Даймон: другие произведения.

2. Излучение желаний

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть. Обычный мир, необычное явление, обитатели мира меняются. Только право выбора - не за разумом, а за подсознанием. Обожаешь ксеноморфов - получи вторую челюсть... Перечитал "Мифы Древней Греции" - копыта и бычья голова ждут тебя. А то и три головы. А если кто-то писал... Спасибо Тикру (Keavy) и Воскеру (Аки) за правки в характере персонажей. Маздай, я предупреждал! Мирдал, ты тоже в курсе) И, да, осторожно - КРОВЬКИШКИ в наличии.

  

1. Мутант

  
  Лето заканчивалось, и это было не самой хорошей новостью. Причина - не только в наступающих, рано или поздно, холодах. А в дождях, которые превратят его убежище в совершенно непригодное для жизни место. Мог ли он когда-то подумать, что со временем придется реализовывать прочитанные еще в детстве идеи в реальной жизни. Конкретно - про обитание в городской ливневой сети, как предлагал автор 'Войны миров'. Не в самих трубах, конечно, а в местах выходов их в протекающие по городу речушку и ручейки. Благо, их в городе было несколько.
  Сейчас он крался по берегу одного такого ручейка. Там, неподалеку, при активной жизни была барахолка. И только там сейчас можно было найти еще работающую, и подходящую к его новой анатомии, технику. К примеру, планшет или КПК, требующий стилус. А также множество иных, потенциально полезных вещей и инструментов. И не современного новодела, а старого, добротного, способного и ядерную войну пережить. Сейчас в переделанном поясе-портупее покоились парочка отверток, туристический топорик, складной нож и инерционный фонарик.
  Зачем в замершем на краю пропасти мире такой странный набор вещей - КПК и ножи с топорами, если ты не собираешься на отдых? Еще кое-где работал беспроводной интернет, и это было единственным способом хоть что-то узнать о событиях вокруг. И убеждаться, каждый раз, что ничего хорошего не происходит. Государства разваливались на мелкие образования. Все, у кого было оружие, или его аналог, захватывали власть. Остальные - сидели и старались лишний раз не высовываться. Тем более, если попал под влияние изменения. Смерть в этом случае будет не самым плохим выходом. По крайней мере, ничего кроме подобных новостей, в этом отношении не встречалось. Но и сохранившим привычный облик людям приходилось не легче.
  Через кусты, после забор, дальше искомое - закрытые или разгромленные ларьки и магазинчики. Повезло, что как раз нужная ему часть 'барахолки', в которой скупали старую технику на запчасти или ремонтировали ее, прилегала к забору со стороны ручейка. Красться только по крышам надо аккуратно, не гремя жестью и прочим. Но все еще приходилось заглядывать в каждый ларек, что казался подходящим для обыска.
  Отыскав, наконец-то, рабочий и комплектный прибор, положил его сначала в самый обычный пакет с застежкой, и затем - в сумку на поясе. Есть пара мест, разведанных, где нет народа, и еще работает связь. Но пользоваться привычной и более-менее новой техникой не позволяла изменившаяся анатомия. Приходилось сначала изобретать 'костыли', а затем и решиться на такую рискованную вылазку на открытое место, в поисках более подходящих вещей. Ведь от дающего укрытие овражка до 'торговых рядов' надо было еще добраться, а после вернуться. Два дня челночных забегов не прошли даром. Теперь можно вернуться в укрытие.
  Рывок-забег обратно, и спасительная зелень на берегу скрыла странный силуэт. Передвигающийся, к тому же, на четырех конечностях. К этому, и вообще к изменившемуся количеству этих самых конечностей, привыкнуть было тяжелее всего. Передвигаясь короткими перебежками от одного островка зелени до другого, в итоге удалось укрыться на замороженной стройке. Забравшись наверх, и относительно удобно устроившись у одного из проемов, чтобы иметь и обзор, и возможность побега, существо позволило себе отдых.
  ***
  Еще несколько недель назад ничего не предвещало беду. Новости сообщали о странном 'северном сиянии', которое накрыло, непонятными полосами, почти всю планету. Ответить, что это и откуда, ни астрономы, ни климатологи, ни прочие ученые не смогли. Списали на возросшую солнечную активность, и поместили в раздел курьезов. Что там вытворяли 'компетентные органы' и прочие правительственные структуры, обывателям не сообщалось.
  А затем наступила та самая ночь. Изменение. Когда добрая треть населения планеты, по сообщениям в сети и новостях, изменилась до неузнаваемости. Никакой логики, схемы или последовательности в этом не было. Кто-то обзаводился 'эльфийскими' ушами и все. Кто-то же менялся полностью. В территориальном вопросе также не было конкретики. Где-то изменялось население целой улицы, а то и деревни, в то время как где-то - лишь один человек в многоквартирном доме. Закономерно началась Паника. Именно так, с большой буквы. Проснулись все глубинные страхи, призывавшие немедленно уничтожить неизвестное и неправильное.
  Но это был еще не конец. Из оставшегося населения еще половина менялась, пусть и не так массово. Но всё ещё неожиданно. Ложились спать самыми обычными, а открывали глаза в новом теле. Как долго это будет длиться, предсказать никто не брался. Но то, что изменения не собиралась заканчиваться мгновенно, было ясно всем. И самым последним, по хронологии, но не по важности, стал процент выживших, и сохранивших при этом рассудок мутантов. Их, в итоге, было меньше четверти от первоначального числа. Кого-то убивали сразу, кто-то сходил с ума, большинство же - бесследно исчезали. В числе этих 'бесследно исчезнувших' и был он сам. Ведь никакой программы контроля и учета не было, и сколько обычных, не попавших под изменение, пропало таким образом - так же никто не считал.
  Ему ничего неприятностей не предвещало - первые две волны, массового изменения и паники, прошли. И спать он ложился уже почти со спокойной душой. Чтобы проснувшись, выяснить, что ты запутался в одеяле. 'И правда, с кем не бывает?' - с такой мыслью встаешь... Точнее - падаешь с кровати и осознаешь - все не так просто. Личный кошмар только начинается. И зеркало в коридоре лишь подтверждает - надо бежать. Пока на улице еще ранее утро, и никто ничего не увидит. Не надо никаких 'тайных правительственных структур' - хватит и обычного страха и жадности. Небогатая, но целая обстановка квартиры имела ценность. И кто знает, насколько правдивы слухи о введении награды за 'головы мутантов'?
  А страх, он... Оправдан. Ибо сам он, увидев отражение, позорно взвизгнул, вжимаясь в стену. И только спустя несколько часов, забившись в один из заброшенных складов, на которые в будние дни никто не обращает внимания, точно вспомнил, кого увидел в зеркале. Естественно, себя, но в каком виде.
  Длинное, словно сушеное, тело, почти полностью покрытое чешуей. Глаза были примерно на уровне собственной груди в 'той' жизни, если судить по взгляду на вещи в квартире. Комплекция и общее телосложение напоминали борзую, если он не ошибался в породах. Шею и спину покрывало подобие гривы. Лапы, больше походившие на виденные в музеях лапы динозавров, каждый палец которых заканчивался когтем в несколько сантиметров. Хвост с 'жалом' в стиле ксеноморфа. Неестественно смотрящаяся пара рук-лап на плечах, возвышающихся над головой. И, самое жуткое, три глаза. Один - почти в центре лба, смотрящий вперед, и два - по бокам. Как и пасть, раскрывающаяся наподобие цветка - нижняя челюсть, до какого-то момента двигавшаяся нормально, вдруг разъехалась в стороны, на две половинки, демонстрируя еще два ряда зубов.
  Реакция тела на испуг сознания была предсказуема - показались все охранные и оборонительные возможности. Пасть, зубы, хвост, когти, как ни странно - язык. Смертельным украшением из шерсти на шее и спине поднялись шипы. Конечно, увидев такое в зеркале, не только взвизгнешь, и лишь потом сообразишь, что это - ты, твой новый облик.
  'Ходу, ходу, ходу!'
  Другой мысли в голове не было, когда пробирался по пустой еще лестнице, и резво, даже не путаясь в лапах и хвосте, несся к ближайшему пустырю. Чтобы там осознать ошибку. Ведь с другой стороны - частный сектор, а там в каждом дворе по собаке. Эти спать и пропускать зрелище, как бывшие соседи-люди, не станут. Но выбор - пустые открытые улицы или дворы с собаками, был очевиден. Зато взять с места забор в человеческий рост, как оказалось, не проблема. Даже запас по высоте остался.
  Однако везение не длилось бесконечно. Стоило на миг задуматься о передвижении, как он уже катится по земле. И попытка стать на ноги не привела к желаемым последствиям. Сознание попыталось придать телу привычное, на двух ногах, положение, к которому нынешнее тело было не приспособлено. А тут еще ухо зачесалось... И через миг клубок запутавшихся между собой лап, рук и хвоста встретился с ближайшим забором. На беду, тот оказался новомодным, из жестяного листа, и огласил округу звонким грохотом. Затем секунда тишины, и ближайшие дворы отозвались лаем, который с огромной скоростью распространился по округе. Тут совсем не до неприятностей сороконожки из мультика, которая задумалась, какой ногой первой шагать. От сознания потребовалось указать направление, а дальше тело действовало словно само. И лапы не путались, и хвост не мешал, и руки непривычно и странно, но удобно, легли на спину, переплетя пальцы на груди.
  Ориентиром была выбрана хорошо заметная дымовая труба котельной. Если память не изменяла, там были еще заброшенные заводские цеха и склады. Много обширных помещений, заборов и укрытий. Долгое время территория пустовала, и лишь последние пару лет здания оживали, используясь под склады. И сознанию оставалось пока лишь наблюдать, и подмечать, как двигается это тело, и контролировать общее направление движения. Кусты на пути показали - тело лучше понимает, с какой стороны их лучше оббежать.
  'Как в игре от третьего лица. Нажимаешь на кнопочку и бежишь, не задумываясь о механизме движения, и куда девается весь богатый инвентарь и оружие в эти секунды.'
  Из отстраненного состояния вывел скрежет сбоку. Даже для монстров и мутантов выбегать на дорогу перед едущим грузовиком чревато опасностью. Нырнув в кусты с другой стороны асфальтовой ленты, дальше быстро бежал по старой промышленной железнодорожной ветке. Рано или поздно та должна уткнуться в ворота. Проникнуть сквозь них проще, чем перелазить через двухметровый забор, утыканный по верху стеклом и рядами колючей проволоки.
  'Вот и вход' - замерев перед довольно ржавой конструкцией, задумался о способе ее преодоления. Задумавшись, чуть отошел назад, а затем еще пара шагов. Взяв разгон, перемахнул через ворота в самом низком их месте. Там, где не было колючей проволоки, так как в прыжке пришлось и лапами отталкиваться от ворот. Снова по округе разнёсся грохот зашатавшихся створок.
  'Осматриваться - некогда, быстрее надо укрытие искать'.
  Ближайший кирпичный ангар показался подходящим, а провалившаяся крыша позволяла не задумываться о способе проникновения.
  Затем была пара дней пряток, привыкания к телу, и, с каждым разом все более успешные, попытки сознательных движений. Печальное понимание, что руки у этого тела - совсем не универсальный инструмент. Голова, шея, грудь, немного бок - вот все, до чего можно добраться пальцами. Можно и до хвоста достать, но с тем же успехом, что и пастью. По гибкости тело было близким к кошачьему - то есть спать, свернувшись клубком, было удобно. Вопрос про то, что могут коты, был открытым - разум противился такому способу ухода за телом. Хотя, ничего невозможного и в привычном способе не было - всего лишь отвернуть голову чуть в сторону, и дотянуться рукой, зрение позволяло даже морду не выворачивать. Просто непривычно, как для разума, так и для тела.
  Отсюда появился логичный вопрос - а что же произошло? Почему в его мозг прописаны 'драйвера' для тела? Ведь, задумавшись о чем-то, он вполне уверенно ходил и по фермам под крышей, а руки и четыре лапы позволяли уверенно лазить по стенам, лестницам, и даже по вбитым вместо лестниц скобам. А вот стоило задуматься о конкретной конечности - и даже пройти прямо по ровному полу первое время было трудно. Хвост уже волочится по земле, цепляясь за все, рукам становилось неудобно, а лапа постоянно двигается не та. Как в детской шутке. Когда переплетали пальцы, а затем, не касаясь, указывали, каким шевелить. С первого раза мало кому это удавалось без ошибок. А тут не только 'дрова' были загружены, но и кулинарные пристрастия. Так как поймать и сожрать собаку, как оказалось, просто. На второй день уже хрустел косточками Бобика, или Шарика, поддавшись дикому голоду.
  Убираться с территории пришлось быстро и спешно. Утром третьего дня его разбудил грохот выстрелов и шум машин. Разномастно одетая толпа, в которой, к его удивлению, оказались и обычные люди, и измененные. Несколько машин сразу стали по периметру территории, остальные быстро подъехали к зданиям. Ворвавшиеся принялись вскрывать закрытые и целые склады. В одних задерживались дольше, в другие лишь заглядывали мельком. Созерцанию мародерства через выбитое давно окно, помешали мазнувшие по морде фары. К удивлению, те почти не ослепившие его. Замер у стены внутри остатков склада, давно лишившегося крыши, прислушиваясь к разговору. Слух был отдельной темой. Ушей, которыми можно шевелить, он так и не нашел на голове. Но слышал превосходно. А так же умел 'прислушиваться' и 'водить ушами'. То есть сосредотачиваться на области, или конкретном шуме.
  - Ну, и чего ты тут заметил?
  - Не знаю, тварь какая-то, с лошадь размером.
  - Ага, с лошадь. Со слона уже, сразу говори, - раздалось несколько смешков, и затем тихий хлопок. Словно кто-то кого-то по плечу, или спине, успокаивающе хлопнул ладонью.
  - Тут же сторожа были, собаки. Вот увидел одну, в тенях. Хочешь - сходим, проверим, но потом заставим тебя этот 'хот-дог' слопать самому!
  Звук передергиваемых затворов тоже был нехорошо знаком. Пусть больше по фильмам и играм. Звук удаляющихся шагов. Решив не испытывать судьбу, трехглазый тихо отходил от стены, не производя при этом почти никакого шума. На фоне шума машин - вообще бесшумно. Дальше, передвигаясь короткими перебежками, и максимально избегая открытых или освещенных мест, добрался до противоположного забора. За ним, если он правильно помнил карты города, протекала речушка.
  'Речка-вонючка, чего уж там'.
  Перебираясь через ограждение, под прикрытием тени тополя, он недолго задержался наверху. Два быстрых взгляда - один назад, на территорию складов, второй - вперед, в поисках места максимально тихого приземления. Приземление на тропинку, протоптанную вдоль забора, и скольжение вниз, в кусты. Двинувшись вниз по течению, принялся выискивать новое укрытие. Уж всякие бомжи должны были налепить у воды халупок, хоть летних.
  
