меню ( хотя и думают, что делают все это для очередного шикарного бала), а я даже не чувствую себя счастливой. Совсем не так я представляла это событие. Максим, только мысли о нем согревают мое сердце и не дают упасть в бездну отчаяния. Когда я обо всем ему рассказала, то ожидала какой угодно реакции, только не такой. Его плечи поникли, и он произнес только одно слово:
  -Прости.
  Потом он отступил и прижал свои ладони ко лбу, как будто был в горячке и заговорил, словно каждое слово жгло его каленым железом.
  - Алиса, прости меня! Я должен был все это предвидеть и просто исчезнуть с тобой и нашим ребенком, чтобы никто не смог вам навредить. А вместо этого я... - тут его голос дрогнул. - Вместо этого я отправил тебя на заклание людским предрассудкам.
  -Максим, перестань. Это уже слишком. Я сама пришла, хотя вряд ли понимала до конца на что подписываюсь. - Тут я поняла что зря это сказала, потому что он как-то странно посмотрел на свои руки. - Но я готова. Слышишь, я готова. Мы должны хотя бы попробовать.
  - Ты такая храбрая. - С грустным сарказмом сказал он. - У нас все равно пока нет выбора. Я ведь прав?
  - Выбор есть всегда. - С отчаянием ответила я. Взяла его за руки и заставила посмотреть себе в глаза. - Мы должны быть сильными. Пока мы действительно ничего не можем сделать. Но обещай мне, что придумаешь некий план, позволяющий всем нам убраться отсюда в случае опасности.
  - В смысле?
  - В прямом! Император не вечен и мы не знаем, что за "великую" тайну он хочет поведать жителям Запретного города. Пойми, я никому здесь не доверию, поэтому я хочу иметь хотя бы призрачную надежду, что в случае чего наш будущий ребенок будет в безопасности.
  Он смотрел на меня, и в его глазах наконец промелькнуло понимание, и еще кое-что очень смахивающее на удивление и даже восхищение. Честно говоря, я сама от себя не ожидала такой решимости. Видимо раньше я была сама по себе, а теперь я ощущала ответственность за своего еще не родившегося ребенка и, как это ни странно, готова была на все что угодно лишь бы защитить его.
  - Я сделаю все, что в моих силах. - Он подошел и крепко обнял меня. - Все будет хорошо.
  - Да, все будет хорошо. Я люблю тебя.
  - И я тебя люблю. Алиса, ты моя жизнь. Ты и наш ребенок. И я никому не позволю причинить вам какой-либо вред.
  - Да, конечно.
  Он так крепко меня обнял, как будто не хотел отпускать никогда. А потом взял в руки мое лицо и страстно поцеловал. В этом поцелуе переплелись и страсть, и горечь, и отчаяние. А потом мы просто долго стояли обнявшись, пока я не вспомнила.
  - А где твои родители?
  - Они нас ждут в кабинете лорда-протектора. Пошли, расскажешь им все.
  
  Вот так я и попала сюда, можно сказать почти в плен. Хотя... он не так уж и плох, если приходится быть в таком красивом месте как это. Мои новоявленные подруги уж точно не дают мне надолго погружаться в уныние по этому поводу. Однако, что они будут делать, когда узнают, кто я на самом деле? Господи, можно подумать, что я какой-то серийный убийца, который боится, что о нем кто-нибудь узнает.
  И еще эта книга, которую мне дал Император. Можно подумать мне и так не понятно что люди думают о людах. Так нет же, дал мне почитать учебник по истории, чтобы я поняла, что детишкам с раннего возраста внушают, что мы недочеловеки, не известно каким чудом прогнавшие их с исконных земель. Что он этим хотел сказать? Похоже, сегодня мы это узнаем, потому что вечером Император решил отужинать со мной и Максимом. Не могу сказать, что я обрадовалась такой чести, только у меня назрело несколько вопросов, на которые я желаю получить ответы.
  
  
  Глава 26 Гнев.
  
  Лорд Такиш сидел в глубине своего удобного шикарного кресла с бокалом коньяка. Если бы кто-нибудь увидел его сейчас, то подумал бы, что он просто отдыхает после трудного дня. Однако подобное впечатление было бы обманчивым, потому что в это время он усиленно обдумывал план действий. Однако это удавалось ему с трудом, потому что его периодически душили приступы ярости и гнева. Как раз в эту минуту, его губы чуть слышно шевелились:
  -Не может быть! До сих пор не могу в это поверить! Прошло уже две недели, как Алиса в Олимпе, и я не могу до нее добраться! Как я мог не предугадать такого шага от этого старика? Как мог не подумать, что он может взять ее под охрану? Тем самым лишив меня возможности воздействовать на нее. Этот старикашка даже Максима и все его семейство взял под опеку. Да, я здорово его недооценил, решил, что старик уже в маразме, ан нет. Он еще соображает будь здоров. - Но тут он вспомнил нечто другое и в чертах его лица появилась злобная удовлетворенность. - Но еще не все потеряно. Может статься, что этот маразматик еще услугу мне оказал. Попробуем разыграть наш гамбит с еще одной дополнительной переменой.
  В этот момент прозвучал тихий звуковой сигнал.
  - Да, слушаю. - Сказал он в пространство и услышал ответ раздававшийся, казалось, из ниоткуда.
  - К вам пришел лорд-целитель Альберт из рода Мавериков.
  - Впустите и проводите прямо ко мне в кабинет.
  По прошествии нескольких минут в комнату тихо постучали и лорд-целитель вошел.
  - Привет, Ивар. Я погляжу ты мрачнее тучи.
  Тот не удостоил его ответом.
  - А я тебя предупреждал, что не нужно допускать этой встречи. - Альберт подошел ближе и сел в одно из кресел.
  - Свои комментарии можешь оставить при себе. - Мрачно ответил Ивар. - Я позвал тебя сюда обсуждать не мои промахи, а кое-что поинтересней. - В глазах лорда-командующего зажглись хищные огоньки. - Я хочу задать тебе несколько вопросов как врачу.
  - Да, конечно. Я тебя слушаю.
  - На сколько хорошо ты осведомлен о здоровье Императора?
  - Ты прекрасно знаешь, что я один из тех, кто наиболее об этом осведомлен.
  - Хорошо, и на сколько он крепок сейчас?
  - Зачем ты задаешь мне эти вопросы, ты ведь прекрасно знаешь на них ответы.
  - Отвечай, Альберт. Это крайне важно.
  - Ну, не сказать, чтобы он блистал физическим здоровьем, однако при таком самочувствии он может протянуть как минимум еще пару лет.
  - А если ослабить его?
  - Как это?
  - Ну, если что-то вдруг сильно подорвет его здоровье?
  - Все будет зависеть от обстоятельств, однако, в его возрасте любое вмешательство может иметь фатальные последствия для жизни... Ивар, ты что-то задумал?
  - Именно, но ты должен будешь мне в этом помочь.
  
  
  Глава 27 Ужин у Императора.
  
  Как же я соскучился по ней. Все это время нам едва удавалось увидеться, и каждый раз рядом кто-то присутствовал. К тому же по настоянию Императора нам приходилось скрывать наши отношения. Надеюсь, на этот раз ей удастся отделать от многочисленной свиты и пробраться в Ивовый грот незамеченной. Несмотря на ту радость, которая переполняет меня от осознания того, что она скоро выйдет за меня замуж и подарит мне ребенка, временами я чувствую себя последней скотиной. Каждый день, проведенный здесь, подвергает ее опасности. Остается только удивляться, как я не понимал раньше масштабов проблемы, которая возникнет перед нами после обнародования ее происхождения. Раньше мне казалось, что одной поддержки моей семьи будет достаточно, чтобы защитить ее от нападков людей и переломить их сознание в отношении людов. Но чем больше я сталкиваюсь с этой проблемой, тем острее понимаю, что перед нами очень и очень нелегкие времена. Все было бы ничего, если бы не эта непонятная угроза, которая висит над всеми нами. Я даже представить не могу, кто может так рваться к власти, что готов создать новую вселенную и уничтожить две другие, а уж как этот кто-то отнесется к Алисе и тому, что она может принести этому обществу, даже представить не возможно. Хуже, всего, что вполне возможен вариант, что он или они ни во что не поверят и просто решат устранить проблему, чтобы не смущать умы людей в столь непростой период. Остается только надеяться, что Император проживет достаточно долго, чтобы успеть изменить мировоззрение людей и дать им понять, что люды такие же, как и мы. Да, у них другая культура, другие достижения в науке, но в остальном они такие же люди как и мы. Алиса рассказала мне много интересного об их мире, того, чем мы просто не считали нужным интересоваться! Да что там, нам было запрещено этим интересоваться, и с пеленок внушался чуть ли не благоговейный ужас перед достижениями той циыилизвции. Она открыла мне мир их литературы, поэзии, музыки. Только тогда я по-настоящему понял, что народ, способный такое создавать и так чувствовать, просто не может быть тем, представление о котором нам внушали с детства и навязывали всю жизнь.
  Тут я почувствовал прохладные ладошки у себя на глазах. Кажется, я так задумался, что она подкралась незаметно. Я взял ее руки в свои и поцеловал каждую ладошку. Потом повернулся, забросил ее руки себе за шею, а сам крепко обнял и прижал к себе.
  - Алиса, я так по тебе соскучился, по твоему запаху, по теплу твоего тела, по вкусу губ...
  После этого, я еще долго наслаждался этим вкусом и лишь когда почувствовал, что еще немного, и я возьму ее прямо здесь, отстранился, взял ее за руку и подвел к удобной скамеечке. Когда мы уселись, она положила свою голову мне на плечо.
  - Алиса, прости меня за все то, что тебе приходится переживать, а еще больше за то, что еще предстоит. Если бы на то была моя воля... - Ее ладошка легла мне на губы, и она посмотрела мне прямо в глаза.
  - Иногда я просыпаюсь по утрам и не могу понять, где нахожусь. Мне даже нужно некоторое время, чтобы вспомнить, что у меня есть ты и что все то, что случилось не сон. Прошло чуть больше четырех месяцев как мы познакомились, а моя жизнь изменилась настолько, что раньше я такого не смогла бы представить даже в самых смелых фантазиях.
  Я слушал ее и понимал, что для нее все действительно произошло очень быстро, только сейчас до меня стало доходить насколько ей, наверное, чуждо все, что происходит вокруг.
  - Мир перевернулся, да что там перевернулся, он оказался совсем другим. - И она невесело усмехнулась. - Изменилось все мое окружение, даже времена года встали с ног на голову. Сейчас мне приходится многое осознавать заново и принимать нелегкие решения. - Она дотронулась до моей щеки, заставляя поднять глаза, которые я опустил не в силах смотреть на нее - Но... Иногда я просыпаюсь среди ночи и мне кажется, что все, что со мной произошло лишь сон, я ищу рядом с собой тебя и не нахожу. И поверь, только тогда мне охватывает настоящий страх и такое дикое отчаяние, что я начинаю судорожно хватать ртом воздух, пытаюсь включить свет, молясь о том, чтобы, когда он зажжется, все мои сомнения ушли, и все оказалось правдой. - В ее взгляде было столько всего, что я не мог оторваться. - Поверь, я пройду через все, чтобы только быть с тобой рядом. Я уже давно сделал свой выбор и не надо себя ни в чем винить.
  Наступило долгое молчание, мы просто сидели и смотрели друг другу в глаза, казалось, мы говорили без слов, обмениваясь все тем, что раньше было недосказано. Вдруг, ее глаза удивленно расширились, казалось, все ее мысли только что отданные мне переключились на нечто совсем иное, нечто внутри нее самой. Я испугался, что она плохо себя почувствовала, но в следующий момент ее губы расплылись в улыбке.
  - Максим, он толкнулся! Наш малыш толкнулся!
  Я был просто парализован этой новостью. До этого я, конечно, осознавал, что она носит моего ребенка, и был безумно счастлив, однако только сейчас он вдруг принял для меня реальные очертания. Алиса взяла мою руку и положила на свой живот. Тут же я услышал, как что-то мягко толкнула меня прямо в ладошку!
  - Вот, смотри! Он только сейчас начал толкаться так сильно, по-настоящему! - На ее глазах проступили слезы радости.
  Я же не мог сказать даже слова. Я просто сидел улыбался и гладил ее живот в надежде еще раз почувствовать легкий толчок.
  - Алиса, поверь мне. Я сделаю все, чтобы защитить тебя и нашего ребенка.
  - А я сделаю все, чтобы защитить всех нас... А теперь нам нужно торопиться. Мы приглашены на ужин к Императору. Думаю, ему не понравится, если мы с тобой опоздаем.
   Действительно, оказалось, что время пробежало незаметно. Поэтому я поцеловал ее животик через ткань платья и мы направились через Императорский сад ко дворцу. Поднялись на платформе вверх, опять прошли контроль и направились в Императорские покои. Однако, теперь я вел ее особенно аккуратно, то и дело придерживая за талию, а она только подкатывала к верху глаза, всем своим видом говоря мне, что я слишком сильно начал суетиться. Ну и пусть, главное, что они рядом и могу о них заботиться.
  
  К моему удивлению, оказалось, что Император сидит за столом один, и сегодня вечером только мы вдвоем составим ему компанию.
  - Добрый вечер, молодые люди.
  - Добрый вечер, ваше величество. - Ответила Алиса с приличествующим поклоном. Я тоже поклонился и, дождавшись приглашающего жеста Императора, проводил Алису к столу. Сейчас она казалась мне такой беззащитной, что я с огромным трудом подавил желание обнять ее обнаженные плечи и шепнуть что-нибудь ободряющее.
  - Как видите, сегодня я решил, посвятить этот вечер вам. - С этими словами он хлопнул в ладоши и слуги начали носить еду.
  Ужин оказался очень вкусным и на всем его протяжении мы не говорили ни о чем серьезном, лишь легкая беседа. У Императора оказалось тонкое чувство юмора и живой ум. Беседовать с ним было большим удовольствием. Тем более что он не требовал к себе подобострастного отношения, даже наоборот, казалось, он этого не любит, однако, долгие годы правления приучили его это терпеть, но в беседе с нами он дал понять, что сегодня вечером в общении хочет побыть обычным смертным. Алиса, не привыкшая к официальности и высокопарности царившей во дворце, особенно среди особ высокого звания, подобный стиль общения приняла с радостью и, подозреваю, даже с некоторым облегчением. Я все время поглядывал на нее и видел, что ей тоже приятно общество Императора, а напряжение, сковывающее ее плечи, постепенно отступает. Думаю, сейчас она увидела не просто особу королевских кровей, облаченную властью, но и обычного человека, которому просто нужно людское тепло, и который страшно устал от того бремени, которое выпало на его долю. А может он просто хотел создать такое впечатление? Думаю, нам этого уже не узнать.
  Когда ужин подошел к концу, Император предложил переместиться в удобные кресла у раскрытого окна. На улице уже стемнело, и оттуда веяла живительная прохлада. Освещение при этом предусмотрительно погасили, оставив лишь небольшую лужицу света в том месте, где присели мы. От этого создавалось ощущение интимности и уюта.
  - Что ж, мои дорогие. Настало время вопросов и ответов. Сегодня я постараюсь ответить на все, а также рассказать то, что давно должен был поведать людям, но просто напросто не осмеливался. Но время, видимо, пришло.
  Потом Император погрузился в какие-то размышления, и мы некоторое время сидели молча. Вдруг он встрепенулся и произнес:
  - Итак, какие вопросы вы хотели мне задать?
  Вопросов, конечно, было много, но именно сейчас они вдруг показались второстепенными и мы просто не знали с чего начать.
  - Зачем вы дали мне ту книгу? - Раздался голос Алисы.
  - Чтобы ты поняла.
  - Что поняла? Что людям с детства внушается, что мы недочеловеки? - С возмущением сказала Алиса.
  - Именно.
  Алиса явно была сбита с толку.
  - Я хотел, чтобы ты поняла, что с момента, когда люди перебрались в Запретный город, система образования и всей их жизни была создана на основе ненависти, недоверии и брезгливости к людам.
  - Но зачем? Не понимаю.
  - Чтобы скрыть правду.
  Император главным образом разговаривал с Алисой и пристально смотрел ей в глаза, но тут отвел их.
  - Какую правду? - Вырвалось у меня.
  - А ты сам разве еще не понял?
  Догадка раскаленным железом пронзила мой мозг. Все пазлы сошлись воедино. Все то, что раньше казалось бессмысленным, вызывало недоумение или внутренний протест, вдруг встало на свои места, и я увидел всю картину целиком.
  - Величайший обман. - Наконец вымолвил я.
  - Именно. Величайший обман, порожденный гордыней, пренебрежением и развращенностью нашего народа.
  - Но почему? - Мне было почти физически больно от того, что я наконец все понял.
  - Эй! Может вы все поняли, но я пока в неведении. Может, поделитесь? - Голос Алисы звенел от сдерживаемого напряжения.
  - Хорошо, я все расскажу тебе по порядку. - Проговорил Император.
  Он пригладил свою седую бороду и начал рассказ.
  - Как ты уже знаешь, наша раса живет гораздо дольше на этом свете. В тот момент, когда появились вы и только начинали свои первые шаги в пещерах, мы уже стали господствующей расой на земле, создавали целые государства и производили научные открытия. Людов мы не трогали и позволяли им существовать по своим собственным законам, но, подальше от нас. К тому времени мы уже научились использовать защитные поля, поэтому держать людов подальше от наших городов и селений не составляло труда. Сначала, вы, уж извини, вообще приравнивались к животным и считались опасными.
  Но время шло, вы стали умнее и физически полностью стали нашим подобием. Многие решили, что люды выросли в расу рабов, и природа создала вас специально, чтобы прислуживать людям.
  - Бред какой-то! - Вырвалось у Алисы.
  - Именно, но разве у вас в истории нет страниц, где более отсталую нацию приравнивают к рабам или более сильный делает рабом более слабого? Надо сказать, у вас рабство и крепостное право были отменены не так уж давно.
  - Как ни странно, но вы правы. - Наконец согласилась Алиса.
  - Поэтому, я прошу тебя Алиса: не суди нас слишком строго. Все мы совершаем ошибки. - После недолгой паузы Император продолжил.
  - Людов начали пускать в города и, в конечном счете, вы стали неотъемлемой частью нашей жизни. Однако, время шло вы изменились. Вы действительно меньше жили и с деторождением у вас все обстояло гораздо проще , но в остальном вы стали такими же, как мы, и начали происходить случаи, когда человек влюблялся в люда, но люди не желали этого признавать. Рабы и ничего большего - вот чем вас считали. Подобные случаи тщательно отслеживались, и влюбленные пары бесследно исчезали. Постепенно количество таких пар росло, но последней каплей, которая вынудила Императора Тария 2 и его совет, наконец, задуматься, было то, что сын Императора Тиверий тоже влюбился в рабыню и хотел объявить об этом всему миру, и, как следствие, освободить людов из рабства и сделать полноправными членами общества.
  Подобный поворот событий претил всему, что уже было создано и, по мнению Императора Тария 2, его совета и подавляющего числа вельмож, подрывало сами основы государственности и жизни их народа. Было решено уничтожить всех людов, которые решили, будто могут стоять на одной ступеньке с людьми и людей, которые встали на их сторону.
  - Он хотел убить собственного сына? - На лице Алисы был написан ужас.
  - Не думаю, что он и вправду собирался это сделать, но то, что он изолировал бы его от общества и признал бы невменяемым вполне возможно. Однако доносчики Тиверия во время его предупредили.
  - А мать Тиверия, Императрица? Неужели и она придерживалась подобной точки зрения?
  - Этого никто не смог бы узнать, потому что несколько лет назад она погибла. Возможно, именно в этом кроется причина той удивительной ненависти, которую питал к людам Император.
  - Ее убил люд? - Спросила Алиса.
  - Нет, но он всегда винил в этом людов. Дело в том, что незадолго до ее гибели, во дворце появился некий раб, имя его до наших времен не дошло. Он виртуозно играл на гилероне. - Увидев невысказанный вопрос в глазах Алисы, он пояснил - Это такой струнный музыкальный инструмент, напоминающий чем-то гусли, но на нем имеются также и клавиши. Ты можешь увидеть его, если захочешь. Так же, он замечательно пел. Императрица оценила его талант и приблизила к себе. С тех пор она брала его с собой везде, куда бы ни шла. Разумеется, за ней параллельно ходило еще полдвора, но очень многие завидовали той милости, которую она оказывает молодому рабу. Поэтому поползли слухи о будто бы "особой" расположенности Императрицы к этому люду. Император был натурой крайне ревнивой, но сначала даже не обращал на эти сплетни внимания. Обращать внимание на рабов он считал ниже своего достоинства и воспринимал его как любимую собачку жены. Однако, со временем, он начал приглядываться. Каждый взгляд брошенный королевой в сторону музыканта стал расцениваться как измена, нечего и говорить, что сам раб пел песни о любви и смотрел на ее величество с нескрываемым обожанием. В конечном итоге, в один из дней, кто-то донес, что музыкант находится наедине с Императрицей. Император ворвался в покои королевы, однако не увидел ничего компрометирующего. Но это уже его не волновало, ревность вылилась через край. Они страшно поругались, хотя жена божилась, что в этом рабе ее привлекает лишь талант. Но в конечном итоге он достал меч, висящий на бедре гвардейца, который его сопровождал и зарубил бедного музыканта.
  Потрясение Императрицы было столь велико, что она больше не хотела видеть своего мужа. Она повелела снарядить корабль и отправилась в плавание через океан к своей сестре, жившей на другом материке. В пути корабль попал в страшный шторм и все, кто на нем находился, погибли. Выжил лишь маленький юнга, который и принес страшные вести во дворец.
  Император был безутешен и в гибели своей любимой обвинил не свою гипертрофированную ревность, а людов. Я знаю, это звучит странно, но именно так он смог справиться с той болью, которая на него навалилась. Он перенаправил боль в гнев, и когда его собственный сын полюбил одну из тех, кого он так сильно презирал, он решил очистить мир от этой расы, которая, в его глазах, вобрала в себя все зло мира.
  Итак, убить ему всех не удалось, и началась война. Но люды стали представлять настоящую угрозу не из-за своего дикого нрава, озлобленности или чего-то еще, о чем пишется в книгах по истории. Они стали представлять реальную угрозу, потому что их поддержали люди, а их предводителем стал сам принц Тиверий.
  Наконец, после ожесточенный боев и огромных потерь с обеих сторон, отец и сын заключили соглашение, по которому люди уходят в Запретный город и не имеют права его покидать, пока не признают людов равными себе.
  За время войны враждующие стороны успели возненавидеть друг друга, поэтому люди, попавшие в Запретный город, решили навсегда забыть, что люд может быть кем-то больше раба, и переписали историю так, чтобы и их потомки сохранили эту же ненависть, пренебрежение и неприятие.
  В комнате надолго повисло тяжелое молчание.
  - Но почему за столько лет никто ничего не понял? Ведь ваши люди бывают на той стороне, кто-то да должен был влюбиться или что-то заподозрить? - Тихо проговорила Алиса.
  Я решил, что сам могу дать ей ответ на этот вопрос.
  - Потому что на ту сторону допускались лишь те, кто уже был влюблен и имел свою семью. Как Габи и Серж, например. Только им разрешили вести исследования на той стороне, хотя было достаточно и других претендентов. Это правило существует с незапамятных времен и всегда меня удивляло. Однако, сейчас стало не хватать влюбленных и приходится пускать на ту сторону тех, кто есть. Вот так и получилось, что там стал бывать и я. А что касается того, что за столько времени никто ни о чем не догадался, так тут все просто. Нашими информаторами являются обычные люды, которые думают, что работают на одну из спецслужб. За свою работу они исправно получают жалование, а за особо ценную информацию некоторые услуги, омоложение например, наша медицина гораздо более продвинута в этом плане. Однако на такую услугу могут рассчитывать лишь в высших слоях общества. С нашей же стороны, любые вылазки, исследования и командировки обычно длятся очень короткое время. Человек просто не в состоянии все понять, проанализировать и собрать воедино, тем более, что его об этом не просят. Обычно одному человеку нужно узнать одну часть информации, другому - другую, третьему - третью и так далее. Те же, кто слишком много спрашивает или болтает, оказываются в каком-нибудь далеком подразделении, где их слова примут не больше чем за бред сумасшедшего. Общая же картина появляется только у самых высокопоставленных лиц. Своими умозаключениями они могут поделиться только с Императором, а тот лишь молчит и велит молчать другим, иначе весь этот мир узнает, что он построен на лжи, гордыне и лицемерии. И вся эта идиллия благополучия и превосходства разлетится на куски.
  - Ты прав, мой мальчик. Только эти люди приходят не ко мне, а к лорду-протектору, то есть к твоему отцу.
  
  
  - Мой отец все это время знал? - Максим так изменился в лице, что мне даже стало за него страшно.
  - Этого я не знаю, но то, что он догадывается - это точно. Я никогда не подтверждал и не опровергал его теорий. Хранение подобной тайны - это тяжкое бремя, и я не хотел взваливать его на кого бы то ни было, ведь знать наверняка и догадываться - это разные вещи.
  - Отец никогда бы не стал скрывать подобное от людей. - Было видно, что он говорит это, что бы убедить скорее себя, чем кого бы то ни было.
  - Это была одна из причин, по которой я никогда не говорил с ним откровенно на эту тему. - Император видел, что внутри Максима идет внутренняя борьба, поэтому продолжил. - В любом случае, Максим, твой отец не имел права обсуждать это с кем бы то ни было, даже с тобой. Тебе не за что его винить. И ты сам это прекрасно осознаешь.
  В комнате стало тихо, каждый задумался о своем.
  - Однако, это еще не все, мои дорогие.
  Тут Император посмотрел прямо мне в глаза и спросил:
  - Алиса, до какого колена ты знаешь своих родственников?
  Это был самый неожиданный вопрос, который я могла услышать.
  - Мне стыдно в этом признаться, но не дальше пра-пра родителей. Видите ли, в нашей истории были такие моменты, когда помнить свои корни решались далеко не все. Только когда я стала уже довольно взрослой, бабушка рассказала мне, что наша семья когда-то была очень знатной и богатой. Однако, во время революции 1912 года мои предки не успели эмигрировать и моего пра пра деда расстреляли. Перед этим он успел отправить мою пра пра бабушку с ребенком в деревню, где они благополучно пережили те страшные времена. Правда им пришлось привыкать к совершенно новой жизни и забыть о своем происхождении, тем, кем были на самом деле. По отцовской же линии я знаю и того меньше. Его отец появился в деревне из ниоткуда и никогда не рассказывал, кем был до своего прихода. Знаю только, что он прошел сталинские лагеря. Все же остальные всю жизнь прожили в деревне и не вели своей родословной.
  - Понятно... Однако, у нас каждый род ведет подробную родословную. Каждый человек, живущий в запретном городе, может сказать, кто был родоначальником его рода, и кто появлялся на свет вплоть до сегодняшнего дня.
  Тут он позвонил в колокольчик и в комнату бесшумно вошел слуга, который поставил на стол перед нами небольшой продолговатый прямоугольник. По опыту я уже знала, что так у них выглядят переносные компьютеры. Император чуть заметно взмахнул рукой, отпуская слугу, и включил это чудо техники. Над столом засветился голограммой экран, а перед Императором появилась такая же голограммная клавиатура.
  - В этой базе данных можно найти и узнать родословную всех представителей знатного рода живших когда-либо в Запретном городе.
  Я явно не понимала, к чему он клонит, и нервно поглядывала на Максима, но тот, похоже, тоже не представлял, что нам хочет поведать Император.
  - Однако, здесь есть также несколько родовых веток, представители которых никогда не жили в Запретном городе... Потому что в свое время поддержали людов и предпочли с ними остаться. Эти ветви идут от очень знатных представителей нашего мира, от людей дорогих сердцу Императора Тария 2, но, которые, по его мнению, предали его и людей в целом. Однако, отказаться от них окончательно не мог ни он, ни его потомки. Поэтому, в обстановке строжайшей секретности и были созданы эти родословные. - Тут он пробежал пальцами по клавиатуре, и на экране появились какие-то имена, стрелочки, сноски. Разобраться в этом без посторонней помощи я бы не смогла - Посмотрите, это родословная Энии, дочери лорда-протектора Мираксеса из рода Полониев, который занимал этот пост во время правления Тария 2. Она росла вместе с детьми самого Императора, и он воспринимал ее почти как дочь и очень любил. Во время войны, она встала на сторону Тиверия и осталась в вашем мире. Смотрите, если посмотреть, кто сейчас является представителями ее ветви, то можно увидеть около сотни человек. Все они живут в разных концах света. А вот родословная Аввы, младшего брата Тиверия, еще одного сына Императора. - Предупреждая мой вопрос, он сказал. - Да, да у Императора было четверо детей. Старшие сыновья Тиверий и Авва остались в вашем мире, а младшие дочери Агава и Мина пошли вслед за отцом. Именно они стали продолжательницами правящей династии. Так вот, по иронии судьбы потомков Аввы осталось всего пять. - Тут он опять что-то перещелкнул и появилась еще одна родословная. - А потомков Тиверия и того меньше... Только двое.
  Тут он нажал на имена в конце списка и перед нами появились два портрета. Сначала я ничего не поняла. Я так увлеклась рассказом Императора, что фотографии на экране показались мне абсурдными. Потом я закрыла глаза, а когда открыла, то... ничего не изменилось: с экрана на меня смотрела моя мама и я.
  - Это абсурд какой-то.
  У меня вырвался нервный смешок, и я начала по очереди вглядываться в лица присутствующих, я искала признаки того, что это была лишь неудачная шутка. Однако, Максим смотрел на экран и на меня с таким же недоумением, которое, видимо, читалось и в моих глазах, а глаза Императора смотрели так, что сомневаться в том, что это правда не приходилось.
  - Ну хорошо, допустим, что это правда. Что это тогда меняет? - От всего этого меня уже начинала бить нервная дрожь.
  - А то моя дорогая, что теперь и ты и твой ребенок можете претендовать на трон и исправить наконец ту чудовищную ошибку, которую совершил в свое время Тарий 2 и продолжали совершать все последующие Императоры. Именно Тиверий стал бы Императором после смерти Тария 2, а его дети от людовской женщины наследниками престола. Если бы тогда Тарий не увел людей в Запретный город, то у нас бы даже не возникло тех проблем, которые теперь стоят перед нами и лишают надежды на будущее.
  - Но я не хочу быть Императрицей! Меня все равно никто не поддержит, не примет! Я люд, я чужак в этом мире!
  - Ты права. Но к тому времени, как вырастет твой ребенок, все может измениться.
  - Он еще не родился, а вы уже все за него решили. - Я была вне себя от возмущения. Вся эта ситуация казалась мне не реальной. - Я хочу, чтобы мой ребенок сам выбирал, как идти по жизни и кем становиться!
  - И почему ты решила, что он не захочет быть Императором? - Император говорил совершенно спокойно, и, казалась, моя бурная реакция его ничуть не трогает.
  - Вы правы, я этого не знаю. Но я знаю, что кто-то ради власти готов уничтожить целых два мира, и если он узнает, что на его горизонте вдруг нарисовался еще один претендент на престол, то думаю, церемониться он не станет.
  Тут я заметила, как побледнел Максим и как подобрался Император.
  - Именно поэтому, я не хочу, чтобы информация об этом вышла за стены этой комнаты. - Потом он помолчал и, взвешивая каждое слово, продолжил. - Подобная информация, а также истинные причины, почему наш народ оказался в Запретном городе, передаются преемнику Императора только после смерти последнего хранителем. Однако, ввиду сложившихся обстоятельств, я решил нарушить эту традицию. Как вы знаете, своим преемником я всегда считал Георгия. Мне кажется, он будет хорошим и честным правителем. Я посвятил его во все свои тайны, и он поддержал меня во всех моих начинаниях, ну, или почти в во всех. Он все знает о вас и, так же как и я, хочет, чтобы весь этот круг лжи и лицемерия наконец разорвался. Однако, он также в курсе того, что кто-то угрожает всем нам и захочет захватить власть после моей смерти. - После некоторой паузы он продолжил. - Думаю, нам стоит пригласить его сюда, познакомиться поближе и обсудить план наших действий.
  Мы с Максимом недоуменно переглянулись.
  - Георгий, входи.
  
  
  Через несколько секунд в дверь комнаты постучали и тут же вошли. К нам действительно приближался Георгий из рода Рагнаров. Мне он всегда нравился как человек, хотя нам так и не довелось с ним лично пообщаться. Он был высокого роста, спортивного телосложения, а голубые, почти прозрачные глаза, удачно контрастировали с очень темными волосами. Думаю, у него не было отбоя от девушек.
  Сначала он поклонился Императору, а потом обратился к Алисе.
  - Добрый вечер, Алиса. Я был наслышан о вашей красоте, но на деле вы оказались гораздо более привлекательной особой. - При этом он действительно смотрел на нее с восхищением и некоей долей удивления.
  Алисе явно было приятно услышать подобное, и во мне зашевелились непрошенные ростки ревности.
  - Добрый вечер, Максим. - Наконец обратился он ко мне. - Рад с вами познакомиться.
  - Взаимно, Георгий. - Только и смог я из себя выдавить.
  - Думаю, для полноты собрания нам не хватает только лорда-протектора. Марк, входи. - Позвал Император.
  Так же как и в случае с Георгием, в дверь тихо постучали, а потом вошли. После недолгих приветствий все расселись вокруг небольшого столика и Император заговорил:
  - Итак, надеюсь, каждый из здесь присутствующих понимает, что ни одно слово, сказанное за этим столом, не должно выйти за пределы этой комнаты. То, что мы будем сегодня обсуждать, является стратегической тайной. Даже разговаривать об этом между собой за пределами этой комнаты опасно и грозит тем, что преступники могут что-то узнать. Надеюсь, это понимают все. - Император обвел всех взглядом и продолжил. - Итак, все мы знаем, что никогда прежде узурпатор не сидел на троне. Но сейчас настали такие времена, когда и это стало возможным. Одно могу сказать, если он и вправду владеет технологией, способной разрушить наши миры, то он все же сядет на этот трон. - После небольшой паузы он продолжил. - И вашей задачей будет сделать так, чтобы он на нем не удержался. Именно вы будете ответственны за то, чтобы восстановить правящую династию, донести людям правду о людах и возродить людской род.
  Все мы понимаем, что не имеем представления, кто за этим стоит. Все это время мы, как слепые котята, тыкались носом в пустоту... - Император со злостью сжал ладонь в кулак. - И пусть мы не знаем, от кого исходит угроза, но настанет время и он себя проявит. И я хочу, чтобы к этому времени мы были готовы. Пускай мы еще не знаем врага в лицо и мне, скорей всего, так и не удастся узнать кто это, но здесь и сейчас, Я ОБЪЯВЛЯЮ ЕМУ ВОЙНУ!
  
  
  Глава 28 Начало конца.
  
  Павел тихо вошел в покои Императора и посмотрел на седовласого старика, который беседовал с членами своего совета. Все они сидели за круглым столом перед открытым балконом, выходящим на террасу, и что-то оживленно обсуждали. Никто его даже не заметил. Он был всего лишь лакеем, но он знал, что должен хорошо служить своему хозяину, выполнять все его поручения и тот его вознаградит. На этот раз поручение было совершенно пустячным, но то, что он должен будет сделать после, его сильно пугало. Самое странное, что он не помнил, что должен будет сделать после, но ужас, который его охватывал лишь при одной мысли об этом, казался ему иррациональным. Однако, отступать нельзя, хозяин будет страшно зол, если он не сделает этого сейчас же. Но потом, потом... Страх и неизбежность накатывали на него волнами, но он уже решился, и обратной дороги не было.
  Павел не понимал, зачем хозяин дал ему эту маленькую коробочку, которую он сейчас так сильно сжимал в своих ладонях, и не знал, что в ней находилось, однако, когда он ее все же раскрыл, то был страшно удивлен. На дне лежала маленькая оса, хотя нет, по размерам она была, пожалуй, чуть больше, чем любая другая, виденная им ранее. Насекомое аккуратно расправило крылья и взмыло в воздух. Павел смотрел на нее как завороженный. Она описала дугу по залу и, следуя каким-то ей одним ведомым инстинктам, не вылетела в окно, а сделала еще один небольшой круг над столом, где заседал совет и уселась прямо на плечо Императора.
  Сначала он хотел крикнуть и предупредить старика, но потом в его голове включился какой-то неведомый механизм, который с непреодолимой силой повлек его к открытому окну. Импульс, побуждающий его к действию, был таким сильным, что он практически побежал в направлении балкона. Краем глаза он заметил, что все, находящиеся в комнате, вдруг его заметили и недоуменно обернулись в его сторону. Он преодолел открытое окно, небольшую террасу и оказался у перил. Теперь он понял! Понял, что вселяло в него такой ужас, и что он должен был сейчас совершить. Все его существо вставало против того, что делало тело. В это время, подчиняясь все тому же неведомому импульсу, его руки ухватились за перила, и он перекинул через них одну ногу. Павел в последний раз взглянул на тех, кто уже в немом ужасе застыл на своих стульях. Действие только одного человека вдруг выбилось из общей картины: рука Императора вдруг взметнулась к основанию шеи и лицо исказила гримаса недоумения и боли. Это даже успело удивить Павла, но потом на его лице появилось дикое отчаяние, потому что его вторая нога уже летела через перила, руки разжались, и тело бросило вниз.
  
  
  Альберт из рода Мавериков как всегда в это время суток сидел в своем кабинете. Молоденька служанка, по уже сложившейся у него привычке, принесла ему кофе с печеньем и удалилась. Однако, против обыкновения, он не притронулся к принесенному угощению. Его мысли метались как испуганные птички, и он просто не мог сидеть на месте и заниматься каким-либо делом. Чтобы хоть чем-то себя занят, он взял чистую тряпочку и начал оттирать на столе невидимые пятна, которые множились, стоило ему вспомнить разговор, который состоялся у него с братом около недели тому назад:
  - Ты должен мне помочь убить Императора.
  -Что? Я? Да ты спятил! Я не собираюсь...
  - Что не собираешься? Мы давным-давно это затеяли, или ты забыл?
  - Но, Ивар, я не могу его убить! Подозрение сразу же падет на меня и тогда я уже покойник!
  - Глупости, Альберт, я не собираюсь посылать тебя лично, но мне нужна твоя помощь.
  - Не понимаю...
  - Тогда послушай! - Теряя терпение, вскрикнул Ивар. - Оса. Нам поможет оса.
  - Что?
  - Ты должен будешь лишь пронести ее во дворец и там отдать ее мне. Ты же знаешь, что только целителям разрешается проносить что-либо органического происхождения без специального досмотра. Все остальное я сделаю сам. А потом тебе только нужно будет не торопиться с противоядием.
  - Не понимаю... - Тут в глазах Альберта промелькнула догадка и он даже удивился, как сам ранее до этого не додумался. - У Императора страшная аллергия на укусы ос, сначала у него начинается отек гортани, а потом и всех внутренних органов, он начинает задыхаться... Но именно по этому их давным-давно уничтожили на Олимпийском острове.
  - Что не мешает нашему Дениске вывести несколько штук в своей лаборатории.
  - Но, боюсь что, подобная мера все равно не станет для старика фатальной, ему все равно успеют вколоть антигистамин, конечно здоровье ему это убавит, но чтобы яд осы начал действовать в полную силу нужно как минимум пару часов...
  - Возможно... если оса обычная...но я попросил нашего сумасшедшего ученого вывести такую особь, укус которой приведет к почти мгновенным реакциям в организме старика, если укус его не убьет, то уж точно вызовет такие повреждения внутренних органов, которые доканают его в самые короткие сроки. А списать такую быстроту отеков можно будет на его возраст и предрасположенность к подобного рода аллергии. Хотя... этого не понадобится. На этот счет у меня другие планы... - Загадочно проговорил лорд Такиш.
  - Господи боже. - У целителя даже в горле пересохло от того, что может произойти. Одно дело думать о гипотетической смерти Императора, а совсем другое осуществить покушение и учувствовать в нем - Но как можно наверняка натравить осу на Императора? Это же не возможно!
  - Все можно, и наш ученый об этом позаботится... - Отмахнулся Такиш. - Альберт, твоя задача будет состоять лишь в том, чтобы пронести осу во дворец, а потом подольше включать дурочка, не понимать что произошло, но, наконец, вколоть ему антигистамин. А уж над тем, чтобы внести побольше суеты, я позабочусь. Скоро, очень скоро все изменится, и мы возвеличим свой род. - После этих слов, он наконец расслабился, а в глазах застыло жесткое выражение, которое Альберт все чаще видел у брата, и которое его пугало. - Я сообщу тебе, когда все будет готово.
  
  И вот теперь он сидит у себя в кабинете и ждет, когда его вызовут. Самое страшное, что пятен вокруг него такое огромное количество, что он просто не в состоянии их все вытереть! Что это такое?! Где прислуга, что они себе думают? Он задаст им такую трепку, что ..
  - Лорд-целитель, срочно следуйте за мной, жизнь Императора в опасности. - Вошедший офицер смотрел на него дикими глазами и, казалось, если целитель сейчас же не поторопится, то он потащит его на себе.
  -Да, да. Где мой чемоданчик. - "Все, это начало конца!"
  
  
  Глава 29 Ночь.
  
  Я сижу на скале на самом краешке обрыва. Как странно, и как меня суда занесло? На небе собрались тучи, видимо будет гроза, а ветер с остервенением треплет мои волосы. Нужно уходить отсюда, а то не ровен час можно и свалиться. Я поднялась и ветер взметнул мои юбки вверх, когда я с ними наконец справилась, то увидела, что стою на узкой полосе скалы, шириной всего в шаг. Я повернула голову влево и увидела какого-то мужчину. Он стоял довольно далеко, и я не могла разглядеть его лица, однако очень хорошо слышала каждое его слово.
  -Алиса, иди сюда! Разве ты не видишь здесь спасение! Сейчас поднимется такой сильный ветер, что ты упадешь прямо на скалы! - Действительно, ветер становился все сильнее, и мне все сложнее было удерживать равновесие. К тому же начал накрапывать дождь и я чувствовала как намокают моя одежда и волосы. Самым интересным было то, что тонкая полоса скальной гряды у ног незнакомца расширялась и каким-то странным образом превращалась в ровное поле, за которым виднелось какое-то селение. Ни ветра, ни дождя там не было, однако весь этот пейзаж казался каким-то искусственным. Не зная, что делать, я сделал шаг, по направлению к нему, но тут услышала, позади себя другой окрик.
  - Алиса, не иди туда!
  Я оглянулась и увидела Максима. Он отчаянно махал мне руками и, казалось, находился намного ближе незнакомца, но за воем ветра и шумом начавшегося дождя я его совсем не слышала. Я видела, что за ним ничего не было, лишь море и огромная черная туча. Однако, он шел в обратном от меня направлении и делал знаки рукой, чтобы я следовала за ним.
  - Нет! Куда ты идешь!? - Закричала я. - Иди сюда, мы перейдем на тот берег вместе и спасемся!
  Но он меня не слушал и все также медленно шел в противоположную сторону. Я посмотрела на незнакомца, на сюрреалистическую идиллию за его спиной, он все также стоял ко мне лицом и протягивал руку, однако, теперь я остро ощущала исходящее от него нетерпение и раздражение, но его голос оставался ласковым и спокойным.
  - Ну же, Алиса, иди сюда!
  Потом я вновь повернула голову к Максиму и увидела лишь силуэт, размытый водой.
  - Я сказал иди сюда! Там опасно!- Вышел из терпения незнакомец.
  У меня оставалась лишь пару секунд, чтобы сделать свой выбор. Он был очевиден, и я его сделала.
  Я шагнула в сторону, где небо с водой слились воедино и где, как я знала, меня ждет он, мой синеглазый.
  В это время я обернулась и увидела, как руки незнакомца стали удлиняться и, словно щупальца огромного осминога, тянуться ко мне. Ужас заставил волосы на моей голове зашевелиться, и я кинулась прочь так быстро как могла. Из-за спины раздавались злобные оклики и упорно лезли мне в голову.
  - Алиса! Алиса!
  Вдруг, я почувствовала, что он до меня дотянулся и схватил за плечо.
  - Нет, Нет, Нет!
  
  -Алиса, Алиса!!!! Проснись! - Кто-то сильно тряс меня за плечо, и я не сразу поняла, что все, что мне только что привиделось, было всего лишь дурным сном. Казалось, я до сих пор чувстввую на губах вкус соленых брызг, слышу злобный голос незнакомца и ощущаю его жуткие прикосновения.
  - Господи, это сон, это только сон. - Пыталась я себя успокоить.
  - Алиса, что с тобой?
  Я вытерла со лба липкий пот и только тут наконец поняла, что кто-то разбудил меня ночью и что это, должно быть, не просто так. Ночник рядом с кроватью был зажжен, и я разглядела, что это была Галатея. С самого первого дня моего пребывания во дворце, я относилась к ней гораздо лучше, чем ко все своим новоявленным подругам вместе взятым и знала, что просто так она меня ночью не разбудит. Случилось что-то страшное. Самое ужасное, что я уже догадывалась, что могло случиться.
  - Император? - Вырвалось у меня вместо вопроса.
  - Да, он только что скончался. - Казалось, Галатею покинули все силы, когда она произнесла эту простую фразу.
  - Господи, не может быть. Только вчера я видела его в саду, и он казался таким полным сил... Что же случилось?
  Галатея спохватилась, и начала быстро говорить и тянуть меня за руку.
  - Алиса, нету времени, я расскажу тебе все по дороге.
  - По какой дороге?
  - Максим оставил мне четкие указания как действовать при подобных обстоятельствах.
  - Но почему он ничего не сказал мне?
  - Некогда. Давай я помогу тебе накинуть халат. Нам нужно спешить. Ты в опасности и он тоже, поэтому не смог прийти за тобой сам.
  - Да, да, конечно. - Ко мне наконец стала возвращаться способность четко мыслить.
  Мы быстро побежали по коридорам. То тут, то там слышались взволнованные голоса и появлялись полуодетые испуганные люди. Да уж, сегодня ночью никто в Запретном городе уже не уснет.
  - Императора укусила оса. - Рассказывала мне между делом Галатея. - Оказывается, у него на них жуткая аллергия. Но хуже всего то, что на это не сразу обратили внимание. Как раз в это время какой-то сумасшедший лакей выпрыгнул из окна комнаты, где происходило заседание совета, и где в это время находился Император. Поднялся такой шум гам, что на задыхающегося Императора не зразу обратили внимание, и драгоценные секунды были потеряны.
  Я даже остановилась от этих слов.
  -Секунды?
  - Именно, счет шел на секунды. Император был слишком стар...- Говоря это, она продолжала тянуть меня за руку.
  - Я, конечно, не медик, но разве может статься, чтобы человек умер от аллергии за несколько секунд. - Я уже начала задыхаться от этой беготни.
  - Не знаю. Но пока на него обратили внимание, пока послали за целителем, пока он пришел, пока он понял, в чем дело и вколол лекарство... Император умер от отека внутренних органов.
  Коридоры и залы сменялись так быстро, что я уже даже не знала, где мы находимся. Наконец Галатея замедлила шаг, и мы вошли в покои лорда-целителя Императора. Я поняла это, потому что однажды уже была здесь. Он сидел за столом и, положив голову на руки, раскачивался из стороны в сторону. Когда мы вошли, он поднял на нас ничего не выражающие глаза и указал рукой в сторону. Пожалуй, я понимала его состояние. Только что на его руках умер великий человек. Честно говоря, мне хотелось проделать примерно тоже самое, с той лишь разницей, чтобы рядом был Максим.
  Сначала я не поняла, на что указывает целитель, и что должна была там увидеть кроме двери и многочисленных дипломов в рамочках. Однако, потом я присмотрелась и увидела четыре небольших цилиндра, расположенных по краям двери, ведущей, видимо, в комнату отдыха лорда-целителя. По опыту я уже знала, что это установка для создания пространственного тоннеля. Галатея тут же наклонилась и включила его, я увидела небольшую рябь в пространстве, и поняла, что он активирован.
  - Тебе нужно идти туда. - Сказала Галатея.
  - А ты?
  - Дальше у меня другие указания.
  - Но куда ведет это тоннель? И где Максим? Я думала, он будет ждать меня здесь? Он вообще прошел через этот тоннель?
  - Конечно прошел! Черт возьми, он давно уже на месте, сколько можно медлить!
  Я впервые видела, как Галатея злится, однако отступать от своего была не намерена.
  - Я уверена, что он никуда без меня не ушел бы. Его нужно подождать! - Тут меня осенило. - Или по крайней мере позвонить!
  - Алиса, ты прекрасно знаешь, что пользоваться телефонной связью на территории дворца запрещено. - С каждым словом ее голос становился все более раздражительным.
  - Знаю, но Император выдал нам личное разрешение. Не мешай. - Я достала из кармана халата телефон, который успела туда сунуть в последний момент своего бегства из комнаты, нажала на небольшую кнопочку сбоку и произнесла.
  - Вызвать Мак...
  В этот момент телефон вылетел у меня из рук, я подняла глаза и увидела перед собой разъяренное лицо Галатеи.
  - Я же сказала, иди в тоннель.
  Я невольно попятилась, но тут до меня все дошло.
  - Максим тебе ничего не поручал, ведь так?
  - Догадалась все-таки.
  - Тогда кто?
  - Скоро ты сама все узнаешь. Он сказал, что хочет с тобой поговорить.
  - Кто?
  - Да иди же ты в этот чертов тоннель, у нас нет времени! - Она схватила меня за руку и начала толкать в нужном направлении, но я не собиралась уступать.
  Когда-то давно отец отдал меня в секцию карате. Он всегда считал, что женщина должна уметь себя защитить. С тех пор прошло очень много времени, но некоторые навыки у меня все же остались. Я схватила ее за руку, вывернула и заломила. Галатея не ожидала от меня такой прыти и взвыла от боли.
  - Галатея, скажи мне почему? Почему ты помогаешь человеку, способному уничтожить все, что ты любишь и чем дорожишь?
  - Дура ты, Алиса. Я предпочитаю быть на стороне победителя, а не побежденных. И тебе советую.
  - Я твоих советов не просила. Иди сама к своему победителю. - И я толкнула ее в тоннель.
  В это мгновение я краем глаза я уловила какое-то движение. Быстро обернувшись, я поняла, что это лорд-целитель. Похоже, он вышел из той прострации, в которой находился минуту назад.
  - Лучше тебе войти в этот тоннель. - Он со скорбным выражением лица стоял в паре шагов от меня и загораживал мне выход.
  Лорд Альберт был гораздо больше меня и сильнее, однако, сдаваться я не собиралась. Я огляделась в поисках какого-нибудь предмета, которое могло бы послужить оружием, но поблизости ничего не оказалось. Мне оставалось надеяться на свою только ловкость. Я удивленно посмотрела за плечо целителю. Он тоже захотел понять, что же меня так удивило, и обернулся. В это мгновение я бросилась в щель между ним и стеной и проскочила мимо него. Видимо, его реакции были совершенно ослаблены, да и выглядел он крайне расстроенным. Все, осталось только бежать. Ну, это-то я точно умею, а там кто-нибудь мне поможет. Я уже подлетала к дверям, когда они вдруг открылись, и я увидела на пороге лорда Такиша. В это мгновение я испытала такое облегчение, что мне стоило огромных трудов не кинуться ему на шею.
  - Слава Богу! Лорд Ивар! Помогите мне, пожалуйста. Эти люди хотят меня похитить. - В это мгновение из тоннеля показалась злая как черт Галатея.
  - Конечно, моя дорогая.
  Я почувствовала, как нечто упирается мне в грудь. Мне понадобилось довольно много времени, чтобы осознать, что это пистолет и что его на меня наставляет друг семьи.
  -Как? И вы тоже? - От потрясения я с трудом могла шевелить языком.
  - Что значит и я тоже? Дорогая моя, за всем, что сейчас происходит стою я и только я.
  Затем он быстро глянул мне за плечо и согласно кивнул. Я поняла, с чем он согласился лишь в тот момент, когда почувствовала легкий укол в области шеи.
  - Давно пора было это сделать. - Удовлетворенно проговорил лорд Такиш и подхватил меня на руки.
  Это было последним, что я услышала, прежде чем провалиться в забытье.
  
  
  Глава 30 Отчаяние
  
  Коридоры, коридоры, да сколько же их здесь! Никогда не замечал, что в этом чертовом дворце такое огромное количество коридоров и переходов. Сегодня ночью здесь вообще не известно что творится.
  Так получилось, что именно сегодня я задержался у принца Георгия. Предварительно установив в его кабинете глушилки (оборудование, помогающее исключить прослушивание и подслушивание), мы обсуждали бестоннельную систему передвижения по Запретному городу. Ни для кого не секрет, что благодаря пространственным тоннелям путешествовать в этом мире стало гораздо проще. Однако, это также привело к значительному сокращению наземного, водного и воздушного транспорта, и, как следствие, хороших дорог. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что дороги, построенные первопроходцами до сих пор довольно хороши.
  При желании, ты, конечно, можешь покататься по окрестностям и насладиться видами, однако, большую скорость на машине с силовым полем развить сложно, а уехать на большое расстояние без подзарядки ты, конечно, можешь, но вот вернуться назад вряд ли. По большей части, их используют для поездок на небольшие расстояния. Однако, есть в Запретном городе и любители быстрой езды. Они используют машины и мотоциклы с бензиновыми двигателями: и быстрее, и подзаправиться можно где угодно, если взять с собой запасную канистру топлива. Их хобби полулегально: кататься на машинах с бензиновыми двигателями никто не запрещал, но в Запретном городе их никто не делает, а бензин достать без специального разрешение практически невозможно, поэтому вопрос: откуда они берут и то, и другое? - остается открытым.
  Таким образом, если нам в последствии придется скрываться, то используя транспорт людов, мы можем оставаться незамеченными для службы Контроля за пространственными перемещениями.
  Так вот, именно подобный способ передвижения мы и обсуждали с принцем, когда мы услышали шум за дверью и в нее тревожно постучали. Не дождавшись позволения (что уже крайне удивительно), дверь открылась и на пороге показался лакей, стоявший у входа в покои принца. За ним маячили двое гвардейцев Императора.
   - Простите, принц Георгий, но к вам...
  - Принц! - Двое гвардейцев отстранили лакея и встали на колено. - Император умер.
  Мы оба застыли в немом ужасе, но, к чести принца Георгия, он опомнился первым.
  - Как это произошло?
  - Мы не знаем подробностей, но, похоже, его укусила какая-то оса, у Императора начался отек гортани и внутренних органов. Пока доставили целителя и разобрались в чем там дело, Император скончался.
  - Оса? Ночью? Разве это возможно? - Вырвалось у меня.
  - Мы ничего не знаем, простите, об этом вам будет лучше поговорить с целителем.
  В это время за дверьми опять раздался шум и в комнату вломились четверо солдат. По нашивкам в виде меча на воротах на белом фоне стало понятно, что это солдаты из элитного подразделения лорда протектора. И я уж было подумал, что их прислал мой отец. Однако, один из них выступил вперед и отрапортовал:
  - Принц Георгий, по приказу лорда-командующего северных врат, вам и вашим спутникам, если такие окажутся, надлежит проследовать за нами. При оказании сопротивления, мы уполномочены применить силу.
  Каждый из них при этом сжимал в руках пистолет, а один даже огневой бластер. Не приходилось сомневаться, что все это оружие огнестрельное, хотя без специального разрешения лорда-протектора его применение в Запретном городе запрещено. Но почему они говорят от лица лорда Такиша? Однако, думать об этом не было времени, и без того было понятно, что здесь что-то не ладно.
  Нам с ребятами из Императорской гвардии, с которыми я, кстати, был неплохо знаком, чтобы принять решение, понадобилось только посмотреть друг ругу в глаза. В следующее мгновение, они синхронно развернулись и , как стояли на коленях, так молниеносным движением и вырубили двух рядом стоящих солдат. Я взял на себя парламентера. Преодолев разделяющее нас расстояние, я нырнул вниз, чтобы избежать вылетевшей пули и сбил его с ног, следующим движением, я вывернул ему руку за спину и уперся коленом в спину. К этому времени ребята как раз закончили с тем, кто держал бластер.
  - Говори, что происходит! - Закричал я в ухо поверженному, и посильнее надавил на руку.
  Он застонал и ответил:
  - Я лишь подчиняюсь приказам лорда-командующего. - Я надавил еще чуть-чуть. - Ааа, черт! Он объявил нам, что Император мертв и что за этим стоят его племянники. Но до выяснения всех причин их необходимо задержать.
  - Значит, такой же отряд отправлен к Вассу, моему двоюродному брату. А члены совета?
  - Они все содержатся в зале для заседаний.
  - Понятно. Время выбрано лучше не придумаешь! Послезавтра должна был состояться бал, - тут он искоса глянул на меня, потому что прекрасно знал, что этот бал был затеян лишь для того, чтобы поставить всех перед фактом, что в этот день человек женится на людовской женщине, - и, по уже сложившейся традиции, в замке собрались почти все самые видные люди государства.
  - Но причем тут Такиш?
  - Видимо, он все это и затеял.
  - Ладно, нам пора уходить. На этот случай, мы с Императором разработали план. Гвардеец, - принц указал на плечистого Савелия. - вызови по рации всех гвардейцев, которые смогут сюда добраться. Забрать с собой кого-то еще мы вряд ли сможем, поэтому возьмем тех, кто успеет дойти сюда сам. Максим, найди Алису. Надеюсь, вы успеете сюда вернуться. Если нет, Марго вас выведет. - Тут лицо Георгия потемнело еще больше, и он продолжил. - Максим, если Алисы не будет в комнате, ты должен будешь эвакуироваться сам, без нее. Понял?
  Я ничего не понял, но зачем-то кивнул.
  Принц, быстро достал телефон:
  - Вызвать абонент Эвакуация. - после недолгой паузы, он продолжил. - Активировать тоннель.
  В эту же секунду арка, выходящая на балкон, завибрировала. Тоннель был открыт.
  Что было дальше, я не знаю, потому что бросился за Алисой, оставив принца на своих сослуживцев.
  
  Ну все, еще парочка коридоров и я на месте. Вдруг, я услышал за поворотом какой-то шум и приостановился. Заглянув за угол, я увидел четырех офицеров, подчиняющихся лорду Такишу, которые выводили из комнаты Федора из рода Быстрых.
  - Отпустите меня сейчас же! Какое вы имеете право хватать меня за руки! Что здесь вообще происходит!
  - Лорд Федор, будет лучше, если вы последуете за нами без лишних вопросов.
  - Что? Нет! Так не пойдет! - Возмутился он.
  Я воспользовался тем, что солдаты отвлеклись, и выбежал из-за угла. Одним точным ударом в основание шеи я вырубил ближайшего противника. Второй получил удар под дых. Третьего уже направил на меня оружие, но я сшиб его подсечкой. В следующее мгновение я понял, что совершил роковую ошибку: четвертый из них был вооружен огнестрельным бластером и был самым опасным, а я этого не увидел и не оценил ситуацию должным образом. Все решали какие-то мгновения. Я упал на землю и тут же услышал над головой целую трель выстрелов. Отпружинив от пола я бросился на стрелка и обхватив его за пояс повалил на пол. Следующим ударом я выбил оружие из его рук, после чего вырубил его одним мощным ударом в челюсть. В это время я почувствовал, что кто-то находится сзади. Я доверился своим инстинктам и молниеносно откатился вбок. Заряд силового пистолета угодил прямо в стрелка, которого я только что обезвредил. Отпружинив от пола я выбил у солдата пяткой пистолет и вывел его из стоя серией ударов в голову. По моим подсчетам на меня должен был напасть как минимум еще один, однако, я увидел, что он постанывая лежит на полу, прикрывая плечо окровавленными пальцами. Видимо в него попала одна из пуль, предназначенных мне.
  Посреди этого хаоса как ни в чем не бывало стоял обалдевший лорд Федор. Для него все явно произошло в считанные секунды, и он даже толком не понял, что случилось.
  - Лорд Федор, - начал я, - в замке назревает переворот. Советую вам сейчас же идти в покои принца Георгия. Он вам все объяснит и поможет скрыться.
  Не обращая внимания на то, что Федор, похоже, ничего толком не понял, я побежал дальше. У меня была более важная задача, а я и так потратил слишком много времени.
  Все, кажется, добрался. Ее дверь за следующим поворотом. Вот она.
  - Алиса, Алиса! Вставай, нам нужно торо...питься. - Я остановился как вкопанный, судорожно оглядываясь по сторонам.
  - Ее нет в комнате. - Раздался женский голос за моей спиной.
  Я оглянулся и с облегчением понял, что это Марго.
  - Ты ее уже увела? Где она? - С надеждой спросил я.
  - Максим, мне очень жаль... но ее нигде нет. Я обыскала уже все что можно и послала на поиски кого смогла. - Она смотрела на меня с сожалением, а я никак не мог понять, что она имеет ввиду.
  - Как это нигде нет? Такого не может быть! - Я чувствовал, как горлу подступает паника. - Пожалуйста, скажи, что ты пошутила.
  - Да какие уж тут шутки, Максим. Похоже, кто-то добрался до нее быстрее нас. - В ее глазах плескалось настоящее горе. Тут она заговорила быстрее, так, будто размышляла сама с собой. - Но я не знаю как это возможно! Я прибыла сюда, как только узнала о смерти Императора. Прошло не более пяти- семи минут! В это время весть только распространилась...
  - Какая разница как? Ее здесь нет!
  Я кинулся мимо нее к двери.
  - Куда ты? - В панике крикнула она.
  - Искать Алису. Я найду ее, чего бы мне это ни стоило.
  - Максим постой! Ты ее не найдешь! Тебя убьют!
  - Плевать.
  - У тебя другие инструкции. - Уже совсем другим, привыкшим отдавать приказы голосом, заговорила Марго. - Ты военный и должен выполнять приказы. У тебя сейчас другая задача.
  - Да плевал я на другие задачи. - Бросил я и скрылся за дверью.
  Однако далеко убежать не успел. Мне в спину ударил силовой удар обычного пистолета. . Вот этого я действительно не ожидал.Я отлетел к стене, и у меня вышибло дух.
  - Прости Максим, но я не могу допустить, чтобы ты совершал ошибки. Дворец уже оцеплен подразделением, которое непонятно кому подчиняется, они уже начали зачистку здания и тех, кто оказывает сопротивление - арестовывают или убивают. Нам нужно убираться отсюда. Ты не хуже меня знаешь, что наша война еще впереди.
   Тут из-за угла коридора вышли двое.
  - Георгий, Гаврила, слава Богу, это вы. Помогите мне унести его отсюда. Поступил приказ срочно покинуть здание, мы и так последние. На крыше нас ждет вертолет. Это последний способ покинуть дворец.
  - Ждет что? - Я думал, что ослышался. После того, как люди перешли в Запретный город, нужда в воздушном транспорте постепенно отпала, все из-за тех же пространственных тоннелей, позволяющих путешествовать гораздо быстрее, не загрязнять окружающую среду, не тратиться на топливо. К тому же, это совершенно безопасно. В ходу остались разве что аэропланы, и то для любителей. Воздушный транспорт ушел в прошлое слишком давно. Создание подобных машин было просто не рентабельно, а использование опасно для жизни.
  На что Марго с ухмылкой мне ответила:
  - Вертолет! Мы закупили парочку у людов, ты не хуже меня знаешь, что сейчас пространственный тоннель создать невозможно из-за блокировки, которая стоит во дворце. Единственный, которым пользовался принц, уже закрыт. Везде царит неразбериха, и силовые поля еще не активировали, так что нужно торопиться.
  Когда ребята подошли ко мне, я пытался было сопротивляться, но добился лишь того, что меня шандарахнули парализатором. В результате, моя голова работала отменно, а вот тело не слушалось совсем. Уж лучше бы все было наоборот. Мной овладело глухое отчаяние, и я просто закрыл глаза.
   Когда мы, наконец, выбрались на площадку, где вполне спокойной уместился этот чужеродной летательный аппарат, летчик усиленно замахал нам руками, вскочил в кабину и включил лопасти. Я удивился силе ветра, который они подняли. Моим спутникам пришлось пригнуться, да и тащить меня было отнюдь не легкой задачей, однако я не просил их поступать со мной так подло. Когда мы, наконец, загрузились, вертолет взмыл вверх, оставляя внизу дворец, маленьких человечков, которые высыпали на покинутую нами площадку, и мою любимую.
  "Алиса, где ты? Я не успокоюсь пока не найду тебя, слышишь? Слышишь?!"
  
  
  Глава 31 Тюрьма санаторного типа.
  
  "Ммм, свет бьет прямо в глаза. Я же вроде бы закрывала перед сном шторы или..." Мне понадобилось еще одно мгновение, чтобы открыть глаза и понять, что я нахожусь отнюдь не там, где представляла секунду назад. Меня одолевало устойчивое чувство дежавю. Ах да, укол в шею, чужая постель, чужая комната... Только теперь все гораздо, гораздо хуже! Я наконец вспомнила все события вчерашней ночи и окончательно проснулась.
  Я подскочила на месте, откинула одеяло, и встало с постели. От волнения все перед глазами слилось в одно яркое пятно. Я начала метаться по комнате, проверяя дверь, стены, все, что попадалось в поле моего зрения. Паника накрыла меня с головой, все вокруг кружилось, в ушах звенело, а воздух с трудом входил в легкие. "Максим, где ты?!" Мне пришлось сесть прямо на пол посреди комнаты и сжать руками виски. Собрав всю свою волю, я постаралась восстановить дыхание и мыслительные процессы.
  "Итак, я под замком в совершенно не знакомом месте. Однако, я одна, меня никто пока не беспокоит, и я должна использовать это время одиночества, чтобы оглядеться и найти отсюда выход. К тому же, может статься, что совсем скоро меня найдет Максим и вызволит отсюда. Поэтому нечего впадать в панику!"
  - Все будет хорошо! - Звук собственного голоса придал мне уверенности, и рассудок с горем пополам начал возвращаться в мою голову. Я подошла к окну и страшно удивилась, когда оно без труда открылось. Выглянув из него и оглядевшись, я поняла, что моя комната находится на втором этаже небольшого двухэтажного дома. Сам дом стоял на пригорке, слева было видно озеро, а вокруг стоял стеной сосновый лес. Воздух был настолько чист и прозрачен, что несколько минут я просто стояла у раскрытого окна и глубоко дышала, надеясь таким образом вернуть себе самообладание.
  Когда я обернулась, то наконец смогла разглядеть комнату, которая, видимо, будет моим жилищем на ближайшее время. Она была большой и красивой. Вся мебель: кровать тумбочки, трюмо, небольшая софа, - были цвета капучино и выдержаны в одном стиле. Сама комната была светлой, везде стояли цветы в горшках и вазах, а напротив трюмо было встроено большое зеркало, которое визуально увеличивало пространство комнаты и делало ее еще светлее. Сбоку я увидела еще одну дверь, которая была приоткрыта и я поняла, что это ванная комната. Честно говоря, меня очень удивило то, что лорд Такиш обставил мою тюрьму с таким вкусом и комфортом!
  В следующее мгновение я услышала какой-то странный тихий звук, который меня очень напугал. Я уставилась на стену откуда он доносился и увидела, как небольшая часть стены отъехала вниз и на подносе появился завтрак. Только сейчас я поняла, как сильно проголодалась. Я тут же достала поднос, однако прежде чем приняться за еду тщательно проверила отсек, в котором только что появилась еда. Оказалось, что ничего особенного он собой не представляет: небольшая ниша, в которой опускается и поднимается при помощи лебедки полочка с едой.
  Как я потом поняла, еда полностью соответствовала моим предпочтениям. Сначала у меня мелькнула мысль, что она может быть отравлена, однако, при здравом размышлении я поняла, что если бы меня хотели убить или покалечить, то у них на это было достаточно времени, пока я была без сознания. Меня удивило, что Такиш очень хорошо ознакомлен о моих привычках, и почему-то создает для меня комфортные условия, однако, потом я пришла к выводу, что он что-то от меня хочет.
   Грязную посуду после еды я сложила туда же в отсек, после чего он сам собой закрылся, и по звуку стало понятно, что поднос опускается вниз. Я подумала было каким-либо образом использовать этот отсек для побега, однако, очень быстро отбросила эту мысль, потому что он был так мал, что я не смогла бы в нем уместиться при всем своем желании. К тому же, у меня уже появился небольшой животик, почти пять месяцев как никак. Не могу сказать, что это как-то сказывается на моей физической активности, но сейчас я стала более осторожной и вряд ли рискну ввязываться в какие-либо авантюры связанные с освобождением, не убедившись, что это будет безопасно для моего будущего ребенка. В последнее время у меня даже появилась глупая привычка постоянно поглаживать живот. Мне все время кажется, что так я могу передать ребеночку частицу своей любви и нежности.
  Пожалуй, можно было бы подумать, что это самый настоящий санаторий: красивое, комфортное жилище, свежий сосновый воздух, вкусная еда. Только вот выйти за пределы комнаты ты уже не можешь, связаться с близкими любимыми людьми и подавно, даже элементарно с кем-то пообщаться тоже, к тому же ты испытываешь постоянное напряжение от того, что кто-то может в любой момент к тебе войти и ты ничего не сможешь сделать, чтобы себя защитить. Поэтому я и прозвала свое пристанище тюрьмой санаторного типа.
  Целый день я только и занималась тем, что шагала по комнате, глядела в окно в надежде кого-нибудь увидеть и изводила себя мыслями о Максиме и всех, ставших мне такими близкими, людях. Наконец, я не выдержала и стала звать на помощь. Окно было открыто, и звук эхом раздавался в лесу, однако, никто на мои мольбы не ответил. К вечеру я окончательно выбилась из сил и просто села около окна. Вдруг, я увидела, как из-за дома выходят опрятного вида старичок и молодая веснушчатая девушка. На тюремщиков они совершенно не походили, поэтому я тут же стала звать на помощь.
  - Эй, люди! - От радости у меня даже слезы выступили на глазах. - Помогите мне, пожалуйста! Меня здесь удерживают силой! Выпустите меня, пожалуйста! - Но они только виновато глянули в мою сторону и поспешили прочь. - Эй, вы что, не слышите! Помогите мне! Вы что бесчувственные роботы! Да куда же вы уходите! - Сорвалась я на визг. Но они ушли, даже не обернувшись.
  С того момента я поняла, что избавителей в этом месте я не найду. Люди, которых я изредка видела во дворе, упорно меня не замечали и игнорировали любые попытки заговорить.
  Целую ночь провалявшись без сна, я решила, что нужно бежать единственным доступным мне способом: сделать из простыней веревку, как видела в фильмах, и ночью спуститься вниз и убежать. Как я уже успела убедиться, охраны как таковой ко мне не приставили, люди около моего окна появлялись редко, поэтому я решила рискнуть следующей же ночью. Только после этого я наконец смогла уснуть.
  Однако, утро вечера мудренее. Поэтому, когда я проснулась ближе к обеду следующего дня, то поняла, что весь мой ночной план шит белыми нитками, потому что я совершенно не представляла, где нахожусь, а заблудиться в лесу или попасть на корм какому-нибудь неизвестному местному животному в мои планы совершенно не входило.
  Очень скоро я поняла, что убежать отсюда я просто не в состоянии. Оказалось, что отсутствие охраны вполне объяснимо и оправдано, потому что она здесь совершенно не нужна, даже запертая дверь моей комнаты и то была завышенной мерой безопасности и охраняла скорее меня от самой себя.
  Все просто: весь дом с прилегающей территорией был окружен по периметру силовым полем, которое, кстати, заодно охраняло нас всех от страшных чудишь, которых я заметила только на второй день своего пребывания в этой тюрьме, видимо, в первый я была просто не в состоянии что-либо замечать и правильно анализировать обстановку. Эти звери очень походили на динозавров из фильма "Парк юрского периода", однако, откуда они взялись здесь, я даже не представляла.
   То, что дом окружает силовое поле, я поняла, когда та самая веснушчатая девушка решила забросить подальше огрызок от съеденного яблока. Далеко он не улетел, потому что по дороге поджарился. Девушка взвизгнула от неожиданности, а я так и вовсе впала в ступор, потому что поняла, что убежать отсюда так скоро как я планировала не смогу. Потом я решила узнать на сколько далеко расположено это поле, и какие у него границы. После ужина, я оставила несколько оливок и, когда по близости никого не было, стала их швырять из окна: они поджаривались примерно в пятнадцати - двадцати метрах от дома. Тогда я решила проверить высоту, которую оно покрывает. Оказалось, что оно покрывает дом и прилегающую территорию как купол. Позже я поняла почему: гигантские ящероподобные птицы с перепончатыми крыльями, (я совершенно не представляла, как они называются, но сама называла их птеродактилями) периодически пролетали над этим домом, и им ничего не стоило спуститься, ухватить человека за шиворот и унести, куда им заблагорассудится. Я не представала, что это за место, однако уж точно никогда бы не выбрала его для жизни или отдыха.
  Еще одним открытием было то, что мне оставили телевизор. Я нашла его случайно, когда начала разбираться в том, что лежит у меня в прикроватной тумбочке. Там я нашла пульт, который, как я уже знала по опыту, управляет компьютером. Быстро разобравшись с управлением, я поняла, что выйти с его помощью в сеть или выполнить какие-либо другие функции кроме просмотра телепередач я не смогу, поэтому просто стала просматривать каналы, чтобы услышать хоть что-нибудь, что пролило бы свет на то, что происходит. К тому же, я надеялась каким-то фантастическим образом узнать, что же случилось с Максимом и близкими мне людьми. Однако меня постигло разочарование: какие-то не знакомые люди строили дурацкие предположения, и никто ничего не знал наверняка.
  И вот, по истечение трех дней моего пребывания в полной изоляции, я, наконец, узнаю, что там творится! Я с трудом сдерживала волнение и была очень рада, что успела довольно прилично выучить их язык и теперь смогу понять практически каждое слово, сказанное ведущим канала, заблаговременно включенного мной.
  
  - Дорогие зрители, сегодня, наконец, нам объяснят, что за странные события происходят в Олимпе. Прошло уже три дня с тех пор, как было объявлено о кончине Императора, однако на территорию дворца до сих пор никого не пускают. Полный информационный вакуум уже начинает тревожить умы людей. Различные предположения и умозаключения ведущих экспертов лишь усугубляют ситуацию.
  Больше всего нас удивляет то, что люди до сих пор не знают, как именно умер Император. Это особенно странно, потому что до этого никаких тревожных сообщений о здоровье его величества в средства массовой информации не поступало.
  Стоит отметить, что по многовековой традиции, объявление имени преемника трона происходит именно по истечении трех дней со смерти Императора.
  Что нам расскажут сегодня представители Олимпа и кого Император выбрал своим преемником : Георгия или Васса? Обо всем этом мы узнаем именно сейчас на конференции, назначенной ровно на три часа дня.
  После этих слов, репортер исчезла с экрана телевизора. Вместо нее на экране показалась приемная зала Императорского дворца. Трон и восемь стульев членов совета пока пустовали. Пауза затягивалась.
  И вот, парадная дверь приемного зала открылась, и на пороге показался придворный глашатай.
  - Императорский совет пяти островов Запретного города:
  Лорд хранитель Олимпийских островов Гаррон из рода Галлинов,
  Лорд хранитель Лунных островов Арслан из рода Ближних,
  Леди хранительница Орлиного острова Маргарита из рода Хансенов,
  Лорд хранитель Итилионовых островов Хоу из рода Пинов,
  Леди хранительница Весенних островов Юлиана из рода Канкавов,
  Лорд казначей Марион из рода Гравари,
  Леди Хранительница знаний Анна из рода Ортисов.
  В зале тут же поднялся шепот, потому что все заметили, что место лорда протектора Марка из рода Гриффинов пустует.
  Когда все уселись, Лорд хранитель Олимпийских островов встал и заговорил.
  - Дамы и господа, как ни прискорбно это заявить, в нашей стране настали тяжелые времена. Люди, которым мы все верили, оказались предателями. Император погиб от рук собственных племянников.
  В зале воцарилась мертвая тишина, а потом как по мановению волшебной палочки заговорили все разом. Лорд хранитель поднял руку и призвал всех к молчанию. Не сразу, но люди угомонились. На их лицах читалось недоверчивое упрямство.
  - Император умер от укуса осы, у него имелась сильная аллергия на укус этого насекомого. В результате у него случился анафилактический шок. Врачи уже были не в состоянии что-то сделать.
  - Тогда причем тут принцы Васса и Георгий? - Раздался возмущенный голос из зала, где собрались представители высшего общества и журналисты.
  - Попрошу не перебивать меня. Вы все узнаете. Итак, по порядку. Покушение произошло поздним вечером, когда эти насекомые уже спят. - Это было первым, что навело нас на мысль об убийстве. Позже целители установили, что все внутренние органы Императора были страшно деформированы. Подобное возможно только при введении в организм особого яда, который уже несколько столетий запрещен в Запретном городе. Исследования, проведенные над пойманной осой, показали, что она была создана путем генных мутаций. Как вы знаете, исследования в этой области были запрещены несколько тысячелетий назад.
  Мы установили, что исполнителем покушения был лакей Павел из рода Факеев. Сразу после того, как он выпустил осу, он выбросился из окна, где происходило заседание совета. Предвосхищая ваши вопросы, я отвечу: Да, мы все в это время находились рядом и ничего не могли поделать. - Тут голос изменил ему. - Император умер на наших руках. - Ему понадобилось некоторое время, чтобы собраться и продолжить. - Тайна гибели Императора так и осталась бы не раскрытой, если бы не лорд-командующий северных врат Ивар из рода Такишей. Вы все хорошо его знаете и любите, потому что именно он за последние десять лет учредил фонд помощи обездоленным людям, каждый год проводит бал дебютанток и благотворительные вечера, финансирует различные исследования, а также стоит на страже Запретного города.
  Именно он за месяц до сегодняшних событий настоял на том, чтобы установить внутри дворца усовершенствованную систему наблюдения. Она еще только проходит тестовый период, и никто о ней до недавних событий не знал, именно благодаря этим наблюдениям мы и узнали, кто дал коробочку, в которой лакей принес насекомое, и которую мы позже нашли у него в кармане. - После трагической паузы он произнес. - Это был Васса. - В зале опять загудели, но уже гораздо тише.
  - Вы сами можете это увидеть прямо сейчас.
  Он кивнул куда-то вбок и прямо перед аудиторией вырос большой галограмный экран. Люди затаив дыхание смотрели, как принц Васса дает лакею какую-то коробочку и что-то шепчет на ухо. Лакей в это время стоит к камере полу боком и выражение его лица понять не возможно.
  - Вот та коробочка. - И он продемонстрировал ее аудитории. - Через несколько часов после этой встречи Императора не стало. - После недолгой паузы он продолжил. - Благодаря Ивару из рода Такишей, информация о заказчике оказалась у нас в руках в кратчайшие сроки. Васса задержали и допросили. Он сознался во всем. Также он рассказал, что придумал план по убийству Императора совместно с принцем Георгием. Им обоим надоело ждать, когда власть перейдет к ним.
  - Но зачем Вассу этим заниматься? Император ведь выбрал своим преемником Георгия!
  - Именно! Он знал это и задумал ужасное: братоубийство! - По лицам присутствующих было понятно, что в это мгновение они испытывают шок. - Не пускаясь в подробности, скажу лишь, что Васса оказался страшным человеком, никогда ни в ком прежде я не встречал столько лицемерия, злобы и жажды власти. - Последнее он произнес совершенно без эмоционально, даже можно сказать с трудом и болью в голосе. - Смотрите сами.
  Вновь засветился галограмный экран и перед зрителями возник сидящий за столом Васса. Вид у него был совсем убитый, он смотрел на свои сцепленные пальцы и без эмоционально подтверждал все то, о чем прежде поведал лорд хранитель.
  В зале висела все та же полная тишина. Наконец какая-то девушка спросила:
  - А где же принц Георгий?
  - К сожалению, он бежал. Ему помог страж первого уровня северных врат Максим из рода Гриффинов, которому совсем недавно была оказана великая честь быть переведенным в личную гвардию Императора. Они вдвоем гнйтродтзовали четырех солдат и исчезли.
  - Из рода Гриффинов? - На выдохе произнес кто-то.
  - Да, лорд протектор Марк тоже бежал. Это был крупномасштабный заговор. Для нас остается загадкой, что побудило этих людей к подобным действиям, но ведется расследование, и мы скоро все узнаем. Все, о чем станет известно в течении следствия, станет достоянием гласности.
  - А как же Император? Кто станет следующим Императором? - Задала интересовавший всех вопрос симпатичная белокурая женщина.
  - Думаю, в сложившейся ситуации будет вполне закономерно, если мы отложим принятие этого решения на две недели. Мы знаем, что для страны и один день это слишком большой срок... Но нам нужно многое обдумать... Однако, несколько важных решений мы все же приняли: Так как Лорд протектор Марк из рода Гриффинов обвиняется в государственной измене и его исчезновение ярко свидетельствует об этом, решением совета он освобождается от занимаемой должности. - В зале тут же поднялся шум, но лорд хранитель поднял руку, и все затихли.
  - Сложные времена требуют быстрых и решительных действий. - Он помолчал еще немного и продолжил. - Все мы знаем, что именно сейчас страна не может оставаться без сильного защитника, поэтому решением совета за заслуги перед Запретным городом лордом протектором провозглашается Лорд Ивар из рода Такишей. - Оглянувшись, и найдя взглядом того, кого он искал, лорд хранитель Олимпийских островов проговорил. - Прошу вас, лорд Такиш, подойдите сюда.
  Люди в зале были сбиты с толку всеми теми событиями, которые разворачивались перед ними, и реагировали очень неоднозначно: кто-то открыто возмущался, кто-то что-то сосредоточенно бормотал себе под нос, кто-то просто морщился и старался понять масштаб того, что сегодня происходит, а кто-то начал аплодировать.
  Не обращая на общий переполох никакого внимания, лорд Такиш вышел из-за спин собравшихся людей, прошел по проходу, встал напротив лордов хранителей на одно колено и склонил голову.
  Когда до людей наконец дошло, что в действительности сейчас происходит, то все встали. В это время вошел лакей с красной бархатной подушечкой, на которой лежало ожерелье из солнц, на конце которого висел кулон виде щита и меча. Лорд хранитель Олимпийских островов Гаррон из рода Галлинов подошел к лорду Такишу почти вплотную, а все остальные члены совета встали вокруг них, образовывая широкий круг.
  - Лорд Ивар из рода Такишей. От имени Императорского совета пяти островов Запретного города, я возлагаю на вас обязанности защитника нашего государства. - При этих словах лорд хранитель как-то странно поперхнулся, но продолжал. - Теперь вы стоите на страже всего Запретного города и провозглашаетесь Лордом-протектором Запретного города.
  - Клянусь, что оправдаю оказанное мне доверие, буду повиноваться законам государства моего, чтить народ живущий в нем и принятые государством решения. Клянусь, что встану на защиту народа Запретного города и сделаю все, чтобы его безопасность была бесспорной. Клянусь не допускать нарушения законов государства моего и прав людей живущих в нем. - Голос Такиша звенел от искренности и осознания каждого произнесенного слова. Каждый, кто сидел сейчас в зале и перед экранами телевизоров проникся к нему искренней симпатией. Лица членов совета стоявших в кругу были сосредоточены и ничего не выражали.
  В наступившей после этих слов тишине лорд хранитель надел лорду Такишу золотую цепь, и он вошел в круг совета.
  В зале раздались аплодисменты. Отнюдь не все были согласны со столь скоропалительными решениями, но подвергнуть совет открытой критике никто не решился.
  - Мы знаем, что у вас еще есть множество вопросов, однако на сегодня мы вынуждены откланяться. - Проговорил лорд протектор Олимпийских островов. - Однако, вы сможете задать все интересующие вас вопросы завтра. Ваш новый лорд-протектор Ивар из рода Такишей с удовольствием на них ответит в этом же зале в десять часов утра. Спасибо вам за внимание.
  Несмотря на поднявшийся в зале шум, члены совета встали и покинули собравшихся.
  
