Дадов Константин Леонидович: другие произведения.

Черный Король. душа из осколков 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение приключений Черного Короля.


   КОСТЯНОЙ ТРОН.
   Очередное пребывание в между мировом пространстве, радикально отличалось от всех предыдущих посещений этого места. Щиты "звезды смерти", были рассчитаны на энергетическое и кинетическое воздействие, а потому были способны обеспечивать надежную защиту от внешней неблагоприятной для жизни среды... какое-то время.
   В течении первого месяца, когда одетые в герметичные скафандры альфары, покрывали внешнюю броню станции защитными рунами, все реакторы работали на пределе своих возможностей, что значительно сокращало сроки их службы. Когда же контуры магической защиты были завершены, а вся конструкция из рунных цепочек активирована, удалось снизить энергопотребление втрое, но полностью отключать барьер ни Сомбра, ни его подчиненные, так и не решились. Дополнительной причиной оставаться начеку, оказались обитатели между мирового пространства, которым не было никакого дела до одиноких душ смертных существ, зато сто двадцати километровая металлическая сфера, уже вызывала некоторый интерес.
   Бывший король думал что никогда не забудет встречу с огромным полупрозрачным кальмаром, щупальца которого спокойно обхватывали "звезду смерти". Плоть этого существа состояла из чего-то очень похожего на желе, имеющее неприятное свойство восстанавливаться затягивая любые повреждения. Отбиться от чудовища удалось только после залпа супер лазера, что едва не стоило перегрузки главного реактора.
   В тот раз кальмар отступил, но чародея все же не оставляло ощущение того, что их изначально не собирались есть или уничтожать, а хотели просто изучить. В любом случае, от самоуверенности эта встреча избавила столь же надежно, как смерть избавляет от иллюзии бессмертия. Сканеры и датчики время от времени фиксировали крупные объекты где-то неподалеку от искусственной луны, но к счастью, более никто не спешил познакомиться поближе.
   Альфары, оставшиеся единственными членами экипажа кроме Сомбры, которые не были помещены в стазисные капсулы, разделились на две равные группы. Первая группа помогала наносить разнообразные руны на стены и предметы, укрепляя материалы или расширяя необходимое пространство, а так же они создавали мастерские для работы с артефактами. Вторая группа была предоставлена сама себе, и кроме того что бы следить за работой основных систем реакторов, щитов и жизнеобеспечения, более от них ничего не требовалось. Что бы занять себя какой-то полезной работой, голубокожие гуманоиды решили начать изучение междумирового пространства и свойств находящихся в нем энергий.
   Первые дроны, отправленные за образцами за пределы защитного поля, потеряли связь с "звездой смерти" и бесследно пропали. Вторая партия была оснащена тросами, при помощи которых их вернули обратно в ангары, после чего обнаружилось, что внешняя металлическая обшивка аппаратов, утончилась почти вдвое и стала мягкой как резина.
   Без поддержки Великой Силы, потенциал альфаров упал на несколько порядков, сделав их похожими на обычных людей. Большие усилия приходилось прилагать даже для того, что бы поднимать небольшие предметы при помощи телекинеза. Что бы как-то компенсировать эту слабость, Сомбра создал покрытые рунными цепочками обручи, способные объединять носителей в единую ментальную сеть, что в разы увеличивало расчетные мощности доступные сообществу. Чем больше альфаров подключались к ментальной сети, тем мощнее она становилась. В результате, манипуляции телекинезом вернулись на прежний уровень, а вербальная речь почти полностью сменилась мыслеречью.
   Одним из главных преимуществ между мирового пространства, по мнению Сомбры было то, что здесь он мог использовать все свои силы и знания, без каких либо ограничений, кроме объема собственного резерва и ауры. После создания внешней защиты, он расширил внутреннее пространство сферы от радиуса в сто двадцать километров, почти до двухсот. Не смотря на то, что свободных помещений и пустующих коридоров и без того было достаточно, но сомнений в том, что вскоре понадобится каждый дополнительный метр, не возникало ни на секунду.
   Следующим шагом, было изобретение зондов, способных собирать в накопители энергию из окружающего "звезду смерти" пространства. На удивление, задача оказалась легко выполнимой, и основная проблема заключалась в том, что зонды получались одноразовыми.
   Что бы собрать энергию из между мирового пространства, нужно было всего лишь при помощи рун и зачарования, указать требуемые параметры, затем активировать накопитель и отправить его в специальном зонде в свободный полет. Через некоторое время аппарат возвращали, из него вытаскивали уже заполненный накопитель.
   Когда датчики станции обнаружили новый мир, чародей занимался созданием артефакта, способного трансмутировать нейтральную магическую энергию в металлы, пластик, стекло и иные вещества. Параллельно шла работа над прибором, проводящим трансмутацию жизненной энергии в органическую пищу.
   В результате нескольких недель работы, прерывающейся на редкий сон, у бывшего короля получились две каменные плиты, длинной и шириной по два метра, а толщиной в сорок сантиметров каждая. Их поверхности были покрыты плотными строчками мельчайших символов, между которыми то и дело проглядывали прутья и проволоки из золота и серебра. К сожалению, не смотря на все усилия, трансмутировать из энергии получалось лишь ограниченное число веществ, объемом не более кубического метра.
   Только убедившись в том, что подчиненным не грозит смерть от голода и жажды, что бы после возвращения из очередного мира не обнаружить истощенные трупы на своей мобильной базе, Сомбра занялся решением проблемы того, как ему преодолеть внешнюю защиту мира от вторженцев, при этом не умирая.
   Казалось бы, разве сложно пробить брешь, что бы проникнуть в новый мир так же, как покинул предыдущий? Однако разница заключалась в том, что изнутри барьер практически не оказывал сопротивления тем, кто хотел его преодолеть, так как побег не нес угрозы миру, а вот вторжение из вне, как раз и являлось причиной существования защитных полей. Что бы убедиться в своих предположениях, бывший король при помощи супер лазера попытался создать пробоину, но потерпел в этом сокрушительную неудачу, так как лишь привлек внимание разных монстров от амеб, до насекомых и обезьян, являвшихся сильнейшими из существ, избравших внешнюю оболочку мира как ареал своего обитания.
   Пришлось "звезде смерти" уходить на дальнюю орбиту от огромной сферы, похожей на золотой шар с серебряными прожилками. Можно было предположить, что защита именно этого мира слишком прочна для орудий станции, и в другой раз подобных трудностей не возникнет... но для проверки теории требовалось снова заняться поисками, которые могли продлиться месяцы или даже годы.
   "зачем придумывать что-то новое, когда уже есть отработанная и проверенная методика?".
   Так думал Сомбра, укладывая свое тело в технологичный гроб, в котором было установлено оборудование, запрограммированное поддерживать жизнь в теле, в то время как душа будет отсутствовать. Альфары же, получив приказ придумать способ преодоления барьера в материальной оболочке, остались следить за станцией и продолжать работу над начатыми проектами.
   - "все системы работают в штатном режиме". - Раздался голос одного из голубокожих гуманоидов, внутри гроба, где находился чародей.
   - "включаю подачу консервирующих газов". - Тут же отозвался его собрат, и бывший король почувствовал, как воздух в легких заменяется неприятным синтетическим составом.
   - "сердечный ритм замедлился, внешняя температура упала на пол градуса". - Третий голос был женским и доносился словно через слой ваты.
   - "подаю насыщенный веществами гель...".
   Сознание окончательно отключилось, а через субъективную секунду, Сомбра обнаружил себя в своем духовном теле, парящим над вместилищем материальной оболочки. В том же зале, перед многочисленными терминалами и громоздким оборудованием, сновали альфары, следящие за показаниями на мониторах.
   - "эксперимент прошел успешно, отклонений от расчетных результатов нет". - Отчитался один из голубокожих гуманоидов, одетых в серые комбинезоны, остановившись в паре метров от души чародея. - "Вы меня слышите? Мыслеречь работает?".
   Усилием воли заставив себя принять привычную форму, (до этого момента, бывший король находился в виде бесформенной тучи), древний маг отозвался:
   - "слышу хорошо. Отправляюсь в новый мир, не хочу терять лишнее время. Продолжайте следить за обстановкой".
   - "принято". - Альфар отсалютовал правой рукой и отошел в сторону, словно уступая дорогу.
   "как-то непривычно... вроде бы и раньше имел опыт существования без тела, но сейчас ощущается нечто новое...".
   Решив подумать об этом позднее, чародей снова принял вид энергетической тучки, и полетел прочь из лаборатории. Спустя минуту он уже просочился сквозь внешнюю обшивку "звезды смерти", а затем миновал защитное поле, специально ослабленное до безопасного минимума.
   Найдя на сфере мира место с наименьшей концентрацией разных монстров, душа мага начала проникать через на удивление плотный барьер, через который было тяжело пробиться и даже форма вкручивающегося штопора, помогала мало. Однако прошлый опыт помог и здесь, так что уплотнив свою оболочку, вторженец удвоил усилия, что бы через субъективных сорок минут, наконец добиться успеха.
   Новый мир встретил бывшего короля ощущением невероятно густой магии, что было сравнимо с прыжком в пресное море после долгого нахождения в пустыне. Какое-то время, он просто висел в пространстве, наслаждаясь ощущениями, и далеко не с первой попытки сумел себя заставить вспомнить свои цели и планы.
   В небе светило яркое золотое солнце, по голубому небу плыли пушистые белые облака, внизу на земле расстилался обширный зеленый лес, кроны деревьев которого непрерывно колыхались под порывами ветра. Можно было часами напролет любоваться видами природы, выискивая разумных и неразумных обитателей мира, если бы откуда-то из-за горизонта, не доносились яркие и отчетливые отголоски страха, боли, ненависти и безнадежности. Особо прекрасным этот коктейль эмоций делало то, что принадлежал он магу...
   "впрочем, в мире с таким насыщенным фоном, найти разумного наделенного даром, проще простого, только не факт что он будет обучен. Не хотелось бы вселяться в обывателя, который не знает даже основ местного волшебства и законов".
   Устремившись к источнику эмоций, Сомбра вскоре уже летел над равнинами, затем над широким проливом, и наконец завис над большим островом, в центре которого на низкой горе, возвышался замок состоящий из множества каменных башен. Неподалеку, у самого берега, находилась то ли большая деревня, то ли маленький средневековый город, но вовсе не это привлекло внимание бывшего короля.
   "драконы... десятки драконов, от новорожденных птенцов до древних ящеров, и все они фонят магической силой так, что пространство едва ли не изгибается от перенасыщенности".
   Не сразу рядом с замком, на башнях и в городке, удалось увидеть гуманоидов. Без удивления сознание отметило присутствие людей, которые почти во всех посещенных мирах, являлись доминирующей расой отличающейся великолепной приспосабливаемостью а так же амбициями, нередко не оправданными никакими личными достоинствами. Кроме того, имелись существа похожие на людей внешне, за исключением заостренных длинных ушей и более тонких фигур, но обладающие более плотной душой.
   "иная раса, или же подвид людей? Впрочем, это не так важно, пока что".
   Наличие в этом мире драконов, судя по поведению, обладающих полноценным разумом, вынудило вести себя более осторожно и осмотрительно. Скрыв свое присутствие всеми доступными способами, бывший король до глубокой ночи наблюдал за могучими крылатыми ящерами и их спутниками, которые то улетали с острова, то прилетали, но чаще занимались своими повседневными делами. Жили хозяева небес в больших комнатах в башнях замка, или же в пещерах в скале, расположенной на самом краю суши. Только когда снаружи остались одинокие дозорные, древний маг решился действовать, медленно направившись к источнику отрицательных эмоций, ощущаемому в одной из башен.
   Вопреки опасениям, в большой комнате не обнаружилось дракона, хотя в центре пола, имелось углубление похожее на огромное ложе для ящера. У одной из стен, в нише за тонкой занавеской, на широкой постели лежал молодой мужчина с каштановыми волосами и бледной кожей. Его тело было обнажено и время от времени подрагивало от судорог, вызванных особенно яркими эмоциями.
   "лучшего варианта и придумать сложно: молодой маг, находящийся на пороге распада личности из-за повреждений духовного и ментального тел".
   Протянув от себя к человеку тонкий щуп, бывший король начал транслировать эмоции и обещания, стремясь полностью захватить и сконцентрировать на себе внимание жертвы...
  
   ***
   Гальбаторикс медленно, будто неуверенно открыл глаза с ядовито зелеными, светящимися от наполняющей их владельца силы, зрачками. Попеременно двигая руками и ногами, он проверил как откликаются на сигналы мозга конечности, а затем стремительно скатился с кровати на пол, приземлившись на корточки.
   "великолепно! Давно я не чувствовал себя настолько... полноценным".
   Выпрямившись в полный рост, мужчина прошептал заклинание, и по его обнаженному телу прошла волна свежести, избавляющая от грязи, пота и лишних волос.
   "м-да... кажется я перестарался: кожа стала похожа на гладкий пластик".
   Взмахом руки, чародей заставил распахнуться объемный сундук, находящийся в углу рядом с пастелью, после чего извлек из его недр хлопчатое белое трико, зачарованную кожаную броню и серый плащ с капюшоном, накидывающийся на плечи и скрепляющийся на груди при помощи золотой заколки. Облачившись в вещи прежнего хозяина тела, он надел пояс с прикрепленными к нему ножнами с мечом, которые обнаружились прислоненными у изголовья кровати.
   Взявшись за рукоять, обмотанную тонким кожаным ремешком, бывший король извлек из ножен белоснежный прямой обоюдоострый клинок, который был похож на отполированную до зеркального блеска кость, пусть и был выкован из металла. в навершие рукояти был вставлен крупный бесцветный драгоценный камень, являющийся накопителем магической энергии, объем которого невозможно было определить.
   "этот мир все больше радует меня, а ведь после слияния душ, не прошло и часа".
   С шелестом меч вернулся в ножны, Гальбаторикс поправил накинутый на плечи плащ, нацепил на лицо самое бесстрастное выражение и зашагал к выходу из комнаты, своими размерами способной дать фору иному спортивному залу из технологических миров. Выход ему перекрывала тонкая, но невероятно прочная прозрачная мембрана, заменяющая обычную дверь, но при помощи телекинеза убрать ее было не столь сложно.
   Перешагнув порог жилища, в которое вероятнее всего больше не вернется, Гальбаторикс оказался на широком каменном карнизе, предназначенном для того что бы драконы могли спокойно приземляться. Подойдя к самому краю, мужчина посмотрел вниз, и благодаря своему изменившемуся зрению в пятидесяти метрах от своих ног, увидел ровную площадку из утоптанной земли. В сотне метров от замка, начинался парк с кустами цветов и ягод, а так же плодоносными деревьями и извилистыми ручейками, орошающими все это богатство. Насколько было известно из памяти прошлого хозяина тела, продукты доставлялись из городка на берегу, жители которого нетолько занимались животноводством и огородничеством, но еще и активно торговали с большой землей, на чем неплохо зарабатывали.
   - гармония... Дискорд ее побери.
   Скривившись от упоминания своего главного врага, чародей устремил взгляд на восток, где небо уже начало светлеть от первых утренних лучей еще не показавшегося солнца. Переведя взгляд вверх, он увидел карнизы еще трех этажей башни, над которыми расстилалось чистое небо с начавшими тускнеть звездами. Периферическое зрение отметило промелькнувшую тень дракона, облетавшего остров в поисках нарушителей, но благодаря полученной при слиянии душ памяти, ни один мускул тела не напрягся.
   "пока есть время, нужно подвести итоги".
   Мысленно напомнил себе бывший король, выходя из созерцательного состояния. Первой на очереди была жизнь Гальбаторикса, оказавшегося членом ордена Драконьих Всадников... впрочем в ближайшие дни, он должен был лишиться этого высокого статуса.
   История молодого мага началась в небольшом торговом городке, название которого ныне не имеет значения, в семье успешного лавочника продающего глиняную посуду собственного изготовления. с раннего детства ребенок был сильнее всех сверстников, легко обучался всему новому и был на удивление и радость родителей, серьезным и рассудительным. Мальчик никогда ни в чем особом не нуждался и ему не приходилось голодать или носить старые обноски... деньги в семье всегда водились, хоть их было и не слишком много.
   Когда Гальбаториксу исполнилось десять лет, в город в очередной раз прилетел один из Драконьих Всадников, орден которых хранил мир и покой во всей Алагейзии, (название материка). Членами ордена становились сильные маги, в детстве выбранные в качестве партнера только вылупившимся драконом, в результате чего между двумя разумами и душами образовывалась связь, похожая на связь фамильяра, но гораздо более глубокая и не односторонняя.
   Молодой Всадник, проверяя детей на наличие дара, обнаружил в Гальбаториксе огромный потенциал, о чем поспешил известить родителей, которые отнеслись к этому известию совсем без энтузиазма, (они понимали, что их первенца собираются забрать в орден, откуда он вряд ли уже вернется). Прощание с семьей было скомканным и поспешным, мальчику даже не позволили собрать вещи, так как по словам старшего мужчины, на месте жительства он получит все необходимое.
   Дальше был восторг от полета в седле на спине огромного крылатого ящера, чешуя которого сверкала изумрудным огнем в лучах полуденного солнца. Эмоции были настолько сильными а впечатления яркими, что адекватно воспринимать мир Гальбаторикс смог только через несколько дней после прилета на остров.
   Всех кандидатов в члены ордена Драконьих Всадников, селили в маленьких комнатках на первых двух этажах башен, вне зависимости от возраста и статуса родственников. Кроме кровати и сундука для хранения вещей, более в жилищах не имелось никакой мебели, а простая серая одежда из грубой но прочной ткани, стирала рамки между вчерашними крестьянами и отпрысками богачей и аристократов. Были и другие психологические трюки, призванные стереть барьеры, построенные кастовым обществом, и все их перечислять даже мысленно, бывшему королю было лень.
   Началось обучение будущих Всадников, разбитых на группы по пять разумных, среди которых были как люди так и эльфы. Утренняя зарядка, включающая в себя целый комплекс упражнений на силу, ловкость и гибкость, сменялась плотным завтраком, за которым следовали лекции по географии, истории и политике. Перед обедом, детей под видом игры, учили держать в руках деревянные мечи, правильно передвигаться и дышать. В послеобеденное время, проводился урок письменности и математики, так же совмещенный с игрой, а за час до ужина, снова начинались физические упражнения. Вместо вечерних сказок, кандидатам на вступление в орден рассказывали древние легенды, перемежаемые основами магии.
   В таком размеренном ритме, прошел целый год жизни, за который мальчик вытянулся ввысь почти на десять сантиметров, и у него появился рельеф мышц. гораздо большие изменения произошли в разуме: благодаря постоянным урокам, сын ремесленника стал настолько же образованным, как некоторые аристократы, но это было только начало. В памяти начали стираться лица родителей, оставаясь только размытыми образами без ярких запоминающихся черт, но благодаря постоянному воздействию от наставников, это не пугало и не расстраивало, а казалось совершенно нормальным и правильным.
   В одиннадцать лет, Гальбаторикса и его товарищей отвели в хранилище драконьих яиц, расположенное под центральной башней замка в защищенной множеством чар комнате. Это был огромный зал с высокими потолками, вдоль стен которого шли длинные полки, в нишах которых лежали драконьи яйца разных цветов и оттенков. Кандидатов заставили пройти по одному, вдоль всех полок, после чего наблюдающий за процессом наставник объявлял, выбрал ли ребенка в партнеры один из нерожденных дракончиков.
   Перед проверкой детей успокаивали тем, что каждому кандидату дается три попытки, между которыми проходит один год. Даже тех, кого по итогам так и не выбрал дракон, не изгонялись с острова, просто их обучение становилось менее интенсивным, а по достижению пятнадцати-двадцати лет, они становились кем-то вроде слуг, или оруженосцев для полноценных Драконьих Всадников.
   "жестоко заставлять разумного, мечта которого никогда не исполнится, каждый день смотреть на тех, кому повезло больше, да еще заставлять прислуживать причинам своей зависти".
   Гальбаториксу повезло: после первого же прохода по периметру зала, наставник, принадлежащий к расе эльфов, снял с одной из полок крупное белое яйцо, скорлупа которого была покрыта сетью фиолетовых прожилок, и вручил его в руки мальчику, строго приказав ни на минуту не оставлять свое сокровище без присмотра. На несколько дней, необходимых для вылупления, его даже освободили от всех уроков. Ребенок так и не заметил завистливых и даже злых взглядов двоих своих друзей, проходивших проверку уже не в первый раз.
   Три последующих дня слились в один. Гальбаторикс сидел на постели, держа на коленях драконье яйцо, обнимая гладкую скорлупу руками и прижимая к себе. Ему казалось что так дракончику будет проще вылупиться, ведь незря же курицы сидят на яйцах, прежде чем из них вылупятся цыплята.
   Четвертой бессонной ночью, скорлупа начала трескаться а яйцо ощутимо дергалось. Наконец, словно собравшись с силами, птенец крылатых ящеров разорвал свою темницу на множество осколков и громко пища, размахивая хвостом, лапками и маленькими тонкими крыльями, едва не упал на пол, но был подхвачен на руки радостным мальчишкой.
   Вряд ли боль можно назвать приятной, но тот момент когда после касания чешуи, на правой ладони отпечаталось изображение многолучевой звезды, стал самым счастливым в новой жизни молодого Драконьего Всадника.
   Подняв правую руку, чародей посмотрел на потемневшие линии, складывающиеся в изображение звезды на ладони. Когда дракониха была жива, эта печать была серебряной и источала тусклое сияние.
   Обучение молодого мага усложнилось, и теперь он был вынужден заучивать огромные тексты, изучать эльфийский язык оказавшийся основой местной вербальной магии, а кроме этого появились уроки тактики, стратегии, рукопашного боя и фехтования. Все тяготы с ним разделяла маленькая, но стремительно растущая, крылатая ящерица с белоснежной чешуей, которая на солнечном свете создавала фиолетовые отблески. Даже когда подруга научилась летать и сама была вынуждена обучаться драконьим премудростям у старших сородичей, ее незримая поддержка помогала преодолевать все встречающиеся препятствия.
   Гальбаторикса все считали самородком... алмазом нуждающимся в огранке. Учителя не жалели знаний, не уставали нахваливать старательного ученика, год за годом становящегося все более самоуверенным и высокомерным. Даже дракониха, называющая своего всадника не иначе как "старший брат", всегда его слушалась, со всем соглашалась, выполняла любые пожелания...
   "очень зря. Возможно, если бы молодой маг относился к крылатой подруге не как к подчиненной, а как к равному соратнику, этой ситуации вообще не было бы".
   Прошло девять долгих лет. За этот период, несколько раз юный Драконий Всадник, вылетал на задания ордена вместе с одним из наставников, а в старшие годы в группе из нескольких одногодок... за которыми впрочем продолжали усердно наблюдать. И вот наконец произошло то, что и стало поворотным моментом в жизни самоуверенного высокомерного парня: ему приказали отправиться на север, что бы усмирить разбушевавшихся варваров, а в подкрепление выделили двух Всадников, назначенных подчиненными.
   Не придумав ничего умнее, трое мужчин на драконах, без какой либо подготовки, полетели на север, в земли где равнины сменяются скалистыми горами, сменяющимися непроходимыми лесами и ледяными реками. Некоторое время они выискивали поселения ургалов, (человекоподобных гуманоидов, с сероватой кожей, толстыми руками и ногами, маленькими желтыми глазами, а так же закрученными рогами, растущими чуть выше ушей), совершая на них налеты с воздуха.
   Однако, дикари оказались достаточно разумными, что бы устроить засаду на своих врагов, когда Драконьи Всадники в очередной раз устраивались на ночлег. Уже не подросткам но еще и не мужчинам, даже в голову не пришло оградить свой лагерь защитными чарами, а единственный часовой, банальнейшим образом уснул на своем посту. По какой причине врага не учуяли драконы, так и осталось тайной.
   Внезапное нападение в первые же секунды забрало жизнь одного из всадников, остальных же разбудил отчаянный рев дракона, потерявшего своего напарника. Гальбаторикс, которым овладела ярость, выхватил меч и выплескивая в пространство вокруг себя магическую энергию, преобразованную в огонь, ринулся в бой... а затем по его душе словно полоснули острым ножом, отрезая значительный кусок, и еще через мгновение ощущение разума крылатой подруги пропало, оставляя после себя непривычную пустоту и одиночество.
   "впавший в безумие маг, это очень страшное существо, сравнимое по разрушительному потенциалу с могучими демонами".
   В памяти сохранились только обрывки боя, после которого вся земля на сотни метров вокруг, была залита кровью и завалена частями обгорелых разрубленных тел. Больше двух сотен дикарей пали в ту ночь, но это не могло заглушить душевную боль.
   Драконий Всадник, единственный кто выжил из своего отряда, бродил по северным землям не разбирая дороги, нападая на всех встречных живых существ, словно был неразумным бешеным животным. Вскоре все монстры и иные обитатели окрестностей, стали его избегать. Сколько дней, недель или месяцев это продолжалось, из фрагментарных воспоминаний понять было сложно.
   Одним дождливым днем, разум вернулся к магу, но был он уже безнадежно поврежден, хоть со стороны все и казалось не столь страшным. В голову молодого мужчины пришла навязчивая мысль о том, что в ордене ему обязаны дать нового дракона, в оплату за все перенесенные тяготы и лишения.
   Дорога до ближайшей заставы Всадников, растянулась на месяц, и уже в крепости молодого соратника отмыли, исцелили тело и откормили, после чего переправили на остров.
   Уже находясь в цитадели, Гальбаторикс предстал перед советом старейших членов ордена, которым и предоставил свой отчет, после чего выдвинул свои требования. Люди и эльфы, не до конца осознавая всю тяжесть ран нанесенных душе и разуму мага, взяли два дня на размышления, попросив своего подчиненного пока что занять свободные апартаменты в одной из башен замка.
   "вовремя я в него вселился. Еще день, и Гальбаторикса если не убили бы, то как минимум отправили бы в изгнание, предварительно лишив магической силы".
   Посмотрев на солнце, уже успевшее подняться из-за горизонта, чародей встряхнулся. Пока он встраивал память бывшего хозяина тела в свою собственную личность, прошло непозволительно много времени. Приближался завтрак, после которого назначена встреча с советом.
   Закрыв глаза, бывший король мысленно создал формулу заклинания, наслаждаясь возможностью творить чары без ограничений. Когда его веки вновь распахнулись, зрачки глаз уже были не зелеными а черными, такими же как и у прежнего Гальбаторикса.
   "не следует вызывать ненужные подозрения, особенно когда этого можно избежать".
   Ауру и увеличившийся магический резерв, так же пришлось маскировать, но это было привычным действием даже во времена правления Кристальной Империей.
  
   ***
   Трапезный зал, представлял из себя широкую прямоугольную комнату на первом этаже замка. Войти сюда можно было с улицы через короткий коридор, или спустившись по одной из лестниц ведущих в башни.
   Каменный пол был отполирован до зеркального блеска, на стенах висели красочные гобелены с изображениями драконов и всадников прошлых веков, на высоком потолке были закреплены излучающие золотое сияние хрустальные ограненные шары. Вдоль стен стояли длинные дубовые столы, застеленные белоснежными скатертями, на которых рядами были выставлены серебряные блюда и подносы с мясом, фруктами, овощами, птицей, рыбой, выпечкой и ягодами. Глиняные кувшины с соками, вином и компотами, были размещены на равном расстоянии друг от друга, так что бы каждый кто сидел за столом, мог до них дотянуться.
   Из воспоминаний предыдущего хозяина тела выходило, что орден никогда не экономил на продовольствии... и вообще не экономил. Не смотря на то, что Драконьи Всадники на первый взгляд вели аскетичный образ жизни, на самом деле их просто с детства учили обходиться малым количеством очень качественных вещей. К примеру за меч Гальбаторикса, можно было выручить денежную сумму, которой было бы достаточно что бы купить гостиницу в центре столицы одного из небольших государств Алагейзии, и при этом осталось бы достаточно монет, что бы нанять персонал и не бояться бедности следующую пару лет. Одежда пусть и не была столь же дорогой, но не каждый король мог позволить себе гардероб из костюмов, сшитых из таких тканей. Кроме этого, у каждого члена ордена, при себе всегда был кошель с золотом или мелкими драгоценными камнями, на случай если что-то захочется приобрести, или во время путешествий обнаружится чей-то малолетний слуга с даром, из которого при должном обучении можно будет вырастить нового Всадника.
   Даже в голодные годы, когда жители Алагейзии мучались от междоусобиц или природных катаклизмов, на обитателях островного замка, это никогда не сказывалось.
   "что такое лишний килограмм золота для мага, способного по крупицам добывать нужный метал из земли под ногами?".
   При появлении в трапезной Гальбаторикса, все разговоры вмиг стали на несколько тонов тише. На молодого мужчину бросали взгляды, среди которых были осуждающие, сочувственные, брезгливые и просто любопытные, (последние принадлежали детям). Чародей же, делая вид что погружен в собственные мысли, уселся на ближайшее свободное место, и механическими движениями начал есть. Попутно он изучал всех присутствующих всеми доступными способами, особое внимание уделяя детенышам драконов, завтракающим вместе со своими малолетними Всадниками.
   Всего, в зале было примерно полсотни мужчин и женщин разных возрастов, принадлежащих расам людей и эльфов. Память подсказывала, что в замке должно быть по крайней мере еще десятка два Драконьих Всадников, и полторы-две сотни прислуги и стражников, из числа тех, кто так и не был выбран в партнеры крылатым ящером.
   "жалость исходит в основном от старших членов ордена, злость от ровесников моего тела, а брезгливость и злорадство от неудачников, обреченных вечно прислуживать своим бывшим друзьям".
   Бывший король не понимал, что удерживает этих мужчин и женщин в замке. Не имея надежды на то, что бы стать Всадником, но получив магическое образование, они могли бы неплохо устроиться в любом поселении Алагейзии, от глухих деревень до больших торговых городов, оказывая за плату разнообразные услуги. Однако, вместо того что бы устраивать личную жизнь, эти индивиды, продолжают каждый день мучить себя тем, как другие исполняют их самую заветную мечту...
   "мазохисты".
   Промелькнула в голове Гальбаторикса искра озарения, тут же задавленная потоком более важных мыслей. За все время завтрака, никто к нему так и не подошел, а бывшие друзья, стоило только встретиться с ними взглядами, стыдливо отводили глаза, будто бы перед ними находился заразный больной, которого и прогнать нельзя, но и приближаться к нему опасно. Из-за подобного отношения, прошлый хозяин тела мог бы вызвать на дуэль... где без поддержки своей крылатой подруги, скорее всего проиграл бы.
   Постепенно столы пустели и обитатели замка покидали зал. Приближалось время встречи с членами совета старейшин ордена. Надежды на то, что требование дать еще одну попытку выбрать драконье яйцо удовлетворят, у чародея не было, а вот опасения о возможных мерах, которые попытаются принять на его счет, присутствовали.
   В своих силах и навыках, бывший король не сомневался, а потому был уверен что даже при наихудшем развитии событий сумеет сбежать. Аппарировать в место, которое не видел собственными глазами, было крайне небезопасно, но память прошлого хозяина тела гарантировала, что он хотя бы не появится в центре горы или вулкана.
   - ммм... - Осторожно подкравшаяся девочка лет двенадцати, с светлыми волосами и голубыми глазами, одетая в черный дорожный костюм, неуверенно коснулась плеча Гальбаторикса, пытаясь привлечь к себе внимание.
   "похоже я слишком хорошо изобразил задумчивость".
   - чего тебе. - Скосив взгляд в сторону ребенка, холодно спросил мужчина.
   - вас вызывают в большой зал собраний. - Пискнула малолетняя Всадница, едва удерживаясь от того, что бы не броситься в паническое бегство.
   - ясно. - Отозвался чародей, залпом допивая ягодный сок из объемной глиняной кружки. - Что-то еще?
   В ответ посланница замотала головой в жесте отрицания.
   "неужели я такой страшный?".
   Поднявшись с простого деревянного стула, Гальбаторикс поправил плащ и пояс с мечом, а затем широким шагом направился к коридору, который судя по воспоминаниям, вел в нужное помещение.
  
   ***
   Встреча в зале собраний, а не в зале совета, могла означать лишь то, что к Гальбаториксу решили применить какие-то строгие меры, при этом сделав это событие публичным. Вероятнее всего, руководители ордена хотели показать всем своим подчиненным, что в случае ошибки, даже те кого считали гениями, могут в иерархии опуститься ниже слуг. Ну или же просто старики, захотели потешить свое самолюбие, продемонстрировав более молодым соратникам свою власть.
   И в первом и во втором случаях, молодого мужчину не ожидало ничего хорошего. Прошлый хозяин тела, так и не обзавелся надежными товарищами, которые могли бы встать за его спиной, что бы поддержать в трудный момент жизни, и покровителей у него так же не было, так что ждать заступничества от старших Всадников не стоило. Однако, орден хоть и считался самой влиятельной и могущественной силой в Алагейзии, он не был монолитен... люди и эльфы слишком отличались по характеру и образу жизни, не смотря на внешнюю похожесть.
   Коридор упирался в невысокие но широкие каменные створки, которые охранял одинокий пожилой стражник в зачарованной серебряной кольчуге, вооруженный фигурной алебардой. Он приветствовал Гальбаторикса кивком, после чего ладонью хлопнул по одной из створок.
   - удачи, парень. - Произнес стражник отступая к стене.
   "удача никогда не бывает лишней".
   Подумал чародей, шагая в открывшуюся арку. В нескольких метрах за порогом, находились три каменные ступеньки ведущие на узкий помост, разделяющий просторный зал на две равные части. Помост оканчивался еще тремя ступеньками, которые вели на широкое возвышение, где подобно актерам на сцене, уже стояли семеро старейших Всадников ордена.
   Стены в этом помещении были украшены барельефами изображающими драконов, с потолка лился холодный серебряный свет излучаемый хрустальными сферами. Справа от помоста ровными рядами стояли слуги и стражники, слева менее организованной толпой, собрались Всадники разных возрастов.
   "похоже я не ошибся и это все же шоу, устроенное для зрителей. Что же, не будем разочаровывать организаторов спектакля".
   Створки дверей за спиной тихо захлопнулись, тем самым отрезая путь назад, но бывший король и не собирался сбегать. Он ощущал, как на нем скрестились десятки взглядов, а интуиция подсказывала, что через некоторые глаза, за происходящим наблюдают еще и драконы, готовые в любой момент прийти на помощь своим напарникам...
   "правильно, кто знает что придет в голову безумцу вроде меня".
   Взойдя на помост, Гальбаторикс прошествовал к второй лестнице, остановившись не дойдя до ступенек пары шагов. Всем своим видом он излучал силу и уверенность, за которыми при более внимательном взгляде, можно было увидеть отчаяние и страх. Именно этого от самолюбивого и высокомерного юнца, ожидали члены совета.
   - я пришел что бы узнать ваш ответ. - Громко, что бы услышали все присутствующие, заявил бывший король.
   Четверо эльфов, среди которых было две женщины, трое человек человеческой расы, стоявшие широким полукругом, обменялись быстрыми взглядами. Все они были одеты в зеленые костюмы лесных рейнджеров, высокие сапоги, а так же золотые накидки спускающиеся с плечей до самого пола. На поясах в дорогих ножнах висели мечи, навершия рукоятей которых сверкали крупными драгоценными камнями.
   "кажется я знаю, откуда у Гальбаторикса было его высокомерие: он просто подражал "лучшим из лучших"...".
   Вперед выступила женщина с зелеными глазами, огненно рыжими волосами, стройной фигурой, и красивым лицом. Назвать ее молодой, не мог бы и сам Сомбра, так как возраст этой Эльфийки, едва ли уступал его собственному сроку существования в качестве осознающей себя личности.
   - рыцарь Гальбаторикс. - Звонкий голос, похожий на звон серебряного колокольчика, разнесся по залу собраний, проникая в самые укромные уголки. - Совет рассмотрел твою просьбу о предоставлении возможности еще раз пройти избрание драконом, и вынес свое решение.
   Повисла напряженная тишина, некоторые из всадников, и почти все слуги, были готовы лезть на возвышение, что бы поторопить эльфийку, но все же дисциплинированность победила в борьбе с нетерпением.
   - в виду того, что твоя вина в гибели напарников неопровержима, мы отказываем тебе в удовлетворении просьбы. - Эти слова прозвучали уже как звон похоронного колокола.
   В зале зазвучали одобрительные шепотки и неразборчивое ворчание.
   - почему люди молчат? - Заглушая чужие голоса, осведомился чародей.
   - что ты имеешь ввиду, рыцарь? - Заговорил высокий блондин той же расы, что и женщина озвучившая решение совета.
   - почему я слышу только эльфов... или может быть люди не имеют права голоса в совете? Мне бы хотелось узнать, кто именно проголосовал за то, что бы мне отказать в праве повторного выбора, и не потому ли было принято отрицательное решение, что людей среди членов совета на одного меньше? - Бывший король играл интонациями, заставляя зрителей вслушиваться в свой голос, пользуясь своим опытом из времен, когда приходилось выступать перед целыми толпами.
   - ты говоришь совершенную чушь. - Спокойно произнесла рыжеволосая эльфийка. - Мы не можем сказать, кто как проголосовал, так как это будет нарушением правил конфиденциальности.
   - но почему люди молчат? - Гальбаторикс чуть развернул лицо и вытянул руку по направлению к членам совета, развернув ее ладонью вверх, что бы все могли увидеть потемневшее изображение звезды. - Или же вам наплевать на ту боль, которую я испытываю каждый день с тех пор как остался... один. Люди не могут быть столь жестоки к своему собрату... или же вы больше не считаете себя людьми, что бы поступать по человечески?
   - совет уже принял свое решение, рыцарь. - Произнес крупный мужчина с русыми волосами и густой бородой, спускающейся до середины груди.
   В сравнении с эльфами, этот человек был настоящим гигантом, а меч висящий у него на поясе, лишь немного не доставал до той длинны, что бы называться двуручником.
   - о... ну хоть у одного из вас голос прорезался. - Почти прошептал чародей, уже подготовив несколько заклинаний, которые оставалось наполнить магией что бы активировать. - Я понял: совет, (резкий взгляд в сторону эльфов), действительно принял решение. Что же, в таком случае, мне более незачем оставаться в "цитадели справедливости".
   - мы еще не закончили. - В голосе рыжеволосой Эльфийки зазвучали нотки злости, которые впрочем можно было уловить, только имея большой опыт в общении с лжецами и политиками.
   - и чем же еще, скромный... рыцарь... может быть полезен совету старейшин великого ордена Драконьих Всадников? - Ядовитая улыбка появилась на губах Гальбаторикса, и он даже изобразил подобие уважительного поклона, что со стороны выглядело как откровенная издевка.
   Зрители, в начале представления еще обменивавшиеся мнениями, теперь следили за происходящим затаив дыхание. Некоторые старшие мужчины и женщины, догадались оттеснить детей в задние ряды, что бы в случае непредвиденного, успеть защитить их.
   - рыцарь Гальбаторикс: ты был признан виновным в гибели троих драконов и двоих Всадников, а так же в преступлениях против жителей севера...
   "как будто не вы отправили нашу группу, на "усмирение варваров". Лицемеры".
   - ...исходя из всего перечисленного, ты признан опасным для жителей Алагейзии и приговариваешься к изгнанию из ордена, а так же полному блокированию магического дара. - Последние слова, эльфийка произносила с особым удовольствием, скрытым за напускным хладнокровием.
   "а вот это ты зря... даже если учитывать, что настоящего чародея невозможно лишить силы навсегда, тебе этого неизвестно. Выходит, из провинившегося Всадника решили сделать преступника, на которого будут свалены все ошибки. Без магии, любой обычный воспитанник ордена, не проживет и года, так как попросту ничего не умеет и в лучшем случае станет бандитом или наемником".
   В установившейся тишине, оглушительно громко прозвучал шелест извлекаемого из ножен меча.
   - может быть мне еще и голову себе отрезать, что бы вас порадовать? - Улыбка на лице чародея стала бесшабашной и веселой. - Хотите забрать мою магию, отнять у меня то последнее, что поддерживает мою жизнь? Тогда идите и возьмите ее... но я не обещаю, что защищаясь никого не убью.
   Воздух вокруг тела бывшего короля начал вибрировать, засверкали электрические разряды, по залу стал гулять ветер и запахло озоном. Все кто в это время находился в помещении, потянулись к оружию, детей стали выталкивать к выходам в коридоры.
   - орден забрал мою жизнь как обычного человека, ургалы забрали мою жизнь Всадника... отнять свою третью жизнь, я не позволю никому. - В голосе мужчины все чаще звучали рычащие нотки, а магия в пространстве вокруг отзываясь на его мысли, уплотнялась в защитный кокон. - Орден прогнил, раз так легко отказывается от своих воспитанников и считает что имеет право решать судьбы других разумных... и как рыба выброшенная на берег, гнить он начал с головы.
   - довольно, рыцарь, прекрати этот беспорядок. - Вперед вышел черноволосый сероглазый эльф, одна рука которого покоилась на рукояти меча.
   - а ты заставь меня, "брат". - Последнее слово было произнесено как оскорбление и издевка, но магия все же начала успокаиваться.
   - мы признаем, что лишение магии, слишком жестокий поступок, который для одаренного, является наказанием хуже смерти. - Бородатый мужчина встал рядом с рыжеволосой эльфийкой, готовой в любой миг сорваться в атаку. - Но и ты не проявил смирения, которым должен обладать любой Всадник, а потому... приговор об изгнании остается неизменным. Покинь замок до полудня, и более не появляйся на острове.
   "так я и поверил, что это была только проверка моей лояльности. Скажи лучше, что не хочешь начинать бой, в котором могут пострадать ученики, тем более что драконы в условиях узких переходов, вряд ли смогут помочь".
   - как будет угодно совету старейшин. - Гальбаторикс одарил говорившего человека тяжелым взглядом, и не убирая меч в ножны, развернулся и зашагал по помосту к дверям, через которые и вошел в это помещение.
   До того момента, как за спиной захлопнулись створки, чародей ощущал злые взгляды, упирающиеся в спину на уровне лопаток.
  
   ***
   Никто не задерживал Гальбаторикса на выходе из замка, даже слежки во время спуска по пологому склону горы, совершенно не ощущалось. Однако чародей не обольщался и не надеялся на то, что его решили отпустить...
   "бросил вызов главам ордена, усомнился в честности принятого решения, имею непозволительно много знаний и навыков, не говоря уже о желании их использовать себе на пользу. Нет, спокойно мне жить не позволят и попытаются убить, даже если не из мести, то ради того, что бы знания не попали в руки обычных волшебников Алагейзии, вынужденных довольствоваться жалкими крохами разрозненной информации".
   После недолгих размышлений, бывший король пришел к выводу, что пока он находится на острове, его не будут трогать, опасаясь непредвиденных последствий, (о посмертных проклятьях жители этого мира знали даже лучше, чем им бы хотелось). Скорее всего, ему даже позволят уплыть на материк, после чего объявят за голову предателя награду, пошлют в погоню пару опытных и сильных Всадников, или же направят за отступником тренированных ликвидаторов, в наличии которых сомневаться не приходилось.
   Почему же тогда за молодым мужчиной не установили слежку? Просто для магов, способных видеть через пространство в десятки километров, чувствовать энергии и общаться мысленно, обнаружение одного единственного разумного, не являлось чем-то сложным. Вероятнее всего, где-то в замке имелось хранилище, а может быть даже и не одно, в котором содержались колбы с кровью всех Всадников и обслуги, а так же волосы и особенно дорогие личные вещи. имея в наличии хоть что-то из этого списка, создать простейший поисковый артефакт, в полевых условиях мог бы даже прежний хозяин тела, а ведь он почти не уделял внимания настолько неинтересным отраслям волшебства.
   "эх, самоуверенный и высокомерный глупец... знал бы он, каким монстром в сражении может являться подготовленный артефактор, не вылезал бы из библиотек. Стоит вспомнить хотя бы Фламеля: не даром же именно он лишил меня одной из жизней".
   Скривившись словно от зубной боли, Гальбаторикс ускорил шаг по узкой утоптанной дороге, которая спустившись с горы, углублялась в рощу с низкими деревьями. Собственные самоуверенность и высокомерие, ни раз и ни два стоили ему цены, которую большинство разумных способны выплатить лишь единожды. Тем больше эти черты в характере молодого мага, вызывали раздражение и брезгливость.
   К тому моменту когда чародей вышел к прибрежному городку, солнце уже преодолело зенит и начало клониться к закату. Путь от замка Драконьих Всадников, до порта оказался гораздо длиннее, чем казалось в бестелесном состоянии, и чем помнил прежний хозяин тела, пролетая его на спине своего дракона. однако, лишние несколько часов в относительной тишине и одиночестве, пошли только на пользу мужчине, позволив привести мысли в порядок, проанализировать разговор с советом старейшин, а так же составить планы на ближайшее будущее.
   Как можно скорее требовалось выполнить обещание, которое Сомбра дал Гальбаториксу, прежде чем их души стали единым целым, в ином случае это грозило стать навязчивой идеей, которая может свести с ума и существо прожившее больше тысячи лет. Что бы заполучить себе тело сильного мага, в комплекте с которым шли знания о волшебстве этого мира и потрепанная душа, некоторое время изменявшаяся под воздействием души истинного дракона, бывшему королю пришлось пойти на уступки и заключить своеобразный контракт, который в случае успешного выполнения всех пунктов, будет крайне выгоден всем заинтересованным сторонам...
   "выгоден мне нынешнему, и обоим прежним "я"".
   Портовое поселение, мягко говоря не впечатляло: двух и трехэтажные дома, только первый этаж которых был каменным а остальные деревянными, растянулись четырьмя линиями, между которыми пролегали дороги, по которым сновали торговцы и рабочие, а так же ездили пустые и груженые телеги, запряженные людьми или лошадьми. Пару раз на глаза попадались гномы, в первые часы прибывания в этом мире, по незнанию принятые за низкорослых людей. Из памяти Гальбаторикса следовало, что их средний рост колеблется от ста двадцати, до ста сорока сантиметров, плечи широкие даже у женщин, мужчины всегда отращивают густые бороды, длинна и ухоженность которых подчеркивает статус.
   Один раз молодому Всаднику, довелось увидеть гномку. Все что он мог сказать об этой маленькой женщине выражалось в одном предложении: "малый рост, совершенно не портил ее красоту". К сожалению, пообщаться с подгорной жительницей не получилось, поэтому о ее характере узнать так и не удалось.
   Пройдя городок насквозь, чародей вышел к причалам, у которых стояли сразу два торговых судна и были привязаны многочисленные лодочки. Договориться с капитаном одного из кораблей, о доставке на большую землю одного лишнего пассажира, оказалось делом десяти минут. Бывшему королю даже не пришлось рассказывать заготовленную заранее трагичную историю об изгнаннике из ордена, в битве потерявшем своего дракона, в результате чего стал обузой для "братьев" и "сестер". В оплату за проезд, нужно было вылечить зубы паре моряков, а так же следить за здоровьем членов экипажа.
   Не смотря на выгодные условия сделки, где-то на краю сознания мелькало ощущение того, что его обманули, стребовав много больше необходимого минимума.
   "плевать, не обеднею. Все равно, нужна практика в работе с местной магией, в условиях значительно возросшего резерва".
   Остаток дня прошел в неспешной прогулке вдоль берега и осмотре достопримечательностей. Поселение оказалось достаточно уютным, чистым, а населявшие его жители, оказались даже излишне дружелюбны, (от их фальшивых улыбок, зубы сводило).
   Отсутствие бедняков и попрошаек, объяснялось тем, что подобный сброд попросту не пускают на остров, что бы не мешали работать и не смущали неокрепшие умы молодых Всадников, еще не избавившихся от иллюзий, а потому стремящихся нести добро и справедливость везде где только можно. Суета же, включающая в себя бесконечное мельтешение телег и беготню рабочих, очевидно оказалась наигранным представлением, которое ежедневно устраивалось для приезжих торговцев, путешествующих богачей и тех же Всадников, желающих окунуться в обыденную жизнь простых людей.
   "как там говориться? Ах да: "любой каприз за ваши деньги"".
   На окраине города обнаружилась кузня, стены которой были зачарованы не выпускать наружу звуки, ближе к центру имелось сразу три трактира, в которых можно было заказать выпивку, снять комнату, ну и разумеется найти подружку на ночь. При помощи считывания поверхностных мыслей у встречных прохожих, удалось узнать что цены за все услуги, завышены как минимум в четверо, но члены ордена все равно оплачивали свои счета золотом и серебром.
   Сам Гальбаторикс, в свои пятнадцать лет, потратил здесь маленькое состояние, после чего был наказан наставниками, и проходил усиленные тренировки по всем дисциплинам в течении полугода. Не смотря на последствия, Всадник ни разу не пожалел о том вечере, который перешел в богатую на впечатления ночь.
   Закончив прогулку, чародей остановился в одном из трактиров. Заказав плотный ужин, он снял комнату и после того как хозяин заведения получил внушение о том, что счет оплачен, отправился отдыхать.
   Перед долгой медитацией, часто заменяющей сон для владельцев дара, комната, обстановку в которой составляли кровать, шкаф у стены слева от входа, а так же стол у окна и два деревянных стула, была просканирована на всяческие ловушки всеми доступными способами. После этого, на стены, пол и потолок, легли незаметные сигнальные чары, а постель окружил барьер, непроницаемый для всего кроме звука и определенного состава воздуха. Разум твердил, что эти меры излишни, но паранойя не соглашалась, приводя в качестве доводов несколько смертей к ряду, которых можно было избежать при большей предусмотрительности.
   Ночью так никто и не побеспокоил одинокого изгнанника, а ранним утром он распрощался с трактирщиком, в качестве благодарности незаметно наложил на него общее укрепляющее заклинание, после чего направил свои стопы к причалам. Поселение еще только просыпалось и люди на улицах не суетились радуя взор хмурыми лицами. Однако на берегу обстановка отличалась и работа моряков кипела, совершенно не напоминая ту бесполезную беготню, которую можно было наблюдать накануне вечером.
   Поприветствовав знакомого капитана, Гальбаторикс взошел на борт и не теряя зря времени, приступил к выполнению своей части договора. Как и ожидалось, проблемы с зубами обнаружились вовсе не у пары человек, а едва ли не у всей команды, так же как и застарелые травмы, вывихи, переломы сросшиеся неправильно, и даже самый банальный насморк. Выделенная чародею каюта, незаметно превратилась в палату госпиталя, а увлекшийся работой изгнанник, едва не пропустил тот момент, когда судно отчалило.
   Только на десятом пациенте, бывший король поймал себя на мысли, что ощущение незримой но постоянной угрозы, преследовавшее его на острове, наконец отступило. Немного помечтав о нормальном здоровом сне, он отбросил эти мысли до лучших времен, когда рядом будут преданные войска.
   "а еще лучше, если на орбите будет висеть "звезда смерти"...".
  
   ***
   Второй портовый город, значительно превосходил первое прибрежное поселение, посещенное Гальбаториксом в этом мире. Пожалуй его большая площадь, была единственным преимуществом, во всем остальном виделись одни недостатки.
   У длинных причалов, стояли корабли самых разных размеров от рыбацких лодок с единственным парусом, до фрегатов с тремя мачтами. Деревянные дома и склады, громоздились друг к другу, оставляя между собой узкие проходы, часто заваленные каким ни будь мусором. В первые же минуты нахождения на большой земле, какой-то грязный подросток попытался сорвать с пояса меч, по видимому позарившись на ножны и драгоценный камень в навершии рукояти, но вместо богатой добычи получил только легкий перелом руки.
   У причалов и вблизи складов, сильно воняло рыбой, но стоило углубиться в город как запах сменился на другой, ничуть не более приятный аромат отхожих мест. Если на центральной улице, проходящей между почти новыми двухэтажными деревянными домами, условия существования были еще терпимыми, то углубляться в переулки отчаянно не хотелось.
   "слишком обостренное обоняние, чуткий слух и четкое зрение... Мордред, да я почти ощущаю мерзкий вкус этого мусора у себя на зубах".
   От прохожих пахло потом, выпивкой, кровью а иногда и чем похуже. Чем больше времени проходило, тем сильнее становилось желание отчистить это место водой или огнем. Что бы не искушать себя лишний раз, бывший король решил не задерживаться и почти бегом направился к окраинным зданиям.
   Контраст между жителями острова и обитателями большой земли, был более чем ощутим, и это являлось еще одним фактором, удерживающим молодых Всадников в обществе своих собратьев по ордену. Даже чары отчищающие воздух для дыхания, не могли исправить ситуацию, так как зрение продолжало демонстрировать угнетающие картины.
   Только когда последние одноэтажные лачуги оказались позади, а впереди и по сторонам расстилалась широкая равнина пересекаемая извилистой дорогой, Гальбаторикс позволил себе вдохнуть полной грудью. В разуме он оставил заметку, что если все же начнет создавать свое государство в этом мире, то в обязательном порядке заставит подданных хотя бы раз в три дня мыться в ванной и раз в неделю посещать бани...
   "города нужно будет либо полностью перестроить, либо снести и отстроить заново, но на этот раз не забыв о канализации".
   Память прошлого хозяина тела подсказывала, что во время заданий в поселениях Алагейзии, члены ордена часто использовали чары отчищающие воздух от запахов, но ели и пили не брезгуя ни чем, в тех же тавернах и трактирах что и местные жители. У простых граждан маленьких государств, уровень гигиены оставлял желать лучшего, аристократы же не видели ничего зазорного в том, что бы прятать запах пота, за ароматом вылитых на себя духов. Радовало хотя бы то, что выливать помои прямо из окон, запрещено законом, а-то в некоторых уже посещенных мирах, в определенный период истории, у людей это была нормальная практика.
   "вот и придумал для себя дополнительную цель: захватить мир, что бы отмыть его обитателей".
   У эльфов и гномов, любовь к мытью была развита гораздо сильнее чем у их более многочисленных соседей: одни из-за обостренных органов чувств, не терпели острых запахов, вторые же, после работы в шахтах и кузнях, регулярно ходили в бани что бы расслабиться и снять с себя слой налипшей грязи. Это могло бы вызвать обиду за целую расу, если бы бывший король считал себя человеком. Не смотря ни на что, в глубине души он продолжал оставаться все тем же черным единорогом, подсознательно желая вернуть себе прежний облик, но не делая этого что бы не выделяться из общей массы аборигенов.
   До глубокой ночи изгнанник шагал по дороге, наслаждаясь самой возможностью подобной безмятежной прогулки. Пару раз ему на встречу попались караваны из нескольких повозок, направляющихся в портовый город, которые охранялись всадниками с арбалетами, облаченными в кожаные доспехи или тусклые кольчуги. Одинокий путник вызывал подозрительные взгляды, но напасть никто не пытался, остерегаясь нарваться на мага, (по мнению обычных людей, в одиночку по дорогам Алагейзии могли шляться либо идиоты, либо одаренные, способные себя защитить при помощи колдовства).
   Несколько раз дорога разветвлялась, но бывший король продолжал упорно двигаться на север. Когда же солнце скрылось за горизонтом, пришло время устраиваться на ночлег.
   Магия в этом мире была сильной, но излишне прямолинейной и грубой. К примеру такие науки как ритуалистика и артефакторика, почти не развиты, зельеварением занимаются в большей степени самоучки и деревенские целители, шаманство ограничивается жертвоприношениями духам и созданием одержимых одаренных, не способных взять духа под полный контроль. Алхимия, трансфигурация и пространственная магия, вообще оставались чем-то неведомым... что впрочем легко было объяснить сравнительной молодостью мира и застоем, организованным Драконьими Всадниками.
   Отойдя от дороги на пол сотни метров, Гальбаторикс трансфигурировал из куска земли, одноместную палатку, затем из травы вокруг создал деревянные щепки и сложив их в кучу телекинезом, заставил гореть. При помощи ментальной магии совсем несложно оказалось найти нескольких зайцев, двое из которых попав под полный контроль бывшего короля, сами прискакали в его руки.
   Снять шкуры, выпотрошить внутренности, насадить тушки на трансфигурированные шампуры и подвесить их над костром... все это заняло некоторое время, за которое солнце окончательно скрылось за горизонтом, а в небе загорелись звезды и луна. Дожидаясь готовности мяса, изгнанник обошел свой лагерь по широкому кругу, накладывая чары отвода глаз и создавая охранный периметр. Следить за тем, что бы поздний ужин не подгорел, необходимости не было, так как зачарованные шампуры, сами по себе вращались, подставляя жару то один бок тушки, то другой.
   Где-то за два часа до рассвета по внутренним ощущениям Гальбаторикса, сигнальные чары подняли тревогу, а все чувства взвыли о близкой угрозе. Чародей, находившийся в этот момент в глубокой медитации, инстинктивно создал вокруг палатки воздушный барьер в форме полусферы. Через секунду, несколько наконечников арбалетных "болтов", прошли сквозь магическую преграду даже не заметив ее, но увязли в ткани палатки.
   "неужели я недооценил здешних артефакторов? А... нет, это просто наконечники зачарованы на преодоление магических препятствий".
   Выскочив под открытое небо с обнаженным мечом в руках, Гальбаторикс заставил свои зрачки вспыхнуть зеленым огнем. Тут же мир расцвел красками а зрение стало четким как солнечным днем. Второй залп стрел, выпущенных из самострелов, увяз в еще более уплотненном воздухе, а бывший король получил возможность рассмотреть своих противников.
   - я смотрю, старейшины ордена решили не ждать слишком долго. - Губы скривились в издевательской улыбке. - Неужели той рыжей стерве, настолько приглянулась моя голова? Вот старая извращенка...
   - "огненная стрела"! - Прозвучал звонкий выкрик девичьим голосом.
   С рук убийцы сорвался сгусток алого пламени, которое вытянулось словно спица, через секунду врезавшаяся в землю в десятке метров позади бывшего короля.
   Противников было семеро, все они носили одинаковые черные костюмы, надежно скрывающие очертания фигур, головы же закрывали тканевые повязки, оставляющие открытыми только глаза и часть переносицы. Двое были вооружены парными короткими мечами, один держал в руках копье, еще у двоих были полуторные мечи и круглые щиты, и у последней пары на поясах висели метательные ножи. Двухзарядные арбалеты, не оправдавшие возложенных на них надежд, были отброшены за спины.
   - вот дура. - Гальбаторикс опустил кончик своего меча к земле и принял самую расслабленную позу, на которую только был способен. - Ну кто же выкрикивает название заклинания, которым собирается воспользоваться? Похоже твоя ушастая хозяйка, так ничему тебя и не научила.
   - стой. - Один из напарников попытался остановить излишне вспыльчивую девушку, но опоздал.
   Убийца выхватила из ножен парные клинки и с рычанием кинулась в атаку. Двигалась она быстро и четко, демонстрируя отточенные навыки и некоторый боевой опыт, и этого было бы более чем достаточно, что бы в честном поединке одолеть любого среднего мечника, или даже самоуверенного Всадника.
   Сделав вид что отшатывается назад, чародей шагнул вперед почти на пределе своей скорости, при этом выставив на уровне груди противницы свой меч. Девушка не успела отреагировать и на полной скорости насадилась на острое лезвие, легко пробившее и ткань, и кожаный нагрудник и ребра, войдя точно в сердце.
   - слишком медленно. - Скривив лицо в гримасе отвращения, бывший король стряхнул мертвое тело со своего оружия. - Не разочаровывайте меня, ведь я ожидал от убийц совета, чего-то большего чем бездарная гибель.
   К удивлению Гальбаторикса, этого оказалось достаточно, что бы вывести противников из себя. Они атаковали слаженно и молча, создавая заклинания усилием мысли, что тлетворно сказывалось на скорости движений и владении своим оружием.
   Яркая синяя молния, не достигнув цели внезапно сменила свой маршрут и ударила в землю, огненные шары взрывались в полете или вообще гасли, ледяные стрелы наоборот таяли и обращались облаками пара. Пару раз изгнанника попытались придушить телекинезом, но он даже не почувствовал этих атак, вынырнувшие из земли каменные колья, слегка порвали правую штанину, в ответ на что, в обидчика понеслась волна искажений, превративших тело убийцы в месиво из сломанных костей, кусков мяса и обрывков кожи.
   Подправленный телекинезом полет метательного ножа, лезвие которого было покрыто каким-то ядом, окончился встречей острия клинка и лба копейщика, как раз изготовившегося пронзить спину бывшего короля. Ледяные осколки, получившиеся из двух стрел, вонзились в головы убийц с щитами, и хоть маски защитили лица, но вот глазам это не помогло.
   Тени на земле сгустились и сжались в тонкие линии, сложившиеся под ногами своих хозяев в рунные круги, из которых прямо в небо ударили потоки фиолетовых молний. От столь подлой атаки, уклониться успел только один из оставшихся убийц, но и он не пережил своих товарищей надолго, получив в грудь уплотненный шар зеленого огня, взорвавшегося при столкновении не хуже пехотной гранаты.
   Весь бой длился меньше минуты, но за это время окрестности успели из зеленой равнины, превратиться в пятно выжженной и перекопанной земли.
   Проверив округу на наличие других убийц при помощи чар и ментальной магии, изгнанник убедился, что прямой угрозы его жизни больше нет. На всякий случай он обошел трупы, ударами меча отсекая головы. Вряд ли конечно эльфы стали бы связываться с некромантией, что бы сделать своих слуг более эффективными, но вероятность того что враг сможет подняться и продолжить преследования, оставалась не нулевой.
   "я бы к примеру не упустил шанс использовать эффект внезапности, когда труп бьет в спину своему убийце, который уже празднует свою победу".
   С этими мыслями, останки отряда ликвидаторов, были подожжены зеленым пламенем, которое нетолько сжигало плоть, но и разрушало магические конструкты.
   - здоровая паранойя продлевает жизнь хозяина, укорачивая жизни его врагов.
   Отдыхать уже не хотелось, да и место было безнадежно испорчено. По этой причине, после применения отчищающих и ремонтных чар, Гальбаторикс выпил воды из трансфигурированной кружки, и кинув последний взгляд на догорающие останки, зашагал обратно к дороге. Его ждал еще долгий путь на север...
  
   ***
   (отступление).
   Очередное совещание группы аппозиции совету старейшин ордена, собранной из молодых и амбициозных Всадников, окончилось. Мужчины и женщины, представляющие исключительно человеческую расу, покидали комнату на вершине одной из башен замка, и многие из них даже не пытались скрывать своего раздражения. Были здесь и представители слуг и охраны, не имевшие права голосовать, но способные предложить интересную идею на общее обсуждение.
   "всем же известно, что они - шпионы совета. Так почему мы их терпим на своих собраниях?".
   Невысокий подросток шестнадцати лет, облаченный в кожаную броню и кутающийся в черный плащ, недовольно скривил хищное лицо и тряхнул гривой густых черных волос. После того что произошло в большом зале, во время изгнания рыцаря лишившегося своего дракона, юный Всадник надеялся что они наконец начнут действовать и смогут указать эльфам на их место. Что именно нужно было предпринять, парень представлял плохо... но игнорирование данного случая, было совсем не то, на что надеялся вспыльчивый и амбициозный разум.
   Руководители группы недовольных, снова убедили своих соратников в том, что действовать против эльфов слишком рано, а после потери сразу троих потенциально очень сильных союзников, предпринимать меры вообще опасно. Выходило так, что совет старейшин мог отправить любого из них на самоубийственное задание, прикрываясь какими-то своими целями, и никто даже слова против не скажет.
   "а ведь Гальбаториксу пророчили великое будущее... не это ли причина гибели его напарников и дракона?".
   Выйдя на широкий карниз, откуда открывался великолепный вид на окрестности замка, Всадник дождался когда в небе появится силуэт ярко алого дракона, стремительно приблизившегося и опустившегося на площадку рядом с человеком.
   Заходящее солнце играло лучами на чешуйках крылатого ящера, делая их похожими на сверкающие рубины. На этом фоне, особенно ярко выделялись белоснежные шипы, клыки и когти, придающие хозяину неба особенно грозный вид.
   "ты что-то задумал".
   Заявил дракон, внимательно осмотрев своего Всадника.
   "я... не уверен. Нужно подумать".
   "в небе всегда думается легче".
   Дракон лег на живот и расправил одно крыло так, что бы оно не мешало человеку взобраться ему на спину. Подросток оскалился в широкой улыбке, благодарно кивнул другу и спустя пару мгновений, уже разместился на своем законном месте рядом с длинной могучей шеей, прямо между шипами на спине.
   Широкие полотна алых крыльев распахнулись, ящер рывком прыгнул вперед и тут же поймал восходящий поток воздуха, плавно начав набирать высоту.
   Земля с каждой секундой была все дальше, в ушах шумел ветер, глаза начинали слезиться а волосы окончательно растрепались. Дракон и Всадник объединили свои чувства, наслаждаясь каждым мгновением полета...
   "вместе мы непобедимы".
   Промелькнула в голове веселая, бесшабашная мысль, за которой тут же пришла еще одна, гораздо менее приятная.
   "Гальбаторикс, даже лишившись дракона, сумел напугать совет старейшин настолько, что его отпустили с острова".
   Представив себя на месте изгнанника, подросток передернул плечами и неосознанно вцепился одной рукой в рукоять своего меча, навершие которой украшал крупный многогранный рубин. Вероятнее всего, лишившись своего друга... самого близкого и дорогого существа в этом мире, он превратился бы в совершенно бесполезную и безвольную марионетку. Тем больше становилось восхищение человеком, сумевшим даже в таких условиях сохранить разум и присутствие духа, и даже отстоять свои права перед превосходящими силами.
   "вот таким и должен быть наш лидер. Он бы точно не стал идти на поводу у длинноухих, и не стал бы убеждать нас в том, что мы должны терпеть и ждать".
   "ты решился".
   Заметил крылатый ящер, закладывая очередной вираж и возвращаясь к виднеющемуся вдали острову.
   "да. Нам нужны перемены, но для этого мне придется рискнуть. Ты поможешь?".
   "я всегда с тобой, ты мог бы и не спрашивать. Однако, если ты сделаешь задуманное, то пути назад уже не будет".
   "я знаю. Но если продолжать ждать, то вскоре орден окончательно перейдет под власть длинноухих, а мы превратимся в цепных псов эльфийских правителей".
   "возможно и так... а возможно и нет. В любом случае: я с тобой до конца".
   "спасибо".
   Юный Всадник слегка расслабился, его улыбка стала мягче, а взгляд наоборот приобрел невиданную ранее уверенность.
  
   ***
   До обостренного магией слуха, доносились спорящие голоса двух подростков и двух стражников, охраняющих единственный проход в хранилище с драконьими яйцами. Сам черноволосый юноша, висел на потолке, прицепившись руками и ногами к камню, при помощи лично изобретенного заклинания. Маскирующая магия делала его почти невидимым, но если бы хоть один из взрослых мужчин догадался посмотреть вверх, то весь тщательно разработанный план пошел бы крахом.
   - ...я говорю же, не положено это. - Шепотом кричал охранник, активно жестикулируя руками и корча страшные на его взгляд гримасы. - Да и зачем вам это? Вы же вроде бы успешно прошли свои испытания, вон и мечи на поясах висят.
   - ну пожалуйста. - Жалобно протянула светловолосая и голубоглазая девушка, при этом хлопая ресницами и надувая губки. - Когда еще нам представится шанс там побывать?
   - чего вам стоит-то? - Поддержал подругу коротко стриженный худощавый и высокий парень семнадцати лет. - Мы же никому не расскажем.
   - не расскажем. - Блондинка активно закивала головой. - Честно-честно.
   - да я же говорю... а, что с вами спорить. - Мужчина обреченно махнул рукой и начал звенеть связкой ключей.
   - ты что, решил пропустить их в хранилище? - Удивился напарник стражника.
   - пусть полюбуются и уходят. - Мужчина вставил первый из ключей в замочную скважину. - Пары минут будет более чем достаточно, зато вся остальная смена спокойно пройдет.
   - ну-ну. - Напарник скептично хмыкнул. - Смотри только, что бы к нам не начали остальные детишки бегать, что бы полюбоваться на невылупившихся дракончиков. Сам их отгонять будешь, и с старейшинами тоже без меня разбирайся.
   - и что ты предлагаешь? Может быть оглушить этих двоих, и в темницу?
   - ну я это... не об этом в общем-то. - Второй стражник растерялся из-за резкой вспышки злости у приятеля.
   - если не можешь сказать чего-то умного, просто молчи и следи за коридором. - Огрызнулся мужчина, наконец справившийся с замками. - Эй, вы двое... от меня ни на шаг, и руками ничего не трогать.
   Одна из двух створок массивной высокой двери открылась, пропуская посетителей внутрь хранилища. Затаив дыхание и чуть ли не истекая потом от волнения, юный Всадник прополз по потолку над головой оставшегося в коридоре стражника, а затем беспрепятственно проник в большой зал с множеством полок тянущихся вдоль стен. В отличие от того дня, когда он был здесь в прошлый раз, основное освещение не работало, а потому почти все пространство скрывал полумрак.
   - куда! Я же сказал: от меня ни на шаг. - Топая тяжелыми сапогами, мужчина заторопился за двумя подростками, убежавшими в дальнюю часть помещения, где активно переговариваясь, стали увлеченно рассматривать яйца драконов самых необычных окрасок.
   "нужно спешить".
   Пронеслась в голове нервозная мысль и парень приблизился к ближайшим полкам. Находясь на потолке, он мог дотянуться только до самой верхней полки, на которой лежали самые старые яйца, уже более двух сотен лет, не нашедшие своих Всадников.
   - а тут есть какая ни будь охрана... ну кроме вас? - Спросила у сопровождающего их охранника девушка.
   - еще бы. - Самодовольно хмыкнул мужчина. - Только я, открывая замки, на всякий случай тревожные чары отключил. А-то вы, балбесы, ненароком тронули бы какое ни будь яйцо, а через минуту здесь собрался бы весь орден в полном вооружении.
   "вот... повезло. И почему я не подумал об охранных чарах?".
   "не время сейчас себя винить в несовершенной ошибке".
   Прозвучал в голове Всадника, мысленный голос его дракона.
   Не долго думая, парень свесился с потолка и подхватил с полки приглянувшееся ему яйцо с угольно черной скорлупой, по которой шли золотые прожилки. Перед мысленным взором тут же предстала картина огромного черного дракона, вгоняющего в трепет одним своим внешним видом.
   Спрятав добычу в мешок, закрепленный на животе, юноша поспешил покинуть зал, стараясь не производить никакого шума. Запас магических сил у него уже истощился на половину, а чары приклеивания к потолку и заклинание визуальной маскировки, требовали слишком большой концентрации, из-за которой начинала болеть голова.
   С друзьями они встретились через час, в комнате долговязого брюнета.
   - ну что, меня не заметили? - Задал самый волнующий его вопрос, юный Всадник.
   - если бы заметили, мы бы тут уже не находились, а сидели в темнице или оправдывались перед советом. - Недовольно заметила девушка. - И как ты только нас уговорил на эту авантюру.
   - рисковать хоть стоило? - Поинтересовался друг.
   Вместо ответа, юный Всадник извлек из мешка свою добычу.
   - и что дальше? - Блондинка испытующе посмотрела сперва на одного парня, затем на другого.
   - я полечу искать Гальбаторикса...
   - а на следующий день обнаружат пропажу, допросят охранников и выяснят, что мы проникали в хранилище. - Девушка нахмурилась. - Раньше нужно было думать об этом... вот дура.
   - и что ты предлагаешь? - Подал голос долговязый подросток, тоже успевший понять, в какие проблемы они вляпались.
   - нужно улетать всем вместе. - Твердо заявила блондинка. - В замке оставаться нельзя... совет старейшин может применить любое наказание к нарушителям. Через два часа встречаемся на верхнем карнизе северной башни. И если кто-то из вас двоих струсит и побежит с докладом к эльфам... прокляну так что всю жизнь помнить будете.
   - л-ладно. - Пусть юный всадник и не собирался сдаваться старейшинам, но тон подруги заставил табуны мурашек пробежаться по его спине. - Ребята, я не хотел что бы так получилось...
   - иди уже, борец за свободу и справедливость. - Девушка пихнула кулаком в плечо друга. - Нужно собрать вещи и переодеться.
   (конец отступления).
  
   ***
   По мнению бывшего короля, трансфигурация, как временная так и постоянная, являлась одним из самых гениальных изобретений людских волшебников. Возможность на магической силе, воле и желании, в чистом поле соорудить жилье, создать одежду и инструменты, стоила очень многого, особенно для одинокого путешественника. Отдельно стоило бы упомянуть превращение неживых объектов в условно живые, которые являлись почти полным подобием животных, с набором инстинктов и алгоритмов, заменяющих полноценный разум.
   Чем же может помочь умение превращать камень в мыш? Почти не чем, но если тот же камень превратить в сторожевого пса, то на время его существования можно не беспокоиться, что враг сможет подобраться незаметно, пока создатель отдыхает. Гальбаторикс же не ограничивал свое воображение, даже при условии что без волшебной палочки, являющейся фокусировщиком и концентратором магической энергии, каждое применение заклинаний, отнимало на порядок больше сил и внимания. Проводить же расчеты формул в уме, он научился настолько давно, что не нуждался даже в письменных принадлежностях.
   Каждое утро, выходя из заменяющей нормальный сон медитации, чародей завтракал, устранял следы своего пребывания, а затем трансфигурировал из крупного валуна временный транспорт. Карета запряженная лошадьми, была бы удобна, но слишком медлительна, не говоря уже о требуемой магической энергии на поддержание превращения, оседланная лошадь была бы менее удобным, но более быстрым вариантом... но и она не отвечала всем требованиям изгнанника.
   Бывшему королю пришлось напрячь свою память, что бы вспомнить верховое животное способное летать, но при этом не слишком крупное, что бы его существование не опустошало резерв за минуты. Самым подходящим вариантом стал гиппогриф, (животное имеющее туловище и задние ноги коня, голову, крылья и передние лапы орла).
   Лишь на третий день своей пешей прогулки по материку, после посещения крупной деревни, Гальбаторикс наконец озаботился транспортом, и с тех пор, скорость его передвижения увеличилась даже не в разы, а в десятки раз. Крылатый скакун не шел ни в какое сравнение с драконом, ни в силе ни в скорости, но сама возможность вернуться в небо, пусть и на спине созданного магией животного, приводила в восторг ту часть души, которая раньше являлась безраздельным владельцем тела.
   Проблема с отсутствием денежных средств, была решена достаточно просто: в одной из деревень, чародей попросил торговца одолжить ему золотую монету и разумеется, простой человек не смог отказать в подобной мелочи, стоило лишь заглянуть в честные глаза, зрачки которых сияли мистическим зеленым светом. Начертив на ровном участке земли формулу копирования, бывший король положил монету на место предназначенное для образца, и насыпал обыкновенной земли на участок формулы, предназначенный для материала, который должен был подвергнуться трансмутации. В результате всех этих действий, в его распоряжении оказались три десятка желтых кругляшей из достаточно мягкого металла, в которых ни один разумный не смог бы определить подделки.
   Зачем вообще нужны были деньги, если магия сама способна предоставить все необходимое? Просто иногда легче купить какую-то вещь, нежели каждый день обновлять трансфигурацию, да и честная оплата трапез в встречных трактирах, привлекала гораздо меньше внимания чем ментальное воздействие. Кроме того, личная гордость не позволяла заниматься обычным воровством, тем более когда этого можно избежать.
  
   ***
   Потянувшись всем телом, Гальбаторикс широко зевнул и открыл глаза. Над ним был пологий дощатый потолок, утепленный соломой, а под ним шуршало душистое сено, заготавливаемое заботливым хозяином на зиму для прокорма единственной лошади.
   "почти на месте".
   Промелькнула в голове меланхоличная мысль. Ночные медитации избавляли от физической усталости, позволяли разгрузить разум, но моральная усталость никуда не девалась.
   Некоторое время еще полежав на мягком стогу, изгнанник все же поднялся на ноги и парой простеньких заклинаний приведя свою одежду в порядок, нацепил на пояс ножны с мечом, накинул на плечи плащ и покинул сарай. Солнце еще только вставало, окрашивая восточную часть небосвода в золотистые тона, а семейство фермеров, гостеприимно приютившее одинокого странника, уже было занято повседневными заботами.
   "подоить корову, выпустить кур, полить огород... не это ли счастье? Хм-м... пожалуй не для меня".
   Проследовав к хозяйскому дому, стоящему на некотором отдалении от сараев и амбара, Гальбаторикс обменялся приветствиями с немолодыми мужчиной и женщиной, а так же четырьмя их детьми. Старшая дочь фермеров, восемнадцатилетняя брюнетка невысокого роста с румяным лицом и несколько пухлой фигурой, весь прошлый вечер пытавшаяся привлечь к себе внимание гостя, на этот раз ограничилась скупым пожеланием доброго утра, после чего делала вид что ей очень интересно рассматривать пару играющих у дома щенков. Ее родители хоть и старались это скрывать, но были только рады, что чужеземец не заинтересовался молодой девушкой.
   После плотного завтрака, включающего в себя миску каши, несколько вареных яиц, свежий хлеб и травяной отвар вместо чая, чародей оставил на столе пару серебряных монет, и молча вышел за дверь. Быстрым шагом он сперва покинул территорию фермы, затем пересек просыпающуюся деревню, остановившись только в полукилометре от крайнего дома.
   Наложив на местность вокруг себя чары отвода глаз, бывший король повернулся к большому камню, лежащему прямо у дороги. После взмаха рукой, сопровождаемого выплеском магии и мысленным усилием, валун превратился в оседланного гиппогрифа с серыми шерстью и перьями.
   Крылатый скакун, словно бы на самом деле являлся живым, изображая нетерпение переступал ногами, косился на хозяина одним глазом и шевелил широкими крыльями.
   "м-да... путешествую вместе с камнем... или на камне? Эта история достойна быть увековеченной на бумаге".
   Отбросив прочь неуместные мысли, вызванные длительным напряжением разума, Гальбаторикс взобрался в седло, наложил на себя комплекс чар защищающих от холода и встречного ветра, а затем ткнул скакуна пятками сапог в бока. Гиппогриф фыркнул, расправил крылья во всю ширь, проскакал несколько метров вперед, что бы набрать скорость, а затем оттолкнувшись всеми конечностями, взмыл в небо, начав стремительно набирать высоту.
   Впереди и справа виднелись величественные горы, пики которых были покрыты снежными шапками. Внизу виднелись леса, петляющие реки, редкие дороги и деревни, самые крупные из которых гордо именовались городами. Северные земли были мало интересны правителям Алагейзии, а потому здесь даже своего короля не было, а люди подчинялись законам, установленным старостами деревень или градоначальниками, избираемыми из числа уважаемых жителей. Самые крупные поселения, имели собственную стражу и дружину из добровольцев, на плечи которых ложилась обязанность по защите земель от бандитов, воров и диких ургалов, совершающих свои набеги с завидной регулярностью.
   Драконьи Всадники, давно могли бы объединить все деревни в подобие еще одного государства, до или после этого занявшись племенами рогатых варваров... но им это было не нужно. С местных фермеров мало что можно было взять, так как они едва могли прокормить свои семьи, а их товары не отличались высоким качеством, так что если сюда и направляли кого-то для помощи и защиты, то только самых молодых и неопытных, полных желания приносить пользу обществу, спасая каждого встречного на своем пути. После нескольких лет, когда горячность выветривалась, энтузиастов обычно переводили в одну из крепостей, а иногда приставляли как наблюдателей за мелкими королями.
   Вряд ли совет старейшин ордена, отправил прошлого хозяина тела и его товарищей на север, что бы они пропали безвести, слишком незначительными на общем фоне были эти люди, что бы они сами о себе не думали. Скорее всего, кому-то из руководителей просто пришла в голову идея, научить высокомерных детей смирению, попутно сбив спесь и показав тяготы походной жизни в суровых землях. Опять же, в пользу этой версии говорило то, что каждого ученика подготавливали наилучшим образом, давая знания и навыки, при этом тратя личное время и уйму усилий.
   "просто вы недооценили высокомерие и самоуверенность молодых Всадников, которые умудрились нарушить едва ли не все правила безопасности при нахождении на вражеской территории".
   Где-то незадолго после полудня, перелетев через цепь невысоких гор, бывший король оказался над землями ургалов. Здесь леса переходили в равнины, равнины сменялись холмами и каменистыми склонами гор, и все это многообразие ландшафта, украшали ущелья и долины с реками и озерами. Во многих местах здесь лежал снег, хотя не так далеко на юге, было достаточно тепло, что бы спокойно рос урожай.
   "жить здесь должно быть непросто, впрочем это не моя проблема".
   Поселения дикарей делились на два основных вида: горные пещеры с сложенными из камня домами, а так же шатры кочевников, которые разводили коз и иных животных. Племена постоянно находились в состоянии вялого противостояния друг другу, что выражалось в стычках за право владения пастбищами и похищением женщин и скота, что не мешало им объединяться для нападения на своих южных соседей.
   Почему же ургалы, физически превосходящие людей, продолжали ютиться на неуютных северных землях, вместо того что бы захватить более благоприятные территории? Они пытались и не раз, но люди оказались упорными и всегда встречали захватчиков в полном вооружении, да еще и с поддержкой магов. Если же ситуация становилась особенно тяжелой и опасной, прилетали Драконьи Всадники, и в считанные дни громили воинство варваров.
   Ургалы могли быть опасны для Всадника, только на земле и при численном превосходстве, а потому при соблюдении техники безопасности, большой угрозы они не представляли. Если бы Гальбаторикс и его товарищи озаботились сигнальными чарами, то ничто не помешало бы им подняться в воздух, прежде чем воины нескольких племен, успели бы подобраться на расстояние выстрела из лука или броска копья.
   "жизнь не терпит сослагательных наклонений".
   Напомнил себе чародей, взглядом выискивая стоянку дикарей. В душе поднималась злость при одной только мысли о том, что придется иметь дело с этими существами, но все возмущения удавалось сдерживать, напоминая себе о главной цели, ради которой и был проделан весь путь.
   Увидев вдали сперва струйки дыма, а затем и близко друг к другу расположенные шатры из шкур, установленные у подножья невысокой горы, изгнанник кровожадно оскалился и отдал гиппогрифу команду опуститься на землю. даже будучи абсолютно уверенным в своих силах, он решил лишний раз перестраховаться, что бы избежать любых непредвиденных ошибок.
   Приближался вечер, тени удлинялись вытягиваясь словно щупальца неведомого чудовища, в любой момент готовые откликнуться на приказ своего повелителя...
  
   ***
   Подсознательно Гальбаторикс ожидал ожесточенного боя с вспышками заклинаний, лязгом сталкивающейся стали и криками умирающих, хоть разумом и понимал, что ургалам попросту нечего противопоставить его силам. Наложив на себя сильнейшие чары визуальной маскировки, он убрал все запахи источаемые собственным телом и заглушил звуки, после чего максимально облегчил собственный вес, что бы не оставлять слишком заметных следов на земле.
   Первый дозорный, был обнаружен в двух сотнях метров от окраин стоянки племени, и прежде чем в его рогатую голову пришла какая ни будь мысль, невербальный "империус" сорвавшийся с кончиков пальцев правой руки, полностью подавил волю опытного воина. Оставив нового раба продолжать изображать бдительное наблюдение за окрестностями, за какие-то пять минут, чародей подчинил и остальных его бодрствующих сородичей.
   Одетые в кожаные набедренные повязки и жилеты из шкур животных, дикари были вооружены дубинами, копьями, и крайне редко мечами из плохой стали. Своим видом они могли вызвать шок и панику, у какого ни будь крестьянина или фермера, ну и простым дружинникам было бы тоже не по себе в их обществе. Против магов же, грубая физическая мощь, подкрепленная дикой яростью, редко когда помогала...
   "но случаются и исключения".
   Ехидный внутренний голос, больно кольнул самолюбие изгнанника. Недооценка противника, и наоборот, переоценка собственных сил, стоили жизней многим владельцам дара.
   Как не странно, но ночь прошла вполне спокойно и уже к рассвету, весь лагерь варваров находился под чарами подчинения. На всякий случай, что бы гарантировать подчинение ургалов даже если они смогут противостоять заклинанию, при помощи ментальной магии в их разумах были оставлены довольно грубые, но надежные закладки, чей смысл сводился к тому, что дикарь должен был защищать и выполнять приказы бывшего короля. Самое же забавное, что повинуясь внушению, каждый разумный сам находил для себя достойную причину поступать именно так.
   Утром после плотного завтрака, Гальбаторикс решил провести сразу два ритуала: "отсечение плоти", (манипуляция, позволяющая лишить кровь, волосы, кожу и даже конечность, отделенную от материального тела, энергетической связи с организмом), и "связь духа", (позволяет установить мысленную связь с близким родственником... в данном случае, с собственным телом, которое лежало в стазисе, на "звезде смерти").
   Ритуал "отсечения плоти", был придуман волшебниками того мира, в котором чародей носил имя Гарри Поттера. В их обществе разнообразные проклятья и ритуалы с плотью врагов, имели крайне большое распространение, и что бы в один прекрасный день не проснуться в собственной постели от вони разлагающегося тела, они регулярно проходили через эту процедуру, так же как "маглы" делают различные прививки. В этом же мире, худшее о чем стоило волноваться, это о создании поисковых артефактов, основанных на крови цели... но рисковать было бы крайне неразумно.
   Почему же столь полезный ритуал, не был проведен раньше? Просто в случае если за Гальбаториксом действительно следят при помощи магии, то его исчезновение в землях ургалов, вполне могут списать на гибель самоуверенного юнца, решившего в одиночку отомстить варварам за убийство своего дракона. проверять теорию никто не станет, а даже если совет не поверит, то в ближайшие месяцы можно будет не опасаться поисков и идущих по следу убийц.
   На выровненной усилиями ургалов площадке, при помощи древка копья, была вычерчена шестилучевая звезда, в углах которой разместились изображения символов воды, земли, огня, воздуха, жизни и смерти. После того как Гальбаторикс вошел в центр фигуры, шестеро дикарей поставили на лучи звезды коз, приготовившись синхронно перерезать им шеи кривыми ножами.
   Изгнанник начал бормотать мантру, необходимую для усиления концентрации, а когда воздух вокруг его тела сгустился до состояния, когда его можно было потрогать, полоснул мечом по своему запястью, окрашивая клинок кровавыми разводами, а затем вонзил его в землю, и очертил полный круг, оказавшись в его середине. Тут же подчиненные варвары, почти синхронно вонзили свое оружие в плоть животных.
   Стоило алой жидкости из ран жертв упасть на символы, как шестилучевая звезда вспыхнула белым огнем. Бывший король ощутил несколько энергетических нитей, тянущихся куда-то на юг, и без сожаления усилием воли оборвал их. Была и еще одна нить, связывающая тело и душу с кем-то, находящимся совсем рядом, и потянув за нее, мужчина увидел изуродованный скелет дракона, плоть которого была содрана самым грубым образом, а кости переломаны в многих местах, будто бы их рубили топорами и били молотами. Сложно было не догадаться, кому принадлежат эти останки, а потому, Гальбаторикс просто не смог оборвать соединяющую их связь.
   "это только упрощает мою задачу. Что же, "звезде смерти" придется подождать".
   Открыв глаза, изгнанник увидел что магический рисунок уже почти померк, а его не совсем добровольные помощники, лежат на земле без сознания. Развеяв остаточные чары, человек вышел из погасшего рисунка, и взмахом руки, подкрепленным выплеском магической силы, затер символы и линии, не желая оставлять лишних следов и знаний чужакам.
   - собирайтесь, мы должны спешить. - Обратился к ургалам бывший король, используя самый властный свой тон. - Берите с собой только самое необходимое и еду на несколько дней.
   "остальные вещи вам больше не пригодятся".
  
   ***
   (отступление).
   В зале на вершине центральной башни замка Драконьих Всадников, в плетеном кресле сидел эльф в белоснежных одеждах, внешним видом напоминающий древнего старика, что для представителя их расы было почти невозможно. В свете маленького но яркого золотого огонька, висящего над головой, он читал старую книгу в потрескавшейся кожаной обложке, на которой золотыми буквами было написано, "хроники эпохи рассвета".
   Старый смотритель, заставший дни зарождения ордена Драконьих Всадников, любил историю гораздо больше чем нынешнее время, ведь углубляясь в чтение текстов на пожелтевших страницах, он будто вновь оказывался молодым, рядом с друзьями и соратниками, сильными и смелыми, готовыми на любое безумство ради чести и справедливости.
   "герои... не то что нынешние "старейшины". Хорошо что они не видят, до чего мы опустились".
   Внезапно, ровное течение мыслей прервал звон колокольчика. Старый эльф вздрогнул, а в его груди в очередной раз болезненно сжалось сердце. Закрыв книгу и отложив ее на низкий столик, старик поднялся из кресла и бесшумной легкой походкой, направился к источнику шума.
   После мысленной команды, закрепленные на потолке зала хрустальные шары, вспыхнули желтым светом, освещая многочисленные полки тянущиеся вдоль стен. На полках стояли прозрачные стеклянные сосуды, в каждом из которых находилось некоторое количество крови.
   Маленький серебристый колокольчик, висящий над табличкой с надписью "Гальбаторикс", непрерывно дрожал, а закрепленный на нем кусочек пергамента почернел. Предназначение всей этой конструкции, заключалось в том, что бы члены ордена могли определять, живы ли соратники, или же следует отправляться на поиски их убийц, что бы покарать наглецов, осмелившихся бросить вызов владыкам небес...
   "возможно это к лучшему... я слышал, что мальчик потерял своего дракона, а пережить это испытание и сохранить разум, дано далеко не каждому. Нужно сообщить совету".
   Протянув худощавую руку, эльф остановил колокольчик, заставляя тем самым тишину вернуться в зал. Сняв с полки всю конструкцию артефакта, он тоскливо посмотрел в сторону оставленной книги, предчувствуя что еще не скоро сможет вернуться к любимому занятию, после чего зашагал к лестнице.
   (конец отступления).
  
   КОСТЯНОЙ ТРОН 2.
   Подчиненные ургалы, споро отчищали и выравнивали землю, засыпанную снегом, нанесенным ветром песком, камнями, и испещренную воронками, которые оставались после взрывов особенно сильных заклинаний. Ту же работу можно было сделать при помощи заклинаний, и результат был бы достигнут намного быстрее... но для запланированного ритуала, любое возмущение энергетического фона, вызванное затратными чарами, могло тлетворно сказаться на эффективности.
   Солнце уже склонилось к закату, окрашивая горизонт в алые тона, дувший весь день ветер затих и ни звери ни птицы не смели нарушить установившуюся тишину. Рогатые дикари, уже второй день приводящие площадку для ритуала в приемлемое состояние, переговаривались между собой в пол голоса, не желая потревожить следящего за ними мага.
   Гальбаторикс же, проводил подробные расчеты, тщательно выискивая ошибки в формуле и тут же устраняя их. К своему неудовольствию, он был еще слишком неопытен в применении магии душ, да и шаманство знал на довольно посредственном уровне. Более сведущему в этих областях чародею, не понадобилось бы ничего кроме куска плоти существа, душу которого он собирается призвать, изгнаннику же, необходимы были костыли в виде рунных рисунков, пентаграмм, жертвенных животных и длинного вербального заклинания.
   Нет, бывший король конечно мог бы провести призыв духа, на одной лишь воле и магической силе, однако риск провала в таком случае возрастал на порядок. Второй же попытки у него не было, просто потому что при неудачном призыве, все еще сохраняющаяся тонкая ниточка связи, грозила окончательно порваться.
   - мы закончили, владыка. - Пророкотал крупный ургал, рост которого превышал два метра, а одежда его состояла из сшитых шкур с закрепленными на них металлическими пластинами.
   "сильные, выносливые, смелые, исполнительные... но варвары".
   Иногда изгнаннику казалось, что из ургалов он мог бы создать для себя превосходных слуг, и каждый раз подобные мысли вступали в противоборство с ненавистью к этим существам, унаследованной от прежнего хозяина тела. Эти эмоции оказались настолько сильными, что не исчезли даже после слияния душ и даже более того, они укоренились в подсознании.
   Приказав подчиненным отойти в сторону и ждать, Гальбаторикс взялся за копье, и острым наконечником, начал вычерчивать магические символы. Треугольник заключенный в рунном круге, находящемся внутри пентаграммы, которая находилась в еще одном рунном круге внутри шестилучевой звезды, концы которой касались внутренних линий восьмилучевой звезды... и все это было окружено самым большим рунным кругом. Свои места на рисунке заняли символы четырех стихий, а так же знаки духа, жизни, смерти, света, тьмы.
   Следующим этапом было размещение осколков драконьих костей на специально оставленных для этого свободными, участках изображения. Проломленный череп, с которого были спилены все шипы, занял положенное место в середине центрального равностороннего треугольника, где и должна была сконцентрироваться вся мощь ритуала. Когда же и с этим было завершено, вновь пришел черед обратить внимание на ургалов.
   - ты, ты, ты, а так же ты и ты... раздевайтесь и ложитесь на спины вот на эти символы. - Ткнув рукой в пятерых крупных молодых варваров, чьи тела были переполнены жизненной силой, бывший король указал им на места для жертв. - Не дай Мордред вы дернетесь или повредите хоть одну линию чертежа...
   "впрочем, лучше не надеяться на послушание дикарей, а подстраховаться".
   В сказках для маленьких детей, злобные колдуны проводя кровавые ритуалы, укладывают на алтари новорожденных младенцев и малолетних девственниц. Рассказчики даже не задумываются о том, что уровень жизненной, духовной и ментальной энергии, у среднестатистического взрослого мужчины, больше чем у десятка годовалых детей. Конечно, существовали специфические ритуалы, где требовались невинные души или чистая кровь... но подобным увлекались только маньяки и ненормальные, которых и среди простого народа можно найти.
   Не обходилось и без исключений, когда нормальному психически волшебнику, приходилось прибегать к крайним средствам: спасая жизнь собственного ребенка, они могли принести в жертву не одну дюжину чужих отпрысков. Однако, для того ритуала, который собирался провести бывший король, необходимы были именно сильные жертвы, способные своей энергией напитать создаваемые чары.
   "вроде бы все сделано правильно. Пора начинать".
   Приказав оставшимся ургалам занять круговую оборону в отдалении от площадки, изгнанник сел в позу "лотоса" прямо на землю. меч и верхняя одежда лежали в стороне, тело же прикрывали одни лишь штаны.
   - услышь мой зов... - Руки чародея легли на один из символов внешнего рунного круга, и магическая энергия начала перетекать в рисунок, по линиям распространяясь на все изображение.
   Погрузившись в медитацию, изгнанник тихим голосом бормотал монотонную мантру, одновременно вместе с этим, собирая из пространства вокруг природную энергию и после трансформации, передавая ее ритуалу. Жертвы, ощущая скапливающуюся вокруг них мощь, почти сумели перебороть подчинение, но пошевелиться они уже не могли, так как при помощи магии крови, у каждого из них в области шеи, был поврежден спинной мозг.
   Почувствовав что больше не может наполнять ритуал, Гальбаторикс начал зачитывать вербальную часть заклинания, создавая в воздухе над площадкой трехмерную конструкцию из переплетения магических линий. Из последних сил он отдал мысленную команду на активацию, и от напряжения на несколько секунд потерял сознание.
   "как же болит голова".
   Перед глазами стояла кровавая пелена, из носа по лицу стекали струйки теплой алой жидкости, а в ушах звучал тихий звон, заглушающий все остальные звуки. Не с первой попытки мужчине удалось подняться на ноги, что бы осмотреться через начавшую рассеиваться пелену. Ритуал только набирал мощь, уже не нуждаясь в поддержке и корректировке.
   Символы изображенные на земле, пульсируя зеленым светом, вспыхивали и угасали, постепенно ускоряясь, а над драконьим черепом в воздухе кружился маленький ураган, от которого совершенно не ощущалось ветра.
   В один момент, по сознанию ударило ощущение пяти одновременных смертей, а в следующий миг внутри огражденного рунным кругом пространства, возник плотный серый туман, буквально светящийся от насыщенности энергией. Рябью пошла сама ткань реальности, грозя разорваться, а затем материальный и духовный миры, объединились на один удар сердца, позволяя призываемой душе явиться на зов.
   Туман начал уплотняться и скручиваться в веретено, медленно, словно неохотно, втягивающееся в драконий череп. Спустя какое-то время, пространство отчистилось и грани реальностей окончательно разделились и стабилизировались... но и это был еще не конец.
   Кости, тела ургалов и даже линии магического рисунка, пришли в движение и начали стягиваться к центру, постепенно превращаясь в белесую субстанцию. Драконий череп уменьшался в размерах, терял свои очертания а затем окончательно стал неразличим. Трансформация вещества завершилась только тогда, когда вся субстанция ужалась а затем затвердела, приняв форму указки, длинной в сорок сантиметров а толщиной в один сантиметр.
   "получилось?".
   Затаив дыхание, Гальбаторикс стоял на краю площадки проведения ритуала, и пытался взглядом увидеть нечто... сам не понимая что именно. Когда волнение достигло критической границы, в воздухе начали проявляться полупрозрачные контуры драконьего тела, постепенно становящегося все более плотным и приобретающего материальность.
   В свете луны и звезд, загоревшихся на небесном полотне, чешуя драконши казалась белой, но острые шипы выделялись на этом фоне особенной чистотой цвета. Вот туша крылатой ящерицы вздрогнула, веки распахнулись а голова, до этого лежавшая на скрещенных лапах, плавно поднялась вверх на длинной гибкой шее.
   Бывший король, словно завороженный смотрел на эту картину, стремящуюся расплыться из-за слез, начавших непрерывным потоком струиться из глаз по лицу. Ощущение того, как его душу омывают волны тепла, исходящие от близкого и родного существа, нельзя было сравнить ни с каким ранее испытанным наслаждением. Ему хотелось что бы это никогда не прекращалось...
   "старший брат? Мне приснился такой странный сон".
   Прикосновение чужого разума, без труда миновавшего все ментальные щиты, даже не потревожив их, вызвало целый взрыв противоречивых эмоций, но вопреки своим привычкам, чародей не стал пытаться защититься или хоть что-то скрыть. Вместо этого неожиданно хриплым голосом он произнес:
   - теперь все хорошо... теперь все будет хорошо, Ярнунвоск.
  
   ***
   Гальбаторикс сидел на валуне высотой в два человеческих роста, и смотрел на рассвет. На его правой ладони, изображение звезды на которой вновь стало серебряным, гордо восседала миниатюрная драконша, чешуя которой в лучах солнца, отливала фиолетовым оттенком. Где-то в паре километров южнее, подчиненные ургалы готовили завтрак, осторожно обсуждая событие, свидетелями которого они стали нынешней ночью.
   Материальный дух дракона и человек, не произносили ни звука, но при этом за каждую секунду успевали обменяться десятком мыслей и эмоций, получая невероятное наслаждение от существования друг друга.
   Первые минуты после того как Ярнунвоск вспомнила все, что с ней произошло, изгнанник испытывал чувство сильнейшего страха, который невозможно было сравнить даже со страхом окончательной смерти. Преодолевая себя, он открыл свои воспоминания драконше, не скрывая от нее своей сути и того, во что после слияния душ, превратился ее Всадник. В ответ на это он ожидал услышать обвинения, угрозы, требования... но вместо этого крылатая ящерица произнесла:
   "старший брат стал еще старше и сильнее".
   С каждой минутой духовная связь между ними становилась все прочнее, и пусть она больше не была связью между драконом и его всадником, от этого она не казалась хуже. Сперва из-за шока, а затем благодаря ощущению эмоций друг друга и поддержки со стороны бывшего короля, Ярнунвоск не впала в панику или депрессию, на несколько часов выпав из реальности, изучая самые яркие воспоминания из жизней Сомбры. С многими поступками она была несогласна, иные осуждала, но еще больше у нее возникало вопросов о тех или иных вещах, требующих тщательного изучения ради понимания.
   Гальбаторикс был немало удивлен, когда драконша внезапно решила сменить размер своей духовной оболочки, и пользуясь тем что материальность поддерживается исключительно из-за духовной и магической энергий, превратилась в собственную миниатюрную копию. Пока что, ее дух был привязан к волшебной палочке, (или правильнее было бы назвать ее жезлом?), созданной из уплотненных ритуалом костей. После того как процесс создания связи между душами завершится, необходимость в подобном якоре отпадет, и артефакт будет выполнять функции несовсем обычного фокусировщика и концентратора, при создании чар.
   "не думай что я жалуюсь... но на мой взгляд, ты слишком легко приняла все что случилось".
   Мысленно обратился чародей к своей собеседнице.
   "я не могу изменить того, что произошло со мной, а ты хоть и изменился, стал больше и старше, но остался Гальбаториксом. Мне бы следовало переживать, если бы Сомбра не слился с твоей душой, а поглотил ее... да и существование в форме духа, не слишком способствует проявлению сильных эмоций. И вообще: старший брат, прекрати себя мучить. Я ведь чувствую все твои эмоции, и они не очень приятны".
   Маленькая драконша повернула голову к человеку, и посмотрела на него самым хмурым взглядом. Изгнаннику пришлось сделать над собой усилие, что бы не расплыться в улыбке от умиления.
   "ты же знаешь, что я собираюсь совершить?".
   Перевел Гальбаторикс тему разговора.
   "знаю, и пусть мне это не сильно нравится, но я буду рядом и помогу всем чем смогу".
   "это я и хотел услышать... спасибо".
   Очень непривычно было быть настолько открытым перед кем-то, и это одновременно пугало, но и приносило успокоение. Благодаря Ярнунвоск и ощущению ее духовного тепла, тревоги отступали на задний план, а проблемы не казались неразрешимыми.
   Очередная волна эмоций, заставила губы мужчины изогнуться в легкой улыбке, которая стала еще шире после раздавшихся в голове слов:
   "главное не стань зависимым от этих ощущений. У тебя есть враги, против которых я бессильна, и они вполне могут попытаться оказать воздействие через меня и нашу связь".
   "не смогут... я им не позволю. а что касается силы: я уже знаю, как ты сможешь ее развить".
  
   ***
   (отступление).
   - тревога! - Находившийся в медитации молодой долговязый Всадник, при помощи ощущения мира, следивший за окрестностями, резко вскочил на ноги и подбежал к крепко спавшим друзьям. - Вставайте быстрее, за нами погоня.
   Черноволосый невысокий парень, пробормотал себе под нос какие-то ругательства, после чего потянулся всем телом и начал выпутываться из дорожного теплого плаща, заменявшего и матрац и одеяло.
   - сколько и как далеко? - Даже не пытаясь торопиться, спросила единственная среди беглецов девушка.
   - двое Всадников с драконами, летят с востока, будут здесь минут через десять. - Послушно и терпеливо отчитался дозорный.
   - и как только они нас находят? - Ни к кому конкретно не обращаясь, произнес невысокий парень.
   Их компания уже несколько дней находилась в постоянном напряжении, так как по следу шли охотники из ордена. У подростков не возникало никаких сомнений в том, какая судьба их ждет в случае поимки.
   Молодые ученики с драконами, время от времени сбегали из замка в поисках приключений, но их всегда возвращали старшие товарищи через несколько дней. Выговор, строгий безвкусный рацион, усиленные тренировки... все это было стандартными наказаниями для молодежи. Нынешний же случай отличался тем, что за все время существования ордена, (как думали беглецы), никто не выкрадывал драконье яйцо из хранилища.
   Покидав вещи в дорожные сумки, затем закрепив поклажу на спинах драконов, троица друзей, которые даже спали теперь в кожаных доспехах и с мечами под рукой, забрались в седла.
   - у нас четыре минуты. - Сообщил долговязый парень.
   - успели. - Шумно выдохнул его более низкорослый друг, отдавая своему напарнику команду взлетать.
   Солнце еще только поднималось из-за горизонта далеко на востоке, и в его рассветных лучах, с поляны находящейся в глуби обширной рощи, взмыли ввысь три молодых крылатых ящера, шкуры которых сверкали так, словно состояли из драгоценных камней. Построившись клином, во главе которого был рубиново красный дракон, справа и позади летела изумрудно зеленая драконша, а слева и позади темно коричневый собрат, они направились на север, постоянно заворачивая на запад.
   Утренний воздух был прохладен, и быстро прогонял остатки сонливости. Двое парней и девушка, привычно наложили на себя согревающие заклинания, плотнее кутаясь в теплые плащи. Завтракать в этот день, как и три утра до этого, пришлось черствым хлебом и водой.
   Идея похитить драконье яйцо, что бы затем найти изгнанника и вручить ему этот дар, уже не казалась черноволосому юноше столь хорошей как раньше. Возможно причиной тому послужили трудности, с которыми Всадники столкнулись за пределами острова, а возможно и тот факт, что они не знали, где именно следует искать Гальбаторикса.
   "и почему я раньше об этом не подумал?".
   Парень плотнее стиснул зубы, в очередной раз прикасаясь к сумке закрепленной на поясе, в которой покоился ценный груз. За драконье яйцо, любой правитель Алагейзии, предложил бы целую гору сокровищ, или же попытался бы отрубить голову продавцу, что бы не навлечь на себя гнев ордена.
   Однако, молодой мужчина совершенно не собирался продавать еще не вылупившегося дракона, так как с детства живя бок о бок с крылатыми ящерами, считал подобный поступок самым жестоким предательством.
   "ничего, все еще наладиться. Я обязательно что ни будь придумаю".
  
   ***
   Два взрослых дракона, лениво планируя на расправленных во всю ширь перепончатых крыльях, опустились на поляну, недавно покинутую их более молодыми сородичами. Пружинисто приземлившись на лапы, темно синий и светло желтый ящеры, удобно улеглись на животы, намереваясь немного отдохнуть и насладиться тишиной.
   - похоже, мы опять опоздали. - Крепкого телосложения мужчина, облаченный в легкую серебристую кольчугу надетую поверх шерстяного костюма, спрыгнул со спины синего дракона и с удовольствием начал разминать ноги.
   Беловолосая эльфийка ловко спустилась по вытянутой лапе своего светло желтого ящера, после чего осмотрела покинутый лагерь. Она была одета в зеленую куртку спускающуюся до середины бедер, и обтягивающие шерстяные штаны, заправленные в высокие мягкие сапожки.
   - кажется, нам снова придется их преследовать... какая жалость. - Голос длинноухой красавицы, буквально источал иронию, не позволяя усомниться в истинных эмоциях своей хозяйки. - Может быть действительно начнем их ловить? А-то чувствую я, что совет будет очень недоволен.
   Мужчина стремительно подошел к подруге, для того что бы заключить ее в крепкие объятия. Приблизив свое лицо к лицу улыбающейся Эльфийки, человек впился поцелуем в ее губы, после чего заявил:
   - пусть дети еще немного порадуются свободе, после возвращения в замок их ждут тяжелые испытания.
   - ты это говоришь не только ради того, что бы самому не отправляться на новое задание? - Сверкнув сапфировыми глазами, спросила девушка.
   - разумеется. - Ее спутник крепче сжал объятия. - Нам ведь так редко удается провести вместе так много времени... да и для беглецов, это очень хорошая тренировка всех навыков. Заметь: сегодня нас обнаружили чуть раньше чем вчера.
   Тонкие но невероятно сильные руки остроухой красавицы, обхватили шею ее любимого, и улыбаясь самой нежной своей улыбкой она прошептала:
   - ты можешь придумать отговорку для любого своего поступка... какое коварство...
   Диалог прервался новым продолжительным поцелуем.
   Драконы, синхронно поднявшись на лапы и оттолкнувшись от земли, взмыли в воздух и стали кружить над рощей, высматривая для себя какую ни будь добычу. Они уже давно привыкли к отношениям своих Всадников, и точно знали, когда двуногих следует оставить наедине.
   (конец отступления).
  
   ***
   В небе над северными землями, являющимися домом для племен ургалов, парил зверь, сородичей которого никогда не существовало в этом мире. Гиппогриф, мерно взмахивая широкими крыльями и прижав ноги к мощному туловищу, летел на восток, к высоким горам, вершины которых были скрыты под снежными шапками.
   Сторонний наблюдатель мог бы решить, что в седле на спине полуконя полуптицы, восседает Гальбаторикс. Этот мужчина действительно был похож на изгнанника, но он не являлся этим человеком, и даже не был живым существом, в привычном смысле этого выражения.
   Кровавый двойник, разум которому заменяла вселенная в него оживленная тень, имел те же черты характера и стремления, что и оригинал, при этом оставаясь бесконечно верным создателю. В предыдущем мире, такие как он использовались в качестве руководителей разнообразных проектов, и почти не участвовали в боевых операциях...
   "зато сегодня, я сумею проверить свою эффективность. Главное не увлечься, что бы не настроить против себя все племена варваров".
   Как бы неприятно не было этого признавать, но ургалы все еще оставались полезны, и их полное уничтожение не принесет никакой пользы, кроме морального удовлетворения. К счастью для дикарей, чародей отлично контролировал свои желания, особенно когда от его действий зависело личное благополучие.
   Точно такие же двойники, на трансфигурированных гиппогрифах, летели в другие части северных земель, что бы привести к покорности их жителей. Не взирая на все свои знания и личную силу, Гальбаторикс четко осознавал, что воевать с орденом Драконьих Всадников, не имея за спиной собственного войска, это не самый лучший и быстрый способ самоубийства. Конечно, гораздо лучше было бы использовать "легионеров" и альфаров, оснащенных технологичным вооружением... только вот что бы затащить в этот мир "звезду смерти" с ее обитателями, нужно было огромное количество энергии.
   "а если оставить станцию висеть в междумировом пространстве, но собрать арки порталов, которые соединили бы этот мир с внутренними помещениями базы? Нужно запомнить эту идею, пусть оригинал мучится с расчетами".
   На мгновение, на лице кровавого двойника появилась злорадная усмешка, которая тут же исчезла. Горы уже приблизились настолько, что усиленное магией зрение, позволяло увидеть несколько поселений ургалов, расположенных у подножий или на широких пологих склонах. Посторонние мысли тут же были отметены, пятки впились в бока крылатого скакуна, а в руках появилось по маленькому шарику ядовито зеленого огня.
   "нужно произвести впечатление на варваров? Что же, они впечатляться, это я гарантирую".
   С воинственным клекотом, гиппогриф спикировал на широкую площадь ближайшего поселения. В отличие от своих кочующих сородичей, местные ургалы жили в грубых домах сложенных из камня, двери которым заменяли звериные шкуры. Появление чужака, на несколько секунд вогнало дикарей в ступор, из которого они вышли, когда над головами взорвались два огненных шара, осыпавшие пространство горячими искрами. У самого большого строения, начала тлеть крыша, которая состояла из утрамбованного сена.
   - я предлагаю вам выбор: склонитесь и живите под моей властью, или сражайтесь и умрите в муках. - Усиливая голос простеньким заклинанием стихии воздуха, произнес кровавый двойник.
   Шокированные варвары, словно кто-то нажал переключатель, начали кричать и бегать. Женщины уводили детей, мужчины хватали оружие и окружали врага широким кольцом, но почему-то не спешили атаковать. Среди молодых воинов, можно было увидеть и стариков, которые не смотря на дряхлый вид, все еще крепко держали в руках копья и мечи.
   - каков ваш ответ? - Деланно ленивым тоном спросил кровавый двойник.
   Вместо слов, один из молодых воинов племени, с диким рыком метнул в грудь человека свое копье.
   Легко перехватив древко в сантиметрах от своего тела, мужчина довольно оскалился и заявил:
   - я рад тому, что вы решили сопротивляться.
   В следующий миг, тень под ногами гиппогрифа взметнулась, окутывая плотным коконом и скакуна и всадника, а затем сжалась, превращаясь в матово черную шипованную броню.
   Удобнее перехватив чужое копье, кровавый двойник взмахнул оружием, как бы приглашая ургалов на бой. В этот момент словно прорвало плотину, и взревев десятками глоток, варвары бросились в атаку...
  
   ***
   Гиппогриф парил в десятке метров над равниной, время от времени совершая резкие виражи, что бы увернуться от стрелы выпущенной из арбалета, или особенно удачно брошенного копья. Сидящий в седле, на спине крылатого скакуна всадник, создавал на ладонях ярко желтые огненные шары, которые метал в скопления ургалов так, что бы взрывная волна их отбросила а пламя опалило. Иногда, почти случайно, он промахивался, в результате чего дикари с криками ярости и боли, падали на землю и катались по ней, пытаясь сбить пожирающий плоть огонь.
   Ургалов нужно было привести к покорности, а для этого следовало продемонстрировать силу. Можно было пойти по другому пути, постепенно обрабатывая каждого варвара при помощи ментальной магии, но это заняло бы слишком много времени и отняло уйму сил.
   "кроме того, так гораздо веселее".
   Кровавый двойник усмехнулся, и метким броском отправил очередной взрывающийся снаряд, под ноги вождю племени, поселение которого разорил минутами ранее. В ответ раздался рев ярости и бессилия, смешанный с грубыми ругательствами. Воины уже начали понимать, что враг хоть и находится близко, но добраться до него не получится, и теперь даже ярость берсерков не пробуждалась в их крови.
   "пожалуй, они готовы".
   Приказав гиппогрифу опуститься на изрытую взрывами и утоптанную ургалами землю, кровавый двойник спрыгнул из седла, и при помощи телекинеза, притянул одно из брошенных копий. Дикари сгрудились плотной группой, внимательно за ним наблюдая и ожидая новой подлой магии, забравшей жизни многих их сородичей.
   - вождь, выходи биться. - Мужчина на проверку взмахнул копьем. - Победишь ты, и твое племя останется жить, выиграю я и вы склонитесь предо мной. Ну а если же ты откажешься... я вернусь к вашим семьям, после чего убью всех.
   - почему я должен тебе верить, трусливый маг? - Крупный даже относительно соплеменников ургал, одетый в шкуры поверх которых были накинуты ремни с множеством металлических пряжек, вооруженный двуручным мечом, выступил вперед.
   - ты не должен мне верить. - С интонациями хозяина положения, ответил человек. - Тебе остается лишь надеяться, что я выполню обещание. Но если ты не хочешь попытаться спасти сородичей от бессмысленной гибели в магическом огне...
   - ррр! Я согласен, маг. - Глаза варвара налились кровью и только крепкая воля не давала броситься в атаку потеряв рассудок. - Мои воины станут служить тебе, если ты победишь меня в честном бою... без твоей магии.
   "и этот монстр говорит что-то о честном бою, хотя ростом превосходит меня чуть ли не на две головы? Впрочем, это не важно".
   - пусть будет так. - Благосклонно кивнул чародей, перехватывая древко копья обеими руками.
   Вождь приказал что-то своим сородичам, и они неохотно отступили, не решаясь перечить лидеру. Занеся клинок над головой, гигант взревел и метнулся вперед, развив при этом неожиданно большую скорость.
   "бесполезно... ты слишком медленный и предсказуемый".
   За мгновение до удара, который должен был рассечь кровавого двойника на две равные половинки, он шагнул вперед и влево, уходя из опасной зоны, одновременно уперев обух копья в землю, под углом в сорок пять градусов. Разогнавшийся ургал, не успел ни остановиться, ни свернуть в сторону, в результате всем своим весом, насадившись на острый наконечник, глубоко вошедший в грудь.
   Древко не выдержало и сломалось, вождь же не устоял на ногах и упал на одно колено, при этом опустив меч к земле. Для него, рана была не смертельной, так как оружие не задело жизненно важных органов, но противник тоже это понимал, а потому не собирался давать времени, что бы прийти в себя.
   Ударив растопыренными пальцами, кровавый двойник повредил варвару глаза, затем обрушил ногу на кисть руки, все еще сжимающую рукоять меча. Вырвав оружие из ослабевшей хватки, он крутанул двуручник в воздухе, и обрушил на мускулистую шею, перерубая ее чуть больше чем на половину.
   Бой был окончен.
   - кто ни будь желает оспорить мою победу? - Чародей одарил примолкших ургалов испытующим взглядом.
   Ответом ему была напряженная тишина.
  
