Цыганков Эдуард Николаевич: другие произведения.

Коммуникатор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


Коммуникатор

Эдуард Цыганков

Часть 1

Слайдер

   - Куда сначала?
   Сергей движением головы указал направление. Мы направились к перекрестку.
   - Там целых три разных салона. Если ничего не найдешь, пойдем к метро, там еще парочка есть. Ну, а потом можно в центр. Торопиться нам особо некуда, работа все равно будет только после двух.
   Мы, не торопясь, пошли. Сергей согласился стать сегодня моим проводником. В принципе, я уже определился, что именно хочу купить, но поскольку в городе пока ориентировался слабо, то попросил его помочь. Серега не мог не согласиться. Да и кто из мужиков откажет, если у него появляется возможность показать свою компетентность, даже если он ничего не смыслит в том, что у него спрашивают.
   Итак, я сегодня покупаю новый телефон. Давно уже пора было сменить свой непрезентабельный "Семен" на что-то более греющее душу. Для себя я решил, что это обязательно должен быть слайдер (ну хочется мне!), имеющий определенные функции. Какие? Нужные мне! Я, прежде всего, за функциональность, в том смысле, что мне надо только то, что собираюсь использовать.
   Я толкнул дверь первого салона. Пропиликал электронный сигнал, не позволяющий вам ускользнуть от назойливого внимания сотрудников. Удивительно, насколько противными иногда бывают эти "звоночки". Как у работников крыша не едет за день?
   Мы получили в свое полное распоряжение внимание одного из продавцов. Мои требования по цене, форм-фактору и функциональности сразу ограничили выбор до трех моделей разных фирм. С этого момента мучиться предстояло только мне, Сереге же и консультанту досталась роль мудрых советчиков, больше мешающих, чем помогающих.
   После десяти минут бессмысленных разговоров и перечисления достоинств и недостатков каждой модели, я понял, что мне нужен свежий воздух и смена обстановки. Когда мы вышли на улицу и отправились к следующему магазинчику, в голове было больше вопросов, чем ответов,
   Новое испытание: другой консультант, который точно знает, что мне нужно.
   - Только "Nokia", даже не думайте! По функциональности он однозначно превосходит все, что вы можете купить за эти деньги. Смотрите, камера у него лучше, звучание чище и громче, карта идет в комплекте.
   - Да, но у "Самсунга" память внутренняя есть, а слот остается свободным. Значит, у меня общая память будет больше, - конечно же, я не звучал столь же убедительно, как этот нокиевский идолопоклонник.
   Мое замечание задело его за живое, и "доктор, мы его потеряли". Как же, я посмел усомниться в его мнении. Переглянувшись с Сергеем, мы поняли, что пора переместиться в другое место.
   В следующем магазине меня ожидало испытание. Выслушав нас, консультант движением фокусника достал из витрины "Семена", раскладушку-обмылок, которая стоила на треть дешевле при той же функциональности. Я понял, что стал заложником имиджа, когда поймал себя на мысли, что готов переплатить, лишь бы не стать очередным владельцем надоевших уже раскладушек.
   Дело в том, что мне хочется думать о себе только хорошее, и мысль о том, что я нет-нет, но хочу рисануться, просто непереносима. Чего уж там, я давно уже мечтаю о том, как эффектно будет выглядеть новенький, разрекламированный слайдер, когда я достану его в "Гринпабе". Я уже предвкушал интерес в глазах и... Мда, неприятно осознавать, но такое вот я мелко плавающее существо.
   Когда мы двинулись дальше по маршруту, я уже чувствовал себя усталым и неуверенным. Черт, я же всего-навсего выбираю телефон, а не жену! И когда я успел дойти до этого состояния, что такие мелочи стали влиять на мое настроение и даже на самооценку.
   Не имеет смысла описывать дальнейшие мытарства. Скажу лишь, что примерно в десятом по счету магазине, уже в центре, я окончательно сделал свой выбор и стал обладателем черного имиджевого слайдера.
   - Ну и что, где обмываем обновку? - спросил Серега, когда мы вышли на Невский.
   - Я, пожалуй, не буду оригинальничать. Боулинг пойдет?
   - Спрашиваешь! Значит, сегодня после работы?
   - Да, сразу. Часов в восемь-девять.
   Мы вошли в метро. До работы всего минут пятнадцать, которые ушли на обследование новичка. Игрушка была хороша со всех сторон. Настроение медленно, но верно поднималось. Когда же мы, наконец, добрались до объекта, я полностью удовлетворил свое эго, когда все присутствующие по очереди подержали, пооткрывали, понажимали и повосхищались.
   Домой я возвращался поздно. Удивительное дело, но я чувствовал себя довольным, воображение приятно будоражили какие-то неясные ожидания и мечты. Голос внутри предостерегающе шипел, но слушать его не хотелось. Сейчас депрессия отступила, и какая разница, что стало причиной этого. Да, пусть даже и телефон. Я не удержался и вновь нащупал на поясе новенькую сумку-кобуру с телефоном внутри.
   Скорее по привычке, я попытался договориться с внутренним голосом. "Все равно, это пройдет через пару дней. Да, я знаю, что мне станет только хуже от того, что я поддался и купился на внешнее. Но должно же быть хоть что-то, хоть какая-то разрядка". Разрядка шопингом, в принципе, была не нова для меня. Пару лет назад я плотно сидел на этой фигне. Денег тогда было много, и я начал приобретать "дорогие привычки", как выразился один из моих друзей. Так и началась моя "шопинг-терапия".
   Вообще-то это была не единственная зависимость, с помощью которой я глушил многочисленные стрессы, просто она казалась мне самой безобидной. Сначала бессознательно, а затем осознанно, я все чаще стал после каждой неудачи на работе или в личной жизни опустошать свой кошелек в магазинах. Я покупал, как мне казалось, нужные вещи. Хотя давно уже понял, что мне нужен сам процесс; что-то магическое было в этом обмене дензнаков на барахло.
   Увы, последние полгода я был лишен этой маленькой радости. Финансово я был в полном дауне. Пришлось сменить место жительство и работу, которая хоть и приносила неплохие деньги, но не шла ни в какое сравнение с тем, что я имел раньше.
   Да-да, именно так я себя и загоняю в депрессию. Беру что-то приятно волнующее, добираюсь до причины радости и доказываю себе, что радоваться особо нечему. Я лишь раб своих зависимостей. Боже, иногда я завидую этим туповатым позитивщикам. Хорошо пожрал, произвел впечатление, потрахался, выспался, а потом учить менее удачливых смыслу жизни с неизменным стремлением показать свое превосходство. Порой так хочется вступить в их ряды, плыть по течению, радоваться примитивным удовольствиям, а главное, не иметь этого голоса в голове.
   Итак, я вынес приговор своей мелочности, но телефон продолжал меня радовать, потому что он нес заряд той недолгой радости, связанной с покупкой.
   Прошло три дня, и я - пассажир Российских Железных Дорог. Завтра - родной город, по которому я не соскучился. Но хотелось увидеть несколько знакомых лиц, посидеть в знакомой прокуренной обстановке любимого бара. А еще... Увидеть ее, ту, к которой испытывал чувства. Я пока не разобрался, что это и насколько серьезно. Но в каком-то там чипе моего черного слайдера хранился ее номер телефона, связанный с ее "звони, как будешь в городе". Смотрю в окно и глупо улыбаюсь пролетающим мимо столбам...
   Это было делом получаса обзвонить всех друзей, проорать: "Я в городе! Сегодня вечером в "Гринпабе"! Забросить шмотки, ванна после дороги, я готов! Встречай меня родной город!
   Мне так не терпелось увидеть друзей, что к месту встречи я почти бежал. Толкнув дверь в бар, я на секунду замер. Знакомая атмосфера подействовала на меня не совсем так, как я ожидал. Боже, как я мог проводить каждый вечер в этом гадюшнике? Я обвел глазами унылый интерьер, украшенный типичной публикой. Ага! А вот и знакомые лица! Рукопожатия, "как жизнь?", новости, пиво, сигареты, смех... Я дома.
   Всех, конечно же, интересовали подробности моей поездки. Я был нетороплив, смакуя внимание, подчеркивая детали, чтобы как можно дольше оставаться в центре внимания. Посреди разговора закричал мой "Pain+Prodigy", я достал мобильник, уже предвкушая...
   О, да! Не успел я закончить разговор, как со всех сторон посыпались вопросы о НЕМ, ох, как же я ждал этого! Телефон пошел по кругу, его бесконечно открывали и закрывали, нажимали кнопочки, качали головами. Это был ритуал.
   Мы живем в очень религиозное время. Миллионы людей поклоняются мобильникам, приставкам, камерам и другим гаджетам. Им посвящают полосы в центральных газетах, о них говорят по ТВ, выходят даже журналы, которые наполнены "жизненно важным" Евангелием, описывающим технические характеристики новых идолов. Так не поклонялись даже во времена Христа. Люди ложатся спать с мыслями "разбогатею-куплю". И сегодня я в капище, сегодня я - жрец, я принес благую весть. Мы - фанатичные последователи, находящиеся в экстатическом поклонении. Тошнит, блядь...
   На следующее утро, проспавшись, я позвонил ей. Она была благосклонна и согласилась на встречу. Мы гуляли по городу, погода была мерзкая: холод и ветер. Но, уже через несколько минут, я забыл о том, что меня окружают унылые чудеса советской архитектуры, о грязи под ногами, о ветре, обжигающем лицо. Я был погружен в Ощущения, ощущения близости с ней. Мы шли и говорили, говорили до одури, и я понял, что не ошибся в чувствах. Она была нужна мне, именно она.
   Я проводил её до дома и, окрыленный понесся к себе. На полпути я понял, что не смогу усидеть дома, когда новые ощущения так и распирали меня изнутри. Куда идти? Конечно, всё туда же... В знакомую до боли, точнее до рези в глазах прокуренную обстановку. В "Гринпабе" было душновато, но дождь и ветер уже достали. Я прошелся между столиками, убедился, что знакомых нет, и немного расстроился. Са-а-амую малость. Потому что... Если мне, кто и нужен был сегодня, так только для того, чтобы поделиться радостью. Стоп! А стоит ли? Я же еще до конца не уверен, как она относится ко мне.
   К черту мысли! Я подошел к стойке, заказал пива, поулыбался барменшам и выбрал себе знакомый столик. Сигарету в зубы, я вытянул мобильник, раскрыл его со щелчком (дома тренировался!) и краем глаза посмотрел, обратил ли кто внимание на моего любимца. Я сделал пару звонков и получил заверения, что в ближайшее время мне составят компанию. Довольный я вытянул ноги под столом и стал рассматривать публику.
   Парочка за соседним столиком. Она пытается послушать музыку на его телефоне, несмотря на то, что в зале шквал децибелов музыки и голосов, пытающихся эту самую музыку переорать. В углу рядом компания, возбужденно обсуждающая последнюю модель телефона. По всему залу то и дело зажигаются экранчики, люди достают мобильники из сумок и карманов, выкладывая их на стол. Самоутверждение, демонстрация статуса, тщеславие. Боже, и я тоже часть этого балагана!
   Пришел друг. Если можно назвать это приходом. Даже раздеваясь, он не переставал что-то набирать на клавиатуре мобильника. У моего товарища серьезная болезнь, иногда я думаю, что это смертельно. Он умрет от судорог большого пальца правой руки. Его болезнь называется "СМС-чат". Чтобы было понятно, скажу лишь, что, как-то раз, он зашел в гости ко мне почти на три часа, минут пять из которых он честно потратил на общение со мной. Все остальное время было посвящено собеседникам невидимым. Даже курить мы выходили молча, потому что он даже на секунду не мог оставить свою игрушку. После четвертой такой сигареты, я сказал что-то вроде: "Если ты ко мне, то и общайся со мной. А если к своему мобильнику, то вали отсюда". Да-да, знаю, что грубо, знаю, что чересчур... По другому не получается просто. Он обиделся, конечно же, люди вообще имеют странную тенденцию обижаться на слова больше, чем на свои действия, вызывающие такие слова.
   Но сегодня я был рад любой компании. Я болтал всякую чушь, все больше распаляясь по мере прибытия остальных друзей. Я понимал, что уже вызываю нездоровые подозрения, а остановиться не мог. Ближайшее время им придется мириться с таким моим состоянием.
   Прошло почти два месяца. Мы встречались чаще, и я влюблялся больше. Всё отошло на второй план. Мы говорили по телефону часами, я озолотил своего оператора, а мобильник из идола превратился в связующую нить. Он стал драгоценным, потому что дарил мне возможность услышать ее нежный голос в любое время. Я высаживал его батарею и копейки на счету ради того, чтобы насытиться любимым голосом. В голове жили мечты, они уже были не просто фантазиями, они стали моей второй реальностью.
   И вот, наконец-то! Мне дали шанс показать себя. Она согласилась на ужин дома. Только она и я. Я приготовил все: свечи, шампанское и все то, что обычно ассоциируется со словосочетанием "романтический ужин". Мы обсуждали детали, я был счастлив, как ребенок. Я считал часы и минуты до заветной минуты.
   Сегодня. "Привет, любимая". "Привет" - перемены в голосе. "Что-то не так?" "Мы не сможем встретиться". "Что случилось?" "Приедет мой бывший". Пауза. "Пойми, он убьет тебя, если застанет нас вместе". "Но я все равно..." "Не надо, я не хочу, еще созвонимся". Вызов закончен. Я тупо смотрю в экран мобильника. "Продолжительность разговора 2:10 минуты". Экран гаснет, а с ним и мое сознание.
   На часах 11:32, я дома, в кресле, тупо пялюсь в стену. Мобильник, лежащий на журнальном столике, ожил, засветился, зажужжал, заиграл знакомую мелодию. Она позвонила, чтобы узнать, как я, но осторожно, так, чтобы сидящий рядом не догадался... Он был рядом с ней, а не я... Он пил с ней шампанское и мартини... А мне достались осторожные слова. Она сказала, что позвонит завтра. Поняла по голосу, что со мной далеко не все нормально, хотя я и сказал, что это так. Но ей нельзя сегодня подробнее расспрашивать меня, потому что сегодня он ночует у нее, потому что он будет гладить и целовать её, потому что он разденет её, потому что...
   Я резко очнулся от болезненного наваждения, связь прервалась. Я один. Все мое существо отчаянно цеплялось за секунды истекающего времени, но они все равно истекли. Отбой. Я опустил руку, сжимающую мой новенький черный слайдер. Я не мог разжать пальцы. Я смотрел на свою ладонь. Моя нить Ариадны подвела меня, она не вывела меня из лабиринта, она просто оборвалась. Я смотрел на телефон и вспоминал каждую секунду счастья, которую я пережил, когда держал его у своего уха. Я волновался каждый раз, когда брал его в руки, чтобы набрать заветный номер. Он приносил мне радость, когда выдавал знакомый рингтон, а на экране появлялось фото любимой. Боже, как же я был счастлив в эти секунды! Я снова бросил взгляд на любимую игрушку. Изящный черный слайдер, он больше не светился, он не показывал ее лицо, он не говорил ее голосом. Теперь он умер, мой идол мертв, и как же я ненавижу его за это.
   Ненависть пропитала мое существо, она протекла в каждую складку души, горечь захлестнула меня и выплеснулась на маленький черный предмет, на свидетеля моего несчастья. Вдруг стало тяжело дышать, воздух обрел вязкость. Ненавижу! Я изо всех сил сдавил слайдер, неторопливо поднял руку и запустил его в противоположную стену со всей силой ненависти, выкрасившей мою внутренность в черный цвет. Мобильник с глухим звуком ударился в стену, разлетевшись на две части. Но надежная корейская сборка не позволила мне получить полное удовлетворение от убийства. Я неторопливо встал, подошел к останкам того, что когда-то несло мне радость. Удар каблуком пришелся в экран, который превратился в стеклянное крошево. Я топтал свой мобильник как омерзительное насекомое, ядовитое и опасное, я получал удовольствие от вида разлетающихся высокотехнологичных кишок, от хруста под ногами. Через несколько минут топтать было нечего, и я запнул остатки под стол.
   Я подошел к креслу и просто рухнул в него. Я устал. Сегодня я сделал важную работу. Я убил своего идола.