  
  Глава 32 Сюрреалистическая реальность.
  
  Лорд, теперь уже протектор, Такиш был полностью удовлетворен тем, что произошло сегодня на пресс-конференции. Все прошло даже лучше, чем он предполагал. Члены совета даже не думали сопротивляться и напряжение, которое он все это время испытывал, наконец начинало его отпускать.
   Сразу после пресс-конференции все члены совета прошли в зал, где у их уже ожидали напитки и закуски. Лорд Такиш взял бокал шампанского и пригласил всех разделить его маленькую победу.
  - Я благодарен вам за ваше самообладание и очень рад, что вы сделали правильный выбор. Обещаю, вы не пожалеете о том, что приняли мои условия.
  После того, как члены совета неохотно выпили за этот тост, лорд Такиш добавил:
  - Однако, впереди у нас еще очень много работы и я очень рассчитываю на ваше дальнейшее сотрудничество. Можете не сомневаться, что как только я достигну своей цели, то уберу дамоклов меч, который вынужден держать в своих руках... А теперь попрошу меня извинить, дела не ждут.
  После чего он вышел из зала, где оставил лордов и леди совета. Там их еще ожидал праздничный ужин и развлекательная программа. Однако, он был почти уверен, что ни один из них не почтит это мероприятие своим присутствием.
   Далее он набрал зашифрованный номер телефона и произнес только одно слово.
  - Отбой.
  На другом конце провода были явно не довольны, но это его не волновало, в ответ он лишь рявкнул:
  - Я сказал, отбой!
  Этот ученый начинал его уже порядком раздражать. Сегодня ему предстояло еще одно важное дело, и он спешил с ним разделаться. Такиш очень надеялся, что Алиса все видела и ему не придется ей все объяснять и пересказывать. Он до сих пор не знал, что она знает и чему поверит, поэтому стоило рискнуть и перетащить ее на свою сторону. Воспользовавшись открытым специально для него пространственным туннелем, он в считанные секунды оказался в охотничьем домике, специально построенном и оборудованном для подобных целей.
  С конца конференции прошло не более часа, а он уже входил в комнату, которая находилась в доме за несколько тысяч километров от Олимпа. Когда он вошел, то увидел, что она лежит поверх застланной кровати с остекленевшими глазами. В первое мгновение он испугался: не случилось ли с ней чего. Но она повернула голову и посмотрела на него в упор. Глаза перестали напоминать стеклянные шарики и приобрели осмысленное выражение. Потом она резко села и стрельнула в него глазами. Молчание буквально пронизало воздух нитями недоверия и ненависти. Наконец, она встала, подошла к окну и, глядя на зелень деревьев перед собой, произнесла:
  - Зачем я здесь нахожусь?
  Ивар никак не ожидал, что звук ее голоса наполнит его таким облегчением. Почему-то ему казалось, что, если она сейчас не заговорит, то комната воспламенится. "Глупость какая." Он взял себя в руки и ответил вопросом на вопрос:
  - Ты видела сегодняшнюю конференцию во дворце?
  - Видела. И что?
  - А то, что ты должна понять, что поместив тебя сюда, я тебя спас.
  - Это каким же образом? - Хмыкнула она в ответ.
  - Твой жених и его отец были соучастниками в убийстве Императора, не знаю, чего они хотели этим добиться, но сейчас они вне закона. Они оказались отнюдь не теми людьми, которым стоило доверять. Я искренне верю, что ты не знала об их планах. Сейчас их ищет весь Запретный город и если бы ты была с ними...
  Сначала Такиш не понял, что с ней происходит, ведь он видел только спину. Одна ее рука метнулась к глазам, другая к животу, а плечи начали сотрясаться. "Господи, да она плачет. Осталось лишь правильно ее утешить и меня появится неплохой сторонник". Он подошел к ней и развернул к себе лицом. Однако то, что он увидел, совершенно сбило его с толку: Она хохотала! Хохотала до слез, до икоты! Ему пришлось всунуть ей стакан воды, чтобы она хоть как-то пришла в себя.
  Когда к ней, наконец, вернулась возможность говорить, она его спросила:
  - И вы правда думали, что я во все это поверю?
  - Ну, попытаться, по крайней мере, стоило. - Кисло заметил лорд Такиш.
  - Так зачем я здесь? - Уже совершенно серьезно спросила она, справившись со своей истерикой.
  - Ты мне нужна, чтобы укрепить мою власть, когда я взойду на трон.
  - Каким же образом?
  - Просто родив своего малыша.
  - И все?
  - Нет, не все. Ты можешь стать отличным рычагом влияния, и я хочу держать его в своих руках... Все просто, Алиса: Я хочу заполучить трон и стать тем, кто возродит эту расу из пепла. Я пойду по головам, по трупам, но добьюсь своего.
  Она с ужасом смотрела на него.
  - Вы - дьявол во плоти!
  - Отнюдь, моя дорогая, я не так плох, как тебе кажется. Возможно, ты поймешь это, когда узнаешь меня поближе. Я лишь стремлюсь добиться своей цели.
  - И средства уже не важны. - Утвердительно проговорила она.
  - Как раз наоборот, Алиса, очень и очень важны... Ладно, отдыхай, тебе в твоем положении нужен покой. Дверь твою больше никто запирать не станет. Можешь делать все, что тебе заблагорассудится, слуги исполнят любое твое желание. Разумеется, в пределах тех инструкций, которые я им оставил. За пределы дома более чем на двадцать метров, боюсь, отойти не получится - дом по периметру окружен силовым полем, но я думая, ты уже догадалась. Мне, признаться, понравился трюк с оливками. - После этого он развернулся и открыл дверь. - Да, сегодня меня не будет, но завтра я рассчитываю на твое общество во время ужина. Если тебя там не окажется, я прикажу привести тебя силой. Это понятно? - Не дождавшись ответа, он вышел.
  Алисе казалось, что все, что с ней происходит - это неправда. Это чья-то другая жизнь, другая реальность, сюрреалистическая реальность.
  
  
  Глава 33 Решение.
  
  До сих пор удивляюсь, как за такие сжатые сроки, наша команда умудрилась обжить этот уже около двух тысяч лет пустовавший бункер. Он был построен еще при Арслане 2, по прозвищу защитник, после того, как лорд хранитель Итилионовых островов Мурат из рода Варанов возомнил себя равным Императору и захотел, если не занять этот пост, так уж отнять полстраны точно. Сначала это ему с успехом удавалось. Нападение он начал очень умно и застал всех врасплох. Первым делом точечными ударами были уничтожены военные базы, все сверхточное оружие и практически полностью остановлены любые передвижения при помощи пространственных тоннелей. Олимп ему, разумеется, взять с наскока не удалось, но он думал, что этого ему и не нужно. Однако, очень в этом ошибался. Он думал, что обескровил Императорскую армию достаточно, чтобы Арслан 2 пошел с ним на переговоры и разделил страну на части. Позже, я думаю, он планировал захватить весь Запретный город. Однако, Император поступил по-другому. Он поднял весь народ Запретного города против тирана, каждый житель помогал, чем мог, а в близком кругу бывшего лорда хранителя нашлись люди, готовые помочь делу истинного Императора. В результате войско Мурата было разбито, а сам он убит. Все эти события заняли ровно три дня и стали впоследствии называться Кровавой троицой.
  Император Арслан 2 сделал многое, чтобы исключить подобное повторение событий, в том числе создал этот бункер, о существовании которого знает лишь действующий Император. И каждый Император заботится о том, чтобы здесь хранились все последние военные разработки, достаточное число обмундирования, оружия и еды для небольшой армии, чтобы при необходимости дать быстрый отпор неприятелю.
  Однако, в нашем случае на быстрый отпор рассчитывать нечего. Просто потому, что Такиш умудрился сделать так, что народ считает врагами именно нас, тех, кто нашел укрытие в этих стенах. Нам всем остается только выжидать удобного момента, чтобы рассказать свою правду и взбудоражить народ на столько, что бы он лишил этого убийцу и выскочку трона и головы.
  Сейчас же мы все никто иные как повстанцы, совершившие удачное покушение на жизнь Императора. Никто во всем Запретном городе не предоставил бы нам укрытия, если бы Тарий 13 не позаботился о том, чтобы об этом месте заранее узнал принц Георгий.
  Сам бункер представляет собой подземное укрепление с небольшой разветвленной сетью тоннелей. Для длительного проживания он, разумеется, не приспособлен, потому что представляет собой скорее перевалочный пункт, где можно запастись всем чем угодно и разработать быстрый план действий, чем место, где нужно отсидеться и залечь на неопределенное время. Любые волнения в Запретном городе просто не могут длиться долго. Во-первых, из-за пространственных тоннелей, обеспечивающих мгновенный переход в любую часть страны любого количества людей, а во-вторых потому, что за всю историю нашего пребывания в этом мире ни смотря ни на что, Императорская власть никогда не подвергалась сомнению и любые волнения не связанные с бунтом власть имущих имели целью лишь обратить на себя и свои проблемы внимание, а военные восстания изначально были обречены на провал. Данный бункер лишь позволял ускорить этот процесс и избежать лишних потерь.
  Сейчас нас здесь насчитывается тридцать четыре человека. Это, конечно же, принц Георгий, его лакей, который присутствовал, когда на нас напали, двое офицеров Императорской гвардии (Савелий и Рома), которые помогали мне спасать принца, двое приближенных принца Федор из рода Быстрых и Алекс из рода Галлинов. Так же в нашу компанию попали Марго, Георгий и Гаврила, одиннадцать офицеров Императорской гвардии, которых успел с собой забрать принц во время бегства из дворца, мой отец, мама, Габи с Сержем, семеро домашних слуг, который в это время были дома, двое солдат, которых вовремя послал принц за моими домочадцами и я.
   Признаться, я очень удивился, когда увидел моих близких здесь, но отец рассказал, что принц тайно приставил к ним этих двух солдат, с целью защиты в случае опасности. Он, правда, не знал об их существовании, что его, разумеется, немного злило, однако, он не выражал открыто своего недовольства - смысла в этом все равно не было. Итак, когда опасность все-таки появилась, солдаты тут же возникли на пороге нашего дома с координатами этого места, а установка для пространственного тоннеля у нас в доме имелась всегда. В течение пяти минут все мои домочадцы и самые важные документы были эвакуированы, а еще через пять минут в дом вломились солдаты Такиша, только никого не нашли.
  Возможно, этот факт радовал бы меня гораздо больше, будь рядом со мной Алиса... Но она бесследно пропала и единственное, о чем я все это время мог думать: как и где ее найти. Всех же остальных волновало лишь то, смогут ли они найти союзников, на сколько могут доверять тем или иным людям, и как связаться с членами совета. После того, как мы просмотрели официальное сообщение Олимпа на третий день после гибели Императора, все поняли, что Такиш начал активные действия. Члены совета просто обязаны были знать, что он за человек и какую опасность несет, раз согласились на осуществление его плана, началом которого было дать ему пост лорда-протектора и место в совете. Что будет дальше не трудно догадаться. Скорее всего, никого из дальних родственников Императора не сочтут достойным занять его место, ведь в такой трудный час стране просто необходим настоящий сильный защитник и в лице нового лорда-протектора Ивара и рода Такишей народ найдет именно такого человека. Конечно, вариаций на этот счет можно придумать множество, но суть одна: завтра Такиша объявят Императором. А мы просто не в состоянии этому помешать. Скорее всего, он шантажирует членов совета тем, что уничтожит известный всем нам мир расширив материю, и пока он не остановит этот процесс, мы в любом случае не сможем ничего предпринять.
  Была и еще одна проблема: как только Такиш станет Императором, леди хранительница знаний, должна будет ему поведать об этом месте. Однако, Император нас заверил, что леди Анна будет тянуть до последнего с открытием тайны этого места, но рассказать ей все же придется - это часть ее обязанностей, которыми она не может пренебречь. По этому, в запасе у нас было еще дня три, не больше. Весь бункер усиленно вел приготовления к переезду и паковал все, что нам может понадобиться на новом месте.
  Весь этот месяц в обстановке строжайшей секретности, через подставных лиц и по поддельным документам строилось новое укрытие для нашего небольшого отряда.
  Все это мой мозг отмечал мимоходом, даже не останавливаясь на этих мыслях, потому что все мое естество было обращено к совершенно другому: я должен был найти Алису и целой и невредимой доставить в безопасное место, где я смогу знать, что с ней и нашим ребенком ничего не случится. Где смогу дотронуться до нее, обнять, зарыться ей в волосы и не отпускать ни на минуту.
  Первое время мне активно помогали в ее поисках, однако, убедившись, что все это тщетно, все опустили руки. Меня это страшно раздражало, приводило просто в исступление! И я разбивал о стену кулаки в кровь, чтобы хоть как-то дать выход душившим меня боли, злости и бессилию. Хотя, я бы с удовольствием набил морду каждому в этом бункере, ведь все они отказались от Алисы не только потому, что ее действительно практически невозможно найти, а потому, что это, по их выражению, не самое важное дело на данный момент!
  Хоть как-то продолжали помогать в поисках только Марго, Серж и Габи, хотя и у них на это оставалась не так много времени. Им приходилось сканировать и анализировать слишком много информации, к тому же, сначала они помогали матери обживать это место, которое, в сущности, не предназначено для длительного пребывания людей, а потом паковать вещи для переезда.
  Я, конечно, пробовал им всем помогать, только мои мысли были так далеко от всего этого, что я скорее приносил больше вреда, чем пользы. Поэтому, все очень быстро просили меня помочь кому-нибудь другому и в конечном итоге меня освободили от каких-либо работ.
  Я же действительно не мог сосредоточиться ни на чем, кроме поисков Алисы, и целыми днями просиживал в аппаратной, куда стекалась вся информация о жизни Запретного города, стараясь уловить хоть какой-то след, ведущий к ней.
  Когда становилось совсем плохо, я просто слонялся как приведение по коридорам. От собственного бессилия я готов был лезть на стену. Однажды я попытался напиться, только это не принесло никакого облегчения, а наоборот сделал боль более осязаемой, поэтому я бросил эту затею. Со мной пытали разговаривать и мама, и Марго, и Серж, и Габи, только это не приносило совершенно никакого результата, кроме того, что я еще больше замкнулся в себе.
  - Габи, ты некоторое время изучала людов, скажи, они правда также сильно чувствуют? - Задал я ей как-то вопрос.
  - Думаю да. Только все зависит от определенного люда. По большей части, они умеют легче переключаться на другие эмоции.
  - Но если мы так похожи, почему я не могу справиться с этим? Почему не могу переключиться?
  - Мне кажется, что тебе просто нужно время. Пойми, для каждого все индивидуально. Но я уверена, что ты это переживешь, и когда-нибудь обязательно ее отыщешь .
  - А она? Как себя чувствует она? Ведь Алиса сейчас ожидает нашего ребенка, а я даже не могу поддержать ее, сказать, как сильно их люблю!
  -Максим, женщины гораздо сильнее, чем ты думаешь. А Алиса боец по натуре, поверь, она справится.
   Ее слова немного меня приободрили, но не надолго. Черные мысли налетали на меня все с тем же упорством.
  Спать я практически не мог - сны были просто непереносимы: в них Алису убивали, истязали или она уходила от меня прочь, не оглядываясь, обвиняя в том, что я ее оставил, улетел из дворца без нее. Но хуже всего было, когда она наоборот, была рядом, улыбалась мне, обнимала, целовала, а проснувшись, я понимал, что это всего лишь сон, злая шутка сознания. Тогда в стороны летело все, что попадалось под руку. Боль просто раздирала меня изнутри, впивалась в мозг длинными окровавленными ногтями.
  Сегодня утром я проснулся именно после такого сновидения. После того как я немного успокоился в дверь постучали.
  - Сын, я могу войти?
  - Отец? Конечно, заходи. Только осторожно, не поранься, здесь везде осколки. - Я сидел на краю узкой кровати полностью опустошенный. Преимуществом таких вспышек было в том, что некоторое время я ничего не чувствовал, ни боли, ни радости, вообще ничего. Такая заморозка длилась обычно не долго, но боль хоть на какое-то время отступала.
  - Тебе нужно сходить в санчасть на перевязку.
  Только сейчас я заметил сбитые в кровь костяшки пальцев и кровь стекающую по груди. Оказывается, осколок разбитой о стену кружки угодил мне в основание шеи. Порез был пустяковым, но кровь и не думала останавливаться. Тогда я протянул руку за своей майкой и приложил ее к ране.
  - Ничего, само заживет, как на собаке.
  - Не сомневаюсь. - Грустно и серьезно проговорил отец, после чего сел со мной рядом на кровать. - У меня к тебе есть предложение.
  Я ожидал очередных внушений и задушевных разговоров, а не предложений, но в своем состоянии не смог даже удивиться. Поэтому просто промолчал.
  - Я надеялся, что ты справишься с этой ситуацией, но вижу, что с каждым днем тебе становится только хуже. Я знаю, что со временем ты бы справился, но у нас нет на это времени. Ты мне нужен сейчас... Нужен как никогда! Поэтому я предлагаю тебе отключить свои чувства.
  А вот сейчас я действительно удивился.
  - Что значит отключить чувства?
  - Ну, если быть точным, то нивелировать их до минимального уровня.
  - Каким же образом? - Невесело и недоверчиво усмехнулся я.
  - Таким же, с помощью которого ты поработал с неким ученым Вадимом Ивановым.
  - Но...
  - Прибор зафиксирует твой эмоциональный фон на данный момент и сохранит его в памяти, после чего снизит уровень твоей привязанности к Алисе, что поможет тебе стать самим собой, поможет избавиться от сжигающей тебя боли. А когда мы сможем найти Алису, прибор вернет твой эмоциональный фон на прежний уровень.
  От того, что я услышал, у меня даже в горле пересохло. Снизить уровень привязанности - значит разлюбить Алису. Но ведь это предательство... или нет? Но тут я почувствовал, как боль, преследовавшая меня все это время, начинает возвращаться, вгрызаясь в меня изнутри. Еще несколько минут назад я бы отдал все, чтобы только избавиться от нее. А теперь понимаю, что не все. Я не готов избавиться от причины этой боли. Вырвать из своего сердца любовь, значит стать другим человеком, разом разрушить все то хорошее, чему меня научила любовь к этой женщине. Хотя, с другой стороны, я, наконец, смогу мыслить здраво, смогу избавиться от того, что не дает мне дышать, потому что каждый вдох царапает мои легкие. К тому же, я всегда буду помнить, что значит любить, а когда настанет время, смогу вернуть все, как было. Но смогу ли?
  - Ты уверен, что я действительно смогу вернуть свои чувства, как только этого захочу?
  - Это новая разработка, которую мы обнаружили здесь. Ты знаешь, что любые другие подобные установки не имеют обратного действия, но эта, похоже, сможет вторгнуться в тонкую сферу чувств, а потом вернуть все на свои места. Принц Георгий наткнулся на нее случайно, он знает о том горе, которое снедает тебя и решил помочь. Разумеется, он не стал бы предлагать подобный выход, если бы не был уверен в результате. Он заранее провел опыт с одним из солдат, который дал на это согласие... Все прошло более чем успешно.
  - Отец, это ведь значит, что это буду уже не я.
  - Нет, Максим, это будешь ты, но не слабый и раздавленный, а сильный и готовый сражаться за все то, что ты любишь кроме этой девушки!
  - А разве стоит сражаться за мир, в котором нет ее?
  - Стоит, сын, стоит! Потому что она есть и находится где-то в Запретном городе, и вернуть ты ее сможешь только, когда вернешь этой стране истинного Императора и сотрешь Такиша с лица Земли!
  Моя голова раскалывалась от той дилеммы, которая стояла передо мной. Я обхватил ее руками и сидел некоторое время в задумчивости. Много, очень много мыслей и воспоминаний проносились у меня в голове. Наконец, я понял, что принял решение. Я встал, откинул окровавленную майку в сторону и подошел к небольшому зеркалу, висящему на стене. Я видел, как боль в моих собственных глазах как огромная ядовитая змея начала разворачивать свои кольца и обвивать все мои внутренности. Я так устал сражаться с этим, так устал! Но как я могу отказаться от того, что уже стало частью меня, что стало смыслом моей жизни? Однако, хватит сомневаться, я уже принял решение.
  
  Глава 34 Разговоры.
  
  За окном желтела листва, по небу бродили темные тучи, всякое движение воздуха остановилось, а по подоконнику начали стучать первые капли дождя. Все предвещало сильную грозу.
   Несколько минут назад я выключила телевизор и сейчас стояла у окна и обдумывала то, что только что увидела. После целого месяца отсрочек и обдумываний, пресс-конференций и публичных дебатов (что, конечно, делалось с одной целью: убедить народ Запретного города в правильности будущего решения совета) имя Императора Запретного города было объявлено. Им стал лорд Ивар из рода Такишей. Хотя я в этом и не сомневалась.
  Честно говоря, меня бы очень удивило, если бы в нашем мире вообще встал вопрос о выборе Императора с одобрения народа. Немного зная историю нашего мира, могу с уверенностью сказать, что, если бы у нас во время правления Императора нашлась сила, способная произвести переворот, то он совершился бы за одну ночь, а народ и не согласных убедили бы в легитимности данной власти посредством насилия и подкупа. Но Такиш объяснил мне, что подобный способ в Запретном городе не работает, прецеденты уже были. Поэтому после долгих раздумий, он пришел к выводу, что это единственный способ стать полноправным Императором и избежать кровопролития, которого он совсем не желал. Ну, по крайней мере, он пытался меня в этом убедить.
  После того, как он пришел ко мне на третий день моего пребывания в этом доме, мы виделись с ним практически каждый день во время ужина. По началу, меня удивляло подобное желание непременно со мной пообщаться, но потом я привыкла. Мне даже стало интересно понять этого человека, узнать мотивы, которые им движут.
  После угрозы, выволочь меня силой, если я не выйду к ужину сама, я не решилась искушать судьбу и просто спустилась в столовую, когда настало время. Сначала мне было жутко находиться рядом с этим страшным человеком, который сумел втереться в доверие к самому лорду Марку, лишь для того, чтобы в конечном итоге уничтожить и его и его семью. Мне было страшно даже просто с ним разговаривать. Однако, со временем я поняла, что у него нет цели причинить мне вред.
  
  Ни смотря ни на что, я была настроена очень решительно и дала себе зарок не разговаривать с этим дьяволом, лишившим меня всего, что я любила в этом мире, лишившим меня того человека, который сам стал для меня целым миром.
  - Здравствуй, Алиса. Рад, что ты проявила благоразумие. - Проговорил он, когда я впервые спустилась к ужину.
  Но я удостоила его лишь холодным, полным ненависти взглядом, решив, что он не увидит в моих глазах страха.
  - Понимаю. - ответил на это он. - Что ж, надеюсь со временем, ты изменишь свое отношение. Присаживайся.
  Он отодвинул для меня стул, но я подошла к другому, сама его отодвинула и села. Такиш на это и бровью не повел.
  - Я знаю, что ты очень волнуешься за своих друзей, за Максима...
  После этих слов я пристально посмотрела ему в глаза. Что он хочет этим сказать, чего от меня добивается?
  - О, поверь, я хочу лишь успокоить тебя. В твоем положении вредно волноваться. Они все исчезли в неизвестном направлении. Мои длинные руки до них не дотянулись. - Грустно усмехнулся он. - Так что можешь пока быть за них спокойна.
  Когда я услышала о тех, о ком болело мое сердце, решение хранить молчание тут же дало трещину. Я сама не заметила, как с моих губ сорвался вопрос.
  - Откуда я знаю, что вы говорите мне правду?
  - А какой смысл мне тебе лгать?
  - А зачем вам вообще держать меня здесь, разговаривать со мной, беспокоиться о моих волнениях?
  Он пристально смотрел мне в глаза, взвешивая то, что собирался сказать.
  - Алиса, я постараюсь быть с тобой честным... Ты еще много не знаешь... Я сам еще кое-чего не понимаю... Но то, что ты важна, я думаю ты и сама догадываешься. Здесь ты находишься по многим причинам. А беспокоюсь я о тебе по одной простой: ты беременна, а я не чудовище, которое своим поведением хочет уничтожить еще не родившееся дитя. Завтра к тебе зайдет лорд-целитель Альберт. С этого дня, он будет вести твою беременность вместо домашнего целителя лорда Гриффина. Думаю, вы с ним договоритесь о графике посещений и сможете обсудить все вопросы, касательно твоего здоровья и здоровья ребенка.
  - Могу ли я попросить, чтобы моим целителем стал кто-то другой? - Я просто не могла представить, как снова увижу человека, который сделал все, чтобы загубить жизнь Тария 13.
  - Нет.
  Честно говоря, ничего другого я и не ожидала, поэтому лишь вздохнула и уставилась в свою тарелку. Вообще же, я была крайне удивлена подобным обращением и даже заботой, однако спасибо говорить не собиралась. Наоборот, мне хотелось кричать, топать ногами, бить посуду, но я понимала, что это ни к чему не приведет, поэтому продолжала сидеть за столом, не притронувшись к еде, которую мне предлагали. В течение всего ужина он больше не проронил ни слова. А когда ужин подошел к концу только сказал:
  - Буду рад отужинать с тобой завтра, Алиса. Кстати, еда сегодня была очень вкусной, а в твоем положении крайне важно хорошо питаться. До свидания. - И ушел.
  Я была совершенно сбита с толку его поведением, от переполнявших меня эмоций: бессилия, ненависти, одиночества, - мне хотелось просто разрыдаться. "Видимо, своим хорошим отношением, этот человек хочет чего-то от меня добиться, но я не доставлю ему такого удовольствия, я буду вдвойне осторожна и постараюсь сама выведать у него все, что смогу. И когда Максим меня освободит...." - Тут я все же не выдержала и разрыдалась.
  С тех пор, мы ужинали вместе почти каждый день.
  
  То, что Максим в скором времени меня освободит, не вызывало у меня никаких сомнений, иначе я бы давно упала в бездну отчаяния и не смогла бы не то что здраво мыслить, а просто пошевелиться. Разговор с леди Морой периодически всплывал в моем сознании и мне начало казаться, что она и в самом деле знала, о чем мне тогда говорила. И я очень надеялась, что спасение действительно придет. К тому же я не одна, а несу ответственность за того маленького человечка, который живет во мне, и поэтому просто не имею права опустить руки и сдаться.
  Сидя в совей комнате или гуляя на улице, я завела привычку поглаживая живот разговаривать со своим ребеночком, делиться с ним своими сомнениями, опасениями, горестями, но в тоже время я его подбадривала, чтобы он не думал, что дела совсем уж плохи, делилась с ним своей любовью, простыми радостями, которые могли возникнуть на том клочке земли, где мы обитали. Конечно, я осознала, что он просто не в состоянии меня понять, но я точно знала, что он меня слышит и может различать мое настроение по тому, как звучат мой голос, нюансы интонаций. Честно говоря, разговаривая с ним, я подбадривала саму себя, не давала себе упасть духом, впасть в депрессию или прострацию. Как это ни странно, но в сложившейся ситуации моим главным утешением и опорой стал именно этот, еще не родившийся ребенок.
  К моему сожалению, мне все же пришлось общаться с лордом Альбертом. Для меня жизнь моего ребенка была важнее той неприязни, которую я к нему испытывала.
  - Что ж, судя по тому, Алиса, что ты мне рассказываешь о своем самочувствии, ты и твой ребенок совершенно здоровы. Я бы только посоветовал поменьше волноваться, а отдыха и свежего воздуха тебе должно здесь хватать.
  - Да уж... я бы сказала с головой... Лорд Альберт, а вы можете сказать, каким будет пол моего ребенка? Я все ждала, когда мне об этом скажет целитель лорда Гриффина, но сама вопрос как-то не задала. - Этот вопрос волновал меня очень давно, поэтому я не выдержала и задала его.
  От этих слов он страшно удивился.
  - Как? А ты разве сама не знаешь?
  - Откуда я могу это знать? - С недоумением спросила я.
  - Ах да, ты же люд... Просто у нас пол ребенка определяет его мать. Если на момент зачатия она хочет мальчика, то будет мальчик, а если девочку - девочка.
  Я была потрясена услышанным. Разве такое возможно представить?
  - Если честно, то я до сих пор не знаю, кого хочу. В этом вопросе люды всегда полагаются на высшие силы.
  - Как интересно...Ты обязательно должна мне рассказать как можно больше о процессе деторождения у людов!
  - К сожалению, я сама не сильна в этом вопросе. Эта беременность у меня первая и, боюсь, что прежде я совершенно не интересовалась этим процессом. Однако, я очень надеюсь, что в остальном у нас эти моменты схожи. - Мне вдруг стало как-то страшно и не уютно от мысли, что на самом деле ни один врач не сможет ничего точно сказать о том, как протекает моя беременность, ведь люди и люды очень давно не имели общих детей. Утешало меня одно: несколько тысяч лет назад у них все получилось, думаю, получится и у меня сейчас.
  - Не переживай, все будет хорошо. - Вторил моим мыслям целитель.
  - Лорд Альберт, скажите, почему вы помогаете лорду Ивару? - Наконец решилась я задать волновавший меня вопрос. Я видела, что лорд Альберт по натуре очень добрый человек и не могла понять, почему он решился на такие страшные действия.
  Целитель тяжело вздохнул и ответил.
  - Потому, что он мой брат. С самого детства я признавал его первенство, хотя и был старше него. Он всегда заботился обо мне, порой мне, конечно, от него доставалось, - он задумчиво улыбнулся, - но он всегда был со мной честен, защищал от более сильных сверстников, ведь я в детстве был молчаливым задумчивым мальчиком, а это часто принимают за слабость. Именно он надоумил меня присоединить к своему имени род нашей матери, что в последствии очень сильно помогло мне в жизни. Так получилось, что я привык следовать за ним, верить его суждениям, поэтому, когда он посвятил меня в свои планы и попросил помощи я не смог ему отказать. Я знаю, то что я совершил, останется на моей совести. Но, Алиса, я вижу, что он действительно не просто так хочет занять этот трон, не только ради наживы и власти: он хочет изменить этот мир к лучшему, пусть даже сам себе в этом не признается.
  - Лорд Альберт, вы слишком хорошо думаете о своем брате.
  - Возможно... Но он все равно остается моим братом.
  Несколько минут мы просто сидели в задумчивости.
  - Ну что ж, Алиса, мне пора. В следующий раз я приду к тебе через несколько дней.
  
  Беседуя с Такишем, я стала лучше его понимать.
  - Добрый вечер, Алиса. Надеюсь, у тебя хорошо прошел день?
  К чему этот вопрос? Как у меня может пройти день в четырех стенах, без возможности даже толком прогуляться и хоть с кем-то поговорить?
  - Как обычно. - Сухо ответила я.
  - А вот у меня замечательно! Сегодня у меня состоялся очень удачный разговор с общественностью. Да ты должно быть и сама его видела по телевизору?
  - Нет, не видела. В последнее время я вообще не смотрю это устройство.
  - Почему? - Удивился Ивар.
  - А что нового я там могу увидеть? Как вы очередной раз показываете себя в выгодном свете и черните тех, у кого есть все права на трон?
  Его явно расстроило подобное замечание, а хорошее настроение разом испарилось, что меня, признаться, даже порадовало. После некоторого молчания, он вдруг спросил:
  - Алиса, а почему ты решила стать журналистом?
  Я явно не ожидала подобного вопроса. С какой это стати он этим интересуется? Поэтому я ничего не ответила и просто изучающе смотрела на него.
  - Алиса, пойми, я не просто так спрашиваю. Мне интересно как люды выбирают свое призвание? У нас все гораздо проще, ты уже с детства знаешь, чему будет посвящена твоя жизнь, а у вас...
  - Да... У нас все гораздо сложнее... - Все же ответила я. - Многие всю жизнь не знают, чем действительно хотят заниматься и идут по совершенно чуждой им стезе, а у многих просто не получается заниматься любимым делом.
  - Но как это возможно?
  - А как возможно, что вы, выходец и рода военных, с самого детства знавший, что хочет заниматься военным делом, замахнулись на Императорский трон?
  После некоторого молчания он, к моему удивлению ответил:
  - Ты права, течение наших жизней не предсказуемо, и, видимо, у вас фактор непредсказуемости особенно активен. - Усмехнулся он. - А я действительно с самого детства мечтал лишь о военной карьере. Я мечтал прославить свой род, вывести его из нищеты и забытья. Я мечтал, чтобы мы с братом наконец смогли купить себе то, что нам хочется, а не то, на что хватает денег, чтобы мама наконец смогла купить себе лекарство, на которое у нас опять же не хватало денег, и чтобы мой отец перестал быть таким бесхарактерным, инертным, слабым, что и довело семью до такого состояния! - Конец фразы он закончил с неподдельной злостью и обидой в голосе, что очень меня удивило. Своего отца я всегда уважала и считала эталоном мужественности и самоотверженности, поэтому подобное отношение к родителю меня по-настоящему задело.
  - А какое право вы имеете осуждать своего отца? За одно то, что он дал вам жизнь вы должны быть ему безмерно благодарны, хотя лично я вряд ли сказала бы ему за это спасибо!
  - Даже так! А что бы ты сказала, если бы твой собственный отец не мог толком прокормить тебя и твою мать?
  - И тем не менее вы и ваш брат сейчас не валяетесь в сточной канаве, а собираетесь сесть на Императорский трон! И я бы сказала, что, видимо, судьба уготовила вам именно такой путь, и именно ваши родители сделали вас тем, кто вы есть сейчас!
  - Легко судить других, если сам не побыл в их шкуре. - Тихо проговорил он.
  Однако, после этих слов он как-то странно на меня посмотрел и до конца ужина не проронил ни слова. Не знаю, но мне вдруг показалось, что он что-то для себя переосмысливает.
  
  - Алиса, добрый вечер! - Потом он окинул меня оценивающим взглядом и добавил. - Сегодня ты особенно хорошо выглядишь!
  - Добрый вечер.
  Я ничего не ответила ему на это замечание и вновь проигнорировала отставленный для меня стул. И почему он делает это с таким упорством? Он же, как и прежде, совершенно не придал этому значения.
  - Сегодня наша кухарка Элина приготовила мое любимое блюдо: поросенка под соусом из чернослива. Надеюсь, ты тоже оценишь его по достоинству.
  - А под каким соусом вы прикажете подать близких мне людей, когда сумете их отыскать? -Я вовсе не хотела накалять атмосферу за столом, к тому же, я не представляла как может отреагировать Ивар на подобное замечание, но вопрос сам собой сорвался с моих губ.
  - Под сливочным. - Мрачно ответил тот и некоторое время мы ели молча. Только я совсем не различала вкуса того, что ем.
  Внезапно он спросил:
  - Алиса, неужели ты и правда думаешь, что я такой монстр?
  - Какой, такой?
  - Неужели ты думаешь, что мне нравится издеваться над людьми, лгать?
  - А разве это не так? - Я смотрела прямо ему в глаза, стараясь уличить его во лжи, однако, он очень спокойно выдержал мой взгляд и произнес:
  - Нет, не так...
  - Тогда у вас очень хорошо получается притворяться.
  - Да, у меня были очень хорошие учителя. - Со злостью в голосе бросил он.
  Больше этим вечером я не решилась с ним заговаривать. И старалась даже не смотреть в его сторону, однако, я все время ощущала его взгляд на себе, от чего мне становилось как-то не уютно. Почему-то мне казалось, что неприязни, которую я ожидала от него получить после нашего диалога, он ко мне не испытывает, даже наоборот, его взгляд скорее смущал, чем пугал.
  - До завтра, Алиса.
  Когда я, наконец, осмелилась на него взглянуть, то не увидела на его лице ничего, кроме вежливого внимания.
  - До завтра, лорд Ивар.
  Я сама не ожидала, что назову его по имени, видимо, он тоже. Потому что на его лице промелькнула тень удивления, смешанная с каким-то волнением. Я совершенно его не понимала, не понимала мотивов, которые им движут в определенных ситуациях, однако одно я все же заметила: ему не все равно, что я о нем думаю. И честно говоря, это открытие меня удивило и совсем не порадовало.
  
  По прошествии нескольких дней, я решилась задать ему вопрос, который все это время вертелся у меня на языке.
  - Скажите, вы и правду собираетесь уничтожить все, что вам дорого, если совет не изберет вас Императором?
  - Я очень бы этого хотел этого избежать.
  - И все же? Неужели у вас нет ни одного любимого человека, ради которого вы бы захотели оставить этот мир не тронутым?
  После долго молчания он внезапно ответил, хотя я уже потеряла на это надежду.
  - Алиса, на самом деле я очень одинокий человек. Лишь однажды симпатия затронула часть моего сердца, но... к сожалению, у нас ничего не вышло... - После некоторого раздумья он продолжил. - Да, у меня есть брат и я его по-своему люблю. Но мы с ним никогда не были по-настоящему близки. К тому же, он явно психически не здоров, а я не могу помочь ему, потому что он сам этого не хочет. В этом мире для меня слишком мало того, ради чего, как ты считаешь, его стоит сохранить. Но я вовсе не стремлюсь его уничтожить и стать причиной гибели миллионов людей. Для меня это лишь рычаг влияния, который я намерен использовать по максимуму.
  - И как это проявляется? Я имею виду болезнь вашего брата. - Этот вопрос меня сразу же обеспокоилась, ведь он целитель, отвечающий за жизнь моего ребенка.
  - Ты и сама должна была заметить внешние проявления его нестабильной психики. Альберт помешан на чистоте. Любое пятно грозит вывести его из равновесия, он готов сам часами тереть, казалось бы, совершенно чистые поверхности.
  - Да, я помню, Марго рассказывала, что слуги с завидной регулярностью моют даже стены его дома.
  - Да, это так. - Грустно заметил лорд Ивар.
  - А вы не задумывались, что таким образом он хочет очистить свою совесть? - Он вопросительно на меня посмотрел. - Чем больше он совершает действий, которые противоречат его моральным принципам, тем больше пятен появляется на его совести и тем сильнее он хочет их оттереть если не изнутри себя, то, по крайней мере со всего, что его окружает.
  - Если это так, то это значит, что именно я являюсь одним из тех, кто сводит его с ума?
  Мы некоторое время просто смотрели друг на друга. Мне хотелось, чтобы он наконец понял, что он за чудовище.
  - Да, и вам теперь с этим жить.
  Остаток этого ужина прошел в молчании. На следующий день я ужинала одна. Мне даже показалось, что я, наконец, избавилась от его общества. Уж очень напряженными были для меня те минуты, когда он находился рядом.
  Когда-то, когда мы только познакомились, он даже казался мне симпатичным, потом я видела перед собой лишь чудовище, лишившее жизни великого человека. А сейчас, я видела в нем человека, со своими достоинствами и недостатками, со своими душевными травмами и переживаниями и со своими бесами за спиной. Теперь мне все сложнее было его ненавидеть и это по-настоящему меня пугало.
  Когда через день я застала его в столовой, то страшно расстроилась.
  - Добрый вечер, Алиса.
  - Это что, такая форма пытки?
  - Не понял.
  - Вам нравится надо мной издеваться?
  - А разве я над тобой издеваюсь?
  - Да разве вы не понимаете, что один ваш вид приводит меня в ярость. А после употребления пищи в вашем присутствии у меня случается несварение. Раз вы так беспокоитесь о моем здоровье, прошу избавить меня от вашего общества!
  Мои глаза блестели от сдерживаемых эмоций, щеки пылали. Я с ужасом поняла, что сейчас разревусь. В следующее мгновение, я даже не сразу поняла, что произошло. Каким-то молниеносным движением он оказался рядом. Я подумала, что он сейчас меня убьет, однако, он обхватил меня руками и впился своими губами в мои. От неожиданности я даже растерялась, но когда до меня дошло, что происходит, я уперлось в его грудь руками, и со всей силы попыталась оттолкнуть. Только это не возымело никакого действия - он прижимал меня с такой силой, что самой высвободиться было бы невозможно, ведь он был гораздо больше и сильнее меня. На какое-то дикое мгновение у меня в голове мелькнула мысль поддаться этим настойчивым губам и сильным рукам, но потом я ощутила, как все мое существо восстает против этого. Тогда я изловчилась и укусила его за губу до крови. Он тут же отпрянул и посмотрел на меня дикими глазами. Меня всю трясло мелкой дрожью, но я готова была биться, лягаться, кусаться, все что угодно делать, лишь бы не подпустить его к себе. Я видела, как осмысленное выражение возвращается его глазам, потом там появились такие чувства, которые я не и не думала найти в этом человеке. Наконец, чтобы их скрыть он закрыл глаза и вышел прочь из комнаты. Только тут я ощутила, что мои ноги дрожат, поэтому я судорожно ухватилась за спинку стула и потихоньку на него присела. Кажется, этот человек только что понял, что я для него стала кем-то большим, чем просто пленница. Лорд Ивар учится чувствовать и сам этого пугается. Страх - именно это чувство кроме всего прочего я различила в его глазах перед тем, как он ушел.
  
  
  Глава 35 Новый Император.
  
  Небо хмурилось и грозило вылиться нешуточным до ждем на головы толпы, собравшейся перед замком по случаю объявления имени будущего Императора Запретного города. Однако, ни один человек не двинулся с места. Толпа гудела как растревоженный улей. Никто не смог бы с уверенностью назвать имя нового Императора и каждый желал услышать эту новость первым.
  В отличие от них всех, Лорд Ивар из рода Такишей прекрасно знал это имя и просто ждал, когда его объявят. Он сам удивился, когда понял, что совершенно не волнуется в эти минуты. Все прежние волнения остались позади, а все новые появятся, как только объявят его имя. Сейчас же для него наступило время безвременья, когда его мысли бродили где им вздумается, оставляя на периферии сознания все, что происходило на площади в данный момент времени.
  
  Этот месяц дался лорду Ивару из рода Такишей очень непросто. Слишком много вещей требовали его внимания, слишком много интриг приходилось держать под контролем, а в сутках было слишком мало часов. К тому же, он старался каждый вечер проводить в обществе Алисы, хотя поначалу и не совсем понимал, зачем это делает.
  Сначала ему казалось, что все дело в той загадке, которую ему загадал своим поведением Император, но потом, к своему удивлению понял, что ему приятно каждый вечер проводить с этой девушкой, приятно видеть ее глубокие глаза, плавный изгиб шеи, приятно просто смотреть как она ест, и это несмотря на исходящую от нее волнами ненависть и неудобные вопросы, которые она совсем не страшилась задавать. Поначалу, это его раздражало, но потом он оценил ее смелость, прямоту суждений и, к своему вящему удивлению, начал не просто отвечать на ее вопросы, а захотел, чтобы она его поняла и нашла оправдание. Он видел, что она начала привыкать к нему. Сначала она начала с ним здороваться, потом задавать и отвечать на вопросы. Каждый день он отодвигал для нее стул и, наконец, она сдалась и стала принимать этот нехитрый знак внимания. Однажды она даже назвала его по имени, что, к его удивлению, вызвало в нем нешуточную бурю эмоций. Его радовали эти мелкие детали, хотя, он и не признавался себе в этом. В одном она пока упорно не уступала: почти каждый день он просил, чтобы она перешла на "ты", но она упорно игнорировала эту просьбу.
  Ивар слишком поздно понял насколько увяз в этой девушке, беременной и влюбленной в человека, страстно желающего его смерти, девушке, ради которой Император решил поступиться своими принципами: обмануть преданного друга и затеять подлую интригу. Конечно, ничего странного для императорского двора это не представляло, однако, Император представлял своим подданным самим барахтаться в этих низостях, но из-за нее сам опустился до них. Одного он пока не мог понять: почему? Ивар очень надеялся, что после того, как он станет Императором, ему откроются все секреты, которые прежде были от него сокрыты. А пока предпочитал потихоньку завоевывать симпатию Алисы.
  Однако, все пошло совсем не так, как он хотел. Она сумела затронуть самые болезненные струны его души. Он и сам чувствовал, что болезнь брата как-то связана с его деятельностью, но Алиса сумела облечь эту истину в такую форму, что ему понадобилось довольно много времени, чтобы справиться с чувством вины, которое она у него вызвала. Как ни странно, но он по-своему любил своего брата, хотя и считал недалеким. Он был единственным родным человеком и, пожалуй, единственным, кто ни разу его не предавал.
  Именно поэтому он не пришел тогда ужинать с ней. Он тогда вообще решил свести общение с этой девушкой до минимума. Однако, через день, когда пришло время, он, сам не зная почему, снова набрал координаты дома, где она обитала, и шагнул в пространственный тоннель.
  Ивар не ожидал того приема, которым его одарила Алиса, и поначалу просто опешил от ее обвинения. В эти минуты она была так необыкновенно красива! Он когда-то слышал, что во время беременности женщина расцветает, однако никогда не придавал этому значения, сейчас же он видел, что она не просто красива, она притягательна на столько, что дух захватывает, а вспышка негодования делает ее похожей на богиню войны. Когда же она наконец выложила все, что у нее накипело, ему захотелось провалиться сквозь землю, потом ударить или просто взять и вытрясти из нее всю эту ненависть, но, вместо всего этого, он ее схватил и поцеловал. В первые мгновения она не поняла, что происходит и даже поддалась его поцелую. Как же это было сладко! Потом он почувствовал сопротивление, но совершенно не придал этому значения, ведь она была в его руках, такая теплая, такая желанная. В следующее мгновение он почувствовал острую боль в губе, резко отстранился и потрогал больное место: на пальцах осталась кровь. Только глядя на эти красные капельки, он вдруг осознал, что только что натворил. Он ведь совершенно не хотел этого! Или хотел? Нет, не может быть, чтобы она ему настолько нравилась, чтобы потерять голову пусть даже всего на несколько секунд! Такого не было никогда! Он всегда гордился своей выдержкой и тем, что умел держать чувства под контролем. Что же она за существо раз сумела разбить все его внутренние барьеры? Он никогда не брал женщину силой, все они отдавались ему с удовольствием. Он всегда считал мужчин, делающих женщинам больно слабаками или извращенцами, и сейчас не желал им уподобляться, хотя соблазн был очень велик. Поэтому он развернулся и ушел.
  С тех пор прошла почти неделя и с тех пор он ее не видел. Он просто не знал, как теперь с ней общаться, а если честно, то просто трусил. Он не желал видеть ненависть в ее глазах, и хуже всего, что он не знал чего ожидать от себя самого. Он впервые испытывал чувства, подобные этим. То, что он чувствовал тогда к Марго, было лишь бледной тенью того, что он испытывал лишь при воспоминании об Алисе. Но ведь это не любовь! Тогда что же это? Скорее похоже на одержимость. Он пришел к этому выводу, когда очередной раз словил себя на том, что набирает координаты ее дома. Даже сейчас, в час своего триумфа, он думает о ней...
  
  Итак, все члены совета, включая и самого Такиша, вышли на парадный балкон дворца. Толпа взревела приветственными криками, защелкали фотоаппараты, заработали все камеры. Напротив каждого члена совета появилась миниатюрная камера размером с яблоко, запечатлевая каждое действующее лицо этого торжественного мгновения. Наконец, лорд хранитель Олимпийских островов поднял руку, и толпа тут же успокоилась. Где-то вдалеке блеснула молния, и загрохотал гром. Любое движение воздуха застыло, духота давила со всех сторон, даже птицы притихли и не пели - чувствовалось приближение бури. Казалось, сама природа была в напряжении перед теми событиями, которые сегодня должны произойти.
  - Люди Запретного города. - Раздался голос лорда хранителя. - Сегодня будет названо имя человека, который поведет нас вперед, сумеет защитить, дать надежду и спасти, сумеет удержать наш народ вместе и твердой, но справедливой рукой вести нас в будущее. Сегодня будет названо имя нашего Императора. Все вы прекрасно знаете, беспрецедентность сложившейся ситуации. Никогда прежде кандидатура Императора не рассматривалась так долго, однако, никогда прежде действующий Император не был убит собственными наследниками, и никогда прежде императорский род не был так слаб. Вы сами могли в этом убедиться в течение этого месяца. Именно поэтому, как все вы знаете, совет начал рассматривать кандидатуры среди тех, кому вы ранее доверяли свое благополучие, кто сумел завоевать ваше доверие: среди членов самого совета. - Оратор замолчал, оглядывая толпу перед собой. - Решение принято. Принято единогласно и бесспорно. - Он опять замолчал, давая каждому ощутить вес его слов.
  Тишина была такой, что гром, раздавшийся в эти мгновения, заставил всех вздрогнуть и еще сильнее ощутить торжественность и уникальность этого мгновения.
  - Итак, да здравствует Император Ивар 1 из рода Такишей!
  Первые мгновения стояла все та же тишина, однако, потом воздух огласился приветственными криками и рукоплесканиями. Такиш готовил свое восхождение давно и сумел внушить всем жителям Запретного города уважение к своей персоне, а за последний месяц сделал все возможное, чтобы его полюбили, и, несмотря на все "но", смогли принять. Как ни странно, но народ Запретного города считал его одним из лучших претендентов, и ликование, последовавшее за его избранием, было вполне искренним и вызвало возмущение лишь у ярых приверженцев других кандидатур.
  Все это Такиш знал и чувствовал, как триумф наполняет все его естество. Он шагнул вперед и начал махать рукой, приветствуя уже свой народ. Кто бы мог подумать, что парнишка, у которого когда-то не хватило ни денег, ни связей, чтобы благополучно устроить свою судьбу когда-то станет самим Императором! Сейчас он был счастлив бесспорно. Ивар 1 произнес свою первую речь в качестве Императора и покинул балкон под приветственные крики толпы.
  Однако, тут он заметил странную особенность: как только он ушел с балкона, триумф куда-то испарился, а в его голову закралась странная мысль: "Ну и что? Стал ты Императором и что? Тебя любит почти весь народ Запретного города и что? Та единственная, любви которой ты действительно желаешь тебя ненавидит." Он даже остановился от подобной мысли. "Что за бред. Никогда не нуждался ни в чьей любви и никогда нуждаться не буду, а для вполне нормальных мужских потребностей сгодится любая смазливая мордочка. И пошла эта Алиса лесом! Завтра же подумаю, как от нее избавиться и вычеркнуть из своей жизни."
  С этими мыслями он вошел в зал заседаний, где его уже ожидали все члены совета.
  - Итак, мы выполнили свою часть соглашения, дело за вами. - Тут же заявил лорд хранитель Лунных островов Арслан из рода Ближних.
  - Что-то вы не больно любезны. Как-никак, теперь я ваш Император. И если вы хотите занимать ваш прежний пост, думаю, вам стоит поучиться терпению и вежливости. - Натянуто улыбаясь, ответил Ивар 1.
  - Император прав, Арслан, прежде всего нам стоит поздравить его величество. Ведь это великий день в жизни как самого Императора Ивара 1, так и в жизни всего народа. - Тут же вмешался лорд хранитель Олимпийских островов Гаррон из рода Галлинов.
  Такиш всегда знал, что Гаррон еще та лицемерная скотина, но пока эта его черта сослужила Такишу хорошую службу. Все остальные отнюдь не так рьяно исполняли его требования. Одна лишь старая леди хранительница знаний Анна из рода Ортисов, казалось, совершенно не имела ничего против его кандидатуры. Она ни во что не вмешивалась и выступала скорее как наблюдатель, чьей главной обязанностью было хранить знания и запечатлеть для потомком все перипетии того, что происходит сейчас.
  - Да, Император, мы поздравляем вас с этим великим днем. - Дружно подхватили все собравшиеся.
  Ивар 1 чуть заметно кивнул головой, показывая таким образом, что принимает их поздравления.
  - Я знаю, что обещал вам закончить некое дело, которое беспокоит всех нас. Так вот, сегодня же я займусь этим, а пока прошу всех на праздник. Надеюсь, сегодняшнее пиршество запомнят на долгие годы.
  
  Говоря эти слова, он вспоминал, как ровно месяц тому назад именно в этой комнате состоялся разговор с членами совета. Разумеется, после гибели Императора Тария 13. Он не гордился делом своих рук, однако, по-другому поступить не мог. Тарий13 давно должен был умереть, а раз он не захотел этого делать сам, нужно было ему в этом помочь и выжать из этой ситуации всю возможную выгоду. К тому же, Император явно что-то затевал, и промедление становилось все более опасным. Ивар даже сам не ожидал, что все события сложатся так удачно. Он слишком долго готовил свое восхождение, и ему казалось, что что-то все равно пойдет не так, однако теперь он Император. Он все-таки добился своей цели!
  В это же мгновение он вспомнил свой разговор с Алисой, когда во время одного из совместных ужинов она задала вопрос именно об этом разговоре с членами совета.
  - Как вам удалось убедить весь совет подчиняться вам?
  - Все было не так просто. - Ответил он.
  - А по-моему что может быть проще, чем пригрозить уничтожить два мира? - С сарказмом заметила она.
  - Если ты уверена, что все было именно так, то зачем задаешь вопросы?
  - Просто интересно услышать вашу интерпретацию.
  - Что ж, если ты думаешь, что я буду отрицать, что это по-моему приказу собираются растянуть пространственную материю, то ты ошибаешься.
  Она немного помолчала.
  - Но неужели они так просто поверили вам и со всем согласились?
  - Ну, Алиса, на самом деле, как я уже тебе говорил, все было не так уж просто. Во-первых, отнюдь не всех испугала перспектива будущего катаклизма. Как это ни странно, но у каждого лорда-хранителя есть свое собственное убежище, о котором никто не знает и куда, в случае чего, они и их семьи могут укрыться. Некоторые до сих пор не верят, что я осмелюсь это совершить, однако, верят, что я в состоянии это сделать. В связи с этим, думаю, что у меня было бы гораздо больше проблем с убеждением, если бы я положился только на этот аспект. А во-вторых, зная человеческую природу, я прибег к небольшому шантажу.
  - Чем же вы можете их шантажировать?
  - О, моя дорогая, ты даже не представляешь, сколько тайн может скрываться за спиной у богатого и влиятельного человека. На каждого члена совета я собрал небольшой... - тут он усмехнулся, - или большой компромат. Поверь, у меня есть для этого возможности. И предъявил его их обладателям. Разумеется, в случае неповиновения или моей смерти, весь этот материал стал бы достоянием гласности и боюсь, что для них это стало бы катастрофой побольше чем та, которой я им угрожал в начале.
  - Если вы знали, что для того, чтобы подчинить их себе достаточно просто собрать компромат, зачем тогда было вести подготовку к созданию новой вселенной.
  - Алиса, боюсь, что тут опять не все так просто. Крах миров стал тем связующим звеном, которое объединило их всех и оправдало ту слабость, которую они проявили, подчиняясь моим требованиям. Не будь этого, я вряд ли смог поддерживать в них такое единодушие.
  - А Васс? Для него вы тоже приберегли компромат, чтобы он сознался в том, чего не делал и очернил своего брата и лорда-протектора?
  К удивлению Алисы, в глазах Такиша появилось невольное уважение.
  - Знаешь, я всегда считал Васса лоботрясом и прожигателем жизни, однако на деле он оказался бы гораздо лучшей кандидатурой на пост Императора, чем его вечно ведомый братец.
  Алиса вспыхнула, мысленно не соглашаясь с мнением Ивара насчет Георгия, но промолчала ожидания продолжения.
  - У меня, конечно, кое что имелось и на него, но это был не настолько серьезный материал, чтобы заставить его сказать все то, о чем я просил. Но он, оказывается, способен ставить интересы других людей выше своих собственных. Как ни странно, но я убедился, что он не стал бы рисковать жизнями миллионов людей ради собственной шкуры. Мне даже не понадобилось идти на какие-либо ухищрения: он со всем согласился, как только я рассказал ему об угрозе, которую могу осуществить. Как ни странно, тяжелее всего ему было впутывать в это своего брата и лорда-протектора, но я подробно описал ему все то, что случилось с планетой, когда был создан Запретный город и предложил ему оценить масштабы разрушений, которые могут произойти сегодня, но уже по его вине.
  Ивар думал, что сейчас она начнет обзывать его чудовищем или дьяволом и мысленно к этому приготовился. Однако, вместо этого она уставилась в одну точку и спросила:
  - Что с ним будет? Его убьют?
  - Не знаю. Суд решит. - Потом он сам не зная зачем добавил. - Если бы он не согласился сознаваться во всем этом я, разумеется, не стал бы уничтожать планету, а придумал бы что-то иное. Однако, он решил стать мучеником и это его собственный выбор.
  Раздался злой смех Алисы.
  - И что бы вы придумали, интересно знать? Пытали бы его всеми возможными способами, чтобы вытянуть клещами нужное вам признание?
  На это ему нечего было ответить, она была слишком умной, чтобы ей лгать.
  - Перевороты не осуществляются без жертв и крови. Я же постарался свести их число к минимуму.
  - Можете оправдывать себя подобными мыслями сколько угодно, от этого вы станете меньшим чудовищем.
  Внутри Ивара все клокотало от гнева, но на лице не отображалось ровным счетом ничего.
  - Чудовище чудовищу рознь. И тебе в будущем еще предстоит в этом убедиться. - Процедил он сквозь зубы. Да, эта женщина умела вывести его из себя, однако, сам не зная почему, он это терпел. - Я не ангел, но и не демон, я - человек, который идет к своей цели. К сожалению, путь наверх не всегда выложен розами, порой приходится хорошенько испачкаться в дерьме.
  Однако по выражению ее лица он понял, что она не разделяет его точки зрения.
   Еще немного поковырявшись в тарелке, он встал и, не попрощавшись, вышел.
  
  "Ни одной женщине прежде я не позволял так с собой разговаривать. Завтра я, наконец, узнаю, что скрывал Тарий 13 и смогу, наконец, принять относительно нее какое-то решение, а пока нужно идти на прием. Как же я устал... А еще сегодня нужно будет разобраться с моим безумным ученым.
  
  
  Глава 36 Катастрофа.
  
  Сумрак здания нарушался лишь миганием огромного количества приборов, которые ученый Денис из рода Лони так любовно собирал все эти годы. Он знал все нюансы, все малейшие изменения в структуре той работы, на которую он положил полжизни. Его раздражало, что ему приходилось отвлекаться на всякого рода мелочи, которые ему поручал хозяин, ведь все его мысли были поглощены пространством нового мира, который он так стремиться создать вот уже сорок лет! Он сам не ожидал, что подготовительный этап займет столько времени, но потратил бы столько же еще раз, лишь бы наконец осуществить свою мечту. Однако, хозяин все медлил, он строго-настрого запретил ему входить в последнюю фазу преобразований. Но как он мог терпеть! Ведь до осуществления его мечты оставался всего шаг! Его сдерживал лишь какой-то животный инстинкт, страх своего хозяина, который поселился в нем так прочно, что он никак не мог от него избавиться или хотя бы на время стряхнуть со своих плеч.
  Из-за этих внутренних противоречий он метался по своей комнате как загнанный зверь. Сегодня его метания достигли такой точки, что причиняли почти физическую боль. Именно поэтому он пришел сюда, в свою огромную лабораторию в столь поздний час. Что-то внутри него подсказывало, что все решится именно сегодня.
  Когда он вошел, дежуривший сегодня ночью лаборант беззастенчиво спал, опустив голову прямо на стол. "А ведь он должен в это время снимать показатели приборов и производить сравнительный анализ. Ведь если хоть один показатель выйдет из-под контроля процесс будет уже практически не возможно остановить. А может, пока этот олух спит, я введу кое-какие, совсем не большие изменения? Хозяин не сможет обвинить меня в непослушании, а я, наконец, все же смогу закончить дело своей жизни!"
  Где-то на краю сознания у него все же билась мысль, что своим экспериментом он может лишить жизни огромное количество людей, но эта мысль не находила внутри Дениса никакого отклика. Лорд Такиш пожертвовал слишком многими эмоциями этого человека в погоне за тем зацикленным раболепным ученым, которого он желал в нем видеть.
  Руки ученого тряслись от осознания того, что он может сделать. Наконец, он собрался с мыслями и решился...
  От главного компьютера его отделяло только несколько шагов и спящий лаборант. Миновав последнего, он набрал свой личный код и вошел в систему управления. Несколько секунд понадобилось, чтобы подумать какой же показатель раскачать, чтобы запустить все сдерживающие механизмы. Наконец, он выбрал временной континуум и ускорил его амплитуду. Совсем чуть-чуть, однако, достаточно, чтобы начать необходимые процессы. Денис успел сделать всего несколько шагов назад прежде, чем помещение огласилось резким монотонным звуком, оповещающим всех присутствующих о том, что процесс создания новой вселенной вошел в последнюю стадию.
  Спавший лаборант резко проснулся и начал судорожно оглядываться по сторонам. Он посмотрел на приборную панель, увидел застывшего неподалеку ученого и все понял. Тут же в его руке оказался телефон, и он срывающимся на визг голосом затараторил, набрав еще один номер, он с ужасом уставился на мониторы. Ровно через две минуты в лаборатории появился Император Ивар1, а затем начали выбегать со всех сторон другие лаборанты и помощники ученого. В отличии от Дениса, все они знали о том, кем стал их хозяин, однако при всем желании не смогли бы сейчас пошевелиться, ужас сковал их всех по рукам и ногам, как только они поняли в чем тут дело.
  - Что здесь происходит? - Закричал Ивар 1. Не получив ответа, он окинул взглядом собравшихся, увидел Дениса и бросился к нему. Тот стоял с остекленевшими глазами и смотрел на монитор, на котором начинали свою пляску различные цифры и графики.
   Такиш схватил его и хорошенько встряхнул, чтобы привлечь к себе внимание.
  - Денис, что происходит? Ответь мне сейчас же!
  Тот посмотрел на него так, как будто впервые заметил его присутствие.
  - Процесс запущен. - Наконец проговорил он с благоговейным трепетом в глазах.
  - Как? Как такое возможно? Ты же говорил, что все под контролем?
  - Видимо, я ошибался. - С безумной улыбкой ответил тот.
  От ярости, Такиш тряхнул ученого так, что голова того мотнулась с такой силой, будто собиралась оторваться.
  - Денис, если ты сейчас же не исправишь эту ошибку, я убью тебя на месте! - Прошипел он сквозь зубы. - Немедленно, понял! Ты можешь это сделать? - Видя неуверенность в глазах ученого, он добавил. - Твой хозяин требует того, чтобы ты это немедленно сделал! - Тут он уже сорвался на крик.
  На лице Дениса отобразилась смесь отчаяния, разочарования и, наконец, покорность судьбе.
  - Я постараюсь, мой господин.
  Он высвободился из хватки господина и подошел к главному компьютеру, где его пальцы залетали по виртуальному экрану. Тут же все зашевелились и заняли свои места у мониторов. Раздались четкие команды Дениса, куда только подевалась неуверенность и безумный взгляд? Закипела работа, от исхода которой зависела жизнь всего человечества. Пожалуй, только сейчас Ивар понял, что натворил, пытаясь прийти к власти. Он вдруг с ужасом осознал, что если горстка этих людей во главе со свихнувшимся ученым не исправят сложившуюся ситуацию, то единственным существом, повинным в гибели миллионов людей и людов будет именно он. Так же, он понял, что при всем своем желании уже не сможет никого спасти. Ему пришлось облокотиться на первый попавшийся предмет, чтобы удержать равновесие. Чувство вины буквально притянуло его к полу. А потом он впервые в жизни начал молиться...
  
  
  Глава 37 Буря.
  
  За окном творилось что-то невообразимое. Гроза, наметившаяся сегодня во второй половине дня превратилась в настоящую бурю, причем такой силы, что я удивлялась как крыша этого дома до сих пор держится на месте. Разумеется спать в такой обстановке я не могла, мне было элементарно страшно. В поисках хоть какой-нибудь живой души, я вышла на лестницу и пошла искать слуг, которые жили на первом этаже. Когда я спустилась, то увидела, что все они собрались на кухне, зажгли светильники и негромко переговариваются. Когда они заметили меня, то тут же замолчали. По их взглядам я поняла, что они считают меня здесь лишней. С первого дня моего пребывания в этом доме, никто из них со мной практически не разговаривал, они лишь дежурно отвечали на мои вопросы и выполняли просьбы. Я так поняла, что лорд Ивар дал им на мой счет четкие указания. От этого я чувствовала себя еще более одинокой.
  Я посмотрела на них с мольбой в глазах, но поняла, что мне лучше уйти. Когда я отвернулась и собралась уходить, то услышала за спиной негромкий шепот, а потом кухарка Элина заговорила.
  - Леди Алиса, останьтесь с нами. На улице творится нечто невообразимое, нам всем лучше сейчас держаться вместе.
  Я была ужасно благодарна этой женщине.
  - Спасибо вам большое! Мне действительно сейчас как-то не по себе одной.
  - Давайте я вам сделаю чаю.
  - Спасибо, буду вам очень благодарна.
  Элина заварила мне мой любимый мятный чай, и я села в уголок, стараясь не привлекать к себе внимания. Вскоре, обо мне забыли, или по крайней мере перестали обращать внимание на мое присутствие, и заговорили о своем. Я слушала их мерные голоса и тихонько дремала на своем стуле. Несмотря на тот ужас, что творился за окном : проливной дождь бил в стекла, деревья с жутким скрипом раскачивались и где-то даже падали, создавая оглушительный треск, молния порой освещала все вокруг как днем, а гром, казалось, должен был давным-давно обрушить это здание нам на головы; я чувствовала себя почти в безопасности среди этих простых и понятных людей.
  Когда за окном полыхнуло пламя, все резко встрепенулись и напряглись. Мы поняли, что соседнее дерево загорелось от попавшей в него молнии, в это же мгновение ужасный порыв ветра швырнул к нам в окно огромную ветку. Окно разбилось и в дом ворвался дикий порыв ветра, разметавший все на своем пути. Буря достигла своего апогея.
  - За мной, - закричала дородная Элина, которая, видимо, имела в этом доме наибольший авторитет, - нужно спускаться в укрытие.
  Старый лакей Ловар взял меня за руку и поволок в подвал. В каких-то сантиметрах от нас пролетело нечто отдаленно напоминающее стул. Я остолбенела, все вокруг казалось декорацией к концу света. Тут меня пронзила страшная догадка. Не может быть! Он ведь получил свое, зачем ему это делать? Но задумываться об этом не было времени, Ловар с силой потянул меня за руку и несколько мгновений спустя мы начали спускаться в укрытие. Последней шла Элина. Она заперла дверь и даже подперла изнутри. Всего в довольном большом подвале, где хранилась провизия, какой-то инвентарь и всякий хлам, нас собралось пятеро: кухарка Элина, лакей Ловар, служанка Алеся, горничная Фория и я.
  Сюда практически не долетали какие-либо звуки сверху, казалось, что весь тот ужас, что творится наверху лишь плод нашего воображения. Однако, это было не так. Мы нашли здесь несколько старых стульев, потрепанный стол и расселись вокруг, а Алеся и Фория кинули прямо на пол какие-то старые одеяла и уселись там. Время тянусь как жвачка, но мы боялись выходить из своего укрытия. Я облокотилась на стол и незаметно для себя опять задремала.
  Внезапно, меня разбудил резкий стук в дверь. Элия бросилась к ней и со всей возможной быстротой открыла. Я сощурилась от дневного света, ударившего прямо в глаза. Немного проморгавшись, я увидела на пороге лорда Такиша. Он дикими глазами оглядывал помещение. Наконец, он увидел меня и буквально слетел с лестницы. Негнущимися ногами он подошел ко мне и упал на колени. То, что я увидела в его глазах было сложно описать. Смесь дикого облегчения, раскаяния, отчаяния, обожания, боли и чего-то еще, что я уже не смогла бы описать никакими словами. Я была так потрясена, что даже не сразу сообразила, что он уже обнимает мои колени и положил на них свою голову. Несколько минут я сидела в нерешительности. Я видела, что с этом человеком произошло что-то такое, что изменило весь его внутренний мир, и что именно от меня теперь зависело сломать его, озлобить или вернуть к жизни. Мне вдруг стало его по-настоящему жаль. Мне стало совершенно безразлично, что он натворил до этого. Я опустила свою руку ему на голову и робко погладила. При этом из его глаз скатилась слеза. Только тут я заметила, что мы остались совсем одни, но страшно мне не было. Я видела, что этот человек отчаянно нуждается в утешении и просто сидела и гладила его волосы. Множество вопросов кружилось в моей голове, но ни один так и не сорвался с губ.
  Мне трудно сказать, сколько времени мы так просидели, пять минут или пять часов, но постепенно Ивар пришел в норму. Поднял голову, с благодарностью посмотрел мне в глаза, поцеловал руку, которой я его гладила, встал и ушел.
  Какая же странная штука жизнь, вдруг подумалось мне. Совсем недавно я ненавидела этого человека, считала адовым отродьем, а сейчас ничего кроме жалости не испытываю. Возможно, чуть позже это пройдет, но только что вместо того, чтобы послать его и отругать последними словами, я сидела и гладила ему голову. Нет, все-таки это не жизнь - странная штука, это просто я - мягкосердечная дура.
  
  
  Глава 38 Заговор.
  