   ***
   Расправив во всю ширь перепончатые крылья, в лучах яркого солнца отливающие фиолетовым оттенком, высоко над землей парил дракон средних размеров, на спине у которого сидел молодой мужчина человеческой расы. Они летели на север, что бы проверить информацию полученную от ургалов, об расе хищных существ, живущих в пещерах на одинокой горе.
   В памяти варваров было множество легенд, которые напоминали страшные сказки для непослушных детей, повествующие о страшных монстрах приходящих в ночи, не знающих пощады и милосердия. Если учитывать, что Драконьи Всадники в тех же историях фигурировали как стихийное бедствие, то на самом деле реальность могла быть не такой уж и плохой.
   "или же монстры на самом деле существуют, и они гораздо опаснее чем кажется ургалам".
   Вклинилась в ровно текущие мысли Ярнунвоск, тем самым выводя своего всадника из задумчивости.
   "скоро мы все сами увидим".
   Отозвался Гальбаторикс. Закрыв глаза, он разделил свое сознание на два отдельных параллельных потока, одним из которых подключился к глазам своей драконши. Мир тут же расцвел десятками новых оттенков, а в воздухе стали заметны особенно насыщенные магические потоки, охватывающие всю планету словно паутина.
   "мы могли бы взять с собой нескольких дикарей, что бы в случае угрозы, они отвлекли на себя внимание врага".
   В мысленном голосе крылатой ящерицы, отчетливо звучало недовольство.
   "и каким образом мы бы их доставили в нужное место? Что бы кого-то телепортировать, мне нужно хотя бы раз там побывать".
   Чародею действительно было интересно, что может предложить "младшая сестра", все же ее взгляд на мир несколько отличался от всего, с чем приходилось сталкиваться раньше.
   "превратил бы десяток рогатых дикарей в камни при помощи транс-фи-гу-ра-ции, а когда мы оказались бы на месте, просто отменил превращение".
   С чувством внутреннего превосходства, заявила Ярнунвоск.
   "м-да... интересная идея. И где ты была раньше?".
   "я бы могла ответить, но не буду портить нам обоим настроение. И все же, старший брат, ты уверен что мы справимся вдвоем?".
   Последние мысленные слова драконши звучали обеспокоено и неуверенно.
   "в крайнем случае, мы всегда сможем сбежать... ну или испытаем один из приемов шаманизма".
   Подкрепив свою фразу мысленным образом того самого приема, бывший король добился лишь того, что крылатая ящерица вздрогнула всем телом, будто ее окатили ледяной водой.
   "ты же не будешь так надо мной издеваться, старший брат?".
   "не вижу в этом ничего страшного, сестренка. Кроме того, ты же хочешь стать сильнее? А это самый простой способ достичь цели".
   "ты вредный".
   "любое лекарство, в слишком больших количествах, превращается в яд".
   Наставительно заметил Гальбаторикс.
   "причем здесь это?".
   Не поняла Ярнунвоск.
   "я полезный, но только в малых дозах".
   Ответил чародей, на лице которого непроизвольно появилась легкая улыбка. Он уже и не помнил, с кем и когда в последний раз, настолько много и открыто общался... все же бытность правителя собственного государства, а так же мага с множеством секретов, требует проявлять осторожность граничащую с паранойей, что в свою очередь приводит к одиночеству. От драконши же не было смысла что-то скрывать, так как благодаря духовной связи, она воспринималась почти как частица собственной души, которая обрела самосознание.
   Самым близким аналогом связи образующейся между Драконьим Всадником и драконом, была связь между фамильяром и его хозяином. Основное отличие заключалось в том, что в связи дракона и Всадника, не был предусмотрен "хозяин", в результате чего так же как фамильяр является продолжением души мага, так же и крылатый ящер с человеком, были продолжением душ друг друга.
   "вижу цель".
   Оповестила Гальбаторикса Ярнунвоск, концентрируя свой взгляд на горе, похожей на огромный клык с сломанной вершиной. При внимательном осмотре, обнаружились многочисленные пещеры, входы которых начинались в дюжине метров от подножия горы.
   "напоминает пчелиный улей".
   Поделился своими наблюдениями чародей, продолжая всматриваться в цель их небольшого путешествия.
   "не хотела бы я встретиться с такими большими пчелами... не уверена что даже моя чешуя, стала бы преградой для их жал".
   Драконша сбросила скорость, и что бы не быть обнаруженной раньше времени, поднялась еще выше в небо.
   "не беспокойся, сестренка, уж от насекомых я точно сумею тебя защитить".
   Весело подумал бывший король, на всякий случай правой рукой берясь за рукоять меча, и сжимая пальцы левой руки на костяной волшебной палочке, (или все же коротком жезле?).
   Ярнунвоск фыркнула, тем самым говоря, что не нуждается в защите, но через духовную связь все же донеслись ее теплые эмоции.
   Чары визуальной, звуковой и магической маскировки, сплелись с необычайной легкостью и были намного сильнее стандартных. Гальбаторикс видел сразу две причины подобного: высокий энергетический фон, а так же концентратор, ощущающийся словно часть тела.
   "ммм... странное ощущение".
   Драконша повела плечами, и чародей почувствовал как под ее чешуей перекатываются мышцы.
   "что-то не так?".
   Бывший король позволил себе проявить обеспокоенность.
   "нет... просто когда ты пропускал магию через свою волшебную палочку, мне было... щекотно".
   В конце фразы, Ярнунвоск смутилась, словно бы говорила о чем-то неприличном.
   "м-да? Тебе было неприятно, или наоборот понравилось?".
   Изгнанник не смог удержать любопытства, еще больше смущая свою собеседницу.
   "я... понравилось. Старший брат, хватит издеваться!".
   "молчу-молчу. Давай лучше вернемся к цели полета?".
   Ярнунвоск охотно согласилась с этим предложением, и сделав пару кругов над горой, начала плавно опускаться по спирали к обломанной вершине. Что бы создавать меньше шума, крылатая ящерица, чье тело было материальным из-за магической и духовной энергий, уменьшилась в размерах до такой степени, что бы быть в состоянии нести на своей спине одного человека. Как выяснилось чуть позже, эти меры оказались бесполезны.
   Когда до вершины оставалось метров пятьдесят, из одной из верхних пещер, вылетели две огромных летучих мыши, отдаленно похожих на мелких драконов с клювами. На их спинах сидели человекоподобные существа, кутающиеся в рваные плащи, головы которых были покрыты черным хитином, огромные глаза занимали почти треть лица, а вместо рта и носа имелся короткий загнутый клюв. Из-под плащей так же были видны длинные ноги и руки, тоже покрытые хитином...
   "какое убожество".
   "какая мерзость!".
   Одновременно мысленно произнесли Гальбаторикс и Ярнунвоск. Память прошлого хозяина тела, тут же услужливо подсказала, что по описанию внешности, существа больше всего напоминают раззаков, (хищных тварей, в качестве пищи предпочитающих человеческое мясо). На уроках истории, наставник утверждал, что Драконьи Всадники, давно их истребили.
   "что будем делать?".
   Крылатая ящерица зависла на одном месте, стараясь не шуметь. Две драконоподобных летучих мыши, облетели гору по кругу, не обнаружили ничего подозрительного, и вернулись в пещеру.
   "сложный вопрос: с одной стороны, нам представилась возможность подчинить сильных и опасных разумных существ, а так же изучить их...".
   "но?".
   Поторопила чародея драконша.
   "эти хищники слишком своевольны и что бы их контролировать, придется создавать ментальные установки и магические "поводки". Не скажу что это слишком сложно, а тем более не невозможно, но затраты времени и усилий явно не стоят возможной пользы".
   "я все еще не услышала твоего решения".
   Напомнила Ярнунвоск.
   "нам следует закончить работу, которую начал орден".
   Отозвался бывший король, вызывая в памяти формулу наиболее разрушительных чар.
   "полезем внутрь?".
   Драконша с явным скепсисом посмотрела на ближайшую пещеру.
   "не имеет смысла, да еще и слишком большая опасность заблудиться и попасть в ловушку... не говоря уже о том, что пока мы ходим по лабиринту, раззаки сотню раз успеют сбежать через другие выходы. Лучше уж сразу снести всю гору, тем более что она вся прорезана туннелями и залами, что значительно облегчает работу".
   Волшебная палочка, состоящая из уплотненных драконьих костей, начала выписывать в воздухе причудливые линии и завитки. Там где мелькал ее кончик, оставался едва заметный, тускло мерцающий след алого и изумрудного тумана. Когда магическая конструкция была завершена, больше всего она напоминала шар диаметром в пол метра, состоящий из мерцающих переплетенных линий.
   "и что это такое?".
   "не порть сюрприз, скоро сама все увидишь".
   - "вдыхай". - Используя магический язык, приказал Гальбаторикс.
   Чародей вообще начал сомневаться в здравости ума эльфов этого мира, когда осознал что для устной речи, они используют слова, по сути своей являющиеся командами для магической энергии. Конечно, врать на этом языке невозможно, хотя бы потому что энергия в окружающем пространстве, откликается на ментальное поле каждого отдельного индивида, не давая ему заявлять то, во что он сам не верит. Однако, в подобной речи было больше минусов чем плюсов, так как постоянно приходилось за собой следить и контролировать собственный резерв сил, что бы однажды на эмоциях сказанное проклятье или обещание, не превратилось в действующее заклинание.
   Тем временем, магическая конструкция втягивала в себя воздух словно насос, при этом не увеличиваясь в размерах. Расширялся лишь внутренний объем, в котором становилось все больше уплотненного газа.
   Спустя несколько минут напряженного ожидания, Гальбаторикс указал кончиком волшебной палочки на гору и отдал новый приказ:
   - "лети внутрь и вспыхни, когда достигнешь центра".
   Конструкт сорвался с места в стремительный полет, и вскоре покинул поле зрения и человека и драконши.
   "я не впечатлена".
   Заявила Ярнунвоск.
   "потерпи еще немного...".
   Прошло еще некоторое время, и гора неожиданно вздрогнула, из пещер вырвались потоки рыжего пламени, а затем вся громада начала оседать, погребая под обломками раззаков и огромных летучих мышей.
   "рвануло не хуже тактической бомбы, которые сбрасывали на базы противника во времена "войны клонов". Даже если там кто-то выжил, выбраться на поверхность у них уже не получится".
   "я бы не была так в этом уверена, недооцененные враги имеют свойство возвращаться".
   Возразила драконша, неотрывно следящая за обрушением горы. В воздух поднялись облака пыли, скрывшие обломки от взглядов.
   "возможно ты и права. Подождем и посмотрим, может быть кто-то и уцелел, или же часть племени вообще жила не в горе... тогда они должны вскоре прибыть сюда, что бы узнать о случившемся".
   "на этот раз, охотиться будем по моему".
   Тоном не терпящим возражений, потребовала Ярнунвоск, начавшая увеличиваться в размерах до своей обычной формы.
   "как пожелаешь, сестренка".
   Меч с шелестом вернулся в ножны, а изгнанник погрузил свой разум в легкую медитацию, что бы попытаться ощутить живых существ в воздухе и на земле. Без удивления он обнаружил, что несколько источников жизни находились под обломками горы, но активности они не проявляли и вероятно находились без сознания. Грохот же, получившийся в результате срабатывания заклинания, распугал и без того немногочисленных животных и птиц.
  
   ***
   Охота на раззаков затянулась еще на целые сутки. Гальбаторикс, при помощи телекинеза и чар, вытащив тело одного из хищников из-под завала из камней и земли, создал поисковый артефакт, способный на сравнительно небольших расстояниях, обнаруживать существ определенной расы.
   Ярнунвоск в течении шести часов без перерыва, летала вокруг в разы уменьшившейся горы, по спирали расширяя зону поиска, и целых два раза ей улыбнулась удача. В первый раз артефакт отреагировал на нору в земле, где находился склад грубо выделанных шкур, заляпанных темной, почти черной кровью, вторая же попытка, вывела изгнанника и драконшу к небольшому подземному убежищу, вход в которое был замаскирован камнями и травой. По ощущениям чародея, внутри находилась примерно дюжина живых существ, вяло бродящих из стороны в сторону.
   Решив не рисковать понапрасну, бывший король не стал вступать в схватку с раззаками, а использовал магический огонь. Находясь на безопасном расстоянии, сидя на спине приземлившейся драконши, он направлял магическую энергию в заклинание "адского пламени", до тех пор пока последний из источников жизни не угас. Дальнейшие поиски выживших, результатов не принесли.
   Во время возвращения в лагерь подчиненных ургалов, начали приходить воспоминания кровавых двойников. Копии, управляемые вселенными оживленными тенями, вволю порезвились на просторах севера, успев разорить по несколько поселений варваров. В результате этой акции, количество подчиненных возросло с пары сотен рогатых дикарей, до двух с половиной тысяч. К сожалению, кроме взрослых мужчин и женщин, которые могли выполнять любую работу и служить в качестве воинов, не меньше половины от общего количества составляли старики и дети.
   Свободных племен, как кочевников так и жителей горных деревень, оставалось еще очень много, а это значило что для кровавых двойников, работа еще не окончена.
   В планах у Гальбаторикса на первых местах стояли создание армии и строительство города, для чего следовало объединить как можно большее число ургалов. Без уже привычных по предыдущему миру технологий и ресурсов, он чувствовал себя не многим лучше чем без магии. Конечно можно было попробовать создать необходимое оборудование при помощи постоянной трансфигурации и трансмутации, и бывший король был склонен именно так поступить, но чуть позже.
   В нынешнем своем состоянии, рогатые дикари годились исключительно для грубой физической работы, или же в качестве "пушечного мяса" на войне с Всадниками. Перед чародеем стоял непростой выбор: возвысить эту расу до минимально приемлемого уровня, для чего придется делиться знаниями и тратить сотни часов на воздействие ментальной магией, или же снабдить подчиненных артефактами, усовершенствовать их тела при помощи ритуалов и магии крови, а затем отправить на завоевание новых земель. Разум твердил, что правильным будет именно первый вариант, подсознание же убеждало, что гораздо проще будет пойти по второму пути, тем более что после установления связи с "звездой смерти", варвары будут более не нужны.
   "самый короткий путь, не всегда правильный. Тебе ли об этом не знать, старший брат".
   Высказывание Ярнунвоск, вывело изгнанника из состояния задумчивости, в которое он погрузился когда начали приходить воспоминания от двойников.
   "а ты что предложишь, сестренка?".
   "честно? Я бы с удовольствием разорвала всех ургалов собственными когтями и клыками... но это было бы неправильно. Нельзя уничтожать целый народ, только из-за личной неприязни. Уверена, если бы не личные чувства, ты бы попытался использовать весь потенциал этих двуногих животных".
   "наверное ты права. Однако, раззаков ты так не защищала".
   "бешеных животных нужно убивать без жалости и сомнений".
   На этот раз в мысленном голосе драконши, звучала непоколебимая уверенность.
   "м-да? Что же, не буду спорить".
   Бывший король усмехнулся, и вернулся к обдумыванию дальнейших своих действий.
  
   ***
   (отступление).
   Трое молодых Драконьих всадников, для очередного ночлега выбрали совсем небольшую поляну, с трех сторон зажатую между зелеными холмами, два из которых заросли колючими кустарниками. С четвертой стороны протекала узкая чистая речка с холодной прозрачной водой, что позволило умыться и вволю напиться. Крылатые ящеры, уже второй день обходящиеся без еды, что не самым лучшим образом сказалось на их выносливости, последовали примеру своих двуногих напарников и утолив жажду, поспешили уснуть, спрятав головы под крылья.
   - какая прелесть. - Хмыкнул долговязый парень, расстилая на земле дорожный плащ и укладывая вместо подушки сумку с сменным бельем.
   - был бы ты голодным, как они, тоже не стал бы тратить силы на разговоры. - Недовольно пробормотала девушка, выкапывая в земле неглубокую ямку под костер.
   - я соберу дров. - Невысокий черноволосый парень, из-за которого друзья и оказались в бегах, поспешил покинуть временный лагерь, оставив мешок с драконьим яйцом, лежать в куче остальных сумок.
   Солнце уже почти скрылось за горизонтом, но последние лучи продолжали упрямо цепляться за землю, окрашивая предметы золотистыми оттенками. Дувший весь день северный ветер, полностью стих, и тишину теперь нарушало лишь далекое пение птиц, не решающихся приближаться к месту отдыха крылатых ящеров.
   "и что дальше? Мы не можем бегать от погони всю свою жизнь, а принять бой... это даже не смешно. В таких условиях нет никакой возможности найти Гальбаторикса, да и где его теперь искать?".
   Такие мысли крутились в голове юного Всадника уже не в первый, и даже не в десятый раз. Он уже понял, что сильно поторопился с похищением яйца и побегом из замка, толком не подготовившись к этому, но что-то не позволяло сдаться и прекратить борьбу.
   Ниже по течению реки, сразу за одним из трех холмов, начиналась густая роща низких деревьев, ветви которых переплетались сплошным пологом, почти не пропускающим свет к корням. Здесь легко было найти сухие сучья и даже сломанные тонкие стволы...
   "я подставил друзей, да и всю нашу группировку тоже. Вряд ли после случившегося, совет старейшин не воспользуется поводом, что бы разогнать аппозицию. Ррр... ну почему все так сложно?!".
   В порыве эмоций, молодой человек с силой ударил кулаком по ближайшему стволу, ломая ни в чем неповинное деревце.
   - как грубо. - Раздался звонкий женский голос за спиной.
   Стремительно развернувшись, попутно выхватывая из ножен меч, с рубином вставленным в навершие рукояти, юный Всадник увидел в двух шагах от себя, по доброму улыбающуюся эльфийку. У нее были пепельно белые волосы, правильные черты лица, чувственные губы и завораживающие глаза.
   "соберись!".
   Мысленно одернул себя молодой человек, направляя острие клинка в грудь своей противнице. Она была одета в зеленую длинную куртку, обтягивающие ноги шерстяные штаны, высокие сапожки... а на поясе висели ножны с мечом, в рукоять которого был вставлен желтый драгоценный камень.
   - неужели ты готов напасть на сестру по ордену? - Женщина в насквозь наигранном ужасе округлила глаза и прикрыла рот тонкой ладошкой. - Как это не вежливо.
   Парень никак на это не ответил, продолжая неподвижно стоять, удерживая меч между собой и эльфийкой. Что делать дальше, он совершенно не представлял.
   Внезапно оказалось, что говорить о противостоянии длинноухим тиранам, гораздо проще чем сделать первый удар в реальной битве. Впрочем, противница явно не воспринимала происходящее сколько ни будь серьезно, с нескрываемым любопытством рассматривая стоявшего перед ней ребенка.
   "и это все на что я способен? Какое жалкое зрелище".
   В душе всколыхнулась злость, в груди словно вспыхнуло горячее пламя, а тело наполнилось небывалой силой. Стремительный укол, должен был пробить грудь, прикрытую только зачарованной тканью, но...
   - какой плохой мальчик. - Улыбка женщины стала хищной, в то время как указательный и большой пальцы левой руки, удерживали клинок за самый кончик, не позволяя ему продолжить движение вперед, или вырваться назад. - Непослушных детей положено наказывать.
   Секунда, и на молодого всадника обрушился град хлестких, обидных, но не опасных для жизни и здоровья ударов рук и ног. После попадания изящной ножки по запястью, пальцы разжались сами собой, а меч упал на землю.
   "как же я вас ненавижу...".
   Не успел парень опомниться, как уже был поставлен на колени, а его руки заведенные за спину оказались надежно связаны тонкой веревкой. Неожиданно сильные руки, в миг вновь поставили беглеца на ноги, а затем маленький кулачок ткнулся в поясницу, заставляя сделать шаг вперед.
   - идем. - Приказала женщина, в голосе которой по прежнему звучали веселые доброжелательные нотки. - Твои друзья нас уже ждут. И смотри мне, никаких фокусов.
   Подхватив выроненный меч, она легко пошла в сторону лагеря, ступая на землю совершенно бесшумно, будто бы плыла над поверхностью. Молодому человеку не оставалось ничего, кроме как подчиниться. Свои шансы на победу при настоящей драке он оценил, но это не значило что в будущем не будет новых попыток вырваться из-под власти длинноухих.
   "конечно только в том случае, если меня не убьют и не лишат магии".
   Почему же юный Всадник не использовал ни одного заклинания? Он и сам не мог ответить на этот вопрос, но предполагал что его внутренний голос, не позволил опозориться еще сильнее. Кроме того, кто знает как поступила бы эльфийка, если бы ей действительно угрожала опасность.
   Вскоре они вышли на поляну между холмами, и взгляду черноволосого парня предстала невеселая картина: рубиново красный дракон был прижат к земле намного более крупным темно синим собратом, сжавшим свои челюсти на длинной шее жертвы, не решающейся даже шелохнуться, в то же время светло желтая драконша, сидела между двумя другими птенцами, поставив свои передние лапы на перепонки их крыльев. У костра, пылающего ярким желтым пламенем без всяких дров, сидели опустившие головы друзья, руки которых так же были связаны за спинами.
   - вы уже вернулись. - Констатировал факт крупный мужчина в шерстяном костюме, поверх которого была надета серебристая кольчуга. - Раз уж все в сборе, ответьте на один вопрос: зачем вам драконье яйцо? В жизни не поверю, что вы хотели его продать.
   Черноволосый парень уселся на землю рядом с друзьями, и так же как они, молча опустил голову, не собираясь ничего объяснять.
   - предположу, что вы хотели отнести это яйцо всаднику, недавно лишившемуся своего дракона... я даже догадываюсь, кому именно. - Продолжил допытываться старший мужчина. - В таком случае возникает другой вопрос: каким образом вы собирались заставить дракончика вылупиться? Даже если кто-то из детенышей действительно выбрал бы изгнанника, в чем лично я сомневаюсь, то неужели вы думали, что подойдет первое попавшееся яйцо?
   Над лагерем повисла тишина, нарушаемая нервным дыханием молодых крылатых ящеров, оказавшихся в очень неприятном для себя положении. Больше всего молодых владык неба угнетал тот факт, что они не смогли защитить своих всадников, банальнейшим образом пропустив момент атаки.
   "действительно... яйцо могло попросту не вылупиться, даже если бы мы нашли Гальбаторикса. Но... наверняка он бы что ни будь придумал".
   - что бы у вас не возникло больше глупого желания продолжить свое бегство, открою вам тайну, которая считается одним из главных секретов ордена. - Сев на землю, по другую сторону костра от молодых Всадников, их старший "брат" заговорил тихим голосом, отпечатывая слова прямо в разуме слушателей. - Каждый Драконий Всадник, оставляет в замке некоторое количество своей крови, которую используют для создания артефакта, показывающего состояние человека или эльфа на данный момент. Недавно, прибор следящий за Гальбаториксом, прекратил его ощущать. В это время, по нашим данным, изгнанник находился в землях ургалов. Предположительно, он попытался отомстить за своих друзей, но...
   Фраза так и осталась незавершенной, что позволяло беглецам самим додумать окончание.
   "как же так? Значит, все было напрасно".
   Скосив взгляд в сторону друзей, черноволосый парень понял, что и они думают приблизительно о том же. На плечи словно свалился невидимый груз, заставляя ссутулиться и еще ниже опустить голову.
   - хватит давить на детей. - Строго произнесла эльфийка, отвешивая своему напарнику хлесткий подзатыльник, после чего обратилась к беглецам. - Если вы обещаете не убегать, а так же вместе с нами вернуться в замок, мы вас развяжем и отпустим драконов.
   Долго думать над этим предложением не пришлось, тем более что после известия о гибели Гальбаторикса, дальнейшее бегство теряло всякий смысл.
   - я обещаю, что не буду пытаться убежать и вернусь в замок. - Четко проговаривая каждое слово, произнес брюнет, тем самым подавая пример своим друзьям.
   Как только отзвучали последние слова, старшие крылатые ящеры, отпустили своих молодых сородичей, а женщина поспешила снять с юных всадников веревки. Мужчина же, состроив недовольную гримасу на своем лице, не проронил больше ни слова вплоть до самой ночи.
   Ранним утром, пятеро драконов и всадников, отправились на юг, к замку стоящему на острове. Настроение беглецов было безрадостным и подавленным, но неудача все же не смогла сломить их волю к борьбе.
   "пусть не в этот раз и не Гальбаторикс, но у нас появится лидер, который сможет объединить людей против власти эльфов. И мы будем готовы поддержать его всем чем возможно, а пока: нужно стать сильнее... на много сильнее".
   В чистое голубое небо поднимался яркий диск золотого солнца, своими лучами омывающего землю, стирая следы тьмы и ночных кошмаров. Вид светила, вселял в сердца надежду на светлое будущее, заставляя с уверенностью смотреть вперед и бороться. Потоки свежего ветра, прогоняли остатки тревожных снов, придавая бодрости и пробуждая желание двигаться вперед. В сердцах вновь разгорались костры надежды, поддерживающие самыми холодными и долгими ночами.
   "ничто еще не кончено: все только начинается".
   На короткий миг, счастливая улыбка появилась на лице черноволосого юноши, но он быстро взял себя в руки. Впереди его и двух друзей ожидала встреча с членами совета старейшин ордена, и перед ними нужно было предстать в самом подавленном состоянии, что бы избежать дополнительных наказаний.
   "я рад что ты пришел в себя".
   Раздался прямо в голове, мысленный голос рубинового дракона.
   "мы не побеждены, пока живы и можем держать оружие".
   Отозвался его Всадник, посылая своему другу волну уверенности и искреннего душевного тепла.
   (конец отступления).
  
   ***
   Работа кипела от рассвета до заката, прерываясь на ночной сон и короткие приемы пищи. Сотни ургалов, вооруженных топорами и лопатами, на первый взгляд перемещались совершенно хаотично, но после пары минут непрерывного наблюдения, начинала вырисовываться определенная система.
   Уже был срыт невысокий холм, начисто вырублены одинокие деревца и заросли кустарника, и теперь варвары приступили к выкапыванию траншей, ровные линии которых складывались в фигуру восьмилучевой звезды. Всю лишнюю землю относили в сторону от стройки, сваливая в отдельную кучу.
   Глубина траншей была такова, что среднего рогатого варвара, скрывало с головой, а ширина позволяла двоим крупным мужчинам разойтись не сталкиваясь плечами.
   Каждое утро, Гальбаторикс создавал троих кровавых двойников, трансфигурировал для них гиппогрифов, после чего отправлял приводить к покорности новые племена дикарей. Благодаря этому, численность подчиненных неуклонно росла... впрочем чародей не обольщался, и не спешил доверять ургалам. За каждой более или менее крупной группой, по его приказу следили их сородичи, попавшие под воздействие подчиняющей магии или ментальных закладок.
   Когда траншеи были завершены, а в углы восьмилучевой звезды и на места пересечения линий были уложены каменные пластины с рунными кругами, варвары получили новый приказ, который мог бы показаться кощунством для любого разумного существа. Бывшему королю были нужны кости, причем в очень больших количествах. Для запланированного ритуала подходили скелеты людей, гномов, эльфов, самих ургалов, раззаков, драконов и даже обычных животных. Что бы добыть необходимое количество материала, дикарям пришлось переступить через гордость и уважение к предкам, и раскапывать все известные кладбища.
   Разумеется, далеко не все согласились тревожить покой мертвых сородичей, и их возмущение вылилось в несколько восстаний, которые были подавлены самым жестоким образом. Изгнанник использовал кусочки магически созданного льда, левитируемые телекинезом, которыми сдирал кожу и мясо с тел еще живых воинов. Окровавленные скелеты лидеров бунтов, отправлялись в траншеи вместе с их ближайшими соратниками.
   Варвары уважали силу, и кровавая расправа над сородичами их впечатлила, заставив нетолько бояться своего предводителя, но и отчаянно его ненавидеть... что не мешало выполнять получаемые приказы с максимально возможной расторопностью. Лишь единицы из сотен, решались на побег, но их догоняли и возвращали к стройке подчиненные, контролируемые ментальной магией.
   Горы костей росли, варвары все больше нервничали, Гальбаторикс же чувствовал глубокое моральное удовлетворение. Каждый вечер он облетал окрестности на спине Ярнунвоск, строя дальнейшие планы своих действий. В эти минуты тишины, драконша любила поговорить, время от времени затрагивая серьезные темы.
   "старший брат, тебе не кажется что ты стал слишком уж кровожадным?".
   Закладывая плавный вираж прямо под белым и пушистым на вид облаком, спросила крылатая ящерица, чья чешуя в закатных лучах, приобрела особенно насыщенный фиолетовый оттенок.
   "ты о чем?".
   Сделал вид что не понял намека чародей.
   "об ургалах конечно. Я понимаю, что ты их не любишь... мягко выражаясь. Однако, настолько жестокая расправа над теми, кто был просто против того, что бы разоряли могилы их предков...".
   Ярнунвоск неопределенно пожала плечами и мотнула головой.
   "мне нужны эти кости для ритуала, ты и сама это знаешь".
   Меланхолично отозвался изгнанник.
   "знаю. а еще мне известно, что при желании ты бы мог использовать иные материалы, эффект от которых был бы ничуть не хуже, если не лучше. Следовало потратить немного больше времени, которого у нас вполне достаточно".
   Тон драконши стал укоризненным, что заставило вспыхнуть искру вины в душе Гальбаторикса.
   "ты права, я слишком жесток к ургалам. На самом деле, мне с трудом удается сдерживать желание устроить бойню среди этих рогатых варваров, и только понимание бессмысленности этого поступка приносит облегчение".
   "странно: почему я не чувствую ничего подобного в твоих эмоциях?".
   На этот раз, в словах крылатой ящерицы звучало подозрение.
   "за все мои жизни, у меня было много опыта, что бы научиться скрывать части своего сознания. Какое-то время я думал, что если смогу заблокировать участок души жреца Дискорда, то избавлюсь от его слежки за мной".
   Чародей решил ничего не скрывать от своей подруги, по той причине что понимал бессмысленность и даже опасность подобных поступков. Не было сомнений в том, что рано или поздно, все тайны при столь крепкой духовной связи, станут явью... и последствия этого несложно было предсказать, даже не являясь пророком.
   "старший брат...".
   "да, сестренка?".
   "если у тебя есть проблемы, ты должен ими делиться. Я уверена, что вместе мы сможем разобраться со всем".
   Почти целую минуту бывший король думал, а затем усилием воли прогнав все сомнения, дал свой ответ:
   "хорошо, сегодня ночью мы попробуем решить эту задачу".
   "вот и славно".
   Ярнунвоск радостно рыкнула, после чего совершила кульбит в воздухе и сорвавшись в пике, за десять метров до земли расправила крылья и стремительно понеслась в сторону восьмилучевой звезды.
  
   ***
   На небе светили яркие звезды и полумесяц луны, над землей гулял легкий свежий ветерок, из временного поселения ургалов, доносились рокочущие голоса мужчин. Число варваров уже перевалило за несколько тысяч, и каждый день к ним присоединялись новые племена, подчиненные кровавыми двойниками. Не далек был тот час, когда их страх перед новым господином и его силой, ослабнет настолько что появятся новые лидеры, которые попытаются устроить восстание.
   "ты готов?".
   Словно через густой туман, донесся до чародея мысленный голос драконши.
   "почти".
   Отозвался Гальбаторикс, накладывая на пространство вокруг себя, чары отвода глаз, кинетические и магические щиты, а так же сигнальные контуры. Он бы предпочел уйти как можно дальше от потенциальной угрозы в лице дикарей, но на севере не было абсолютно безопасных мест.
   Раздевшись до одних лишь штанов, бывший король уселся на подстилку из овечьих шкур в позу "лотоса", затем стиснул пальцы рук на концах костяной волшебной палочки, и закрыв глаза начал проваливаться в свой внутренний мир...
   ...океан бушевал, высокими волнами обрушиваясь на одинокий утес, на вершине которого стоял черный единорог, за спиной у которого непрерывно шевелились длинные полупрозрачные щупальца, состоящие словно из серого тумана. Где-то вдалеке бушевал смерч, в эпицентре которого и находился бывший король.
   "две руки, две ноги, голова, а по середине сволочь...".
   - самокритично. - Прозвучал звонкий, неожиданно громкий девичий голос.
   Спустя несколько мгновений, на вершину утеса спикировала Ярнунвоск, принявшая размер в полтора раза более крупный чем у взрослого гиппогрифа.
   - значит, здесь ты можешь разговаривать при помощи вербальной речи? - Сомбра хмыкнул, и неосознанно потянулся рукой к рогу, растущему из лба.
   - похоже здесь, (недовольный взмах хвостом), я не могу общаться мысленно. - Крылатая ящерица надула губы, словно обиженный ребенок, что в исполнении владычицы небес смотрелось довольно комично.
   - добро пожаловать в мой внутренний мир. - Черный единорог развел руки в стороны, словно хотел обхватить все что находилось вокруг. - Пространство, созданное моим разумом, внутри моей же души.
   Стоило отзвучать последнему слову, как где-то вдали, громыхнул раскат грома.
   - это было... даже не знаю... эпично, наверное. - Ярнунвоск опустила голову, чуть наклонив ее к правому плечу, а затем осмотрелась вокруг. - Проведешь экскурсию?
   - хм... почему бы и нет. - Бывший король подошел к краю утеса и указал рукой вдаль. - Обрати внимание на стену ветра вдали: это защита от ментального вторжения, разработанная еще во времена, когда Кристальная Империя не существовала даже в проекте. Сотни лет она усложнялась и укреплялась, постепенно превращаясь в нерушимую стену, находящуюся в постоянном движении... но наша связь каким-то непонятным образом, преодолевает ее без особых сложностей. Это даже обидно.
   Слушавшая монолог крылатая ящерица, сдавленно хихикнула.
   - извини, старший брат, просто когда ты говорил, у тебя был очень уморительный вид.
   В ответ на это, бывший король безразлично пожал широкими плечами, и после непродолжительной паузы вновь заговорил:
   - океан вокруг нас, является дополнительным слоем защиты моих знаний. Если кто-то сможет прорваться сюда силой, то любую информацию ему придется искать под слоем ледяной воды, в которой обитают пираньи, акулы, электрические скаты.
   Ярнунвоск так же подошла к краю утеса, затем посмотрела вниз.
   "ничего не вижу. - Заявила она.
   - и правильно. - Чародей самодовольно усмехнулся. - Сейчас стражи спят... если "режим ожидания", можно назвать "сном".
   - а что это? - Драконша указала правой передней лапой на кусок льда, плавающий на волнах бушующего океана.
   - наследие, доставшееся мне после слияния душ. - Сомбра неприязненно скривился. - Конкретно этот айсберг, является жаждой мести Гальбаторикса, сконцентрированной на ургалах. С другой стороны утеса находится аналогичный кусок льда, в котором заключены не самые приятные эмоции и желания, направленные уже на орден Драконьих всадников. Об остальных льдинках рассказывать не буду, так как это займет слишком много времени... да и они уже почти растаяли.
   - может быть их нужно растопить? - Предложила драконша, всем своим видом демонстрируя готовность помочь в этом деле.
   - если бы это было так просто. - Создав в правой руке шар жидкого огня, черный единорог метнул снаряд в айсберг, и дождавшись столкновения продолжил. - Как видишь, подобные методы здесь не работают.
   - но... как-то же можно от этого избавиться? - Крылатая ящерица сложила крылья и с надеждой посмотрела в глаза своего собеседника.
   Положив ладонь на нос драконши, чародей погладил ее мордочку.
   - конечно можно, для этого есть целых два способа. Угадаешь какие?
   - ммм... - Ярнунвоск сильнее наклонила голову, подставляя под ловкие пальцы свой лоб. - Может быть нужно убедить себя в том, что месть не нужна?
   - провести множество часов в медитациях, что бы простить рогатых варваров... это могло бы помочь. - Бывший король подключил и вторую руку к почесыванию чешуи своей подруги. - Вторым же способом избавиться от айсберга, является уничтожение причины его появления.
   - старший брат! - Драконша вскинулась, распахивая зажмуренные от удовольствия глаза. - Неужели ты хочешь истребить целую расу?
   - это был бы самый простой, но слишком нерациональный путь решения проблемы. - Сомбра хищно оскалился, яростно сверкнув зелеными огнями вертикальных зрачков. - Кроме того что бы убивать дикарей, их можно подвергнуть некоторым изменениям. Тогда ургалы прекратят существовать и формально месть свершится.
   Следующие несколько минут они молчали, смотря на начавший утихать океан и вслушиваясь в завывания ветра и раскаты далекого грома.
   - пора возвращаться в реальный мир. - Заявил бывший король, прекращая поглаживания чешуйчатой головы драконши.
   - ты так и не сказал, что воплощает собой этот утес. - Напомнила крылатая ящерица.
   - ничего особенного. - Мужчина уже начал растворяться, насильно выдворяя гостью из своего внутреннего мира. - Всего лишь средоточие моих воли и разума...
   ...открыв глаза, Гальбаторикс запрокинул голову и посмотрел в темное ночное небо, за считанные часы затянутое слоем плотных туч. С небес падали белые снежинки, опускающиеся на землю пушистым ковром. Некоторые из ледяных звездочек, приземлялись на лицо чародея, лишь для того что бы тут же растаять и испариться невидимыми облачками пара.
   Из костяной волшебной палочки, вырвался белесый туман, прямо в воздухе принявший вид маленького белого дракончика. Несколько раз взмахнув крыльями, Ярнунвоск приземлилась на плечо своего Всадника, вцепившись в него маленькими коготками. Мужчина никак на это не отреагировал, продолжая неподвижно сидеть и смотреть в небо.
   На душе у бывшего короля было легко и свободно, словно бы он сбросил с себя очередной тяжелый груз, а присутствие родного и близкого существа, готового поддержать в любой момент, только усиливало общий эффект. Даже неприязнь к дикарям, на некоторое время отступила... но он точно знал, что вскоре она вернется с новыми силами.
   "нужно ускорить строительство".
   Промелькнула яркой искрой в голове тревожная мысль, и тут же пропала, будучи погребенной под слоем спокойствия и внутреннего удовлетворения.
   Очень долго они провели сидя на одном месте и наслаждаясь тишиной и обществом друг друга, но как известно, все плохое или хорошее имеет свой конец. Вот и на этот раз, небо на востоке начало светлеть, и пусть из-за туч не было видно лучей восходящего солнца, это не могло обмануть зрение изгнанника и его спутницы.
   Сбросив с себя оцепенение, Гальбаторикс поднялся на ноги, всплеском магической силы избавился от снега в радиусе пяти метров от себя, после чего начал облачаться в свою одежду. Впереди ожидал новый день, за который следовало решить несколько важных вопросов.
   После привычного уже создания троицы кровавых двойников, а так же трансфигурации гиппогрифов, бывший король твердым шагом направился к временному поселению варваров.
   "старший брат, я надеюсь ты не собираешься устраивать бойню?".
   Миниатюрный белый дракончик, чешуя которого отливала фиолетовым цветом, нагло приземлился на голову человека, уцепившись коготками за волосы, что бы не свариться при резком движении.
   "не беспокойся, я контролирую свои желания и эмоции. Кроме того, убийство подчиненных, это слишком расточительная трата полезного ресурса".
  
   ***
   Очередная ночь, отличалась от множества предыдущих тем, что тысячи ургалов, попавших под власть Гальбаторикса, были вынуждены не ложиться спать. Построившись длинной спиралью вокруг восьмилучевой звезды, они держали друг друга за руки, не в полнее осознавая, для чего это нужно.
   Тем временем, чародей верхом на драконе, разогнал тучи, позволяя свету полной луны, пролиться на магическую фигуру и осветить горы костей, наваленные на землю.
   По команде, варвар стоявший в начале спирали, опустился на колени и положил свободную руку на каменную пластину, испещренную затейливыми символами. В следующий момент, жизненная энергия, по капле стала перетекать по всей живой цепи, что бы впитаться в артефакт а затем после трансформации в магическую энергию, напитать ритуал. Некоторое время, дикари даже не ощущали происходящих процессов, но минут через пять, те кто находились в самом конце спирали, ощутили слабость и головокружение. К тому моменту, магический конструкт получил столько же энергии, сколько дали бы жертвоприношения десяти взрослых мужчин.
   Не желая доводить своих подчиненных до истощения или смерти, бывший король приказал тем, кто уже с трудом стоял на ногах, отпустить руки сородичей. Спираль укоротилась почти на сотню, что не слишком сильно отразилось на оставшихся ургалах. Еще через несколько минут, из общего строя вышла еще одна сотня "батареек".
   Едва волоча ноги по земле, рогатые дикари плелись в свои шатры и палатки, что бы скорее утолить усиливающийся голод, а затем завернувшись в теплые шкуры, улечься в заранее подготовленные постели. Однако среди них были и те, кто решил остаться и посмотреть на то, что будет происходить дальше, и ради чего маг с юга, отнимал у них силы.
   После того как из строя выбыла половина всех ургалов, спираль начала уменьшаться на одну "батарейку" каждую секунду. От заваленных костями траншей, уже исходило ощутимое давление силы, угнетающе воздействующее даже на тех, кто не был способен использовать волшебство.
   В тот момент, когда из цепи в несколько тысяч рогатых дикарей, осталось лишь пятеро самых крепких мужчин, четверо из них шагнули назад. Варвар, по прежнему стоявший на коленях, и передающий в артефакт проходящую через него жизненную силу, был оттащен в сторону за руку более вменяемыми сородичами.
   "подготовка завершена... энергии даже больше, чем необходимо для ритуала".
   Мысленно произнес Гальбаторикс, следивший за происходящим со спины Ярнунвоск, стоявшей в отдалении от многолучевой звезды. Из-за того что дракониха не имела материального тела в привычном понимании живых существ, ей было опасно приближаться к артефактам, которые словно насосы, вытягивали из пространства свободную силу.
   "почему тогда ты не приказал им отступить раньше?".
   Крылатая ящерица не обвиняла своего Всадника, а именно интересовалась из обычного любопытства.
   "как говорил один мой знакомый, из одного ранее посещенного мира: "запас карман не тянет"".
   Отозвался чародей, мысленно потянувшись к управляющему ритуалом контуру. После легкого волевого усилия, восьмилучевая звезда вспыхнула серебристым огнем, во все стороны ударил сильнейший порыв ветра, поваливший на землю наблюдавших ургалов, а после этого буйство энергий полностью скрыло все процессы изменений от посторонних взглядов.
   В этот раз, Гальбаториксом были объединены несколько отраслей магии: ритуалистика, рунная магия, некромантия и элементы классических чар. Внутренним взором он мог наблюдать за тем, как все собранные варварами кости, теряют свою форму, сплавляются в единую белесую массу и напитавшись магией, получившаяся субстанция начинает течь к центру звезды. Тем же временем, земля выравнивалась и уплотнялась, становясь идеально гладкой монолитной плитой.
   Подобное волшебство, не требующее вмешательств чародея после активации, имело ряд отрицательных сторон, первой из которых была невозможность что-то изменить, если в расчетах или подготовке была допущена ошибка. Так же, любое вмешательство со стороны, могло привести к непредсказуемому результату, в результате чего многодневная, а иногда и многолетняя работа, шла насмарку. К числу минусов, можно было отнести и саму долгую подготовку, сложные расчеты и необходимость добывать специфические ингредиенты.
   В большинстве случаев, трансфигурация, трансмутация, телекинез и бытовые чары, позволяли решить множество проблем и ускорить требуемую подготовку, но не редко условия были таковы, что магически созданные ингредиенты не подходили, а воздействие волшебства на натуральные продукты оказывалось нежелательным. Если бы не племена ургалов, то бывшему королю самому пришлось бы искать захоронения, после чего транспортировать кости на место проведения ритуала. Он бы конечно справился, но затратил бы на это уйму сил и личного времени...
   "может быть стоило поступить именно так, а не возиться с дикарями? Впрочем, это уже не важно".
   Ярко вспыхнув, цвет сменился на ядовито зеленый, а затем в небо ударил столб из спирально закрученных языков огня. Когда зрение наблюдателей прояснилось, их взглядам предстала необычная картина того, как белесая субстанция смешивалась с серым камнем, а затем вытягивалась к небу, постепенно приобретая очертания башни, стремящейся дотянуться до луны. Разумеется, использованной в ритуале материи, было недостаточно что бы построить нечто на самом деле большое, но впечатлительным дикарям хватило и этого.
   Закручиваясь против часовой стрелки, башня приняла вид ровной спирали из множества витков. Ее окончательная высота составила тридцать метров, а ширина всего лишь семь. На месте входа, зияла арка высотой в два метра, за которой начиналась спиральная лестница, обвивающая центральную колонну, закручиваясь по часовой стрелке...
   "слишком много спиралей".
   Промелькнула в голове странная мысль, тут же отметенная в сторону. Перейдя на магическое зрение, Гальбаторикс оскалился в радостной хищной улыбке, уже предвкушая все то, что он сможет совершить, владея подобным артефактом, являющимся и концентратором, и усилителем, и накопителем энергий. В дополнение ко всему, башня была настроена именно на его разум, и без специальных "ключей" активаторов, представляющих из себя хаотичные наборы рун, она была не более чем необычным сооружением из камня и кости.
   "ну что, сестренка, пойдем на экскурсию?".
   Задал вопрос чародей, чувствуя огромный прилив моральных сил.
   "что-то не хочется. Может быть я тут подожду? У меня от вида этой штуки, чешуя дыбом встает".
   Раздался неуверенный ответ Ярнунвоск.
   "не бойся, тебе там ничто не угрожает... я специально это предусмотрел во время проектирования".
   Попытался успокоить подругу бывший король, но особых успехов не достиг.
   "ладно. Но я делаю это против своей воли".
   Резко уменьшившись до размеров маленькой птички, драконша забралась на правое плечо своего Всадника, после чего вцепилась коготками в одежду, всем своим видом показывая, что ее с этого места не согнать.
   Хмыкнув, изгнанник поправил плащ, проверил как из ножен выходит меч, коснулся пальцами костяной волшебной палочки спрятанной в левом рукаве, и только после этого сделал первый шаг к башне. Ургалы, наблюдавшие за процессом строительства, сбились в небольшие группы и тихо переговаривались, время от времени взмахивая руками и повышая голос до тихого рыка. Кто-то уходил в сторону временного поселения, вместо них приходили другие рогатые гуманоиды, не сумевшие уснуть из-за проснувшегося любопытства.
   Пройдя в арку, Гальбаторикс начал подниматься по гладким ступеням довольно крутой лестницы. Его глаза сияли во тьме двумя зелеными огоньками, а шаги были совершенно бесшумными, так что только ровное дыхание нарушало тишину. Ширина лестницы составляла метр, что позволяло идти свободно расправив плечи, толщина центральной колонны была два метра, внешние стены полтора метра.
   "даже если бы магия не укрепляла материал, можно было бы не бояться обрушения".
   Пальцы бывшего короля, коснулись гладкой поверхности колонны, которая состояла из прожилок застывших кости и серого камня, создавших удивительный рисунок, переплетаясь в причудливые узоры.
   "и все равно: мне тут не нравится".
   Недовольно произнесла Ярнунвоск, переступая лапками по плечу человека.
   "потерпи, мы уже почти на месте".
  
   ***
   Вершина башни представляла из себя округлую площадку, в которой имелся открытый выход на лестницу, имеющий форму вырезанного в полу квадрата со сторонами длинной чуть больше метра. В середине площадки, прямо на центральной колонне, было размещено кресло с широкими подлокотниками, высокой спинкой, и без каких либо дополнительных украшений. Состоял этот трон, из белоснежной кости, без вкраплений серого камня.
   Наконец взойдя на вершину башни, Гальбаторикс сперва прошелся по краю площадки, внимательно осматривая окрестности, максимально оттягивая момент, когда нужно будет занять костяной трон. Ощущение триумфа, будоражило кровь и приносило немалое наслаждение, которое хотелось смаковать часами.
   "старший брат, если ты не поторопишься, то я улечу... перед этим откусив тебе ухо".
   Проявила нетерпение маленькая драконша, вложив в свой мысленный голос всю хищную кровожадность и нетерпение, а так же нежелание задерживаться в этом месте.
   "ладно-ладно, не стоит так переживать".
   Шутливо изобразил испуг чародей, но все же уселся на жесткое кресло.
   - хм... теперь только короны не хватает, и можно будет называть себя королем севера.
   Крылатая ящерица фыркнула, а затем ловко перебралась на голову человека, где улеглась на живот и широко раскрыла перепончатые крылья.
   - это не совсем то, что я имел ввиду. - Заметил бывший король.
   "зато, ни у одного правителя из тех о ком знаешь ты, не было такой чудесной и красивой короны".
   Гордо заявила Ярнунвоск.
   "и такой скромной тоже. Но ты права".
   Вытащив из рукава волшебную палочку, изгнанник легко вонзил ее в правый подлокотник на половину длинны, а затем тот кусок что остался снаружи, обхватил ладонью, словно рукоять, и направил в нее смесь магической, ментальной и духовной энергий. В разуме сами собой сформировались руны активации, и башня получив все необходимые "ключи", отозвалась слабым гудением и тусклым серым свечением.
   "накопитель почти пуст, но для задуманного должно хватить. Ты готова, сестренка?".
   "нет, но давай уже начинать".
   Рывком, связь между душами Всадника и дракона, перешла на новый уровень. Их личности слились в единое целое, два потока сознания получили доступ к общим чувствам, желаниям, воспоминаниям, и это заставило их обоих замереть на доли секунды, что благодаря ускоренному восприятию равнялось половине минуты.
   "действуем".
   Синхронно подумали Гальбаторикс и Ярнунвоск, и башня отозвалась на эту команду, единым всплеском высвобождая почти всю накопленную энергию, тем самым создавая маленький прокол в ткани мира, в который тут же нырнул маленький белый дракон, чешуя которого отливала фиолетовым оттенком...
   ... между мировое пространство встретило путешественника хаотичными переливами цветов и абсолютной тишиной. Драконья душа, имеющая постоянный канал подпитки от другой души, не ощутила никаких неудобств от пребывания в этом месте. Гораздо больше проблем возникло с определением правильного направления движения, ведь единственным ориентиром была огромная сфера мира, оставшегося позади.
   Через субъективные часы, впереди показалась "звезда смерти", щиты которой пылали словно маяк в ночи, притягивая к себе внимание мелких монстров, принявших боевую станцию за очередной маленький мирок, в который можно пробраться, пока его защита не сформировалась окончательно и не стала слишком прочной.
   Зная структуру и слабые места, пройти через барьеры оказалось не сложнее чем через дверь без замка. Найдя нужное тело, лежащее в технологическом гробу, душа поспешила вселиться в него. Ощущение материальной оболочки было одновременно знакомым и непривычным... сильно не хватало крыльев и хвоста, а кожа уступала чешуе в бронировании и защищенности от энергетических воздействий.
   Пока путешественник привыкал к телу и извлекал из общей памяти навыки необходимые для нормальной деятельности, группа альфаров извлекла его из гроба и уложила на операционный стол, после чего начались процессы реанимации органов, (включая заторможено работающий мозг).
   - м-да... это не самое приятное, что мне доводилось испытывать. - Хрипло произнес путешественник, принимая сидячее положение, при этом спустив ноги с края лежанки.
   Альфары поспешили отступить за спины "легионеров", которые в количестве сорока штук, окружили операционный стол, и находясь в полной броне, теперь держали Сомбру под прицелом причудливого оружия, похожего на огнетушители.
   - и что это значит? - Приподняв брови в вопросительном жесте, спросил чародей.
   - структура души отличается от образца на девяносто четыре процента. - Доложил один из ученых, прячущихся за спинами тяжелых пехотинцев.
   - отпечаток разума совпадает на девяносто два процента. - Раздался другой голос с противоположной стороны.
   - магический фон отличается на шестьдесят пять процентов. - В свою очередь объявил третий альфар.
   "ммм... проблема? Можно было бы их всех превратить в кровавое месиво, сил на подобное хватит с избытком, но глупо было бы рушить собственный дом и убивать своих же подчиненных лишь за то, что они проявляют осторожность".
   - варианты? - Абсолютное спокойствие как в физических проявлениях, так и в энергетике, слегка успокоили голубокожих гуманоидов, но отзывать "легионеров" они не спешили.
   - возможно тест... - Предложил первый голос.
   - лучше клятва. - Возразил кто-то четвертый.
   - обойдемся рассказом о том, что произошло в мире. - Отрезал альфар, заговоривший вторым. - Правду мы распознать сумеем.
   С этим предложением все согласились.
   - хорошо. - Сомбра кивнул. - Но у нас всего сорок восемь часов, что бы создать портал, через который в мир можно будет переправить солдат и оборудование. Так что предлагаю совместить мой рассказ и необходимую работу...
   ...Открыв глаза, Гальбаторикс усмехнулся. Задумка полностью удалась, мелкие же неприятности только подтвердили мнение о полезности и самостоятельности альфар. Несколько непривычно было находиться в двух местах одновременно, но плюсы данного состояния слихвой перекрывали все неудобства.
   "главное теперь, случайно не разрушить разум Ярнунвоск".
   Поднявшись с костяного трона, бывший король подошел к краю площадки и посмотрел вниз, на поселение ургалов. Затем он перевел взгляд на восток, туда где совсем скоро должно было взойти солнце, лучи которого ознаменуют начало новой эры для этого мира.
  
   ***
   Через день после установления связи с "звездой смерти", ближе к полудню, у основания костяной башни открылся портал пяти метров шириной и три высотой. Не прошло и десяти секунд, как через серую дымчатую завесу прошли первые "легионеры", закованные в матово черные доспехи, и вооруженные бластерными винтовками и вибро мечами, закрепленными в специальных ножнах на спине гигантов. Следом за сотней тяжелых пехотинцев, вышли две сотни альфаров, одетых в насыщенно красные броне комбинезоны. Они были вооружены бластерными пистолетами и на поясах висели рукояти световых мечей. За плечами у голубокожих гуманоидов находились сумки с расширенным пространством, внутри которых было уложено оборудование и необходимые инструменты, для удобства транспортировки, уменьшенные до размеров детских игрушек.
   Почему же бывший король, имея такую возможность, не приказал переслать несколько танков и истребителей, для противостояния ордену Драконьих Всадников? Тому было несколько причин, основной из которых оставалось нежелание устраивать бойню для крылатых ящеров, а так же разрушать половину континента. Местные маги, по мнению Гальбаторикса, не были слишком искусны, однако грубой силы у них хватило бы на то, что бы уничтожить всю жизнь на планете, и если они поймут что по другому победить не смогут, то могут совершить множество очень неприятных действий.
   У чародея уже имелись некоторые планы на драконов ордена, как живых, так и мертвых и даже еще не вылупившихся.
   Прежде чем портал закрылся, последним его порог переступил Сомбра. Облаченный в кроваво красный кристаллический доспех, со световым посохом на поясе, с глазами светящимися тускло фиолетовым сиянием, он выглядел более чем внушительно.
   - как все прошло? - Поинтересовался изгнанник, останавливаясь в двух шагах от своего второго "я".
   - как будто ты сам не знаешь. - Хмыкнул бывший член ордена джедаев.
   - как-то странно себя чувствую, разговаривая с собой. - Признался Гальбаторикс.
   - аналогично. - Отозвался Сомбра. - Кровавые двойники не передают и десятой части всей гаммы ощущений.
   - нужно поспешить, пока у меня не появилось очередное расстройство психики, по причине раздвоения личности. - Всадник махнул рукой в сторону башни.
   Одаренный коротко кивнул, и они оба зашагали к входу на винтовую лестницу.
   Все кто наблюдал за этим диалогом, (или все же монологом?), предпочли промолчать, оставив личные мнения при себе. Альфары поспешили начать установку лагеря, неподалеку от поселения ургалов, "легионеры" организовали охранный периметр, своим видом отбивая всякое желание подойти поближе.
   Варвары отнеслись к пришельцам с недоверием и опаской, и начали подготавливаться к возможному сражению, принимая все известные им меры предосторожности.
   Тем временем, двое мужчин поднимались на вершину костяной башни, ведя между собой мысленный диалог. Не смотря на то, что они имели общую память и могли получить доступ к органам чувств друг друга, взгляды на некоторые вещи все же отличались, (не кардинально, но в мелочах).
   На площадке с троном, чародеи создали защитный барьер, не позволяющий сторонним наблюдателям рассмотреть происходящее, после чего начали избавляться от одежды. Встав спинами друг к другу, они погрузились в состояние медитации, два голоса монотонно зачитывали длинное вербальное заклинание, основанное на магии этого мира, тени под ногами переплелись и истончились, превратившись в сложную рунную конструкцию.
   В какой-то момент голоса замолкли, а плоть Сомбры и Гальбаторикса начала течь. Постепенно два тела сливались в одно, словно куски мягкого теста.
   Спустя четверть часа, превращение завершилось и бывший король открыл красные глаза с вертикальными зрачками, пылающими ядовито зеленым огнем. Черты обоих тел перемешались в нем, создавая совершенно новую внешность, но при большом желании в нем все еще можно было узнать и изгнанника из ордена Драконьих Всадников, и бывшего члена ордена Джедаев.
   - м-да... как же приятно быть полноценным. - Размяв конечности, Сомбра надел на себя кристаллический доспех, прицепил рядом с световым посохом ножны с мечом, а сверху накинул серый плащ с капюшоном.
   Усевшись на трон, бывший король прикоснулся к все еще торчащей из подлокотника волшебной палочке, и начал разделять свое сознание с сознанием Ярнунвоск. Это занятие отняло еще десять минут реального времени, которые растянулись на часы субъективного восприятия. Можно было бы справиться и быстрее, но Гальбаторикс не хотел навредить драконше, а потому предпочел более долгий путь.
   Серый дымок вылетел из груди мужчины, принял размытые очертания маленькой крылатой ящерицы, а затем втянулся в волшебную палочку. Связь между душами ослабла, позволяя и человеку и дракону мыслить самостоятельно.
   "старший брат?".
   Позвала Ярнунвоск.
   "да, сестренка?".
   Отозвался изгнанник.
   "я конечно тебя очень сильно люблю... но больше не хочу чувствовать себя тобой".
   Несколько неуверенно, будто боялась обидеть, заявила драконша.
   "понимаю. Этого больше не понадобится. Ты прекрасно справилась".
   Свои мысленные слова, чародей подкрепил потоком самых теплых эмоций, в ответ на что получил далекое радостное урчание, чем-то похожее на приглушенный рокот грома.
   "и что мы будем делать теперь?".
   Спросила успокоившаяся и восстановившая силы Ярнунвоск, покидая свое убежище в волшебной палочке, и принимая облик миниатюрного дракончика, приземлившегося на плечо Всадника.
   "отдохнем пару дней, до завтрашнего вечера как минимум. Слишком много сил было затрачено на создание портала, и я наконец хочу нормально отоспаться".
   Бывший король вытащил волшебную палочку из подлокотника, в котором не осталось никаких следов или повреждений.
   "а что мы будем делать завтра вечером?".
   Нетерпеливо перебирая лапками, настойчиво спросила маленькая крылатая ящерица.
   "наверное... попробуем захватить этот мир".
   Мягко улыбнувшись подруге, ответил Гальбаторикс. Поднявшись с костяного трона, он привычным жестом поправил плащ, прикоснулся к рукоятям меча и светового посоха, спрятал волшебную палочку в наруч левой руки, и только после этого шагнул на лестницу. На душе было легко и спокойно, будущее виделось четким и понятным, паранойя привычно сигналила о необходимости соблюдать бдительность.
   "мне ведь не удастся тебя отговорить?".
   Ярнунвоск ткнулась мордочкой в щеку Гальбаторикса.
   "ты и сама знаешь ответ на этот вопрос, сестренка".
   Спокойно произнес чародей.
   "тогда, мне не остается ничего, кроме как помочь тебе и проследить, что бы ты не убился в процессе".
   Приняла решение маленькая драконша.
  
  
   КОСТЯНОЙ ТРОН 3.
   Ветер завывал в ушах, бил в лицо, трепал волосы и одежду, заставляя полы серого плаща развиваться, едва не срываясь с удерживающих его застежек. Земля и небо то и дело менялись местами, а утреннее солнце то светило в глаза, то оказывалось за спиной, что бы через секунду снова ударить в лицо.
   По детски чистая, всеобъемлющая радость Ярнунвоск, действовала не хуже крепкого алкоголя, заставляя мысли теряться в потоках эмоций. Восторг драконши, которая на короткое время смогла ощутить себя полноценно живой, был ни с чем не сравним.
   В течении почти десяти минут, крылатая ящерица носилась над землей, выписывая в воздухе невероятные кульбиты. Ветер словно омывал ее белую чешую, отливающую фиолетовым оттенком на солнечных лучах, из пасти же вырывался прерывистый рокот, более всего похожий на человеческий смех. В определенный момент что-то изменилось и яркость ощущений померкла, в результате чего уровень веселья у владычицы небес значительно снизился.
   Свободно расправив крылья и начав спокойно планировать над заснеженными просторами севера, Ярнунвоск раз за разом вспоминала те ощущения, которые ей довелось испытать. Всадник, сидевший у нее на спине, терпеливо дожидался того, пока его подруга окончательно успокоиться.
   Гальбаторикс был облачен в кроваво красную кристаллическую броню, поверх которой были надеты свободная серая рубаха из плотной ткани, и такие же штаны, на плечах же, на специальных креплениях был накинут плащ. На левом бедре висели ножны с мечом, в навершие рукояти которого был вставлен крупный бесцветный драгоценный камень. Световой посох занимал свое место с правого бока, ну а волшебная палочка пряталась в левом наруче.
   "старший брат?".
   Через минуту спокойного полета, позвала чародея драконша.
   "ты что-то хотела?".
   Тут же отозвался бывший король.
   "извини, кажется я слишком увлеклась".
   Мысленный голос крылатой ящерицы, звучащий прямо в голове изгнанника, казался смущенным.
   "не переживай, мне и самому это понравилось".
   Гальбаторикс улыбнулся, через связь передавая волну теплоты и заботы.
   "спасибо".
   Последнее слово Ярнунвоск, было похоже на смущенный шепот, совершенно не подходящий хищнице ее размеров и силы.
   Что же так сильно смогло подействовать на драконшу? С момента проведения ритуала по призыву души, она ощущала мир словно через невидимую тонкую преграду, которая не позволяла в полной мере использовать обоняние, да и физические ощущения значительно притупились. Если бы не высокий духовный уровень и магическая сила, она вообще не могла бы взаимодействовать с материальным миром, и не отличалась бы от простых призраков и духов. Жизненная энергия одного взрослого здорового ургала, позволяла Ярнунвоск ощутить себя полноценно живой, на срок в одну минуту, (плюс-минус несколько секунд).
   Чародей создал специальный накопитель для жизненной энергии, объем которого составлял десять резервов молодого здорового варвара, заполнением которого занимались четыре десятка рогатых дикарей. Прототип был одноразовым, и рассыпался в пыль после того, как передал всю накопленную энергию крылатой ящерице... впрочем создание его копий не должно было стать проблемой.
   Псевдоплоть, состоящая из духовной, магической и ментальной энергий, при добавлении жизненной энергии, приобретала почти все свойства настоящего живого тела. Проблема заключалась только в том, что драконша не могла самостоятельно генерировать эту энергию, а заемная расходовалась с такой скоростью, что что-бы почувствовать себя живой на сутки, пришлось бы уничтожить население целого города. Тех же крох, которыми мог поделиться бывший король, без вреда для своего собственного организма, так же хватало на считанные минуты, после чего ему требовались отдых и обильное питание.
   "грустишь?".
   Ласково спросил подругу Гальбаторикс.
   "грущу".
   Не стала спорить с очевидным фактом крылатая ящерица.
   "я обязательно что ни будь придумаю... веришь?".
   Чувствовать беспокойство за близкое и родное существо было непривычно, но приятно. Существование изгнанника приобретало новые смысл и цель, которые позволяли смотреть на окружающий мир более широко.
   "верю".
   Тихо отозвалась Ярнунвоск, в эмоциях которой царил полнейший сумбур, но преобладали благодарность и радость.
   Почему было не решить проблему драконши, просто вырастив ей новое тело, в которое могла бы вселиться душа? Как не странно, но загвоздка заключалась в духовной мощи истинных драконов, которая делала их собственную, родную плоть, на порядки крепче и сильнее, вместе с этим надежно разрушая менее подготовленную материю. Кроме всего прочего, в распоряжении бывшего короля, не было подходящих образцов тканей, которые можно было бы попытаться клонировать.
   У изгнанника имелись сразу две идеи, каким образом можно было бы дать подруге живое тело: создать из собственной крови, постепенно напитывая духовной энергией будущей владелицы, или же ограничить силы Ярнунвоск при помощи магических блоков. Первый путь был долгим, но гарантировал успех с шестидесяти процентной вероятностью... вторым же способом не хотел пользоваться сам Гальбаторикс, не желающий калечить "сестренку", (любые искусственные ограничители, приносили душе и телу такой же вред, как отсутствие естественных блоков).
   Можно было найти другую драконшу, что бы провести ритуал по замене души в еще живом теле, но Ярнунвоск категорически запретила о подобном даже думать. Клонировать же чужую плоть, внося в нее изменения для коррекции внешнего вида, было можно... однако что-то подсказывало, что и в этом варианте найдутся сложности, в сравнении с которыми даже создание вместилища для души из крови, покажется не таким уж сложным делом.
   "возвращаемся домой".
   Обратился Гальбаторикс к драконше.
   "уже?".
   Крылатая ящерица расстроено рыкнула, но сменила направление полета.
  
   ***
   С момента первого открытия портала между этим миром и "звездой смерти", прошло не больше трех недель, но окрестности костяной башни уже претерпели значительные изменения. Альфары хоть и могли использовать магию, но ни один из них не обладал большим резервом, в результате чего голубокожим гуманоидам приходилось прибегать к использованию ритуалов, рунной магии, алхимии... разумеется не забывая и о благах высоких технологий. Гораздо легче было "легионерам", ставшим личной гвардией Гальбаторикса, а так же занявшим должности инструкторов для ургалов.
   Разумеется, никто не собирался давать варварам лазерное, или хотя бы даже огнестрельное оружие, не говоря уже о пушках и тяжелой технике, но вот снабдить их качественной броней, мечами, секирами, копьями и арбалетами, было необходимо. Для решения этой задачи, незаменимую роль сыграла трансмутация, а так же вечная трансфигурация, закрепленная рунными цепочками. Уже в конце второй недели, первая тысяча рогатых дикарей, гордо маршировала вокруг лагеря, позвякивая и поблескивая стальными кирасами.
   Под присмотром "легионеров", ургалы учились сражаться в строю, используя как короткие копья, так и обоюдоострые мечи в комплекте с высокими прямоугольными щитами. Кроме этого, ежедневно проводились стрельбы из арбалетов, и поединки на импровизированной арене в форматах "один на один" и "два на два". Альфарам же, кроме своих основных обязанностей, приходилось выступать в качестве целителей.
   При помощи магии, высокого энтузиазма и огромного количества не совсем добровольных рабочих, (варваров, по какой-то причине еще не получивших свои комплекты брони и оружия, а потому не допущенных до части тренировок), голубокожие гуманоиды развили активную деятельность. За первую неделю, они возвели восьмигранную стену высотой в сорок метров, состоящую из легких но прочных металлических блоков, созданных из обыкновенной земли при помощи трансмутации. Прямоугольные кирпичи имели длину один метр, ширину и высоту по пятьдесят сантиметров, а поднять их могли только двое взрослых варваров, взявшихся за противоположные концы, или же один "легионер". И ведь этот сплав был еще достаточно легким, в отличие от стали и множества иных металлов.
   В стене имелись две арки ворот, перекрываемые массивными створками, каждый сантиметр которых был покрыт укрепляющими рунами. Изнутри стена делилась на четыре этажа, которые представляли собой длинный коридор с восемью поворотами, замыкающими полный круг. С внешней стороны укрепления, на втором, третьем и четвертом этажах, имелись узкие бойницы, через которые можно было вести огонь, но пролезть внутрь было бы крайне сложно. Что бы разрушить стену было еще сложнее, каждый кирпич, на верхней своей поверхности имел два округлых выступа, которые вставлялись в углубления на нижней плоскости выше стоящих блоков, (получался своеобразный конструктор, в котором отдельные детали, после установки на свои места, становились частью целого).
   Первый этаж отличался от остальных тем, что вместо одного коридора, его внутреннее пространство было разделено на несколько комнат, используемых как хранилища а иногда и спальни для смен гарнизона стены. Лестницы, по которым можно было перейти с одного этажа на другой, находились с внутренней стороны укрепления, и отлично простреливались с территории внутреннего двора, в центре которого и возвышалась охраняемая башня.
   Жили и хранили свои личные вещи альфары и "легионеры", в кубических контейнерах из жаро- и ударостойкого пластика, грани которых снаружи имели длину два метра, изнутри же пространство расширялось чарами до размеров комнаты в десять-пятнадцать квадратных метров, с потолками высотой четыре метра. Для ургалов же, при помощи трансмутации и рун, в отдалении от главного укрепления, были созданы двухэтажные бараки, разделенные на множество комнат, с внешними стенами из каменных блоков, а внутренними перегородками из все того же пластика. В подобных жилищах было гораздо теплее чем в шатрах, а так же больше места чем в большинстве палаток.
   Новое поселение рогатых дикарей, чем-то напоминало военный городок, в котором жили и солдаты, и их семьи. Кормили же всех их однородной синтетической кашей, практически не имеющей вкуса, но содержащей все необходимые элементы, для нормальной деятельности организма. Для тех же, кто хотел есть нетолько сытно, но и вкусно, оставалась охота на диких животных, а так же скот бывших кочевников.
   Единственная ежедневная обязанность, которую Гальбаторикс не мог полностью доверить подчиненным, заключалась в вербовке новых рекрутов для создаваемой армии. Каждое утро, чародей создавал троих кровавых двойников, трансфигурировал им гиппогрифов, и отправлял на поиски еще не покоренных племен. В конце второй недели своего пребывания в новом мире, когда самые срочные дела были завершены, с каждым из двойников на задание стали летать по два-три альфара, в качестве транспорта так же использующие трансфигурированных химер.
   В должной мере оценив полезность крылатых скакунов, бывший король даже задумался над тем, что бы вывести несколько настоящих гиппогрифов... но в итоге пришел к мнению, что в данный период времени это совершенно не рационально.
  
   ***
   Все лаборатории, и часть хранилищ, были размещены в подземных залах, на глубине от пяти, до пятнадцати метров. Помещения имели преимущественно прямоугольную форму, были соединены между собой шлюзовыми камерами, а их стены, полы и потолки, состояли из искусственно выращенных кристаллов, при нагревании обретающих свойства металла. в потолки были вставлены гладкие шары, из материала похожего на хрусталь, внутри которых находились простенькие артефакты имеющие лишь две функции: накапливать магию и светиться белым светом, после получения сигнала на включение. Из-за того, что сеть лабораторий не имела выходов на поверхность, пригодный для дыхания состав воздуха поддерживался рунными фильтрами, установленными в каждом углу.
   Кристаллы сами по себе неплохо экранировали всплески различных энергий, но так как Гальбаторикс не собирался полагаться на волю случая, каждое помещение было дополнительно оплетено сетью толстых железных тросов, зачарованных на крепость и долговечность, единственным предназначением которых было поглощение магических импульсов. Из-за этой дополнительной защиты, пришлось отдельно создавать комнату для перемещений, соединенную с подземным комплексом узким коридором.
   Можно было бы подумать, что в новом научно исследовательском центре, должна кипеть жизнь, ведь этот мир предоставлял столько новых знаний и возможностей. Однако, доступ в лаборатории имел только сам их создатель, предпочитающий работать вместе с кровавыми двойниками, а так же пара ассистентов из числа альфар. В их исследованиях не было ничего сверхсекретного, да и не собирался чародей утаивать знания от своих подчиненных, просто все остальные, были загружены иной работой, и отвлекать их от выполнения ранее отданных приказов, было бы неразумно.
   Чем же занимался бывший король, пока на поверхности возводился первый город ургалов, и готовилась армия вторжения в южные земли? В одном из залов, на основе собственной крови, он создавал драконий скелет, который смог бы вместить в себя духовную силу Ярнунвоск. При помощи рун и ритуалов, на основной каркас, предполагалось нарастить псевдоплоть, материальность которой поддерживалась бы смесью духовной и жизненной энергии, поступающей из специальных встроенных накопителей.
   Сам собой возникает вопрос: откуда взять жизненную энергию, в таком количестве что бы поддерживать подобие полноценной жизни в драконше? Решение этой проблемы имело несколько способов, начиная от полного вырезания эльфов, как самых качественных источников необходимого ресурса, заканчивая донорством от другого дракона.
   В один из дней, память доставшаяся от прежнего хозяина тела, подкинула воспоминание об уроке, на котором молодым Всадникам рассказывали об элдунари. Так называемое, драконье "сердце сердец", имело сферическую форму и постепенно росло, увеличивая свои размеры вместе с основным телом. Цвет элдунари, в точности повторял цвет самого дракона, который по желанию мог изрыгнуть "сердце сердец", что бы в случае гибели своей физической оболочки, переместить душу в эту сферу. Были известны случаи, когда Драконьи Всадники, продолжали успешно выполнять задания ордена, нося "сердце сердец" в сумке за спиной.
   Множество элдунари все еще хранилось в замке на острове, и их охраняли едва ли не более тщательно, нежели еще не вылупившихся крылатых ящеров. Некоторые души, запертые в сферах, на протяжении тысяч лет находились в подобном состоянии, время от времени выступая в качестве учителей для молодых, полноценно живых сородичей, делясь своими знаниями и опытом с людьми и эльфами, а так же просто общаясь с себе подобными. Те из духов, которым надоедало такое существование, могли окончательно умереть, для чего им следовало любым доступным способом, разбить свое элдунари.
   Еще одной причиной, по которой орден оберегал все "сердца сердец", была их магическая сила, не ослабевающая, а с годами становящаяся лишь еще больше. Ирония заключалась в том, что сами древние ящеры, не могли использовать свою мощь без посторонней помощи. Им был нужен разумный, который смог бы стать связью с внешним миром, но даже в этом случае, требовалось добровольное сотрудничество. О случаях, когда элдунари захватывал разум человека или эльфа, молодым Драконьим Всадникам не рассказывали.
   Почему же Ярнунвоск, еще когда была жива, не изрыгнула свое "сердце сердец", если это могло помочь ей даже после гибели тела, остаться вместе с Гальбаториксом? Основная причина этого заключалась в слишком малом возрасте драконши, и предупреждениях наставников о всех угрозах, которые сопутствовали этому действию. Вне тела крылатого ящера, элдунари было крайне уязвимо, как к физическим повреждениям, так и ментальным атакам. Уничтожение "сердца сердец", произошедшее еще при жизни дракона, не лучшим образом сказывалось на душе и психике.
   не смотря на то, что Ярнунвоск, при гибели физического тела, так же потеряла и элдунари, сама идея хранилища для души, вдохновила бывшего короля на создание аналогичного искусственного артефакта, имеющего несколько иные функции. Полая сфера из белоснежной кости, имеющая размер чуть больше человеческой головы, была густо исписана причудливыми символами, вписанными в пространство между извивающимися и переплетающимися линиями, один взгляд на которые мог заставить существо со слабой волей, часами пытаться найти начало и конец этого плетения, не обращая внимания ни на усталость, ни на голод. Внутрь полости, была помещена многолучевая кристаллическая звезда, похожая на шипованный шарик, при помощи вплавленных в нее рун, через пространственный прокол, соединенной с накопителями, установленными в лаборатории.
   В одном из соседних залов, почти все свободное пространство которых занимали заполненные мутной зеленоватой жидкостью стеклянные колбы, в каждой из которых плавало нечто, более всего похожее на кожаный бурдюк, подключенный к системе искусственного питания, стоял алтарь, накапливающий жизненную энергию, и передающий ее через пространственный прокол, в искусственное элдунари. Больше всего времени и усилий, заняло не создание постоянного одностороннего портала для энергии, а выращивание существ, способных долгое время выполнять роль "батареек".
   Кожаные бурдюки, размеры которых варьировались от длинны в половину метра и толщины в тридцать сантиметров, до диаметра в два метра. У каждого из них имелись два желудка, четыре сердца, простенькая но разветвленная нервная система, а так же маленький мозг, необходимый для регулирования всех процессов. Существа буквально фонтанировали жизненной энергией, при этом не имели развитого разума что бы осознавать себя, на духовном же уровне практически не отличались от рыб. В планах на будущее, было выращивание нового поколения кожаных бурдюков, но уже имеющих полноценно развитый мозг, погруженный в специально разработанную иллюзию, похожую на виртуальную реальность.
   Находясь в иллюзии, существа будут учиться, набираться опыта, возможно даже что-то изобретут создав свое общество... а в определенный момент, добровольно отдадут свои жизни и души создателю. Даже если кто-то из них сможет вырваться из иллюзорного мира, он всего лишь очнется в банке с питательной жижей, в совершенно непривычном беспомощном теле, которое нетолько не имеет конечностей, но так же лишено глаз и ушей. Таким образом будут получены идеальные жертвы для разнообразных ритуалов, которые даже при большом желании, не смогут поднять бунт... а если сделать интересную виртуальную реальность, то они и не захотят что-то менять.
   Но это были пока еще только планы, в настоящее же время, первое поколение кожаных бурдюков, напитывало своей жизненной энергией алтарь, передающий получаемую силу в псевдо элдунари.
   В других помещениях велись свои разработки, куда менее интересные но столь же полезные в перспективе: кристаллические доспехи с функцией накопителей энергий и заложенными шаблонами чар, оружие способное наносить урон нетолько физическому, но так же духовному и магическому телам, артефакты ментальной связи, для использования ургалами, (замена радиосвязи между отдельными солдатами армии и целыми отрядами). С запасом создавались ловушки душ, генераторы магических щитов, одноразовые амулеты с заклинанием исцеления, заполненные до предела концентрированной жизненной силой.
  
   ***
   (отступление).
   В чистом голубом небе, взобравшись на самую высокую точку своего ежедневного пути, светило ярко золотое полуденное солнце, лучи которого ласково согревали землю. деревья, цветы, трава и кусты, тянулись к светилу, стремясь уловить как можно больше жизненно необходимого света, позволяющего им расти и дальше. В ветвях деревьев чирикали птицы, по земле шныряли мелкие грызуны... на острове царили мир и гармония.
   Невысокий черноволосый парень, одетый в серую безрукавку и закатанные до колен тонкие штаны того же цвета, оторвавшись от куста с ярко красными бутонами цветов, смахнул со лба несколько капель пота. Ему предстояло обкопать еще дюжину разнообразных растений, что бы влага лучше поступала к корням, при этом не используя магию даже для создания чар охлаждающих воздух. По мнению членов совета, монотонная работа садовником, позволит научиться терпению и смирению...
   "терпению я точно научусь, но даже не думайте что смирюсь с этим".
   Промелькнувшая в сознании злая мысль, никак не отразилась ни на лице, ни в движениях, ни даже во взгляде молодого мужчины. Большую роль в этом сыграло то, что через духовную и ментальную связь, до него донеслась волна поддержки от кроваво красного дракона, вынужденного оставаться в замке, без возможности оказать реальную помощь своему Всаднику.
   Друзья, вместе с которыми он некоторое время путешествовал по Алагейзии, (убегал от преследователей из ордена), так же были нагружены работой, не столько тяжелой, сколько утомительной и в чем-то даже унизительной. С момента возвращения на остров в качестве пойманных беглецов, у них не было времени что бы нормально поговорить и обсудить произошедшее... даже мысленную связь блокировали старшие "братья" и "сестры" из числа эльфов.
   Однако, не все было так плохо, как казалось юному Всаднику: факт похищения из хранилища драконьего яйца, благополучно умолчали, так что и наказания за это деяние не последовало. разумеется, совет старейшин так поступил не из-за того, что кто-то беспокоился о троице беглецов, просто если бы в ордене стало известно, что самое ценное из сокровищ охраняется настолько плохо, то это могло бы вызвать недовольство очень у многих. Кто ни будь из оппонентов нынешних руководителей, мог бы воспользоваться ситуацией, что бы зародить недоверие к мудрейшим из Драконьих Всадников.
   Самым неприятным происшествием, кроме провальной попытки найти изгнанного Гальбаторикса, стало известие о расформировании группы людей, выступающих против доминирования эльфов во всем ордене.
   "ну и плевать. Они все равно не делали ничего полезного".
   "у нас тоже ничего полезного не получилось".
   Резонно заметил кроваво красный дракон, бесцеремонно влезший в размышления своего Всадника.
   "но мы хотя бы пытались что-то сделать, а не сидели на одном месте, жалуясь друг другу на несправедливость мира".
   Черноволосый молодой мужчина, от порыва чувств даже взмахнул руками, при этом чуть было не выронив маленькую тяпку и грабельки. В ответ на это, крылатый ящер только хмыкнул, прерывая разговор.
   (конец отступления).
  
   ***
   Несколько альфар, маскирующихся под бродячих магов, были отправлены в королевства Алагейзии, что бы разузнать последние новости, ну и подготовить плацдарм для вторжения. В качестве маскировки они использовали амулеты рассеивающие внимание, реже применяли чары иллюзий и полной маскировки. Общей чертой, по которой можно было бы узнать любого из них, являлись свободные зеленые балахоны с длинными широкими рукавами, в которых прятались совсем не человеческие кисти рук, и глубокими капюшонами, полностью скрывающими лица в тени под плотной тканью. На спинах же, как символ, были изображены головы черного единорога, с глазами пылающими изумрудным огнем.
   Когда Гальбаторикс увидел эти плащи в первый раз, то не знал что делать, смеяться или сразу испепелить в "адском пламени". К удивлению, альфары смогли его убедить ничего не менять, оставив рисунок на прежнем месте.
   И вот спустя две недели напряженного ожидания, через зачарованные "сквозные" зеркала, начали поступать первые сведения. Шпионы успешно притворялись целителями, за скромную плату излечивающими переломы, вывихи, простуду и больные зубы, при этом не задерживаясь надолго на одном месте, что бы не привлечь внимания Драконьих Всадников раньше времени. От крестьян и фермеров в деревнях, а так же простых обывателей в мелких городах, они узнали о паре мелких войн, вяло текущих на протяжении уже десяти лет, между пятью мелкими королевствами.
   По сведениям одного из агентов, еще пятьдесят лет назад королевство было одно, и оно претендовало на право называться сильнейшим во всей Алагейзии. Однако правитель, чем-то не угодил кому-то из ордена Всадников, в результате чего скончался по естественной причине, (сгорел на работе). После излишне амбициозного короля, остались сразу три его ничуть не более скромных сына, за каждым из которых стояли аристократы и часть армии. Пока наследники между собой решали, кому достанется корона отца, внезапно объявился бастард, потребовавший свою долю наследства... в качестве основного довода, он предъявил армию из двух тысяч хорошо вооруженных наемников.
   Каким образом, по какой причине и когда именно образовалась пятая сторона в конфликте, точно не мог вспомнить никто, но были предположения что это дворяне нашли очередного бастарда мертвого уже правителя, и используя его как ширму, попытались захватить власть. Время от времени, в войне наступает перемирие, вызванное необходимостью восстанавливать численность войск, а так же отстраивать города и крепости, но не более чем через пару лет, бои опять вспыхивают, теперь уже с участием других претендентов.
   Все соседние государства, даже хорошо развитые и с сильной армией, старательно делают вид, что ничего не замечают, и через старую границу не переходят, опасаясь что грызущиеся между собой наследники, объединяться дабы противостоять внешнему врагу. Всадники, из-за действий одного из которых и начались беспорядки, практически не реагировали на вялую войну, лишь иногда вмешиваясь, что бы остановить особенно масштабные баталии и бойни.
   "идеальным вариантом было бы представиться сыном одного из наследников, вмешавшись в равное противостояние со своими силами. После победы, "любимый отец", от радости отрекся бы от трона в пользу молодого наследника... или вовсе погиб еще до финальных битв, завещав потомку престол. М-да, мечты-мечты... орден уж точно не сможет такое проигнорировать, и стоит первым ургалам появиться на территории центральной Алагейзии, как в небе появится пара десятков драконов, готовых выжигать огнем любые признаки жизни. если не опираться на ресурсы и технологии, которые может предоставить "звезда смерти", то у меня пока что слишком мало сил для убедительной победы, не включающей в себя полное истребление крылатых ящеров. Использовать же столь огромное технологическое преимущество... гордость не позволит. Хм... даже не думал, что у меня возникнут такие мысли".
   На всем остальном материке, дела шли более спокойно, но о мире и благополучии говорить было рано. Некоторые государства создавали союзы, другие воевали за территории, от одной из стран два года назад, отделились сразу десять городов, имеющих собственные армии и даже магов.
   "нужно максимально ослабить орден, а затем создать нечто, что отвлечет Всадников и эльфов на достаточно долгий срок. Хотя бы месяц нужен, что бы закрепиться в центральной Алагейзии, а затем и с "братьями" можно будет помериться силой".
  
   ***
   Солнце окрашивало небо закатными лучами, северный ветер приносил прохладу и в без того не самые теплые земли, первый город ургалов, после дневной суеты, готовился к ночному отдыху. Альфары и "легионеры", не участвующие в организации охранных патрулей и дозоров, возвращались на территорию огражденную металлической стеной...
   Гальбаторикс видел все это, смотря глазами Ярнунвоск, летающей над обжитыми землями, сам же в это время сидел на костяном троне. К началу операции по захвату материка, было готово почти все, а нынешняя ночь должна была стать началом активных действий.
   Личная армия из рогатых дикарей, уже насчитывала больше десяти тысяч воинов, а насколько подсказывала логика, лет через пятнадцать-двадцать, это число значительно увеличиться, (варвары, получив доступ к источнику безвкусной но питательной пищи, начали активные действия по продолжению рода, так что теперь сложно найти хоть одну самку детородного возраста, не являющуюся беременной). С одной стороны это должно было злить изгнанника, но все отрицательные эмоции блокировались знанием того, что ожидает эту расу в ближайшем будущем. На всем севере, почти не осталось независимых племен, а это уже приносило внутреннее удовлетворение.
   Открыв собственные глаза, прерывая связь с зрением драконши, чародей прикоснулся пальцами правой руки к волшебной палочке, вонзенной в правый подлокотник трона. После мысленной команды, по башне прошла волна магической энергии, при этом появилось ощущение, словно внизу включился генератор, начавший мелко вибрировать.
   В воздухе перед бывшим королем появились иллюзорные прямоугольники, исполняющие роль голографических экранов, на которых было показано то, что видели разведчики, отправленные в центральную Алагейзию. Связь с этими альфарами удавалось поддерживать благодаря артефактным обручам, нетолько создающим ментальную сеть, но и выполняющим роль своеобразных маяков для тех, кто знал что именно нужно искать.
   - отчеты. - Потребовал Гальбаторикс.
   К своей чести, ни один из разведчиков даже не вздрогнул... хотя это могло быть из-за того, что они ощутили появление связи с хозяином костяного трона. В любом случае, тишина продлилась две секунды, после чего альфар получивший право первого слова, начал рассказывать о проделанной работе:
   - "одноразовые артефакты для поднятия низшей нежити, размещены на кладбищах рядом с двумя десятками городов и сотней деревень. Как и было приказано, умертвия получат приказ устроить погром, но на живых целенаправленно нападать не станут. Исключением являются эльфы, внесенные в категорию жертв первого приоритета... правда я сомневаюсь, что хоть один из них не сможет отбиться или сбежать. Специально для членов ордена Драконьих Всадников, среди обычных мертвецов будут находиться слабые личи общим числом в полторы сотни. Приказ о распространении артефактов поднимающих нежить, получили члены гильдии воров, так что в течении ближайших недель, численность армии мертвецов будет только расти".
   - прекрасно. - Чародей позволил себе довольно улыбнуться. - Как идут дела с выбором места для вторжения наших войск?
   На этот раз заговорил другой разведчик:
   - "рекомендую небольшое герцогство на западе Алагейзии. Местный правитель стар, не имеет собственных наследников, а после его смерти, город с крепостью и дюжиной деревень с крестьянами, станут добычей для одного из соседей. старик будет только рад назначить своим наследником того, кто сможет отомстить за смерть единственного сына, и даже присутствие толпы диких ургалов, не слишком его смутит".
   - даже так? Замечательно. Устройте мне встречу с герцогом, нам нужно будет переговорить лично...
   Следующие сорок минут, альфары поочередно рассказывали последние новости, в которых реальные факты граничили с сплетнями, в достоверности которых легко было усомниться. Наконец разговор завершился, иллюзорные прямоугольники исчезли, а бывший король расслабленно откинулся на спинку костяного трона.
   "что-то не так?".
   Драконша, уменьшившаяся до размеров вороны, бесцеремонно упала на колени своего Всадника, спикировав откуда-то сверху. Немного повозившись, она свернулась клубком, укутавшись в собственные крылья.
   "я просто думаю...".
   Человек пробежался пальцами левой руки, по спине чешуйчатой подруги, что вызвало ответную реакцию в виде довольного урчания.
   "ты слишком много думаешь, старший брат. Как там говорил тот зеленый карлик: "сомнения ведут на темную сторону"?".
   Ярнунвоск фыркнула.
   "вообще-то это звучало так: "сомнения ведут к страху, а страх ведет на темную сторону Силы". Зря я позволил тебе просмотреть мои прошлые жизни".
   Посетовал Гальбаторикс, на лице которого появилась непроизвольная легкая улыбка.
   "попробовал бы ты мне запретить".
   Воинственно заявила крылатая ящерица, плотнее закрывая глаза. Сон ей был не нужен, да и спать она не могла... но это совершенно не мешало притворяться, что бы проводить больше времени рядом с Гальбаториксом. Тем более, еще до своей гибели, драконша скучала по временам, когда могла свернувшись клубком, безмятежно лежать на руках у человека, и теперь пользовалась своими новоприобретенными возможностями.
   "что бы я без тебя делал, сестренка".
   Чародей подключил и вторую руку к почесыванию и поглаживанию крылатой ящерицы.
   "тоже что и всегда: искал новые знания, воевал, что ни будь изобретал...".
   "хватит-хватит, я уже понял что ты меня изучила".
   Изгнанник поднял маленькую драконшу на уровень лица, обхватив ладонями с двух сторон, затем дунул в недовольно нахмуренную мордочку и прижал к груди. Оказавшаяся в захвате Ярнунвоск, пискнув начала вырываться, коготками нанося слабые удары по кристаллическому нагруднику брони человека. Так они играли несколько минут, после чего крылатая ящерица вновь устроилась на коленях всадника, увеличившись до размеров крупной кошки.
   "старший брат... ты действительно думаешь, что толпы бессмысленно бродячих мертвецов, надолго займут орден?".
   "разумеется нет. Что бы уничтожить нежить, понадобится не больше десяти драконов, которые будут выжигать умертвия сотнями, да и простые люди вооруженные вилами и топорами, смогут отогнать их от своих жилищ".
   "тогда, зачем все это?".
   "прежде чем орден отреагирует, по Алагейзии распространяться слухи, которые будут гораздо страшнее реальности, а это в свою очередь поднимет панику, которая приведет к беспорядкам. На фоне новостей о бродячих мертвецах, сжигающих города и пожирающих скот, новости о появлении ургалов, будут не столь заметны, и в первое время их возможно воспримут как обычные сплетни. Для большего эффекта, можно даже начать распускать слухи о восставших чудовищах, терроризирующих мирных жителей".
   Пояснил свои действия мужчина, указательным пальцем правой руки, почесывая подбородок чешуйчатой подруги.
   "ммм... проверив предположительные места обитания чудовищ, и не найдя ничего подозрительного, орден может посчитать что появление армии ургалов, это обычные сплетни впечатлительных крестьян?".
   Высказала свое предположение Ярнунвоск.
   "я бы не стал слишком на это надеяться, но ты права".
   На этом моменте, разговор сам собой оборвался.
  
   ***
   (отступление).
   Светила полная луна, порывы ветра шевелили ветви редких деревьев, тишина была настолько плотной, что при желании можно было услышать, как в соседней деревне скулит собака. Казалось, что в эту ночь, как и в тысячи ночей до нее, не произойдет ничего необычного, но...
   Небольшая серая пирамидка, состоящая из мутного стекла, все четыре поверхности которой были исписаны затейливыми символами, начала тускло мерцать, а затем и источать из себя клубы серого тумана, расползающегося по земле и впитывающегося в могилы. Постепенно свет излучаемый артефактом, стал темно зеленым, а серая пелена полностью заполнила пространство в сотню метров радиусом от центра.
   Шли минуты, скулеж одной собаки сменился на лай и вой десятков псов, в общую какофонию звуков добавились голоса разбуженных хозяев. Спустя еще несколько минут, ближайшие к пирамидке могилы начали вздрагивать, земля шевелилась и то проваливалась вниз, то расползалась в стороны...
   ...первый мертвец, выбравшись из-под земли, шаркая ногами целенаправленно поплелся к источнику шума. Его тело было изъедено червями, плоть почти полностью истлела, от одежды же остались отдельные грязные лохмотья, в которых с большим трудом можно было опознать рубаху и штаны.
   К первому умертвию присоединилось второе, выглядящее гораздо более целым, так как труп был похоронен несколько дней назад. Третьим в этой необычной компании стал скелет, кости которого скреплялись не иначе как магией, так как обрывки сухожилий были явно не пригодны для подобной работы.
   Чем больше времени проходило, тем больше мертвецов выбиралось из своих могил. Одни из них были полностью оголенными скелетами с пожелтевшими костями, другие выглядели почти как живые люди, пораженные какой-то болезнью... всех их объединяло сияние зеленого огня в глазницах, а так же серый туман, клубящийся внутри костяков.
   Меньше часа потребовалось трупам, что бы добраться до деревни, жители которой всеми силами пытались успокоить взбесившихся животных. К лаю и скулежу, добавились поросячий визг, мычание коров, кряканье и крик петухов. Спать в подобных условиях не смог бы никто, но приближение подозрительного вида толпы, было замечено только тогда, когда первое умертвие сломало забор, огораживающий участок окраинного дома.
   Когда до людей дошел тот факт, что в их жилища ломятся мертвецы, население деревни разделилось на две неравные группы: первая, (наиболее многочисленная), паниковала и пыталась убежать как можно дальше, забрав с собой какие-то личные вещи и запасы денег, ну а вторая, (преимущественно состоявшая из крепких мужчин и видевших многое стариков), вооружившись вилами и топорами, организовала оборону своих владений.
   Подчиняясь приказу, заложенному артефактом в момент поднятия, нежить игнорировала людей, атакуя животных и круша на своем пути все, что только можно было сломать. В бой с защитниками они вступали только тогда, когда кто-то из жителей деревни, оказывался на расстоянии пары метров, предварительно нанеся трупу какой-то урон.
  
   ***
   В городах этой ночью царили паника и разруха: люди дрались с мертвецами и между собой, убегали от нападающей нежити и пожаров, мародерствовали и занимались грабежом, пользуясь полной безнаказанностью. В первые минуты, стража еще могла остановить происходящее, но когда нежить пробралась ближе к центральным улицам, паника приобрела вид стихийного бедствия. Многие из горожан даже не понимали, что же происходит, но поддавались общему страху.
   В конце концов, командиру гарнизона, командующему обороной одного из небольших торговых городов, который даже защитной стены не имел, пришлось принять решение об эвакуации жителей из домов. К тому времени пожары, (унесшие больше жизней чем нежить), пылали повсеместно, освещая улицы подобно огромным факелам.
   Уже к рассвету, караван беженцев был на пути к столице маленького государства, разнося по незатронутым бедствием поселением, весть о страшных мертвецах, пожирающих людей заживо и сокрушающих стены одним ударом руки.
  
   ***
   В некоторых поселениях ситуация отличалась от того, что происходило в большинстве деревень и городов, подвергнувшихся нападению нежити. Стражники, маги и все мужчины способные держать в руках оружие, организовывали оборону, разрубая неупокоенных предков на куски и сжигая их тела в огне. Однако, не смотря на то что этим людям удалось отстоять свои жилища, седины в волосах добавилось очень многим, и их рассказы о монстрах были едва ли не более страшными, нежели у беженцев потерявших дома.
   Через день, когда нападения повторились уже на другие поселения, а мертвецы начали разбредаться по окрестностям, не проявляя никаких неудобств от нахождения под лучами солнечного света, правители разных государств начали мобилизировать свои войска, часто лично возглавляя воинов, что бы своим примером вдохновить подданных на борьбу.
   В крепости драконьих всадников, размещенные на некотором отдалении от заселенных земель Алагейзии, отправлялись десятки гонцов с просьбами, требованиями и даже угрозами. От ордена требовали принять меры, и исполнить взятые на себя обязательства по защите мирного населения и охране порядка на материке.
   За всем этим, через своих разведчиков, наблюдал чародей, пока еще находящийся на далеком севере, но уже готовый вместе с армией ургалов, появиться в одном из малых государств, выбранных для начала завоевательного похода.
   Пользуясь неразберихой, некоторые короли попытались увеличить свои территории, среди аристократов началась активная борьба, итогом которой стали десятки, а иногда и сотни трупов. Преступность же, потеряв всякий страх, пользовалась тем что стража была задействована в уничтожении нежити.
   Уже спустя одну неделю после начала беспорядков, появились указы о том, что мертвецов следует сжигать на костре, а не закапывать в землю. кладбища выжигались огнем, для чего специально вызывались маги, крестьян же заставляли выкапывать могилы, что бы сжечь еще не восставших предков.
   Паника людей, уже встречавшихся с нежитью, столкнулась с недовольством тех, кто не верил в возможность подобного. Нередко народ, считающий что над телами их родственников просто собираются надругаться, вставал против отрядов солдат, прибывших что бы выжечь очередное кладбище.
   Начавшие появляться слухи, рассказывающие о разнообразных монстрах поселившихся в заброшенных деревнях и лесах, никого не удивили. К концу четвертой недели, в каждом трактире можно было встретить счастливца, который лично видел многоголовую химеру, и за кружку пива был готов поделиться своей историей.
   (конец отступления).
  
   ***
   Под покровом ночи, накинув на себя комплекс чар скрывающих от обнаружения как в визуальном, звуковом, так и магическом спектрах, сидя в седле на спине гиппогрифа, кровавый двойник Гальбаторикса, приближался к одной из крепостей Драконьих Всадников. Следуя за ним подобно почетному эскорту, верхом на крылатых скакунах созданных при помощи трансфигурации, десятеро альфаров, облаченных в зеленые плащи и вооруженных комплектами артефактов, готовились к скоротечному и вероятно кровавому бою.
   Орден предпочитал строить свои укрепленные базы, в местах трудно доступных для простых людей и гномов, (эльфы при помощи магии, могли преодолеть практически любые естественные преграды). Одна из крепостей, которые этой ночью должны были подвергнуться атаке, находилась на вершине каменистого утеса, на который можно было попасть либо по воздуху, либо по единственной узкой и крутой дороге, в дополнение ко всему еще и перегороженной стеной с воротами. В обычное время, местный гарнизон состоял из пяти-десяти Драконьих Всадников, а так же полусотни солдат, на минимальном уровне обученных использованию колдовства. В данный же момент, из-за необходимости уничтожать бродячую нежить, большая часть крылатых ящеров находилась далеко за пределами стен маленькой цитадели, в результате чего авантюрная атака с неожиданного направления, могла увенчаться успехом.
   Крепость представляла из себя одну башню из четырех этажей, в которой обитали солдаты гарнизона и всадники, а так же несколько больших амбаров без замков на дверях, где в подобии гнезд, отдыхали драконы. Нагромождение сараев, в которых хранились припасы, запасное оружие и броня, и разные бытовые мелочи, вообще не стоили внимания.
   Облетая утес по кругу, в любой момент ожидая услышать яростный рев крылатых гигантов, почувствовавших чужаков, или звон тревожных чар, кровавый двойник был немало удивлен тому, что их все еще не обнаружили. Конечно, комплекс скрывающих заклинаний, должен был обмануть обычных магов, но от Драконьих Всадников, он ожидал больших неприятностей. На всякий случай проверив пространство над башней при помощи магического зрения, и не обнаружив даже намека на какие либо конструкции, предназначенные сигнализировать о вторжении чужаков, чародей передал своим спутникам мысленный приказ начинать атаку.
   Бесшумно, словно лебединые перышки планирующие на ветру, гиппогрифы опустились на широкую площадку и замерли подобно статуям, позволяя своим наездникам покинуть седла. Альфары тут же поспешили распределиться по периметру, что бы успеть оповестить товарищей о возможной угрозе. у спуска на четвертый этаж, в небольшой комнатке с столом и парой стульев внутри, крепко спящим обнаружился стражник в кожаных доспехах.
   "какая... беспечность? Хотя, это больше похоже на целенаправленное вредительство. Даже не знаю, радоваться подобной безалаберности защитников, или же расстраиваться неготовности ордена к появлению серьезного врага".
   От поспешного убийства, кровавого двойника удерживало понимание того, что обитатели башни просто не смогут не почувствовать смерть слабого, но все же мага. А даже если они окажутся настолько малочувствительными, то драконы с вероятностью в девяносто пять процентов, учуют запах смерти и крови. Только вот к сожалению для ленивого стражника, существовало множество способов избавиться от нежелательных свидетелей и простых врагов.
   Сконцентрировавшись на плетении чар, дубликат изгнанника создал рунный круг, в который символами вписал заклинание крепкого сна, удалив из него ограничители по времени и используемой силе. Следующим действием он погрузил чары в тело жертвы, а затем создал канал подпитки, присоединенный к резерву человека.
   "приятных снов".
   Осмотрев быстрым взглядом оружие стражника, вторженец разочарованно отвернулся и вышел из помещения, оставив позади сопящее тело, с каждой секундой все глубже погружающееся в собственные грезы. Для борьбы с вредоносным воздействием, источник вырабатывал все больше магии, которая тут же уходила на подпитку заклинания крепкого сна.
   Вторженцы спустились с верхней площадки на четвертый этаж, где опираясь на ощущение магии и жизни, разделились на три тройки и одну пару, после чего одновременно вошли в комнаты всадников. И снова, при тщательном осмотре дверей, стен, замков и порогов, не было обнаружено совершенно никаких ловушек или сигнальных плетений. Даже банальных колокольчиков, звенящих когда открывается створка, не имелось ни в одной комнате.
   "то ли я чего-то не понимаю, то ли Всадники совсем потеряли страх".
   Представшая взгляду комната, не отличалась ничем особенным от жилищ обычных людей: у правой от входа стены, стояла узкая кровать, у окна располагался стол, у левой же стены разместился сундук для личных вещей. В постели под тонким одеялом, на спине лежала молодая черноволосая девушка, мирно спящая сцепив пальцы рук на животе. Меч с розовым драгоценным камнем, вставленным в навершие рукояти, был прислонен к изголовью.
   "на вид ей лет семнадцать... неужели проходит практику? Это могло бы объяснить небрежность в плане собственной безопасности. Впрочем: Гальбаторикс, уже являясь полностью обученным Всадником, совершил не многим меньше ошибок, находясь на вражеской территории".
   Обдумывая эти мысли, кровавый двойник приблизился к постели, склонился над юной всадницей и с силой опустил правую ладонь на середину груди при очередном вдохе. Девушка распахнула затуманенные сном глаза, открыла рот для вскрика, а в следующую секунду замерла встретившись взглядом с вторженцем.
   Воля более чем тысячелетнего существа, в несколько мгновений продавила ментальную защиту неопытной магички, сковывая ее разум в подобии ледяной тюрьмы. После этого, используя связь между Всадником и его драконом, он передал крылатому ящеру мысленный образ беззащитной жертвы, находящейся в полной власти безжалостного врага.
   "не делай глупостей и она будет жить".
   В ответ на эту фразу, по связи донеслась гамма чувств, среди которых были как ярость, так и испуг. К своей чести, дракон не растерялся и не стал поднимать шум, что бы не спровоцировать врага на убийство своей напарницы.
   "я... поняла".
   Прозвучал мысленный ответ.
   "вот и умница. Сейчас к тебе придет мой друг, и если ты правильно будешь себя вести, то вы обе останетесь среди живых. Ты меня поняла?".
   Общаться с истинным драконом, в качестве посредника используя пытающегося сопротивляться человека, было удовольствием много ниже среднего, но проблем пока что не составляло. Куда больше опасений у чародея вызывала судьба альфаров, которые должны были захватить оставшихся троих Всадников... но раз пока что ни один владыка небес не поднял шум и не попытался напасть, это значило что и они справились с своей частью работы.
   "я буду слушаться".
   Пообещала дракониха.
   "я рад, что мы смогли договориться".
   На некоторое время, чародею пришлось прервать ментальный контакт с молодой Всадницей, предварительно погрузив ее разум в беспамятство, что бы она не попыталась предпринять попытку побега. Объяснив своему спутнику, куда нужно идти, и передав ему образ крылатой ящерицы, мужчина приступил к упаковыванию пленницы. На голову был надет обруч, блокирующий ментальные способности, на запястьях рук и лодыжках ног, он защелкнул браслеты соединенные короткими тонкими цепочками, надежно закрывающие возможность использовать магию.
   На самого Гальбаторикса, да и на любого опытного мага, обладающего знаниями и силой, эти артефакты не произвели бы большого впечатления, и самое большее через десять минут, все преграды были бы сломлены или обойдены. Однако, на этот раз жертвой был не могущественный чародей, изучивший несколько совершенно разных школ волшебства, а молодая девушка, в дополнение ко всему, не способная вырваться из плена собственного разума.
   Через четверть часа, в комнату вернулся альфар, отправленный за драконом, и на вопросительный взгляд, продемонстрировал белый шарик, состоящий из переплетающихся между собой лент. Этот артефакт назывался "пространственная тюрьма", и был рассчитан на транспортировку крупных агрессивных существ. Однако, поместить в него истинного дракона можно было только при одном условии: крылатый ящер не должен сопротивляться.
   - остальные? - Поинтересовался кровавый двойник.
   - заканчивают. - Отозвался напарник. - Минут через пять, можно будет уходить.
   - тогда, идем на крышу. - Для гарантии, наложив на пленницу заклинание глубокого сна, мужчина взвалил бессознательное тело, одетое только в тонкую длинную ночную рубашку, себе на плечо.
   Вскоре весь отряд собрался на верхней площадке, и в руках у альфаров находились еще три "пространственных тюрьмы" а так же трое парней лет пятнадцати, одетых в короткие штаны и рубахи.
   - чувствую себя похитителем детей. - Чародей осмотрел своих спутников, затем бросил взгляд вниз башни, где все еще царили безмятежность и тишина, а затем скомандовал использовать одноразовые портключи.
   Прежде чем с хлопками исчезнуть, унося с собой ценную добычу, альфары отменили трансфигурацию, превращая гиппогрифов на которых прилетели, в обыкновенные валуны.
   "жаль я не увижу лицо командира этой крепости, когда он поймет что у него украли четверых Всадников вместе с драконами".
   Последняя мысль заставила настроение значительно улучшиться, так что мужчина не удержался от маленькой шалости. Когда портключ сработал, с глухим хлопком унося сквозь пространство вторженца и его пленницу, на покинутой площадке осталась выжженная надпись на общем языке, которая гласила: "здесь был Сомбра".
  
   ***
   Задача второго кровавого двойника, отличалась куда большей сложностью, нежели у его собрата. Крепость ордена Драконьих Всадников, расположенная на границе пустыни и земель кочевников, была нетолько окружена высокой каменной стеной с четырьмя башнями по периметру, на каждой из которых постоянно находилось по два дозорных, но и была накрыта сплошным магическим куполом, свободно пропускающим через себя воздух, но останавливающим насекомых. Защитные свойства барьера были сомнительны, слишком мало энергии он потреблял, зато преодолеть его не поднимая тревогу, было практически невозможно.
   Атаковать, имея силы отряда из одного сильного чародея, и десятка слабых волшебников с большим количеством артефактов, означало бы нетолько заявить о себе, но и подставить подчиненных под удар. Благодаря сенсорным навыкам, удалось понять что в укреплении, скрываются семеро драконов, один из которых значительно превосходил всех остальных по магической мощи.
   "можно отступить, но орден все равно поймет, что у него появился враг, пусть и на несколько часов позже. Лобовая атака тоже не вариант... придется действовать хитростью".
   Получив новый приказ, альфары заставили своих гиппогрифов кружить над куполом сигнальных чар, одновременно распыляя порошок, вдыхание которого в малых количествах, нарушало координацию, затем приводило к заторможенности мышления, а в итоге заставляло жертву терять сознание. Побочными эффектами были тошнота, головная боль, частичная потеря памяти, а в редких случаях икота и сыпь на коже. Разрабатывалось это вещество, для отравления источников питьевой воды в городах, что бы ослабить вероятных защитников городов, которые не пожелают сдаться новому правителю.
   При растворении порошка в жидкости, эффект становился более устойчивым, а симптомы проявлялись постепенно.
   Как и ожидалось, барьер свободно пропустил через себя порошок, который начал действовать буквально через пару минут. Однако дальше, ситуация стала развиваться совсем не по плану.
   Звон колокола разрушил ночную тишину, на несколько голосов прозвучали крики о тревоге, купол над крепостью уплотнился и теперь не пропускал через себя вообще ничего кроме воздуха. И все же, эти меры несколько запоздали, так как усыпляющее вещество уже было внутри, воздействуя как на обычный гарнизон солдат, так и на Всадников, поспешно бегущих к амбарам, в которых мирно спали крылатые ящеры.
   "что же, похоже мой "хитрый план" не сработал... какая жалость. Придется на личном опыте проверить, на что способен враг, и что могут ему противопоставить мои подчиненные".
   - шестеро вместе со мной выходят из-под маскировки, остальные четверо страхуют нас с расстояния. - Холодно приказал кровавый двойник. - Портключи держать на готове, и при опасности жизни, немедленно уходить на базу.
   Голубокожие гуманоиды, закутанные в зеленые плащи с широкими рукавами и глубокими капюшонами, ничего не ответили, а то что они слышали слова предводителя, выразилось в исполнении распоряжения. Гиппогрифы построились в одну линию, зависнув в километре от купола щита, своим видом словно бы бросая вызов Драконьим Всадникам, скрывающимся в крепости.
   Враг не заставил себя долго ждать, менее чем через минуту, в ночное небо взмыли семеро крылатых ящеров, чьи могучие тела сверкали разноцветными чешуйчатыми шкурами, а в седлах на их спинах сидели кажущиеся маленькими фигурки Всадников.
   "трое людей, а так же четыре эльфа... символично".
   Чародей хмыкнул своим мыслям, жестом приказав подчиненным растянуть строй, что бы иметь больший простор для маневра, а так же не попасть всем вместе под одну атаку.
   - кто вы такие, и зачем напали на нас? - Усиливая голос магией, спросил наездник самого крупного из драконов, чешуя которого в свете луны и звезд, отливала тусклым золотом.
   "тянет время? Вряд ли, он должен быть уверен в своем превосходстве. Значит, действительно хочет поболтать".
   - разве для хорошей драки нужна причина, эльф? - Наполнив свой голос ехидством, отозвался чародей.
   - если ты хотел драки, то мог прийти днем, как честный воин, а не пытаться проникнуть в наш дом ночью, словно жалкий вор и подлый убийца. - Высокомерно заявил длинноухий маг.
   - что за бред ты несешь? - Кровавый двойник почти натурально изумился. - Если бы вас удалось застать врасплох, просто осыпав ядом во время сна, то не имело бы никакого смысла сражаться с такими слабаками.
   - жаль. - Эльф демонстративно печально покачал головой, что можно было увидеть только если усиливать зрение чарами. - Я вижу что нам не удастся разрешить проблему миром.
   "как будто ты бы отпустил врага, обладающего неизвестными способностями, да еще летающего в небе на странных животных".
   - довольно болтовни, эльф. Защищайся!
   На последних словах, человек метнул шаровую молнию, целясь однако не в Всадника, а в грудь его дракона. атака натолкнулась на сферический энергетический щит, разбившись на безвредные искры, и это послужило сигналом о начале боя для всех.
   Семеро крылатых ящеров, стремительно рванули на встречу семерым гиппогрифам, наездники которых выхватили из рукавов плащей, парные артефактные жезлы. Спустя считанные мгновения, небо осветили потоки выдыхаемого огня, ветвистые молнии, огненные шары, и даже копья состоящие из чистого белого света.
   Драконы были быстры, их дыхание и атаки лапами разрушительны, да и Всадники вносили свою лепту, то и дело отправляя в противника смертельные заклинания. Главное преимущество гиппогрифов заключалось в маневренности, благодаря чему они раз за разом, уносили своих наездников из-под смертельных выпадов врага. Альфары, уступая оппонентам в личной силе, беззастенчиво пользовались накопителями и артефактами с собственным и вложенными резервами. Иногда им приходилось совершать короткие аппарации вместе со своими крылатыми скакунами, что отнимало немало энергии.
   Всадник, находившийся в седле золотого дракона, избрал своей целью кровавого двойника, и как стало очевидно уже после первой минуты воздушного боя, он собирался захватить противника живым. Чародей же не ограничивал себя совершенно ни чем, при помощи теней создавая рунные круги, из которых били целые потоки ослепительно синих молний, посылал в тушу крылатого ящера огненные стрелы из ядовито зеленого пламени, усилием воли и выплеском магии, подчинял ветер, заставляя превратиться в сотни острейших лезвий.
   У наблюдателя этого противостояния, мог бы возникнуть вопрос: почему бывший король не экономит силы, и разве у Всадника магический резерв не больше? Не являясь живым существом, в привычном понимании этого термина, кровавый двойник мог себе позволить более плотное слияние с тенью, а соответственно и возможность черпать силы напрямую из иного плана бытия, превращаясь в подобие разумного проводника, (хотя, наверное правильнее было бы назвать его односторонним порталом). Если бы оригинал попытался использовать тот же трюк, то в лучшем случае в качестве побочного эффекта, его тело начало бы мутировать, да и энергетика души могла пострадать.
   Однако, возможность пополнять резерв энергией из плана теней, несла и свои ограничения: магия иных стихий становилась практически недоступна... впрочем это неудобство, помогали решать рунные круги.
   Но и эльф был далеко не прост: надежные щиты закрывали от атак не только его тело, но и тушу крылатого ящера, который через связь душ, делился с Всадником своей силой. В какой-то момент, он перестал пытаться захватить наездника гиппогрифа живым, начав применять по настоящему разрушительные умения. Сферы воздуха, сжимающегося с силой промышленного пресса, дождь из огненных шаров, капли воды собранной из атмосферы, замороженные в прочнейшие ледяные шарики и летящие со скоростью пули... все это и еще многое другое, обрушилось на чародея, спасающегося только благодаря щитам из уплотненной тени и аппарации.
   Пару раз, кусочки льда все же проникали сквозь защиту, пробивали тело кровавого двойника насквозь, и улетали дальше. Оставленные снарядами раны, смыкались не оставляя и следа, а бывший король радовался тому, что атаки эльфа не несут замораживающий эффект.
   "пора заканчивать игры: этот Всадник видел слишком многое, что бы его можно было оставить живым".
   Послав своего крылатого скакуна прямо на дракона, не совсем человек, приготовился выпрыгнуть из седла. В тот момент когда владыка небес выдохнул струю пламени, что бы испепелить химеру, он уже находился в воздухе, а спустя пару мгновений, его тело распалось алым туманом, тут же превратившимся в угольно черную тучу, в которой яростно горели два красных глаза с ядовито зелеными вертикальными зрачками.
   Поддерживать свою целостность, находясь в состоянии газа, оказалось невероятно сложно, но память о первой жизни подсказывала, что это вполне возможно, (Дискорд справлялся). Создав из своей "плоти" сильнейший из возможных на данный момент рунных кругов, он напитал его энергией из плана теней, и уже распадаясь на отдельные клочья тумана, истаивающие подобно снегу брошенному в огонь, кровавый двойник увидел ослепительно яркий поток иссине черных молний.
   Ни эльф, ни золотой дракон, не успели отреагировать на новую угрозу, и последняя атака их врага, с пугающей легкостью смела магический щит, после чего обрушилась на чешуйчатую тушу крылатого ящера и защищенное лишь кожаной броней, тело его всадника. За секунды, растянувшиеся на субъективные часы, напарники почувствовали такую боль, о существовании которой даже не подозревали ранее, но это было не самым страшным...
   Молния, созданная на основе стихии тени, непросто выжигала нервные волокна и опаляла плоть, но и разрушала магические структуры. Даже золотой дракон, не смотря на свою природную броню, на несколько мгновений потерял сознание, а очнулся от ощущения того, что от его души оторвали значительный кусок. Для осознания произошедшего ему потребовалась целая секунда, по истечению которой из горла вырвался слабый хрип, который должен был быть ревом боли и ненависти.
   Крылья отказывались подчиняться могучему ящеру, лапы и хвост шевелились, но создавалось ощущение будто они не родные. Ровная земля стремительно приближалась, грозя новой болью, а возможно и смертью.
   "может быть так будет лучше?".
   Яркой звездой вспыхнула мысль в голове владыки небес, более не способного опереться на ставший таким недружелюбным ветер. Каким чудом в потоке молний уцелели глаза, он не понимал, но считал что возможность увидеть свой конец, это весьма ироничная шутка жизни.
   "подожди еще немного, брат, скоро я присоединюсь к тебе и мы отправимся в последний полет по иным небесам".
   Четверо альфаров, остававшихся невидимыми благодаря чарам, внимательно следили за всеми сражениями, готовясь вмешаться, в случае если собратьям будет угрожать смерть. Они видели как кровавый двойник создателя, ценой своего развоплощения поразил одного из Драконьих Всадников, и наблюдали за беспомощным падением крылатого гиганта, которое окончилось сильнейшим ударом об землю.
   - "один ноль в нашу пользу". - Через общую ментальную сеть, заявил один из голубокожих гуманоидов.
   - "тогда уж не "один ноль", а "один один". Все же кровавый двойник сам не пережил свою атаку". - Возразил его собрат, с сомнением глядя на изломанную тушу мертвого крылатого ящера. - "Что будем делать с телом дракона?".
   - "нужно забрать ценный материал... и если быть точным, то счет "два один" в нашу пользу. Или вы считаете эльфа и дракона за одно существо?". - Прозвучал в общей сети мысленный голос третьего альфара.
   - "и каким образом ты собираешься унести эту тушу?". - Чуть ехидно поинтересовался первый из собеседников.
   - "используем "пространственную тюрьму". Мертвый ящер точно не сможет оказать сопротивление своему заточению". - Отозвался третий голубокожий гуманоид.
   - "идея хорошая... действуй. Ну а мы пока поможем остальным, а-то что-то Всадники слишком уж разошлись, после смерти своего лидера". - Подвел итог четвертый наблюдатель, до этого момента не вмешивавшийся в разговор.
   Гиппогрифы, спокойно висевшие в воздухе, редкими взмахами широких крыльев поддерживая на одной высоте себя и своих наездников, сорвались в стремительный полет. Одна из химер, отделившись от остальных, опустилась на землю рядом с тушей крылатого ящера, при падении оставившей небольшую воронку, и теперь заливающей пространство вокруг своей кровью, вытекающей из многочисленных ран, оставленных обломками костей прорвавших шкуру изнутри.
   "печальное зрелище: столь прекрасное существо, в настолько ужасном состоянии. Был бы этот дракон жив, я бы добил его из милосердия".
   Артефакт, носящий название "пространственная тюрьма", оплел изломанное тело владыки небес широкими лентами, на всей длине которых вспыхнули рунные цепочки. В течении тридцати секунд, белый кокон ужимался и приобретал форму шара, остановившись только тогда, когда его размер не превышал сжатого кулака альфара.
   "пора уходить".
   Подумал голубокожий гуманоид, поднимая из воронки свою добычу. Отменив чары трансфигурации, он превратил гиппогрифа в обыкновенный валун, а затем активировал портключ, исчезая с места сражения с звуком глухого хлопка.
   Тем временем, троим из шести оставшихся Драконьих Всадников, пришлось уйти в глухую оборону. Причиной этому послужило появление новых противников, которые не колеблясь ни секунды, атаковали своих жертв в спину, используя при этом заклинания стихии огня, усиленные воздухом. По какой-то причине, непонятной даже самим альфарам, их целями стали сородичи ранее убитого эльфа.
   - бесчестные твари! - Воскликнул один из длинноухих, возводя вокруг себя и своего напарника, полупрозрачный магический барьер.
   - мы не на дуэли! - Насмешливо ответил ему голубокожий гуманоид, активируя амулет, с вложенным в него заклинанием некромантии, которое называлось "облако праха".
   Темно серая сфера, постоянно колышущаяся и стремящаяся сменить форму, врезалась в барьер, после чего растеклась по нему и исчезла. Вместе с атакующим заклинанием, пропала и защита, так что заряд ветвистой белой молнии, беспрепятственно пронзил крыло бронзового дракона.
   Яростный рев огласил небеса, а затем струя пламени на считанные метры разминулась с вертким гиппогрифом.
   - "пора уходить". - Заявил старший альфар, используя ментальную сеть, что бы его услышали все собратья.
   - "но разве можно оставлять свидетелей?". - Попытался возразить кто-то из младших бойцов.
   - "наши силы на исходе, так же как и запас артефактов, так что победить мы не сможем. Оставлять же врагу наши тела... хуже может быть только попадание в плен". - Пояснил свое решение командир. - "Активируем портключи на счет "три"".
   Драконьи Всадники, поглощенные азартом боя, были немало удивлены, когда их враги одновременно исчезли прямо в момент нанесения очередных ударов. Сперва они подумали, что наездники необычных скакунов, просто переместились на небольшое расстояние, как уже не раз делали ранее, но активные поиски с использованием магии, ничего не принесли.
  