Часть 2.

Новинка

   Дмитрий посмотрел на часы. До конца рабочего дня оставалось меньше двух часов. Напарник ушел пораньше. Клиентов почти совсем не было, а у него сегодня была годовщина свадьбы, поэтому он отпросился у шефа. Дмитрий улыбнулся про себя: "Надо же, они уже 2 года, как поженились". Он вспомнил, как счастливы были Антон и Светлана, как они готовились к свадьбе. Конечно же, все у них было, как обычно, все, как у всех. Но не для них, разумеется, для них это было что-то особенное. Каждая мелочь была волшебной: шампанское во Дворце Бракосочетания, вальс, белый лимузин, бесконечные поздравления со всех сторон...
   Резкий наплыв головной боли напомнил о бессонной ночи. Мысли Дмитрия плавно сменили направление, и он вспомнил свою свадьбу. Неужели прошло 9 лет? Тот солнечный и теплый день, хотя был март, и снег сошел еще не везде, нельзя забыть. Он вспомнил, как его друг буквально украл их со свадьбы и увез в лес, чтобы они могли просто побыть вдвоем. Молодые и красивые - она в белоснежном подвенечном платье, он в строгом смокинге, - они шли вдвоем вдоль дороги, глядя друг на друга. В ее руках был огромный букет красных тюльпанов. Он подхватил ее на руки и заглянул в глаза. Как она была красива в тот день, безумно красива. Он готов был раствориться в ее глазах. Друг успел поймать этот момент, и у них осталась трогательная фотография. Почти все, кому она попадала в руки, на секунду замирали в восторге, потому что изображение буквально излучало ауру какого-то неземного счастья. Дмитрий купил электронный альбом, и первое, что видели гости, которым он предлагал посмотреть фотографии, - это плавное появление из дымки той самой молодой и самой прекрасной пары. Дымка медленно рассеивалась, звучало романтическое вступление, и начиналось слайд-шоу, иногда перемежающееся короткими видео-фрагментами. Дмитрий на секунду почувствовал, как что-то подступило к горлу, но тут же стряхнул с себя эту минутную слабость. Маленькая серебристая коробочка свадебного альбома давно пылилась на стеллаже.
   Он вспомнил, как впервые увидел свою будущую супругу. Красное платье в толпе, которое бросилось в глаза... Лишь на секунду их глаза встретились, но Дмитрий сразу понял, что если не она, то уже никто и никогда... Он так никогда и не смог передать словами всех своих чувств к ней. А ведь надо было только...
   Плавные переливы звонка предупредили его, что в торговый зал кто-то зашел. Дмитрий, неохотно встал, чтобы посмотреть, кого к нему занесло. Прикрыв за собой дверь небольшого склада, он увидел, что в магазин зашла девушка. Невысокая, с длинными белыми волосами, она была очень стильно одета. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что перед ним потенциальный клиент. И клиент хороший.
   - Здравствуйте. Чем я могу вам помочь? - голос Дмитрия звучал дружелюбно.
   Она обрадовано улыбнулась.
   - Да. Я хотела присмотреть себе коммуникатор.
   Она стала рыться в сумочке, а затем извлекла на свет тонкий платиновый браслет. "Ого", - удивился Дмитрий, - "А девушка со вкусом". Не сказать, чтобы DS-32 был самой последней моделью, но еще год назад он был абсолютной топ-моделью, доступной не многим.
   - Я вижу у вас отличный вкус. Ограниченное издание в платиновом исполнении. Даже мне не приходилось держать такое в руках.
   - Спасибо. Мне ее муж подарил в прошлом году.
   - Не говорите мне, что он сломался. Такие вещи невозможно сломать. Это совершенство.
   - Да, нет, что вы. Он отлично работает. Просто... Как бы вам это объяснить... Он не совсем соответствует моему стилю. Вот. - Девушка смущенно взглянула на Дмитрия, но, встретив доброжелательный и понимающий взгляд, улыбнулась.
   "Как же ей идет эта улыбка", - мелькнуло в голове Дмитрия.
   - И вы...
   - И я решила, что подберу что-нибудь поновее и помоднее. Подруга рекомендовала ваш магазин, она сказала, что у вас лучший выбор новинок в городе.
   - И она абсолютно права! Только сегодня у нас было поступление трех новых моделей от "КомЛинка". Это что-то! Вы позволите продемонстрировать?
   Дмитрий отодвинул кресло, чтобы девушке было удобнее сесть за столик. Через пару секунд он положил перед девушкой коробку с TC-2020. Быстро распаковав, он выложил на прозрачную поверхность стола содержимое коробки.
   - Ни одного экземпляра этой модели еще не было продано в нашем городе. Мы первые, кто привез этот коммуникатор, и официальная презентация гаджета состоится только через неделю. Вещь абсолютно стильная.
   Девушка с любопытством рассматривала россыпь маленьких блестящих штучек, лежащих перед ней.
   - Ааа... - с вопросительной интонацией протянула она.
   Дмитрий подхватил:
   - Присаживайтесь удобней, я подробно объясню. Итак, перед вами новейший и уникальнейший коммуникатор TC-2020. Я не буду останавливаться на технических характеристиках, но поверьте мне на слово, они превосходят то, что может ваш коммуникатор, и превосходят значительно. Давайте начнем с главного блока. Вы видите этот плоский прозрачный прямоугольник? Это чудо - последнее слово техники. Обратите внимание на то, как он эластичен и очень тонок. Вы можете закрепить его на любой части тела, хотя руки будут предпочтительней...
   Девушка невольно рассмеялась в ответ на шутку. Она абсолютно не была зажата. Дмитрий продолжил:
   - Мы выбираем нужное нам место и, при помощи прилагаемого устройства, прижимаем основной блок к руке. - С этими словами, он взял руку девушки в свою и приложил к ее запястью прямоугольник. Она чуть напряглась, но руку не отняла. - Блок буквально вживляется в кожу, вы не будете его чувствовать, он не боится ударов, воды, пыли. Его особая конструкция позволяет вашей коже функционировать как обычно. Что само по себе удивительно. Разумеется, ему не требуются батарейки. Но что он делает?
   Дмитрий вытянул вперед левую руку и вслух сказал:
   - Включение.
   На его запястье засветился прямоугольник коммуникатора. Глаза девушки широко раскрылись.
   - Нам дали один демонстрационный экземпляр, и я нагло воспользовался служебным положением, - с улыбкой пояснил Дмитрий.
   На экране на руке проносилась панорама, снятая на Марсе. Дмитрий обожал эту планету и всегда следил за всеми новостями с поверхности. Два года назад там открылась вторая станция, и Дмитрий знал наизусть имена всех двадцати трех поселенцев. Отважные люди, он всегда уважал их и немного завидовал. Но он был относительно молод и надеялся, что рано или поздно и ему удастся совершить свой полет.
   Слегка коснувшись экрана, Дмитрий вызвал основное меню коммуникатора.
   - Вы можете вызывать абонента голосом, либо выбрав его вручную из личного списка или из Всемирной Справочной Службы.
   После пары касаний на экране появилась клавиатура.
   - Понятно, что ручной набор до сих пор является удобной и порой необходимой функцией.
   Дмитрий поверхностно пробежался по основным пунктам меню, на ходу объясняя преимущества последней версии операционки от "КомЛинка". Но он не старался сильно углубляться в детали, поскольку знал, что девушку интересует совсем не это. Он незаметно поглядывал на нее по ходу объяснения, чтобы убедиться, что не теряет ее внимания. Иногда их взгляды пересекались, и Дмитрий ощущал волну тепла, перекатывающуюся внутри.
   - Идем дальше. С основным блоком все понятно. Кстати, в комплект поставки входит специальная програмулина, которая может имитировать татуировки, стразы и вообще любое изображение, которое вам захочется. Я опробовал, рекомендую. А теперь давайте приступим к сережкам.
   - Сережкам? - переспросила девушка.
   - Именно сережкам. Дизайн от Энрико. Не думаю, что вам нужно объяснять, что это означает.
   Он извлек из бархатистого футляра пару сережек. Небольшие, но очень стильные и эффектные, они сразу привлекали внимание. Девушка невольно протянула к ним руку. Дима с готовностью вложил серьги в ее ладошку.
   - Какая прелесть, - восторженно прошептала она.
   - А вот и микрофон, - жестом фокусника Дмитрий извлек маленькую коробочку и открыл ее. - Обратите внимание, в этот раз вам предлагают самой выбрать, как вы хотите закреплять микрофон. Будет ли это пирсинг губы или языка, наклейка на зуб, или даже капсула, вживленная в губу или десну, - выбор только за вами.
   Дмитрий окинул девушку взглядом. Она с восторгом разглядывала новую игрушку. "Ну, вот и все", - облегченно подумал Дмитрий, - "Время спрашивать ее номер?". Вместо этого он решил оставить ей свой, на случай, если "у нее возникнут вопросы".
   Еще через полчаса он проводил ее стройную фигурку глазами. В душе шевельнулось что-то вроде сожаления. Целый час они провели вместе, пускай их и объединил лишь интерес к побрякушке. Но все-таки... Дмитрий вздохнул.
   До закрытия оставалось минут двадцать. Он закрыл изнутри дверь магазина, чтобы никто не вошел, и пошел на склад. Пора собираться домой. Домой. Слово неприятно отдалось в голове. Перед глазами, в который уже раз за сегодняшний день, стал прокручиваться вчерашний вечер. Их ссора с женой, безобразная ссора. С каждым разом становилось все хуже и хуже. В голове, которая и так трещала весь день, вдруг резко дала знать о себе боль. Виски сдавило, затылок буквально раскалывался.
