Дадов Константин Леонидович: другие произведения.

Сириус Уайт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хочешь сделать что-то хорошо? сделай это сам... или проконтролируй исполнителя. Звучит слишком сложно? Ну так возможный приз стоит приложенных усилий. (желательно читать после рассказа "первый герольд").


   ПРОЛОГ.
   Алый закат окрасил горизонт, по морской глади бежали маленькие искрящиеся волны, легкий бриз приносил прохладу. Мы сидели за скромным столиком застеленным белоснежной скатертью украшенной рисунками морских животных, на которой стояли разнообразные напитки и закуски, среди которых не хватало только мяса и птицы. В полумраке зала ресторана, словно бестелесные призраки, бесшумно скользили официанты, оперативно уносящие опустевшую посуду и сменяющие блюда к которым никто даже не прикасался.
   Наш столик стоял у самого бортика на балконе, нависающем над песчаным пляжем с мягким золотистым песком, на котором так приятно лежать, всем телом ловя согревающие лучи дневного светила. Я был одет в алый смокинг и светло голубую рубашку с чуть более темными разводами, моя же спутница, ограничилась легким, почти невесомым платьем без рукавов и с подолом едва достающим до коленей. Тонкая ткань удерживалась на груди без помощи лямок, плотно облегала фигуру совершенно ничего не скрывая, а скорее даже подчеркивая совершенство форм полубогини. Цвет платья, зависел от степени освещенности, и если днем материал казался белым с тонкими вкраплениями серебра, то сейчас оттенок был ближе к розовому с золотым.
   "хороша...".
   "она политик с многовековым опытом, и использует любую возможность повысить шанс успеха на переговорах".
   "судя по лицам прислуги, эффект был бы слабее, если бы она вообще пришла голой".
   "зато уже завтра, во всех неподконтрольных газетах и на телеканалах, во всеуслышание заявляли бы о недостойном поведении правительницы страны".
   "на это я могу сказать всего две вещи: неподконтрольных нам средств массовой информации, не так уж и много...".
   "а что второе?".
   "несколько снимков профессиональными фотографами, уже было сделано еще в самом начале вечера, так что завтра все равно будут пытаться поднять шум, на тему личной жизни двух влиятельных персон".
   "вот она, популярность: каждый второй житель страны, готов копаться в нашем грязном белье".
   "ну... не все так плохо. Жители этого мира, существа разумные и в основном миролюбивые, так что мне кажется, что из нашей встречи постараются сделать какую ни будь романтическую историю".
   "а потом снимут фильм и насочиняют анекдотов".
   Селестия, взглядом из-под полуопущенных век, указала на свой бокал, уже показавший дно. Точно так же, не произнося ни слова, наполняю сосуд ягодным вином с добавлением лепестков каких-то цветов. В ответ на это, получаю едва заметный благодарный кивок и мимолетную улыбку.
   Старшая из правительниц Эквистрии, пригубила вино, сделав совсем маленький глоток ароматного напитка, как бы невзначай сверкнув при этом драгоценными камнями, инкрустированными в золотые браслеты и обруч, в этот вечер сменивший корону на голове принцессы дня.
   "сапфиры и рубины ей идут, а вот изумруды нет".
   "главное не ляпнуть этого во время разговора".
   "ха-ха... разговора. Да за последние сорок минут, мы не обменялись ни единой фразой".
   "на нашем уровне развития, разговоры уже не обязательны...".
   "сказала одна шизофрения другой шизофрении".
   "Второй, Третий, напомните мне, почему я вообще вас терплю?".
   "это элементарно, бос: без нас тебе будет скучно".
   "а еще станет не на кого сбрасывать обязанность общаться с не самыми адекватными жрецами".
   "м-да... второй аргумент звучит убедительно".
   - давно я уже так не отдыхала. - Тихим, мечтательным голосом произнесла Селестия. - В чем-то ты был прав, я слишком много времени изображаю из себя обыкновенного политика.
   - каждому нравится что-то свое. - Изображаю пожатие плечами, и кончиками когтей подхватываю кусочек горького шоколада, который тут же отправляю в рот. - Кто-то заигрывается с наукой, кто-то с политикой...
   - а кто-то с религией. - Глаза принцессы еще немного прищурились, сверкнув ехидством.
   - грешен. - Покаянно склоняю голову и слегка развожу руками, при этом наполовину раскрыв перепончатые крылья. - По крайней мере, если не воспринимать это слишком серьезно, то можно даже развлечься, при этом получая свою выгоду.
   - поэтому ты и позволяешь развиваться войне в том мире? - Полубогиня нахмурилась. - Неужели ради собственного развлечения, необходимо устраивать бойню?
   - ты не поверишь, но я с тобой совершенно согласен. - Усмехаюсь глядя в распахнувшиеся очи Селестии. - Как бы это не было печально, но война тому миру необходима для скорейшего развития народов...
   - а еще, именно во время войны, тебе приносят самое большое количество жертв. - С нотками укоризны в голосе, заявила полубогиня.
   - увы, я не миротворец. - Отпиваю из своего бокала, и подкладываю собеседнице рыбный салат. - Уже сейчас, технологическое развитие всех народов того мира, продвинулось как минимум на полсотни лет вперед, и это еще не предел. Культура конечно отстает и серьезно, но как только количество божественной энергии достигнет нужной концентрации для воплощения аватара, ситуация изменится. Сама понимаешь: мне не выгодно, что бы жрецы резали друг друга на алтарях, ради личного усиления. Это конечно дает много сил, но в продолжительной перспективе приведет только к краху культа.
   - ты изменился... неужели пребывание в глыбе льда настолько положительно отразилось на характере? - Селестия изобразила изумление, прикрыв мордочку поднятым бокалом.
   - не попробуешь, не узнаешь. - Усмехаюсь, при этом не забыв изобразить крыльями мелкую дрожь... впрочем сильно стараться не пришлось, так как воспоминания о разморозке, все еще иногда снятся в кошмарах. - Так что ты скажешь на мое предложение?
   Все веселье с мордочки принцессы исчезло, как не бывало, оставив вместо себя аристократичную невозмутимость.
   "эх, бос, расстроил девушку".
   "не мешай, Второй".
   - Дискорд... подобное предложение я бы могла посчитать неумелым оскорблением, если бы его сделал кто-то из смертных. В твоем же исполнении, это звучит как странная шутка.
   - да ну. - Изображаю удивление. - И что же я сделал не так?
   - ты предложил мне, стать твоей женой. - Четко произнося каждое слово, отозвалась полубогиня, глаза которой начали источать пока что тусклое сине золотое сияние.
   - по моему, это довольно неплохая идея, исполнение которой даже с политической точки зрения, принесет одну лишь пользу. - Прищуриваю глаза и наклоняюсь вперед, ставя локти на край стола. - Аристократия, которая немного присмирела после моего возвращения из... временного отдыха, окончательно потеряет желание перечить принимаемым тобой законам. Как минимум два поколения спокойной жизни внутри государства, будет обеспечено.
   - это конечно верно. - Селестия кивнула, затем взяв в руку вилку, ткнула зубчиками в середину моего носа. - Ты предложил стать мне четвертой женой. Только один вождь зебр, восемьсот лет назад, осмелился сделать мне подобное предложение, сказав что приготовил место младшей жены в своем гареме.
   "ситуация накаляется... вилка уже плавится".
   - тише-тише... - Отстраняюсь от стола, облокачиваясь спиной на спинку стула, и в защитном жесте выставляя перед собой ладони. - Тия, неужели тебя настолько бесит факт своего порядкового номера?
   - Дискорд, не делай вид что ты идиот, это тебе не идет. - Полубогиня уже начала светиться чистым белым светом, что делало ее шерстку похожей на мрамор.
   "мне совершенно не нравится течение нашего разговора. Бос, пора переходить к более весомым аргументам".
   "поддерживаю Второго. Этот ресторанчик мне очень понравился и будет жаль, если вы его разрушите в ходе своих разборок".
   В следующую секунду мои глаза вспыхнули червонным золотом, а на пространство в пределах радиуса десяти метров, обрушилось давление силы, недостаточное что бы вызвать агрессию, но ощутимое, что бы немного дезориентировать собеседницу. Прежде чем принцесса опомнилась, наклоняюсь вперед и беру ее кисти в свои ладони, начиная говорить медленно, четко выговаривая слова и глядя ей прямо в мордочку:
   - Тия, возможно я неправильно выразился, и за это приношу свои извинения. Однако, предложение тебе, стать моей женой, по прежнему остается в силе, но учти, что Флаттершай и Рэйнбоу, будут занимать для меня первое место, и Луна с этим смирилась, так же как и с фактом своего скорого замужества. - Первую неуверенную попытку вырваться, пресекаю чуть сильнее сжав пальцы. - Понимаю что многое требую, но и предлагаю ничуть не меньше: средства корпорации "Дискорп", военные силы и ресурсы алмазных псов, ну и разумеется свою помощь в возвращении божественных сил.
   Селестия вздохнула... еще раз вздохнула уже гораздо глубже и спокойнее, затем освободила руки и сложив их под грудью, чем подчеркнула ее размер и форму, откинулась на спинку стула. Я же сцепил пальцы рук перед мордой, смотря на собеседницу немигающим взглядом, ожидая реакции.
   - чем ты купил Луну? - Примерно через минуту напряженного молчания, спросила полубогиня. - Не думай что я не заметила твои планомерные попытки наладить с ней отношения, но даже помощи в возрождении ночных пегасов было недостаточно, что бы она согласилась на подобные условия.
   - хм... ну... я помог ей организовать создание ее культа в нескольких мирах. - Усмехаюсь и прежде чем Селестия что-то сказала добавляю. - Потом она попыталась меня убить за мое предложение, целых три раза, и только когда поняла бесполезность своих действий, выставила ряд условий, обязательных к выполнению с моей стороны.
   - и что же это за условия? - В голосе принцессы звучало ничем не прикрытое любопытство, которое вытеснило даже пламя ярости, готовой обрушиться на меня в любое мгновение.
   - ммм... пожалуй я предпочту оставить это в секрете: боюсь что на повторение всех пунктов, не хватит сил и ресурсов даже истинного бога. Просто поверь, твоя сестра не осталась в обиде. - Делаю паузу, а затем продолжаю. - Если же для тебя противна сама мысль свадьбы между нами, мы можем заключить лишь формальный брак, который однако же гарантирует нам спокойное будущее, избавив от необходимости постоянно ждать какой-то каверзы друг от друга.
   - вот уж нет. - Полубогиня усмехнулась недоброй улыбкой, жестом веля замолчать. - Если мне все же придется стать твоей женой, то я собираюсь пользоваться всем, что причитается этому статусу. Но... сперва докажи, что достоин этого.
   "мне одному кажется, что она продумала разговор с самого начала?".
   "что поделать, все же Селестия политик с огромным опытом, и ей положено уметь просчитывать различные ситуации".
   - неужели возможности стать полноценной богиней мало? - Изображаю удивление.
   - веком раньше, веком позже, но я сама смогу воссоздать все необходимые ритуалы, тем более что ты указал направление в котором нужно работать. Спасибо за это. - Принцесса как ни в чем не бывало, пригубила вино из бокала.
   - и не боишься что к тому времени, станешь слабейшей из всего пантеона? - Ответ мне уже был известен, но не задать этот вопрос было нельзя, хотя бы ради поддержания нужного направления беседы.
   - Твайлайт и ее подруги, еще не освоились даже с десятой частью тех сил, что им доступны сейчас, а о дальнейшем возвышении можно будет задумываться не раньше чем через четверть тысячи лет. - Полубогиня обворожительно улыбнулась. - Остаетесь только ты и Луна. Сестре я доверяю, ну а твои силы уже сейчас намного больше моих, так что разница во времени совершенно не существенна.
   "делаем разочарованное выражение морды... так... еще немного... стоп! Идеально".
   - и чего же ты хочешь? - Наклоняю голову вперед, смотря на собеседницу из подлобья. - И что мне помешает просто принудить тебя?
   - старый Дискорд, так бы и поступил, найдя способ обойти клятвы, начал бы угрожать. - Принцесса сцепила руки в замок и раскрыв крылья, мягко улыбнулась. - Новый Дискорд предпочитает иные пути...
   "оп-ля. И где мы прокололись?".
   "делаем морду потупее и все отрицаем".
   - новый Дискорд мне нравится больше. - После короткой паузы, призналась полубогиня.
   - хм... а если я вернусь к своему поведению до заморозки? - Кладу голову на сцепленные в замок руки, глядя на собеседницу испытующим взглядом.
   - это будет неприятно, и расстроит Луну, Флаттершай и Рэйнбоу... не говоря уже об остальных. - Последние слова Селестия произнесла с явным намеком.
   - м-да, неужели я стал... да нет, быть такого не может. - Возмущенно вскидываюсь и тут же натыкаюсь на веселый и самодовольный взгляд принцессы.
   - именно так. - Подтверждает полубогиня.
   - это был твой подлый план? - Выпрямив спину и сложив руки на груди, обвинительно смотрю на Тию. - Бессовестная интриганка.
   - благодарю, это лучший комплемент который можно от тебя услышать. - Самодовольства на мордочке и в голосе принцессы, стало только больше.
   "самое время устроить метеоритный дождь над территорией Эквистрии".
   "и где потом жить? Нет уж, меня здесь все устраивает. Если же Селестия хочет верить, что держит ситуацию под контролем... кто я такой, что бы ее разубеждать?".
   "ну даже не знаю, бос, может быть бог силы, развития и превосходства, а в перспективе глава семьи с несколькими женами?".
   "меньше ехидства, Второй".
   - ладно Тия, давай перейдем к делу. - Возвращаю морде серьезное выражение.
   - я уже начала думать, что ты этого не предложишь. - Выпрямляя осанку и возвращая себе невозмутимый вид, произнесла принцесса.
   - вот мое предложение: я отправляю выбранного жреца в выбранный мною же мир, где он должен будет создать полноценный культ, который не развалится в первые же дни после исчезновения основателя. Если испытуемый справится с заданием, то ты дашь принципиальное согласие стать моей четвертой женой... дополнительные условия обсудим уже перед свадьбой.
   - ну а если он не справится? - Полубогиня изобразила живой интерес.
   - я откажусь от своих притязаний как на тебя, так и на Луну.
   "хе-хе, все же правильное желание я тогда выбрал, и хорошо что сперва обсудил свои планы... а-то боюсь что в случае проигрыша, Луна бы сильно расстроилась".
   "разве мы собираемся проиграть?".
   "всякое случается, Третий, а потому всегда нужно иметь пару запасных планов".
   - предлагаешь разрешить проблему при помощи спора? Что же, предположим я согласна. - Полубогиня прищурилась. - Вмешиваться в процесс выполнения задания мы не можем?
   - разумеется. - Пожимаю плечами, при этом раскрыв и сложив за спиной крылья на манер плаща. - От тебя лишь требуется немного силы для посвящения: создаваемый культ будет посвящен тебе.
   - ты отправляешь жреца, для меня? - Селестия удивилась, но выдала это только интонацией. - Поясни.
   - скажем так: это дополнительная гарантия того, что я не вмешаюсь, и что ты не попытаешься помешать. - Изгибаю губы в усмешке. - В конце концов, тот мир весьма... ммм... разнообразен и богат на проявления магии, так что успех данного мероприятия, благотворно скажется на твоем возвышении.
   - а еще, помешав своему жрецу, я получу повреждение энергетики, которое помешает возвыситься в ближайшие десятилетия. Угадала?
   Киваю, хоть и сомневаюсь что она действительно угадывала, а не проводила расчеты заранее.
   - в любом случае, ты останешься в выигрыше. - Подвожу итог своего предложения.
   Некоторое время Селестия думала, или же делала вид что думает. Наконец решившись, она произнесла:
   - играем.
  
   ИНСТРУКТАЖ И ПРИБЫТИЕ.
   - ...не в силах я, эти цепи-цепи мама разорвать... свет далеких планет, нас не манит по ночам... а у реки а у реки а у реки... Эсмеральда прости, меня уж не спасти, теперь и без бумаг, мне есть куда идти...
   В центре просторного зала, у стен которого кругом стояли двенадцать мраморных колонн, на золотом полу в позе "лотоса", сидел мужчина средних лет, одетый в спортивный костюм. Этот разумный был представителем человеческой расы... до того момента как умер, но его душа по прежнему принимала привычный облик, и благодаря подсознанию, даже имитировала наличие одежды. Звали этого человека Александр, и в данный момент он был занят тем, что надрывал свой голос, совершенно немузыкально исполняя все известные песни на родном языке.
   Что можно было сказать о внешности этого мужчины? Абсолютно средний, во всех смыслах этого слова, что позволяло оставаться незаметным в любой толпе. В той жизни, он работал на одну из множества частных фирм, занимавшихся поиском людей и расследованиями по заказу, и именно это стало причиной того, что Александр так и не дожил до старости.
   Любое разумное существо, даже если у него больше нет своего тела, готово бороться за свою личность, в страхе от перспективы окончательной гибели своего "я". Поэтому, когда мужчина неожиданно обнаружил себя в этом помещении, стоящим перед странным существом, похожим на гибрид человека и крылатой ящерицы, он совсем недолго колебался, прежде чем согласиться на новую работу. Наниматель, представившийся Дискордом, пообещал перерождение в новом мире, с новыми возможностями и полностью сохраненной памятью. Что бы все это получить, необходимо всего лишь выполнить одно задание по созданию культа богини солнца, в одном из множества миров.
   Вопреки опасениям, Александра не собирались выбрасывать в мир, без снаряжения и хотя бы малейшей информации. Дискорд, он же "лорд хаоса", он же "Плакальщик" и бог силы, развития и превосходства, после непонятных человеку манипуляций, внедрил в его душу нечто, внешне похожее на светящийся белым, теннисный мяч.
   - эта надстройка для души, поможет быстрее развивать физические, умственные и магические силы, позволяя отслеживать прогресс и все изменения. - Заявил наниматель, после чего оставил своего подопечного, дожидаться отправки на задание.
   "и сколько я здесь уже нахожусь? Несколько дней, неделю, а может быть месяц?".
   Поднявшись с пола на ноги, мужчина начал прохаживаться по небольшому пространству, ограниченному линиями изображенными на полу. Странно было видеть все вокруг, но при попытке пересечь черту, натыкаться на крепкую стену. Есть и спать не хотелось абсолютно, и от этого становилось только хуже, ведь никаких развлечений своему подчиненному, наниматель не оставил.
   Рассматривать колонны и белый трон, с аккуратно уложенным на него алым плащом, надоело еще в первые восемь часов, после чего Александр начал себя развлекать как умел. Песни, танцы, попытки вспомнить просмотренные когда-то фильмы, а так же математические вычисления в уме... в дело шло все, что могло хотя бы ненадолго развеять скуку.
   Внезапно в помещении сверкнула яркая вспышка, заставившая человека резко обернуться, что бы увидеть двух посетителей. Одним из существ был уже знакомый Дискорд, одетый в необычный красный костюм, а рядом с "лордом хаоса", стояла явно девушка или женщина неизвестной расы, облаченная в короткое платье, ткань которого мало что скрывала от взгляда.
   "белая шерсть, крылья за спиной, рог растущий из лба, а так же... хвост и копыта? М-да, хорошо что я уже был подготовлен к чему-то такому, а-то думаю было бы совсем плохо, если бы у меня отвисла челюсть или начали выпучиваться глаза".
   - добрый... день, утро, вечер? - Александр максимально вежливо улыбнулся. - Прошу прощения, но находясь здесь, очень сложно следить за временем. Господин Дискорд, вы не представите мне вашу очаровательную спутницу?
   - здравствуй, Александр. - Обладатель короны из шести коротких рогов и золотых глаз с вертикальными зрачками, дружелюбно оскалил клыки. - Знакомься: принцесса дня и богиня солнца, правительница Эквистрии Селестия. Тия, это Александр, твой жрец и выбранный мной "чемпион".
   - приятно с вами познакомиться, ваше величество. - Мужчина постарался изобразить уважительный поклон, впрочем понимая, что все равно не знаком с этикетом, а потому в лучшем случае выглядит как житель какой ни будь деревни.
   - рада нашему знакомству. - Богиня слегка кивнула головой и мягко улыбнулась, после чего перевела взгляд на своего спутника. - Условия мы обговорили, так что вмешиваться я не буду. От меня требуется что-то кроме посвящения в жрецы?
   - всю основную работу беру на себя. - Отозвался бог.
   - тогда, не будем тратить попусту наше время. - Селестия подошла к Александру на расстояние вытянутой руки и мягко попросила. - Встань на одно колено.
   Мужчина подчинился незамедлительно, так как не хотел портить отношения со своей покровительницей, во время их первой же встречи. Стоило ему опуститься на одно колено, как богиня положила свои руки на его голову и произнесла:
   - неси свет просвещения, туда где царит мрак невежества.
   После этих слов, голову охватило золотистое сияние, а по телу распространился жар, будто Александр был воздушным шариком, который наполнили горячим воздухом. Как-то между делом, сознание отметило, что у Селестии на руках по четыре пальца, а еще у нее великолепная фигура, милая мордочка и забавные ушки...
   "и о чем я только думаю?".
   - запомни, жрец, я не приемлю жертвоприношений разумных существ. - Строго, с нотками холода в голосе, произнесла богиня. - Живи так, что бы мне не пришлось тебя стыдиться, в остальном ограничений нет.
   - я вас не подведу, ваше величество.
   Селестия кивнула, затем развернулась спиной, и отошла к Дискорду, продолжавшему стоять в стороне. Они о чем-то долго говорили, но до Александра не донеслось ни звука, а затем принцесса исчезла в яркой золотой вспышке, оставив мужчин одних.
   - ты ей понравился. - Заявил "лорд хаоса", с усмешкой на морде обратившись к человеку, все еще стоявшему на одном колене. - Готов отправляться на свою миссию?
   - так точно. - Новоявленный жрец, ощущая небывалый прилив сил, легко вскочил на обе ноги и по военному вытянулся. - Разрешите вопрос?
   - задавай. - Махнул рукой бог.
   - почему не принцесса отправляет меня на задание?
   - мы заключили спор... это все, что тебе об этом нужно знать. - "Лорд хаоса" обошел своего подопечного по кругу, затем замер в двух шагах перед ним, и начал говорить. - В твою душу была внедрена надстройка, которая активируется только при вселении в тело. Благодаря этому, ты в цифрах будешь видеть свою силу, ловкость, интеллект, здоровье, и тому подобные показатели. Чем-то это похоже на игровой интерфейс из некоторых компьютерных игр, за тем только исключением, что нет уровней, не будет получаемого за выполнения заданий опыта, а так же все знания и навыки, придется изучать и тренировать самостоятельно. Есть и положительная сторона: все уже полученные показатели, будет невозможно потерять, исключением могут послужить какие ни будь проклятья, потеря конечности, ну и что ни будь подобное.
   - понятно... жаль, а ведь я уже размечтался, что охотясь на крыс, обрету силу и непобедимость, да еще и навыками обзаведусь. - Александр грустно вздохнул, пытаясь за шутливым тоном скрыть нервозность.
   - прости уж, но мир в котором тебе предстоит работать, вполне реален, а для того что бы реализовать полноценную игровую систему, понадобятся слишком большие энергетические затраты. Я уже не говорю о времени, необходимом для всех расчетов. - Дискорд изобразил виноватое выражение морды и развел руками. - В дополнение, надстройка твоей души, полностью блокирует возможность чтения твоих мыслей, что впрочем не помешает опытному менталисту, внушить нужные ему идеи. Проще говоря: за сохранение знаний в голове не волнуйся, доступ к ним есть только у тебя.
   - приятно слышать. - Совсем тихо произнес новоявленный жрец. - Господин Дискорд, я так и не услышал, что от меня требуется.
   - ты отправляешься во вселенную эффекта массы, за год до начала жатвы, что бы спасти цивилизации от уничтожения живыми космическими кораблями. Провалишь задание, навсегда останешься там в виде подопытного для искусственных интеллектов. - С совершенно серьезным видом заявил "лорд хаоса".
   - я... м-да... можно отказаться? - Александр не играл в эту компьютерную игру, но много о ней слышал, а потому примерно представлял те условия, в которых окажется. - И неужели этот мир действительно существует?
   - существует, и далеко не в единственном числе. - Бог хохотнул. - Ты даже представить себе не можешь, сколько миров, их отражений, а так же миров созданных верой разумных, на самом деле существует. Не стоит так убиваться, я пошутил насчет мира эффекта массы... может быть, когда ни будь, Селестия тебя туда и отправит, но уже исключительно по своей инициативе.
   - и куда же я отправляюсь? - Последние слова принесли невероятное облегчение новоявленному жрецу, который все же продолжал ожидать каких-то неприятностей.
   - мир магии и волшебства, а так же драконов, кентавров, домовых эльфов и волшебников превращающихся в животных. Это тебе о чем ни будь говорит? - "Лорд хаоса" вопросительно вскинул брови.
   - неужели я стану Гарри Поттером? - Шок Александра можно было понять без усилий... но к этому чувству примешивалась еще и какая-то совершенно детская радость.
   - не совсем. - Разочаровал собеседника Дискорд. - Твоя душа вселится в тело некого Сириуса Блека, как раз в период его прибывания в тюрьме Азкабан. Если быть совсем точным, то это будет лето тысяча девятьсот восемьдесят второго года. Сразу отвечу на возможные вопросы: так как мир является отражением воплощенного мира, любая попытка изменить основную историю будет пресекаться, а на любые действия призванные нарушить устоявшийся баланс в одну из сторон, будут происходить противодействия, грозящие уничтожением возмутителя спокойствия. Количество личностей, в которых можно вселить чужую душу, строго ограничено определенным списком, и временной промежуток тоже ограничен. Однако, так как мир все же является отражением, а не "каноном", будут иметься некоторые отличия, из-за которых в качестве тела для тебя и был выбран Сириус Блек. Все воспоминания своего нового тела, ты получишь при вселении, в качестве продолжительного фильма с эффектом присутствия.
   - однако... а разве Блек не должен присутствовать в "каноне"? - Задал логичный вопрос Александр.
   - только не в этой версии. - Бог усмехнулся. - Ты вселишься именно в тело, которое уже лишится души, так что будешь относительно свободен в своих действиях.
   - и чем же я должен буду заниматься? - Обдумывая свалившуюся на него информацию, осведомился новоявленный жрец.
   - тренируйся, становись сильнее, сбеги из тюрьмы и организуй культ. - Ответил "лорд хаоса". - Как ты все это будешь делать, меня не касается, но не советую устраивать кровавые бойни, Селестия этого не одобрит и может лишить покровительства. Жрец, оставленный своим богом, это поистине печальное зрелище, ты уж мне поверь.
   "верю".
   Перед отправкой на задание, Александру хотелось задать еще множество вопросов, но он даже не знал с чего начать, а затем стало поздно. Дискорд внезапно вскинул голову и произнес:
   - пришло время.
  