   ***
   Ночь, просека, луна на небе... бегущая от пылающей жарким огнем деревни, молодая беловолосая девушка, одетая в длинное крестьянское платье. Картину дополняли трупы животных, жадно раздирающие на куски мужчин и женщин, некоторые из которых все же бросились в погоню за беглянкой.
   Когда казалось что вот сейчас, одним стремительным рывком, облезлый тощий волк, с пылающими зеленым огнем глазами, настигнет свою жертву, с неба ударила яркая вспышка, превратившая чудовище в кучку дымящегося пепла. От неожиданности, а может быть по какой другой причине, крестьянка запнулась и упала на траву, после чего испуганно сжалась и закрыла голову руками.
   Мертвые звери, не успевшие осознать нависшей над ними угрозы, уже готовы были обрушиться на девушку, что бы разорвать ее на мелкие кусочки... но им было не дано этого сделать. Новые яркие вспышки, превратили охотников в прах, а через десяток ударов сердца, на свободное от деревьев и кустов пространство, опустился молодой черный дракон, который словно красуясь перед спасенной, не сразу сложил свои широкие перепончатые крылья.
   Со спины крылатого ящера, ловко спрыгнул молодой черноволосый мужчина. Он был высок и широк в плечах, кожаная броня не могла скрыть мускулистое тело, лицо же буквально воплощало мужественность своими чертами. Плавным шагом опасного хищника, он подошел к испуганно трясущейся на земле крестьянке, и опустившись рядом на одно колено произнес:
   - не бойтесь, вам больше ничего не угрожает.
   Голос Всадника был мелодичным, и словно обволакивал слушателя, заставляя верить в любые произнесенные слова. Однако на этот раз, фраза оказала неожиданное для мужчины воздействие.
   - папа... мама... я... они... - Девушка попыталась еще плотнее сжаться в клубок, дрожа всем телом и всхлипывая, едва не захлебываясь собственными слезами.
   Несколько секунд Всадник растерянно смотрел на спасенную, пытаясь решить что же делать дальше. Мысленно он вел диалог со своим драконом... точнее драконшей по имени Фурия. Крылатая ящерица чувствовала какую-то неправильность, но не могла точно выразить это в мыслях, ее же друг был слишком поглощен видом истерики у молодой и красивой девушки.
   - мне очень жаль... если бы я прибыл раньше, то их можно было бы спасти. - Услышав как рыдания становятся громче, Всадник замолчал, поняв что сказал совсем не то, что нужно было. - Вы ведь не видели их смерть?
   В вопросе было столько надежды и неуверенности, что в исполнении столь мужественного человека, фраза звучала совершенно нелепо.
   - н-нет... но я... - Всхлипывания стали чуть тише.
   - значит, ваши родители все еще могут быть живы. - Радостно заявил спаситель, впрочем не слишком надеясь на подобную удачу. - Они могли как и вы, сбежать из деревни. Я помогу вам их найти.
   Всхлипывания окончательно утихли, крестьянка осторожно посмотрела на своего собеседника большими зелеными глазами. Ее лицо одновременно выражало и страх и надежду...
   - позвольте мне вам помочь. - Чувствуя близость успеха, Всадник протянул девушке свою руку, и его губы растянулись в улыбке, когда в широкую ладонь легла узкая бледная кисть спасенной.
   Ощущение неправильности, наконец дошло и до мужчины, но в чем она заключается он понять не мог. Взгляд сфокусировался на изящных тонких пальцах, аккуратных ноготках, чистой бледной коже, а затем скользнул обратно к лицу, в тонких правильных чертах которого, легко было заподозрить аристократичность.
   Внезапно зеленые глаза будто полыхнули огнем, и зрачки вытянулись в вертикальные линии. В ту же секунду на разум опустилось невероятное ментальное давление, разрушающее все имеющиеся барьеры воли.
   - я и не думал, что этот план сработает. - Неожиданно низким мужским голосом, произнесла девушка, рывком приблизившая свое лицо к лицу мужчины. - Мне можно давать награду за создание декораций, а так же актерскую игру.
   "что происходит?".
   Металась в голове паническая мысль.
   "ты повел себя как настоящий герой, и попал в ловушку. Фурия? Не советую делать резких движений, если хочешь что бы твой Всадник остался жив".
   Черная драконша зарычала, но в этом утробном звуке звучала не ярость а бессилие. Она могла бы испепелить врага, разорвать на кусочки, перекусить пополам и уничтожить десятком других способов... но между ними находился беззащитный в данный момент человек, разум которого был скован чужой волей.
   - вот и умница. - Крестьянка поднялась на ноги, руками удерживая тело Всадника, при этом ни на миг не разрывая зрительного контакта. - А сейчас, не сопротивляйся, и тогда вы оба останетесь жить.
   Из складок платья вылетел белый шар, состоящий из скрученных лент, и подлетел к Фурии. Активировавшись, артефакт начал опутывать крылатую ящерицу широкими и длинными лентами, когда же она хотела вырваться, через связь с Всадником пришла волна раздражения, принадлежавшего врагу, и боли, пронзившей тело ее напарника.
   "тварь! Ненавижу! Разорву на куски!".
   Не смотря на мысленные крики, драконша покорно позволила лентам обвить ее тело плотным коконом, а затем сопротивляться стало поздно. Рунные цепочки вспыхнули ярким белым сиянием, и в считанные секунды кокон уменьшился до размеров небольшого шарика.
   - спи. - Приказала "девушка", нанося ментальный удар по разуму мужчины, тем самым лишая его сознания. - До сих пор не верю, что этот дурацкий замысел сработал.
   Тело крестьянки пошло волнами и увеличилось в размерах, принимая вид крупного мужчины одетого в кожаную броню и серый плащ. Кровавый двойник легко подхватил оседающее тело своей жертвы, затем подобрал "пространственную тюрьму". Альфары, до этого момента скрывавшиеся под чарами среди деревьев, начали убирать следы представления, отменяя трансфигурацию на мертвецах, из-за чего они превращались в палки и камни, а так же снимая иллюзии с горящих бревен, изображавших пылающие дома деревни.
   Периметр сигнальных чар, сообщил что к месту спектакля приближается крупное живое существо, насыщенное магией и обладающее крыльями. Новый дракон целенаправленно приближался к тому месту, где находились кровавый двойник и его пленник.
   "Фурия успела позвать на помощь? Какая умная девочка".
   Подкинув на ладони "пространственную тюрьму", чародей довольно оскалился.
   - у нас новые гости, но повторять концерт мы не будем. - Убедившись что привлек внимание Альфаров, бывший король приказал. - Активируем портключи.
  
   ***
   Если бы кто ни будь задал Гальбаториксу вопрос: "какая отрасль магии, по вашему мнению, самая опасная?". Чародей не долго думая, уверенно ответил бы: "менталистика".
   Сильный, опытный и умелый маг разума, точечным воздействием мог превратить врага в союзника, или заставить друзей возненавидеть друг друга, после чего стравить их между собой. Но и это было не самое страшное, на что способны ментальные маги, работа которых не так эффектна как у прочих одаренных, будь это стихийники, ритуалисты, или артефакторы. За умение проникать в чужие разумы, просматривать и изменять воспоминания, порой полностью перекраивая личность жертвы, их тихо ненавидели и боялись... а это в свою очередь продвигало науку по защите сознания от посторонних вторжений.
   Самыми распространенными способами защиты разума, являлись барьеры воли, лабиринты сознания, ловушки из искусственно созданных псевдоличностей. К сожалению для жертв менталистов, все перечисленные методики могли помочь только в двух случаях: если подвергшийся атаке разумный равен или превышает наподдающего по личной силе, или же если совершивший атаку чародей, не имеет достаточного образования.
   Сами менталисты, в стремлении защитить собственные личность и память, возводили целые крепости воли, создавали многоярусные катакомбы в своем разуме, скрывали все это под фальшивыми личностями, так же защищенными от постороннего вторжения. Кроме всего прочего, им были доступны техники создания автономных стражников, которые инстинктивно атаковали любого постороннего вторженца. Последним же рубежом защиты, становились заархивированные копии личности, спрятанные в дальних уголках разума, и никак себя не проявляющие до тех пор, пока не будет зафиксировано нарушение определенных алгоритмов. Ради собственной безопасности, сам маг стирал у себя воспоминания об этих "архивах", что бы в случае поражения более сильному противнику, он не смог найти последнюю надежду на возрождение.
   У простых людей, плохо осознающих, что такое настоящая магия, шансов в борьбе с менталистом практически нет. Обычный "магл", разум которого в лучшем случае защищен барьером воли или слоем из фальшивых мыслей и воспоминаний, даже не заметил бы вторжения в свою голову.
   Атака на маленькое герцогство, находящееся на западе Алагейзии, началась ровно в полночь. Пять десятков альфаров, возглавляемых лично Гальбаториксом, под чарами невидимости, верхом на гиппогрифах, тихо спланировали на улицы города, защищенного пятнадцатиметровой каменной стеной. Чародей же, удобно устроившись на спине Ярнунвоск, направился к крепости правителя, окруженной еще одной стеной и рвом, через который опускался подъемный мост. Стражники и гарнизон герцога, так и не успели ничего понять, за считанные минуты попав под действие подчиняющих заклятий.
   А дальше началась монотонная кропотливая работа, по изменению старых воспоминаний, и добавлению новых. Не обязательно было создавать четкие картины с подробными диалогами, требовалось лишь дать жертве возможность из обрывочных образов и звуков, создать нечто достаточно правдоподобное. В отличие от полностью искусственных воспоминаний, подобное вмешательство было сложно отследить, ведь результат работы практически не отличался от всей остальной памяти жертвы.
   К утру, все хоть что-то представляющие из себя жители города, знали о том что у старого герцога есть племянник, семья которого жила где-то на востоке. Для большей правдоподобности, некоторое количество "секретной" информации, осело в головах у нищих, не редко оказывавшихся свидетелями разговоров между богачами и солдатами, которые их даже за людей не считали, а потому говорили открыто о разных тайнах.
   Обработкой обитателей крепости, занялся сам бывший король, и начал он с старого герцога. Спустя пятнадцать минут создания ложных воспоминаний, мужчина был уверен в том, что у него когда-то был брат бастард, с которым они разругались и не виделись много лет. У брата был сын по имени Гальбаторикс, которого забрали Драконьи Всадники, но племянник несколько раз все же прилетал в гости на своем драконе. Последний визит случился совсем недавно, и в тот раз молодой родственник выглядел крайне измотанным и потерянным, рассказав о гибели своей любимицы и последовавшим за этим изгнанием из ордена.
   Герцог, у которого погиб собственный сын, предлагал племяннику остаться и стать его наследником... но в тот раз получил отказ и обещание вернуться вместе с армией, которая поможет отомстить всем врагам семьи. Воспоминания, вложенные в головы приближенных старого правителя, а так же слуг, подтверждали эту историю, с некоторыми отклонениями, которые зависели от характера и мировоззрения каждого отдельного человека.
   Работа была проделана огромная, но результат более чем впечатлял. Однако, не смотря на промежуточный успех, альфарам было еще рано расслабляться, так как требовалось еще обработать жителей соседних деревень...
  
   ***
   "неужели эта длинная ночь наконец-то закончилась?".
   Лежа в теплой мягкой постели, застеленной чистым белоснежным бельем, бывший король смотрел на каменный потолок покрытый слоем побелки, и раз за разом прокручивал в голове все воспоминания, доставшиеся от кровавых двойников. Не смотря на то, что дубликаты имели его личность и знания, в схожих ситуациях они действовали совершенно по разному, что приводило в еще большую задумчивость.
   "старший брат, хватит себя мучить. Пойдем лучше на обед, а-то твой "дядя", может подумать что ты заболел, раз так долго не откликаешься на его приглашение".
   Ярнунвоск, до этого момента, словно большая кошка лежавшая на подоконнике, и с интересом наблюдающая за жизнью города за пределами крепости, расправив крылья спланировала на кровать, и бесцеремонно стукнула своего Всадника передними лапами.
   - ррр... вредная ты у меня, совершенно не даешь расслабиться. - Чародей легонько оттолкнул крылатую ящерицу, когти которой оцарапали его обнаженную кожу и оставили рваные следы на простынях.
   "пока ты отдыхаешь, враг становиться сильней".
   Заявила гордая собой драконша, спрыгивая на пол.
   Гальбаториксу не оставалось ничего, кроме как вылезти из-под теплого одеяла, и начать облачаться в чистое новенькое хлопковое трико, поверх которого была надета кристаллическая броня, по желанию хозяина принявшая матово черный цвет. На пояс были повешены ножны с мечом и рукоять светового посоха, шлем же был уменьшен чарами и убран в поясную сумку. Черный плащ с алой подкладкой, лег на плечи и его края были закреплены на груди золотой пряжкой в виде серебряного диска.
   "ну, и как я выгляжу?".
   Задал вопрос чародей, обращаясь к своей крылатой подруге.
   "рогов нет, крыльев нет, хвоста нет... в остальном вполне неплохо".
   Задумчиво оглядев человека, отозвалась Ярнунвоск.
   "какая же ты... добрая, сестренка".
   Наклонившись, Гальбаторикс подхватил маленькую крылатую ящерицу на руки, и удобно устроив ее на левом предплечье, пошел к выходу из спальни.
   "правильно: хвали меня".
   Драконша блаженно зажмурилась, подбирая крылья и хвост, что бы они не болтались при передвижении.
   Комната, которую "дядя" выделил изгнаннику, находилась в одной из двух башен крепости, соединенных между собой внутренним двором и двумя параллельными стенами. Герцог, его любовница, личная охрана и советники, обитали во второй башне, в подвале которой находилась сокровищница, а так же арсенал.
   Так называемая "гостевая" башня, состояла из пяти этажей, нижний из которых занимали столовая и кухня, второй и третий были отданы под комнаты для солдат гарнизона, и только четвертый и пятый, вмещали апартаменты, в которых не стыдно было содержать мелких аристократов и послов с их охраной, (вынужденных находиться под постоянным присмотром).
   В коридоре пятого этажа, чародея встретили молчаливые стражники, охранявшие вход в его спальню. Кивком поприветствовав этих людей, с интересом рассматривавших маленькую драконшу, он проследовал к лестничной шахте, имеющей форму правильного четырехугольника. С одной стороны ступеньки примыкали к стене, на которой в металлических кольцах висели масляные светильники, с другой же стороны находились высокие перила, которые должны были не позволить путнику свалиться вниз.
   "может быть спрыгнуть?".
   Поинтересовался мнением Ярнунвоск бывший король.
   "у стражников от страха сердца остановятся, если они увидят как племянник герцога, падает в шахту. Их же за то что они не смогли тебя уберечь, четвертуют не взирая ни на какие заслуги и законы".
   По интонациям драконши сложно было понять, осуждает ли она предложенную идею, или возмущается исключительно из-за приступа вредности.
   Решив все же не нервировать лишний раз приставленную к нему охрану, чародей начал спускаться по ступенькам, поочередно минуя все этажи башни. По пути он ловил на себе множество взглядов солдат гарнизона и обычных слуг, которые вроде бы случайно оказывались поблизости... во что можно было бы поверить, если бы люди не собирались в маленькие толпы.
   "у меня создается впечатление, будто бы в этой крепости есть помещения с расширенным пространством. Иначе просто понять не могу, где размещается весь этот народ во время отдыха".
   Поделился своими наблюдениями изгнанник.
   "может быть они спят в несколько смен?".
   Крылатая ящерица внимательно посмотрела на молодую служанку, выглядывающую из-за угла коридора на втором этаже. Девушка, понявшая что ее заметили, стремительно покраснела, пискнула и мгновенно скрылась из виду.
   "скорее уж многие из них живут в городе, а в крепость приходят только для работы".
   Опроверг предположение подруги Гальбаторикс.
   "откуда знаешь?".
   Взгляд драконши переместился на лицо Всадника.
   "их не было в крепости, когда я вкладывал воспоминания в разумы солдат и приближенных "дядюшки"".
   На это заявление, Ярнунвоск обиженно фыркнула и отвернулась...
   ...не редко герцог, что бы показать свою близость к подчиненным, ел в столовой вместе с солдатами, тем самым демонстрируя свое доверие к ним. Этот же случай был особым исключением, на ряду с визитами богатых торговцев, аристократов и послов из соседних государств. Для обеда двух персон, был выделен небольшой зал, расположенный на втором этаже башни, в которой обитал хозяин крепости.
   Узкие окна бойницы, давали слишком мало света, так что даже днем, что бы не сидеть в полумраке, приходилось использовать свечи или масляные лампы.
   Средних размеров стол, был накрыт белоснежной скатертью, на которой стояли блюда с разнообразными кушаньями, аппетитные ароматы которых, вызывали непроизвольное слюнотечение. У пустых стен, завешенных старыми, но хорошо сохранившимися гобеленами, в ожидании замерли безмолвные слуги и стражники, готовые выполнить любое пожелание высоких господ.
   Забавно было то, что кроме стульев для герцога и его "племянника", с боку от стола был поставлен высокий табурет для драконши.
   - я рад видеть тебя живым и здоровым, Гальбаторикс. - Мужчина крупного телосложения, преклонных лет, изобразил на лице добрую улыбку, более похожую на гримасу от зубной боли. - Признаюсь честно: после твоего последнего визита, мне думалось что придется оплакивать последнего живого родственника.
   - я слишком упрям, что бы просто умереть. - Сухо ответил чародей, нарезая ножом полоски мяса, которые укладывал на широкое серебряное блюдо перед Ярнунвоск.
   Драконше, как существу из псевдоматерии, еда была не нужна, но от удовольствий которые представлял собой сам процесс, она отказываться не собиралась.
   Седовласый мужчина, не смотря на свои года выглядящий еще довольно крепким, еще раз попытался улыбнуться, и у него это даже получилось. Как и "племянник", герцог был облачен в доспех, представляющий из себя легкую броню, покрытую тонким слоем серебра. На плечах у него покоилась тяжелая алая мантия, спадающая до середины голеней.
   Нельзя сказать что в высшем обществе Алагейзии, было принято принимать пищу или приходить на балы и прочие праздники, наряжаясь в доспехи... но Гальбаторикса это не сильно волновало. Хозяин крепости же, давно не носил красивых камзолов, а после гибели единственного сына, буквально сросся со своей броней, без нее чувствуя себя совершенно голым.
   Диалог развивался неспешно, казалось что собеседники словно бойцы на арене, прощупывают друг друга, (правдиво это было только по отношению к герцогу, ведь для чародея его разум был открытой книгой, а все помыслы легко читались). Наконец, когда с вежливым обсуждением ничего не значащих вещей было покончено, и мужчины взялись за тяжелые серебряные кубки с вином, пришло время поднимать по настоящему важные темы.
   - когда ты порадуешь меня внуками? - Совершенно внезапно даже для самого себя, спросил хозяин крепости.
   Бывший король был удивлен, но с честью перенес испытание и выразил свои эмоции лишь поднятием бровей в вопросительном жесте.
   - у меня нет прямого наследника, ты отказался принять титул герцога... мне нужны внуки, что бы быть уверенным в будущем нашей семьи. - Пояснил свой вопрос пожилой мужчина.
   "не намекает ли этот человек, что внуков ему должна предоставить я? Если так, то я абсолютно не согласна".
   Фраза произнесенная Ярнунвоск, сбила изгнанника с мыслей, из-за чего молчание повисшее в комнате затянулось и начало становиться напряженным.
   - внуки будут. - Наконец пообещал бывший король. - Но не раньше чем мы захватим Алагейзию, загоним гномов в горы, эльфов в их леса, и разгромим орден Драконьих Всадников.
   - гха-гха... ты обезумел? - Герцог, в этот момент решивший отпить из своего кубка, поперхнулся вином и с силой стукнул кулаком по жалобно хрустнувшему столу. - Мальчишка, видел я твоих... друзей. Не знаю, какие воины из этих существ, и даже если они поголовно являются магами, победить две сильнейшие в мире силы вам не удастся. Да даже для того что бы захватить любое государство, соседствующее с герцогством, понадобится многотысячная армия, которой нет ни у тебя, ни у меня.
   - говори за себя, старик. - Гальбаторикс высвободил часть своего духовного давления, из-за чего в помещении стало тяжело дышать. - Армия у меня есть... но вот командовать ей некому. Сам понимаешь, у меня совершенно недостаточно опыта.
   "больше чем у большинства жителей этого мира, но все равно крайне недостаточно".
   Снова скрыв свою духовную силу, чародей продолжил трапезу, словно ничего и не происходило. Герцог пришел в себя уже через минуту, что было впечатляющим результатом для обычного человека, да еще и в преклонном возрасте.
   - пока я не увижу твою армию своими глазами, не поверю. - Категорично заявил пожилой мужчина. - И вопрос с наследниками, по прежнему остается открытым.
   - хочешь увидеть... - Бывший король криво ухмыльнулся и скрипнув ножками стула по полу, поднялся из-за стола. - Идем.
   - куда это ты собрался? - Герцог нахмурился, но тоже встал на ноги.
   Ярнунвоск, печально посмотрев на еду, оставшуюся на столе, вцепилась зубами в золотистую курицу, зажаренную в специях, и неся добычу в пасти, последовала за своим Всадником.
   - покажу тебе мою армию. - Отозвался Гальбаторикс, широким шагом выходя в коридор...
   ...солнце уже перевалило через зенит и неспешно катилось по небосклону к горизонту, ветер трепал полы плащей и волосы. Личная охрана герцога, чеканила шаг позади двоих мужчин, целенаправленно идущих к главным городским воротам.
   Встречные люди почтительно расступались перед процессией, провожая воинов любопытными взглядами, дети во все глаза смотрели на маленького белого дракончика, нагло устроившегося на плече мужчины облаченного в матово черные доспехи. Слухи о том, что в герцогство вернулся племянник правителя, уже разлетелись по всем домам, превратившись в самую обсуждаемую сплетню дня.
   Получившие приказ через ментальную связь альфары, за пределами городской стены уже возвели массивную каменную арку, похожую на ворота украшенные множеством магических символов. Они могли бы открыть портал гораздо раньше, но бывшему королю требовалось устроить представление.
   Взобравшись на гребень городской стены, Гальбаторикс указал своему "дяде" на арку, стоявшую в чистом поле. В тот же момент, голубокожие гуманоиды подсоединили магические накопители, и пространство ограниченное каменной рамкой, пошло рябью. Спустя пару минут, наблюдатели могли увидеть картину того, как ровные шеренги ургалов, облаченных в сверкающую на солнце стальную броню, с ростовыми щитами в руках, вооруженные копьями, мечами и арбалетами, появляются буквально из воздуха, слаженно чеканя шаг. Это представление сопровождалось лязгом железа и топотом тысяч ног.
   - ...ты обезумел? Они же разорят город, и мы ничего не сможем противопоставить. - Убитым голосом произнес Герцог, лицо которого побледнело а глаза в ужасе расширились.
   - они служат мне, и не смогут предать. - Спокойно заявил чародей. - По моему приказу, ургалы будут подчиняться тебе... если конечно ты согласишься возглавить войско.
   - чем же займешься ты? - Постепенно отходя от шока, но по прежнему не отрывая взгляда от рогатых варваров, выстраивающихся длинными рядами, спросил пожилой мужчина. - И сколько их вообще?
   - я сражусь с Всадниками и их приспешниками. - Произнес изгнанник, позволив предвкушению прозвучать в своем голосе. - Пока что в этой армии всего десять тысяч бойцов, но со временем их станет больше.
   Иных вопросов не последовало, так как герцог наконец полностью справился с шоком, и решил перенести дальнейшие обсуждения в более тихое место.
  
   ***
   В результате ночной охоты и атак на крепости ордена, в плен к Гальбаториксу попали сразу десять драконов и девять всадников. Крылатый ящер, потерявший своего напарника, (совершенно случайно, это оказался единственный из эльфов, попавшихся в ловушку альфаров), обезумел и в дикой ярости, убил полтора десятка голубокожих гуманоидов, прежде чем прибывшее при помощи портключей подкрепление, сумело его утихомирить и заключить в "пространственную тюрьму".
   Остальные пленные всадники, были из расы людей... впрочем им недолго осталось причислять себя к этому самому многочисленному и приспосабливаемому народу.
   Заставить чешуйчатых гигантов отрыгнуть элдунари, оказалось не так уж и сложно: всего-навсего пришлось угрожать пытками их Всадников. Сами драконы, легко перенесли бы любую боль, а вторгнуться в их разум и подавить волю что бы принудить подчиняться силой, было ничуть не проще, чем побороть бронированную тушу голыми руками. Таким образом выходило, что едва ли не единственной слабостью владык небес, оставались их напарники.
   Сложности возникли только с десятым ящером, Всадник которого был мертв... но тут на руку чародея сыграл факт повреждения души жертвы, что сделало ментальную защиту намного менее прочной. И все равно, если бы не опыт прожитых сотен лет, а так же помощь Ярнунвоск, положительный результат мог бы остаться недостигнутым.
   Зачем вообще бывшему королю пленные Всадники, драконы и их элдунари? Ответ на этот вопрос был прост: он не мог не попытаться заполучить настолько сильных слуг.
   Неподалеку от первого, и пока что единственного города ургалов, который располагался в северных землях, усилиями альфаров и "легионеров" была возведена ровная каменная площадка, длинна и ширина которой превышала сотню метров. В течении нескольких долгих часов, Гальбаторикс и дюжина его помощников, рисовали девятиконечную звезду, состоящую из множества тончайших переплетающихся линий. В качестве краски они использовали кровь драконов, до предела напитанную их жизненной силой. В центре магического рисунка, находилось изображение символа единства и равновесия двух противоположностей, а в каждом из лучей был вписан символ жизни.
   Для подпитки ритуала, из лабораторий были доставлены десятки стеклянных колб, внутри которых плавали жертвенные химеры, похожие на кожаные бурдюки. Когда же наконец с приготовлениями было покончено, бывший король приказал привести пленных Всадников.
   День уже подходил к своему окончанию, солнце на половину скрылось за горизонтом, окрашивая его в ало золотые цвета, а на небосводе начали проглядываться самые яркие звезды. Даже ветер затих, словно бы не желал помешать своим вмешательством тому, что должно было свершиться с минуты на минуту.
   Наконец альфары, и сопровождающие их в качестве охраны ургалы, привели девятерых человек, одетых в длинные серые рубахи на голое тело. Шестеро парней и три девушки, не смотря на свое незавидное положение, старались держаться с достоинством, без страха смотря прямо перед собой. Все они были молоды и неопытны, а так же упрямы и самоуверенны.
   "словно искаженные отражения старого Гальбаторикса".
   Пронеслась в голове чародея мимолетная мысль, вызвавшая легкое раздражение Ярнунвоск, ощущаемое на грани сознания.
   - я делаю вам последнее предложение: присягните мне на верность и встаньте рядом со мной во время борьбы с общим врагом, и я дам вам знания и силу, о которых вы и не мечтали. - Смотря в лица пленников, медленно проговорил изгнанник, не слишком надеющийся на успех.
   - да пошел ты...
   - никогда...
   - лучше умереть...
   Молодые Всадники не разочаровали ожиданий бывшего короля, с горячностью и энтузиазмом достойными лучшего применения, начав доказывать свою верность ордена. Если бы их магия не была заблокирована браслетами, надетыми на руки и ноги, а за спинами не стояли вооруженные рогатые варвары, то выражение эмоций не ограничилось бы одними словами.
   - кого ты называешь врагами? - Неожиданно спокойно, спросила черноволосая кареглазая девушка.
   "сохранить самообладание в подобной ситуации, в условиях обрыва ментальной связи со своим драконом... это вызывает уважение".
   - орден и эльфов. - Столь же спокойно ответил изгнанник.
   - можешь убить нас... мы не станем сражаться с братьями и сестрами. - Чуть дрогнувшим голосом, заявила Всадница, поспешно закрывая глаза, что бы собеседник не увидел отразившегося в них страха.
   Дальше тянуть время чародей не стал, и дал знак рукой, что бы альфары вкололи пленникам снотворное. Обмякшие тела были тут же подхвачены множеством пар рук, избавлены от последней одежды и блокирующих магию артефактов, после чего уложены на лучи магической звезды.
   Элдунари драконов, так же изрисованные рунами, заняли свои места рядом с головами бессознательных людей, после чего изгнанник, уже успевший снять с себя кристаллическую броню и почти всю одежду, прошел в центр ритуального рисунка. На этот раз, ему предстояло лично проконтролировать все изменения, которые будут происходить с телами и душами подопытных, что бы иметь возможность исправить ошибки прямо в процессе.
   - начинаем.
   Это слово было произнесено совсем не громко, но услышали его все, кто стоял в радиусе пары сотен метров от ритуальной площадки. Тут же солдаты, как ургалы так и "легионеры", построились в два широких кольца, тем самым очерчивая границы охранного периметра, а в воздух взмыли десятки наездников на гиппогрифах.
   Гальбаторикс вскинул руки к небу, под его ногами начала колыхаться и наливаться чернотой тень, все расширяющаяся и захватывающая большее пространство. В тишине первых часов ночи, зазвучало монотонное бормотание длинного и сложного заклинания, похожего на одну из эльфийских песен.
   Внезапно тень всколыхнулась и выпустила девять щупалец, которые медленно подползли к неподвижным телам девяти лучей, окутали их непроницаемыми для взглядов коконами, а затем продолжили тянуться дальше, туда где стояли колбы с жертвенными химерами.
   Несколько ассистентов из числа альфар, начали поспешно вылавливать кожаные бурдюки из мутной жидкости, после чего укладывали их на край ритуальной площадки, что бы теням было проще до них добраться. Тела химер, не имеющие ни рук, ни ног, ни даже глаз и ушей, словно бы предчувствуя свою незавидную участь, начинали пульсировать активнее... но у них не было совершенно никаких шансов на спасение.
   Вот тени добрались до жертв, окутали их и начали вытягивать жизненную энергию, передавая ее магическому рисунку и телам подопытных, уже начавших изменяться под воздействием чар Гальбаторикса. Все больше кожаных бурдюков оказывались на площадке, заменяя собой иссушенных сородичей, в которых не осталось ни капли жизненной силы.
   Линии девятилучевой звезды, все ярче светились насыщенно красным светом, для которого даже сгустившиеся тени не были помехой. В какой-то момент, девять элдунари взмыли в воздух, зависли над неподвижными Всадниками, а затем медленно стали опускаться, погружаясь в их тела на уровне солнечных сплетений. Наконец, "сердца сердец" драконов, полностью скрылись под плотью молодых парней и девушек.
   Пространство буквально вскипело от магической энергии, которую с огромным трудом удерживал под контролем Гальбаторикс. Голос чародея дрожал от напряжения, по лицу, груди и спине стекал пот, вертикальные зрачки пылали языками изумрудного пламени, а под ногами бурлила тень. Тела подопытных изгибались в конвульсиях, их кости ломались и срастались по десятку раз в минуту, мышцы уплотнялись и увеличивались в объеме, на уровне лопаток начали отрастать крылья а копчик превращался в полноценный длинный и гибкий хвост.
   Все завершилось совершенно внезапно: вот бушующая энергия ритуала, стремиться вырваться из-под контроля изгнанника, что бы раздавить и разорвать на куски его плоть и душу, а в следующую секунду устанавливается абсолютная тишина, в которой можно услышать шорох крыльев гиппогрифов, парящих в сотнях метров над землей.
   Непроизвольно, все взгляды стражников и участников ритуала, скрестились на девяти телах существ, названия которым в этом мире еще не существовало. Они были похожи на людей тем, что имели две руки и две ноги, пять пальцев на каждой из этих четырех конечностей, и всего одну голову. Дальше начинались отличия: гладкую кожу заменила чешуя, очень похожая на драконью, но гораздо более мелкая, из спины росли широкие перепончатые крылья, имелся так же и длинный гибкий хвост, оканчивающийся острым костяным шипом. Головы облысели, лица вытянулись и стали похожи на драконьи морды с клыкастыми пастями... кроме того, отличить парней от девушек, стало очень не просто.
   "старший брат?".
   Позвала своего Всадника Ярнунвоск, не решающаяся подойти к алтарной площадке, что бы случайно не испортить работу Гальбаторикса.
   "все в порядке, сестренка. Я просто очень сильно устал".
   Подняв лицо к небу, чародей тихо засмеялся. До последнего момента, в его душе оставались сомнения в том, что задуманный ритуал удастся завершить, но все оказалось не так страшно и тяжело, как рисовало воображение. Души Всадников и драконов, и без того были плотно переплетены друг с другом, представляя собой единое целое, а потому интеграция элдунари, прошла без каких либо осложнений.
   Во многих мирах, там где существовала магия или ее аналог, тело смертного существа, считалось лишь оболочкой для души. Изменившиеся души подопытных, имея в запасе огромные объемы магической и жизненной энергий, самостоятельно перестраивали свои сосуды, придавая им более удобный вид, и чародею оставалось только не позволять процессу зайти слишком далеко, попутно пресекая вредные изменения.
   Во время слияния духовных оболочек и создания нового разума, старые личности Всадников были полностью стерты, а так как находящиеся в "пространственных тюрьмах" драконы, не могли хоть как-то вмешаться в происходящее, ничто не помешало бывшему королю, создать абсолютно верных себе слуг. Он не ограничивал их развитие, но позаботился о закладках, которые заставляли в первую очередь думать о том, не принесет ли то или иное действие вред создателю.
   "а назову я их...".
   С весельем в мыслях начал изгнанник.
   "ты не посмеешь!".
   Ужаснулась белая дракониха.
   - дракониды. - Вслух произнес название новой расы Гальбаторикс.
  
   ***
   Со дня, (точнее ночи), проведения ритуала, прошла целая неделя. В этот период времени, армия ургалов, под командованием "дяди" Гальбаторикса, совершила вторжение на территорию одного из соседей, и в считанные дни подавив сопротивление защитников, заняла столицу. Казнь короля и всей его семьи, произошла прямо на глазах у шокированных людей, и пользуясь всеобщей неразберихой, герцог присвоил себе корону убитого соперника и титул короля.
   У кого ни будь мог бы возникнуть логичный вопрос: почему орден Драконьих Всадников, не отреагировал на произошедшее? Все же вторжение варваров с севера, в самое сердце Алагейзии, это не то событие, которое можно оставить без внимания. Ответ же был таков: у них появились более важные проблемы, нежели защита простых людей в их междоусобных войнах.
   Сперва пропажа и гибель некоторого числа молодых членов ордена и их крылатых напарников, а затем и участившиеся столкновения с группами альфаров, летающих на трансфигурированных гиппогрифах, заставили Драконьих Всадников усилить оборону своих крепостей на материке, одновременно с этим практически прекратив патрулирование окрестностей. Голубокожие гуманоиды, вооруженные артефактным оружием, использовали тактику кинжальных ударов и стремительных отступлений, в чем им помогали многоразовые портключи. Пусть им и не удавалось нанести значительный урон группам более чем из троих Драконьих Всадников, но сама вероятность того, что враг может напасть в любую секунду и с любого направления, заставляла нервничать и усиливать бдительность.
   По косвенным данным можно было сделать вывод, что молодых членов ордена, вообще отозвали на остров, поспешно превращаемый в непреступную твердыню с множеством ловушек. Но глупо было бы считать, что Всадники испугались и теперь собираются отсиживаться в обороне: на самом деле они накапливали силы и искали логово своих противников, что бы нанести сокрушительный удар, не позволяя никому скрыться. Раз за разом, отряды разведчиков прилетали в северные земли, но всякий раз их встречали наездники на крылатых скакунах, которые не жалея сил осыпали неприятеля боевыми чарами, стремительно истощающими защитные барьеры.
   Даже тот факт, что орден не напал на воинство новоявленного короля, и прекратил патрулирование отдаленных земель Алагейзии, означал лишь нежелание распылять силы и подвергать воинов неоправданной опасности, на кануне масштабного сражения. Нужно так же помнить, что на протяжении столетий, у Драконьих Всадников не было соперников, способных хоть что-то противопоставить их подавляющей мощи, а потому они несколько растерялись в первые дни, не имея готовых вариантов противодействия многочисленному и быстрому врагу.
   Тем временем, сам виновник всех этих событий, увлеченно занимался исследованиями драконидов. К немалому его удивлению, после ритуала, мужчин стало меньше чем женщин, за счет того что некоторые элдунари, принадлежали самкам драконов, и попав в тела самцов, не получая противодействия, радикально их изменили. Таким образом, у чародея в распоряжении оказалось пять самок и четыре самца новой расы.
   Весьма любопытно было наблюдать за встречей освобожденных из "пространственных тюрем" драконов, и их обновленных Всадников. Черная крылатая ящерица по имени Фурия, даже обвинила бывшего короля в том, что он нарушил свое слово, на что получила спокойный ответ:
   - твой напарник жив и даже стал сильнее, да и смена расы пошла ей только на пользу.
   Это высказывание совершенно не успокоило владычицу небес, так что она попыталась испепелить изгнанника своим дыханием... ожидаемо без видимого результата. После того как первые эмоции улеглись, диалог с драконами стал более продуктивным, и хоть без угроз и обещаний обойтись не удалось, клятвы верности были получены. Решающим фактором в споре, стало обещание приказать драконидам, постепенно отрезать от себя по кусочку, до тех пор пока упрямые ящерицы не сдадутся.
   "это было грубо".
   Обвинительно произнесла Ярнунвоск, чувствующая себя виновной в страданиях сородичей. Однако, при всех своих сомнениях и душевных терзаниях, "сестренка" даже не задумывалась о том, что бы предать "старшего брата".
   В конце недели, Гальбаторикс обрадовал подругу новостью о том, что скелет ее нового тела наконец завершен, псевдо элдунари заполнено жизненной энергией, а все необходимые руны нанесены и запитаны магической силой от "сердца сердец" безумного сородича.
   Вселение души прошло совершенно буднично: превратившаяся в серый туман Ярнунвоск, втянулась в драконий череп, состоящий из кроваво красного кристалла, а затем весь скелет начал обрастать мышцами и сосудами, после чего туша покрылась белой чешуей, отливающей фиолетовым оттенком. Процедура происходила на поверхности, прямо под лучами полуденного солнца, так что блеск чешуек крылатой ящерицы, могли оценить все желающие.
   "как себя чувствуешь?".
   Стараясь вложить в вопрос как можно больше заботы, поинтересовался изгнанник.
   Дракониха неуверенно поднялась на лапы, пошевелила крыльями и хвостом, вытянула шею и шумно втянула ноздрями воздух.
   "мне кажется, что меня засунули в тесный комбинезон".
   Бывший король понимающе усмехнулся и пояснил:
   - так всегда бывает, когда после долгого прибывания в состоянии духа, обретаешь материальную оболочку. Скоро пройдет и ты привыкнешь.
   Голова Ярнунвоск печально качнулась из стороны в сторону.
   "теперь я не смогу кататься у тебя на плече".
   Пожаловалась она.
  
   ***
   (отступление).
   Сотни Всадников, от самых молодых и недавно получивших драконов, до проживших не одну сотню лет людей и эльфов, толпились в большом зале совета. Старейшины, разговаривая о чем-то между собой, закрывшись заклинанием от подслушивания, гордо стояли на возвышении, находящемся напротив широких входных ворот.
   Не первый день уже ходили слухи, что появился новый и опасный враг, уже успевший убить многих братьев и сестер. Существа, путешествующие на крылатых скакунах, похожих на гибрид орла и лошади, обладали странной магией и умели мгновенно перемещаться, благодаря чему нанеся свой удар, безнаказанно сбегали с мест сражения. Гоняться за ними по всей Алагейзии было бесполезно и даже опасно, ведь противник мог вылавливать одиноких Всадников, отбившихся от основного отряда, что было бы неизбежно в случае распыления сил. Требовалось нанести один единственный удар, прямо по логову проклятых тварей, что бы им некуда было сбегать.
   Разведчики выяснили, что враг скрывается на севере, в землях ургалов, которых вероятнее всего либо подчинили, либо изгнали с родины. Не то что бы кому-то было дело до этих рогатых варваров, но возможность стать настоящими освободителями, подогревала решимость к действиям. Впервые за очень долгое время, и люди и эльфы, не испытывали друг к другу никаких отрицательных эмоций.
   "общая угроза объединяет лучше всяких лекций о дружбе и взаимопомощи".
   Молодой черноволосый мужчина, с хмурым лицом и сосредоточенным взглядом, поправил ножны с мечом, в рукоять которого был вставлен кровавый рубин. Не так давно он сам сбегал из ордена, стараясь добиться какой-то непонятной и далекой справедливости, и пусть смириться с властью эльфов так и не получилось, но эту проблему можно было решить и после общей победы.
   "наверняка длинноухие в первых рядах отправят нас, а сами будут добивать ослабленных противников, что бы получить больше славы. После этого можно будет попытаться разжечь недовольство среди своих...".
   Додумать мысль невысокому юному всаднику, так и не удалось, так как старейшины наконец приняли решение и объявили для всех собравшихся:
   - мы атакуем на рассвете...
   ...ночной воздух был прохладен и отгонял сонливость. Волнение, сопровождавшее молодого мужчину на протяжении последних часов, отступило почти полностью, а при виде сотен драконов, заполонивших небо повсюду куда только кинешь взгляд, душа начинала трепетать от предвкушения победы. Ни одна сила не могла сравниться с мощью ордена, ради одного единственного боя, собравшего почти всех своих членов в единое воинство.
   Небывалое чувство единства, заставляло сердце громче биться в груди. На миг даже стало жаль, что он не может увидеть с земли эту прекрасную картину, но Всадник быстро отогнал от себя это желание...
   ...солнце медленно поднималось из-за восточного края земли, освещая своими лучами поля, леса, горы, реки и озера. Воинство ордена Драконьих всадников, неуклонно приближалось к своей цели, и сегодняшний день должен был стать решающим в очень многих смыслах.
   Внезапно старейшина, летевший во главе драконьей стаи, дал знак братьям и сестрам, заставляя их замедлиться и остановиться. Огромный золотой дракон, к которому присоединились его изумрудный и сапфировый сородичи, вылетел вперед.
   "что происходит?".
   Удивленно спросил своего партнера молодой мужчина.
   "можешь посмотреть моими глазами".
   Предложил кроваво красный крылатый ящер.
   Всадник произнес нужное заклинание, и его восприятие тут же изменилось. Взгляд дракона был устремлен на север, туда где земля и небо соединялись линией горизонта. Там, похожие на маленькие черные точки, им на встречу летели десять крылатых существ, которых сложно было с чем-то спутать.
   Десять Драконьих Всадников летели клином, и возглавлял их высокий мужчина в матово черных доспехах, восседающий на спине белой крылатой ящерицы. Остальные девять его спутников, были плотно закутаны в темно зеленые плащи с глубокими капюшонами, что не давало возможности увидеть их лица или рассмотреть фигуры.
   - зачем вы прилетели в мои небеса? - С интонациями короля, обращающегося к нищему, спросил мужчина в черном доспехе, останавливая свою драконшу в нескольких сотнях метров от воинства ордена.
   - с каких пор эти небеса стали принадлежать какому-то мальчишке? - Не уступая оппоненту в высокомерии, вопросом на вопрос ответил старейшина.
   - с тех пор как меня изгнали из моего дома, приговорили к смерти и отправили по следу убийц. - Холодно отозвался человек, в чертах лица которого определенно было что-то знакомое.
   Оба собеседника использовали магию, что бы усиливать свои голоса и не кричать, пытаясь пересилить ветер, и благодаря этому их слышали абсолютно все.
   - ты... Гальбаторикс? - С трудом скрыв ошеломление, спросил старейшина, первым узнавший своего оппонента.
   - собственной персоной. - Нагло оскалился мужчина.
   - но твой дракон... Ярнунвоск... она же мертва.
   Белая крылатая ящерица, зло оскалилась и рыкнула, выпуская в воздух облачка дыма из пасти.
   - магия гораздо более многогранна, чем тебе кажется, старик. - Не скрывая пренебрежения, заявил изгнанник. - Ты так и не ответил на мой вопрос.
   - это ты стоишь за нападениями на орден? - Подала голос рыжеволосая эльфийка, привставая в седле своего дракона.
   - возможно. - Гальбаторикс неопределенно шевельнул руками.
   - мерзавец... - Прошипел кто-то из Всадников, намереваясь напасть, но его остановили бдительные товарищи.
   - сдайся, и я обещаю тебе справедливый суд. - Пообещал старейшина, еще немного вылетая вперед на своем ящере.
   Мужчина скривился, глубоко вздохнул, потер переносицу пальцами правой руки, закованной в бронированную перчатку, а когда заговорил, его голос звучал настолько устало, что это вызывало жалость:
   - и чего я ожидал, начиная этот разговор? Предлагаю сразу опустить бесполезные сотрясания воздуха, споры о добре, зле, долге и справедливости, и сразу перейти к тому, ради чего мы все здесь сегодня собрались.
   Не дожидаясь, пока собеседник ответит, Гальбаторикс выхватил из ножен меч, и в тот же миг в воздухе, справа, слева и даже сверху от него, стали появляться крылатые гибриды орла и лошади, на спинах которых сидели голубокожие гуманоиды, облаченные в кроваво красные кристаллические доспехи. Их было много... но меньше чем Драконьих Всадников.
   - на что ты надеешься? - Снова заговорил эльф, тем самым не давая членам ордена сорваться в бой. - Сдайся и мы пощадим твоих соратников...
   В этот момент, наездники крылатых скакунов, вскинули странного вида оружие, похожее на воронку, закрепленную на длинной полой трубке. Всадники успели создать магические щиты, способные выдержать обстрел из катапульт, или дождь огненных шаров... однако им это не помогло.
   По ушам ударил высокий пронзительный звук, к которому прибавился рев оглушенных драконов и крики боли людей и эльфов. Некоторые крылатые ящеры, попавшие в самый эпицентр действия звукового оружия, начали падать на землю потеряв сознание.
   "дышать тяжело... что это, кровь?".
   Прикоснувшись к лицу, молодой мужчина с удивлением уставился на ладонь, испачканную в липкой красной жидкости. Он не сразу понял, что небо и земля поменялись местами, и каменная твердь слишком быстро приближается...
   ...было больно, холодно и страшно, а еще, совершенно не хотелось жить. Рубиновый дракон, перед столкновением с землей, сумел таки снизить скорость падения и сгруппироваться, но это его все равно не спасло. Молодой всадник чувствовал, как его друг медленно но верно умирает, а собственных сил хватало только для того что бы лежать и дышать, пытаясь не захлебнуться в своей крови.
   Где-то наверху ревели драконы, но этот звук доносился словно через стену из ваты, зато увидеть сотни изумрудных лучей, врезающихся в тела крылатых гигантов, обрывая их жизни, не мешали даже лопнувшие в глазах сосуды.
   "ловушка? Мы попали в ловушку... как глупо".
   Мысли текли медленно и неохотно, то и дело стремясь разбежаться по укромным уголкам сознания, оставляя голову совершенно пустой.
   "неужели, так все и закончится? Но я ведь еще не успел... я ничего не успел! Мама... мама, я не хочу умирать!".
   Нахлынувшая было на разум паника, была смыта волной сильных и чистых эмоций, в которых преобладали забота и вина. Умирающий дракон, даже в таком состоянии пытался защитить своего Всадника.
   Поднялся ветер, совсем рядом зазвучали хлопки огромных крыльев. Вскоре в поле зрения черноволосого молодого мужчины, появилась молодая синяя драконша, на спине которой находился совсем еще мальчишка, не оставшийся на острове исключительно из-за упрямства...
   "упрямство, высокомерие, самонадеянность... похоже это те черты, которые в той или иной степени, присутствуют в каждом члене ордена Драконьих Всадников".
   Философская мысль неожиданно вызвала приступ веселья, который превратился в болезненный смех.
   - Морзан! - Долговязый, нескладный подросток, голову которого украшала грива темных непослушных волос, спрыгнув из седла своей крылатой ящерицы, подбежал к раненому другу, с которого брал пример и на которого всегда хотел быть похож.
   - Бром... рад что ты жив. - С трудом переведя дыхание, молодой мужчина постарался улыбнуться, скрывая боль и не позволяя сознанию уйти в спасительную тьму. - Что там... наверху?
   Подросток упав на колени рядом с искалеченным товарищем, несколько долгих секунд широкими глазами осматривал переломы, а затем словно очнулся, начав тараторить:
   - пока все были оглушены, эти гады начали пускать зеленые лучи в драконов, не попавших под первый удар. после десятого-пятнадцатого луча, ящер начинал падать и больше не подавал признаков жизни, а его всадник кричал так, будто ему руки и ноги тупой пилой отрезали. Когда же все, (нервное сглатывание), кто выжил оклемались, эти трусы просто сбежали. Как всегда исчезли в хлопках, так и не вступив в честный бой.
   "ха-ха... "честный бой"... Бром, как ты еще мал и наивен. Честно сражаются только рыцари на дуэли...".
   Однако озвучивать свои мысли Морзан не стал, вместо этого задав вопрос:
   - что сейчас предпринимают наши?
   - большинство отправилось в погоню за теми, кто не исчез а попытался улететь, ну а остальные ищут выживших. - Подросток нервно поежился.
   - старейшины? - Уже догадываясь об ответе, продолжил допрашивать парня старший Всадник.
   - мертвы. - Почти прошептал Бром. - По ним пришелся первый удар, а затем еще и зелеными лучами досталось...
   "командования нет, орденцы словно взбешенные звери гонятся за отступающим врагом... который скорее всего ведет их в новую ловушку".
   - Бром, ты должен их остановить... образумить. Враг слишком хитер и опасен, что бы бросаться в бой сломя голову, а если сегодня все погибнут здесь, то уже завтра на остров будет совершено нападение.
   - но... как? Я даже меч потерял... - Подросток смущенно потупил взгляд, что в совокупности с бледностью лица, делало его вид довольно жалким.
   "дожили... сваливаю на пацана то, что должны были делать старшие братья".
   Дрожащей рукой Морзан протянул Брому свой меч.
   - бери, там куда я отправлюсь, он мне уже не понадобится. А сейчас слушай: собери всех Всадников кого сможешь и объясни им, что мы все попали в ловушку, и те кто отправился в погоню, скорее всего попадут еще в одну. Вы должны вернуться на остров и подготовить оборону, враг не должен захватить замок.
   - но... - Подросток едва не падал в обморок, глядя на старшего товарища с суеверным ужасом.
   - иди! - Яростно рыкнул молодой мужчина, за что заплатил вспышкой боли в груди и закрывшей обзор пеленой.
   Он ощутил, как дрожащие руки взяли из его ладони рукоять меча, затем услышал торопливые шаги, а после этого земля вздрогнула под лапами подпрыгнувшего дракона и порыв ветра поднятый распахнувшимися крыльями, коснулся разгоряченной кожи.
   "надеюсь у него получится".
   Это была последняя связная мысль, после которой тьма все же поглотила усталый разум.
   (конец отступления).
  
   ***
   Подводя итоги сражения, хотя правильнее было бы назвать случившееся "избиением", Гальбаторикс мог с гордостью заявить, что орден Драконьих Всадников почти уничтожен. Как не странно, но эльфов, людей и драконов, которые даже по отдельности являются опасными противниками, подвела их сила, которая заставила потерять осторожность.
   Сложно было объяснить то, зачем старейшины собрали в одном месте почти всех имеющихся воинов, но отсутствие нормального командования, а так же проработанной тактики, сыграли для них дурную службу. Сперва альфары на гиппогрифах, применили звуковое оружие, получившее название "флейта", а затем, пока Всадники и крылатые ящеры, (те что не упали на землю, потеряв сознание), подверглись обстрелу заклинанием "авада кедавра", (убивающее проклятье, от которого можно защититься, только поставив на его пути материальный объект). Смертоносные чары, в очередной раз доказали свою эффективность, и пусть для того что бы убить одного истинного дракона, требовалось от десяти, до двадцати попаданий, шесть сотен залпов, смогли сократить численность владык небес еще на три десятка особей.
   Бывший король даже не хотел себе представлять, что ощущали драконы и их Всадники, когда из крылатых ящеров грубым образом выдирали души... и он пообещал себе, что будет использовать подобные методы, только в случаях когда не останется иных вариантов.
   А дальше было бегство тех альфар, которые полностью опустошили магические накопители. Те же кто остался, заманили группу преследователей на равнину, изрисованную рунными кругами, а затем тоже использовали портключи. Попавшие во вторую ловушку орденцы, вскоре почувствовали на себе эффект умноженной в десять раз гравитации. Более чем из пяти десятков крылатых гигантов и их напарников, не выжил никто.
   Очередным неожиданным сюрпризом, стал магический аналог ПВО, (противовоздушная оборона). Одноразовые магические излучатели огромной мощности, внешне выглядящие как железные трубы диаметром в сорок сантиметров, с фокусирующим кристаллом в передней части, собрали свою богатую жатву, окончательно убедив жалкие остатки грозного воинства, бежать на юг.
   Тем временем, "легионеры" и армия из полутора тысяч ургалов, обвешенных защитными артефактами, при помощи заранее заготовленных портключей, переместились прямо на остров ордена Драконьих Всадников, который остался практически без защитников. Им был дан приказ, захватывать всех учеников с маленькими дракончиками, а так же обчистить хранилище с драконьими яйцами и элдунари.
   Как показывала практика, в войне побеждает та сторона, войска которой более мобильны и обладают лучшими средствами связи. Драконьи Всадники были сильны и многочисленны, в открытом противостоянии их было бы очень сложно победить.
   "теперь нужно будет вылавливать разбежавшихся "героев" по всей Алагейзии".
   Бывший король откинулся на спинку костяного трона и закрыл глаза. Для сегодняшней победы, ни ему лично, ни драконидам, так и не пришлось сражаться... и это было правильно. Ситуации, когда командующий, вынужден совершать невозможное, своими силами выправляя неудачно складывающееся положение, происходили только тогда, когда заранее разработанный план рушился.
   "скоро начнут приходить отчеты о погибших и раненых, а так же о захваченных пленных".
   Как бы грустно не было это признавать, но основная работа еще даже не начиналась...
  
   КОСТЯНОЙ ТРОН 4.
   (отступление).
   1 год от создания Священной Империи: бесстрашные войска состоящие из пехоты ургалов, кавалерии людей, воздушных войск альфаров и драконидов, (за пределами Империи, называемых "проклятыми", в самой же Империи именуемых не иначе как "возвышенными"), день за днем продвигались в глубь темных земель невежественных дикарей, называющих себя жителями Алагейзии. Мечами и магией, доблестные воины Священного государства, громили войска немытых дикарей, поклоняющихся кровавым богам и хищным чудовищам*.
   Орден Драконьих Всадников, сотни лет угнетающий людей и представителей иных рас, делая это в угоду самолюбивых лицемерных и жадных эльфов, раз за разом терпел поражения в сражениях с драконами и драконидами, присягнувшими на верность Вечному Императору. Сам мудрый и могучий лидер, сумевший объединить под своей властью столь разных разумных, множество раз вступал в схватку с предателями человечества, продавшимися длинноухим лжецам, принуждая их к бегству или же уничтожая на месте...
   2 год от создания Священной Империи: правители захваченных городов, в едином порыве склоняли головы перед Вечным Императором, принося клятву верно служить ему, и новому государству, несущему свет просвещения в сумрачное невежество старого мира. Каждый день, десятки, а-то и сотни добровольцев, присоединялись к войскам объединения Алагейзии...
   5 год от создания Священной Империи: в небесах старого мира, состоялось решающее сражение между орденом Драконьих Всадников, и доблестными силами альфаров и драконидов. Вечный Император лично вел к победе своих верных соратников, в дуэли повергнув старейшего и могущественнейшего эльфийского мага, а затем упокоив и его крылатого монстра, который в порыве безумия попытался уничтожить находившийся неподалеку город.
   После этого события, часть членов ордена скрылась в лесах эльфов, Всадники лишившиеся драконов затерялись среди простых людей, (некоторых из них отлавливают до сих пор, после чего придают справедливому суду). Остров, на котором ранее находилась главная цитадель могущественного врага, был тщательнейшим образом обыскан, а затем закрыт магическими барьерами, что бы никто больше не мог туда проникнуть, и что бы простые жители Священной Империи, поддавшись низменным желаниям, не попали в смертельные ловушки, оставленные прежними хозяевами этого места.
   Из замка были спасены дети, возрастом от восьми и до двенадцати лет, из которых собирались вырастить оружие для войны против Вечного Императора. Некоторых пленников удалось вернуть родителям, тех же, чьи семьи были убиты, наш великий лидер принял как собственных сыновей и дочерей...
   10 год от создания Священной Империи: быстрыми темпами шло объединение Алагейзии. Сопротивление войскам Вечного Императора, продолжали оказывать гномы, запершиеся в подгорных крепостях, немногочисленные королевства невежественных варваров, поддавшихся на убеждение беглых Драконьих всадников, а так же эльфы, (по сей день скрывающиеся в лесах, за сильнейшими защитными барьерами)...
   11 год от создания Священной Империи: самой длинной зимней ночью одиннадцатого года, жители нашего государства, и дикари, по какой-то ошибке не склонившиеся перед Вечным Императором, могли наблюдать столб чистого белого света, появившийся в северных землях. Это явление не оставило равнодушным никого, кто имел счастье его наблюдать. Именно в ту ночь, как символ могущества Вечного Императора, над Алагейзией появилась стальная луна, отблески которой можно увидеть даже днем, в яркую солнечную погоду...
   15 год от создания Священной Империи: последнее из королевств варваров, признало власть Вечного Императора, влившись в великое и могущественное государство. Непокоренными остались только гномы, по прежнему прячущиеся за стенами подгорных крепостей, и эльфы, словно дикие животные, обитающие в дремучих лесах. Во время праздника, знаменующего победу Священной Империи над невежественными дикарями, по всей Алагейзии голосом нашего мудрого правителя, прозвучал указ о перестройке городов и деревень. В проектах новых поселений, обязательное место заняли общественные бани и системы канализаций, по которым грязная вода и разнообразные отходы, попадали в специальные резервуары, где отчищались или уничтожались.
   Еще через год, до каждого жителя Священной Империи был донесен указ, требующий мыть руки перед приемами пищи, посещать баню раз в четыре-семь дней. Кроме того, запрещалось выбрасывать отходы, в местах для этого не предназначенных...
   20 год от создания Священной Империи: во всех городах, население которых было более двух тысяч разумных, открывались общественные школы, в которые должны были ходить дети от восьми и до двенадцати лет. Там их обучали счету и письму, истории и основам наук, которые необходимы в жизни каждого подданного Вечного Императора. Кроме всего прочего, в школах проводился отбор учеников, обладающих способностями к владению магией: родители таких детей получали небольшие но регулярные выплаты из городской казны, сам же счастливец после принесения присяги, поступал сперва в академию волшебства, а затем в возрасте восемнадцати лет, становился военным, со всеми обязанностями и привилегиями...
   25 год от создания Священной Империи: во всех крупных поселениях государства, открывались общественные больницы, в которых работали и обучались военные целители и лекари. Каждый подданный Вечного Императора, по сей день может обратиться с жалобами на здоровье, что бы получить бесплатную квалифицированную помощь, (старость к сожалению не лечится, так как не была признана болезнью).
   В деревнях начали открываться филиалы больниц, куда для получения практики под присмотром опытных целителей, направлялись молодые выпускники школ и академии...
   33 год от создания Священной Империи: произошло торжественное открытие Белого Города, в последствии ставшего столицей величайшего из государств, когда либо существовавших на территории Алагейзии. Девяносто девять белоснежных башен, вершины которых стремились достать до самых небес, правильным четырехугольником окружили центральную площадь с фонтанами и статуями, изображающими героев войн объединения народов материка. По дорожкам из плотно подогнанных друг к другу гранитных плит, (самые большие из которых, служат фундаментом для башен), спокойно могут проехать в ряд две кареты на самоходных двигателях или же запряженные лошадьми. На углах многочисленных перекрестков, стоят многочисленные урны с живыми цветами, заполняющими пространство потрясающими ароматами, которые не оставят безразличным ни одного гостя этого места.
   После заката же, жизнь в Белом Городе не замирала с момента его основания, освещение же улиц обеспечивалось магическими светильниками, во множестве установленными на стенах башен. Стоит заметить, что сами башни, между собой соединены мостиками с высокими поручнями, которые начинаются на высоте пятнадцати метров от земли, благодаря чему под ними спокойно может пройти взрослый дракон. При взгляде с высоты, башни и соединяющие их мостики, образуют причудливую, но от того не менее прекрасную картину из пересекающихся линий и четких рядов точек, и только центральная площадь остается абсолютно открытой.
   Резиденция Вечного Императора в Белом Городе, находится в одной из центральных башен, внешне не отличающейся от всех остальных строений, что в очередной раз подчеркивает тот факт, что наш правитель не отделяет себя от своих приближенных, в отличие от самозваных королей древности...
   50 год от создания Священной Империи: в честь полувекового юбилея единого государства, Вечный Император объявил, что проведет возвышение для своих союзников, первыми протянувших руку помощи в тяжелые времена. В течении полугода, раса ургалов прекратила существовать, и их место заняли зеленошкурые дракониды, унаследовавшие силу, выносливость, нечеловеческую ловкость, долголетие. Вместе с перепончатыми крыльями, позволяющими летать в небесах, длинными гибкими хвостами, оканчивающимися костяными шипами, они получили способность выдыхать кислотный пар, разъедающий даже железо.
   Зеленые дракониды, стали личной гвардией Вечного Императора, на ряду со своими старшими сородичами, "возвышенными" во времена войны за объединение...
   60 год от создания Священной Империи: люди, своими смелостью, верностью и умом, доказавшие полезность Вечному Императору, прошли через "возвышение", превратившись в драконидов с ярко красными шкурами. Они стали не такими крупными как зеленые дракониды, но зато превосходят своих сородичей в скорости и ловкости, а так же ширине крыльев. Дополнительным отличием двух рас, является огненное дыхание, доступное обладателям рубиновой чешуи.
   Прошедшие через "возвышение" люди, заняли почетные должности среди военных, а так же усилили стражу городов нашего великого государства...
   70 год от создания Священной империи: альфары, являющиеся самой немногочисленной расой, присягнувшей на верность Вечному Императору в самом начале войн объединения, наконец дождались своей очереди на получение крыльев и хвостов, (а так же чешуи и рогов). Спустя четверть года после начала процедуры изменения, перед народом предстали синие дракониды, отличающиеся внешней хрупкостью и невысоким ростом, сравнительно с красными и зелеными сородичами. Как раса, каждый представитель которой обладал даром волшебства, они стали многократно сильнее, превратившись в могущественных магов.
   Синие дракониды, не желая более воевать, попросили Вечного Императора позволить им заниматься наукой и обучением одаренных детей. Помня о всех тех жертвах, которые принесли альфары, а так же о всех тех успехах, невозможных без их непосредственной помощи, наш мудрый и великодушный правитель полностью удовлетворил просьбу своих подданных. В свою очередь обладатели сапфировых шкур, пообещали встать в строй армии, по первому требованию сюзерена, если в этом когда ни будь появится необходимость...
  
   ===
   Имеется в виду город, жители которого как богам, поклонялись одному из гнезд раззаков. Их жрецы преподносили в дар покровителям живых жертв, (среди которых нередко встречались новорожденные дети), а так же части собственных тел. *
  
   "краткие выписки из учебника по новейшей истории, одобренного Министерством Морали Священной Империи".
  
   Приписка неровным подчерком: "наглая пропаганда! И чему сейчас только учат детей?".
  
   Еще одна приписка: "Найду кто испортил мою работу, оторву руки и приживлю к заднице. И вообще: это конечно пропаганда, но в ней нет прямой лжи... только недосказанности".
  
   Третья приписка: "отрывалка не доросла. И раз уж сам не догадался, то эти чернила можно вывести с бумаги обыкновенными бытовыми чарами".
   (конец отступления).
  
   ***
   в бальном зале играла тихая ненавязчивая музыка, не мешающая гостям переговариваться между собой, но при этом не позволяющая подслушать их разговоры. С темно синего потолка, похожего на ночное небо, светили россыпи магических шаров, испускающих белое и золотое сияние, изображая всем известные созвездия. На стенах между окнами, висели красочные гобелены, на которых были запечатлены сцены битв из войн объединения Алагейзии. Пол представлял собой спиральную мозаику с закручивающимися линиями белого и черного цветов.
   Вдоль стен стояли длинные столы с закусками и напитками, но почти никто из гостей не прикасался к угощению... не по тому, что еда была плоха на вкус, или могла быть отравлена, (за один намек на это, наглеца ждали печальные последствия), просто только в этот вечер можно было наладить общение с самыми богатыми и влиятельными жителями Священной Империи, прибывшими из самых отдаленных уголков государства. Тратить драгоценное время, на употребление пищи, казалось чем-то кощунственным.
   У входа в зал, почетной стражей замерли двое зеленых драконидов, сверкающих стальными доспехами украшенными рунными цепочками. Их взгляды пронизывали до самых костей, заставляя даже боевых магов ежиться от неприятных ощущений. Некоторое количество красных драконидов, одетых в военные мундиры, можно было увидеть среди офицеров людей, ну а их синешкурые сородичи, предпочитали общество ученых и аристократов. Отдельной группой что-то бурно обсуждали чиновники, характеры которых были удивительно схожи.
   Празднование девяностого года от создания Священной Империи, шло по тому же сценарию что и в предыдущие десятилетия: над Белым Городом уже отгремели салюты, по улицам в торжественном параде промаршировали солдаты, в небе устроили представление с огнем и фигурами высшего пилотажа крылатые ящеры...
   "и что я здесь делаю?".
   Обреченно подумал Гальбаторикс, облаченный в матово черную кристаллическую броню, поверх которой был накинут золотой плащ с алой подкладкой. На протяжении последнего часа, он выслушивал "гениальные" предложения о реформе имперской армии, которые на него обрушили трое немолодых графов. Если бы эти люди не были одними из самых успешных управленцев, то беседа уже давно завершилась бы не самым вежливым образом, но... тогда пришлось бы общаться с другими верными подданными, жаждущими выказать свое уважение и внести несколько предложений, попутно попросив о какой ни будь услуге.
   "выбирай из двух зол меньшее".
   Посоветовала Ярнунвоск, в данный момент удобно устроившись на вершине башни, и наслаждаяясь шумом праздника, который доносился до нее с центральной площади и улиц города.
   "не злорадство ли я слышу в твоих словах?".
   Подозрительно осведомился чародей, кивая на очередное высказывание высокого, но все еще крепкого старика, одетого в синий камзол расшитый серебряными узорами.
   "как можно! Это было всего лишь ехидство".
   С праведным возмущением отозвалась дракониха.
   "м-да... а ведь такая милая и веселая девочка... была".
   с ностальгией подумал бывший король, ныне носящий титул Вечного Императора.
   "не мы такие, жизнь такая".
   Довольно холодно заявила крылатая ящерица, после чего отгородилась барьером от сознания своего Всадника. После войны с орденом, и множества смертей сородичей, ее характер сильно изменился, разом став более взрослым... впрочем по другому и не могло случиться.
   "и все же, мне не хватает того теплого клубка позитива, какой раньше была Ярнунвоск".
   Рождение новых драконов, заставило подругу стать более мягкой, но при этом она стала чувствовать себя неполноценной, так как не могла стать матерью. Сколько бы Гальбаторикс не бился над этой проблемой, но истинные драконы были слишком необычными существами, не способными появляться в искусственных условиях. Вариант же, при котором рождается детеныш с душой обычного смертного существа, был отброшен как нечто совершенно недопустимое.
   Внезапно по сознанию ударило чувство опасности, что заставило разум активировать все свои мощности, ускоряя восприятие в десять раз. Мир вокруг привычно замедлился, воздух стал загустевать... но простенькие чары помогли избавиться от его сопротивления.
   - "тревога: в башне посторонние". - Зазвучал в голове Императора ментальный голос одного из синих ящеров.
   - "шум не поднимать. Я не хочу, что бы наши гости поняли, что их обнаружили. Обеспечьте оцепление города, заблокируйте доступ в бункер, свяжитесь с "звездой смерти", пусть просканируют местность на предмет пространственных аномалий". - Поспешил отдать приказы чародей, внешне никак не выдавая своего состояния.
   Время растянулось до неприличия, заставляя сильнейшего мага этого мира, испытывать на прочность свое терпение.
   "старший брат?".
   В голосе Ярнунвоск, промелькнули обеспокоенные нотки, что в последние годы случалось крайне редко.
   "да, сестренка?".
   Гальбаторикс старался отвечать спокойно, но до конца скрыть азарт и предвкушение все же не смог.
   "что происходит? Тебе нужна помощь?".
   Тревога драконихи стала сильнее, и мужчина почувствовал, как она подключается к его глазам и ушам, что бы не упустить ничего важного.
   "не беспокойся, у меня все под контролем".
   В следующую секунду произошло сразу два события: от "звезды смерти" пришел отчет об обнаружении сразу двух пространственных аномалий, а по бальному залу прошла волна холодного воздуха, заставившая всех гостей напрячься. Тренировки, обязательные для всех слоев общества от крестьян до градоначальников, показали свою эффективность, так как люди сбились в плотные группы, активируя защитные амулеты, (оружие на приеме у Императора носили только старшие офицеры армии и личная охрана), дракониды же рассредоточились так, что бы успеть принять на себя удар с любого направления.
   "не все предусмотрели... нужно будет устроить выговор начальнику охраны".
   Эта мысль пронеслась в голове чародея, когда он вскинув лицо к потолку, наблюдал за расползающимися по искусственному небу трещинами. Волевым усилием создав вокруг себя конусовидный барьер, мужчина направил поток неструктурированной энергии вертикально вверх.
   Камень, и без того уже поврежденный, разлетелся мельчайшими осколками, дождем осыпавшими гостей. На то место, где мгновение назад стоял Император, рухнул долговязый худощавый мужчина с бледной кожей и огненно рыжими волосами. Извернувшись в воздухе словно кошка, незнакомец приземлился на руки и ноги, а спустя пару мгновений уже стоял выпрямившись в полный рост.
   - неужели что бы убить меня, сопротивление пошло на сговор с шейдом? Как же низко пали воины света...
   К сожалению, заговорить противника не удалось и выхватив из ножен тонкий меч, он метнулся вперед, стремясь пронзить незащищенное броней горло Гальбаторикса. Одет убийца был в обтягивающий фигуру кожаный костюм, не стесняющий движений, но и не обеспечивающий никакой защиты.
   Сделав шаг назад и вправо, чародей выставил на пути шейда ладонь, из которой в следующий миг ударила струйка крови. Убийца моментально отреагировал на угрозу, стремительно сворачивая вправо, по пути вонзая клинок в тело нерасторопного аристократа, по всей видимости пожелавшего совершить подвиг и защитить Императора, из-за чего и отошел от своей группы.
   Три изумрудно зеленых луча убивающего заклятья, были разрублены слитным движением меча... но это был последний успех рыжеволосого. Сблизившись с шейдом, Император бесхитростно придавил его духовным давлением, а затем пользуясь секундным ошеломлением, схватил левой рукой за нижнюю челюсть и заставил посмотреть себе в глаза.
   Для обычного человека, или неподготовленного волшебника, попытка ментального противостояния шейду, сравнима с добровольным подписанием себе смертного приговора. Разум мага, одержимого духами, представляет собой набор искаженных отрывочных воспоминаний, из которых сложена новая личность, основными стремлениями которой в большинстве случаев, являются уничтожение врагов и захват власти. Проблема заключается в том, что врагами эти существа считают всех, кто не служит им, (слуг и рабов они считают вещами, а потому не убивают).
   Даже если с одержимым удавалось договориться, или же подчинить его, все равно следовало ожидать попыток предательства и убийства. Шейды были готовы подчиняться более сильному существу, но это совершенно не означало что они будут хранить верность в любых условиях. Убить же подобное существо можно двумя способами: пронзить сердце, или уничтожить единый разум.
   Ментальное противостояние Гальбаторикса и его несостоявшегося убийцы, растянулось на две секунды реального времени. В результате, рыжеволосый мужчина, оказался заперт в лабиринте собственного разума, вынужденный раз за разом проживать самый скучный день в своей жизни, при этом забывая о том что видел или слышал час назад.
   - в камеру его. - Приказал чародей двоим синим драконидам, подскочившим раньше всех остальных стражников и гостей.
   В какую именно камеру следует поместить шейда, способного убить себя и став нематериальным, вновь обрести плоть в другом месте, он пояснять не стал. Впрочем, двое ученых в объяснениях и не нуждались, а потому подхватив ценный груз, поспешили удалиться из зала. Неудавшемуся убийце оставалось только посочувствовать, так как в ближайшем будущем его ожидали разнообразные опыты и эксперименты, способные даже безумца свести с ума.
   - дорогие гости. - Повысив голос, Гальбаторикс привлек к себе всеобщее внимание. - Мероприятие объявляю завершенным. Благодарю за понимание.
   И не дожидаясь реакции от аристократов и чиновников, он проследовал к выходу. Следом потянулись зеленые дракониды, так и не успевшие вступить в бой, и их красношкурые сородичи.
   - "захвачены четверо вторженцев: один бывший Всадник, лишившийся дракона во время войны объединения, частный предприниматель занимающийся торговлей, профессиональный вор и молодой эльф". - По ментальной связи, отчитался глава охраны столичной резиденции Императора. - "Все пленники помещены в одиночные камеры типа "круг", и дожидаются допроса".
   Следующий отчет был менее радостным:
   - "зафиксировано проникновение в малое исследовательское хранилище. Были похищены лабораторные дневники и хранившееся в сейфе драконье яйцо".
   - "охрану объекта взять под стражу до выяснения обстоятельств. Объявить награду за информацию об украденном, бросить силы внутренней и внешней разведок на поиски...".
  
   ***
   Тронный зал был просторен и светел, как и полагалось подобному помещению. У дальней от входа стены, на небольшом мраморном возвышении, стоял трон из золота и кости, обтянутых алым бархатом. На высокой спинке, был изображен символ гармонии света и тьмы, но его можно было увидеть только тогда, когда императорское сидение пустовало.
   От дверей до трона тянулась алая ковровая дорожка, у стен справа и слева стояли удобные стулья, в потолке сияли острые кристаллы разных цветов, заменяющие нормальную люстру. Ни статуи, ни картины и гобелены, это помещение не украшали.
   В данный момент, вольготно развалившийся на троне Гальбаторикс, был абсолютно спокоен, что не вязалось с раздраженным выражением на его лице. Красные глаза с ядовито зелеными вертикальными зрачками, время от времени сверкали, словно бы чародей от охвативших его эмоций, терял контроль над своими силами.
   "и что дальше?".
   Недовольно спросила Ярнунвоск, по прежнему лежащая на вершине башни, и теперь наблюдающая за оранжевым рассветом.
   "если бы ты не закрывалась от меня всякий раз, как я с советниками обсуждал планы, или удосужилась просмотреть мои воспоминания за это время, то и сама уже знала бы ответ на этот вопрос".
   Меланхолично отозвался мужчина, взглядом продолжающий буравить позолоченные створки входных дверей.
   "это скучно".
   Чуть смущенно произнесла дракониха.
   "тогда, смотри и наслаждайся представлением".
   Посоветовал чародей, одновременно с этим принимая более подобающее императору положение.
   Створки дверей приоткрылись и в тронный зал скользнул силуэт, закутанный в темно серый, почти черный, дорожный плащ с капюшоном, надвинутым до середины лица. Гость дождался пока дверь закроется, а затем не скрываясь, уверенно пошел к трону по ковровой дорожке, остановившись только за два шага от возвышения.
   - приветствую. - Путник изогнул губы в кривой улыбке, а затем отвесил шутливый поклон. - Зачем звал?
   Проигнорировав явную провокацию, которая была частью естественного поведения гостя, Гальбаторикс заявил:
   - твой сородич помог одному из Всадников, украсть у меня важную и очень ценную вещь.
   - обратись к своим ищейкам, пусть напрягут связи в криминальном мире и перевернут Империю... ты же это можешь. - Гость повернул голову к стульям, стоявшим у правой стены, немного подумал и все же пришел к выводу, что ему будет проще немного постоять. - Я не отвечаю за поступки оборотней, живущих не в выделенной нам резервации, и не прошедших через ре-ги-стра-цию... напридумывают же словечек.
   Последние слова были произнесены громким ворчанием, что бы собеседник их точно услышал, но не мог воспринять на свой счет.
   - понимаешь старик... - От оскала, появившегося на лице Гальбаторикса, и дружелюбия в голосе, оборотня ощутимо перекосило. - Этот "котенок", который водит дружбу с разными повстанцами, сопротивленцами, гномами и эльфами, залез туда, куда лезть совершенно не следовало. И если ты и твои родственники, не возьметесь за поиски преступников самостоятельно, то мне придется принять меры, после которых оборотни останутся только в резервации, на правах... в общем, ты меня понял. Не заставляй меня скатываться до банальностей вроде угроз или применения грубой силы.
   Гость оскалился в ответ, вокруг него сгустился воздух и стала видна клубящаяся аура. Прошло несколько секунд, и все визуальные эффекты раздражения исчезли, а плащеносец почти вежливо спросил:
   - его могущественное величество желает, что бы жалкие оборотни исполнили роль сыщиков и вернули украденную пропажу?
   - нет. - Совершенно спокойно ответил чародей, откидывая голову на спинку трона и до половины опуская веки. - Меня вполне удовлетворит, если вы найдете преступника, и доходчиво объясните ему, как он ошибался, когда связался не с той компанией.
   - как будет угодно вашему величеству. - Гость отвесил глубокий поклон, сделав это так, что бы его нельзя было расценить иначе чем насмешку, а затем взмахнув полами плаща, быстро вернулся к дверям.
   "не любишь кошек?".
   Задала вопрос Ярнунвоск.
   "не то что бы не люблю, просто свободолюбивым и наглым котам, предпочитаю верных и послушных собак".
   Ответил человек, окончательно закрывая глаза и погружаясь в легкую медитацию, что бы обработать воспоминания поступившие от кровавых двойников.
   "так что тебе мешает создать клан инугами и в этом мире?".
   Удивилась дракониха, даже и не думая давать своему Всаднику работать в тишине.
   "это будет повторением собственных действий... не интересно".
  
   ***
   Кровавый двойник спускался в одну из темниц, находящихся под Белым Городом, но отделенных от основного бункера монолитными гранитными и свинцовыми плитами. Его сопровождала свита из шести зеленых драконидов, закованных в начищенную до зеркального блеска сталь, вооруженных широкими кривыми мечами. охрана объекта, преимущественно состоявшая из людей, поспешно освобождала дорогу перед важным гостем... что не мешало им использовать артефакты опознания, что бы быть уверенными, что это не повстанцы под маскирующими чарами, которые решили спасти своих товарищей.
   Тюрьма находилась под одним из окраинных углов Белого города, и представляла из себя подземелье из девяти одинаковых ярусов, имеющих форму круга. Достаточно широкий коридор, с высоким потолком, охватывал кольцом центральную секцию с камерами для заключенных, во внешних же стенах этажа, находились комнаты охраны, склады, арсеналы, а так же туалеты и душевые. Некоторые тюремщики, целыми неделями не выбирались на поверхность, не взирая на ощущение давящих стен и потолков.
   Секция с камерами для пленных, представляла из себя круг, в центр которого вел узкий коридор с двумя тяжелыми дверями, закрывающимися на механические замки с внешней стороны. В самой середине располагалась девятиугольная комната, из которой можно было попасть в восемь камер, отделенных друг от друга стенами из прочного и звуконепроницаемого материала. Вмурованные в пол и потолок артефакты, не позволяли заключенным использовать магию, но обеспечивали циркуляцию свежего воздуха.
   Шестеро гуманоидов с крыльями и хвостами, зеленая чешуя которых поблескивала в свете магических и масляных ламп, молчаливо следовали за своим командиром, качественно изображая не слишком умных бойцов, готовых сразиться с любым противником, на которого укажет их хозяин. На самом деле, называть зеленых, красных и синих гуманоидных ящеров настоящими драконидами, было столь же ошибочно, как и именовать виверн, живущих в мире волшебников прячущихся от "маглов", истинными драконами. в их телах были гены владык небес, что давало повышенную физическую силу, долголетие, отличную регенерацию, сопротивляемость внешним магическим воздействиям... но вот души, не смотря на некоторую трансформацию, все равно сохраняли характерные черты присущие представителям смертных рас, из которых они и были созданы.
   Полноценными драконидами можно было называть только бывших Всадников, и немногочисленных избранных магов, с плотью и душой которых были слиты "сердца сердец" истинных драконов. На данный момент, во всей Империи, было не более сотни полноценных драконидов, цвет чешуи которых полностью повторял чешую дракона, элдунари которого стало частью его сущности. Они физически превосходили зеленых ящеров, были быстрее красных а их резерв магической и духовной энергий, в сравнении с бывшими альфарами, выглядел как море против большого озера.
   Сам Гальбаторикс ни раз задумывался о том, что бы стать драконидом, но его останавливало то, что кроме несомненно положительных изменений, это принесет ничуть не меньше проблем. Одной из главных причин, по которым он не хотел проходить через ритуал, являлось отсутствие элдунари Ярнунвоск... а связываться с душой другого истинного дракона, было бы слишком рискованно. К тому же, смена пола как на физическом, так и на духовном уровнях, не входила в перечень того, о чем чародей мечтал, (а ведь подобный исход нельзя было исключать).
   - интересующие вас заключенные находятся здесь. - Невысокий лысый мужчина плотного телосложения, облаченный в матово черные доспехи из легкого но прочного материала, похожего на пластик, указал рукой на металлическую дверь ведущую в секцию с камерами.
   - благодарю вас, полусотник. - Вынырнувший из своих размышлений кровавый двойник, жестом приказал открыть замки, после чего отпустил человека заниматься своими делами.
   Первыми в темный коридор устремились зеленые дракониды, готовые в случае необходимости обезвредить возможного противника, и только когда в девятиугольной комнате вспыхнул тусклый свет, за ними последовал и сам чародей. На самом деле, охрана ему была не слишком и нужна, но статус требовал придерживаться определенных правил поведения.
   "хорошо что хотя бы внешность сменил, а-то боюсь что охрана тюрьмы, при визите Вечного Императора, устроила бы целый парад...".
   Хищная усмешка скользнула по губам, пока мужчина заходил в несколько тесное помещение, освещенное единственной масляной лампой, отгороженное от восьми камер нетолько решетками, но и толстыми стеклами, прозрачными лишь с одной стороны.
   Только половина "комнат для незваных гостей", была занята посетителями, которые уже успели прочувствовать на себе все прелести полной темноты, тишины и замкнутого пространства, где невозможно использовать классическую для этого мира магию. Тяжелее всего оказалось молодому эльфу, возраст которого едва пересек отметку в сотню лет, что считалось крайней юностью у представителей этой расы. Длинноухий брюнет, привыкший к зеленым лесам родины, где воздух был наполнен ароматами трав и цветов, лежал на жесткой кушетке, свернувшись калачиком и закрыв голову руками, будто бы от чего-то прятался.
   Легче всех заключение переносил вор: растянувшись на лежанке в полный рост, заложив руки за голову, он спокойно спал, ничуть не волнуясь о своей дальнейшей судьбе. Этому мужчине было лет двадцать пять, и судя по шрамам и отметинам от кандалов, тюрьма для него не была чем-то новым.
   "сомневаюсь что раньше тебе доводилось попадать в такую темницу".
   Торговец и бывший Всадник не спали, но их поведение радикально отличалось: член ордена, спокойно сидел на кушетке, облокотившись спиной о стену, а мужчина средних лет с начавшей лысеть головой, ходил вдоль стен, ощупывая стены и постоянно шевеля губами. Создавалось впечатление, будто бы один из пленников уже сошел с ума... а ведь с момента заключения, прошло не более суток.
   - поднимите перегородки. - Приказал своим спутникам кровавый двойник.
   Зеленые дракониды, синхронно опустили четыре рычага, расположенные на стенах рядом с входами в камеры. Стеклянные перегородки вздрогнули и с шелестом поднялись вверх, позволяя свету от лампы беспрепятственно проникнуть внутрь маленьких комнат. Двое заключенных зажмурились, закрыв лица ладонями, эльф свалился с кушетки но тут же вскочил на ноги... вор гордо проигнорировал произошедшие в обстановке изменения.
   - доброй ночи, господа. - Подчеркнуто вежливо обратился к преступникам чародей. - Надеюсь вы оценили удобства предоставленных вам апартаментов?
   Длинноухий что-то прошипел на своем языке, (разобрать так и не получилось, так как половина звуков смазалась из-за плотно стиснутых челюстей).
   - неужели нас почтил визитом цепной пес самого Вечного Императора? - В издевательской манере изобразил восхищение бывший всадник, в глазах которого отчетливо виднелось безумие, смешанное с дикой ненавистью.
   "знал бы ты, кто я на самом деле, то наверное уже бросался бы на решетки, пытаясь хоть как-то меня достать".
   - полно вам... я смущаюсь. - Зло оскалился в ответ на издевку кровавый двойник. - Может быть ваш... соучастник, будет более разговорчивым?
   - я все скажу! - Неожиданно взвизгнул торговец, всем телом наваливаясь на решетку и вцепляясь руками в прутья. - Расскажу все что знаю, только выпустите меня отсюда. Прошу... я больше не выдержу этого...
   - тише-тише, не следует так волноваться. - Чародей встретился с заключенным взглядом, и послал ментальный импульс, погружая его разум в созерцательное состояние. - Что же вы, господа, взяли на такое опасное дело, человека совершенно не подготовленного к пыткам?
   - не твое дело, раб предателя. - Пренебрежительно бросил Всадник, отворачивая лицо к дальней стене камеры.
   - ммм, может быть господин вор наконец хоть что-то скажет, или же вас вообще не интересует собственная судьба? - Кровавый двойник с интересом посмотрел на человека, безмятежно лежащего на жесткой кушетке.
   - раз меня до сих пор не казнили, значит я зачем-то нужен, и из этого следует, что меня и дальше будут кормить. - Чуть хрипло отозвался вор, самой яркой чертой внешности которого, был большой нос с ярко выделяющейся горбинкой на переносице.
   - интересная точка зрения. - Согласился чародей, затем перевел взгляд на эльфа. - Ну а ты что скажешь, мой длинноухий недруг?
   В ответ, коренной обитатель зеленых лесов, гордо выпрямившись отвернулся к дальней стене, показав дознавателю свою не слишком широкую спину.
   - понятно и даже ожидаемо. - Облокотившись об одну из закрытых стеклянных перегородок, мужчина сложил руки на груди, изображая при этом на лице самодовольство. - Ответьте на один вопрос: по какой причине, во время празднования одного из важнейших дней в году, охрана исследовательской лаборатории была настолько ослаблена, что ее смогла обезвредить малая группа диверсантов? Неужели обычный сейф, с простым механическим замком без магических элементов, действительно был достойным хранилищем для одного из важнейших сокровищ Империи? Не забывайте о том, что после войн объединения, в которых популяция истинных драконов существенно проредела, каждого владыку небес, охраняют почти так же, как и самого Императора.
   - что ты имеешь ввиду? - Бывший Всадник нахмурился и поднявшись на ноги, подошел к решетке.
   На лицо кровавого двойника вернулся кровожадный оскал, и следующие слова были им произнесены с особой мстительностью:
   - вашим напарникам позволили уйти с украденным яйцом. - Он приблизился к камере заключенного, впившись взглядом в расширившиеся от осознания зрачки собеседника. - Скоро "удачливые" диверсанты, перенося ценный трофей, сами покажут нам все свои тайные убежища на территории Империи, а затем проведут преследователей через барьеры эльфийского леса, прямо туда, где остались последние члены мертвого ордена...
   - аррр! - Заключенный бросился вперед, вытянув руки в надежде схватить чародея за шею, но тот стоял с таким расчетом, что бы пальцы не дотягивались считанных сантиметров. - Убью мразь!
   Тем временем эльф так же стал пытаться вырваться из камеры, выкрикивая заклинания вперемешку с проклятьями и ругательствами. Торговец испуганно отпрянул от выхода из своих апартаментов, и счел за лучшее забиться в дальний угол... вор же, гордо игнорировал всех присутствующих, сохраняя совершенно безмятежный вид.
   - я скажу даже больше: на скорлупе драконьего яйца, которое украли ваши друзья, лежат чары портала, которые позволят нам перекинуть любое количество войск туда, где оно будет находиться в любой момент времени. - Кровавый двойник сделал паузу, давая своему собеседнику вволю прокричаться брызгая слюной. - Если же детеныш начнет вылупляться раньше времени, то к нему тут же телепортируются отряды драконидов, постоянно находящиеся в состоянии боевой готовности. То же самое произойдет, если вдруг ваши волшебники обнаружат неучтенные заклинания и попробуют их удалить... впрочем я сильно сомневаюсь, что в рядах сопротивления, найдется кто-то более искусный чем сам Гальбаторикс.
   Казалось что испытать большую ярость чем та, которая охватила бывшего Всадника, физически невозможно, но пленник доказал что это еще не предел, когда услышал имя изгнанника, повинного в гибели его дракона. от бешенства, лицо человека исказилось в звериную маску, из уголка рта струилась слюна, глаза покраснели и выпучились. В процессе, крепкие ментальные щиты, на преодоление которых потребовались бы долгие часы субъективного времени, рухнули под напором неудержимых эмоций, оставляя разум своего хозяина совершенно незащищенным, а память открытой.
   "неужели у сопротивления все действительно настолько плохо, что они отправляют на вроде бы важные задания, подобных неустойчивых агентов? Это даже как-то неинтересно".
   Чародей не церемонился с своей жертвой, не стесняясь разрушать его старую личность, порядком подточенную безумием хозяина. В ближайшем будущем, бывшего Всадника ожидало превращение в драконида, путем внедрения в его суть элдунари давно мертвого дракона. новая личность будет создана в процессе трансформации, и для этого совершенно не обязательно, что бы разум подопытного был цел.
   - что же... это было познавательно. Кто следующий?
  
   ***
   (отступление).
   Жизнь в Священной Империи текла своим чередом: с раннего утра и до позднего вечера, люди и дракониды в поте лица, трудились на благо государства, разумеется не забывая и про личные выгоды. Некоторые из подданных Вечного Императора, приступали к своей повседневной работе только после заката, когда в городах открывались ночные клубы, рестораны, в общественных банях появлялись дополнительные услуги...
   Высокий мужчина неопределяемого возраста, которому могло быть как немного за тридцать, так и все пятьдесят, уверенным шагом двигался по центральной улице одного из городов, находящихся в двух днях пути на лошади от столицы. Он был одет в шерстяные серые штаны, заправленные в голенища высоких черных Сапогов, а так же кожаную куртку, расстегнутую на груди и накинутую поверх шерстяного свитера темно бардового цвета. Лицо украшала короткая аккуратная борода, зрительно прибавляющая своему владельцу еще пять лет возраста, грива густых черных волос, спадала на плечи свободным водопадом. Загорелая обветренная кожа, суровый взгляд и задумчиво сведенные брови, придавали образу суровости, которая привлекала внимание некоторых женщин.
   На поясе у человека висели ножны с коротким клинком и рукоятью, обмотанной кожаным шнурком, а так же несколько мешочков, один из которых являлся кошелем. Кисти рук скрывались под перчатками из тонкой мягкой кожи, у которых были обрезаны пальцы.
   Справа и слева возвышались четырех и пятиэтажные, серые коробки бетонных домов, похожие друг на друга чуть меньше чем полностью. Стены посверкивали многочисленными оконными стеклами, а так же красочными плакатами с наложенными на них иллюзиями. Не занятые рекламой серые поверхности, разрисовывались изображениями цветов и животных, но это все равно не могло избавить от ощущения холода, появляющегося при взгляде на жилища горожан.
   "на каждом этаже среднего по размерам дома, располагаются восемь-десять квартир по две-три комнаты... плюс кухня и туалет. На крышах домов находятся резервуары, в которые при помощи магических насосов, постоянно поступает вода из труб, ведущих к водохранилищу за городом. Объедки и прочий мусор, выкидывается в специальные контейнеры, установленные почти на каждой улице, а помои выливаются в канализацию расположенную под всем городом, запах из которой почти не пробивается на поверхность. Как бы неприятно не было это признавать, но новые города, не смотря на свою однообразность, гораздо чище и безопаснее старых...".
   Поток людей, бредущих по своим делам, был не слишком плотным, а потому гость города чувствовал себя вполне свободно. Днем, большинство людей где-то работали, и только ближе к вечеру, горожане выходили из домов что бы пройтись по торговым лавкам, трактирам, игорным домам, (азартные игры были разрешены только в специализированных заведениях, принадлежащих государству). Достоверно было известно, что преступные организации, сотрудничают с министерством внутренней разведки, благодаря чему служители закона, не замечают некоторые мелкие нарушения.
   "не можешь остановить, возглавь? Так кажется принято говорить".
   Мужчина невесело усмехнулся, отступая с дороги что бы пропустить двух молодых женщин одетых в длинные серые плащи, и выглядывающие из-под них сапожки, одна из которых везла перед собой ярко красную коляску, в которой закутавшись в одеяло, спал маленький ребенок. Это изобретение, похожее на корзину из плотной ткани, которая ездит на четырех колесах закрепленных на длинных ножках, очень быстро набирало популярность среди матерей, получивших возможность гулять с малышами, даже если они еще не научились ходить.
   Мимо пронеслись два велосипеда, которые состояли из вытянутой железной рамы, и трех прикрепленных к ней колес, (одно впереди, два сзади). Переднее колесо могло поворачиваться на триста шестьдесят градусов, задние же только крутились. Вся конструкция приводилась в движение системой из двух шестеренок, соединенных необычного вида цепью. Поочередно надавливая на два рычага, человек заставлял крутиться большую шестеренку, а замкнутая цепь вращаясь на зубчиках, приводила в движение вторую шестеренку, закрепленную между двумя задними колесами.
   Велосипед был одноместным транспортом, благодаря которому достаточно легко и быстро можно было добраться из одной деревни в другую, и в отличие от лошадей, он не нуждался в сложном уходе и постоянной кормежке. Над задними колесами был установлен багажник, на который можно было посадить одного пассажира, или же закрепить там груз до сотни килограмм.
   Звеня колокольчиками, из-за поворота выехала самоходная карета, внешне похожая на большой полый кирпич из железа, поставленный на шесть широких колес, с стеклянными окнами и отодвигающимися в сторону дверцами. Внутреннее пространство этого транспортного средства, разделялось на два помещения: маленькое в передней части, где находилось кресло водителя, перед которым находилось колесо управления и рычаг переключения скорости, а так же большое в задней части, где устанавливались удобные диванчики для пассажиров, а так же выдвижной столик для напитков и закусок.
   Из-за двигателя, работающего на магической энергии из накопителей, самоходные кареты были дорогим имуществом, подчеркивающим статус своего владельца. Только в армии Империи, их могли использовать массово.
   Проследив взглядом за позолоченным "кирпичом", набравшим неплохую скорость и вскоре скрывшимся за очередным поворотом, мужчина раздраженно мотнул головой и ускорил шаг. Если некоторые изобретения он признавал полезными, то другие вообще не понимал и считал вредными.
   Достав из кармана куртки круглую плоскую коробочку, человек нажал на кнопку, заставляя крышку откинуться. Тут же взгляду предстал циферблат карманных часов, стрелки на которых показывали половину первого часа дня. Механизм работал на магическом накопителе, который мог зарядить любой волшебник, хоть немного обученный контролировать свою силу.
   "осталось тридцать минут... нужно поспешить".
   Еще больше ускорившись, почти перейдя на бег, (благо бетонное полотно под ногами, позволяло не бояться споткнуться о неровность), путник с разгона врезался в очередного велосипедиста, вывернувшего из очередного переулка. Только услышав вскрик, и рефлекторно схватив начавшее падать тело, он понял что незнакомцем оказалась женщина.
   - смотри куда несешься, идиот! Дикарь! Да отпусти же меня.
   Блондинка лет двадцати, одетая в коричневое короткое пальто, юбку до колен и плотные черные штаны, обтягивающие стройные ноги, с размаху влепила мужчине пощечину. Отстранившись, она начала кричать, ругательствами привлекая внимание прохожих.
   "проклятье, только этого мне и не хватало. Угораздило же столкнуться с этой истеричкой".
   - леди, я конечно виноват, и прошу у вас прощения. - Попытался мужчина уладить конфликт, но его слова возымели совершенно не тот эффект, который хотелось бы.
   - прощения он просит! А если бы я разбилась из-за тебя? Или бы мой велосипед сломался? Ты вообще знаешь, сколько я за него отдала? Да мой муж тебе голову оторвет...
   "а вот в старые времена, женщина никогда бы не решилась так нагло себя вести...".
   Путник уже начал искать пути к отступлению, когда вдруг крики блондинки прервались, а наблюдавшие за бесплатным представлением зеваки, поспешно разошлись. Нехорошее предчувствие заставило напрячься и нарочито медленно обернуться, что бы своими глазами увидеть приближающегося красного драконида, облаченного в матово черную броню стражи. Опытный взгляд тут же зацепился за висящие в креплениях на бедрах жезлы, способные бить слабыми разрядами молний, а так же метатель дротиков на поясе, выглядящий как маленький складной арбалет.
   "драконидка".
   Тут же поправил себя мужчина, отметив более плавные очертания фигуры и меньший рост данной особи. Кроме того, у самцов этой расы, рога на голове были куда массивнее, да и двигались они более... агрессивно.
   - у вас какие-то проблемы? - Остановившись в двух шагах от людей, стражницы поочередно обвела их взглядом золотистых глаз с вертикальными зрачками. - Я слушаю.
   Голос чешуйчатой красавицы был мягким, с едва заметными шипящими нотками. Когда она говорила, отчетливо видны были острые клыки, поблескивающие идеальной белизной.
   "почувствует или нет? Артефакты должны скрывать ауру и запах, но все же... так! Без паники, от одного драконида я точно смогу если не сбежать, то отбиться. Главное что бы подмога не подошла".
   - этот наглец, врезался в меня, когда я спокойно ехала на велосипеде по своим делам. - Заявила блондинка, голос которой стал тише порядка на два, да и по лицу было видно, что эпитеты она подобрала самые мягкие.
   "кто в кого еще врезался".
   Едва не вырвался возмущенный возглас у человека, но все же он промолчал, спокойно перенеся изучающий взгляд золотистых глаз.
   - это правда? - С тенью интереса осведомилась стражницы.
   - мы столкнулись совершенно случайно, и я уже принес свои извинения. - Добавив своим словам немного раздражения, ответил мужчина.
   - понятно. - Драконидка кивнула головой и вернула внимание к молодой женщине. - Вы получили значительный ущерб здоровью или имуществу?
   Блондинка открыла рот, по видимому собираясь начать жаловаться, но посмотрев на ожидающую ответа собеседницу, ответила неожиданно тихо:
   - нет.
   - вы хотите пройти в отделение стражи, что бы написать жалобу, или зафиксировать нападение на вас со стороны этого мужчины? - мордочка драконидка приняла выражение предвкушения... хотя это могло просто показаться, из-за набежавших на солнце облаков.
   - н-нет. - Как-то потеряно отозвалась скандалистка.
   - в таком случае, я не смею вас больше задерживать. - Стражницы по доброму улыбнулась, обнажая ряды белоснежных зубов.
   - но... - Блондинка вскинулась, и тут же наткнулась на испытующий взгляд золотистых глаз.
   - что-то еще? - Драконидка раздраженно дернула длинным хвостом и шевельнула сложенными за спиной перепончатыми крыльями.
   - нет... я пойду? - Еще минуту назад воинственная фурия, превратилась в обычную растерянную девушку, которую хотелось защитить...
   "и о чем я думаю? Из-за этой истерички, у меня могут быть большие проблемы".
   Когда блондинка укатила на своем трехколесном транспорте, на последок бросив на мужчину испепеляющий взгляд, стражница вновь заговорила, но на этот раз ее интонации были более требовательными:
   - вы недавно прибыли в город?
   - да, только сегодня. - С вздохом отозвался человек. - Простите, но я опаздываю на важную встречу...
   - о, не беспокойтесь, на мои вопросы вы сможете ответить по пути. Вы ведь не против того, что бы я вас проводила? На случай новых инцидентов.
   Драконидка прищурилась, став похожей на хищницу, готовящуюся к прыжку.
   - сочту за честь, если столь прекрасная леди составит мне компанию в прогулке по городу. - Как можно обаятельнее улыбнулся путник, старательно загоняя в глубь сознания все волнения и сомнения.
   - льстец. - Хмыкнула собеседница, но было видно что комплемент ей приятен. - Что же, не будем терять время...
   ...распрощавшись со своей сопровождающей в почти дружеской манере, человек поспешно взобрался по широким ступенькам на высокое крыльцо, и скрылся за двустворчатыми дверьми популярного ресторана. Стражница же, стерев со своей мордочки дурашливую улыбку, расправила крылья и высоко подпрыгнув, начала набирать высоту, думая о том что после смены нужно будет внести в картотеку новое личное дело, а заодно проверить регистрацию подозрительного знакомого.
   Почему она вообще тратила время на этого ничем не выделяющегося мужчину? Драконидка и сама не могла дать ответ на этот вопрос, просто инстинкты твердили, что здесь что-то не так.
   Путник же, войдя в ресторан, тут же направился к барной стойке, находящейся в углу большого зала. Достав из внутреннего кармана куртки сложенную бумажку, он протянул ее одному из скучающих официантов, одетых в одинаковую униформу из черных брюк и белых рубашек.
   Развернув записку, молодой человек сверился с текстом, после чего дружелюбно произнес:
   - ваш друг уже пришел и ждет вас в двенадцатом кабинете. Вас проводить?
   - не стоит беспокоиться. - Отказался от помощи мужчина, и направился к ведущей на второй этаж лестнице.
   Охранник, стоявший у первых ступенек, вопросительно посмотрел на официанта, но увидев короткий кивок, расслабился и облокотился о стену, позволяя посетителю спокойно пройти.
   Второй этаж заведения, был разделен на множество комнат, имеющих отличную звукоизоляцию, и обставленных с максимумом удобств, что позволяло как отмечать праздники в дружеской компании, так и обсуждать важные дела, не боясь подслушивания, (конфиденциальность гарантировалась работниками и службой безопасности). Аренда одного кабинета, стоила круглую сумму, которую впрочем мог раз в пару месяцев, позволить потратить почти каждый житель Империи, имеющий средний уровень достатка.
   - ты опоздал, Бром. - Хмуро заявил невысокий худощавый подросток лет шестнадцати, одетый в невзрачный черный дорожный костюм, с длинными растрепанными волосами и ярко зелеными глазами с вертикальными зрачками.
   - только не начинай. - Устало отозвался Всадник, закрывая за собой дверь на засов. - Только что я заигрывал с драконидкой, которую слишком заинтересовала моя личность, и в результате едва не напросился на свидание с старшим десятником городской стражи.
   Сидевший на диване, имеющим форму буквы "п" оборотень, пару секунд осмысливал услышанное, а затем самым наглым образом захохотал. В результате вспышки веселья, столик с напитками и закусками, едва не оказался перевернут на бок.
   - и... как же тебя угораздило? Крылатые обычно не пристают к людям, предпочитая опускаться с крыш на землю только в случае крайней необходимости.
   - сам знаю. - Бром рухнул на край дивана, тут же протянув руки к бутыли с вином и глиняной чаше, разрисованной разноцветными драконами. - По пути сюда, в меня врезалась одна истеричка, и ее крики привлекли внимание крылатой проблемы.
   - тебя не опознали? - Кот стал совершенно серьезным, как будто бы секунду назад и не смеялся во весь голос.
   - не беспокойся, лицо мне специально изменили перед этой вылазкой, а ауру маскируют артефакты. - Всадник отпил приятный рубиновый напиток, освежающий горло и смывающий нервное напряжение.
   - она могла почуять от тебя запах дракона. - Подросток нахмурился. - Знаешь ли, такое сложно с чем-то спутать.
   - не считай других глупее себя. - Мужчина фыркнул, и с наслаждением откинулся на мягкую спинку. - В любом случае, еще до наступления ночи, я отсюда уйду. Ты принес...?
   Вместо ответа, оборотень вытащил из кармана совсем маленький мешочек из кожи, завязанный на серебристую нитку, и положил его на стол между собой и собеседником.
   - чары уменьшения продержатся еще пару дней, так что не советую держать его в кармане. И еще одно, Бром... - Кот замялся, чувствуя себя крайне неуютно.
   - ммм? - Всадник вопросительно вскинул брови.
   - у меня плохое предчувствие. Зря мы связались с этой кражей... оно того не стоило.
   Подросток зарылся пальцами рук в свои растрепанные волосы, начав ожесточенно чесать голову.
   - ты что, блох подцепил? - Подшутил над приятелем мужчина.
   - я серьезно. - Зло огрызнулся оборотень.
   - я тоже. - Всадник нахмурился и наклонился вперед, тяжелым взглядом буравя собеседника. - После той проклятой войны, орден ослабел и до сих пор не восстановил и десятой части своей силы. Если у нас есть малейшая возможность навредить врагу, да еще и заполучить драконье яйцо, то мы обязаны этим воспользоваться, не смотря ни на какую опасность.
   - идиотизм. - Подросток закрыл глаза, несколько секунд сидел неподвижно, а затем из-под нахмуренных бровей глянул на Всадника. - А ты не задумывался, что сейчас мир стал... лучше?
   - да... - От возмущения, человек даже поперхнулся очередным глотком вина.
   - не забывай, не смотря на внешность, я ничуть не моложе тебя. - Напомнил кот. - Я прекрасно помню, какой была Алагейзия, до объединения ее в единую Империю.
   - и что же, ты хочешь что бы мы сдались? Пришли на поклон к предателю, встали на колени и попросили его взять нас к себе? - В голосе Брома звучал хрип, что выдавало явное бешенство.
   - лучше подумай, к чему может привести переход к активной фазе противостояния. - Жестко ответил подросток. - Ваш орден, с подачи эльфов, уже начал прибегать к помощи бандитов и шейдов, и это совсем не красит вас в глазах простого народа. Если вспыхнет война, то у изгнанника появится огромная армия из добровольцев, готовых защищать нынешнюю власть. И это я не упоминаю драконидов, численность и способности которых нам по прежнему до конца не известны. А стальная луна? Почему-то мне не кажется, что это обыкновенное украшение в небе, призванное напоминать о могуществе Вечного Императора, его подданным и врагам.
   - давай не будем об этом. - Устало попросил Бром, забирая со стола мешочек.
   Собеседник согласно мотнул головой, ему и самому не нравилась тема, на которую ушел разговор.
  
   ***
   Спустя два часа, из ресторана вышел Бром, тут же направившийся к окраине города. Зайдя за угол ближайшего здания и убедившись, что за ним никто не наблюдает, он вытащил из-за пазухи небольшой бумажный шарик, и бросил его на землю.
   Шарик увеличился в размерах до полуметра в диаметре, а затем рассыпался белым прахом, оставляя после себя черного кота с изумрудно зелеными глазами. Оборотень осмотрелся, принюхался, махнул хвостом... и беспечно побежал на главную улицу. Всаднику оставалось только тяжело вздохнуть и пожав плечами, продолжить свой путь.
   Мужчина старался вести себя естественно, не оборачивался на каждый подозрительный звук и не пытался скрываться от взглядов прохожих. Ему почти удалось смешаться с обычными горожанами, но мешало одно "но": несколько наиболее умелых в скрытном наблюдении стражников, по просьбе своей подруги целенаправленно следовали за человеком. Когда же цель наконец покинула черту города, перед волшебниками встал сложный выбор, заключающийся в желании продолжить наблюдение и необходимости вернуться в свое отделение.
   Как не редко бывает в подобных случаях, авантюризм победил здравый смысл, и троица стражников, продолжила свою слежку. Они не рисковали использовать сильные чары, надеясь на амулеты отвода глаз и отвлечения внимания, и сохраняли расстояние в полторы-две сотни шагов между собой и путником.
   Оказавшись за городом, Бром наконец обнаружил своих преследователей, но совершенно никак не выдал этого. Пройдя по широкой полосе бетонной дороги примерно километр, он свернул на широкую равнину, начав двигаться нарочито торопливо и целеустремленно.
   Преследователи, что бы не потерять свою цель, тоже были вынуждены ускориться, но когда мужчина добрался до невысоких холмов, заросших густой зеленью, все их усилия пошли прахом. Создавалось впечатление, будто человек растаял в воздухе или провалился сквозь землю... но пространственную магию никто не ощутил, да и следящие артефакты продолжали молчать.
   - ну и что теперь? - Самый молодой стражник из троицы, поднявшись на холм раздраженно осмотрелся. - Я не собираюсь рассказывать, что мы упустили обычного человека...
   - не думаю, что этот странник, может быть "обычным". - Прервал товарища старший мужчина.
   - точно. - Поддержал его третий член группы. - Слишком уж легко двигался, нас каким-то образом обнаружил или почувствовал, да еще и этот трюк с исчезновением... похоже интуиция нашей чешуйчатой подруги, в очередной раз ее не подвела.
   Троица стражников, поверх стандартной формы которых были накинуты широкие легкие плащи, принимающие цвет окружающей обстановки, обеспокоено переглянулись.
   - нужно доложить в отделение. - Предложил решение старший из преследователей. - Пусть начальство дальше думает, что с этим делать.
   Однако, извлечь из поясной сумки артефакт связи, он уже не успел. На троицу мужчин обрушился град стремительных и сильных ударов, не угрожающих жизни но надежно выводящих из строя. Спустя четыре секунды, они уже лежали на земле без сознания, а скинувший с себя маскировочные чары Бром, приступил к связыванию конечностей. Конечно, проще было убить противников, но каждый городской стражник носил на себе медальон, следящий за состоянием здоровья владельца, и подающий сигнал тревоги, в случае регистрации смерти.
   - плохой день. - Пробормотал путник, затягивая узлы на поясах, которыми стягивал руки и ноги своих жертв.
  
   ***
   К глубокой ночи, Бром добрался до места встречи с людьми, которые должны были доставить его до подножья гномьих гор.
   Караван из двадцати пяти повозок, в каждую из которых запрягалось по две лошади, широким кругом разместился в чистом поле. В центре лагеря горели костры, по периметру расхаживали наемные охранники, из некоторых вагончиков, использующихся не для транспортировки товаров а для жилья, доносились приглушенные звуки, которые сложно было с чем-то спутать.
   "молодежь развлекается".
   Промелькнула мысль в голове Всадника, когда он крался к передвижному дому хозяина каравана. Миновать охрану было легко, все же в магии член ордена, чей возраст перевалил за сотню лет, смыслил больше большинства имперских волшебников... тем более неудачников, которым приходиться работать наемниками.
   После стука в дверь нужного вагончика, некоторое время стояла тишина, но когда путник уже собирался повторить стук, створка приоткрылась, и из щели выглянул самострел.
   - чего надо? - Прохрипел недовольный заспанный голос.
   - старых друзей не узнаешь, Джо? - Умудряясь говорить одновременно и шепотом, и с весельем в голосе, произнес Бром.
   С той стороны двери раздались сдавленные ругательства, самострел исчез из поля зрения, а через десяток секунд, дверь распахнулась на всю ширь. На пороге вагончика появился мужчина средних лет и среднего роста, крепкого телосложения, одетый в широкие белые штаны и безрукавку из хлопка.
   - заходи. - Велел глава каравана, посторонившись, что бы пропустить гостя в свое жилище.
   Внутри повозки горела масляная лампа, подвешенная на крюк под потолком, но благодаря плотным шторам на единственном окне, свет не проникал на улицу. Вся обстановка состояла из узкой кровати, откидного стола, пары стульев и стенного шкафа, где размещалась посуда, одежда и некоторые съестные припасы.
   - не богато тут у тебя. - Всадник прошелся по старому потертому ковру, и получив разрешающий кивок, уселся на один из стульев.
   Тем временем, Джо поспешно запирал входную дверь на замок, массивную щеколду и толстую цепь. Только убедившись, что в вагончик никто не сможет войти, он повернулся к своему гостю.
   - я уже думал, что ты вовсе не придешь. - Признался хозяин каравана, цепким взглядом изучая лицо собеседника.
   - возникли некоторые проблемы, так что мне пришлось путать следы... - Начал было объяснять причину задержки Бром, но был остановлен активной жестикуляцией торговца.
   - знать ничего не хочу, оставь подробности при себе. - Человек грузно опустился на второй стул. - Я обыкновенный контрабандист, которому заплатили за доставку груза из точки "А", в точку "Б". пусть так и остается. Тем более, если мне вдруг начнут задавать вопросы, то я не смогу рассказать о том, чего не знаю.
   Всадник был вынужден признать правоту этих слов. Мысленно выругав себя за приступ излишней откровенности, по отношению к по сути постороннему разумному, он сосредоточился на истончившейся ниточке связи, тянущейся куда-то в сторону эльфийского леса.
   "почувствовал себя в относительной безопасности и расслабился. Похоже столь долгий разрыв ментальной связи с Сапфирой, не лучшим образом сказывается на мне".
   - в течении четырнадцати дней, я должен попасть к гномам. - Взяв себя в руки, заявил Бром.
   - попадешь, и если все пойдет по плану, то даже раньше означенного срока. - Глава каравана потер руки. - Давай составим магический договор, что бы я не мог предать тебя, до исполнения контракта, а ты не убил меня, "путая следы" уже после его выполнения?
   Желание человека обезопасить свою жизнь, было понятно и не вызывало внутренних возражений, хотя на несколько секунд Всадник и почувствовал разочарование из-за того, что не сможет избавиться от лишнего свидетеля.
   Магический контракт был составлен на специальном пергаменте, который после подписания его обоими мужчинами, истаял в воздухе зеленоватыми искрами, что ознаменовало вступление договора в силу.
   Действие контракта можно было обойти, если найти способ на прямую не нарушать прописанные в нем условия, да и волшебники знакомые с магией душ и разума, могли снять с себя собой же наложенные ограничения.
   Джо в очередной раз потер руки, и довольно усмехнувшись предложил:
   - приступим к работе, или ты еще хочешь чего ни будь перекусить? Дорога будет долгая, и второй раз я предлагать не собираюсь.
   - как ни будь переживу. - Отмахнулся Бром, не до конца осознавая, что же его ждет.
   Хозяин каравана пожал плечами, а затем начал сворачивать покрывающий пол ковер, открывая взгляду плотно подогнанные друг к другу доски пола. Когда две трети половика были убраны, мужчина подцепил кончиками пальцев выступающий угол одной из досок, и без труда отогнул ее, а вместе с ней еще пять досок, оказавшихся частью замаскированной крышки, закрывающей потайной прямоугольный отсек. Тайник был достаточно длинным, широким и глубоким, что бы в нем без труда разместился взрослый мужчина, и еще оставалось место для ребенка лет пяти.
   - располагайся со всеми удобствами. - Гостеприимно предложил торговец, одной рукой указывая на потайной отсек.
   - это... шутка? - Чувствуя как напряглись все мышцы и начал дергаться глаз, спросил Бром.
   - а ты как собираешься пересекать таможенные пункты? - Глава каравана неприятно скривил лицо. - Выпьешь зелье и проспишь несколько суток, затем ночью, я тебя выпущу прогуляться и справить нужду, а перед рассветом опять в тайник. Только на таких условиях я согласен на эту авантюру. Да не нервничай так, я же подписал договор о том, что не наврежу и выполню контракт на доставку.
   "специально может быть и не навредишь, но вот откуда мне знать, где ты взял нужное зелье?".
   Не смотря на сомнения, Всадник все же согласился с предложенным планом, и уже через пять минут осушив флакон с отвратительной на вкус жидкостью, улегся в потайной отсек. Вспомнив предупреждение оборотня, он достал из кармана мешочек с драконьим яйцом, и уложил его рядом со своей головой, надеясь что когда чары уменьшения прекратят действовать, он уже проснется.
  
   ***
   "по видимому, усыпляющее зелье было не рассчитано для употребления Всадниками".
   Эта мысль уже не в первый, и вероятно не в последний раз, появлялась в голове Брома. Уже несколько часов он неподвижно лежал в тайном отсеке передвижного дома нанятого торговца, время от времени переворачивая голову то на один бок, то на другой.
   Исходя из своих ощущений, мужчина мог сделать вывод, что проспал не больше восьми часов, после чего магия в его организме, уничтожила вещество воспринятое как яд. Так как выбираться из тайника было нельзя, человеку пришлось заняться единственными доступными ему делами: медитацией и попытками уснуть...
   ...день за днем караван продвигался в сторону гномьих гор. Иногда повозки останавливали днем, что бы патрули имперской службы безопасности, могли провести обыск. Ночью же, когда большинство находящихся поблизости людей засыпали, Всадника выпускали из его убежища, что бы размять конечности, справить нужду, ну и разумеется немного подкрепиться, (от зелий он категорически отказывался).
   После того как уменьшающие чары, наложенные на мешочек, развеялись, Бром в лучах ночного светила сумел рассмотреть драконье яйцо, выкраденное прямо из-под носа Гальбаторикса. Темно синяя скорлупа, как будто поглощала попадающий на нее свет, и только белые прожилки ярко выделялись на общем фоне. Попытка провести диагностику при помощи магии, практически не принесла результатов, а узнать удалось только то, что маленький дракончик уже давно созрел, и сейчас крепко спит, дожидаясь своего напарника...
   ...в конце одиннадцатого дня, миновав все препятствия, караван без каких либо приключений добрался до подножия гор, в толще которых скрывалось королевство гномов. Вход в одно из двух оставшихся независимыми от империи государств, закрывали тяжелые монолитные створки ворот, выточенные из прочнейших гранитных плит. Перед воротами находилась небольшая долина, зажатая между утесами, где и располагался маленький городок для торговцев, желающих обменять свои товары на изделия подгорных мастеров.
   Гномы торговали с Священной Империей только потому, что у них практически не оставалось выбора: эльфы не спешили снабжать союзников всем необходимым в больших количествах за просто так, а кушать и одеваться в хорошие вещи, хотелось всем и всегда. Конечно, таможня забирала часть прибыли у всех предпринимателей, желающих заработать на торговле с подгорным народом, но и того что оставалось, хватало что бы считать подобную деятельность весьма прибыльной.
   На этот раз, что бы выбраться из своего убежища, Брому пришлось ждать два дня. Только когда караван встал на длительную стоянку, а охрана разбрелась по местным трактирам, что бы потратить честно заработанное золото на выпивку и женщин, Всадник получил свой шанс на побег. Прощаться с хозяином повозки, в которой проделал весь этот долгий путь, он не стал, что бы лишний раз не искушать человека на то, что бы нарушить договор.
   Сложно ли пробраться через лагерь, полный работников, охранников, и суетящихся купцов? На самом деле, если не пытаться скрываться от взглядов подобно вору, а идти целеустремленно и уверенно, ни на кого не обращая внимания, то и окружающие не заподозрят чего-то подозрительного.
   Этот трюк сработал в очередной раз, благодаря чему Драконий Всадник, никем не узнанный и не преследуемый, покинул торговое поселение, и накинув на себя чары отвода глаз, поспешил к одному из потайных ходов, созданных гномами специально для "своих".
  
