Дай Андрей: другие произведения.

S.P.Q.R

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Иногда, люди гибнут ради великих целей. Часто, они об этом не знают... Далекое будущее. Далекий космос. В определенном смысле - это продолжение истории, начатой в Сердце Агрессора.


Автор благодарит лихого казака

Валерия Смирнова, за помощь в классификации

боевых кораблей и тактики космических сражений.

  
   Андрей Дай
   S.P.Q.R.
   повесть
  
   1
  
   Пять. Он всегда начинал отсчет с пяти.
   Четыре. Он надеялся, что команда корвета, возвращавшаяся с традиционного обеда у капитана лайнера, успела отлететь на безопасное расстояние.
   Три. Он зябко передернул плечами. Считанные мгновения отделяли пассажиров огромного грузопассажирского крейсера от границы между жизнью и смертью, но волновался он только о команде малюсенького пограничного кораблика.
   Два. Уже поздно было что-то менять.
   Один. Сердце сжалось. Вот-вот. Ослепительно-белая игла лайнера выделялась на фоне космоса. И где-то там, совсем рядом, неслись к цели смертоносные ракеты.
   Ноль. Ночь вздрогнула. Живой газ, кислород, вырвавшись из летальных для крейсера пробоин, вспыхнул огненным шаром. Спустя секунду взрыв ударной волной докатился до корвета. Плиты обшивки, не предназначенные для таких нагрузок, загудели. Датчики показали повышенный уровень радиации.
   Еще через миг взорвался гипердвигатель гибнувшего корабля, и Вселенная содрогнулась. Все было кончено. Злое пламя сожрало остатки уничтоженного судна.
   - Вепов, Вепов, - сквозь треск помех раздалось в переговорном устройстве. - Лейтенант... Прием...
   Вепов расслабился. Челнок вышел невредимым из переделки.
   - Я на месте, - торопливо отозвался лейтенант. - Открываю шлюз.
   - Что произошло? - хриплый голос капитана Сильвии Красс звучал, быть может, несколько растерянно для командира звездолета, но ее легко можно было понять.
   - Все потом, - на вдохе выговорил Вепов, управляя причальным силовым лучом. - Все живы?
   - Да, - последовал лаконичный ответ. Вселенная продолжала изредка содрогаться, внося шум своего дыхания в радиоволны. Наплевав на потребности людей.
   Наконец, челнок мягко ткнулся в раструб причального шлюза. Силовые лучи свернулись. Вся команда пограничного корвета была в сборе.
   На ходу, сбрасывая с себя упрямую ткань скафандров, ошарашенные космической катастрофой офицеры бежали в рубку. Туда, где их с нетерпением ждал вахтенный офицер - единственный, кто точно знал причины. И следствия.
   Первой в рубку ворвалась капитан.
   - Ну? Что это было?
   Вепов дернул плечом.
   - Я знаю только то, что видел на радарах. Кто-то атаковал, и уничтожил "Марка-Аврелия"...
   В овальное помещение, шлепая босыми ногами, вошел навигатор Флавиус. Бормоча ругательства себе под нос, он уселся за пульт.
   - Клянусь Юпитером, нам конец! - скаля не ровные желтые зубы, пробасил четвертый и последний член экипажа корвета "Сигна-47653", лейтенант Сан-Дориан. - Лайнер-то покрупнее нас будет... Был... Потому - его первым... того...
   Сан-Дориан ткнул двумя пальцами себе в подбородок.
   - Расскажи, что видел, - проигнорировав пессимистические замечания офицера разведки, потребовала от Вепова капитан. - Торпеды не появляются из ниоткуда!
   - Кто их знает, - снова дернул плечом связист. - Вектор запуска из Мусорного Пятна...
   - Идеальное место для засады, - кивнул Флавиус. - Там можно даже крейсер спрятать.
   - Не преувеличивай, - настойчиво порекомендовал Сан-Дориан. - Я бы знал.
   Или должен был бы знать. В штабе флота его по головке не погладили бы, "проспи" он огромный боевой корабль в зоне влияния Италийской республики. Даже не смотря на то, что точных карт облака астероидов, останков разрушенной планеты, не существовало.
   - Если пират действительно в Пятне, сидит он там давненько, - недоверчиво протянула Сильвия. - Иначе мы...
   - Неопознанный объект! - резко перебил ее Вепов, не отрывая глаз от радара. - Расстояние - двести лиг... Пират выходит, мэм.
   - Опознать тип корабля! Боевая тревога!
   - Возмущение гиперполя, - сглатывая слюну, прохрипел навигатор. - Определяется, как судно класса XL. Легкий крейсер или...
   - Объект опознан, - как-то неожиданно задорно, доложил Вепов. - Это барбарианский эсминец! Щиты подняты, все торпедные аппараты в боевой готовности...
   - Множественное возмущение гиперполя! - словно споря с офицером связи, кто больше принесет неприятных новостей, заорал Флавиус. - Там их целый флот на подходе!
   - Время выхода? - простонала капитан.
   - Вторжение? Клянусь Юпитером, это вторжение! - вращая глазами, вскричал разведчик.
   - Помолчите, Сан-Дориан, - чуть не плача, попросила Красс.
   - Гости прибудут через два часа.
   - Эсминец разворачивает антенны радиопомех, - доложил связист.
   - Радиограмму в штаб флота! - в один голос закричали капитан и Сан-Дориан.
   - Уже передаю... Все! Готово!
   - Не пройдет и недели... Клянусь Олимпом, мы влипли!
   Разведчик только констатировал факт. Корвет не оснащен прыжковыми двигателями. Ни лазеров, ни торпед на борту маленького судна не было. Единственное достоинство пограничного корабля были огромные "чуткие" уши радаров.
   Вахта "Сигны-47653" подходила к концу. Шесть месяцев корвет висел на границе Италийской Республики, поджидая грузопассажирский лайнер "Марк-Аврелий". В просторных доках огромного снежно-белого корабля "Стигма" должна была вернуться на базу. Через неделю другой гигант - "Гай-Филипп" выбросил бы смену пограничной стражи. Только теперь вековая традиция была нарушена.
   - Радиограмма с эсминца, - ровным голосом проговорил связист.
   - Что там?
   - Предлагают приготовиться к стыковке. Говорят, что любое несанкционированное движение будет расценено, как враждебное и мы будем уничтожены.
   - Почему бы этим барбам сразу нас не... - Сан-Дориан поморщился.
   - Заткнись! - взвилась Сильвия. - Не искушай Судьбу!
   - Что будем делать, командир, - озабоченно спросил Вепов и оглянулся на сейф, в котором хранилось личное оружие офицеров корвета.
   - Убери щиты, - по-деловому, после секундной паузы, проговорила капитан. - Приготовиться к...
   Красс запнулась.
   - К плену, - хмыкнул Сан-Дориан.
   - У Вас есть другие предложения, лейтенант?
   - Кончайте, - засуетился офицер связи. - Не будем дергаться, глядишь, останемся живы.
   - И все-таки, - снова возник разведчик, - что им нужно? Зачем они оставляют нас в живых?
   - Разберемся на месте, - рыкнул навигатор.
   - Компьютер! - официально произнесла капитан Красс. - Запись.
   - Готов.
   - Приказ по личному составу. Я, капитан пограничной стражи Италийской республики, командир корвета "Сигна-47653", приказываю: в случае пленения вооруженными силами барбариан, выжить любой ценой. Властью тактического командира, снимаю с экипажа обязательства по сохранению военных секретов Республики.
   - Ты понимаешь, что сделала? - угрожающим тоном заявил разведчик. - Это измена!
   - Хочешь отстранить меня от командования?
   Сильвия ласково улыбнулась, разглядывая яростно потирающего мясистый нос Сан-Дориана. Под выжидающими взглядами всего экипажа, лейтенант поежился. Ни для кого не было секретом, что аристократ попал на границу прямиком из штаба разведывательными операциями флота. Конечно с понижением в звании, и конечно после какого-то проступка. Не было секретом и то, что разоблачение измены в рядах пограничников могло стать для Сан-Дориана шансом к возвращению. В любой другой ситуации...
   - Итак?
   - Нет, мэм. Простите, мэм.
   Разведчик сдался. Ни какими особенными секретами экипаж корвета не обладал. Ни чего особенного офицеры выдать не могли. Приказ капитана был вполне оправдан.
   Между тем эсминец давнего соперника италийцев, Барбарианской империи, приблизился настолько близко, что на бортовых экранах заслонил собой звезды.
   - Приготовьтесь к входу в док, - появившись на экране только на то время, которое было необходимо для передачи сообщения, непререкаемым тоном, приказал офицер с эсминца.
   - Давай, - легко согласилась Красс, и кивнула Флавиусу. Тот положил чуткие пальцы на сенсоры пульта. Двигатели кораблика заработали.
   - Барбы открыли шлюз.
   Навигатор, не дожидаясь приказа, сдвинул корвет с места.
   - Не торопись, - Сильвия чуть притронулась кончиками пальцев плеча Флавиуса.
   - Не торопись, - зло выдохнул Сан-Домиан. - А то они могут подумать, что мы торопимся в плен.
  
   Из угрюмой, серо-зеленой комнаты не сбежать. Да и куда бежать, если вокруг тысячи вооруженных врагов. Если находишься в самом сердце огромного материнского корабля, флагмана барбарианского флота.
   Сорок семь пар шагов: шум многих голосов - рубка связи или командный пункт. Девяносто: слабое дуновение ветерка в левую щеку, запах смазки - трюм или энергоцентр. Еще сто пятнадцать: поворот на право, тихий коридор - жилая зона. Вепов был абсолютно уверен - комната допросов располагалась в жилом секторе корабля.
   - Итак, - капитан разведки Барбарианской империи выглядел усталым. И злым. - Давайте попробуем еще раз... Капитан Красс, лейтенанты Флавиус и Сан-Дориан, отправились на традиционный ужин у капитана "Марка-Аврелия"... Так?
   - Да, - легко согласился Вепов.
   - Почему Вы остались на корвете?
   - Я вытянул длинную коктейльную трубочку. Жребий...
   - Почему на корвете вообще кто-то должен был оставаться?
   - Вахта, сэр. Кто-то должен был оставаться на вахте.
   - И на вахте остались Вы?
   - Ну, да, - снова согласился лейтенант и пожал плечами. - Я уже говорил...
   Барбарианец поморщился. Сжал кулаки, но по столу не ударил.
   - Теперь вернемся к Вашим действиям на корвете. Что Вы делали с момента отлета команды и до взрыва? Как можно точнее!
   Вепов наморщил лоб.
   - Сначала, разглядывал лайнер... Полистал журналы... Выпил пару глотков коньяка. У меня, знаете ли, там, под сиденьем тайничок есть...
   - Ближе к теме! - прорычал капитан и с силой прижал ладонью бумаги на столе.
   - К какой? - невинно поинтересовался италиец.
   - Ладно... - сдался разведчик. - Расскажите, какие сообщения и когда Вы отправляли... - Капитан тяжело вздохнул и, наученный предыдущими допросами, поспешил добавить:
   - ...В период с отлета команды и до уничтожения лайнера.
   Связист чуть улыбнулся.
   - Отправил доклад о техническом состоянии корвета и о результатах наблюдений границы...
   - Дальше!
   - Получил новенькую подборку электронных журналов.
   - Я не спрашивал, что Вы получали! - вскричал барбарианец. - Меня интересует только Ваши передачи! Вы что? Идиот?
   - Не ругайтесь, господин капитан, - испуганно протараторил Вепов. - Если бы Вы спрашивали точнее, я мог бы отвечать более определенно.
   Капитан впился глазами в худое лицо сидящего перед ним человека, но ни чего особенного не разглядел.
   - Ладно... - наконец, выдохнул он. - Допрос окончен. На сегодня. Видимо... Видимо, мне придется применить "сыворотку правды".
   - Конечно, кап, - разулыбался связист. - Буду рад Вам помочь.
   Один из вошедших рослых штурмовиков одним движением натянул повязку на глаза италийцу.
   Сто пятнадцать пар шагов. Трюм или энергоцентр. Вонь сгоревшей изоляции. Девяносто: "Лейтенант, приготовьтесь к передаче в штаб..." Рубка связи. Эскалатор вниз. Сорок семь... И, что-то новенькое - еще пять! Пронзительное шипение гидравлических приводов...
   Связист сам снял повязку и с легкой улыбкой протянул ее через порог конвоирам. На одинаковых лицах клонов ни единой эмоции. Оба штурмовика одновременно протянули руку за полоской черной материи, но досталась она лишь одному. Дверь закрылась.
   - Привет, - широко улыбаясь, сказал Вепов. - Давно не виделись. Как дела?
   Новая камера была несколько больше, чем одиночки, где плененный экипаж корвета разместили сначала. Спальные тюфяки лежали прямо на полу.
   - Здравствуй, - кивнула Сильвия. - Ты пришел последним...
   - Я опоздал? - пошутил связист, протягивая руку мужчинам.
   - Не то что бы...
   - Жратва здесь не хуже, - крепко сжимая ладонь Вепова, поделился Флавиус.
   - Дерьмо это все, - устало проговорил Сан-Дориан. - И кормят дерьмом. Чего им от нас нужно?
   - Мы как раз это обсуждали, - пояснила капитан, отводя глаза. - Мы так и не можем понять, что именно они спрашивают... Какие-то сигналы, сообщения... Ты что-нибудь понимаешь? Связист?
   - Четыре допроса и все одно и то же, - скривил губы лейтенант. - Почему я остался на корвете? Какие сообщения отправлял? Почему у меня не три ноги...
   - Вот то-то и оно, - вяло дернул пальцами офицер разведки. - Нас всех спрашивают об этом! Почему ты остался на "Сигне", какие мы сигналы посылали...
   - И что все это значит?
   Сан-Дориан пожал плечами и так же, как секундой раньше Сильвия, спрятал глаза.
   - Давайте спать, - решительно сказала Красс. - Мы все устали...
   Женщина одернула форменный комбинезон, послушно натянувшийся на крепкой груди, и легла. Лейтенанты, проводив глазами свою красавицу командира, последовали ее примеру.
   Флавиус разулся. Запах был тот еще, но навигатор ничего не мог с этим поделать. Мешки с одеждой на смену остались в корвете. Сильвия считала ниже своего достоинства просить у врага поблажек, а ей-то приходилось туже, чем мужчинам. Так что лейтенанты были вынуждены молча сносить тонкий садизм барбариан.
   - Давай поменяемся, - придерживая дыхание, попросил Сан-Дориан связиста. - Не могу больше...
   Вепов потер нос, но послушно перешел на лежанку аристократа. На корвете он делил каюту с Флавиусом и запах приятеля раздражал не так сильно. Впрочем, разведчик поменял шило на мыло. Теперь его тюфяк оказался в непосредственной близости от Сильвии.
   Сан-Дориан долго ворочался, но усталое тело взяло свое и он, наконец, уснул. Капитан провалилась в забытье сразу, как только прислонила голову к подушке.
   - Спишь? - чуть прикоснувшись к плечу Вепова, прошептал Флавиус. Связист открыл глаза.
   - А они?
   Навигатор приподнялся на локте и секунду другую вглядывался в расслабленные лица спящих сослуживцев. Наконец, убедившись, что их больше ни кто не услышит, поманил пальцем Вепова.
   - Похоже, кто-то стучит, - на пределе слышимости выговорил навигатор в ухо приятелю. - Кто-то корректировал атаку барбов с нашего корабля!
   - Почему ты так решил?
   - Слушай меня! - занервничал Флавиус. - С нашей стороны было сообщение на эсминец. Кто-то из нас - шпион! Только, похоже, сами барбы не знают, кто именно! Вот и изводят нас допросами...
   - Хорошенькое дело... - почесал затылок Вепов.
   - И все наши считают, что шпион - ты!
   - Я?!
   - Сигнал эти сволочи получили, когда наш челнок отошел от "Марка-Аврелия"... Мы все были друг у друга на виду и сигнал не посылали...
   - А кто был за пультом? - перебил приятеля связист.
   - Я... - нерешительно выдохнул Флавиус. - А вторым пилотом - Силь.
   - И ты, и командир могли передать сигнал, - авторитетно заявил лейтенант. - Если сообщение было заранее записано!
   - Я - точно не посылал, - оскорбился навигатор.
   - А Красс?
   - Да ворон ее разберет...
   - Вот именно!
   Босоногий офицер обессилено откинулся на топчан.
   - Первым тебя обвинил носатый...
   Патриций Сан-Дориан Марцелл VI, пыхтя мясистым носом так, что густые волосы топорщились из ноздрей, видел третий сон и не подозревал, что сейчас два лейтенанта из плебса станут обсуждать его персону.
   - Может случиться и так, что у нашего патриция то же рыльце в пушку, - покачал головой Вепов. - Уж кому, как не нашему разведчику были известны все параметры сектора.
   - Эх, - тяжело вздохнул Флавиус. - Не люблю я этого...
   - Да, уж.
   Приятели улеглись на свои топчаны и молча разглядывали серый потолок.
   - И все-таки, ты с корвета мог послать сигнал без всяких там...
   - Еще скажи, что я специально вытянул длинную трубочку!
   - Судьбу не обманешь, - философски заметил навигатор и отвернулся к стене. - Спать давай.
   Связист не ответил. Сделал вид, что уже дремлет. Босоногий лейтенант поворочался еще несколько минут, но вскоре заснул и он.
   Вепову сон не шел. Мысли теснились, наваливались одна на другую. Лейтенант пытался совладать с яростной атакой легионов идей и возможностей. И еще, перед его мысленным взором проходили сотни безликих призраков погибших на лайнере людей. Тех несчастных, кто стал жертвенными агнцами на алтаре большой политики межзвездных государств.
   Три часа длилась это самоистязание. Сто восемьдесят долгих минут изысканной пытки.
   Барбарианцы явились, как ангелы спасители. Вспыхнул яркий свет. Угрюмо-серые стены теперь светились так, что на них больно было смотреть. Черные мундиры имперских штурмовиков притягивали взгляд, как нечто дающее отдохновение воспаленным глазам.
   - Ворт! - во все горло заорал вбежавший следом за солдатами капитан разведки. - Ворт, встать!
   Италийцы сидели на своих лежанках, ни чего не понимая.
   - Что такое "ворт", капитан? - щуря глаза, неприветливо выговорила Сильвия.
   Барбарианец развернулся на каблуках и стремительно вышел. Яркие лампы погасли. Экипаж несчастного корвета снова оказался предоставленным сам себе.
   - Что это было? - ошарашено спросил Флавиус.
   - Ищут своего. - Зло выдохнул Сан-Дориан и подозрительно зыркнул на Вепова. - И не могут найти!
   - Почему же он сам не раскроется? - устало протянула капитан. - Это же не может продолжаться вечно...
   - Да. Странно, - согласился патриций и, в задумчивости, принялся теребить густую поросль торчащую из ноздрей. - Издевается над нами, что ли?! Сволочь!
   - Может быть, он еще не все выведал у нас... - проговорил Вепов и натолкнулся на внимательный взгляд Флавиуса. - Так кто же такой, этот Ворт?
   - Почему ты думаешь, что "ворт" - это имя? - быстро спросила Сильвия.
   - Барб же сказал: "Ворт, встать!" - пожал плечами связист. - Я что-то не то сказал?
   - Похоже на то, лейтенант, - угрожающим тоном заявил Сан-Дориан. - Похоже, что ты знаешь больше, чем говоришь!
   Разведчик встал на колени лицом к Вепову.
   - Если это ты, задушу собственными руками, - зловеще пообещал патриций.
   - Дурак, - так же грозно, вдруг заявил обвиняемый в измене лейтенант. - Было б в твоей голове побольше мозгов, до тебя бы дошло!
   - И что же должно дойти до нашего уважаемого Сан-Дориана? - саркастично поинтересовалась Красс.
   - Когда они найдут своего шпиона, я за наши жизни не дам и ломаного сестерция!
   Вепов лишь озвучил то, что вертелось в головах пленников. И от этого Правда не стала менее ужасающей. Впрочем, слов связиста было достаточно, чтобы Сан-Дориан заткнулся. Италийцы, еще недавно бывшие командой попавшего в переделку корабля, теперь расселись по углам каземата и сверлили друг друга глазами. Конечно, больше всех доставалось Вепову.
   - Так поэтому-то ты и не торопишься? - грустно глядя связисту в глаза, сказал Флавиус.
   - Да пошли вы все! - взорвался тот. - Хотите считать меня барбским шпионом - считайте! Мне плевать! Нашлись тут...
   Лейтенант действительно смачно сплюнул на пол, лег и отвернулся.
   Навигатор покачал головой и последовал примеру приятеля.
   - Оставьте его в покое, - приказала капитан, сделав вид, словно вообще не принимала участие в травле Вепова. - Давайте спать...
   Сан-Дориан громко фыркнул и открыл было рот, но ни чего не сказал, рассмотрев знаки, которые ему подавала Сильвия. Кустистые брови патриция взлетели в немом вопросе. "Молчи, болван, - жестами говорила женщина. - Здесь, наверняка, везде подслушивающие устройства!" Разведчик насупился. Вообще-то, именно ему, по роду деятельности, должна была придти в голову эта мысль...
   - Все равно, этому паразиту не жить! - пробурчал, наконец, разведчик себе под нос и принялся двигать свой топчан поближе к лежанке связиста. - Буду за ним присматривать...
   Командир всплеснула руками.
   - Идиот, - беззвучно произнесли ее губы.
   Пятью минутами позже бронированная дверь камеры скользнула в стену. Через высокий порог перешагнул щуплый седой дядечка в мундире подполковника. Секунду он, щуря выцветшие глаза, разглядывал пленников, потом решительно шагнул к Вепову, нагнулся и почтительно выговорил:
   - Вставайте, господин полковник.
   Амбалы штурмовики у дверей вытянулись по стойке смирно и отдали честь.
   Вепов легко вскочил с тюфяка, пожал руку седому и резко выговорил:
   - Вам следовало прибыть еще шесть часов назад, Квантиникс! Хоть один раз Вы способны четко исполнить инструкцию?!
   - Виноват, лорд Ворт, - склонил голову подполковник. - Обстоятельства несколько изменились...
   Ворт презрительно взглянул на вытянувшиеся от удивления лица италийцев и быстро вышел.
  
   2
  
   - Квантиникс! - надменно выговорил Ворт, стоя на обширной, изукрашенной гербами Барбарианской Империи, командной палубе гигантского звездолета. Снующие по огромному помещению офицеры со смесью страха и любопытства смотрели на мужчину затянутого в снежно-белую парадную форму офицера разведки. "Кинжал Империи" - высший орден Империи, бросающий алмазные блики с его груди, кое о чем да говорил!
   - Да, милорд! - подполковник подобострастно ссутулился.
   - Где командир этой посудины?
   Лорд не посчитал нужным даже оглянуться на Квантиникса. Три из четырех стен палубы занимали колоссальные тактические экраны, на которых к тому моменту светилось не слишком много изумрудных значков имперских кораблей. Не слишком много, по сравнению с мириадами звезд. С бездной, не поддающейся осмыслению, с не измеримым пространством Вселенной. Где-то там, быть может у того или этого солнца, кружила планета - Родной Мир лорда...
   - Задерживается, - доложил, наконец, седой, посовещавшись с вахтенным офицером.
   - Задерживается?! - холодно процедил Ворт. - Какое имя у этого... кто он там?
   - Штурм-адмирал Ивановекс, милорд.
   - Ивановекс?! С каких это пор ген-модификантов стали назначать командующими флотов?
   - Уже давно, - тихо выговорил подполковник, приставка "экс" в имени которого означала и его искусственное происхождение. - Вы, милорд, очень долго отсутствовали...
   Ворт скривил губы.
   - Империя теперь уже не та! - констатировал он. - Слишком редко флоты переходят границы!
   - Вы, должно быть, скучаете по временам Фаланги?! Милорд?
   - Не твое дело, экс! - равнодушно выдавил из себя стопроцентный человек. - Где Ивановекс?!
   - Задерживается, сэр... Милорд! - на этот раз удар взял на себя вахтенный, плотный, не высокий офицер с высокими задиристыми скулами.
   - Имя высшего офицера, следующего по званию за этим... задерживающимся. На монитор.
   - Следующий! - рявкнул Ворт, убедившись, что заместитель адмирала тоже не совсем человек.
   - Еще!
   - Еще!
   - Следующий, это я, милорд, - мягко выговорил вахтенный.
   - Имя, звание.
   - Флот-командор первого ранга, Бессонов, сэр... милорд. Капитан флагмана "Штандарт".
   - Квантиникс!
   - Да, милорд.
   - Ивановекса под стражу! Командующим флотом назначается адмирал Бессонов.
   - Есть, милорд.
   Подполковник сочувствующе улыбнулся новому адмиралу и умчался куда-то в глубь материнского корабля, на ходу раздавая распоряжения. Бессонов бросил все дела и замер, вытянувшись по стойке смирно в двух шагах от кажущегося всемогущим лорда.
   С экранов на все это с усмешкой взирали звезды, а Ворт смотрел на них. Быть может, высматривая в ледяной бездне искорку солнца Родного Мира. Бессонов ждал.
   - Состав флота, - то ли спрашивая, то ли отвечая, проговорил лорд.
   - Флагман, материнский корабль класса XL, "Штандарт", - с готовностью принялся докладывать новоиспеченный командующий. - Крейсер-носитель, класса X, "Повелитель Ада"; три платформы подавления, класс L. Пять эсминцев, класса SL, включая дежуривший в Мусорном Пятне - "Дерзкий" и лидер-эсминец "Проворный". Штук пятнадцать корветов - ретрансляторов...
   - Десантные подразделения.
   - "Повелитель" несет две штурмовые дивизии аэромобильной пехоты и одну панцирную. На "Штандарте" базируются два крыла звездных истребителей, два - планетарных бомбардировщиков и одно стратосферных истребителей подавления. Кроме того, на флагмане расположен базовый госпиталь...
   - Это понятно, - нетерпеливо перебил Ворт. - Когда прибывают остальные корабли флота?
   - Больше кораблей не будет, милорд. У нас только то, что смог выделить Генеральный Штаб.
   Со стороны могло показаться, что разведчик совершенно равнодушен. Ни единый мускул не дрогнул на его лице. Взгляд, все так же был прикован к причудливым созвездиям. Лорд молчал.
   У Бессонова зашевелились волосы на загривке. Про такое говорят: "ужас гладит по спине". Вглядываясь в непроницаемое лицо Ворта, рассматривая напряженную, поджарую фигуру свернутой в готовности к броску кобры, офицер пытался предугадать свою Судьбу. Понять, почувствовать степень ярости лорда, и чем она может аукнуться ему, баловню удачи.
   Откуда ему было знать, что лишь усилием воли Ворт удержался, что бы не броситься обнимать новоявленного адмирала. Ибо, это, в принципе предвычисленное, ожидаемое известие, давало ему, сыну далекой звезды, так необходимое ВРЕМЯ.
   - Как Вы, адмирал, собираетесь прорвать оборону планеты тремя дивизиями?
   Командующий пожал плечами.
   - А?! - гаркнул лорд.
   - Мы пойдем вперед с именем Императора на устах...
   - Где-то я это уже слышал, - неожиданно миролюбиво проговорил орденоносец. - Откуда эти слова?
   - Гимн Империи, милорд, - прошептал Бессонов.
   - Интересно, - вдруг звонко засмеялся полковник. - Какой идиот изобрел этакий бред?
   Офицер похолодел. И, вытаращив глаза, не в силах вымолвить и слова, смотрел на веселящегося лорда. Уж выпускник-то Имперской Военной Академии Флота знал совершенно точно: текст гимна своей собственной монаршей рукой начертал Его Величество Император!
   Долгом каждого верноподданного было немедленно арестовать наглеца, посмевшего оскорбить Его Величество. Все до единого, несколько десятков офицеров палубы, смотрели на нового командира, ожидая каких-то адекватных действий. А тот, единственный кроме полковника, чистокровный человек, взирал на игру света в вечных бриллиантах ордена. И боялся шелохнуться. Один только луч, один блик драгоценного украшения стоил всех законов и традиций Империи. Потому что таких звезд, таких орденов во всей Империи существовало только два. Второй служил неизменным атрибутом парадного мундира хозяина государства...
   Почему-то, Бессонов был уверен, что на командной палубе флагмана он видел награду именно под номером "Один".
   - Не переживай, адмирал, - Ворт стремительно шагнул и со всего маха хлопнул по плечу офицера. - Это дерьмо, про "...умрем с именем...", не для нас с тобой. Мы - победители! Пусть тупым эксам уши чистят...
   И вдруг, обнаружив, что притягивает взгляды экипажа корабля, заорал, метая молнии из глаз:
   - Работайте, роботы! Иначе сейчас всех на биомассу!
   Эксы послушно вернулись к мониторам. Командующий мог слегка расслабиться.
   - Отправь сообщение в Генеральный Штаб, - как ни в чем не бывало, продолжил полковник. - Прямиком штаб-маршалу... Кто там у нас сейчас?
   - Иоланда Теллер, сэр.
   - Отлично! Вот ей и шли... Немедленно! Передислоцировать сюда, в состав флота, еще пять... или семь, ты как думаешь? Да, лучше десять, крейсеров-носителей с эскадрой прикрытия. И, конечно, материнский корабль. Подпиши там... полковник СБ лорд Эдри Ворт, кавалер, бла-бла-бла... Осознал?
   Бессонов поспешно кивнул.
   - Копию в канцелярию Императора! И пусть Штаб знает о дубликате сообщении... Они что там, младенцы? Прорвать оборону Итали тремя дивизиями... Надо же такое придумать!
   - Есть, сэр. Так точно, милорд! - адмирал запнулся, и все-таки выдавил из себя:
   - И, с возвращением, милорд.
   - Спасибо, - искренне воскликнул полковник, и даже соизволил слегка поклониться. - Честно сказать, соскучился по...
   Ему хотелось сказать - по траве, по сумраку соснового бора, по шуму прибоя... Но вместо этого высокопоставленный шпион чуть поморщился и неопределенно махнул рукой:
   - За долгих двенадцать лет...
   Вернулся Квантиникс и адмирал, посчитав себя счастливчиком в квадрате, поспешил отправить сообщение. Просьбу, или вернее, приказ таинственного орденоносца ждал долгий путь от шифровальщиков, через громадные "уши" корветов - ретрансляторов, сквозь миллиарды триллионов километров пространства в приемные антенны на Барбарин. К дешифраторам Штаба, и уже оттуда - на стол штаб-маршала Иоланды Теллер.
   "Сколько ему лет? - рассуждал Бессонов. - Выглядит он на тридцать-тридцать пять. На самом деле может быть и пятьдесят-шестьдесят... Минус двенадцать на Итали. Ну, пусть - пятьдесят... Фаланга была почти двадцать лет назад. Итого - тридцать! В тридцать лет - кавалер "Кинжала"! Вот это да!" Руки офицера привычно набирали необходимые коды доступа и текст сообщения. Доверить такое ответственное дело кому-нибудь их ген-модифицированных он не решился.
   - Готово, командир? - весело поинтересовался неслышно подошедший Ворт.
   - Так точно, милорд.
   - Вот и отлично! Молодец, - лорд почесал нос кончиком ногтя. - Кстати, "Дерзкий" проводил картографирование Мусорного Пятна?
   - Не знаю, сэр. Сейчас выясню...
   - Поручи этим... Если карты есть - перенести информацию на мой комм, исходные данные уничтожить. Если капитан "Дерзкого" шесть месяцев валялся в запое - того под арест, назначь нового и пусть немедленно приступает к работе. Время у нас есть... Шесть суток.
   - Два вопроса, милорд, - прочистив горло, все-таки решился адмирал. - Разрешите?
   - Валяй.
   - Адмирал Ивановекс за засаду в Мусорном Пятне наградил капитана "Дерзкого" двойным крестом, и если придется его того...
   - Не много чести полгода протирать штаны, а потом расстрелять беззащитный лайнер! - отмахнулся Ворт. - И, может статься, ты зря о нем печешься... Впрочем, в случае чего, просто разжалуй его на одно звание. Вот-вот война и если в жилах кровь, а не дерьмо, очень скоро он свое вернет. Давай второй вопрос.
   - Вы ведь были на италийском корвете... Когда ждать подхода италийского флота? И какова его ожидаемая мощь?
   - Речь достойная лорда, - похвалил лорд. - Что-то я не помню дворян с таким именем... Твоя уважаемая матушка не согрешила с каким-нибудь... Ладно, ладно. Не обижайся!
   Разведчик элегантным движением руки поймал за локоть пробегающего мимо офицера, экса.
   - Послушай, любезнейший, - ледяным тоном, заявил он своей добыче. - Добудь-ка мне меч... или шпагу... В общем, клинок с рукояткой... Во-о-от такой длинны или больше. Понял?!
   - Так точно, милорд, - четко отбарабанил побледневший как сама Смерть офицер.
   - И доставь в мою каюту.
   - Простите, сэр, - отважно вмешался Бессонов. - Мы не успели приготовить Вам каюту...
   - Тогда в апартаменты адмирала, - легко согласился лорд.
   Командующий открыл и закрыл рот.
   - Оставь кого-нибудь за себя, - Ворт секунду играл блестящей застежкой на мундире Бессонова. - Квантиникс!?
   - Да, милорд.
   - Каюта адмирала прослушивается?
   - Так точно, сэр.
   - Найду хоть одного "жука", всю СБ перевешаю! У тебя пять минут.
   Подполковник испарился.
   - Набиваюсь к тебе в гости, - светски разводя руками, пояснил полковник оторопевшему Бессонову. - Надеюсь, не откажешься принять младшего по званию?
   - Нет, сэр... Да, сэр... Конечно, сэр... - судорожно теребя ставший вдруг тесным воротник мундира, пропыхтел офицер.
   - Да расслабься ты, - улыбнулся Вотр. - Не будем же мы коньяк пить по стойке смирно. У тебя, вообще, есть коньяк?
   Адмирал вздохнул и растянул губы в ответ.
   - Коньяка нет. Фаланга-ром, водка - есть. Пиво тоже. А вот коньяка...
   - Это ничего... "Сигна" еще в доке? Там под сиденьем связиста фляга стоит... пятилитровая. Отправь кого-нибудь...
   Бессонов отдал последние распоряжения и, под сочувствующие взгляды офицеров палубы, отправился пьянствовать с таинственным, Великим и Ужасным Вортом.
   Ноги нового командующего подгибались, между лопаток прокатывались холодные капли пота, но спину он держал прямо и, напрягая непослушные мышцы лица, улыбался. Они, словно давние приятели - лорд держал Бессонова под локоть - неторопливо шествовали по бесконечным коридорам корабля.
   Слухи бежали впереди них. Повелители флота еще не миновали рубку связи, а в темных закоулках двигательного отсека уже чьи-то торопливые губы шептали страшные слова в запачканное смазкой ухо. Говорили, что неведомо откуда, чуть ли не прямиком из Дворца, явившийся лорд собственноручно расстрелял половину высших командиров армады. Что пообещал перевешать Службу Безопасности за лень и показательно высечь капитанов эсминцев. Что послал в Штаб разгромное сообщение, сплошь из ругательств. И, самое главное, что послал письмо Императору, в котором порекомендовал приостановить выдачу лицензий на репродукцию эксов...
   "Ворт, Ворт, Ворт, - повторял в уме Бессонов. - Лорд Эдри Ворт. Не может такого быть, чтобы я не слышал раньше это имя! Кавалер "Кинжала" должен быть достаточно известным в империи человеком! Господи! Ведь на Барбарине он может носить совсем другое имя! Но, как тогда его узнала бы Теллер?"
   - ...Я, пожалуй, займу апартаменты Ивановекса, - цинично рассуждал полковник. - Они ему еще долго не понадобится... На гауптвахте достаточно места, чтобы экс чувствовал себя хорошо. Не так ли, мой друг?
   - Пожалуй, - был вынужден согласиться адмирал. И затем добавил, искушая судьбу:
   - Я не понял лишь, за какие преступления штурм-адмирал был арестован.
   - О, это просто, - усмехнулся лорд. - Тому было три причины. Во-первых, он глуп! И не смей спорить со мной! Ивановекс отправился на войну с тремя дивизиями. Что это, если не глупость? Ему повезло, что я не обвинил его в измене... Но тогда, мне пришлось бы его расстрелять, а я этого не люблю... Во-вторых, он экс, а триумфаторами должны становиться люди. Чтобы клонам не пришла в голову мысль о их превосходстве... Некоторые из них, знаешь ли, гораздо умнее, сильнее и обладают потрясающей приспособляемостью, но столпом Империи должны оставаться мы! Потому они и сдыхают, прожив пол нашей жизни... И, наконец, третья причина! Или, скорее, просто повод: модификант не счел мой приказ явиться на командную палубу достаточно важным, чтобы оторвать задницу от... чего-то там!
   - Простите, милорд, но по совмещенному времени флота - сейчас ночь! Ивановекс мог просто спать...
   - У него было достаточно времени, чтобы проснуться и явиться, - резко подвел черту Ворт. - Или ты хочешь сказать, что адмиралу забыли сообщить обо мне? Нет?! Хорошо. Потому, что мне пришлось бы поменять местами Ивановекса и старшего вахтенного офицера... И хватит об этом! Мы, кажется уже пришли?
   - Откуда Вы знаете, что я живу именно здесь? - вырвалось у Бессонова.
   Полковник недоумевающе взглянул на адмирала, хмыкнул и вдруг, словно не сумев удержаться, засмеялся во все горло.
   - Это ты меня спрашиваешь? - сквозь смех выдавил лорд. - Меня?! Объяснить?
   Командующий уже было растянул губы, и, тем не менее, кивнул.
   - Ты не внимателен, - переводя дыхание, пояснил Ворт. - Именно из этой двери две секунды назад выскочил офицер СБ с проводами в руках... Ну так, ты пригласишь меня войти, или будем пить прямо в коридоре?
   - А-а-а... Да, милорд. Простите, милорд...
   Бессонов вдруг разозлился. Поймал себя на этом, и тут же, даже в мыслях, испугался. Возненавидеть человека, который только что вознес тебя до поднебесья статуса о рангах Барбарианского Флота, показалось новоявленному адмиралу чем-то... неприличным, что ли. Неблагодарным, непонятным и от этого - ужасающим.
   Офицер поспешно протянул руку к панели замка, одновременно открывая дверь и, приглашая войти. Раздражение еще дергало струны где-то в глубине души, но он уже привычно взял себя в руки и, ни что не дрогнуло на характерно-бледном лице астронавта.
   На столе в гостиной личных апартаментов бывшего капитана материнского корабля, тускло отсвечивая легированной сталью, их поджидал настоящий антикварный меч.
   - ...Думаешь, они полностью убрали подслушивающие системы? - между тем весело разглагольствовал лорд. - Ни чуть не бывало! Наверняка оставили, сучьи дети! По инструкции положено и плевать им на мои приказы! Вот что значит генетическая программа. Не устаю поражаться...
   - Выходит, Вы отдавали приказ, заранее зная, что он не будет выполнен? - жестом предлагая кресло, удивился Бессонов. - Зачем же тогда?
   - Но ведь я добился своего, - удивился в ответ полковник. - Я вычеркнул каюту командующего флотом из общего списка прослушки и перевел в разряд обязательного контроля! Конечно, нас продолжают слушать, но теперь это делает не какой-нибудь сержант из эксов, а майор СБ... Или даже подполковник...
   Разведчик хитро подмигнул адмиралу и гаркнул:
   - Где, чтоб вас всех... мой коньяк?!
   Ворт расслабленно откинулся на спинку кресла и приложил палец к губам. Спустя минуту в каюту без стука влетел запыхавшийся младший офицер с пятилитровой флягой коричневого напитка в руках. Отдав ношу и честь, экс испарился.
   - Теперь есть повод хорошенько встряхнуть здешнюю Безопасность, - грустно улыбнулся лорд.
   - Пожалуйста, не надо, - всерьез попросил адмирал, продолжая стоять не в силах отвести глаз от пугающего древнего оружия на столе. И пытаясь понять, что меч здесь делал. - Вы и так уже...
   - Всех перепугал? - крякнул лорд. - А как ты хотел? ...Прежде чем усядешься, притащи фужеры... Ты пойми, Бессонов! Очень скоро начнется война! Нам придется отдавать приказы, а от того, как прилежно их станут исполнять, зависит не только победа, дьявол бы с ней, но и наши драгоценные ЖИЗНИ!
   Полковник мягко кивнул на кресло и, полностью ошалелый, Бессонов послушно уселся. Попки рюмок звонко чмокнули по столу. Адмирал с удовлетворением отметил, что во фляге оставалось еще больше половины...
   - Император учел все... Ну или почти все! Ты сам знаешь как нам, людям, тяжело попасть в Военные Академии. За то у нас льготы по части карьеры! Да, конечно, - маслянистая жидкость неохотно, тоненькой струйкой потекла в рюмки, - эксы должны беспрекословно выполнять приказы. Для этого им и вставили Барьер в мозг. Но способность творить у них начисто отсутствует... А победа в войне - это творчество, умение находить нестандартные решения, опровергать устои и инструкции. Эксам - не дано... Ты пойми, это биороботы с запрограммированным сроком службы и заданной при рождении специализацией. Результат гениальной программы генетических исследований и селекции. Но, но, но... Ну, за нас!
   Ворт одним махом опрокинул дозу драгоценной жидкости в рот. Адмирал долго раскатывал капли по рту. Коньяк оказался настолько хорошим, что астронавт даже зажмурился от удовольствия.
   - Хорошо... - выдохнул он.
   - Сразу после следующей, переходим на "ты", - вытянув длинный жилистый палец, практически приказал лорд. - Если подумал про брудершафт - забудь. Целоваться не будем...
   Адмирал потянулся и стянул объемистую бутыль со стола. На этикетке значилось: "Италийские биофармы, коньяк натурализированный, восстановлен из концентратов".
   - Странно, - прокомментировал Бессонов.
   - Хорошо, что италийской контрразведке это странным не показалось, - хмыкнул полковник. - Настоящий коньяк с Земли-матушки... Наливай.
   - Ты... гм, милорд, обещал прояснить ситуацию с италийским флотом, - возвращая хрустальный стаканчик в мокрое гнездо на столе, выговорил командующий и выжидающе глянул на оппонента.
   - Надеюсь, ты еще не пьяный? - кивнул тот. - Дело серьезное...
   - Еще нет, а ты?
   Офицер упивался своей наглостью. Винные пары ли были тому виной, или у астронавта шоры вдруг слетели с глаз, но лорд больше не казался ему таким уж... страшным и всесильным. Усталым, с некой таинственной грустью ли, мудростью ли в уголках глаз, саркастичным или даже циничным, но не страшным.
   - Наконец-то, - неожиданно серьезно заявил Ворт. - Теперь действительно можно поговорить.
   - А раньше что?
   - Не дерзи, - криво усмехнулся полковник. - Я все-таки старше тебя раз в десять...
   - Простите... прости... Милорд.
   Ворт отмахнулся. Бутыль третий раз раскланялась с хрусталем.
   - Устал я, - легонько поигрывая стаканом, признался полковник. - Устал... Устал...
   Светящаяся миллионами звезд туманность любопытно заглянула в узкий иллюминатор каюты и запнулась о суровые глаза лорда. О взгляд, устремленный в Будущее...
   Бессонов предпочел промолчать.
   - Сейчас выпьем и позовем эсбэшников, - на грани слышимости, наконец, выговорил разведчик.
   Адмирал похолодел и невольно посмотрел на леденящее душу оружие на столе.
   - Пора делать свою работу... Выполнить свой долг... Пей, адмирал! Звезды ждут!
  
