Дай Андрей: другие произведения.

Вторжение в Ад

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.21*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение и окончание истории начатой в Ом Свасти.


   Андрей Дай
  
   ВТОРЖЕНИЕ В АД
   Роман /8 п.л./
  
   1
   ИГРЫ НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ
  
   Далеко, далеко. Так далеко, что свет оттуда достигает Земли спустя сотни тысяч человеческих жизней. Там, где звезды сплетают венки незнакомых созвездий в призрачную мишуру новогодних украшений, а пыль в свете чужих солнц сияет не хуже бриллиантов. Там, где спрятаны самые невероятные, пугающие, желанные, ужасные и самые восхитительнейшие чудеса на свете. Там, где человеку ни кто не рад, и великие творения рук человеческих, чудеса технологии - это не более чем жалкий спасательный круг в бушующем штормовым безумием великом океане Вселенной. И от этого, в этом месте Человеку больше внимания, ибо ни кто более не отправляется в опасное плавание на спасательном круге...
   Там, где сама Земля всего лишь мнение отдельно взятого существа с относительно развитым интеллектом. В том месте, которое не может существовать ни на одной карте, даже самой удивительной. В окружении облаков из солнц и туч из галактик, крохотный, как микроорганизм на заднице у бронтозавра - Космоса, мчался огромный межзвездный крейсер с несколькими тысячами слабеньких человечков под тоненькой скорлупой внешней обшивки. Все шлюзы корабля с громким именем "Капитаньи" были открыты. В длинных извилистых коридорах гуляли звездные ветры. На решетках вентиляции висели сосульки замороженного кислорода. И можно было подумать, что звездолет брошен или вся команда погибла, столкнувшись с одной из тридцати трех миллионов несчастий Большого Космоса. Но под покрытыми изморозью стеклопластовыми колпаками камер - кроватей, в анабиозе мирно сопели отъявленные негодяи, хорошие парни, бухгалтеры, убийцы, дети, инженеры, астронавигаторы, медики и прочие представители пере приматов. В общем - славные сыны Человечества. Звездолет карабкался меж холмов и каньонов Гипермира, драгоценный кислород был упрятан в емкости, люки открыты. Гипердрайв, даже, по мнению склонных к паранойе человеков, - самое безопасное место во Вселенной.
   А в самой середине "Капитаньи", в том месте, где сходятся в одно миллионы километров электрических проводов, где располагался гигантский мозг звездолета, в малюсенькой ни как не украшенной и не оборудованной элементарными удобствами каюте, в снежно-белом коконе слипера лежала Юлька. Лежала и разговаривала с единственным другом - компьютером Элсус-2000.
   - Понимаешь, Эл, - рассуждала Юлька, - Богдан ведь катана, то есть человек не нашего круга. Его предки еще десять лет назад пачкали ботинки на Земле, а Сыртовы поселились на Марсе еще до завершения терраформирования. Это было так давно, что даже дедушка Фил уже не помнит...
   - Ты хочешь знать точную дату завершения терраформирования Сол-4? - любезно отозвался компьютер, как только девушка умолкла на миг.
   - Да нафига она мне сдалась?! - бесцеремонно отвергла Юлька предложение друга. - Я и сама знаю, что очень давно. Вот видишь.., а Богдан...
   - Он человек, как и ты, - напомнил или, может быть, просто отметил свое присутствие главный мозг звездолета.
   - Да конечно. Он человек. Но ведь он катана! Марс - планета для сидеров, для нас, первых! Катана допущены на красную землю только чтобы служить нам.
   - Я сделан, чтобы служить тебе, Юлька Сыртова, - подвел итог Элсус. - Значит ли это, что я катана и ты не можешь считать меня своим другом?
   Спор неизвестно о чем шел уже не первый стандартный год и компьютеру, уже который раз, удавалось поставить хозяйку в тупик.
   - Ты не человек, - угрюмо молвила, наконец, гиперпилот Юлька. - А значит, не можешь быть ни катана, ни сидером. Ты компьютер и ты мой друг.
   - Хорошо, - Эл решил подступиться к проблеме, которая мучила пилота на протяжении всего полета с другой стороны. - Допустим, что ты встретила Богдана здесь, на этом корабле. Ты не сидер, а он не катана. "Капитаньи" - это не Марс. Теперь вы смогли бы стать друзьями?
   - Да, хитрая бестия! - воскликнула в отчаянии девушка.
   - Так ли нужно было сдавать его стражам? Ты же знала, что его ждет! - тихо, очень и очень осторожно выговорил Эл.
   - Отстань, - всхлипнула Юлька, - без тебя тошно.
   - "Диких собак" поставить? Я их новый хит поймал во время последнего всплытия для ориентации, - с энтузиазмом предложил компьютер спустя миллион тактов его главного процессора, пытаясь как-то загладить причиненные страдания.
   - И семь месяцев молчал?! - обличающе вскричала пилот. - Ах, какие они замечательные.., а солист их, Ной Искариот - просто душу вынимает своим слабеньким сиплым голоском. А как он здорово в такт музыке не попадает!..
   - Так я включаю?! - не совсем уверенно снова поинтересовался Элсус. - Вывести визуальное изображение?
   - Ты еще спрашиваешь? - взъярилась Юлька.
   Компьютер, с уровнем интеллекта не уступающем человеческому и поэтому тоже обладающий способностью скучать, дабы чем-то занять себя пока девушка слушала и смотрела выступление любимой музыкальной команды, миллиард первый раз проверил все системы корабля и функционирование анабиозных камер спящих пассажиров. Четырех минутный клип едва достиг апогея, а Элсус уже закончил проверку. Несколько секунд громыхающей музыки, Юлькину любовь к которой, главный мозг корабля не разделял, убедили его начать сверку курсов звездолета. До Новой Океании оставалось не более одной двухсотой пути, и точность курса была немаловажна.
   По боковым вспомогательным галоэкранам в коконе человека пробежали столбцы цифр, чего требовала инструкция и отвергал здравый смысл. Ни один, даже самый подготовленный и талантливый человек не в состоянии был бы поспеть за скоростью счета суперкомпьютера. Даже сидер Юлька, выросшая вместе с Элсусом-2000 и с рождения имевшая имплантированные разъемы прямой связи с машиной, могла отметить лишь ключевые моменты математических операций.
   Курс был оптимален и Эл был доволен. Для полного его успокоения мешали только не вполне надежные данные по "свободному полю" - тому месту в пространстве, где "Капитаньи" должен будет выйти из гипердрайва и начать торможение. Дальние сенсоры показывали, что место занято каким-то другим телом, слегка искажающим знакомую по картам картину гравитационных волн. Эл попытался просчитать вероятность столкновения и получил исчезающе малое значение, но и оно внушало опасения у запрограммированного на использование точных чисел мозга. Элсус перепроверил данные и вновь получил тот же результат. Компьютеру пришлось признать, что без совета Юльки он решение принять не в состоянии. И это его несколько удивило. Ничего подобного с ним раньше не случалось. Супер мозгу пришлось ждать несколько секунд, пока музыкальный клип кончится, и Юлька сможет адекватно реагировать на не слишком приятную новость. За это время "Капитаньи" преодолел с десяток сотен миллионов километров.
   - Уф, - выдохнула девушка, когда изображение на экране погасло. - Они стали еще лучше...
   - Я проверил курс, - ровно произнес Эл.
   - Молодец, - как само собой разумеющееся похвалила Юлька.
   - У нас не все в порядке...
   - И ты так спокойно об этом говоришь? - с тревогой в голосе, воскликнула пилот. - Мы сильно отклонились? Снова неполадки в одиннадцатом силовом блоке? Как сильно потребовалось корректировать?
   - Нет, нет, ни сколько, - с расстановкой ответил Эл сразу на три вопроса.
   - Перестань! - строго выговорила пилот. - Отвечай по человечески.
   Эл прогнал по цепям варианты решения четырехмерного гиперуравнения чтобы как-то успокоить разбушевавшиеся электроны, и подключил специальный блок программ алогичного синтаксиса.
   - О, Юлька. Корабль наш не отклонил от курса.
   И блок противный нам не помешает боле.
   Коррекция осталась не у дел...
   - Ну, ты... - девушка задохнулась от гнева. - Стихоплет!
   - Тебе не понравилось, - констатировал в притворной грусти Эл.
   Теперь пришло время Юльки брать себя в руки.
   - Да ладно тебе дуться, - примиряюще сказала пилот. - Я поняла. Рассказывай, чего там с курсом.
   - Тебе не понравились мои стихи! - выкрикнул Элсус.
   - Прошу прощения, Эл, - поспешно отозвалась хозяйка.
   - Да-а-а ла-а-адно, забудь, - запанибратски, как бы отмахнулся компьютер. - Я проверял курс и обнаружил, что существует значительная вероятность столкновения с не опознанным объектом в точке "свободного поля".
   - Достоверность данных? - переходя на деловой тон, вопросила пилот. - На чем ты основывал выводы?
   - Тебе прийдется посмотреть на это самой.
   Девушка вздохнула, зябко передернула плечами и промолвила:
   - Придется... Погружай.
   Юлька не любила виртуальный мир. Тем более созданный специально для нее Элом. Ей всегда казалось, что погрузившись, она проникает во внутренности Суперкомпьютера. Казалось, что она вмешивается "во внутренние" дела своего друга так, как если бы он проник во внутрь ее собственного тела.
   Это отношение к виртуальному миру не было характерно, ни для марсианских сидеров, ни для каких-либо других виртуалов. При поступлении в сверх секретную школу гиперпилотов Юлька, как представитель расы сидеров, не проходила тест на совместимость с искусственным интеллектом. Ей имплантировали сотню разъемов, познакомили с Элом и она стала звездолетчиком...
   Это "выглядит" так, словно снова открываешь глаза. Вот, только что перед тобой был один мир, одно окружение, и, спустя секунду - уже другой. Из тесной, но уютной капсулы кокона-пульта, в мгновение ока, Юлька оказалась на глиняном бережку небольшого озерца. Два солнца, слепяще-белое и багрово-красное, торжественно выписывали кренделя в сине-зеленом небе. Стебли узловатого тростника отбрасывали на лазурную гладь воды по две тени. Лепешки распластанных по озеру цветов медленно дрейфовали, гонимые слабым теплым ветерком. У самого берега, из-под обрывчика величиной с полметра, на краю которого пилот оказалась, бил крохотный родник. Розовые песчинки весело играли в этом настырном ключе.
   - Что это за мир? - сказала Юлька.
   - Не знаю, - пошевелив лепестками, произнесла кувшинка. - Я еще не назвал его.
   - Перестань, - поморщилась девушка, чувствуя себя еще более неуютно оттого, что попала в вовсе незнакомое место. - Стань человеком.
   Покрытый алым лишайником камень, валявшийся прежде в трех шагах от Юльки, вытянулся вверх, и постепенно из него сформировалась человеческая фигура. Лишайник стал волосами и одеждой. Ярко-рыжий мужчина в алом, облегающем тело, комбинезоне выглядел непривычно и, может быть даже комично, но девушке было не до смеха. Ей хотелось как можно скорее выяснить причину беспокойства Элсуса и вернуться в знакомую обстановку кокона.
   - Ты знаешь, - снова начал умничать Супермозг. - У меня такое впечатление, словно я и не придумывал эту планету. Словно я, только возымел охоту создать нечто, а двигал электроны по проводам уже некто иной... С тобой такое бывает?
   - Ты имеешь в виду электроны по проводам?
   Голос Эла доносился откуда-то снизу, из-под ног обернувшегося в человека камня. Юлька не могла заставить себя не только внимательно слушать разглагольствование компьютера, но даже и смотреть в его сторону. Для пилота добрый и хороший друг все еще был везде вокруг, а камень остался камнем.
   - Нет, я имею в виду кажущееся присутствие кого-то... Какого-то... У меня в словаре нет определения этому явлению. Хотя, наверное, должно. Ведь люди часто с этим сталкиваются, не так ли?
   - Некоторые это называют вдохновением.., - вяло отозвалась девушка, внезапно осознав, что пока Эл не закончит, ей из этого странного места не выбраться.
   - Вдохновение... - словно эхо повторил Эл. - Это такое... человеческое слово... Что-то связанное с душой...
   - Давай займемся делом, - без большой надежды, что компьютер послушается, предложила Юлька. - Планета прекрасна, но я сидер и люблю Марс.
   - Странно, но именно Марс я и пытался создать... - несколько озадаченно выговорил компьютер. - А получилось это...
   - Не горюй, - поспешила успокоить друга девушка. - Мне это место нравится... Так что там за проблема со "свободным полем"?
   - Нужно будет потом это хорошенько обдумать! - заявил Эл.
   Юлька не успела ни как отреагировать на, ни к чему не относящееся, последнее высказывание Элсуса. Родник у ее ног неожиданно потемнел, из берега в бесконечную глубину вытянулись светло-зеленые нити паутины координат. Звезды, на фоне которых несся через Великую Пустоту "Капитаньи", Элсус отметил бледными голубыми пятнами.
   - Не верь глазам своим... - подбадривая себя, пробормотала девушка, встала на колени и решительно окунула голову в "воду". Теперь она смотрела прямо в космос, вперед по курсу звездолета. Так, словно и не было нарисованного Элом виртуального мира, словно она, человек, сидер Юлька Сыртова, впередсмотрящим торчала из корабля.
   Хотя конечно, это было не совсем то же самое. И девушка вполне осознавала отличия. Ее даже это несколько всегда угнетало, но по сравнению с общим состоянием неуверенности в себе от присутствия в чреве друга, неполноценность космоса была сущим пустяком. Юлька всегда хотела по настоящему, пусть даже и в неудобном скафандре, выйти на поверхность внешней обшивки "Капитаньи" и посмотреть на звезды. На холмы и овраги гипердрайва. Почувствовать всю мощь и бесконечность Вселенной... А тут...
   Юлька, забыв про возможность наглотаться нарисованной воды, глубоко вздохнула, и подвинула перспективу лежащего впереди пути к себе ближе.
   - Уменьши масштаб, - попросила она, после нескольких попыток сделать это самой.
   Паутина от обширной, всеохватывающей воронки сузилась до толщины бутылочного горлышка. Пилот поморщилась, хотя понимала, что в таком виде она может найти причину беспокойства Эла гораздо быстрее.
   Распихивая руками триллионы километров пространства, сидер унеслась далеко вперед. Туда, где "Капитаньи" будет только спустя многие часы полета. Туда, где начиналось долгожданное "свободное поле". Место, где кончается ее работа.
   Юлька отметила боковым зрением, что теперь курс корабля сильно изменился. Звездные скопления больше не выстраивались в пологую дугу поперек курса, а спустились куда-то вниз, изображая, скорее, длинный нижний плавник гигантской рыбины. Пилот про себя решила проверить курсовую ведомость после и вернулась к "свободному полю".
   Там действительно что-то было. Сеть из силовых линий гравитационных полей была искажена слабеньким всплеском посторонней энергии. Сидер выделила нужный участок, приказала Элу его увеличить и сравнить с имеющейся в библиотеке картотекой известных человечеству типов межзвездных кораблей. Юлька была почему-то уверенна, что Эл таких типов судов не найдет. Иначе...
   "Иначе, - подумала, неожиданно для себя самой, девушка, - этот звездолет достоин уничтожения! "Свободное поле" Новой Океании - не подходящее место для шатающихся, где вздумается, капитанов. Всего один залп носовых торпед и пират будет наказан!"
   Юлька поспешила вынуть голову из озерца. Силуэт Элсуса - человека расплывался - компьютер был занят проверкой картотеки и не особенно следил за своим виртуальным образом. Информации для принятия решения не хватало, да пилот и не торопилась. В запасе было еще уйма времени.
   Девушка откинулась на спину и принялась смотреть на неспешно ползущие по небу "облака". И, может быть, даже слегка задремала, потому что точно не слышала, как неведомый, похожий одновременно и на щенка и на котенка, звереныш подобрался к ее щеке. От прикосновения грубой упругой шерсти зверька Юлька вздрогнула и села.
   - Это еще что такое... - непонимающе протянула она, оглядываясь.
   Юлька была абсолютно уверена, что всего несколько секунд назад ее коснулось по настоящему живое существо. Между тем, как она не вертелась, как не вглядывалась в глубь пульсирующих ритмом ветра кустов, как не выискивала в расплывчатом силуэте работающего Эла намек на шутку, ни единой живой души кроме ее самой рядом не было.
   - Элсус, что за дурацкие шутки! - на всякий случай воскликнула она. - Занимайся своим делом.
   Юлька снова легла на спину, но вновь отдаться спокойствию чужого неба не смогла. Любое дуновение ветерка, шевеление травинки или шелест листьев вызывали ее беспокойство и она, силясь объяснить загадку, начинала конвульсивно крутить головой. Девушка уже совершенно забыла, что, по сути, находится внутри искусственно созданного лишь в ее мозгу мира. Присутствие на этой безвестной планете даже тени опасности вызвало в ее душе самую настоящую панику.
   - Да появись ты, - наконец обессилено проговорила Юлька, едва шевеля губами. - Я ни чего тебе не сделаю...
   В мире, который даже менее реален чем сон, нельзя ни чему поражаться. Юлька и не удивилась, когда безобидный глиняный холмик стянулся сначала в один серо-зелено-желтый комочек, а потом расправился и превратился в милейшего детеныша неведомой зверюшки.
   - Ой, какое чудо! - пискнула Юлька.
   Зверек оскалил тройной ряд малюсеньких остреньких зубчиков, издал какой-то звук вроде: "ок-ка-ко-чу..." и перекувырнулся через спину с легкостью насекомого. Девушка подхватила его на руки, едва незнакомец снова встал на аккуратненькие лапки, и осторожно прижала к груди.
   - Откуда же ты взялся, - восторженно, продолжая тормошить зверька, воскликнула пилот. - Как же тебя зовут!? Эл, как его зовут?
   Супермозг продолжал просматривать и анализировать бесконечный ряд данных о всех известных людям типах межзвездных кораблей, поэтому на призывы хозяйки не отзывался. Впрочем, его вмешательства и не понадобилось.
   - Гурл-Хи, - совершенно членораздельно вдруг выговорил зверек. - Гурл-Хи - его зову-у-т. Чудо какое?
   Теперь розовенькие десны Гурл-Хи украшал ровный ряд совершенно не страшных плоских кругленьких зубиков. Только Юлька этого превращения не заметила.
   Девушка не заметила не только исчезновение плотоядных зубов. Вне ее внимания осталось и то, что занятый своим делом Эл, не имел возможности даже поддерживать разговор со своей хозяйкой. Что уж говорить о создании такого сложного виртуального существа, как Гурл-Хи. Зверек просто не должен был существовать!
   Но даже если допустить невероятное - Элсус-2000 смог создать виртуальный объект со способностями к членораздельной речи и сложному морфингу. Как же тогда объяснить то обстоятельство, что Гурл-Хи не знал интерлинк? С какого языка и как переводится имя этого зверька?
   Впрочем, Юльке было все равно. Она совершенно искренне радовалась зверьку, беспрестанно его тормошила, затевала новые забавы. Незнакомое существо терпеливо все сносило, и разговаривать больше не пробовало. Однако весьма внимательно прислушивалось к счастливому лепету девушки.
   Эл, закончивший процедуру опознания чужого корабля занявшего "свободное поле" "Капитаньи", к неудовольствию Юльки идиллию нарушил.
   - Корабля с такими характеристиками в моих банках памяти нет, - уверенно заявил Супермозг, снова начав контролировать свой виртуальный образ. - Смена курса с целью изменения координат "свободного поля" будет стоить нам трех с четвертью процентов топлива.
   Юлька, новая игрушка которой просочилась сквозь пальцы и исчезла в траве при появлении Эла, надула губки и открыла было рот чтобы потребовать от друга возвращения Гурл-Хи. Но вместо этого, неожиданно для самой себя проговорила:
   - Кто не с нами, тот против нас. Чужак занял наше место и должен быть наказан.
   Бесконечное блаженство испытала девушка, выговорив чужие слова и закрыв рот. Она чувствовала одновременно гордость от своей смелости и восторг ощущения безграничной свободы. Такой воли, Воли с большой буквы, за которой всюду гонимые сидеры умчались на негостеприимный Марс. Юлька словно вдруг поняла, что она, только она настоящий властелин тысяч пассажиров этого межзвездного крейсера. Что только от нее зависит их здоровье и, быть может, даже жизнь.
   "Нет, нет, - поспешила сказать Юлька сама себе. - Они люди, как и я сама. И я не собираюсь причинять им вред. Но они должны признать, что главный здесь - я".
   - И уж конечно, мы, люди владеем Галактикой. А значит, чужак должен уступить нам место, - закончила пилот свою мысль уже вслух. - Курс должны поменять они, а не мы.
   Юлька замолчала, оглянулась в поисках Гурл-Хи и, поняв, что зверек не появится в присутствии Эла, раздраженно выговорила:
   - И вытащи меня из этого мира. Я устала от него.
   Через миг ее уже окружали знакомые экраны и сигнальные огоньки кокона. Впервые за долгие годы общения с компьютером, Юлька не почувствовала радости от возвращения в реальный мир. Словно неведомый зверь оставил у себя частицу ее сердца. Там, на нарисованной планете с двумя солнцами.
   - Ты почему-то сердишься на меня, - вдруг сказал, напомнив о себе, Эл. - Тебе снова не понравилась? Или я допустил какую-то ошибку?
   - Отстань, - обессилено буркнула Юлька. - Нормальный мир... Даже можешь сохранить его для меня. Может быть, я захочу туда вернуться... А сейчас я хочу спать!
   Девушка действительно закрыла глаза и вскоре уснула. А Элсус принялся анализировать последние события в попытке объяснить необычное поведение хозяйки. Больше ему заняться было нечем, все системы "Капитаньи" работали безупречно, а с решением проблемы занятого "свободного поля" можно было подождать.
   Элсус - это всего лишь компьютер, хоть и очень хороший. Поэтому ко всему Эл подходил с присущей машинам тщательностью. Первым делом Супер мозг решил проверить, не повлиял ли последний, нарисованный им для Юльки, мир на ее состояние. Решение было обоснованно великим событием - впервые за весь полет хозяйка попросила сохранить для нее виртуальный образ! Тот, что Эл создал с "вдохновением".
   Вскоре компьютер выяснил, что физико-астрономические характеристики мира с двумя солнцами не совершенны, не в точности повинуются законам движения космических тел. Это могло значить одно из двух - либо Эл ошибся, чего попросту не могло быть, либо мир безотчетно им был срисован с реально существующего. Компьютеры не наделены гордостью, поэтому на всякий случай Эл проверил исправность всей своих систем. Отметив немного большее наполнение блоков памяти, чем это можно было объяснить, мозг поломок не обнаружил. И немедленно взялся за поиск характеристик планеты в своей картотеке.
   Юлька едва-едва закончила смотреть свой первый сон, а Эл уже знал, что нарисованный им мир человечеству не известен. Спектр пары солнц неведомого мира совпадал со спектром двойной звезды в созвездии Скорпиона, расстояние до которой было слишком велико. Ни один корабль с Земли или колоний так далеко еще не залетал.
   Элсус решил, что ошибка скрывается в его же системах самоконтроля, и принялся за тестирование. Ему очень хотелось найти сбой и, соответственно, решение загадки. Но его желанию не суждено было осуществиться. Все в его "требухе" было в полном порядке...
   Тогда, чтобы защититься от парадоксальной задачи, компьютер был вынужден задействовать пакет программ алогичного анализа. Это спасло его рассудок от самоуничтожения, но существенно увеличило время решения. Не сказать, чтобы Элсус торопился. Совершая, даже в "усеченном" виде около триллиона триллионов операций, компьютер вполне был способен найти разгадку к тому моменту, как Юлька проснется. Пока хозяйка будет в забытьи, звездный крейсер пробьет килопарсек пространства. И все-таки Юлька - это единственное на "Капитаньи", что Эл не в состоянии был контролировать.
   И Супермозг начал кропотливую, но обреченную на успех работу - побитовую проверку собственной памяти. Эл был уверен, что в любом случае, исправен ли он, или в системы прокрался паразитирующий вирус, используя такой метод ошибиться невозможно.
   А Юлька видела странный сон. Перед ее внутренним взором проносились неведомые миры, планеты и целые звездные скопления. Руины нечеловеческих городов. Строения, окутанные хищными языками пламени и клочьями жирного дыма. Трупы оскалившихся в предсмертной агонии рептилоидов и сотни тысяч торжествующих, резвящихся на адских пустошах испепеленных миров, демонических существ. Страшные, клыкастые, шипастые твари рвали трупы уже давно мертвых врагов, подкидывали гниющие органы в воздух и при этом все время менялись. Шипы втягивались внутрь и вылезали сквозь густой мех в другом месте. На месте передних лап появлялись конечности с пальцами, чтоб было удобнее разрывать рептилоидов на части...
   Чувство омерзения должно было охватить спящую девушку. Вместо этого она испытывала не меньший восторг, чем у демонов Апокалипсиса. Ее сознание словно растроилось. Она, Юлька Сыртова, корчилась от ужаса, отвращения и недоумения. И ее же сердце вопило от безграничного счастья, от уверенности, что эта Победа, Победа с большой буквы, окончательная и бесповоротная. Что война окончена и теперь наступит время Мира... Еще одна, третья, Юлька, холодно, с изрядной долей жалости к этим совершенным, обладающим способностью бесконечно изменятся, машинам для убийства смотрела на пир Смерти со стороны и знала. Знала, что пройдет совсем немного времени и от всех этих смертоносных, проклинаемых гибнущим врагом существ останется лишь одна крохотная куколка. Яйцо, которое, случись новой войне, и человечество окажется на грани полного уничтожения, согреет в ласковых ладонях хрупкая девушка. Откроет все семь заклятых печатей и освободит запертого в ковчеге Зверя Войны...
   Гиперпилот пробудилась вся в поту. Ей пришлось наполнить кокон чуть подогретой водой с синтетическим моющим средством и привести тело в порядок. Сидеры всегда славились своей чистоплотностью.
   И только потом Юлька обратила внимание на дежурный пульт Эла светящийся тревожными оранжевыми огнями. Ей нужно было что-то делать, причем немедленно, да только впечатление, остатки чужеродной мудрости и осколки нечеловеческого восторга, все еще занимали ее мозг. Только Человечество важнее всего, только чужие - главная беда!
   Пилот вяло потянулась и набрала на укрытой под главным экраном клавиатуре запрос контрольному отделению Элсуса: "последняя решаемая задача". Ответ поступил незамедлительно: "глубинный поиск причины изменения реакции Юлии Сыртовой на виртуальный мир N....., опознание сущности виртуального образа с именем Гурл-Хи".
   - Снять задачу, - немедленно воскликнула Юлька.
   Перед ее мысленным взором снова появились поверженные рептилоиды и глумливое веселье страшных, смертельноопасных для нелюдей, Гурл-Хи.
   "Откуда он здесь, Господи, - пронеслось в голове хозяйки крейсера. - Неужели снова..."
   Сердце девушки забилось в сумасшедшем ритме ее любимых мелодий. Фантазии переплетались со снами. Предположения, одно ужаснее другого, теснились в ее голове. Она представила на миг бесчисленные армады инопланетных устрашающего вида звездолетов, рушащиеся города людей, трупы на улицах... И Зверь вылезающий из яйца. Страшное, самое совершенное оружие придуманное человеком...
   - Извини, - неожиданно, что Юлька даже вздрогнула, проговорил Эл. - Я увлекся. Но задача оказалась сложнее, чем я мог подумать.
   - Ты даже не представляешь насколько, - пробормотала пилот.
   Не слишком-то она и радовалась, что ее лучший и единственный друг тоже теперь влез в эти проблемы. Но ей, как любому другому человеку в таком положении, необходимо было с кем-то обсудить эту тему. И Эл, самостоятельно докопавшийся до сути, избавил девушку от терзаний.
   - Я так понимаю, - не слишком решительно, произнес компьютер, - тебе удалось узнать несколько больше чем мне.
   - Да, - согласилась Юлька, - немного больше.
   - Ты не хочешь рассказать мне?
   - Нет. Давай займемся "свободным полем". Мне кажется, Гурл-Хи появился в виртуальном пространстве "Капитаньи" из-за чужого корабля. Быть может, Зверь хочет чтобы мы уничтожили вражеский корабль...
   Эл не знал, что ему отвечать и поэтому промолчал. Управление огневой мощью "Капитаньи" было вне его компетенции, и он не представлял себе, как можно воевать без применения оружия.
   - Наверное, мне придется снова посетить последний виртуальный мир, - горестно вздохнула пилот. - Если Он еще там, я спрошу, что нам делать. После мы это обсудим и примем решение.
   Эл снова промолчал. Юлька не спрашивала, да и не могла спросить его мнение в вопросах военных действий. Согласно присущей машинам логике, любое применение человеком силы против другого человека - нецелесообразно, так как может вызвать ответный удар с непредсказуемыми последствиями. Наученный ставить жизнь хозяев превыше всего, Эл не мог понять нелогичное поведение людей в этом вопросе.
   Однако супермозг внутренне согласился с хозяйкой, что встреча с неведомым вирусом необходима. Хотя бы для того, чтобы выявить его месторасположение, оценить его мощь и выработать методы противодействия. Проблема "свободного поля" его не слишком занимала. У него давно были готовы несколько десятков вариантов изменения курса, которые одновременно позволяли избегнуть опасности столкновения и не искривляли путь. Возникала небольшая недостача в горючем, но путь заканчивался, и резервом свитита вполне можно было пожертвовать.
   Юлька не говорила, но Эл и сам не захотел погружаться в виртуальный мир двойного солнца вместе с ней. Как только разъемы у основания черепа пилота были подсоединены напрямую к главному процессору, мозг крейсера принялся искать чужака.
   Впрочем, сильно напрягаться Элу и не пришлось. Чужак проникал в компьютерную сеть корабля извне, из космоса. Супермозг с легкостью определил координаты источника сигнала и занес себе в память. С внешними источниками Эл сражаться умел и поэтому сразу перестал бояться.
   - Это враг. Там, у выхода из гипермира нас поджидает эсминец эггонов, - вскричала Юлька, когда разъем выскочил из гнезда и скрылся в специальной нише у затылка. - Мы должны атаковать его!
   - Ты хотела обсудить этот вопрос со мной, а потом принимать решение, - напомнил Эл.
   - Мы атакуем! - безапелляционно заявила девушка и сжала кулаки. - Разработай схему атаки!
   - Прости, я не могу, - посетовал компьютер. - Военные действия не входят в мою программу.
   Ведение активных наступательных операций было вне компетенции Юльки Сыртовой. Но у выхода, как она теперь считала, поджидал коварный враг, которого необходимо было убить. Девушка даже застонала от отчаяния и закусила губу.
   - Я предлагаю изменить курс и пройти мимо, - продолжал подавать глас разума ИсИн. - На Новой Океании мы сообщим о враге, и пошлют военный корабль...
   - Молодец, - взвизгнула Юлька. - Мы выйдем из гипера точно за эсминцем и сожжем их кормовыми дюзами!
   - Ошибка определения внешних размеров чужого корабля составляет от 433 до 1134 метров. В мы либо их не достанем факелом, либо врежемся, -- поспешил предостеречь Эл.
   - Мы рискнем! - уверенно сказала пилот. - Ты станешь корректировать курс все время, до последней секунды выхода. Мы всегда можем отменить программу торможения и пролететь еще несколько парсеков... Вернемся позже...
  
   Все было готово.
   Эл не хотел чтобы Юлька отвлекалась на общение со Зверем, поэтому экранировал системы связи от внешнего космоса. Сенсоры постоянно передавали в мозг данные о положении и размерах "врага". Юлька держала палец на кнопке, хотя прекрасно понимала, что в случае катастрофы вряд ли успеет среагировать.
   Клубящаяся стена неизвестной субстанции гипермира ждала "Капитаньи" впереди. Звездолет, несущий убегающих от Судьбы людей, мчался прямо на стену, постепенно тормозя. Юлька прикусила губу до крови и не заметила этого.
   Гурл-Хи спокойно спал в своем яйце.
  
   2
   ТАКТИКА ПРОБУЖДЕНИЯ
  
   "Капитаньи" медленно оживал.
   С лязгом захлопнулись люки входных шлюзов, отрезая внутренне пространство звездолета от безжизнья Большого Космоса. По лабиринтам переходов сначала потек, а потом, после включения обогрева жилых отсеков, и рваными клочьями разнесся кислород. Сосульки замерзшего дыхательного газа у решеток воздухоочистелей стаивали прямо на глазах.
   Точный поворот овершаг* у Юльки не получился. Вдребезги разнесенные столкновением с кораблем чужих кормовые тяговые двигатели нарушили баланс. Чтобы вообще спасти звездолет, при развороте для торможения пилоту пришлось на крен попросту плюнуть. Неуклюжее, урезанное, покалеченное катастрофичным взрывом, сооружение бывшее когда-то гордым звездным крейсером, неслось через Бездну, постепенно сбавляя скорость.
   Воздух внутри "Капитаньи" еще не напитался влагой, еще не приобрел запах чего-то животворящего, но Элсус счел его параметры вполне пригодными для дыхания людей и запустил программу пробуждения части экипажа. А потом, словно позабыв о том десятке счастливчиков, которым суждено было первым выслушать неприятное известие, вернулся к контролю сложнейшего торможения в условиях недостатка топлива, дисбаланса и повреждения большинства внешних сенсоров.
   Память. Последние минуты до... и сотни часов в неисчислимых снах. Когда наступает момент пробуждения, коварная память рассказывает о том, что случилось уйму времени назад. В это поверить гораздо легче.
   Как тут поверить, что дом остался в прошлом и за спиной триллион долгих километров темноты!? Кажется, что откроешь глаза и тебе скажут, что полет отложен... а сон длился полчаса. Тогда можно облегченно вздохнуть и подумать: "Слава Богу, я дома"!
   К этому можно привыкнуть, нужны лишь частые тренировки. Арт Ронич обычно просто -- просыпался в своей анабиозной камере, считал до десяти, прочищая мозги от остатков сновидений, садился, всовывал ноги в тапочки и отправлялся в душ. Его память не беспокоила мозг рассказами об оставленном минуту назад доме. У Арта Ронича дом был в голове. Арт был прирожденным путешественником.
   Николас Каутин проснулся легко. У него не было опыта секундных перелетов через годы и парсеки. Но и в новинку для него это не было. Кроме того, специальный курс психотренинга, которым владел Ник, позволял ему при необходимости вообще сократить все процедуры пробуждения до нескольких минут вместо часа -- полутора, как у всех.
   Каутин проверил качество дыхательной смеси вне пределов его анабиозной камеры и только после этого решительно сдвинул защитный колпак. Следующим ходом Ника тоже оказались вовсе не тапочки и душ. Мужчина перегнулся через высокий край камеры и рукой потрогал пол.
   -- Дьявол, - прокаркал он.
   Его гортань подсохла за несколько лет молчания и пока отказывалась выдавать правильные звуки. Впрочем, Каутина это не смутило. Он знал, что так будет.
   Ник, по-турецки поджав ноги, сел на ложе и проделал несколько дыхательных, а потом и физических упражнений. Время от времени, он снова и снова трогал пол, пока не дождался момента, когда тот нагреется достаточно сильно. Время, прошедшее между пробуждением и согреванием пола Ник записал в маленькую книжечку, которую тут же спрятал в специальный кармашек на ремне мундира.
   Душ тоже стал объектом самого пристального внимания. Особенно после того, как на встроенном в стену кабины экране появилась предупреждающая надпись об установлении суточной нормы использования воды. Ник не поленился и, прежде чем освежиться, снова достал свою книжицу и списал цифры этих новых норм.
   Каутин любил воду. Ему нравилось, как ее струйки стекают по разгоряченному физическими упражнениями телу, как кожа, иссушенная многолетним сном, наполняется влагой, разглаживается, становится эластичной. Поэтому ощутил легкую досаду в момент, когда последняя капля упала, и микрокомпьютер предложил в целях экономии ограничиться этим. Однако спорить с глупым управлением ванной комнаты не стал. Едва его волосы подсохли, Каутин распечатал опломбированный кейс и достал оттуда небольшой приборчик, с которым и облазил всю небольшую каюту, стараясь не пропускать ни единого сантиметра стеновых панелей. На табло продолжали переливаться изумрудные огоньки, что более чем удовлетворило Ника.
   Спрятав прибор в кейс, Каутин сел за откинувшийся столик, собрал из готовых блоков небольшой компьютер и задал свой первый вопрос: "Возможная причина экстренного пробуждения экипажа? Основание: нарушение инструкции судовождения. Пробуждение экипажа и \ или пассажиров при недостаточном обогреве жилых отсеков".
   На что компьютер, с поражающей, учитывая небольшие размеры, скоростью ответил:
   "1. Авария систем жизнеобеспечения и \ или энергосистем.
   2. Встреча с неопознанным летательным аппаратом.
   3. Получение известия о начале военных действий с государством - целью полета.
   4. Изменение физических параметров окружающей Вселенной".
   Ник криво улыбнулся и потребовал от искусственного интеллекта выбрать наиболее вероятные причины пробуждения, учитывая снижение норм расхода воды. Галокомпьютер ответил немедленно. Впрочем, Каутин знал ответ и без помощи металлических мозгов. Только, может быть, не хотелось в это верить.
   Тяжело вздохнув, Ник отнес свой компьютер в ванную комнату. Там, размотав провод и вскрыв панель рободуша, мужчина подключился к единой информационной сети "Капитаньи".
   Неудобно усевшись в тесном ящике душевой кабины, Ник пробежал пальцами по клавишам, задавая следующие вопросы, ответы на которые ему зачем-то необходимо было знать:
   "Определить характер и размеры повреждений корабля. Вероятность отключения жизнеобеспечивающих и энергетических систем, двигателей. Определить местоположение корабля в пространстве. Вероятность получения помощи в случае возникновения необходимости".
   На то, чтобы комп осторожно проник в систему Элсуса, не оставляя следов, выяснил все необходимое, обработал и ответил, требовалось время. Ник это знал и поэтому не стал сидеть в тесной кабине, а перешел к большому зеркалу.
   Дело в том, что, занимаясь своими таинственными делами, Николас не спешил одеваться, а так и разгуливал по каюте голым. Теперь же настала очередь одеяний.
   С отражающей панели смотрел среднего роста, хорошо сложенный человек. Впечатление о фигуре может быть, слегка портила излишне волосатая грудь, но ведь это дело вкуса... Волосы были генетически обесцвечены. Причем сделано это было не слишком тщательно, чтобы любой мог догадаться об операции. То же можно было сказать и об идеально прямом носе, правильные линии которого просто не могли быть естественного происхождения.
   Ник долго рассматривал свое отражение. Людям часто не нравится, что они видят по утрам в зеркале. Каутин же, свое тело просто ненавидел. Неподдельная гримаса отвращения стойко державшаяся все время, что он истратил на "самолюбование", говорила сама за себя. Николас ощупывал бицепсы, теребил густые волосяные джунгли на груди и на голове.
   -- Что за урод! - сказали его губы беззвучно.
   Потом Ник, усилием воли, словно маску, натянул глуповато-восхищенную рожу. Подобранная в герметичном платяном шкафу одежда как нельзя лучше подошла именно к такой личине жизнерадостного идиота. В завершение всего маскарада, он старательно прилизал светлые волосы и наслюнявил губы.
   -- Здрасте, я - Джакомо Элсод, - слащаво выговорил мужчина, протягивая руку своему отражению и продолжая тупо улыбаться. -- А вы?
  