   ***
   "туннели-туннели...".
   За входом в потайной лаз, Брома встретил отряд из пяти гномов, трое из которых были вооружены мечами, а двое двухзарядными арбалетами. На всех низкорослых бородачах, были надеты тяжелые доспехи, не слишком сильно стесняющие их движения.
   Человека обыскали, разоружили, но после демонстрации серебряной печати, которую выдавали только друзьям королевства, а так же показа серебряной звезды изображенной на правой ладони, подозрительность охранников несколько притупилась. И все же, Всадника не отпустили гулять по туннелям в одиночку, и два долгих дня он был вынужден отдыхать в комнате для незваных гостей, (иными словами, в камере для заключенных), но драконье яйцо отобрать никто не пытался.
   На третий день, к гномам пришла новая пятерка охраны, которая должна была сменить нынешних стражников, и Брома наконец выпустили из заперти, пригласив проследовать в один из подземных городов, где можно было подтвердить его личность. В случае отказа, низкорослые бородачи, были готовы применить силу, и учитывая артефактные броню и оружие, у них даже были шансы на победу.
   Путешествие под горами продлилось еще один день. По пути, отряду несколько раз пришлось сворачивать в боковые ответвления коридоров, проходить через запирающиеся ворота, а пару раз их встречали патрули из десятка мечников, так же облаченных в артефактные доспехи. Ощущение магии позволяло человеку определить места, где находились сигнальные чары, сами собой отключающиеся, стоило воинам приблизиться на расстояние пары шагов.
   "в броню встроены амулеты распознавания?".
   Задать этот вопрос своим спутникам Бром не решился, так как не хотел повышать уровень подозрительности к своей персоне. Гномы были скрытными существами, мало кому доверяли, и уж точно никому из посторонних не верили полностью. Защиту им помогали создавать Всадники, эльфы, наемные маги, да и собственные немногочисленные одаренные приложили руки к обеспечению безопасности сородичей.
   Но вот наконец-то дорога подошла к концу, и очередной туннель неожиданно окончился, выйдя на широкий карниз, нависающий над просторным подземным залом. Метрах в пятидесяти ниже, находился город из полутора сотен домов, высота которых колебалась от двух и до пяти этажей. Поселение было окружено толстой стеной, по которой бродили редкие стражники... и разумеется что все постройки, преимущественно состояли из камня.
   "не самый красивый, величественный или укрепленный город".
   Промелькнула на грани сознания человека мысль, тут же отогнанная прочь, как совершенно неуместная.
   - добро пожаловать в город крепость "Первый Рубеж". - С долей торжественности в голосе, провозгласил один из сопровождавших Всадника воинов. - Можешь не чувствовать себя как дома.
   - это весьма гостеприимно с вашей стороны. - Отозвался Бром, первым направляясь к пологому спуску вниз.
  
   ***
   В "Первом Рубеже", Бром пробыл всего несколько часов, но за это время успел понять, что поселение по сути является военным гарнизоном. Именно здесь товары, прибывающие из Империи, проходили тщательную проверку, прежде чем быть направленными в обычные жилые города. Даже Всаднику, пришлось продемонстрировать все свои вещи, позволив специальными артефактами проверить даже драконье яйцо. К счастью, ничего не обнаружив, подгорные жители не стали задерживать своего почетного гостя, и после не слишком вкусной, но питательной трапезы, ему выделили конвой из двух проводников, и отправили дальше. В поверхностных мыслях бородатых воинов, то и дело мелькало одно и то же утверждение: "нечего чужаку, слоняться по военному объекту".
   Нельзя сказать, что Бром сам хотел остаться, но подобное отношение не могло не оставить осадок в душе. Сопровождающие, оказались индивидами крайне не разговорчивыми и суетливыми. Ведя человека через хитросплетение туннелей, они выбирали пути, по дуге обходящие все крупные поселения, и собирались миновать город, в котором содержались люди из числа сопротивления Империи. Сложно было сказать, в чем именно заключалась причина подобного поведения, но из мыслей гномов выходило, что между подгорным народом и так называемыми "Варденами", образовался раскол.
   Во время захода в очередную подземную крепость, человек аккуратно просмотрел поверхностные мысли бойцов гарнизона, не обойдя и их командира, в результате чего узнал о продовольственном кризисе, вызванном конфликтом с эльфами. В результате политических интриг, гномы были вынуждены урезать снабжение города беженцев, что бы не голодали уже их собственные дети, и разумеется Варденов, подобное положение совершенно не устраивало.
   Среди подгорного народа уже ходили мысли о том, что бы прогнать дармоедов, не приносящих обществу ничего, кроме лишних расходов на содержание. Только то, что эльфы продолжали поставлять продукты, для прокорма войска сопротивленцев, все еще не позволяло недовольству перерасти во что-то серьезное.
   "м-да... терпеть не могу политику".
   Буквально через неделю, когда путь через лабиринт из туннелей был пройден на три четверти, все тревоги и заботы отошли на задний план, а разум захлестнула волна чистого, незамутненного счастья. На лицо сама собой наползла совершенно глупая улыбка, а внешний мир подернулся пеленой нереальности когда в голове зазвучал родной и любимый голос:
   "нашла!".
   - эй! Ты куда? - Закричал один из проводников в спину Всадника, со всех ног рванувшего вперед, не обращая внимания ни на темноту, ни на направление. - Идиот! Стой! Ну за что нам все это? Заблудится же...
   Но Бром уже не слушал гномов, на всей скорости несясь к свету души, сияющей словно маяк в ночи. Он чувствовал себя путником в пустыне, внезапно окунувшемся в теплое и ласковое море.
   "Сапфира!".
   Ментальный крик волной разнесся по пространству, и казалось что сами горы вздрогнули, услышав его. В ответ раздался счастливый звонкий смех крылатой ящерицы, столь же стремительно несущейся на встречу своему напарнику.
   Они встретились в очередном коридоре, достаточно широком и высоком, что бы в нем могла поместиться взрослая драконша. Человек со всего разгона врезался в грудь подруги, руками стиснув могучую шею. При столкновении, он отчетливо услышал хруст своих ребер, но это не имело никакого значения в этот момент.
   Когда гномы наконец нагнали человека, которого должны были проводить до выхода на другой стороне гор, они застали картину замеревших словно статуи дракона и Всадника, от которых в пространство исходили волны довольства и счастья, которые можно было ощутить физически.
   - вот... - Первый из проводников едва удержался что бы не выругаться.
   - согласен. - Кивнул его напарник, печальным взглядом обводя коридор.
   - что-то не так? - С тенью угрозы в голосе, спросил обернувшийся к гномам Бром, все еще не до конца пришедший в себя, после восстановления ментальной связи.
   - все нормально. - Первый сопровождающий замотал головой. - Просто теперь, нам придется сделать солидный крюк, что бы выйти с нужной стороны гор.
   - но мы можем продолжить идти по старому маршруту, если ваш дракон согласиться пятиться несколько километров. - Поддержал товарища напарник, намекая на то, что коридор пусть и был достаточно большим, что бы Сапфира могла по нему идти, но что бы развернуться, пространства явно не хватало.
  
   ***
   С неба лил дождь, превращая землю в жидкую грязь. Под кронами деревьев было ничуть не более сухо, но иного убежища на многие километры вокруг найти было невозможно.
   Крупный черный кот, свернувшись компактным клубком, забился под выступающие корни, надеясь хоть так немного согреться и отдохнуть.
   Уже четвертые сутки по его следу шли преследователи, и если бы это были люди или даже дракониды, ситуация не казалась бы столь безвыходной. Сородичи же, отлично зная все уловки оборотней, как опытные хищники загоняли жертву, не позволяя расслабиться ни на минуту. Постоянное нервное напряжение, заставляло притупиться все чувства, включая инстинкты, и теперь даже идея просто сдаться, не казалась слишком плохой.
   "ну и что они мне сделают? Законов племени я не нарушал, так что в худшем случае просто отругают...".
   В очередной раз попытка убедить себя в том, что ничего плохого не случилось, с крахом провалилась. Причиной этому являлся сам факт того, что за молодым котом отправили двоих матерых охотников, чьи навыки и сила воли, позволяли сопротивляться ментальным вторжениям сильных магов, на равных сражаясь с нынешними гвардейцами императора.
   По пустякам, подобных бойцов не стали бы отвлекать от их собственных дел, а это значило, что случилось нечто действительно выходящее из ряда обычных событий.
   - уже сдался? - Прозвучал ехидный голос с правой стороны от дерева, в корнях которого прятался беглец.
   - я разочарован. - В тон ему произнес второй голос, с другой стороны от дерева. - Нынешняя молодежь совершенно ни на что не способна.
   - я бы не был столь категоричен. - Попытался возразить первый голос.
   - если этот котенок, лучший из своих ровесников, то мне страшно даже представлять, какими бездарностями являются худшие. - Прервал напарника второй преследователь, после чего обратился к беглецу. - Малыш, ты ведь не собираешься испортить нам охоту, просто оставаясь на одном месте?
   Вместо ответа, черный кот стремительно рванул вглубь леса, петляя между деревьями. Он и сам не понимал, что именно делает, но инстинкты буквально вопили о необходимости бежать.
   - уже лучше. - Прозвучало совсем рядом с правым ухом. - Но все равно отвратительно.
   Сильный удар в бок, сбил с лап и заставил прокатиться по земле кубарем. Прежде чем беглец успел вновь вскочить, сверху его придавила туша более крупного сородича, а шею прикусили острые клыки.
   - ты проиграл, малыш. - С деланным сочувствием произнес второй преследователь. - А теперь не делай глупостей и иди вместе с нами. У старейшин к тебе появились вопросы и претензии, так что придется нести ответственность за свои поступки. И не бойся, имперским ищейкам тебя отдавать никто не собирается.
   "и на этом спасибо".
   Успел подумать беглец, прежде чем усталость окончательно взяла верх, и сознание провалилось в сон.
   (конец отступления).
  
   ***
   "если все идет точно по плану, значит это не твой план".
   Хмуро подумал Гальбаторикс, спрыгивая со спины Ярнунвоск на ровную каменную площадку перед башней. Вокруг возвышалась металлическая стена, по которой сновали зеленые и красные дракониды, а их синие сородичи в основном обитали на подземных полигонах и в лабораториях. Бывший город ургалов, после трансформации всей расы в крылатых и чешуйчатых ящеров, способных выдыхать кислоту, был переоборудован в военно-исследовательский комплекс. Именно сюда прибывали шаттлы с "звезды смерти", привозящие оборудование и забирающие ресурсы и продовольствие.
   Северные земли были по прежнему малозаселены, но причиной тому был не только неблагоприятный для людей климат, но и желание чародея не допускать простых жителей государства к секретам.
   "и чем ты опять недоволен?".
   Дракониха сложила крылья за спиной, и не долго выбирая место для отдыха, свернулась калачиком прямо на площадке.
   "опыт показывает, что все не может быть хорошо: обязательно найдется кто-то или что-то, что нарушит планы в самый ответственный момент".
   Пояснил свое нервозное состояние Всадник, направляясь к арке входа, ведущего на винтовую лестницу.
   "какой же ты все таки параноик, старший брат. Сам же знаешь, что у нынешнего ордена, даже если они соберут всех своих членов, не хватит мощи на что-то действительно серьезное. А если уж настолько неймется, то пошли бомбардировщики с "звезды смерти" на эльфийский лес...".
   Крылатая ящерица дернула хвостом, что в переводе на человеческую жестикуляцию, равнялось пожатию плечами.
   "странно, не замечал за тобой такой кровожадности".
   Удивился Гальбаторикс, ступая на первую ступеньку винтовой лестницы.
   За прошедшие годы, башня несколько изменилась: теперь по всей центральной колонне, от основания и до вершины, располагались ниши в виде полусфер, в которые были вставлены многочисленные элдунари разных цветов и размеров. Почти все "сердца сердец", были захвачены в замке ордена на острове, и только благодаря даруемой ими магической силе, удалось пробить брешь в защитном барьере мира, что бы протащить в него космическую станцию. Теперь же, энергия вырабатываемая сотнями душ истинных драконов, подпитывала защитные поля крепости и располагающийся по соседству военно-исследовательский город, в то время как разумы были погружены в общую иллюзию мира, где ящеры обладали собственными телами. Вынужденные работать генераторами магии души, не могли вспомнить период своей жизни до попадания в иллюзию, в результате чего именно созданный для них виртуальный мир, и был их настоящей реальностью.
   Время от времени, одно из элдунари отключалось от общей "виртуальной" сети, и тогда душе возвращались все заблокированные воспоминания. Однако это происходило только тогда, когда требовалось создать нового истинного драконида.
   "просто... я устала от этой затянувшейся войны. Лучше уж закончить все сразу, одним ударом, пусть это и приведет к множеству жертв, чем и дальше продолжать обмениваться мелкими укусами, от которых смертей будет даже больше".
   Ярнунвоск говорила уверенно и убежденно, но это было лишь игрой, призванной скрыть внутреннее волнение. Гальбаторикс ощущал, как тяжело его подруге обсуждать эту тему, но к сожалению он не мог ее успокоить, так как ложь она бы почувствовала.
   "прости, сестренка, но пока у разумных есть свобода воли, они всегда будут бороться за власть, богатство, земли. Жители Империи, пока у них есть внешние враги в виде эльфов и гномов, сплочены и работают ради достижения одной цели, но даже при этом находятся индивиды, старающиеся расколоть общество. Когда же внешний враг будет побежден, многие обратят свои силы на поиски врагов внутренних, и самым очевидным исходом этого станет расовое противостояние людей и драконидов. Ты же не хочешь, что бы я лишал подданных возможности принимать самостоятельные решения?".
   "но, что же тогда делать? нельзя же вечно продолжать войну с эльфами: они и сейчас уступают нам в мощи, а в будущем этот отрыв только возрастет".
   Волна беспокойства пронеслась по ментальной связи, но была остановлена сплошной стеной тепла и заботы, излучаемых чародеем по отношению к драконше.
   "недовольные будут всегда, и с этим нельзя ничего поделать. Однако, что бы события не начали развиваться по наихудшему сценарию, нам нужно поднять развитие общества на новый уровень... и я говорю не о технологиях и новых заклинаниях, а о культуре в целом".
   От Ярнунвоск донесся раздраженный хмык, а затем она заявила:
   "опять ты все усложняешь".
   Изогнув губы в улыбке, император наконец поднялся на вершину башни, и после того как осмотрелся по сторонам, уселся на костяной трон. Волшебная палочка выскочив из наруча кристаллической брони, легла в ладонь, а в следующую секунду на половину длинны, была погружена в правый подлокотник.
   В воздухе перед троном, тут же появились иллюзии серых прямоугольников, на которых отображались тексты, а затем начали появляться изображения разных мест Алагейзии. На карте материка, яркой красной точкой отражалось место нахождения драконьего яйца, украденного из столицы группой сопротивленцев.
   "как ты умудрился зачаровать скорлупу так, что заклинание до сих пор не развеялось под действием магии детеныша?".
   Проявила любопытство дракониха, частью сознания подключаясь к зрению и слуху своего Всадника.
   "ты не поверишь, но все оказалось до банальности просто: как известно, драконье яйцо сопротивляется внешней магии, из-за того что находящийся внутри детеныш инстинктивно защищается от угрозы своей жизни. я же, накладывая чары слежения и создавая заклинание портала, убеждал дракончика в желании его защитить... правда для этого пришлось потратить некоторое время на подбор нужных эмоций. В результате, твой маленький сородич, сам поддерживает все магические конструкции в рабочем состоянии, подпитывая их собственной силой".
   Охотно ответил Гальбаторикс, позволив себе ощутить гордость за найденное решение.
   "и не стыдно тебе обманывать еще даже не родившегося ребенка?".
   Возмутилась крылатая ящерица.
   "а кто сказал, что я его обманывал? И чары слежения, и портал, нужны для его защиты. Все остальные функции, являются мало значимыми дополнениями...".
   Попытался оправдаться человек, но был прерван подругой.
   "ни на минуту тебя нельзя оставить без наблюдения".
   На этот раз, в голосе Ярнунвоск звучали скорбь и разочарование.
   "и все равно, раз за разом ты оставляешь меня без присмотра. Если так пойдет и дальше, то не обижайся что я захвачу мир, а тебе об этом не скажу".
   В ответ по ментальной связи донесся скептический хмык, смешанный с сдерживаемым смехом.
  
   ***
   Подземный полигон номер девяносто девять, предназначался для испытаний оружия массового поражения, к числу которого относились как разнообразные бомбы, так и особо разрушительные заклинания. Гранитный купол в виде полусферы, был укреплен вплавленными в него золотыми рунами, подпитывающимися от внешних накопителей. Специальная решетчатая клетка, улавливала магическую энергию, не позволяя ей вырываться за пределы зоны испытаний. Площадь полигона составляла составляла два квадратных километра, при высоте в один километр.
   В этот день не было запланировано никаких испытаний, а потому кроме обязательной охраны объекта, состоящей из десятка военных волшебников и двух десятков солдат, только личная охрана Вечного Императора, могла наблюдать за проводимым ритуалом.
   Уже довольно давно, Гальбаторикс хотел освоить анимагию, но все время находились более срочные дела, не позволяющие уделить этому занятию необходимое количество времени. И вот сейчас, когда политическая обстановка внутри Священной Империи была наиболее стабильной, а эльфы и гномы занялись борьбой между собой, удалось выкроить несколько дней для отдыха душой и телом.
   Нельзя сказать, что анимагия была такой уж сложной наукой, все же чародей уже был знаком с куда более обширными направлениями магии. Для обретения второго обличия, пришлось проводить расчеты, варить а затем и пить зелья, необходимые для более качественной перестройки организма, ну а финальным этапом стал сам ритуал первого превращения, которое было решено проводить в принудительном порядке.
   Конечно, можно было бы пойти более простым но долгим путем, который использовали в большинстве случаев: при помощи медитаций найти внутреннего зверя, а затем постепенно проводить сперва частичные, а затем и полное превращение. Однако императору показался этот путь слишком затратным по времени, да и откровенно скучным... к тому же из всего многообразия живых существ, было только два вида, в которые он гарантированно мог превратиться.
   И вот восьмилучевая звезда была нарисована, на пересечении темно красных линий были уложены жертвенные химеры, (кожаные бурдюки с сердцем, желудком и мозгом), а на лучах были изображены символы земли, воды, воздуха, огня, жизни, смерти, света и тьмы. У стен зала в бронзовых чашах, горел зеленый огонь, отсветы которого погружали помещение в атмосферу нереальности.
   "вроде бы ничего не забыл".
   Гальбаторикс в очередной раз осмотрел рисунок, и убедившись что все линии замкнуты, скинул с себя одежду и прошел в центр звезды, где уселся в позу "лотоса".
   "ты уверен, что это необходимо?".
   Как-то жалобно спросила Ярнунвоск, оставшаяся на поверхности, в полусотне метров над полигоном.
   "не бойся, сестренка, мне ничто не угрожает".
   Человек тепло улыбнулся, а затем что бы не передумать в последний момент, закрыл свое сознание в подобие ментального кокона.
   Огонь в чашах загорелся ярче, языки пламени взметнулись вверх, но полумрак и не думал отступать и наоборот начал сгущаться. Тени скапливались вблизи чародея, окутывая его тело и пол вокруг, а затем охватили всю магическую звезду, на одну секунду превращаясь в иглы, насквозь пронзившие жертвенных химер. Линии вспыхнули алым светом, вокруг рисунка на полу появился рунный круг, воздух сгустился и потемнел, скрывая от посторонних взглядов происходящую трансформацию.
   Процесс завершился всего за четверть минуты, после чего зеленый огонь успокоился и тени рассеялись. В колышущемся зеленоватом свете, можно было рассмотреть угольно черного дракона средних размеров, с широкими перепончатыми крыльями, длинным гибким хвостом оканчивающимся треугольной костяной пикой, и одним прямым рогом на голове.
   - ррраааррр! - Взревел чешуйчатый гигант, заставляя стены дрожать от громкости своего голоса.
   Вырвавшееся из пасти золотое пламя, разогнало темноту, благодаря чему можно было оценить рельефное мускулистое тело.
   "старший брат?".
   Позвала Ярнунвоск, даже не пытаясь скрывать охватившего ее волнения.
   "я себя контролирую, сестренка... просто немного непривычное тело, да и восприятие изменилось".
   Поспешил отозваться Гальбаторикс, усаживаясь на задние лапы, и с интересом крутя головой. В драконьем обличии, его глаза еще больше покраснели, а зрачки практически пылали зеленым огнем, освещая пространство словно слабенькие прожектора.
   "не пугай меня так больше".
   Успокаиваясь попросила драконша.
   "только при одном условии".
   Мужчина предвкушающе оскалил зубастую пасть.
   "и каком же?".
   Голос подруги был полон подозрительности, за которой она скрыла остальные эмоции.
   "ты научишь меня летать".
   Свидетели наблюдавшие за ритуалом, глядя на черного дракона, одновременно решили что никому не расскажут об увиденном этим днем.
  
  
   КОСТЯНОЙ ТРОН 5.
   По всему военно-исследовательскому комплексу, расположенному в северных землях, ранее служивших ареалом обитания ургалов, звучал сигнал тревоги. Над зданиями активировались противомагические и кинетические щиты, энергетические барьеры, а так же из подземных шахт, поднимались лазерные турели. Солдаты гарнизона, состоящего преимущественно из зеленых и синих драконидов, быстро но без суеты, занимали свои позиции.
   Над металлической стеной, окружающей башню на вершине которой располагался костяной трон, образовался полупрозрачный купол, по которому в хаотичном порядке расплывались разводы всех цветов радуги. Защита комплекса была настолько насыщенной, что имелась вероятность, что даже залп главного орудия "звезды смерти", не сможет разрушить его до основания, (всего одна сотая процента, но ведь это было возможно). Однако, если бы тот же супер лазер выстрелил не по барьерам, а сместил прицел на десяток километров в сторону, то планету уже вряд ли что-то могло спасти.
   "нужно будет озаботиться созданием планетарного щита, да и орудия ПКО, совсем не будут лишними".
   Сидя на костяном троне, Гальбаторикс с чувством удовлетворения наблюдал за слаженными действиями подчиненных, готовящихся к обороне от неизвестного врага. Иллюзорные экраны, по желанию императора меняющиеся местами, увеличивающиеся и уменьшающиеся в размерах если на них падал взгляд чародея, открывали обзор с самых разных ракурсов.
   Не смотря на то, что тревога была всего лишь учебная, это не было причиной для снижения требований к воинам и магам... впрочем, если бы нападение действительно состоялось, то не более чем через пять минут, к комплексу прибыли бы все взрослые драконы и истинные дракониды, совокупная мощь которых позволяла сравнять с землей не самый крупный горный массив.
   - "бойцы на местах, барьеры и орудия активированы. Время готовности: четыре минуты сорок шесть секунд". - Прозвучал мысленный голос главы исследовательского отдела комплекса, прямо в голове у Гальбаторикса.
   Бывшие альфары, после своего превращения в синих драконидов, еще больше усилили свои ментальные способности, и соединяясь в единую сеть более чем из ста особей, могли доставить множество неприятностей любому врагу. Были ли они опасны для своего создателя? Несомненно да... впрочем и раньше, при большом желании предать, у них были все шансы на успех, (все же "звезда смерти", долгое время находилась под их полным контролем).
   Паранойя буквально вопила о необходимости полностью подчинить, или уничтожить потенциальных врагов, но голос разума удерживал ее в строгих рамках, не позволяя промывать мозги подчиненным, за каждый неправильный взгляд или неосторожно брошенную фразу.
   "здоровая паранойя продлевает жизнь... а нездоровая мешает жить".
   - превосходно. - Голос императора гудел от переполняющей его силы, разносясь по пространству комплекса, даже без помощи сложных чар или динамиков системы оповещения. - Благодарю за службу. Учения окончены.
   После этих слов, раздражающий слух писк тревоги прекратился, а бойцы гарнизона, тихо переговариваясь между собой, начали расходиться по своим делам. приближалось время обеда, так что большая часть персонала, направилась в столовые, и совсем немногие поспешили вернуться в лаборатории, дабы завершить свои исследования и эксперименты.
   "ну и зачем это было нужно? Как будто ты раньше не знал, на что способны твои солдаты".
   Слова произнесенные Ярнунвоск, звучали крайне недовольно.
   "без регулярных тренировок, даже лучшие из воинов размякнут и потеряют свою форму. Подобные учения, направлены как раз на то, что бы гарнизон постоянно находился в тонусе".
   Терпеливо объяснил Гальбаторикс.
   "о великий Вечный Император, благодарю тебя за то, что ты милостиво поделился со мной своей безграничной мудростью".
   Теперь голос драконихи выражал ехидство смешанное с обидой.
   "так... что опять случилось? Сестренка, ты меня волнуешь".
   Закрыв глаза и разделив сознание на два отдельных потока, чародей потянулся к крылатой ящерице, стремясь окутать ее своими самыми теплыми эмоциями, попутно выискивая причину недовольства.
   "да... ну... мне скучно".
   Окончательно потеряв боевой настрой, смущенно отозвалась Ярнунвоск.
   "и все?".
   Удивился мужчина.
   "и все! А разве нужно что-то еще?".
   Дракониха рыкнула, выпуская в пространство вокруг себя, все скопленное раздражение.
   "да уж... проблема. Но кажется я знаю, как можно тебе помочь".
   Поднявшись с трона, человек спрятал волшебную палочку в наруч черной кристаллической брони, поправил плащ на плечах, а затем аппарировал на холм, находящийся в полусотне километров от башни и комплекса.
   "и что же мой старший брат задумал?".
   Хищным, но при этом заискивающим тоном спросила крылатая ящерица.
   Гальбаторикс не спешил отвечать, вместо этого присев на корточки и уперевшись руками в землю, начал концентрироваться на определенном состоянии. Вскоре перед его мысленным взором появилась энергетика человеческой оболочки, которая сменилась на энергетику дракона. человеческое тело вместе с броней и всеми вещами, запечаталось в душе императора, а вместо него появилась угольно черная туша крылатого ящера, отличающегося от своих сородичей тем, что у него на голове был один прямой рог, похожий на кроваво красный рубин причудливой формы.
   "будем играть в догонялки... кто не спрятался, я не виноват!".
   Оттолкнувшись от земли мускулистыми лапами, дракон подбросил себя в воздух и с хлопком распахнул широкие перепончатые крылья. С азартным рычанием, он рванулся вперед, туда где ощущал присутствие своей подруги.
   "не честно!".
   Радостно хохоча, вскрикнула дракониха, неторопливо набирая высоту и скорость. Она вовсе не собиралась по настоящему убегать от старшего брата, в конце концов их мастерство полета слишком сильно отличалось, не в пользу чародея. При желании, Ярнунвоск могла бы оторваться от преследования в считанные секунды, и если по прямой у черного собрата оставались призрачные шансы на успех, то при совершении маневров, его неопытность становилась очевидна...
   ...через два часа, полностью выбившийся из сил Гальбаторикс, так и не сменив облик, лежал на мягкой земле, неподалеку от гор, где раньше обитали оседлые племена ургалов. На его спине, с видом триумфатора победившего чудовище, восседала Ярнунвоск.
   Белая дракониха, чешуя которой отливала фиолетовым цветом на лучах солнца, опустила голову и ласково ткнулась мордочкой в шею угольно черного собрата.
   "я тебя люблю, старший брат".
   Немного смущенно, с теплотой в каждом слове, произнесла она.
   "и я тебя люблю, сестренка... хоть ты и бываешь невыносимой врединой".
   Ответил чародей, за что получил несильный, по меркам драконов, тычок лапой между лопатками.
   "я не вредная!".
   Возмутилась дракониха, легко спрыгивая со спины крылатого ящера на землю, и потянувшись всем телом, улеглась рядом с ним.
  
   ***
   под непрекращающийся писк сирены, зеленые, красные и синие дракониды, выстраивались в шеренги на одном из самых больших подземных полигонов. Здесь же была и небольшая группа людей, состоящая всего из пяти десятков боевых магов, облаченных в легкую зачарованную кожаную броню, поверх которой были накинуты красно золотые свободные мантии из плотного материала, способного выполнять задачу еще одного слоя защиты.
   Зеленых драконидов собралось четыре сотни, они были закованы в герметичные доспехи из кристаллов обладающих свойствами металла. броня выглядела массивной, но была достаточно легкой и прочной, а так же обладала функцией визуальной маскировки. В шлемы были встроены фильтры, отсеивающие все вредоносные составы из воздуха, но в случае необходимости, воин мог в течении пяти минут, сражаться используя резервный запас кислорода.
   Вооружение главной ударной силы, которую использовали в этой операции, составляли двуручные обоюдоострые мечи, светошумовые гранаты, а так же многозарядные самострелы с ядом, выглядящие как миниатюрные складные арбалеты.
   Второй волной должны были пойти красные дракониды в количестве двух сотен воинов. Их броня представляла из себя сплав металлов и кристаллов, с обязательной функцией визуальной маскировки. Шлемы имели фильтры для воздуха, запас дыхательной смеси на самый крайний случай, а так же тактические мониторы, при помощи сложных артефактов соединенные в единую сеть.
   Вооружение этих воинов состояло из полуторных прямых мечей, осколочных гранат, а так же ручных излучателей, работающих на кристаллических аккумуляторах.
   Командование операцией и координация действий отдельных групп, возлагалась на сотню синих драконидов, облаченных в самую легкую броню, напоминающую скорее не доспехи, а скафандры. Основным их оружием были магия, ментальные способности, а так же световые мечи и посохи.
   - мой император, все в сборе. - После того как наконец-то отключилась сирена, доложил один из боевых магов, у группы которых было свое собственное задание.
   - в таком случае, приступаем к вторжению. - Скомандовал Гальбаторикс, уверенным шагом направляясь к двум колоннам из белого мрамора, установленным у дальней стены полигона, и разрисованным паутиной магических символов. - Напоминаю, что у нас будет лишь одна попытка, так что провал недопустим.
   Совсем недавно, драконье яйцо, доблестно выкраденное бойцами сопротивления из лаборатории расположенной в столице Священной Империи, наконец достигло финальной точки своего путешествия, находящейся где-то на территории эльфийского леса. И все бы шло по плану, если бы диагностические чары, наложенные на скорлупу, не просигналили о том, что детеныш начал просыпаться, что могло значить лишь одно: дракон выбрал своего Всадника.
   Чародей предполагал, что подобное вполне возможно, а потому на случай экстренной ситуации, держал в готовности группу вторжения, в задачи которой входило нанесение первого удара и создание укрепленного плацдарма, необходимого для дальнейшей переброски войск... но все же он надеялся, что это произойдет не так скоро.
   "как ты там говорил? "если все идет по плану, значит это не твой план"... что же, вот и первое отклонение от замысла".
   Прозвучал в голове чародея веселый голос драконихи.
   "ты вообще на чьей стороне?".
   Возмутился Гальбаторикс, попутно активируя руны портала.
   "а ты во мне сомневаешься?".
   С интересом и тщательно выражаемой угрозой, вопросом на вопрос ответила Ярнунвоск.
   "не сомневаюсь".
   Не задумываясь заявил человек, за что получил волну теплых эмоций, среди которых преобладали радость, самодовольство и благодарность.
   Тем временем, две отдаленные точки пространства совместились, а затем между ними образовался прокол, расширившийся до четырех метров в ширину и трех в высоту. Тут же, две дюжины полых металлических сфер, отправились в полет к колышущейся серебристой пленке, за которой виднелись размытые контуры каких-то строений.
   - активировать воздушные фильтры. - Скомандовал руководитель операции, подавая подчиненным пример. - Первая волна: пошли!
   Зеленых драконидов не требовалось приглашать дважды, и едва император отошел от портала, тем самым освобождая дорогу, как гвардейцы устремились вперед, неосознанно выстроившись тремя колоннами.
   - вторая волна: пошли! - На этот раз, синий драконид облаченный в серебристый скафандр, первым нырнул через колышущуюся пленку, оказываясь на территории эльфов.
   Чародей смотрел на подчиненных и боролся с желанием присоединиться к ним... но еще было не время самому вступать в сражение.
   "скоро и ты разомнешь свои кости, старший брат".
   Попыталась утешить мужчину его самая близкая подруга.
   "не завидуй".
   Усмехнулся чародей, после чего водрузил на голову шлем с одним круглым визором. В ответ до него донесся обиженный фырк крылатой ящерицы, демонстративно отгородившей свои мысли от Всадника.
  
   ***
   (отступление).
   Само понятие слова "крепость", появилось у эльфийского народа только тогда, когда в Алагейзию прибыли люди, тут же начавшие отстраивать свои поселения. С древних времен, лесные жители не боялись хищников, у них почти не было врагов, а война с драконами, совершенно не располагала к возведению укреплений и городов, тут же становящихся главными целями для крылатых ящеров.
   Уже после заключения договора о мире, и проведения ритуала благодаря которому появились Драконьи Всадники, многочисленные деревни, разбросанные по лесу в хаотичном порядке и замаскированные кронами деревьев, начали превращаться в нечто, отдаленно напоминающее людские города.
   Маги выращивали дома из деревьев, заставляя стволы принимать самые причудливые формы, а камень и метал со стеклом, использовались крайне редко. О том, что бы создавать вокруг поселений стены, вообще никто из эльфов не задумывался, ведь в случае необходимости, им проще было использовать чары, или же заставить растения и животных, разобраться с незваными гостями. Те же люди, ни раз и не два пытались проникнуть в леса с недобрыми намерениями, где их тела утыкали стрелами, превращая в неправильных ежиков.
   После того как войско ордена Драконьих Всадников было разгромлено, остатки ранее самой могущественной организации бежали к своим союзникам, прося защиты и покровительства. Сильнейшие маги эльфийского народа, а так же их сородичи из числа выживших Всадников, создали мощнейшие барьеры, отделившие великий лес от остальной Алагейзии. Благодаря этому, необходимость в строительстве крепостей, снова отпала.
   В нескольких военизированных поселениях в глубине леса, жили люди из числа сопротивленцев. Это были лучшие из магов, самые умелые воины, опытные командиры... но всех их эльфы пустили на свою территорию только из-за молодых Всадников и их крылатых ящеров. После падения ордена, произошло разделение выживших по расам, и если своим сородичам попросившим защиты, лесные жители были рады и приняли словно героев, то тем кто не обладал острыми ушами, оказалось гораздо сложнее.
   Нет, людей ни в чем не обвиняли и даже не ограничивали в передвижениях, а запрещать драконам охотиться, не пришло бы в голову и дураку. Однако тот факт, что представителей человеческой расы, разместили в отдельных поселениях, находящихся под постоянным наблюдением бойцов лесной стражи, говорил о многом.
   Людей недолюбливали, им не доверяли, их боялись и использовали. Если бы не Драконьи Всадники, пообещавшие в обмен на убежище, вступить в бой с любым вторгнувшимся в лес врагом, наравне с эльфами, то ни одного человека вообще не пропустили бы через границу... живым.
   Что же из себя представляли военные деревни? Десятки высоких деревьев, стоявших на большом расстоянии друг от друга, внутри которых размещались жилые комнаты и помещения складов, а между ними петляли утоптанные дорожки, а так же располагались полянки, используемые как тренировочные полигоны. Однако, так как людям было не достаточно той защиты, которую давали живые дома, они строили совсем небольшие крепости из камня, укрепленного разнообразными чарами, где хранились все ценности и часть оружия. Разумеется, когда очередная дракониха откладывала яйца, (что происходило гораздо реже чем было необходимо), еще не вылупившиеся детеныши, отправлялись в самое защищенное хранилище.
   У эльфов и людей, нередко вспыхивали разногласия из-за драконьих яиц, так как союзники желали что бы именно их сородичи становились новыми Всадниками. У представителей человеческой расы, было не слишком много шансов на успех, но все равно, они не горели желанием отдавать все кладки, своим длинноухим друзьям.
   В поселениях, размещенных на территории великого леса, в основном жили мужчины: немолодые уже инструкторы, побывавшие во множестве битв, а так же дети и подростки, тренирующиеся что бы стать воинами и волшебниками. После прохождения обучения, молодые мужчины покидали безопасную территорию, возвращаясь в лагерь бойцов сопротивления, где занимали почетные посты. Не удивительно что при такой системе, эльфы имели немалое влияние на политику своих союзников...
   В очередной из дней, примечательный лишь тем, что на кануне вечером из похода в империю вернулся один из Драконьих Всадников, привезший с собой украденное у Императора яйцо, размеренная жизнь инструкторов и их подопечных прервалась. Все началось незадолго до полудня, когда за стеной крепости, вблизи хранилища с ценностями, прямо в воздухе открылся портал, из которого вылетели металлические сферы. Падая на землю, шары неожиданно легко раскалывались на четыре равные части, а находившаяся в них жидкость, выплескивалась на утоптанную землю, тут же начав испаряться, превращаясь в густой и тяжелый зеленоватый туман.
   Привыкшие к безопасности, а от того потерявшие бдительность стражники, в первые секунды растерялись, а затем вдохнув распространяющийся в воздухе газ, начали терять сознание. И все же, прежде чем последний обитатель крепости вышел из строя, он сумел несколько раз стукнуть в тревожный колокол.
   Не встречая на своем пути сопротивления, зеленые дракониды в считанные секунды захватили укрепления, без жалости и сожаления обрывая жизни взрослых мужчин, у которых обнаруживалось оружие. к тому моменту когда гарнизон поселения приготовился к отражению нападения, а в воздух взмыли четверо драконов с Всадниками на спинах, портал уже пропустил последнюю группу имперских солдат, после чего беззвучно захлопнулся.
   Под порывами ветра, густой в начале туман, рвался на мелкие клочья и истаивал, оставляя после себя безвредную влагу.
  
   ***
   Звон тревожного колокола, застал Брома за ежедневной медитацией. Раскрывая свое сознание миру, он накапливал магическую энергию, после чего помещал ее в накопитель своего перстня, в который был вставлен крупный сапфир. Процесс настолько поглотил мужчину, что он не сразу обратил внимание на некую неправильность, появившуюся совсем неподалеку, а затем в разум ворвался обеспокоенный возглас Сапфиры:
   "враг в крепости!".
   Распахнув глаза и попытавшись вскочить на ноги из позы "лотоса", человек чуть было не рухнул обратно на пол гостиной, где и занимался своими тренировками.
   "какой враг? Как они вообще смогли подобраться к крепости, миновав границу, дозорных эльфов и наших постовых?".
   Соображал Бром все еще с трудом, все же резкий выход из столь глубокой медитации, действовал не хуже удара мешком с песком по голове.
   "не "у", а "в" крепости. Поспеши, по пути я расскажу что поняла сама".
   Поторопила своего Всадника дракониха.
   Мужчина не заставил просить себя дважды, и подхватив с пола ножны с мечом, с которыми не расставался даже ночью, побежал по лестнице наверх, в большую комнату с высокой и широкой дверью, через которую мог пролезть крылатый ящер. К моменту, когда одетый в шелковую рубаху и хлопковые штаны человек преодолел последние ступеньки, Сапфира уже стояла на широком карнизе, образованном толстыми переплетенными ветками.
   Из рассказа подруги, Всадник понял что меньше двух минут назад, на территории крепости произошел выброс магии, после которого буквально из неоткуда, начали появляться живые разумные существа, ауры которых очень отдаленно напоминали молодых драконов.
   Холодея от ужасного предчувствия, Бром сосредоточился на поисках сына... и обнаружил его именно там, где в данный момент было опаснее всего.
   "только не это... прошу, только не это...".
   Паника начала захватывать разум воина, многократно смотревшего в лицо смерти, и пережившего такие испытания, о которых было страшно даже рассказывать. Сейчас же он чувствовал себя совершенно беспомощным и растерянным.
   "соберись! Он еще жив и здоров, а значит не попал в лапы врагу".
   Голос драконихи, вырвал Всадника из состояния растерянности, а хлестнувшее по сознанию ощущение ярости, заставило мыслить более здраво. В очередной раз сосредоточившись на ощущении жизни, мужчина понял что подруга права, и его ребенок пока что находиться в относительной безопасности.
   "нужно отвлечь их внимание".
   Мысленно произнес Бром.
   "ты что-то придумал? Хорошо, я этим займусь".
   Крылатая ящерица, поднявшаяся на десяток метров над кронами деревьев, уже собиралась обрушиться вниз, что бы стремительной атакой сокрушить выбравшихся на стену крепости зеленых драконидов, но была остановлена своим партнером.
   "подожди: сперва сбрось меня на крышу вон того здания".
   Просьба сопровождалась мысленным образом нужной крыши.
   "ты спятил? Там же этих уродцев целая толпа... да они тебя количеством задавят".
   Вспыхнула праведным негодованием Сапфира, но закончить ее тираду не позволил сухой ответ человека:
   "там мой сын, и пока его не обнаружили, я должен успеть прийти на помощь".
   С этим заявлением владычица небес поспорить не могла, и вместо этого просто полетела к указанному месту.
   "не смей умирать!".
   Зло рыкнула дракониха, когда Всадник спрыгнул на пологую черепичную крышу, пробивая ее магическим импульсом и проваливаясь на чердак. В следующую секунду ей пришлось уклоняться от огненных шаров, а так же создавать энергетический барьер, что бы остановить десяток алых лучей, ударивших откуда-то с земли.
  
   ***
   "лучшая защита - это нападение".
   Так говорили учителя по владению мечом и боевой магией, когда обучали подопечных своему искусству. Двенадцатилетний пшеничный блондин, с ярко голубыми глазами, крепким телосложением и пытливым умом, никак не мог понять, почему же эльфы не атакуют империю... они же не могли не знать эту истину?
   Однако сейчас, ребенка тихо сидящего в одной из комнат второго этажа деревенского хранилища знаний, (в простонародье именуемого "библиотека"), волновали совершенно иные вещи. крылатые монстры, закованные в массивную броню, появились совершенно неожиданно, и тут же начали убивать охранников крепости, пользуясь их растерянностью. Сын одного из немногочисленных Всадников, живших еще во времена величия ордена, легко узнал по описаниям из книг и со слов своего отца, созданных проклятым императором драконидов.
   "зачем они явились? Ведь все было так хорошо".
   Панические мысли метались в голове, а от вспыхнувшего в груди страха, движения рук и ног стали дерганными и неуверенными.
   Мальчик поднял со стола темно синее драконье яйцо, завернул его в кусок кожи, и начал осматриваться, в поисках хоть какого ни будь убежища. На поясе у него висел тренировочный затупленный меч, которым можно было разве что синяк поставить, но парень не обманывался своими навыками и прекрасно понимал, что против взрослого воина не выстоит, даже если у него будет настоящее оружие.
   Укрытие нашлось быстро, хоть оно и было не слишком надежным: старый книжный шкаф, не плотно пододвинутый к стене, создавал нишу в которой можно было спрятаться так, что бы человека было не видно от входа.
   - будем надеяться, что нас не будут искать специально... - Пробормотал сын Всадника, залезая в тесное укрытие, толкая перед собой драконье яйцо.
   Хлопковые рубаха и штаны, в которые он был одет, не стесняли движений, но уже успели взмокнуть от нервного пота и запачкаться в пыли. Мягкие сапоги из грубой ткани, позволяли не шуметь при ходьбе, что было одним из главных плюсов этой обуви, на ряду с удобством.
   Почему вообще драконье яйцо, являющееся одной из главных ценностей всего поселения, если не целой Алагейзии, находилось у мальчика? Ответ на этот вопрос был очевиден: дракон выбрал своего Всадника, а что бы между ними быстрее образовывалась связь, детеныш должен был находиться как можно ближе к своему напарнику.
   Минувшим вечером, когда отец вернулся со своей вылазки в империю, всех жителей поселения, кроме уже действующих Всадников, провели через ритуал проверки, по итогам которого молодому блондину посчастливилось стать избранным.
   "куртку забыл!".
   Мальчик выглянул из своего убежища, и его взгляд тут же наткнулся на означенный предмет гардероба. Куртка висела на спинке деревянного стула, пододвинутого к письменному столу в углу комнаты.
   Решив забрать вещь, которая могла указать врагу на его присутствие, парень выбрался из ниши и подбежав к стулу, схватился за воротник... в этот момент входная дверь распахнулась, и на пороге комнаты появилась высокая и широкоплечая туша драконида, доспех которого был заляпан брызгами крови.
   - я нашел ребенка. - Глухим из-за шлема голосом, произнес монстр, делая шаг вперед.
   Мальчик замер, охваченный диким ужасом. Враг казался ему огромным как гора, и воображение уже успело нарисовать несколько картин, на которых тщедушное тело разрывали когтями и клыками, не жуя проглатывая куски мяса.
   Из коридора донесся шум взрыва, скрежет металла, захлебывающийся рык а затем стук падения чего-то тяжелого. Мучительно медленно бронированный гигант стал разворачиваться к входу, но успел совершить только половину оборота, после чего был рассечен ярко алой молнией.
   - Эрагон, ты в порядке? - Знакомый голос заставил сознание вынырнуть из омута страха, а затем взгляд ребенка наткнулся на обеспокоенное лицо немолодого уже мужчины, вставшего перед ним на одно колено. - Нам нужно уходить.
   В ответ на это, все еще не пришедший в себя мальчик мотнул головой, и дрожащей рукой указал на нишу, из которой вылез, что бы забрать куртку.
   Бром проследил взглядом за тем направлением, куда указывал сын, и без особого труда заметил сверток, в котором лежало драконье яйцо.
   - я тобой горжусь, сын, ты правильно все сделал. - Мужчина легко отодвинул препятствие, мешающее добраться до свертка, после чего сунул яйцо в руки мальчика. - Мы должны уходить...
   Из коридора начали доноситься звуки бега по лестнице. По топоту Всадник определил, что к ним приближаются еще трое врагов.
   "плохой день".
  
   ***
   Привязав сына, вцепившегося в сверток с драконьим яйцом, к своей спине, Бром метнул еще один огненный шар в коридор, заставляя драконидов вновь искать укрытия. Ударом концентрированной магической энергии, мужчина выбил кусок внешней стены, и ускорив до предела тело и разум, метнулся в пролом. Защитный кокон окутал тело, дополнительно прижимая мальчика к спине отца, но ожидаемых выстрелов по беглецам не последовало.
   Еще находясь в полете к земле, Всадник успел осмотреться и оценить обстановку: большая часть вторженцев уже сражалась за стеной крепости, отвлекая на себя внимание защитников поселения и спешащих им на помощь эльфов, те же кто остались внутри огороженного периметра, были слишком рассредоточены по территории.
   "Сапфира, ты где?".
   Едва ноги коснулись земли, Бром бросился бежать, уходя из-под магической атаки крылатых гуманоидных ящеров. Земля за спиной взорвалась фонтаном песка и камней, после попадания сгустка пламени. Однако ударная волна так и не нагнала человека, успевшего уклониться еще от одного снаряда и отразить молнию лезвием алого меча.
   "уже лечу... продержись секунд пять".
   Отозвалась дракониха, после чего воздух сотряс яростный рык.
   Вторженцы отвлеклись всего на секунду, но в условиях скоростного боя это была недопустимая оплошность. Всадник успел добежать до внешней стены, после чего используя собственную инерцию, взбежал по вертикальной поверхности. Взмахом меча он отправил в попавшегося на пути врага серп воздуха, остановленный крепкой броней, но вот запущенные со свободной руки ледяные колья, смели живое препятствие без особого труда.
   "Сапфира!".
   Возглас был вызван тем, что оказавшись на вершине внешней стены крепости, Бром осознал, что дальше ему бежать некуда, а кроме того он превратился в отличную мишень для врагов, находящихся как с одной, так и с другой стороны. Подчиняясь команде хозяина, магия уплотнила защитный кокон, тут же принявший на себя несколько стрел и лучей красного цвета, но это было временным решением, так как резерв сил истощался буквально на глазах.
   "ты мне доверяешь?".
   Неожиданно спросила крылатая ящерица.
   "сейчас не время... да, доверяю".
   Отправляя россыпи миниатюрных огненных шаров и ледяных кольев во все стороны, ответил напарнице человек.
   "прыгай вверх как можно выше".
   Велела Сапфира.
   Не став спорить и задавать вопросы, (время для этого настанет много позже), Бром изо всех сил оттолкнулся от стены, стрелой взмывая в воздух, ускоряя себя еще и чарами.
   Стремительно пикирующая дракониха, в считанные мгновения настигла своего Всадника и его сына, словно охотничий сокол упав с небес, а затем расправив крылья, совершила крутой вираж, выдохнула поток пламени и используя набранную скорость, начала удаляться от крепости. Ее когтистые лапы, осторожно прижимали к груди маленьких и хрупких человечков, которые с трудом осознавали произошедшее.
   Следом за беглецами хотели было отправиться дракониды, но их крылья не позволяли лететь достаточно быстро, так что они безнадежно отстали в первые же секунды.
   "Сапфира...".
   "ммм?".
   "у меня сердце из груди чуть не выскочило. А Эрагон?".
   "не беспокойся о своем детеныше, он даже почти не испугался".
   Прислушавшись к эмоциям сына, Бром с удивлением констатировал, что мальчик испытывает невероятный восторг, вызванный неожиданным приключением которое закончилось невероятным полетом в лапах дракона. в его сознании царила уверенность в том, что отец в любом случае самый сильный и умелый, а потому сможет защитить от всех опасностей.
   "эхехе... хотел бы и я быть столь же уверенным в себе".
   Поселение, в котором происходила битва, осталось далеко позади, и теперь под беглецами мелькали лишь кроны деревьев, между которыми взгляды воина и крылатой хищницы, замечали мелькающие силуэты вооруженных эльфов. Хозяева леса спешили прийти на выручку своим союзникам, да и столь наглое вторжение, не могло остаться безнаказанным.
   "поляна".
   Произнес Всадник.
   "поняла".
   Отозвалась дракониха, широко расправив крылья и начиная затормаживать свой полет. Вскоре она опустилась на свободный от деревьев участок земли, осторожно освобождая свою ценную ношу.
   - ну что, маленький воин, поздравляю тебя с первым боем. - Отец помог сыну слезть со своей спины, и не позволяя эмоциям захлестнуть их обоих, растрепал ребенку его пшеничные волосы.
   - пап... это было... это... - Глаза Эрагона блестели, дыхание шумно вырывалось из груди, лицо дрожало от напряжения.
   "вот только истерики мне и не хватало".
   - потрясающе? Невообразимо? Великолепно? - Бром опустился на колени, и крепко обнял ребенка. - Ты молодец сын, я тобой горжусь.
   Этих слов и действий хватило, что бы начавшаяся было паника, тут же отступила под натиском восторга и гордости... и слабенькое ментальное воздействие, тут совершенно не причем.
   Однако трогательная семейная сцена была нарушена, когда на поляну выбежал отряд из десяти эльфов в зеленых одеждах, вооруженных изящными тонкими мечами, висящими в ножнах на поясах, а так же луками.
   - господин Бром, почему вы здесь, а не в поселении? - Высокий беловолосый воин, остановился всего в пяти шагах от человека, не решаясь приближаться дальше под взглядом недовольной драконихи.
   - да... мне нужно вернуться и помочь освободить наш дом. - Всадник еще раз потрепал сына по волосам и поднявшись в полный рост, обратился к командиру отряда. - Поручаю вам защиту Эрагона.
   - но... - Эльф растерялся, обменявшись неуверенными взглядами со своими подчиненными.
   - папа, меня не надо защищать! - Возмутился мальчик.
   - мой сын - будущий Всадник. - Припечатал длинноухих воинов своей волей Бром. - Ваша прямая обязанность, обеспечить его безопасность, до тех пор пока он не станет полностью самостоятельным.
   - э-э-э... вас понял. - Эльф быстро обдумал ситуацию и принял решение, знаками давая своим подчиненным какие-то команды.
   - сын. - Человек повернулся к блондинистому мальчику. - Сейчас я должен улететь, а ты останешься здесь. Когда все закончится, я тебя найду и мы вернемся домой.
   - да, папа. - Неуверенно ответил Эрагон, чувствуя как слезы начали скапливаться в глазах, а в носу защипало.
   - вот и отлично. - Всадник легко взлетел на спину драконихи, и прежде чем она успела оторваться от земли, громко крикнул. - Скоро увидимся!
   Оставшиеся на поляне эльфы и ребенок, еще некоторое время смотрели вслед улетающей Сапфире, а когда она окончательно скрылась из виду, командир отряда повернулся к своему новому подопечному, и улыбнувшись спросил:
   - давай знакомиться?
  
   ***
   Дракониды успешно отвлекали на себя внимание, постепенно захватывая тренировочный городок. Они укреплялись в выращенных из деревьев домах, не жалели сил и оружия, что бы убить как можно больше людей и эльфов. Самой большой проблемой, как и ожидалось, оказались Драконьи Всадники, безраздельно царствующие в воздухе, и не позволяющие гуманоидным ящерам, в полной мере пользоваться всеми преимуществами даруемыми их крыльями.
   Однако, даже драконы были ограничены в своих силах, так как стоило им опуститься слишком низко, как с земли начинали лететь цепные молнии, огненные шары, магические лучи, а так же многие другие боевые заклинания. Приходилось держать дистанцию, совершая стремительные яростные атаки, за которыми следовали столь же быстрые отступления.
   "не долго вам осталось радоваться".
   Злорадно подумал командир группы магов, разместившихся на площади внутри крепости, прямо перед зданием штаба. Его подчиненные уже расчистили площадку, начертили двенадцатилучевую звезду, в углы которой вонзили жезлы с накопителями, до предела заполненными магической энергией.
   Встав широким кругом и взявшись за руки, чародеи начали зачитывать длинное заунывное заклинание, вербальная формула которого, заставляла пространство скручиваться спиралью и растягиваться, создавая искажение в виде воронки.
   Нарисованные на лучах звезды символы земли, воды, огня, воздуха, жизни, смерти, света, тьмы, времени, пространства, порядка и хаоса, сперва засветились тускло синим светом, который становился все ярче, и вскоре глаза людям жгло ослепительно белое сияние. Из центра магической фигуры, в котором был изображен знак равновесия, в воздух ударил луч энергии, который на высоте пяти метров, будто уперся в невидимое препятствие.
   Постепенно луч расширялся, захватывая все большее пространство, остановившись только тогда, когда его края коснулись уже опустошенных жезлов. Маги к этому моменту уже едва держались на ногах, но все же продолжали зачитывать заклинание, не решаясь прервать ритуал на завершающей его стадии.
   Драконьи Всадники, чувствуя угрозу именно от этой группы, попытались было помешать чародеям, но были остановлены драконидами, которые не щадя ни себя ни врагов, бросались наперерез.
   Наконец свет погас, и произошло это настолько резко, что глазам волшебников потребовалось несколько секунд, что бы приспособиться. Когда же они проморгались, взглядам предстала конструкция из двенадцати каменных столбов, выросших прямо из земли, между которыми висел шар, стенки которого состояли словно из жидкого серебра. На лицах людей появились слабые улыбки, некоторые из них даже позволили себе бессильно упасть, или же опуститься на колени... все равно это уже не имело значения.
   По поверхности парящей между столбами сферы, пошла мелкая рябь, а затем с тусклой вспышкой, из нее вылетели первые дракониды. К отряду вторжения, до этого момента просто отвлекающему внимание, прибыло многочисленное подкрепление, в котором кроме гуманоидных ящеров трех цветов, были и люди, закованные в металлические доспехи.
   Ровные колонны солдат, выходили из серебристого шара с двенадцати сторон, проходили между каменными столбами, и тут же направлялись к стенам и выходам из крепости. Многие воины несли на спинах артефакты, генерирующие защитные купола, за плечами у других виднелись излучатели, похожие на трубы из матово черного железа, в передней части которых поблескивали фокусирующие кристаллы.
   Но и это было еще не все: с тусклыми вспышками, из верхней части шара, начали вылетать боевые маги, сидящие на спинах трансфигурированных гиппогрифов. Следом за людьми, в небо взмывали истинные дракониды, сверкающие чешуей самых разнообразных расцветок, а за своими младшими сородичами, последовала группа из дюжины крупных драконов.
   Благодаря подкреплению, расклад сил существенно поменялся: эльфы, воины армии сопротивления, и даже члены ордена Драконьих Всадников, были вынуждены отступить, что бы перегруппироваться, а так же дождаться собственных союзников.
   На глазах у командира отряда чародеев, создавших стабильный стационарный портал, угольно черные дракониха и драконидка, синхронной атакой едва не разорвали пополам золотого дракона с Всадником. Только мощь крылатого ящера, и магия его напарника, позволили им отделаться несколькими ранами...
   "эта сила... пугает. Я рад, что эти существа на нашей стороне".
   Внезапно, одна из колонн выходящих из серебристой сферы солдат, прервалась, а через несколько секунд, с того направления из яркой золотистой вспышки, появилась фигура высокого широкоплечего человека, облаченного в угольно черный доспех, шлем которого сверкал одним крупным визором. На его плечах был накинут тяжелый широкий плащ, отливающий темно синим цветом, с золотой подкладкой. На поясе, в невзрачных ножнах, висел прямой меч, с крупным драгоценным камнем, вставленным в навершие рукояти.
   От этого человека, веяло огромной силой, и при одном только взгляде становилось очевидно, что он привык командовать, а его приказы всегда исполнялись.
   Маг не успел опомниться, а мужчина в черной броне уже пересек разделяющее их расстояние, и остановился, не доходя всего пары шагов.
   - вы прекрасно справились со своей задачей, сотник. - Прогудел глухой из-за шлема голос сильнейшего из живых чародеев.
   - благодарю вас, мой Император. - Командир отряда опустился на одно колено, (это было вовсе не обязательно, но он бы себя не простил, если бы во время беседы с правителем, упал из-за слабости в теле). - Но вы ошиблись: я всего лишь полусотник.
   - уже нет. - Усмехнулся Гальбаторикс. - Все те, кто участвовал в этой операции, получат свою награду, вы же просто один из первых, кому я смог ее вручить.
   - служу Священной Империи. - Возглас сам собой вырвался из горла мага... впрочем от него больше ничего и не ожидали.
   Император проследовал дальше, оставляя верного подданного приходить в себя и осознавать произошедшее. Вскоре к мужчине подбежали полевые целители, тут же начавшие отпаивать пациента разными зельями, одинаково мерзкими на вкус.
   (конец отступления).
  
   ***
   Вот и настал, час испытания,
   Как я устал, от ожидания.
   Долог был путь, к цели заветной,
   Темная суть, магии светлой...
   (Эпидемия).
   Насвистывая внезапно всплывшую в памяти мелодию, Гальбаторикс неспешно миновал внутреннее пространство крепости, и вышел в поселение повстанцев через распахнутые ворота. К этому моменту, дракониды успешно оттеснили защитников на окраины, и теперь о кипевшем здесь сражении напоминали только изуродованные тела, да залитая кровью земля. Однако же, стоило поднять взгляд к небу, как на глаза попадалось новое сражение, на этот раз устроенное между крылатыми ящерами.
   "эффект внезапности сработал на полную, я даже не ожидал подобного успеха".
   В ответ на эту мысль, от Ярнунвоск, которой пришлось остаться на северной базе, пришла волна раздражения. Драконихе не нравилось сражаться против сородичей, но еще меньше ей хотелось оставлять своего Всадника без защиты от других владык небес.
   Тем временем, все прибывающие войска, постепенно создавали новые укрепления, устанавливали генераторы барьеров и магические излучатели... ну и между делом, занимались мародерством. Группы целителей стаскивали раненых в полевой госпиталь, а мертвые тела в отдельные кучи, что бы позже придать их огню.
   Эльфы все еще не успели подтянуть достаточное количество войск, что бы провести контратаку, в результате чего поселение было под полным контролем наземных сил империи, но в небе ситуация была несколько иной. Драконов, а так же истинных драконидов, задействованных в операции, едва хватало на то, что бы удерживать членов ордена Драконьих Всадников, от атак на уже захваченные позиции. Ситуация усложнялась еще и тем, что большое расстояние не было помехой для крылатых ящеров, а следовательно подкрепление к ним прибывало весьма быстро.
   Конечно, можно было привлечь всех владык небес, присягнувших чародею, что бы уравнять, а затем и создать перевес в воздушных войсках... но это означало бы очередную бойню и гибель множества и без того малочисленных драконов.
   "сестренка, ты готова мне помочь?".
   Мужчина в угольно черном доспехе, остановился на широкой дороге между двумя деревьями, внутри которых находились дома.
   "спрашиваешь".
   Хмыкнула дракониха, после чего духовная и ментальная связь, стала усиливаться, переходя на качественно иной уровень. Вскоре Гальбаторикс уже с трудом мог отличить свои мысли от мыслей своей подруги, но это не приносило никаких неудобств и было даже приятно.
   "пора".
   Закрыв глаза, чародей представил как его материальное тело меняется, увеличивается в размерах и обретает новые конечности. Человеческий облик был запечатан в душе, вместе с броней и оружием, а его место заняла туша черного дракона, из головы которого рос длинный прямой рог.
   - рррааа! - Огласил пространство радостным и азартным ревом крылатый ящер, и прежде чем отголоски его крика затихли, он стрелой взмыл в небеса.
   Инстинкты и навыки Ярнунвоск, позволяли управлять новым телом не хуже чем родным, а разум Гальбаторикса, с его волей и мастерством, помогали использовать магию. Как нельзя кстати у нового облика имелся рог, служащий превосходным фокусировщиком и концентратором магической энергии.
   Набрав в грудь побольше воздуха, чародей выдохнул золотое пламя, которое из-за скорости полета не успевало вырваться длинной струей и лишь окутало голову черного ящера ярким ореолом. Он ворвался в сражение словно снаряд выпущенный из баллисты, заставив на доли секунды замереть двоих противников, уже готовых вцепиться зубами друг другу в глотки.
   С кончика рога сорвался алый луч, прошивший магический щит установленный эльфом, словно тот был не прочнее бумаги. Попадание пришлось точно в грудь серебряного крылатого ящера, взгляд которого помутился а тело оцепенело. К сожалению, оглушение не смогло действовать слишком долго, и владыка небес оклемался раньше, чем рухнул на землю, но от атаки черной драконихи, обрушившейся на спину сородича, это его не спасло.
   "ммм... а она очень даже ничего... и о чем я только что подумал? Не замечал за собой влечения к крылатым ящерицам. Неужели новый облик так влияет?".
   Обдумать данную ситуацию не позволила атака синей драконихи, чешуя которой сверкала словно состояла из чистейших сапфиров, а шипы и когти отливали снежной белизной...
   "так! Засматриваться на противника, собирающегося разодрать тебе глотку, это уже не нормально".
   Подчиняясь инстинктам, положившись на навыки Ярнунвоск, а заодно частью сознания погрузившись в состояние легкой медитации, император смог сперва увернуться от острейших клыков, щелкнувших в паре метров от шеи, затем и от хлесткого удара длинного и гибкого хвоста, который вполне мог сломать правое крыло. Поток рыжего пламени, выдохнутый в догонку императору, был остановлен полусферой магического щита.
   Несколькими мощными взмахами крыльев, черный дракон взмыл над основным воздушным сражением, периферическим зрением заметив, что синяя дракониха последовала за ним. На спине противницы сидел человек, вооруженный почему-то красным мечом.
   "даже доспехи не одел... не успел, или считает себя неуязвимым? В любом случае, мне это только на лапу".
   Взлетая все выше и выше, Гальбаторикс уже начинал ощущать легкую нехватку воздуха, что впрочем не было серьезной проблемой. Он позволил своей преследовательнице приблизиться почти в плотную, магическими щитами отражая заклинания, создаваемые ее Всадником. В условиях разряженного воздуха, дракониха чувствовала себя не слишком уверенно, но все же попыталась пару раз выдохнуть пламя.
   В определенный момент, когда преследовательница вновь совершала глубокий вдох, чародей сложил крылья и камнем полетел вниз. Дракониха не успела отреагировать на этот маневр, в результате чего тела ящеров столкнулись и сцепившись в яростно рычащий клубок, начали стремительное бесконтрольное снижение.
   Воспользовавшись удачным моментом, император отправил в Всадника оглушающее и отталкивающее заклинания, напитав их магической силой до такого состояния, что плетения едва не рассыпались от внутреннего напряжения. Щит человека не смог остановить атаку и лопнул, а хрупкое бесчувственное тело отправилось уже в самостоятельный полет.
   Дракониха взревела, попыталась вырваться из хватки Гальбаторикса, а когда это не получилось, клыками и когтями впилась в его плоть, при этом нанося хлесткие удары хвостом. Чародей же, бессовестно использующий укрепление чешуи духовной энергией, а так же заклинаниями усиливающий заживление все же нанесенных ран, радостно скалился, краем сознания отмечая стремительное приближение земли. Бесчувственное тело Всадника, он так же старался не выпускать из поля зрения, тщательно просчитывая момент, когда нужно будет начать действовать.
   Если бы драконы все же упали на землю так и не расцепившись, то никакие уловки не спасли бы Гальбаторикса от критических повреждений организма... что не слишком сильно его волновало, ведь на "звезде смерти", уже выращивались несколько клонов, каждый из которых мог стать новым вместилищем. Он не боялся оказаться в между мировом пространстве после смерти, тем самым теряя связь с этим миром и своими подчиненными, ведь Ярнунвоск, была превосходным "якорем", и в самом крайнем случае, их связь могла стать путевой нитью для возвращения обратно.
   "но умирать вовсе не хочется: это нетолько неприятно и грозит потерей времени, но еще и больно".
   Дракониха все сильнее нервничала, в ее действиях появился намек на отчаяние, а попытки вырваться из стальной хватки черного крылатого ящера, выдавали обреченность. У Гальбаторикса даже появилось подозрение, что его приняли за безумного самоубийцу...
   "сейчас".
   Изо всех сил врезав противнице хвостом по хребту, чародей оттолкнул от себя покрытую сапфировой чешуей тушу. Пользуясь секундным замешательством ящерицы, он первым метнулся в сторону все еще не пришедшего в сознание человека.
   "а-а-а-ам".
   Невероятно сложно было подхватить Всадника зубами, при этом рассчитав давление челюстей так, что бы не перекусить его пополам. Еще сложнее было не стиснуть зубы, когда с хлопком распахнувшиеся крылья, начали затормаживать падение.
   Черный дракон вышел из пике над самыми кронами деревьев, после чего плавно скользя на восходящих потоках воздуха, вновь начал взлетать. Преследовательница следовала за ним неотступно, практически вися на хвосте, но атаковать не рисковала. Страх, исходящий от драконши, можно было ощутить совершенно не напрягаясь.
   "странно, почему к нам еще никто не присоединился? Мои подчиненные обороняют создаваемый плацдарм, но вот эльфы были обязаны как-то помочь своему союзнику".
   Этот вопрос волновал чародея настолько же, насколько и причина, по которой первый портал открылся не рядом с драконьим яйцом, которое служило своеобразным маяком, а на некотором отдалении от него.
   Просканировав пространство, и не обнаружив прямой угрозы для своих здоровья и жизни, император решил приступить к выполнению замысла, ради которого не стал убивать человека. Создав ментальный канал к разуму сапфировой драконихи, он мысленно произнес:
   - "готова к диалогу?".
   Это не было похоже на ту связь, которая создавалась между драконом и Всадником, самым близким аналогом являлась ментальная сеть альфаров, ставших синими драконидами. В то время как Гальбаторикс и Ярнунвоск, могли беспрепятственно просматривать память друг друга, ощущать все оттенки эмоций, подключаться к органам чувств и даже перехватывать контроль над телом, данная техника позволяла обмениваться только самыми четкими мыслями.
   - "я готова".
   Излишне поспешно отозвалась преследовательница, выдавая свою нервозность.
   - "для начала скажи: как тебя зовут?".
   - "...Сапфира".
   "м-да, мог бы и сам догадаться".
   Мысленно хмыкнув, черный дракон продолжил разговор:
   - "тебе идет это имя. Ну а меня можешь звать Гальбаториксом".
   От драконихи повеяло удивлением, а затем страх несколько усилился, почти переходя в панику. Имя императора Священной Империи, было ей знакомо, а странности и неправильности в своем противнике, она почувствовала еще в самом начале боя.
   На границе сенсорной чувствительности чародея, появились два источника магической и духовной энергий, целенаправленно движущихся в его сторону. Определить, что это были драконы, оказалось совсем не сложно, а на то, что бы рассчитать время, которое им понадобиться что бы встретиться, ушло пол секунды.
   - "Сапфира, сюда летят твои друзья, и как только они приблизятся на расстояние атаки, твой Всадник умрет. От тебя же я хочу получить клятву служения... но так как узнавать твое истинное имя слишком долго, ты должна поклясться душой, телом и разумом. Только в этом случае, я не стану убивать этого человека. На раздумья даю тридцать секунд... время уже идет".
   Дракониха использовала для раздумий все выделенное ей время, и даже немного больше. Возможно она надеялась, что Всадник все же очнется и сможет дать совет... только на подобный случай, Гальбаторикс поддерживал на теле человека чары сна без сновидений. В итоге, клятва служения и верности, все же была дана, и Сапфира сразу же почувствовала, как ее окутала прохлада. Ощущение исчезло столь же внезапно, как и появилось, но это уже не имело никакого значения.
   - "вот и умница. А сейчас, нам пора уходить. Прижмись к моей спине, и держись как можно крепче".
   Сапфира исполнила приказ, изо всех сил впившись когтями передних и задних лап, в угольно черную чешую своего... хозяина. Даже мысленно ей было больно это признавать, но утешало только то, что жизни человека больше ничего не угрожает.
   Чародей, почувствовав тяжесть туши драконихи, бесцеремонно вонзившей когти в его плоть, с трудом сдержался от желания стиснуть челюсти. Ведь стоило ему убить Всадника, как договор будет разорван, а следовательно и все уже приложенные усилия, пойдут прахом. С другой стороны, он мог просто открыть рот, позволив телу выпасть и свалиться вниз, ведь в этом случае, смерть наступит из-за удара об землю... но тогда возникла бы проблема с сошедшей с ума крылатой ящерицей.
   Использовать апарацию, находясь в драконьем обличии, было сложно, и наличие ценного груза, который нельзя было повредить, а так же пассажирка, вовсе не облегчали задачу. Ощущение протаскивания через узкую трубу, а затем и удар об каменистую почву, выбивший из легких весь воздух, заставили глухо зарычать, но челюсти так и не сместились ни на сантиметр.
   - "слезь с меня".
   Потребовал чародей, чувствующий крайнюю степень истощения. Всадника он аккуратно опустил на твердую ровную поверхность перед собой, а когда Сапфира все же отошла в сторону, прекратив топтаться по распростертым крыльям, стало возможно сменить облик.
   "ну и зачем тебе это было нужно?".
   Недовольно спросила Ярнунвоск Гальбаторикса, когда их разумы вернулись к первоначальному состоянию.
   "во-первых: я хотел проверить себя в бою...".
   Начал было отвечать Император, но был прерван ехидным хмыком.
   "если бы ты действительно хотел сразиться, то остался бы на поле боя. Там можно было найти куда более сильных, умелых и опасных противников. кроме того, не забывай, что я помню все твои мысли и эмоции, так как ощущала их словно свои собственные".
   Голос подруги с трудом сдерживался, что бы не перейти на откровенно издевательский смех.
   "ну и к чему тогда этот вопрос?".
   Раздражение всколыхнулось в душе мужчины, но тут же утихло под напором искреннего веселья Ярнунвоск.
   "просто я хотела услышать, как мой маленький старший брат, признается о том что наконец-то начал обращать внимание на девочек".
   - язва. - Пробормотал Гальбаторикс, сняв с головы шлем от доспеха и усаживаясь прямо на землю.
   Плененный Всадник все еще был без сознания, Сапфира изображала статую самой себе, всем своим видом выражая крайнюю степень изумления тем, что победивший ее дракон, внезапно превратился в человека. Если бы не клятва, то она уже попыталась бы напасть, и у нее были бы все шансы на успех, так как чародей исчерпал последние резервы своих сил, и сейчас мало отличался от простого смертного.
   После перемещения, они оказались на каменистой равнине, где-то между эльфийским лесом и гномьими горами. На помощь правителю империи уже отправился отряд магов, но до их прибытия оставалось около десяти минут, (создание портала без маяка, не самое легкое занятие).
   В то же время, где-то в лесу, продолжалось сражение между силами вторжения и обороняющимися эльфами.
  
   ***
   Возвращение в Белый Город, прошло совершенно буднично: никаких демонстраций на улицах или салютов в честь правителя Священной Империи, лишь поздним вечером состоялся обязательный прием для аристократов и богатых предпринимателей. На следующий же день, Гальбаторикс погрузился в монотонную работу по ознакомлению с разнообразными отчетами и предложениями, которых за время отсутствия скопилось весьма не мало... а если бы не было советников, берущих на себя три четверти ежедневной рутины, то чародей рисковал застрять в собственном кабинете не на одну неделю.
   Тем временем, из эльфийского леса пришел отчет об успешном завершении установки защитного купола, так что теперь, на вражеской территории имелась хорошо защищенная база, из которой можно будет начать полномасштабное вторжение, при этом минуя внешний барьер. В тот же день, почти все драконы и истинные дракониды, вернулись в свой заповедник, где им предстояло продолжить дело восстановления своей численности, (к счастью, ни один крылатый ящер из числа подданных императора, не погиб, а все полученные ими ранения, поддавались магическому исцелению).
   Кроме Сапфиры и Брома, войсками людей и драконидов были захвачены еще два дракона с всадниками, принадлежащие к старому ордену. Владыки небес были заточены в "пространственные тюрьмы", а человека и эльфа посадили в подземную темницу, вроде тех которые находятся под Белым Городом.
   Гальбаториксу, кроме разбора и подписания бумаг, ежедневно пришлось выделять время для приемов в тронном зале, во время которых верные подданные, под разными предлогами пытались что-то выпросить, или же совершить друг на друга донос. Это было бы даже забавно... если бы не тратило личное время чародея, который с большим удовольствием провел бы его в лабораториях или на полигонах.
   Как известно, все плохое или хорошее, имеет свой конец... скопившиеся срочные дела, не стали исключением из этого правила. Император, поставив последнюю подпись на последнем бланке, объявил своим секретарям и советникам, что отбывает на неопределенный срок, после чего не дожидаясь возражений, облачился в броню и аппарировал из столицы сразу в военно- научный комплекс на севере.
   "скучала, сестренка?".
   Оказавшись неподалеку от костяной башни, спросил Гальбаторикс.
   "с чего бы?".
   Изобразила удивление Ярнунвоск.
   "меня печалят твои слова...".
   Мужчина изобразил грусть, что получилось вполне естественно. В ответ на это прозвучал короткий смешок, а затем дракониха заверила, что всегда скучает без своего "старшего брата".
  
   ***
   - здравствуй, Бром. - Гальбаторикс вошел в просторную комнату, освещаемую множеством округлых кристаллов, встроенных в потолок.
   Пол здесь был застелен зеленым ковром с длинным мягким ворсом, на стенах висели гобелены с видами природы, у стен стояли диванчики, кресла, пуфики и низкие столики, на которых стояли вазочки с фруктами и графины с напитками. В правой от входа стене, находилась дверь ведущая в маленькую спальню, почти все пространство которой занимала широкая кровать. Напротив прохода в спальню, находилась дверь ведущая в туалет и душевую.
   Апартаменты для особых гостей, отличались полным отсутствием окон, а так же тишиной и одиночеством, нарушаемыми охраной и прислугой, приносящими еду. Впрочем, для Всадника, способного мысленно общаться со своим драконом, это не должно было создавать неудобств.
   - неужели сам Вечный Император, почтил простого смертного своим визитом? - Сидевший в одном из кресел мужчина, одетый в хлопковые штаны и рубашку, захлопнул лежавшую на коленях книгу и не вставая, перевел свой взгляд на вход. - Прошу прощения за то, что не приветствую по этикету... я не обучен всем этим придворным премудростям.
   "да-да, почти верю... перед эльфами в их дворцах, ты тоже демонстрировал отсутствие манер".
   - о, не стоит волноваться. - Чародей широким шагом пересек комнату, и опустился в кресло напротив своего пленника. - Все эти церемонии, слишком утомляют меня, так что обычное человеческое общение, это даже приятно.
   Некоторое время, мужчины молча рассматривали друг друга. перед этой встречей, Брома выбрили и приодели в простую, но приличную одежду, на голове же у Всадника остался короткий ежик волос. Император в свою очередь, был облачен в кристаллический доспех, а его длинные волосы свободным водопадом спадали на плечи и спину.
   - если ты думаешь, что я послушно буду отвечать на твои вопросы, то сильно ошибаешься. - Первым нарушил тишину представитель ордена Драконьих Всадников.
   - а разве ты можешь мне рассказать что-то, чего я еще не знаю? - Изобразил удивление Вечный Император. - Сапфира уже ответила на большинство интересующих вопросов, так что этот мой визит, не несет никакого скрытого смысла.
   - что за чушь ты несешь? - Одновременно удивился и разозлился Бром.
   - хм-м... неужели твоя напарница не сказала, что выкупила твою жизнь, ценой своей свободы? - Гальбаторикс насмешливо прищурился, откинув голову на спинку кресла. - С недавних пор, я имею больше прав на ее тело и душу, чем кто либо иной.
   Глаза Всадника расширились, несколько долгих секунд он сидел совершенно неподвижно, а затем попытался вскочить, но не смог пошевелить телом ниже уровня шеи. Опустив взгляд вниз, он увидел тонкую сеть из черных линий, оплетающую торс, руки и ноги.
   - не стоит так резко реагировать. - Посоветовал чародей. - По условиям договора, я не могу тебя убить, но это может сделать кто-то другой. Ты все еще жив лишь потому, что твоя смерть отразиться на душе Сапфиры... а мне не нужен очередной безумный дракон.
   - значит, ты пришел позлорадствовать. - Констатировал пленник, расслабляясь и чувствуя как возможность шевелить конечностями, медленно возвращается.
   - только от части. - Не стал спорить с очевидным Вечный Император. - Часть моей души, все еще жаждет стереть остатки ордена с поверхности этой планеты. Однако, основной моей причиной прийти сюда, было простое любопытство и желание поговорить с кем-то кроме Ярнунвоск, кто не будет пытаться мне угодить. Ты даже представить себе не можешь, насколько одиноким может быть правитель, окруженный тысячами слуг...
   - как я тебе сочувствую. - Бром скривил лицо в подобие жалостливой гримасы. - Раз все так плохо, то может быть избавишь себя от страданий и совершишь самоубийство?
   - может быть... но точно не в ближайшую сотню лет. - Совершенно серьезно ответил Гальбаторикс, чем сбил собеседника с толку. - Прежде чем продолжить свой путь, мне нужно убедиться, что государство не развалится без постоянного присмотра.
   - гхм... не понял. - Честно признался Всадник, на некоторое время даже позабыв о своем положении пленника.
   - пока я жив, подданные Священной Империи, имеют единого лидера, за которым и следуют, пусть и по разным причинам. Кто-то искренне восхищается мной, кто-то сражается за идею единого государства для всех, кто-то радуется получаемым деньгам и привилегиям. - Чародей уперся правым локтем в подлокотник, и коснулся подбородка большим и указательным пальцами правой руки. - Если вдруг меня не станет, то начнутся волнения: богачи и аристократы, имеющие личные маленькие армии из телохранителей и стражников, будут объединяться в попытках ухватить больше власти, восстания будут подавляться командирами армии, которая в свою очередь так же расколется... вновь появятся те, кто начнет пропаганду расизма, что в итоге приведет к гражданской войне. Итогом всего этого станет обрушение экономики, частичное разрушение инфраструктуры... об остальных последствиях остается только догадываться.
   - не слишком ли большое значение ты себе придаешь? - Пленник скептично хмыкнул, отводя взгляд от собеседника на один из гобеленов. - Раньше мир как-то существовал без тебя, и ничего критичного не происходило.
   - да ну? - Император изогнул брови, выражением лица изображая удивление и вопрос. - Значит непрерывные вяло текущие войны, происходящие между множеством мелких королевств, это по твоему нормально? Не забывай, что за последние десятилетия, население Алагейзии существенно выросло, да и технологии с магией не стояли на месте, так что любое масштабное сражение, повлечет за собой даже не сотни, а тысячи смертей. Орден Драконьих Всадников, искусственно сдерживал развитие наук и культуры, но даже во времена пика своего могущества, не справлялся с взятыми на себя обязанностями.
   - и что, ты предлагаешь нам склониться перед тобой? Стать послушными рабами, что бы сохранить мир и иллюзию благополучия? - Бром попытался вскочить, но его тело снова было сковано сетью черных линий.
   - ведешь себя как вспыльчивый ребенок. - Разочарованно вздохнул Гальбаторикс. - Сотню лет уже прожил, мог бы за этот срок набраться сдержанности... или это мое присутствие так влияет? Все же, главный враг сопротивления и эльфов, плюс последние события...
   - да пошел ты. - Зло сплюнул Всадник.
   - пожалуй действительно пойду. - Чародей одним плавным движением поднялся на ноги. - Жаль, но конструктивного диалога у нас не получилось. Может быть в другой раз?
   - не надейся. - Отозвался пленник, усилием воли беря эмоции под контроль.
   Император молча пересек комнату, на несколько секунд задержавшись у выхода, что бы произнести несколько слов:
   - до встречи, Бром. Рад был с тобой поболтать.
  
   ***
   ...опуститься вниз и вправо, уворачиваясь от потока рыжего пламени, затем резко замедлиться, что бы пропустить пикирующего зеленого дракона, пытавшегося перехватить жертву. Следом за этим взмахнув широкими перепончатыми крыльями, стрелой взмыть вверх, уходя из-под атаки черной драконихи, пытавшейся напасть со спины.
   "а это действительно помогает развеяться".
   Промелькнула и исчезла в голове Гальбаторикса яркая мысль. Однако, расслабляться было еще рано, так как на второй круг заходили Сапфира и Ярнунвоск, а вместе с ними и шестеро молодых драконов, так же с радостью присоединившихся к новой веселой игре. Если бы не магические щиты и апарация на короткие дистанции, то у чародея совершенно не оставалось бы шансов.
   Получение навыков управления новым телом, шло полным ходом, что приносило нетолько пользу, но и помогало забыть о нависших заботах и обязанностях. Разговор с Бромом, помог Гальбаториксу встряхнуться, а заодно и осознать, насколько же ему надоело быть правителем.
   Конечно, множество подданных, богатство, титулы и прочие атрибуты власти, подогревали самолюбие, только вот всего этого было в достатке и в первой жизни. сейчас, как никогда прежде хотелось бросить все, отправиться в новый мир и просто отдохнуть, попутно проводя какие ни будь исследования и эксперименты, и лишь чувство ответственности за империю и ее граждан, не позволяло осуществить замысел немедленно.
   Прежде чем уйти в новый мир, следовало завершить войну, создать надежный государственный аппарат, завершить уже начатые проекты, ну и разумеется обзавестись наследником, на плечи которого лягут обязанности руководителя.
   К глубочайшему сожалению, Священная Империя не смотря на все успехи, была еще слишком слаба и хрупка. Даже если бы удалось сломить эльфов и захватить королевство гномов, потери и затраты были бы настолько катастрофичными, что это отбросило бы государство в развитии почти до уровня, когда начались завоевательные походы. Единственным способом избежать этого, при этом не нанося значительного ущерба планете, было привлечение военной мощи "звезды смерти".
   Речь не шла об орбитальных бомбардировках непокоренных государств, так как геноцид рас этого мира, не входил в планы чародея, (до превращения в зеленых драконидов, исключением были ургалы, да и-то лишь из-за психологической травмы, которую получил прежний Гальбаторикс).
   - ррр! - Кроваво красный дракон, щелкнул зубами в сантиметрах от перепонки правого крыла, заставляя использовать апарацию, что бы не повредить хрупкие кости.
   "что-то детишки слишком заигрались, так и до серьезных травм дойти может".
   Несколько обеспокоено подумал черный дракон, появившийся в дюжине метров над своим противником.
   "нужно их остудить".
   Предложила Ярнунвоск.
   "тут горное озеро было...".
   Припомнил чародей, взглядом высматривая на земле нужное место. Вскоре среди гор, в просторной долине похожей на чашу из-за окружающих ее крутых склонов, действительно обнаружился искомый водоем.
   Сложив крылья, Гальбаторикс начал падать, постепенно набирая скорость. За ним последовала маленькая стая крылатых ящеров, не желающих упускать свою "игрушку".
   Затормозив над самой водой, черный дракон все же плюхнулся в холодную, кристально чистую жидкость, и не выныривая на поверхность погреб к берегу.
   Решение о привлечении транспортных шаттлов, уже было принято. Оставалось отдать приказ о синтезировании усыпляющих газов, которые будут распылены над лесом, а так же подготовке не летального вооружения.
   "остается только сын... или дочь? Нет, лучше все же сын".
   Качественную работу чиновников, можно было простимулировать, приставив к каждому из них охрану из числа служащих службы государственной безопасности. От мелкого воровства это не спасет, но хотя бы убережет казну от слишком больших потерь.
   Проблемой оставались гномы, штурмовать крепости которых было слишком дорого и опасно. Подгорные жители, словно муравьи, закопались в землю настолько, что их даже бомбами достать будет сложно... но им всегда можно было сделать щедрое предложение, от которого просто не получится отказаться, так как собственный народ этого не поймет.
   Что же остальной мир? Ведь на планете существует нетолько Алагейзия.
   Еще в первые годы, после того как "звезда смерти" была проведена через портал, синие дракониды, в те годы являвшиеся альфарами, провели множество экспедиций, итоги которых привели к неоднозначным выводам: второй материк, обнаруженный на другой стороне планеты, где-то в два раза уступал Алагейзии по площади, а вся его поверхность была превращена в выжженную пустыню, песок в которой местами спекся в пластины мутного стекла. Создавалось впечатление, будто там испытывали оружие массового поражения, или же прошла разрушительная война.
   Обнаруженный неподалеку от материка архипелаг островов, был полностью покрыт непроходимыми джунглями, и обитали там дикие люди, а так же племена раззаков. Дикари постоянно воевали между собой, в качестве оружия используя копья с каменными наконечниками, и луки со стрелами. Никакой угрозы они из себя не представляли, поэтому их было решено пока что не трогать, оставив пару шаттлов для постоянного наблюдения.
   Весь остальной мир, вызывал удивление, так как вселенная состояла из одной полноценной солнечной системы. Были и другие звезды с планетами, вращающимися вокруг них, но корабли, посланные на разведку, так и не смогли до них долететь. В определенный момент, после отлета от центральной звезды, все сканеры и датчики показывали, что корабль перестал двигаться, не смотря на то что двигатели работали на полную мощность.
   Соседние солнечные системы, удавалось рассмотреть только при помощи телескопа, но при взгляде на светила и планеты, создавалось впечатление будто они не настоящие, а являются какой-то видеозаписью.
   "удивительно: мир состоящий из одной солнечной системы".
   Этот факт никак не хотел укладываться в голове, но подтверждений было слишком много, и спорить с ними не получалось.
   Выбравшись на каменистый берег, черный дракон расправил крылья, подставляя их лучам звезды, и с удовольствием зажмурился. Нападать на него никто не спешил, так как остальные крылатые ящеры, упоенно барахтались в воде.
  
   ***
   В небе над северными равнинами, висела полная луна, неподалеку от которой металлической броней сверкала "звезда смерти". Над землей гулял свежий прохладный ветер, и ни животные, ни птицы не нарушали покой этого места.
   Гальбаторикс, облаченный в матово черный доспех, с накинутым на плечи плащом, стоял на ровной площадке, ожидая прибытия своего транспорта. Его сопровождали четверо синих драконидов, кутающихся в свободные серые хламиды, скрывающие от взглядов серебристые комбинезоны. Много южнее, виднелись огни военно исследовательского города, жители которого даже ночью, занимались какой-то работой.
   Вот в небе появилась маленькая светящаяся точка, начавшая стремительно приближаться и вскоре приобретшая вид вытянутого равнобедренного треугольника. Когда же до земли оставалось не больше сотни метров, шаттл почти полностью остановился, зависнув над посадочной площадкой, и выпустил из нижней части своего корпуса, четыре короткие опоры.
   Поднявшийся при приземлении транспортника ветер, заставил развиваться плащ чародея, и трепал одеяния драконидов. Расположенные по краям треугольного корпуса прожектора, разогнали ночную темноту на многие сотни метров вокруг.
   Длинна корабля составляла всего восемьдесят метров, ширина основания "треугольника", не превышала сорока метров, ну а высота, с учетом опор, едва достигала пятнадцати метров. Машина не была рассчитана на сверх дальние перелеты, и предполагалось, что ее будут использовать исключительно для путешествий внутри звездной системы.
   Стоило двигателям шаттла затихнуть, как из передней части корпуса опустился широкий трап, а из открывшегося входа на землю стал литься яркий золотистый свет. В проходе показалась фигура сравнительно невысокого драконида, голос которого громко объявил:
   - карета подана, прошу на борт.
  
   ***
   На фоне громады "звезды смерти", восьмидесятиметровый шаттл, казался маленькой песчинкой в сравнении с горой. Створки взлетно-посадочного ангара, к которому летел транспортник, раскрылись подобно пасти неведомого чудовища, стремящегося целиком проглотить беззащитную жертву.
   Внутри космической станции, царило оживление, которое можно было бы назвать суетой, если бы мельтешащих из стороны в сторону разумных, было бы хотя бы в десять раз больше. На первый взгляд, красные, синие и зеленые чешуйчатые гуманоиды, облаченные в серебристые комбинезоны или же закованные в кристаллическую броню темно зеленого цвета, носились в хаотичном порядке, и только через пару минут неотрывного наблюдения, в их перемещениях начинала просматриваться строгая система.
   "словно муравьи в муравейнике".
   Подумал Гальбаторикс, спускаясь по трапу шаттла, а затем пересекая пространство ангара. Его путь лежал к лифтам, шахты которых вели на более глубокие уровни станции, где за многослойной сверхпрочной броней, скрывались многочисленные лаборатории, испытательные полигоны, жилые отсеки а так же командные центры. Так как времени было еще много, мужчина совершенно не спешил, позволяя себе насладиться прогулкой по внутренним помещениям искусственной луны.
   "давно я здесь не бывал...".
   Захватывая Алагейзию, Гальбаторикс старался не использовать технологии из другого мира, предпочитая использовать те ресурсы, которые были доступны жителям этой планеты. При желании, войну можно было закончить гораздо раньше, попросту разбомбив все хоть что-то значащие укрепления противника, при этом оставаясь на высоте, не доступной даже для драконов.
   Причиной того, что чародей не избрал легкий путь, была не только его гордость и желание проверить свои силы и навыки, но и желание развиваться. Только искусственно ограничив свои возможности, он смог добиться прорыва в направлениях магии и науки, которые ранее были слабо изучены, или же совершенно не давались.
   Кроме всего прочего, император получал удовольствие от самого процесса создания нового государства, и его постепенного развития как в плане науки, так и культуры. В уже посещенных им мирах, существовали виртуальные игры, позволяющие ощутить себя созидателем чего-то нового... но ни одна самая продуманная и прорисованная игра, даже близко не могла сравниться с ощущениями, которые даровали успехи и неудачи, достигнутые в реальном мире.
   В отличие от самой лучшей виртуальной игры, реальную жизнь нельзя забросить, если вдруг достижение поставленной цели перестало приносить прежнее удовольствие. Так же историю нельзя заморозить, что бы "доиграть" когда ни будь позже, а взятая на себя ответственность, не позволит переложить свои обязанности на кого-то другого.
   Оставался лишь один вариант: завершить начатое дело, а затем передать созданное государство своему наследнику. Для скорейшего достижения цели, можно было использовать все имеющиеся ресурсы, не считаясь с затратами, но стараясь минимизировать потери.
   "м-да... даже и не думал, что мне когда ни будь банально надоест править. Какое странное ощущение".
   Войдя в просторный зал, стены которого были закрыты огромными мониторами, а в центре стоял круглый стол с голографическим проектором, чародей застал группу подчиненных, увлеченно обсуждающих предстоящую операцию. Забавным фактом ему показалось то, что из всех присутствующих, к человеческой расе можно было отнести лишь его одного.
   - все в сборе? - Император обвел взглядом притихших драконидов. - Отлично. Приступайте к командованию, сегодня я буду только наблюдать.
  
   ***
   (отступление).
   - "дроны пошли". - Прозвучала без эмоциональная команда механического голоса, разнесшегося по ангару из динамиков, размещенных под потолком.
   В следующую секунду, тысячи метровых металлических сфер, каждая из которых имела по три крыла, установленных в одной плоскости под углом в сто двадцать градусов относительно друг друга, поднялись над ровным полом. На каждом крыле было установлено по пропеллеру, вращение которых создавало звук, похожий на жужжание насекомых.
   - "активировать портал". - Приказал новый, гораздо более живой голос.
   Над платформой, установленной в углу ангара, в электрических разрядах появился серебристый шар, по поверхности которого то и дело шла рябь. Через какое-то время, две отдаленные точки реальности совместились, после чего первые дроны устремились к проходу...
   ...до рассвета оставалось меньше часа, но в форте, являющимся плацдармом Священной Империи на территории эльфийского леса, уже никто не спал. Солдаты, как люди так и дракониды, проверяли оружие и броню, строились в колонны делясь на отряды, и то и дело бросали взгляды в сторону, где между каменными колоннами над землей висел стационарный портал.
   Внезапно из сферы, которая как будто состояла из жидкого серебра, с тихим жужжанием вылетел первый трехкрылый дрон. Он поднялся на высоту в десять метров, несколько раз крутанулся вокруг своей оси, будто осматривался по сторонам, а затем медленно направился к краю защитного барьера. В следующую секунду, из портала начали вылетать другие трехкрылые механизмы, похожие на первого дрона так же, как одна капля воды похожа на другую.
   - надеть шлемы! - Пронесся приказ над рядами солдат, и его еще несколько раз повторили командиры каждого отряда.
   - отключить барьер. - Распорядился старший офицер форта, когда количество Дронов под куполовидным энергетическим щитом, стало критично большим.
   Без дополнительных спецэффектов, тонкая пленка барьера погасла, и не теряя ни секунды, трехкрылые летательные аппараты, устремились в разные стороны, стремительно скользя над кронами деревьев. Из открывшихся в их корпусах клапанов, под высоким давлением, начал распыляться тяжелый газ, не рассеивающийся даже под порывами сильного ветра. Не все эльфы и бойцы сопротивления, успели отреагировать на внезапную угрозу, и вскоре две трети гарнизона, окружавшего базу войск империи, спали беспробудным сном. Оставшаяся же треть, пусть и успела принять меры против отравления, но их было слишком мало, что бы оказать достойное сопротивление численно превосходящему врагу.
   Энергетические излучатели, били на поражение, десятками алых лучей пронзая тела людей и эльфов, на которых не подействовал газ. Тех же кто уснул, заковывали в кандалы по рукам и ногам, а так же разоружали и отправляли в спешно разворачиваемые лагеря для пленных.
   Дроны, опустошившие свои резервуары с газом, возвращались к порталу и перемещались обратно на "звезду смерти", что бы после дозаправки, вернуться и продолжить распыление усыпляющего вещества. Их место занимали другие трехкрылые аппараты, все дальше отлетающие от эпицентра вторжения, которым являлся форт...
   ...в рассветных лучах восходящего солнца, Драконьи Всадники вылавливали парящие над лесом дроны, уничтожая их заклинаниями, или же позволяя крылатым ящерам испепелять цели огненным дыханием. Задача усложнялась тем, что корпуса летательных аппаратов сопротивлялись прямому воздействию магией, а потому их нельзя было смять телекинезом, и приходилось выцеливать по одному то молниями, то воздушными лезвиями. Кроме всего прочего, трехкрылые механизмы, имели очень неприятное свойство, взрываться после получения критичных повреждений.
   Сами по себе, дроны не несли большой угрозы, но распыляемый ими газ, кроме того что усыплял любого, кому довелось его вдохнуть, еще и создавал проблемы с визуальным обнаружением отрядов врага. Белесая пелена была крайне плотной, практически не рассеивалась под действием ветра, искажала звуки и перебивала все запахи. Солдаты империи, благодаря тактическим картам отображающимся на экранах шлемов, а так же разнообразным датчикам и сканерам, не имели проблем с ориентированием, постепенно продвигаясь все дальше вглубь территорий эльфов.
   Еще сложнее стало тогда, когда выпустившие газ дроны, вместо того что бы возвращаться к порталу, начали окружать драконов и взрываться, при этом создавая мощную звуковую волну и вспышку света. Несколько раз, оглушенные и ослепленные ящеры, теряя ориентацию в пространстве, падали на землю или врезались в деревья, ломая своими тушами вековые стволы, и свои собственные кости. Наземным силам взрывы подвижных светошумовых гранат, так же доставили множество неприятностей, заставляя тратить магическую энергию на защиту нетолько от усыпляющего газа, но и других раздражителей.
   А затем через портал стали появляться управляемые истребители, вооруженные модернизированными пулеметами, (стреляющими пулями с транквилизаторами), а так же ракетами, (на самый крайний случай). Через некоторое время, к военной технике присоединились бомбардировщики и десантные шаттлы.
   После полудня, был разрушен барьер, отделяющий эльфийский лес от остальной Алагейзии, и в наступление смогли перейти основные войска Священной Империи. На этот раз, драконов и истинных драконидов, к операции не привлекали, не желая подвергать их жизни неоправданному риску...
   ...вероятно, если бы у эльфов было больше времени, они нашли бы способ бороться против воздушных сил "звезды смерти", но как раз этого ресурса у них и не было. Даже Драконьи Всадники, не смогли оказать достойного сопротивления, так как крылатые ящеры, лишаясь магической защиты после попадания ракет, тут же получали огромные дозы транквилизаторов. Истребители не могли соревноваться с владыками небес в маневренности, но многократно превосходили их в скорости, а вооружение и укрепленная рунами броня, делали преимущество подавляющим.
   После того как последние дракон и Всадник, были сбиты и захвачены, воздушные войска погрузили свои трофеи на грузовые шаттлы, и отбыли к базе на севере материка. Громить деморализованные и потрепанные войска эльфов, продолжили только войска империи, выполняющие эту работу с монотонностью хорошо отлаженного механизма.
   Почему же не был отдан приказ, попросту разбомбить все города и укрепления? Людям и драконидам нужна была общая победа, которую они должны были заслужить в тяжелых боях... кроме того, самые опасные очаги сопротивления, все же были уничтожены.
   В результате операции, уже к следующему утру, примерно половина леса была захвачена, три четверти армии эльфов либо погибли, либо попали в плен, а их королеве оставили выбор между полным уничтожением государства, попыткой бегства, и капитуляцией.
   Бои не утихали еще сутки, но организованного сопротивления защитники леса оказать уже не могли. В один момент, молодая принцесса, после случайной гибели королевы, попросила переговоров, на которых в присутствии своих сородичей и императора с его свитой, подписала капитуляцию армии.
   Разумеется, с подобным решением согласились далеко не все длинноухие, и в лесах еще долго скрывались отряды диверсантов, но какой либо роли в политическом плане, это уже не играло.
   (конец отступления).
  
   ***
   - "ложись в центр фигуры". - Приказал Гальбаторикс, мысленно обращаясь к сапфировой драконихе.
   Крылатая ящерица, без вопросов и возражений, проследовала на указанное место, осторожно перешагивая через плотные ряды рунных кругов.
   "и все равно, я считаю что это глупая затея".
   Категорично заявил голос Ярнунвоск, прозвучавший прямо в голове чародея.
   "ненужно ревновать, сестренка, ты у меня самая лучшая".
   Поспешил заверить подругу человек, в ответ получив пренебрежительный фырк.
   "вот еще, делать мне больше нечего, нежели ревновать".
   Голос драконихи звучал раздраженно, и совсем немного обиженно.
   - "я готова". - Объявила Сапфира, устроившаяся в центре магического рисунка, поджав под себя лапы, прижав крылья и обвернув хвост вокруг тела.
   Подопытная не слышала диалога, происходившего между Гальбаториксом и Ярнунвоск, все же мысленный контакт, который она поддерживала с чародеем, был намного более поверхностным, нежели связь дракона и Всадника.
   - "сейчас начнем". - Отозвался человек, переключая свое внимание на проводимый опыт. - "Как твое самочувствие, есть какие ни будь жалобы?".
   В данный момент, они находились в просторном ангаре, имеющим форму равностороннего куба. Стены и потолок, состояли из кристаллических квадратных пластин, закрепленных на решетке из толстых металлических прутьев. Пол представлял собой монолитную плиту из сверхпрочного бетона, на котором при помощи серебра и золота, были нарисованы разнообразные символы и переплетения линий.
   Благодаря кристаллам, из которых состояли стены и потолок, происходило экранирование внутреннего пространства ангара, от каких либо энергетических возмущений. С внешней стороны, сооружение имело матово черный цвет, изнутри же, пусть с некоторым трудом, но все же можно было увидеть, что происходит снаружи. Располагался же ангар в километре от военно исследовательского города в северных землях.
   Магический рисунок, в середине которого лежала Сапфира, состоял из переплетающихся и извивающихся линий, пронизывающих рунные круги.
   - "активирую полную диагностику организма". - Предупредил свою подопытную Гальбаторикс.
   Опустившись на одно колено, он положил ладони на одну из рун внешнего круга, и подал в нее слабый магический импульс. В ту же секунду, линии начали переливаться оттенками серебра и золота, а тело крылатой ящерицы окутал кокон из бесцветной дымки.
   "и все же, почему ты не захотел завести обычного ребенка? Мог бы выбрать аристократку, сильную волшебницу... драконидку в крайнем случае".
   Попыталась отвлечь своего Всадника от работы Ярнунвоск.
   "ты выбрала не самое лучшее время для этого разговора... впрочем отвечу: я тщеславен".
   Нагрузка на разум чародея постепенно снижалась, и теперь он мог спокойно продолжать работу, одновременно общаясь с подругой.
   "и все?".
   Дракониха была удивлена, и даже не пыталась этого скрыть.
   "это основная причина, все остальные перечислять не буду, так как их слишком много, да и особого значения они не имеют".
   В последний раз линии магической конструкции мигнули и угасли, а человек наконец смог расслабиться и пошевелить начавшими затекать плечами.
   - "и...?". - Сапфира повернула голову, внимательно посмотрев на мужчину, одетого в темно зеленый комбинезон с множеством кармашков, на поясе у которого висели ножны с мечом, в рукоять которого был вставлен прозрачный драгоценный камень.
   - "развитие плода идет по плану, даже с некоторым опережением графика. У тебя же зафиксирована легкая степень истощения, как магического так и физического, так что с сегодняшнего дня, и до момента... родов, твоя дневная норма еды, будет увеличена в полтора раза. Магическое же истощение, придется лечить зельями. Еще вопросы?". - Всю информацию, полученную при помощи диагностики, Гальбаторикс озвучивать не стал, поделившись с матерью своего будущего ребенка, лишь самым важным.
   - "сколько?". - Спросила дракониха, не спеша подниматься на лапы.
   - "примерно пол года. Плюс-минус пятнадцать дней. До окончания срока, полную духовную связь с Бромом, восстанавливать не советую... настойчиво не советую". - В последних словах чародея, прозвучала неприкрытая угроза.
   Сапфира кивнула, затем легко поднялась с пола, и не смотря на свои размеры, грациозно прошла к выходу. Толкнув головой двери, она распахнула створки, и задержавшись еще на секунду, словно ожидала что ее остановят, выскользнула на улицу. Сенсорные возможности, позволили императору почувствовать, как его подопытная улетает в сторону гнезд, возведенных специально для крылатых ящеров.
   "и почему ты выбрал ее?".
   Не удержавшись, задала вопрос Ярнунвоск.
   "а почему бы и не ее?".
   Вопросом на вопрос ответил Гальбаторикс, вызвав тем самым недовольное ворчание.
   "Сапфира просто оказалась в нужный момент, ближе остальных не беременных драконих нужного возраста. кроме того, ее энергетическое тело развито очень сильно, и это благотворно скажется на ребенке".
   Перед мысленным взором чародея, промелькнули кадры всех подготовительных ритуалов, а затем и сам процесс искусственного оплодотворения. Конечно, можно было попытаться обойтись без дополнительных сложностей, оплодотворив самку естественным способом, (тем более что внутреннего неприятия эта идея не вызывала)... но гарантированный результат, можно было получить только так.
   "естественный же способ, можно будет опробовать и позже, в качестве эксперимента".
   Промелькнула в голове мужчины веселая мысль.
   "я сделаю вид, что не слышала этого".
   Ядовитым тоном прошипела Ярнунвоск.
   "не ревнуй, сестренка, ты у меня самая лучшая".
   Хохотнув, чародей вышел из ангара, телекинезом закрывая створки двери. На улице светило яркое солнце, по небу плыли перистые облака, свежий ветер дул откуда-то с востока, а на грани сознания слышалось недовольное ворчание раздраженной драконихи... день был прекрасен.
  
   ***
   (отступление).
   В один миг, привычная и понятная жизнь Эрагона, резко изменилась, обрушая все мечты и надежды. Все началось в день нападения имперцев на их поселение в эльфийском лесу, и с тех пор неприятности даже не думали заканчиваться.
   Сперва отец, гордость и пример для подражания для своего сына, не вернулся из битвы с врагом, (учавствовавшие в битве Всадники, рассказали о том, что Бром преследовал необычного черного дракона, но чем все закончилось, никто не видел). В тот день мальчика перевезли в одно из соседних поселений людей, и практически забыли о его существовании, предоставляя самому себе.
   Через какое-то время, из яйца, с которым Эрагон не расставался ни на минуту, вылупилась маленькая синяя дракониха, которую он назвал "Сапфира", в честь напарницы отца. Пожалуй, это было последнее счастливое воспоминание, перед целой серией неприятностей и тревог.
   Войска Священной Империи, не стали довольствоваться малым, и в одну из ничем не примечательных ночей, произошло полномасштабное вторжение. Ребенку, который вместе с остальными будущими Всадниками, был эвакуирован в столицу, не рассказывали подробностей, но одно мальчик узнал точно: после первого же дня активных битв, орден Драконьих Всадников полностью прекратил существовать.
   Очередным ударом по неокрепшему сознанию, стало известие о гибели королевы, и последовавшая за этим капитуляция эльфов. Самого Эрагона, и еще нескольких детей, верные старой власти воины, вывезли из столицы и попытались укрыться в отдаленных уголках леса... однако они недооценили драконидов, которые вне зависимости от цвета чешуи, обладали обостренными обонянием, зрением и слухом, благодаря которым могли идти по следу, не хуже охотничьих псов.
   То, что происходило дальше, смешалось в сплошную кашу из воспоминаний: бешеная скачка на лошадях, бег по пересеченной местности, сон на земле в корнях деревьев, завтрак безвкусной кашей или орехами... а затем снова бег или скачка на лошадях. Ситуация осложнялась еще и тем, что дракониды не стеснялись использовать свои крылья по прямому назначению, паря над верхушками деревьев, и высматривая своих жертв, скрывающихся под густыми кронами.
   Если бы не молчаливая поддержка маленькой Сапфиры, то Эрагон наверняка сошел бы с ума.
   Шло время, они продолжали убегать, и в какой-то момент даже показалось, что преследователи потеряли след. Еще несколько дней эльфы продолжали двигаться в прежнем темпе, и только после этого решились остановиться на отдых. Мальчик, которого время от времени приходилось нести на руках, отсыпался и отъедался целые сутки, почти не прислушиваясь к разговорам своих сопровождающих. Единственное, что уловил слух и что ему удалось понять, так это то, что старшие мужчины собираются пробираться к гномам, что бы просить у них разрешения поселиться в одном из подгорных городов. Там же, должны были обитать и остатки армии сопротивления из числа людей, сбежавших от имперцев.
   Эльфам явно не нравилось то, что они будут выступать в роли просителей, представ перед "жадными коротышками" в не самом лучшем свете... но альтернативный вариант, привлекал их еще меньше. Если бы кто-то спросил Эрагона, он бы и сам не захотел постоянно скрываться в дремучих лесах, избегая выходить к любому сколько ни будь крупному поселению.
   Существовал и еще один фактор, о котором мальчик не подумал, а сопровождающие не стали ему сообщать: Сапфира росла, и если пока что для ее прокорма требовалось не так уж и много, то уже через год, дракониха должна была стать достаточно крупной, что бы начать привлекать внимание тех, кто знает что нужно искать.
   К своей цели они продвигались крайне медленно, тщательно заметая следы и тратя уйму сил на разведку дороги. Спать опять же приходилось на земле, еда не стала вкуснее и сытнее, но радовало хотя бы то, что больше нет нужды сбивать ноги в кровь, что бы ускользнуть из лап настигающего врага. В душе даже начала зарождаться уверенность, что у них все получится... а затем все резко прекратилось.
   В очередной раз, после скудного ужина, Эрагон завернулся в одеяло и прижав к себе свернувшуюся клубком Сапфиру, уснул в корнях крепкого высокого дерева, ветви которого надежно закрывали его от затянутых тучами небес. Проснулся мальчик от того, что его несильно толкнули в плечо, а затем еще и потрясли руку.
   Еще не понимая, что же происходит, будущий великий Всадник распахнул глаза, и уставился в лицо склонившемуся над ним человеку.
   - п-папа? - С неверием и надеждой спросил Эрагон.
   В ответ на это, Бром тепло улыбнулся и обхватив руками, прижал к себе сына.
   Маленькая Сапфира, оказавшаяся зажатой между двумя людьми, жалобно пискнула и начала трепыхаться... впрочем когти и зубы в ход так и не пошли.
   Из глаз мальчика потекли слезы, тело вздрагивало от беззвучных всхлипов, а отец говорил что-то успокаивающее, обещал что все будет хорошо. Когда же истерика прошла, взгляд выцепил в утренних сумерках многочисленные силуэты драконидов, облаченных в доспехи и закутанных в темно зеленые плащи. Эльфов же напротив, видно не было, и что-то подсказывало, что в живых ни один из них не остался.
   "как же так?".
   Пронеслась в голове яркая мысль, вызвавшая растерянность и сметение в душе.
   - пора уходить. - Пророкотал зеленый драконид, бесшумно подошедший к Брому. - Портал уже готов, и маги ждут только нас.
   Мужчина в ответ только кивнул, и держа сына с его драконшей на руках, безропотно последовал за командиром поискового отряда.
   Когда Всаднику дали выбор: жизнь и здоровье его семьи и его дракона, или же насильственное превращение в драконида, с полной перестройкой личности... он не сомневался ни минуты. Выбор был сделан не в пользу верности ордену и силам сопротивления, ведь благодаря духовной и ментальной связи, не только Всадник является слабостью дракона, но и крылатый ящер может превратиться в рычаг давления.
   (конец отступления).
  
   ПЯТЬ СТИХИЙ ЖИЗНИ.
   - итак, господа, (взгляд Императора переместился на кошку оборотня, сидящую у правого дальнего угла стола), дама... я слушаю ваши отчеты. - Мужчина, облаченный в матово черную кристаллическую броню без шлема, откинулся на высокую спинку кожаного кресла. - А первым будет, министр внешней разведки.
   Лучи вечернего солнца, врывались в зал совещаний через узкие но высокие окна, расположенные в стене позади Гальбаторикса, благодаря чему мужчина прекрасно видел выражение лиц своих собеседников, а сам при этом оставался в полумраке. За его спиной, между двумя окнами, висел герб Священной Империи, представляющий из себя кроваво красный глаз, с изумрудно зеленым вертикальным зрачком.
   Стол, за которым сидели правитель государства, и его приближенные, представлял из себя плиту белого мрамора, имеющую форму треугольника со спиленной вершиной, на месте которой и находилось кресло чародея. Всем остальным присутствующим, вне зависимости от расы, приходилось довольствоваться обыкновенными, пусть и очень удобными, деревянными стульями с подлокотниками. Более, никакой мебели в комнате не имелось, и лишь стены были завешены гобеленами, на которых изображались танцующие в небе драконы и дракониды. За плотно закрытыми двустворчатыми дверями, дожидалась стража и телохранители, вынужденные стоять вдоль стен коридора, буравя друг друга недобрыми взглядами.
   "а ведь когда-то меня забавляло смотреть, как подчиненные борются за место у моего трона... теперь же это вызывает только легкое раздражение".
   Печально подумал Гальбаторикс, краем сознания отмечая, какие взгляды друг на друга бросают его приближенные.
   "стареешь... скоро начнешь говорить, "а вот в мое время молодежь..."".
   С деланно сочувственными нотками в голосе, произнесла Ярнунвоск.
   "и что бы я без тебя делал?".
   Уголки губ чародея, чуть дрогнули в попытке приподняться в улыбке.
   "мы этого никогда не узнаем, ведь я не собираюсь оставлять тебя одного".
   Вполне серьезно заявила дракониха.
   Со своего места, находящегося по левую руку от императора, поднялся невысокий мужчина средних лет и плотного телосложения. Он был одет в строгий черный мундир, из-под которого порой выглядывали элементы легкой брони, ношение которой нетолько не запрещалось на подобных заседаниях, но даже приветствовалось. Сам правитель, дорогим камзолам и прочим модным нарядам, предпочитал свой доспех, тем самым подавая пример подданным.
   - в королевстве гномов, намечается перераздел власти между кланами. - чуть хриплым, из-за пересохшего горла голосом, начал говорить наголо выбритый человек с невыразительными серыми глазами. - Как докладывают мои агенты, старый король наконец решил отойти от дел, по причине внезапно ухудшегося самочувствия, но его приемник не получает необходимого минимума голосов глав кланов. Уже были совершены первые покушения на жизни кандидатов, окончившиеся неудачами. Вне зависимости от того, кто взойдет на подземный престол, наше влияние на государство шахтеров не ослабеет, так как продовольственный кризис они решить не в состоянии.
   Гномы оставались единственным народом, до сих пор не склонившимся перед Священной Империей... официально. Формально, подгорное государство уже на протяжении более чем десяти лет, зависело от поставок дешевых продуктов, из-за которых собственные фермы бородачей, оказались разорены, и в случае открытого противостояния, уже не могли обеспечивать потребности народа.
   Подгорное королевство все еще не было захвачено, только потому что империи был необходим внешний раздражитель... опасный сосед, который не позволял армии и разведке терять бдительность. Кроме того, именно туда стекались все недовольные нынешней властью и политикой, тем самым оставаясь на виду, а не скрываясь по подвалам, разрабатывая планы переворота. Бородачи прятали и эльфов, не пожелавших признать власть новой королевы, сдавшейся императору без борьбы. Разведка же докладывала, что у них остались сразу два драконьих яйца, которые впрочем не спешили вылупляться.
   - у вас есть какие-то предпочтения, относительно личности нового короля? - Сцепив пальцы рук перед грудью, спросил Гальбаторикс.
   - кандидат, которого поддерживает нынешний правитель подгорного королевства, слишком фанатично желает вернуть порядки, царившие в Алагейзии до объединения земель в империю. Большое влияние на него имеют сопротивленцы и эльфы, что в будущем может грозить сложностями. - Министр внешней разведки, откашлявшись в кулак, продолжил более твердым голосом. - С другой стороны, второй основной кандидат, является радикально настроенной личностью, с очевидными замашками расиста. Если он придет к власти, то мы можем потерять некоторое количество доходов от торговли, но при этом с вероятностью в восемьдесят процентов, среди наших противников произойдет раскол. Вряд ли это приведет к тому, что сопротивленцев и эльфов прогонят из подгорных городов, все же слишком много у них союзников и покровителей, но по крайней мере о попытках сговора, можно будет забыть как минимум на пять лет.
   - хорошо... действуйте на свое усмотрение. - Чародей кивком разрешил докладчику сесть, после чего перевел взгляд на красного драконида, носящего доспех совершенно открыто. - Как продвигаются наши новые проекты?
   Гуманоидный крылатый ящер, поднялся из-за стола, обвел присутствующих цепким взглядом, и монотонно заговорил:
   - строительство военных баз на территории Священной Империи, завершено на девяносто четыре процента. Для прохождения обязательной полугодовой подготовки, в пункты регистрации приходят тысячи граждан, возрастом от шестнадцати, до тридцати лет. Как и было указано на прошлом заседании, основной упор в обучении гражданских, делается на владение арбалетами и одноручным мечом. Гхм... два дня назад, была завершена подготовка экспедиционного флота, который отправиться на освоение второго материка и архипелага островов дикарей. В состав флота входят двенадцать кораблей десанта, десять грузовых судов, и двадцать кораблей разведки. Кроме этого, вместе с военными силами, желание отправиться в экспедицию, выказал научный корпус империи, выделивший два корабля носителя, загруженных разнообразным оборудованием, палубы которых оснащены закрытыми ангарами для перевозки двух драконов. Отбытие флота назначено на середину следующей недели.
   "четко и по делу... еще и синих сородичей заложил".
   Мысленно усмехнулся Гальбаторикс.
   Не дожидаясь, пока его попросят пояснить свои действия, со стула поднялся синий драконид, облаченный в серебристый комбинезон.
   - научным отделом, была разработана методика озеленения мертвых участков земли. Тестирование было проведено на территории пустыни... доклад об этом был предоставлен в прошлом году. Драконы же необходимы экспедиции для дальней разведки, а так же прикрытия кораблей, в случае появления непредвиденных сложностей.
   - понятно. - Император коротко кивнул. - Что-то еще? В последнее время я редко бываю в вашем отделе.
   - на настоящий момент ведутся некоторые разработки, но еще рано говорить что-то конкретное. - Ученый задумчиво прикрыл глаза, но тут же встрепенулся. - Отчеты будут предоставлены на ознакомление, в течении одного дня.
   Следующим выступал министр финансов и торговли, внешне похожий на скелет, обтянутый болезненного вида желтоватой кожей. Он был одет в строгий, но дорогой камзол темно синего цвета, с накинутым на плечи черным плащом, опускающимся до колен. Коротко стриженные седые волосы, торчали во все стороны, словно иглы обозленного ежа.
   Выложив перед собой на стол несколько монет из золота и серебра, этот человек гордо заявил:
   - наконец-то, наша экономика стала достаточно сильной, что бы деньги были обеспечены реальным драгоценным металлом.
   С одной стороны монеты, был изображен герб в виде глаза с вертикальным зрачком, с другой же, цифрой был отображен номинал драгоценного кругляша. Введенные во время войны с эльфами, бумажные деньги, теперь полностью вышли из оборота, а за ними последовали и медные монеты, замененные серебром.
   Восторженные речи финансиста, практически никто не слушал, предпочитая вылавливать из словесного потока, самые важные для себя сведения...
   ...самой последней, право слова взяла кошка оборотень, занимавшая должность руководителя контрразведки:
   - с нашей последней встречи, моей службой было предотвращено четыре попытки убийства моих коллег, а так же раскрыта сеть контрабандистов, не первое десятилетие поставляющих запрещенные вещества в города Священной Империи. - Немолодая миниатюрная женщина, с ярко рыжими волосами, в которых уже просматривались седые пряди, даже и не подумала подняться со своего стула, нагло скрестив руки на столе. - Кроме того, был раскрыт заговор, начавший зарождаться среди молодых аристократов, которым силы девать некуда. Детишки, на своих пьянках, решили что наш Вечный Император, самый настоящий тиран и деспот, не позволяющий своим подданным свободно вздохнуть... и потому его нужно свергнуть, что бы все были счастливы.
   Представитель совета аристократов, присутствующий на собрании, в считанные секунды сравнялся цветом лица с белизной мрамора. На взгляд Гальбаторикса, на фоне вычурного цветастого одеяния неопределяемого фасона, это выглядело весьма забавно.
   - разумеется, столь мудрая мысль пришла в головы молодежи не просто так, а с подачи некоторых законопослушных граждан, на деле оказавшихся членами сопротивления. - Продолжила свою речь кошка, с выражением крайнего удовлетворения на лице, наблюдавшая за реакцией окружающих. - Среди провокаторов, был обнаружен один бывший Всадник... погибший от несовместимых с жизнью травм, во время операции по захвату. Все основные подозреваемые по этому делу, распределены по тюремным камерам Белого Города, и дожидаются суда. Рядовые члены организации, находятся под домашним арестом, на одной из военных баз, где инструкторы по физической подготовке, выбивают из них все вредные мысли. Попытки агитации проводились в разных слоях общества, но в большинстве случаев пресекались самими гражданами нашего государства...
   Вдохновенная речь была прервана звуком щелчка замка, запиравшего створки входной двери. Тут же все взгляды скрестились на вновь прибывшем молодом мужчине, замеревшем на пороге комнаты.
   - полагаю, доклад окончен, и отчет уже составлен? - Вернул общее внимание к своей персоне Гальбаторикс, и получив подтверждающий кивок, продолжил говорить так, словно не произошло ничего необычного. - Думаю вы все знакомы с моим сыном? Краток, ты опоздал более чем на час, это недопустимо.
   - прошу простить мою нерасторопность, отец, у меня нет достойного оправдания. - Молодой мужчина, возраст которого равнялся двадцати пяти годам, виновато склонил голову, из-за чего длинные пепельно белые пряди его волос, упали на серую кожу волевого лица.
   С первого взгляда, его можно было принять за человека, но стоило присмотреться внимательнее, как в глаза начинали бросаться отличия. Грубая серая кожа, на деле являлась мелкой чешуей, отдаленно похожей на змеиную, уши имели заостренную форму, но не были такими длинными как у эльфов, глаза выделялись серебристым блеском радужек и вертикальными зрачками, пальцы оканчивались короткими когтями, а улыбку украшали острые клыки прирожденного хищника. Высокое широкоплечее тело, обтягивал каркас тугих канатов стальных мышц, плавные движения выдавали опытного воина и охотника, а магическая мощь, лишь в два раза уступала силе отца, являющегося сильнейшим чародеем мира.
   Краток был облачен в кристаллическую броню серого цвета, на его плечи был накинут алый плащ, на поясе в ножнах висел короткий прямой меч, в рукоять которого был вставлен бесцветный алмаз округлой формы. Так же на поясе был виден цилиндр светового посоха, очень похожего на тот, с которым почти не расставался сам император.
   - что же, сын, раз ты опоздал, то я буду считать, что это было необходимо. - Гальбаторикс расцепил пальцы рук, жестом веля наследнику подойти и встать по правую руку от кресла.
   Молодой мужчина, в душе которого бушевали самые разные эмоции, невозмутимо пересек комнату и замер рядом с отцом. Подчиняясь его волевому усилию, створки двери захлопнулись и замок защелкнулся.
   "через пару сотен лет, набравшись знаний и опыта, он станет по настоящему могущественным магом... главное что бы тщеславие не затмило разум, и мальчик не решил попытаться идти по пути обожествления".
   Эксперимент с искусственным оплодотворением драконихи, завершился полным успехом, и у Гальбаторикса появился сын, который совместил в себе все лучшие черты обоих родителей. От отца он получил быстро развивающийся разум, склонности к разным ветвям чародейства, от матери же достался огромный резерв сил, необычайно плотная и структурированная душа, а так же элдунари.
   Истинным обликом Кратока, был прямоходящий серый дракон, чешуя которого отливала серебром, при попадании прямых лучей света. Его рост достиг пяти метров, на чем и остановился, но природная броня, ничем не уступала более крупным сородичам, передвигающимся на четырех лапах.
   Первые пятнадцать лет, сын императора жил на севере, и виделся только с родителями, а так же немногочисленными драконидами, привлеченными к воспитанию и обучению принца. Только после освоения анимагии, (первым обликом, как не странно, стал человек), он был представлен всей Священной Империи, и тогда же началось более интенсивное обучение.
   Нельзя сказать что бы Сапфира, так уж радовалась рождению сына, (все же, для нее он был мутантом...), но от уроков полетов и драконьей магии, никогда не отказывалась. В какой-то момент она действительно привязалась к детенышу, который в свою очередь, пытался помирить родителей. Эти попытки не заканчивались до тех пор, пока принц не осознал, каким образом и для чего появился на свет.
   Гальбаторикс ожидал истерики от сына, и был готов его успокаивать... но Краток удивил родителя тем, что легко воспринял свою роль, и лишь еще усерднее принялся за обучение. На вопрос, "зачем ты так усердствуешь?", он ответил, "чем раньше я по твоему мнению стану достоин трона, тем скорее ты уберешься в другой мир".
   Разумеется, с тех пор о теплых семейных отношениях, и речи не шло. Расстраивал ли этот факт Гальбаторикса? Некоторое разочарование он испытал, но не более того. Эксперимент проходил успешно, наследник становился сильнее и умнее, а это значило что скоро можно будет уйти дальше, не беспокоясь о судьбе своего государства.
   Что же касается элдунари, которое зародилось в теле Кратока: юный принц изрыгнул его в возрасте двадцати лет, после чего "сердце сердец", было защищено всеми известными чародею способами, и помещено в специально разработанную капсулу, заполненную питательными веществами. В случае, если кому-то все же удастся убить наследника Вечного Императора, вокруг элдунари, (по сути являющегося естественной для драконов филактерией), будет выращено новое тело, в которое и переместиться душа.
   Где именно спрятана капсула, знали только Гальбаторикс и сам Краток.
   - хм-м... все вы хорошо служили мне на протяжении долгих лет, и заслужили некоторое доверие. - Император обвел испытующим взглядом всех своих приближенных, и с удовольствием отметил, что ни один из них не отвел свой взгляд, как бы тяжело не было. - С завтрашнего дня, трон правителя Священной Империи, перейдет Кратоку. Коронация нового императора назначена на полдень... присутствие обязательно.
  