   3
  
   Адмирал смотрел во все глаза. И видел перед собой сломленного допросами, напичканного медикаментами младшего офицера связи с микроскопического италийского пограничного корвета. "Удивительно, - думал командующий, - удивительное, потрясающее перевоплощение!" Куда подевался Великий и Ужасный лорд Ворт!? На привинченном к полу табурете сидел незнакомый человек в неряшливой форме. Омерзительный, во лжи, которую он извергал изо рта:
   - Повторите еще раз, ваше имя и звание.
   - Адриан Вепов, - с чудовищным италийским акцентом, пробулькал допрашиваемый. - Лейтенант.
   - Итак, вы утверждаете, что капитан Сильвия Красс и лейтенант Сан-Дориан заложили мины на лайнере "Марк-Аврелий"?
   - Да.
   - И вы, по прямому приказу капитана, послали сигнал к детонации зарядов?
   - Да.
   - Повторите еще раз.
   - Что?
   Под действием "сыворотки правды" человек отвечал корректно лишь на прямо заданный вопрос.
   - Почему лайнер был вами уничтожен?
   - Я не знаю.
   - Как вы думаете, почему лайнер был уничтожен?
   - Мы обнаружили барбарианский эсминец, вторгшийся в наши границы. "Марк-Аврелий" был взорван, чтобы свалить вину за это на барбов.
   - Зачем это было нужно?
   - Я не знаю.
   - Как вы думаете, зачем нужно было обвинять корабль Барбарианского военного флота в пиратском налете на грузопассажирский лайнер?
   - Чтобы был повод начать войну, - промямлил лейтенант. Из уголка рта вытекла тоненькая струйка слюны. - Нет?! Не знаю...
   - Что вы сделали после того, как лайнер был уничтожен?
   - Я послал сигнал тревоги на базу флота.
   - Зачем?
   - В соответствии с Уставом Военно-Космических Сил Италийской республики...
   - Ясно. Что именно вы послали на базу флота?
   - Сигнал тревоги.
   - Что именно вы доложили в своем сигнале?
   - Доложил о факте пиратства со стороны барбов, об уничтожении лайнера, и попросил помощи.
   - На базе флота ждали вашего сигнала?
   - Не знаю.
   - Как вы думаете, на базе флота ждали этого сигнала?
   - Да.
   - Что, по-вашему, должно произойти дальше?
   - Вы меня расстреляете?! - попробовал догадаться военнопленный и идиотски заулыбался.
   - Как вы думаете, какие силы и когда должны прибыть с базы флота?
   - Не знаю... Наверное, весь флот?
   Майор службы безопасности переглянулся с Квантиниксом, держащим рекордер. Подполковник как-то ласково улыбнулся и слегка кивнул. Вепов неуверенно поерзал на табурете.
   - Что вы можете рассказать о составе военного флота Италийской республики?
   - В состав флота входят пять легионов прорыва, легион пограничной стражи и два легиона прикрытия. Состав легиона прорыва: три крейсера носителя, шесть эсминцев, один крейсер аэро- и космо-поддержки. Легион прикрытия: три крейсера поддержки, двенадцать эсминцев, двенадцать фрегатов-заградителей. Легион пограничной стражи...
   - Достаточно.
   Квантиникс кивнул.
   - Снято, - облегченно выдохнул майор, вскочил из-за стола, вытянулся по стойке смирно и отдал честь расслабившемуся лорду Ворту.
   - Гениально! - воскликнул адмирал, подбегая к полковнику с протянутой для рукопожатия рукой.
   - Душ, чистый мундир и коньяк, - прохрипел лорд. - Помогите встать...
   Бессонов подставил плечо шатающемуся от усталости разведчику. Кроме командующего, ни единая живая душа не посмела к нему прикоснуться. Как не смеют притронуться к раздувшей капюшон кобре. Хлопнуть по носу оскалившуюся пантеру. Адмирал вел еле переставлявшего ноги человека по длиннейшим переходам материнского корабля и экипаж, устрашенный смерчем разнесшимися слухами, разбегался от них, как от заразных.
   - Твари, - бормотал себе под нос Бессонов, яростно глядя на сверкающие пятки своих подчиненных. - Животные. Генетическое тесто...
   - Не принимай так близко к сердцу, - прокаркал бледный, как старуха с косой, лорд. - Не то, придется прямо сейчас взять меч...
   - Ага, - сквозь зубы согласился офицер. - Взять и перерезать им всем глотки!
   Ворт хотел было засмеяться, но сил на это уже не нашлось. Он мотнул головой, рискуя потерять равновесие и упасть.
   - Не-е-ет. Мечем... тебе... по плечу... В рыцари...
   - Ты себя до каюты донеси, - задохнулся от возмущения командующий. - Еле ноги волочет, а еще головы рубить собирается. Нашелся тут, былинный богатырь...
   Полковник крепче вцепился в жилистое плечо мужчины, бросив попытки что-то объяснить собутыльнику. Оставалось совсем не много. Быть может, всего двадцать шагов. Или даже - пятнадцать. И не спать. Не расслабляться! Ему еще сегодня, прямо сейчас, нужно, остро необходимо было отдать распоряжения...
   Разведчик уснул на пороге каюты.
   Он снова сидел на коленях что-то пытающегося объяснить человека. Он знал этого человека. Знал, считал отцом и не в силах был вспомнить имя... Глубокое, бездонное голубое небо сменилось лазурным. То, в свою очередь, сменилось розовой пустотой с редкими фиолетовыми облачками. Череда миров, планет, лиц людей и инопланетников. Гримасы, оскаленные пасти, угрозы и снова доброе лицо того человека. Правда, правда, правда... Злая, жестокая, холодная, липкая правда и сочувствие в словах. Страшно, не хочется слушать и некуда идти... Слезы... Женщины. Теплые, мягкие руки сотен женщин и огромная, неизлечимая брешь в душе. Любовь, Смерть, боль и Долг... Платить по счетам!
   - Платить... - сглатывая неприятную на вкус слюну, пробормотал полковник. - Где я?!
   Сознание отчаянным штурмом овладело телом. Лорд сел.
   В отчаянно большой для космического корабля комнате горели только слабые ночные лампы. А то, что все еще находился в космосе, Ворт убедился в первую очередь, выглянув в иллюминатор. Спальная платформа не занимали и шестой части помещения.
   Он попытался вспомнить, в какое время суток по корабельному времени проходила запись его "показаний". Не удалось. Ни с первого раза, ни со второго. Смертельно уставший мозг выключил внутренние часы разведчика, а связаться с командной палубой и попросту спросить, он посчитал ниже достоинства аристократа и человека.
   - Свет... Гм. Свет! - неуверенно выговорил он, в душе опасаясь, что в звездолетах барбарианского флота больше не принято голосовое управление. Поэтому, был рад, когда плафоны моргнули и вспыхнули ровным белым светом.
   На шикарном, даже для командующего флотом, столе мирно соседствовали пара хрустальных бокалов, фляга с остатками коньяка, наручный комм и угольно-черный мундир полковника Службы Безопасности. В кобуре притаилось идеально вычищенное и заряженное оружие. На груди красовался бриллиантовыми искрами орден.
   Как ни странно, под пластиковым футляром мундира, прямо на деревянной столешнице, обнаружился меч. Ворт взял оружие в руки, до половины вытащил из ножен, любуясь отражениями ламп в строгой полированной стали и, словно застеснявшись, поспешно спрятал клинок обратно.
   - Где, интересно, они раскопали это чудо?
   Он так и не дождался ответа. Ему было неуютно в этом огромном зале. Казалось не правильным, что одному человеку архитекторы звездного судна выделили столько места. Особенно, после каюты три на два, которую он еще недавно делил с навигатором Флавиусом. Лорд поморщился и принялся обходить апартаменты по кругу в поисках санузла. Уже на пороге преступно большой туалетной комнаты Ворт хмыкнул и капризно вскричал:
   - Знаю, подонки, что слышите! Плотный завтрак сюда, быстро! ...И пригласите адмирала Бессонова.
   Уже радостно плескаясь в теплой ароматизированной воде он расслышал чьи-то шаги.
   - Бессонов, ты?! - рявкнул он, стараясь перекричать шум льющейся воды.
   Шаги стихли за дверью. Ни кто не отозвался.
   Сменив белье, побрившись и умастившись одеколонами, он вернулся в главную залу.
   Постель оказалась идеально заправленной, разбросанные по дороге к туалетной комнате грязные тряпки италийского комбинезона исчезли. Черный мундир чьи-то заботливые руки вытащили из чехла и развешали на стойке у ложа. В состав натюрморта добавился поднос с чашками и тарелками. Пахло оттуда так аппетитно, что у лорда случилось лавинообразное слюноотделение. Лишь усилием воли он убедил себя, что ни кто и не думает воровать его еду! Так что, вполне можно спокойно одеться, прежде чем сесть трапезничать.
   Мундир идеально подошел. Лорд с удовлетворением отметил, что покрой не слишком изменился за те двенадцать лет, которые он провел вне Барбарина, и все так же похож на строевой парадный мундир Звездного флота Терранской Империи. Имелись даже специальные петли для холодного оружия, которого его цепкий глаз не заметил у офицеров экипажа "Штандарта".
   - Уж не думаете ли вы, что я, как кретин, стану бродить по звездолету с антиквариатом на бедре?!
   В привычных одеяниях Ворт почувствовал себя куда как увереннее. И сразу перестал разговаривать сам с собой. Адриану Вепову, лорду Эдри Ворту пора было снова становиться чудовищем. Великим и Ужасным полковником.
   И если на смятой постели пробудился невесть что за человек, то за стол уселся уже аристократ до мозга костей.
   Герметичная дверь легко скользнула в стену. Из коридора послышались какие-то неопознанные звуки, и панель вернулась в исходное состояние. Впрочем, не на долго. Гидравлика снова взялась за дело, и высокий порог перешагнул яростно пыхтящий адмирал.
   - Урод! - уже изнутри заорал офицер кому-то в коридор. - Ты на долго меня запомнишь! Я тебе покажу "милорд кушает"!
   - Ну, кушаю, - с полным ртом кивнул Ворт. - Чего разоряешься?
   - Твари, - не унимался Бессонов. - Нелюди!
   - Эксы-то? Двуногие, без перьев? Угу.
   - Без перьев? - удивился адмирал и оглянулся на дверь. - С тобой все в порядке?
   - В порядке, - давясь не пережеванной пищей, засмеялся лорд. - Земляшка один... давно... дал такое определение Человеку. Мол, человек - это существо двуногое, не покрытое перьями!
   - Он, что дасом был? Этот, твой землянин?
   - Да, нет. Человеком. Чистым гомо сапиенсом. Ладно, забудь. Садись.
   Бессонов, не дожидаясь разрешения, притянул к себе флягу и бокалы.
   - Достойное завершение трудного дня, - пояснил офицер, чуть коснувшись дном фужера чашки с кофе лорда и опрокидывая драгоценную жидкость вовнутрь.
   - Долго я валялся в отключке? - ненавязчиво поддержал тему Ворт. - Сейчас-то уже, наверное, день?
   - День? Скажи лучше - поздний вечер. Ты отрубился почти на сорок часов.
   Разведчик вскинул брови, но ни чего не сказал.
   - Ничего особенного не произошло, - махнул рукой адмирал. - Зарегистрировали возмущение гиперполя. Италийский флот на подходе. Большой флот. Выйдет здесь через трое стандартных суток... Карты Мусорного Пятна с "Дерзкого" в комме. Уже видел? Я думаю, нужно поощрить капитана.
   - Твое дело, - пожал плечами полковник. - Исходники уничтожили?
   - Конечно.
   Второй раз разливал Ворт.
   - Чего пришел-то?
   - Как это? А ты разве не звал?
   - Звал, - коварно хмыкнул лорд. - Хотел узнать новости... И еще... спросить, готов ли ты к переговорам с италийцами?
   - Разговаривать с врагом - плохой тон.
   - Придется.
   На этот раз полковник пил маленькими глоточками.
   - Объяснишь, что "Дерзкий" немного заблудился. Покажешь запись моего допроса... Дерзи, но на провокации не поддавайся. Вообще, веди себя понаглей. Пусть нас пока не воспринимают в серьез... Будем ждать, пока подтянется весь наш флот.
   - Их, что? Правда будет так много, как ты говорил?
   - К сожалению - да... Ты не бойся. Бой в космосе - безболезненная штука.
   - Может, повторишь Фалангу?
   Ворт чуть улыбнулся и поставил недопитый бокал на стол.
   - Не получится. Теперь этот маневр уже достояние Истории. Ему учат в Военных Академиях...
   - Расскажи мне о Фаланге?
   - Фаланга... - кивнув и усевшись поудобнее, начал, было, полковник. И умолк.
   Любовь, Смерть, боль и Долг... О какой Фаланге рассказать этому молодому офицеру, который был выбран матерым шпионом быть проходной пешкой в галактической игре? О вольной планете, осмелившейся бросить вызов Империи? Или о рыжеволосой девушке в штопаном мундире звездного истребителя? О хитросплетениях интриг, дезинформации и дипломатических перетасовок позволивших оккупировать малыми силами лучше вооруженную и индустриально развитую планету. Или о любви, смерти, боли и Долге? И в результате - предательстве любимого человека носящего имя родного мира.
   Фаланга! Вовсе не зеленые луга и пыльные улицы провинциальных городков, растоптанные стальными гусеницами панцеров, вспоминал лорд. Не триумфальное шествие армии победителей по проспектам столицы завоеванной Фаланги, а воняющие отбросами узкие проходы фалангийского гетто на Барбарине. И светящиеся яростью и жаждой мести зеленые глаза другой Фаланги... Ее мягкие, теплые губы, упругий живот и сильные ноги, вспоминал полковник. Ее безрассудность и доверчивость. И еще! Еще свое ей обещание. То, которое так и не сумел сдержать. То, которое давал, зная, что не сможет его сдержать... "Мы будем жить долго-долго, и умрем в один миг! Да, милый?" - "Обязательно, малыш!" Любовь, Смерть, боль и Долг!
   Сердце сдавило так, что "Великий и Ужасный" не мог вздохнуть.
   - Фаланга была... дерзкой, - наконец, выпихнул он слова сквозь сжатые болью зубы.
   - В академии говорили, Фаланга напала первой? - устав ждать, подсказал Бессонов.
   Ворт тряхнул головой, отгоняя духи мертвых толпой сгрудившихся за левым плечом, и нашел в себе силы засмеяться.
   - Напала, да!? Ты бы знал, чего мне стоило это устроить! Напала! Варились, как моллюски, там в своем мирке и на нас плевать хотели. Торговый центр целого сектора пространства, развитая, не чета нашей, промышленность. Адаптированное сельское хозяйство. Даже демографическая ситуация у них получше была. Думаешь, эксы от хорошей жизни появились? Нам пришлось что-то быстро изобрести, чтоб не передохнуть всем. Не слишком уютный мир выбрали себе солдаты Брауна...
   А Фаланга - лакомый кусочек - вторая Океания, только морей поменьше. Плодородная земля... Их флот вдвое больше нашего был. Плюс, орбитальные платформы, наземные ракетные батареи... Впрочем, чего я тебе рассказываю! Вы в академии, наверняка, по полочкам всю их оборону раскладывали. А у нас? Это только теперь, что-то похожее на оборонительные рубежи в небе имеется. Тогда только-только свои звездолеты начали строить... Этот-то, "Штандарт", тоже наверное на стапелях Фаланги родился? Так, что, сам понимаешь, очень нам нужна была эта планета!
   Мне пришлось пожертвовать всей резидентурой на Фаланге, чтобы всуропить их контрразведке ложные данные о величине и мощи нашего флота. Пришлось молча проглотить высылку большей части наших дипломатов... Ты бы видел, как бесновался Император! Ну, да ладно... В общем, я всучил фалангийцам данные о том, что мы в тайне строим гигантский флот вторжения! Каково же было мое разочарование, когда их Парламент отклонил предложение Правительства о превентивном ударе по Барбарину! Мало я взяток раздал, что ли?! Тогда мы придумали некую террористическую организацию, целью которой было свержение продажного демократического правительства Фаланги. Естественно, намекнули о том, что Имперская Служба Безопасности поддерживает экстремистов деньгами и оружием. А они не поверили! И все! Тупоголовые ублюдки!
   Ну, уж после того, как под знаменами повстанцев мы начали грабить их торговые суда, они запрыгали! Кое-кто терял прибыли, и этого они потерпеть не могли... Ты знаешь, я сам наблюдал отправку их флота вторжения с базы на четвертом спутнике. Как он там... Матона? Вот... С базы на Матоне. Красиво так шли. Как на параде... Ну, а что было дальше, ты знаешь. Вот и все... Удовлетворил я твое любопытство?
   - А Ежерд? Они стали следствием Фаланги, как нам рассказывали?!
   Раскаленная игла снова впилась в сердце шпиона. Распахнутые глаза Фаланги и две маленькие капельки крови на плече его невинно-белого мундира... Любовь, Смерть, боль и Долг...
   - Да, - проговорил он, морщась от боли. - Вроде того... Потом расскажу...
   - За Фалангу ты и получил "Кинжал"?
   - Угу. Наливай.
   Бессонов восторженно что-то кричал, размахивал руками. Ворт его не слушал. Просто пил коньяк, не ощущая божественного вкуса баснословно дорогого напитка, и разглядывал лицо сидящего напротив человека. Пытаясь отгадать, предсказать - встанет ли этот молодой здоровяк с лицом уличного хулигана в шеренгу мертвецов за плечами... Еще один. Миллион первый...
   - ...И я заранее предвкушаю прелесть того фокуса, который ты приготовил италийцам! - обжегшись о ледяной луч взгляда лорда, закончил адмирал.
   - Да, уж, - вяло дернул губами лорд. - Фокус что надо! Созови-ка командиров подразделений на военный совет. Пора исполнять свой долг!
  
   4
  
   Их еще не было видно. Где-то там, в сотне тысяч километров, с беззвучными хлопками, заставляя содрогаться Веселенную, их Великого Ничто выходили колоссальные боевые звездолеты италийцев.
   Их еще не было видно, но глядящие в мониторы офицеры командной палубы не могли ошибаться. В сектор входило пять полных легионов - Новый Рим не намерен был шутить...
   Пять легионов! Мощь прибывающего флота поразила Ворта до глубины души. Уж он-то прекрасно представлял реальный размер армии Италийской республики. Пять эскадр - это все, что у них было... Впрочем, именно на это, зная главные принципы военной доктрины грядущего врага, лорд и надеялся. Одна, главная, решающая битва! Одно столкновение и два следствия: Победа или долгая оборонительная, изнуряющая агрессора война. Республика правильно оценивала свои силы. Гораздо более богатая ресурсами, имеющая подавляющее, пятидесятикратное преимущество в количестве жителей, обладающая великолепной промышленностью планета в любом случае рассчитывала на успех. Измени политики Итали свое самоощущение, перейди они от сдержанного снобизма к партнерству с ближайшими соседями - планета была бы неуязвима...
   Полковник наблюдал за Бессоновым. Адмирал, нетерпеливо, нервно расхаживая по палубе, поджидавший момента, когда весь флот противника выйдет в физический мир, теперь успокоился. И даже улыбался. Ворт легко читал бегущие в мозгу командующего мысли: ожидающаяся с Барбарина помощь подавляла армаду противника более чем вдвое по количеству кораблей. Но даже уже висящий в тесном пространстве окраинного сектора его, Бессонова, флот вполне мог соперничать с италийцами.
   Разведчик, унимая дрожь в руках вызванную приливом адреналина, с нескрываемым удовольствием разглядывал своего протеже.
   - Соедините меня с командующим италийцев, когда они закончат маневрировать, - распорядился адмирал и взглянул на лорда.
   - Ты знаешь, что делать, - мягко выговорил тот и поднялся с кресла. - Квантиникс! Нам пора идти.
   - Разве ты не...
   - Нет. Я не стану участвовать в переговорах. У нас с эксом есть дела.
   Губы Бессонова дрогнули. Ворт повернулся к командующему спиной и, не оглядываясь на семенящего сзади Квантиникса, быстрым шагом покинул командную палубу.
   Коридоры огромного корабля были пустынны. Объявленная по звездолету боевая тревога разогнала членов экипажа по отсекам. Герметичные диафрагмы были закрыты. Полковник торопился к одному ему известной цели, замечая присутствие экса, только когда тот выбегал вперед открыть очередную дверь. Наконец, Ворт остановился у рубки связи.
   - Вы хотите послать сообщение, милорд? - попробовал догадаться подполковник.
   - Не твое дело, - зло выдохнул лорд, поворачиваясь к отсеку левой щекой. Потом резко развернулся и неторопливо пошел обратно. Его губы беззвучно отсчитывали шаги. Сорок семь шагов до эскалатора вниз... И еще пять.
   У бронированной двери, зеленый от страха, разведчиков встретил высоченный штурмовик.
   - Открой, - прошипел Ворт, расстегивая кобуру.
   Панель скользнула в стену, и полковник перешагнул высокий порог. Квантиникс поспешил последовать за командиром.
   - Ты?! - вскричала капитан Красс.
   - Сволочь! - прорычал патриций.
   Лорд, не обращая внимания на италийцев, спокойно дождался, пока створка вернется на место, повернулся лицом к эксу и холодно выговорил:
   - Прощаю тебе долг!
   Фаланга! Распахнутые глаза и две капельки крови на его мундире. И дрожащие губы Квантиникса: "Вы спасли мне жизнь, милорд!" Жизнь экса и успех операции в обмен на смерть любимого человека... Любовь, Смерть, боль и Долг...
   Разведчик одним движением выхватил оружие и выстрелил. Голова барба разлетелась на тысячи кровавых ошметков, в один миг, раскрасив невзрачные стеновые панели в цвета смерти. Обезглавленное тело рухнуло к ногам лорда.
   Дождавшись, когда конечности врага перестанут дергаться, Ворт бросил пистолет на лежанку ошарашенной Сильвии.
   - Тридцать девять зарядов, - устало заявил он. - Не трать попусту. У дверей один охранник... Собирайтесь. Дело сделано, пора уходить.
  
   Неосознанно Бессонов принял характерную позу лорда Ворта: раздвинул плечи, выпрямил спину, ноги на ширине плеч, руки за спиной. Олицетворение силы и власти. Силы Империи и власти командующего флотом.
   Напротив, на главном мониторе рубки, перед адмиралом стоял флот-консул Италийской Республики патриций Сан-Сабит. На лице, до абсолюта уверенного в своем превосходстве аристократа, застыло выражение нескрываемого презрения.
   - Ворон вас побери, барбы! Что вы здесь делаете!? - выплюнул он в лицо адмирала.
   - Это все, что ты можешь сказать в свое оправдание, италиец? - с трудом сдерживаясь, что бы не рассмеяться, сыграл ярость Бессонов. Ворт чуть ли не слово в слово предсказал первую реплику командира нео римлян.
   Адмирал припомнил характеристики сенатора Сан-Сабита данные лордом: политик до мозга костей. Прежде чем сделать шаг, трижды подумает, как это скажется на его положении в Сенате. Осторожен, нападает только будучи абсолютно уверенным в победе. Что бы выиграть время до подхода основного флота, требуется сбить патриция с толка. Это нужно сделать в два этапа. Этап первый:
   - Всему есть предел, - продолжил атаку Бессонов. - И нашему терпению пришел конец!
   - Итак! Что вы здесь делаете... адмирал? - уже более миролюбиво поинтересовался консул и притронулся холеным пальцем к кончику покрытого пушком уха.
   - Восстанавливаю справедливость, - рявкнул барбарианец. - А вот зачем ты пришел сюда? Тебе мало одного лайнера?
   - Давайте не будем горячиться, - дипломатично предложил италиец. - Мы получили сигнал со своего пограничного корвета, что ваш звездолет атаковал, и уничтожил "Марк-Аврелий"...
   - Неужели?! - грубо перебил оппонента адмирал. - У меня другие сведения.
   - Какие же?
   - Пограничники передали, что в системе обнаружен эсминец Барбарианской Империи и что грузопассажирский лайнер был уничтожен. Разве не так?
   С удовольствием, разглядывая озадаченное породистое лицо патриция, Бессонов скривил губы и, как бы нехотя, добавил:
   - Приношу извинения за нарушение ваших границ эсминцем "Дерзкий". Сбой в навигационном оборудовании. Капитан уже наказан...
   - Пустое, - не задумываясь, отмахнулся Сан-Сабит. - Так кто же атаковал "Марк-Аврелий"?
   Консул явно проигрывал первый раунд переговоров и понимал это.
   Бессонов брезгливо дернул плечом.
   - Мы ведем допросы свидетелей, - признался он. - Быть может, я поставлю тебя в известность об их результатах...
   - Да уж, - официально выговорил патриций. - Не откажите в любезности... Кстати!
   - Ну что там еще?!
   - Мне требуется время, чтобы связаться с Новым Римом.
   Адмирал хмыкнул и разорвал связь.
   И вдруг понял, что офицеры палубы избегают встречаться с ним взглядами. Словно какая-то часть силы, змеиной коварности лорда Ворта передалась адмиралу. Словно полковник незримо присутствовал за плечом командующего.
   Бессонов был счастлив. Не смотря ни на что.
   - Две минуты назад, сэр, - глядя куда-то поверх головы командующего, доложил старший офицер рубки. - Корвет "Сигна-47653" покинул пятнадцатый стыковочный узел, с полной командой на борту. Лорд Ворт с ними. Труп подполковника Квантиникса обнаружен в камере, где содержались италийцы. Убит так же штурмовик конвоя. Сэр.
   - Корвет на прицеле, сэр, - добил растерянного адмирала другой.
   - Отставить, - поспешно воскликнул Бессонов. - Лорд Ворт - заложник. Не дай Бог...
   "Что сделал бы на моем месте лорд? - подумал адмирал. Ответ возник сам собой. - Уничтожил бы проблему!" Только на палубе флагмана стоял не кавалер ордена "Кинжал Империи", а кавалером назначенный, командующий флотом адмирал Бессонов. Поэтому, вместо приказа об атаке, он решительно выговорил:
   - Отслеживать перемещения корвета. Поднять звено истребителей. Не стрелять до особого распоряжения!
   И после секундных сомнений добавил:
   - Сообщить в Генеральный Штаб и копию в канцелярию Императора!
   "Если и придется расстрелять бластерными пушками беззащитный кораблик, то пусть хотя бы это будет прямым приказом командования" - решил адмирал.
   До появления основного флота Барбарианской Империи, в уже и так переполненном смертоносными машинами секторе, оставалось пятьдесят два часа.
  
