Д Владимир О: другие произведения.

История одного тёмного: Лич (Часть 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 6.56*6  Ваша оценка:

  1) Первый удар
   Лич стоял в нескольких сотнях метров от города, это был Торн, третий по величине город этих мест. Прошло около суток с того момента как он со своей, тогда ещё не большой, армией спустился с гор, но за это время Лич уничтожил все сёла, которые встретились на пути и превратил их жителей целую армию зомби, оживших мертвецов подчиняющихся его воле. Благодаря тем 80-ти магам, что он создал в горах, Лич вёл наступление по нескольким направлениям, сам не тратил время на поднимание мёртвых, а лишь координировал действия своей постоянно увеличивающейся армии. Но теперь перед ним встала более сложная задача, в трёх наиболее крупных городах были маги, поэтому просто атаковать в лоб было уже неразумно, могли быть слишком большие потери, непозволительные в самом начале войны, пока что Лич старался экономить ресурсы.
   Его нападение было быстрым и неожиданным, поэтому маги о нём скорее всего ещё даже не знали, он собирался использовать эффект неожиданности и дальше. Поэтому Лич решил атаковать ночью, когда живые уснут и станут наиболее уязвимы, к тому же он разделил свои силы и атака начнётся одновременно на все три города. И для каждого из городов он разработал специальный план, подготовив некоторые сюрпризы.
  
   Лаккон являлся одним из пяти магов Торна, он был ещё молод и горяч, поэтому за перепалку с одним из самых уважаемых магов его отослали подальше от столицы империи. Специализацией его была земля, и этой ночью он не мог уснуть, потому что его стихия взывала к нему. Земля, словно, пыталась ему что-то сказать, как будто в ней, что-то чуждое, то чего не должно быть вообще, и это чувство не ослабевало, а продолжало усиливаться.
   Оставив бессмысленные попытки уснуть, маг оделся и вышел на улицу, пытаться разбудить других чародеев он не собирался, слишком уж натянутые у них были отношения, но разобраться в чём дело, было просто необходимо. Лаккон вышел на одну из улиц, ведущую в сторону главных ворот, ощущение, разбудившее его, продолжало усиливаться, он уже начинал понимать, что под землёй что-то двигалось, и это происходило, не меньше чем в пяти различных местах. Одно из существ приближалось как раз к тому месту, где находился маг, и чем ближе оно было, тем сильнее Лаккон ощущал, что от этого веет смертью.
   Маг подготовил несколько заклинаний и отправил в небо небольшой фейерверк из разряда элементарной магии огня, это означало общую тревогу. В нескольких метрах перед Лакконом образовался провал диаметром с пару метров, и не тратя зря времени маг отправил туда несколько метеоритов, сформировавшихся из дорожной пыли и грязи, и используя заклинание заставил землю сомкнуться и закрыть дыру. Но тут же провал появился вновь и из него вылетела чёрная лента, которая оплела Лаккона и не давала ему не только двинуться, или что-то сказать, но и затуманила разум, мешая нормально думать.
   Из провала вышли несколько фигур в серых балахонах, Лица их были не видны во тьме капюшонов, ссохшиеся, как у мертвецов, руки, торчавшие из рукавов, не позволяли считать их нормальными людьми. Следом за ними из провала толпой повалили зомби, когда-то это были крестьяне, но в их глазах не было разума, они были подчинены чьей-то воле, и на теле почти каждого были раны, после которых уже не живут. Одно из существ в серых балахонах подошло к Локону и нанесло сильный удар по голове, от которого маг потерял сознание.
   Когда Лаккон пришёл в себя и огляделся, он понял, что находится на главной площади, рядом с ним опутанные теми же чёрными лентами лежат другие маги, а существа в балахонах выстроились вокруг них и чего-то ждут. В душе у мага начала теплица надежда, их не убили сразу, значит они для чего-то нужны, и возможно даже им сохранят жизнь, ну или хотя бы появится шанс спастись. Но вот существа расступились, в круг вошли несколько зомби, они тащили начальника городской стражи, судя по всему, он был оглушён, следом двигался кто-то ещё, он был похож на человека, но стоило только приглядеться, и становилось понятно, что человеческого в нём осталось мало. Мертвенно бледное лицо, синие губы и вместо глаз два чёрных провала, в которых клубиться тьма, ещё в глаза бросался обруч, надетый на голову, в который был вделан кроваво-красный камень.
   И вот это непонятное существо, взяв за горло начальника стражи, притянуло его к себе, тот как раз начал приходить в себя и открыл глаза, когда их взгляд встретился, начало происходить что-то непонятное. Из глаз начальника стражи начал появляться белёсый туман, и перетекать в чёрные провали того, кто держал его за горло. Через несколько минут существо разжало руку и мёртвое тело упало перед магами, Лаккон был следующим...
   Спустя примерно полчаса перед Личём лежали шесть трупов, он впитал знания каждого из них, у него не было времени изучать книги по магии и военному делу, поэтому он решил брать информацию из других источников. Недостатком было лишь то, что никто из созданных им в горах магов не обладал достаточной энергией, что бы использовать заклинания взгляда души, и ему нужно было делать всё самому. Лич передал одному из существ в серых балахонах амулет в виде идеально круглого серого камня, и направился к стоящему неподалеку костяному дракону.
   Существо приблизилось к телу Лаккона и, надев амулет ему на шею, начало произносить заклинания, затем оно взяло в руки лицо мёртвого мага и начало приближать его к себе, в какой-то момент, существо, словно, втянулось магу в рот. Через мгновение Лаккон поднялся и размял конечности, словно они затекли, в глубине глаз у него поблёскивали красные искры.
  
   Лич стоял на спине летящего костяного дракона, он приближался к Тарии, второму по величине городу этих мест. Здесь существа в серых балахонах уже сделали своё дело, пользуясь темнотой, под покровом невидимости они взобрались по стенам и перебив стражников открыли ворота для армии нежити, а затем, пока маги города не успели объединиться, переловили их по одному. Личу осталось только поглотить новые знания, что он и сделал. Через час все маги Тарии и начальник городской стражи были мертвы, в это время в Торне уже полным ходом шло поднятие мёртвых, армия Лича увеличивалась с каждой минутой.
   В Триине, самом крупном местном городе, всё прошло не так гладко, маги каким-то образом узнали о том, что творится в окружающих сёлах, и как только вблизи города появились первые отряды армии Лича, город был переведён на военное положение. Маги стояли на стене в четырёх местах, над каждыми воротами, там же на высоте около двух десятков метров над стеной висели огромные огненные шары, которые не только освещали местность и не давали использовать невидимость, но и выплёскивали струи огня на оживших мертвецов, когда те пытались атаковать.
   Лич прилетел суда на костяном драконе, захватив с собой десять существ в серых балахонах из Тарии, теперь у стен Триина их было около полусотни. Ещё в Торне, когда Лич узнал о потерях при первой попытке штурма, он приказал не бросаться на стены, а ждать его, поэтому уже половину ночи люди Триина провели в осаде. Периодически из города пытались выбраться лазутчики, и вылетали почтовые птицы, но призрачные ищейки контролировали небо, а на земле властвовали ожившие мертвецы.
   Здесь уже было не до получения новых знаний, нужно было уничтожать город быстро и безжалостно. Основной ударной силой Лича сейчас были существа в серых балахонах, и поэтому все они сконцентрировались у одних ворот. К тому же скоро из Торна должны были приблизиться 'копатели', те самые, что прорыли подземный туннель. Лич оценил силу оборонявшихся и понимал, что такого двойного удара, они просто не выдержат. Пока маги будут заняты атакой на ворота, 'копатели' пройдут под землёй почти незамеченными и проведут часть армии. Лича интересовало другое, как свести потери к минимуму.
   Уже около часа Лич и существа в серых балахонах создавали заклинание, это была почти та же призрачная лента, но гигантских размеров, она должна была оплести огненный шар и вывести его из строя, а если повезёт, то и уничтожить. 'Копатели' уже были здесь и приготовились рыть подземные туннели под стеной, но и маги почувствовав что-то, усилили оборону у этих ворот. Заклинание было уже готово, и Лич принял решение сменить место атаки, раз маги усилили это направление, значит остальные были ослаблены, и именно туда нужно было переносить атаку. Существа в серых балахонах облепили всего костяного дракона, сам же Лич вновь стоял на спине, через минуту полёта они уже обогнули город.
   Не опускаясь на землю Лич выпустил заклинание и огненный шар опутала призрачная лента, она его не уничтожила, но опасности он больше не представлял и костяной дракон рванулся к стене, в него полетели две молнии и небольшой огненный шар, но дракон просто уклонился, а стена ветра пущенная уже почти в лицо дракону разбилась о щит тьмы поддерживаемый Личём. Когда дракон оказался на стене его пасть раскрылась и оттуда поползло серое облако, маги успели защитить себя различными щитами, но все обычные солдаты, которые были рядом, мгновенно превратились в пепел.
   В следующее мгновение с дракона на стену спрыгнули существа в серых балахонах, и на магов обрушился целый шквал тёмных заклинаний, защита многих не выдержала и лишь четверо магов остались живы, но энергия их была истощена, поэтому призрачные ленты полетевшие следом уже через минуту оплетали их не давая не только творить заклинания но даже мешая думать. Ворота были открыты, и в город ворвалась толпа зомби. Но бой ещё был не окончен.
   Лич задержался на стене, чтобы поглотить знания пленённых магов. Именно так он узнал что в городе находится один из 'серых теней'', и вскоре с из тех самых ворот, что он собирался атаковать изначально вырвался достаточно большой отряд, они прошли сквозь всю армию окружающую город, не оставляя после себя никого живого, точнее окончательно уничтожая уже неживых. Там погибло четверо из созданных Личём в горах магов, но это позволило узнать где находится 'серая тень'. За пол года, проведённые в горах, у Лича было время подумать, как бороться с такими магами и у него уже было решение, осталось только проверить его на практике.
   Через некоторое время Лич уже был рядом с тем отрядом, который устроил прорыв, 'серая тень' продолжал уничтожать отряды зомби, пытающиеся помешать им пройти. Лич и его противник встретились взглядом, заглянув в эти два провала наполненных тьмой 'серая тень' почувствовал предсмертный холодок бегущий по коже, но тут же, сбросив с себя оцепенение, он отправил в своего противника несколько шаров света. Расстояние было слишком большим, и Лич просто уклонился от них, когда побежал ему навстречу. Из рук Лича по очереди вырвались три призрачных ленты, 'серая тень' бросил ещё один шар света в первую ленту, но он лишь разбился снопом искр, то же произошло и с выпущенным следом лучом яркого белого света. В этот момент ленты добрались до мага, первая просто ударилась об его доспехи и рассыпалась пылью, но две летящих следом оплели его не давая колдовать. Лич рванулся вперёд, он знал, что 'серую тень' заклинаниями тьмы долго не удержишь, и одна из лент уже рассеялась тёмным дымком, наконец Лич приблизился к своему противнику и, оглушив его сильным ударом в голову, повалил на землю. Пока всё это происходило несколько существ в серых балахонах уничтожили весь остальной отряд, без защиты стен города и 'серой тени' они были лёгкой добычей.
   Лич нагнулся над лежащим магом и произнёс заклинание, с его пальцев в глаза 'серой тени' потекла струйка тьмы, это заклинание действовало на мозг останавливая или замедляя в нём почти все процессы, иногда жертва умирала, но чаще просто некоторое время находилась как бы в коматозном состоянии, Именно часть этого заклинания добавленная в призрачную ленту мешала думать. Лич встал, дело было почти сделано, всё прошло как он и предполагал. Выпущенное первым заклинание, было простенькой магией земли и заклинания света, специализированные против тьмы, не могли ничего сделать, но время которое потратил маг что бы это понять позволило Личу победить. К нему подошли несколько зомби, Лич отдал им приказ взять обездвиженного мага и на одном из 'копателей' по туннелям унести в горы, где одним ударом разбить ему голову камнем. Конечно доспехи серой тени очень ценный артефакт, но слишком уж опасно было пытаться разобраться в них, совершенно непонятно как они отреагируют на вмешательство тёмного мага, да и 'серая тень' скоро мог очнуться.
   Весь город был в руках Лича, лишь в одном месте маги, которые не покинули стены над воротами, продолжали оказывать сопротивление, и он направился туда. Около десяти магов и несколько десятков солдат находились на стене, они не тратили сил, пока что их защищал огненный шар висевший над их головами. Это был последний оплот сопротивления, поэтому энергию можно было не экономить, Лич начал тянуть боль страдания и ужас из окружающего его полуразрушенного города и вкладывать всё это в заклинание. Вскоре из его рук потекла тонкая струйка дыма, медленно двигаясь по земле, и, оставаясь никем незамеченной, она приблизилась к стене города, начав впитываться в неё. Система амулетов внутри стен уже была нарушена, и ничто не могло помешать заклинанию. Через несколько минут случился обвал, вся стена над воротами, и рядом с ними просто развалилась, все солдаты погибли, огненный шар исчез, а всех магов тут же опутали целые клубки призрачных лент.
   Через час Лич поглотил знания всех захваченных магов, и тех солдат, чей опыт счёл стоящим, он стоял на сохранившемся участке городской стены, начинался рассвет. В горах раздался страшный взрыв, 'серая тень' был мёртв. Лич осматривал город, пожаров нигде не было, но во многих местах были разрушены дома, и периодически откуда-нибудь доносились крики. К нему подошёл Лаккон, когда существо в сером балахоне заняло его тело, Лич уже не мог отдавать приказы напрямую - мыслями. Лич заговорил всё тем же ледяным голосом:
   -Ты отправишься в Сапфирное королевство, найдешь там какого-нибудь советника имеющего большое влияние на короля, и ненавидящего империю. Скажешь ему, что в этих местах мы подняли восстание, устав от тирании Императора, намекни, что нам пришлось прибегнуть к небольшой тёмной магии, что бы иметь шансы на победу, но попытайся убедить его, что наша первоочередная цель это освободить народ. Они, конечно, не согласятся открыто нам помогать, но нам будет достаточно невмешательства как можно дольше. Наступит время и, даже объединившись, они ничего не смогут сделать. Один из 'копателей' проложит тебе туннель до границы империи, но дальше ты должен двигаться сам, старайся не пользоваться тёмной магией без нужды, помни ты маг земли.
   Лаккон развернулся и ушёл, Лич продолжал осматривать захваченный город, сейчас он рылся в воспоминаниях солдат и начальников городской стражи, которые поглотил, вскоре Император узнает о том что происходит и Личу предстоит выдержать несколько сражений. И уже сейчас он понимал, что один, даже контролируя всех существ в серых балахонах, он не справиться, ему нужны генералы, самостоятельные, но так же зависящие от него.
  