   ***
   Церемонию передачи титула императора, транслировали во всех городах Священной Империи, при помощи чар иллюзии, наложенных на заранее установленные на площадях, широкие железные экраны.
   За пол часа до полудня, Гальбаторикс произнес длинную речь, в которой перечислил все основные достижения, которых удалось добиться за время его правления, а затем заявил что пришла пора новой эры, в которой не будет места пережиткам прошлого.
   - ...Алагейзия вступает в эпоху стремительного прогресса, роста промышленности и благосостояния населения. Мы не должны забывать все те жертвы, которые пришлось принести, что бы это стало возможным, но и те кто брал в руки оружие, не хотели бы что бы их потомки зацикливались на прошлом. пришло время перевернуть очередную страницу истории, что бы начать новую главу с чистого листа...
   Граждане Священной Империи, молча вслушивались в монолог правителя, подсознательно ожидая чего-то... шокирующего и необычного. Чародей не разочаровал своих подданных, в конце речи объявив, что покидает ответственный пост императора, на который взойдет его сын и наследник.
   Последующие полтора часа, облаченный в серебристую броню Краток, был вынужден сидеть на троне в главном зале теперь уже своей резиденции в столице государства. Ему приносили присягу, давали клятвы верно служить, аристократы и богатые предприниматели, выказывали свое уважение и готовность исполнить любую прихоть нового повелителя...
   - ты специально это сделал? - Спросил сын драконихи у своего отца, когда они поднимались на крышу башни.
   Охрана осталась далеко позади, воздух гудел от защитных и скрывающих чар, до предела напитанных магической энергией.
   - привыкай. - Насмешливо хмыкнул Гальбаторикс. - Работа императора большей частью состоит из приемов, совещаний, а так же разбора документов. За каждым твоим шагом, теперь будут следить тысячи глаз, тщательно высматривающих малейшую ошибку и слабость, что бы использовать это против тебя, в самый неподходящий момент.
   - тш-ш-ш... вот не мог ты сказать это раньше. - Раздраженно прошипел Краток, зло сверкнув глазами и сжав кулаки.
   - не переживай так сильно, на сегодняшний день твоя власть незыблема, и что бы это изменить, твоим противникам понадобиться не одно десятилетие... да и-то, только в случае если ты будешь бездействовать. - Бывший император хлопнул сына по плечу, едва не уронив с лестницы. - В любом случае, теперь это уже не моя проблема.
   Выйдя на верхнюю площадку башни, являющейся резиденцией правителя в Белом Городе, мужчины на время замолчали. Здесь дул ветер, тут же начавший трепать накинутые на плечи плащи, и свободно спадающие локоны длинных волос. Солнце медленно скатывалось с небосвода к горизонту, но до вечера оставалось еще достаточно много времени.
   - и все же... я буду скучать по этому миру. - Едва слышным голосом, произнес старший мужчина, замерев на самом краю площадки и глядя на центральную площадь города. - Именно здесь, моя жизнь сильно изменилась и заиграла новыми красками. Столько воспоминаний, ярких и разнообразных... даже сложно поверить, что все это реально.
   - гхм-гхм. - Откашлявшись, новый правитель Священной Империи, привлек к себе внимание. - Я конечно все понимаю, но может быть мы все же завершим то, ради чего сюда пришли?
   - какой же ты нетерпеливый. - Гальбаторикс хмыкнул. - Хорошо что это проходит с годами. Догоняй!
   Чародей спрыгнул с края площадки, но где-то на пол пути от вершины башни до земли, его тело изменилось увеличившись в размерах и обретя дополнительные конечности. Широкие перепончатые крылья с хлопком раскрылись и поймав потоки воздуха, подкинули угольно черного дракона вверх, к кристально чистому небу. Краток отстал от отца на считанные секунды, приняв облик молодого серого дракона, чешуя которого отливала серебром, стоило лучам солнца ее коснуться.
   - "не отставай, малыш". - Насмешливо обратился отец к сыну.
   - "не развались по пути, старик". - В тон ему отозвался новый император.
   Два крылатых ящера, выпустив из зубастых пастей по столбу золотого пламени, устремились на север, постепенно набирая скорость и высоту.
  
   ***
   К стене, окружающей костяную башню, они прилетели уже после полуночи. Приземлившись на некотором отдалении от главных ворот, мужчины приняли свои человеческие обличия, и молча направились к цели своего путешествия.
   Стражники поспешно распахнули створки, гарнизон выстроился широким живым коридором... а затем впереди показалась арка входа на винтовую лестницу.
   Без многочисленных элдунари, являвшихся источниками и накопителями магической силы, почти все из которых были использованы для создания истинных драконидов, башня снова стала всего лишь огромным концентратором, на который было завязано управление системами вооружения и связи.
   Не произнеся ни слова, Гальбаторикс и Краток поднялись на площадку, где стоял костяной трон, так и не изменившийся за все прошедшие с момента его создания годы. Чародей в последний раз уселся в кресло с высокой спинкой, вонзил волшебную палочку в правый подлокотник, и привычно увидел иллюзорные экраны, во множестве появившиеся перед лицом.
   "так... изменить настройки... сменить пользователя...".
   Вся работа заняла менее пяти минут, по истечению которых, бывший император извлек из подлокотника свою волшебную палочку, тут же спрятав ее в левый наруч доспеха, и одним слитным движением, поднялся на ноги. Бросив взгляд на сына, стоявшего чуть в стороне, и старающегося сохранять невозмутимый вид, он произнес:
   - можешь осваивать новую игрушку.
   В ответ на это, Краток только фыркнул, но все же поспешно занял место на костяном троне. Его волшебная палочка, сделанная из лучевой кости самого новоявленного императора, вонзилась в подлокотник, запуская активацию всех систем.
   - развлекайся. - В последний раз одними губами произнес Гальбаторикс, и более не тратя времени, начал спускаться вниз.
   "сестренка?".
   Позвал чародей.
   "ты уже закончил все дела?".
   Ярнунвоск отозвалась сразу же, не заставляя ждать ни секунды.
   "да. Теперь собираюсь отправиться на "звезду смерти". Ты все еще хочешь полететь со мной, или все же решила остаться с сородичами?".
   Вряд ли кто ни будь мог понять, скольких усилий Сомбре стоило, не выдать своего волнения в эти мгновения... но он справился с честью.
   "хочешь что бы я пропустила все самое интересное?".
   Вопросом на вопрос ответила дракониха.
   "но тебе придется снова вернуться в духовную форму, отказавшись от материальной оболочки".
   Привел последний довод мужчина.
   "было бы от чего отказываться... все равно такое существование не является полноценной жизнью. Так что и не надейся, тебе от меня так легко не отделаться".
   Не успели затихнуть эти слова, как на плече Сомбры сформировалась маленькая крылатая ящерка. В то же время, оставшееся без души искусственное тело, рассыпалось прахом, не оставляя после себя даже пепла, который истаивал в воздухе раньше, чем успевал коснуться земли.
   "я рад, что ты со мной".
   Ласково коснувшись пальцами левой руки, головы маленькой Ярнунвоск, чародей не удержал улыбку, в которую искривились его губы. В ответ на это, дракониха что-то пробормотала, смущенно отводя мордочку в сторону.
   Покинув башню, а затем выйдя за пределы металлической стены, бывший император зашагал дальше на север. С неба на ровную площадку, уже опускался транспортный шаттл, мигающий яркими огнями на своем корпусе.
   "кажется, я забыл об одной важной вещи".
   Подумал мужчина, после чего извлек из поясной сумки маленький кристалл, в глубине которого была заточена душа разумного существа. Когда-то он хотел создать себе фамильяра, который стал бы сильным и верным слугой... но после того как между душами Гальбаторикса и Ярнунвоск восстановилась связь, в этом больше не было никакого смысла.
   - прости что забыл о тебе, Рошки, и прости что не могу вернуть тебя домой, что бы ты могла слиться с Великой Силой. - Ладонь, на которой лежал кристалл, сжалась в кулак, кроша тюрьму для души, тем самым позволяя ей вырваться на свободу и уйти на перерождение. - Надеюсь что в новой жизни, тебе повезет больше чем в предыдущей.
   После этого, бывший император ускорил шаг, направляясь к уже успевшему приземлиться шаттлу. Не задерживаясь ни на секунду, будто бы боялся что не сможет решиться уйти, если остановится, мужчина взошел по трапу, скрывшись внутри летательного аппарата.
   Полет до "звезды смерти", продолжался несколько минут, а когда транспортник скрылся в ангаре, космическая станция сошла со своей орбиты, начав удаляться от планеты. На борту оставались только те, кто добровольно согласился следовать за своим повелителем в следующие миры, оставляя позади друзей и просто знакомых, сделавших выбор в пользу более спокойной жизни.
   Как и когда-то давно, в мире где появились на свет первые альфары, превратившиеся в синих драконидов, из ангаров "звезды смерти" вылетели сферические дроны, образовавшие собой огромную окружность, соединенную лучами лазеров. Пространство внутри окружности пошло рябью, превратившись в тонкую пленку, которую прорвал залп супер лазера, мощности которого хватило бы, что бы уничтожить планету средних размеров.
   Космическая станция, на полном ходу своих двигателей, вылетела через прореху во внешней оболочке мира, которая затянулась через считанные секунды, не оставляя ни следа от повреждения. Дроны же, выполнив единственную задачу, на которую были запрограммированы, начали взрываться снопами ярких искр.
   Исчезновение с небосвода стальной луны, не прошло незамеченным для жителей Алагейзии. Кто-то просто отметил сей факт, и продолжил жить как и прежде, но были и те, кто впал в настоящую панику. Самые радикально настроенные граждане, среди которых было немало людей, попросту ненавидящих империю, попытались обвинить во всем Кратока.
   Новоявленный император, ругаясь сквозь сжатые зубы, успокаивал своих подданных, отвечал на многочисленные вопросы, подписывал смертные приговоры для бунтарей. К своему стыду, он далеко не сразу понял, какой прощальный подарок, оставил его отец...
  
   ***
   Обновленное защитное поле "звезды смерти", с честью выдержало выпавшее на него испытание. Многообразие разноцветных потоков энергии, в хаотичном порядке колебалось где-то за границей щита, сама же станция, оставалась островком стабильности и порядка, при этом оставаясь практически незаметной, для большинства обитателей этого места.
   Многокилометровая металлическая сфера, неуклонно двигалась сквозь между мировое пространство, в то же время сканеры и сенсоры, выискивали признаки миров, попадающих в зону их чувствительности.
   Пользуясь освободившимся временем, Сомбра вернулся к тренировкам магии, менталистики, и духовных техник, (последние приходилось разрабатывать, опираясь на крайне обрывочные знания). Ярнунвоск, после месяца, проведенного в подобной обстановке, заявила что ей скучно... после чего пробралась во внутренний мир чародея, и свернувшись клубком на вершине утеса выглядывающего из тихого океана, глубоко уснула, предупредив что бы ее не будили, пока впереди не появится что ни будь интересное.
   Время шло, синие дракониды занимались исследованиями и экспериментами, их красные сородичи в едином порыве приступили к самообразованию, ну а зеленые крылатые ящеры, либо бездельничали, либо сражались на аренах, доводя себя до полумертвого состояния. Четверо драконов, которые решили повидать иные миры, для чего и напросились в это путешествие, залегли в магическую спячку в начале второго месяца.
   Истинных драконидов, на "звезде смерти", оказалось целых двенадцать, (восемь из них, были созданы при помощи элдунари драконов, чьи всадники погибли задолго до рождения Гальбаторикса, а потому изначально не испытывали к чародею слишком большой ненависти). Что бы не расходовать их по настоящему огромный потенциал на разные глупости, было решено взяться за обучение как боевым искусствам, владению магией, а так же наукам.
   В очередной раз, отправляя своих кровавых двойников к ученикам, Сомбра хвалил себя за создание этого заклинания. Чему же бывший император учил истинных драконидов? Особое внимание он уделил анимагии, решив что гуманоидным ящерам, полезно будет уметь "сливаться с толпой". Опыт же, полученный с Кратоком, помог избежать множества ошибок, значительно сократив время освоения первой анимагической формы.
   Как не сложно догадаться, первыми существами, в которых учились превращаться истинные дракониды, оказались люди. Эта раса была избрана, как самая многочисленная и приспосабливаемая, да и в большинстве уже посещенных миров, именно человек, являлся вершиной пищевой цепи.
   Следующей магической наукой, была избрана трансфигурация, как область родственная анимагии. Третьими по порядку, но не по значению, стояли руны и ритуалы, ну и завершали обязательный список чары и плетение заклинаний.
   Параллельно шло обучение физике, химии, биологии, высшей математике... но не забывали так же и о развитии разума, которое включало в себя различные направления менталистики. На освоение духовных методик, у учеников не хватало ни сил, ни времени, ни желания.
   Сомбра ни в чем не мог упрекнуть своих подопечных, и даже предлагал им сконцентрироваться на чем-то одном, что бы гуманоидные ящеры сперва стали узкими специалистами, но получил на это заверение, что беспокоиться не стоит и нагрузка вполне терпимая. Сам же чародей, часто медитировал целыми днями, по новому оценивая свои навыки и знания, в итоге придя к неутешительному выводу, который звучал примерно так: "я все еще слабак".
   а в какой-то момент, когда по суточному распорядку "звезды смерти" наступил вечер, сенсоры обнаружили энергетическую аномалию: разноцветные потоки, заполняющие все между мировое пространство, закручивались в огромную спираль, которая в свою очередь втягивалась в защитный кокон очередного мира. Прибывшим на один из командных пунктов Сомбре и двенадцати истинным драконидам, на обзорном мониторе предстал вид сферы, чья поверхность непрерывно бурлила и перемешивалась, разрывая и растворяя в себе все сущности, которые имели неосторожность приблизиться.
   - и что будем делать, господин? - Отвернувшись от панели управления внешними сенсорами, спросил синий драконид, одетый в серебристый скафандр. - По предварительным расчетам, при попытке проникновения через внешний слой защиты этого мира, используя уже проверенную вами методику, с вероятностью в шестьдесят пять процентов, душа получит критические повреждения.
   На некоторое время, Сомбра глубоко задумался, взвешивая все плюсы и минусы проникновения именно в этот мир. В конце концов, в финальном решении главную роль сыграла еще одна черта характера чародея, гордо именуемая любопытством.
   "если защита настолько серьезная, это значит что там есть, что защищать от вторженцев. Правда, велика вероятность нарваться на сущность вроде Великой Силы, которая может оказаться не столь миролюбивой. Однако риск пусть и велик, но и шанс найти что-то ценное ничуть не меньше...".
   Внезапно в голове раздался раздраженный голос Ярнунвоск:
   "ты уже все решил, так что прекращай сомневаться и ищи способ осуществить задуманное с наименьшим риском".
   "ты уже проснулась?".
   Удивился мужчина, вырываясь из замкнутой петли сомнений и желаний.
   "в твоем внутреннем мире, начался настоящий шторм. Волны врезаются в утес, забрызгивая вершину холодными каплями... попробуй не проснуться в таких условиях".
   Проворчала дракониха, впрочем не спеша выбираться в реальный мир.
   "виноват".
   Чуть смущенно произнес бывший император, успокаивая свои эмоции волевым усилием. После этого он сконцентрировал свое внимание на драконидах, ожидающих приказов, и уверенным голосом произнес:
   - нам предстоит разработать защиту, способную выдержать столкновение с защитой этого мира. На придумывание идей и их воплощение на бумаге, даю пятьдесят часов. Пока же: продолжаем наблюдение за аномалией.
  
   ***
   Эксперимент номер один, состоящий из выстрела из супер лазера в полную мощность, ожидаемо показал результат, близкий к нулевому. Нет, залп энергии, способной расколоть небольшую планету на тысячи осколков, успешно уничтожил участок защитного кокона, радиусом в несколько сотен километров. Благодаря этому удалось узнать, что под внешней защитой из агрессивных энергий, находится уже ранее виденный барьер.
   Сам кокон, в течении одиннадцати секунд, полностью восстановился, затянув прореху, при этом ничуть не потеряв в плотности и толщине. Произвести же два выстрела подряд, не позволял уже сам супер лазер, для своего использования требующий почти половину всей энергии, производимой усовершенствованными реакторами.
   Второй эксперимент, заключался в попытке транспортного шаттла, с активированными энергетическими щитами, протаранить как внешний кокон, так и барьер, препятствующий проникновению в мир. Летательный аппарат управлялся дроидом, который до последнего мгновения своего существования, по каналу гиперсвязи, передавал показания сканеров и сенсоров на терминалы "звезды смерти". В итоге, транспортник так и не достиг барьера, так как его щиты истощились в первые пятнадцать секунд, после чего корпус корабля смяло и распылило.
   Третья попытка, являла собой объединение первых двух: после залпа супер лазера, разогнавшийся до своей максимальной скорости звездолет, стреляя из всех орудий вонзился в защитный барьер нового мира... после чего его накрыла агрессивная энергия кокона, затянувшего брешь. Полученные данные позволили убедиться, что преграда на самом деле не является непреодолимой, и нужно всего лишь придумать более действенный план.
   В течении последующих двадцати дней, в ангаре "звезды смерти", конструировался новый шаттл, единственной задачей которого будет приземление на поверхность защитного барьера мира, и создание безопасной зоны на время, пока Сомбра будет преодолевать последнее препятствие. Что бы выиграть дополнительные секунды, в дело шли руны, ритуалы укрепления, насыщение материалов магией и духовной энергией, кристаллическое покрытие и генераторы универсального щита.
   Как и требовала техника безопасности, сперва ради проверки эффективности предпринятых мер, был запущен шаттл беспилотник.
   Чародей, как и все дракониды, учавствовавшие в разработке корабля, стоял перед большим монитором, занимающим всю стену командного пункта. Персонал станции занимал свои места за терминалами управления, в воздухе чувствовались напряжение и азарт.
   - залп. - Прозвучал приказ красного драконида, взявшего на себя ответственность командовать операцией.
   Казалось что на мгновение, свет стал чуть более тусклым... но это был всего лишь самообман, так как реакторы полностью покрывали все потребности "звезды смерти" в энергии, даже учитывая активацию супер лазера. Тем временем, снаряд вырвавшийся из главного орудия, преодолел расстояние до кокона, как и в предыдущие разы разметав его словно мягкую кожуру перезрелого фрукта... но вот защитный барьер остался совершенно невредимым.
   - есть попадание. - Констатировал очевидное синий драконид склонившийся над одним из терминалов. - Начинаем отсчет.
   - шаттл пошел. - Продолжил отдавать приказы офицер, облаченный в темно синюю кристаллическую броню.
   "странный выбор цвета".
   Отметил про себя чародей, краем сознания сканируя пространство командного пункта. Не то, что бы это действительно было необходимо, но заботливо взращиваемая паранойя, требовала не расслабляться ни на секунду, даже находясь среди верных подчиненных.
   - ...три, четыре, пять... - Считал вслух синий драконид.
   - шаттл приземлился на барьер. - Доложил другой ученый, запуская новый таймер. - Щиты активированы, встроенный реактор работает на полную мощность.
   - ...одиннадцать, двенадцать. Кокон восстановился. - Синий драконид остановил отсчет и обернувшись к командиру, доложил. - На восстановление, внешнему слою защиты мира потребовалось двенадцать целых, тридцать одна сотая секунды.
   - состояние шаттла? - Красный гуманоидный ящер, кивнув одному ученому, тут же обратился к его коллеге.
   - мощность защитного поля, равняется девяносто трем процентам и продолжает падать. Предположительно, реактор истощиться и выйдет из строя, менее чем через три минуты.
   Офицер повернулся к Сомбре, неотрывно взирающему на обзорный монитор, и склонив голову заявил:
   - нам остается только ждать, мой император. Боюсь что если супер лазер совершит еще один залп, то этого уже не выдержит сам корабль.
   - я понимаю это. - Чародей продолжал выглядеть невозмутимо, хотя внутренне и был напряжен, отсчитывая про себя каждую прошедшую секунду.
   - барьер пал. - Объявил синий драконид, одетый в серебристый скафандр. - Время, на которое хватило реактора: две минуты сорок семь секунд.
   Слой за слоем, броня шаттла деформировалась и растворялась под воздействием внешней агрессивной среды, и наконец кто-то из ученых, непрерывно следящих за показаниями на терминалах, громогласно констатировал:
   - корабль уничтожен. Общее время, прошедшее с момента приземления на поверхность барьера: одиннадцать минут пятьдесят четыре секунды.
   "двенадцать минут на то, что бы проникнуть сквозь защиту мира... или же просочиться достаточно глубоко, что бы внешний кокон уже не мог до меня достать".
   Сомбра просчитывал свои шансы, и пока что был вынужден признать, что не успевает добиться желаемого.
   "старший брат, ты уверен что тебе нужен этот мир? Может быть найдем какой ни будь другой?".
   Совсем не уверенно, спросила Ярнунвоск.
   "это уже вопрос принципа. Сейчас, я сам себя не прощу, если отступлю".
   Отозвался чародей. Вслух же он произнес:
   - мы получили необходимую информацию, так что пора подготавливаться к решающей попытке.
   Спустя декаду, "звезда смерти" в очередной раз вышла на идеальное расстояние для выстрела из главного орудия, но кроме этого вокруг станции летали десятки кораблей, так же готовых открыть огонь из турболазеров, а так же запустить в полет сотни ракет с взрывными боеголовками. Все это было необходимо лишь для одной цели: изорвать энергетический кокон в клочья, что бы максимально замедлить его восстановление.
   Вот уже была дана команда на начало операции, и супер лазер произвел свой залп. Одновременно с этим, многочисленные росчерки турболазеров, вспыхнули в между мировом пространстве, и целые тучи ракет отправились в свой короткий полет.
   Шаттл, внутри которого находилась душа Сомбры, поспешно приземлился на поверхность защитного барьера, и из его нижней части, тут же выдвинулся механизм, более всего похожий на бур. Тело чародея в это время, спокойно лежало в специальной капсуле жизнеобеспечения, замедляющей все процессы протекающие в организме, до минимально допустимого предела. Впрочем, в случае провала операции, пустая оболочка останется обыкновенным куском модифицированного мяса, пригодного разве что для вскрытия и последующих похорон.
   Вокруг корабля, в несколько концентрических колец, построились беспилотные дроны, активировавшие встроенные в них генераторы защитного поля, накрывая пространство дополнительными куполами. Вряд ли конечно они надолго задержали бы агрессивную энергию кокона, но в сложившейся ситуации, даже десятые доли секунд, могли сыграть важную роль.
   Бур медленно, (даже слишком медленно на взгляд Сомбры), погружался в толщу барьера, а тем временем защитный кокон, разрывался на клочья сотнями взрывов и потоками структурированной энергии. Когда же ракеты закончились, а турболазера истощили боезапас кораблей, представляющий из себя изорванные лохмотья участок кокона, начал стремительно восстанавливаться. Вскоре начали разрушаться купола, генерируемые дронами, а огонь ведущийся из оборонительных орудий "звезды смерти", не приносил заметного результата.
   Бур прекратил вкручиваться в поверхность барьера, и вся энергия реактора шаттла, перешла на поддержание щита. Сомбра, полный сил и желания добиться успеха, сам начал погружаться в толщу преграды, стоящей между ним и новым миром. Мысль о том, что это не последний слой защиты, и дальше может находиться что-то более неприятное чем внешний кокон, была отброшена, как малореальная, а так же пришедшая в совершенно неподходящий момент.
   "быстрее... еще быстрее... еще немного быстрее".
   В тот момент, когда вокруг сомкнулась материя, из которой состояла защита мира от внешних вторжений, и осталось только ощущение направления, чародей был готов ликовать. От радостных криков и прыжков на месте, его останавливали только необходимость продолжать просачиваться вперед, а так же отсутствие физического тела, без которого многие действия становились невозможны.
   А затем все завершилось, и Сомбра ворвался в новый мир.
  
   ***
   Нахождение в мире живых, при этом оставаясь в виде духовной сущности, каждый раз чем-то отличалось от предыдущего. В некоторых мирах, где было достаточно магии, духовной и ментальной энергии, Сомбре казалось что он плывет через чуть мутную воду, заполняющую огромный бассейн. Один раз, пространство было настолько разряженным, что привычная "жидкость", воспринималась как едва заметный "газ"...
   Конечно, все эти сравнения были очень отдаленно приблизительными, и на самом деле имели мало общего с реальностью, просто сознание разумного существа, попадая в необычную ситуацию, всегда пытается найти то, с чем уже приходилось сталкиваться. Этот раз не был исключением.
   В новом мире несомненно была энергия, но определить ее природу, без наличия свободного времени и материального тела, не являлось возможным. Единственное что чародей мог заявить с уверенностью: в состав новой силы, входят как магическая, так и духовная энергии.
   "такое чувство, будто я плыву через кисель".
   Такая мысль пронеслась в сознании бывшего императора, пока он преодолевая сопротивление внешней среды, плыл в направлении источника эмоций, сильно фонящего безнадежностью и отчаянием. В какой-то момент, даже появилось опасение, что хозяин оболочки для вселения, решит покончить с собой, тем самым заставив искать кого-то другого.
   Нет, разумеется тот разумный, в сторону которого продвигался Сомбра, был не единственным источником отчаяния и страха, однако большинство остальных кандидатов, либо не были одаренными вообще, либо казались катастрофически слабыми, (благодаря тренировкам сенсорики, теперь это удавалось определять на расстоянии).
   "потерпи еще немного, я уже близко. Скоро тебе не придется испытывать эти мучения...".
   И вот наконец неожиданно долгий путь, подошел к концу, и чародей проник сквозь стену какого-то здания, зависнув прямо над своим будущим телом. Сконцентрировав свое восприятие на молодом человеке, (и в этом мире они были основной расой), путешественник оказался более чем доволен.
   Крепкое тренированное тело, возрастом примерно пятнадцать лет, имело неплохо развитую энергетическую систему, в которой обнаружились странные аномалии, требующие более подробного изучения. Запас сил во внутреннем резерве, был равен нижней планке мастера магии... только вот заполняла его отнюдь не магическая энергия.
   "ну, с этим можно разобраться и позже".
   Создав ментальный канал к сознанию своей жертвы, путешественник начал транслировать стандартный набор эмоций и образов, готовясь к долгим переговорам и убеждению человека, в необходимости слияния их душ. Однако, результат был достигнут неожиданно легко, так как владелец тела, психика которого находилась на грани разрушения, охотно уцепился за первую же возможность избавиться от душевной боли и чувства вины.
   Молодой парень согласился отдать свои воспоминания, стать частью большей души, поделиться своими навыками... в обмен попросив сущую мелочь: продолжить свой клан. Сомбра не стал спорить и ставить дополнительные условия, в конце концов он итак получал, все что хотел, а после слияния душ и личностей, все возможные разногласия исчезнут сами собой.
   "удачно я сюда заглянул".
   Успел подумать чародей, прежде чем разум погрузился в безмятежную темноту.
  
   ***
   В одноместной палате главного госпиталя Конохи, (деревни, скрытой в листве, чаще называемой "скрытый лист"), лежавший на неширокой но удобной кровати пациент, потянулся всем телом, а затем открыл правый глаз, радужка которого на мгновение сверкнула изумрудным огнем. Левый глаз молодого человека был перевязан чистой марлевой повязкой, нижнюю часть лица скрывала черная тканевая маска.
   - м-да... могло быть много хуже. - В тишине совсем небольшой комнатки, вся обстановка которой состояла из больничной койки, стола у окна и шкафчика для одежды у противоположной стены, фраза прозвучала неожиданно громко и четко.
   "высокий, ломающийся голос, проблемы с гормонами, активно растущий организм, как же мне этого не хватало".
   Сомбра... теперь уже Хатаке Какаши,, зажмурил единственный открытый глаз, усилием воли подавляя всплеск эмоций, требующих куда-то бежать, что-то делать, кричать и радоваться. В сравнении с простыми людьми, да и одаренными из других миров, местные так называемые "шиноби", были до крайности эмоциональны и подвержены психологическим расстройствам. Причиной подобного, было просто невероятное для смертных, количество жизненной энергии, вырабатываемой телами чародеев, с раннего детства вынужденных учиться самоконтролю, что на самом деле не слишком сильно помогало.
   Существовали препараты, способные подавлять эмоции, или же уменьшать количество вырабатываемой телом жизненной энергии. В первом случае, это приводило к еще худшим расстройствам психики, нежели при естественном развитии, вторым же способом почти никто не пользовался, по причине нежелания собственными руками лишать силы себя, или своих детей.
   Это казалось невероятным, но одаренные этого мира, в большинстве своем, для создания каких либо чар и заклинаний, использовали смесь жизненной, духовной и ментальной энергий, к которым примешивалось совершенно незначительное количество магии. В первые секунды, при просмотре памяти прошлого владельца тела, чародей считал подобный подход крайне расточительным, но после более подробного анализа ситуации, он пришел к выводу, что подобный путь все же имеет право на существование. Кроме того, путем эволюции и многовекового отбора сильнейших представителей вида, природа создала организмы, способные быстро восстанавливать резервы своих сил, в считанные дни покрывая все возможные затраты. Имелся так же и естественный предохранитель, "выключающий" сознание разумного, если он приближался к критически низкому уровню запаса внутренних резервов.
   Насколько знал Какаши, смерть от истощения, для шиноби наступала только тогда, когда его тело имело опасные повреждения... ну или при затяжной голодовке. Разумеется, систематичное доведение тела до истощения и потери сознания, отрицательно сказывалось на энергетике, а в определенный момент, естественный защитный механизм мог не сработать, и тогда тело умирало прямо на ходу.
   - эй, Какаши. - Входная дверь ведущая в палату, резко отъехала в сторону, и на пороге появился невысокий мужчина с длинными пшеничными волосами, а так же голубыми глазами, одетый в плотный черный комбинезон, поверх которого был накинут белый плащ с изображенными на нем языками огня.
   - учитель. - Тело попыталось отреагировать на вбитых в него рефлексах, но Хатаке успел только сесть в кровати, как был остановлен вскинутыми в защитном жесте руками.
   Золотоволосый блондин, растянул губы в широкой добродушной улыбке, всем своим видом излучая радость и дружелюбие. Одним движением он захлопнул дверь, а затем смазанным рывком, переместился к столу, на край которого и уселся.
   - расслабься, Какаши, ты не на службе. - Правитель Конохи, он же главнокомандующий шиноби "скрытого листа", он же четвертый Хокаге, в обычной жизни носящий имя Минато Намикадзе, осмотрел своего ученика цепким взглядом. - Сегодня ты выглядишь лучше... это не может не радовать.
   "в нынешнем состоянии, магистру боевой магии, магистру ритуалистики и мастеру рун, я не противник, так что придется играть роль...".
   - просто я подумал... они бы не простили меня, если бы я просто так сдался. - Эту скомканную фразу, Хатаке произнес тихо, так что бы собеседнику пришлось напрягать слух, при этом опустив голову и единственным открытым глазом, рассматривая собственный обнаженный торс.
   "хорошо что я не успел встать, а-то ведь на мне из одежды только маска и трусы".
   - я рад, что ты наконец это понял и принял. - Без тени напускного веселья, произнес Минато. - Каждый день мы теряем близких, таков уж этот жестокий мир... и единственное что нам остается, это продолжать двигаться вперед, сохраняя в памяти все самое лучшее, и помогая другим, не попасть в подобные ситуации.
   - я понимаю это, учитель. - Чародей шевельнул плечами, нервно вздохнул и ссутулился, словно бы на него давил невидимый груз. - Умом я все понимаю... но принять душой не могу.
   Хокаге спрыгнул со стола, и положил ладонь правой руки на растрепанную пепельную шевелюру своего ученика.
   - я не буду навязываться, Какаши, но если вдруг ты захочешь выговориться, у меня всегда найдется время тебя выслушать. - Необычайно сильные пальцы, взлохматили светло серые пряди. - Пока же, как твой прямой командир, я решил что тебе уже хватит прохлаждаться на больничной койке. Выписывайся из госпиталя, приведи себя в приличный вид, и вечером приходи в мой кабинет за новым заданием.
   - будет сделано, учитель. - Выпрямив спину, изобразил подобие на бодрость Хатаке.
   - вот и отлично. - Намикадзе широко улыбнулся и убрал руку с головы ученика. - До встречи, Какаши.
   С этими словами, золотоволосый мужчина... распался облачками белого дыма, бесследно истаявшего в воздухе.
   "теневой клон? Вот же... Хокаге".
   Память прошлого хозяина тела, тут же подбросила информацию о том, что заклинание, (в этом мире называемое "техника"), которое использовал Минато, создавало энергетического двойника. Название "теневой клон", на самом деле имело мало общего с действительностью, так как к стихии теней, так же как и к теневому плану реальности, не имело совершенно никакого отношения. Жизненная энергия, под воздействием духовной составляющей, принимала определенную форму и свойства, после чего управление над конструктом, брал ментальный слепок создателя.
   Прочность "теневых клонов", оставляла желать много лучшего, но в отличие от аналогичных стихийных техник, имелось одно значительное преимущество: память разрушенного конструкта, возвращалась к создавшему его одаренному... пусть и не в полном объеме.
   "чем-то похоже на моих кровавых двойников, только они гораздо более прочные, долговечные, и способны передавать информацию как в полном объеме, так и выборочно".
   Спустив ноги на пол, молодой человек почувствовал кожей стоп, гладкую деревянную поверхность, а опустив вниз взгляд единственного открытого глаза, увидел плотно подогнанные гладкие доски. Решив, что более подробно разобраться с обретенными знаниями и новым телом, можно будет позже, он поднялся с кровати и подойдя к шкафу, стоявшему у противоположной стены, распахнул створки. Взгляду тут же предстал стандартный черный комбинезон, в которых ходили большинство шиноби, зеленый жилет с множеством кармашков, а так же ботинки на тонкой подошве, с открытыми носками.
   Мысленный запрос, отправленный памяти прошлого хозяина тела, был обработан за две секунды, (невероятно большой срок, для боевого мага, умеющего разгонять сознание в восемь раз). Оказалось, что именно такая обувь, позволяет лучше всего выпускать смесь энергий, называемых "чакра", через стопы ног, тем самым закрепляясь на вертикальных поверхностях, или вообще висеть вниз головой.
   "пока сам не попробую, не поверю".
   Решил для себя Какаши, начав облачаться в свою униформу.
  
   ***
   Главный госпиталь Конохи, представлял из себя трехэтажное "П" образное здание, во внутреннем дворике которого был разбит небольшой сад с цветами и скамейками для отдыха. По периметру, принадлежащую госпиталю территорию, окружала решетчатая ограда, высотой в два метра, верхний край которой украшали цепочки магических символов, способные в считанные секунды создать мощный энергетический барьер.
   Больница работала круглые сутки, только ночью присутствовали лишь дежурные врачи, способные оказывать экстренную помощь и подготавливать раненых к операциям, поддерживая жизнь в телах, до прибытия полноценных целителей. Весь первый этаж, был отдан под приемные кабинеты и операционные, а так же регистратуру. Второй и третий этажи, полностью состояли из палат для больных, как одноместных так и общих.
   Идя по коридору третьего этажа, а затем спускаясь по лестнице на первый этаж, Какаши отметил приятный для взгляда, мягко зеленый цвет стен, серые потолки и белые полы, отчищенные практически до стерильного состояния. В воздухе стоял слабый аромат мяты, а электричество использовалось только для освещения помещений.
   Насколько было известно, местные целители в качестве оборудования, редко использовали что-то кроме собственных рук, скальпелей и перевязочных материалов. Лекарства либо изготавливались прямо в лабораториях госпиталя, либо поставлялись кланами шиноби, живущими в Конохе.
   Изредка медики прибегали к использованию специальных рунных конструкций, проводящих сканирование организма пациента, или поддерживающих жизнь, в случае сложных операций или травм. Почти вся электроника, была заменена на артефактные аналоги, работающие с использованием чакры.
   Проблем с тем что бы выписаться из госпиталя, у Какаши не возникло никаких. Оказалось что уже неделю назад, врачи выдали заключение о его полном физическом выздоровлении, но по личной просьбе Хокаге, продолжали наблюдать за самочувствием. Поверхностное сканирование мыслей молодой медсестры, сидящей в регистратуре, позволило понять, что учитель просто боялся, что его последний ученик, попытается покончить с собой, если надолго останется один и без присмотра.
   "а ведь до слияния душ, такой вариант развития событий, имел право на существование".
   Получив на руки справку о выздоровлении, Хатаке поблагодарил девушку за помощь и поспешил покинуть лечебное заведение. Выйдя через двухстворчатые двери на улицу, он полной грудью вдохнул свежий воздух, прищурив глаз посмотрел на чистое синее небо, а затем с гордо поднятой головой, зашагал по ровной дорожке, вымощенной желтыми квадратными плитками.
   Деревней, Коноху было принято называть исключительно в угоду традициям, на самом же деле, это был настоящий город, преимущественно состоящий из двух и трехэтажных зданий. Дома были построены либо из пород светлого дерева, не темнеющего долгие годы после завершения работ, или же из блоков пористого белого камня, на ощупь похожего на пемзу. Этот камень был прочным и легким, сохранял тепло зимой, и обеспечивал прохладу жарким летом, а так же не пропускал сырость в жилище.
   Коноху можно было разделить на три условные части: центр города, где стояла башня Хокаге, (похожая на дерево без веток и листьев), территорию клановых кварталов, (там соответственно жили шиноби, принадлежащие к какому либо клану), а так же многоквартирные дома, где обитали горожане среднего достатка, и молодые безклановые одаренные.
   Центр города был застроен домами из белого пористого камня и светлого дерева, между которыми пролегали широкие ровные дорожки, вымощенные желтыми квадратными плитками. Вдоль дорог росли кусты с красивыми цветами и маленькие деревца, а на равном расстоянии друг от друга, возвышались осветительные столбы с лампами, загорающимися при заходе солнца. Все строения здесь имели приплюснутые крыши, что позволяло шиноби передвигаться по ним перебежками и длинными прыжками. Осветительные столбы, были накрыты специальными "капюшонами" из прочного металла, которые нетолько позволяли концентрировать свет от ламп в каком-то определенном направлении, но так же служили точками опоры для одаренных, предпочитающих ходить не по дорогам, а перемещаться "верхними путями".
   Клановые кварталы отличались тем, что были отгорожены от остальной территории Конохи, своими собственными небольшими стенами, укрепленными разнообразными магическими символами. Дома там строились в основном одно и двухэтажные, стиль архитектуры отличался от клана к клану, в зависимости от традиций и личных предпочтений. На огороженных территориях находились тренировочные полигоны, а в некоторых случаях собственные больницы и рыночные площади.
   Третьей, наименее благополучной частью Конохи, были районы где строились пяти и шестиэтажные многоквартирные дома. Состояли они из непрезентабельного серого камня, единственные достоинства которого заключались в прочности и долговечности. Дороги здесь состояли из утрамбованной до каменной твердости земли, кусты и деревья росли редко, да и внешний их вид уступал красоте того, что можно было увидеть в центре. О том, что осветительные столбы, часто месяцами обходились без ламп, даже упоминать не стоит.
   Однако, даже в самых неблагополучных районах города шиноби, преступность отсутствовала почти полностью, а те нарушители закона, которые все же умудрялись выжить, служили одной из структур, удерживающих в своих руках реальную власть. Даже бездомные и нищие калеки, просящие милостыню, (в специально отведенных для них местах), на самом деле являлись агентами полиции и контрразведки, собирающими слухи, и следящими за гостями города, в "естественных условиях".
   Разумеется что гражданские, а так же большая часть шиноби, не имеющих отношения к секретной информации, не догадывались о том что грязные оборванцы, на самом деле могут оказаться опасными убийцами. Однако, если кто-то считал, что доживший до преклонных лет, одноногий боевой маг с десятилетиями опыта за спиной, не является опасным противником, такого дурака ждал смертельный сюрприз, имеющий все шансы стать последним в короткой жизни.
   Однако, кроме агентов спецслужб, встречались и самые обычные бедняки, которых терпели лишь для того, что бы среди них могли прятаться действующие агенты. И даже при этом, каждого попрошайку, подробно изучали, беря как генетические анализы, так и проверяя ментальную оболочку души, (разумеется, все это делалось незаметно для цели).
   "что-то я слишком глубоко ушел в размышления".
   Подумал Хатаке, осознав что успел дойти до принадлежащего ему участка. Поднятый от земли взгляд, наткнулся на створки деревянных ворот, закрывающих вход на участок, недостаточно большой что бы считаться клановым кварталом, но и не такой уж и маленький, раз на нем спокойно размещались сразу пять домов, один из которых имел сразу три этажа.
   - Ка-ка-ши! - Донесся отдаленно знакомый голос откуда-то со стороны центра города.
   Пока чародей копался в приобретенной памяти, выискивая информацию о том, откуда же знает обладателя громоподобного голоса, умное тело начало действовать на рефлексах. Источник жизненной энергии, находящийся в желудке, начал активно вырабатывать новые порции силы, поступающие в резерв, расположенный в сердце, где происходило смешивание с духовной и ментальной энергиями, а так же добавление малой частицы магии. Получившаяся после смешивания чакра, по каналам распространилась по всему организму, напитывая и укрепляя мышечный каркас, тем самым придавая живой плоти прочность почти равную стали. На все эти действия, ушло чуть меньше двух секунд, а еще через одну секунду, из размытого от скорости движений зеленого росчерка, материализовался высокий черноволосый парень лет шестнадцати, одетый в темно зеленый комбинезон. Улыбаясь широкой лучезарной улыбкой, он схватил чародея в дробящие кости объятья, без каких либо усилий оторвав от земли, после чего прокричал счастливейшим голосом:
   - дружище! Я так рад что тебя уже выписали! Я знал что какие-то травмы не заставят тебя отлеживаться в больнице слишком долго! в наших сердцах горит сила юности, и ничто не сможет нас остановить!
   - Гай... я тоже рад тебя видеть... но если ты меня не отпустишь, то мне придется вернуться в госпиталь еще как минимум на месяц. - С трудом проталкивая воздух в грудную клетку, сумел произнести Хатаке.
   - Оу... извини. - Лучший, и с недавних пор единственный друг Какаши, разжал свои "объятья смерти", и отступил на шаг назад, начав активно чесать затылок.
   - Гай, я действительно рад тебя видеть, но сейчас мне нужно привести себя в порядок, разобраться с самыми срочными делами клана, а затем отправиться на встречу к Хокаге, что бы получить новую миссию. - Чародей в извиняющемся жесте развел руками.
   - долг прежде всего! - Вскинув кулак к небу, заявил "зеленый зверь Конохи". - Но после дел, ты обязан меня найти, и рассказать о своих приключениях. С момента завершения войны случилось столько всего... да и ребят с нашего выпуска повидать следует.
   - договорились. - Изобразил подобие на улыбку Хатаке.
   - ну тогда, до встречи. - Майто Гай, махнул рукой, и широко улыбаясь сорвался с места, снова превращаясь для восприятия обычных людей, в размытый зеленый росчерк.
   "Майто Гай, мастер рукопашного боя потративший всю свою осознанную жизнь, на развитие физических способностей тела. Получил психологическую травму, после известия о гибели отца, а после одной из операций, на которой у него на глазах убили наставника и двух напарников, ситуация только ухудшилась".
   Пронеслась в голове короткая характеристика, из личного дела "зеленого зверя".
   "он может быть хорошим другом".
   Заметила Ярнунвоск, все это время наблюдавшая за происходящим, находясь во внутреннем мире своего Всадника.
   "возможно... но доверять ему не стоит. Человек с нестабильной психикой, во благо, может совершить более ужасный поступок, чем любой преступник, удовлетворяющий собственные желания".
   Ответил подруге чародей, проходя через скрипнувшие ворота.
   "а что тебе мешает поработать над его разумом?".
   Удивилась дракониха.
   "отсутствие информаций о местных методиках ментальных воздействий... да и о здешней магии в целом. То, что знал прошлый владелец этого тела, это даже не основы, а жалкие обрывки основ. Удивительно, как с таким подходом, он сумел освоить преобразование собственной энергии в несколько стихий, а по силе достиг ранга мастера боевой магии".
   В ответ на это заявление своего напарника, крылатая ящерица только захихикала, после чего произнесла:
   "не всем нужно знать, как именно происходят те или иные процессы, если они могут их направлять интуитивно".
   "этот путь ущербен, и он не позволяет достичь по настоящему больших высот искусства".
   Возразил Какаши...
  
   ***
   Клан Хатаке, был уважаемым, пусть и не очень богатым. Многочисленностью, как и принадлежащими членам семьи предприятиями, он похвастать не мог, так что положение в обществе, держалось исключительно на памяти о заслугах предков.
   Кроме самого Какаши, на территории клана проживала пожилая семейная пара гражданских, а так же их шестилетняя неодаренная внучка. Седой мужчина, возраст которого недавно перевалил за шестой десяток, выполнял роль управляющего всеми счетами и недвижимым имуществом, а кроме того выполнял обязанности дворецкого. Его жена, совмещала обязанности уборщицы, кухарки и прачки, попутно воспитывая свою внучку.
   Создав пятерых теневых клонов, (кровавых двойников было решено пока что не демонстрировать), чародей с чувством выполненного долга, отправился в главный дом, являющийся его личной резиденцией. Как не странно, жилище обладателей пепельного цвета волос, было построено в европейском стиле, в то время как в большей части Конохи, преобладала архитектура, приближенная к японской.
   "впрочем, глупо мерить этот мир старыми мерками".
   На первом этаже особняка, располагалась большая гостиная, к ней примыкали кухня и небольшой арсенал, а так же имелась туалетная комната с раковиной. В коридоре находилась лестница, ведущая на второй этаж, где были расположены три гостевые комнаты, еще один туалет и душевая. На третьем же этаже, размещались покои хозяина дома, личный кабинет, небольшая библиотека, и ванная комната с отдельным туалетом.
   "похоже Хатаке не любили терпеть и ждать... или заставлять терпеть других".
   Усмехнувшись своей незатейливой шутке, молодой человек проследовал на третий этаж, там сбросил одежду в корзину для грязного белья, и набрав ванную, с удовольствием погрузился в горячую воду. Минут через пять, разрушился первый магический конструкт, передавший воспоминания о том, что кухарка обещала приготовить завтрак через пятнадцать минут. Остальные теневые клоны прожили чуть больше, так же одарив создателя множеством сравнительно бесполезной информации.
   "когда ты собираешься протащить в этот мир "звезду смерти"?".
   Поинтересовалась Ярнунвоск.
   "на самом деле, я сомневаюсь что это действительно необходимо делать. захватывать власть что-то не хочется, а скрыть от местных жителей появление нового спутника у планеты, все равно не получится. Даже если наложить на поверхность станции маскирующие иллюзии, всегда останутся индивиды вроде клана Учиха, с их волшебными глазами, способными видеть энергию и игнорировать отводящие взгляд воздействия".
   Поделился своими соображениями чародей, блаженно жмурясь и впервые за долгое время ощущая спокойствие и безмятежность.
   "а как же исследования мира? Сколько бы своих двойников ты не создавал, но полноценную научную группу они не заменят".
   Предъявила главный свой довод дракониха.
   "ничто мне не мешает создать постоянный стационарный портал, который бы вел сразу на борт "звезды смерти", в обход защитных оболочек мира. Осталось только найти источник энергии, а так же убедиться, что здесь нет слишком агрессивных богов".
   Ответил подруге Какаши, в голове у которого постепенно вырисовывался план действий.
   "а разве ты не убедился в отсутствии богов, прежде чем вселился в это тело?".
   Крылатая ящерица искренне удивилась.
   "я просто просканировал пространство, в поисках развитых энергетических сущностей. С таким насыщенным фоном смеси жизненной, ментальной, духовной и магической энергий, какой ни будь не самый сильный бог, мог легко остаться незамеченным. Кроме того, в этом мире существуют пространственные карманы, в которых обитают так называемые "призывные звери", сильнейшие из которых могут считаться средними и высшими демонами".
   На этом, разговор сам собой увял, и остаток времени до завтрака, молодой человек провел в тишине, наслаждаясь возможностью совершенно ничего не делать, никуда не спешить и ни о чем не волноваться.
  
   ***
   На завтрак пришлось спускаться в гостиную на первый этаж, где кухаркой был накрыт не слишком богатый стол. Миска риса с кусочками мяса, немного жареной рыбы с овощами, а так же зеленый чай с свежей выпечкой, провалились в желудок без остатка, словно бы там находилась миниатюрная черная дыра. В то время пока глава клана изволил трапезничать, его немногочисленные подчиненные развили бурную деятельность, постоянно создавая какой-то шум на заднем фоне.
   "если бы не эти суетливые старики со своей внучкой, то прошлый хозяин тела, имел все шансы сойти с ума еще до гибели своей команды".
   Смакуя вкус горячего напитка, подумал чародей. После ванной, он оделся в стандартный для шиноби черный комбинезон, сменил повязку на левом глазу на полосу грубой серой ткани, на которой была закреплена металлическая эмблема деревни, и приложил некоторые усилия, в попытке привести волосы в относительный порядок.
   В очередной раз просматривая память Хатаке Какаши, путешественник между мирами был вынужден признать, что ни в одной прошлой жизни, ни одному из его "я", не доводилось пережить столько трудных испытаний в столь малый промежуток времени. Даже учитывая то, что своей матери, погибшей при родах, ребенок не знал, но сам факт отсутствия родительницы, не лучшим образом сказывался на формирующемся характере. Самоубийство отца, который не смог перенести свалившегося на него общественного порицания, заставило последнего шиноби из клана Хатаке, закрыться в скорлупу отчужденности, из-за подсознательного страха потерять еще кого-то важного для себя.
   С детской наивностью Какаши думал, что если сможет ни с кем не сближаться, то ему не будет больно видеть чужие смерти... но план с крахом провалился. Члены его команды, сумели таки расшевелить нелюдимого мальчика, в голове у которого уже сложились определенные понятия о чести и долге, не редко вступающие в противоречие друг другу.
   А потом была миссия во время войны, где погиб один из напарников, являвшийся членом клана Учиха, сумевшим пробудить особую силу своих глаз за несколько минут до своего конца. Перед смертью, мальчик подарил напарнику один свой глаз, попросив защитить их подругу...
   "а Какаши с треском провалил это задание. Даже более того, что бы напарница не попала в плен к врагу, он лично оборвал ее жизнь".
   Последнее событие произошло как раз перед попаданием в госпиталь, где Хатаке пролежал чуть больше месяца. Первое время он даже не выходил из палаты, целыми днями невидящим взглядом пялясь в потолок, краем сознания отстраненно отмечая, что к нему каждый день заходил клон наставника, рассказывающий последние новости.
   "странно что Хокаге, не привел к своему последнему ученику члена клана менталистов, что бы хоть немного поправить ситуацию. Или он просто боялся, что в голове у Какаши находилась важная информация, которую нельзя доверять кому попало? В жизни не поверю, что у главы деревни, полной наемных убийц, нет личного специалиста для подобных работ".
   Закончив с завтраком, чародей вернул на лицо тканевую маску, и немного подумав, решил отправиться на встречу к своему прямому начальнику. Все важные бумаги уже подписали его теневые клоны, срочные распоряжения были отданы ими же, так что других дел не осталось. Можно было конечно отправиться в подвал особняка, что бы начать обустраивать там лабораторию, но если Намикадзе собирался дать долгосрочное задание, то для личных исследований времени попросту не останется.
   Насколько мог понять Хатаке, его учитель скорее предпочтет завалить ученика не сложной, но утомительной работой, которая будет заставлять выматываться как морально, так и физически, что бы сил не хватало даже на то, что бы возвращаться к недавним воспоминаниям.
  
   ***
   Прогулка до резиденции Хокаге, не запомнилась ничем примечательным. Не желая прибыть на место слишком рано, Какаши снова шел пешком по извилистым улочкам, по пути сделав солидный крюк, что бы посетить городской парк, похожий на самый настоящий лес с проложенными через него дорожками, и благоустроенными полянками.
   Жители Конохи, как шиноби так и гражданские, почти не обращали внимания на молодого наемного убийцу, скрывающего под маской нижнюю половину лица. В конце концов, из памяти прошлого хозяина тела следовало, что среди коллег, нередко встречались гораздо более необычные костюмы, да и в сравнении с некоторыми индивидами, даже Майто Гай выглядит вполне адекватным.
   Дворец Хокаге, выглядящий как ствол дерева, встретил Какаши шумом и повседневной суетой. На первом этаже, в большом зале стояла стойка, за которой сидели молодые люди, вынужденные исполнять роль живой справочной службы, одновременно выписывая направление к тому или иному чиновнику, кабинеты которых находились на втором, третьем и четвертом этажах. Сам глава деревни, заседал в своем кабинете на пятом этаже, где кроме него, постоянно находились только личные секретари и охрана из числа бойцов спецслужб.
   "как будто мастера магии, смогут защитить магистра... впрочем проверкой посетителей, а так же сканированием пространства, могут заниматься и они".
   Примерно представляя уровень сил Намикадзе Минато, чародей был убежден, что для убийцы, способного справиться с Хокаге, его телохранители не станут даже досадной помехой. Таким образом, бойцы спецслужб превращались скорее в наблюдателей и элемент, подчеркивающий высокий статус руководителя.
   Не став задерживаться на первом этаже, Какаши сразу же прошел к длинной винтовой лестнице, проходящей сквозь все этажи. Поднявшись до самого верха, он оказался в приемной, где за письменным столом сидел один из секретарей, а вдоль стен стояли стулья для посетителей. Сенсорные способности показывали, что в углах под потолком, застыли еще четыре человека, находящиеся под маскирующими иллюзиями.
   - я по вызову к Хокаге. - Подойдя к столу, заявил Хатаке.
   - вас вызовут. - Сухо ответил секретарь, продолжая нарочито увлеченно копаться в каких-то документах.
   Задавать вопросы вроде, "кто такой?", или же "по какому вопросу?", никто не стал, так как единственного выжившего после войны ученика правителя деревни, знали все, кому это было необходимо.
   В приемной, на стульях для посетителей, обнаружились еще двое человек, один из которых был аристократом, (выражение лица и манеру держать себя, было сложно с чем-то спутать), а второй скорее всего являлся представителем от фракции торговцев. В будущем, чародей собирался наладить общение как с первыми, так и со вторыми, но пока что эти разумные его интересовали даже меньше, нежели новые виды животных и растений.
   "а ведь мне никто не мешает призвать собак, с которыми у прошлого хозяина тела, был заключен контракт. Любопытно будет узнать, каким образом эти животные управляют энергиями, да и их цивилизация так же должна быть крайне необычной".
   Отойдя к дальнему углу комнаты, Какаши прислонился к стене, решив не садиться на стулья.
   "главное не приступай к вскрытиям, пока не убедишься, что жертва не сможет об этом рассказать. А-то боюсь что после твоих экспериментов, контракт с собаками будет разорван".
   Насмешливо заявила дракониха, наблюдающая за всем происходящим из внутреннего мира своего Всадника.
   "ну, не нужно делать из меня живодера. Кроме того, ты ведь для местных тоже можешь считаться призывным животным".
   Не удержался от шпильки в адрес подруги, последний шиноби клана Хатаке.
   "это что за намеки? Нашел животное... вот обижусь и буду молчать, а еще лучше, улечу обследовать мир в одиночку".
   "ладно-ладно, признаю, виноват. Будем мириться?".
   В ответ, Ярнунвоск фыркнула и замолчала, изображая глубокую обиду.
   - Хокаге вас ждет. - Объявил секретарь, бросив пристальный взгляд на Какаши.
   - но он пришел позже нас обоих! - Возмутился торговец.
   Аристократ же, оценивающе посмотрев на молодого шиноби, предпочел промолчать и продолжить ждать своей очереди.
   - личный приказ Хокаге. - Без тени эмоций произнес секретарь, обратившись к недовольному посетителю, а затем словно потеряв всякий интерес, вернулся к своим бумагам.
   Под раздраженным взглядом торговца, чародей прошел к двери ведущей в кабинет Минато, ради приличия постучал пару раз, а затем распахнул створку и шагнул через порог.
   Хокаге обитал в помещении, имеющем форму полукруга, всю внешнюю полусферу которого, занимали широкие окна, из которых открывался великолепный вид на Коноху, а так же на гору с лицами правителей. Стоило отметить, что с улицы, этих окон было вообще не видно, что заставляло задуматься о качественной иллюзии, или же ином способе маскировки.
   Внутренняя обстановка кабинета, состояла из широкого письменного стола, заваленного стопками документов, а так же нескольких книжных шкафов, часть полок которых, так же была завалена документами. Для посетителей, имелось сразу два стула, один взгляд на которые позволял понять, что эти элементы мебели созданы специально, что бы сидящие на них люди, чувствовали себя неудобно.
   - Какаши, я ждал тебя несколько позже. - Минато оторвался от чтения какого-то документа, и зажмурив глаза помассировал переносицу. - Что-то случилось?
   - нет, учитель, просто у меня вдруг обнаружилось много свободного времени...
   Речь гордого представителя клана Хатаке, была прервана страдальческим стоном, и последовавшим за этим звуком удара головы, лбом обрушившейся на стол.
   - Сарутоби Хирузен... ты меня обманул, старый подлец. - Жалобно протянул Хокаге.
   - учитель? - Изобразил удивление и обеспокоенность Какаши.
   - не обращай внимания. - Намикадзе махнул рукой, впрочем не спеша отрывать голову от стола. - Запомни: если кто-то начинает тебя убеждать, что быть правителем это почетно, прибыльно, легко... посылай такого доброжелателя в пешее эротическое путешествие.
   "однако, как же его достала эта должность".
   - а... если это будете вы? - Осторожно поинтересовался Хатаке.
   - у меня все еще есть совесть, что бы не обрекать своего ученика на подобные муки. - Не задумываясь ответил Минато.
   Некоторое время в кабинете стояла тишина, но чародей не собирался задерживаться в этом месте больше необходимого, а потому снова заговорил, стараясь изображать легкую неуверенность:
   - учитель, вы говорили что у вас для меня есть задание... но если вы заняты, я бы мог зайти позже.
   - нет-нет, Какаши, я уже в норме. - Намикадзе рывком вернул себе ровное сидячее положение, однако от столкновения со столом, на котором лежали бумаги со свежими чернилами, на его лице остались размазанные следы.
   В считанные мгновения, Хокаге сложил серию ручных печатей, представляющих из себя комбинацию трехмерных магических символов, а в следующую секунду помещение накрыл непроницаемый для подслушивания и подглядывания, энергетический барьер. Тут же, вся безалаберность и веселость, исчезли с лица мужчины, превращая его в настоящего правителя с железной волей и строгим взглядом.
   - то, что ты сейчас услышишь, является государственной тайной. Можешь отказаться и уйти, и мы более не будем возвращаться к этой теме.
   - я... готов, учитель. - Встретившись взглядом с глазами Намикадзе, Хатаке изобразил внутреннюю борьбу, но все же не стал отворачиваться.
   Уголки губ Минато приподнялись в улыбке, но на холодной интонации голоса, это никак не сказалось.
   - моя жена, Кушина Узумаки, беременна, и находится уже на третьем месяце. - Хокаге сделал паузу, давая время осмыслить эту информацию. - Кроме того, что Кушина моя жена, а потому уже является целью для диверсантов, похитителей и убийц, она же еще и джинчурики девятихвостого демона лиса.
   - "джинчурики"? - Чародей удивленно вскинул бровь видимого глаза.
   - это люди, которые служат сосудами для энергии демонических зверей. - Пояснил Хокаге. - Дело в том, что во время беременности, печать удерживающая монстра, постепенно ослабевает, а во время рождения ребенка, может вообще разрушится... но это уже моя проблема. Какаши, я хочу что бы ты охранял Кушину, вплоть до дня родов. Это задание будет оформлено как долгосрочная миссия ранга "А". и еще одно: отказаться ты уже не можешь.
   После последних слов, Намикадзе изобразил на лице выражение, как бы говорящее: "ну что, к этому ты был готов?".
   - учитель, я вас не подведу. - Поспешил заверить начальника молодой шиноби, в голове у которого возникали разрозненные сведения, которые могли быть полезными для выполнения миссии.
   "закончилась твоя свободная жизнь".
   Ехидно заметила Ярнунвоск.
   "не страшно. Плюсы все равно перевешивают все возможные минусы".
   Ответил Хатаке.
   "и какие же в этой ситуации плюсы?".
   Полюбопытствовала дракониха.
   "у меня появилась возможность обследовать живое вместилище силы демона... или того, кого в этом мире демоном считают. Кроме этого, Кушина Узумаки, является магистром местной рунной магии, и я себя не прощу, если не возьму у нее несколько уроков".
   - можешь быть свободен. - Минато снова нацепил на лицо свою улыбчивую добродушную маску, парой движений развеивая барьер. - Приступаешь к работе, завтра в восемь часов утра.
   Остаток дня, целиком был потрачен на отдых. Сперва Хатаке нашел Гая, вместе они посетили купальни с горячими источниками, а вечером выловили нескольких знакомых, в обществе которых до поздней ночи сидели в баре.
   Ранним утром, проведя разминку и одевшись в свежий черный комбинезон, Какаши отправился к дому своего учителя, в первый раз после слияния душ, воспользовавшись "верхними путями". Прибыв на место, он застал картину того, как Кушина Узумаки, провожала на работу своего мужа, Минато Намикадзе...
   "а почему у них фамилии разные? Мне казалось что у людей принято, что бы женщина вступала в семью мужчины".
   Озвучила свой вопрос Ярнунвоск.
   "видимо тут есть какая-то политическая особенность, которую нам пока что не понять".
   - Какаши, ты вовремя. - Как родному, обрадовался ученику золотоволосый блондин. - Вверяю тебе на сохранение свою жену, и не дай шинигами, хоть волосок с ее головы упадет...
   - иди уже, "веритель". - Хмыкнув, наградила подзатыльником своего мужа Кушина.
   Хокаге вскинул руки в защитном жесте, широко и искренне улыбнулся, а затем с тихим раскатом грома, исчез в воздухе.
   - госпожа Узумаки, поступаю под ваше командование. - Хатаке уважительно поклонился, оказавшись всего в паре шагов от невысокой рыжеволосой женщины, с на удивление яркими и лучистыми зелеными глазами.
   - Ка-ка-ши... еще раз назовешь меня "госпожа Узумаки", стукну. - По доброму улыбаясь, пообещала молодая женщина.
   "если вспомнить, что она достигла мастерства в рукопашном бое, то эта угроза приобретает особый смысл".
  
   ***
   - ...вот так, не спеши. Еще чуть-чуть... плавне!
   Рыжеволосая невысокая женщина, одетая в зеленое платье без рукавов, сидела в плетенном кресле на веранде, и неотрывно смотрела за своим учеником. Ее руки локтями стояли на подлокотниках, а тонкие кисти с изящными пальцами, инстинктивно придерживали заметно округлившийся живот.
   Последнюю пару месяцев, Кушине было тяжело нагибаться, а по этому даже сандалии ей помогали надевать Минато или Какаши. Работу по дому, включая уборку, мытье посуды и готовку, так же делал Хатаке, в определенные моменты чувствующий себя не охранником важной персоны, а домработницей. Но в сложившейся ситуации, были и положительные стороны: молодой активной женщине, привыкшей чем-то быть занятой каждую секунду, было невыносимо осознавать свою почти полную беспомощность, ведь что бы не навредить ребенку, ей пришлось отказаться от тренировок и усиления тела чакрой.
   На просьбу ученика своего мужа, и своей временной сиделки, немного подучить его техникам печатей, (своеобразные руны и иероглифы, которые рисуются на свитках, коже, любых твердых поверхностях, а иногда и прямо на воздухе), принцесса клана Узумаки, отреагировала с энтузиазмом. В результате этого, с раннего утра и до позднего вечера, молодой шиноби не расставался с кисточками для каллиграфии, по несколько часов к ряду, сидя на коленях перед огромными свитками, и четко выполняя все получаемые инструкции.
   Взрывные печати, (небольшие свитки, взрывающиеся с громкими хлопками и выделением некоторого количества огня и уплотненного воздуха), запечатывающие свитки, (на бумагу наносились рисунки, создающие небольшой пространственный карман), сигнальные ловушки, свитки для транспортировки раненых и еще многое другое, они прошли в первый месяц учебы. К настоящему времени, они уже подошли к изучению барьеров, как защитных и иллюзорных, так и тюремных, устанавливаемых в ловушках.
   Как бы Кушина не была рада успехам ученика, делилась она с ним крайне обрывочной информацией, часто ограничиваясь основами необходимыми для построения простых и средних печатей. Подобное можно было объяснить всего одной причиной: Какаши не являлся членом клана Узумаки, и даже если у него хватало сил и контроля чакры, что бы выполнять сложнейшие действия, никто из красноволосых мастеров, не стал бы раскрывать семейные тайны.
   "ну и не надо... для экспериментов, и того что уже получено, более чем достаточно. А если еще и совместить систему печатей с другими рунами...".
   Пока чародей выполнял очередное тренировочное задание, его теневые клоны готовили обед, мыли полы, стирали белье. Оказалось, что если на конструкт поставить специфическую печать, то их прочность и долговечность возрастают, но как побочный эффект, воспоминания после развеивания, уже не передаются создателю.
   Прозвучал глухой раскат грома, и прямо перед домом, в желтой вспышке появился сам четвертый Хокаге. Как всегда, он был одет в черный комбинезон, белый плащ с языками огня, а так же шляпу в виде пятиугольной приплюснутой пирамиды.
   - Кушина, Какаши, я вернулся. - Мужчина лучезарно улыбнулся, развел руки в стороны словно бы хотел обнять весь мир.
   - рада тебя видеть, дорогой. - Красноволосая женщина поднялась со своего места, и отправилась на встречу мужу, по пути не забыв строго приказать своему охраннику. - Не отвлекайся, пока не закончишь печать.
   - приветствую, учитель. - Только и отозвался Хатаке, не решаясь прервать свой труд.
   Мило воркуя, Намикадзе и Узумаки, ушли в дом, но примерно минут через пятнадцать, золотоволосый блондин вновь показался на веранде, где бес церемоний, устало рухнул в плетенное кресло, на котором ранее сидела его жена. Выглядел Хокаге не слишком хорошо: осунувшееся лицо, покрасневшие глаза, тяжелое дыхание... все это выдавало сильное утомление.
   - вижу Кушина взялась за тебя всерьез, даже на человека стал похож. - Минато оскалился, запрокидывая голову лицом к навесу. - Что же ты, Какаши, если уж хотел учиться печатям, то мог бы сказать мне. я конечно не Узумаки по крови, но тоже кое что умею.
   - ммм... простите учитель, но... - Попытался было оправдаться молодой шиноби, только договорить ему не позволили.
   - никаких "но". - Намикадзе нахмурился и сфокусировал взгляд на собеседнике. - Ты меня предал как учителя, при первой же возможности уйдя к другому мастеру... а может быть тебя не новые знания привлекли, а сама Кушина?
   - я... о чем вы вообще? - Так и не закончив работу, Какаши оторвался от свитка и одним слитным движением поднялся на ноги, встретившись с испытующим взглядом Хокаге, единственным открытым глазом.
   - не претворяйся. - Голос золотоволосого блондина звенел от переполняющих его эмоций. - Я видел как ты смотришь на мою жену. Может быть уже даже придумал, как от меня избавиться? Молчишь?
   "а у меня просто цензурных слов нет... только матерные выражения, причем на самых разных языках".
   - видеть тебя больше не хочу, не ученик ты мне более. - Вскочив на ноги, Минато зло сверкнул глазами, и распространяя вокруг себя ауру с желанием убийства, указал рукой в сторону ворот в заборе. - Не появляйся на пороге моего дома... никогда.
   - как прикажите, господин Хокаге. - Какаши изобразил церемониальный поклон, а затем ускорив течение чакры в теле и напитав мышцы, рванул в сторону выхода.
   Намикадзе еще некоторое время, с нечитаемым выражением на лице, смотрел в след своему подопечному, затем активировал охранную систему вокруг особняка, и устало ссутулившись, ушел в дом.
  
   ***
   (отступление).
   Войдя на кухню, Минато упал на заранее выдвинутый стул, и уронил голову на сложенные на столе руки. Сейчас он вовсе не был похож на несгибаемого могущественного шиноби, именем которого в других скрытых деревнях, пугали молодых генинов, (младшее звание в иерархии шиноби, окончивших обучение и получивших свой знак принадлежности к одному из селений).
   Через минуту, справившись с навалившимся грузом вины, Намикадзе поднял голову и встретившись взглядом с яркими зелеными глазами жены, сидевшей на противоположной стороне стола, широко улыбнулся.
   - ты уверен, что это было необходимо? - Нахмурившись спросила Кушина, которая хоть и согласилась с планом мужа, но все равно он ей не нравился.
   - Данза и Хирузен накапливают силы, как политические так и военные. Недавно в "корень" ушло пополнение из детей взятых в приютах, да и у старого обезьяна, появилась личная гвардия, называемая "тени". В отличие от своего друга, Сарутоби предпочитает качество а не количество, так что выбирает лучших из тех, до кого может дотянуться. - Хокаге вздохнул и опустил подбородок на сцепленные в замок пальцы рук. - Но хуже всего не эти старики, которые хоть и работают руководствуясь собственными идеями, но не вредят Конохе на прямую...
   - опять кланы? - Попыталась угадать рыжеволосая женщина.
   - Учихи что-то требуют за то, что помогли мне занять пост главы деревни, Хъюги выжидают, Нара, Акимичи и Яманака, заключили союз с Инудзука, и теперь пытаются расширить свою монополию в производстве и продаже лекарств, мяса, а так же шкур животных. К дележке бюджета на следующее полугодие, попытались присоединиться и Абурами... но я так и не понял, что пытался сказать их представитель, а потому просто обещал обдумать это.
   Кушина хихикнула, прикрыв рот ладошкой. Необычная манера речи членов клана Абурами, была известна всем, но не многие знали, что ситуация только усложняется, когда приходит время говорить о политике и деньгах.
   Встав со своего места, Узумаки обошла стол и встав позади стула мужа, притянула к себе его голову, зарывшись пальцами в длинных золотых локонах.
   - я верю, ты со всем справишься. - Нежно произнесла обладательница кроваво красной шевелюры.
   - конечно справлюсь, иначе и быть не может. - Намикадзе зажмурился от удовольствия, ощущая себя большим и довольным жизнью котом.
   "еще бы миску молока, и пару рыбок, и жизнь была бы вообще идеальной".
   - но все же я не понимаю, почему нельзя было все рассказать Какаши? - Продолжила разговор Кушина. - Неужели ты ему не доверяешь?
   - я доверил ему охранять мою беременную жену. - Заметил Минато. - Сейчас в Конохе сложная ситуация, и Какаши может попасть под удар с разных сторон. Если с нами что-то случится, то некому будет его прикрыть от старейшин, и глав крупных кланов... те же Учихи, воспользуются возможностью, что бы вернуть шаринган.
   - и поэтому ты решил оставить его совершенно одного. - Обвинительно произнесла женщина.
   - верные люди за ним присмотрят, да и ты хорошо постаралась, выводя парня из депрессии... может быть начнешь оказывать психологическую помощь на постоянной основе?
   - нет уж, пусть этим почетным делом занимаются Яманака. - Усмехнулась красноволосая женщина.
   - сама знаешь, как неохотно к ним идут шиноби. - Проворчал золотоволосый мужчина. - Ну да ладно. В общем, я извинюсь перед Какаши и все ему объясню, когда ситуация станет чуть менее напряженной.
   - а будет ли он тебя слушать? - Кушина дернула мужа за отдельно свисающую прядь волос.
   - ай... это бесчестно! - Намикадзе попытался вырваться, но волосы оказались в надежном плену цепких изящных пальчиков. - Какаши всегда был сооброзительным, так что он все поймет.
   - может быть и поймет, но доверять как раньше, уже не будет. - Без тени былого веселья, заявила принцесса Узумаки.
   - может быть... так будет даже лучше. - Хокаге закрыл глаза, привычно подавляя в себе эмоции. - Он глава клана Хатаке, и должен учиться быть самостоятельным, не полагаясь ни на чью помощь. Это жестоко, особенно учитывая все, что парню уже пришлось пережить, но наш мир не терпит слабостей... ай!
   - прекрати нести этот бред про сильных и слабых. - Произнесла красноволосая женщина, болезненно ущипнув мужа за щеку.
   (конец отступления).
  
   ***
   "и что это было?".
   Ярнунвоск наконец задала мучавший ее вопрос, когда Какаши преодолел две трети пути до собственного особняка.
   "возможно провокация, а возможно и демонстрация... слишком мало информации".
   Совершенно спокойно отозвался чародей, спрыгивая на дорогу с одного из осветительных столбов.
   По дорогам ходили люди, по крышам прыгали шиноби, в небе светило солнце и ветер играл с листвой, заставляя деревья и кусты, почти непрерывно шелестеть.
   "я не сильна во взаимоотношениях людей, так что поясни подробнее".
   Попросила дракониха.
   "Минато устроил скандал, для которого не было предпосылок, при этом даже не озаботился тем, что бы нас не подслушали посторонние наблюдатели. Не верю в то, что он не знал, что его жена обучает меня печатям, но раньше это его не волновало, а значит это был лишь предлог для ссоры. Создается впечатление, будто Хокаге специально показывал кому-то, что я больше не в его команде... ну и разумеется, я считывал поверхностные мысли".
   Всем своим видом изображая, будто бы сдерживает злость, Хатаке нарочито медленно дошел до своего поместья, держа спину прямой а голову высокомерно вздернутой.
   "так бы и сказал, что копался у него в голове, а-то начал придумывать разные уловки...".
   Крылатая ящерица разочарованно хмыкнула и продолжила недовольно ворчать.
   "не забывай, что я во много раз старше Минато, и все его актерские таланты, не идут в сравнение с реальным опытом многовековых интриг и лицемерия. Я бы перестал себя уважать, если бы обманулся этим представлением без помощи менталистики".
   Молодой шиноби прошел через калитку, поприветствовал управляющего, исполняющего обязанности садовника, пообещал себе нанять дополнительную прислугу, после чего вошел в дом. с кухни пахло готовящейся едой, там же стучали кастрюли и сковородки, а так же слышался тихий разговор бабушки и внучки.
   Решив не мешать людям заниматься своей работой, глава клана Хатаке, направился в свои личные апартаменты.
   "и что ты предпримешь дальше?".
   Заинтересованно спросила Ярнунвоск.
   "начну проводить эксперименты по совмещению разных видов рун и иероглифов, проведу несколько ритуалов для усовершенствования этого тела, начну разбираться с шаринганом, выужу из памяти старого Какаши, все его умения по трансформации нейтральной чакры в стихийную... кто бы знал, что жизненную энергию можно использовать так".
   Если бы не тканевая маска, закрывающая нижнюю половину лица, то случайный свидетель мог бы увидеть, как молодой шиноби в предвкушении облизывает пересохшие губы.
   "я имела ввиду, что ты собираешься делать с интригой этого Хокаге?".
   Недовольно пояснила свой вопрос дракониха, удобно устроившаяся на вершине утеса, во внутреннем мире своего Всадника.
   "а ничего. Пусть сам играет в политику, мне это больше не интересно. Жаль конечно, что уроки по созданию печатей, придется завершить, но Кушина уже рассказала мне почти все, что можно дать человеку из чужого клана, даже если он ученик мужа и друг семьи".
   Спокойно, лишь с малой тенью сожаления, отозвался чародей.
   Следующие четыре дня, Какаши отсыпался, отъедался, медитировал сидя на коврике в саду, прямо внутри своего тела превращая нейтральную чакру в стихийную, или же рисовал печати, добавляя в них фрагменты рунных комбинаций. Для каллиграфии он использовал широкие свитки и специальные чернила, в которые добавлял собственную кровь, что бы иметь возможность управлять ими, выводя линии без применения кистей. Можно было бы не заморачиваться с пропорциями жидкостей, но тратить для подобных упражнений чистую кровь, казалось слишком расточительным, да и результат получался хоть и мощным, но менее долговечным.
   Стихийное превращение чакры, оказалось еще более интересным процессом, чем раньше думал Хатаке. Сама по себе, жизненная энергия могла лишь напитывать тело, ускоряя регенерацию и увеличивая физическую силу, но с добавлением духовной составляющей, она приобретала различные свойства, ну а ментальная энергия требовалась, что бы управлять всей этой смесью.
   Что бы овладеть одной из пяти основных стихий, можно было идти двумя путями: определить наибольшее сродство при помощи специальной бумаги, после чего час за часом и день за днем, упражняться в одном и том же действии с желанием достичь определенного результата, или же подключить мозги, и при помощи ощущения энергии и воображения, постепенно нащупать нужное состояние.
   Как не странно, но почти восемьдесят процентов шиноби, изучающих стихийные техники, идут по первому пути. Они тренируют свои тело и энергетику, выполнять определенные действия, доводя их до автоматизма, но так и не понимая всех процессов. Каждый раз, что бы выучить новую технику, им приходится долгое время отрабатывать прием с самого нуля, постепенно подстраиваясь под него, в конце концов уже подсознательно начиная понимать, как нужно делать, что бы получать больший эффект. При этом, знаки складываемые из пальцев, хоть и помогают активировать умение, но не являются совершенством.
   Все было бы намного проще, если бы для создания заклинаний, было необходимо просто складывать ручные печати, (трехмерные магические символы, получающиеся при сложении фигур из пальцев, через которые проходят энергетические каналы), ведь тогда от шиноби требовалось бы выучить несколько комбинаций знаков, и направлять в них чакру. Однако, для каждой техники, количество энергии направляемой через разные печати и даже разные каналы в пальцах, должно отличаться, пусть и незначительно... к тому же, преобразование силы в стихию, так же должен проводить сам человек, так как хоть вспомогательные знаки и существовали, но они не входили в двенадцать основных, да и не работали без специальных навыков.
   К примеру: сидя в позе "лотоса", и сложив руки в символ огня, шиноби был вынужден медитировать ускоряя и замедляя чакру, мысленно представляя как у него в груди разгорается пламя. Это помогало прочувствовать процессы, необходимые для трансформации чакры, но в бою даже одна лишняя печать, могла стать причиной, из-за которой враг нанесет свой удар первым.
   Чародей же подошел к процессу основательно, и начал он с воды, (так как она была близка к управлению кровью). Прочувствовать течение воды, представить свою чакру жидкой и плотной, но при этом мягкой и управляемой, было не так уж и сложно. Для ускорения результата, он даже наложил на себя иллюзию, способствующую большей концентрации на одной единственной задаче.
   Прошлый хозяин тела, уже овладел водой на начальном уровне, и это позволило совершить существенный рывок в понимании как самой стихии, так и процесса превращения чакры.
   Второй стихией была земля, и для ее понимания, Хатаки погрузился в изучаемую среду по горло. Теневые клоны охотно закопали создателя, после чего исчезли в клубах белого дыма, оставив молодого шиноби медитировать в тишине и одиночестве.
   Земля была практически неподвижной, тяжелой и создавала ощущение какой-то основательности, однако пропитанная чакрой, она становилась подвижной и податливой, охотно принимая заданную форму, и сохраняя ее еще некоторое время после утраты контроля.
   Что такое огонь? Огонь - это результат процесса окисления, с выделением тепла и излучением в видимом глазу диапазоне. Представить нечто подобное, внутри своего тела, а затем заставить чакру совершать эти действия, было психологически сложно, а еще крайне опасно. Приходилось останавливать энергии, не давая им вспыхнуть прямо в каналах... но возможность отправить струю огня с вытянутой ладони, стоила всех приложенных усилий.
   После огня, ветер и молния дались неожиданно легко, пусть и пришлось несколько раз использовать целительские чары, что бы восстанавливать полученные повреждения. Оставалось только тренироваться, вбивая рефлексы в тело, но уже сейчас можно было сказать, что Какаши управляет стихиями, на ином уровне, нежели большинство шиноби.
   Комбинированные стихии вроде льда, лавы, пара, дерева, пока что ему не давались, так как требовали слишком большого контроля, или же предрасположенности, и если с первым все было не так плохо, то вот во втором природа помогать не спешила. У чакры имелась еще одна форма, которую можно было считать "чистой", или "основной", и она совершенно не зависела от каких либо склонностей... это была медицинская чакра, и она отличалась от остальных видов тем, что на три четверти состояла из жизненной энергии.
   Техники кланов Нара и Яманака, основывались в большей степени на менталистике, но мастера управления тенью, примешивали к своей энергии еще и магию, (вероятнее всего неосознанно), имеющую свойства стихии тьмы. В виду того, что способности представителей этих кланов, были фактически уникальны в этом мире, они имели значительное преимущество над многими противниками, но вот в столкновении с полноценно обученным магом менталистом, или же повелителем теней, вряд ли смогли бы хоть что-то противопоставить.
   "нужно будет проверить их силы, в целях эксперимента разумеется".
   Промелькнула мысль в голове чародея.
   "опять ты за свое? Я еще не забыла, что ты сделал в прошлый раз, "в целях эксперимента"".
   Тоном, в котором было намешано слишком много эмоций, что бы можно было разобрать что-то конкретное, произнесла Ярнунвоск.
  
   ***
   Вечером седьмого дня, Какаши решил устроить себе выходной от непрекращающихся тренировок и экспериментов. К этому моменту, его особняк и прилегающая территория, уже были защищены сетью барьерных печатей, усиленных рунными цепочками. Ничего особенного теневые клоны и кровавые двойники, сделать не успели, но эффекты отвода глаз, рассеивания внимания, и защиты против стихийной магии, были воссозданы с учетом реалий этого мира.
   Солнце неспешно скатывалось к горизонту, по яркому синему небосводу плыли белые облака, по улицам Конохи прогуливались небольшие компании гражданских горожан и отдыхающих шиноби. на перекрестках встречались прилавки, где предприимчивые торговцы продавали легкие закуски и безалкогольные напитки, из открытых дверей закусочных, доносились аппетитные запахи и голоса слегка нетрезвых людей.
   "покой, тишина, благодать... не к добру это".
   Лениво переставляя ноги, подумал Хатаке, жмуря единственный открытый глаз, от лучей золотого солнца.
   "день как день, ничего особенного. Или ты думаешь, что из-за того что ты решил отдохнуть, что-то произойдет?".
   В голосе драконихи звучал явный скепсис, который просто невозможно было не ощутить.
   "ты ведь помнишь, откуда у меня появилась "звезда смерти"? а ведь в том мире, я обучался нетолько духовным техникам, но еще и развивал менталистику, и достиг некоторых результатов в предвидении. Без Великой Силы, эти способности конечно ослабли, но не исчезли окончательно, и постепенно восстанавливают прежний уровень".
   Чародей остановился перед очередным прилавком, на котором стояли картонные коробочки с рисовыми шариками, вымоченными в чем-то сладком. Продавец, невысокий пухлый мужчина с короткими черными волосами, одетый в серую рубашку, черные штаны и белый передник, дружелюбно улыбался, не отводя немигающего взгляда от потенциального покупателя.
   "и что ты этим хочешь сказать?".
   Крылатая ящерица, внутренне подобравшись словно готовилась к прыжку, усилила ментальную связь с Всадником, подключаясь к его ушам и глазам.
   "с раннего утра, я испытывал необъяснимое беспокойство, но не мог определить его причину. По ходу дня, ощущение надвигающихся неприятностей только усиливалось, ну а сейчас... что-то должно произойти с минуты на минуту".
   Кинув продавцу несколько монет, Какаши получил в замен одну из коробочек, и открыв ее, извлек на свет первый рисовый шарик, начавший сверкать в лучах солнца, капельками застывшего густого сиропа.
   "ну и как ты собираешься есть, не снимая маску?".
   Усмехнулась Ярнунвоск, добавив своим словам немного злорадства.
   - м-да... проблема.
   Хатаке достал из кармана комбинезона запечатывающий свиток, направил в него чакру, и через несколько секунд, коробочка с сладким лакомством, исчезла в пространственном кармане.
   "а почему ты не попытаешься предотвратить то, что должно произойти?".
   Дракониха не скрывала искреннего интереса, ожидая подробного и честного ответа.
   "основная причина заключается в том, что в предвидении я не слишком силен, и если в бою еще могу предугадать следующую пару шагов противника, то увидеть далекую опасность мне уже не по силам. Опять же, в этом мире нет Великой Силы, которая бы могла посылать видения о будущем. Хотя...".
   Что бывший император хотел сказать дальше, так и осталось секретом для его собеседницы, так как в этот момент, на внешнем периметре сенсорной зоны, появился огромный источник энергии, а через пару секунд, пространство огласил громогласный звериный рев.
   - а вот и ожидаемые неприятности. - Остановившись прямо во время очередного шага, молодой шиноби запрокинул голову, устремив свой взгляд вертикально в небо. - Осталось решить: пытаться вмешаться, или убегать?
   Говорил Хатаке достаточно тихо, что бы его случайно не услышали другие прохожие.
   "ты знаешь, что это за монстр?".
   Встрепенувшись обеспокоилась Ярнунвоск.
   "точно не уверен, но в этом мире существуют девять хвостатых демонов, один бог смерти, и неизвестное количество обычных демонов, на порядки уступающих силами всем остальным. Учитывая что Кушина должна была рожать в ближайшее время, а она является живым сосудом для девятихвостого лиса...".
   Мысленный монолог молодого шиноби, был прерван еще одним громоподобным рыком, а затем на деревню обрушилась жажда убийства. Некоторые гражданские попадали без сознания, кто-то обмочился, кто-то схватился за голову и начал выть от страха. Недавние выпускники академии шиноби, впали в ступор, а некоторые из них побежали прочь.
   В напряженной тишине, с вершин осветительных столбов, начала звучать раздражающая слух тревожная сирена, к которой примешался чей-то безэмоциональный голос:
   - "жителям Конохи приказывается проследовать к входам в подземные убежища, генинам и чонинам следует помочь гражданским добраться до безопасных мест. Джонины должны собраться в группы согласно предписанию, для отражения вражеского нападения. Повторяю...".
   Ступор у людей прошел практически одновременно, и если обычные горожане просто с криками побежали, либо домой за детьми либо к убежищам, то шиноби попытались организовать слаженную работу. Новый рев монстра, сопровождаемый очередной волной жажды убийства, прозвучал намного ближе предыдущих, еще больше подгоняя людей.
   "ну что, сестренка, не хочешь немного размяться, а заодно посмотреть на лиса переростка с девятью хвостами?".
   Чародей ускорил течение чакры в организме, стимулировал работу источника, а затем легко запрыгнул сперва на осветительный стол, а затем и на крышу трехэтажного дома.
   Над деревней уже сиял купол энергетического щита, который по расчетам должен был сдерживать вражескую армию на протяжении нескольких дней. Однако, после яркой вспышки, оглушительного грохота и ударной волны, едва не сбившей оказавшихся на крышах боевых магов обратно на землю, барьер беззвучно исчез.
   "ты уверен, что нам действительно нужно туда идти?".
   в словах драконихи ощущалась неуверенность, вызванная ощущением неудержимой мощи предполагаемого врага.
   "неужели маленькая ящерка испугалась? Не беспокойся моя хорошая, старший брат не даст тебя в обиду".
   Как не странно, но такая грубая провокация сработала, и в следующий миг бывший император почувствовал, как повеяло яростью от сущности его подруги.
   "р-р-разорву!".
   - вот так-то лучше. - Какаши метнулся в ту сторону, откуда доносились звуки взрывов и звериный рев.
   В том же направлении по крышам домов уже бежали десятки мужчин и женщин, большинство из которых были одеты в гражданскую одежду, и только каждый пятый, был облачен в комбинезон с зеленым жилетом. Все они сбивались в группы под командованием бойцов, на лицах которых были надеты белые маски животных.
   Вскоре впереди показалась стена, окружающая деревню, а точнее то, что от нее осталось. На обломках каменных валунов, во всем своем великолепии, стоял темно красный четвероногий монстр, за спиной которого развивались девять хвостов. В фигуре, окутанной живым огнем, с некоторым трудом, можно было узнать огромного лиса.
   "метров сорок в холке, не меньше".
   Почти восхищенно присвистнул Хатаке.
   Перед демоном уже собралась команда шиноби, некоторые из которых устанавливали барьеры, другие осыпали противника стихийными заклинаниями, (без видимого успеха), и только старик, в руках у которого был необычайно длинный и толстый посох, умудрялся противостоять зверю, то нанося хлесткие удары по морде, то отталкивая таранными выпадами в грудь.
   "выпускай меня!".
   Потребовала дракониха.
   Чародей не стал больше тянуть, и замаскировав появление своей подруги всплеском чакры, превратившейся в облако белого дыма, в считанные мгновения оказался на ее спине.
   - рррааа! - Вскинув голову к небу, яростно взревела крылатая ящерица, более чем в четыре раза уступающая лису ростом.
   Столь шумное появление нового монстра, не осталось незамеченным, но атаковать дракониху никто не стал, увидев на ее спине одного из своих товарищей. А затем, словно бы дожидаясь чужого примера, позади шиноби в клубах белого дыма, появился двадцатиметровый мамонт, на голове у которого стоял еще один старик, голова и левая рука которого, были перемотаны белыми бинтами.
   "у меня слов нет... боевые пенсионеры. Впрочем, для архимагов, возраст не помеха".
   Только Ярнунвоск успела взмыть в небо, как прямо перед хвостатым демоном, в еще одном облаке белого дыма, появилась фиолетовая жаба, вооруженная катаной. На ее голове так же стоял седой мужчина, одетый в нечто неопознаваемое темно красного цвета. В ту же минуту, большая часть бойцов, ранее готовящихся доблестно умереть под лапами чудовища, поспешно начали отступать, организованными группами разбегаясь в разные стороны.
   "толпой конечно и архидемона победить можно, но это явно не устроит Коноху из-за сопутствующих потерь. Так что тактическое отступление оправдано... Сестренка?".
   "чего тебе?".
   Крылатая ящерица выпустила в лиса струю золотого пламени, которое почти не нанеся вреда, стекло с его шкуры. В ответ на эту атаку, многохвостый монстр выстрелил из пасти лучом энергии, напомнившим о вечно голодных хищных духах из другого мира.
   Жаба попыталась отвлечь лиса на себя, в то время как мамонт понесся в таранную атаку, растаптывая ногами похожими на столбы, все что попадалось на пути. И тут враг показал, что не является тупым животным: схватив одну из передних лап жабы зубами, он рывком головы, швырнул фиолетовую тушу прямо под ноги разогнавшемуся слону. Сила столкновения была такова, что бедного попрыгунчика в очередной раз отбросило, ну а обладатель хобота и лопоухих ушей, встал на месте как вкопанный, при этом еще и потеряв ориентацию в пространстве.
   "пикируй".
   Велел драконихе чародей, начиная сплетать заклинание из магии света, (одно из лучших оружий против демонов).
   Однако, лис не забыл об угрозе с воздуха, и лишь стоило крылатой ящерице оказаться достаточно близко, как он стремительно поднялся на задние лапы, впечатывая передние в чешуйчатый бок. Ярнунвоск почти успела уклониться, но все же когти многохвостого монстра, вспороли шкуру, а ударная волна отбросила тушу на ближайшие здания.
   Напитанное магией копье света, сорвалось с рук чародея, всеми силами старающегося не упасть со спины извернувшейся в воздухе подруги, но эффективность атаки оказалась даже ниже ожидаемого. Снаряд вонзился в алую плоть в нескольких метрах от шеи и взорвался, раздирая на куски псевдоматерию... которая тут же заросла.
   Однако воспользоваться успехом девятихвостый лис не успел, так как прежде чем он успел сделать еще хоть что-то, в его бок врезалась огромная змея, за которой последовали еще две, чуть меньше первой. Свою лепту внес и оклемавшийся мамонт, сумевший сдвинуть огромную тушу на несколько шагов, а вот жаба в бой не вернулась, исчезнув в облаке дыма.
   Дико взревев, демон начал распространять вокруг себя волны энергии, сжигающей все на своем пути, чем заставил своих противников отступить, а затем стремительным ударом правой передней лапы, раздавил голову одной из змей. В распахнувшейся зубастой пасти, начал формироваться шар угольно черной энергии, один вид которого заставлял все инстинкты взвыть об опасности.
   "у меня появилась безумная идея... лети на перехват".
   Не смотря на то, что приказ был откровенно самоубийственным, дракониха без возражений подчинилась. Все же во время боя, каждая секунда была ценнее золота, и промедление могло стоить им жизней.
   Пальцы сложились в серию ручных печатей, в воздухе в полусотне метров перед мордой демона, появилась огромная рунная конструкция, совместившая в себе магию теней, ритуалистику и школу пространства. Чары создавали закольцованный туннель, вход и выход которого находились в одной и той же точке.
   Угольно черная сфера отправилась в полет, погрузилась в плоскость магической конструкции, и вылетела обратно, сменив направление движения на сто восемьдесят градусов. Исполнив свою задачу, плетение тут же разрушилось, унося с собой восемь десятых всего резерва своего создателя.
   "эта штука, чем бы она не была, оказалась очень объемной".
   Промелькнула в голове Какаши мимолетная мысль, а затем яркий взрыв осветил окраину Конохи, ударной волной сметая ближние строения и отбрасывая немногочисленных оставшихся на поле боя защитников.
   По видимому, лис не был готов к тому, что в него попадет собственная атака, а потому он даже не попытался уклониться. Темно красное тело, было выброшено за пределы территории, ранее огороженной стеной, и в боку туши появилась заметная дыра, затягивающаяся гораздо медленнее всех прошлых ранений.
   "кажется, на сегодня я свой лимит геройств исчерпал".
   Подумал Хатаке.
   "неужели испугался милого пушистика?".
   Попыталась съехидничать крылатая ящерица... но звучало это не слишком убедительно, так как и ее резерв сил, был растрачен больше чем на две трети, (создание защитного кокона вокруг себя и Всадника, было не самым легким делом).
   В следующий момент, о себе напомнил старик с посохом. Полыхнув всплеском энергии, он создал огненный шар в нескольких сотнях метров над землей, и этот снаряд словно комета, рухнул на не успевшего оклематься демона, разбрасывая снопы пламени и куски расплавленной земли. Тут же в дело вступил мамонт, который выстрелил ядром плотного воздуха из своего хобота.
   В облаках белого дыма, появились сразу три жабы, которые были чуть меньше самой первой, но все вместе они явно превосходили своего сородича.
   "теперь точно дожмут".
   Чародей удовлетворенно усмехнулся, попросив дракониху подняться повыше, что бы с безопасного расстояния понаблюдать за окончанием боя. Ярнунвоск не возражала, так как ей и самой не сильно хотелось вновь подставляться под удары многохвостого монстра.
   У лиса все еще были шансы победить, все же он один по запасу чакры, в разы превосходил всех своих противников вместе взятых, но ему требовалось время, что бы восстановить повреждения... а этого никто позволять не собирался.
   Внезапно, с оглушительным раскатом грома, темно красная туша, уже на одну пятую погрузившаяся в разжиженную землю, исчезла в пространственной аномалии. Прислушавшись к своим сенсорным способностям, бывший император определил, что девятихвостый перенесся на сорок километров южнее Конохи.
   "что это вообще было?".
   Ошарашено спросила крылатая ящерица, растерянно крутя головой, будто бы пыталась высмотреть убегающего демона.
   "если я не ошибаюсь, то это был "учитель"... только вот понять не могу, зачем Минато спас девятихвостого лиса?".
   Тем временем внизу кипела активная деятельность: шиноби бегали по развалинам, вытаскивали из-под завалов раненых и убитых, пытались наспех восстановить хотя бы видимость защитной стены. Двое архимагов и двое магистров, которые и приняли на себя основной удар чудовища, разделились и разбежались в разных направлениях, и только один из них поспешил на выручку к Хокаге.
   С одной стороны, они должны были отправиться на новое поле боя, что бы остановить хвостатого, в случае если Намикадзе не справится... но с другой точки зрения, к тому моменту когда самый быстрый из магистров окажется на месте, хвостатый успеет восстановиться, а сами шиноби будут далеко не в лучшей форме.
   "лети к звукам сражения, я хочу на это посмотреть".
   Велел Какаши, погружаясь в легкую восстановительную медитацию.
   "снова будем геройствовать?".
   Без энтузиазма спросила Ярнунвоск.
   "вмешаемся, если в этом будет смысл, но под удар я подставляться не хочу, и тебя заставлять не стану".
   Ответил Хатаке, уже почти избавившийся от боевого азарта.
   "это радует. Даже не думала, что в духовной форме меня можно так легко ранить".
   "сестренка... ты еще с шинигами, и прочими духовными сущностями не сталкивалась".
  
   ***
   Посмотреть на окончание боя, у Какаши и Ярнунвоск не получилось, и причиной тому была не их медлительность, и не стремительная победа Хокаге над демоном, а огромная полупрозрачная человекоподобная фигура, облаченная в японское кимоно, и костяную маску скрывающую лицо. Приближаться к темному божеству, отожравшемуся на энергетическом фоне этого мира и душах боевых магов, было бы слишком рискованно, даже находись бывший император в полной своей силе.
   Пришлось дожидаться, пока Шинигами исчезнет, после чего дракониха со всей возможной скоростью, направилась к месту, где все еще ощущался угасающий источник энергии. К тому времени, спешащий из Конохи магистр, уже преодолел три четверти пути, и вскоре должен был прибыть.
   "хорошая полянка получилась".
   Заметила крылатая ящерица, опускаясь на изрытую землю, из которой с корнями были вырваны деревья и выкорчеваны валуны. Масштаб разрушений здесь был явно меньше, нежели вблизи Конохи, но это легко было объяснить тем, что Минато был один, да и его противник не успел восстановиться.
   "поправка: Минато был не один. Жену-то он зачем сюда притащил?".
   На земле, рядом с истерично ревущим новорожденным младенцем, в луже собственной крови, одетая лишь в обрывки зеленого платья, лежала Кушина Узумаки. Ее волосы разметались вокруг головы словно огненный ореол, а руки тянулись к ребенку, словно бы желая утешить. Шагах в десяти, обнаружился и сам Намикадзе, тело которого было похоже на марионетку, у которой обрезали все ниточки.
   "так вот зачем приходил тот бог: собирал души умерших. Но почему тогда он оставил нетронутой Кушину? Или я чего-то не понимаю, и ему нужно выполнить какое-то условие, что бы получить причитающееся?".
   Как бы это не было удивительно, но душа принцессы клана Узумаки, все еще цеплялась за тело, у которого был перебит позвоночник, а в животе зияла дыра.
   "так и будешь смотреть, или может быть все же что ни будь сделаешь?".
   Поторопила своего Всадника крылатая ящерица.
   - еще один подвиг? Да я просто герой. Памятник мне нужно поставить...
   "уже стоит, и даже не один".
   Хмыкнула Ярнунвоск, хлестнув хвостом по земле, тем самым выказывая свое раздражение.
   Опустившись на колени рядом с Кушиной, Какаши начал творить целительную магию. Реанимировав начавший умирать мозг, он пережал поврежденные сосуды и запустил сердце. После этого из внутреннего кармана комбинезона, был извлечен сложенный во много раз свиток, предназначенный для транспортировки смертельно раненых шиноби. перед тем как поместить Узумаки в пространственный карман, чародей наполнил ее изорванную энергетику жизненной энергией и закольцевал основные каналы, что бы не допустить слишком больших потерь, грозящих смертью от истощения.
   Свиток с бессознательным телом, отправился обратно в карман, а Хатаке наконец обратил внимание на плачущего ребенка, на животе которого тускло мерцала сложная конструкция из иероглифов и линий.
   - мое уважение к Минато серьезно пошатнулось. - Пробормотал молодой шиноби, поднимая детеныша на руки. - Мало того что он совершил самоубийство, потащил за собой недавно родившую жену, так еще и демона в собственного сына запечатал. Эх... не завидую я тебе, парень.
   Последние слова были адресованы малышу, который оказавшись на руках у человека, неожиданно легко успокоился и начал засыпать.
  
   ***
   Той же ночью было созвано совещание всех глав кланов, а так же джонинов, (высшее звание для шиноби) Конохи. Первым делом, общим голосованием, на пост Хокаге, был возвращен Сарутоби Хирузен, не так давно оставивший эту должность в пользу погибшего Намикадзе Минато.
   Обсуждения различных проблем велись долгие часы, все же нападение девятихвостого демона, принесло множество смертей и разрушений, хоть благодаря своевременным действиям защитников, а так же проведенной эвакуации, катастрофических потерь удалось избежать. Решалась так же и судьба нового джинчурики, получившего имя Наруто, и фамилию Узумаки, мать которого после поступления в госпиталь, прошла через экстренную операцию но так и не пришла в сознание.
   Какаши пришлось рассказать о своем новом "призыве", действия которого все желающие могли наблюдать во время сражения с демоном. К счастью, подробностей о примененных техниках, никто требовать не стал, но многие взяли на заметку, что у Хатаке имеются интересные тайны.
   После совещания, когда все начали расходиться, чародей задержался у кабинета Хокаге, и вскоре получил право на личную аудиенцию.
   - ты что-то хотел, Какаши? - Сарутоби сидел за столом Намикадзе, держа во рту курительную трубку, из которой поднималась тонкая струйка ароматного дыма.
   - я прошу вас, господин Хокаге, разрешить мне позаботиться о сыне и жене моего учителя, до тех пор пока они не смогут обеспечивать себя самостоятельно. - Согнувшись в церемониальном поклоне, произнес молодой шиноби.
   "а учитывая, что все имущество Минато уже поделено, да и клан Узумаки существует только формально... в общем, жить им не на что".
   - ты ведь понимаешь, Какаши, что я не могу отдать джинчурики, в руки одного из кланов? Другие кланы будут возмущаться несправедливостью, ведь ты получишь возможность воздействовать на сильнейшее оружие деревни.
   Лицо старика было доброжелательным, а взгляд выражал сожаление и сочувствие.
   - я готов допустить в свой дом наблюдателей от деревни. - Предложил Хатаке.
   - это хорошо... но кланы все равно не согласятся. Впрочем, я бы мог попробовать их убедить, если ты согласишься на установку печати молчания, а так же регулярные проверки у члена клана Яманака.
   "привязать меня хочешь? Ну-ну... продолжай".
   - я... согласен на это. - Добавив в голос нерешительности, заявил чародей.
   - еще, нам бы очень помогло, если бы ты поделился знаниями, полученными во время обучения у госпожи Узумаки. Было бы вообще хорошо, если бы ты согласился обучать специальные группы. - Старик улыбался, неспешно что-то рисуя на листе бумаги перед собой. - В таком случае, у меня будет больше возможностей, что бы надавить на совет, используя для этого уже твою полезность деревне.
   - если это нужно, что бы мне разрешили позаботиться о сыне учителя... - Неуверенности в голосе Хатаке стало больше.
   - поверь, это просто необходимо. - Убежденно заявил Сарутоби.
   - я согласен. - Словно бросаясь в воду с головой, после короткой паузы, все же решился молодой шиноби.
   - отлично, Какаши, твой учитель гордился бы тобой. - Хокаге тепло улыбнулся. - А сейчас, ступай домой и хорошенько отдохни. Мне нужно еще закончить кое какую работу.
   - благодарю, господин Хокаге. - Поклонившись, чародей покинул кабинет главы деревни.
   "это было неожиданно просто, даже подозрительно".
   Пронеслась мысль на краю сознания бывшего императора, когда он спускался вниз по лестнице, на первый этаж администрации.
  
   ***
   (отступление).
   - и каково же твое мнение? - Сарутоби Хирузен, стоял у окна кабинета Хокаге, неспешно дымя трубкой и глядя на четыре каменных лица, вырезанных в скале.
   - Минато Намикадзе - идиот, каких еще поискать. - Произнес Шимура Данза, выходя из угла кабинета, где до этого момента скрывался под техникой хамелеона.
   - хм-м... не скажу что полностью согласен с этим высказыванием. Однако, я спрашивал не об этом.
   - ты спросил мое мнение, я его озвучил. Из-за этого самоуверенного мальчишки, мы лишились сразу двух мастеров печатей высочайшего класса, да еще и гибель Хокаге, болезненно отзовется на мировой арене. К тому же, часть наших планов теперь нужно спешно пересматривать и изменять.
   - Кушина все еще жива, и когда очнется, за возможность спокойно воспитывать сына, сама с радостью поделится тайнами своего клана, а так же откроет нам доступ в библиотеку и к тайным хранилищам артефактов. До тех пор, Какаши будет выполнять роль учителя... ты же не забыл тот барьер, которым он остановил бомбу демона?
   - такое сложно забыть. - Данза скривился. - Орочимару уже требует предоставить ему возможность поработать с "юным гением".
   - надеется выудить какую ни будь тайну? - Сарутоби хмыкнул. - Он слишком прямолинеен... впрочем у них будет возможность сработаться. Я надеюсь мой ученик уже замел следы своих экспериментов с геномом Сенджу?
   - лаборатории зачищены, все данные и образцы перемещены в подземелья "корня".
   - превосходно. - Третий Хокаге глубоко затянулся, а затем выпустил струйку дыма в виде китайского дракона. - Не хотелось бы, что бы когда вернется Цунаде, внезапно всплыли глупые ошибки ее сокомандника.
   - а она вернется? - Шимура казался удивленным, что для главы контрразведки было крайне редким состоянием.
   - я уже отправил на ее поиски "теней". Девочка была дружна с Кушиной, и когда узнает о том, в каком состоянии ее подруга, бросит все дела и прибежит как миленькая.
   - "все дела"... это ты о ее зависимости от азартных игр и выпивки? - Данза ухмыльнулся.
   - не придирайся к словам. - Сарутоби сделал еще одну глубокую затяжку, и к первому китайскому дракончику из дыма, кружащему под потолком, прибавился еще один. - Скажи лучше, что ты думаешь о просьбе Какаши?
   - предположительно, у парня психологическая травма по поводу гибели сокомандников и наставника. Возможно еще и сам Минато как-то подстраховался на случай своей смерти... более точную информацию смогу дать, только после доклада менталистов. - Отозвался Данза.
   - проверкой займутся твои люди, у меня еще нет подходящих специалистов. - Хокаге вздохнул. - Скольких ошибок можно было избежать...
   - это не наши ошибки, "товарищ". - Растянул губы в неприятной улыбке глава "корня".
   - но помню я их как свои. - Упрямо проворчал Сарутоби. - И ведь тогда, "тому" мне, все эти решения казались правильными.
   - зато теперь, мы можем изменить если не все, то многое. - Напомнил собеседник, поворачиваясь спиной к окну и направляясь к выходу из кабинета.
   (конец отступления).
  
  
   ПЯТЬ СТИХИЙ ЖИЗНИ 2.
   На небе светила луна, почти полностью закрытая низко плывущими тучами, в кронах лесных деревьев ухали ночные птицы, а в высокой траве, стрекотали насекомые. Банда разбойников, в числе которых было сразу пятеро нукенинов, (шиноби сбежавших из своей скрытой деревни, или предавших клан), выбрала для своего лагеря сравнительно небольшую полянку, с одной стороны которой протекала неглубокая но быстрая речка. Еще с двух сторон росли высокие кусты, создающие своеобразную естественную стену, ну а с четвертой стороны, в землю были вкопаны заостренные деревянные колья.
   В центре неравностороннего квадрата, находилась приземистая землянка, в которой и обитали нукенины, обычные же разбойники, ютились в походных палатках, расставленных широким кругом.
   Какаши наблюдал за своими жертвами уже вторые сутки, и точно узнал количество бойцов, места караулов и периодичность их смены. Бандиты были достаточно дисциплинированы, а так же крайне осторожны, благодаря чему уже ни один раз им удавалось избежать ловушки, устраиваемые в торговых караванах.
   "лидер этих ребят, даже вызывает уважение... не так-то просто сделать из разномастного сброда, настоящую военную силу, а после этого еще и продолжать удерживать свою власть".
   Однако, какие бы эмоции чародей не испытывал по отношению к незаурядному человеку, судьба его была предрешена. Задание выданное лично третьим Хокаге, требовалось выполнить четко, ни на шаг не отклоняясь от поставленных целей.
   Тенью скользнув между деревьев, Хатаке отошел от лагеря разбойников на полтора километра, и найдя небольшую низину, поспешил в ней укрыться от взглядов возможных свидетелей. Из запечатывающих свитков он извлек кастрюлю объемом на два литра, и заполнил ее водой из фляги на две трети. После этого из другого свитка, на свет появились несколько колб с ядовито зеленой жидкостью, содержимое которых тоже было вылито в сосуд.
   Далее молодой шиноби, вытащив из подсумка висящего на поясе метательный нож, нанес небольшую ранку себе на предплечье, (разумеется, предварительно закатав рукав черного комбинезона). Алая жидкость, быстро окрасила состав в кастрюле, придав ему темный цвет, после чего порез сам собой закрылся, не оставив на коже и бледного следа.
   "сестренка, не хочешь понаблюдать за действием моего нового заклинания, так сказать "из первого ряда"?".
   Мысленно спросил Какаши.
   "пожалуй нет. Я как ни будь проживу и без таких впечатлений".
   Отозвалась Ярнунвоск, лениво шевельнувшись во внутреннем мире своего Всадника. Последнее время у нее было весьма подавленное настроение, виной чему были воспоминания о встрече с многохвостым демоническим лисом, который посмел оказаться в разы крупнее драконихи, да к тому же на порядки превосходил ее по грубой мощи.
   "ну... как знаешь".
   Молодой шиноби не стал навязываться, вместо этого начав складывать серию из ручных печатей, тщательно отмеряя количество чакры, которое наполняло каждый отдельный знак.
   - техника "кровавых мух". - Прошептал приглушенный голос, и созданная магическая конструкция, укрепилась в наполняющей кастрюлю жидкости.
   "ты отвратительно выдумываешь названия".
   Прокомментировала услышанное крылатая ящерица.
   Тем временем, в воздух поднялось целое облако маленьких насекомых, непрерывно жужжащих прозрачными крылышками. Тела этих существ, состояли из жидкости, в которой были разведены кровь и сильнейший яд, начинающий действовать с задержкой в половину часа. Вложенная в заклинание жизненная энергия, поддерживала активность конструктов, позволяя имитировать живых существ, духовная энергия придавала форму, ну а ментальная, программировала поведение и давала цель к существованию.
   Более чем из полутора литров жидкости, получилось очень много маленьких мошек, каждая из которых сама по себе, являлась смертельной дозой яда, способного впитываться в организм даже через кожу. Подчиняясь мысленному приказу создателя, насекомые полетели в сторону лагеря, сам же чародей задержался, что бы запечатать обратно в свиток, использованные предметы...
   ...как и обещал Орочимару, яд сработал идеально. Нукенины слишком понадеялись на обычных людей, а так же на свои инстинкты, которые помогали обнаружить приближающегося противника, но не посчитали за угрозу мелких мошек. Всего по одному укусу хватило бы, что бы убить крестьянина и ослабить среднего Генина до такого состояния, что он не смог бы оказать сопротивление недавнему выпускнику академии, но эти люди получили гораздо большие дозы. Сидевший за пределами лагеря на дереве Хатаке, даже слышал разговор пары дозорных, жаловавшихся на совершенно озверевших мух.
   Утром, шиноби скрытого листа, прошелся между палатками, проверил бездыханные тела, на всякий случай нанес по удару ножом в горло, (мало ли найдется счастливчик, на которого не подействует состав "змеиного Сенина". У нукенинов он отрезал головы, после чего запечатал их в свитки, ну а тела сжег в огненной технике.
   Задание, которое получило сложность "а", (из-за количества врагов), неожиданно оказалось достаточно легким. Конечно, если бы Какаши решил атаковать лагерь напрямую, разбрасываясь боевыми чарами, и метая ножи во все что шевелиться, главные противники успели бы подготовиться и оказать слаженное сопротивление... но какой убийца будет так подставляться, если есть более тихий и безопасный, а так же менее затратный способ достижения цели?
   К сожалению, память прошлого хозяина тела подсказывала, что многие шиноби, вместо тихой операции, предпочли бы устроить шумную бойню, с выкрикиванием оскорблений, угроз и озвучиванием применяемых техник. Какой бы глупостью подобное поведение не казалось на первый взгляд, но для боевых магов, в крови которых бурлят гормоны, это было почти нормальным явлением. В этом же мире, ситуация осложнялась еще и необычной энергетикой, в которой преобладала жизненная энергия, заставляющая организм быстрее взрослеть и испытывать все связанные с этим последствия, едва ли не в три раза более ярко, нежели обычные люди.
   До шестнадцати лет, шиноби, в мире где браки разрешены с четырнадцати, не могли сбрасывать напряжение через постель. Проблема заключалась в том, что чакра, пока источник еще только формировался, была крайне нестабильна. Во время полового акта, у одаренного могло произойти Запечатление на энергетику партнера, в результате чего, вспыхивало непреодолимое желание находиться рядом и защищать... а все остальные особи противоположного, (и своего), пола, прекращали интересовать полностью. Что бы таких ситуаций не происходило, напряжение сбрасывалось через физические нагрузки, вкусную еду, разнообразные дурачества.
   На войнах, нередки бывали случаи, когда Генины и чонины не удерживались, и "развлекались" с пленницами, в результате чего попадали в очень неприятные ситуации. хуже всего было тем, жертву кого убивали по той или иной причине... хотя ситуации, когда лучшие друзья дрались до смерти, так же не приносили радости.
   В этом плане, Какаши мог считаться счастливчиком, так как не смотря на обилие девушек вокруг, все же сумел удержать себя в руках, ни с кем из них не сблизившись, (а ведь некоторые безклановые, пытались через постель, заполучить себе богатого наследника одного из малых кланов).
   За то, что среди шиноби не были распространены насильники, можно было благодарить их привычку, выработанную за первые шестнадцать лет жизни. уже взрослые мужчины и женщины, продолжали сбрасывать напряжение через тренировки и иные развлечения, в большинстве случаев за всю свою жизнь, ограничиваясь одним или двумя партнерами. Встречались и исключения, которые достигнув возраста восемнадцати лет, когда уже полностью отпадала угроза получить Запечатление на одного единственного человека, начинали совращать или насиловать малолеток, тем самым получая влюбленные в них игрушки, обреченные страдать из-за своих чувств... но таких индивидов, со всей возможной жестокостью, убивали их же товарищи, при этом не смотря на цену своих действий.
   Негласным законом мира шиноби было правило: дети неприкасаемы. Их можно было пытать, убивать, продавать на органы, но нельзя было привязывать к себе через Запечатление. Если бы стало известно, что одна из великих деревень, позволяет себе подобным образом получать новых бойцов, воровать геномы или выведывать секреты конкурентов, то против нарушителей объединился бы весь остальной материк, и союз продержался бы до того момента, как сгорит в огне последний дом и погибнет последний защитник.
   Одним из примеров подобного "праведного суда", стала деревня скрытая в водовороте. Старейшины клана Узумаки, посчитали себя выше негласных законов, за что и поплатилось их селение, когда на остров обрушилась армия трех великих стран, а единственный союзник, "немного опоздал". Добивать красноволосых не стали, позволив самым молодым и бесперспективным, разбрестись по миру, а кого-то забрали в свои деревни понесшие немалые потери победители.
   Официально, нападение на деревню водоворота, произошло по совершенно иным причинам, но все кто имел хоть какую-то власть, знали правду... продолжая молчать. Сам Какаши, узнал о случившемся из отчетов, с которыми ознакамливался его учитель. Кушине, с раннего детства жившей в Конохе, тогда ничего так и не рассказали.
  