  Как же он устал, ему хотелось только одного упасть на постель и хорошенько выспаться, однако, у него еще были дела. Странная сцена в подвале дома, где жила Алиса, все время стояла у него перед глазами. Почему-то у него было стойкое ощущение, что тогда она спасла ему жизнь. Выходя от нее, он ощущал себя каким-то очищенным, по-настоящему живым. Казалось, сегодня, она отпустила ему все грехи, очистила от грязи, которая налипла к нему во время этого нелегкого времени борьбы за власть. Конечно, это было не так, но ощущение легкости, которое осталось у него, было сродни тому, которое получает праведный человек после исповеди. Хотя на самом деле это, конечно, бред собачий. Однако, теперь одно он знал точно: ни за что на свете он не отпустит от себя эту девушку. Что бы там ни скрывал Тарий 13, чтобы там ни придумали эти мятежники, и как бы сильно она сама его не ненавидела. Он сделает все, что она стала его женщиной. И плевать ему, что это не волшебная любовь их народа. Пусть это будет обычная любовь людов, главное, что она ему нужна. Нужна как никто и никогда в этом мире. Где-то на задворках его сознания все же билась мысль, что таким образом, он сделает несчастной ее, ведь она любит другого человека. Однако, Ивар был слишком эгоистичен и слишком долго чувствовал внутреннюю пустоту, которую только сейчас заполнила эта невозможная Алиса Строганова. К тому же, он уже считал ее своей, а свое он не привык отдавать без боя.
  С такими мыслями он вошел в императорский кабинет. По дороге как из воздуха возник Ротт, но Ивар этому не удивился: Ротт всегда старался быть рядом, если только сам хозяин не приказывал его оставить. В кабинете к его удивлению собрался весь совет. При его появлении все поклонились и, как всегда, заговорил лорд хранитель Олимпийских островов.
  - Ваше величество. Рады вас видеть. Простите нашу дерзость, но сегодня ночью произошли события, требующие вашего внимания и разъяснения.
  - Я знаю, и сам хотел вас вызвать. Что ж, думаю, у вас уже есть информация о жертвах и разрушениях, вызванных ураганом, прошедшим сегодня ночью по всему Запретному городу. - Говоря это, новоявленный Император тяжело опустился на стул и облокотился на стол.
  - Именно, Император. Слава предкам, жертв оказалось не так много, как могло быть, разрушений, разумеется, гораздо больше, однако, все это поправимо.
  - Хорошо, я хочу видеть у себя на столе полный отчет обо всем этом. Тогда я приму решение о действиях, которые мы предпримем в связи с этим.
  - Император... мы все в недоумении: откуда мог взяться ураган подобной силы... причем не в отдельно взятом районе, а во всем Запретном городе... - Лорд хранитель явно нервничал произнося эти слова.
  Наступившее после этих слов молчание можно было сравнить с предгрозовым затишьем. Однако, ко всеобщему удивлению, грозы не последовало.
  - Я знаю, о чем вы на самом деле хотите спросить. И я отвечу на ваш невысказанный вопрос. - Тут Ивар 1 прикрыл глаза и заговорил. - Сдерживать такой процесс, как растягивание материи, к тому же, когда он уже давно запущен, оказалось очень сложно. Сегодня ночью случилось непоправимое: некоторые показатели разбалансировались и запустили последнюю стадию процесса.
  Все, находящиеся в комнате ахнули и застыли в немом ужасе.
  - Однако, ценой огромных усилий процесс удалось остановить. - Проговорил Император и открыл глаза. - Все ночные разрушения - это лишь крошечная толика того, что могло случиться, если бы процесс был завершен.
  Члены совета выдохнули и заговорили все сразу. Однако, Император поднял руку, призывая их к тишине, и они не сразу, но замолчали.
  - Есть еще кое-что, о чем вы должны знать... Анализ, произведенный моими учеными после окончания этого незапланированного эксперимента, показал, что никаких повреждений структуры наших миров не претерпели. Однако, запущенный процесс успел-таки сделать то, что теперь отличает наш мир от мира людов.
  - Что же это? - Спросил кто-то осипшим голосом.
  - Время.
  - Что? - Казалось, это вопрос выдохнули все сразу.
  - Время. Каким-то образом время нашего мира ускорило свой бег, хотя лично для нас, людей, это не будет никак ощущаться: как жили, так и будем жить дальше. Однако, получилось так, что если у людов будет проходить 1 день, то у нас 12.
  - То есть, если у них пройдет только год, то у нас все 12? - Задала вопрос леди хранительница знаний Анна.
  - Именно.
  - Какие же последствия это может иметь для нас?
  - Не могу сказать точно, думаю, стоит задать это вопрос нашим аналитикам.
  - Но вы же обещали, что ничего подобного не произойдет! - Сжимая кулаки, воскликнул лорд хранитель Лунных островов Арслан. Он был высоким, статным, с глазами и волосами темными как ночь. Нос горбинкой его ничуть не портил, а наоборот придавал мужественности. Такому волей-неволей простишь некоторую вспыльчивость.
  - Поверьте, мой слишком вспыльчивый друг, если бы я этого не обещал, вы все сегодня здесь бы не стояли. - С угрозой проговорил Император.
  Было видно что лорда Арслана душит невысказанный гнев, однако он переглянулся с лордом Гарроном и промолчал.
  - Так мы теперь можем быть спокойны? Больше угрозы для нашего существования нет? - Спросил лорд Гаррон.
  - Да, больше этой угрозы не существует. - Согласился Ивар1. - Остается только подумать над тем, как объяснить все, что произошло людям. - Задумчиво проговорил он.
  - Вы правы, только об этом уже будете думать не вы. - Жестко проговорила лорд хранитель Итилионовых островов Хоу.
  - Взять его. - Выкрикнул лорд Арслан
  В это мгновение дверь отворилась и в комнату вошли шестеро военных. По форме Ивар понял, что это солдаты из южной башни. "Понятно, - подумал он, - лорд Арслан постарался." Ротт схватился за оружие, но Такиш еле уловим движением головы приказал ему этого не делать.
  - Очень скоро все узнают, что вы за человек и что натворили! - Заявил лорд Арслан.
  - Даже ценой ваших репутаций? "Да уж, видимо, мне не суждено отмыться от грязи никогда, что ж, тогда придется в ней измазаться по самые уши."
  - После всего того, что они узнают о вас, убедить людей в том, что все это ложь и провокация не составит особого труда. - Ответила леди хранительница Орлиного острова Маргарита.
  - Возможно... - Задумчиво проговорил Ивар1.
  - Прежде, чем вас уведут, ответьте: где Алиса Строганова. Тогда к вам не будут применены пытки. - Кровожадно заметил лорд Арслан.
  Когда прозвучало имя Алисы, лицо Ивара1 потемнело.
  - Зачем она вам?
  - Зачем? - С возмущением спросил все тот же лорд Арслан. - Да если бы не смерть Императора, это людовское отродье давным-давно уже была бы мертва. Думаете, мы не знали, кто она такая и что Тарий13 собирался выдать ее замуж за принца Георгия, а потом сообщить о будто бы великой любви, вспыхнувшей между ними и якобы дающей людям надежду на будущее?
  - А вы не думали, что кое-что из этого правда? - Все внутри Такиша клокотало и звенело от сдерживаемого гнева, но внешне никто бы не смог об этом догадаться, лишь совсем тихие интонации, на которые он перешел, смогли бы насторожить более наблюдательного слушателя. Но лорд Арслан считал, что Ивар в его руках, поэтому говорил, не думая о последствиях.
  - Правда? Да ты идиот, если сам в это веришь. - Перешел он на "ты".
  - Лорд Арслан, еще раз повторяю, что вы ошибаетесь, желая убить эту девушку и не желая прислушаться к голосу разума. - Вдруг заговорила леди Анна.
  - Мы обсудим это с вами позже, леди Анна. - Процедил сквозь зубы тот. - А сейчас ты должен мне ответить: где она?! Эта девка должна была умереть еще месяц назад, как раз перед своей свадьбой! Так что можешь считать, что ты подарил ей месяц отсрочки, спрятав где-то за пределами замка.
  - Я вас понял, лорд Арслан, но ваше требование не удовлетворю. - Мрачно ответил Ивар1.
  - Что ж, мы все равно ее найдем.
  По знаку Арслана солдаты подошли к Такишу вплотную. Ротт явно ожидал сигнал от своего хозяина и нервно на него поглядывал. Однако, Ивар был совершенно спокоен.
  - Кстати, перед тем как меня уведут, я бы хотел задать вам один вопрос... - Тихо проговорил Такиш. Ему казалось, что внутри него пылает костер, готовый сжечь все на своем пути, однако внешне он оставался совершенно спокойным. Он почувствовал, что, пожалуй, только сейчас в нем проснулась по-настоящему темная сторона его личности.
  Все, кроме лорда Арслана, кивнули в знак согласия его выслушать.
  - Вы давно видели своих близких? Лорд Гаррон, ваша дочь очень красива... жаль будет получить ее прекрасное личико по кускам. А у вас Арслан очень темпераментная жена, будет жаль увидеть, как угасает от яда огонь в ее глазах. Хотя нет, для нее я попрошу придумать что-нибудь поинтересней. Леди Маргарита... На сколько я знаю ваш отец уже очень стар, думаю, он вряд ли переживет, когда ему начнут выдергивать ногти и посылать их вам в подарочном конверте. Лорд казначей Марион....
  - Хватит! - Воскликнула леди хранительница Весенних островов. - Мы все поняли! Арслан, отпусти своих людей.
  - Оставьте нас. - Уже совсем другим, надломленным голосом проговорил лорд Арслан. Куда только делись его задиристость и норов?
  - Неужели, вы правда думали, что я не просчитаю подобный вариант событий? Еще вчера вечером во время празднований я велел собрать ваших родственников в месте, известном мне одному. Некоторое время они будут содержаться там под стражей в довольстве и достатке. Однако, хочу заметить, среди их охранников есть настоящие подонки и только то, что вы мне пока что нужны сдерживает их извращенные фантазии относительно своих пленников... - Выдержав паузу, позволяющую присутствующим осознать смысл его слов, он продолжил. - Поэтому, вам будет крайне выгодно, оставаться мне нужными и служить верой и правдой своему Императору. Ваших близких отпустят только, когда я буду уверен в вашей верности.
  Все, кто был в комнате, упали на колени перед Иваром 1.
  - Простите нас и наше недостойное поведение. Мы постараемся сделать все, чтобы загладить свою ужасную вину. - Проговорил лорд Гаррон за всех.
  Император Ивар 1 долго молчал, оглядывая этих людей, мстительный костер, зажженный в нем, полыхал все также жарко. К тому же он знал, эти люди понимают лишь язык силы, и ему, в сложившейся ситуации, нужно ее проявить. Наконец он заговорил.
  - Я прощаю вас всех. Однако, вы, лорд Арслан проявили неслыханную дерзость и неуважение, которые я вам лично простить не могу. Однако смогу простить вашему роду, если вы в ближайшие три дня закончите свой жизненный путь сами, написав покаянное письмо, в котором признаетесь в некоторых действиях, которые не дают вам жить на этом свете. Если все пройдет благополучно, ваша жена и будущий ребенок, а также дети их детей, если таковые будут, смогут дожить свой век в покое и благоденствии, не лишаясь ни земель, ни титулов, ни привилегий, данных им от рождения. Если же вы будете упорствовать, их смерть ляжет на ваши руки, а ваша жизнь закончится в изгнании.
  Ужас, отразившийся на лице присутствующих, вполне его удовлетворил. Что бы он там ни сказал, он твердо знал, что никогда не простит им тот факт, что они хотели убить Алису.
  - На сегодня вы можете быть свободны. - Вполне будничным тоном проговорил Император. - Я буду ожидать ваши отчеты и предложения по решению проблем, связанных с последствиями ночного урагана ближе к обеду. Леди Анна. Вас я попрошу остаться. Думаю, настало время кое-что мне поведать.
  
  
  Глава 39 Надежда.
  
  Процедура была назначена на утро, после избрания Императора. Я хотел отсрочить этот процесс хотя бы на один день, но потом решил, что нечего тянуть кота за хвост. Честно говоря, меня удивил радостный блеск в глазах принца Георгия, когда мы с отцом сообщили ему о том, что я согласен на процедуру вмешательства в мои чувства. Хотя, мне это могло и показаться.
  Вечер, после объявления имени нового Императора прошел в крайне тягостной атмосфере. Буря, разыгравшаяся на улице, была нам не страшна, ведь мы находились под землей. Однако, она нанесла огромный вред остальным людям и системам их жизнеобеспечения, немного зацепило и нас, все-таки некоторые передатчики были установлены и замаскированы на улице. Людей не хватало, поэтому я тоже отправился наверх. Один из датчиков буквально вырвало из земли и куда-то унесло, поэтому нам понадобилось довольно много времени, чтобы общими усилиями его найти. В результате, голодные как черти мы вернулись в бункер только после обеда. Там мы, наконец, смогли поесть и немного отдохнуть. Здесь же меня нашел посыльный от принца и сказал, что как только я буду готов, меня ожидают в условленном месте. Засидевшись за столом дольше обычного, все-таки я внутренне не стремился распрощаться пусть даже с болью, но связанной с Алисой. По дороге я решил зайти к Марго и узнать, как продвигается ее работа. Я знал, что практически все передатчики уже были упакованы для переезда, однако она не торопилась покидать свое рабочее место. Марго очень надеялась, что ураган навредил и противнику, поэтому ухватилась за возможность найти брешь в их системе и отследить передвижения Императора, информация о которых, ранее надежно блокировалась мощными установками. Я пожелал ей удачи и ровно в семь вечера, вместо оговоренных ранее десяти утра, отправился на процедуру.
  Когда я вошел в небольшую комнату, меня уже ожидал принц Георгий, отец и офицер, который будет проводить процедуру. Я поздоровался и начал раздеваться до пояса. Зачем лишние разговоры? Офицер обмазал меня специальным связующим раствором и начал разбирать аппарат. Пять минут ушло на то, чтобы правильно присоединить ко мне все датчики устройства. Наконец, все было готово. Отец и принц Георгий вопросительно на меня смотрели.
  - Ты готов, сынок?
  Я закрыл глаза и увидел лицо Алисы, боль снова пронзила мое сознание. Надеюсь, если я уберу эту боль, мне будет проще сосредоточиться на ее поисках. Я открыл глаза и сказал:
  - Готов. Начинайте.
  Офицер одел себе на голову передатчик, который будет облекать в визуальную форму информацию, считываемую из моей памяти, и начал подключаться к моему сознанию. Я знал, что в таких случаях лучше не шевелиться и расслабиться, но вторжение в сознание оказалось более болезненным ощущением, чем я мог предположить, поэтому невольно напрягся, чем причинил себе дополнительные неприятные ощущения. Внезапно, я понял, что процесс подключения остановился, и я резко вынырнул на поверхность сознания, мне показалось, что до этого я был под толщей воды, и только сейчас хлебнул воздуха.
  - Что случилось? Разве процесс окончен? - Задал я вопрос, еще не успев толком прийти в себя.
  Оказывается, около меня стояла Габи и усердно отдирала с моего тела многочисленные датчики.
  - Отпустите меня! Вы делаете мне больно! - Услышал я ее возмущенный голос.
  В это время с гримасой злости на лице ее локоть сжимал принц Георгий и пытался ее от меня оттянуть.
  - Отпустите ее. - Услышал я властный голос отца.
  - Но лорд Марк, что она делает?! Она же вмешивается в процесс! - Возмущенно ответил принц.
  - Если она это делает, значит у нее есть на это причины. - Жестко ответил лорд Марк. - Габриэлла, что случилось?
  - К нам поступила новая информация... Кажется, Марго знает, где содержат Алису.
  После этих слов я сам содрал с себя все, что еще осталось из датчиков на моем теле. Схватил полотенце и свою рубашку и, вытирая с себя на ходу скользкий состав, побежал в аппаратную, где в это время находилась Марго. Когда я туда вбежал, Марго тут же спросила:
  - Габи успела?
  - Да, она появилась во время.
  - Ты знаешь, я всегда была против этой процедуры.
  - Знаю, Марго, что ...
  Но она не дожидаясь окончания моей фразы начала отвечать на мои невысказанные вопросы, параллельно что-то делая на компьютере.
  - Ураган, видимо, что-то там повредил и я только что смогла пробиться в их систему безопасности и отследить если не новоявленного Императора, то по крайней мере передвижения, совершаемые под защитой императорской службы. На самом деле, таких в это утро оказалось не так уж много, а один из маршрутов сразу привлек мое внимание. - Она вывела координаты места на большой экран. - Смотри, кому это в шесть утра после страшного урагана понадобилось посещать Национальным парком динозавров и ящероподобных. Там же ничего, кроме этих страшных тварей нету?
  - Видимо, уже есть. - Ответил я. - Нужно собирать группу и проследовать по этому маршруту. Обеспечишь нам хороший туннель с прикрытием?
  - А ты как думаешь? - Усмехнулась Марго.
  - Думаю, да. - И от радости поцеловал ее в макушку.
  
  
  Глава 40 Освобождение.
  
  После сегодняшней бессонной ночи, я провалялась в постели почти целый день и все равно чувствовала себя какой-то разбитой. Меня все не оставляли мысли о том, что произошло сегодня утром и мучили какие-то тягостные предчувствия. Я осознавала, что между нами произошло что-то, что навсегда изменит наше общение. Но каким образом, я себе не представляла. Ивар из рода Такишей был очень странной и противоречивой личностью, в которой уживались, казалось, совершенно противоположные чувства и эмоции. Надеюсь, сегодня вечером он не придет на ужин.
  Эта неделя, прошедшая без его общества, была для меня одновременно и лучше и хуже. Лучше, потому что я ощущала себя гораздо спокойнее и, наконец, смогла внутренне расслабиться. А хуже, потому что у меня было очень много свободного времени, которое я часто тратила на тоску по Максиму и всем своим близким. Мне здесь было отчаянно скучно и одиноко. Я бы с удовольствием начала писать о своем пребывании в Запретном городе, однако я подозревала, что все мои записи будут перечитываться лицами, о которых я не хотела даже слышать, и мне было бы неприятно думать, что они имеют доступ к моим мыслям и воспоминаниям. В результате, я попросила спицы и пряжу и начала вязать детскую кофточку, бабушкины уроки вспомнились как нельзя кстати. Я также пересмотрела кучу передач, убедилась, что у них, как и у нас, по телевизору смотреть совершенно нечего, перечитала множество книг, но мне хотелось обычного человеческого общения. Люди, служившие здесь по хозяйству, и те со мной не разговаривали, потому что Такиш им запретил, а я не хотела подвергать их опасности быть наказанными. Маленький клочок свободного и разрешенного пространства перед домом совершенно не располагал к длительным прогулкам. Мне казалось, что за это время, прогуливаясь, я намотала уже тысячи кругов вокруг него. В доме, правда, была комната, оборудованная под спортзал, и я проводила там немного времени, но я боялась налегать на физические упражнения в моем положении. В общем, скука здесь была смертная, и страшно меня тяготила, к тому же я совершенно не испытывала душевного покоя и равновесия и беспокойство снедало мою душу.
  В результате, один только Ивар и был моим собеседником все это время. Только от него одного я могла узнать хоть какие-то новости из внешнего мира и получить хотя бы некоторые ответы на свои многочисленные вопросы. Как оказалось, к моему вящему удивлению, он был моим единственным развлечением в этом доме. Но, несмотря на это, я его видеть не хотела, особенно после утренних событий, потому что элементарно боялась того, что может принести эта встреча, хотя мне и хотелось задать ему некоторые очень важные вопросы.
  В полседьмого настало время ужина, я расчесала волосы, всклокоченные после нескольких часов бесцельного валяния в постели и вышла из комнаты. Уже спускаясь по лестнице, я поняла, что Такиш прибыл: все слуги стояли по струнке, а из кухни доносились запахи свежеприготовленной рыбы, которую он обожал. Сердце само собой начало отбивать нервный ритм, и я чуть не споткнулась на лестнице.
  - Блин! - Вырвалось у меня.
  Когда я подняла голову, то увидела перед собой Ивара, который протягивал мне руку, чтобы помочь спуститься.
  - Добрый вечер, Алиса. Тебе стоит быть более аккуратной.
  - Добрый вечер. - Буркнула я в ответ, но руку не приняла. Однако, по виду, это его ничуть не смутило. Всегда удивлялась этой его невозмутимости, даже можно сказать непробиваемости.
  Мы уселись за стол и слуги запорхали вокруг нас, подавая еду. К моему удивлению ужин прошел совершенно спокойно, он ни разу со мной не заговорил, лишь изредка бросал в мою сторону пристальные взгляды. Я же не решалась заговорить первой, поэтому поужинали мы в полной тишине. Наконец, когда слуги унесли все тарелки, и я с облегчением встала, чтобы уйти в свою комнату, он заговорил.
  - Алиса, останься, пожалуйста, нам нужно с тобой поговорить.
  - О чем?
  Он посмотрел на меня обжигающим взглядом, под которым я ощущала себя совершенно голой, и произнес:
  - О нас.
  У меня вырвался нервный смешок.
  - По-моему, такого понятий, как мы, не существует.
  - Значит появится... Знаешь, сегодня я наконец разгадал загадку, которую мне загадал Тарий 13 своим поведением.
  - Каким еще поведением?
  - Подлым.
  - Да как вы смеете, так говорите о человеке, который в сто, тысячу раз был лучше вас и никогда не опустился бы до подлости! - Вспылила я.
   Его глаза как-то странно блеснули.
  - Смею, моя дорогая. - Это обращение меня страшно раздражало. - Потому что этот человек был не так чист и непорочен как тебе представляется. Я долгое время не мог понять, зачем ему рисковать дружбой и верностью лорда Марка из рода Гриффинов, выдавая тебя замуж за принца Георгия.
  Я расхохоталась, что за бред он несет?
  - За Георгия? Вы с ума сошли! У него никогда не было таких планов, он хотел, чтобы мы поженились с Максимом!
  - Тогда скажи мне на милость, почему он запрещал, кому бы то ни было говорить, что ты выходишь за муж за Максима и носишь его ребенка?
  - Потому что это вызвало бы слишком много вопросов.
  - Каких вопросов? Поверь, те кому надо и так знали, что ты люд. Алиса, пойми, в день перед свадьбой он хотел схватить Максима и держать в тюрьме, а тебе угрожал бы его смертью, если бы ты отказалась выйти за принца.
  Мои мысли путались, я уже перестала что-либо понимать.
  - Но зачем ему это было нужно?
  - Я и сам до сегодняшнего дня задавался этим же вопросом. Но сегодня хранительница знаний поведала мне, как Императору, секрет твоего происхождения. И все пазлы сошлись в единую картину. Император, видимо, хотел наконец соединить две ветви своего рода: ту, что правит здесь и ту, что осталась в твоем мире. Это было бы символическим жестом соединения миров. Твоего ребенка назвали бы ребенком Георгия, и воспели бы волшебную любовь между вами, любовь, соединившую потомков рода Рагнаров и разрушившую великий обман Тария 2. Таким образом, именно принц Георгий, дал бы миру надежду на будущность среди людов, и появись на горизонте любой другой претендент на трон, его бы никогда не приняли. Таким способом он убил бы двух зайцев: дал народу надежду на будущность и укрепил бы трон своего преемника.
  Мир вокруг меня кружился.
  - Нет, нет, этого не может быть! Но ведь это ребенок Максима!
  - Да какая разница, он все равно остается потомком императорской династии. Тем более, ты ведь по сути все равно люд, глядишь, и смогла бы родить Георгию еще детей. Император все продумал.
  - А как же Максим и лорд Марк? Лорд Марк никогда бы не позволил свершиться такой несправедливости!
  - Лорд Марк был бы в таком же положении, как и ты, Алиса. Ведь его сын был бы в тюрьме, и его жизнь зависела бы также и от действий лорда протектора. К тому же, решись он все же пойти против воли Императора, ему не долго было бы оставаться в роли его советника.
  Я уронила голову на руки и некоторое время просто сидела, стараясь осознать то, что мне только что рассказал Ивар. Такого не может быть, наверное, он врет! Иначе и быть не может!
  - Но это еще не все, Алиса. Сегодня я узнал, что если бы я тебя не изолировал тогда, ты бы все равно не дожила до своей свадьбы. Некоторые члены совета замыслили тебя убить. Они все узнали и ни во что не поверили, поэтому решили, что ты будешь безопаснее мертвой, а Император просто уже слишком стар, чтобы понять эту простую для них истину.
  - Простую истину... - Мои руки непроизвольно метнулись к животу. Потом я сопоставила все, что мне было известно, и меня пронзила догадка.
  - Может они и хотели это совершить месяц назад, только вы хотели это сделать гораздо раньше, причем руками моего друга Петра.
  Я видела, что моя догадка его неприятно удивила.
  - Ты права... Только я вовсе не хотел, чтобы он тебя убивал. Я хотел, чтобы он тебя выкрал и увез куда-нибудь подальше, где тебя сложно будет найти, а уж я бы постарался замести за вами следы. Однако, этот свихнувшийся идиот решил иначе.
  - Но ведь это вы сделали его таким! Уверена, что это вы вмешались в его психику. Максим мне рассказывал о тех установках, которые имеются у вас на вооружении.
   - Не поверишь, но мне практически ничего не нужно было делать. Он действительно ошалел от того, что потерял тебя. Мне нужно было лишь снять небольшой барьер разумности, который еще сдерживал его ненормальные порывы.
  - Что ж, у вас это хорошо получилось, если бы не Максим, я бы уже давным-давно пребывала на том свете!
  - И за это я ему благодарен.
  - Понятно, значит, вы хотите закончить то, что начал Тарий 13, только с собой в главной роли вместо принца Георгия?
  - Я всегда знал, что ты очень умная девушка... Брак с представительницей рода погибшего Императора окончательно примирит народ с моей кандидатурой и заткнет рот всем несогласным.
  - Но я же люд!
  - Ну и что? В конечном итоге я все равно хотел возродить этот мир с твоей помощью или без. Однако, новые обстоятельства делают эту миссию гораздо проще ... и приятнее. - С этими словами он встал и сделал шаг в мою сторону. Я тут же вскочила с места.
  - Не приближайтесь ко мне! Слышите?! Я никогда не соглашусь на подобное!
  Однако, он меня не слушал. В два шага преодолев разделяющее нас расстояние, он больно схватил меня за руки.
  - Я был бы очень тебе благодарен, если бы ты перешла со мной на "ты". А теперь сядь, пожалуйста, на стул. - И он усадил меня на стул к себе спиной. После чего положил свои руки мне на плечи и начал медленно их массировать. Я попыталась было снова встать, однако он сильно нажал мне на плечи, и мне пришлось снова сесть на место. Мне было очень страшно находиться с ним так близко и ощущать его прикосновения на своей шее. Я совершенно не представляла, чего от него ожидать. В его власти сейчас было просто сломать мою шею как прутик.
  - Расслабься, Алиса. Я не такой страшный, как ты себе воображаешь. - Сказал он мне прямо на ухо. - Я просто хочу, чтобы ты немного расслабилась.
   Я понимала, что сопротивляться пока бесполезно, поэтому просто сидела на стуле. Его пальца были нежными и сильными, он гладил мои плечи и шею довольно долго и, наконец, напряжение, сковывающее мое тело, постепенно начало уходить. Он это почувствовал и начал их массировать по-настоящему. Я всегда любила массаж, а он явно был в этот профи, потому что очень скоро я полностью расслабилась и откинулась на спинку стула. В сложившейся ситуации мне приходилось только надеяться, что он этим ограничится.
  - Со мной тебе может быть очень хорошо. - Услышала я прямо над своим ухом. - Однако, мне пора, до завтра. - Он нежно поцеловал меня за ухом. Когда я обернулась, его уже не было в комнате.
  - Ротт, тебе придется пробыть здесь несколько дней. Так что располагайся. - Услышала я из прихожей.
  Но зачем ему было оставлять сегодня своего телохранителя здесь, для меня было загадкой. Что за странный не предсказуемый человек! Я отказываюсь его понимать! Однако, я рада, что он ушел. Меня удивило и напугало то, что его прикосновения были мне приятны, а поцелуй даже взволновал. Здесь я была полностью в его власти и слава Богу, что он оказался не тем, кому нравится совершать насилие над женщиной.
  И все же, что значит его поведение? Из его слов я поняла, что он захочет на мне жениться, а из действия, что он хочет, чтобы я стала его если не душой, то телом. Неужели его последние слова означали, что в скором времени он захочет, чтобы я легла с ним постель? Но это же невозможно! Одна мысль о подобном уже казалась мне дикой. Ведь я люблю Максима, и никто не сможет занять его место в моем сердце. Однако, я уже достаточно изучила этого человека, чтобы понять, что он обычно получает то, чего хочет. От этих мыслей меня пробил озноб.
  Внезапно, я услышала какой-то шум в коридоре и решила посмотреть, что там случилось.
  
  - Итак, Гриша, Гаврила, сейчас мы войдем в эту дверь. Что за ней я не знаю, поэтому будем действовать по обстоятельствам. Наш главный козырь : внезапность. Наша главная задача: найти и забрать Алису. Все остальное второстепенно. Это понятно?
  Вместо ответа мужчины просто кивнули головой.
  - Убивать мы никого не собираемся. Это как и прежде остается самой крайней мерой. Ну что, готовы?
  Гриша положил ему на плечо руку и проговорил:
  - Максим, все будет хорошо.
  Я утвердительно кивнул головой. После стольких дней ожидания и неопределенности, мне наконец выпал шанс действовать. Все внутри меня бурлило. Я чувствовал себя собранным и готовым к любым неожиданностям. Казалось, я, наконец, проснулся после многих дней аморфного существования.
  - Тогда вперед.
  Первым что мы увидели на том краю туннеля, был холл небольшого дома. Где-то справа переговаривались слуги, кто-то что-то делал на втором этаже. Знаками я направил Гришу на второй этаж, а Гаврилу направо. Сам же направился налево, где была гостиная, за которой располагалась столовая. Каждый из нас сжимал в руке силовой пистолет, а при себе имел снотворные препараты. Зачем травмировать обычных людей, если можно их просто выключить?
  Я тихо вошел в гостиную. Там было пусто. Я завернул за дверь, чтобы проверить. В это мгновение кто-то ухватил меня за руку и потянул на себя, целясь своим локтем мне прямо в лицо. Я прекрасно знал этот захват. Увернуться от него просто не возможно. Поэтому я выстрелил. Силовое поле отпружинило от близлежащей стены и кинуло нас обоих назад. Я упал на спину, пистолет вылетел из рук. Нападавший упал на бок. Однако, встали на ноги мы одновременно. Да это же Ротт, телохранитель Императора! Что он здесь делает? Однако, задаваться подобными вопросами не было времени. Ротт двинулся на меня, серией мощных ударов в голову и торс надеясь вывести меня из строя. Однако, мне удалось все их блокировать. Я знал, что Ротт - это машина для убийства, умная и хитрая к тому же. Не зря ведь Ивар взял его личным телохранителем. Поэтому в голове начал просчитывать его слабые места. Таковых практически не оказалось. Мы продолжали кружить по комнате. Я пробовал пробивать его защиту в разных местах, однако ничего не добился. Внезапно он перешел в нападение. Серией нескольких обманных ударов он отвлек мое внимание и точным хуком справа заехал мне прямо в челюсть. Искры посыпались из моих глаз, на несколько секунд я потерял контроль над ситуацией. Ротт и не думал давать мне передышку, он двинулся в наступление. Только на инстинктах я сумел таки отбить несколько ударов, нацеленных мне в голову, однако удар под дых все таки пропустил. Из меня просто вышибло дух и я согнулся пополам. Я понял: еще немного и он выйдет из этой схватки победителем. Этого допустить я просто не мог. Ротт собрался завершить этот бой с наскока ударив меня локтем в затылок. Я побывал в многих боях и предвидел подобный поворот событий. Поэтому превозмогая боль, резко ушел вниз и к удивлению противника сделал подсечку. Ротт упал на спину, однако тут же сгруппировался и подскочил на месте. Однако, мне вполне хватило этого времени, чтобы прийти в себя. Адреналин зашкаливал, злость и бессилие кипевшие во мне все это время, наконец, нашли выход и я с остервенением набросился на противника. Ярость, с которой я наносил удары, удивила после меня самого. Оборона Ротта дрогнула. Сначала он пропустил один удар, потом целую серию, а в следующее мгновение я уже сидел на нем верхом и методично молотил по его голове. Внезапно я услышал крик. Это и отвлекло меня от остервенелого избиения окончательно поверженного противника. Я уже вряд ли понимал, что делаю, однако остановиться сам уже был не в состоянии. Пожалуй, еще немного и я бы его убил.
  - Алиса?!
  Да это и правда была она. Только еще более округлившаяся, еще более красивая, еще более желанная. Я выпустил из рук Ротта, пребывавшего в бессознательном состоянии, встал, глядя на нее, и не мог пошевелиться, не зная как она отреагирует на то, что только что увидела.
  
   Когда я заглянула в гостиную, то просто не поверила своим глазам: Максим сидел на телохранителе Такиша и молотил его по лицу. От неожиданности и жестокости картины, представшей передо мной, я даже вскрикнула. Максим тут же обернулся. Я видела, как безумие жестокости уходит из его глаз, оставляя место осмысленности и пониманию происходящего. Я не могла поверить собственному счастью и испытывала огромное облегчение, от того, что он меня нашел и что это не он сейчас лежит избитый на полу. Некоторое время мы просто стояли не в силах пошевелиться и поверить своим глазам. Но потом он сделал ко мне робкий шаг, и вот тут я не выдержала и кинулась ему на шею, а он уткнулся в мои волосы и сжал в своих объятиях. Несколько минут мы просто стояли и наслаждались близостью друг друга.
  - Максим! Это правда ты?!
  Каким же он был родным и желанным! Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как он меня обнимал.
  - Да, Алиса.
  - Я знала! Я знала, что рано или поздно ты меня найдешь. - слезы сами собой полились из глаз. - Этот человек жив? Где все остальные?
  - Не волнуйся, ими занимаются Гриша с Гаврилой и скорее всего они уже спят, а этот живой, лишить его жизни не так-то просто.
  - Максим, как же я по тебе соскучилась!
   Когда я заглянула ему в глаза, в них тоже стояли слезы.
  - Наконец-то я нашел тебя! - Проговорил он целуя мои губы.
  Как же сладко, когда тебя целует любимый человек! В это мгновение я чувствовала себя такой счастливой, такой защищенной, такой свободной! Я чувствовала себя дома. Внезапно, я ощутила толчок внутри себя. Максим, видимо тоже что-то почувствовал, потому что с удивлением отстранился и вопросительно заглянул мне в глаза.
  - Алиса, что случилось? - Его голос сорвался от волнения.
  - Наш малыш тебя узнал. Видимо, он тебя приветствует. - Слезы радости вновь потекли по моим щекам. - Максим, он тебя узнал! Малыш тебя узнал!
  То, что я видела в глазах Максима, сложно передать словами. Он тут же встал на колено и прислонился ухом к моему животу. В это мгновение малыш снова довольно ощутимо толкнулся.
  - Кажется, он только что двинул меня по уху. - Счастливо рассмеялся мой синеглазый.
  Я сквозь слезы тоже засмеялась. После чего, он опять крепко меня обнял.
  - Эй, ребята, нам пора уходить. - Услышала я за спиной знакомый голос. Это оказался Гриша. - О, да тебе пришлось тут повозиться. Ничего себе! Кажется, бедняге пришлось не сладко.
  В это время со второго этажа послышался голос Гаврилы.
  - Здесь уже все чисто.
  - Лорд Такиш совсем недавно был здесь, но он ушел минут пятнадцать тому назад.- Проговорила я, оторвавшись от Максима.
  - Он был один?
  - Нет, с ним. - Я указала рукой на лежавшего на полу человека. - Он сегодня впервые прибыл с ним. Да к тому же и оставил здесь.
  - Значит, мы не успели совсем чуть-чуть! - С досадой воскликнул Максим.
  - Ладно, нам пора уходить. Через сорок пять секунд их системы засекут наш тоннель, и здесь окажется группа быстрого реагирования. - Проговорил Гриша глядя на часы.
  - Тебе что-нибудь нужно забрать? - Спросил Максим.
  - Разве что кое-какую одежду.
  - Гаврила, ты там наверху, захвати Алисе, все, что она сказала. Уходим.
  - Скоро мы будем в безопасности.
   Он взял меня за руку и открыл дверь на улицу, где в проеме было еле заметно марево, говорившее об активированном пространственном тоннеле. После чего мы вместе шагнули в новую жизнь. И пусть нас будет искать весь Запретный город, пусГлава 1 Алиса
  
   Редакция гудела, как растревоженный улей: давненько здесь не было такой запарки. Через несколько дней ожидается очередной выпуск нашего еженедельника, а наш журналист-гений Костя Никитин внезапно пропал! На нем был завязан весь номер. Он обещал написать статьи, которые должны были стать основой всего номера, а вместо этого пропал! С утра его отсутствию никто не придал значения, ведь у него, можно сказать, был свободный график работы. Это я и мне подобные должны были подробно отчитываться за каждый свой шаг, в то время как он мог делать практически все, что ему заблагорассудится, лишь бы статьи во время сдавал. Честно сказать, я ничего против не имела, ведь меня сюда взяли совсем недавно, и мне только предстояло показать, на что я способна, но все же я считала, что Никитин ведет себя уж слишком вольно. Однако, свое мнение держала при себе.
  Так вот, до обеда его никто не хватился, а потом началась кутерьма... После длительных поисков, наконец выяснилось, что он просто напросто ушел в запой.
  - Запой?! - Я была страшно удивлена.
  - А чего тут удивляться? Он же такой талантливый! - Вздохнула Лана, корреспондент из отдела культуры. - Ему просто иногда нужно расслабляться.
  Ни для кого не было секретом, что Лана была по уши безответно влюблена в Костю и готова простить этому эгоисту все на свете.
  Как я позже узнала, подобные эксцессы происходили с ним примерно раз в год. Все знали: если Костя входил в штопор, то это ровно на неделю, и никакие меры не в состоянии вернуть его к нормальной жизни. Разве что вытрезвитель, но потом он вряд ли кому-либо это простит подобное. А иметь Костю Никитина в качестве врага знающие старожилы редакции не пожелали бы никому. Поэтому нам всем пришлось смириться.
  - Угу... А что нам делать со следующим номером? - Задала волновавший всех нас вопрос Надежда Петровна, один из наших заместителей редактора.
  - Нужно срочно заполнять этот информационный вакуум. - Сказала, подошедшая сзади главный редактор. - Нам всем придется поднапрячься. Завтра утром каждый из вас должен положить мне на стол новый материал. Что смотрите? Вперед! Работать!
  Конечно, я тут же задумалась, о чем написать и принялась лихорадочно искать тему. К сожалению, у меня не было никакого готового интересного материала. Однако, тут мне позвонила моя лучшая подруга Ленка, которая еще со студенческих лет работает в одной известной туристической фирме.
  - Алиска, привет! - Весело затараторила она.
  - Привет.
  - Где ты запропастилась? Ладно я, мне простительно: меня все время атакуют сумасшедшие туристы, а ты? Хоть бы позвонила!
  - Извини, все как-то не было времени.
  - Что-то не слышу энтузиазма в голосе. Я не во время?
  - Да нет, Лен. Просто у нас тут кое-какие накладки, а у меня даже нет никакого готового материала, чтобы прикрыть свою пятую точку. - В этот момент меня осенило, что она-то как раз и может стать для меня кладезем нужной информации. - Ой, слушай, Лен, а если я заеду к тебе на работу и кое о чем расспрошу, ты не будешь против?
  - Это по поводу туризма?
  - Ага.
  - Ну, личные данные туристов я тебе не дам, а любую другую информацию - пожалуйста.
  - Ленка, ты - моя спасительница! Жди, уже еду!
  У меня в голове уже формировался заголовок будущей статьи: "Конец сентября? Где и как предпочитают отдыхать россияне?" Почему нет? По-моему должна получиться неплохая статейка. Недолго думая, я покинула редакцию и направилась прямо к ней. Ленка всегда была моей лучшей подругой, еще со школьных лет. За все это время мы умудрились ни разу серьезно не поругаться, знали друг друга как облупленных и могли поддержать в самые непростые моменты. Поэтому прежде чем приступить к делу мы хорошенько поболтали, хорошо людей практически не было, и лишь обсудив все животрепещущие темы, перешли к главному. В результате, домой я заявилась уже вечером. Но вместо того, что бы наконец заняться работой, мне пришлось стать жилеткой для Светки, еще одной моей подруги, которую именно сегодня бросил ее парень. Я просто не могла взять и попросить перезвонить ее завтра, поэтому пришлось ее слушать и утешать, повторяя, что все они козлы и не стоят наших женских слез. Сама я отнюдь не придерживаюсь такой точки зрения, но, в ее случае дела обстояли именно так. Светке почему-то всегда везло исключительно на козлов, а она никогда не слушала, когда ее об этом предупреждали. Наконец, когда поток слез и ругательств в адрес новоиспеченного козла иссяк, я пожелала ей спокойной ночи и пообещала, что завтра мы обязательно встретимся и обсудим все еще раз как следует.
  В итоге, статью я закончила далеко за полночь и уснула с одной мыслью: как бы завтра не проспать. Когда прозвенел будильник, мне пришлось приложить титанические усилия, чтобы поднять себя с постели.
  С полузакрытыми глазами я направилась в ванную, кое как почистила зубы и, что бы наконец проснуться, умылась холодной водой. Хорошее, скажу я вам, средство. Потом я зашла на кухню и поставила вариться кофе. В это самое мгновение, мой будильник зазвонил снова, я, видимо, не так его выключила, а телефон у меня запрограммирован звонить в таких случая каждые 10 минут. Пришлось метнуться в комнату и выключить его как следует. Когда я вновь зашла на кухню, мой кофе угрожающе поднялся над верхом турки, я тут же подскочила и сняла его с плиты. Но было уже поздно, вместо того чтобы залить плиту он залил мои джинсы, которые я уже успела на себя натянуть и здорово меня обжег. Пришлось в экстренном порядке снимать штаны. Другие натягивать было больно, поэтому я решила надеть юбку, благо осень была теплой. Колготки пришлось одевать с особой тщательностью, потому что никакой пантенол боль снять не мог. Похоже, мои усилия увенчались успехом, по крайней мере, нога болела не так уж сильно. Порывшись еще немного в своем гардеробе, я нашла белую рубашку, идеально подходящую к данной юбке. Немного косметики и я готова. Из зеркала на меня смотрела вполне симпатичная особа: карие задорные глаза, вьющиеся каштановые волосы, перетянутые резинкой и загадочная полуулыбка на губах. Еще немного покривлявшись перед зеркалом, я поняла, что если не выйду прямо сейчас, то точно опоздаю. Я все-таки выпила набегу свой злосчастный кофе, надела куртку, замотала на шею шарф, ухватила сумку и отправилась в путь.
  Ехать пришлось довольно долго, я ведь живу на окраине Москвы. Подъехав несколько остановок на автобусе, я спустилась в метро. Свою станцию я благополучно проспала, так что пришлось пересесть на другой поезд метро и возвращаться обратно. Все было бы ничего, но напротив меня сели двое хорошо подвыпивших мужчин, причем, было совершенно непонятно, толи они еще с вечера пьют, то ли уже с утра приложились к бутылке. Я усиленно делала вид, что не замечаю их пьяных взглядов и шуточек. Одно меня удивляло, почему метро было полупустое, можно подумать всем расхотелось ехать по своим делам! Тетенька, сидевшая рядом и дававшая мне хоть какой-то внутренний покой, вышла. Тут один из них развязно встал и пересел на ее место, умудрившись при этом закинуть мне на плечи свою руку. От него пахнуло сильным перегаром, глаза сфокусировались на моих ногах, а губы как-то смачно причмокнули. На меня накатилась тошнота, и появилось одно единственное желание: бежать! Но электричка ехала, а они все также на меня пялились. М-даа, помощи от немногих других попутчиков вряд ли дождешься, тут к гадалке ходить не надо: худенький студент, уткнувшийся в какую-то толстенную книгу, девушка с маленьким ребенком, да компания подростков. Тут уж скорее стоял вопрос, кто из них первый начнет убегать, если возникнут какие-то проблемы. Я постаралась отодвинуться от мужчины подальше, но двигаться-то особо было некуда - я сидела на самом краю у поручня. Я попыталась встать, но мужик нажал на мое плечо и, помахав пальцем из стороны в сторону, показал, что делать этого не стоит.
  Вот тут я по-настоящему испугалась. Одно то, что он ко мне прикасался, было настолько противно, что я вся съежилась, а что будет, если я не смогу выйти и он немного осмелеет? Когда мы подъехали к следующей станции, я увидела, что там стоит много людей, и все они собираются зайти в электричку. Тогда я собрала всю волю в кулак и со всей силы двинула мужику локтем по дых. Мужик подобной прыти не ожидал, у него вышибло дух, и я смогла беспрепятственно соскочить со своего места и выскочить из вагона как раз в тот момент, когда открылись двери. Второй мужчина успел только приподняться, но он был так пьян, что встречный поток людей усадил его на место. Двери закрылись. Но смотреть на удаляющуюся электричку у меня желания не было. Мое сердце готово было выпрыгнуть из груди. Хотелось одного: выбраться, наконец, наружу и глотнуть свежего воздуха.
  Я вышла из метро, остановилась у ближайшего столба и облокотилась. Мне нужно было перевести дух. Когда же, я наконец собралась с мыслями и пошла вдоль дороги к пешеходному переходу меня беззастенчиво облил грязью проезжающий мимо автомобиль. От обиды у меня даже слезы на глаза навернулись. Нет, так не бывает! Обгадиться два раза за одно утро! Ну и плюс ко всему я, разумеется, прилично опоздала. Злая как черт я вошла в здание редакции. Быстро юркнула в туалет, надеясь, что меня никто не успел разглядеть, и привела себя в более менее приличный вид.
   Редактор уже меня ждала и всем своим видом выражала свое неодобрение. Надо сказать, что это была довольно странная женщина лет пятидесяти. У нее было аккуратное каре, но цвет волос был какой-то серый, овал лица приятный округлый, однако глаза были колючие и такого же непонятного цвета как волосы, рот прямой, редко улыбающийся, нос тонкий, немного загнутый на конце. Она могла бы даже казаться довольно красивой, однако суровость, даже я бы сказала каменность ее черт, делали ее старше своего возраста и отталкивали людей. Именно поэтому, про себя я называла ее Горгульей.
   Мне пришлось рассыпаться в извинениях, нести всякую чушь, чтобы загладить свою вину, от чего я себя чувствовала еще глупее. Да и обожженная нога ныла несчядно. Однако самое ужасное случилось позже. Когда Анфиса Петровна, а именно так звали нашего редактора, наконец, снизошла к моим изменениям и попросила мою статью. В этот момент я поняла, что в спешке просто забыла ее дома. Сказать, что мне было стыдно, это ничего не сказать. Это последнее обстоятельство добило меня за сегодняшнее утро окончательно. Я сначала покраснела, потом побелела, а потом и вовсе расплакалась.
  Остановить меня уже было не возможно, по крайней мере, не так быстро. Вся злость, обида, раздражение, стыд и недосып вылились в настоящую истерику. Редактор была прямо таки ошарашена. И, вот чего я действительно не ожидала, так это того, что она будет меня утешать:
  -Алиса, у вас что-то случилось? - сказала она теплым голосом.- Если это из-за забытой статьи, то не надо так убиваться, я же не монстр какой-то, привезете ее вечером или лучше завтра, время еще терпит.
  Как ни странно, от этого мне стало еще хуже, ведь я действительно считала ее монстром, называла Горгульей. Однако она согласилась взять меня на работу сразу после университета, благо к этому времени мне удалось напечатать несколько стоящих статей, благодаря которым меня и заметили, дала мне шанс проявить себя в уважаемом издании, и за одно это я должна была быть ей безумно благодарна. В общем, в этот момент, плюс ко всему, я еще и почувствовала себя неблагодарной стервой. От этого мне захотелось завыть в голос.
  Глядя на мое состояние, Анфиса Петровна поняла, что нужны экстренные меры, иначе моя истерика примет ужасающие размеры. Она достала из стола какую-то бутылку спиртного и налила мне полбокала. Обойдя стол, она вложила его мне в руки. Я покачала головой, не хватало мне еще напиться с утра да еще из рук своей начальницы, но она уверенным жестом меня подтолкнула:
  -Пей, дорогуша, хватить слезы лить. А потом, если захочешь, расскажешь, в чем дело.
  Я сделала большой глоток и поняла, что напиток, который она мне дала, очень и очень крепкий, по крайней мере, я спиртное употребляю мало, а такое крепкое и еще реже. Мои глаза расширились, и я стала задыхаться. Она похлопала меня по спине и поглядела прямо в глаза.
  -Ну как, получше?
  Как ни странно, мне стало лучше, слезы отступили, а рассудок наконец вернулся в мою бедную голову. Где он все это время пребывал, остается только догадываться. Надо сказать, что истерики со мной случаются крайне редко, за всю жизнь могу насчитать не больше трех раз и то в подростковом возрасте. Поэтому, обругав себя, последними словами, я стала приходить в себя.
  -Ну, я вижу тебе получше. Ты пей, пей, не помешает. - После этого она снова села за свой стол.
  Я сделала еще глоток и на этот раз почувствовала приятное тепло в желудке. Потихоньку я выпила весь бокал и почувствовала, что захмелела.
  -Может, расскажешь с чего вдруг такой взрыв эмоций?- уже совсем другим, деловым тоном спросила Анфиса Петровна, и достала свой ежедневник.
  Возможно, я бы и рассказала ей про мои утренние неприятности и посмеялась над ними вместе с ней, и так бы и было с любым другим человеком, однако я отчетливо видела, что моя история ей совершенно не интересна. Сейчас я просто трачу ее время впустую, и открытый ежедневник, ручка в руках и отстраненный вопросительный взгляд ясно дают мне это понять. Я даже опешила, ведь только что она проявляла все признаки участия, но, видимо, его сдуло так же быстро, как оно появилось. Это ж надо, только что перед ней человек бился в истерике, а ей даже не интересны причины, которые довели его до такого состояния. Да самая обычная человеческая вежливость, Бог с ней, любопытство, сострадание уже должны были заставить любого другого человека отвлечься от своих дел и элементарно выслушать что случилось. Нет, Горгулья и есть Горгулья, камни и то отзывчивее. Совершенно выбитая из колеи подобными сменами настроений я извинилась, попрощалась и вышла в приемную.
  Молоденькая секретарша Алина смотрела на меня испуганными глазами. Да и не удивительно, что она могла подумать? Я уже знала, что сплетен все равно не оберешься, поэтому просто в очередной раз направилась в туалет приводить себя в порядок. Черт с ней, пусть думает и говорит все, что хочет!
  Итак, проведем осмотр. Глаза и нос распухли, щеки в красных и черных пятнах, да уж, макияж безвозвратно испорчен. Хорошо хоть утреннюю грязь отмыла, а то Бог знает, что можно подумать. Так, немного манипуляций с холодной водой и лицо перестает напоминать гротескную маску. Я опять оценила себя в зеркале и пришла к выводу, что на улицу уже можно выходить. Оставаться в редакции в таком виде значило навлечь на свою голову нескончаемый поток вопросов. Еще раз чувствовать себя полной дурой из-за забытой статьи у меня уже не было никаких сил, поэтому я решила отправиться домой, а там что-нибудь придумаю в свое оправдание, на худой конец возьму больничный.
  Я вышла на воздух и вдруг отчетливо поняла, что не хочу сейчас домой, в свою маленькую квартирку. Нет, жаловаться на нее я не буду, квартирка хоть и маленькая, но уютная и отвечает всем моим требованиям: не дорогая, довольно близко к метро, уютная, аккуратненькая и вообще, как-то странно мне подходящая. Но сейчас мне хотелось прогуляться, подышать свежим воздухом и скинуть с себя это ужасное утро. Неподалеку был городской парк Воробьевы горы, а там длинные аллеи и много желтых, красных, зеленых, в общем, всяких- всяких листьев. Осень как-никак. Туда я и направилась.
  Погода была просто замечательная! Я полной грудью вбирала в себя осенние запахи, яркие краски листвы, голубое небо. Прогулка меня окончательно успокоила и кое-как собрала в кучу мысли. На аллее было несколько лавочек, и я присела на свободную и задумалась. Как со мной часто бывает, мои мысли разлетелись в разные стороны, как стая птичек. Я думала о нескольких вещах одновременно. Мысли скакали с одной на другую, а когда я вынырнула из этой какофонии и сосредоточилась, то уже не смогла вспомнить, ни о чем конкретно думала, ни сколько времени на это потратила. Однако, пока я сидела в эдакой прострации, погода изменилась, по небу поползли тучи и первые капли упали на асфальт. Ну что ж нужно уходить иначе попаду под дождь. Тут я поняла, что сильно проголодалась и если сейчас не поем, то мой желудок съест меня сам. Я знала, что неподалеку есть уютная кафешка, где вкусно варят кофе и подают обалденный суп в хлебе. А там можно будет и Светке позвонить, я ведь обещала с ней сегодня встретиться. От этих мыслей, ноги сами понесли меня быстрее в нужном направлении.
  Когда я уже подходила к желанному кафе, дождь пошел на славу, так что я перешла на бег и инстинктивно пригнула голову. Я увидела спасительную дверь, с разбега прыгнула к ней под козырек и протянула руку к ручке. В этот самый момент кто-то сильно толкнул дверь с другой стороны и просто сшиб меня в сторону, при этом основная сила удара пришлась на мой лоб, который в этот момент, видимо, хотел попасть внутрь помещения первым. Только чудом я не распласталась на уже успевшей намокнуть земле. От потрясения я даже не сразу смогла ответить обидчику. Да у меня вообще в это время искры из глаз посыпались.
  Сначала я почувствовала, что мне кто-то аккуратно взял за локти, что-то начал говорить, потом, наконец, искры исчезли, и я увидела молодого человека, потом мой взгляд сам собой сфокусировался на его глазах. Никогда в жизни я не видела таких глаз: небесно голубые, без примесей серого или зеленого. Вспомните самое ясное, самое красивое небо, которое вы когда-либо видели, и вы поймете, о чем я говорю. Потом меня как будто втянуло в этот небесный омут, окутало со всех сторон теплом, узнаванием, удивлением, недоумением, счастьем, любовью, желанием, страстью, потом эмоциональных красок стало еще больше, они как самые быстрые в мире карусели закружились вокруг меня. Некоторые эмоции я узнавала по отголоску своих, некоторые мне были совершенно не знакомы. Наконец, их танец стал таким быстрым, что я уже ничего не различала вокруг, но, в это мгновение, я почувствовала, как те же эмоции, только не из вне, а изнутри меня, начинают сплетать свой собственный хоровод. И когда они слились в таком же бешенном неузнаваемом ритме, что-то внутри меня взорвалось белым светом, и мир померк.
  
  
  Глава 2 Максим
  
  Да уж, этот день я планировал провести совсем по другому сценарию: захватить Энн и отправиться к озеру Надежды, где заранее забронировал маленький домик. Там такой сладкий воздух, что хоть ложкой ешь. Днем можно покататься на яхте, которую я, кстати, купил совсем недавно у людов, поудить рыбу, а вечером, зажарить шашлычок, посидеть у огня и вспомнить пару тройку любимых историй. Хотя нет, Энн я наверное брать не буду, иначе нарисованная мной идиллия полетит вверх тормашками, возьму лучше Гришку - сегодня мне хотелось простого человеческого общения, а слушать последние модные тенденции и претензии в свой адрес я ну никак не настроен, даже ради хорошего секса. Сегодня буду просто отдыхать.
  Так я думал, когда проснулся утром. Но тут зазвонил телефон и я понял, что сегодняшний день будет далек от нарисованной мной картины. Так и есть, звонил лорд Такиш, если полностью, то лорд-военачальник северных врат Ивар из рода Такишей. Эту должность он занял сравнительно недавно, лет пятнадцать назад, но уже заслужил уважение во всех эшелонах власти. Сам я сталкивался с ним не так часто, но мой отец его уважал, поэтому личный звонок с самого утра мог означать все что угодно.
  На самом деле армейский состав у нас не так велик. Однако, себя нужно защищать, а переходы контролировать, поэтому в Запретном городе есть несколько военных подразделений, которые контролируют различные сектора Запретного города. Я являюсь старшим офицером северных врат, а наш род, из поколения в поколение служит священной миссии защиты государства. Вообще же у каждого рода есть свое призвание, которое он несет через тысячелетия, и это не из-за традиций, просто по-другому ты не можешь. Однако, если ты чувствуешь в себе нечто другое, никто тебя неволить не станет, к тому же любой отпрыск может выбрать как родовое призвание отца, таки и родовое призвание матери. Однако, дальше по родовым линиям призвания не распространяется. Это как родовой вирус что ли, который передается от родителей детям, но не от бабушек и дедушек внукам. Знаю, звучит странно, но такие уж мы есть. Уже родившись, ты чувствуешь, чему будет посвящена твоя жизнь, и с благодарностью принимаешь это. Однако, есть и те, кто чувствует в себе другое призвание отличное от родового, как лорд-целитель Марк из рода Хелеров и Раллов например. Он родился в роду торговцев, но после осознания своей внутренней миссии присоединился к целителям. Любой род сочтет за счастье принять в свои ряды нового члена и присоединить свое имя к имени новичка. Это было несколько столетий назад и больше подобного не повторялось. В нашем обществе вообще очень сильны традиции и преемственность, но, несмотря на это, мы гораздо свободнее любого человека, за пределами Запретного города.
  Мне пришлось ответить на звонок. Как я и ожидал, ничего хорошего он мне не принес.
  - Максим, боюсь, что твой выходной отменяется, поступила информация, что некий ученый Вадим Иванов, пытается растянуть пространственную материю. Разумеется, он не знает, к чему могут привести подобные опыты, поэтому тебе нужно его стереть. Сам понимаешь, другого выхода нет. Подробная информация уже на твоем компьютере.
  Вот черт, я уже полгода не брал выходных и тут на тебе.
  - Будет исполнено лорд-военочальник. А связные кто?
  - Серж и Габи, так что, можно сказать, я тебе заодно и встречу старых друзей устроил. Ладно, выполняй.
  - Есть выполнять.
  После такого приказа я, малость приуныл. Нет, я люблю свою работу. Но стирание людской памяти, это слишком кропотливая работа, требующая полной сосредоточенности. Можно конечно и абы как сделать, только на кону ведь не банка варенья, а человеческая жизнь и судьба. Вот, например, тебе надо стереть мысли и образы, которые посетили человека за последние пару часов, тогда это пара пустяков, никаких последствий для его жизни подобная манипуляция иметь не будет, а вот если нужно стереть мысль, которая посетила его, скажем, пару лет назад, то все не так просто. Он обдумывал ее, предпринимал определенные действия, делал все возможное, чтобы мысль обрела реальные очертания, в общем, если человек жил ей, этой мыслью, тогда все гораздо, гораздо сложнее. Нужно быть настоящим профи, чтобы, при подобном стирании, не навредить человеку, не лишить его смысла существования и, просто, разума. А еще очень важно не стереть случайно какие-то межличностные связи. Вот, например, у нашего стираемого была подруга Наташа, он любил ее, собирался жениться, а мы эту связь стерли. Все, никакой свадьбы, семьи, детей у них уже не будет. Получается, что так ненароком, можно стереть целую возможную жизнь и поломать судьбы двух, возможно очень даже хороших, людей.
  Ну да ладно, вот что интересно, Такиш прекрасно знает, что я не люблю такие дела, профи в этой сфере у нас Лола. Видимо он не хочет, чтобы об этом открытии узнала общественность, ведь все знают, что Лола та еще болтушка, а зачем ему паника среди населения? Ведь именно благодаря исследованиям связанным с пространственной материей и был создан Запретный город, этакая мини вселенная. И если еще раз вмешаться в структуру вселенной, это может привести к фатальным последствиям для всего человечества. Об этом знает любой человек, именно человек, а не люд.
  Просматривая на своем компьютере предоставленную мне информацию, я понял, что Такиш, видимо, хочет провернуть все по-тихому, зачем раздувать из мухи слона, если нам еще не известно на какой стадии исследований находится горе-ученый. Я всегда считал людовских ученых кем то, вроде обезьян с гранатой, ну да ничего не попишешь, приходится гранату отбирать, и, образно выражаясь, давать взамен игрушку.
  Все еще думая о предстоящем задании я умылся и оделся в людовскую одежду, кстати, ничего против не имею, она мне даже нравится. Особенно удобными мне кажутся джинсы, жаль, что они не в моде в Запретном городе. Завтракал я особенно долго, против обыкновения даже поджарил себе амлет. Обычно же я обхожусь простыми бутербродами с кофе. Утренний же всплеск кулинарной активности у меня случается, когда я что-то оттягиваю, но завтрак вечно длиться не может. Поэтому я проверил, какая погода на той стороне и решил надеть пальто. После этого я включил передатчик и переместился к границе Запретного города. Вот еще одно преимущество нашей мини вселенной. Здесь немного другие законы физики, что дало нашим ученым возможность создания пространственных тоннелей перемещения. А вот преимущества моей должности, как-никак я страж первого уровня северных врат, дали мне возможности подвести такой пространственный тоннель к своему дому.
  Там я подошел к башне и набрал на дисплее свой личный номер. Дверь отъехала в сторону, и я вошел внутрь. Старая хранительница как всегда сидела в своем кресле и пила какой-то травяной чай.
  - Здравствуй, Максим. - Услышал я серебристый голос, совсем не свойственный людям преклонного возраста.
  - Здравствуйте, леди хранительница башни.
  - Ты прекрасно знаешь, что я ненавижу, когда меня так называют. - С раздражением ответила она.
  - Извините, леди Мора, исправлюсь. - Улыбнулся я в ответ.
  Мне всегда нравилась эта старушка. Казалось, она совершенно не изменилась со времен моего детства. Я не раз задавался вопросом: сколько же ей на самом деле лет? Но ни разу не решился его задать.
  - Я принес вам ваши любимые конфеты.
  - С вишневой начинкой?
  - Конечно, леди Мора, ведь вы любите именно такие, не так ли?
  Она довольно улыбнулась.
  - Ты всегда знаешь, чем тронуть мою старческую душу. Может, выпьешь со мной чайку?
  - Рад бы, да не могу. Работа ждет...
  - Не сильно-то ты рад этому заданию.
  - Все-то вы видите. - Грустно ухмыльнулся я.
  - Все будет хорошо, Максим. Этот день освободит тебя и подарит то, о чем ты давно мечтаешь.
  - Конечно, леди Мора. - Она всегда старалась меня подбодрить в какой-то своей манере, и я был ей за это благодарен.
  Я попрощался и поцеловал старушку в щеку. Потом посильнее запахнул пальто и шагнул за дверь на другую сторону.
  
  
  Глава 3 Операция "Обезьяна с гранатой".
  
  Вадим Иванов оказался людом двадцати семи лет от роду, умным, по-своему даже гениальным, но безалаберным в том, что касается освоения знаний. Он с охотой изучал то, что ему нравилось, и мимоходом пробегал истины, которые углубленно должен знать каждый уважающий себя ученый. Возможно, именно поэтому он так близко подобрался к тому, чтобы открыть то, что ему знать не нужно. Как я внутренне и предполагал, случай оказался сложным. Первые мысли о, так называемой, карманной вселенной или дополнительном скрытом пространстве, у него появились еще в детстве, когда мама прочла ему сказку, где упоминался волшебный саквояж, в который вмещалось все, что ни пожелаешь и при этом он оставался маленьким и легким. Эта мысль настолько его захватила, что он потом еще долго просил у нее такой же.
  Позже, та же мысль посетила его в университете. Он усиленно работал в этом направлении, перечитал всю возможную литературу, общался с преподавателями и учеными, и всегда получал ответ, что это не возможно. Мысль его настолько захватила, что он даже не замечал, какими влюбленными глазами смотрела на него сокурсница Маша Галкина, какие робкие шаги предпринимала, чтобы обратить на себя внимание. А вот я прекрасно это видел через его воспоминания.
  Вадим оказался симпатичным парнем и нравился девушкам. Иногда, он брал то, что они ему откровенно предлагали, но сердце его ни разу не дрогнуло. Маша знала или, видимо, как-то чисто по-женски догадывалась об этом, поэтому не спешила пополнять ряды его девушек, которые очень быстро переходили в разряд бывших. Всем его существом владело лишь желание создать эту саму карманную вселенную. Ему казалось, что, когда он этого добьется, у него появится признание, богатство, любовь, счастье, в общем, что именно тогда у него и начнется жизнь. То же, чем он жил все это время, он считал лишь преддверием настоящей жизни, ее серым негативом.
  Именно поэтому, он пошел работать в НИИ и все свободное время тратил на свои исследования. И именно поэтому Маша Галкина пошла работать в тоже НИИ. Она все также смотрела на него влюбленными глазами, а он видел в ней только друга, а иногда и эдакую безотказную дурочку, у которой всегда можно было одолжить денег до зарплаты или попросить задержаться допоздна на работе, чтобы помочь ему в очередном опыте. Она, видимо, об этом догадывалась, но просто напросто дорожила моментами, проведенными с ним наедине, и всегда готова была поддержать любые его изыскания.
  В общем, похоже, что бедной Машеньке суждено было стать старой девой по милости этого Вадима. А ведь она была очень даже симпатичной девушкой: небольшого роста, хрупкая, изящная. Длинные русые волосы заплетены в косу, а большие голубые глаза светятся умом и искренностью. Совсем немного ее портили большие очки, за которыми она, по-видимому, успешно прятала свою робость и стеснительность. По мне, так я вообще не знаю, куда смотрел этот Вадим! Вместо того, чтобы жить здесь и сейчас, наслаждаться любовью этой милой девушки, он тратит лучшие годы своей жизни, на то, что в конечном итоге может погубить его и весь мир. В своих исследованиях он, на самом деле, продвинулся довольно далеко, однако я не могу судить об этом с уверенность. Подобные знания были давным-давно утеряны нашим народом. Однако, я здраво рассудил, что если его не остановить сейчас, то все может закончиться довольно плачевно.
  В общем, дело действительно было не простым, и помощь моих друзей оказалась как нельзя кстати. Мы встретились с ними в небольшом уютном кафе, неподалеку от прохода в Запретный город. Я был безумно рад их видеть. После дружеских приветствий мы еще немного поболтали, и я вольно или невольно тянул время, поэтому проницательная Габи заметила:
  - Максим, я конечно понимаю, что ты ненавидишь стирать людей, но по-моему лучше пораньше с этим закончить и забыть.
  - Да, ты права, Габи. Что ж, пошли.
  - Мы уже взяли с собой аппарат, и можем сразу направиться к объекту. Я на всякий случай захватил исказитель, мало ли...- сказал Серж и потянулся за сумкой.
  - Я вот одного не пойму, - сказала Габи открывая дверь, чтобы выйти. - лорд Такиш прекрасно знает, что ты ненавидишь подобные операции. Почему он послал именно тебя, а не Лолу, например?
  - Думаю все из-за того, что он не хочет, чтобы информация о нашей миссии тут же стала известна общественности.
  - И что же этот парень такое делает, что может взволновать жителей Запретного города?
  Я посмотрел на Сержа и Габи и решил, что с ними можно было поделить. Они с самого детства были моими лучшими друзьями, именно с ними я осуществлял свои самые веселые проделки, и они меня ни разу не подвели.
  Габи увидела замешательство в моем взгляде:
  -Да ладно тебе, Максим, ты же знаешь, мы будем молчать.
  - Конечно, знаю, Габи, извини. Просто задумался. Дело в том, что этот Иванов, возможно, подошел слишком близко к тому, чтобы разрушить эту вселенную.
  - Этот как же? - лицо Сержа выражало явное недоумение.
  - Он проводит опыты с пространственной материей.
  Ребята замолчали. Так в задумчивости мы и добрались до НИИ, где работал наш ученый. Молчание нарушила Габи. Она как всегда ответила за двоих:
  - Что ж, тогда нужно сделать все возможное, чтобы этот ученый забыл свою безумную идею. И мы тебе в этом поможем. - и она задорно мне подмигнула, а Серж, как всегда, уставился на нее с обожанием.
  Ох уж эти влюбленные! Они знали, что всегда будут вместе, уже в первый раз как посмотрели друг другу в глаза. Есть у нашего народа такая психоэмоциональная особенность - находить свою вторую половину просто встретившись взглядом. В этот момент между двумя людьми происходит что-то, что, мне лично, очень напоминает волшебство. Они уже не могут жить друг без друга, они начинают притягиваться как два разно полярных магнита, их чувства переплетаются на столько, что иногда, чтобы пообщаться, им даже не нужно произносить слов, они дополняют друг друга, дают друг другу то, в чем каждый из них нуждается. Таким образом, они как бы превращаются в единое существо, забери одного - и погибнут оба. Именно у людей с такими связями и могут родиться дети. Да, у нас с этим не все так просто. Ты, конечно, можешь встречаться и спать с кем угодно, но детей у вас быть не может. Есть, конечно, исключения, когда между людьми зарождается сильная симпатия, которая может привести к созданию семьи и рождению ребенка. Однако, здесь уже никто не даст гарантию, что эти двое проживут вместе всю свою жизнь, очень часто такие пары распадаются. Да и, стоит отметить, что детей у таких пар не появлялось уже лет сто, а то и больше. Это, то есть в целом рождение детей, в Запретном городе произведено в ранг величайшей проблемы, однако от этого влюбленных и новорожденных больше не становится. Нам все сложнее найти свою вторую половину и большинство проживают свою жизнь, так и не постигнув этого чувства.
  Я же считаю, что все это чушь собачья, ведь я же испытывал в своей, уже довольно долгой жизни, и симпатию и влюбленность, конечно, все это быстро проходило, но говорить, что я вообще этого был лишен, нельзя! Вот сейчас я, например, встречаюсь с Энн. Такой умницы и красавицы я еще не встречал, конечно, бывает всякое... Но мне очень часто бывает с ней хорошо, и я даже чувствую к ней нежность и привязанность. Разве этого не должно быть достаточно для счастья? Люды ведь по большей части так и живут, а некоторые руководствуются и совершенно иными соображениями для создания семьи, и ничего, никто еще от этого не умер!
   Но как бы я себя не убеждал в этом, внутренний голос мне нашептывал другое. Именно поэтому я так любил Сержа и Габи, и также отчаянно им завидовал.
  
  Пропускной пункт мы прошли без проблем, благо Серж заранее изготовил пропуски на наши имена. Лабораторию, в которой работает Вадим, мы тоже нашли быстро. Она была открыта, а он в одиночестве склонился над какой-то пробиркой. Все складывалось как нельзя лучше. Мы тихо вошли и заперли дверь изнутри. Ученый повернулся на звук и в недоумении уставился на нашу компанию. Вопрос уже был готов сорваться с его языка, когда Серж достал парализатор и активировал, приложив его к шее ученого. Мне осталось только подхватить люда и усадить на стул. Установка оборудования заняла некоторое время, которые мы потратили на обыск помещения в поисках записей, связанных с материей.
  - Записей совсем немного, - констатировала Габи.
  - Видимо он держит их дома, значит, придется нам и туда наведаться
  - Более полную информацию мы сейчас выудим из его головы. У меня уже все готово. - Сказал Серж, делая пригласительный жест рукой. - Операция "Обезьяна с гранатой" начинается.
  Мы приладили датчики к его голове, затылку и позвоночнику. Для этого пришлось Вадима раздеть и обмазать места соединения специальным составом, который гарантировал, что органическая основа датчика удачно проникнет в организм люда. В целом, это процедура безболезненная, но некоторые неприятные ощущения все же присутствуют. Поэтому применение парализатора во многом упрощало нашу работу: никаких лишних движение и звуков. Итак, процесс прочтения начался.
  Всегда удивлялся узколобости некоторых индивидуумов. У Вадима было все, чтобы стать счастливым не в каком-то необозримом будущем, а здесь и сейчас. Он же сам себе ставил для этого какие-то препятствия и заслоны. Я поделился с друзьями всей информацией, которую выудил из памяти ученого, а так же своими умозаключениями:
  - Дело в том, что если я начну стирать у него все воспоминания, связанные с материей, то он может сойти с ума. Ведь он жил этой идеей буквально с детства, стерев эти воспоминания, я выбью почву у него из-под ног.
  - А если попытаться стереть его частично? То есть самую главную информацию, а остальное оставить?
  - Частичное стирание некоторых фрагментов конечно попробовать можно, только скорее всего это вообще собьет его с толку и эффект получится похуже, чем от полного стирания. Я уже как-то видел такое, еще в начале своей службы, когда старший по званию решил таким образом подкорректировать воспоминания одного парня, там тоже был сложный случай. Он подтер там и сям, и, казалось, неплохо справился. После этого офицер ушел, а я остался посмотреть как парень аклимается. Лучше бы я ушел, пока у меня была такая возможность. Парень очнулся и стал озираться по сторонам дикими глазами, потом он встал и пошел к выходу, как бы невзначай, я спросил его о какой-то ерунде. Он хотел ответить, даже открыл для этого рот, только у него ничего не выходило. Он судорожно искал ответ в своей памяти и находил его, только недостающие пазлы мозаики сбивали его с толку. Он пытался ответить на вопрос, но ответы застревали у него в горле, потому что он перестал быть в чем-либо уверенным. Я думаю, именно так начинают сходить с ума.
  - И что ты сделал? - спросила Габи после короткого молчания.
  - Я? Ушел. Я уже ничем не мог ему помочь... Именно тогда я впервые по-настоящему понял, что такое нести ответственность за свои поступки.
  - Но ведь это не ты его таким сделал!
  - Да, но на месте старшего офицера тогда мог оказаться и я. А я, наверное, поступил бы так же, как и он. Тогда это казалось вполне реальным решением проблемы.
  - Теперь ясно почему ты так не любишь подобные задания. - пробормотала Габи. - Почему ты нам раньше ничего не рассказывал?
  Я опустил глаза и ответил:
   - Это не те воспоминания, которыми следует гордиться.
  Она тоже опустила глаза, и мы все втроем долго молчали. Внезапно Габи подскочила на месте и спросила у Сержа:
  - Сережа, ты говорил сегодня, что взял с собой исказитель...
  - Ну да. Но, Габи, ведь исказитель может лишь исказить только те чувства и эмоции, которые уже имеются у объекта, т.е. усилить или уменьшить их, он не может создать новые, полностью стереть старые или вложить в память то, чего не было.
  - Я знаю, только этого не нужно.- она загадочно улыбнулась и произнесла, - Мы будем менять у нашего Вадима приоритеты, отношение к жизни.
  - Но как?
  - Мы заставим его полюбить.
  Габи коротко изложила нам свой план. Мне бы такое никогда не пришло в голову! И я знал почему - такое может придумать только тот, кто сам испытал это чувство. В это мгновение ощущение собственной неполноты стало особенно острым, но я быстро взял себя в руки, нужно было действовать, мы и так потратили кучу времени впустую.
  План Габи был прост и гениален одновременно. Нужно было стереть лишь последние несколько дней жизни, потому что именно в это время он, как мне кажется, прикоснулся к опасным материям. Мы, конечно, понимали, что если он додумался до этого тогда, то может повторить свое достижение и завтра. Поэтому она придумала переключить его эмоциональное и душевное напряжение на другой объект, на любовь. Кандидатура даже не обсуждалась. Конечно же, это Машенька. Таким образом, мы могли не просто предотвратить катастрофу, а подарить счастье двум людям. Для этого нужно было при помощи исказителя найти в памяти Вадима струны, отвечающие за симпатию, нежность и, наконец, любовь к этой девушке. Все это у него нашлось, мы многократно усилили зачатки этих чувств и максимально снизили его интерес к деятельности, связанной с пространственной материей как в детстве, так и на более поздних этапах. Таким образом, очнувшись, он практически все будет помнить, ну кроме последних дней, и поймет, что то, чем он занимался, кажется ему уже совершенно не интересным и бесперспективным. А встретив коллегу Машу, ощутит такую бурю эмоций, что отругает себя последними словами, за то, что столько лет был таким слепцом и не замечал счастья, которое все это время было рядом.
  Признаюсь, я давно не получал такого удовлетворения от работы, у меня как будто камень с души свалился. Как жаль, что тогда, много лет назад, со мной не было Габи и Сержа, тогда все могло бы произойти иначе.
  Осталось только наведаться к нему домой и подчистить кое-какие бумаги, благо жил он совсем рядом. Это не заняло много времени. В таком приподнятом настроении мы и поспешили в то самое уютное кафе, в котором пили утром кофе. Казалось, что это было уже много дней назад. Войдя, мы обнаружили, что все столики заняты и нас попросили подождать на улице. Конечно, было, малость, неприятно, но сегодня ни это, ни усиливающийся на улице дождь просто не могли испортить моего настроения. Мы решили поискать другое место, и я бодро толкнул дверь кафе, намереваясь пропустить Габи вперед.
  В этот момент я ощутил удар и понял, что ненароком сбил того кто стоял с той стороны двери. Я тут же выбежал на улицу, в надежде, что с человеком ничего страшного не произошло, ну и извиниться, конечно, не мешало. Я увидел девушку, которая ухватилась за лоб и качается так, что кажется, будто она сейчас упадет прямо в лужу. Да уж, удар, видимо, пришелся довольно сильный. Я ухватил ее за локти, стараясь поддержать в вертикальном положении, и стал говорить что-то напоминающее извинения, однако в этот момент она открыла глаза и посмотрела прямо на меня.
  В этот миг я понял, что никогда еще по настоящему не жил, никогда так остро не чувствовал и даже не понимал на сколько был одинок. Меня как будто втянуло в водоворот таких ощущений и переживаний, которые я никогда не испытывал или испытывал, но то были лишь бледные тени того, что обрушилось на меня сейчас. Темный шоколад ее глаз проникал в мои вены, заставлял кровь бурлить так неистово, что, казалось, я сейчас не выдержу и распадусь на сотни кусочков. В это мгновение весь мир перестал хоть что-то значить для меня и в то же время только сейчас я понял всю красоту того, что в нем есть. Я понял, что держу в своих руках не просто девушку, я держу собственную жизнь, все счастье и любовь на которую только был способен. Я не верил этому, но это было так. Я смотрел на нее и понимание того, что только что свершилось, наполняло меня таким неистовым восторгом, что я совсем забыл подумать о том, что же в это мгновение думает и чувствует она.
   А она просто закрыла глаза и упала мне на руки без чувств.
  
  
  Глава 4 Заговор теней.
  
  - Господин, все подготовительные мероприятия уже практически закончены. - Голос ученого дрожал от сдерживаемой гордости и радости. - Сорок лет нашего кропотливого труда не прошли даром! Скажите, когда мы, наконец, сможем свершить это чудо и создать еще одну новый мир?!
  Мужчина смотрел на него и думал: "Денис, какой же ты дурак! Надеюсь, нам не придется совершать это "чудо", но, к сожалению, ты мне еще нужен, поэтому пока живи."
  - Конечно, мы это сделаем! И мир содрогнется от великой мощи твоего ума! Только древние имели знания, чтобы совершить такое, а ты смог разгадать их секрет и заглянуть в самую глубь мироздания! - "Как же мне надоело нести эту чушь! Однако, он действительно умен, и пока мне нужен."
  - Господин, но мне нужно знать, сколько еще времени мне нужно сдерживать этот процесс, ведь все уже готово к заключительной фазе!
  Ему уже надоело, что ученый постоянно называет его господином, но лучше так, чем по имени, ведь он сам на этом настоял.
  - Денис, мне потребуется еще как минимум несколько месяцев. Поэтому остынь и отдохни, ты и так слишком много работаешь.
  Ученый заметно погрустнел, но он знал, что нужно довериться своему господину, потому что истинный слуга всегда так поступает.
  - Хорошо, господин.
  "А я не зря потратил кучу времени на то, чтобы сделать его ручным. Трудно было совместить в нем одновременно и жажду признания его гения и раболепное служение. Но без его жажды признания он никогда бы не совершил то, что я от него хотел, а без рабского повиновения я бы не смог его контролировать. Общаться с ним, конечно, стало совершенно не возможно, потому что пришлось нивелировать многие другие значимые чувства, ну да ничего не поделаешь, эти издержки я как-нибудь переживу. Однако, он прав, сколько еще мне ждать? Этот старик все никак не окочурится, хотя давно бы уже пора. Если бы я мог, то давно бы уже поспособствовал этому процессу. Но Императора охраняют слишком хорошо. Даже я вряд ли смогу что-то сделать так, чтобы никто ни о чем не догадался... Пока не могу, поэтому остается только ждать. Но я умею ждать, осталось не долго, я чувствую. А пока можно просчитать еще один ход."
  