   "Она так никогда и не простит мне", - с горечью подумал Дмитрий. Невозможно вернуть то, что произошло, а как хотелось бы. Всего лишь одна ошибка, но сколько последствий. "Голова, да что же такое с моей головой". Надо быстрее домой, и сразу же лечь спать. Дмитрий вспомнил, что забыл принять свои утренние лекарства, потому что проспал. Они скандалили с женой почти до четырех утра, а сегодня весь день он мучился от головной и душевной боли.
   Как же так получилось? Ведь они так любили друг друга. Но отношения медленно разрушались. Пришло время, когда домой стало просто неприятно возвращаться из-за звенящей тишины, из-за старательного игнорирования друг друга, из-за упреков во взглядах, из-за... Да мало ли почему еще.
   А потом появилась Она, с вкрадчивыми словами, всегда готовая пожалеть его. Казалось, она всегда была рядом в нужный момент. Она вскармливала его саможалость, внимательно выслушивала и всегда была на его стороне. И Дима поддался. До сих пор не укладывается в голове. Не понятно зачем. Просто в тот момент это казалось неизбежным. Было жаль себя, было желание досадить жене, было желание ощутить себя хоть на секунду любимым. А в результате пустота и брезгливое ощущение запачканности. Шокированные глаза жены, ее истеричные крики, ощущение вины, желание сбежать, первая за много лет сигарета... Дмитрий тяжело вздохнул. Прошло уже три года, но накал страстей так и не утих.
   Домой. Дмитрий вдруг ощутил тяжесть в ногах и сел на стул возле компьютера. Что-то соскользнуло со стола и упало на пол. Дмитрий посмотрел под ноги, на полу лежала коробка от его коммуникатора. Голова почему-то стала кружиться. "Не выспался", - подумал Дмитрий и с трудом наклонился за коробкой. Какая-то непостижимая слабость разлилась по всему его телу. Дмитрий всем телом съехал на пол и застыл полусидя-полулежа. Ни руки, ни ноги не слушались его. "Что это? Как? Что происходит?" Мысли неслись, как сумасшедшие, словно пытаясь компенсировать обездвиженность тела.
   "Это сейчас пройдет, - подумал он, - я просто очень устал". Он попытался поднять руку, чтобы опереться на стул и подняться, но рука лишь чуть шевельнулась. "Вот, черт! Что происходит?" И в самом деле, вся ситуация казалась каким-то странным сном: ты хочешь что-то сделать, но ничего не получается, потому что ты во сне. Он сделал еще одну безрезультатную попытку, и где-то внутри зашевелилась паника.
   "Спокойно. Мне просто надо пару минут передохнуть, и все будет в порядке". Он не мог принять более удобную позу, поэтому просто замер в том положении, в котором был, и закрыл глаза. Выждав немного, он открыл глаза. Яркий свет, какая-то нерезкость в глазах, шум в ушах. "Да что же это?". Голова стала сильно кружиться, и Дима ощутил, как что-то подступает к горлу. Он попытался наклониться, но не смог. Его вырвало прямо на рубашку. Еще и еще. Дима закрыл глаза, потому что головокружение, казалось, нарастало с каждой секундой. Стало чуть легче. Но тут же его захлестнул поток эмоций: отчаяние, бессилие, злоба и страх. Все перемешалось внутри. Дима заплакал.
   Вдруг, убийственно ясно в его голове застучал приговор. Лекарства, которые он забыл принять с утра. Врачи только недавно обнаружили, что у него очень высокое давление. Конечно же, никто не волнуется из-за этого в наши дни, надо лишь вовремя начать лечение. Пить лекарства и вести правильный образ жизни. "Это не может происходить со мной, только не со мной".
   "Надо позвать на помощь". И тут до Дмитрия дошло, что он запер дверь магазина, и никто не придет до утра.
   Мысли проносились одна за другой. "Жена, она будет искать меня". Но, вспомнив, что произошло, он понял, что она может подумать, что он решил переночевать у родителей или просто пошел куда-нибудь напиться. Они даже не помирились... "Боже, как глупо!"
   Он вдруг снова перенесся назад в тот счастливый год. Через несколько дней после свадьбы они отправились в свое путешествие. Дмитрий долго не думал, как они проведут свой медовый месяц, конечно же, только на дирижабле. Да, их золотой век давно канул в лету, но они неожиданно снова стали востребованными через сто лет. Диме было шестнадцать, когда он впервые увидел пассажирский цепеллин. Увиденное просто потрясло его. Серебристый гигант, пролетавший над ним, просто не мог уложиться в голове. Небесный левиафан был настолько огромен, что в голове просто не укладывалось, как он вообще мог подняться в воздух. Но в то же время в его неторопливом полете было что-то грациозное. Дмитрий перечитал все, что только мог о круизах по небу. И навсегда заболел дирижаблями.
   И, наконец, его мечта исполнилась: он с любимой женщиной, и небеса принадлежат только им. Конечно же, их молодая семья не могла позволить себе такое дорогое удовольствие, но родственники и друзья помогли им осуществить его мечту. Дима с женой облетели весь мир, останавливаясь во время перелета в самых интересных городах. И спускаясь на смотровую палубу, они могли часами проводить время, зачарованно провожая глазами...
   Боль резко вернула его к действительности. Рука, на которую он упал, давно занемела, но сил вытащить ее из-под тела не было. "Неужели, это будет так долго?" - подумал он. Ему казалось, что прошло несколько часов. Он еще раз попытался пошевелиться, но тело абсолютно не слушалось. "Надо лишь дождаться утра".
   Дима старался не открывать глаза, потому что боялся новых приступов рвоты и головокружения. Он вдруг услышал мелодию входящего сигнала коммуникатора. Он громко сказал "Алло!", но вырвался лишь настолько слабый шепот, что коммуникатор даже не среагировал на команду. Мелодия смолкла. "Кто это мог быть?" Наверняка, служба безопасности. Он должен был поставить магазин на сигнализацию, и теперь они проверяют, что случилось. Слабая надежда шевельнулась внутри. Они должны приехать и проверить все ли в порядке. Скорее всего, они свяжутся с шефом, когда не смогут дозвониться до Дмитрия.
   Коммуникатор звонил еще несколько раз. Потом Дмитрий услышал шаги за дверями магазина. Дверь открылась. Голоса. Один из них принадлежал шефу, другие, вероятно, людям из охраны. Он слышал шаги в торговом зале, затем открылась дверь склада. "Наконец-то", - облегченно подумал он.
   - Странно, но он так никогда не делал, - раздался голос шефа рядом, - уйти, не сдав магазин на сигнализацию. И на звонки не отвечает, это вообще на него не похоже.
   - Я здесь, - прошептал Дмитрий.
   Он вдруг понял, что они не увидят его от дверей склада. Страх охватил его. Он попытался дернуться. Бесполезно. Кричать, но его шепот был слишком тих. "Они заглянут проверить склад, обязательно заглянут".
   - Вроде бы все нормально, - произнес шеф, - извините, ребята, за беспокойство. Я думаю, это просто какое-то недоразумение. Я обязательно поговорю с Дмитрием и выясню, что произошло. А сейчас... не хочу вас задерживать, давайте сдадим магазин на сигнализацию. Еще раз извините.
   Шаги стали удаляться, захлопнулась входная дверь. Все стихло. Сердце Димы сжалось в ужасе. Он не хотел, нет, не мог даже думать о том, что ему предстоит долгая ночь в одиночестве и без движения. В висках стучало. Все происходящее просто не могло быть реальным...
   Паника отступила через какое-то время. Идиотское положение. А что если? Если он... Нет, я не могу умереть вот так вот. Глупо. Немыслимо. Все тело затекло. И все-таки... А если это и есть конец. В голове некстати всплыла книга о семейном консультировании:
   "Представьте, что вам осталось жить всего полчаса. Что бы вы хотели сказать своей супруге?"
   "Боже, мне даже сказать некому, - грустно усмехнулся Дима, - вот уж, действительно не мог представить себе такого". Что же он сказал бы ей? Попросил бы прощения? Он делал это сотни раз. Это уже невозможно было даже воспринимать серьезно. Рассказать, что он не хотел? Кто поверит? Что ему жаль, что он обидел ее? "Я и тогда не смог представить себя в таком положении и никаких слов не подобрал. И сейчас не могу".
   Он попытался представить лицо жены, но в голове сразу зазвучали ее слова. Ее слова. Они разрывали душу в клочья... Может быть, она была права? Да, скорее всего. Но что можно сделать теперь, прошлое не переменить. Теперь он ощущал не только физическое бессилие. На глаза снова навернулись слезы.
   Ему вдруг захотелось высказать все. Все, что он держал внутри, всю боль и разочарование, все чувства, которые медленно накапливались внутри год за годом. Почему он не сделал этого раньше? Почему только сейчас? Пришло какое-то облегчение, но одновременно с ним навалилась усталость. Пустота. Холод. Захотелось спать. Сколько времени прошло? Сколько еще осталось?
   Усталость взяла свое. Дмитрий уснул.
  
   Его нашли на следующее утро. Скрючившееся в неудобной позе холодное тело. На коммуникаторе было семнадцать неотвеченных вызовов.
  
  