   ***
   Это был небольшой торговый город, расположенный на перекрестке двух оживленных дорог. Местные жители зарабатывали в основном на том, что сдавали временное жилье, торговали дешевыми поделками на улицах, ну и держали закусочные и бары, где можно было посидеть долгими вечерами, рассказывая истории или слушая музыкантов самоучек.
   Поселение было окружено пятиметровой каменной стеной, которая была призвана защищать от диких животных, а так же останавливать налеты разбойников, в числе которых не было сильных шиноби. для одаренных же, стена не была серьезным препятствием, так как не имела на себе даже слабеньких рун, не говоря уже о полноценных барьерах.
   За порядком в городе следил наместник местного феодала, который в свою очередь был подчинен даймио, (титул, которым обладал правитель одной из стран). Гарнизон в основном состоял из наемников, хорошо вооруженных и обученных владению холодным оружием и арбалетами, а так же имелись немногочисленные шиноби и самураи, (последние так же владели чакрой, но использовали ее исключительно для усиления и укрепления тела и оружия).
   Заданием Хатаке, было устранение контрабандиста, который в своем торговом караване, прикрываясь грузом из мешков с рисом, вез наркотические травы. Кому-то, кто торговал теми же веществами, но официально выплачивая положенный налог, сильно не понравился конкурент, решивший зайти на чужую территорию, в результате чего в администрации Конохи, появился заказ на убийство.
   "странный мир".
   Подумал чародей, сидя на краю стены, скрываясь под чарами невидимости, при создании которых вообще не использовалась чакра, благодаря чему местные сенсоры не замечали ничего подозрительного, (они просто не знали, на что нужно обращать внимание).
   "ты о чем?".
   Полюбопытствовала недавно проснувшаяся Ярнунвоск.
   "один и тот же человек, в любой момент может оказаться и заказчиком услуг, и целью шиноби. зависит это только от того, кто первым успел заплатить. К примеру моя нынешняя жертва, практически ничем не отличается от своих более удачливых коллег, но когда мне выдавали задание, его представили как жуткого злодея и спекулянта, разоряющего законопослушных граждан и пичкающего наркотиками маленьких детей. С другой стороны, если бы заказ был наоборот на защиту, то беднягу выставили бы как борца с несправедливостью и коррупцией жадных чиновников, готовых вытрясти последние деньги из честного предпринимателя".
   Взглядом, бывший император выцепил в группе людей, идущих впереди колонны из пяти запряженных лошадьми повозок, человека которого требовалось убить. Это был мужчина средних лет, с сединой в волосах, одетый в недорогой но добротный дорожный костюм. Встретив его при иных обстоятельствах, шиноби не обратил бы особого внимания на настолько незапоминающуюся личность.
   "ты бы не стал брать заказ на защиту, это слишком долго".
   Заметила дракониха, подключаясь к ушам и глазам своего Всадника, что бы иметь возможность в полной мере оценить обстановку во внешнем мире.
   "тут ты права, но это совершенно не отменяет того, о чем я говорил раньше".
   На всякий случай коснувшись разума человека ментальным щупом, и проверив его поверхностные мысли, что бы случайно не перепутать жертву с непричастным разумным, Какаши приложил к губам плевательную трубку и набрал в грудь побольше воздуха. Через несколько секунд, торговец и его сопровождающие оказались достаточно близко, а затем в радиусе полутора сотен метров, одновременно взорвались шесть хлопушек, наполнивших воздух едким, но безвредным дымом.
   "попал".
   Констатировал Хатаке, наблюдая за начавшим заваливаться телом, в шее которого торчал тонкий отравленный дротик. Отвлекающий маневр с пиротехникой, сработал на все сто процентов, и охранники не сразу отреагировали на происшествие со своим нанимателем.
   Тем временем, шиноби, оставаясь никем не замеченным, перевалился через стену, оказавшись с наружной ее стороны, и разогнав по телу чакру, помчался прочь с места преступления. Ведь как только суета немного уляжется, местные стражники попытаются найти виновника, а за сражение с ними никто платить не будет.
  
   ***
   В Коноху чародей вернулся в самый разгар утра, когда ворота в защитной стене уже были распахнуты, и вереницы людей и телег, тянулись по дороге в обоих направлениях. Стражники, с четкостью и неутомимостью хорошо отлаженного механизма, проверяли вновь прибывших, а так же их грузы, заполняли кипы бумаг и выписывали разрешения. На кожу каждого гостя, ставилась специальная временная печать, которая должна была начать сигнализировать, в случае попытки ее удаления, или проникновения на закрытую для посторонних территорию.
   Какаши миновал ворота, замедлившись лишь на пару секунд, что бы кивнуть знакомому охраннику. Печати, встроенные в стену, сами просканировали его, отреагировав на индивидуальный знак отличия. Та самая металлическая пластинка, с изображением символа деревни, которую шиноби носили либо на голове, прицепляя к повязке на лоб, либо на другое открытое для взглядов место, несла в себе сложную структуру, являющуюся индивидуальным пропуском, настроенным на одного единственного человека.
   Оказавшись внутри деревни, Хатаке направился на обязательную проверку у менталиста, а затем и на отчет к прямому начальству. Вопреки тому, что можно было ожидать, путь его лежал отнюдь не к администрации Хокаге, а к входу на одну из баз "корня".
   Организация, которую создал и контролировал Шимура Данза, размещалась в подземных катакомбах, входы в которые находились в самых неожиданных местах. Агенту, который хоть и получил все необходимые печати, для сохранения секретов, но так и не стал частью спецслужбы, показали только один вход, находящийся в подсобном помещении маленькой кондитерской, работали в которой пожилые наемные убийцы, изображающие из себя семейную пару гражданских стариков.
   Спустя десять минут сперва спуска по длинной винтовой лестнице, а затем и блужданий по запутанным коридорам, в которых без карты ориентироваться было крайне не просто, бывший император вышел на балкон, находящийся прямо под потолком внушительных размеров зала, освещенного десятками электрических ламп, закрепленных на стенах и потолке. В пятнадцати метрах внизу, непрерывно сновали люди в черных комбинезонах и безликих белых масках, занятые какими-то своими, несомненно важными делами. На боковых стенах помещения, виднелись такие же балконы и входы в коридоры, тянущиеся куда-то в даль... возможно к таким же залам, или к жилым корпусам комплекса.
   "как муравьи в муравейнике".
   Подумал Какаши, начав спускаться по железным ступенькам к самому низу зала. Можно было бы конечно сразу спрыгнуть, но подобное поведение не приветствовалось среди агентов "корня", а портить с ними и без того напряженные отношения, было попросту глупо.
   С первого взгляда, можно было подумать что здесь постоянно обитают сотни, или даже тысячи шиноби, слишком уж много суеты создавало их мельтешение, на самом же деле, общая численность организации не превышала полутысячи человек, включая стариков и только обучающихся детей. Кроме того, среди оперативников "корня", легко было наткнуться на неодаренных, занимающих должности клерков, архивариусов, поваров... и даже дознавателей, (пытали они ничуть не хуже, а иногда даже лучше чем боевые маги).
   - Хатаке, уже вернулся. - Перед чародеем появился высокий мужчина, одетый в комбинезон с капюшоном, скрывающим голову, и белую безликую маску. - Твоя блондинка тебя уже заждалась.
   - добрый день, господин Кагера. - Какаши изобразил намек на поклон.
   - ммм, и как ты меня все время узнаешь? - Тон собеседника стал озадаченным, а голова наклонилась вперед. - Я ведь полностью скрыл чакру, изменил голос, и даже манеру речи использовал чужую.
   "но душу свою ты замаскировать не можешь, а мне этого достаточно".
   - не многие в "корне", могут позволить себе называть господина Яманака, "блондинка". - Взглядом изобразив улыбку, отозвался Хатаке.
   - врешь ведь. - Полностью выпрямившись, констатировал старший координатор этого корпуса подземного комплекса. - Ну да ладно, допрашивать не буду... этим займутся другие. Ступай, мой юный друг, дознавателям уже доложили о твоем возвращении.
   Произнеся этот монолог, Кагера круто развернулся на пятках, и вскоре скрылся среди подчиненных, похожих друг на друга чуть меньше чем полностью, из-за закрытой униформы.
   "юморист".
   Хмыкнул про себя молодой шиноби, направляя свои стопы к одному из нижних проходов в правой стене зала.
   "а ведь наверху, все уверены, что у бойцов "корня", нет нетолько чувства юмора, но и эмоций вообще".
   Заметила проснувшаяся Ярнунвоск, потягиваясь всем телом, лежа на вершине утеса, во внутреннем мире своего Всадника. На самом деле, все эти действия с выгибанием спины, разминанием крыльев и лап, были бесполезны, и несли скорее психологическое удовлетворение.
   "дело в том, что с детства привыкая контролировать эмоции, и практически постоянно нося на лицах маски, они постепенно отвыкают использовать мимику лица, из-за чего кажутся безэмоциональными. Дополняет образ еще и привычка, вне общества своих знакомых и напарников, говорить коротко и только по делу".
   Мысленно произнес Какаши.
   "но с тобой некоторые из них разговаривают более активно, хоть ты и не являешься членом их организации".
   Попыталась возразить дракониха, впрочем понимая, что аргумент звучит неубедительно.
   "меня сюда привел сам Шимура Данза, командир и идейный лидер для всех этих людей. Если уж он оказал мне некоторое доверие, то и остальные могут вести себя чуть более открыто".
   Очередной коридор был освещен редкими лампами, свисающими с потолка, и оканчивался он тупиком. Справа и слева, тянулись двери с цифрами на одинаковых табличках. Задача поиска нужного кабинета усложнялась тем, что номера шли не по порядку, так что за дверью под номером "тридцать один", могла идти дверь "пятнадцать"...
   К счастью, у чародея была очень хорошая память, ставшая практически идеальной в последние сотни лет, так что дорогу он нашел без посторонней помощи, пусть и бывал здесь не так уж и часто.
   - Какаши, заходи, я тебя ждал. - Приветствовал молодого шиноби высокий худощавый мужчина, сидящий за письменным столом в углу узкой длинной комнаты, стоило только створке распахнуться.
   Кроме беловолосого сорокалетнего блондина, здесь же находились двое рядовых бойцов, которые должны были помочь допрашиваемому занять удобное для дознавателя положение, в случае попытки оказать сопротивление.
   - господин Яманака. - Хатаке коротко поклонился, и тут же проследовал к одиноко стоящему железному стулу с подлокотниками, к которому были прикреплены браслеты для рук и ног.
   - сразу к делу? Похвально. - Менталист изобразил на бледном лице вымученную улыбку, и поднялся из-за стола. - Процедура стандартная, так что не переживай и постарайся расслабиться.
   Ассистенты, торопливо защелкнули замки на конечностях допрашиваемого и встали на расстоянии шага справа и слева от стула, в то время как Яманака зашел за спину своей жертвы, и положил ладони на виски молодого шиноби...
   ...они оказались в сером лесу, земля в котором была засыпана пеплом, по серому небу плыли кровавые облака, а голые тонкие ветви, тянулись к холодному белому солнцу. Здесь не было ни животных ни птиц, и только на одной поляне, в столбе золотых молний, можно было увидеть фигуры нескольких человек: Минато Намикадзе, Кушину Узумаки, Наруто Узумаки, (сын первых двух людей). Два последних силуэта были размыты до неузнаваемости.
   - хм... закладка так и не ослабла, что бы я с ней не делал. - Пробормотал Яманака, в этом месте принявший обличие белого человекоподобного волка. - Но может быть так даже лучше? В конце концов, у джинчурики будет надежный защитник... эх, пусть Данза сам решает.
   Махнув когтистой рукой-лапой, менталист продолжил бродить по лесу, выискивая лишь ему одному понятные изменения, время от времени останавливаясь перед одним из деревьев, превращая его в воспоминания о каком либо событии.
   Бывший император следил за подопытным краем сознания, оставаясь в сознании и не выпуская из поля своего внимания бойцов "корня", оставшихся в реальном мире. Он мог гордиться своим творением, созданным специально для тех, кто захочет покопаться в голове у молодого и глупого, но талантливого и ценного шиноби. поддельный внутренний мир, имел свою собственную защиту, воспоминания прежнего владельца тела в нем были перемешаны, а поддельные закладки, объясняли странности в поведении.
   Теоретически, более сильный или опытный менталист, мог бы распознать фальшивку... но в этом мире мало кто мог похвастаться необходимым сроком жизни. из тех, кто реально мог быть опасен для личности и памяти чародея, пока что встретить удалось только Шинигами...
   ...Яманака отшатнулся, шумно выдохнул сквозь сжатые зубы, затем смахнул со лба капельку пота, и направился к своему письменному столу.
   - все нормально, Какаши, можешь быть свободен. - Уже садясь на свое прежнее место, менталист по доброму посоветовал. - Поторопись сдать свои миссии, а-то Юкио сегодня собирался уйти раньше... по семейным обстоятельствам.
  
   ***
   Сдав выполненные задания и получив оплату, половина которой была выдана на руки, а вторая половина переведена на счет в банке, Какаши направился к дому. Купив в кондитерской небольшой торт и мешочек с фруктовыми леденцами, он неторопливо зашагал к своему особняку.
   Спустя всего год после нападения девятихвостого лиса, Коноха оправилась от нанесенного ущерба. Защитную стену восстановили первой, затем на ней повесили мраморную доску с именами погибших и поставили алтарь для свечей и цветов. На месте разрушенных демоном домов, были построены безликие серые пяти и шестиэтажные здания, состоящие из железной арматуры и особо прочного бетона. Новые двухкомнатные квартиры, были распроданы еще до того, как полностью завершилась внутренняя отделка... все же не смотря на теоретическую угрозу нападений, в поселении шиноби уровень жизни, был даже выше чем в столице, не говоря уже о разнообразных товарах и услугах, предоставляемых по крайне низким ценам.
   По слухам, которые собирали теневые вороны, (аналог техники теневых клонов, с тем лишь исключением, что конструкт из чакры, принимает форму птицы или животного), клан Сарутоби начал строительство заводов по производству проводов, осветительных и электроприборов, а так же завод по штамповке расходного вооружения и брони. Кланы Нара, Акимичи и Яманака, за налог в десять процентов, получили возможность массового производства и продажи медикаментов. Даже госпиталь получил финансы на расширение, и теперь там нетолько лечили шиноби и местных жителей, но так же предоставляли платные услуги всем, кто мог себе это позволить. Даже жена даймио страны Огня, воспользовалась возможностью изменить свою внешность и омолодить организм.
   Кто-то говорил, что Коноха из военизированного поселения, превращается в город торговцев, и от части это было правдой. Однако, примерно половина деревни, не считая клановых кварталов, оставалась закрытой от посещения гостей, да и простые гражданские, имели доступ далеко не везде. Шиноби становились всего лишь охраной, а так же одним из пунктов дохода, причем лет через десять, обещающим уступить первое место по прибыльности, одному из мирных проектов.
   "главное, что бы Хокаге и его советники, не потеряли ощущение рамок допустимого, а-то Коноха из военной силы, превратиться в огромный торговый центр, совмещенный с развлекательным комплексом и борделем".
   "тебя расстраивает эта перспектива?".
   Полюбопытствовала Ярнунвоск, снова подключившаяся к органам чувств своего Всадника.
   Прежде чем ответить, чародей серьезно задумался.
   "на самом деле, мне наплевать на то, что творят местные правители, пока это не мешает моим целям".
   В ответ на это заявление, дракониха весело рассмеялась, от эмоций переходя на звонкий рык.
   "о, они были бы рады узнать, что ты одобряешь их действия. Особенно учитывая, сколько сил и ресурсов тратится на то, что бы держать тебя под полным контролем".
   Крылатая ящерица веселилась еще минут пять, вызывая у своего "старшего брата" легкую усмешку. Он и сам был бы не против увидеть лица Хокаге и его советников, если те вдруг узнают, что ни ментальные техники, ни установленные печати, не оказывают на разум подчиненного совершенно никакого воздействия. Впрочем, странно было бы, если бы магистр менталистики, ритуалистики и рунной магии, не смог обойти ограничения, создаваемые мастерами среднего уровня.
   "хотя, если они узнают, что я им не подконтролен, то придется либо бежать, либо устраивать бойню. Каким бы сильным я себя не считал, но толпой, которую возглавляют боевые архимаги, можно победить и бога. Так что, буду продолжать играть роль послушной марионетки".
  
   ***
   - Кака!
   Прозвучал выкрик по детски высоким голосом, стоило только Хатаке пройти через ворота на территорию особняка. Взгляд тут же наткнулся на очаровательную, но при этом несколько печальную картину того, как Кушина сидя в кресле каталке, держит за руку годовалого Наруто, всеми силами старающегося не упасть. Блондинистый голубоглазый мальчик, очень быстро рос и учился, как и все дети клановых шиноби, к году уже научившись произносить несколько простых слов и стоять на двух конечностях.
   Рыжеволосая женщина, как и в большинстве случаев, была одета в зеленое легкое платье, оставляющее открытыми тонкие руки. На коленях у нее лежал теплый плед, скрывающий от посторонних взглядов худые неподвижные ноги, из-за повреждений позвоночника потерявшие всякую чувствительность. Ее сын был одет в детский оранжевый комбинезон, а так же мягкие сапожки.
   Чуть позади кресла каталки, стояла невысокая черноволосая девушка, одетая в темно синее платье служанки, опускающееся до колен, белоснежный передник, и сандалии на голую ногу. У нее было красивое лицо с тонкими чертами, карие глаза, бледная кожа и ярко выделяющиеся алые губы. Под платьем же, кроме подтянутой соблазнительной фигуры, прятался небольшой арсенал колющего и режущего оружия, которого хватило бы, что бы вооружить десяток выпускников академии шиноби.
   Как не сложно догадаться, служанка была подосланным агентом службы безопасности Конохи, называемой АНБУ. Эта спецслужба, занималась тайными убийствами, слежкой, расследованием преступлений...
   "а ведь АНБУ, "корень" и "тени", конкуренты друг для друга".
   Произнесла Ярнунвоск, тем самым требуя пояснений.
   "их сферы деятельности, несколько отличаются, хоть сферы интересов и сталкиваются. АНБУ, это скорее служба быстрого реагирования, в то время как "корень" специализируется на внутренней и внешней разведке. Однако, шпионы есть и у тех, и у других, так же как и сети осведомителей и неофициальные заработки и задания получаемые лично от Хокаге. Что же касается "теней", они являются личной гвардией Сарутоби Хирузена, со всеми вытекающими из этого правами и обязанностями".
   - добро пожаловать домой, Какаши. - Изогнув губы в улыбке, произнесла Кушина. - Рада тебя видеть...
   В воздухе так и повисло окончание фразы, "...живым и здоровым".
   Как бы принцесса клана Узумаки, состоящего теперь всего из двух членов, не старалась храбриться, но гибель мужа и родственников, которые пытались задержать демона лиса, сильно ее подкосила. Собственное же положение нахлебницы, да еще и невозможность нормально о себе позаботиться, не улучшали душевного равновесия. Кушина пришла в себя лишь пару месяцев назад, и если бы не известие о том, что сын жив и здоров, и сейчас находится под опекой главы клана Хатаке, то она вряд ли смогла бы выкарабкаться из болота депрессии и апатии.
   "как думаешь, она уже готова к серьезному разговору?".
   Спросил чародей у своей "сестренки".
   "ты мог бы сделать ей предложение еще в первую встречу после выписки из госпиталя. Не думаю что итоговый результат был бы иным".
   Фыркнув, ответила Ярнунвоск.
   "вряд ли стоило так поступать... Кушина была явно не в себе".
   Возразил бывший император, подходя к своим подопечным, опеку над которыми официально взял на собрании кланов. Как не странно, но желание ученика четвертого Хокаге, позаботиться о семье учителя, практически не вызвало возражений, не смотря на то что один из членов семьи, является сильнейшим оружием деревни. Сарутоби же только озвучил принятое решение, при этом выглядя так, будто заранее обо всем договорился... что могло быть правдой.
   - ммм, а я вкусненького принес. - Какаши поднял руки, показывая коробку с тортом и конфеты, при этом единственным открытым взглядом, выражая крайнее смущение.
   - хи... ты в своем репертуаре. - Красноволосая женщина прикрыла рот ладошкой свободной руки. - Не стоило тратиться...
   Хатаке мотнул головой, прерывая неначавшийся монолог принцессы Узумаки, на тему лишних расходов.
   - пойдемте в дом. - Предложил молодой шиноби. - У меня ведь еще и сувениры есть.
  
   ***
   (отступление).
   В кабинете Хокаге, собрались главы самых влиятельных кланов, советники и экономисты. Поочередно кто-то из них поднимался со стула, что бы отчитаться об уже проделанной работе и дальнейших планах, которые еще следовало обговорить с коллегами.
   - ...таким образом, нами были приобретены дополнительные плантации для высадки табака, пшеницы и картофеля. Благодаря помощи шиноби, владеющих стихиями земли и воды, за один сезон будет снято два урожая, что позволит Конохе полностью обеспечить внутренние потребности, даже с учетом дополнительного притока переселенцев... - Толстый немолодой чиновник, одетый в деловой костюм серого цвета, поправил толстую оправу очков с круглыми стеклами, после чего продолжил зачитывать заготовленный текст.
   - ...в виду новой закупки мелкого и крупного рогатого скота, нам требуется расширить пастбища, в ином случае мы рискуем превратить зеленые луга в вытоптанную равнину. - Глава клана Нара, говорил не поднимаясь со стула и не открывая глаз, так что создавалось впечатление, будто он находится в состоянии полудремы, но на самом же деле, этому человеку так было проще концентрироваться. - Разведение свиней, проходит строго по плану, без отставания и опережения графиков...
   - мои соклановцы недовольны тем, что нас превратили в охранников и пастухов. - Хищного вида женщина, с татуировками двух красных клыков на щеках, одарила Хокаге недовольным взглядом. - Мы хотим настоящую работу, достойную звания шиноби.
   "собака начала скалиться на хозяина? Нехорошо".
   Однако, прежде чем глава клана Сарутоби, успел что-то ответить главе клана Инудзука, из дальнего угла зазвучал голос Шимуры Данза:
   - может быть ваши соклановцы готовы отказаться и от заработков, которые стали поступать в казну вашего клана? Кроме того, должен напомнить, что взрослые шиноби клана Инудзука, все еще выполняют боевые миссии за пределами Конохи... однако же, если вы так настаиваете, то в ближайшей же войне, именно вам будет отдана честь, первыми встретить армию другой деревни.
   - довольно. - Голос Хирузена, словно кнут стегнул по слуху всех присутствующих. - Я услышал ваши мнения и обдумаю то, что можно сделать для удовлетворения желаний. Однако, молодому поколению клана Инудзука, еще некоторое время придется изображать из себя пастухов и охранников... по крайней мере, пока мы не найдем подходящую замену. Уверен, другие шиноби, вынужденные переквалифицироваться на мирные профессии, так же не сильно этим довольны, но понимают необходимость этих мер.
   - необходимость? - Женщина с татуировками клыков, от возмущения едва не подскочила. - Коноха отказалась от пятой части всех заказов...
   - в пользу Сунны. Я знаю это, так как сам принимал решение. - Тяжелым взглядом, Сарутоби придавил бунтарку, заставив ее успокоиться и отведя глаза, вжать голову в плечи. - Освободившиеся работники, были направлены на более срочные работы, и когда все предприятия начнут действовать в полную мощность, наша прибыль только возрастет. Ослабление напряжения в отношениях между двумя великими деревнями, а так же увеличение благосостояния наших граждан, это по моему достаточные причины, что бы терпеть кратковременные неудобства.
   - не примут ли подобное наше поведение за слабость? - Подал голос Фугаку Учиха, по совместительству занимающий должности главы клана и старшего офицера полиции селения.
   На этот раз, вместо Хокаге ответить решил представитель клана Нара:
   - в ближайшее время, силами АНБУ и "корня", будут проведены несколько акций, которые должны показать другим скрытым деревням, нашу готовность к боевым действиям. Позже, когда в расширенной академии закончат обучение безклановые шиноби набранные в семьях гражданских, мы сможем вернуть утерянные позиции, а так же получим резерв сил на случай боевых действий.
   - тоесть те слабосилки... - Начал было говорить Учиха, но был перебит Сарутоби.
   - будут направлены на поля, пастбища, заводы. Они получат урезанное боевое образование, но вместо этого углубленно будут изучать мирные направления. Кто знает, возможно через десяток поколений, мы получим новые специализированные кланы, способные обеспечивать продовольствием не только Коноху, но и всю страну Огня.
   На этом, данная тема была закрыта, и свой отчет начал зачитывать следующий докладчик:
   - строительство новых заводов задерживается, так как поставщики материалов и оборудования, требуют внести предварительную оплату в размере...
   ...спустя два часа, собрание наконец окончилось и люди начали расходиться. Все выглядели усталыми, словно бы только что вышли из тяжелого сражения, или же тренировались без остановки сутки на пролет. Все же, нехарактерная для вспыльчивых шиноби работа, требовала куда больше нервных усилий, нежели привычные драки, погони, поиск похищенных вещей и людей.
   - а тебя, Данза, я попрошу задержаться. - Хирузен неторопливо набил курительную трубку табаком, запалил ее искрой, выпущенной из указательного пальца правой руки, и глубоко затянувшись ароматным дымом лекарственных трав, выдул полупрозрачную фигурку китайского дракона, закружившегося вокруг старика. - Нам еще есть, что обсудить.
   Глава "корня" скривил лицо в недовольной гримасе, и с удивлением осознал, что некоторые из лидеров кланов, бросают на него почти сочувственные взгляды.
   "да они похоже еще не опомнились после совещания, и даже не осознают, кому сочувствуют".
   Мысль вызвала вспышку веселья в душе Шимуры, впрочем эта эмоция никак не отразилась на его внешнем виде, буквально излучающем недовольство. Продолжалось это ровно до тех пор, пока не захлопнулась дверь, ведущая из кабинета Хокаге, и не был активирован барьер от подслушивания.
   - ну что же, поговорим о делах наших скорбных. - Данза взял один из свободных стульев, и поставил его напротив Хирузена, по другую сторону от письменного стола.
   - не кривляйся, все равно здесь не осталось никого, кто мог бы это оценить. - Руководитель "скрытого листа", еще раз затянулся из трубки, и выдохнул длинную дымную змею, которая обвилась вокруг шеи собеседника, и даже не думая развеиваться, замерла на одном месте. - Рассказывай, как там проекты Орочимару? Куда опять отправился Джирая? И почему Цунаде в очередной раз сбежала, так и не завершив реформы в госпитале?
   - у твоей ученицы, хм-м... очередное обострение ее зависимостей. - Шимура взмахом руки заставил дымную змею, распасться полупрозрачными клочками. - Дело осложняется приступом жалости к себе, вызванным ссорой с Кушиной Узумаки. Пара моих агентов, сопровождают принцессу Сенджу, но в ближайшую пару лет, вернуть ее в Коноху можно будет лишь лишив возможности шевелиться самостоятельно.
   - ну и бес с ней. - Раздраженно отмахнулся Сарутоби. - Не девочка уже, что бы ей нос подтирать.
   - а как же чувство вины, за гибель ее соклановцев? - Деланно удивился глава "корня".
   - они выполняли свой долг, и выполнили его до конца. - Хирузен в очередной раз затянулся, а затем выдохнул сразу дюжину маленьких дракончиков, начавших кружить друг вокруг друга. - Жаль конечно, что мы фактически потеряли клан с таким полезным геномом, но сделанного не воротишь.
   - Джирая отправился проверить свою сеть информаторов, так же он обещал захватить пару десятков нукенинов, для экспериментов Орочимару. - Губы Данза дернулись, изгибаясь в улыбке. - Но по моему, он просто решил устроить себе отдых, и "собрать информацию" для новой книги.
   - ммм... ладно. Он все равно пока в деревне не нужен, а если понадобится, то всегда можно воспользоваться зовом через призыв. Что еще?
   - Орочимару почти закончил разбираться с техникой "нечестивое воскрешение". Остались только эксперименты и оптимизация печатей, а для этого нужны жертвы, с развитой системой каналов чакры. - Шимура едва заметно поджал губы, все же подобная растрата ресурсов, ему была неприятна.
   - клоны? - Хокаге приподнял брови в вопросительном жесте.
   Собеседник отрицательно покачал головой:
   - партия, которую подвергли ускоренному росту, нежизнеспособна, остальные же находятся в начальной стадии формирования. Была проведена проверка даже на обычных разбойниках с неразвитой энергетикой, но результат менее чем неудовлетворителен.
   - придется ждать новую партию пленников. - Решил Сарутоби. - Другие проекты?
   - "проклятая печать", благодаря знаниям полученным от Хатаке, стала более контролируемой. Теперь при наличии медика хотя бы "Б" ранга, установка проходит почти без смертельных исходов. Однако, активировать даже первую ступень, может только каждый пятый, вторую ступень освоил вообще лишь один человек. Орочимару продолжает требовать, что бы ему либо дали записи клана Узумаки, либо прислали Какаши, в качестве ассистента.
   - Кушина еще не достаточно оправилась, и не доверяет нам настолько, что бы идти на контакт... давить же сейчас, угрожая отобрать сына, я считаю неправильным. Кроме того, подобные действия в отношении жены учителя, могут быть агрессивно восприняты уже со стороны Хатаке, все же мы так и не смогли разрушить закладку, которую установил ему Минато. А вот отправить Какаши для "повышения квалификации", уже можно: его записи уже в библиотеке АНБУ, и первая группа мастеров, приступила к изучению искусства наложения печатей.
   - когда "корень" получит доступ к этой информации? - Шимура говорил спокойно, но в глубине единственного открытого глаза, можно было прочесть нетерпение.
   Вместо ответа, Хокаге выложил на стол перед собой, две толстые книги в кожаных переплетах.
   - здесь все, что нам удалось выудить из головы Хатаке, относительно печатей.
   - а "зеркальный барьер"? - Данза наклонился вперед, в этот момент став похожим на хищника, готовящегося к прыжку.
   - Какаши вообще не помнит, как применил эту технику. Такое чувство, будто этот участок памяти, заблокирован или вообще удален... да что я рассказываю, если твои менталисты проверяют его чуть ли не каждую неделю.
   В ответ на это, глава "корня" неохотно кивнул и откинувшись на спинку стула произнес:
   - отчеты говорят, что все в порядке, и мы можем не боятся новых сюрпризов с этой стороны. Только вот моя интуиция утверждает, что что-то тут не так, и нужно удвоить бдительность.
   - Данза, мы не можем себе позволить тратить и без того ограниченные ресурсы, что бы успокаивать твою обострившуюся паранойю. - Хирузен нахмурился, парой движений выбив из трубки прогоревший табак, начал набивать ее по новой. - За домом Хатаке, следят сразу три агента разных спецслужб, и если ты считаешь что этого мало, то нам будет проще устранить потенциальную угрозу... чего делать нежелательно, так как полезность этого шиноби, перевешивает вероятный вред. Я не собираюсь возвращаться к принципу: "нет человека - нет проблемы".
   - как скажешь, "товарищ", но помни, я тебя предупреждал. - Шимура полностью подавил все эмоции, превратившись в подобие восковой статуи. - Оплодотворение крестьянок, набранных в деревнях страны Огня, полностью завершено. В данный момент, будущие матери распределены по трем временным поселениям, где за ними наблюдают медики из "корня". Первая группа, получает обычное, но несколько более обильное питание, а так же витамины изготавливаемые кланом Акимичи; вторая группа получает лекарства, разработанные Орочимару; третья группа принимает жидкую версию медицинской чакры.
   - как чувствуют себя подопытные? - Хокаге затянулся новой порцией табака, затем запустил в полет очередного китайского дракончика, воинственно направившегося к своим уже почти развеявшимся сородичам.
   - жалоб на самочувствие нет, во втором и третьем случаях, зафиксировано ускоренное развитие плода, а так же повышенный аппетит. - Маска безразличия раскололась, и лицо Данза нахмурилось. - Этот проект требует слишком много ресурсов, а ведь вместо выращивания новых шиноби, мы могли бы собирать сирот...
   - мы итак этим занимаемся. - Прервал соратника Сарутоби. - Данный же замысел, направлен на усиление Конохи в отдаленной перспективе...
   - до которой ни один из нас может и не дожить. - В свою очередь прервал собеседника глава "корня".
   Несколько секунд они молча сидели, сверля друг друга тяжелыми взглядами, а затем Хокаге произнес:
   - держи меня в курсе событий.
   Данза кивнул и поднялся со своего места. Уже подходя к двери, прежде чем снять барьер от подслушивания, он произнес:
   - первая партия алтарей готова, доверенные люди скоро начнут устанавливать их на скотобойнях.
   В ответ, Хирузен промолчал, лишь прикрыл глаза и склонил голову к груди.
   (конец отступления).
  
   ***
   Два дня после возвращения в деревню, Какаши просто отдыхал, отсыпаясь в теплой и уютной кровати, отъедаясь вкусными завтраками, обедами и ужинами. Тренировки в этот период ограничивались только разминкой, необходимой для поддержания тела в тонусе, а так же развитием пяти стихий, которое нельзя было останавливать, что бы прогресс не замедлялся.
   На третий день, после завтрака, Хатаке пригласил принцессу клана Узумаки, для серьезного разговора в личный кабинет, расположенный на третьем этаже особняка. Из-за того, что Кушина была привязана к креслу каталке, чародею пришлось отнести женщину в комнату на руках, после чего усадить в гостевое кресло, и активировать барьер против подслушивания, усовершенствованный благодаря рунам и новым печатям.
   - Какаши, мне как и любой женщине, приятно когда молодые и красивые мужчины, носят меня на руках, но все же, тебе не кажется что для обычного разговора, ты слишком перестраховываешься? - Обладательница кроваво красных волос, попыталась изобразить шутливый тон, но вышло у нее неубедительно, а скапливающееся напряжение легко было определить по нервно вцепившимся в подлокотники, тонким но сильным пальцам.
   - в моем доме, шпионов больше чем верных клану слуг... это ли не причина, что бы перестраховываться? - Невесело усмехнулся молодой шиноби, усаживаясь в кресло хозяина, снимая с лица маску и убирая повязку с левого глаза. - Тем более, что наш разговор будет очень важным, и прежде чем его начать, я бы хотел узнать: Кушина, я могу тебе доверять?
   "переигрываешь".
   Заявила Ярнунвоск, подслушивающая беседу через уши своего Всадника.
   Сперва Узумаки хотела сразу же заявить, что конечно же он может ей доверять... но когда уже открыла рот и посмотрела на лицо ученика своего мужа, слова застряли в горле. На секунду ей даже показалось, что в кресле напротив, сидит вовсе не Хатаке Какаши, а совершенно другой человек, который просто влез в его кожу. Тут же вспомнились различные страшные истории, о злых сущностях захватывающих тела своих жертв, или о шиноби, научившихся надевать лицо убитого противника.
   Вместо слов, Кушина медленно кивнула, немигающим взглядом следя за каждым движением хозяина кабинета, хоть умом и понимала, что в случае угрозы, совершенно ничего не сможет противопоставить. В этот момент, собственная беспомощность ощущалась особенно отчетливо...
   - хорошо, я на это и рассчитывал. - Чародей чуть приподнял уголки губ, а затем поймал своим взглядом, взгляд изумрудно зеленых глаз. - Это будет... неприятно.
   Не успели затихнуть последние слова, как кроваво красная радужка левого глаза, на которой были отображены три запятые, пришла в движение, начав вращаться с бешеной скоростью. Запятые сперва превратились в сплошную линию, а затем слегка сместились и приняли вид закручивающейся против часовой стрелки спирали.
   Глаза Кушины расширились от удивления и испуга, но прежде чем она успела что-то предпринять, наложенная иллюзия полностью захватила разум. Женщине была продемонстрирована нарезка из самых ярких кадров из жизни Хатаке Какаши, окончившейся в палате госпиталя конохи. Вторая часть "фильма", состояла из краткого рассказа о жизни Сомбры, (без подробностей и опасных секретов), который слился с душой молодого шиноби, тем самым изменившись и став новым существом.
   За две минуты реального времени, принцесса клана Узумаки, просмотрела нарезку из отдельных фрагментов двух жизней, общей продолжительностью в два часа. Когда же иллюзия наконец оборвалась, она болезненно поморщилась и опустив голову, стала ожесточенно растирать переносицу, лоб и виски.
   - воды? - Предложил Какаши.
   - обойдусь. - Огрызнулась красноволосая женщина, в голове и эмоциях которой, царил полнейший сумбур. - И как же мне теперь тебя называть?
   - Хатаке Какаши, ведь я - это он, так же как он - это я. - Никак не отреагировав на агрессию собеседницы, отозвался бывший император, снова закрывая левый глаз повязкой, на которой была закреплена пластинка с символом Конохи.
   - зачем...? - Кушина, немного успокоив головную боль, неопределенно взмахнула правой рукой, при этом едва не потеряв равновесие.
   - мне нужны помощники, которым я смогу доверить некоторую работу. Теневые клоны и аналогичные техники, не подходят по вполне понятным причинам. Раскрывать себя раньше я не стал, так как это было опасно, да и бесполезно для меня же.
   - но твои знания могли бы помочь... - Начала было говорить Узумаки, но прикусила себе язык, осознав то, как это звучит.
   - ни один клан, добровольно не станет делиться секретами с союзниками, если не получит за это нечто равноценное в обмен. Если бы я, рассказал Минато о том, что стал кем-то большим, нежели его малолетний ученик, то Хокаге всеми способами попытался бы меня ограничить в свободе и использовать новые знания... и был бы в этом прав. Если же тебя интересует, почему я не помог вам справиться с демоном, то тут вина целиком лежит на твоем муже, который не позволил добить монстра, а затем призвал местного бога, приближаться к которому не станнит ни один маг, находящийся в здравом уме.
   Выслушав этот монолог, высказанный с абсолютно безэмоциональным лицом, Кушина промолчала, и лишь слезы потекли по ее щекам. В горле стоял горький ком, в груди бушевало возмущение, но разум подавлял порывы эмоций, упорно утверждая, что от существа сидящего напротив, зависит судьба Наруто.
   - и чем же слабая, покалеченая женщина, может быть полезна кому-то вроде тебя?
   Какаши улыбнулся, оценив действия своей собеседницы по достоинству.
   - мне нужна твоя верность, не более но и не менее. - Произнес он так, словно говорил о хорошей погоде за окном.
   - а луну с неба тебе не нужно? - Не сдержавшись, рыкнула Узумаки.
   - нет, этот бесполезный кусок камня, внутри которого по легендам заключено тело убитого зверобога, мне не нужен. - Ответил Хатаке.
   Тишина продлилась почти минуту, в течении которой красноволосая женщина боролась с собой, а так же взвешивала возможные плюсы и минусы. Наконец она спросила:
   - что я получу в замен?
   "а вот мы и подошли к торгам, а значит клиент уже почти согласился".
   Удовлетворенно подумал бывший император, прежде чем начал перечислять:
   - для начала, ты получишь новое, здоровое тело... в конце концов, так ты сможешь принести больше пользы. Вторым пунктом идут знания, недоступные никому больше в этом мире, да и многих других мирах тоже. Моя защита, обеспечение потребностей, ну и возможность воспитывать своего сына, идут третьим пунктом. Еще что-то желаешь? Предупреждаю, убивать твоих врагов вместо тебя, если это не принесет пользы мне, я не намерен.
   Единственный открытый глаз молодого шиноби, сверкнул зеленым огнем, а зрачок попытался вытянуться в вертикальную щелку, но метаморфозы были остановлены и возвращены к самому началу.
   - мне... нужно подумать. - Пробормотала принцесса клана Узумаки.
   Подчиняясь взмаху руки, между собеседниками появился низкий деревянный столик, на котором стояли песочные часы. Какаши перевернул хронометр, заставив струйку белого песка пересыпаться в ранее пустой отсек устройства.
   - у тебя пять минут. - Сообщил мужчина. - Как только последняя песчинка окажется внизу, я либо услышу ответ, либо сотру тебе память об этом разговоре, и мы продолжим жить так, как жили до него.
   Кушина немигающим взглядом смотрела за песком, перетекающим из верхней половинки часов в нижнюю, от волнения кусая губы и даже не замечая этого. В ее изумрудно зеленых глазах, после гибели мужа словно бы затянутых прозрачной дымкой, ярко отражалась борьба, ведущаяся между гордостью, долгом перед кланом, и долгом матери перед ребенком. Тишину кабинета не нарушало ни что, даже звуки доносившиеся снаружи, словно бы кто-то отключил...
   - время вышло. - Объявил чародей, сцепляя пальцы рук перед грудью. - Каков твой ответ?
   Женщина глубоко вдохнула и выдохнула, затем снова вдохнула, бросила обвинительный взгляд на часы, которые слишком быстро отсчитали последние секунды, а затем заявила, будто бросаясь со скалы в водопад:
   - я... - Собственный голос звучал как будто издалека, а смысл слов ускользал от измученного сознания, стремящегося сбежать в спасительную тьму.
   Хатаке пришлось подхватывать обмякшее тело, а затем приводить собеседницу в чувства, мысленно ругая себя за то, что слишком затянул разговор.
  
   ***
   Тем же днем, перед самым закатом, в особняк Хатаке прибыл гонец от Хокаге, который принес приказ явиться на один из полигонов АНБУ. Там его должен был встретить проводник из "корня", который в свою очередь проводит к лаборатории Орочимару. По приказу Хирузена, Какаши поступал под командование "белого змея", на срок от одной недели до полугода.
   Возражать или возмущаться поздним временем вызова, было неуместно, все же чародей был наемным убийцей а не гражданским подростком, да и кроме того, носил титул главы клана, что так же делало его взрослым в глазах окружающих. Отдав приказы и объяснив ситуацию Кушине, он только накинул свой форменный комбинезон, надел зеленый жилет, и чуть больше чем через минуту, отправился на место встречи.
   Тренировочный полигон АНБУ, размещался на окраине городского парка, занимал площадь почти в квадратный километр, и был отгорожен от общего пространства, заграждениями из колючих кустарников и колючей проволоки. И пусть шиноби, уже обучившихся ходить по деревьям и прыгать по веткам, это не задержало бы и на пару секунд, но рассчитана преграда была как раз на гражданских и детей. Все остальные и сами понимали, куда не следует заходить, да и постоянная охрана, следила за нарушителями правил.
   На самом деле, полигонов у АНБУ, так же как и у "корня", было много, и почти все они были хорошо спрятаны и защищены. Тот же участок, о котором знали все жители Конохи, существовал в большей степени для того, что бы отвлекать на себя внимание гражданских. Агенты спецслужб, время от времени специально распускали слухи о "запретной зоне", поддерживая вокруг нее ореол неизвестности и опасности, что заставляло учеников академии, раз за разом пробираться через кусты и колючую проволоку, зарабатывая многочисленные порезы и изрывая одежду в неопознаваемые тряпки, только для того что бы на той стороне преграды, быть пойманными дежурными чонинами. В то же время, настоящие военные объекты, оставались в тени славы заповедного уголка, где если и проводились тренировки, то только с использованием рукопашного боя и метательного оружия.
   - вы вовремя, господин Хатаке. - Произнес невысокий мужчина в безликой белой маске, выходя из тени деревьев.
   - на самом деле, я бы предпочел опоздать... часиков на двенадцать. - Усмехнулся бывший император, спрыгивая с ветки дерева, и приземляясь рядом с бойцом "корня".
   - к сожалению, у гениев свое ощущение времени, и оно редко совпадает с пониманием нормальных людей. - Совершенно без интонации, отозвался собеседник, после чего жестом попросил следовать за собой.
   "и ведь если не читать его мысли, то совершенно непонятно, шутка это была, или он действительно считает Орочимару ненормальным. Впрочем, если вспомнить все, что я успел узнать о Сенине, то назвать его нормальным, язык не повернется... но это и ко мне относится".
   Мысли текли ровно и спокойно, пока двое шиноби сперва бегом пересекли полигон, затем вышли в общую часть деревни и прыгая по "верхним путям", направились в сторону так называемого "леса смерти", (испытательная площадка первого Хокаге, где он изучал воздействие концентрированной природной чакры, на живые организмы). Проводник двигался быстро, но не вырывался вперед, старательно оставаясь в поле зрения своего подопечного, одновременно с этим проверяя, на что же способен Хатаке в плане физической подготовки.
   "ты самокритичен, старший брат".
   Заметила Ярнунвоск.
   "просто я здраво смотрю на реальность: существо прожившее более тысячи лет, при этом умиравшее не один раз, по определению не может быть нормальным".
   Пояснил свою точку зрения чародей.
   "все зависит от того, что именно называть "нормой"".
   Возразила дракониха, начавшая скучать без возможности размять крылья и лапы в реальном мире.
   "ты решила углубиться в философию?".
   Мужчина не сдержал удивления.
   "у тебя во внутреннем мире конечно красиво, но слишком однообразно. Я уже дождаться не могу того момента, когда ты решишь затащить в этот мир "звезду смерти". Паника поднимется...".
   Крылатая ящерица от предвкушения даже заурчала, чем вызвала у своего Всадника легкую улыбку.
   "к сожалению, даже имея возможность открыть портал с этой стороны, мы не сможем протащить через защитные барьеры, всю станцию. Даже по предварительным расчетам, демона запечатанного в Наруто, окажется недостаточно".
   Пока Хатаке вел диалог со своей "сестренкой", шиноби успели подойти к ограде полигона "сорок четыре", так же называемого "лес смерти". Представшая их взглядам пятиметровая стена, сколоченная из деревянных брусьев и толстых досок, совершенно не впечатляла, особенно на фоне огромных стволов деревьев, находящихся по ту сторону. Однако в магическом зрении, картина менялась, и то что раньше казалось невзрачной изгородью, превращалось в материальный каркас для энергетической стены, несущей в себе свойства отгонять животных, обитающих среди исполинских деревьев.
   - нам туда? - Чародей кивнул головой на закрытый полигон, и получил в ответ подтверждающий кивок своего спутника. - Ну... где же еще обитать "белому змею".
   "переигрываешь".
   Хмыкнула Ярнунвоск.
   "никто не понимает гениев".
   Изобразил обиду Какаши.
   "уверена, Орочимару тоже так думает... вы точно подружитесь".
   На этот раз, дракониха откровенно смеялась.
   Двое шиноби прошли через одни из многочисленных ворот, по пути боец "корня" передал охраннику какую-то записку, и вскоре стена оказалась где-то позади, за сомкнувшимися за спиной стволами, толщина которых была такова, что обхватить их могли бы только пятеро взрослых мужчин, сцепившихся руками.
  
   ***
   Как и положено гениальному ученому с не самой лучшей репутацией и замашками вивисектора, вход в свою обитель Орочимару устроил в неприметной тесной пещере, спрятанной в корнях очередного дерева гиганта. Резко спускаясь вниз, пещера оканчивалась каменной плитой, которую можно было открыть, только пролив некоторое количество крови на специальный символ, более всего похожий на естественную трещину.
   Открывающий механизм, отодвигал плиту в сторону ровно на двадцать секунд, после чего заслонка возвращалась на место, а посетители оказывались в довольно тесной комнатке, с ограниченным запасом воздуха. Напротив первой двери, находилась вторая, представляющая из себя металлический люк диаметром в полтора метра, на внешней стороне которого был выгравирован змей, кусающий себя за хвост.
   - и что дальше? - Поинтересовался Хатаке у своего проводника, уже без стеснения просматривая его мысли и воспоминания, а так же готовясь "вскипятить" мозги, в случае если он попытается напасть.
   "раньше нужно было думать о ловушке".
   Обвинительно произнесла Крылатая ящерица, ничуть не взволнованная той ситуацией, в которой оказался ее Всадник. Все же она знала истинные возможности чародея, а потому ни на секунду не усомнилась, что он сумеет сбежать, даже если на него одновременно нападут все те, кто сражался против девятихвостого лиса во время дня рождения Наруто.
   - нужно ждать. - Меланхолично произнес боец "корня". - Скоро нас впустят.
   Слова проводника оказались правдивыми, так как не прошло и двух минут, как люк несколько раз щелкнул, скрипнул и распахнулся внутрь, открывая округлый проход в монолитной бетонной стене. За входом начинался длинный коридор, освещенный электрическими лампами закрепленными на потолке...
   "если я правильно понимаю предназначение углублений в полу, то сверху должны опускаться решетки или пластины, перекрывающие коридор через каждые пятнадцать метров. Их можно использовать, что бы задержать вторженцев, или же не дать сбежать подопытным... и что-то мне подсказывает, что правильным является именно второй вариант".
   Пронеслась в голове у Какаши стремительная мысль.
   "наверное это личный опыт говорит".
   Ехидно прокомментировала Ярнунвоск, намекая на собственные лаборатории, построенные в прошлом мире.
   - Хатаке Какаши? - Спросил один из двоих охранников, на которых кроме стандартных комбинезонов шиноби, были надеты белые халаты.
   "нет, я переодевшийся Шимура Данза, решивший проверить бдительность своих подчиненных. Разве не видно? Вон, даже повязка на глазу есть".
   С неожиданной даже для себя злостью, подумал чародей, но все же сумел сдержаться и коротко кивнул.
   - господин Орочимару уже ждет вас. - Подал голос второй встречающий. - Пойдемте, по пути мы расскажем вам правила, и покажем план базы.
   Стоило молодому шиноби оказаться в сером коридоре, как за его спиной захлопнулся люк, и щелкнули замки. Боец "корня", служивший проводником до этого места, остался в маленькой комнатке.
   - не беспокойтесь о своем спутнике, после закрытия люка, плита сама откроется на двадцать секунд. Этого времени более чем достаточно, что бы он успел выйти. - Тут же произнес первый из заговоривших охранников.
   Дальнейшие десять минут, Хатаке слушал многочисленные правила безопасности, а так же запоминал ограничения, наложенные лично на него. Оказалось, что база Орочимару, является полноценным научным комплексом, где изучали различные геномы, выводили болезни и лекарства, придумывали новые техники и оружие, а так же модифицировали солдат вступивших в спецслужбы. Опыты и эксперименты, преимущественно проводились над бандитами, вылавливаемыми на просторах страны Огня, когда же система считалась достаточно отработанной, наступало время пленных шиноби.
   База состояла из четырех подземных этажей, на самом нижнем из которых, в тюремных камерах и изоляторах, содержались подопытные. Третий подземный этаж, целиком состоял из лабораторий, операционных и складов с оборудованием и препаратами, необходимыми для экспериментов. Второй этаж вмещал в себя полигоны для испытаний и тренировок, и там же находился арсенал. Первый же этаж, оказался общежитием, где в свободное время обитали сотрудники, порой не выходящие на поверхность целыми месяцами.
   Самого Орочимару, покинуть его обитель смог заставить только девятихвостый демон, начавший разрушать Коноху, но когда эта угроза была устранена, ученый снова скрылся в подземелье, на все важные мероприятия, отправляя своего теневого клона.
   "ох уж эти фанатики от науки... и я попал в подчинение одного из них".
   Попытался мысленно посокрушаться бывший император, но был прерван обитательницей своего внутреннего мира.
   "вы точно подружитесь".
  
   ***
   Орочимару встретил своего нового временного подопечного, в одной из своих лабораторий: на потолке горели белые лампы, пол сверкал зеркальной чистотой, в воздухе пахло парами спирта, а в середине помещения возвышался операционный стол. Вдоль стен стояли стеллажи, на полках которых виднелись ряды коробочек и бутылочек, а на передвижных железных столиках, лежали различные инструменты.
   Прежде чем спуститься на третий подземный этаж, Какаши пришлось посетить душевую, где его окатили дезинфицирующим раствором. Новый комплект одежды, состоял из привычных комбинезона и ботинок с открытыми пальцами, а так же белого медицинского халата, от которых слабо пахло чем-то химическим.
   Сенин, (титул шиноби, научившегося впитывать рассеянную в природе чакру, обучаясь у одного из видов призывных животных), являлся запоминающейся харизматичной личностью. Он был высок и худ, но не худощав, пряди черных волос спадали на лицо, а на затылке схватывались резинкой в низкий тугой хвост. Лицо мужчины обладало неестественной бледностью, губы почти постоянно изгибались в ироничную усмешку, зрачки имели форму вертикальных щелок, ну а веки отливали фиолетовым цветом, создавая ложное ощущение будто они чем-то покрашены.
   При первой встрече, вместо приветствия Орочимару произнес:
   - Какаши, ни при каких условиях не называй меня "учитель"... я вовсе не хочу проверять, совпадением или закономерностью стала судьба твоих предыдущих наставников.
   Низкий шипящий голос, имел свойства проникать в глубь души, и если бы бывший император ранее не имел опыта общения с подобными личностями, то вероятно впал бы в ступор. Впрочем, отыгрывать ожидаемую реакцию все равно пришлось, однако чародей не стал изображать шока или возмущения, решив сделать вид, что не понял намека.
   А далее, без предисловий началась работа: молодого шиноби усадили за один из передвижных столиков, выдали стопку бумаги и инструменты для рисования, выдали несколько формул печатей и приказали их оптимизировать и совместить так, что бы в системе не было противоречий. В то же время, сам "змеиный Сенин", и несколько его ассистентов в стандартной униформе и белых тканевых масках на нижних половинах лица, приступили к работе над обнаженным мужским телом, закрепленным на операционном столе. С их стороны доносилось торопливое бормотание, названия техник, и стук железных приборов о подносы.
   Прошло примерно шесть часов реального времени, прежде чем тело подопытного погрузили на каталку и вывезли в соседнее помещение, а освободившийся ученый, сев напротив Какаши за его рабочий стол, бесцеремонно вытащил из-под пишущей руки лист с комплексной печатью.
   - хмм, совсем не плохо. - Заключил "змеиный Сенин". - Вижу, учитель не зря тебя хвалил.
   - это была проверка? - Добавив в голос немного неуверенности, спросил Хатаке.
   - она самая, Какаши. - Собеседник растянул губы в тонкую улыбку, сверкнув хищными змеиными глазами. - Должен сказать, что ты ее прошел, а потому с завтрашнего дня, приступаешь к настоящей работе в роли моего ассистента.
   - могу я задать вопрос...? - Договорить чародей не успел, так как был перебит.
   - ку-ку-ку-ку... не стесняйся, Какаши, чувствуй себя как дома. - Ученый слегка обнажил белоснежные зубы со слегка удлиненными клыками. - Мы ведь здесь, словно одна семья.
   "в семье не без Сенина".
   Весело хмыкнула во внутреннем мире Ярнунвоск.
   - чем именно я могу быть вам полезен? - Никак не прореагировав на высказывание "сестренки", спросил чародей.
   - ты будешь задействован только в проектах, где необходимы углубленные знания по установке различных печатей и барьеров, так что не переживай, времени для самообразования останется более чем достаточно. Допуск в нашу библиотеку, я тебе уже дал, так что не советую пренебрегать этой возможностью. - Орочимару уже собирался уходить, когда вдруг о чем-то вспомнил, взял один из чистых листов бумаги и грифель для письма, после чего торопливо стал наносить столбики символов. - Вот эту технику, ты должен освоить к нашей следующей встрече.
   Взяв в руки бумажку, бывший император с некоторым удивлением понял, что ему дали подробное описание методики ускорения мышления, с применением медицинской чакры. В приписке под основным текстом было пояснение, что техника работает и с обычной чакрой, но с гораздо более низким коэффициентом полезного действия.
   Меньше чем через минуту после того как ушел ученый, к Хатаке подошел один из недавних ассистентов, и предложил проводить в общежитие, где уже подготовили комнату для временного постояльца.
  
   ***
   Жизнь потекла своим чередом: спать приходилось урывками, в свободное время, так как в любой момент Орочимару мог понадобиться мастер печатей, способный находу придумать или модифицировать энергетическую конструкцию с четко определенными свойствами. Техника ускорения мышления, сильно помогала в работе, так как оказалась даже более эффективной чем тот аналог, которым прежде пользовался бывший император. Побочным эффектом методики, можно было назвать перегрев головного мозга, но медицинская чакра, успешно выступала в качестве охладителя, да еще и снимала усталость улучшая и без того превосходную память.
   Стороннему наблюдателю могло бы показаться, что люди находящиеся в лабораториях, постоянно что-то бормочут, практически не делая перерывов между словами, на самом же деле они говорили в привычном темпе, но с ускоренным мышлением.
   Среди проектов Орочимару, было наделение простых людей, возможностью манипулировать природной чакрой, а так же наделение шиноби дополнительными стихиями и трансформация тела в боевую форму. Разумеется, это было далеко не все, чем занимался "змеиный Сенин", но Какаши допускали к строго ограниченному числу разработок, так же как и других обитателей комплекса. Полный доступ к информации не имела даже личная ученица ученого, фигуристая блондинка по имени Митараши Анка.
   Работа над проектом "проклятая печать", настолько захватила Хатаке, что он совершенно потерял ощущение времени. Возможность искусственно создавать сеть чакроканалов, открывала огромные перспективы, тем более что эта энергетическая система, подпитывалась при помощи специальных печатей "наносов", заполняющих искусственно создаваемый резерв, во время режима ожидания.
   Первая ступень активации "проклятой печати", проявлялась в виде угольно черных линий, проступающих на коже подопытного. Получившие эту метку шиноби, на короткое время, могли увеличить все свои физические показатели, а так же возрастала эффективность их магических умений. Обычные люди, получившие метку, после активации, становились на один уровень с сильными генинами, или слабыми чонинами... но только по физическим показателям.
   Ментальный блок, встроенный в "проклятую печать", позволял внушить подопытному какую-то определенную мысль, а в некоторых случаях, управление телом перехватывала искусственно созданная личность, являющаяся духовным клоном Орочимару. В подобных ситуациях, сознание владельца тела, проваливалось в беспамятство, а пробуждалось только тогда, когда печать отключалась из-за перерасхода резерва, или же по приказу управляющей структуры.
   - в будущем, можно будет устанавливать метки на пленников, перед тем как отпустить их. Таким образом Коноха, получит во вражеском лагере, своих "спящих" агентов, которые сами не будут знать о своей роли. Остается лишь придумать способ, как маскировать "проклятую печать" от обнаружения.
   Орочимару нередко расписывал открывающиеся возможности, но лишь тогда, когда в зоне слышимости оказывались вполне определенные люди, являющиеся наблюдателями от "корня" или "теней". В результате, у бывшего императора начало складываться впечатление, будто он оправдывается перед Хокаге и Данза, за все свои эксперименты и затраты.
   Вторая ступень активации "проклятой печати", знаменовалась изменением внешности подопытного: энергетическая псевдоматерия, образовывающаяся из природной чакры, принимала вид чешуи, шерсти, дополнительных конечностей, клыков и когтей. Самым же удивительным оказалось то, что новые части тела, ощущались так, словно были родными. Чакроканалы, выходящие на поверхность тела чем-то вроде клапанов, прорастали в дополнительные конечности и органы, временно беря на себя функцию нервной системы, что позволяло нетолько шевелить крыльями или дополнительной парой рук, но и получать тактильные ощущения, пусть и в несколько урезанном виде. После же отключения метки, псевдоплоть теряла подпитку и стабильность, в результате чего рассеивалась без следа.
   Велась так же разработка стихийной "проклятой печати", чьим главным отличием являлось свойство, преобразовывать всю поступающую в искусственный резерв чакру, в один из элементов стихии. Таким образом, шиноби овладевший одной или двумя стихиями, мог получить третью стихию практически без усилий со своей стороны, но возникающий при активации метки конфликт родной и чужеродной энергетик, приводил к падению эффективности контроля, а соответственно и увеличению затрат даже на самые простые приемы. С другой стороны простые люди, не имевшие собственной чакросистемы, превращались в низкоранговых шиноби, способных изображать из себя артиллерию, забрасывающую врага огненными шарами, или чем-то другим, не менее разрушительным. При этом, увеличение физических показателей, оказывалось на порядки ниже, нежели при первом варианте "проклятой печати".
   В результате опытов выходило, что при помощи печатей можно было создать либо слабого стихийника, либо среднего рукопашника... разумеется если речь шла об изначально обычных людях, чакрой не владевших. Кроме того, "проклятая печать", примерно на треть состояла из различных медикаментов, среди которых был и мутаген, постепенно перестраивающий организм носителя, способствуя проращиванию энергетических каналов и уплотнению тканей. Каждый подопытный, перед процедурой установки метки, пил лекарства и витамины, получал прививки, а после завершения процесса, активно отъедался, восстанавливая затраченные организмом ресурсы.
   Как и предсказывала Ярнунвоск, Какаши и Орочимару, сошлись на почве общих интересов, и хоть их сложно было назвать друзьями, но общались на интересующие темы, они вполне мирно и уважительно. Во время одной из бесед за обедом, родилась идея о создании печати, которая могла бы служить дополнительным резервуаром чакры, соединенным с природной СЦЧ, (системой циркуляции чакры), шиноби. проект был набросан на салфетке прямо в столовой, и его воплощением в жизнь ученые занялись в тот же вечер, сразу же после проведения обязательных тестов над "добровольцами", получившими стихийные метки.
   Работу исследователям облегчило то, что Сенин имел некоторую информацию о печати, выполняющей аналогичные функции, обладательницей которой являлась Цунаде Сенджу. Полученный результат превзошел все ожидания: резервуар поглощал всю чакру, которая в обычном состоянии выделялась организмом шиноби в пространство, благодаря чему подопытный становился почти не виден для классических сенсорных техник. Печать в режиме пассивного накопления, представляла из себя черный крест, нарисованный на солнечном сплетении, а во время активации и выделения накопленной энергии в СЦЧ, превращалась в паутину из красных линий оплетающих все тело. Из-за какой-то ошибки, которую так и не удалось обнаружить, поток энергии невозможно было перекрыть, пока резервуар полностью себя не опустошит, после чего метка снова переходила в режим пассивного накопления.
   Какаши мог бы решить проблему, встроив в структуру печати рунную цепочку... но демонстрировать перед Орочимару столь необычные знания, ранее не существовавшие в этом мире, было бы слишком недальновидно.
  
   ***
   Пол года пролетели совершенно незаметно, и вот уже Какаши распрощавшись со всеми новыми знакомыми, а так же пожелав успехов "змеиному Сенину", наконец-то выбрался на поверхность, оставив позади лабораторный комплекс. Огромные деревья, где-то вверху шумящие зелеными кронами на порывах ветра, встретили молодого шиноби приятным полумраком раннего вечера. Однако, долго наслаждаться видами и свежим воздухом, не получилось, так как обитатели полигона "сорок четыре", иначе известного как "лес смерти", попытались попробовать чужака на вкус.
   Первым был паук, упавший на тонкой паутине с нижних ветвей одного из исполинских деревьев. Насекомое было примерно два метра в длину и полтора в высоту, но не отличалось большой скоростью и интеллектом, в результате чего получило огненный залп прямо в середину груди, превратившись в пылающий факел.
   "а я уже и забыл о местных зверушках".
   Посетовал чародей, легко уходя от выскочившей из кустов змеи.
   Следующая встреча была с полуметровыми муравьями, не слишком опасными по отдельности, но представляющими угрозу, когда передвигались группами более чем в пару сотен особей. Что бы миновать эту мельтешащую массу, пожирающую все на своем пути, бывшему императору пришлось взобраться на деревья и продолжить свой путь по "верхним путям". Тут встречались пауки, летучие мыши, один раз в поле зрения попала белка, которая сидя в дупле, поедала фиолетовую змею, толщина которой была равна диаметру ноги взрослого мужчины.
   "что-то я в прошлый раз, не обращал внимания на эти достопримечательности".
   Подумал Хатаке, бросая метательный нож в изготовившуюся к прыжку ящерку, практически слившуюся по цвету с корой дерева. Не успел зверек долететь до земли, как был подхвачен очередным обитателем леса, скрывшемся среди кустов раньше, нежели чародей успел его опознать.
   "тогда у тебя голова была забита другим, да и живности было явно меньше. Возможно проводник специально подобрал время, когда дорога наиболее безопасна?".
   Подала голос Ярнунвоск. Последние месяцы стали для нее настоящим испытанием, так как наука дракониху интересовала не слишком сильно, а отстраниться от мыслей Всадника, находясь в его же внутреннем мире, было задачей крайне сложной.
   Добравшись до ворот в стене, окружающей полигон "сорок четыре", молодой шиноби отметился у охранников, и с спокойной душой вышел в Коноху. Неспешная прогулка по тихой ровной дороге, умиротворяла и позволяла заняться сортировкой мыслей и эмоций, из-за непрекращающихся экспериментов и ознакомления с лабораторными журналами, пришедших в полнейший беспорядок. Для опытного менталиста, подобное положение дел было недопустимо, и это требовало немедленно принять меры.
   "сейчас бы в горячую ванну...".
   Подумал мужчина.
   "...и горячую женщину".
   Закончила за него мысль дракониха.
   "думаешь стоит? Хм... вроде бы где-то в Конохе был целый квартал, где размещались заведения, оказывающие подобные услуги".
   "а тебе не рано? Не боишься получить "Запечатление"?".
   С долей беспокойства в голосе, спросила крылатая ящерица.
   "не беспокойся, я просто шучу. Хотя, с другой стороны, мне подобное вряд ли может грозить, энергетика души уже давно сформирована, и сейчас только подстраивается под внешние воздействия, ну а тело... его не так уж и сложно контролировать, если знать на что обращать внимание".
   Проходя мимо магазинчиков и между жилыми домами, встречая знакомых по памяти прошлого владельца тела людей, Какаши приветственно кивал, кому-то махал рукой, обменивался парой фраз с продавцами, покупая у них фрукты и сладости. Для окружающих, он был очередным шиноби, вернувшимся домой из долгосрочной миссии, и никто не задавал лишних вопросов.
   "и все же, лучше не рискуй. Мне бы не хотелось, что бы мой старший брат, сходил с ума по совершенно незнакомой женщине".
   После этих слов, произнесенных Ярнунвоск, в отдаленных уголках памяти что-то шевельнулось, но попытка поймать ускользающую мысль не привела ни к чему, кроме мимолетного появления какого-то размытого образа, тут же погребенного под целым валом совершенно не связанных воспоминаний.
   В задумчивом состоянии, Хатаке подошел к территории своего особняка, где его встретил лай маленького белого щенка, свернувшегося в комок прямо перед воротами.
   - м-да... не на такую встречу я рассчитывал. - Подняв зверька на руки, попутно накинув на его разум иллюзию, что бы погрузить в сон, чародей вошел на огороженную территорию, где его взгляду предстал аккуратный сад, в котором гуляли Кушина, Наруто, а так же внучка управляющего финансами клана.
   - я вернулся. - Объявил бывший император.
   - Кака! - Радостно воскликнул светловолосый малыш, одетый в ярко оранжевый комбинезон, побежав на встречу молодому мужчине.
   Внучка управляющего и кухарки, что-то пискнув, убежала в дом, а красноволосая женщина, сидящая в кресле каталке, только слабо улыбнулась, убирая с лица прядь волос, выбившихся из прически.
  
   ***
   Рыжеволосая голова Кушины, покоилась на правом плече Какаши, в то время как молодой мужчина, бережно удерживая обмякшее тело женщины на руках, спускался в подвал своего дома. В комнате чародея, так же как и в покоях принцессы Узумаки, остались кровавые двойники, которые должны были изображать хозяина и его подопечную, в случае если кто-то решит их посетить.
   "не лучше было бы оставить ее в сознании?".
   Полюбопытствовала Ярнунвоск, которая просто не могла себе позволить, проспать предстоящее представление.
   "все равно, мне бы пришлось нести ее на руках, а так она хотя бы не разговаривает и не мешает... да и передумать уже не может".
   Ответил своей "сестренке", бывший император.
   "тогда уж, скажи лучше что ты опасался, что Кушина в последний момент изменит решение".
   Дракониха фыркнула, выражая свое пренебрежение к глупым людям, не способным решить, что же им нужно на самом деле.
   "от части ты права, но согласие уже было дано, так что договор формально можно считать заключенным. Но если бы подопытная начала сопротивляться и подняла шум, это создало бы мне некоторые сложности".
   Задумчиво произнес Какаши, телекинезом закрывая за собой дверь подвала. Единственный его открытый глаз, тут же вспыхнул изумрудным огнем, а зрачок вытянулся в вертикальную щелку, похожую на язык пламя от свечи.
   "тогда, почему было не использовать внушение, или не установить закладки в разум, как ты делал раньше?".
   Продолжила свой допрос крылатая ящерица.
   "меня интересует результат, который можно получить благодаря добровольному контракту. В прошлый раз, нечто подобное удалось проделать с Сапфирой, но все же тогда у нее практически не было выбора".
   Спустившись по лестнице, Хатаке пересек просторный подземный зал, и остановился перед металлическим шкафом, высотой в два с половиной метра, который стоял в самом дальнем от входа углу. Из-за нанесенных на внешние стенки артефакта рунных цепочек, взгляд сам собой соскальзывал в сторону, а из разума, если не концентрироваться на этом предмете специально, знания о его существовании стирались как нечто, совершенно не имеющее значения.
   Созданный без ручных печатей теневой клон, открыл дверцу, тем самым нарушая целостность цепочек символов, и после того как молодой шиноби со своей ношей вошел внутрь, снова закрыл шкаф. Как только дверца захлопнулась, чары активировались и артефакт опять стал совершенно незаметным и неинтересным предметом интерьера.
   "спасибо тому гению, который первым придумал заклинания расширяющие пространство".
   Искренне подумал чародей, оказавшийся в лаборатории, площадь которой составляла сто квадратных метров. На это помещение были наложены не только чары расширения пространства, но и рунная конструкция, позволяющая ускорять и замедлять течение времени, благодаря чему выращивание клона принцессы клана Узумаки, удалось провести без таких экстренных мер, как ускорение обмена веществ и деления клеток.
   Уложив Кушину на один из двух операционных столов, занимающих центр комнаты, Хатаке отошел к дальней от входа стене, где между компьютерными терминалами, стояла колба заполненная зеленоватой жидкостью, в которой безвольно плавало женское тело, с ног до головы обвешанное датчиками, и утыканное дыхательными трубками и капельницами. У других стен стояли шкафы с инструментами и медикаментами, а так же письменными принадлежностями.
   "а теперь восславь тех, кто изобрел трансмутацию и трансфигурацию, так как без этих двух наук, тебе бы пришлось обходиться примитивным оборудованием аборигенов".
   Ехидно заявила дракониха, весьма довольная своим замечанием.
   Создавая свою переносную лабораторию, бывший император действительно был вынужден нетолько зачаровывать отдельные элементы, и наносить рунные цепочки, но еще и трансмутировать некоторые материалы, которых в этом мире попросту не существовало из-за слабого развития науки, не относящейся к использованию чакры. Ту же колбу для выращивания клона, пришлось собирать из деталей, созданных при помощи постоянной трансфигурации.
   "я бы с удовольствием пожал руку каждому из этих ученых, но боюсь моя благодарность им уже не нужна".
   После нажатия нескольких клавиш на одном из терминалов, жидкость в колбе начала стремительно убывать, а женское тело, ранее свободно плававшее, обвисло на проводах. С тихим шелестом, стеклянная оболочка раскрылась и раздвинулась в стороны, открывая мужчине доступ к своему содержимому.
   - а я не ошибся с возрастом клона? - Сам себя спросил Какаши, начав отсоединять от обнаженного тела датчики и вытаскивать капельницы. - Впрочем, вряд ли Кушина расстроится, если узнает что стала на пару лет моложе.
   "а она вроде бы симпатичная... для человека. Не хочешь с ее помощью оставить в этом мире потомство? В целях эксперимента, разумеется".
   На последних словах крылатая ящерица все же не выдержала, и в голове у чародея зазвучал рычащий сдавленный смех.
   "идея интересная, я ее обдумаю".
   Совершенно серьезно отозвался мужчина, перемещаясь к второму операционному столу, и укладывая на него клона.
   "ммм... старший брат, я просто пошутила".
   В голосе Ярнунвоск прозвучал намек на смущение.
   "я это понял. А сейчас, не отвлекай, мне бы не хотелось что ни будь напутать уже в конце эксперимента".
   При помощи кисти для каллиграфии, на теле клона, на нижней части грудной клетки и верхней половине живота, была нарисована пентаграмма. В каждом из лучей, свое место занял символ, обозначающий одну из стихий: молния, земля, вода, воздух и огонь. В середине пентаграммы, был изображен иероглиф обозначающий слово "жизнь".
   Магическая конструкция, запитанная чакрой из резерва Какаши, слабо светилась синим цветом, что означало, что первый этап ритуала завершен успешно. Удовлетворенно кивнув, Хатаке подошел к операционному столу, на котором лежала Кушина, одетая только в тонкую ночную сорочку.
   Резким ударом правой руки, чародей пробил грудь женщины, вонзив пальцы прямо ей в сердце. Жертва дернулась, ее глаза распахнулись а рот открылся в беззвучном крике... но через несколько мгновений, зрачки помутнели и сведенные судорогой мышцы расслабились. Тем временем, подчиненная воле бывшего императора кровь, стала концентрироваться в одной точке, кристаллизуясь в невероятно плотный кристалл, ставший временным вместилищем для души принцессы клана Узумаки.
   Свободной рукой сняв с головы повязку, Какаши стал при помощи шарингана, наблюдать за процессами происходящими с телом и энергетикой красноволосой женщины. Кровь из сосудов кристаллизовалась в первые же секунды, затем стали усыхать мышцы и органы, ввалились глаза и кожа огрубела и растрескалась. Духовные же оболочки, включая те жалкие остатки СЦЧ, полностью втянулись в рубиновый кристалл, даже не деформировавшись.
   "нужно будет раздобыть второй шаринган... для комплекта".
   Промелькнула мысль на грани сознания.
   "и где же ты собираешься его взять? Вряд ли Учихи с радостью поделятся запасными органами, а прошлый хозяин этого глаза, погиб на минувшей войне".
   Вставила свою реплику Крылатая ящерица.
   "не вижу сложностей. Вариантов, где достать второй шаринган, не так и мало: можно подкараулить какого ни будь Учиху, отправляющегося на задание за пределы деревни, или пробраться на территорию их клана, что бы забрать требуемое у спящей жертвы... но я предпочту вырастить клона, у которого оба глаза будут "из одного комплекта". Кроме того, не лишним будет провести ритуал поглощения сущности, что бы получить полный контроль над чужим дадзюцу".
   Пока чародей вел мысленный диалог, тело принцессы Узумаки, окончательно усохло, превратившись в скелет обтянутый кожей, внутри которого находились усохшие и сморщенные органы. В ладони же, все еще погруженной в грудную клетку жертвы, лежал полупрозрачный камень, похожий на ограненный рубин размером с фалангу большого пальца. Внутри ловушки, яркой искрой сияла душа молодой женщины, так и не успевшей понять, что же с ней происходит.
   Вытащив руку из уже мертвого тела, скелет которого почти рассыпался под собственным весом, Какаши обошел операционные столы, и осторожно уложил кровавый кристалл в середину пентаграммы, нарисованной на теле клона.
   Как заметил Хатаке, в ритуалистике этого мира, особое внимание уделяется именно пентаграммам, которые отображают пять основных стихий чакры и природы. Впрочем, это совершенно не мешало одаренным, использовать в ритуалах иные конструкции, к примеру печать восьми тригранников, при помощи которой Минато, заточил половину девятихвостого демона лиса, в своем сыне, (Кушина сама рассказала, как ее муж продал душу Шинигами, что бы справиться с монстром).
   Однако, именно пентаграмма оставалась основным символом, используемым в сложной ритуалистике этого мира, и на нее настраивались остальные конструкции. Даже при создании печатей и барьеров, пяти элементам уделялась немалая доля внимания, а пятилучевая звезда, считалась самой надежной и доступной конструкцией.
   Все эти посторонние размышления, не мешали чародею выполнять следующие шаги заранее разработанного плана. Руки складывали серию печатей, наполняя символы сложенные из пальцев, точно отмеренными порциями чакры, а когда с этим было покончено, ладони опустились на гладкую чистую кожу, начав ровным потоком напитывать клона жизненной энергией.
   - техника слияния душ. - Произнес мужчина вербальную формулу активации заклинания.
   Пентаграмма вспыхнула, лежащий в ее середине кристалл, погрузился в плоть, словно камень тонущий в густом киселе, а затем символы и линии померкли, оставшись видимыми только в магическом зрении. Одна ладонь Хатаке, лежащая на груди на уровне сердца, начала испускать электрические импульсы, заставляя мышцы сокращаться, вторая же кисть, пальцы которой сжались в щепоть, наносила быстрые удары по энергетическим центрам организма, заставляя их активироваться.
   Наконец фальшивый рубин, полностью растворился, и душа Кушины встроилась в ауру клона, занимая управляющую позицию. Так как у тела не было развитого разума, и личность отсутствовала полностью, проблем с интеграцией не возникло. Однако, если бы у клона все же имелась личность, то тогда произошло бы именно слияние, а не поглощение.
   - кха-кха... кха... - Принцесса клана Узумаки, вздрогнув всем телом совершила неуверенный вдох, закашлялась, ее руки и ноги хаотично зашевелились, словно пытались что-то нащупать.
   - тише-тише, самое страшное уже позади. - Ласково проведя рукой по волосам молодой женщины, Чародей воздействовал на ее разум, снижая накал эмоций. - Сейчас я установлю на твое новое тело печать, и операция будет завершена. Потерпи еще немного.
   Кушина прекратила дергаться, ровно дыша мутным взглядом посмотрела на потолок, где светили длинные белые лампы. Моргнув несколько раз, она вспомнила последние события, и задала логичный вопрос:
   - что со мной произошло?
   Хатаке отошел к одному из боковых шкафов, и взял с полки инструменты для нанесения татуировок и введения инъекций.
   - несколько минут, ты была мертва. - Совершенно спокойно прозвучал ответ на вопрос, в то время как бывший император, приступил к нанесению разметки на кожу своей подопытной, на уровне солнечного сплетения.
   - мертва... как, почему? - В голосе принцессы клана Узумаки, зазвучали нотки испуга и растерянности.
   - я убил, что бы перенести душу в новое, здоровое тело. - Ответил молодой шиноби. - Можешь повернуть голову и убедиться сама.
   Шокированная красноволосая женщина, послушно повернула голову на бок, и ее взгляд наткнулся на высушенное до состояния мумии тело, в котором с долей воображения, можно было узнать Кушину. В этот момент, если бы ментальное воздействие на разум жертвы ослабло, могла начаться полноценная истерика.
   "тебе не кажется, что это было слишком жестоко?".
   Ярнунвоск не слишком волновала судьба очередной подопечной ее Всадника, и потому вопрос был задан скорее ради приличия.
   "так она быстрее поверит, что у нее новое тело".
   Объяснил свои действия чародей.
   Создаваемая на теле женщины печать, включала в себя элементы метки, изобретенной Орочимару, рунные цепочки, необходимые для более качественного контроля, а так же медикаментозное воздействие. Конструкция включала в себя несколько блоков, отвечающих за разные функции: накопление чакры в пассивном режиме, проращивание дополнительной системы СЦЧ, создание боевой формы, (для Кушины был выбран гибрид тигра и человека), придание нейтральной чакре свойств пяти основных элементов стихий, ну и разумеется накопление запаса природной чакры.
   Накопление чакры, должно было происходить точно так же, как и с печатью которой пользовалась Цунаде Сенджу, тоесть все излишки излучаемые телом в пространство, перенаправлялись в специальный резервуар. В отличие от того, что удалось создать в лаборатории Орочимару, без применения рун, в этой версии была возможность в любой момент перекрыть подачу энергии из накопителя в СЦЧ.
   Проращиваемая дополнительная сеть каналов чакры, в неактивном режиме никак себя не проявляла, и только при первой ступени активации боевой формы, проявлялась на коже рисунком из черных линий, создающих своеобразный аналог экзоскелета, выполняющего защитные и усиливающие функции.
   Вторая ступень активации боевой формы, запускала создание из чакры псевдоплоти, покрывающей тело дополнительным каркасом из мышц, защиты из плотной шерсти, ну и оружия в виде кинжально острых когтей и клыков. Исключительно из желания удовлетворить свои эстетические вкусы, Какаши внес в конструкцию еще и длинный тигриный хвост, оканчивающийся коротким но острым шипом, впрыскивающим в жертву ядовитую часть природной энергии.
   Блок, отвечающий за превращение нейтральной чакры в стихийную, по сложности и объему, уступал только участку печати, отвечающему за трансформацию тела. Благодаря этому набору символов, соединенных в единую систему, принцесса клана Узумаки, получала возможность применять техники любой из пяти первичных стихий, при этом практически лишаясь возможности стихийного смешивания... но это была не большая жертва.
   Накопление природной чакры было строго ограничено, а использовалась эта энергия только для укрепления и исцеления тела носителя печати, (ну и создания яда в боевой форме). Как побочный эффект, вся конструкция служила отличной маскировкой против сенсоров, привыкших ориентироваться на СЦЧ противника.
   Завершенная печать, выглядела как татуировка в виде полураспустившегося бутона неведомого в этом мире цветка. Во время активации первой ступени боевой формы, от бутона начинали распространяться черные линии, а при принятии формы гибрида человека и тигра, она полностью скрывалась под дополнительными мышцами и шерстью.
   - я закончил. - Объявил Хатаке, подав последнюю порцию энергии в рисунок. - У нас осталось чуть меньше часа, так что можешь задавать вопросы... на некоторые я даже отвечу.
   Кушина, все это время лежавшая без движений, и даже дышавшая через раз, внимательно посмотрела на чародея и произнесла:
   - для начала: где моя одежда?
  
   ПЯТЬ СТИХИЙ ЖИЗНИ 3.
   В стране Воды, сравнительно небольшом островном государстве расположенном вплотную к единственному изведанному материку, уже третий день подряд шел мелкий моросящий дождь. Три часа назад, солнце окончательно опустилось за горизонт, и на улице стемнело настолько, что обычным зрением нельзя было рассмотреть даже дерево, находящееся на расстоянии вытянутой руки.
   Отряд элитных шиноби Конохи, скрывался от непогоды в просторной походной палатке, защищенной от обнаружения сенсорами и случайными патрулями местных одаренных при помощи печатей. Лагерь был установлен на маленькой полянке, в глубине густой рощи, так что можно было не опасаться случайных путников, так как даже тренированным бойцам было не так просто сюда пробраться. Однако, не смотря на удаленность от поселений и оживленных маршрутов торговли, на улице постоянно был вынужден находиться как минимум один дозорный, сканирующий окрестности на случай появления врага.
   Группа под командованием Сенина Орочимару, находилась на территории условно враждебного государства, совершенно неофициально, а это значило что в случае столкновения с шиноби "скрытого тумана", придется вступить в бой, не позволяя патрульным подать сигнал тревоги. Кроме "белого змея", в отряде находились Хатаке Какаши, исполняющий роль штатного мастера печатей и бойца поддержки, Митараши Анка, на правах личной ученицы освободившаяся от дежурств и необходимости готовить, ну и двое бойцов "корня", (последние отзывались на позывные "первый" и "третий", отличались крайней молчаливостью и исполнительностью).
   Что же могло привести элитных джонинов, в страну, жители которой не отличались богатством, а земля совершенно не радовала полезными ресурсами или плодородием? Единственной ценностью данного государства, являлась деревня шиноби, являющаяся одним из пяти великих поселений наемных убийц и боевых магов. В последние годы, в "скрытом тумане", или как его называли на новый манер, "кровавом тумане", шла вялая гражданская война между кланами, представители которых выделялись ярко выраженной склонностью к определенной стихии, и бесклановыми воинами, которые могли противопоставить своим противникам лишь численное превосходство и самоотверженность достойную самых убежденных фанатиков. Так же, на стороне "простолюдинов", выступал каге деревни "тумана", по совместительству являющийся одним из сильнейших архимагов мира, и джинчурики треххвостого демона черепахи.
   "если бы кланы навалились на каге и его союзников единым фронтом, то там ни какой демон не смог бы помочь... но нет, шиноби же гордые параноики, которые даже воюя против общего врага, все равно стремятся разрешать личные проблемы. В Конохе это еще не так заметно, так как деревня процветает, и всем пока что хватает зон влияния, но здесь...".
   Какаши, сидящий в углу палатки, плотнее закутался в походное одеяло. Нельзя сказать что было холодно, но сырость пробиралась под одежду, заставляя испытывать не самые приятные ощущения.
   В документах, с которыми чародей ознакомился перед началом задания, была собрана подробная информация, доходчиво объясняющая, почему "скрытый туман" переименован в "кровавый туман". Все началось приблизительно четыре года назад, когда местный каге решил, что академия выпускает слишком много бесталанных шиноби, которых нужно кормить, одевать и где-то селить. Он придумал испытание, на котором выпускники академии, должны были драться до смерти с товарищами, рядом с которыми обучались долгие годы наполненные тяжелыми испытаниями.
   В первый год все прошло так, как и было задумано: безклановые солдаты, надрессированные сражаться не щадя ни себя ни врага, убили почти всех своих клановых одноклассников, и с гордостью получили эмблемы деревни. Однако, далеко не все были согласны с подобным положением дел, и один из недовольных, отзывающийся на имя Момочи Забуза, в день испытания перебил всех одноклассников. За этот сомнительный подвиг, парень получил прозвище, "демон кровавого тумана", а вскоре вошел в элитный отряд, лично подчиняющийся правителю поселения.
   Гибель целого курса выпускников, ошеломила старейшин кланов, да и гражданских управленцев, так что последний экзамен был отменен как нерациональная трата полезного ресурса. Только вот напряженности между двумя противоборствующими лагерями, это не сняло.
   Информаторы "белого змея", доложили о готовящемся нападении на территорию клана Юкки, (специалисты по стихии льда, образовавшейся благодаря смешению чакр воды и воздуха). Самое странное, что в качестве агрессоров, выступали не каге с его союзниками, а члены клана Кагуя, (одаренные, способные управлять ростом и расположением собственных костей, наделенные чудовищной регенерацией, но почти не способные к стихийным преобразованиям чакры). Только вот у аналитиков не возникало никаких сомнений, что эти берсерки не сами приняли столь опрометчивое решение.
   Наверняка старейшины Юкки, одного из немногих кланов "тумана", способного к долгосрочному планированию, были в курсе грозящего нападения, и готовили незваным гостям множество сюрпризов. Хатаке так же не сомневался, что каге этой деревни, не упустит возможности ослабить своих конкурентов... а может быть и лично явится на поле боя, что бы добить выживших. Орочимару, в свою очередь собирался захватить некоторое количество пленных, что бы получить ценный генетический материал и подопытных для экспериментов.
   Край ткани, закрывающей вход в палатку колыхнулся и отодвинулся в сторону, из-за чего с улицы тут же проник сырой холодный воздух. Теневой клон "третьего", жестами показал что все тихо, а так же попросил сменить своего оригинала на наблюдательном посту.
   "ну что, старший брат, надеюсь ты согрелся?".
   В голосе Ярнунвоск звучали ехидство и злорадство.
   "вот создам канал, по которому буду постоянно передавать все свои ощущения в мельчайших подробностях, тогда и повеселимся".
   Сделал последнее предупреждение чародей, торопливо запечатывая в свиток свое одеяло, и накидывая на плечи непромокаемый плащ. Митараши Анка, проводила своего конкурента за внимание учителя, самодовольным взглядом триумфатора... заставив подумать о том, что она наверняка нашла бы общий язык с одной драконихой.
   Оказавшись под пасмурным небом, бывший император просканировал окрестности в попытке обнаружить кого ни будь разумного, или просто похожего размерами на человека. Ожидаемо, усилия показали, что на ближайшую пару километров, нет никого кроме членов отряда из Конохи.
   Сложив серию ручных печатей, Какаши опустился на корточки, и хлопнул ладонью по земле. Тут же, в облачке белого дыма, появился мелкий белый пес, одетый в зеленую жилетку и ошейник, на котором был закреплен металлический жетон с эмблемой Конохи.
   - ну и зачем ты меня призвал? Где враг? - Недовольным, низким голосом вопросил призывной зверь.
   - я тоже рад тебя видеть, Паккун. - Молодой шиноби изобразил улыбку одним глазом, (с каждой новой попыткой, у него это выходило все лучше). - Враг везде и вокруг, а нам нужно следить, что бы он не подобрался незаметно.
   - нет Какаши, только не говори что ты снова вызвал меня что бы я за тебя дежурил, а ты мог читать свои книжки. - В тоне пса появилась обреченность, уши обвисли а голова опустилась. - Я что по твоему, сторожевая шавка?
   - конечно нет, ты самый настоящий шиноби. - Поспешил уверить собеседника чародей. - И как профессионал, ты исполнишь миссию...
   - ...по охране объекта. - Паккун окончательно поскучнел, уселся прямо на сырую землю и махнул лапой. - Ладно уж, иди куда собирался. Но что бы это было в последний раз.
   - спасибо друг, я знал что могу на тебя положиться. - Закутавшись в плащ, мужчина уже сделал два шага обратно в сторону палатки, когда его настигли слова пса.
   - "спасибом" сыт не будешь.
   "кругом сплошные вымогатели... вот дождется того, что у меня кончится терпение, и я отправлю его на разделочный стол. Давно хотел узнать, чем призывные псы отличаются от собак, используемых кланом Инудзука".
   "ты только угрожаешь, но не переходишь к действиям".
   Резонно заметила крылатая ящерица, со всеми удобствами устроившаяся на вершине утеса, во внутреннем мире своего Всадника.
   "а вы и рады пользоваться моей добротой... хм, кстати, а с чего это я такой терпеливый и миролюбивый? Надо бы в этом разобраться".
  
   ***
   Идти по следу воинов клана Кагуя, для шиноби было все равно что прогуливаться по дороге, вытоптанной стадом слонов. Берсерки специально делали все возможное, что бы их будущие противники знали о своей судьбе... правда это могло только казаться Какаши, так как работая в малых группах или на одиночных заданиях, он уже привык сохранять максимально возможную осторожность и незаметность.
   Орочимару вел своих подчиненных, отставая от арьергарда мастеров управления костями, не более чем на две-три минуты, благодаря чему следы сотен ног, оставались свежими и очевидными. Можно было не пытаться ориентироваться на сломанные веточки или примятую траву, так как и более явных знаков вроде зарубок на стволах деревьев, оказывалось более чем достаточно.
   Беспечность членов клана Кагуя, заставляла подсознательно искать подвох в их действиях, пусть "белый змей" и предупреждал о их манере себя вести. Да и сложно было ожидать скрытности от толпы, в которой находились дети от шести лет, и старики по меркам одаренных этого мира, дожившие до пятидесяти. Мужчины и женщины, отцы, матери и дети, готовились сражаться плечом к плечу, прикрывая друг друга от ударов врага, позволяя родственникам набраться боевого опыта и при этом получая удовольствие от упоения кровопролитием. Благодаря философии жесточайшего отбора, презрению к своей и чужой слабости, берсерки вырастали в настоящие машины смерти, практически лишенные инстинкта самосохранения, что ни раз приводило их на грань вымирания, но заставляло бояться даже представителей иных кланов "скрытого тумана".
   В свою очередь клан Юкки, никогда не мог похвастаться многочисленностью, но всегда отличался дисциплинированностью и склонностью к научной деятельности. Ходили слухи, что их улучшенный геном, позволяющий управлять льдом, был создан при помощи длительной селекции, особых тренировок и приема специальных препаратов, создаваемых целителями клана, передающими секрет лишь из уст в уста, от учителя к ученику, не доверяя записям сделанным в свитках. Это позволяло лучше хранить секреты, практически не опасаясь кражи, но и повышало опасность утери знаний, в случае гибели последнего их носителя.
   Кроме всего прочего, повелители льда изучали и печати, достигнув в этом неплохого уровня, (впрочем, значительно уступали тем же Узумаки), в следствии чего, клановый квартал, находящийся на некотором отдалении от "кровавого тумана", был защищен сигнальными периметрами, ловушками и барьерами, качеством не уступающими тем, которые охраняли подступы к основной деревне. Нужно заметить, что кланы Хашигаки, (штурмовики, с поголовной склонностью к стихии воды), Хозуки, (шиноби, настолько увеличившие свое сродство со стихией, что могли превращать свои тела в воду, а при помощи воды напитанной собственной чакрой, были способны восстановить до десяти процентов собственной плоти), да и сами Кагуя, так же жили за пределами стен своей деревни.
   "возможно благодаря этой отчужденности, нынешний каге "тумана", и смог убедить бесклановых в том, что все обладатели улучшенного генома, являются порождениями демонов. А презрительное отношение членов кланов к "простым смертным", только укрепляло это мнение в умах народа... это даже забавно".
   Хатаке скользил в тенях деревьев, позволяя своим спутникам ощущать свое присутствие, но все время то вырывался вперед, то отставал и плелся в хвосте, то уходил в сторону что бы проверить окрестности. В обычных условиях, подобное поведение было бы недопустимо, но Орочимару позволял своим подчиненным чувствовать себя более свободно, и единственными его условиями были беспрекословное выполнение приказов, и отсутствие необязательных проблем. По мнению "белого змея", он работал с взрослыми людьми, полностью отдающими отчет своим действиям, а потому способными оценивать риски и свои возможности.
   "и что тебе кажется забавным, в ненависти одних людей к другим?".
   Ярнунвоск попыталась возмутиться... но ей было слишком лень волноваться о судьбе глупых короткоживущих двуногих, развлекающихся убийством себе подобных.
   "просто любых шиноби, что клановых что бесклановых, можно причислять к обладателям улучшенного генома, за сам факт владения чакрой. В действительности, первые отличаются от вторых лишь тем, что являются узкими специалистами, способными быстрее достичь высот в овладении определенным направлением магии. Безклановые же шиноби, это универсалы, которые могут равномерно развиваться во всех направлениях, но не имея ярко выраженной склонности, на первых порах уступают своим родовитым ровесникам".
   Пояснил свою мысль чародей, в очередной раз вырываясь вперед группы.
   Постепенно день клонился к вечеру, солнце скрытое рваными облаками, скатывалось к линии горизонта, а от не успевшей просохнуть земли, потянуло пронизывающей до костей сыростью. До деревни клана Юкки, оставалось не больше пары часов спокойного хода, но Кагуя решили, что предвкушение хорошим боем можно и растянуть.
   Казалось что только что маленькая армия берсерков, словно единый воинственно настроенный организм, рвалась к своей цели, а уже через мгновение мастера управления костями, разбивают походный лагерь, обмениваясь шутками и подначками. Они словно находились на увеселительной прогулке, но при этом нельзя было сомневаться, что в случае мельчайшего намека на угрозу, Кагуя столь же стремительно изготовятся к бою.
   Почему они не боялись, что Юкки нападут ночью? Просто из-за численного превосходства, которое было почти десятикратным, даже эффект внезапности не смог бы помочь повелителям льда. Единственное, на что оставалось рассчитывать жертвам агрессии, это на заготовленные ловушки и укрепления, за которыми можно будет отсидеться, не вступая в ближний бой.
   Почему же другие кланы или сам каге "кровавого тумана" не вмешивались? Те кто был слаб, что бы оставаться в одиночестве, боялись навлечь на себя гнев главы деревни, те же, у кого хватило бы сил выступить в одиночку против любой из группировок, были слишком самоуверенны и высокомерны, считая что не нуждаются в посторонней помощи, а союзники их будут только ограничивать.
   Убедившись, что вплоть до рассвета, Кагуя никуда уходить не собираются, отряд из Конохи, так же разбил свой лагерь, состоявший из одной большой палатки, и сигнального периметра. На этот раз, первым дежурить выпало Какаши, и он не теряя времени выполнил технику призыва...
   - опять? - Паккун появившийся в облачке белого дыма, сидя на задних лапах укоризненно смотрел на молодого шиноби.
   - ммм...да. - Виновато разведя руками, и изобразив жалостливый взгляд единственным открытым глазом, отозвался чародей.
   - будешь должен. - Заявил пес, после чего поднялся на все четыре лапы, и гордо прошествовал прочь от палатки.
   "ты слишком сильно вжился в образ".
   Заметила дракониха.
   "пока что, это необходимо".
   Попытался оправдаться чародей.
   "а потом, придется лечить психическое расстройство".
   В голосе Ярнунвоск прозвучали нотки беспокойства, что заставило ее Всадника ощутить отголоски вины.
   "как только закончим с этим заданием, возьму пару одиночных миссий, и на них расслаблюсь".
   Пообещал Хатаке, направляясь к входу в походное укрытие.
   - ты опять эксплуатируешь милого маленького пушистика? Ай-яй-яй... как не стыдно. - Митараши Анка, развалившаяся на походном одеяле, изобразив строгое выражение лица, сурово покачала в воздухе указательным пальцем правой руки. - Вот заберу твоего песика себе...
   - ...и скормишь своим змеям? - Бывший император изобразил прищур единственным открытым глазом.
   - фу... какой ты противный. - Девушка демонстративно обижено отвернулась.
   Орочимару и бойцы "корня", совершенно никак не отреагировали на шутливую перебранку напарников, продолжая заниматься своими делами. Какаши же распечатал из свитка складной стул, самодельную гитару, и пользуясь превосходной звукоизоляцией палатки, которую обеспечивали барьерные печати, стал перебирать струны.
   Ученица Сенина, заинтересованно покосилась на молодого мужчину, а через некоторое время спросила:
   - можешь что ни будь спеть?
   - ммм... как можно отказать такой вежливой просьбе? - Отозвался чародей, пальцы которого начали двигаться в определенном ритме.
   Устав от бесцельных драм,
   Скучая бесцветным днем.
   Я был так наивно прям,
   Надумав сыграть с огнем.
   Отдав многоцветье тем,
   Осеннему блеску глаз,
   Я думал о том зачем,
   Зачем бог придумал вас.
   Тех кто сводит с ума, без улыбок и слов,
   Стоя рядом и глядя в окна небес.
   Кто вливает дурман, без вина и цветов,
   Отравляя без яда хрупких принцесс.
   Пальцы молодого шиноби еще раз пробежались по струнам, а голос затих делая паузу между куплетами.
   Сюрпризы осенних дней,
   Кровь носом а дождь стеной.
   Дворами что потемней,
   Я просто иду домой.
   И в переплетеньи жил,
   Ответ не могу найти,
   Зачем же господь судил,
   Стоять на моем пути.
   Тем кто сводит с ума, без объятий и снов,
   Кто играючи сносит, голову с плеч.
   Тем кому ерунда, потрясенье основ,
   Коли ждет и не просит спичек и свеч.
   И снова паузу между куплетами, заполнил звук перебираемых струн.
   Качаясь в цепях моста,
   Смеясь на руинах стен.
   В надежде на чудеса,
   Я вновь получил замен.
   Бессонницы легкий люфт,
   Угар воспаленных глаз,
   Однако же я люблю,
   По правде сказать лишь вас.
   Тех кто сводит с ума, не касаясь души,
   Растворяясь в дожде, под конец сентября.
   Кто уходит впотьмах, не видим не слышим,
   Оставляя лишь тень, в свете злом фонаря.
   (Канцлер Ги).
   Когда музыка затихла, некоторое время в палатке царила тишина, которую нарушил необычно задумчивый голос Анка:
   - красивая песня, кто ее написал? В жизни не поверю что ты.
   - не я. - Честно признался Какаши. - А кто... не помню.
   - кхе-кхе... я безумно рад, что вы наконец нашли общий язык, но позволю себе заметить, что мы находимся на боевом задании, при этом на территории враждебного государства, в непосредственной близости от клана агрессивно настроенных шиноби. - Голосом, буквально источающим ядовитое ехидство, заявил Орочимару, так и не отвлекшийся от бумаг с какими-то зашифрованными расчетами.
   "что же ты меня раньше не прервал?".
   Но вместо того что бы озвучить этот вопрос, чародей поспешно запечатал свой музыкальный инструмент, и изобразив взглядом смущение пообещал:
   - я буду тихим как тень... наставник.
   После этих слов, щека Сенина едва заметно дернулась, но этого хватило что бы понять, что фраза достигла цели.
  
   ***
   Половину ночи бойцы клана Кагуя, веселились словно бы находились на последнем в своей жизни празднике. Выпивка лилась рекой, на кострах жарилось мясо, в кругах из смеющихся и улюлюкающих зрителей, молодые соклановцы мерились силами. А за несколько часов до рассвета, совершенно без какого либо сигнала, вся эта толпа снялась с места и бросилась в атаку.
   В то же время, Какаши сидел в кроне одного из деревьев, взглядом шарингана выискивая самые перспективные цели для захвата. Он был немало удивлен произошедшему, так как со стороны казалось, будто в определенный момент в головы всем берсеркам пришла одна и та же мысль, которую они тут же поспешили воплотить в жизнь.
   "никакого сигнала со стороны не было, главы клана и командиры отрядов тоже молчали... массовая иллюзия? Нет, я бы не мог не заметить воздействие на столь большую территорию. Тогда может быть сработала иллюзия отложенного действия? Наложенная на каждого члена клана, или хотя бы абсолютное большинство, и работающая по принципу ментальной закладки".
   В стройные размышления Всадника, вмешался чуть раздраженный голос драконихи:
   "ты не о том думаешь: атака уже началась и намеченные жертвы могут погибнуть. Кроме того, почему это не могут быть обычные ментальные закладки, или вовсе дисциплинированное выполнение заранее разработанного плана?".
   Активировав сигнальный амулет, точная копия которого находилась у Орочимару, чародей мысленно хмыкнул.
   "клан Кагуя и дисциплина, это понятия не совместимые. Каждый отдельный их представитель, или малая группа числом до десяти шиноби, еще могут следовать плану и четко исполнять приказы, но такая толпа... это даже не смешно. Ментальные же закладки я откинул потому, что с разумом на подобном уровне да еще и в таких масштабах, могут работать только Яманака, которые в данной ситуации точно ни причем. Таким образом путем исключения, остаются только иллюзии, одна из вариаций которых может активироваться спустя какое-то время".
   Вскоре к поспешно покинутому лагерю, где в некоторых местах над кострами еще жарились куски мяса, подошла и остальная часть группы. Командовавший операцией "белый змей", окинул представшую перед ним картину хмурым взглядом, и дал приказ следовать к полю разгорающегося боя. Несомненно, он хотел бы изучить обстановку более подробно, взять пробы пищи и выпивки... только это потребовало бы потратить дополнительные минуты, за которые многие перспективные подопытные, могли безвозвратно испортиться.
   А на подступах к поселению клана Юкки, уже кипело сражение: первая волна берсерков, состоящая из молодых и неопытных соклановцев, разминировала ловушки собственными телами, превращаясь в изодранные куски мяса из-за взрывов, падая в волчьи ямы, наступая в дробящие кости капканы. От вспышек взрывных печатей и горючих жидкостей, опушка леса осветилась алым заревом, и тут же в бегущие силуэты полетели ледяные копья, понеслись воздушные лезвия и разжижилась под ногами земля. Страшнее же всего было то, что впавшие в боевое безумие повелители костей, продолжали рваться вперед, даже лишившись пары конечностей, или будучи разорванными почти на пополам.
   "какое расточительство: так бездарно тратить военный ресурс... недопустимо".
   Хатаке, остановившийся чуть в стороне от основной массы нападающих, внимательно следил за тем, как в буквальном смысле захлебывается, первая волна атаки. Подростки и почти еще дети, тонули в жидкой грязи, смешивая ее со своей кровью. Растущие кости и бешенная регенерация, совершенно не помогали им восстановить оторванные конечности...
   "а может Кагуя, столь необычным способом контролируют свою популяцию? Просто отправляют лишних детей на убой, а из тех кто выжил, получают элитных бойцов способных продолжить род".
   Это предположение, вызвало волну неодобрения со стороны Ярнунвоск. Все же крылатые ящеры, достаточно трепетно относились к своим детенышам... особенно это проявилось, после войны, на которой численность драконов серьезно сократилась.
   - ку-ку-ку-ку, давно я не видел ничего подобного. - Орочимару следил за прорывом немигающим взглядом. - Какая глупая расточительность. Впрочем, как психологическая атака, это могло и подействовать.
   "вы даже мыслите схожим образом".
   Пробормотала Ярнунвоск. Какаши ничего не успел ей ответить, так как Сенин продолжил говорить, добавив в голос жестких ноток.
   - Анка, Хатаке, вы остаетесь здесь, и как только представиться случай, вытаскиваете из сражения кого ни будь из Кагуя. Парализующий яд у вас есть, тюремные свитки тоже в наличии... не важно кем и в каком состоянии окажется пленник, пусть это будет даже половина человека, но главное что бы функционировал очаг чакры и билось сердце. - Ученый оглянулся на двух бойцов "корня". - Остальные пойдут со мной, в поселение Юкки. Я хочу добраться до их детей раньше, чем будет прорвана оборона.
   "а еще, тебя интересуют их лаборатории и библиотека, которые сейчас почти не охраняются, так как все защитники нужны на периметре. Ну да ладно, я все равно получу то, что мне нужно".
   - понял. - Чародей коротко кивнул.
   - кто за старшего? - Спросила Митараши.
   - Какаши. - Ответил ей учитель, скрываясь в тенях вместе со своими сопровождающими.
   - но... - Девушка удивленно уставилась в пространство, широко распахнув глаза и приоткрыв рот.
   - смирись, я кажусь твоему наставнику более взрослым. - Не смог удержаться от ехидного комментария молодой мужчина.
   - пфф. - Только и ответила Анка.
   Тем временем, вторая волна бойцов клана Кагуя, пошла в наступление, не стесняясь втаптывать в грязь неподвижные тела более молодых и менее удачливых родичей. Это были уже не дети и подростки, еще толком ничего не умеющие и только осваивающие возможности своего генома, а самая настоящая элита, каждый из бойцов которой, по меркам Конохи, мог бы заслуженно носить титул джонина.
   Существа, которых людьми назвать не поворачивался язык, покрытые шипованной костяной броней и вооруженные костяными же мечами и когтями, с ловкостью хищных кошек и скоростью достойной спринтеров, пересекли открытое пространство, оказавшись вплотную к пятиметровой стене, укрепленной печатями и барьерами, а так же покрытой слоем крепчайшего льда. Не растерявшись, нападающие вытащили из-за пазух толстые свертки, и развернув их, закрепили на преграде, (при этом, Юкки непрерывно вели обстрел стихийными техниками, в которых лед, перемежался воздухом и водой, а несколько раз даже сверкали молнии).
   - взрывные печати. - Ответил на незаданный вопрос своей напарницы Хатаке, сумевший рассмотреть свитки при помощи шарингана. - Сейчас будет большой взрыв.
   Три дюжины берсерков погибли, будучи изрубленными в кровавое месиво при помощи затратных техник стихии льда, но свою задачу они выполнили. Не прошло и пяти секунд, как взрывные свитки, в которые было закачено монструозное количество чакры, вспыхнули яркими белыми огнями. Грохот от детонации запоздал на мгновения, а за ним пришла и ударная волна, поднявшая в воздух тучи грязи и сорвавшая листву с ближайших к опушке деревьев.
   Барьер, защищавший территорию клана Юкки, пал вместе с защитниками, которым неповезло в эти секунды находиться на стене. Когда же грязь опала, взглядам всех присутствующих предстала воронка, оставленная взрывом. Тут же раздались радостные и азартные возгласы, и в появившуюся брешь хлынул поток берсерков, на ходу обрастающих костяной броней.
   - пора бы и нам браться за работу. - Заметила Митараши, а затем состроив наигранно восхищенное выражение лица добавила. - Или может господин Хатаке желает, что бы я сама все сделала?
   "подросток, что с нее взять".
   Хмыкнув, чародей мотнул головой в сторону места, где уже сцепились в рукопашной представители двух кланов "кровавого тумана".
   - можешь приступать. - Разрешил он.
   Девушка возмущенно открыла рот, судорожно вздохнула, а затем гордо вскинула голову и сложив серию ручных печатей, активировала технику активной визуальной маскировки.
   "ну и зачем ты ее дразнишь?".
   С непонятными интонациями в голосе, осведомилась Ярнунвоск.
   "это весело".
   Отозвался бывший император, пристраиваясь чуть позади и правее своей напарницы.
  
   ***
   Первой была девушка лет шестнадцати, одетая в тонкую маечку, а так же обтягивающие шортики до середины бедер. Ее руки закрывали костяные наплечники и шипованные наручи, торс защищал панцирь из ребер, на ногах красовались поножи, а голову украшал рогатый шлем. В бой она так вступить и не успела, будучи откинутой в сторону взрывом какой-то воздушной техники, которая не нанесла значительных повреждений.
   Анка ловко метнула десяток отравленных игл, попадая точно в прорехи между элементами брони жертвы, которую после этого утащил под землю Какаши, использующий технику под названием "подземное плавание". После того как цель была запечатана в свиток, их дуэт переместился на новое место, осторожно подбираясь к раненым бойцам Кагуя, не способным сражаться в полную силу, но и не спешащим уйти в тыл своим соклановцам.
   За последующие десять минут, коллекция пленников пополнилась семерыми калеками, у которых не хватало руки или ноги. Среди них было еще две девушки, одна из которых являлась совсем еще ребенком, остальными же оказались парни разного возраста, но всех их объединял затуманенный безумной яростью взгляд, покрасневших из-за лопнувших сосудов глаз.
   Рисковать и приближаться к основной свалке, где находились сильнейшие бойцы обеих сторон, ни Какаши ни Анка не спешили, предпочитая довольствоваться малым, но при этом сохранив свое присутствие в секрете. Пару раз им попались бессознательные тела детей Кагуя, отправленных в первой волне, и подорвавшихся на ловушках.
   "можно даже сказать, что им повезло выбыть в самом начале. В той бойне, которая разгорается в поселении, шиноби чей уровень ниже джонина, делать вообще нечего".
   Зачем Конохе нужны были обладатели улучшенных геномов, в больших количествах? Просто Орочимару получил приказ, вырастить армию генетически совершенных солдат, тела которых совмещали бы в себе все самое лучшее, что только можно взять у великих деревень шиноби. пока что, результаты были откровенно плохими, так как девять из десяти зародышей с совмещенными геномами, погибали в первые же месяцы, а те что выживали, имели патологии, не позволяющие использовать их как солдат. Однако, со временем эти сложности должны были решиться, и статистика записанная в лабораторных журналах, показывала положительную динамику.
   "что поделать: нашему "белому змею", приходится самостоятельно открывать новые для этого мира отрасли науки".
   Словно почувствовав, что о нем вспомнили, Сенин подал сигнал через артефактные амулеты, что могло означать только то, что операция окончена. Какаши и Анка как раз упаковывали в свиток паренька лет четырнадцати, правая рука которого держалась на лоскутах кожи и тонких косточках, проросших в суставе.
   - а я уже начал переживать. - Пробормотал чародей, сворачивая тюремный свиток и запихивая его в специальный герметичный тубус, закрывающийся закручивающейся крышкой.
   - как ни будь пережил бы. - Отмахнулась от напарника Митараши, первой устремляясь к тому месту на опушке, где их отряд должен был встретиться.
   На грани сенсорной чувствительности бывшего императора, появился мощный источник чакры, окруженный множеством источников послабее. По характерному "привкусу" энергии, очень похожей на ту, которой фонил Наруто, можно было предположить, что на разборку двух кланов, пришел посмотреть сам каге "кровавого тумана".
   Оставалось только восхититься расчету, или же интуиции "белого змея", который решил завершить вылазку как раз в тот момент, когда ситуация стала по настоящему опасной.
   Собравшись все вместе, шиноби Конохи обменялись паролями, (просто на всякий случай), и поспешили прочь от в прямом смысле запылавшей деревни. Клан Кагуя все же сломил сопротивление Юкки, и теперь берсерки жгли, крушили, убивали всех, кто не был причислен к союзникам.
   - сколько у вас? - Через десять минут непрерывного бега, осведомился Сенин.
   - восемнадцать. - Поспешила ответить Анка.
   - шестеро в близком к смерти состоянии. - Дополнил короткий отчет Какаши.
   - могло быть и хуже. - Кивнул своим мыслям ученый.
   - хуже? Да мы отлично поработали! - Едва сдерживая голос, что бы не перейти на крик, возмутилась Митараши.
   - ку-ку-ку-ку... я только в одном убежище, захватил двадцать пять пленников, и все они живы и почти здоровы. - Насмешливо, с нотками ехидства в голосе, заявил Орочимару.
   Девушка шумно засопела, но больше не произнесла ни слова. Чародей же, проверив поверхностные мысли ученого, внутренне усмехнулся, так как узнал что почти все пленники "белого змея", оказались детьми возрастом до пяти лет, которых охраняли трое чонинов.
   "он украл будущее клана Юкки. Но если подумать, этих детей все равно ожидала смерть, и это в лучшем случае".
   До самой границы страны Воды и страны Огня, шиноби Конохи бежали без отдыха, тщательно заметая следы и постоянно ожидая нападения. К счастью для них, после развлечений клана Кагуя, на месте уничтоженного поселения, не осталось никаких следов, по которым можно было хотя бы заподозрить вмешательство чужаков.
  