   2)Император.
   Император стоял перед портретом мага, на нём был изображён Харр, маг много столетий назад создавший империю, создавший её почти из ничего, только своей волей и своими умениями. Харр мечтал создать такую империю, которая переживёт века, и ему это удалось. Даже без него империя пронесла имя Харра сквозь время, и сохранила память о нём, кто-то его боготворил, кто-то уважал, а кто-то ненавидел и боялся, даже сейчас, когда тело его рассыпалось прахом, а могила затерялась.
   Именно такую цель, когда-то в детстве ставил перед собой и Император, оставить память о себе, которая переживёт века, пусть даже когда-нибудь его начнут путать с этим великим магом, но это тоже будет для него честью. Ему было проще, в его руках уже была целая страна, превосходящая своих более мелких соседей не только территорией, но и уровнем развития, но всё же за то столетие, что он правил Империей она увеличилась более чем в пять раз, при нём жили, рождались и умирали целые поколения. Да, порой он был излишне жесток к врагам, но это давало результат, те, кто жил внутри империи почти не знали что такое преступность. Медицина и образование были на высоком уровне, а законы хоть иногда и казались жестокими, но были справедливыми.
   Император отвернулся от портрета и вышел из комнаты, ему предстояла встреча с Дриммом, по какому-то очень важному делу, и Императора не покидало плохое предчувствие.
  
   Дримм зашёл в небольшую комнату, вся её обстановка состояла из камина и большого стола, вокруг которого стояли стулья. Император стоял рядом с камином и смотрел в глаза начальнику внутренней разведки.
   -Мой Император, у меня крайне важное сообщение.
   -Зная тебя, и учитывая ту срочность, с которой ты хотел встретиться, я в этом не сомневался. Говори.
   -Тёмный вернулся, на этот раз это не просто мальчишка, владеющий исчезнувшей магией, он захватил несколько городов. Судя по всему, он убивает всех и создаёт из них армию, продвигающуюся всё дальше вглубь империи. И на этот раз он точно не один, слишком уж эффективны его действия.
   -Ты уверен, что это тот самый тёмный?
   -Пока нет, но всё началось неподалеку от того места, где он пропал без вести, убив 'серую тень'. И к тому же, сколько тёмных магов встречалось в наших местах в последнее время? Не так уж много, насколько я знаю.
   -Хорошо, какова опасность?
   -Точно сказать трудно, его армия быстро разрастается, а у нас осталось только три 'серые тени', которые хоть что-то знают о борьбе с такими как он. И к тому же, как мы уже выяснили в прошлый раз, он очень силён и талантлив.
   -Хорошо, Дримм, у меня плохое предчувствие, поэтому теперь это наша первоочередная проблема, нужно как можно скорее прекратить внешние войны, и стягивать силы вглубь империи. На тебе всё, что связано с магами, пусть займутся исследованиями и сбором данных. И как начальник внутренней разведки именно ты должен остановить продвижение армии тёмного, и начать её уничтожение.
   -Хорошо, мой Император.
   Дримм быстрым шагом вышел из комнаты, он уже долго планировал свои следующие действия, а Император только развязал ему руки.
  
   Император же, не теряя времени, встретился с начальниками внешней разведки и межгосударственных отношений. В истории империи начиналось новое время, впервые за почти сто лет решено было полностью прекратить поглощение соседних государств и заключить мир, на выгодных условиях, конечно.
   Император вновь стоял перед портретом великого мага, в последнее время он был здесь очень часто, его дар был очень слаб, и он знал одну из причин, его магия была магией пророка, амулеты, когда-то размещённые магами по всему материку, давили его силы. Даже будучи правителем одной из великих империй он не мог ничего сделать, тот же Дримм первым бросит в него камень в случае чего, маги очень последовательны в подобных решениях, а идти один против всех он просто не мог. Император смотрел на портрет и вспоминал.
  
   После окончания войны с тёмными, территория тех государств, в которых они укрывались, была полностью безлюдна и представляла собой одно огромное кладбище. Поэтому никто не протестовал когда Император Таюр, правивший в то время в империи Харр потребовал их присоединения. Во время войны империя была одним из основных центров, и в её пределах ещё оставалось много магов, и следующим шагом императора Таюра было, предложение им остаться, чтобы помочь очистить, кладбища, в которые тёмные превратили эти страны, и снова сделать их плодородными землями, пригодными для жизни. Со своей стороны он предоставлял в их пользование почти все имеющиеся ресурсы, и планировалось создать целые города, в которых маги могли бы совместно заниматься своими исследованиями. Многие сочли своим долгом помочь устранить следы действий темных, и лишь некоторые решили вернуться туда, где они когда-то жили.
   За несколько десятилетий маги превратили почти все вновь обретённые территории в цветущие леса и поля. И только то место, где тёмные нанесли свой последний удар и погубили весь 'светлый совет', навсегда осталось безжизненной пустыней. За это время Император умер и правил его единственный сын, он во всём поддержал начинания своего отца, и маги так и остались в империи, продолжая свои разнообразные исследования и по возможности пробуя их на практике.
   Благодаря магам уровень жизни в империи начал превосходить остальные страны, как бы обделённые магией. Только сапфирное королевство, древняя и могучая держава, размеры которой превосходили империю во много раз, была соперником, но сами правители королевства не воспринимали империю всерьёз, так как считали её всего лишь маленькой и незначительной страной. К тому же в сапфирном королевстве находилась единственная школа магии, но недостаток её был в том, что обучаться там могли только жители самого королевства. Те же маги, что остались в империи понемногу искали себе учеников и за её пределами, благодаря чему количество магов в империи Харр не только не уменьшилось за несколько столетий, но даже возросло.
   Целители, которых в империи теперь было немало, значительно улучшили уровень медицины, что увеличило прирост населения и уже через полторы сотни лет после окончания войны с тёмными все земли принадлежавшие империи были заселены и, в скором будущем, перед императором могла встать проблема перенаселённости. Но в это время произошли куда более важные события.
   Благодаря вмешательству магов императоры жили довольно долго и через почти две сотни лет всё ещё правил внук императора Таюра, заключившего с магами соглашение. У него было трое сыновей, власть наследовал старший сын, если же он умирал не оставляя наследников, то императором становился следующий из братьев. Поэтому у самого младшего не было почти никаких шансов занять трон.
   По иронии судьбы этого младшего сына при рождении назвали Харр в честь мага, который когда-то основал империю. Он был одним из немногих, кто интересовался глубинами истории своей страны и не раз перечитывал книги, в которых рассказывалось о том, с чего всё начиналось. Его героем детства стал этот маг, он видел в нём пример для подражания и не сомневался, что править в империи должен именно он.
   Тогда считали хорошим знаком, что у самого младшего члена императорской семьи открылся магический дар, все думали, что, даже став магом, он будет помнить свой род и свою страну и будет всячески о ней заботиться. Уже потом выяснилось, что дар у него очень слабый и настоящим магом он никогда не будет, но даже те малые возможности, которые у него были, юный Харр старался использовать максимально эффективно, перечитывая просто горы книг.
   Уже много времени прошло с того общего собрания магов, когда они заключили соглашение, о том, что никто обладающий даром не может быть правителем, чтобы избежать серьёзных войн, губящих огромное количество простых людей, как это уже не раз случалось. Именно то, что это было безумно давно, и тот факт, что дар молодого Харра был очень слабым, давало ему возможность править, если он, конечно, смог бы добраться до трона. Ещё в детстве его привлекали не те маги, чья сила была велика, а те, кто был почти так же слаб, как и он, этим людям приходилось пробивать себе дорогу не столько магией, сколько умом и хитростью.
   Тогда юный член императорской семьи и познакомился с Дриммом и его другом Торбаном, магами слабыми, но имеющими много других талантов. Уже тогда молодой Харр увидел в них своё будущее, именно на них он хотел опереться в начале своего правления.
   Когда Харру было двадцать лет, от неизвестной болезни умер старший из братьев, маги сказали, что это было проклятие кого-то из оставшихся в живых тёмных. Власть перешла к среднему сыну, и Харр стал ещё на шаг ближе к своей мечте. Примерно через неделю после принятия власти в дружеской беседе с младшим братом новоиспечённый император упомянул, что маги, заботясь о его безопасности, снабдили его амулетами, защищающими почти от всего, разве что защиту от тёмной магии сделают чуть позже. В ту же ночь император был убит, в сердце ему воткнули кинжал с гербом Сапфирного королевства, и пропитанный магией тьмы, он скончался за несколько мгновений.
   Конечно, многие считали, что Харр приложил руку к обоим смертям, и шептались за спиной, о том, не пора ли сменить династию. Когда Харр стал императором, его первыми словами были: 'Отныне и душой и телом я принадлежу своей империи, у меня теперь нет имени, я только Император'
   И когда этот новый Император начал править первым делом он полностью изменил внутреннюю разведку, теперь там хозяйничали маги, Дримм и Торбан возглавили её и вместе с самим Императором создали целую сеть по всей империи. Внутренняя разведка подчинялась только Императору, а все остальные стали подчиняться ей. Теперь Император знал всё о своей империи и держал её в кулаке.
   Но император помнил о своём желании вновь возвысить империю и начал изменять армию, из отъявленных преступников были сформированы отряды, служба в армии стала почти единственным наказанием за преступления. Дисциплина в этих частях армии была железной, за малейший проступок наказанием была только смерть, следили за порядком некоторые маги, поэтому обмануть их было почти невозможно. Это были отряды для террора. В первых войнах они ещё были малоэффективны против солдат, но мирное население боялось их как огня. Очень быстро сами солдаты этих отрядов поняли, что без изнурительных тренировок их ждёт только смерть, и вскоре они ни в чём не уступали другим частям армии, а в жестокости во многом превосходили их.
   Магию по негласному соглашению старались не использовать в войне напрямую, но доспехи и оружие солдат империи, изготавливались с применением магии и поэтому они превосходили по своему качеству и возможностям оснащение противника. Империя начала расти, медленно, но верно поглощая своих соседей. Появлялись союзы, но, умело, играя на политических разногласиях, Император разрушал их, либо просто воевал сразу со всеми. Очень скоро огонь войны породил и талантливых военных, потери стали меньше, а действие армий намного эффективнее. В какой-то момент и сами маги начали понемногу участвовать в войне, это позволяло многим из них на практике проверить свои разработки, а были и те, кто просто любил воевать.
   Очень скоро Сапфирное королевство опомнилось, и потребовало от Императора прекратить кровопролитные и бессмысленные войны. Возможности и влияние королевства было слишком велики и началось время серьёзных политических игр, Императору приходилось отбивать право на завоевание каждой новой страны, ссоря её правительство с Сапфирным королевством и со всеми соседями. Внешняя разведка империи постепенно тоже становилось могущественной организацией, которую побаивались даже на другой стороне материка. Сама война уже была самой простой и быстрой частью завоевания.
   Всё это время Император вообще не пользовался магией, а то, что он старел не как маги, а как обычные люди, хотя и намного медленнее, ещё раз подтверждало его право на трон. Но всё же, как и все маги, он был бесплоден, по крайней мере, так считалось почти сотню лет. Но однажды, одно из очередных развлечений правителя империи забеременело, сначала все решили, что она ему изменяла, но после самых тщательных проверок, проведённых магами, сомнения развеялись, это был ребёнок Императора. И вскоре у него появился сын, никакого магического дара у него не было, но это был крепкий и здоровый ребёнок. Сам Император запретил давать ему имя, это был Сын Императора, и только так его нужно было называть, но поговаривали, что мать всё-таки назвала своего сына одним из древних имён, которое должно было защитить его в жизни.
  