   ***
   Пробуждение было малоприятным, но далеко не таким плохим как ожидал Алексей... теперь уже Сириус. Не было боли в голове от мгновенного усвоения нескольких десятков лет памяти, не было и ломоты в теле от интеграции новой души. Болело только лицо из-за удара об пол, на котором растянувшись во весь немалый рост, лежало тело волшебника, из древнего магического рода.
   Осторожно перевернувшись и сев, Сириус ощупал пострадавшую часть тела и убедился, что нос не сломан, а вот на лбу уже начала набухать большая шишка. Резко сев он осмотрелся, и обнаружил что находится в тесной каменной комнатке с высоким потолком, в которой из мебели была только узкая железная лежанка намертво закрепленная у стены и застеленная тонким потрепанным одеялом. Под потолком было окно, перекрытое толстыми железными прутьями, под кроватью стоял ночной горшок.
   В следующую очередь, осмотру подверглась входная дверь, толщина которой была не меньше трех сантиметров прочного железа. Через маленькое окошечко, так же зарешеченное, удалось увидеть темный коридор, с точно такой же дверью на той стороне. В двери было еще одно окошко, в самом низу, закрытое отодвигающейся заслонкой, и по размеру как раз достаточное, что бы просунуть горшок.
   - эй, брааатик, ты там случайно не помер? - Раздался неприятный высокий голос какой-то женщины, по видимому сидящей в соседней камере.
   "Беллатриса Лестрейндж, сестра".
   Подсказала память прежнего хозяина тела.
   - жив. - Хрипло отозвался Сириус, а затем подойдя к кровати, расправил одеяло и улегся на него сверху.
   Следовало как можно скорее ознакомиться с чужой памятью, а лучше всего для этого подходил глубокий сон. На все крики, доносящиеся из коридора, обновленный Сириус не реагировал, вгоняя себя в состояние транса, по когда-то изученной методике медитации.
   Жизнь Сириуса Блека была интересной... для стороннего наблюдателя. Младший брат Регулус, три сестры Нарцисса, Андромеда и Беллатриса, отец и мать, дядя и прочие родственники, не позволяли долго скучать. Мать была возможно излишне строгой, что привело к тому, что в возрасте одиннадцати лет, оказавшись в школе интернате, молодой волшебник пытался возместить все те шалости, что ему не удавалось проворачивать дома.
   Нельзя было сказать, что Сириус глуп, даже наоборот он был почти гениален, но при этом ему отчаянно не хватало опыта в общении, что компенсировалось активными "забавами", порой приводящими к неприятным последствиям. Каждый год, приезжая после школы домой, он попадал под строгий контроль, а во время учебы, вымещал на окружающих всю свою скопившуюся энергию. При этом, наследник благородного рода, не забывал о своих обязанностях, хоть и старался показывать окружающим лишь свою маску безалаберного весельчака.
   А затем в магической Англии началась война: сперва скрытая от обывателей, а затем перешедшая в активную фазу с боевыми действиями. Род Блек, как и множество раз до этого, попытался распределить своих наследников в оба противоборствующих лагеря, таким образом рассчитывая если не спастись от репрессий со стороны победителей, то хотя бы сохранить часть рода. Волшебники очень редко сражались между собой до смерти, так что велика была вероятность, после окончания войны, что Блеки из числа победителей, смогут "взять на поруки", своих проигравших родственников.
   Однако план, спасавший семью на протяжении веков, разрушился словно карточный домик под порывами ураганного ветра. Все началось со смерти Регулуса, затем в одном из сражений Беллатриса попала под проклятье, потеряла ребенка и стала бесплодной, (что послужило началом безумия), Нарцисса ставшая женой Малфоя, покинула семью и из-за родового проклятья блондинов, не могла завести более одного ребенка мужского пола, что делало невозможным рождение наследника для рода Блек. Андромеду, с показательным скандалом выгнали из дома, демонстративно испортив семейный гобелен, в надежде на то что девочка сможет затеряться среди "маглорожденных" волшебников. Сириуса тоже "выжгли с гобелена", выгнали из дома... а затем был Хеллоуин, во время празднования которого погибли Поттеры оставив после себя младенца, крестным которого был наследник рода Блек.
   Не смотря на то, что темный лорд был уничтожен, кому-то очень не захотелось, что бы ребенка названного героем, воспитывал неблагонадежный волшебник, и Сириуса, по совершенно мелочному обвинению, без суда и следствия, запихнули в самую строгую тюрьму для любого чародея. Сами стены Азкабана, вытягивали магию, разрушали любые заклинания, и не позволяли использовать руны. Только магия остающаяся в теле волшебника, продолжала быть подконтрольной, благодаря чему Сириус, мог пользоваться "анимагией", немного облегчая свою участь, когда его посещали дементоры.
   Обновленный Сириус, надеялся на то что защита разума, которую ему сделал Дискорд, сможет уберечь от воздействия этих полуматериальных то ли духов, вызванных с одного из планов тьмы, то ли древних големов, созданных в незапамятные времена безумным и гениальным чародеем, (споры велись до сих пор, так как современная наука не могла дать точного ответа). Убедиться в этом можно будет уже во время вечернего обхода, и если защиты нет...
   "тогда я с удовольствием провалю задание, что бы все высказать прямо в клыкастую морду нанимателя".
   Просмотр памяти закончился только на закате, когда солнечные лучи едва проникали через маленькое окошечко под потолком. До ушей доносился плеск волн, воздух в камере и без того не самый теплый, начал холодать, заставляя завернуться в одеяло.
   Молчаливые охранники, как не странно люди, принесли ужин. Створка, закрывающая нижнее окошко в двери, резко отодвинулась и в образовавшийся проем был просунут поднос с миской каши, чашкой воды и куском хлеба. Тут же лежала ложка.
   "не так уж и плохо".
   Подумал Сириус, садясь на край лежанки и ставя поднос на колени. Минут через двадцать, по коридору прогрохотала телега, и заключенным пришлось сдать посуду, а так же им поменяли ночные горшки на чистые. Весь персонал тюрьмы, носил красные мантии, и за время нахождения вблизи камеры Блека, ни один из охранников не проронил ни слова.
   Затем явились дементоры, присутствие которых можно было почувствовать издалека по резко похолодавшему воздуху, появившемуся давлению на виски, а так же начавшимся завываниям из других камер. Сам Сириус, плотнее закутавшись в одеяло, забрался на лежанку с ногами, и глядя на дверь стал ждать. Минут через пять, сквозь стену, разделяющую его камеру с камерой Беллатрисы, просочилось нечто похожее на черный туман, тут же превратившийся в парящий над полом силуэт человекоподобного существа, облаченного в рваный черный плащ с глубоким капюшоном. Существо шумно втягивало воздух, медленно наступая на заключенного протягивало свои руки, покрытые язвами и струпьями.
   В груди Сириуса вспыхнул теплый огонек, прогоняющий страхи и тревоги, а затем его тело начало сиять слабым золотистым светом. Тут же появилось ощущение, будто на макушке головы лежат тонкие кисти четырехпалых рук, а перед внутренним взором появился облик Селестии.
   Молиться мужчина не умел, да и молитв посвященных своей покровительнице не знал, а потому просто сцепил руки перед грудью в замок, и постарался вспомнить каждую деталь образа богини солнца. Сияние сразу же стало чуть сильнее, а дементор, сперва замерев на месте будто наткнулся на стену, стремительно метнулся к дальней стене, превращаясь в туман и сбегая из камеры.
   В голове словно что-то щелкнуло, а затем перед глазами появился текст:
   "аура божественного покровителя.
   Доступно всем посвященным жрецам".
   Как только сияние погасло, на тело обрушилась страшная усталость, а перед глазами появилось новое текстовое сообщение:
   "дух +1".
   - это что же, что бы усиливать способность, мне каждый раз придется доводить себя до истощенного состояния? - На вопрос, заданный потолку заплетающимся языком, ответа не последовало. - Ладно, подумаю об этом завтра...
  
   "ПРОКАЧКА".
   Чем можно заниматься в месте, где нет совершенно никаких развлечений, собеседников, (не считая сошедших с ума заключенных в других камерах), когда из вещей не прибитых к стене имеется только собственная одежда, потрепанное временем одеяло и ночной горшок? Для Сириуса ответ был очевиден.
   - тридцать два... тридцать три... тридцать четыре...
   Для устойчивости опираясь руками о стену, худощавый высокий мужчина, с длинными растрепанными волосами и уже заметной бородой, совершал четвертый за день подход по пятьдесят приседаний. Мышцы ног побаливали от непривычной нагрузки, но не так сильно как могли бы у обычного человека, давно не занимавшегося физкультурой. После приседаний следовал отдых в пять минут, а затем отжимания, за которыми следовали поднятия корпуса. Золотистый свет, до поры затаившийся в груди в области сердца, надежно защищал от дементоров, так что заключенному совершенно никто не мешал заниматься своими делами.
   Со времени вселения в тело, прошла всего одна неделя, и новоявленный волшебник уже успел увеличить свою силу при помощи тренировок на целых две единицы, а ловкость на одну благодаря попыткам повторить те танцы, которые сохранились в памяти прошлого хозяина тела. При помощи мысленной команды, "статус", можно было просмотреть свои основные характеристики.
   "имя: Сириус Блек, (волшебник).
   Магия: 14
   Дух: 2
   Здоровье: 81
   Сила: 6
   Ловкость: 4
   Выносливость: 8
   Разум: 7".
   Показатели откровенно не впечатляли, да и не могло быть по другому у человека, похожего на скелет обтянутый бледной кожей. Прежний Сириус попав в тюрьму, не слишком много времени уделял внешнему виду и физической форме, предпочитая завернувшись в одеяло и забившись в дальний угол камеры, ждать что кто-то из друзей или родственников, решит его спасти... или хотя бы навестить и рассказать о мире за стенами тюрьмы. Любые манипуляции магической энергией, источник которой был в груди словно второе сердце, оканчивались тем что магия, не успев сформировать какую либо структуру, втягивалась в камни из которых состояли стены, пол и потолок. Кроме того, тюрьма постоянно, совсем понемногу, вытягивала силу из волшебников, если они осознанно этому не сопротивлялись, чему разумеется никто обучен не был.
   Золотистая духовная энергия, составляла третье сердце Сириуса, которое находилось чуть ниже двух первых, и ощущалось словно маленькое солнце. У прежнего хозяина тела, ничего подобного не было, так что можно было сделать вывод, что духовная составляющая, появилась только с новой душой... это подтверждалось тем, что "солнышко" отзывалось на мысленные команды, только если проситель представлял перед собой образ своей покровительницы.
   Пока что, золотистой энергии хватало лишь для того, что бы прогнать одного дементора, или же несколько минут защищаться от двух-трех тварей, упорно старающихся сломить заключенного. Как увеличить объем этой силы было не ясно, а потому жрец решил пробовать медитировать, одновременно вспоминая образ богини.
   С магическим источником тоже было не все ясно: магию можно было использовать для создания чар, напитки рун и зелий, "трансфигурации", а можно было применять и внутри собственного тела. Так называемая "анимагия", как раз являлась одним из способов применения магии внутри своей физической оболочки, но к сожалению, после вселения новой души, она стала недоступна Сириусу.
   "наверное у меня сменился внутренний зверь. В принципе, это вполне логично, ведь мой характер несколько отличается от того, что было у прошлого хозяина тела".
   До начала основных событий этого мира, оставалось более восьми лет, и за это время, даже без зелий и вспомогательных ритуалов, можно было обрести новую "анимагическую форму", используя только свою собственную магию и долгие медитации. Учитывая, что в тюрьме нет отвлекающих факторов вроде выпивки, девушек, вкусной еды и карточных игр с телевизорами, жрец не сомневался, что управится с этой задачей в срок.
   Плюс магии был еще и в том, что с ее помощью можно было усиливать и исцелять собственное тело, просто напитывая до предела мышцы, кости и кожу. Таким образом невозможно было мгновенно срастить перелом или отрастить новую конечность, но микроповреждения мышц, вызванные резко усилившимися физическими нагрузками, заживали на порядки быстрее, позволяя уже на следующее утро, чувствовать себя достаточно бодрым для продолжения занятий.
  
   ***
   Магический источник пульсировал в такт сердцу, заставляя потоки магии нестись по венам и артериям вместе с кровью, распространяясь по всему организму и напитывая каждый кубический миллиметр плоти. Сидящий на полу, поверх расстеленного одеяла, в позе "лотоса" Сириус Блек, глубоко и ровно дышал, втягивая воздух носом и выдыхая через рот. Его глаза были плотно закрыты, а перед внутренним взором отчетливо прорисовывался образ сети магических каналов, пронизывающих весь организм, и пульсирующих в такт биения сердца.
   Первые разы попыток контролировать магию внутри своего тела, окончились жуткой усталостью и почти нулевым результатом, но год упорных медитаций привел к тому, что волшебник уже сейчас, мог усилием воли укрепить и усилить мышцы, а так же на короткий промежуток времени изменить их структуру. Уже удавалось немного, на два-три оттенка, поменять цвет кожи и волос, но пока что это был максимум, на который хватало дара "метаморфизма".
   Каждый Блек, при должном старании и упорстве, мог пробудить в себе дар "метаморфа", который был незаменим при необходимости маскироваться, и помогал в улучшении реакции и увеличении физической силы. Однако, далеко не все волшебники горели желанием, тратить месяцы, а-то и годы тренировок, что бы получить возможность из бледнокожего брюнета, превратиться в смуглого блондина. Племяннице Сириуса невероятно повезло, что именно в ее крови дар пробудился в полную силу... но насколько знал жрец из воспоминаний о "каноне", она так и не использовала весь потенциал этой силы.
   "странно, Андромеда умная женщина, не имеющая особых комплексов связанных с темной, светлой и любой другой магией. Неужели она не помогла дочери освоить семейный дар? Или же помогла, а Нимфадора просто очень удачно симулировала свою неуклюжесть? Версия имеет смысл, ведь ее взяли в "авроры"".
   Размышления на постороннюю тему сбили концентрацию, и равномерная пульсация магического источника нарушилась. Всплеск силы вырвавшийся из тела, заставил длинные волосы всколыхнуться, словно от порыва ветра, но камни из которых состояла камера, успешно выполнили свою задачу и впитали в себя всю энергию.
   "магия +1".
   Тут же появилось, и исчезло оповещение перед глазами, заставив узника Азкабана немного устало, но радостно улыбнуться. Все же целых десять дней он потратил, что бы увидеть этот текст. После первых двух недель, когда характеристики увеличивались легко и быстро, теперь ради каждой единички в силу и ловкость, приходилось часами выполнять монотонные упражнения, доводя себя до истощения как физического и магического, так и морального.
   Мысленно произнеся слово "статус", волшебник с некоторой гордостью стал смотреть на полупрозрачную таблицу, появившуюся перед глазами.
   "имя: Сириус Блек, (волшебник).
   Магия: 21
   Дух: 6
   Здоровье: 102
   Сила: 12
   Ловкость: 9
   Выносливость: 15
   Разум: 10".
   В супер сильного героя Сириус не превратился, но и на дистрофика похожим быть перестал. Теперь к тренировкам в танцах, добавилась отработка ударов руками и ногами по воздуху, что увеличивало еще и выносливость.
   - брааатик, ты еще живой? - Донесся из коридора визгливый голос Беллатрисы. - Если умер, то попроси охранников, что бы передали мне твое одеяло, а-то ночью уж больно холодно.
   После этих слов, раздался смех на несколько голосов. По видимому "пожиратели смерти", решили что это была удачная шутка... но как подозревал Сириус, его сестра говорила совершенно серьезно. Безумие этой женщины только прогрессировало, и к времени "канона", она должна стать совершенно невменяемой.
   Усилием воли отстранившись от начавшегося между заключенными разговора, жрец согнул руки в локтях и начал медленно их сводить, остановившись только когда между раскрытыми ладонями, осталось расстояние не более десяти сантиметров. Прищурив глаза, и представив перед внутренним взором образ богини, он постарался "зачерпнуть" из "солнышка" немного золотистой энергии, пропустить ее через руки, а затем сформироваться в тускло мерцающий шарик. С пятой попытки результат был достигнут, и золотая сфера размером с два ногтя большого пальца руки, зависла в воздухе перед лицом мужчины.
   Духовная энергия, (так Сириус назвал золотистое сияние), не подходила для плетения чар, но и воздействие впитывающих магию камней, на нее никак не влияло. С ее помощью можно было защищать и усиливать тело, можно было атаковать дементоров... наверняка областей применения было гораздо больше, но только инструкции по эксплуатации под рукой не обнаруживалось, и до всего приходилось доходить своим умом.
   Продержав сферу приблизительно четверть часа, Сириус направил ладони в сторону одной из стен, и золотистый шарик подчинившись безмолвному приказу, тут же метнулся в указанном направлении, расплескавшись яркими искрами при столкновении с камнем. Уперевшись руками в пол перед собой, волшебник тяжело дышал, чувствуя как в голове медленно ворочаются мысли. Зато остальное тело ощущалось легким и полным сил, а это значило...
   - время качаться.
  