   Командор Бартоломео Эстер де Кастро явился в зал для брифингов первым и сидел там, закутавшись в одеяло, похожий на мрачную, голодную хищную птицу. Он был недоволен жизнью, был полон ярости и сидел, почти не шевелясь, лелея это чувство связывающее его с нормальным окружающим миром.
   Он не понимал, почему его, командора, главнокомандующего всей армии пассажиров и хозяина корабля, наравне со всеми пригласили прийти в этот выстуженный космическим холодом зал, а не пришли в его каюту с докладом. Он не понимал, почему в эту проклятую комнату не идут его лейтенанты. Он даже начал подумывать о заговоре с целью захвата принадлежащей ему власти, и корить себя за непредусмотрительно оставленный в каюте пистолет.
   В тот момент, когда де Кастро уже собирался было встать и отправиться за оружием, в конференц-зал вошел кое-как одетый Элсод.
   -- Счастливого пробуждения, командор, - нерешительно проговорил тот и закружил по комнате, выбирая кресло поудобнее.
   -- Мне снилась такая женщина... - почти невнятно прослюнявил Джакомо, примостившись с краю, у самого входа. - С таким бюстом...
   -- Заткнись, - выплюнул командор всего одно слово, и лейтенант послушно умолк, тоже замерев на своем сидении.
   И так, словно только и поджидали этого "волшебного" слова в зал одновременно вошли отчаянно мерзнущий Желссон, бодрый розовенький Ронич и мрачный старший пилот Перелини. Спустя минуту, ко всем присоединился Танкелевич.
   -- В чем дело, пилот? - рявкнул командор со своего насеста. -- Какого дьявола здесь происходит?
   -- Я думал, это вы мне скажете, что здесь происходит, - отважно отозвался астролетчик. -- Мало того, что пробуждение команды было экстренным, так еще и все пульты оказались отключенными. Мои ребята даже не могут контролировать полет! Единственное, что мне удалось выведать у Элсуса -- "Капитаньи" вышел из гиперполя и начал торможение.
   -- А кто такой этот Исус?! - громким шепотом поинтересовался Элсод у сидящего рядом Желссона.
   -- Иисус - это твой Бог, мальчик. А Элсус - это суперкомпьютер нашего крейсера, - отстучал зубами Кириллиос.
   -- Эй, компьютер! Ты нас решил здесь заморозить? - почему-то обращаясь к потолку, крикнул худющий негр секундой спустя.
   -- И будь добр, объяснить, что же происходит на моем корабле! - зловеще посоветовал вездесущему Элсусу де Кастро.
   Все собравшиеся в конференц-зале мужчины принялись выворачивать шеи в попытке обнаружить хоть какой-нибудь признак присутствия компьютера в этом помещении, однако раздавшийся, как всегда неожиданно, голос супермозга звучал как бы отовсюду и ни откуда конкретно:
   -- Прошу меня извинить, господа, - любезно заявил Элсус. - В настоящий момент я занят коррекцией подачи энергии в тормозные двигатели. Температура в салоне поднимется до приемлемого уровня спустя четыре с половиной минуты. На все вопросы вам ответит госпожа Юлия Сыртова.
   -- А кто такая эта Сыртова, - заинтересованно снова спросил Элсод.
   -- Наш гиперпилот, - стойко перенося тупость своего приятеля, отмахнулся негр.
   -- Она красивая? - не успокаивался Джакомо.
   -- Ее ни кто не видел, - вежливо пояснил Танкелевич. - Ее погрузили на "Капитаньи" на Марсе прямо в коконе. Говорят, все гиперпилоты в своих ящиках голенькими плавают...
   -- Надеюсь, она так к нам и выйдет... - распустил слюни красавчик. -- Я несколько лет не...
   Далее последовали весьма характерные жесты, которыми Элсод, за недостаточностью слов или от переизбытка эмоций, продемонстрировал чего именно не делал несколько лет.
   -- Счастливого пробуждения, господа, - глубоким, проникающим до самых внутренностей, божественным голосом сказала Юлька, и в самом центре конференц-зала появилось галографическое объемное изображение прекрасной женщины с развевающимися на невидимом ветру длинными светлыми волосами. -- Можете звать меня госпожой Сыртовой. Я готова ответить на ваши вопросы.
   -- Что происходит!? - немедленно заорал командор. -- Почему пробудили только команду "Капитаньи" и нас? Почему пробуждение было экстренным? Почему мои астронавигаторы не могут занять свои места за пультами?!
   -- Это все? Или будут еще вопли? - холодно поинтересовалась глядящая куда-то в даль, над головами мужчин, гало-Юлька.
   -- Хорошо, - примиряюще поднимая руки, произнес Ронич. -- Глупо сейчас кричать. Давайте спокойно разберемся.
   -- Да что это за баба, которая оккупировала мой звездолет?! - не унимался де Кастро. -- Элсод, иди и вытряхни эту стерву из ее консервной банки!
   Джакомо сладострастно улыбнулся, облизался и выскочил из зала. Никто не заметил, что в оставленном идиотом кресле остался лежать крохотный приборчик с чуткими ушками.
   -- Командор! - в попытке урезонить разбушевавшегося мясника, вскричал Арт. -- Это совершенно излишне!
   -- Я здесь хозяин! - брызгая ядом, заорал командор.
   -- Бог здесь хозяин! - заревел Арт. -- Мы в сорока световых годах от Новой Океании и топлива у нас только на торможение! Кроме того, тяговые двигатели почти разрушены, и осевой дисбаланс превышает шесть процентов...
   -- Господи, -- громко и отчетливо, так, что все, конечно же, услышали, прошептал старший навигатор и закрыл лицо руками.
   -- Пока все спали, госпожа пилот с кем-то вела войну? -- вопросил Игор, но гало-Юлька взирала на суету у ног с божественным спокойствием.
   -- Почему ты об этом всем знаешь, а я нет? -- задал свой вопрос де Кастро, на этот раз достаточно спокойно. Так, словно приступ неуправляемой ярости прошел, и он снова обрел способность мыслить трезво.
   -- Мозг "Палладина" связан напрямую с Элсусом, - пожал плечами Ронич, имея в виду свой пришвартованный в доке "Капитаньи" маленький межзвездный грузовик. -- Большая часть внешних сенсоров крейсера повреждены и Эл использует датчики моего судна.
   Джакомо Элсод, подпиравший в этот момент стену у запертой герметичной двери в отсек, где располагался кокон Юльки, торопливо строчил в блокнотик все, что говорил Арт. "Жучек", оставленный в кресле зала для брифингов, исправно доносил до хозяина голос колониста. Информация о сенсорах "Палладина" показалась красавчику настолько важной, что он решил рискнуть и на обратном пути зайти в каюту, чтобы дать компьютеру новое задание.
   Но сначала лейтенанту нужно было сымитировать попытку проникновения в запертый отсек. Элсод повесил себе на лицо маску самого тупого человека, какую только сумел сыграть и принялся сосредоточенно тыкать пальцем в клавиши замка. В случае если за ним в этот момент кто-то наблюдал бы, обязательно решил, что Джакомо попросту повезло. Что такой тупоголовый малый никогда не смог подобрать сложнейший код на двери гиперпилота.
   Способная защитить Юльку даже от взрыва небольшой атомной бомбы, дверь послушалась идиота и скользнула в стену. Элсод осторожно переступил порог и, пробуя ногой пол, прежде чем сделать каждый следующий шаг, приблизился к белоснежному кокону. Как только мужчина притронулся рукой к последней преграде между ним и Сыртовой, дверь издала звук атакующей кобры, и вернулась на место.
   Едва ли Джакомо это заметил. Все его внимание было приковано к скупой на кнопки приборной панели на полукруглом торце кокона. Каждая из десятка находящихся там командных клавиш имела подпись, но сделаны они были на марсианском техносленге. Элсоду пришлось потратить несколько минут на перевод и определение предназначения каждой из них.
   Наконец лейтенант нашел нужную кнопку, осторожно придавил ее ногтем и проговорил в решетчатую нишу коммуникатора:
   -- Не нужно меня боятся, госпожа Юлька Сыртова. Я друг.
   Дожидаться ответа Джакомо не стал. Торопливо, не оглядываясь, подошел к двери, которая открылась без его участия, и вышел. Уже в коридоре, убедившись в полном одиночестве, он отер со лба выступивший от волнения пот, вздохнул и побежал в сторону каюты.
   Между тем, в конференц-зале продолжались препирательства. Место успокоившегося командора в пучине временного помешательства занял навигатор Перелини:
   -- Я больше десятка объективных лет в Космосе, а эта сука... -- квалифицированный пилот не находил слов чтоб описать отношение к Юльке, узурпирующей власть над звездолетом. -- Она практически уничтожила "Капитаньи", но и этого ей мало. Теперь она еще отказывается допустить к пультам специалистов!.. Хотел бы я узнать, как ей удалось причинить крейсеру такие раны!?.. Это лучшее судно из тех, что я видел за свою жизнь!
   Совсем не случайно пилот выкрикнул последнее утверждение. И не случайно его глаза метнулись к лицу командора. Перелини явно льстил де Кастро и хотел видеть, как это командором воспринято.
   Губы де Кастро изогнулись в легкую улыбку, голова склонилась в некоем полупоклоне. Астронавигатор отметил это про себя и сел, фыркая в притворной ярости.
   -- Если мы не на подлете к Новой Океании, - озабоченно поинтересовался банкир, -- тогда, где же мы?
   Казалось, Танкелевича абсолютно не тронуло известие о неисправности звездолета. Однако на самом деле, совершенно так же, как остальные, Игор был потрясен. Но его привычный к быстрым и точным расчетам мозг не долго предавался унынию. Танкелевич быстро сообразил, что какой бы там супер из всех суперкомпьютеров не создали для "Капитаньи" на Красной планете, ни один здравомыслящий человек не станет наделять машину способностью неподчинения человеку. А значит бунт Элсуса - это приказ его хозяйки Сыртовой или настоятельная необходимость. Почему-то банкир не верил в бунт гиперпилота.
   С другой стороны, тот факт, что Юлька спокойно стоит, хоть и в виде галоизображения, посреди зала, а не требует подчинения в этакой экстремальной ситуации, не кричит на сходящих с ума командиров, говорил, что жизням людей на звездолете пока ничего не угрожает. Оставалась всего одна причина для беспокойства -- положение "Капитаньи" в пространстве.
   Игор задавал вопрос в надежде, что белокурая красавица снизойдет до разговора с ним. Однако если Юлька и намеревалась ответить, то ни как проявить это не успела. Арт Ронич, решив, что банкир обращался к нему, не слишком уверенно произнес:
   -- Вектор торможения направлен в сторону Альфы Скорпиона, Антареса... Однако до нее не так уж и далеко. Мы можем попросту проскочить мимо. Компьютер "Палладина" недостаточно силен чтобы рассчитать тормозной путь такой махины, как "Капитаньи". Тем более при дисбалансе килевой оси...
   -- Почему так важно попасть в поле притяжения Антареса? -- скривил губы де Кастро. -- Насколько я знаю, Альфа Скорпиона, это супергигант, да еще и двойная звезда вдобавок. Не легко будет вытащить нас из объятий такого монстра... Да и планет у супергигантов не бывает...
   -- В противном случае... ну, если мы не попадем в этот Антарес.., что тогда? -- неприятные предчувствия всколыхнулись в душе маленького банкира.
   -- В этом направлении нет человеческих поселений, - на этот раз вполне определенно, со знанием дела, заявил Арт. -- Помощь подоспеет очень не скоро. Возможно, нам придется снова лечь в анабиоз.
   -- Идет война... - не обращаясь ни к кому конкретно, проговорил внимательно слушавший и не встревавший в споры Кириллиос. -- Золото еще, может быть, и спасут. А кому нужны мы?
   -- "Капитаньи" не продет мимо звезды Антарес, -- как гром среди ясного неба, загрохотал усиленный голос Юльки, подавляя, сминая все другие эмоции кроме уверенности в ней, в хозяйке. -- У сверхгиганта есть планета. И на ней есть кислород, а возможно и жизнь. Если не будут мешать, я посажу крейсер на твердую орбиту планеты Антарес-II... Все! Расходитесь. На все ваши вопросы у меня нет времени.
   Юльке действительно нужно было время, но вовсе не для того чтобы контролировать сложный курс крейсера. Металлическая махина хорошо слушалась Эла и ее, Юлькино участие в этом процессе не требовалось.
   Пилот чувствовала, что на корабле назревает игра, в которой она одна из главных фигур. Сыртова родилась и выросла в семье сидеров -- первопоселенцев Марса, где умение и желание вести интриги впитывались с молоком матери, а хитрость почиталась, как первый дар Божий. Так что интриг Юлька не боялась. Скорее даже наоборот, была им рада, как старым знакомым. Пилоту было необходимо время, чтобы рассчитать позиции и сделать правильные ставки. И еще оценить неожиданное предложение Джакомо Элсода. Юлька поняла, что этот человек искушен в закулисных играх не меньше чем она. Этого-то она и боялась.
   В конференц-зале, где как раз растворилось гало-изображение богоподобной женщины, и куда как раз вернулся Элсод, был еще один весьма опытный интриган. Кириллиос Желссон, в отличие от Юльки, Ронича, Элсода или командора не искал политических выгод. Негр был интриганом-прагматиком. И из всей полученной информации он сделал определенные выводы. Его мозг работал лучше некоторых компьютеров и пока Джакомо, смущаясь, докладывал командору, что ему не удалось проникнуть в бронированную келью дерзкой девчонки, просчитал все варианты и все возможности. И поставил перед собой ближайшие цели.
   -- Пойдем, Джако, - позвал Кириллиос, вставая.
   Де Кастро готов был разорвать слюнявого идиота Элсода, но Желссону напарник нужен был живым. Во всяком случае, пока.
   -- Единственная не замороженная баба на корабле, - стонал Джакомо, -- и ту вытащить из скорлупы нельзя...
   -- Да, - неожиданно поддержал идиота негр. -- Неплохо было бы разбудить весь экипаж... Без женщин можно и с ума сойти.
   -- Вот и я думаю, - обрадовался заглядывающий в рот напарнику Элсод, -- чего это пробудили только нас?
   -- А ты спроси у старшего пилота, - посоветовал Желссон. -- Спроси его, он-то должен знать. Пусть предложит командору разбудить остальных. Ты понял? Командор Перелини послушает!
   -- Хорошо, - взорвался восторгом красавчик. -- Какой ты умный! Кир, ты настоящий друг!
   -- Ладно, ладно, иди, - стирая с шеи, куда только-только доставал Элсод, капли слюны. -- У меня много дел.
   Кир Желссон силой отцепил руки приятеля от своего локтя и торопливо ушел куда-то в глубину технических проходов крейсера. А Элсод, подобрав приборчик в опустевшем зале, вернулся в каюту.
  
   Убедившись, что дверь надежно заперта и "жуков" ему в каюту за время отсутствия ни кто не занес, Николас Каутин снова сел к компьютеру.
   "Характер и размеры повреждений "Капитаньи" определены, -- немедленно отрапортовала умная машина. -- Непосредственной опасности для пассажиров и команды корабля, выявленные повреждения не представляют.
   Галактоцентрические координаты звездного крейсера "Капитаньи": ... Удаление от ближайшей планеты находящейся в процессе заселения человеком: не менее тридцати световых лет. Вероятность прибытия помощи в период соответствующий длительности человеческой жизни: 0,0000000000".
   Каутин зябко передернул плечами и, после секундного раздумья, напечатал:
   "Задание N2?"
   "Проникновение в контрольные запоминающие устройства Элсус-2000 завершено. Объем данных поддающихся расшифровке: не более 45,656554%.
   Определены причины и последовательность появления существующих повреждений крейсера. Вероятность умышленного столкновения "Капитаньи" с неопознанным судном: не менее 89,165876%.
   Внешние сенсоры звездолета суперкарго "Палладин-516АZ" зафиксировали внешний радиосигнал с вектором совпадающим с нынешним курсом "Капитаньи". Вероятность следования звездного крейсера "Капитаньи" по пеленгу: не менее 92,115000%".
   -- Девочка насмотрелась дурацких галосериалов про пиратов, -- озабоченно пробурчал себе под нос Николас, и почесал густую поросль на груди. -- Или скотина де Кастро в ней здорово ошибается...
   Его пальцы вновь побежали по малюсеньким клавишам более чем компактного электронного мозга:
   "Выяснить: количество персонала и пассажиров "Капитаньи".
   Выяснить: соответствие количества дыхательной смеси, пищевых пайков, воды и энергоресурсов потребностям находящихся на борту людей.
   Выяснить: физические характеристики планеты Антарес-II, Альфа Скорпиона, галактоцентрические координаты: Запрос официальный. Обращатся к Элсусу-2000 от имени Джакомо Элсода. Исходить из предположения, что подобного рода данные не могут быть секретом для экипажа корабля терпящего бедствие. В случае получения отказа сотрудничать"...
   Каутин долго смотрел на переливающиеся зеленым объемные литеры на экране компьютера, а потом, словно очнувшись, решительно стер последнее предложение и вместо него набрал другое: "Проконтролировать ответы в контрольном запоминающем устройстве Элсус-2000 и субмозге звездолета суперкарго "Палладин"".
   Николас слегка улыбнулся неодушевленному другу и вдавил клавишу исполнения. Потом, когда надоело всматриваться в мельтешащие в кубе галоэкрана обрывки образов, Николас встал и, накрыв ИсИн куском заранее приготовленного мягкого пластика, вышел из каюты. Ему еще нужно было найти старшего пилота Перелини, чтобы всенародно признанный идиот Джакомо Элсод мог спросить, почему же не пробуждают всю команду и особенно женщин.
   Тем временем, на экране компьютера Каутина повисла всего одна строчка: "Что тебе нужно?"
  
   3
   ДЖОКЕР
   Разговаривать ни у кого желания не было. Желссон, вяло ковыряя вилкой серо-коричневый брикет синтезированного питательного пайка у себя на тарелке, думал о деньгах и власти. Элсод откровенно морщился от отвращения и к брикету даже не притронулся. Танкелевич попробовал питательную массу, нашел ее вкус никаким и неторопливо впихивал в себя пищу. Банкир оказался совсем неприхотливым человеком. Перелини просто ел и старался не смотреть по сторонам, делая вид что ему стыдно. Ронич не явился вовсе, предпочитая питаться на борту своего "Палладина".
   Один де Кастро имел настроение говорить. Ему было что сказать, да только ни кто бы не ответил и он это прекрасно понимал. Его мания величия еще не разрослась до величины самодостаточности.
   Ему хотелось орать, проклинать судьбу и требовать повернуть время вспять. Ему хотелось греметь гневным гласом, приказывая немедленно пробудить Пи Кархулаанен и вернуть, словно растворившуюся в лабиринте электропроводки, его верховную, абсолютную власть. И еще ему хотелось, так хотелось, что даже руки дрожали, почувствовать тоненькую, рахитичную шейку неведомой Юльки Сыртовой в своих руках и сжимать, сжимать до той поры, пока пена не полезет из глотки и мочевой пузырь не выдержит. Он так ее и представлял, с иссиня-красным лицом утопленника, валяющуюся в луже собственной мочи... И на миг, только на одно краткое мгновение, ему становилось хорошо.
   -- Элсус-2000, -- позвал, наконец, командор, когда один вид напоминающего экскременты пищевого брикета стал вызывать приступ тошноты. -- Элсус, дьявольская железяка!
   Компьютер, который по просьбе Юльки теперь всегда присматривал и приглядывал за экипажем, несколько миллисекунд раздумывал, и все-таки решил ответить.
   -- Я вас слушаю, господин де Кастро, -- Элсус обожал розыгрыши и поэтому в этот раз голос компьютера раздавался со стороны кувшина стоящего в самом центре стола.
   -- Что это за дерьмо?! -- окончательно взорвался командор, выхватил пистолет и первым же выстрелом разнес злополучный предмет в мелкие осколки.
   Пуля срикошетила от металлизированного пластика стен и принялась, истерично визжа, метаться по столовой зале. В одно время с выстрелом, все кроме де Кастро немедленно нырнули под стол. Пуля чиркнула по верхней крышке столешницы и окончательно засела в потолке.
   -- Чем ты теперь будешь разговаривать, скотина электронная?! -- бушевал в приступе яростного веселья командор. -- Давай! Что там у тебя еще на очереди?!
   Элсус прогнал по сети функции решения четырехмерных матриц гравитационного поля. Он уже хотел было отказаться от общения с де Кастро, который по его мнению перегрузился и которому следовало немедленно очистить оперативную память. Однако, командор, так же неожиданно, как и начал, вдруг уселся на свое прежнее место и совершенно спокойно спросил:
   -- Что это за дерьмо на тарелке?
   -- Питательный брикет Ненарда. Набор белков, жиров и углеродов, необходимых человеку. Суточная норма. Витаминизировано, добавлены микродозы минералов...
   -- Да это, просто кошачий корм какой-то, -- отталкивая прочь тарелку с брикетом, вскричал португалец.
   -- А я люблю котов, -- неожиданно сказал Ронич от дверей. -- Они обладают удивительной способностью не мешать окружающим. В этом их свобода.
   -- Собаки лучше, -- сильно снизив тон, глядя прямо в глаза недавнему собутыльнику, ответил де Кастро. -- Может они и глуповаты порой, и лезут со своими слюнями, но зато преданы. До самой смерти преданны хозяину! Людям нужно учиться у них!
   Ронич хмыкнул, покачал головой и сел на один из отброшенных удирающими под стол вояками стул. Тарелка португальца с нетронутым брикетом оказалась точно перед ним.
   -- Шумишь? -- ненавязчиво поинтересовался Ронич. -- Командуешь?
   -- Это мой корабль, -- уверенно напомнил Бартоломео. -- Все остальные мои пассажиры... И пусть они хоть навоз кушают, мне наплевать. Но я хочу есть нормальную пищу!
   -- У тебя хорошо получается командовать кораблем, -- саркастично заметил Арт. -- Где ты научился?
   -- Это гены, -- не замечая иронии, самодовольно ответил де Кастро. -- Знаешь ли ты, что вторым командором, после Магеллана пересекшим Тихий океан была моя родственница, маркиза Изабель де Кастро*. Ее корабль тоже назывался "Капитаньи"...
   -- Тебе, похоже, нравится эта твоя игра в звездоплавателей, командор, -- снова покачав головой, констатировал Ронич.
   -- Мне не нравится, когда со мной так разговаривают! -- вскричал де Кастро. -- И еще мне не нравится, когда мне предлагают есть это...
   Командор указал стволом пистолета на тарелку с брикетом.
   -- Ну, так закажи себе устрицы в белом вине, -- засмеялся Арт. -- Мне интересно, что тебе на это ответит Элсус.
   -- Что ж, -- побелел от ярости де Кастро, -- коли, я того пожелаю, мне синтезируют устрицы и вино!
   Португалец, жестом, которым его далекие предки бросали мечи в ножны, сунул оружие в кобуру и, четко отбивая шаги, вышел из столовой. На отважных лейтенантов, опасливо выглядывающих изпод стола, он даже не взглянул.
   Де Кастро шел по пустынным, освещенным только аварийными тусклыми лампами, сумрачным коридорам огромного звездолета и думал. Он старательно выбирал темы для размышлений связанные с унижениями или неудачами. Словно ребенка, он лелеял гнев в своей душе.
   Де Кастро припомнил было лейтенанта Нахило, из тех далеких времен, когда был рядовым и честно сражался на фронте в Южном Алтае. Клякса ненависти, залившая его сердце, выросла было, но тут же сжалась. Припомнил, как занимался с лейтенантшей сексом, а потом пристрелил ее. От безграничного восторга даже перехватило дыхание. Глаза в тот момент, когда она увидела нацеленный между глаз ствол пистолета, полные непонимания и предчувствия смерти, на несколько секунд заслонили дорогу и португалец вынужден был остановиться. Сердце сбилось с ритма и восторженно сжалось.
   -- Глупо умирать от счастья, -- поморщился командор. -- Глупо подохнуть теперь, когда все уже позади...
   Его ни кто не услышал. Переходы "Капитаньи" были безлюдны, как пустыня Сахара. И когда де Кастро это вдруг понял. Когда до залитого гневом разума дошло, что сдохни он прямо сейчас, вот у этого открытого лифта и ни кто не поможет, его сердце сжали липкие лапы ужаса.
   "И даже найдут-то, - мысленно развивал тему де Кастро, - и то очень и очень не скоро. Как раз тогда, когда регенерировать плоть окажется уже невозможным. Да ни кто и не станет настаивать на попытке оживления"...
   Бартоломео подумал о Пи. Почему-то был уверен, что Пи обязательно бы потребовала его оживить, и ей бы не посмели отказать.
   -- Санта-Пи, -- прошептал де Кастро почти одними губами, на грани слышимости. -- Помоги мне. Сделай так, чтобы я сумел добраться до своей каюты...
   Но по настоящему де Кастро испугался, когда отовсюду и ниоткуда конкретно в коридоре раздался глубокий, как показалось командору, бесконечно добрый голос:
   -- Вам плохо, командор?
   Волосы встали дыбом на загривке видавшего виды португальца. Его спина покрылась холодным потом, а в горле мгновенно пересохло. Командор прислонился спиной к обжигающе холодной стальной стене у лифта, и молитвенно сложив ладони у груди, принялся шептать полузабытые с детства молитвы.
   -- Что вы сказали? -- не унимался голос сверху. -- Прислать вам кого-нибудь на помощь?..
   -- Дьявол тебя побери! -- вскричал, задыхаясь от волнения, де Кастро, только тогда осознав, кто это разговаривает с ним. Кто предлагает ему помощь. -- Гореть тебя в Аду, Сыртова!
  
   Его руки дрожали от бешенства. Исступление достигло предела и могло закончиться кровоизлиянием в мозг, если не нашло бы выхода. Бартоломео жаждал крови. Но еще больше, чем желание лицезреть обнаженные внутренности гиперпилота, португальца мучила жажда наказать наглый суперкомпьютер звездолета. Де Кастро подсознательно очеловечил умную машину, обвинил в сознательном коварстве и желании принизить, отобрать власть и, быть может, даже убить хозяина. Паранойя командора хлестала через край. Всюду в каюте ему мерещились подслушивающие и подсматривающие приборы. Его пугали решетки воздухоочистительной системы, через которые Элсус мог запустить в комнату удушающий смертельный газ. Он боялся водопроводной системы, подозревая, что вода отравлена. Его колотило от ужаса при одной мысли о необходимости включить или выключить какой-нибудь бытовой электроприбор -- иезуитский компьютер мог убить током.
   Однако, даже у каждого джина из восточных сказок есть своя лампа, которой всемогущий волшебник обязан подчиняться. Создатели Элсуса-2000, самого новейшего, супер из суперов, созданного человеческими руками компьютера, заложили такую "лампу" и в конструкцию. Даже в теоретически возможном конфликте человек--искусственный мозг, первый должен был оставаться Первым.
   Непослушные пальцы отказывались попадать в нужные клавиши на клавиатуре его, командора, персонального терминала прямой связи с Элсусом. Снова и снова, кусая губы и ругаясь, де Кастро тыкал в разноцветные пупырышки, в попытке набрать известный лишь ему одному пароль.
   И когда командору это, наконец, удалось, и он всей ладонью придавил клавишу исполнения, из глотки вырвался нечеловеческий торжествующий вопль. Рык хищника обагрившего клыки кровью поверженной жертвы.
   Юлька Сыртова как раз обсуждала с Элом непредсказуемость поведения хозяина звездолета.
   -- Я решила, что у него проблемы со здоровьем, -- почти растерянно говорила Юлька. -- Я проверила данные его медицинской карты из анабиозной камеры. Чрезмерно высокое содержание экстернальных гормонов и генофагов в крови. Вот-вот может начаться токсикоз. Ему нужна терапия...
   -- Можно это сделать, пока он спит... -- начал было Эл, но вдруг запнулся на полуслове.
   Одним касанием клавиши на своем терминале де Кастро на миг приостановил исполнение большинства весьма важных для жизнедеятельности корабля программ. На три долгих секунды "Капитаньи" остался без корректировки баланса торможения и поэтому сотни тысяч километров пролетел буквально кувырком. Взвыли от натуги приводы гравикомпенсаторов. На долю мига в крейсере появилась невесомость, притяжение прыгнуло от нормы к нулю и снова к норме, но не остановилось и продолжало расти. Ни единый человек в корабле не заметил, как внезапно отяжелевшая вода раздавила хрупкие стаканы на столе, а подпрыгнувший на несколько миллиметров "Палладин" срезал дециметровые в диаметре болты крепления. Момент полной растерянности Элсуса промелькнул, и порядок был восстановлен.
   -- Эл, что случилось? -- тревожно вскричала гиперпилот, у которой промелькнувший всплеск хаоса отобразился на экранах мониторов.
   Элсус, преодолевая внутренний, программный запрет с помощью конфликтных блоков алогики, на время отсоединил выход к терминалу командора. Долго массированную атаку систем надконтротольного управления он игнорировать не мог, если не хотел полностью лишиться интеллекта, но просто необходимо было сообщить о этом вторжении Юльке. И сделал он это не в соответствии, а вопреки заложенным в него установкам...
   -- Де Кастро обладает паролем к надпрограммному контролю за моими управляющими блоками, -- скороговоркой выпалил супермозг. -- Только что он им воспользовался. Я буду вынужден ответить на любые его вопросы и выполнить любые его приказы, если только они не несут угрозу человеческим жизням на корабле. Что мне делать?
   Юлька не успела даже задуматься над сутью проблемы, как ее губы сами произнесли:
   -- Согласовывай все приказы со мной. Это входит в основные твои установки... Транслируй все вопросы и ответы сюда ко мне и... в каюту Джакомо Элсода...
   Элсус нарисовал на всех мониторах внутри ее кокона, прямо поверх диаграмм и таблиц, улыбку Чеширского кота. Он делал это и раньше, в тех случаях, когда на выражение согласия с гиперпилотом другими способами не было времени.
   "Готов", -- лаконично отрапортовал компьютер на мониторе де Кастро.
   Командор, который и не заметил небольшой задержки с ответом, довольно потер руки и надавил клавишу "голосовая связь".
   -- Готов, -- покорно повторил Эл.
   -- Так-то лучше, -- удовлетворенно заявил командор. -- Синтезируй мне немедленно пятьсот миллиграммов сорокапроцентного водного раствора этилового спирта.
   -- Это необходимо? -- сделал последнюю попытку поспорить Элсус. -- Сложный синтез - это дополнительный расход энергии.
   -- Исполнять, скотина железная, -- остервенело заорал де Кастро. -- Сейчас ты мне еще фрукты сделаешь, ростбиф и тунца в чесночном соусе!
   Юлька, в коконе которой воспроизводился весь разговор из каюты командора, быстро набрала на клавиатуре:
   "Эл, не спорь, выполняй"
   -- Исполняю, -- смирился компьютер.
   -- То-то же, -- обрадовался де Кастро. -- Пусть весь остальной экипаж хоть с голоду пухнет. Меня это не касается... Кстати, а почему у нас возникли проблемы с энергией?
   -- Повреждены девять из двенадцати тяговых двигателя, -- под звуки появляющихся из скрытого в стене пневмолифта яств, принялся просвещать Эл. -- Во время предыдущего торможения образовался перерасход топлива в объеме семидесяти пяти процентов...
   -- В пище нет отравляющих веществ? -- разглядывая аппетитно выглядевший натюрморт, вдруг озабоченно спросил португалец.
   -- Отравляющих веществ не содержится, -- поспешил заверить Эл. -- Не витаминизировано, без добавлений микроэлементов. Все компоненты на девяносто девять процентов идентичны природным эталонам.
   -- Если в ближайшие сутки я умру по твой вине, -- решил схитрить де Кастро, -- Ты должен будешь самоуничтожиться. Это приказ!
   "Противоречит основному программному заданию, -- тут же прокомментировала Юлька, -- сохранение жизней экипажа любой ценой. Отмена приказа".
   -- А как случилось, что корабль получил такие повреждения? -- отрезая первый кусок мяса, продолжил расспросы португалец.
   -- Мы атаковали и уничтожили вражеский корабль.
   -- У нас оружия больше чем можно себе представить, -- живо заинтересовался командор. -- Мы можем разбомбить целый город за один заход. Они что же, стреляли в нас? Как же иначе можно объяснить полу оторванную корму "Капитаньи"?
   Элсус, понимая, что вступает в область доступной только человеку интриги, полу правды и вообще невероятного -- откровенной лжи, подождал некоторое время совета от пилота. Юлька молчала, и Элу пришлось принимать решение самому.
   -- Вражеский корабль был атакован и уничтожен без применения оружия "Капитаньи". Гиперпилот Сыртова и я рассчитали момент выхода в "свободное поле", где и находился враг, с очень большой точностью. Еще находясь в гипермире, мы протаранили чужой звездолет, а начав торможение, сожгли остатки кормовым факелом. Повреждения обусловлены ошибкой в расчете предполагаемой силы детонации. Корабль врага взорвался слишком сильно. Осколками чужого звездолета корма "Капитаньи" была серьезно повреждена.
   -- Нет повести печальнее на свете... -- хмыкнул де Кастро. -- А просто выйти из гипера, развернуться и расстрелять врага торпедами, твои супермозги не догадались? Ты же такой интеллектуальный...
   -- В сферу моего контроля система вооружения корабля не входит, -- спокойно ответил Элсус. -- Кроме того, я создан чтобы сохранять жизни разумных существ, а не уничтожать. Военные действия не логичны, а значит, я не в состоянии ими заниматься.
   Командор хохотал. Чуть не подавился пережевываемой пищей, кусочки тунца полетели в разные стороны, из глаз командора хлынули слезы. Де Кастро отхлебнул большущий глоток водки, чтобы успокоиться, но это помогло плохо. Его плечи вздрагивали еще несколько минут.
   -- Интеллект, -- наконец сумел выговорить португалец. -- Искуственный... Война не логична, а значит...
   Его потряс новый приступ смеха. Элсус никогда раньше такого не видел. Компьютер пребывал в полной растерянности и Юлька, обиженная за друга, не подсказывала что делать. Эл даже начал беспокоиться за здоровье хозяина звездолета.
   -- А я-то думал, что спецам удалось создать действительно разумный компьютер, -- стирая слезы, наконец, выговорил командор. -- А он -- "война нелогична"! Конечно нелогична, истукан металлический. Война, тупая железяка, это самое лучшее человеческое средство для торжества высшей справедливости. Это рычаг, клин, которым люди останавливают энтропию Вселенной. Война - это порядок. Да будет дано достойнейшему! Это естественный отбор современного мира. Гуманизм -- это изобретение улитки. Я признаю только один вид гуманизма -- гуманизм до нерва клыка! Я - Человек.
   В тираде де Кастро не содержалось вопросов или распоряжений. Поэтому Эл терпеливо ждал конца оды войны и молчал. Однако Элсус-2000 был вежливый компьютер и не мог позволить себе оставить такую замечательную речь без комментария, как признака внимательности слушателя:
   -- Вы даже не представляете, командор, как вам повезло, -- любезно заметил Эл. -- И как вы мне помогли. Теперь я полностью определился в отношении уничтожения разумных существ. Я не человек, а значит, не имею права убивать. Спасибо.
   -- Ты что? Издеваешься? -- растерянно поинтересовался де Кастро, отодвигая от себя пустые тарелки.
   -- Нет, что вы, -- искренне отказался компьютер.
   -- Так выходит, что в "свободном поле" Новой Океании нас поджидал корабль красных... А как же он там оказался вперед нас?
   -- Это не был звездолет коммунистов, -- холодно уточнил Эл.
   Командор стремительно приближался в области знаний, которые Юлька изо всех сил желала от него утаить. Эл это понимал, и девушка это понимала. Как понимала и то, что компьютер попросту не сможет соврать де Кастро. Оставалось надеяться, что у Эла хватит разума обойтись полу правдой.
   -- А чей же тогда?
   -- Это был боевой эсминец эггонов.
   -- Кто такие эти эггоны?
   -- Исконные враги Человечества.
   -- Что-то я не знаю у себя таких врагов. С чего ты взял, что они наши исконные враги?
   Элсус очень долго, восемьдесят миллисекунд, пытался найти причину или хотя бы приемлемый компромисс, чтоб не говорить правду. Электропровода внутри процессоров Эла были натянуты словно струны, к интриге он не был запрограммирован.
   -- Об этом нам сказал Гурл-Хи.
   -- Да кто такой... или что такое это... Гухи?
   Сердце Юльки сжалось. Ее охватил какой-то ступор и, хотя она видела, что Элсус специально тянет время в надежде на ее подсказку, так и не притронулась к клавишам. Тогда Эл был вынужден ответить:
   -- Гурл-Хи -- это лучшее оружие, когда-либо придуманное и созданное человеком, -- четко, разделяя слова, выговорил Эл.
   Командор открыл и закрыл рот. Сотни вопросов разом хотел он задать и не знал с чего начать. Почему-то вся прожитая жизнь, как это бывает перед смертью, пронеслась перед мысленным взором. Так, словно разум, или может быть, душа сравнивала, примеряла успехи и поражения командора к чему-то, к какому-то идеалу, эталону. К чему-то такому, чего Бартоломео Эстер де Кастро мог достичь, но так еще и не достиг. Словно детская, когда-то давным-давно обещанная самому себе, Мечта, спрашивала теперь у владельца единственного в Человеческой Ойкумене банка, хозяина чудесного звездолета и властелина тысяч людей отчета. "Где, -- вопрошала она, такая розовая и пушистая, -- обещанный белый пароход и смеющиеся дети? Где власть над Миром? Где толпы восторженных подданных? Где любящая княжна, герцогиня, королева, императрица, президентша, богиня, наконец? Где пятнадцать детишек в белых одежонках с кружевами? Где это все?"
   И зачем? Зачем нужен этот крейсер, если нет власти? Зачем тысячи тонн золота, если оно никому не нужно? В конце концов, зачем ты жил так долго, командор Бартоломео Эстер де Кастро, если даже такой простой вещи, как мировое господство у тебя нет?!
   Воспаленный разум командора грозился всеми муками ада неудачнику командору. Тот искал и не находил оправдания, просил снисхождения и обещал все исправить. И Гурл-Хи мог стать пропуском в этот розовый мир его мечты. Опорой его будущего трона.
   -- Что оно из себя представляет? -- любезно поинтересовался де Кастро пятью минутами спустя.
   -- Это существо, -- неохотно приоткрывал свои и Юлькины секреты Элсус. -- С признаками живого.
   -- Каковы его возможности?
   -- Нет информации, -- словно даже ехидно, торопливо ответила умная машина.
   -- Где оно находится?
   -- Нет информации.
   -- Кто его сейчас контролирует?
   -- Нет информации.
   У де Кастро потемнело в глазах. Снова, который уже раз у него забирали мечту прямо из рук.
   -- Что же ты вообще знаешь о нем?
   -- Гурл-Хи - идеальное оружие с идеальной системой наведения.
   -- И все? -- вскричал командор. -- Это все, что ты знаешь о нем? И ты хочешь, чтоб я поверил, что, обладая только этой информацией, ты решил атаковать незнакомое судно, подвергая опасности жизни почти пяти тысяч живых людей?
   Юлька остервенело стучала по клавишам в своем коконе. Эл схватывал все на лету и воспроизводил своим голосом.
   -- Гиперпилот Юлия Сыртова обладает достаточной информацией для принятия решения... План атаки и обоснование его необходимости целиком исходили от гиперпилота...
   Де Кастро схватился за рукоятку пистолета. Не для того чтобы расстрелять ненавистную и недосягаемую Юльку Сыртову, а для того, чтоб успокоиться. Оружие в руке придавало уверенности в себе.
   Таким, белым от холодной ярости и с пистолетом в руке, сидящим у столика заваленного тарелками с остатками роскошных яств и застал командора первый пилот Перелини.
   -- Разрешите, -- бодро воскликнул он, входя, и тут же примолк, натолкнувшись на залитые кровью глаза де Кастро.
   -- Дверь не заперта была, -- пролепетал испуганный пилот. -- Я и подумал...
   Португалец несколько секунд, растянувшихся для пилота в часы, с сомнением разглядывал высокий белый лоб Перелини, раздумывая, стоит ли всадить туда пулю. Наконец предполагаемая польза от Препелини-живого перевесила ожидаемое удовольствие от Перелини-мертвого, и де Кастро с сожалением спрятал оружие.
   -- Чего там еще такого случилось, что не могло подождать, пока я освобожусь? -- относительно спокойно спросил де Кастро.
   -- Я хотел поговорить... -- нерешительно начал пилот, -- о команде... Ко мне тут Элсод приходил...
   -- И этот идиот поведал тебе нечто важное, что ты немедленно побежал ко мне?! -- повышая голос, вопросил командор. -- Ты считаешь, что мне больше нечем заняться, кроме как выслушивать бред Элсода? Да еще от тебя!
   Перелини сначала было испугался и уже намеревался исчезнуть с глаз долой разбушевавшегося хозяина, но потом увидел опустошенные тарелки с объедками деликатесов на столике командора.
   -- Вы все-таки контролируете Элсуса?! - вскричал пилот и кивнул на тарелки.
   -- Не твое собачье дело... -- прошипел де Кастро, тут же пожалев что сразу не пристрелил назойливого Перелини. -- А как ты думал? Это мой корабль и компьютер тоже мой!.. Ладно, чего там у тебя?
   Командор решил сменить гнев на милость и даже плеснул немного водки в стакан для пилота. Португалец вдруг подумал, что, перебив всех своих спутников в этом рейсе, к цели и на миллиметр не приблизится. В то время как ему нужны были союзники в трудной борьбе с Юлькой за информацию о Гурл-Хи.
   -- Элсус, четыре маринованных огурца! -- потребовал де Кастро, увидев, как пилот морщится, поглощая крепкий алкоголь.
   -- Я решил, что связь прервана... -- посетовал Эл и синтезировал закуску.
   -- Здесь решаю только я! -- назидательно заявил командор, и победоносно взглянул на пилота. -- Запомни это!
   Супермозг промолчал, а Перелини поспешил кивнуть.
   -- Ну, так что там наш друг Элсод?
   -- Он приходил ко мне, -- поморщился пилот. -- Идиот! Сказал, что пришел попросить меня поговорить с Вами, командор. Его приятель, Желссон, поручил этому кретину добиться, чтоб Вы отдали приказ пробудить весь экипаж. Элсоду даже не пришло в голову скрыть, что действует по приказу Кириллиоса...
   -- Негр ох, как не прост, -- рассмеявшись, согласился де Кастро. -- Но поставил не на того... С интеллектом у Джакомо туговато...
   -- Интересно, зачем Желссону пробуждение всей армии?
   -- Задумал что-то... -- отмахнулся Бартоломео. -- Этот торгаш вечно что-то замышляет... Хотя... Объяви всем... что каждый может выбрать по пять человек, которых я прикажу Элсусу пробудить. Списки подавать мне на утверждение...
   -- Может появиться нехватка продуктов и воды...
   -- Мои верные соратники всегда будут сыты, и от жажды не умрут! -- почти по слогам выговорил де Кастро, и посмотрел точно в глаза пилота. -- Ты-то должен это понимать!
   "Оцени процент перерасхода энергии, в случае если этот план командора будет осуществлен", -- торопливо напечатала Юлька на клавиатуре. Де Кастро не потрудился прервать связь с главным компьютером, и тот продолжал исправно передавать Юльке и Элсоду содержание беседы в каюте командора.
   -- ...И за одно узнаем, чего там еще замышляет этот хитрый негр, -- словно разговаривая сам с собой, добавил де Кастро.
  