   Император стоял перед портретом, у него была империя, у него был наследник, хоть его дар пророка и был подавлен, но у него иногда были предчувствия, в которых он не сомневался. И теперь он чувствовал, что близится его смерть. В руках он держал книгу, одну из тех, которыми зачитывался в детстве, о первых шагах мага Харра, когда империя ещё только создавалась. Конечно, в каждой книге рассказы отличались, но, прочитав их огромное количество, Император по крупицам составил представление о тех временах, которое он считал максимально близким к истине.
   3)Империя Харра.
   В прежние времена многие маги стремились к власти и создавали государства или даже целые империи, одним из первых таких был Харр. Он был магом огня, и хотел не просто править в какой-то стране, а создать империю, которая переживёт тысячелетия. Недалеко от великих гор, он нашёл что-то вроде мелкого государства, Город-крепость и окружающие его несколько крупных деревень, они не хотели присоединяться ни к кому из более крупных соседей, и поскольку ничего особо ценного на их землях не было, их пока просто оставили в покое и не замечали.
   Правил там совет из самых выдающихся людей города, и именно к этому совету и обратился Харр, рисуя им яркое и счастливое будущее, в случае, если они согласятся признать его своим правителем, и угрожая жестокой и безжалостной расправой в случае отказа, своего он добился. Его признали гражданином города и приняли в совет, на том же собрании было введено военное положение, якобы из-за угрозы со стороны одного из соседних королевств, и назначили Харра главой совета, так всегда делали на время войны. Таким образом, маг получил правление почти законным образом, и с этого начался рост его империи.
   Первым делом он осмотрел все военные силы, находившиеся в его распоряжении, это был отряд примерно из двух сотен человек, неплохо вооружённых, но умеющих только защищать городские стены, при битве на любой другой местности они превращались в вооружённую толпу, ни для чего не пригодную. Маг это предвидел и уже в ближайшие дни ожидал прибытия одного своего старого знакомого. Будучи ещё очень молодым странствующим магом, он спас жизнь командиру небольшого отряда наемников, и тот поклялся, что отныне его жизнь принадлежит Харру, сейчас пришло время использовать эту клятву.
   Теперь у мага были и командующий и тренер для его небольшого войска, сам же Харр занялся изучением ситуаций в соседних государствах и подготовкой магического снаряжения для своих солдат. Взрывающиеся стрелы, горшки, с горящей смесью, щиты, ослепляющие врагов ярким светом, он постарался использовать все свои идеи, чтобы получить максимум преимуществ. И уже через год, после того как он официально начал править, в его руках был отряд из двухсот хорошо тренированных и вооружённых страшным оружием воинов, а так же вся информация о соседних королевствах.
   Харр удачно выбрал место, других магов поблизости почти не было, и в его руках было значительное преимущество, наиболее подходящими целями он считал два королевства. В первом тирания монарха довела людей до того, что восстания вспыхивали одно за другим, а их жестокое подавление вызывало в народе лишь новые волнения. Можно было попытаться захватить в нём власть, но народ там был довольно гордый и мог объединиться перед лицом общего врага, тогда малыми силами ничего бы сделать не удалось. Во втором королевстве среди всего народа был распространён культ поклонения солнцу, королевская семья считалась детьми бога солнца и все проявления света и огня считались дарами бога. Харр был уверен, что когда люди увидят, что он может создавать огонь и управлять им, то без труда можно будет выдать себя за посланца бога. Конечно король, его приближённые, да и просто знающие о магах в это не поверят, но поддержка простого народа у него будет.
   И маг решил начать со второго королевства. На щите каждого из его солдат было выгравировано солнце, и именно оно ослепляло противника ярким светом, когда держащий щит солдат произносил определённое слово. Всем своим солдатам под страхом смерти он запретил разговаривать с местными или даже смотреть им в глаза, он должен был предстать посланцем бога, а его войны высшими существами. Именно поэтому запасы провизии и другие нужные вещи были взяты с собой в избытке, они не должны были ничего брать у местных, хотя бы первое время.
   Всё прошло именно так, как и задумывал маг, все простые люди, лишь только увидев горящий над его головой шар огня, встречали его как посланца бога и покланялись ему. Король же сначала не обращал внимания на явления пророка, затем отправлял к нему послов, но маг отказывался с ними говорить, и продолжал двигаться к столице. Тогда сам король, подготовив войска и оставив их у города, встретил Харра в нескольких днях пути от столицы, и потребовал объяснений. Много людей присутствовало при этой встрече, и они видели, что тот самый посланец бога, который до этого помогал всем, кого видел (его войны уничтожали лесных чудищ и бандитов, терроризировавших простой народ, он сам излечивал больных и кормил голодных, указывал путь заблудшим), этот посланец, когда король начал что-то от него требовать, угрожать ему и кричать в своей обычной манере, отпустил то малое солнце, которое всегда было над его головой, и священный огонь поглотил короля, оставив от него только кучку пепла.
   После того как Харр огненным шаром убил короля, страна, по сути, начала разделятся на два лагеря. Одни поклонялись ему и считали, что бог послал им спасителя, чтобы освободить от обнаглевшей и забывшей истину королевской семьи. Другие понимали, что он просто маг, который хочет захватить власть в стране, в руках вторых была вся армия, и не было причин менять власть королевской семьи на какого-то неизвестного мага. Те войска, которые подготовил король, отправились навстречу Харру, чтобы разбить его небольшой отряд, рассчитывая на значительное численное превосходство (в их распоряжении было две тысячи пеших воинов и почти четыре сотни всадников).
   Но даже те, кто выступал против мага, всё ещё поклонялись солнцу, и битва состоялась ярким солнечным днём на одном из полей почти у самых стен столицы. Харр знал, что его противники ещё никогда не сталкивались в бою с магом, и был уверен, что даже такое превосходство не даст им никаких шансов на победу. Почти весь небольшой отряд мага выстроился в две линии перед противником, сам Харр вместе с оставшимися двумя десятками солдат расположился несколько позади. Его воинство казалось тонкой нитью стоящей перед отрядом противника, но никого из воинов мага не пугало это преимущество, их хорошо готовили к этой битве и они сами знали, насколько лучше вооружены.
   Увидев, сколь малочисленны их противники, воины королевства воспрянули духом, конечно, говорили, что их командир может колдовать, но огненные шары в них не летели, и кто знает, может это вообще всего лишь преувеличение, сейчас он выглядел как обычный человек, даже того хвалёного огненного шара над его головой не было видно. И с грозным криком, уже предвкушая свою победу, воины королевства побежали на противника. На их головы тут же посыпались стрелы, в первые мгновения никто не воспринял эту угрозу всерьёз, у них была хорошая броня, и обычные стрелы не могли причинить серьёзного урона, но это были не обычные стрелы. Как только стрела врезалась во что-то твёрдое, она тут же взрывалась, и даже доспехи не могли защитить солдат. Раздались первые крики боли и ужаса, и солдаты побежали ещё быстрее, надеясь выйти из-под обстрела и начать рукопашную, когда их численное преимущество сможет сыграть свою роль. Но, когда до противника оставалось несколько десятков шагов, солдаты мага стоящие в первой линии встали на одно колено, выставив вперёд щиты и солнце, выгравированное на них, засияло нестерпимо ярким светом, который буквально ослеплял.
   Харр внимательно следил за битвой, он хорошо подготовился, у каждого из солдат был лук и перчатки, и когда солдаты брали самую обычную стрелу, руками одетыми в эти перчатки и накладывали на этот лук, стрела обретала магические свойства и взрывалась при ударе о что-то твёрдое, тем самым маг избежал опасности от хранения взрывающихся зарядов. В тот момент, когда первый ряд ослеплял противника при помощи щитов, второй ряд начал забрасывать солдат королевства сосудами с магической смесью, которые, разбиваясь, разбрасывали на расстояние в несколько шагов огонь, горящий очень долго и сжигающий почти всё, даже землю, ещё от них шёл жуткий дым, от которого проивник начал задыхаться. Высокая численность и плотный строй, как и в случае со стрелами, стали не преимуществом, а недостатком для его противника.
   В этот момент один из солдат, стоявших рядом с магом, сказал, что видит конных воинов. Как только Харр заметил, что среди рядов противника нет ни одного всадника, он уже догадался, что они где-то в засаде и попытаются убить именно его самого. Маг обернулся и увидел, как из леса, молча, один за другим выскакивают конники и несутся на него, набирая скорость. Если бы Харр заметил их на несколько минут позже, то его бы просто смели и могли действительно убить, задавив количеством, но он их ждал и солдаты рядом с ним следили не за битвой, а за лесом находящимся неподалеку.
   Харр заметил конников вовремя, и, поэтому, у них не было почти никаких шансов. Маг использовал давно подготовленное им заклинание, для которого он и берёг силы, и тут же на конных воинов понеслась стена огня высотой в два человеческих роста, за несколько мгновений четверть солдат вместе с их лошадьми просто превратилась в пепел. Когда стена огня исчезла, стало видно, что у половины оставшихся лошади встали на дыбы загородив дорогу идущим следом, и началась свалка, тех же немногих, которые выбрались и продолжили нападение, быстро убивали взрывающимися стрелами те два десятка человек, которые стояли рядом с магом, это были лучшие лучники его отряда, которые могли точно попадать даже в движущиеся цели.
   И пешие воины королевства побежали, бросая оружие и мечтая спасти свою жизнь, в спину им не полетела ни одна стрела. Из всего воинства королевства осталось меньше тысячи пеших и конных воинов, в отряде мага только один солдат случайно вывихнул руку.
   Сторонники королевской семьи заняли оборону в столице, вместе с оставшимися у них солдатами, уже были отправлены гонцы к местам расположения других военных сил королевства, было принято решение ослабить границы, но отбить атаку мага любой ценой. Харр был у ворот города уже на следующие сутки после сражения, он произнёс речь, при помощи магии усилив свой голос так, что его слышали все жители столицы королевства. Он говорил, что принёс им справедливое правление и освобождение от власти тиранов из королевской семьи, что каждый, кто сложит оружие, сохранит и жизнь, и имущество. Но те, кто выступит против нового лучшего порядка, посланного им от бога, будут безжалостно уничтожены властью священного огня и сгорят в нём вместе со своей семьёй. Маг дал десять часов на размышление, точнее всю ночь. Когда солнце поднималось над горизонтом, маг вновь пришёл к воротам города и произнёс: 'Каждый из вас этой ночью принял решение, и я надеюсь, вы думали не только о себе, но и о своих близких'.
   Через пару минут с рук мага слетел огромный огненный шар и разнёс ворота вместе с устроенной за ними баррикадой, проход в город был свободен, если не считать отряда воинов, преградивших путь. За считанные мгновения они были уничтожены залпом взрывающихся стрел. Харр накрыл весь свой небольшой отряд магическим куполом, который должен был сжигать небольшие снаряды, если такие полетят в их сторону, и маг начал своё шествие по столице. В первых нескольких домах скрывающиеся солдаты пытались атаковать отряд Харра, но ни одна стрела не смогла преодолеть купол, сами дома были тут же сожжены вместе со всем, что было внутри и превращались в руины. Увидев, что сопротивление не принесёт ничего, кроме смерти и разрушения, большинство солдат и обычные жители решили сдаться.
   Послы от них пришли к магу с поклоном и просьбой позволить, присоединиться к нему, но он распустил их по домам, узнав, лишь, где находятся сторонники старого правления, как он и предполагал те создали новую линию обороны внутри дворца. Вскоре отряд мага стоял перед дворцом, в котором когда-то жил король, и из которого правил всем своим государством. Харр вновь усилил свой голос и пообещал жизнь всем, кто сдастся, и ужасную смерть каждому, кто посмеет сопротивляться, или просто останется во дворце. Спустя некоторое время отряд мага зашёл во дворец, где снова начался бой, через три часа они вышли оттуда целыми и невредимыми, но во дворце не осталось никого живого.
   Маг снял свой защитный купол и вместе с отрядом вернулся в свой лагерь, недалеко от стен города, он израсходовал почти всю энергию, и ему срочно надо было восполнить её из подготовленных заранее амулетов. К магу потянулись послы из города, от разных сословий и гильдий, чтобы ещё раз выразить ему свою преданность и узнать, что изменится при новом правлении, все уходили довольные, но задумчивые, уж слишком много хорошего обещал этот маг.
   На этом закончилась самая сложная часть, фактически Харр правил уже и этим королевством, ещё некоторое время ушло на то, чтобы разобраться с движущимися к столице военными силами, но послы из числа известных купцов королевства взялись за это дело и заручились поддержкой для мага у большинства военных. Были, конечно, и те, которые выступали категорически против, но Харр со своим небольшим отрядом быстро уничтожил самого ярого противника и остальные либо сдались, поняв бесполезность своих действий, либо бежали.
  
   Это были первые шаги по созданию империи, записи о дальнейших действиях Харра почти не сохранились, но он расширял и расширял границы, набрав себе учеников, он обучал их магии, и они помогали ему всеми силами. Но, конечно, пришло время, когда против него объединились очень многие и люди и маги. И произошло то, что определило конец построенной магом империи, которую тогда так и называли Империя Харра. Её единственный и бессменный правитель Харр был убит, по некоторым недомолвкам можно было предположить, что главную роль сыграло предательство кого-то из учеников, но точно это было не известно. Без такого правителя как Харр огромная империя, создававшаяся почти сотню лет, была просто разорвана на куски тем союзом, из многих государств, который против неё образовался. Границы империи сжались до того небольшого городка, откуда маг начал строить свою империю, и первого захваченного им королевства, где его по-прежнему почитали как посланца бога.
   Эта небольшая империя просуществовала века, её название немного изменилось, теперь это была империя Харр. За долгие годы она либо расширялась, либо уменьшалась в зависимости от того, кто был правителем, но там по-прежнему почитали магов огня, хотя уже, не считая их посланцами бога, но веря в благословенность их дара. Тёмных магов там наоборот всегда недолюбливали, если не сказать ненавидели, это и сыграло главную роль, когда началась война с тёмными.
   А через несколько столетий после окончания этой войны в императорской семье родился третий сын, которого назвали Харр, в честь основателя империи. Этот мальчик вырос и стал Императором, а теперь он стоял перед единственным сохранившимся портретом мага основавшего империю, империю, которой он вернул былую славу. Император не мог оторвать взгляд от перстня, надетого на одном из пальцев мага, на нём был серебряный череп с рубинами вместо глаз, тот самый, который пропал много лет назад, ещё до войны с тёмными, тот самый, который был на отрубленной руке тёмного, пытавшегося убить его сына, и тот самый, который исчез вновь. Император всё сильнее и сильнее ощущал, что приближается его смерть.
   4) Прорыв.
   Против Лича выставили пока только три армии, собранные на скорую руку из находящихся поблизости магов и солдат, но сейчас этого было вполне достаточно, что бы удержать оживших мертвецов. Эти армии сдерживали рост того кладбища, в которое мёртвые превращали захваченную ими территорию, даже сама земля там постепенно пропитывалась смертью и начинала убивать всё живое. Пока эти войска просто отражали нападеня, не предпринимая активных мер. Сам Лич долгое время в сражениях не участвовал, но он изучал своих противников. Двое были уже мудрые командиры прошедшие не одно сражение и точно выполняющие пришедшие сверху указания, но один был хоть и талантлив, но ещё молод и горяч и, несомненно, видел в этой войне возможность продвинуться вверх по карьерной лестнице, именно на этом и сыграл Лич. Приманка была достойная, он сам, тёмный начавший всю эту войну, и, как и ожидалось, его противник повёл себя соответствующе.
  
   В течении недели Лича видели в различных местах недалеко от войска и тогда молодой военачальник устроил великолепное окружение, его войска совершили быстрый прорыв в нескольких местах зайдя на территорию нежити и взяв в большое кольцо то место, где ещё недавно видели Лича, многим магам уже было известно как он выглядит, к тому же, он очень отличался от прочих оживших мертвецов. Несколько дней войска маневрировали, окружая и уничтожая нежить, при этом всё сильнее и сильнее сжимая кольцо. И вот настал решающий момент посреди небольшого поля окружённого лесом находился сам Лич, вокруг него был отряд из относительно небольшого числа зомби, едва ли по количеству равный половине пехоты окружившего его войска, по крайней мере так считали маги и командующий этой армией.
  