  

2. Эволюция

  
  Одна такая халупка, состоящая буквально из нескольких досок, прибитых прямо к соседним деревьям, и обтянутых кусками полиэтилена, рубероида, жести, а местами были заметны даже обычные магазинные пакеты, нашлась быстро. Но, к радости и огорчению, оказалась занята. На сунувшегося трехглазого кинулся темный силуэт. Здраво решив, что 'нападение - лучшая защита', мутант кинулся навстречу. Теперь уже обитателю жилища пришлось выбирать между боем и бегством, но он непозволительно долго мешкал, потому и проиграл. Так как вряд ли ожидал наличие рук у существа, похожего на огромную собаку. Прыжок навстречу, толчок руками в грудь, подмять под себя, и жуткая пасть с хрустом вгрызается в шею существа, так же оказавшегося мутантом.
  Запах и вкус свежей крови вышиб мозги. Когти на руках располосовали остатки одежды жертвы вместе со шкурой. Голова зверя странным образом вывернулась, а из пасти выстрелил язык. Тонкий, покрытый так же подобием чешуи, с коротким шипом на конце. И длиной почти с лапу мутанта. Пройдя через шею в голову, не остановленное костями черепа, несколькими движениями острие раздолбало в черепе мозг. Морда последовала за новым оружием. Прогрызаясь через всякие трахеи и пищеводы, зверь добрался до 'вкусняшки'. Затем настал черед остального тела. С пугающей сноровкой были отделены наиболее мягкие и вкусные части добычи, которые быстро исчезли в утробе четырехлапого. После были съедены менее вкусные куски, обглоданы конечности.
  Чтобы через некоторое время глухо завыть, утыкаясь лбом в землю. В этот момент мутанта начало корежить, словно оборотня во второсортном ужастике в процессе трансформации. Он выворачивался и извивался на земле, почти бесшумно хрипя. Ни одного громкого звука, даже вой стих почти сразу. Раздался короткий, тихий хруст, с которым обычно у монстра на экране растет морда. Но у мутанта росло кое-что иное. С треском разрывая чешую, на морде прорезались рога, по-бараньи заворачиваясь и защищая мощными дугами боковые глаза. Вторая пара, вырастая из того же места над верхней челюстью, перекрестилась над передним глазом, так же формируя гребень. Так что и рогами это не назвать - скорее, и правда, гребни. Одновременно с этим корежило затылок. Чешуйки срастались, сначала сформировав подобие костяных пластин, а затем те начали чуть двигаться, превращаясь в подобие жаберных крышек у рыб. Но и на этом страдания не окончились. Волна изменений не остановилась на голове, двинувшись дальше, вдоль тела, расходясь по конечностям. Когти на всех лапах удлинились в полтора раза от прошлой длины, приобретая серпоподобную форму. Затем пришел черед полной попы. Во всех смыслах - из нее поднялись еще два хвоста, разрывая шкуру на спине. Словно они выросли внутри тела, и затем лишь распрямились. Сейчас они представляли копию первого, с костяным жалом 'я-Чужой'. На среднем хвосте, который был с самого начала, метаморфозы продолжились. Растолстев раза в полтора по всей длине, он на конце разделился на три 'пальца'. Каждый из пальцев, по длине почти как на руках, окончился жалом, получившимся из прошлого, которое так же 'растроилось'. Этакий гибрид пинцета и жала. Затем трехглазый перестал дергаться. Совсем затих. Только чуть слышное дыхание раздавалось в халупке, да потихоньку, на свежую плоть и кровь, собирались мухи.
  ***
  Сидящее под проемом существо вздрогнуло, вспоминая ощущения при пробуждении. Мало того, что конечностей прибавилось, так еще воспоминания, подстегнутые видом сожранного тела, всплыли на поверхность.
  ***
  Тут было не до осторожности и здравомыслия. Проломив, или точнее, прорвав стенку хибары, зверь плюхнулся в реку. Опять запутавшись в конечностях, он бултыхался в грязной, вонючей воде, словно пытаясь отмыть грязь и воспоминания. Удалось это лишь с кровью, и то не полностью. Через миг бессмысленные действия прекратились, ведь появилось новое желание - оказаться подальше. Не разбирая дороги, он бросился бежать прямо по воде, не обращая внимания на мусор на дне и берегах. Окончательно прийти в себя он смог, лишь отсидевшись под железнодорожным мостом. Оттуда - короткий путь до единственной, в его поле зрения, бетонной трубы. Как раз того размера, чтобы в нее пролезть. Пробирался внутрь до тех пор, пока ливнесток не стал совсем непролазным. В итоге упал на пол, в текущий ручеек. В отличие от воды в реке, этот пах свежестью, и, совсем немного, бензином.
  'Я лежу носом в воде. Чувствую запах, и даже пью через нос, и все равно дышу... Что? Пью!?'
  Вскинувшись и проверив на прочность череп по сравнению с бетоном трубы, мутант замотал головой и принялся отплевываться. А затем с удивлением ощупал движущиеся на затылке, а точнее - на месте, где череп должен переходить в шею, костяные пластинки. Кажется, он и правда дышал через них, а 'нос' на кончике морды теперь исполнял роль змеиного языка. Определял запах и вкус.
  'А это что за...'
  Взгляд сфокусировался на том самом, с костяным наконечником, языке, которым он тыкал сейчас в свой нос. И медленно понимал - тот тоже может 'ощущать' вкус и запах.
  'То есть я могу не только понюхать что-то снаружи, но и внутри, и это - одновременно?'
  Оставался не решенным последний вопрос. Эта, уже вторая, мутация - продолжение изменения, или из-за съедания второго мутанта. Если первое - какие еще сюрпризы? А если второе - еду следует выбирать намного тщательнее.
  'А то отращу себе хрен на лбу, совсем ненужный'.
  Почему-то облизнувшись, трехглазый снова замер. Облизнулся еще раз. Нормальным языком. И принялся, открыв шире пасть, исследовать ее уже опробованным методом - тыкая 'костяным' языком и пытаясь определить, что чувствует. Как оказалось, язык был, но на верхней, нераздельной, челюсти. Им можно облизнуться. И два каких-то мягких нароста на нижних челюстях. Понятно, что с таким строением пасти попробовать 'глотнуть' воду из ручья не выйдет. Комплект зубов не изменился - то есть, в травоядные его не перевели. А могли.
  Дальше было 'обживание' городского коммунального хозяйства. Прямо в стиле 'Войны миров' Уэллса, когда там хотели жить в канализации под Лондоном. Привыкание к новому телу, повторно, морока с управлением каждым хвостом по отдельности. Находка там трупа обычного, не мутировавшего, человека, у которого нашелся работающий телефон.
  И удивление. Значок работающей сети. Не только мобильной, но и Wi-Fi. Попытка воспользоваться сенсорным экраном, при отсутствии, по сути, подушечек пальцев, и наличии когтей, была неудачной. На пятой попытке он переусердствовал, и просто расколол экран. Зато он знал, где искать информацию.
  Эпопея 'доберись до магазина, спори ноутбук, найди сеть' провалилась на втором этапе. Ноутбук - штука мощная, и от батарейки не зарядить. А современные планшеты были ему неудобны. Но кое-что, до полного разряда батареи, он узнал. Нормальных новостей в мире нет, зато 'блоггинг' расцвел - почти каждый писал огромные тексты про происходящее. Даже ЖЖ оказался реанимирован. Оттуда-то и почерпнул он основные сведения.
  В мире - анархия. У кого больше оружия и приятелей - тот главнее. В крупных городах власть поделили бандиты и бывшие правоохранители. Военные окопались в гарнизонах, военных городках, и прилегающих к воинским частям кварталах. И периодически расширяли владения. Еще бы - у них была связь, они договаривались, а когда в небе кружит 'крокодил', для острастки пальнув пару раз по земле, 'черный пистолет' кажется игрушкой. Хотя, примерно в половине случаев, у 'власти' оказывалось оружие солиднее, и тогда на улицах шла война. До полномасштабных боев, с танками и авиацией, тоже доходило.
  Мутации почти закончились. Пик пришелся на период примерно в две недели, потом были остаточные вспышки. Активная перестройка организма, по некоторым постам, шла еще примерно полторы-две недели после изменения. Если в этот период употребить плоть иного мутанта, так же с незавершенным изменением, последствия могут быть непредсказуемыми. От полезных, как у него, до лишних, и даже опасных органов. Так, один обзавелся железой, вырабатывающей яд. И отравил сам себя за несколько часов, так как антидота организм не вырабатывал. Похоже, статьи об этом писал либо целый штат, либо кто-то, занимающийся исследованиями мутантов. Слишком уж все было подробно. Вряд ли какой-нибудь слесарь-сантехник разбирался в химии и биологии настолько хорошо, и имел нужное оборудования для анализов.
  Положение мутантов оказалось очень шатким. В большинстве случаев их отстреливали, повезет, если сразу. Так же, вероятно, ловили для опытов. В некоторых странах, опять же - по слухам, разжигались костры Инквизиции. А всякие 'сильные мира', под анархию, тешили комплексы. Кто хотел себе наложницу-эльфийку, кто - большей экзотики.
  'В общем, если ваша внешность, в некоторых кругах, может быть определена, как привлекательная, готовьтесь отбиваться' - таких сообщений было не мало.
  'Да, кто стал фуррем - не повезло. Фанаты найдут - не отпустят' - вторили им комментарии.
  Ему-то такого не грозило. С вероятностью в девяносто девять процентов его пристрелят, как монстра, лишь увидят.
  ***
  Так и была осознана необходимость этого похода. Подготовка, изготовление 'сбруи', несколько разведывательных рейдов вокруг, в поисках путей отхода. Определённые риски были, но они оправдали себя. Теперь он готовился ко второй фазе. Магазин охотничьего снаряжения. В туристический магазин он уже пробирался, и разжился бухтой веревки. Больше ничего не подошло.
  Тут все произошло почти идеально. Сам магазин вскрыли давно, вынеся все оружие и патроны. Но ему нужно было иное. Пояс-патронташ, который можно будет повесить на тело, и носить в нем скромный набор вещей. Главное - нормально переживать холода. Одежду на себя он точно не найдет. Сначала хотелось взять подобие разгрузки, в том же туристическом варианте. Но она рассчитана на ношение при вертикальном положении тела. Почти все карманы оказались бы у него на брюхе. А это - не только неудобно, но и шанс зацепиться.
  Пробравшись, замер сначала перед прилавком с раскиданным товаром. Затем, осторожно, начал искать склад-подсобку. Там тоже не шло речи о каком-то порядке. Ожидаемо пришлось ходить, присматривать, примерять. После пары десятков попыток, периодически прерывающихся шумом с улицы, выбор был сделан. Только это, кажется, был не патронташ. Широкий ремень с двумя сумками, одна впереди, одна сзади, и задняя - больше. Крепления по бокам, для инструментов или иного барахла. И пара ремней-лямок, перекрещивающихся на спине, и идущих прямо по груди и животу. С небольшими скобами на плечах и у пояса впереди. Передняя сумка аккуратно снята, а на небольшие скобочки подвешен обнаруженный тут же подсумок.
  Затем настало самое интересное - одевание. Перекрещенные ремни накинуты на спину, потом пропущены над руками, по груди и между передними лапами. Аккуратно застегнув пряжку, мутант начал пробовать все возможные регулировки, добиваясь удобного прилегания к телу. В итоге большая сумка оказалась позади рук, но в зоне досягаемости 'пальцев' среднего хвоста. На груди оказался прицепленный на скобы подсумок, в который отправился недавно найденный КПК и ранее заготовленная солнечная батарея с аккумулятором. Переходник, на первый взгляд, подходил, но кто знает? В боковые крепления на поясе отправились топорик и отвертки. Фонарику и ножу место нашлось лишь в наспинной сумке.
  'Так, вроде бы все на месте, и ничего лишнего не звенит?'
  Подпрыгнув на месте, проверяя, и убедился - так и есть. А затем мутант откровенно принялся мародерствовать тут, в поисках еще чего-то полезного. Охотничьи ножи ему были без надобности, есть когти. Казанки - негде таскать, да и сырое или запеченное мясо не хуже.
  'Даже крысятина, как оказалось, ничего с голодухи'.
  Ружей, арбалетов, боеприпасов и запчастей к ним не было. Зато в наспинную сумку отправился точильный камень. А затем, осознав глубину проблемы, существо вернулось на склад, в поисках аналогичной сумки, но с несколькими отделениями. Или хоть с кармашком под фонарик. Подобное, в итоге, нашлось. При здравом размышлении она была взята в руки, чтобы сменить ее уже в одном из убежищ. Еще одним плюсом последней находки был полностью закрывавший сумку клапан с прозрачной вставкой. Да и сама сумка имела не только пару отделений, но и множество ремешков-фиксаторов внутри.
  Теперь предстояло вернуться обратно, не попадаясь никому на глаза. К сожалению, выходящие в реку и иные места трубы, достаточного диаметра, были не такими длинными, как хотелось. А отводы от них к решеткам на улицах, не говоря уже про нелегальные сливы обычной канализации, были слишком малы. И идея проникать в любую, почти, часть города по трубам и вылезать из решеток, осталась мечтой.
  В этот раз он не полез в ближайшую из исследованных труб, а отправился чуть дальше. В тот лаз-схрон, в котором, единственном из ему известных, было два выхода. Один - к речке, второй - в паре сотен метров, в виде провалившейся плиты над колодцем. Здесь сходилось несколько труб поменьше. Там же был устроен основной тайник.
  Уже в относительно безопасном, и пока сухом, месте принялся все перекладывать-перевешивать на сбруе, предварительно ее сняв. Это тоже оказалось тем еще испытанием.
  'Да, моторику придется нарабатывать не один день, чтобы не путаться'.
  В карман под прозрачную накладку была отправлена солнечная батарея - пусть, пока он ходит, заряжается. Теперь в передней сумке оказались КПК и фонарик, и та была плотно закрыта. 'Мультитул' отправился в наспинную сумку, закрепленный одним из внутренних ремешков. Сюда же отправилось содержимое небольшого тайника с мелочевкой, без которой можно прожить. Немного приправ, складной набор из ножа, ложки и вилки, складной же стаканчик из пластика, а затем и отвертки. Вместо них на боку он закрепил небольшую флягу. Подумав, все-таки запихнул в сумку еще и толстую пачку активированного угля, и как полезный груз, и чтобы плотнее сумку набить. Пускай всё было закреплено и распределено системой внутренних креплений, так будет спокойнее.
  В этот раз так долго с одеванием он не возился, справившись всего за десяток минут. Бухту веревки перекинул поверх сбруи наискосок. В последний раз оглядев убежище, в которое не планировал возвращаться, отправился к выходу. В городе оставалось пара дел, и одно из них - проверить новости.
  Дележка земель добралась и сюда. Банда на складе, тогда, оказалась первой ласточкой. Несколько дней назад он отлеживался в подворотне, дожидаясь, пока по улице пройдет колонна бронетехники. А о тишине можно было лишь мечтать - половину дня и ночи с разных частей города прилетали звуки выстрелов. И если одиночные, словно кто-то охотится, были привычным фоном все время, то теперь им вторили очереди. А последние дни добавился грохот чего-то крупнее обычного автомата.
  Пробравшись к ближайшей точке доступа в частном секторе, мутант принялся извлекать наладонник. Кто-то оставил включенной технику, и повезло, что линия еще работала. Подключение, соединение работало, пока стабильно.
  'Хотя, кто знает, может она так и сделана, неделю прожить?'
  Вот и сайт.
  Логин - Элигор.
  Пароль.
  Новые сообщения.
  Как и следовало ожидать, новостей все меньше. Техника без обслуживания сдавала, останавливались электростанции из-за нехватки топлива. А вот и еще причина - 'новые власти принялись отбирать работающие средства связи'. Это совсем плохо. Сохранив в память пару новых статей об изменении, он закрыл программу.
  'А это у нас что?'
  Увидев знакомый зеленый цветочек, мутант решил попытать счастья. Девять цифр, пароль, соединение. И пара активных контактов в списке. Радость была недолгой. Точка доступа 'умерла' вместе с линией электропередачи. Теперь его больше не держало ничего. Отключил беспроводной модуль и экран, а вот наладонник он выключать не стал. Загружался довольно старый аппарат долго.
  Последнее дело. Зайти в старую квартиру, если представиться возможность. Вряд ли там осталось что-то из вещей. Убегая, он не подумал закрыть дверь. Просто как ритуал. А при здравом размышлении это бессмысленный риск. Пробирался он, до последней возможности, по реке. Заглянул, не удержался, в знакомую халупку, посмотрел на разбросанные по земле остатки скелета. Перекатил лапой оставшийся целым череп, не пытаясь вспомнить, как выглядела его жертва при жизни.
  'А ведь и правда - преступник всегда возвращается на место преступления. Забавно даже'.
  Собак давно уже не было слышно, да и этот район был почти необитаем теперь. Не все измененные сохранили разум. И жить так близко от обширных территорий складов и заброшенных воинских частей, было рискованно. Дворы, переулочки, узкие тропки между дворами, известные только местным. Побывать дома не удалось. Даже через пустырь было заметно оживление у здания. Машины, суетящиеся силуэты. Больше рисковать он не стал, скользнув обратно за забор.
  Путь теперь был один - подальше от города.
  