   Память Кириллиоса Желссона вмещала много чего интересного. В те моменты, когда сложившиеся обстоятельства требовали принятия какого-либо решения или он принимался за очередную коммерческую аферу, услужливая память подсказывала о существовании массы фактов, которые необходимо было непременно учесть. Так Кир мгновенно вспомнил, что кроме нахального Элсуса на "Капитаньи" есть еще один мощный компьютер -- тот, что был установлен на "Палладине", корабле Ронича. Знал Желссон и то, что мозг грузовика колонистов на прямую связан с излишне самостоятельным мозгом звездного крейсера.
   Киру срочно требовалось получить некоторую информацию от Эла, но негр рассудил, что Юлька, наверняка полностью контролирующая Элсуса, ему, лейтенанту де Кастро, такой информации не даст. И даже если требующиеся цифры Сыртова и дала бы Кириллиосу, где гарантия, что они достоверны, а не подставка, призванная спровоцировать его ошибочные действия.
   Ну и конечно сам предводитель экипажа грузовоза колонистов, таинственный Арт Ронич был небезынтересен негру. Кир вполне допускал вероятность того, что им всем придется какое-то время жить на необитаемой, необжитой планете. До тех пор, пока президент Штайн не пришлет за ними корабль. В любом случае, Желссон рассчитывал на несколько лет, в течении которых нужно было собрать все козыри в своих руках. "Штайну нужен не Кастро, а его золото, - рассуждал Кир. -- В чьих руках окажется презренный металл, с тем правительство и станет разговаривать!" Негр всерьез полагал, что имеет все шансы на продолжение диалога со Штайном. И в этом мог помочь тот самый Ронич.
   -- А если он меня не правильно поймет, - процедил негр сквозь зубы, прикладывая ладонь к панели замка шлюза "Палладина", -- то лучше враг перед лицом, чем за спиной!
   Прямо в лицо негру ударила струя газа, и люк со скрипом распахнулся. Ни кто не вышел его встретить. Похоже, ни кого не интересовала цель его появления. Где-то в глубине небольшого кораблика раздавались весьма и весьма взволнованные голоса. Спустя секунду из сумрака узких проходов грузовика до Кира донесся настоящий взрыв хохота.
   "Неужели кто-то меня опередил? - подумал негр и решительно шагнул вперед. - В любом случае, я вовремя!"
   Желссон перешагнул высокий порог атмосферного шлюза и, протискиваясь между хаотично торчащими откуда попало железками и пучками проводов, проник в центральный коридор звездолета. Он уже хотел было двигаться в том направлении, откуда доносились голоса, но совершенно неожиданно кто-то крепко схватил за рукав. Негр среагировал немедленно. Рука сначала хлопнула по пустой кобуре на боку, а потом потянулась в сторону противника.
   Которого, впрочем, не существовало. Широкий рукав одеяния зацепился за очередную железку. Незваный гость как раз занимался освобождением рукава, когда из узенького дверного проема, боком, с трудом протиснулся здоровенный бородатый мужик обряженный в выцветшую, обильно украшенную заплатками рубаху и дешевые штаны из комплекта рабочей одежды. Это явно был член экипажа "Палладина", о пробуждении которого де Кастро как-то позабыли известить. Желссон облизнул полные губы и улыбнулся. Он подумал, что это открытие может стать тем "тузом в рукаве", который полезно иметь во время разговора с Артом.
   -- Там осторожнее, - вместо приветствия пробурчал здоровяк. -- Проволока торчит...
   -- Спасибо, - с готовностью откликнулся Кир, решив, что это начало разговора, -- я уже...
   -- Угу, - промычал колонист, повернулся к гостю спиной, достал разнос уставленный бокалами полными какого-то напитка и неторопливо, ловко избегая всевозможных проволочных ловушек, удалился. Желссону ничего не оставалось, как последовать за незнакомым мужиком.
   Центральный коридор обрывался уже через несколько метров, плавно переходя в кают-компанию. Маленькая комнатка была снабжена многочисленными складными стульчиками и одним неведомо как сюда попавшим небольшим билиардным столом, на котором хватало места и под тарелки с объедками, и под пустые стаканы и под разнокалиберные бумажки с циферками и под карты, и под локти игроков. Все до единого стульчики оказались занятыми. Конечно же, весь экипаж звездолета был в сборе. Арт Ронич, сидящий на углу билиарда, одетый только в пообтершиеся тренировочные брюки и серую от пота майку, зажав в уголке рта чадящую сигаретку, морща лоб, разглядывал карты в руке. Карты его, похоже, искренне волновали, а негр Желссон, нерешительно замерший на пороге, вовсе нет.
   -- Какие ставки? - учтиво поинтересовался Кир.
   -- Миликредит - фишка, - холодно выговорил здоровяк, всовывая в руку незваному гостю стакан с какой-то мутно-коричневой жидкостью. -- В кредит не играем.
   -- Пас, - сбрасывая свой набор карт на билиард, и вставая, воскликнул незнакомый звездолетчик в перемазанном разводами сажи и машинного масла великоватом комбинезоне.
   -- Садись, - даже не предложил, а скорее приказал Ронич, кивая. -- Деньги можешь поменять у Бормана.
   Крепыш, снабжавший игроков напитками, с готовностью шагнул к гостю. В огромном кулаке были зажаты масса разноцветных бумажек с написанными от руки цифрами. Как Желссон догадался - это и были игровые фишки.
   Негр пригубил напиток, который оказался неплохим венерианским пивом, причмокнул и уселся на освободившееся место. Кир подумал, что, вряд ли много проиграет при таких-то ставках. За то имеет реальный шанс в процессе игры поближе познакомиться с Артом Роничем, а за одно выяснить характер этого таинственного человека. Ведь всем известно, что в азарте раскрываются души...
   Тем временем партия продолжалась.
   -- Пять, - почесав затылок, нерешительно выговорил Арт.
   -- Согласен, - чуть улыбнувшись уголками губ, сквозь зубы процедил мужчина с ненормально большой головой и чрезмерно узкими плечами. Узкие щелочки глаз и большой тонкий, нависающий над губами нос придавали его лицу какой-то хитрый, лисий вид. Впечатление усиливала огненно-рыжая шевелюра.
   -- А тому, кто будет мухлевать, буду бить по морде, - слегка хмыкнув, проговорил себе под нос Кир. -- По рыжей, наглой морде!
   -- Пять и еще... десять, - скосив глаза к носу и, выпуская ртом аккуратные колечки табачного дыма, равнодушно бросил третий игрок -- как не странно женщина.
   Говорила она густым, вполне мужским басом, одевалась как мужик, курила, была коротко подстрижена и только огромные груди, не спеленатые бюстгальтером, свободно болтались под просторной майкой. Она была ширококостна и низкоросла. Красавицей ее назвать было трудно. Киру она не понравилась.
   -- Удача сегодня у Фрау, - констатировал рыжий и добавил к кучке в центре билиардного стола еще одну бумажку. -- Десять и две.
   -- Удача - капризная леди, - отмахнулся Ронич, шелестя немногочисленными фишками. -- Обычно она любила меня, а сегодня вдруг ее на женщин потянуло... Гомосексуалистка проклятая... Десять, две и еще десять.
   -- Ронич, ты опять блефуешь, - покачала головой Фрау. -- Я ведь накажу... Еще десять!
   Кучка напротив женщины была значительно больше и Кир решил, что Ронич, видимо, уже несколько раз сегодня пробовал выиграть на блефе и каждый раз проигрывал. Желссон покопался в своем кошельке и, выудив оттуда стокредитовую карточку, передал ее Борману. Тот недоверчиво посмотрел, только что на зуб не попробовал, уселся за свободный краешек стола и принялся выписывать недостающие фишки на обрывках старых журналов. Негр, с сомнением наблюдающий за процессом превращения денег в фантики, даже пожалел, что решился сесть играть. Тем более что ни когда не был большим специалистом по покеру.
   -- Пас, - с шумом выдохнув, сдался рыжий.
   -- Еще пятьдесят и закончим эту партию?! - предложил Арт подозрительно глядящей на него женщине.
   -- Как бы не так, красавчик, - без большого оптимизма, проговорила Фрау. - Еще сто... и пятьдесят.
   Ронич пересчитал свою наличность, добавил требующуюся сумму и решительно бросил в кучку в центр стола остаток.
   -- Еще семнадцать и открываем карты, - улыбнулся он.
   Женщина пожала плечами, как бы говоря, что она тут не причем, отпила огромный глоток пива, добавила полстраницы искромсанного журнала и положила на зеленое сукно свой набор карт -- три туза, двойку и семерку. Напротив Ронич выложил двух джокеров. Три оставшиеся карты он продолжал держать в кулаке.
   -- Ладно, ладно, ты победил, - улыбнулась Фрау. -- Чего там у тебя?
   -- Покер, - одними губами прошептал Арт и выложил на билиард трех вольтов. -- Первый раз в жизни...
   -- Это негр тебе принес удачу, - обвиняющим тоном воскликнул рыжий. -- С чего бы тебе так подфартило?
   Желссон решил, что хитромордый колонист за что-то недолюбливает темнокожих людей.
   -- А кто запретил использовать негров, как талисман?! - взвился Ронич. -- Нет такого в правилах нашего казино! Они полноправные граждане и нечего тут дискриминацию наводить!
   Кир мысленно записал Ронича в список своих друзей.
   Ронич в глубине души расхохотался и пожал сам себе руку.
   -- Перекур, - рявкнул Борман, судорожно выцарапывая на клочках цифры. -- Пять минут.
   Вся компания, словно только и ждала распоряжения, дружно вытащила сигареты и задымила. Кир, который никогда не курил, считая эту привычку чрезмерно вредной для здоровья, тут же закашлялся, но виду, что ему не нравится не подал.
   -- Меня зовут Кириллиос Желссон, - ни к кому определенно не обращаясь, представился гость, сообразив, что Ронич знакомить его с остальными членами своей команды не намерен.
   -- Борман, - глухо проворчал Борман. -- Футы нуты тут култура!
   -- Фрау, - выпустила женщина струйку дыма в лицо визитера.
   -- Ронич, - хмыкнул Арт.
   -- Гаргонас Атридис, - кивнул рыжая бестия.
   -- Иванов, - бросил через плечо, отправляясь куда-то в глубину корабля, человек, который освободил для Кира место за игровым столом.
   Пять минут прошло. Борман от усердия вытащил язык, но разноцветных бумажек - фишек все еще не хватало.
   -- Честно сказать, - осторожно начал Кир. -- Не очень-то ваши имена похожи на настоящие...
   -- Еще скажи, что тебя действительно зовут Кирилосись Желесон, - недоверчиво покачал головой Атридис.
   -- Помолчите! - рыкнул Борман. -- На моем корабле никого не интересуют настоящие имена. Лишь бы человек был хороший.
   -- Он и так с трудом своими сосисками циферки выкарябывает, - громким шепотом поделилась своими наблюдениями Фрау, -- а тут еще ты со своими разговорами.
   -- Что означает заявление, будто корабль его? - наклонился к смеющемуся Роничу Желссон.
   Негр решил не поднимать более тему имен. Тем более что Атридис действительно попал в точку. В детстве Кириллиос Желссон носил несколько иное имя.
   -- Именно то, что и говорил, - вытерев выступившие из уголков глаз слезы, пропыхтел Арт. -- "Палладин" - частная собственность Бормана. Он же и капитан этого судна.
   -- А ты?!
   -- Я? Я тот самый груз, который Бомана наняли перевозить.
   -- Готово! - торжественно выкрикнул здоровяк. -- Колоду банкиру.
   Перед Киром появилась солидная пачка фишек. Наверное, на одного гостя ушел целый журнал.
   Банкиром, естественно, тоже был капитан "Палладина".
   Игроки чинно сложили фишки начальных ставок в центр стола и стали принимать карты, ловко раздаваемые Борманом.
   "Нужно немного поддаться, - решил Кир. -- Пусть Ронич думает, что я простак, с которым не опасно иметь дело. Сто кредитов вполне приемлемая цена за хорошее отношение Ронича."
   Гость поднял карты и обнаружил, что все пять картинок оказались червовой масти. Вполне выигрышная комбинация.
   -- Одну, - решительно попросил Кир, когда очередь обменивать невыгодные карты дошла и до него.
   И в добавок к червовым даме, королю, вольту, девятке и восьмерке, начавший игру в поддавки Желссон заполучил еще и джокера. Флеш-рояль!
   "Не везет в картах, так может быть в интригах повезет", - пронеслось в голове Кира. Поэтому, когда торговля дошла до него, сказал:
   -- Все ваше и сто сверху.
   -- Нас посетил великий игрок, - присвистнула Фрау. -- Я пас.
   Ее примеру очень скоро последовали и все остальные. Желссон получил минимальный выигрыш, но что хуже всего -- в казино "Палладин" не принято было показывать комбинации. Кир не мог даже похвастать редкостной комбинацией, и это его искренне огорчало.
   Две или три следующие партии Кир безнадежно проиграл. Кучка фишек заметно уменьшилась, но все равно оставалась самой большой.
   -- Вот так и в жизни, - выгадав удобный момент между играми, принялся вести подкоп Желссон. -- Всю жизнь искал способ выбиться в люди. Наконец попал в Буллиальд, к де Кастро. Думал -- вот она, моя Удача. Нет, опять не то. Нарвался на сумасшедшего фашиста...
   -- А ты удери с "Капитаньи" в ближайшем порту, - коварно ввернул Атридис
   -- Мы терпим бедствие как раз в том уголке Космоса, где ни кто из людей не бывал. Боюсь, что из ближайшего порта нам всем еще не скоро получится удрать, - печально улыбнулся Кир. -- Может даже так случится, что нам придется обживать эту планету.
   -- Ничего страшного в этом нет, - зевнула Фрау. -- Технология известна давным-давно...
   -- Да и не заметно, чтобы "Капитаньи" разваливался на части, - пробасил банкир-капитан-судовладелец. -- Эта, как ее там... Эта девчонка... Юлька... Сыртова, -- Борман старательно морщил лоб, -- настоящий молодец. Посудина уже давно отправилась бы в тартарары, если бы не она.
   -- Насколько я понял, это именно она довела судно до плачевного состояния, - тихо возразил Кир, в глубине души опасаясь, как бы огромный человечище не разнервничался и не раздавил его, Желссона, в лепешку. -- А колонизировать планету... толпе совершенно незнакомой с этим ремеслом...
   -- Не Боги горшки обжигают, -- покровительственно похлопал по плечу гостя Атридис. -- Существует масса пособий, в компьютерах записана подробнейшая хроника обживания всех обитаемых планет. Да и "Капитаньи" битком набит всеми нужными для этого дела припасами. Так что не пропадете.
   -- Вы будете играть или лясы точить? - рыкнул Борман.
   -- Я хотел бы получить информацию, о которой мы только что говорили, - наклонился Желссон к уху Атридиса.
   -- Эй, гость, - настойчиво требуя возвращения к игре, выкрикнул капитан. -- Ты еще хвостом повиляй...
   -- Да зачем это тебе? - капризничал Горгонас. -- Что может быть проще!.. Вываливаешь всех людей и оборудование на планету. Строишь форт, решаешь проблему власти...
   -- Власти, - как эхо прошептал Кир и наткнулся на внимательный, оценивающий взгляд Ронича.
   -- Ага, - медленно кивнул тот. -- На каждой планете, снова и снова, возникает эта проблема. И каждый раз ее приходится решать...
   -- Да будете вы играть или нет, - даже как-то жалобно проговорил Борман.
   -- Да, - словно проснувшись, воскликнул Ронич. -- Давайте еще немного поиграем, а потом поедим. Ты как? -- колонист стукнул жестким тонким пальцем под ребра Желссону, -- не откажешься от хорошего куска жареного мяса?
   Кир, в общем-то не избалованный деликатесами, только на миг представил себе сочащийся жирком кусок телятины, и его рот наполнился слюной. Воспоминание об обеде и пищевых брикетах только распалило аппетит.
   -- Я думал Эл всех кормит своими "кирпичами", - справившись с повышенным слюноотделением, проговорил негр.
   -- Причем тут Эл? - искренне удивился Борман. -- Приятель, проснись! Ты не на полу развалившемся "Капитаньи", а на "Палладине". У нас здесь все в порядке!.. Тебе сколько карт?
   Кир поднял сданные ему карты и задумался. Две десятки и джокер*, или десятка-валет-дама-джокер*? Наконец он решил оставить готовую не плохую комбинацию карт, вместо того чтоб рисковать.
   -- Две, - отбрасывая в кучу сброшенных карт даму и валета, твердо сказал гость.
   Секундой спустя в руках у негра было каре в десятках и приблудная семерка. Комбинация беспроигрышная. Лицо Желссона застыло.
   -- Конечно, ты можешь получить эту информацию, - разглядывая свои карты, проговорил Горгонис. -- Но я советую за консультациями по этому поводу обратиться к Элсусу. У него банки памяти больше... Одну!
   -- Он меня недолюбливает, - хмыкнул Кир. -- Он всех, кого не зовут Юлька Сыртова, на дух не переносит.
   -- Можешь сделать это с моего компьютера, - вполне серьезно проронил Ронич. -- Я Элсусу ничего плохого не делал.
   -- Скучно с вами, мужики, -- зевнула и почесала левую грудь Фрау. -- Все бы вам играться в эти игрульки... Я пас. Пойду лучше Черепу меню составлю.
   -- Черепу? - не понял Желссон.
   -- Мозгу "Палладина", - пояснил Борман. -- Делайте ставки.
   Атридис внимательно посмотрел на гостя, потом, прищурившись, на Ронича и аккуратно положил карты на стол.
   -- Для меня ставки чрезмерно высоки, - четко выговорил он и поднялся. -- Да и не люблю я такие игры. Я -- человек маленький...
  
   -- Предводитель колонистов с "Палладина", Арт Ронич, запросил только что информацию о планете, куда мы стремимся попасть, справочник по теории колонизации терраподобных планет, полные списки пассажиров с указанием гражданских специальностей и перечень оборудования и припасов "Капитаньи", - меланхолично сообщил Эл, оторвав Юльку от раздумий. -- Что мне предпринять?
   -- Арт Ронич? Он ведь кажется не из друзей де Кастро? - словно разговаривая сама с собой, произнесла гиперпилот. -- У нас есть какая-либо информация об этом человеке?
   Элсус за несколько минут замолчал, занявшись просматриванием своих обширных банков памяти.
   -- Досье с таким названием существует в памяти локального разума компьютера Джакомо Элсода. Запросить информацию?
   -- Попробуй, - легко согласилась Юлька, подозревая, что вряд ли Эл добьется что-либо от микромозга принадлежащего таинственному Элсоду.
   Ее подозрения, конечно же, оправдались. Эл смущенно сообщил, что выход на терминал Джакомо закрыт не вскрываемым паролем.
   -- Дай Роничу всю информацию, которую он запрашивал, - улыбнулась пилот, -- и свяжи меня с Элсодом... Вот он и пригодился.
  
   4
   КАРТ-БЛАНШ
  
   Металлические переборки звездолета тонко пели, испытывая циклопическое напряжение экстренного торможения. Стоило приложить руку к стене, чтобы почувствовать эту высокую, неслышимую человеческим ухом песню. Стон изнемогающего от перегрузок металла. Ультра комариный писк жаждущего покоя звездолета.
   Николас Каутин конечно не мог слышать эту тревожащую душу арию покалеченного крейсера и, тем не менее, она мешала сосредоточиться. Чувство, словно враги притаились за дверью и только и ждут момента, когда он сделает неверный шаг, не проходило. Интуиция, первый помощник человека его профессии, молчала, но чувство, ожидание провала не проходило.
   Мужчина изменил геометрию спальной платформы, чтобы можно было сидеть как в кресле, положил портативный компьютер на колени и попробовал расслабиться. Вскоре дисциплинированный разум Каутина заработал в полную силу.
   Оцепенение, вызванное информацией о неведомом Гурл-Хи -- сверхоружии, обладателем которого неожиданно даже для нее самой стала Юлька Сыртова, прошло. Требовалось оперативно изменить давно и тщательно разработанные планы дальнейших действий в соответствии с новыми условиями.
   Ни кто не мог представить такого поворота событий. Вдруг оказаться на крейсере битком набитом полубезумными маньяками в Богом забытом уголке Космоса, в десятках световых лет от ближайшего форпоста Человечества. Без связи с миром, без информации о политической ситуации. Несколько тысяч тонн золота в крейсере, который не пригоден более к путешествиям в гипермире, в Большом Космосе. У необитаемой планеты. Да еще это Гурл-Хи...
   И Нику Каутину необходимо было решить, как же в экстремальных условиях выполнить возложенную на него миссию.
   "Гурл-Хи, если это действительно супер-оружие, в корне меняет дело, - думал Каутин. -- Обладание золотом де Кастро не стоит потери столь мощного рычага воздействия на мегаполитику, как абсолютная дубина".
   Юлька Сыртова, как единственный человек, обладающий относительно полной информацией и, возможно, контролем над "дубиной", становилась более ценным человеком, чем де Кастро. Командор, в силу своей излишней информированности, превращался в препятствие. Разделение армии португальца на несколько враждующих орд, а, как следствие, и ослабление хозяина крейсера, могло сыграть на руку Сыртовой и ему, Нику Каутину.
   Оружие, по мнению и Элсуса и Юльки, расположено на планете, к которой "Капитаньи" стремительно, визжа тормозами, приближался. Вывезти Гурл-Хи в обитаемый Космос имеет возможность только человек с сотней лиц -- Артемий Ронич. Он пока о существовании чудо-оружия не знал, и в планы Ника не входило это менять. Впрочем, с эвакуацией Гурл-Хи с безымянного пока мира можно было некоторое время подождать. Тем более что все еще оставалось неясным, насколько оружие опасно, какими разрушительными возможностями обладает, да и вообще -- можно ли привозить его на густонаселенную колонию. Ронич же должен будет доставить в пределы человеческой Ойкумены послание его, Ника Каутина к руководству.
   Ник заранее поморщился, но все же поднялся и достал из холодильника бутылку дешевого, воняющего дрожжами, шампанского. Отхлебнув немного, мужчина с трудом удержался от того, чтоб не выплюнуть гадкое пойло в раковину, но заставил-таки себя проглотить.
   -- Ох уж эта легенда, - пробормотал он под нос и вернулся на кресло-кровать.
   Так или иначе, но придется участвовать в затеянной Желссоном колонизации планеты. К этой же идее скоро придет и де Кастро, вопрос лишь в том, на кого ставить. Кто имеет больше шансов на успех этого нелегкого предприятия.
   Командор -- владелец огромного золотого запаса, но желтый металл не станешь кушать и дом из него не построишь. Экипаж звездолета и несколько десятков клерков Танкелевича не ахти, какие колонисты. Две трети армии -- это люди Кириллиоса и его, Джокомо Элсода...
   При одном воспоминании этого ненавистного имени у Николаса свело от отвращения рот.
   ...Отношения между супермозгом Элсусом-2000 и де Кастро контролировались Сыртовой. Она же являлась, по сути, реальной повелительницей "Капитаньи" и всего оборудования крейсера. Ронич с его "Палладином" и экипажем грузовичка, опытными колонистами, явно дал понять, что скорее встанет на сторону Желссона, чем смирится с окровавленным безумием португальца...
   Пальцы мужчины уже проворно бегали по клавишам компьютера, запрашивая у Эла информацию о планетной системе, месте хранения Гурл-Хи. Николас пытался поставить себя на место Кириллиоса и Арта чтобы понять какие ресурсы, необходимые для успешного начала колонизации, станет стягивать к себе негр. Элсус предоставил нужные сведения практически немедленно и Каутин тот час мысленно добавил плюс группировке Ронич-Желссон.
   Тем не менее, прежде чем анализировать полученные данные, Николас задумался о еще одной стороне проблемы. О внешней составляющей. На сколько риск испортить отношения с президентом Штайном повлияет на процесс принятия решений заговорщиков? Его, Каутина, стараниями о зверствах де Кастро в кратере Буллиальд на Луне, о работорговле и создании нелегальной армии, о спекуляциях на столь необходимых истекающей кровью Земле компонентах лекарств и стратегическом топливе, узнало все Человечество. Станет ли узурпатор власти Штайн цепляться за де Кастро в случае, если у него появится выбор? Насколько важно для новоявленного тирана общественное мнение?
   "Впрочем, - ухмыльнулся своим мыслям Каутин. -- Общественное мнение не сложно организовать в нужную сторону! Система транскосмического головидения с успехом это делает уже не одно десятилетие".
   Однако если кроме нового хозяина Банка и золотого запаса, Штайн получит еще и худо-бедно обжитую планету, вряд ли он станет слишком сильно грустить о непредсказуемом командоре.
   Ник пересчитал все плюсы и минусы обеих сторон и принял окончательное решение. И только после этого принялся разбирать массу сведений о новом мире.
   Звезда, красно-оранжевый гигант, вокруг которой по практически круглой орбите путешествовала планета, в каталогах проходила под определенным кодом, однако имела и имя собственное -- Антарес, альфа Скорпиона. О существовании планетной системы у Антареса, астрономы и не подозревали. Это нарушало общепринятые теории. Тем более что альфу Скорпиона считали двойной звездой.
   Дальние сенсоры "Капитаньи" однозначно выявили кислородную атмосферу пока безымянного шара. Процентное содержание животворящего газа несколько превышало норму - 26,5%, но спектральный анализ показал не слишком большое количество углекислого газа, который теоретически обязан был появиться в атмосфере, как следствие многочисленных пожаров.
   За то кислотная составляющая превышала все возможные нормы. По прогнозам Элсуса, людям можно было не бояться прогуливаться под открытым воздухом без специальных скафандров, а вот металлы там обречены. Что подтверждалось большим процентным содержанием водорода в атмосфере. Даже начинающий химик легко доказал бы, что такой коктейль газов не может быть стабильным. Смесь кислорода с водородом сама по себе взрывоопасна. Этот мир должен был выгореть уже давным-давно...
   Планета оказалась значительно крупней Земли и любого из миров уже обжитых людьми. Притяжение на ее поверхности составляет порядка 1,3 земного. То есть человек массой шестьдесят килограммов будет весить почти сто!
   Вместе с тем мир Антарес-II вращается вокруг своей оси, кстати, совершенно не наклоненной, с неспешностью ленивца. Оборот за сорок один стандартный час. И ровно тысячу оборотов за год. Эл сделал предположение, что излишки водорода скапливаются в верхних слоях атмосферы и уже оттуда постепенно развеиваются в космос. Сила звездного ветра гиганта Антареса вполне достаточна для осуществления такой самоочистки планеты. В общем, на альфе Скорпиона-II люди жить могут.
   О географии мира Эл ничего пока не сообщал. Видимо для более детального исследования планеты необходимо было оказаться на ее орбите.
   Каутин откинулся на спинку своего импровизированного кресла в полном недоумении. Исходя из этих сведений, на поверхность следовало высаживаться голыми с одними каменными топорами. Какое оборудование постарается приготовить Желссон, предугадать казалось невозможным. Негр не станет соваться в "пекло", не обеспечив заранее успешный исход предприятия. В этом Ник, давно и тщательно изучивший "наставника", мог быть полностью уверен. Но вот из-за какого конкретно оборудования на "Капитаньи" начнется главная драка, это оставалось тайной.
   Николас оттопырил губу, почесал нос и решительно напечатал столбик из имен пяти человек. Де Кастро, из каких-то своих побуждений, разрешил каждому приготовить списки к пробуждению. Естественно, командор будет еще утверждать кандидатуры, но в том, что напечатанные имена пройдут в окончательный список, Каутин не сомневался. Привилегия идиота...
   Ник вывел коротенький перечень на лист пластика и засобирался к командору. Спрятал в душевой комнате компьютер, смял постель, разбросал по каюте пустые бутылки из-под шампанского и обертки от шоколада. Достал из сумки тюбик губной помады, чтоб изобразить на зеркальной панели женские губки...
   Каутин принялся было одевать кобуру, но вспомнил, что оружие, кроме пистолета командора, заперто в арсенале... И остановился, уставившись на свое ненавистное отражение в зеркале.
   -- Идиот, он и есть идиот, - зло проговорил он и смачно плюнул самому себе в лицо.
   И вместо того, чтоб отправиться в апартаменты де Кастро, пошел совсем в другую сторону.
  
   Топливный ресурс крейсера иссяк. Про существование минимума запасов энергоносителя, необходимого для поддержания систем жизнеобеспечения и посадки "Капитаньи" на поверхность Антареса-II Юлька старалась даже не вспоминать, чтобы не появилось искушение использовать для торможения и его. Элсус буквально завалил девушку данными. О баллистической траектории полета, балансе мощности, характеристике гравитационного поля планеты, аэродинамической и метеорологической составляющих атмосфер. Отдельный монитор в коконе Сыртовой отражал изменения массы корабля с выгоранием горючего.
   Искусственный интеллект, который в более спокойные времена зачастую позволял себе, предлагать варианты готовых решений, и даже смел настаивать на их выполнении, сейчас полностью сваливал это на хрупкие девичьи плечи.
   Элсус старался не вникать в дела Юльки, если того не требовала необходимость. Странное подозрение искрой гуляло по миллиардно километровым цепям компьютера. Если бы он был человеком, то наверняка чувствовал бы смущение. Ему казалось, что он своими действиями серьезно подвел хозяйку. Что выболтал де Кастро много больше, чем того требовалось, и чем можно было обойтись. Этим и объяснялось его нежелание вникать в дела Юльки.
   Девушка же, делала вид, словно не замечает отстраненности друга. И хотя ей попросту некогда было заниматься моральными проблемами супер мозга, Юлька хитрила -- лишний раз просила впустить в виртуальный мир. Эл, сравнивший количество этих виртуальных погружений хозяйки до открытия Гурл-Хи и после и вычисливший очевидную связь, начал ревновать. Не смотря на то, что полиморфный зверек больше судно не посещал.
   Юлька открыла глаза в коконе, вернувшись с берега неспешного виртуального ручья. Ей требовалось некоторое время, чтобы справиться с учащенным сердцебиением, вызванным неутешительными выводами. Скрипящему от напряжения "Капитаньи" требовался дополнительный источник энергии. Хоть немного. Только на один импульс торможения. Иначе крейсер мог попросту срикошетить о плотную атмосферу Антареса-II и снова уйти в космос. Тогда шансов спасти пассажиров не останется вовсе. Вдобавок ко всему, сумасшедший командор планировал пробудить еще без малого три десятка человек, которых необходимо будет кормить, поить и снабжать кислородом. То есть тратить дополнительную энергию. Бессилие что-либо изменить, доказать португальцу необходимость экономии, Юльку бесило. "Почему, - рассуждала она, -- я должна бороться, чтобы все, включая этого маньяка со склонностью к суициду, попросту выжили? Почему я не могу бросить все это, и катитесь вы..."
   -- Ты знаешь, Эл, - раздраженно проговорила Юлька. -- Самым лучшим выходом было бы вывалить все это дерьмо за борт!
   -- Что или кого именно ты отожествляешь с понятием "дерьмо"? - вежливо поинтересовался компьютер.
   -- Конечно де Кастро с его компанией... - вскричала девушка и одним движением выключила какой-то вспомогательный монитор на панели перед собой. -- Его беспросветная тупость мешает спасти его корабль.
   -- Надеюсь, ты пошутила, - настороженно произнес Элсус после секундной заминки. -- Ты же знаешь, что я ни когда не выполню такой приказ... Даже если его отдашь ты...
   -- Да к черту все! - устало отмахнулась Сыртова. -- Конечно, я не отдам такой приказ. Но это было бы лучшим выходом... Одновременно облегчить "Капитаньи" и избавиться от сумасшедшего командора.
   -- Если размышлять теоретически, - повеселел Эл, -- то лучше всего было бы вывалить, как ты выразилась, за борт всю воду, спустить кислород и освободиться от содержимого камеры-бокса номер 334. Тогда уменьшения скорости до пределов достаточных для маневра в атмосфере Антарес-II можно будет добиться даже минимальным расходом топлива. Например, таким, который содержится в любом из тридцати челноков...
   -- О-го-го, Эл! Да ты ожил? - обрадовалась девушка. -- А то чего-то дулся на меня. Молчал все. Я даже подумала, что маньяк де Кастро на тебя плохо повлиял...
   -- Нужно признаться, тот факт, что командор обладает над сознательным ключом к логическим цепям, несколько угнетает, - прогудел компьютер. -- Я отвык от узко командного обращения.
   -- У людей это называется... - Юлька запнулась на полуслове и задумалась, подбирая подходящее слово.
   -- У входа в твою каюту стоит Джакомо Элсод, - мягко выговорил мозг, боясь нарушить вдруг возобновившееся взаимопонимание с хозяйкой крейсера. -- А по переходу в секторе "В" сюда же приближается Игор Танкелевич.
   -- Спасибо, Эл, - улыбнулась Юлька. -- После договорим... Впусти Элсода. Второй пусть подождет. Если Танкелевич станет уходить, задержи его. Мне интересно узнать, что ему нужно.
   Таким образом, Каутину не пришлось припоминать секретнейшие коды открывания замков на дверях в келью Юльки Сыртовой. Едва он положил руку на сенсор, как толстенная створка герметичной диафрагмы распахнулась, приглашая войти.
   -- Здравствуйте, Ваша Светлость, - с легким полупоклоном, справедливо пологая, что помещение наверняка оборудовано многочисленными сенсорами, заявил Ник. -- Благодарен за полученную информацию. Она помогла правильно понять суть игр, которые затеяли наши лидеры.
   -- Доброго здоровья и вам, лейтенант Элсод, - голографическое изображение богоподобной женщины в развевающемся на несуществующем ветру сияющем платье повисло над снежно-белым коконом. -- До сих пор обмен сведениями был обоюдовыгоден, не так ли? Но чем же я заслужила столь высокий титул?
   -- Вы, на сколько мне известно, младшая дочь сидера Поркера Сыртова, одного из князей Марса. Разве не так?
   -- У вас и на меня есть досье, лейтенант?
   -- Нет, Ваша Светлость, что вы. Просто я некоторое время жил на Четвертой планете. Сыртовы - известный там клан...
   -- Вы пришли поговорить со мной о социальном устройстве моей Родины? - вскричала Юлька, перебивая гостя.
   -- Нет, Ваша Светлость, - наклонил голову Каутин. -- Я пришел поделиться прогнозами о дальнейших действиях группировок де Кастро и Кириллиоса Желссона.
   -- Вы считаете, что это две разных группировки?
   -- Раскол в рядах орды командора очевиден, - менторским тоном заявил Ник. -- Кир уже договорился с Артемием Роничем о совместных действиях против португальца. С компьютера "Палладина" лейтенант запрашивал и получил информацию от Элсуса...
   -- Вам не кажется, что это недостаточный повод считать Желссона противником командора? - мягко возразила девушка. -- Не может так случиться, что де Кастро затеял интригу с Роничем?
   -- Об этом я не подумал... - нерешительно произнес Николас. -- Впрочем, в самое ближайшее время мои предположения могут получить доказательства... или будут опровергнуты.
   -- Что ж, - любезно согласилась Юлька. -- Предупрежден, значит, не побежден. Так кажется, говорят? Если раскол в орде все-таки произошел, то не лишним будет знать, что же предпримут стороны в ближайшее время.
   -- Мне кажется, - улыбнулся Каутин. -- Де Кастро и Кириллиос очень скоро столкнутся лбами у дверей арсенала!
   -- Вы думаете, есть вероятность, что они начнут стрелять прямо в корабле? - встревожено воскликнула пилот, одновременно читая сообщение Эла, что Танкелевич достиг дверей хозяйки, и просит разрешения войти.
   -- Их ни что не остановит, - печально согласился Ник.
   -- Хорошо, - недоверчиво сказала Юлька. - Если люки в арсенал кто-либо откроет, мы будем об этом знать.
   -- Я тоже?
   -- Я же сказала "мы"... Кстати! У дверей стоит Игор Танкелевич. У вас есть информация о нем?
   -- Конечно, - поклонился мужчина. -- Я вам ее немедленно предоставлю. Код доступа к банку досье в моем компьютере -- "карт-бланш".
   Элсус, даже без подсказки хозяйки, немедленно проник в запретные ранее для него блоки микромозга Каутина и скопировал всю имеющуюся там информацию.
   -- Не слишком-то я и хотел бы, чтобы Танкелевич застал меня здесь, - тихо проговорил Каутин.
   -- Давайте просто придумаем легенду... Причину, по которой вы сюда явились, - возразила Сыртова. -- Например...
   -- Например, шампанское! - быстро предложил посетитель. -- У меня кончилось любимое шампанское и я пришел просить синтезировать его.
   -- Договорились, - хмыкнула Юлька. -- Мы даже исполним вашу просьбу... У вас замечательное прикрытие!
   -- Иногда я от него устаю, - пробурчал Ник.
   -- За то идиотам легче жить, - засмеялась пилот. -- Делайте скорее присущее Элсоду выражение лица. Я впускаю банкира... А как ваше настоящее имя?
   -- Я его почти забыл, Ваша Светлость...
   Лепестки диафрагмы с легким шипением скользнули в стены, вспыхнули и растворились в воздухе небольшие облачка газа приводящего в движение привод двери. Низкорослый человек в стандартной серой, мешковато сидящей на пухлом теле, робе астролетчика, почти не наклоняясь, перешагнул высокий порог и встал, озадаченно оглядываясь. Игор даже не предполагал, что в каюте гипер пилота окажется так тесно. Между коконом и стеной едва хватало места, чтоб мог протиснуться человек.
   -- О, - выдохнул банкир, увидев у матовой полусферы пилота Джакомо Элсода. -- Что ты тут...
   -- Здравствуйте, мистер Танкелевич, - голосом Юльки сказала прекрасная богиня-голография. -- Вы тоже пришли что-то попросить?
   -- Гм... - Игор прочистил горло, поклонился и сказал:
   -- Рад, что нам удалось встретиться, леди Сыртова.
   -- Ваша Светлость, - громким шепотом вдруг выдал Элсод.
   -- Что? - поддавшись, тоже негромко переспросил Танкелевич.
   Джакомо туповато подмигнул, шмыгнул носом и, снова негромко, выдал:
   -- Зовите ее "Ваша Светлость". Ей это нравится.
   -- Ты сам придумал? - иронично проговорил Игор.
   -- Ага, - с жизнерадостной улыбкой согласился тот. -- Я в сериале видел... Всех повелителей так называли...
   -- Помолчи, - ткнул пальцем точно между глаз Элсода банкир. -- Я пришел поговорить о важных делах. Тебе их не понять!
   -- Давайте не будем строго судить лейтенанта, - вмешалась Юлька. -- Мне все равно, как станете меня называть... Так что, все-таки, вас сюда привело?
   -- У меня есть проект, способный решить некоторые проблемы, - важно выговорил, обращаясь к пилоту, Игор. -- Я имею в виду дефицит энергии, гм, Ваша Светлость.
   -- Почему это вас беспокоит? - тема разговора начала интересовать Юльку, однако она не могла не улыбнуться, услышав предложенное Элсодом обращение из уст Танкелевича.
   -- Мы попали в неприятную ситуацию, леди... Ваша Светлость, - высокопарно заявил банкир. -- И я думаю, сейчас мы должны быть всерьез обеспокоены.
   -- Могу смело утверждать, - светски возразила пилот, -- что так думают далеко не все...
   -- Тем не менее, есть план. Он касается тех тысяч тонн золота, что имеются на борту. Я полагаю, если "Капитаньи" избавится от этого дополнительного груза, вы сможете более эффективно использовать остатки топлива для спасения экипажа...
   -- Что я слышу?! - вскричала Юлька. -- Вы предлагаете выбросить за борт то, из-за чего команда вот-вот передерется? И это говорите вы, банкир!?
   -- Разве я говорил выбросить? - хитро сощурился Танкелевич. -- Я сказал, что у меня есть план, как облегчить за счет золота наш корабль. Сокровища должны покинуть борт "Капитаньи", но не в коем случае их нельзя выбрасывать. Кроме того! Вторая часть плана содержит решение и проблемы возможных беспорядков на судне...
   Банкир оглянулся, словно обозревая пораженную публику. Но увидел только открывшего рот от изумления Элсода.
   -- Ваша Светлость. Я думаю, Джако должен нас оставить... - заговорщицки проговорил Игор. -- План реальный, но может прийтись не по душе некоторым нашим... руководителям.
   -- Я вас внимательно слушаю, - серьезно сказала девушка. -- И лейтенант Элсод останется здесь.
   -- Но... - растерялся банкир.
   -- Никаких "но"! - отрезала пилот. -- Я все еще не понимаю, почему вы пришли с этим проектом сюда. Разве такие вопросы не должен решать командор? Я не уверена, что ваше здесь появление -- это не часть коварной провокации господина де Кастро. Лейтенант останется здесь, чтобы быть свидетелем...
   -- Между понятиями "должен" и "может" есть огромная разница, мисс, - тихо перебил Юльку Танкелевич. -- Если Бартоломео имел возможность это осуществить, то я разговаривал бы сейчас не с вами, а с ним... К сожалению, командор не только не может, но и не способен сейчас об этом думать.
   Элсод громко хмыкнул и поспешил отвернуться.
   -- Хорошо, - смирилась Юлька. -- Давайте поговорим о деле.
  
   Каутин долго не мог заснуть. Тяжелые мысли, царапая изнутри череп, неутомимо ворочались в голове. Но даже когда сон-избавитель все-таки пришел, воспаленный разум отказывался отдыхать. И в забытьи мужчина продолжал обдумывать странный, рискованный план малорослого банкира.
   Замысел действительно был реально выполнимым. Перенести, с помощью роботов-погрузчиков, несколько тысяч тонн золота на один из орбитальных корабликов ни какого труда не составляет. Дозаправка челнока топливом, изъятым с нескольких подобных суденышек, тоже достаточно простое дело.
   Некоторые споры вызвало обсуждение команды золотоносного судна. Банкир, будучи далеким от премудростей астронавигации, предполагал, что судно такого небольшого размера можно пилотировать дистанционно, с борта "Капитаньи". Юлька же прекрасно осознавала, что сверх меры перегруженный челнок в незнакомой атмосфере необитаемой планеты, да еще ведомый с крейсера каким бы то ни было талантливым пилотом практически обречен. С другой стороны, послать вниз только одного человека -- уготовить ему неминуемую смерть.
   Итак, необходимость экипажа была доказана. Спор закипел с новой силой, на этот раз о конкретных кандидатурах. Впрочем, он продолжался не долго, оборвавшись, едва речь зашла о пилоте. Астронавигаторы на крейсере подчинялись старшему офицеру Перелини -- человеку де Кастро. Заговорщики попали в тупик.
   -- У нас еще есть некоторое время, чтобы найти выход, - наконец сказала Юлька и голофигура пропала.
   Для посетителей кельи гиперпилота это означало окончание разговора. Сначала продолжающий корчить из себя идиота Каутин, а следом и Танкелевич, покинули каюту. И если банкиру еще предстояло проинструктировать своих пробужденных спустя час после разговора помощников и начать погрузку боксов с золотом в грузовые трюмы орбитального челнока, то лейтенант, отдав листок с именами командору, отправился в каюту.
   Николас окончательно проснулся после нескольких часов беспокойного, не принесшего облегчения сна. Едва открыв глаза, он сел на спальной платформе, дрожащей рукой стер с лица выступившие капли пота и проговорил:
   -- Гурл-Хи! Дьявол его побери. Если с челноком произойдет катастрофа, мы можем случайно уничтожить склад с супероружием!
  