   Лич оглядел поле предстоящей битвы, последние дни он уходил от противника, пока его не зажали на этой поляне. С трёх сторон от него стояла пехота, кавалерия и маги были сосредоточены только в одном месте, но бежать не представлялось возможным. Ловушка захлопнулась, и войска империи в неё попались.
   Из рядов пехоты выступили лучники и в Лича и его зомби полетели стрелы, как только они долетали до своей цели, то тут же взрывались, не очень сильно, но некоторых зомби уже разнесло не куски. Для Лича это было немного необычно, ведь тот опыт, который он забирал вместе с памятью у попавшихся ему на пути военных, был опытом сражений между людьми, а там магию не использовали настолько явно, стараясь придерживаться хотя бы видимости того, что маги отошли от людских войн. Это было необычно, но ничего не меняло, взмах руками и несколько слов произнесённых Личом и вокруг его зомби появился прозрачный серый щит. Первые же пролетевшие через него стрелы не взорвались а просто воткнулись в мёртвую плоть зомби, а через несколько секунд стрелы пролетающие чрез этот щит начали просто рассыпаться в прах, обстрел тут же прекратился, очевидно имперские маги поняли, что этот щит выпивает магическую энергию из стрел и становится ещё мощнее. Вперёд пошла пехота, маги же усиленно разбирались в щите окружающем зомби, пытаться просто пробить его магией было рискованно, насколько быстро он впитывает энергию было не ясно, да и в случае переполнения тот мог повести себя любым образом.
   Но Лич постарался не дать противнику изучить его заклинание, весь щит разделился на три части, которые превратились в чёрные иглы, понесшиеся в сторону пехоты империи. Солдаты едва успели спрятаться за своими щитами, как в них врезалось заклинание Лича, чёрные иглы пробивали защиту и магию, наложенную на доспехи, первые ряды пехоты полегли полностью. Но остальные уже побежали вперёд с боевым кличем и врубились в толпу зомби. Маги не теряя времени начали применять свои боевые заклинания. Лич, не обращая внимания на окружающий его отряд оживших мертвецов, укрыл только себя уже другим магическим щитом, который лишь немного отклонял огненные шары, шаровые молнии и многие другие заклинания, которые в него летели, этот щит тоже по чуть-чуть выпивал энергию из отклоняемых заклинаний, сам себя поддерживая, и лич почти не тратил на него собственную энергию. Но вот имперцы решили, что войска зомби уже достаточно прорежены и конники смогут одним ударом пробиться к тёмному магу, положив конец всей этой войне. И кавалерия пошла в атаку, набирая разгон.
   До начала битвы маги постарались по возможности изучить всё вокруг на наличие каких-либо ловушек, всё же они были на территории тёмного, но ничего обнаружить не удалось, Лич всё тщательно спрятал. В тот момент, когда конники уже преодолели половину пути, маги земли почувствовали, что происходит что-то непонятное, но остановить кавалерию они уже не успевали. Когда первые конные войны были уже в нескольких шагах от зомби, они буквально провалились сквозь землю, а скачущие следом упали на них, были и те, кто попытался перескочить или обогнуть образовавшуюся траншею, но её размеры были столь велики, что туда провалилась вся кавалерия. Эту траншея появилась из небольшого узкого лабиринта, который 'копатели' подготовили заранее, и на его расширение десятку этих существ понадобилось совсем немного времени. До этого все 'копатели' были практически под ногами у зомби, и прикрывались их аурой, поэтому маги и не смогли обнаружить их раньше. Конечно не все упавшие в траншею всадники погибли от падения, но 'копатели' были не только строителями подземных тоннелей, но и войнами армии Лича.
   'Копатель' имел доскообразное тело по всему периметру которого располагались глаза, прикрытые сильно выступающими костяными наростами, у него было четыре ноги, оканчивающихся большими тяжёлыми округлыми ступнями, которыми 'копатель' утаптывали землю в создаваемых им туннелях, в высоту он был около метра и благодаря особому многосуставчатому строению ног мог двигаться в любом направлении с одинаково высокой скоростью, а вот все четыре руки располагались только с одной стороны, длина рук превышала длину всего тела в полтора раза, они тоже имели многосуставчатое строение и заканчивались четырьмя костяными пластинами, заострёнными на конце, 'копатель' мог соединять их вместе, образую одну широкую лопату.
   Именно эти существа и встретили конников империи в той яме. Когда уже вся кавалерия оказалась под землёй 'копатели' напали на них, их руки-лопаты находили щели в доспехах и либо прорезали внутренности, если могли до них добраться, либо срывали эти самые доспехи с имперцев. Но эффективнее были тяжёлые ступни 'копателей', которыми они просто раздавливали не успевших подняться кавалеристов несмотря на всю их защиту. Конечно оказавшиеся под землёй солдаты не погибли мгновенно и некоторые выжившие объединившись в группы начали оказывать активное сопротивление. В этот момент из-за леса, со стороны уже захваченным Личом земель, к месту битвы летел костяной дракон, на спине которого разместились больше десятка существ в серых балахонах. Имперские маги были и удивлены, и испуганы, костяные драконы, эти ужасные существа созданные когда-то тёмными были полностью уничтожены, и лишь в некоторых книгах о них упоминалось, как о смертельно опасных порожденьях тьмы, создаваемых только несколькими из магов высшего уровня.
   Уклоняясь от летящих в него заклинаний костяной дракон быстро долетел до магов, да и те которые попадали не причиняли ему никакого вреда, благодаря щиту поддерживаемому существами в серых балахонах. Пролетая над имперцами он раскрыл свою пасть и выдохнул облако серого тумана, спасаясь от которого маги создали общий щит, самый мощный который только смогли и тратили на его поддержание огромное количество энергии. В этот момент в яме, где оставшиеся в живых конники империи сражались с 'копателями', произошло что-то непонятное, взрывом разнесло на куски двух копателей и оказавшихся поблизости солдат империи, после оттуда выскочил объятый пламенем человек, который побежал в сторону Лича.
   Заклинание 'огненного безумия', Лич встречал упоминание о нём лишь в памяти одного старого мага. Сотворить такое способны только очень талантливые маги огня, ненадолго они полностью отдаются своей стихии и вокруг мага появлялся огненный ореол, сжигающий почти всё. Мало какое заклинание могло пробить такую защиту, и хоть сам маг не мог использовать магию, но одно его прикосновение сжигало любого. На 'огненное безумие' маг тратил всю свою энергию и восстанавливался потом несколько недель. И сейчас маг применивший это заклинание бежал к Личу, даже не обращая внимания на зомби стоящих у него на пути, они просто сгорали за мгновение. Толпа зомби расступилась, образуя небольшой коридор в том направлении, куда бежал маг, а сам Лич уже поднимал призрачный лук на котором были наложены три призрачных стрелы с красными прожилками, когда объятый огнём маг был уже всего в нескольких шагах от него, стрелы сорвались с лука и полетели ему навстречу.
   Одна стрела сгорела в пламени окружающем мага, но две оставшиеся воткнулись ему в грудь и отбросили назад на несколько шагов. Но он снова поднялся и двинулся к Личу, правда теперь он шёл и каждый шаг давался ему всё труднее и труднее, постепенно, словно нехотя огонь горящий вокруг мага начал спадать, призрачные стрелы выпили энергию и стали обычными деревянными, но маг ещё был жив. У него больше не было энергии и он стал обычным человеком, у которого обычные стрелы пробили сердце и лёгкое. В шаге от Лича маг упал и протянул руку, схватившись за балахон Лича, от руки побежали небольшие огоньки, но они быстро потухли, а сам он уже умер. Лич сейчас думал о другом, если кто-то из стоящих под щитом магов опомнится и пустит заклинание в его сторону, он сможет только убежать от него, на те три стрелы у него тоже ушла вся энергия, которую он берёг и старался не тратить во время боя.
   Но маги сейчас не думали о Личе. Из пасти, кружащего над ними, костяного дракона в магов летели всё новые облака серого тумана, да и стоявшие на его спине существа в серых балахонах, начали посылать заклинания, пытаясь пробить щит. Маги медленно двигались в сторону не захваченных мёртвыми земель империи, и когда они были уже рядом с лесом, то разорвали связь, их щит исчез и они побежали. Именно этого момента ждали существа в серых балахонах, вслед магам полетели призрачные ленты, окутывающие их, и делая совершенно беспомощными, именно живые маги и нужны были Личу, ради этого он и устроил всё. Тех, которые смогли убежать, ждал ещё один неприятный сюрприз, пока шёл бой по туннелям создаваемым 'копателями' несколько десятков существ в серых балахонах попали в этот лес, и ждали их здесь.
   Оставшиеся в живых солдаты империи, увидев разгром их кавалерии и магов, тоже побежали в сторону того же леса. Но костяной дракон пролетел над ними выпустив ещё одно облако серого тумана, который проникал сквозь даже самые маленькие щели в доспехах и разлагал живую плоть в десятки раз быстрее, чем это происходило у трупов. Тех немногих, которые всё же смогли добежать до леса, там убивали существа в серых балахонах, уже выловившие всех магов. Из армии, которая ушла на прорыв стремясь уничтожить Лича, назад не вернулся никто.
   Лич оглядел поле недавней битвы и его взгляд остановился на лежащем у его ног теле огненного мага, из-за которого существование Лича могло оборваться, сегодня он был очень близок к концу и нужно подготовится, чтобы впредь такой опасности не было, в голове у него уже начал формироваться новый план. Но сейчас нужно было заняться теми магами, которых он захватил. Как оказалась его связь с существами в серых балахонах имела свои ограничения и на определённом расстоянии без его контроля они превращались в безвольных кукол одержимых последним отданным им приказом. Ему нужны новые самостоятельные командиры для его армии, именно их он и собирался создать.
   5)Дипломатия.
   Высокий лорд Фаэран из семьи Вэнсов являлся одним из членов королевского совета сапфирного королевства, это место досталось ему по наследству от отца. И он был одним из немногих в этом совете, кто действительно любил своё королевство и старался по мере своих сил заботится о его благополучие, ещё и поэтому король Соур Шестой прислушивался к его мнению. Фаэран как и многие его современники недолюбливал магов, этих снобов, считающих себя чуть ли не богами и смотрящих на остальных людей свысока, конечно с высокими лордами они себе такого не позволяли. Но общались на равных! Фаэрана иногда аж передёргивало от мысли что он только что разговаривал с сыном какого-то крестьянина, как с равным ему высоким лордом, ведь маги набирали в свою академию всех не смотря на происхождение.
   Но больше всего Фаэран ненавидел Императора, который правил Империей Харр, человека, которого он не разу в жизни не видел. Он был не глуп и видел с какой скоростью разрастается эта империя, Фаэран читал, что когда-то это была небольшая страна не игравшая никакой роли в мировой политике, и даже после окончания войны с тёмными Империя Харр превратилась из мелкой страны просто в мелкую развивающуюся страну, но не более того.
   Всё началось когда там начал править Харр, после ставший именовать себя просто Император. Империя начала поглощать соседние страны и расти, всё больше и больше вклиниваясь в мировую политику, уже сейчас император говорил с его королём на равных, но Фаэран понимал, что уже скоро может начаться война между его родиной и империей. И ещё он понимал, что у королевства мало шансов, как бы сильно Фаэран не ненавидел Императора, он всё же считал того гением своего времени, а воевать с таким почти невозможно, конечно сапфирное королевство будет долго сопротивляться, но если Император останется победа будет за Империей Харр. Можно конечно мечтать о том что с Императором случится какой-то несчастный случай, но тот правит уже больше столетия и пока не собирается на покой, а пробраться через его охрану оказалось просто невозможно, попытки уже предпринимались.
   Только мысль о тех беспорядках, что происходят сейчас на севере империи рядом с великими горами, грела Фаэрану душу. Точно было неизвестно что там такое, то ли восстание, то ли один из магов, используя одно из забытых направлений в магии, решил пробиться к власти, империя строго хранила свои секреты, предпочитая не распространятся о внутренних проблемах. Лишь бы это восстание как можно сильнее ударило по империи и не дало ей дальше развиваться.
   С такими мыслями высокий лорд Фаэран поднимался в свой кабинет, находившийся на третьем этаже его дома в Лаурии, столице Сапфирного королевства. Как только он зашёл , загорелся магический светильник и Фаэран увидел фигуру человека стоящего у окна.
   -Высокий лорд Фаэран - незнакомец учтиво поклонился - прошу не делайте скоропалительных выводов, у меня есть не так много времени, пока маги, среагировавшие на сигнал тревоги, не прибудут сюда, и я постараюсь убедить вас в важности нашего разговора уже с первых слов.
   -Кто вы такой - перебил незнакомца Фаэран
   -Меня зовут Лаккон Хорский, уверен, вы знаете, что мой род один из самых древних на севере Империи Харр, я представитель совета свободы, который поднял восстание. Вижу я вас заинтересовал, поэтому, думаю, будет разумно отключить сигнализацию и спокойно поговорить.
   -Меня беспокоит как вы смогли попасть в мой дом, минуя стражу и как вы можете доказать своё происхождение?
   -Не буду скрывать очевидного, я маг, вы же знаете, что маги рождаются не только среди простолюдинов, но и в знатных семьях. А по поводу происхождения, на моём пальце фамильное кольцо и чтобы снять его потребуется куда больше чем просто убить меня.
   -Хорошо я немного изменю работу сигнализации.
   Фаэрана раздражало, что своими подозрениями он мог нанести оскорбление собеседнику и сорвать столь важные переговоры, ведь это тот самый шанс ослабить империю о котором он мечтал всего пару минут назад. Подойдя к своему столу он положил руку в определённое место и послал мысленный сигнал, как его учил маг, установивший защиту на дом, теперь тревожные сигналы прекратились и возобновятся, только если самому Фаэрану причинят какой-то вред. После этого он снова повернулся к послу восставших и произнёс:
   -Теперь мы можем спокойно поговорить, прошу вас присаживайтесь - Фаэран сел в свое кресло за столом и указал гостю на одно из двух других, в которое тот незамедлительно разместился, и хозяин дома продолжил - Я понимаю почему послом стал представитель такого древнего и уважаемого рода, но почему именно маг?
   - А разве кто-то из такого рода как мой смог бы незаметно покинуть империю и не привлекая особого внимания передвигаться по сапфирному королевству, если бы он не был магом? Поверьте, шпионы империи могут быть и здесь, есть ещё одна причина, но я раскрою её позже.
   -Хорошо, допустим вы правы. Какова же цель вашего визита и почему именно ко мне, а не прямо к королю?
   -К королю? Вы шутите, я бы ещё из дворца не вышел, как об этом бы знала половина Лаурии, а завтра уже и сам Император, не берусь сказать, сколько бы продлилась после этого моя жизнь, но явно меньше чем мне бы того хотелось. А теперь по поводу моего визита не буду говорить вам очевидные вещи, по поводу пренебрежения Императора к древним родам и о том, как даже простые люди устали от его гнёта, перейдём сразу к тому, что мы хотим его свергнуть и стараемся найти сторонников не только внутри, но и снаружи империи.
   -И чего же вы хотите?
   -Не так уж и много, чтобы королевство поддержала нас войсками и признало законность нашего правления.
   Фаэран чуть не онемел от такой наглости, но справился с собой и произнёс:
   -И какая же польза от этого будет для сапфирного королевства?
   -Наша внешняя политика будет не такой жёсткой, и мы никогда не забываем тех, кому должны, к тому же разве вам не хочется убрать Императора... с мировой политической арены?
   -А почему вы так уверенны в своей победе?
   -К чему вообще было затевать восстание, если бы мы не верили в победу? К тому же мы прибегли к помощи, которая возможно покажется вам несколько необычной, среди нас есть тёмные маги...
   Фаэран неопределённо хмыкнул. И Лаккон произнёс:
   -Вижу вы не разделяете мнения некоторых о том, что все они маниакальные убийцы стремящиеся уничтожить всё живое?
   -Маги это маги, каким бы цветом они себя не называли, или эти самые 'некоторые' правы?
   -Конечно нет, в этом и заключается ещё одна причина почему именно я представитель восставших, я один из тех, кто возобновил изучение тёмной магии.
   -Вы? - Фаэран не смог сдержать удивления, все же некоторые книги о войне с тёмными он читал.
   -Да, и как видите я не только уравновешен, но и принадлежу к одному из древних родов. Совет опасается, что когда Император поймёт, что не может с нами справится, он просто попробует объявить всё это новой войной с тёмными. Ну, так как насчёт моего предложения?
   -Я поговорю с королём по этому поводу, но на военную поддержку особо не рассчитывайте.
   -Это было бы очень неприятно, но я думаю что об этом мы поговорим при следующей встрече, скажите где и когда она будет, чтобы я больше не врывался к вам?
   -Я думаю что безопаснее будет встретится так же у меня, через три дня, я предупрежу охрану и вас пропустят.
   -Хорошо, а теперь я оставлю вас ещё раз поразмышлять о моём предложении.
   Лаккон поднялся из кресла и вышел в дверь. Фаэран не сомневался, что если он тут же распахнёт дверь, то посланца там уже будет, как и во всём доме. И он задумался 'Надо же, тёмный маг и из такого древнего рода, может, тёмная магия вообще недоступна простолюдинам, поэтому остальные маги 'вышедшие из народа' и устроили когда то войну с тёмными, а те просто защищались, как могли, кто знает, ведь историю пишут победители. Но такой шанс с восстанием! Конечно, нельзя открыто выступать в их поддержку, но помочь нужно непременно и уж конечно не противодействовать, эдакое молчаливое согласие с их поведением будет в самый раз. К тому же правит там некий совет и возможно среди них тоже уже идёт борьба за власть, на этом можно будет сыграть позже, но даже в случае их поражения они ослабят империю а это самое важное!' И Фаэран начал обдумывать, что он завтра скажет королю.
  