   ***
   "в Азкабане вполне можно жить".
   Так думал Сириус Блек, надевая на себя чистую серую рубаху и серые же штаны. Раз в месяц, через окошечко в двери, служащее для передачи еды и смены ночного горшка, заключенным передавали сменную одежду, забирая грязные тряпки, а так же иногда приносили миску с водой и мягкой тряпкой, которой можно было оттереть тело от грязи. Полноценным мытьем это конечно не было, но сильно привередничать не приходилось.
   Чувствуя себя сытым, относительно чистым и вполне здоровым, мужчина растянулся на своей кушетке и заложив руки за голову, мысленно произнес слово "статус".
   "имя: Сириус Блек, (волшебник).
   Магия: 27
   Дух: 10
   Здоровье: 120
   Сила: 20
   Ловкость: 16
   Выносливость: 22
   Разум: 14".
   Уже сейчас, заключенный Азкабана, выглядел как мужчина атлетического телосложения, с рельефной мускулатурой. Возросший резерв магии, почти полностью уходил на подпитку мышц и внутренних органов, так как дневной нормы еды стало недостаточно, а все остатки энергии, направлялись на пропитывание кожи и соединительных тканей, что было необходимо для освоения начальных ступеней "метаморфизма".
   С усилением духа, золотистое сияние приобрело более насыщенный цвет, и теперь создаваемые светящиеся шарики, наносили видимый урон изредка появляющимся дементорам. Стражи тюрьмы, в последние пол года, старались обходить камеру с опасным заключенным, и это вскоре заметили его соседи.
   "если я вселился в тело Сириуса летом восемьдесят второго, а прошло три года, то значит сейчас идет уже восемьдесят пятый. До поступления Гарри в школу, осталось шесть лет, а до моего предполагаемого бегства целых восемь. И что, неужели я буду сидеть здесь еще восемь лет? Вот уж нет".
   Закрыв глаза, мужчина сосредоточился на своем магическом источнике, и усилием воли заставил его работать в форсированном режиме. Все излишки магии, выпускались из тела невидимым облаком, тут же впитывающимся камнями камеры, а в теле в это время, ощущалась легкость, легкое жжение и раздражающий зуд.
   Прошло всего секунд тридцать, и давление на источник пришлось ослабить, что бы не привести к его истощению и деформации. Сириус совершенно не хотел из-за своего неуемного желания стать сильнее, превратиться в "скриба". Вероятность подобного исхода, даже после многократного истощения и перенапряжения каналов магии, была крайне мала... но все же существовала, и испытывать свою удачу, мужчина не собирался.
   Камера Азкабана, вытягивающая магию и разрушающая все заклинания, была как будто специально создана для того, что бы волшебники тренировались физически, а так же учились скрывать силу внутри своих тел. Если бы не дементоры, то велик был бы шанс того, что отсюда выходили бы волшебники с хорошо развитыми источниками и высоким контролем сил... разумеется только если бы за годы заключения, они догадывались тратить время на усиленные тренировки.
   Среди тех безумцев, которые сидели в соседних камерах, было немало сильных волшебников, а сумей они сохранить в целости свои разумы, то темный лорд после своего воскрешения, мог бы получить по настоящему сильное оружие. к сожалению, за время общения со стражами Азкабана, даже те "пожиратели смерти", которые еще могли вести конструктивные диалоги, уже были помешаны на какой-то определенной идее и по этому не замечали ничего остального. В теории их еще можно было вылечить, что потребовало бы уйму времени и дорогостоящих лекарств, но Сириус сильно сомневался, что Волдеморт пойдет на такие жертвы ради своих приспешников.
   Удивительно было то, что несколько "пожирателей смерти", сохранивших свои разумы в наибольшей целостности, каждый день пытались разговаривать с товарищами, рассказывали какие-то истории, вспоминали магические дисциплины, и даже делились заклинаниями, являющимися тайной их родов. К сожалению, все эти усилия приносили крайне мало пользы, и "просветления" у их собеседников, случались все реже, да и эта группа мужчин, постепенно погружалась в отчаяние от безысходности своего положения.
   "а ведь если бы не защита разума и покровительство богини, я был бы в таком же положении".
   Было ли Сириусу жалко этих мужчин и женщин? Разве что некоторых, да и-то совсем немного. Все же, каждый "пожиратель смерти", вне зависимости от пола и возраста, успел запачкать руки в крови не меньше чем по локоть, и совершенно не важно, ради чего они на это пошли. Сам жрец в своей прошлой жизни, тоже несколько раз убивал, а память прошлого хозяина тела, вообще заставляла содрогнуться от картин жестокой расправы над еще живыми людьми. Из всего этого можно было сделать один вывод: наследник рода Блек, как и другие члены "ордена феникса", заслуживали заключения в Азкабане ничуть не меньше, нежели "пожиратели смерти".
   "как там говорилось в старой поговорке? Если наш, то разведчик, если враг, то шпион".
   - что-то не о том я думать стал. - Сириус сел на край кушетки и размял плечи. - Так... упор лежа принял: и раз... и два... и три...
   Отжимания помогли избавиться от посторонних мыслей, а повторение таблицы умножения, окончательно прогнало тревожащие воспоминания. Остановился он только тогда, когда руки в очередной раз опустившие тело на пол, просто не смогли его поднять в изначальное положение.
  
   ***
   Все чаще Сириус задумывался о том, что с ним что-то не впорядке. Обычный человек, вынужденный долгое время жить в замкнутом пространстве, без общения с другими людьми и без элементарных удобств, уже давно должен был сойти с ума и без помощи всяких дементоров. Даже самые адекватные "пожиратели смерти", каждый день устраивающие диспуты на самые разнообразные темы, уже окончательно свихнулись, и даже стали считать свое положение вполне нормальным. Сестра Беллатриса в свою очередь, окончательно потеряла связь с реальностью, и то пыталась заговорить с братом будто они были подростками и жили в родовом особняке, то обещала нажаловаться на молчаливых охранников бабушке, за то что они не позволяют держать в спальне домашних животных.
   Ежедневные попытки обнаружить отклонения в собственной психике, ни к какому результату не приводили. Сириус по прежнему понимал, что находится в тюрьме Азкабан, осознавал свой возраст и положение узника, а еще помнил что является жрецом, который должен создать в этом мире культ богини солнца и принцессы дня. Для этого ему нужно стать сильным, сбежать из тюрьмы и желательно восстановить род.
   Была вероятность, что именно благодаря поддержке богини, он до сих пор сохраняет свою адекватность... но нельзя было отбрасывать вариант, что наследник рода Блек, попросту не видит своего сумасшествия, считая себя нормальным.
   "бред. Не мог же Дискорд, отправить меня в тело Сириуса, находящегося в Азкабане, не позаботившись о том, что бы я не сошел с ума. Или мог? Разве он говорил о своих целях? Может быть ему как раз нужно, что бы я провалил задание?".
   В мире шел уже восемьдесят седьмой год, что означало что с момента вселения новой души в тело волшебника, прошло пять лет. За этот срок он стал намного более сильным, ловким и выносливым, а вот разум развивался медленнее всего остального.
   В последний раз отжавшись на левой руке, волшебник выпрямился в полный рост, расправил плечи и отдал мысленную команду, после которой перед его глазами появилась полупрозрачная таблица с отображением характеристик.
   "имя: Сириус Блек, (волшебник).
   Магия: 39
   Дух: 18
   Здоровье: 151
   Сила: 36
   Ловкость: 24
   Выносливость: 40
   Разум: 16".
   Внешности мужчины, одетого в тюремные серые штаны и рубаху, мог бы позавидовать профессиональный атлет культурист, тем более что мышцы волшебника были плотными и твердыми как стальные канаты. Сложно было сказать, насколько велики его характеристики, но в том что превзошел среднестатистического человека, он был точно уверен.
   К сожалению, "анимагия" без вспомогательных ритуалов, зелий и пентаграмм концентрации, поддаваться отказывалась, и только неделю назад в первый раз, удалось проникнуть в свой внутренний мир. Если у старого Сириуса это был мрачный средневековый город, по улицам которого бегал хищный черный пес, то после вселения новой души, это место превратилось в склон горного хребта, покрытый льдом и снегом, а где-то у горизонта, виднелось медленно восходящее на небосвод, золотое солнце. Внутреннего зверя обнаружить так и не удалось, но ощущение чьего-то внимания не пропадало до тех пор, пока мужчина не прекратил медитацию.
   Зато некоторый прорыв наметился с развитием дара "метаморфизма". Теперь жрец мог сменить цвет волос на рыжий или белый, добавить или убавить морщин на коже, а так же в некоторых рамках, изменять свое тело увеличивая и уменьшая объем мышц. в общем, куда стремиться еще оставалось, но при желании, замаскироваться теперь можно было и без грима.
   "мне теперь одна дорога, в Голливуд!".
   Внезапно пришедшая в голову мысль, понравилась Сириусу настолько, что он пообещал себе после побега, хотя бы один раз попробовать сняться хоть в одном фильме... при этом не используя магию на режиссерах и прочем персонале съемочной группы.
   "никакого жульничества, только природное обаяние и харизма".
   Усмехнувшись, жрец представил себя на красной ковровой дорожке, идущем получать награду за лучшую мужскую роль...
   "третьего плана. Ха-ха, похоже я все же начал сходить с ума".
   Погладив отросшую за эти годы спутанную бороду, Сириус Блек по звериному оскалился и прищурил сверкнувшие золотом глаза. Сердце забилось быстрее, магический источник начал работать в форсированном режиме, напитывая тело силой, благодаря чему физические показатели выросли вдвое, а духовный источник начал мягко пульсировать, окутывая жреца золотистой пленкой, ставшей подобием брони.
   - сейчас, или никогда.
  
   САМЫЙ ШУМНЫЙ ПОБЕГ.
   Первый удар ногой сотряс дверь, но видимого эффекта не принес. Второй удар, сопровождаемый сжиганием сразу пяти единиц магии, пришелся как раз в то место, где по мнению Сириуса должен был находиться замок.
   После третьего удара, дверь дрогнула и сдвинулась на несколько миллиметров, а после четвертого раздался скрежет железа, а затем из коридора донесся звук падения какого-то металлического предмета. После этого створка легко распахнулась, позволяя волшебнику пересечь порог камеры. На полу в коридоре, обнаружилось железное кольцо, выпавшее из крепления в стене, и насколько понял жрец, раньше оно удерживало засов.
   - блеск... на мою дверь даже нормального замка пожалели. - Нервно хохотнув, произнес осматривающийся по сторонам мужчина.
   В следующий момент, откуда-то сверху раздался звон колокола, а затем до слуха донеслись громкие крики, поднимающие тревогу среди персонала тюрьмы.
   "и что делать? дементоры мне не страшны, но вот про боевую магию подобного сказать не могу".
   Решение пришло словно озарение: Сириус подбежал к ближайшей двери, на которой так же виднелся засов, удерживаемый на месте двумя кольцами и чисто символическим замком. При помощи усиления тела, сломать тонкую проржавевшую душку, не составило труда, а затем оставалось только выдвинуть засов из гнезда и распахнуть дверь.
   - вставай, поднимайся рабочий народ! - Завопил во всю силу голоса беглец, заглянув в мрачную камеру, являющуюся почти точной копией его собственной.
   - Блек, ты рехнулся? - Отпрыгнув к стене, воскликнул немолодой худощавый мужчина с длинными спутанными волосами, среди которых проглядывала седина. - Как ты вообще это сделал?
   - бежать надо. - Зло "рыкнул" Сириус, и отправился к следующей камере.
   Странным было то, что за последующие пять минут, на этаж с беглецами не явилось ни единого дементора или "аврора", (аналог магической полиции). Растратив почти всю магию, наследник древнего рода сумел открыть восемь камер, при этом изуродовав символические замки, которые и сами были готовы развалиться на куски без посторонней помощи.
   - я чего-то не понимаю в этой жизни. - Проворчал Сириус, крутя в руках проржавевший кусок железа, распавшийся на две части от одного не самого сильного рывка.
   - на что ты жалуешься, Блек? - Хмыкнув спросил один из "пожирателей смерти", (кто именно это был, сказать было сложно, так как грязное заросшее бородой лицо, практически не поддавалось опознанию).
   - брааатик... - Худощавая женщина, с длинными спутанными волосами, острыми чертами лица и искрами безумия в глазах, подошла к Сириусу, и не долго думая залепила ему пощечину, после чего неожиданно крепко обняла. - Я знала что ты нас не бросишь...
   - гхм. - Высокий широкоплечий мужчина, напоминающий истощавшего медведя, привлек к себе внимание. - Не хочу нарушать столь трогательное воссоединение семьи, но все же... какой у нас план?
   - ммм, понятия не имею. - Смущенно отстранив от себя Беллатрису, жрец почесал щеку и опустил взгляд к полу.
   - Блеки: сперва делают, и только после этого начинают думать. - Сплюнул себе под ноги мужчина.
   - если вообще начинают думать. - Пробормотал кто-то со стороны.
   - господа. - Повысил голос невысокий мужчина, стоявший прислонившись к стене. - Сейчас сюда набегут "авроры" и налетят дементоры, так что нам следует решить, что именно следует делать. на мой взгляд вариантов всего два: вернуться в камеры и дождаться пока нас снова запрут... или же попытаться прорваться к выходу с боем.
   - не смешно. - Заявила светловолосая женщина, непонятно когда успевшая оказаться в объятиях хмурого невысокого мужчины. - Из всех нас, к драке готов только Блек, а ведь у охранников еще и магия есть.
   В этот момент, из дальнего конца коридора, донеслось шумное сиплое дыхание группы дементоров, которые с неспешной неотвратимостью надвигались на заключенных.
   - вот и закончился наш побег. - Хмыкнул мужчина, похожий на отощавшего медведя.
   "ну что, пора изобразить из себя героя?".
   Сириус вышел на встречу существам облаченным в рваные черные балахоны, вскинул руки в защитном жесте, и из его ладоней ударили два потока золотистых искр. Перед глазами мелькнуло и пропало оповещение, что запас духовных сил опустошен на треть, но этого оказалось достаточно, что бы обратить в бегство стражей Азкабана.
   - Белла, а ты не рассказывала что твой брат так умеет. - Почти обвинительно произнес один из двух мужчин, похожих как братья.
   "так это и есть братья Лестрейнджи".
   Подсказала память прошлого хозяина тела.
   Прежде чем женщина, скорчившая обиженное выражение лица, успела хоть что-то ответить, мужчина похожий на отощавшего медведя хлопнул в ладоши, прерывая все разговоры. Обведя присутствующих внимательным взглядом он заговорил:
   - раз одна из проблем благодаря Блеку решена, тогда слушайте мой план. Второй попытки у нас не будет...
   ...когда группа из двух пятерок "Авроров" ворвалась в коридор, из которого поступил сигнал о побеге, их взглядам предстали ряды закрытых дверей, а до слуха донесся дикий нечеловеческий вой и звуки глухих ударов. Волшебники, уже готовые вступить в бой с беглецом, или даже беглецами, облегченно выдохнули, поняв что тревога оказалась ложной.
   - кто это там бесится? - Спросил у подчиненных командир одной из пятерок, неспешно шагая к нужной двери.
   - камера Сириуса Блека, сэр. - Доложил один из молодых бойцов, только недавно прибывших для прохождения "крещения" Азкабаном.
   - Блека? Похоже это отродье, все же сошло с ума от общения с дементорами. - Немолодой волшебник с аккуратными усами, одетый в тщательно выглаженную красную мантию, неприятно усмехнулся. - По правде говоря, я ожидал что это случиться на пару лет раньше.
   - что будем делать? - Спросил его коллега, по совместительству являющийся командиром второй из прибывших пятерок.
   - нужно отменить тревогу, составить отчет о происшествии и отправить доклад в главное отделение. - В точности по своду правил, отозвался старший коллега. - Но этим могут заняться и новобранцы, а я предлагаю успокоить нашего буйного "постояльца". Заодно и нервы успокоим, а-то я пока бежал сюда, уже успел себя "накрутить".
   Так они и поступили, отправив двоих бойцов на ближайший пост, что бы отменить тревогу и вызвать дементоров, остальные же восемь "Авроров", направились к камере Сириуса Блека, откуда продолжали доноситься завывания и звуки ударов.
   Из-за царившего в коридоре полумрака, разгоняемого всего парой факелов, никто так и не заметил что засовы на некоторых дверях задвинуты не полностью, а замки висят на одном из двух колец, и уже не выполняют своей задачи.
   Стоило волшебникам приблизиться к камере, из которой доносился голос обезумившего мужчины, как дверь резко распахнулась а из проема выскочил дико рычащий заключенный. Секундное замешательство позволило Блеку добраться до командира первой пятерки, что бы стиснуть мертвой хваткой его кисть, в которой была зажата волшебная палочка. Прямой удар свободной рукой в живот, выбил из охранника воздух, а затем пришлось дергать на себя согнувшееся пополам тело, что бы прикрыться им от нескольких оглушающих заклинаний.
   В то же время распахнулись еще восемь дверей и из камер выбежали другие заключенные, напавшие на неожидавших подобного волшебников со спины и флангов.
   Эффект внезапности позволил обезвредить еще троих "Авроров", еще одного прямым ударом кулака в лицо, отбросил к стене Сириус. Оставшиеся трое противников предпочли отступить... а точнее бежать, при этом потеряв две волшебные палочки.
   - что-то нынешние "авроры" не впечатляют. - Хмыкнул мужчина похожий на отощавшего медведя. - Вот во времена войны, таких глупых ошибок никто бы не допустил.
   - расслабились. - Согласился с товарищем другой "пожиратель смерти". - Блек, а ты зачем вообще нам помогаешь?
   - решил сделать доброе дело. - Хмыкнул Сириус, а затем добавил. - Кроме того, у меня в одиночку сбежать, шансов почти нет.
   - а вот с этим я бы поспорил. - Возразил старший из братьев Лестрейнджей. - Используя эффект внезапности, вполне можно было попытаться пробежать мимо всех постов охраны.
   - не время сейчас рассуждать: нужно пробиваться к лодкам. - Прервал разговоры "тощий медведь", беря в руки одну из палочек. - Берем пару пленных, остальных запираем в камерах. Блек, на тебе защита от дементоров, ну а мы постараемся справиться с "аврорами"...
   ...как бы это не казалось странно, но побег завершился полным и безоговорочным успехом. Группа "пожирателей смерти", завладевших волшебными палочками, успешно отразила первую и последнюю атаку оставшихся в тюрьме охранников. Молодые волшебники, попытавшиеся перекрыть единственный выход из крепости, в страхе разбежались от импровизированной баррикады, когда в воздухе начали мелькать зеленые лучи "авад".
   Беглецы не могли похвастать хорошим контролем, или большим объемом имеющейся магической энергии, все же камень из которых состояли камеры, регулярно их осушал, а потому в ход шли только те чары, в которых бывшие заключенные были точно уверены. На кружащих же на почтительном расстоянии дементоров, вообще никто не обращал внимания.
   Ощетинившись во все стороны волшебными палочками, беглецы практически беспрепятственно добрались до пристани, загрузились в лодку, и отчалили в направлении большой земли. Никто из них даже не догадывался, что побег удался лишь по той причине, что новобранцы "аврората", растерялись из-за отсутствия боевого опыта и страшной репутации беглецов, ну а те кто мог организовать их действия, были обезврежены одними из первых, и в данный момент приходили в себя, лежа в камерах тюрьмы.
  
   ***
   - до сих пор поверить не могу, что у нас это получилось. - Качал головой старший Лестрейндж, нетвердой походкой шагая по берегу, под вечерним небом.
   - наглецам везет. - Усмехнулся его младший брат, поддерживая под руку Беллатрису, внезапно впавшую в состояние непонятной апатии.
   - нужно быстрее отсюда убираться. - Хмуро заявил "тощий медведь". - Скоро о нашем побеге всем станет известно, и сюда на место зеленых щенков, прибудут матерые ищейки, закаленные минувшей волной.
   - красиво говоришь, прямо как поэт. - Проворчал невысокий мужчина, помогая идти светловолосой женщине. - Я вообще думал, что если уж нас не схватили в самой тюрьме, то точно будут ждать на этом берегу.
   - по видимому, в министерстве и "аврорате" сейчас слишком много важных дел, что бы обращать внимание на побег нескольких заключенных. - Предположил младший из Лестрейнджей.
   - Блек. - Окликнул Сириуса "тощий медведь". - Тебе есть где укрыться? А-то можешь отправиться вместе с нами.
   - я как ни будь сам. - Оскалившись в немного безумной улыбке, заявил жрец разводя руками. - Вы лучше за сестрой присмотрите.
   - а сам что? - Изогнув брови, изобразил вопрос "пожиратель смерти".
   - не могу же я забрать жену из рода ее мужа. - Не моргнув и глазом, ответил Блек.
   - понятно. - "Тощий медведь", сунув в руки Сириусу волшебную палочку произнес. - За всеми нами долг, так что если понадобится помощь, обращайся.
   - а ничего, что мы вроде бы по разные стороны... были. - Произнес жрец, крутя в руках волшебную деревяшку.
   - не неси ерунды, Блек. - Хмыкнул "пожиратель смерти", а затем махнув рукой приказал товарищам. - Уходим.
   Беглецы уже успели отойти от берега, а так же углубиться в лес, так что увидеть их со стороны моря уже было сложно. Однако, стоило Сириусу отделиться от отряда, как не прошло и минуты, а все его инстинкты буквально взвыли об опасности.
   не долго думая, мужчина забрался в небольшую яму, заросшую высокой травой, сверху которой лежало упавшее дерево, ствол которого сгнил и покрылся мхом. Объяснить причину своих действий он не мог, просто какая-то сила, велела поступить именно так, после чего затаившись, внимательно слушать и осматривать открытое пространство.
   "и что это было? Наверное я все же сошел с ума в этой тюрьме".
   Не успела эта мысль окончательно сформироваться в голове, как где-то неподалеку раздались глухие хлопки "аппарации", а затем в поле зрения появились двое "Авроров", облаченных в форменные красные мантии, и увешанных артефактами, словно новогодние елки игрушками. С первого же взгляда становилось понятно, что это далеко не те "щенки", которые встретились в тюрьме, а самые настоящие матерые "ищейки", встречи с которыми так опасались "пожиратели смерти".
   Прислушиваясь к звукам, всматриваясь в мельчайшие детали ландшафта, и казалось даже принюхиваясь, эти волшебники медленно обходили деревья, в любой момент готовые отразить внезапное нападение, или же напасть при обнаружении цели. При виде этих охотников, вся уверенность в собственных силах, куда-то испарилась, и жрец почувствовал себя загнанным кроликом, нору которого вот-вот обнаружат гончие псы.
   "я так просто не сдамся".
   Стиснув зубы и крепче вцепившись пальцами в волшебную палочку, Сириус лихорадочно поднимал из памяти знания о боевых чарах, и отчаянно надеялся, что со сменой души, тело не потеряло своих старых навыков. Победить сразу двух "Авроров" в честном бою, не было никаких шансов, но если напасть из засады и ударить в спину... это тоже давало мало шансов, из-за большого количества защитных артефактов.
   "неужели так все и закончится? Но как же так: я даже не успел толком пожить в этом мире. Дискорд, у тебя ведь есть какие-то планы на мой счет!".
   После упоминания Дискорда, сфера золотистой энергии в груди, словно от недовольства, обожгла тело болью. В разум же врезалось ментальное послание: "не тому богу молишься, дубина".
   Прежде чем Сириус осознал, что это было, произошло сразу несколько вещей. Сперва "авроры", будто бы что-то увидев или услышав, вскинули волшебные палочки и начали быстро приближаться к укрытию Блека, но когда от цели их отделяло не более пяти шагов, где-то в стороне раздались крики и взрывы. Бойцы магической полиции, сорвались с места и исчезли из поля зрения в течении пары секунд, спеша присоединиться к товарищам, уже вступившим в бой.
   Решив воспользоваться моментом, жрец выбрался из ямы, и осмотревшись по сторонам, со всех ног припустил в противоположную сторону. Чудом, (имя которому Дискорд), он разминулся с еще одной двойкой ищеек, и не снижая скорости, вскоре покинул зону, накрытую барьером мешающим использовать "апарацию".
   Нужные знания сами собой всплыли из памяти, рука изобразила в воздухе жест волшебной палочкой, как будто бы это было самое обычное действие, много раз повторяемое каждый день. В ту же секунду раздался глухой хлопок, уши заложило от резкого перепада давления, тело завертело и протащило по узкой трубе, а затем выбросило на окраине какой-то деревни.
   - ха... ха... ха... - Упав на колени и Уперевшись руками в землю, мужчина хватал ртом воздух, одновременно борясь с приступом рвоты.
   В груди начало пульсировать золотое "солнышко", распространяя по телу приятное тепло, избавляющее от усталости и приносящее успокоение взбунтовавшемуся организму. Меньше чем через минуту, мужчина сумел подняться на ноги, что бы осмотреться по сторонам, а затем направиться прочь от домов, по направлению к ограде кладбища. Ему нужно было время, что бы привести мысли в голове в относительный порядок, а затем придумать план дальнейших действий. Случайная встреча с кем-то из местных жителей, в список дел не входила.
   "а еще, нужно убраться подальше от места выхода из "аппарации", а-то "авроры", как только разберутся со своими делами, сразу же отправятся по следу от возмущений в пространстве".
  