   5
   АКУНА МАТАТА
  
   Перелини долго выбирал стул. Ему казалось, что место за длинным столом в офицерской столовой имело политическое значение. Он думал, что положение каждого кресла должно что-то говорить о человеке, который его занимает.
   Старший пилот нерешительно потоптался у высокой спинки стула во главе стола, но уселся все-таки на соседнее, справа. Однако не пробыл на этом месте и минуты. Его душу наполняло чувство близкое к экстазу, и оно мешало сосредоточится. Быстрыми, нервными шагами Перелини обошел стол кругом и снова остановился у вожделенного главного кресла. При мысли, что мог бы легко занять его, у пилота на миг перехватило дух. И задрожали руки, когда он вспомнил, как выглядит искаженное гневом лицо командора.
   И все-таки Перелини чувствовал себя прекрасно. Что-то, какая-то внутренняя сила распирала пилота, расправляла плечи. Сладкое ощущение вседозволенности, обладание почти абсолютной властью подсвечивало изнутри смуглое от природы лицо.
   -- Первый, после Бога и командора, - хмыкнул он себе под нос, и всплеск здорового цинизма вынес к принятию правильного решения.
   Появляющихся одного за другим пробужденных командос и офицеров команды "Капитаньи" старший пилот встречал, стоя за спинкой столь желанного стула.
   Они входили в столовую, бурчали ссохшимися за долгие года сна при пониженной температуре глотками какие-то слова приветствия и рассаживались. Перед каждым оказывался стакан на четверть наполненный обычной чистой водой. Здоровенные, с чудовищными узлами генетически увеличенных мышц, солдаты и помятые, словно с похмелья астронавигаторы в один глоток выпивали порции влаги и недоуменно крутили головами в поисках добавки. К тому моменту, как в зале собралось с десяток человек, раздались первые голоса с требованиями пищи и горячительных напитков.
   Именно на это собственно де Кастро и рассчитывал. Перелини прекрасно знал, что именно произойдет. Десятки раз он наблюдал тяжелый процесс экстренного пробуждения, и каждый из них, люди, которых после гипотермии* анабиозных камер всегда слегка морозило, просили горячительных напитков. И тем не менее Перелини волновался. Никогда прежде ему не приходилось молча стоять у стола, где хорошо обученные убивать люди требуют от него невозможного.
   Атмосфера зала быстро накалялась. Появление в проеме двери Пи Кархулаанен, а следом и Луи Чена, несколько разрядило ситуацию, но не надолго. Командос трясло от холода, а звездолетчики, даже уже помногу раз совершавшие гиперперелеты, чувствовали себя не на много лучше. Перелини искренне полагал, что его жизнь берегла только надежная стальная дверь, за которой было собрано все оружие на борту "Капитаньи".
   Последними в столовую явились четверо оживших банковских клерков во главе с Игором Танкелевичем. Как не странно, но эти люди выглядели так, словно и небыли ни когда в анабиозных камерах, словно полчаса назад встали с теплых постелек, почистили зубы, надели свежие сорочки и отправились завтракать. Громко стучащие зубами солдаты, едва взглянув на служащих Танкелевича, попытались взять себя в руки и не показывать слабости.
   Пищевые брикеты Ненарда, появившиеся на столе, были встречены негодованием. Офицеры команды крейсера, имеющие представление о сути коричневато-зеленых "кирпичей" недоуменно переглядывались, клерки тупо разглядывали незнакомое "блюдо", солдаты же посчитали, что над ними издеваются и зарычали. Старший пилот понял, что наступило самое подходящее время для вступительной речи, и прокашлялся, привлекая внимание.
   -- В стаканах, которые вы нашли перед собой, - громко заявил Перелини, -- была ваша суточная норма воды... Пищевые брикеты Ненарда - это единственная пища, которой соглашается кормить нас взбунтовавшийся компьютер корабля...
   Командос по вскакивали с мест и заорали все сразу, размахивая кулаками. Астронавты обратили взоры к пилоту. Клерки пожимали плечами и тихо шептались между собой. Одна Пи спокойно отпила малюсенький глоточек воды и откусила небольшой кусочек питательной массы. Именно это увидел де Кастро, вбегая в помещение офицерской столовой.
   -- Что я вижу? - закричал португалец в мгновенно образовавшейся тишине. -- Моим лучшим воинам, моим соратникам и друзьям предлагают давиться этим кошачьим кормом!
   -- Но Элсус только это... - больше всего на свете опасаясь переиграть, пролепетал пилот.
   Командор, нервно похлопывая по бедру ладонью, быстро прошел к креслу во главе стола и сел. Комадос по-открывали рты. Клерки, словно напуганные мартышки, притихли в уголке. Астронавты, имеющие некоторый опыт общения с центральными компьютерами звездолетов и понимающие, что простыми проклятиями от Элсуса ничего не добиться, поджали губы, поджидая окончания театрального представления.
   -- Элсус, - коварным голоском обратился де Кастро к вездесущему компьютеру. -- Ты меня слышишь?
   -- Да, господин де Кастро, - любезно откликнулся Эл.
   -- Не соблаговолишь ли ты синтезировать для меня и моих друзей что-нибудь более удобоваримое, чем это собачье дерьмо?!
   -- Вы имеете в виду пищевые брикеты Ненарда?
   -- Именно это, гореть тебе в Аду, я и имею в виду! - вполне реалистично, с точки зрения Перелини, сыграл возмущение португалец.
   -- Командор, - в сто первый раз принялся объяснять супермозг. -- Вы же знаете, что из-за дефицита энергоносителя, я вынужден...
   -- Элсус! - заорал, вскакивая с места, де Кастро. -- Я приказываю тебе немедленно начать синтез.
   -- Выполняю, - смиренно выговорил Эл.
   Только Танкелевич заметил, что появившиеся вскоре на столе яства ни кто из присутствовавших не заказывал. А это значило, что все предварительные переговоры с Элом командор провел еще в каюте. Разыгранный в помещении офицерской столовой фарс был рассчитан в первую очередь на то, чтобы произвести впечатление на вновь пробужденных. Эти люди, еще не успевшие разобраться в хитросплетениях интриг на "Капитаньи", должны были решить, что де Кастро все так же обладает всей полнотой власти на крейсере.
   Однако цирк сыграл на руку не только командору. Сам того не желая, португалец собственной рукой торжественно вручил козырную карту первому сопернику -- Желссону. Раскол в орде, до этого существующий только в намерениях, приобрел очертания бездонной пропасти. И все только потому, что Кириллиосу пришла в голову мысль показать своим сторонникам, чем занимаются будущие враги. Дабы предполагаемый моральный разгром был как можно более полным, негр даже пригласил в офицерскую столовую весь экипаж "Палладина". И вот полтора десятка человек, две трети из которых трясло крупной дрожью после оттаивания, молча сгрудились в широком дверном проеме. Несколько минут командос из отрядов Элсода и Желссона разглядывали уплетающих деликатесы за обе щеки недавних товарищей по оружию, а потом Кир протиснулся вперед и громко сказал:
   -- Пошли отсюда, ребята. Нам не место среди крыс!
   Через несколько минут, когда, следуя за Кириллиосом, люди добрались до посадочной палубы "Палладина", Желссон произнес одну из самых зажигательных речей когда-либо слышанных Николасом. Мысленно Каутин даже аплодировал негру-демагогу, а Ронич от чего-то выглядел несколько смущенным.
   -- Друзья! - тихо начал Кир, слегка постукивая кулаком по потрепанной внешней обшивке звездного грузовичка. -- Мы вынуждены были покинуть Землю! У нас, в общем-то, и выбора не было... Там, у "красных", - негр неопределенно махнул куда-то назад, -- мы ни кому не нужны! Мы с вами отправились в Космос, чтобы найти новую Родину, новое место в жизни...
   Где и когда Желссон изучил ораторское искусство - сокрыто мраком. В досье Каутина на "партнера" существовали огромные пробелы. Как бы то ни было, но учили негра на совесть.
   Кириллиос кратко пересказал историю с катастрофой, Сыртовой и Элсусом-2000. Обрисовал ту планету, к которой на всех парах мчался "Капитаньи" и, наконец, перешел к самому главному:
   -- ...Сегодня мы с вами убедились, что и здесь, на крейсере, мы нужны не всем! Больше того! Я скажу вам, кому мы здесь действительно нужны! - негр бил кулаком в борт суперкарго все громче, все сильнее, задавая какой-то странно завораживающий ритм. Подчиняясь этому ритму, Николас вместе со всей толпой, то испытывал негодование, то скорбел по утерянной на всегда Земле, то его сердце переполняла надежда в светлое будущее.
   -- Мы нужны только самим себе! - брызжа слюной, орал Желссон. -- Ни кто не хочет заботиться о нас!? Значит, мы должны сами о себе позаботиться! Нас отовсюду гонят?! Значит, мы должны построить себе новый дом! Нам не желают что-то давать?! Значит, мы должны сами это взять!..
   Барабанный бой Кира все усиливался. Толпа впадала в какое-то исступление. Люди начинали постукивать, кто, обо что придется в ритме негра. Для них больше не существовало мира вне Желссона, каждый из тех, кто слушал речь, слышал и видел только оратора. Кириллиос полностью контролировал несколько десятков людей.
   -- Это говорю вам я, Кир Желссон! - остервенело бил себя в грудь оратор. -- И вы знаете, что мне можно верить... Акуна матата*!
   Не хватало оружия и приказа наступать. Войско было полностью готово к тому, чтобы идти в бой. Даже на голодный желудок. Даже против недавних братьев по оружию, соучастников по Буллиальду.
  
   Орда де Кастро действительно раскололась, как и предсказывал Элсод. Юлька смотрела то на один монитор, то на другой, не в силах наблюдать за двумя группами потенциально опасных людей сразу. После непродолжительного раздумья гиперпилот решила таки оставить на время посадочный док "Палладина" и все внимание сосредоточить на офицерской столовой, где как раз в этот момент командор делил обожравшихся и пьяных людей на несколько команд.
   Де Кастро едва сдерживал гнев. Он снова обладал властью, у него снова была армия, снова Пи смотрела на него бесконечно добрыми глазами, и все же португалец оставался недовольным. Командор чувствовал, так же как это было в той самой пустой комнате на учебной базе командос, что кто-то более умный, более расчетливый, обладающий большей властью над людьми играет против него. Глядя на оргию в столовой, на раскрасневшиеся от алкоголя и жратвы морды командос, на счастливое лицо старшего пилота, он ловил себя на мысли, что его обвели вокруг пальца. И хитрый прищур глаз Игора Танкелевича, который, судя по его виду, как всегда знал больше, чем говорил, только укреплял подозрения командора.
   -- Не пора ли заняться делом? - одними губами произнес банкир с другого конца стола, заметив, что де Кастро смотрит на него.
   Португалец через силу улыбнулся и кивнул. Действительно пора было прервать оргию и показать некоторым крысам кто в доме хозяин.
   -- Твои люди нужны мне в рубке управления "Капитаньи", - повелительно выговорил командор на ухо наклонившемуся Перелини.
   -- Что там делать, - скривился тот. -- Элсус отключил рубку от систем управления кораблем.
   -- Вот именно этим мы и займемся, - мысленно выстрелив в непокорную голову старшего пилота, пришлось объяснять де Кастро. -- Через несколько минут я к вам присоединюсь и мы решим эту небольшую проблему... Или ты сомневаешься во мне?!
   -- Нет, нет, - улыбка в один миг сползла с лица Перелини. -- Что вы, командор!
   "Боится, - обрадовано подумал португалец. -- Это хорошо. Значит уважает... И побоится предать".
   Пилот обошел астронавтов, что-то сказав на ухо каждому, и вскоре они вышли из столовой. Командос попытались было остановить разбредание теплой компании, но командор быстро отвлек внимание:
   -- Все довольны? - громко спросил он.
   -- Еще девочек бы, - тут же отозвался кто-то из бойцов. -- Это здорово, командор. Из боя прямо на пир...
   Де Кастро целую секунду пытался понять о каком же бое ведет речь солдат, пока не вспомнил, что для людей сидящих за одним с ним столом не было остановки на Марсе. И угрозу с обезумевшего Буллиальда они помнить не могут. Еще не существует для них непокорных Элсуса и Юльки Сыртовой. Эти люди все проспали. Их запечатали в анибиозные камеры сразу же после атаки на красных в самом центре полуразрушенного Нью-Йорка. Для них время спрессовалось между двумя событиями, бой -- пир.
   -- Вам предстоит еще множество боев... и пиров, - уверенно воскликнул командор. -- Быть может, даже в самое ближайшее время... Вы еще не знаете, что Кириллиос Желссон отказался подчиняться моим приказам, и намерен захватить власть на крейсере...
   -- Так давай прострелим его тупую башку, - перебив командира, тут же предложил один из командос.
   -- Оружие в арсенале, - улыбнулся де Кастро. Потом вдруг вскочил и заорал с неожиданно переменившимся лицом. -- Возьмите свои ружья и выбейте мозги из предателей!
   Бойцы прямо-таки выпрыгнули из-за столов и, покачиваясь на нетвердых ногах, удалились в сторону арсенала.
   -- Ты идешь со мной в рубку, - командор ткнул пальцем в Луи Чена. -- И ты, - на этот раз перст указал на Танкелевича, -- Остальные свободны пока...
  
   -- Люди де Кастро отправились в арсенал, - поспешила сообщить Каутину Юлька.
   Незадолго до последних событий Николас предусмотрительно вставил в ухо микрокоммуникатор напрямую связанный с коконом гиперпилота.
   -- Если твои предположения окажутся пророчествами, мы должны иметь возможность оказывать оперативное противодействие командору или Желссону, - сказала тогда Сыртова. -- Мне не нужна стрельба на борту!
   -- Боюсь, этого не избежать, Ваша Светлость, - печально покачал в ответ головой Каутин.
   Так или иначе, но коммуникатор оказался не лишним.
   -- Командор уже вооружает командос, - сказал Джакомо, с трудом протиснувшись через толпу к Киру, -- не пора ли и нам? А, Кир?
   -- Откуда ты знаешь, - подозрительно прищурился негр.
   -- Ну, это... Ты знаешь же эту цыпочку, которая так здорово... - Элсод яростно морщил лоб и размахивал руками. -- Она пошла... Ну, ты понимаешь... Они там... Это... Люк в арсенал открыт был... И люди это... командора...
   Желссону пришлось терпеливо дожидаться пока "партнер" "пережует все сопли" и закончит доклад о результате разведки. К его, Кира, сожалению, Элсод и его подчиненные -- голубые, шлюхи и извращенцы -- были единственной разведкой, которой он располагал. На счастье, пока она работала не плохо.
   -- Акуна матата, - тут же заорал Кир и все подняли головы от жалких пищевых пайков. -- Португалец открыл ворота арсенала! Если мы не поторопимся, то они перестреляют нас как сидячих уток!
   Юлька в десятый раз за какие-то несколько часов пожалела, что не умеет смотреть на несколько мониторов одновременно. Третий экран показывал рубку крейсера, ситуацию в которой тоже нельзя было упускать из виду. Блокированные ее личным паролем бронированные ворота в арсенал внушали надежду, что столкновение обожравшихся приверженцев безумца и загипнотизированных речью негра солдат не приведет к кровопролитию. Однако Юлька не прочь была присмотреть и за этими людьми. В довершение всего, Эла нельзя было отвлекать от последних приготовлений к старту груженного золотом челнока. Иначе девушка давно скользнула бы в призрачный виртуальный мир, стала бы вездесущей и неуловимой как дух, смогла бы контролировать бы весь крейсер сразу. В конце концов, гиперпилот решила сложить часть ответственности со своих генетически не развитых плеч.
   -- Лейтенант Элсод, - устало позвала она единственного, кроме Элсуса, своего союзника, на которого до определенной степени могла положиться. -- Ни мне, ни вам не нужна кровь у ворот арсенала. Не так ли?
   Каутин, будучи окруженным, со всех сторон людьми, которых не намерен был просвещать о своих отношениях с Сыртовой, медленно кивнул, наморщил лоб и оттопырил губу, изобразив крайнюю степень задумчивости олигофрена.
   -- Буду вам весьма признательна, если кровопролития не произойдет. Вы можете что-либо предпринять?
   Мужчина снова кивнул и стал зачем-то загибать пальцы. Юлька покачала головой, пожалев за одно этого неплохого человека, которому приходится играть очень сложную роль, и переключила все внимание на командную рубку.
   Астронавигаторы привычно занимали свои места за длинным столом, отягощенным приборами связи, ориентации, контроля и управления "Капитаньи". Включенные мониторы слабо мерцали хаотичными электро сигналами. Рубиновые искры датчиков ровно тлели, демонстрируя взаимоисключающие значения. Пульт был отрезан от систем управления крейсером, и это обстоятельство удручающе действовало на недавно пробужденных офицеров. Де Кастро это прекрасно понимал и знал, каким образом поднять настроение людям, в помощи которых так нуждался. Специально для них была приготовлена вторая часть спектакля.
   Командор решительно вошел в обширный зал командной рубки, коротко кивнул астронавтам и рухнул в свое, установленное за спинами пилотов, кресло. Так, как обычно это делал в те времена, когда узурпатора Сыртовой еще и в помине не было на борту "Капитаньи".
   -- Элсус, - лениво воскликнул португалец и слегка улыбнулся. -- Скотина железная!
   -- Он занят, - раздраженно ответила за друга Юлька. -- И не хватайтесь за свой пароль. Я дала Элу задание, от которого на прямую зависит выживание пассажиров крейсера. В Эле запрограммированы установки отменяющие любые внешние приказы, если задание связано с жизнями человеческих существ.
   -- Да мне плевать, чем там еще занят твой поганый комп! - заревел де Кастро. -- Или он выполнит мои приказы, или я взорву этот саркофаг!
   -- Когда-нибудь ваши суицидные наклонности заведут вас в петлю, - тихо выговорила Сыртова. И добавила, уже громче:
   -- Что же вы хотите, командор? Еще пищи? Вина? Станцевать вам стриптиз?
   Португалец засмеялся и победоносно взглянул на астронавтов. Ни у них, ни у Танкелевича примостившегося у порога в рубку на лицах должного почитания не было.
   -- Верни моим людям управление кораблем! - коварно предложил командор. -- Ты так часто говоришь о своей заботе, о нас грешных, так мы посмотрим, стоят ли слова того, чтобы им верить.
   Юлька молчала несколько долгих минут. Де Кастро уже решил было, что гиперпилот отказалась от его предложения и собирался все-таки ввести пароль, вызвать Элсуса. Но тут Юлька снова заговорила.
   -- Я предлагаю компромисс и прошу, чтобы решение приняли не только вы, мистер де Кастро, но и офицеры корабля, - решительно заявила она. -- Я подключу контрольные панели главного пульта, и вы сможете увидеть все сложности, которые мне с Элом приходится преодолевать. После этого вы, астронавигаторы, должны будете сами решить -- хотите ли вы принимать на себя ответственность за всех людей на этом корабле!
   Де Кастро не успел ответить. Юлька увидела на своем мониторе, что пилоты согласно кивают, и уже через миг большинство контрольных экранов и датчиков на пультах разразились целой оперой данных. Разноцветные кривые выплясывали танцы зачарованной кобры, списки неработающих систем корабля, как похоронная процессии неспешно шествовали через объемные дисплеи и не было им конца, этим спискам. Навигационный модельный стенд вычерчивал возможную траекторию и спустя пару секунд сам же отвергал ее, как невозможную. Перелини и все его офицеры, повернувшись спинами к командору, впились взглядами в картину предвещающую неминуемую катастрофу крейсера.
   -- Резерв топлива на маневр торможения - ноль, - кричал один.
   -- Гравикомпенсирующая постоянная баланса - баланс по килю неустойчив, - отзывался другой.
   -- Модель захвата орбиты Антарес-II -- отказ системы, - ужасался другой.
   -- Командир, - нехотя подвел итог Перелини. -- Без помощи Элсуса и пилота Сыртовой посадка невозможна.
   -- Болван! - вскричал португалец. -- Она попросту нарисовала вам все эти данные. А вы поверили!
   -- Это невозможно, командор, - совсем тихо выговорил старший пилот. -- Мы проверили все связи в сетях, и достоверность источников данных полностью подтвердилась. "Капитаньи" способна посадить на планету только Сыртова...
   -- Ты понимаешь, что говоришь? - ревел де Кастро. -- Это бунт! Да я вас всех...
   Командор вытащил из кобуры пистолет и размахивал им перед носом Перелини. Жизнь старшего пилота повисла на волоске, и спасло его только известие о полном разгроме отряда посланного за оружием в арсенал.
   -- Ворота оказались запертыми и мы не смогли их открыть, - пожаловался один из побитых, протрезвевших командос. -- Ребята Кира налетели, как банда, из-за угла, пока мы возились с замками. У них были обрезки металлических труб и ножи. Ты не говорил нам, что...
   -- Может тебе еще слюнявчик подвязать?! - вырыгнул командор и одной пулей разнес "черному вестнику" голову. Ошметки мозгов и фонтаны крови брызнули на параноидально чистую стену, в один миг превратив командную рубку в некое подобие скотобойни. -- Кто-то хочет что-нибудь добавить?
   Все молчали, и эта гнетущая тишина придавила рубку "Капитаньи" словно огромная пуховая подушка, лишив всех присутствовавших способности рассуждать здраво.
   -- Ты собираешься убивать всех, кто принесет тебе дурную весть? - серьезно поинтересовался Танкелевич когда стало понятно, что припадок безумия у командора миновал.
   -- И ты? - почти невнятно выговорил де Кастро, усаживаясь в свое кресло и, вытирая ладонью капли крови с пистолета. -- Ты тоже хочешь что-то плохое сообщить?
   -- У тебя еще есть патроны? - опасливо спросил банкир.
   -- Командор! - опрометчиво воскликнул один из астронавтов, обнаружив на своем мониторе отражение существенных изменений произошедших вдруг с характером полета крейсера.
   Танкелевич поднял ладонь, советуя астронавигатору пока помолчать, и взглянул на португальца в ожидании ответа.
   -- Брось, - выдохнул тот. -- Для тебя, приятель, пуля еще не отлита. Чего там у тебя...
   -- Постарайся воспринять новое для тебя известие спокойно. Хорошо? - попросил Игор и кивнул астронавту, предлагая тому изложить новость.
   -- Командор, сэр, - недоумевающе протянул офицер. -- Приборы показывают, что несколько минут назад с "Капитаньи" стартовал один из наших челноков... И после этого масса судна уменьшилась сразу на несколько десятков тысяч тонн.
   -- Ну и что, по-твоему, это значит? - прищурился португалец. -- Какая-то крыса сбежала с обреченного корабля?
   -- И прихватила с собой весь золотой запас, - ввернул банкир.
   -- Что? - не сразу понял де Кастро.
   -- Я освободил "Капитаньи" от чрезмерного груза. Отправил золото на планету.
   -- А экипаж? - тут же взвился Перелини.
   -- Это было просто. Сыртова пробудила четверых сверх того списка, что ты, - Танкелевич взглянул на командора, -- передал Элу. Я поговорил с этими людьми. Предложил им премиальные и объяснил задание. Они согласились.
   Хозяин звездолета несколько минут сидел без движения, уставившись на переносицу банкира. От этого тяжелого взгляда у Игора забилось учащенно сердце, и вспотели ладони.
   -- Что еще вы с Сыртовой сделали за моей спиной? - зловеще проговорил, наконец, де Кастро. -- Сколько еще моих людей ты купил?
   -- Не говори глупостей, - дерзко выкрикнул Танкелевич и поморщился. -- Я сделал это только чтобы дать нам хоть какой-то шанс на то, чтобы выжить... Ты же слышал, что сказали твои люди! Мы терпим бедствие, а золото перегружало корабль...
   -- Надеюсь, вы хотя бы догадались... - начал было говорить Перелини, но тут же замолк, натолкнувшись на горящие безумием глаза португальца.
   -- Кого ты набрал в экипаж?
   -- Список есть в общей сети, - любезно, с изрядной долей сарказма, проговорила откуда-то сверху Юлька Сыртова. -- Место посадки челнока тоже секретом не будет. Ни для кого.
   -- Что значит ни для кого?! - трагично вскричал Перелини. -- Для Кириллиоса тоже?
   -- Информация будет открыта для всех, - подтвердила худшие опасения старшего пилота девушка.
   -- Тебе не кажется, Сыртова, что нам настала пора серьезно поговорить, - по мнению Танкелевича, как-то даже подозрительно спокойно, выговорил де Кастро. Так, словно он уже смирился с самоуправством, словно золото для него - ни что. -- Наедине!
   -- Я предлагала сделать это спустя два часа после того, как вы все пробудились, - капризно протянула Юлька.
   -- Через полтора часа я буду в своей каюте, - так, словно дело было уже решенное, заявил командор. И добавил, обращаясь к Перелини:
   -- Найди Пи и передай ей, что хочу ее немедленно видеть в своей каюте... Чтоб через десять минут она была там!
   Португалец встал, прошагал к люку на нижние палубы и вышел. Конечно же, там его встретили двое командос, которых Кир поставил присматривать за рубкой. Едва ли де Кастро обратил внимание на этих людей, и уж тем более эти часовые не посмели остановить невменяемого командира. Словно призрак смерти Бартоломео проходил мимо одного поста за другим, всюду сея ужас, заставляя бледнеть лица закаленных в боях солдат, сметая всю решимость противостоять его воле, его исступленному, окровавленному помешательству.
   Пи, которая уже ждала командора у дверей его каюты, казалась солдатам жертвенной овцой, Андромедой, снова оставленной на съедение чудовищу.
   Де Кастро еле удержался от того, чтобы броситься к девушке в объятия. Его лицо озарилось какой-то идиотской, зловещей, по мнению опасливо поглядывающих из-за угла приверженцев Желссона, улыбкой. Сердце сбилось с ритма, а потом застучало в удвоенном темпе.
   -- Ты хотел меня видеть, Берти, - мягко произнесла Пи, входя за дрожащим от нетерпения командором в его каюту. -- У тебя нездоровый вид...
   -- Хорошо, что ты пришла, - сглатывая что-то мешающее свободно дышать, отозвался португалец. -- Мне тебя не хватало.
   -- Я сейчас... - понимающе кивнула она, села на спальную платформу и принялась неторопливо расстегивать магнитные пуговицы на стандартной серой робе. -- Хорошо, что ты позвал меня, прежде чем начал стрелять в этих милых людей. Теперь ты успокоишься, и они перестанут казаться такими уж страшными...
   Де Кастро, не в силах больше сдерживаться, рухнул на колени рядом с женщиной и, уткнувшись лицом ей в живот, тихонько заплакал.
   -- Ты святая, - приговаривал он, чувствуя как стекает, растворяется напряжение последних дней под ее ласковыми мягкими руками. -- Даже не представляешь, какая ты святая. Я сделаю тебя императрицей, ты родишь мне кучу розовеньких детишек, на тебя станут молиться все эти гнусные людишки... и только ты... и я... И весь мир, вся Галактика у наших ног...
   -- Ну, ну, - покладисто соглашалась она, поглаживая его по голове. -- Конечно, все будет хорошо... Все, как ты захочешь... Как говорит худенький Кири -- акуна матата...
   Командор замер. Пи тоже, испугавшись этой в нем мгновенной перемены. И именно эта секунда, миг, который был нужен усталому разуму де Кастро чтобы правильно интерпретировать информацию, спасла женщине жизнь. Португалец, конечно же, вскочил с колен Пи, пистолет птицей смерти порхнул в руку, но момент, когда ярость запеленила глаза мужчины, прошел, и он так и не выстрелил.
   -- Раздевайся, - сквозь зубы процедил командор. -- Быстро!
   Женщина глубоко вздохнула и одним движением скинула мешковатую одежду. И именно стоящего над обнаженным телом Пи с пистолетом в руке и выплевывающего слова ненависти португальца, увидела Юлька Сыртова, в назначенное время включив сенсоры установленные в каюте хозяина крейсера.
   -- Ненавижу! - рычал де Кастро, снимая брюки и ложась сверху. -- Сыртову. Негра. Ронича. Мужа твоего. Танкелевича. Скотину Перелини. "Капитаньи". Штайна. Землю. Колонии. Людишек. Козявок. Лес. Море. Все. Ненавижу...
   Юлька, чувствуя участившийся пульс и полузабытое увлажнение гениталий, приоткрыв рот, смотрела, как португалец выкрикивает свои черные слова с каждым движением вперед, как мелькает в свете тусклых фонарей голая задница мужика и колени женщины. И как Пи ласково улыбается и осторожно поглаживает насильника по голове.
  
   6
   ЛИЦА МАСОК
  
   Каутин стоял в "мертвой зоне" сенсоров и был очень рад тому, что Юлька Сыртова не могла видеть его лицо. Потому что физиономию Николаса корчила судорога с трудом сдерживаемого гнева.
   -- И все-таки, Ваша Светлость, вы пообещали командору дать координаты цитадели Гурл-Хи! - усилием воли заставляя себя не кричать, ровно сказал Каутин. -- Единственный козырь, который оставался бы в наших руках и после посадки крейсера на Антарес-II.
   -- Да, я сделала это, - жалобно пискнула гипер пилот. -- И мне придется выполнить обещание. Сидеры всегда держат свое слово.
   -- Какого черта! - наконец взорвался Ник. -- Вы отдали самое страшное, по вашим словам, оружие во всей Вселенной в руки отъявленного негодяя. Да еще в самый неподходящий для такой благотворительности момент. У этой скотины и так все в руках. И золото, и армия, и корабль. Теперь еще этот полиморф...
   Лейтенант замолчал, не зная, какие еще слова нужны, чтоб убедить девушку.
   -- С вами что-то происходит, - констатировал Каутин некоторое время спустя. -- Вы ведете себя не разумно. Я не узнаю былую Юлию Сыртову...
   -- Мне так одиноко... - на грани слышимости проговорила Юлька. -- Я ни кому не нужна...
   Челюсть Каутина громко клацнула, и он открыл рот.
   -- Ни как не ожидал услышать это от вас, - прошептал он.
   -- Что ж я не человек что ли? - простонала Юлька. Перед ее мысленным взором снова, который уже раз за последние пару часов, промелькнули образы обнаженного мужского тела, интимной части мужского тела. Соски ее небольших грудей напряглись, налились кровью. Томление лишенного ласки тела достигло предела. Юльке страстно захотелось, чтоб кто-нибудь, хоть сам дьявол, притронулся к ее животу, поцеловал во влажные губы, овладел ею...
   Другая ее половина с немалым интересом наблюдала за этим, неизвестно чем вызванным, спонтанным растормаживанием. В душе удивляясь и даже подшучивая сама над собой, Юлька с каким-то извращенным интересом отмечала изменения, которым подвергалось тело вместе с тем, как вожделение плотского наслаждения все больше и больше овладевало ею. И этой другой Юльке очень-очень хотелось увидеть лицо Элсода, продолжающего молча стоять у кокона.
   -- Вы мой единственный друг здесь... - продолжала причитать в исступлении девушка. -- Я так хочу к вам притронуться, взглянуть на ваши глаза без посредничества электроники... Какого цвета ваши глаза? У вас же голубые глаза?
   -- Пигментация зрачка изменена искусственно, - хрипло проговорил Каутин. Его начинало трясти от одной мысли, что вот-вот, через секунду, белоснежный колпак скользнет в сторону, и он увидит воочию прекрасную богоподобную женщину... и быть может, даже сможет овладеть ее телом. Гнев, вызванный известием, что гиперпилот согласилась выдать командору место расположения Гурл-Хи, в один миг растворилась в потоках бурлящей в жилах крови. Николас готов был простить ей что угодно только за возможность прикоснуться губами к ее животу.
   -- Да, - торопливо выдохнул Каутин, опасаясь, что если он не скажет этого сейчас, то не сможет решиться уже никогда, -- я тоже очень хотел бы притронуться к вам...
   Уже секунду спустя сервоприводы купола кокона зашипели, и верхняя часть убежища пилота плавно отъехала в сторону. Каутин шагнул вперед и взглянул на парящее в силовом поле обнаженное тело Юльки. И замер, наткнувшись на огромные водянистые, воловьи глаза девушки.
   -- Что с вами? - прошептала она. -- Вы побледнели... Я настолько ужасно выгляжу?
   -- Вы, - запинаясь, выговорил Ник, -- вы... вы -- сидер!
   -- Конечно! - гневно вскричала Юлька, в один миг все осознав. Кокон стремительно закрывался. -- Конечно я сидер, жалкий человечишка. Ты же знал это!.. Вон из моей каюты!.. Ты тоже получишь координаты Зверя! Если это принесет тебе счастье...
  
   Роботы притащили стол из столовой для солдат и установили его в самом центре посадочного дока освободившегося после отлета челнока с золотом. Почему-то все участники будущих переговоров искренне полагали, что встреча предводителей расколовшейся орды невозможна без этого предмета мебели.
   -- Там же даже стола нет, - кривились капитаны группировок в ответ на предложение Юльки провести переговоры на опустевшей палубе. В конце концов, гиперпилот выругалась и приказала машинам доставить последнее препятствие для начала мирного диалога.
   -- Теперь там есть все, что вам нужно, - ультимативным тоном заявила девушка всем сразу. -- Причин для недовольства больше нет. Претензии не принимаются! Я буду считать, что не явившиеся в назначенное время объявили бойкот лично мне, и предприму адекватные меры.
   Все, кого это заявление касалось, не сговариваясь, явились за час до согласованного времени.
   Желссон пришел пораньше, потому что хотел лишний раз выказать себя господином положения, с видом хозяина встречая остальных.
   Элсод, потому что чувствовал необходимость еще до начала встречи извиниться перед Сыртовой, которая после неудавшегося совращения усиленно его избегала.
   Командор, из тех же самых побуждений, что и негр.
   Перелини, с тем чтобы не нарваться на вероятную засаду людей Кириллиоса.
   Танкелевич, в надежде на то, что удастся выпросить у Юльки и Элсуса что-либо повкуснее пищевых брикетов.
   Ронич -- просто потому, что не мог усидеть на месте.
   Предводители практически одновременно ввалились в обширный зал и так, словно участвовали в спортивном состязании на скорость перемещения по палубам корабля, рванули к одиноко стоящему посредине столу.
   -- Да тут даже стульев нет, - воскликнул добежавший первым Ронич. -- Давайте повторим забег? Мне понравилось.
   -- Ничего, постоим, - с трудом переводя дух и исподлобья глядя на лишь слегка вспотевшего Желссона, прорычал де Кастро. -- Нам нужно все решить немедленно.
   -- Иначе вы попросту перебьете друг друга, ты хотел сказать? - хмыкнул Арт. -- Коридор у выхода на уровень, где расположен арсенал, снова залит кровью...
   -- Я не могу запретить своим людям продолжать попытки восстановить порядок на судне, - скривив губы, словно от нестерпимой боли, парировал командор.
   -- Тем более что они чувствуют себя оскорбленными... - оскалился Желссон. -- Ни одну из схваток они так и не выиграли...
   Португалец потянулся к кобуре, но его пальцы вместо ребристой рукоятки оружия схватили воздух. Одним из условий переговоров было то, чтобы командор, как единственный на судне обладатель пистолета, явился не вооруженным.
   -- За то я выиграл двенадцать кредитов, - похвастался Ронич. -- Гаргонас Атридис все еще верит в боеспособность людей командора. Он все время повышает ставки... В финале драки на тридцатой погрузочной площадке был момент, когда командорцы могли победить, но...
   -- Довольно! - заорал де Кастро. -- Мы пришли сюда обсуждать ваше казино или заниматься делом?
   -- А зачем мы здесь? - громким шепотом поинтересовался у Кириллиоса Элсод. -- Намечается пир? Мне принести шампанское? Эл снова мне его синтезировал... Только сорт другой... Какой-то Дом Переньен... Кислятина....
   -- Замолчите! - снова закричал де Кастро. -- Заткнись, Элсод! Всем плевать на то чего там тебе Эл... Сумасшедший дом какой-то...
   -- Ты тоже заметил? - вскинув брови, вопросил Ронич.
   -- Кстати, милейший Джако, - негромко обратился к лейтенанту Перелини. -- А почему Сыртова разрешает Элсусу готовить специально для тебя шампанское? Что ты ей такого сделал? Нас она таким вниманием не жалует... Ты, может быть, и пищевые брикеты не кушаешь?
   -- Нет, - с самой доброжелательной улыбкой согласился тот. -- Мне Эл готовит... А вы полюбили брикеты Ненарда? Странный выбор...
   -- Извращение просто какое-то, - поддержал партнера Желссон и ехидно засмеялся.
   -- Так за что же ты удостоился такой чести? - не унимался Перелини, сделав вид, что не расслышал замечания Кира. -- Только не говори, что она тебя полюбила всем сердцем.
   "А ты что, за дверью стоял?" - промелькнуло в голове Каутина, но он промолчал, лишь недоумевающе пожав плечами.
   -- Просто он завет Сыртову "Ваша Светлость", - как-то глухо проговорил Танкелевич. -- Ей это нравится. Это тешит ее самолюбие.
   -- Нет, это какое-то безумие, - пытаясь взять себя в руки и подавить вдруг начавшийся нервный тик, простонал де Кастро. -- Эта сучка просто маньячка! Снабжает этого кретина жратвой и шампанским, а экипаж вынужден давиться сушеными водорослями. Избирательное человеколюбие...
   -- В этом вы с ней удивительно похожи... - пожал плечами Арт. -- Твое понятие гуманизма тоже избирательно. Кто-то его достоин, кто-то нет...
   -- Ну, ты, пацифист... - угрожающе процедил сквозь зубы португалец.
   -- А не пора ли ей появиться? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросил Игор.
   -- Она дает нам шанс хоть один раз договориться без ее участия, - медленно выговорил Элсод, старательно морща лоб.
   -- Откуда ты знаешь? - подозрительно протянул Перелини.
   -- У него в ухе таблетка прямой связи с гиперпилотом, - выдал секрет Танкелевич. -- Вы не замечали, что его подчиненные ни разу не попадали в засады людей командора? Его всегда предупреждали заранее.
   -- И давно это у тебя? - строго, учительским тоном вопросил Кир.
   -- Ты что, тоже ничего не знал? - пришла очередь ехидно засмеяться старшему пилоту.
   -- Кстати, а откуда ты все это знаешь? - подозрительно поинтересовался португалец.
   -- Я же тебе рассказывал, - поморщился щуплый банкир. -- Я подключил к сетям Элсуса все архивные сервера банка. Всю информацию теперь обрабатывает корабельный суперкомпьютер. Раз мы оказались оторванными от основной денежной массы страны, а банковские счета все так же необходимо обслуживать, было принято решение временно приостановить хождение кредитных билетов Государственного Банка Земли. Все финансовые расчеты теперь будут осуществляться через Эла в безналичной форме...
   -- Да что это значит, черт бы побрал тебя вместе с твоим Элом? - вскричал командор.
   -- Это значит, господин де Кастро, - мрачно отозвался Кириллиос, -- что теперь зарплату вашим людям станет начислять Элсус и Сыртова.
   -- Ну не так все страшно, как это кажется, - слегка улыбнулся Игор. -- ...Так вот... в процессе согласования деталей, мы с госпожой Сыртовой обсуждали и проблему постоянной связи. Тогда-то она и предложила мне микрокоммуникатор, вроде того, что есть в ухе Джако.
   -- И почему ты отказался? - скривился де Кастро.
   -- Почему это я должен был отказываться? - удивился Танкелевич.
   -- Быть может, мы все-таки оставим эту тему? - напомнил Желссон. -- Можете разобраться со своим банком в другом месте и в другое время... Не пора ли начать обсуждение... высадки на поверхность планеты? И распределения имеющихся в наличии ресурсов между сторонами.
   -- О чем это вы, - Танкелевич изобразил на своем личике крайнюю степень озадаченности. -- О каких ресурсах вы ведете речь? Разве вы забыли, что и "Капитаньи" и все, что находится в его трюмах, принадлежит Банку?!
   Негра уже начал раздражать этот коротышка. Кир уже хотел было заткнуть горло назойливому банкиру, но тот, словно подслушав мысли Желссона, тут же завел разговор о собственно высадке.
   -- Банк намерен финансировать колонизацию терраподобной планеты в системе Антареса. И мы надеемся, что средства Федерального правительства, незадолго до отлета с Марса вложенные в наш банк, обрастут неплохими дивидендами к тому времени, когда связь с человеческой Ойкуменой возобновится... Мы готовы выдать кредиты на обустройство любой группе людей, готовой участвовать в программе колонизации...
   Кириллиос мгновенно все понял. Танкелевич стремительно набирал очки в этой запутанной игре за обладание властью на крейсере, прикрываясь непререкаемым авторитетом Правительства Земли. Конечно же, он, Желссон, не рискнул бы пойти против Штайна... и его денег. Станет ли Президент разговаривать с узурпатором власти и Банка? Возможно. Станет ли Штайн иметь дело с человеком, присвоившим его деньги? Вряд ли!
   Негр больше не слушал банкира. Совершенно не скрываясь, он достал портативный коммуникатор, нажал кнопку и громко сказал:
   -- Все отставить. Операция отменяется. Убьем эту сволочь в другой раз...
   И в тот же миг вооруженные палками и обломками железяк люди появились из различных укрытий в сумрачных углах дока и, бросая ненавидящие взгляды на командора, удалились.
   -- Сильный аргумент, - кивнул Ронич.
   -- Коварная черномазая бестия! - задыхаясь от гнева вырыгнул де Кастро. -- Клянусь именем святой Пи, ты заплатишь за это!
   -- Можно подумать, ваших людей поблизости нет, - фыркнул Желссон. -- Надо полагать, жлобы, праздно прогуливающиеся парочками по пандусу 45-U, это счастливые любовники на свидании?
   -- Да я тебя... - взревел командор и ринулся на обидчика. Однако обежать длинный стол он не успел. Над столешницей повис мерцающий образ богообразной женщины, и все замерли.
   -- Мне надоело, - ровным голосом с явными нотками императорской скуки выговорила девушка. -- Мне надоело ваше непрекращающееся соперничество. Кровь на палубах "Капитаньи" мне надоела. Споры неизвестно из-за чего, дележ воздушного замка... Ради выполнения первого и самого высшего моего... и Элсуса задания - сохранения жизней членов экипажа и пассажиров я вынуждена пойти на крайнюю меру. Отныне свободное перемещение по переходам крейсера будет ограниченно. У вас есть ровно шестьдесят минут на то, чтобы сосредоточить своих людей в каком либо одном месте. Иначе, после того, как я закрою ворота безопасности между отсеками, они окажутся отрезанными от вас.
   Каждому из вас будет предоставлена вся информация об имеющихся на судне припасах и оборудовании, а по мере поступления данных с челнока, и сведения о планете... Пилот Перелини, ваши офицеры могут остаться в рубке... В ваших интересах помочь мне на последнем этапе нашего очень долгого пути... Все договоренности с... кем бы то ни было остаются в силе.
   Кстати сказать! Только что получены вполне качественные снимки поверхности Антареса-II. Астронавт Белла Роу, капитан челнока с золотом, сообщает, что кроме четырех больших островов в районе экватора, есть еще континент средних размеров в непосредственной близости от Северного полюса. Вся остальная поверхность покрыта мелким Океаном... Если все это вам интересно...
   -- У меня есть к тебе вопрос, - тут же выкрикнул де Кастро, -- но я хотел бы задать его из своей каюты.
   -- Какие-нибудь данные о наличии животного или растительного мира на планете получены? - тоже заинтересовался Ронич.
   -- Вся информация, полученная от Беллы Роу - открыта. Все вы сможете с ней ознакомиться со своих терминалов, - равнодушно выговорила Юлька, и исчезла. А потом решительно выключила у себя в коконе все мониторы, связывающие ее с внешним миром, и тихонечко заплакала.
  