   На маленьком тактическом мониторе звезды казались игрушками, а продолжающие маневрировать боевые звездолеты обоих флотов - помехами передачи сигнала. Но кроме этого самого монитора в рубке корвета смотреть больше было не на что. Вепов неотрывно следил за светящимися точками.
   "Сигна" пряталась среди покрытых инеем валунов одного из астероидов. В хаосе Мусорного Пятна.
   - Назови хоть одну причину, почему я не должен тебя пристрелить, как собаку, - сто первый раз завел свою песню Сан-Дориан, вяло помахивая оружием.
   - Не оскорбляй собак, - очередной раз попросил Флавиус.
   Вепов поморщился и заученно проговорил:
   - Отправь мое сообщение, потом можешь стрелять.
   - И почему нам нельзя было сразу лететь к нашим? - Сильвия уже знала доводы предателя и, тем не менее, подчиняясь странному магнетизму заевшей пластинки, снова и снова спрашивала.
   - Если у тебя девять жизней...
   - Это мы уже слышали, - взревел патриций. - Сознавайся, сволочь. Что в сообщении?!
   - Я уже говорил.
   - Я тебе не верю, - чуть слышно сказал Флавиус - единственный, в глазах которого была хоть толика сочувствия. - Не могу тебе верить. Даже, если хочу...
   - Ты хочешь, чтобы твои друзья барбы могли нас найти по пеленгу сигнала, - высказал новое предположение лейтенант разведки.
   - Ты идиот, - констатировал Вепов. - Тебя из штаба выперли за тупоумие?
   - Да, ты...
   - Спокойно, лейтенант, - пришлось вмешаться капитану Красс. - Он помог нам бежать.
   - Быть может, это часть какого-то плана? - попробовал отвлечь патриция навигатор.
   - В твоем сообщении содержится дезинформация? - развила мысль капитан. - Ты пропихнешь ложные сведения нашему командованию, а потом барбы найдут тебя по пеленгу, и спасут?
   - У этого кретина в руках оружие, - привычно скривился Вепов. - Сколько у меня шансов остаться в живых?
   - Да что мы с ним беседуем... - вскричал Сан-Дориан. - Прихлопнуть его и рвануть к нашим! Барбы не рискнут открывать огонь на глазах флота!
   - Ты уверен? - саркастично протянул предатель.
   - Пусть он расшифрует донесение и, если там ничего такого нет, пошлем его открытым текстом, - вдруг предложил Флавиус. Простое решение, которое, опять таки, должно было придти в голову патрицию, а не лейтенанту навигатору.
   - Приступай, - оживилась Сильвия, не обращая внимания на оскалившегося человека с оружием. Вепов широко улыбнулся, хитро взглянул на Сан-Дориана и положил руки на пульт.
   Сообщение гласило: "Оперативный псевдоним: лорд Ворт. Сообщение класса А-1. Усиление флота противника - десять армейских соединений с эскадрами поддержки. Один материнский корабль. Время прибытия - плюс сорок девять часов. Классификация командующего - адмирал Бессонов, 5*5*Косм. Источник - личные данные. Подпись - полковник Вепов. 5132".
   - Это все? - капитан казалась разочарованной.
   - Все, мэм. - развел руками мужчина.
   - Я думаю, это можно отправить, - нерешительно произнес навигатор.
   - А если эти данные - ложь? - взвился патриций.
   - Барбам идет более мощное подкрепление? Или меньшее? - процедил Вепов. - Ты разведчик? Тебе и карты в руки...
   - Посылай, - решилась, наконец, Красс.
   Навигатор потянулся к ключу энергии. На пульте связи загорелись индикаторы готовности к передаче. Спустя минуту дело было сделано.
   - Что теперь? - хмуро глядя на расслабленно развалившегося в кресле Вепова, поинтересовался Сан-Дориан у капитана.
   - Будем ждать, - пожала плечами Сильвия. - А Вепова... пока запрем в каюте.
   Лейтенант разведки с готовностью встал и подпихнул человека, спасшего им всем жизнь, дулом в спину. Связист и не сопротивлялся.
   У благонадежной части экипажа корвета, наконец, появилось время, что бы заняться личной гигиеной. Первой, пользуясь привилегиями командира и женщины, в душ отправилась капитан Красс. Освободившееся капитанское кресло, с которого просматривался короткий коридор к жилым каютам, занял, добровольно принявший обязанности сторожевого пса, патриций. Флавиус пересел к тактическому монитору. Астронавты вернулись к привычному для них состоянию. Им оставалось лишь ждать.
   Вепову то же.
   Спать он не хотел: прошло всего несколько часов, как лорд Ворт покинул шикарную каюту на борту "Штандарта". Информацию во все еще пристегнутом к запястью комме он тоже уже тщательно изучил. Если бы в каюте был иллюминатор, офицер смотрел бы на звезды, но такой роскоши в конструкции пограничного корвета не предусматривалось. В итоге, Вепову осталась только память.
   Фалангу он больше не вспоминал. Словно отданный зеленоглазой девушке долг стал так необходимым бальзамом для его измученного сердца. И хотя тщательно подавляемые шпионом симпатии были на стороне Империи, для Барбарина в его душе тоже больше не было места. Перенаселенный, укрытый тучами смога, серый от пыли Итали он так и не смог полюбить...
   Новая Океания с ее бесконечными мелкими океанами, бирюзовым бездонным небом, шелестящими на ветру пальмовыми рощами, ослепительно-белыми строениями небольших городов и круизных лайнеров, вот какой мир был ему по сердцу. Сказочные леса кряжистых, перекрученных циклопическими силами жизни древоподобных растений Ома; сухие, полные пряных запахов степи Ларосса и домашний уют Земли вспоминал Вепов, валяясь на смятой постели в тесной каюте "Сигны". В полосу прибоя, где шныряют любвеобильные дельфины, где пугливые крабы пучат глазки из куч вынесенных волной водорослей. Туда, где стайки серебряных стрелок - рыб играют в лучах пронизывающего глубины солнца, уносился в мечтах этот человек.
   И пока лейтенант пульта связи корвета, полковник внешней разведки Италийской республики Адриан Вепов, он же - лорд Эдри Ворт, полковник службы безопасности Барбарианской империи, мысленно преодолевал бездны космического холода, на границе двух государств, ощетинившись распахнутыми крышками торпедных аппаратов, дрейфовали два могучих флота.
   Сан-Сабит пытался разглядеть какой-то скрытый смысл за скупыми строчками донесения неведомо откуда взявшегося в секторе разведчика. Да еще - полковника! Тем более, имеющего столь высокий статус в стане врага! Аристократ варваров на службе Нового Рима!
   Искал, и не находил. Аналитики подтвердили полученную информацию, офицеры дальнего оповещения регистрировали соответствующее возмущение гиперполя. Начальник штаба эскадры и тактический компьютер, в один голос, утверждали, что прибывающая армия барбов все равно не будет иметь преимуществ в космическом сражении. Его расчетливый разум битого политического воробья охотно подсказывал, что победа станет наиболее короткой дорогой к избранию Принципсом республики. Оставалось отдать приказ эскадрильям истребителей и атаковать. И нужно было это сделать сейчас, до того, как крейсера врага выйдут в пространство и успеют перестроиться.
   Но вместо того чтобы двинуть вперед свои легионы, флот-консул сидел, рассматривал распечатку донесения и ждал нового сеанса связи с наглым командующим имперцев. И все только потому, что кто-то внутри него, тот, кому патриций привык доверять, непрестанно твердил о чужой игре. О присутствии в секторе какой-то третьей силы, которая теперь заставляет флоты сойтись в смертельном танце, призывает пожертвовать собой ради какой-то неведомой, высшей, цели.
   Бессонов появился на главном экране так неожиданно, что Сан-Сабит вздрогнул.
   - Мы закончили допрос, - нахально заявил командир войск Барбарина. - Отправляю тебе запись. У Итали есть тридцать часов, чтобы адекватно ответить на предъявленные обвинения.
   На патриция навалилась усталость. Он уже знал, что увидит на мониторе...
   - Анализ сообщения... сделайте... - прохрипел флот-консул, расстегивая верхний клапан мундира в попытке вздохнуть полной грудью.
   - По всем признакам, допрос велся с применением "сыворотки правды", - доложили спустя несколько минут командующему. - У допрашиваемого, лейтенанта пограничной стражи Вепова, характерные реакции... Однако...
   - Подделка? - оживился Сан-Сабит.
   - Нет, сэр! Нагромождение не вполне... гм... логично объяснимых предположений.
   - Точнее!
   - С одной стороны, Вепов, явно под воздействием медикаментов, заявляет, что экипаж корвета организовал и осуществил ликвидацию крейсера "Марк-Аврелий". С другой, двумя секундами спустя, этот же лейтенант сливает барбам явно ложную информацию о составе наших Военно-Космических сил...
   - Вы полагаете, на этого... Вепова не подействовала "сыворотка"?
   - Возможно, сэр. Но тогда к чему он стал на себя наговаривать?!
   - Это нам и предстоит выяснить... - протянул патриций, лаская глазами подпись под полученным недавно донесением полковника внешней разведки. Контрразведка барбов поймала отважного агента, и тот подает сигнал о двойной игре! О том, что варвары готовят ловушку! Сан-Сабит возблагодарил Богов Пустоты, пославших ему этого пресловутого лорда Ворта. - Свяжитесь с этим... Бессоновым и потребуйте выдачи пограничников. Вот так! Теперь твой ход, адмирал ...
   - Не смейте даже подтвердить, что мы приняли этот сигнал, - рявкнул Бессонов через секунду. - Пусть думают... Развивают фантазию.
   Уже три звена космических истребителей рыскали на границе Мусорного Пятна в поисках непостижимым образом ускользнувшего корвета. Сканеры рассекали облако астероидов, чуткие "уши" прослушивали пространство в поисках необдуманно посланного беглыми италийцами сигнала. Все было тщетно.
   - Смотри, как суетятся, бедняжки, - ткнув пальцем в тактический монитор, воскликнул Флавиус. Заинтересовался только Вепов, который, после того как ему разрешили воспользоваться душем, напросился в рубку управления.
   - Ага, - согласился он. - Мы им здорово добавили забот!
   Навигатор оторвал взгляд от экрана, чтобы всмотреться в серые глаза бывшего соседа по каюте:
   - Для меня всегда было загадкой, что же такой человек, как ты, делает в пограничной службе. Да еще где?! На "Сигне"!
   - Ты мне льстишь.
   - Уж мне-то ты можешь не лгать, - поморщился лейтенант.
   - Почему? - неожиданно искренне удивился Вепов. - Забыл? Я ведь барбарианский шпион! "Носатый" даже собирался меня пристрелить аки пса...
   - Ну, уж не знаю, чей ты там шпион, но не барбский - точно! ...И не оскорбляй собак.
   - И не думал! - взмахнул руками разведчик. - Это так, к слову.
   - Так ты действительно полковник внешней разведки?
   - Не похож?
   - Порой мне кажется, что ты должен оказаться кем-то большим... Может быть даже... Генералом? Консулом?
   - Императором?
   - Императором? - вскинул брови Флавиус. - Каким еще... Шутишь все!?
   - Очень тебя прошу, - тихо попросил лейтенант, так и не решив: шутит сидящий напротив человек или нет. - Скажи мне правду! Ты действительно полковник барбарианской разведки?
   - Конечно, - широко улыбаясь, похвастался Вепов. - И получил полковничьи погоны вкупе с орденом "Кинжал Империи" из рук самого императора Барбарина.
   - А, это сообщение...
   - Тоже, правда! Я полковник внешней разведки Итали.
   - Так чей же ты на самом деле? - простонал Флавиус.
   - Сейчас? - шпион задумался. И добавил, хитро сверкнув глазами:
   - Сейчас, если мои сведения верны, я верноподданный одного весьма и весьма пожилого человека...
   - Просто человека?
   - Для меня - да! Просто, старого человека.
   - Шутишь все?! Стоило заваривать такую кашу ради одного, отдельно взятого, какого-то там старикашки... Или бабульки?
   - А почему ты решил, что именно я согнал все это железо в одно место?!
   - Да кто еще... - невнятно буркнул навигатор.
   - Сами! Они сами этого хотели. И те и эти... Мне оставалось только...
   Вепов умолк на полуслове, ошарашено выпучив глаза на лейтенанта. Его вдруг пронзила мысль, что не сумей он остановиться вовремя, пришлось бы ликвидировать единственного человека на этой звездной лодке, кто еще испытывал к нему хоть какую-то симпатию. И разведчику, возможно впервые за последние несколько лет, стало страшно.
   Флавиус сделал вид, словно не заметил запинки, и переспрашивать не стал. Интуиция ему подсказывала, что не стоило вообще заводить этот разговор.
  
   5
  
   Конечно, даже возжелай лорд Ворт уничтожить абсолютно все исходные материалы по результатам картографирования Мусорного Пятна, ничего бы не вышло. Что-то оставалась в компьютерах истребителей, что-то в навигационных машинах "Дерзкого". Постепенно, подгоняемые обжигающей яростью адмирала, штурманы эсминца восстанавливали модель облака астероидов.
   И как только очередной сектор Пятна появлялся на картах, Бессонов отправлял туда новое звено истребителей. Приближалось время выхода из гиперполя основного флота, и Ворт приобретал для командующего все большее значение. Кто мог предсказать, что ждало его, протеже пропавшего высокопоставленного шпиона, когда вся армия будет в сборе?
   Уже практически все эскадрильи прикрытия барражировали в облаке. Адмирал пожертвовал требованиями безопасности, посчитав, что спасение лорда окупит все нарушения. Победителей не судят... Но с каждым часом поисков шанс успеть становилось все меньше. Бессонов, уже наблюдая величественное сотрясание Вселенной вызванное появлением в физическом космосе гигантской флотилии, не отзывал группы поиска.
   - Флот-адмирал Нескофф с группой офицеров, на борту, - доложил старший вахтенный палубы.
   Крейсера осторожно плыли в пространстве, занимая места согласно боевому расписанию в развернутом строю флота. Бессонов почувствовал, как сжимается сердце. Прекрасные корабли больше не были в его подчинении. Сотни тысяч людей больше не сдвинулись бы с места по одному его слову...
   - Флот-адмирал, сэр, - вытянулся Бессонов при появлении старшего офицера.
   - Адмирал Бессонов? - Нескофф, едва перешагнув высокий порог герметичного шлюза палубы, протянул руку. - Лорд Ворт не обнаружен?
   - Нет, сэр, - расслабился адмирал. - Поиски не прекращаются.
   - Хорошо, хорошо. Ведите поиски до конца! Ворт нам нужен. Живой или мертвый!
   - Спасибо за поддержку, сэр.
   - Поддержку? - неожиданно сменив милость на гнев, вскричал Нескофф. - У меня был приказ Штаба: принять командование объединенным флотом, атаковать и уничтожить корабли противника! Теперь ко мне является курьер Императора, трясет своими грамотами и...
   - Вы хотите затеять обсуждение полученных приказов? Нескофф? - лениво проговорил из-за спины флот-адмирала молодой офицер в мундире лейтенанта Имперских Наблюдателей. То обстоятельство, что новый командующий армадой был не меньше чем в два раза старше, курьера не смущало. А на звания ему, похоже, и вовсе было плевать. Адмиралу это показалось так знакомо: "Да это же молодая версия лорда Ворта!"
   - Нет, - поперхнулся Нескофф. - Конечно, нет! Простите, милорд!
   - Впрочем, - светски взмахнул ухоженной рукой "глаз и бич" верховной власти Барбарина. - Поступайте, как считаете нужным. У меня пакет к господину Бессонову...
   Адмирала прошиб холодный пот. И все-таки он нашел в себе силы взять бумаги.
   - Но я советовал бы ознакомиться с документами в каюте! - настоятельно порекомендовал молодой офицер. - Тем более что нам с вами необходимо кое-что обсудить...
   Продолжая сжимать во влажной ладони ощетинившийся хищными гербами сверток, на негнущихся ногах, адмирал провел посланца Императора по нестерпимо длинным коридорам звездолета в свою скромную каюту.
   - Меня зовут Игнатиус Экстекс, - по-хозяйски развалившись в любимом кресле Бессонова, без предисловий, заявил гость. - Как вы легко должно быть догадались, я - генетически модифицированный человек. Или, если быть точным - дважды модифицированный... Моя семейная линия была... создана специально для служения Имперскими Наблюдателями. Видите ли, мы одни из немногих эксов, кто способен творчески мыслить без ущерба для лояльности Его Величеству. Я рассказал это с тем, чтобы Вы отбросили присущие... генетически чистым людям предубеждения.
   Бессонов поднял ладони и промычал нечто должное означать отрицание. Но речь Экстекса была явно приготовлена заранее, и отвлекаться на пустяки лейтенант был не намерен.
   - ...Кроме того, Вы должны осознать, что, уж коли сам Император, доверил мне... эту деликатную миссию, то Вы обязаны следовать примеру. Вы согласны?
   - Я верный слуга Императора! - каркнул адмирал.
   - Да никто и не сомневается, - поморщился Игнатиус. - Я говорю, что нам с Вами придется тесно сотрудничать, и Императору хотелось бы, чтоб никакие личные симпатии или антипатии на эту работу не влияли.
   - У меня нет, и не может быть ни каких антипатий к приказам Императора, - неожиданно для самого себя, дерзко воскликнул Бессонов.
   - Отлично, - засмеялся гость. - Ворт, как всегда, сделал правильный выбор... Если конечно это был именно лорд Ворт...
   - Что!?
   - Вот именно! Все дело в том, что со смертью Квантиникса у нас не осталось ни единого живого существа, кто знал лорда настолько, чтоб не ошибиться!
   - А Его Величество...
   - Да, да, да! Самодержец встречался с Вортом, но лицо всегда можно изменить. Человек - это не только внешность. С этим не поспоришь...
   - То есть, у Императора есть сомнения, что здесь был именно лорд Ворт? Я правильно понял? Но ведь Квантиникс указал на него! И... посторонний не мог знать того, что говорил мне полковник Ворт!
   - На сколько Вы уверены, что назначивший Вас командиром самого большого флота в Империи человек тот, за кого себя выдает?! - глядя прямо в глаза Бессонову, задал каверзный вопрос Экстекс.
   - У меня не возникло ни каких сомнений, - дипломатично проговорил адмирал.
   Посланец хмыкнул.
   - Хорошо. Тем более, что личные коды и пароли, которыми Ваш покровитель подписывал свои конфиденциальные письма в канцелярию Императора, абсолютно верны... Ну, читайте же! Читайте!
   Адмирал чуть дернул плечом, бессознательно копируя жест Ворта, и решительно вскрыл сверток. Оттуда выпало два листа.
   Первый, написанный от руки, начинался со слов: "Доброго времени суток, приятель". Бессонов перевел взгляд в самый низ письма, где красовалась витиеватая подпись самодержца Барбарианской Империи.
   "Раз милейший Экстекс позволил вскрыть конверт, значит, ты уже ответил на один весьма занимавший меня последнее время вопрос. Конечно, я волновался! Стараниями моего самого лучшего агента, мы собрали у Мусорного Пятна почти весь военный флот государства. Надеюсь, ты понимаешь, что это военная тайна, но резервов у Империи больше нет!
   Конечно, лорд Ворт, или кем бы он там не был, практически в одиночку организовал оккупацию Фаланги и захват Ежерда. Но тогда я хотя бы знал, что мы можем отступить... Как говорят мои генералы: на заранее подготовленные позиции...
   Так вот, приятель! Теперь я скажу тебе нечто крамольное. Нечто этакое, за что любого гражданина Империи я приказал бы немедленно казнить!
   Сможешь победить - побеждай! Я в долгу не останусь!
   Почувствуешь, что весы Удачи шатнулись не в нашу пользу - НЕМЕДЛЕННО прекращай сражение и уводи армию!!! Победа сейчас - приятный подарок, но гораздо важнее НЕ ПРОИГРАТЬ!!! Помни это, когда станешь принимать решения.
   Теперь, что касается Ворта. Надеюсь, доверяя этому человеку, ты понимаешь, что делаешь. Я чувствовал бы себя куда спокойнее, если бы тот, кто назвался лордом Вортом, сейчас сидел бы под надежной охраной на флагманском корабле. Но на нет и суда нет...
   Веришь ему - ищи. Не сможешь найти, я тебя винить не стану. Найдешь - честь тебе и слава. И моя глубочайшая благодарность!
   Но пусть поиски Ворта не отвлекают тебя от ГЛАВНОГО!
   Помни о Долге. Искренне твой, Император".
   Бессонов отложил письмо. Секундой спустя, когда Экстекс потянулся к бумаге, он решительно отодвинул документ так чтобы экс не смог до него дотянуться. Интуиция ему подсказывала, что теперь он имеет право так поступать...
   На втором листе текста было намного меньше. Там значилось: "Я, Император Барбарианской Империи, настоящим назначаю флот-маршала Бессонова командующим соединением флотов в секторе Мусорного пятна и приказываю выполнить заранее отданные распоряжения. Передаю флот-адмирала Нескоффа в полное распоряжение командующего".
   - Почему-то вот так всегда и бывает, - философски заметил гонец. - Откроет, прочитает и задумывается... Важный такой сразу становится... И забывает, что я не совсем экс...
   - Или, если быть точным - дважды экс... - грубо пошутил маршал и потер вдруг налившуюся тяжестью голову у виска.
  
   Поблескивающая в лучах местной звезды пыль ни как на атмосферу не тянула. Поэтому рев двигателей злых машин, пролетающих над поверхностью приютившего беглый корвет астероида, пограничники не слышали. Наверное, к лучшему. Ибо тесные коридоры суденышка и так были переполнены злобой и страхом.
   - Убери пушку, идиот! - орал Флавиус размахивающему пистолетом Сан-Дориану.
   - Перестаньте! - взывала к благоразумию Сильвия.
   - Пристрелю, сволочь! - брызгал слюной патриций.
   - Ты урод, и дети твои будут уродами. Если ты доживешь до рождения первенца, - скалился Вепов. - И голова твоя - сплошная кость! Я всегда знал, что аристократы сплошь кретины, но кто же догадался взять тебя в разведку?!
   Дуло оружия так резво скакало, описывая круги по тесной рубке, что ни какой опасности для здоровья связиста не было. Другое дело, что любая вспышка энергии на борту "Сигны" могла подсказать пилотам истребителей, где же именно находится суперприз. За лорда Ворта Бессонов обещал такое вознаграждение, что офицеры крейсировали в Мусорном Пятне даже в свободное от дежурств время. С определенного момента конкуренция еще больше усилилась, когда италийский флот тоже принялся выискивать среди астероидов следы таинственного полковника Вепова.
   Красс повисла на руке разведчика. Навигатор завладел второй. Только Вепов не двинулся с места. На губах Сан-Дориана выступила пена.
   - Уберите этого бешеного, - презрительно выдохнул связист.
   В этот момент раздался выстрел. Заряд пролетел в нескольких сантиметрах от уха Вепова, яростно воткнулся в пластиковую панель пульта, пробил внутренний корпус и погас. Тут же взвыли сигналы разгерметизации. Слабенький мозг корвета, самостоятельно отменив приказы командира, включил все пульты и усилил подачу энергии в системы жизнеобеспечения.
   - Внимание! - надрывались громкоговорители. - Внимание экипажу! Разгерметизация! Экипажу надеть скафандры!
   - Ну, ты и... - испуганно проговорил Флавиус. - Что будем делать, командир?
   Каково же было удивление Сильвии, когда она поняла, что навигатор обращался не к ней.
   - Надеваем скафандры, - сухо приказал Вепов. - Быстро собираемся и покидаем корабль.
   - Куда, к воронам! - вскричала Красс. - Там кислорода на три часа! Нужно загерметизировать отсек...
   - Я сказал, - холодно выдохнул связист, глядя прямо в глаза капитану, - покинуть судно! Посмотрим кто найдет нас первым... Или ты хочешь обратно к барбам?!
   Спорить оказалось не о чем. Сразу как-то присмиревший, виновник катастрофы первым выскочил из тесной рубки к хранилищам вакуумных скафандров. Спустя несколько минут весь экипаж "Сигны" уже собрался в шлюзе корвета.
   Судно стремительно теряло пригодный для дыхания воздух. Поэтому необходимости в шлюзовании не было. Италийцы, на время позабыв распри, торопливо помогли друг другу защелкнуть крепления скафандров, и выскочили на покрытую инеем каменистую поверхность астероида.
   Мириады болтающихся в Пустоте каменных обломков. Тысячи, десятки тысяч, миллионы лун одновременно. Сверкающие дюзами звенья истребителей. Мир, заканчивающийся горизонтом в каких-то сотнях метров. Блестящие вымороженным льдом-III, холмы и овраги крупного астероида. Пейзаж был просто призван поразить воображение отчаянных путешественников. Да только потерпевшие кораблекрушение люди вряд ли обращают внимание на красоты Космоса.
   Красс жестом показала, что переключает связь скафандра на тактическую частоту, и сухо выговорила:
   - Ну, полковник. И что теперь?
   - Остается самое трудное, - хмыкнул Вепов. - За три часа нам нужно как-то выделить наших из этой кутерьмы, - шпион шевельнул рукой в направлении снующих вокруг истребителей, - и подать сигнал бедствия.
  
   Нескофф, выпучив глаза, смотрел на новоявленного любимчика императора. Несколько минут назад на тактическом дисплее красные точки корабликов италийцев, прочесывающих Мусорное Пятно, вдруг выстроились в четкий строй прикрытия десанта. От флагмана Сан-Сабита отделился челнок и, в сопровождении звена истребителей, направился к астероидному полю.
   - Я сказал - атаковать! - прорычал Бессонов.
   - Почему вы решили, что италийцы нашли лорда Ворта? - вскинув брови, поинтересовался Нескофф.
   - Будете задавать вопросы, или выполнять приказы?!
   Поджидающие у шлюза командной рубки десантники положили руки на ружья. Флот-адмирал, назначенный Бессоновым начальником штаба флота, спорить не решился.
   Кодированные сигналы, словно пчелы из улья, полетели в разные стороны от флагманского корабля. Понадобилось не больше трех минут, чтобы собрать разрозненные группы истребителей в атакующий строй. Стремительные иглы эсминцев легко сдвинули свои многотонные туши с мест. По километровым коридорам боевых звездолетов топали сотни тысяч ног спешащих в рубки управления огнем членов экипажей. Люди, все еще не слишком понимая действительного смысла происходящего. Того, что не пройдет и часа, как они начнут убивать... или умирать, словно дрессированные зверьки, выполняли приказы Бессонова.
   Сан-Сабит не хотел верить своим глазам. Ему хотелось закрыть ладонями уши, что бы не слышать рапорты своих офицеров. Он словно раздвоился. Одна его половина холодно и отстранено отмечала передвижения вступивших в открытую конфронтацию флотов. Вторая, объятая ужасом, сейчас, еще до первого залпа, пыталась предугадать политические последствия сражения. И того, что битву начал не он.
   - Что?! - хрипло выговорил он, когда до него, наконец, дошло, что офицеры командной палубы ждут от него решения. - Что вы сказали?
   - Флот построен, сэр. Прикажите открыть огонь?!
   - Да, да. Конечно, - торопливо выдохнул консул. И тут же зажмурился от страха. Только что началась Война.
  
   Картина грандиозного космического сражения уплывала за горизонт астероида. Предел терпения Вепова снова подвергался испытанию.
   - Антракт, - разочарованно выговорил полковник разведок обеих противоборствующих сторон. - Публика требует продолжения концерта!
   - Перестань, - пробубнил Флавиус. Переговорное устройство его скафандра оказалось испорченным, от чего голос навигатора звучал глухо, как из подземелья. - Там льется кровь...
   - Ну, допустим, не льется, - разворачиваясь в сторону "восхода" битвы, заспорил Вепов. - В лучшем случае, болтается под потолком гроздью красных шариков...
   - Да какая разница, - с неприкрытой ненавистью в голосе, вскричала Сильвия. - Ты, я смотрю, искренне радуешься, глядя на смерти италийцев?!
   - Не-е-ет! - неуклюже взмахивая руками в попытке удержать равновесие на осколке скалы, возразил шпион. - Гибель барбарианцев мне милее. Гораздо милее!
   - Ты переигрываешь, - посетовал навигатор. - Если б я знал тебя хуже...
   Италиец запнулся на полуслове и, практически на четвереньках, подобрался на столько близко к шпиону, чтобы можно было заглянуть тому внутрь шлема скафандра.
   - Тебя действительно это... забавляет?
   - Не то, чтобы очень, - неожиданно признался Вепов. - На самом деле, мне очень жаль...
   - Ну, вот, - обрадовался Флавиус, и торжествующе взглянул на остальных беглецов. - Я так и знал!
   - Очень-очень жаль! - словно в забытьи, продолжал бормотать бывший офицер связи. - Очень-очень! Очень жаль... те корабли, что сейчас разлетятся по Миру кусками металлолома... Их можно было бы использовать по-другому. Совсем по-другому!
   - И как же ты стал бы их использовать? - саркастично спросила Красс.
   Вепов даже развернулся, чтобы ответить.
   - Конвикт! Я отправил бы все эти флоты искать Конвикт!
   - О-о-о! Потерянную планету собираешься найти? Даже дети знают, что Конвикт - это просто красивая сказка. Легенда! Да ты, сударь мой, фантазер! - зло выдохнула капитан.
   - Он не фантазер, - подал голос Сан-Дориан. - Он маньяк! Ему наплевать на людей. Ему, видите ли, жаль корабли! Конвикт он решил искать! Там гибнут наши братья!
   - Ну, ты... тоже хорош, - навигатор, без большого энтузиазма принялся защищать соседа по каюте. - Стрелять в корабле...
   Маленький астероид поворачивался на встречу грандиозной битве. И если бы холодные звезды могли что-то испытывать кроме скуки, если б обладали любопытством, они увидели бы широченную улыбку, играющую на губах сына потерянного мира...
  
  
   Посол Империи Земля Петр Истеншульц медленно пересекал пространство приемной Принцепса Италийской республики. Шестьдесят девять шагов туда и столько же обратно. Постоянно под контролем дисциплинированного разума. Медленно! Так, чтобы внешний наблюдатель и на секунду не усомнился в абсолютной уверенности, в бесконечном спокойствии посла. Истеншульц точно знал, что за этой комнатой присматривают.
   Шестьдесят девять, шестьдесят девять...
   Петр знал, принцепсу есть, о чем подумать. Флот республики ушел на границу с Барбарианской Империей. Чем может закончиться этот поход, знают только Боги, но предусмотреть варианты - эта работа политика. Что, если... Что, если барбы приготовили ловушку в духе Фаланги и великолепные межзвездные крейсера никогда не вернутся домой?! Что, если транспорты, полные клонированных десантников, уже сейчас пересекают пространство. Что, если планы оккупации Итали уже давно созрели в чьих-то головах?! Что, если...
   Посол, по долгу службы, уже бывал в приемной правителя планеты. И каждый раз, со смешанным чувством восхищения и сарказма, он разглядывал убранство нео-римского дворца. Резные мраморные колонны, багряные драпировки, стилизованные под античность светильники. Величие и роскошь Рима - Властелина мира... Казалось, вот-вот из-под той арки, выйдет "Сапожок" Калигула со своим знаменитым конем - консулом.
   Истеншульц улыбнулся, и, торопливо спрятал улыбку в ладонь.
   "Мы победим, коли я того захочу, - вспомнил землянин фразу кого-то из великих древних римлян, - а то, что у скотины нет сердца, ничего удивительного в этом нет!" Непокорные губы снова расползлись, как бы Петр их не прятал. "Кажется, какой-то Цезарь... Только, причем тут скотина?"
   Портьеры осенних расцветок, скрывающие высокие створки дверей в кабинет хозяина Нового Рима, колыхнулись, и в приемной образовался упитанный секретарь принцепса. Так сказать, мужчина в самом расцвете лет, с одутловатым лицом алкоголика со стажем.
   - Господин посол, - зачем-то почти интимно склонившись к самому уху Истеншульца, проговорил толстяк. - Сан-Мамурра сейчас примет вас.
   - Аве, Цезарь, - едва сдерживаясь, что бы не засмеяться, так же приблизившись к секретарю, тихо заявил землянин.
   - Вы изучали нашу историю, - сделав непроницаемо-скучное лицо, констатировал италиец. - Это похвально.
   - Можете войти, - добавил он, выдержав многозначительную паузу.
   Портал мощнейшего планетарного компьютера на низеньком а-ля-антик столике. Тонкое плетение кружев деревянного паркета. Блеск золота и помпезность багрянца. И среди всего этого сухой плешивый старичок - выборный владыка планеты.
   - Здесь правят законы Рима?
   - Не скажу, что очень уж рад тебя видеть, Петр, - улыбнулся правитель. - Заходи. Садись.
   - Такая у меня работа, Сервий, - притворно посетовал, крепко пожимая узкую ладонь Сан-Мамурры, посол.
   - Не тебе жаловаться... Особенно сейчас.
   - А чем это "сейчас" отличается от "вчера"?
   - Вопросом отвечаешь на вопрос. Ты иудей или дипломат?
   - Сейчас - дипломат.
   - А вчера? Когда мы с тобой... расслаблялись у меня дома?
   - Ты прав, - Истеншульц искренне засмеялся. - Вчера был иудеем.
   - Я всегда прав.
   - Зачем отправил флот?
   - Вопрос не корректный. Не "флот", а "весь флот"! Ты это хотел сказать?
   - Земля в военных тайнах Итали не нуждается.
   - Брось...
   Посол и Правитель, словно пытаясь прочесть мысли собеседника, долго смотрели друг на друга. Первым сдался Сан-Мамурра.
   - Что делать-то будем?
   Землянин нервно дернул головой в сторону невидимых камер слежения.
   - Может, выпьем?
   - Я серьезно!
   - Да, ладно, - поморщился Петр. - Чего еще делать?! Соглашайся... А, Серв? Давай скрепим, так сказать, подписями и отправимся... К тебе или ко мне?
   - Я - с горя, ты - от радости?
   - Каждому свое, знаешь ли. Кесарю цезарево...
   - Ты опять?! - всплеснул руками правитель. - Может Земля уступит? Хоть немного. Ну, чтобы было чем заткнуть глотки моим... оппонентам.
   - Сам понимаешь, мне тогда заткнут в глотку этот договор! По самые жабры!
   - А мне?!
   - Эх, горемычные мы с тобой...
   - Не юродничай, Ирод! За что Иисуса на столб вздернули?!
   - Ну, ваш-то, прокуратор, тоже хорош!
   - Да какой он "наш"!?
   - Такой же, какой я - иудей!
   Италиец тяжело вздохнул и протянул руку к тайнику с алкоголем. Но вместо бутылки, вытащил оттуда свиток нетленного пластика, на котором был вытравлен текст договора.
   - Коктейль. Неприятное с приятным, - почти виновато пояснил правитель. - Где тут подписать?
   Истеншульц привстал и ткнул пальцем в самый низ свитка.
   - Но ты обещал! Ваши корабли будут здесь скоро!?
   - Очень скоро! - поспешил согласиться посол. - Даже скорее, чем ты думаешь!
   - Итали не нуждается в военных тайнах Земли, - пробормотал Сан-Мамурра и подписал.
   - Врешь, римлянин, - покачал головой Петр. - Ты бы душу подал за них!
   - Покупаешь?!
   - Зачем Земле твоя душа, Сервий. Нам нужны вы все! Целиком!
  
   6
  
   Вепов устраивался поудобнее в ожидании развязки космической свары. А одна из офицеров командной палубы флагмана италийского флота встала из-за своего пульта, и несколькими нервными шагами пересекла пространство, ее отделяющее от консула.
   - Там умирают наши люди, а вы ту сидите как... - выкрикнула она в лицо безучастно разглядывающего тактический экран Сан-Сабита. Замерла на секунду, дожидаясь хоть какой-то ответной реакции, и влепила флотоводцу звонкую пощечину.
   - Да, ты...
   - Под трибунал?! С удовольствием! Если останемся живы.
   Сан-Сабит оглянулся, словно впервые видел командную палубу.
   - Связь с барбами, - воскликнул он, наконец. - Немедленно!
   Потрепанные шустрые истребители, пытаясь выдерживать строй, расходились для новой атаки. Эсминцы и крейсера замерли на позициях, огнем батарей поддерживая более мелкие суда. Огромные носители - материнские и транспортные корабли, надежно укрывшие в своих трюмах тысячи десантных челноков, помогали и тем и другим. Торпеды, смертоносные заряды, неблагодарно метались в поисках целей. Бластерные заряды рвали на куски ночь космоса... Это могло бы выглядеть очень красиво, этакой новогодней гирляндой, если бы не Боль, Страх и Смерть.
   - Ну, что там еще?! - раздраженно выдохнул Бессонов, безотчетно чувствуя некоторое облегчение. - Ты намерен сдаться?
   - Тебе не кажется, что мы исполняем чужую волю? Что нас заставили начать эту никчемную драку? - вместо приветствия спросил Сан-Сабит. - Как, если бы кто-то бросил двух петухов на арену и теперь делает ставки на победу?!
   - Я слуга своего императора. Или ты вызвал меня, что бы рассказывать сказки?
   - Я пытаюсь помочь тебе думать, молодой человек.
   - Да, это просто наглость...
   - Наглость это или нет, но наши люди сейчас стреляют друг в друга ради кого-то еще! Ради какой-то третьей силы...
   - Богов Пустоты? Не самое подходящее время для теологических споров.
   - Согласен. Мы должны были поговорить до того, как открыли орудийные порты. Но я имею в виду вовсе не Высшие силы. Это явно человеческих рук дело... и в этом стоит разобраться!
   Не будь послания Императора, Бессонов уже давно прекратил эту никчемную болтовню, и продолжил бы управлять битвой. Но письмо было! А вместе с высокой должностью и выражением глубочайшего доверия, командующий получил еще одно - сомнение. То, что отличает рожденного управлять от воображающего себя полководцем. Только, почему так сжалось сердце?!
   - И кто этот третий, по-твоему?
   - Вепов!
   - Кто?
   - Тот, которого ты знаешь под именем Ворт.
   - Лорд Ворт?! Это невозможно!
   - Давай объявим пятиминутное перемирие, и я постараюсь это доказать.
   - Скажи прямо: тебе нужна передышка!
   - За время, пока ты сомневаешься, погибли еще десять хороших парней!
   - Это их работа...
   - Ну, хорошо... Ты знаешь, что твой "Лорд Ворт" одновременно италийский полковник внешней разведки?
   - А это - его работа! - криво, в лучших традициях своего кумира, усмехнулся Бессонов.
   - И он сообщил мне о точном размере вашего прибывающего флота!
   - Я тоже знал состав армий Итали. Эту запись мои офицеры, кажется тебе...
   - Передали. Да! Но твой Ворт лгал на допросе! И я могу это доказать!
   Барбарианец не имел право на ошибку. Он спиной чувствовал взгляд посланца Императора, того самого, кому он так необдуманно заявил о полном доверии... шпиону Итали?
   - Хорошо, Сан-Сабит. Пусть будет перемирие. Нам действительно есть, о чем подумать!
   Бессонов почувствовал, как налились кровью уши. Предать друга или пожертвовать десятками тысяч жизней - трудный выбор.
   Война поджала хвост, прячась в кровавую нору.
   Час спустя на поверхность астероида - убежища пограничного корвета и его экипажа - опустилась объединенная группа истребителей барбарианского и италийского флотов. Что оказалось полной неожиданностью для Вепова.
   Разведчик, сидя на осколке скалы, с интересом наблюдал за слаженной работой недавних врагов. С любопытством слушал переговоры пилотов.
   - ...Вот наш лейтенант и решил, что вы вряд ли ожидаете атаки "на семь часов"! - весело рассказывал один, разворачивая серебристую ткань атмосферного купола. Тот, с которым он делился тактическими изобретениями командира, судя по типу скафандра - италиец, пыхтя от натуги, растягивал якоря будущего жилища.
   - Да! - радостно ответил римлянин, - Это было здорово. Ты бы слышал, как ругался наш лидер! А я так в штаны чуть не наложил, когда ваш "ястреб" метнулся мимо моего носа. У меня даже движки...
   И дальше в том же духе. Вепов был потрясен. И даже не обратил внимания на то, что остальные члены экипажа "Сигны", заинтригованные ни чуть не меньше такой развязкой смертельной битвы, собрались за его спиной. Словно он, человек-загадка, слуга двух господ, оказался единственным стабильным, неизменным. Кем-то, кто способен защитить от пугающего неизведанного. А мир вокруг сошел с ума...
   Испаряя огнем дюз застывшую воду, на поверхность планетки сел десантный челнок Итали. Струны якорей временного жилища вздрогнули, но легко выдержали. Строители обменялись жестами удовлетворения и приступили к заполнению купола кислородом.
   Спустившиеся по трапу люди перебросились парой ничего не значащих фраз с пилотами и, прямиком отправились к экипажу корвета.
   - Капитан Красс? - тщетно пытаясь разглядеть женское лицо под светоотражающими щитками скафандров, наконец, обратился один из пришельцев.
   - Я, - Сильвия неохотно вышла вперед.
   - Ваши люди здесь?
   - Да, конечно.
   - Следуйте за мной.
   Вепов встал.
   - Кто из вас Вепов? - с плохо скрываемым любопытством, поинтересовался другой. Стоящие за его спиной космодесантники поудобней перехватили оружие. Одного этого хватило для опытного разведчика, чтобы понять: италийский челнок увезет только троих с "Сигны", а возводимый на камнях планетоида жилой купол - это тюремная камера для него.
   - Это, я.
   - Или предпочитаете, чтобы вас звали лордом Вортом?
   - Предпочитаю, чтобы мне дали быстроходный корабль и десять часов времени форы, - хмыкнул Вепов. - К чему эти вопросы?! Делайте свое дело...
   - Разве лейтенант Вепов не летит с нами? - в голосе Сильвии вдруг прорезались командные нотки.
   - Этот человек пока останется здесь, - подтвердил догадку разведчика незнакомец. - У объединенной следственной группы к нему есть несколько вопросов.
   - В чем он обвиняется? - пробулькал Флавиус. - Я бы хотел тоже дать показания. Дело в том, что полковник Вепов спас нам жизнь!
   - Несомненно, со всеми вами побеседуют, - Вепов был абсолютно уверен, что навигатор заставил пришельца поморщиться от досады. - Предполагается, что вы будете свидетелями обвинения этого... господина.
   - У меня к полковнику нет претензий, - продолжал нарываться Флавиус. - Я считаю его своим хорошим другом.
   - Так эту скотину все-таки зажали в угол!? - обрадовался Сан-Дориан.
   - Лейтенант Сан-Дориан? С вами тоже разговор отдельный!
   - Капитан Красс, - зло выговорил первый, - ведите своих людей в корабль!
   - Прощай, Вепов, - мягко сказала женщина-капитан, не обращая внимания на нервничающих десантников. - Кем бы ты ни был... Я тебя не забуду.
   - Не сомневаюсь, - почти нежно ответит тот. - Будет что рассказать внукам...
   - До свиданья, друг, - тоже решил попрощаться Флавиус. - Я с тобой!
   - Лучше не надо. Если дело дойдет до трибунала...
   - Все! - взревел италиец. - Прекратите разговоры! Красс! Выполняйте приказ!
   Разведчик снова уселся на камень. Торопиться ему было некуда.
  