  
  Глава 5 Пробуждение
  
  Я плыла по волнам так долго, что уже забыла счет времени. Они ласково обнимали меня и несли в какие-то манящие дали. Было так хорошо, что хотелось плыть вечно. Ощущения счастья, покоя, любви, достигнутой цели переполняли меня. Внезапно, в дали, я увидела берег. Там кто-то стоял и ждал меня. Я знала, что тот, кто стоит на берегу это моя судьба, моя жизнь. Чем ближе я подплывала, тем отчетливее становилось это ощущение. Я уже готова была бежать к нему по волнам, как внутри меня стало нарастать беспокойство, мысли, которые одолевали меня всю мою жизнь, закружились хороводом. "Ты уверена, что это он? А вдруг он сделает тебе больно? А вдруг ты сделаешь ему больно? А может это все пустое? Ты так старательно пряталась от таких чувств, неужели снова? Твое сердце выдержит очередное разочарование?" Эти и многие другие сомнения обступили меня плотной стеной, не давая плыть дальше. Я уже совсем сдалась, когда услышала его голос. Он звал меня:
  - Алиса... Алиса... Алиса...
  Волны вновь обняли меня потоками любви, и я поняла: лучше я сто раз разобью свое сердце, чем упущу один единственный шанс поверить другому человеку и стать счастливой. Ни одно решение, принятое мной ранее, не приносило такой отчетливой уверенности в правильности сделанного мной выбора. Я уже доставала ногами дна и поэтому побежала, рассекая волны руками навстречу тому, кто станет моей судьбой. В тот момент, когда наши руки встретились, я открыла глаза.
  На меня с беспокойством смотрели те самые голубые глаза, которые я видела много часов или дней назад, еще до своего волшебного плавания и те же, к которым я только что так быстро бежала.
  -Алиса, ты меня слышишь? С тобой все в порядке?
  В этот момент я огляделась и поняла, что лежу в уютной нише на небольшом диванчике в каком-то, судя по всему, ресторане. Потом я вспомнила свои последние воспоминания про глаза, волны, чувства и поняла, что я совсем, совсем не в порядке.
  - Кажется, нет.
  - Тебе что-то болит? Как твой лоб?
  Больше всего меня удивило, что эти вопросы задет мне тот парень из сна, я протянула к нему руку и дотронулась до лица, потом провела кончиками пальцев по щеке. Нет, кажется это не сон, хотя...
  - Ущипни меня.
  - Что? Зачем? - лицо парня вытянулось в изумлении.
  - Просто сознание играет со мной злую шутку. Кажется, я никак не могу проснуться.
  Он накрыл мою руку, которая все также оставалась на его лице, своей, и наклонился, чтобы поцеловать. Я уже ощутила его дыхание на своих губах, и бешенный стук собственного сердца, когда раздался мелодичный голос:
  - Максим, разве ты не видишь, она еще не до конца пришла в себя. Дай ей немного времени. Ты же понимаешь, что она еще ничего не знает и вряд ли разобралась в том, что с ней произошло.
  Я повернулась на голос и увидела молодую, очень привлекательную девушку, ее светлые волосы были заколоты на затылке, фиалковые глаза глядели нежно и понимающе, а пухлые губы улыбались какой-то застенчивой улыбкой. Я засмотрелась на это прекрасное видение и не сразу заметила, что рядом с ней сидит еще один молодой человек. Приглядевшись, я поняла, что он очень похож на синеглазого, только глаза у него были зелеными и рот чуточку мягче, не такой жесткий, ну и, конечно, волосы: темные, вьющиеся, до плеч. У синеглазого они были чуть светлее и стрижены совсем коротко. Те же широкие плечи, прямой нос, скулы, волевой подбородок. Похоже, сознание опять играло со мной в глупые игры.
  - Здравствуйте, заказывать будем? - Вопрос задал подошедший в это время официант.
  Я вздрогнула и, наконец, ощутила, что не сплю, а все происходящее самая что ни есть настоящая реальность. Я, наконец, огляделась по настоящему и поняла, что лежу в каком-то не знакомом месте в компании трех не знакомых людей, которые говорят совершенно странные вещи. Что самое дикое, так это то, что я даже не подозреваю, как сюда попала, а этот синеглазый только что пытался меня поцеловать и до сих пор находится в какой-то двусмысленной позе! Я уперлась ему в грудь двумя руками и попыталась оттолкнуть. Только этого не потребовалось, когда он увидел мои наполненные ужасом глаза, он сам отодвинулся на почтительное расстояние.
  - Что происходит? Как я здесь оказалось? Кто вы такие? - Еще миллион вопросов уже готовы были сорваться с моих губ, но я во время опомнилась и решила сначала услышать ответы на самые главные.
  - Все случилось по чистой случайности. Мы выходили из кафе и Максим, кажется, слишком сильно толкнул дверь, за который в этот момент оказалась ты. Дверь сильно ударила тебя по голове, и ты потеряла сознание. - Довольно правдиво ответила девушка.
  Я дотронулась до своего лба, там действительно была огромная шишка, которая уже давала о себе знать ноющей болью.
  - Нет, не так. Вернее, почти так. Я действительно помню, что сильно ударилась, даже искры из глаз посыпались, потом кто-то подхватил меня за локти, потом я увидела его, его глаза,- тут я немного покраснела, - а потом я , видимо, действительно потеря сознание, потому что мне снился сон, какой-то странный сон.- С каждым словом мой голос становился все тише, потому что до меня начинало доходить, как это странно звучит со стороны. В это время я заметила как парень, который сидел с девушкой, знаком отпустил официанта, потому что тот явно слишком сильно заинтересовался нашей беседой.
  - Наверное, это был запоздалый обморок, возможно сотрясение мозга.- Предположил, как я позже узнала, Серж.
  - Тогда почему вы отнесли меня сюда, а не вызвали скорую или сами не отвезли в больницу?
  Все трое как-то странно переглянулись, и синеглазый, я уже поняла из разговора, что его зовут Максим, но называть его синеглазым мне нравилось гораздо больше, ответил:
  - Потому, Алиса, что, скорее всего, у тебя было не сотрясение, - видно было, что он с трудом подбирает слова,- скорее всего твоему сознанию нужен был отдых, чтобы осмыслить, как бы это сказать, случившееся.
   Мои брови поползли вверх. Более туманного ответа было сложно придумать.
  -Я, конечно, все понимаю, но если вы думаете, что моему сознанию нужно было отключиться, чтобы осмыслить, что кто-то сильно двинул меня дверью по лбу, то это уж слишком!
  - Я не это хотел сказать. - Видно было, что синеглазый отчаянно пытается подобрать слова. Но мне его жалко не было, я желала знать правду.
  - Алиса, похоже, что твой разум, таким образом, давал тебе время адаптироваться к новым чувствам и ощущениям. - ответила за него девушка.
  - К каким таким ощущениям? - мне казалось, что либо я туго соображаю, либо надо мной очень нехорошо шутят.- И откуда вам известно мое имя?
  - Извини, но нам пришлось заглянуть в твой паспорт, все-таки, ты упала в обморок, и нам нужно было хоть что-то знать о твоей личности.
  Я на всякий случай нащупала сумочку. Она была прямо под моей рукой. Девушка заметила мое движение и сказала:
  - Все твои вещи на месте, не беспокойся. - И тут же сменила тему. - Ты говорила, тебе снился сон, расскажи нам о нем.
  Я вспомнила, какой любовью воспылала во сне к синеглазому и покраснела. Не хватало им еще знать такие подробности. Тем более у меня уже случались такие сны, когда мне казалось, что я безумно в кого-то влюблена, а когда я просыпалась, то оказывалось, что этот парень из сна мне действительно очень дорог, а тот же парень из реальной жизни мне даже не нравится. Видимо, мое подсознание показывало таким образом, чего в моей жизни действительно не хватает. Но я научилась игнорировать подобные сновидения, нечего им лезть в мою жизнь.
  - Ничего особенного. Извините, мне нужно в туалет.- Я вдруг поняла, что мне ужасно хочется побыть одной и хоть немного привести чувства в порядок, а еще скрыться, наконец, от трех пар глаз, которые неотрывно за мной наблюдали.
  - Может тебя проводить?- спросил синеглазый.
  - Нет, нет, спасибо, я в порядке.
  Мне пришлось прошествовать через весь зал, прежде, чем я увидела искомую дверь. "Фу, наконец, я одна". - На меня из зеркала смотрела девушка, в которой я опознала себя только по прошествии некоторого времени: глаза лихорадочно блестели, яркий румянец заливал щеки, а волосы торчали в разные стороны, видимо резинка где-то безвозвратно потерялась.
  "Итак, подведем итоги. С утра я обожгла ногу, кстати, болит до сих пор, потом чуть отбилась от пьяниц, меня с ног до головы окатили грязью, я забыла рукопись, впала какую-то совершенно непонятную истерику и, наконец, получила удар по лбу и упала в обморок. Чудненько, день прошел не зря.
  Так, теперь подумаем, что я здесь делаю и что мне делать с моими спутниками. Похоже, у них какое-то странное представление о причинах моего обморока, но, как ни странно, голова не болит, кроме шишки конечно, не кружится, меня не мутит, зрачки одинакового размера и, похоже, у меня действительно нет сотрясения. Тогда откуда такой мондраж? У меня внутри все прямо дребезжало и попеременно хотелось то плакать, то смеяться. Видимо сегодня, все мои чувства и эмоции со мной свершено не в ладу. И этот сон... Все было бы в полном порядке, если бы очнувшись я не увидела этого типа прямо перед собой, а то чуть не поцеловалась с совершенно не знакомым мужчиной! Ужас какой-то! И что еще хуже, я кажется и сейчас не против его поцеловать. Так, стоп, стоп, стоп. Я не знаю кто они такие, я не знаю с какой целью они меня сюда приволокли, вместо того, чтобы как нормальные люди вызвать скорую, к тому же они такие странные, что, пожалуй, нужно держаться от них подальше. А может взять и потихонечку смыться? Нет, это слишком малодушно, да и не красиво будет, надо их хотя бы поблагодарить, ведь не бросили же они меня без сознания на улице. В наше время это для некоторых целый подвиг."
  Когда я подошла к столику, беседа тут же прекратилась. Синеглазый заговорил первым:
  - Я думал, что ты уже решила уйти не попрощавшись,- и как-то странно посмотрел на меня.
  - Ну, если честно, то такие мысли меня посещали, но я решила, что вас, все-таки, нужно поблагодарить, ведь вы не бросили меня без сознания под дождем. Так что большое вам спасибо, но мне уже пора.
  - В общем-то, не за что, ведь это была моя вина.
  Повисла неловкая пауза.
  - Слушай, а может, все-таки, поедим, это, кстати, очень хороший ресторан, и я знаю тут пару замечательных блюд, которые ты просто обязана попробовать,- сказала с улыбкой красавица.
  - Я сегодня всех угощаю. - Тут же заявил синеглазый.
  Я задумалась, но мой желудок заурчал так, что услышали даже мои соседи, поэтому мы все дружно рассмеялись и расселись за столом.
  На удивление, ужин прошел чудесно. В ходе беседы мы очень быстро раззнакомились, и я не помню, когда в последний раз мне было так комфортно в чьем либо обществе. Габи оказалась душой компании, мы быстро нашли с ней общий язык и трещали буквально обо всем на свете. Мужчинам оставалось только слушать и вставлять шутливые замечания. Когда ужин подошел к концу, нам всем казалось, что мы знакомы уже как минимум лет сто, поэтому, прощаясь, обменялись телефонами и договорились встретиться в самом ближайшем будущем. Честно, говоря, я сама не ожидала, что смогу так быстро сдружиться с людьми, которых совершенно не знала, даже побаивалась и от которых совсем недавно хотела сбежать. Да и вообще просто была рада, что этот странный день закончился так хорошо. Хотя нет, день еще не закончился...
  - Алиса, ты не будешь против, если я отвезу тебя домой?- спросил Максим, самым обыденны тоном на который был способен, после того, как ужин подошел к концу. Увидев, сомнение в моих глазах он добавил. - Как главный виновник происшествия, я просто обязан это сделать!
  Я немного поколебалась, но поняла, что действительно не буду против этого, хотя и знаю его каких-то пару часов.
  - Хорошо, но имей ввиду, что добираться мне довольно далеко, а пробки в Москве сейчас не шуточные.
  -Ну, самое меньшее, что меня сейчас пугает, так это пробки.
  Сказано это было тихо и даже как будто не для меня. Поэтому, мысли о том, что же его тогда сейчас пугает, закружились в мое голове как осенние листья, поднятые порывом ветра. Не ужели я? Но никаких подтверждений своих догадок я на его лице не прочла, наверное, он имел ввиду что-то другое.
  - Ну что ж, пора прощаться. Рада была со всеми вами познакомиться. - Искренне сказала я, после того, как мы вышли в сумрак улицы.
  - И мы были рады с тобой познакомиться, Алиса. Надеемся, в скором времени мы снова увидимся. - В голосе Габи тоже звучала неподдельная искренность.
  - Ладно, ребята, мы поехали. Пока. - Сказал Максим, а я помахала им рукой.
  Мы нашли припаркованный неподалеку джип, и я с удовольствием плюхнулась на переднее сидение и пристегнулась. Водил он просто замечательно: уверенно и плавно. Однако расслабиться я просто не могла. Напряжение, которое совершенно не ощущалось между нами в обществе его друзей, сейчас накатило так, что даже легкая приятная музыка из динамиков не могла его ослабить. Между нами как будто бежали разряды тока, казалось, одно не верное движение и все сейчас взорвется. Молчание затягивалось, но никто из нас не решался его прервать. Наконец я не выдержала и сказала первое, что пришло на ум:
  - А вы с Сержем, случайно, не родственники? Вы так похожи, что я даже вначале подумала, что еще в обмороке, и сознание играет со мной злые шутки.
   Максим усмехнулся и ответил:
  - Да, он мой младший брат. Мы втроем росли вместе, так что можно сказать, что Габи для меня гораздо больше, чем невестка и друг, она мне как сестра.
  - А давно они поженились? Кажется, что совсем недавно. Это, наверное, одна из тех историй, когда лучшие друзья наконец влюбляются друг в друга.
  - Нет, - усмехнулся он, - все совсем не так. Габи и Серж женаты уже довольно давно, а о том, что они будут вместе, знали с самой первой встречи, кок только посмотрели друг другу в глаза. - Он так тихо произнес последнюю фразу, что мне даже пришлось немного нагнуться, чтобы все расслышать.
  Следующее мгновение продлилось считанные секунды, но ошеломило настолько, что мне понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя: он повернул голову и посмотрел мне в глаза. Это было похоже на гипноз, казалось, вся моя жизнь сосредоточилась в его взгляде, кровь в венах забурлила. Затем он опустил взгляд на мои губы, и я перестала дышать. Гудок автомобиля заставил нас подпрыгнуть. Оказывается, мы стояли на перекрестке, а нетерпеливые водители, таким образом, подгоняли нас ехать на зеленый свет. До самого дома мы ехали в молчании, а я пыталась осмыслить, что же со мной происходит. То, что такого я еще не испытывала ранее казалось мне очевидным, но как к этому относиться я еще не решила.
  Когда мы подъехали к моему дому, мотор затих, и в салоне повисла звенящая тишина, мое сердце забилось с такой силой, что казалось, будто его должен слышать весь квартал. Стараясь избегать его взгляда, а вернее того действия, которое он на меня оказывает, я наконец выдавила из себя слова прощания и, как всегда происходит в тех случаях, когда я смущаюсь и не знаю, что сказать, начала нести всякую чушь:
  - Максим, большое спасибо, я бы еще долго добиралась до дома, если бы не ты. А день у меня сегодня такой "удачный", что точно бы что-нибудь по дороге забыла, или меня окатили бы грязью с ног до головы или, еще лучше, опять напоролась бы на каких-нибудь пьяниц и пришлось бы применять свой фирменный удар локтем под дых. А может и того лучше: кто-нибудь опять заехал бы мне по лбу и пришлось бы собирать искры, высыпавшиеся у меня из глаз. - Я нервно хихикнула и подумала, что я полная дура. - Н-да, ну ладно, я пойду.
  Я еще раз коротко взглянула в его сторону и собралась выходить. Но застыла на месте, удивленная реакция моего спутника на глупую болтовню. Он как то странно медленно повернул голову, лицо превратилось в маску, а глаза так потемнели, что стали темно фиолетовыми. Честно говоря, я перепугалась не на шутку, а он произнес только одно слово, и то, как я подозреваю, с трудом:
  - Рассказывай.
  Каким-то внутренним чутьем я поняла, что он хочет услышать о том, что произошло между мной и теми мужчинами из метро. Позже, подобное знание показалось мне иррациональным, ведь я много чего тогда ему наговорила. Но в тот момент я выложила ему все события сегодняшнего дня, стараясь свести все к шутке и подчеркнуть, что со смой такое случается крайне редко. Все это время он сидел глядя вперед себя и не проронил ни слова. Когда я закончила свой рассказ, то еще раз поблагодарила его за все и собралась уходить.
  - Я тебя провожу.
  - Куда? - не поняла я. - Мы же уже приехали?
  - До квартиры. - Сказал он тем же ровным тоном.
  "Не может быть. И этот туда же, пару часов знакомы, а уже домой набивается." - Подумалось мне. Он увидел выражение моего лица и, видимо, без труда прочел все, что я думаю. Синеглазый, после моего рассказа его глаза, слава Богу, приняли прежний цвет, тяжело вздохнул и сказал:
  - Алиса, поверь, я не собираюсь набиваться к тебе на чай или кофе, просто этот неудачный для тебя день еще не закончился и я хочу убедиться, что он закончится благополучно.
  Я не стала спорить, тем более, что подобная забота была мне даже приятна, да и вряд ли он стал бы слушать мои возражения. Лифт как всегда не работал, поэтому мы пошли наверх пешком. Подъем завершился вполне благополучно, и, когда мы подошли к моей двери, я повернулась к нему, чтобы еще раз поблагодарить. Это было ошибкой, потому что наши глаза снова встретились. Я вдруг остро ощутила, что в подъезде нет света, видимо соседские хулиганы опять постарались, что мы стоим рядом и что он такой высокий, сильный, опасный.. желанный. Смесь этих чувств буквально пригвоздила меня к месту, а голова стала кружиться от переполнявших меня эмоций. С ним, видимо, происходило что-то подобное, потому что он судорожно вздохнул и сцепил руки за спиной.
  - Ты завтра куда-то собираешься?
  Вопрос был довольно неожиданным, поэтому я на него ответила:
  - Да, мне нужно к десяти в издательство.
  - Я заеду за тобой к девяти. Пока. - Он резко развернулся и быстро зашагал по ступенькам.
  Обалдевшая, я зашла в квартиру. "Да, сегодня меня ожидает бессонная ночь, столько всего надо обдумать, что голова идет кругом."
  Однако, я так устала, что меня хватило только на поход в душ и на сушку волос. Хотя я бы заснула и с мокрыми, но мне страшно не хотелось проснуться с вороньим гнездом на голове, поэтому пришлось сделать над собой усилие. А потом я просто вырубилась, как только моя голова коснулась подушки.
  
  
  
  Глава 6 Выбор
  
  Всю дорогу домой я обдумывал то, что сегодня произошло. Я даже толком не помню, как миновал башню миров и видел ли леди Мору. Я вспоминал первое мгновение встречи наших глаз, когда я пережил такие эмоции, о существовании которых даже не подозревал. Заново переживал те неповторимые ощущения, когда она оказалась у меня на руках, и я мог ею любоваться, не боясь напугать своим излишним вниманием, а когда она чуть было не ответила на мой поцелуй... А та атмосфера, которая возникла между нами в машине? Казалось, сам воздух между нами был наэлектризован!
  Потом я вспоминал ту душераздирающую ненависть, которую я испытал к тем мужланам, которые посмели ее напугать, и сильнейший страх за нее саму. Что если бы та встреча с пьяными закончилась не так удачно, если бы с ней что-то случилось, если бы она не оказалась такой находчивой, смелой, если бы их грязные руки прикоснулись к ней! В общем, куча всяких если, которые приводили меня в бешенство при одном только воспоминании о ее рассказе! Только то, что она сидела тогда рядом со мной целая и невредимая, смогло меня хоть как-то успокоить. В тот момент мне казалось, что опасность поджидает ее за каждым углом, поэтому я решил проводить ее прямо до двери. А впредь дал себе зарок, что постараюсь сделать все, чтобы она передвигалась под охраной. Это, конечно, не так просто как кажется, но я что-нибудь придумаю.
  Однако, я не учел каким испытанием окажется для меня простое провожание до двери! На ее лестничной клетке не было света, что я сразу про себя отметил и решил исправить при первой же возможности, и я особенно остро ощущал ее присутствие, запах волос, хрупкость плеч, а когда она взглянула мне в глаза, мысли в голове перепутались настолько, что я с трудом соображал. Меня с головой захлестнули эмоции такой силы, что мне стоило огромного труда себя контролировать. Поэтому я распрощался с ней как можно быстрей, не забыв, правда, назначить на завтра встречу, и как в бреду спустился по лестнице, стараясь не бежать, и до боли стискивал за спиной пальцы, только чтобы не схватить ее в охапку и не натворить глупостей прямо там, на лестничной клетке.
   Все то время, пока Алиса была в обмороке Серж и Габи объясняли мне, что теперь мне нужно будет научиться контролировать бешенную бурю эмоций, которую вызывает у меня это девушка. Очень просто забыться и начать проявлять свои, мягко говоря, сильные эмоции. Однако существовала одна очень серьезная проблема: Алиса не имеет понятия, что с ней, с нами происходит. Поэтому Габи мне твердила как заведенная, что я не должен торопиться и дать ей немного времени, чтобы что-то для себя понять и решить, иначе она примет нас всех за психов, и ни какая взаимная тяга не заставит ее выслушать меня и принять происходящее как должное.
  Существовала еще одна проблема, которая беспокоила меня не меньше, однако с ее решением пока можно было и повременить: как воспримет наше общество подобный союз? Надо сказать, несмотря на всю широту взглядов моего народа, мы многие века считали людов ниже себя во всех отношениях, и пока подобная любовь была не возможна, все стояло на своих местах. Теперь же для многих мир перевернется, ведь тогда получается, что люды приблизились к нам по степени развития психоэмоциональных и интеллектуальных ресурсов. А это настоящая революция, которой у нас не было многие тысячелетия. Я почти вижу, какие бурные дебаты нас всех ждут, и то, как не однозначно воспримет нашу любовь общество. Главное, конечно, чтобы эта любовь была нашей, а не сугубо моей. Хотя, я совершенно не представляю, что будет, если она не ответит на мои чувства? Смогу ли я тогда оставить ее в покое и жить как жил до этого? Хотя, тут, видимо, нужно ставить вопрос по-другому: Смогу ли я жить вообще?
  Нет, сейчас я об этом думать не буду, иначе моя голова разлетится на части. Пока стоит сосредоточиться на другом: мне нужно написать рапорт о выполненном задании. Да уж, такое впечатление, что все это было как минимум год назад, о то и в прошлой жизни. Ну, в общем, так оно и было.
  
  Когда я зашел в дом, то почувствовал, что не один. Странно, сегодня я не ожидал гостей. Автоматически рука нащупала оружие. В Запретной городе было запрещено использование любого вида оружия без специального на то разрешения, ведь любая человеческая жизнь считается бесценной. Однако я был стражем первого уровня, поэтому у меня всегда при себе был модулятор силового поля. По форме я бы сравнил его с людовским пистолетом, только стреляет он не пулями, а регенерирует силовое поле, которое просто напросто отбрасывает нападающего на приличное расстояние. После такого падения отнюдь не каждый сможет быстро прийти в себя.
  - Максим, опусти оружие, не хотелось бы быть оглушенным собственным офицером. - Послышался знакомый голос.
  Я приложил руку к сенсорной панели на стене, и дом залился светом, а из динамиков полилась приятная, тихая музыка. Передо мной стоял мой начальник. Он был среднего роста, сильный и подтянутый. На приятном волевом лице светились умом карие глаза.
  - Странно вас здесь видеть лорд-военачальник. Нужно было просто послать за мной.
  - Боюсь, что нам лучше поговорить здесь. Извини, что зашел без приглашения.
  Я сделал рукой приглашающий жест, а сам начал раздеваться.
  - Располагайтесь, мой дом в вашем распоряжении. Надеюсь, вы недолго меня ожидали.
  В первое мгновение я удивился тому, что он беспрепятственно попал в мои владения, но быстро вспомнил, что все сигнализации и защитные барьеры в Запретном городе, ну или, по крайней мере, северной островной части, контролируются нашей службой. Так что нечего было удивляться, что Такиш их просто отключил.
  - Я прибыл перед твоим приходом. Мне доложили, когда ты пересек границу.
  - Я весь внимание, если вы лично пришли ко мне, значит случись что-то важное.
  - Ты прав, однако я хотел бы сначала узнать, чем закончилось твое задание.
  Последние слова он произнес, удобно усаживаясь в одно из кресел в гостиной. Я последовал его примеру, а затем кратко изложил подробности выполненного задания и пообещал передать ему все это чуть позже в пэлектронном виде.
  - Значит, он еще не приблизился в своих исследованиях на столько, чтобы стать опасным?
  - Нет, не приблизился, однако, при достаточном количестве времени и солидном денежном вливании, как мне кажется, мог бы.
  - А ты уверен, что он сам разработал эту идею, может кто-то ему посоветовал этим заняться или направлял по этому пути? - Было видно, что этот вопрос крайне интересует лорда-военачальника.
  Я еще раз взвесил в уме все, что мне стало сегодня известно, и ответил:
  - Нет, судя по всему, он сам был инициатором этих исследований, я не видел, чтобы его кто-то поддерживал в этом.
   - Что ж, и эта нить оказалась не той...
  Повисла пауза, которую я, все таки, решил прервать.
  - Лорд-военачальник, может, вы все же расскажете, что вас привело ко мне в столь не урочный час?
  Он смерил меня оценивающим взглядом:
  - Думаю, тебе можно доверять... Кто то уже довольно давно ведет исследования, связанные с пространственной материей. И сейчас, по всем признакам, этот кто-то уже заканчивает подготовку к созданию еще одной мини вселенной. Как ты знаешь, это приведет к гибели мира людов, как это отразится на нас не возможно даже представить.
  - И как давно идет подготовка?
  - Достаточно долго, чтобы полюса Земли начали изменяться. Мы заметили первые подвижки лет тридцать назад, но сначала не придали этому значения, природа может изменяться и без нашего влияния.
  Меня пробрал холод от таких новостей.
  - А магнитные полюса?
  - Они тоже, и еще много признаков, которые уже давно отслеживают наши ученые. Изменения идут практически так же, как при создании Запретного города.
  - Но если это так, то ваши ученые давно уже должны были обнаружить источник этих изменений по уже имеющимся данным.
  - Ты прав. Но они не могут. Дело в том, что изменения происходят почти так же, но не так. Появляются такие искажения, которых не было ранее. Все наши попытки найти источник изменений ничего не дали, каждый раз параметрический анализ уводит нас по совершенно разным координатам.
  - Заговор теней какой-то. Не может быть, чтобы не было даже какой-нибудь теории! - Я был просто в недоумении от таких новостей.
  - Теория есть, - произнес он, растягивая и взвешивая каждое слово,- но если она подтвердится...
  - Что за теория? - Не выдержал я, меня уже начала раздражать его манера ходить вокруг да около.
  - Материю расширяют в Запретном городе.
  Эта новость могла бы иметь эффект разорвавшейся бомбы, если бы об этом узнали. Мои мысли начали работать с невероятной быстрой, и вывод, к которому я пришел, был не утешительным:
  - Если это произойдет здесь, то погибнет не только мир людов, Запретный город тоже изменится навсегда.
  - А если конкретнее, то все мы, скорее всего, погибнем, уцелеет лишь горстка и те, кто это затеял.
  - Но зачем, ради чего? Ведь это кто-то из людей Запретного города! Все знают чем закончились подобные опыты в прошлом, я не верю, что кто-то может желать повторить подобное!
  - Максим, ты живешь по своим представлениям, в том мире, который желаешь видеть. Запретный город уже давно не тот, каким ты его представляешь. Ты не был при дворе, и не знаешь всех интриг и сплетен. Император стар, а прямого наследника у него нет, как и императрицы тоже. Поэтому правом на трон будут обладать его племянники, потому что, как ты знаешь, его брат с сестрой погибли сорок лет назад от несчастного случая. Станислав оставил после себя Васса, который на первый взгляд в престолонаследии особенно не заинтересован. Со стороны сестры остался Георгий, который тоже имеет все права на престол. Как ты знаешь, по нашим законам, если у Императора нету детей, то он должен выбрать себе преемника из самого близкого круга родственников по крови. Этот выбор оглашается на третий день после смерти Императора.
  - Спасибо, конечно, за экскурс в историю, но к чему вы все это мне рассказываете?
  - А к тому, чтобы ты понимал, что угроза подобного масштаба может сильно изменить рокировку сил и служить огромным рычагом влияния. Что будет, если в процедуру престолонаследия вмешается кто-то, в чьих силах будет уничтожить Запретный город?
  - Вопрос только в том, кто держит этот рычаг, кто-то из племянников или некто третий, способный сместить их всех или поддержать кого-то одного?
  - Тут все сложно, можно делать сколько угодно предположений. Пока у нас не будет доказательств, все это только пустые слова.
  Я задумался.
  - Кто-то готовил все это многие годы, и я не верю, что это наследники. Зачем все на столько усложнять? Здесь на кону целая вселенная. Человек, который все это затеял, скорее всего, хочет иметь власть гораздо большую, чем ту, на которую может рассчитывать. Мне кажется, что здесь может быть замешан кто-то из окружения императора, для которого трон стал вожделенной мечтой. Только я все равно не понимаю: каким образом можно использовать подобное оружие? Народ Запретного города никогда не покорится узурпатору, даже под страхом гибели. Такого никогда не было и не будет! Прецеденты ведь уже были.
  - М-да, мы многого не знаем, а с таким количеством информации можно делать любые выводы. Нам нужны факты, возможность хоть за что-то ухватиться. - Его кулак сжался, как бы хватая какую-то не видимую нить. - Но пока все впустую,- кулак разжался, и ладонь легла на глаза, а в голосе послышалась неимоверная усталость. - Я уже столько всего перебрал, поднял на ноги всех своих информаторов, но пока ничего.
  - А кто еще знает об этом?
  - Полный доступ к информации имеют только Император, лорд-протектор, я и теперь ты.
  - А что известно совету?
  - К сожалению, мы должны были посвятить их в кое какие детали. Они в курсе, что кто-то собирается открыть новую вселенную, но они не знают, что это происходит в Запретном городе. Пока не знают... Мы не хотим сеять панику раньше времени.
  - Какую же роль во всем этом вы отвели мне?
  - Ты должен охранять Императора.
  - Зачем? У него же своя гвардия?
  - Если предположения, насчет дележа трона верны, то только Император и его жизнь пока сдерживают того, кто стремится к власти на столько, что собирается манипулировать людьми путем угрозы создания новой вселенной. Поэтому мы постановили, что Императору нужен защитник, не успевший еще пропитаться дворцовыми интригами.
  - Вы не доверяете его личной гвардии?
  - Я сейчас никому не доверяю до конца, даже тебе.
  - Но я совершенно не разбираюсь в этих ваших дворцовых играх. Меня все это вообще никогда ранее не интересовало!
  - Значит заинтересует. У тебя будет возможность увидеть все со стороны, и, быть может, ты увидишь то, что ускользает от нас. - Металл в его голосе явно показывал, что он ожидает от меня только подчинения, а не рассуждений на тему "Хочу я чего-то там или не хочу."
  Я знал, что должен был согласиться, но я также знал, что тогда я не смогу покидать Запретный город и видеть Алису, тогда все останется по-прежнему и будет даже хуже, в сто, в тысячу раз хуже, потому что я буду знать, от чего отказался. Но я должен был сделать выбор, я должен был согласиться на предложение Такиша, потому что на карте стояла не одна моя жизнь, а жизнь всего человечества. Однако, стоило лишь об этом подумать, как мое сердце начинало разрываться на части.
  - Хорошо... но мне нужен небольшой отпуск перед заданием.
  Такиш в удивлении изогнул бровь.
  -Отпуск? Назревает конец света, а ты просишь отпуск? У тебя что-то случилось?
  - У меня ничего не случилось, но мне нужно закончить кое-какие дела в Москве.
  - И сколько же тебе потребуется для этого времени?
  - Три дня.
  В воздухе повисла долгая пауза. Такиш смотрел на меня изучающее и что-то обдумывал. Он знал, что я никогда бы не попросил для себя отпуск, если бы у меня не было для этого веских причин, очень хорошо знал это.
  - Я дам тебе сутки. Надеюсь, ты понимаешь, что время сейчас играет против нас.
  Я еле сдержал вздох облегчения. Сутки! Это было даже больше, чем я ожидал, но в тоже время так безумно мало! Но теперь у меня хотя бы был шанс.
  - Спасибо. Послезавтра я прибуду в Олимп для несения службы.
  Некоторое время мы еще обсуждали детали, связанные с моей миссией, и лорд-военачальник наконец покинул мой дом.
  - Господи, ну почему все это случилось со мной именно сейчас?
  На этот вопрос мне никто не мог дать ответа, поэтому я решил положиться на судьбу. Завтра многое решится, ждать осталось не долго.
  
  Глава 7 Утро надежд
  
  Мы бежали по ромашковому полю. Счастье захлестывало нас с головой. Он уже почти догнал меня, но я каждый раз уворачивалась, и его руки хватали воздух. Я повернулась и посмотрела на него. Наши глаза блестели азартом погони, а улыбки могли бы зажечь новое солнце. Наконец, он одним прыжком преодолел разделяющее нас пространство и заключил меня в объятия. Его руки были такими сильными, обнимали так крепко, что вырваться было бы не возможно, но я этого и не желала. Мы все еще не могли отдышаться после бега, а пульс с новой силой начинал свой разбег. Мы смотрели друг на друга и не могли насмотреться. Наконец, он опустил голову и сначала нежно, а потом все более требовательно начал целовать мои губы. Голова моя закружилась, а чувство ориентации в пространстве покинуло напрочь. Если бы он меня сейчас отпустил, я бы точно упала, но я знала - он будет держать меня крепко и не отпустит никогда!
  
  Звонок будильника как гром среди ясного неба разбил в дребезги мой сон и самая прекрасная в мире иллюзия испарилась. Я готова была кричать от разочарования, чертов будильник, не мог позвонить на полчаса позже. Но тут я вспомнила, что эта самая иллюзия будет меня ждать у подъезда через сорок минут и остатки сна сдуло безвозвратно.
  Как в лихорадке я стала бегать по квартире и думать, что одеть, как накраситься, что обуть, как причесаться. В итоге мой выбор остановился на синем платье чуть выше колен с длинными рукавами, вырезом лодочкой и расклешенной юбкой. На глаза нанесла светлые тени, лишь чуть-чуть оттенив более темным оттенком по краям, затем тушь, немного пудры и помада. Волосы распустила, и кудряшки весело рассыпались по плечам. Поверх платья накинула кожаную курточку и любимый шарф с синими вставками. Осталось только обуться и я буду готова. Боже мой, как колотится сердце, я еще ни разу не собиралась так на свидание, да и свидание ли это? Человек просто предложил меня подвести, может он просто чувствует вину, за то, что ударил меня дверью до потери сознания и хочет хоть как-то ее загладить. Кстати, шишка, на удивление, почти не видна, хотя я все же постаралась прикрыть ее прядкой волос, и даже практически не болит, а вот обожженная нога все-таки дает о себе знать гораздо больше.
  - Блин, я же забыла надеть колготки, хороша, нечего сказать, в куртке и с голыми ногами. -Проворчала я себе под нос.- Где же я их положила...
  В этот момент мой взгляд упал на часы. Оказывается, я уже опаздываю на пятнадцать минут. Кое-как я нашла и надела на больную ногу колготки, обула черненькие сопожки и уже готова была вылететь за дверь.
  - Господи, а где моя статья! Вот балда! Ради чего я тогда туда еду? - И я с удивлением поняла, что меня совершенно не волнует издатель и моя статья, да вообще ничего, кроме этого синеглазого. - Бред какой-то.
  Чтобы отделать от наваждения я даже тряхнула головой, а потом быстро засунула необходимую папку и флешку в сумку и выскочила из квартиры. Только тогда до меня вдруг дошло, что он может забыть и вовсе не приехать. Внутри меня все колотилось от напряжения, когда я выходила из подъезда. Однако волновалась я зря - он ожидал меня прямо перед подъездом около своей машины.
  - Привет. Прекрасно выглядишь! Голова, не болит? - Спросил он, когда я подошла чуть ближе.
  - Привет, вроде бы все в порядке. - Мои губы сами собой расплылись в счастливой улыбке.
  Когда я подошла в плотную, он протянул руку и отодвинул волосы с моего лба.
  - А шишка все же есть. Прости меня, я не хотел, чтобы так вышло.
  Он смотрел на меня своими синими глазами, и я готова была простить ему все на свете, а его прикосновения волновали меня гораздо больше, чем я бы этого хотела.
  - Да ничего страшного, со всеми бывает,- пролепетала я отодвинувшись и постаралась прикрыть шишку волосами. Похоже, для этого синеглазого ничего не стоит меня смутить.
  - Ну что ж тогда поехали, - и он приоткрыл для меня дверь машины.
  Я опасалась, что чувственное напряжение, возникшее между нами вчера, сделает нашу поездку очень напряженной. Однако, Максим, сразу же начал забрасывать меня различными вопросами, что позволило мне более-менее расслабиться и отдаться беседе.
  - Алиса, расскажи мне о себе.
  - И что ты хочешь знать?
  - Ну, в общем то, все. - И улыбнулся обалденной улыбкой. - Где ты родилась, выросла, как жила, есть ли у тебя братья или сестры?
  - Так, стоп, об этом обычно не спрашивают при первой встрече. - Я хотела сказать "на первом свидании", но во время остановилась.
  - А у нас и не первая, а вторая, ты что забыла?- И та же улыбка тронула его губы снова.- Просто мне ужасно интересно, какая ты?
  - М-да, даже не знаю с чего начать.
  - Лучше всего с самого начала.
  Я уставилась на него в изумлении: неужели ему и правда это интересно? Однако, он всем своим видом показывал, что это так.
  - Ну что ж, тогда слушай, Я поведаю тебе историю своей необыкновенной жизни. - Сказала я и театральным жестом закатила глаза и заломила руку. Немного с ним посмеявшись, я начала:
  - Родилась я в деревеньке под Смоленском, в семь лет переехала с родителями в Москву, училась в школе, потом поступила в университет, сейчас...
  - Эээ, стоп, стоп, стоп. Такой скупой рассказ не достоин девушки, которая стала журналистом! Расскажи мне все это так, чтобы я тебя лучше понял, а не чтобы поставить галочку, что я что-то о тебе знаю.
  Такой поворот событий меня страшно удивили, конечно, я могла бы ему все рассказать и в совершенно другом ключе:
  "- Когда я только родилась, мои родители были учителями и жили в небольшой деревне около Смоленска вместе с бабушкой и дедушкой, а работали неподалеку в райцентре. Однако, как раз в это время, наступили те самые отчаянные девяностые. Не мне тебе рассказывать, что жизнь тогда была сложная, в стране был такой страшный кавардак! Много не хватало, и мы жили впроголодь. Наконец родители начали подрабатывать торговлей. Ездили на закупки, пропадали на рынках, поэтому по детству большую часть времени я жила с бабушкой и дедушкой в деревенском доме. Когда пришло время идти в школу, жить стало попроще, мы с родителями переехали в Москву. Они здраво рассудили, что там для меня будет открыто гораздо больше возможностей. К тому времени деда не стало, поэтому бабушка поехала с нами. Первое время было тяжело, и мы перебивались, как могли. Поначалу родители устроились работать учителями, но денег катастрофически не хватало, поэтому они опять стали подрабатывать торговлей, часто ездили на закупки, в свободное время опять пропадали на рынках, а бабушка продолжала за мной присматривать. Удивительная была женщина, она умела все на свете и была очень доброй и достаточно строгой, чтобы сдерживать мои юношеские порывы и направлять их в мирное русло. Потом стало полегче, однако родителей я дома чаще видеть не стала - у отца появился небольшой бизнес, мама ему активно помогала, и это требовало больших затрат времени. Можно сказать, бабушка меня и вырастила.
  К тому времени, как мне пришло время поступать в университет, родители решили перебраться в Питер. Они очень хотели, чтобы я отправилась с ними и поступала в учебное заведение там, однако здесь был мой привычный мир, мои подруги и знакомые. К тому же, именно здесь был университет, куда я хотела поступать. Бабушка, разумеется, осталась со мной. Ее не стало, когда я была на третьем курсе университета. После чего я сняла эту однокомнатную квартиру, благо родители на тот момент помогли, и переехала."
  Прокрутив весь этот рассказ в голове, я вдруг поняла, что совершенно его не знаю и не готова выложить все это, к тому же, я сильно смущалась и моя жизнь казалась мне совершенно обычной и скучной для столь длинного рассказа. Поэтому я рассказала все это гораздо короче. И под конец подвела итог:
  - ... Ну вот бабушки не стало и я переехала в эту однушку, где обитаю и по сей день. - Под конец мой голос совсем затих.
  - Ты скучаешь по своей бабушке? - Вдруг спросил он.
  - Да, очень...
  - А по родителям?
  - И по ним тоже... Они на самом деле очень понимающие и любящие, просто работа не позволяет им уделять мне больше внимания. Ведь они делали и делают все, чтобы я ни в чем не нуждалась и до сих пор мне помогают... А твои родители? Ты живешь с ними или отдельно? - Мне тоже было очень интересно узнать что-нибудь о нем.
  - Э нет. Ты еще не закончила свой рассказ. - Рассмеялся он.
  - А что ты еще хочешь услышать?
  - Ну например, ты еще учишься или работаешь?
  - Ну ладно... В этом году я окончила университет и стала журналистом, однако, найти работу оказалось не так-то просто. Но пару месяцев назад я все же устроилась в одну вполне приличную газету корреспондентом.
  Ну что? Я удовлетворила твое любопытство? Как видишь, ничем особенным моя жизнь не отличается.
  - Ошибаешься. Ты сама особенная и все, что с тобой связано тоже особенное. - От таких слов я даже покраснела. - А где твои родители сейчас, все также живут в Питере?
  Мне взгрустнулось, когда я подумала об этом, но все же ответила:
  - Да, они все также живут в Питере. Недавно папе там предложили преподавать экономику в университете, и это его ужасно обрадовало. Предложение от университета стало для него как манна небесная, ведь он всегда любил преподавать, просто по жизни его от этого отвело. А мама работает хранительницей очага и заодно помогает папе в бизнесе.
  - Ты часто с ними видишься?
  Меня удивил подобный вопрос и расстроил.
  - Не часто.- Только и могла я ему ответить. Я очень по ним скучала и ездила по мере возможности, но я привыкла к Москве, здесь мои друзья, работа, здесь я чувствовала себя дома. Я привыкла к этому неугомонному городу и, даже не знаю, но что-то держало меня здесь. И, как это ни странно, но теперь мне казалось, что этим чем-то был этот синеглазый. "Бред какой-то! Что за глупые мысли!?"
  - А ты? Теперь твоя очередь! Расскажи мне о себе! - Перешла я в наступление.
  - Обязательно расскажу, только по-моему тебя сейчас ожидает твой издатель, и мне бы не хотелось, что бы ты опоздала.
  Я оглянулась и поняла, что мы только что подъехали к месту назначения.
  - Ой, и в самом деле. Спасибо большое, что подвез. Ты меня очень выручил.- Я и не заметила, как быстро пролетело время, и даже расстроилась. Мне ужасно не хотелось сейчас с ним расставаться, но мне действительно нужно было идти, да и ему наверное тоже.
  - А сколько времени ты там пробудешь? - спросил он.
  - А что? - Спросила я с надеждой?
  - Просто у меня выдался свободный день, и я совершенно не знаю, чем заняться. Поэтому я был бы очень рад, если бы ты составила мне компанию.
  От подобной перспективы у меня даже голова закружилась. Но как я могу уйти на целый день с работы, если не показывалась там вчера? Тем более на носу выпуск номера и мне просто необходимо быть на месте!
  - Я думаю, что примерно через час буду свободна? - Вопреки всему ответила я.
  - Тогда ты не будешь против, если я тебя здесь подожду, и мы где-нибудь прогуляемся.
  - Не буду. До встречи.- Я выпорхнула из машины и счастливая отправилась на встречу с Горгульей.
  Время в редакции тянулось неимоверно долго. Первым делом я зашла к редактору и положила статью на стол. Я собиралась выйти, но Анфиса Петровна знаком попросила меня остаться: в это время она дочитывала что-то другое. Меня удивило подобное внимание к моей персоне, но я решила, что она хочет прочитать мою статью при мне и сразу высказать все претензии. Так и оказалось, только приступить к чтению у нее вышло отнюдь не сразу. Сначала у Анфисы Петровны постоянно звонил телефон, потом к ней беспрестанно кто-то заходил и уточнял какие-то детали следующего выпуска. Все это меня страшно раздражало, казалось каким-то пустым и ненужным. Наконец, она смогла уделить мне время и прочла статью. В этот момент я все же занервничала, а она внимательно на меня посмотрела и сказала:
  - Что ж, Алиса, статья получилась довольно сносной. Тебе лишь нужно будет подправить стиль вот в этом месте. - И она подвела то, что ее не удовлетворило ручкой. - За неимением другой ее напечатают. - Из уст нашего редактора это была почти похвала! Потом она посмотрела на меня поверх очков, которые одевала во время чтения и сказала. - Однако, советую тебе особо не обольщалась и продолжать усиленно работать. К тому же, тебе не мешало бы быть более собранной, если ты действительно хочешь сделать карьеру в этой газете.
  Я, конечно же, поняла шпильку в адрес моего вчерашнего поведения, однако то, что меня все таки напечатают, а на улице меня ждет самый обалденный в мире парень, наполняло меня чуть ли не эйфорией. И никакие шпильки не могли испортить моего настроения. Даже редактор сейчас казалась очень милой женщиной, и мне захотелось ее расцеловать. Но я взяла себя в руки и старательно делала серьезный вид.
  - Конечно, Анфиса Петровна, я сделаю все, что в моих силах, чтобы не допускать ситуаций, подобных вчерашней. К тому же у меня уже есть на примете очень хороший материал, которым я планирую заняться в самое ближайшее время.
  - Ну, ну. Иди, работай. - После чего проводила меня пристальным взглядом.
  Я проскочила мимо секретарши Алины, у которой снова было удивленное выражение лица, видимо, ее совершенно сбило с толку мое превосходное настроение, и подошла к Лане, с которой успела больше всех сдружиться за время работы в этой газете.
  - Лана, привет. Выглядишь сегодня умопомрачительно! - Подобное заявление было далековато от истины, потому что в дни, кода в редакции не было ее обожаемого Кости, она выглядела совершенно потерянной и даже как будто неопрятной. Однако, от моего замечания, она приободрилась и повеселела.
  - Спасибо. Да ты сама как будто светишься! - С изумлением заметила она. Я смутилась и покраснела.
  - Да ладно тебе... Слушай, у меня к тебе дело. Мне срочно нужно уйти на целый день. Прикроешь?
  - Что? У нас же работы не початый край!
  - Ну пожалуйста! За это я буду тебе должна все, что угодно! - Взмолилась я, и молитвенно сложила руки.
  Лана хмурилась и смотрела недовольно. Я уж подумала, что она мне откажет.
  - Ладно. Только потом расскажешь, куда это ты так спешно убегаешь! - Проворчала она.
  - Ммм! Спасибо! - И я тут же положила ей на стол свою статью. - Вот. Анфиса Петровна одобрила в печать, только нужно подправить место, подчеркнутое ручкой. Все, пока! Еще раз спасибо!
  После этих слов я постаралась поскорее скрыться из редакции, пока Лана не передумала мне помогать.
   Я выпорхнула на улицу полная радостных предчувствий, и они оправдались. Он ждал меня возле своей машины с охапкой пурпурно-красных роз. Таких красивых мне еще не приходилось видеть. Когда я подошла, он протянул их мне.
  - Спасибо. Я очень люблю красные разы.
  От его взгляда я покраснела не хуже этих самых роз.
  - Мне показалось, что это твои цветы, ты на них так похожа. - произнес он.
   Мне хотелось спросить, что он имел ввиду, но мое дыхание само собой сбилось и я поняла, что смотреть ему в глаза плохая затея. Все мои чувства обострялись каждый раз, когда он был рядом, а глаза были каким-то спусковым механизмом, который запускал какие-то невозможные реакции в моем организме. Неужели с ним происходит нечто подобное? Такие мысли возбуждало еще больше.
  - Может, прогуляемся? - Спросил он и прокашлялся, потому что голос его подвел.
  - Дда, я думаю, что это неплохая идея.
   Он взял меня за руку и крепко сжал пальцы. Мы побрели по улице. Ощущение от его прикосновения было странным, казалось, что моя рука создана для его руки, и безумно приятным. Мы медленно пошли вдоль улицы. Вдруг, мы очутились у того самого кафе, где я вчера грохнулась в обморок.
  - Ммм, знаковое место,- произнес он и улыбнулся.- Ты знаешь, я с утра так к тебе спешил, что даже не позавтракал, может, зайдем и перекусим?
  - Мне нравится эта идея, тем более, что я сама с утра забыла позавтракать.
  В кафе было много свободных мест, и мы выбрали самый укромный уголок. Есть, вдруг, захотелось страшно, поэтому мы выбрали по амлету с ветчиной и сыром, салат, сок и кофе с круассанами. Пока нам несли заказ я решила задать вопрос, на который так и не получила ответ:
  - Максим, ты обещал мне рассказать о себе.
  - Давай сначала поедим. Боюсь, рассказ получится долгим.
  Заказ принесли удивительно быстро, и мы с удовольствием поели, вся порция в меня, конечно, не поместилась, но Максим умял все под ноль. Когда на столе осталось только кофе, я повторила свой вопрос.
  - Ты обещал.
  - Обещал... Тут не все так просто. Боюсь, если я расскажу тебе все как есть, то ты посчитаешь меня психом. - Он смотрел на свои руки, лежащие на столе, и хмурил брови.
  - Ну, думаю, выводы я буду делать сама, так что рассказывай, возможно, все не так страшно.
  
  
   Глава 8 Лорд- протектор
  
  Лорд-протектор сидел в большом удобном кресле возле камина и размышлял. Это был еще крепкий на вид мужчина, однако седина уже тронула его виски и небольшую, аккуратно подстриженную бороду. В его голове прокручивалось сразу с десяток мыслей, некоторые из них переплетались, некоторые были совершенно не связаны между собой. Их все объединяло лишь то, что он хотел докопаться до истины. Но она, как пугливая лань, всегда ускользала от него. В дверь постучали.
  - Войдите.
  - Добрый день, лорд-протектор.
  Лорд Такиш увидел своего начальника как всегда разглядывающим пляшущее там пламя.
  - Это ты Ивар? Я уже тебя заждался. Могу я узнать, почему сегодня утром я не видел своего сына у покоев Императора?
  - Я расскажу вам все, что знаю, а вы сами решайте какие делать выводы.
  - Что-то в твоем голосе не предвещает ничего хорошего. - Его взгляд впервые с начала беседы оторвался от огня. - Рассказывай.
  - Вчера, как и было решено, я встретился с Максимом и поговорил с ним о тех проблемах, которые легли на наши плечи, о его роли и новых обязанностях. Он все понял, со всем согласился, но... прежде чем приступить к своим обязанностям, попросил три дня отпуска... за пределами Запретного города, в Москве.
  - Три дня в Москве? Зачем? - Лорд-протектор был явно сбит с толку подобными новостями.
  - Он не сказал зачем, но я дал ему сутки и послал своих лучших разведчиков проследить за ним.
  Лорд-протектор помрачнел и надолго задумался.
  - Что известно о его передвижениях на данный момент?
  - Около семи утра он покинул Запретный город и на машине отправился в район Химок, там он некоторое время ожидал некую Алису Строганову. Потом они вместе отправились на улицу Косыгина, где она зашла в здание издательства. Через один час пятнадцать минут девушка вышла, он подарил ей букет красных роз и они отправились в близлежащее кафе, где сейчас и пребывают.
  - Странно, странно, очень странно, - проговорил себе под нос лорд-протектор.- А что известно о девушке?
  - Да ничего особенного. Стандартная биография. Вот, можете ознакомиться.- И передал ему папку.
  - Журналистка? Что за бред? Что же может их связывать? Вы проверили ее связи? Возможно ли, что она может быть связана со злоумышленниками, которые растягивают материю?
  - Пока мы все проверяем, было слишком мало времени, чтобы узнать больше. Однако, я думаю, что если бы у Максима и правда были какие-то темные планы, то было бы слишком необдуманно с его стороны так рисковать встречаясь с этой девушкой сразу после нашей беседы.
  После некоторой паузы, во время которой лорд-протектор неотрывно смотрел в пламя камина, он произнес:
  - Боюсь, что попади он на службу в Олимп, у него просто не было бы другой возможности с ней встретиться. Доставьте их сюда, ко мне, обоих. - Металл в голосе лорда-протектора мог заставить сделать любого все, что угодно, однако лорд-военачальник проговорил:
  - Вы не хуже меня знаете, что людам запрещено находиться в Запретном городе. Уже тысячу лет ни один люд не нарушал границы.
  - А вы не хуже меня знаете, что эксперименты с материей не проводились гораздо больше чем тысячу лет. Мир на грани хаоса, а мой собственный сын подпадает под подозрение, и я хочу знать, что же на самом деле происходит. И если он виноват, то поплатится за это головой, а если нет, то, по крайней мере, объяснит, что его заставило забыть о долге и чести и болтаться в Москве с какой-то девицей людовского происхождения!- Лорд-протектор был так зол, что не мог держать свой гнев под контролем.
  - Как вам будет угодно.- Ответил лорд-военачальник Ивар из рода Такишей, поднимаясь со своего места. - Я пошлю за ними отряд быстрого реагирования.
  Лорд-протектор отрывисто кивнул головой.
  - Если они не подчинятся, можно ли применить силу?
  - Можете делать все, что угодно, но сегодня они должны быть здесь.
  Такиш исчез за дверью, а лорд- протектор закрыл глаза рукой. Его губы сами собой шевелились:
  -Максим, Максим, что же ты делаешь?
  
  
  Глава 9 Псих
  
  Я смотрела на него и выражала полную готовность услышать все что угодно, однако глубоко внутри мне было страшно услышать его правду. Мне почему-то казалось, что эта правда окажется мне не по зубам, и самое страшное, что все оказалось гораздо хуже, чем я даже могла себе вообразить!
  - Я не простой человек, вернее человек но... Ладно давай так: представь, что за долго до появления на Земле человека, на ней жили и другие народы, которые со временем вымирали, а на их месте появлялись новые. Теперь представь молодое деревце. Сначала у него растут одни веточки, со временем оно вытягивается ввысь, и появляются еще более молодые побеги, а более ранние веточки становятся сильными и могучими ветками. - Я поняла, что беседа будет очень необычной, но продолжала слушать. Может со временем я все же пойму при чем здесь ветки и деревья и меня перестанет мучить смутное чувство, что он надо мной издевается. - Так вот, я и мой народ являемся представителями более старой ветви, а ты и твой народ - более молодой, гораздо более молодой. Я начну с экскурса в историю моего народа, воспринимай все пока как сказку, тогда тебе будет полегче.
  Мои глаза округлились. Что значит мой/твой народ? Но я всем своим видом изобразила живейший интерес. Мне все время казалось, что сейчас он рассмеется и скажет, что все это шутка. Он еще раз глянул на меня и начал свой рассказ.
  - Наш народ появился примерно пятьсот тысяч лет назад. Развивались мы сначала как и люды.
  - Люды? - Переспросила я, когда услышала странное слово.
  - Да, люды. Так мы называем вас, вашу расу. Не перебивай меня, пожалуйста, и воспринимай все как сказку.
  Я, мягко говоря, была в недоумении, но кивнула головой, уверяя в том, что готова слушать и не перебивать.
  - Так вот. Развитие нашей расы можно сравнить и с вашей, однако, у нас все шло немного дольше, ведь условия жизни были гораздо жестче. Со временем, мы развили свои умственные и физические способности, и превратились в очень развитую и высокотехнологичную расу. По многим причинам наша раса стала господствующей на Земле. Наши ученые покоряли небо, космос, землю, моря и горы, и все меньше тайн оставляла для нас вселенная. Наконец, где-то четыреста тысяч лет назад, ученые нашли способ создания дополнительного пространства во вселенной.
  - Как это? - Не выдержала я. Рассказ все больше меня захватывал, и я действительно начала воспринимать все как сказку. "Если он решил таким образом подшутить надо мной, то я ему подыграю," - решила я.
  - Ну, вот представь, что земля - это воздушный шарик из которого клоун делает то собачек, то цветочки. Наши ученые нашли способ, как бы это сказать, растянуть и завернуть материю так, чтобы появился дополнительный сектор в уже существующем пространстве и времени.
  У меня ум заходил за разум, но я, все-таки, ухватила суть.
  - Значить у нашей вселенной появилось что-то вроде кармашка, дополнительного пространства?
  -Да, точно, ты молодчина! - радостно воскликнул он. - Только переходов они сделали не один, а четыре.
  - Т.е. наши вселенные соприкасаются в четырех местах.
  - Именно, а ты все схватываешь на лету. - Похвалил он.
  - Да уж, только меня, почему-то, это не радует. - Промычала я себе под нос.
  - Слушай дальше. Однако, все оказалось не так просто. За подобный эксперимент человечество заплатило слишком дорогую цену: магнитные и погодные полюса земли сместились, произошла полная разбалансировка природных сил и ресурсов. Поэтому на Земле начались различные катаклизмы, главные из которых - резкое похолодание в одной части планеты и потепление в другой. За несколько часов замерзли тропики и расплавились глыбы северных льдов. Планета еле выдержала этот эксперимент. Тысячи людей и миллионы животных погибли, а те, что остались в живых, были отброшены в развитии на сотни лет, многие знания были утрачены безвозвратно, а мир приобрел совершенно другие очертания. Новая вселенная досталась людям слишком дорого, поэтому они провозгласили ее запретной и забыли о существовании таковой на долгие тысячелетия. Впоследствии ее начали называть Запретный город и называют так до сих пор.
  Шло время, и, примерно двести тысяч лет назад, природа создала вас, еще одну ветвь на древе жизни. Сначала мы не восприняли всерьез ваше появление. Развивались вы довольно долго и сначала больше напоминали животных. Со временем, вы изменились на столько, что некоторые люди стали видеть в вас младших братьев, а некоторые, чего скрывать, рабов. Мы стали вашими богами, наставниками и ... хозяевами. - У меня вырвался нервный смешок. Шутка зашла слишком далеко. - Но так тоже не могло длиться вечно. Люды взбунтовались и начали войну против своих богов-хозяев. Вас оказалось гораздо больше, ведь, как оказалось, чтобы размножаться, вам не нужна любовь и желание иметь детей. Любая женщина вашего вида может родить от любого мужчины вашего вида. У нас все немного иначе. - Увидев вспыхнувший интерес в моих глазах, он быстро проговорил. - Я потом это тебе объясню. Пока слушай историю.
   Итак, значительный численный перевес, ярость и жестокость, которая превышала все мыслимые пределы, жажда свободы, власти и богатства твоего народа, привели к тому, что мы несли огромные потери. Тогда наш Император Тарий и его советники приняли решение оставить этот мир вам, людам, а самим укрыться в Запретном городе. Таким образом, мы сумели сохранить две ветви развития человека. Мы оставили вас, чтобы вы продолжали самостоятельное развитие, а сами построили свой мир заново.
  - Как благородно с вашей стороны. - Сказала я с сарказмом. - Только я вот не пойму, как это, как ты выразился, мой народ с помощью одной лишь запредельной жестокости смог выгнать с насиженных земель такую высокотехнологичную и развитую расу? - Меня уже начала раздражать абсурдность этого рассказа, и я указала ему на самый существенный промах во всей этой истории.
  - Не поверишь, но я сам много раз задавался этим вопросом. - Вполне серьезно ответил он. - Возможно внезапность нападения, возможно угроза жизни заложников. В нашей истории очень смутно описана эта часть. Я думаю, тут кроется какой-то секрет, но я не смог ничего узнать даже от своего отца... - Он ненадолго задумался, а потом улыбнулся и перевел разговор на другую тему. - А знаешь, мы постоянно приглядываем за вами и не даем совершать таких глупостей, которые привели бы к уничтожению наших миров. Мы даже торгуем с вами, только вам об этом не известно.
  -Значит, вы вмешиваетесь в нашу историю? - Теперь меня все это уже начало забавлять, ничего себе фантазия у парня. Вот только что мне теперь с ним делать?
  - Нет, только в тех случаях, когда это угрожает нам.
  - А ты тогда кем являешься в иерархии своего мира?
  - Я, Страж первого уровня северных врат Максим из рода Гриффинов.
  - Понятно, а что ты делаешь здесь, со мной? Я же вроде вселенным пока ничем не угрожаю. - В этом месте мне пришлось сдерживать рвущийся на волю смех. Однако с другой стороны мне стало его нестерпимо жалко.
  - Это сложный вопрос.
  Было видно, что пока он не готов на него отвечать.
  - Ладно, другой вопрос: В чем заключаются отличия между нашими расами?
  - Раньше истиной было то, что у нас такое же строение тела и внутренних органов, ну или почти такое, небольшие отличия в составе ДНК позволяют нам жить в несколько раз дольше. Ну и еще у нас все, что связано с деторождением, немного сложнее.
  - Интересно, и что же у вас там за сложности в этой области? Может, у вас еще и секса нет, и вы размножаетесь почкованием?
  Он рассмеялся, но потом вновь стал серьезным.
  - Все просто и сложно одновременно. Мы можем иметь детей только от того партнера, которого полюбим, или будем испытывать сильную симпатию, и только тогда, когда захотим этого оба.
  - Не понимаю, что в этом сложного, можно влюбиться несколько раз за свою жизнь, а симпатий испытывать и того больше, да и любовь бывает разная.
  - Это у вас любовь бывает разная, и влюбляться можно хоть сто раз на дню, а у нас любовь к женщине одна и на всю жизнь. Ты смотришь ей в глаза и с первого мгновения знаешь, что она будет с тобой всю жизнь и лучшего представить просто не возможно. Это волшебство, химия, бред, наваждение, каждый называет это по-своему, но наши ученые до сих пор не знают, как это происходит. С каждым годом любовь встречается все реже и скоро у нас не будет детей, а значит, мы обречены на вымирание. - Сказано это было довольно резко и даже со злостью в голосе. Видимо, он все же немного обиделся на мою ироничную реакцию на его рассказ. Поэтому следующий рассказа я решила задать вполне серьезно.
  - А разве люди и люды...
  - Нет.
  - Что нет? Неужели любовь между людьми и людами не возможна? - Когда я задала этот вопрос, то удивилась, что все внутри меня замерло, и лишь слабый росток надежды не давал упасть в бездну отчаяния. Что это со мной, и куда подевалась вся моя ирония?
  - Сексуальные связи вполне могут быть, но любовь...такого не было никогда.
  "Никогда, никогда, никогда"- это слово стучало у меня в голове и не давало легким принять в себя воздух. Мне казалось, что я начала задыхаться.
  - Но...- но он не успел закончить. К нам подошли двое молодых людей. Высокие светловолосые, со спины они могли бы сойти за близнецов, но лица их были разными как день и ночь. Тот что справа носил аккуратно стриженую бородку, у него были приятные черты лица и красивые серые глаза с длиннющими ресницами. В такого влюбляется каждая вторая девушка. А вот тот, что слева, вряд ли пользуется женским вниманием. Слишком большой лоб напирал ему на глаза, которые казались еле заметными, отчего он больше напоминал неандертальца, хотя тупым от этого не казался. Странно, одеты они были совершенно обыкновенно, но мне показалось, что они военные.
  - Максим, добрый день. Нам необходимо поговорить. - Сказал красавчик.
  - Добрый... подождите меня на улице, я сейчас выйду. - Он весь напрягся, но на лице оставалась все та же вежливая улыбка.
  - Боюсь, что нам нужно поговорить с вами обоими. - Проговорил неандерталец. - Как ни странно, голос у него оказался на удивление мелодичным.
  Максим молчал, и в воздухе повисло напряжение. На нас стали обращать внимание.
  - Хорошо, сейчас мы расплатимся и выйдем. Подождите нас на улице. - Наконец ответил мой синеглазый. Нет, не мой. Сумасшедший, пусть, я бы тоже сошла с ума вместе с ним, но он меня не любит, не может любить. Так уж он вбил себе в голову. Мне вдруг стало все равно кто эти парни и чего от нас хотят. Мной овладела полнейшая апатия, мир потускнел, а жизнь показалась пустой и ненужной.
  - Счет уже оплачен, мы можем выйти прямо сейчас.- проговорил один из них, не знаю кто, все равно.
  Я встала, Максим подал мне куртку, я оделась, "Все равно", машинально накинула шарф, "Все равно", взяла сумку, "Все равно", направилась к выходу, "Все равно". Тут меня несильно задел плечом какой-то парень, видимо он не удачно встал со стула, этого хватило, чтобы я пришла в чувство и снова начала различать звуки и окружающую обстановку. Господи, да что же это со мной творится? Из-за какого-то сумасшедшего я готова потерять связь с реальностью и наплевать на собственную жизнь! Нет, это нужно прекращать. И только тут до меня дошло, что эти двое представляют для нас угрозу, а синеглазый, похоже, во что-то меня втянул. Однако, неприязни за это я к нему не испытывала и лишь щемящая тоска продолжала стискивать грудь и не давала сделать глубокий вдох. Когда мы вышли на улицу, первым заговорил Максим.
  - Григорий, Гаврила, что случилось? Зачем я вам понадобился, да еще и со своей спутницей?
  - Наше дело выполнять приказы, а лорд-военачальник приказал доставить вас немедленно, обоих. - Проговорил красавчик, и оценивающе на меня посмотрел. - А ты неплохо развлекаешься тут. - И улыбка, которая появилась на его губах, мне не понравилась.
  - Не твое дело, чем я тут занимаюсь. И не смей на нее так смотреть, а то я выбью тебе зубы так, что ни один целитель не вставит. - Очень спокойно сказал Максим, но я различила настоящую угрозу в его интонациях.
  - Да ладно тебе, я просто пошутил. - Парень был явно удивлен его реакцией.
  - Нам пора, хватит болтать. - Угрюмо проговорил неандерталец, и мы пошли за ним следом. Максим взял меня за руку, а красавчик встал позади, замыкая процессию.
  - А куда мы направляемся? - Задал вопрос синеглазый.
  Неандерталец обернулся и смерил его долгим взглядом.
  - В Олимпию. - Буркнул он и снова отвернулся.
  - Не бойся, я с тобой, все будет хорошо. - Проговорил мне в ухо Максим.
  - Ага, не знаешь, почему меня это мало утешает? - Ответила я. Однако, тут я слукавила. Его присутствие меня здорово подбадривало и не давало страху взять надо мной верх. Меня только удивляло, что он их знает и спокойно идет следом, хотя я, например, прекрасно вижу, что нас не просто ведут, а конвоируют, а у наших провожатых под пальто спрятано оружие. Я его увидела во время беседы, когда порыв ветра растрепал не застегнутую одежду красавчика, хотя, может статься, что он специально продемонстрировал его нам.
  Странно, но мы шли по Воробьевым горам, там, где еще вчера я прогуливалась и пыталась собрать в кучу свои растрепанные чувства. Сначала мы шли по аллее, но затем они свернули на еле заметную тропку, которая петляла между деревьями. Дорожка огибала небольшую полуразрушенную башенку, окон и дверей в ней не было вообще и ее предназначение было совершенно невозможно понять. Однако, мои спутники остановились около нее, а потом случилось то, что заставило меня резко остановиться и усомниться в своем рассудке: здоровяк неандерталец надавил на какой-то камешек в стене этой башенки и перед нами возникла электронная панель. Потом он набрал ряд каких-то цифр, и стена башенки бесшумно отъехала в сторону. Внутри башенки было полно какого-то хлама, а на полу было что-то напоминающее болотце. Неужели они собрались туда идти? И вот здоровяк шагнул через порог. Несколько секунд я просто не понимала, что же произошло, а потом до меня дошло: он исчез, испарился, в общем, просто пропал. Если бы я могла, то я бы закричала, но у меня в горле разом пересохло, и ни один звук не мог из него выйти. Потрясение было слишком велико. Максим потянул меня за руку и опять прошептал, что все будет хорошо и что он рядом. Я механически пошла следом, но тут до меня дошло, что мы сейчас последуем туда же, и я, если верить в тот бред, который рассказал мне Максим, попаду в совершенно другую вселенную, а если верить глазам, то вообще пропаду в неизвестном направлении.
  - Нет, я туда не пойду.- Прошептала я.
  - Что? - не понял синеглазый.
  - Я туда не пойду! - Уже громче сказала я и вырвала свою руку из его ладони, отступила назад и развернулась боком, чтобы видеть обоих моих спутников. Я медленно отходила от них, и под моими ногами хрустели сухие листья.
  - Алиса, пожалуйста, у нас нет выбора, мы должны туда пойти. - Сказал Максим и протянул мне свою руку. Но я только пятилась назад и не хотела ничего слышать, мне вдруг стало страшно, очень страшно. Я смотрела на этих двоих и у меня внутри зарождалась паника. Что в сущности я знаю о них? Лишь то, что один из них псих, второй вооружен и опасен, а третий вообще исчез прямо на моих глазах. Я уже готова была развернуться и бежать что есть силы, когда почувствовала чьи-то руки на свое шее и легкий укол. Развернувшись, я увидела неандертальца, потом все перед глазами поплыло, и я почувствовала, что меня ловят сильные руки, последнее, что я успела различить в сгущающемся тумане, были синие глаза.
  Свет померк.
  
  
  Глава 10 Это уж слишком
  
  Если бы у меня тогда были свободны руки, я бы врезал Гавриле прямо в челюсть, но Алиса без чувств лежала у меня на руках, и мне оставалось только испепелять его взглядом. Только он от этого, к сожалению, даже не дымился. Стоит, конечно, признать, что другого выхода не было, потому что она впала в панику и никакие уговоры не убедили бы ее следовать за ними. Но только какое он имел право прикасаться к ней своими лапами!
  Сейчас она лежит в безопасности в гостевой спальне в доме моего отца, который находится в столице Запретного города - Олимпии. Меня же ведут к нему для разговора. Можно подумать я и сам дороги не знаю. Что здесь сегодня вообще творится? Зачем ему понадобилось тащить ее сюда?
  Я так задумался, что двери в его кабинет появились внезапно. Они были сделаны из крепкого дуба, массивные основательные, но в тоже время на удивление изящные, как, впрочем, и все в этом доме. Когда я вошел, отец, как всегда сидел около камина и глядел в огонь. Кабинет его был довольно большим. Одну из стен украшали головы различных животных, ведь отец был страстным охотником, а другую занимали стеллажи с книгами и свитками. Однажды я его спросил, зачем они ему, ведь в компьютерной базе можно найти все что угодно и не обязательно при этом захламлять полкабинета. На что он мне ответил, что есть такие знания, которые опасно доверять даже компьютеру. Как-то в детстве я попытался прочесть пару свитков, только закончилось это тем, что где-то сработала скрытая сигнализация, и отец отчитал меня так, что больше желания рыться в его книгах у меня не возникало. У окна стоял большой стол из такого же массива, как и двери и большое удобное кресло, однако, отец все равно больше всего любил сидеть у камина, который был произведением эльфийского искусства. Расы людей давно исчезнувшей с лица земли. Отец говорит, что пламя этого камина помогает ему заглядывать в суть вещей.
  Когда я вошел, он не встал мне навстречу, как делал всегда, и даже не повернул голову, а продолжал все также смотреть в огонь.
  - Здравствуй отец.
  - Ну, здравствуй... сын. - Проговорил он, и, наконец, посмотрел мне в глаза.
  - Что случилось? И почему ты приказал привести с собой Алису? Я чего-то не знаю?
  - Боюсь, что это я много не знаю.
  Сказано это было так скорбно и зло одновременно, что я даже опешил.
  - Что ты имеешь ввиду отец?
  - А то, что мой сын предатель и замышляет уничтожить целый мир! Максим, что с тобой случилось? Почему ты пошел на это и кому помогаешь?
  Я смотрел в его полные боли глаза и ничего не понимал.
  - Не понимаю. - Наконец сказал я. - Я никого не предавал, отец. Как ты мог такое подумать? Я столько лет верой и правдой служил нашему Императору, что твои слова у меня даже в голове не укладываются.
  - Ах, не укладываются? - Зло бросил он и встал, все также глядя прямо в глаза. - Тогда что же ты делал в Москве, в тот самый час, когда должен был нести службу у своего Императора?
  
   Я молчал. Я не знал, как объяснить ему то, что со мной сейчас происходит. Он же истолковал мое молчание по-своему.
  - А я скажу тебе, что ты делал. Ты встречался с девушкой, которая каким-то образом связана с теми, кто расширяет материю, чтобы предупредить их об опасности, о том, что мы знаем об их существовании и ведем активные действия в этом направлении. Я ведь прав, сын? Как ты мог связаться с людьми, которые хотят сравнять всех нас с землей?
   От таких обвинений вся кровь отлила от моего лица, а потом ударила в голову.
  - Отец, как ты можешь обвинять меня в таких вещах? Меня, своего сына! Кто как не ты должен знать меня лучше всех? Подумай и ответь мне: разве я на такое способен?
  Отец, смотрел на меня долго и испытующе. Наконец он проговорил:
  - Хорошо. Тогда расскажи мне, что заставило тебя идти на встречу с какой-то людовской девкой, вместо того, чтобы исполнять свой долг во дворце Императора?
  - Не называй ее так, отец, прошу. Я все тебе расскажу. Только ты должен понять, что то, что сейчас происходит со мной, с нами, еще не происходило никогда.
  Я рассказал ему все, что произошло со мной за минувшие сутки, о том, что и сам вначале не поверил в то, что случилось.
  - Я люблю ее, отец. Люблю так, как никогда и никого прежде. Я хотел тебе все рассказать, но позже, когда сам во всем разберусь. Я ведь даже не представляю, как все это воспринимает она, ведь она же люд. Может она меня, как раз, и не любит, может это подействовало только с одной стороны? Я вообще удивлен, что она не убежала от меня, как только я начал с ней объясняться. Мне так и не удалось с ней поговорить как следует, когда появились эти олухи. Да и знакомы то мы не больше суток. В общем, все пошло совсем не так как я хотел. - Тут я усмехнулся. - Я даже представить не могу, как все это дико звучало для нее и как она, должно быть, была сбита с толку и напугана. Прости отец, но я не мог просто так уйти и забыть ее, я должен был попытаться. Пойми, миры могут рухнуть и со мной, и без меня, а я так и не узнаю, что такой любовь, хотя она была совсем рядом, только руку протяни.
  Я смотрел на него и все ждал, что он мне ответит, поймет ли меня, поверит ли. А он долго-долго смотрел в огонь, прежде чем сказать хоть что-то. Когда он вновь посмотрел на меня, в его глазах светилась надежда.
  - Знаешь ли ты, что все это значит?
  Я не мог понять, что он имеет ввиду.
  - Это значит, что если ты говоришь правду, то у нас есть надежда. - Он улыбнулся и продолжил. - Сейчас я расскажу тебе то, что все давно и без меня знают, только боятся себе в этом признаться... Наш народ вымирает. Мы уже не способны любить и иметь детей. Габи и Серж - редкое исключение, но даже они пока не решаются на этот ответственный шаг. Я не знаю почему, думаю, они не хотят, чтобы их ребенок стал одним из последних живущих на земле человеком нашей расы. Я уже подумал, что наше время на этой земле вышло. Но, оказывается, наше спасение в людах. Как странно...
  - Отец, но ведь это все не точно. Я не знаю, ни как она ко мне относится, ни сможем ли мы иметь детей!
  Он опять перевел взгляд на огонь и тихо проговорил:
  - Возможно, вы и не сможете, но мир, в котором появляется любовь, уже становится на шаг дальше от исчезновения... - Тут он вновь посмотрел на меня. - Однако, это все лирика. А вот как воспримут все окружающие...вот это вопрос.
  - Я думаю, нам пока рано о чем-либо рассказывать. Алиса сейчас без сознания и я даже не знаю, простит ли она меня за то, что я ее сюда притащил. - Закончил я совсем уж тихо.
  - Сейчас я тебе скажу одну вещь, после которой ты будешь считать меня циником... - Лорд-протектор замолчал, поглядел немного на пляшущее в камине пламя и продолжил. - Ты должен как можно быстрее затащить ее в постель и попытаться сделать ребенка.
  Когда я это услышал, у меня отвалилась челюсть, при чем в прямом смысле, а глаза расширились до невозможных размеров. Когда отец это увидел, то счел необходимым пояснить.
  - Максим, пойми, никто не поверит в вашу любовь и даже в таковую возможность, ведь такого никогда не было, пойми, НИ-КОГ-ДА! Я, твой отец, и то, скорее поверил в предательство собственного сына, чем подумал, что ты можешь влюбиться в людовскую женщину. Да и сейчас, уж прости, все это звучит как-то не реально. Поэтому, убедить наше общество можно только одним путем: нужны доказательства, нужен ребенок.
  - Я понимаю, отец, но если у нас не выйдет или она меня вообще не захочет?
  - Странная формулировка, "не захочет", ты мой сын или нет?! А если не выйдет, то мы все равно попытаемся донести все до людей.
  - Но мне нужно время.
  - Конечно. Вы поселитесь здесь, в Олимпии, у нас в доме. Она будет почетной гостьей, а ты, как и предполагалось, будешь служить императору в Олимпе. Мне в самом деле нужна твоя помощь. Я не знаю на кого могу положиться, а ситуация у нас не самая лучшая.
  - Хорошо, но только как объяснить все это ей?
  - А это уже твоя проблема. - И он встал, показывая мне, что разговор окончен.
  - Хорошо, отец. -И я развернулся, чтобы уйти.
  - Максим, подожди. Она должна показаться нашему домашнему целителю, и он должен сделать официальное заключение.
  - Зачем? - Не понял я.
  - Если она забеременеет, у нас должны быть доказательства, что это произошло здесь и от тебя.
  Я покраснел так, что даже глаза заслезились, а ведь считал себя еще тем циником, не способным на подобные проявления чувств.
  - Хорошо. - Выдавил я и бросился к выходу, пока отец не придумал еще чего-нибудь.
  Но его последние слова все же нагнали меня у двери:
  - Думаю, лучше провести осмотр, пока она еще спит.
  Я закрыл дверь и с пылающей головой пошел прочь.
  