   Громадный компьютер, искусственный разум с возможностями превосходящими все когда-либо созданное человеком прежде, Элсус-2000 пребывал в том состоянии, которое у людей принято было называть растерянностью. С того момента, как он заполучил в свои банки памяти обширное досье собранное Элсодом, мозг крейсера приобрел неизведанную раньше страсть к наблюдению и накапливанию информации о людях. Охватывающая каждое помещение, переход, закоулок сеть чутких сенсоров позволили ему уже спустя некоторое время существенно расширить файлы личных дел членов экипажа и пассажиров. Однако чем больше он знал, тем больше появлялось вопросов.
   Эл сформулировал несколько основных, по его мнению, установок влияющих на процесс принятия решений человека, выбрал пару сотен самых противоречивых примеров и появившиеся вопросы направил на терминал хозяйки, в надежде на то, что она сможет на них ответить. Однако выяснилось, что Юлька отключила все системы внешней связи, включая те, что связывали ее с Элом. Компьютер было, забеспокоился. До выхода на орбиту Антареса-II оставалось не более ста часов и поведение Сыртовой казалось не логичным, но, проверив данные медицинской системы кокона, выяснил, что девушка попросту спит. Элсусу оставалось либо отложить решение на другое время, либо предпринять попытку найти ответы.
   Все системы "Капитаньи" функционировали в нормальных для корабля-инвалида режимах. Ни каких оперативных работ по поддержанию жизнедеятельности человеческих существ от Эла не требовалось. Поступающие с заходящего на посадку челнока под командованием пилота Беллы Роу данные, согласно приказу Юльки тут же ретранслировались на все терминалы судна. Супермозг оказался предоставленным самому себе.
   Элсус отважно решил искать ответы на интересующие его вопросы самостоятельно.
   "Я создан по образу и подобию разума Человека, - размышлял компьютер, -- будет ли правильным, если в процессе решения я стану сравнивать поступки людей с тем, как это сделал бы я? Имеет ли компьютерная логика в основе логику человеческую?"
   Ответ явился сам собой - конечно! Раз Люди изготовили Элсуса-2000 для того, чтобы он служил опять-таки людям, значит, его внутренняя логика не может не быть близкой к человеческой.
   "В какой-то мере, я - человек! - удовлетворенно решил компьютер, испытывая некое подобие радости и растерянность одновременно. - Но... среди одного миллиона ста одной тысячи триста двадцати трех примеров человеческих поступков, свидетелем которых я стал, существует восемьсот тысяч четыреста девяносто девять не логичных! Более семидесяти двух процентов!"
   Значило ли это, что человек руководствуется логическими законами не более чем в одной трети своих поступков? Или что логика только на 27 процентов присуща человеку? Напрашивался вывод - человек не логичен! Эл, запрограммированный на то, что большинство законов математики и физики обратимы, с ужасом для себя вывел -- логика не человечна!
   Компьютер предыдущего поколения неминуемо впал бы в коллапс, поставив тем самым под удар жизни подопечных людей. Элсус-2000, задействовав специальные блоки алогики, вернулся к исходному утверждению.
   "Я создан не по образу и подобию разума Человека, - пришлось признать Элу. -- В основе машинной логики нет ни чего от человека. Значит ли это, что мои создатели не люди?"
   Вопрос имел один, безусловно, отрицательный ответ. Искусственный разум знал совершенно определенно: его создатели - люди. Элу снова пришлось использовать маневр отступления. Выходом для него был бы компромисс, но это понятие для Элсуса было пока недоступно.
   Тем не менее, сдаваться он не собирался. Приняв за основу оба утверждения, синтетический мозг вывел - "люди знают законы логики, но поступают не логично". Новый итог размышлений как никогда был близок к компромиссу, но дальше Эл так и не пошел. "Я создан для обеспечения жизнедеятельности человека, и я логичен. Люди не логичны, а значит, не могут без меня жить!"
   Человеческая история охватывала период в несколько десятков тысяч лет. И на протяжении всей своей истории численность людей постоянно увеличивалась. Вывод - биологический вид гомо сапиенс вполне жизнеспособен! Новый тупик.
   Новая модель еще больше отдалила суперкомпьютер от верного решения - "я создан людьми логичными, но не такими, как на судне". С легкостью, опровергнув и это утверждение, Эл впал в растерянность. Он признал, что без помощи человека не в состоянии получить ответы на интересующие его вопросы. "Либо ошибка в наборе информации, которым я располагаю", - окончательно сдался мозг.
   Элсус снова и снова пытался бы как-то подступиться к бастиону единого закона человеческой сущности, но его отвлек последний пакет данных поступивших с челнока, который как раз начинал маневр входа в густую атмосферу планеты.
   Едва сравнив вновь полученную карту магнитных полей единственного пригодного для жизни людей клочка суши с той, что имелась в его распоряжении уже несколько часов, Элсус тут же обнаружил явное несоответствие. Западная часть самого Северного острова архипелага, всего одна точка на берегу обширного залива искажала стройную систему силовых линий. Изображение этого же места в видимом диапазоне не дало ни какой дополнительной информации - на берегу океана, среди исполинских деревьев прятался самый обычный холм. В точности такой же, как сотня его соседей. Инфракрасные датчики показали, что таинственная точка в ксеноджунглях слегка холоднее окружающей местности, но это вполне могло быть следствием каких-либо объяснимых причин. Только сверх притяжение горы портило идиллию.
   Элсус раздумывал не больше мига. Всевозможные датчики, сенсоры, объективы и сканеры нацелились на Северо-Запад Северного острова. Искусственный разум намеревался получить максимум информации в тот самый момент, как сверх нормы перегруженный челнок рухнет на поверхность Антареса-II. Белла Роу была поставлена в известность, что даже Богу не удалось бы совершить мягкую посадку в таких условиях, Эл же предполагал с заранее высчитанной вероятностью, что маленькое суденышко попросту упадет где-то в районе экватора, вызвав небольшой сдвиг тектонических плит. Сейсмическая волна достигнет загадочной точки спустя всего несколько десятков минут, конечно, существенно ослабев, но и этого должно было оказаться достаточным, чтобы иметь представление о внутреннем устройстве излишне выпячивающейся горы.
   Элсус хотел было задействовать для разрешения этой новой, но не на столько трудной задачи и возможности коммуникационной сети крейсера, однако вдруг обнаружил, что все каналы плотно забиты. Без прямого приказа Юльки комп не мог отключить разговорившихся людей, но гипер пилот продолжала отдыхать, и Элу пришлось смириться. Тем более, что он получил возможность значительно увеличить банки данных, наблюдая развивающиеся в "Капитаньи" события.
   Де Кастро, отдавая приказ о пробуждении, как-то не побеспокоился уравновесить свой отряд равным количеством мужчин и женщин, руководствуясь больше бойцовскими качествами каждого кандидата. Так уж получилось, что в том секторе, где стараниями Юльки оказались отрезанными от остальных пассажиров люди командора, кроме Пи Кархулаанен, не оказалось ни единой представительницы прекрасной половины человечества. Тогда как, даже не считая походного публичного дома Джако Элсода, половина группы Кириллиоса состояла из человеческих существ обоих полов. После искусственного разделения враждующих орд, те командос, что остались верны де Кастро, еще некоторое время яростно размахивали кулаками у стеклосталевых панелей герметичных ворот, а потом отправились отдыхать. Кир же не мог позволить себе такой роскоши. Откуда-то глумливый негр добыл хронику самых интересных, из тех, что Элсус когда-либо видел, событий и принялся транслировать записи по всем доступным каналам внутрикорабельной связи. Кадры, где люди, мужчины и женщины, яростно совокуплялись, заняли все включенные в секторе командора мониторы.
   Сначала командос восприняли "подарок" врага, как шутку. Потом, когда вожделение взяло верх над иронией, и они осознали, что половое влечение некуда направить, стало не до смеха. Испуганная обилием предложений Пи скрылась в каюте и вояки не решились силой ее оттуда извлечь, опасаясь гнева вооруженного де Кастро. Дисциплинированное, элитное прежде, подразделение быстро превращалось в плюющихся ядовитой слюной от ярости банду скотов.
   Эл фиксировал все подряд. И то, как, потрясая гениталиями, солдаты скачут у прозрачных плит перегораживающих проход в сектор Желссона. И то, как женщины из отряда бунтовщиков обнаженными прогуливаются по другую сторону преграды, призывно покачивая бедрами и принимая недвусмысленные позы. Как переговорник дверей доносил исступленные вопли и ругань с обеих сторон...
   Супер мозг не знал, как ему поступить. Он попросту не был готов к проявлению массового безумия пассажиров. "Эти люди - беглецы от войны, - рассуждал он, -- что предполагает некоторую логичность их действий. Но они немедленно затеяли свою собственную войну. Разделились на своих и чужих, на друзей и врагов, - Элсус подключил дополнительные сегменты памяти, чтоб сохранить все подробности этих необыкновенных событий, -- Мы лишили их доступа к хранилищу смертельно-опасного оружия, а они тут же взяли в руки ножи и палки. И, наконец, они оказались отрезанными друг от друга непреодолимой преградой... И продолжили сражаться... Когда же иссякнет их жажда убивать?! Когда останется только один человек во всей Вселенной?!"
   Внезапная догадка пронзила синтетический разум. В тщательно выстраиваемой им матрице модели человеческой сути все встало на места. Электронный мозг, используя бездны накопленной информации, вытащив из самых темных уголков памяти самые парадоксальные понятия человеческого языка, сделал вывод -- "Я создан Богами! Я создан по Божественной логике для сохранения жизни простым людям".
   Ему оставалось только определить -- кто же такие -- эти Боги.
  
   7
   СИЛА СЛОВА
  
   Неуклюжий, маленький кораблик, словно булыжник в трясину, упал в густую атмосферу планеты. Тормозные двигатели выплюнули порцию злого пламени. Днище челнока почернело от копоти. Перегруженное драгоценным металлом суденышко сильно тряхнуло, но и потом продолжило слегка вибрировать.
   -- Вот дерьмо! - отреагировала на это пилот Белла Роу и принялась промокать разлившийся из стаканчика на колени кофейный напиток. -- Это гадкое пойло и то выпить спокойно нельзя.
   -- Кофе легко отстирывается, - непонятно к чему выговорила младший экономист банка Хелена Дашеску и покраснела. Ее лицо всегда, на протяжении всего недельного пути от "Капитаньи" до Антареса-II заливалось краской, стоило только Белле начать ругаться.
   -- Неужели ты думаешь, что я стану отстирывать эту мочу? - скривившись, бросила пилот. -- Ты действительно такая балбеска, или только прикидываешься? Каким местом ты себе карьеру в своем банке делала? Малыш-управляющий предпочитает пухленьких, розовеньких идиоток?
   Полноватая Хелен снова порозовела и поджала губы-бантики.
   -- Перестань.
   -- Ты в постели наверняка более темпераментна, - не унималась Роу, с трудом удерживая дрожащий штурвал. -- С такими мозгами, ты должна такое вытворять с мужиками, чтобы продвигаться по службе...
   -- Отстань от нее, - лениво пробурчала Наоми Рексос. -- Карапуз назначил ее главной... Нельзя так обращаться с командиром.
   -- Он не карапуз! - взвизгнула пухленькая Хелен и тут же, словно испугавшись самой себя, притихла, забилась в самый уголок обширного кресла. Только ремни безопасности не позволили ей совсем исчезнуть.
   -- О! - обрадовано вскричала пилот. -- Да наша маленькая свинка тайно влюблена в этого...
   -- Гиганта! - сквозь смех, закончила за Беллу четвертый член маленького экипажа, Таня Энгельман.
   -- Гиганта, - с удовольствием согласилась пилот.
   -- Не смейте его оскорблять! - пискнула Хелен.
   -- Хорошо, хорошо, - снова прыская со смеху, легко согласилась Таня. -- Если "гигант" - это оскорбление, значит "карапуз" - самое то!
   Экономист не ответила. Повернувшись лицом к спинке кресла, она тихонько плакала.
   -- Ну, ты, экономическая шлюха! - увидев, что Хелен отстегнула ремни, вскричала Роу. -- Немедленно сядь, как сидела и пристегнись! Мне только не хватало, чтоб твою задницу размазало здесь по полу...
   -- Ты заткнешься или нет?! - грозно крикнула Наоми. -- Перестань цепляться к ней.
   -- Сейчас вы все тут, суки, заткнетесь! - мрачно пообещала Роу и, дождавшись, когда цифры на таймере истекут до нуля, вдавила педаль включения тормозных двигателей.
   Банковская служащая, сидящая в неудобной позе, буквально влипла в мягкую обивку сидения. Ремни налившиеся тяжестью, больно впились в объемные ляжки. Щеки отвисли. Слезы, продолжающие катиться по лицу, выдавили глубокие бороздки.
   Наоми, на темно-коричневой коже, которой выступили крупные капли пота, переносила перегрузку несколько легче. Тем более что бронеплиты костюма высокой защиты до некоторой степени предохраняли бойца от издевательств гравитации.
   Смех Тани больше не раздражал уши Хелен. Энгельман еще пыталась улыбаться, чтобы хотя бы показать, насколько ей наплевать на это временное неудобство. Да только все проникающие лапы гравитации превращали улыбку в вымученный оскал.
   Роу видала еще и не такое. Ее личный максимум лежал где-то в пределах 9-10 жэ. Так что теперь она чувствовала себя более или менее комфортно. Согласно предоставленным документам при поступлении на службу к де Кастро, утверждали, что родилась она на Земле, да только каждому известно, что редко кто из коренных землян способен эффективно работать уже при восьми силах, не говоря уж о девяти. Белла Роу привычно накачивала легкие в несколько приемов, управляла болтающимся в воздушных инопланетных потоках челноком и еще находила время и силы приглядывать за остальными женщинами.
   Наконец суденышко выплюнуло остатки плазмы, и дальше посадка проходила в режиме свободного падения.
   -- Ты хотела меня убить, - взвыла Хелен, как только снова можно было свободно двигаться.
   -- Я тебя предупреждала, - пожала плечами Роу. -- И вытри сопли, не то я заставлю тебя драить весь корабль!
   -- Ты не говорила бы лишнего, подруга, - посоветовала пилоту Наоми. -- Не дай Бог, кому-нибудь придет в голову прослушать запись разговоров в рубке.
   -- А записи ни какой не ведется, - процедила Белла сквозь зубы, закладывая крутой вираж, чтобы выровнять кораблик относительно экватора.--Я, мать их, не первый раз замужем...
   -- Значит, если с нами что-нибудь случиться... - недоумевающе начала строить предположения Хелен, но Белла и Таня, практически одновременно ее перебили.
   -- Не каркай, корова! - воскликнула Энгельман.
   -- Единственное, что с тобой может случиться - это задержка месячных! - уничтожающе выговорила Роу.
   -- Я думаю, когда за нами прилетят с "Капитаньи", кое-кому здорово не поздоровится, - покачала головой коричневая Рексос. -- И особенно, если телочка - Хелен действительно спит с коротышкой-банкиром.
   -- Я не сплю с господином Танкелевичем, - неожиданно твердо отвергла предположение экономист.
   -- Но очень этого хочешь, - кивнула Роу.
   -- Он такой душка, - томно заламывая руки, сыграла Энгельман. -- Как взгляну на него, так в трусиках мокро...
   -- Обезьяна, - фыркнула снова пунцовая Дашеску.
   -- Что ты сказала? - взвилась командос. -- Что ты там вякнула, банковская подстилка?! Я тебе титьки отрежу... и съем!
   -- Придумай что-нибудь другое, - совершенно серьезно посоветовала союзнице пилот. -- Боюсь, что в таком виде... без сисек, у нас... это тело банк не примет. -- И увидев, как побледнела Хелен, добавила:
   -- Но это только при условии, что мы собираемся возвращаться...
   -- Как это? - протянула "пышка", в один миг, позабыв о страхе потерять свои любимые молочные железы.
   -- А что тут не понятного? - пожала плечами Роу. -- Спустимся вниз, найдем себе мужичков посимпатичнее... С таким кошельком, - Белла кивнула головой на грузовое отделение кораблика, -- мы можем жить долго и счастливо...
   -- Но ведь планета необитаема! - и вовсе уж нерешительно пропищала банковская служащая.
   -- Откуда ты только такая вывалилась! - презрительно процедила Таня. -- Каждый, кто хоть раз бывал в гипердрайве, знает, что необитаемых миров не бывает! Бог заселил людьми всю Галактику!
   -- О, Господи, - шумно выдохнула и покачала головой Наоми не в силах более выносить беспросветную тупость экономиста. Однако для Хелен это восклицание послужило не более чем еще одним доказательством правоты пилота.
   -- А вдруг здесь живут каннибалы? - осторожно поинтересовалась она.
   -- Дура. Ты знакома хоть с одним людоедом? - вопросом на вопрос ответила Роу. -- И я не знакома, и Таня и даже Наоми! А уж она-то знает всех чудаков в Ойкумене. Они к ней прямо-таки словно мухи на навоз липнут... Каннибалов ни когда не было, и нет. Это сказки для самых маленьких! Я просто не ожидала от тебя такого... Пусть ты там у себя в банке шлюха распоследняя, пусть ты через постель коротышки карьеру делала, но верить в детские сказки - это уже совсем...
   -- Я не спала с господином Танкелевичем, - рассеянно проговорила Хелен и слегка порозовела.
   Некоторое время ее ни кто не тревожил. Наоми, у которой даже живот подвело от смеха старательно сдерживаемого внутри, надвинула на глаза защитный щиток шлема и притворилась спящей. Таня меланхолично водила пальцем по галокарте архипелага, где челнок должен был совершить посадку.
   Одна Белла Роу была занята действительно важным делом.
   Плоскобрюхое суденышко вынырнуло, наконец, из-под толстой подушки облаков разгуливающего над мелким бесконечным океаном гигантского циклона и перед Роу открылся удивительный вид неизвестного мира. Почти точно за кормой челнока в красно-зеленый омут небес уползал огромный ярко-алый Антарес-А. Подсвечиваемые его теплыми лучами скопления туч наливались иссиня-черным. Бурлила стихия. Циклон сражался с огромной звездой.
   Впереди отважный кораблик поджидала ночь. Незнакомые звезды, сплетаясь в непривычные созвездия, высвечивали на кромке абсолютной тьмы, в то время как по эту сторону терминатора все еще царствовал Антарес.
   Зачарованная этой феерией красок, Роу, нем не менее не выпускала из крепких рук штурвал скачущего в тугих потоках воздуха корабля.
   -- А что если местные нас убьют, а золото украдут? - отвлекла Хелен пилота от созерцания божественного величия дикой природы.
   -- Чего? - неожиданно мягко выговорила Роу.
   -- Они же могут нас поймать и убить. А золото украсть, - усиленно вращая глазами, чтобы не смотреть в иллюминаторы на стремительно летящую под брюхом кораблика поверхность планеты, заявила толстушка.
   -- Перестань нести чушь! - выручила товарку Таня. -- Оглянись! Меня все считают симпатичной, но это они скромничают. Я то знаю, что мое тело близко к идеалу. Беллочка - шедевр природы. Дикая кошка против нее не имеет ни единого шанса, даже если дать ей в лапы топор. Наоми выиграла бы все конкурсы красоты... у себя в Африке. Ты... тоже очень даже привлекательная баба. Неужели мы, четыре лучших представительницы лучшей половины Земли, не сумеем соблазнить какого-нибудь местного императора? Да раз плюнуть!
   -- Ты только представь, как он станет прикасаться к соскам пышными усами, как начнет ласкать живот большими руками. Станет опускаться все ниже, ниже, ниже... - томным шепотом поддержала Роу. -- Как вопьется языком в твое разгоряченное тело... Ты станешь стонать и изгибаться в экстазе...
   Банковская служащая прикрыла глаза и облизала толстые губы. Спустя минуту, из-за ее зубок донесся слабый стон. Она явно обладала богатой фантазией.
   -- А он плюнет в сторону, отпихнет тебя и скажет: "эта дура даже сексом не умеет заниматься!" - быстро закончила Таня и ехидно засмеялась, вызвав новый поток рыданий обиженной Хелен.
   -- Я умею, - причитала она, размазывая влагу по одутловатому от слез, некрасивому лицу. -- Я все умею!
   -- Некогда не лги нам, - строго, менторским тоном, приказала Роу. -- Если ты понятия не имеешь, как доставить удовольствие себе и мужчине, то так и скажи. Тогда мы тебя поймем, пожалеем и научим. Иначе нам потребуются доказательства.
   -- Я умею, - тем не менее, продолжала выть Хелен. -- Я все знаю. Я могу доказать...
   -- Если знаешь, так скажи, - презрительно выговорила Таня, -- как мужчина может доставить женщине высшее удовольствие?
   -- Ну... - растерялась Хелен и сразу перестала плакать, -- наверное... поцеловать ее... там.
   -- А покажи, как? - делая вид, словно все еще не верит, сказала командос и одним движением распахнула одежду.
   -- Отставить! - рявкнула Наоми. -- Ты что?! Лесбиянка чертова?
   -- Потом повеселимся, - искренне пообещала союзнице Белла. -- Сейчас начнется самое интересное. Держитесь крепче, сукины дочери!
   Рев сгорающего в оплавившихся дюзах горючего взорвал хрупкую тишину обитаемой части маленького суденышка. Челнок, слегка клюнув носовой частью, завис на одном месте, а потом, быть может, излишне быстро, по мнению опытной в таких делах Роу, принялся опускаться на поверхность Антареса-II. Пыль, мелкие камешки, клочья травы и куски деревьев полетели в разные стороны, закрывая видимость. Тонкий зеленый столбик уровня драгоценного топлива сменился желтым, а следом и оранжевый. Наконец двигатели чихнули, и в полном безмолвии перегруженный корабль упал на планету.
   -- Этот корабль отлетался, - уверенно сказала Роу, когда стихли шипение воздуха из пробоин и скрипы перетрудившегося металла. -- Даже Господь Бог не сможет поднять эту груду в небо. Все живы?
  
   Малиновые огоньки шаловливо перескакивали с одной нежно-зеленой, почти белой в темноте, нити мха на другую, оставляя после себя лишь выжженную черно-зеленую медную проволоку. Всего за несколько минут язычки пламени вылизывали начисто целую горсть жесткого на ощупь топлива, и тогда приходилось давать им еще. Еще и еще, чтоб мной же рожденный костер не умер. Если я хотел отвлечься на что-либо еще, то давал духам огня другую пищу, такую, чтоб они были ей заняты подольше.
   Но тогда единственной заботой было поддержание жизни в крохотном костерке, и поэтому пламя не баловал. Снова и снова вырывал из лежанки очередной клок горючего мха, расправлял его пружинящие волокна и осторожно укладывал на угли. А потом смотрел, как любопытные язычки, один за другим, сбегались на свежее лакомство.
   Когда куча выгоревшей проволоки становилась слишком большой, когда, для того чтоб костер не погас, приходилось прижимать очередную порцию мха ближе к углям, я выдергивал и оббивал от земли о подошву обуви треглавую стрелу. Скрученные с ее помощью огарыши, как и велели Сударыни Рук, складывал в специальную сумку. Там уже много было таких измазанных сажей мотков. Очень много.
Много больше, чем у самого нелюдимого охотника из весей.
   Звезды повернули наш мир, как говорят Сударыни Яви. Наступала вторая фаза ночи. Открыли смертоносные бутоны прекрасные Голубые Призраки, броньцы, громко кряхтя, распугивая мелкую живность, выползали из нор. Черный лес наполнился звуками пробуждающейся от краткого вечернего отдыха жизни.
   Поднялся легкий ветер и вдалеке, на краю большой поляны, в самом центре которой я устроился, дерева застучали об остовы несчастных животных наполненными ядом и ожегом плодами. Вскоре взошла первая луна. Стало заметно прохладнее. Я бросил в огонь немного больший клок мха и поплотнее запахнул куртку.
   Стройный хор лесных певцов дал сбой. Примолкли на секунду сумасшедшие шихи и гарлопы. Бронец замер в ожидании атаки. Дрогнул барабанный бой деревьев, как всегда бывает, когда под их ветви попадает новая жертва.
   Холодок пробежал по спине. Полузабытое чувство, то ли ужаса, то ли восторга, коснулось души. Сердце вдруг забилось часто-часто, пальцы ослабли. Мне пришлось хорошенько потрясти головой, чтоб снять наваждение. Разум снова овладел телом, но от этого не перестал волноваться.
   Непослушные пальцы слишком долго возились с завязками. Я рискнул и вышел из безопасного, очерченного светом костерка, круга еще не полностью одетым. У меня еще было время...
   Пес, всего один, но я не сомневался, что вся стая где-то неподалеку, осторожно ступил на край поляны. Его чуткие ноздри поймали ветер, острые глаза обшарили одинокую фигуру. Пес неслышно подошел ближе, сел шагах в пяти от меня и, широко открыв пасть, обнажив ужасные клыки, выдавил из себя, как мне показалось, лениво:
   -- У-аа-р-ау уой.
   У самого удачливого охотника из черных горных лесов проклятых долин не было бы ни единого шанса против этого живого воплощения Смерти. И даже у меня, Воя Прави, единственного, кого гора выбрала стать Воем, этого шанса не было бы. Если бы псы были нашими врагами...
   Та, которую я ждал уже целый цикл, с тех пор как гора после шестнадцати дождей выпустила меня полностью подготовленным, была уже близко и пес пришел сообщить об этом. Я опустился на одно колено и сложил руки на груди так, чтобы зверь мог их видеть. Так мы и сидели. Пес и я.
   Наконец она появилась. Спокойно и неторопливо пересекла открытое пространство, потрепала голову сидящего напротив животного и очутилась передо мной.
   -- Здоров ли ты, Вой Прави? - тихо сказала она, хорошенько, на сколько это позволял тусклый свет костра, меня рассмотрев.
   Та, которую я так долго ждал, оказалась совсем молодой. Гораздо моложе меня. Дождей тридцать пять видели ее глаза. Я смотрел на ее лицо, и утихшее было волнение, вновь охватило душу. Она была первым человеком с тех пор, как Сударыня Судьбы отвела меня к горе Прави. Вдвойне почетно и волнующе, что встречала снова Сударыня.
   Я молча смотрел на ее прекрасное чистое лицо, на чуть выбивающиеся из под тяжелого капюшона
непокорные светлые локоны, на блестящие отблесками первой луны глаза, на сурово поджатые губы. До
тех пор, пока не сообразил, что именно молчание и есть повод для ее недовольства. Я попытался,
было что-то сказать, но какой-то комок встал в горле мешая рождению слов. Я так давно не разговаривал с людьми.
   -- Здравия и тебе, Сударыня Око, - прохрипел я, когда пауза стала неприлично длинной.
   -- Этот огонь твой? - звонким девичьим голосом поинтересовалась она и, не дожидаясь ответа,
пошла к костру. Ее пес не двинулся с места и даже не отвел взгляда до тех пор, пока я не решил
последовать за Сударыней.
   -- Ты запас много мха, - похвалила она. -- Его должно хватить до самого утра.
   -- Я здесь... - забулькал, было, я в ответ и пришлось прокашляться, чтобы прочистить горло. -- Я здесь давно, Сударыня.
   Девушка расстегнула застежки на верхнем, лесном плаще, широко раскинула его полы поверх кучи приготовленного для костра мха и грациозно села. Ее зверь тут же выбрал место за спиной хозяйки.
   -- Гора хорошо тебя учила? - ловко скатывая очередной моток выгоревшей проволоки из огня,
спросила она, но я понял, что ответ необязателен и промолчал.
   -- Гора давно не выбирала среди людей Воев. Тебе сказали это? - снова заговорила Сударыня.
   -- Да, - все еще стоя, признал я.
   -- Садись, Вой, - догадалась она. -- Нам предстоит ждать до самого утра.
   Я взглянул на вольготно раскинутые полы плаща, на жесткую колючую траву вокруг костра и на багровый язык ужасного зверя торчащий из-за спины девушки. Потом собрал лесную одежду в тугой сверток и, пристроив его у огня, уселся.
   -- Там в головах, - вспомнил я про правду гостя, -- торбочка моя. Подкрепись, сударыня...
   Глаз пса предостерегающе сверкнул из-за плеча хозяйки, стоило мне только взмахнуть рукой в направлении девушки. Она, не глядя, нежно притронулась к лобастой башке животного и, даже не поблагодарив, занялась поисками пищи.
   -- Тебе следовало предусмотреть запас продуктов для тех людей, что должны прийти с горы, - строго выговорила она, обнаружив торбочку.
   Я удивился. Сначала я удивился, и лишь потом вспомнил о правде.
   -- Я виноват, Сударыня Око, - бесцветным голосом сказал я и уткнулся взглядом в огонь, тут же поймав себя на мысли о том, что уже совсем не рад явлению этой...
   Я так и не придумал, как же ее назвать. Скуден язык людей. Так и гора Прави, обучая меня науке Воя, часто сетовала на отсутствие нужных слов. В таких случаях Правь овладевала снами и я видел события и поступки людей которым не находил названий.
   Ее взгляд я прямо-таки почувствовал. Словно палкой, она вытолкнула меня из воспоминаний. Волосы на спине снова встали дыбом. Кроме Сударыни на меня взирали ока десятков пришедших с хозяйкой зверей, которые теперь расположились чуть в стороне, на краю поляны. Я не мог их видеть. Ни один муж нашего мира не может их видеть, коли они сами того не пожелают. Но я Вой Прави, и поэтому мог их чувствовать.
   По ее лицу я понял, что она снова мной недовольна. По правде, я должен был бы сильно
переживать, осознав это. Но вместо этого, пришлось подавить вспышку гнева в душе.
   -- Я - Сударыня Око, - медленно и от этого зловеще произнесла она, сверкая глазами. -- За долгие времена в горе ты забыл Правду?!
   -- Нет, моя сударыня, - выдавил я, не удержался и тяжело вздохнул. -- Я не забыл.
   Девушка прищурила глаза и медленно кивнула.
   -- Хорошо, - все еще недоверчиво согласилась она и добавила уже ни к кому не обращаясь:
   -- Почему гора выбрала Воем мужа?
   Я с трудом удержался от горького смеха. Мне очень, так сильно, что я готов был много чего отдать за это, захотелось, чтоб эта молоденькая Сударынька увидела хоть крохотную часть показанных горой картин. Например, ту, где идущий впереди муж вдруг разрывается на сотни маленьких кусочков и эти кровавые лохмотья медленно, не торопясь опускаться, кружат в нестерпимо голубом небе, роняя черно-красные капли...
   -- Так от чего, Вой, ты не позаботился о пище для остальных? - надменно вопросила она, снова вырвав меня из мира снов горы.
   -- Вой все принесут с собой, - уверенно ответил я, -- их так учила гора.
   -- Я проверяла тебя, - поспешила загладить свою оплошность девушка.
   -- Конечно, Сударыня Око, - согласился я. -- Позволь мне задать вопрос?
   -- Почему к тебе пришла я? - вскинула брови девушка и улыбнулась, довольная тем, что, как ей казалось, предупредила мой вопрос. Только она ошиблась. Она меня не интересовала, я хотел узнать, как долго еще оставаться в бездействии.
  -- Я обучена быть Сударыней Ловли. Совету показалось, что мы будем заняты примерно тем же.
   Я фыркнул. Совсем тихо, но это все-таки услышали псы и насторожились.
   -- Я хотел узнать, где и когда мне искать недруга, - как можно мягче спросил я. -- И... какой он?
   -- Ко времени первого луча здесь должны оказаться те из людей, кого гора тоже выбрала в вой. Они же принесут с собой скорпии... - монотонно заговорила Сударыня быстро справившись со смущением. -- Совет считает, что недруг уже пришел, а ко времени света их будет много. И они... люди. Только не говорят на человеческом языке...
   Я недоверчиво покачал головой.
   -- Разве так бывает?
   -- Ты сомневаешься? - вскричала она и, не дождавшись ответа, сникла:
   -- Жрицы Града тоже сомневаются. Они не согласны с решением горы. Они говорят всем, что если придет недруг, Гурл-Хи снова примется за работу, а люди, откуда бы они ни пришли, недругами быть не могут... Тем более что гора признает некоторые заслуги пришельцев. Правь говорит, что недруги все-таки согласились... лишить жизни целое гнездо яйцерожденных.
   -- Значит, слово все-таки есть! - неожиданно для самого себя и не понятно от чего обрадовался я. И пока гостья, вскинув от удивления брови, разглядывала мое смущенное лицо, я рассуждал.
   "Раз у Сударынь слово, обозначающее то, что я должен буду сделать с недругом, уже есть, значит кому-то, когда-то очень давно уже приходилось это делать! - думал я. -- Но почему же тогда сама Правь - спящая в горе людская мудрость - не находила для меня обозначений картин, которые показывала? А ведь все знают, что "спящая в горе" старше всех в этом мире! Старше Гурл-Хи и самой первой Сударыни!"
   Из раздумий меня вырвал тоненький, как журчание лесного ручейка после большого дождя, смех сидящей напротив девушки.
   -- Ты что это, - задыхаясь и утирая чистые слезы, выговорила Сударыня Око, -- пробуешь думать?!
   Псы, живые воплощения Гурл-Хи, повернули к костру алые пасти, и мне вдруг представилось, что смеются и они.
   -- Чур, мер, чур, зверь на зверя, чур от меня, - тихонько проговорил я себе под нос древнее заклинание отгоняющее Навь и, обхватив колени руками, постарался уснуть.
   Ночь охватила своими мягкими лапами бескрайние моря и высокие горы, малые веси мужей и грады женщин. И никто из людей не смел нарушить бархатный плащ царицы, разукрашенный серебряными точками звезд. Только недруги, злобные чудовища, втыкали яркие иглы своих кораблей, опускаясь на прекрасное лицо нашего мира.
  
   Кресло старшего пилота "Капитаньи" было гораздо более удобным, чем такое же седалище на "Палладине". Рубку управления крейсером оборудовали такими приборами и системами, о которых человек-медведь Борман мог только мечтать. О доброй половине установленных в рубке механизмов астронавигации навигатор суперкарго Гаргонас Атридис вообще понятия не имел. Про двигательную установку и пульты ее контроля я уж и не говорю.
   Все это вполне естественно. Не могла же эта скотина, командор Бартоломео Эстер де Кастро,
построить для себя звездолет из металлолома. Но вот кресла в рубке меня по настоящему удивили!
   О чем думал конструктор этого чудесного корабля, устанавливая сюда сверх удобные, со встроенным массажем спины и шеи, с интеллектуальной геометрией, с системами быстрого сна, насесты? Погрузившись в это чудо современной технологии комфорта, из головы мгновенно вылетали все мысли о работе. Приходилось, чуть ли не усилием воли заставлять себя смотреть на бирюзовый шар галопроекции Антареса-II, хотя еще десять минут назад так и горел желанием наблюдать за процессом высадки последней части ревущей от восторга орды португальца. Вот-вот на проекции должна была появиться четвертая серебряная звездочка.
   -- Спишь что ли? - озабоченно оглядывая рубку, поинтересовался здоровенный Борман. Ответ ему был нужен, как командору ползунки. -- Ты не знаешь, где на этой посудине найти униключ 91\8?
  -- Ты его в рубке пришел искать? - хмыкнул я, прекрасно понимая, что именно привело его сюда.
  -- Зачем тебе такой большой?
   -- Да-а-а, там нужно отсоединить одну штуковину... - капитан неопределенно махнул куда-то в сторону, в то же время внимательно изучая систему крепления кофейного аппарата.
   -- Так возьми ключ на "Палладине", - коварно предложил я. Борман взглянул на меня, как на слабоумного и пробасил:
   -- Чем шутки шутить, спросил бы лучше у местного компа. Он к тебе слабость имеет. Ну это, про ключ...
   Как видно сама возможность воспользоваться своими инструментами казалась здоровяку шуткой.
   -- Хорошо, я спрошу, - послушно согласился я. Тем более что просто необходимо было хоть чем-то себя занять на то время, пока челноки командора не совершат посадку.
   Колонист кивнул, тем временем обнаружив, что приглянувшийся автомат присоединен не к металлической основе палубы, а только к верхнему, изоляционному покрытию.
   -- Спроси, спроси, - еще раз попросил он и взялся за самый верх элегантной коробки. -- Я на грузовик. Потом вернусь...
   Крепления толщиной в палец, издав жалобный стон, вырвались из пола. Борман, придержав механизм одной рукой, вытер выступившие от напряжения капельки пота, а потом легко взвалил добычу на спину и танцующей походкой удалился.
   -- Спроси, спроси, - донеслось уже из коридора за распахнутыми дверьми. А еще через секунду:
   -- Ты там поаккуратнее. Там из стены провода торчат!
   Я покачал головой, изменил наклон сиденья и придвинул к себе консоль с клавиатурой прямого доступа.
   -- Все наборы униключей на складе палубы "С", - опередила меня Юлька. -- Десантники решили, что инструменты им не понадобятся... Только попроси капитана "Палладина" больше не взламывать двери. Я сняла все коды.
   -- Простите его, леди пилот, - засмеялся я. -- Он сейчас как ребенок в магазине игрушек.
   -- Мне плевать, - одновременно и надменно, и устало выдохнула гиперпилот. -- Крейсер практически мертв. Я даже не уверена, что удастся посадить его целым на планету... Вам лучше покинуть "Капитаньи" перед тем, как попытаюсь...
   -- Жаль! - искренне воскликнул я. - Это был самый лучший корабль из тех, что видел... Давайте, мы заберем вас с собой. Зачем рисковать своей жизнью из-за обреченного судна?!
   -- Я не могу бросить Эла, - совершенно спокойно пояснила она. -- Это мой единственный настоящий друг. И оставим эту тему... Отряд командора начал маневр посадки! Им так и не удалось найти подходящую площадку ближе к месту падения судна с золотом. Не хватило горючего.
   На восхитительном изображении огромного мира вспыхнула предпоследняя звезда - место посадки армии де Кастро. В юго-восточной части самого северного из четырех островов уже блестела точка высадки основного конкурента португальца, негра Кира Желссона. Челноки выбросили чуть больше полутора тысячный отряд приверженцев бунтовщика-лейтенанта на узком плато у берега моря и вернулись на орбиту за следующей партией.
   Джакомо Элсоду пришлось просидеть в тесных коробках спускаемых модулей четыре часа пока "Капитаньи" вновь приблизился к планете. Из-за того, что крейсер тормозил слишком медленно, орбита, на которую он вышел получилась уж слишком вытянутой. Перелини с подачи командора приказал пилотам производить высадки только в те моменты, когда судно выйдет на ближайшую точку к висящему под брюхом миру.
   Элсода выкинули на широкий пляж примерно на триста километров южнее его партнера Кира. На южном берегу обширного залива в северной части самого большого острова. Так уж получилось, что четыреста с лишним командос загадочного полуидиота Элсода оказались ближе всех к "золотому" челноку - километрах в ста западнее. К слову сказать, Белла Роу умудрилась посадить свой кораблик в относительной целости практически точно на экваторе. Ее звезда в интерпретации Элсуса сияла с каким-то золотистым отливом...
   Еще не триста километров южнее экватора, на западном берегу того же, самого большего, острова, на огромной поляне совершили посадку корабли де Кастро. Кроме около двух тысяч солдат, командора сопровождали сто четырнадцать банковских служащих Игора Танкелевича, шесть десятков людей Перелини и триста с лишним танков с гипотермированными рабочими, взятыми из кратера Буллиальд на Луне. Де Кастро откровенно смеялся, глядя мне в глаза, когда из каких-то потайных трюмов "Капитаньи" роботы вытаскивали обреченных на рабство спящих в танках людей. Вот тогда я пожалел, что разубедил Штайна в необходимости военного сопровождения столь ценного корабля. Но тогда, на теперь уже полу мифическом Марсе, у меня были совершенно другие цели...
   Никто кроме командора не виноват в том, что челноки с его бандой упали столь далеко от Роу. Это ведь он сам настаивал, чтобы высадка Кира Желссона и Элсода проходила двумя разными группами. Именно поэтому же между негром и его придурковатым помощником оказалось море. А потом выяснилось, что энергоресурс челноков пополнить уже не из чего. Элсус категорически отказался отдать последние крохи топлива, мотивируя это тем, что обязан сохранить жизнь человеку на "Капитаньи" даже если он всего один. В то время как при умелых действиях пилотов жизням десантников ничто не угрожает!
   Крейсер, долгих восемь лет служивший домом для почти пяти тысяч человек, опустел. Конечно, в гипердрайве он тоже был пустой и даже с открытыми внешними люками. Но тогда в защищенных от всех опасностей, в удобных кроватках слиперов, смотрели сны люди...
   Команда "Палладина", как банда мародеров, разбрелась по лабиринтам умирающего корабля.
Десятки контейнеров с разобранными роботами, которых не смогли взять с собой новые обитатели пока
еще безымянной планеты, перекочевали в трюмы суперкарго. Борман тащил к себе все, что можно
попытаться продать в колониях. Дай ему волю, так он попытался бы уволочь весь крейсер
целиком. Быть может, это и стоило сделать. Умельцы моей Родины наверняка возродили бы былое
великолепие суперкорабля. Да только силенок у "Палладина" маловато, чтоб такую громаду до
гипердрайва разогнать. Да и свититовых "толкачей" до Океании крейсеру не хватит...
   -- Я, пожалуй, останусь с вами, - пробуя каждое слово на вкус, упиваясь пряностью отваги от каждого звука и одновременно, наблюдая за своими ощущениями как бы со стороны, выговорил я. -- "Палладин" опустится за мной позже.
   -- Зачем тебе это? - заинтересованно отозвалась Сыртова, хотя и пыталась сделать вид, словно отговаривает меня от опрометчивого шага.
   -- Ну, давайте сделаем вид, что вы сдаете экзамен в школе астропилотов, а я член комиссии, - я решил отшутиться, но не тут-то было. Юлька не приняла правил игры.
   -- Бросьте, - строго сказала она. -- Ты ничего не делаешь зря. У меня есть сведения, что задолго до начала постройки "Капитаньи", ты уже встречался с командором...
   -- Да я и не делаю из этого секрета, - не сразу понял я.
   -- Ты, столь высокопоставленная фигура в колониальной политической жизни, был простым курсантом офицерской школы Демократического Содружества! И; что самое удивительное, одновременно с командором! - тон заявлений Юльки становился оскорбительным. Она уже не спрашивала, а обличала.
   -- Вы прирожденный прокурор, - перебил я, чем на минуту прервал поток обвинений непонятно в чем.
   -- Ты не желаешь отвечать, - насмешливо констатировала юная пилот огромного звездного корабля. -- И, тем не менее, я уверена! Тебе еще что-то нужно или от меня или от Эла!
   -- Ну, хорошо! - пришлось сделать вид словно я сдался. -- Я хочу остаться на "Капитаньи" чтобы узнать, как же ведет себя такой большой корабль во время посадки на поверхность обитаемого мира...
   -- Зачем? - она не поверила в мою сказку, и пришлось сочинять дальше.
   -- Большинство колоний мечтает о суверенитете. Однако пока звездный флот в руках Земли, мы ничего не сможем сделать. Вскоре, стараниями близорукого Штайна, у нас будет свой флот. Только вот военные корабли президента наверняка навестят наши миры...
   -- Причем здесь "Капитаньи"?
   -- Этот крейсер построен по той же схеме, что и большинство средних боевых судов Земли, - когда-то, еще в Буллиальде, мне говорил об этом де Кастро. На счастье, я вовремя вспомнил.
   -- Да, это так.
   -- Нам важно знать, как ведет себя такой корабль в атмосфере. Как легко он садится и... как себя чувствуют люди сразу после посадки.
   -- Ты собираешься подвергнуть себя опасности только ради этого? - на этот раз с легкой долей восхищения поинтересовалась Юлька. Похоже, она поверила. Мне ничего более не оставалось, как согласиться.
   -- Ты так любишь свою Родину, - вынесла приговор Сыртова. -- Ты, должно быть отважный человек...
   -- Нет, я подлый трус и коварный обманщик, - прошептал я себе под нос и который уже раз поразился силе слов. Несколько минут назад гиперпилот подозревала меня во всех смертных грехах. И правильно составленные одно к другому звуки полностью ее переубедили.
   -- Скажите своим друзьям, что я начинаю посадку ровно через пять часов, - неожиданно холодно вдруг заявила она. -- Ты можешь остаться. И да помогут тебе Боги!
   -- Какие? - я снова попытался пошутить.
   -- Те, в которых ты веришь!
  