   Лакон шёл по улице, скрываясь в тени домов, когда существо в сером балахоне заменило душу этому магу, то произошло нечто странное, оно словно стало человеком, появились ощущения и даже чувства, неизменным осталась только безграничная преданность Личу, тому, кто его создал. И сейчас Лаккон улыбался, переговоры прошли именно так как он планировал, на лице того человека как в открытой книге читались все чувства и мысли. Он взглянул на кольцо, какой же хорошей идеей это было, его первая собственная инициатива, он до сих пор похихикивал, при воспоминании о том как нескольких зомби просто разорвало на куски, когда те сначал снимали кольцо с руки настоящего дворянина, а потом примеряли его. Но после Лаккон всё же разобрался в этом заклинание и кольцо, хоть и утерявшее все свои магические возможности, теперь было на его пальце.
   Всё шло так как и предсказывал Лич, через три дня Лаккон снова встретился с Фаэраном и в результате переговоров стало ясно, что хоть сапфирное королевство и не будет открыто помогать восставшим, но во первых выделит им некоторое количество средств для помощи, а во вторых король сделает всё что бы маги не поверили на в заявления Императора о второй войне с тёмными, и как можно дольше оставались внутри королевства.
   Покидая пределы этой страны, Лаккон был очень доволен собой, всё прошло даже лучше, чем требовал Лич, неизвестно, правда, зачем ожившим мертвецам деньги, но вдруг и они пригодятся. Немного смущал тот факт, что его могут заставить покинуть это человеческое тело, к которому он так привык, но возможно Лич не окажет в просьбе одному из своих помощников, тем более что в таком состоянии у него куда больше возможностей. С такими мыслями Лаккон, увешанный мешочками с деньгами, двигался к своему создателю.
   6)Маги.
   Дримм находился в своём кабинете и просматривал отчёты о последних событиях. Отдельно от всех лежала небольшая бумажка, хоть описанное в ней и произошло две недели назад, но натыкаясь на неё взглядом он до сих пор сжимал губы от злости. Один мальчишка, которому доверили командование, полностью погубил небольшую армию и оставил беззащитным целое направление, на котором ожившие мертвецы сразу же начали продвигаться вглубь империи. К счастью туда быстро прибыли несколько отрядов магов, рвущихся испытать в бою своё 'экспериментальное оружие'. Юнец не дождался их совсем чуть-чуть, кто знает, возможно, тогда его прорыв стал бы началом победы. А так удалось лишь заткнуть брешь и остановить натиск.
   А вот стопочка других бумажек сообщала о куда более приятных новостях, это были отчёты о тех самых новых видах оружия, за создание которых принялись почти все маги Закрытого города, неподалеку от столицы империи. Огненные маги нашли где-то в архивах заклинание позволяющее создавать необычные луки и арбалеты, любая выпущенная из них стрела взрывалась, когда попадала в цель. Воздушники разработали интересный щит, сначала казалось что он не будет востребован, ведь противник пока не использовал метательных снарядов, но маги немного изменили структуру заклинания и теперь у воинов будут амулеты, создающие вокруг их тел прослойку движущегося воздуха. Конечно прямых ударов такой щит вряд ли выдержит, но вот если правильно уворачиваться, то можно выйти из битвы не получив ни одной царапины. И сейчас маги огня и воздуха дружно насели на артефакторов, так что вскоре армия империи будет перевооружена почти полностью.
   Маги воды же, собравшись вместе, разработали несколько заклинаний, первым из них была волна, исходящая в одну сторону от мага и превращающая всё на своём пути в ледяные статуи. Второё заклинание позволяло создавать на расстоянии порядка пары сотен метров от мага небольшой ледяной шар, который взрывался, разлетаясь на сотни маленьких и острых осколков. Это позволяло атаковать магов противника со спины, к тому же после взрыва некоторые осколки всё ещё контролировались магом, и их можно было использовать как проводники для других заклинаний.
   Целители тоже трудились не покладая рук, и уже сейчас многих раненных, которые раньше считались безнадёжными, поднимали на ноги и через пару недель они снова были в строю. Уже начались первые попытки воссоздать серых теней, конечно, сделать полную систему доспехов пока было невозможно, но все трое оставшихся 'серые тени' уже набрали себе несколько учеников из магов огня и начали обучать их специализированным заклинаниям, предварительно, конечно, взяв с них ту же клятву, которую когда-то давали они сами.
   А вот с магами земли было сложнее, некоторое время назад обнаружились странные подземные тоннели с остатками тёмной энергии, они проходили в самых различных направлениях, но всегда одной стороной заканчивались на землях контролируемых ожившими мертвецами. Думая об этом Дримм сомневался, а действительно ли они сдерживают нежить в определённых границах, ведь, судя по всему, враг мог спокойно перемещаться и по империи и за её пределами, а те нападения зомби, которые периодически случаются просто отвлечение внимания. Вот именно этими туннелями и занялись маги земли, в первую очередь были завалены те их части, которые вели в земли, захваченные тёмным магом, и сейчас постоянно маги проверяли где появляются новые туннели и тоже устраивали в них обвалы. Как-то раз даже удалось уничтожить то существо, которое рыло такой подземный ход, но маг тогда так постарался, что по останкам удалось узнать лишь то, что оно порождено тёмной магией и создано из кусков тел людей и различных животных.
   В общем всё пока шло относительно неплохо, все подземные проходы тёмных были закрыт, армия медленно но верно перевооружалась, да и сами маги участвуя в битвах набирались опыта. А то заклинание, которое маги применят сегодня, позволит наконец-то восполнить и отсутствие разведки. Дримм встал из-за стола и направился к двери, он должен был присутствовать при этом и лично учувствовать, в конце концов, именно сегодня можно будет узнать действительно ли уже идёт серьёзная война, или противник пока только отвлекал их внимание, что бы успеть подготовить свою настоящую армию.
  
   На полу кровью была начерчена странная фигура, напоминающая человеческий череп, внутри которой находились 6 магов, один из них держал в руках череп птицы, остальные, взявшись за руки, стояли вокруг него. Дримм зашёл в комнату, всё уже было готово и ждали только его, помочь магам он не мог, поскольку его дар был слишком слаб, но своим присутствием напоминал, насколько важна их задача. К тому же, он хотел узнать всю информацию из первых рук. Начальник внутренней разведки империи обратился к магу, держащему череп птицы:
   -Ещё раз напоминаю, нам нужны только точные данные не пытайтесь делать каких-то выводов или умозаключений, это только отнимет время, просто перечисляйте всё что видите.
   И Дримм встал в углу комнаты, скрестив руки на груди, маги тут же начали ритуал. Любой маг вне зависимости от типа своего дара мог использовать простейшие заклинания из других направлений магии, если у него хватало энергии. Именно это и решили использовать, простая 'призрачная ищейка', которая позволяла только наблюдать, это было вполне по силам стихийным магам, правда потом выяснилось, что поддерживать её долго очень сложно, к тому же с увеличением расстояния от контролирующего мага заклинание начинало поглощать всё больше и больше энергии. Поэтому Решено было использовать кольцо, несколько магов объединяли свою энергию и передавали её, фигура на полу позволяла изменить тип энергии, всё-таки у тёмной магии есть свои особенности, и заклинание призрачной ищейки при таком подходе могло иметь почти безграничную дальность применения.
   Маг стоящий в центре прочитал заклинание и с его рук слетела тень птицы, которая пролетев сквозь стену, направилась в сторону земель, захваченных тёмным, сам же маг заглянул в пустые глазницы черепа и начал говорить:
   -Пока лечу над знакомыми местами, вижу всё хорошо, никаких дефектов зрения нет, двигаюсь очень быстро, намного быстрее обычных птиц и даже наших почтовых. Вдалеке заметны земли захваченные тёмным, перелетел через условную границу, лес и земля как будто немного темнее, чем в наших местах, энергий на таком расстоянии не могу различить, поэтому не понимаю отчего такой эффект. Вижу один из отрядов зомби, они стоят среди леса и смотрят в направлении столицы, их столько же, сколько и в тех отрядах, которые нападали раньше, никаких магов поблизости нет. Подлетаю к одному из городов, часть стены разрушена, никакого движения внутри не вижу. Хотя нет, на расчищенной центральной площади вижу несколько магов, это существа в серых балахонах, как те с которыми мы пару раз сталкивались, рядом с ними куча трупов людей и животных, несколько зомби подтаскивают их части к магам и те собирают каких-то новых непонятных существ. У этих существ конечности такие же, как у тех останков, которые остались от рывшего туннель, уничтоженного магом земли. Продолжаю лететь дальше, в небе неподалёку такие же призрачные ищейки, они с разных сторон. Между ними одинаковое расстояние и они выполняют одни и те же действия, на меня никакого внимания не обращают, продолжаю лететь дальше. Вижу ещё один город, там всё так же, какое-то чёрное пятно вдали, лечу туда. Стоит отряд, в два раза больше, чем те, которые нападали на нас до этого, что это за существа понять не могу, спускаюсь ниже, они явно человекоподобные, закованы в абсолютно чёрную броню, покрывающую всё тело, включая ноги и голову, только прорези для глаз в шлеме есть со всех четырёх сторон. Поднимаюсь и продолжаю полёт.
   Дримм стоящий в углу уже делал первые выводы, как он и предполагал одними бездумными зомби противник не ограничился и ещё неизвестно насколько сильны в бою эти закованные в чёрное войны, однако и слишком больших армий пока не видно. Наверно то, что тёмный мог перемещаться по всей стране всё таки было преувеличением, скорее всего те туннели, которые они обнаружили были лишь первыми и начать их полноценно использовать противник не успел. Но расслабляться не стоило, кто знает, что ещё сейчас они смогут увидеть, а маг тем временем продолжал описывать, то что видел.
   -Вдали какая-то тёмная точка, она движется по небу в мою сторону и быстро увеличивается, это не призрачная ищейка, уже могу различить очертания, это... КОСТЯНОЙ ДРАКОН! - маг повысил голос от изумления. - Он пролетел мимо на его спине около десятка существ в серых балахонах и ещё несколько людей, одеждой очень похожи на наших магов, точнее разглядеть не успел. Вижу вдалеке что-то непонятное, лечу туда, это башня, раньше её здесь не было, внизу зомби строят что-то напоминающее алтарь, башня не очень высокая, около двух этажей, я узнал местность она стоит на краю мёртвого поля, того, на котором погиб весь 'светлый совет' в конце войны с тёмными. Из башни кто-то выходит, похож на человека, но лицо бледное и губы синие, на лбу обруч в центре которого кроваво-красный камень, он смотрит на меня, поднимает руку, А-А-А-А...
   Маг дико закричал и, отбросив череп птицы, закрыл глаза руками, он упал на колени и постепенно перестал кричать. Маги поддерживавшие круг прекратили передачу энергии, они были измотаны и покрыты потом. Дримм открыл дверь и впустил нескольких целителей, которые были заранее вызваны сюда, затем начальник внутренней отправился в столицу, все данные он получил из первых рук, а отчет целителей тоже не заставит себя ждать, нужно было всё обдумать и сделать правильные выводы.
  
   Лич стоял перед своей башней, которую построили его зомби. Только что он разорвал заклинание призрачной ищейки, тёмное заклинание, но никто из его созданий её не контролировал. Миладир тоже никогда бы не использовал такое заклинание, слишком несбалансированно оно было, у контролирующего мага должна была уходить прорва энергии на поддержание. Призрачные ищейки созданные Личём были полностью автономны, они выполняли поставленную им задачу и сами понемногу вытягивали из окружающей среды всё необходимое, для поддержания самих себя. В землях захваченных Личём всё было пропитано смертью и недостатка в тёмной энергии не было. Эту ищейку заметил один из магов, летящих на костяном драконе, и тут же сообщил стоящему рядом существу в сером балахоне, поэтому Лич заранее подготовил заклинание и только дожидался её в своей башне.
   Он всё-таки смог добиться желаемого результата и те маги, которые были на драконе, значительно превосходили существ в серых балахонах. Они сохранили в себе некоторую предрасположенность к тому направлению магии, которым раньше владели, но при этом получили от Лича возможность использовать ещё и тёмные заклинания. Конечно, они не могли достигнуть высот не в одном из этих магических направлений, но с лёгкостью использовали заклинания средней силы, при этом ещё и комбинируя их. Эти маги даже были не совсем мертвы, какие-то остатки жизни в них всё ещё теплились и они остались полностью самостоятельными. Сами принимали решения и делали выводы, но все они были абсолютно преданны Личу, у них не могло возникнуть даже мысли как-то навредить ему. К тому же если какие-то увечья получали сами маги, то Лич это никак не ощущал, но вот если вред наносился уже ему, то такой же вред получали и все эти его создания, где бы они не были, и если бы Лич отрезал себе мизинец на руке, то у всех магов этот же мизинец отвалился бы сам.
  
   Дримм был у себя в кабинете и обдумывал полученную информацию. Похоже такой способ разведки больше использовать не получится, противник будет готов и примет меры. Но что же всётаки удалось узнать? У тёмного есть не только обычные зомби, и судя по появлению всё новых и новых существ в армии противника, тёмный сам создаёт новые заклинания, и делает это с ужасающей быстротой, постоянно учитывая особенности войск империи. Нужно было встретиться с Императором и обсудить дальнейшие действия. Как бы трусливо это не звучало, Дримм уже не верил, что Империя сможет победить в одиночку, он чувствовал, что им нужна поддержка других стран.
   В этот момент в дверь кабинета постучали и вошедший следом секретарь не тратя времени понапрасну начал докладывать:
   -В столицу вошли трое магов, они из тех, что пропали на границе во время вылазки, от них исходит тёмная энергия и они двигаются ко дворцу Императора. Находящийся в городе "серая тень" отправился наперерез им с ним ещё несколько магов.
   -Если "серая тень" погибнет, это будет катастрофа, город просто исчезнет! Отправь кого-нибудь остановить его, это мой личный приказ, ОН НЕ ДОЛЖЕН ВСТУПАТЬ В БОЙ! И начни немедленную эвакуацию всех наших из столицы, а я отправлюсь к Императору, надеюсь успею.
   Оттолкнув секретаря начальник внутренней разведки выбежал из своего кабинета.
   7) Начало конца
   Диоран почти бежал в сторону главной улицы столицы Империи, наконец он снова сможет вступить в битву. Когда-то его избрали и сделали одним из "серых теней", и он проникся своим долгом до глубины души. Свое тело и разум он сделал единой машиной для убийства тёмных магов, не зря считаясь одним из лучших. Но тёмные очень быстро исчезли и больше столетия он был словно призрак без смысла существования, продолжал жить, не получая удовольствия от жизни. Но сейчас, он снова чувствует приближение тёмных!
   Несколько тёмных магов прошли через ворота столицы, и Диоран почувствовал их одновременно с охранными амулетами. Он был почти счастлив от возможности снова ощутить ярость битвы, напор противника и снова увидеть ужас в глазах побеждённого. До этого ему запретили лично участвовать в военных действиях, мотивируя это тем, что "серых теней" осталось слишком мало, и он был важен как учитель для нового поколения. Разве несколько жалких тёмных могли быть для него опасны! Но сейчас, когда его противники были так близко, даже прямой приказ императора не мог остановить "серую тень" стремительно движущуюся по улицам столицы империи. За ним увязались ещё несколько магов, но они скорее могли помешать чем помочь, хотя заботится о их жизнях Диоран не собирался, главное чтобы они не сковывали его, а так, пусть полюбуются работой профессионала.
   Диоран вышел на главную улицу и наконец-то увидел своих противников. Это были трое магов, чуть бледноватых, но в общем вполне нормально выглядящих, кажется одного из них "серая тень" даже раньше встречал. Можно было бы предположить, что их каким то образом подчинили и их можно спасти, если бы не тёмная аура, которая было столь явной, что её мог заметить даже обычный человек.
   Как только маги заметили Диорана в него тут же полетели огненный шар и ледяные иглы. "Серая тень" отвёл правую руку и в его ладони произошёл ослепительный взрыв, отбросивший Диорана с пути заклинаний и ослепивший его противников. Тёмные маги использующие заклинания огня и воздуха такого уровня ещё ни где не встречались, но Диоран не зря считался лучшим в своё время. Он уже бежал к своим противникам, они как и большинство магов должны были специализироваться на дальнем бое, а значит слабы в рукопашной схватке, именно этим и нужно было воспользоваться. Вытащив из-за спины свой огромный двуручный меч Диоран нанёс удар по противнику стоящему в центре, лезвие ударилось о что-то твёрдое, и в разные стороны разлетелись льдинку, самого же тёмного отбросило на несколько метров назад. "Значит маг воды это ты" сделал вывод "серая тень" посылая по шарику света в тех, что были слева и справа.
   Правый укрылся за стеной огня и его тоже отбросило назад на несколько метров, вот левый попытался отскочить, но не успел и шар пробил ему плечо, буквально развернув на месте, не тратя времени Диоран ударил своим мечом и практически разрубил мага пополам, чуть выше пояса.
  