  

3. Элигор

  
  Путь мутанта лежал вдоль железной дороги. Причин было несколько, и основная из них - лесополоса. А так же исполнение детской мечты, пусть и дурацкой. Давно хотелось пойти по старой, ржавой ветке. И посмотреть, куда она выведет. Ведь ветки, что в родном городке, что в этом, крупнее в разы, были известны. Либо видно было, куда идет, либо можно было посмотреть на спутниковых картах. К сожалению, о такой полезной штуке, как навигатор, он не подумал. Да, такой модуль в его наладоннике был, но самой программы с картами - не было. Обидно, и не скачать уже.
  Пара последних посещений сети, за неделю, оказались неудачными. Новой информации не объявилось. В аське так же никто не мелькнул. Дальше мест с доступом не попадалось, так как от обитаемых домов он держался подальше. Облик позволял не голодать, охотясь на всякую мелкую живность.
  'Никогда бы не подумал, что в окрестностях города так много зайцев и прочей питательной еды'.
  Сейчас, засветло, он искал место для ночлега. Как выяснилось опытным путем, лазил по деревьям он совсем неплохо для такого странного существа. Хотя, те же кошачьи соразмерны будут, а лазят. О том, как и где он будет укрываться зимой, думал заранее. Но ничего, кроме берлоги или обживания заброшенного жилья, не придумал. Поиски заброшенных мест поблизости стали приоритетными при последнем заходе в сеть. Ни одно из известных его не привлекло. Затем пришло понимание - не надо быть самым умным. Такие места будут обживаться в первую очередь. И превращаться в крепости.
  'Как в книге'.
  С этой мыслью он рассматривал возвышавшуюся у полустанка водонапорную башню. На самом полустанке, кроме платформы и заброшенного домика с выбитыми окнами, ничего не было. В башне, как оказалось, тоже. Ни лестниц, ни бака, кирпичные стены до крыши, и несколько окошек наверху. Стропила показались крепкими, и мутант решил рискнуть, карабкаясь по крошащейся кладке с помощью всех конечностей. Поднаторев в покорении тополей и прочей местной флоры, двигался он вполне уверенно. Руки искали опору, лапы, передние и задние, за нее цеплялись, а хвосты, упираясь пониже, чуть страховали.
  Хвосты оказались, к немалому удивлению, весьма сильными. Опираясь на два боковых, он вполне мог поджать задние лапы, не чувствуя особого дискомфорта. Была даже идея попробовать ходить на них, но провалилась. Из костяных жал-наконечников плохая опора. На твердом покрытии они 'подламывались', и после одной попытки он потом пару дней не мог толком этим хвостом шевелить, а на очень мягком - проваливались.
  Аккуратно поковыряв крепление бревна в кладке, и признав его прочным, влез наверх. Продолжая удерживаться за стену, попытался 'покачать' его лапами. Балка не шевельнулась. Вцепившись передними лапами и руками в стену, подпрыгнул. Так же норма. Рискнув, полностью перенес вес на стропило. Далеко от стены решил не отходить. Достав из сумки КПК, подключил его к проходящему от сумки на спине шнурку. Найденный кабель подошел. И теперь, чуть зарядившийся за день, аккумулятор на спине подпитывал наладонник. Очередь дошла до статей - на деревьях он включать его не рисковал, опасаясь выдать себя подсветкой экрана.
  Чтиво оказалось занимательным. Предположения, и довольно много фактов, их подтверждающих.
  'Излучение мечты, надо же, как назвали!'
  Начав читать про теорию, откуда брались облики, он чуть качнул головой. Те, кто видел себя только человеком, не менялись. Остальные, в момент облучения, мысленно представляли кого-то иного. Может, вспоминая фильм. И несколько подтверждающих фактов - 'эльфы' смотрели фильмы или читали книги по фентези, парочка волков-фуррей - ужасы про оборотней.
  'Мда, или у автора большая фантазия, либо это правда'.
  Дальше упоминались химеры. Такие, оказывается, получались из двух близких физически в момент облучения существ. Это - всё гермафродиты. Не вовремя сексом занялись. Элигор задумчиво уставился в бревно перед собой. Припомнил тот самый день. Интересно... Выходя посмотреть на сияние, он поиграл с соседской собакой.
  'Да и спала она, вроде как, в том углу, что с моей кроватью соседствует. Чтобы этим 'высшим силам' сейчас икнулось!'
  Пролистав статью чуть дальше, нашел и такие упоминания. О владельце конного клуба, ставшего кентавром. О фермере-минотавре, который с сыном проходил 'Мифы Древней Греции'.
  Оставалось лишь покачать головой. Пока не будет выяснено все, строить гипотезы можно до бесконечности.
  'К тому же, есть еще ролевики, фурри, азеркины и прочие, которые просто не рискнут признаться в своих мыслях. Вот и придумают, от древних мифов и оборотней, до рассматривания древнеегипетских фресок'.
  А ведь и правда - значительная часть выживших мутантов могла быть из подобных сообществ.
  'Да и радоваться они должны от такого поворота событий'.
  Но, из-за предвзятости к подобным субкультурам, могли не показывать этого. А кто знает, что сейчас вокруг происходит? Может, там все изменилось? Новости-то он просматривал либо местного формата, подробные, либо очень обобщенные, вроде событий в мире. А так же всякие околонаучные статьи на эту тематику. А пойти проверить специфичные сайты как-то не подумал. И, кто знает, не нашел бы он себе место в новом мирке?
  Выключив наладонник, Элигор привычно устроился на балке. В этом отношении она не сильно отличалась от ветки. Свесить лапы по бокам, 'обнять' опору руками и хвостами - вот и вся гарантия от срыва вниз. В правилах, конечно, прописывалось самостраховка, но его снаряжение было совсем не рассчитано на это. А лететь вниз, обычно, высоко. Приходилось дополнительно страховать себя веревкой. Заодно и моторику тренировал.
  Узлы были завязаны, веревка - подтянута. Когти привычно впились в старое дерево - тело с каждым днем контролировать было легче. Уже давно он не путался при ходьбе, приспособился 'по памяти' хвостом работать с пряжкой, про лазание по стенам можно промолчать. Хотя, казусы еще встречались. Устроившись максимально удобно, измененный задремал.
  ***
  Пробуждение, как обычно в последние дни, было осторожным. Никакого вскакивания, никаких резких движений. Открыть глаза, оценить обстановку, и лишь затем пошевелиться. В башне, как и вечером, было пусто. Никого пока не интересовал остаток прошлой жизни.
  'А ведь это ненадолго. Месяц-два, и понадобятся кирпичи, щебень и все прочее'.
  Подобные этому сооружения исчезнут вторыми. Так как первыми исчезнет все, что в прямой досягаемости.
  Потянувшись, как можно аккуратнее, мутант стал высматривать наблюдательный пост. Потерять преимущество высокого сооружения было просто глупо. До слуховых окон в крыше было не добраться. Отвязался, скатал обратно веревку, проверил снаряжение. Вдруг что ночью потерял?
  Упираясь в балку, Элигор решил оторвать часть крыши. Это оказалось довольно легко - значит, все остальные листы так же плохо держаться на месте. Приподняв руками лист так, чтобы иметь возможность посмотреть по сторонам, осторожно выглянул. Если кто-то наблюдал за башней, сильно в глаза это не должно было броситься.
  Перед глазами раскинулась холмистая равнина, которую разрезала насыпь железной дороги. Неподалеку - небольшой поселок, которому и предназначался полустанок. А дальше, почти на грани нормального восприятия, бывший гарнизонный городок. Последние годы он был ничем не отличим от остальных в окрестностях, а когда-то был окружен забором. И попасть в него можно было лишь через КПП. За годы 'мирной' жизни забор перестал быть единым, в разные стороны выросли ряды гаражей и частных участков. Таким он запомнил его в последнее посещение.
  Сейчас, если глаза ему не лгали, все менялось. Вокруг поселка вырастало подобие крепостной стены, у подножия которой сновала строительная техника. Гаражи, дома, все иные капитальные строения вокруг - сносились и шли в переработку. Большего было не разглядеть. Ведь ни биноклей, ни какой-либо другой оптики тоже на глаза ему не попалось в поисках.
  'Итак, надо будет аккуратно подобраться поближе, и разведать. Может, удастся найти точку подключения снаружи. Как-то не хочется мне пролазить через эту стройку - там, наверняка, и днем, и ночью полно народу'.
  С такого расстояния даже нельзя было рассмотреть возможные пути подхода. Судя по темпам, скоро все укрытия на подступах будут убраны. И все можно будет выяснить на месте.
  'Главное - соблюдать осторожность'.
  Осмотрев еще раз доступные ему окрестности, мутант снова скрылся под кровлей. Спуск вниз был тем еще номером. Сползать вниз головой он не рисковал. Искать опоры под лапы приходилось хвостами. Ко всему прочему, распластанный на стене, он был совершенно беззащитным. Появись кто-то внутри башни сейчас, и все. Ни укрыться, ни спрыгнуть. Вот и приходилось, по возможности, перестраховываться.
  Дальше был осторожный путь в выбранном направлении. Самым сложным был средний этап, когда пришлось вылезти из-под защиты деревьев и самой насыпи. Пришлось, в прямом смысле, ползти на брюхе. А дальше был полигон, иначе как пояснить окопы, стрелковые ячейки и прочее земляные сооружения, тщательно вложенные изнутри кирпичом? То есть делались они не на один раз, а на долгое использование в тренировках, или в обороне. С этой стороны к городку он ни разу не подходил.
  В итоге траншеи привели его к небольшому пруду на окраине гарнизонного городка. Кроме возможности попить, тут был неплохой наблюдательный пункт на крыше насосной станции. Пока никого не было, Элигор скользнул к зданию. Кажущиеся удобной маскировкой камыши были отвергнуты - в них и он никого не заметит.
  Здание, на фоне оживленной стройки, выглядело заброшенным, а при ближайшем рассмотрении таким и оказалось. Часть стекол была забита жестью, еще больше - вообще отсутствовало. Мельком заглянув внутрь, Элигор не увидел ни труб, ни оборудования. Зато на крыше, за одним из 'грибов' вентиляции, можно было удачно укрыться.
  Не особо надеясь на удачу, мутант достал наладонник и включил поиск сети.
  'Откуда?'
  С такой мыслью он рассматривал значок работающей сети. Или в поселке стоял очень мощный излучатель, или есть сеть, охватывающая гарнизон и окрестности. Времени на выяснение причины не было, мало ли какие тут специалисты? Вдруг его через пару минут после подключения вычислят, и отправятся проверить, кто тут у них своевольничает.
  Парочка новых статей на интересующих его сайтах были. Оставалось скачать их, для ознакомления на досуге. А вот в этом - не повезло. Память оказалось заполненной, и пришлось резко вспоминать, где лежит запасная карточка памяти, и менять ее в устройстве. Затем - ждать ее форматирования, и закачки файлов.
  'Обошлось'.
  Со вздохом облегчения подумал он, убирая все обратно в сумку. Мутант уже собирался давать деру. Не успел. К пруду подъезжала небольшая колонна автотехники. Пикап с пулеметом, и несколько цистерн. Вжавшись в крышу, оставалось только ждать, и не выдать себя лишним движением. Вряд ли по душу владельца неизвестного устройства отправят несколько грузовиков с цистернами.
  'Скорее всего, отсюда набирают воду, для технических нужд. Не повезло'.
  Теперь оставалось надеяться, что проверка насосной не входит в обязанности охраны колонны. Можно было попросту переждать, однако...
  'Совсем не повезло, гадость!'
  Со стороны ведущей на крышу лестницы послышались сначала звуки шагов по металлу, а затем - и по рубероиду крыши. Уповать теперь надо было на скорость. И ругать глупость, которая заставила переться сюда в светлое время суток без разведанных путей отхода.
  - Бля... - Только это и успел он услышать, спрыгивая с крыши. Это в детстве можно было без страха прыгать с высоты второго этажа на кучу песка. Или играть в догонялки на стенах строящегося дома, на которые не везде уложили плиты. Потом от этих воспоминаний было жутковато.
  Сейчас его относительно красивый прыжок был прерван стоящей водовозкой. Именно на нее и приземлился Элигор, скользнув по мокрому баку. Вдоль воды стояла еще пара машин и пикап с пулеметной установкой. Единственным путем отступления было за угол водокачки и дальше, под прикрытием здания, к стройке. Там можно попробовать укрыться, если повезет и поднявшиеся на крышу охранники не подстрелят его.
  С этой стороны возведение стены было завершено, техники не было видно. Монолитный забор метра в три высотой, с рядами колючей проволоки по верху, выглядел внушительно. Но не для Элигора. В пути он несколько раз умудрялся вытворять такие трюки - паркурщики завидовали. Частично разобранные леса с опалубкой послужили отличной лестницей, дальше - прыжок через ограду. Руки и лапы словно жили своей жизнью, используя столб как помощь. Хотя до красивых спортивных прыжков это не дотягивало - боком он чиркнул по верхнему ряду 'колючки'.
  Зато изнутри стройка продолжалась вовсю. Хаотично разбросанные поблизости от стены пучки арматуры, леса, блоки опалубки - как будет выглядеть это в будущем, при беглом взгляде в прыжке не понять. С грохотом приземлившись на покачнувшиеся доски, пришлось замереть, выбирая новый путь. И осознать - что бы тут раньше не было, сейчас экономить на безопасности они не желали. Возвышающуюся на бетонном кубе башню от 'Шилки' спутать с чем-то было невозможно. И эта махина сейчас разворачивается. В его сторону!
  Оттолкнуться от стены, заваливая леса внутрь, спрыгнуть с них в полете, и сообразить - то, что красиво смотрится в кино, в жизни мало осуществимо. А доски и трубы, вкупе с арматурой - твердые, и врезаться в них больно.
  'Как там говорил дед - 'пока скажешь 'двадцать один' - четверть боезапаса 'Шилки' улетает.'
  Элигор так и не понял, был ли то грохот выстрелов, или грохот падающих лесов.
  
  