   ***
   (отступление).
   В просторном темном мрачном зале, имеющем форму овала, у стены напротив входа, стояла высокая ониксовая статуя человека с длинными руками, когтистыми пальцами, и безликим лицом, (лишь узкие щели глаз и тонкая трещина рта, выделялись на голове, имеющей форму яйца). Существо было одето в сегментарные доспехи, каждый сантиметр которых был усеян лезвиями и шипами, а на шее, на толстой цепи, висел амулет в виде круга, с заключенным в него равносторонним треугольником, одна из вершин которого смотрела строго вниз.
   Прямо перед статуей, на ровном каменном полу, был установлен мраморный алтарь в форме круга, высотой в пол метра и диаметром два метра. На верхней поверхности алтаря, были вырезаны углубления, в точности повторяющие тот же символ, что был изображен на амулете.
   Вдоль стен, от входа и до того места где была установлена статуя, на железных треножниках размещались каменные чаши, заполненные горючей жидкостью. Огонь, ровно освещающий помещение храма, практически не источал дыма и запаха, а потому скудная вентиляция все же справлялась.
   Внезапно в мертвой тишине, неожиданно громко щелкнул замок, а затем тяжелые металлические створки двери, распахнулись наружу, впуская в помещение четверых разумных. Первым шел невысокий сутулый старик, левая рука и правый глаз которого, были перемотаны чистыми белыми бинтами, а свободное серое одеяние, не позволяло увидеть спрятанного под ним оружия. Отставая от своего предводителя на четыре шага, двое высоких мужчин, одетые в черные комбинезоны шиноби, и белые безликие маски бойцов "корня", вели под руки еще одного человека, одетого лишь в короткие штаны, да кандалы на руках и ногах.
   Пленник выглядел неплохо: легкая худоба и бледность, объяснялись долгим нахождением в подземной темнице, синяки и раны, нанесенные еще в первые дни при допросе, давно сошли, и теперь о пытках почти ничто не напоминало. Единственным, что говорило о том, что этот человек находится здесь против своей воли, были кандалы и затуманенный взгляд.
   По знаку здоровой руки старика, мужчину уложили на алтарь, а затем при помощи цепей отходящих от кандалов, зафиксировали его тело, заставив раскинуть руки и ноги в стороны. На кольцах, вделанных в мраморный камень, защелкнулись карабины, которыми оканчивалась каждая из четырех цепей.
   - мы можем еще чем-то вам помочь, господин Данза? - Голосом, в котором не было и тени эмоций, спросил один из солдат в форме шиноби.
   - встаньте за дверью, и никого не пускайте, пока я не выйду. - Сухо отдал приказ старик, напряженным взглядом рассматривая откровенно уродливую статую.
   Двое мужчин изобразили поклон, и поспешно, при этом совершенно бесшумно, вышли из помещения и закрыли за собой створки двери.
   - пора просыпаться. - Произнес Данза, вытаскивая из своего одеяния флакон с едко пахнущей жидкостью, несколько капель которой вылил на лицо пленника.
   Реакция не заставила себя долго ждать: спустя всего десять секунд, взгляд человека прояснился, а выражение лица с безразличного, сменилось на удивленное.
   - где это я? - Голос был хриплым, да и язык заплетался, так что слова выходили скомканными и неразборчивыми.
   Старик не стал отвечать, а подождав еще пол минуты, вытащил из ножен на поясе длинный зазубренный кинжал, и со всего размаха вонзил его в грудь жертвы, целясь несколько ниже сердца.
   - аааа...!
   Лезвие клинка было обмазано ядом, не смертельным но причиняющим жуткие болевые ощущения, распространяясь по организму жертвы. По мнению Шимуры, которое разделял Сарутоби, этого было достаточно, что бы заменить долгие кровавые пытки.
   "слишком медленно, я не могу себе позволить, потерять здесь всю ночь".
   Пронеслась мысль в голове у главы "корня", и взявшись за рукоять оружия, по прежнему торчавшего из тела жертвы, он рывком выдернул лезвие. Тут же из раны толчками начала выплескиваться кровь, стекающая по бледной коже на белый алтарь, и тут же исчезающая, превращаясь в невесомый пар.
   Следующий удар был нанесен в живот, так что бы пробив мышцы, задеть желудок но не повредить позвоночник. Пленник уже сорвал голос, так что на волну боли отреагировал только сдавленным хрипом и раскрытым во всю ширь ртом.
   "чувствую себя мясником... как это мерзко".
   Губы Данза, стиснутые в тонкую линию, скривились от неприязни и раздражения, но он все же продолжил наносить раны, теперь уже просто вспарывая плоть на руках и ногах, что бы кровь быстрее вытекала на алтарь.
   В один момент, голову Шимуры словно стиснули стальные тиски, а через секунду прямо под черепом зазвучал гулкий голос, в котором преобладали рычащие нотки:
   - "ты взывал к моей силе, раб, и я пришел. Говори".
   - приветствую вас, господин Дзясин. - Данза склонился в поклоне перед статуей, не решаясь оторвать взгляд от стоп истукана.
   - "твоя жертва по нраву мне... она ненадолго утолила мой голод. Скажи, готово ли мое тело?".
   Темный бог снизил количество высокомерия и презрения, которым окатил своего слугу в первые секунды, и теперь его слова звучали почти дружелюбно.
   - прошу прощения, господин, но геномы столь многих кланов, не желают совмещаться в одном теле, убивая взрослых подопытных и не позволяя формироваться жизнеспособным зародышам.
   Глава "корня", продолжал стоять склонившись в поклоне, всем своим существом ощущая, как всколыхнулось недовольство Дзясина.
   - "это неприятная новость, но я верю что мои верные слуги, смогут найти решение данной проблемы. Не заставляйте меня жалеть о сделанном выборе... мне бы не хотелось вылавливать души других разумных, которые будут более старательными исполнителями моей воли".
   Не нужно было являться гением, что бы распознать угрозу в этих словах, но старик ничем не выдал своего напряжения, удерживая бесстрастную маску на лице.
   - мы приложим все свои силы...
   - "я не сомневаюсь в этом. А теперь скажи, почему жертв шиноби, так мало?".
   Тон темного бога снова стал почти дружелюбным.
   - в мире сейчас затишье, пять великих деревень заняты либо собственным усилением, либо дележом власти среди собственных кланов и иных группировок. В ближайшие годы, никаких серьезных войн не намечается, а ложить на алтарь собственных подчиненных... я не могу на это пойти. - Впервые за разговор, Данза поднял взгляд на лицо статуи, лишь для того что бы увидеть свою зеркальную копию.
   Взгляд Дзясина, пронизывал до глубины души. Черный глаз с зрачком в виде круга с вписанным в него равносторонним треугольником, лучше любого шарингана наводил жуткие иллюзии, погружая разум в отчаяние и безысходность.
   - скотобойни работают в полную силу, так же как и птичьи фермы. - Горло старика в миг пересохло, по вискам побежали капельки холодного пота, а ставший густым воздух, из легких приходилось буквально выдавливать.
   - "неразумные звери, не способны заглушить мой голод... они лишь ослабляют его, как бы много их не было".
   Давление на разум Шимуры усилилось, видения из далекого прошлого, которые казалось были давно и надежно забыты, обрушились на плечи грузом вины. В животе начало холодеть, к горлу подкатывала тошнота, в ушах шумело и стучало...
   - все преступники, приговоренные к смертной казни, будут отправляться на алтари, мы уже договорились об этом с даймио страны Огня. Отряды "корня", уже укомплектованы, и по первому же приказу готовы отправиться на охоту за нукенинами, а так же бандитами из числа простых людей. На оружие, выпускаемое нашими фабриками, наносится клеймо, отображающее тот же символ, что и на алтаре... аргх.
   Старик пошатнулся, его взгляд на мгновение помутился а лицо исказилось в гримасе боли, но через секунду он уже вновь взял себя в руки, твердо глядя на лицо темного бога.
   - "этого слишком мало. Ты хотя бы представляешь себе, что значит постоянно ощущать чувство голода? Мне нужны жертвы обладающие разумом, что бы мой собственный разум не скатился до уровня дикого зверя, жаждущего гибели всему живому. Мне нужно тело, что бы иметь возможность защищать себя и своих слуг, когда Она вернется... но к твоему счастью, я понимаю, что не все желания могут быть исполнены в один момент. Продолжайте свою работу, и когда условия контракта будут выполнены, вы получите награду и возможность на перерождение".
   Как только в голове Шимуры отзвучали последние слова, давление на разум резко прекратилось, а лицо статуи приняло свой обычный вид. Глава корня прикоснулся к своему лицу, а затем посмотрел на ладонь, испачканную в крови текущей из носа.
   - Хирузен, в следующий раз сам будешь отчитываться перед нанимателем. - Устало пробормотал он, и ссутулившись, шаркая ногами по полу, поплелся к выходу.
   Остановившись в шаге перед створками, Данза глубоко вздохнул, выпрямил спину, расправил плечи и нацепил на лицо свою обычную бесстрастную маску. Как бы тяжело не было, но подчиненные не должны видеть своего лидера слабым и разбитым... даже находясь в шаге от смерти, он должен являть собой пример для подражания.
   "сегодня мне удалось выстоять, и успокоить жажду крови темного бога, но долго ли это будет продолжаться? Чем сильнее Дзясин становится, тем больше он требует, и нет никаких причин считать, что это когда ни будь изменится".
   Выйдя из зала с алтарем и статуей в коридор, Шимура тут же наткнулся на двоих бойцов "корня", поспешивших склониться в поклоне.
   - господин Данза, вам нужно обратиться к целителю. - С едва заметным волнением в голосе, произнес более молодой шиноби.
   - приберитесь здесь. - Сухо приказал старик, принимая свою трость из рук другого подчиненного, и прежде чем уйти добавил. - Никому не оставаться в этом помещении в одиночку.
   (конец отступления).
  
   ***
   Страна Горячих Источников, была совсем маленьким государством, состоящим из одного большого торгового города, и множества деревень, расположенных вдоль дорог, по которым часто ходили караваны и путешественники. Когда-то, (сравнительно недавно, по меркам долгожителей), в подчинении у местного Даймио, была своя скрытая деревня шиноби, не входящая даже в первую двадцатку сильнейших поселений одаренных. В результате конкуренции со страной Огня, и другими великими государствами, было решено отказаться от собственной военной силы, полностью сконцентрировавшись на торговле и курортных услугах.
   Нейтралитет страны Горячих Источников, устраивал всех сильнейших правителей известного мира, так как здесь можно было нетолько отдохнуть со всеми удобствами, но и заключить сделку с соседом, с которым официальные отношения были не самыми благополучными. В городах и деревнях, имелись отряды стражи, собранные из слабых шиноби и простых людей, и этого было достаточно что бы ловить грабителей и мошенников, ну а когда возникали серьезные неприятности, всегда можно было обратиться за помощью к одной из пяти великих деревень.
   В этот день, Какаши прибыл в курортное государство, совсем не ради отдыха: сперва ему предстояло встретиться с одним из агентов разведки, что бы получить документацию, необходимую лично Хокаге, ну а ночью, предстояло выполнить работу по профилю ликвидатора.
   С одной стороны, бегать по всему материку, выполняя приказы пары архимагов, было утомительно, да и гордость слегка подавала признаки ущемления, но при взгляде на проблему с другой стороны, ситуация уже не казалась плохой. К необходимости играть роль элитного наемного убийцы, чародей относился как к возможности проверить новые навыки, да и время необходимое на дорогу, позволяло развеяться от атмосферы замкнутости, царящей в лабораториях.
   С тех пор как бывший император проник в этот мир, минуло уже семь лет. За этот немалый срок, он сумел достигнуть успеха в освоении чакры, а так же ее преобразования в пять стихий, смешивании элементов, и медицине. Несколько раз связавшись с "звездой смерти", Хатаке убедился, что со станцией и подчиненными все в порядке, и теперь неспешно строил стационарный портал, расположенный в глухом лесу вдали от Конохи и других деревень.
   "где бы еще найти подходящий источник энергии?".
   Ответ на этот вопрос почти не покидал голову молодого мужчины.
   "помести в накопитель какого ни будь демона".
   Советовала своему Всаднику Ярнунвоск, всякий раз получая один и тот же ответ:
   "слишком расточительно тратить ограниченный ресурс, на создание обычного портала. Лучше уж захватить души дюжины боевых архимагов. Говорят Сенджу Хаширама, по объему чакры, почти не уступал слабейшим из хвостатых монстров".
   Их споры велись часами, но так ни к чему и не приводили, так что и чародей, и дракониха, оставались при своем мнении.
   Встреча с агентом разведки, прошла в одном из ресторанов столицы страны Горячих Источников. Какаши пришлось переодеться в шелковую красную рубашку, с изображением золотого солнца на спине, и черные штаны заправленные в высокие кожаные сапоги. Приметные пепельные волосы, были замаскированы огненно рыжим париком, завязанным в конский хвост.
   Связным оказался молодой парень, с женственным лицом, одетый в белое женское кимоно. Его длинные сиреневые волосы, опускались до лопаток свободным водопадом, а лицо было покрыто толстым слоем белой пудры.
   Встреча продлилась ровно двенадцать минут, за которые шиноби обменялись несколькими обязательными фразами, после которых в руки Хатаке перекочевал запечатывающий свиток, в котором и находилась документация. После окончания трапезы, они вместе покинули заведение, и незаметно для наблюдателей растворились в толпе.
   "я даже сочувствую парню".
   Поделился с "сестренкой" бывший император.
   "почему же?".
   Удивилась крылатая ящерица.
   "ему приходится отыгрывать роль, от которой его самого тошнит. В сравнении с этим, моя работа ликвидатора, может считаться просто мечтой.
   Той же ночью, уже переодевшись в униформу шиноби "скрытого листа", Какаши заселился в номер недорогого отеля, находившегося через улицу от гораздо более престижного заведения, где остановилась его жертва.
   Открыв окно на распашку, поставив себе за спину масляную лампу и усевшись на пол в позу "лотоса", чародей вытянул перед собой руки, согнув пальцы так, словно за что-то цепляется. Тут же его тень, отбрасываемая из-за источника света за спиной почти на всю стену, налилась чернотой и утончилась, после чего выскользнула в окно и стала удлиняться. Чакры на это действие уходило совсем немного, так что беспокоиться об обнаружении техники каким ни будь сенсором, почти не стоило.
   "все можно было бы сделать гораздо проще: создай кровавого жука с запасом яда, и отправь его в комнату жертвы".
   Посоветовала Ярнунвоск.
   "ты хочешь что бы я отказался от такого шанса испытать новую технику? Кроме того, в книге наград за голову, мне дали прозвище "тень смерти", так что нужно оправдывать ожидания фанатов".
   Какаши усмехнулся, услышав пренебрежительный хмык в исполнении "сестренки".
   "как будто тебе есть дело до мнения аборигенов".
   Дракониха еще раз фыркнула.
   "ты права, на большинство из них мне плевать... но ведь нельзя всегда действовать лишь с эффективностью, может быть мне хочется разнообразия?".
   Тем временем, истончившаяся тень проникла в окно гостиницы на противоположной стороне улицы, и тут же наткнулась на сонного слугу. Молодой человек так и не понял, что же происходит, когда его тело начало двигаться самостоятельно, а взгляд стал шарить по стенам.
   Взявшись за ручки столика на колесиках, на котором было разложено чистое постельное белье, он продолжил обходить свой этаж, заходя то в одну, то в другую комнату. наконец, очередь дошла и до покоев немолодого аристократа, являющегося дальним родственником даймио страны Земли. Охранники, стоявшие молчаливыми статуями у входа в апартаменты своего господина, без лишних вопросов пропустили работника гостиницы внутрь.
   Тонкая ниточка тени, отцепилась от ноги молодого человека, и устремилась к своей жертве, безмятежно отдыхающей в мягком кресле, с чашей алкоголя в руках. В ту же секунду, в голове работника заведения, все помутилось, и из памяти стерлись все странности собственного поведения.
   Стоило постороннему уйти а аристократу остаться одному, как тень поползла вверх, принимая вид угольно черной пятерни, сомкнувшейся на горле жертвы. Человек несколько секунд недоуменно смотрел перед собой, не в силах пошевельнуться и вдохнуть, а затем на его сознание обрушилась паника. Через пол минуты, сознание отключилось, но развеялась техника только тогда, когда перестало биться сердце.
   "испытание можно считать относительно успешным".
   Подвел итог Какаши.
   "но техника сработала, разве не так?".
   Полюбопытствовала дракониха.
   "слишком много времени потребовалось, да и если бы не удачно подвернувшийся слуга, пришлось бы долго искать цель".
   Погасив лампу и закрыв окно, Хатаке лег в постель, собираясь отдохнуть перед возвращением в Коноху.
  
   ***
   Каждый раз, возвращаясь в деревню "скрытого листа", Хатаке сталкивался с необходимостью решать проблемы, возникающие сразу у двух кланов, находящихся на грани вымирания. Как не сложно догадаться, первым кланом был его собственный, права главы в котором, перешли к Какаши по наследству, ну а вторым источником вечной головной боли, были Узумаки.
   Кушина, за пределами стен поместья, продолжала изображать из себя недееспособную калеку, передвигаясь исключительно при помощи кресла каталки, и нанятой сиделки, согласившейся ради щедрой оплаты, на установку ментальных блоков и печатей молчания. Наблюдатели от "корня", АНБУ, а так же "теней" Хокаге, уже давно и надежно находились под ментальным контролем чародея, и регулярно отправляли своему начальству отчеты о множественных попытках вылечить красноволосую женщину, неизменно оканчивающихся провалом.
   Из-за своего статуса инвалида, не способного позаботиться даже о себе, права главы клана Кушина получить не могла, а развеивать чужие заблуждения по поводу своего состояния, совершенно не спешила, полностью сконцентрировавшись на воспитании и обучении сына. Даже голос в совете деревни, принадлежащий клану Узумаки, был передан Какаши, как опекуну последних его представителей.
   "ох уж мне эта политика... может быть попробовать отдать свои голоса Данза? Представляю себе, как удивятся главы других кланов".
   Стоя в своей комнате перед ростовым зеркалом, бывший император поправлял праздничное темно зеленое одеяние, украшенное серебристой вышивкой в виде танцующих китайских драконов.
   "кто же тебе позволит это сделать?".
   Усмехнулась Ярнунвоск.
   "а кто помешает? Впрочем ты права, смысла в таком поступке нет, ведь от обязанностей опекуна, меня никто не освободит".
   Запахнув верхнюю часть кимоно, и подвязав его широким черным поясом, молодой мужчина вышел из спальни и спустился на первый этаж, где его уже ждали Кушина и Наруто, так же одетые в праздничные наряды. Красноволосая женщина была наряжена в светло зеленое, практически невесомое одеяние, впрочем вид портил теплый плед, накрывающий ее ноги. Светловолосый мальчик был одет в оранжевое кимоно, с изображением водоворота на спине.
   - все готовы. - Констатировал Хатаке, после чего повернулся к стоявшему рядом с выходом пожилому управляющему. - Нас не будет до вечера, на ужин приготовьте что ни будь легкое.
   Старик поклонился и протянул своему господину небольшую коробочку, завернутую в блестящую золотистую бумагу.
   - мастер закончил работу вчера вечером, а посылку принесли час назад. - Мужчина неуверенно переступил с ноги на ногу. - Я позволил себе упаковать подарок, но возможно вы сами желаете убедиться в точном выполнении заказа?
   - я доверяю твоему мнению. - Принимая коробочку, и незаметно создавая чары исследования, ответил молодой шиноби.
   "лицемер".
   Обвинительно заявила дракониха.
   "полностью доверять я могу только двум существам, одно из которых я сам, а другое живет в моем внутреннем мире".
   Невозмутимо отозвался Какаши. Взявшись за ручки кресла каталки, в котором удобно устроилась Кушина, он вышел через услужливо распахнутую дверь под лучи утреннего солнца.
   Рядом вышагивал Наруто, сосредоточено изображающий аристократично высокомерное лицо... что у него совершенно не получалось. Обычно пышущий энергией мальчик, не способный усидеть на одном месте дольше минуты, делал все возможное, что бы показаться взрослым и рассудительным...
   "тебе и самому нужно озаботиться детенышами".
   Заметила крылатая ящерица.
   "что бы они росли в мире, где детей с возраста в восемь лет, учат убивать и воровать за деньги? Нет, до тех пор пока у меня не будет хотя бы собственной крепости, за стенами которой можно будет пересидеть очередную войну, о потомстве можно и не задумываться".
   Не смотря на раннее время суток, Коноха уже проснулась и на улицах сновало множество народа. Каждый год население деревни увеличивалось, кроме академии шиноби, были открыты школы для гражданских, умеющих управлять чакрой на минимальном уровне. На рынке, было построено здание торгового комплекса, состоящее из трех этажей, где от рассвета и до заката, бурлила жизнь.
   Благодаря плотности населения, свободных территорий внутри защитной стены стало не хватать, и по этой причине, Хокаге лично начал проект по строительству города для приезжих. Пока что, проект включал в себя дюжину пятиэтажных многоквартирных домов, расположенных в километре от главных ворот. В новом поселении постоянно дежурили две-три группы шиноби, следящих за порядком и присматривающих за подозрительными личностями. Там же были открыты недорогие закусочные и магазины с разными мелочами первой необходимости.
   Приезжие, снимая жилье в городке, вместе с ключами от квартиры, получали пропуск в деревню, позволяющий находиться в Конохе, в дневное время суток. Этот же пропуск позволял, не стоять в общей очереди каждый день, что очень нравилось торговцам, ценящим личное время как и золото.
   - "скрытый лист", стал совсем другим, нежели в моем детстве. - С легкой печалью в голосе, произнесла Кушина, глядя на шумную толпу детей, среди которых были как гражданские, так и шиноби. - Жаль Минато этого уже не увидит.
   - кто знает. - Какаши свернул на более тихую улицу, ведущую к входу в клановый квартал Хъюг. - В нашем мире возможно всякое... и воскрешение мертвых, уже давно не сказки а отдельная отрасль науки.
   - не боишься, что за раскрытие секретов деревни, тебя запрут в подземельях "корня"? - С непонятной интонацией в голосе, поинтересовалась принцесса Узумаки.
   - я и так пропадаю там чаще, нежели бываю в собственном доме. - Хатаке пожал плечами, пусть собеседница и не могла этого увидеть. - Так что даже если меня запрут, мало что изменится.
   "не говоря уже о том, что я поддерживаю вокруг нас "кокон тишины"... просто на всякий случай".
   У ворот второго по силе клана деревни, дежурили двое чонинов, одетых в белые облегающие комбинезоны, поверх которых были надеты зеленые жилеты с множеством кармашков, и пояса с сумками для вооружения. При приближении гостей, вены вокруг двух пар серебристых глаз, не имеющих ярко выраженных зрачков, вздулись, а радужки чуть расширились.
   - господин Хатаке, госпожа Узумаки. - Охранники синхронно поклонились. - Добро пожаловать на праздник принцессы Хинаты. Господин Хиаши ожидает вас.
   В ответ на приветствие, Какаши коротко кивнул, а Кушина одарила юношей очаровательной улыбкой.
   Ворота распахнулись, пропуская гостей на территорию клана, и за ними обнаружились еще двое стражников, поспешивших склониться в уважительном поклоне. В любое другое время, Хъюга при встрече, в лучшем случае удостоили бы любого из них легким кивком, или же просто проигнорировали бы... но гости главы клана, являлись особыми персонами, которым требовалось продемонстрировать все свое уважение.
   "а уже завтра, мы снова станем для них совершенно неинтересными чужаками, не заслуживающими и мимолетного взгляда".
   Мысленно усмехнулся чародей.
   Сразу за защитной стеной кланового квартала, шла полоса невысоких деревьев, кроны которых переплетались в единую сплошную преграду для посторонних взглядов. от ворот же шла ровная дорожка, выложенная белыми плитками, настолько плотно подогнанными друг к другу, что в трещинки между ними, невозможно было просунуть даже тончайшее лезвие бритвы.
   Справа и слева от центральной "улицы" квартала, ровными рядами располагались аккуратные домики в один и два этажа, построенные в японском стиле, окруженные маленькими садиками и невысокими оградами в виде заборчиков из выкрашенных в белый цвет дощечек. Между заборами пролегали узкие тропинки, ширины которых едва хватало, что бы разминуться могли два человека. На примерно равном расстоянии друг от друга, вместо некоторых домов, размещались ровные тренировочные площадки, поросшие сочной зеленой травой, подстриженной настолько ровно, словно садовники ползали на коленях с линейками.
   Дорога ведущая от ворот, оканчивалась широкой площадью, по краям которой росли кусты усеянные разноцветными бутонами цветов, и невысокие фруктовые деревья. За площадью возвышался особняк главы клана, который хоть и имел всего три надземных этажа, но выглядел словно дворец, в сравнении с маленькими домиками остальных хъюг.
   На площади уже собралось немало гостей, среди которых можно было заметить Учих, Инудзук, Абурами, Нара и многих других. Рядом с группами "чужаков", ненавязчиво крутились бойцы из побочной ветви Хъюга, выделяющиеся среди основной ветви, повязками закрывающими лбы.
   Не смотря на то что официально праздник был устроен в честь дня рождения юной принцессы, среди гостей детей было крайне мало, (лишь наследники).
   "а еще нет Сарутоби и Шимура...".
   Если тот факт, что на торжество не пригласили никого из бесклановых, был легко объясним традициями, то пренебрежение такими персонами как Хокаге и глава "корня", ясно говорило о том, что Хиаши ставит себя им в противовес.
   "Хъюга рискуют, все же Хирузен сейчас является непререкаемым авторитетом, сумевшим в кратчайшие сроки нетолько восстановить поселение, но и обогатить его, попутно увеличив военную силу. Если он захочет, то сможет расправиться даже с великим кланом, а все остальные будут смотреть на это со стороны, с молчаливым осуждением".
   Юная виновница торжества, сидела на специально для нее установленном стуле, перед крыльцом особняка главы клана. Рядом с девочкой стоял ее отец, одетый в нарочито строгое кимоно белого цвета, без каких либо украшений. Так же, на расстоянии пары шагов от Хинаты, разместились другие ее родственники, одновременно и обеспечивающие поддержку явно волнующейся малышке, и изображающие бдительную охрану.
   - господин Хатаке, госпожа Узумаки, я рад что вы смогли найти время, что бы посетить нас в этот радостный день. - Черноволосый серебрянноглазый мужчина, одарил гостей скупой вежливой улыбкой, и приветственно кивнул.
   - для нас честь присутствовать на этом празднике. - В тон хозяину, отозвался Какаши. - Позвольте выразить мое восхищение, и преподнести юной принцессе скромный дар.
   Маленькая коробочка, завернутая в подарочную бумагу, перекочевала в руки Хиаши, который лично вскрыл упаковку и извлек из нее круглые часы на серебряной цепочке.
   - в механизм встроен накопитель для чакры, а на крышку нанесены печати, при активации создающие сферический защитный барьер радиусом в два метра. - Ответил на вопрос, мелькнувший в глазах главы клана Хъюг, бывший император. - Для активации барьера, или его отключения, необходимы минимальные навыки управления чакрой. Прочность же зависит от заполненности накопителя.
   - это неожиданный, и очень ценный подарок. - Мужчина передал часы одному из соклановцев, который тут же убежал куда-то за пределы площади.
   "разберут на детали, полностью изучат, попытаются создать копию... до девочки игрушка вряд ли дойдет".
   В мыслях молодого шиноби промелькнуло сожаление, все же подарок он готовил именно для Хинаты.
   - я же считаю, что лучший дар это то, что сделано своими руками. - Подала голос Кушина, протягивая длинный тубус, до этого момента лежавший на подлокотнике кресла.
   - несомненно вы правы, госпожа Узумаки. - Хиаши с поклоном принял переданный предмет, но открывать его не спешил. - Не могли бы вы рассказать, что внутри?
   - написанный мной лично, учебник по начальным печатям, а так же техникам контроля чакры и развития СЦЧ... впрочем последнее вам не слишком нужно, как я полагаю. - Красноволосая женщина смущенно улыбнулась, устало откидываясь на спинку кресла.
   - что вы, мы несомненно воспользуемся вашим подарком. - Мужчина был слегка шокирован, все же не каждый день кто-то решает поделиться секретами клана, но ни единым жестом не выдал своего состояния. - Прошу вас, присоединяйтесь к веселью...
   ...после всех обязательных официальных церемоний, детей отвели на одну из тренировочных площадок, где для них были накрыты отдельные столы. Наблюдать за наследниками кланов, остались члены побочной ветви Хъюга, а взрослые гости тем временем разместились за длинным столом, установленным прямо под открытым небом.
   Это не было похоже на встречу аристократов, кичащихся своей родословной и былыми достижениями. Даже не все приглашенные четко следовали этикету, хотя пили и ели аккуратно, не оставляя даже мельчайших крошек на белоснежной скатерти. Тут и там звучали оживленные разговоры людей, разделившихся на группы по интересам, но вот общей темы для всех, найти так и не удавалось.
   Сидевший во главе стола Хиаши Хъюга, наблюдал за гостями через полуопущенные веки, а в уголках его губ в это время таилась тень печальной улыбки.
   - знаете, а ведь я скучаю по академии. - Внезапно проговорил глава клана прирожденных сенсоров и рукопашников.
   Споры и перешучивания тут же затихли, и на отце виновницы торжества, скрестились удивленные и заинтересованные взгляды.
   - ты вроде бы не стар, Хиаши, что бы впадать в ностальгию по детству. - Попытался пошутить Фугаку Учиха.
   - возраст - это понятие относительное... а старость - это состояние души. - Философски изрек обладатель серебряных глаз, в которых невозможно было четко разделить зрачки от радужек.
   - глубокая мысль это. - Подал голос представитель клана Абурами. - Философией заняться решил ты?
   Неожиданно больших усилий Какаши стоило не вздрогнуть при этих словах. В памяти живо всплыли картины, на которых маленький зеленый гуманоид, читал лекцию о вреде эмоций, разрушающих неокрепшие разумы юных одаренных...
   "мог ли гранд магистр Йода, переродиться в одного из родоначальников клана Абурами? Нет, это очень вряд ли: Великая Сила, не стала бы отпускать столь сильного одаренного".
   - на самом деле, я скучаю по тем временам, когда главной проблемой казалось выучить домашнее задание, а злейшим противником являлся парень, сумевший побить тебя на тренировочном спарринге. - Чуть смущенно признался Хъюга, на мгновение позволив безукоризненной маске аристократа, дать трещину что бы продемонстрировать просто усталого мужчину.
   "как играет... так и хочется крикнуть: "верю!"".
   Усмехнулся про себя Хатаке, внешне никак не выдав свои эмоции, и лишь краем зрения наблюдая за остальными гостями. Он как раз сидел у дальнего от Хиаши конца стола, рядом с Кушиной, так что ему совершенно не было необходимости крутить головой в разные стороны.
   "я не настолько разбираюсь в мимике людей, так что поясни, что он сделал?".
   Попросила Ярнунвоск, внимательно следя за происходящим через органы чувств своего Всадника.
   "в мире боевых магов, по прихоти судьбы именующих себя "шиноби", во главу достижений ставится сила. Только перед самыми близкими и доверенными людьми, позволено демонстрировать слабость, и у клановых представителей общества одаренных, это считается знаком доверия. К примеру родитель прошлого хозяина этого тела, до самого своего самоубийства, старался скрывать свои эмоции, буквально вырывающиеся на поверхность с каждым словом или действием".
   Ответил драконихе чародей.
   "но ведь это глупо".
   Удивилась крылатая ящерица.
   "чем сложнее социальная структура общества, тем больше ограничений на себя накладывают разумные, которые это общество составляют. Мы сами придумываем законы, которые нас ограничивают, и не всегда это идет на благо, но без них настанет хаос и анархия".
   Мысленно произнес Какаши, на несколько секунд возвращаясь к воспоминаниям, связывающим его с далеким уже прошлым, и кажущейся совершенно не настоящей родиной. Удивительно было ощущать глухую тоску и вину за собственные ошибки, но эти чувства уже не приносили тех мучений и не вызывали злости.
   - а ведь я неоднократно валял тебя по тренировочному полигону, когда нас ставили в противники. - Растянув губы в самодовольной улыбке, заявил Фугаку.
   - но и я не меньше раз гонял тебя по арене. - Хмыкнул Хъюга. - А если вспомнить наш последний бой...
   - я тогда был не в форме. - Учиха нахмурился, словно бы был не суровым главой полиции Конохи, а подростком, только что окончившим академию. - И вообще, у меня тогда рука болела.
   - э-э-э... а это не из-за того ли, что за день до вашего спарринга, я побил тебя в поединке? - Грузный Акимичи, даже сидя возвышавшийся над всеми остальными чуть ли не на целую голову, смущенно опустил свой взгляд к тарелке, когда общее внимание переключилось на его персону.
   - как интересно. - Микота Учиха, (жена Фугаку), сверкнула глазами. - Кто еще успел побить моего мужа? Не стесняйтесь, поднимайте руки... ого, и ты тоже, Шикаку?
   Глава клана Нара, до этого момента притворявшийся спящим с открытыми глазами, виновато развел руками и снова попытался откинуться на спинку своего стула, но этот его порыв был остановлен тычком острого локтя бдительной супруги.
   Обсуждение само собой перешло на то, кто и сколько раз побил соседа на тренировочных спаррингах, и пусть некоторые гости, (вроде Хатаке), выпадали из общего веселья, так как учились не в то время, но всплеску положительных эмоций это помешать не могло.
   - ...но сейчас, никто из вас не смог бы меня победить. - Уверенно заявил Фугаку.
   - ты так в этом уверен? - Акимичи демонстративно размял свои огромные кулаки. - Может хочешь проверить?
   - друзья! - Хиаши повысил голос, четко контролируя громкость и интонацию. - Давайте не будем портить столь прекрасный праздник. Я бы не хотел, что бы моя дочь запомнила свой день рождения, из-за безобразной драки.
   Не смотря на то что детей в поле видимости не было, аргумент сработал словно ведро ледяной воды, остужая темперамент слишком вспыльчивых шиноби.
   В этот момент, чародею захотелось поучаствовать в веселье, и он выдвинул предложение:
   - а может быть устроим соревнование?
   - что ты имеешь в виду, Какаши? - Глава клана Яманака, с которым бывшему императору уже ни раз доводилось работать, (в том числе и в качестве жертвы для ментальных техник), первым нарушил неуютную тишину, внезапно воцарившуюся над столом.
   - я предлагаю устроить соревнование среди добровольцев. - Пожав плечами и состроив смущенный взгляд, произнес молодой мужчина. - Ограничим арену, запретим использовать техники кроме укрепления и ускорения тела чакрой, установим правила, по которым будем определять победителей и побежденных... получится что-то вроде академических спаррингов.
   - хм-м... - Раздалось со стороны Нара, выражение лица которого выдавало усиленную работу мыслей.
   - ммм? - Акимичи всем телом повернулся к своему соратнику.
   - а это может быть интересно. - Учиха азартно оскалился. - Как ты на это смотришь, Хиаши?
   Хъюга обвел присутствующих строгим взглядом, в этот момент напоминая родителя большого семейства, в котором слишком много шалящих детей. Его ответ прозвучал негромко, но расслышали даже те, кто сидел на противоположном конце стола:
   - не имею ничего против легкого соревнования... но только если вы не собираетесь разрушать мой дом.
  
   ***
   Хиаши провел гостей на задний двор своего особняка, где располагались небольшой сад, несколько открытых беседок, пруд для медитации, а так же площадка для тренировок. Хъюги из побочной ветви, споро очертили круг арены диаметром в пять метров, а затем все желающие участвовать в спонтанном турнире, были приглашены в раздевалку, где можно было сменить праздничный наряд, на тренировочную форму состоящую из серых рубахи и штанов. Женщины в полном составе решили остаться наблюдателями, тем самым избавив главу клана Нара, от необходимости выдумывать дополнительные правила и усложнять турнирную сеть.
   Пока участники готовились, на место событий успели прибыть двое медиков, а так же старейшины серебрянноглазых сенсоров, (которых на самом деле никто и не звал).
   Правила были просты: тот кто заступил за черту арены, упал, коснулся земли рукой, сразу же признавался проигравшим. Кроме того, запрещалось использовать стихийные техники, иллюзии, ментальные техники, насекомых, и прочие индивидуальные особенности, даруемые улучшенными геномами. Фугаку Учиха дополнил этот список, требованием на запрет ударов в пах и по глазам, и с этим никто не стал спорить.
   Первыми на арену вышли Иноичи Яманака и Шикаку Нара. Прежде чем признанный жителями Конохи стратег, успел хоть что-то предпринять, блондин вскинул руки к небу и произнес:
   - сдаюсь.
   Удивление зависшее в воздухе, почти можно было почувствовать кожей, а лицо брюнета застыло в выражении вселенской обиды, непонимания и искреннего возмущения. Суровые шиноби, наблюдавшие за этой сценой с затаенным дыханием, не удержались от сдавленных смешков, которые переросли в полноценный хохот.
   Вторыми на арену вышли Учиха и Акимичи. После сигнала к началу, здоровяк сразу же попытался сграбастать главу полиции в захват, что бы попросту вышвырнуть за пределы круга, но Фугаку, прекрасно понимая их разницу в грубой физической мощи, ускользнул поднырнув под правую руку противника, а затем пинком чуть ниже спины, попытался придать верзиле ускорения.
   Следующие минуты гости имели возможность наблюдать за тем, как Акимичи пытается схватить верткого Учиху. Оба противника уверенно держались в границах арены, и совершенно не собирались проигрывать.
   Как бывает в подобных ситуациях, судьбу победы решила одна единственная ошибка: великан умудрился схватить соперника за плечо, и уже был готов выкинуть его за границу круга, но перенося свой вес с правой ноги на левую, он на сантиметр, выдвинул ногу за линию. Судья тут же объявил победу Фугаку, который в издевательской манере похлопал проигравшего по спине, сказав что в следующий раз ему обязательно повезет...
   ...Какаши выпала честь, противостоять гостеприимному хозяину, по совместительству являющемуся сильнейшим рукопашником "скрытого листа", (по грубой силе он уступал Майто Гаю, но в технике пока что превосходил). Поединок начался с того, что мужчины начали кружить по арене, буквально стелясь над землей, не мигающими взглядами выискивая бреши в защите.
   - ммм... господин Хъюга?
   - да, господин Хатаке? - Старший шиноби дружелюбно улыбнулся.
   - как вы смотрите на то, что бы женить одну из ваших дочерей, и моего подопечного?
   На мгновение Хиаши замедлился, за что чуть было не поплатился, когда Какаши рванув в атаку, нанес стремительный удар правой рукой в нижнюю челюсть. Отклонив этот выпад, мужчина провернул корпус, встретив тело более молодого соперника ударом ноги в живот.
   Чародей почувствовал себя ядром, которое выпустили из катапульты. Тело он укрепить успел и даже почти не почувствовал боли, но усилие приложенное Хьюгой оказалось достаточным, что бы легкое тело оторвалось от земли, и вылетело за пределы круга.
   - господин Хатаке, это была шутка? - Хиаши в мгновение оказался рядом с противником и протянул ему руку, что бы помочь подняться. - Мы оба знаем причину, из-за которой Хокаге и старейшины, не позволят заключить подобный брак... да и клан Узумаки, хоть и считается достаточно уважаемым, но отдавать в него свою дочь...
   - поверьте, мне есть что предложить за этот союз. - Бывший император улыбнулся взглядом, а затем вложил в ладонь Хъюги сложенный в четверо листок бумаги. - Что же касается Хокаге: в скором будущем, его интерес к Наруто значительно ослабеет, если не исчезнет окончательно.
   - даже так... - Хиаши нахмурился, незаметно спрятав листок в своей одежде. - Полагаю, нам нужно будет встретиться позже, что бы обсудить это в более спокойной обстановке.
   - в любое время, когда я буду свободен от выполнения обязательных миссий. - Какаши развел руками в извиняющемся жесте и отошел в сторону, где собирались другие проигравшие...
   ...по итогам турнира, безоговорочную победу одержал Шикаку Нара, не успевший нанести ни единого удара по своим противникам. Второе место занял Хиаши Хъюга, выглядящий очень задумчивым с тех пор, как ознакомился с содержанием переданной ему записки.
   Оставшееся до вечера время, пролетело невероятно быстро. Первыми из числа гостей, откланялись Учихи, забравшие своего младшего сына, и пообещав в следующий раз устроить праздник уже на территории своего клана. Следом за обладателями шарингана, ушел союз Акимичи, Яманака и Нара, поблагодарившие гостеприимного хозяина за прекрасно проведенное время. Хатаке и Узумаки, покидали клан серебрянноглазых сенсоров одними из последних, благодаря чему обмен фразами между Хиаши и Какаши, не привлек особого внимания:
   - это правда? - Напряженно спросил старший шиноби.
   - возможно. - Неопределенно отозвался чародей.
   - господин Хатаке, не согласитесь ли вы завтра днем, зайти в гости на чашечку ароматного чая? - Вернув себе самообладание, достаточно громко спросил Хиаши.
   - с удовольствием, господин Хъюга. - В тон собеседнику отозвался Какаши.
   Наблюдавший за этим спектаклем Наруто, переводил удивленный взгляд с одного мужчины на другого, но благоразумно не стал вмешиваться в беседу старших.
   После возвращения в особняк, под защиту печатей и барьеров, Кушина облегченно поднялась с сидения кресла каталки, и с наслождением прошлась по дому босыми ногами. Уложив усталого сына спать, она пришла в кабинет Какаши, где не спрашивая разрешения устроилась в кресле для гостей.
   - ну и как все прошло? - Поинтересовалась рыжеволосая женщина, забираясь на сидение с ногами, и обхватывая колени руками.
   - мне кажется я сумел заинтересовать Хиаши... но если Хирузен и Данза не согласятся на мое предложение, то планы о женитьбе твоего сына, придется отложить до более поздних времен. Да и я, не получу доступ к библиотекам Хъюг. - Бывший император, сидевший за письменным столом, печально вздохнул и откинулся на высокую спинку своего сидения.
   "не проще было бы тайно пробраться в их библиотеки? Твоих навыков и умений более чем достаточно, что бы пройти их защиту, не потревожив охранную систему".
   Произнесла Ярнунвоск, ради разнообразия, решившая полетать в небесах внутреннего мира своего Всадника.
   "как бы сказать... ах да: это будет не спортивно".
  
   ***
   (отступление).
   В кабинете Хокаге сидели двое: Сарутоби Хирузен, привычно раскуривающий трубку и читающий документы из очередной папки, и Шимура Данза, терпеливо ожидающий пока друг и начальник, закончит ознакамливаться с предоставленным ему проектом.
   За окнами уже давно наступила ночь, но для первых лиц "скрытого листа", рабочий день и не думал оканчиваться. Следовало просмотреть и подписать еще море бумаг, к работе шиноби из которых относилась в лучшем случае треть.
   Наконец третий Хокаге, отложил папку на край стола, глубоко затянулся табачным дымом из трубки, а затем выдул длинного извивающегося змея, кольцами обвившего настольную лампу.
   - это шутка такая? - С надеждой, тщательно маскируемой под усталость, спросил Хирузен. - Кто вообще присвоил этому проекту, такое название?
   Данза наклонился вперед и подхватив папку, прочитал выведенное на ней черной тушью слово:
   - "РАСПИЛ". - Нахмурившись он пробормотал. - Если бы мы регулярно не проверяли Какаши ментальными техниками, то я решил бы, что он такой же переселенец как и мы.
   - мы не "переселенцы", а самые настоящие "попаданцы"... и попали мы серьезно и по крупному. - В тон старому другу отозвался Сарутоби.
   - уже успел пообщаться с нашим "босом". - Последнее слово Шимура выделил интонацией.
   - не напоминай. - Попросил Хокаге. - Мне порой кажется, что с каждым годом он становится все более безумным.
   - скорее всего, просто прекращает сдерживаться. - Поправил собеседника глава "корня". - Я перебрал все архивы, собирая информацию о нашем покровителе, и должен сказать, что мне совершенно не понравилось узнанное.
   - все так плохо? - Недоверчиво спросил Хирузен.
   - все его жрецы, свихнувшиеся на почве жертвоприношений фанатики. - Заявил Данза. - Мне совершенно не хочется проверять, что будет с Конохой, если в наших рядах появятся подобные субъекты.
   - но ведь у тебя уже есть план? - Сарутоби прищурился, оперся локтями о столешницу, и выдохнул бесформенное облако белого дыма.
   - только наметки. - Шимура отмахнулся. - Ничего определенного.
   - даже мне не расскажешь? - Удивился Хокаге.
   - ты тоже не спешишь делиться своим планом. - Заметил глава "корня". - В жизни не поверю, что человек привыкший контролировать все вокруг себя, вдруг решил положиться на волю случая.
   Вместо ответа, Хирузен изогнул уголки губ в легкой улыбке.
   - и все же, давай вернемся к теме обсуждения. - Глава деревни высыпал пепел из трубки и начал ее набивать новой порцией смеси. - Что ты думаешь об этом предложении?
   - сама идея лишиться джинчурики, вызывает опасение. - Пробормотал Данза. - Однако, возможность получить новый клан, представители которого будут обладать огромными резервами чакры... а возможно еще и особые способности получат...
   - или погибнут все подопытные добровольцы, а мы останемся без хвостатого зверя. - Прервал полет мыслей друга Сарутоби.
   - и что ты предлагаешь? - Шимура вскинул бровь в вопросе. - Предоставленные выкладки, выглядят весьма убедительно.
   - нужно провести испытание, но рисковать нашим джинчурики нельзя. - Хокаге запалил трубку и сделал глубокую затяжку. - Коли поняли приказ, выполняйте сей же час.
   - понять-то поняли... но вот кого ты предлагаешь захватывать? - Глава корня стукнул узловатой тростью об пол. - Нападение на любого джинчурики, может спровоцировать новую войну, а мы еще не готовы к этому.
   - так сделайте все так, что бы вас не раскрыли... ну или выберите жертву, за которую никто не станет мстить. - Хирузен устало откинулся на спинку стула, и принялся рассматривать потолок. - В этом мире кроме лиса, еще восемь хвостатых демонов, и неизвестное количество бесхвостых. Выбирай любого и тащи в свои подземелья.
   - ладно, с этим я сам разберусь. - Согласился Данза. - Давай перейдем к следующему вопросу.
   - гррр... - Сарутоби стиснул пальцы, заставив трубку покрыться сетью трещин. - Мне бы саблю, да коня, да на линию огня...
   - и не мечтай, "товарищ". - Глава "корня" усмехнулся. - Твое поле битвы с бюрократией, еще не захвачено, а отступать нельзя, позади Коноха...
   (конец отступления).
  
   ***
   В лаборатории, размещенной в расширенном пространстве, внутри металлического шкафа стоявшего в подвале особняка Хатаке, горел яркий белый свет. На одном из операционных столов, лежало обнаженное тело, внешность которого как две капли воды, была похожа на Какаши, за тем лишь исключением что оба глаза являлись ширинганами, находящимися на третьей ступени развития.
   Кожа клона, совмещающего в себе геномы Учих, Хъюга, Узумаки и Кагуя, была покрыта сетью из рунных цепочек и печатей, нарисованных тушью разведенной на крови. Руки и ноги обхватывали браслеты из серебристого металла, приковывающие конечности к столу, не давая ни единой возможности сдвинуться.
   - жаль не все кланы оказались совместимы. - Посетовал чародей, устанавливая на своего двойника датчики, и подсоединяя капельницы с жидкой медицинской чакрой.
   "мог бы отказаться от Хъюг или Учих, что бы вместо них использовать кровь тех шиноби, которые умели превращаться в воду".
   Произнесла Ярнунвоск, впервые за долгое время выбравшаяся в реальный мир, и теперь находясь в своей миниатюрной форме, сидела на вершине одного из стеллажей, ленивым взглядом наблюдая за действиями своего Всадника.
   - увы, но гены Учих и Хъюг необходимы, что бы в полной мере использовать потенциал их глаз. - Бывший император раздраженно дернул плечом. - А если бы не кровь Узумаки, их вообще не удалось бы совместить.
   "но бъякуган своему новому телу ты так и не приживил".
   Заметила дракониха.
   - скажу даже больше: шаринган я тоже не вживлял. - Какаши обошел операционный стол, и постучал указательным пальцем правой руки, по надбровной дуге над правым глазом. - Эти глаза, не являются ни шаринганом, ни бъякуганом... пусть внешнее сходство и имеется, но при активации отдельных способностей, их вид будет меняться, соответствуя одному из прототипов. В будущем, когда мутация завершится, их вид будет значительно отличаться от оригинала.
   "и как же ты собираешься переместить свою душу? Нет, я знаю что способов много, но каким из них тебе предстоит воспользоваться?".
   Крылатая ящерица дернула хвостом, выдавая свое внутреннее беспокойство.
   - использую артефакт "последнего шанса". - Ответил Хатаке, будто бы говорил о чем-то повседневном и совершенно незначительном. - Заодно и испытания проведу.
   "но почему просто не провести ритуал поглощения?".
   Ярнунвоск спрыгнула на один из передвижных столиков, разбросав лежавшие на нем инструменты.
   - при этом ритуале, две трети всего потенциала поглощаемого существа, теряются безвозвратно. - Чародей подошел к пластиковой бочке с кристально чистой водой, и разрезав лезвием ветра запястье, начал капать в нее свою кровь. - Не беспокойся, все пройдет по плану.
   "я и не беспокоюсь... просто волнуюсь".
   Смущенно ответила дракониха, стараясь удобно устроиться на новом месте.
   Вода в резервуаре быстро покраснела, а затем сгустилась и приняла форму точной копии Какаши. Кровавый двойник осмотрелся, и легко выпрыгнул на открытое пространство.
   - пора начинать. - Констатировал бывший император, начав снимать с себя одежду, аккуратно укладывая ее на отдельно стоящий стул.
   Когда Какаши наконец-то лег на свободный операционный стол, его кровавый двойник, взял в руки прямой тонкий кинжал, в навершии рукояти которого, в подобии пятипалой кисти, был закреплен многогранный белый кристалл.
   Для того, что бы болевые ощущения не передались Ярнунвоск, Хатаке пришлось блокировать их связь. В следующую секунду, острый клинок пробил грудную клетку, и вонзился в сердце. В магическом зрении можно было наблюдать, как сущность чародея и старая энергетика стремительно усыхающего тела, через специальный проводник, просачиваются в начавший светиться красным драгоценный камень.
   Когда процесс завершился, лезвие растворилось черным дымом, а крепления на рукояти раскрылись, позволяя кристаллу упасть на подставленную ладонь кровавого двойника. Тело молодого шиноби, оставшееся пустой оболочкой лежать на операционном столе, было похоже на высушенную мумию.
   Не теряя времени, двойник обошел препятствие и остановившись возле клона, поместил драгоценный камень на солнечное сплетение, где был изображен символ в виде водоворота. Тут же знаки нанесенные на кожу начали светиться, ловушка для души погрузилась в плоть и растворилась, а во взгляде тела появилась осмысленность.
   - ха-ха... это было неприятно. - Напрягшись всеми мышцами, Какаши вырвал удерживающие его браслеты, и принял сидячее положение. - Возникли какие ни будь сложности?
   Кровавый двойник покачал головой, а затем распался лентами тени и быстро испаряющейся лужей жидкости.
   "ну вот, сестренка, а ты переживала".
   Дракониха взлетела в воздух, и в считанные мгновения преодолев разделяющее их расстояние, опустилась на плечо мужчины, глубоко впиваясь когтями в плоть.
   "я не переживала, а просто волновалась... совсем немного. А почему ты не позвал Кушину?".
   Бывший император ласково погладил подругу по голове, медля с ответом, но в итоге все же произнес:
   - принцесса Узумаки, так и не смогла оправдать моих надежд. Она хороший советчик и подопытная, но вот ассистенткой, стать не сможет. Придется как в старые времена, привлекать кровавых двойников... ну или ускорить строительство портала, что бы доставить сюда драконидов.
  
   ПЯТЬ СТИХИЙ ЖИЗНИ 4.
   Многострадальная деревня "кровавого тумана", несколько лет раздираемая гражданской войной между клановыми и бесклановыми шиноби, уже не могла влиять на мировую политику, как это было раньше, но все еще считалась одним из пяти великих селений. Этого статуса, "туман" не смогли лишить ни экономические, ни политические, ни даже демографические трудности, связанные в основном с тем, что каждый день граница территорий, подконтрольных одной из двух фракций, смещалась на десятки километров то в одну, то в другую сторону.
   Однако, как было упомянуто уже не однократно, ничто не может продолжаться до бесконечности, ни хорошее, ни плохое. Как бы силен не был каге "кровавого тумана", по совместительству являющийся джинчурики треххвостого демона, сколь бы многочисленны не были его сторонники, но у кланов было значительное преимущество в качестве бойцов. Лидер повстанцев, рыжеволосая молодая женщина по имени Теруми Мей, обладала достаточной силой, что бы главный враг не мог одним своим присутствием на поле боя, переламывать ход сражений. Она собрала под своими знаменами всех, кто только выжил после охоты, устроенной на обладателей улучшенных геномов, и теперь наконец-то подошла к стенам скрытой деревни.
   Ягура собрал в своей столице, по настоящему большую силу, даже отозвав с границ отряды охранения. Это был низкорослый мужчина, в высоту не достигший и полутора метров, и совсем не многие его сторонники знали, что он сам является представителем уже уничтоженного клана.
   Какаши наблюдал с небольшой возвышенности, за тем как в лагере повстанцев проходит подготовка к штурму деревни, а чуть больше чем в километре севернее, на стенах поселения собирается все больше защитников, среди которых можно было заметить некоторых членов отряда, называемого "семь мечников тумана", (боевые маги, вооруженные артефактами, обладающими самыми разными способностями). Утро еще только начиналось и солнце едва показалось из-за горизонта, но в воздухе уже ощущалось нарастающее напряжение, а нос улавливал едва заметный запах крови и смерти.
   "сколько бы разных миров я не повидал, все больше убеждаюсь, что везде разумные одинаковы".
   Прищурив глаза от яркого света, чародей посмотрел прямо на поднимающееся светило. В деревне ему все еще приходилось носить повязку на один глаз, изображая что подаренный сокомандником шаринган, все еще на прежнем месте, и только на миссиях за пределами страны Огня, можно было пользоваться всеми преимуществами нового тела. Из-за совмещения геномов Учих, Хъюг и Кагуя, ему теперь был закрыт путь в госпиталь Конохи, да и другим целителям не следовало давать проводить обследования.
   Под маской, закрывающей нижнюю половину лица, губы Хатаке искривились в ехидной усмешке: воспоминания о том, как вытянулись лица Хирузена и Данза, когда он рассказал, а затем и показал результаты изменения своего генома, грело душу и каждый раз немного повышало настроение, (о переселении души в новую оболочку, бывший император благоразумно умолчал, придумав историю об длительных экспериментах, проведенных в домашних условиях). Не удивительно, что архимаги потребовали, что бы подчиненный предоставил всю возможную документацию, а затем еще и поучаствовал в разработке проекта по усилению солдат "корня" и "теней".
   "разве я виноват, что с нынешним уровнем науки, выживание подопытных невозможно?".
   Подумал молодой шиноби, и тут же получил ответ от обитательницы своего внутреннего мира.
   "виноват. Ты ведь пустил эксперименты по заранее тупиковому пути".
   В голосе драконихи звучало легкое осуждение.
   "зато теперь, главы Конохи убеждены, что успех, которого достиг я, это скорее случайность и исключение, только подтверждающее правило. Впрочем я не удивлюсь, если Орочимару в итоге все же найдет способ совместить все эти геномы в одном теле, не убивая испытуемого".
   Конечно, можно было пытаться скрыть произошедшие в себе изменения, постоянно удерживая на себе иллюзию, обрабатывая всех окружающих ментальными техниками, ограничивая собственные возможности до своего прежнего максимума, и в дополнение нося одежду, не позволяющую сенсорам почувствовать чакру... но тогда сам проведенный ритуал, терял всякий смысл. Что бы открывать нечто новое и постоянно становиться сильнее, требовалось преодолевать рамки своих и чужих возможностей, а это крайне непросто, если постоянно необходимо сдерживаться.
   Нельзя было исключать угрозу того, что Какаши захотят использовать как подопытного, заперев в какой ни будь лаборатории, и каждый день выкачивая кровь и иные жидкости, только на этот случай, за пределами Конохи уже была обустроена небольшая уютная база, скрытая от посторонних нетолько способами известными в этом мире, но и магией из иных миров. Обидно было бы покидать место, которое уже привык считать если не домом, то постоянным укрытием, да и некоторые личные задумки, пришлось бы подвергнуть серьезным коррективам. К счастью, Хокаге и глава "корня", решили что один сильный боец, уже сейчас способный соперничать с элитой шиноби, им полезнее нежели туманные перспективы получения солдат, которых нужно будет еще обучать, в отдаленном будущем. Старики лишь настойчиво попросили, больше не проводить сомнительные опыты на себе, да еще и в отсутствии ассистентов, способных оказать своевременную помощь.
   "все прошло даже более гладко, чем я надеялся".
   Теперь, как обладателю нового, совершенно уникального генома, Хатаке был должен завести семью и оставить потомство, дабы гарантировать усиление деревни в будущем. Проблема же заключалась в том, что пока мутации не завершатся окончательно, подобрать партнершу, способную выносить жизнеспособный плод, являлось задачей невыполнимой в принципе... ну и сам чародей постарался сделать так, что бы без знаний о магии, было невозможно вырастить его клонов.
   Амулет связи, висевший на шее, начал мелко вибрировать и нагреваться. Это могло означать только то, что Орочимару уже пробрался в деревню, и теперь готовится провести технику призыва змей, которые пронесут через барьеры остальных членов отряда.
   - самая неприятная часть плана. - Проворчал молодой мужчина, вытаскивая из поясной сумки туго свернутый свиток.
   Расстелив бумагу на земле, он вылил на ее поверхность несколько капель крови "белого змея", из стеклянного флакона, после чего сложил серию ручных печатей, и направил чакру в магический рисунок. В следующую секунду, в облаке белого дыма, перед ним появилась фиолетовая змея, толщина которой в обхвате, превосходила человеческое тело.
   - одну минуту. - Попросил бывший император, и распечатав из очередного свитка маску для подводного плавания, нацепил ее на лицо. - Я готов.
   Змея раскрыла пасть, лишенную острых зубов, и метнувшись вперед, проглотила мужчину целиком. Через несколько секунд, она исчезла в облаке белого дыма...
   ...что бы появиться на заднем дворе какого-то склада. Процесс выплевывания жертвы затянулся на три мучительно долгие секунды, по истечению которых, необычное транспортное средство, поспешило вернуться в домен, из которого и было призвано.
   - последний раз соглашаюсь на подобное. - Поднявшись на ноги, и снимая с лица маску замазанную слизью, произнес чародей.
   Рядом уже находились Анка, Учиха Итачи, а так же сам Орочимару.
   - ку-ку-ку-ку... Какаши, ты ведь в первый раз путешествовал таким способом. - Заметил ехидно ухмыляющийся Сенин.
   - этого более чем достаточно. - Заявил бывший император.
   По виду Митараши, она была согласна с напарником, но не смела возразить учителю, ну а Итачи всем своим видом излучал полнейшую невозмутимость, будто бы это не его, только что отрыгнула огромная змея.
   "но нельзя не признать, что способ проникновения на вражескую территорию, достаточно эффективный".
   Промелькнула мысль на грани сознания молодого мужчины.
   "ммм... тогда, может быть мне не носить тебя на спине, а просто проглатывать каждый раз, когда надо будет куда-то лететь?".
   Предложила Ярнунвоск, своим тоном выражая глубокую задумчивость.
   "сестренка, я говорил что люблю тебя?".
   Хатаке проверил свою амуницию, и встал в строй позади Орочимару, начавшего медленно продвигаться по переулкам, ведущим к дворцу местного каге.
   "говорил, но мне все равно приятно это слышать".
   Отозвалась дракониха, слова которой звучали несколько смущенно.
   "если ты посмеешь проделать что ни будь подобное, то больше этого не услышишь".
   Пообещал чародей.
   "уже и пошутить нельзя...".
   Проворчала крылатая ящерица, после чего умолкла и стала следить за происходящим, через органы чувств своего Всадника.
   В виду того, что большая часть шиноби была задействована на защите внешнего периметра деревни, первые патрули охраны были встречены только на подступах к трехэтажному высокому зданию, из которого вырастали две башни, устремляющиеся к небесам. Для отряда диверсантов, оказалось совсем не сложно пройти мимо чонинов и немногочисленных джонинов, совершенно не ожидающих опасности в собственном доме. Даже не смотря на армию повстанцев, они продолжали быть крайне самоуверенными, и верили в Ягуру, который должен был всех победить.
   "фанатичная преданность лидеру, с одной стороны полезна, так как избавляет от опасности быть преданным, а с другой вредна, ведь фанатик не видит того, что выходит за рамки его картины мира".
   Проскользнув следом за Орочимару, в окно второго этажа дворца, чародей сам не заметил, как начал размышлять на отстраненные темы. Тело само двигалось вперед, действуя на вбитых рефлексах и подчиняясь алгоритмам, прописанным в подсознании.
   Обстановка в обители каге была не столь богатой, как можно было ожидать от подобного места. Мебель ограничивалась минимально необходимым, со стен убрали все лишние украшения, освещение обеспечивалось белыми лампами, которые в большинстве оказались отключены. Из кабинетов, которые в обычное время служили местом работы чиновников, сейчас доносилась только тишина, и лишь на углах коридоров и лестничных клетках, стояли одинокие охранники.
   Какаши пришлось продемонстрировать некоторые свои таланты в накладывании иллюзий на разумы людей, что бы отряду не мешали продвигаться к залу, где находились Ягура и его приближенные, а так же что бы никто не поднял тревогу раньше времени. Учиха Итачи, был погружен в подобие медитации, и почти не реагировал на внешние раздражители, готовясь использовать сильнейшие техники своего клана, что бы обезвредить треххвостого демона, прежде чем он сумеет применить силу. Процессию замыкала Анка, следящая за напарниками и прикрывающая тыл.
   Наконец путь окончился, и коридор уперся в широкие створки дверей, охраняемых двумя чонинами, изображающими из себя оловянных солдатиков. Орочимару, дав спутникам команду готовиться, призвал двух маленьких но быстрых змей, которых и натравил на горе сторожей. После укусов, тела мужчин обмякли и начали заваливаться на пол, но не умерли, так что находившиеся по ту сторону дверей шиноби, не заподозрили ничего подозрительного.
   Дальнейшие же события понеслись со скоростью молнии: сперва двери влетели внутрь зала, где находился каге и его приближенные, будучи выбитыми сильнейшим ударом в исполнении Орочимару, а затем через порог метнулись четыре размытые тени. Тяжелые створки, придавили какого-то нерасторопного шиноби, стоявшего спиной к входу, а потому не успевшего отреагировать на угрозу, но остальные представители "кровавого тумана", секунду назад рассматривавшие карту местности склонившись над столом, отскочили в разные стороны, попутно обнажая оружие.
   "это что еще за уродец?".
   Удивленно воскликнула Ярнунвоск, стоило взгляду Какаши сфокусироваться на высоком мускулистом мужчине с синей кожей, маленькими глазами, треугольными зубами и жабрами. Он был вооружен мечом, плотно обмотанным бинтами, из-за чего оружие напоминало какую-то дубину.
   "Хашигаки Кисаме, один из "семи мечников тумана". Его оружие способно поглощать чужую чакру".
   Тут же отозвался Хатаке, сближаясь с противником. Мечник оскалился в безумной улыбке, и сходу попытался располовинить диверсанта ударом сверху вниз, но его меч был остановлен перекрещенными костяными шипами, выскочившими из предплечий чародея.
   - Кагуя? - Удивился Хашигаки. - Я думал вас всех перебили.
   Встретившись с врагом взглядом, Хатаке активировал свои глаза. Его радужки покраснели, на них появилось по три запятые, которые начали вращаться по кругу, почти сливаясь в одну линию. Шипы на правой руке тут же отвалились, вокруг кисти начали потрескивать молнии, а затем пальцы сложенные в подобие наконечника копья, вонзились в широкую грудную клетку синекожего великана, без труда прорывая и защитный жилет, и кожу с мышцами и ребрами.
   К своей чести, Кисаме быстро скинул наведенную иллюзию, и прежде чем удар достиг сердца, пинком отшвырнул бывшего императора на несколько метров назад. Рана тут же покрылась слоем воды, не позволяющем крови вытекать, и частично заменившим поврежденную плоть.
   "это будет не так просто, как мне хотелось... чудесно".
   - ты не Кагуя, я угадал? - Синекожий мечник небрежно, (на первый взгляд), закинул свое оружие на плечо, и повернулся к противнику левым боком. - Но откуда тогда способность управлять костями?
   - стихия молнии: копье света. - Сложив серию ручных печатей, (целых три знака), диверсант выпустил из сложенных ладоней ослепительно белый луч.
   Синекожий великан успел отреагировать, подставив под атаку свой клинок, бинты на котором истлели в мгновения, открывая взглядам нечто, напоминающее металлический скелет рыбы.
   "у кузнеца-артефактора, было своеобразное чувство юмора".
   В условиях относительно небольшого пространства, шиноби были лишены возможности использовать масштабные техники, опасаясь задеть союзников, в результате чего, противостояние ограничилось рукопашными схватками. Орочимару успешно сдерживал сразу двоих мечников, попутно прикрывая ученицу, ну а Итачи, неподвижно стоял напротив Ягуры, упорно смотря ему в глаза своими шаринганами, рисунок в которых сменился на звезду с четырьмя лучами. Лицо каге исказилось в злобе, на лбу выступил пот, но он не мог ни моргнуть, ни пошевелить рукой или ногой.
   - отвлекся. - Весело воскликнул Кисаме, пытаясь разрубить Какаши от правого плеча до левого бедра.
   Чародей подставил под необычный меч свою правую руку, предплечье которой покрыл костяной наруч, и едва устоял на ногах, будучи сдвинутым еще на метр назад и в сторону. Следующий выпад был не столь мощным, но более стремительным, что впрочем не помешало отразить и его, подставив уже вторую руку. Все попытки наложить иллюзию на мечника, наталкивались на любопытную защиту разума, создаваемую артефактом, постоянно "впрыскивающим" чакру в СЦЧ своего хозяина.
   - уходим. - Приказал Сенин, натравливая на своих противников множество мелких змей, одновременно с этим призывая одну большую змею, в рот которой могла бы войти лошадь, не сильно при этом пригибаясь.
   - стихия огня: гигантский огненный шар. - Четко произнес Хатаке... и выстрелил из пальцев рук, острыми шипами.
   В первое мгновение, Хашигаки действительно попытался закрыться от стихийной атаки, отскочив и выставив перед собой меч, но ему хватило скорости реакции, что бы уклониться и от мелких снарядов.
   "и что это было?".
   Раздался голос драконихи, прозвучавший прямо в голове ее Всадника.
   "хотел проверить, что будет если выкрикивать название одного заклинания, но использовать другое... думаю с менее опытным шиноби, это могло бы и сработать".
   Воспользовавшись передышкой, чародей выхватил из подсумка запечатывающий свиток, и подал в него чакру. С хлопком в облачке белого дыма, появилось несколько десятков железных шариков, похожих на ребристые лимоны. Гранаты застучали по полу, раскатываясь в разные стороны, а бывший император уже бросился к змее, в пасти которого уже скрылись его напарники с обездвиженной добычей.
   "раз, два, три...".
   - что за...? - Кисаме непонимающим взглядом уставился на один из шариков, подкатившихся прямо к его ногам.
   Змея наконец закрыла рот и с хлопком исчезла, уходя в свой домен.
   "...пять".
   Прозвучала мысль в голове Какаши, прежде чем вокруг сомкнулась тьма.
  
   ***
   (отступление).
   Мечники тумана, были удивлены столь наглым нападением, но быстро сориентировались и организовали оборону. Если бы среди их противников не было змеиного Сенина, то диверсанты быстро оказались бы нашинкованы в кровавый фарш... но жизнь не терпит сослагательных наклонений.
   Вторым удивлением стало то, что их каге, по общему мнению один из сильнейших шиноби мира, так и не вступил в бой, уставившись в глаза красноглазому Учихе. То, что ситуация принимает скверный оборот, стало понятно когда "белый змей" призвал огромную фиолетовую змею, и оставив клонов прикрывать отступление, начал запихивать в ее пасть безвольное тело Ягуры, на лицо которого уже наклеили подавляющую печать. Металлические же шарики, распечатанные шиноби владеющим улучшенным геномом Кагуя, пусть и не встречались мечникам в прошлом и не излучали чакры, но исходящую от них угрозу почувствовали все. Именно по этому, никто не попытался остановить призывное животное, а вместо этого все попытались покинуть ставший неуютным зал.
   Взрыв был сильным, а высвобожденный огонь и мелкие осколки металла, превратили тела неудачливых шиноби "кровавого тумана" в обожженные и кровоточащие куски мяса, не взирая ни на какое укрепление плоти внутренней энергией.
   - да... - Кисаме осмотрелся вокруг со смесью неприязни и восхищения. - Бос будет явно недоволен. Но зато мы знаем, кто и куда утащил треххвостого демона.
   В последнюю секунду перед взрывом, синекожий мужчина успел создать вокруг себя сферу уплотненной воды, что в итоге защитило его и от огня, и от осколков. Его же менее сообразительные соратники, не смогли отделаться легким испугом, хоть один из них и умудрился выжить.
   - что же, меня здесь больше ничто не держит. - Мечник в последний раз осмотрелся, и закинув свое оружие на плечо, неторопливо направился к выходу. - Пора сваливать, пока сюда не добрались повстанцы... но этого непонятного парня, я все же найду, уж больно интересная у него чакра.
   За спиной официально последнего представителя клана Хашигаки, начал обрушаться треснувший потолок, погребая под своими обломками мертвые тела и оглушенных шиноби.
  
   ***
   Тем же днем, в Конохе ощущалось необычайное напряжение. Жители деревни "скрытого листа", ощущали внутреннее беспокойство, но никак не могли понять, откуда оно исходит.
   Первые лучи восходящего солнца, осветили скалу с ликами Хокаге, по синему небу плыли белые перистые облака, где-то на окраине поселения, надрывая звонкие голоса, пели петухи. Еще до того, как проснувшийся народ начал покидать свои дома и отправляться на работу, из резиденции правителя, по направлению к кварталу клана Учих, выдвинулась процессия из троих разумных. Они двигались неспешно, словно прогуливаясь, ощущая себя хозяевами положения и готовясь подтвердить свое право, принимать решения и диктовать свою волю другим.
   Чуть впереди и в центре группы, одетый в длинный белый плащ, с вышитыми языками огня, накинутый поверх матово черного комбинезона шиноби, шагал Сарутоби Хирузен. Его голову прикрывала пирамидальная шляпа с изображением символа огня, а на немолодом лице украшенном коротко подстриженной бородой, играла слабая задумчивая улыбка. Он дружелюбно кивал на приветствия немногочисленных прохожих, щурил заспанные глаза слезящиеся от яркого солнца, и вообще был похож на почти обычного старика, а не на признанного всеми убийцу, способного превратиться в оружие массового поражения.
   Справа и слева от своего лидера и бывшего напарника по команде, шли двое старейшин... практически не имевших ни реальной власти, ни большой личной силы. Хокаге взял их с собой, в основном для политической поддержки и статуса.
   у ворот, ведущих на территорию клана Учих, троица была вынуждена задержаться. Двое молодых Чонинов, изображающих из себя почетный караул, попытались преградить дорогу, не придумав ничего умнее, чем потянуться за оружием.
   "щенки... забыли на кого зубы скалят".
   Сильнейшая жажда крови, на одну невероятно долгую секунду, обрушилась на незадачливых шиноби. этого хватило, что бы молодые люди упали на колени, хватая ртами воздух и держась за старающиеся выпрыгнуть из грудных клеток сердца.
   - мы к Фугаку. - Улыбаясь так, словно ничего и не произошло, заявил Хокаге. - Будьте добры, откройте ворота и доложите главе клана о гостях.
   - д-да... будет исполнено, господин Хокаге. - Один из чонинов сумел подняться на дрожащие ноги, не без труда справившись с замком, распахнул широкие створки, а затем спотыкаясь на каждом шагу, неуклюже побежал в сторону особняка своего лидера.
   - эх, молодежь. - Покачал головой Хирузен, небрежно потрепав по волосам второго стражника, все еще стоящего на коленях и даже не пытающегося подняться. - И чему вас только в клане учат?
   Миновав ворота, троица пожилых людей, продолжила свой путь по утоптанной песчаной дорожке, пролегающей между одноэтажными домами с верандами, построенными в дикой смеси европейской и японской архитектур. Здесь было немного украшений, практически отсутствовали цветы и деревья, зато на заднем дворе каждого жилого строения, можно было увидеть небольшую тренировочную площадку с вкопанными в землю столбами.
   Обитатели кланового квартала, не спешили выходить из своих домов, а пару раз на глаза попадались родители, утаскивающие куда-то своих детей, которые просто хотели посмотреть на ранних гостей.
   "чувствую себя как герой фильма о диком западе".
   Сарутоби хмыкнул в ответ на собственные мысли, и в этот момент наконец-то увидел Фугаку Учиха, который в сопровождении двоих хмурых соклановцев, вышел на встречу правителю деревни. Они были одеты в стандартные комбинезоны, поверх которых крепились щитки на руки и ноги, ну а торс защищали зеленые жилеты. На поясах виднелись ножны с мечами из стали проводящей чакру.
   "ты пришел на мою землю".
   Явственно прозвучал в ушах Хирузена хриплый низкий голос.
   - приветствую вас, господин Хокаге... старейшины. - Фугаку изобразил кивки в сторону стариков. - Могу я узнать, что именно привело вас сюда в столь ранний час?
   "я шериф этого города, и это моя земля".
   Прозвучал в ушах второй голос.
   - приветствую, господин Учиха. - Сарутоби неспешно кивнул, остановившись в десяти шагах от встречающей делегации. - До меня дошли тревожные слухи, которые я хотел бы развеять с вашей помощью.
   Десятки взглядов скрестились на двоих мужчинах, смотрящих друг на друга немигающими взглядами.
   "этот город слишком тесен для нас двоих...".
   Фугаку молчал дольше необходимого, через его маску безразличия, даже проступили слабые эмоции, отражающие внутреннюю борьбу.
   - к сожалению, я ничем не могу вам помочь, господин Сарутоби. - Резче чем было необходимо, произнес Учиха.
   "эту проблему легко решить...".
   - печально. - Старик непритворно разочарованно вздохнул. - Фугаку, я ожидал чего-то подобного от Хиаши, с его приверженностью к традициям и понятиями чести.
   - Хъюги уже были готовы начать открытое противостояние, но после визита твоего ручного пса Хатаке, у них внезапно исчезли все претензии и появились более важные дела. - Глава клана Учиха зло прищурился. - Не знаешь, чего такого мог предложить глава почти вымершей семьи, что бы Хиаши согласился заключить договор о помолвке своей старшей дочери, и его нищего воспитанника?
   "...хотел бы я и сам знать ответ на этот вопрос. И ведь в памяти у Какаши ничего понять не возможно, а это значит что? Он хитрее и опаснее, чем хочет казаться. Остается только понять, насколько именно демонстрируемые возможности и цели, отличаются от реальных".
   - мы сейчас говорим о другом. - Заметил Хирузен. - Почему ты вообще решил попытаться сместить меня?
   - действительно не понимаешь? - Фугаку напрягся всем телом, его глаза зло сверкнули... но он все же справился с эмоциями. - Ты превратил Коноху из поселения шиноби, в город торговцев. Наши люди вынуждены изображать из себя охрану для фабрик и заводов, полицию и личных телохранителей, пастухов и фермеров...
   - и чем ты не доволен? Ничего особенно и не изменилось. - Старик хмыкнул. - В молодости, я занимался всем тем же самым, выполняя заказы и контракты.
   - мы - воины, а не слуги богачей. - Зло рыкнул более молодой собеседник.
   - мы - наемники, и должны выполнять ту работу, за которую платят. - Сухо прервал его Хокаге. - Забудь о принципах, которые воспевают самураи и малолетние романтики, и взгляни наконец в лицо реальности. За последние годы, Коноха разбогатела, ее население увеличилось почти в трое, а академия не справляется с наплывом желающих обучаться нашему ремеслу. Да, заказов на убийство, диверсии, кражи, охрану дальних караванов стало меньше, но безработных при этом нет, так как в деревне всегда найдется, чем занять наемников. так чем ты не доволен: тем что твои соклановцы не умирают вдали от дома, или тем что благосостояние народа постепенно растет?
   От Учихи стало доноситься сдавленное рычание, а в его глазах вспыхнули шаринганы с тремя запятыми. Словно чувствуя волю своего лидера, из-за домов начали появляться воины клана, полностью экипированные и готовые к сражению.
   - Коноха становится слабой, и если тебе позволить разрушать ее и дальше, то вскоре мы станем легкой добычей для других деревень. Прошу в последний раз: Хирузен, оставь пост Хокаге и уходи на покой. Я признаю, ты многое сделал и многого добился, но пришло время...
   - нет. - Сарутоби грустно вздохнул. - По крайней мере, не сейчас.
   - тогда... мне придется тебя заставить. - С деланным сожалением произнес Фугаку.
   Правитель деревни вытянул правую руку в сторону, и театрально щелкнул пальцами. В этот момент на крышах домов, словно из воздуха, начали появляться бойцы АНБУ, "корня", а за спинами стариков, в облачках белого дыма возникли десять фигур в коротких черных плащах, опускающихся до середины бедер, и черных масках изображающих безмятежное лицо первого Хокаге. Расклад сил резко изменился, и ситуация усложнялась тем, что находилась вся эта толпа на территории клана бунтовщиков.
   - Фугаку, у тебя есть выбор: отказаться от своих планов на власть...
   - никогда. - Едва сдерживая рвущееся из груди бешенство, прорычал Учиха.
   - ...попытаться отстоять свое решение в поединке один на один, или устроить бойню. - Как ни в чем не бывало, закончил свою речь старик, а затем подумав добавил. - При последнем варианте, я не могу обещать, что хоть кто-то из твоих соклановцев выживет.
   - Хватит трепать языками. - Донесся голос Шимуры Данза, появившегося в вихре листвы, на крыше ближайшего строения. - Хирузен, просто отдай приказ, и мои люди покончат с этими предателями раз и навсегда.
   Словно придавая веса этим словам, вокруг стало появляться все больше бойцов "корня".
   - каково твое решение? - Совершенно спокойно поинтересовался Сарутоби.
   - поединок. - Беря эмоции под контроль, ответил Учиха.
  
   ***
   Долина завершения, была прекрасным местом: с высокой горы, стекал шумный водопад, впадающий в широкое озеро, поднимая при этом целое облако брызг. По обеим сторонам от водопада, возвышались статуи двоих мужчин, выточенные из камня с такой точностью, что с них можно было писать портреты, неотличимые от оригинала.
   - Учиха Мадара и Сенджу Хаширама... основатели Конохи, сильнейшие шиноби своего времени, лучшие друзья и злейшие соперники. - стоя у кромки воды на каменистом береге, Сарутоби поочередно посмотрел в лица обеим статуям. - Иногда я думаю, а какой была бы наша деревня, если бы в тот день удача улыбнулась другому человеку? Готов поспорить, что в истории тогда осталась бы память о красноглазом герое, который ценой огромных усилий, сумел остановить светловолосого безумца, жаждущего поработить весь мир.
   - к чему это? - Стоявший неподалеку Фугаку, облаченный в красный доспех, укрепленный печатями Узумаки, с длинным мечом зажатым в руках, вопросительно вскинул брови.
   - к тому, что историю пишут победители. - Отозвался старик. - Никто из нас не знает, что именно произошло в тот день, и никто не узнает правду о том, что произойдет сегодня. В любом случае, Коноха получит своего героя, совершившего очередной подвиг во имя защиты деревни: либо третий Хокаге остановит очередного жаждущего власти Учиху, либо пятый Хокаге упокоит безумного старика, чья жадность и властолюбие, едва не довели поселение до гибели... этой версии будут придерживаться наблюдатели.
   Шум воды заглушал большинство звуков, но не мешал диалогу двух мужчин. По небу продолжали плыть облака, солнце стремилось подняться в зенит, что бы одарить землю своими теплыми золотыми лучами, ветер шелестел кронами деревьев и завывал у вершины гор.
   - не слишком ли много ты на себя берешь, старик? - Фугаку неприязненно скривил лицо. - Хочешь выставить себя героем...
   - мне нет нужды никем себя выставлять, стоит лишь вспомнить, что произошло во время последнего нападения девятихвостого лиса. - Хирузен скинул с плеч свой плащ, и бросил на него шляпу. - Где был ты, когда я и мои ученики, встали на пути чудовища?
   Такого неприкрытого обвинения в трусости, Учиха уже стерпеть не мог, и обнажил меч отбрасывая ножны в сторону. Его голос заледенел, а в глазах вспыхнули шаринганы:
   - довольно пустых разговоров, пора с этим закончить.
   - ты как никогда прав. - Старик зло сверкнул глазами. - С разговорами действительно пора заканчивать.
   Два метательных ножа, брошенные рукой третьего Хокаге, были отбиты клинком меча главы клана Учиха, но этого времени пожилому мужчине хватило, что бы разорвать дистанцию и сложить серию ручных печатей.
   - стихия огня: облако пепла.
   Выдохнув поток черного дыма, Хирузен скрыл от взглядов наблюдателей приличный кусок поля предстоящей битвы, дополнительно лишая своего противника части преимуществ, даруемых его дадзюцу.
   - стихия воздуха: великий порыв. - Прозвучал голос Фугаку, и дым был развеян ураганным ветром. - Стихия огня: великий огненный дракон.
   Учиха выдохнул поток рыжего пламени, принявший вид китайского дракона, на огромной скорости понесшегося на замершего посередине озера старика.
   - стихия воды: великий водяной дракон. - В свою очередь сложив серию ручных печатей, выкрикнул название техники Хокаге.
   Вода из озера поднялась фонтаном, приняла вид длинного змееподобного тела, и понеслась на встречу огню. Две атаки столкнулись приблизительно по середине, уничтожая друг друга и заполняя пространство горячим паром.
   - стихия молнии: электрический разряд. - Более молодой мужчина, опустившись на одно колено, погрузил кисть левой руки в воду озера, посылая через нее сильнейшую молнию.
   Старик стоявший на поверхности воды, расширил глаза в изумлении, вздрогнул всем телом, а затем распался клубами белого дыма. В ту же секунду, Фугаку пришлось отпрыгивать в сторону, так как в то место где он находился, прилетело каменное ядро, размером с голову взрослого человека, взорвавшееся градом острых осколков.
   Хирузен, выйдя из своего укрытия за одиноко стоявшим деревом, где спрятался в момент активации техники "облако пепла", заменив себя теневым клоном, теперь старался не потерять инициативу. За каменным снарядом последовало воздушное ядро, после которого были применены "цветы феникса".
   - ха-ха-ха! - Учиха безумно смеялся, без больших усилий уклоняясь от всех атак. - Я все же рад, что наш Хокаге не размяк окончательно, и не превратился в старую бесполезную развалину... тем приятнее будет моя победа! Стихия ветра: режущий поток.
   Взмахом меча, мужчина отправил в полет полупрозрачный серп плотного воздуха, взорвавший землю столбом песка и камней, в том месте где мгновение назад стоял Сарутоби.
   - стихия воды: покров скрывающего тумана. - Пожилой шиноби применил умение, во время одной из войн, изученное у пленного бойца, из деревни "скрытого тумана".
   Вода в озере на несколько секунд вскипела, затем ее поверхность побелела и белесая пелена выплеснулась на берег, заполоняя собой всю долину и в высоту достигнув голов обеих статуй. Ориентироваться сразу же стало намного тяжелее, но оба противника были слишком опытными, что бы подобное стало серьезной помехой.
   Основной целью Хирузена, потратившего значительную часть своего резерва чакры, было максимально усложнить Учихе использование его дадзюцу, благодаря которому он мог предугадывать атаки, и на которое были завязаны многочисленные клановые техники. Кроме того, в условиях повышенной влажности, стихия огня сильно потеряла в эффективности, а ветер и молния у наследника Мадары, были развиты значительно хуже.
   - стихия воздуха: великий порыв. - Попытался Фугаку использовать тот же трюк, благодаря которому избавился от облака дыма, но на этот раз результата почти не было.
   Туман, частично разорванный ветром, тут же сомкнулся вновь. Кроме того что он не позволял использовать все способности шарингана, но еще и приглушал звуки, а так же глушил сенсорные способности, так как был пропитан чужой чакрой.
   Развернувшись на месте, Фугаку рубанул воздух за своей спиной. Клинок меча с лязгом столкнулся с длинным ножом, которым старик хотел поразить затылок противника.
   - это все бесполезно. - Раздраженно заявил Учиха, нанося сильнейший удар ногой, расплескавший тело водного клона облаком брызг.
   Нож, лишившийся удерживающей его руки, начал падать, но не достигнув земли, взорвался языками огня и железными осколками. Глава сильнейшего клана Конохи, в последнюю секунду увидел взрывную печать, обмотанную вокруг рукояти, и успел отпрыгнуть.
   В воздухе свистнули еще четыре ножа, вонзившиеся в землю вокруг мужчины, а затем между ними вспыхнул алый барьер, заточающий Фугаку в четырехугольную тюрьму, начавшую заполняться водой.
   - стихия воздуха: взрывная волна. - Во все стороны от красноглазого шиноби ударил поток воздуха, разрушивший сдерживающий барьер и разметавший скопившуюся воду. - Стихия огня: великий огненный поток.
   Струя алого пламени, ударившая из рта мужчины, окутала все окружающее пространство, выжигая чужую чакру, кислород, и испаряя воду. Техника скрывающего тумана, продержалась почти десять секунд, прежде чем начала разрушаться сама, из-за нехватки вложенной энергии. Этот импульсивный поступок, стоил четверти собственного резерва, а с учетом остального боя, запас чакры был опустошен больше чем на половину.
   - стихия воды: водяная гидра. - Произнес название техники Хирузен, появившийся из водопада.
   Вода из озера вздыбилась, принимая вид множества огромных змей, длинные гибкие тела которых устремились к одиноко стоявшему Учихе.
   - стихия воздуха: великий порыв. Стихия огня: великий огненный дракон. Стихия молнии: око бури.
   Первая атака замедлила змей, вторая врезалась в их строй, превращая половину дюжины голов, в густой горячий пар, ну а третья создала непреодолимый барьер из электрических разрядов, окруживший Фугаку словно кокон.
   - стихия огня: цветы феникса. - Красноглазый мужчина отправил в направлении старика несколько сгустков пламени, от которых тот легко уклонился. - Стихия молнии: небесное копье.
   Последняя примененная техника, создала в небе электрический разряд, ударивший прямо в то место, где находился Хокаге. Из-за последовавшего взрыва чакры, и фонтана воды, (появившегося из-за сорвавшейся техники, которой пытался прикрыться старик), сложно было понять, достиг ли удар своей цели. Однако Учиха не спешил недооценивать своего противника, а потому вовремя отреагировал на десяток метательных ножей, отбив их лезвием своего меча.
   Когда же взгляд шаринганов наконец нашел Сарутоби, тот стоял на голове статуи Хаширамы Сенджу, а в его руках находился деревянный боевой посох.
   - ну наконец-то ты перестал прятаться, старик. - Фугаку оскалился, жестом предлагая противнику атаковать.
   Хирузен спрыгнул со статуи, и оттолкнувшись от воздуха, понесся прямо на Учиху, намереваясь одним ударом размазать его по земле...
   ...обмениваясь ударами, противники кружили друг вокруг друга, словно два диких хищника. Посох и меч, рассекая воздух мелькали с невероятной скоростью, впрочем так и не достигая своей цели. Наконец, Учиха умудрился таки отвести оружие своего соперника в сторону, и уже был готов праздновать победу, когда пальцы правой руки старика отпустили древко, и конечность змеей метнулась к ничем не защищенному лицу красноглазого мужчины.
   - стихия воздуха: вакуумная пуля. - Небольшой сгусток чакры, сорвавшийся с указательного пальца Хирузена, врезался точно в переносицу главы сильнейшего клана Конохи, превращая его голову в кровавое месиво.
   Мертвое тело еще секунду стояло неподвижно, а затем мешком рухнуло к ногам победителя. Хокаге тяжело оперся на свой посох, стараясь незаметно перевести дыхание и не дать наблюдателям почувствовать свою слабость. Он недооценил более молодого и неопытного бунтаря, за что едва не поплатился жизнью.
   "но больше такого не повториться... никогда".
   Тем временем, к арене уже приближались медики, спешащие оказать помощь своему предводителю.
   (конец отступления).
  
   ***
   Коноха менялась, иногда это происходило постепенно и почти незаметно, а иногда происходили события, которые невозможно было пропустить мимо сознания. Одним из примеров второго типа, стала гибель главы клана Учих, так же являющегося руководителем полиции "скрытого листа". Среди гражданских ходили самые разнообразные слухи, от попытки переворота и убийства Хокаге, до столкновения с вражескими диверсантами, пытавшимися пробраться в поселение... но итогового результата это не меняло: Итачи стал главой клана, его друг Шисуи, возглавил силы правопорядка, и все владельцы шаринганов, попали в опалу для высшего общества шиноби.
   Нет, Учих не игнорировали, и не презирали, (поступать так, слишком опасно для жизни), но их авторитет сильнейшего клана, значительно пошатнулся. Тот же факт, что Фугаку в честном поединке, погиб от рук Хирузена, в очередной раз подчеркивал силу нынешнего правителя, и его право принимать неоднозначные решения.
   Однако, Какаши не интересовали политические интриги, и та возня, которую устроили великие кланы в совете джонинов. На самом деле, так же как и Орочимару, он с гораздо большим удовольствием не просиживал бы часами в залах собраний, а проводил эксперименты над новым подопытным, подготавливая ритуал по извлечению чакры демона.
   Ягура оказался весьма интересным образцом, в живучести и способностях к регенерации, превосходящий даже членов кланов Сенджу, Узумаки и Кагуя. Только Хозуки, способные восстанавливать свою плоть за счет напитанной чакрой воды, могли превзойти в самоисцелении каге "кровавого тумана". Разум же его был погружен в сложнейшую иллюзию, заставляющую непрерывно сдерживать хвостатого зверя, не отвлекаясь на внешние раздражители.
   После того как очередное собрание подошло к концу, и члены совета джонинов стали расходиться, Хатаке прямым ходом направился к входу в лабораторный комплекс "белого змея". Им наконец-то было дано разрешение на проведение эксперимента, для которого выделили шестерых шиноби ранга чонин, (бесклановых сирот, смерть которых мало кто заметит, а их потеря не скажется на боеспособности поселения).
   Солнце уже опустилось за горизонт, на небе среди россыпи ярких звезд, светила полная луна, улицы Конохи утопали в свете фонарей а переулки скрывались в тенях. Все еще работали питейные заведения, где-то тихо играла музыка, а в окнах жилых домов, один за другим гасли огни. Только для ученых, время суток имело мало значения, и день продолжался до тех пор, пока имелась невыполненная работа, или присутствовало вдохновение творить.
   Полигон номер сорок четыре, так же известный как "лес смерти", привычно встретил путника шумом ни на секунду не прекращающейся охоты. Огромные муравьи, растаскивали на куски тушу убитого медведя, хищный куст душил какого-то грызуна, между ветвями исполинских деревьев, сражались паук и хищная белка...
   "жаль первый Хокаге не видит, к чему привели его эксперименты с деревьями и природной чакрой".
   Пробравшись к входу в лабораторный комплекс, через минуту чародей уже шел по однообразным коридорам первого подземного этажа, направляясь в выделенные ему комнаты. Перед началом эксперимента, следовало помыться и переодеться, а так же съесть что-то калорийное и сытное, что бы поддерживать организм без перерывов на отдых как можно большее время. Тем же временем, подопытных, среди которых было трое парней и три девушки, уже обрабатывали в залах третьего подземного этажа, доводя добровольцев до состояния мыслящих послушных кукол.
   - ты задерживаешься, Какаши. - Заметил Орочимару, стоило бывшему императору переступить порог лаборатории. - Впрочем, это не важно. приступай к нанесению печатей, а я принесу Ягуру.
   С этими словами, "белый змей" вышел в соседнее помещение, оставляя Хатаке наедине с шестью безвольными телами, лежащими на каталках у стен. Трое ассистентов, одетых в белые хлопковые костюмы и безликие маски "корня", замерли на пороге, ожидая приказов.
   - принесите туш для чернил и запас крови для переливаний... еще нам понадобятся инструменты для набивания татуировок.
   Работа "закипела". В кратчайшие сроки, на полу была изображена шестилучевая звезда, в центре которой был изображен символ разделения на равные части, а в каждом из лучей, знак объединения. Обнаженные тела подопытных, обколотых различными веществами до такой степени, что они были уже не способны воспринимать внешний мир, уложили на лучи магической фигуры, ногами к центру а головами наружу. Их кожа, благодаря действиям Какаши и его помощников, покрылась сетью переплетающихся черных линий, среди которых не было ни единого знака, привычного мастерам печатей этого мира.
   В момент когда подготовка была окончена, вернулся Орочимару, несущий на руках болезненно бледное тело Ягуры. Каге "кровавого тумана", был похож на подростка, а его лицо возможно впервые за долгие годы, выражало безмятежность и умиротворение.
   "готова, сестренка?".
   Обратился чародей к обитательнице своего внутреннего мира.
   "всегда готова, старший брат".
   Пока бесчувственного джинчурики размещали в середине шестилучевой звезды, Какаши улучил момент, что бы подойти к одному из подопытных, рисунок на теле которого, почти незаметно отличался от остальных жертв эксперимента. Благодаря ментальному воздействию, на этот факт никто не обращал внимания, и даже члены клана Яманака, когда будут просматривать воспоминания участников процесса, будут считать что все шло по задуманному сценарию.
   Маленькая крылатая ящерица, ужавшаяся до размеров ногтя на мизинце своего Всадника, спикировала на тело чонина, и забралась в его рот. В отличие от остальных пятерых шиноби, которым предстояло принять в себя частицу силы хвостатого демона, ему предстояло послужить проводником и фильтром энергии.
   - начинаем. - Приказал Орочимару, садясь на корточки рядом с телом Ягуры, и начав складывать серию ручных печатей.
   Те же самые действия, но в зеркальном отражении, стал повторять и Хатаке, оказавшийся по другую сторону от каге "кровавого тумана".
   - техника печатей: извлечение силы. - Хором произнесли мужчины, опуская раскрытые ладони на тело Ягуры.
   Тут же плоть жертвы покрыла сеть символов и линий, похожих на тончайшие трещины, из которых начал истекать фиолетовый туман. Сперва его было немного, но через десяток секунд, чакра хвостатого зверя облаком накрыла свой сосуд, скрывая от взглядов то, что происходило с плотью подопытного. Шестилучевая звезда начала мерно мерцать алым светом, впитывая в себя всю выплескиваемую силу, разделяя ее на шесть равных потоков, которые впитывались в тела чонинов, так же покрывшиеся коконами чакры, по плотности уступающими тому, в котором был заключен Ягура.
   "осталось ждать".
   Подумал про себя Хатаке, краем зрения заметив, как напряглось и закаменело лицо Сенина. Для Орочимару, ритуал давался явно не просто, что подтверждалось тяжелым замедлившимся дыханием и отстраненным взглядом.
   "старший брат... что-то мне не хорошо".
   Пожаловалась Ярнунвоск.
   Закрыв глаза и попытавшись отстраниться от собственного тела, чародей потянулся по связи к драконихе, что бы лично пронаблюдать за происходящим. Чакра треххвостого, фильтруясь телом, энергетикой и душой человека, поступала в ауру крылатой ящерицы, тут же смешиваясь с духовной и ментальной энергиями. Медленно, (даже слишком медленно, на взгляд бывшего императора), формировался резерв жизненной энергии, уже измененной под нужды нового владельца. Уже сейчас было очевидно, что хоть запас силы и велик, но без структур сущности демона, он не будет пополняться самостоятельно, а значит рано или поздно, подойдет к концу.
   Для простых людей, привыкших управлять мизерными объемами чакры, подобная ситуация не будет заметна, и за всю свою жизнь, они вряд ли сумеют растратить дарованную чакру... но дракониха наоборот, привыкла тратить энергию по многу, не считаясь с затратами.
   "терпи, сестренка, все идет так, как я и задумывал".
   Попытался успокоить подругу Хатаке.
   "врешь".
   Констатировала крылатая ящерица.
   "вру. Но ты все равно должна терпеть и впитывать чакру, что бы ни единой капли не утекло зря. Позже мы проведем ритуал с поглощением сущности демона, что бы ты могла самостоятельно восполнять резерв".
   Решив не скрывать ничего, отозвался мужчина.
   Вскоре кокон, которым был окутан Ягура, распался клочьями невесомого тумана, без остатка впитавшимися в магическую звезду. Шумно выдохнув сквозь сжатые зубы, Орочимару отшатнулся от подопытного и единым гибким движением, оказался стоящим на ногах. Его примеру последовал и Какаши, выпрямляясь в полный рост.
   - удивительно, но все прошло без осложнений. - Устало произнес ученый. - Осталось развести подопытных по палатам, приставить наблюдателей, написать отчет... и можно идти отдыхать. Тесты проведем уже завтра, пусть чакра демона сперва усвоится организмами.
   - как скажите... наставник. - Произнес чародей, жестом подзывая одного из ассистентов, уже везущего первую каталку.
   Перекладывая тело человека, во рту которого пряталась уменьшившаяся Ярнунвоск, бывший император едва его не уронил, в последний момент обхватив обеими руками и прижав к себе. Дракониха, превратившись в полупрозрачный туман, воспользовалась возможностью что бы незаметно покинуть убежище, и скрыться во внутреннем мире своего Всадника.
   - господин Хатаке, вы можете идти в свою комнату. - Боец корня перехватил тело подопытного. - Мы сами здесь все закончим, а вам следует отдохнуть перед завтрашним днем.
   - да... наверное ты прав. - Встряхнувшись всем телом, словно сбрасывая сон, молодой мужчина благодарно кивнул помощнику, и быстрым шагом направился к выходу.
   К утру стало известно, что один из шести чонинов, погиб, так и не придя в сознание. Осматривающие его медики пришли к выводу, что организм попросту не выдержал слишком агрессивную чакру демона, начав процесс саморазрушения энергетики.
  
   ***
   Целую неделю проводились обследования и всевозможные тесты на пятерых выживших подопытных, запас сил которых ныне не поддавался измерению привычными стандартами. Их контроль над чакрой упал практически до нулевого значения, что в принципе не имело особенного значения, ведь они могли себе позволить потери до девяноста процентов. Плюс к этому, у всех обнаружилась неожиданно большая склонность к стихии воды, техники с применением которой, выходили едва ли не на инстинктивном уровне.
   А затем все прекратилось, так как совершенно внезапно, Хокаге перевел бывших чонинов, на другую закрытую базу, где по слухам из них собирались делать элитных штурмовых бойцов. Даже Ягуру, так и не пришедшего в сознание после всего произошедшего, забрали из лабораторного комплекса под какой-то надуманной причиной. В результате этого, ученым стало практически нечем заняться, ведь разрешения на извлечение чакры девятихвостого лиса, не поступило.
   "тем лучше, успею заняться своими делами".
   Путь до особняка, Хатаке практически не запомнил, в основном потому, что он ничем не отличался от множества прошлых преодолений того же маршрута. Дома же его ждал сюрприз, в лице Кушины объявившей о поступлении Наруто в первый класс академии шиноби.
   На вопрос, "а причем тут я?", женщина улыбаясь ответила, "ты его официальный опекун, а меня до сих пор считают калекой... так что бери на себя подготовку к столь радостному для ребенка событию". Спорить с доводами принцессы Узумаки было можно, но моральных сил на это не оставалось, так что чародей предпочел подчиниться, перепоручив все заботы своему управляющему, его жене и внучке.
   После отдыха, затянувшегося почти на сутки, бывший император заперся в своей лаборатории, приказав не беспокоить, даже если на Коноху нападет очередной хвостатый демон, или Мадара воскреснет и снова попытается захватить власть. Выпустив из внутреннего мира дракониху, он с интересом наблюдал, как увеличившаяся до размеров крупной собаки подруга, с удовольствием расправляет широкие крылья и потягивается всем телом, выгибая спину и шею, от удовольствия даже зажмуривая глаза.
   - ну, и как самочувствие? - Наконец задал первый вопрос Хатаке.
   "такой живой я себя не ощущала... с тех пор как умерла".
   Начало фразы было произнесено радостно, а вот вторая половина, с явной дрожью в голосе. Все же воспоминания о том событии, все еще мучили крылатую ящерицу, и Всадник это понимал, как бы она не старалась храбриться и делать вид, что все совершенно нормально.
   - ну, пока у тебя есть чакра демона, это ощущение останется с тобой. - Усмехнулся мужчина, ласково проведя ладонью по чешуйчатому лбу. - Однако, твой резерв ограничен, и без специфических структур в душе, сам пополняться не сможет.
   "а ты не можешь их просто создать?".
   - могу, но это будет грубая и неэффективная поделка. - Признался бывший император. - Так что, гораздо лучше будет использовать вариант, с поглощением одного из хвостатых зверей... ну или хотя бы его частицы.
   "лис?".
   Дракониха запрокинула голову, подставляя для почесывания свой подбородок. Она очень сильно скучала по возможности чувствовать прикосновения, но даже не осознавала этого все прошедшие годы.
   - это самый доступный вариант, но незаметно для наблюдателей, даже кусок демона, извлечь из печати Минато не получится. - В голосе Какаши прозвучали виноватые нотки. - Извини, но тебе придется еще некоторое время потерпеть.
   "и насколько хватит чакры, которая есть у меня?".
   - все зависит от того, как ты будешь ее контролировать и расходовать. Срок может колебаться от пары лет, до недель...
   "неприятно. Значит, мне нужно тренироваться в контроле?".
   - именно. - Хатаке кивнул, переходя на поглаживание длинной гибкой шеи.
   "старший брат, ты же меня этому научишь?".
   Жалобно просящие интонации, в исполнении Ярнунвоск звучали настолько забавно и одновременно мило, что чародей просто не смог сказать "нет".
  
   ***
   Не смотря на все свои сомнения и опасения, Какаши все же решил рискнуть, что бы дать своей подруге возможность жить полноценной жизнью, а не влачить существование в духовной форме. Наруто на просьбу помочь, высказанную своим опекуном, с готовностью дал согласие, и той же ночью, создав ментальные установки в разумах у наблюдателей, а так же предупредив Кушину, они спустились в подвал, и проследовали в лабораторию, спрятанную в расширенном пространстве металлического шкафа. Принцесса клана Узумаки, отпуская сына со своим фактическим хозяином, пообещала вытрясти из чародея душу, если с мальчиком хоть что-то случится.
   "и ведь вытрясет, и никакие сдерживающие установки ей не помешают".
   Промелькнула на грани сознания неожиданно веселая мысль.
   "неужели мой старший брат испугался? Или же... ты влюбился? Ах-ха-ха, вот расскажу Сапфире, будешь знать как засматриваться на чужих самок".
   Ярнунвоск заливисто захохотала, перемежая этот непривычный для ее горла звук, с звонким рычанием. После прогулки в мире реальном, она поспешила вернуться во внутренний мир Всадника, желая сберечь как можно больше чакры, ради полноценной прогулки в будущем.
   "Кушина милая женщина, темпераментная и красивая, но уж слишком своевольная. Ломать ее характер в угоду себе, я не стану, а такая как сейчас, она мне не подходит".
   Постепенно вгоняя свое сознание в состояние транса, отозвался Хатаке.
   "это ты не мне будешь объяснять".
   Насмешливо фыркнула крылатая ящерица, через мысленную связь передавая картинку того, как разъяренная дракониха выдыхает поток магического синего пламени, испепеляя одинокую человеческую фигуру.
   "м-да... ну у тебя и воображение".
   Скептично подумал бывший император.
   Тем временем, Какаши и Наруто уже оказались в лаборатории, и мальчик тут же начал крутить головой, стараясь рассмотреть все и сразу. К удивлению, наследник клана Узумаки, вел себя достаточно сдержанно, и не пытался потрогать незнакомые вещи.
   - снимай верх костюма, и садись на этот стул. - Мужчина указал на железную конструкцию с чуть наклоненной назад высокой спинкой, на которой имелись фиксаторы для головы, и подлокотниками, к которым были прикручены блестящие на свету, широкие браслеты.
   - а это зачем? - С тщательно скрываемой подозрительностью, крупными буквами выступающей на детском лице, спросил Узумаки, указывая на браслеты и фиксаторы.
   - как говорит господин Орочимару: "надежно обездвиженный подопытный, в усыплении не нуждается". - Изобразив взглядом улыбку, заявил Хатаке.
   Наруто сглотнул, покосился на дверь, находящуюся почти прямо за спиной взрослого шиноби, затем тяжело вздохнул, и с видом обреченного, идущего на добровольную казнь, устроился на железном стуле.
   - ты не бойся, больно не будет... а даже если будет, это только значит что ты еще живой. - Чародей защелкнул замки на руках, зажал голову пациента в фиксаторах, и успокаивающе похлопал по плечу. - Шучу я, не обращай внимания.
   "парнишка в таком шоке, что даже слова ответить не может. Может быть его усыпить?".
   Проявила чуточку беспокойства крылатая ящерица.
   "к сожалению нельзя: для нормального проникновения в пространство, созданное печатью Шинигами, он должен быть в сознании и все осознавать".
   - а сейчас, смотри мне в глаза. - С этими словами, бывший император активировал шаринганы, пока что лишь на ступени развития с тремя запятыми, хотя уже и овладел следующей стадией... пусть и не полностью.
   Наруто смело, и безрассудно, встретил взгляд своего опекуна, с широко распахнутыми голубыми глазами, и тут же попал в иллюзию. Хатаке же, сложив серию ручных печатей, обратился к силе теней, напитывая ей правую руку, а затем приложил раскрытую ладонь к животу мальчика...
   ...пустые запутанные коридоры, по которым гулял горячий ветер, на стенах росли мох и какие-то ползучие цветы, а пол устилал тонкий слой золотистого песка. Осмотревшись по сторонам, мужчина сразу же наткнулся взглядом на мальчика одетого в оранжевый комбинезон, спокойно стоявшего в стороне.
   - так это и есть твой внутренний мир? - Зная ответ, все же решил задать вопрос Какаши.
   - наверное. - Наруто пожал плечами. - Я здесь часто бываю, и просто гуляю по туннелям... но всякий раз выхожу в один и тот же зал с клеткой.
   - так и должна была быть устроена печать: тебя она приводит к клетке с демоном, а любых других посетителей, заставит часами блуждать по лабиринту, не позволяя найти цель. - Хатаке втянул носом воздух, ощущая специфичный запах чего-то горелого. - Проводишь?
   В ответ ребенок кивнул, развернулся и зашагал вперед по коридору, особо не заворачиваясь выбором направления.
   Через пару минут, миновав несколько ответвлений и перекрестков, они вышли в просторное помещение, половина которого была освещена огнем, пылающим в каменных чашах у стен, а вторая половина скрывалась в густой тьме. Ровно по середине, (предположительно), свободное пространство было разделено толстыми металлическими прутьями, в которых виднелась решетчатая дверца, закрытая одной единственной бумажкой, с нарисованным на ней иероглифом, означающим слово "печать".
   Из тьмы донеслось рычание, затем за прутьями вспыхнули два желтых глаза с вертикальными зрачками, и повеяло жаждой убийства.
   "глаза... как я ненавижу эти глаза".
   От чародея так же начала исходить направленная жажда убийства, с каждым мгновением все набирающая силу. По странной причине, его подсознание провело аналогию между глазами Дискорда, и глазами девятихвостого лиса...
   "нужно взять себя в руки".
   Сосредоточившись, Какаши отстранился от эмоций, и посмотрел на бледного Наруто, смело продолжающего стоять рядом, пошатываясь от чужого воздействия.
   - иди обратно в коридор, и если хочешь, можешь понаблюдать с безопасного расстояния. - Хатаке подбадривающее подтолкнул мальчика, провожая его взглядом выражающим улыбку.
   - кто ты такой, смертный?! - Прогудел голос демона, и в тьме проявился силуэт темно алого лиса с девятью хвостами, рост которого достигал двадцати метров.
   "а ты похудел с нашей последней встречи... не расскажешь диету?".
   - это не имеет значения. - Спокойно ответил бывший император, начав шагать к решетке.
   - да как ты смеешь! Кто ты такой, и зачем явился сюда?! - Зверь бушевал, рычал, давил жаждой убийства, но все это было бесполезно. - Ты как и остальные, пришел просить мою силу?
   - да, я пришел за твоей силой. - Не стал спорить Хатаке. - Но мне нет нужды просить, я заберу ее сам.
   - ха-ха-ха-ха! Смертный! Да ты наглец! - Девятихвостый лис опять засмеялся. - Открой клетку, и я убью тебя быстро!
   "наверняка может говорить нормально, но все равно орет. Как же это раздражает".
   Рука Какаши потянулась к печати, но стоило ей коснуться бумаги, как запястье было перехвачено другой рукой мужчины, одетого в комбинезон шиноби.
   "это как? Меня что, раскрыли и захватили, а в разум Наруто пробрался кто-то из менталистов Хокаге? Да не могли они пробраться в мой дом, не потревожив охранную систему, затем прорваться в подвал и зайти в лабораторию... нет у них нужных специалистов и быть не может".
   - Какаши? - Раздался удивленный, отдаленно знакомый голос. - Ты что тут делаешь?
   - учитель Минато? - Ничуть не менее удивленно, нежели блондин перехвативший его руку, пробормотал бывший император. - Гхм... вы же умерли.
   - умер. - Кивнул четвертый Хокаге, по прежнему не отпуская руку ученика, но и не предпринимая никаких иных действий. - Но ты так и не ответил на мой вопрос.
   - понимаете, учитель... это очень долгая история. - Отозвался Хатаке, с усилием отводя свою руку назад, и чувствуя как хватка пальцев блондина ослабевает, а затем Минато вообще отпустил своего ученика.
   - рассказывай, времени у нас много и я никуда не спешу. - Нахмурившись, потребовал Намикадзе.
   "это ментальный клон, созданный на основе теневого. Он имеет память и навыки оригинала, но ограничен в чакре, да и прочностью похвастать не может. В крайнем случае, просто развею его".
   - ммм, а вы не хотите увидеться с сыном? - Внес встречное предложение Какаши.
   Разговор затянулся на долгий час, так как мертвый Хокаге хотел знать все от политической обстановки в деревне, до последних слухов о его старых друзьях, большую часть повествования, взял на себя Наруто, упоенно говорящий о своей жизни в особняке Хатаке, об уроках, друзьях и маме.
   Зачем все это было нужно чародею? Нет, он не сошел с ума, и отчитываться перед слепком личности бывшего учителя стал не из-за доброты душевной. Причиной всему были знания, которые хранились в голове Минато, а теперь сами падали в руки последнему из его учеников. Клон даже не понял, что у него в голове самым наглым образом копались, все же он хоть и владел знаниями, но в отличие от оригинала, не мог раскрыть весь их потенциал.
   - значит, ты хочешь оторвать от лиса кусочек, для своих целей, и утверждаешь, что это не навредит Наруто? - Намикадзе расхаживал по залу, время от времени бросая испытующие взгляды на бывшего императора.
   - так точно. - Отозвался молодой мужчина.
   - знаешь... я тебе верю, и мешать не буду. - Блондин остановился, и его плечи устало опустились. - Вижу, ты стал сильным шиноби, да и знания получил, о которых другие и не мечтали... но это не моя заслуга. Как учитель, я с треском провалился, как Хокаге, добился не многим большего, да и как отец... в общем, из меня вышел лишь хороший убийца, который всю жизнь мечтал о мире.
   - учитель? - Какаши изобразил обеспокоенность, но был остановлен взмахом руки Минато.
   - спасибо тебе, ученик. - Губы блондина изогнулись в искренней улыбке. - Ты позаботился о моих сыне и жене, когда меня не стало, не смотря на то, при каких обстоятельствах мы расстались. Для меня это много значит и я... я вверяю в твои руки свою семью, а так же свою мечту. Делай что должен но... не смей распускать руки на Кушину.
   Последние слова были произнесены в шутливо угрожающем тоне.
   Мужчины рассмеялись, а когда снова установилась тишина, Намикадзе махнул рукой в сторону клетки, где глухо рычал лис, и предложил:
   - начинай, а я подстрахую.
   И вот Хатаке снова стоит перед решеткой, протягивает руку и одним движением срывает печать. Лис с ликующим ревом, выбивает дверцу, только для того что бы застыть на одном месте, наткнувшись на взгляд ярко алых глаз, рисунок на радужке которых, принял вид шестилучевой звезды. Воздействие иллюзии подкрепил сильнейший ментальный удар, отключивший сознание монстра.
   Из темноты коридора, бесшумно вытянулась огромная рука, состоящая из полупрозрачного черного дыма. Конечность протянулась через весь зал, миновала распахнутую арку клетки, а затем вцепилась в один из девяти хвостов демона. Сильнейший рывок завершился звуком рвущейся плоти, заглушенным диким воплем боли и ярости. Теперь уже восьмихвостый лис, инстинктивно метнулся во тьму у дальней стены темницы, а когда разум пробудился окончательно, решетка уже оказалась захлопнута.
   Огромная рука, так же бесшумно исчезла в коридоре, как и появилась из него, а вместе с ней исчез и оторванный хвост.
   - никогда бы не подумал, что увижу нечто подобное. - Пробормотал ошеломленный Минато.
   - учитель, я рад был вас увидеть, но мне пора в реальный мир. - Хатаке повернулся к Наруто. - Можешь еще поболтать с отцом, но долго не задерживайся, а-то мама волнуется.
   Произнеся это, чародей растворился в воздухе...
   ...что бы осознать себя стоящим перед наследником клана Узумаки, надежно зафиксированном на металлическом стуле. Опустив взгляд от лица ребенка на свою правую руку, он увидел невероятно плотный сгусток алой чакры, принявший форму шара, и совершенно не пытающийся обрести свободу. Кожу, покрытую тенью, слегка покалывало, но это было не так уж и неприятно.
   "получилось!".
   На лицо мужчины, сама собой наползла дурацкая усмешка, к счастью скрытая полумаской.
   "а ты сомневался?".
   Удивилась Ярнунвоск.
   "все равно, это был первый подобный опыт, и все могло пойти не по плану, если бы демон оказался чуть удачливее или сообразительнее".
   Отойдя к одному из шкафов, бывший император взял с полки стеклянный сосуд, похожий на обыкновенную литровую банку, но только вырезанную из хрусталя. Частица демона была помещена в артефакт, который накрыла крышка из того же материала, после чего сосуд вернулся на полку, дожидаться своего часа.
   "теперь, нужно найти добровольца, который согласится на эксперимент по интеграции в свою сущность, кусочка тела демона".
   Наконец отключив шаринганы, мужчина устало потер виски. Все же эти глаза неплохо нагружали мозги информацией.
   "а я?".
   Возмутилась дракониха, уже мечтающая получить себе собственный источник чакры.
   "не могу же я рисковать своей сестренкой, проводя на ней опыты без предварительных экспериментов".
   Отозвался Какаши, начав разминать кисти.
   "и кого же ты собираешься использовать?".
   Вопрос драконихи прозвучал с явной подозрительностью.
   "есть один... кандидат. Думаю, он мне еще "спасибо" скажет".
  
   ***
   - Какаши, напомни, почему я на это согласился? - Паккун стоял перед мраморной плитой, исчерченной извивающимися линиями и переплетающимися цепочками символов, никак не решаясь сделать последний рывок.
   - тебя соблазнила возможность, получить такую же, или даже большую силу, как у предводителей сильнейших призывов вроде змей, жаб, слизней, тигров и драконов. - Охотно отозвался мужчина, в десятый раз проверяющий правильность магической конструкции, нанесенной на алтарь.
   Мраморная плита лежала на четырех столбах, в центре лаборатории в подвале особняка Хатаке, занимая место временно убранных операционных столов.
   - а почему именно я? - Не унимался пес.
   - мне нужен был подопытный, чья природа ближе к хвостатым демонам, нежели к людям. Призывные звери, это существа не совсем материальные... впрочем не буду загружать тебя подробностями. - Чародей махнул рукой на алтарь. - Размещайся, а-то время идет.
   - впервые я был готов слушать твою нудную лекцию. - Проворчал Паккун, уже успевший скинуть свой жилет и повязку с металлической пластинкой.
   - если хочешь, можно призвать кого ни будь другого... - Предложил человек.
   - и лишиться возможности получить силу и стать практически бессмертным? - Пес фыркнул и наконец запрыгнул на плиту. - Ищи другого дурака.
   "чего и следовало ожидать".
   Усмехнулся про себя бывший император, отходя к шкафу, на полке которого стоял сосуд с частицей демона. Банка отлично экранировала различные энергии, так что за все прошедшие дни, ни капли чакры не развеялось в пространстве.
   - Паккун, я в последний раз спрашиваю: ты точно согласен на эксперимент? - Взгляд шиноби брошенный на подопытного, стал тяжелым и пронзительным.
   - а я в последний раз хочу услышать: ты точно не наложил на меня иллюзию или не использовал гипноз? - Столь же серьезно произнес пес.
   - нет. - Ответил Хатаке.
   - да. - Не медля заявил призывной зверь. - И хватит уже тянуть время, а-то я могу и передумать.
   Сняв с банки крышку, человек сунул банку в небольшое округлое отверстие на мраморной плите, откуда виднелись блестящие штыри из проводящего чакру металла. энергия демона тут же начала поступать в магическую конструкцию, и сущность перетекла в рунные рисунки. Вся плита завибрировала, линии засветились насыщенным алым светом, постепенно переходящим в мерное голубое сияние.
   Паккун, распластавшийся на плите, жалобно заскулил и прижал уши к голове, но даже и не подумал пошевелиться, (хотя, он уже и не мог этого сделать). Линии и знаки, нанесенные на мрамор, светились все ярче, и медленно но неотвратимо, стали перетекать на тело пса, принося ему не самые приятные ощущения.
   Сущность многохвостого лиса, пройдя через фильтрацию, стала менее агрессивной, и теперь уже не стремилась разрушать все чужеродные структуры, а символы сдерживания, не давали энергии воздействовать на еще не подготовленную плоть подопытного. Для того, что бы все линии и знаки переместились на тело пса, потребовались долгие десять минут, и еще столько же времени в плоти призывного зверя, прорастала новая система циркуляции чакры, и интегрировался мощнейший ее источник.
   Жалобный скулеж, перешел в болезненный вой, когда магическая конструкция впитывалась в тело и создав основной каркас, начала растворяться... но и это был еще далеко не конец. Паккун начал расти: его тело и лапы вытягивались и утолщались, обрастая жгутами крепких мышц, хвост удлинился, морда сузилась и вытянулась вперед, принимая более хищный вид, подходящий скорее дикому волку, нежели почти домашнему псу. Широко распахнутые глаза, так же претерпели изменения: белки пожелтели, став похожими на расплавленное золото, радужки приобрели ярко красный цвет, начав слабо сиять.
   "это и должно так быть?".
   Обеспокоилась Ярнунвоск, наблюдающая за экспериментом через глаза своего Всадника.
   "не думал что тебя взволнует судьба какого-то пса".
   Хмыкнул Какаши.
   "мне бы не хотелось, получив источник чакры, пройти через подобные метаморфозы".
   Призналась дракониха.
   "понятно. Можешь не беспокоиться, с тобой ничего подобного не случится, даже если интегрировать больше одного хвоста. Все же Паккун, был слишком слабым существом, что бы его прошлое тело выдержало всю чакру хотя бы одного хвоста демонического лиса, а потому мне пришлось предусмотреть изменение нетолько энергетики, но и плоти. Сейчас он почти приблизился к хвостатым демонам по большинству параметров, но уступает слабейшему из них по объему резерва, при этом превосходя в контроле и плотности энергии".
   Еще примерно через четверть часа, все процессы происходящие с подопытным, успешно завершились, и теперь на абсолютно белой мраморной плите, лежал не маленький пес, а огромный массивный волк, белая шерсть которого, непрерывно колыхалась, словно на порывах ветра.
   "забавно, но источник чакры интегрировался в хвост".
   Активировав глаза сперва как шаринганы, а затем и как бъякуганы, констатировал Хатаке.
   "тоесть если мне приживлять большее количество демонической сущности, то и хвостов станет больше одного? Не хочу становиться уродцем".
   Произнося это, крылатая ящерица сильно напоминала капризного ребенка, получившего не тот подарок который просила.
   "хвосты - это привычная форма источников чакры, для существ этого мира. На самом деле, можно обойтись вообще без внешних изменений, интегрируя структуру в глубь сущности, но я бы не рекомендовал так поступать".
   Задумчиво рассматривая Паккуна, потерявшего сознание, мысленно обратился к подруге бывший император.
   "почему?".
   Полюбопытствовала Ярнунвоск.
   "почти все известные мне демонические сущности, да и многие боги, обладающие по настоящему большой силой, имеют либо крылья, либо рога, либо хвосты, выступающие в качестве источников, концентраторов и накопителей энергии. Очень немногие обходятся без подобных "костылей", и все они монстры уровня демиургов способных создавать миры. Лично я не хочу узнавать, что с тобой может случиться, если разместить источник чакры внутри твоей сущности, а не как внешний придаток".
   На это дракониха ничего не ответила, глубоко о чем-то задумавшись.
   Чародей подошел в плотную к подопытному, и осторожно потрепал его по голове. Паккун придя в себя, с некоторым трудом сфокусировал взгляд на человеке, несколько секунд осознавал, что же видит, а затем хрипло заявил:
   - Какаши... какой-то ты маленький.
   - как себя чувствуешь? - Спросил Хатаке, почесав призывного зверя за ушами.
   - как будто меня дважды пропустили через мясорубку, а затем из получившегося фарша, выпекли что-то новое. - Даже не пытаясь подняться на лапы, признался... теперь уже волк.
   "очень красочное, а главное точное заявление. В энергетическом плане, нечто подобное с ним и произошло".
   Промелькнула мысль на грани сознания бывшего императора, но дракониха не смогла не обратить на нее своего внимания.
   "и ты собираешься подвергнуть меня тому же?".
   Возмутилась Ярнунвоск.
   "в меньшей степени, но изменения сущности будут необходимы... если конечно ты все же хочешь получить собственный источник чакры".
   - ну и на что я теперь похож? - Спросил Паккун после минутного молчания.
   - на огромного волка с колышущейся белой шерстью. - Ответил человек, а затем изобразив взглядом улыбку, насмешливо добавил. - Все самки будут твои.
   Призывной зверь фыркнул, на большее у него сил попросту не хватило.
   - жалеешь о том, что согласился на эксперимент? - Какаши слегка склонил голову к левому плечу, взглядом встретившись с глазами волка.
   - жалею... старый жилет мне теперь уж точно не подойдет. - Паккун опустил веки, после чего продолжил уже серьезным тоном. - Ты предложил мне силу, при этом предупредил о возможных последствиях, а я решил рискнуть. Теперь осталось узнать, оправдан ли был этот риск, но в любом случае, даже если это была ошибка... это была моя ошибка.
   - хм. - Чародей просканировал собеседника взглядом, сперва используя шаринганы, затем активировав способности бъякугана. - На первый взгляд, все прошло более чем успешно, и теперь тебе нужно только отдохнуть и восстановить силы. Пока что не возвращайся в свой домен, а лучше поспи здесь. Утром я вернусь и мы проведем ряд опытов, что бы убедиться в отсутствии дефектов. И Паккун, я рад что ты меня ни в чем не винишь.
   Погладив волка по голове, Хатаке наложил на него легкую иллюзию, погружая разум в восстановительный сон. После этого он отключил в лаборатории свет, оставив только маленькую лампочку над входом, активировал сдерживающие барьеры, (просто на всякий случай), и тихо покинул помещение, бесшумно закрыв за собой вход.
  