   ЭЛЬФ, ДОМ И МАГИЧЕСКИЙ РОД.
   Кладбище, расположенное рядом с деревней "Годрикова Лощина", (из памяти все же всплыло название поселения), оказалось не столь большим, зато ухоженным. Надгробия стояли ровными рядами, на тропинках между могилами не было видно ни листвы, ни травы, ни иного мусора, но самое главное, здесь не было живых людей.
   Забравшись вглубь кладбища, Сириус просидел между надгробиями до поздней ночи, усиленно напрягая мозги на тему своих дальнейших действий. В своей одежде, местами запачканной землей и травой, с заросшим длинной бородой лицом, в нем даже несмышленый ребенок узнал бы беглого заключенного, каковым он на деле и являлся.
   Только поздней ночью, убедившись что погоня так и не появилась, (за это следовало сказать "спасибо" другим беглым заключенным, которые при поимке, в один голос твердили что избавились от Блека, как только оказались на берегу), Мужчина выбрался из своего убежища и решил размять ноги. На ходу ему гораздо легче думалось, это было замечено еще в прошлой жизни, к сожалению в камере Азкабана, было особенно не разойтись.
   Внезапно взгляд зацепился за отдаленно знакомые имена, черным по белому выгравированные на особенно большом надгробии. Замерев на несколько секунд и нахмурив лоб, волшебник звонко шлепнул себя ладонью по лбу.
   - ну здравствуйте, Джеймс и Лили... давно не виделись. - Невесело усмехнувшись, мужчина присел на край могилы в пол оборота. - Вы наверное заметили, что я не совсем тот Сириус... правильнее даже будет сказать, "совсем не тот Сириус". Однако, все воспоминания прошлого хозяина тела, у меня имеются целиком, да и последние несколько лет, я считаю себя Сириусом. М-да, как все сложно... Вы уж простите, но пока что, вашему сыну я ничем помочь не смогу, мне и самому помощь не помешала бы.
   "и я еще что-то говорил о том что не сошел с ума? Как объяснить тогда разговор с фотографиями людей, которых знаю исключительно из чужих воспоминаний?".
   Волшебник тяжело вздохнул и потер пальцами переносицу. Внезапно в голове промелькнуло несколько воспоминаний, благодаря которым у жреца появилась идея о том, что делать. сосредоточившись и добавив в голос немного магии, он громко позвал:
   - Критчер.
   Прошло несколько секунд, но ничего не происходило. Когда Сириус уже набрал в грудь побольше воздуха, что бы громко крикнуть, в метре от него раздался глухой хлопок, после которого на земле появилось невысокое худощавое существо, похожее на бледного низкорослого человека с большим носом и широкими ушами похожими на лопухи, длинными пальцами на руках и большими стопами. Существо одетое в нечто, более всего напоминающее наволочку, пару раз моргнуло большими глазами, а затем сфокусировало взгляд на волшебнике.
   "вот кого нужно было брать на роль Голума...".
   Прозвучала в голове жреца неуместная в данный момент мысль. Он уже хотел начать говорить, но домовик отреагировал первым, и метнувшись к волшебнику, схватил его за руку, а затем "трансгресировал".
   Ощущения от способа перемещения домовиков, были ничуть не более приятными, чем от "аппарации". К счастью, продолжалось это недолго, и уже через два удара сердца, Сириус рухнул на холодный но чистый пол, выложенный черными и белыми плитками.
   - хозяйка! Хозяйка! Хозяин Сириус вернулся! - Заверещал Критчер, бросаясь бежать куда-то в сторону стены, завешенной бархатными занавесками.
   "где это я?".
   Растерянно подумал волшебник.
   "прихожая особняка Блеков. Немного перестроена... раньше пол здесь был другим".
   Пришел ответ от памяти прошлого хозяина тела. Осмотревшись внимательнее, мужчина увидел массивную входную дверь, в данный момент закрытую на несколько засовов и замков, на стене висела доска с головами домовых эльфов, под ней разместилась подставка для зонтиков. С другой стороны от входа, находилась лестница ведущая на второй этаж, а так же небольшой коридор, который вел на кухню и в гостиную. Память подсказывала, что под лестницей должна находиться дверь, за которой находится спуск в подвал.
   "а что в подвале? Лаборатория, полигон, хранилище ингредиентов и склад артефактов... совсем неплохо".
   - Сириус, это правда ты? - Нарушил установившуюся тишину, усталый голос немолодой женщины.
   Подняв взгляд на источник звука, жрец увидел картину, на которой была изображена волшебница, одетая в черное платье. Ее лицо было печальным, но в глазах легко было прочитать надежду.
   "и что я должен сказать? "Простите, но ваш сын умер в тюрьме, а я попаданец который занял его тело", так что ли?".
   Поднявшись с пола на ноги и выпрямившись в полный рост, Сириус Блек подошел к картине остановившись на расстоянии шага, посмотрел в лицо запечатленной на ней женщине, и тихо произнес:
   - да, мама... я вернулся домой.
  
   ***
   Огненная струя осветила зал багровыми тонами, и трехметровый четырехрукий деревянный истукан, в считанные секунды превратился в кучу пепла и обгорелых головешек. Взмах мечом, покрытым золотистым сиянием, и голем анимированный под льва, лишился своей головы. Еще один жест волшебной палочкой, и в магический щит врезаются сразу девять арбалетных "болтов", так и не сумевших преодолеть преграду, не смотря на наложенное на них зачарование.
   Взмах мечом, и серп из золотой энергии, сорвавшись с клинка и преодолев зал, располовинивает сразу четверых стрелков. Остальные противники, были добиты точечными заклинаниями, пока перезаряжали свое оружие.
   - хм, м-да. - Многозначительно произнес Сириус, осматривая разгромленный полигон, заваленный телами людей и останками магических конструктов. - Тренировка удалась. Критчер, приберись здесь.
   Волшебная палочка сама собой скользнула в левый рукав белоснежной рубашки, тонкий одноручный меч, с обоюдоострым клинком из синеватой стали, отправился в ножны на поясе. Волшебник с удовольствием размял широкие плечи, вдохнул носом воздух, в котором смешивались запахи гари, крови и озона, провел рукой по гриве черных волос, свободно спадающих на плечи, а затем мысленно произнес слово, "статус".
   "имя: Сириус Блек, (волшебник, жрец).
   Магия: 61
   Дух: 38
   Жизненная энергия: 250
   Сила: 64
   Ловкость: 57
   Выносливость: 80
   Разум: 32
   Скорость: 33".
   За год жизни в семейном особняке на площади "Грима", все характеристики мужчины, серьезно подросли, некоторые изменились, а некоторые добавились. Так например "скорость", появилась только после месяца тренировок бега и уворотов от лучей, выпускаемых тренировочным артефактом. Усиленное и сбалансированное питание, в комплексе с специальными зельями, ритуалами и упражнениями, превратили и без того сильное тело, в настоящее оружие.
   Благодаря методике восточных магов, волшебнику удалось научиться управлять своей жизненной энергией, концентрируя ее для ускорения и укрепления, в отдельных группах мышц, и после того как это действие стало рефлекторным, характеристика "здоровье" исчезла, но ее место заняла "жизненная энергия". Вместе с этим, наметился прорыв в "метаморфизме", теперь позволяющем менять внешность до неузнаваемости, корректируя как телосложение, так и рост.
   В первый день своего прибывания в особняке Блеков, Сириус почти ничего не утаивая, рассказал портрету хозяйки дома о том, что происходило в тюрьме. Не утаил он и разговор с богами, наделившими его некоторыми способностями, упомянул и о временной смерти тела... но по его словам выходило, что боги именно воскресили Сириуса, а не вселили в него чужую душу.
   Миссис Блек, внимательно и не перебивая выслушала сына, задала некоторые уточняющие вопросы, а затем заявила, что служение в качестве жрецов для высшей сущности, это не слишком большая цена, за возможность возродить и усилить род. Своими советами она даже помогла создать небольшой алтарь, посвященный Селестии, после чего в статусе и появилось дополнение в виде слова "жрец". Тогда же, начала стремительно расти и духовная сила, при этом став как будто более насыщенной.
   Весь год Сириус изучал книги, тренировал тело, магию и дух, выпил просто огромное количество зелий, и наконец провел ритуалы, необходимые для обретения "анимагической" формы. Миссис Блек конечно удивилась тому, что сын потерял возможность превращаться в черного пса, но списала это на другие изменения, произошедшие после общения с богами.
   Новый звериный облик Сириуса, был довольно необычен даже для волшебников, и он совершенно не подходил для того, что бы прятаться среди "маглов"... разве что можно было пробраться в цирк уродцев, где белого крылатого волка, приняли бы за своего.
   в зверином облике, жрец ростом был не ниже пони, но гораздо массивнее. Широкие лапы оканчивались острыми когтями, отливающими серебром, белая шерсть легко сливалась по цвету со снегом, но выделялась на любом ином фоне, глаза светились словно два маленьких золотистых солнца, а широким крыльям, мог бы позавидовать любой лебедь.
   При каких обстоятельствах мог бы помочь облик крылатого волка, мужчина даже не представлял, да это было не особо и важно. после обретения "анимагической" формы, возросли сила, ловкость и выносливость, а так же увеличился спектр видимых цветов, обострились слух и обоняние.
  
   ***
   - ты все же решился на это безумство. - С нотками обреченности и смирения в голосе, произнесла Миссис Блек, укоризненным взглядом смотря со своего портрета на сына.
   - по другому у меня не получится вернуться в магическое сообщество. - Пожав плечами, в очередной раз заявил Сириус, осматривая свой внешний вид в ростовом зеркале.
   Черные штаны, заправленные в высокие кожаные сапоги, были подпоясаны широким ремнем с золотой пряжкой в виде прямоугольника, на котором была выгравирована волчья голова. Кожаная куртка с капюшоном, как влитая сидела на мускулистом торсе, скрывая под собой теплый свитер из белой шерсти. Сбоку на поясе висели ножны с мечом, волшебная палочка как всегда в последнее время, заняла свое место в левом рукаве, на пальцах рук драгоценными камнями тускло сверкали золотые перстни, являющиеся защитными, скрывающими, а так же эвакуирующими артефактами.
   - ты мог бы перебраться в другую страну, получить гражданство, жениться и оставить наследников. - В последний раз, попыталась переубедить сына миссис Блек.
   - с моей репутацией едва ли не главного преступника Англии, ставшего лидером "пожирателей смерти" после смерти темного лорда, любое государство с удовольствием выполнит работу наших доблестных "Авроров"... тем более что награду за мою голову дают одинаково большую, что за живого, что за мертвого. Даже наследие рода, накопленные знания и древняя кровь, не смогут этого изменить.
   - ладно... - Женщина на портрете опустила голову. - Возвращайся живым.
   - Критчер. - Позвал домовика Сириус.
   - да хозяин? - Рядом с мужчиной появился низкорослый бледнокожий домовик, из-за обильной подпитки магией, за год вытянувшийся и ставший более похожим на человека.
   - переводи дом на осадное положение, не забывай ежедневно оставлять на алтаре подношения, следи за тем что бы в запасе всегда были зелья первой необходимости. - Отдал последние распоряжения волшебник, подхватывая с пола заплечную сумку с расширенным пространством и накидывая на голову капюшон куртки.
   - Критчер все сделает, как сказал хозяин. - Пообещал хранитель особняка Блеков, по совместительству еще и исполняющий обязанности целого штата прислуги.
   Проверив на последок амулет Слизерина, спрятанный в тайнике за головами эльфов, Мужчина надел лямки от сумки, и вышел за дверь, прямо под затянутое хмурыми тучами, лондонское небо. Было время, когда он хотел уничтожить "крестраж", или хотя бы поглотить кусок заключенной в нем души, (благо необходимый ритуал, по подсказке миссис Блек, легко обнаружился в библиотеке), но в ночь перед датой ритуала в сон к жрецу Селестии, явился Дискорд, который на пальцах объяснил те последствия, которые могут произойти, если начать менять историю мира, еще до того как начались основные события.
   Самым благоприятным исходом, по мнению "лорда хаоса", было бы появление еще одного, никем не учтенного "крестража", который мог бы обнаружиться где угодно, вплоть до меча Грифиндора. Зато, когда история начнет развиваться по сценарию, уже можно будет что ни будь предпринять, так как "в бурлящем котле, появление лишнего пузырька уже незаметно". Вот жрецу Селестии и приходится ждать, пока герой магической Англии, наконец не отправиться в магическую школу, искать свои приключения.
   Сменив цвет волос на рыжий, а кожи на болезненно белый, мужчина оперся на трость, в которую превратились меч и ножны. Черты лица стали грубее, появилась небольшая щетина, глаза засверкали двумя синими льдинками.
   "меня теперь родная мать не узнает".
   Самодовольно подумал Сириус, направляясь к ближайшей автобусной остановке, на которой уже без удивления увидел листовку со своим портретом более чем годовой давности.
  
   ***
   До заранее выбранного места, добираться пришлось целых два дня. Можно было бы воспользоваться "аппарацией", но Сириус решил, что если уж он маскируется под обычного человека, пусть и обвешанного причудливыми побрякушками, то нужно отыгрывать роль до конца. На самом же деле, ему было просто скучно, а путешествие на общественном транспорте, позволило вспомнить уже кажущуюся такой далекой, свою прошлую жизнь.
   Но вот волшебник наконец вышел за пределы очередного маленького городка, и уверенным шагом направился в лес. Солнце только недавно поднялось из-за горизонта, и не смотря на обычную британскую погоду, этот день обещал быть солнечным.
   Спустя час, жрец Селестии добрался до холма, на котором не росло никаких деревьев и кустарников, и только крупный серый камень на одном из склонов, портил идеальную картину.
   "ну мы это исправим".
   В считанные минуты, вокруг холма были установлены артефакты, являющиеся "якорями" для магического барьера, скрывающего все происходящее в его пределах, от посторонних глаз. Следом за этим, вершина холма была выровнена и утрамбована до состояния камня, после чего мужчина, извлек из своей безразмерной сумки, заготовку для алтаря.
   Белый кристалл, похожий на соль, размером не превышающий кулак взрослого человека, был помещен в центр восьмилучевой звезды, на концах которой были изображены символы воды, земли, огня, воздуха, жизни, смерти, света и тьмы.
   Сириус капнул на кристалл своей крови, и отошел в сторону, наблюдая за тем как начерченные на земле символы и линии начинают светиться, а алтарь постепенно растет, принимая форму правильного восьмигранника. Рассеянная в лесном воздухе жизненная энергия, стягивалась к центру ритуала, впитываясь в кристалл.
   "эх... в запретном лесу, эффект был бы гораздо лучше".
   Покачав головой, жрец Селестии передернул плечами, представив реакцию Дамблдора, когда он узнал бы, что происходит рядом с его крепостью. Величайший светлый волшебник, не потерпел бы подобной наглости, и даже если не узнал бы Сириуса, все равно защищая свою территорию, мог без особых усилий убить, использовав для этого силу алтаря школы.
   Для того что бы вырасти, алтарю понадобилось два с половиной часа. За это время, магический фон леса, уменьшился на два-три порядка, жизненной энергии осталось и того меньше. К счастью, обычные растения гораздо менее прихотливы чем магические их аналоги, а потому природный фон должен был восстановиться недели за полторы.
   - страшно. - Пробормотал волшебник, раздеваясь до гола, и складывая все свои артефакты в кучку.
   Существовало множество ритуалов, предназначенных для создания родового алтаря и основания нового рода, но в библиотеке Блеков, удалось обнаружить лишь один подходящий ритуал, не требующий многочисленных жертвоприношений. Однако, для успешного выполнения данного ритуала, проводящий его волшебник должен обладать большой силой, в ином случае все затраты пойдут прахом, а сам экспериментатор рискует лишиться навсегда, как минимум половины своего могущества.
   - а... кто не рискует, тот не пьет. - Хохотнул жрец Селестии, таким не хитрым образом подбадривая себя.
   Символы, ранее нарисованные на концах восьмилучевой звезды, теперь тускло светились на боковых сторонах белого восьмигранника. Обойдя алтарь по кругу, волшебник окропил своей кровью каждую грань и каждый символ, затем вычертил на земле рунный круг, и взобравшись на алтарь, улегся на спину, раскинув руки и ноги словно морская звезда.
   - поехали! - С этим криком, Сириус начал опустошать свой магический резерв, а когда он показал дно, перешел на духовную энергию, заставив кристалл под собой сперва засиять белым, затем золотым, после чего в дело пошла жизненная энергия, добавляющая изумрудных искр.
   Перед глазами все помутилось, мысли стали путанными, и не успев ничего понять, Сириус потерял сознание.
  
   НЕ ДРЕВНИЙ, НЕ СЛИШКОМ БЛАГОРОДНЫЙ...
   "как-то прохладно".
   Это была первая мысль, пришедшая в голову жрецу Селестии, после того как он проснулся. Попытка нашарить сползшее одеяло, ни к чему не привела, и лишь вызвала удивление от того, насколько же жесткая стала постель в доме Блеков. А затем, будто кто-то переключил выключатель, вернулась память о последних трех днях жизни.
   - ох блин... - Резко сев, волшебник схватился руками за начавшую кружиться голову, а на его восклицание отозвался урчанием желудок, намекающий о том, что пора бы перекусить.
   Наступал рассвет, о чем можно было судить по начавшему светлеть восточному краю неба, а так же неспешно тускнеющим звездам, заполонившим небосвод. По самым скромным прикидкам, Сириус был без сознания, не меньше десяти-двенадцати часов, так как уже начинался новый день. В то, что прошло более одного дня, совершенно не верилось, да и голод в таком случае, был бы гораздо сильнее.
   - статус. - Шепотом произнес мужчина, совершенно забыв о том, что мог отдать команду мысленно.
   "имя: Сириус Уайт, (волшебник, жрец, основатель магического рода).
   Магия: 71
   Дух: 40
   Жизненная энергия: 300
   Сила: 70
   Ловкость: 60
   Выносливость: 100
   Разум: 32
   Скорость: 35".
   - м-да, если такие эффекты будут проявляться на постоянной основе, то я готов основывать новые магические рода хоть каждый день. - Сползая с алтаря, и подходя к безразмерной сумке, произнес в пространство жрец Селестии.
   Следующие полтора-два часа, были посвящены уничтожению продовольственных припасов, заготовленных Критчером, который по видимому посчитал, что хозяин уходит в бега как минимум на дюжину лет, и там где он собирается прятаться, не растет даже трава, не говоря уже о чем-то съестном. Запакованные супницы, салатницы, кастрюли с жареным, копченым и вяленым мясом, пакеты с пирогами и прочими сладостями... все это занимало едва ли не четверть всего пространства сумки, вместимость которой вряд ли уступала средних размеров самолетному ангару. Страшно было даже подумать, сколько денег и времени домовой эльф потратил, что бы собрать и приготовить эти припасы.
   "и ведь я даже не заметил никаких приготовлений, хоть и заходил на кухню раз в пару дней".
   Прожевывая пирожок с рисом и мясом, запивая его молоком из стеклянной литровой бутылки, думал про себя волшебник, вольготно сидящий на спальном мешке, спиной прислонившись к неожиданно теплому алтарному камню, продолжающему неспешно вытягивать магию и жизненную энергию, со всей площади занимаемой лесом. Через пару месяцев накопления, алтарь из "насоса" и "аккумулятора", обещал превратиться в маленький магический "генератор", который ко всему прочему будет снабжать всех членов рода еще и жизненной энергией, что обеспечит крепкое здоровье, долголетие, а так же ускоренное заживление ран. В процессе окончательного формирования родового алтаря, часть леса погибнет, но это совершенно не беспокоило Сириуса Блека... теперь уже "Уайта".
   "пришло время приступить к выполнению второго этапа плана".
   Утолив голод, волшебник при помощи специального заклинания узнал время и убедился, что после потери сознания не прошло и суток, а затем начал подготавливать следующий ритуал. По периметру вокруг холма, были расставлены заранее заготовленные "якоря" с вместительными накопителями магической энергии, внешне представляющие из себя деревянные столбики с кристаллами из хрусталя, вставленными в вершины. При помощи меча, от столбика к столбику была прочерчена цепочка рун, создающих единый магический контур.
   Завершив подготовку, Сириус встал перед алтарем, и на распев начав произносить заклинание, ритуальным кинжалом порезал себе ладонь, вытянув руки так, что бы кровь капала точно на верхнюю поверхность камня. Магический резерв разом опустел на две трети, но этого оказалось достаточно что бы активировать процесс создания сложного плетения, всю подпитку которого взяли на себя накопители, жрецу же оставалось лишь контролировать происходящее, направляя потоки силы в нужное русло.
   По пространству прошла рябь, а затем холм, и участок земли оказавшиеся внутри очерченного периметра, прекратили существовать для всего внешнего мира. Ритуал "Фиделиуса", скрыл тайну существования того места, где находился алтарь рода Уайт, тайна же его существования, была запечатана в душе Сириуса.
   Третьим этапом подготовки, была установка четырех палаток с расширенным пространством, внутри которых находились одинаковые двухкомнатные квартиры с кухней и санузлом. Куплены они были буквально на кануне отбытия жреца Селестии из родового особняка Блеков, и все наложенные чары в самом худшем случае, не нуждались в обновлении как минимум пять лет.
   Как и все аристократические семьи, род Блеков имел несколько сейфов в банке гоблинов, где хранились большие средства, которые можно было продемонстрировать союзникам и правительству. Ни в одном страшном сне, ни одному главе рода не пришла бы в голову идея, отдать все свои деньги озлобленным воинственным карликам, которых от очередного восстания удерживают лишь несколько легко обходимых клятв. Не меньше тридцати процентов денек каждой аристократической семьи, хранились в тайниках в родовых "гнездах", а у наиболее прогрессивных членов общества, имелись счета в "магловских" банках по всему миру.
   Одну из подобных "заначек на черный день", во время своей подготовки, практически полностью опустошил Сириус. О всех тайниках, знали только портрет миссис Блек, и старый домовой эльф Критчер, но они ни за что не открыли бы все тайны, считая что будущим наследникам так же могут понадобиться финансы.
   "кажется подобный подход можно описать фразой: "не складывай все яйца в одну корзину"".
   Не то что бы Сириус не понимал подобного отношения к наследству, но все же лишние деньги могли бы серьезно облегчить жизнь. Оставалось рассчитывать на то, что после появления наследников, портрет и домовой эльф решат, что финансирование проектов пока что единственного в этом мире жреца Селестии, стоит продолжить.
   "в крайнем случае, обойдусь и своими силами. В конце концов, волшебник способен обеспечить себя всем необходимым для жизни, имея при себе одну лишь волшебную палочку".
  