4. Воскер

  
  'Приснится же такое'.
  Разглядывая беленый потолок, он размышлял о приснившемся бреде.
  'Мутация. Апокалипсис. Война. Крепости с зенитками'.
  Он попытался привычно потянуться, но ничего не удалось. Руки - не двигаются, голова - тоже. Ноги зафиксированы, еще ноги - тоже, даже хвостом не пошевелить...
  'Хвостом? Что!? Это не сон?'
  Попытки вырваться ни к чему хорошему не приводили. Тело так и оставалось крепко зафиксировано, лежащее на спине.
  'Так, минутку... Руки - обе на месте. Все четыре лапы - на месте. Три хвоста - тоже. Как же я нелепо сейчас выгляжу со стороны, наверное!'
  Некоторая ревизия организма помогла успокоиться, и вспомнить предшествующие события.
  Как его полубесчувственную тушку вытаскивали из-под обломков строительных лесов, кто-то кричал про ценный образец. Он попробовал вырваться - и темнота. Похоже, головой ему противопоказано биться, как и любому живому существу. А тем более - проламывать ей доски.
  - Вижу, очнулся уже? - Раздавшийся в помещении голос звучал, кажется, и где-то далеко, и над самым ухом. Таким голосом 'добрый дядя' обычно пытается упокоить капризничающего ребенка. Спокойным, размеренным, тихим, и в то же время каждую фразу без проблем разберешь. Рассмотреть обладателя не было возможности из-за тех же пут.
  - А ты успел собрать знатную коллекцию моих статей. - В поле зрения появилась рука, или нет - лапа, что сжимала его наладонник. И, следует заметить, в ней этот прибор смотрелся уместнее, чем в когтистых пальцах Элигора.
  'Тоже мутант? И почему меня это не удивляет?'
  Незнакомец, и правда, прекрасно во всем разбирался, так как в поле зрения связанного пленника не попадал.
  - Элигор, воспользуемся данными твоей учетной записи. Жаль, ты не оставлял комментарии - может, пригласил бы тебя более... Цивилизованным образом. Таких образцов мне еще не попадалось. - Раздался скрип стула по полу и шорох обычной бумаги.
  - Как ты понял, возможность тебя исследовать полностью у меня была, и есть она сейчас. Вопрос в том, будешь ли ты в этом помогать, или так и останешься в положении подопытной мышки. Не торопись, подумай - вкусной кормежки и теплой комнаты не будет в любом случае, - шаги удалились, а затем раздался лязг закрывшейся двери.
  'Пиздец котенку, не будет больше мяукать', - неожиданно всплыло в памяти.
  'Насколько я понимаю, разница будет в одном - либо я сам описываю ощущения, либо их определяют иными способами'.
  Память подло подсунула картинки из учебников, видео и прочих источников. Крысы с торчащими из головы электродами. Собаки с выведенными из желудка трубочками. И все в таком духе.
  Время ожидания тянулось медленно. Никаких внешних ориентиров он не слышал и не видел. Сердцебиение и дыхание не помогало. Почти в самом начале жизни в этом теле он пробовал посчитать пульс, но не смог. Найти в привычных местах сосуды либо не удалось, либо шкура и чешуя не давали нужной чувствительности. С дыханием та же история. После второй мутации цикла 'вдох-выдох' в привычном понимании не оказалось. Пока через одну 'жаберную крышку' он вдыхал, через вторую - выдыхал. Откуда вообще взялась такая система, мутант понятия не имел. И, тем более, зачем?
  Из подобных размышлений его вывел знакомый звук закрывшейся двери. Снова тихие шаги, шорох листов бумаги. При этом не было впечатления, что незнакомец подкрадывается. Словно тот просто всю жизнь пытался быть тихим и незаметным, и очень в этом преуспел.
  - Итак, самый сложный момент. Как ты дашь ответ? - От последнего мутанта передернуло.
  'Похоже, я точно попал в дурной и дешевый фильм. С шаблонным главным злодеем - свихнувшимся ученым. Если он окажется тут самым главным...'
  - Придумал. - Словно первоклассник, нашедший решение задачи раньше всех, произнесло существо. Все тем же спокойным тоном.
  'Он вообще эмоции испытывает?'
  Удивление трехглазого было оправданным. Тут в каждую из рук ткнули по тонкому стержню.
  - Правой - согласен, левой - согласен. Хвостом - тоже согласен.
  'Он что, издевается?!'
  Будь возможность, Элигор воскликнул бы не только это. Но разумом понимал - выбора-то у него нет. Даже если согласится, и будет все исполнять, противопоставить желанию разобрать его на кусочки ничего не сможет. В этот момент трехглазый почувствовал, как его лапы, а затем руки и тело, освобождают от зажимов, ремней, или чем там они фиксировались. И позорно упал на пол, так как без движения тело затекло, пусть и меньше ожидаемого по 'старому' облику.
  Вскочив на лапы и развернувшись, застыл в удивлении, уставившись на обладателя голоса. У стола стояло странное существо, похожее на вставшую на задние лапы ящерицу. С четырьмя руками. Странными то ли ушами, то ли гребням по бокам головы. Но последним штрихом был стандартный, пусть и перекроенный под иную анатомию, белый лабораторный халат с бэйджиком-пропуском, и небольшие очки на морде. Очки и добили Элигора окончательно. Не количество лап, ни хвост, ни рост, а существо явно было повыше 'среднего роста', если сравнивать со столом, а наличие очков. Почему - трехглазый так и не нашел ответ.
  Пока сознание и разум Элигора тихо собирались в кучку, тело зря времени не теряло. За это время он успел размять и привести в норму все конечности, согнув-разогнув их по паре раз. И с удивлением констатировал, что никаких неприятных ощущений после онемения не испытывает.
  - Держи, это же твое? - Ему протянули наладонник, но уже без чехла, с подвесом на шею. Карту памяти, что странно, не вынули.
  - Это же единственный доступный тебе способ общения? Языку жестов учить тебя не вижу смысла - для этого им владеть должен и собеседник. А значит - придется учить всех местных.
  Ящер, так и не представившийся пока, направился к двери. Элигор, оглянувшись, бросил взгляд на устройство, в котором провел столько времени.
  'Жуть'.
  Иного определения не дать. Похожее на сдвинутые вместе два кресла с дополнительными фиксаторами для ног-лап, и для рук, и устрашающего вида 'бормашинкой' рядом. Еще и аккуратно так клеенкой обтянутое все. Оказываться в нем повторно не было ни малейшего желания. Так что заставлять ждать себя трехглазый не стал, быстро догнав вышедшего за дверь ученого. А кем еще мог быть этот тип?
  - Чуть не забыл представиться. Можешь теперь звать меня Воскер. Все равно большинство сменили имена теперь на позывные, клички и прозвища. Так проще привыкнуть к новому миру и новому себе. - Дальше коридор, кафельная плитка на стенах и полу, гермодвери в стенах. Снова картинность дешевого фильма, где под большим городом спрятана лаборатория, разрабатывающая вирусы. Элигор сделал пару движений конечностями, словно спрашивая, что это такое. Провожатый кивнул сразу. Наверняка, он не первый, кто так удивляется, и ответ готов сразу.
  - Это старое здание. Точнее - комплекс зданий еще 'холодной войны'. А с тем, что это военный городок, тут не просто рядовые бомбоубежища под домами. Целый комплекс - и командный пункт, больница, склады, связанные переходами. Это все не успели растащить в годы анархии. Нам сюда, - без всякого перехода с предмета на предмет в разговоре. Мутанты подошли к ничем не отличающейся от остальных двери. Узкое помещение за ней, и в нем - немаленькая бочка с люком и рядом иллюминаторов.
  - Да, это барокамера. Совместим приятное с полезным, - почти одновременно со словами Воскера люк открылся. Выбор 'барокамера или то жуткое сооружение' был однозначен. Элигор аккуратно зашел в шлюз, не забыв подобрать хвосты, чтобы их не отрубило. Люк тихо, насколько это возможно закрылся. Короткое шипение, и открылся внутренний. Трехглазый, сделав шаг вперед, закашлялся от спертого воздуха внутри.
  'Они что тут, не проветривали годами?'
  Тряся головой и пытаясь почесать жутко зудящие 'жаберные крышки' на затылке, сделал еще пару шагов вперед. А затем глянул на руку. Пальцы покрывала то ли слизь, то ли кровь. Цвет своей крови он до этого не видел. Дышать становилось с каждой секундой все труднее, словно в камеру забыли подать свежий воздух.
  Мигание за одним из иллюминаторов привлекло внимание. Там обнаружился экран, а в камере - клавиатура.
  'Вы что, задушить меня хотите, тут же воздуха нет', - отправив сообщение, стал ждать. Секунда, вторая, десять. Вроде стало легче.
  'Хорошая болезнь - склероз' - отправилось следующее сообщение. Тишина. Что-то явно было не так. Мутант чуть приоткрыл пасть, 'принюхиваясь', и снова затряс головой. Вот почему воздух показался таким затхлым - тело отключило обоняние. Воздух был пропитан несколькими, не самыми приятными запахами. Общее их описание - 'сколько мышек тут повесилось, в этом холодильнике?' Навскидку Элигор определил лишь хлорку, аммиак и сероводород. Больше не узнал, да и этих хватило.
  'Воскер, ты чего вытворяешь?', - отстучал на клавиатуре.
  'Не бесись, смесь - взрывоопасна, динамики отключены', - появилась следующая строчка-ответ на экране.
  'Как видишь, при достаточном проценте кислорода это тебе не сильно вредит. Каждые десять минут описывай ощущения. Сам же согласился'.
  Как говориться, слов нет, одни эмоции. Этот четверорукий явно не желал тратить впустую время. Но выбора не было, пришлось сидеть, листать статьи на КПК, да регулярно описывать свое самочувствие. В надежде, что в этот эксперимент не входит проверить, сколько он сможет прожить без еды и воды в таких условиях. Писать этого не стал, чтобы не натолкнуть на такую мысль ученого.
  
  В общем, если судить по регулярности кормления и проведении опытов, просидел трехглазый тут неделю. Еще повезло, что камера была рассчитана на подобное, и имела аналог санузла. И нужду справить, и хоть умыться. А как показала практика, ему приходилось и 'жабры' на затылке регулярно промывать от выделений.
  После барокамеры было еще много чего. Но всякие анализы, кардиограммы, рентген - все это переносилось легче. По крайней мере, по прошлой жизни это были уже распространенные, и относительно безопасные, процедуры. Хорошо, сильно специализированного оборудования в наличии не было. Так что глотать всякие зонды, или получать их в другие части тела, не пришлось. О том, что его бессознательную тушку уже могли так осмотреть, думать желания не было.
  Второй хорошей новостью была относительная свобода. По крайней мере, в рамках того бомбоубежища, что под свою лабораторию переделал Воскер. Не самое большое, к слову, если посмотреть на план всего комплекса. Кроме стандартных технических и хозяйственных помещений, а так же общей комнаты для укрываемых, тут было лишь четыре помещения. Одно, с тем жутким сооружением, было рабочим кабинетом, да и спальней, самого ученого. Второе, с барокамерой, и третье, со всем найденным в поселке медицинским оборудованием, которое можно перевезти. Четвертое было личными апартаментами Элигора. По крайней мере - сейчас, так как отгороженных клеток в нем было шесть.
  
  В персонале оказалось тоже не так много людей. Или следует сказать - существ? Людьми были двое. Оба - техники, отвечающие за оборудование в этом и двух ближайших убежищах, но живущие постоянно в лаборатории.
  Сам Воскер и Элигор были мутантами. Остальных можно было отнести как раз к предметам почитания фурри.
  Тот самый 'минотавр', о котором читал трехглазый, или получивший такую же мутацию. Выполнял обязанности санитара, особенно для буйных пациентов. То есть связать, или держать, пока укол сделают. И заодно - помощника четверорукого в опытах.
  Саблезубый кот, который пытался оживить стоящий на первом этаже здания старый копировальный аппарат, для изготовления газеты. Все хорошо, но ему нужны были чернила, или их аналог. Пока приходилось ему по пол дня перепечатывать под копирку новостной листок на обычной печатной машинке.
  И парочка то ли собак, то ли волков, исполняющих роль охраны во всем, что не касалось пациентов или подопытных. Только не ясно было, они охраняли ящера, или приставлены были следить за ним?
  ***
  Воскер был здесь, когда началась вся эта анархия. Начальник группы, которая должна проверить все объекты гражданской обороны, а так же бывшие склады с ядохимикатами, по документам. На деле же в них хранились боевые отравляющие вещества.
  Паники не было. Жители, почти все в прошлом - военные, организовались быстро. Ничего не изобретая, был создан временный штаб, назначены ответственные, созданы отряды. Проведена разведка и принято решение - укрепиться в соответствующем населенном пункте. Штатных средств не было, по этой причине был реквизирован ближайший бетонный комбинат, и начались фортификационные работы.
  В условиях военного положения так же было проведено вооружение личного состава из имеющихся запасов. А затем - и несколько выездов в ближайшие населенные пункты. Танков, конечно, не раздобыли. Но вот несколько броневиков, и запас боеприпасов к стрелковому оружию, были получены.
  Успели они почти вовремя - увеличение числа 'диких', или неразумных мутантов, потребовало отвлекать все больше сил на охрану. Как периметра, так и выдвигающихся за его границы.
  Сейчас периметром, или бетонной стеной, был обнесен весь поселок. В тех местах, где планировалось устроить поля, или иные, требующие площадей, объекты, строили форты. Небольшие, относительно, и хорошо укрепленные блокпосты. А так же организованы регулярные дозоры и наблюдения. Так как техники, приспособленной для этого, не хватало, приходилось обходиться живой силой.
  И появление того мутанта, Элигора, наделало много шума. Вот так не увидеть у себя под носом водонапорную башню, это надо же? Хороший снайпер мог неплохо попортить нервы оттуда. А теперь там был один из дальних фортов. Да и в насосной, в итоге, пришлось организовать пост. Очень много живности тянулось к воде, и там становилось опасно. Обтянуть, как того хотелось, весь 'большой периметр' забором, не получалось. Не было технической возможности
  
  Из лабораторных записей.
  
  На стол в относительно уютном кабинете легла пачка бумаг. Убранство кабинета было довольно стандартным для воинских подразделений. Пара столов, стулья, кресло для хозяина кабинета, да три железных шкафа с печатями на дверцах. Эти шкафы и делили помещение на три части. В первой стоял тот самый стол с фиксаторами. Вторым был этот рабочий кабинет. За третьим скрывалась кровать и шкаф с личными вещами.
  'Это существо, Элигор, весьма интересно. И познавательно'.
  Разложив на столе несколько листков с рисунками и схемами, ящер продолжил вести записи. Привычный пистолет сейчас не был спрятан сзади под халатом, а лежал на углу стола.
  
  'Итак, Элигор, разумный
  Пол - самец. Рост, в холке - один метр пять сантиметров. Рост до макушки - один метр пятьдесят сантиметров. Длина тела - один метр пятьдесят сантиметров, от груди до основания хвоста. Хвостов. Хвост - два с половиной метра, каждый. Средний имеет подобие хватательной кисти'.
  
   Шорох перекладываемой бумаги.
  
  'Покрытие тела - чешуя, шея и спина покрыта жесткой шерстью. Количество опорных конечностей - четыре. Количество хватательных конечностей - три, хм, две руки и хвост. Количество вспомогательных конечностей - две. Руки, количество пальцев на каждой - три, один противопоставленный'.
  
  'Хватательные умения - присутствуют. Количество пальцев на хвосте - три. Тебе повезло, что не попал к любителям всяких щупалец - разобрали бы на сувениры по самые косточки'.
  
  'Первое, и самое главное. Он является подтверждением того факта, что часть мутантов - это два, а может, и больше, существ, смешанных в одном теле. Лучше всего это видно на строении нервной системы. В голове - крупный нервный узел, но не главный мозг, отвечающий за сознание. Это, скорее, 'контроллер тела', в большинстве случаев управляющий движениями, рефлексами и прочим. Несколько проверок это подтвердило - при сильной эмоционально усталости, 'мозг-сознание' может отключиться, а тело - продолжать двигаться. Так же, при резком пробуждении сознание активируется с запозданием на доли секунд'.
  
  Глаза ученого посмотрели на соответствующие места на разных графиках. На листах добавилось несколько пометок.
  
  'При этом имеется парадокс - при резком отключении, наоборот, 'мозга-тела', контроль над его функциями не утрачивается полностью. А вот с даже координаций начинаются проблемы. Привыкший к иному телу разум не может сразу перестроиться, и образец, банально, путается в лапах. Думаю, у всех, кто обзавелся лишней парой конечностей, кроме хвоста, где-то имеется такой 'переходник', который привычные приказы на две руки, скажем, передает на четыре'.
  
  Эти схемы были отложены в сторону, вместо них были взяты иные.
  
  'Кровеносная система и легкие. У большинства живых тут - два круга кровообращения. У него же их - три. Первый, аналогичный малому кругу. Он вдыхает воздух, сердце прогоняет кровь через легкие, насыщает ее кислородом. Второй так же аналогичен малому. Обогащенная кислородом кровь из первого круга попадает в орган, ближайшим аналогом которого являются жабры у рыб. И передает кислород 'внутренней' крови. Эти два круга, что интересно, напрямую не соприкасаются. Дальше кровь стандартно движется по большому кругу. Это, в свою очередь, дает ему возможность дышать почти любым составом газов. Кроме содержащих вещества, разъедающее ткани и нервнопаралитического действия. Главное, чтобы содержание кислорода не было ниже привычных двадцати одного процента. Так что походы в горы ему противопоказаны'.
  
  Снова одни листы были убраны, и их место заняло содержимое третьей папки.
  
  'В остальном же у него все, как у любого нормального мутанта. Как это ни странно звучит. Пищеварительная, и прочие, системы, с поправками на анатомию и размеры, дополнительных возможностей не несут.
  Про 'мозг-сознание' и скелет. Легкие, оба сердца и этот мозг, по сути, помещены в своеобразную бронекапсулу из ребер и костей двух поясов конечностей. Так что лишить его сознания весьма сложно. Хоть какая-то часть нервной системы будет активна. И он сможет либо смотреть и запоминать, либо сражаться на рефлексах и инстинктах'.
  Идеальный разведчик, которого глупо не использовать?
  