Часть 3

Подключение

   Сегодня! Наконец-то этот день наступил, и сегодня я войду в список счастливчиков. Я выскочил из постели и заметался по комнате. Ну, и куда же я забросил штаны? Я еще не до конца привык к прелестям холостяцкой жизни. Никто не нудел над душой по поводу разбросанных вещей, а сам следить за тем, чтобы они были на месте, я давно разучился. Развелся я совсем недавно и, честно говоря, не сильно жалел об этом. Воспоминания об ужасе, называемом браком, остались довольно мрачные.
   Ага! Вот же они. Брошенные вечером на спинку стула, они видимо сползли ночью и упали на пол. Я выдернул брюки из-за стула. Ну, конечно же! Им надо было плюхнуться в эту кучу пыли и паутины. Я вздохнул. Пожалуй, стоит убираться в квартире чаще, чем раз в три месяца. Я оглядел брюки. Нет, так не пойдет. Их надо обязательно отстирать. Я направился к баку с грязным бельем. Но на полпути остановился, потому что вспомнил, что в руках я держу последние свои чистые брюки. Точнее, бывшие чистые брюки. Это означает, что до приема у меня осталось менее двух часов, а надеть мне абсолютно нечего. Я беспомощно окинул взглядом комнату, как будто ожидая, что найду какое-то решение проблемы. Вот, черт! Я все-таки подошел к баку для белья. Крышку открывать было не нужно, поскольку она давно уже не закрывалась, а грязную одежду я просто накидывал поверх огромной кучи, которая громоздилась над самим баком. Зрелище то еще...
   Решение проблемы, конечно же, было только одно. Не знаю, почему я так не люблю стирку. Стиральный агрегат я себе купил сразу после развода. А поскольку я отношу себя к технофилам, то и аппарат, разумеется, я взял себе самый-самый. Ну, знаете, из тех, что все умеют делать, а ручной труд заключается только в том, чтобы в это чудо техники запихнуть это самое грязное белье. А стирать я все равно не люблю...
   Я открыл дверцу приемного отсека и зашвырнул туда брюки, которые по-прежнему держал в руках. Постояв пару секунд в задумчивости над машиной, я вернулся к баку и, сняв верхушку бельевого Везувия, принялся запихивать ее вслед за брюками. Справившись, я захлопнул дверцу и ткнул кнопку экспресс-старта. Автомат, удивленно вспыхнул контрольной панелью. Как же, не ожидал после месяца простоя.
   - Надеюсь, не забыл, как работать, - обратился я к машине.
   От одиночества, что ли, я начал разговаривать с неодушевленными предметами. Не то, чтобы я был совсем одинок. У меня были друзья, с которыми я проводил почти каждый вечер. Были и подружки, которых я заводил время от времени, и которые с завидным постоянством исчезали в неизвестном направлении. Интересно, что же такое во мне отпугивало их. Хотя нет, неинтересно. Меня же это устраивало. Не нужны мне больше длительные отношения и все сопровождающие их "радости".
   Я направился в ванну и критически оглядел себя в зеркале. Пожалуй, стоит побриться, а может... Нет, все таки побреюсь. Я достал станок из шкафчика над раковиной. С такой штучкой бритье занимало считанные секунды, а сам процесс не причинял даже малейшего неудобства.
   Покончив с косметическими процедурами, и оставшись довольным своим отражением, я вышел из ванны. Включив телевизор на ходу, я направился к стиральной машине, которая задумчиво пережевывала мои обноски. Компьютер, оживший после моей команды, наполнил комнату музыкой. Пританцовывая, я взглянул на панель, которая проинформировала меня, что до конца работы осталось 7 минут 45, 44, 43... Я взглянул на часы. Времени оставалось с избытком. Ну, что ж, пора на кухню.
   Я открыл холодильник. Ну, даже не знаю, что и выбрать. Замороженную пиццу с грибами или замороженную пиццу с грибами. Кроме пива и колы, больше в холодильнике ничего не было. Ладно, с грибами, так с грибами. Быстро разогрев полуфабрикат, я сжевал его, сидя перед телеэкраном и запивая свой деликатес колой. От пива я решил воздержаться перед столь важным событием (хотя очень хотелось!).
   Я не успел дожевать пиццу, когда стиралка отрапортовала, мол, процесс завершен, забирайте свои шмотки. Я поспешно запихал последний кусок в рот, вытер руки и, подойдя к хромированному совершенству, вытащил одежду из чрева машины. Все, кроме брюк я бросил на кровать. Придирчиво, оглядев выстиранные и выглаженные брюки, я еще раз похвалил себя, что не стал экономить, когда выбирал стиральный автомат.
   Одевшись, я посмотрел на часы. Я мог бы выйти на десять минут позже и, не торопясь, доехать до Центра. Но мне не сиделось, я же еду туда! Поэтому, я захлопнул за собой дверь и отправился в город.
   Двери Центра любезно распахнулись, и я вошел в сияющий неземным светом холл. Мда, дизайнеры славно поработали над интерьером. Стекло, хром, невероятных цветов подсветка создавали неземное ощущение. Парящие, почти воздушные лестницы уходили в высоту, которая была скрыта искусственным светящимся туманом. Стеклянные лифты возникали из ниоткуда и плавно опускались на пол, оповещая пассажиров о прибытии мягким женским голосом. Ноздри приятно волновал парфюмированный и кондиционированный воздух. Пол светился и переливался, казалось, что он был сделан из стекла, но звуки шагов звучали приглушенно, как если бы ты шел по ковру.
   Обожаю здесь бывать. Вся эта обстановка просто ошеломляет. Чувствуешь себя маленьким и слабым, но в то же время причастным к этому свидетельству всемогущества человеческого разума.
   Я вошел в лифт и ткнул в цифру 11 на экране. Рядом с цифрой было написано: "Отделение технохирургии". Зазвучал все тот же приятный женский голос: "Добрый день. Благодарим вас за посещение нашего Центра. Наше отделение технохирургии предлагает весь спектр услуг по внедрению и обслуживанию новейших имплантантов". Бла-бла-бла... Лучшие, новейшие, замечательнейшие. Обычная реклама. Я не верю во всю ту ерунду, которую пропихивает реклама. Я сам знаю, чего я хочу.
   С полгода назад я понял, что задыхаюсь в узком кругу друзей. Конечно же, этот круг стал гораздо шире после развода. Я тратил время в основном на супругу, а теперь наступило время свободы. Можно быть где угодно, с кем угодно, столько, сколько угодно. Я понял, как много я упустил, сколько людей не встретил, какое великое множество тем не обговорил. Поэтому я и погрузился в омут общения с наслаждением. Я решил для себя, что я - социоголик, и стал жить в соответствии с диагнозом.
   Особняком стояли мои отношения с женщинами. С момента обретения свободы я пустился во все тяжкие. Коммуникатор был забит под завязку номерами девушек, коллекция росла с каждым днем, или вечером, если уж быть точным. Каждым вечером, проведенным в клубе. Девушки, красивые и не очень, глупые и безобразно глупые, на вечер или на пару ночей. Они были все такие разные. Но с каждым новым контактом, я все больше стал убеждаться в одном - чем больше я их встречаю, тем меньше я их понимаю. Да-да, я абсолютно не разбираюсь в женщинах. Поэтому давно плюнул на попытки понять их. Я их просто использую для собственного удовольствия. И позволяю им использовать меня в разумных пределах. Так уж устроен этот мир.
   Вот только, через какое-то время, я стал всё отчетливее осознавать, что постоянно нуждаюсь в каких-то новых отношениях. Даже не знаю, как объяснить это. Я сближаюсь с человеком, провожу с ним/ней время, изучаю, а затем... теряю интерес. Нет, конечно же, я не прекращаю отношений, просто их притягательность и интенсивность исчезают. Мне нужно что-то посвежее.
   Поскольку я - техноманьяк, то и подошел к решению проблемы с чисто технической точки зрения. Нужно новое общение, обнови средства коммуникации! Ну, как тут было пройти мимо всех этих милых вкусностей, о которых столько разговоров, о которых кричат рекламные зазывалы, о которых постоянно пишет мой любимый журнал. Весь этот почет им, имплантантам мобильной связи. О да, я могу сам часами обсуждать достоинства и недостатки разных моделей. Но, вот беда сам я все еще не завел себе маленького жучка в голове. До этого дня.
   Лифт мягко распахнул свои двери, открыв мне доступ в заветное царство чудес. Симпатичное существо у стойки приема посетителей, белозубая улыбка, "Добро пожаловать, уважаемый..." Имя названо без ошибки, еще бы, их камеры и системы распознавания были связаны с глобальной идентификационной системой.
   - Вас примут через десять минут, - она указала мне на диван, в котором я мог поскучать это время.
   Я уселся в хай-тековское удобство и принялся разглядывать помещение. Я уже был здесь раньше, но все равно рассматривание этого интерьера доставляло какое-то особое удовольствие. Каждая деталь была продумана, ведь всё здесь должно было подчеркивать прогресс, футуристические устремления Центра, а особенно их гордости - отделения технохирургии.
   Диван для посетителей был установлен напротив видеостены. Никакой рекламы, навязывания услуг и прочей маркетинговой ерунды. Я сидел на берегу Атлантики, голографические шипящие через тысячи микродинамиков волны накатывали на берег, останавливаясь почти у самых моих ног. Я не только видел и слышал их, я чувствовал их запах, моя кожа ощущала свежесть от морского бриза. Несомненно, у них стоит последний из этих ароматических кондиционеров. Как называлась эта линейка? Ах да, "Aroma Matic" - очарование аромата". Память услужливо выплюнула рекламный слоган, еще раз доказав какое количество бесполезных терабайт информации я способен хранить в своей голове.
   Белозубая девушка снова обратилась ко мне:
   - Вы можете проходить. Вас ожидают, - еще одна улыбка.
   Я вырвался из комфортного плена дивана, улыбнулся в ответ. Хотя, такой улыбаться бесполезно. Я на секунду подумал о том счастливчике, который обнимает ее совершенное тело ночью, и почувствовал себя неудачником. Но тут же стряхнул с себя все эти мысли и подошел к двери. Затаив дыхание, я повернул ручку, за которой меня ожидало новое будущее.
   - Добрый вечер, - навстречу мне устремился молодой человек, надо думать ассистент. - Меня зовут Евгений, я буду вашим проводником. Присаживайтесь, для начала мы уладим оставшиеся формальности.
   Я плюхнулся в предложенное кресло. Евгений пододвинул ко мне папку.
   - Это будет недолго. Вы уже заполнили все необходимые бумаги. Остается только подписать ваше согласие на операцию. Вот здесь и здесь.
   Я покорно подписал всё, что мне подсунули. Я даже не стал ничего читать, всё равно в нынешнем своём возбуждённом состоянии я бы ничего не понял. Я мог подписать контракт с дьяволом, отречься от всего движимого и недвижимого имущества в пользу Центра, расписаться в долговой расписке на немыслимую сумму и даже не заметить этого.
   - Ну, что ж, с этим всё, - Евгений собрал бумаги со стола и аккуратно сложил их в папку. - Готовы?
   Конечно же, я был готов. Мы вошли в дверь с надписью "Подготовительное отделение".
   - Здесь вы пройдете последний осмотр, переоденетесь, и пройдете через вот эту дверь в операционную.
   Медсестра произвела надо мной какие-то шаманские действия при помощи своих приборов, и выяснила, что я вполне здоров. Хотя это мы выяснили уже две недели назад. Я отправился в кабинку для переодевания. Через пять минут я вышел оттуда, и взглянул в зеркало. Боже мой, ну и видок. Можно играть пациента психушки во второразрядном фильме ужасов.
   Я вошел в операционную. Признаться честно, к этому моменту я уже был основательно напуган, вся эта больничная атмосфера сделала своё дело. Я был даже готов передумать.
   - Добрый день, - я уже встречался с доктором, или как там его следует называть. Технохирург? Имплантатор? Как бы он не назывался, он вполне располагал к себе.
   - Как вы себя чувствуете? - доктор посмотрел мне в глаза.
   - Да, в общем, неплохо. Волнуюсь вот только, - я виновато улыбнулся.
   - Ну, это не страшно. Все мы волнуемся, когда предстоит такое, - он улыбнулся в ответ, его улыбка выражала уверенность. Сразу захотелось довериться ему.
   - Как вы уже знаете, свидетелем этого замечательного события сами вы не будете. Вы будете под наркозом, когда мы будем работать над вами. Волноваться не стоит, то, что вы прочитали в рекламном проспекте, - абсолютная правда. Мы провели уже сотни подобных операций, хотя мы обычно называем их инсталляциями. Вам ничего не будут удалять, лишь подключат имплантант к вашей нервной системе. Продлится инсталляция не более получаса. После этого вас перевезут в палату, где вы отойдете от наркоза, отдохнете, мы проверим ваше состояние и убедимся, что всё прошло успешно.
   - И я...
   - Пойдете домой. Подключение вам произведут завтра. Понимаете, это всегда небольшой стресс, а после инсталляции вы и так будете себя чувствовать, кхм, неадекватно, так скажем. Нужно дать организму привыкнуть, - доктор снова улыбнулся мне. Вовремя, надо сказать, потому что я снова ощутил слабость в коленках.
   Меня уложили на стол. Ассистент начал колдовать с моими зрачками, потом помог мне одеть маску. Я почувствовал необычный запах, ассистент что-то сказал мне, но я уже не слышал его, я медленно погрузился в сон.
  