   Бессонову казалось, будто все, чем занимается лорд Ворт должно иметь смысл. Нечто этакое, что призвано потрясти, низвергнуть или напротив, возвысить людей, а то и государства... Что-то совершенно неожиданное, загадочное... И, в конечном итоге, добавляющее ему, флот-маршалу, еще одну проблему.
   Это он, сын городских окраин, где превыше всего ценится сила и верность, он, умом и осмотрительностью избежавший имперских тюрем для малолетних преступников, потом и верностью получивший назначение на флагманский корабль, мог есть, спать, ходить в сортир, спать с женщинами. Он, но не лорд Ворт! Тот, по глубокому убеждению Бессонова, ел и спал, чтобы были силы Вершить Великие Дела...
   И теперь этот человек сидел на полу купола-тюрьмы, а на коленях лежала панель портативного, отключенного от комм-сети, локального компьютера.
   Бессонов едва заметил проскользнувшего в его новую каюту Экстекса. Все внимание занимал человек на мониторе слежения. Придавив клавишу коммуникатора, командующий сухо поинтересовался у дежурного офицера:
   - Чем занимается заключенный?
   - Говорит, что работает.
   - Угу.
   Это Бессонов и сам видел.
   - Э-э-э, разрешите присесть? - напомнил о себе Экстекс.
   Посланцу императора пришлось постоять еще несколько минут. Потому что снова включилась тактическая связь, и насущные проблемы потрепанного флота отвлекли командующего.
   - Садись, - буркнул, наконец, Бессонов, не отрывая глаз от монитора. - Что там у тебя?
   - Я хотел поговорить о Вепове...
   Что ж, посетителю удалось заинтересовать командира.
   - Ну?!
   - Одним из условий перемирия, как я понимаю, было расследование инцидента и суд над виновными?
   - Ну?! И что?
   - Арестован только лорд Вепов. Не значит ли это...
   - Ты такой же урод, как и все остальные эксы! Хоть и двойной... Начал говорить, так говори до конца!
   - Я хочу сказать, что римляне наверняка потребуют суда над лордом.
   - И что?
   - Мы не можем его судить, сэр, - сверхкорректный клон позволил себе чуть скривить губы в некое подобие улыбки.
   Бессонову срочно потребовалось помассировать скулы. Конечно, только для того, чтобы скрыть довольную улыбку.
   - Даже если ты ошибаешься, экс, считай - заслужил право на репродукцию. Где расписаться?
   - Я не о том... Я говорю лишь, что вы, сэр, как представитель Барбарианской Империи, не имеете права отдавать под суд кавалера высшего ордена государства.
   Запиликал сигнал вызова коммуникатора. Но теперь приоритеты командующего сменились. На этот раз ждать должен был флот.
   - "Кинжал" дал лорду император, он и...
   - Сэр! - балансируя между доброжелательностью и наглостью, перебил маршала Экстекс. - Вы, должно быть, далеки от придворных... от придворной жизни?! - дождавшись кивка Бессонова, экс продолжал еще более смело. - Во дворце всем известна история появления этого ордена. Дело в том, сэр, что император...
   - Нашел, чем гордиться, - воскликнул военный. - "Во дворце"... Чтоб тебя...
   - Лорд Ворт, как победитель Фаланги, мог рассчитывать на любую разумную благодарность императора. Но, вместо должностей или имений, он попросил для себя нечто такое, что ставило бы его выше всего административного и военного аппарата страны. Какой-то знак отличия от всех остальных поданных. Что-то, что делало бы его подотчетным одному лишь императору.
   - Ух, ты! Вот это да!
   - Да! - уже открыто улыбаясь, согласился посланец. - Правитель тоже счел это дерзостью. Сначала! Но ценность лорда, и его свершений, была столь высока, что императору пришлось согласиться. Тогда был создан орден... Конечно, повелителю пришлось наградить и самого себя...
   - И кто же вешал ему на грудь второй орден?
   - Ворт. Конечно - Ворт! Кто же еще?
   Бессонов задумался. Солдаты с пищевыми пайками, составами для стертых ног и кусками мыла - это было понятно. Боевые машины с многочисленными смазочными материалами, горючим и техниками обслуживания - понятно. Звездолеты со сложной математикой пространственных перемещений - понятно. Жизнь Дворца с интригами, легендами и чудовищным балансом взаимоотношений прихлебателей - оказывалась чем-то вне разумения командующего. Быть может, в этом и крылись причины глубочайшего уважения, которое Бессонов испытывал к лорду Ворту, Великому и Ужасному. Командующий был абсолютно уверен: лорд чувствует себя одинаково комфортно и на командной палубе боевого звездолета и в изукрашенных драгоценными каменьями коридорах императорского дворца.
   - Видимо, императору пора отправляться в путь, - наконец, тихо выговорил самый молодой маршал в истории Империи. - Если дело только в ордене, то ему и решать эту проблему.
  
   О! Никаких сомнений! У императора Барбариана, владетеля Ежерда и Фаланги, конечно же, был трон. Настоящее произведение искусства, творение рук выдающихся дизайнеров, скульпторов и ювелиров. Конечно ювелиров, ибо, что это за трон, если в его создании не участвуют повелители мерцающих камней и драгоценных металлов!? Кресло, достойное повелителя трех планет, покрывалось пылью в огромном зале приемов...
   Император предпочитал вершить дела из тесного, заваленного бумагами кабинета. Туда ему доставляли пухлые папки докладов и провинившихся чиновников. Оттуда разбегались толстенные пучки проводов, соединяющие настольные терминалы властителя с народом.
   - Все не то! - пробурчал владыка, нервно отбрасывая в сторону пачку пергаментов с предварительными прогнозами урожая злаковых в верхней зоне Ежерда. - На такое дерьмо качественный материал переводят, тунеядцы! Давно пора кое-кому хлебала в орала перековать!
   Чуть улыбнувшись собственной шутке, император медленно встал.
   Он ждал совсем других новостей. Панических докладов губернатора Фаланги о восстании. Сведений о разгромленных полицейских участках, сожженных гравимобилях, взорванных военных базах...
   Сделав не более трех шагов, к противоположной стене тесного кабинета, правитель открыл сейф. Достал из толстой стопки размытое, отвратительного качества голографическое изображение руководителя фалангийского сопротивления Гийома Параво, взял с полочки специально приготовленный нож, и с наслаждением проколол подпольщику глаза...
   За этим занятием его и застал глава Службы Безопасности Империи генерал Кудряшов. И не удивился.
   - Мой Повелитель, - грустно сказал он прямо от двери. - Восстания на Фаланге не будет!
   Император еще раз яростно ткнул лист пластика кинжалом. Но не рассчитал силы, и острие пронзило палец, который владыка тут же сунул в рот. Капли крови брызнули на голографию.
   - Печально, - прохрипел он, еле шевеля окровавленными губами. - Значит, мы могли усилить флот Бессонова, и он получил бы шанс победить?!
   - Гийом Параво в настоящее время находится где-то на Итали и, как сообщает наш информатор, уже встречался с кем-то из высшего руководства Нового Рима...
   - Сан-Мамурра, - чуть ли не прорычал Император. - А мы помогли ему в решении проблем! Каков подлец!
   - На встрече присутствовал третий, - стараясь не смотреть на губы Властелина, добавил Кудряшов. - Мы не знаем кто именно, но он не италиец. Аналитики полагают, что это может быть представитель какого-то третьего государства...
   Государь замер с пальцем во рту.
   - И, судя по всему, лорд Вепов к началу операции уже знал об этом сговоре.
   - Он не должен дожить до суда, - вынес свой вердикт правитель и облизнул красным языком красные губы. - Его игры зашли слишком далеко! Выполняй!
   - Остался еще один вопрос, Ваше Величество. Бессонов!?
   - Вот и посмотрим на этого... шустрого молодого... человека. Пока он вел себя не плохо. Готовьте эскорт. Пора посмотреть на Мусорное Пятно... Говорят, это незабываемое зрелище.
   - Италийцев предупредить?
   - Конечно! Это же... гм... их пространство?!
   - Оспариваемое, сир, оспариваемое, - генерал заставил себя улыбнуться.
   - Это достаточный повод для встречи с Сан-Мамуррой...
  
   7
  
   С определенного времени Бессонов перестал любить летать челноками. "Глупо, - оправдывался он перед самим собой, - взлететь на самый верх, и тут же разлететься на мириады обмороженных кусочков плоти из-за простой несобранности пилота"! Отправляясь на астероид, где томился лорд Ворт, маршал взял с собой обвинительное заключение на высокопоставленного пленника. Не то что бы командующему очень требовалось прочесть документ - он тщательно изучил его еще до того, как решил встретиться с лордом - бумаги отвлекали пассажира маленького кораблика от тревожных мыслей.
   ..."Используя должность офицера связи на пограничном корвете Италийской Республики, во время дежурства в секторе Мусорного Пятна, обвиняемый собрал и установил на одном из астероидов сектора автономную пусковую торпедную установку, запрограммированную на атаку и уничтожение межзвездного грузопассажирского лайнера "Марк-Аврелий", - читал Бессонов, - которой и был поражен вышеуказанный звездолет (Приложение N349/78 "Результаты экспертизы останков м/з корабля "Марк-Аврелий"). Совершив пиратское нападение и учитывая факт присутствия в секторе корабля научной экспедиции Барбарианской Империи, обвиняемый сообщил о случившемся вышестоящему начальству, как об акте агрессии со стороны военного флота Барбарианской Империи. Чем было спровоцировано вооруженное столкновение флотов двух сопредельных государств.
   В ходе допросов обвиняемый отказался сотрудничать с объединенной комиссией. Однако из допросов сослуживцев обвиняемого, капитана Сильвии Красс, лейтенантов Флавиуса и Сан-Дориана, комиссия пришла к выводу, что обвиняемый имел целью, путем взаимного уничтожения флотов, ослабить оба государства. По словам свидетелей, обвиняемый предполагал использовать свое влияние на правительства обоих государств с тем, чтобы еще более подорвать их обороноспособность отправкой кораблей военных флотов на поиски мифической Планеты-Беглеца - Конвикта, мира с неограниченными запасами светита природного происхождения.
   В связи с вышеуказанным, у комиссии появились сомнения в душевном здоровье обвиняемого. Однако, соответствующая экспертиза (Приложение N349/119 "Результаты экспертизы о психическом состоянии обвиняемого") полностью опровергла эту гипотезу".
   Бессонов усмехнулся. "Интересно, - подумал он, - что было бы, если психологи признали-таки лорда идиотом? Получалось бы, что Император наградил сумасшедшего высшим орденом! Уж ему бы эта "экспертиза" точно не понравилась".
   Челнок готовился к посадке на неверную поверхность астероида. Улыбка командующего замерзла на губах. Он заторопился вернуться к бумагам.
   "Полковник Службы Безопасности Барбарианской Империи, лорд Эдри Ворт, он же полковник Внешней Разведки Италийской Республики, Адриан Вепов, основываясь на выводах межгосударственной комиссии по расследованию причин вооруженного столкновения флотов в секторе Мусорного Пятна, обвиняется. Первое: в измене государственным интересам обоих государств, передаче потенциальному противнику сведений являющихся государственной тайной обоих государств. Второе: в действиях повлекших за собой гибель четырнадцати тысяч девятисот шестидесяти одного человека. Третье..."
   Маршал вчитывался в многословное нагромождение клеветы, лжи и вымысла пока челнок мягко не встал на опоры.
   С некоторых пор Бессонов стал недолюбливать скафандры. Не то чтобы опасался пересекать безвоздушное пространство, защищенным от Космоса лишь тонкой оболочкой герметичного костюма. Как астронавт, считал скафандр, чуть ли не второй своей кожей, как астронавт, передвигался в нем легко и свободно, как астронавт, проверял все системы оболочки прежде чем ей довериться. Да только свето-звуковая индикация скафандра не шла ни в какое сравнение с мундиром флот-маршала Барбариана...
   Имперские штурмовики встали по стойке "смирно" и отдали честь. Италийцы нехотя кивнули. Бессонов вошел в купол.
   - Ну, что, гасконец? Стал маршалом Франции? - хмыкнул Вепов, не отрываясь от монитора компьютера.
   Командующий, копируя лорда, дернул плечом, решительно прошел в самую середину купола и сел.
   - Пересядь, - заключенный махнул рукой в сторону низенькой кушетки.
   Бессонов встал и покорно пересел.
   - Она такая... приплюснутая, - оценил он новое место.
   - Какая? - отвлекся Ворт.
   - Приплюснутая, - вздохнул командующий.
   - Бессонов! Ета! Не нервируй меня! Это просто кушетка. Она - плоская!
   - Да пусть она хоть... - маршал с огромным трудом сдержался, чтоб не выругаться.
   - Расслабься, - улыбнулся, наконец, Вепов. - Я шутил. Тут немного скучновато, знаешь ли.
   - Ну и шутки у вас, милорд, - пыхнул Бессонов. - Еще немного и вы не дожили бы до суда.
   - Я и не надеюсь, - поспешил успокоить гостя заключенный. - Ты же меня не отпустишь по добру по здорову?!
   Маршал Империи сокрушенно развел руками.
   - Зачем вы, милорд, всю эту кашу заварили? "Марк-Аврелий" за что пострадал? Там ведь женщины и дети были...
   - Да ни кого там не было, кроме экипажа и пары межпланетных уродов! - разозлился лорд. - Твои эксперты не удивлялись, что найдено так мало трупов?
   - Боги с ними, с этими трупами! А войну-то, зачем затеяли?
   - Бессонов! Не нервируй меня! Сражение начали вы с Сан-Сабитом... Комиссары из твоей "комиссии" меня две недели пытали, зачем я все это затеял. А ты хочешь...
   - Это не моя комиссия!
   - Ну, и не моя!
   Командующий встал. Нервничая, он не мог сидеть на месте.
   - Там, - Вепов махнул в сторону входа, - у мониторов слежения сидят люди умеющие читать по губам. Через пару минут после твоего ухода расшифровка нашего разговора ляжет на стол Сан-Сабита. Так что, будь добр, сядь на кушетку...
   Ласково улыбнувшись пунцовым ушам Бессонова, лорд продолжил:
   - Камеры там и там. Если ты находишься там, а я здесь, то губочтеям придется читать только по одной стороне рта. А это очень сложно.
   - Откуда вы знаете...
   - Обычная практика спецслужб... Чего ж ты, маршал, без коньяка в гости пришел?
   Бессонов сел и прикрыл рот ладонью.
   - Я очень хотел бы знать, что все произошедшее здесь - часть какого-то Плана. Чего-то... сравнимого с Фалангой, - пробубнил астронавт. - И коньяк твой я давным-давно уничтожил... Как улику.
   - Надеюсь, уничтожал методом употребления внутрь? Не боишься сесть со мной на одну скамью?
   Барбарианец покачал головой:
   - Пожалуйста! Пожалуйста, скажите мне, что через пол года наши полки станут топать улицы италийских городов!
   - Нет, Бессонов. Не скажу. И не будут... Вся эта свалка... Ты действительно так сильно хочешь это знать?
   - Больше чем сильно!
   - Хорошо, Д`Артаньян. Слушай...
   Лорд Ворт, Великий и Ужасный, придвинулся ближе к многострадальной кушетке и, копируя жест командующего, прикрыл рот рукой.
   - Я - посредник. Не более чем. Все получат свое. Сан-Сабит получит жертвенного козла, ты - миллион проблем и высокую должность. На Итали к власти пришла другая партия. Более лояльная к принцепсу республики Сан-Мамурре. Фаланга получила шанс освободиться от оккупации...
   - Зачем им это? Уже сколько лет прошло... Я думал им не плохо в лоне Империи.
   - Скудоумие - единственное, чем не стоит делиться с другими! Бессонов, фалангийцы всегда будут хотеть Свободы! Это такое, виртуальное понятие, которое подразумевает под собой освобождение от давления. От оков, так сказать! Тут вопрос не в том: зачем им это нужно. Вопрос: когда они захотят Свободы настолько сильно, что Империя не сможет их удерживать! Ну, да ладно... В этот раз они Свободу не получат... Император только и ждет бунта... Я уже несколько раз за последнее время выдавал военную тайну... В общем, Бессонов, ты командуешь не всем флотом государства! Два самых современных материнских дредноута с двумя дивизиями штурмовиков ждут выступления Армии Освобождения Фаланги. Император утопит бунт в крови! Какие уж тут пятнадцать тысяч солдатиков в Мусорном Пятне...
   - А что получите вы, милорд?
   - Я? Мне достанется трибунал, - Вепов искренне рассмеялся. - Меня, знаешь ли, еще ни разу не судили. Хочется попробовать... Хотя... Есть и неприятный аспект. Могут убить до суда. Слишком много знаю. К сожалению... Ты, кстати, теперь то же!
   - Да, - удрученно согласился маршал. - Это печально.
   - Но это, ни в какое сравнение не идет с неприятностями, которые поджидают Барбарианскую Империю! - воскликнул Ворт. - Я даже могу сказать больше: этому государству дни сочтены!
   - Не может быть!
   - Ежерд вполне гармонично вошел в структуру Империи. С этим не поспоришь. Но! Но ко времени захвата планеты у нас уже было слишком много эксов! Примерно две тысячи на одного чистого человека. Фаланга вообще оказалась миной замедленного действия... Как ты думаешь, маршал, почему наши эксы так легко находят общий язык с италийцами? Просто! Это просто! Римляне же не знают, что эксы - люди второго сорта!
   - О! - только и смог сказать командующий.
   - Конечно "О"! - передразнил Ворт. - Эксам нравится, когда с ними разговаривают на равных. Попробуй император разместить на Фаланге гарнизон из генетически модифицированных подданных, так через пол года половина сбежит в фалангийское подполье! Империя держится на людях, которым льстит мысль, что есть низшие разумные существа... Забавная формулировка, не находишь?! "Низшие разумные"!!
   - Не смешно.
   - Ну, почему? Это словосочетание абсурдно, а абсурд - оружие, равное по убойности твоим бластерным торпедам... Или торпедным бластерам... Абсурд - единственно верное средство против любой, даже самой замечательной идеи. Доведи идею до абсурда и она не будет стоить пыли под ногами.
   - И вы довели идею межзвездной войны до абсурда... - криво, опять-таки непроизвольно копируя лорда, усмехнулся Бессонов.
   - Ты умный, - согласился арестант. - И много знаешь. Хочешь - подвинусь? На скамье подсудимых ВСЕМ хватит места!
   - Может устроить вам побег? - скромно поинтересовался маршал.
   - Это провокация? - хитро прищурился лорд. И тут же засмеялся. - Шучу, шучу. Спасибо, Бессонов. Я это запомню. Но вынужден отказаться. У меня еще есть дела. Нужно, знаешь ли, переговорить с Императором, пообщаться с Сан-Мамуррой...
   - Вы думаете...
   - Конечно, Д`Артаньян, конечно. Они оба будут здесь. Причем, очень скоро.
   Ворт с нескрываемым удовольствием разглядывал озадаченное лицо своего протеже, и добавил, сообразив, что Бессонов собирается уходить:
   - Кстати! Скажи императору, что твой флот теперь действительно на равных может сразиться с кораблями развитых миров. Ему это понравится. Он слишком долго этого добивался.
  
   Первое, что сделал маршал, вернувшись на "Штандарт" - затребовал в Службе Безопасности расшифровки губочтеев и заключение экспертов о психическом состоянии лорда. Уж слишком невероятной показалось командующему теория Ворта о скором крушении Империи.
   Отчет психо-медиков изобиловал специальными терминами и ссылками на широко известных в узких кругах специалистов. Но главное Бессонов понял: эксперты озадачены. "Сыворотка правды", спустя уже несколько секунд после введения, полностью разлагалась на нейтральные для организма Ворта вещества. Обвиняемый игнорировал все попытки выведать что-либо у него под гипнозом, хотя признаков острого нервного истощения или, того пуще, Синдрома Альпера, у него не обнаружено. Беспроигрышные психологические трюки вызывали у пациента приступ смеха. Но не только это потрясло специалистов. Лорд делал с "Детектором лжи" все что хотел! Он сообщал операторам откровенную неправду, и глупая машина верила... А если еще учитывать, что средняя температура тела обвиняемого была ниже среднестатистической почти на градус...
   Ум заходил за разум. После двухчасовых мозговых мук Бессонов поймал себя на мысли, что уже сомневается в человеческой сущности лорда Ворта! "Еще чуть-чуть и мне самому потребуется помощь психотерапевтов", - решил, наконец, командующий.
   В течение следующего часа офицер развил бурную деятельность. Заверенные личным кодом флот-маршала депеши полетели в разные уголки Империи. Он решил предпринять то, чего не потрудились сделать следователи межгосударственной комиссии: восстановить послужной список лорда Ворта. Бессонов надеялся, что, получив более или менее цельную картину деятельности Великого и Ужасного, сможет попытаться понять причину нечеловеческого спокойствия обвиняемого в государственной измене человека.
   Тогда же аналитический отдел штаба флота получил странное задание - проштудировать архивы всех известных истории конфликтов человечества с инопланетянами с тем, чтобы выяснить методы разведки чужих. И особенно: применялся ли ксенорасами метод засылки агентов закамуфлированных под Гомо Сапиенс.
   Осторожный запрос был отправлен в службу внешней разведки Италийской республики.
   Курьерский скаут с офицером, которому Бессонов доверял, отбыл в Военную Академию Флота. У одного из бывших преподавателей маршала было странное хобби: он увлекался историей Фалангийского и Ежердского конфликтов. Невинное время провождение профессора должно было сослужить службу бывшему кадету.
   Маршал мог быть доволен собой. Посчитав, что правильно понял намек Ворта, он предпринял все возможное, чтобы из абсурдности положения вычленить идею. Закон лорда должен быть обращаем...
  
   Корабль, доставляющий следователей на безымянный астероид - тюрьму, обычно садился чуть в стороне, чтобы при взлете и посадке случайно не повредить атмосферный купол. Членам комиссии приходилось преодолевать около ста метров безвоздушного пространства и обходить временное пристанище лорда. Всю дорогу, от челнока до герметичного входа, их сопровождала группа десантников одной или другой стороны. За время следствия таких вояжей было не менее двух десятков.
   Дважды в сутки происходила смена охраны. Точно так же: транспортный кораблик садился на выровненную и выжженную дюзами площадку, солдаты ждали кого-нибудь из сменяемой охраны и, уже после этого, топали в купол.
   Всего мимо покатой стены купола за тридцать два дня с момента ареста Вепова прошло более трех сотен человек. И любой из них мог заложить термитную мину.
   В случае, если во временное жилище попадал небольшой шальной метеорит и ему удавалось пробить оба слоя армированной ткани, герметичность могла быть нарушена лишь на считанные секунды. Материал сам затягивал пробоину. Чтобы гарантированно уничтожить кислородолюбивых существ внутри, требовалось сделать дыру, по крайней мере, в метр диаметром. Термитная мина за один миг выжгла гораздо больше...
   Злоумышленники выбрали не совсем подходящее время для покушения. Во-первых, Вепов не спал, а значит, ему не требовалось дополнительное время. Во-вторых, он ожидал нечто подобное. Правда, по его расчетам, сначала коварный враг должен был попробовать его отравить или примитивно пристрелить. На счет яда уверенности не было. Организм разведчика обладал иммунитетам к большинству из известных человечеству ядов, и попытку убийства он мог просто не заметить.
   Практически любой человек достаточно безвредно может просуществовать в открытом космосе без скафандра около сорока секунд. Потом кровяное давление и закипающая от температуры тела кровь взорвет несчастного изнутри. В куполе объемом под триста кубических метров вполне достаточно воздуха, чтобы в случае пробоя продержаться минуту. Или еще больше, если сразу прикрыть дыру заранее заготовленным одеялом. Дыхательная смесь, конечно, продолжала утекать через пробоину, но не так интенсивно, как на то рассчитывали. У Вепова появился шанс дотянуть до шлюза в другой отсек, где располагалась охрана. В конце концов, десантники должны были не только оберегать свои страны от заключенного, но и заключенного от преждевременной расправы.
   На счастье Ворта, конвоиры не были в сговоре с убийцами.
  
   8
  
   Есть такие люди - эскортные пилоты. Висящие в коконах с нулевой гравитацией, со вживленными в мозг разъемами прямой связи с главным корабельным компьютером, астронавигаторы высочайшего уровня, они должны обеспечить одновременный выход в физический мир личного дредноута Императора и шести эсминцев сопровождения. Ибо явление Властителя подданным должно быть незабываемым зрелищем.
   И вот они появились. Четырехмерное пространство в окрестностях Мусорного Пятна вздрогнуло, соприкоснувшись с пространством N-мерным. Черные, зловеще разрисованные ярко-оранжевыми полосами, похожие на гигантских жалящих насекомых эсминцы, выстроившиеся звездой. И огромный пурпурный с золотом императорский дредноут в середине.
   Гравикомпенсаторы скрежетали. Чудовищные перегрузки навалились на беззащитные переборки межзвездных кораблей. Пролетев какие-то сотни километров от точки выхода в режиме экстренного торможения, императорский эскорт остановился точно в центре гигантского шара образованного боевыми кораблями барбариан.
   Космос взорвался мириадами радиосообщений. Десятки челноков с капитанами кораблей флота и высшими командирами на борту понеслись к гостеприимно распахнутым шлюзам пурпурного звездолета императора.
   Огромный церемониальный зал, расположенный в том секторе дредноута, где в других материнских кораблях находится причальный док курьерских фрегатов, постепенно наполнялся облаченными в парадные мундиры командирами. Громыхнул литаврами гимн "Мы пойдем вперед с именем императора на устах...", через боковые диафрагмы идеально ровными строями, печатая шаг, вошли одинаковые, как сорок капель, гвардейцы.
   "Мы пойдем вперед с именем императора на устах,
   И по единому слову Его, умрем под знаменами Империи!"
   "Мать твою, какой бред! - подумал Бессонов. - Как же я раньше-то не слышал, что в нашем гимне слова - такая чушь! Не-е-ет, прав лорд Ворт, это теперь не для меня!"
   Открылись широкие створки ворот на самом верху лестницы. Гимн смолк. Сотни фуражек слетело с голов господ офицеров. И вот! В зал величественно явился повелитель трех обитаемых планет, Император Барбарина.
   Несколько секунд стояла такая торжественная тишина, что было слышно, как позвякивают ордена на тщедушной груди самодержца. Подданные ждали, пока тот заговорит...
   "Если сейчас кто-нибудь пернет, - хмыкнул про себя, стоящий в первой шеренге флот-маршал, - ему прямая дорога на виселицу!"
   - Сколько человек охраняют лорда Ворта, - наконец соизволил открыть рот император, останавливаясь точно напротив Бессонова. - Он пробовал бежать?
   - Нет, сир. Бежать он не пробовал. Его надежно сторожат.
   - Бессонов? - властелину пришлось задирать голову, чтобы смотреть в лицо командующему.
   - Да, сир.
   Еще недавно капитан первого ранга Бессонов обделался бы от верноподданнического восторга, обратись к нему император. Теперь, флот-маршалу было плевать. Теперь, тщательно изучив собранные о Ворте данные, Бессонов знал, что переживет Барбарианскую империю.
   - Значит, победить ты не смог?
   - Мы сражались на равных, сир. И не проиграли.
   - Ты умен, - неожиданно искренне, улыбнулся повелитель, и требовательно протянул руку куда-то назад. В затянутую кожаной перчаткой ладонь немедленно вложили черную коробочку.
   - Держи, - император торопливо сунул награду Бессонову. - У нас с тобой впереди еще много побед.
   Чьи-то ловкие пальцы практически вырвали футляр у маршала, и украшенный кровавыми рубинами орден уверенно повис на мундире командующего.
   - Служу Империи! - хрипло гаркнул Бессонов.
   - Ага, ага, - саркастично кивнул властелин. - Сан-Мамурра прибыл?
   - Девятнадцать часов назад, сир... Могу я просить об аудиенции, сир?
   - Найду для тебя пару минут.
   Бессонов был бы разочарован, если бы на этом торжественная часть и закончилась. Но вместо того, чтоб, как флотоводец предполагал, уйти, император поднялся на несколько ступеней и повернулся к подданным. Командующему пришлось сделать то же. И, к немалому своему удивлению, оттуда, сверху он обнаружил, что какие-то люди или эксы из свиты повелителя шустро раздают награды остальным командирам его флота.
   - У вашего императора нет имени, - и не подумав напрягать гортань, чуть слышно выговорил император. Отлично настроенная техника аудиоусиления доносила его голос до каждого присутствующего в огромном зале. Казалось, он говорит с каждым в отдельности и со всеми вместе. Слова проникали, просачивались, по лисьи прокрадывались в самую душу...
   - У вашего императора нет имени, - неожиданно рявкнул властелин во всю силу легких так, что у половины офицеров заложило уши. - У вашего императора нет имени, ибо я и есть Империя! Но ваши имена Империя не забудет! Наш флот, наши люди совершили то, чего еще не было в истории Барбариан. Мы начали битву с кораблями врага, с целой вражеской армадой! Мы, мать их, сражались с чертовой уймой поганых звездолетов этих сволочей и не проиграли! Он!..
   Император со всей силы хлопнул по погону Бессонова, и тот не посмел пошатнуться. Он почти любил властителя, почти простил ему, почти верил...
   - Он! Человек! Начал бой с римлянами и бил, пока они не начали нас уважать! Он, вы, люди Барбарина заставили склонить головы чванливых италийцев!
   "Триумфатором должен стать человек!" - вспомнил Бессонов. Ворт оказался прав. Снова. Об эксах, генетически модифицированных барбарианах, которые плечом к плечу сражались и умирали рядом с людьми, император даже не упомянул.
   Словно морок, временное очарование прошло. Снова все встало на свои места.
   Заиграл гимн. Офицеры вытянулись по стойке смирно и отдали честь.
   - Пошли, - почти равнодушно сказал повелитель. - Очень трудно говорить для солдат. Нельзя что ли им немного похлопать в ладоши и покричать "Виват, Император!"?
   Командующий, в шумной свите императора, прошел длинным, богато отделанным коридором, и, наконец, попал в изумившую его до глубины души небольшую комнату.
   На Барбарине всегда была весьма скудная флора. Мхи и лишайники. Фаланга, быть может излишне индустриальная, вообще царство грибоподобных растений. Ежерд, несомненно, богат лесами, но это всего лишь буйные заросли травянистых хвощей и гигантских папоротников. Этот же зал, весь, включая пол и потолок, был покрыт настоящими деревянными панелями. Солнечно-золотистые, с явными годовыми кольцами и глазками сучков, излучающие тепло и что-то неуловимо родное, они не могли быть подделкой.
   Должно быть, от удивления и восторга у Бессонова перехватило дыхание. Он и не заметил, как свита схлынула, оставив императора и еще какого-то незнакомца.
   - Нравится? - вкрадчиво поинтересовался повелитель.
   - Срань господня... О, да! - пробормотал командующий. - Это божественно! Клянусь фуражкой!
   - Простите, сир, - поперхнулся он секунду спустя. - Это, это... Это все равно не сможет затмить Вашего величия.
   - Из тебя, Бессонов, со временем получится знатный интриган, - рассмеялся незнакомец.
   - Не порть мне солдата, Кудряшов, - притворно строго погрозил пальцем император, и маршал поперхнулся второй раз. О главе Службы Безопасности Империи, генерала Кудряшове, он был наслышан.
   - Это действительно божественно. Ты подобрал, неожиданно для солдата, верное слово, - между тем, отметив про себя мимолетный испуг командующего, продолжал властитель. - И это каждый раз напоминает мне о Ворте... Да-а-а... Пусть тебя это не удивляет... Дерево, как ты уже наверняка догадался, настоящее. С планеты День. Знаешь такую? Ну, не важно... Мы тогда только-только оккупировали Фалангу. На Второй планете империи хозяйничали сухопутные войска. Оставшиеся корабли фалангийцев выработали топливо и сдались, а наш флот болтался в космосе без дела... Да-а-а...
   Император одним движением как-то умудрился шагнуть к креслу и сесть. Кудряшов, не спрашивая разрешения, тут же развалился на диване. Бессонову ни кто присаживаться не предложил, и он остался стоять.
   - Тут ко мне заявляется Ворт и объявляет, что Ежерд остался практически голым! Вся, мол, могучая армада спесивцев отправилась в четвертый раз завоевывать День... Дальше ты конечно знаешь... Мы устроили блокаду планеты. Перехватывали все транспорты ежердов. Армии, чтобы высадиться на планете у нас не хватало, и флот еще не в силах был бороться с их флотом... Тогда многие это называли пиратством и шантажом. Сейчас, благодаря Ворту, это классика позиционной блокады.
   - Ха! Ежерды подыхали на этой День без топлива и боеприпасов, - охотно поддержал императора генерал. - И с нашими рейдерами справиться тоже не могли. А дерево с День. Оно было в одном из транспортов... Год спустя Третья сдалась на милость победителя.
   - На милость лорда Ворта, - мрачно добавил повелитель. - Если нужно припугнуть Экселленца на Ежерде, достаточно пообещать им возвращение Имперского Наместника!
   Бессонов, благодаря своим расследованиям, знал этот период истории Барбарина, и поэтому был ошарашен, оглушен новостью. Наместник казнил почти все военное руководство Ежерда! Наместником пугали детей. Само слово стало символом чего-то бессмысленно, безумно жестокого. И это сделал Ворт!?
   - Он расстреливал даже за преступления на День, - кивнул Кудряшов. - Он проявил... чудовищную изобретательность в поиске поводов для расправы... Это страшный человек, Бессонов! Я его, откровенно говоря, боюсь!
   - Поэтому мы и спросили, как его охраняют, - перехватил император.
   - С астероида невозможно бежать, сир, - промямлил командующий.
   - Это ты так думаешь! Если Ворт решит нас покинуть, мы не сможем ему помешать, - трудно было не верить генералу. Кому, как не шефу разведки, знать своего лучшего разведчика. И все-таки Бессонов не верил. Не хотел верить. - Он мастер высшей ступени денийского боевого рукопашного искусства. Слышал о "стальных крысах"? Это не легенда - лорд один из них! У него феноменальная память. Он помнит даже административные пароли всех боевых компьютеров нашего флота, все системы шифров и кодов доступа, как армии, так и СБ...
   - Место заключения лорда должно быть изменено, - подвел черту император. Командующему оставалось лишь принять приказ к исполнению.
   - Так о чем ты пришел меня просить? - резко сменил тему властелин.
   Бессонов, который уже раз, поклонился и сказал вовсе не то, за чем приходил:
   - Я нижайше прошу, сир, чтобы всем солдатам и офицерам эксам, задействованным в огневом контакте, был повышен репродуктивный статус.
   - Ты пришел не по адресу, - отмахнулся повелитель. - Это решение принимают экс-комиссары. Ты же знаешь порядок... Впрочем... Я предложу им обратить на твоих эксов внимание... Это все?
   - Да, сир.
   - Ты слишком распустил этих тварей, - обвиняюще заявил Кудряшов. - Впредь следует обращаться с ними строже. И непременно ограничить их контакты с италийцами. Мутантов может развратить видимость свободы...
   В этот момент Бессонов понял, что, по мнению двора, война еще не окончена. "Они витают в облаках, - решил офицер. - Они еще не знают, что сражение было абсурдом!"
   - Кстати, про эксов, - отделавшись от проблемы, вновь оживился император. - Когда они только начали вылупляться, мы их называли - "гемы". Генетически модифицированные... Тогда всем значимым офицерам было предложено сдать материал для конструирования идеального подданного, и только Ворт сказал: "Если из моих генов сделать гема, получится Вортекс. А это будет уже действительно ужасно!" Нам так понравилось, что "экс" прижилось...
   "Даже не посмели взять образцы тканей, когда он отказался их предоставить добровольно", - Бессонова это искренне позабавило. Император практически расписался в бессилии как-то управлять лордом, как-то его контролировать. Для паренька с рабочих окраин, ныне флот-маршала Империи, образ Великого и Ужасного расцветился новыми красками. Теперь молодой офицер уже жалел, что остановил битву, по сути, предал лорда...
   - Теллер считает, ты тоже успел обогатить воинскую науку новым тактическим ходом, - еще раз сменил тему повелитель. - Этот твой смелый маневр с истребителями в Мусорном Пятне...
   - Мы искали Ворта, сир, - поднял брови маршал.
   - Знаю я, знаю, - поморщился тот. - Но не будем же мы писать это в учебниках! И врагу нос этим не утрем... "Бла, бла, бла, простите, что мы чуть вас не урыли. Уши, знаете ли, развесили и дали вашему шпиону бежать с флагмана". Так что ли, маршал?!
   Император угрожал. И так сильно воняло политикой, что Бессонов лишь усилием воли не позволил себе поморщиться.
   - Я включил тебя в состав делегации, солдат. Не вздумай сболтнуть нечто подобное на переговорах! - подтвердил догадку повелитель к пущему неудовольствию командующего.
   - Да, сир. Конечно, сир... Тут есть одна проблема, сир...
   - Что там еще?
   - Лорд Ворт - кавалер ордена "Кинжал Империи"...
   - И что?
   - Его не может судить имперский трибунал, сир.
   - Ты не сам додумался, - подозрительно прищурился Кудряшов. - Тебе кто-то подбросил эту идею?
   - Игнатиус Экстекс, мой генерал, сир, - маршал осторожно улыбнулся. - Дважды экс. Это он.
   - Не перегружай свои плечи чужими проблемами, - серьезно посоветовал генерал. - Иначе долго в нашей банке с пауками не выживешь.
   - Лисенку-Игнатиусу передай, - хмыкнул император, - судить лорда буду я. Пусть посмеет сказать что-нибудь против...
  