   Почти в то же время, когда "серая тень" встретил тёмных, Дримм вбежал в один из залов дворца, где, как ему сказали, находился сейчас Император. Правитель Империи Харр стоял рядом с непонятно откуда взявшимся проходом в стене.
   -Здравствуй, Дримм, я ждал именно тебя, мне в любом случае не успеть, но у тебя есть шанс, так что идём, это тайный ход ведущий за стены города.
   И император побежал по проходу, начальник внутренней разведки не колеблясь рванулся следом, но слова Императора не сулили ничего хорошего.
  
   Диоран быстро убедился, что бой будет не лёгким, после гибели одного из них тёмные как с цепи сорвались, в "серую тень" одно за другим летели заклинания огня и воды, Диоран, зная что его доспех может защитить только от тёмной магии, вынужден был уйти в глухую оборону бегая по улице от заклинаний и выставляя всё новые щиты. Один раз попытались вмешаться другие маги, и их заклинания чудом не зацепили Диорана. Но при помощи тёмных заклинаний, которые "серая тень" никогда раньше не видел, все посторонние были быстро уничтожены. Бой затягивался и Диоран, понимая что просто вымотать противников не удастся решил пойти на крайние меры.
   Сейчас его окружила стена, состоящая одновременно из огня и воды, начавшая сжиматься, рванувшись вперёд в прыжке "серая тень"послал себе под ноги шар света и волной от взрыва его перебросило через эту стену, а когда он приземлился на ноги, то с диким криком побежал вперёд, всё его тело начало светится, ослепив врагов и не давая им ничего увидеть, заклинания летящие в Диорана просто отклонялись, а сам он уже сбил с ног первого противника и нанёс рубящий удар мечём, ледяной щит не выдержал и голова тёмного откатилась от тела. Продолжая жутко кричать и светится Диоран так же расправился и со вторым, свет вокруг "серой тени" постепенно угас и он с трудом опёрся на свой меч.
   Заклинание "праведной ярости" близкое к "огненному безумию", но применяемое "серыми тенями", как всегда забрало огромное количество не только энергии, но и физических сил. Да и голос после него пропадал на несколько дней. Он уже с трудом поковылял в сторону от битвы, когда тот самый тёмный, которого он разрубил первым, как-то странно дёрнул рукой и брошенный им нож воткнулся в ногу Диорана. Это был боевой артефактор и поддерживая в себе последние крохи жизни, при помощи медальона на груди, он всё это время ждал удобного момента. Диоран попытался снять с себя доспех, что бы тот не взорвался, когда он умрёт, но уже через мгновение всё его тело онемело, ужасный яд распространялся по телу, поддерживаемый не менее ужасными заклинаниями, к созданию которых Лич лично приложил руку. Ещё через несколько мгновений, всё так же опираясь на свой двуручный меч, Диоран умер. И в самом центре столицы начал зарождаться взрыв.
   Дримм продолжал бежать по подземному ходу, который был невероятно длинным, и начальнику внутренней разведки всё время приходило в голову, что его строители сделали глупость. Ход должен позволить сбежать за короткое время, а не требовать от убегающего море сил на час непрерывной беготни. Он сам не заметил, когда оказался впереди Императора, но его волновало не это, если "серая тень" погибнет и они не успеют уйти из зоны взрыва, то им конец. Послышался отдалённый гул и внезапно Император заговорил, продолжая бежать.
   -Ну вот и всё, ты успел мой старый друг. Прошу позаботься о моём сыне, вы должны продержаться, он падёт рано или поздно.
   Взрывная волна дошла до них и поглотив императора исчезла в полуметре от обернувшегося Дримма. Начальник внутренней разведки стоял на краю кратера, образовавшегося на месте столицы империи, и смотрел на то место, где только что погиб один из тех немногих людей, которых он мог называть друзьями. И один из величайших правителей, создавший мощнейшую империю и возможно целую эпоху. Многие считают что маги вообще ничего не чувствуют, но это не всегда так. Последней просьбой этого человека было позаботиться о его сыне, ну что ж, жизнь Дримма вновь обрела определённость. Нельзя дать империи рассыпаться в руины, империи нужен её Император. Так хотел его погибший друг...
  
   Лаккон пробирался через территорию империи Харр, у подземного хода его никто не встретил и это могло означать, что маги нашли подземные ходы и перекрыли их. Но Лаккон должен был добраться до Лича, чтобы сообщить о успехе переговоров, и конечно попросить оставить ему это тело. О как оно было великолепно. чувства, ощущения, эмоции они просто плескались внутри. Пожалуй был только один недостаток, необходимость снабжать себя водой и пищей, но процесс приёма этой самой пищи вновь обогатил набор ощущений.
   И сейчас Лаккон подходил к границе, за которой начинались земли захваченные Личём. Пока что он аккуратно обходил посты армии империи, всячески скрывая своё присутствие. Это было не сложно, ведь те не ожидали удара в тыл. Но земли мёртвых были уже достаточно близко, а там не было пищи и Лаккон решил разжиться ей на самой границе, перебив нескольких имперцев, он уже пробовал человеческое мясо и оно было вполне съедобно для него даже в сыром виде, и вот впереди послышался шорох.
   Здесь солдаты были осторожнее, они старались двигаться тихо и ходили небольшими отрядами при поддержке двух магов. Перед Лакконом был именно такой отряд. Осталось только убить магов и солдаты станут лёгкой мишенью. Лаккон использовал щит пыли чтобы скрыть своё присутствие и не дать им ощутить свою тёмную ауру.
   Оба мага успели почувствовать неладное и выставить щиты, когда в каждого из них полетело по тёмному пульсирующему шару. Но вот скрытые внутри шаров острые кристаллы, созданные из земли спокойно преодолели защиту, рассчитанную только на тёмную магию, и они упали мёртвыми, с пробитыми головами. Лаккон хищно улыбнулся и вышел к солдатам, которые ещё не до конца поняли, что случилось. В воздух поднялись камни, лежащие вокруг солдат и начали метаться между ними, пытаясь пробить доспех или найти незащищенное место. Лаккон выбросил вперёд обе руки в необычном жесте, и земля разошлась по трещене, и поглотила их.
   Чувство боя, когда у противника нет даже не малейшего шанса на спасение, ужас в его глазах, когда он всё понимает, это нравилось Лаккону больше всего. Но надо было заканчивать, на отголоски этой битвы быстро соберутся другие. Лаккон взвалил на плечё одного из оглушённых камнями солдат и пустив облако серого, разъедающего тумана на остальных быстро побежал, через несколько минут он пересёк условную границу, здесь начинались земли Лича и он уже был почти в безопасности.
   Примерно через день Лаккон стоял уже перед самим Личём, и с благоговением в глазах смотрел на своего создателя и внимал ему.
   -Ты хочешь оставить себе это тело? Это совпадает с моими планами, там же тебе пригодятся и деньги, добытые тобой в ходе переговоров. Отправляйся в соседнее с империей государство, там многие люди живут в бедственном положении, ты дашь им надежду на новую, лучшую жизнь, жизнь без боли и болезней, без потери близких и без смерти, вечную жизнь, которую они обретут, начав поклонятся мне. Выбери из них тех, кто первыми к тебе придёт, тех, у кого нет семьи и близких людей, тех, кого остальные будут недолюбливать. Отправь их ко мне и когда они вновь вернутся, некому будет замечать насколько сильно они изменились, но они станут ярким примером нового мира, примером бессмертия и власти, которые я им дарую. Иди, до границы с тобой отправится отряд чёрных рыцарей, они прорвут оборону имперцев и дадут тебе уйти.
   Лаккон развернулся и пошёл к выходу из башни лича, всё внутри него ликовало, создатель не только позволил оставить это тело, но и дал новое, важное задание, которое позволит испытать неведомые доселе эмоции!
  
   Через два дня войска империи потерпели сокрушительно поражение, отряд из нескольких сотен чёрных рыцарей с лёгкостью разбил вчетверо большие силы империи, включающие несколько десятков магов. Они сбежали из битвы, поняв, что шансов победить нет. Доспехи рыцарей были зачарованы всеми возможными видами магических защит и будь внутри доспеха живое существо его внутреннюю энергетику просто растерзало бы на части, но мёртвые переносили это почти спокойно, лишь постоянные стоны доносившиеся из под шлемов свидетельствовали о там, что даже они ощущают постоянную жуткую боль. В горячке боя никто не обратил внимания на Лаккона, который пробрался за линию обороны имперцев и быстрым бегом двинулся в нужном ему направлении.
  
  
   Уже на следующей неделе, в середине дня, в одну из таверн Шиара, приграничного города, соседствующей с империей страны, зашёл Лаккон. На нём была одет светло-серый плащ, полностью скрывающий фигуру. И с доброй улыбкой он подошёл к хозяину и произнёс:
   -Здравствуй, друг мой. Я принёс в вашу тёмную и безрадостную жизнь свет новой надежды.
   И, вплетая в свои слова несложное заклинание контроля, он продолжал говорить, о добре и справедливости, о том, как может всем помочь, материально и духовно, дав им новую жизнь без боли и болезней, без расставаний с близкими и даже без смерти. И суровый мужчина привыкший к пограничной жизни слушал его, затаив дыхание, и... верил! Уже через час Лаккон пошёл рассказывать об этом посетителям таверны, продолжая воздействовать уже на их разум, это были первые брошенные в воду камни, от которых пойдут круги.
   Ещё через какое-то время посетители начали расходиться, чтобы рассказать об услышанном своим друзьям, а новые люди, только пришедшие в таверну, с интересом вслушивались в речь молодого человека в плаще. Когда на улице сгустилась ночь, Лаккон, попрощавшись со всеми и пообещав вновь прийти завтра, вышел в дверь и исчез.
   Уже через пару десятков минут перед стражником, стоявшем на стене сгустилась тень, принимая человеческие очертания, и взглянула на него двумя чёрными провалами, на месте глаз. Стражник застыл на месте не в состоянии ни шевелиться не говорить, а Лаккон вышедший из этой тени медленным движением перезал его горло небольшим ножом. Слизнув кровь с лезвия, он с улыбкой наблюдал за тем, как стражник умирает.
   "Странный вкус у крови, вроде и приятного ничего нет, но почему то притягивает, хотя позже разбираться буду. Итак, ещё пара стражников и у местных сил правопорядка будет куда более важная проблема, чем какой-то проповедник. Надо какой-нибудь отличительный знак придумать, чтобы знали кто их убивает, может детскую песенку во всё горло напевать, всё равно кто-нибудь услышит и расскажет, и будет стража ночью от одних звуков детской песни в ужасе дрожать. Ха, вот же весело будет, обожаю эти эмоции, интересно что же случилась с создателем, что он смог от них отказаться ради достижения своей цели".
   Мёртвый стражник упал, как только он умер заклинание перестало действовать. Лаккон отвернулся и растворился в тени, в уме он подбирал подходящую мелодию. "Странно и откуда я вообще эти песни знаю? Наверно остаточные проявления памяти мага. Ага, кажется придумал".
   Небольшой патруль, из трёх стражников, обходил одну из освещённых фонарями улиц. Стража редко заглядывала ночью на те улицы, где не было освящения, там было опасно даже для них, но здесь они ощущали себя вольготно и беспечно разговаривали о своих делах не оглядываясь по сторонам. Неожиданно со всех сторон начали доносится звуки детского голоса поющие песенку:
   Здорово мы здесь живём,
   Песни каждый день поём,
   Веселится любим мы,
   Дети солнечной страны.
   С каждой строчкой на улице гасли фонари, приближая ночную тьму к удивлённым стражникам, и в конце тьма поглотила и их. Тут же раздались крики боли и послышались какие-то чавкающие звуки. Меньше чем через десять минут фонари вновь зажглись и осветили три трупа. Один был буквально разорван на части, У второго было перегрызено горло, причём были явно видны следы человеческих зубов. Труп третьего был наполовину расплавлен, причём расплавились и металлические доспехи, которые были отличительной формой стражи. Из окна одного из домов выглянул человек лет сорока, он всё слышал, и то как умирали стражники, и тот весёлый детский голос, напевавший песенку, зе несколько минут до этого.
   Уже утром все стражники были взбудоражены ночными убийствами и тем, что перед этим была слыша детская песня, звучащая практически отовсюду. Сразу стало понятно, что здесь не обошлось без магии, и в столицу была отправлено послание с просьбой предоставить для борьбы с убийцей кого-нибудь из шести живущих в стране магов. Также было решено ночное патрулирование прекратить, до тех пор, пока не появится возможность хоть как то противостоять убийце в магическом плане.
   Лаккон почти всё это узнал из рассказов обработанных им ещё вчера людей, он выразил им своё искреннее беспокойство по этому поводу, и всем советовал после темноты запираться в своих домах. Хотя и прозрачно намекал, что может попробовать помочь с этой проблемой, если в этом городе окажется достаточно людей готовых последовать за его учением. Как и говорил Лич, Лаккон уже наметил нескольких человек, которых он хотел отправить к своему создателю для изменения, войска нежити как раз почти пробились к границе империи с этим государством и вопрос доставки людей в целости и сохранности был решаем.
   Лаккон всё ещё лично разговаривал с каждым человеком пришедшим в таверну, накладывая небольшие заклинания контроля, но распространяемые им идеи начинали занимать умы людей и без всякой магии. Как он и обещал, когда к нему приходили люди, которым деньги были просто жизненно необходимы, он расспросив о проблеме во всех подробностях не только давал им кошелки с монеами, но и всячески помогал советом. При этом каждый человек видел на лице Лаккона добрую улыбку и отеческую любовь в его глазах. Этот незнакомец в сером плаще становился родным человеком для каждого, кто поговорил с ним хоть раз.
   К вечеру этого дня около сотни человек, на которых подействовало заклинание, присоединились к вере в Создающего, так это называл Лаккон. И ещё немало людей просто прониклись идеями этой веры, без всякой магии. А человек в сером плаще, когда на улице стемнело, вновь покинул таверну, попрощавшись со всеми присутствующими.
   Сегодня у Лаккона была интересная задача, все стражники засели в двух казармах, и если убивать их, жертвы закончатся слишком быстро, а занять силы правопорядка нужно ещё на несколько ней. Но вот оставить без охраны двое ворот в город стража не посмела, и хоть там и были отряды из двух десятков человек на каждых, Лакон планировал повеселиться именно с ними, причём число жертв не должно было превысить трёх из них, ну максимум пяти.
  