  

5. Разведка

  
  Сборы для Элигора были короткими. Старый комплект 'сбруи' ему не вернули, выдав переделанную армейскую разгрузку. Теперь основные сумки были у него на спине и по бокам, а на груди - небольшой бронещиток. В чем смысл последнего, если бока, спина, и даже голова, ничем не закрыты, мутант так и не понял. Но его крепление было условием для выхода на поверхность.
  - Одевай и пошли, - Минотавр просто зашел к нему, и передал новое снаряжение. Никаких пояснений и прочего. Как ни странно, но быкоголовый и правда носил это имя. И, кажется, даже гордился своей связью с древними мифами. Пусть лишь внешней.
  Никаких возражений, просьб и прочего, от трехглазого слушать не стали. И даже не дали возможности высказать их. Командир сказал - ходить в этом, будешь ходить. Ему виднее. К удивлению Элигора, с ним отправлялся сам Воскер, а не кто-то другой.
  Одет он теперь не в привычный халат, а в длинный, плотный, и отчетливо пахнущий химией, плащ. Только рукава у плаща были обычные, на две руки. Вторая пара, скорее всего, просто пряталась под плащом. В руках у ящера была то ли винтовка, то ли карабин с глушителем.
  'Что, засиделся в кабинете?' - набрал на наладоннике мутант, и повернул экран ящеру.
  - Знаешь, я тут один состав новый смешал, хочешь попробовать? - Прозвучавший в самое ухо шепот снова заставил поежиться.
  'И ведь даже если сейчас выдумал - смешает по возвращении'.
  То, что ученый не испытывает угрызений совести от убийства, он осознал еще в барокамере. Один раз он не успел даже доползти до клавиатуры. На что ящер потом спокойно ответил:
  'Выяснял, сколько ты без кислорода продержишься'.
  Желания спорить с этим тихим, и большую часть времени даже незаметным, существом не испытывал никто. Пусть его худощавая фигура терялась на фоне те только Минотавра, но и саблезубого, было в нем что-то неправильное. Нездешнее.
  Сейчас же на спину трехглазому пристегнули весомый сверток, дополнительно закрепив еще ремнем ближе к задним лапам. Запомнив предупреждение ученого, шутить или возмущаться вьючной ролью не хотелось. К тому же, у самого ящера за спиной вскоре оказался подобный сверток.
  'Теперь ясно, зачем оружие в руках держал'.
  С этой мыслью трехглазый наблюдал за пристраивающим оружие за спиной ящером.
  - Идем, к вечеру вам надо быть на месте. Транспорт дали только по безопасной зоне, дальше пойдете своим ходом. - Получив столь полное описание задания, оставалось лишь ждать.
  'С них и просто выносливость проверить станется'.
  К некоторому удивлению, ни потяжелевшая сбруя, ни сверток на спине, не мешали движению. Элигор даже пару раз подпрыгнул на месте, проверяя - не упадет ли чего. Все держалось как надо.
  Дальше ученый указал направление - на один из ближайших, относительно крупных, городков. В свое время такие места Элигор обходил стороной, но что там понадобилось, мог представить.
  'Раз Воскер идет тоже, то это - точно не поиск какого-нибудь склада с топливом. Скорее - что-то из производства, а может, в больницу полезем проверять, лекарства или оборудование'.
  На третьем предположении трехглазый понял, что перебирать варианты можно до бесконечности. Все они, с учетом только примерного пункта назначения, могли быть одинаково вероятны. А ведь цель могла быть и не в городе. Небольшой пикап довез их до вершины очередного холма и там остановился.
  - Задача у нас простая - подойти и разведать обстановку, - начал инструктировать его четверорукий. Из свертка за спиной был извлечен масочный противогаз, перекроенный под голову четырехрукого. Из свертка на спине трехглазого была извлечена видеокамера и железный ящичек с прибором химической разведки. Такие Элигор видел еще в школе.
  Дальнейший, пеший, путь проходил в молчании. Один не мог говорить физически, другому это неудобно было делать в маске. Элигор бежал впереди, привычно выбирая дорогу, Воскер держался чуть позади. И, что самое интересное, не отставал, и так же умудрялся не сильно выделяться. Как оказалось, у четырехрукого было некое подобие мимикрии. Или, скорее, 'отвода глаз' - его было трудно заметить, не зная куда смотреть.
  Дополнительно помогало время года. Листья еще не опали, и земля была сухой. Периодически были остановки для взятия проб. Мутант 'на глаз' определить, какое вещество ищут, не мог. Никакого характерного запаха он не ощущал.
  Вскоре они вышли к тому, что не так давно было городом. Здания и строения, в большинстве своем, остались целыми, но город был мертв. Даже в это время, держась подальше от оживленных мест, хоть какое-то движение в городах и поселках можно было заметить. Да и запах. Вот теперь стало понятно, зачем ученому респиратор. Даже если вся отрава в воздухе уже развеялась, запах нескольких десятков, а может и сотен, трупов, пролежавших под открытым небом не один день, чувствовался и тут.
  А это еще надо учесть - сильного ветра не было. Что будет, если ветер с города дунет в их сторону, даже не хотелось представлять. В памяти всплыла картина сожранного мутанта в первые дни новой жизни. Повторять опыт не тянуло.
  'Да и там мясо было свежее, еще теплое. Не то, что тухлятина здешняя'.
  Запечатлев панораму пустого города на видео, разведчики по дуге принялись его обходить, периодически беря пробы. Менялся только запах. То слабел, то усиливался. Один раз пришлось обходить набитую трупами, как людей, так и мутантов, машину.
  'То ли желали спастись, то ли просто не там оказались'.
  Уже равнодушно скользнув взором по телам, Элигор двинулся дальше. Одно дело - мародерить в заброшенном магазине, а другое - в куче тел. И от запаха хотелось поскорее избавиться, убравшись отсюда. Организм самостоятельно отключать его не желал.
  Закончив брать пробы, четверорукий засел за результаты анализов и карту. Его, в костюме, запах и прочее наверняка не так тревожили. А затем направился прямо в город.
  'Ну, теперь точно меня никаким своим газом не проймешь!'
  Направляясь следом, трехглазый всерьез задумался о побеге. Останавливало его, пока, только воспоминание о долгом бессознательном периоде. Когда в него вполне могли напихать всяких датчиков, и отследить. А при побеге устроить охоту для тренировки и развлечения.
  В городе они надолго не задержались. Тело Элигора наконец-то отключило обоняние, так что запах его не беспокоил. А самому ящеру, наверное, надоело потеть в костюме, если он вообще потел. Или просто надоело таскать увесистый ящик прибора. Или отведенное время заканчивалось. Предположений снова было море, но замеров в городе они сделали всего два.
  Обратный путь до машины прошел легче, с осознанием - вся эта мерзость уже позади. Но вместо пикапа их ждал небольшой фургончик с закрытым кузовом. Выбор - топать лапами или ехать в железной коробке, был в пользу последнего варианта. По дороге ящер еще и какие-то пометки на карте умудрился ставить, не смотря на тряску.
  Вернувшись на базу и проехав пару контрольных пунктов, фургон объехал основной защитный комплекс вокруг, выезжая к тому самому пруду с водокачкой. Та, как оказалось, была превращена в мойку. Пока в основном здании отмывали фургон, разведчики, передав оборудование и карту прячущим лица за респираторами людям, направились за угол.
  'Похоже, только Воскер под себя маску сделал, остальные под людей остались сделаны?'
  Разглядывая явно недавно вмурованную в стену гермодверь, трехглазый недоумевал.
  'Смысл тут городить такую конструкцию? Или у них и под насосной бункер, а под прудом - аэродром?'
  Все оказалось проще - небольшой стенкой в здании была устроена душевая. А других дверей, наверное, не нашлось. Пропустив вперед Элигора, ящер захлопнул ее. Звук этот в тесном помещении показался оглушающим.
  Помещение и правда оказалось тесноватым - справа от входа пристроился огромны бак с топкой внизу, прямо была шторка из полосок тяжелого полиэтилена, как в магазинах, а слева - крючки и полки для вещей. Элигору снимать было нечего - сбрую он отдал вместе со всем оборудованием, так что двинулся он дальше, за штору.
  Ящер продолжал возиться позади, наверняка избавляясь не только от защитного костюма, но и от остальной одежды. Обернувшись еще раз, Элигор заметил еще и пистолет у четырехрукого за поясом. Вспомнив, как спокойно держался ученый с ним все это время, сообразил - он и под халатом у него скрывался.
  В следующем помещении было переплетение труб под потолком, и множество кранов на стенке. Элигор раздумывал, ожидая четырехрукого. Рисковать, и крутить что-то, не было желания. Хотелось просто поскорее смыть с себя неприятные воспоминания и запах.
  Неожиданно сверху ливанул холодный душ. Подскочивший на месте Элигор гневно глянул на невинно возящегося с кранами Воскера.
  - А нечего было сразу под душ лезть - его еще отрегулировать надо, - обычным своим тоном высказался последний, не переставая настраивать воду всеми четырьмя руками. В этот момент казалось, что эту систему делал лично он, и лично под себя.
  - Сюда иди, не бойся - просто отмою, ты же сам шерсть не промоешь, всю, - снимая с неприметной полочки банку с каким-то гелем, ящер начал надвигаться на трехглазого. Малость опешивший от ситуации Элигор не успел ничего сделать, как голову, шею и спину принялись густо намыливать. Запаха это мыло не имело, либо же сам мутант не вернул обратно обоняние.
  То ли задумавшийся, то ли подзабывший об особенностях физиологии Элигора, четырехрукий принялся мыть его затылок, что оказалось чревато. Попавшее под 'крышки' мыло не доставило приятных ощущений мутанту, и он принялся вырываться. В результате на мокром полу оказались оба, при этом лежащий на боку ящер не то обнимал, не то удерживал мотающего головой мутанта.
  - А ну ша, - точку в 'борьбе' поставил звучный шлепок одной из нижних рук Воскера. Повисла тишина, так как оба существа теперь замерли.
  - Слушай, не дергайся так, пол твердый. Я не специально. - Убегать от разозленного Элигора четырехрукому не хотелось точно.
  Смывая пену, теперь уже куда аккуратнее, руки сдвинулись с шерсти на чешуйчатые бока, постепенно опускаясь все ниже. Пены пока хватало, новой порции моющего не надо было. Руки перешли уже на живот, смывая грязь и пену, от передних лап до задних.
  - Не дури только, - нижняя пара ладоней скользнула между задних лап Элигора, для чего Воскеру пришлось немного 'прилечь' на спину трехглазого. Подобное движение, ожидаемо, вызвало у четырехлапого рык. Но не обычный, недовольный, а более низкий, и даже чем-то притягивающий.
  'Это интересно'.
  Оставалось быстро, и немного смущенно, привести и себя, и напарника по разведке, в порядок. Потому что разговора сейчас банально не выйдет - трехглазому нет возможности ответить.
  
  