   - Быть может, нужно было оставить Нескоффа? - глядя в затылок повелителя, проговорил Кудряшов, когда Бессонов последний раз поклонился и вышел.
   - Этого... человека выбрал Ворт. Не забывай, - откликнулся император через минуту, и не подумав обернуться. - Нужно признать, выбор в его стиле...
   - Непокорный солдафон, - констатировал очевидное генерал. - Но он может не поверить...
   - Нескофф, Бессонов... Какая разница... Он сменил экса на человека, только и всего... Но этот выскочка поверит! Пропаганда, знаешь ли. Историю пишут победители.
   - Не думаю, сир. Не думаю... Ворт никогда не делает что-то просто так. Вспомните Квантиникса.
   - Квантиникс мертв.
   - Вот именно! Любимый экс нашего лорда мертв и мои агенты сообщают, что сделал это сам Ворт. Теперь он выбрал Бессонова. Что-то это должно значить!
   - Что же?
   - Не знаю, сир. Но обязательно узнаю. Очень хочу узнать. Потому и просил Вас оставить этого талантливого хулигана командующим...
   - Займись новым местом заключения для Ворта. И не забывай про...
   - До суда дело не дойдет, - хмыкнул Кудряшов. - Это ясно, как день...
   - С День, как раз ничего ясного нет! - улыбнулся, оборачиваясь, наконец, император.
  
   Лидер "Проворный" оказался не таким уж и шустрым. Практически в самом начале сражения он получил бластерную торпеду в двигательный отсек, и лишь чудом избежал детонации гиперпривода. Тяжелый эсминец прорыва оказался обездвиженным и в баталии больше не участвовал. Ведомые корабли дивизиона, лишившись лидера с его энергетической защитой и системами огневого подавления, очень скоро были уничтожены. Экипаж "Проворного" продолжал бороться за жизнь звездолета, пока не было заключено перемирие, и Бессонов не приказал их эвакуировать. Ни в один док барбарианского флота лидер не вошел бы, а ремонт полукилометрового корабля возможен только на стационарной верфи. Так "Проворный" и остался висеть между флотами, как рукотворная часть Мусорного Пятна. Со временем планировалось вытравить на его сталепластовой броне имена всех погибших в том бессмысленном сражении.
   Кудряшов нашел лидеру другое применение.
   Сотни техников обоих государств несколько суток восстанавливали системы жизнеобеспечения и систему подачи энергии. Оборудовали, варварски вырезая переборки, зал судебных заседаний и переговоров. Кроме того, в каморе орудия главного калибра было обустроено место проживания для Вепова.
   Когда все было готово, лорда перевезли с астероида в несчастный лидер, заперли в орудийной башне и конвоиры покинули корабль. Вокруг "Проворного" повисли истребители. Теперь побег был в принципе исключен. Даже если разведчик каким-то чудом сумел бы выбраться из помещения с метровой толщины стенами, ему оставалось только бродить по брошенному кораблю. Пилоты истребителей же имели приказ немедленно атаковать любой объект оказавшийся на внешней броне лидера.
   Прежде чем на "Проворный" прибыли главы государств, к одному из четырех сохранившихся шлюзов полумертвого корабля пристыковался челнок с единственным человеком на борту. Одетый лишь в легкий спасательный скафандр, экс с низшим статусом репродукции, должен был убедиться в том, что заключенный все еще находится в каземате. Этим существом с чрезвычайно низким уровнем интеллекта, созданным для выполнения простейших функций вроде уборки помещений, невозможно было управлять под гипнозом. Его нельзя было подкупить или запугать. По существу это был не более чем биоробот, жалкая подделка под человека. Но с панорамной видеокамерой на плече.
   Экс прошел узким коридором до орудийной башни, продемонстрировал операторам с флагманов флотов запертый шлюз и покорно уселся у стены, в ожидании новых распоряжений.
   Настала очередь бронированных с ног до головы штурмовиков. Две смешанные группы, италийцы и барбарианцы, одновременно вошли в обитаемую зону "Проворного" и заняли предписанные заранее посты. Теперь шумная орда техников связи, членов межгосударственной комиссии расследовавшей "дело Ворта-Вепова", судей, офицеров, свидетелей, свиты обоих правителей, и, наконец, Сан-Мамурра и Император Барбарина могла беспрепятственно заниматься своим делом.
   - Все, вон отсюда! - едва переступив порог каюты, где была назначена официальная встреча глав государств, сквозь зубы процедил император своим спутникам. Принцепс неоримлян, ни чуть не удивившись, поспешил выпроводить и италийцев.
   - Я сяду, - просто сказал Сан-Мамурра, когда они остались одни. - Подозреваю, что теперь, когда посредников между нами больше нет, разговор получится долгий.
   - Пожалуй, - согласился император, и сел в кресло напротив. - Сразу предупреждаю: до какого-нибудь окончания "дела Ворта", мой флот останется здесь...
   - Знаю, знаю! Этот ваш высший орден, и все такое... Наша разведка хорошо нас информирует. Меня беспокоит это твое "как-нибудь"!
   - А меня, твои переговоры с фалангийским подпольем. Мы, кажется, договорились пожертвовать "Марком-Аврелием", чтобы Гийом Параво так и не добрался до своих покровителей на Итали!? - парировал барбарианец. - Кстати, кто был третьим на вашем празднике?
   - Перестань, - взмахнул вялой старческой рукой Сан-Мамурра. - Кудряшов не сказал тебе, что Параво - не более чем миф? Если человек с таким именем когда-либо и существовал, то его кости давным-давно уже в земле...
   - Я не удивлюсь, если эту идею тебе подбросил Ворт.
   - Думаю, что именно Вепов убеждал тебя в обратном... Сеанс одновременной игры...
   Очень трудно лгать, когда любое слово легко проверяется могучими спецслужбами. Они и не пытались. Просто посмотрели друг другу в глаза и улыбнулись.
   - Потому я и сказал "как-нибудь". Суд должен транслироваться на половину обитаемого мира, и мне совсем не понравится, если Ворт будет чрезмерно откровенен!
   - Быть может, сможем с ним договориться?
   - А что ты можешь ему предложить? Жизнь? Богатство? Титул, звание? Все это у него уже есть. Семьи, которая может стать заложником, у него нет. Друзей - нет. Врагов... Ох уж эта ваша италийская манера договариваться...
   - Ты предпочитаешь решить дело кардинально? Но ведь, если Вепов умрет, все поймут, что у нас с тобой рыльца в пушку! Потребуется козел отпущения...
   - Какой-нибудь фанатик, - кивнул император. - Человек идеи.
   - Опять "какой-нибудь"?
   Барбарианец пожал плечами. Почти копируя Ворта.
   - Кудряшов все организует.
   - Знаю я, как он все организовывает. Нельзя что ли было этот лайнер еще в порту заминировать? А он тащит на италийскую территорию этот дурацкий эсминец. Палит из всех стволов... Потом уши вперед ног прибегают... Мне скандал в Сенате не нужен. Я и так...
   Четырнадцать тысяч разбросанных по окрестностям Мусорного Пятна трупов были им молчаливым укором.
   - Торпеды "Дерзкого" были не самой лучшей его идеей, - после минуты раздумий, вынужден был признать император.
   - Да, уж! Бессонов твой тоже хорош. Кому нужна была эта битва?
   - Бессонов - человек Ворта. Все вопросы к лорду.
   - Я думал - ты хозяин Барбарина...
   - Еще скажи, что ты на Итали всем командуешь!?
   - Ладно, перестань. Давай, наконец, решать это "дело Вепова".
   Император долго и весьма сосредоточенно тер кончик носа, что всегда делал, когда задумывался. Потом, бросив косой взгляд на увлеченно разливающего по бокалам спиртное Сан-Мамурру, быстро проговорил:
   - Не хочешь встретиться с Вортом?
   Принцепс едва не поперхнулся дорогим коньяком.
   - Я серьезно, - опередил возражения италийца император. - У тебя нет желания пообщаться с ним... в тесной компании?
   Сан-Мамурра сделал несколько больших глотков янтарной жидкости, прежде чем ответить:
   - Я его боюсь, - хрипло выговорил он. - Может, лучше напьемся? Когда еще...
   - И я боюсь, - только усилием воли запретив себе затравленно оглянуться, признался барбарианец. - Но когда-то же нужно заглядывать в глаза своим чудовищам!
   - Зови, - обреченно согласился принцепс, и снова потянулся за бутылкой.
   Император вытащил из кармана изящный, в золотом корпусе, коммуникатор чтобы отдать распоряжения Бессонову, который как раз в этот момент разговаривал с Сан-Сабитом.
   - Твои люди хорошо держались, - через губу заявил Бессонов флот-консулу, когда, вместе со всеми был бесцеремонно выпровожен из каюты. - Я даже было, решил, что мой трюк с истребителями в облаке астероидов не сработает.
   - Варвары! - надменно скривив губы, не замедлил ответить Сан-Сабит. - Я знаю, что вы искали Вепова.
   - Конечно. Именно так ты и должен был думать! Мы искали беглецов, а потом согласились судить их предводителя!?
   Командующий флота барбариан не понимал, зачем императору было нужно, чтобы он донес эту мысль до италийцев. Однако честно сыграл свою роль. От дальнейшего разговора с пышущим яростью Сан-Сабитом Бессонова спас вызов с коммуникатора.
  
   Италийский космодесантник, центурион-лейтенант, не понимал к чему все эти предосторожности. По его мнению, любой легионер, и уж тем более его бравые ребята из спецназа, в состоянии были справиться с десятком таких Веповых. И без какого-либо ущерба для себя. Тем не менее, будучи военным, офицер был вынужден выполнять приказ.
   Четверо барбов, с офицером во главе, блокировали коридор. Шесть италийских десантников в полном боевом облачении заняли позиции у толстенной двери-диафрагмы в орудийную камору, переоборудованную в тюремную камеру. Центурион активировал броню высшей защиты, а потом еще и энергетический шит, но даже тогда чувствовал ироничные взгляды солдат. Глубоко вздохнув, смачно выругавшись и грохнув себя по грудной пластине армированным кулаком, италиец шагнул в круглое помещение орудия главного калибра.
   Вепов блаженствовал. На висящем между флотов полумертвом корабле его ни кто не беспокоил. Допросы закончились. Получить доступ, кому бы то ни было, в коридоры "Проворного" было на много труднее, чем в надувное жилище на астероиде. Наконец-то опальный лорд мог заняться любимым делом.
   На небольшом экране комма тонкие голубые линии смоделированных орбит обломков планеты - астероидов Мусорного Пятна стали складываться в одну. Постепенно, шаг за шагом, на экране возникала разрушенная планета. Маломощный мозг переносного устройства, тем более отсоединенного от общей сети барбарианского флота, с трудом справлялся с задачей. Оранжевый индикатор перегрузки системы горел не мигая. Тем не менее, работа двигалась. Оставалось совсем чуть-чуть.
   Явившегося центуриона Ворт едва заметил.
   - Заключенный! - злой от нелепых предосторожностей, рявкнул италиец. - На выход!
   - Обвиняемый, - поправил лорд, не отрывая глаз от монитора.
   - Чего? - опешил десантник.
   - Я - обвиняемый. Заключенным я стану только после приговора трибунала...
   - Какая разница? - прорычал легионер. - Встать и на выход!
   Лейтенант перехватил оружие поудобнее и на грудной пластине блеснул обшарпанный значок: италийский орел с неизменным "S.P.Q.R" (Здесь Правят Законы Рима). Теперь разозлился лорд Барбарианской империи.
   - Смирно! - заорал он, вскакивая. Италиец рефлекторно щелкнул каблуками.
   - Ну, Вы это... Полегче, - смутился центурион. - Вас там требуют. И побыстрее.
   - Здесь твои законы не действуют, римлянин, - наставительно заявил Ворт. - Это лидер-эсминец Барбарианской империи "Проворный"! А там, - он махнул рукой в сторону коридора, - подождут. Есть, знаешь ли, молодой человек, дела и поважнее.
   Десантник открыл, было, рот, но возразить не посмел. Стоящий перед ним человек в слегка помятой форме без знаков отличия обладал силой, и эта сила не имела ни чего общего с безудержной яростью раскаленной плазмы бластера. А значит, была много опасней.
   Вепов спокойно задал комму новую задачу, закрыл экран и прикрепил устройство к запястью.
   - Пошли, - бросил он, не глядя на конвоира, и первым перешагнул высокий комингс орудийной каморы.
   Бронированные плечи десантников сомкнулись вокруг обвиняемого, барбы заняли свои места в интернациональном конвое, и лейтенант смог расслабиться.
   Смерть ждала конвой на потолке.
   Пол покрытого серой краской коридора дрожал под ногами марширующих закованных в тяжелую броню спецназовцев. Силовая броня вспыхивала искрами, когда бойцы сталкивались плечами. Человек, прилипший спиной к светопанелям потолка, не боялся этих мастодонтов. На внутренней стороне закрывающего его лицо щитка, на тактическом экране, высвечивалась только одна цель. Только один человек из одиннадцати. Тот, что шел в самой середине.
   Палец лег на чуткий курок мощного бластерного пистолета. Невидимый невооруженным глазом прицельный луч уперся точно в лоб Вепова. Какие-то доли секунды отделяли для лорда Тот мир от Этого...
   Именно в этот момент, совершенно неожиданно и для охраны и для убийцы, Вепов переместился за спину ближайшего десантника и присел. Гудящий яростью солнц заряд срикошетил от энергощита солдата и, расплавив пластик, растворился в стене. То, что произошло дальше, наверняка будет сниться выжившим в том узком коридоре в страшных снах по гроб жизни. Висящий под потолком человек, поняв, что цель недоступна, и выполнить задание вряд ли, решил по дороже продать свою жизнь, принялся палить во все, что движется. К чести космодесантников, их оцепенение продолжалось не долго. Прикрытые броней, вооруженные штурмовыми винтовками, конвоиры добросовестно палили в потолок, пока агрессор вместе со светящимися панелями и частью межпалубного перекрытия не был распылен.
   Однако расслабляться было рано. Едва италийцы успели прислонить к закопченной стене погибшего товарища, его броня не выдержала шквала огня. Едва Вепов был водворен на положенное ему место в середине колонны, как из ответвлений коридора ведущих к батареям правого и левого бортов появились какие-то люди в броне без опознавательных знаков. Нео-римские десантники недоверчиво переглянулись со своими барбарианскими компаньонами, но те разбирались в ситуации ни чуть не лучше.
   - Огонь! Мать вашу! - взревел Вепов и привычно нырнул за спины легионеров.
   Фыркнули бластеры. Приказ, которому конвоиры подчинились безоговорочно, поступил как раз вовремя.
   - Ежерды, - орал Ворт, прыгая, как сумасшедший за строем штурмовиков: неприятельские солдаты так и норовили влепить порцию плазмы в его, не защищенное доспехами тело. - Их форма! Где они только раскопали такую древнюю хренотень!? Долбите гнидам по сочленениям, там у них слабое место!!
   - Стигма, Стигма, я - черепаха! - почти визжал центурион в свой комм. - Требуется поддержка!
   Примерно то же самое пытался донести до своего начальства и лейтенант барбов. Вскоре выяснилось, что связь нападавшие блокировали. Конвой мог рассчитывать только на свои силы.
   - Ну, все! - оскалился Вепов, срывая шоковую гранату-вспышку с пояса ближайшего легионера. - Мне этот цирк с конями надоел! На, козлы, держите!
   Грохнуло так, что волна горячего воздуха наверняка дошла до командной рубки, а это не одна сотня метров. Вспышка на секунду ослепила тактические дисплеи в шлемах обеих сторон, перестрелка, так же на секунду замерла. Когда боевые компьютеры в скафандрах конвоиров справились с фотонным шоком, открывшееся зрелище едва не повергло солдат в новое оцепенение. На полу перекрестка в нелепых позах валялись люди. Стрелять оказалось больше не в кого.
   - Этот и этот - живы, - как ни в чем не бывало, тут же принялся пояснять, кривясь и потирая ушибленные кулаки, лорд Ворт. - Думаю, у разведки Италийской республики найдутся к ним пара вопросов... Остальных сохранить в живых не удалось. Уж не обессудьте.
   Центурион с трудом сглотнул.
   - Э-э-э, сэр. М-м-может... гм... соблаговолите... проследовать с нами? - напрягая мозги, что бы говорить предельно вежливо, шмыгнув носом, проговорил, наконец, лейтенант.
   - Советую запросить подкрепление, - кивнув и пожав плечами, согласился Вепов. - Мало ли, кто там поджидает нас впереди... Тем более, у нас потери.
   Еще двоих защитников обвиняемого, а ни один из солдат конвоя не сомневался, что покушение было именно на лорда, пришлось положить у стены. Погибшие должны были подождать, пока их живые товарищи не выполнят приказ и не вернуться, чтобы отдать последний долг. Раненых решили взять с собой. Оба лейтенанта, даже после того, как связались с командованием, доложили и получили новые инструкции, были уже ни в чем не уверены. И особенно в том, что на них не нападут со спины.
   На счастье, третьей засады не оказалось. В "Проворный" спешно высадился еще один объединенный отряд десантников. Стальные башмаки скафандров высокой защиты двух десятков спецназовцев заставили центуриона несколько минут понервничать, но все обошлось. После обмена паролями-отзывами потрепанные конвоиры смогли, наконец, расслабиться. Для этих парней небольшое приключение закончилось.
   Для Вепова все только начиналось.
  
   - Знаете, господа, - криво изогнув губы в ухмылке, прямо от входа заявил Вепов, - что больше всего меня сейчас занимает? Мне интересно: каким по счету было это покушение? Меня, знаете ли, практически не возможно отравить, и я мог это попросту не заметить... Ну?!
   Голова императора дернулась, как от пощечины. Рука с неизменным бокалом бренди принцепса замерла, так и не дотянувшись до губ. Оба с трудом подавили в себе порыв подняться навстречу неистребимому Чудовищу.
   - Ясно, - оскалился разведчик облегченно. - Итого: это третья попытка.
   Ворт, не дожидаясь приглашения, прошел в середину комнаты и комфортно устроился в свободном кресле. Потом, сцепив пальцы и глядя прямо в глаза самодержцу Барбарина, с неприкрытым сарказмом сказал:
   - Передай Кудряшову мои поздравления. У него на старости лет проснулась фантазия. Этот ход с ежердскими мстителями - не плох. Еще чуть-чуть и он мог бы придумать чего-нибудь путное... Жаль, что этого так и не случиться. Зря ты не прислушался к моему совету и не поставил на его место Квантиникса. Редкостный был хитрец и сволочь, этот мой экс. Не удивлюсь, если окажется, что именно на основе его ДНК ты своих дважды эксов наштамповал...
   - Иногда мне кажется, что ты умеешь читать мысли, - скрывая неожиданную хрипотцу в голосе за кашлем, выхаркнул император.
   - Думаешь - это не возможно? - быстро отреагировал Ворт.
   Сан-Мамурра, наконец, справился с непослушной рукой и сумел отхлебнуть янтарного напитка. Знакомое ощущение вернуло его в чувство, и он поспешил вмешаться:
   - Не самое подходящее время для древних легенд...
   - Ты, старик, считаешь, что Конвикт и воины Стальной планеты - всего лишь легенда? - бесцеремонно перебил принцепса Италийской республики полковник италийской разведки. - Я полагал тебя более... информированным человеком. Правда, барб?
   Прицел холодных, стального цвета глаз лорда Ворта метнулся к императорскому лицу. Почему-то император не нашел в себе силы солгать:
   - Иль Реутов и его воины действительно существовали, - словно под пыткой, процедил он. - Однажды мы немало сил и средств потратили, чтобы добыть генетический материал этих людей из хранилищ на Новой Океании...
   - И что? - каркнул Сан-Мамурра. - Какое это имеет отношение к нашей проблеме?!
   - Никакого, - широко улыбаясь, легко согласился Вепов. - К вашей проблеме - никакого. Я просто. Чтобы разговор поддержать...
   - Да. Мы несколько отошли от темы, - как-то вяло выговорил император.
   - От какой же? - почти искренне удивился Ворт. - Я считал, моя работа закончена, и наши договоренности потеряли... гм... смысл.
   - А он мне даже нравится, - заправившись очередным глотком, хихикнул италиец. - Его ждет трибунал, а он делает вид, будто ничего не произошло...
   - Ну, это уже ваша проблема, господа, - развел руки разведчик. - Тут я не в силах вам помочь. Эту кашу вы заварили, вам и расхлебывать.
   Повелители государств переглянулись. Обоим очень не нравился ход этого разговора. Каждый из них представлял встречу совершенно по-другому. Принцепсу, не смотря на алкогольную подпитку, стало даже как-то зябко в этой аскетично убранной бывшей кают-компании поверженного эсминца. Он вдруг подумал, что "Проворный" еще недавно был могилой для нескольких сотен людей. Истерзанный войной корабль, огромная братская могила разорванных в клочья солдат.
   - По-твоему, трибунал это только наша беда? - осторожно поинтересовался барбарианец. - И тебя ни коим образом не касается?
   - Верно подмечено, - обрадовался Ворт. - Я уже говорил, что у тебя несомненный ораторский талант?
   - К ворону таланты, - решительно ставя пустой бокал на столик, прорычал принцепс. - Мы соберем в кучу тысячу клоунов, которые наговорят на тебя с три короба. Тебя осудят, а потом четвертуют. И все это на глазах миллиардов наших подданных! Процесс будет транслироваться и...
   - Тогда вам, дражайшие мои интриганы, придется сесть на скамью рядом со мной, - пожал плечами Вепов, не потрудившись дослушать италийца. - Не стану же я врать, поклявшись перед такой чертовой прорвой людей говорить правду и только правду. И ваша армия клоунов будет как нельзя кстати!
   Сан-Мамурра мгновенно понял, что они с императором загнали себя в ловушку, быстренько сыграл возмущение и отвернулся в сторону пузатой бутылки, где еще плескалось на донышке.
   - Ты можешь и не дожить до трибунала... - без уверенности пробормотал барбарианец.
   - Конечно, - снова согласился разведчик. - Но могу ведь и дожить. Хрен его знает, как оно все может повернуться. Не так ли?!
   Лорд Ворт крепко сжал губы, прикрыл глаза и откинулся в мягкие объятия кресла. Любой другой, после того скоротечного боя в коридорах полумертвого лидера, уже валялся бы в лазарете с острым нервным и физическим истощением. Вепов тоже устал, и ему тоже требовалось передохнуть...
   - Много бы я отдал, чтоб узнать, чего же задумал этот сукин сын, - поморщился император. - Он большой выдумщик, этот лорд Ворт.
   - М-да, - кивнул Сан-Мамурра. - Чего-то же он хочет...
   Вепов даже не пошевелился, словно этот разговор в пол голоса его не касался. Он проговаривал про себя слова давным-давно заученной мантры, призванной восстановить энергию тела. И вспоминал хрупкую на вид черноволосую девушку из катакомб на День, которая вопреки желанию семьи научила его этим словам. Словам и движениям. И еще, силе духа, чувству долга. И любви...
   - А что мы можем ему предложить? - невольно копируя Ворта, пожал плечами барб.
   - Жизнь, - выдохнул принцепс, разочарованно разглядывая преждевременно опустевшую бутылку. - Гарантии, что он останется жить.
   - Думаешь, он НАМ поверит?
   - Нет, не поверит. Но у него появится шанс, а это тоже много значит... Есть еще чего-нибудь выпить?
   - Не бережешь ты себя, - покачал головой император, понимающе улыбнувшись. - Посмотри там... в баре.
   - Плесни и мне, старик, - неожиданно заговорил Вепов. Потянулся всем телом так, что суставы хрустнули, и улыбнулся. - Я оказался невольным свидетелем вашего разговора... Ну, уж не обессудьте... Добавим еще два условия, и будем считать, что мы договорились.
   - И что же это за условия? - стрельнув глазами в сторону императора, недоверчиво разглядывающего зевающего Вепова, осторожно поинтересовался принцепс. Только что он обнаружил притаившуюся в укромном уголке обширного бара бутылочку отличнейшего коньяка, если верить этикетке - аж со старушки-Земли, и был в самом добродушном расположении духа.
   - И почему это коньяк всегда разливают в такие маленькие бутылочки?! - посетовал разведчик. - Будь моя воля, этот божественный нектар хранили бы не меньше чем в пятилитровых...
   - Хватит придуряться, Ворт! - разозлился император. - Что за условия, мать твою...
   - Ладно-ладно, - делано испугался Вепов. - Не надо нервничать. Это вредно для твоей язвы...
   Сан-Мамурра перекатил столик в пространство между тремя креслами и проворно разлил напиток по трем бокалам.
   - Давайте не будем ссориться, - миролюбиво предложил он, раздавая пузатые фужеры. - Выпьем по глоточку и договоримся...
   Не смотря на уже выпитую бутылку бренди, принцепс держался уверенно и язык не заплетался. Вепов даже мельком позавидовал такой выдержке.
   - Я полагаю, о моем оправдательном приговоре не может быть и речи, - констатировал, смакуя дорогой напиток на языке, выговорил разведчик. - А значит и о свободе... Скорее всего - вы хотите предложить пожизненное заключение. Я прав?
   Пышущий яростью император кивнул. Принцепс, лукаво щурясь, тоже.
   - Я хочу, чтобы местом моего заключения был этот корабль. Это первое условие. И второе - хочу право самому себя защищать на суде. А то всучите какого-нибудь сопляка только-только из университета, который будет лепетать чего попало на потеху публике...
   - По рукам, - обрадовался Сан-Мамурра. Он искренне считал, что легко отделался. У барбарианца тоже был свой резон принять условия Ворта. Под предлогом охраны важного заключенного, Империя могла сохранить свое военное присутствие в этом секторе. Еще одна маленькая победа...
   - Ну, чего? - возвращая пустой бокал на столик и потирая руки, воскликнул Вепов. - Отобедаем и айда судиться?
   Он не верил ни единому слову, ни одному обещанию этих двоих. Он был абсолютно уверен, что "Проворному", сразу после приговора, Судьбой уготовано стать мелким металлическим хламом. Облачком оплавившихся осколков. Частью зловещего Мусорного Пятна.
  