   Голову ломило, мне говорили, что так будет, и это не последствия имплантации, а всего лишь побочный эффект наркоза. Я попытался открыть глаза, свет был чересчур ярок. Почему-то вспомнился избитый вопрос из фильмов: "Где я?" Я снова открыл глаза, в этот раз свет резал глаза не так больно.
   Я лежал на каком-то подобии кровати, только с металлическими бортами, усеянными кнопками. Забудь я всё, я бы подумал, что меня перенесли на космический корабль. Рядом попискивал здоровый серебристый ящик, от которого тянулись провода к моему телу, усеянному разными датчиками. Никогда не лежал в больнице, не думал, что это больше похоже на какую-то лабораторию.
   Я повернул голову, и встретился глазами с медсестрой.
   - Только не вздумайте подниматься. Вам нужно хорошо отдохнуть, - она подошла и внимательно посмотрела на экран ящика.
   "Так смотрит, как будто понимает что", - подумал я. Чувство юмора вернулось, значит, всё в норме. Она взглянула на меня, улыбнулась.
   - Если вам что-то будет нужно, просто позовите меня. Меня зовут Лена.
   - Хорошо. А если понадобится спасти меня вечером от одиночества, я могу рассчитывать на вашу помощь?
   Она рассмеялась.
   - Смотря, как попросите, - в голосе послышалась игривость.
   Она отошла от кровати. Я закрыл глаза и снова уснул.
   Из Центра я вышел поздно вечером. Теперь мне было глубоко наплевать на изыски инженерной и дизайнерской мысли. Хотелось домой. Дорога казалась бесконечной. Всё тело ныло, в голове шумело. Почему-то всплыли слова противников имплантантов, предостережения о побочных эффектах. Я подумал о том, что в голове у меня живет что-то или кто-то, холодный и бездушный. "Вы больше никогда не будете чувствовать одиночества", - эти оптимистичные рекламные слова больше не казались приятными, они пугали. Может, стоило еще подумать? Что это со мной? Я отогнал панику. Всё же нормально.
   Я закрыл за собой дверь квартиры, не разуваясь, доплелся до кровати и, обессиленный, упал в постель. Голова кружилась, я закрыл глаза и почти сразу уснул.
   Проснулся я довольно поздно. Ну и пробуждение! Я лежал и тупо смотрел в потолок минут десять. Ощущение было такое, будто я всю ночь работал. Сны, ужасные сны... Ночь напролет мою голову разрезали, раскалывали, взрывали, кто-то рылся в моих мозгах, оттуда вылезали кошмарные твари. Голова больше не болела, но я был настолько вымотан ужасными сновидениями, что с трудом мог соображать.
   Наконец, я понял, что нахожусь дома, в своей постели. Я повернул голову и взглянул на часы. Ого! До активации оставалось совсем мало времени. Горло пересохло за ночь, и я подумал, что пара энергетических коктейлей мне не повредит. Я с трудом выбрался из постели и обнаружил, что спал я, даже не раздеваясь. Холодильник разочаровал - пиво и кола. Придется пить колу. Есть совсем не хотелось.
   При входе в Центр я чувствовал себя почти нормальным человеком. Но сегодня чудеса Центра не произвели на меня никакого впечатления. Я даже поймал себя на мысли, что мне немного страшновато возвращаться сюда. Черт, испортил себе выходные, мог бы оторваться с друзьями. Я отогнал паникерские мысли, зашёл в лифт и ткнул в кнопку. Женский голос, сопровождающий движение лифта, скорее раздражал. Не знаю почему, но я вдруг почувствовал приступ ненависти ко всему этому месту.
   Меня приветствовала всё та же вчерашняя белозубая девушка. Сегодня её улыбка была фальшивой, интерьер был вычурным, время ожидания слишком долгим. Я сидел на диване, который слишком вонял кожей, и нервно подергивал ногой, размышляя над тем, что такого привлекательного я находил в этом месте.
   Ассистент отвел меня в отдел подключения. К этому времени моё беспокойство и раздражение достигли максимума. Вдруг я ощутил себя глубоко несчастным. Всё так неправильно! Неправильно, что голова раскалывается от боли, неправильно, что я пришёл за чудом, а получил мучения, неправильна вся моя жизнь, иначе зачем я пришёл сюда? Если бы я не чувствовал себя одиноким, если бы я встретил хоть чуточку понимания, если бы она позавчера не дала мне так жёстко понять, что я ей не нужен...
   Чёрт, опять она... Хотелось бы сказать, что я волк-одиночка, и мне никто не нужен, но кого я обману? Она - моя мечта, моя принцесса, моя прелестная фея, та, к которой я привязался. В моей жизни не было моментов ярче, чем те, которые мы провели вместе. Она стала моим идеалом, и чем больше я проводил с ней времени, тем больше убеждался, что именно ее я ждал всю жизнь. Я сходил с ума от её присутствия! я вёл себя, как мальчишка, дурачился и бесконечно острил. Я примерял на себя маску джентльмена, был сама любезность, предупреждал её желания, блистал интеллектом. Я... А что толку?
   Мда... Жизнь - непонятная штука. По крайней мере, для меня. Те девушки, которые сохнут по мне, не представляют интереса для меня. Те же, по которым вздыхаю я, имеют свои представления об идеальных мужчинах, в число которых, я к сожалению не попадаю.
   Глупо, конечно же, но приходится признать тот факт, что здесь я из-за женщины. Внутренний дискомфорт от этой мысли передался и телу. Я почувствовал неудобство и, скрестив руки на груди, огляделся по сторонам. И сразу же почувствовал себя идиотом.
   "Никто на тебя не смотрит, никто не знает, что у тебя в голове, да и дела никому нет до тебя", - сказал я сам себе. Глубокий вдох, выдох, расправить плечи, поднять голову, добавить уверенный взгляд.
   Ассистент проводил меня к врачу. Пока он осматривал меня, я рассматривал его. Интересно, их обучают в университетах, как сохранять этот невозмутимо-профессиональный вид, или он перед зеркалом тренируется? Я попытался представить себе, какое у него выражение лица, когда он сидит на унитазе и, невольно, рассмеялся. Поймав его недоуменный взгляд, я сказал, что вспомнил анекдот, который вчера рассказал приятель. Для правдоподобия пришлось напрячь память, чтобы выдать какую-то бородатую шутку. Судя по снисходительной улыбке доктора, я понял, что шутка ему знакома.
   - Итак, у вас есть какие-нибудь жалобы? - он сел за стол и начал заполнять бумаги.
   - Голова раскалывается, сонливость. А на ночные кошмары жаловаться можно?
   - Нужно. И что же вам снилось?
   Я начал пересказывать то, что видел во сне, но оборвал описание на полуслове, когда понял, что говорю в пустоту, потому что это светило медицины ни на секунду не оторвалось от своих бумажек. "Молодец, - подумал я. - Я бы тоже не стал слушать этот бред".
   Поскольку только одному из нас было интересно заполнять бумаги, я решил осмотреть кабинет доктора. Унылое зрелище, все белое, блестящее, стерильное, ничего лишнего. Я заёрзал на кресле, оглянулся и увидел стеллаж с книгами. Интересно, чем увлекается наш доктор? Развернувшись, я стал изучать корешки книг. А доктор, оказывается, увлекается медициной! Справочники, пособия и прочая научная литература. Ничего для меня. Я снова повернулся к доктору.
   Наконец, он оторвался от стола, извинился за задержку и, протянув мне папку, сказал:
   - Что ж, поздравляю вас, молодой человек. Инсталляция прошла успешно, осложнений у вас нет, можете подключаться. Выйдете из моего кабинета, повернете направо, вторая дверь слева с табличкой "Активация имплантантов". Всего хорошего.
   Он слащаво улыбнулся, я подумал, что выглядит с этой улыбкой он мерзко, и вышел из кабинета.
   В отделе активации было веселее. Девушки, да еще и симпатичные! Они усадили меня в кресло, которое выглядело настолько угрожающе, что наверняка являлось дальним родственником электрического стула. Голову мою поместили в белый яйцеобразный шлем. Покончив с приготовлениями, девушки сразу потеряли интерес ко мне и уткнулись в мониторы на столах.
   Какое-то время я сидел спокойно, не отвлекаясь от рассматривания милых прелестниц. Но вдруг, я ощутил нечто странное, какое-то гудение в голове, даже нет, это больше смахивало на чувство звенящей тишины, которая наваливается на тебя, если резко выйти из многодецибельной атмосферы клуба на улицу. Или... Я никогда не испытывал ничего подобного. Одна из девушек с улыбкой повернулась ко мне.
   - Поздравляю, активация прошла успешно. Я вам объясню основные моменты и правила пользования вашим имплантантом. Кроме того, - она протянула мне ярко-синюю коробку с логотипом Центра, - вы получите подробную инструкцию и подарок от Центра.
   Следующие десять минут она пересказывала мне то, что я и без неё прекрасно знал, потому что прочитал об имплантантах больше, чем нужно.
   - А теперь, перейдём к финальной стадии подключения.
   Вторая девушка что-то отстучала на своём компьютере. Секунду ничего не происходило. А потом... Хорошо, что кресло было откинуто назад, иначе я бы точно из него выпал. В моей голове зазвучал голос! Приятный женский голос отчётливо произнёс:
   - Добро пожаловать в новый мир общения. Мы рады приветствовать Вас, уважаемый Алексей Викторович, в качестве нового абонента глобальной сети коммуникаций. С этого момента для Вас становятся доступными фантастические возможности для общения. Для обращения в службу поддержки Вы можете вызвать в памяти ментальный образ логотипа Центра, размещенного на коробке, либо нажать и удержать клавишу "один" на пульте.
   Голос смолк. Я обмяк в кресле. Шок, адреналин через край, сердце сходит с ума, мозг отказывается поверить в реальность произошедшего. Да, я читал практически всё об имплантантах, о подключениях тоже, о шоке, который люди переживают. Но... Пережить такое самому...
   Я медленно стал приходить в себя и посмотрел на ассистенток. Видок у меня, видимо, был тот еще. По крайней мере, судя по снисходительной улыбке одной и жалостливому взгляду другой. Но сейчас мне было наплевать на то, что они думают обо мне. Они помогли мне выбраться из кресла, что-то там щебетали, я же, чисто механически попрощавшись, толкнул дверь и побрёл к выходу.
   Выйдя из Центра, я нашёл первую свободную скамейку в скверике и обессилено рухнул на неё. Пару минут я просто смотрел на облака, откинув голову назад. Думать не хотелось абсолютно.
   Я опустил глаза и посмотрел на лежащую на коленях коробку. Память выплюнула запавшую в голову бессмыслицу: "ментальный образ логотипа". Глухое раздражение. Я вгляделся в коробку, потом закрыл глаза и попытался представить несложный логотип. Уже знакомое ощущение звона в голове. А затем приятный голос из ниоткуда: "Добро пожаловать в службу поддержки клиентов".
   И опять шок! Я не только слышал призраков в голове, я еще и видел! В темноте закрытых глаз передо мной выплыло сияющее изображение улыбающейся девушки в облегающем платье, стоящей на фоне здания Центра. Она взмахнула рукой, и рядом с ней появилось стандартное меню техподдержки. Она предложила мне сделать выбор, но я не слушал ее, потому что пытался разобраться в новом ощущении. Изображение было невероятно ярким и чётким. Я открыл глаза, изображение не совсем пропало, оно стало прозрачным. Я закрывал глаза по очереди, крутил головой, смотрел то на небо, то вниз. Я настолько увлёкся процессом, что не сразу понял, почему проходящие мимо люди оглядываются, а некоторые даже останавливаются.
   - Привет, - ко мне приблизилась девушка с волосами, выкрашенными в невероятный лазурный цвет. - Ты только подключился?
   - Неужели настолько заметно?
   - Со временем сам начнёшь подключённых за версту чувствовать, - она дружелюбно улыбнулась.
   - А как ты определила, что я только подключился? У меня что, такой идиотский вид?
   Она расхохоталась.
   - И это тоже. Просто я, как увидела тебя, послала вызов, а ты в полном игноре.
   - Да? А я даже не заметил. Я тут в службу поддержки звонил.