  
  Глава 11 Новый мир
  
  - Алиса...Алиса, проснись. - Прошептал чей-то голос.
  Я понемногу стала приходить в себя. Ощутила легкие ласковые прикосновения к своим волосам, и тот же мягкий знакомый голос продолжал звать меня. Я открыла глаза и увидела своего синеглазого. Как приятно было видеть его сразу после пробуждения. Я смотрела на него, грелась теплом его глаз и улыбалась сама. Но тут его улыбка угасла, и на лице появилось виноватое выражение.
  - Алиса, прости меня, пожалуйста, я правда не думал, что все так выйдет, и ты попадешь в мой мир таким образом.
  Тут я огляделась и поняла, что лежу на огромной пастели с прозрачным балдахином. Комната, в которой я находилась, отличалась от любой, которую я видела ранее. Стены и потолок были расписаны так, что создавалось ощущение, что находишься в беседке в каком-то парке. И, глядя на потолок, создавалась иллюзия, будто над тобой стеклянная сфера, дающая возможность глядеть в небо на проплывающие мимо облака. Все в этой комнате было гармонично и приятно глазу, даже детали, вроде тумбочек, софы, трюмо казались продолжением сада, в котором, как казалось, находится моя мнимая беседка.
  - Где я? - непонимающе спросила я.
  - Мы находимся в доме моего отца, в Олимпии, в Запретном городе. - Ответил он и испытующе посмотрел на меня.
  Вот тут на меня обрушились все воспоминания за минувшие сутки, и я даже подскочила на кровати, села и натянула одеяло до подбородка. Оказывается, меня кто-то переодел, и я лежала в просторной белой ночной рубашке, и кружева невероятной красоты украшали ее вырез лодочкой. За окном поднималась заря и я поняла, что проспала полдня и целую ночь. Где-то внутри меня неотвратимой волной поднималась паника.
  - Что я вам всем сделала? Почему я здесь нахожусь? Какой, к черту, Запретный город? - Вырвалось у меня первое, что пришло на ум.
  - Алиса, поверь, я не хотел, чтобы все так вышло. Но одно недоразумение, привело к тому, что ты сейчас находишься здесь.
  - Какое еще недоразумение?
  - Я тебе обязательно обо всем расскажу, только чуть позже. - Уклончиво ответил он.
  Я лихорадочно соображала.
  - Ну а теперь, как я понимаю, недоразумение улажено?
  - Да, улажено. Только, боюсь что, пока ты все равно не сможешь вернуться домой.
  - Почему? Я что, в заложниках? - Страх накатил новой волной.
  - Нет, что ты! Ты моя гостья. Пойми, в Запретном городе не было людов уже более тысячи лет, поэтому нам придется уладить некоторые спорные вопросы, возникшие из-за твоего появления здесь. - Очень уж туманно ответил он.
  У меня вырвался нервный смешок. Раз уж он сумасшедший, то лучше ему подыграть, решил я.
  - Так это что, все правда: и рассказы про другую вселенную и древних людей?
  - От первого до последнего слова - правда. - Очень искренне ответил он.
  - Все равно, я ведь попала сюда не по своей воле! Это те двое меня сюда притащили! - "Или трое, ты тоже там был, но ничего не сделал, чтобы их остановить!" Но вслух я этого не сказала.
  - Ты права, только пока, некоторое время тебе нужно будет пожить здесь.
  - Но зачем? Я же ни в чем не виновата? Тем более, что меня могут хватиться. У меня там остались мои родители, друзья, работа, наконец. Меня точно будут искать! - Это был последний аргумент, который пришел мне в голову.
  - С этим мы разберемся. С твоего электронного ящика будут отправлены письма с предупреждением о твоем отъезде на неопределенный срок ну, скажем, в Карелию. Там в некоторых местах плохо ловит интернет и телефон, поэтому ты не сможешь некоторое время выходить на связь. Ты сама напишешь эти письма и выберешь, кому их отправить.
  - Но зачем мне туда ехать?
  - Ты же у нас журналист. Знакомые предложили тебе приехать к ним для того, чтобы написать об их крае несколько статей, которые помогут привлечь к ним туристов.
  - Я не могу так просто поставить всех перед фактом! Родители и друзья меня не поймут, а с роботы просто уволят!
  - Не переживай, наши люди все уладят. Однако, боюсь что с работой в этой газете тебе все-таки придется распрощаться. Прости...
  - Как это распрощаться!? Это же моя жизнь!
  - Прости, Алиса, я не хотел, чтобы все вышло именно так...
  Все, я оказалась загнанной в угол.
  - Но я не хочу здесь оставаться!
  - Но почему? - Сказано это было так, как будто он искренне верит, что лучше этого места невозможно и представить.
  - Да потому что я попала сюда не по своей воле, это не мой дом и тебя самого я практически не знаю!
  Наступило долгое молчание. Я не знала, какие еще придумать аргументы, чтобы он меня отпустил. Наконец, он заговорил:
  - Алиса, я не хочу, чтобы ты думала, будто у тебя нет выбора. Если все это так сильно тебя пугает и делает несчастной, я наплюю на все и отправлю тебя обратно в Москву. Только я прошу тебя, очень прошу, останься хоть не надолго! - В его голосе было столько мольбы и отчаяния, что я даже не сразу нашлась что сказать.
  -Зачем? - Только и могла я вымолвить.
  Он смотрел мне в глаза, и было видно, что он сомневается в том, нужно ли отвечать на мой вопрос откровенно. Наконец, в его взгляде появилась решимость, и он ответил.
  - Помнишь, я сказал, что любовь между представителями наших народов не возможна?
  Я кивнула головой, а сердце мое болезненно сжалось. "Ну почему он оказался сумасшедшим! Это не справедливо!"
  - Так вот, это не правда. То есть, было правдой до нашей встречи. Я не знаю почему и как, но я влюбился в тебя в тот самый миг, как заглянул в твои глаза. Это нонсенс, такого раньше никогда не было, но я точно знаю, что со мной это произошло. - Он смотрел на меня и мир вокруг менялся, его слова наполняли меня таким восторгом, что мне хотелось петь, но я понимала, что вся сложившаяся ситуация напоминает скорее Театр абсурда. - Я не знаю, что чувствуешь ты, - тут его голос дрогнул, - но я прошу тебя, останься ненадолго. Возможно, нам нужно время, чтобы понять, что между нами происходит. Сейчас сложные времена и я пока не могу тебе всего объяснить, но твое присутствие здесь очень и очень важно.
  Я смотрела ему в глаза и видела, что он говорит правду, внутри меня бушевала целая буря чувств и эмоций, поэтому я решила перевести разговор в другое русло, чтобы дать себе время опомниться, и не ответить ему согласием на эту безумную просьбу
  - Это ведь важно не только для тебя. Я права?
  Он опустил глаза и грустно проговорил:
  -Да, права.
  Я ждала продолжения и молчала.
  - Я уже сказал, что любви между людами и людьми никогда прежде не было, даже подобная возможность никогда не рассматривалась... Так вот, то что произошло с нами, - тут он запнулся и заметно погрустнел, - ну, или по крайней мере, со мной, может изменить весь наш мир.
  - Каким образом? Это же смешно! - Я пыталась его понять, но у меня слабо получалось. Причины его помешательства так и оставались для меня загадкой. При этом мне страшно мешала та буря эмоций, которая бушевала во мне, когда я смотрела на него и понимала, что он только что признался мне в любви!
  "Алиса, очнись!" - Я почти слышала, голоса своих подруг, которые попытались бы меня вразумить. - "Разве любой другой парень будет об этом говорить так откровенно на третий день знакомства, да и разве любой другой парень будет тебя похищать на второй? Он сумасшедший, псих, беги от него пока не поздно!"
  - Возможно, но я прошу тебя: останься, хотя бы ненадолго.
  Он так на меня смотрел, что сейчас я бы выполнила любую его просьбу. Голос разума утонул в глубине его глаз.
  - Хорошо, я останусь.
  Он улыбнулся такой лучезарной улыбкой, что я невольно улыбнулась в ответ. "Нет, из нас двоих сумасшедшая - это я."
  Некоторое время мы так и сидел, глядя друг на друга. Потом он встрепенулся и проговорил:
  - Ну что ж, мне сейчас нужно заступать на дежурство, и я хотел бы познакомить тебя с моими родными, чтобы тебе было веселее.
  На дежурство? Ах, да, он же по легенде страж какого-то там уровня... Бедный... Но тут, до меня, наконец, дошло, что он собирается меня познакомить со своими РОДНЫМИ! От этого мне почем-то веселее не стало. Познакомить с родными, подумаешь, видимо для него это пара пустяков. Чего ему беспокоиться, ведь это МНЕ нужно будет знакомиться с его родными, причем прямо СЕЙЧАС! У меня чуть не вырвался вопрос: "Они что, такие же сумасшедшие, как и ты?" Но я во время спохватилась. Может они самые что ни есть нормальные и прольют свет на причины безумия их сына.
  И тут я заметила, как странно он был одет. Он был как будто закутан в белое облако, присмотревшись, я поняла, что подобный эффект достигается при помощи длинного серебристого плаща, который одевался лишь на одно плечо и закрывал ровно половину тела. Плащ этот крепился к белому кителю по прямой линии от яремной впадины до плеча небольшими брошами, в виде солнца. На горле китель заканчивался стойкой, а длинной был до середины бедра. Лишь пуговицы, как и броши крепящие плащ, были серебристыми. Белые бриджи, обувь, поножи и перчатки тоже были белыми. Завершали эту картину длинный меч в белых с серебром ножнах, пристегнутый к его бедру белой перевязью и белый головной убор из какой-то легкой стали. Он был приподнят спереди и легкой волной опускался на затылок. Его он сейчас держал в руках. В общем, создавалось впечатление, что перед тобой стоит белая статуя, великолепная и величественная.
  -Ничего себе костюмчик! - Вырвалось у меня.
  - Это всего лишь традиционная форма личной гвардии Императора. - Мой взгляд упал на меч и он это заметил. - А, не обращай внимания, это тоже всего лишь дань традициям, мы давно уже ими не пользуемся. Представь, к этому всему еще и щит прилагается. - Усмехнулся он. - Никогда не хотел попасть в Императорскую гвардию... И вот, на тебе.
  -Ну да, конечно, Императорская гвардия, что может быть хуже. - Я старалась скрыть свою растерянность за иронией, а в голову впервые закралось сомнение: "Может, он говорит правду? Может он совсем не псих? Ведь, если он на самом деле собирается познакомить меня со своими близкими, не могут же и все они быть помешанными? Или они нарочно поддерживают его в этом помешательстве?"
  - Думаю, тебе захочется одеться перед знакомством.- Улыбнулся он.
  Я охнула и кивнула головой. Оглядевшись, я поняла, что не могу найти свою одежду. Тогда он подошел к стене и на что-то нажал. Стена тут же отъехала в бок, и передо мной появилась большая гардеробная. В ней, на одной из многочисленных полок, одинокой стопкой лежали мои вещи, выглаженные и аккуратно сложенные.
  - Думаю, сегодня вы с моей сестрой подберете себе новые наряды, а пока придется воспользоваться тем, что у тебя есть.
  - Спасибо, мне и своих вещей хватит. - Ответила я. "Я не рассчитываю задерживаться тут надолго."
  - Ну, поговоришь об этом с Марго. - И он как-то хитро улыбнулся. Что ж там за сестра такая?
  - А я думала, что у тебя только брат есть.
  - Не только, еще есть младшая сестра, Маргарита. Ладно, одевайся, я подожду тебя за дверью. - И он вышел.
  Чтобы одеться много времени не понадобилось. Только натягивая колготки, я вспомнила, что где-то тут должен быть ожег и нужно одеваться поаккуратнее, но к моему удивлению от ожога не было и следа, как я ни искала! Однако, думать об этом, и о том, кто меня переодевал в эту ночную сорочку у меня не было ни времени, ни особого желания.
  Меня все время преследовало стойкое чувство нереальности происходящего и я, наконец, поняла почему: Свет. Здесь была какая-то другая светопередача, как в старом цветном кино. Все цвета здесь были более мягкими и насыщенными. Видимо это и в правду другой мир. Или я просто напросто схожу с ума вместе с ним. Наконец, я выдохнула и вышла из комнаты.
  
  
  Глава 12 Новая жизнь.
  
   Сейчас я со смехом вспоминаю сомнения по поводу своего психического здоровья и то, как боялась встречи с его родственниками. Я действительно оказалась в другом мире, и знаю это уже точно. Слишком уж много доказательств было мне представлено. Что касается родителей, то само знакомство прошло на удивление гладко. Его отец оказался очень милым и, как-то по-старинному, галантным. Это был еще довольно молодой мужчина с сединой в волосах, которая ему необыкновенно шла. Когда Максим меня представил, он поклонился и поцеловал мою руку.
  - Доброе утро, Алиса. Рад с вами познакомиться.
  Я растерялась от такого обхождения, поэтому меня хватило только на то, чтобы пролепетать.
  - Я тоже рада, лорд Марк.
  Его мать сразу напомнила мне какую-то экзотическую птичку. Вся в ярких одеждах с располагающей улыбкой и веселыми глазами. Глядя на нее, я сразу поняла, на кого похожи братья из рода Гриффинов. Она была необыкновенной, казалось, от нее исходила такая энергия любви, что даже воздух вокруг наполнялся ею.
  - А это леди Эмилия, моя мама. - Представил ее Максим. При этом в этой простой фразе было столько теплоты, что я сразу поняла, что он ее безмерно любит.
  - Очень рада знакомству, леди Эмилия. - И это не было простой формальностью.
   Ну а с сестрой у нас возникла моментальная симпатия. Она была, казалось, моего возраста, невысокая ростом, тоненькая, изящная, такая же веселая как мать.
  - А меня зовут Марго. Я прихожусь сестрой этому бесцеремонному парню, который приволок тебя сюда без твоего позволения. - Представилась она полушутя. - Надеюсь, мы подружимся.
  - Я в этом уверена. - Улыбнулась я в ответ.
  - Что ж, до завтрака у нас еще есть около часа, думаю, мы сумеем потратить его с пользой. - Проговорила Марго и, взяв меня за руку, увлекла в свою комнату.
  Комната была просторной и светлой. Кругом было множество цветов, а обстановка вокруг говорила о тонкости вкуса и любви ее обладательницы к деталям. Мы подошли к окну от потолка до пола, выходящему в сад, и она усадила меня в удобное кресло, рядом с которым стоял небольшой столик, а сама тоже присела рядом в свободное кресло. Тут же скинув туфли, она поджала под себя ноги и облокотилась на спинку кресла. Ее поза была очень удобной и уютной, но я еще не решалась ее повторить.
   - Думаю, мой братец ничего тебе толком не объяснил и ты, как минимум, считаешь его психом.
  - Ну, я бы сказала иначе: он много чего мне рассказал, но менее ненормальным я его от этого считать не стала... Извини, Марго.
  - Что ж, тогда тебе стоит взглянуть на это. - И она нажала на какую-то кнопку на столике.
  То, что я увидела потом, сначала меня жутко напугало, а потом очень заинтересовало: Над столом засветился настоящий экран, вернее не настоящий, а голограммный. У нас я еще таких технологий не видела. Голограмма была такой четкой, что поверить, будто на столе нету телевизора было сложно. Дальше было еще интереснее. Делая пассы руками, Марго нажимала что-то на экране и наконец передо мной появилось очень реалистичное изображение, с выпуклостями и впадинами, никакое 3D изображение нашего мира не сравнится с тем уровнем изображения, которое я увидела в тот момент.
  - Вот смотри, сейчас ты увидишь краткий курс истории нашего мира, а затем решай сама: верить этому или нет.
  Я увидела примерно тоже, о чем мне рассказывал Максим, с той лишь разницей, что вся эта истории пришла у меня перед глазами. По окончании фильма, Марго выключила телевизор. Кстати, за время просмотра она меня просветила, что на их языке телевизор звучит как голоэкзор.
  Некоторое время мы молчали.
  - Мне нужно некоторое время, чтобы все это осознать. - Наконец выдавила я.
  - Конечно, Алиса. Честно говоря, ты и так хорошо держишься. Что касается меня, то я даже не представляю, какой бы была моя реакция, будь я на твоем месте. Боюсь, что отнюдь не такой спокойной. - Пристально глядя на меня, сказала Марго. - Ладно, пошли завтракать. Наша кухарка Лотта печет очень вкусные блинчики.
  
  Блинчики Лотты и правда были выше всяческих похвал, родители Максима и Марго старались вести между собой непринужденную беседу, давая мне таким образом углубиться в свои размышления.
  Когда завтрак подошел к концу, Марго позвала меня осмотреть их дом. А посмотреть действительно было на что. Это был огромный особняк в три этажа, обставленный с необычайным вкусом, лишенный всего лишнего и кричащего. Все, что было в этом доме, имело историческую ценность, и могло бы привлечь внимание заядлого коллекционера.
  - На первом этаже располагаются гостиная, столовая, кухня, все подсобные помещения и комнаты для слуг. - Начала экскурсию Марго. - В гостиной и в столовой ты уже была, а все остальные помещения вряд ли представят для тебя большой интерес, так что пошли на второй этаж.
  Мы поднялись по большой красивой лестнице выше и она продолжила свой рассказ.
  - На втором этаже располагаются комнаты для гостей, пошли я тебе их покажу. Каждая из них представляет собой какую-то композицию и имеет свое собственное название. Вот эта, например, носит название "Комната у моря". Сейчас ты поймешь почему.
  Действительно, войдя в комнату, мне вдруг показалось, что я даже слышу морской запах. Все здесь было выполнено в легких постельных тонах, на столиках и на полу стояли различного размера и формы морские раковины, ноги утопали в мягком песочного цвета ковре, а на стене было нарисовано огромное раскрытое окно, выходящее прямо на море. В это мгновение Марго что-то где-то нажала, и картина ожила, а откуда-то послышался шум прибоя. Я даже ахнула от реалистичности, раскинувшейся передо мной картины. Казалось, что я прямо сейчас смогу позагорать на этом пляже и искупаться в море. Я даже подошла к стене-иллюзии, чтобы проверить ее наличие.
  - Умопомрачительно!
  - Так и есть. - Засмеялась марго. - Здесь, кстати, можно включить и ночной режим со звездами и лунной дорожкой. Хочешь, немного посидим здесь? Шум прибоя очень расслабляет.
  - Да, с удовольствием. - И мы расселись на стулья вокруг столика, стоявшего прямо перед импровизированным раскрытым окном. После некоторой паузы, я задала ей вопрос, который внезапно возник у меня в голове. - Здесь так запредельно красиво, даже не могу представить, что может быть в других комнатах?
  - Так уж и не можешь? Твои комнаты, например, называются "Беседка в саду". Там предусмотрено повышенное количество растений, я бы сказала эдакий хорошо продуманный мини сад, следить за которыми входит в обязанности нашего садовника, и голограммный потолок, на котором, при желании, можно видеть вполне реалистичное небо, с солнцем, облаками и летающими птичками.
  - Ничего себе! Я ни о чем таком даже не догадывалась!
  - Конечно, ведь ты и пробыла то там в сознательном состоянии всего несколько минут. - Рассмеялась она.
  - Ну да... - Мне почему-то весело от этого замечания отнюдь не стало. Я почему-то вдруг остро почувствовала, что не принадлежу к этому миру и что несмотря на всю эту красоту, просто хочу домой. Марго, видимо, заметила смену моего настроения, поэтому быстро встала со стула и пригласительным жестом предложила последовать ее примеру.
  - Ну все, хватит сидеть! Давай я тебе лучше покажу галерею произведений искусств рода Гриффинов.
  - Покажешь что? - Пасмурное настроение как ветром сдуло.
  - Ну, так сказать галерею, где собраны все наиболее ценные вещи собранные за многие века представителями рода Гриффинов, я часто называю ее сокровищницей.
  - Она что, находится в этом доме?
  - Конечно! Этот дом сам по себе представляет не малую историческую ценность, поэтому тут совершенно нечему удивляться. Пошли, это тоже здесь, на втором этаже.
  Марго провела меня мимо нескольких дверей, наконец, она толкнула одну из них, отличающуюся от других затейливым узором из какого-то металла, и начала рассказывать множество историй, связанных с каждым предметом, находящимся в этой комнате. Здесь действительно было на что посмотреть! И потрясающей красоты украшения и невиданное оружие, сделанное так искусно, что невольно останавливаешься и начинаешь им любоваться, и многочисленные вазы и даже кое-что из одежды. В общем, настоящий музей! Под конец я даже несколько устала от количества мелькающих перед глазами красивых ярких вещей и историй связанных с ними. Но, несмотря на это, я бы выслушала все, что мне сегодня рассказывала Марго, еще раз.
  - Марго, у вас просто умопомрачительный дом. Все было настолько интересным, что мне даже жаль, что экскурсия подошла к концу.
  - Если ты думаешь, что я показала и рассказала тебе хотя бы половину из того, что есть в это доме, то ты глубоко ошибаешься. - Усмехнулась Марго. - Поэтому, если тебе будет интересно я всегда к твоим услугам.
  - Спасибо! Никогда не думала, что мне доведется увидеть подобное.
  - Да уж, настоящий музей. - Усмехнулась она. - Родовой особняк Гриффинов. Однако, я здесь жить не люблю. - Увидев мои удивленные глаза, она пояснила. - Видишь ли, побывать в музее это конечно хорошо, но жить в нем... Когда-нибудь я покажу тебе свой дом. Там все гораздо проще и пригоднее для жизни.
  В этот момент она нечаянной зацепила рукой стоявшую неподалеку вазу, и та чуть не разбилась. Лишь чудом Марго успела подхватить ее у самого пола.
  -Ну вот, я же тебе говорила. - Выдохнула она ставя вазу на место. - Ладно, с экскурсиями на сегодня покончено. Пошли вниз. Там нас ждет мастер Претего. Он лучший портной на всех Олимпийских островах!
  - Он что, будет брать у тебя мерки?
  - Ну, мои мерки он давным-давно уже знает, а вот твои ему еще предстоит снять.
  - Но мне нечем заплатить ...
  - Послушай, ты у нас в гостях, не может быть и речи о деньгах! - Перебила она меня.
  - Марго, я не могу принимать подобные подарки!
  - Алиса, неужели ты хочешь опозорить меня и моего брата, расхаживая в этом наряде по улицам!
  - А что с ним не так? - Удивилась я и оглядела себя придирчивым взглядом. - По-моему, я неплохо выгляжу.
  - Выглядишь ты просто замечательно, но только не для нашего мира. Видишь ли, у нас все приличные дамы ходят в нарядах, закрывающих ноги до середины икры и ниже, ну, в крайнем случае, за колено, и то летом. К тому же это не прилично появляться в одном и том же наряде утром и вечером.
  Сама она была одета в платье длинного покроя, но такого же яркого цвета, как и ее мать. Поначалу я удивилась выбору именно такой цветовой гаммы, но со временем поняла, что они то как раз одеты совсем не пестро. Их платья сочетали не более трех-четырех ярких оттенков, и все они гармонировали между собой, в то время как наряды других обитателей Запретного города насчитывали не менее пяти-десяти, и это не учитывая более спокойных цветов, которые тоже присутствовали при составлении гардероба.
  - У вас что, вообще нет коротких юбок?
  - Ну почему же, есть. Только их носят лишь те, кто хочет более прозрачно обозначить род своей деятельности. - Она увидела мои изогнутые в удивлении и непонимании брови и добавила. - В общем, дамы легкого поведения.
  Я охнула, и порадовалась, что еще не успела выйти на улицу, а потом еще одна мысль заставила меня покраснеть.
  - И что твои родители обо мне подумали, когда я появилась перед ними в таком виде? - И я тут же уставилась на свои голые коленки.
  - О, не переживай, они в курсе того, как одеваются за пределами Запретного города.
  - Не думала, что вы такие снобы. Живете гораздо больше нашего, а испытываете подобные предубеждения в одежде!
  - Алиса, поверь, у нас в истории были разные моменты. Было время, когда мы вообще практически ничего не носили. Но нынче мода диктует свои условия, и мы, как ее преданные слуги, следуем ей. Уже несколько столетий наши дамы предпочитают одеваться именно так, не думаю, что тебе именно сейчас захочется рушить сложившиеся стериатипы.
  - Марго, тебе никто не говорил, что ты можешь уговорить кого угодно на что угодно? - Спросила я, тем самым соглашаясь на все, что она мне приготовила.
  Она лишь неоднозначно пожала плечами и загадочно улыбнулась.
  - Леди Маргарита, мадемуазель Алиса, леди Эмилия звала вас к обеду. - Поклонившись, проговорила молоденькая горничная, только что подошедшая к нам.
  Для меня подобное обращение было в новинку, и я чуть не прыснула со смеху, но вовремя сдержалась.
  - Ого! Неужели уже прошло так много времени! Алиса, кажется, время в твоем обществе летит незаметно! Пошли, надеюсь, мастер Претего составит нам компанию за обедом.
  Мужчин, кроме швейных дел мастера за столом не было и в течение обеда мы вчетвером увлеченно обсуждали фасоны платьев и их расцветку. Хотя, если честно, то обсуждали все Пьер, так оказалось звали мастера Претего, Марго и леди Эмилия, а я лишь и удивлялась нюансам их моды и кивала, да или нет, если они меня о чем-то спрашивали. Под конец, я вообще перестала что-либо соображать и кивала головой как болванчик.
   После того, как обед подошел к концу, мне пришлось покорно идти вместе с Марго и Пером в гостиную.
  На удивление, он оказался довольно молодым человеком, лет двадцати пяти, не больше. Я даже удивилась, когда это он успел стать лучшим из лучших? Но дело свое он знал. Мерки были сняты быстро, а вот в ворохе тканей нам всем пришлось довольно долго разбираться и выбирать нужные расцветки. Под конец я совсем одурела от мелькания цветов и фактур. В конечном итоге, Марго сжалилась надо мной и попросила Пьера зайти к ним завтра в это же время.
  - Фууу, - вырвалось у меня, как только он вышел, - а почему бы просто не сходить в магазин и не купить уже готовую одежду? - Спросила я.
  У Марго сделался такой удивленно-оскорбленный вид, что я даже пожалела о своем вопросе. Но потом она улыбнулась и пояснила:
  - Все время забываю, что ты нездешняя. Дело в том, что в нашем квартале никто не покупает готовую одежду. - Увидев в моих глазах немой вопрос она сказала. - Это дурной тон. Никто не поймет, если кто-либо из рода Гриффинов купит платье, сшитое не по их личным меркам. Да и вообще, для людей, живущих в нашем квартале, ее только шьют. - Повторилась она.
  - А что значит в вашем квартале? Сколько у вас их вообще? И что, есть какое-то жесткое деление на ваш и наш квартал? - Вопросы просто сыпались из меня градом.
  - Эй-эй, подожди, я все тебе расскажу, только по порядку. - Прервала меня Марго и даже подняла для этого две ладони вверх, чтобы остановить поток моих вопросов. - Давай я принесу сначала карту города, тогда тебе будет понятнее.
  Она оставила меня в гостиной, а сама куда-то запропастилась. Когда она, наконец, вошла, держа в руках маленький продолговатый прямоугольник, я горела нетерпением.
  - Итак, - сказала она, расчищая стол, - я принесла свой переносной компьютер. Сейчас все загрузится.
  - Это компьютер?
  - Конечно! А разве у вас он выглядит по-другому? - Спросила она, нажимая на этот небольшой пенальчик, над которым сразу же засветился экран, который она тут же увеличила просто раздвинув указательные пальцы в стороны.
  Карта была настолько реалистичной, что мне даже сначала показалось, что это вид на город в режиме реального времени. Однако, присмотревшись, я поняла, что это не так.
  - Вот, смотри. - И она ткнула пальцем в середину карты. - Это дворец Императора, Олимп.
  - Как странно он называется. - Ухмыльнулась я. - У нас, ну то есть в нашей истории, древние греки считали, что Олимп - это священная гора, и что там живут боги.
  - Поверь мне, наш дворец называется так гораздо дольше. Какое-то время, он действительно там располагался, поэтому я не удивлюсь, если их богами были мы, а название горы, пошло от имени нашего дворца. Кстати, тебе обязательно надо его увидеть. Поверь мне - это не забываемое зрелище! - При этих словах, она как-то хитро улыбнулась.
  - Да уж, интересные открытия меня здесь ожидают. А почему это ты так загадочно улыбаешься?
  - Сама потом все поймешь, а пока давай смотреть дальше. Вот, видишь, вокруг замка находятся обширные сады, а за ними также по кругу распложены улицы.
  Действительно, вся карта представляла собой круги, которые расходились от центра, как круги на воде, после того как туда бросишь камень. Каждый круг-квартал на карте четко обозначался разделительной полосой, как пояснила Марго, широкой дорогой.
  - Но зачем делать на столько четкие разделительные границы?
  - Ну, во-первых, тебе много еще что нужно узнать, чтобы все понять, а во вторых, это не просто дороги, в них вмонтированы силовые установки. Когда возникнет опасность для города, все силовые установки включатся на полную мощность, и врагу, чтобы добраться до замка и Императора, придется сильно попотеть. А если честно, то преодолеть все активированные круги установок пока не под силу никому.
  - Супер! А что эти поля конкретно делают?
  Она посмотрела на меня как на маленького ребенка, которому приходится объяснять прописные истины, и ответила:
  - Они не дают пересечь их границу. Когда к ним прикасается какой-либо предмет, то они его просто отбрасывает, а если нечто живое, то оно сгорает, поджаривается в общем.
  - Не плохо. - Сказала я, а сама подумала, что имея такие технологии, они должны были победить нас, в свое время, в два счета. Когда я озвучила Марго свои мысли , она ответила.
  - Ты права, только мы стали такими предусмотрительными отнюдь не сразу, что и привело к тому, что мы имеем сейчас. Поэтому здесь мы сделали все, чтобы обезопасить свой народ. Пусть даже перед нами и не стоит такой угрозы. - Взгляд ее затуманился, и было видно, что она о чем-то сильно задумалась. Но Марго быстро опомнилась, встрепенулась и продолжила свой рассказ.
  - Так вот. Каждый квартал имеет свое собственное название и в нем живет определенный слой населения. Например, в нашем квартале живут знатные богатые люди, наиболее приближенные ко двору Императора. Называется он - Меркурианский, а нас часто зовут меркурианцами. Правда я слышала, что в более бедных кварталах нас обзывают курами.
  Я прыснула со смеху. Но Марго меня не поддержала.
  - Это, кстати, очень оскорбительно.
  - Извини, я не хотела тебя обидеть. - Тут же извинилась я, пытаясь сдержать рвущийся на волю смех.
  - Следующий квартал называется Венерийанским, и живут там тоже знатные люди, однако менее обеспеченные. Потом идет квартал Земли, где расположены различные магазины, лавки, мастерские, кафе, бары, рестораны, в общем, практически вся сфера обслуживания. Далее следует квартал Марсиан, где живут состоятельные горожане, потом квартал Юпитера.
  - Здорово! Получается, что вы создали модель нашей вселенной в миниатюре. Олимп олицетворяет Солнце, а названия остальных кварталов соответствуют планетам нашей солнечной системы.
  - Именно. - Улыбнулась Марго.
  - Да, а кто у вас живет на Юпитере. - Попыталась с острить я.
  - Там живут люди победнее. Кстати, как раз там располагаются все наиболее злачные места: дешевые бордели и бары, а также игорные заведения. Император их ненавидит, но запретить совсем не может, иначе игорный бизнес совсем уйдет в подполье и вряд ли исчезнет. Уж лучше иметь над ними хоть какой-то контроль. - Тут она взглянула на меня. - Что ты на меня так смотришь?
  - У вас есть бордели и игорные дома? - Я, мягко говоря, была сильно удивлена. Мне казалось, что такая древняя расса людей должна была давно изжить подобные вещи.
  - Алиса, мы такие же люди, как и вы. И у нас точно такие же пороки, просто живем мы дольше и пороки у нас древнее. Да, методом проб и ошибок, мы установили правила, которые подходят нам и позволяют создавать покой и порядок в нашем мире. Однако, за последние столетия мы многое потеряли как в техническом, так и в моральном плане. Мы разрушаемся не снаружи, а изнутри.
  - Но почему?
  - Все просто и сложно одновременно. Видимо высшие силы решили, что мы достаточно пожили на белом свете. Наша раса вымирает. - Она увидела мои расширившиеся от ужаса глаза, и объяснила. - О, никакие неизлечимые болезни нам не угрожают и никакие внешние факторы тоже.
  - Тогда что же?
  - Тебе известно, как и почему у нас появляются дети?
  - Ну, в общих чертах. Максим что-то рассказывал. Кажется, для этого нужна любовь и желание обоих родителей.
  - Именно. И когда он только умудрился тебе все это рассказать? - Удивленно заметила Марго. - Любовь - это, то чувство, которое помогает людям пропускать через себя огромную энергию, высшую силу, которая приобщает нас к вселенной и позволяет выполнять предназначение великого разума или Бога, называть можно по-разному. А взаимное желание родителей иметь ребенка позволяет этому огромному потоку стать спусковым механизмом, позволяющим паре зачать ребенка.
  - Ух ты, я и не думала, что все так... так глубоко.
  - Да, у нас все происходит именно так. А теперь представь, что исчезла любовь.
  - Но тогда все эти потоки, как ты говоришь, так и будут бежать мимо, а вместе сними и мечты о детях.
  - Именно. - И она опустила глаза, а плечи ее поникли. - Любовь в нашем мире исчезла, даже сильная взаимная симпатия стали редкостью, а дети уже несколько лет не появляются на свет вовсе. Это значит... - Ее голос сошел на нет, и она умолкла вовсе.
  - Это значит, что у нас нет будущего.
   Прозвучавший голос заставил нас подпрыгнуть и повернуть головы к двери. Там стоял Максим и смотрел на нас своими умопомрачительными синими глазами, в которых светилась грусть и что-то еще, чего я пока не могла понять.
  - Дамы, пора ужинать.
  
  Поздно вечером ложась в постель, я поняла, что это был самый длинный день в моей жизни.
  
  
  Глава 13 Олимпия
  
  Когда у меня появился новый гардероб, мы, наконец, смогли выйти на прогулку. К этому времени я уже сгорала от нетерпения! У Гриффинов конечно умопомрачительный дом и очень красивый сад, но мне еще столько всего хотелось понять об этом мире и увидеть, что я просто рвалась выйти в город. Если бы не это, то я бы расстраивалась гораздо больше, ведь все это время я практически не видела Максима. Он постоянно был на службе, а когда приходил, то проводил все свободное время в кабинете у отца или в своей комнате. Поэтому все свое свободное время, а у меня его было предостаточно, я поводила с Марго. Однажды я ее спросила, чем она занимается в жизни, мне было удивительно, что она все время находилась со мной.
  - Я военнослужащая, как и мой брат.
  - Ты солдат? - Мое удивление не имело границ. Марго могла быть кем угодно, но только не военным.
  - Ну не солдат, а офицер. И нечего так удивляться! Мне нравится моя работа. Кстати, у нас является большой проблемой то, что молодежь нынче не хочет следовать своему родовому призванию, особенно молодые люди знатного происхождения. Им все больше подавай развлечения, а когда это их не удовлетворяет, они впадают в депрессию, с которой порой не могут справиться даже наши целители. Я же не хочу приобщаться к их компании праздно шатающихся и вечно жаждущих развлечений.
  - И чем же ты занимаешься в качестве военнослужащей?
  - Я занимаюсь тем, что контролирую пространственные тоннели в Запретном городе.
  - Контролируешь что?
  - Пространственные тоннели. Прости Алиса, я и забыла, что в вашем мире вы далеки от подобных технологий. Видишь ли, в Запретном городе для нас открылся новый способ перемещаться в пространстве. Для этого не нужны какие-либо средства передвижения. Нужен лишь передатчик, искривляющий пространство так, что ты попадаешь из пункта А в пункт Б просто, скажем, перешагнув порог.
  - Это как в фильме "Гостья из будущего?"- Сказать, что я была удивлена, так это ничего не сказать.
  - Каком? Не знаю я таких фильмов. Тем более, что перемещаться во времени мы все-таки не умеем, только в пространстве.
  - Поняла, рассказывай дальше.
  - А что дальше? Я много чем занимаюсь, например, слежу, чтобы постоянные тоннели качественно функционировали, и их не пересекали не зарегистрированные лица, а те тоннели, которые открываются для одного перехода, имели на это разрешение. Все это отражается на нашем компьютере. Не санкционированные переходы тоже случаются, тогда наступает черед Группы быстрого реагирования. Здесь очень важно открыть тоннель точно и во время. Эта работа мне особенно нравится, здесь все решают секунды и опыт наводчика.
  - Ух ты! Как интересно. А почему же ты сейчас находишься здесь?
  -За тобой приглядываю! - И она рассмеялась. - Шучу, просто я в отпуске и решила в кои-то веки навестить родителей и оттянуться в Олимпии.
  Сказано это все было весело и непринужденно, но мне почему-то показалось, что первая часть фразы может и отчасти, но все-таки правда. Но я решила отогнать от себя эти мысли. Тем более, если бы мне пришлось выбирать, с кем проводить время, я все равно выбрала бы Марго.
  Итак, мы, наконец, вышли на прогулку. То, что я увидела, можно было бы описать многими словами и придумать массу восхваляющих эпитетов, но, в конце концов, на ум приходит только одно слово - гармония.
  Никогда прежде я не видела такой красивой улицы. И дело было совсем не в цвете и форме зданий, хотя это тоже важно. А в том, что насколько вся улица представляла собой единую архитектурную композицию. Все здания здесь были разными, но ни одно из них не выпячивалось, не стремилось задавить все остальные крикливой роскошью и излишней помпезностью, не было ни одной уродливой башенки, ни одной лишней детали. Их всех объединяло еще одно качество: древность. Казалось сами камни, из которых были сделаны дома и даже мостовая источали мудрость веков. При этом нигде не было видно и тени разрушения или разложения, которые так или иначе должны подкрадываться ко всему сущему. Даже дорога, по которой мы шли, была ровной и гладкой, не смотря на то, что состояла из ровных квадратных камней, подогнанных так, что по гладкости она вполне могла бы сровняться с нашим асфальтовым покрытием. Казалось, все вокруг просто, но в тоже время очень красиво, изысканно и со вкусом. У каждого дома имелся сад, поэтому казалось, что вся улица утопает в зелени и цветах.
   Маргарита объяснила мне, что подобная красота свойственна отнюдь не всем кварталам города, а тот в котором находимся мы, считается красивейшим и древнейшим не только в Олимпии, но и во все Запретном городе.
  - Сейчас так не делают. - С сожалением вздохнула она.
  -Но почему? - Удивилась я.
  - Видишь какая у этих домов, даже у самой брусчятки по которой мы идем, кладка?
  Я пригляделась.
  - Она идеальная! - Воскликнула я. - Такой впечатление, что все это сделали только вчера.
  - Все верно. Каждый камень подогнан с такой точностью и так идеально ровен, что ваши инженеры удавились бы от зависти. А сам материал? Посмотри. Это не просто обычный камень или гранит.
  - Тогда что это?
  - Это стеорит. Этот материал создали еще древние. Он практически не подвластен времени, не крошится, не раскалывается, не подвержен эрозии или коррозии, да практически ничему. Что делает его обработку очень сложным процессом, а создание этого материала в наше время уже не возможным.
  - Но почему? Я не понимаю.
  - Мы утратили эти знания, как и многие другие. - Она погрустнела, но все же продолжила рассказ. - Стеорит мы еще в состоянии обработать. Но какой в этом смысл, если его запасы давным-давно подошли к концу? Очень многие секреты мастерства уходят вместе с их носителями, потому что они не смогли передать их своим детям.
  - Это из-за нежелания их детей работать и что-то познавать?
  Марго посмотрела на меня как на полоумную.
  - Ты что! Такими знаниями нельзя пренебречь, даже если ты последний раздолбай! Я же уже говорила, что все дело в том, что детей с каждым годом рождается все меньше. Эта проблема возникла не в один день. Сокращение нашей численности происходит уже очень давно.
  - Но неужели нельзя каким-то образом записать свои знания, заснять на видео и сохранить их для потомков! Для вас же это не проблема!
  - Наверное, можно... только никто не захочет раскрывать свои родовые секреты кому-то, кроме представителя своей семьи.
  - Но это же не правильно! Ведь такие важные знания пропадают! - Я была в недоумении таким подходам к вещам.
  - Ты права. - Невесело усмехнулась она. - Только кому они будут нужны, эти знания, если после нас уже никого не будет?
  Я не знала, что на это ответить и видела, что Марго совсем скисла, поэтому я решила перевести разговор в другое русло.
  - Вот смотрю я на эту улицу, дома и думаю, что совсем не так представляла себе город такого высокотехнологичного народа.
  - И как же ты себе его представляла? - С интересом спросила Марго.
  - Ну, у нас в фильмах про будущее показывают сверхсовременные высоченные здания, упирающиеся в небо, летающие на разных высотах мобили и , как ни странно, ни одного деревца в городе. Примерно так я поначалу и представляла ваш мир.
  Марго рассмеялась и округлила в шуточном ужасе глаза.
  - И так люды представляют свое будущее? Это же ужас какой-то! Нет, люди никогда так жить не будут, хотя город Итилион действительно чем-то напоминает твой рассказ, только зеленью там уж точно никто не пренебрегает. Олимпия же, самый старый город, можно сказать Олимпия - это матриарх других городов, она несет на себе отпечаток вашего мира, когда люди еще жили на той стороне.
  - Ты так интересно рассказываешь, что тебе в пору экскурсии вести.
  - Неет, работа у меня уже есть.
  И мы весело рассмеялись.
  - Марго, я что-то не пойму, сейчас же осень, а у вас все зеленеет и в цветах?
  - Да, - ее глаза хитро блеснули, она улыбнулась и заговорщицки прошептала, - то, что я тебе сейчас расскажу - это большая тайна. - Я застыла в недоумении, а она вдруг расхохоталась и сказала. - У нас весна!
  - Как весна?
  - А вот так. Когда была создана наша вселенная получилось так, что порядок времен года стал отличен от вашего. Вернее даже не отличен, а просто сместился. Т.е. когда у вас осень, то у нас весна, а когда зима - лето.
  - Удивительно! А почему ты раньше мне не рассказала?
  - Было интересно, когда ты заметишь разницу.
  - Ну и как?
  - Быстро.
  Мы снова рассмеялись и продолжили экскурсию.
  - Смотри, видишь этот дом. Посмотри он такой белый, что кажется, будто можно посмотреться на его стены и увидеть свое отражение. Говорят, слуги моют его стены каждую неделю.
  - Ничего себе! А кто в нем живет?
  - Лорд-целитель Альберт из рода Мавериков. Видимо он так привык на работе к стерильности, что у него на этой почве образовался пунктик. Я слышала, как наши слуги шептались, будто он впадает в истерику каждый раз, когда видит грязное пятно или неубранные вещи.
  - Ужас какой! Так ему самому к врачу надо нервы лечить!
  - Прости к кому?
  - Ну, к целителю, то есть.
  - А, да, в этом ты права!
  - А вот это дом лорда-смотрителя вод.
  - У вас и такой имеется?
   - А как же, должен же кто-то отвечать за то, чтобы водоемы не загрязнялись, и нам поступала чистая питьевая вода. Обязанностей у него, конечно, побольше, но я думаю, тебе это будет не интересно.
  Так весело болтая, мы обошли весь Меркурианский квартал. На улице постоянно попадались какие-то люди, в основном знакомые Марго. Мы каждый раз останавливались, здоровались, и она представляла меня. Еще дома мы договорились, что пока никто не должен знать о том, что я люд. Поэтому они будут представлять меня как дочь маминой подруги, которая живет далеко на островах Аллари. Эти острова мало обитаемы и мало интересны из-за своего каменистого ландшафта. Однако эта подруга леди Эстер из рода Амори действительно там живет со своим мужем и занимается какими-то научными исследованиями. Детей у них, правда, нет, потому что поженились они не по любви, и даже не по большой симпатии, а скорее по интересам, ну или как они говорят, чтобы было с кем скоротать век.
  Прогулка нас немного утомила, поэтому мы зашли в небольшую кофейню, которая располагалась не далеко от нашего дома. Там было очень уютно и всего три столика, которые пока пустовали. Мы заказали по чашке кофе и какое-то пирожное, на котором настояла моя спутница.
  - Марго, мы гуляем уже довольно долго, но я еще ни разу не видела ни одного средства передвижения.
  - Тебе просто не повезло. - Рассмеялась она. - Поверь, у нас отнюдь не все любят ходить пешком. Вот смотри. - И она указала на даму, которая держалась за некое подобие руля, который крепился на трость. Эта трость в свою очередь крепилась к овальному основанию на котором стояла женщина. Самым интересным было то, что вся эта конструкция вместе с женщиной парили над землей в сантиметрах двадцати, а она легким движением руки направляла руль в нужном ей направлении.
  - Но как это возможно! - моему удивлению не было предела.
  - Силовое поле. Мы нашли для него много применений. Такая установка совершенно безопасна, разумеется, если правильно ею пользоваться, и она не загрязняет окружающую среду. Она называется Муравей, потому что может поднять вес гораздо больше своего собственного.
  - Здорово! А если нужно, например, путешествовать вдвоем или втроем, или просто вещи с собой взять?
  - Муравей предназначен для прогулок и развлечений. Для всего остального у нас существуют машины.
  - Такие же как у людов?
  - Не много другие, работают они на силовом поле и, боюсь, что они все-таки не такие быстрые как ваши.
  - А где же они все подевались?
  - Мы вышли гулять после обеда. В это время Меркурианская знать любит отдохнуть, скоро они выйдут на прогулку. Смотри, что я тебе говорила.
  Действительно, по дороге, вернее в нескольких сантиметрах над ней ехал автомобиль. Он и вправду чем-то напоминал наши модели, только был какой-то более гладкий и правильный, что ли. Пока человек не вышел из машины, мне вообще казалось, что у нее нет двери, а стекла и фары являются лишь более прозрачным продолжением корпуса.
  - Ого, ничего себе. У нас бы за такую машину отдали бы кучу денег.
  - А она и здесь стоит не мало. О, да это лорд Такиш. Тот еще денди. Что он здесь интересно делает?
  - Ты его знаешь?
  С виду он был лет тридцати - тридцати пяти и казался очень привлекательным.
  - Как ты уже успела заметить, я много кого знаю. Но этого скоро узнаешь и ты. Это лорд-военачальник северных врат. Он часто бывает у нас в доме. Отец ему доверяет и часто советуется. Хотя я бы с ним не стала обсуждать серьезные вещи.
  - Это еще почему?
  - Не знаю. Мне кажется, что он не тот человек, которому нужно доверять, и я таких не люблю. - Говорила она сейчас очень серьезно и явно что-то не договаривала, но она тут же встрепенулась и опять защебетала как завзятая сплетница. - Кстати, ты знаешь, что до недавнего времени он был начальником Максима.
  - Да? Интересно. - Улыбнулась я. - А что ему понадобилось в аптеке? Приболел, что ли?
  - Да не похоже, вид у него уж больно цветущий. Мне кажется, что он все пытается зарастить намечающуюся плешь. Вот бы ему дали не то лекарство.
  - А ты злая. - Я рассмеялась, потому что не ожидала таких мыслей от своей подруги.
  - А что? Я люблю над ним подшутить по этому поводу, когда он к нам приходит. Он при этом так злится, что даже губы белеют, но в присутствии моего батюшки он может только мило улыбаться и говорить учтивые вещи.
  - Да за что ты на него так взъелась?
  - Как-нибудь потом расскажу. А ты пока попробуй это пирожное. Бьюсь об заклад, что ты попросишь еще.
  
  
  Глава 14 Энн
  
  Огни танцпола мигали в бешеном темпе, а тела людей извивались в танце. Всюду сновали официанты с рожками на голове, а смеющаяся рожица дьяволенка на эмблеме игриво подмигивала с их плеч. Легкая дымовая завеса придавала клубу, и всем кто в нем находился легкий налет загадочности.
  Так считала Энн. Она любила сюда заглядывать, пару раз даже была с Максом, но, в последнее время, он куда-то запропастился и не отвечал на ее звонки. Однако, это с ним иногда случалось, поэтому она особо не переживала. Кто еще согласится терпеть этого зануду, зацикленного на своей работе? Но он ей нравился. Особенно ее привлекало его тело: подкаченное и подтянутое, но при этом в его облике совсем не чувствовалось перебора, как у тех качков, у которых от собственных мышц и их значимости съезжает крыша. А еще Макс умел обращаться с ней как с женщиной: бережно и с уважением. Сейчас таких мужиков мало, она-то это точно знала. Поэтому предпочитала пока хранить ему верность. Не из высоких моральных принципов, конечно, но Макс был слишком зациклен на чести и не потерпел бы измен.
  Барная стойка как всегда была занята, но знакомый бармен быстренько освободил для нее один из стульев. Она одарила его обворожительной улыбкой и заказала себе мохито, оставив ему при этом приличные чаевые. Все знали, что Энн умеет быть щедрой, если хочет конечно. Сегодня ей было скучно, и она не хотела танцевать, поэтому взяла бокал и стала рассматривать окружающих. Однако в этот момент к ней подсел мужчина и обратился так, будто они знакомы.
  - Энн, добрый вечер. Вы сегодня просто обворожительны. - И окинул ее оценивающим взглядом.
  А посмотреть действительно было на что. Длинное платье облегало идеальную фигуру, а полупрозрачная искрящаяся материя мало что оставляла для полета фантазии. В Запретной городе каждая уважающая себя девушка носила длинное, только вот ткань можно было выбрать любую, тем более в такое место как это. Длинные светлые волосы были завиты и ниспадали на плечи соблазнительными локонами.
  - Спасибо. Не думаю, что мы знакомы. - Мужчина показался ей неприятным, тем более, что был не в ее вкусе и обратился так фамильярно. Энн - она только для друзей, для всех остальных - леди Анна.
  - Так и есть. Однако, я смотрю, вы здесь одна и скучаете?
  Он впился в нее своими маслянистыми глазками, что не вселило в нее ничего кроме отвращения.
  - Может быть, однако я и дальше предпочту скучать в одиночестве.
  - А по-моему глупо сохранять верность тому, кто уже давным-давно забыл о вас думать. - Он понизил голос и наклонился к ее уху, чтобы она все расслышала.
  Она не ожидала подобной фамильярности и невольно поморщилась.
  - Вас не спросила, что мне делать. - Энн не на шутку рассердилась, но любопытство все-таки победило. - Что вы вообще имеете ввиду?
  - А то, моя милая, что Максим променял тебя на какую-то брюнеточку.
  Энн была не дура и поняла, что этот тип появился здесь не просто так ради праздной беседы. Первым ее побуждением было послать его на все четыре стороны и отойти от него подальше, однако, ревность и уязвленное самолюбие взыграли в ней не на шутку, поэтому она осталась на месте и задала следующий вопрос.
  - Что за чушь, откуда вам это известно?
  - Она, кстати, гостит сейчас в доме его родителей, - пропустив мимо ушей ее вопрос продолжил незнакомец, - а он, вдруг, тоже решил обрадовать их своим присутствием. Интересно, почему он воспылал сыновними чувствами именно сейчас?
  - Моя личная жизнь вас не касается, а с Максом я разберусь сама. - Она была так рассержена, что не желала больше находиться рядом с этим типом, тем более, что при желании дальнейшую информацию она добудет сама. Поэтому девушка, высоко держа голову, элегантно соскользнула со стула и, не попрощавшись, дразнящей походкой направилась к знакомой компании, которую недавно приметила.
  "Сегодня ночью точно напьюсь. А с Максом надо бы поговорить... Со мной так поступать нельзя!" - Подумала Энн.
  Мужчина тем временем с довольной улыбкой направился к выходу.
  
  
  Глава 15 Перелом
  
  Месяц прошел как один день. Нет, не может! Но это было чистейшей правдой. Время здесь бежало не просто незаметно, оно неслось галопом и исчезало в пространстве. Все в этом мире было так ново, интересно и не обычно, что каждый день открывал какие-то новые чудеса, а вечером я в изнеможении валилась на постель и засыпала без каких либо сновидений.
   Кстати, я начала учить их язык, по крайней мере тот, что в ходу на Олимпийских островах. На самом деле, существует около пяти языков и чуть больше наречий. Однако, постичь их все я вряд ли когда либо смогу при всем своем желании, хотя Марго говорит, что самыми сложными являются только два из них, а остальные чем-то похожи и не вызовут у меня затруднений, если я захочу изучить и их. Также меня радовало, что если я окажусь ленивой и не захочу изучать другие языки, то одного олимпийского мне вполне хватит. Этот язык знает каждый человек Запретного города независимо от родного языка, поэтому его еще называют общим. Многие жители Запретного города знают их как минимум четыре, ведь не стоит забывать еще и о языках Старой земли, как они иногда называют наш мир. Им со школы преподают один из наших языков, чаще всего тот, в страну которого выходят башни миров.
  Дело продвигалось не очень быстро, но я честно старалась усвоить все, что мне говорила Марго. Иногда к этому процессу подключалась и леди Эмилия, с ней обучение шло гораздо быстрее. Из нее вышел бы замечательный преподаватель.
  Однажды к нашим урокам присоединился и Максим.
  - Что это вы тут делаете? Опять шепчетесь обо всем на свете? - Спросил он, заходя в комнату, где у нас проходил очередной урок.
  - На этот раз мы стараемся шептаться на общем языке.
  Максим в удивлении изогнул брови.
  - И как это у вас получается?
  - Ну, пока довольно слабо. - Отозвалась я с сожалением.
  - Не говори ерунды, у тебя все очень хорошо получается. Я бы сказала, что у тебя способность к языкам. - Видимо стараясь меня поддержать, сказала Марго.
  - А можно и мне поучаствовать? На чем вы остановились?
  - Пока мы просто изучаем слова и предлоги. - Ответила Марго.
  - Я как раз спросила, как на общем будет космос. - Отозвалась я.
  - Оземос. - Ответили они в один голос.
  - Кстати, давно хотела спросить: Вы летаете в космос? Если да, то на каких планетах побывали, и есть ли какая-нибудь другая форма жизни в нашей галактике? - Мне было страшно интересно и мне натерпелось задать еще уйму новых вопросов на эту тему.
  - Алиса, дело в том, что мы не можем летать в космос. - Ответил мне Максим и увидел явное разочарование на моем. - Как бы тебе это объяснить... Наш мир не является какой-то новой вселенной, он лишь отражение той, которая уже существует, то есть той вселенной, в которой живет ваш народ. Этот мир - это уменьшенная копия вашего, так сказать карманчик в вашей структуре мира, но с существенными отличиями, которые наложил на нее другой путь развития. Остальная же вселенная не является частью нашего мира, то, что мы видим в небе по ночам, как бы это объяснить, - это лишь отражение вашего мира.
  - Оказывается, вам пришлось многим пожертвовать при переходе в Запретный город.
  - Это так.
  - Честно говоря, я не верю, что за все это время вы ни разу не хотели вернуться и отвоевать мир ваших предков.
  Казалось Максим был искренне удивлен поворотом моих мыслей.
  -Ну почему же не хотели... на этот случай в момент нашего переселения и были созданы башни переходов, с помощью которых мы можем попадать в ваш мир и обратно. Я не знаю, как они функционируют, но именно из-за них любые захватнические мероприятия не возможны.
  - Как это? - Вырвался у меня возглас удивления.
  - Не знаю. - Развел руками Максим. - Но любой житель Запретного города знает, что это не возможно и именно из-за этих башен.
  - А вы не пробовали их разрушить? - Задала я закономерный вопрос.
  - Нет. Если хотим и дальше существовать как вид...Эти башни - якоря скрепляющие наши миры. Что будет, если их разрушить не сможет предположить ни один смертный.
  Рассказывая все это, Максим невольно облокотился на маленький столик за которым мы сидели и наклонился в мою сторону, а я, слушая его, отзеркалила его позу. В результате, когда он окончил свой рассказ, между нами оказалось не больше тридцати сантиметров. И только в этот момент мы оба осознали это. Я, словно загипнотизированная, не могла отвести от него взгляда, голова кружилась от осознания его близости, я вдруг всей кожей ощутила, что он находится на расстоянии вытянутой руки от меня. Казалось, сам воздух между нами наэлектризовался.
  - Слушайте, я вдруг вспомнила, что забыла... позвонить мастеру Претего и заказать у него... кое что. - Раздался, казалось, с другой планеты, голос Марго. - Я скоро вернусь. - И она выскользнула из комнаты.
  Мы оба смутились, и в комнате повисло неловкое молчание. Я не нашла ничего умнее как встать, подойти к окну и заговорить о погоде.
  - Какой сегодня солнечный день, просто диву даешься. - Начала я тараторить, с преувеличенным восторгом, чтобы как-то скрыть охватившее меня смущение.
  - Алиса...
  - Ты знаешь, в Москве гораздо меньше солнечных дней, чем у вас.
  - Алиса...
  - Кстати, ты не знаешь чем это вызвано?
  - Пожалуй, мне лучше уйти. - Наконец прервав мой словесный поток, сказал Максим и вышел из комнаты.
  В этот момент я почувствовала себя полной дурой. Неужели я как-то умудрилась его оттолкнуть?
  
  Самое ужасное, что подобная история повторяется почти все время. Я откровенно недоумеваю: что же между нами происходит? Ровно месяц назад, в день моего появления здесь он признался мне в любви, и я была счастлива, напугана, но счастлива. А теперь он откровенно меня избегает. Возможно, все можно было списать на его работу, ведь Максим нес службу в императорской гвардии, и ходить в караул ему приходилось посменно, поэтому иногда он появлялся с самого утра, иногда к ужину, а иногда и ночью. Однако, были у него и выходные. В основном, он всегда был чем-то занят, но если мы все-таки оказывались с ним в одном помещении, то вел себя как-то странно.
  Самым непостижимым было то, что пока в комнате присутствовал кто-то третий, мы просто не могли оторваться друг от друга, он рассказывал мне массу всяких интересных историй, хотя чаще просил сам что-нибудь рассказать. Я видела, что нравлюсь ему, видела, как он смотрит на мои губы, даже чувствовала, как между нами накаляется атмосфера, когда мы оказываемся на расстоянии вытянутой руки. Однако, стоило нам остаться одним, как тут же повисало неловкое молчание и под каким-нибудь предлогом он уходил. Я хотела как-то изменить подобное положение дел, но подчас сама так нервничала в эти моменты, что говорила и делала одни только глупости. Мне страшно хотелось прикоснуться к нему, поцеловать, рассказать о своих чувствах. Но мечтать об этом одно, а перейти к конкретным действиям совсем другое. Напряжение между нами росло день ото дня, но отношения так и не сдвинулись с мертвой точки.
  В такие моменты я почему-то ощущала себя покинутой и преданной. Хотя, по сути, он ведь мне ничего не обещал, а попросил лишь остаться, чтобы разобраться с какими-то формальностями и, отчасти, в том, что между нами происходит. И зачем я только осталась? Чем я вообще думала? Из-за этой истории вся моя такая привычная и устроенная жизнь полетела в тар-тарары. Однако, стоит взглянуть правде в глаза: если бы я знала обо всем, что меня здесь ждет тогда, когда Максим попросил меня остаться, я бы, все равно осталась. Так что нечего заниматься самоедством.
  Я решила посмотреть на ситуацию здраво, так сказать со стороны. В конечном итоге, взвесив все имеющиеся у меня факты, я пришла к выводу, что он, видимо, сам не знает, что делать со мной и с тем, что попросил меня остаться. Скорее всего, он, наконец, разобрался в себе и решил, что поторопился с выводами. Видимо, для него, как и для других представителей его народа, любовь к люду так и осталась невозможной. Скорее всего, обычное желание он принял за любовь, а теперь раскаивается в том, что наговорил. Объяснить его поведение за последний месяц другими вещами я просто не могла.
  От подобных мыслей мне становилось ужасно плохо. Но я не смогла бы заговорить с ним на эту тему, даже если бы у меня была такая возможность. Поэтому я продолжала тихо страдать и наслаждаться редкими минутами, проведенными в его обществе.
  Да, я давно поняла, что люблю его. Люблю так сильно, что даже самой страшно. Никогда прежде я не испытывала такого сильного и всепоглощающего чувства и никогда прежде не чувствовала себя такой счастливой и несчастной одновременно. Видимо, тут виновата та самая волшебная любовь, которая теперь стала доступна и мне, только вот доступна ли она ему?
  Эти мысли разрывали меня на части, и лишь постоянная занятость и то количество впечатлений, которыми меня пичкали его близкие, не давали мне упасть в бездну отчаяния. К тому же, где-то на задворках моего сознания, все же теплилась надежда, что он меня все же любит.
  
  Сегодня Максим завтракал вместе со всеми, и это значило, что у него выходной. Он был в приподнятом настроении и постоянно шутил. Наконец, его настроение передалось всем, кто сидел за столом.
  - Девчонки, а пойдемте сегодня гулять, смотрите, как пригревает солнышко, скоро совсем лето наступит!- При этом он обнял свою мать леди Эмилию, и посмотрел на нас горящими от нетерпения глазами. - Можно даже будет погонять в парке на Муравьях. Как вы на это смотрите?
  Его энтузиазм просто подкупал и мы с Марго с удовольствием согласились, но леди Эмилия отказалась - ей нужно было навестить приболевшую подругу.
  День и вправду был замечательным. Я одела светло-малиновое платье из хлопковой ткани расклешающеся к низу и перехваченное широким бежевым поясом с простым вырезом лодочкой и четверным рукавчиком. Марго считала его слишком простым и, как бы это сказать, одноцветным.
  - Алиса, ты выглядишь как провинциалка! Подобная монохромность нынче не в моде.
  - Марго, мне, конечно, нравится твой оранжево-зелено-красно-фиолетовый наряд, но мне пока тяжело привыкнуть к пестрой моде обитателей Олимпии. Пожалуйста, дай мне некоторое время. - Взмолилась я.
   Как-то раз я все-таки поддалась на уговоры и одела наряд, приготовленный для меня Марго. И это оказалось для меня нешуточным испытанием. Мне почему-то все время казалось, что сейчас кто-то направит на меня луч прожектора, и восторженный голос объявит: И так, на арене цирка выступает... Поэтому больше я на подобные провокации не поддавалась.
  - Алиса, почему ты еще не накрасилась? Максим уже давно ждет нас внизу.
  - Я накрасилась, и точка! - С вызовом ответила я.
  Марго всегда критиковала мой простой макияж, но ее зеленые ресницы и брови я тоже не одобряла. Однако, устав от препирательств, я все же как-то я пообещала ей, что когда немного привыкну, то обязательно попробую что-нибудь в этом духе.
  Мы немного побродили по городу и решили спуститься в квартал Земли, чтобы попробовать чудеснейшие булочки мадам Ирмы. Максим их так рекламировал, что я просто не смогла бы проигнорировать подобное приглашение. Да и вообще, сегодня он был на удивление весел и не сторонился как обычно, боясь случайного прикосновения. Наоборот, пару раз он нас с Марго приобнял за плечи, потом как бы шутя, близко прислонился и прошептал мне на ухо какую-то шутку. От чего я вся покрылась какими-то странными мурашкам, а сердце споткнулось, прежде чем продолжить свой ритм.
  - Марго, представляешь, вчера меня буквально атаковал тот несчастный, который уже несколько месяцев по тебе безрезультатно сохнет. - При этом он многозначительно посмотрел на сестру.
  - Эдгар, что ли? И чего же он хотел на этот раз? - Тон его сестры был довольно скептическим, отчего я сразу поняла, что у этого бедняги нет шансов.
  - Как всегда, опять просил устроить вам встречу или хотя бы передать, что ты ему безумно-безумно-безумно нравишься и он надеется и т.д. и т.п. - Потом он на нее шутливо взглянул и спросил. - Так может, ты сжалишься над этим несчастным?
  - Что? Ты его сам-то видел? Хотя лучше сказать, ты с ним разговаривал? Это же полный...
  Что они говорили дальше, я не слышала, потому что в этот момент я увидела, что прямо из-за поворота на меня летит разогнавшийся на Муравье подросток. Причем сначала его голова была повернута куда-то назад, видимо, в поисках своих соперников, а из горла вылетал победный клич. Когда он все же заметил меня, то его лицо исказил страх, и было видно, что остановить устройство он не успеет. Вместо того, чтобы отбежать в сторону на полшага, я, как всегда бывало в таких случаях, замерла на месте и просто не могла пошевелиться. Время застыло, а я просто стояла и смотрела, как меня сейчас раздавят. Вдруг кто-то толкнул меня вбок и навалился сверху. Я только успела подставить руки, чтобы не удариться лицом о дорогу. Потом меня перевернули лицом вверх и взволнованный голос спросил.
  - С тобой все в порядке. - Встревоженные синие глаза сосредоточенно меня осматривали, а руки сжимали мои плечи. Только сейчас я поняла, что это был Максим.
   Я была так растеряна, что смогла только кивнуть головой и показать сбитые ладони. В это мгновение он со стоном прижал меня к себе. Так что даже дышать стало сложно. В это время к нам подбежала Марго и помогла подняться на ноги.
  - Алиса, ну как тебя угораздило встать на пути этого малолетнего идиота? Еще бы чуть-чуть... - И он совершенно не стесняясь опять прижал меня к себе.
  -Еще чуть-чуть и ты сам ее раздавишь своей медвежьей хваткой. - Услышала я голос Марго.
  На самом деле мне было безумно приятно находиться в его объятиях, но Марго была права, он немного переусердствовал, и мне уже не хватало воздуха.
  - Ой, прости. Просто я так испугался за тебя! - Его глаза смотрели с такой заботой и неподдельной тревогой, что я просто таяла.
  - Надо обработать твои руки. - Сказала Марго, отряхивая мое платье. - А коленки как, целы?
  - Похоже да, только вот платье похоже безвозвратно испорчено. - С грустью констатировала я после некоторого осмотра своей одежды.
  - Да шут с ним с этим платьем. - Отмахнулась Марго.
  - Простите, я не хотел, честное слово! - Услышала я голос за спиной. - Просто мы соревновались, кто доедет до перекрестка первым и я...
  Когда я обернулась, то увидела подростка, который только что чуть меня не сбил. Его одежда была настолько яркой, что даже в глазах рябило, а волосы были выкрашены сразу в несколько оттенков фиолетового. Наверное, у них это считается классным прикидом, только вот я до сих пор не могла привыкнуть к столь странным вкусам местных жителей.
  - Ты чуть не убил человека! Ты хоть понимаешь, что могло произойти? - Максим был вне себя от злости, подошел к мальчишке, взял его за грудки и хорошенько тряхнул. - Тебя что не учили как нужно вести себя на улицах?
  Я подошла к нему и положила руку на плечо, однако я забыла, что они все ссадинах, и тут же, поморщившись, убрала.
  - Пожалуйста, отпусти его, это же ребенок. Он ничего плохого не хотел.
  Максим закрыл глаза, как бы успокаиваясь, и отпустил подростка.
  - Убирайся отсюда по добру по здорову. Если еще хоть раз попадешься мне на глаза...
  - Все, ухожу. Простите, пожалуйста, я правда не хотел!
  - Верю. - Отозвалась я. - Все нормально. Ты сам-то цел?
  - Цел, что мне станется, вы главное..- Но тут он наткнулся на колючий взгляд Максима и посчитал нужным поскорее убраться куда подальше.
  Синеглазый повернулся ко мне и взял мои ладони в свои руки, пристально их разглядывая.
  - Руки можно будет обработать у мадам Ирмы. Мы уже совсем рядом. - После этого, он взял меня за талию как бы помогая идти, и тесно прижал к себе. Мне, конечно, были приятны его прикосновения, но я все же сказала.
  - Максим, извини, но я повредила ладони, а не ноги. Я еще в состоянии идти без посторонней помощи.
  - Может и так. - Он ослабил хватку, но руку с талии не убрал, что очередной раз сбило меня с толку и заставило сердце биться чаще.
  
   Мадам Ирма оказалась очень симпатичной пышкой лет сорока. Ну или визуально, на наше человеческое восприятие лет сорока. Об этой странной особенности я однажды узнала от своего синеглазого:
  - Максим, в самом начале ты упомянул, что вы живете гораздо больше людей, это правда?
  - Так и есть.
  - И на сколько больше?
  - Ну, это смотря, что брать за норму. - Он посмотрел на меня и продолжил.- Если считать, что у вас средняя продолжительность жизни не больше семидесяти лет, то мы, в среднем, живем раза в три дольше.
  Мои глаза расширились до размеров блюдец.
  - И сколько же лет тебе?
  - В этом году будет шестьдесят семь. Но по вашим людовским меркам мне визуально около двадцати пяти.
  Я смотрела на него и не верила.
  - А сколько тогда Марго?
  - Ей всего пятьдесят четыре.
  - Ага, всего. - Я пыталась вместить в сове сознание информацию, что Максим ровесник моего деда, а Марго - бабушки, и у меня это слабо получалось.
  - Алиса, я что-то не то сказал?
  - Да нет, просто сложно представить, что ты мог бы быть моим дедушкой.
  - И не нужно. - Он засмеялся, но как-то нервно. - Я не твой дедушка и вообще, пока мне еще далеко до этого качества.
  - Ну, мне, как видно, до бабушки гораздо ближе. - Эта мысль еще больше смутила меня.
  - Не забивай себе этим голову. - Проговорила подошедшая с другого конца комнаты леди Эмилия. - Когда будет необходимо, наши целители смогут продлить твою жизнь и молодость.
  Я заставила себя улыбнуться, но чтобы переварить полученную информацию, мне понадобилось некоторое время.
  
  После того, как мадам Ирма любезно помогла мне обработать и перевязать мои ладони, мы выбрали место на открытой веранде кафе мадам и сделали заказ. Булочки и правда были бесподобны. Мы запивали их ароматным мятным чаем и обсуждали последние новости о здоровье Императора. Внезапно мои спутники умолкли, я проследила за их взглядами и увидела девушку, которая шла вдоль улицы по направлению к нам. Сказать, что она была красива, это ничего не сказать. Она была шикарна: ее светлые волосы ниспадали на плечи каскадами, а ярко голубые пряди в волосах выгодно оттеняли ее глаза. Великолепное платье, сочетавшее в себе, казалось, все оттенки синего обтягивало фигуру как перчатка, а глубокий соблазнительный вырез непроизвольно приковывал взгляд. Необычная накидка, завершавшая весь ансамбль, придавала этой женщине сходство с королевой.
  Она увидела Максима и, ослепительно улыбаясь, подошла к нашему столику.
  - О, добрый день. - Обратилась она ко все сразу. - Погода сегодня просто замечательная.
  - Привет, Энн. Рад тебя видеть. - Ответил Максим и как-то странно на меня покосился. - Познакомься, пожалуйста, это Алиса, а это моя сестра Марго, но ты ее уже знаешь...Алиса, это Энн, моя...подруга.
  - Приятно познакомиться. - Ответила я, проявляя вежливость, однако Энн как то неопределенно улыбнулась и сделала вид, что меня не замечает.
  - Марго, ты как всегда выглядишь просто фантастически. - Обратилась к ней красавица и присела на свободный стул около Максима.
  - Ты тоже. Сколько сердец ты уже успела сегодня разбить? - Спросила с какой-то натянутой улыбкой Марго.
  - Самую малость. - Томно улыбнулась она. - Однако, единственное сердце, которое меня действительно интересует, похоже, совсем забыло о моем существовании. - Тут она обиженно опустила глаза и соблазнительно закусила губу. - Макс, я так давно тебя не видела, что успела страшно соскучиться. - Говоря это, она положила свою руку поверх его ладони и заглянула ему в глаза.
  - Я был очень занят. - Он говорил с явной неохотой, было видно, что мое присутствие его сковывает. Также, он попытался вытащить свою руку из под ее ладони.
  - Дорогой, моя постель пуста и одинока без тебя. - Другая рука красавицы переместилась ему на затылок и стала нежно его поглаживать.
  Он взял ее руку и положил обратно на стол, глаза его были прикованы к столу, и было видно, что он чувствует себя сейчас очень не комфортно.
  В этот момент я поняла все. Так вот почему он так себя вел! Вот почему не хотел оставаться со мной наедине и не делал никаких шагов для сближения. Он, видимо любит эту девушку. Да и как ее можно не любить? Это же совершенство! Себя же я красавицей никогда не считала, однако некоторое внимание мужчин убедило меня в том, что во мне, видимо, есть какая-то изюминка, но в сравнении с ней я чувствовала себя дурнушкой. У него, наверное, помутнение рассудка случилось, раз он связался со мной. Максим, наверное, давно это понял и просто не знал, как от меня отделаться. Видимо, ему было стыдно попросить меня уехать после тех слов, которые сорвались у него в день моего появления здесь. Сейчас же ему просто неудобно передо мной. А я-то дура! Живу здесь, злоупотребляю гостеприимством этого замечательного семейства, надеюсь на что-то! Ах, какой счастливой я сегодня была, сколько надежд кружилось у меня в голове, когда он меня так крепко обнимал. На самом деле все было очень просто: сегодняшняя теплота в отношениях вызвана лишь хорошим настроением и ясной погодой. Мне вдруг стало так стыдно!
  У меня даже голова закружилась от всех этих мыслей, пришлось даже в столешницу вцепиться.
  - Ой, я тут недалеко такую красивую шляпку видела. Боюсь если я сейчас же ее не куплю, то это сделает кто-то другой. Алиса, пошли со мной, ты обязательно должна мне дать совет! - Прощебетала Марго.
  Как во сне я встала и пошла за ней. Все внутри меня замерло и застыло. Но я знала, что это продлится не долго, поэтому нужно было пользоваться случаем и добраться до дома, не хотелось бы разреветься прямо здесь.
  - Марго, я что-то устала. Может, пойдем домой? - Попросила я как только мы покинули кафе мадам Ирмы.
  Видимо, я выглядела как-то не так, потому что Марго тут же согласилась, что было на нее совершенно не похоже, но мне было все равно, я просто хотела уйти отсюда подальше. Я методично перебирала ногами и ловила на себе обеспокоенные взгляды Марго. Можно было бы, конечно, взять такси, но мне хотелось идти, чтобы хоть какими-то действиями отвлекаться от угрожающих меня затопить мыслей.
  Как это ни странно, но моей заморозки хватило даже на обед. Я совершенно спокойно отсидела все время, отведенное для этого, правда, я не помню, что ела и ела ли вообще. Лишь однажды я подняла глаза от стола и словила на себе обеспокоенные взгляды Марго и леди Эмилии. Посмотреть на Максима у меня просто не было сил. Кода тарелки убрали, я ушла к себе в комнату. Марго хотела было последовать за мной, но я сказала, что хочу побыть одна, и она не стала настаивать.
  Когда я, наконец, поднялась в свою комнату, то на меня обрушилась самая настоящая злость. "Уж лучше она, чем слезы", - мелькнуло на краю моего зознания.
  - И чего я здесь торчу? Если я ему не нужна, то он сегодня же вечером он меня тут не увидит. Сам говорил, что я могу выбирать оставаться или уйти. Давно пора уже было возвращаться. Не хочу быть помехой. Да и хватит уже злоупотреблять гостеприимством его родителей. А какие-то формальности, о которых он упоминал, должны были уже давным-давно утрясти. Дождусь ужина, когда все соберутся, поблагодарю их, ведь они действительно много для меня сделали, и попрошу, чтобы меня доставили к границе, а уж там я как-нибудь сама.
  На самом деле, мне даже самой себе было стыдно признаться, что если бы я знала, как добраться до этой границы, то уже отправилась бы туда без всяких прощаний. Я старалась поддерживать в себе эту злость, которая не давала упасть в воронку отчаяния, которая угрожала вот-вот затянуть меня в свои глубины.
  Но хватило меня не надолго, потому что долго злиться я не умею, а вот смотреть в глаза правде с горем пополам научилась. Чего я добьюсь? Того, что исчезну из его жизни навсегда. Ну, вернусь я обратно и что? Смогу жить как раньше? Нет, никогда не смогу. Смогу ли когда-нибудь полюбить кого-то также? Очень сомневаюсь, может мы, люды, и умеем влюбляться по сто раз на дню, только это ко мне не относится. Однажды я пыталась поверить в любовь, я честно верила, что то, что испытывала было любовью, а если честно, то очень хотела верить. Я встречалась с Петром около трех лет, он даже делал мне несколько раз предложение руки и сердца, но я не могла согласиться, находила кучу отговорок, как для него, так и для себя и, наконец, поняла: я его не люблю и не хочу прожить с ним всю свою жизнь. Просто, правда? А как на самом деле сложно. Когда знаешь человека столько времени и делишь с ним все, то он поневоле становится тебе родным. Поэтому мне было очень больно расставаться с ним, а он и до сих пор этого не принял. Прошло уже полтора года с нашего расставания, а он все еще надеется меня вернуть. В это время за мной пробовали несколько раз ухаживать, но я чувствовала, что все это не то и любовь так и не встретила, а размениваться на случайные связи - это не про меня. Вот сама и жила все это время. Подруги даже в шутку дразнили меня монашкой. А теперь, зная, что такое любовь взять и уйти...Может лучше быть рядом и хотя бы изредка видеть его? Нет, это тоже не про меня. Не хочу я уподобляться Петру, который поджидает меня на улицах. Я даже пару раз замечала, что он следит за мной. Это вселяет лишь жалость, а я не хочу скатиться до того, чтобы меня жалели. Нужно уехать и как можно скорее.
  Только от таких мыслей на меня вдруг накатила такая тоска, что я легла на постель в чем была, лишь туфли скинула, и не могла даже пошевелиться. Настало время ужина, и горничная пришла меня звать.
  - Я не буду сегодня ужинать. Извинись за меня, пожалуйста, и скажи, что я себя плохо чувствую.
  - Может к вам прислать целителя?
  - Нет, не нужно, мне просто нужно отдохнуть немного.
  На то, чтобы ответить, мне пришлось собрать последние душевные силы, поэтому, когда дверь закрылась, слезы сами собой полились из моих глаз. "Кажется это истерика" - шепнул мне внутренний голос. Только мне было все равно. Мое тело сотрясали рыдания, а душу разрывала неизбежность расставания с любимым человеком. Наконец, истерика сменилась тоской, потом апатией, и я продолжала лежать и смотреть невидящими глазами в нарисованное небо.
  Я не знаю, сколько времени прошло, в комнате уже стало темно, а свет я не зажигала. Я услышала негромкий стук в дверь, и решила претвориться, что сплю и не слышу, поэтому просто повернулась набок и уставилась в окно. Я знала, скоро это состояние пройдет, и я приму правильное решение. Тут я почувствовала, что кто-то сел на край кровати.
  - Марго, прости меня, пожалуйста, но сейчас я хочу побыть одна. - Никто больше не мог вот так зайти в мою комнату, поэтому я не сомневалась, что это она.
  - Алиса, что случилось? - Услышала я обеспокоенный мужской голос.
  Я не ожидала, что он может прийти ко мне, поэтому удивленно обернулась и села на кровати, подогнув под себя ноги.
  - Что ты здесь делаешь? - Вопрос прозвучал зло и обвинительно. Я сама не ожидала от себя такой реакции. Апатию как рукой сняло.
  Он заметно стушевался и проговорил:
  - Ну, я хотел узнать как ты. Ты не появилась на ужине, а горничная сказала, что ты плохо себя чувствуешь.
  - А тебе какое до этого дело?
  Молчание как липкая паутина повисло между нами.
  - Ты моя гостья и мне не все равно, что с тобой происходит. - Наконец выдавил он.
  - Ты сказал, что у меня есть право выбора. Так вот, завтра я уезжаю, думаю тогда, я уберу из твоей жизни лишнее беспокойство, и тебе, наконец, станет все равно.
  Он смотрел на меня как-то странно непонимающе и с обидой. Я, наконец, не выдержала.
  - Зачем в тот первый день ты сказал, что любишь меня? Ведь ты ошибся, я права? А теперь не знаешь, как от меня отделаться? Эта красотка, которая появилась сегодня, она ведь твоя девушка и ты ее любишь. Да разве можно не любить такую? Я избавлю тебя от всяких сомнений, я просто уйду и оставлю тебя в покое.
  Его брови поползли вверх, а потом сдвинулись у переносицы.
  - Почему ты решила, что я ее люблю? Да, она была моей девушкой, и мы с ней встречались некоторое время. Я же не евнух, а нормальный здоровый мужчина и у меня была своя личная жизнь. Но сейчас все по-другому.
  - По-какому? Я видела, как она на тебя смотрела и, поверь, она не выглядела как бывшая.
  - Прости, я обидел вас обеих. Дело в том, что я настолько замотался, столько всего свалилось на мою голову, что я забыл о ней и о том, что должен встретиться и все объяснить. Я никогда не считал эти отношения серьезными и искренне верил, что точно также их воспринимает и она. Мы объяснились сегодня, и Энн все поняла. Она умная женщина и мы расстались с ней как друзья, хотя я этого и не заслуживаю. - Он выглядел очень виноватым, но вдруг что-то в его взгляде изменилось. - Алиса, а почему ты решила, что я ошибся?
  Его речь окончательно сбила меня с толку, но я ответила.
  - Все просто. Ты избегаешь меня, боишься оставаться наедине, избегаешь даже случайных прикосновений. Прости, но влюбленные мужчины ведут себя не так. - Все это время я смотрела себе на руки, которые теребили край одеяла. Сейчас же я подняла глаза и посмотрела прямо на него. - Я понимаю, ты ошибся, передумал, перегорел, всякое может случиться, но не держи меня здесь, рядом с собой, отпусти. Мне и так больно.
  - Почему?
  Этот вопрос окончательно вывел меня из равновесия и разозлил. Поэтому, я выложила все как есть.
  - Да потому что я люблю тебя!
  В комнате повисла звенящая тишина. Силы в конец оставили меня и я оперлась головой о билку кровати и закрыла глаза. Я ждала, что он сейчас уйдет и, наконец, оставит меня одну. Вдруг, я почувствовала, что сильные руки приподняли меня, и в следующее мгновение я очутилась у его груди. Я широко открыла глаза, готовая в любой момент закричать. А он крепко меня обнял и заговорил.
  - Дурочка, какая же ты у меня дурочка. - И стал гладить голову и укачивать как маленькую. Я хотела возмутиться, но нежность в его голосе ощущение его рук, обнимавших меня, подавили всякое желание сопротивляться, поэтому я просто поддалась своей слабости и стала вдыхать его запах, который так кружил мне голову. Я не знала зачем он все это делает, но поменять эти минуты на что-либо иное я бы никогда не пожелала, пусть даже в скором времени мне придется оставить его навсегда.
  - Я люблю тебя, люблю больше жизни. Все это время я ждал от тебя каких-то действий, слов. Но ты молчала, или говорила совсем не о том, и я подумал, что тебе нужно время, чтобы ко мне привыкнуть, а может и полюбить. Дурак, я думал, что уже сделал первый шаг, но видимо, ты права, одного шага от мужчины мало. - Он задумался, а потом продолжил. - Но пойми, находиться с тобой рядом, наедине было для меня истинной пыткой, ведь мне хотелось сгрести тебя в охапку и ... в общем, вариантов на этот счет у меня в голове рождались тысячи. Поэтому даже случайные прикосновения выводили меня из равновесия. Я не хотел тебя пугать или к чему-то принуждать, ждал, пока ты все примешь сама, привыкнешь, ведь на тебя свалилось столько всего нового! Я решил, что лучше, некоторое время, держаться более отстраненно. И, видимо, поступал как последний идиот.
  Я не верила своим ушам, боялась верить. Но он все также нежно обнимал меня, а его слова как капли целебного бальзама лечили мою душу. Слезы сами собой полились из моих глаз, но на этот раз это были слезы счастья. Сколько же их может быть у одной бедной девушки?!
  Наконец, я подняла голову и заглянула ему в глаза, провела рукой по щеке. "Я наверное сейчас ужасно выгляжу", - подумалось мне. Но его взгляд говорил об обратном. Он нежно вытер мои слезы и продолжал смотреть, как будто видел впервые. Потом наклонил свою голову и робко поцеловал мои губы. Поцелуй был нежен и ласков, мои руки переместились на его затылок и сами собой стали перебирать его волосы. Однако, вскоре его губы стали более настойчивыми и требовательными, а руки, казалось, обнимали меня всю. Наши сердца ускорили свой бег, и мне хотелось только одного: чтобы это никогда не заканчивалось. Он усадил меня так, чтобы мои ноги обвились вокруг его торса и продолжал целовать. Одной рукой он гладил мою спину, а другая запуталась в моих волосах, теснее прижимая мою голову для поцелуев. Страсть захлестнула нас головой. Я с трудом помню, как мы остались без одежды. Казалось, его руки и губы были везде, и каждое прикосновение приносило наслаждение не доступное мне до селе. Я чувствовала, как во мне ломаются все стереотипы, сомнения, опасения которые кружились вокруг всю мою жизнь. Когда, наконец, наши тела слились, на меня обрушилась целая лавина чувственного наслаждения, о котором я даже не подозревала. Перелом, я бы так назвала то, что случилось со мной этой ночью. Мир перевернулся, и только сейчас я поняла, что значит жить и дышать полной грудью.
  