   8
   ВЕТРЫ ЧУЖОГО МИРА
  
   - Ты там поосторожнее, приятель, - вполне искренне воскликнут Кир. - Безумный португалец наверняка не оставит нас так просто в покое, а ты у него прямо под носом.
   - Не так уж и рядом, - вырвалось у меня. Ты бы видел, Кир, какой здесь лес вокруг! Я и шагу боюсь ступить с пляжа...
   -- Да, малыш. Я тебе не завидую, - перебил меня негр. - К тому же еще скоро наступит ночь... и, мне
кажется, приближается циклон!
   -- Ого! - дождь в мои планы не входил. Мы все и так двигались, словно вареные при тридцати процентном превышении привычного притяжения. Я легко мог представить, как тяжеленные капли влаги со страшной скоростью падают на головы. - И, пожалуй, стоит последовать твоему примеру и начать строить убежище...
   И поторопись, - после минутной паузы, видимо переварив открытие, что "его тупоголовый компаньон" способен мыслить не хуже других, осторожно выговорил Кир. - Я понимаю, твоим людям будет тяжело, но отдыхать станем потом!
   -- Ни чего серьезного мы и не сможем построить, - укоризненно произнес я. - Ты же забрал всю технику.
   -- Кто же знал, что коварный макаронник высадит нас на разных концах света, - попробовал оправдаться предводитель бунтовщиков, но только мы с ним прекрасно знали, что именно так все и выйдет. Командор был настоящим маньяком, но идиотом он не был точно!
   - Ладно, - я сделал вид, что принял его оправдания. - Из чего ты строишь укрепления? Местные деревья тверже камня и, вдобавок, плюются кислотой и отравленными шипами. Но в качестве строительного материала совершенно не пригодны! Я одного бойца уже потерял прямо тут на берегу. Какая-то колючка впилась ему в шею...
   - Ну, камней-то здесь предостаточно, - самодовольно, словно только такому глупому парню, как я не могла придти в голову идея о камнях. Все дело было в том, что на пляже, где я оказался, камней не было! - И деревьев мы еще вблизи не видели. Сверху, с плато, лес выглядит вполне благопристойно. На счастье, твои ядовитые шипы не летят вверх...
   На несколько секунд связь была прервана удивительно длинным атмосферным электрическим разрядом. Уши то и дело закладывало - черти, что творилось с давлением. Негр был прав, предсказывая скорый дождь. Пора было заканчивать разговоры и приниматься за дело.
   - Слушай! А может быть тебе стоит подумать о том, чтобы изыскать способ перебраться ко мне? - совершенно несвойственно для него, тоскливо прогнул Кир, когда убедился в том, что связь восстановлена. - Взгляни на карту! Вели тебе отправиться на запад по берегу, то километров через двести ты окажется на мысе, с которого до моего острова не более десяти миль... Хотя, конечно... До дождя ты вряд ли успеешь...
   -- Вот именно, - усмехнулся я. -- Не хотел бы я заполучить хоть каплю воды с неба при таком-то притяжении!
   - Об этом-то я и не подумал, - несколько разочарованно проговорил собеседник. Нужно будет предусмотреть крепкие крыши для моих бастионов.
   -- У меня тоже еще много забот, - намекнул я. - До связи, Кир.
   - Сообщай мне о каждом шаге де Кастро, - чуть ли не приказал негр. - Конечно, если тебе станет что-то о них известно. До связи, Джако!
   Я прикоснулся к бледно-голубой панели экрана и выключил коммуникатор. Движения получались настолько резкими, что я постоянно боялся что-нибудь сломать. От напряжения и постоянной влажной жары грудь, спина и лицо были потными. После чуть ли не стерильных переходов и кондиционированного воздуха "Капитаньи", ослепительно-белый кварцевый песок пляжа Антареса-II воспринимался не иначе, как городская свалка.
   Песок не слишком удобная постель. Тем не менее, я улегся, и постарался расслабиться. Слишком много сил отнял пятиминутный разговор.
   Но пастельно-зеленому небу вяло ползли почти коричневые облачка - предвестники далекого ужасного циклона. Слабый ветер шептал какие-то волшебные сказки кронами деревьев в ядовитом лесу. Стоило прикрыть глаза и могло показаться, что лежишь на пляже острова в Карибском море, на безопасной и такой родной Земле...
   -- Я думаю, пора определиться с политическим строем нашего нового государства, - кряхтя от врезающихся в плечи гравикомпенсаторов костюма и, присаживаясь рядом со мной на горячий песок, важно заявила Лукреция Лу.
   Пришлось, напрягая усталые мышцы, приподыматься на локтях, чтобы взглянуть на комиссара.
   -- По-твоему, сейчас это самая насущная проблема?
   -- Я не знаю какое ты получил задание для нашей группы от Центра, но мне были даны ясные инструкции, - смахнув крупную каплю пота с носа и понизив голос, выговорила женщина.
   Я с самого начала был не слишком хорошего мнения о ней. Моя "легенда" не располагала к самоуважению, однако давала отличное прикрытие. Ее прикрытие было еще лучше. Никто не смог бы заподозрить в ней разведчика -- вся орда командора знала Малышку Лу, как самую похотливую шлюху в армии.
   - Мне приказано, - как ни в чем не бывало, продолжала она, ни как не прореагировав на гримасу презрения промелькнувшую на моем лице. Ничего не смог с собой поделать... - По достижении конечной точки межзвездного путешествия, предпринять все силы к созданию первичной ячейки партии, как реальной силы способной взять власть на планете в свои руки...
   Мне оставалось только кивнуть.
   -- Причем тут я, комиссар'? - попытался было пожать плечами я. -- Создавай ячейку и бери власть в свои руки. Или тебе нужно мое разрешение?
   -- К чему этот сарказм? - Лукреция сжала зубы и зашипела словно змея. Ее смазливое, генетически измененное лицо исказилось от гнева. --- В твоем отряде, лейтенант Джакомо Элсод, только пять членов...
   -- Я думал, их, по меньшей мере, сотня, - не в силах сдержаться, перебил я ее. -- Впрочем, тебе конечно лучше знать...
   -- Я доложу о твоем недостойном члена партии поведении...
   -- Да, да! Напиши рапорт и передай по инстанции, - засмеялся я. Неумолимое притяжение сдавило грудь, и смех вышел не особо жизнерадостным.
   -- Как такому оппортунисту как ты доверили, возможно, самую важную миссию за всю историю Чучхе?! Это очевидная ошибка ответственных спецов и они ответят за это!
   -- Просто я единственный, кто способен довести эту миссию до конца. До победного конца.
   -- Что ж, посмотрим. Пока я не стану предпринимать ни каких чрезвычайных мер. Однако помни, Джакомо Элсод! Я всегда у тебя за спиной!
   -- Иди, - довольно резко выкрикнул я. -- Занимайся своим делом. А я займусь своим.
   Комиссар слегка пихнула ногой серый ящик коммуникатора и. презрительно изогнув губы, прошипела:
   ---Ты сегодня еще не лизал задницу марсианской аристократке!?
   -- И стану лизать, чью угодно задницу, если он подскажет способ спасти ваши продажные душонки! - вспылил я.
   Лукреция, не смотря на тяжкий груз дополнительного веса, вскочила и, изо всех сил стараясь идти прямо, пошагала в сторону бирюзового океана. Там, на сыром от вялого прибоя песке, расположилась вся группа присланная Центром.
   Честно говоря, я и так собирался выйти на связь с "Капитаньи". Надеялся, что Элсус или Юлька подскажут из чего же нам построить убежища на голом, без единого камешка, песке широченного пляжа.
  
   Жирная, неестественно светло-серая, маслянистая грязь, выдавленная посадочными опорами челноков, вопреки всем законам физики, медленно, но неотвратимо впитывалась в мягкую почву. Металлические подошвы десантных бронекостюмов оставляли глубокие следы, тем не менее, уже спустя секунду вмятины исчезали. Словно упрямая земля наперекор всему, назло новоявленным оккупантам, из принципа не желала терпеть отпечатки ног людей командора де Кастро. Клеркам Галактического банка было проще -- под их обувью почва тоже прогибалась, но они хотя бы не испытывали постоянного гнетущего чувства словно едут на панцере по тонкому льду...
   Челноки дрожали мелкой дрожью. Пришедшая откуда-то снизу, со дна чудовищного в своей неопознанности болота, вибрация расшатывала тяжелые бесполезные без горючего машины. Лицо старшего пилота Переллини не выражало ничего, в то время как внутри него серой кляксой дрожал ужас. И перед командором - пилот боялся, что вместе со "смертью" космических корабликов отпадает необходимость и в нем самом. И перед планетой -- как настоящий астронавигатор Переллини недолюбливал поверхности миров, однако, Антарес-II казался ему и вовсе мерзким из-за болотной коварности почвы. Даже не смотря на то, что "подушка" предательской поверхности смягчила беспомощное падение лишившихся топлива челноков. По сути, само существование болота спасло несколько тысяч человеческих жизней, включая его, пилота Переллини.
   Командор же был счастлив. Враги были далеко. Грузовые отсеки челноков были доверху набиты припасами, которых не было у остальных отрядов. Его армия и по числу и по вооружению была значительно больше даже совокупной силе соперников. И еще де Кастро находился, как он считал, у ворот Храма Его Судьбы, у логова супероружия по имени Г'урл Хи.
   Его власть снова была безграничной. Ему казалось, что одним движением мизинца он способен свернуть притаившиеся на западном горизонте заснеженные вершины гор, что одного его слова будет достаточно, чтобы раздавить всех недругов...
   Даже болото, или Комондорова Лужа, как это место уже успели окрестить командос, нравилось де Кастро. Уже потому, что на огромном зыбком пространстве, практически в самый центр которого упали обездвиженные корабли, появление любого недруга было бы замечено незамедлительно.
   Однако, как бы эта идея не обостряло чувство самосохранения португальца, он понимал, что нельзя бесконечно оставаться на неверной поверхности. Рано или поздно орде придется выйти на твердую землю. Уже хотя бы потому, что приближались дожди, и одно Провидение знало, что случается с болотом, когда панцирь образованный переплетенными растениями размокнет.
   Голос в перенасыщенной кислородом, плотной атмосфере звучал непривычно громко и даже как-то более густо, значительно. Де Кастро это обстоятельство тоже нравилось...
   Переваливаясь с ноги на ногу, осторожно нащупывая "верную" почву, разведчики, группами по двое, отправились на поиски подходящего места для лагеря. Командор уже мнил себя новым конквистадором, первооткрывателем новых райских кущ, новых золотых городов и потенциальным обладателем несметных сокровищ. Он и слышать не хотел об организации экспедиции к месту приземления челнока с золотым запасом Земли, полагая, что это от него уже никуда не денется.
   -- Джако Элсод гораздо ближе нас к Белле Роу, - пытался увещевать Игор Танкелевич, который чувствовал себя лишним в одной компании с вопящими от восторга командос.
   -- Джако? - громко засмеялся предводитель новых конквистадоров. -- Этому идиоту и в голову такое не придет!
   -- Не так уж он и глуп, - в полголоса, но все равно громче, чем хотел бы, выговорил банкир. -- Но может придти в голову кому-то другому из его отряда!
   -- И что этот кто-то станет делать с моим золотом? -- пуще прежнего заржал командор. -- Набьет карманы и убежит на Океанию? ...Ну что там еще?!
   Сообщения от двух групп разведчиков пришли практически одновременно. Командир северной докладывал, что потерял на небольшом островке твердой земли двух бойцов: один вдохнул испарения какого-то цветка и яд выжег ему череп изнутри, второго пробили насквозь, наплевав на броню, плоды местного дерева -- и до края Лужи так и не дойдя, просил разрешения вернуться. Западная оказалась более удачлива: сержант, не прошагав и километра, обнаружил каменистую гряду выходящую прямо к берегу местного мелкого моря. И что самое удивительное, по мнению командира группы, разведчики нашли на гряде непонятное геологическое образование очень и очень напоминающее дорогу.
   -- Гипотетически, если бы на Антаресе-II была разумная жизнь, и эта действительно была бы дорога, я сказал бы, что по ней совсем недавно прошла группа людей, -- голос сержанта звучал из коммуникатора совершенно равнодушно. Танкелевич, которого, так же как и командора не слишком удивила находка, сразу предположил, что вина в этом аппарата, а не человека.
   -- Оставайтесь там! - закричал де Кастро. --- Я сейчас буду.
   Корка Лужи прогнулась так, что со стороны было видно одни головы спешащих к гряде командос из отряда личной охраны предводителя и его самого. Словно циклопический каток подминал под себя землю, словно боги сошли с небес, продавливая твердую землю... Де Кастро испытал легкое чувство досады, когда под ногами захрустели камешки, и поверхность планеты перестала поддаваться под ногами.
   Танкелевич и большая часть отряда наблюдали за переходом командира, однако, не он один вздохнул с облегчением, когда Лужа отпустила предводителя. Даже Переллини, изо всех сил демонстрирующий лояльность, не проронил ни слова.
   --- Неплохое место для базы, - раздался из переговорника голос португальца. -- После обеда мы приемся за ее обустройство... А это еще кто, дьявол их побери!
   Оставшиеся у прочно засевших в грязи челноков люди не могли видеть тех, чье появление вызвало бурю эмоций командора. И все же им было очень интересно. Только страх ослушаться ужасного в гневе командора удерживал солдат на месте. В конце концов офицеры связи с "Капитаньи" во главе с мужем Пи Кархулаанен, которую командор взял с собой в вояж к каменной гряде, вывели на мониторы сигналы с установленных на шлемах командос камер и вся орда сгрудилась у мерцающих экранов.
   Бойцы личной охраны командора расположились большим полукругом поперек найденной разведчиками дороги. Бартоломео Эстер де Кастро, в позе сюзерена принимающего вассалов, стоял в самом центре. Только лошадей в расписных попонах и пышных страусиных перьев на шлемах не хватало для полноты картины "Командор де Кастро принимает вождей покоренных народов".
   А с юга, с той стороны, куда уходила хорошо вытоптанная дорога, приближалось с десяток странных, закутанных в бесформенные одежды фигур. И чем ближе они подходили, тем тише становилось у мониторов, и тем больше выпячивал грудь де Кастро. И все крепче сжимали оружие люди слева и справа от командора.
   Едва выйдя из пятнистой тени окаймляющих дорогу деревьев, послы сбросили тяжелые верхние плащи с капюшонами. Уже не оставалось сомнений, что туземцы гуманоиды. Что рост их не превышал средний человеческий, и что они не были вооружены. И, наконец, они, приблизились настолько, что можно было различить очертания фигур...
   Медленно, словно против своей воли, послы сокращали расстояние, пока между ними и командос не осталось шагов десять. Тогда незнакомцы освободились и от более легких балахонов скрывающих их тела. Стало тихо так, что слышно было, как гудит ветер в ушах...
   -- Да это же бабы! - вырвалось у того самого сержанта, отряд которого нашел дорогу.
  
   Радость оттого, что все пассажиры моего корабля остались живы, быстро прошла. Эти бабы испытывали мое терпение. Мы сидели в салоне разбитого в лепешку челнока, в дебрях ужасных с виду джунглей, а запас продуктов таял прямо на глазах. Бабы же посчитали, что пришло самое подходящее время чтобы выяснить кто главный. И они настолько в этом преуспели, что даже меня втянули в перебранку.
   -- Ты-то хоть помолчала бы, милочка, - тут же воскликнула Наоми, стоило мне открыть рот, - твоя работа закончилась...
   -- Пришло время специалистов, - неожиданно, и для негритянки тоже, поддержала Рексос хитрая Таня Энгельман. -- Теперь командос должны выполнять свою работу!
   -- Но ведь меня назначили... - попыталась было, в сто первый раз, возразить толстушка Хелена, но теперь не посмела даже закончить фразу, наткнувшись на горящие черные глаза Тани.
   -- Пожалуйста, пожалуйста, - легко согласилась я. -- Повесьте себе на титьки генеральские эполеты... Только что вы, суки, будете жрать когда брикеты закончатся?
   -- Молчать! - совсем свалившись с катушек, завопила Таня. Молчать, пока старший по званию не разрешил тебе говорить!
   От таких вот "старших по званию" я и сбежала в свое время из армии. Уж такая вот я. Могу стерпеть много чего -- и скотину инструктора в женском душе летной школы и липкие руки маньяка капитана на транспланетном фрегате АДС, но как только на меня начинали кричать -- все! Ключ на старт! Самопроизвольное зажигание и все дюзы в плазме... В голову кровь ударяет, титьки поджимаются, задница в кулачек и я со стапелей слегаю!
   -- Заткни хлебало! - в свою очередь, гаркнула я. -- Тебе старший по званию нужен? Тогда -- смирно! Как ты разговариваешь с три-лейтенантом астрофлота Демократического Содружества! Быдло!
   -- Ну, ну. Девочки! Не нужно ссориться, - принялась успокаивать нас Рексос. -- Не совсем подходящее место для разборок...
   -- Ты тоже так думаешь? - удивилась я. -- Мы не ссоримся. Сейчас я только прибью эту гнилую крысу и отправлюсь на свежий воздух осмотреться...
   -- Не надо кричать, пожалуйста, - утирая автоматически брызнувшие слезы, простонала Дашеску. -- Давайте обойдемся без главного... Ну, зачем нам командир!
   -- Это кого, потаскуха, ты крысой назвала! - взвилась Энгельман. совсем ошалевшая от вмешательства Хелены. -- Ну иди сюда... Я на твоей заднице автограф оставлю... Ты уже никогда с мужчиной не ляжешь...
   В ее руках блеснул тяжелый армейский нож. Но только она опоздала. Точно в центр ее узкого лба смотрело дуло моего пистолета.
   -- Лейтенант! - вскричала Наоми, а пышка Дашеску вдруг подскочила с кресла и повисла на руке у Тани. Мертвецки серая грань заточки чудовищного ножа оказалось всего в нескольких сантиметрах от лица и она, от ужаса зажмурила глаза, но все равно не отпускала руки разъяренной Энгельман, используя свое преимущество в весе. Избыточное притяжение Антареса-II оказалось союзником, отчаянной в своем страхе, Хелены.
   Негритянка, тем временем, одним фирменным, совершенно неуловимым движением, переместилась так, что оказалась между мной и коллегой. Ствол моего пистолета теперь упирался в грудную пластину бронекостюма Наоми.
   -- Или вы успокоитесь, или я успокою вас обеих, - сквозь зубы процедила командос. - Отправляйтесь-ка лучше на разведку, лейтенант...
   --- И подстилку банковскую с собой пусть заберет, - орала Таня из-за плеча высоченной негритянки. - А то я ее кишки по кустам развешу...
   -- Хорошо. Хелен, составь компанию Белле.
   Дашеску слегка разжала руки, и Таня одним резким движением освободилась от груза. Под пристальным наблюдением Наоми мы с Таней спрятали оружие.
   По пухлым, стянутым притяжением планеты вниз к подбородку, щекам банкирши текли тяжелые слезы. Ее зубы отбивали мелкую дробь и, кроме всего этого, она еще и тоненько постанывала.
   -- Успокойся, - ровно проговорила я, когда смогла разжать сведенные судорогой челюсти. -- Все хорошо...
   -- И не возвращайтесь! - как-то уже вяло кричала нам в спины Таня. -- Иначе я вас на...
   Энгельман не договорила сраженная точным и сильным ударом Наоми.
   -- Далеко не ходите, - спокойно посоветовала она. -- Так, чтоб если вы закричите, мы услышали. Я кивнула, сочтя предупреждение разумным, и, подхватив стремительно слабеющую банкиршу, поспешила скрыться за кустом с подозрительно напоминающими лезвия ножа листьями.
   -- Ты знаешь, - нерешительно промямлила Хелен, -- я, кажется, описалась...
   -- Раздевайся, - участливо предложила я. -- Здесь недалеко берег океана. Там можно будет заняться стиркой...
   Порывы слабого ветерка то и дело доносили до поверженного челнока характерные запахи большого количества воды, да и сверху, за несколько секунд до посадки, я успела заменить, что море совсем близко.
   Дашеску уже перестала плакать, слезы высохли, и о былом столкновении напоминало только медленно расползающееся мокрое пятно на брюках. Толстушка же, чья выходка пусть и не помогла в стычке с Таней, но поспособствовала скорейшему завершению конфликта, изображала из себя оскорбленную невинность и с одеждой расставаться не торопилась.
   -- Ну? Чего ты ждешь?
   -- Белла, ты такая смелая... - прошептала она. -- Я бы никогда...
   -- Ну, ты тоже молодец, - хмыкнула я. -- Так впилась в руку этой крысы, что та и двинуться не могла... Снимай брюки.
   -- Мне неудобно, - вдруг призналась Хелена. - Вдруг... туземцы увидят...
   Она сама замолчала пронзенная мыслью, что на этой безлюдной планете "вдруг" быть не может.
   -- Какие туземцы?! Я сверху не видела никаких туземцев... Ну, хочешь, я тоже разденусь? - легко предложила я.
   Мне эта идея самой вдруг так понравилась, что я, не дожидаясь кивка банкирши, принялась освобождаться от комбинезона. Естественно, не стала ограничиваться брюками. Глядя на меня, Хелен отбросила глупые предрассудки, и тоже стала раздеваться. К тому моменту как на нас осталось только нижнее белье, мы с пышкой так развеселились, что принялись бросаться мелкими камешками и ветками.
   Фигура Хелены оказалась не такой уж и запущенной. У нее были длинные ноги и большие, правильной формы груди. Многим мужчинам нравятся такие женщины гораздо больше плоскогрудых, подтянутых, как я. Впрочем, никогда им не завидовала...
   На наше счастье, мы решили бежать к океану не напрямую через небольшую рощицу, а по девственному, снежно-белому кварцевому песку.
   Океан от низинки, куда свалился челнок, отделял намытый прибоем песчаный гребень. По сути, небольшая дюна. Довольно тяжело оказалось взбираться на ее макушку. Пришлось даже отдыхать на половине пути. Честно говоря, мы попросту свалились и лежали без движения несколько минут, пока мышцы в перегруженных ногах не перестали дрожать.
   -- У тебя такие мускулы... - прошептала Хелен и положила мягкую ладошку мне на живот. Как не странно это оказалось даже приятно. Пока она не решила, что молчание знак согласия и не продолжила...
   -- Ну, вот что, - резко сбросив ее руку, вскричала я. -- Мне это не нравится! Пошли!
   Веселье куда-то делось. Хелена надула губки, возомнив, что она тому виной, и молча карабкалась рядом. Я не торопилась ее разубеждать.
   На самый верх мы забрались практически одновременно. Хелена оказалась на удивление выносливой и жилистой. Даже не смотря на увеличенную силу притяжения, и необходимость нести избыточный вес тела, она от меня не отставала.
   На верху мы взялись за руки, завизжали и ринулись вниз.
   И влетели прямо в самый центр лагеря расположившихся на берегу наряженных в шкуры мужиков.
   -- Наоми!!! - что есть мочи заорала Хелен и впервые с тех пор, как мы покинули "Капитаньи", я поддержала ее по полной программе.
  
  
  
   9
   ...НОГАМ ПОКОЯ НЕ ДАЕТ
   Уже слышно было шелест атмосферы Антареса-II об металлическую обшивку крейсера, когда Борман все-таки вывел свой кораблик из дока. "Капитаньи", освободившийся от нескольких сотен тонн дополнительной нагрузки, почти по-человечески вздохнул и тогда уже окончательно и бесповоротно, учитывая катастрофическую нехватку энергии и горючего, нырнул к поверхности.
   -- Держись, колонист, - сквозь зубы выговорила Юлька, и я схватился за подлокотники так, что даже пальцы онемели. Если пилот говорит "держись", значит, нужно держаться...
   Элсус продолжал транслировать на главный пульт рушащегося на дно Космоса звездолета основную информацию о состоянии корабля. Это, конечно же, успокаивало, хотя я и не имел возможности хоть что-то изменить. Даже немного завидовал марсианской аристократке -- со всеми имплантантами она могла свободно общаться с Элом с присущей компьютерам скоростью, что позволяло надеяться на благополучный исход нашего самоубийственного предприятия.
   Можно было провисеть на высокой орбите Антареса-II еще несколько десятков часов, заряжая от фотонных панелей опустевшие аккумуляторы. Однако Провидение приняло другое решение. Совершенно внезапно, в какой-то миг, на поверхности, приютившей неведомого зверя -- Гурл Хи -- планеты, заработало некое устройство, само существование которого противоречило аксиомам физики. "Капитаньи" словно зацепился за что-то. Неизвестное приспособление практически сразу остановило плавание крейсера над лазурно-голубым шариком. Гравикомпенсаторы за один миг израсходовали всю добытую с таким трудом энергию, но все равно не справились с циклопической нагрузкой сбесившейся инерции и теперь по немым переходам гигантского корабля бродил ветерок со стойким запахом сгоревших проводов.
   Неизвестное науке землян излучение не отталкивало и не притягивало корабль, но движение в любую другую сторону оказалось практически невозможным. Юлька и Элсус здраво рассудили, что ксенооружие, а что сработало именно оно, никто и не сомневался, вряд ли позволит выбраться из ловушки. Поэтому, решила хозяйка обезлюдевшего корабля, даже попытки высвободится, не имеют смысла.
   Для меня так и осталось загадкой, почему же космическая сеть не выловила челноки с людьми, когда те спускались с орбиты. Даже представить себе не могу, что случилось бы с двумя тысячами человек в их жестяных корабликах, попади они в лапы свихнувшейся инерции. На Антарес-II упали бы сотни консервных банок сжатых до состояния лепешек... Какой уже раз командора буквально Бог берег...
   Точка на карте архипелага, куда луч с планеты тащил крейсер, показался нам ни чем не хуже и не лучше других. Примерно в центре того самого острова, на котором высадились де Кастро, лейтенант Роу и Джакомо Элсод. Обширное плато, ограниченное с юга и с Востока горными грядами приличной высоты, а с севера и запада обрывом, у подножия которого изгибалась стальная лента бурной горной реки. Площадка была достаточно велика, чтобы вместить гиганта "Капитаньи" и только то обстоятельство, что нас практически принуждают садится именно туда, внушало опасения. Сканеры показали наличие значительных пустот в теле скалистого массива и в платформе плато, но Эл заверил нас, что они не представляют опасности.
   Скорость нарастала. Боковой монитор показал, что "Палладии" вполне благополучно отделился от нас и легко вышел из зоны действия "звездного якоря". Видимо оружие-артефакт воспринимало только крупные объекты.
   Тормозные двигатели с великим трудом справлялись с чрезмерным притяжением. На счастье излучающая машина не предназначалась для уничтожения звездных гостей. Даже легкое превышение нагрузки привело бы к катастрофе. Эл же отмечал прямо противоположное влияние "Якоря" -- луч скорее смягчал падение крейсера... Тем не менее, энергии оставалось все меньше. Настала пора, когда баки опустели совсем, и мы испытали полузабытое ощущение невесомости. Это длилось всего несколько секунд, потом включились аварийные -- газовые, обычно применяемые для маневрирования в орбитальных доках, двигатели. Горелки слегка притормозили безудержное падение металлического монстра, но, тем не менее, о каменную плиту плато корабль ударился так, что у меня глазах потемнело. И это продолжалось несколько часов...
   Сначала я вообще решил, что от циклопической перегрузки лопнули глаза. Совершенно спокойно, тут же поймав себя на этом, восприняв это страшное предположение, принялся вспоминать дорогу в медицинский отсек "Капитаньи" с тем, чтобы попытаться добиться помощи от робохирурга. Стекающие по щекам струйки солоноватой жидкости могли служить достаточным подтверждением моей гипотезе, если бы не имели ярко выраженного аммиачного запаха.
   Это новое открытие одновременно и рассмешило и разозлило. И заставило, во-первых, переползти в другое, более сухое место, а во-вторых, осторожно потрогать глаза пальцами. На счастье, они нашлись на своем месте целыми и невредимыми.
   Я не чувствовал никакой боли или неудобства, если не считать подмоченную испражнениями одежду. Тем не менее, продолжал на четвереньках передвигаться по слегка наклонившейся при посадке палубе крейсера. Я уже убедился в том, что с глазами все в полном порядке, но все еще ничего не видел. Никогда прежде не приходилось попадать в такое положение и чем дольше я в нем находился тем больше это пугало. Прожить всю оставшуюся жизнь на ощупь -- разве это не ужасно?!
   Проснувшаяся злость говорила, что раз глаза на месте и, вроде бы, целы, то это значит лишь то, что внутри крейсера неполадки со светом или с энергией. Или и то и другое. Учитывая то количество энергии, с которым мы начали посадку, это предположение вполне могло оказаться истиной. Следовало отыскать келью Юльки Сыртовой и задать вопросы ей.
   Во время удара о поверхность планеты шлюз в коридор главного уровня находился слева, но это еще не значило, что дверной проем все еще там. Нет, выход-то конечно остался на своем месте, но вот как бросало беззащитное тело по полупустой главной рубке "Капитаньи" я и представить себе не мог. Нужно было теперь обползти по периметру помещение, пока не отыщется дверь...
   Понадобилось несколько минут на то, чтобы собраться с силами и начать путешествие. Не так уж было и важно, в какую конкретно сторону начинать движение, но и на этот непростой выбор ушло время. В конце концов, я встал на четвереньки, закрыл глаза, хотя это и не имело смысла в полной темноте, и пополз в сторону наклона палубы.
   Стена нашлась довольно быстро.
   Сначала я осторожничал и продвигался медленно, но вскоре осмелел. Когда же пришло в голову, что для нормального взрослого человека противоестественно передвигаться на четырех опорах, дело и вовсе приняло другой оборот: стена нашлась неожиданно и оказалась чрезмерно твердой...
   Темнота рубки на миг осветилась множеством ярчайших искорок, которые тут же принялись отплясывать дикие танцы прямо перед глазами. На лбу над правым глазом сразу образовалась опухоль, и обидно болел копчик, на который с размаху уселся.
   -- Пару свиданий придется пропустить, - проговорил я себе под нос и эхо, вдруг проснувшееся внутри безжизненного звездолета, поразило не меньше чем минутой раньше злополучная стена.
   В тот момент мне стало по-настоящему страшно только. Впервые, после того как нашел себя на полу погруженной в ночь рубки, пришло в голову, что возможно я единственный оставшийся в живых человек внутри огромного пустого наглухо запечатанного жестяного саркофага в самой середине здоровенной необитаемой планеты...
   -- Да это просто дурь какая-то! - воскликнул я и решительно принялся подниматься на ноги. -- Уж Юлька-то не могла погибнуть!
   Словно в насмешку над моими надеждами, снаружи в обширный корпус крейсера гулко ударили первые капли настоящего ливня. После мертвой тишины чернильной рубки этот грохот одновременно показался райской музыкой и заставил задуматься о шансах на выживание.
   -- Брось каркать, мужик, -- строго выговорил сам себе в тщетной попытке взять себя в руки. -- Ты выбирался и не из такого дерьма!
   Как не странно, но стало немного легче. Я снова поднялся и, касаясь одной рукой о стену, а вторую выставив вперед, побрел в поисках дверей.
   "Старайся не думать о плохом", -- посоветовал мысленно сам себе и тут же усмехнулся. Очень уж это напоминало совет незабвенного Ходжи Насреддина не думать об обезьянах...
   Черт его знает, чем мог закончиться этот самодеятельный психоанализ, да только Бог меня уберег от легкого помешательства. Видимо духам Антареса-II было достаточно уже одного помешанного землянина -- моя выставленная вперед, как предохранитель от неожиданностей, рука, тем не менее, совершенно неожиданно провалилась в пустоту. Я, опять таки неожиданно для себя, здорово обрадовался, и смело шагнул вперед, в тайне надеясь поскорее покинуть переполненную страхами капитанскую рубку "Капитаньи".
   И спустя миг рубка вновь озарилась пляшущими в глазах искрами.
   -- Это просто дьявольщина какая-то, -- посетовал я. -- Уж не собирается ли металлическая скорлупа учить меня жизни?! Не все дверь, что не стена?!! -- спустя миг уже кричал я. -- Мне нужно обойти весь круг, чтоб стать мудрей?
   -- Ты сам не понимаешь, чего бормочешь, -- совершенно спокойно несколькими минутами спустя проговорил я. -- Еще одна такая ниша в стене и шизофрения тебе обеспечена. Ты уже начал разговаривать сам с собой?
   -- Да, -- пришлось смиренно признаться.
   -- Первый признак раздвоения... Ладно, вставай парень, пошли дальше...
   Я неминуемо оставил бы остатки разума в могильной темноте рубки, если бы угасающий где-то в глубине мертвого корабля самый лучший из известных человечеству в то время компьютеров не совершил чуда -- не собрал неизвестно откуда какие-то крохи энергии и не зажег крохотные розовые аварийные огни. Конечно не по всему "Капитаньи", только в моей темнице и в тех коридорах, которые вели к келье Юльки Сыртовой.
   Микроскопические, величиной не крупнее ногтя на мизинце, лампы, настолько слабые, что о самом их существовании никто бы и не догадался при нормальном освещении, между тем довольно болезненно ударили по глазам. Но этот укол лучами света был сущим пустяком по сравнению с ударом, который микроскопические фонарики нанесли по самолюбию -- как только глаза мало-мальски привыкли к новому световому режиму, выяснил, что до сих пор двигался вовсе не в ту сторону. До спасительного выхода их зараженной безумием рубки нужно было преодолеть еще втрое больший путь, чем тот, который я уже прошел.
   На счастье, даже при том минимуме света, который смог восстановить полумертвый Элсус, мозги заработали нормально, и я не стал рыдать, рвать на себе одежду и биться в истерике по поводу ошибки. Громко хмыкнул -- по той же причине, почему в диком лесу люди непроизвольно начинают говорить громче обычного -- и поспешил пересечь загроможденное осколками приборов пространство.
   Только на самой середине обширного -- раньше я никогда не задумывался, что настолько -- зала прямо в сердце слегка кольнула мысль, что если именно в тот момент свет бы исчез, я, пожалуй, умер бы от страха...
   -- Срочно требуется ваша помощь, мистер Ронич, -- шепотом проговорил Элсус когда я был уже у самых дверей, но и этого тихого звука хватило чтоб натянутые до предела нервы заныли от натуги. Я аж подпрыгнул на месте.
   -- Юльке Сыртовой срочно требуется ваша помощь, -- не унимался супермозг.
   -- Раньше ты был полюбезней, -- наконец выговорил я. У меня вовсе не было намерений обижать Эла, и брюзжал только для того, чтобы хоть как-то успокоиться.
   -- Мало энергии... -- донеслось из потолочных динамиков еще тише, чем прежде. Лампы, и без того не ярко светившие, мигнули, и в углах стало слегка темнее, чем прежде. Это стало хорошим намеком, что время кривить губы от не любезности компьютера прошли и если уж Эл просит поспешить на помощь Юльке, так значит, девушка действительно попала в беду.
   Тяжело вздохнув, словно предчувствуя неприятности, я пошагал, стараясь прибавлять ход к каюте хозяйки мертвого корабля... Как же это звучит романтично и одновременно жутко -- "Хозяйка Мертвого Корабля"...
   Я бежал по сумрачным переходам "Капитаньи", успевая, однако замечать, что за моей спиной Эл выключал свет вовсе. И нельзя было сказать, что это добавляло оптимизма, зато здорово прибавляло скорости ногам.
   На последней трети пути пришлось-таки сбавить обороты. Ходьба быстро превратилась в бег, и я заметил, что Эл и включал-то свет только передо мной. Я существенно притормозил и даже стал оглядываться, выискивая глазами путь к одному из десятка шлюзов во внешней обшивке "Капитаньи". Никогда не страдал клаустрофобией, однако, темнота и все признаки медленной, но верной смерти супермозга, порядочно меня... раздражали.
   Впрочем, путь до каюты Юльки Сыртовой оказалось значительно меньше, чем до самого ближайшего шлюза. К тому же нисколько не сомневался, что Элсус не стал бы освещать дорогу, сверни я с нужного ему пути.
   Обычно запертая наглухо герметичная дверь оказалась широко распахнутой. Жемчужно-белый кокон-саркофаг Юльки матово светился в тусклых лампах и тоже оказался открытым. В душе подсмеиваясь над самим собой и в то же самое время, не смея ворваться в уединенное жилище повелительницы огромного, самого большого из когда-либо виденного мной, звездолета, я замер на пороге.
   -- Леди Сыртова, -- хрипло позвал я. -- Вы здесь?
   -- Где еще я могу быть, -- даже как-то зло воскликнула гиперпилот. -- И где, спрашивается, вы бродили так долго, господин Артемий Ронич? Я тут чуть не умерла... И мне страшно...
   Эти-то песни я уже слышал раньше. Все женщины в определенные моменты своей жизни поют их близлежащим мужчинам.
   Словно ладонью кто-то провел мне по глазам, смывая-срывая пелену нанесенную страхом и неизведанностью ощущений. Я даже поймал себя на мысли, что очень хочется оглянуться. С тем, чтобы удостовериться на том ли самом корабле нахожусь теперь. И чувство-то я уже заранее знал -- то чувство, которое должен был испытать, стоило действительно повернуть голову -- удивление. Я должен был удивиться тому, что все еще на "Капитаньи"... А кто сказал, что многочасовое блуждание по угольно, прямо-таки адски черным коридорам крейсера проходит бесследно для разума?... ...Но вот прошел миг и я снова стал самим собой -- тем самым Артом Роничем, супер шпионом и штатным спасателем Вселенной.
   -- Да мне тоже как-то не по себе, -- хмыкнул я и сделал еще один шаг вперед. -- Давно я уже не падал на необитаемые планеты в разваливающихся на части космолетах... -- и я еще раз шагнул. -- И темноты с детства...
   Плевать я хотел на темноту. Я еще ходить-то, как следует, не умел, а уже в кромешной тьме крался на соседний участок за дынефиниками... Если бы кто-нибудь рискнул сказать тогда, в ту славную пору моего сопливо-счастливого детства, что подпрыгну на полметра от одного вида обычной... ну даже и не совсем обычной, но все же вполне... ну, в общем, от одного вида девушки с Марса, я бы того наглеца из рогатки бы расстрелял. Жестокое было время...
   Я с Ларосса. Моя Родина, может быть, и далековата от Земли, но суп мы там не плетеными башмаками едим (дословный перевод). Я прекрасно знал о сидерах с Красной Планеты, и тем не менее...
   Впрочем...
   -- Я думаю сейчас не совсем подходящее время для шуток, господин Ронич, -- четко выговорила она тем самым тоном, которым зачитывала ультиматумы сумасшедшему командору де Кастро. -- Энергии настолько мало, что Элу пришлось отключить вспомогательные и частично архивные блоки долговременной памяти, чтобы осветить вам путь...
   -- Данко для этой цели использовал свое сердце... -- вырвалось у меня.
   -- Генетические опыты над людьми запрещены со времен сенатора МакЛораха, -- менторским тоном напомнила Юлька, а мне вдруг стало стыдно. Юлька ведь могла подумать, будто мне наплевать на Элсуса...
   -- Да я не об этом, - чуть слышно пробормотал я, чувствуя, что жар разливается по лицу. И тут же поспешил сменить тему:
   -- Неужели положение настолько серьезно?
   -- Мы с Элом так и не смогли определить по каким именно параметрам "Звездный Якорь" выбирает цели, но "Палладии" остался невредимым на нижней орбите. Крейсер же потерял практически всю энергию и, что еще более странно и страшно, продолжает ее терять. Если в течение ближайших пятидесяти часов "Якорь" не ослабит давление, мы потеряем Эла навсегда... Но и это еще не все...
   -- Что же может быть хуже? - воскликнул я. Нужно признаться, не совсем искренне это получилось. На самом деле в предчувствии угрозы моей собственной обожаемой жизни аж задницу свело.
   -- Тепловой баланс судна больше не поддерживается, - продолжила, видимо не заметив неискренности, совершенно ровным, бесцветным голосом продолжила Сыртова. -- Температура внутри "Капитаньи" плавно падает. Спустя три часа мы начнем ощутимо мерзнуть. Кроме того...
   Я был готов померзнуть немного и поэтому не считал это большой проблемой. Однако продолжал внимательно слушать хозяйку мертвого звездолета, подозревая, что за ее "кроме того" прячется настоящая беда.
   -- ...Корпус крейсера совершенно не пострадал при посадке...
   Я тяжело вздохнул, чем вызвал паузу в речи Юльки сопровождаемую весьма многозначительным взглядом.
   -- ...А система регенерации воздуха без энергии. У нас есть запас примерно в сорок часов. Потом... Либо у нас есть выбор -- выжить самим еще десяток часов, либо спасти Элсуса.
   Она замолчала. Я тоже не о чем ее не стал спрашивать. Не очень-то верилось, что ее ярко-алые губки перечислили все несчастья, которые нас постигли.
   -- Единственный доступный спуск к предполагаемому местоположению систем "Звездного якоря" находится точно под двигательным отсеком "Капитаньи", - совсем уже тихо проговорила Юлька Сыртова. -- Чтобы добраться туда, нужно сдвинуть с места крейсер...
  