   ***
   На востоке светило утреннее солнце, по небу плыли рваные дождевые тучи, отбрасывающие на землю причудливые тени, в кронах деревьев шелестел листьями легкий теплый ветерок. Жители Конохи уже проснулись и спешили по своим делам: кто-то открывал торговые лавки, кто-то спешил в ремесленные мастерские или на заводы, шиноби мелькали на крышах домов и верхушках осветительных фонарей, пользуясь преимуществами "верхних путей".
   Глава клана Хатаке, неспешно шагал по дороге, вымощенной желтыми плитками, полной грудью вдыхая свежий воздух, изредка приветственно кивая пробегающим мимо знакомым. Он был одет в традиционное кимоно темно зеленого цвета, нижнюю половину лица как и почти всегда, скрывала тканевая полумаска, с нанесенными на нее рунами и печатями. В правой руке, пальцы сжимали ручки картонного пакета, в котором находились два десятка футляров для очков.
   Путь мужчины лежал на территорию клана Хъюг, где у него была назначена встреча с Хиаши, во время которой предстояло обсудить последние подробности свадебного соглашения между Наруто и Хинатой. В пакете же находился дар, благодаря которому вообще стало возможно то, что принцесса одного из великих кланов, переходила в другую семью, при этом не получив никаких печатей, воздействующих на потомство или ее собственное дадзюцу. Те же артефакты, должны были стать толчком к началу более активного сотрудничества между двумя кланами, один из которых состоял из единственного шиноби и троих гражданских.
   Почему чародей заинтересовался именно Хъюгами, а не к примеру Учиха, Инудзука, Сенджу? Основных причин было несколько: строгая иерархия внутри самого клана, психологическая устойчивость, природный баланс чакры с хорошим ее контролем, свойства глаз, ну и многочисленность. Те же Учиха, могли бы быть более интересными союзниками и подопытными для экспериментов, но расстройства психики, закрепились в их клане практически на генетическом уровне, что мгновенно опускало полезность таких существ, до уровня опасных животных, в любой момент способных ударить в спину. Остальные же подвиды шиноби, были похожи друг на друга за малым исключением, среди которых были представители Кагуя, Хозуки, Абурами.
   Внезапно, мимо ушедшего в свои мысли бывшего императора, проехала повозка, которую тянул мотоблок, с двигателем работающим на чакре. Управлял этой конструкцией молодой Генин, недавно выпустившийся из академии.
   "а еще недавно, все эти ящики пришлось бы таскать в руках, так как лошадей за пределы рыночной площади проводить нельзя. Да... Коноха постепенно превращается в большой город, который уже не назвать застрявшим в средневековье".
   Свернув в переулок, вскоре Какаши оказался перед воротами, которые охраняли двое чонинов Хъюг. Поприветствовав главу клана Хатаке, они сообщили, что Хиаши уже ждет в беседке за своим особняком, и выделили проводника, который должен был провести гостя кратчайшим путем, заодно проследив, что бы он не свернул куда ни будь, куда чужакам ходить не положено.
   Хиаши находился в открытой беседке, огороженной невысокой резной оградой и окруженной густыми кустами с большими бутонами разноцветных кустов. Над ним нависала пирамидальная крыша, сложенная из плотно подогнанных досок и опирающаяся на четыре деревянных столбика. Перед мужчиной, одетым в белое кимоно, и сидящим в позе "лотоса" на вязаном коврике, стоял низкий столик, с подносом, на котором в окружении из чашек и вазочек, исходил паром маленький чайник, источающий притягательный аромат трав.
   - господин Хиаши. - Гость изобразил короткий уважительный поклон.
   - господин Какаши. - Хъюга приветственно кивнул, после чего предложил. - Не присоединитесь ко мне, в дегустации сего чудесного напитка?
   - не откажусь. - чародей опустился на свободный коврик, находящийся с противоположной стороны стола от хозяина, и положил принесенный пакет по правую руку от себя.
   Хиаши лично разлил напиток по чашкам, жестом предложив угощаться сахаром, печеньем и кусочками нарезанных фруктов. Следующие несколько минут, они молча сидели, наблюдая за садом, время от времени поднося к губам свои чашки, (Хатаке пришлось снять маску с лица, хотя пить он мог и через ткань).
   - вы слышали о том, что произошло с Фугаку Учиха? - Нарушил тишину Хиаши.
   - да. - Гость кивнул, опуская опустевшую чашку на блюдце. - Печальная история о попытке переворота очередным безумцем, которого остановил наш доблестный Хокаге, не позволивший устроить бойню прямо в деревне.
   - говорят это произошло, как раз когда части сильнейших бойцов Учих, не было в Конохе. - Заметил Хъюга.
   - не вижу в этом ничего странного: руководство деревни специально подбирало момент, что бы "вскрыть нарыв", с минимальным риском для себя. - Бывший император замолчал, мысленно соглашаясь с действиями Хирузена, сумевшего нетолько обойтись малой кровью, но и укрепить свою власть, доказав что он все еще не превратился в старую развалину, способную только коптить небо.
   - теперь, по крайней мере несколько ближайших лет, никто не решиться на активные действия против правителей Конохи... а потом будет уже поздно. - Поделился своими мыслями Хиаши. - Но мы ведь сегодня встретились, не для того, что бы обсуждать чужие беды и политику деревни?
   Правильно поняв намек, гость извлек из принесенного пакета, один из футляров, и положил его на край стола, ближе к главе клана Хъюг. Собеседник взял предмет кончиками пальцев, и осторожно открыв, увидел внутри две серебристые, чуть вогнутые, округлые пластинки, с внутренней стороны покрытые вязью символов и извилистыми линиями.
   Между собой, пластинки были соединены широкой лентой, так же пронизанной тончайшими нитями из проводящего чакру металла.
   - благодаря тому что структура Бъякугана, практически идентична у всех членов клана, вне зависимости от степени развития, мне удалось сделать эти артефакты. Единственная их функция, это способствование укрепления и расширения каналов в глазах, начиная от основных магистралей, и заканчивая мельчайшими капиллярами. Способ применения прост: пластинки накладываются на глаза вогнутой поверхностью, а лента обматывается вокруг головы, завязываясь на затылке. После этого, пользователь должен начать посылать в артефакт свою чакру, до ощущения легкого покалывания, удерживая это состояние две-три минуты. Процедуру можно проводить два раза в день, постепенно увеличивая мощность и время воздействия. Все инструкции есть в тетради, которая лежит вместе с остальными артефактами.
   - как я понимаю, это позволит увеличить дальность и четкость зрения? - Получив подтверждающий кивок, Хиаши задал следующий вопрос. - А что насчет второй формы развития бъякугана?
   - как только структура каналов в глазах окрепнет и разовьется в достаточной степени, скрытые возможности сами активируются. Однако, изучать их вам придется самостоятельно, так как я еще не обладаю нужными знаниями.
   - понятно. - Глава клана Хъюг, закрыл футляр и положил его на стол. - Ну а теперь, перейдем к обсуждению брака между моей дочерью и вашим воспитанником. Надеюсь вы понимаете, что в силу соглашение вступит только тогда, когда мы убедимся в эффективности этих... устройств?
   - разумеется. - Какаши кивнул, соглашаясь с условием.
   - жаль нельзя сделать костюм на все тело, что бы таким же способом развивать всю СЦЧ организма. - Как бы между делом, посетовал Хиаши.
   - почему же? - Натурально изобразил удивление чародей. - Эта работа не намного сложнее тех артефактов, что уже сделаны. Однако, их производство и стоимость, мы будем обсуждать отдельно.
   - ну разумеется. - Хъюга чуть приподнял уголки губ в улыбке, удовлетворенно прищурив глаза.
  
   ***
   Вечерняя Коноха была по настоящему красива: повсюду горели огни, мерцали рекламные плакаты, играла негромкая музыка и слышались голоса. Шиноби, и многократно превосходящие их числом гражданские, гуляли по парку и освещенным улочкам, сидели в закусочных и ресторанах, смотрели фильмы в открытом кинотеатре. После трудового дня, каждый мог найти себе занятие по душе, ведь с недавних пор работали даже небольшое казино, а так же клубы с боулингом, бильярдом, настольными играми. Лишь вечные стражи порядка, и те несчастные, кому довелось оказаться дежурным, не могли себе позволить расслабиться, (ведь тогда, их в лучшем случае заменят на более надежных работников).
   Не смотря на общую атмосферу беззаботности, бредущий в сторону резиденции Какаши, чувствовал себя неспокойно. Интуиция говорила ему, что что-то должно произойти, а ощущение надвигающейся угрозы, только подтверждало это подозрение.
   Выходя из дома, Хатаке активировал систему защиты особняка, и на всякий случай предупредил своих работников, что бы те не выходили из своего убежища до его возвращения. Кушина и Наруто, как всегда в это время, сидели в комнате принцессы Узумаки, ну а шпионы с промытыми мозгами, не замечая ничего подозрительного, продолжали выполнять повседневную работу.
   Стандартный комбинезон шиноби, в который был одет чародей, был укреплен рунными цепочками и печатями, так что вполне мог заменить собой полноценный доспех, (но все равно уступал кристаллической броне, выращенной из собственной крови). В кармашках жилета находился комплект оружия, на поясе висели ножны с коротким мечом из проводящего чакру металла, а маска закрывающая нижнюю половину лица, работала в режиме фильтрации воздуха от вредоносных веществ.
   "иду словно не к начальству для получения нового задания, а на войну как минимум с армией некромантов или дроидов".
   Хмыкнув, подумал про себя бывший император.
   "ни первых, ни вторых, в этом мире быть не может".
   Заявила Ярнунвоск.
   "на счет дроидов соглашусь, а вот армия мертвецов, это вполне реально. Лично видел выкладки по технике "нечистивого воскрешения", на столе в кабинете Орочимару. Да и на счет дроидов... при помощи печатей и ментальных программ записанных на кристаллы, можно добиться нужного результата. А еще есть нукенин из "скрытого песка", по имени Сосори, который может управлять тысячей кукол одновременно. Чем тебе не армия дроидов?".
   "сдаюсь".
   Безразлично отозвалась дракониха.
   Тем временем, резиденция Хокаге уже показалась впереди, и Какаши поспешил ускорить шаг, что бы не терзать себя ожиданием дольше необходимого.
   Так как рабочий день был закончен, народа в здании практически не оставалось, за исключением нескольких клерков принимающих заказы, охранников и секретарей в приемной на первом этаже. Задерживать элитного джонина, никто из них не стал, так что спустя пару минут, потребовавшихся для неторопливого подъема по лестницам и преодоления коридоров, бывший император уже стоял перед дверью в кабинет Хирузена.
   "точно что ни будь случиться...".
   Пронеслась мысль в голове молодого мужчины.
   "но ты все равно туда идешь".
   Заметила дракониха, подключившаяся к органам чувств своего Всадника.
   "а какой у меня выбор? Нет, можно конечно собрать вещи и сбежать, испугавшись неизвестно чего, а потом мучить себя разными домыслами. Лучше уж встретить угрозу лицом к лицу...".
   Договорить Какаши не смог, так как был грубо перебит своей подругой.
   "что бы по этому лицу и получить? Глупо".
   Констатировала крылатая ящерица.
   "возможно и так... а возможно я хочу проверить свои силы?".
   Чародей усмехнулся, услышав как обитательница его внутреннего мира, поперхнулась заготовленной фразой. Не став дожидаться, пока Ярнунвоск соберется с мыслями, он распахнул дверь и шагнул через порог, усталым голосом произнося:
   - вызывали, господин Хокаге?
   Хирузен Сарутоби, встретил посетителя сидя в кресле за рабочим столом, привычно дымя курительной трубкой. В углу кабинета ощущалось присутствие еще одного разумного, через несколько мгновений опознанного как Шимура Данза, скрывающийся под техникой "хамелеона".
   - проходи. - Старик кивнул, и после того как дверь захлопнулась, сложил серию ручных печатей, активируя барьер от подслушивания.
   В то же время, глава корня активировал еще один барьер, на этот раз создающий непроницаемую изнутри "клетку".
   "однако...".
   Хмыкнул про себя бывший император, оказавшийся запертым в прозрачном кубе, размером два на два метра.
   - скажи, друг мой... что случилось с Хатаке Какаши, и как давно ты занял его место? - Без предварительной подготовки, сходу спросил третий Хокаге.
   "меня раскрыли? Какая жалость... странно что этого не сделали раньше".
   - что меня выдало? - Чародей решил не пытаться оправдаться, тем более что играть роль обычного шиноби, чуть более умного чем большинство, ему уже порядком надоело.
   - даже отрицать не будешь? - Удивленно вскинул брови Хирузен.
   - не вижу в этом смысла. - Пожав плечами, заявил Хатаке. - И отвечая на ваш прошлый вопрос: я - Хатаке Какаши, со всеми его знаниями и возможностями. Ну а вы...?
   - ммм? - Сарутоби с интересом прищурился.
   - если уж быть честными, то всем, и вам в том числе. - Пояснил чародей. - Я вижу, не буду объяснять как, что вы и господин Данза, отличаетесь от местных жителей.
   - хе-хе-хе... "дурак дурака, видит издалека". - Весело произнес глава "корня", выходя из своего укрытия. - Однако, мальчик, ты не в том положении, что бы задавать вопросы.
   - раз так... - Бывший император развел руками. - На ваши вопросы я тоже отвечать не буду.
   - а вот это вряд ли. - Хирузен театрально щелкнул пальцами, и панели в стене кабинета, на которых висели портреты каге, отъехали в стороны, и из ниш вышли "тени".
   Бойцы личной гвардии третьего Хокаге, развернули тюремные свитки, из которых в облачках белого дыма, появились новые солдаты, среди которых были и члены "корня".
   - зачем вам это? - Проявил любопытство Какаши. - Я ведь выполнял приказы, делился некоторыми знаниями, не лез в политику.
   - ты - неизвестный элемент уравнения, из-за которого не получается сосчитать финальную сумму. - Хмыкнув и выпустив струйку белого дыма, принявшую вид китайского дракона, произнес Сарутоби.
   - на человеческом языке это значит, что мы не можем тебе доверять, так как не знаем ни настоящих способностей, ни целей. - Пояснил Шимура. - Как выяснилось, ментальные способности Яманак, так же как и печати Узумак, против тебя или бесполезны, или малоэффективны.
   - а просто спросить было нельзя? - Склонив голову к левому плечу, и прищурив глаза, осведомился Хатаке.
   - а ты бы ответил? Честно и без утайки? - Глава "корня", скривил лицо в невеселой усмешке. - Я тоже думаю что "нет". Оставлять же тебя и дальше бесконтрольно живущим в деревне... слишком опасно.
   В подтверждение слов друга, Хокаге слегка кивнул, в свою очередь виновато разводя руками...
   ...а тем временем, в другой части Конохи, сводный отряд "корня" и "теней", окружил особняк Хатаке, установив вокруг него скрывающий барьер. Командовал группой Учиха Итачи, вместе с которым на операции захвата присутствовали Сенин Орочимару, и еще двое обладателей шарингана, сумевших пробудить его высшую форму..
   - вы уверены, что нам понадобится столько солдат? - Молодой глава великого клана, обратился к "белому змею".
   - если я не ошибся в Какаши, то их может оказаться слишком мало. - Ухмыльнувшись, отозвался ученик третьего Хокаге.
   В этот момент, дюжина носителей безликих белых масок, поставили на землю чемоданы, к которым были подсоединены длинные толстые шнуры, оканчивающиеся острыми наконечниками. После бросков, своеобразные гарпуны вонзились в забор, заставляя барьер накрывающий участок, проявиться для обычного зрения.
   Зазвучали щелчки переключателей, расположенных на крышках чемоданов, и тут же по шнурам стали поступать потоки чакры молнии. Спустя две минуты непрекращающегося действия, защитный купол истощил свой резерв и отключился, а группа захвата устремилась через забор, на территорию особняка.
   - госпожа Узумаки? - Удивился Учиха, увидев рыжеволосую женщину, одетую в зеленое платье без рукавов и облегающие ноги тонкие штаны. - Но как же...?
   - я разочарована тем, что вижу тебя здесь, Итачи. - Строго, будто обращалась к глупому ребенку, заявила Кушина, ступая босыми ногами на дорожку перед домом. - Сдерживаться я не буду, так что постарайся не лезть под руку.
   - ку-ку-ку-ку... а я знал что так будет. - Самодовольно произнес Сенин, хищно прищурив змеиные глаза. - Мне уже не терпится узнать, каким образом Какаши сумел сделать то, что было не под силу Цунаде.
   Пока шел разговор, бойцы группы захвата, взяли женщину в окружение. В дом они попасть не пытались, так как видели вспыхнувший вокруг него полупрозрачный золотистый барьер, при приближении к которому, волосы становились дыбом.
   - усиляющая печать: первая ступень. - Произнесла слова активации, принцесса клана Узумаки, и все увидели, как по открытым участкам ее тела, начали расползаться черные линии...
   ...Какаши растянул губы в радостном оскале, а его глаза вспыхнули активированными шаринганами, на радужках которых были изображены шестилучевые звезды, между лучами которых, появилось по шесть запятых. Через секунду, вены вокруг глаз вздулись, а цвет радужек сменился с красного на фиолетовый, а затем звезды и запятые, вспыхнули ядовито зеленым огнем, и начали вращаться в противоположные стороны.
   - раз вы решили пойти по самому короткому пути, кто я такой, что бы возражать? - Вспышка темно синей молнии, ударила в удерживающий барьер, выводя его из строя. - Начнем пожалуй.
  
   ПЯТЬ СТИХИЙ ЖИЗНИ 5.
   Башню Хокаге, сотряс сильнейший взрыв, заставивший верхние два этажа, разлететься опаленными обломками. Вылетевшее из облака черного дыма тело, окутанное фиолетовой дымкой с зелеными прожилками, с разгона врезалось в стену здания, стоявшего на другой стороне центральной площади.
   "...не ожидал такого".
   Пронеслась мысль в голове Какаши, когда он приземлялся на ровную землю, отлепившись от стены.
   "опять недооцениваешь противников".
   Обвинительно заявила Ярнунвоск.
   "виноват, исправлюсь".
   Пообещал Хатаке, в ответ услышав лишь скептический хмык.
   Тем временем, из рассеивающегося черного дыма, вылетели три длинных белых тела китайских драконов, чьи тела состояли из белого табачного дыма. Глаза чародея сверкнули, взгляд на мгновение сфокусировался на головах чудовищ, а затем их охватило черное пламя, разрушающее конструкции из чакры.
   Тут же ощущение опасности заставило отпрыгнуть влево, а на том месте где мгновение назад находился бывший император, образовалась полуметровая воронка. Следующее "вакуумное ядро", попало уже в стену дома, взрывая ее брызгами мелких осколков.
   Сильный порыв ветра, окончательно развеял дым, открывая взгляду Какаши двоих немолодых мужчин, одетых в комбинезоны шиноби. сарутоби Хирузен и Шимура Данза, были потрепаны и слегка опалены, но серьезных повреждений не получили, чего нельзя было сказать о их подчиненных, которые взрыва так и не пережили.
   - мне нужно время на подготовку. - Негромко но отчетливо, произнес глава "корня".
   - будет тебе время. - Отозвался Хокаге, затягиваясь дымом из неповрежденной трубки. - Не затягивай с этим.
   В Хатаке снова устремились китайские драконы состоящие из белого дыма, и как и в прошлый раз, их головы охватило черное пламя "аматерасу", способное сжигать даже камень. На самом деле, эта способность глаз, огнем не являлась, а представляла из себя некую аномалию, разрушающую материю, используя кратковременную иллюзию, обманывающую сам мир. Зрительный же эффект горения, создавался из-за распада материи до состояния агрессивной энергии, рассеивающейся в окружающем пространстве.
   - "ВНИМАНИЕ! На Коноху совершено нападение. Всему гражданскому населению необходимо проследовать к ближайшим убежищам. Шиноби рангов Генин и чонин, должны оказать помощь в эвакуации...".
   На всех улицах поселения, из динамиков системы оповещения, зазвучал голос дежурного бойца службы безопасности. Фонари вспыхнули ярким сиянием, зазвучала тревожная сирена, на крышах домов стали появляться шиноби достигшие ранга джонина, готовящиеся броситься к врагу.
   "оперативно".
   Одобрительно подумал Хатаке...
   ...прямой удар раскрытой ладонью принцессы клана Узумаки, впечатался в грудь неосторожно приблизившегося бойца "корня". На его черной униформе, не было видно как распространяются черные линии печати, установленной на голом контроле энергии. Отлетев на несколько метров назад, мужчина с трудом удержался на ногах, а затем его тело вспыхнуло, словно взрывной свиток.
   Полетевшие в Кушину метательные ножи и звездочки, не достигли цели, так как ускорившаяся женщина, буквально размазавшись в воздухе, оказалась за спиной еще одного противника, после чего окутанным молниями кулаком, нанесла удар между лопаток.
   - стихия огня: огненный шар. - Атаковал дальнобойной техникой боец личной гвардии Хокаге.
   В ответ на это, Узумаки пинком отправила в полет уже мертвое тело, которое и приняло на себя поток огня...
   ...призвав белую обезьяну, Хокаге заставил ее превратиться в боевой посох, взмахом которого создал несколько лезвий ветра, устремившихся к молодому противнику. Чародей на этот раз не стал уворачиваться, а создал перед собой тонкий на вид барьер, состоящий из той же фиолетовой дымки, с зелеными прожилками, которая окутывала его тело. Атаки, способные оставить в земле глубокие рытвины, беспомощно разбились об препятствие, не сумев его даже поколебать.
   Приложив руку к барьеру, для лучшей концентрации, Какаши заставил на плоскости, появиться рунный круг, состоящий из светящихся ядовито зеленым сиянием, ярких угловатых знаков. Спустя еще мгновение, из центра магической конструкции, ударил целый поток ослепительно белых ветвистых молний, нацеленных на вершину административной башни.
   Не растерявшись, Хирузен создал перед собой и своим напарником, разматывающим бинты на руке и голове, стену плотного белого дыма, в котором завязло заклинание.
   - стихия огня: цветы феникса. - Хокаге выдохнул несколько десятков небольших сгустков пламени, которые хоть и не смогли пробить защиту бывшего императора, но закрыли ему обзор.
   - я готов. - Объявил Данза, скидывая верх комбинезона, оголяя худой жилистый торс.
   - давно пора. - Буркнул Сарутоби, более не ограниченный в маневренности.
   - стихия воздуха: большое вакуумное ядро. - Произнес слова активации глава "корня", молниеносно сложив серию ручных печатей.
   Ощущение опасности, заставило Хатаке переместиться из-за барьера на открытую площадку, тут же принимая на скрещенные руки удар посохом, окутанным электрическими разрядами. В том же месте, где он находился секунду назад, образовалась воронка в виде неровной полусферы, диаметром примерно в пять метров. Дымка, по прежнему окутывающая тело чародея, с честью выдержала испытание прочности, еще больше уплотнившись в области рук.
   - Хирузен! - Предупреждающе крикнул Данза.
   Хокаге все понял без дополнительных объяснений, заменой на какой-то камень, уйдя с траектории атаки.
   - стихия воздуха: ядро. - Какаши успел выпустить сферу сжатого воздуха, до предела напитанную чакрой, которая на расстоянии менее десяти метров, столкнулась с большим вакуумным ядром.
   Обе техники взаимно уничтожили друг друга, окатив пространство вокруг свежим ветерком. Однако расслабляться было рано, так как воспользовавшийся передышкой Сарутоби, отправил в противника дюжину электрических копий.
   Выставив перед собой руки, Хатаке заставил собственную тень взметнуться с земли, превращаясь в непроницаемую стену. Сразу того как молнии увязли в черном полотне, на внешней стороне теневого барьера появились десятки человеческих лиц, искаженных в гримасах ужаса и ярости. Прошли еще несколько мгновений, и на старого правителя Конохи, понеслась угольно черная волна, имеющая вид отрубленных голов скалящихся острыми клыками.
   Хокаге как завороженный смотрел в лица тех, кого когда-то убил. Среди них были мужчины и женщины, старики и дети, враги и неудобные союзники... в голове же у мужчины звучал хор голосов, молящих о пощаде, обвиняющих, зовущих с собой, плачущих и хохочущих.
   - стихия воздуха: стена ветра. - Появившись перед своим другом, Данза активировал свою сильнейшую защитную технику, заставив воздух между собой и чужой атакой, помутнеть до полностью непрозрачного состояния.
   Глава "корня" выглядел крайне необычно, можно даже сказать "чудовищно". В его правой глазнице ярко горел шаринган, на радужке которого была изображена трехлучевая звезда, а вокруг глаза вздувались уродливые вены. На предплечье левой руки, в хаотичном порядке зрачками вращали еще шесть шаринганов, развитых лишь до трех запятых на радужке, а на плече той же руки, виднелось человеческое лицо. Но и это оказалось еще не все: оголенный торс покрывала серебристая рыбья чешуя, похожая на причудливую броню, под которой перекатывались канаты стальных мышц.
   В сравнении с уже упомянутым, вторая рука главы "корня", была самой обыкновенной: кожу от начала плеча до конца предплечья, покрывали узоры печатей, нанесенных опытным мастером татуировок.
   - ты как? - Холодно осведомился Шимура.
   - в норме. - Мотнув головой, будто вытряхивая из нее недавние ведения, отозвался Сарутоби.
   Волна из тени, врезалась в барьер, и разметала его, но при этом и сама израсходовала всю вложенную энергию. В ту же секунду, Какаши атаковал двумя ветвистыми молниями с обеих рук...
   ...светящийся голубым меч из чакры, столкнулся с клинком меча из металла проводящего чакру, блокируя удар направленный в шею красноволосой женщины. Итачи и Кушина на мгновение замерли, встретились взглядами, и Учиха активировал свои шаринганы, накладывая на противницу сильнейшую свою иллюзию, при помощи которой однажды обезвредил Ягуру.
   Принцесса Узумаки насмешливо оскалилась, ударом ноги с разворота, отбрасывая от себя самоуверенного мальчишку. Какаши, (или тот, кто им претворяется), озаботился тем, что бы разум его помощницы был защищен от подобных атак. В то время как один из потоков ее сознания, страдал в иллюзорном пространстве, контроль над телом перехватил второй поток, пробудившийся в момент воздействия вражеской техники.
   Красноволосая женщина отступила назад, пропуская мимо себя бойца "теней", попытавшегося напасть с фланга. Взмах состоящим из чакры мечом, достиг своей цели, рассекая защитный комбинезон и глубоко вгрызаясь в мягкую плоть.
   "какие же они предсказуемые...".
   В следующий миг Кушина прыгнула вперед, совершая сальто в воздухе, и создавая вокруг себя сферу из чакры, в которую тут же ударились несколько каменных осколков.
   Орочимару, наблюдающий за боем со стороны и не спешащий переходить в прямое противостояние, время от времени напоминал о себе, посылая площадные техники стихий земли, воды и воздуха...
   ...в облаке белого дыма, на площади перед башней Хокаге, появился двадцатиметровый мамонт, тут же огласивший окрестности трубным ревом. Приземлившийся на голову своего призыва Данза, указал зверю цель, в которую тут же полетело ядро плотного воздуха, при столкновении с твердой поверхностью, взорвавшееся потоками режущего ветра.
   "сестренка, не хочешь размяться?".
   Уходя от очередного снаряда, оставившего в земле нетолько глубокую воронку, но и причудливо изогнутые борозды, мысленно обратился к подруге чародей.
   "ничего-то ты без меня не можешь".
   Весело произнесла Ярнунвоск, появляясь за спиной своего всадника в облаке чакры. Экономить энергию она не собиралась, тем более что "старший брат" обещал, в самое ближайшее время подарить парочку собственных источников. На этот раз, дракониха не уступала размерами своему противнику, одним своим видом внушая трепет шиноби, не побоявшимся приблизиться к сражению монстров.
   На довольно просторной площади, тут же стало тесно.
   "ты бы взлетела".
   Посоветовал бывший император.
   "сама знаю".
   Отозвалась "сестренка", после чего подпрыгнула вверх, с силой взмахнув широкими крыльями, тем самым подняв маленький ураган.
   Глава "корня", стоявший на голове мамонта, присел на полусогнутых ногах, Хокаге же, вернувшийся на вершину частично разрушенной башни, лишь проводил летающее чудовище недовольным взглядом.
   - не стоит завидовать. - Негромко, но так что бы услышали все, произнес Хатаке, дымка вокруг которого, еще больше уплотнилась, и приняла вид полноценного рыцарского доспеха.
   Уходя из-под атаки копьем молнии, он прыгнул вверх... и за спиной раскрылись широкие перепончатые крылья, состоящие из все той же фиолетовой с зелеными прожилками, полупрозрачной дымки.
   Набравшая приличную высоту Ярнунвоск, выдохнула струю алого пламени, устремившуюся прямо к мамонту. Призывной зверь Данза, был не слишком маневренным, а потому уклоняясь от вражеского залпа, врезался в здание, стоявшее на краю площади, обрушая его чуть ли не до основания.
   - время игр прошло. - Заявил Какаши, усилием воли заставляя дюжину средних по силе рунных кругов, проявиться вокруг себя. - Пришла пора заканчивать этот фарс.
   С оглушительным грохотом, ослепительно белые ветвистые молнии, обрушились на башню каге... но Сарутоби все же успел метнуться в сторону, ускользая от неминуемой смерти. Молнии же продолжили бить с неба, где появлялись все новые и новые магические конструкции.
   Кровь погони страсть,
   Жить любой ценою.
   Я не смел упасть,
   Ты была со мною...
   С громоподобным рыком, белая дракониха обрушилась на спину мамонта всем своим весом, одновременно вцепляясь когтями и зубами в плоть. Из сомкнувшихся на толстой шее челюстей, вырвался поток пламени, практически испаряющий шкуру и мясо.
   В последний раз взревев, (на этот раз от боли), призывной зверь попытался исчезнуть, при помощи обратного призыва уйдя в свой домен... но крылатая ящерица, выпустившая свою ауру на полную мощь, не позволила этого сделать. От отчаяния, пытаясь хоть как-то освободиться, гигант повалился на землю и покатился, сминая собой все, что только попадалось на пути. Продолжающая рычать и рвать на куски плоть врага Ярнунвоск, в полной мере прочувствовала на себе всю боль, которую причиняют сломанные крылья.
   Эта западня,
   Гибельна но все же,
   В смерть не верю я,
   Ты не веришь тоже.
   Лишь два цвета различаю я,
   Черный и белый,
   А в моих патронах суть моя,
   Больше ничто не остановит меня...
   Выдохнув поток черного дыма, Сарутоби заставил его принять форму двенадцати китайских драконов, которые напали на парящего в небе чародея с разных сторон, но не долетев до цели десятка метров, одновременно взорвались, освещая пространство словно маленькое солнце. Сразу же после этого, создав из все того же дыма дракона поменьше, Хирузен запрыгнул на спину своего творения, и направил его к дезориентированному, (по его мнению), противнику, раскручивая над головой посох, покрытый разрядами молнии.
   Презираю этот мир,
   Миром его называть не хочу.
   Ты со мною, я с тобою,
   Ты все болтаешь, а я все молчу.
   Я бросаю вызов всем,
   И своего я не помню лица.
   Мир увидит, пусть увидит,
   Как мы дойдем до конца.
   Окутав себя потоками ветра, Данза взмыл в высь, а затем создав под ногами плоскую опору из густого воздуха, понесся следом за своим напарником, уже вступившим в ближний бой с Хатаке. Рука, покрытая печатями, начала тускло светиться, окутываясь плотной ядовитой аурой демонической чакры, шаринган в правой глазнице лихорадочно блестел, но лицо мужчины оставалось спокойным и сосредоточенным.
   И сбылись мечты,
   В этом темном мире.
   Только я и ты,
   Мы в одной могиле.
   Мы однажды оживем во снах,
   Ты говорила.
   Когда тело превратиться в прах,
   Боли не будет и развеется страх...
   На тебя гляжу во мгле,
   Мертвой рукой прикасаюсь к тебе.
   Ты пушинка, ты на небе,
   Я же как камень и я на земле.
   Если сможешь то ответь,
   Что по ту сторону сна видишь ты,
   И сбылись ли, и сбылись ли,
   Странные эти мечты.
   - Хирузен. - Предупредил напарника глава "корня".
   Хокаге в очередной раз попытался нанести удар сверху вниз, объятым молниями посохом, но чародей легко отвел выпад подставив под него предплечье левой руки, одновременно смещаясь вправо. В этот самый момент, из-за спины Сарутоби вынырнул Шимура, окутанным демонической чакрой кулаком, ударивший прямо в грудь Хатаке.
   Какаши отбросило назад, будто бы им выстрелили из пушки, а броня из фиолетовой дымки с зелеными прожилками, в месте попадания просто испарилась. Та же судьба настигла и стену из черного пламени, которой бывший император закрылся от Данза, рвущегося напролом выставив вперед свою наиболее нормальную руку.
   "а вот это уже интересно. Что же еще вы припасли?".
   - стихия молнии: око бури. - Прошептал слова активации бывший император, складывая последние ручные печати.
   За всплеском чакры, последовал приглушенный раскат грома, а затем небо вспыхнуло десятками разрядов, начавших бить во все возвышенности, концентрируясь однако же на двух человеческих фигурах, парящих в небе на своих техниках.
   Презираю этот мир,
   Миром его называть не хочу.
   Ты со мною, я с тобою,
   Ты все болтаешь, а я все молчу.
   Я бросаю вызов всем,
   И своего я не помню лица.
   Мир увидит, пусть увидит,
   Как мы дойдем до конца.
   (король и шут).
   Стоило действию техники прекратиться, как Данза появился за спиной Какаши, но вместо того, что бы атаковать, обхватил его руками, после чего произнес:
   - техника печатей: обратный четырехгранный барьер.
   Вокруг в мгновение сформировалась сфера, в которую с дикой силой затягивало воздух, в пространстве появились чернильные линии, сложившиеся в причудливую фигуру, а затем вся эта энергетическая конструкция схлопнулась. Хатаке спасся, скинув с себя покров чакры, а затем сместив свое материальное тело, в маленькое параллельное измерение, являющееся пространственным карманом, связанным с основным миром лишь визуально.
   Однако, не смотря на то что была применена одна из самоубийственных техник, (изобретенных кланом Узумаки), Данза не спешил умирать, и не прошло и пары секунд, как его невредимое тело появилось в нескольких метрах в стороне, но на предплечье с шаринганами, один глаз помутнел и закрылся...
   ...Кушина махнула перед собой рукой с раскрытой ладонью, оставляя в воздухе росчерк чакры, превратившийся в цепочку причудливых знаков. Не успевший остановиться боец "корня", прошел сквозь печати, которые тут же облепили его тело, занимая места на голове, руках и ногах. Пару мгновений во взгляде мужчины читалось непонимание, а затем всякие эмоции исчезли а глаза остекленели.
   - фас. - Приказала красноволосая женщина, указав рукой на Учиху Итачи, отплевывающегося от пыли после взрыва очередной печати, которую принцесса клана Узумаки, поставила ногами на земле.
   Солдат безропотно развернулся, а затем совершая ломанные механические движения, направился к своему бывшему командиру. Молодой обладатель высшей ступени развития шарингана, не стал тратить время на попытки спасти товарища, вместо этого метнув один единственный нож, на вылет пробивший голову скрытую лишь под маской.
   - по правде, от элиты Хокаге, я ожидала большего. - Ехидно прищурившись, заявила Кушина, на лице которой после уничтожения бойцов поддержки, не было ни единого признака усталости.
   - ку-ку-ку-ку... это просто потому, что мы еще даже не начали показывать, на что способны на самом деле. - Растянув губы в широкой змеиной улыбке, напомнил о себе Орочимару. - Техника нечистивого воскрешения.
   Рядом с сложившим серию ручных печатей Сенином, стоявшем на границе огораживающего поле боя барьера, из земли появились три гроба. Каменные крышки упали, открывая взглядам троих мужчин, лица которых знал каждый житель Конохи.
   - М-минато... - Потеряв весь свой воинственный вид, слабым голосом прошептала Узумаки.
   - а так же Хаширама и Тобирама Сенджу. - Склонив голову вперед и посмотрев на противницу из-под прищуренных век, "белый змей" издевательски добавил. - Можете не благодарить, госпожа Кушина, за возможность поговорить со своим мужем.
   - мой муж умер. - Красноволосая женщина вернула себе спокойный внешний вид, и испепеляющим взглядом одарила ученого. - Я не позволю ни одной твари, порочить его доброе имя, и использовать его в своих целях. Усиливающая печать: вторая ступень.
   После последних слов, принцессу Узумаки окутал покров густой чакры, ее рост увеличился сантиметров на пятнадцать, лицо превратилось в звериную морду, тело покрылось алой шерстью и обросло мышцами. Длинный гибкий хвост с шипом на конце, щелкнул подобно кнуту, и битва закипела с новой силой...
   ...новый рев мамонта, перешел в сдавленный хрип и бульканье, а затем окончательно затих, знаменуя окончание битвы двух монстров. Поднявшаяся на лапы, помятая Ярнунвоск, вскинула голову к небу и громогласно зарычала, заставляя всех кто слышал этот звук, покрыться крупными мурашками. Ее крылья, под действием духовной силы и чакры демона, запас которой истратился почти на треть, вернули свою целостность, позволяя драконихе подняться в небо.
   - сгори уже. - Зло потребовал Какаши, покрывая Данза черным пламенем с ног до головы.
   Однако, глава "корня" не спешил выполнять чужие требования, и пусть даже чакра демона, запечатанная в его руке, не могла остановить "аматерасу", но шаринганы вживленные в предплечье, уже в третий раз спасали жизнь своего хозяина.
   Тем временем, Сарутоби, стоявший на голове китайского дракона, состоящего из дыма, поднялся еще выше в небо, и теперь вращая над головой посохом покрытым молниями, собирал особенно мощный разряд, что бы поразить врага одним ударом. Сил у старика осталось не так что бы много, но на эту атаку их хватало с избытком. Только вот Хатаке, совершенно не собирался позволять Хокаге завершить задуманное.
   Сложив руки перед своей грудью "лодочкой", чародей скопил между ладонями тьму, добавил в нее несколько капель наполненной чакрой крови, просочившейся через кожу, после чего выстрелил иссине черным лучом, в летающего змея.
   Хирузену пришлось использовать собранную энергию, что бы защититься от вражеской техники, и пусть это у него получилось, но затянувшийся бой требовал слишком много сил.
   В этот момент, восстановившегося после очередной смерти Шимуру, перекусила взмывшая в воздух Ярнунвоск, так что глава "корня", даже не успел дернуться.
   - я готовил это не для тебя... но пожалуй испытание оружия лишь принесет пользу. - Проведя ладонью правой руки, по оголенному предплечью левой, Сарутоби распечатал пять небольших свитков, буквально на глазах распавшихся пеплом, и превратившихся в уродливых крылатых химер, покрытых чешуей и костяной броней, в которых с огромным трудом можно было узнать людей. - Уничтожить отступника.
   Глаза монстров, в которых бывший император с некоторым удивлением узнал своих подопытных, в которых запечатывал чакру треххвостого демона, вспыхнули алым, и на радужках начали вращаться по три запятые.
   - какое... убожество. - Вынес свой вердикт чародей. - Столь прекрасный материал, переведен на создание банальных боевых химер... я разочарован в вас, господин Хокаге.
   - не тебе меня судить. - Хмуро заметил старик.
   - вы правы. - Какаши посмотрел на рванувших в его сторону монстров с долей жалости, а затем сразу двое новых противников вспыхнули черным огнем, а еще одного разорвала на куски пространственная аномалия. - Судить я вас не буду, а просто убью.
   - стихия воздуха: вакуумный взрыв. - Впав в бешенство, прорычал Данза, взрываясь кровавыми ошметками вместе с крылатой ящерицей, пытавшейся проглотить его в третий раз подряд.
   "сестренка, возвращайся".
   Позвал Хатаке Ярнунвоск.
   "но...".
   Попыталась возразить дракониха, чье тело уже собиралось из кусочков в единое целое.
   "это приказ".
   Более жестко чем прежде, мысленно произнес бывший император.
   Из вытянутой вперед правой ладони чародея, в приближающуюся первой химеру, выстрелила костяная стрела, искрящая разрядами молнии. Увернуться монстр не успевал, а потому только подставил руку. Наконечник совсем не глубоко вошел в костяную броню, но это не помешало электрическому заряду перейти на большое тело, проникнув к уязвимой плоти. Сразу же после этого, воспользовавшийся шансом Какаши, подтолкнув себя ветром в спину, ударил раскрытой ладонью по нагрудной костяной пластине, оставляя на ней взрывную печать, начавшую впитывать чакру жертвы.
   - надеюсь в следующей жизни тебе больше повезет. - Произнес мужчина, отталкивая чудовище ударом обеих ног в живот, и окутывая себя коконом из фиолетовой дымки с зелеными прожилками.
   Когда накопитель переполнился, произошел взрыв, изорвавший плоть химеры в мелкие лоскуты. Последняя из пяти жертв начинающего химеролога, покрывшись разрядами электричества, попыталась врезаться в противника со всего разгона, но неожиданно прошла сквозь свою цель, не нанеся ей никакого ущерба.
   Две удерживающие печати, расплылись по крыльям монстра, а затем вспыхнувший рунный круг, взорвался языками белого пламени, выжигающего как материю так и энергию. Заряда хватило меньше чем на секунду, но этого оказалось достаточно, что бы в куске обугленной плоти, не осталось ни намека на жизнь.
   С хлопком исчезнув в воздухе, Какаши появился за спиной Хирузена, и рукой окутанной молниями, ударил ему в сердце. В последний момент старик успел сместиться, так что сложенные в подобие наконечника копья пальцы, пробили только легкое.
   Кувыркаясь и разбрызгивая кровь из раны, Хокаге полетел к земле, но не умер даже после столкновения с твердью. Его жизнь постепенно угасала, множество переломов лишили мобильности, кровь струилась из ран...
   "и все равно, ты живой. Удивительно".
   На фиолетовых крыльях спланировав на землю, Хатаке пошел к телу своего врага, что бы добить его...
   ...Минато был быстр, как и в свои лучшие годы, непрерывно использовал технику перемещения, но при этом совершенно непонятным образом, оказывался медленнее своей жены. Кушина же, похожая на вставшую на задние лапы кроваво красную тигрицу, металась между тремя воскрешенными каге, используя все свои знания о запечатывающих техниках и барьерах, что бы выиграть себе хотя бы секундную передышку. Защита же, установленная на дом Хатаке, словно и не замечала всех попыток ее пробить, вызывая искреннее недоумение у всех присутствующих. Орочимару даже призвал огромную змею, что бы попытаться продавить купол силой, но результат был нулевой.
   Наконец умудрившись поставить взрывную печать на руку Намикадзе, принцесса Узумаки смогла укрыться за его искалеченным, но быстро восстанавливающимся телом, от атак со стороны братьев Сенджу. Стремительно сложенная серия ручных печатей, окончилась ударом ладони по земле и выплеском чакры.
   - техника призыва!
   Прошло мгновение, взметнулось и опало облако белого дыма, и на поле боя появилось новое действующее лицо, (правильнее будет сказать, "морда"). двух метровый волк, длинная шерсть которого развивалась так, словно находилась на сильнейшем ветру, осмотрелся по сторонам и рычащим голосом произнес:
   - что здесь вообще происходит, Кушина?
   Красноволосая женщина, одарила призванного зверя усталым взглядом, но все же ответила:
   - меня пытаются убить, Паккун...
   ...оставалось нанести всего один удар, что бы завершить это странное сражение, но когда Какаши уже занес руку с ножом над Хокаге, что-то изменилось. Старик вздрогнул, все его переломы мгновенно срослись, раны закрылись, а затем во все стороны ударили потоки энергии смерти и эманации боли вперемешку с безумием. На плечи опустилась жажда крови, сравнимая, а возможно даже превосходящая ту, которую распространял вокруг себя девятихвостый демон, когда пытался разрушить Коноху.
   - хи-хи-хи-ха-ха-ха... умри! - Сарутоби внезапно вскинулся, выставив перед собой обе руки, и из его ладоней ударили серые лучи силы, к местной чакре имеющие весьма посредственное отношение.
   Фиолетовая дымка, сгустившаяся в барьер, смогла сдерживать новую атаку всего полторы секунды, после чего распалась бесполезными хлопьями. К счастью, бывшему императору, этого времени хватило, что бы оценить обстановку и отступить при помощи аппарации на крышу одного из ближайших домов.
   - куда же ты? Мы только ведь начали. - Старик безошибочно определил новое местоположение Хатаке, и метнул в него серую сферу, в которой преобладала агрессивная духовная энергия.
   "это что еще за тварь?".
   Прозвучал в голове Какаши взволнованный голос Ярнунвоск.
   "ощущается странно... чем-то похож на "пустого" из Хуэко Мундо. Нет, это точно не "пустой"... просто отдаленно похожа энергия".
   Отозвался чародей, прыгая на соседнюю крышу.
   - не убегай, мы ведь только начали! - Тело Хирузена покрылось костяными пластинками, из-под кожи стали расти шипы, вокруг собиралась серая дымка, похожая на защиту самого Хатаке.
   Когда Хокаге поднял лицо, позволяя увидеть широко распахнутые глаза, просто излучающие ненависть к всему живому, по спине его противника пробежались мурашки. На совершенно черном фоне радужек, занявших все свободное пространство, отчетливо выделялся символ равностороннего треугольника, заключенного в круг.
   "что будем делать?".
   Осведомилась дракониха.
   "он нас не отпустит... придется пытаться убить. Проклятье! А ведь все так хорошо начиналось".
   - умри! - Практически завизжало существо, все меньше похожее на человека.
   Волна серой энергии, налетев на здание, крыша которого служила убежищем Хатаке, просто превратила строение в пыль. Мужчина спасся лишь аппарацией, не рискуя оказываться в зоне поражения подобной атаки, даже имея возможность сместиться в не материальное пространство. Что-то подсказывало, что подобный трюк на этот раз не сработает.
   "у меня есть идея, но мне нужны чакра, большое свободное пространство, ну и время".
   Объявил Какаши, прыгая "верхними путями", к недавно покинутой главной площади. Ярнунвоск поняла его без лишних пояснений, начав через связь отдавать свою силу.
   - куда же ты? - Сарутоби последовал за своим противником с отставанием в несколько секунд, но постепенно сокращал расстояние за счет более высокой скорости.
   Вогнав свой разум в состояние боевой медитации, чародей начал составлять рунную конструкцию, для создания пространственного прокола на план света. От твари, которая гналась за ним по пятам, ощутимо несло тьмой, настолько густой, что она проступала даже через ауру смерти.
   Вот они наконец оказались в нужном месте, и бывший император остановившись, резко развернулся лицом к тому, что еще недавно было правителем Конохи. Глаза вспыхнули фиолетовым и зеленым, фигуру окутало черное пламя, пронзили выпущенные из рук костяные стрелы, начавшие прорастать в теле жертвы, раздирая внутренние органы, всколыхнувшиеся тени сковали руки и ноги.
   - и это все? Слабак! - Всплеск серой энергии скинул оковы и сбил черный огонь, открывая взгляду совершенно невредимого монстра.
   "сейчас!".
   На всякий случай зажмурив глаза, бывший император обратился своей волей к теням, заставляя их подняться в воздух и принять форму рунных цепочек, концентрическими кругами уходящих ввысь. Вспыхнули десятки магических конструкций, соединенных изогнутыми линиями, Сарутоби сковали золотые цепи, не позволяющие сделать и шага, а затем с небес, из пространственного разрыва, ударил столб чистого белого света, обжигающего кожу даже через одежду.
   - ааауууааа! - Взревело существо, разрывая свои оковы и пытаясь уйти от гнева стихии, искренне жаждущей его гибели.
   Тело шиноби, одержимого Дзясином, истаивало словно кусок снега, брошенного в кузнечный горн.
   Призванная стихия не имела разума, ей невозможно было управлять, а расчет авантюрного плана состоял лишь в том, что бы дать этой мощи, обрушиться на ее естественного антагониста. Самому Хатаке при этом тоже было не легко, и не смотря на то, что он находился не в эпицентре удара, энергетика так же пострадала, обещая долгие недели восстановления.
   "тенями пользоваться не смогу очень долго... но оно того стоит".
   Наконец, свет угас, оставив после себя лишь сухой воздух, круги перед глазами, да кучку белого пепла.
   Для Дзясина, гибель одержимого частицей его сущности жреца, была сравнима с растворением одной из рук в кислоте, с последовавшим за этим слабым отравлением остального организма. Это не было для него смертельной раной, но причиняло огромную боль душе... а кроме того, отбрасывало в развитии как минимум на десяток лет. Восстановление же затруднялось тем, что для темного бога, чистый свет выступал сильнейшим ядом.
   "чувствую себя выжатым лимоном".
   Поделился с подругой Какаши.
   "мне не лучше".
   Раздраженно фыркнула Ярнунвоск.
   Сенсорика подсказала, что ощутившие окончание битвы шиноби, начали приближаться к полю боя, беря его в плотное окружение.
   - нет, к продолжению я не готов. - Собрав остатки энергии, чародей аппарировал в свой особняк, под защиту барьера, к запасу различных зелий и накопителей.
   Прибывшие на площадь меньше чем через минуту шиноби, обнаружили только руины башни, и следы чудовищной схватки...
   ...пылающий белым огнем волк, когтями и клыками прогрызал себе путь к оживленному первому Хокаге, превратившему участок вокруг особняка, в густой лес с деревьями, пытающимися раздавить чрезмерно огнеопасную жертву. Второй Хокаге уже был запечатан Кушиной, и больше не представлял опасности, так же как и Минато, сумевший вырваться из-под чужого контроля ровно на секунду, что бы подставиться под технику своей жены.
   Опасность продолжала исходить только от Итачи, (почти полностью растратившего запас чакры), и Орочимару, так и не вступившего в прямой бой.
   Неожиданно, у красноволосой женщины в голове прозвучал приказ возвращаться в дом, под защиту барьера. Спутать ментальный голос Хатаке, она не могла, да и через защиту установленную на разум, могли пройти только те, кто знал о специально оставленных слабостях.
   "в другой раз".
   Кинув испепеляющий взгляд на Сенина, Кушина на максимальной скорости побежала к барьеру. Ее попытался перехватить Учиха, но сам чуть было не попал в пасть Паккуна.
   Стоило принцессе клана Узумаки оказаться в безопасности, как пылающий языками белого огня волк, исчез в клубах белого дыма.
   - и что это значит? - Итачи непонимающим взглядом посмотрел на особняк, окруженный непробиваемым защитным полем.
   - даже не знаю, что тебе ответить, мой юный друг. - Ехидно отозвался "белый змей", осматривая поле боя с выражением крайнего удовлетворения на лице... будто бы не провалил задание по захвату джинчурики. - Нужно оставить здесь охрану, и отправляться к резиденции Хокаге. Сомневаюсь что кланы, до сих пор ничего не заподозрили.
  
   ***
   (отступление).
   Собрание совета джонинов и глав кланов, на этот раз проходило в одной из аудиторий академии шиноби, причиной чему было полное разрушение башни администрации, и частичные повреждения многих других строений. Несколько жилых домов были практически раздавлены, больших же жертв среди гражданского населения, удалось избежать исключительно благодаря налаженной методике эвакуации, а так же большому числу бункеров.
   - гхм-гхм... подведем итоги. - Шикаку Нара, главный аналитик Конохи, откашлялся в кулак, привлекая к себе общее внимание. - С вероятностью в девяносто девять процентов, наш уважаемый Хокаге, Сарутоби Хирузен, мертв. Я не могу дать сто процентную гарантию этому заявлению, лишь потому, что останки так и не были найдены. Так же, силами "корня", было совершено нападение на территорию одного из кланов, находящихся на грани вымирания, и я считаю этого нельзя оставлять без последствий.
   Едва успели отзвучать последние слова, как распахнулась входная дверь, и в помещение вошел Шимура Данза. Он выглядел усталым, но совершенно невредимым, а взгляд единственного открытого глаза, сверкал с трудом сдерживаемой яростью.
   - господа джонины, советники и главы кланов. - Старик внимательно окинул взглядом присутствующих людей, сидящих на стульях в несколько рядов, перед импровизированной трибуной, за которой устроился Нара. - Я вынужден прервать ваше внеочередное собрание, что бы сделать несколько объявлений. Первое: третий Хокаге, Сарутоби Хирузен, погиб защищая Коноху от шиноби отступника. Второе: Хатаке Какаши, признается изменником, лишается всех привилегий, приговаривается к смерти... награда за его голову уже назначена, а территория где располагается особняк, окружена солдатами. Третье: Кушина Узумаки обвиняется в сговоре с отступником, а так же в оказании противодействия подчиненным руководителя деревни... ее судьбу решит открытый суд, после захвата живой или мертвой. Джинчурики в данный момент силой удерживается в руках отступника, и его судьба нам достоверно не известна.
   Некоторое время после этого монолога, в аудитории стояла тишина, которую бесцеремонно нарушила глава клана Инудзука:
   - господин Данза, вы хотите сказать что Кушина Узумаки, не способная пошевелить ногами, смогла оказать сопротивление вашим подчиненным? - В голосе женщины легко слышались ирония и насмешка. - Тогда может быть, вам следует проверить своих подчиненных? Либо они специально провалили ваше задание, либо же их милосерднее перебить, потому что шиноби не способные справиться с калекой, Конохе не нужны.
   Глава "корня", с каменным лицом выслушал собеседницу, а затем совершенно спокойно пояснил:
   - оказалось, что известия о состоянии здоровья Кушины Узумаки, не соответствуют действительности. Ученик третьего Хокаге, Сенин Орочимару, а так же глава клана Учиха, могут подтвердить то, что эта женщина нетолько полностью восстановилась после родов и извлечения демона, но стала сильнее и опаснее.
   - а по какому праву вы вообще напали на особняк Хатаке? - Голос подал до этого момента молчавший Хиаши Хъюга. - И почему совет кланов, старейшины и другие руководители Конохи, узнают об этом только как о случившемся факте?
   - Хатаке Какаши - опасный преступник, который напал на Хокаге и в итоге убил его. - Данза продолжал сохранять спокойствие, совершенно ничем не выдавая внутреннего состояния. - Мы не могли терять времени, собирая совет, так как он мог попытаться сбежать из деревни, забрав с собой джинчурики. Надеюсь вам не нужно пояснять, каким ударом для Конохи станет утрата главного оружия?
   - есть свидетели, которые могут подтвердить, что кроме Сарутоби Хирузена, с отступником сражались еще и вы. - Внезапно вставил свою реплику Акимичи.
   - как вы объясните, что Хокаге мертв, а глава "корня", не получил никаких ранений? - Хъюга хищно прищурился. - Может ли быть так, что Шимура Данза, спровоцировал бой между Сарутоби и Хатаке, после чего сбежал, дожидаясь результата, надеясь добить ослабленного победителя? Все мы знаем, что вам давно не давала покоя шляпа бывшего сокомандника...
   - чушь. - Сухо произнес старик, одарив оратора неприязненным взглядом. - Все мои действия направлены лишь на благо Конохи.
   - что-то не заметно. - Хмыкнула Инудзука. - Хокаге мертв, центр деревни лежит в руинах, один из сильнейших шиноби, в будущем способный претендовать на пост главы Конохи, находится неизвестно где и признан отступником... ах да, еще и джинчурики оказался вне нашей досягаемости. Господин Данза, вы уверены что работаете на благо именно нашей деревни, а не "скрытого облака" например?
   Прежде чем старик успел что-то ответить, голос вновь подал Хиаши:
   - клан Хъюга, выражает недоверие к главе организации "корень".
   - клан Акимичи, выражает недоверие к главе организации "корень".
   - клан Яманака, выражает недоверие к главе организации "корень".
   - Клан Абурами, недоверие выражает к главе организации "корень"...
   Один за другим, шиноби высказывались, тем самым ставя Шимуру Данза, в очень неприятное положение. Без поддержки Хирузена, у которого были рычаги давления на многих глав кланов, и за которым пошли бы безклановые шиноби, его собственный вес в совете, оказался недостаточным. Советники, которые могли бы исправить ситуацию, предпочти воздержаться от высказываний, что бы не противопоставлять себя воле большинства.
   "трусливые крысы".
   Пронеслась мысль в голове усталого старика, привычный уклад жизни которого серьезно пошатнулся. Он мог бы попытаться захватить власть в Конохе, прямо сейчас отдав приказ своим подчиненным, но в результате после кровавой бойни, от военного потенциала поселения, осталось бы не больше двадцати процентов, (и-то, только если бойцы АНБУ, останутся в стороне от разборок).
   - Шимура Данза, сложите полномочия главы организации "корень", и проследуйте в камеру временного заключения. - Заговорил Шикаку Нара. - Ваша судьба будет решена после проведения подробного расследования.
   "разбежались... жалкие шакалы. Почуяли кровь и решили добить упавшего? Что же, я вам покажу, что не следует недооценивать старого волка".
   Сильнейшая жажда крови накрыла помещение, заставляя мужчин и женщин повскакивать со стульев, хватаясь за оружие, а через пару секунд, резко исчезла. Старик насмешливо посмотрел на готовых к бою шиноби, а затем медленно заговорил:
   - только Хокаге имеет право приказывать мне, или же требовать отчет о действиях. Ваше требование, я могу расценивать исключительно как попытку узурпировать власть, ради последующего разделения общественных ресурсов. Если же вы будете настаивать на этом, мне не останется ничего, кроме как временно занять пост исполняющего обязанности главнокомандующего военных сил Конохи, что бы подавить зарождающееся восстание. Уверен, общественность будет в восторге, когда узнает, что кланы подослали своего убийцу к третьему Хокаге.
   В воздухе повисла напряженная тишина. Все понимали, что скрыть факт битвы между Хатаке Какаши и Сарутоби Хирузеном, не представляется возможным. Бесклановым шиноби, хватит того факта, что убийцей главы деревни, является представитель одного из кланов, что бы принять сторону главы "корня", во время перераздела власти.
   - гхм-гхм. - Привлек к себе внимание Шикаку Нара. - Раз мы оказались в некотором тупике, предлагаю решить голосованием главный вопрос: кто станет пятым Хокаге? Собрание, на котором будет принято окончательное решение, проведем через три дня... пока же, нам следует заняться восстановлением разрушенного, а так же попытаться выйти на контакт с Кушиной и Какаши, которые заперлись в особняке Хатаке.
   Уровень напряженности снизился, и хоть участники собрания не перестали коситься друг на друга с не самыми светлыми чувствами, но и сражаться уже никто не намеревался.
   (конец отступления).
  
   ***
   После того как боевой азарт схлынул, в полной мере проявились все полученные повреждения. Переместившийся при помощи аппарации в свой рабочий кабинет Какаши, чувствовал себя так, словно его обварили в кипящем масле, а затем еще и обваляли в поваренной соли.
   Одежда истлела, так же как и волосы, осыпавшиеся невесомым пеплом. Кожа представляла из себя сплошной ожог, зрение подводило, заставляя ориентироваться при помощи сенсорики и других чувств. Система каналов чакры, оказалась выжжена примерно на половину, и даже источник не обошелся без повреждений, теперь работая в лучшем случае на десять процентов от нормальной мощности. Душа же почти не пострадала, так как оказалась достаточно плотной, да и передавшаяся от Ярнунвоск, драконья сопротивляемость, сыграла существенную роль в выживании.
   "как-то глупо все получилось...".
   Осторожно опускаясь в гостевое кресло, подумал чародей.
   "не то слово".
   Поддержала его крылатая ящерица, через связь с Всадником, принявшая на себя часть урона.
   "жаль с Дискордом нельзя разобраться так же".
   "даже и не думай повторить подобное! Лучше бы мы сражались с тем монстром своими силами".
   Голос Ярнунвоск звучал предостерегающе, в случае несогласия обещая множество неприятных мгновений.
   - что-то я в этом мире совсем расслабился, даже знание о существовании как минимум пары активных богов, не уберегло от самоуверенности. - Хатаке шумно выдохнул. - А ведь заготовь я пару трюков, для противостояния богам, и нам бы не пришлось использовать настолько рискованные методы.
   Опустив веки, бывший император мысленно потянулся к разуму Кушины, что бы отдать ей приказ вернуться под защиту барьера. В прочности купола сомневаться не приходилось, ведь при его создании, учитывалась возможность нападения местного Шинигами.
   "и что будем делать дальше? Прикидываться обычным шиноби у тебя больше не получится".
   Задала вопрос дракониха, не позволяя своему "старшему брату", погрузиться в размышления на посторонние темы.
   "в первую очередь, мне нужно сменить тело, благо в лаборатории на такой случай уже имеется выращенный клон. После этого, проведем ритуал по приживлению тебе источников чакры... ну а затем будем решать проблемы, по мере их поступления. Через барьер пока что никто прорваться не пытается, а значит врагом Конохи номер один, меня еще не назначили".
   Собравшись с силами, Какаши встал на ноги, чувствуя при этом непривычную слабость в теле. Решив не смущать своим видом обитателей дома, он собрал немного магической энергии, и аппарировал прямо в лабораторию. Что бы провести подготовку нового тела, пришлось создавать кровавого двойника, который хоть и получился много слабее чем обычно, но не страдал от повреждений плоти и энергетики.
   - а все же интересно, что за монстр вселился в Хирузена? - Пробормотал укладывающийся на операционный стол мужчина. - Точно не один из хвостатых зверей, и не Шинигами... он бы не стал использовать человека как аватар, если бы захотел меня убить.
   - нужно допросить Орочимару. - Внес свое предложение двойник. - Наверняка он что ни будь знает. Да и тебе теперь нет нужды изображать из себя простого смертного мага.
   - придется либо бежать, либо захватывать власть, попутно устраняя всех несогласных... или промывая им мозги, создавая полностью послушных и безынициативных марионеток. - Чародей задумался опустив веки. - Хочу ли я снова становиться правителем?
   В этот момент, кровавый двойник вонзил кинжал в сердце оригиналу, чувствуя при этом глубокое внутреннее удовлетворение. Сущность бывшего императора переместилась в кроваво красный рубин, который после этого был размещен на теле клона.
   Вскоре ритуал по переселению души завершился, и Какаши распахнул совершенно здоровые глаза, в которых на фоне сиреневых радужек, вращались шестилучевые звезды с запятыми, пылающие ядовито зеленым огнем.
   - ха... ха... ну ты и сволочь. - Прохрипел мужчина.
   - я - это ты, а значит и ты тоже сволочь. - Оскалился кровавый двойник, распадаясь алым туманом и лоскутами тени.
   "а знаешь, я с ним согласна".
   Проворчала дракониха, вынужденная переносить переселение души своего Всадника, находясь в его внутреннем мире.
   - кошмар: даже себе доверять нельзя. - Спустив ноги со стола, осмотревшись по сторонам и ускорив течение чакры в теле, Хатаке с удовольствием расправил плечи и втянул полную грудь воздуха. - Сейчас отдохнем, и примемся за работу. Знаешь, сестренка, я тут подумал...
   "ты умеешь это делать? удивлена".
   Крылатая ящерица рыкнула, выражая свое недовольство.
   - сделаю вид, что не слышал этого. - Спрыгнув на холодный пол, человек проследовал к одному из шкафов, на полках которого лежал запасной комплект одежды. - Я тут подумал... а нужно ли нам задерживаться в этом мире?
   "в смысле?".
   Неподдельно удивилась Ярнунвоск.
   "мне ведь на самом деле, совершенно безразлична судьба Конохи. Исследования проведенные вместе с Орочимару, дали много информации, самые интересные геномы кланов, собраны и упакованы для транспортировки, боевые умения получены, медицина и печати изучены, даже хвостатый демон для экспериментов есть. Так зачем мне оставаться? Предложу Кушине и Наруто, отправиться вместе со мной, загляну к Хиаши, выпотрошу голову "белого змея", и можно отправляться на "звезду смерти". Местные же, пусть сами разбираются со своими проблемами, и продолжают резать друг друга".
  
   ***
   Хиаши Хъюга вошел в свою спальню, и плотно закрыл отодвигающуюся дверь. За окном царила глубокая ночь, лунный свет проникающий сквозь кристально прозрачное стекло, падал на расстеленный на полу матрац. У стены слева от входа, стоял длинный шкаф с множеством секций, где лежали личные вещи, набор оружия, одежда и запас дорогого алкоголя с посудой, (глава великого клана, тщательно скрывал свою маленькую слабость, позволяющую снять напряжение и отчистить голову, после тяжелого дня, наполненного хлопотами и суетой).
   - господин Какаши, я не думал, что вам нравится пробираться в спальни мужчин по ночам. - Шиноби, одетый в традиционное белое кимоно, с невозмутимым выражением лица, проследовал к окну, что бы задернуть тяжелую штору, погружая помещение в полную темноту.
   - я предпочитаю пробираться в женские спальни... но ради вас решил сделать исключение. - В тон ему прозвучал голос главы клана Хатаке, а в свободном углу, вспыхнули ядовито зеленым огнем, две шестилучевые звезды, окруженные фиолетовым ореолом. - Неужели ваш бъякуган, сумел рассмотреть меня через наложенную маскировку?
   - увы... но нет. - Хиаши повернулся к собеседнику, активируя свое дадзюцу, сверкнувшее тусклым серебром. - Однако у меня достаточно опыта, что бы ощутить чужое присутствие. В виду того, что мое чувство опасности молчит, был сделан вывод, что это не убийца. Осталось только угадать, кто может незамеченным пройти через всю охрану квартала, лишь ради обычного разговора.
   - выходит, я сам себя выдал... браво. - Чародей изобразил полупоклон.
   - так зачем вы решили меня посетить, господин Какаши? - Хиаши сложил руки на груди, на всякий случай демонстрируя пустые кисти. - Если вы беспокоитесь что из-за недавнего инцидента, наши договоренности будут расторгнуты, то уверяю вас, что собираюсь выполнить все условия, и не буду возражать против более плотного сотрудничества.
   - и вас даже не смущает то, что я убил Хокаге, а так же обладаю неизвестными способностями? - Бывший император чуть прищурился, но голос его звучал по прежнему невозмутимо.
   - чем сильнее союзники у моего клана, тем выгоднее это мне. какими бы возможностями вы не обладали, по большому счету это ничего не меняет... и даже открывает некоторые перспективы. - Хъюга сделал паузу, подчеркивая важность этого заявления, а затем задал вопрос. - Не расскажите, какая причина сподвигла вас на убийство Сарутоби Хирузена? Мне казалось, что у вас сложились ровные деловые отношения.
   - господин Хокаге, а так же глава "корня", узнали что я скрываю от них свои личные секреты. Разумеется, они не пожелали терпеть рядом с собой одаренного, которого не могут контролировать полностью, и решили принять радикальные меры. - Хатаке усмехнулся. - В результате выяснения отношений, господин Сарутоби потерял голову, а затем и жизнь... попытка захвата моего дома, с последующим похищением моих подопечных, так же провалилась из-за нескольких неучтенных факторов.
   - один из факторов, зовут случайно не "Кушина Узумаки"? - Глава великого клана, приподнял брови в знак вопроса... зная что темнота не является проблемой для собеседника, как впрочем и для него самого.
   - вы угадали, господин Хиаши. - Чародей изобразил хлопки в ладоши, при этом не издавая ни одного лишнего звука. - И вот мы подошли к причине, по которой я оказался в вашей спальне.
   - только не говорите, что принцесса клана Узумаки, отказалась ответить на ваши чувства, а потому вы решили пожаловаться на несправедливость мира мне. - Хъюга произнес эту фразу, продолжая сохранять непроницаемую маску вежливого безразличия на лице.
   - и почему говорят, что у вас ужасное чувство юмора? - Искренне удивился Хатаке.
   - не все способны оценить настоящее искусство. - Печально вздохнул хозяин дома. - И все же, продолжайте.
   - мы собираемся покинуть Коноху, и страну Огня. - Решил более не тянуть время, бывший император. - Скажу сразу: ни я, ни мои подопечные, не намерены присоединяться к одной из деревень шиноби.
   - это... печально. - Губы Хиаши на мгновение скривились, но уже в следующую секунду, он взял лицо под полный контроль, выражая свои эмоции лишь опущенными веками. - Поселение уже потеряло одного Хокаге, в ближайшем будущем могут произойти и другие смерти... в таких условиях, боец уровня каге, джинчурики и мастер печатей из клана Узумаки, могли бы серьезно укрепить позиции одной из сторон, в борьбе за титул правителя.
   - меня не привлекает возможность носить шапку в виде пирамиды. - Усмехнулся Какаши.
   - это хорошо. - Хъюга кивнул. - Но при всем моем уважении, никто не позволил бы вам занять этот пост, даже если бы никаких других достойных кандидатур не осталось бы в живых. Дело даже не в недоверии или недостаточной силе, все уже убедились, что во втором пункте, у вас недостатка нет.
   - значит все же дело в недоверии. - Поторопил собеседника чародей.
   - Сарутоби Хирузену тоже почти никто из кланов не доверял, но у старика было слишком большое влияние на бесклановых, слишком большие личные ресурсы, да и рычаги давления имелись. - Хозяин дома демонстративно неприязненно передернул плечами. - Главы кланов, позволят занять пост каге только тому, кто устроит их всех. Эта личность должна быть сильной, популярной, а главное, не владеющей реальной властью.
   - и это...? - Еще раз поторопил Хъюго бывший император.
   - либо Джирая, либо Сенджу Цунаде. - Наконец произнес Хиаши. - Первый является сильным бесклановым, учеником третьего и учителем четвертого Хокаге. Вторая же, наследница Хаширамы и Тобирамы Сенджу, лучший медик современности... правда в последнем заявлении я сомневаюсь, учитывая то, что вы смогли вылечить Кушину, в то время как у нее это не вышло.
   - все дело в знаниях. - Какаши пожал плечами. - У меня их больше.
   - знания - сила. - Согласно кивнул хозяин дома. - Однако, вернемся к вашему желанию покинуть Коноху: вы уверены, что мы никак не можем это изменить?
   - попробуйте. - Незваный гость изобразил усмешку взглядом.
   - гхм... ну во-первых: Коноха в целом и клан Хъюга в частности, способны предоставить защищенную базу и практически неограниченные ресурсы ученому, готовому делиться частью своих разработок, при условии не нарушения определенных правил приличия разумеется. Кроме того, пост научного советника при правителе деревни, земля, деньги, солдаты. - Хиаши выдержал небольшую паузу, прежде чем продолжить. - Во-вторых: я предлагаю заключить брачный договор между главой клана Хатаке, и младшей дочерью главы клана Хъюга.
   - тоесть, вы отдаете мне в жены свою дочь, которая еще даже в академию не пошла? - Изобразил изумление чародей.
   - малый возраст... это проблема, легко решаемая с годами. - Хозяин дома приподнял уголки губ в снисходительной улыбке. - Согласившись на это предложение, вы фактически станете вторым по влиянию человеком в клане, так как Хината, по условиям ранее заключенного соглашения, уходит в семью Наруто Узумаки, лишаясь права наследования.
   - я буду вторым... после вас? - Уточнил Хатаке.
   - после меня. - Согласился Хиаши. - Кроме того, ваш первый сын, унаследует титул наследника клана отца, остальные же дети моей дочери, останутся Хъюгами. При этом, вам не запрещается завести вторую жену, что бы возродить клан Хатаке... но его главой все равно должен будет стать сын моей дочери.
   "какой интересный ход".
   Внутренне восхитился чародей, но это никак не отразилось на его внешнем виде, а тем более голосе, которым был задан следующий вопрос:
   - по какому праву вы делаете подобные предложения отступнику, убившему третьего Хокаге?
   - по праву главы великого клана, а так же по праву лидера фракции, борющейся за власть в поселении. - Совершенно спокойно, словно ожидал услышать этот вопрос, заявил Хиаши. - Мое мнение поддержит союз Яманака, Акимичи, Нара, а так же Инудзуки и Абурами. На нашей стороне выступят две трети семей Учиха, но только в случае гибели Итачи.
   - безклановые шиноби, другие кланы? - Какаши склонил голову к левому плечу, пристальным взглядом изучая лицо собеседника.
   - другие кланы, как и советники Хирузена, будут оставаться в нейтралитете до самого конца, ну а бесклановых шиноби устроят обе наши кандидатуры. - Излишне поспешно ответил хозяин дома. - Проблемы могут возникнуть только с Орочимару, "корнем", ну и третью клана Учиха.
   - гражданские? - Бывший император вернулся в изначальное положение тела, выпрямив шею.
   - чиновники либо перекуплены, либо будут заменены лояльными нам. Торговцы же, даже не заметят смены власти. - В последних словах Хъюги, прозвучали нотки пренебрежения.
   - допустим что я согласился на ваше предложение... что будет требоваться от меня?
   - создание научного центра, подконтрольного советникам Хокаге, помощь в завершении перспективных проектов "белого змея"... участие в штурме базы "корня" и убийстве Шимуры Данза. - Глаза Хиаши снова сверкнули. - Действовать нужно быстро, так что на раздумья есть лишь пара дней, не более.
   Какаши кивнул, показывая что принял это заявление к сведению, а затем с глухим хлопком сопровождающим апарацию, исчез из спальни главы клана Хъюга. Уже оказавшись в своем рабочем кабинете, он подумал о том, что заклинание телепортации, сильно напоминает технику "полет бога грома", которую применял Минато Намикадзе.
   "со стороны должно казаться, будто я освоил главную технику учителя. Наверняка Хиаши думает, что это Кушина мне помогла".
   Пронеслась в голове мимолетная мысль, когда мужчина усаживался в кресло за рабочим столом.
   "ты ведь уже принял решение?".
   То ли спросила, то ли утвердительно заявила Ярнунвоск, как обычно отдыхающая на вершине утеса, во внутреннем мире своего Всадника.
   "предложение очень соблазнительное, так что не вижу причин отказываться. Однако, прежде чем идти убивать Данза, нужно подготовиться к возможным неожиданностям вроде той, которую подкинул Хирузен. Позже можно будет не скрываясь, построить портал на "звезду смерти", что бы переместить сюда драконидов и оборудование".
   Ответил бывший император, задумчиво глядя на сцепленные в замок перед лицом руки.
   "неужели ты доверяешь этому человеку?".
   Удивилась дракониха.
   "нет. Но пока я буду приносить пользу его клану и ему лично, он будет делать все, что бы я чувствовал себя хозяином ситуации. для этого и было сделано предложение с женитьбой на младшей дочери".
   В входную дверь послышался осторожный стук, а когда створка распахнулась, на пороге обнаружилась красноволосая женщина, одетая в черные облегающие штаны и белую майку без рукавов.
   - ты вернулся. - Констатировала она, сверкнув зелеными глазами. - И как все прошло?
   Хатаке одарил посетительницу тяжелым взглядом из-под полуопущенных век.
   - лучше чем я ожидал...
  
   ***
   - готов, Наруто? - Как можно более спокойным и уверенным голосом, спросил чародей, посмотрев на мальчика одетого только в штаны и сандалии, надежно закрепленного на металлическом стуле.
   Они опять находились в лаборатории, в подвале особняка, до сих пор накрытого непробиваемым барьером, основанным на духовной энергии.
   Мальчик молча мотнул головой в утвердительном жесте, стараясь показаться смелым, хоть и было видно, что ему жутко не хочется возвращаться в то место, где заперт хвостатый лис.
   - вот и отлично. - Какаши улыбнулся, затем присел перед подопечным на корточки и положил обе руки на печать, нарисованную на животе ребенка. - А теперь, смотри мне в глаза...
   ...с момента прошлого посещения, это место ничуть не изменилось: все тот же зал, все та же клетка, ну и разумеется демон прячущийся в темноте.
   - жалкие смертные, я сожру ваши души! - Раздался рычащий голос, а затем вспыхнули два алых глаза, разделенные вертикальными зрачками.
   - похоже кто-то уже забыл, чем закончилась наша предыдущая встреча? - Хатаке похлопал своего юного спутника по плечу, а затем неторопливым шагом подошел к дверце клетки, запертой на печать. - Что же, придется тебе напомнить.
   Из коридора вынырнули две руки, состоящие из полупрозрачного черного тумана. Чародей рывком снял печать, распахнул клетку, на него с диким ревом бросилось многометровое чудовище, которое еще в прыжке было перехвачено призрачными конечностями.
   - не-е-е-ет! Ненавижу! Будьте вы прокляты! Ааа...!
   Полупрозрачные руки, с небрежной легкостью оторвали у лиса два хвоста из восьми, а затем зверя отбросило к дальней стенке клетки сильнейшей ударной волной. Дверь с лязгом закрылась, печать вернулась на прежнее место, а призрачные конечности вместе со своей добычей, исчезли в темноте коридора...
   ...бывший император моргнул и отвел от ребенка руки, в которых пальцы сжимали два сгустка энергии насыщенно алого цвета.
   - ну вот, а ты боялся. - Мужчина одобрительно улыбнулся бледному Наруто, от напряжения закусившему нижнюю губу. - Еще пару раз посетим твоего сожителя, и на этом закончим.
   Поднявшись в полный рост, Какаши направился к столику в углу лаборатории, где находились сосуды, в которые и были помещены куски сущности хвостатого демона. Когда уже он закрывал крышки, со стороны подопечного раздался неуверенный голос.
   - учитель...
   - смелее, мой юный протеже. - Сняв с лица полумаску, Хатаке изогнул губы в теплой улыбке.
   - мне... мне его жалко. - Освобождаясь от кандалов, при этом смотря куда-то в сторону, пробормотал Узумаки. - Он ведь уже долго сидит в клетке, а мы еще и хвосты отрываем... как-то это...
   - жестоко? - Подсказал чародей. - Ты прав Наруто, это действительно жестоко. Однако не забывай, что мы проделываем эти манипуляции не с человеком, и даже не с обычным нейтральным духом, а с демоном, который за свою жизнь убил множество разумных существ, и лишил их посмертия. А ведь они тоже были живыми, имели свои мечты и надежды.
   - простите учитель. - Мальчик опустил голову. - Я наверное очень глупый?
   - хех... вовсе нет. - Бывший император подошел к подопечному, и легко взлохматил его светлые волосы. - Ты просто очень добрый, и это хорошо. Постарайся и впредь не потерять это качество, но научись разделять друзей и врагов.
   - хорошо. - Наруто вскинул голову и широко улыбнулся, пытаясь сделать вид что это его больше не волнует.
   "м-да... не везет тебе, парень".
   - беги наверх, мама уже наверное заждалась.
   Стоило наследнику клана Узумаки скрыться за дверью, как Хатаке усилием воли, выгнал из головы все посторонние мысли, сосредоточившись на предстоящей задаче.
   "готова, сестренка?".
   Мысленно обратился чародей к своей подруге.
   "нет, но давай уже начинать".
   Отозвалась дракониха, выходя из внутреннего мира своего всадника, в виде густого тумана. Сформировав привычное тело, она устроилась на мраморном алтаре, украшенном золотыми узорами, драгоценными камнями, а так же рисунками рун и печатей, нанесенными кровью чародея.
   - а теперь вопрос: рога или хвосты? - Хищно оскалившись, склонился к мордочке крылатой ящерицы бывший император.
   "а крылья нельзя?".
   - извини, но тогда придется переделывать больше половины алтаря. - Изобразил раскаяние Какаши, впрочем даже не пытаясь скрыть веселье в эмоциях.
   "тогда рога".
   Решила не реагировать на провокацию Ярнунвоск.
   - так я и думал. - Хмыкнув, заявил мужчина, вставляя сосуды с кусочками сущности демона, в специальные пазы в алтаре. - А теперь расслабься и получай удовольствие... больно будет совсем чуть-чуть.
  
   ***
   Все началось ночью, ровно через три дня после памятного разговора Какаши и Хиаши. Союз кланов собрал три ударные группы, которые должны были одновременно напасть на главу клана Учиха и его ближайших приближенных, лабораторный комплекс Орочимару, (второй неподконтрольный ученый, им был не нужен), и базу "корня".
   С первым отрядом решила отправиться Кушина, как единственная, кто мог ставить печати даже на воздух, создавать барьеры усилием воли, ну и один из лучших рукопашных бойцов. Сам чародей же, был приставлен к третьей группе, и в его задачу входило устранение Шимуры Данза, ради чего следовало не обращать внимания на второстепенные задачи вроде сражения с рядовыми солдатами организации.
   В небе светила яркая луна, далекие звезды перемигивались словно огоньки праздничной гирлянды, почти вся Коноха уже спала, видя вторые и третьи сны.
   Пять десятков мужчин и женщин, одетых в стандартные комбинезоны, усиленные нагрудной броней, наручами и поножами, стояли на ничем не примечательной полянке в центре парковой зоны. Здесь собрались сильнейшие представители бунтовщиков, решивших захватить власть, что бы поставить во главе поселения подконтрольного каге.
   - время. - Объявил Хиаши, решивший лично командовать захватом базы "корня". - Врагов не жалеть, но и излишнего милосердия не проявлять.
   Глаза бывшего императора вспыхнули двумя шестилучевыми звездами ядовито зеленого пламени, вокруг которых вращались по шесть запятых на фоне фиолетовых радужек. Подчиняясь волевому приказу, подкрепленному выплеском чакры, в метре над землей появилась пространственная воронка, в которую тут же полетели сперва взрывные свитки, а затем и баллоны с усыпляющим газом.
   - надеть маски. - Скомандовал Хъюга. - Первый десяток: вперед.
   Шиноби поспешно натянули на лица маски, похожие на водолазные, в которых вместо запаса кислорода, были встроены сильнейшие воздушные фильтры. Один за другим, они скрывались в портале, и только когда кроме Какаши на поляне не осталось вообще никого, он сам прыгнул в воронку...
   ...на территорию клана, их впустили сами Учихи, не желающие подчиняться власти молодого главы, который как прирученный пес, смотрит в рот Шимуре Данза. Большинство домов уже опустело, их жильцы либо вооружились и заняли одну из сторон, либо попрятались в подземных бункерах.
   Кушина, одетая в зеленое платье без рукавов, опускающееся до колен с разрезами на бедрах, а так же черные облегающие штаны, оканчивающиеся на середине голеней, шла впереди группы. Ее алые волосы свободно спадали на спину, а глаза сверкали решительностью.
   На площади перед особняком главы, их встретил сам Итачи, в сопровождении двух десятков приближенных воинов, среди которых находилась и его мать Микота. Взгляды женщин столкнулись, и воздух между ними едва не вспыхнул разрядами молний от напряжения.
   - что все это значит, Кушина? - Деланно спокойным тоном, в котором сквозили высокомерие и презрение, спросила жена прошлого главы клана, и мать нынешнего.
   - твой сын посмел напасть на мою семью, "подруга", и этого я простить не могу. - Не менее "ласково", ответила Узумаки.
   - в атаку. - Приказал Итачи, не желая слушать женский спор, который мог затянуться очень надолго, первым подавая пример своим воинам...
   ...лишь группа вторжения успела прорваться на верхний этаж лабораторного комплекса, как все перекрытия между секциями опустились, многократно усложняя им продвижение. Когда же кто-то из бойцов сумел пробить пол, что бы попасть на второй этаж, все сооружение содрогнулось, свободное пространство заполнил ядовитый взрывчатый газ, а еще через пару секунд, прозвучал сильнейший взрыв.
   Орочимару, наблюдавший за неудачливыми захватчиками со стороны, в компании своей ученицы, только покачал головой. На его глазах, большой участок "леса смерти", осел, из возвышенности превращаясь в низину.
   - ку-ку-ку-ку... какая жалость. - Сенин повернулся к своей спутнице, и махнул рукой в сторону тайного прохода из деревни. - Похоже нам пора воспользоваться запасной базой. И все же, неужели они действительно рассчитывали застать меня врасплох?
   Анка на этот вопрос только фыркнула, тем самым выражая полную поддержку возмущению своего учителя...
   ...на базе "корня" кипела битва, достойная быть занесенной в историю, но обреченная оказаться забытой из-за подоплеки, которая к ней привела. Грохотали взрывы, звенел и скрежетал метал, вздрагивала земля, вспыхивал воздух и потоки ветра сносили в сторону поднятые облака пыли. Не смотря на всю внезапность атаки, солдаты спецслужбы оказались достаточно расторопными и сообразительными, что бы успеть сориентироваться, а так же организовать оборону.
   Однако Какаши не волновало, кто победит в баталии между ударной группой союза кланов, и воинами Шимуры Данза, его единственной целью на данный момент, было устранение этого опасного старика. Сенсорика подсказывала, что объект находится совсем рядом и даже не пытается прятаться или убежать, и это заставляло напрячься.
   Пронесясь через очередной коридор, чародей ударом напитанной чакрой ноги, выбил массивную дверь, на несколько мгновений замерев на пороге большого зала, освещенного огнем, пылающим в каменных чашах, стоящих на треножниках у стен. Напротив входа, перед алтарем замер искомый человек, одетый в черные штаны и безупречно белую рубашку.
   Позади алтаря, возвышалась уродливая статуя, истекающая серым дымом, и излучающая эманации боли и ненависти. В магическом зрении, вытесанная из камня фигура, выглядела как провал во тьму.
   "что же мне так везет?".
   Эта мысль, промелькнувшая на грани сознания, прозвучала как-то жалобно.
   "на этот раз мы готовы к встрече".
   Уверенно заявила Ярнунвоск, готовая в любой момент явиться в реальный мир, что бы показать свою новообретенную мощь.
   - хе-хе-хе... хе... хе. - Данза медленно повернулся лицом к незваному гостю, демонстрируя уже два высших шарингана, сверкающих красным в его глазницах.
   В глазах пылает алый свет,
   В них злобный разум сотен лет.
   Страх рвет на части, огонь как ластик мир сотрет,
   Где герой, пусть скорей идет.
   (Эпидемия).
   - сам пришел... тем лучше. - Глава "корня" безумно оскалился. - Раздавлю всех заговорщиков разом.
   Статуя, находившаяся теперь уже позади старика, развалилась серым прахом и окутала его тело плотным коконом, через который можно было увидеть только сверкающие шаринганы.
   - ты будешь умирать долго... смертный. - Раздвоенным голосом прозвучала угроза.
   Волна серой энергии прокатилась по залу, туша пламя в чашах и заставляя слой камня превратиться в прах, тут же притягивающийся к старому шиноби, облепляя его второй кожей.
   Фиолетовая аура с зелеными прожилками, покрыла тело Какаши, а в сантиметре от вытянутых вперед рук, сформировался рунный круг, из которого ударил вал рыжего пламени.
   "сестренка, переходим к плану "Б"".
   После этого приказа, сознания и души драконихи и ее Всадника, рывком перешли на более высокий уровень слияния. Через секунду, уже невозможно было понять, где заканчивается сущность одного и начинается другого.
   Тело Хатаке Какаши поплыло словно воск, принимая форму трехметрового гуманоидного дракона, покрытого матово черной чешуей, с широкими перепончатыми крыльями, длинным гибким хвостом оканчивающимся острой пикой, фиолетовыми глазами в которых горели шестилучевые звезды из ядовито зеленого пламени, и двумя длинными рогами, растущими из лба и загибающимися назад, что бы ближе к кончикам, изогнуться вверх.
   - РРРААА! - Взревело чудовище, выдыхая на встречу волне серой энергии, расходящийся поток золотого пламени.
   Атаки монстров встретились и после секундной борьбы, уничтожили друг друга.
   - ха... ха-ха-ха-ха! Ты станешь прекрасной пищей мне, смертный. - Заявил Дзясин, полностью занявший оболочку своего жреца, меняя плоть под собственные нужды.
   - облизнешься. - Рыкнул прямоходящий ящер, по телу которого начали пробегать электрические разряды.
   Темный бог, который выглядел теперь как крайне худой человек, ростом в три с половиной метра, покрытый толстым слоем серого пепла, длинным языком облизнул заострившиеся клыки. На его лбу, между шаринганами, открылся третий глаз, на абсолютно черном фоне которого, легко было разглядеть белый равносторонний треугольник, заключенный в круг...
   ...Кушина рывком сблизилась с бывшей подругой, попытавшейся наложить на принцессу Узумаки одну из своих иллюзий. Это была главная ошибка, которую совершила Микота, уже не успевающая уйти из-под атаки окутанного молниями кулака.
   Тело жены бывшего главы клана, с неожиданной легкостью было пробито насквозь и повисло на руке рыжеволосой женщины. Взгляды убийцы и жертвы встретились в последний раз, и губы Учихи дрогнули.
   - как глупо... - Прошептала Микота.
   - я не хотела. - Растерянно ответила Кушина, лицо которой приобрело мертвенную бледность.
   - мама! - В свою очередь взревел Итачи, легко раскидывая наседавших на него бойцов Инудзука и Акимичи. - Убью тварь!
   Еще не успев прийти в себя, действуя исключительно на вбитых в подсознание рефлексах, принцесса клана Узумаки, метнула мертвое тело в сторону новой угрозы, защитив себя от атаки черным пламенем. Итачи, понявший что вместо ненавистной убийцы сжег тело собственной матери, схватился за голову и заорал от пронзившей ее боли. На секунду зажмурившись, он распахнул веки что бы все могли увидеть изменившийся рисунок шаринганов.
   На алом фоне радужек, отчетливо выделялись две пентаграммы, вокруг которых сливаясь в сплошную линию, вращались по три запятые.
   - усиливающая печать: вторая ступень. - Поспешила воспользоваться передышкой рыжеволосая женщина.
   А затем замеревший было бой, закипел с новой силой...
   ...удар ногой, пришедшийся точно в широкую чешуйчатую грудь, отбросил гуманоидного дракона на десяток метров, заставив жалобно хрустнуть его ребра. Черное пламя, вспыхнувшее было на теле чародея, тут же погасло, а затем в сторону темного бога, полетели ледяные колья, водяные пули, воздушные ядра. Довершала обстрел ветвистая фиолетовая молния.
   - ты ведь можешь лучше... покажи мне это! - Насмехался над противником Дзясин, с небрежной легкостью уходя из-под всех атак. - Дерись в полную силу!
   Рывком сблизившись с двуногим ящером, существо из серого пепла, нанесло бесхитростный удар сверху вниз своей правой верхней конечностью. Какаши успел выставить перед собой скрещенные руки, но от силы вложенной в удар, его все равно отбросило в стену, с которой начали осыпаться камни.
   "невероятная мощь... но используется слишком уж топорно".
   Сместив свое тело в пространственный карман, став при этом неосязаемым для обычного мира, бывший император прошел сквозь стену, оказавшись в соседнем коридоре. В следующую секунду, каменную толщу пробила длинная тощая нога. Каким-то непонятным образом, темный бог умудрялся воздействовать на своего противника физическими атаками, даже когда он находился в нематериальном состоянии, но это совершенно не мешало использовать окружающую местность.
   - стихия молнии: шквал. - Дракон сложил серию ручных печатей, и выставил перед собой ладони, из которых в стену устремился поток белых электрических дуг.
   В тот же миг, Дзясин разнес преграду, удачно подставляясь под атаку.
   - аааха-ха-ха... и это все? - Существо выдохнуло волну серого праха, закрывшего обзор не только для глаз чародея, но и для магических способов обнаружения.
   На инстинктах выставив перед собой барьер из фиолетовой энергии с зелеными прожилками, Хатаке успел защититься от луча агрессивной духовной энергии. Дождавшись пока эта техника выдохнется, он убрал защиту и сам выдохнул поток золотого пламени, выжигающего и воздух, и пепел, и камень...
   ...Итачи бушевал, в каждую свою атаку вкладывая максимум чакры. Он уже не разбирал, где находятся друзья, а где враги, огненными шарами, водными хлыстами и молниями, одаривая всех кто попадал в зону досягаемости. Однако, не смотря на безумие, главной его целью оставалась человекоподобная рыжая тигрица, всякий раз умудряющаяся либо увернуться, либо выставляющая прочные барьеры.
   Сражение между сторонниками молодого главы клана Учиха, и ударной группы союза кланов, по обоюдному согласию завершилось. Недавние противники слаженно отступили за пределы кланового квартала, попутно выводя из опасной зоны всех, кто не успел или не захотел прятаться в бункерах.
   "мне одной с ним сражаться? Союзники...".
   Перекатом уйдя от очередного огненного дракона, заставившего один из домов вспыхнуть словно стог сухого сена, Кушина стиснув зубы грязно выругалась. Ее противник, из глаз которого по лицу текли струйки крови, окутывался красной дымкой, принимающей вид огромного полупрозрачного скелета.
   Руки сами собой сложили серию знаков, а губы произнесли слова:
   - техника призыва.
   В облаке белого дыма, на поле боя появился двухметровый волк, шерсть которого колыхалась, словно на порывах неощутимого другими ветра.
   - Кушина, что случилось? - Паккун перевел взгляд на Учиху, находящегося в груди призрачного воина, уже обросшего мышцами, поверх которых появлялись первые элементы брони. - Эх... где те старые добрые времена, когда Какаши вызывал меня, что бы найти кого ни будь или посторожить лагерь.
   - в твоем исполнении, эти жалобы звучат нелепо. - Заметила женщина, запрыгивая на спину волка. - Нам нужно продержаться, пока у него не закончится чакра.
   Призывной зверь жалобно проворчал нечто неразборчивое, а уже в следующую секунду отпрыгивал от удара алым полупрозрачным мечом...
   ... находясь в нематериальной форме, чародей вернулся в большой зал базы "корня". Его взгляду предстали десятки изувеченных тел, поломанными кровоточащими куклами, разбросанных по свободному пространству. Из звуков, доносящихся из некоторых туннелей, можно было сделать вывод, что сражение сместилось в другую часть подземелья.
   "тем лучше, не будут мешать работать".
   Позади стены начали покрываться трещинами, из которых струился серый туман. Дзясин не мог проходить сквозь материальные объекты, не лишившись при этом тела, благодаря чему бывший император получил небольшую временную фору.
   Выйдя на середину помещения, гуманоидный дракон опустился на колени и положил раскрытые ладони на каменную поверхность, начав вливать в нее огромные объемы чакры. Вскоре камень стал податливым и подчиняясь волевым усилиям поплыл словно горячий воск, застывая в новой форме. Кровь, вытекшая из мертвых тел, тонкими струйками устремилась в образовавшиеся борозды и ниши, заполняя собой причудливые рисунки и рунные круги.
   Стена, через которую Какаши попал в зал, взорвалась тысячью мелких осколков, открывая неровный проход для человекоподобной фигуры, увеличившейся в росте уже до пяти метров. Найдя взглядом трех глаз свою жертву, темный бог оскалил острые клыки, и атаковал волной агрессивной духовной энергии.
   Поспешно завершаемый магический рисунок, был накрыт куполом фиолетовой дымки, пронизанной ядовито зелеными прожилками. В результате, стены, пол и даже часть потолка, покрылись трещинами и начали осыпаться песком, а барьер хоть и прогнулся, но все же выдержал направленную на него мощь.
   - ррр! Смертный, ты испытываешь мое терпение. - Дзясин сделал несколько быстрых шагов вперед, а затем обрушил на фиолетовую преграду град ударов своих кулаков.
   После очередного замаха, барьер лопнул словно мыльный пузырь, распавшись на безвредные облачка энергии. Темный бог сделал еще два шага вперед, нависнув над вытянувшимся в полный рост гуманоидным драконом.
   - больше не собираешься убегать? - Огромная фигура оскалилась. - Твое последнее слово?
   - приятной солнечной ванны. - Ухмыльнувшись в ответ, чародей аппарировал к дальней стене зала, успев перед этим активировать магическую конструкцию.
   Заполненные кровью руны и линии вспыхнули, замедляя время для существа, находящегося внутри зоны воздействия. Нечто подобное однажды уже было использовано в одном из миров против могущественного духа, стремящегося стать богом. В тот раз удалось заточить врага в временную аномалию, ставшую тюрьмой на долгие десятилетия, на этот же раз, противником был полноценный бог, пусть и не являющийся сильнейшим.
   "надеюсь это сработает".
   Чары вытягивали из своей жертвы силу, набирая все большую мощь, а пленник тем временем пытался сбросить с себя оцепенение. Пространство изгибалось, искажалось и угрожало прорваться, но Дзясин не замечал этого, предчувствуя еще большие неприятности для себя.
   Не желая еще раз попасть под действие собственных чар, Какаши сместил свое тело в нематериальную плоскость, и пройдя сквозь стену, скрылся в соседнем помещении. Тем временем, ритуал, созданный на основе рун, жертвы и магии крови, набрал полную мощь. Рунные круги в одно мгновение засияли чистым белым светом, сфокусировавшимся в луч направленный строго вверх. Темный бог оказался точно в эпицентре заклинания, полностью прочувствовав на себе, как испаряется плоть и выгорают духовные структуры...
   ...Паккун отпрыгнул от ноги полупрозрачного алого воина, и тут же получил удар в бок длинным мечом того же цвета. Кушина в последний момент успела создать защитный барьер, принявший на себя две трети мощи атаки.
   Итачи, лицо которого было бледным как мел, самозабвенно хохотал, совершенно не обращая внимания на текущую из глаз кровь, а так же почти подошедшую к концу чакру.
   - кажется наш план себя не оправдывает. - Заметил двухметровый волк, после того как его неуклюжий полет остановила стена очередного дома.
   - будем атаковать. - Согласилась аловолосая женщина. - Ты уже освоил "бур"?
   - я бы не сказал что освоил... но применить один раз смогу. - Отозвался призывной зверь, поднимаясь на лапы.
   - я смогу задержать его на пару секунд, а ты готовься нанести удар. - Приказала человекоподобная тигрица. - Второй попытки может не быть.
   - понял. - Паккун кивнул головой, и его шерсть превратилась в языки белого пламени.
   Принцесса клана Узумаки, погрузив свое сознание в состояние боевого транса, выбежала на встречу призрачному гиганту. Рассчитать расстояние шага, не составило для нее сложности, так что когда Итачи приблизился, что бы нанести завершающий удар, его нога попала точно на удерживающую печать, нарисованную прямо на земле, и подпитываемую напрямую Кушиной.
   В следующую секунду, превратившийся в подобие белой ракеты Паккун, вращаясь огромным буром, врезался в грудь призрачного воина, начав прогрызать себе путь к спрятавшемуся под броней человеку. Молодой глава клана Учиха, словно зачарованный смотрел на белое пламя, винтом вкручивающееся в алую плоть. В эти мгновения, в его голове не было никаких мыслей, и даже яростное безумие отступило перед осознанием безысходности...
   ...белый свет погас, и на расплавленном каменном полу, остался лишь потрепанный пожилой мужчина, кожа которого была обожжена, а глаза вытекли из глазниц. Однако, глава почти уничтоженной организации "корень", все еще был жив, и умирать не собирался. Дзясин, ради собственного спасения и сохранения большей части силы, был вынужден связать себя с душой смертного, тем самым привязав божественную сущность к уязвимой материальной оболочке.
   Вернувшийся в зал Какаши, прошедший сквозь стену при помощи нематериальности, увидел как Шимура Данза, стремительно регенерирует и молодеет. Его торс обрастал упругими жгутами мышц, кожа приобретала серый оттенок, а в глазницах вновь сформировались глаза, с абсолютно черными радужками, в которых виднелись равносторонние белые треугольники, заключенные в круги.
   - это было больно... смертный. - Низким, глубоким голосом произнесло существо. - Я заставлю тебя заплатить за каждое мгновение боли... но это произойдет не сейчас. Радуйся своей маленькой победе... стихия воздуха: вакуумный взрыв.
   После последних слов, ударная волна сперва припечатала гуманоидного дракона к стене, а затем невидимая сила потянула его к эпицентру аномалии, втягивающей в себя все объекты, находящиеся в зале.
   Чародей, не желая узнавать, что же будет дальше, аппарировал на поверхность. Затем подземный комплекс сотряс взрыв, обрушивший стены и потолки.
  
   ***
   - итак: подведем итоги. - Хиаши Хъюга, восседающий во главе длинного стола, установленного в одной из аудиторий академии, обвел взглядом глав других кланов, самых влиятельных торговцев, немногочисленных чиновников и бесклановых джонинов. - Учиха Итачи мертв, благодаря усилиям госпожи Узумаки... пожалуй это единственная полностью приятная новость. Сенин Орочимару, предположительно бежал, при этом взорвав свою лабораторию вместе с ударной группой, отправленной за его головой. Шимура Данза пропал безвести, но пока я не увижу его голову отделенную от тела, в гибель не поверю.
   - ты забыл упомянуть, что "корень" и "тени", больше не существуют. - Вставила свою реплику глава клана Инудзука, красующаяся сломанной рукой, помещенной в толстый гипс, висящий на перевязи переброшенной через шею, (по неизвестной медикам причине, кости срастались крайне медленно, даже при условии воздействия медицинской чакрой).
   - наши общие потери составили... - Хиаши продолжил говорить монотонно, будто бы и не слышал замечания соратницы.
   "и зачем я здесь нужен? С организаторскими проблемами могли бы справиться и сами, а у меня и своих дел хватает".
   Недовольно подумал Какаши, сидящий рядом с Кушиной, с правой от Хъюги стороны стола. Наруто же, остался в особняке, под защитой барьера и присмотром пожилых кухарки, управляющего и их молодой внучки.
   "ты просто злишься из-за того, что нас победил какой-то бог".
   Заметила Ярнунвоск, отдыхающая от всех прошедших приключений, на вершине утеса во внутреннем мире своего Всадника.
   "я не злюсь... я в бешенстве! Ненавижу чувствовать себя таким слабым".
   К концу короткой речи, чародей все же смог взять эмоции под контроль.
   "смотри на все с положительной точки зрения".
   Почти промурлыкала дракониха, все еще наслаждающаяся ощущением чакры, распространяющейся по телу от двух источников.
   "и в чем же эта "положительная точка зрения" заключается?".
   Опустив веки, бывший император откинулся на спинку стула. Битва с темным богом показала ему, что не смотря на все достигнутые успехи, еще слишком рано даже задумываться о том, что бы бросить вызов Дискорду. Это больно било по самолюбию, на ряду с паранойей, тщательно взращиваемому и лелеемому.
   "теперь ты знаешь, на что нужно обратить наибольшее внимание в своем развитии. Кроме того, полезно было получить пример того, с чем нам придется встретиться в будущем".
   Произнесла крылатая ящерица, делясь со своим "старшим братом" душевным теплом и спокойствием.
   "нам?".
   Переспросил Хатаке.
   "разумеется "нам". Ты же не думаешь, что я отпущу тебя одного, на встречу с монстром, в сравнении с которым наш недавний противник, словно неумелый ребенок?".
   Возмутилась Ярнунвоск, вызывая у чародея слабую благодарную улыбку.
   Теперь бывший император был уверен, что сможет справиться с любым препятствием... ведь он не один. И даже необходимость присутствовать на экстренно созванном совете, больше не вызывала прежнего раздражения, превратившись из неприятной обязанности, в возможность отдохнуть и разгрузить голову.
  
   ***
   (отступление).
   Учиха Саске стоял на горе с высеченными лицами прошлых Хокаге, и пустым взглядом смотрел на Коноху. Минувшей ночью его жизнь рухнула, а вера в лучшее будущее, пошатнувшаяся после гибели отца, окончательно исчезла, когда он увидел тело мертвого брата, (мать найти так и не удалось).
   Мальчик стоял неподвижно, словно бы и сам был всего лишь статуей, но бегущие из уголков активированных шаринганов слезы, разрушали эту иллюзию. На фоне красных радужек, медленно вращались по две запятые, проявившиеся лишь несколько часов назад... но это в данный момент не имело значения и не приносило радости. Даже яркое полуденное солнце, зависшее в чистом синем небе, не могло согреть душу, медленно но верно обрастающую ледяной броней отчужденности.
   Ситуацию ухудшало еще и отношение соклановцев, бросавших на мальчика взгляды, словно на мусор или врага...
   "папа, мама, Итачи... я отомщу за вас, чего бы мне это не стоило. Даже если придется залить Коноху кровью, меня это не остановит. Обещаю".
   Из груди вырвался нервный вздох, когда на плечо опустилась чужая рука, обтянутая черной перчаткой. Мужчина, одетый в черный балахон с изображенными на нем алыми облаками, а так же спиральной маской оранжевого цвета, надетой на лицо, наклонился к уху Саске и спросил:
   - ты готов идти?
   Последний сын Фугаку Учиха, коротко кивнул.
   Незнакомец, представившийся как "Тоби", вложил в руку мальчику колбу, в которой плавали два шарингана, на фоне красных радужек которых, виднелись пентаграммы, между лучами которых разместились по пять запятых.
   - твой брат хотел бы, что бы именно ты ими владел. - Совершенно серьезным тоном, заявил Тоби.
   Образовавшаяся за спинами мальчика и мужчины пространственная воронка, затянула их в себя и схлопнулась. Прибывший на вершину горы боец АНБУ, так ничего подозрительного и не обнаружил.
  
   ***
   Орочимару и Анка, а так же дюжина особо приближенных подручных ученого, бежали без отдыха много часов подряд, и вот наконец прибыли к входу в тайное убежище, оборудованное как раз на случай, если им придется покинуть Коноху. Каково же было их удивление, когда прямо перед запертой дверью, обнаружился мужчина лет тридцати, одетый лишь в штаны от форменного комбинезона, с отдаленно знакомыми чертами лица.
   - что же ты, Орочимару, решил бросить своего благодетеля на произвол судьбы? - Открыв до этого закрытые глаза, незнакомец посмотрел на Сенина тяжелым взглядом.
   Беглецы выхватив оружие, уже приготовились к бою, но были остановлены жестом "белого змея". На несколько мучительно долгих секунд, на неприметной лесной полянке установилась тишина.
   - господин Данза? - Удивленно и недоверчиво произнес ученый.
   - узнал значит... это хорошо. - Дзясин изогнул губы в неприятной злой улыбке, сверкнув черными глазами, в которых были видны белые равносторонние треугольники, заключенные в ровные круги. - У тебя есть выбор: признать мою власть, или умереть. Поверь, ваших общих сил не хватит, что бы даже поцарапать меня.
   (конец отступления).
  
   ГРАНЬ СИЛЫ.
   (отступление).
   Ранним солнечным утром, во дворе перед зданием академии шиноби, собралась толпа из почти двух сотен учеников выпускного курса. Все они были одеты в темно зеленые комбинезоны, на поясах висели маленькие сумочки, на бедрах крепились подсумки, головы на уровне лбов, обхватывали широкие белые повязки, с изображенной на них цифрой шесть, (что означало год обучения).
   Перед студентами на небольшой сцене, стоя за низкой тумбой, произносила торжественную речь пятая Хокаге "скрытого листа". Цунаде Сенджу была фигуристой блондинкой, на которой даже универсальный черный комбинезон и белый плащ накинутый на плечи, смотрелись словно торжественный наряд, а не повседневная одежда руководителя Конохи. Привлекательную внешность не портил даже чуть выпирающий живот, намекающий на немалый срок беременности.
   "и ведь не скажешь что ей уже за пятьдесят... выглядит не больше чем на двадцать пять. Вот что значит целитель высокого уровня".
   Думал про себя крепкого телосложения голубоглазый подросток с волосами пшеничного цвета, стоявший в первом ряду студентов. Рядом с Наруто, столь же неподвижно как и он, слушали речь его одноклассники, друзья и наследники кланов.
   - ...сегодня вы вступаете во взрослую жизнь, получая все права и обязанности равноправных граждан Конохи. От результатов экзамена будет зависеть, станете ли вы членами военной элиты деревни, или же отправитесь на одну из гражданских должностей. Для одних из вас, сегодня есть шанс продемонстрировать все свои лучшие качества, что бы заявить о своем таланте, другие же получат возможность вступить в один из множества кланов поселения, на правах членов побочной ветви. - Невысокая блондинка сделала паузу, давая слушателям проникнуться важностью сказанных слов. - В любом случае, каким бы не был итог экзамена, впереди вас ждет еще много интересных испытаний и возможностей. Смело смотрите вперед, никогда не останавливайтесь в развитии, добивайтесь успеха и помните, что воля огня горит в ваших сердцах, освещая дорогу и указывая правильный путь.
   Как только монолог окончился, стоявшие чуть в стороне преподаватели, первыми подали пример, начав хлопать в ладоши, а через секунду аплодисменты зазвучали и от студентов академии.
   Хокаге покинула сцену, уступая место директору академии. Пожилой сутулый мужчина, поправив маленькие круглые очки на переносице, начал громко зачитывать имена учеников и номера аудиторий, в которые им надлежит отправиться.
   - Узумаки Наруто: аудитория триста два. - Объявил чуть хриплый голос мужчины, и на мгновение, блондина пронзил строгий взгляд внимательных карих глаз. - Инудзука Кибо: аудитория двести одиннадцать.
   - удачи. - Кивнув друзьям, светловолосый подросток быстрым шагом направился к входу в здание, не желая опаздывать ни на минуту.
   В след ему донеслись тихие пожелания успеха, заглушенные следующим именем, зачитанным из списка директора.
   Выпускной экзамен состоял из трех этапов: проверка теоретических знаний, рукопашный бой и владение метательным оружием, ну и конечно же владение чакрой. Сперва выпускникам предстояло ответить на пять десятков вопросов по истории, математике, физике, медицине, тактике, и еще многим другим темам. После этого, группу экзаменуемых выводили на один из полигонов, где проводились проверочные спарринги с наставниками. Под конец, подростки возвращались в аудиторию, поочередно вытаскивали билеты с названием изученных техник, и после подготовки, демонстрировали их выполнение перед комиссией как минимум из двух чонинов.
   Волновался ли наследник клана Узумаки? Ложью было бы сказать, что он был абсолютно спокоен, но и страха не испытывал. Каждый день в течении шести лет, возвращаясь из академии он попадал в заботливые руки своей матери, которая в свою очередь старалась передать сыну все свои знания и навыки в искусстве шиноби. время от времени, к тренировкам присоединялся еще и опекун, демонстрирующий способности выходящие за рамки понимания... и это стимулировало еще активнее заниматься, что бы однажды догнать, а затем и превзойти его.
   Как и ожидалось, с первым этапом у Наруто проблем не возникло, так же как и со вторым. В финале экзамена, блондину пришлось поднапрячься, что бы правильно создать технику "иллюзорных клонов", практически не требующую затрат чакры, но зато тяжелую в плане контроля малых объемов энергий. Из-за огромного резерва, объем которого не уступал нынешней Хокаге, именно тонкие манипуляции и вызывали самые большие сложности для молодого шиноби.
   "и все же я справился".
   Сидя за последней партой в учебном классе, и скучающим взглядом наблюдая за однокурсниками, Наруто облегченно расслабился. Если бы он провалил хотя бы один из трех этапов, то мама и опекун, обязательно усилили бы тренировки, отнимая часть свободного времени, выделенного для прогулок с друзьями.
   - гхм-гхм. - Когда последний одноклассник сдал зачет, внимание к себе привлек седовласый молодой мужчина, одетый в стандартный комбинезон черного цвета, а так же зеленый жилет чонина. - Я рад сообщить, что сегодня, ваше обучение в академии завершается. Можете отправляться по домам, что бы порадовать своих родных и знакомых, но не забудьте в последний раз явиться завтра утром, ровно к девяти часам, что бы пройти распределение по командам и познакомиться с новыми наставниками. Документы, подтверждающие ваш статус, а так же знаки принадлежности к военным силам Конохи, получите в комнате администрации на первом этаже. И-да, советую поторопиться, так как у других групп, экзамен тоже подошел к концу, а секретарей всего двое...
   (конец отступления).
  
   ***
   Широким размашистым шагом, Какаши шел по коридору академии, прислушиваясь к голосам детей, доносящимся из-за некоторых дверей. Вместе с ним тем же курсом следовали другие джонины, некоторые из которых останавливались рядом с аудиториями, ожидая пока преподаватель, громко назовет номер их отряда и имена подопечных.
   "я уже думал, этот день никогда не наступит".
   Мысленно обратился чародей к драконихе, обитающей в его внутреннем мире.
   "неужели так нетерпится взять под свою опеку чужих детенышей? Лучше бы своих завел, вырастил, а затем и обучал".
   Пренебрежительно фыркнув, отозвалась Ярнунвоск.
   "еще успею обзавестись потомством в этом мире".
   Легкомысленно отмахнулся от упрека подруги, бывший император.
   Как и его спутники, Хатаке был одет в черный комбинезон, а так же жилет джонина. На шее болталась повязка, с закрепленной на ней металлической пластинкой с изображением символа Конохи, ну а нижнюю часть лица скрывала тканевая полумаска.
   Профессиональные наемные убийцы, остановились рядом с одной из дверей, молча ожидая разрешения войти. Наконец преподаватель начал зачитывать имена учеников, называя номера отрядов и фамилии наставников.
   - ...Узумаки Наруто, Хъюга Хината, Харуна Сакура. Наставник команды: Хатаке Какаши.
   "твой выход".
   Усмехнулась крылатая ящерица.
   Распахнув дверь, чародей шагнул через порог, окидывая класс внимательным взглядом. Своего воспитанника он обнаружил сразу же, да и дочь Хиаши уже была знакома достаточно хорошо. Новым лицом оказалась только третья девочка, обладающая необычным даже для этого мира, розовым цветом волос. Яркие зеленые глаза, подростковая угловатость фигуры, бледная кожа лица... все это делало ее похожей на испуганного котенка, при должном воспитании способного вырасти в опасного хищника.
   "Наруто и Хината в одной команде для того, что бы привыкнуть друг к другу, ну а Сакуру добавили исключительно для комплекта. Могло бы быть и хуже".
   Кивнув детям на дверь, бывший император молча вышел за порог...
   С дня захвата власти в Конохе союзом кланов, прошло несколько лет, и за это время многое успело произойти. Самым главным изменением в деревни шиноби, стало то что практически не осталось бесклановых людей, умеющих управлять чакрой хотя бы на минимальном уровне. Нет, этих мужчин и женщин не убивали, и даже не изгоняли за стену поселения, а всего-навсего принимали в один из уже существующих кланов, на правах члена побочной ветви. Таким образом, одних Сенджу, уже насчитывалось почти пол сотни чонинов и джонинов. Самое большое пополнение, забрал союз кланов Яманака, Нара и Акимичи, сразу же за ними шли Учиха и Хъюга.
   Однако, даже не смотря на прямой приказ пятой Хокаге, далеко не всех бесклановых желали принимать под свою опеку члены правящих семей, а потому волевым решением, Цунаде Сенджу создала три новых клана, в которые через год после выпуска из академии, принимали всех тех, кем не заинтересовались лидеры деревни. Для того что бы данные объединения не развалились, им в собственность отдали некоторые предприятия, приносящие сравнительно небольшой, но стабильный доход, (при условии развала клана, все имущество принадлежавшее его членам, отходило в распоряжение главы Конохи).
   Сам Какаши тоже не сидел без дела, а как только получил официальное разрешение, начал обживаться в подземных катакомбах, оставшихся после прежних хозяев в не самом лучшем виде. Первым делом он скрыл от посторонних взглядов все входы и выходы, установил барьеры и даже подтер память тем, кто все же мог пробраться внутрь, не смотря на предпринятые меры. Сразу после этого, все силы были направлены на завершение портала, необходимого для прямой связи с "звездой смерти".
   Уже на протяжении пары лет, под Конохой велись строительные работы по расширению залов и проходов, установке дополнительных проходов и укреплению сводов пещер и туннелей. Прибывшие с космической станции синие дракониды, сразу же подключились к исследованиям чакры, а их красные и зеленые сородичи, взяли на себя обустройство базы. При помощи "пространственных тюрем", со станции удалось вывести драконов, которые уже вышли из спячки, а теперь готовились явить себя миру... предварительно изучив анимагию, что бы не слишком шокировать аборигенов, излишне нервно воспринимающих огромных монстров.
   Совет деревни не был доволен тем, что они не имели возможности влиять на научный отдел, которым теперь управлял Хатаке, но поделать с этим они ничего не могли, так как что бы пробраться в подземный комплекс, теперь нужно было снести четверть всего поселения. Главы кланов пытались воздействовать на бывшего императора, урезая бюджет, задерживая поставки материалов, постоянно устраивая допросы на общих собраниях, но в ответ на все это получали лишь насмешливый взгляд. Если же напряженность ситуации становилась чрезмерной, в дело вступал Хиаши Хъюга, получающий от сотрудничества с чародеем гораздо больше, нежели все остальные, и не собирающийся позволять это изменить.
   Какаши нашел способ повлиять даже на пятую Хокаге, которая хоть и являлась ставленницей кланов, но постепенно брала в свои руки все больше власти. Возможность возродить клан Сенджу, Цунаде восприняла с энтузиазмом, и теперь ходила беременной новым наследником, что стало возможно после нескольких лечебных и омолаживающих ритуалов.
   Чем же в подземных лабораториях занимались дракониды? Они изучали возможность создания искусственных источников чакры, вносили необходимые генетические изменения в свои тела, и учились создавать существ, родственных многохвостым демонам, (пока что, не слишком успешно). Параллельно выращивалась армия клонов, наподобие тех, которых пытался создать Орочимару, пока его лаборатория не взорвалась. Исследования, оставшиеся после "белого змея", помогли совершить качественный научный скачек, благодаря которому появились новые печати устанавливаемые на тела крылатых ящеров, помогающие принять одну единственную анимагическую форму.
   В конохе уже обитало несколько драконидов, маскирующихся под обычных гражданских людей, занимающихся мелкой торговлей. Настоящей их целью была проверка возможностей маскировки, не позволяющей даже дадзюцу великих кланов, увидеть нечто подозрительное. Пока что, так как тщательно гражданских никто не рассматривает, эксперимент проходил удачно.
   Порой Какаши задумывался о том, какая же реакция будет в обществе шиноби, если они узнают что вся Коноха, постепенно превращается в испытательный полигон. Ему даже хотелось увидеть лица Хиаши, Шикаку и Цунаде, когда им станет известно, что под землей теперь обитает разумная раса, имеющая мало общего с обычными людьми.
   Шиноби спокойно относились к тому, что где-то существуют целые домены, заселенные говорящими животными, у кото