6. Свобода

  
  Несколько дней ничего не происходило. Воскера мутант не видел, за это время обойдя весь доступный ему сектор. Все дело в том, что переходы в другие сектора, связывающие комплекс под землей, были закрыты. И в лабораторный бункер можно было попасть лишь с поверхности. У этого выхода всегда дежурил один из вооруженных волков. Для себя трехглазый решил, что это волки, а не собаки.
  В кабинет-лабораторию к ученому он не совался, неизвестно чего опасаясь. То ли повторения купания, то ли равнодушия.
  'А может вообще, сидят они сейчас, и решают - насколько я опасен. А потом засну и не проснусь, если повезет'.
   Иных причин, почему его не выпускали, он не находил.
  - Элигор? - Раздался сбоку голос саблезубого. Обычно находящийся в какой-то депрессии из-за невезения с желаемым делом, сегодня тот был подозрительно весел. Несколько мгновений мутант недоуменно косился на Смила, а затем вспомнил про наладонник. Да, саблезубого звали именно так - Смил, а на 'Смайл' и, тем более, 'Диего'. Он жутко злился. Даже до драк доходило пару раз только за время нахождения тут Элигора. Но, как ни странно, это никого не останавливало от таких обращений.
  'Это я, а что надо?' - повернул экран к 'собеседнику'. Как обычно, в камуфляже, с разгрузкой, кобурой с обрезом на бедре, и босиком. Да, к сожалению, организовать хоть какое-то производство обуви для пальцеходящих, не вышло. Даже Воскер ходил босиком, лишь в ту разведку натянул перешитые сапоги-чулки от какого-то костюма химзащиты.
  - Идем, тут раскопали старый комп. На нем голосовой синтезатор есть, под твою модель. - В ответ на недоумевающий взгляд кот, или как там назывались саблезубые коты в древности, попытался пояснить.
  - Мне проще тебя провести, чем рассказывать путь, а затем еще переживать, что заблудишься. Зато машину починили, как только понадобилась - и краска нашлась! - Явно очень довольный саблезуб махнул лапой, зовя за собой. А потом замер, не услышав характерных шагов мутанта, с тихим цоканьем когтей.
  - А, ты же не в курсе? Пришлось рисовать твой портрет, потом его множить, и показывать всем жителям. А то сунулся бы ты наверх - и кто-то обязательно запаниковал. Но теперь все решилось. - Развернувшись, он направился к выходу на поверхность. Сегодня там уже не было охраны. Так что Смил просто повернул запоры и открыл дверь.
  Дальше - как обычно. Шлюз, узкий коридор, ступени. Наверху - еще одна дверь. За ней - бетонная комната обычного подвала многоэтажки. С трубами, выгороженными закутками-кладовками. Один поворот - и они по очередной лестнице поднялись на первый этаж, выходя из подъезда.
  Перед разведкой почти весь путь он с Воскером проделали под землей, выйдя наверх уже в ангаре с техникой. А обратный путь слабо запомнился мутанту.
  Теперь трехглазый, с некоторым удивлением, рассматривал обычный двор. Да, не шумный, но обычный. На спортивной площадке занимались несколько подростков. Вперемешку - люди, фурри, и даже один мутант, больше всего напоминавший ксеноморфа из фильма. У соседнего подъезда сидели каноничные бабушки, с которыми обязательно надо здороваться. На этом фоне не сразу в глаза бросался укрытый маскировочной сеткой угловатый БТР между двумя железными гаражами.
  'Да и там, наверняка, не легковушки стоят'.
  - Постой тут, - после этих слов саблезуб зашел в соседнюю дверь. Пару мгновений подумав, мутант сунулся за ним. За дверью был все тот же, стандартный, коридор, с обычными крашеными дверями. Ближайшая оказалась открыта, и за ней виднелась та самая множительная машина. Не банальный копир, который в каждом магазинчике можно было увидеть. Никакого пластика, крашеный металл. Мощная вытяжка. Никаких экранов - стрелочные индикаторы.
  - А вот сюда - не суйся. Эта машина, конечно, понадежнее современного одноразового барахла, но тоже уставшая. - Выйдя обратно в коридор, смилодон, Элигор наконец-то вспомнил, как таких называли, повел его дальше по коридору.
  - Тут было что-то вроде местной редакции газеты. Много экземпляров, конечно, не печатали, а такого аппарата хватало на ту пару тысяч копий, что делали. Сейчас, как оказалось, даже это никому не надо.
  Выйдя через 'парадную' дверь, с более темным квадратом краски на фасаде на месте вывески, двинулись по улице. Тут тоже ничего необычного не было. А бетонных блоков, перекрывающих проезд, и в обычных городах хватает. Несколько огневых точек на улицах были неплохо замаскированы. Одна - за витриной закрытого магазина. Вторая, классически, в кустах.
  'Да и в каждой квартире, наверняка, как минимум автомат'.
  Вспомнив, что Воскер передвигался с пистолетом даже в бункере, а Смил не расставался с самодельной кобурой и обрезом, вешая ее у изголовья кровати, задумался - а с чем из огнестрела мог бы ходить он? Выходило, что ничего, так как не сможет прицелиться.
  'Разве что гранаты учится метать, или ножи? Эх, не быть мне снайпером'.
  Еще несколько улиц и поворотов, чтобы обойти центр городка, и они на месте. Смил по пути успел еще пару своих дел завершить, и теперь шагал с пухлой папкой материалов на пару следующих номеров. Новостная колонка никуда не денется, конечно, и будет по возможности оперативной, но и простого материала теперь добавится. А с машиной - даже с простыми иллюстрациями.
  Конечной точкой маршрута стал один из старых домов на окраине. По сути - барак, когда-то приспособленный под жилье, а потом обратно превращенный в склад.
  - Сейчас сюда свозят те находки, которые не важны для выживания. Но могут пригодиться в будущем. - Показав на один из складов, саблезубый усмехнулся. - Представь, там несколько десятков различных приставок и игровых автоматов. Сейчас их аккуратно разбирают на запчасти - глядишь, и соберут очередного монстра самонаведения.
  Вспомнив башню от зенитки, которую, как оказалось, в тот момент и отлаживали, Элигор поежился. Пусть и узнал потом, что боезапаса в ней не было, а тогда настраивали подключенные вместо радара камеры, приятнее не становилось. Пока к подробностям обороны его не подпускали, больше касаясь именно его появления. Шум тогда стоял знатный - проворонить такую дыру в защите.
  Оправдания 'так не всякий мутант или кто так забор перепрыгнет, тем более - если расчистить' натыкали на железобетонный ответ. Точнее - на пример трехглазого. А соседи уже успевали и самого мутанта подкалывать, подкладывая на пути пустые пузырьки из-под йода и зеленки. Намекая, что именно Элигор будет опробовать новые варианты защиты, или преодолевая их, или расшибая нос. Не сказать, что перспектива радовала.
  Пройдя вдоль почти всего здания, завернули в небольшую каморку. Тут было относительно свободно. Даже для вошедшей пары осталось достаточно места, не смотря на нахождение еще трех существ. Двух людей и одного мутанта, четырехрукого, как и Воскер. Только напоминающего не ящера, а лису.
  Сидящий перед полуразобранным системный блоком, тот то ли ставил, то ли снимал какую-то плату. Смил попросил у трехглазого КПК, и протянул его местному специалисту. Тот, мельком глянув, подключил его к одному из шнуров, и что-то быстро набрал на клавиатуре нижней парой рук. И снова занялся ремонтом, или разборкой, блока.
  Через несколько минут наладонник был отключен. Четырехрукий что-то в нем настроил, и протянул Элигору. На взгляд того, ничего не изменилось. Та же привычная клавиатура на две трети экрана.
  'И что дальше?' - Набрав, он показал экран саблезубому. Тот молча ткнул пальцев в местного хакера. Последний, чуть повернув голову, просто ткнул когтем в виртуальный 'Enter' на экране.
  - И что дальше? - Из динамика КПК раздался томный женский голос.
  'Воскер, гад ушастый, урою!'
  А что еще мог подумать трехглазый на такое? Что всем все известно, и так решили подчеркнуть его статус? И для этого выпустили?
  Обведя взглядом комнату, мутант удивленно хмыкнул. Все столпились в тесном уголке, отгородившись от него столом с разложенными инструментами.
  - Элигор, признаю, шутка неудачная, - саблезубый примирительно поднял лапы. - Думали, посмеемся, ты чего так взъелся? У Нео бедного пальцы до сих пор дрожат, как ты зарычал.
  И правда, четырехрукий Нео держался за спинами всех, справедливо опасаясь первым попасть под раздачу. Элигор 'прислушался' к себе, и понял их испуг. Когда мутант, на их глазах, ладонью переламывает планшет, а затем косится на них, вздыбив шерсть и подняв из нее иглы, становится жутко. Две полосы на дощатом полу, прочерченные хвостами, добавляли опасений. Звук, наверняка, тот еще был.
  'Да, кажется, мои эмоции вообще задевать опасно. Чую, сидеть мне в клетке до конца дней'.
  Открывшаяся перспектива совсем не радовала. Свобода была так близко, и эта идиотская шутка все испортила. Внимание привлекло движение сбоку. Нео, стараясь держаться на расстоянии, протягивал ему наладонник. Почти копия сломанного, только вариант подороже. В металлическом корпусе, и с камерой.
  - Извини, и правда, неудачная шутка, - чуть хрипловатым, но женским голосом произнес... Произнесла! Нео!
  'Девочка? Нео - не парень? А и правда, чего это я так к 'канону' привязался?'
  На автомате взяв наладонник, трехглазый повесил его обратно на шею. Точнее, попытался. Его же гребень перерезал шнурок, на котором висел старый.
  'Это вы извините, не хотел пугать.'
  'Enter'
  В этот раз голос, которым продублирована фраза, был мужским.
  - Там, в настройках, можно разные голоса выбрать, для озвучки, - КПК был быстро отобран, и пальцы Нео замелькали по экрану, показывая, что и как теперь настраивается. Ощутив себя в своей стихии, четырехрукая сразу позабыла про недавний страх. Элигору оставалось только кивать, стараясь все запомнить. Попыток остановить хакершу он не предпринимал, сразу осознав их бесполезность.
  В итоге, вырвались из пальцев специалистки они спустя минут сорок, прослушав полную инструкцию. Заодно и все данные со сломанного устройства перенесли на новое. Задумчиво бредущий рядом с саблезубым Элигор пытался разобраться в себе. Что именно его так взбесило?
  Глупая шутка? Да, шутка была глупой, но не настолько. В любой другой момент он и сам с радостью посмеялся бы над ней. Или вообще не обратил внимания на голос. Мало ли, какие файлы озвучки нашлись?
  То, что Воскер все рассказал? Стоило лишь на миг задуматься, и эта версия переходила в разряд бреда. За время короткого общения о ящере сложилось мнение как о неразговорчивом, 'себе на уме', существе. С другой стороны - ему могла принадлежать эта идея - так проверить его психику. Вопрос только в риске чужими жизнями.
  'Суслика видишь? Нет. И я не вижу. А он - есть. Так же и снайпер'.
  Мысль была здравой. К тому же, вряд ли ученый пожалел о своем решении, уничтожая потенциально опасное создание.
  'Все же это надо выяснить, и как можно скорее'.
  - Да извинились мы уже, чего ты злишься? - Голос Смила вывел его из задумчивости.
  - Это все Воскер устроил, как проверку? - Все же решился задать вопрос. И смотрел теперь на довольно злого саблезубого.
  - Я бы на твоем месте не задевал его. С учетом ситуации, когда свобода, да и жизнь мутантов завязаны на нем, по сути. Как и почему так случилось, никто не говорит, но именно Воскер решает, может ли кто-то из измененных остаться 'в обществе', или будет убит как опасный. - Сейчас кот нависал над трехглазым с довольно угрожающим видом.
  - Когда все начиналось, местное начальство решило оградить себя от измененных. Их всех отправили на разведку, в охрану и так далее. Рассылали по оборонным фортам. Затем сообразили, сами или кто-то подсказал, какую ошибку они совершили. Оказались в кольце, состоящим полностью из мутантов. Попытка избавиться от влияния ученого оказалась провалом. Начали их возвращать, заменять - еще хуже. Ведь вернулись уже сработавшиеся группы, которые новым членам были не сильно рады. Так что оставили, как и в начале, все это на его усмотрение. - После такой тирады пришлось Смилу переводить дыхание.
  - Так что, либо ты работаешь непосредственно на Воскера, в его группе. Либо, если есть навык, подчиняешься, наряду с остальными, командованию.
  'Получается, Воскер имеет власть до определенного предела? Или просто ему так выгодно, уважение измененных у него и так, и этак есть'.
  - Но это еще не все. Помнишь, ксеноморфа во двое? Тикру его зовут, кстати. Так вот, если бы не Воскер, он бы до сих пор по подвалам и чердакам прятался. Ведь в городе, неожиданно, оказалось много подростков, и большинство из них - изменились. - Элигор непонимающе покачал головой - никак он это не мог связать между собой.
  - Фурри? - Эта идея пришла ему в голову первой. Ее трехглазый и озвучил. В ответ саблезубый просто согнулся от хохота.
  - О, да, представил - толпа подростков-фуррей зажала ксеноморфа в уголке и давай лапать... Или как там у них, смешное такое слово... - Отсмеявшись, Смил все же пояснил:
  - Все проще. Любопытство. Все же видели фильмы, играли в игры. И представь, каждый встречный тебя спрашивает про кислоту, вторую челюсть, умение лазить по стенам. За день таких - десяток. За неделю - сотня. - Смил довольно улыбнулся.
  - И тут я со своей газетой. Вот он и выбил краску, написали статейку, все прочитали - вопросы ушли. Правда, краску дают в только в таких случаях, а копирки почти кончились, - последнее было сказано очень тихо, но Элигор расслышал.
  - Или ты думал, что такой уникальный? Про каждого 'уникального' статья Воскером пишется. Если сайт живой - ещё и там выкладывается. И тут печатается.
  Дальнейший путь проходил в молчании. Элигору было о чем подумать, и все попытки продолжить разговор он игнорировал. В результате Смил направился к себе в редакцию, а Элигор - вниз, в бункер. Задумавшись, он прошел мимо общей комнаты. Остановился лишь у двери в комнату-лабораторию ящера.
  
  

7. Разговор

  
  Перед дверью, лишь на миг задумавшись, опустил руку. Вместо этого напрягся, приготовившись встать на задние лапы, и всем весом навалиться на дверь. Это все - из-за невозможности открыть ее банальным пинком.
  Проверил, на месте ли наладонник. И отошел от двери к противоположной стене. Причина - банальна. Элигор представил себе 'гневный' разговор.
  Вот он вламывается в кабинет, достает КПК и начинает, да, долго набирать текст. Затем идет озвучка. Все это время Воскер смотрит на него, как на идиота. Затем отвечает. И снова - набор текста, озвучка, пауза. На третий раз это будет даже не смешно. А в личном деле трехглазого, если оно есть у ученого, появится приписка 'психических отклонений нет - просто дурак'.
  Как-то и весь запал исчез. Да и поведение ученого вспомнилось - за эти несколько дней он ничего особого не сделал. Разве что чуть чаще улыбался, но связывать это с собой трехглазый не стал. Мало ли - эксперимент прошел удачно, к примеру.
  Да и помня вечные, даже ему, новичку, приевшиеся приколы с 'Диего' и 'Смайлом' сообразил - с ним подшутили в том же тоне. А после неадекватной реакции, наверняка, желание подшучивать испарилось. Ведь сколько он тут был, Минотавра доставали 'телочками', волков - предложениями 'повыть вместе на луну'. Ему, наверное, пока только подбирают что-то.
  По сути, в этой компании образовался замкнутый круг - кто-то над кем-то подшутил, и пошло по-накатанной. Ведь часто выяснить, сходу, кто первым сегодня 'подшутил', было почти нереально. И постепенно трехглазый пришел к мнению, что это вроде местной традиции. Так как, за время прогулки, не видел попыток назвать саблезубого иначе, как по имени-прозвищу.
  
  В таком состоянии мутант развернулся, и побрел обратно. Заходить к Воскеру он смысла, пока, не видел. И не обратил внимания на небольшую камеру под потолком, что все время наблюдала за ним. Сидящий в своем кабинете ученый сделал несколько очередных пометок, и затем убрал папку обратно в стол.
  