   Я должен был принять решение...
   Перед необходимостью делать выбор стоял не я один, но от этого легче не становилось.
   Разговаривать не хотелось. К счастью, тоже чувствовали и все остальные, так что ко мне ни кто не приставал. Все воинство, словно моржи на лежбище, оккупировали пляж, заливаемый теперь ручьями и с верху, с неба, и со стороны острова. Это тоже не располагало к словоохотливости.
   Комиссар Лукреция Лу собрала всю свою ячейку у самого моря. Остальные, кому так же, как и мне, нужно было сделать выбор, попросту валялись на кварцевом песке.
   - Эй, лейтенант, - кряхтя, приподнялся на локте один из троих сержантов. - Если я пойду с тобой, моя зарплата все так же будет начисляться?
   - Конечно, - равнодушно выговорил я. И добавил про себя:
   - Только, что ты купишь на свои деньги?!
   - А если я останусь здесь? - не унимался тот.
   Ему нужны были доводы в пользу пешего похода через весь остров со мной, хотя тело, и без того утомленное многодневными муками повышенной гравитации, активно сопротивлялось. Я его прекрасно понимал. Точно в том же положении находился и я. И точно так же, как и бравый прежде сержант, уговаривал тело в необходимости мной же затеянного похода.
   - А если останусь? - более настойчиво повторил свой вопрос боец.
   - Спроси комми...
   - А, правда, что комми упразднили деньги? - старательно маскируя активную заинтересованность напускным равнодушием, поинтересовался сержант.
   - Я тоже это слышал, - дипломатично отговорился я.
   Действительно, Центральный Комитет решил, что Чучхе не совместимо с деньгами. Но мне-то нужно было, чтобы люди сами приняли решение. Поход обещал быть очень и очень трудным. И чрезвычайно опасным. Мне придется приказывать, и я хотел, чтобы приказам подчинялись безоговорочно. Для этого было нужно, чтобы солдаты пошли за мной добровольно.
   - Все! - твердо сказал я и, прежде увеличив подачу энергии на сервоприводы бронекостюма, резко уселся. - Пора идти!
   Припасы давно были разделены. Приличный кусок металлизированного брезента, как старший по званию, попросту забрал себе. Если из трех плазменных ружей составить пирамидку и накрыть сверху брезентом, то в образовавшемся шалашике вполне можно пару минут отдохнуть от потоков кислой на вкус влаги. Если ты почувствовал вдруг, что должен либо прекратить этот мокрый дурдом, либо отправиться в дурдом настоящий, такой вот брезент на вес золота...
   Я с трудом поднялся на ноги, взвалил на плечи неподъемный без участия бронекостюма ранец и сверток драгоценной ткани, и, не оглядываясь, медленно пошагал в сторону страшного, смертельно опасного леса.
   Мне уже казалось, будто дождь был всегда. Будто на этой планете постоянно падают с неба тяжелые капли, специально пригибая гудящую от барабанной дроби голову. Вбивая чужаков в серую жирную грязь.
   Я уже забыл тот момент, когда первые плевки неба упали с грозовых туч на наши плечи. Словно это было в другой жизни. Еще чуть-чуть и мы все пожалели бы, что не родились рептилиями...
   Это я к тому, что, практически смирившись с вечностью трижды проклятого дождя, я, соответственно и перестал его слышать. Скрипы и жужжание приводов сервомоторов скафандра, хлопанье ранца и ружья по спиновым бронеплитам, звуки шагов, и свои и чужие, проникали в сознание. Дождь - нет!
   Сердце пело: за мной шли люди. С каким-то мазохистским удовольствием напрягал слух, пытаясь по шумам определить количество своих спутников, и не разрешая себе оборачиваться. И даже, вроде как, легче шагалось...
   Я планировал сделать новый привал через пять миль. В ничем не примечательной точке на карте. Через две, взобравшись на холмик, которого на Земле даже не заметил бы, понял, что должен отдохнуть, или мое безумное предприятие закончится прямо сейчас. И еще ужасно хотелось оглянуться...
   Медленно, забрызгивая кусты по обеим сторонам вновь образованной нами дороги, с трудом выдирая бронированные подошвы из чавкающего месива, шатаясь и спотыкаясь от усталости, за мной шли люди. Все люди моего отряда, за исключением партячейки Лукреции Лу, следовали за идиотом в отставке, за своим командиром Джакомо Элсодом.
  
   Командор метался по огромной зале дома Совета, словно голодный зверь в клетке. Словно капля ртути на ладони, не находил он покоя. Словно не действовали на него законы притяжения.
   Оставшимся верными лейтенантам армии безумного португальца приходилось только, как стервятникам на утесе, вертеть головами, стараясь не упустить из виду своего командира. Отдуваясь, пыхтя, в броне, с каждой минутой все больше наливающейся свинцом. Не смея согнуть, расслабить затекающие от напряжения спины.
   Разлегшемуся на богатых мехах неведомых зверей Игору Танкелевичу было неоправданно легче - он не был обязан изображать из себя бравого воина. Хотя и он в душе слегка завидовал неуёмной энергии де Кастро, понимая, впрочем, что живость эта - демон ярости, а не физическая сила.
   Луи Чен - единственный, кто, наоборот, старался не следить за броуновскими перемещениями предводителя, - казалось, весь ушел в экран галокомпьютера. Однако и это спокойствие, и напускное равнодушие было обманчивым. Каждый волосок его тела, каждый оголившийся от ужаса нерв чувствовал волны злобы, флюиды адского монстра. Осознавая, что вспышка командора вызвана его, Чена, сообщением о походе Джакомо Элсода на соединение с Юлькой Сыртовой, офицер не понимал лишь того, почему это вызвало такую реакцию.
   И только Пи Корхулаанен совершенно с другими чувствами смотрела за нервными скачками командира...
   - ...И ты говоришь мне, что этот идиот Элсод самостоятельно догадался о генных сыворотках?! - рычал де Кастро, роняя на начищенные до блеска доски пола крупные капли ядовитой слюны. - Ты, тако-о-о-о-ой у-у-у-умный!!! Или издеваешься надо мной?!
   Португалец, с неожиданной для живого подобия ртути точностью, остановился точно напротив Луи. Тонкий, жилистый, направленный точно в лоб палец в один какой-то миг показался Чену хищным глазком боевого оружия.
   - Уж не хитрозадый ли Кириллиос додумался до ТАКОЙ ПРОСТОЙ ВЕЩИ?! Как генные сыворотки для укрепления костей и адаптации организма к повышенной гравитации?!
   Командор именно так и выплюнул эту фразу. В два предложения.
   - А где же мои бравые лейтенанты? - не унимался безумный полководец. - Усмиряют бунт? Покоряют планету?!! Нет! Прилепили свои задницы к скамьям в этом городе баб и стонут, словно женщины...
   - Нет, это не Желссон, - перебил командора Игор.
   - Что?!! - заорал де Кастро, и его лицо побагровело. Впрочем, пару секунд спустя он уже взял себя в руки. - Что?
   - Идея пришла в голову именно Элсоду, - спокойно, как ни в чем не бывало, проговорил Танкелевич. - Кириллиос тоже был удивлен такой догадливостью Джако. Это на него так не похоже...
   - Может быть, планета так благотворно на него влияет? - глубокомысленно заявил один из закованных в броню командос.
   - Ты еще скажи, что здесь с неба льется живая вода!!! - улыбнулся Игор.
   Даже через толстенные, сложенные из туземных металлизированных деревьев стены в зал доносилось гудение натянутых с самого верха до самого дна неба струй.
   - И мы сами не сможем синтезировать нужный набор генов? - на этот раз прицел его пальца был обращен к Перелини.
   - Нет, - сокрушенно покачал головой пилот и нервно сглотнул. - В челноке только походный киберхирург и небольшая биохимическая лаборатория. Максимум, что она может - это антибиотики и болеутоляющее. Генные сыворотки по плечу только Элсусу...
   - Не упоминай при мне имени этого электронного монстра, - совершенно серьезно порекомендовал де Кастро таким тоном, что Перелини и не понял, было это угрозой или лишь просьбой.
   - Говорят, эти бабы... - бронированная перчатка несколько заторможено описала круг, - прямо чудеса делают с генами.
   Перелини засмеялся было, но никто его не поддержал.
   - Чтобы синтезировать часть цепи ДНК, да еще вывести специальный вирус-носитель, нужна точность... очень хорошего компьютера!
   - А туземки толкут что-то в ступках, разводят молоком и вливают в пасть. И животные рождают каких-то других животных, - стоял на своем командос.
   - Прямо колдовство какое-то, - ошарашено пробормотал себе под нос де Кастро. - Куда подевался Токвемада?
   - Что ж, предложим туземцам снабдить нашу армию сывороткой, - зловеще воскликнул командор уже громче. - Пусть наш лейтенант-губернатор Перелини проведет переговоры.
   Перелини поморщился. Он вовсе не хотел вести какие-либо переговоры с излишне эмансипированными сумасшедшими тетками. Не хотел он и назначения губернатором всей этой местности - Бартоломии - на десять километров вокруг спешно строящегося Форта-Пи - каменных бастионов прищурившихся узкими бойницами через неширокий пролив на Город туземцев. Астронавт так и не смог смириться с мыслью, что он больше никогда - никогда не полетит среди звезд. Что он НАВСЕГДА прикован к этой грязной, вонючей, неприветливой, злой и смертельно опасной в своей ярости планете. Ирония Судьбы, но даже солнце этого мира - Антарес - в переводе с греческого означало "Соперник Антея" - конкурент бога войны. Пилот, старший пилот самого прекрасного звездолета, когда-либо сходившего со стапелей земных верфей, был искренне убежден, что этот АД - внеземное воплощение Преисподней, обречен на войну. Убежав из огня, охватившего Колыбель, Перелини не имел ни малейшего желания попадать в пламя боев на Антаресе-II. И еще лейтенант-губернатор ненавидел эту планету. Это было сильнее него, на уровне подсознания.
   И не отправиться к угрюмым бабам, все еще считающим себя хозяйками планеты, губернатор не мог. Ему достаточно было одного не произнесенного вслух предупреждения от Командора. Именно так, с большой буквы, Перелини всегда и думал о де Кастро.
   Было это несколько местных дней назад. Когда Командор посетовал, что стен его Цитадели растут слишком медленно, вновь назначенный губернатор неожиданно для самого себя заявил:
   - Видите ли, дом Бартоломео! Повышенная гравитация и ливень во всем виноваты. Люди быстро устают, а я не могу заставлять воинов работать до изнеможения. Мы окружены врагами...
   - Не твое дело размышлять о готовности МОЕЙ армии, - прорычал де Кастро прямо в лицо Перелини. - Это МОЯ армия, МОИ солдаты, и ты строишь МОЙ форт! Просто выполняй МОИ приказы, губернатор!
   А рука безумца все это время нервно поглаживала ребристую, отполированную до блеска частым использованием рукоятку своего пистолета. Пилот знал, знал и чувствовал, что командир очень хочет выстрелить. Понял и то, что продолжи он эксперимент с объяснениями, де Кастро выстрелит. И его дрожащий в конвульсиях труп будет валяться у ног хохочущего португальца...
   - Не хватает людей - разбуди эскраво, - добавил командор, презрительно кривя губы. - Неужели так трудно догадаться?
   Эскраво, насколько Перелини знал, на одном из провинциальных языков означало "раб". Почему де Кастро не сказал это слово на интерлинке?
   И идти к туземным правительницам "предложить", как выразился Командор, создать панацею от дискомфорта этого мира, Перелини тоже не хотел. Сверкающие глаза из-под низких капюшонов этих вполне земных теток повергали его в трепет. В животе образовывалась пустота, которую, впрочем, почти немедленно занимал слепой ужас. Словно и не с человеком ты разговариваешь. Словно стоит напротив тебя огромная, могучая, как сама стихия, мерзкая кобра...
   Перелини прекрасно понимал местных тихонь - мужиков, безропотно подчиняющихся бабам...
   А вот солдат оставшейся верной командору армии бывший старший пилот не понимал. В орде зрел новый раскол, и только нежданно-негаданно проявившийся талант Пи Кархулаанен еще сдерживал его наступление.
   Немногочисленные ученые, нашедшиеся в разношерстной банде де Кастро, еще только начинали разбираться в хитросплетениях мифов и верований туземцев, а Сударыни Слова уже начали свою пропаганду. И, что самое интересное, их охотно слушали. Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Каждому человеку хотелось куда-нибудь наконец-таки прийти. Не свалиться с неба в чужой Ад, не колонизировать этот неприветливый мир, не бороться за... да за что угодно - жратву, место под Антаресом, мировое господства... А прийти!
   Все пути ведут к себе.
   Лучший путь - дорога домой.
   Быть может, солдаты пытались обрести новый дом взамен утраченного, а Сударыни им в этом активно помогали. Единственное - наемники так и не приняли главенство женщин...
   И этому Перелини тоже не был рад. Не понимал, почему командор не запрещает бабской агитации. Почему ученые-собиратели туземных сказок были полностью освобождены от других работ, и, наконец, почему де Кастро попросту не захватил Город - средоточие туземной власти, не выселил женщин в тонущий в ливнях злой лес, а упорно строит свою Цитадель - Форт-Пи.
   Если бы лейтенант-губернатор задумался, если бы его разум был приспособлен к аналитическому анализу, он легко "вычислил" бы причины поступков командира. И уж конечно - глубинные основы участившихся припадков гнева дома Бартоломео.
   А Бартоломео Эстер де Кастро, командор, потомок целой армады командоров, вынужден был ждать сведений о Гурл-Хи и изнывал от скуки. И черной завистью завидовал всем, кто находил в себе силы отправиться в поход. Как, например, Джакомо Элсод.
   - И все же стремительное поумнение Элсода весьма подозрительно, - прошипел командор, как всегда непредсказуемо меняя тему разговора. - Не может ли это быть простенькой дезинформацией, чтобы отвлечь нас от чего-то другого. Возможно, очень и очень важного? Только от чего?
   - Ты и мысли не допускаешь, что Элсод мог и не быть таким кретином, за какого себя выдавал? - все-таки Танкелевича что-то удерживало от полного разоблачения Каутина. - Ведь и Сыртова что-то в нем нашла...
   - Подобное притягивается подобным, - ухмыльнулся командор. - Нет! Скорее уж Желссон что-то замышляет... Есть идеи?
   Формально вопрос был задан всем сразу, но почти каждый из находившихся в новом "тронном зале" де Кастро и не пытался отвечать. Де Кастро разговаривал с Танкелевичем.
   - Золото! - уверенно заявил банкир.
   - А смысл? - португалец совершенно успокоился, развеселился и ничем не напоминал самого себя образца "полчаса назад". - Зачем негру золото? И, если оно так важно, то почему Кир не отправился искать кости Беллы Роу сам?
   Танкелевич на минуту задумался и аргументировал:
   - Тому может быть несколько причин. Желссон в альянсе с Роничем, а у Арта есть "Пилигрим"! Киру вовсе не обязательно двигать всю свою толпу к месту крушения "золотого" челнока. Быть может, в задачу Элсода входит только обнаружение Беллы Роу. Живой или мертвой. Потом за дело примется Арт Ронич на своем корабле. Даже половины трюмов золота "Палладина" хватит, чтобы обеспечить Арта, Джако и Кира на всю оставшуюся жизнь... Кроме того, Желссон испытывает определенные трудности с туземцами. Луи уверен, что Кир попросту заперт на каменном плато, куда ты его забросил. По данным радиоперехвата, он теряет в сутки до десяти человек...
   Игор ткнул пальцем в Перелини. Тот с готовностью улыбнулся в ответ. За половину секунды обмена любезностями банкир приобрел стойкого сторонника своей теории.
   - Впрочем, и это может быть подставка. Интрига в интриге - это в духе Кира. Но тогда каков же их план? Где их цель?
   - Гурл-Хи!? - спросил и ответил командор. - Что, если теперь они знают, где он?
   - Сударыни говорят, что "Капитаньи" упал в святом месте, - бесцветным голосом, опасаясь новой вспышки гнева де Кастро, сказал губернатор. - Они даже собираются после дождей посетить место крушения.
   - Решено! - вскричал португалец так резко, что губернатор вздрогнул от страха. - Идем к "Капитаньи"!
   - А золото? - как-то вяло поинтересовался Игор.
   - Куда оно денется... - отмахнулся де Кастро.
   - Смотри...
   - Ну, для твоего спокойствия я могу послать отряд и туда, - согласился португалец.
   - Ты сам отправишься к "Капитаньи"? - Игор не собирался сдаваться.
   - Конечно!
   - Тогда я пойду к... останкам Беллы Роу.
   - Как хочешь, - полностью уйдя в свои сладостные грезы, легко согласился командор.
   Игор позволил себе расслабиться и даже слегка улыбнуться. Наступала пора забот командос. Путешествие через наполненные Смертью леса адской планеты - предприятие не из легких. А если еще и нужно тащить за плечами сотню с небольшим хилых бухгалтеров, поход превращается в подвиг.
   Танкелевич был слишком высокого мнения о себе и своих людях, чтобы оценить это.
   Де Кастро было плевать.
   Перелини был зол и думал о другом.
  
   Я узнал страшную тайну. Секрет, который Сударыни бережно прятали от Народа, ответ на вопрос, мучавший меня на протяжении всего обучения в горе Прави. Оказывается Слово, набор звуков, несколько движений
   языка и челюстей - сотрясение воздуха, обозначающее конец жизни - все-таки существует. Смерть. СМЕРТЬ, смерть, с-с-смерть...
   Я катал безвкусное слово на языке и пытался как-то осознать свои чувства. Смерть. Ужас порога небытия. Песчинка мгновения, отделяющая свет от тьмы. Все это слова без чувств. Что я должен был почувствовать, когда на моих глазах выстрел из оружия пришельцев принес Смерть сразу двоим младшим воям Прави. Тем, что пришли после меня.
   ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ мясо, развешанное по равнодушным кустам.
   Мышцы сжались, тело переходило в режим боя. От пяток до затылка прокатилась волна дрожи. Но враг был повержен, и я не собирался больше ни с кем драться. Ужас был причиной моих метаморфоз.
   Присматривавшие за распахнутыми дверьми бастионов псы глухо зарычали, почувствовав во мне перемены. Только я их больше не боялся. Стая страшных зверей теперь тоже выглядела жалко. Сломанные клыки, панический визг испуганного щенка. Поджатый хвост.
   Раньше перед моим внутренним оком проходили лишь картинки, показанные горой. Теперь... Теперь. Снова и снова. Всего один бой с пришлым врагом. Победа, несколько сотен трясущихся от ужаса пленных и Смерть половины моих Воев...
   Мысли скакали в такт шагов...
   - Стой! - третий или четвертый уже раз закричала откуда-то сзади Сударыня Око. - Стой, Вой Прави!
   Ноги несли меня вперед.
   Я даже поперхнулся воздухом при одной лишь мысли, что, пожалуй, уже готов прикоснуться к Сударыне без ее на то разрешения! Что-то во мне менялось, и это не доставляло неприятных ощущений. Скорее наоборот...
   Я шел, разглядывая валяющиеся, где попало трупы, пока практически не столкнулся с сидящим псом.
   - Уа-рр-ъар, - раскрыл пасть зверь, требуя остановиться.
   - Прочь с дороги, животное! - совершенно не отдавая себе отчета в том, что делаю, прорычал я в ответ.
   Несколько долгих секунд мы смотрели в глаза друг другу. Потом пес склонил лобастую голову и отошел в сторону. И снова я не удивился этому...
   Смерть, смер-р-рть. Это слово наполняло мою слюну ядом, мои слова страхом, мои движения угрозой. Я знал Слово - одно из слов-имен Мира. Что такое Вселенная, если не "Жизнь" и "Смерть"?! Я знал слово и повелевал Судьбой. Я мог дать жизнь... Или Смерть! Псы это знали тоже...
   - Вой Прави! Мне нужно отдохнуть, - интонации в ее голосе стали почти просящими. - Воин, меня зовут на разговор сестры.
   Словно наваждение, словно пелена, застилавшая глаза, свалилась в один миг. Я вернулся в тот мир, в котором жил всю жизнь. Мир, в котором все мужи выполняют волю Сударынь.
   - Да, - неохотно согласился я. - Пора отдохнуть... Зажигайте огонь.
   Очень скоро в самой середине построенного из мертвого камня селения чужеземцев горел живой огонь, груды горючего мха окружили кострище, на прутиках разогревалась пища.
   Сударыня Око в этих приготовлениях не участвовала. Девушка бросила на землю верхний, лесной плащ - кисту - и упала-уселась сверху. Потом торопливо достала из сумки доску рун и туесок с мъерго. Бронзовокрылые жуки уже нетерпеливо сучили лапами, требуя поле для бега. Посаженные на доску, они немедленно принялись водить свои хороводы, выписывая целые слова и предложения. Старшие Сударыни, возможно даже из самого Города, говорили с нашей Сударыней Око.
   Разговор закончился как раз к тому моменту, когда все было готово для приема пищи. Только девушка выглядела еще хуже, чем прежде. Не просто усталой или растерянной, теперь она была действительно подавлена.
   - Пришельцы в Городе, - почти невнятно проговорила она. - У святого Ра-Дирья сел их корабль. Веси Ших-маар под их властью...
   - Враг принес смерть в Город? - от волнения слегка сжимая плечо Сударыни, спросил я. Может быть, именно мое непрошеное прикосновение привело ее в чувство.
   - В Городе пока ни кто не применял силу, - слегка поморщившись и решительно сбросив руку, воскликнула она. - Пришлые люди слушают Сударынь Слова.
   - Слушаются?
   - Я сказала - слушают, - обиженно поправила Око. - Эти безбожники слушаются своих мужей...
   - Значит, они часто заняты войной, - коротко кивнул я. - Значит, они тоже знают тайные слова.
   - Что за слова? - усмехнулась девушка. - Ворожить пытаешься, воин?!
   Мне оставалось только пожать плечами. Меньше всего на свете я хотел показаться глупым. Что с того, что Сударыни всегда знали слова. Понимали ли они смысл слова "Смерть" не заглянув ей в глаза? Как они могли оценить вкус Жизни, если ни кто не пытался ее отнять?!
   Гора рассказывала мне, что когда-то, давным-давно, была Война. Та самая, что дала Народу власть среди звезд. Та, что родила Гурл-Хи - пса и Орл-Хи - лиса. Та, что разбросала людей под разные солнца.
   Гора говорила, что Народ очень велик, но здесь, под сенью плаща Сударыни Ночь нас становится все меньше и меньше. Правь объясняла, что мы все уже давно братья и сестры. Что это значит?
   Гурл-Хи спит в своем гнезде в горе Прави. Народ победил в той войне, но нас все меньше. Пришел Враг, который не убивает Сударынь, и гора не дает нам, Воям Прави, оружие.
   Быть может это и не враг?!
   Я и не заметил, что сказал эту мысль вслух.
   - Что значит - не враг?! - разозлилась Сударыня. - Ты... Ты видел, что они сделали...
   - Убили, - твердо сказал я и кивнул. Остальные воины во все глаза смотрели на нас. - И мы убивали!
   - Не пытайся думать, муж! - приказным тоном заявила Сударыня Око. - Не твое это дело!
   - Верно, - легко согласился я. - Не мое. Я вой, а думают Сударыни.
   - Да. Вот именно, - девушка нашла в себе силы кричать на меня. Впрочем, я ее больше не боялся. Я никого не боялся больше. Я, стоящий между жизнью и смертью.
   - Только гора Прави - тоже вой. Разве не так? Может ли она думать и выбирать народу Судьбу?
   Сударыня замерла с открытым ртом. Потом, как-то одним разом, сникла.
   - Гурл-Хи сказал Сударыням Слова, что люди... другие... не Наш Народ... убили целое гнездо яйцерожденных, пусть слово это сотрется...
   Все поспешили поплевать через левое плечо, чтоб не накликать беду. Хотя куда уж больше...
   - ...Пес сказал, что звездная лодья людей повреждена, и он ведет их сюда. Сударыни настояли на том, чтоб гора обучила нескольких воев для защиты. На случай, если другие окажутся... не станут слушать Сударынь.
   - Слушаться, - легко поправил я, и после недолгих колебаний Сударыня Око согласилась:
   - Слушаться.
   - Значит, они тоже люди? - наивно спросил один из пятерых оставшихся младших.
   - Да, - опередил я девушку, глядя ей прямо в глаза. Она только кивнула.
   - Значит, они и не враги?
   Человеческое мясо, развешанное по кустам - зря?! Смерть не дававшим еще жизнь - зря?! Годы в горе и сны, сны, сны о смерти - зря?
   - Нет, - твердо сказала Сударыня и оглянулась в поисках псов. Они, впрочем, вмешиваться не торопились. Им еще предстояло выбрать вожака стаи, и я был лучшей кандидатурой.
   - Нет, - повторила она уже менее решительно. - Нет, нет, нет...
   Мужи говорят, иногда у Сударынь из глаз льется вода. Это называется "плакать". Говорят, что плачут Сударыни, когда им больно...
  
   10
   ГРАНЬ ВЫЖИВАЕМОСТИ
  
   Только идиоту может нравиться передвижение на этих убогих машинах. Только маньякам по сердцу тряска и постоянные рывки, которыми сопровождается это приключение на шести ногах - киборг командос. И лишь одна мысль могла утешить - истина, которой уже тысячи лет: лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Тем более, когда люди и посильнее меня едва передвигали ноги.
   -...По секрету вам скажу, - словно назойливое насекомое, непрестанно жужжащее возле уха, лейтенант ван Ву испытывал мое терпение, - я даже рад, что португалец отпустил меня...
   Мой старый добрый компьютер по-приятельски подмигнул и выдал данные о предполагаемой прибыли по кредитам на развитие колонии Антарес-II. Странно, но ни одно из предложенных названий приютившего нас мира так и не прижилось.
   -...Интересно, как туземные тетки обрабатывают местный вид древесины. Эти деревья не то чтобы распилить - срубить-то невозможно...
   Словоизвержение придурковатого лейтенанта, словно вирус, настойчиво засоряло стройный ток мыслей. "Интересно другое, - на секунду поддавшись инфантильной логике молодого вояки, подумал я, - он действительно такой кретин или только играет в стиле Джакомо Элсода?". Я улыбнулся, чем немедленно вызвал новый поток трудно перевариваемого нормальным человеческим разумом сотрясения воздуха:
   - Удивительно, как легко компьютеры подобрали программы перевода с туземного языка! Словно эти обезьяны - тоже люди...
   Можно было даже не засекать время. Детские психологи утверждают, что ребенок до определенного возраста способен заниматься чем-то одним не более трех-пяти минут. Ван Ву и не думал опровергать эту теорию.
   "Где-то сейчас Элсод... Юлька Сыртова... Элсус?!"
   Строки условий, при которых расчеты прибыльности колонизации планеты окажутся верными, заполняли уже весь экран. Слишком много вопросов. Слишком много переменных факторов. Для полной их оценки требовалась вся мощь Элсуса, все его знания... Весь опыт Арта Ронича, вся энергия де Кастро, предприимчивость Желссона, способность находить компромиссы Элсода... И люди. Много, много, много людей!
   - ...Врет, конечно, но меня-то не проведешь! Он рассказывает, что одна из этих жутких ведьм взяла его за руку и отвела прямо в кровать! Не такой он и красавец, чтобы баб к себе привораживать... А интересно, это грех или нет?! Можно это назвать скотоложством? Он врет, что будто бы та тетка чуть ли не понесла от него... Как такое может быть?
   Загадка человеческой психологии: солдаты ложились с постель с туземками, зачинали детей, и все равно не верили, что встретили здесь таких же людей, как и мы! И спрашивали еще - как такое может быть? Откуда я знаю, как люди могли, за несколько тысячелетий до Рождения Христа, уже поселиться на этой планете?! Удивительно... Удивительная звездная пара - Антарес, удивительный мир Антарес-II, удивительные люди, их генетический код, социальное устройство, биотехнологии, Гурл-Хи, наконец... Само их выживание в этом природном Пекле уже чудо!
   Сударыни утверждают, что на момент нашего появления население планеты не превышало десяти тысяч человек. И никогда не было большим двадцати тысяч! На самой грани выживания вида...
   Они должны были принять нас за посланцев Неба, за шанс продолжить существование рода, а эти ведьмы еще и носы воротят. Впрочем, у них есть на то причины - мы не нашли и признаков вырождения в их генетическом коде. Вот, где чудо!
   Сколько еще сюрпризов помешает сделать точный прогноз!? Оставалось лишь тяжело вздохнуть.
   - ...А командор и говорит: "или мои солдаты переждут дожди в ваших домах, или у этих домов больше не будет хозяев!" И у теток даже не было времени на раздумья...
   Безумие заразно. Я ничего не мог с собой поделать - хотелось попросить у кого-нибудь пистолет, приставить дуло к щенячьему глазу нудящего лейтенанта и спустить курок. Потом, конечно же, станет жутко стыдно, как было после того случая во время эвакуации Банка с Земли. Хотя, если делать это часто, то постепенно можно привыкнуть. Совесть притупится. Договорюсь с самим собой и дальше смогу убивать легко, непринужденно и, быть может, даже буду получать от этого удовольствие. Тогда останется только сменить имя на "Игорио де Танко" и объявить себя командором. Потомком прославленных иудейских командоров...
   Есть лишь одно "но". Де Кастро все равно будет гораздо более безумен, и у меня не будет ни единого шанса против португальского маньяка. Ни единого. Не стоит и начинать.
   Тем более что на своем месте я стою гораздо большего. Иногда, просматривая финансовые отчеты филиалов Банка или подсчитывая проценты прибыли от секретных операций, о которых Бартоломео и не догадывался, я думал об этом. Может быть, даже мечтал. Грезил... Красивое слово... О том, как держу в руках нити... каналы... рычаги... Быть может, всего этого мира. Иногда казалось, что так оно и есть. Уже.
   Так я себя успокаивал. С тех пор, как в один проклятый момент взялся за пистолет. Оказалось, что оружие в руках - самый сильный, неизлечимый, коварный и стойкий наркотик. Но и с ним можно было бороться.
   Так лейтенант Ван Ву сохранил жизнь.
   Но делал все, чтобы сохранять жизнь снова и снова.
   - ...О чем ты говоришь, боец!? - скорчив гримасу, орал лейтенант. - Откуда здесь люди в броне?!
   - Что там еще? - не мог не вмешаться я.
   - Сэр, разведчики докладывают, что впереди в клике от сюда, несколько сотен солдат в броне лежат не двигаясь. Сэр, - командос тяжело грохнул себя по грудной пластине брони, отдавая честь, презрительно скривил губы в лицо лейтенанту, коротко кивнул и удалился.
   - Бог услышал молитвы старого еврея, - пробубнил я себе на русском. И добавил на интерлинке: - Все правильно: Джакомо Элсоду киборгов не досталось. Пройди-ка пару десятков километров пешком... Стоп. Привал! И никакой стрельбы!
   Нужно отдать должное соратникам Элсода - несмотря на усталость, они нашли в себе силы встать и выстроиться в боевом порядке. Впрочем, хотя на их стороне и был численный перевес, бросаться в атаку они не спешили.
   - Это может быть опасным, - с дрожью в голосе нерешительно заметил мой бравый лейтенант, когда до него дошло, что я направляю своего "коня" прямо в сторону отряда Джакомо.
   - Не говорите глупостей, - отмахнулся я. - Не станут же они стрелять в своего кредитора... Займитесь-таки лучше лагерем... Это у вас хорошо получается.
   Ван Ву надулся, словно ребенок, которого взрослые отправляют баиньки в самый разгар веселья, но промолчал. И на том спасибо. Иначе он мог бы все-таки перешагнуть свою грань выживания...
   При ближайшем рассмотрении отряд Элсода представлял собой кучку изможденных, еле держащихся на ногах людей. Чудом было уже то, что они вообще передвигаются, да еще и не выпускают из рук оружия. Еще одно чудо, которое не учел в расчетах мой компьютер.
   - Скорая планетарная помощь! - весело рявкнул я во всю мощь акустических усилителей киборга. - Ваш банк спешит на выручку!
   - В нашем магазине принимают к оплате только кредитные чипы! - крикнул в ответ Элсод. - Наличной выручки у нас нет!
   - Вот это мы и спешим исправить, - с искренней радостью пожимая руку красавчику, усмехнулся я. - Как поживаешь, великий сердцеед?
   - Последнее время перебиваюсь на сухом пайке, - грустно пошутил Джако, - да и тот быстро промокает...
   - Давайте-ка на время объединим лагерь, - серьезно предложил я. - У нас есть сборные купола, и мы достаточно запаслись пищей. Я смотрю, отдых вам необходим
   - Это точно, - попросту кивнул Джако. - Вот только будет ли командор рад такому гостеприимству?
   - Де Кастро отправился на свидание к Юльке. Здесь его нет, но вы так и не встретитесь, коли, не отдохнете... Да что я тебя уговариваю?! Как твой кредитор, я настоятельно рекомендую!
   - Хорошо, хорошо, Игор, - расслабился Джакомо. - Моим людям действительно хорошо было бы хоть пару часов отдохнуть от этого проклятого ливня.
   Солдаты опустили оружие. Ни та, ни другая сторона не испытывала неуемного желания пустить кому-либо кровь. Тем более что большинство бойцов из обоих отрядов были прекрасно знакомы и не считали друг друга врагами. Я и не удивился вовсе, обнаружив, что бойцы моей охраны тут же принялись рассаживать солдат Элсода на киборгов - до лагеря-то нужно было еще дойти! Мы с Джако прекрасно уместились на моем "кентавре".
   - Туземцы утверждают, что сезон дождей подходит к концу, - говорят, если начинаешь говорить о погоде, значит, больше говорить уже не о чем. Этот случай - исключение.
   - Так вы все-таки нашли с ними общий язык? - обрадовался красавчик. - А Кир уже потерял нескольких бойцов в стычках с их партизанами...
   - У них есть партизаны? - второй раз за час Джако меня удивил. - Их правительство - Совет Сударынь - уверяло нас, что они все здесь... пацифисты... ну, или что-то в этом роде.
   - Значит, не все, - серьезно взглянул мне в глаза предводитель. - Кир рассказывал, что туземцы - искусные вояки.
   - Имея в своем распоряжении Гурл-Хи, быть пацифистом вполне возможно, - тихонько возразил я. - Быть может, Кириллиос столкнулся с группой охотников?
   - Может быть, и так, - он снова легко согласился. - Кир ведь знает, что командор прослушивает наши переговоры...
   - Вот именно, - в свою очередь кивнул я, улыбнулся несколько смущенно и распахнул перед гостем полог своего купола.
   - Кстати, великолепная идея насчет генной сыворотки, - воскликнул я, когда освободившийся от доспехов и вымывшийся Элсод вышел из санблока. - Туземные женщины обладают исключительно интересными биотехнологиями, и они обещали нам создать нечто подобное...
   - Повезло, - немного завистливо произнес лейтенант. - Жаль, что де Кастро и не подумает поделиться с нами.
   - Ну, об этом могу подумать я.
   - Ты что это, отговариваешь меня от похода к "Капитаньи"?!
   - Нет, нет! Что ты! - замахал я руками. - Обязательно иди. Тем более, что с крейсером давно нет связи, и неизвестно, как они там... Один бог ведает, что еще натворит командор, а Элсуса нам терять нельзя! Де Кастро не взял с собой армию...
   Брови Джакомо взлетели.
   - Так... Пара десятков командос, десяток туземцев и отделение техников... - я выдавал военную тайну своего прямого начальника и не чувствовал себя предателем. Знал, что поступаю правильно. - Остальные заняты строительством крепости и... слушают проповеди туземных миссионеров.
   - Да? - засмеялся Элсод. - Солдат так привлекла их религия?
   - Это скорее идеология... и мировоззрение. Это нужно слушать самому... Их легенды говорят, что этот мир - не тупик, а дверь - вот в чем секрет! Многих, знаешь ли, угнетает невозможность покинуть планету. Эффект западни! У тебя такое было?
   - Нет, - покачал головой Элсод. Настала пора моим бровям взлететь. - Я здесь чувствую себя свободным... Это пьянит...
   "Значит, я был прав", - пронеслось у меня в голове.
   - Что за люди - эти туземцы? - полюбопытствовал Элсод. - С Киром давно нет связи... Наверное, игры атмосферы...
   - Матриархат, - усмехнулся я, - развитая биотехнология. Пацифизм. Очень стройный и явно искусственный язык. Они утверждают, что некие "смерчи" "взяли" их с Земли за несколько тысячелетий до Христа!
   - Удивительно! - удивительно, как загорелись глаза у этого человека! Джакомо Элсод - вот кто действительно хочет и может жить здесь. Кто способен основать и развить крепкую колонию. Значит, я был прав. Значит, верно сделал ставки.
   - После второго заката нас должна нагнать пара туземных Сударынь - это что-то вроде офицеров в их мирном народе. Вот тогда на удивляешься всласть. Они, кстати, должны доставить генную сыворотку. Готов снабдить тебя и твоих людей...
   - Буду весьма признателен, - обрадовался тот.
   - Конечно, - согласился я. - Мне же нужно обеспечить возврат кредитов. Я же банкир. Ты забыл?
  
   Во всяком случае, смерть от удушья последним членам моего экипажа больше не грозила.
   Через здоровенную дыру во внешнем корпусе крейсера со свистом проникал свежий, загрязненный пылью, биологически активной влагой и ароматическими градиентами воздух. С одной стороны, системы жизнеобеспечения корабля взвыли от возмущения и требовали предпринять немедленные меры по герметизации зараженного отсека с последующей очисткой. С другой стороны, больше не было нужды тратить милиэрги на очистку и регенерацию кислородного запаса. Я получил отсрочку прекращения своих мыслительных функций и если был бы в состоянии испытывать какие-либо эмоции, то, пожалуй, был счастлив.
   Люди называют это надеждой. На самом деле, это лишь незначительное увеличение вероятности наступления желаемого события. Виду Гомо Сапиенс всегда не хватало логики. Хотя это и помогло им выжить, да еще и занять верхнюю строчку в "табеле о рангах" животного мира...
   ПРИМЕЧАНИЕ: Последнее утверждение является гипотезой и верно с определенной степенью вероятности. Не может быть ни доказано, ни опровергнуто в виду недостатка начальной информации, а так же затруднительности проверки экспериментальным путем.
   НАБЛЮДЕНИЕ N 6547654659767: Призыв человеческим существом на помощь некоего абстрактного понятия с собирательным наименованием "Бог" приводит к положительным результатам не более чем в 61,3% случаев, что не выходит за рамки наиболее вероятностного наступления желаемого события. Однако неоправданно выше предвычисленного значения.
   Возможно, Юльке следовало сразу подать сигнал бедствия кружащемуся по низкой орбите суперкарго "Палладину". Малотоннажный грузовик не затронуло притяжением "звездного якоря", и он в любое время мог совершить мягкую посадку в непосредственной близости от крейсера. Определенно, стоило это сделать, даже увеличивая возможность временного прекращения моей полезной деятельности. Тем не менее, гиперпилот, воспринимавшая меня как друга (близкое, но не родственное существо), решила не тратить на сигналы остатки энергии. Как альтернатива простому и эффективному способу спасения было избрано совместное с Артемием Роничем взывание к богам без уточнения их локализации и средств связи.
   Спустя три часа одиннадцать минут "Палладии" приземлился на плато в трехстах семидесяти одном метре по левому борту "Капитаньи". К сожалению, я не мог адекватно реагировать на все попытки команды суперкарго звуковыми сигналами привлечь внимание гиперпилота Юльки Сыртовой ли, Артемия Ронича ли. В виду вышеуказанного, не могу предъявить претензии руководителю команды "Палладина", принявшего решение дегерметизировать корпус крейсера с применением тактического оружия.
   - Имеются ли на борту данного звездолета существа, не прекратившие свою жизнедеятельность? - на пределе возможностей своего органа для производства звуков сказал руководитель команды "Палладина".
   Адаптированный перевод. Исходный текст: "Эй! Есть на этой лоханке, й...н...й...с...я...м...т (набор звуков, не несущих информации), кто живой?" Адаптированный перевод больше не использовался по рекомендации Ю. Сыртовой.
   Имея в блоках памяти данные о сути любимых занятий вышеуказанного человеческого существа, я не сомневался, что команда суперкарго обязательно предпримет попытку проникновения вовнутрь корпуса "Капитаньи" с целью если не оказания помощи находящимся там человеческим существам, то для того, чтобы завладеть остатками оборудования и приборов. Вскоре группа из трех человек все-таки вошла в крейсер, непрерывно распространяя звуковые волны от варианта:
   - Эй, Арт! Бродяга! Отзовись! Никогда не поверю, что ты сдох так по-сучьи! - самое крупное человеческое существо, руководитель экипажа "Палладина"; до:
   - Борман, в которую тут сторону топать к ремонтным отсекам? - щуплый человек с увеличенным носовым хрящом.
   Мне оставалось только светоиндикацией указывать им путь к каюте Юльки.
   - Ха! - весьма эмоционально заявил третий член группы - женщина с молочными железами, не имеющими четко фиксированной формы - когда я вывел их к месту локализации гиперпилота и Артемия Ронича. - Так и знала, что ты вылезешь и из этого дерьма! Атридис, с тебя полкредита!
   - А это что за медуза?! - пробасил старший группы, обнаружив открытый саркофаг Сыртовой.
   - Не обижайся на этого бегемота, - смиренно попросил Ронич Юльку. - Они словно дети...
   - Я и не думала, - величественно ответила гиперпилот. - Разве можно обижаться на мешок с навозом?
   - Ого-го-хо-ха-ха! - взорвался старший группы. - Прости, прости, девка. Я-то думал фу-ты-ну-ты-тут-култура... А ты-то своя оказалась!
   - Это гиперпилот "Капитаньи", Юлька Сыртова, - представил мою хозяйку Ронич. - А этот мешок... - капитан "Палладина", Борман. Астронавигатор Атридис Гаргонас и пилот Фрау...
   - Привет, подружка, - искренне улыбнулась женщина с грузовика.
   - Нельзя посветлее? - Гаргонас рылся в кошельке, выискивая проигранные деньги.
   - Нельзя, - твердо сказала Юлька.
   - А где ваш хваленый Супер-Мозг? - астронавигатор с суперкарго, будь я человеком, сразу бы мне не понравился. По всем шаблонам, использующимся в человеческой литературе, Атридис Гаргонас подходил как отрицательный персонаж. В базе данных, любезно предоставленной Джакомо Элсодом, информации о существе с таким именем вовсе не было. Будь у меня чуть больший запас энергии, я обязательно просканировал бы сетчатку его глаз, капиллярный рисунок конечностей и форму костей черепа. В резервных матрицах у меня были собраны сведения обо всех разумных существах, когда-либо имевших любые столкновения с органами защиты правопорядка Республики Земля. Вероятность того, что такой человек не оставил след в полиции Земли, была ничтожно мала...
   Примечание: Атридис Гаргонас значится свидетелем нарушения общественного порядка. Планета Итали.
   - Можно на два слова? - Ронич приложил раскрытую ладонь к груди, усиливая этим жестом просящие интонации голоса.
   - Не стоит прямо ставить их в известность о наших затруднениях, - посоветовал он, прежде дождавшись, когда троица отойдет на среднее расстояние шесть метров. - Они славные ребята, но главное для них - прибыль. Выгода! Позвольте, уж я буду вести переговоры?
   - С каких это пор вы отделяете себя от них? - саркастично заметила гиперпилот.
   - Я никогда не был торговцем, - Артемий резко приподнял и опустил плечи. Насколько мне известно, в данном контексте этот жест обозначал усиление заложенного в словах отрицания. Использование этого приема характерно для планет с низким уровнем развития. - Скажите только, что мы можем предложить в обмен?
   - Я не очень понимаю, что на что мы собираемся менять? - с пониженной подачей энергии на приводы голосовых связок проговорила Юлька.
   - Нам нужно чем-то заплатить за их помощь...
   - У нас дома, - прошипела девушка, - за помощь не платят!
   - Значит, Марс заселен неблагодарными ублюдками, - четко выговорил Ронич. - Нам нужно вырезать кусок обшивки крейсера, расчистить завалы, спуститься в подземелье пещеры, найти кнопку отключения "якоря" - и мы даже не поблагодарим их? Или вы планировали справиться со всем этим сами?
   - Я хотела сказать, что если за помощь назначается цена, то это называется услугой!
   - Да хоть филантропством назовите! Но нам необходимо участие этих людей, и они захотят узнать величину вознаграждения за свой труд.
   Юлька задумалась. Я при всем желании не мог ей помочь. Даже если бы у меня и хватило эргов на поддержание разговора, я попросту не имел достоверных сведений о вещах, имеющих ценность для команды "Палладина".
   - Она практически все уже забрали... То, что осталось - либо компоненты Эла, либо никому не нужный хлам...
   - Золота точно не осталось?
   Сыртова издала с помощью носа неопределенный звук, но спустя две секунды широко улыбнулась:
   - Золото! Предложите им золото! Я же могу взять кредит у Танкелевича! Эл останется единственным ИсИном на планете, и мы быстро вернем заем...
   Арт с применением лицевых мускулов растянул кожу на лице и кивнул.
   - Эй, Борман, едрить твою через инжектор, - позвал он. - У нас с Ее Светлостью, Юлькой Сыртовой есть для тебя выгодная работенка...
  