   - Звонил... - она опять рассмеялась. - Лексикон тебе придётся подправить. В голове звонков нет. Расконнектись с неотложкой и проверь входящие.
   Я закрыл глаза. Легко сказать: расконнектись. А как? Внимательно исследовав меню, я обнаружил курсор. Но как его двигать? Я открыл глаза.
   - Как курсор двигать? - я посмотрел на новую знакомую, которая уже устроилась рядом на скамейке и принялась раскуривать сигарету. Боже, она курит табак!
   - Просто сконцентрируйся на нём и представь, что он движется. Некоторые поначалу глазами крутят, - она выпустила облако дыма, и даже не повернулась ко мне.
   Я снова закрыл глаза. Пробуем. С четвёртой попытки курсор начал шевелиться. Я закрыл меню, обнаружил сообщение о пропущенном вызове. Все мои манипуляции дублировались внутренним голосом, этим услужливым суфлёром. Я коснулся сообщения, звон в голове, "Соединить с Юльчиком?", да, конечно. Полный сюр, моя собеседница появилась теперь и в голове. На ней был какой-то легкомысленный сарафанчик и венок из ромашек. "Юльчик, ни фига себе ник", - подумал я. "Ну не всем же Алексеями Викторовичами быть. Придумай и себе, что-нибудь повеселее, а то больно официально". Я вздрогнул, как от удара под дых. Она читает мои мысли! "Не читаю. Ты сам их мне передаёшь". "Это что же, теперь все мои мысли будут видны?" "Не все. Научишься концентрироваться в нужном направлении позже".
   Это было что-то невероятное. Я открыл глаза и повернулся к Юле. Она смотрела на меня и улыбалась. Я вдруг обратил внимание на её глаза с озорными искорками. Мысль о том, что она заглянула в мои мысли, резко переменила моё отношение к ней. Я почувствовал какую-то беззащитность, но в то же самое время ощущение невероятной близости. Её улыбка стала шире, как будто она догадалась, о чём я думаю. Я улыбнулся в ответ. С каждой секундой она нравилась мне всё больше. Я уже успел украдкой оценить не только её симпатичное лицо, но и фигуру. "А она очень даже ничего", - довольный осмотром подумал я. "Спасибо", - и озорная улыбка уже на лице виртуальной Юли.
   Опять эта слабость внутри от осознания, что ей известны даже мои интимные мысли. Я посмотрел в её глаза, это было похоже на сумасшествие, я знал её минут десять, но по внутренним ощущениям между нами был мост, который не выстроишь даже за год. В голове пронеслась мысль: "А что если?", и тут же ответ: "Да". Я наклонился к Юле и поцеловал её в губы.
   Это был самый счастливый день в моей жизни. Никогда ещё я не был так близок с женщиной. Она читала все мои мысли, и даже самые похотливые не шокировали её. Мне, впервые в жизни не нужно было притворяться. Она знала обо мне всё, и принимала меня таким, каким я был лишь наедине с собой. Мы предупреждали желания друг друга, и наслаждались тем единством, которое я даже не мог себе представить до этого. Мы уснули в обнимку на моей кровати только под утро.
   Я открыл глаза. В голове пронеслась мысль: "Это был даже не секс, это что-то на порядок, на сто порядков лучше". Она не ответила, потому что ещё была в царстве снов. Я погладил её волосы и ощутил, как меня наполняет какое-то нежное и волнующее чувство по отношению к ней. Неужели, я влюбился? Она была девушкой из снов, с ней можно было всё. Я улыбнулся, выпрыгнул из постели и пошёл в душ.
   Она открыла глаза от моего поцелуя. Её ждал кофе. Я обнял её и притянул к себе. Она потянулась, как кошка, а потом, чуть отстранившись, заглянула в мои глаза. Звон в голове. Моя Юля снова внутри...
   "Влюбился?" - резанули иронические нотки. Я весь напрягся. "Ты - просто новичок. Я потому и люблю новичков вылавливать, они такие... наивные что ли", - усмешка на лице. "Но как же..." "Чувства, ощущение близости, интимности, единения, бла-бла-бла?" Пауза. Я стремительно проваливаюсь в пропасть. "Ты можешь переживать это с каждым подключённым, ты ещё научишься".
   Видимо вид у меня был настолько подавленный, что на лице у неё появилась жалость. Она притянула меня к себе и прошептала на ухо:
   - Не переживай ты так. Это только начало. Я уверена, что дальше тебе ещё больше понравится.
   Она допила кофе, оделась, чмокнула меня в щеку и закрыла за собой дверь. Я продолжал тупо сидеть на кровати. Это и есть: "Вы никогда не будете чувствовать одиночества"? Я плюхнулся обратно в постель. Внутри было пусто и темно.
   Прошло минут десять, а может часов десять. Я медленно приходил в себя после шока. Мне не было интересно, я скорее механически протянул руку, чтобы взять часы с тумбочки. Что-то соскользнуло и упало на пол. Я опустил глаза. Синяя коробка. Вставать не хотелось, я просто свесился с кровати, чтобы дотянуться до неё.
   Расположившись в кровати поудобнее, я вскрыл коробку и вытряхнул на кровать всё её содержимое. Пакетики, коробочки, бумажечки, диск и инструкция, её то я и хотел. Увесистая, но компактная книженция. Я открыл её. Боже мой, целый талмуд. Хотя оно и понятно. Для чайников надо объяснять подробно. Я себя к подобным не относил, поэтому открыл содержание и нашёл раздел, который мне был нужен.
   Через полчаса я, лёжа на кровати с закрытыми глазами, бегло просматривал страницы Глобальной Справочной. Поиск по личным данным... Город... Подключённые... Ого, неплохо, оказывается я окружен киборгами... Возраст... Пол... Вот и я, девчонки! Недолго думая, я начал по алфавиту.
   Ожидание. Звон в голове. Я увидел симпатичную девушку, взгляд несколько настороженный. "Привет, Настя". "Привет. Ты кто?" "Разве не видишь?" "Вижу дурацкий ник. Откуда ты знаешь мой номер?" "Из Глобалки. Хотел познакомиться..." "Вряд ли". "А почему?" "Видишь ли, ты не в моём вкусе". "Но ты же меня совсем не знаешь! Давай встретимся". "Нет". "А что тебя во мне не устраивает так сильно?" "Твой пол". Она усмехнулась, видимо моя растерянность была настолько сильной. "Не переживай, просто лучше ищи не в Справочной. Попробуй Знакомства. Там хоть точно будешь уверен, что не нарвёшься на лесбиянку. Удачи". Усмешка на её лице медленно растворилась в темноте вместе с её изображением. Вспомнился Чеширский Кот.
   Снова неудача. Спокойно, это всего лишь первая попытка. Движемся дальше. Желающих познакомиться оказалось невероятно много. С кого начнем? Я решил не торопиться, встал с кровати, сходил на кухню, вернулся с банкой пива и влез в любимое кресло, предварительно скинув с него кучу одежды на пол.
   Посылаю вызов. Её зовут Света. "Привет, Света". "Привет". Улыбка, оценивающий взгляд. Опять улыбка. "У тебя ник прикольный. Я правильно поняла, что ты новенький?" "Всё верно. Второй день". "А ты быстрый. Я только через неделю научилась по меню лазить". Пауза. Блин, а что дальше? Я вдруг понял, что понятия не имею, что делать и как, если ты познакомился с человеком внутри своей головы. Света рассмеялась. "Не волнуйся ты так. Ты для чего хочешь познакомиться?" "Ну может сходим куда-нибудь?" "Не ври. Я же тебя вижу. Тебя, что девушка бросила? И ты решил рвануть в сеть, чтобы переключиться?" Я оторопел от столь резкого перехода к личным делам. Но, очевидно, в отношениях у подключенных всё развивается на порядок быстрее. И в самом деле, зачем тратить время на экивоки, когда ты видишь человека насквозь?
   "Ну, я..." В памяти резко пролетели сцены последнего разговора с любимой, образы последней ночи. Чего же я хочу? "Ого. Не так резко. Хотя, спасибо за откровенность". Земля ушла из под ног. Меня бросило в жар. Она всё видела! "Конечно видела. Ты ещё не умеешь закрываться, да?" Я молчал, а внутри нарастало желание дать отбой и спрятаться под кровать. Она снова улыбнулась, на этот раз в улыбке было понимание. "Хочешь повторить то, что у тебя было с Юлей?" Я покраснел. "Да". "Я приеду к тебе сегодня после работы, около семи. Адрес я твой в Глобалке найду. Да, и я надеюсь, что у тебя найдется что-нибудь кроме пива, которое ты сейчас пьёшь..." Она помахала ручкой и растаяла. Царство чеширских котов.
   Минут пять я сидел в кресле, не сводя глаз с потолка. Потрясение было слишком сильным. Внутри бурлил ураган эмоций. И мне это нравилось! Я не знал, как реагировать, но одно я знал абсолютно точно, я чувствовал себя полным жизни. Внутри открылось второе дыхание, депрессия улетучилась. Хватит сидеть, я теперь новый человек!
   Весь день я провёл в приготовлениях к вечеру. В квартире был наведён почти полный порядок, на столе стояла ваза с розой. Бар был заряжен по полной. Я был во всеоружии, и чувствовал себя готовым сразить наповал любую красавицу. Звонок в дверь раздался в пять минут восьмого...
   Мы встречались со Светой ещё две с половиной недели. Расстались спокойно. Она дала понять, что для неё это просто приключение. Я тоже не испытывал каких-то особых чувств по отношению к ней. Тем более, что теперь я был уверен в своих силах. Познакомиться уже не представляло особых усилий. Я научился закрывать эмоции и мысли, которые сильно меня выдавали. Игры стали более сложными и интеллектуальными. Я нравился девушкам, мне нравилось добиваться их.
   Первый приступ одиночества случился со мной через пару месяцев. Я лежал дома поздно вечером. Только что я договорился провести выходные с новой девочкой. Я был полон ожиданий, перед глазами проносились фантазии о завтрашней встрече. И вдруг что-то резко кольнуло. Я открыл глаза. Ночь. В квартире полная темнота, светятся лишь индикаторы на панелях приборов. Тишина. Мне вдруг стало холодно. Я натянул на себя одеяло. Меня стало колотить. Так не пойдёт. Я соскочил с кровати и пошёл в ванную. Следующие полчаса я провёл под душем. Мысль, которую я так отчаянно не хотел запускать в своё сознание, всё-таки сломала все барьеры и ворвалась внутрь. Сегодня я буду один. Опять кутаться в одеяло, не спать до полуночи, мечтать о новых встречах, о новых ощущениях с новыми женщинами. Мне нужен кто-то прямо сейчас.
   Подключился я, не выходя из душа. Яркий свет, новые лица, улыбки, многообещающие слова. Я уснул в ванне, полностью измотанный, но счастливый.
   Выходные пролетели быстро. Девочка была высший класс. Она была замужем, поэтому не о каких обещаниях не могло быть и речи. Провожая её, я поймал себя на мысли, что не могу дождаться, когда она выйдет за дверь. Она уже была пройденным этапом. Когда она уехала, я тут же выскочил в сеть. О, эти яркие краски! Вот она, настоящая жизнь.
   Я больше не отключался даже на ночь. Вся жизнь превратилась в состояние полу-бодрствования. Работа выпала из моей реальности. Я по прежнему приходил в свой офис каждое утро, но меня всё больше раздражало то, что мне приходилось отвлекаться от того, что стало моей новой жизнью. Иногда я замечал косые взгляды коллег, но у меня даже не было времени на переживания по этому поводу. Я был лучшим специалистом в отделе. Кого волнуют эти убожества?
   В этот понедельник я решил, что не выйду на работу. Я послал сообщение начальству, что я сильно заболел. Таким, как я, всегда идут на встречу. У меня есть целый день на то, чтобы провести его в сети. В конце концов, я же имею право на отдых. Я не спал все выходные и с трудом вырвался из сети, чтобы отправить сообщение.
   Я больше не был неуклюжим мальком, теперь я был акулой, бороздящей виртуальную реальность. Я был практически всемогущим, меня знали, обо мне говорили, со мной хотели познакомиться. Это была моя жизнь. Нет, не так. Пишется с большой буквы: МОЯ жизнь. Здесь я - лучший из лучших, здесь я не чувствую себя белой вороной и не боюсь одиночества. Вокруг меня тысячи говорящих голов, они внутри меня. Мне хорошо, мне интересно. Я чувствую себя живым только здесь, в моей новой реальности. Я хочу остаться здесь навсегда. И я остаюсь...
  