   ***
   Лондон... прекрасный густонаселенный город, в недрах которого каждый день совершаются десятки, а-то и сотни преступлений разной степени тяжести, а так же нередко пропадают люди.
   Сириус Уайт, надев на себя личину голубоглазого и рыжеволосого молодого парня, одетого в синие джинсы, белые кроссовки и черную кожаную куртку, прогуливался по самым оживленным улицам, выискивая своих жертв. Несколько раз ему на пути встречались "авроры", находящиеся под чарами отвода глаз, благодаря чему их не замечали "маглы". Но служители магического правопорядка, почти не обращали внимания на молодого, далеко не самого сильного волшебника, тем более что их артефакты утверждали, что на этом человеке нет иллюзий скрывающих внешность, да и оборотным зельем он не пользовался.
   Продолжающий развиваться дар "метаморфа", позволил Сириусу до неузнаваемости изменить лицо, всего-навсего сделав переносицу более широкой, брови более густыми, а подбородок острым. Цвет волос и глаз, дополняли картину полного отличия от прежней внешности Сириуса Блека.
   После основания собственного рода, поиск по слепку ауры, или ранее взятым образцам крови, стали совершенно бесполезны, так как духовное и энергетическое тела, приобрели ряд мелких изменений. В процессе пробуждения алтаря, произошла отчистка организма от части наследственности Блеков, и теперь даже генетическая экспертиза "маглов", могла бы сказать лишь то, что Сириус Уайт, дальний родственник Сириуса Блека.
   Почему же другие преступники, что бы избавиться от преследования властей, не проводят ритуалы по основанию нового рода? Дело в том, что для подобного действия, волшебник должен обладать большой личной силой, а так же провести предварительную подготовку. Вторым фактором, мешающим использовать ритуал по основанию рода всем желающим, является стоимость всех необходимых ингредиентов, а так же наличие или отсутствие знаний, ну и разумеется последствия при вероятном провале. Последняя причина и является самым серьезным сдерживающим фактором, ведь ни один волшебник не желает резко ослабеть, или же вообще стать "скрибом".
   У основания нового магического рода, кроме ряда преимуществ имеются и недостатки, главным из которых считается потеря подпитки от алтаря прежнего рода. Недавно созданный родовой камень, после окончательного формирования всех своих структур, не сможет оказывать и десятой части той поддержки, которую обеспечивают алтари древних родов, накапливающих силу на протяжении многих поколений.
   Почему же волшебники, не состоящие в родстве с аристократами, не создают свои рода, что бы обеспечить лучшее будущее для своих детей, внуков и правнуков? Ответ на этот вопрос прост и очевиден: никто из тех у кого имеются необходимые знания, не станет делиться ими с "чернью", разве что в рамках эксперимента, да Ито лишь при условии принесения ряда ограничивающих клятв. В дополнение к этому можно сказать, что даже получив информацию о ритуале основания магического рода, далеко не любой "маглорожденный" сумеет ей воспользоваться из-за недостатка личной силы. Накопители в подобных ситуациях помочь не могут, а как развивать объем личного резерва, в общеобразовательных школах не объясняют.
   Немного покопавшись в воспоминаниях, доставшихся от прошлого хозяина тела, Сириус убедился в том, что даже среди так называемых "мародеров", сохранялось разделение на касты. Сами Блек и Поттер, были лидерами во всех "забавах", и порой не брезговали давать поручения своим друзьям, пользуясь более высоким положением. В награду за служение, Питер получил некоторые знания об "анимагии" и ритуалах, ну а Ремус оказался допущен к некоторым личным наработкам Джеймса в области рун и чар. Никаких серьезных тайн, наследники благородных родов, пусть и изображающие из себя бунтарей, своим приятелям так и не раскрыли.
   "друзья отдельно, семья и связанные с ней тайны тоже отдельно".
   Волшебник усмехнулся, представляя что могло бы произойти, если бы Сириус решился начать обучать своих приятелей родовым секретам. Простым исключением из рода и отрезанием от родового алтаря, дело могло бы и не ограничиться.
   "а может быть в "каноне" это и произошло? Я уже убедился, что этот мир несколько отличается от того, что было описано в книжках, так что еще одно отклонение от истории уже не играет особой роли".
   От размышлений, жреца Селестии отвлек потеплевший браслет, надетый на левую руку. Артефакт, похожий на компас с встроенным градусником, уверенно указывал одной из стрелок на женщину лет тридцати, со светлыми волосами и средней красоты лицом. Уровень магии в ней был ниже чем у слабой волшебницы, но выше чем у "скрибов". Возможно что при должном старании, она могла бы обучиться паре простеньких трюков.
   Не теряя времени, Сириус применил на себя чары отвлечения внимания, а на женщину наложил подчиняющее проклятье, заставляя зайти на безлюдную улочку. Когда вокруг не осталось свидетелей, мужчина взял свою жертву за запястье и "аппарировал" на холм с родовым камнем.
  
   ***
   Уже на протяжении двух лет, в каждой из четырех палаток установленных на холме вокруг алтаря рода Уайт, жило по две женщины, которые растили детей Сириуса. Каждая из них была "скрибкой" не имеющей прямого родства с кем-то из магической аристократии, и не смотря на примененные чары "империуса", а так же запрещенные министерством, "рабские ошейники", им была оставлена относительная свобода воли.
   Конечно, подобный поступок совершенно не делал чести Сириусу ни как мужчине, ни как главе рода, ни как тем более жрецу Селестии... но это был самый легкий и быстрый способ обеспечить себя наследниками. Кроме того, волшебник старался не трогать девушек и женщин, у которых уже имелись дети и мужья. Как только дети, (уже сейчас проявляющие некоторые магические возможности), станут более или менее самостоятельными, Сириус собирался стереть женщинам память и вернуть их в нормальный "магловский" мир, с некоторой суммой наличности в качестве оплаты за услуги.
   Было ли это бесчестно? Уайт считал что было. Было ли это аморально? Уайт считал что было. Было ли это жестоко? По мнению Сириуса, все могло быть гораздо хуже.
   Женщины жили в почти нормальных условиях, имея по просторной комнате, и доступ к удобствам вроде душа, туалета и неплохой кухни. Они общались между собой, ходили друг к другу в гости, делились сплетнями из своих жизней, а так же "перемывали кости" своему похитителю. Они даже получали различные журналы и газеты, время от времени баловались деликатесами... но при всем при этом, лагерь не переставал оставаться тюрьмой.
   Летом девяносто первого года, когда детям исполнилось по два года, Сириус Уайт решил, что пришло время избавляться от лишних свидетелей. Вызвав Критчера, и поручив ему следить за детьми, волшебник потратил по часу времени на каждую из своих пленниц, что бы при помощи "обливиэйта" удалить строго определенный участок памяти. При помощи ритуалов, он заблокировал магическую связь между матерями и детьми, а затем напоил женщин восстанавливающими и укрепляющими зельями. Уже на следующее утро, в одной из государственных больниц появилось несколько новых пациенток, каждая из которых лежала в отдельной палате. За их полное обследование и профилактические процедуры, было заплачено по самому высокому тарифу, а еще в личных вещах обнаружились бумажные конверты без адреса, в которых находились суммы, равные среднему годовому заработку среднего британца.
   - хозяин Сириус поступил очень, очень плохо. - Произнес старый домовой эльф, когда волшебник вернулся на холм и зашел в палатку, где были уложены спать дети.
   - не трави душу, Критчер, и без этого чувствую себя мразью. - Произнес жрец Селестии, первым делом отправляясь на кухню, и доставая из стенного шкафа пару бутылок вина. - Будешь?
   - хозяин хочет что бы Критчер пил? - Старый домовик всем своим видом выражал удивление и непонимание.
   - пить одному, это алкоголизм. - Невесело усмехнувшись, пояснил глава рода Уайт.
   - Критчер должен следить за детьми, пока хозяин Сириус не протрезвеет. - Уверенно заявил слуга, и с глухим хлопком покинул кухню.
   "разумная мысль".
   Подумал мужчина, после чего хмыкнул и откупорил первую бутылку. В этот день, он оставил без матерей сразу восьмерых детей, среди которых было пять мальчиков и три девочки, а кроме того восемь женщин, лишились даже воспоминаний о том, что являются матерями. Можно было себя утешать тем, что он никого не убил, да и молодым волшебникам, по всем законам магического мира считающимся чистокровными, в жизни будет гораздо легче, если никто и никогда не узнает, что их матерями были "скрибки", да еще и не относящиеся к семьям аристократии.
   "завтра же проведу самое полное принятие в род, что бы уж точно никаких проблем не возникло".
   С раннего утра, на холме началась непривычная для этого места суета, Сириус и Критчер, выбивались из сил что бы уследить за всеми детьми, при этом еще и проводя подготовку к ритуалу. Было решено, что семеро детей войдут в род Уайт, а один из мальчиков, примет на себя наследие рода Блек. После совещания с портретами предков, было решено вновь переехать в родовой особняк, (по прежнему находящийся на осадном положении), что бы обеспечить маленьких волшебников всем необходимым. Сириусу же, как главе рода Уайт и регенту рода Блек, было необходимо призвать еще хотя бы двух домовых эльфов, в помощь Критчеру.
   Ритуал принятия в род состоял из омовения, прочтения мантры состоящей из обращения к магии, (жрец Селестии, добавил еще и обращение к своей богине... просто на всякий случай), а в конце, происходило имя наречение на родовом камне.
   - нарекаю тебя именем Артур Сириус Уайт, и признаю своим сыном по крови и духу перед магией и божественной покровительницей. - Произнес жрец Селестии, уложив старшего из сыновей на алтарь.
   Ребенка осветил золотой свет, мужчина почувствовал на себе чужой взгляд, а затем по пространству прошла легкая рябь и все прекратилось. Тут же между алтарем и новым членом рода, образовалась пока что тонкая связь, по которой начала течь еще слабая родовая магия.
   Мальчик, одетый в одну только хлопковую рубаху, был передан в заботливые руки старого домового эльфа, а мужчина поднял на руки маленькую черноволосую девочку.
   - нарекаю тебя именем Лилия Уайт, и признаю родной дочерью по крови и духу, перед магией и божественной покровительницей...
   После, ритуал принятия в род, прошли Маргарита и Нарцисса Уайт, а так же Джеймс Сириус Уайт, Орион Сириус Уайт и Чарльз Сириус Уайт. Последним, уже в особняке Блеков, свое имя получил Регулус Сириус Блек.
   Жрец Селестии даже не подозревал, какой шум в магическом сообществе Англии поднимется уже на следующий день, когда аристократы взглянув на семейные гобелены, увидят появление нового наследника в одном из древнейших родов, а так же обратят внимание на новообразованный чистокровный род, уже состоящий сразу из восьми членов. Работники министерства будут хвататься за головы, "авроры" в очередной раз попытаются отловить беглого преступника, а старый директор школы чародейства и волшебства начнет составлять новые планы, опираясь на немного изменившиеся политические условия.
  
   СКАНДАЛЫ, ИНТРИГИ... РАССЛЕДОВАНИЯ?
   Жизнь в родовом особняке Блеков, текла своим размеренным ритмом. Сириус Уайт, призвавший еще двоих домовых эльфов, вместе с Критчером, с раннего утра и до позднего вечера, возились с восемью непоседливыми карапузами.
   Детям было интересно буквально все: говорящие и двигающиеся картины, подвижные плюшевые драконы и крокодилы, разноцветные огоньки создаваемые волшебной палочкой отца. В целях безопасности, часть комнат дома, включая спуск в подвал, кухню и библиотеку, были заблокированы для доступа всем, кроме старшего волшебника. Портрет миссис Блек, отчаянно скрывал наползающую на лицо умиленную улыбку, при виде того как сын возиться со своими наследниками.
   В виду того, что особняк по прежнему находился на осадном положении, да и выходить на улицу стало слишком опасно из-за отрядов "Авроров", упорно ищущих "правую руку темного лорда", (Люциус Малфой, читая подобное в газетах, криво усмехался и многозначительно молчал), выходить гулять удавалось лишь в маленький внутренний дворик. Любимым занятием у детей, по достижению трех лет, стало катание на спине белого крылатого волка. Росли маленькие волшебники быстро, и уже к третьему своему рождеству, очень даже неплохо разговаривали, знали некоторые буквы и цифры, и с огромным интересом по вечерам, собираясь в гостиной перед камином, слушали сказки, которые им читал отец.
   Сложно было не заметить того, что детям не хватает общения с взрослыми, жрец Селестии прекрасно понимал что одного его, домовиков и портретов, совершенно недостаточно что бы мальчишки и девчонки получали опыт взаимоотношений.
   Тем временем, в магической части Англии, постепенно развивался необычный политический скандал. С одной стороны был закон, который ясно требовал что бы Сириуса Блека, вернули в Азкабан, добавив к его пожизненному сроку, еще лет десять-пятнадцать, за побег... но некоторые аристократичные семьи, по каким-то своим причинам стали доказывать, что Сириус Уайт, может и не быть Сириусом Блеком, а кроме того на суд общественности всплыла информация, что во время суда над беглым заключенным, не было проведено всех необходимых следственных экспериментов. Параллельно, в журналах для домохозяек начали появляться статьи об отце одиночке, незаконно осужденном коррумпированным правительством, и теперь вынужденным скрываться и воспитывать своих многочисленных детей в неизвестном месте, при полном отсутствии чьей либо поддержки.
   Выдвигались самые нелепые и безумные теории о произошедшем, вплоть до того что темный волшебник узнав о рождении детей, исправился и бежал из тюрьмы, что бы лично позаботиться о наследниках. Самым забавным казалось то, что находились волшебники верящие в эту бредовую гипотезу, и их даже не разубеждало то, что дети родились уже после побега из Азкабана.
   Свою лепту в скандал внес и величайший светлый волшебник, в личном интервью "ежедневному пророку", давший Сириусу весьма лестную характеристику как доброму и верному друзьям мальчику. Попутно он намекнул на то, что с момента побега из тюрьмы прошло уже немало времени, а никаких страшных преступлений, попыток убийства "мальчика который выжил", или же воссоздания организации "пожирателей смерти", так и не произошло. В конце своей речи, растянувшейся на целых две страницы мелкого шрифта, директор школы чародейства и волшебства обратился к своему бывшему ученику, призывая его выйти из своего убежища и предстать перед судом. При выполнении этого условия Дамблдор, обещал лично проследить за тем, что бы все следственные процедуры, были проведены с учетом самых строгих правил.
   После совещания, которое произошло между Сириусом и портретами предков, было принято решение о том, что следует рискнуть, что бы оправдать честное имя потомка рода Блек, и основателя рода Уайт. Альбуса Дамблдора признали политиком и интриганом, но не дураком и самоубийцей, так что уже на следующий день с совой было отправлено письмо с приглашением на переговоры.
   Зная о способности феникса игнорировать практически любую защиту, жрец Селестии позаботился о том, что бы во время прибытия гостя, дети оказались в полигоне в подвале, под присмотром двух эльфов. Сам мужчина, вместе с Критчером, активировали дополнительные барьеры, и подготовили поле боя... тоесть комнату для разговоров.
  
   ***
   Двадцатого июня, одна тысяча девятьсот девяносто третьего года, в двенадцать часов дня, камин в гостиной родового особняка Блеков, вспыхнул ярко зеленым пламенем, из которого появился высокий белобородый старик, одетый в фиолетовую мантию с золотыми звездами. Сверкнув очками "полумесяцами", он уверенно шагнул из камина на паркетный пол гостиной, при этом сохраняя невозмутимое лицо, и совершенно ненавязчиво демонстрируя пустые руки.
   "я даже почти верю, что сильнейший маг современности, явился на условно вражескую территорию совсем без оружия... даже без волшебной палочки".
   - приветствую вас, директор. - Проявляя элементарное гостеприимство, произнес Сириус, в этот день одетый в белоснежную рубашку, черные брюки, домашние тапочки.
   Волосы жреца Селестии, в свете камина и магической люстры, переливались оттенками алого и золотого, а глаза почти источали чистое голубое сияние. На лице, гладко выбритом и немного смуглом, застыло отстраненно дружелюбное выражение, ну а на пальцах рук поблескивали защитные артефакты.
   - Сириус, мой мальчик, как же ты изменился. - По стариковски добро улыбнувшись, произнес Дамблдор.
   - разве это плохо? - Более молодой мужчина вскинул брови в знак вопроса.
   - что ты, тебе даже идет. - Директор пристально осмотрел собеседника, подметив хорошо развитую мускулатуру, которую не могла скрыть даже свободная одежда. - По правде говоря, если бы мы встретились на улице, я бы тебя не узнал.
   - "авроры" тоже не узнавали. - Усмехнулся Уайт, а затем жестом указал на два кресла и стоящий между ними столик. - Прошу, директор, присаживайтесь... нам есть что обсудить.
   Когда волшебники заняли свои места, появился Критчер с подносом, на котором стояли фарфоровые чайник и две чашечки с блюдцами, а так же вазочка с домашним печеньем.
   - я слышал что ты обзавелся детьми. - Отхлебнув немного из своей чашки, произнес старец.
   - вы правы... но кажется об этом слышала уже вся магическая Англия. - В тон ему ответил Сириус.
   - только ленивый сейчас не пытается узнать, кто является матерью, или матерями твоих детей. Я полагаю, что в род этих женщин ты вводить не стал, и надеюсь лишь на то, что ничего непоправимого с ними не произошло. - Дамблдор кончиками пальцев взял круглую печенюшку, и с явным удовольствием откусил половину.
   - мои дети - чистокровные волшебники и волшебницы. - Четко произнес глава рода Уайт. - Их матери живы и здоровы, но по условиям нашего соглашения, были лишены части воспоминаний, и разумеется в род введены не были.
   - значит, ты воспользовался услугами... как же это называют "маглы". - Старик нахмурился, делая вид что старается что-то вспомнить.
   - что-то в этом роде. - Не стал давать подробных пояснений жрец Селестии.
   - я рад, что ты не стал переступать закон, мой мальчик. - По доброму улыбнулся директор. - Твое же стремление возродить род, достойно всяческих похвал. И все же, детям нужно общение со сверстниками и другими взрослыми... ты не согласен?
   - что вы, именно из-за желания познакомить детей с внешним миром, я согласился на эту встречу. - Младший из мужчин сделал паузу, заполняя ее долгим глотком чая. - Как вы понимаете, директор, в моем положении очень сложно воспитывать наследников, а если мы выйдем за пределы защиты дома, то меня сразу же арестуют, малышей же в лучшем случае отдадут на воспитание ближайшим родственникам, или же того хуже, отправят в "магловский" приют. Подобные случаи уже происходили во время минувшей войны, и повторения я не желаю.
   - понимаю. - Старец медленно кивнул. - Могу посодействовать тебе во время судебного разбирательства... но только при условии, что ты не причастен к убийству Джеймса и Лили Поттер.
   - позволите? - Сириус взглядом указал на кончик волшебной палочки, заметно высовывающийся из левого рукава рубашки.
   Директор немного напрягся, но кивнул.
   - я - Сириус Уайт, основатель рода и регент рода Блек, клянусь магией в том, что не убивал Джеймса и Лили Поттер, а так же никогда не состоял в организации "пожиратели смерти" и не служил волшебнику, называющему себя лордом Волдемортом. - Дождавшись, когда магия зафиксирует клятву, жрец Селестии произнес всего одно слово. - "Люмос".
   Альбус Дамблдор, расслабленно откинулся на спинку кресла, как только на кончике волшебной палочки вспыхнул золотистый шарик света.
   - что же, мой мальчик, я смогу тебе помочь оправдаться. - Директор сверкнул очками.
   - "но"? - Младший мужчина приготовился к торгам.
   - мне бы хотелось, что бы ты уделил некоторое время общению со своим крестником. - Напрямую заявил старец. - Я не требую, что бы ты взял его себе на воспитание, в конце концов и со своими детьми у тебя должно быть полно забот, но мальчику нужно общение с взрослым мужчиной, который сможет дать совет, поддержать, рассказать о родителях.
   - это не проблема. - Сириус кивнул.
   - вот и отлично. - Дамблдор отставил в сторону кружку, и сложив руки на подлокотники кресла предложил. - Давай обсудим вопросы, которые можно задавать во время заседания суда, а так же чем ты готов отблагодарить людей, готовых оказать посильную помощь в избавлении от обвинений.
  