   Через неделю после своего появления в городе Лаккон выходил из его ворот в сопровождении нескольких человек, которым суждено было познать на себе "высшее просвятление", точнее быть изменёнными Личём. Все стражники Шиары либо были убиты, либо сбежали, маг всё ещё не прибыл, а непонятный ночной убийца за это время разобрался и со всеми ночными хозяевами города, все убийцы и серьёзные воры стали его добычей. Лаккону пока что не хватала энергии и знаний, чтобы использовать взгляд души, поэтому некоторых жертв приходилось пытать, порой достаточно долго. Но он до сих пор не мог сдержать улыбку, когда вспоминал насколько сильно теперь в этом городе боятся весёлой детской песни.
  
   8)Лич.
   Лич стоял перед башней и объединял разум с существами в серых балахонах, чтобы из их памяти добыть информацию о последних событиях. Войска империи ничего не могли сделать с чёрными рыцарями и теперь даже не пытались вступать с ними в бой, они лишь старались замедлить их продвижение и эвакуировать людей с тех территорий, к которым подступалась нежить. Уже две трети империи принадлежали Личу.
   Некогда могучая Империя Харр сейчас была на грани краха, гибель Императора, стала достоянием общественности благодаря действием знатных родов, которые даже в такое время начали борьбу за власть. Но сын императора, ставший новым правителем, при поддержке внутренней разведки смог не только остановить назревающую гражданскую войну но окончательно приструнить недовольных, когда саамы ярые бунтовщики стали странным образом умирать либо исчезать. Все последние новости Лич по прежнему вытягивал из пленных, при помощи взгляда души. Информация даже кажущаяся неважной, могла потом приобрести высокую ценность для него.
   Теперь уже не империя, а территория Лича граничила с той страной, в которую он отправил Лаккона с заданием создать новую религию. Поэтому тот без особых проблем смог доставить первых достойных "высшего просвящения", как и требовалось, это были одиночки, без семьи и друзей, о них никто не пожалеет и никто не заметит если они изменятся.
   Но благодаря работе по превращенью захваченных в плен магов, Лич смог добиться того, что личность изменяемого не терялась, а просто подвергалась частичному изменению. И теперь эти пятеро, вместе с самим Лакконом должны были как раз подходить к Шиару.
   Как и планировал Лич, после ухода Лаккона, стража там не только вновь вернулась к исполнению своих обязанностей, но и, заметив зарождающуюся религию, устроила массовые гонения. Его последователей ловили и садили в тбрьму, для последующего суда и предания казни. Казни шли в Шиаре уже несколько дней и сегодня Лаккон с "просвящёнными" как раз должны были успеть к началу. Тогда ушедшие на "высшее просвящение" горожане выступят в роли спасителей, заодно они покажут остальным, какую силу приобрели.
   Лич связал своё сознание с ближайшим к Шиару существом в сером балахоне, для создания призрачной ищейки потребовалось несколько минут, и теперь он собственными глазами осматривал город с высоты птичьего полёта. На главной площади стоял помост, на котором находилось около двадцати человек со связанными руками. Глашатай рядом зачитывал обвинение в религиозном поклонении, а палач скучая стоял неподалеку, поставив на землю внушительных размеров топор. Но важнее была другая группа людей, стоящая с противоположной стороны помоста, она состояла из высших чиновников города, начальника стражи и двух магов, которые прибыли суда для поимки таинственного убийцы.
   Чуть снизившись, Лич смог разобрать отдельных людей в толпе, кто-то смотрел на помост со злостью, кто-то с сочувствием, но были и те, кто тихо себе под нос шептал молитвы, молитвы ему, Личу. Он уже ощутил пока ещё тонку ниточку необычной энергии, которая тянулась к нему оттуда, это была одна из причин ради которой всё и затевалось, со временем этот слабый ручеёк энергии превратится в полноводную бурлящую реку.
   На площадь вышел Лаккон, в сопровождении "просвященных", на каждом из которых был чёрный плащ с капюшоном, скрывающим лицо. Толпа расступалась перед ними и все шестеро быстро приблизились к помосту. Лаккон вплотную подошёл к оцеплению из стражников и повернувшись к толпе заговорил громовым голосом, перекрывшим другой шум.
   -Дети мои, я пришёл к вам, дав вам надежду, дав вам веру и возможность достойно жить, но что сделали с вами те кто должен вас защищать и заботится о вас когда узнали об этом? Они отбирают у вас последнее, они убивают ваших близких, прикрываясь своими идеалами. Я не могу даться с ними, ибо я лишь голос истины, у меня нет сил сопротивляться этим зверям... НО ОНИ ЕСТЬ У ТЕХ, КТО УХОДИЛ СО МНО, ТЕПЕРЬ ОНИ ПРОСВЯЩЁННЫЕ И ОНИ НЕ ПОЗВОЛЯТ УБИВАТЬ ЧЕСТНЫХ ЛЮДЕЙ БЕЗ ПРИЧИНЫ!
   Последние слова Лаккон уже выкрикивал. Маги в этой стране давно отвыкли от серьёзного сопротивления и не смогли бы узнать тёмных заклинаний, поэтому они и не заметили, что когда "просвящённые" заходили на площадь, у двух из них с рук сорвались струйки чёрного дыма. Эти чёрные струйки, прижимаясь к земле и аккуратно обтекая прихожих, добрались до магов. Когда Лаккон только начал кричать из земли вырвалось два чёрных кола, которые мгновенно убили обоих магов, пробив все их простенькие защиты.
   Лаккона схватили стоящие рядом стражники, да и остальные уже двигались к нему. Но всех их раскидали, чёрные шары, бросаемые "просвящёнными", они не убивали стражников, а только оглушали их. В это время исчезли оба чёрных кола, и маги упали на землю, заметившие это чиновники впали в панику и просто убегали, все сопротивляющиеся стражники были оглушены. Многие бежали с площади, но не меньше людей упали на колени и начали молится во весь голос, были и те, кто просто остался посмотреть, что будет дальше. Лаккон поднялся на помост и, перерезав путы на руках тех, кого готовили к казни, вновь обратился к толпе громовым голосом, и указывая на пятерых "просвященных", стоящих перед помостом.
   -Они чувствовали, что всё будет именно так и эти пятеро выбрали путь Наказующих, они будут следить за порядком, и именно они встанут во главе стражи и помогут наконец поймать ночного убийцу, который безнаказанно убивает нас по ночам. Сегодня не умрет не один житель этого города, и я постараюсь, что бы так было каждый день. Отныне среди нас не будет места ворам, убийцам и разбойникам, мы будем жить в честности и справедливости я это обещаю!
   Люди уже во весь голос кричали молитвы своему доброму и справедливому богу. Лич оборвал связь. Вечером из города должны отправится ещё пол сотни человек, которых Лаккон поведёт к нему для прохождения "просвящения". До этого он организует свою паству и стражников, поставив в их главе пятерых Наказующих, и этой ночью они поймают и пленят убийцу. Это будет маг, отправленный туда Личём, который продолжал убивать, когда из города ушёл Лаккон. Этого мага тоже отправят к Личу. Лаккон погрузив будущих "просвещённых" в сон передаст их ожидающим на границе подчинёным лича, а сам опять вернётся в город. Так он будет развивать и распространять религию и дальше.
   От существа в сером балахоне пришло сообщение, о том, что на одном из путей наступления чёрных рыцарей появились друиды, в результате столкновения около ста рыцарей было уничтожено, и остальные отступили. Лич уже давно ожидал их, поэтому вся, захватывая им, земля в первую очередь лишалась жизни, превращаясь в мёртвую пустыню. Теперь друиды смогут только сдерживать границы его территории, и очень, очень медленно наступать. Это даст Личу необходимое время для проведения ритуала.
   Своя уязвимость была очень большой проблемой для него и он нашёл решение. Тот ритуал при помощи которого учитель привязывал себе к башне и потом к кольцу, он позволял получить и бессмертие и неуязвимость на той территории, к которой привязывалась душа. Лич помня о том, что сила привязанного духа во многом зависит от размеров объекта к которому он привязан, принял решение привязать себя к участку земли размером с треть империи. Он сможет контролировать всё на этом участке и отпадёт много проблем, к тому же в дальнейшем привязку можно будет перенести на ещё больший участок.
   Сложным было то, что нужно соблюсти много важных условий. Создать под землёй алтари, шесть образовывающих круг и один, самый большой посередине. Затем нужны будут не меньше тридцати магов, которые пожертвуют собой во время ритуала. И ещё нужно было столько энергии смерти, сколько могли дать только массовые жертвоприношения тысяч людей.
   Центральный алтарь уже был поострен под башней лича, и началось строительство ещё двух. Необходимое количество магов у Лича уже было. Всё дело было в жертвоприношениях, это главная причина, по которой была организована новая религия. Для ритуала требовались не меньше двадцати тысяч жертв, но идеальным вариантом было бы двадцать три тысячи. И когда всё будет готово, уже ни что не сможет остановит Лича на пути достижения его цели - уничтожения всего живого в этом злом безжалостном мире.
   Одно из существ в сером балахоне сообщило Личу, что на пути другого отряда чёрных рыцарей снова появились друиды. В этот раз Лич объединил разумы и взглянул на мир глазами этого существа, чтобы лично понаблюдать за противником в действии. Он разделил отряд из двух сотен рыцарей и в бой отправились только несколько десятков, остальные отступили на безопасную территорию.
   Семь человек в зелёных одеждах, с длинными волосами и бородами стояли на пути рыцарей, и когда тем оставалась до них не больше сотни шагов, друиды зашептали свои заклинания. Через несколько минут из земли под ногами, идущих на них чёрных рыцарей, начали быстро расти плотные стебли непонятных растений. Соприкасаясь с доспехами, они начинали поддаваться защитной магии, они горели, превращались в лёд или сразу распадались серым пеплом, но росли слишком быстро и магия не успевала справится со всеми. Через пару минут на месте полусотни рыцарей была зелёная шевелящаяся масса, которая медленно втягивалась в землю до тех пор, пока на её месте не осталось ничего, кроме ровной полянки.
   Все пол сотни рыцарей растворились в природной магии друидов, пропитавшись жизненной энергией, Лич не чувствовал никого из них, даже доспехи словно распались в прах, точнее стали частью живой природы. Но друиды пошли вперёд, продолжая что-то шептать, и растения, уже уничтожившие часть армии Лича вновь появились из земли, на самой границе мёртвой территории. Они потянулись в сторону его земель, но как только протягивались над границей, осыпались прахом, земли Лича не терпели жизнь, в которой не было хоть крупицы тёмной маги, мгновенно уничтожая её.
   Сознание Лича вновь вернулось в его тело, стоящее рядом с башней на краю мёртвого поля, последнего свидетельства гибели светлого совета от рук проигравших войну тёмных магов. Именно по образу этого места он и создал заклинание выпивающее жизнь из самой земли, тут в центре мёртвого поля было что-то необычное, оно втягивало в себя жизненную энергию, и Лич лишь увеличивал зону влияния, огораживая своих подопечных магическим щитом. Но было что-то ещё, Лич знал, что это место очень важно для него, именно здесь произойдёт что-то невероятно, то, что вновь переменит его судьбу кардинальным образом. Он мог лишь предполагать что это будет, но уйти от этого места он уже не мог, оно словно притянуло его к себе и больше не отпускало.
  