  
  Глава 16 Совещание
  
  Солнце уже позолотило верхушки деревьев и в кабинете лорда-протектора выросли длинные тени. Камин в последнее время не топился из-за жары, опустившейся на Олимпию, однако, лорд Марк все равно предпочитал беседовать сидя к глубоком кресле около этого старинного сооружения. Лорду Такишу предложили занять точно такое же кресло, но он отказался, а Максим предпочел облокотиться на камин.
  - Неужели ничего? - Такиш нервно расхаживал по кабинету лорда-протектора.
  - Боюсь, что пока мне, действительно нечего вам сообщить. При дворе все в точности как вы описывали, с одной лишь поправкой, что совет и сам Император склоняются к кандидатуре Георгия. Он, по их мнению, более всех достоин взойти на престол.
  - Да, я знаю. Народ тоже на его стороне. А ты-то сам, что думаешь?
  - Я думаю, что бремя власти очень тяжело, и не завидую тому, кто его понесет.
  Такиш рассмеялся.
  - Максим, ты меня поражаешь! Бремя власти... А ты хоть представляешь, какие привилегии и какое богатство сулит это бремя?
  - Представляю, не дурак. Только, не понимаю, к чему вы клоните.
  - А к тому, что нужно искать очень алчного человека, готового на все, чтобы это бремя понести.
  - Не понимаю, наш народ на грани вымирания, а кто-то хочет его расколоть или даже уничтожить.
  - А по-моему, здесь в игру вступает моральный аспект. - подал голос лорд-протектор. - Видите ли, нам уже незачем защищать своих детей и их будущее от узурпатора. У нас их уже почти нет. Многие хотят просто дожить свой век в удовольствии и благоденствии. По большей части людям будет все равно кто над ними стоит сейчас, потому что у них разве что и осталось это самое "сейчас". И если новоиспеченный Император пообещает людям то, чего они хотят, а он пообещает, уж поверьте мне, то они его примут, потому что у нас нет будущего и не за кого сражаться. Даже любовь и та оставляет наш народ. А общество, в котором нет любви, ищет другие ценности, и чаще всего это власть, богатство, разврат. Самозваного Императора поддержат, тем более, что он вступит на трон не через голову старого Императора, которого очень многие любят и, пожалуй, даже сражались бы за его отмщение. Он подождет его естественной смерти и нанесет свой удар именно тогда.
  - Но ждать можно долго, целители у нас отменные. - Заметил Такиш.
  - Максим, ты уже полтора месяца в гвардии Императора и охраняешь его покои, скажи: смог бы кто-нибудь каким-либо образом поспособствовать кончине Императора, но так, чтобы это выглядело как естественная смерть?
  - Я уже размышлял об этом. Думаю, я просчитал все возможные вариант, но может статься, что что-то и упустил. Но, по моему мнению, таких способов на данный момент нет.
  - Что ж, думаю, наш злоумышленник тоже принимает это во внимание. Мне кажется, что у него есть время, чтобы подождать.
  - То есть вы думаете, что он молод? Но изменения происходят уже более тридцати лет! - Воскликнул Такиш.
  - Ивар, ну мы же не люды. Это у них в семьдест лет ты дряхлый старик. Посмотри, Максиму уже шестьдесят семь и что? Он полон сил, а по представлениям людов, так ему вообще нет и двадцати пяти. К тому же может статься и так, что он продолжает дело, задуманное кем-то гораздо раньше. Просто сейчас настал удобный момент для реализации этого плана.
  - Вы знаете о чем-то, что нам еще не известно? - Тут же всполошился Такиш.
  - Нет, вряд ли. Просто вспомнил, что когда я сам был еще мальчишкой, то увлекался историей древних народов, тех, что жили еще до нас. Однажды, отец подарил мне старинный фолиант, где повествуется о последних годах жизни нимерийцев.
  Мы с Такишем обменялись удивленными взглядами.
  - Да, вы могли о них и не слышать, в школе их не проходят, потому что считают, что существование данного народа выдумка. И все же, я думаю, что в мире есть такие вещи, о которых нельзя знать наверняка. Они жили еще до гномов, эльфов и, конечно, нас, людей. Там все было немного по-другому, но суть одна. Когда они поняли, что им грозит вымирание, то многие захотели прожить свои жизни так, как они мечтали, в богатстве, славе и почестях. В стране начался хаос. Каждый думал только о себе. Те же, кто сохранил разум среди всей этой суматохи, выбрали себе предводителя, сильного и умного воина. Он навел порядок в Нимерии и стал новым королем, что позволило этому, уже немногочисленному народу, дожить свой век в спокойствии.
  - Думаете, он хочет смутить умы людей, а сам стать тем самым освободителем?
  - Нет, я думаю, что нам очень повезло, что такой жаждущий власти у нас пока один.
   В комнате повисло тяжелое молчание.
  - Неужели у нас нет никакой надежды? - наконец спросил Такиш.
  - Надежда есть. - И он посмотрел на меня. - Но она мала, а времени у нас еще меньше.
  
  
   Глава 17 Гости
  
  Я открыл глаза и огляделся. Она была рядом и сладко спала. Господи, какое счастье, что я ее встретил. В последнее время мне казалось, что у меня выросли крылья. Даже иногда преследовала нереальность происходящего. Не может простой человек быть так счастлив! И если бы не тот факт, что над всеми нами висит угроза, я бы был счастлив бесспорно и полностью. Однако, это было не так и мне приходилось проводить много времени с оцтом за обсуждением всех возможных вариантов развития события и о том какую позицию занимать нам. Вместо этого я бы с удовольствием затащил ее лишний раз в постель, поцеловал мягкие податливые губы, запустил пальцы в ее густые волосы... От этих мыслей я опять ее захотел, но она так сладко спала, что я решил пока ее не будить. Вместо этого, я вылез из кровати и оделся. Скоро приедут Серж с Габи, и не мешало бы их встретить у портала. Они сказали, что прибудут через общий, поэтому мне нужно было взять машину и ехать в квартал Земли, именно там находится вокзал порталов. Алиса будет рада их увидеть, а Марго и мама так и вовсе ошалеют от счастья. Они у нас не частые гости. Сейчас они увлеклись изучением людов, поэтому все время торчат на той стороне.
  Когда я подъехал, они уже ожидали меня, сидя в маленьком кафе напротив вокзала порталов.
  - Доброе утро! Что-то вы сегодня рановато приехали. - Сказал я и обнял обоих.
  - Доброе! Мы ранние пташки, к тому же отец просил приехать пораньше. Садись с нами, выпей кофе. Ты, небось, так и выскочил из дома прямо из постели? - Габи как всегда была права.
  - А постель то уже, небось, не одинокая. Бьюсь об заклад, ты не очень-то спешил ее покидать. - Серж хитро ухмылялся.
  - Все-то ты знаешь. И откуда только такая осведомленность. - Я рассмеялся и ткнул его кулаком в плечо.
  - А для этого не нужно быть семи пядей во лбу. Ты блестишь как начищенная монета. Да и если бы ты до сих пор не затащил ее в постель, то я бы подумал, что ты не мой брат. - И он расхохотался.
  - То же мне, знаток человеческих душ.
  - Ну и как оно? - Серж явно веселился.
  - Ребята, вообще-то я еще здесь. - Габи укоризненно улыбнулась. - Может, мы все-таки допьем кофе и поедем домой? Я ужасно соскучилась по девочкам и леди Эмилии.
   Когда мы, наконец, прибыли домой, все уже нас ждали и тут же бросились обниматься и целоваться. После приветствий и вкуснейшего завтрака отец попросил нас с братом подняться к нему, а мать увлекла девушек в гостиную, где они, чувствую, отменно перемоют нам всем косточки.
  На этот раз отец сел не к камину, как делал обычно, а за свой письменный стол, а мы взяли стулья и расселись вокруг.
  - Итак, Сереж, я хотел бы, что ты дал нам отчет, о своей научной деятельности.
  Серж, в отличии от меня и Марго, пошел по стопам матери и стал ученым. Мама была из рода ученых Манори и, наверное, давно бы уже имела гораздо больше ученых степеней, но, в свое время, она выбрала нас и положила все свои силы на наше воспитание. За что ей огромное спасибо. Совершеннолетие у нас наступает к тридцати пяти годам, поэтому мама потратила много времени на наше обучение и воспитание. Мы никогда не чувствовали недостатка в маминой любви и внимании, а это огромный задел на будущее. Я это понял уже будучи взрослым мужчиной, после этого я не просто любил мать, а был ей безмерно благодарен. Она, конечно же, никогда по-настоящему не прерывала свои изыскания, но с нашим появлением работа у нее числилась скорее как хобби.
  Серж некоторое время собирался с мыслями и ответил:
  - Я знаю, что вы хотите услышать вполне конкретный ответ, однако я его дать не могу. Дело в том, что люды настолько разные, я имею ввиду степень из умственного и психоэмоционального развития, что выявить какую-либо тенденцию, которая приближает их к нам, я не могу. Да они вообще, если честно, мало чем от нас отличаются. - Он помолчал, а потом продолжил как-то уж очень неуверенно.- Габи, правда, выдвинула свою теорию... Она заключается в том, что чем выше умственный потенциал люда, тем большая вероятность того, что он может вступить в психоэмоциональную связь с человеком, т.е. что может произойти феномен любви. И наоборот, мы, люди, теряем эту возможность, потому что наш умственный и духовный потенциал снижается.
  - Что ты хочешь этим сказать? - Отец морщил лоб и смотрел прямо на Сержа.
  - Отец, я не знаю, как это объяснить, но если проще, то, как я уже говорил, можно прийти к выводу, что мы уже мало чем отличаемся.
  Я был в недоумении: И это все, к чему они пришли? Это же и так понятно!
  - И это все?
  - Знаешь, если у тебя есть другие предположения - валяй, нам всем будет очень интересно их услышать. - Вскипел Серж.
  - Что же, это подтверждает некоторые мои теории.
  - Что за теории, отец?- Спросил Серж.
  - Простите, ребята, но я не уполномочен их с вами обсуждать.
  - Что? Отец, мы имеем право знать! - Воскликнул я.
  - Я знаю, Максим, что все это имеет к тебе самое непосредственное отношение, но своими теориями я поделюсь с вами позже.
  Мы все замолчали.
  - Ладно, давайте не будем дуться. Даю слово, что все вам расскажу, когда придет время. - После недолгой паузы он продолжил. - А пока давайте вернемся к нашим красавицам, или они возненавидят меня за то, что я отнимаю вас на слишком долгий срок. - Он задумался, а потом добавил. - Я хотел с вами еще кое-что обсудить, но это подождет до завтра. Пошли.
  
  
  Глава 18 Господин.
  
  - Я уже устал ждать! Триста двадцать лет, это уже и для нас перебор, а он все живет! Ты слишком хорошо за ним присматриваешь, братец!
  - Что ты, я и так делаю что могу, просто Император слишком силен от природы, не мне тебе рассказывать, что у него слишком хорошие гены. Ты не хуже меня знаешь, что я не могу его отравить. Все лекарства, как, впрочем, еду и питье, сначала пробуют его дегустаторы. Но даже если бы я осмелился на такой шаг, то меня убили бы тот час, как это вскрылось бы. Тут даже ты был бы бессилен!
  "Ты прав, дорогой мой братец, что опасаешься. Ты прекрасно знаешь, что если я взойду на престол, то не пощажу человека, который убил законного императора, пусть это даже будет мой родной брат. Ведь этого будет требовать толпа. Да и если народ узнает, что убивший мой брат, то они переложат всю вину на меня и вряд ли смирятся с таким императором."
  - У тебя должны быть все записи о болезнях Императора... Дай мне их.
  - Зачем? Что в них проку? Тем более, что они хранятся во дворце и вынести их оттуда не возможно!
  - Не надо мне говорить о том, что возможно, а что нет! Да, я не смог бы влезть в их компьютерную базу, это не в моей компетенции, но ты-то можешь это сделать изнутри и кое-что скинуть вот на этот носитель.- И он передал ему маленькую белую коробочку, в которой лежала прозрачная призма, погруженная в какую-то жидкость.
  - Но на пункте досмотра датчики ее все равно засекут!
  - Не засекут. Это новая разработка. Приходится загружать нашего ученого разной работой, иначе он свихнется в ожидании реализации нашего проекта. Хорошая, кстати, штука. Органическая. Никакой датчик не засечет. Только со времени попадания на нее информации до времени попадания ее в компьютер должно пройти не больше часа. Потом она разлагается. Да, как только информация попадет на носитель, он примет более темный оттенок. Не пугайся, так и должно быть. Только после записи не клади призму в эту жидкость, - и он достал другую коробочку. - На, положишь ее сюда.
  - Не понимаю, что ты там хочешь найти? - Спросил целитель и положил обе коробочки на стол. Потом он обратил внимание на маленькое пятнышко на этом столе. Эти пятна его страшно раздражали, поэтому он взял тряпочку и начал его тереть.
  - То, что приблизит день моего, - тут он запнулся и ободряюще улыбнулся брату, - нашего триумфа!
  - А ты уже заручился поддержкой совета?- Пятно, наконец, оттерлось, а он решил, что с прислугой надо быть пожестче.
  - Нет, пока еще рано, я поговорю с ними в самом конце.
  - Или начале. Тут уж как посмотреть.
  После этой фразы оба брата рассмеялись. Однако, целителю опять показалось, что он увидел пятнышко на другой стороне стола. Он опять схватил тряпицу и направился его стирать.
  - Тебя беспокоит что-то еще? - Целитель заметил, что брат не торопится уходить, значит, он еще не все сказал.
  - Да даже не знаю. Максим клянется, что влюблен в людовскую бабу. Даже сюда ее притащил. Я уже с ней успел познакомиться. Симпатичная такая особа, вроде даже не глупая. Однако, в конечном счете, она может нам помешать. Как утверждает Лорд-протектор, она может подарить народу надежду на будущее, многие захотят попытать счастье на той стороне.
  - И что? Разве это плохо?
  - Сейчас да, потому что не вовремя! Видишь ли, увидев возможность будущего для своих родов, люди могут захотеть отстоять тот строй, который имеют на данный момент. К тому же, не стоит забывать о многих "если", которые можно ожидать от людов, когда они узнают о нашем существовании.
  - Да на кой черт им этот строй будет, если они все погибнут во время создания новой вселенной? Тогда и вся их будущность пойдет прахом.
  - А ты прав. Только эту возможность будущего совместно с людами должен подарить им я, тогда они примут мою власть безоговорочно!
  - Но как?
  - Я подумаю над этим. А ты пока сделай то, о чем я тебя просил.
  Он вышел из дома брата задумчивый, но вполне довольный пришедшей в его голову мыслью. Неподалеку его как всего ожидал верный Ротт и при виде хозяина последовал за ним.
  Однако, еще не время расслабляться, ему еще нужно встретиться с Рябым Томом, поэтому нужно переодеться, иначе он будет слишком заметен в Юпетирианском квартале. Все, что нужно, было в его машине, поэтому он снял свой длинный, в фиолетовых разводах, приталенный щегольской фрак и брюки со стрелкой и натянул выцветшие штаны и старый поношенный удлиненный пиджачок. Потом переодел блестящие ботинки, которые вполне могли бы его выдать, натянул на глаза потертую шляпу и, самое главное, включил подготовленную именно для таких случаев личину. Устройство было совершено незаметным и представляло собой простую золотую цепочку, однако, стоило привести механизм в действие, как перед вами представал совершенно незнакомый человек. Сам принцип устройства был довольно просто: на человеческое лицо надевалось что-то типа голограммы, - однако технология была очень сложной и доступ к ней имели единицы, в число которых, конечно, входил и он. Когда он вышел из машины никто бы его не узнал, так себе, неприметный мужичонка с азиатскими чертами лица. Машина могла бы его выдать, поэтому он оставил ее около небольшого кафе и отправился на встречу пешком. Безмолвный Ротт как всегда двинулся за ним. Телохранитель знал, что хозяин не любит, когда он попадается ему на глаза или кто-то замечает, что его охраняют, поэтому шел на довольно внушительном расстоянии, что, однако, не мешало ему довольно точно оценивать ситуацию.
  В это время суток Бар "Львиный коготь" был наполовину пуст. Эта была убогая забегаловка с выцветшей вывеской и грязной барной стойкой. Те, кто там был, были либо пьяны с вечера, либо уже успели приложиться к бутылка с утра, поэтому, на вновь вошедшего никто не обратил внимания. Мужчина подошел к бармену и сказал, что его ждут, тот окинул его ничего не выражающим взглядом и провел в отдельную комнатушку, где стоял один единственный стол и откуда, при желании, можно было наблюдать за тем, что творится в баре. Мимоходом он заметил, что телохранитель вошел следом и присел в углу бара. Мужчина вошел в комнатку и сел за столик, где его уже поджидал громила с огромными ручищами и рябым от веснушек лицом. Рыжие усы торчали щеткой, и было видно, что он ими гордится, а голова наоборот - была совершенно лысой.
  Войдя в эту комнатушку мужчина выключил прибор личины.
  - Добрый день, хозяин.
  - Привет, Том. Я хотел бы узнать, что там у тебя за история стряслась?
  Как это ни странно, но мужчина, отключивший только что прибор личины, умудрился создать свой собственный элитный отряд солдат, которые имели более широкий доступ к оружию и информации, чем обычные солдаты врат. Официально, это было подразделение, которое подчиняется только лорду-протектору, но на самом деле их контролировал он. Эта группа помимо всего прочего помогала ему пользоваться той информацией, которая к нему стекалась. Но самое главное, о том, кому они действительно подчиняются, знал только рыжий детина, сидящий сейчас перед ним. Именно поэтому, они встречались тайно и в столь непрезентабельном месте. Глаза и уши есть у многих в этом городе, портативные "глазки" и так дают много информации лорду хранителю Олимпийских островов, а тому, кто только что пришел на встречу, совсем не хотелось быть замеченным.
  - Да ничего серьезного, господин, все уже улажено! - Было видно, что Рябой Том, несмотря на весь свой грозный вид, боится этого, казалось бы, совершенно безобидного человека.
  - Я хочу знать, что случилось! Если до меня дошли слухи, значит все не так просто. - Господин говорил спокойно, но угроза в его голосе была очень явной.
  - Да все очень глупо получилось. Парочка моих ребят затеяли стрельбу из огнестрельного оружия, - увидев колючий взгляд хозяина он пояснил. - они просто выпили лишнего и увидев какого-то бомжа решили поразвлечься: они стреляли - он убегал. Правда, бомж попытался попросить помощи у людей, вопил почем зря, но час был поздний, а люди в Юпетирианском квартале, сами знаете, боязливые, в наши дела вмешиваться не хотят, поэтому его никто не впустил, а они догнали. - И он виновато улыбнулся.
  - Где тело сейчас?
  - В топке у Гарри Кочерги. Так надежнее.
  Господин прекрасно знал, что его ребята имеют выход на криминальный мир Запретного города и его это вполне устраивало.
  - Понятно... Как ты поступил с теми придурками?
  - Ну, они на самом деле хорошие ребята...
  - Ты их наказал? - Угрожающе спросил Господин.
  - Нет, но...
  - Никаких но. Подобные случаи уже начинают входить в привычку у твоих ребят! Ты хоть знаешь, каких трудов мне стоит прикрывать ваши темные делишки? Если лорд протектор и общественность узнают, что бойцы его личного элитного подразделения развлекаются подобным образом... Ты хоть представляешь, что тогда будет? - Лицо Господина стало страшным от гнева. - Если у тебя не будет железной дисциплины, я, пожалуй, поищу себе другого слугу, на которого смогу положиться! - Это, конечно было блефом, слишком много было завязано на Рябого, и слишком много он трудился над его психикой, чтобы вот так просто убрать. С этим пока можно повременить. К тому же он точно знал, что никто, кроме Тома, не знает о его существовании и это его вполне устраивало. Однако, Рябой об этом не знал, поэтому угроза его проняла.
  - Сегодня же я разберусь с ними, господин.
  - Надеюсь. И сделай, пожалуйста, так, чтобы другим было не повадно вести себя подобным образом! Все, мне пора. - Он уже отодвинул стул, чтобы встать. -Кстати, скажи Рору, что у него плохо получилось распалить ревность этой Энн. В следующий раз пусть старается получше.
  - Да, конечно, если бы я знал, то послал бы кого-нибудь другого.
  - Да, черт с ним. Кстати, Рустам уже собрал необходимы мне компромат?
  - Почти. - Рябой замялся. - Дело в том, что он есть не на всех.
  - Так поищите получше. На любого можно что-нибудь найти, при желании, конечно. Через неделю я жду отчет. Больше здесь встречаться не будем, это опасно. Когда ты мне понадобишься, я с тобой свяжусь. - "С удовольствием избавился бы от всей этой братии, и той грязи, которую они распространяют, только они мне пока нужны, а страх и жестокость - единственный способ держать их в подчинении"
  После этих слов он встал и направился к выходу, а Рябой Том позвал бармена и потребовал себе чего-нибудь покрепче.
  
  
  Глава 19 Московские приключение.
  
  Как хорошо, что Габи и Серж приехали, я уже и забыла, какие они замечательные! Максиму пришлось уйти на дневное дежурство, а мы проговорили с ними до поздней ночи. В общем, получилось так, что придя за полночь с дежурства, он застал нас всех в гостиной.
  - Ооо, так вы еще не разошлись?
  - Время пролетело так быстро, что мы его даже не заметили. - Я встала и поцеловала его в губы легким приветственным поцелуем. А он прижал меня к себе и не отпуская сел и усадил меня себе на колени. Ни для кого не было секретом, что мы вместе. Я даже переехала в его комнату, потому что было крайне неудобно по утрам пробираться через весь дом, чтобы почистить зубы и переодеться. А его родители были в таком восторге, что он нашел свою вторую половинку, что, пожалуй, переселили бы меня сами, если бы Максим сам не сделал этого первым.
  Уже через несколько дней после нашего объяснения, он собственноручно перетащил все мои вещи в свои комнаты. По началу, я протестовала, потому что мне было как-то неудобно перед его родителями, но он меня совершенно не слушал, потому что, по его мнению, "теперь мы принадлежали друг другу и нам нечего скрывать".
  
  - Думаю, пора уже расходиться. - Леди Эмилия поднялась и потянула лорда Марка за руку.
  - Ну вот, только я пришел, а все уже расходятся. - Разочарованно проговорил Максим.
  - Ничего, завтра еще наговоритесь, уже, действительно очень поздно. - Ответила леди Эмилия.
  Серж с Габи переглянулись и направились к выходу. Так мы и остались одни. Он обнял меня посильнее и развернул к себе лицом.
  - Ты сегодня особенно красива. Глаза блестят, румянец, вы что тут делали?
  Я засмеялась.
  - О, мы тут занимались всякими интересными вещами, пока тебя не было.- Мой палец бродил по его щеке, выписывая различные узоры.
  - Это какими же? - В его голосе послышались ревнивые нотки.
  - Ммм, не скажу.
  Его глаза озорно блеснули.
  - Ты в этом уверена? - И он потянулся, чтобы меня поцеловать, но я была проворней и вовремя убрала голову, но он видимо не считал это помехой, поэтому просто положил свою ладонь мне на затылок и развернул голову для поцелуя. Дернуться я никуда не могла, поэтому сдалась на милость победителю и отдала губы в его плен. Как всегда голова моя закружилась, а тело прильнуло к его белому одеянию. Когда я уже мало что соображала, он оторвался от моих губ и прильнул к уху.
  - Так ты мне расскажешь? - В это время его губы блуждали где-то в районе мочки моего уха.
  - Думаю, мое тело не выдержит такой пытки и мне придется все тебе рассказать. Но сначала, я бы хотела подняться в нашу комнату и проверить себя на стойкость.
  Я почувствовала, как он улыбнулся, потом он встал, подхватил меня на руки и, прожигая глазами, понес наверх.
  Когда страсть улеглась, он нежно меня обнял и спросил.
  - Так что вы сегодня обсуждали.
  - Да так, Габи и Серж рассказывали о своей работе, о людях, о Москве, о моем мире. - Мой голос затих, и мной овладела тоска. Он видимо это понял, потому что спросил:
  - Ты скучаешь?
  - Да, скучаю. Родители и подруги уже, наверное, с ума сходят, куда я так спешно подевалась, оставив лишь какие-то непонятные отписки про Корелию. К тому же, как ни странно, но я соскучилась по самому городу, мне нужно заплатить за квартиру или наоборот позвонить хозяйке и отказаться от нее, хотелось бы забрать некоторые вещи, которые мне дороги и как-то объяснить свое исчезновение издателю, она ведь здорово мне помогла в свое время. Мне хотелось бы поговорить с родителями, хотя бы по скайпу. Услышать их голос, рассказать о нас с тобой, о том, что встретила любимого человека и, наверное, пробуду у него в Карелии, - тут я смутилась, - немного дольше, чем предполагала.
  Действительно, а сколько я еще здесь пробуду? Эта мысль вдруг застала меня врасплох.
  - Я бы лучше сказал намного больше. - Уточнил он, прижимая меня еще сильнее.
  От этого мне сразу полегчало на душе и вообще стало как-то веселее.
  - Так значит, ты хочешь ненадолго вернуться домой. Так?
  - Так. Чтобы все уладить понадобится дня три.
  - Но мне никто не даст выходных.
  - И не нужно, со мной поедут Габи и Марго. Марго никогда там не была и ей интересно, а Габи будет ее гидом, пока я буду занята.
  - Понятно, хотите оторваться женской компанией. И когда вы планируете ехать?
  - Через три дня. Ты не против?
  - Против. Если бы я мог, то привязал бы тебя к себе и всюду за собой таскал, чтобы видеть каждую секунда. Но, боюсь, что тогда я сам тебе быстро надоем, и ты от меня сбежишь. - При этом он прижал меня к себе еще крепче. - Поэтому мне ничего не остается, как отпустить тебя. - Он гладил мои волосы и нежно целовал в висок, а мне было так хорошо, что хотелось, чтобы это блаженство длилось вечно.
  
  Наконец, я опробую пространственный тоннель сама и в сознании. Специально для нас тоннель подвели к самому дому. Собственно это был и не тоннель вовсе, а некое марево размером с дверь, заключенное между четырьмя правильными цилиндрами, видимо это те самые установки, о которых говорила Марго. Для удобства их всегда крепили к двери. Мне казалось, что это должно быть очень интересно. Но на деле все оказалось проще не куда. Марго шла первой, она сделал шаг в марево и исчезла, я старалась не нервничать и проделал все точно также. На мгновение меня охватил озноб и сильно замутило, но через секунду Марго взяла меня за руку и дала что-то понюхать. Запах был резким, но не отталкивающим, после этого мне стало лучше.
  - Первый раз многие чувствуют себя плохо, с каждым разом будет легче. Но на всякий случай держи, может пригодиться. - И она сунула мне в руку тот самый флакон. - На самом деле, это один из тоннелей самого высокого качества. Есть и такие, после которых голова кружится почти пять минут.
  Я обернулась, чтобы посмотреть, что же представляет собой тоннель с этой стороны и оказалось, что это была дверь небольшой полуразвалившейся избушки, по краям которой были закреплены точно такие же цилиндры, как и в доме лорда Марка.
  - О, не обращай внимания. - Сказала Марго, заметив мой разочарованный взгляд. - Какая разница как выглядит дверь? Главное, что мы здесь.
   К тому времени, как появилась Габи, мне полегчало окончательно, и мы пошли дальше. Мои спутницы утверждали, что мы совсем близко от границы. Идти действительно оказалось не далеко. Мы подошли к небольшой аккуратной башне. Назвать это сооружение башней можно было лишь потому, что оно было округлой формы и уходило ввысь продолговатой трубой. Лично для меня, она больше напоминала затейливый дом. Визуально, башню можно было разделить на две части: Верхнюю и нижнюю. Разделял их небольшой балкон, расположенный на расстоянии метров трех от земли по всему периметру башни. Нижняя часть была совершенно не примечательна, в ней имелась лишь небольшая дверь, если же смотреть на верхнюю часть, то там уже появлялись прямоугольные окошки разного размера, и расположенные на разных уровнях. Кроме того, имелась еще одна небольшая дверь, видимо, для того, чтобы выходить на балкон. Мои подруги подошли к нижней двери и постучались, как мне показалось, лишь для приличия. Потом Габи нажала на какую-то кнопку и сбоку двери появилась небольшая панель. Она ввела тута какие-то числа и через несколько секунд дверь открылась. Внутри было на удивление светло и чисто, половину башни занимали большой диван и стол, а другая половина была абсолютно пуста.
  - Леди Мора! - Позвала Габи, но ей никто не ответил. - Видимо она куда отлучилась. Что ж поздороваемся с ней на обратном пути.
  - А кто это? - Спросила я.
  - Леди хранительница северной башни. Разве Максим тебе о ней не рассказывал? - Удивилась Марго. - Он относится к ней с большой теплотой.
  - Не рассказывал.
  - Это удивительная женщина. Ее знал еще мой дед и дед его деда и так далее. Я очень хотела с ней познакомиться. - Сказала Марго.
  - Сколько же ей лет? - Удивилась я. - И как она может так долго жить?
  - Ответы на эти вопросы знает, разве что, сама леди Мора, а спрашивать об этом мало кто решается. - Ответила Габи. - Ладно, пойдемте, познакомитесь с ней позже. - И она набрала те же цифры, что и прежде, только на панели у двери напротив. Дверь бесшумно отъехала, и на нас пахнуло холодом.
   Лето сменилось зимой, мы одели специально приготовленную верхнюю одежду и вышли на морозный холод. Я оглянулась и увидела перед собой совершенно другую башню, гораздо меньшую по размерам и полуразрушенную. Именно такую я видела перед тем, как опасть в другой мир.
  - Мы уже на месте? - Моему удивлению не было предела.
  - Да, как видишь все просто. - Ответила Габи.
  - Ощущения совсем другие, чем от перехода через тоннель. - Поделилась я своими умозаключениями. - Кажется, что ты просто вышел из дому.
  - Так и есть. - Ответила Габи - Башни работают совсем по другому принципу.
  - А если ее разрушат с этой стороны, что вы будете делать? Хотя, похоже, она сама скорее рассыплется.
  - Эта маленькая башенка держит целый мир, вряд ли ей когда-нибудь грозит саморазрушение, к тому же зачем-то да существует леди хранительница башни. Так что думаю, волноваться по этому поводу нам не стоит. - Габи улыбнулась и пошла дальше.
  - А к вам не забредают люди? Ведь Воробьевы горы - это городской парк, здесь всегда много людей.
  - Даже если они и доходят до башни, найти дверь вряд ли кому под силу, тем более, что найдется очень мало таких идиотов, которые к ней сунутся.
  - Но почему?
  - Все просто, мы установили вокруг перехода передатчики, которые испускают звуковые волны, способные отпугнуть от этой тропки кого угодно.
  - Но я ничего не слышу.
  - Конечно, эти волны действуют на подсознание и вселяют в человека чувство опасности и страх.
  - Теперь понятно, почему я впала здесь в панику и не смогла взять себя в руки.
  - Ну, знаешь, я тоже, может, впала бы в панику, если бы меня вели непонятно куда трое мужиков. - Сказала Марго, закатывая глаза.
  После таких слов мы дружно рассмеялись. Теперь все это казалось таким далеким и забавным.
  - Послушайте, давайте разделимся. Я поеду домой, немного приберу, чтобы переночевать сегодня, соберу кое-какие вещи с собой, сделаю пару звонков. А вы пока походите по городу, к тому же Марго нужно подобрать подходящий наряд, если мы соберемся куда-нибудь сегодня вечером.
  - Ух ты! Мне не терпится побродить по вашим магазинам! Может, я что-нибудь и для нашего мира присмотрю. - Защебетала в радостном предчувствии Марго.
  - Так и сделаем. Только позвони нам, пожалуйста, когда доберешься до дома.
  - Вы решили меня проконтролировать? - Спросила я с усмешкой.
  - Что ты, просто Максим так маниакально меня инструктировал насчет твоей безопасности, что я прониклась.
  - Ладно, - сказала я со смехом, - позвоню. До встречи!
  До дома я добралась на удивление быстро, даже в аптеку заскочила. Оказывается, я уже соскучилась по этому шумному и суетливому городу. Я не была здесь всего два месяца, а такое ощущение, будто целую жизнь. Там уже начинается лето, а здесь - зима. Я надела свое самое теплое платье из тонкой шерсти цвета слоновой кости, длинное, сшитое по фигуре и вырезом лодочкой. Марго одолжила мне свою коротенькую курточку, подбитую мехом. Хотя моя подруга была немного мельче, куртка была мне почти в пору, только в груди немного поджимала, но я намотала сверху белый шарф, так что выглядела я вполне прилично, даже можно сказать стильно. Прокололась я в одном - обувь. Я не хотела заказывать зимние сапоги ради того, чтобы доехать до своей квартиры, а там у меня все ведь есть. Поэтому, я одела весенние туфли. В общем, пока я доехала до дома, то порядком заморозила ноги. Вбежав в подъезд, проскочила мимо как всегда не работающего лифта и побежала наверх, благо этаж был третий. Когда я подбежала к квартире, то мечтала лишь о чашке горячего чая. Руки у меня тоже сильно замерзли, поэтому не гнущимися пальцами ключи пришлось искать довольно долго. Наконец я их нашла.
  - Алиса, это ты? - Я услышала знакомый голос и обернулась. Как это я не услышала приближающиеся шаги?
  - Петя? Что ты здесь делаешь?- Моему удивлению не было предела.
  - Тебя жду. Но ты какая-то не такая, я даже не сразу тебя узнал.- Он сам был какой-то не такой, но я не стала ему об этом говорить. Высокий, зеленоглазый, с копной рыжих волос, когда-то он мне казался неотразимым. Сейчас же я видела просто симпатичного парня, который к тому же по виду давно не спал, но больше всего меня удивил какой-то лихорадочный блеск в его глазах.
  - Просто одета немного по-другому. Ты случайно не пьян? - Но в ответ он лишь мотнул головой. - Ты что-то хотел? У тебя что-то случилось?
  Но вместо того, чтобы мне ответить он переменился в лице и стал со злостью бросать мне свои упреки.
  - Ты где была? Тебя не было два месяца! Что я должен был подумать?!
  - Да какая тебе разница, где я была, я не обязана перед тобой отчитываться. Зачем ты сюда явился? - Я уже поняла, что он пришел сюда без цели, только, чтобы изводить меня своими необоснованными упреками. Поэтому я повернулась к двери и вставила ключ в замок, готовая открыть дверь и избавиться от его общества.- Мы расстались уже более полутора лет назад, пора бы уже оставить меня в покое и начать собственную...
  Договорить я не успела, потому что он зажал мне рот какой-то остро пахнущей тряпкой, и я поняла, что теряю сознание. Последним, что я услышала, был его шепот:
  - Ты моя, моя, моя...
  
  Когда я очнулась, по комнате уже ползли длинные тени, и я поняла, что уже сумерки. Значит, я довольно долго была без сознания. Все мое тело затекло, я ощутила, что не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Сначала я страшно испугалась, но быстро поняла, что просто привязана к креслу-качалке. Я огляделась и увидела, что нахожусь в квартире Петра, а он сидит напротив и смотрит на меня.
  - Петя, что ты делаешь? Зачем ты все это затеял?
  - Ты моя, и я хочу, чтобы ты была со мной! - Голос его прерывался от сдерживаемых эмоций. Потом он встал и подошел ко мне. - Я всего лишь хочу, чтобы ты была со мной. - Он провел пальцами по моей щеке, коснулся губ. Я видела, что он не в себе и не знала, что сделать, что бы выпутаться из этой глупой ситуации. Этого не может, это сцена из какого-то дешевого романа, этого просто не может быть!
  - Алиса, я так скучал. Все это время я наблюдал за тобой. Я не мог прожить и недели, чтобы хоть украдкой не взглянуть на тебя. А когда ты пропала так надолго, я просто обезумел! Три дня назад меня уволили с работы, потому что я был совершенно не в себе. Всю это время я проторчал в машине у твоего подъезда, я так тебя ждал! Он сказал, что ты скоро появишься. И теперь ты здесь, со мной. - Он поднял голову и посмотрел на меня. В его глазах было столько мольбы и нежности, что если бы мои руки были свободны, то я бы погладила его буйную голову и пожалела его. Но я была связана, а мои подруги даже не подозревали, где я нахожусь, а уж что будет с Максимом, когда он об этом узнает, даже страшно подумать.
  - Петя, развяжи меня, пожалуйста, и мы все с тобой обсудим и поговорим как нормальные люди. Я же связана, разве так ведут себя с теми, кого любят? - Господи, он точно спятил, видимо еще и голоса слышит. Кто мог ему сказать, что я скоро появлюсь, если не голос в его голове?
  - Да, да, ты права, сейчас я... - И он поднялся, чтобы меня развязать, только потом снова опустился на колени, зажал подол моего платья в кулаке, лицо его исказила гримаса муки, и он с отчаянием проговорил. - Но ты же тогда уйдешь и опять оставишь меня одного!
  - Петя, все меняется, изменилась я, изменился ты. Просто ты не хочешь этого понять. Я уже не та девушка, которую ты полюбил, да наверное никогда таковой и не была. Ты нарисовал себе образ, который сам взлелеял, но только это не я. Тебе нужно отпустить прошлое и начать все с чистого листа. Тогда ты встретишь, наконец, ту девушку, для которой станешь единственным, которую полюбишь. Она будет настоящей, живой, а не выдуманной и бесплотной. Петя, подумай, ведь я права! Насилием надо мной ты ничего не добьешься кроме ненависти к самому себе и ко мне.
  -Но мне нужна ты! - Эти слова он почти выкрикнул.
  Затем он уронил голову на руки и затих. Я не знала, о чем он сейчас думает и боялась сказать хоть что-то, ведь любое неосторожное слово могло бы его разозлить. Сразу видно, что он сейчас находится в неадекватном состоянии. Прошло довольно много времени, прежде чем он поднял голову и проговорил:
  - Ты права, Алиса. Ты как всегда права. Я полный дурак, у которого помутился рассудок. - У меня чуть не вырвался вздох облегчения, но я вовремя сдержалась. - Но ты должна простить меня, пожалуйста, я так долго был один и так по тебе скучал, что не появись ты сегодня, что-нибудь точно сотворил бы с собой. Я развяжу тебя, только прошу, пообещай, что сегодня ты останешься здесь, со мной. Нет, я не требую никаких ласк и в постель тебя не потащу. Просто посиди со мной и подержи мою руку, завари мне кофе, как делала прежде и поговори о каких-нибудь пустяках. Прошу, пожалуйста...
  - Конечно, я побуду с тобой сегодня. Только мне обязательно нужно позвонить.
  - Нет, ни каких звонков.- Он сказал это очень резко и с каким-то лихорадочным блеском в глазах, но потом мягко добавил, - я хочу, чтобы сегодня ты была только со мной, только моя.
  Такая смена настроений меня пугала, но, пока он готов меня развязать, нужно соглашаться.
  - Да, конечно, все будет так, как ты хочешь.
  Он успокоился, взял нож, лежащий рядом на столе, и приготовился разрезать веревки. Но в этот миг, кто-то саданул в дверь так, что она, судя по звуку, сорвалась с петель и грохнулась в коридоре.
  В комнату вбежал Максим. Мимоходом взглянул на меня и сосредоточился на Петре и ноже в его руках.
  - Брось игрушку. - Тихо, но настойчиво потребовал он.
  Вместо ответа Петр посмотрел сначала на меня, потом на Максима, сделал какие-то свои выводы и с бешенными глазами начал надвигаться на моего синеглазого. Я так испугалась, что даже перестала дышать. Я знала, что Петр увлекается боксом и, скорее всего, может быть очень опасен.
  В это время между ними завязался смертельный танец. Они кружили по какому-то своему кругу и не отрываясь смотрели друг другу в глаза. Петр сделал несколько выпадов с ножом в руке, но не достиг своей цели. В это время я заметила, что в дверях комнаты стоят те двое, что впервые сопровождали, если так можно выразиться, меня и Максима в Запретный город. К моему удивлению, ни один из них не выказывал никакого волнения, глядя на эту смертельную схватку. Я хотела им закричать, но поняла, что от волнения просто не в состоянии этого сделать.
  В следующее мгновение Максим сделал молниеносный выпад и выбил нож из руки Петра. Однако, тот и не думал сдаваться! Он тут же принял боксерскую стойку и сделал несколько обманных выпадов, после чего мощным ударом обрушился на челюсть Максима. Я так дико закричала, что Петр обернулся. В следующее мгновение я поняла, что волновалась зря, потому что достать Максима Петру так и не удалось. Он двигался с такой поразительной скоростью, что я даже представить себе такого не могла. Однако, мой крик все же возымел свое действие: Петр отвлекся. Максим тут же воспользовался этим и серией ударов в челюсть и под дых повалил его на пол. После чего перевернул лицом вниз и надел на руки нечто, напоминающее наручники.
  Григорий и Гаврила с невозмутимыми лицами тут же отлепились от стены и начали деловито осматривать комнату.
  - Ну что? - Задал вопрос Максим.
  - Все чисто. - Ответил Григорий.
  - Займись им. - Он указал на Петра и, наконец, посмотрел на меня.
  - Господи, Алиса, с тобой все в порядке? - Он бросился ко мне, быстро разрезал веревки и обнял. Потом отстранился немного, ощупал все мои конечности и, придя к выводу, что меня не покалечили, принялся целовать лицо и растирать затекшие руки.
  - Максим! - Сказала я и всхлипнула, а потом слезы сами собой полились из глаз. Я так сильно испугалась за него, что сейчас от облегчения просто не помнила себя! Наконец, я смогла из себя выдавить что-то членораздельное. - Все хорошо, я в полном порядке. Не трогайте Петю, он не виноват, у него просто рассудок помутился. - Весь этот немногословный рассказ перемежевывался со слезами и икотой. Гаврила принес мне из кухни стакан воды, и я с радостью его опустошила. Петр к этому времени сидел на полу у противоположной стены. Из носа у него шла кровь.
  - Ага, не виноват. Он же тебя похитил, а только что с ножом над тобой стоял!
  - Он всего лишь хотел разрезать веревки, мы договорились, что он меня отпустит, если я побуду с ним эту ночь.
  - Что сделаешь? - Казалось, Максим сейчас воспламенится от гнева. Мне пришлось ухватить его за куртку, чтобы удержать на месте.
  - Нет, нет, это не то, что ты подумал. Он просто хотел, чтобы сегодня я побыла с ним рядом, максимум подержала за руку и все, честное слово!
  - Ага, а зачем ему тогда заряженный пистолет в кармане куртки? - Подал голос Григорий. - Или он его достал просто так, чтобы был под рукой? Эй, сдвинутый, зачем тебе понадобилось оружие? - Наконец обратился он к Петру. Однако тот только еще больше набычился и ничего не ответил.
  - Может, решил совершить самоубийство? - По выражению лица Петра стало ясно, что Гриша был близок к истине, однако, он хотел докопаться до самой истины. - Нет? Хотел убить Алису, чтобы она никому больше не досталась? - Тут стало понятно, что он попал в точку. От подобного Гриша даже опешил. - Ну ты и козел! - С презрение бросил он.
  - Нет! Я хотел умереть вместе с ней! Понял! Тогда она навсегда осталась бы со мной! А ты, - он обратился к Максиму, - не трогай ее своими лапами, она моя, слышишь, моя!- Он перешел на крик и забился в своем углу пытаясь освободиться.
  Я не верила своим ушам. Он хотел совершить самоубийство и прихватить меня с собой! Нет, это не может быть тот мужчина, которого я когда-то любила, по-своему, но любила.
  - Он сошел с ума. Его надо лечить. Разве вы не видите, что он не в себе?
  - Видим, но это еще не повод прощать его за то, что он натворил. - Максим направился в его сторону, и я испугалась, что он начнет его избивать.
  - Максим, не надо. Он болен, если кто во всем этом виноват, так это я!
  - Алиса, я его и пальцем не трону, не переживай. Но если ты и дальше будешь брать на себя вину за каждого психа, который попытается тебя убить, то я тебя сам заставлю показаться целителю. Поняла?
  Он подошел к нему вплотную и проговорил:
  - Она моя и будет моей всегда, заруби себе это на носу.
  Петр хотел, что-то крикнуть в ответ, но, в этот момент, Гаврила заклеил ему рот пластырем:
  - Все, ребята, надо отсюда убираться. Мы наделали столько шуму, что скоро здесь появится полиция. - Немного поразмыслив, Гаврила добавил. - А что с ним-то делать будем?
  - Его надо лечить! Разве вы не видите? - Мне так было жаль Петю! И я не знала чем ему помочь. Он ведь и правда был очень хорошим, и мне очень не хотелось верить, что именно я стала причиной его сумасшествия.
  - Ладно, поручим это нашим людям. Пусть оформят его в какую-нибудь больницу и понаблюдают со стороны.
  - Спасибо. - Только это и смогло сорваться с моих губ. Мне было очень горько. Слезы лились по моим щекам, а я их даже не замечала. Только теперь я плакала не из-за испуга. Я поклялась себе, что сделаю все возможное, чтобы вылечить Петра.
  - Тебе не нужно себя ни в чем винить. - Максим достал платок и подал мне. - Ты или какая-то другая девушка, все равно рано или поздно что-то подобное случилось бы. - Он подхватил меня на руки и вынес из этой злосчастной квартиры.
  - Поставь меня, я и сама ходить умею.
  - Конечно-конечно. - Но он все так же нес меня по улице, крепко прижимая к груди, пока мы, наконец, не подошли к их машине.
  Гаврила сел за руль, Георгий рядом с ним, а Максим присоединился ко мне на заднем сидении, после того, как бережно туда усадил. Он обнимал меня и баюкал как маленькую девочку.
  - Я так боялся, что с тобой что-то случилось! Господи, никогда в жизни я еще так не боялся! Пожалуйста, не допуская больше таких ситуаций.
  Я только кивала головой и наслаждалась его присутствием. Однако понемногу до меня начало доходить, что они нашли меня в огромном городе, среди миллионов людей.
  - А как вы меня нашли?
  Он вздохнул и начал рассказ.
  -Ты долго не звонила, и девочки забеспокоились, они набрали тебя сами, но ты не отвечала. Тогда они поехали к тебе домой и нашли только торчащий из замка ключ и платок, пропитанный хлороформом. Они тут же бросились к границе, когда они, наконец, оказались на нашей стороне и смогли мне позвонить, прошло несколько часов. Несколько часов ушло на то, чтобы понять, где ты можешь быть, и около часа, чтобы туда добраться.
  - Ага, - подал голос Григорий, - ты бы видела, как он несся по дороге, я до сих пор не знаю, как мы остались живы.
  - Спасибо вам всем огромное. Если бы не вы... в общем, всякое могло случиться. - Максим лишь сильнее прижал меня к себе, а Гриша ответил.
  - Не стоит. Это ведь наша работа спасать прекрасных девушек попавших в беду. - И он подмигнул мне в зеркало дальнего вида.
  Я улыбнулась ему в ответ.
  - Эй,эй, Гриша, ты поосторожней. Она сводит с ума любого мужчину, который имеет неосторожность в нее влюбиться. - Проговорил Максим.
  От возмущение я тут же набычилась.
  - Что и тебя тоже? - Усмехнулся Гриша.
  - Ну, у меня вообще тяжелый случай. - Рассмеялся он и поцеловал меняв щеку.
  - Вообще-то это не смешно. - Проговорила я себе под нос, но моей точки зрения никто не придерживался. В конечном итоге я тоже поддалась их хорошему настроению и улыбнулась. - Только я все равно не пойму, как вы узнали, что я у Петра? - Задав вопрос, я поняла, что они не горят желанием на него отвечать. И все же я хотела знать, откуда у них такая осведомленность, ведь я никому про него не рассказывала.
  Как ни странно, но ответил мне Гаврила.
  - Видишь ли, когда ты попала к нам, мы начали собирать о тебе информацию и поставили твою квартиру под наблюдение.
  - Но зачем? Максим, ты шпионил за мной?
  - Нет, что ты! Просто, ты же помнишь, при каких обстоятельствах мы попали в Запретный город. Отец тогда подумал, что ты, что мы ...враги.
  -Враги? - Моему удивлению не было предела.
  - Я тебе потом это объясню, здесь все сложно. Вот тогда он и приказал своим людям узнать о тебе все, что возможно. Это помогло нам тебя найти, а если точнее, то камера у твоей квартиры. Мы видели, как все происходило, - его руки сами собой сжались в кулаки, - а потом пробили его лицо по базе данных.
  - Кстати, если хочешь знать, она у нас самая совершенная, туда входит информация от всех спецслужб, имеющихся у людов. - С долей бахвальства добавил Гриша.
  - Понятно. - Ответила я , хотя на самом деле все было совершенно не понятно, но я решила, что приберегу свои вопросы на потом, когда он уже не сможет отвертеться. - А куда мы едем?
  - К тебе. Ты же хотела решить кое-какие проблемы?
  - А где девочки?
  - Боюсь, что их приключения в Москве на этом закончились.
  - Ага, я так понимаю, что до завтра вы в моем распоряжении?
  - Думаю, меня одного тебе хватит. - Максим ревниво улыбнулся и поцеловал меня в щеку.
  - Вполне. - Прошептала я ему в ухо и нежно поцеловала висок.
  
  Разумеется, я не успела сделать все, что задумала. Но самое главное я все же совершила: пообщалась с родителями. Предварительно сдув пыль с моего ноутбука, как никак он целых два месяца простоял без работы, я включила питание и стала ждать, пока он загрузится. Больше всего меня волновало наличие интернета. Я заранее себя похвалила за то, что заплатила за него на несколько месяцев вперед, однако, пока я не увидела, что он действительно работает, расслабляться не смогла. Итак, ура, он работал! Тут же нажав на иконку скайпа, я стала ожидать, когда мне ответят. Пока в динамиках раздавались гудки, я ужасно нервничала, что они могут меня не услышать. Я даже не ожидала, что так по ним соскучилась. Я конечно, могла им позвонить и по телефону, но мне так хотелось увидеть из лица! Однако, этим вечером они все же были дома и ответили мне.
  Мама как всегда беспокоилась о моем здоровье, а папа спросил не нужно ли мне выслать денег. Каждый из них заботился обо мне как умел. Их очень волновал тот факт, что я пропала на целых два месяца, не предупредив их заранее, а лишь туманно отписавшись в письме. Конечно, я попросила прощения. Однако, когда я сказала, что скоро опять уеду куда-то к черту на кулички, они начали меня от этого отговаривать, просили приехать к ним в Питер, обещали помочь в поиске работы. Но пришлось ответить им отказом. Они не понимали, что меня так влечет в эту Карелию и наконец, я призналась, что у меня появился молодой человек и что я еду именно к нему. Родители надолго замолчали, наконец, мама заговорила:
  - Алиса, мы тебя очень любим и примем любой твой выбор, но ты еще так молода... Стоит ли рушить свою жизнь из-за какого-то любителя рыбалки!
  - Почему вы решили, что он рыбак? - У меня даже вырвался смешок.
  - А чем еще там можно заниматься? Дорогая моя, пожалуйста, подумай еще разочек! По крайней мере, привези его к нам, познакомь. Он хоть предложение-то тебе сделал?
  В этот момент я порадовалась, что отправила Максима в магазин.
  - Мама, о каком предложении может идти речь? Мы и знакомы то всего два месяца.
  - Вот и я о том же! Вы еще так мало друг о друге знаете, а ты уже готова ради него все бросить и уехать куда-то в Тьмутаракань! Доченька, прошу тебя, не спеши!
  - Мама, я знаю, чего хочу. Я поеду за ним хоть на край света. Главное, не беспокойтесь за меня, если я не буду некоторое время вам писать. Я постараюсь делать это как можно чаще, но там, куда я поеду связь просто ужасная.
  - Доченька, как хотя бы его зовут, чем он занимается? - Вступил в разговор папа.
  - Зовут его Максим Гриффин и он военный.
  - Алиса, ну и угораздило же тебя! - Выдохнула мама.
  - Ничего не поделаешь, милая, наша дочь уже выросла и спешит делать свои собственные ошибки. - Услышала я голос отца, обращенный к маме.
  - Скажи, по крайней мере, куда точно ты едешь и как тебя найти! - Взмолилась мама.
  В этот момент я услышала, как Максим звенит у двери ключами, почему-то мне не хотелось знакомить их именно сейчас.
  - Мамочка, Папочка, я все вам обязательно напишу, а сейчас, извините, но мне нужно срочно идти.
  - Да, да, конечно. Пока, доченька, мы тебя очень любим.Только обязательно все нам подробно напиши, а еще лучше приезжай и звони почаще!
  - И я вас очень-очень люблю. - Ответила я, но ничего обещать не стала. Зачем? Если я все равно не сумею сдержать данное обещание.
  Когда Максим зашел в комнату, я сидела и плакала. Он тут же подлетел ко мне и обнял.
   - Алиса, что случилось?
  - Ничего особенного. Просто я, вдруг, поняла, как сильно я соскучилась по своим родителям, и что я совершенно не знаю, когда смогу их снова увидеть.
  -Не плачь, мы обязательно что-нибудь придумаем, вот увидишь.
  - Знаешь, сегодня я еще разговаривала со своими лучшими подругами. Они ужасно хотят меня видеть и обвиняют за скрытность. От кого, мол, но от меня они такого не ожидали. И вместо того, чтобы все им объяснить, мне пришлось только сказать, что в Москве я только проездом и завтра рано утром опять уезжаю. Представляешь как они обиделись, когда я сказала, что не найду даже несколько минут, чтобы встретиться с ними!
  Максим молчал и гладил меня по голове.
  - К сожалению, попав в мой мир, ты вынуждена многим жертвовать. Ты лучше меня знаешь, что не сможешь при встрече открыто врать своим лучшим подругам, я достаточно тебя изучил, чтобы понять - врать ты не умеешь. А сказать правду равносильно тому, что написать себе на лбу "психически не здорова". Однако, именно сейчас ты еще можешь выбрать: остаться в своем мире, жить своей прежней жизнью и оставить меня навсегда или пойти со мной туда, где для тебя все ново, непривычно и где ты всегда будешь чужой.
  Мои слезы сразу высохли.
  - И ты это сейчас серьезно говоришь?
  - Более чем.
  Я отстранилась от него и заставила посмотреть себе в глаза.
  - Ты правда согласишься с любым моим решением и откажешься от меня, если я так захочу?
  -Да. - ответил он отведя глаза.
  - Нет, посмотри мне в глаза и скажи это! - Я была вне себя от ярости, он вот так просто прямо сейчас берет и отказывается от меня при первых же трудностях!
  Наконец, он тоже разозлился, и глядя прямо мне в глаза произнес:
  - Алиса Строганова, нет у тебя никого выбора, ты свела меня с ума и я просто не в состоянии отказаться от тебя, даже если ты будешь гнать меня самой поганой метлой! Я скорее откажусь от своего мира, стану дезертиром, изгнанником, кем угодно, но не откажусь от тебя.
  - Не надо ни от чего отказываться. - Наконец выдохнула я.
  То, что было между нами потом, сложно назвать каким-либо словом. За окном бушевала метель с дождем, капли вперемешку со снежинками молотили в стекла. Весь мир сузился до размеров небольшой комнаты, в которой мы сейчас находились. Нас тоже сотрясала какая-то стихия. Мы любили друг друга неистово, почти до боли. Каждой клеточкой своего тела осознавая, что нужны друг другу и нет никакой возможности это изменить.
  
  Утро следующего дня выдалось спокойным и умиротворенным. На дворе лишь слегка посыпал снег. Ураган, несколько потрепавший Москву, ушел, оставив за собой бесконечные пробки и проблемы для коммунальщиков. Мы же видели в окно лишь гладь утреннего снега, который покрыл все бесчинства, которые натворила за ночь стихия. Некоторое время после побуждения, мы просто лежали обнявшись и наслаждались тем, что были вдвоем.
  - Ну что, встаем? - Услышала я заданный прямо в ухо вопрос.
  - Встаем. - Я повернулась к нему и увидела, что он уже давно одет и лежит поверх одеяла. - Ты оказывается уже встал?
  - Да, и пришел разбудить свою засоню.
  - Сам ты засоня. - Я с сожалением откинула одеяло, нашла тапочки и протопала в ванную.
  Пока я там была, Максим уже успел не плохо освоиться в моей кухоньке, заварить кофе и сделать бутерброды..
  - Ммм, я и не знала, что ты мастак делать завтраки.
  - Видишь ли, я очень долго был холостяком, поэтому тебе нечему удивляться. Я вообще много чего умею.
  - Не сомневаюсь. - Улыбнулась я. - Но я думала, что тебе готовят слуги.
  - Слуги готовят в отцовском доме, а я долгое время жил в своем собственном. Он у меня находится в небольшом городке, поближе к старой работе. Ко мне два раза в неделю, конечно, приходили убираться и что-то готовили, но в основном я готовил себе сам или шел перекусить в ближайший ресторанчик.
  - Ты мне раньше всего этого не рассказывал.
  - Ну, не до того было. - Ответил он откусывая кусок бутерброда. - В моем доме, конечно, не так шикарно как в фамильной резиденции, но более современно и просто.
  - Интересно было бы взглянуть. - Сказала я, отпивая кофе.
  - Как-нибудь я тебе его покажу.
  - Нам обязательно ехать в Олимпию именно сейчас?
  - Боюсь что да. Больше отгулов мне никто не даст, а оставлять тебя после всего того, что случилось, одну или на кого-то еще, я не собираюсь.
  - Я не беспомощный ребенок, а взрослая женщина.
  - Конечно, я и не спорю.
  Свое раздражение тем фактом, что меня принимают за беспомощного котенка, мне пришлось заесть бутербродом. Все равно не было никакого смысла пререкаться.
  Доели свой завтрак мы уже в тишине.
  Я не знала, как скоро вернусь сюда вновь, поэтому еще с вечера сложила в чемодан все, что мне было особенно дорого: фотографию, где мы вчетвером с мамой, папой и бабушкой, любимые книги, несколько памятных безделушек, косметичку и немного одежды, все равно я там из своего гардероба толком ничего не смогу носить. Получилось даже меньше, чем я предполагала. Все остальное пришлось оставить.
  Когда мы уже были одеты и готовы выходить, я вдруг спохватилась.
  - Подожди минутку. - Я достала свой телефон и набрала Ленке.
  - Лена? - В трубке обиженно молчали. - Прости, что разбудила... Я знаю, что в последнее время была не самой лучшей подругой. Поверь, я очень об этом сожалею. Ты знаешь, что сегодня я уезжаю, и даже не знаю насколько времени и смогу ли с тобой или со Светкой вообще связаться... Я правда не могу все вам сейчас объяснить, возможно когда-нибудь... С квартиры я съезжаю и с завтрашнего дня она уже будет сдаваться другому человеку, поэтому я очень тебя прошу сегодня приехать и забрать кое-что. Я приготовила для тебя некоторые вещи, о которых, я знаю, ты давно мечтала, и Светке тоже. Мне будет очень приятно, если ими будете владеть именно вы. И еще я прошу тебя сохранить мой ноутбук. Там, куда я еду, он мне совершенно не понадобится, но на нем сохранено много памятных моментов, которые мне очень дороги. Надеюсь, у тебя еще сохранился запасной ключ от этой квартиры. Прости меня за все и прощай.
  - Подожди! - Услышала я на другом конце трубки. - Вот это монолог! Ты правда уезжаешь?
  - Да.
  - У тебя правда все хорошо?
  - Правда.
  - Может, тебе нужна моя помощь?
  - Нет, спасибо. У меня правда все хорошо.
  - Я буду скучать.
  - И я тоже. Попробуй все объяснить Свете, пусть на меня не обижается.
  - Ты же знаешь, она не умеет долго на тебя злиться. Обещай, что дашь о себе знать, как только у тебя будет такая возможность.
  - Обещаю.
  - Тогда до скорого и не смей прощаться.
  - Угу. - И я положила трубку. Слезы сами собой навернулись на глаза. Всегда считала Ленку самой чуткой из нашей компании. Она быстро поняла, что все, что сейчас со мной происходит очень серьезно и просто приняла меня и всю эту ситуацию. Именно поэтому сегодня я позвонила ей, а не Светке.
  Когда мы спустились на улицу, нас уже ожидало такси.
  Забросив чемодан в багажник, мы уселись на заднее сидение и назвали адрес. Из-за пробок, ехать пришлось довольно долго, и я сама не заметила, как задремала у своего синеглазого на плече. Когда же мы подъехали к месту назначения, Максим легонько потряс меня за плечо и помог выйти, а прохладный воздух разогнал остатки дремы.
  Мы двинулись в парк к той самой разваливающейся башенке. Я была рада, что сегодня на мне были настоящие теплые сапоги, а не те туфли, в которых я пришла из Запретного города. Честно говоря, я уже ждала, когда, наконец, попаду в лето.
  До башни мы добрались без приключений. Максим нажал на какой-то скрытый механизм, и небольшая часть стены отъехала, обнажив пульт управления. Он ввел туда какие-то цифры, и отъехала уже часть стены размером с дверной проем. Как и в прошлый раз, я увидела внутри лишь запустение и всякий хлам, с той лишь разницей, что вода в глубокой луже, находящейся внутри, покрылась коркой льда.
  - Мы точно, попадем в ту большую, чистую и просторную башню из которой мы выходили?
  - Точно, - засмеялся Максим, - это лишь визуальный ряд вашего мира.
  Он взял меня за руку и мы шагнули за порог.
  На этот раз в башне мы были не одни.
  
  
  Глава 20 Леди Мора.
  
  - Здравствуйте, мои дорогие, а я вас уже заждалась. - Голос раздался, казалось, из ниоткуда, потому что в комнате, куда мы секунду назад попали, никого не было. - Я сейчас спущусь, подождите минутку.
  Я вопросительно взглянула на Максима, а он просто пожал плечами, разулся и шагнул на обитаемую часть комнаты.
  - Леди Мора не любит, когда на ее половину заходят обутыми. - Пояснил он. - Вот, можешь одеть тапочки. - Указал он на стоящие в углу тапки. Сам он предпочел остаться босиком, глядя на них, я сразу поняла почему: им как минимум было лет сто и лет, эдак, восемьдесят их тапочьей жизни их активно эксплуатировали.
  - Нет уж спасибо. - И толкнула его локтем в бок, чтобы перестал надо мной подшучивать.
  Комната осталась такой же, какой я покидала ее вчера: Большой закругленный диван стоял ровно посередине, как бы разделяя комнату напополам. Одна сторона комнаты была совершенно пустой и по ней ходили те, кто хотел попасть в мой мир, а другая сторона, начинавшаяся сразу за диваном, представляла собой небольшую гостиную со столиком и парочкой немного потрепанных кресел. Их цвет, как, впрочем, и цвет дивана, было довольно трудно определить, не то грязно-оранжевый, не то светло-коричневый. Столик был овальным с резными ножками и сделан из темного дерева. Кирпичную кладку стены никто заделывать не стал, перекрашивать тоже. Комната была бы совсем темной, если бы не дневной свет, шедший совершенно не понятно откуда. С потолка что ли?
  - Сейчас, сейчас, я как раз заварила чаек. - Голос раздавался с винтовой лестницы, уходившей куда-то на второй этаж башни.
   Сначала я увидела ноги, в таких же старых тапочках, которые стояли в углу, ожидая гостей, которые не побоятся их примерить. Затем длинная зеленая юбка, старческие руки, сжимающие поднос и, наконец, сама обладательница голоса. Если бы я заранее не знала, что леди Мора очень стара, то никогда в жизни не сказала бы об этом по ее голосу. Он скорее принадлежал молодой девушке, нежели согбенной годами старице.
  Сама леди Мора была очень невысокого росточка, почти как ребенок, и доставала мне разве что по грудь. Испещренное морщинами лицо излучало доброту и как будто светилось из нутрии. Тоже самое можно было сказать и о ее руках. Казалось, где-то внутри них спрятаны маленькие диоды, которые и обеспечивают эту подсветку. Все остальные части тела были спрятаны одеждой. Ее белоснежные волосы были необыкновенно густыми для дамы столь преклонного возраста и собранны в замысловатую прическу, которой я прежде никогда не видела: прямой пробор был сделан ровно посередине, широкие пряди с каждой из сторон шли ровно вниз, очерчивая овал лица; под подбородком они переплетались и обматывали шею, словно шарф, сзади же эти две пряди вплетались в косу вместе с остальными волосами. Казалось, будто лунный свет наполняет их изнутри. Мне пришлось несколько раз моргнуть, чтобы убедиться, что это не игра света или моего воображения.
  - Ну здравствуйте, молодые люди. - Сказала Сияющая леди, ставя поднос с чаем на стол.
  Я была настолько поражена этой маленькой женщиной, что смогла только кивнуть в ответ.
  - Здравствуйте, леди Мора. Очень рад вас видеть. Познакомьтесь, это Алиса, Алиса Строганова... она люд... - При этих словах Максим внимательно посмотрел в лицо старушки.
  - Неужели ты думал, что я об этом не знаю? - Усмехнулась леди Мора.
  - Рада познакомиться с тобой Алиса. Я давно ждала этой встречи.
  - Правда? - Вырвалось у меня, но потом я быстренько прикусила язык. Но леди Мора, казалось, ничего такого не заметила.
  - Садитесь, чего вы стоите. Сейчас будем пить чай. Нигде в двух мирах вы такого больше не попробуете. Он бодрит и освежает, приносит ясность ума и приводит все чувства в порядок. - Говоря это, она начала наливать его нам в чашки. Сервиз, надо сказать, был очень красивым. И чашки и чайничек были очень тонкой работы, сами по себе почти невесомы, а рисунок представлял собой битву каких-то человечков с копьями.
  - Какой у вас красивый сервис, никогда прежде такого не видела.
  - Не мудрено, моя милая. Эльфийской работы в вашем мире уже и не сыщешь.
  - Какой?
  - Эльфийской. - Как само собой разумеющееся сказа она.
  Я вопросительно глянула на Максима. Я, конечно, давно уже смирилась с тем, что существует другой мир и другая раса людей, но к тому, что сказки про эльфов правдивы была не готова. Может он еще скажет, что гномы тоже существуют?
  - Прости, Алиса, но столь древнюю историю я тебе рассказывать не стал. Тебе и так многое пришлось переосмыслить. Эльфы еще более старинная раса, они жили еще до людей. Но с нашим приходом их число начало уменьшаться, когда же мы пересекли границу Запретного города с тем, чтобы навсегда здесь остаться, их уже насчитывались единицы. Сейчас же их нет вообще. Поэтому я не счел нужным посвящать тебя в это.
  - Понятно... - После всего, что мне здесь пришлось узнать, поверить в то, что мир когда-то населяли эльфы, уже не было чем-то из ряда вон выходящим. - Так значит этому сервизу несколько тысяч лет? - От волнения у меня даже руки затряслись, поэтому чашку пришлось тут же поставить, даже не отпив содержимого. - Из чего же он сделан?
  - Действительно, это очень старинная вещь, я приберегаю его только для самых дорогих гостей. А сделан он из обычного фарфора.
  - Но как такое возможно? Он давно уже должен был превратиться в пыль!
  - Видишь ли, эльфы жили не только материальным миром... Магия была частью их жизни. Они видели мир по-другому, заглядывали в самую суть вещей и могли использовать такие его стороны, о которых сейчас мало кому известно. Каждый эльф имел свою собственную магию, часть которой передавал всему, что делали его руки. Смотри. - И она взяла пустую чашку и бросила на пол.
  Я даже глаза закрыла, боясь увидеть на полу кучу осколков эльфийского мастерства. Но когда их все же открыла, то увидела, что Максим поднимает целую и невредимую чашку.
  - Эти чашки не так просто разбить. - Усмехнулась леди Мора. - Но, при желании, конечно, можно. Так что не бойся брать ее в руки, пей. - И она налила мне свой разрекламированный чаек.
  Как и просила старушка, я взяла чашку и сделала несколько глотков. Ничего вкуснее в своей жизни я не пробовала, и сказать, из чего конкретно состоит букет этого напитка, я бы никогда не смогла. Однако, ощущения, которые подарил мне всего один глоток, не смогла бы спутать ни с чем: покой, уют, счастье... Я даже глаза прикрыла от удовольствия.
  Когда же я вновь их открыла, мир вокруг изменился. Сначала я даже не поняла в чем тут дело. Я аккуратно поставила чашку, на которой вели самый настоящий бой маленькие нарисованные человечки. Некоторое время я заворожено наблюдала, как каждый из них отбивает удар противника, потом посмотрела на свои руки, по краям которых тоже появилось некое свечение. Затем я перевела взгляд на Максима, чтобы спросить, видит ли он тоже самое или я потихоньку начинаю сходить с ума? Но его в кресле не было. Это вообще была какая-то другая комната, да и не комната вовсе, вернее та же, что и раньше, только совершенной другая: стол, диван и кресла, как и прежде, стояли на своих местах, только стен вокруг не было. Оказалось, мы находимся на лесной опушке. Я даже слышала шелест ветра в ветвях березки, которая стояла совсем рядом, только руку протяни. Ощущала тепло солнца, освещавшего эту полянку, слышала, как поет соловей, перелетая с ветки на ветку. Я была настолько оглушена этой метаморфозой, что не сразу обратила внимание на старушку, сидящую напротив. Только это уже была не старушка. Передо мной сидела очень красивая девушка, такая же маленькая как леди Мора, точно в таком наряде и даже с такой же прической. Сияла она даже больше, чем хозяйка башни. Удивительно, но я совершенно не испугалась того, что увидела, видимо, хаос, царивший сейчас в моей голове, полностью блокировал любые чувства.
  - Ну как? Понравился тебе мой чаек. - Спросила улыбаясь незнакомка. Только тут я поняла, что это и есть леди Мора.
  - Но как это возможно? Что я выпила?
  - Это настой, открывающий тебе возможность попасть в мир моей башни.
  - В мир вашей башни?
  - Да, это некое измерение, неподвластное простым смертным, лишь я одна могу их сюда провести, ну, или мои сестры, живущие в точно таких башнях в Запретном городе.
  - Кто вы на самом деле?
  - А разве ты еще не догадалась? Ты ведь видела мое свечение, не так ли? Кровь помнит многое, хотя люди уже и забыли. Поверь, его могут видеть очень немногие: лишь потомки тех, с кем мы заключили соглашение.
  - Какое соглашение?
  - Со временем ты все поймешь, пока тебе еще рано это знать.
  - Тогда зачем вы привели меня сюда?
  - Чтобы поговорить. Максиму не обязательно слышать то, что я тебе сейчас скажу.
  Непонятно откуда взявшийся ветерок вдруг раздул мои волосы, поиграл в листве березки и принес приятную прохладу, но я этого почти не заметила: я ждала, что же мне скажет леди Мора.
  - То, что кажется злом, может принести добро, а то, что кажется добром, может принести зло. Доверяй своей интуиции и смотри вглубь вещей. Ты станешь и утешением и наказанием, станешь той, что очищает души и сердца. Алиса, имей мужество выдержать выпавшие на твою долю испытания, и знай: никогда не нужно отчаиваться! Там, где закрывается одна дверь, обязательно открываются другие.
  Мир вокруг стал мерцать и последнее, что я услышала было:
  - И помни, каждый человек, который встречается в нашей жизни, послан нам не просто так: одни приносят в нашу жизнь счастье и любовь, а другие дают нам уроки. И каждому мы должны быть благодарны.
  В следующее мгновение, я уже сидела в башне с кирпичной кладкой и видела перед собой старую леди Мору.
  - Ну как? Понравился тебе мой чаек? - Спросила улыбаясь старушка?
  Я в недоумении обернулась к Максиму, но он лишь попивал чай и блаженно улыбался, как будто я и не пропадала из поля его зрения на целых полчаса! Я взяла в руки свою чашку, но она была не прохладной, как я предполагала, а такой же горячей, как будто я только что из нее пила.
  - Что это было? - Спросила я леди Мору.
  - О, названия этих трав тебе ни о чем не скажут, но подобный букет собираю только я.
  - Вы что, ничего не заметили?
  - Ты о чем? - Спросил Максим. - Неужели тебя так впечатлил чай леди Моры? Я тоже в первый раз был просто потрясен.
   Леди Мора смотрела на меня с вежливым любопытством, ожидая ответ на свой вопрос. Наконец, я поняла, что Максим ничего не заметил, а леди Мора не собирается ни в чем признаваться. Что ж оставим это в тайне, раз она этого так хочет. Все равно Максим мне не поверит. Да и что я могу ему рассказать? Что только что была в собственном измерении леди Моры, где она молода и красива, а вокруг шумит лес? Да и сама леди Мора никто иная как эльф. Ну допустим, я бы ему это поведала, но объяснить ему то, что она мне там сказала, я бы не смогла при всем своем желании. Хотя каждое слово, сказано ею, отпечаталось в моем мозгу намертво, я бы никогда не решилась произнести все это вслух. Уж больно все это напоминало бред сумасшедшего.
  - Да, очень, никогда не пробовала подобный букет. - Наконец, выдавила я из себя.
  Однако, больше я к этому чаю не притронулась. У меня не было ни какого желания опять попадать в измерение старой эльфийки, слушать туманные, зловещие советы и забивать себе этим голову.
  Пока я сидела и обдумывала все, что только что со мной произошло, Максим продолжал беззаботно беседовать с леди Морой. Похоже, он чувствовал себя очень комфортно в ее обществе.
  - Леди Мора, вы столько лет живете в этой башне, вам здесь не одиноко одной?
  - О, совсем нет, я уже привыкла. Иногда мне, правда, может взгрустнуться, но я на самом деле не так одинока, как тебе кажется. У меня бывает много гостей.
  - А давно вы живете в этой башне? - Наконец вступила в беседу я.
  - О, дитя мое, очень давно. Можно сказать, что уже потеряла счет годам. - Уклончиво ответила та.
  - А у вас есть дети?
  Старая леди заметно погрустнела, но все же ответила:
  - Мои дети, как листья на деревьях, распустились и опали, но они дали жизнь новой поросли и меня это радует.
  - Так у вас есть внуки?
  Однако, леди Мора не ответила, она слабо улыбнулась и сама задала вопрос, переводя разговор на другую тему.
  - А почему ты вернулась с Максимом, а не с подругами? Туда-то ты шла с ними.
  - Ну... Это долгая история. - И у меня вырвался нервный смешок.
  - Не думаю, что рассказ о жизни и смерти займет слишком много времени.
  Я уставилась на нее, открыв от удивления рот. Она знает! Она точно знает о том, что произошло между нами и Петром. Первым опомнился Максим.
  - Вы знаете? Но откуда?
  - Я многое знаю, мои дорогие. - Сказала она уставшим голосом. - И хочу вас предупредить, что это было не случайно. Корни этого происшествия идут из Запретного города, но могу вам сказать с определенное долей уверенности, что тот, кто это задумал, не хотел, чтобы все обернулось смертоубийством.
  - Но как это возможно? Вы знаете, кто к этому причастен. - Произнося эти слова, Максим всем телом подался вперед.
  - Вы обо все узнаете, когда придет время, а сейчас просто берегите друг друга.
  Я видела, что Максим хотел задать еще уйму вопросов, но вид у леди Моры был очень уставшим, и по мере того, как она говорила, голос становился все тише:
  - А теперь, думаю вам пора. Я уже стара и немного устала.
  - Но...
  - Всему свое время, всему свое время... - И старушка опустила голову на плече и уснула.
  Нам ничего не оставалось, как встать и уйти. Напоследок Максим взял плед, лежащий на диване, и укрыл старую леди. Когда мы вышли из башни я спросила:
  - Как ты думаешь, это все правда?
  - Что именно?
  - Ну, все, что она говорила насчет корней, жизни и смерти?
  После некоторого размышления он ответил.
  - Думаю, она просто очень старая женщина и она порой путает... фантазии с явью.
  - Честно говоря, она мне показалась вполне здравомыслящей старушкой. Тем более, что я помню, что Петр упоминал, будто кто-то предупредил его о моем приходе. Тогда я подумала, что это плод его воспаленного воображения, но теперь...
  - Почему ты мне раньше об этом не рассказала? - Максим остановился как вкопанный и развернул меня лицом к себе. Его глаза опять жутко потемнели, и мне стало не по себе.
  - Я же сказала, что просто не придала этому значения.
  - Как именно он это сказал?
  Мне пришлось почти дословно вспоминать и пересказывать все, что в тот вечер сказал мне Петр.
  - Ладно. - Выдохнул он. - Я с этим разберусь. - А откуда это у тебя в волосах зеленый березовый листок? - Изумился Максим и продемонстрировал мне свою находку. - В Москве-то уже зима, таких листьев днем с огнем не сыщешь, а с этой стороны вокруг только хвоя растет.
  - Не знаю, наверное, у леди Моры откуда-то залетел. - Я сама удивилась, как невозмутимо прозвучал мой голос. Мне почему-то казалось, что то, что произошло между мной леди Морой пока стоит сохранить в тайне.
  