   Тишина. Вдруг все голоса, все краски ушли из меня. Пусто. Темно. Страшно.
   Яркий слепящий свет. Я пытаюсь закрыть глаза, но не могу, потому что кто-то оттягивает мои веки. Свет от фонарика. Я слышу голос, он не внутри.
   - Реакция положительная. Он в сознании.
   - Он и был в сознании судя по показаниям приборов. Честно говоря, впервые вижу такое. А что вы сделали?
   - Отключил имплантант. Моя версия, имплантант каким-то образом нарушил работу головного мозга и нервной системы. И пациент впал в некую форму комы. Нам нужно полное обследование.
   Мои веки отпустили. Опять темнота. И вдруг до меня дошёл смысл сказанного. Меня отключили! У меня закружилась голова. Отчаяние накатило на меня, и я погрузился во тьму. Я начал задыхаться. Моё сердце вдруг превратилось в огромный чугунный шар, который, раскачиваясь внутри, пытался выломать наружу грудную клетку. Рядом запищал какой-то прибор. Я услышал чьи-то крики, беготню, и провалился во тьму.
  
   Меня забрали через две недели после моего последнего звонка на работу. Я не помню этого, мне рассказывали. Мне говорили, что я заблокировал свой номер для всех входящих, и не открывал дверь. Сигнал к спасателям почти одновременно послали мои работодатели и мои соседи. Камеры видеонаблюдения показали, что я не выходил из дома больше недели. Когда спасатели ломали дверь, все были уверены, что найдут мой труп. Вместо этого они нашли живое тело. Оно, конечно же, мало походило на живое. Я был больше похож на скелет. Говорят, от меня несло, как от скунса, потому что я не поднимался из кровати даже в туалет. Меня пытались привести в чувства, но не добились никакой реакции. Так я оказался в реанимации. Врачи безрезультатно бились надо мной в течении двух дней, пока один из них не догадался связаться с Центром и вызвать специалиста, чтобы отключить меня.
   Я уже месяц в Центре. Как только в Центре выяснили, что произошло, были приложены все усилия для того, чтобы перевести меня в клинику. Происходило всё это без моего участия, потому что большую часть времени я проводил в забытьи. Первые дни, когда меня приводили в сознание, у меня начиналась неудержимая истерика. Я плакал, что-то кричал, пытался вырваться. Мне делали укол, и я снова проваливался в темноту. Потом истерики прекратились. Я просто перестал реагировать на окружение: серое, унылое, не приносящее ничего кроме невыносимой боли. Я даже перестал открывать глаза. Зачем?
  
   Сон снова медленно отступил. Внутренне я весь сжался. Неееет! Ненавижу это состояние возвращения в реальность.
   Кто-то положил ладонь на мой лоб. Я весь напрягся от нового ощущения. Тёплая, мягкая ладонь. Я ждал. Ни одного слова. Я медленно открыл глаза. Передо мной сидела красивая девушка.
   - Здравствуйте, Алексей. Меня зовут Марина. Я - ваш новый психолог.
   Какой-то из умников в Центре очевидно получил озарение свыше, и понял, что моё состояние было вызвано не поражением мозга. Тогда то и пригласили Марину, чтобы поработать со мной. Несмотря на молодость, она была настоящим профессионалом. Цепкий ум, наблюдательность, нестандартный подход - всё это сделало её имя известным. Центр же не скупился на расходы, потому что новость о том, что кто-то пострадал из-за имплантанта, уже просочилась в СМИ. Теперь они, пытаясь спасти репутацию, повсюду заявляли, что они крайне озабочены вопросами безопасности здоровья клиентов, и поэтому тратили на исследование моего состояния безумные деньги.
   Я не разговаривал ни с кем уже два месяца. Потому наши ежедневные встречи с Мариной происходили по сценарию: она говорит, я молча смотрю на неё. Надо отдать ей должное, она не сдавалась несмотря ни на что. Однажды она села рядом со мной, взяла мою руку в свою. Она говорила что-то о том, как я важен и ценен, поглаживая моё запястье. Давно забытое ощущение тепла начало разливаться внутри. Боль чуть отступила. Неожиданно для себя я начал плакать. Сначала тихо, а потом взахлёб. Марина обняла меня. Я ткнулся в её плечо и дал волю слезам. Я не знаю, сколько я проплакал. Когда я успокоился, Марина отпустила меня. Я сел в кресло и поднял на неё глаза. Она смотрела на меня с состраданием. Со вкусом одета. Вот только её плечо.
   - Извини, что испортил твой пиджак, - сухой, надтреснутый голос. Я не поверил своим ушам.
   Она посмотрела на то плечо, на котором я рыдал.
   - Ничего страшного, - она ободряюще улыбнулась, - Поздравляю, ты начал говорить. Как ты себя чувствуешь сейчас?
   - Голос ужасный.
   Она рассмеялась. Я улыбнулся в ответ. Странное дело, я чувствовал себя несчастным, беззащитным, но в её присутствии мне не было страшно.
   Наши встречи продолжались. Мы говорили, много говорили. Сначала это были вполне нейтральные разговоры. Но она потихоньку начала расшевеливать меня, пытаясь разбудить мои атрофированные чувства.
   Спустя некоторое время, я смог рассказать ей о том, что со мной произошло. Это было непросто. Я с трудом выдавливал слова, плакал, замолкал, снова начинал говорить. Она очень внимательно меня слушала, не перебивала, только постоянно что-то писала в свой блокнот. Когда меня захлестнули эмоции, и я был не в силах сдерживаться, у меня снова началась истерика. Марина отложила блокнот, подошла ко мне и обняла. Я опять безнадёжно испортил её пиджак. Когда я отошёл, она мягко перевела тему, и мы болтали о всякой ерунде, смеялись. Мне давно не было так хорошо.
   С тех пор я начал ждать встреч с ней. Моя жизнь стала крутиться вокруг наших бесед. Мы больше не разговаривали в моей палате. Она выводила меня в парк, мы бродили по аллеям, и говорили, говорили... Только деревья были свидетелями этих неторопливых разговоров. Они уже были одеты в жёлтое, и иногда роняли свои листья на дорожку перед нами.
   Именно во время этих встреч, я понял, что привязался к Марине. Она так напоминала женщину моей мечты. Чуткая, умная, очень женственная. Моя влюбленность придавала мне новых сил и желания вернуться в ту реальность, которую я когда-то покинул. Я украдкой любовался Мариной, её милым лицом, точёной миниатюрной фигуркой. Мне нравилось в ней абсолютно всё. Я обожал её смех и старался быть смешным, чтобы ещё раз услышать, как она смеётся.
   Время шло. Однажды она пришла с каким-то человеком.
   - Я думаю, что ты уже достаточно окреп для того, чтобы двигаться дальше, - Марина мягко улыбнулась мне, - это президент Центра, - у него есть предложение к тебе.
   Я немного напрягся внутри, но уверенный тон Марины, придал мне сил.
   - Алексей Викторович, я постоянно был в курсе всего, что касалось вашего здоровья. И я очень рад, что вы чувствуете себя хорошо.
   - Спасибо.
   - У меня есть к вам просьба. Дело в том, что в связи с шумихой, которая была поднята журналистами вокруг вашего случая, парламент начал собственное расследование. Мы могли бы и сами разобраться с этим делом, но я подумал, что будет неэтично, если мы не предоставим вам возможности выступить перед комиссией. Поэтому Центр попросил переноса слушаний до вашего выздоровления. Сейчас, когда ваше состояние пришло в норму, я хочу узнать, как вы отнесетесь к этому.
   Я вопросительно посмотрел на Марину. Она была очень серьёзна. Я вздохнул.
   - Я согласен.
   - Замечательно. Я передам в комиссию ваше согласие. О дате слушаний вас оповестят.
   Он пожал мне руку и вышел. Марина вся светилась.
   - Ты - молодец. Я вижу, что теперь ты не нуждаешься в моей помощи. Тебе больше нет нужды оставаться в Центре. Я оформлю все бумаги сегодня, а завтра ты сможешь вернуться к обычной жизни.
   Я знал, что это когда-нибудь должно произойти. Я знал. Но не сегодня, пожалуйста. Ведь мой выход означал, что я больше не увижу Марину. Я умоляюще посмотрел на неё.
   - Но мы же будем видеться?
   Марина поспешно опустила глаза. Потом снова подняла их на меня.
   - Я не вижу в этом особого смысла. Ты уже достаточно окреп и не нуждаешься в моей помощи. Конечно, у тебя будут возникать обострения время от времени. Я порекомендую тебе хорошего психолога, который работает рядом с тобой. Ты сможешь получить помощь.
   - Я не об этом. Мне не нужна помощь. Я хотел бы видеться с тобой. Очень.
   Марина вздохнула. В её глазах была грусть, а может, мне только показалось? Внезапно я ощутил острое желание признаться ей во всём, сказать, что не представляю своей жизни без неё, что она дала мне что-то такое, о чём я даже не мог мечтать, что я люблю её. Я посмотрел на Марину. Она молча стояла у окна. Наверное, она обдумывает, как ответить мне, чтобы не обидеть меня. Она - хороший психолог. А я - больной неудачник. Разве я могу быть интересен для неё? Внутри шевельнулось отчаяние. "Как всегда", - подумал я.
   Она, наконец, повернулась ко мне.
   - Я думаю, не стоит, - нежный голос, суровые слова, - тебе надо расти дальше. Самому. Тебе не надо цепляться за наши встречи. Я верю в тебя и в твои силы.
   Вот и всё. Она обняла меня на прощание. Дверь закрылась, я обессилено откинулся в кресле. Знакомое чувство опустошённости.
  