   9) Гибель светлого совета.
   Риан оглядел всех стоящих в комнате, их было девять, включая его. Девять самых могущественных тёмных магов, выживших во время этой проклятой войны, развязанной так называемым "светлым советом", и превратившейся в бессмысленную резню всех тёмных магов, несмотря на их силу и устремления. Все присутствующие здесь продлевали свою жизнь при помощи ритуала жертвоприношений, того самого ритуала, в котором многие нашли причину для развязывания войны. Неважно какими они были раньше эти девять человек, но теперь руки каждого были в крови, когда они поняли, что ценят свою жизнь выше чужой.
   Но война, которая длилась столетия, подходила к концу, и конец был печальным... они проиграли. Чего именно не хватило тёмным? Воли к победе? Изобретательности? Или чего-то ещё? Сейчас уже было не важно, хотя где-то ещё велось отчаянное сопротивление, но всё было кончено, Светлый совет в полном составе расположился лагерем недалеко от того замка, где оборонялись самые могущественные тёмные маги. Враги уже начинали праздновать победу, даже не предполагая, какой прощальный подарок им уготован.
   Девять тёмных магов стоящих в этой комнате, таких разных, но всё равно собравшихся вместе ради последней цели. Все они хотят жестоко отомстить своим врагам, так жестоко, как это могут только по настоящему тёмные. Риан в очередной раз пробежался взглядам по лицам присутствующих. Таурус, Грейли, Лоргус, Файри, Каррон, Чейтен, Серый странник и Фобс. Разные маги с разными судьбами.
   Таурус больше напоминал какого-нибудь война, огромный мужчина с искренней злобой в глазах, ненавидящий своих противников до глубины души. Он родился и вырос в семье обычных крестьян, и мог бы не узнать о своих возможностях никогда, если бы не тёмный маг случайно его встретивший, он увидел в уже взрослом юноше потенциал и рассказал ему всё, но Торус решил остаться обычным человеком и не захотел учиться. Тогда маг рассказал ему как и сколько будет мучить его родных и друзей и что у Торуса есть лишь один шанс отомстить, стать великим магом и найти его, после этого маг заклинанием усыпил Торуса на несколько часов, а когда тот очнулся и вернулся в свою деревню, то увидел, что всё случилось именно так как и рассказывал тот тёмный.
   Сложно представить, что творилась тогда в душе у Торуса, но через несколько недель он встретился с Лоргусом, который и принял его в ученики. Лоргус обещал помочь и в писках того таинственного тёмного, если Торус поклянётся во всём помогать своему учителю и он согласился. Торус проявил всё возможное усердие и добился немалых высот, он никогда не прекращал поиски своего обидчика, и Лоргус помогал ему, как и обещал, много раз они почти нагоняли свою жертву, но таинственному магу всегда удавалась сбежать в последний момент. Шло время и Торус всё больше проникался тёмной магией, и присущем ей духом свободы, он решил, что пришло время оставить своего учителя и стать более самостоятельным, примерно в это время их и настигли первые отголоски начинающейся войны с тёмными. Двум магам пришлось бежать из родной страны, они больше не были учителем и учеником, но нуждались друг в друге, и Лоргус смог сделать из своего бывшего ученика верного друга и соратника, что крайне редко встречается среди тёмных. Теперь они были на равных и во многом благодаря взаимопомощи смогли выжить и стать одними из сильнейших.
   Лоргус это отдельная история, многие считают его сумасшедшим, слишком странные порой мотивы у его поступков, человек с открытым и улыбающимся лицом, увидев его впервые невозможно представить насколько ужасен внутренний мир скрывающийся за этой маской. Пожалуй лишь несколько человек включая самого Риана знали, что тем магом который уничтожил всех родных и близких Торуса был сам Лоргус, ставший его учителем. Он всё-таки смог заполучить себе в ученики того деревенского малого, привязав его к себе клятвой, а в последствии ещё и дружбой.
   Лоргус глубоко продвинулся во влиянии на сознание, он был мастером внушения, поэтому было не сложно немного изменить образ злодея в памяти Торуса. Когда-то запутавшийся в себе и стоявший на грани сумасшествия Лоргус, нашёл смысл жизни в тёмной магии, и до сих пор многие считали, что грань безумия он всё же переступил. Вся жизнь была для него игрой по создаваемым им правилам, он создавал себе проблемы и ставил перед собой почти невозможные задачи, чтобы прорваться через всё и остановиться на самом краю, перед победой, а затем, разочароваться в игре и просто бросить её. Он развязывал войны, чтобы бездарно их проигрывать и легко побеждал армии, просто оказавшись рядом. Возможно, относись он серьёзнее к происходящему, всё было бы совсем по-другому. Но Лоргус был таким, каким был, и ничто не могло его изменить, но то, что готовилось сейчас, было для него самой интересной игрой, поэтому можно было не сомневаться, он не отступит в этот раз.
   Грейли, этот просто злодей и ничего больше, может его и не считали сумасшедшим, как Логргуса, но вот осознание окружающего у него было явно извращенное. Он получал истинное удовольствие только от мучений других. Спокойный тихий мальчик, выросший в семье купца и случайно обнаруживший в себе предрасположенность к тёмной магии, никто не предполагал в кого он превратится, начав изучать эту магию. Грейли был мастером пыток и наслаждался видом своих жертв, и теми чувствами, которые они испытывают. Он не развязывал крупных конфликтов, не искал большей власти, чем имеет, но никто не сомневался в его силе. Грейли жил только ради своего удовольствия, наплевав на мнение и желания других, разве что членов своей семьи и всех, даже очень далеких, своих родственников, он никогда не трогал. Но вот остальные, для него не было разницы кого мучить детей или женщин, бедных или богатых, простых бродяг, или отпрысков царского рода. Хотя, пожалуй, он имел определённую цель, коллекционируя мучения, как то он сказал, что каждый мучается по-разному и именно поэтому он мучил всех, стараясь найти то, что будет доставлять ему наибольшее удовольствие.
   Наверно, не начнись война с тёмными Грейли всё равно бы стал целью для многих охотников, его последней жертвой стала одна из принцесс сапфирного королевства, он и не пытался это скрывать, а когда прорывался сквозь окружение, лишний раз доказал, что его не зря считают сильнейшим тёмным магом. Два десятка магов огня, участвовавших в той облаве, расстались с жизнью, поговаривали, что даже один взгляд на их лица вызывал дрожь от мысли о том, насколько ужасной была их смерть. Учитывая, что задумали теперь сделать девять собравшихся в комнате магов, можно было не сомневаться и на его счёт, Грейли пойдёт до конца, испытывая ещё и удовольствие от предстоящего дела и подгоняя остальных, при необходимости.
   Риан перевёл взгляд на другое лицо, Файри, пожалуй он сильнее всего отличался от остальных. Возможно, ему было далеко до многих присутствующих здесь в умении владеть тёмной магией, но это компенсировалось другим. Редчайший случай, маг, одинаково хорошо владеющий и тёмной магией и магией огня, сочетание противоположностей, многие и сейчас считают, что это не возможно, Риан тоже так думал, пока не встретил Файри. Огненно рыжие волосы, часто свидетельствовали о предрасположенности человека к огненной стихии, и Файри не стал исключением, он учился этой магии в Сапфирном королевстве, единственный из всех присутствующих, в начале войны был по другую сторону. Поддерживал во всём светлый совет и яростно боролся с тёмными, но со временем, разобрался в истинных причинах, по которым всё это началось и примерно в это же время в нём начал проявляться дар к тёмной магии. Конечно, всем магам свойственно владеть основами других направлений и даже огненные маги могли использовать простейшие заклинания тёмных, но лишь самые простые, а вот Файри почему-то смог добиться куда большего.
   Именно поэтому он в своё время очень удачно боролся с тёмными, но, время шло, его сомнения в непогрешимости помыслов "светлого совета" всё усиливались, а когда начали вырезать тех тёмных магов, которые изначально помогали светлым купившись на их идеалы, Файри как опасный элемент тоже был признан тёмным и приговорён к смерти. Но ему удалось сбежать и переметнуться к противникам, только прямое заступничество Риана, увидевшего что-то в глазах этого человека, сохранило тогда Файри жизнь. Он до сих пор во многом следовал своим идеалам, Продлевал свою жизнь только за счёт смертельно раненых пленных, лишая их мучений, поэтому выглядел самым старым из всех. Но главной целью Файри была всё же не победа тёмных, да и не думал уже никто о победе, когда он переметнулся, всё было ясно уже тогда, главной целью этого мага было уничтожение "светлого совета", слишком уж хорошо он понял, какие цели преследуют маги в него входящие, и был готов на всё чтобы их остановить. Этот тоже пойдёт до самого конца, ради своей великой цели.
   Каррон, даже сейчас смотрит на остальных свысока, бывший царь, скрывавший свои магические возможности и безжалостно расправлявшийся со всеми, кто узнавал его секрет. Как же он ненавидел правило, запрещающем магам руководить государством. Он был единственным сыном и не мог позволить взойти на престол какому-то выскочке из знатных родов, гордящихся малой каплей королевской крови в своих жилах. Но такие секреты не хранятся вечно, и когда знать узнала, что король обладает способностями мага, многие решили воспользоваться этим, чтобы занять престол, другие маги, конечно, их поддержали. И будь Каррон магом воды или воздуха, возможно, всё бы прошло гладко, но он был тёмным и даже не думал жертвовать своей свободой и своими идеалами ради других. Армия во многом поддержала своего царя и началась внутренняя война, и хоть маги поддерживали знать, но Каррон в своё время позаботился о создании в армии специальных отрядов, вооружённых артефактами и способных противостоять магическим атакам.
   Какое-то время война короля с его знатью шла с переменным успехом, но вот в это же время началась война против всех тёмных магов без исключения, и естественно многие потянулись в ту страну, где правил такой же как они. При поддержке других тёмных Каррон быстро одержал победу, но появилась другая проблема, теперь "светлый совет" выбрал своей целью его страну, и началась новая война, в которой ради своего благополучия царь пожертвовал всем народом. Жалел он сейчас об этом или нет, но мстить свои врагам в его семье считалось делом чести, и эта месть стоила намного больше собственной жизни. Сейчас все девять были в одной из комнат замка, служащего когда-то семье Каррона местом летнего отдыха и главные враги царя были неподалёку. "Светлый совет", ради мести им Каррон ничего не пожалеет, этот тоже пойдёт до конца.
   Серый странник, его настоящего имени никто не знает даже сейчас, одиночка, вечно скрывающий под капюшоном своё лицо, даже в жару таскает на себе чёрный плащ, скрывающий его фигуру. О нём неизвестно ничего до начала войны с темными, просто однажды он принял участие в бою, появившись в важный момент, и помог победить. Причём именно появился, Серый странник каким-то образом научился прорываться сквозь пространство на достаточно большие расстояния, поначалу многие думали, что он просто маскируется во время движения. Но скоро стало ясно, что это не так, Серый странник исчезал в одном месте, оставив после себя облачко серого пепла и в тот же момент появлялся в другом. Этот если бы захотел давно бы мог сбежать, но почему-то остался. Именно непонятность этого мага и невозможность понять мотивы его действий раздражала Риана больше всего. Но без Серого странника никто не мог поручиться, что то, что они задумали получиться, поэтому приходилось полагаться и на него.
   Чейтен, с этим всё намного проще, родившийся в семье дворянина мальчик, шестой из сыновей не имевший право на наследство, с самого детства он впитывал в себя знания и пытался создавать что-то новое. Когда он обнаружил в себе расположенность к тёмной магии, то с не меньшим рвением начал изучать и её, по-прежнему тяготея к созданию нового. Он был безжалостен в своих опытах, часто рассматривая живых людей всего лишь как ресурсы, не имеющие права голоса. А когда начиналась война, Чейтен увидел в ней способ испробовать на практике многие созданные им заклинания и возможность улучшить их. Создание костяных драконов было полностью его заслугой, да и многое другое было создано им, как и то заклинание, которое готовят сейчас все присутствующие в комнате маги. Чейтен тоже будет идти до самого конца, даже сейчас у него горят глаза от предвкушения, ещё бы ведь он увидит в действии своё главное детище.
   А вот Фобс вызывал опасения, хоть он и был сильным тёмным магом, одно имя которого внушало страх, но что-то в нём было не так. В его судьбе было мало чего-то примечательного. Родился в обычной городской семье, при достижении совершеннолетия обнаружил в себе тягу к тёмной магии и пошёл в ученики к какому-то тёмному, не блещущему особыми талантами. Долго не совершал ничего грандиозного, а просто тихо жил, зарабатывая понемногу своей магией. А вот когда началась война с тёмными, он сразу встал на сторону таких же как он и именно тогда его имя начало греметь, не сразу конечно, но довольно быстро. Он мог внушить ужас целой армии, именно внушить несколькими простыми заклинаниями, просто получались они у него зачастую очень хорошо. Его заклинания словно сами искали бреши в защите противника и без помощи мага изменялись, чтобы проскальзывать в эти бреши. Но даже тогда Фобс зачастую просто следовал за другими, редко проявляя инициативу. Но вот что-то в его глазах не нравилось Риану, но других достаточно сильных магов поблизости не было, а для задуманного требовались именно девять.
   И, наконец, он сам, Риан, тёмный маг добровольно когда-то выбравший путь хранителя знаний, так он сам себя называл. Именно собирание и хранение различной информации стало когда-то главной целью его жизни, хотя и не единственной. У него тоже была своя мораль, но свою жизнь он ценил больше чем чужую, да и с новыми знаниями и опытом его представление о мире менялось, как и сама мораль. Риан любил контролировать других, и не обязательно напрямую, он просчитывал действия разных магов и людей в зависимости от ситуации. Даже сейчас Риан тешил себя надеждой, что война продлилась столь долго отчасти благодаря ему. Весь мир объединился против тёмных магов, которые никогда не были многочисленны, но тёмные не только продержались несколько столетий, но порой было время, когда казалась, что близка победа, а не поражение. Он тоже пойдёт до конца, просто потому, что должен так поступить, но вот странный взгляд Фобса...
   Риан предпочёл бы видеть здесь Джиллу или Клейру, женщины маги появлялись не так часто, но взамен все они были на уровне сильнейших магов мужчин, а порой даже ещё могущественнее. Эти две женщины, владеющие тёмной магией, могли бы посоревноваться и с ним, и с Лорргусом, и с Грейли, а такие как Таурус Файри и Каррон были бы для них лёгкой добычей. Но обе они недавно погибли, "серые тени" обзаведясь своими доспехами, взрывающимися при смерти, стали неприятной неожиданностью и, хоть это уже было известно всем тёмным, иногда кто-то всё же попадал в зону взрыва. Пожалуй ещё один забытый сейчас всеми маг мог бы стоять в этой комнате, да ещё и насмехаясь над остальными, Миладир талантливый во всём, когда вся эта каша с бессмертием только начинала завариваться он сразу предположил, чем всё может закончится и высказал своё мнение остальным. А затем он просто пропал, многие думали, что он умер, но Риал помнил, что тот пообещал найти другой способ избежать смерти, а Миладир всегда выполнял такие обещания, которые давал во время споров, какими глупыми и невыполнимыми они не казались другим. Риан не верил, что такой маг мог бы спокойно умереть, тем более, что когда война с тёмными начиналась он ещё точно был жив, просто погибнуть без шума и запоминающихся всему миру событий Миладир бы не захотел, а собственные желания для него всегда были превыше всего.
   Но здесь были те, кто были и больше никто не смог бы заменить присутствующих. Могло показаться, что раз среди тёмных есть такая выдающиеся личности, то они не должны были проиграть, но светлый совет был не просто сборищем глупцов, талантливые маги были и там, поэтому успех того, что сейчас задумали тёмные во многом зависел от неожиданности. Светлые не могли подумать, на что пойдёт горстка оставшихся в живых, чтобы наказать их и какую цену они готовы будут заплатить. Величайшее творение Чейтена, маленький ад созданный для "светлого совета".
   Девять человек создадут круг и отдав всю свою энергию и даже саму жизнь откроют путь заклинанию, созданному ради мести. Грейли и Лоргус долго помогали Чейтену в создании, но теперь там будут истинные муки. Терзаемая плоть, которая восстанавливается только чтобы вновь быть терзаемой, маленькие проблески надежды, чтобы ужас и беспомощность, приходящие вновь были ещё сильнее, мука и тела и души, там будет всё. Серый странник перенесёт их на край лагеря светлого совета, Фобс быстро отпугнёт ненужных свидетелей. А Файри создаст огненный щит, который не позволит пройти первым атакам, а потом будет уже поздно. Заклинание начнёт действовать и засосёт в ад всех, кто окажется в зоне поражения. Последними, кто туда попадёт, будут сами тёмные, они обрекали себя на те же муки, что и своих врагов, но никто не сомневался, что эта достойная цена. Никто? Риан снова посмотрел на Чейтена и тихо спросил:
   -Что будет, если кто-то всё же нарушит круг?
   -Снаружи круг нарушить нельзя мы же позаботились и об этом, всё зависит от нас девятерых.
   -А если это будет кто-то из нас?
   Чейтен наконец оторвал взгляд от своеобразного артефакта, который использовал как часы, и посмотрел на Риана.
   -Понятья не имею, может нас просто разбросает в разные стороны, может порвёт на куски со всеми оказавшимися поблизости, возможно в нашем аду появится брешь через которую будет прибывать новая энергия, которая когда-нибудь увеличит круг до десятерых, а возможно заклинание усилится на столько, что засосёт вместе с нами ещё пол мира. Слишком многое зависит от того, кто, когда и как нарушит круг. Время приближается, всем приготовится.
   Все в этой комнате только и ждали этого самого, определённого времени, Чейтен уверял, что это тоже необходимое условие. Поэтому все заранее собравшиеся маги уже около часа торчали в комнате, изредка перекидываясь парой фраз. Но время пришло, и они взялись за руки, образовав круг, девять магов готовящихся отомстить. Чейтен подал знак и тут Риан почувствовал, что несмотря на желание увидеть переход, он просто обязан сейчас моргнуть и он моргнул, а когда открыл глаза все они уже стояли на краю лагеря светлого совета. Чейтен выглядел недовольным, очевидно тоже моргнул в самый интересный момент, как и остальные маги, даже сейчас Серый странник до последнего хранил свой секрет. Но времени на обдумывание этого не было. Несколько слов от каждого из девяти произнесённых одновременно и заклинание начало своё действие. В щит, созданный Файри, уже что-то врезалось, но было поздно, энергия из тёмных магов потекла в центр круга, там образовалась воронка и в ней начало затягивать окружающее пространство. И Замок Каррона и весь светлый совет, всё было поглощено, и вот, когда Риан понял что сейчас затянет их в глазах Фобса что-то изменилось, там отразился ужас от ожидающей их судьбы и он попытался вырваться и шагнуть назад. Грейли держал крепко, но вот Чейтен не был готов к этому, и между ним и Фобсом образовалось небольшое свободное место, как будто ещё для одного мага. А в следующий миг их всех тоже затянуло в воронку, которая исчезла сразу после этого. И на этом месте образовалось мёртвое поле, в центре которого был путь в тот самый ад. В эту небольшую дыру во времени и пространстве, понемногу затягивало всю жизненную энергию, находящуюся поблизости и так могло бы быть вечно. Но спустя несколько столетий Лич начал подкармливать этот ад новой энергией, куда большей, тем самым приближая время, когда потребуется десятый тёмный, который завершит круг, чтобы закончит заклинание и навсегда разделить этот мир и ад, созданный тёмными магами, для себя и своих врагов.
Оценка: 6.56*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"