  
  Глава 21 Закат на озере Надежды.
  
  Закат на озере Надежды - вещь неповторимая! Озеро лежит прямо перед домом, вода в нем прозрачная и тихая, и горы отражаются в нем с невероятной точностью, как в зеркале. Окруженное полукруглой цепью гор, озеро походит на какой-то экзотический напиток, плещущийся на дне щербатой чаши. Самое непостижимое, что эта щербинка находится как раз напротив домика, в котором мы ненадолго поселились, и солнце каждый вечер опускается по этой щербинке в озеро, стекая, как капля крови, по зазубренным краям, и оставляя на глади озера алую дорожку, которая так и манит пробежаться по ней на другую сторону. Когда-нибудь я все-таки уговорю хозяина этого места продать его мне.
  Однако, сегодня мне будет тяжело оценить по достоинству все эти красоты. В голове у меня вертится лишь одна мысль: согласится ли она? А вдруг нет? Нет, она конечно согласится, по-другому и быть не может! А вдруг откажет? Серж мне уже сто раз говорил, что я полный дурак, если такие мысли приходят мне в голову, но, тем не менее, кто знает, что за мысли бродят в голове у этих женщин? Одно я понял для себя точно: без этой девушки я просто не выживу, скорее всего, свихнусь, как ее бывший. Именно в тот день, когда ее выкрал этот сумасшедший, я и понял, что мир, в котором нет ее, мне не нужен. Поэтому я решил привязать ее к себе всеми возможными способами. И самый первый и верный шаг - это женитьба. Больше всего я боюсь того, что она мне сегодня откажет.
  В ту ночь она все мне рассказала о Петре и о том, что их связывало. Даже то, что именно он был ее первым мужчиной. Так же она упомянула, что он несколько раз уже делал ей предложение руки и сердца, но она ему отказывала, сама не зная почему, а потом поняла, что не любит его той любовью, ради которой прожила бы с ним всю свою жизнь. Тогда-то она его и покинула. Я изо всех сил старался сдержать рвущуюся из меня ревность и воспринимать все спокойно. Однако, в конце концов из меня все-таки вырвалась фраза:
  - Ну почему ты не дождалась меня! - Только в такие слова я и смог облечь всю горечь ревности, которая снедала меня в течение всего ее рассказа.
  Ее брови в удивлении приподнялись и она ответила:
  - Если бы я знала, что встречу тебя... - Ее голос был мягким и ласковым, но потом он переменился, и она с возмущением сказала. - К тому же, что за политика двойных стандартов? Ты, значит, не евнух и тебе можно было спать с другими женщинами, а я, значит, должна была ждать, когда за мной придет лорд из параллельной вселенной? - Я насупился, а она смягчилась и произнесла. - Я просто искала свою любовь, одно время мне даже казалось, что я ее нашла... Мы не виноваты, что встретились чуть позже. Само то, что мы сейчас вместе, можно назвать чудом! Если бы еще пару месяцев назад кто-нибудь сказал, что меня угораздит влюбиться в человека другой расы, который, к тому же, живет в параллельной вселенной, то я расхохоталась бы и покрутила пальцем у виска!
  "Она полностью права." - Подумал я. - "К тому же, какая разница с кем она была до, главное, что сейчас она со мной, и я больше никому не позволю отобрать ее у меня!"
  Потом мне все же пришлось рассказать о нависшей над всеми нами опасности, о материи и о том, что злоумышленников, скорее всего, до сих пор сдерживает только жизнь Императора. Все равно скоро скрывать уже будет нечего, а ей лучше знать заранее. Я не знал, как она отреагирует на все это, боялся какой-нибудь истерики, слез, обвинений, но она только внимательно посмотрела мне в глаза и лишь теснее ко мне прижалась.
  - Что ж, чему быть, того не миновать...
  - Угу...
  В ту ночь мы любили друг друга особенно пронзительно, с привкусом ревности и отчаяния на губах.
  
  И вот сейчас я стою на веранде загородного дома и собираюсь с мыслями, чтобы, наконец, сделать ей предложение. По крайней мере, я попытаюсь, а там будь что будет. Жаль только, что говорить красиво я не умею, сюда бы Габи, вот она у нас мастер слова.
  Мои мысли прервала Алиса. Она неслышно подошла сзади и обняла меня за талию.
  - Ты чего здесь один стоишь?
  Я обнял ее за плечи и указал на горизонт.
  - Господи, как красиво! - Вырвался у нее возглас восторга.
  - Да, отчасти я люблю это место именно из-за заката.
  - В этом я тебя очень хорошо понимаю. - Потом она пристальней на меня взглянула и спросила. - А почему ты такой напряженный? Что-то случилось? - На ее лице появилось беспокойство, а я очередной раз остро почувствовал, как сильно ее люблю.
  - Нет, ничего не случилось, хотя... да случилось...
  - Что? Что случилось?
  - А то, что один бравый офицер, всю жизнь считавший себя не уязвимым, вдруг понял, что ранен в самое сердце и рана эта неизлечима. Он умрет от нее, если одна прекрасная девушка, которая и нанесла ему эту тяжкую рану, не излечит его одним единственным словом.
  Она улыбнулась и нежно посмотрела мне прямо в глаза.
  - И что же это за слово?
  - Да.
  - Да? И на что же я должна ответить да?
  Тогда я встал на одно колено и произнес:
  - Алиса из рода Строгановых, выходи за меня замуж.
  Все, сказал, только легче мне от этого не стало. Казалось, я забыл, как дышать, и все ждал, что же она ответит. Но она молчала и только смотрела на меня большими удивленными глазами. И тогда слова сами посыпались из моего рта.
  - Алиса, я знаю, что мы родились в разных мирах, но я сделаю все, чтобы он стал для нас одним. Я прекрасно понимаю, что ты, когда-нибудь захочешь детей, и, к сожалению, я не знаю смогу ли тебе их дать, но я хочу чтобы ты знала: я люблю и буду любить тебя, как ни один мужчина в двух наших мирах вместе взятых. Я знаю, что у вас принято дарить в таких случаях девушке кольцо, но у нас - это брошь. - И я тут же достал из кармана коробочку и открыл. - Вот. - Но она смотрела на меня и молчала. - Ну скажи же хоть что-нибудь. - Наконец не выдержал я.
  На белом атласе в коробочке блестела и переливалась немыслимой красоты брошь, она передавалась из поколения в поколение женам старших сыновей. Брошь была сделана в виде миниатюрного феникса, сидящего на зеленой веточке, и блистала красным, желтым, пурпурным, оранжевым и зеленым. Этот эффект создавали искусно вставленные драгоценные камешками. Однако, она на нее даже не смотрела. Она смотрела мне в глаза и слезы лились по ее щекам. Я опустил голову и решил: все, видимо я свой ответ уже получил. Внезапно мне стало безумно тяжело, казалось, небо упало мне на плечи и придавило всей своей тяжестью, коробочка защелкнулась у меня в ладони, и мне показалось, что это захлопнулась дверь к моему счастью.
   Но тут я почувствовал, что она гладит меня по волосам, потом она обхватила мою голову ладонями и заставила посмотреть на себя. Наши глаза встретились и она проговорила:
  - Максим, я согласна жить в любом мире, но только при условии, если в нем будешь ты. И еще, я точно знаю, что ни одна женщина в двух наших мирах вместе взятых, не будет любить тебя так как я... И еще... я не знаю точно сколько у нас будет детей, но что один появится месяцев эдак через восемь-девять это точно. - Она смотрела на меня и улыбалась.
  Нет, этого не может быть, но я смотрел ей в глаза и понимал что это правда. Полу крик полу стон вырвался из моей груди, и я подхватил ее на руки и начал кружить. Нет, этого не может быть! Столько счастья просто невозможно вообразить и осознать! Казалось, я могу перевернуть горы и развернуть реки вспять от той радости, которая меня переполняла. А она смеялась и обнимала мою голову руками.
  - Стой, стой, сумасшедший! - Смеялась она.
   А я лишь кружил ее и думал: Она моя, она выйдет за меня и ....у нас будет ребенок. РЕБЕНОК!!!! В нашем мире, где это уже стало не возможно, где это стало пунктиком для каждого человека, она подарит мне ребенка! Мир вокруг нас кружился и я знал, что в этот миг на свете нет человека счастливее меня.
  - Но как, когда ты узнала? - Наконец произнес я, когда был в состоянии произнести хоть слово.
  - К тому времени, как мы решили отправиться в Москву, у меня уже были некоторые сомнения, поэтому, чтобы узнать наверняка я успела зайти в аптеку на той стороне и купить несколько тестов на беременность - все они показали положительный результат.
  - Но прошло уже две недели с того момента, и ты молчала?!
  - Я не хотела, чтобы ребенок обязывал тебя к чему-то по отношению ко мне. - Она опустила глаза и грустно улыбнулась.
  - Ну и как долго ты собиралась скрывать? А если бы я так и не сделал тебе предложение, что бы ты делала?
  - Не знаю... но ты ведь сделал. - И она счастливо улыбнулась.
  - Ага, попробовала бы ты не согласиться, я бы тебя силком под венец потащил.
  - Что, правда? - Она широко раскрыла глаза.
  - Конечно! Я же у тебя настоящий тиран! - И мы оба расхохотались.
  Наконец, я стал ее целовать. Господи, какие сладкие у нее губы, какая совершенная шея. Я пинком открыл дверь в дом и прошел в спальню. Я положил ее на кровать с прозрачным балдахином, потом несколько мгновений просто глядел на нее, упиваясь своим счастьем. Но она протянула ко мне руки и поманила к себе, и я забыл обо всем на свете в объятиях женщины, подарившей мне все счастье мира.
  
  
  Глава 22 Семейный ужин
  
  Сегодня на ужин собралось все семейство, чего не было уже очень долгое время, отец также настоял на том, чтобы пригласить лорда Такиша, им необходимо было что-то еще сегодня обсудить. Я вряд ли могу назвать его другом, но в уважении ему не откажешь, тем более, что отец ему доверяет, а таких людей нынче не много.
  Все уже собрались в гостиной: отец, мама, Серж, Габи, Марго, я и моя невеста Алиса. Моя невеста... Никогда не думал, что это может звучать так приятно. Именно сегодня мы с ней решили сообщить близким, что собираемся пожениться, и то, что Алиса беременна.
  - А вот и лорд Такиш. - Проговорил отец, когда тот, наконец, вошел в дом в сопровождении дворецкого. - Эка, как вы намокли!
  - Да, на улице настоящая буря! Добрый вечер. - Проговорил он, снимая плащ. - Можно вас попросить принести мне полотенце, чтобы вытереть волосы. - Говоря это он весело улыбался и походил сейчас скорее на озорного мальчишку, чем на знатного лорда. - Давненько я так не промокал.
  Я краем глаза взглянул на Марго и увидел, затаенную обиду в глазах и горькую улыбку на губах, в отличие от всех остальных, которые отвечали ему вполне искренними взглядами и улыбками. Я сделал себе пометку поговорить с ней об этом. Что бы ни произошло между ними, это тянется уже слишком давно.
  Из-за непрекращающегося дождя, который льет уже несколько дней к ряду, мы накрыли ужин не на свежем воздухе, как привыкли это делать летом, а в столовой. В помещении было непривычно темно в это время суток, поэтому слуги зажгли свечи. Многие уже давным-давно перестали их использовать, но мы любим то интимное освещение, которое могут создать, только эти подрагивающие огоньки.
  Наконец, отец созвал всех в столовую и мы расселись. Он уже хотел подать знак подавать ужин, когда я встал и помог подняться Алисе. Разговоры за столом сразу же прекратились и все в недоумении посмотрели на нас.
  - Дорогие мои, мы сегодня хотим вам поведать несколько новостей, которые очень важны для нас и о которых вы должны знать, как самые близкие нам люди. - Я прокашлялся и продолжил. - Несколько дней назад Алиса согласилась выйти за меня замуж и стать моей женой.
  В это время я с обожанием посмотрел на нее, и она улыбнулась и залилась краской. В то же мгновение все вокруг повскакивали со стульев и начали нас поздравлять и целовать.
  - Ну вы молодцы! Времени зря не теряете. - Проговорил отец, похлопывая меня по спине.
  Женщины все разом выражали нам свои поздравления. Последним же подошел Такиш, пожал мне руку и скал, что мне невероятно повезло, после чего он поцеловал Алисе руку и посмотрел так, что она покраснела. А вот это уже мне не понравилось. Я чувствовал, как неумолимая волна ревности уже готова подняться из самых глубин моей души. Но я вовремя сдержался, тем более, что очень хорошо его понимал: в Алиса на столько сильно ее женское обаяние, что устоять просто не возможно.
  Когда все немного успокоились, отец посла за нашим лучшим шампанским и велел выпить за столь радостную новость.
  - Боюсь, что это еще не все новости, которые мы хотели вам сегодня поведать. - Я вопросительно посмотрел на Алису, потому что подумал, что она сама захочет рассказать эту новость. Она кивнула мне, покраснела пуще прежнего, опустила глаза и сказала:
  - Я... Мы... Мы с Максимом ждем ребенка.
  На этот раз вместо бурной радости в комнате повисла тишина. Сначала я не понял, почему все реагируют именно так. На лице матери я прочитал недоверие, на лице сестры выражение, граничащее с благоговейным ужасом, брат и Габи просто сидели с обалдевшими лицами, отец закрыл глаза с выражением наконец-то свершившегося действа, а лорд Такиш был просто зол, что сбило меня с толку окончательно. Алиса тоже, наконец, заметила, что тишина затянулась и осторожно подняла глаза, осматривая собравшихся. Когда она увидела тоже, что и я, то в панике посмотрела мне в глаза. Я ее обнял и крепко прижал к себе.
  Наконец я услышал мамин голос, в котором звучала надежда.
  - Это правда?
  - Конечно, моя дорогая, или ты думаешь, что они решили таким образом над нами подшутить? Сынок, Алиса, я так рад за вас! Все остальные думаю тоже, и они вам обязательно об этом скажут, как только отойдут от потрясения. - Отец расхохотался и обнял нас обоих одновременно. - Эй, несите, мой лучший коньяк! Будем праздновать это событие, сегодня никто не будет спать в этом доме!!!
  
  
  Глава 23 Братья
  
  Дом его брата, как, собственно, и его хозяин порядком его раздражали. Однако, лорд-целитель императора Альберт из рода Мавериков не желал более нигде встречаться. Его мания чистоты скоро перерастет в огромную проблему для него, лорда Ивара из рода Такишей. Да, Альберт был его братом, однако призванием пошел в род матери и, в конце концов, присоединил к своему имени именно ее родовую ветвь. Так многие делают. Род Мавериков очень известен в кругу целителей, а крепкий род всегда очень ценился, отчасти именно это помогло ему, в конечном счете, подняться так высоко и стать целителем самого Императора. Род же Такишей считался древним, но не столь влиятельным и богатым, чтобы обеспечить своему отпрыску блистательное будущее.
  - Ивар, я сделал это, я наконец сделал это! - Ивар еще не успел зайти в его кабинет, а Альберт уже бросился к нему, поспешно вылезая из-за стола. Он как всегда был одет в белую целительскую мантию перепоясанную золотым ремнем с эмблемой солнца посередине. Это было отличительным знаком его приближенности к императорскому двору. По-дороге он опрокинул вазу, и та разбилась вдребезги. Однако, Альберт на это даже не обратил внимание. Это говорило только об одном - брат очень взволнован. Видимо простой вынос информации показался ему немыслимым приключением. И, судя по виду, он очень собой доволен. Что ж, он ему подыграет.
  - Молодец, Альберт! Я ни минуты в тебе не сомневался! Даже у меня вряд ли получилось бы так хорошо все проделать!
  - Правда?
  - Ну конечно, правда, дорогой мой брат. А теперь покажи мне, что ты заполучил.
  - Да, да, конечно. Не знаю, правда, как тебе это поможет.. - И он нажал на кнопку в столе.
  Тут же над столом засветился голограммой экран. Такиш при помощи пальцев увеличил его на столько, чтобы ему было удобно читать. Чтиво, конечно, было не самое интересное, но для него крайне важное.
  - Это то, что нужно. Я у тебя это заберу. - Это не было вопросом, но Альберт все же ответил.
  - Да, конечно. - Тут он замялся и, увидев какое-то пятнышко на столе, начал его тереть рукавом. - Ивар, ты уверено, что мы поступаем правильно?
  Опять та же песня, как ему все это надоело!
  - Конечно! Альберт, разве ты не понимаешь, нам всем осталось жить лишь одно поколение, а наш род, ведущий свое начало от начала времен, так и не был никогда по-настоящему оценен, возможно, именно нам предназначено вновь завести часы людских жизней. Род Рагнаров давно уже себя исчерпал, императоры этой династии только и сделали, что, в конечном счете, довели наш народ до вымирания.
  - Но как мы сможем исправить эту ситуацию?
  - Дорогой мой братец, доверься мне. У меня уже есть на этот счет некоторые соображения.
  - Ты имеешь ввиду Алису и Максима?
  - Не только. Что же касается них, то сначала я хотел их поссорить и развести. Слишком уж они не во время встали у меня на пути... Но ситуация изменилась и я постараюсь выжать из нее максимум выгоды для... нашего дела.
  - Да, ты всегда был самым умным в нашей семье. Кстати, ты в курсе, что Гриффины запросили у Императора через три дня не официальную аудиенцию. Я так думаю, что они хотят представить ему Алису и поставить его в известность об их свадьбе, о возможности любви между людьми и людами. А потом и предать все это гласности. - Во время своего монолога Альберт нашел еще несколько пятен и, уже вооружившись тряпицей, начал их оттирать.
  - Как видно, они хотят ему поведать не только об этом... Но, я не знал об этих планах. Спасибо, Альберт.
  - Но ведь ты не допустишь этого?
   Такиш улыбнулся и посмотрел на брата.
  - Тайная аудиенция нам пока не повредит, будет даже интересно посмотреть, как на это отреагирует Император, даже если просочится какой-нибудь слух, то это, отчасти, сможет подготовить людей к тому, что я собираюсь им преподнести. А потом все это можно будет повернуть в то русло, которое будет нам выгодно. Слухи на то и слухи, что бы быть немного неверными. - Ивар улыбнулся задумчивой улыбкой, потом опомнился и проговорил. - Но не забивай себе этим голову, ты и так в последнее время слишком нервный.
  Последней фразы брат как будто и не слышал. Он продолжать тереть не существующие пятна и уже нашел новые. Ивар не мог на это смотреть, поэтому попрощался и вышел из кабинета. Затем он направился в свой особняк, который располагался дальше по улице.
  Все в этом доме говорило о богатстве и любви к роскоши. Многие, кто впервые бывал у него в гостях, удивлялись. Они не ожидали увидеть такое убранство в доме лорда-военачальника. Однако, он объяснял это удачными вложениями капитала и отделывался шутливыми фразами от тех, кто желал знать больше. Если бы хоть кто-нибудь узнал, откуда у него взялись деньги для этих самых удачных вложений на самом деле, то он давно бы уже гнил в тюрьме. В былые времена за контрабанду и торговлю с миром за пределами Запретного города его бы четвертовали, но уже давным-давно был принят закон, по которому каждая человеческая жизнь бесценна, и максимум, что ему грозило - это тюрьма, в изгнание его вряд ли отправили бы. Однако, условия там, для таких как он, ужасны, и попадать туда ему совсем не хотелось. Правда, если бы узнали о том, что он при помощи служебной аппаратуры манипулирует психикой людей, то для него, пожалуй, сделали бы исключение и приговорили к смерти. Люди в этом смысле очень щепетильны - они никогда не потерпят насилия над своим сознанием, однако для людов они делают исключение. Политика двойных стандартов - это всегда выводила его из себя. Эта способность сильнейших оправдывать собственные поступки тем, что они якобы делают все это во благо, порядком его злила. Именно поэтому, он платил им тем же. Людов, он, правда, сам считал недочеловеками, но в последнее время стал задумываться над правдивостью своих убеждений.
  Честно сказать, он был несказанно удивлен, когда понял, что Максим и правда влюблен в эту бабенку, хотя там действительно было от чего потерять голову. Но от этого он все равно не мог на нее смотреть, как на равную, скорее, как на домашнюю собачонку, к которой привязался ее хозяин.
  В свое время, он тоже считал манипулирование сознанием, да и много чего еще, ужасным. Когда он учился в академии, то был проворнее и умнее многих. Он ожидал, что его ждет блистательное будущее и он, наконец, сможет возвысить свой род, чтобы одно его упоминание вызывало у людей уважение. Он закончил академию со всеми отличительными знаками, которые только можно было там заработать, и ожидал, что все двери раскроются перед ним, стоит этого только пожелать. Однако, суровая правда заставила его по-другому взглянуть на многие вещи. Оказалось, что все завидное должности и посты раздали молодым людям из других семей, более знатных и состоятельных. Его знаки отличия все восхваляли, но никто и пальцем не пошевельнул, чтобы помочь. В конечном итоге, его отрядили младшим офицером на самый отдаленный гарнизон, где в его задачу входило следить за Национальным парком динозавров и ящероподобных, чтобы ни одна тварь не могла покинуть его границ, если же такое случалось, а такое, к сожалению, случалось, то нужно было эту тварь загнать обратно или убить. Иногда бывало и так, что тварь убивала тех, кто за ней охотился, но парк все равно оставляли не тронутым. Считается, что там сохранился последний уголок дикой природы не тронутой человеком, и что этот бесценный клочок земли нужно беречь и охранять для потомков. "Цель, наверное, благородная, вот только потомков что-то наблюдается все меньше и меньше. Если так пойдет и дальше, то скоро в Запретном городе останутся жить только эти гигантские ящерицы. А я подохну самым первым, когда какая-нибудь сбежавшая тварь решит, что я достаточно хорош для ее брюха." - Эти и многие другие мысли отравляли его разум, тогда-то он для себя и понял, что должен научиться добывать деньги, он должен стать богатым, чтобы добиться того, что по праву должно принадлежать ему. Но у него их не было, и он не видел законных путей для их заработка.
  Однако, очень скоро ему подвернулся случай, который изменил его жизнь и положил начало той дороге, по которой он идет до сих пор. Однажды, во время очередного дежурства, сработала охранная сигнализация. Это могло значить одно из двух: либо какая-то зверюга прорвалась, через силовое поле, либо сигнал ложный, что тоже может быть. Прорыв какого-то животного иногда случается, и специалисты не могут понять почему, видимо здесь, на краю их маленького мира, порой случаются некие искажения, способные на некоторое время снизить частоту силового поля, что позволяет животным пересекать его без особого ущерба для себя. Любые другие животные уже давно бы поняли, где границы их обитания, и даже при некотором отсутствии поля не пересекали бы границы, но эти твари обладают каким-то удивительным упрямством и стремлением во что бы то ни стало попасть за пределы их так называемой клетки. Свихнувшие зоологи считают, что это жажда свободы побуждает их к таким действиям, и даже уважают этих тварей за это. Только молодой Ивар из рода Такишей очень хотел бы на них посмотреть, если бы они были у границы в тот момент, когда одна из этих глубокоуважаемых зверюг решит поискать свободы.
  В этот день за старшего был он, поэтому быстро собрал свой небольшой отряд, состоящий из трех солдат, и направился в ту сторону, откуда шел сигнал. Они обошли все окрестности, однако ничего и никого не нашли.
  - Должно быть опять ложный вызов. - Ворчали между собой солдаты.
  Ивару в этот день было особенно хреново. Ну что он здесь делает! Он, такой умный, такой ловкий и хитрый! Он достоин большего, чем лазить по этим джунглям и ждать, когда какая-нибудь особо злобная ящерица его проглотит. Солдаты его откровенно раздражали. Этих тупых овец все устраивает и они ни черта не хотят менять в своей жизни. А он не овца и должен это доказать! Черные мысли скреблись в его голове как целое сборище пауков. Он не выдержал и начал пинать листья и коряги, лежащие перед ним на дороге. Солдаты остановились и уставились на своего командира.
  - Чего смотрите! Идите патрулируйте периметр, или кто-то из вас хочет получить внеочередное дежурство?
  Сейчас было не время для патрулирования, но солдаты молча поправили оружие и направились исполнять приказ, пока этот дерганый и правда не впаял им по дополнительному дежурству.
  Когда они скрылись, Ивар сел прямо на прелую траву напротив границы поля и вцепился скрюченными от гнева пальцами себе в волосы. Он просидел так довольно долго. Когда он поднял голову, то увидел, что по полю, отделяющему эту сторону от силового поля и джунглей, бегут двое парней и несут что-то в мешке. Было видно, что они пока его не заметили, поэтому он тихонько откатился в кусты и начал наблюдать.
  - Коготь, ты помнишь, где проделал брешь? - Спросил тот, что был пошире в плечах и выше ростом.
  - А как по-твоему я планирую выйти отсюда? - Второй был явно умнее и хитрее. Сам он был невысоко роста, щуплый, с редким вьющимися волосами цвета упревшей соломы, но глаза его при этом были сосредоточенными и хитрыми. Чего не скажешь о его спутнике, явно выполняющем роль носильщика.
  - Не знаю, планировать - это твоя забота.
  - Вот именно Лунатик, поэтому помалкивай лучше.
  Брешь, которую они проделали в силовом поле была практически напротив того места, где прятался Ивар, и он уже успел заметить передатчик, который они для этого спрятали в траве. Кстати, подобные разработки очень дорогие, а достать их практически не возможно. Однако, устройство было здесь и им явно владели идущие по полю мужчины. Этим двоим осталось пройти всего несколько метров до границы, когда Ивар решился и вышел из своего укрытия с оружием наперевес.
  - Привет. - Проговорил он, направляя дуло своего силового пистолета на них. - Стоять и не двигаться.
  Они замерли, но для всех было понятно, что бежать не имеет смысла, оружие достать они тоже не успеют, поэтому преимущество было полностью на стороне Ивара.
  - Привет. - Опомнился Коготь, и страх в его глазах сменился осмысленным выражением.
  - Что вы здесь делаете и почему нарушили границу парка без разрешения?
  - Хотелось бы, для начала, знать, с кем мы имеем дело? - Коготь явно что-то обдумывал.
  - Старший офицер стражи Национального парка Ивар из рода Такишей. А кто вы такие?
  - Мы, как ты уже успел расслышать, Коготь и Лунатик. - Коготь подобострастно улыбнулся и сделал к нему навстречу маленький шажок.
  - Я сказал не двигаться! Клички свои можете оставить при себе. Для нас не составит труда узнать ваши имена, когда мы доберемся до базы.
  - Вы? Так значит вас здесь много? Только я почему-то никого не вижу.
  - На вас хватит и меня одного. Что вы здесь делаете, отвечайте.
  - Мы зарабатываем деньги. - Все это время Коготь говорил вкрадчивым голосом и остро следил за реакцией юноши. Он сразу уловил заинтересованность, которая промелькнула в глазах мальчишки. И уже знал, что вернется сегодня домой целым и невредимым.
  - Каким образом?
  - Все просто. Знаешь, сколько стоят эти птички в Запретном городе?
  - Что это вообще за птицы? Да кому они нужны?
  - Э, молодой человек. На такую редкую птицу как Мамо охотятся многие коллекционеры, необходимо просто знать, кому что предлагать. - Коготь молчал и следил за реакцией парня, судя по всему, она его удовлетворила, потому что он продолжил. - А уж сколько будет стоить эта птица за пределами Запретного города трудно даже и представить, ведь там она считается вымершей уже больше сотни лет назад.
  - Зачем вы мне это рассказываете? Хотите получить тюремный срок побольше? - Ивар сразу оценил выгоду, которая скрывается за этой внезапной встречей, но он колебался, все его принципы и честь офицера вопили о том, что он должен сделать, но злость, которая снедала его изнутри все то время, пока он здесь служил, и задетое самолюбие, шептали о другом.
  - Мне кажется, что мы могли бы договориться.
  - О чем я могу договариваться с контрабандистом? - Однако оружие приопустил.
  - Ооо, много о чем, а главное, о деньгах и том месте, которое можно за них купить. Я много слышал о тебе. Твой род древнее многих, а ты сам был лучшим на курсе в военной академии. И что же? Тебе закинули в эту богом забытую дыру и заставили следить за какими-то тварями. Разве об этом ты мечтал? Разве этого достоин?
  Каждое слово контрабандиста падало в благодатную почву. Коготь всегда перестраховывался перед тем, как идти на дело. Он точно знал всех офицеров и солдат, которые несли дежурство в это время. Их слабости и пристрастия. Благо, всего их было не так много. А этим молодым офицером он и вовсе заинтересовался сразу, да и слухи всегда достигают тех ушей, которые готовы слушать. И Коготь знал, что этого юношу не устраивает та жизнь, которая у него есть. Он быстро понял, что при правильном подходе сможет вынести из этой встречи огромную выгоду. Ивар в тот день тоже это понял.
  Так и завязалась их дружба. Однако, если Коготь рассчитывал подмять под себя этого юношу и сделать своим верным псом, то его затея с треском провалилась. Именно этот молодой юноша со временем подмял самого Когтя и многих других. Действовал он осторожно и умно. Поэтому очень скоро сколотил на контрабанде приличный капитал, купил себе место старшего офицера северных врат и сделал все, чтобы его имя впредь не упоминалось в преступных кругах. Тех же, кто его знал и мог скомпрометировать, он просто устранил. А у тех, кого выбрал вести свои дела, хорошо обработал сознание при помощи той техники, к которой получил доступ, заняв столь высокий пост.
  Тогда же он впервые понял, что настоящим богатством является информация, и тот, кто владеет знанием, информацией, тот правит миром. Постепенно круг его информаторов разрастался. У него имелись уши как в самых низших, так и в самым высоких слоях общества. Одних он покупал за деньги, другие требовали более деликатного подхода, а третьи вообще не подозревали, что в дружеской беседе выбалтывают информацию государственной важности. Ивар обнаружил, что очень хорошо чувствует людей, поэтому найти нужный подход к каждому из них не составляло для него труда.
  Богатство его росло, однако, все это не удовлетворяло его амбиций. Извечное чувство неудовлетворенности терзало его как вечно ноющий зуб. Как раз в это время он познакомился с одним гениальным ученым Денисом из рода Лони, который искал спонсора для своих изысканий в области материи. Никто не хотел с ним связываться, считая все это или пустой тратой времени или опасными играми. Все знали, что эксперименты с материй ничего хорошего не сулят, да и подобные знания давным-давно были утеряны и вообще были под запретом. Однако, ученый считал по-другому. Он, как и Такиш, был из обедневшего древнего рода и стремился возвыситься. Он хотел, чтобы о нем говорили, пусть даже и как о злом гении.
  Ивар очень быстро нашел с ним общий язык и стал спонсировать его изыскания. Однако, он также быстро понял, что Денис не склонен к подчинению и своими выходками может бросить на него тень, а то и вовсе загубить все дело. Поэтому Такишу пришлось потратить немало времени, чтобы сделать его ручным, изрядно покопавшись в его сознании. Методом проб и ошибок, он все-таки достиг того результата, к которому стремился. Это конечно замедлило все дело, однако лучше потратить лишние пару лет на безопасность, чем столетиями гнить в тюрьме. А уж терпения Ивару было не занимать. Он давно понял, что должен иметь это качество, если хочет достигнуть своей цели. А цели он ставил очень амбициозные.
  Очередной ступенькой по плану было завоевание дружбы лорда-протектора. Впоследствии, именно при помощи его покровительства Ивар стал лордом-командующим северных врат. Позже, он обдумывал вариант сместить его и сесть на вакантное место, однако, быстро понял, что не сможет гарантировать, что именно его изберут на место старика, поэтому решил действовать умнее и заставить самого лорда-протектора скакать под его дудку. Это было очень сложной задачей, и продвигался он по этому пути медленно и крайне осторожно. Лишь однажды он допустил промах, но довольно ощутимый: он сумел настроить против себя его дочь.
  Маргарита оказалось очень милой, начитанной, образованной девушкой с которой можно было разговаривать на любые темы. Она многое знала и на все имела свое мнение, что тоже располагало его к ней. Кроме всего прочего она была красива (тонкая, изящная, с большими синими глазами и темными, как смоль волосами) и имела хорошее чувство юмора, а подобное сочетание нынче редкость. В общем, он решил, что если между ними появится симпатия, то это сильно ему поможет. В мире, где любовь встречается все реже, даже обычная симпатия может стать поводом для замужества, а Марго была хорошей партией. Поэтому он развернул целую компанию по ухаживанию за Маргаритой из рода Гриффинов. И сердце ее дрогнуло. Она стала проявлять к нему явную благосклонность, появлялась с ним под руку на всех светских мероприятиях и проводила с ним все свободное время. В конечном итоге он снял небольшой домик на берегу Лунного залива и пригласил ее туда на выходные. Обстановка там явно настраивала на романтический лад: белый песок, жаркое солнце и море, уходящее за горизонт. Конечно же, она оказалась у него в объятиях, и робкие поцелуи под луной переросли в дикий танец плоти. Им тогда было хорошо, пожалуй, для него это время было одним из лучших. По крайней мере, только тогда его и не мучила эта вечная внутренняя не удовлетворенность.
  Однако, длилось оно не долго. После столь замечательно проведенных выходных, ему, к сожалению, нужно было приступать к делам, да и Марго заступать на службу. Поэтому они не виделись целую неделю, однако перезванивались настолько часто, что это даже стало его напрягать. Выходные он планировал провести вместе с ней, но перед этим с самого утра заскочил в один из борделей, где ему назначил встречу один из его высокопоставленных информаторов. Любому мужчине, если он был не женат, было совсем не зазорно посещать подобные заведения и уж точно ни у кого не возникло бы сомнения, что он пришел туда за удовольствием, а не за беседой, хоть и очень занимательной. Часто, правда, бывало и так, что он находил какую-нибудь девушку особо привлекательной, и после такой беседы отправлялся с ней заняться сексом. В тот день информация оказалось совершенно пустяковой и он даже разозлился на своего собеседника за это, однако, лишь поблагодарил и пообещал, что погасит его карточный долг, который кстати, совсем не стоил той информации, которую тот только что ему поведал. Однако, такого человека как этот не мешало иногда просто ублажить. Когда он уходил, то заметил в вестибюле одну из девушек, и она ему очень приглянулась. Светлые волосы свешивались до талии, а полные губы на остреньком личике так и манили. Однако, Такиш сдержался, сегодня ему еще понадобится его мужская сила, к тому же, когда он представил лицо Марго, ему почему то показалось, что если он останется с этой девушкой, то это будет не честно по отношению к ней. Что за бред? И откуда только у него мысли такие берутся?
  Из борделя он вышел примерно в полдень и чувствовал себя как-то странно. Мысли его потихоньку возвращались к делам насущным, и он спускался по ступенькам. Его верный телохранитель Ротт как всегда ожидал его неподалеку. Они знали друг друга еще с детства, и когда встал вопрос о том, кто его будет охранять, а ему по статусу это было просто необходимо, то он отдал свое предпочтение именно ему.
  В это самое мгновение его глаза встретились с другими глазами, и он понял, что попал. На расстоянии нескольких домов от него стояла Марго и смотрела на него полными, недоверия, разочарования, и, наконец, отвращения глазами. Что она могла делать в Юпетирианском квартале в это время, осталось для него загадкой. Но с тех пор она не желала о нем и от него ничего слышать. Максимум до чего она снисходила во время их встреч у лорда Марка, так это до язвительных шуточек и колких фраз, а то и просто одаривала его ледяным пренебрежением. И то хорошо, что лорд-протектор не воспринял это всерьез, а может она ему ничего и не рассказала. Марго особа гордая, вряд ли она поделилась хоть с кем-то, что ее ухажер бегает по публичным домам перед совместной встречей. Да уж, нехорошо получилось, но тут уж ничего не поделаешь. К той девчушке он все-таки наведался пару раз за удовольствием, потом нашел другую и третью. Однако, что-то не давало ему покоя. И, наконец, он понял, что это тоска. Он скучал по тому, как именно она его обнимала и целовала, ему не хватало их серьезных бесед и веселой болтовни, только ей одной свойственных жестов и словечек, в общем, ему не хватало Марго. Поэтому он стал надеяться, что она со временем остынет и тогда можно будет попробовать снова, если он сам к этому времени не передумает. К тому же, когда он станет Императором, отказать ему будет не так-то просто.
  Так медленно, но верно он шел к тому, чтобы стать Императором. Для того, чтобы действовать наверняка, ему осталось только заручиться поддержкой совета, и для этого у него на столе лежала компрометирующая информация почти на каждого. Любому из них будет очень не выгодно, если люди узнают о них всю правду, а солидный счет в банке лишь укрепит их желание забыть о чести и совести. Такишу справедливо казалось, что никому не захочется прожить остаток дней в позоре, прячась за стенами своего дома. К тому же он даст им повод искренне верить, что они поступают так во благо людей - проблемы с материей еще никто не отменял. Ему осталось только ускорить кончину Императора. А на этот счет у него уже есть некоторые соображения.
  
  Глава 24 Олимп
  
   Приготовления для встречи с самим Императором начались, как только был получен положительный ответ на просьбу об аудиенции. Хотя, судя по тому, с какой быстротой мне доставили новое платье, думаю, что леди Эмилия готовилась к этому гораздо раньше. Платье было шикарным. Никогда прежде я не носила таких туалетов: сочный темно-красный цвет ткани очень шел к моему типу лица и цвету волос, а бежевая драпировка с правой стороны лифа, лишь оттеняла великолепие ткани и создавала ощущение, что платье держится лишь на одной задрапированной красной левой брителе. Юбка ниспадала широкими фалдами, добавляя богатства всему облику, а позади оставался небольшой шлейф. На нем настояла леди Эмилия, а я не посмела ей перечить, откуда мне знать, как принято одеваться при дворе, тем более, что я и так была слишком настойчива в выборе цвета. Однако, никакой этикет не заставил бы меня надеть платье из той ткани, которую мне предлагала леди Эмилия. Ткань была такой пестрой и блестящей, что даже смотреть на нее было больно для глаз. Я не хотела обидеть хозяйку дома, но мне все же пришлось сказать то, что я думаю: я люд, я горжусь этим и хочу подчеркнуть это хотя бы цветом своего платья. Как ни странно, но она меня поняла.
  Господи, никогда в жизни не думала, что когда-нибудь побываю в настоящем дворце в качестве гостьи, а не туристки, да еще и буду представлена самому, что ни есть настоящему императору!
  Весь этот ансамбль дополняли умопомрачительной красоты туфли в цвет платья, украшенные, как казалось по виду настоящим жмчугом. Конечно, это было не так, но красота туфлей от этого отнюдь не меркла.
  Каждую минуту меня учили, как здороваться, как кланяться, как обращаться к Императору и его придворным. Сообщали какие-то мелкие подробности и важные детали. От всего этого голова у меня шла кругом. Однако больше всего меня страшило то, чем может окончиться эта аудиенция. Все убеждали меня в том, что Император мудр и лишен предрассудков касательно людов, но мне однажды пришлось испытать, что значит в представлении жителей Запретного города люд, и забыть об этом у меня вряд ли когда-нибудь получится.
   Однажды, во время прогулки с Габи и Марго, мы встретили их общих знакомых, целую компанию молодых людей. Были там и девушки и парни, и вся компания весело щебетала, подходя к нам.
  - О Габи, Марго! Вы как всегда очаровательны, а что это за красотка, которая пополнила ваши ряды? - Спросил веселый молодой человек. Его зелено-синий фрак сидел на нем как влитой, что говорило о высшем качестве пошива и, следовательно, о том, что парень принадлежит к высшим слоям общества, что можно было сказать и обо всех его спутниках.
  Еще два парня и две девушки с интересом поглядывали на меня и здоровались с моими подругами. Как я и предполагала, все они оказались отпрысками богатейших и наиболее влиятельных семей города.
  - Алиса, это Федор из рода Быстрых, Гелла из рода Кракаров, Алекс из рода Галлинов, Леша и Лила из рода Мемориев.
  - Друзья, знакомьтесь - это Алиса из рода Аллари, дочь маминой подруги, приехала погостить в столицу.
  Каждый из них в вежливой форме выразил, как рад со мной познакомиться.
  - Габи, а ты прекрасно выглядишь! А я боялась, что жизнь с людами может вредно на тебя повлиять. - Заявила с некоторой долей удивления грудастая Гелла с волосами выкрашенными в несколько оттенков оранжевого. При этом она так повернула свое белое плечико, что из выреза платья чуть не повыскакивали все ее прелести.
  - Геллария, привет! Откуда такое странное представление о жизни за границей Запретного города?
  - Ой, да все знают, что они недоразвитые, и мир у них такой же. - Подкатывая глаза к небу, заявила блондинка.
  - Тогда как же эти недоразвитые умудрились загнать нас всех в этот мир? - С невинным видом спросила Марго.
  Глаза блондинки округлились, и она посмотрела на своего спутника, Алекса, видимо, для нее этот вопрос был слишком сложным. Он был высоким молодым человеком с довольно правильными чертами лица, но по каким-то причинам, не делавшими его привлекательным.
  - Марго, с чего это ты вдруг решила поиграть в исторические диспуты? - С деланным удивлением спросил он.
  - Просто я считаю, что нам всем пора задуматься над тем, что люды отнюдь не те тупые создания, представлениями о которых наш пичкают всю нашу жизнь. Я сама была на той стороне и могу сказать, что они практически ничем не отличаются от нас.
  Вся компания дружно рассмеялась.
  - А ты шутница! - Заявил Алексей. Он был низенький, с целой копной темных кудрявых волос с зелеными прядями. Эта шапка волос явно прибавляло ему пару сантиметров в росте. Он продолжал посмеиваться, но, видя, что мы не разделяем их веселья, неуверенно спросил. - Так ты что, не шутишь? - На его миловидном личике появилось недоумение.
  - Да брось, разве можно говорить о людах серьезно? Больше чем на безмозглых рабов никто из них не тянет! - Все еще посмеиваясь, сказал Федор.
  - Рабов? Да ты хоть знаешь, что именно из-за того, что мы возомнили себя хозяевами, а их рабами, наш народ и очутился здесь? Мы в своей гордыне поставили себя на одну ступеньку с Богом, и это привело нас к тому, что мы стали изгнанниками, забывшими родину своих предков. Неужели прошлые ошибки нас так ничему и не научили? Неужели опять нужен катаклизм вселенского масштаба, чтобы мы, наконец, изменились и что-то поняли? - Габи была вне себя от злости, Марго тихо кипела, а я никак не могла уложить в своей голове, что я и мне подобные, по их мнению, недочеловеки, существа не достойные называться разумными?
  - Эй, эй, девчонки, вы чего? Мы не хотели никого обидеть. - Алексей поднял руки раскрытыми ладонями к нам.
  - Пойдемте, ребята, что-то наши красавицы сегодня не в духе. - Попытался спустить все на тормозах Алекс.
  - Ага, напомните мне, чтобы я никогда не покидала Запретного города, кажется, на той стороне с людьми происходит что-то странное.- Заявила Гелла, когда они немного отошли.
  Лишь миниатюрная сестра Алексея Лила не проронила ни слова и, оглядываясь, смотрела на нас большими, умными, извиняющимися глазами.
  - Прости, что тебе пришлось это выслушать. - Извинилась Марго. - Так, к сожалению, думают слишком многие.
  Я стояла сама не своя. В голове у меня не укладывалось, что кто-то может думать, да что думать, откровенно верить, что там, за пределами Запретного города, живут недочеловеки, способные лишь на то, чтобы прислуживать им. Да, у нас есть моменты в истории, которых мы стыдимся, да, мы можем быть злыми, жестокими, глупыми и недалекими. Но это не значит, что нам нечем гордиться, что в нас нету любви, благодарности, доброты, ума, мудрости, наконец! И кто сказал, что у них все слава Богу? Разве в их обществе нету всех тех пороков, которые есть у нас? Да и кроме того, разве это у нас проблемы из-за недостатка любви?
  - Знаете, мне кажется, что отчасти все беды людей именно из-за гордыни, невозможности просто любить другого человека независимо от того произошел этот самый контакт глазами или нет. - Поделилась я своими соображениями.
  - Ты не права, между нами может возникать сильная симпатия. - Осторожно заметила Марго.
  - И чем же она отличается от любви?
  - Потому что это не любовь, не настоящее чувство.
  - А какое? Выдуманное? Вы что, становитесь от него несчастны или чувствуете какую-то фальшь?
  - Нет, но...
  - Но что? Вы не чувствуете себя в этот момент счастливыми и ваше сердце не ускоряет бег от одного только взгляда на предмет своей симпатии?
  - Все так, просто никто не может гарантировать, что эта симпатия продлится долго.
  - У нас нету такой гарантии, даже если вы влюблены, как вам кажется, по-настоящему.
  - Но это же ужасно!
  - И да, и нет. Пусть наши сердца и разбиваются, но мы можем себе позволить полюбить еще раз, и быть счастливыми и делать счастливым другого человека. А когда два человека счастливы, они делают счастливыми и всех вокруг себя. Пусть наши чувства изменчивы, но они есть! И мы в большинстве своем их не подавляем: "Ах, это не настоящее, не буду даже пытаться"! Человека можно полюбить за многие вещи, а вы об этом забываете. Кричите на всех углах о том, какие вы несчастные, что любовь ушла из вашей жизни, а на самом деле просто сами ее туда не пускаете. Ждете милости от небес, в то время, как нужно искать решение проблем в себе!
  Повисло долгое молчание, и я сама уже была не рада, что высказала все, что у меня накипело, и к каким умозаключением пришла, наблюдая за людьми Запретного города. Наконец я решила извиниться, возможно, я не права и много просто не понимаю.
  - Девчонки, извините, я не хотела вас обидеть. Просто...
  - Нет, тебе не за что извиняться. - Прервала меня Марго. - Ты права. Права правотой люда. Но пойми, каждый раз, когда у нас возникает симпатия, и ты окунаешься в это чувство, где-то внутри головы начинает звенеть звоночек: "Как? Ты уже сдалась? Вот так и будешь жить в этом хрупком мирке симпатии или все же попытаешься еще раз оглянуться и найти свое настоящее чувство? Вдруг оно совсем рядом?" - Вот так и получается, что даже в самые счастливые моменты своей жизни, ты невольно оборачиваешься и ищешь, ищешь... Сомнения и, как ни странно, надежда разъедают тебя изнутри. И самый счастливый момент становится просто моментом, а до этого любимый человек, постепенно просто человеком...
  - Простите меня, девочки! Мне действительно, бывает сложно понять ваш мир.
  - А нам - ваш. - Грустно сказала Габи. - Но мы ведь на то и подруги, чтобы помочь друг другу. Ты главное не расстраивайся так, я же вижу, что у тебя все внутри переворачивается и кипит от возмущения.
  - Да, все нормально. Просто я не могу представить, с чем мне придется столкнуться в будущем, когда все узнают правду о моем происхождении.
  Мои подруги умолкли, а потом Габи тихо проговорила:
  - Предсказать, чем все обернется, не сможет никто, Алиса. Но ты должна знать, что ты нужна нам. Ты уже подарила кое-кому надежду. - И она покосилась на Марго. - А кое-кому любовь и счастье. И это самое главное! Я думаю со временем все люди поймут, кто такие люды, мы сможем всем им доказать, что они были не правы. А когда на свет появится ваш ребеночек, им придется пересмотреть все свои жизненные устои и поверить в то, что люды такие же, как мы.
  Я промолчала, но невеселые мысли как надоедливые мухи налетали в самые не подходящие моменты.
  
  Приготовления к аудиенции шли так бурно, что я даже не заметила, как настал и сам этот день. Если бы я не знала, что мой синеглазый все время будет рядом, я бы в конец растерялась. Но я постоянно ощущала его поддержку и уверенность, поэтому чувствовала себя сильнее. Я знала, что он в любом случае встанет на мою защиту и сделает все, чтобы мы были счастливы.
  Леди Эмилия проследила, чтобы меня правильно одели, подкрасили ( тут опять не обошлось без препирательств) и уложили волосы вверх, чтобы обнажить шею. Потом она подошла ко мне и протянула футляр, обтянутый бардовым бархатом.
  - Это тебе. Максим попросил передать, чтобы ты это сегодня надела. Я думаю, тебе должно понравиться. - Леди Эмилия вся светилась от удовольствия в предвкушении моей реакции на преподнесенный подарок.
  Я открыла коробочку и онемела. В нашем мире такую красоту можно увидеть разве что в музеях или частных коллекциях олигархов. На дне коробочки лежали не виданной красоты ожерелье и сережки из жемчуга. От восторга я не могла даже слова вымолвить. Леди Эмилия оказалась довольна такой реакцией и весело прощебетала:
  - Максим сказал, что это именно то, что тебе подойдет для первого выхода в свет.
   - Но это ведь стоит целое состояние! Как я могу такое надеть? - Вырвалось у меня.
  - Молча. - Усмехнулась Габи, которая в это время вошла в комнату.
  - Ты же не думала, что мой брат допустит, чтобы ты появилась в Олимпе без драгоценностей? - Добавила вошедшая следом Марго.
  Я улыбнулась обеим, а леди Эмилия в это время уже надевала мне ожерелье.
  - Как жаль, что вы не пойдете с нами! - Воскликнула я. Мне было бы гораздо спокойнее, если бы и они были рядом.
  - Не беспокойся, Максим то будет с тобой. А когда вы вернетесь, то мы не успокоимся, пока ты нам все не расскажешь в деталях. - Скорчила злобную гримасу Марго.
  - Ага, потом еще и удирать будешь от нашего общества, когда мы в конец замучаем тебя расспросами. - Добавила Габи и мы все весело расхохотались.
  - Все, ты готова и нам пора ехать. - Тожественным голосом объявила леди Эмилия.
  Целой процессией мы вышли из комнаты и стали спускаться с лестницы. Тут я увидела, что внизу стоит Максим. В своем черном фраке он выглядел умопомрачительно, а его глаза не отрывались от меня и смотрели с восхищением.
  - Ты такая красивая! - Воскликнул он, когда мы спустились вниз, и он взял мою руку в свои.
  - Ты тоже ничего. - Многозначительно глядя на него ответила я. - Только я думала ты будешь в белом костюме гвардейца или каком-нибудь цветном наряде, принятом при дворе.
  - Ну, во первых, я сегодня не на дежурстве, а во-вторых, раз уж мы пара, то должны соблюдать единый стиль в одежде, ведь ты больше одета по моде людов.
  Я поняла, что он сделал это для меня, чтобы поддержать, поэтому улыбнулась благодарной улыбкой.
  -Ну что дамы, прошу садиться. - И он указал на шикарную машину, которая стояла во дворе дома.
  Она была одновременно и большая и маленькая, потому что выглядела очень гармонично, при этом переливалась всеми цветами радуги. Я вопросительно приподняла бровь. Он это заметил и сказал:
  - Ну не можем же мы совсем отойти от моды. Этот цвет сейчас вне конкуренции. - При этом он коснулся двери машины и она тут же исчезла где-то в стенке автомобиля.
  - Впечатляет. - Проговорила я, и мы расселись по своим местам.
  Машина внутри как я и думала оказалась очень большой и вместительной. Ехать пришлось не долго. Сначала мы проехали по Меркурианскому кварталу, потом свернули в Императорские сады, право на вход в которые, можно было получить только в Императорской канцелярии. Там, конечно, было на что посмотреть: и незабываемой красоты деревья, между которыми вились аккуратненькие дорожки, и различные кусты, подстриженные самым причудливым образом. Потом они все отступили, и настала очередь великолепных цветочных клумб и композиций, перемежавшихся таким количеством разнообразных фонтанов, что воздух делался необыкновенно свежим.
  Однако, все эти прелести затмевал сам дворец. Ничего подобного я прежде не видела! Такой величественный и в то же время элегантный, из далека он выглядел белоснежным. В огромных окнах отражался свет, от чего дворец казался даже хрустальным. Но самым удивительным было другое, и я даже не сразу поняла, что это не обман зрения и не иллюзия. Дворец парил над землей примерно в пяти метрах!
  - Не может быть... - Вырвалось у меня.
  - Может. - С гордой улыбкой заявила леди Эмилия.
  - Но как? Как такое возможно?
  Тут ее улыбка немного померкла.
  - Только древние знали секрет. Раньше при желании мы могли опускать, поднимать и даже передвигать здание, ведь именно так оно попало сюда из вашего мира. Но потом знания были утрачены и дворец стоит, вернее парит, в одном и том же положении с тех пор, как его перенесли на эту сторону.
  Я слушала это, в буквальном смысле, разинув рот. Так вот почему Марго не стала мне ничего рассказывать о дворце. Она, наверное, предвкушала то впечатление, которое он на меня произведет.
  Когда мы подъехали, сверху от дворца к нам опустилась небольшая платформа, на которую, впрочем, мы все совершенно спокойно уместились. Потом она начала подниматься вверх, но я заметила это только по проплывавшему мимо пейзажу, но все-таки вцепилась в руку Максима.
  Когда мы поднялись, там нас ждал лорд-протектор Марк. Сегодня он был одет особенно торжественно и я, пожалуй, видела его таким впервые: длинный балахон светло песочного цвета, перехваченный на талии поясом из золотых солнц, а на шее висело необычное ожерелье также из миниатюрных солнц, только на конце образовывающих щит, на котором лежит меч.
  - Вы так необычно и величественно выглядите. - Сказала я после приветствий.
  - О, я понимаю твое удивление, ведь дома я предпочитаю другую одежду, но это одеяние приличествуют всем советникам Императора на территории замка.
  - Многие предпочитают его носить и в городе, хотят лишний раз напомнить всем о своем положении. - Фыркнула леди Эмилия. - Но я считаю это не приличным.
  - А эта цепь? Она такая необычная!
  - Эта цепь передается тому, кто становится лордом-протектором. Это знак отличия, которым я очень горжусь. Надеюсь, когда-нибудь ее будет носить мой сын. - И он многозначительно посмотрел на Максима.
  - Ты знаешь отец, я к этому не стремлюсь. - Напряженно ответил тот.
  - Ну, время покажет... Алиса, ты видела когда-нибудь нечто подобное? - Обводя рукой пространство вокруг, спросил лорд Марк.
  Все это время мы шли мимо величественных колон, огромных резных дверей, вдоль коридоров, где каждый камешек дышал древностью, а узоры на стенах и изваяния вдоль них сами по себе были произведениями искусства. Что касается потолков, то где-то они были расписаны красками, а где-то на них были вырезанные какие-то сюжеты прямо из камня. Однако, я так волновалась, что все вокруг сливалось в одно красочное пятно, в котором я ничего не могла различить.
  - Нет, никогда. Это что-то умопомрачительное! - Я постаралась ответить с наибольшим восторгом, на который была в этот момент способна. Однако, по хитрому выражению глаз лорда Марка я поняла, что он меня раскусил. Поэтому я покаянно выдохнула и сказала. - Уверена, если бы этот визит не был столь важен для меня, то я бы отдала должное каждому камешку, который сейчас меня окружает...
  - Но сейчас ты слишком сильно волнуешься. - Прервал меня лорд-протектор. - Не переживай, Алиса, все будет хорошо. Император очень мудрый и лишенный предрассудков человек. - Потом он наклонился к моему уху и тихо произнес. - Ты ему обязательно понравишься. - И подмигнул. Чего- чего, а уж этого я от него точно не ожидала.
  В это самое время перед нами возникли огромные резные двери у которых стояли гвардейцы в белых одеяниях. При нашем приближении двери начали медленно открываться, а гвардейцы сделали три шага вперед и встали вдоль открытых дверей, развернувшись к нам боком.
  Из дверей к нам навстречу вышел маленький толстенький человек в такой же одежде, как и лорд Марк, только на груди у него висело ожерелье из солнц на конце которого висело искусно сделанный из более мелких солнц глаз.
  - О, лорд Марк, леди Эмилия, молодые люди, рад приветствовать вас. - Сказал он с легким поклоном. - Что привело вас всех во дворец?
  - Добрый день, лорд хранитель Гаррон. - Ответил на это лорд Марк. - Дела, как всегда дела.
  Лорд хранитель Олимпийских островов с любопытством окинул нас взглядом и с неохотой сказал:
  - Что ж, не буду вас отвлекать, рад был повидаться. - И с поклоном прошел мимо нас, задержав при этом свой любопытный взгляд на мне.
  - Не думаю, что он появился здесь случайно. - Сказал себе под нос лорд Марк.
  - И я так не думаю. - Откликнулась леди Эмилия.
  - Скорее всего, лорд хранитель Олимпийских островов что-то уже слышал об Алисе. Думаю, ему просто стало любопытно, и он пришел на нее посмотреть. - Предположил Максим.
  "Ну вот теперь я еще и выступаю в роли говорящей обезьянки, на которую как в цирке приходят посмотреть любопытные." Хмуро подумала я.
  Тем временем, мы прошли через парочку еще таких же дверей и залов, а потом, оказавшись в одной из огромных шикарно убранных комнат, обогнули ее по периметру и оказались у двери обычного размера. Это меня даже удивило, среди гротескной величины всего остального подобная дверь, казалось, принадлежала не этому миру. Лакей, стоявший около нее, при виде нас поклонился и тут же ее открыл.
  Когда мы вошли, я была порядком удивлена. Я ожидала увидеть все, что угодно, но только не этот вполне нормальный уютный кабинет. Единственным его отличием было, пожалую, огромное окно от потолка до пола, открывавшее восхитительной красоты виды. Окно было открыто и у него стояло большое удобное кресло, повернутое к нему, и из этого кресла внезапно раздался голос, хотя сначала мне показалось, что в комнате никого нет.
  - Добрый день. Подойдите, пожалуйста, сюда.
  Голос был тихим, даже слабым, но почему-то сразу захотелось ему подчиниться. Когда мы подошли ближе, то я увидела, что в кресле сидит старик с белыми как снег длинными волосами и бородой. Одет он был в золотое одеяние, а голова была перехвачена золотым ободом. Чем-то он напомнил мне толи старца из детских сказок, толи православного патриарха, потому что его глаза светились умом, добротой и любовью? Как странно...
  - Добрый день, Император. Мы рады видеть, что вы в добром здравии. - Проговорил с поклоном лорд-протектор. - Позвольте вам представить моих спутников.
  - Марк, я слишком стар и у меня слишком мало времени на глупые формальности. - Отмахнулся от этого предложения Император. - Рад вас видеть леди Эмилия, вы как всегда прекрасны. Максим, ты служишь в моей гвардии и в представлении не нуждаешься.... А вот вы юная леди... Вас я ждал очень долго и мог только надеяться, что вы, наконец, почтите меня своим присутствием.
  
  
   Глава 25 Пророчество.
  
  Императорские сады и впрямь прекрасны. Я каждый день здесь гуляю со своими подругами и не могу налюбоваться ими. Теперь у меня целая стайка подруг, которые, как яркие тропические птички, следуют за мной, куда бы я ни пошла. Это знаете ли, порой сильно надоедает. Я бы скорее предпочла одиночество, но избавиться от этой пестрой компании было практически не возможно. Хорошо хоть Марго и Габи часто меня навещают, только в их компании я могу почувствовать себя по-настоящему собой и расслабиться. Сегодня мы гуляем целое утро, и я немного устала, думаю моя стайка тоже.
  - Ну что ж, думаю, пора возвращаться. Погода сегодня просто замечательная, даже уходить не хочется. - Блаженно подставив лицо под мягкие лучи солнца проговорила я.
  - А давайте и не будем уходить! - Весело прощебетала неугомонная Эллария.
  - Правильно! Пойдемте в беседку у Ивового грота и попросим туда фруктов, сладостей и напитков. - Тут же поддержала подругу Августина.
  В руках у Галатеи появился телефон, и она тут же сделал заказ.
  - Подождите минутку. - И она посмотрела на меня. - Алиса, может, ты хочешь чего-нибудь особенного?
  Я покраснела и сказала:
  - Если можно, несколько бутербродов с ветчиной.
  Катерина понимающе улыбнулась и заказала то, что я просила.
  - Не нужно смущаться, когда моя мама ходила беременная мной, она вообще от кухни не отходила дальше десяти шагов и могла одновременно съесть сладкое пирожное и соленый огурец.
  -Да уж, надеюсь, меня сия чаша минует. - Рассмеялась я. Но была благодарна Галатее за ее внимание и понимание. Она, пожалуй, была мне наиболее приятна среди новых подруг.
  Вообще же, я сама себе временами удивлялась, мои вкусовые пристрастия в связи с беременностью почти не изменились, а тот самый токсикоз, которого боится почти каждая беременная женщина, так и остался для меня в разряде загадок. И слава Богу! Мне совсем не хотелось мучиться тошнотой при виде любой пищи. Хотя, некоторые изменения я все-таки ощущала: мое обоняние странным образом обострилась, и порой мне казалось, что я слышу все запахи, которые могут быть в этом огромном дворце. Даже проходя мимо лакеев, я порой могла уловить по запаху, что они недавно ели. К тому же, меня странным образом отвернуло от всего сладкого! Меня, сладкоежку в десятом поколении! Именно поэтому я сейчас предпочитаю съесть бутерброд, а не конфету.
  Когда мы удобно разместились среди ив в уютной беседке перед небольшим водопадом, дававшим приятную прохладу, девочки защебетали о своем, и я смогла погрузиться в воспоминания о том дне, неделю назад, который снова круто изменил мою жизнь и снова заставил себя чувствовать марионеткой в руках судьбы. Хотя, Императора я могу винить лишь в том, что он верит в то во что хочет верить.
  
  Я была в недоумении, когда он усадил меня у своих ног и взял в свои руки мои ладони.
  - Оставьте нас наедине, пожалуйста, позже я вас позову.
  Моим спутникам волей неволей пришлось подчиниться и выйти из комнаты. Максим был последним, и ему явно не хотелось оставлять меня одну, но он взял себя в руки и вышел. После чего Император встретился со мной взглядом и медленно произнес.
  - Не удивляйся, но твое появление в этом мире не случайно и было предсказано в тот самый день, когда мы переступили порог Запретного города с целью остаться здесь навсегда.
  - Но, разве это возможно? - Я, мягко говоря, была в недоумении.
  - Возможно все... - Задумчиво ответил Император. - Это пророчество передается тысячелетиями от Императора к Императору. И за этим следят наши Хранители знаний.
  - А кто это? - Вырвалось у меня, и я тут же пожалела о своей несдержанности, ведь можно будет потом у кого-нибудь спросить, а не тратить время на разъяснения от самого Императора. Поэтому я покраснела. Однако он сделал вид, что ничего не заметил.
  - Это хранители Императорской библиотеки. Очень важная и почетная должность, ведь они по большей части являются и носителями тех знаний, которые мы не можем доверить бумаге или компьютеру, они сами, так сказать, ходячие библиотеки.
  - А что именно сказано в том пророчестве? Извините, но я уверена, что вы ошиблись насчет меня!
  После этих слов он грустно улыбнулся и кивнул головой, как бы закончив какой-то внутренний диалог.
  - "Когда оба мира будут на грани уничтожения, а мы потеряем надежду и веру в будущность, появится та, что все изменит и закончит то, от чего вы бежите в своей гордыне сейчас. "
  Повисло молчание. Я пыталась связать, что он говорит, и причем здесь я и не могла.
  - Не понимаю! Простите, но я ...
  -Не понимаешь... - Закончил за меня фразу Император. - Пожалуй, никто другой бы тоже не понял. Мы слишком хорошо охраняли свои тайны и слишком сильно хотели забыть, поэтому многие тысячелетия люди в своей гордыне верят в то, во что хотят верить...
  Молчание после этих слов было еще длиннее. Мне казалось, что он разговаривает со мной на другом языке.
  - Ты все поймешь чуть позже, пока еще рано. Вот, возьми пока эту книгу и прочти на досуге. - С этими словами он передал мне небольшой тубус. Я уже знала, что так у них выглядит электронная книга. Достаточно просто нажать на кнопку и потянуть концы тубуса в разные стороны. Между концами тубуса раскатается нечто вроде бумаги, на которой можно работать как на айпаде, только глаза совершенно не устают, а цветовая передача такая, что диву даешься.
  - Спасибо. Это как-то поможет мне понять то, что вы говорили сегодня?
  - Отчасти. Это поможет понять то, как мыслит мой народ.
  "С каждым словом все веселее и понятнее" - Подумала я с сарказмом. Однако вслух ничего не сказала, может, я и правда со временем все пойму?
  - А пока ты поживешь здесь в Олимпе.
  - Где? Но почему? Мне замечательно живется у лорда-протектора, я всем довольна! - Мне совсем не хотелось менять тот уклад жизни, который был у меня сейчас, ведь я так счастлива! Вокруг меня люди, которых я уже успела полюбить и без которых уже просто себя не представляю! Конечно, я скучала по родителям, но я надеялась в скором времени к ним съездить и рассказать о том счастье, которое на меня свалилось! Но то, что предлагал мне Император в мои планы не входило.
  - Твоя свобода и жизнь сейчас слишком важны, Алиса. - По выражению моего лица он понял, что я с ним не согласна, поэтому пояснил. - Сейчас, ты слишком удобная добыча для тех, кто захочет манипулировать тобой и теми людьми, которых ты любишь. Некоторые наоборот, решат, что у Максима проблемы с психикой и решат ему помочь, т.е. избавиться от тебя, потому что никто, повторяю, никто в этом мире сразу не поверит в то, что между вами происходит, а уж то, что у вас будет ребенок, вообще воспримут как злую шутку или фарс. Пойми, тебя здесь примут в штыки, как только все узнают, и всем тем, кого ты уже успела здесь полюбить, придется тоже очень не сладко, потому что они будут тебя защищать.
  Только сейчас до меня по-настоящему начало доходить, что я и мой ребенок в опасности, и что я сама являюсь угрозой для тех, кого люблю. Я вырвала свою руку из императорских, встала и стала расхаживать из стороны в сторону.
  - Не понимаю, зачем тогда я нахожусь здесь, я не хочу никому вреда и вообще не собиралась что-то кому-то доказывать. - Я лихорадочно соображала. - Будет лучше для всех, если я исчезну из вашего мира, как будто меня здесь и не было! - Эта мысль показалась мне столь удачной, что я чуть не рассмеялась от облегчения.
  - И оставишь наш мир умирать?
  - Господи, что за ерунду вы говорите! Как я могу вам чем-то помочь? Вы сами говорили, что мне никто не поверит! Тогда зачем все начинать? - Я смотрела на Императора Тария 13 из рода Рагнаров и мысленно молила, чтобы он меня понял и отпустил.
  - Я сказал, что сначала никто не поверит. Но потом... потом они задумаются, а тогда и поверят. К тому же, ты будешь не одна. Максим и сам лорд-протектор станут гарантом твоих слов, а их уважают. Уличить их во лжи никто не посмеет... А затем... затем настанет мой черед рассказать людям правду и принять удар на себя.
  В этот момент Император почему-то показался мне таким старым и уязвимым. Я опять села около него на колени и заглянула в глаза.
  - Император, простите, но я не верю, что смогу вам помочь. Пусть между мной и Максимом действительно произошло то, чего быть не могло, но это же единичный случай!
  - Не единичный. - Тихо сказал Император.
  - Что?
  - Я сказал, что такие случаи уже были, но они были давно, очень давно, и об этом я расскажу тебе позже. - Категорично закончил Император.
  - Значит, вы меня не отпустите.
  - Ты сама пришла сюда.
  - Я... Мы пришли просить разрешение на свадьбу и все!
  - А разве у вас нужно спрашивать разрешения пожениться у вашего президента?
  - Нет, но мы также не в курсе о существовании Запретного города и другой расы людей.
  - Дело не в этом, и ты сама эта прекрасно понимаешь... Дело в том, что Максим не простой человек. Он сын своего отца и надеется, что вы сможете изменить этот мир к лучшему. Думаешь, он не знает, какой опасности подвергаетесь вы оба? Думаешь, он не хотел сбежать с тобой в твой мир и забыть о нас? Хотел! Еще как хотел! - Император смотрел на меня горящими глазами. - Я это знаю потому, что сам думал бы точно также. Но он не сделал этого. Он хочет, чтобы ваш ребенок жил в мире, где мирно сосуществуют люды и люди, где их общие дети играют вместе, и где у людей есть будущее!
  Я разрывалась на части, не зная, что ему на это ответить.
  - Однако, если ты попросишь его ухать вместе с тобой, я думаю, он это сделает. Не важно, какой ценой ему дастся это решение, но он последует за тобой... Поэтому я хотел бы тебя попросить: Не делай этого. Останься здесь и попробуй изменить этот мир.
  - За счет своей жизни и жизни своего ребенка? Он все равно никогда не будет здесь своим. - Моя голова готова была разорваться от переполнявшись ее мыслей и нелегкий решений, которые передо мной стояли. Хуже всего, что Император даже не думал меня в этом разубеждать.
  - И все же. Я прошу тебя пообещать остаться.
  Я закрыла глаза и после долгой паузы ответила.
  - Я не буду вам ничего обещать... Но пока, я останусь. Как я понимаю, у меня все равно нет другого выбора?
  - Алиса, если ты решишь уйти, я не буду тебе мешать, но Максим останется здесь, в Запретном городе.
  Ощущение было таким, будто меня только что ударили под дых. Повисло напряженное молчание.
  - Это жестоко. - Наконец смогла ответить я.
  - Я знаю. И надеюсь, что до этого не дойдет.
  Теперь мы смотрели друг на друга почти враждебно. Потом я встала и подошла вплотную к окну. После некоторой паузы Император продолжил.
  - А пока, отдыхай. У тебя будет много подруг, так что не заскучаешь.
  - А Максим? Габи и Марго?
  - Твои подруги могут тебя навещать, когда им вздумается, а вот с Максимом вы сможете жить как муж и жена только после свадьбы.
   У меня чуть истерический припадок не случился.
  - По-моему уже поздновато думать о моей чести.
  - О твоей может и да, но не о моей. - Это было как настоящая пощечина, но я стерпела и промолчала. - Свадьба будет через месяц, а потом мы объявим о твоем происхождении... И еще... пока никто не должен знать о том, что вы желаете пожениться и что ты беременна от Максима.
  - Но почему? - Моему удивлению не было предела.
  - Все просто Алиса. Ваша свадьба будет проходить здесь, во дворце. Если об этом узнают заранее, то возникнет слишком много ненужных вопросов: почему вам дана такая высокая привилегия, что этим хочет показать Император, кто ты на самом деле такая и так далее. Тоже самое произойдет, если придворные узнают об отце ребенка. Так что пока, тебе достаточно будет говорить, что отец ребенка в отъезде, имя ты пока хранишь в тайне, а я решил взять тебя на это время под свое крыло. Имя себе можешь оставить то, что вы придумали вместе с леди Эмилией.
  - Но я все равно не понимаю, зачем скрывать подобную информацию? - Я уже заметила, что ключевым словом в сегодняшнем разговоре является "не понимаю", и меня это уже начало порядком раздражать.
  - Так надо, Алиса. И точка. - Властно закончил Император. Видимо разговор со мной начал раздражать уже и его. Я и сама знаю, что порой бываю очень не уступчивой, однако сегодня я считала свое поведение вполне оправданным.
  - Надеюсь, теперь я могу идти?
  - Можешь... - Потом он продолжил более мягко. - Только помни, так просто от пророчества не отмахнешься.
  - Я не верю в пророчества. - Сказала я и направилась к выходу.
  - А я верю. - Совсем тихо проговорил Император.
  
  Он верит... Через несколько недель моя свадьба, лучшие портные шьют мне платье, лучшие повара создают меню ( хотя и думают, что делают все это для очередного шикарного бала), а я даже не чувствую себя счастливой. Совсем не так я представляла это событие. Максим, только мысли о нем согревают мое сердце и не дают упасть в бездну отчаяния. Когда я обо всем ему рассказала, то ожидала какой угодно реакции, только не такой. Его плечи поникли, и он произнес только одно слово:
  -Прости.
  Потом он отступил и прижал свои ладони ко лбу, как будто был в горячке и заговорил, словно каждое слово жгло его каленым железом.
  - Алиса, прости меня! Я должен был все это предвидеть и просто исчезнуть с тобой и нашим ребенком, чтобы никто не смог вам навредить. А вместо этого я... - тут его голос дрогнул. - Вместо этого я отправил тебя на заклание людским предрассудкам.
  -Максим, перестань. Это уже слишком. Я сама пришла, хотя вряд ли понимала до конца на что подписываюсь. - Тут я поняла что зря это сказала, потому что он как-то странно посмотрел на свои руки. - Но я готова. Слышишь, я готова. Мы должны хотя бы попробовать.
  - Ты такая храбрая. - С грустным сарказмом сказал он. - У нас все равно пока нет выбора. Я ведь прав?
  - Выбор есть всегда. - С отчаянием ответила я. Взяла его за руки и заставила посмотреть себе в глаза. - Мы должны быть сильными. Пока мы действительно ничего не можем сделать. Но обещай мне, что придумаешь некий план, позволяющий всем нам убраться отсюда в случае опасности.
  - В смысле?
  - В прямом! Император не вечен и мы не знаем, что за "великую" тайну он хочет поведать жителям Запретного города. Пойми, я никому здесь не доверию, поэтому я хочу иметь хотя бы призрачную надежду, что в случае чего наш будущий ребенок будет в безопасности.
  Он смотрел на меня, и в его глазах наконец промелькнуло понимание, и еще кое-что очень смахивающее на удивление и даже восхищение. Честно говоря, я сама от себя не ожидала такой решимости. Видимо раньше я была сама по себе, а теперь я ощущала ответственность за своего еще не родившегося ребенка и, как это ни странно, готова была на все что угодно лишь бы защитить его.
  - Я сделаю все, что в моих силах. - Он подошел и крепко обнял меня. - Все будет хорошо.
  - Да, все будет хорошо. Я люблю тебя.
  - И я тебя люблю. Алиса, ты моя жизнь. Ты и наш ребенок. И я никому не позволю причинить вам какой-либо вред.
  - Да, конечно.
  Он так крепко меня обнял, как будто не хотел отпускать никогда. А потом взял в руки мое лицо и страстно поцеловал. В этом поцелуе переплелись и страсть, и горечь, и отчаяние. А потом мы просто долго стояли обнявшись, пока я не вспомнила.
  - А где твои родители?
  - Они нас ждут в кабинете лорда-протектора. Пошли, расскажешь им все.
  
  Вот так я и попала сюда, можно сказать почти в плен. Хотя... он не так уж и плох, если приходится быть в таком красивом месте как это. Мои новоявленные подруги уж точно не дают мне надолго погружаться в уныние по этому поводу. Однако, что они будут делать, когда узнают, кто я на самом деле? Господи, можно подумать, что я какой-то серийный убийца, который боится, что о нем кто-нибудь узнает.
  И еще эта книга, которую мне дал Император. Можно подумать мне и так не понятно что люди думают о людах. Так нет же, дал мне почитать учебник по истории, чтобы я поняла, что детишкам с раннего возраста внушают, что мы недочеловеки, не известно каким чудом прогнавшие их с исконных земель. Что он этим хотел сказать? Похоже, сегодня мы это узнаем, потому что вечером Император решил отужинать со мной и Максимом. Не могу сказать, что я обрадовалась такой чести, только у меня назрело несколько вопросов, на которые я желаю получить ответы.
  
  
  Глава 26 Гнев.
  
  Лорд Такиш сидел в глубине своего удобного шикарного кресла с бокалом коньяка. Если бы кто-нибудь увидел его сейчас, то подумал бы, что он просто отдыхает после трудного дня. Однако подобное впечатление было бы обманчивым, потому что в это время он усиленно обдумывал план действий. Однако это удавалось ему с трудом, потому что его периодически душили приступы ярости и гнева. Как раз в эту минуту, его губы чуть слышно шевелились:
  -Не может быть! До сих пор не могу в это поверить! Прошло уже две недели, как Алиса в Олимпе, и я не могу до нее добраться! Как я мог не предугадать такого шага от этого старика? Как мог не подумать, что он может взять ее под охрану? Тем самым лишив меня возможности воздействовать на нее. Этот старикашка даже Максима и все его семейство взял под опеку. Да, я здорово его недооценил, решил, что старик уже в маразме, ан нет. Он еще соображает будь здоров. - Но тут он вспомнил нечто другое и в чертах его лица появилась злобная удовлетворенность. - Но еще не все потеряно. Может статься, что этот маразматик еще услугу мне оказал. Попробуем разыграть наш гамбит с еще одной дополнительной переменой.
  В этот момент прозвучал тихий звуковой сигнал.
  - Да, слушаю. - Сказал он в пространство и услышал ответ раздававшийся, казалось, из ниоткуда.
  - К вам пришел лорд-целитель Альберт из рода Мавериков.
  - Впустите и проводите прямо ко мне в кабинет.
  По прошествии нескольких минут в комнату тихо постучали и лорд-целитель вошел.
  - Привет, Ивар. Я погляжу ты мрачнее тучи.
  Тот не удостоил его ответом.
  - А я тебя предупреждал, что не нужно допускать этой встречи. - Альберт подошел ближе и сел в одно из кресел.
  - Свои комментарии можешь оставить при себе. - Мрачно ответил Ивар. - Я позвал тебя сюда обсуждать не мои промахи, а кое-что поинтересней. - В глазах лорда-командующего зажглись хищные огоньки. - Я хочу задать тебе несколько вопросов как врачу.
  - Да, конечно. Я тебя слушаю.
  - На сколько хорошо ты осведомлен о здоровье Императора?
  - Ты прекрасно знаешь, что я один из тех, кто наиболее об этом осведомлен.
  - Хорошо, и на сколько он крепок сейчас?
  - Зачем ты задаешь мне эти вопросы, ты ведь прекрасно знаешь на них ответы.
  - Отвечай, Альберт. Это крайне важно.
  - Ну, не сказать, чтобы он блистал физическим здоровьем, однако при таком самочувствии он может протянуть как минимум еще пару лет.
  - А если ослабить его?
  - Как это?
  - Ну, если что-то вдруг сильно подорвет его здоровье?
  - Все будет зависеть от обстоятельств, однако, в его возрасте любое вмешательство может иметь фатальные последствия для жизни... Ивар, ты что-то задумал?
  - Именно, но ты должен будешь мне в этом помочь.
  
  
  Глава 27 Ужин у Императора.
  