   ***
   В течении месяца, министерство магии "гудело" не хуже разворошенного улья. Заседание суда, на котором присутствовали как Альбус Дамблдор, наиболее влиятельные аристократы Англии, и даже наблюдатели от международной организации волшебников, завершилось полным снятием всех обвинений с Сириуса Уайта, ранее носящего фамилию "Блек". Все заинтересованные стороны засвидетельствовали показания, данные обвиняемым под действием сыворотки правды, после чего ему принесли официальные извинения и выплатили компенсацию в размере десяти тысяч галеонов.
   На выходе из зала суда, довольного жизнью мужчину, остановила высокая беловолосая женщина с холодным выражением лица. Память подсказала, что это вторая сестра, носящая имя Нарцисса.
   Женщина поздравила Сириуса с официальным оправданием, выразила свои соболезнования, затем подошел ее муж и пригласил посетить свое родовое имение. Уайт вежливо отклонил предложение и в свою очередь пригласил приходить на прием в дом Блеков, где общественности будут представлены его дети.
   После этой встречи, жреца Селестии перехватила третья сестра Андромеда, пришедшая вместе со своим мужем и дочерью. Они так же принесли свои поздравления, а так же предложили помощь с детьми, обосновав это тем что мужчина, по определению не может нормально воспитать девочек.
   А затем были репортеры, старые знакомые, совершенно незнакомые волшебники выражающие свое уважение смелости и силе воли Сириуса. Сбежать от всей этой толпы удалось лишь под предлогом о том, что дети дома остались под присмотром домовиков и портретов, а этого совершенно недостаточно, что бы обеспечить их безопасность.
  
   ***
   Встреча с крестником произошла на "косой алее", всего через пять дней после суда. Гарри Поттер, был невысоким и худощавым мальчиком с угольно черными волосами и изумрудно зелеными глазами. На встречу с крестным он пришел одетым в потертые голубые джинсы, черную куртку и вязаный красный свитер, торчащий из-под куртки.
   - ммм, даже не знаю как начать разговор. - Примерно после минуты неловкого молчания, произнес жрец Селестии. - Может быть посидим в кафе, ты немного расскажешь о себе, я о себе?
   Парень кивнул, и после того как они заняли один из столиков в небольшой закусочной,, начался долгий и смущающий обоих собеседников, почти откровенный разговор. Жизнь "мальчика который выжил", почти не отличалась от истории, которую Сириус когда-то читал в прошлой жизни, за тем единственным исключением что Гарри, оказался более спокойным и рассудительным, чем его прототип.
   После краткого рассказа о себе, основатель рода Уайт, усиленно перетряхивая память доставшуюся от прошлого владельца тела, поведал почти все, что только знал о Джеймсе и Лили Поттер. Он не старался идеализировать, или наоборот очернить родителей мальчика, лишь иногда "сглаживая углы", когда речь шла о совсем уж неприглядных вещах.
   Гарри слушал молча, почти не перебивая и не задавая неудобных вопросов, а когда история подошла к заключению в Азкабан, просто поблагодарил "дядю Сириуса". Оказалось, что он уже ни раз пытался узнать о своих родственниках, но постоянно от него отделывались общими фразами вроде "твои родители Гарри, были самыми замечательными людьми", а известие о школьной вражде с нынешним учителем зельеварения, и о ее причинах, дали основания для зарождения настоящей брезгливости к Снейпу, который не смог после стольких лет, избавиться от своей обиды, которую перенес на ничего не знающего ребенка.
   После кафе, они прошлись по магазинам, где Сириус купил крестнику удобную безразмерную сумку, а затем и несколько комплектов новой и модной одежды. Круглые очки так же были заменены на менее массивные, и более функциональные образцы, сразу в количестве трех штук. В сумку так же отправились несколько артефактов, полезных в повседневной жизни, не привлекающих особенного внимания, и являющихся общедоступными.
   Вечером Сириус и Гарри, прибыли в особняк Блеков, где отец был тут же атакован двумя отрядами по четыре ребенка. После непродолжительной битвы, основатель рода Уайт, был вынужден капитулировать перед превосходящими силами. В качестве контрибуции, проигравшая сторона обязалась предоставить шоколадных лягушек, а так же покатать победителей на спине белого крылатого волка.
   За всей этой возней, Поттер наблюдал с грустной и немного завистливой улыбкой, а после того как переночевал в гостевых покоях, поблагодарил крестного за заботу и решительно заявил, что возвращается в дом к дяде и тете. Никакие уверения в том, что он совершенно не помешает, мальчика не убедили, так как он вполне осознавал, сколько шума и неприятностей могут доставить одинокому родителю, сразу восемь малолетних волшебников.
   - если тебе понадобится мой совет или какая ни будь помощь, только дай знать. - Произнес жрец Селестии, стиснув плечо подростка своей рукой. - Твоим дяде и тете, я пока что показываться не буду... у нас и без того не самые лучшие отношения, так что незачем еще больше усложнять твою жизнь. Но если хочешь, я бы мог их припугнуть...
   - нет-нет, не стоит. - Активно замотал головой Гарри. - Лучше я вам потом встречу организую, что бы вы нормально пообщались.
   - ну, как скажешь. - Сириус широко улыбнулся и хлопнул парня по спине. - Я рад, что у Джеймса и Лили, вырос такой рассудительный сын.
  
   ***
   Первый и вероятно единственный на ближайшие годы, прием в родовом особняке Блеков, привлек к себе огромное внимание аристократии и министерства. В числе гостей были Малфои, Кребы, Гойлы, Гринграсы, Паркинсоны, Боунсы и даже Фаджи. Приглашенные репортеры, осыпали вопросами как хозяина дома, так и его гостей, среди которых незаметно для всех, появился Дамблдор и чета Уизли. Нанятые слуги сновали по приемному залу, домовые эльфы следили за тем, что бы к малолетним волшебникам не проявляли слишком активного любопытства.
   Младшие представители рода Уайт, и наследник Блеков, покинули общество старших волшебников уже через пол часа официальных церемоний. Все же им было непривычно столь большое скопление людей, и под множеством изучающих взглядов, чувствовали они себя неуютно.
   Во время очередного допроса со стороны репортерши газеты "ежедневный пророк", Сириус как бы случайно обмолвился о том, что получил силу, способную нетолько отгонять, но и наносить существенный вред тварям вроде призраков, дементоров, а так же дающую защиту от ментальных воздействий и слабых проклятий. Новость заинтересовала всех, кто ее услышал, но только Рите Скиттер хватило бесцеремонности, что бы осуществить подробный допрос. Слова о том, что это вовсе не наследуемая сила, и ей возможно наделить других волшебников, даже затмила первоначальную причину посещения этого приема почти для всех присутствующих.
   Разумеется, никто не стал сразу же требовать, что бы его наделили новой силой, все же аристократы, да и прочие люди добившиеся хоть какого-то успеха, прекрасно понимали что за все в жизни нужно платить, особенно если это сила, которую можно передавать своим детям. В головах очень у многих появились зачатки планов, благодаря которым они смогут с минимальными для себя потерями, усилить свои семьи, (не последнюю роль в этом играло знание, что Сириус еще не успел заключить ни одного договора о помолвке своих детей).
   Альбус Дамблдор, для которого новость о силе способной вредить дементорам, тоже стала сюрпризом, невозмутимо улыбался, сверкал стеклами очков, но бросал на основателя рода Уайт, многообещающие взгляды, от которых у последнего по спине пробегались стада мурашек.
   Постепенно вечер подошел к концу, и гости начали расходиться, благодаря хозяина дома за приятно проведенное время. Не стоило и сомневаться, что вскоре поступят первые предложения о помолвке детей, а те, у кого нет наследников или родственников приемлемого возраста, попытаются предложить какие-то другие ценности, возможно даже артефакты или знания.
   Когда камин в последний раз полыхнул ярким зеленым огнем, а дом снова был закрыт для гостей и прочих посетителей, жрец Селестии наконец вздохнул с облегчением. Домовики доложили, что дети в целости и сохранности размещены в спальнях, и в данный момент уже отдыхают после недавнего стресса в виде появления множества незнакомых людей.
   Убедившись, что с домом все в порядке, и никаких неучтенных "подарков" не появилось, мужчина направился в свой рабочий кабинет, что бы продолжить доводить до ума кодекс, который должны будут изучить новопосвященные жрецы, а так же клятвы, которые они должны будут принести во время инициации. Нельзя было слишком сильно ограничивать свободу действий новых адептов, но и их моральный облик следовало удерживать в определенных рамках, а-то богиня может не понять, если среди ее служителей появятся кровавые маньяки, или какие ни будь психи.
   "если быть честным, то меня уже можно причислить к насильникам".
   Эта мысль заставила Сириуса поморщиться от раздражения. Тряхнув головой, он сосредоточился на дальнейшем выполнении своего плана, наконец-то приблизившегося к финалу.
  
   РЕШИТЕЛЬНЫЕ ШАГИ.
   Еще в годы своего заключения в Азкабане, просматривая память прошлого хозяина своего тела, Сириус поражался тем возможностям, которые предоставляла магия, и его всегда удивляло, сколь малую долю своего потенциала используют волшебники из числа обывателей. При наличии определенных знаний и навыков, каждый чародей мог самостоятельно построить дом, разбить сад и добиться множества урожаев всего за один год, ну а охота на диких зверей и разведение домашнего скота, вообще не требовали слишком больших усилий и затрат времени. Однако при всем этом, магическое население Англии, почти половину всех продуктов закупало у "маглов", что можно было объяснить нехваткой знаний у отдельных лиц, слабой магической силой... ну и ленью разумеется.
   Волшебство могло решить если не все, то почти все проблемы со здоровьем, деньгами и жильем. Тот факт, что некоторые чародеи носят очки, совсем не значил того, что у них действительно плохое зрение, и лишь в редких случаях заболевания не поддавались лечению, так как сами были вызваны еще более сильной или искусной магией.
   Осенью девяносто третьего года, Сириус Уайт, наконец-то получивший полный доступ к средствам рода Блеков, приступил к финальному этапу своего плана, выполнение которого растянулось на многие годы. Конечно, до Дамблдора, с его интригами продолжающимися десятилетиями, мужчине было очень и очень далеко, но это было и не важно, ведь в отличие от великого светлого волшебника, замысел недавно оправданного беглеца из Азкабана, был достаточно элементарен, что практически гарантировало итоговый успех.
   Как вообще в условиях современного мира, можно создать новый культ? За ответом на этот вопрос, жрецу Селестии пришлось обратиться уже к своей собственной памяти о прошлой жизни, где существовало множество различных сект, завлекающих наивных людей в свои ряды громкими лозунгами и обещаниями. Как не странно, но в речи различных проповедников, верили нетолько малообеспеченные граждане, но существовали еще и так называемые "религии для богатых".
   Вооружившись знаниями по психологии, Сириус написал сравнительно небольшую книгу, в которой описывал истории о помощи ближним, состраданию к нуждающимся, а так же о поиске новых знаний. На первой же странице, над прологом, была изображена рунная цепочка, взгляд на которую на короткий срок усиливал внимательность и улучшал память, так что хотя бы несколько глав книги, почти дословно отпечатывались в разуме читателя.
   Во второй половине книги шли описания способов тренировки духовной силы, различные медитации, ну а в самом конце, подробно объяснялось как создать малый алтарь, и какие подношения можно предлагать богине, что бы обратить на себя ее внимание и получить благословение. Сей труд был заключен в насыщенно красную обложку, на которой золотыми буквами были написаны слова: "Там где есть свет просвещения, нет места тьме невежества".
   Магические типографии, получили заказ на печать ста тысяч копий... для начала. Три четверти книг, в городах Великобритании, прямо на улицах прохожим раздавали "маглы", находящиеся под действием "империуса", (к сожалению, без помощи самоотверженных фанатиков, это был единственный надежный способ проконтролировать выполнение работы). Оставшиеся двадцать пять тысяч экземпляров, было решено начать распространять среди волшебников, продавая за чисто символическую плату в пять медных монет.
   Постепенно, идеи самосовершенствования и взаимопомощи, не без помощи рун, присутствующих на каждой третьей странице, закреплялись в умах людей. Разумеется, сразу же не появилось множество верных последователей, готовых служить богине солнца, большинство "маглов" вообще избавлялись от своих книг, считая их бредом сумасшедшего или вредной ересью, но среди тысяч скептиков, находились единицы тех, кто по настоящему проникся новой верой, а некоторые из них даже начали приносить скромные дары.
   Вторая партия книг, состоящая уже из полутора сотен тысяч книг, была написана на русском языке, и отправилась в недавно распавшийся советский союз. В городах Российской федерации, новая вера обрела чуть большую популярность, так как в тяжелые времена люди стараются ухватиться за любую возможность улучшить свою жизнь. Официальным властям, а так же местным волшебникам старающимся захватить как можно больше сфер влияния, было не до разборок с разнообразными фанатиками, а потому они даже не заметили, как образовалось несколько "ячеек" нового культа.
   Сириусу почти ничего не приходилось делать самостоятельно, всю работу на себя брали книги и взятые под контроль "маглы", получившие подробные инструкции о проведении пропаганды. Они открывали свои кафе и книжные магазинчики, где собирались люди, проникшиеся идеями саморазвития и взаимопомощи.
   Сейфы Блеков пустели, портреты недовольно ворчали, а сам жрец Селестии, в это время занимался детьми, изредка отвлекаясь на встречи с волшебниками, желающими пройти посвящение новой богине, что бы получить защиту от призраков и дементоров. Как выяснилось, "пожиратели смерти", имеющие татуировки принадлежности к этой организации, не могли пройти посвящения, что в свою очередь увеличило популярность новой веры среди полукровок и маглорожденных, которые посчитали это доказательством светлости божества. Аристократов, вроде Люциуса Малфоя, не слишком расстроил факт своей неспособности пройти инициацию, и это тем более не остановило его от того, что бы привести своего сына.
   В обществе волшебников Великобритании, ходили разные слухи, политическая напряженность тоже нарастала, и очень многим хотелось обрести дополнительную силу и защиту, ради чего они отказывались от своей старой веры. В определенный момент, процесс приобрел лавинообразный характер и более не нуждался в искусственной поддержке. Мало кто задумывался, что сила богини солнца, воздействует на разум и мировоззрение последователей, постепенно меняя приоритеты, те же кто об этом знал, предпочитали молчать и пользоваться ситуацией в своих целях.
  
   ***
   Одним из способов восстанавливать численность рода после кровопролитной войны, которым в древности не брезговали пользоваться волшебники, Сириус Уайт уже воспользовался. Однако, в отличие от древности, когда чародеев не сильно заботила судьба простолюдинок, родивших им детей, все женщины услугами которых воспользовался жрец Селестии, выжили и сохранили свое здоровье. Можно было бы еще несколько раз, повторить этот успешный опыт, но тогда возникла бы новая проблема с нехваткой сил, времени и средств, необходимых для воспитания потомков, и как на примере Уизли показала жизнь, количество не всегда перерастает в качество.
   Сложно было сказать что-то плохое о Молли и Артуре, ведь первые двое их сыновей оказались весьма успешны и амбициозны, третий сын так же был относительно успешен, а вот уже близнецы стали теми, на кого не хватало денег и времени для воспитания. Шестой сын, оказался ребенком, обделенным вниманием и родительской любовью, которые попытались возместить это втройне, когда родилась дочка... что привело к ее избалованности и некоторым психологическим отклонениям.
   Если бы не домовики, то Сириус никак не смог бы справиться с восемью активными и непоседливыми малышами, и он сильно сомневался, что после финансовых затрат на проект "создание культа", может себе позволить появление еще хотя бы одного маленького волшебника. Кроме того, слишком много времени должно было пройти, прежде чем новые члены рода, станут достаточно взрослыми, что бы заботиться о себе самостоятельно, и оказывать семье хоть какую-то помощь.
   И тут в дело вступал еще один способ, применяемый волшебниками для восстановления военной силы после кровавых сражений, в самые кратчайшие сроки. Как было известно общественности, в мире существовали хроновороты, артефакты способные переносить волшебника или волшебников, на некоторое время в прошлое... но почти никто не задумывался, что существуют чары способные ускорять время в ограниченном пространстве. Этой магией пользовались фермеры, что бы ускорить рост урожая и домашних животных, что позволяло получать двойную, а-то и тройную прибыль, но ни в коем случае не следовало забывать, что в зоне воздействия заклинания, земля так же истощается в три раза быстрее.
   Для воспитания боевых магов, использовались специально зачарованные залы или целые замки, время внутри которых текло в пять раз быстрее чем во внешнем мире. За один год, род получал бойцов, прошедших пятилетнее обучение, и никого особенно не волновало, что молодой чародей постарел на все те же пять лет.
   В середине сентября, Сириус принял непростое решение, фактически лишающее его детей относительно нормального детства. В подвале особняка Блеков, а точнее на подземном полигоне, были установлены стационарные артефакты ускоряющие время. Детям пришлось переселиться в палатки с расширенным пространством, (те самые, в которых они провели первые годы своей жизни вместе с матерями), при этом потеряв возможность покидать помещение. Пищу доставляли домовые эльфы, которые так же закупались зельями, одеждой и приносили литературу из внешнего мира. Почти круглые сутки, жрец Селестии проживал вместе со своими детьми, отлучаясь лишь по крайней необходимости, что бы проконтролировать развитие культа, инициировать нового жреца, или отдать распоряжения своим недобровольным подчиненным.
   Родственников несколько обеспокоило то, что наследник рода Блек, и дети рода Уайт, прекратили появляться на праздниках и приемах, но все это объяснялось внезапным приступом паранойи, проявившемся у их отца. Так как первого жреца Селестии и раньше считали немного ненормальным, объяснение всех устроило, позволяя выиграть столь необходимое время.
   Почему Сириус пошел на столь крайние меры, не позволяющие его потомкам нормально развиваться как в плане общения, так и магической силы? Просто он вспомнил, какие проблемы ждут магическую Англию, после возрождения темного лорда. В России, уже был куплен небольшой загородный участок, где силами наемных волшебников, строился дом с защитными контурами и комплексом скрывающих чар. Когда дело касалось по настоящему сильных волшебников, нельзя было полагаться на защиту родовых особняков, и лучшим способом обезопасить семью, являлось банальное бегство.
   Как бы не жаль было покидать особняк Блеков, и бросать алтарь Уайтов, но предки любили повторять одну фразу: "род существует, пока жив хоть один его член". Жрец Селестии был склонен согласиться с этим высказыванием, и считал что в худшем случае, всегда сможет создать новый алтарь... или же этим займутся его дети, когда войдут в свою полную силу.
   Так и шло время с сентября девяносто третьего, по июль девяносто четвертого года... первого учебного года на памяти Гарри Поттера, когда ему не пришлось рисковать своей жизнью сражаясь с темными волшебниками или древними монстрами. А весной, прямо перед экзаменами, от Рона Уизли сбежала крыса.
  