  Мутант шел по центральному коридору бункера. Если рассказывать о планировке, то это убежище представляло собой прямоугольник, разделенный пополам продольным коридором. С одной стороны, в боковой стене коридора, был основной выход наверх. Напротив него - кладовая для продуктов. Затем, по этой стороне коридора, столовая, она же общий зал. Далее - личные комнатки обитателей. Как и столовая, сделанные из большой, бывшей общей, комнаты. Дальше - технический отсек - генераторы и фильтры. Торцевой, аварийный, выход из убежища. И, по противоположной стороне: комната с клетками, кабинет Воскера, медицинский комплекс и помещение с барокамерой. Санузел, с душевой и туалетом, за ним кухня. И, снова, основной выход. Круг замыкался.
  В торце коридора, примыкающего к основному выходу, была еще одна дверь. За ней - короткий шлюз-тамбур и коридор, связывающий все убежища и бункеры под городком в единый комплекс. Им, зачастую, пользовались лишь техники-люди, жившие тут. Остальные предпочитали прогулки по поверхности. А Смил, пока была краска, вообще большую часть времени был в типографии наверху, спускаясь лишь перекусить и поспать.
  Готовил, как ни странно, тут все тот же Минотавр. Он, вообще, оказался тут не только помощником Воскера, но и главным поваром, а также ответственным за снабжение продуктами. Волки, когда-то неудачно пошутившие, и теперь называющие себя Альфонс и Эдвард, отвечали не только за безопасность и порядок тут, но и за все имущество. В том числе и технику, так что вечно 'грызлись' с техниками по поводу 'занимания' запчастей для ремонта других объектов. Братьями, кстати, волки не были.
  Техники, за глаза называемые 'Винтик и Шпунтик', оставили себе старые имена. Василий и Никита, по имени-отчеству к ним никто не обращался. Да и фамилии они не афишировали.
  Проходя мимо одной из двух, постоянно открытых, дверей в общий зал, Элигор замедлил шаг. А затем, решившись, все же зашел внутрь. Жил он, как и раньше, в комнате с клетками. Туда же ему приносили еду. Но, раз его 'официально отпустили', надо было налаживать контакты помимо случайных встреч. Всю информацию о местных он узнал, тихо лежа и прислушиваясь к разговорам. Открытая дверь и длинный коридор давали неплохую акустику. Для его слуха.
  И, только переступив порог, почувствовал, как ему на спину опустилось что-то тяжелое. Секундная пауза, и треххвостый отскакивает в сторону. В этот раз удалось сдержаться, и не раскрыть шипованный гребень. С глухим звуком на пол упала стандартная, десятилитровая пластиковая канистра.
  - На обиженных воду возят! - Засмеялся стоящий позади волк. Судя по голосу - Эдвард. Он был на пол головы выше своего приятеля, и мех имел 'классический', черно-серой раскраски. Альфонс, будучи чуть ниже, был покрепче 'сбит' и казался массивнее. При этом ни один, ни второй не показывали неловкости, двигаясь весьма умело, и даже грациозно. Одежду, как и большинство местных, предпочитали армейского кроя, чаще - камуфляжное полевое обмундирование. Что для местных не было странностью.
  - Сейчас кто-то сам обиженным станет. Для полноты сходства - без руки и ноги, - быстро набрал на наладоннике Элигор. С трудом удерживаясь от соблазна ткнуть хвостом в те места, где будет произведена операция. И направился к поставленным в форме 'П' столам в комнате, за которыми сейчас сидели все, кроме Воскера и Эдварда.
  Даже саблезубый, оказывается, уже успел спуститься, все рассказать, судя по всему.
  'Это сколько же я под дверью там тупил?'
  Подобных выпадений из реальности раньше с ним не случалось. Или он, сейчас и в прошлой жизни, просто не замечал этого.
  К немалому удивлению, для Элигора тут уже было приготовлено место. С одной стороны, он не испытывал бы затруднений, просто стоя за столом и используя руки. С другой - получалось как-то некультурно, что ли.
  'Хотя вряд ли культура предполагает у гостей наличие четырех лап и хвостов'.
  Рассматривая заменивший, на добром метре, стандартную лавку настил, все же взошел на него. По высоте он не отличался от остальной лавки, но был намного шире, чтобы вместить все тело мутанта. А не одно седалище, как у прямоходящих.
  Взойдя, так как запрыгивать показалось неприличным, на отведенное ему место, трехглазый улегся в позе 'сфинкса'. Настил, как оказалось, продолжался и под стол, так что передние лапы не свисали, а удобно там устроились.
  'Я знаю только одного, настолько предусмотрительного. Неужели он так уверен, что я тут останусь?'
  Вопрос был довольно логичен. Не так давно Элигор видел, как наверху спокойно живут и люди, и мутанты. Перед глазами встала картинка подростков, мутантов и людей, занимающихся на спортплощадке под присмотром мутанта-ксеноморфа. Так почему и люди, и мутанты живут тут?
  - А почему никто не живет наверху? Из вас, - решив, довольно бестактно, спросить в лоб, трехглазый ждал чего угодно. Но не смешков в ответ. Правда, с некой долей грусти.
  - Ты никогда не жил в таких городках? Тут же все друг друга знают. Если не по имени и в лицо, то точно через знакомых. Или как-то еще. Все мы - пришлые тут. То есть появившиеся после Изменения. - Минотавр начал говорить первым. Ни у Элигора, ни у кого еще, не появилось желания сокращать имя этой махины. Рост за два метра, это без рогов, и соответствующая фигура боксера-тяжеловеса. Короткая шерсть по телу не скрывала мышц. А продетое, как понял трехглазый 'на слабо', в нос кольцо только усугубляло ситуацию. Камуфляжные штаны и майка добавляли суровости, а когда это все скрывалось под поварским фартуком, становилось страшнее. Кухонный тесак смотрелся в этих лапищах игрушкой.
  - Тут так и получается, - продолжил, как ни странно, Альфонс. - Да, часть населения в процессе Изменения... Погибла. Но все равно, остались те, кто их знал. Хорошо, плохо, а может просто в лицо. И слышать, каждый раз называя адрес: 'А, в квартире Иван Иваныча', к примеру, неприятно. А подземные убежища были не заняты. Сначала тут поселили всех измененных. Пока не выяснили, кто из них опасен, а кто - нет. Местных, да и не только, начали отправлять подальше. А потом схватились, и селить пришлось уже отряды, в казармах и общежитиях.
  - Но так, в основном, поступают одиночки. Сам понимаешь, если есть пара, то им надо уединиться. Нам повезло, успели под шумок чуть перестроить, и теперь у нас столовая и пять комнат, двухместных. Остальным - перепало за порчу убежищ. Так что приходится в общих комнатах жить, на восемь коек, как минимум. Таким, хочешь-не хочешь, надо искать отдельное жилье. Идут, пишут заявления, получают комнату, или даже квартиру, - разговор продолжал переходить по кругу, теперь уже говорил Смил.
  - Да, а помнишь, как неделю назад компания вернулась? Четыре парня и две девушки? Их свои же в первую ночь из казармы выперли, на поиски квартиры? - Влез снова Эдвард, вызвав смешки. Элигор ни о чем таком не подозревал.
  - А еще, тут все вроде 'вечных дежурных' при Воскере. Сам же сюда попал не по расписанию, знаешь, как могут доставить работу. Днем, ночью, утром - вот и приходится жить, по сути, в лаборатории. - Неожиданно звонким, юношеским в чем-то, голосом продолжил Никита. - Я раньше электриком был, вот и вожусь тут с генераторами. А из вотчины Нео к нам никого не заманить - не интересны им эти старые кардиографы и осциллографы. Приходится на пару с Васей сначала разбираться, а потом уже чинить. Тут вообще не до прогулок, сам понимаешь.
  Голова Элигора тихо опухала от обилия информации. Пусть что-то подобного он и ожидал, но реальность оказалась интереснее. Никакого заговора, никакого шпионажа - остальные просто решили предоставить возможность возиться с потенциально опасными существами группе добровольцев. Только Смил сюда не сильно вписывался - сомневался трехглазый, что наверху, в редакции, нет комфортной комнатки со всеми удобствами. Этот вопрос он и озвучил.
  - Смил, а ты чего в редакцию не переедешь? Там всяко удобнее?
  - А ты думаешь, тут газету покупают? Или за нее платят? Такие, регулярные, новости сейчас - больше предмет роскоши. При экстренных нуждах типографию загружают, но не больше. А продукты, пусть и по довольствию, отрабатывать надо. Должности 'редактор-директор-журналист и прочее в одной морде' в штате нет. А 'оператор множительной машины' получает сдельный оклад. Все остальное время я, как и Минотавр, числюсь тут санитаром.
  - Да, зато теперь у нас, как и у разведки, будет личная ездовая зверюшка! - Фыркая тихо в стакан с чаем, вернулся к привычному стилю разговора Эдвард. - Как Тикру у разведчиков! Они же на нем только что не ездят верхом, и то, из-за шипов.
  Попытавшись похлопать оказавшегося рядом мутанта по спине, волк наткнулся на тот же гребень из шипов. И довольно раздраженное рычание Элигора.
  - Эй, ну я же шутя, Элли! - После последнего слова волку пришлось очень быстро и далеко отскакивать назад. К сожалению треххвостого, волку это удалось, и в зону поражения хвостом он не попал. Обведя взглядом компанию за столом, тихо фыркающую в чай, встретился взглядом с отсалютовавшим ему чашкой Смилом. Весь вид саблезубого говорил 'ну, хоть не мне одному будут имя коверкать'.
  - За такие шутки в зубах бывают промежутки! - Детской дразнилкой ответил мутант волку. После чего отвернулся, продолжая держать последнего в поле зрения. Пусть и не надеялся, что фуррь не в курсе угла его обзора.
  - Пока у тебя, и правда, нет варианта, - слово снова взял рогатый Минотавр. - Последняя комната по коридору еще свободна. Первая - моя, вторая - Смила. В третьей живут эти горе-шутники, так и ждущие кулака в морды. В четвертой - Василий и Никита. Замков на дверях нет, как и самих дверей. Но без спроса заходить не надо.
  Кивком головы указав на проем в стене, рядом со вторым входом в столовую, рогатый принялся дальше пить чай. Как раз через этот вход сюда мутант и заходил. Первый вход был напротив кухни, и через него заносили еду.
  Дальше был узкий коридор. Глухая стена, с еще одной дверью в конце, по правый бок. Стена с пятью проемами - по левый. Эта стена отличалась, как и отделявшая жилые комнаты от столовой, от остальных стен. Просто голая кирпичная кладка, без штукатурки и, тем более, плитки, как остальные.
  'Похоже, это была общая комната, с тремя входами. И эти стены - как раз и новодел'.
  Пройдя в самый конец коридора, сдерживая себя от соблазна сунуть морду в каждую из комнат, зашел в свое жилье. Неизвестно, временное или постоянное. Узкая комната, напоминающая гибрид купе поезда и контейнера. У входа - вешалка, полка для обуви. Дальше - два шкафа. Двухъярусная кровать. В конце - Г-образный стол. Табуретка, правда, только одна. На вешалке, у самого входа, висела его самопальная, честно смародеренная, сбруя.
  'Что же, будем надеяться, это дом'.
  С некоторым теплом и мысленной улыбкой подумал Элигор. Разглядывая два плетенных, из старых тряпок, коврика на полу у кровати, хмыкнул еще раз. Заглянул под кровать - жесткий дощатый настил, еще и усиленный парой брусков. Сверху - тонкий матрас, на нем - подушка и стопка постельного белья. Верхний ярус был представлен уже пружинной кроватью, с таким же, только свернутым, матрасом. Это еще больше напомнило поезд. С вечно скрученными, в рулеты на багажных полках, матрасами.
  Занеся лапу, чтобы попробовать ложе на прочность и мягкость, заметил грязь. Да, умывание и прочие гигиенические процедуры он не пропускал. А вот драить лапы, тем более - между пальцами, и когти, находясь в бункере, не думал.
  'Да, в грязных сапогах, по сути, за стол. Невоспитанным совсем стал'.
  Открыв, по очереди, оба шкафа, увидел одинаковое содержимое. Три полки внизу, разделенные пополам перегородкой. Выше - труба с пустыми вешалками. На нижней полке - тапочки, обычные, комнатные. На средней - слева постельное белье, еще два комплекта. Справа - армейское шерстяное одеяло. Верхняя была пуста.
  Взяв в руки и покрутив тапки, хмыкнул. Тапки были самыми обычными, резиновыми, дешевыми. И как их должны носить пальцеходящие, было не ясно. Не говоря уже о таких химерах, как он сам, или копытных вроде Минотавра.
  'Наверное, 'вьетнамки' с их перемычкой были практичнее'.
  
  

8. Выступление

  
  Следующие дни опять были наполнены рутиной. Обустроить под себя комнату. Попытаться найти свое место в этой компании. Продолжать изучать этот мирок, как маленький в бункере, так и побольше, в городке. Тот, без изысков, просто продолжали называть Гарнизоном.
  Наиболее запоминающимся был визит в 'канцелярию'. Его туда проводил Эд. Причина была той же, что у Смила. Проще провести, чем долго рассказывать. И так будет, пока Элигор не запомнит расположение основных мест. Вешать указатели 'до магазина сто метров прямо и поверните направо' никто не стал.
  Так о причине сначала думал Элигор. До тех пор, пока не увидел записи в 'личном деле'. Вместо фото - рисунок, довольно неплохой. Имя, вместо звания - прочерк. Следующая строка - должность.
  'Транспортно-разведывательная единица'
  - Это шутка? - Удивлению трехглазого не было предела. Выходит, тогда Эдвард не шутил. Про подобную должность. Так как у остальных удивления не вызвало - подобная должность была чем-то близким к норме.
  - А что не так? - Уж чему Элигор не удивился, так это крысе в его рост, сидящей за столом.
  'Вот уж правда - канцелярская крыса'.
  Крыса, или правильно, крыс, был пониже большинства фуррей и людей. Глаза его были как раз на уровне морды Элигора.
  - Кентавры, к примеру, чаще всего попадают в 'транспортно-боевые единицы', как и подобные им. - Весь вид крыса словно кричал 'откуда вы, такие тупые, беретесь на мою голову?'
  - Отдельная тема, конечно, 'транспортные единицы'. Есть тут у нас несколько фанатов 'дружбомагии'. Только забыли, что нет у нас магии. И превратились в этаких осликов из другого мультфильма. Только могут, бегать и говорить, зато дети от них в восторге. Или тебя так возмутила 'единица'? Решили, что это приятнее, чем 'особь' или 'существо'.
  Вздохнув с видом 'ну что, дошло до тебя, или еще раз повторить', крыс принялся перебирать бумаги на столе. Делал он это для вида или правда продолжил заниматься работой, мутант не понял. Трехглазый был занят более насущной проблемой. Подписью. Старая, 'человеческая' подпись явно не годилась. Банальный крестик - совсем уж низко пасть. Придумать новую - так не было даже мысли отработать, а подпись должна быть если не одинакова, то хоть очень похожа.
  - Не тупи, думаешь для чего там штемпельная подушка? Выбери палец и поставь, - >пробормотал под нос себе волк. Кажется, Воскер и правда посвятил свою команду в некоторые тонкости. К примеру, о чувствительности и избирательности его слуха. Ведь наклониться волк даже не подумал.
  Элигор все же решил по-своему. Макнув коготь в поролон подушки, он вывел относительно простую закорючку, в которой угадывалась буква 'Э' с парой дополнительных завитков. Такая же завитушка появилась и на паре других листов. 'Отчет о поселении' и 'Довольствие'. В довольствии на первом месте, к радости, стояло 'Продуты животного происхождения (мясо и производные)'. Остальные - хлеб, крупы и прочее, шло ниже, и интересовали его меньше.
  Потом было еще несколько кабинетов, где пришлось расписываться за уже употребленное. Как продукты, так и воду, так и помещения.
  'Вот уж точно - бюрократический ад!'
  Мутант прекрасно понимал, что все требует отчетности, но чтобы такой? Покосившись на мечтательно улыбающегося волка рядом, трехглазый вдруг осознал - это не конец. Сейчас ад пойдет по второму кругу. И не ошибся - посуда, постельное белье, коврики. Да-да, те самые коврики тоже имели инвентарный номер.
  Финалом этого действа стало получение небольшой ванночки, вроде кошачьего лотка. С недоумением покрутив его в руках, решил не спрашивать о предназначении. С волков станет пошутить насчет 'к лотку приучен'. Поняв, что перегибать палку не стоит, ему вручили и небольшое, грубое полотенце. Все стало понятно - лапы мыть, перед тем, как спать улечься. Все же не на подстилке на полу теперь, а на простыне, на кровати, спать будет.
  Со следующего дня пришлось исполнять должностные обязанности. Воскер вручил карту и коротко проинструктировал. Задание было простым - с напарником обойти внешний круг Фортов, отмечая места собрания разной живности. Мутантов - отдельно, обычных животных - отдельно. Потенциально опасных тоже отметить, если вблизи Форта - предупредить. Больше ничего.
  Новости про напарника трехглазый не удивился. Одного его точно не отпустят, а Воскер для таких походов слишком занят. Оставалось лишь думать - кто же ему попадется. Теоретически, это мог быть кто угодно, и не обязательно из 'его' команды.
  Устроившись поудобнее у подъезда, ближайшего к входу в бункер, ждал. И даже не удивился, заметив направляющегося к нему ксеноморфа. И правда - кого еще могут послать? К такой парочке не каждый хищник сунется.
  Вблизи стали заметны и отличия от 'киношного' облика. Каноничный зубастый язык был на месте. А вот глаз было две пары, почти незаметных на морде. Так же не было текущих с пасти ручьями слюней и слизи на теле. Напротив - внешне покров тела напоминал шкуру. Шестипалые кисти на руках, возможность ходить на задних лапах, как и на всех четырех.
  К удивлению, на нем была подобная Элигоровой сбруя. И трехглазый совсем не удивился, заметив в лапе ксеноморфа наладонник.
  'С такой пастью не поговоришь. Похожие проблемы порождают похожие решения'.
  - Тикру.
  - Элиогр.
  Короткий обмен приветствиями, одновременно и знакомство. Оставалось лишь договориться об остальном общении. На бегу сильно в экран не позалипаешь. Что в свой, что в чужой. Вечером - аналогично. С голосовой озвучкой те же проблемы.
  - А теперь обнялись и улыбнулись! - Оба мутанта уже заметили подкрадывающегося саблезубого. Тот, наверняка, на подобное рассчитывал, и выкрикнул эту фразу. Когда две оскалившихся морды повернулись в его сторону, сверкнула вспышка. Обычная вспышка фотоаппарата.
  - Как вы замечательно смотритесь, полюбуетесь на себя в недельном выпуске. - Скрываясь за дверью редакции, выкрикнул Смил. Элигор покосился на невозмутимо стоящего рядом Тикру.
  - Очередной творческий кризис. Не может понять, что еще написать в газете, вот и ищет такие поводы. - Скорость набора текста у ксеноморфа была повыше, и 'говорил' он быстрее.
  - В каком смысле - творческий кризис?
  - В прямом. Ему постоянно не нравиться, что написано. То бред, то банальщина, то 'утка'. Сплетен в газету сейчас не написать. Что в мире - неизвестно. Вот и приходиться, либо мелкую новость раздувать до статьи. Либо выдумывать что-то. Пытался печатать анекдоты - не зашло. Сухие отчеты о урожае или добытом мало кому интересны.
  - Не думал, что делать газеты так сложно.
  - Теперь - сложно. Думаешь, почему раньше так популярны были барды и менестрели? Они банальщину красиво излагали. И новости, пусть и полугодичной давности, доносили. Так и тут. Узнаем новости через пол года.
  Подобная беседа не располагала к быстрой ходьбе. Относительно неспешно, дворами и переулками, они шли к неизвестной трехглазому цели. Кварталы со стандартными жилыми пятиэтажками остались позади. Сейчас с одной стороны возвышались трехэтажные здания казарм, с другой - длинными рядами тянулись стандартные боксы для техники.
  Впереди показался недавно отстроенный Периметр. Теперь стала понятна его архитектура. Внизу шли стандартные, теперь уже монолитные, боксы. Каждые полсотни метров на их крыши шла лестница. Выше - проволочное ограждение по столбам. Вся крыша, при нужде, превращалась в площадку для бойцов.
  - Зачем так усложнять? - Показав рукой на ряды боксов позади, и вытянувшиеся аналоги перед ними. И правда - зачем так усложнять конструкцию стены, если есть нужные помещения. И вряд ли все боксы забиты под завязку.
  - Теперь придется хранить не консервы на неделю. Как в старину - зерно, картошку, соленья. Это потребует места. К тому же, на полгода как минимум. Ищут место. - Все было настолько просто, что Элигор качнул головой. Кажется, он отупел, и не видит самых простых вариантов. Которые оказываются правдой.
  Свернув чуть в сторону, они вышли к ближайшему, из четырех в Периметре, КПП. Сооружение внушало уважение. Тянущиеся перпендикулярно стене на полсотни метров глухие ангары. Несколько перегораживающих этот въезд ворот. И направленные на внутренние ворота бронеколпаки. Один, уже знакомый, с 'Шилкой', и парочка с башнями не то от БТР, не то от БМП.
  'Если откроют ворота, весь этот отрезок будет простреливаться. Как с башен, так и с боков - крыши, и, наверняка, бойницы. Наверняка, дальше вокруг будет создан второй пояс. Может, даже с окопами и прочим. Изнутри в этих бункерах - может, и склады, и помещения караула'.>
  Оказалось, что Элигор был прав. Пройдя мимо нескольких гаражных ворот, мутанты свернули к очередной дверце. За ней - небольшой тамбур, и комнатка, боковые стены которой имели окошки.
  'Для выдачи и сдачи оружия и снаряжения'.
  Тут было все ясно. С одной стороны - оружие. С другой - снаряжение.
  Тикру уверенно направился к одному из окошек. И протянул в него какой-то лист бумаги. Дальше началась выдача снаряжения. Комплект очень напоминал снаряжение что Элигора, что Тикру.
  Отличия так же были. Передняя, или верхняя часть, охватывающая плечи и шею, была подобной. К ней в комплекте шла вторая, охватывающая бедра. Связывались между собой они двумя парами ремней на боках. Самый большой рюкзак крепился на верхней части, на спине. На парных боковых ремнях крепились по паре небольших подсумков и фляжка с каждой из сторон. Так же было по две скобы на каждой из частей, и пара коротких отрезков шнура, с карабинами на концах.
  Тикру сноровисто оделся в это все. Привычно подтянув несколько затяжек, он повернулся к Элигору. Тот все еще возился, и ксеноморфу пришлось ему помогать. Просунуть задние лапы в петли, затянуть пряжку на спине. Аналогично с передними лапами, две пряжки на груди. Скрепить это все по бокам. Подтянуть все ремни, проверить удобство. Дальше - закрепить шнуры, пару раз оплетя ими тело, на скобах.
  - Самостраховка, для ночевки. - Указав на получившуюся конструкцию, 'произнес' Тикру. Это и правда было проще, чем обматываться и привязываться длинной веревкой.
  Дальше был заход в следующую дверь, получение там небольшого пищевого рациона. Все порции как раз влезли в пару подсумков на боку.
  'И правда - зачем тратить ресурсы, и снабжать продуктами пару хищников?'
  Карту, полученную от Воскера, а так же пару карандашей, трехглазый убрал в рюкзак на спине. В нем оказалось подобие планшета, для бумажных карт. И пара небольших плоских отделений. Не за трофеями же отправлялись.
  Затем был путь к дверце в стене. По извилистому коридору - к внешней стороне стены. Услышав лязг закрывшейся позади двери, Элигор осознал - очередной путь начался. Только в этот раз у него не было свободы, вместо нее было задание и цель.
  Тикру, опустившись на четыре конечности, двинулся вперед в среднем, наверняка, темпе. Элигору оставалось лишь следовать за ним. Сейчас их путь лежал по дороге, к ближайшему из 'дальних' фортов. На машине туда можно добраться за полчаса, даже с учетом разбитой дороги. Со скоростью, которую поддерживали мутанты, это займет несколько часов.
  Область, которую напрямую контролировал Гарнизон, казалась не сильно большой. Круг радиусом в пару десятков километров.
  'На большее пока не хватало ни средств, ни людей. За зиму, наверняка, будет собран и парк техники, и организовано несколько укрепленных ферм в этом круге. И надо, чтобы они не оказались на пути миграции зверей и утративших разум'.
  Все равно делать при беге было нечего. Периодически поглядывать по сторонам в поисках опасности, и размышлять. Ближе к обеду будет или перекус выданным пайком, или охота. А может, в Форте их накормят? А затем - от форта к форту, по кругу. Не по прямой, и зигзагом.
  'Надеюсь, за неделю мы управимся'.
  Вряд ли получится быстрее.
  