   9
  
   Командная рубка лидера была самым большим помещением корабля. На балконе, где по замыслу архитектора должен располагаться пульт капитана, и где до момента смертельного ранения "Проворного" он и находился, поставили кресла для судей. Вдоль тактических экранов на полукруглой стене приготовили места для зрителей и свидетелей. Оставшийся свободным центр заняли столы обвинителей и подсудимого с защитником. Левую стену, от входной диафрагмы до экранов раскрасили в пурпурные цвета флага Италийской республики, правую - в черно-оранжевые Барбарианской империи. На экраны вывели изображение космоса с болтающимися в пространстве без верха и низа флотами.
   Под потолком тихо шелестели гравиприводами камеры галовидения. Процесс должен был транслироваться на планеты обоих государств.
   Вепову декорации очень понравились. И, как бы странно это ни было, мальчик, назначенный в адвокаты - тоже. Высокий, худой, с великолепно искренними веснушками и огненно-рыжими волосами; одетый в новенький, только из упаковки, мундир военного юриста, парнишка выглядел совершенно нелепо. Жалко. Словно рыба-клоун в аквариуме с пираньями. Даже если б режиссером готовящегося действа был сам лорд Ворт, он вряд ли смог придумать лучше. Глазеющие в миллиарды галовизоров, обыватели станут этому "защитнику" сочувствовать, а значит, опосредованно и его подзащитному.
   - Как тебя зовут, юноша, - как только мог мягко поинтересовался у отчаянно краснеющего адвоката. - У тебя конечно уже готова линия защиты?!
   - Э... Тоби... Простите, сэр... Тобиас Гладиус, сэр. И... э... я не уверен, ми... милорд. Могу я Вас так называть, сэр?
   - Конечно, - широко улыбнулся Вепов. - Называй меня, как тебе заблагорассудится, только давай сразу договоримся, приятель! Я намерен выиграть это дело и, за одно, сделать тебя, Тобиас, знаменитым. Ты как на это смотришь?
   - Я... Э... милорд, я не уверен, что это у Вас получится.
   - Посмотрим, мастер Гладиус. Посмотрим... Кстати, у тебя отличная фамилия. С такой фамилией попросту нельзя проигрывать!
   - Э... Я... Г-господин Сан-Мамурра тоже так сказал, милорд, - из-под полыхающей пламенем старого солнца челки блеснули глаза. Чего только не разглядел в этом мимолетно брошенном взгляде разведчик, какие только страсти не бушевали в голове брошенного на съеденье волкам жертвенного агнца. И только покорности Судьбе там не было. И решил Ворт, что это хорошо!
   - Со стратегией мы разобрались, Тобиас. Теперь давай поговорим о тактике, - Вепов получил неожиданную помощь и был намерен использовать ее на все сто процентов. - Наши кресла достаточно близко друг от друга, чтобы можно было подавать сигналы, и остальные этого не разглядели... А сигналов у нас будет целых... один! Запоминай! Как только я тебя легонечко пихну, или наступлю тебе на ногу, тут же вскакивай и во все горло кричи: "протестую!!!". Повтори.
   - По первому же пинку - протестовать, - решился пошутить юноша.
   - Далеко пойдешь, - совершенно серьезно констатировал Вепов. - Теперь я за себя спокоен.
   И воскликнул, обращаясь к судьям - императору с принцепсом - давно и подозрительно разглядывающих приватно беседовавших подсудимого с адвокатом:
   - Эй, Ваши Чести! Мы готовы!
   Через минуту правители дали сигнал к началу. Вспыхнули рубиновые огоньки галокамер. Обряженные в парадные мундиры офицеры обоих флотов замерли на лавках для зрителей. Бравые десантники, италиец и барбарианец, в боевой броне, охраняющие спину лорда Ворта, встали по стойке смирно. Обвинитель, статный мужчина с волевым лицом и несколькими скромными планками орденов на нейтральном мундире, поднялся и прокашлялся, прочищая горло.
   - Дамы и господа, глубокоуважаемые судьи, народы Италийской республики и Барбарианской гм... империи! - проникновенно, хорошо поставленным баритоном, начал обвинитель. - Сегодня, без сомнения, великий день. Сегодня мы собрались здесь, дабы воздать по заслугам человеку, сыгравшему роковую роль...
   Красавчик читал обвинительное заключение следственной комиссии еще минут сорок. Бла, бла, бла... Женщины рыдали. Настоящие мужчины сурово сжали губы и кулаки. Сидящий с совершенно непроницаемым видом подсудимый не должен увидеть следующий рассвет! На костер это Чудовище!
   На пятнадцатой минуте принцепс закашлялся и подскочивший, словно из-под земли, слуга подал тому таблетку и полный бокал какого-то золотистого напитка - запить. Сан-Мамурра сокрушенно развел руками, как бы предлагая прокурору простить больного старика не отвлекаться, быстро проглотил лекарство и несколькими большими глотками осушил бокал. Ему сразу стало легче.
   Наконец, обвинитель закончил вступительную речь и сел. Наступила пора говорить защите обвиняемого.
   - Э... - протянул Гладиус, сделал попытку встать и умоляюще взглянул на Вепова. Тот поспешил подняться.
   - Доброго времени суток, господа, - мягко улыбнувшись, начал он. - Ответ защиты, который должен был зачитать мой уважаемый адвокат, прост и лаконичен. Мастер Тобиас Гладиус, - лорд Ворт положил ладонь на плечо своей жерди-выручалочке, заставив тем самым операторов висящих галокамер показать красное от смущения лицо юноши, - любезно согласился с тем, чтобы я довел подготовленную им речь до аудитории. Итак, вот слова моего адвоката: "Обвинение надумано, дело не стоит выеденного яйца, и я это докажу!".
   Разведчик сделал совсем небольшую паузу, чтобы миллиарды зрителей могли сравнить и оценить ошарашенного красавца - прокурора и отчаянно волнующегося, но горделиво посматривающего прямо в объективы рыжего паренька.
   - Мне же, собственно, сказать больше нечего, - как ни в чем не бывало, продолжил Ворт. - Я хотел лишь задать уточняющий вопрос господину прокурору... Если Ваши Чести мне позволят...
   Император нахмурился, но перед хищными глазами камер отказать не посмел. Сан-Мамурре было вообще плевать. Он думал о том времени, когда прилично будет вновь изобразить припадок и выпить еще один бокал коньяка.
   - Итак, господин прокурор, - по мнению Бессонова, глуповато улыбаясь, спросил Вепов, - только один вопрос. Мне было предъявлено сразу несколько обвинений. Моего защитника, мастера Гладиуса, и меня интересует: как именно вы будете доказывать мою вину. По каждому пункту отдельно, или, так сказать, оптом?
   - По каждому отдельно, - важно заявил красавец. - Однако, некоторые пункты, как мы считаем, самоочевидны, и доказываться нами не будут.
   Лорд Ворт тут же легонько пинанул Тобиаса.
   - А? Э... Протестую! - подорвавшись с неудобного стула и пустив петуха, вскричал тот.
   - Мы бы хотели, чтобы был доказан каждый пункт обвинения, - с силой давя на плечо молодого юриста, объяснил Вепов.
   - В юриспруденции нет термина "самоочевидное доказательство вины", - усаживаясь обратно, почти обиженно пробурчал Гладиус. - Это абсурд!
   Режиссер этого спектакля тихонько отдал приказ переместить одну из камер так, чтобы рыжий адвокат всегда был в кадре. Ему этот мальчик тоже понравился...
   - Кто подсунул этого петушка нашему уважаемому лорду?! - презрительно кривясь, посетовал Экстекс на ухо маршалу Бессонову.
   - Я! - честно ответил командующий и улыбнулся. Широко-широко.
   Принцепс вяло махнул рукой, император пожал плечами и кивнул.
   - Как Вам будет угодно, господин Вепов, - сурово процедил прокурор. - Защита закончила? Я могу приступать к допросам свидетелей?
   Разведчик чуть приподнял бровь и Гладиус, встряхнув протуберанцами рыжих кудрей, кивнул.
   - Обвинение вызывает первого свидетеля. В зал суда приглашается... - красавчик сверился с какими-то распечатками на столе, - Лейтенант италийского флота, господин Сан-Дориан.
   Вепов, убедившись, что одна из камер смотрит прямо на него, громко фыркнул.
   - У Вас есть возражения? - надменно поинтересовался прокурор.
   - Против Сан-Дориана конкретно - да! - легко согласился подсудимый. - Против свидетеля Сан-Дориана - нет!
   - Занести это в протокол? - быстро спросил красавец.
   - Да хоть в... Заносите куда хотите...
   Бронированная диафрагма за спинами судей-повелителей с утробным звуком заурчала, и в зал явился носатый италиец. Последовала трогательная сцена, в ходе которой Сан-Дориан поклялся говорить "честно-честно", положа руку попеременно то на Конституцию Итали, то на Свод Законов Барбарина. После чего первому свидетелю было предложено назвать свое имя.
   - Петрониус Сан-Дориан Марцелл VI, - гордо задрав нос, признался лейтенант.
   - Во время следствия Вы заявили, что только господин Вепов имел возможность подать сигнал к запуску тех злополучных торпед, точное попадание которых и привело к уничтожению грузопассажирского лайнера "Марк-Аврелий", - кивая головой чуть ли не каждому своему слову, начал допрос обвинитель. - Поясните суду, на чем основывается Ваша уверенность.
   - Да, кто же еще! - яростно выдохнул патриций. - Он один оставался в "Сигне" в этот момент! Барбы... Офицер разведки Барбарианской империи допрашивал нас на их флагмане сразу после того, как нас взяли... Как мы... В общем, на флагмане. И его тоже интересовало, кто же именно подал сигнал! В итоге они выбрали этого... человека.
   - То есть, Вы полагаете, что ни один другой член вашего экипажа не мог запустить ракеты? Где же именно находились Вы и остальные офицеры в момент катастрофы?
   - Мы возвращались с традиционного ужина у капитана лайнера. В челноке, то есть, мы находились.
   - И ни Вы сами, ни капитан Красс, ни лейтенант Флавиус сигналов не подавали?
   - Нет. Я бы знал.
   - У обвинения больше вопросов нет, - красавчик продемонстрировал галокамерам великолепный набор зубов, поклонился судьям и сел. А Вепов встал:
   - Ответь мне, чудак на букву "М", на простой вопрос. Почему же это я остался на малюсеньком, провонявшем потом за шесть долгих месяцев корвете, а вы отправились пировать на "Марк-Аврелий"?
   - Не смей мне тыкать, плебей! - взорвался Сан-Дориан.
   - Отвечай на вопрос, лейтенант, - тоже повысил голос Вепов. - И не забывай, что до оглашения приговора, я все еще старше тебя по званию!
   - Мы бросили жребий, и ты проиграл!
   - И как, по-твоему, лейтенант. Я специально вытянул длинную соломинку? Я, полковник внешней разведки Италийской республики, похож на циркового фокусника?
   - Откуда я знаю, чему там вас учат, - скривился патриций.
   - Конечно, - неожиданно согласился подсудимый. - Откуда тебе знать. Другим пришлось учиться, а ты мог просто купить себе звание... Иди отсюда, воин. У меня больше нет вопросов.
   Сан-Дориан встал из-за стола для свидетелей и, пошатываясь и вытирая не первой свежести платком вспотевший нос, отправился к выходу. Уже возле самой диафрагмы вспомнив, что его место теперь в зале, он попытался на ходу развернуться. К несчастью, на пути оказался прятавшийся за спиной Сан-Мамурры столик с богатым арсеналом пузатых бутылок.
   - Идиот! - громко прошипел принцепс, разглядывая задницу ползающего на корточках, собирающего раскатившиеся бутылки лейтенанта.
   Сан-Сабит, сидевший на другой стороне зала, поджал губы. Бессонов откровенно рассмеялся.
   - Если Ваши Чести позволят, - Вепов, закончив допрос первого свидетеля, так и не сел. - У меня вопрос к обвинению. Что именно господин прокурор был намерен доказать, вызвав сюда этого человека?
   Судьи не позволили красавчику ответить. Вместо этого император, после непродолжительного совещания с принцепсом, заявил:
   - Суд, ознакомившись с материалами дела, пришел к выводу, что у обвинения не достаточно фактов чтобы однозначно доказать причастность господина Ворта конкретно к запуску торпед. Однако обвинение в умышленном уничтожении лайнера с подсудимого пока не снято.
   - Могу снять, - пожал плечами лорд Ворт. - Я даже удивился, когда обнаружил, что меня в этом обвиняют...
   - Говорите, сударь, - сквозь кашель разрешил Сан-Мамурра.
   - Это очень просто, - хмыкнул Вепов. - Так просто, что даже прошло мимо внимания следствия. Хорошо мастер Гладиус указал мне на это...
   Сразу три камеры слетелись к столу обвиняемого. Щеки Тобиаса вспыхнули.
   - Насколько мне известно, эксперты обнаружили пусковую установку на одном из астероидов Мусорного Пятна, - лекторским тоном начал Ворт. - В деле есть ее технические параметры. Сейчас я прочту... Вот: "Пусковая установка класса ВВ-34... размеры... три с половиной на... пятьдесят один метр". Правильно, или это опечатка?
   Красавчик сверился со своими бумагами и вынужден был признать правоту подсудимого. О чем и заявил.
   - Тогда скажите мне, уважаемый господин прокурор! - Вепов смотрел на обвинителя почти сочувствующе. - Как мне удалось спрятать этакую, мать ее, махину на микроскопическом корвете? Я уж не говорю про четыре торпеды, но как я смог в тайне от экипажа, в одиночку, собрать и снарядить установку на астероиде? Пусть я, по словам того носатого увальня, и фокусник, но уж ни как не волшебник!
   - Значит, у Вас были сообщники! - вскричал обвинитель под дружный смех со зрительских скамеек.
   - Нет, - отказался Ворт. - Еще есть варианты?
   - Обвинение снято! - прорычал император и так взглянул на прокурора, что тот побледнел. - Переходите к следующему пункту.
   - Предлагаю прерваться, - устало выговорил принцепс. - Я бы хотел, чтобы меня осмотрел врач...
   - С удовольствием составлю компанию, - обрадовался лорд Ворт. - Мне тоже пора принять... гм... пару порций микстуры.
   - Перерыв! - согласился барбарианин и откинулся на спинку кресла.
   Когда, наконец, заседание было продолжено, атмосфера в зале суда наполнилась стойким коньячным духом. Офицеры - зрители перешептывались и хихикали. Былой торжественностью от этого трибунала больше не пахло.
   - Чего там у нас дальше по списку? - слегка заплетающимся языком ласково поинтересовался принцепс.
   - Государственная измена, сэр, - тряхнул идеальной прической прокурор. - По мнению обвинения, подсудимый предал интересы обоих государств. Имеются многочисленные свидетельства весьма уважаемых персон о том, что господин Вепов выдал сведения составляющие военные и государственные тайны противным сторонам.
   - Ох, и противные же эти стороны, - ни к кому не обращаясь, пьяно хмыкнул Ворт. - Ох, про-оти-ивные!
   - У Вас есть что-то сказать в свое оправдание? - щуря глаза, чтобы недавний собутыльник перестал раздваиваться, поинтересовался император.
   - Конечно! - воскликнул разведчик и икнул. - По-вашему, как я, подданный Барбарианской империи, смог стать полковником италийской спецслужбы? На Итали полно наших шпионов, а на Барбарине италийских. Вы чего ж думаете, они не знают этих сраных тайн? И какие же это тайны, если их враг уже знает?
   Лорд Ворт снова икнул. Бессонов с трудом подавил в себе желание захлопать в ладоши. Уж командующий-то видел, сколько может выпить Великий и Ужасный, совершенно не хмелея. Сейчас разведчик играл, а значит, у него был план, как выпутаться.
   - Я мог бы пригласить сюда свидетеля... - слегка наклонившись, чтобы держаться за стол обеими руками и все равно покачиваясь, продолжил подсудимый. - Ну... Того майора... Экса, который записывал мои якобы показания...
   - Так в чем же дело? - саркастично поинтересовался прокурор.
   - Жаль мне беднягу, - всхлипнул Ворт. - У него же в голове Барьер! Он не может причинить вред человеку... Он может посчитать, что его слова навредят мне и у него - того, крыша съедет! Это конечно можно обойти... Штурмовики же стреляют в людей... Но это только по прямому приказу вышестоящего командира. Или еще, если экс защищается от прямой угрозы жизни и здоровью... Например, если бы генетически модифицированные барбариане узнали, что их относительно низкая продолжительность жизни легко излечивается простой инъекцией ДНК-стабилизаторов, и посчитали это угрозой...
   - Молчать!!! - завизжал, вскакивая, император. - Молчать!!!
   - Это что? Правда?! - в наступившей после вопля повелителя Барбарина звенящей тишине, тихо спросил экс, десантник, из-за спины Ворта.
   - Да! - совершенно трезво ответил лорд. Быстро обернулся и посмотрел прямо в глаза солдату. - Вам все это время лгали!
  
   10
  
   Бессонов пытался найти решение, злился сам на себя, и от этого осколки идей разлетались в самые дальние закоулки его разума. Который уже раз он пожалел, что в свое время выбрал академию Военного Флота, а не школу подготовки Службы безопасности. Тогда, быть может, он сумел бы выдумать причину, нечто, позволившее бы ему хоть на несколько минут попасть в бронированную камору главного калибра на "Проворном", сказать хоть несколько слов обреченному лорду, предупредить... И который уже раз, командующий благодарил Судьбу, что, сжимая в потных ладонях папку с документами, вошел в украшенную готическими арками дверь Академии, стал офицером флота, попал на "Штандарт", встретился с Великим Вортом.
   Бессонов брал документ и читал: "Объединенная следственная комиссия по расследованию преступлений лорда Адри Ворта (полковника Эндрю Вепова), проведя дополнительные опросы свидетелей, выдвигает дополнительное обвинение - массовые расстрелы мирного населения и военнопленных совершенные по прямым приказам и под наблюдением лорда Ворта, в то время Имперского Наместника на планете Ежерд"...
   Потом доставал из потайного кармашка в подкладке мундира изрядно обтрепавшиеся листы, привезенные курьером из Академии: "Одним из важнейших условий заключенного с Терранской империей договора, ставшего следствием оккупации войсками Барбарианской империи важнейших населенных пунктов Ежерда был непременный суд над военными преступниками - военнослужащими сухопутных войск Ежерда совершившими преступления против мирного населения планеты День. Важнейший для сохранения самого факта существования государства Барбариан, перед лицом явной угрозы вторжения превосходящих и в техническом и в количественном отношении войск терранцев, договор не мог вступить в законную силу до момента вынесения приговоров и приведения их в исполнение. Кроме того, чрезвычайный посланник землян, лорд Василий Эль Новорел Ларосс явно дал понять, что под судом над ежердами обвиняемыми в фашизме они понимают трибунал по законам Терранской империи, но саму организацию и проведение мероприятий и акций возмездия возлагают на барбариан.
   В этой не простой ситуации как нельзя лучше зарекомендовал себя ранее не известный истории Барбарина молодой дворянин Адри Ворт. Назначенный императором лордом Имперским Наместником на Ежерд, господин Ворт с самые короткие сроки сумел выполнить все условия терран и добился ратификации столь необходимого договора. При этом перед судом предстали только действительные идеологи и исполнители массового террора творимого ежердскими силами вторжения на планете День"...
   Один единственный раз Великий и Ужасный упоминался в присланных старым учителем бумагах. Бессонов вспоминал, как возликовал в тот момент, когда впервые прочел эти строки. Лорд Ворт - не сон, не шпион инопланетян, не массовая галлюцинация. Командующий держал в одной руке то, что могло Вепова погубить, в другой - спасти, и не знал, как донести эту информацию до единственного на всем свете человека, которого посчитал бы за честь назвать другом...
   Там, где не справляется человеческий разум, вмешивается Судьба. На коммуникатор Бессонова поступил приказ немедленно явиться на борт "Проворного" и обеспечить безопасность прибывающих правителей государств. Через несколько часов должно было начаться второе заседание трибунала.
   Пилот челнока не торопился. В пространстве, переполненном летающими машинами, все должно происходить по расписанию. И маршал пожалел, что не умеет перемещаться в пространстве без помощи транспортных средств. В поселениях эксов на Барбарине ходили легенды о воинах Стальной планеты, которые будто бы могли читать и передавать мысли, управлять людьми на расстоянии, имели абсолютную власть над собственным телом... И, в том числе, перемещаться, телепортироваться, на огромные расстояния.
   Почти все эти легенды оказались сказками. Бессонов осторожно поинтересовался у Кудряшова результатами генетических тестов с теми материалами, которые удалось добыть на Новой Океании разведчиками Барбарина.
   - Они ни чем не отличаются от средних значений любого человека, - отмахнулся генерал. И добавил чуть тише, подозрительно глянув на космофлотчика:
   - Их учили! Все их способности не были врожденными. Их учили быть идеальными солдатами! Много бы я отдал, чтобы отыскать такого Учителя.
   В тот момент Бессонова посетила мысль, долго не дававшая ему спать по ночам: что если лорд Ворт и есть такой Учитель? Планета Беглец, легендарный Конвикт, отправился в межзвездное путешествие почти пять веков назад. Оставшиеся на Новой Океании, в Центропене - столице тогда еще существовавшей Федерации Млечного Пути, объединявшей многочисленные государства всех людей на более чем сотне населенных планет, конвиктяне выученные специалистами Стальной планеты, наверняка уже вымерли. Но ведь ВСЕ искусство не могло пропасть! Что-то же должно было остаться! И командующий был уверен: Ворт знает об этом куда больше, чем эксы Барбаринских гетто, или спецы Службы Безопасности империи.
   Офицер лелеял надежду, что лорд Ворт тоже обладает волшебным искусством перемещения в пространстве. Потому, быть может, он и держится с таким завидным спокойствием на заседаниях трибунала, что может в любой момент попросту исчезнуть, превратив торжество извращенной справедливости в фарс. В абсурд, подобный тому в который уже сумел обратить величественную космическую битву огромных флотов.
   Наконец челнок мягко ткнулся в причальный шлюз полумертвого эсминца, и Бессонов, нетерпеливо оттолкнув стюарда, первым выбежал в коридор. Ему срочно нужно было найти Тобиаса Гладиуса, юного юриста, италийца, которого командующий сам выбрал из длинного списка. Огненноволосый парень должен был выслушать маршала Барбарианского флота.
  
   В зале суда сразу повисло какое-то похоронное настроение. Император, даже не потрудившись поприветствовать присутствующих, рухнул в кресло на командирском балконе. Принцепс был явно пьян. От него несло перегаром так, что мрачный правитель Барбарина морщился и прикрывал нос рукой.
   В командной рубке "Проворного" по хозяйски расположилась грозовая туча. Напряжение чувствовали даже офицеры со зрительских сидений, старающиеся воздерживаться от излишне бурных проявлений эмоций.
   Прокурор был бледен. За ночь с него напрочь слетел лоск. Не трудно было догадаться, что обвинитель провел несколько изматывающих часов в обществе генерала Кудряшова, втолковывающего новые и новые инструкции.
   Заседание началось как-то вяло. Словно было не второе по счету, а сто второе. Красавец вызвал очередного свидетеля - капитана Сильвию Красс, что не вызвало совершенно ни какого интереса у Вепова. Подсудимый вообще был необычайно задумчив и реагировал на изменения обстановки с некоторой задержкой.
   Некоторое оживление вызвало заявление капитана пограничного корвета о том, что полковник Вепов не имел ни какого отношения к факту обнаружения италийскими пилотами истребителей прячущейся на астероиде "Сигны", а значит и к провоцированию космического сражения. По мнению госпожи Красс, беглецы были найдены после выстрела лейтенанта Сан-Дориана, что вызвало пробой обшивки, разгерметизацию корабля и, как следствие, включение дополнительных источников энергии для активации аварийных систем спасения экипажа. Подтвердить или опровергнуть версию Красс мог только пилот того самого истребителя, который и должен был получить премию за раскрытие тайны прячущегося корвета, но бедняга погиб в самом начале баталии.
   Женщину отпустили довольно быстро. У защиты к ней не нашлось ни одного вопроса. Капитан, высокая грудь которой теперь была украшена золотым значком ордена "Легиона Гордости Итали" - высшей военной награды республики, гордо задрав подбородок, прошла через центр рубки, совсем рядом со столом лорда Ворта. Гладиусу показалось, что длинные ресницы Сильвии чуть дрогнули, когда она встретилась взглядом с подсудимым, но ни какой ответной реакции своего подзащитного он так и не дождался.
   Флавиус если и подтвердил мнение своего командира, то лишь косвенно. Он подтвердил, что посланное им сообщение флот-консулу сообщение о составе прибывающего барбарианского подкрепления было составлено полковником Веповым. А так же то, что импульс, несущий разведданные особой ценности, был отправлен с таким расчетом, чтобы, отразившись сразу от нескольких астероидов, попал по назначению и в то же время не выдал тайну убежища "Сигны". На коварные вопросы прокурора навигатор отвечал четко и просто. Проходя к отведенному для него месту, Флавиус на минуту остановился, пожал Вепову руку, и сказал:
   - Спасибо за все, друг!
   Стул, с которого навигатор должен был наблюдать процесс уже в качестве зрителя, стоял слишком далеко от Красс, и Флавиус долго стоял, поджидая пока офицеры пересядут. Кавалеру ордена - точной копии того, которым наградили капитана корвета, отказать не посмели.
   - Молодец! - громко сказала Сильвия, когда лейтенант, наконец, уселся, и еще ближе придвинула свое сиденье.
   После проявления столь явных симпатий свидетелей обвинения к подсудимому, прокурор долго не мог собраться с силами и начать зачитывать рапорты командующих флотами, флот-консула Сан-Сабита и флот-маршала Бессонова. И когда красавчик все же открыл рот, голос его уже не был голосом того уверенного в себе и в исходе дела вчерашнего человека.
   В этот момент очнулся дремавший с открытыми глазами Сан-Мамурра.
   - Знаешь, - прохрипел он, сопя прямо в лицо императору и не обращая внимания на опешившего прокурора, - ваше отношение к генетически модифицированным людям - это геноцид! Скрытый, лживый, но самый настоящий! Тебе не стыдно?
   - Что за шута усадили рядом со мной! - вспылил барбарианец, подскакивая. - Верните сюда старика Сан-Мамурру!
   Парадные мундиры офицеров у противоположной стены всколыхнулись. Словно по мановению волшебной палочки, пара фраз двух правителей разделила зрителей на два враждебных лагеря. Еще немного и "Проворный" мог оказаться точно в центре вспыхнувшей с новой силой звездной мясорубки. Что, как выяснилось, совершенно не входило в планы лорда Ворта.
   - Эй, вы! Два чудака! - вскричал подсудимый таким тоном, будто это он решал жить или умереть двум государям двух карликовых государств. - Не смешите людей! Император! Сядь! И вас, господа офицеры, прошу успокоиться...
   Режиссер прямого эфира вытаращил глаза, направляя парящие в зале камеры ближе к послушно умолкнувшим, вернувшимся на свои места по окрику Вепова, судьям.
   - Продолжайте, пожалуйста, - кивнул прокурору Гладиус. И не покраснел.
   Режиссер уже ни чему не удивлялся. И больше ни в чем не был уверен. Дав знак операторам повернуть объективы к столу подсудимого, он действовал на свой страх и риск.
   Вчерашний красавчик уткнул глаза в бумагу и дальше читал так быстро, что глотал окончания слов. И снова ни кто, ни как не отреагировал на зачитанные показания. Создавалось впечатление, что суд над лордом Вортом больше ни кого не интересовал.
   Почти бесконечная пустота отделяет сектор Мусорного Пятна от Барбарина. Свет прячущегося в пыли разрушенной планеты местного солнца, освещающий бронированные борта десятков боевых звездолетов, достигнет столицы империи спустя тысячелетия после ее кончины... Несколько суток требуется быстрому, легкому курьерскому кораблику чтобы, презрев трехмерную физику, преодолеть это расстояние. Два долгих часа, от одного ретранслятора к другому, многократно дешифровываясь и шифруясь снова, шел электронный импульс из зала суда в командной рубке "Проворного" к галовизорам подданных императора Барбарина. И как раз в тот момент, когда принцепс выговаривал запретное для любого главы государства слово "стыдно", из Генерального Штаба в отсек связи на личном дредноуте императора поступали сведения в корне изменившие Историю его страны... и ход процесса над назначенным быть преступником полковником Веповым.
   Четырьмя минутами спустя личный секретарь властелина трех планет, майор Эксимэкс, закончив расшифровку рапорта штаб-маршала Теллер, пригладил так и норовившие приподняться от ужаса волосы, и отправился на полумертвый лидер эсминец. Еще через двадцать минут дважды генетический модификант перешагнул высокий комингс полукруглого зала суда и тихо сообщил своему повелителю весть о восстании эксов на Барбарине, Ежерде и орбитальных базах у Фаланги. И чувствовал он себя в этот момент, не смотря на Барьер в мозгу и личную преданность императору, предателем своего народа.
  
   Флот готовился к отходу. К возвращению на опаленную гражданской войной родину. Новости из имперских городов шли на всех галоэкранах во всех кораблях. Император, не потерявший еще надежду вернуть себе контроль над ситуацией, произнес пламенную речь, пообещав полные права гражданина тем генетическим модификантам, кто не поддастся на пропаганду невесть откуда явившейся партии "За Свободу Эксам", и поможет ему вернуть власть.
   Люди и эксы толпами собирались у галовизоров, покидая свои посты и молча наблюдая за кровопролитными боями на родных улицах, и Служба Безопасности не смела им в этом препятствовать. Там тоже служили и те и другие. Наступило время, когда каждый должен был сделать свой собственный выбор.
   Само собой, о суде над Веповым пока не могло быть и речи. Однажды, когда бунтовщикам на несколько часов удалось захватить имперский Центр Галовидения, один из лидеров партии эксов официально простил лорду Ворту убийство подполковника Квантиникса. По словам предводителя восставших, подсудимый искупил свою вину, показав путь, которым можно было обмануть Барьер. А покойного Квантиникса, к вящему удивлению Бессонова, назвали в числе главных идеологов и организаторов ГЕМ-подполья.
   В день, когда до отправления армады оставались считанные часы, подоспела еще одна плохая для императора новость - Фаланга все-таки восстала!
   Бессонов подписывал рапорты о переводе, не читая. Сначала их были единицы. Потом, люди и эксы стали перемещаться с корабля на корабль целыми подразделениями. Маршалу было все равно. Можно было удивляться, что солдаты и офицеры вообще считали необходимым его, командующего, разрешение, а не бродили по флоту, как кому сердце подскажет...
   Флот, еще недавно единый и могучий, распадался. Курьеры еще привозили капитанам приказы с дредноута императора, но не было ни какой уверенности, что распоряжения будут выполнены. Стол командующего был завален какими-то депешами, но и эти бумаги Бессонов не читал.
   Когда покидающие столицу верные императору войска взорвали Центр Ретрансляции и все экраны всех галовизоров по всей империи подернулись мутной рябью, стало совсем плохо. Единственным источником новостей осталась цепочка ретрансляторов от Генерального Штаба, но донесениям аппарата штаб-маршала Теллер не все склонны были доверять. Тем не менее, Бессонов тщательно изучал сухие строки отчетов "старой портянки", как за глаза называли во флоте штаб-маршала.
   По словам Теллер, ни каких враждебных действий эксов по отношению к мирному населению замечено не было. Наиболее ожесточенные бои велись у Яслей, огромного монументального, на две трети подземного комплекса зданий, где генетический материал превращался в живых людей, в эксов. Там же были расположены и интернаты, в которых воспитывались будущие граждане второго, третьего и четвертого сортов. Эксы гибли тысячами, заваливая площадь у Яслей своими телами. В отличие от войск императора, взбунтовавшиеся рабы не могли применять тяжелое вооружение.
   У станций терраформирования и в национальных парках бои не велись. Жизнь на поверхности Барбарина была еще настолько хрупка, и жалкие побеги растительности были столь драгоценны, что ни одна их противоборствующих сторон не имела морального права даже случайно уничтожить результат героических усилий всего населения. Когда человек впервые ступил на планету, Барбарин представлял собой каменный шар, кое-где покрытый пятнами мхов и лишайников. Без почвы, почти без источников воды, с тончайшим слоем атмосферы. В почти легендарные времена Федерации Млечного Пути на Барбарине располагался лишь маяк триангуляции для ориентирования пролетающих к Фаланге и к День звездолетов...
   Бессонов очень редко бывал дома. На странной с точки зрения жителя более гостеприимной планеты кривой, похожей на широкий окоп улице. В убогом полуподземном строении. Тем не менее, благодаря его жалованию офицера имперского флота, оно было не в пример лучшим хибары, в которой он родился. Бессонов-старший погиб в какой-то малозначительной стычке на Фаланге. Но своей, далеко не героической смертью дал младшему шанс выбиться в люди: сын погибшего солдата имел право на допуск к экзаменам в Академию Флота.
   Все три сестры давно вышли замуж, обзавелись кучей детей по программе "Не меньше пяти"... Кроме матери - старушки Бессонова ничего к Барбарину не привязывало. Если конечно не считать Долга и Любви к Родине!
   - Разрешите?! - капитан "Штандарта", как командир флагмана, имел право входить в каюту - кабинет командующего без формальностей, но не посчитал нужным это делать.
   - Ну! - Бессонов с трудом оторвался от своих тяжелых мыслей. - О! Простите, Рудольф. Сутки не спал... С Барбарина так ни чего и не транслируют?
   - Нет, сэр.
   Впрочем, Бессонов и не нуждался в ответе. Случись чудо, и пирамида битого бетона превратится в галоретрансляторы, командующий узнал бы об этом первым.
   - Что-то случилось?
   - Лейтенант Экстекс и несколько человек, решивших вернуться на Барбарин с императором, покинули борт. Однако, экипаж "Штандарта" полностью укомплектован, сэр, - отрапортовал офицер и отдал честь.
   - И что это значит?
   - Мы все хотели бы быть с Вами, - просто сказал капитан и вдруг широко улыбнулся. - Мы решили остаться с Вами. Кто-то же должен думать не только об Империи или попранной справедливости. Мы давали присягу верности Барбарину! Что будет, если италийцы ударят в спину?!
   Бессонов уже открыл, было, рот, чтобы выдохнуть что-нибудь этакое едкое, саркастичное по поводу отваги и решительности италийцев, но так и не произнес ни звука. Промелькнула мысль, что несколько тысяч человек на флагмане попросту перевалили необходимость принятия решения на его плечи, но и на это бывшему командующему сказать было нечего. Да и идея о необходимости прикрытия спины возвращающегося флота была не плоха. В духе лорда Ворта. Это и помогло Бессонову побороть сомнения...
   - Если надумаешь вернуться ко мне, принеси голову Ворта, - мрачно процедил император, выслушав заявление Бессонова, и отключил связь. Дело было сделано. Бывший командующий бывшего имперского флота оставался в окрестностях Мусорного Пятна, рядом с лордом Вортом.
  
   Все капитаны получили приказы с точным временем прыжка и координатами выхода из гиперполя. Однако император имел все основания сомневаться в том, что все корабли соберутся в выбранной им точке пространства на границе системы Барбарина. Как только прозвучал сигнал к отходу, звездолеты принялись разворачиваться, набирать скорость и исчезать. Кто во что горазд, тут же сломав заведенный Уставом порядок и нарушив прямые приказы государя.
   Вселенная гудела как барабан. Космос выпускал в мир другой физики огромные ромбы крейсеров и иглы эсминцев, чемоданообразные материнские корабли и мобильные орудийные платформы...
   Одновременно с барбарианами домой возвращались четыре из пяти легионов италийцев. Строем, в порядке предусмотренном Уставами и с чувством выполненного долга.
  
   11
  
   Сан-Сабит впервые с того злосчастного дня, когда началась и кончилась война с барбами, пришел на командный мостик флагмана италийского флота. Стоило патрицию хотя бы подумать о главной палубе, как щека вспоминала руку той истерички и наливалась кровью... Но, чтобы самому убедиться в том, что варвары покидают-таки поле битвы, ему пришлось перешагнуть через стыд.
   Единого, монолитного и опасного стального кулака армии Барбарианской империи больше не существовало. Из пограничного сектора Мусорного Пятна уходил не флот недавнего врага, а разобщенные гражданской войной корабли.
   - К воронам! - беззвучно шептал аристократ при каждом новом вздрагивании палубы циклопического звездолета, при каждом новом сотрясании Вселенной.
   Штаб Сан-Сабита был предупрежден, что материнский корабль барбов остается. Что флот-маршал Бессонов остается представителем империи в секторе. Что этот выскочка, этот варвар, этот мальчишка, едва-едва не разбивший в пух и прах, гордые нео-римские легионы имеет теперь законное право сидеть рядом с Сан-Мамуррой на трибунале...
   - К воронам! - снова и снова шептал сенатор, не отрывая глаз от искры флагмана барбов. И молил Богов только об одном: чтобы корабль Бессонова развернулся, разогнался и исчез в Черной Бездне.
   "Штандарт" оставался на своем месте. Время для чудес еще не наступило. Поэтому флот-консул сидел в тактическом кресле и провожал отступающих варваров.
   - Сэр, эсминец барбов "Блистательный" прервал разгон и разворачивается, - прервал ожидание чуда своего командира офицер командной палубы. И, спустя минуту, добавил:
   - Сэр, торпедные шлюзы "Блистательного" открыты, щиты подняты. Двигатели переведены в режим атаки.
   - Я так и знал, - вскочил патриций, - я так и знал! Связь с Бессоновым! Быстро!
   На тактический экран уже выводили параметры траектории корабля-нарушителя, компьютер начал просчет возможных целей атаки и время ее начала. Какой бы и чей бы коварный замысел не пытался воплотить экипаж эсминца, до его входа в зону возможной атаки должно было пройти еще почти час. Уж слишком большую скорость набрал "Блистательный" имитируя разгон, чтобы быстро развернуться и напасть. Старый звездоплаватель даже поежился, представив на секунду, как визжат от напряжения переборки несчастного корабля, брошенного его пилотами в сумасшедший маневр. И все ради чего? Это Сан-Сабит обязан был выяснить.
   - Связь! - взревел он, изрядно удивив офицеров командной палубы. Даже во время недавней битвы флот-консул не был таким взволнованным. - Связь! Немедленно!
   В этот момент экран осветился изображением стоящего в героической позе Бессонова.
   - Чего раскричался? - презрительно скривив губы, подсознательно подражая Великому и Ужасному, проговорил маршал охваченной огнем страны. - Нервы следует беречь. Нервные клетки очень сложно восстановить...
   - Что это значит, барб?! - прокаркал италиец, наплевав на политкорректность. - Почему ваш эсминец не прыгнул? Ты нарываешься на неприятности, варвар!
   - Ты говоришь по поручению своего старика принцепса, или сам решил потявкать напоследок? - спокойно поинтересовался Бессонов. - Думаю, что это твой хозяин забеспокоился... У тебя бы ума не хватило даже взглянуть на индетификационные коды...
   - Коды! - заорал Сан-Сабит кому-то за спиной.
   - "Блистательный" опознается, как судно консульской республики Ежерд, сэр.
   - Какие еще тебе нужны подсказки, италиец? Только не спрашивай, что именно они собираются атаковать...
   - И что же? - как зачарованный, помимо своей воли спросил патриций.
   - Конечно "Проворного", - хмыкнул маршал. - Как ты пролез в командиры флота, бестолочь!? С такими-то способностями к анализу...
   - Но там же...
   - Ага! - рассмеялся Бессонов. - Конечно! Там лорд Ворт, которого ежерды считают своим Первым Врагом.
   - Что ты собираешься делать, барб? - Сан-Сабит быстро взял себя в руки.
   - Почему собираюсь? - деланно удивился барбарианец. - Я уже делаю. Я приказал нашим десантникам на "Проворном" перейти в полное распоряжение лорда Ворта. Естественно, коды активации орудий я им тоже передал. Не завидую этой толпе идиотов на "Блистательном", когда они обнаружат, что им предстоит схватиться с по уши бронированным лидером, да к тому же еще и готовым к бою! А на такой скорости ежерды даже маневрировать не могут!
   - Мне нужно доложить принцепсу... - Сан-Сабит чувствовал, как его седые волосы встают на затылке дыбом. Сумасшедший варвар решил выпустить особо опасного преступника из каземата! Больше того! Барб передает в руки Вепова прекрасно вооруженный корабль! Да, "Проворный" не в состоянии сдвинуться с места, но и отдать приказ атаковать битком набитый заложниками лидер он, сенатор, не мог. Патовая ситуация...
   - Конечно, - подозрительно легко согласился Бессонов. - Беги, докладывай. Помощи от тебя я и не ждал...
   Сан-Сабит отключился, но маршалу казалось, что еще несколько секунд он видит призрак озадаченной физиономии италийца. Вряд ли Бессонов смог бы объяснить, почему продолжает злить флот-консула. Начатая и законченная лордом Вортом война двух держав ушла в Историю, прихватив с собой и одно из государств. Противостояние флотоводцев не имело больше смысла, и все-таки командир корабля без порта приписки на уровне подсознания, интуитивно считал, что поступает правильно.
   "И, пусть империи больше нет, но гордость-то осталась!" - решил, наконец, командующий и решительно повернулся к тактическому экрану.
   - Парни на "Проворном" сейчас здорово повеселятся, - воскликнул кто-то из офицеров палубы.
   - Да уж, - с явной завистью в голосе, подхватил другой. - Хотел бы я сейчас оказаться там...
   - Без нашей поддержки им не отбиться, - Бессонов поспешил опустить своих добровольных подчиненных с небес на землю. - Так что, господа офицеры! Давайте сделаем так...
  