   ***
   - ну, приступим. - Жрец Селестии сидел за рабочим столом в своем кабинете, а прямо перед ним, на шелковой подушечке лежал медальон Слизерина, внутри которого ожидая своего шанса, затаился кусок души Волдеморта.
   Привычно сосредоточившись на образе богини, Сириус откинулся на спинку кресла и простер свои руки над медальоном. В груди тут же начало пульсировать маленькое теплое "солнышко", а с ладоней, направленных на артефакт, начало струиться золотое сияние. Свечение становилось все ярче и ярче, но не слепило глаза даже тогда, когда его яркость затмила свет исходящий от магических ламп в люстре.
   "нуже... ну еще чуть-чуть".
   Отзываясь на мысленную просьбу, пульсация "солнышка" усилилась и участилась, а золотое свечение затопило весь стол и еще треть комнаты. Наконец, в тишине прозвучало нечто, похожее то ли на далекий вой, то ли на приглушенный крик, а после этого ощущение чего-то злого и безумного, постоянно окружающее медальон, бесследно исчезло. Для гарантии, мужчина держал свечение еще несколько минут, и только после того как убедился, что кусок души уничтожен, устало выдохнув сквозь сжатые зубы, опустил руки на подлокотники.
   "это было... неожиданно просто".
   Подумал жрец Селестии, и уже по привычке возблагодарил свою покровительницу за оказанную помощь. Немного передохнув, он поднял артефакт одного из основателей школы чародейства и волшебства, и стал его рассматривать более внимательным взглядом.
   Метал, из которого был сделан медальон, был похож на серебро, а так же белое золото, но не являлся ни тем ни другим. Какие на него были наложены чары, Сириус не представлял, да и не был уверен что они сохранились после сперва внедрения "крестража", а затем и его уничтожения.
   - Критчер. - Позвал хозяин дома, своего самого доверенного помощника.
   - хозяин звал Критчера? Критчер пришел. - Появившись прямо перед столом с глухим хлопком, домовой эльф согнулся в поклоне.
   - как там дети? - Первым делом осведомился основатель рода Уайт.
   - как и приказал хозяин, читают и тренируются. - Отчитался домовик. - Жалуются на то, что им надоело прятаться непонятно от чего.
   Сириус улыбнулся и убрал медальон в карман мантии. Во внешнем мире не прошло еще и года, а молодые волшебники уже выглядели так, будто им было по восемь лет. По заранее рассчитанному плану, следовало нанять учителей по этикету, различным наукам и боевым искусствам, которые согласятся жить в пространстве с ускоренным временем, а так же дадут клятвы о сохранении тайны и не нанесении вреда ученикам... а на это требовались деньги, неожиданно начавшие заканчиваться.
   "деньги - это очень странный предмет: сейчас они есть, а потом сразу нет".
   - я отлучусь на некоторое время. - Произнес мужчина поднимаясь из кресла. - До моего возвращения, переведи дом на осадное положение.
   - как будто мы с осадного положения сходили в последние пять лет. - Хмуро пробормотал домовой эльф.
   - ты что-то сказал? - Уже собираясь выйти в коридор, жрец Селестии остановился на пороге и повернул голову, сверкая яркими синими глазами.
   - как прикажите, хозяин. - Низко поклонившись, как ни в чем не бывало, ответил Критчер.
   Волшебник на это только махнул рукой, и направился к камину в гостиной, что бы через каминную сеть переместиться на "косую алею".
   На улице царил обычный летний день: по хмурому небу плыли тяжелые тучи, то и дело проливающиеся дождем, между лавками сновали не менее хмурые волшебники, большинство которых было одето в однообразные мантии, и только девушки радовали взор цветастыми платьями. Никто не обратил внимания на высокого мужчину с крепким телосложением, ярко голубыми глазами и насыщенно золотыми волосами, так что жрец Селестии, беспрепятственно достиг банка "Гринготс".
   - я бы хотел кое что продать... конфиденциально. - Обратился волшебник к первому же свободному гоблину, сидящему за длинной стойкой в общем зале.
   - мистер...? - Подозрительно прищурив глаза, осведомился работник банка о личности клиента.
   "Бонд, Джеймс Бонд... агент инквизиции".
   К счастью ехидный ответ не успел сорваться с губ, и волшебник ответил совершенно невозмутимо:
   - Сириус Уайт.
   - прекрасно, мистер Уайт. - Гоблин слез со своего высокого стула, и направился к неприметному коридору. - Пойдемте, я провожу вас в кабинет к поверенному рода Блек, он поможет решить ваш вопрос.
   Спустя пару минут, жрец Селестии уже сидел в удобном кресле за столом, на другой стороне от которого, разместился представитель расы коротышек, скалящийся в приветливой улыбке, и одетый в безвкусные, но жутко дорогие тряпки. Сам кабинет, если не считать гобеленов с батальными сценами на стенах, не имел никаких дополнительных украшений.
   - чем могу быть полезен, мистер Уайт? - Спросил работник банка, сверкая алчными глазами.
   - я бы хотел продать эту вещ. - Произнес Сириус, выкладывая медальон Слизерина на стол.
   - любопытно... позволите ознакомиться? - Работник банка продолжал дружелюбно скалиться, но волшебник чувствовал, что ему приходится прилагать немало усилий, что бы не схватить артефакт и не сбежать из комнаты.
   "странная реакция... пусть это и изделие одного из основателей школы. А может быть я просто чего-то не знаю?".
   Получив разрешение, гоблин вызвал нескольких своих сородичей, и в течении четверти часа, они осматривали, ощупывали и обнюхивали медальон, пару раз проведя над ним какими-то устройствами. Все это время, работники банка переговаривались на языке своей расы, так что понять, что именно привлекло их внимание, не представлялось возможным.
   - мистер Уайт. - Обратился управляющий счетов Блеков к своему посетителю. - Мы убедились, что это не подделка, однако когда-то наложенные чары, уже истощились и развеялись, так что ценность артефакта может рассматриваться исключительно как исторической вещи...
   - или же родовой реликвии, которую пожелают купить семьи аристократов всей Англии. - Заметил жрец Селестии, не желая выслушивать долгую и нудную речь о том, что медальон на самом деле стоит не больше пары медяков.
   - мы готовы заплатить восемь тысяч "галеонов". - Заявил Гоблин.
   - двадцать тысяч. - Наугад назвал цифру волшебник.
   - двенадцать, и-то только из уважения к благородному роду Блек, к которому вы относитесь, и из-за нашего продуктивного сотрудничества.
   "как же, "сотрудничества"... да вы деньги гребете, не считаясь ни с какими правилами приличия, морали и экономики".
   - шестнадцать тысяч "галеонов", и не "кнатом" меньше. - Невозмутимо заявил Сириус.
   - мы согласны. - Неожиданно легко пошел на встречу гоблин, чем заставил жреца Селестии увериться, что его серьезно облапошили.
  
   ***
   - ...а потом Гарри поймал снитч, прямо у самой земли. - Размахивая руками, рассказывал рыжеволосый подросток, сидя за столом в кафе мороженном.
   Парень был настолько увлечен своим повествованием, что даже не замечал что герой рассказа и их подруга, уже на протяжении нескольких минут о чем-то тихо переговариваются, сдвинув свои стулья вплотную. Сириус, перехвативший своего крестника и его однокурсников во время посещения "Косой аллеи", делал вид что внимательно слушает, время от времени подбадривая Рона Уизли наводящими вопросами, тем самым давая время Гарри и Гермионе, более плотно пообщаться между собой.
   "вы только целоваться не начните, этого Рон точно не сможет не заметить".
   Весело думал про себя старший волшебник, заказывая очередные порции пломбира.
   Из болтовни шестого Уизли, Уайт узнал о чемпионате мира по Квиддичу, (тут же вспомнив о планируемом нападении "пожирателей смерти", а так же о "турнире трех волшебников", который в этом году будет проводиться в школе Англии, и превратится в "турнир четырех волшебников"), а так же услышал кучу самых разнообразных сплетен, которые ходили среди учеников.
   "больше женщин, сплетничать любят только излишне активные подростки".
   Внезапно, в голове жреца Селестии зародилась любопытнейшая идея, являющаяся опасной авантюрой, и великолепной шалостью в стиле "мародеров". Пришлось приложить неимоверные усилия, что бы сдержать наползающую на лицо усмешку, а перед внутренним взором уже мелькали заголовки газетных статей вроде: "турнир трех волшебников, превратился в открытый чемпионат Хогвартса".
   "м-да... Джеймс бы оценил, Ремус попытался бы отговорить, ну а Питер... он просто крыса, так что молчал бы и делал, что поручат".
   От предстоящего приключения, мысли плавно вернулись к нынешним заботам. Следовало хоть немного подготовить крестника к будущим испытаниям, хотя бы морально, раз на все остальное попросту нет времени. Учителя для детей, уже прибыли из Болгарии, (для мальчиков), и Франции, (для девочек), и даже дали все необходимые клятвы, в обмен на солидную денежную сумму. Кроме всего прочего, родовой алтарь Блеков, вынужденный долгое время поддерживать максимально возможную защиту, и питающий ускоряющие время артефакты, почти исчерпал свой запас, и требовал подзарядки в виде жертвоприношений.
   "придется пустить под нож стадо овец, или пару "скрибов". Так как Селестия жертв разумных существ не простит, придется тратиться на животных. Хм, хорошо хоть мясо потом можно будет использовать в еду".
   - так, ребятки. - Сириус отодвинул от себя опустевшую чашку. - А давайте прогуляемся по "магловскому" Лондону? Сходим в парк, покатаемся на каруселях, а затем завалимся в кинотеатр... возражения не принимаются, я за все плачу.
   Попытки возмутиться все же были, но все аргументы разбились об веселую улыбку и хитрый прищур старшего волшебника. Мужчина провел детей в парк развлечений, где старательно занимал внимание Рона, позволяя Гарри и Гермионе, провести чуть больше времени наедине на колесе обозрения и американских горках. Позже они бегали по площадке, играя в войну при помощи автоматов заряженных шариками с краской, затем перекусили в закусочной под открытым небом, поплавали на лодке в пруду, и наконец прибыли в кинотеатр на какую-то комедию, где совершенно случайно оказалось, что места Поттера и Грейнджер находятся по соседству на самом дальнем ряду, а Уайт и Уизли, разместились со всеми удобствами в центре зала.
   - держи рыжий, это попкорн... сладкий. - Мужчина вручил парню огромное картонное ведро. - Съесть нужно до конца фильма, а-то отнимут.
   В том, что покупка закуски была хорошей идеей, Сириус мог убеждаться примерно до середины фильма, так как от соседа все это время доносился только торопливый хруст. К сожалению, относительная тишина не могла длиться слишком долго, и мужчине пришлось отвечать на огромное количество вопросов, задаваемых волшебником в первый раз оказавшемся в кинотеатре.
   "Артур так активно показывает свое увлечение культурой "маглов", и при этом не объяснил сыну самых элементарных вещей...".
   Поздним вечером, проводив Гермиону к ее дому, отправив Рона в "Нору", жрец Селестии довел своего крестника до дома его дяди и тети.
   - ладно Гарри, рад был с тобой повидаться, но если ты снова не станешь писать на протяжении всего года... заявлюсь в Хогвартс и на правах старшего родственника, надеру уши. - Строго пообещал мужчина.
   - исправлюсь. - Улыбнувшись ответил подросток а затем добавил. - Спасибо за сегодняшний день.
   - а... не бери в голову, должен же я хоть иногда проводить с тобой время. - Отмахнулся Сириус.
   - и по этому мы с Гермионой, большую часть дня провели вдвоем? - Ехидно спросил герой магической Англии.
   - чем-то не доволен? - Вскинул брови Уайт. - Мисс Грейнджер, очень милая и симпатичная девушка. Будь я моложе, ни за что не упустил бы такую...
   Договорить крестному не дал шутливый удар в живот от Гарри.
   - кха-кха... вот тебе и благодарность за все старания. - Печально закатывая глаза к небу, при этом сгибаясь пополам и держась руками за пострадавшее место, выдавил из себя мужчина. - Ладно крестник, не теряйся больше, а мне действительно пора.
   В следующую секунду с глухим хлопком, старший волшебник исчез при помощи "аппарации", Гарри же направился к дому дяди и тети, думая о том что и среди взрослых волшебников, есть вполне нормальные люди.
  
   СВОЯ ИГРА.
   В школе чародейства и волшебства под названием "Хогвартс", начался новый учебный год. В самом начале, сразу после распределения первокурсников по факультетам, директор Дамблдор объявил о запланированном проведении международного турнира "трех волшебников", участвовать в котором могут лишь старшекурсники. Все это Сириус узнал из писем крестника, который все же сдержал свое обещание и теперь время от времени, присылал короткие послания.
   Для жреца Селестии, оказалось не слишком сложно через подземные ходы, пробраться в школу в день прибытия делегаций из французской и болгарской школ. Ночью, сохраняя все возможные меры предосторожности, он обошел защиту установленную Дамблдором против школьников, и начал колдовать над "кубком огня".
   Это был очень интересный и сложный артефакт, в устройстве которого разобраться было столь же непросто, как в схеме реактивного двигателя современного "магловского" истребителя... только вот для того что бы чем-то пользоваться, нет необходимости разбираться как оно работает. После некоторых манипуляций, в список школ участников были добавлены еще два пункта, в каждом из которых было всего по одному студенту участнику турнира.
   "скандал будет страшный... жаль я не увижу лиц тех, чьи имена будут объявлены".
   Сдавленно хихикая, мужчина выбрался из зала где стоял кубок, и направился на восьмой этаж той башни, где находилась "выручай комната". В свое время "мародеры" обнаружили это место, и часть своих шалостей планировали и подготавливали именно там, так и не догадавшись вызвать склад забытых вещей... хотя их оправдывало незнание о существовании этого места.
   При помощи потайных ходов, Сириусу удалось подняться на нужный этаж, вход же в нужное помещение обнаружился спустя всего лишь пару минут. Только переступив порог склада, волшебник удивленно, восхищенно и обреченно присвистнул, оценив царящий здесь бардак, и фронт предстоящих работ.
   - настоящая пещера сокровищ. - Хмыкнул основатель рода Уайт. - Было бы мне лет пятнадцать, то от восторга наверное начал бы прыгать на месте.
   Исключительно ради удовлетворения любопытства, жрец Селестии несколько раз использовал манящие чары, в результате чего стал обладателем небольшой кучки драгоценностей. Здесь были медальоны с порванными цепочками, заколки, кольца и сережки, среди которых встречались экземпляры из драгоценных металлов и камней, а так же из меди, пластика, (явные новоделки), и прочих дешевых материалов.
   Для школьника, эти безделушки могли бы показаться настоящими сокровищами, а продав их в ломбард, можно было заработать пару сотен "галеонов", что для ребенка было бы целым богатством. Однако, для главы магического рода, заниматься подобным было бы попросту глупо, так как вырученная сумма, не окупила бы затраченных усилий.
   Пару часов волшебник бродил между горами различного хлама, то и дело подмечая неплохие вещи, для него к сожалению совершенно бесполезные. Наконец, усилия были вознаграждены, и за очередным стеллажом старых книг, был обнаружен мраморный бюст, на голове которого сверкала сапфирами красивая диадема, окруженная аурой ненависти и безумия.
   - иди ко мне моя прелес-с-сть. - Едва ли не облизываясь от предвкушения, мужчина протянул руки, начавшие источать золотое сияние, к древнему артефакту с куском заточенной в нем души.
   Пять долгих минут потребовалось золотому сиянию, что бы уничтожить кусок души темного лорда, и на этот раз процесс удалось смягчить настолько, что когда-то наложенные на диадему чары, практически не пострадали.
   - на этот раз я не сглуплю. - Довольно пробормотал жрец Селестии, пряча свою добычу во внутренний карман мантии.
   Проданный гоблинам медальон Слизерина, коротышки выставили на аукцион, и не смотря на то что он представлял из себя всего лишь украшение без магических структур, влиятельные и богатые волшебники долго боролись за право владеть реликвией одного из могущественнейших чародеев прошлого. По слухам, итоговая стоимость лота, составила более пятидесяти двух тысяч "галеонов".
   "мне бы эти деньги совсем не помешали. Ну да ладно, зато теперь примерно ясно, сколько нужно требовать за диадему".
  
   ***
   Студенты Хогвартса, так же как и гости из других школ, затаив дыхание сидели за четырьмя длинными столами. Свет в зале почти погас, и теперь только синее пламя из "кубка огня", освещало небольшую импровизированную сцену, на которой стоял седобородый старец в фиолетовой мантии, украшенной золотыми звездами.
   Вот пламя вспыхнуло, выбрасывая первый листок бумаги. Дамблдор, под множеством нетерпеливых взглядов, в почти абсолютной тишине развернул записку и прочитал:
   - чемпион Дурмстранга: Виктор Крам.
   Зал взорвался овациями, а названный молодой волшебник, поднялся со своего места и широким шагом прошел к двери, находящейся позади стола преподавателей. Как только он скрылся из вида зрителей, пламя выбросило следующую записку.
   - чемпион Шармбатона: Флер Делакур.
   Под звуки чуть менее насыщенных оваций, девушка с гордо поднятой головой, проследовала за первым участником турнира.
   - чемпион Хогвартса: Седрик Дигори.
   На этот раз аплодисменты были продолжительнее, и сопровождались одобрительными выкриками учеников разных факультетов. И вот, когда Альбус Дамблдор собирался произнести свою речь, кубок выбросил четвертую записку. Старик развернул бумажку в гробовой тишине и зачитал:
   - Гарри Поттер.
   Несколько долгих секунд все молчали, недовольные взгляды уже скрестились на съежившемся и побледневшем подростке, но прежде чем прозвучали первые обвинительные слова, кубок вновь полыхнул, выбрасывая очередную бумажку.
   - Драко Малфой. - Мрачно озвучил старец то, что было написано на клочке бумаги.
   Злые и просто недовольные взгляды, переместились с облегченно выдохнувшего брюнета, на ошеломленного блондина, который никак не мог понять, гордиться ему или же впадать в истерику.
   - похоже... - Начал было говорить Директор Хогвартса, пытаясь взять ситуацию под контроль, но кубок снова полыхнул, (это уже никого не удивило, и вызвало лишь слабый интерес). - Северус Снейп?
   - что?! - Бледнокожий черноволосый и черноглазый преподаватель, вскочил со своего места опрокидывая стул на котором сидел, и подобно коршуну навис над столом, пытаясь заглянуть через плечо Дамблдора.
   На этот раз гнетущая тишина продлилась гораздо дольше, и причиной тому было ожидание, что обезумевший древний артефакт выбросит очередное имя. Наконец из зала, а точнее из-за стола Гриффиндорского факультета, донесся голос одного из близнецов Уизли:
   - ставлю все свои деньги на Снейпа.
   Это было последней каплей, переполнившей чашу всеобщего терпения, и в последующие пол часа, зал был заполнен криками и руганью.
   Никто так и не заметил высокую мускулистую фигуру, закутанную в черную мантию и прячущуюся в дальнем темном углу. Сам же незваный гость, мелко подрагивал от сдерживаемого смеха, наблюдая за злыми, испуганными и ошеломленными лицами преподавательского состава.
  
   ***
   Как и ожидал Сириус, скандал был знатный, и если бы не магические контракты, которые кубок непонятным образом заключил с участниками, то турнир мог бы быть отмененным. Репортеры на протяжении нескольких идей "перемывали кости" всем организаторам и чемпионам, особенное внимание уделяя главному фавориту соревнования, Северусу Снейпу, в один миг по популярности превзошедшему и директора, и даже "мальчика который опять вляпался". Даже единогласно принятое решение о том, что Снейп будет участвовать, но при этом останется вне турнирного распределения мест, не облегчило жизнь мастеру зельеварения.
   Открытый турнир Хогвартса, с каждым днем привлекал к себе все больше внимания, билеты на каждый этап взлетели по стоимости до заоблачных высот, а Сириус тем временем продал диадему за сорок тысяч "галеонов", и теперь раздумывал над тем, как бы наложить свои руки на меч Грифиндора... или хотя бы трупик василиска.
   За проведением первого этапа турнира, следили тысячи волшебников. Виктор Крам показал неплохое владение боевой магией, и в сражении с драконом, лишил противника зрения, (варвар и живодер), после чего выкрал золотое яйцо, и слегка прожаренным, отправился в госпиталь. Флер Делакур, использовала магию иллюзий и свой природный гипноз, но уже взяв в руки яйцо, расслабилась за что и поплатилась опаленным платьем. Седрик Дигори, трансфигурировал из камня собаку, которую отправил отвлекать дракона... но он не учел, что животное перед испытанием хорошо покормили, (что бы снизить агрессивность и не допустить поедания чемпиона), благодаря чему обозлившаяся ящерица, почти сумела прожарить молодого волшебника, которого спасли работники заповедника следящие за безопасностью.
   Выступление Гарри Поттера, выделялось невообразимыми пируэтами, которые подросток выделывал верхом на летающей метле, и в отличие от всех прошлых участников, он умудрился избежать как огненного дыхания, так и зубов с когтями, которыми крылатая ящерица пыталась достать наглого человечка.
   Драко Малфой, наследник благородного и богатого рода, выходя на арену против своего дракона, цветом лица сравнился со своими же волосами. Однако, страх не помешал парню использовать трансфигурированных животных для отвлечения противника, а так же другие магические конструкты вроде состоящих из земли и камней големов, которые под прикрытием стаи ворон, выкрали нужное яйцо. Своей жизнью блондин почти не рисковал, управляя своими созданиями с безопасного расстояния.
   И вот на поле действий вышел Северус Снейп... злой на весь мир, как всегда облаченный в черную развивающуюся мантию. Длинные волосы развивались на порывах ветра, бледное лицо было похоже на маску смерти. Взрослый волшебник действовал решительно, не дав дракону и малейшего шанса: сперва трансфигурированные из воздуха стальные тросы связали тушу крылатого ящера, а затем земля под ним превратилась в болото, за считанные секунды поглотившее свою жертву.
   Как только Снейп забрал золотое яйцо из гнезда, работники заповедника начали откапывать несчастное животное из-под земли, в которую снова превратилось болото. К счастью, им удалось спасти испуганного дракона, который после всего произошедшего, стал шарахаться от волшебников в черных мантиях.
  