  Как же я соскучился по ней. Все это время нам едва удавалось увидеться, и каждый раз рядом кто-то присутствовал. К тому же по настоянию Императора нам приходилось скрывать наши отношения. Надеюсь, на этот раз ей удастся отделать от многочисленной свиты и пробраться в Ивовый грот незамеченной. Несмотря на ту радость, которая переполняет меня от осознания того, что она скоро выйдет за меня замуж и подарит мне ребенка, временами я чувствую себя последней скотиной. Каждый день, проведенный здесь, подвергает ее опасности. Остается только удивляться, как я не понимал раньше масштабов проблемы, которая возникнет перед нами после обнародования ее происхождения. Раньше мне казалось, что одной поддержки моей семьи будет достаточно, чтобы защитить ее от нападков людей и переломить их сознание в отношении людов. Но чем больше я сталкиваюсь с этой проблемой, тем острее понимаю, что перед нами очень и очень нелегкие времена. Все было бы ничего, если бы не эта непонятная угроза, которая висит над всеми нами. Я даже представить не могу, кто может так рваться к власти, что готов создать новую вселенную и уничтожить две другие, а уж как этот кто-то отнесется к Алисе и тому, что она может принести этому обществу, даже представить не возможно. Хуже, всего, что вполне возможен вариант, что он или они ни во что не поверят и просто решат устранить проблему, чтобы не смущать умы людей в столь непростой период. Остается только надеяться, что Император проживет достаточно долго, чтобы успеть изменить мировоззрение людей и дать им понять, что люды такие же, как и мы. Да, у них другая культура, другие достижения в науке, но в остальном они такие же люди как и мы. Алиса рассказала мне много интересного об их мире, того, чем мы просто не считали нужным интересоваться! Да что там, нам было запрещено этим интересоваться, и с пеленок внушался чуть ли не благоговейный ужас перед достижениями той циыилизвции. Она открыла мне мир их литературы, поэзии, музыки. Только тогда я по-настоящему понял, что народ, способный такое создавать и так чувствовать, просто не может быть тем, представление о котором нам внушали с детства и навязывали всю жизнь.
  Тут я почувствовал прохладные ладошки у себя на глазах. Кажется, я так задумался, что она подкралась незаметно. Я взял ее руки в свои и поцеловал каждую ладошку. Потом повернулся, забросил ее руки себе за шею, а сам крепко обнял и прижал к себе.
  - Алиса, я так по тебе соскучился, по твоему запаху, по теплу твоего тела, по вкусу губ...
  После этого, я еще долго наслаждался этим вкусом и лишь когда почувствовал, что еще немного, и я возьму ее прямо здесь, отстранился, взял ее за руку и подвел к удобной скамеечке. Когда мы уселись, она положила свою голову мне на плечо.
  - Алиса, прости меня за все то, что тебе приходится переживать, а еще больше за то, что еще предстоит. Если бы на то была моя воля... - Ее ладошка легла мне на губы, и она посмотрела мне прямо в глаза.
  - Иногда я просыпаюсь по утрам и не могу понять, где нахожусь. Мне даже нужно некоторое время, чтобы вспомнить, что у меня есть ты и что все то, что случилось не сон. Прошло чуть больше четырех месяцев как мы познакомились, а моя жизнь изменилась настолько, что раньше я такого не смогла бы представить даже в самых смелых фантазиях.
  Я слушал ее и понимал, что для нее все действительно произошло очень быстро, только сейчас до меня стало доходить насколько ей, наверное, чуждо все, что происходит вокруг.
  - Мир перевернулся, да что там перевернулся, он оказался совсем другим. - И она невесело усмехнулась. - Изменилось все мое окружение, даже времена года встали с ног на голову. Сейчас мне приходится многое осознавать заново и принимать нелегкие решения. - Она дотронулась до моей щеки, заставляя поднять глаза, которые я опустил не в силах смотреть на нее - Но... Иногда я просыпаюсь среди ночи и мне кажется, что все, что со мной произошло лишь сон, я ищу рядом с собой тебя и не нахожу. И поверь, только тогда мне охватывает настоящий страх и такое дикое отчаяние, что я начинаю судорожно хватать ртом воздух, пытаюсь включить свет, молясь о том, чтобы, когда он зажжется, все мои сомнения ушли, и все оказалось правдой. - В ее взгляде было столько всего, что я не мог оторваться. - Поверь, я пройду через все, чтобы только быть с тобой рядом. Я уже давно сделал свой выбор и не надо себя ни в чем винить.
  Наступило долгое молчание, мы просто сидели и смотрели друг другу в глаза, казалось, мы говорили без слов, обмениваясь все тем, что раньше было недосказано. Вдруг, ее глаза удивленно расширились, казалось, все ее мысли только что отданные мне переключились на нечто совсем иное, нечто внутри нее самой. Я испугался, что она плохо себя почувствовала, но в следующий момент ее губы расплылись в улыбке.
  - Максим, он толкнулся! Наш малыш толкнулся!
  Я был просто парализован этой новостью. До этого я, конечно, осознавал, что она носит моего ребенка, и был безумно счастлив, однако только сейчас он вдруг принял для меня реальные очертания. Алиса взяла мою руку и положила на свой живот. Тут же я услышал, как что-то мягко толкнула меня прямо в ладошку!
  - Вот, смотри! Он только сейчас начал толкаться так сильно, по-настоящему! - На ее глазах проступили слезы радости.
  Я же не мог сказать даже слова. Я просто сидел улыбался и гладил ее живот в надежде еще раз почувствовать легкий толчок.
  - Алиса, поверь мне. Я сделаю все, чтобы защитить тебя и нашего ребенка.
  - А я сделаю все, чтобы защитить всех нас... А теперь нам нужно торопиться. Мы приглашены на ужин к Императору. Думаю, ему не понравится, если мы с тобой опоздаем.
   Действительно, оказалось, что время пробежало незаметно. Поэтому я поцеловал ее животик через ткань платья и мы направились через Императорский сад ко дворцу. Поднялись на платформе вверх, опять прошли контроль и направились в Императорские покои. Однако, теперь я вел ее особенно аккуратно, то и дело придерживая за талию, а она только подкатывала к верху глаза, всем своим видом говоря мне, что я слишком сильно начал суетиться. Ну и пусть, главное, что они рядом и могу о них заботиться.
  
  К моему удивлению, оказалось, что Император сидит за столом один, и сегодня вечером только мы вдвоем составим ему компанию.
  - Добрый вечер, молодые люди.
  - Добрый вечер, ваше величество. - Ответила Алиса с приличествующим поклоном. Я тоже поклонился и, дождавшись приглашающего жеста Императора, проводил Алису к столу. Сейчас она казалась мне такой беззащитной, что я с огромным трудом подавил желание обнять ее обнаженные плечи и шепнуть что-нибудь ободряющее.
  - Как видите, сегодня я решил, посвятить этот вечер вам. - С этими словами он хлопнул в ладоши и слуги начали носить еду.
  Ужин оказался очень вкусным и на всем его протяжении мы не говорили ни о чем серьезном, лишь легкая беседа. У Императора оказалось тонкое чувство юмора и живой ум. Беседовать с ним было большим удовольствием. Тем более что он не требовал к себе подобострастного отношения, даже наоборот, казалось, он этого не любит, однако, долгие годы правления приучили его это терпеть, но в беседе с нами он дал понять, что сегодня вечером в общении хочет побыть обычным смертным. Алиса, не привыкшая к официальности и высокопарности царившей во дворце, особенно среди особ высокого звания, подобный стиль общения приняла с радостью и, подозреваю, даже с некоторым облегчением. Я все время поглядывал на нее и видел, что ей тоже приятно общество Императора, а напряжение, сковывающее ее плечи, постепенно отступает. Думаю, сейчас она увидела не просто особу королевских кровей, облаченную властью, но и обычного человека, которому просто нужно людское тепло, и который страшно устал от того бремени, которое выпало на его долю. А может он просто хотел создать такое впечатление? Думаю, нам этого уже не узнать.
  Когда ужин подошел к концу, Император предложил переместиться в удобные кресла у раскрытого окна. На улице уже стемнело, и оттуда веяла живительная прохлада. Освещение при этом предусмотрительно погасили, оставив лишь небольшую лужицу света в том месте, где присели мы. От этого создавалось ощущение интимности и уюта.
  - Что ж, мои дорогие. Настало время вопросов и ответов. Сегодня я постараюсь ответить на все, а также рассказать то, что давно должен был поведать людям, но просто напросто не осмеливался. Но время, видимо, пришло.
  Потом Император погрузился в какие-то размышления, и мы некоторое время сидели молча. Вдруг он встрепенулся и произнес:
  - Итак, какие вопросы вы хотели мне задать?
  Вопросов, конечно, было много, но именно сейчас они вдруг показались второстепенными и мы просто не знали с чего начать.
  - Зачем вы дали мне ту книгу? - Раздался голос Алисы.
  - Чтобы ты поняла.
  - Что поняла? Что людям с детства внушается, что мы недочеловеки? - С возмущением сказала Алиса.
  - Именно.
  Алиса явно была сбита с толку.
  - Я хотел, чтобы ты поняла, что с момента, когда люди перебрались в Запретный город, система образования и всей их жизни была создана на основе ненависти, недоверии и брезгливости к людам.
  - Но зачем? Не понимаю.
  - Чтобы скрыть правду.
  Император главным образом разговаривал с Алисой и пристально смотрел ей в глаза, но тут отвел их.
  - Какую правду? - Вырвалось у меня.
  - А ты сам разве еще не понял?
  Догадка раскаленным железом пронзила мой мозг. Все пазлы сошлись воедино. Все то, что раньше казалось бессмысленным, вызывало недоумение или внутренний протест, вдруг встало на свои места, и я увидел всю картину целиком.
  - Величайший обман. - Наконец вымолвил я.
  - Именно. Величайший обман, порожденный гордыней, пренебрежением и развращенностью нашего народа.
  - Но почему? - Мне было почти физически больно от того, что я наконец все понял.
  - Эй! Может вы все поняли, но я пока в неведении. Может, поделитесь? - Голос Алисы звенел от сдерживаемого напряжения.
  - Хорошо, я все расскажу тебе по порядку. - Проговорил Император.
  Он пригладил свою седую бороду и начал рассказ.
  - Как ты уже знаешь, наша раса живет гораздо дольше на этом свете. В тот момент, когда появились вы и только начинали свои первые шаги в пещерах, мы уже стали господствующей расой на земле, создавали целые государства и производили научные открытия. Людов мы не трогали и позволяли им существовать по своим собственным законам, но, подальше от нас. К тому времени мы уже научились использовать защитные поля, поэтому держать людов подальше от наших городов и селений не составляло труда. Сначала, вы, уж извини, вообще приравнивались к животным и считались опасными.
  Но время шло, вы стали умнее и физически полностью стали нашим подобием. Многие решили, что люды выросли в расу рабов, и природа создала вас специально, чтобы прислуживать людям.
  - Бред какой-то! - Вырвалось у Алисы.
  - Именно, но разве у вас в истории нет страниц, где более отсталую нацию приравнивают к рабам или более сильный делает рабом более слабого? Надо сказать, у вас рабство и крепостное право были отменены не так уж давно.
  - Как ни странно, но вы правы. - Наконец согласилась Алиса.
  - Поэтому, я прошу тебя Алиса: не суди нас слишком строго. Все мы совершаем ошибки. - После недолгой паузы Император продолжил.
  - Людов начали пускать в города и, в конечном счете, вы стали неотъемлемой частью нашей жизни. Однако, время шло вы изменились. Вы действительно меньше жили и с деторождением у вас все обстояло гораздо проще , но в остальном вы стали такими же, как мы, и начали происходить случаи, когда человек влюблялся в люда, но люди не желали этого признавать. Рабы и ничего большего - вот чем вас считали. Подобные случаи тщательно отслеживались, и влюбленные пары бесследно исчезали. Постепенно количество таких пар росло, но последней каплей, которая вынудила Императора Тария 2 и его совет, наконец, задуматься, было то, что сын Императора Тиверий тоже влюбился в рабыню и хотел объявить об этом всему миру, и, как следствие, освободить людов из рабства и сделать полноправными членами общества.
  Подобный поворот событий претил всему, что уже было создано и, по мнению Императора Тария 2, его совета и подавляющего числа вельмож, подрывало сами основы государственности и жизни их народа. Было решено уничтожить всех людов, которые решили, будто могут стоять на одной ступеньке с людьми и людей, которые встали на их сторону.
  - Он хотел убить собственного сына? - На лице Алисы был написан ужас.
  - Не думаю, что он и вправду собирался это сделать, но то, что он изолировал бы его от общества и признал бы невменяемым вполне возможно. Однако доносчики Тиверия во время его предупредили.
  - А мать Тиверия, Императрица? Неужели и она придерживалась подобной точки зрения?
  - Этого никто не смог бы узнать, потому что несколько лет назад она погибла. Возможно, именно в этом кроется причина той удивительной ненависти, которую питал к людам Император.
  - Ее убил люд? - Спросила Алиса.
  - Нет, но он всегда винил в этом людов. Дело в том, что незадолго до ее гибели, во дворце появился некий раб, имя его до наших времен не дошло. Он виртуозно играл на гилероне. - Увидев невысказанный вопрос в глазах Алисы, он пояснил - Это такой струнный музыкальный инструмент, напоминающий чем-то гусли, но на нем имеются также и клавиши. Ты можешь увидеть его, если захочешь. Так же, он замечательно пел. Императрица оценила его талант и приблизила к себе. С тех пор она брала его с собой везде, куда бы ни шла. Разумеется, за ней параллельно ходило еще полдвора, но очень многие завидовали той милости, которую она оказывает молодому рабу. Поэтому поползли слухи о будто бы "особой" расположенности Императрицы к этому люду. Император был натурой крайне ревнивой, но сначала даже не обращал на эти сплетни внимания. Обращать внимание на рабов он считал ниже своего достоинства и воспринимал его как любимую собачку жены. Однако, со временем, он начал приглядываться. Каждый взгляд брошенный королевой в сторону музыканта стал расцениваться как измена, нечего и говорить, что сам раб пел песни о любви и смотрел на ее величество с нескрываемым обожанием. В конечном итоге, в один из дней, кто-то донес, что музыкант находится наедине с Императрицей. Император ворвался в покои королевы, однако не увидел ничего компрометирующего. Но это уже его не волновало, ревность вылилась через край. Они страшно поругались, хотя жена божилась, что в этом рабе ее привлекает лишь талант. Но в конечном итоге он достал меч, висящий на бедре гвардейца, который его сопровождал и зарубил бедного музыканта.
  Потрясение Императрицы было столь велико, что она больше не хотела видеть своего мужа. Она повелела снарядить корабль и отправилась в плавание через океан к своей сестре, жившей на другом материке. В пути корабль попал в страшный шторм и все, кто на нем находился, погибли. Выжил лишь маленький юнга, который и принес страшные вести во дворец.
  Император был безутешен и в гибели своей любимой обвинил не свою гипертрофированную ревность, а людов. Я знаю, это звучит странно, но именно так он смог справиться с той болью, которая на него навалилась. Он перенаправил боль в гнев, и когда его собственный сын полюбил одну из тех, кого он так сильно презирал, он решил очистить мир от этой расы, которая, в его глазах, вобрала в себя все зло мира.
  Итак, убить ему всех не удалось, и началась война. Но люды стали представлять настоящую угрозу не из-за своего дикого нрава, озлобленности или чего-то еще, о чем пишется в книгах по истории. Они стали представлять реальную угрозу, потому что их поддержали люди, а их предводителем стал сам принц Тиверий.
  Наконец, после ожесточенный боев и огромных потерь с обеих сторон, отец и сын заключили соглашение, по которому люди уходят в Запретный город и не имеют права его покидать, пока не признают людов равными себе.
  За время войны враждующие стороны успели возненавидеть друг друга, поэтому люди, попавшие в Запретный город, решили навсегда забыть, что люд может быть кем-то больше раба, и переписали историю так, чтобы и их потомки сохранили эту же ненависть, пренебрежение и неприятие.
  В комнате надолго повисло тяжелое молчание.
  - Но почему за столько лет никто ничего не понял? Ведь ваши люди бывают на той стороне, кто-то да должен был влюбиться или что-то заподозрить? - Тихо проговорила Алиса.
  Я решил, что сам могу дать ей ответ на этот вопрос.
  - Потому что на ту сторону допускались лишь те, кто уже был влюблен и имел свою семью. Как Габи и Серж, например. Только им разрешили вести исследования на той стороне, хотя было достаточно и других претендентов. Это правило существует с незапамятных времен и всегда меня удивляло. Однако, сейчас стало не хватать влюбленных и приходится пускать на ту сторону тех, кто есть. Вот так и получилось, что там стал бывать и я. А что касается того, что за столько времени никто ни о чем не догадался, так тут все просто. Нашими информаторами являются обычные люды, которые думают, что работают на одну из спецслужб. За свою работу они исправно получают жалование, а за особо ценную информацию некоторые услуги, омоложение например, наша медицина гораздо более продвинута в этом плане. Однако на такую услугу могут рассчитывать лишь в высших слоях общества. С нашей же стороны, любые вылазки, исследования и командировки обычно длятся очень короткое время. Человек просто не в состоянии все понять, проанализировать и собрать воедино, тем более, что его об этом не просят. Обычно одному человеку нужно узнать одну часть информации, другому - другую, третьему - третью и так далее. Те же, кто слишком много спрашивает или болтает, оказываются в каком-нибудь далеком подразделении, где их слова примут не больше чем за бред сумасшедшего. Общая же картина появляется только у самых высокопоставленных лиц. Своими умозаключениями они могут поделиться только с Императором, а тот лишь молчит и велит молчать другим, иначе весь этот мир узнает, что он построен на лжи, гордыне и лицемерии. И вся эта идиллия благополучия и превосходства разлетится на куски.
  - Ты прав, мой мальчик. Только эти люди приходят не ко мне, а к лорду-протектору, то есть к твоему отцу.
  
  
  - Мой отец все это время знал? - Максим так изменился в лице, что мне даже стало за него страшно.
  - Этого я не знаю, но то, что он догадывается - это точно. Я никогда не подтверждал и не опровергал его теорий. Хранение подобной тайны - это тяжкое бремя, и я не хотел взваливать его на кого бы то ни было, ведь знать наверняка и догадываться - это разные вещи.
  - Отец никогда бы не стал скрывать подобное от людей. - Было видно, что он говорит это, что бы убедить скорее себя, чем кого бы то ни было.
  - Это была одна из причин, по которой я никогда не говорил с ним откровенно на эту тему. - Император видел, что внутри Максима идет внутренняя борьба, поэтому продолжил. - В любом случае, Максим, твой отец не имел права обсуждать это с кем бы то ни было, даже с тобой. Тебе не за что его винить. И ты сам это прекрасно осознаешь.
  В комнате стало тихо, каждый задумался о своем.
  - Однако, это еще не все, мои дорогие.
  Тут Император посмотрел прямо мне в глаза и спросил:
  - Алиса, до какого колена ты знаешь своих родственников?
  Это был самый неожиданный вопрос, который я могла услышать.
  - Мне стыдно в этом признаться, но не дальше пра-пра родителей. Видите ли, в нашей истории были такие моменты, когда помнить свои корни решались далеко не все. Только когда я стала уже довольно взрослой, бабушка рассказала мне, что наша семья когда-то была очень знатной и богатой. Однако, во время революции 1912 года мои предки не успели эмигрировать и моего пра пра деда расстреляли. Перед этим он успел отправить мою пра пра бабушку с ребенком в деревню, где они благополучно пережили те страшные времена. Правда им пришлось привыкать к совершенно новой жизни и забыть о своем происхождении, тем, кем были на самом деле. По отцовской же линии я знаю и того меньше. Его отец появился в деревне из ниоткуда и никогда не рассказывал, кем был до своего прихода. Знаю только, что он прошел сталинские лагеря. Все же остальные всю жизнь прожили в деревне и не вели своей родословной.
  - Понятно... Однако, у нас каждый род ведет подробную родословную. Каждый человек, живущий в запретном городе, может сказать, кто был родоначальником его рода, и кто появлялся на свет вплоть до сегодняшнего дня.
  Тут он позвонил в колокольчик и в комнату бесшумно вошел слуга, который поставил на стол перед нами небольшой продолговатый прямоугольник. По опыту я уже знала, что так у них выглядят переносные компьютеры. Император чуть заметно взмахнул рукой, отпуская слугу, и включил это чудо техники. Над столом засветился голограммой экран, а перед Императором появилась такая же голограммная клавиатура.
  - В этой базе данных можно найти и узнать родословную всех представителей знатного рода живших когда-либо в Запретном городе.
  Я явно не понимала, к чему он клонит, и нервно поглядывала на Максима, но тот, похоже, тоже не представлял, что нам хочет поведать Император.
  - Однако, здесь есть также несколько родовых веток, представители которых никогда не жили в Запретном городе... Потому что в свое время поддержали людов и предпочли с ними остаться. Эти ветви идут от очень знатных представителей нашего мира, от людей дорогих сердцу Императора Тария 2, но, которые, по его мнению, предали его и людей в целом. Однако, отказаться от них окончательно не мог ни он, ни его потомки. Поэтому, в обстановке строжайшей секретности и были созданы эти родословные. - Тут он пробежал пальцами по клавиатуре, и на экране появились какие-то имена, стрелочки, сноски. Разобраться в этом без посторонней помощи я бы не смогла - Посмотрите, это родословная Энии, дочери лорда-протектора Мираксеса из рода Полониев, который занимал этот пост во время правления Тария 2. Она росла вместе с детьми самого Императора, и он воспринимал ее почти как дочь и очень любил. Во время войны, она встала на сторону Тиверия и осталась в вашем мире. Смотрите, если посмотреть, кто сейчас является представителями ее ветви, то можно увидеть около сотни человек. Все они живут в разных концах света. А вот родословная Аввы, младшего брата Тиверия, еще одного сына Императора. - Предупреждая мой вопрос, он сказал. - Да, да у Императора было четверо детей. Старшие сыновья Тиверий и Авва остались в вашем мире, а младшие дочери Агава и Мина пошли вслед за отцом. Именно они стали продолжательницами правящей династии. Так вот, по иронии судьбы потомков Аввы осталось всего пять. - Тут он опять что-то перещелкнул и появилась еще одна родословная. - А потомков Тиверия и того меньше... Только двое.
  Тут он нажал на имена в конце списка и перед нами появились два портрета. Сначала я ничего не поняла. Я так увлеклась рассказом Императора, что фотографии на экране показались мне абсурдными. Потом я закрыла глаза, а когда открыла, то... ничего не изменилось: с экрана на меня смотрела моя мама и я.
  - Это абсурд какой-то.
  У меня вырвался нервный смешок, и я начала по очереди вглядываться в лица присутствующих, я искала признаки того, что это была лишь неудачная шутка. Однако, Максим смотрел на экран и на меня с таким же недоумением, которое, видимо, читалось и в моих глазах, а глаза Императора смотрели так, что сомневаться в том, что это правда не приходилось.
  - Ну хорошо, допустим, что это правда. Что это тогда меняет? - От всего этого меня уже начинала бить нервная дрожь.
  - А то моя дорогая, что теперь и ты и твой ребенок можете претендовать на трон и исправить наконец ту чудовищную ошибку, которую совершил в свое время Тарий 2 и продолжали совершать все последующие Императоры. Именно Тиверий стал бы Императором после смерти Тария 2, а его дети от людовской женщины наследниками престола. Если бы тогда Тарий не увел людей в Запретный город, то у нас бы даже не возникло тех проблем, которые теперь стоят перед нами и лишают надежды на будущее.
  - Но я не хочу быть Императрицей! Меня все равно никто не поддержит, не примет! Я люд, я чужак в этом мире!
  - Ты права. Но к тому времени, как вырастет твой ребенок, все может измениться.
  - Он еще не родился, а вы уже все за него решили. - Я была вне себя от возмущения. Вся эта ситуация казалась мне не реальной. - Я хочу, чтобы мой ребенок сам выбирал, как идти по жизни и кем становиться!
  - И почему ты решила, что он не захочет быть Императором? - Император говорил совершенно спокойно, и, казалась, моя бурная реакция его ничуть не трогает.
  - Вы правы, я этого не знаю. Но я знаю, что кто-то ради власти готов уничтожить целых два мира, и если он узнает, что на его горизонте вдруг нарисовался еще один претендент на престол, то думаю, церемониться он не станет.
  Тут я заметила, как побледнел Максим и как подобрался Император.
  - Именно поэтому, я не хочу, чтобы информация об этом вышла за стены этой комнаты. - Потом он помолчал и, взвешивая каждое слово, продолжил. - Подобная информация, а также истинные причины, почему наш народ оказался в Запретном городе, передаются преемнику Императора только после смерти последнего хранителем. Однако, ввиду сложившихся обстоятельств, я решил нарушить эту традицию. Как вы знаете, своим преемником я всегда считал Георгия. Мне кажется, он будет хорошим и честным правителем. Я посвятил его во все свои тайны, и он поддержал меня во всех моих начинаниях, ну, или почти в во всех. Он все знает о вас и, так же как и я, хочет, чтобы весь этот круг лжи и лицемерия наконец разорвался. Однако, он также в курсе того, что кто-то угрожает всем нам и захочет захватить власть после моей смерти. - После некоторой паузы он продолжил. - Думаю, нам стоит пригласить его сюда, познакомиться поближе и обсудить план наших действий.
  Мы с Максимом недоуменно переглянулись.
  - Георгий, входи.
  
  
  Через несколько секунд в дверь комнаты постучали и тут же вошли. К нам действительно приближался Георгий из рода Рагнаров. Мне он всегда нравился как человек, хотя нам так и не довелось с ним лично пообщаться. Он был высокого роста, спортивного телосложения, а голубые, почти прозрачные глаза, удачно контрастировали с очень темными волосами. Думаю, у него не было отбоя от девушек.
  Сначала он поклонился Императору, а потом обратился к Алисе.
  - Добрый вечер, Алиса. Я был наслышан о вашей красоте, но на деле вы оказались гораздо более привлекательной особой. - При этом он действительно смотрел на нее с восхищением и некоей долей удивления.
  Алисе явно было приятно услышать подобное, и во мне зашевелились непрошенные ростки ревности.
  - Добрый вечер, Максим. - Наконец обратился он ко мне. - Рад с вами познакомиться.
  - Взаимно, Георгий. - Только и смог я из себя выдавить.
  - Думаю, для полноты собрания нам не хватает только лорда-протектора. Марк, входи. - Позвал Император.
  Так же как и в случае с Георгием, в дверь тихо постучали, а потом вошли. После недолгих приветствий все расселись вокруг небольшого столика и Император заговорил:
  - Итак, надеюсь, каждый из здесь присутствующих понимает, что ни одно слово, сказанное за этим столом, не должно выйти за пределы этой комнаты. То, что мы будем сегодня обсуждать, является стратегической тайной. Даже разговаривать об этом между собой за пределами этой комнаты опасно и грозит тем, что преступники могут что-то узнать. Надеюсь, это понимают все. - Император обвел всех взглядом и продолжил. - Итак, все мы знаем, что никогда прежде узурпатор не сидел на троне. Но сейчас настали такие времена, когда и это стало возможным. Одно могу сказать, если он и вправду владеет технологией, способной разрушить наши миры, то он все же сядет на этот трон. - После небольшой паузы он продолжил. - И вашей задачей будет сделать так, чтобы он на нем не удержался. Именно вы будете ответственны за то, чтобы восстановить правящую династию, донести людям правду о людах и возродить людской род.
  Все мы понимаем, что не имеем представления, кто за этим стоит. Все это время мы, как слепые котята, тыкались носом в пустоту... - Император со злостью сжал ладонь в кулак. - И пусть мы не знаем, от кого исходит угроза, но настанет время и он себя проявит. И я хочу, чтобы к этому времени мы были готовы. Пускай мы еще не знаем врага в лицо и мне, скорей всего, так и не удастся узнать кто это, но здесь и сейчас, Я ОБЪЯВЛЯЮ ЕМУ ВОЙНУ!
  
  
  Глава 28 Начало конца.
  
  Павел тихо вошел в покои Императора и посмотрел на седовласого старика, который беседовал с членами своего совета. Все они сидели за круглым столом перед открытым балконом, выходящим на террасу, и что-то оживленно обсуждали. Никто его даже не заметил. Он был всего лишь лакеем, но он знал, что должен хорошо служить своему хозяину, выполнять все его поручения и тот его вознаградит. На этот раз поручение было совершенно пустячным, но то, что он должен будет сделать после, его сильно пугало. Самое странное, что он не помнил, что должен будет сделать после, но ужас, который его охватывал лишь при одной мысли об этом, казался ему иррациональным. Однако, отступать нельзя, хозяин будет страшно зол, если он не сделает этого сейчас же. Но потом, потом... Страх и неизбежность накатывали на него волнами, но он уже решился, и обратной дороги не было.
  Павел не понимал, зачем хозяин дал ему эту маленькую коробочку, которую он сейчас так сильно сжимал в своих ладонях, и не знал, что в ней находилось, однако, когда он ее все же раскрыл, то был страшно удивлен. На дне лежала маленькая оса, хотя нет, по размерам она была, пожалуй, чуть больше, чем любая другая, виденная им ранее. Насекомое аккуратно расправило крылья и взмыло в воздух. Павел смотрел на нее как завороженный. Она описала дугу по залу и, следуя каким-то ей одним ведомым инстинктам, не вылетела в окно, а сделала еще один небольшой круг над столом, где заседал совет и уселась прямо на плечо Императора.
  Сначала он хотел крикнуть и предупредить старика, но потом в его голове включился какой-то неведомый механизм, который с непреодолимой силой повлек его к открытому окну. Импульс, побуждающий его к действию, был таким сильным, что он практически побежал в направлении балкона. Краем глаза он заметил, что все, находящиеся в комнате, вдруг его заметили и недоуменно обернулись в его сторону. Он преодолел открытое окно, небольшую террасу и оказался у перил. Теперь он понял! Понял, что вселяло в него такой ужас, и что он должен был сейчас совершить. Все его существо вставало против того, что делало тело. В это время, подчиняясь все тому же неведомому импульсу, его руки ухватились за перила, и он перекинул через них одну ногу. Павел в последний раз взглянул на тех, кто уже в немом ужасе застыл на своих стульях. Действие только одного человека вдруг выбилось из общей картины: рука Императора вдруг взметнулась к основанию шеи и лицо исказила гримаса недоумения и боли. Это даже успело удивить Павла, но потом на его лице появилось дикое отчаяние, потому что его вторая нога уже летела через перила, руки разжались, и тело бросило вниз.
  
  
  Альберт из рода Мавериков как всегда в это время суток сидел в своем кабинете. Молоденька служанка, по уже сложившейся у него привычке, принесла ему кофе с печеньем и удалилась. Однако, против обыкновения, он не притронулся к принесенному угощению. Его мысли метались как испуганные птички, и он просто не мог сидеть на месте и заниматься каким-либо делом. Чтобы хоть чем-то себя занят, он взял чистую тряпочку и начал оттирать на столе невидимые пятна, которые множились, стоило ему вспомнить разговор, который состоялся у него с братом около недели тому назад:
  - Ты должен мне помочь убить Императора.
  -Что? Я? Да ты спятил! Я не собираюсь...
  - Что не собираешься? Мы давным-давно это затеяли, или ты забыл?
  - Но, Ивар, я не могу его убить! Подозрение сразу же падет на меня и тогда я уже покойник!
  - Глупости, Альберт, я не собираюсь посылать тебя лично, но мне нужна твоя помощь.
  - Не понимаю...
  - Тогда послушай! - Теряя терпение, вскрикнул Ивар. - Оса. Нам поможет оса.
  - Что?
  - Ты должен будешь лишь пронести ее во дворец и там отдать ее мне. Ты же знаешь, что только целителям разрешается проносить что-либо органического происхождения без специального досмотра. Все остальное я сделаю сам. А потом тебе только нужно будет не торопиться с противоядием.
  - Не понимаю... - Тут в глазах Альберта промелькнула догадка и он даже удивился, как сам ранее до этого не додумался. - У Императора страшная аллергия на укусы ос, сначала у него начинается отек гортани, а потом и всех внутренних органов, он начинает задыхаться... Но именно по этому их давным-давно уничтожили на Олимпийском острове.
  - Что не мешает нашему Дениске вывести несколько штук в своей лаборатории.
  - Но, боюсь что, подобная мера все равно не станет для старика фатальной, ему все равно успеют вколоть антигистамин, конечно здоровье ему это убавит, но чтобы яд осы начал действовать в полную силу нужно как минимум пару часов...
  - Возможно... если оса обычная...но я попросил нашего сумасшедшего ученого вывести такую особь, укус которой приведет к почти мгновенным реакциям в организме старика, если укус его не убьет, то уж точно вызовет такие повреждения внутренних органов, которые доканают его в самые короткие сроки. А списать такую быстроту отеков можно будет на его возраст и предрасположенность к подобного рода аллергии. Хотя... этого не понадобится. На этот счет у меня другие планы... - Загадочно проговорил лорд Такиш.
  - Господи боже. - У целителя даже в горле пересохло от того, что может произойти. Одно дело думать о гипотетической смерти Императора, а совсем другое осуществить покушение и учувствовать в нем - Но как можно наверняка натравить осу на Императора? Это же не возможно!
  - Все можно, и наш ученый об этом позаботится... - Отмахнулся Такиш. - Альберт, твоя задача будет состоять лишь в том, чтобы пронести осу во дворец, а потом подольше включать дурочка, не понимать что произошло, но, наконец, вколоть ему антигистамин. А уж над тем, чтобы внести побольше суеты, я позабочусь. Скоро, очень скоро все изменится, и мы возвеличим свой род. - После этих слов, он наконец расслабился, а в глазах застыло жесткое выражение, которое Альберт все чаще видел у брата, и которое его пугало. - Я сообщу тебе, когда все будет готово.
  
  И вот теперь он сидит у себя в кабинете и ждет, когда его вызовут. Самое страшное, что пятен вокруг него такое огромное количество, что он просто не в состоянии их все вытереть! Что это такое?! Где прислуга, что они себе думают? Он задаст им такую трепку, что ..
  - Лорд-целитель, срочно следуйте за мной, жизнь Императора в опасности. - Вошедший офицер смотрел на него дикими глазами и, казалось, если целитель сейчас же не поторопится, то он потащит его на себе.
  -Да, да. Где мой чемоданчик. - "Все, это начало конца!"
  
  
  Глава 29 Ночь.
  
  Я сижу на скале на самом краешке обрыва. Как странно, и как меня суда занесло? На небе собрались тучи, видимо будет гроза, а ветер с остервенением треплет мои волосы. Нужно уходить отсюда, а то не ровен час можно и свалиться. Я поднялась и ветер взметнул мои юбки вверх, когда я с ними наконец справилась, то увидела, что стою на узкой полосе скалы, шириной всего в шаг. Я повернула голову влево и увидела какого-то мужчину. Он стоял довольно далеко, и я не могла разглядеть его лица, однако очень хорошо слышала каждое его слово.
  -Алиса, иди сюда! Разве ты не видишь здесь спасение! Сейчас поднимется такой сильный ветер, что ты упадешь прямо на скалы! - Действительно, ветер становился все сильнее, и мне все сложнее было удерживать равновесие. К тому же начал накрапывать дождь и я чувствовала как намокают моя одежда и волосы. Самым интересным было то, что тонкая полоса скальной гряды у ног незнакомца расширялась и каким-то странным образом превращалась в ровное поле, за которым виднелось какое-то селение. Ни ветра, ни дождя там не было, однако весь этот пейзаж казался каким-то искусственным. Не зная, что делать, я сделал шаг, по направлению к нему, но тут услышала, позади себя другой окрик.
  - Алиса, не иди туда!
  Я оглянулась и увидела Максима. Он отчаянно махал мне руками и, казалось, находился намного ближе незнакомца, но за воем ветра и шумом начавшегося дождя я его совсем не слышала. Я видела, что за ним ничего не было, лишь море и огромная черная туча. Однако, он шел в обратном от меня направлении и делал знаки рукой, чтобы я следовала за ним.
  - Нет! Куда ты идешь!? - Закричала я. - Иди сюда, мы перейдем на тот берег вместе и спасемся!
  Но он меня не слушал и все также медленно шел в противоположную сторону. Я посмотрела на незнакомца, на сюрреалистическую идиллию за его спиной, он все также стоял ко мне лицом и протягивал руку, однако, теперь я остро ощущала исходящее от него нетерпение и раздражение, но его голос оставался ласковым и спокойным.
  - Ну же, Алиса, иди сюда!
  Потом я вновь повернула голову к Максиму и увидела лишь силуэт, размытый водой.
  - Я сказал иди сюда! Там опасно!- Вышел из терпения незнакомец.
  У меня оставалась лишь пару секунд, чтобы сделать свой выбор. Он был очевиден, и я его сделала.
  Я шагнула в сторону, где небо с водой слились воедино и где, как я знала, меня ждет он, мой синеглазый.
  В это время я обернулась и увидела, как руки незнакомца стали удлиняться и, словно щупальца огромного осминога, тянуться ко мне. Ужас заставил волосы на моей голове зашевелиться, и я кинулась прочь так быстро как могла. Из-за спины раздавались злобные оклики и упорно лезли мне в голову.
  - Алиса! Алиса!
  Вдруг, я почувствовала, что он до меня дотянулся и схватил за плечо.
  - Нет, Нет, Нет!
  
  -Алиса, Алиса!!!! Проснись! - Кто-то сильно тряс меня за плечо, и я не сразу поняла, что все, что мне только что привиделось, было всего лишь дурным сном. Казалось, я до сих пор чувстввую на губах вкус соленых брызг, слышу злобный голос незнакомца и ощущаю его жуткие прикосновения.
  - Господи, это сон, это только сон. - Пыталась я себя успокоить.
  - Алиса, что с тобой?
  Я вытерла со лба липкий пот и только тут наконец поняла, что кто-то разбудил меня ночью и что это, должно быть, не просто так. Ночник рядом с кроватью был зажжен, и я разглядела, что это была Галатея. С самого первого дня моего пребывания во дворце, я относилась к ней гораздо лучше, чем ко все своим новоявленным подругам вместе взятым и знала, что просто так она меня ночью не разбудит. Случилось что-то страшное. Самое ужасное, что я уже догадывалась, что могло случиться.
  - Император? - Вырвалось у меня вместо вопроса.
  - Да, он только что скончался. - Казалось, Галатею покинули все силы, когда она произнесла эту простую фразу.
  - Господи, не может быть. Только вчера я видела его в саду, и он казался таким полным сил... Что же случилось?
  Галатея спохватилась, и начала быстро говорить и тянуть меня за руку.
  - Алиса, нету времени, я расскажу тебе все по дороге.
  - По какой дороге?
  - Максим оставил мне четкие указания как действовать при подобных обстоятельствах.
  - Но почему он ничего не сказал мне?
  - Некогда. Давай я помогу тебе накинуть халат. Нам нужно спешить. Ты в опасности и он тоже, поэтому не смог прийти за тобой сам.
  - Да, да, конечно. - Ко мне наконец стала возвращаться способность четко мыслить.
  Мы быстро побежали по коридорам. То тут, то там слышались взволнованные голоса и появлялись полуодетые испуганные люди. Да уж, сегодня ночью никто в Запретном городе уже не уснет.
  - Императора укусила оса. - Рассказывала мне между делом Галатея. - Оказывается, у него на них жуткая аллергия. Но хуже всего то, что на это не сразу обратили внимание. Как раз в это время какой-то сумасшедший лакей выпрыгнул из окна комнаты, где происходило заседание совета, и где в это время находился Император. Поднялся такой шум гам, что на задыхающегося Императора не зразу обратили внимание, и драгоценные секунды были потеряны.
  Я даже остановилась от этих слов.
  -Секунды?
  - Именно, счет шел на секунды. Император был слишком стар...- Говоря это, она продолжала тянуть меня за руку.
  - Я, конечно, не медик, но разве может статься, чтобы человек умер от аллергии за несколько секунд. - Я уже начала задыхаться от этой беготни.
  - Не знаю. Но пока на него обратили внимание, пока послали за целителем, пока он пришел, пока он понял, в чем дело и вколол лекарство... Император умер от отека внутренних органов.
  Коридоры и залы сменялись так быстро, что я уже даже не знала, где мы находимся. Наконец Галатея замедлила шаг, и мы вошли в покои лорда-целителя Императора. Я поняла это, потому что однажды уже была здесь. Он сидел за столом и, положив голову на руки, раскачивался из стороны в сторону. Когда мы вошли, он поднял на нас ничего не выражающие глаза и указал рукой в сторону. Пожалуй, я понимала его состояние. Только что на его руках умер великий человек. Честно говоря, мне хотелось проделать примерно тоже самое, с той лишь разницей, чтобы рядом был Максим.
  Сначала я не поняла, на что указывает целитель, и что должна была там увидеть кроме двери и многочисленных дипломов в рамочках. Однако, потом я присмотрелась и увидела четыре небольших цилиндра, расположенных по краям двери, ведущей, видимо, в комнату отдыха лорда-целителя. По опыту я уже знала, что это установка для создания пространственного тоннеля. Галатея тут же наклонилась и включила его, я увидела небольшую рябь в пространстве, и поняла, что он активирован.
  - Тебе нужно идти туда. - Сказала Галатея.
  - А ты?
  - Дальше у меня другие указания.
  - Но куда ведет это тоннель? И где Максим? Я думала, он будет ждать меня здесь? Он вообще прошел через этот тоннель?
  - Конечно прошел! Черт возьми, он давно уже на месте, сколько можно медлить!
  Я впервые видела, как Галатея злится, однако отступать от своего была не намерена.
  - Я уверена, что он никуда без меня не ушел бы. Его нужно подождать! - Тут меня осенило. - Или по крайней мере позвонить!
  - Алиса, ты прекрасно знаешь, что пользоваться телефонной связью на территории дворца запрещено. - С каждым словом ее голос становился все более раздражительным.
  - Знаю, но Император выдал нам личное разрешение. Не мешай. - Я достала из кармана халата телефон, который успела туда сунуть в последний момент своего бегства из комнаты, нажала на небольшую кнопочку сбоку и произнесла.
  - Вызвать Мак...
  В этот момент телефон вылетел у меня из рук, я подняла глаза и увидела перед собой разъяренное лицо Галатеи.
  - Я же сказала, иди в тоннель.
  Я невольно попятилась, но тут до меня все дошло.
  - Максим тебе ничего не поручал, ведь так?
  - Догадалась все-таки.
  - Тогда кто?
  - Скоро ты сама все узнаешь. Он сказал, что хочет с тобой поговорить.
  - Кто?
  - Да иди же ты в этот чертов тоннель, у нас нет времени! - Она схватила меня за руку и начала толкать в нужном направлении, но я не собиралась уступать.
  Когда-то давно отец отдал меня в секцию карате. Он всегда считал, что женщина должна уметь себя защитить. С тех пор прошло очень много времени, но некоторые навыки у меня все же остались. Я схватила ее за руку, вывернула и заломила. Галатея не ожидала от меня такой прыти и взвыла от боли.
  - Галатея, скажи мне почему? Почему ты помогаешь человеку, способному уничтожить все, что ты любишь и чем дорожишь?
  - Дура ты, Алиса. Я предпочитаю быть на стороне победителя, а не побежденных. И тебе советую.
  - Я твоих советов не просила. Иди сама к своему победителю. - И я толкнула ее в тоннель.
  В это мгновение я краем глаза я уловила какое-то движение. Быстро обернувшись, я поняла, что это лорд-целитель. Похоже, он вышел из той прострации, в которой находился минуту назад.
  - Лучше тебе войти в этот тоннель. - Он со скорбным выражением лица стоял в паре шагов от меня и загораживал мне выход.
  Лорд Альберт был гораздо больше меня и сильнее, однако, сдаваться я не собиралась. Я огляделась в поисках какого-нибудь предмета, которое могло бы послужить оружием, но поблизости ничего не оказалось. Мне оставалось надеяться на свою только ловкость. Я удивленно посмотрела за плечо целителю. Он тоже захотел понять, что же меня так удивило, и обернулся. В это мгновение я бросилась в щель между ним и стеной и проскочила мимо него. Видимо, его реакции были совершенно ослаблены, да и выглядел он крайне расстроенным. Все, осталось только бежать. Ну, это-то я точно умею, а там кто-нибудь мне поможет. Я уже подлетала к дверям, когда они вдруг открылись, и я увидела на пороге лорда Такиша. В это мгновение я испытала такое облегчение, что мне стоило огромных трудов не кинуться ему на шею.
  - Слава Богу! Лорд Ивар! Помогите мне, пожалуйста. Эти люди хотят меня похитить. - В это мгновение из тоннеля показалась злая как черт Галатея.
  - Конечно, моя дорогая.
  Я почувствовала, как нечто упирается мне в грудь. Мне понадобилось довольно много времени, чтобы осознать, что это пистолет и что его на меня наставляет друг семьи.
  -Как? И вы тоже? - От потрясения я с трудом могла шевелить языком.
  - Что значит и я тоже? Дорогая моя, за всем, что сейчас происходит стою я и только я.
  Затем он быстро глянул мне за плечо и согласно кивнул. Я поняла, с чем он согласился лишь в тот момент, когда почувствовала легкий укол в области шеи.
  - Давно пора было это сделать. - Удовлетворенно проговорил лорд Такиш и подхватил меня на руки.
  Это было последним, что я услышала, прежде чем провалиться в забытье.
  
  
  Глава 30 Отчаяние
  
  Коридоры, коридоры, да сколько же их здесь! Никогда не замечал, что в этом чертовом дворце такое огромное количество коридоров и переходов. Сегодня ночью здесь вообще не известно что творится.
  Так получилось, что именно сегодня я задержался у принца Георгия. Предварительно установив в его кабинете глушилки (оборудование, помогающее исключить прослушивание и подслушивание), мы обсуждали бестоннельную систему передвижения по Запретному городу. Ни для кого не секрет, что благодаря пространственным тоннелям путешествовать в этом мире стало гораздо проще. Однако, это также привело к значительному сокращению наземного, водного и воздушного транспорта, и, как следствие, хороших дорог. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что дороги, построенные первопроходцами до сих пор довольно хороши.
  При желании, ты, конечно, можешь покататься по окрестностям и насладиться видами, однако, большую скорость на машине с силовым полем развить сложно, а уехать на большое расстояние без подзарядки ты, конечно, можешь, но вот вернуться назад вряд ли. По большей части, их используют для поездок на небольшие расстояния. Однако, есть в Запретном городе и любители быстрой езды. Они используют машины и мотоциклы с бензиновыми двигателями: и быстрее, и подзаправиться можно где угодно, если взять с собой запасную канистру топлива. Их хобби полулегально: кататься на машинах с бензиновыми двигателями никто не запрещал, но в Запретном городе их никто не делает, а бензин достать без специального разрешение практически невозможно, поэтому вопрос: откуда они берут и то, и другое? - остается открытым.
  Таким образом, если нам в последствии придется скрываться, то используя транспорт людов, мы можем оставаться незамеченными для службы Контроля за пространственными перемещениями.
  Так вот, именно подобный способ передвижения мы и обсуждали с принцем, когда мы услышали шум за дверью и в нее тревожно постучали. Не дождавшись позволения (что уже крайне удивительно), дверь открылась и на пороге показался лакей, стоявший у входа в покои принца. За ним маячили двое гвардейцев Императора.
   - Простите, принц Георгий, но к вам...
  - Принц! - Двое гвардейцев отстранили лакея и встали на колено. - Император умер.
  Мы оба застыли в немом ужасе, но, к чести принца Георгия, он опомнился первым.
  - Как это произошло?
  - Мы не знаем подробностей, но, похоже, его укусила какая-то оса, у Императора начался отек гортани и внутренних органов. Пока доставили целителя и разобрались в чем там дело, Император скончался.
  - Оса? Ночью? Разве это возможно? - Вырвалось у меня.
  - Мы ничего не знаем, простите, об этом вам будет лучше поговорить с целителем.
  В это время за дверьми опять раздался шум и в комнату вломились четверо солдат. По нашивкам в виде меча на воротах на белом фоне стало понятно, что это солдаты из элитного подразделения лорда протектора. И я уж было подумал, что их прислал мой отец. Однако, один из них выступил вперед и отрапортовал:
  - Принц Георгий, по приказу лорда-командующего северных врат, вам и вашим спутникам, если такие окажутся, надлежит проследовать за нами. При оказании сопротивления, мы уполномочены применить силу.
  Каждый из них при этом сжимал в руках пистолет, а один даже огневой бластер. Не приходилось сомневаться, что все это оружие огнестрельное, хотя без специального разрешения лорда-протектора его применение в Запретном городе запрещено. Но почему они говорят от лица лорда Такиша? Однако, думать об этом не было времени, и без того было понятно, что здесь что-то не ладно.
  Нам с ребятами из Императорской гвардии, с которыми я, кстати, был неплохо знаком, чтобы принять решение, понадобилось только посмотреть друг ругу в глаза. В следующее мгновение, они синхронно развернулись и , как стояли на коленях, так молниеносным движением и вырубили двух рядом стоящих солдат. Я взял на себя парламентера. Преодолев разделяющее нас расстояние, я нырнул вниз, чтобы избежать вылетевшей пули и сбил его с ног, следующим движением, я вывернул ему руку за спину и уперся коленом в спину. К этому времени ребята как раз закончили с тем, кто держал бластер.
  - Говори, что происходит! - Закричал я в ухо поверженному, и посильнее надавил на руку.
  Он застонал и ответил:
  - Я лишь подчиняюсь приказам лорда-командующего. - Я надавил еще чуть-чуть. - Ааа, черт! Он объявил нам, что Император мертв и что за этим стоят его племянники. Но до выяснения всех причин их необходимо задержать.
  - Значит, такой же отряд отправлен к Вассу, моему двоюродному брату. А члены совета?
  - Они все содержатся в зале для заседаний.
  - Понятно. Время выбрано лучше не придумаешь! Послезавтра должна был состояться бал, - тут он искоса глянул на меня, потому что прекрасно знал, что этот бал был затеян лишь для того, чтобы поставить всех перед фактом, что в этот день человек женится на людовской женщине, - и, по уже сложившейся традиции, в замке собрались почти все самые видные люди государства.
  - Но причем тут Такиш?
  - Видимо, он все это и затеял.
  - Ладно, нам пора уходить. На этот случай, мы с Императором разработали план. Гвардеец, - принц указал на плечистого Савелия. - вызови по рации всех гвардейцев, которые смогут сюда добраться. Забрать с собой кого-то еще мы вряд ли сможем, поэтому возьмем тех, кто успеет дойти сюда сам. Максим, найди Алису. Надеюсь, вы успеете сюда вернуться. Если нет, Марго вас выведет. - Тут лицо Георгия потемнело еще больше, и он продолжил. - Максим, если Алисы не будет в комнате, ты должен будешь эвакуироваться сам, без нее. Понял?
  Я ничего не понял, но зачем-то кивнул.
  Принц, быстро достал телефон:
  - Вызвать абонент Эвакуация. - после недолгой паузы, он продолжил. - Активировать тоннель.
  В эту же секунду арка, выходящая на балкон, завибрировала. Тоннель был открыт.
  Что было дальше, я не знаю, потому что бросился за Алисой, оставив принца на своих сослуживцев.
  
  Ну все, еще парочка коридоров и я на месте. Вдруг, я услышал за поворотом какой-то шум и приостановился. Заглянув за угол, я увидел четырех офицеров, подчиняющихся лорду Такишу, которые выводили из комнаты Федора из рода Быстрых.
  - Отпустите меня сейчас же! Какое вы имеете право хватать меня за руки! Что здесь вообще происходит!
  - Лорд Федор, будет лучше, если вы последуете за нами без лишних вопросов.
  - Что? Нет! Так не пойдет! - Возмутился он.
  Я воспользовался тем, что солдаты отвлеклись, и выбежал из-за угла. Одним точным ударом в основание шеи я вырубил ближайшего противника. Второй получил удар под дых. Третьего уже направил на меня оружие, но я сшиб его подсечкой. В следующее мгновение я понял, что совершил роковую ошибку: четвертый из них был вооружен огнестрельным бластером и был самым опасным, а я этого не увидел и не оценил ситуацию должным образом. Все решали какие-то мгновения. Я упал на землю и тут же услышал над головой целую трель выстрелов. Отпружинив от пола я бросился на стрелка и обхватив его за пояс повалил на пол. Следующим ударом я выбил оружие из его рук, после чего вырубил его одним мощным ударом в челюсть. В это время я почувствовал, что кто-то находится сзади. Я доверился своим инстинктам и молниеносно откатился вбок. Заряд силового пистолета угодил прямо в стрелка, которого я только что обезвредил. Отпружинив от пола я выбил у солдата пяткой пистолет и вывел его из стоя серией ударов в голову. По моим подсчетам на меня должен был напасть как минимум еще один, однако, я увидел, что он постанывая лежит на полу, прикрывая плечо окровавленными пальцами. Видимо в него попала одна из пуль, предназначенных мне.
  Посреди этого хаоса как ни в чем не бывало стоял обалдевший лорд Федор. Для него все явно произошло в считанные секунды, и он даже толком не понял, что случилось.
  - Лорд Федор, - начал я, - в замке назревает переворот. Советую вам сейчас же идти в покои принца Георгия. Он вам все объяснит и поможет скрыться.
  Не обращая внимания на то, что Федор, похоже, ничего толком не понял, я побежал дальше. У меня была более важная задача, а я и так потратил слишком много времени.
  Все, кажется, добрался. Ее дверь за следующим поворотом. Вот она.
  - Алиса, Алиса! Вставай, нам нужно торо...питься. - Я остановился как вкопанный, судорожно оглядываясь по сторонам.
  - Ее нет в комнате. - Раздался женский голос за моей спиной.
  Я оглянулся и с облегчением понял, что это Марго.
  - Ты ее уже увела? Где она? - С надеждой спросил я.
  - Максим, мне очень жаль... но ее нигде нет. Я обыскала уже все что можно и послала на поиски кого смогла. - Она смотрела на меня с сожалением, а я никак не мог понять, что она имеет ввиду.
  - Как это нигде нет? Такого не может быть! - Я чувствовал, как горлу подступает паника. - Пожалуйста, скажи, что ты пошутила.
  - Да какие уж тут шутки, Максим. Похоже, кто-то добрался до нее быстрее нас. - В ее глазах плескалось настоящее горе. Тут она заговорила быстрее, так, будто размышляла сама с собой. - Но я не знаю как это возможно! Я прибыла сюда, как только узнала о смерти Императора. Прошло не более пяти- семи минут! В это время весть только распространилась...
  - Какая разница как? Ее здесь нет!
  Я кинулся мимо нее к двери.
  - Куда ты? - В панике крикнула она.
  - Искать Алису. Я найду ее, чего бы мне это ни стоило.
  - Максим постой! Ты ее не найдешь! Тебя убьют!
  - Плевать.
  - У тебя другие инструкции. - Уже совсем другим, привыкшим отдавать приказы голосом, заговорила Марго. - Ты военный и должен выполнять приказы. У тебя сейчас другая задача.
  - Да плевал я на другие задачи. - Бросил я и скрылся за дверью.
  Однако далеко убежать не успел. Мне в спину ударил силовой удар обычного пистолета. . Вот этого я действительно не ожидал.Я отлетел к стене, и у меня вышибло дух.
  - Прости Максим, но я не могу допустить, чтобы ты совершал ошибки. Дворец уже оцеплен подразделением, которое непонятно кому подчиняется, они уже начали зачистку здания и тех, кто оказывает сопротивление - арестовывают или убивают. Нам нужно убираться отсюда. Ты не хуже меня знаешь, что наша война еще впереди.
   Тут из-за угла коридора вышли двое.
  - Георгий, Гаврила, слава Богу, это вы. Помогите мне унести его отсюда. Поступил приказ срочно покинуть здание, мы и так последние. На крыше нас ждет вертолет. Это последний способ покинуть дворец.
  - Ждет что? - Я думал, что ослышался. После того, как люди перешли в Запретный город, нужда в воздушном транспорте постепенно отпала, все из-за тех же пространственных тоннелей, позволяющих путешествовать гораздо быстрее, не загрязнять окружающую среду, не тратиться на топливо. К тому же, это совершенно безопасно. В ходу остались разве что аэропланы, и то для любителей. Воздушный транспорт ушел в прошлое слишком давно. Создание подобных машин было просто не рентабельно, а использование опасно для жизни.
  На что Марго с ухмылкой мне ответила:
  - Вертолет! Мы закупили парочку у людов, ты не хуже меня знаешь, что сейчас пространственный тоннель создать невозможно из-за блокировки, которая стоит во дворце. Единственный, которым пользовался принц, уже закрыт. Везде царит неразбериха, и силовые поля еще не активировали, так что нужно торопиться.
  Когда ребята подошли ко мне, я пытался было сопротивляться, но добился лишь того, что меня шандарахнули парализатором. В результате, моя голова работала отменно, а вот тело не слушалось совсем. Уж лучше бы все было наоборот. Мной овладело глухое отчаяние, и я просто закрыл глаза.
   Когда мы, наконец, выбрались на площадку, где вполне спокойной уместился этот чужеродной летательный аппарат, летчик усиленно замахал нам руками, вскочил в кабину и включил лопасти. Я удивился силе ветра, который они подняли. Моим спутникам пришлось пригнуться, да и тащить меня было отнюдь не легкой задачей, однако я не просил их поступать со мной так подло. Когда мы, наконец, загрузились, вертолет взмыл вверх, оставляя внизу дворец, маленьких человечков, которые высыпали на покинутую нами площадку, и мою любимую.
  "Алиса, где ты? Я не успокоюсь пока не найду тебя, слышишь? Слышишь?!"
  
  
  Глава 31 Тюрьма санаторного типа.
  
  "Ммм, свет бьет прямо в глаза. Я же вроде бы закрывала перед сном шторы или..." Мне понадобилось еще одно мгновение, чтобы открыть глаза и понять, что я нахожусь отнюдь не там, где представляла секунду назад. Меня одолевало устойчивое чувство дежавю. Ах да, укол в шею, чужая постель, чужая комната... Только теперь все гораздо, гораздо хуже! Я наконец вспомнила все события вчерашней ночи и окончательно проснулась.
  Я подскочила на месте, откинула одеяло, и встало с постели. От волнения все перед глазами слилось в одно яркое пятно. Я начала метаться по комнате, проверяя дверь, стены, все, что попадалось в поле моего зрения. Паника накрыла меня с головой, все вокруг кружилось, в ушах звенело, а воздух с трудом входил в легкие. "Максим, где ты?!" Мне пришлось сесть прямо на пол посреди комнаты и сжать руками виски. Собрав всю свою волю, я постаралась восстановить дыхание и мыслительные процессы.
  "Итак, я под замком в совершенно не знакомом месте. Однако, я одна, меня никто пока не беспокоит, и я должна использовать это время одиночества, чтобы оглядеться и найти отсюда выход. К тому же, может статься, что совсем скоро меня найдет Максим и вызволит отсюда. Поэтому нечего впадать в панику!"
  - Все будет хорошо! - Звук собственного голоса придал мне уверенности, и рассудок с горем пополам начал возвращаться в мою голову. Я подошла к окну и страшно удивилась, когда оно без труда открылось. Выглянув из него и оглядевшись, я поняла, что моя комната находится на втором этаже небольшого двухэтажного дома. Сам дом стоял на пригорке, слева было видно озеро, а вокруг стоял стеной сосновый лес. Воздух был настолько чист и прозрачен, что несколько минут я просто стояла у раскрытого окна и глубоко дышала, надеясь таким образом вернуть себе самообладание.
  Когда я обернулась, то наконец смогла разглядеть комнату, которая, видимо, будет моим жилищем на ближайшее время. Она была большой и красивой. Вся мебель: кровать тумбочки, трюмо, небольшая софа, - были цвета капучино и выдержаны в одном стиле. Сама комната была светлой, везде стояли цветы в горшках и вазах, а напротив трюмо было встроено большое зеркало, которое визуально увеличивало пространство комнаты и делало ее еще светлее. Сбоку я увидела еще одну дверь, которая была приоткрыта и я поняла, что это ванная комната. Честно говоря, меня очень удивило то, что лорд Такиш обставил мою тюрьму с таким вкусом и комфортом!
  В следующее мгновение я услышала какой-то странный тихий звук, который меня очень напугал. Я уставилась на стену откуда он доносился и увидела, как небольшая часть стены отъехала вниз и на подносе появился завтрак. Только сейчас я поняла, как сильно проголодалась. Я тут же достала поднос, однако прежде чем приняться за еду тщательно проверила отсек, в котором только что появилась еда. Оказалось, что ничего особенного он собой не представляет: небольшая ниша, в которой опускается и поднимается при помощи лебедки полочка с едой.
  Как я потом поняла, еда полностью соответствовала моим предпочтениям. Сначала у меня мелькнула мысль, что она может быть отравлена, однако, при здравом размышлении я поняла, что если бы меня хотели убить или покалечить, то у них на это было достаточно времени, пока я была без сознания. Меня удивило, что Такиш очень хорошо ознакомлен о моих привычках, и почему-то создает для меня комфортные условия, однако, потом я пришла к выводу, что он что-то от меня хочет.
   Грязную посуду после еды я сложила туда же в отсек, после чего он сам собой закрылся, и по звуку стало понятно, что поднос опускается вниз. Я подумала было каким-либо образом использовать этот отсек для побега, однако, очень быстро отбросила эту мысль, потому что он был так мал, что я не смогла бы в нем уместиться при всем своем желании. К тому же, у меня уже появился небольшой животик, почти пять месяцев как никак. Не могу сказать, что это как-то сказывается на моей физической активности, но сейчас я стала более осторожной и вряд ли рискну ввязываться в какие-либо авантюры связанные с освобождением, не убедившись, что это будет безопасно для моего будущего ребенка. В последнее время у меня даже появилась глупая привычка постоянно поглаживать живот. Мне все время кажется, что так я могу передать ребеночку частицу своей любви и нежности.
  Пожалуй, можно было бы подумать, что это самый настоящий санаторий: красивое, комфортное жилище, свежий сосновый воздух, вкусная еда. Только вот выйти за пределы комнаты ты уже не можешь, связаться с близкими любимыми людьми и подавно, даже элементарно с кем-то пообщаться тоже, к тому же ты испытываешь постоянное напряжение от того, что кто-то может в любой момент к тебе войти и ты ничего не сможешь сделать, чтобы себя защитить. Поэтому я и прозвала свое пристанище тюрьмой санаторного типа.
  Целый день я только и занималась тем, что шагала по комнате, глядела в окно в надежде кого-нибудь увидеть и изводила себя мыслями о Максиме и всех, ставших мне такими близкими, людях. Наконец, я не выдержала и стала звать на помощь. Окно было открыто, и звук эхом раздавался в лесу, однако, никто на мои мольбы не ответил. К вечеру я окончательно выбилась из сил и просто села около окна. Вдруг, я увидела, как из-за дома выходят опрятного вида старичок и молодая веснушчатая девушка. На тюремщиков они совершенно не походили, поэтому я тут же стала звать на помощь.
  - Эй, люди! - От радости у меня даже слезы выступили на глазах. - Помогите мне, пожалуйста! Меня здесь удерживают силой! Выпустите меня, пожалуйста! - Но они только виновато глянули в мою сторону и поспешили прочь. - Эй, вы что, не слышите! Помогите мне! Вы что бесчувственные роботы! Да куда же вы уходите! - Сорвалась я на визг. Но они ушли, даже не обернувшись.
  С того момента я поняла, что избавителей в этом месте я не найду. Люди, которых я изредка видела во дворе, упорно меня не замечали и игнорировали любые попытки заговорить.
  Целую ночь провалявшись без сна, я решила, что нужно бежать единственным доступным мне способом: сделать из простыней веревку, как видела в фильмах, и ночью спуститься вниз и убежать. Как я уже успела убедиться, охраны как таковой ко мне не приставили, люди около моего окна появлялись редко, поэтому я решила рискнуть следующей же ночью. Только после этого я наконец смогла уснуть.
  Однако, утро вечера мудренее. Поэтому, когда я проснулась ближе к обеду следующего дня, то поняла, что весь мой ночной план шит белыми нитками, потому что я совершенно не представляла, где нахожусь, а заблудиться в лесу или попасть на корм какому-нибудь неизвестному местному животному в мои планы совершенно не входило.
  Очень скоро я поняла, что убежать отсюда я просто не в состоянии. Оказалось, что отсутствие охраны вполне объяснимо и оправдано, потому что она здесь совершенно не нужна, даже запертая дверь моей комнаты и то была завышенной мерой безопасности и охраняла скорее меня от самой себя.
  Все просто: весь дом с прилегающей территорией был окружен по периметру силовым полем, которое, кстати, заодно охраняло нас всех от страшных чудишь, которых я заметила только на второй день своего пребывания в этой тюрьме, видимо, в первый я была просто не в состоянии что-либо замечать и правильно анализировать обстановку. Эти звери очень походили на динозавров из фильма "Парк юрского периода", однако, откуда они взялись здесь, я даже не представляла.
   То, что дом окружает силовое поле, я поняла, когда та самая веснушчатая девушка решила забросить подальше огрызок от съеденного яблока. Далеко он не улетел, потому что по дороге поджарился. Девушка взвизгнула от неожиданности, а я так и вовсе впала в ступор, потому что поняла, что убежать отсюда так скоро как я планировала не смогу. Потом я решила узнать на сколько далеко расположено это поле, и какие у него границы. После ужина, я оставила несколько оливок и, когда по близости никого не было, стала их швырять из окна: они поджаривались примерно в пятнадцати - двадцати метрах от дома. Тогда я решила проверить высоту, которую оно покрывает. Оказалось, что оно покрывает дом и прилегающую территорию как купол. Позже я поняла почему: гигантские ящероподобные птицы с перепончатыми крыльями, (я совершенно не представляла, как они называются, но сама называла их птеродактилями) периодически пролетали над этим домом, и им ничего не стоило спуститься, ухватить человека за шиворот и унести, куда им заблагорассудится. Я не представала, что это за место, однако уж точно никогда бы не выбрала его для жизни или отдыха.
  Еще одним открытием было то, что мне оставили телевизор. Я нашла его случайно, когда начала разбираться в том, что лежит у меня в прикроватной тумбочке. Там я нашла пульт, который, как я уже знала по опыту, управляет компьютером. Быстро разобравшись с управлением, я поняла, что выйти с его помощью в сеть или выполнить какие-либо другие функции кроме просмотра телепередач я не смогу, поэтому просто стала просматривать каналы, чтобы услышать хоть что-нибудь, что пролило бы свет на то, что происходит. К тому же, я надеялась каким-то фантастическим образом узнать, что же случилось с Максимом и близкими мне людьми. Однако меня постигло разочарование: какие-то не знакомые люди строили дурацкие предположения, и никто ничего не знал наверняка.
  И вот, по истечение трех дней моего пребывания в полной изоляции, я, наконец, узнаю, что там творится! Я с трудом сдерживала волнение и была очень рада, что успела довольно прилично выучить их язык и теперь смогу понять практически каждое слово, сказанное ведущим канала, заблаговременно включенного мной.
  
  - Дорогие зрители, сегодня, наконец, нам объяснят, что за странные события происходят в Олимпе. Прошло уже три дня с тех пор, как было объявлено о кончине Императора, однако на территорию дворца до сих пор никого не пускают. Полный информационный вакуум уже начинает тревожить умы людей. Различные предположения и умозаключения ведущих экспертов лишь усугубляют ситуацию.
  Больше всего нас удивляет то, что люди до сих пор не знают, как именно умер Император. Это особенно странно, потому что до этого никаких тревожных сообщений о здоровье его величества в средства массовой информации не поступало.
  Стоит отметить, что по многовековой традиции, объявление имени преемника трона происходит именно по истечении трех дней со смерти Императора.
  Что нам расскажут сегодня представители Олимпа и кого Император выбрал своим преемником : Георгия или Васса? Обо всем этом мы узнаем именно сейчас на конференции, назначенной ровно на три часа дня.
  После этих слов, репортер исчезла с экрана телевизора. Вместо нее на экране показалась приемная зала Императорского дворца. Трон и восемь стульев членов совета пока пустовали. Пауза затягивалась.
  И вот, парадная дверь приемного зала открылась, и на пороге показался придворный глашатай.
  - Императорский совет пяти островов Запретного города:
  Лорд хранитель Олимпийских островов Гаррон из рода Галлинов,
  Лорд хранитель Лунных островов Арслан из рода Ближних,
  Леди хранительница Орлиного острова Маргарита из рода Хансенов,
  Лорд хранитель Итилионовых островов Хоу из рода Пинов,
  Леди хранительница Весенних островов Юлиана из рода Канкавов,
  Лорд казначей Марион из рода Гравари,
  Леди Хранительница знаний Анна из рода Ортисов.
  В зале тут же поднялся шепот, потому что все заметили, что место лорда протектора Марка из рода Гриффинов пустует.
  Когда все уселись, Лорд хранитель Олимпийских островов встал и заговорил.
  - Дамы и господа, как ни прискорбно это заявить, в нашей стране настали тяжелые времена. Люди, которым мы все верили, оказались предателями. Император погиб от рук собственных племянников.
  В зале воцарилась мертвая тишина, а потом как по мановению волшебной палочки заговорили все разом. Лорд хранитель поднял руку и призвал всех к молчанию. Не сразу, но люди угомонились. На их лицах читалось недоверчивое упрямство.
  - Император умер от укуса осы, у него имелась сильная аллергия на укус этого насекомого. В результате у него случился анафилактический шок. Врачи уже были не в состоянии что-то сделать.
  - Тогда причем тут принцы Васса и Георгий? - Раздался возмущенный голос из зала, где собрались представители высшего общества и журналисты.
  - Попрошу не перебивать меня. Вы все узнаете. Итак, по порядку. Покушение произошло поздним вечером, когда эти насекомые уже спят. - Это было первым, что навело нас на мысль об убийстве. Позже целители установили, что все внутренние органы Императора были страшно деформированы. Подобное возможно только при введении в организм особого яда, который уже несколько столетий запрещен в Запретном городе. Исследования, проведенные над пойманной осой, показали, что она была создана путем генных мутаций. Как вы знаете, исследования в этой области были запрещены несколько тысячелетий назад.
  Мы установили, что исполнителем покушения был лакей Павел из рода Факеев. Сразу после того, как он выпустил осу, он выбросился из окна, где происходило заседание совета. Предвосхищая ваши вопросы, я отвечу: Да, мы все в это время находились рядом и ничего не могли поделать. - Тут голос изменил ему. - Император умер на наших руках. - Ему понадобилось некоторое время, чтобы собраться и продолжить. - Тайна гибели Императора так и осталась бы не раскрытой, если бы не лорд-командующий северных врат Ивар из рода Такишей. Вы все хорошо его знаете и любите, потому что именно он за последние десять лет учредил фонд помощи обездоленным людям, каждый год проводит бал дебютанток и благотворительные вечера, финансирует различные исследования, а также стоит на страже Запретного города.
  Именно он за месяц до сегодняшних событий настоял на том, чтобы установить внутри дворца усовершенствованную систему наблюдения. Она еще только проходит тестовый период, и никто о ней до недавних событий не знал, именно благодаря этим наблюдениям мы и узнали, кто дал коробочку, в которой лакей принес насекомое, и которую мы позже нашли у него в кармане. - После трагической паузы он произнес. - Это был Васса. - В зале опять загудели, но уже гораздо тише.
  - Вы сами можете это увидеть прямо сейчас.
  Он кивнул куда-то вбок и прямо перед аудиторией вырос большой галограмный экран. Люди затаив дыхание смотрели, как принц Васса дает лакею какую-то коробочку и что-то шепчет на ухо. Лакей в это время стоит к камере полу боком и выражение его лица понять не возможно.
  - Вот та коробочка. - И он продемонстрировал ее аудитории. - Через несколько часов после этой встречи Императора не стало. - После недолгой паузы он продолжил. - Благодаря Ивару из рода Такишей, информация о заказчике оказалась у нас в руках в кратчайшие сроки. Васса задержали и допросили. Он сознался во всем. Также он рассказал, что придумал план по убийству Императора совместно с принцем Георгием. Им обоим надоело ждать, когда власть перейдет к ним.
  - Но зачем Вассу этим заниматься? Император ведь выбрал своим преемником Георгия!
  - Именно! Он знал это и задумал ужасное: братоубийство! - По лицам присутствующих было понятно, что в это мгновение они испытывают шок. - Не пускаясь в подробности, скажу лишь, что Васса оказался страшным человеком, никогда ни в ком прежде я не встречал столько лицемерия, злобы и жажды власти. - Последнее он произнес совершенно без эмоционально, даже можно сказать с трудом и болью в голосе. - Смотрите сами.
  Вновь засветился галограмный экран и перед зрителями возник сидящий за столом Васса. Вид у него был совсем убитый, он смотрел на свои сцепленные пальцы и без эмоционально подтверждал все то, о чем прежде поведал лорд хранитель.
  В зале висела все та же полная тишина. Наконец какая-то девушка спросила:
  - А где же принц Георгий?
  - К сожалению, он бежал. Ему помог страж первого уровня северных врат Максим из рода Гриффинов, которому совсем недавно была оказана великая честь быть переведенным в личную гвардию Императора. Они вдвоем гнйтродтзовали четырех солдат и исчезли.
  - Из рода Гриффинов? - На выдохе произнес кто-то.
  - Да, лорд протектор Марк тоже бежал. Это был крупномасштабный заговор. Для нас остается загадкой, что побудило этих людей к подобным действиям, но ведется расследование, и мы скоро все узнаем. Все, о чем станет известно в течении следствия, станет достоянием гласности.
  - А как же Император? Кто станет следующим Императором? - Задала интересовавший всех вопрос симпатичная белокурая женщина.
  - Думаю, в сложившейся ситуации будет вполне закономерно, если мы отложим принятие этого решения на две недели. Мы знаем, что для страны и один день это слишком большой срок... Но нам нужно многое обдумать... Однако, несколько важных решений мы все же приняли: Так как Лорд протектор Марк из рода Гриффинов обвиняется в государственной измене и его исчезновение ярко свидетельствует об этом, решением совета он освобождается от занимаемой должности. - В зале тут же поднялся шум, но лорд хранитель поднял руку, и все затихли.
  - Сложные времена требуют быстрых и решительных действий. - Он помолчал еще немного и продолжил. - Все мы знаем, что именно сейчас страна не может оставаться без сильного защитника, поэтому решением совета за заслуги перед Запретным городом лордом протектором провозглашается Лорд Ивар из рода Такишей. - Оглянувшись, и найдя взглядом того, кого он искал, лорд хранитель Олимпийских островов проговорил. - Прошу вас, лорд Такиш, подойдите сюда.
  Люди в зале были сбиты с толку всеми теми событиями, которые разворачивались перед ними, и реагировали очень неоднозначно: кто-то открыто возмущался, кто-то что-то сосредоточенно бормотал себе под нос, кто-то просто морщился и старался понять масштаб того, что сегодня происходит, а кто-то начал аплодировать.
  Не обращая на общий переполох никакого внимания, лорд Такиш вышел из-за спин собравшихся людей, прошел по проходу, встал напротив лордов хранителей на одно колено и склонил голову.
  Когда до людей наконец дошло, что в действительности сейчас происходит, то все встали. В это время вошел лакей с красной бархатной подушечкой, на которой лежало ожерелье из солнц, на конце которого висел кулон виде щита и меча. Лорд хранитель Олимпийских островов Гаррон из рода Галлинов подошел к лорду Такишу почти вплотную, а все остальные члены совета встали вокруг них, образовывая широкий круг.
  - Лорд Ивар из рода Такишей. От имени Императорского совета пяти островов Запретного города, я возлагаю на вас обязанности защитника нашего государства. - При этих словах лорд хранитель как-то странно поперхнулся, но продолжал. - Теперь вы стоите на страже всего Запретного города и провозглашаетесь Лордом-протектором Запретного города.
  - Клянусь, что оправдаю оказанное мне доверие, буду повиноваться законам государства моего, чтить народ живущий в нем и принятые государством решения. Клянусь, что встану на защиту народа Запретного города и сделаю все, чтобы его безопасность была бесспорной. Клянусь не допускать нарушения законов государства моего и прав людей живущих в нем. - Голос Такиша звенел от искренности и осознания каждого произнесенного слова. Каждый, кто сидел сейчас в зале и перед экранами телевизоров проникся к нему искренней симпатией. Лица членов совета стоявших в кругу были сосредоточены и ничего не выражали.
  В наступившей после этих слов тишине лорд хранитель надел лорду Такишу золотую цепь, и он вошел в круг совета.
  В зале раздались аплодисменты. Отнюдь не все были согласны со столь скоропалительными решениями, но подвергнуть совет открытой критике никто не решился.
  - Мы знаем, что у вас еще есть множество вопросов, однако на сегодня мы вынуждены откланяться. - Проговорил лорд протектор Олимпийских островов. - Однако, вы сможете задать все интересующие вас вопросы завтра. Ваш новый лорд-протектор Ивар из рода Такишей с удовольствием на них ответит в этом же зале в десять часов утра. Спасибо вам за внимание.
  Несмотря на поднявшийся в зале шум, члены совета встали и покинули собравшихся.
  
  
  Глава 32 Сюрреалистическая реальность.
  
  Лорд, теперь уже протектор, Такиш был полностью удовлетворен тем, что произошло сегодня на пресс-конференции. Все прошло даже лучше, чем он предполагал. Члены совета даже не думали сопротивляться и напряжение, которое он все это время испытывал, наконец начинало его отпускать.
   Сразу после пресс-конференции все члены совета прошли в зал, где у их уже ожидали напитки и закуски. Лорд Такиш взял бокал шампанского и пригласил всех разделить его маленькую победу.
  - Я благодарен вам за ваше самообладание и очень рад, что вы сделали правильный выбор. Обещаю, вы не пожалеете о том, что приняли мои условия.
  После того, как члены совета неохотно выпили за этот тост, лорд Такиш добавил:
  - Однако, впереди у нас еще очень много работы и я очень рассчитываю на ваше дальнейшее сотрудничество. Можете не сомневаться, что как только я достигну своей цели, то уберу дамоклов меч, который вынужден держать в своих руках... А теперь попрошу меня извинить, дела не ждут.
  После чего он вышел из зала, где оставил лордов и леди совета. Там их еще ожидал праздничный ужин и развлекательная программа. Однако, он был почти уверен, что ни один из них не почтит это мероприятие своим присутствием.
   Далее он набрал зашифрованный номер телефона и произнес только одно слово.
  - Отбой.
  На другом конце провода были явно не довольны, но это его не волновало, в ответ он лишь рявкнул:
  - Я сказал, отбой!
  Этот ученый начинал его уже порядком раздражать. Сегодня ему предстояло еще одно важное дело, и он спешил с ним разделаться. Такиш очень надеялся, что Алиса все видела и ему не придется ей все объяснять и пересказывать. Он до сих пор не знал, что она знает и чему поверит, поэтому стоило рискнуть и перетащить ее на свою сторону. Воспользовавшись открытым специально для него пространственным туннелем, он в считанные секунды оказался в охотничьем домике, специально построенном и оборудованном для подобных целей.
  С конца конференции прошло не более часа, а он уже входил в комнату, которая находилась в доме за несколько тысяч километров от Олимпа. Когда он вошел, то увидел, что она лежит поверх застланной кровати с остекленевшими глазами. В первое мгновение он испугался: не случилось ли с ней чего. Но она повернула голову и посмотрела на него в упор. Глаза перестали напоминать стеклянные шарики и приобрели осмысленное выражение. Потом она резко села и стрельнула в него глазами. Молчание буквально пронизало воздух нитями недоверия и ненависти. Наконец, она встала, подошла к окну и, глядя на зелень деревьев перед собой, произнесла:
  - Зачем я здесь нахожусь?
  Ивар никак не ожидал, что звук ее голоса наполнит его таким облегчением. Почему-то ему казалось, что, если она сейчас не заговорит, то комната воспламенится. "Глупость какая." Он взял себя в руки и ответил вопросом н