   Сразу после начала бунта эксов Вепова стали сторожить по-другому. Не строже, и не мягче. Просто по-другому. В коридорах "Проворного", когда корабль из боевого переделывали в место заключения, демонтировали все галоэкраны, что здорово не понравилось барбарианской части стражи. Эксы переносили четырехчасовое отсутствие новостей с родины более спокойно, но их-то как раз на эту службу назначать не торопились. Уж очень странными они оттуда возвращались, стоило им хоть словом перекинуться с заключенным. Ежердов не посылали на полумертвый лидер по другим причинам, а люди идти туда не хотели. Мало помалу Бессонов полностью сменил барбарианскую часть надзирателей на своих людей и эксов. Заключенный тут же получил некоторое послабление режима, а у каморы главного калибра даже смонтировали монитор галовидения. Но главной приметой изменившихся обстоятельств стал меч. Его привезла с флагмана очередная смена десантников, нимало позабавив лорда.
   Расчеты Вепова были закончены. Данные и результаты упакованы и списаны на поликристаллический носитель, в кольцо которого подсудимый продел толстую нитку и повесил себе на шею. На всякий случай, основные цифры Ворт заучил наизусть. Теперь ему оставалось только ждать.
   Корректирующие двигатели хоть и остались целы после поражения главных, тяговых, но были отключены техниками от источника энергии. Судно было полностью лишено управления. Ни кто не задумался над тем, что будут чувствовать обитатели металлической громады, когда циклопические звездолеты Барбарианского флота примутся выпрыгивать в гипермир. "Проворный", словно соломинку в бурном потоке, швыряло и закручивало. Гравикомпенсаторы стонали от натуги, и вытягивали из энергоустановки все ресурсы. Лампы освещения мигали и гасли. Когда светопреставление кончилось, Вепов обнаружил себя на руках у прилепившегося к полу магнитными подошвами ботинок центурион-лейтенанта италийской части стражи.
   В голове заключенного шумело, вспыхнувшие нестерпимо ярким светом плафоны плавали в глазах черными пятнами. Во рту металлический привкус...
   У толстенной двери в камору, в луже собственной крови лежал человек в комбинезоне без опознавательных знаков. Судя по неестественно вывернутой голове, он был мертв.
   - Ну, ты... Ну, Вы, милорд, даете, - недоверчиво покачал головой закованный в броню центурион. - Такое пережить и врагу не пожелаешь... Этот то вон, не пережил...
   - Это я его? - сплевывая кровь пополам со слюной и слезая с усиленных гидроволокнами рук десантника, поинтересовался Ворт.
   - Не-е-е, - разочаровал подсудимого тот. - Его свои же. Те, кто там распрыгался...
   - Распрыгался... - хохотнул Вепов, утирая рукавом окровавленный рот.
   - Но он явно был по Вашу душу, - тоже засмеялся стоящий рядом барбарианский солдат. - Какой уже по счету? Пятый или шестой?
   - Седьмой, - охотно заспорил лейтенант. - Шестым был тот придурок, что в сортире прятался... Позавчера, кажется...
   - Меня больше интересует, сколько их еще осталось, - совершенно серьезно пробормотал Вепов.
   - Да ни сколько, - заржал центурион. - Ваш флот упрыгал, а нашим на Вас наплевать. О, простите!
   - А нас, чего? - нахмурился барб, - получается, бросили?
   - Вряд ли, - поспешил успокоить надзирателя заключенный. - Бессонов своих людей не бросает.
   - Я - экс, милорд, - гордо поправил солдат.
   - Какая разница? - ответил за Вепова центурион. - Я пошел, посмотрю, как там остальные пережили это безобразие, а ты...
   - Выходи на связь с Бессоновым, - устало садясь на пол у стены, мягко сказал Ворт.
   - Есть, сэр, - козырнул солдат, смутился, кашлянул, но все равно отправился к пульту связи.
   Несколько минут солдат, тыкая одним пальцем в сенсоры, набирал коды доступа и шифрации-дешифрации. Наконец, все было готово. И вовремя: из-за угла показались остальные надзиратели и среди них лейтенант барбарианских десантников. На плечах солдаты несли тела двоих своих товарищей, которые, видимо, не успели своевременно приклеить ступни к полу.
   - Слава Богам, милорд, - улыбнулся центурион, когда бедолаг принесли и положили у стены. - Они живы.
   Вепов с натугой встал и отправился взглянуть на раненых. Впрочем, его участие не понадобилось. Солдаты сноровисто залили места ушибов и переломов фиксирующей пеной, которая позволит несчастным дотянуть до медблока на звездолетах.
   - Гм, милорд, - исключительно вежливо обратился лейтенант барб к сидящему на корточках Вепову, и отдал честь.
   - Неприятности продолжаются? - попробовал догадаться заключенный.
   - Так точно, сэр. Восьмой! Мне приказано перейти в ваше распоряжение. К нам приближается эсминец ежердов...
   - Развели там у себя бардак, - покачал головой центурион. - Разве ежерды уже не ваши?
   - Что предлагает Бессонов? - отмахнувшись от причитаний италийца, сурово поинтересовался лорд. Он, казалось, ни чуть не был удивлен столь резкой сменой своего статуса.
   - Командующий не уточнил, сэр. Он сказал только, что все башни "Проворного" все еще подключены к питанию... Э-э-э, милорд, сэр, скажите честно: мы умрем?
   - А хочется? - прищурился лорд.
   - Нет, сэр.
   - На нет и суда нет, - вдруг разулыбался Ворт. - Уж не мне ли это знать лучше всех?!
   Как это всегда бывает, смех разрядил ситуацию. Когда смеешься, как-то не хочется думать о смерти...
   - Итак, господа! Кто-нибудь из вас уже стрелял из пятисот мегаваттной пушки по движущейся мишени? Не ссыте, солдаты, и будет чем похвастать перед девчонками в баре. Сколько у нас времени, лейтенант?
   - Около сорока минут, пока эсминец выйдет на траекторию возможной атаки, сэр.
   - Отлично! На Барбарине комендоров учат года по два. Сейчас я научу вас стрелять за пол часа!
   - Э-э-э, сэр, милорд. Но ведь пушки нужно активировать! - осмелился напомнить один из италийцев.
   - И что?
   - Э-э-э, но ведь нужны коды!
   - Сейчас начну диктовать...
   - Вы помните коды, милорд?! - вскричал лейтенант.
   - Ну, да. Ты ведь помнишь адрес своей девчонки. Почему я не должен помнить коды активации орудий имперского эсминца? - пожал плечами Ворт. - Пошли в орудийную рубку, солдаты. Сейчас так бабахнем, что духам Великой Бездны станет тошно!
   - Сэр, милорд, - смущенно остановил вскочившего заключенного центурион. - А что делать нам?
   - Охранять, - заржали барбарианцы.
   - Что совесть подскажет, - не разделил их веселье Вепов. - На всякий случай знайте: в экипаже нашего дырявого корыта полно вакансий...
   Заключенный, неожиданно вновь ставший полковником обеих армий, и недавние стражи, вдруг ставшие его подчиненными, веселой гурьбой двинули в сторону рубки управления огнем. По пути лорд Ворт начал сверх быстрый курс обучения. Италийцы, понуро шествовавшие сзади, тоже слышали объяснения новоявленного командира; хотели они того или нет.
   - В этой лохани пушки - это самое простое устройство. Слава Богам, нам не придется куда-нибудь лететь, или того пуще - прыгать. А орудия - это ерунда! Слушайте внимательно! Судно класса XLS, имперский лидер эсминец "Проворный" имеет четыре основных группы орудийных турелей. Верхняя, нижняя, передняя и...
   И умолк на полуслове.
   - Задняя? - засмеялся центурион, и улыбка тут же сползла с его губ.
   Серповидное помещение рубки управления огнем было завалено мусором. Но не это было самое страшное. Взорам сгрудившихся у настежь распахнутой диафрагмы аварийного шлюза солдат предстал полный разгром. Пульты операторов зияли вскрытыми корпусами. Пучки проводов, образуя какие-то зловещие узоры, валялись на полу. Мониторы были вырваны из своих гнезд, а те консоли, куда по какой-то причине не добрались шаловливые руки неведомых диверсантов, были попросту не подключены к питанию.
   - Святые Боги, - обреченно воскликнул кто-то из солдат италийцев. - Вас молю...
   - Смирно! - не громко, но таким непререкаемым тоном, что даже центурион-лейтенант вытянулся, не успев даже подумать. - Слушай мою команду! Ты и ты - третья палуба, пятый отсек, орудийные башни три и четыре. Бегом, марш! Ты и ты...
   Вскоре солдаты, не успев испугаться по настоящему, уже занимали подвешенные в коконах нульгравитации гамаки-кресла операторов орудийных башен. Турели управляемые центральным компьютером корабля с "подсказками" офицеров командной рубки, конечно, были бы на порядок эффективнее, но даже стрельба "на глаз" давала обитателям несчастного "Проворного" какой-то шанс остаться в живых.
   - За мной, - коротко бросил лорд Ворт двоим оставшимся лейтенантам, когда последняя пара солдат с места рванула к последней паре орудий. - Тактические коммуникаторы с собой?
   - Да, сэр, - немедленно отозвался барб. Через секунду центурион тоже подтвердил готовность носимого на броне оборудования связи со своими бойцами.
   Три офицера бегом пустились в обратный путь к каморе главного калибра лидера.
   - Поднимайтесь, - на бегу приказал полковник лежащим в коридоре раненым. - Нам нужна ваша помощь!
   Солдаты, помогая друг другу, и опираясь о стены, поднялись и пошатываясь поплелись в бывшую камеру заключения человека, который должен был теперь спасти им всем жизнь.
   Вынужденные командиры полумертвого корабля, наконец, собрались в каморе главного калибра. Вепов тут же забрался в кокон оператора. Лейтенанты сели на пол и развернули встроенные в спиновые сегменты брони антенны тактической связи. Раненые солдаты заняли места у консолей связи с командными палубами барбов и италийцев. До момента входа смертельно опасного эсминца в зону возможной атаки оставалось четырнадцать минут.
   - На "Штандарт", - крикнул полковник из своего гамака. - Скажи им, пусть берут контроль над нашими щитами на себя. Объясни, что мы лишились обеих рубок управления... Сан-Сабита попроси немедленно атаковать "Блистательный", чтоб не дать зайти на нас со стороны нижней палубы...
   - Какого ворона? Чем вы там занимаетесь? - рявкнул флот-консул, стоило ему разглядеть знаки отличия рядового десантника на экране связи с "Проворным".
   - Спасаем свои задницы, сэр, - весело отрапортовал солдат и улыбнулся. Он безоговорочно, сразу поверил, что Вепов способен вытащить их из этой передряги. Пережить семь покушений за какой-то месяц - это не шутка. А значит, нечего было беспокоиться.
   Бессонов просто принял информацию к сведению, немедленно распорядился открыть удаленный доступ к центральному компьютеру лидера и скомандовал:
   - Полный вперед. Вектор: минус семьдесят пять.
   Не очень то он поверил в добрую волю командующего италийцев, поэтому принял решение попытаться прикрыть "брюхо" "Проворного" всей тушей "Штандарта".
   Минуты летели. Вепов, стараясь говорить внятно и спокойно, объяснял солдатам принципы ручного управления тяжелыми бластерами заградительного огня. Осознавая, что не успевает, что большая часть выстрелов пройдет мимо целей, а значит большую часть торпед "Блистательного" примет на себя многострадальная броня смертельно раненого лидера.
  
   Наконец, атакующий эсминец показался на радарах систем наведения. Бессонов задержал дыхание, как перед выстрелом. Вепов смачно выругался и сжал зубы. Кто-то из новых комендоров "Проворного" принялся бормотать молитвы. Сан-Сабит умолк на полуслове у монитора прямой связи с кабинетом принцепса, и уставился на мигающую красным точку.
   Космический бой на таких скоростях, какая была у "Блистательного", скоротечен. Если торпеды, выпущенные в момент входа в сферу возможной атаки, не попадут в цель, на разворот и новый заход шанс может уже и не представиться. Сильверман, новый капитан эсминца понимал: велика вероятность того, что и он и члены его экипажа выдут из этого сумасшедшего крутого виража уже по Ту сторону Света. Но они были обязаны прихватить с собой Мясника Ворта. Человек, нанесший Тысячелетнему Ежерду столь страшное оскорбление, должен был умереть! Дабы не повадно было иным! Дабы знали враги нынешние и будущие - Ежерд обид не прощает!
   Сильверман был фанатиком, обколот стимуляторами, на командной палубе стоял стойкий запах эйфорина, но дураком он не был. В то время как Бессонов, не особо беспокоясь, скороговоркой выговаривал команды, а Вепов, здорово нервничая, но надеясь на лучшее, рассчитывал упреждения на примитивном наручном комме, капитан ежердов приоткрыл рот для последней команды.
   - Огонь! Во Славу Ежерда! - крикнул он и тут же в отсеках корабля загремел древний боевой марш планеты. Со всех пусковых установок, из стволов всех орудий, даже тех, что были предназначены для защиты, сорвались смертоносные торпеды, ракеты, пучки плазмы...
   - Все знают, что делать, - прохрипел Ворт, почувствовав, как волоски встают вдоль хребта. Уж он-то прекрасно понимал, чем им грозит этот залп. И даже тот факт, что теперь орудия "Блистательного" уже точно не успеют перезарядиться для второй атаки, мало его утешал.
   За какие-то секунды, преодолев тысячи километров, пучки плазмы смертоносными молотками загремели о броню лидера. Коридоры корабля наполнились гулом и грохотом. Заскрежетали сервоприводы диафрагм изолирующих заполненные дымом отсеки, куда вражеские "подарки" все-таки пробили путь. Почти сразу после начала боя умолкли две из восьми башен; их обитателям не повезло.
   Десантники вертелись в своих коконах словно белки. Отсутствие знаний и опыта компенсировались трудолюбием и удачливостью. Не смотря на настоящий шквал огня, который обрушил на "Проворный" Сильверман, лидер продолжал огрызаться.
   Вепов, кроме того, что споро отстреливал несущиеся на чудовищных скоростях ракеты, еще умудрялся отдавать приказы. Лейтенанты перестали даже пытаться вникать в суть распоряжений, передавая их в орудийные башни дословно. Раненые, приклеившись к полу и стенам у пультов связи, орали, напрягая связки, данные с флагмана италийского легиона и со "Штандарта". И их сведения полковник тоже успевал принять, обработать в голове и ответить.
   Тишина ударила по ушам. На какую-то минуту, пока не взвыли сирены предупреждающие маленький экипаж о многочисленных пробоях обшивки и об опасности разгерметизации основного корпуса.
   - Пусть отключат эти пищалки, - устало выползая из гамака, поморщился Ворт. - Без них тошно... Что у нас с парнями? Потери?
   - Сэр, милорд, - очень и очень почтительно, едва не поклонившись в пояс, поговорил центурион. - Вы знаете, как долго... все это продолжалось?
   - Минут пять?
   - Четыре! Всего четыре минуты!
   - Мне показалось - часа два, - удивился второй лейтенант, утирая пот.
   - Еще пару минут, и я свалился бы оттуда без сил, - валясь на пол рядом с ранеными, признался Вепов. - Как там наши?
   - У меня один не отзывается, - покачал головой италиец. - Может, шлем повредило?
   - У меня двое, - просто сказал барбарианец, и всем стало понятно - шлемы тут не причем.
   От траурных мыслей офицеров отвлек один из раненых, италиец.
   - Нет, вы посмотрите на этих сумасшедших барбов! - заорал он, тыкая пальцем в монитор. - Они пытаются эсминец взять на абордаж!
   - Ты, правда, считаешь нас идиотами? - угрожающе сдвинув брови, процедил барбарианский лейтенант.
   - Я всегда знал, что Бессонов - несомненный талант, - взмахом руки прекратив начавшуюся было перепалку, констатировал Вепов. - Теперь ежердам уж точно не до нас. Давайте, зовите парней сюда. Бой закончен. Пора перекусить, чем Боги послали...
   - Скажешь, когда они закончат с "Блистательным", - отдал последний в этом сражении приказ полковник раненому связному и с облегчением откинулся на стену.
  
   12
  
   Бессонов смотрел на иссеченное морщинами лицо Сан-Мамурры и пытался понять, пьян тот или нет? Или изо всех сил пытается казаться пьяным?
   Впрочем, Бессонову было абсолютно наплевать на процент содержащегося в крови италийца алкоголя. Или крови в алкоголе... Маршала более не существующей армии этот вопрос занимал из чисто прагматичных соображений. Должен был разобраться в потоках слов, которые обрушивал на него принцепс. Что в них - правда, что намек, а что не более чем политическая игра, направленная на стоящих за спиной правителя нео-римлян людей.
   - Вы же приняли мое предложение войти в доки "Штандарта" после ухода последнего италийского легиона, - стараясь не брякнуть лишнего, такого, что могло бы повредить Сан-Мамурре, сказал Бессонов. - Из этого я делаю вывод, что Вы не видите причин не доверять мне. В свою очередь, я не вижу причин не доверять лорду Ворту...
   Великий и Ужасный настоятельно рекомендовал не задирать принцепса. "Среди всех придурков и моральных уродов в политической элите Итали, старик - самый честный и порядочный человек, - сказал про него Ворт. - И поэтому, он больше других связан негласными традициями и закулисными играми".
   - ...К тому же, эту не простую ситуацию с трибуналом необходимо как-то разрешить, - маршал все-таки подсказал решение старику. - Пока ни одно обвинение против лорда так и не было доказано! Народ может спросить: кто и для чего был организован этот цирк? И нам с Вами придется отвечать на не простые вопросы... Я понимаю, что ваши патриции, словно сговорившись, плетут интриги против нашего подсудимого. Я имею в виду флот-консула и этого... молодого... Сан-Дориана, кажется.
   Глаза принцепса блеснули, показав, что он понял намек. Бессонов успокоился. Старик, конечно, выпил, но только чтоб здоровье поправить, и не слишком много.
   - Тут Вы правы, мой дорогой маршал, - заплетающимся языком и с постоянной глуповатой улыбкой, пролепетал Сан-Мамурра. - Некоторые наши сенаторы склонны скорее, свалить вину на кого-либо, чем расписаться в собственном бессилии, как-то справиться с проблемой... Но я старый больной человек. И весь этот шум, толчея, столь важные переговоры... Боюсь, это уже мне не по силам...
   - Надеюсь, господин принцепс, ваши легионеры не задержаться здесь надолго, - чуть поклонившись, чтобы италийцу на миг предстало все великолепие флагманского бара, - участливо проговорил Бессонов. - На "Штандарте" Вас ждут квалифицированные врачи и комфортабельные апартаменты, где Вас ни кто не посмеет побеспокоить.
   Это было открытое предложение продолжить разговор на корабле маршала. Без лишних ушей и в компании с парой - тройкой пузатых бутылок.
   - Я и э-э-э... с удовольствием принял бы гостеприимное предложение, господин Бессонов, но боюсь излишне докучать Вашему экипажу. Со мной э-э-э команда моего корабля...
   - О! Не стоит беспокоиться, - понимающе улыбнулся маршал. - После... некоторых событий на Родине, кают на "Штандарте" освободилось предостаточно. Всем членам Вашей команды найдется МЕСТО!
   - Да-да. Я, конечно же, слышал о неприятностях на Барбарине... Представляю, как Вам сейчас трудно, маршал! Весьма сожалею...
   - Ну, что Вы, сэр, - развел руками барбарианец. - Все наконец-то встанет на свои места! Мы должны отвечать за тех, кого создали...
   - Я сочувствую Вам лично, Бессонов. Конкретно Вам! - веки старого плута чуть дрогнули.
   - Не стоит, сэр. Я уже принял решение, - лицо командующего окаменело. Он затылком чувствовал взгляды офицеров командной палубы. И не мог ответить иначе.
   Чьи-то руки подсунули Сан-Мамурре тарелочку с таблеткой и широкий бокал с коричневым напитком. И то и другое старик с жадностью употребил. Речь принцепса стала совсем уж бессвязной.
   - Ну, что ж! Драгоценный, Бесс...ик...оф, не будем с этим затягивать... - все-таки разобрал в бормотании правителя Бессонов.
   Монитор погас. Спустя несколько минут тактические экраны показали, как корабли последнего оставшегося в секторе Мусорного Пятна италийского легиона перестраиваются для прыжка.
   - Не удивлюсь, если вдруг окажется, что этого старого клоуна посадил на трон наш лорд Ворт, - хмыкнув, поделился мыслью с вахтенным офицером Бессонов. - И, что его политическое долголетие этим самым и объясняется...
   - Участием лорда, сэр? - решился поддержать разговор вахтенный.
   - Нет. Тем, что враги его тоже считают старым клоуном... - совершенно серьезно сказал маршал и почувствовал, что прав. И что Великий и Ужасный мог бы им сейчас гордиться.
  
   Вепов не стал допрашивать пленных ежердов. Все, что они могли бы сказать, он уже знал. Что-то выкрикивающих в наркотическом угаре киллеров-неудачников загнали всем скопом в пустую каюту и на время о них забыли. Но жест Бессонова оценил. Идея маршала пристыковать "Блистательный" к "Проворному" была и в самом деле блестящей. Пусть орудия эсминца больше ни на что не годились, но двигатели-то взятого на абордаж корабля были в полном порядке! Жесткая сцепка двух звездолетов теперь могла двигаться и отвечать ударом на удар...
   Бессонов намекнул, что когда легион италийцев уйдет, больше некому будет бросаться в погоню, если он, лорд Ворт, вдруг решит отправиться в путешествие.
   - Только не стоит отправляться на Ежерд, - пошутил маршал и подмигнул. - Это Вам, милорд, не День, где Вас наверняка помнят и уважают...
   Бывший командующий барбарианского флота все не мог отвыкнуть от участия в разговоре всегда подсматривающей и подслушивающей Имперской Службы Безопасности. Правда, оставались еще италийцы, но, по мнению Вепова, им уже не было ни какого дела до идиотского трибунала. Стоило лишь расставить точки над и... И тянуть время. Ибо то, чего Вепов ждал так долго, все ни как не случалось...
   Но с этим представлением под названием суд нужно было заканчивать. Поэтому Вепов пригласил принцепса Италийской республики и маршала Барбарина на свое судно-катамаран. И очень удивился, когда оба появились на одном экране и в голос заявили, что "из-за обстоятельств неодолимого характера" не могут навестить полковника.
   - Люди, которым довелось близко познакомиться с Вами на Вашем корабле, милорд, - словно извиняясь, не весело улыбнулся Бессонов на прощанье. - Потом у Вас и остаются. Ни я, ни принцепс пока не готовы последовать за ними.
   Маршал говорил о тех десантниках, что участвовали вместе с Веповым в кратком бою с ежердским эсминцем. Выжившие солдаты и оба лейтенанта потом отказались покинуть "Проворный", объясняя свое не желание выполнить прямой приказ командования тем, что обязаны полковнику жизнями и теперь должны вернуть долг.
   Смерть, боль и Долг. Как всегда...
   - За ними, или за мной, Бессонов!? - крикнул Вепов уже темному экрану, и обреченно откинулся на спинку кресла.
   Все шло не правильно. Все надоело. Работа была сделана, долги отданы, а этот затянувшийся кавардак все не кончался. Лорд чувствовал себя смертельно уставшим.
   А Бессонов тонул в потоке фраз, которыми сыпал расхрабрившийся принцепс. Легионы ушли, любопытная свита была надежно изолирована в самых дальних отсеках нескончаемого материнского корабля. Так далеко от палуб, где обитали офицеры командного звена, что маршал там ни разу не был.
   - Все! - наконец заявил, скривив губы барбарианец. - Стоп! Простите меня, сэр. Я боевой офицер и вся эта дипломатия мне не по нутру! Давайте ближе к делу.
   - До сих пор у Вас, мой друг, совсем не плохо получалось совмещать то и другое! - абсолютно трезвым голосом воскликнул Сан-Мамурра. - Вы так эффектно издевались над Сан-Сабитом, что тот начал совершать ошибки и теперь партия, в которую он входит, наверняка потеряет то влияние в сенате, которое до сих пор имела...
   - Плевать! - грубо отмахнулся Бессонов. - Меня судьба лорда Ворта волнует больше, чем весь ваш сенат с комитетами в придачу! Давайте прямо сейчас...
   - Зря Вы так, - покачал плешивой головой старик. - Поймите же, юноша! Я не могу прямо сейчас снять все обвинения против полковника Вепова! Сенат никогда не согласится с этим и Вашему драгоценному лорду до конца дней своих придется бегать от разведки Итали. Спросите его самого - ему это нужно?
   - Почему-то я уверен, что за лордом стоят силы, которым ваша разведка, как дети в песочнике - занятно, забавно и совершенно безобидно! - тихо проговорил маршал и взглянул прямо в глаза правителю чужой страны.
   - Разве он не человек вашего императора? - без особой уверенности спросил принцепс. - Хотя...
   - Ворт оказывал Империи услуги, - обдумав каждое слово, серьезно сказал маршал. - И, я думаю, на Итали он тоже отметился чем-то подобным... Уж Вам ли этого не знать...
   - Полковник - довольно высокое звание в нашей разведке, - непонятно к чему констатировал очевидное италиец.
   - Вы, видно, родились политиком, сэр, - криво усмехнулся Бессонов. - Не надоедает? Не хочется хоть один раз сказать четко и ясно: "Конечно, Бессонов! Полковника Вепов получил за то, что помог мне стать..."
   - Не думал, что ваш император посвящает Вас, маршал, в такие секреты, - пробубнил в полупустой бокал с коньяком старик. И это звучало, как признание.
   - Дождешься от него, - отвинчивая пробку с новой бутылки, посетовал офицер.
   - Вы далеко пойдете, молодой человек, - неожиданно обрадовался Сан-Мамурра. Барбарианец так и не понял, то ли новой порции, то ли чему еще...
   - Я так понимаю, те услуги, что оказывал Вам лорд Ворт, разглашению не подлежат?! Но чувство благодарности у Вас хотя бы осталось? - взорвался Бессонов. - Ну, совесть, честь... Хотя бы осколки чести?!
   - Дурак! - зло прошипел старик. - Что ты понимаешь! Сопляк! Тупая барбская скотина!
   - Лучше быть скотиной с незапятнанной честью, чем принцепсом без стыда и совести! - четко выговаривая каждое слово нервно дрожащими губами, процедил офицер. - Милорд ошибся, когда вытащил этакого подонка на самый верх! И если, по его словам, Вы, старый трусливый алкоголик, самый порядочный из всей политиканской своры на Итали, то какие же все остальные?! Нет уж! Лучше быть...
   - Он действительно так про меня сказал? - отпив прямо из горлышка, вдруг спросил Сан-Мамурра.
   - Да, - запал куда-то пропал. Бессонову стало прямо-таки нестерпимо противно смотреть на человека сидевшего с другой стороны стола, и он отвернулся.
   Италиец долго сопел в дно бокала. Впервые в жизни "в кармане" не оказалось ни одного подходящего слова.
   - Мне приходится заботиться о своем народе... - наконец, пробурчал он, понимая, что даже эта банальная фраза звучит на этот раз фальшиво. Проклятый барб в ответ не произнес ни звука. Только глянул так, что кровь прилила к щекам.
   Сан-Мамурра сходил к бару, принес еще одну, третью за вечер, бутылку. Суставы ныли, но старик даже закряхтеть постеснялся. Молча разлил. По полной, по края, как водку. Залпом выпил. Но даже алкоголь, старый приятель, не принес облегчения.
   - Прости меня, Бессонов, - чувствуя, как камень падает с плеч, искренне сказал старик. - Прости, пожалуйста. Мне действительно стыдно...
   - Ладно, - пытаясь разглядеть ложь в блеклых глазах италийца, и не находя ее, сжалился маршал. - Я тоже тут лишнего наговорил... Я понимаю, не легко быть на самом верху...
   И снова, который уже раз за вечер, удивил прожженного политикана:
   - Люди сваливают принятие решения на твои плечи, но стоит тебе оступиться и...
   Бессонов провел ребром ладони по горлу.
   Разлили, выпили. Барбарианец почувствовал, что пьянеет. Сан-Мамурра должен был, вообще, валяться под столом и тихо похрюкивать, однако старик таращил мутные глазки на офицера и не думал падать "мордой в салат".
   - Так почему ты решил, что именно Вепов помог мне стать принцепсом? Это ничего, что я к тебе на ты?
   Маршал поднял ладони, разрешая старцу называть его, как тому заблагорассудится.
   - Знакомый подчерк, - улыбнувшись, раскрыл Бессонов свою тайну. - Меня командующим сделал тоже он. Императору потом оставалось только утвердить назначение и повысить в звании.
   - Ваш император, похоже, здорово боится полковника...
   - Теперь еще и ненавидит, - подтвердил маршал. - Лорд Ворт подарил Империи две планеты, а потом отнял все три. Во истину - Великий и Ужасный...
   - Когда... Только не обижайся! Когда на Барбарине еще не умели строить даже торговых звездолетов и только-только провозгласили вашу Империю, в Республике не было принцепса вообще! Планетой правил сенат... Потом, словно ни откуда, как чертик из табакерки, выскочил Сан-Варран со своими прихвостнями... Знаешь что такое диктатура? - дождавшись кивка Бессонова, старик продолжал, а маршал пытался посчитать, как же давно происходили события, о которых италиец вдруг решил рассказать. - О! На Итали это было чудовищно! Аресты, концлагеря, публичные сожжения недовольных... Города Нового Рима наполнились ужасом и смертью... Заместителем начальника тайной полиции столицы тогда был мужчина средних лет по фамилии Вепов.
   - Пятьдесят три года назад?! - воскликнул Бессонов.
   - Ага, - легко согласился Сан-Мамурра. - Так вот! Однажды он явился ко мне и предложил создать Сопротивление... Сначала я решил, что это провокация, но он сумел меня убедить... Он ведь здорово умеет убеждать! Примерно через год мы устроили переворот и... И меня назначили принцепсом.
   - А Вепов?
   - Он исчез. В ту памятную ночь он отдал четкие инструкции каждому отряду, назначил координатора - меня, вышел на минутку и пропал на два десятка лет...
   Старик смотрел на Бессонова, а видел совсем другое. Время, когда он был молод и в жизни еще был смысл. Борьбу, путь на самый верх и гениального организатора - Адриана Вепова. Это потом, когда на героическую молодость можно было взглянуть через призму прожитых десятилетий, когда благодарность италийцев стала восприниматься как нечто неотъемлемое, заслуги Вепова потускнели, принизились...
   - И вдруг он вернулся, - словно продолжая давным-давно начатый разговор себя с собой, грустно сказал Сан-Мамурра.
   - Двенадцать лет назад?
   - Нет. Десять... или около того... Знаешь, настроение народа - это как мода. То модерн, то обращение к прошлому на новый лад. Часто красиво, но всегда трудно применимо в жизни. То им хочется Свободы, то Порядок подавай... В общем, незадолго до второго явления Вепова, родственники Сан-Варрана набрали такой вес в Сенате, что... Могло случиться все что угодно. Был даже возможен вариант реставрации диктатуры! Представляешь!? Сменилось поколение, молодежь не слишком-то верила в рассказы об ужасах времен тирании...
   - Тогда он и появился?
   - Ага.
   Теперь Бессонов отправился за выпивкой.
   - Представляешь, отправился я однажды на заседание Сената. Выхожу из кабинета в приемную... Охрана обычно ждет там... Смотрю, а командует отрядом эскорта капитан Вепов! Ни чуть не постаревший, такой же, каким я его помню в ту последнюю ночь! Уж и не помню, что я в тот день лепетал в Сенате, думал-то совершенно о другом...
   Старческая рука на ощупь нашла знакомый бокал. Несколько следующих слов утонули в коньяке.
   - Как только вернулся к себе, сразу его вызвал. Он ведь даже имя сменить поленился! Капитан разведки, служба эскорта, Адриан Вепов! В общем, я его обнимать кинулся, а он мол, хочу звание полковника, сам знаешь за что. Я ему о проблемах с неофашистами, он мне - давай звание, а с этими шалопаями разобраться и ребенок сможет...
   - И Вы дали ему то, что он хотел?
   - Конечно, а ты как думаешь?! Дал! Я как зачарованный несколько дней ходил. А тут еще в прессе стали появляться материалы о планах наследников диктатора. Представляешь?! Копии документов, галоснимки! А там такое!!! Один проект превращения стадионов в концентрационные лагеря чего стоит! Сан-Варраны быстро свое влияние подрастеряли... А Вепов опять пропал!
   - Дезертировал со службы? - удивился Бессонов.
   - Нет, конечно. Я интересовался время от времени в Разведуправлении. Ответ один и тот же: отбыл на выполнение задания. Вот так.
   - М-да, - только и нашел, что сказать маршал.
   - Думаешь, это все? Он вернулся недавно. Просто вошел ко мне в кабинет, хотя у меня по дворцу мышь без спроса не прокрадется! Принес послание от вашего императора... И снова, ни чуть не постаревший...
   Старик вдруг вспылил, да так внезапно, что Бессонов аж вздрогнул от неожиданности:
   - Мне девяносто шесть, маршал! Пятьдесят лет назад я выглядел так же, как Вепов сейчас... Он и тогда так же выглядел! И, ты знаешь, я очень хорошо понимаю вашего несчастного императора. Иногда я тоже боюсь этих...
   - Этих? - удивился барбарианец.
   - Конечно ЭТИХ! - блеснув глазами, усмехнулся Сан-Мамурра. - Уж не думаешь ли ты, что возможно на протяжении долгих пятидесяти лет оставаться молодым? Не стареть? Ты знаешь хоть одного такого человека?! То-то! Я разгадал их тайну. Неделю мучался, спать не мог, а однажды все-таки задремал прямо в кресле за столом... Проснулся, наверное, минут через пять и уже знал ответ.
   - Ну, ну, - недоверчиво покачал головой Бессонов.
   - Ты только послушай! Может быть, в моей гипотезе и есть изъяны, но это только оттого, что мне не с кем было раньше ее обсудить. Послушай! Мне кажется их несколько! Кто-то, ну, я не знаю, кто-то вроде Антона Брауна... Тебе должны были рассказывать о нем в военной Академии! В конце концов, именно осколки армии Института Антона Брауна основали поселение на Барбарине...
   Конечно, маршал знал это имя. Принцепс ошибся только в одном - сага о Великих воинах и их создателе, человеке по фамилии Браун, входила в курс обязательного начального образования.
   - Так вот! Кто-то, где-то штампует... выращивает, воспитывает клонов одного человека! Вепова! Они все одинаковы, только их возраст разный. Стареющие клоны передают свой опыт молодым Веповым и те продолжают выполнять, пункт за пунктом, чей-то дьявольский план. Клоны прекрасно обучены, умны, находчивы...
   - Обладают потрясающими приемами самообороны, - припомнил Бессонов одно из первых покушений на лорда в коридоре "Проворного".
   - Ага. И вкупе с тем, что их много - они практически неуязвимы. На место стареющего или погибшего Вепова тут же встает его точная копия! Наверняка они ежедневно отправляют куда-то отчет о проделанной работе, обо всех встречах и переговорах... Я проверял, Третий Вепов прекрасно знал все события времен Сопротивления, хотя просто не мог в них участвовать!
   Маршал трезвел. Вдруг обнаружил, что алкоголь больше не владеет его членами. Но стоило лишь попробовать обдумать, осознать удивительную гипотезу старого италийца, как мозг сворачивался в маленький, дрожащий от ужаса комочек, и отказывался пошевелиться.
   - Значит, оккупацию Фаланги организовал один Ворт, блокада Ежерда - дело рук другого, а на "Проворном" сейчас уже третий?
   - Или пятый... - пожал плечами Сан-Мамурра. - Или двадцать пятый?! Не суть важно. Меня больше теперь занимает - какой в этом смысл? Браун пытался создать идеального солдата и идеальную, абсолютно эффективную армию, но он не был маньяком каким-нибудь и к мировому господству не стремился... А что хочет этот... создатель идеального шпиона? Боюсь, что этого не знают даже исполнители Великого, в своем изощренном коварстве, плана.
   - Не поддается гипнозу, на него не действует "сыворотка правды", - бубнил себе под нос Бессонов словно заколдованный. - Помнит коды активации любых систем на любом имперском корабле... Император сомневался, что это именно Ворт...
   - Но, ты знаешь, молодой человек, - вдруг широко разулыбался старик, выводя своего собеседника из транса. - Мне нравятся эти парни! Все эти Веповы мне симпатичны! За те пятьдесят с лишним лет, что мне довелось с Веповыми общаться, ни единый их них, не сделал ни чего плохого мне или... народу... италийцам. По сути, каждое их явление отмечалось элегантным разрешением назревающего кризиса, а первый раз Вепов вообще подарил Итали Свободу!
   - Может он ангел? - с надеждой спросил Бессонов, одним глотком осушив целый бокал.
   - Он не ангел, - понимающе покачал головой Сан-Мамурра. - Кто угодно, но уж точно не ангел... Устрой ему побег, Бессонов. Пусть отвезет весть об очередной победе домой. Он клон, но ведь он клон ЧЕЛОВЕКА! Так же, как мы скучает по дому...
   - Я предлагал, - признался маршал. - Он отказался. Он сказал, что хочет, чтобы с него полностью сняли все обвинения.
   - Да, знаю я, что Вепов, этот Вепов ни в чем не виноват, - скривился принцепс. - И ваш император это знает. "Марк-Аврелий" приговорили мы с императором, а приговор привел в исполнение экипаж вашего эсминца. Вепов только подал сигнал, что команда "Сигны" покинула борт лайнера. Он не хотел, чтобы пострадали невинные люди...
   - А там, на лайнере собрались одни виноватые? - саркастично поинтересовался барбарианец. - Убийцы, грабители и насильники?
   - Что-то в этом роде... - не принял игру старик. - Например, очередной глава наших неофашистов, который пробовал получить поддержку на Барбарине.
   - Почему тогда лорд Ворт тоже оказался здесь? Почему не скрылся, как только убедился, что казнь свершилась? Почему согласился на этот идиотизм - трибунал?
   - Вот этого я не знаю, маршал, - даже забыв сделать очередной глоток, ответил Сан-Мамурра. - Наверное, ему еще что-то нужно в этой Богами забытой дыре...
   Бессонов уже хотел было поделиться с правителем Итали соображениями по поводу абсурда, в который превратил лорд Ворт саму идею космического сражения, но замер, уже открыв рот. Монитор прямой связи с командной палубой замигал тревожным красным, и, стоило маршалу разрешить доступ, вахтенный офицер доложил о появлении в секторе какого-то судна. Огромного, неопознанного, не отвечающего на запросы.
   - Готов сжевать стельки своих сапог, уважаемый принцепс, - дернув плечом в стиле лорда Ворта, воскликнул Бессонов, - если очень скоро мы не узнаем, чего же наш общий знакомый поджидал в этом Мусорном Пятне.
   Если ты прав, маршал, я с огромным удовольствием к тебе присоединюсь, - неожиданно пьяно хихикнул Сан-Мамурра. - Закуска уже приготовлена, осталось позаботиться о выпивке...
  