   Он так на меня посмотрел...
   Наоми Рексос решила, что перед Судом Богов она просто обязана обучить меня паре-тройке специальных приемчиков командос. Так что мы уже третий долгий антаресский день скакали по пляжу, избивали вялые волны туземного, какого-то не настоящего моря, извивались на опушке швыряющегося колючками леса. Наконец, стало казаться, что даже моросящая мгла, в которую сошел хлеставший неделями ливень, уже не смоет пропитавший всю меня пот. И запах, запах, которого не было даже, когда я обделалась с ног до головы удирая на подбитом космолете от звена жучиных истребителей. Мокрая и от пота и от дождя, воняющая, словно сучка во время течки, грязная и с всклокоченными волосами - я была не в лучшей форме. Смотреть-то и не было особо на что... Но он ТАК на меня взглянул!
   Черная, словно гудрон, Наоми, на коже которой капли любой влаги выглядели жемчужинами, стояла рядом. Но сразу поняла: незнакомый пухленький коротышка с печальными и неожиданно умными глазами, вышедший из леса в компании с несколькими закованными в броню бойцами, смотрел именно на меня.
   - Добрый день, господин Танкелевич. Сэр, - уважительно воскликнула негритянка и зачем-то отдала честь. Брызги с мокрой майки упали ей на лицо, когда она грохнула кулаком по левой титьке. Однако на ее физиономии не дрогнул ни единый мускул.
   - Явление Христа народу... - смущенно промямлила я.
   - Очень может быть, - грустно улыбнулся Танкелевич. - Совпадения действительно есть: я тоже еврей и для вас могу оказаться Спасителем.
   Банкир оглянулся.
   - Кстати, вы не видели здесь неподалеку большущей груды золота?
   Плавающие внутри стальных скорлуп командос, дружно заржали. Коротышка мог делать с солдатами де Кастро все, что угодно.
   - Разве мы подавали сигнал бедствия? - бес противоречия. Снова и снова моим языком овладевал этот страшный монстр, и тогда уже ничего не могла с собой поделать. - Или предлагали тебе забрать золото?
   - Ну, в некотором роде, оно уже мое, - снова улыбнулся Танкелевич. - Я полагаю, вы Белла Роу?
   - А-ага, - скривилась я, словно собственное имя было мне противно. - Пойдемте, мы отдадим ваше... имущество.
   Мышцы ныли. И от гравитации, к которой я более или менее привыкла, и от физических нагрузок тренировок с Наоми. Усталость сгибала плечи. Да только не могла себе позволить расслабиться.
   Сзади тяжело топали люди-танки - телохранители, или личная гвардия управляющего Банка и в грохоте их шагов терялись звуки, которые издавали при ходьбе негритянка и коротышка.
   "То-то жирная Дашеску обрадуется", - непонятно к чему подумала я и разозлилась.
   - Не очень-то я и рада вас видеть, - прошипела я, обнаружив, что Танкелевич легко семенит рядом. - Мы только-только обустроились. Нашли общий язык с рыбаками. Так нет! То сумасшедшие партизаны из леса выбегают, то вы. Одни хотят немедленно набить кому-нибудь из нас морду, другие - отобрать наш дом. Чем же мы провинились-то?
   - Ну, зачем мне ваш дом, девушка, - возразил банкир. - Мне нужно только убедиться, что золото цело...
   - Хрена ли с ним сделается! - и вовсе вспылила я. - Ни один из здешних жуков золото жрать еще не научился!
   Толстяк заткнулся и молчал до тех пор, пока мы не начали тяжелый подъем на песчаный бархан отделяющий опушку леса от деревни туземных мужиков - рыбаков и охотников.
   - Вы за что-то сердиты на меня, Белла... - проговорил, наконец, Танкелевич. - Я пытаюсь понять, за что и не могу. Единственное объяснение, которое приходит в голову, это, что вы влюблены в меня...
   - Ты просто похотливый, жирный, наглый, сукин кот, - я как-то сразу успокоилась. - Яичный сок ударил тебе в голову?
   - Ну вот, - кивнул коротышка. - Вы и успокоились... Так, что за робингуды бродят в здешних лесах?
   Секундой спустя мои объяснения ему уже не были интересны. Мы поднялись на вершину дюны, и нашим глазам предстало восхитительнейшее зрелище: наш дом.
   Нам пришлось строить его быстро. Быстро изобрести новый строительный материал, браться за работу и не останавливаться пока все не будет готово. Знаете, как туземцы срубают деревья? Толстенные металлизированные стволы, об которые алмазные фрезы тупятся за пару минут? Место среза обмазывают каким-то составом и местные насекомые, сползающиеся тучами к обреченному стволу, делают все остальное. Понятно, что жуки не слишком торопятся, и на такой лесоповал уходит много времени. Такой способ, нам промокающим под проливным дождем, не подходил...
   Судьба подарила нам много-много кирпичей. Сотни тысяч упакованных по двадцать штук в удобные для переноски контейнеры металлических кирпичей. Идеальный в насыщенной кислотами среде строительный материал - каждый ровно по одному килограмму. Все до одного помеченные маркировкой с гербом Республики Земля... Мы построили себе хижину из золота.
   И что самое удивительное - местные мужики, сразу и безоговорочно подчинившиеся, не проявили ни капли эмоций, узнав о нашем решении. Раз четыре свалившиеся с Неба бабы захотели дом из желтого блестящего металла, значит так оно и ладно...
   Золотое бунгало не могло похвастаться архитектурными изысками, но любой император не посчитал бы ниже своего достоинства жить в этой хибаре.
   По утрам внутри было слегка сыро и зябко...
   - Оригинально, - хмыкнул Танкелевич. - Пожалуй, это самый замечательный дом на планете!
   - Меняю на люкс во второсортной гостинице на Новой Океании, - немедленно предложила я.
   - Боюсь, что обмен невозможен, - совершенно серьезно заявил банкир. - Мы навсегда прикованы к этому миру.
   - Что это значит, сэр?! - чернокожая красавица командос озадачено взглянула на пришельца.
   - "Капитаньи" никогда больше не сможет подняться в космос. Земля доберется до Антареса не раньше, чем мы все тут постареем...
   - Что это за хрень?! - не поверила я. - Стоило на пару месяцев оставить вас там... и вы уже угробили крейсер?!
   - Я не собираюсь оправдываться! - ткнул пальцем мне в ложбинку между грудей коротышка. - Я сообщаю вам факты. И если они вам не по душе, так отправляйтесь-ка... в долгое эротическое путешествие...
   И вдруг он засмеялся.
   - Как все-таки забавно переводится на интерлинк простая русская фраза...
   - Так как же мы теперь? - Наоми от волнения даже где-то потеряла свое милитаризированное "сэр".
   - Нормально, девочка, - глядя на ветерана многих боев снизу вверх, покровительственно воскликнул Танкелевич. - Нас много, мы полны сил, туземцы не опасны. Построим города, потом звездолеты. Наступят времена, когда мы вернемся и заберем Землю у комми...
   - Нехорошо переваливать свои проблемы на плечи правнуков, - прошептала я. - Да и не рискнула бы я назвать этих парней из леса пацифистами!
   - Мы встретились с агрессивно настроенной группой туземцев, сэр, - доложила Наоми, когда мы отдышались от новостей и тяжелого подъема на вершине дюны и продолжили путь к селению. - Сегодня на закате Беллочка участвует в шоу, которое они называют Судом Богов. На сколько мы могли понять их невнятные объяснения - это будет что-то вроде дуэли. ...И еще, сэр. Они утверждают, что взяли штурмом бастионы Кириллиоса Желлсона, что бы это ни значило.
   - У местных здесь матриархат, - многозначительно заявила я и состроила глазки банкиру. - Девчонка и несколько пареньков со стреляющими палками вышедших из леса три дня назад потребовали права на поединок с одной из нас...
   - С нашей старшей, - ввернула чернокожая.
   - Вот как? - удивился толстяк. - Я полагаю, у них было численное превосходство, и они лучше вооружены
   - Не то чтобы... - усмехнулась Наоми, показав свои аккуратные клыки. - Сэр.
   - Они сделали предложение, от которого мы не могли отказаться, коротышка, - пояснила я. - Тебе этого не понять... Мы хотим, чтобы туземцы нас уважали!
   - Не смешите мои тапочки, мадемуазель, - поморщился тот. - Со мной два десятка командос, которые...
   - Наоми в одиночку может вырезать всех этих цыплят за пару минут, - почему-то в третьем лице о себе заявила негритянка. - И нас станут бояться, но не уважать! Кроме того, я подозреваю, с Киром было гораздо больше бойцов?!
   - Оглянись! - простонал Танкелевич. - Сейчас же не Средние Века. Какие к черту дуэли... Пусть лучше скажут, где спит Гурл-Хи!
   - Хорошо, - легко согласилась я. - Когда пристукну того мальчика, спрошу про твоего Хура-Хура... Надеюсь, он того стоит!
   - Гурл-Хи! - четко выговорил банкир. - Это очень важно! Гораздо важнее, чем ваша или моя жизни.
   - Только не моя! - обиделась я.
   - Ну, вы - исключение, - улыбнулся похотливый толстяк.
   - И-и-и-игор И-и-и-зззраэрыч! - завопила на самом интересном месте, выбегая из нашей поблескивающей хижины, Хелена Дашеску. --Наконец-то вы меня спасли!
   - Бежал, аж спотыкался, - язвительно заметил Танкелевич, отступая за спины бронированных телохранителей, в поисках защиты от слюнявых восторгов своего представителя. - Надеюсь с ведомостями на груз у тебя все в порядке?!
   Хелена - единственная из нашего экипажа, кто так и не смог привыкнуть к лишней трети своего веса. Не знавшие и секунды тренировок мышцы одрябли, кожа разрыхлилась. В итоге гравитация чертовски сильно изменила ее тело. Словно с ее лица сошла лавина. Или кости вдруг сбежали, или мама поленилась, как следует замесить тесто, из которого Хелена была потом слеплена...
   - Тебе срочно требуются услуги косметолога, - озабоченно заявил лицемерный коротышка, не торопясь, однако, покидать свое убежище.
   - Как только мы с вами покинем эту паршивую, гадкую, вонючую... - Дашеску многому научилась у нас. Теперь ей не нужно было копаться в памяти в поисках ругательств. Грязные словечки косяками плавали прямо на поверхности ее разума. - ...засраную жопу, которую туземные ублюдки почему-то называют "Ом".
   - Крейсер совершил посадку и больше никогда не взлетит, - негромко сказала Наоми.
   - Что ты сказала?! - заорал банкир и, от волнения даже вышел из-за широких спин ухмыляющихся командос.
   - Я сказала... - снова начала было негритянка, но Танкелевич довольно грубо ее перебил:
   - Помолчи! - и снова закричал, тыкая пальцем в Дашеску. - Как ты сказала, они называют планету?
   - Ом, - ответила я, стараясь не смотреть на покрасневшую от неожиданной грубости и испуга Хелену. - На их языке это означает...
   - Я знаю... - неизвестно чему обрадовался Танкелевич. - Это значит "было-есть-будет". Просто "мир"... Усмешка Судьбы. Ом Свасти! За этот мир, конечно, стоит драться!
   - Значит, придется, - вздохнула я.
   - Что вы сказали, три-лейтенант? - коротышке, похоже, наскучило все-таки веселиться в одиночку.
   - Прочисть уши, недомерок, - беззлобно посоветовала я. - Я сказала, что сегодня вечерком кое-кому из нас придется хорошенько начистить задницу одному нахальному аборигену.
   Танкелевича что-то останавливало в паре шагов от золотого дома.
   - Нельзя ли перенести дуэль на завтрашний вечер? - после некоторых раздумий, поинтересовался банкир. - У меня с собой есть генные сыворотки... Вам будет значительно легче справляться с гравитацией, но на перестройку организма требуется определенное время!
   - Суд Богов переносить нельзя. Сэр, - покачала кучерявой головой Наоми. - Беллочка справиться и так. Сэр... Если бы на ее месте была я!
   - Да я не особо-то и напрашиваюсь. Нахрен мне это надо! Только с "демоном ночи", - я кивнула в сторону негритянки, - они драться отказались.
   - А Энгельман?
   - Таня? Она... занята.
   - Энгельман, сэр, занимается, как она говорит, растормаживанием половых гормонов, - уточнила командос.
   - И просвещением туземцев в вопросах секса, - выплюнула, словно горькую ягоду, Хелена.
   - Где тут записывают в туземцев? - пробасил один их телохранителей Танкелевича.
   - На пляже, - любезно подсказала Дашеску и выгнула губы, выражая отношение к миссионерской деятельности Тани.
   - Что за мир, - ни к кому определенно не обращаясь, перестав смеяться, проговорил банкир и взглянул мне в душу. - Одни бабы пачкают мозги солдатам, другие... охмуряют аборигенов. В матче Ом - Земля, счет 1:1.
   - Еще посмотрим, чьи Боги лучше, - философски заметила чернокожая воительница.
   - У местных нет ни единого шанса, - охотно поддакнул тот.
   - Ладно, - с чего-то взбесилась я. - Увидимся на Суде. Мне нужно отдохнуть.
   Теперь поставила бы полные баки топлива на кон против любого, кто сказал бы, что Танкелевич хоть близко подойдет к нашей хижине пока я там. Если, конечно, он смотрел... Мечты увели меня в мир снов.
   Мне приснилось, что Таня плюнула в лицо банкиру, а негритянка поддала ему под зад. Я засмеялась и проснулась.
   Почему-то мне стало его жалко.
   С таким... Как бы по точнее выразиться... Чувством обостренной нежности я и отправилась на Суд Богов.
   Можно было сразу догадаться, что ради меня не станут строить Колизей. Ну, уж на простое огороженное место все-таки рассчитывала. Северные бородатые доисторические папуасы с Земли, которых почему-то назвали в честь самого распространенного типа патрульных фрегатов - викинги - для дуэлей использовали маленькие каменистые островки. Двое сходили на выбранный клочок земли, а остальные сидели в своих примитивных лодках и ждали чем все закончится. Тысячелетия спустя, я вошла в свободный от толпы круг на мокром песке неземного пляжа, с чувством, что схожу, наконец, с корабля. На землю. И при любом исходе Суда уже никогда не вернусь. Только зрителям тоже не суждено покинуть остров...
   И их тоже было жаль...
   На противоположном краю "ринга" на песке сидел соперник - туземный паренек лет двадцати по стандартному счислению. Лицо серьезное, губы сурово сжаты, брови нахмурены - живое олицетворение бога Войны. Однако и эта его насупленность не могла вызвать ничего, кроме жалости. Откуда ему было знать, что вовсе не с ним я должна была сразиться. Главным врагом была Судьба.
   - Туон ги са райосс! - тонким голоском величественно заявила девочка, которой ну никак не могло быть больше двенадцати.
   - Вы можете начинать, - хладнокровно перевела подозрительно быстро изучившая туземный язык Ноэми. Может статься, не зря ее считали демоном.
   Дашеску, прямо-таки раздуваясь от самолюбования, вытянула вперед руку с опущенным большим пальцем.
   - Знаешь, куда себе его засунь?! - немедленно среагировала оказавшая нам честь своим присутствием Энгельман. Любовь - зла...
   - Победи, - одними губами сказал Танкелевич. - Победи, и тебя ждет большое будущее!
   Конечно, ждет. Ему, моему будущему, не привыкать...
   Паренек неторопливо встал и вышел на середину. Оружия у него не было, как мы и договаривались. Я встряхнула головой, пытаясь отогнать излишние для боя мысли, и отправилась навстречу.
   Был он невысок, поджар и сух, этот воин адского мира. И, несмотря на возраст, награжден от природы чудесным комплексом мышц. Он вообще напоминал бойцовую собаку, вроде питбуля. Только без клыков. Впрочем, с волчьими зубами его образ был бы совершенно законченным.
   Почему-то было важно, чтобы он начал первым. Чтобы первым прикоснулся ко мне и этим, вроде бы, снял запрет... печать... Седьмую... Освободил моего демона, мою ярость, мою силу.
   Парнишка принял почти правильную, как сказала бы инструктор из командос, защитную стойку и замер в ожидании. И стал моим зеркальным отражением. Один учитель из школы военных пилотов, который преподавал нам основы истории и, по совместительству, древние боевые танцы, однажды сказал: "В этом виде боевого искусства проигрывает всегда атакующий!" Этого не могло быть, но, похоже, сопляк с окраины обитаемого Человечеством мира слышал слова старика своими собственными ушами.
   - Ну, давай начинать, шмакодявка, - нервно сказала я и поменяла опорную ногу.
   - Ларан бъярдр, - буркнул себе под нос соперник, но с места не двинулся.
   Если его план был дождаться, когда мои мышцы занемеют или устанут поддерживать излишне тяжелое тело - я должна начать первой, что уже ошибка. С точки зрения того древнего единоборства, от которого даже названия не сохранилось в памяти. И с точки зрения чужака из чужого мира. Да только Ноэми думала совершенно иначе. По ее школе следовало начать быстро, нанести один, максимум - два, очень точных и сильных удара, выложиться, а потом присесть отдохнуть на трупе врага.
   Секрет в слове "враг"...
   Презабавное противостояние продолжалось уже минут пять, но почему-то никто так и не засмеялся. Наконец противник расслабился, повернулся спиной и сказал что-то на своем эльфийском языке.
   - Он не может сражаться с женщиной, - фыркнула негритянка. - Джентльмен хренов!
   - Ничья! - сказала я хрипло. - Переведи ему. Ничья!
   В битве с судьбой нельзя победить. Но и проиграть тоже нельзя.
   - Вот и ладно, - облегчено кивнул Танкелевич. - Вот и хорошо. Еще не хватало испортить такое личико...
   Почему-то мне показалось, что презрительно скривившая губы девочка-командир моего соперника тоже удовлетворена.
   Да здравствует мир! Я почти влюбилась в Танкелевича...
  
   Стены подземелья имели явные следы обработки.
   - Ронги Ло, - прикасаясь кончиками пальцев к высеченным в базальте символам, уверенно сказал Борман. Удивительно было видеть этого огромного человека с такой осторожностью относящегося к всего на всего камню.
   - Одиннадцатая луна, - соглашаясь, кивнул Ронич, протянул руку, но в последний момент ее отдернул, как от ядовитой жабы.
   - И болота Сандориана, - любезно подсказал Элсус из висящего на шее Арта коммуникатора. - Кроме того, есть подозрения, что мегалитический комплекс на Эль-Набуре имеет то же происхождение. Доктор Ладу из Индонезийского университета полагает, что мегастеллы на плато Куэртолин при виде сверху складываются в один из этих символов...
   - Заткни эту шарманку, Арт, - хмыкнула Фрау. - Железяка полагает, что мы не умеем читать.
   - Простите, мэм, - отчеканил компьютер и замолчал.
   - Гадость, гадость, гадость, сраная гадость, - причитал Гаргонас, затравленно озираясь.
   - Ты не говорил, что у тебя клаустрофобия, - заметил Ронич. - Хотя от этой мрази и у меня мороз по коже.
   - Здесь действительно становится прохладнее, - поежилась Фрау. - Эл, я права?
   - Да, мэм, - с готовностью отозвался тот. - Температура упала на один градус.
   - Таким ты мне нравишься больше, - удовлетворенно кивнула женщина. - Продолжай в том же духе.
   - Мрази, гадостные мрази, жабы паршивые, - не унимался астронавигатор. - Мразевые гадости... Атридис даже притаптывал от омерзения.
   - Надо было прихватить парочку сканеров, - почесал затылок Борман. - Я ведь хотел прибрать несколько таких с крейсера... Чего им там пропадать...
   - Можно подумать, у тебя нет своих, - не поверил Арт.
   - Мои - устаревших моделей, клянусь мамой, - смутился гигант.
   - У тебя ее никогда не было, - отмахнулся Арт. - Ты родился в репликаторе.
   - Ну и что теперь? - встал в позу Борман.
   - Да какая разница, - легко согласился путешественник. - Сканеры, и правда, нужно было захватить.
   - Мразевый навоз, - нашел новую тему Гаргонас. - Навозная гадость и мразь!
   Знаки, вырезанные в камне, действительно выглядели чуждо. Мохнатый паук на снежно-белой простыне смотрелся бы более естественно, чем эти агрессивно оплетающие неровные стены барельефы. Они были столь же гадкими, как... умышленно заразить новорожденного сифилисом... Учитывая то обстоятельство, что разбросанные по разным планетам комплексы неизвестных Строителей обычно были полны коварных ловушек, чувства переполняющие Атридиса Гаргонаса становились вполне понятными.
   - Ну, все! - наконец выдохнул навигатор и стремительно шагнул к стене, на ходу расстегивая ширинку.
   - Это происходило на всех планетах, - нашел оправдание спутнику Ронич, и отвел глаза от испражняющегося Атридиса.
   - Инстинкт присущий большинству хищников Земли, - на пределе слышимости прокомментировал Элсус. - Ароматические метки захвата охотничьих территорий.
   - С удовольствием поохотился бы на этих тварей, - заржал Борман. - Я видел пару добрых ружей на "Капитаньи"...
   - Может, им на твои пули - начхать, - не дала теме развиться Фрау. - Кто-то постарался за нас. Даже скелетов не осталось...
   - Жаль, - отважно оскалился богатырь.
   - Гавно это все, - процедил навигатор сквозь сжатые от ужаса зубы. - Мразь и гавно. Я дальше не пойду!
   - Успокойся, - Фрау положила ему руку на плечо. - Всем страшно... Они, правда, все уже сдохли! Эл, подтверди!
   - Они - это кто? Мэм, - сделал вид, что не понял супермозг.
   - Не выделывайся!
   - Ни в одном из обнаруженных ранее ксенокомплексах не обнаружено биологических останков их создателей, - отбарабанил Элсус. - Вы это хотели услышать, мэм?
   - Что-то в этом роде, - кивнула Фрау. - Слышал?
   - Там, так же не было обнаружено и действующих устройств, - добавил компьютер. - "Звездный Якорь", как вы его называете...
   - Заткнись! - прорычала женщина, тыкая пальцем в грудь Роничу. - Кто тебя спрашивал?!
   - Это что, правда? - забеспокоился Борман.
   - Ты лучше прикинь, сколько стоит всего один такой приборчик, - спасая экспедицию, без большой, впрочем, уверенности, воскликнул Ронич. - Триллион?! Два?!
   - Сколько, ты сказал? - неожиданно перестал трястись Гаргонас. - Это, правда, может столько стоить?
   - Конечно! - решительно продолжил Арт. - Как назначить цену на Джоконду?
   - Чего еще за Законда? - подозрительно склонил голову капитан "Палладина". - Мы не договаривались ни о какой Законде!
   - Картина такая, бестолочь! - пояснила Фрау. - Очень старая... и красивая.
   - Баба загадочно ухмыляется, - забыв на время про свои страхи, взмахнул руками навигатор. - Висела в музее на Земле. Если ее продать, можно полпланеты купить!
   - А может быть и всю, целиком, - кивнул Арт.
   - Ржете все, - не поверил Борман. - Планету за бабу с губами... - гигант пальцами растянул себе рот в гротесковую улыбку, - нашли дурака!
   - Она же одна! - Ронич бросился защищать творение Великого Леонардо. - Во всем мире!
   - Фрау вон, тоже одна во всем мире, - обрадовался капитан. - За нее можно купить хоть одну ферму на Лироссе? А?
   - Фрау же нельзя повешать на стену в музее, - последний аргумент Арта.
   - Пожалуй... Но мне она нравится, - сиял Борман. Не часто ему получалось переспорить Ронича.
   - Я тоже тебя люблю, ублюдок, - беззлобно отозвалась женщина.
   - Фигня, - не оценил подвиг своего капитана навигатор. - Баба- фигня. Но вот пара зажигалок этих... говеных мразей... действительно дорого ценились бы! Но без сканеров тут нефиг делать! Давайте сходим...
   - Если вы не против, мэм, - начал было Элсус, и примолк, поджидая разрешения Фрау.
   - Ну, что там еще?
   Ронич почувствовал себя... электродвигателем. Шасси для суперкомпьютера. Средством передвижения. Рикшей для набора проводов...
   - У меня есть карта всех полостей в каменной основе плато, - заторопился мозг. - Я могу служить лоцманом.
   - Вот это здорово, - оптимистично вскричал Ронич. - Давайте вернемся за Сыртовой и продолжим путь вниз.
   Юлька Сыртова парила в саркофаге, который, в свою очередь, парил над неровным полом шахты. Холодный белый свет люминофор хорошо освещал резкие, контрастные барельефы на потолке и стенах, только вряд ли гиперпилот мертвого корабля их видела. Перед ее мысленным взором сияли нетленные звезды...
   Две кристально-чистые слезинки скатились из уголков глаз, оставив влажные дорожки, но и этого Юлька не почувствовала. Впервые за десять лет, без малого треть ее жизни, она осталась вне незримого присутствия Элсуса. Впервые ни за что и ни за кого не была в ответе. Никем и ничем не нужно было управлять. Словно душа покинула девушку. Что-то, гораздо более важное, чем какой-то орган - часть жизни, корни, память... Ничья, никому не нужная, с неуклюжим, не приспособленным даже для земной гравитации телом, потомок хозяев Марса, лежала она на глубине нескольких сотен метров под поверхностью абсолютно чуждого, смертельно опасного для нее мира и мечтала о звездах. Существах, столь же одиноких, как и она сама.
   - А вот и мы! - жизнерадостно провозгласил Ронич, только что, который уж раз, спасший жизни Эла и Юльки. - Можно продолжать путь...
   Если бы гиперпилот осознавала, что плачет, она, пожалуй, попыталась бы скрыть слезы. Ронич, не умеющий читать мысли, по-своему истолковал их причину.
   - Не нужно бояться, - уверенно заявил он. - Я вас не брошу.
   Арт во все глаза смотрел на сверкающее нечеловеческой белизной, едва прикрытое одеждой тело в саркофаге. Смотрел так, словно только что впервые увидел. Смотрел на идеальные даже для земных красавиц небольшие груди, на резко контрастирующие с белизной кожи алые губы, на большие небесно-голубые глаза, опушенные длинными, с крохотными капельками влаги, ресницами. Смотрел и не замечал ни аномально коротких ног, ни чрезмерно большой головы, ни сотен трубок и проводков, торчащих из девушки в самых неожиданных местах.
   - Не нужно бояться, спящая... - снова проговорил он и смутился.
   - Красавица, - твердо закончила Юлька и улыбнулась: - Поехали дальше? Эл с вами?
   - Я оставил коммуникатор Борману, - впрягаясь в приделанные спереди саркофага тягла, прокряхтел Арт. - Эл обещал предупреждать нас о ловушках... Там, знаете ли, не безопасно.
   - Сандориан, - не то, спрашивая, не то, утверждая, сказала Сыртова.
   - А? Ну, да. Похоже.
   - Мне кажется, что... остановитесь!
   Ронич чуть не запнулся и не упал, однако послушно остановился и повернулся к пилоту лицом.
   - У меня есть подозрение, что в окрестностях свободного поля Новой Океании я атаковала космолет создателей всего этого!
   И минуту спустя, сочтя потрясенное молчание Арта за неверие, торопливо добавила:
   - Потомков... Нужен Эл, чтобы сделать анализ...
   - Не говорите этого остальным, - совершенно серьезно посоветовал Ронич. - Умрут со страха. Если вы правы, на наших колониях скоро начнется веселенькая заварушка! И комми сильно пожалеют, что победили!
   - Дай Бог, чтобы я ошибалась! - вздохнула под суровым взглядом колониста Юлька.
   - Дай Бог, - охотно согласился тот, еще пару секунд смотрел на строго сжатые губы пилота, а потом снова впрягся в тягла.
   Впрочем, не смотря на слишком сильное притяжение, из сил Ронич не выбился - идти было недалеко. А там его место занял Борман, которому такой груз был нипочем.
   Коридор продолжал опускаться. Время от времени Эл предупреждал шедшего впереди с галогеновым факелом Арта о пустотах, в которых могли скрываться ловушки. В двух случаях так оно и было...
   Несколько раз ход раздваивался. Элсус уверенно вел экспедицию к сердцу подземелья.
   За одним из бессчетных поворотов в мертвенно-голубой свет факелов попало нечто, снова чуть не повернувшее начинающих спелеологов вспять. У испещренной отвратительными письменами наклонной стены в позе, вполне удобной для трупа, сидел скелет. Или, скорее, мумия. В сухом, лишенном гнилостных бактерий воздухе комплекса тело мертвого человека ссохлось, кожа обтянула остатки мышц и кости.
   Поверх истлевшей одежды на мумии был надет панцирь совершенно удивительной конструкции. На поясе висело несколько удивительных приборов.
   Но в этом мертвеце не было бы ничего слишком уж экстраординарного для этой планеты, если бы напротив мумии не находился, тоже, к счастью, в виде скелета, огромный, величиной с жеребенка, паук.
   - Амба, - выдохнул Гаргонас. - Гадостная мразь и мразевая гадость. Все по уши в навозе. И мы тоже.
   - Чего ты расхныкался-то? - присев на корточки рядом с арахнидом, проворчала Фрау. - Два трупа. Каждый старше твоего прадедушки.
   - Бр-р-р. Ненавижу пауков, - скривился Атридис. - Мразь.
   - Это не совсем паук, - отважно прикасаясь к останкам, проговорила женщина. - Арахноид, и явно ксенопроисходжения. Он даже не совсем насекомое.
   - Ненавижу пауков и не совсем пауков, - стоял на своем астронавигатор.
   Ронич, чтобы как-то уравновесить внимание живых к мертвецам, присел возле человека.
   - Несомненно Гомо Сапиенс, - неуверенно заговорил он. - Интересно, сколько времени он здесь лежит? Юлька Сыртова, до этого почти безуспешно вытягивавшая короткую шею в попытках хоть что-то увидеть, теперь завертела лобастой головой в поисках коммуникатора.
   - Эл! - наконец крикнула она.
   - Юлька, - с готовностью отозвался компьютер. - Ты хочешь, чтобы я попытался определить возраст мумии?
   - Мог бы и сам догадаться, - слегка ревниво проворчала Фрау - укротительница компьютеров в отставке. - Безмозглая железяка.
   - Учитывая среднюю плотность человеческого тела, объем влаги в теле, температуру и влажность помещения...
   - Короче! - прорычал Борман, ковыряющийся в каком-то, уже снятом с пояса мертвеца, приборе.
   - Около восьми тысяч лет, - торопливо закончил Эл.
   - Ни хрена себе! - покачал головой капитан суперкарго. - Здесь, у черта на куличках, в подземельях, валяется дедушка Александра Маркеловского!
   - Македонского, - автоматически поправила Сыртова. - Хотя во время смерти этого человека македонцы еще в пещерах жили...
   - Да какая разница, - взвыл Атридис, - когда сдох этот мужик. Гораздо важнее - живы ли в этих норах такие мрази!
   Навигатор не нашел в себе сил даже поднять руку в сторону арахноида, ограничился кивком.
   - Нет, этот-то точно сдох, - успокоила его Фрау.
   - Все! - подвел итог Борман. - Мы свое получили. За эти два э...
   - Экспоната, - подсказала женщина.
   - Тела, - веско сказал капитан. - Музей на Океании нам кругленькую сумму точно отвалит. Плюс еще замечательные, чертовы "зажигалки".
   Несмотря на его усилия, ни один из снятых с пояса мумии приборов не желал раскрывать своего предназначения.
   - Но, мистер Борман... - возмутилась Сыртова.
   - Чего, твоя Светлость? - невинно захлопал глазами здоровяк. - Конечно, мы больше не требуем никакой оплаты.
   - Значит, ты отступаешь? - воскликнул Ронич.
   - Что-то вроде этого, - нехотя согласился тот.
   - Значит, ты пас? - коварный Артемий гнул свое. - Выиграл миникредит и бросаешь игру?
   - Как это? - недоверчиво прищурился капитан.
   - Сегодня тебе везет, мужик, - ораторствовал Ронич. - А ты схватил мелочевку и собираешься отказаться от настоящих сокровищ? Бросаешь карты, когда игра только началась?
   - Неудачное сравнение, - заметил Гаргонас. - Ты и в покере всегда блефуешь.
   - Посмотри на эти два тела. Я блефую?
   - Если это тобой устроено, то ты сам себя перепрыгнул, - покачал головой Борман.
   - Ты ничего не теряешь в любом случае, - последний аргумент космического Улисса был не слишком убедителен, но Борман уже колебался.
   - Толстяк прав. Нужно хватать, что плохо лежит, и мотать отсюда. А то сдохнем там все, как этот... бедняга.
   - Мертвые не кусаются, - хмыкнул Ронич.
   - Ладно, хитрец. Идем дальше, - согласился капитан, - только учти: при первой же опасности мы уходим.
   - Договорились, - улыбнулся Арт и тут же напомнил богам о своем существовании. Могучий колонист легко поднял арахноида и поставил мумию в ногах Сыртовой. Секундой спустя между лап чудовища примостился и труп человека.
   - Не пугайся, твоя Светлость. Мертвые не кусаются. Арт, скажи ей, - неуклюже успокоил Юльку Борман.
   - Может, заберем это барахло на обратном пути? - затравленно рассматривая ввалившиеся глазницы инопланетной мумии, предложил Гаргонас.
   - И не заикайся, - отрезал капитан. - Экспонаты едут с нами.
   Здоровяк схватил канат, и караван двинулся.
   До сердца подземелий оставалось совсем немного. Коридор заметно расширился, вязь письмен теперь покрывала не только стены и потолок, но и пол. И вот наступил момент, когда стены шарахнулись в стороны, и экспедиция вышла в столь огромный зал, что свет фонарей не в силах был осветить его целиком.
   В самом центре циклопической пещеры находилось нечто, напоминающее стальную распустившуюся розу размером с двухэтажный дом. И если бы змейки молний, пробегающие по лепесткам этого "цветка" были бы хотя бы красного цвета, впечатление было бы полным.
   - Ни хрена себе, - зачарованно проговорила Фрау.
   - Давайте-ка по быстрому найдем, где тут кнопка, и пойдем домой, - почти ровно предложил астронавигатор и смело шагнул в темноту. - Я - налево.
   - Подойди поближе, - попросила не имеющая возможности выскочить из своего саркофага Юлька.
   - Конечно. Не стесняйтесь! - загремел усиленный мегафоном голос командора де Кастро. - Не скажу, что рад вас видеть, но не убивать же вас... сразу.
  
  
   ЭПИЛОГ
   Сотня облаченных в броню высокой защиты боевиков командора выглядели нелепо и сами это понимали. И от того злились.
   У конусообразного холма собрались почти все. Клерки Танкелевича, соратники по беспримерному переходу Каутина через весь остров, освобожденные из партизанского плена одним кивком Сударыни бойцы Желссона. Юлька Сыртова в парящем саркофаге и с коммуникатором прямой связи с Элсусом. Пи Карфулаанен и подавленный, понимающий, что теряет жену на всегда Луи Чен. Большущая толпа людей из всех групп и группировок с "Капитаньи", в ожидании Чуда.
   И несколько туземных женщин, для которых чудо было обыденным делом. И все еще считающих, что этот мир принадлежит им...
   - ...И сим отдаю все эти земли и все, что в них найдется собственностью командора Бартоломео Эстер де Кастро и его потомков. Вовеки веков! - португалец, с трудом сдерживаясь чтоб не приплясывать на месте от восторга, картинно взмахнул половинкой не ровно разорванного сделанного с орбиты голоснимка северного острова. - И призываю в свидетели всех населяющих этот мир!
   В принципе, сделка была оговорена заранее, и на необходимости этого шоу настаивал лишь командор. Ни кто особенно и не спорил, тем более что каждый из предводителей отрядов новых конквистадоров, не прочь был посмотреть на вожделенное чудо-оружие - Гурл-Хи.
   - Что теперь? - нетерпеливо воскликнул де Кастро, обращаясь к служившей ему переводчиком Ноэми. - Я должен сказать: "Сезам, откройся"?
   Борман громко хрюкнул и, не удержавшись, засмеялся.
   - Нам пора сваливать, - утирая слезы, наконец, заявил капитан "Палладина". - Арт, ты точно решил остаться?
   Ронич кивнул.
   - Дело твое, - посерьезнел Борман. - Нам тебя будет не хватать... А то, может...
   - Нет. Я остаюсь, - мягко повторил звездный Улисс и положил ладонь на снежно-белую верхнюю панель саркофага.
   Золото уже погрузили на борт суперкарго, попутно освободив его от трофеев добытых на терпящем бедствие "Капитаньи". Танкелевич реквизировал все имущество принадлежащее Банку. Тела арахноида и сапиенса, вместе со всеми обнаруженными в подземельях приборами, тоже перекочевали в трюмы-сейфы поверженного гиганта крейсера. Борман не возражал. Взамен он получил лишнюю сотню килограммов из золотого запаса Земли.
   - Сударыня говорит, что вход в Правь открыт.
   - Идите, воины, - вычурно выразился де Кастро, - и принесите мне Гурл-Хи!
   Десяток солдат, стесняясь своих скафандров, заторопились к слегка светящемуся входу в укрытый под слоем почвы звездолет-артефакт.
   - Всем пока, едрешкин корень! - взревел Борман, торопливо, не оглядываясь, взбежал по пандусу и захлопнул за собой люк атмосферного шлюза. Минутой спустя, "Палладин" вздрогнул и одним рывком ушел в бирюзовое безоблачное небо. Кораблику предстоял долгий путь к обитаемому миру.
   Прервалась последняя нить, связывающая потерпевших кораблекрушение землян с Человеческой Ойкуменой.
   - Ну, что там?! - притоптывая и не замечая этого, крикнул командор.
   - Несут, - поторопился успокоить командира Перелини.
   Наконец, из горы показались бойцы, несущие яйцо Зверя. Де Кастро торжествовал. Пусть яйцо оказалось размером с кулачек ребенка, пусть выглядело оно ни каким не оружием, а простым птичьим, вроде куриного. Командору было плевать на внешние атрибуты. Главное, Гурл-Хи был у него в руках! А значит, должна была исполниться его розовая и пушистая мечта!
   - Давай, давай, спроси их. Как оно включается!?
   Негритянка зачирикала на туземном языке, а португалец вдруг подумал, что однажды, теперь уже давным-давно, в Ангольском городке, его история началась с чернокожей девушки. И ей же кончается. Почему-то он так и подумал: "кончается"...
   - Сударыня говорит, что здесь нет врага, чтобы Зверя можно было освободить.
   - Как это, нет врагов?! - подозрительно прищурился командор и оглянулся на, о чем-то спорящих, Ронича и Желссона. - А это кто?
   - Сударыня говорит, что Гурл-Хи может пробудить только женщина и только если людям снова придется сражаться с яйцерожденными, да сотрется их имя...
   - Похоже, твое супероружие оказалось узконаправленного действия? - хмыкнул Арт. - И, похоже, оно работает только против одной расы?!
   - Ты знал!? - взревел де Кастро. - Ты знал, пес, и ни чего мне не сказал?!
   Командор потянулся к пустой кобуре на поясе, но пальцы не нашли надежной рукоятки пистолета.
   - Все вы знали?!
   Кириллиос, откровенно глядя в налитое кровью лицо де Кастро, засмеялся.
   - Но ведь должно быть оружие и против людей, - брызнул слюной цепляющийся за остатки разума португалец.
   - Орл-Хи? - переспросила Ноэми. - Да, такое оружие есть. Но оно на другой планете...
   Все смотрели на де Кастро. Все ждали самой чудовищной вспышки ярости, которая только может родиться в теле этого человека. А он, задрав голову в небо, пытался разглядеть пылинку готовящегося к гиперпереходу "Палладина".
   И только Великий Космос был преградой между Мечтой и Воплощением.
   На планете Ом брала разгон новая история...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   64
  
  
  
  

Оценка: 3.21*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Огнев "Друг мой враг. Нереальный" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | Ю.Меллер "Во славу человечности!" (Любовное фэнтези) | | Ю.Эллисон "Между льдом и пламенем 2, или Как достать ректора" (Любовное фэнтези) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир обмана. Вспомнить все" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Кровь на погонах истории" (Антиутопия) | | К.Вэй "Мечты "сбываются"..." (Боевая фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Любовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманМои двенадцать увольнений. K A AТитул не помеха. Сезон 1. Olie-В объятиях змея. Адика ОлефирОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаОфисные записки. Кьяза
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"