Селин Дмитрий: другие произведения.

Бремя отцов/2120

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Воспоминания о будущем. обновлено 30.04.2020

  Бремя отцов.
  
  Краткое предисловие.
  
  
   Кто-то из древних сказал - 'человек никогда не меняется'. Возможно, он пошутил. Возможно, плохо перевели с древнегреческого или какой там язык был? Не помню. На уроках философии в школе много подобных высказываний разбирали. Философы от начала времен умудрились сложить высокую стопку силлогизмов, апорий и прочих творений гибкого и не очень разума, кои школяры конца двадцать первого века, пыхтя и с паром, разбирали во время и после уроков.
   Написал и заметил, что много союзов 'и' вставляю. Учитель литературы остался бы весьма недоволен, попади моё творение ему в руки. Это, кстати, ещё неплохой вариант - гораздо хуже (для меня лично), забери он весь пакет информации в голову. Сейчас это модно, особенно у людей пенсионного возраста, всю жизнь посвятивших вытягиванию школяров на вершины муз, где пасутся Пегасы. За уши, конечно, какой дурак по здравому размышлению добровольно полезет на луга асфоделий? Чтобы кто под этим словом не понимал. Впрочем,я отвлёкся. Немного поясню своё отношение к векторной литературе. Для полноты понимания - то что здесь и дальше будет написано, стилизовано под наивные тексты столетней давности. Где лично мной, где литпроцессором. Соответственно, текст линеен, как алгебра, все лишние ветки сюжета обрублены, стерилизованы и для верности помазаны сверху зелёнкой. Слово оттуда же. Кому интересно - найдет и то, что значит всё это вместе.
   Возвращаясь к векторной литературе и почему она считается модной в узких кругах. Мол, позволяет ощутить все нюансы незрелого творчества. Оценить недописанные повороты сюжета. Просмаковать нераскрытые грани героев. Узреть то, что автор по собственной глупости, а может и лени, не удосужился выложить на всеобщее обозрение.
   'Так что здесь плохого?', спросит нетерпеливый читатель. Ответ банален в свое полноте - всё.
   Такое, с позволения сказать, творчество, на самом деле не нуждается в авторе. Никто не может предсказать, куда уведут читателя вектора, при всем известной привычке игнорировать вшитые в книгу параметры. Признайтесь, что первым делом все переводят их с авторского режима на 'пользовательские настройки' и уж там изгаляются как хотят. Благо никаких ограничений на подобные действия нет.
   Ко всему - мной движет личный мотив. Кто-то, может быть, назовёт это запоздалым желанием отомстить тому времени, в попытке выставить в лучшем свете всех действующих лиц. Возможно, пусть будет так. Мне, собственно, нисколько не стыдно за себя самого, за свои решения и свои поступки. Как минимум. Если кто-то сейчас считает иначе - это его право и его выбор. Точно такое же право есть у меня и никто не в силах его отобрать.
   Независимо от применяемых сил и полученного в результате влияния.
  
  
  Глава первая.
  