   13
  
   Центурион видел, как полковник Вепов смеется, какой он в пылу битвы и как разговаривает с пленными. Видел строгого командира и балагура, усталого и бодрого. Теперь италийцу довелось увидеть полковника испуганным.
   Впрочем, потом он подумал, что мог и ошибиться.
   - Ну, Максимус, - криво усмехнувшись, не отрывая глаз от тактического монитора, воскликнул Вепов. - Если мы победим этих тварей, быть тебе генералом. Иди в отсек к ежердам, приведи комендоров.
   - Давай связь с Бессоновым, - услышал центурион уже на пороге. Но это уже явно к нему не относилось, а за генеральское звание стоило и побегать.
   И снова Вепов обнаружил Бессонова в обществе принцепса Итали. Полковнику уже было все равно. Несколько минут назад он увидел на экране то, чего очень хотел бы не видеть никогда. И эта мигающая желтым точка на тактическом экране подразумевала под собой столько неприятностей, что Вепову было больше не до игр.
   - Слушай меня внимательно, маршал, - строго сказал полковник, глядя прямо в глаза Бессонову. - Это корабль эггонов. Как только их судно окажется в зоне досягаемости твоих орудий, немедленно атакуй! Все вопросы потом! И вот что еще! Очень скоро главный корабль выпустит несколько десятков тысяч спор-транспортов. ЭТО НЕ ЛОЖНЫЕ ЦЕЛИ! Как только увидишь, что цель разделилась, приготовь десантников к отражению попытки абордажа... Пусть комендоры сосредоточат огонь на одной цели, у этих тварей такая броня, что твоими пукалками ее очень тяжело будет пробить... Не вздумай выпускать истребители... И да помогут тебе Боги! Хотя и этого может оказаться мало...
   Экран потемнел. Бессонов подавил в себе желание протереть глаза и обернулся к Сан-Мамурре.
   - Ну и что Вы на это скажете?
   - Скажу, что у твоих стелек может оказаться отвратительный вкус... Делай, что он говорит, молодой человек. А там посмотрим...
   Тем временем центурион привел к подножию командирской подковы ежердских пушкарей.
   - Мы подключили, - лорд ткнул длинным жилистым пальцем в неряшливо разбросанные по рубке толстые жгуты кабелей, - орудия "Проворного" к системе наводки "Блистательного". Система еще не настроена. Как быстро вы сможете это сделать? Учтите, у всех нас не более получаса...
   - Почему ты думаешь, что кто-то из нас станет тебе помогать, Мясник? - брызгаясь ядовитой слюной, воскликнул один их пленных пушкарей.
   - Разве я прошу вас мне помогать? - поднял брови Вепов. - Я предлагаю спасти свои жизни!
   У распахнутой диафрагмы стали собираться штурмовики, те, что участвовали в абордажной атаке на эсминец. Многие из них, особенно офицеры, раньше держались несколько отстраненно от солдат переживших нападение "Блистательного". Но и они не могли пропустить мимо ушей восторженные рассказы бывших стражей бывшего пленника.
   - Там, - лорд махнул рукой в сторону тактического монитора, - появился корабль самого страшного, самого непримиримого Врага Человечества. Им все равно, ежерд ты или барбарианец, италиец или дениец. Они будут убивать тебя лишь за то, что ты - человек. Наши предки, когда-то очень давно, крепко надавали им под хвосты, когда те напали. Люди выжгли пару десятков их планет. Их города-гнезда были превращены в пыль, их цивилизация была отброшена в каменный век! Они не должны были вернуться никогда! Но эггоны вернулись, и теперь наш долг вернуть их в леса и пещеры...
   - Это все только слова... - просто сказал пожилой ежерд.
   - Да, - просто согласился лорд Ворт. - Это слова. Но, когда эти твари ворвутся в переходы "Проворного", ни у одного из нас больше не останется времени сказать хоть слово! Нужно будет либо драться, и победить, либо сомневаться и умереть...
   - А как они выглядят, эти егогоны, сэр? - по-детски непосредственно спросил дюжий десантник. - И знают ли они, как пахнут кулаки настоящих мужчин?!
   - Наконец-то, я слышу голос настоящего мужика! - смеясь, воскликнул Вепов. И, словно все только этого и ждали, несколько десятков мужчин и женщин в тесной командной рубке поверженного эсминца охотно его поддержали. Засмеялись даже некоторые ежерды.
   - Не думаю, что эггоны уже нюхали кулаки бравых десантников. Ни италийских легионеров, ни барбарианских штурмовиков. Я бы знал... И, если мы сейчас перестанем болтать, объединимся и начнем готовиться к битве, сможем здорово накрутить им хвосты!
   - Ура! - крикнул кто-то из барбариан, и все опять засмеялись.
   - Так какие они, милорд? - серьезно спросил центурион. У него совсем не было настроения веселиться. Уж он-то видел страх в глазах бравого полковника.
   - Они - страшнее самых страшных ваших ночных кошмаров, - тихо ответил лорд Ворт, и веселье разом стихло. - Они - воплощение ужаса и родные дети Смерти...
   - И Вы, сэр, предлагаете биться с ними, да еще и победить?!
   - Да.
   - Но как?
   - Их можно победить и я знаю как... Их уже побеждали... И еще! Эггоны, до дрожи в коленях, боятся людей!
   - И все-таки они дети самой Смерти? - недоверчиво покачал головой старший комендор. - Разве можно победить Ее?
   - Я знаю человека, который не раз обманывал Костлявую, - чуть улыбнулся Вепов.
   - И кто же это?
   - Я.
   Все заговорили одновременно. Недавние надзиратели в десяток голосов принялись заново пересказывать удивительную историю "как лорд Вепов-Ворт самолично перебил семерых киллеров, а потом"... Максимус, италийский лейтенант, пытаясь перекричать общий гам, отвечал на вопросы офицеров, ежерды пытались устроить совещание между собой.
   Полковник им не мешал. Его пальцы бегали по сенсорам компьютера визуального распознавания, пока на тактическом мониторе не появилось увеличенное изображение судна Врага. Внимательно изучив картинку, Вепов шумно выдохнул.
   - Бог не выдаст, свинья не съест, - словно забыв про окружающий бардак, пробормотал он. - Как говаривал мой приятель Мухаммад Иядзи Ибн Саурнабек...
   - У Вас удивительные друзья, - тоже тихо, тем не менее, заставив полковника вздрогнуть от неожиданности, произнес тот самый пожилой пленник. - Я даже не слышал, что у человека может быть такое странное имя... Впрочем, Ваши познания в ксенобиологии, тоже удивительны...
   - Это всего лишь скаут, - ткнув пальцем в монитор, сказал лорд Ворт. - Всего лишь их разведчик! Они обязательно нападут, не могут по-другому, но у нас есть реальный шанс их победить.
   - Вы звали нас в бой, не будучи уверенным в победе? - снова поразился ежерд.
   - Нам ни чего не остается. Не хотите же вы лечь на пол и ждать пока эти твари вас начнут жрать... Драться пришлось бы в любом случае, но со скаутом драться веселей, потому что его можно победить даже с тем, что у нас есть... При удачном стечении обстоятельств.
   - Неужели флагман барбарианского флота не в состоянии справиться с каким-то скаутом его... кого бы то ни было?
   - Садитесь за пульты и попробуйте пробить его броню, - вызывающе глядя прямо в глаза незадачливому убийце, воскликнул Вепов. - А потом обсудим то, что у вас получится. Идет?
   Шум да гам как-то сам собой утих. Те, что стояли у самого комингса, старались пыхтеть по тише, чтобы слышать говорящего в полголоса полковника.
   - Орудийные башни эсминцев изготавливаются на Древнем Ежерде! - задорно выкрикнул молодой комендор. - Наши орудия лучшие в мире!
   - Барбарианские эсминцы, чтоб ты знал, полностью скопированы с легких рейдеров Терранской империи, - спокойно ответил Вепов. - Даже у дивизиона таких кораблей не большой шанс одолеть разведчик яйцерожденных.
   - Когда мы поджарим яичницу, - высокомерно вскинув подбородок, от имени всех плененных ежердов заявил старший пушкарь, - не забудь передать привет земляшкам, Мясник!
   - Силовая защита у них не используется. Корпус покрыт желеобразным составом, который при температурах разогретой плазмы превращается в металлохтиновую диффузную броню...
   - Значит, будем бить в одну точку, пока скорлупа не треснет!
   Губы лорда растянулись так, что из под верхней губы выглянули клыки.
   - Да будет так, люди! Центурион, раздай стрелковое оружие остальным бойцам.
   - Все солдаты хорошо вооружены, милорд, - сделал вид, что не понял приказа, глядя во все глаза на то, как гордые ежерды рассаживаются за пульты, италиец.
   - Когда ящерицы придут поохотиться на людей, ВСЕ должны иметь возможность постоять за себя!
   Максимус пожал плечами, и отправился в арсенал. Он очень хотел стать генералом.
   - У тех наших братьев, кого ты приговорил на смерть, тоже была эта возможность? - автоматически, без большого воодушевления, спросил, тем не менее, не отрывая пальцев от пульта точной наводки, комендор.
   - Спроси это у старух на День, - так же автоматически ответил лорд и отвернулся.
   Ему еще предстояло поговорить с командирами абордажной команды. Но тут помог Бессонов:
   - Майору Эсперансэксу, капитанам Ван Дер Ролла и Абугабиэксу, перейти в подчинение полковника Эдри Ворта, - сухо сказал явно поддатый маршал, на несколько минут появившись на экране. И подмигнул.
   "Удачи, друг", - сказали его губы беззвучно. "Удачи, парень", - так же ответил Вепов.
   Колоссальный корабль врага приближался. Его уже было бы видно и без посредничества чутких сенсоров, будь на боевых звездолетах окна...
   - Сэр, "Штандарт" меняет ориентировку в пространстве, - скороговоркой выговорил оператор монитора локаторов. - Они поворачиваются к Врагу "спиной"...
   - Я не раз говорил, что Бессонов - гений, - обрадовался Ворт. - У него "на спине" излучатели главного калибра... Господи, что он делает?!!!
   Экран радара осветился множественными целями. Вопреки запрету маршал выпустил в пространство истребители.
   - Два полных крыла готовых трупов, - простонал полковник, глядя, как пылинки одноместных корабликов перестраиваются под брюхом материнского корабля в атакующие клинья.
   - Минута до огневого контакта, - запинаясь от волнения, выкрикнул барбарианский штурмовой лейтенант.
   - Когда цель разделится, продолжайте бить по главной, - прикоснулся к погону командира ежердских пушкарей полковник. - Я в коридорах. Постараюсь прикрыть ваши спины...
   Комендор не понял фразы на счет спин, но задумываться у него времени уже не было. Огромное, обвитое какими-то "лианами", сильно вытянутое яйцо вражеского корабля вползало в невидимую сферу возможной атаки.
   Коснулось...
   Задержалось на миг на самой границе...
   - Во Славу Ежерда! - гаркнул пушкарь. - Огонь! Утрем носы сопливым земляшкам!
   Лорд Ворт, уже мысленно похоронивший пилотов четырех сотен истребителей, занятый сооружением баррикад в коридорах двух сцепленных эсминцев, не видел, что маленькие кораблики не спешили бросаться в атаку. Перестроившись, они повисли в пространстве надежно прикрытые огромной тушей "Штандарта".
   Бой начал тандем "Проворный"-"Блистательный". Орудия изрыгнули светящиеся во тьме космоса пучки плазмы. Торпеды сорвались со стапелей, неся смерть и разрушение явившемуся из прошлого Врагу. Через миг жерла плазменных ускорителей материнского корабля поддержали младшего собрата.
   Огненные стрелы впивались корпус звездолета чужих и гасли. Ракеты расчерчивали Мир шлейфами реактивных факелов. "Яйцо" приближалось, несокрушимое, огромное, мерзкое в своей чужеродности.
   В какой-то момент Враг ответил. Когда показалась, что вот-вот, еще чуть-чуть. Еще пара залпов и органический панцирь космического чудовища треснет, прогорит, открывая вход ледяному холоду Великой Пустоты... Невидимые в безвоздушном пространстве лазерные лучи царапнули силовую броню "Штандарта". Затрещали конденсаторы, отводящие избыточную энергию с внешнего корпуса, и переполнились. Никогда раньше броня кораблей Барбарина не встречалась со столь высокими направленными энергиями.
   - Переключить цепи питания орудий на конденсаторы, - рявкнул в шелестящей тишине командной палубы Бессонов. - Непрерывный огонь! Не давайте щитам перегреться!
   Офицеры-энергетики переглянулись, но выполнили приказ.
   На судне-катамаране лорда Ворта с такой проблемой пока не сталкивались. Эггоны атаковали только "Штандарт", не считая связку эсминцев достойным противником.
   - Док Вашей яхты, принцепс, на безопасном участке корпуса, - стараясь говорить ровно, обратился Бессонов к старику. - Сейчас самое время уйти. Боюсь, что долго моим щитам не выстоять...
   - Я стар и уже не боюсь смерти, маршал! - угрюмо выдохнул Сан-Мамурра. - Только... дайте мне ружье. На всякий случай...
   - Вы слышали? - весело крикнул командир. - Вооружите новобранца!
   Тераватты энергии бичами хлестали призрачную защиту, стекались по силовым линиям к накопителям и снова устремлялись в космос в виде перегретой напряженной плазмы. Эггоны приближались.
   - Курсор наведения! - воскликнул маршал, в крайнем волнении хлопнув себя по лбу ладонью. - Если там, у Ворта, не кретины какие-нибудь, они поймут!
   Ежерды за пультами орудий "Проворного" вскричали в один голос. На компьютерном изображении заполонившего уже весь экран скаута Врага появилось пятно курсора единого наведения.
   - Давно пора, сучьи дети! - удовлетворенно выматерился комендор, перенацеливая башню главного калибра лидера. - Получай, пресмыкающееся!
   Инфракрасные сенсоры уже спустя минуту показали критический перегрев поверхности корпуса эггонов. Но хитиновая броня, опровергая законы сопротивления материалов, и не думала трескаться...
   - Торпеду им в пасть! - фальцетом пискнул молодой пушкарь. - Получай, получай, получай...
   Вепов так и не увидел то, чего даже и не надеялся увидеть. Как непробиваемый, выращенный целиком, покрытый защитным гелем, корпус лопнул, словно перезрелый плод и из внутренних помещений судна Врага факелом взметнулся язык сгорающего кислорода. Эггоны тут же перенесли огонь с о "Штандарта" на катамаран, щиты двух эсминцев вспыхнули, перегрелись и исчезли, но это было уже не то. Уже не та мощность, не тот напор. Половина лазерных излучателей Врага оказалось в пораженной зоне и больше не участвовало в бою...
   И тут, в точности, как лорд Ворт и предсказывал, скаут яйцерожденных выпустил целый рой челноков. Безо всякого построения, кто во что горазд, капсулы несущие алчущих крови людей чудовищ ринулись к человеческим островкам.
   - Ты не задумывался, откуда твой лорд так много знает об этих... тварях? - успел спросить принцепс в промежутке между очередной лазерной атакой и десантированием, когда, как ему показалось, Бессонов не был занят чем-то особо важным.
   Маршал не нашел время ответить. Он отправлял истребители в отчаянную атаку на капсулы Врага.
   - Так откуда, милорд, Вы так много знаете об эгогонах? - на миг отвлекшись от бессмысленного разглядывания коридора в визор прицела винтовки, спросил Максимус. - Они Вам прям, как родные...
   - Я уже с ними встречался... - выдохнул Вепов, поправляя импровизированную перевязь меча. - И не скажу, что мне это понравилось... Будь внимательнее!
   Словно судно натолкнулось на астероид, причем несколько раз подряд. Словно какой-то фантастически огромный мастер принялся забивать гвозди во внешнюю обшивку двух раненных эсминцев. Словно масло тончайшие острия абордажных капсул пробивали метровой толщины, крепчайший из придуманных человечеством сплавов.
   Технология прорыва эггонами была отработана в мельчайших подробностях. Острые мономолекулярные жала-навершия пробили корпус "Проворного", и тут же желе, стекшее с поверхности челноков загерметизировало новое отверстие. Нагретое от соприкосновения с твердой поверхностью лидера, все еще активное жало начало раздвигать сталепластовые плиты. Нагреваясь еще больше, раздвигая еще быстрее. Не прошло и пары минут, как отверстие оказалось достаточно большим, чтобы пропустить выпрыгнувшую в переход раненного звездолета тварь. Потом еще одну, и еще. И еще...
   - Огонь! - не дожидаясь приказа, рявкнул центурион.
   - Огонь, - крикнул безымянный герой в коридорах материнского корабля, тут же потеряв голову и жизнь в объятиях спустившейся с потолка инопланетной мрази.
   Конечно, истребители, в сумасшедшем рывке, сумели превратить в никому не нужные обломки несколько сотен керамически-хитиновых транспортов пока со скаута эггонов их не заметили и, огнем батарей, не заставили отступить за километровый корпус "Штандарта". Тем не менее, десятки тысяч капсул успели уткнуть носы в серо-стальную твердь материнского корабля и чудовища попали на верхнюю палубу.
   - Огонь! - вопили командиры, и погибали, зачастую даже не успев нажать на курок. За них мстили. Тела явившихся из ночных кошмаров монстров разлетались брызгами кипящей биомассы, но на место одной твари вставало две других...
   - Огонь! - или что-то в этом роде, орал, размахивая молнией меча, лорд Ворт, весь перемазанный слизью и кровью разорванных на куски десантников. - Огонь!
   Никогда прежде на памяти центуриона энергоячейки винтовок не разряжались так стремительно. Никогда прежде он не участвовал в сражении, которое шло одновременно везде. Сверху, справа, слева, сзади... Клыки, когти, в ярости выпученные глаза, вопящие рты, выстрелы, брызги, кровь, боль, Смерть, Долг... Минуты слились в один, непрерывный поток событий, каждое из которых могло стать причиной ранения, а то и гибели.
   Изредка, в куче из рук, оружия, оторванных членов, возникал искаженный образ полковника Вепова с кровавым мечом. Казалось, он одновременно везде и ни где конкретно. Как в легендах о древних героях, его поджарая фигура возникала там, где было хуже всего, и сразу становилось легче... Чуть-чуть легче...
   Ежерды стреляли. Пальцы сводило на сенсорах непрерывного огня. Ни кто уже даже не старался целиться, ни кто не смотрел на графики нагрева кожухов охлаждения ускорителей. И за спину они тоже старались не смотреть.
   Ошметки биомассы долетали даже до командирской подковы на главной палубе "Штандарта". Бессонов морщился, спихивал куски вниз и охрипшим голосом продолжал отдавать приказы. Иногда, краем глаза, он замечал яростно поливающего огнем в сторону входа старого италийца. И радовался, что тот еще жив...
   В воняющем горелой плотью коридоре "Проворного" грохнул одиночный выстрел, и все стихло. Центурион вдруг обнаружил, что стрелять больше не в кого.
   - Все что ли? - еле выговорил он обкусанными от волнения губами, и огляделся. - Как в Аду!
   - Это только первая атака, - прохрипел, возникший словно ниоткуда, лорд Ворт.
   - Что? Будет и вторая?
   - Не знаю, - честно признался полковник, опираясь на скользкий меч. - Ни кто еще не переживал и первой... Собери людей. Встретим гадов здесь...
   Бой стихал и под броней материнского корабля. Некоторые твари успели спрятаться где-то в самых глухих закоулках здоровенного корабля, но теперь перевес был на стороне людей. На охоту отправился спешно сформированный отряд.
   Бессонов вдруг сильно захотел сесть. Вдруг обнаружил, что колени свело от напряжения и даже просто держать равновесие стало трудно. Кресло было совсем рядом, но добраться до него маршал не успел. Шатаясь, подошел Сан-Мамурра и обессилено рухнул в обтянутое кожей сиденье.
   - Есть водка? - бесцеремонно поинтересовался принцепс Италийской республики.
   - Идите-ка Вы... в бар, - каркнул командир. - На мостике "сухой закон"...
   Он хотел еще что-то добавить, быть может, похвалить отчаянного старого вояку, и снова не успел. Пол ощутимо тряхнуло, и в ту же секунду женщина-офицер радарной группы закричала почти не человеческим голосом.
   Бессонов смотрел на обзорный экран и не верил своим глазам.
   Словно вор в открытую форточку, в мир трехмерной физики протискивался невероятно огромный круглый корабль. Маршалу показалось даже что это колоссальный диск, почему-то поставленный на ребро. И лишь потом, когда исполин явился полностью, и с его поверхности потекли в сторону скаута эггонов трассеры плазменных зарядов, командир разглядел его полностью. Фантастически большой боевой планетоид.
   - "Громобой"! - выдохнул старший ежердский комендор. - Надеюсь, эта сука, фон Дениц уже горит в Аду! Но, Святые Духи Предков, как же они вовремя!
   Через минуту линейный планетоид Терранской империи раздавил кораблик яйцерожденных, как сапог букашку.
  
   14
  
   В циклопических причальных доках "Громобоя" легко нашлось место для двух сцепленных эсминцев. "Штандарт" с планетоидом связал гибкий хобот-коридор. Со стороны он выглядел будто комар на спине гиппопотама...
   На причальной палубе гиганта Бессонова и Сан-Мамурру уже ждали. Почетный караул - пара десятков коммандос в угольно-черных экзоскелетах боевой брони. Какая-то женщина в незнакомого покроя мундире с какой-то саблей на боку и скалящийся в тридцать два зуба лорд Ворт.
   - Позвольте представить вам командира пятьдесят первого ударного флота Терранской Империи, генерал-лейтенанта леди Ольгу фон Дениц, - сказал Вепов, пожав руки гостям. - Капитана флагмана, дредноут-планетоида "Громобой".
   - Добро пожаловать на борт "Громобоя", господа, - низким грудным голосом поприветствовала женщина-генерал.
   Сан-Мамурра, в перемазанных слизью и кровью лохмотьях, критически осмотрел свое одеяние, и тут же гостям были предложены стол и кров.
   - У меня уже есть каюта... На "Штандарте"... - угрюмо буркнул Бессонов.
   - Жаль, - снова разулыбался Вепов. - Я хотел пригласить тебя в свои апартаменты...
   Маршал ни чего не понимал, отказывался понимать. Он легко допускал, что лорд Ворт лично знаком с командиром этого знаменитого по событиям на планете День супер звездолета. Но каюта!? Да еще апартаменты!!!
   - Пожалуй, теперь я представлю тебя, - сочувствующе разглядывая растерявшегося Бессонова, улыбнулась фон Дениц. - Это генерал-аншеф флота, субгенерал Имперской разведки, член Тайного Совета императора Улафа VI Эдриан лорд Ворт Эль Вепов ад День. Прошу любить и жаловать...
   Громко охнул правитель малюсенькой планетки на задворках человеческой Ойкумены.
  
   - Значит, меня клонировали? - веселился Вепов. - Да еще и неоднократно?
   - Ага! - похрюкивая в дно бокала с, о чудо! настоящим земным коньяком, согласился принцепс. - А как еще я мог объяснить эту Вашу непроходящую молодость?
   - Гибернаторы уже лет эдак пятьсот не используются, - сказала улыбающаяся Ольга, подливая божественный напиток маршалу. - Ваши эти... ежерды, на меня смотрят так, будто я из могилы поднялась! Как на День проказничать, так они герои! А как по зубам получать - "ведьма фон Дениц".
   - Гибернатор, он же криогенный слиппер, - тут же принялся рассказывать Ворт. - Это вроде холодильника. Ложишься, засыпаешь, тебя замораживают. Время идет - ты спишь. Молодой и красивый... Оленька вон лет пятнадцать проспала, вместе со всем экипажем...
   Бессонов почти не слушал. Разглядывал каюту. Хотя, по его мнению, эти шикарные апартаменты нельзя было называть каютой. Одна мебель из настоящего дерева, стоила, должно быть, умопомрачительно много. Барбарианец сидел на деревянном стуле и нежно поглаживал резную ножку. И испытывал что-то близкое к экстазу.
   - ...Эггоны появились в пограничных мирах примерно спустя семьдесят лет после исчезновения Конвикта, - между тем, привлекая внимание Бессонова, говорил лорд Ворт. - Мы считаем, что Планета-беглец показала им давно позабытую дорогу к человеческим поселениям... В одной системе, потом в другой стали болтаться их скауты, вроде того, с которым мы так удачно сражались...
   - Удачно?! - взвился пьяненький Сан-Мамурра. - Представляете?! Он говорит - удачно! Да ваша красавица попросту украла у нас победу!
   Бессонов не разделял оптимизм старого политикана, уж он-то точно знал, какой ценой была отбита атака. Но промолчал. И всерьез подумывал о том, как бы незаметно ущипнуть себя за ляжку. Чтоб убедиться, что не спит.
   - Вы - настоящие молодцы, - поддержала старика леди Ольга. - Использовать истребители против десантных капсул - вообще гениально!
   Маршал сдержано улыбнулся и впился ногтями себе под коленку.
   - Так вот, - продолжил Вепов. - Им удалось одержать несколько легких побед, пока весть о появлении Врага не долетела до Ома. И уже тамошние жрицы Бога Войны подняли тревогу. Человечеству грозит серьезная опасность!
   - Ох уж и опасность, - снова вмешался принцепс. - "Громобою" и минуты не понадобилось, чтобы с этими лягушками разделаться...
   - Это был всего лишь скаут, разведчик. К тому же - один, - возразила порозовевшая генеральша. - Окажись на его месте хотя бы эсминец, мы бы сейчас тут с вами не разговаривали... Тем более, кораблей класса "Громобой" всего два...
   - Вы же сказали, пятьдесят первый флот... - все-таки открыл рот Бессонов. Щипаться оказалось здорово больно.
   - Флот, - кивнула Ольга. - Остальные корабли конечно побольше барбарианских, но, все равно, на много меньше флагмана.
   - Человечество разобщено, - грустно констатировал Вепов. - Терранская империя - могучее государство, но земляне не могут защитить всех! Эггоны уже во всю хозяйничают там, где раньше безраздельно властвовали люди.
   - Но вы же пришли нам на помощь, - удивился маршал.
   - Это случайность, - сказал лорд Ворт.
   - Мы пришли за ним, - кивнула фон Дениц на Вепова. - Мы иногда выполняем его особые поручения...
   - Италийцы не были против? - пошутил барбарианец.
   - Против? - не поняла шутки женщина. - Италийская республика вошла на правах протектората в Терранскую империю. Разве уважаемый Сан-Мамурра Вам не сказал?
   Принцепс спрятал нос в бокал. Только хитрые глазки блестели поверх стекла.
   - Значит, все, что здесь произошло, лишь для того, чтобы земляне заполучили Италии? - осенило Бессонова.
   - Вы плохо знаете нашего общего друга, - вдруг весело засмеялась Ольга. - Итали?! Он присоединил к Империи еще и Барбарин с Фалангой. Две трети моего флота болтается на их орбитах. Ежерды пока думают, но когда эти... некрофобы вернутся домой и расскажут об эггонах...
   - Ты развалил наше государство, чтобы его могла по частям оккупировать Земля?! - не сдерживая более эмоции, вскричал маршал.
   - Я не завоеватель, - обиделся Вепов. - И это я создал ваше государство. Я создал, я и... И революцию эксов я организовал, и фалангийское подполье. Император двадцать лет ловил неуловимого Гийома Параво, а это тоже я...
   - Он собиратель камней, - хихикнула генеральша. - Занимается собирательством, так сказать...
   - Перестань, - серьезно попросил разведчик. - Я собираю людей. Только...
   - ...Все вместе мы сможем снова одолеть Врага, - уже во весь голос, почти басом засмеялась Ольга.
   - Новое правительство Барбарина само обратилось к Терре за защитой и покровительством, - почесал ногтем кончик носа лорд. - Потом Фаланга...
   - Но это же... - у Бессонова не хватало слов, - Это же так сложно! Все это организовать! У Вас должно быть много помощников?!
   - Он один за всех, - разобрал офицер сквозь смех генеральши. - Великий и Многоликий, лорд Ворт. Ты не знал? Он еще и Конвикт ищет. Мусорное Пятно по его гипотезе как раз и появилось в момент исчезновения Беглеца. Вектора совпадают. Он и встречу нам здесь назначил, чтобы иметь возможность самому в Мусоре покопаться...
   - Что делать? - развел руками Вепов. - Кто-то же должен...
   - Я знал. Я с самого начала знал, - прошептал маршал несуществующей армии ушедшего в Историю государства, и жадно припал к налитому до краев бокалу.
  
   В большой комнате было очень мало свободного места. Стены, с пола до потолка, были заставлены стеллажами с книгами. Отдельно стоял герметичный прозрачный шкаф-сейф с ветхими бумажными изданиями. С потолка свисал огромный галопроектор, подключенный к мощнейшему компьютеру. Умной машине вообще отводилось в кабинете столь важная роль, что невзрачный письменный стол примостился как-то бочком. Словно бедный родственник.
   В обширном, покрытом настоящей кожей кресле, закинув ноги на пыльный стол, поигрывая рукояткой древнего меча, сидел лорд Ворт. Сидел, и сквозь ресницы разглядывал крутящуюся под потолком галопроекцию Млечного Пути. Компьютер, время от времени чирикая и попискивая, дорисовывал в объемном изображении лишнюю черту. Великий и Ужасный лорд Собиратель камней ждал, когда машина закончит расчеты.
   Ввалившийся, задыхающийся от ярости Бессонов, сначала даже решил, что хозяин кабинета спит.
   - Ты! Ты! - вскричал барб генералу и замер, вдруг постеснявшись будить дремлющего человека.
   - Ну, я, - хмыкнул Ворт. - Кто ж еще?
   - Спишь, что ли? - глупо поинтересовался Бессонов.
   - Поспишь тут, - посетовал Вепов. - Бегают, кричат, бумагами трясут... Чего нашел?
   - Ты! Как ты мог?! - потрясая бумагами, гаркнул маршал в отставке.
   - Я талантливый, - усмехнулся генерал. - Много чего могу... Ну, что там у тебя?
   - Я нашел в корабельном компьютере досье! На себя! - взмахнув распечатками, заявил молодой офицер. - Я думал! А ты! Эх...
   - Ты думал, я случайно тебя выбрал, там, на "Штандарте"? - констатировал Ворт. - Потом нашел это досье и обиделся? Так, что ли?
   - А-а-а, - разочарованно махнул рукой Бессонов.
   - Понимаешь, Бессонов, - вяло теребя пальцами эфес, принялся объяснять генерал. - В моем плане было только одно тонкое место. Я организовал фалангийское подполье и тайную организацию эксов. Все было готово к перевороту, но было необходимо, чтобы флот, а желательно еще и Император, покинули пределы империи... Нужна была хорошая потасовка... А мне нужно было картографировать Мусорное Пятно. Видишь ли, я считаю, что облако астероидов появилось в момент исчезновения Конвикта... Впрочем, не важно... ...Так и появился вариант с небольшой драчкой... Пара выстрелов, и долгое выяснение кто кому первый нахамил... Меня устраивала ничья. Победа Барбарина - еще лучше. Но вот победа италийцев совершенно ни к чему была. Потому тебя и выбрал... Ну, тесты посмотрел, результаты учений...
   Компьютер хрюкал, сопел и шипел. Бессонов, чувствуя себя как-то неловко, мял в больших ладонях злополучный пластик с распечатками.
   - Спасибо, - сказал он, наконец.
   - Кушай с булочкой, - убирая ноги со стола, поворачиваясь к заканчивающей работу машине, ответил Ворт. - Сейчас-сейчас! Ну!!!
   Блестящая золотом нитка, словно стрела, пронзила галактику наискосок.
   - Ура! - заорал во всю мощь глотки лорд с планеты День. - Ура! Получилось!
   - Что? Что получилось-то? - озабоченно спросил бывший маршал, глядя на скачущего вокруг компьютера с обнаженным мечом обезумевшего Ворта.
   - Эврика! Конвикт! Я нашел вектор, по которому ушел Конвикт! Ура!!!
   - А еврика то тут причем? - качая головой, уточнил Бессонов.
   - Темен ты, друг, - остановился Вепов с поднятой для следующего скачка ногой. - Учится тебе надобно!
   Бессонов был счастлив. Наконец-то лорд назвал его тем, кем барбарианец так стремился быть. Другом...
  
   Эпилог
  
   Старший комендор, глядя в сторону, быстро протянул руку Вепову:
   - Спасибо.
   - Не за что...
   Ежерд пожал плечами и, сутулясь и вытирая ладонь о мундир, торопливо пошагал к атмосферному шлюзу "Блистательного". Взвыли сирены, вспыхнули красным табло, предупреждающие, что не защищенным скафандрами людям не место в причальном доке. Вскоре эсминец силовым лучом выпихнули в космос. Выжившие в столкновении с тварями люди спешили принести страшную весть на мирную планету. У Человека появился Враг!
   - Прости, - смущенно выговорил Вепов через пол часа у другого шлюза. Того, что связывал "Штандарт" с "Громобоем". - Я хотел проводить тебя до Барбарина... Появилось неотложное дело...
   - Что-то серьезное?
   - Да. Очень, - и вдруг лорд вспылил, - Собираешь их козлов, собираешь. А они так и норовят разобраться... Улаф VI умер. Я говорил, он уже очень стар был... Наследник пропал. Все ищут и безуспешно... Еще какой-то вонючий Генеральный Штаб выискался!
   - Приключения продолжаются? - хмыкнул офицер.
   - В гробу бы я видел такие приключения, - отмахнулся Вепов. - В белых тапочках...
   - Знаешь... - вдруг сказал Бессонов. - Возьми меня с собой?
   - С удовольствием! - искренне обрадовался лорд. - С огромным удовольствием! Эй, генерал! Зачисляй на довольствие новобранца... Лейтенант тактического планирования Бессонов.
   - Пошли, лейтенант, подберем тебе форму по Уставу, - мучащаяся похмельем фон Дениц еще находила в себе силы шутить. - Нечего по моему кораблю в этаком то виде шляться...
   - Да, сэр... мэм, - обрадовался Бессонов. - Так точно, мэм. И, спасибо, милорд.
   Первой ушла яхта Сан-Мамурры, увозя принцепса и его нового советника по юстиции - мастера Гладиуса.
   "Штандарт" исчез. Вскоре закончил разгон и пропал из физического мира и планетоид "Громобой". Только астероиды Мусорного Пятна да обломки нескольких гордых боевых звездолетов продолжали свой, теперь уже вечный, путь вокруг безымянного светила на границе теперь уже Терранской империи.
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Леший "Леший. Путь проклятых." (Боевое фэнтези) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | В.Фарг "Кровь Дракона. Новый рассвет" (Боевое фэнтези) | | С.Казакова "Позволь мне выбрать 2" (Любовное фэнтези) | | А.Синецкий "Титько-комп" (Научная фантастика) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"