   ***
   По мнению Сириуса, второй этап был откровенно скучным. Ну вот чего интересного можно было найти в сидении на трибунах, и наблюдении за зеркальной гладью озера, в глубинах которого скрылись чемпионы? Виктор Крам, должен был найти и спасти Гермиону Грейнджер, (с чего организаторы взяли, что между ними что-то есть, Уайт так и не понял, но взял на заметку разобраться в этом деле позже). Флер Делакур, нырнула под воду в поисках младшей сестры, (за похищение маленькой девочки, и использование ее в качестве заложника в опасном соревновании, да еще и без разрешения родственников, можно было нарваться на международный скандал). Седрику предстояло спасти какую-то девочку со своего факультета.
   Драко Малфой, облаченный в плотный непромокающий водолазный костюм, наложил на себя чары поддерживающие комфортную температуру и отправился спасать свою невесту, мисс Паркинсон. Гарри Поттер, (так же непонятно по какой причине), должен был найти Джини Уизли. Северусу Снейпу, досталась честь найти и вынести на берег, старшую из дочерей рода Гринграс, (!).
   Как не странно, но первым с заданием справился именно преподаватель зельеварения, который спустя всего двадцать минут после сигнала о начале, вышел из воды абсолютно сухим, неся на руках завернутую в мантию девочку. Невозмутимое лицо, белая рубашка и черные брюки с кожаными туфлями, делали нелюдимого мужчину отдаленно похожим на рыцаря печального образа.
   Как выяснилось чуть позже, когда из воды выбрались остальные чемпионы с спасенными заложниками, после общения со Снейпом, обитатели озера предпочли не мешать никому из участников, выполнять свою часть работы, и даже кальмар постарался убраться куда ни будь подальше, получив пару не смертельных, но болезненных проклятий. Герой дня был очевиден...
   ...и настал день третьего, завершающего этапа турнира, уже официально получившего название, "открытый чемпионат Хогвартса".
   Когда дети и Северус скрылись в лабиринте, Сириус сбежал из школы, превратился в крылатого волка и покинув зону щитов блокирующих "апарацию", переместился к кладбищу, на котором должен был проходить ритуал воскрешения. Затаившись за одной из дальних могил, он стал ждать, когда же превращенный в портключ "кубок огня", принесет своих жертв.
   "окончательно менять историю нельзя, поэтому Волдеморт должен возродиться, а вот гибель Седрика, это часть совершенно не обязательная".
   Так для себя решил жрец Селестии, облаченный в зачарованные кожаные доспехи, сжимая в руках рукоять меча и волшебную палочку.
   Однако, уже внесенные изменения оказались слишком большими, и вместо Гарри и Седрика, на надгробную плиту сцепившись словно дерущиеся коты, выпали Поттер и Малфой. Голос темного лорда, приказавший убить лишнего, прозвучал без задержки, но зеленый луч "авады", наткнулся на брошенный наперерез камень.
   Сын Люциуса не растерялся, и из положения "лежа", прыгнул к "кубку огня", тут же пропадая с кладбища.
   "ну и что теперь делать? позволять этой твари взять кровь у крестника, а затем пытаться его спасти? Могу и не успеть. Проклятый "канон"... ну и Мордред с ним, не могу я рисковать пацаном".
   Пока в душе Сириуса боролись здравомыслие, совесть и чувство долга, Гарри успел спрятаться за надгробие и теперь смотрел на то, как на него наступает невысокий лысоватый мужчина с крысиным лицом.
   Чары "адского пламени", сами собой сорвались с волшебной палочки, отрезая "пожирателя смерти", одной рукой держащего закутанного в одеяло гомункула, от испуганного подростка. Пока никто не опомнился, жрец Селестии бросился на перерез змее, со спины приближающейся к Поттеру.
   - держись крестник, я рядом. - Отвлекая внимание от ребенка, громко произнес основатель рода Уайт.
   Бросок змеи совпал с взмахом меча, а в следующую секунду над кладбищем раздался истерический крик Волдеморта, почувствовавшего гибель своего "крестража".
   - с-сириус? - Растерянно спросил Гарри у нависшего над ним рыжеволосого и голубоглазого мужчины.
   - дурацкий вопрос, крестник. - Усмехнувшись, ответил старший волшебник, и покопавшись в кармане, кинул парню медальон, лично превращенный в портключ. - Произнеси, "портус", и окажешься рядом со школой.
   - а как же ты? - Расширенными от удивления и испуга глазами, глядя на Уайта, спросил Поттер. - Откуда ты здесь?
   - все вопросы потом. - Сурово произнес жрец Селестии, увидевший как "пожиратель смерти", при поддержке гомункула, неизвестным заклинанием потушил "адское пламя". - Живо, выполняй приказ!
   На этот раз подросток послушался и тут же исчезнул, а на душе у Сириуса стало легко и свободно. В то же время, тело начало покалывать, будто бы маленькими иголками. Маленькое теплое "солнышко" в груди, пульсировало все сильнее, наполняя плоть силой.
   - ты... ты все испортил! - Визжало уродливое существо, но внезапно замолчало и начало дико смеяться. - Ты заплатишь... все заплатят.
   Раньше чем "пожиратель смерти", которым оказался Питер, хоть что-то понял, Темный лорд высунул из одеяла свою когтистую руку, и вонзил пальцы в середину груди. Облако тьмы, переползло из гомункула в тело человека, попутно искажая его внешность.
   "а вот и последствия измененной истории, не заставили себя долго ждать".
   Волшебник, в детстве носящий прозвище "хвост", резко побледнел, его волосы выпали, губы посинели, глаза покраснели от лопнувших сосудов, а зубы и когти начали заостряться и удлиняться.
   - не хотел я прибегать к подобным мерам, но все же подготовил запасной план своего возрождения... ха-ха-ха-ха! - Доверительно поделилось существо, которое человеком назвать можно было лишь с большой натяжкой. - Из-за тебя, мне придется создавать нового гомункула, так как тело этого слабака просто не в состоянии выдержать всю мою мощь. За это ты умрешь медленно, и будешь меня молить об избавлении от мучений.
   С кончика волшебной палочки сорвалось взрывное заклинание, взмахом меча, Сириус отправил в полет серп золотого света. От обеих атак, то во что превратилось тело Питера и душа темного лорда, увернулось с небрежной легкостью, в ответ посылая в волшебника две сферы тьмы, (без использования волшебной палочки). Решив не проверять надежность своей защиты, Уайт отскочил в сторону, и тут же получил луч "авады" в грудь.. перед глазами на миг потемнело, а затем перед внутренним взором промелькнул следующий текст:
   "повреждение энергетических оболочек.
   Магия: -15
   Дух: -20
   Жизненная энергия: -150
   Сила: -8
   Ловкость: -7
   Выносливость: -14
   Скорость: -2".
   Зрение вернулось к норме раньше, чем тело упало на землю, а оказавшийся рядом монстр, оскалив удлинившиеся клыки, уже замахнулся рукой, что бы пробив грудь вырвать сердце. Каково же было его удивление, когда в живот врезалась "бомбарда", а левый глаз прочертил серп "секо". К сожалению для Сириуса, это лишь отбросило Волдеморта, разодрав одежду и продемонстрировав почти непострадавшую плоть.
   Следующие несколько минут, они метались по кладбищу то сходясь в рукопашную, то обмениваясь разрушительными заклинаниями. Земля под ногами то вспыхивала огнем, то покрывалась льдом, то внезапно вырастал целый лес из копий, тут же срезаемых лезвиями ветра. От взрывов сфер тьмы и шаровых молний, поле боя стало похожим на покрытую кратерами поверхность луны.
   В какой-то момент, темный лорд начал поднимать мертвецов, прямо во время боя лепя из их тел уродливую химеру с множеством рук и голов. Даже "адское пламя", Далеко не с первого раза сумело нанести этому детищу безумного гения, хоть какие-то повреждения. Только серпы золотого света, были серьезной угрозой для обоих чудовищ.
   Наконец, Сириусу удалось разрубить на куски голема, созданного из тел мертвецов, но это стоило ему еще нескольких ран и потери части характеристик.
   В очередной раз сойдясь с Волдемортом в рукопашную, жрец Селестии потратил остатки магических сил на ускорение своих движений, и отбросив в сторону уже бесполезную волшебную палочку, схватился обеими руками за рукоять меча. Один взмах, и встречный выпад когтями, закончились тем что человекоподобный монстр лишился головы, а основатель рода Уайт, получил непредусмотренное природой отверстие в животе, где застряла рука противника.
   Собрав в один пучок максимум от оставшейся духовной энергии, мужчина швырнул импровизированный снаряд в темное облако, отделившееся от искалеченной оболочки монстра. Конечно, это не убило темного лорда, но существенно повредило его и без того потрепанную душу, лишая части сил и знаний.
   В следующий момент, ослабевшее тело прекратило слушаться, ноги подломились и Сириус грузно рухнул на взрыхленную взрывами землю.
   - статус. - Одними губами произнес волшебник.
   "имя: Сириус Уайт, (волшебник, паладин).
   Магия: 3
   Дух: 41
   Жизненная энергия: 12
   Сила: 2
   Ловкость: 1
   Выносливость: 4
   Разум: 71
   Воля: 16
   Скорость: 1".
   Появление новой характеристики, так же как и смена статуса "жрец" на "паладин", были отмечены сознанием, и тут же забыты как нечто совершенно не значительное. Куда важнее в данный момент были иные показатели, которые даже во времена жизни в Азкабане, не опускались до таких низких значений.
   "экстренные портключи не работают, магии не хватает даже на слабый светлячок... хорошо хоть боли не чувствую, хоть умру без сильных мучений".
   Перед глазами все начало расплываться, по лицу текли горячие слезы. Очень обидно было умирать, особенно вспомнив о том, что даже не попрощался с детьми, которые из-за того что жили в зале с ускоренным временем, уже достигли возраста в двенадцать лет. Еще через год, у их учителей истекут контракты, и дети с телами шестнадцатилетних подростков, будут предоставлены сами себе, оказавшись один на один против всего этого мира.
   "Критчер им поможет, а портреты смогут дать пару дельных советов... они не пропадут".
   - простите меня... малыши... ваш глупый отец... хотел поиграть в героя...
   Словно через вату, Сириус услышал множественные хлопки "аппарации". Вскоре рядом появились силуэты людей, кто-то что-то кричал, кому-то даже пришло в голову оказать раненому медицинскую помощь, от которой впрочем не было никакой пользы, так как темные проклятья уже почти закончили разрушать смертное тело.
   - Сириус! Сириус, не смей умирать! Слышишь, не смей!
   Сумев сфокусировать расплывающееся зрение на фигуре склонившегося человека, жрец Селестии увидел заплаканное лицо черноволосого и зеленоглазого подростка.
   - крестник. - Изобразив подобие усмешки, беззвучно произнес мужчина, и тратя свои последние силы поднял левую руку, указательным пальцем коснувшись шрама на лбу подростка. Импульс духовной энергии, превратившейся в золотой свет, на удивление легко разрушил духовную структуру того осколка души, который носил в себе наследник рода Поттеров. Очередной "крестраж" бесследно растворился, не оставив после себя даже знания змеиного языка.
   Это действие отняло у новоявленного паладина, последние его силы, и сознание стремительно погасло, погружая разум в безмятежную тьму.
   Спустя пару минут, прибывшие на разгромленное кладбище "авроры", догадались оторвать рыдающего ребенка от тела его крестного, затем разогнали посторонних волшебников и набежавших репортеров, надежно оцепив территорию. Сам Альбус Дамблдор, печально вздохнул, глядя на труп одного из своих учеников, который сошелся в битве с настоящим монстром, и ценой своей жертвы одержал победу, важную для всей магической Англии.
   "твой подвиг не будет забыт, мальчик мой. Обещаю что приложу все возможные усилия, что бы помочь твоим детям вырасти достойными людьми".
  
   ***
   Появление в центре непонятной фигуры, изображенной на полу из чистого золота, в зале вдоль стен которого по окружности стояло двенадцать мраморных колон, было ожидаемо. Сириус без удивления осмотрел свое полупрозрачное тело, а затем уселся в позу "лотоса", и стал ждать когда за ним явится Дискорд, или Селестия.
   - гхм... извиняюсь за опоздание. - Раздался немного смущенный низкий голос, из-под капюшона красного плаща с перчатками, пришитыми прямо к рукавам.
   - ничего страшного, я и пары минут не жду. - Меланхолично отозвался новоявленный паладин, поднимаясь на ноги и полностью разворачиваясь лицом к Дискорду. - Если честно, я надеялся увидеть свою покровительницу.
   - она скоро прибудет. - Пообещал голос из-под капюшона. - Пока же, если ты не возражаешь, я постараюсь развлечь тебя интересной беседой.
   - что-то мне не хочется веселиться. - Признался Сириус.
   - м-да, тяжелый случай депрессии. - Констатировал Дискорд. - Тогда, может быть ты хочешь узнать, что произошло в мире после твоей смерти?
   - но ведь я умер совсем недавно. - Слегка удивился мужчина, и даже вскинул голову, что бы удобнее было смотреть на собеседника.
   - в разных мирах, время течет по разному, а я как бог, могу на это влиять, пусть и в строго ограниченных рамках. - Откинувшись на спинку белоснежного трона, хозяин зала положил руки на подлокотники, и приказал. - Спрашивай.
   - что случилось с моими детьми? - Задал самый беспокоящий его вопрос Сириус.
   - когда у учителей истекли их контракты, все семеро членов рода Уайт, и наследник рода Блек, вышли с того полигона, где ты их запер. О твоей смерти они узнали от домового эльфа, но благодаря портретам предков, не бросились сразу же мстить всем невиновным и непричастным. Вальпурга Блек, убедила своих внуков в необходимости обретения настоящей силы а так же дальнейшего продолжения рода, а что бы детям хватило средств на все замыслы, рассказала о последней своей "заначке". Из-за долгого нахождения в ускоренном временном потоке, никто из них не стал высшим магом, но на фоне всех остальных волшебников Англии, они выглядят крепкими середняками, а благодаря своему происхождению и наследству, являются самыми завидными женихами и невестами.
   - темный лорд возродился? - После некоторой паузы, спросил паладин.
   Возродился, но был гораздо слабее того, чем предполагалось изначально. Все же до своей гибели, ты успел уничтожить сразу четыре его "крестража"... кстати, именно из-за этого мир и отреагировал настолько агрессивно. Страшно даже подумать, какой монстр мог бы появиться, успей ты добраться еще до чаши или кольца. Дамблдор все же попался в ловушку Тома, и спокойно скончался на пятом курсе учебы Поттера, предварительно успев попортить своему противнику немало нервов. К финальному сражению, "силы света" подошли в гораздо более собранном состоянии, чем могло бы быть без твоего вмешательства, ну а дементоров явившихся на поле сражения, полностью истребили посвященные тобой жрецы. Можешь гордиться, в твою честь назвали первый официальный храм новой веры.
   В белой вспышке, в зале появилась Селестия, одетая в длинное белое платье, облегающее фигуру но не стесняющее движений.
   - что же, не буду вам мешать: общение между богиней и жрецом, это нечто слишком интимное, что бы при этом присутствовали посторонние. - Поучительным тоном произнес Дискорд, а затем кроваво красный плащ, осел на белый трон, выпуская из себя клубы алого тумана, постепенно рассеивающегося в воздухе.
   - клоун. - На грани слышимости произнесла богиня, а затем обратила свое внимание на паладина. - Я не буду произносить громких речей, тебе это совершенно не нужно, а мне уже порядком надоело. Скажу просто: я довольна тем, как ты выполнял свои обязанности, да и последнее твое решение, заслуживает уважения а потому, у тебя есть право выбора награды.
   Все время пока говорила, богиня подходила к мужчине, и остановилась только оказавшись на расстоянии вытянутой руки.
   Сириус почувствовал необычное тепло, исходящее от всей фигуры Селестии... оно приносило успокоение, внушая чувство безопасности.
   - не могли бы вы озвучить пункты, из которых я буду выбирать. - Смущенно попросил паладин.
   Богиня кивнула и начала перечислять:
   - ты можешь родиться в этом мире, и после своего взросления войдешь в мою личную свиту. В этом случае, я могу обещать долгую жизнь, безбедную старость, допуск к знаниям и артефактам, а возможно тебе даже удастся обрести бессмертие.
   "заманчиво конечно, но все же это не для меня".
   Подумал мужчина, в то время как Селестия продолжила:
   - ты можешь отправиться в один из множества иных миров, где переродившись, получишь для выполнения то же самое задание и те же силы, что и раньше. - Промедлив несколько секунд и не дождавшись реакции, богиня предложила третий вариант. - Ты можешь переродиться в своем прежнем мире, но уже без моего благословения, но так же и без дополнительных обязательств. Это будет совершенно свободная новая жизнь... пусть мне и будет жаль терять такого последователя.
   "и что выбрать? Да тут и вопросов быть не должно: свобода - это самое ценное, что может быть у разумного существа".
   - ваше величество, я выбрал. - Произнес паладин.
   - вижу. - Селестия мягко улыбнулась, а затем коснулась кончиками пальцев правой руки, лба своего уже бывшего жреца. - Желаю тебе счастливой новой жизни.
   Силуэт человека превратился в белую бесцветную сферу, которая провалилась в открывшийся на мгновение портал. Оставшаяся в одиночестве принцесса, так же не задержалась надолго, исчезнув в вспышке белого света.
  
   ***
   В голове было совершенно пусто, а изредка появляющиеся обрывки мыслей, тут же растворялись под напором эмоций. Тело не слушалось, но это ничуть не беспокоило, так как вокруг было тепло и безопасно, а так же почти физически ощущалась окутывающая аура любви и заботы.
   - какой красавчик, весь в папу. - Раздался высокий добрый голос, очевидно принадлежащий какой-то немолодой женщине.
   - Гарри, и как вы его назвали? - Спросил какой-то мужчина.
   - мы с Гермионой посоветовались... - Немного смущенно отозвался более молодой мужчина. - Мы решили назвать своего первенца в честь моего крестного.
   - Сириус? Какая прелесть! - Немолодая женщина подняла малыша на руки. - Здравствуй Сириус, я твоя бабушка.
   - Сириус Поттер... хорошо звучит. - Одобрительно проворчал счастливый дедушка, которого пока что к ребенку не подпускали.
  
   ЭПИЛОГ.
   В ночном клубе, где вдоль стен стояли маленькие круглые столики а весь центр занимал просторный танцпол, царил приятный полумрак и звучала приглушенная музыка. Свободных мест почти не оставалось, и со всех сторон звучали оживленные разговоры или веселый смех. Граненная хрустальная сфера под потолком, медленно вращаясь отбрасывала сотни "зайчиков", время от времени меняющих цвета в зависимости от включенного прожектора.
   Когда в зал вошла новая посетительница, разговоры стали чуть тише, а взгляды примерно половины мужчин, намертво прикипели к ее фигуре. Снежно белая единорожка с золотистыми гривой и хвостом, была одета в короткую красную курточку, оставляющую открытым плоский живот, а так же обтягивающие красные штаны, четко обрисовывающие контуры стройных длинных ног. Весь ее вид буквально кричал, "смотрите и восхищайтесь", но вот холодный взгляд льдисто синих глаз, отбивал всякое желание подойти и познакомиться, даже у самых отчаянных ловеласов.
   Окинув помещение быстрым взглядом, девушка стремительным шагом направилась к угловому столику, за которым сидел темно зеленый, почти черный, необычно крупный пегас, одетый в расстегнутую до половины белую жилетку, и широкие черные штаны. До последнего момента, мужчина не обращал на единорожку совершенно никакого внимания и пил, опустошая уже шестую по счету бутыль дорогого вина.
   - не против если я присоединюсь? - Обворожительно улыбнувшись и кокетливо подмигнув, спросила девушка.
   - разве я могу отказать столь прекрасной леди. - Отозвался пегас, жестом подзывая официанта.
   Вскоре на столе появились два бокала, новая бутыль вина а так же легкие закуски. Когда же работник заведения удалился, пространство на миг пошло рябью, и теперь уже никто не мог понять, о чем говорит необычная парочка.
   - здесь не так уж и плохо. - Пригубив рубинового цвета напиток, заявила Селестия.
   - еще бы: этот клуб принадлежит одной из дочерних компаний "Дискорп". - Позволяю нотке самодовольства прозвучать в голосе. - Но ведь ты пришла не обсуждать прелести сего замечательного заведения?
   - может быть я просто захотела отдохнуть от придворной жизни в приятной компании. - Безмятежно отозвалась принцесса находящаяся под личиной обычной единорожки.
   - смотрю, с маскировкой ты не утруждалась. - Усмехаюсь уголками губ, вилкой подхватывая маленький шарик из теста и сыра с зеленью.
   - стоит только избавиться от крыльев и переодеться, как меня тут же перестают узнавать. - Полубогиня пожала плечами. - Никому даже в голову не придет заподозрить, что я одна из правительниц Эквистрии.
   - Луна по этому поводу не комплексует, и ходит везде в своем истинном облике. - Замечаю чуть насмешливо.
   - просто сестренке еще не успело надоесть всеобщее внимание. - Отмахнулась Селестия. - Лет через двести, тоже начнет тайком выбираться в подобные клубы, что бы отдохнуть от своих почитателей.
   - никогда не замечал, что ей слишком докучают смертные. - заново наполняю опустевшие бокалы.
   - просто рядом с сестренкой, когда она выбирается прогуляться по столице, слишком часто мелькает злобный и страшный "лорд хаоса", одним своим видом отбивая желание подходить слишком близко.
   "красиво она тебя, бос".
   "нужно что-то ответить, а-то наша гордость пострадает".
   - неужели ты завидуешь Луне? - Удивленно поднимаю брови. - Или это такой замысловатый намек на то, что бы я пригласил тебя на свидание.
   - и первое и второе. - Не моргнув и глазом, отозвалась полубогиня. - А что ты думал? Раз уж сделал предложение, изволь соблюсти все полагающиеся ритуалы.
   - так твой ответ...? - Наклоняюсь вперед, инстинктивно хищно прищуривая глаза.
   - "да". - С некоторой неохотой произнесла Селестия. - Все же, я проиграла наш спор... но дополнительные условия мы все же обговорим, и церемонию проведем тогда, когда это будет удобно мне.
   - как скажешь, дорогая. - С самодовольной улыбкой откидываюсь на спинку стула, от чего несчастный предмет мебели жалобно скрипнул. - На самом деле, мне и самому нужно некоторое время, что бы разобраться с накопившимися делами, да и девушкам внимание уделить необходимо. Как ты смотришь на отсрочку в тридцать лет?
   - а может в пятьдесят? - Принцесса замерла с поднесенным к губам бокалом.
   - не больше сорока. - Качаю головой. - Ритуал лучше провести до того момента, как мои духовные и энергетические структуры, примут свой завершенный вид.
   - хорошо. - Селестия согласно прикрыла глаза. - Договор составим позже. Пока же, я бы хотела узнать, как у выбранного тобой жреца получилось создать полноценный культ за столь короткий срок?
   - я жульничал. - Отвечаю с абсолютно серьезным видом, но под взглядом начавших светиться глаз все же объяснил подробнее. - Пришлось несколько раз воздействовать на вероятности, а еще мне повезло наткнуться на тамошнюю инквизицию, у которой уже на протяжении нескольких сотен лет была проблема, заключающаяся в том, что их бог не отвечал на молитвы. Среди их лидеров, оставалось найти пару идеалистов, которые после непродолжительного разговора всеми руками вцепились в возможность вернуть своей организации утраченное положение. Их связи и деньги, помогли твоему культу развиться в настоящую религию, в самые кратчайшие сроки... имеются даже предпосылки к становлению культа, основной религией того мира.
   - мы же договаривались не вмешиваться. - Возмутилась Селестия.
   - мы договаривались не мешать и не помогать твоему жрецу, но вот воздействовать на жизни других людей ничто не мешало. - Усмехаюсь. - Даже во время общения с инквизиторами, я лишь рассказал им об открывающихся возможностях, а свои действия они планировали самостоятельно.
   - хочешь сказать, что если бы я рассказала "аврорам", как вернуть беглеца в тюрьму, при этом обойдя защиту родового особняка, это тоже не считалось бы за нарушение правил? - Принцесса нахмурилась и отставила бокал на край стола.
   - примерно так, но имеются некоторые ограничения. - Прищурившись, наклоняюсь ближе к столу. - Если хочешь, я бы мог более подробно об этом рассказать, но только в более уединенном месте.
  
  
  
   "посвящается всем".
  
  
   "для тех, кто дочитал:
   Седобородый старец, одетый в фиолетовую мантию стоял перед зеркалом с пустой вазочкой в руках, и изображая самую добродушную и благожелательную улыбку, на которую только был способен произносил:
   - конфетку малыш? Нет... "маглорожденные" не поймут.
   - печеньку, мой юный друг? М-да, если захочу стать новым темным лордом, обязательно возьму на вооружение.
   - лимонную дольку, мой мальчик? Хм... за отсутствием лучшего, придется остановиться на этом".
  
   "алый закат, бескрайняя зеленая равнина, четверо темных силуэтов в плащах и широкополых шляпах на этом фоне.
  
   - сколько у нас коней?
   - четыре.
   - сколько у нас мушкетов?
   - четыре.
   - сколько у нас сабель?
   - четыре.
   - Атос...
   - Портос...
   - Арамис...
   - ххх, пш-ш-ш... и Дарт Аньян!
   - один за всех... - Три голоса хором.
   - ххх, пш-ш-ш... во имя империи!".

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"