   Дверь распахнулась от моего толчка, и остатки наклеенных печатей и лент с предупреждением не входить разорвались с почти печальным хрустом. Я на секунду замер на пороге. Дом, милый дом. Что-то ты не выглядишь радостным от моего возвращения. Я вздохнул и шагнул внутрь. Боже мой, ну и запах. Я мигом стряхнул с себя ностальгическую апатию и рванул к окну. Все настежь. Я обернулся и окинул комнату взглядом. Разгром. Вместо кровати, моей гордости, свидетельствующей о высокоэстетическом подходе к короткому слову "секс", было какое-то бесформенное месиво. Грязные скомканные простыни, чем-то перемазанные, не менее грязная одежда, тапок рядом с подушкой, пустая банка пива. Кресло лежало на полу, полы были равномерно покрыты носками, трусами, полотенцами, газетами и, кажется, остатками пиццы или... Нет, это точно была пицца. Я почувствовал себя дурно и присел на корточки, оглядывая это поле проигранной битвы. М-да... Может за счет Центра заказать домработницу? Я усмехнулся. Ничего себе привык к постоянной опеке.
   Следующие пару дней я потратил на уборку. Перед глазами все время стояла Марина, такая, как она мне запомнилась в последнюю нашу встречу. Стройная фигура на фоне окна, грустные глаза. И ее слова: "Я верю в тебя". Это и придавало сил, когда я драил полы, выгребал тонны мусора, оттирал, отстирывал и отмывал. Время от времени приходилось покидать свою берлогу, и я кожей чувствовал, как соседи провожали меня взглядами. Я был мало знаком с ними, но они то знали обо мне все, Марина показывала мне газеты.
   Я позвонил на работу. Поговорил с боссом. Он сказал, что я могу отдыхать сколько захочу. Но я ответил, что выйду сразу, как только закончу с этими слушаниями в парламенте, которые начнутся в начале следующей недели. Я не чувствовал себя счастливым от мысли, что мне придется вернуться к работе. Я люблю свою работу, но там люди, которые... Ну вот, теперь я стал бояться людей.
   Пару раз звонили имплантированные. Теперь я замечал, как многим из них тяжело было разговаривать. Примитивная речь и неловкие паузы, чтобы подобрать слова. У кого-то сквозил страх. Многие были напуганы тем, что произошло со мной
   Постоянно звонили друзья, подруги, звали куда-то сходить. Я вежливо отказывал. "Мне надо отдохнуть" (убраться, прийти в себя, разобраться с делами (Нужное подчеркнуть). Я почти не выходил из дома, пялился в телевизор, ел, смотрел в окно. Вечера заканчивались одинаково: я заворачивался в одеяло и под бормотание дикторов плавно погружался в мир грез. Иногда я просыпался посреди ночи и плакал. По утрам долго лежал и смотрел в потолок, ни о чем не думая.
   День икс настал. Я в зале для слушаний в Высшем Парламенте. В зале сотни людей, такое же количество телекамер и вдвое больше микрофонов. Вся планета смотрит на меня. Центр постарался на славу: я выглядел на все сто. Мою новую одежду прислали мне домой за день. Так же, как и заготовленное выступление вместе с человеком его написавшим. Мне разъяснили, что стоит и чего не стоит говорить. Понятное дело.
   Я рассказал свою историю. Меня постоянно перебивали, задавая вопросы. Потом еще больше вопросов, бесконечное количество "Как", "Почему", "Где", "Кто". Это продолжалось несколько часов с перерывом на обед. За счет Центра. Тоже понятное дело. Вся эта канитель растянулась на 3 дня.
   Единственное, что сглаживало неприятное ощущение от постоянного внимания к моей персоне, было присутствие Марины на слушаниях. Она тоже выступала и рассказывала о моем первоначальном состоянии, о причинах, побудивших меня к имплантации, о моем выздоровлении. Я слушал внимательно, но временами выпадал из потока слов, отвлеченный своими мыслями. Просто любовался ею, мечтал о ней, улетал в фантазии. Мы обедали вместе, и мне даже удалось уговорить ее посидеть час в ресторане после слушаний. А потом все закончилась, и она уехала. Я привычно закрылся в себе.
   По вечерам я лежал дома в коконе из одеяла и смотрел новости, ток-шоу и выступления всех, кому не лень было болтать о моем деле. Особенно запомнилась одна поп-звездочка, очень красивая пустая голова на телеэкране, которая почему-то с темы имплантантов быстро перешла к демонстрации тех частей своего тела, где она еще сделала пирсинг. А что, тоже имплантанты.
   Я стал мега-звездой эфира. Мое лицо показывали так часто, что любой школьник знал каждый мой прыщ. Плюс был в том, что можно было по утрам не смотреться в зеркало. Включаешь телевизор и смотрись в него сколько хочешь.
   Закон приняли через месяц. Я был на работе, и все, включая босса, стояли перед телевизором. По закону теперь перед имплантацией необходимо было полное психологическое обследование. Директор Центра с озабоченным лицом опять втирал про то, что они очень любят своих клиентов и... бла-бла-бла. На улицах прошли митинги каких-то несогласных, какой-то политик попытался напугать появлением нелегальных клиник имплантации. Дальше было неинтересно.
   Я ходил к психологу, которого мне порекомендовала Марина. 3 раза в неделю. Неплохой специалист. Я выговаривался, мне становилось чуть легче. Но какая-то заноза так и сидела глубоко внутри. Только с Мариной я чувствовал себя абсолютно свободно. После слушаний я был просто атакован звонками. Журналисты ("мы хотели бы взять у вас интервью"), секретарши ("господин сенатор хотел бы пригласить вас на завтрак"), фанатки ("а я видела тебя по ящику, ты такой клевый, пойдем в клуб"). Ну, и, конечно старые друзья, они все-таки развели меня на поход по старым местам боевой славы.
   Мы пошли в знакомый до боли клуб. Встречали меня, как героя, вернувшегося с Марса. Впрочем, я так себя и чувствовал. Я так отвык от когда-то родной атмосферы безудержного веселья. Ко мне постоянно подходили, пожимали руки, говорили "важные" слова, обнимали, целовали, наливали и даже фотографировались со мной. Когда дошло до администратора, он тут же подлетел к нашему столику, сказал, что гуляем мы за счет заведения. А еще у него есть ко мне разговор, он сильно хочет мое фото с автографом на их стену звезд. Короче, пришел я домой, переполненный адреналином и пивом.
   Ложился спать я в эйфории и не один. Какая-то из поклонниц очень круто расправилась с конкурентками и полностью захватила мое внимание. Сначала в баре, а потом дома в постели. Только с ней до меня дошло, что у меня несколько месяцев не было секса. Странно было не это, странно было то, что я даже не вспоминал об этом. Мы лежали, обнявшись, потные и почему-то смеялись. Ее волосы постоянно лезли мне в рот, нос и глаза. Я был пьяный и счастливый. Но в какой-то момент усталость взяла свое. Я уснул.
   Проснулся я резко, как от толчка. Я повернулся к девушке. Она спала, волосы разметались по всей подушки, одна грудь была неприкрыта одеялом. Я посмотрел на часы. 2:30. Какого черта. Я сходил в туалет, выпил чего-то из холодильника и вернулся в постель. Отняв свою часть одеяла у захватчицы, я лег и попытался уснуть. В голову лезла всякая чушь, мне вдруг захотелось кому-то рассказать, насколько я несчастлив. Вспомнилось, как я испортил пиджак Марине. Как же я хочу увидеть ее прямо сейчас! Почему-то появилась злость на посапывающую рядом красотку. Я больше был не в силах сдерживаться, меня накрыло, и я разрыдался в подушку, как ребенок.
   Успокоившись через полчаса, я лежал и тупо глядел на перемигивающиеся индикаторы многочисленных гаджетов, заполонивших мой дом. Я попытался заснуть еще раз. Закрыл глаза. Вспомнил, как я проводил время со своими виртуальными друзьями. Тогда глаза мне не были нужны совсем. Мне вдруг сильно захотелось снова вернуться в тот красочный беззаботный мир без границ. Ощутить звон в голове. Память услужливо вернула мне все ощущения. Звон, перед глазами картинка, вопрос "принять входящий?" Я не сразу понял, что произошло. Какое то незнакомое лицо, красивая девушка с дурацким ником "Незабудка", любопытный взгляд.
   "Привет, ты не спишь? Поболтаем? Я много слышала о тебе".
  
   (Вышеописанные события легли в основу расследования специальной комиссии Высшего Парламента 3-5октября 2029 года и принятию Поправки 21/10 к Закону о Коммуникации от 8.11.2029)
  

Часть 4

Одиночество

   Старик захлопнул книгу и задумался. Ему было далеко за семьдесят, но блеск в глазах не угас. И несмотря на благообразную внешность старца, именно глаза выдавали, что юношеский дух мечтательности и бунтарства до сих пор живет внутри.
   Он сидел в плетеном кресле на веранде своего дома. Поздняя сухая осень превратила лес перед ним в красно-желтый калейдоскоп. Он любил бродить в лесу, слушать шелест листьев под ногами и размышлять. В последнее время он увлекся книгами, старыми бумажными книгами. Родственники и друзья отнеслись к этому, как к очередному чудачеству, которых у него было множество. Кто в наше время читает? Тем более макулатуру, которую по непонятной для прагматиков причине до сих пор не переработали во что-то полезное.
   Когда он не читал, он бродил по лесу и обдумывал прочитанное. Что-то было в книгах, что обостряло его ощущение жизни. Он прожил жизнь, богатую событиями, он добился многого и видел почти все, что позволено было увидеть человеку этой эпохи. Он летал к дальним звездам и встречался лицом к лицу с представителями неземных рас. Он возглавлял Космовойска в той трудной войне на подступах к Солнечной системе и разбил агрессоров наголову. Он ушел в отставку, оставив пост Президента Межгалактической Республики молодым и смелым, потому что верил, что сделал все, что смог, став величайшим из предшественников. Но это было лишь частью его путешествия жизни.
   Он так и остался романтиком внутри, несмотря на возраст, опыт, проблемы. И даже, несмотря на горечь, боль, страх и разочарования. Это было тяжело, остаться самим собой, и не позволить себе сдаться. Такие вещи не передаются по наследству. Позволить себе остаться непохожим - невероятная роскошь в наши времена. Раньше человек мог просто укрыться, но не теперь.
   Как раз сейчас он читал "Коммуникатор", написанный в позапрошлом веке. История развития средств связи в лицах. Особенно интересным была история Алексея Дмитриева, первого "подключившегося", так назвали тогда людей с аномалией в развитии головного мозга, которая позволяла людям контактировать с другими людьми на расстоянии без применения технических средств. Алексей стал символом нового витка эволюции, и его биографию изучали еще в школе. Но было нечто, что привлекло внимание старика именно в книге. То, о чем стараются не говорить люди, даже скрывают. Одиночество - вот, что толкает людей к общению и к развитию средств общения. Да, сейчас никому не нужны архаичные коммуникаторы. Да, человечество все больше напоминает не то муравейник, не то улей. Да история развития технологий коммуникации окончилась с момента открытия, что суперспособности Алексея есть в каждом человеке и нужно их всего лишь разбудить и развить. НО... Одиночества меньше так и не стало. Это то старик знал абсолютно точно. Здесь человечество ни на дюйм не продвинулось вперед со времен Священной Римской Империи.
   Старик вздохнул. Уж, он то знал, какого это быть окруженным людьми, и в то же время не чувствовать этого. Но одиночество больше не пугало его и не толкало на подчас безумные поступки в поисках славы, любви, влияния. Он надеялся тогда, что все это поможет ему. Но нет, ключ оказался внутри него самого. Так же, как когда-то Алексей открыл внутри себя способность к телепатии. И когда старик понял, что он нашел, он оставил работу и углубился в поиски внутри себя.
   Вчера он принял решение. Важное для себя, безумное для всех остальных. Все-таки, в технологиях есть свои плюсы. Тогда, во время войны, понадобились средства защиты от воздействия инопланетян на разум солдат. Специалисты разработали сначала шлемы, а потом специальный состав, временно блокирующий способности телепатии. Странно, но некоторые солдаты буквально сходили с ума, оставшись вне связи с миром. Случайно выявили способ, как навсегда лишить человека к способности общаться посредством мыслей. Конечно же, никому и в голову не пришло применять его. Никому, кроме старика вчера.
   Одиночество дано нам, как убежище, где мы можем остаться наедине с собой. Мы лишаем себя этой возможности бездумно погружаясь в суррогатное общение. Просто нам страшно, потому что быть наедине с собой - это то же самое, что смотреться в зеркало. Только зеркало это отражает душу, а не тело. Видеть себя без прикрас, а тем более принять, невыносимо больно. Поэтому бежать, поэтому занять себя, чем угодно, поэтому общение нон-стоп любой ценой.
   Старик понял это давно. Но до сих пор не решался что-то предпринять. Он родился телепатом, он даже не знал, каково это без связи с миром. Ему было страшно. Но, читая, он понял, что важнее поступать в соответствии с тем, во что ты веришь, даже если ты не прав. Жизнь научила его тому же. Он всегда так и делал. И именно это сделало его величайшим. И он не собирался менять этого сейчас.
   Его слишком уважали, поэтому никто не стал отговаривать или убеждать. Просто поговорили, убедились, что правильно его поняли. А сегодня вечером ему сделают необходимую процедуру. Он вызвал часы в голове и поднялся из кресла. На лужайку бесшумно приземлилось такси.
  
   Вечером, он сидел в том же кресле. Он улыбался, потому что понял, что его вера опять не подвела его. Он вдыхал воздух осени, слушал ветер, шелестящий в кронах деревьях, смотрел на звезды и поглаживал потрескавшийся переплет старой книги. Никто, никто не мешал ему больше наслаждаться жизнью. Он вдруг понял, насколько глупой была его погоня за счастьем, которое никуда не убегало от него, а просто терпеливо ждало, когда же он наконец додумается заглянуть внутрь себя.
  

Февраль 2006 - Апрель 2008

Крылья

Эдуард Цыганков

  
   Нельзя сдаваться, Эдик.
   Я уже был без крыльев. Я помню это ощущение безнадежности и бессмысленности своего пребывания здесь. Я помню, как злился на то, что у меня есть чувства. На то, что они причиняют мне боль, которую я не хочу, или заставляют меня подставляться под удары.
   Я обожаю новые ощущения, ощущения свободы и радости полета. Даже в самых идиотских и страшных ситуациях я не спускаю глаз с горизонта. Мне не страшно летать, мне хорошо.
   Я столько раз предавал себя, позволял себе быть преданным. Я ненавидел себя за то, что я не такой. У меня не получалось быть бездушным, даже, когда я старался изо всех сил. Но с этим покончено. Теперь я горжусь тем, что я отличаюсь.
   Я могу петь, не оглядываясь. Я танцую для себя. Я смотрю в глаза, когда разговариваю. Я задаю те вопросы, которые интересуют меня. Я кричу просто так. Просто так! Я могу злиться, не таясь, и хохотать, нарушая все нормы приличия.
   Я расправил крылья, я парю над этой реальностью. Моя жизнь по-настоящему стала моей. Я беру всю полноту эмоций и внимательно разглядываю их. Мне безумно нравится моя радость и моя злость, моя влюбленность и мое разочарование. Я позволяю себе проживать их, не боясь того, что ждет меня завтра.
   Мне жалко похоронивших себя заживо. Их больше, и они созывают под свои флаги. Без меня, пожалуйста. Я теперь знаю, как выглядят настоящие самоубийцы. Это не бунтари, которые не в силах вынести безысходности. Это те люди, которые отказались жить. Серые лица, серьезные глаза, "умные" разговоры и роль длиною в жизнь. Они ничего не ищут, ничему не учатся, они не слышат и не видят. Зомби. Бр-р-р...
   Я не буду больше себя предавать. Не ищите меня среди них.
   Я влюблен и мучаюсь от этого. Бросить и забыть? Это не твое? А вдруг... Вдруг я отступлюсь и потеряю? Вдруг я опять ожесточусь, и это будет в последний раз, и я уже никогда не смогу снова любить? Нет уж, пусть все идет так, как идет.
   Не сдавайся, Эдик. Расправь крылья и лети. Не обращай внимания на тех, кто не в силах понять этого. Они на земле, а ты принадлежишь небесам.
  

7 апреля 2008 года

  
  
  
   16
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"