  
   С высоты тридцать шесть тысяч километров Земля кажется маленькой. Конечно, не такой маленькой, как с Луны или скажем, с Марса. О более дальних планетах можно и не упоминать. Да, я знаю что Венера ближе, но с её поверхности разглядеть Землю может лишь обладатель радиоглаз, да и то в каком-то экзотическом диапазоне. Так что, как хотите, но мое личное мнение - отсюда, с высоты геостационарной орбиты, Земля кажется маленькой и очень уютной. Ещё можно разглядеть подробно очертания континентов и больших островов, леса, великие реки и даже, в известные годы - Эль-Ниньо.
   В редкие минуты отдыха, конечно. Шесть часов полёта от опорных орбит, уже лет сто пятьдесят как освоенных человеком - и ты уже на 'Форпосте'. Название, скажем прямо, звучное, но ни к какой героике отношение уже не имеющее. Его нанесли на борт жилого модуля скорее по старой памяти, в честь многолетней мечты человека выбраться наконец за пределы атмосферы Земли и там, в ближнем краю Космоса, основать нечто вроде фактории, грузового двора, а так же таможни и санпропускника в придачу. Как следует заметить из вышесказанного, постоялого двора там не планировалось от слова совсем. Да, тусоваться внутри внешнего радиационного пояса удовольствие то еще, пусть даже тебя прикрывают надежные алюминиевые стены жилого модуля, способные остановить любой электрон.
   Ха-ха, электрон! Ни на что более серьёзное болтающаяся над Тихим океаном станция не рассчитана. Если вдруг ударит солнечная вспышка, то в обычных условиях ничего более как с героическим спокойствием погрузится в транспортный модуль и отбыть на тридцать пять тысяч шестьсот километров пониже, так до сих пор не придумали. Ну а про внесистемные вспышки и говорить не приходится - риск этот мы берем на себя. До сих пор. За что нас любят девушки и молодые вьюноши с космическим блеском в глазах. Перешедшие в стадию рацио предпочитают просто нас уважать. По крайней мере - так сейчас принято, такой, так сказать, общественный договор. Мечты столетней давности о массовом переселении в прекрасное далёко остались, конечно, мечтами.
   В большом смысле этого слова. В малом ... в малом смысле очень малая часть человечества выбралась таки куда-то наружу и оттуда обеспечивает все десять миллиардов населения новыми знаниями, немного энергией, немного редкими землями и очень большими информационными поводами.
   Ладно, пора прекращать лирические речи. Пора браться за весьма простой по смыслу труд, исполняемый в весьма непростой обстановке. Я не зря про вспышки упомянул. В обычных условиях. На всё про всё у нас есть восемьдесят восемь часов, которые мы должны провести безотрывно здесь, на 'Форпосте', выполняя, повторюсь, банальнейший в общем-то труд. Мы должны поймать рыбу. Большую такую рыбу, метров сто пятьдесят в длину и диаметром двадцать метров, в самой широкой своей части. Для этого у нас есть всё. Крючок 'Я-П', длинные снасти, спиннинг 'Форпост' и отбрасываемое во внешнюю сторону от Земли грузило, в роли которого сейчас выступает старая окололунная станция. Тёмная и холодная, ничем более как массой своей инертной творящейся здесь истории более не интересная. Если кто-то спросит насчёт поплавка - за него можно принять жилой модуль 'Форпоста', даже формой похожий на поплавок из двух соединенных основаниям высоких конусов, пристыкованный, правда, вершиной одного конуса к ажурной конструкции несущих ферм, в общем виде похожих на зодиакальный знак Близнецов. К противоположной фермам вершине жилого модуля сейчас пристыкован наш орбитальный извозчик.
   С другой стороны 'Форпоста', симметрично жилому, располагается энергетический модуль - банальнейший ядерный реактор с турбоустановкой и протянутыми вдаль от станции трубами капельного охладителя. Точно такая же система охлаждения находится и на 'жилой' стороне, но ни разу её не использовали, ибо резерв.
   На что же тратится вся эта стомегаваттная мощь? На то, что находится на перекладинах знака Близнецов - саму, собственно, снасть - катушки с двойной укладкой графеновой ленты класса 120, а так же их привод.
   Идея 'Форпоста' простая до примитивности. Это орбитальный кран и не более. При вращении катушки одна лента устремляться к Земле, вторая - в космос. С одной стороны - крючок, он же блок 'Я-Поверхность', с другой старый лунный хлам, для стабильности закрепленный каркасом блока 'Я-Космос', он же 'Я-К'. Два ряда катушек друг против друга и образуют перекладины зодиакального знака. Вся эта снасть раскручивается на тридцать шесть тысяч километров в противоположные от геостационара стороны, при достижении поверхности Земли блок 'Я-П' стыкуется с полезным грузом и утаскивает его в космос. Конечно, не он сам - двигатели катушек, работающие в режиме подъёма, но с поверхности этого не видно, а так, зрелище вполне себе фантастическое - до сих пор организуют туры на границу десятимильной зоны ТАОН-а, что бы восхищенные пассажиры круизных лайнеров могли бы воочию наблюдать 'руку с неба'. Зрелище длится всего три часа, плюс-минус, от момента первого появления на пределе видимости блока 'Я-П' на призрачно-прозрачном подвесе, до исчезновения его же в беспредельной лазури приэкваториального призенитья.
   Отсюда, правда, этого зрелища мне не доведется увидеть. Разумеется, блок 'Я-П' обвешан камерами, как внегородская собака блохами, но 99.99 в периоде всей работы отсюда, с 'Форпоста', ведется в модельном режиме. Задача моя, и напарника - в удержании реального движения блока 'Я-П' вверх-вниз посредине узкого коридора вероятностного моделирования, где учитывается сонм самых разнокалиберных факторов. От давления солнечного ветра на геостационаре, до давления обычного ветра по разрезу слоёв атмосферы, магнитных возмущений по курсу движения 'Я-П'-а, орбит разнообразных искусственных тел, пересекающих зону безопасности вокруг линии 'Форпост'-ТАОН и многое, многое другое. Да, есть ещё уходящий к орбите Луны блок 'Я-К', за которым то же надо присматривать. Были прецеденты не очень хорошего свойства, хотя и не в нашей команде. Но всё когда-то впервые случается, поэтому рецепт избегания неудачи такой же как и во веки веков - бдить и бдить!
   Всё время двенадцатичасовой вахты внутри ближнего к каркасу базы конуса жилого модуля. Где, кроме нас, в местном центре управления с удобством и микрокухней, есть еще внешняя шлюзовая камера с выходом на несущие балки станции, плюс три скафандра для внешних работ. Почему три? Согласно нормам, конечно. Первая глава наставления 'О проведении внешних работ' гласит, что за пределами корпуса корабля или станции в открытом пространстве могут одновременно находится не более половины наличного экипажа. Легким движением мысли получается, что нас на 'Форпосте' всего шестеро. Да, это так. В обычном режиме. Сейчас же до станции добрались только четверо.
  
  
   Оглядываясь назад, я понимаю, что первый звоночек легонько коснулся наших тренированных ушек ещё в Кисуму. Там, в сентябре, жизнь легка и никоим образом не располагает к мыслям о чем-либо плохом. В ближайшем или хоть сколько отдалённом будущем. Недаром северо-восточный берег великого озера Виктория плотно занят сложным конгломератом европейских поселенцев пенсионного возраста, пригревшихся вокруг могучей груди Африканского Космического Центра. Блага европейской цивилизации, как подтверждает опыт предыдущих столетий, не могут обойтись без белого человека и творений рук его, в том числе но только улучшающих жизнь вокруг, но и кардинально её укорачивающих.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"