  

9. Поход

  
  За этот день больше ничего не произошло. Еще засветло они добрались до одного из Фортов. Архитектура этого сооружения была запоминающейся. Квадратное строение с небольшим внутренним двориком. Одна часть, жилая, имела два этажа. В ней же, на первом этаже, были ворота стандартного уже, шлюзового, типа. Створки снаружи, и сдвижная по рельсу панель - внутри. Напротив - несколько гаражей для техники, справа и слева - сараи для животных и припасов.
  Вокруг это всё было огорожено двойным рядом проволочного ограждения, вплотную примыкающего к стене с воротами. Еще один ряд, как и на Периметре, шел по внешнему парапету крыши. Как оказалось потом, из боксов с техникой, да и из сараев, хотя называть так добротную бетонную конструкцию - странно, выходили ворота на огражденную территорию.
  - А это зачем? - Указав на дополнительные ворота, явно ослабляющие оборону, уточнил трехглазый.
  - На период сбора, или осады. Для животных еду набрать, технику поставить. Планируется, что в следующем году дальше будут засажены поля. А сюда, на период сбора урожая, пригонять технику. - Затем рука-лапа ксеноморфа указала на опоясывающий второй этаж балкон. Элигор заметил странное остекление, и, лишь присмотревшись, понял, что привлекло внимание. На углах, и с определенным шагом по длине, балкон на две трети высоты закрывали металлические щиты с прорезями-бойницами.
  - А теперь идем, тихо и на виду, а то нас подстрелят. - Из снаряжения Тикру была извлечена коробочка рации, на которой он выставил определенную частоту. И что-то отстучал по мембране.
  - Принято. Подходите. - Отозвался собеседник. Пояснять, что отбивал мутант 'морзянку', Элигору не требовалось. Не дурак, чай.
  Выйдя, и направившись по дороге к воротам, пара мутантов двинулась спокойным шагом. Дойдя до стен, остановились, ожидая, когда створки ворот приоткроются. Проскользнув в образовавшуюся щель, снова остановились. Несколько минут ожидания, пока закроются внешние, и приоткроются внутренние. Войти во внутренний двор. Там их уже ждали.
  Ознакомившись с представленными ксеноморфом бумагами, уже на втором этаже здания, обитатели Форта принялись рассказывать, кого и где видели. В четыре руки делая пометки на нужном фрагменте карты, с заданием мутанты управились за несколько часов.
  В Форте, носящем номер десять, Элиогр убедился в правоте Смила. И фурри, и мутанты, и люди тут понимали друг друга с полуслова. Никто никого не перебивал, говорили в строгом порядке. Сначала - те, кто видел мутантов далеко от Форта, на разведке. Затем рассказывали, кто и кого видел с дозорных башен самого сооружения.
  'А зачем это все, если есть рация? Хотя, наша задача выяснить, что твориться между Фортами. Так нанести можно и все сразу, и отслеживать их путь'.
  Парочке мутантов не составит особого труда отклониться от дуги на несколько километров, чтобы проверить догадку. Или уничтожить потенциальную опасность.
  Оставаться на весь вечер не стали, ведь за окнами еще светло, и можно проделать не малый путь. Но припасы в дорогу взяли. Еще перед выходом наметили примерный маршрут, через места обнаружения нескольких странных существ. Вряд ли их там застанут, но следы поискать можно.
  Теперь их путь лежал не вдоль дороги, а по полям. Или лугам, сейчас выяснить, что тут росло, было сложно. Как и ожидалось, никаких явных следов какой-либо живности не было. Только в кино за прошедшим существом неделями следы остаются. Дождей давно не было, так что по земле можно было ходить свободно.
  Вот так, двигаясь зигзагом по пару километров в каждую сторону от линии, что соединяла Форты, команда продвигалась вперед. Сроков перед ними никто четких не ставил, но и превращать разведывательный поход в прогулку, не стоило.
  Сумерки застали Элигора и Тикру еще в поле. Разумеется, ни один из них не желал тут ночевать. В дополнение к общим изгибам курса, приходилось периодически проверять места, могущие послужить берлогой какой-либо из опасных тварей. Таких оказалось немало. Давным-давно на этих полях стояли поливальные машины. К которым нужно было подводить воду. И теперь, то тут, то там, в поле торчали бетонные колодцы. В каждый из них приходилось заглядывать, чтобы удостовериться в безопасности.
  - Движемся туда, - указав на скопление деревьев на холме, Тикру свернул чуть в сторону от маршрута. Как оказалось, все было сделано совсем не случайно. Ксеноморф, не раз тут бывавший, как выяснилось чуть позже, знал, где устроить ночлег.
  Рядом с деревьями оказался небольшой прудик, метров десять на десять, а среди деревьев скрывалась небольшая будочка насосной. Несмотря на небольшие, и довольно хилые, для ночлега деревья, крыша будки предоставляла достаточно места. Одному - так точно.
  А после осмотра Элигором деревьев, вообще оказалась единственным пригодным местом. Вокруг росла лишь акация, в таких условиях отрастившая себе на стволах и ветках пучки ветвистых колючек, с ладонь каждая. Лезть наверх совсем не хотелось. Обернувшись, трехглазый посмотрел на вольготно развалившегося, на прогретой за день крыше, напарника.
  - Эгоистичный гад, - озвучил наладонник мнение треххвостого. Еще бы - ксеноморфу и по стенам лазить просто, и место он занял. И теперь спутника придется спихивать, сначала забираясь наверх, либо искать новое место. А такого в окрестностях не было видно.
  - Помогите, пожалуйста, - приглушенный голосок, раздавшийся из-за выбитой двери, заставил обоих мутантов напрячься. Никто из них, расслабившись, не подумал заглянуть внутрь. Почти моментально оказавшись внизу, Тикру сунул голову в проем. И быстро сделал шаг назад, из-за раздавшегося оттуда визга. Кто бы там не сидел, увиденного на фоне еще светлого неба силуэта испугался.
  - Одна, пони, похоже, - 'произнес' мутант. На недоуменный взгляд спутника быстро пояснил.
  - Два зрения. Обычное - близорукое, а второе - тепловое. Видел силуэт, поменьше нас.
  Решив проверить догадку, теперь в проем сунулся трехглазый. Получив свою порцию истошного визга, осознал проблему. Неизвестно, какой глубины была эта яма раньше, сейчас заполненная водой. Теперь из нее торчала лишь голова, действительно, пони. Ярко-желтого цвета и зеленой гривой. От такого сочетания расцветки мутант малость офигел.
  - И кто полезет? - Вопрос был важен. Из-за особенностей строения Элигору было легче оперировать предметами над своей спиной, чуть сложнее - впереди. А вот вытаскивать кого-то из ямы было не сильно удобно. С другой стороны, Тикру было проще спуститься по склизким стенам, и не напороться на что-то под водой. Ведь там наверняка, есть и трубы, и всякие вентили. И куда без битых бутылок-то?
  - Ты, кто же еще, - к счастью, или к сожалению, общение через наладонники не передавало эмоции. Даже смайликами. Но шипение ксеноморфа иначе, как смешок, трехглазый не мог оценить.
  Тот зря времени не терял. Отцепив пару шнуров от верхних скоб, пристегнул те к нижним. потом показал треххвостому, что тот должен поступить аналогично. И сцепил свободные концы получившихся подвесов, соорудив страховку. Так, что задом наперед мог бы вытащить спутника, используя простейшую физику и собственную силу. Плюс, аккуратно спустить его в яму.
  Тело подчинялось Элигору все лучше. Сознательно отключив обоняние, вряд ли застоявшаяся вода пахла приятно, мутант полез вниз. Конечно же, лапа вскоре соскользнула, и он брюхом проехал немного по стене.
  'Хоть не нырнул, и на том спасибо'.
  Аккуратно скользнув в воду, поразился глубине. Как оказалось, поняшка стояла на трубе, поэтому и боялась пошевелиться. А мутанту почти по 'ноздри' на затылке пришлось нырнуть, пока опору нащупал. Взвизгнула в очередной раз 'дамочка', когда хвосты мутанта изучали ее опору. Все общение теперь шло через оставшегося наверху Тикру, нырять с наладонником трехглазый не стал.
  - Стоишь нормально? - Получив подтверждающий кивок, ксеноморф начал инструктировать спасаемую.
  - Сейчас тебя подстрахуют, и я смогу тебя вытащить.
  Все это время последняя крупно дрожала. Элигору пришлось отсоединить, наощупь, карабины, завести их за передние лапы самки и скрепить там. И все это - хвостом, парой боковых стараясь поддерживать ее, чтобы не улетела в воду. Дальше оставалось лишь придерживать, руками и хвостами, за круп поднимаемую.
  'Кажется, так эта часть тела называется у копытных'.
  Затем ждать своей очереди, пристегнув карабины к скобам на плечах, подниматься наверх. Проводить взглядом плюнувшую на осторожность яркую пони, что сразу бросилась приводить себя в порядок в пруду. С помощью ксеноморфа снять с себя снаряжение, все сумки были сняты заранее, и направиться к воде. И отмыться, и смыть грязь с ремней и пряжек.
  Пока трехглазый приводил себя и вещи в относительную чистоту, стал свидетелем забавной сцены. Попытка промыть гриву от грязи копытами. Не сильно успешная, кстати. С точки зрения мутанта, проще было несколько раз нырнуть - тут вода не намного, но чище. А так кобылка лишь муть со дна подняла, балансируя на задних лапах.
  - Что ты себе позволяешь, подглядывать! Я же купаюсь! - Фыркнувший мутант привлек к себе внимание. И теперь обалдел окончательно. То есть то, что она почти у него на голове задом сидела, а он ее за это самое место держал - ничего. А вот в воде уже - не смотреть?
  
  Покрутив пальцем у виска, точнее - у глаза, Элигор пару раз нырнул, не обращая внимания на возмущенное сопение спутницы.
  'Это не просто головная боль, это ужас! Сожрать ее, что ли, чтобы не мучилась?'
  Последняя мысль заставила замереть. Покрутив идею и так, и этак, пришел к выводу - ничего крамольного в этом нет. Поняшка, определенно, не приспособлена к этому миру. 'Ослик из мультика - только болтать и может' - вспомнилось определение крыса-деловода.
  Выйдя не берег, привлек внимание рыком, и перекинул сбрую Тикру. Пусть тот разложит ее на крыше, для просушки. Припасы, да и наладонник, уже были там.
  'Может, сожрать, а?' - снова пришла мысль. Пришла. Эта мысль была не его. Уставившись на ксенморфа, получил подтверждение. Тот постучал себя по голове, а затем ткнул пальцем в Элигора.
  Последний пытался сообразить, что происходит. Во всякие экстрасенсорные способности, ясновидение и телепатию, он не верил. Но сейчас получал подтверждение. С другой стороны - он может и читать мысли?
  'А ты мысли читать можешь?'
  Тишина в ответ. Либо его предпочли игнорировать, либо общение заключалось только в передаче мыслей в чужую голову.
  - А у вас есть, что покушать? - Кажется, наглость у поняшки зашкаливала. Тикру это тоже понял, и предложил ей кусочек вяленого мяса. Та, без всякой задней, а может, и передней, мысли принялась его жевать. Несколько движение челюстями. Пауза. Вытянувшаяся морда и округлившиеся глаза. А затем она рванула за угол, оглашая окрестности соответствующим звуком.
  Элигор в ответ лишь покачал головой. Такой тут точно не выжить. Даже если ее отвести в Форт, она не примет роль обычной лошади. Пусть и говорящей. Но без магии, умений и навыков. Когда осознает, что копытом не поднять ложку, и придется есть из корыта.
  'Хотя, кто знает. Телепатия сейчас появилась? Но все остальное... Вряд ли'.
  - Вы, твари! Вы меня отравить хотели, а? - Выскочившая из-за угла кобылка, с полной пены пастью, тараном бросилась на них. Не сговариваясь, хищники противодействовали.
  Тикру с места прыгнул вверх, на добрых пару метров. Элигора таким не прошибить, он и сам умел не хуже. Сам трехглазый припал к земле, хвостами подсекая атакующую безумную самку. Та, споткнувшись, полетела на землю, где и была прижата ксеноморфом.
  Положение оказалось двузначным. Голова и шея пони были прижаты ксеноморфом. Зад задран вверх. И позади этого, изготовившись к прыжку, замер Элигор.
  'Двузначно'.
  Тикру так же оценил ситуацию, в дополнение проведя лапой по крупу и спине пленницы.
  Тяжело дышащая троица простояла так еще несколько минут, приходя в себя. Тикру разжал пальцы, давая поняшке возможность хрипло, пытаясь откашляться, вдохнуть. А затем подался назад, освобождая рухнувшую вперед жертву. Элигор сел где и стоял, тряся головой и пытаясь понять - как часто будет повторяться подобное?
  На подрагивающих лапах жертва двинулась к пруду. То ли топиться с горя, то ли умыться. Холодная, относительно, вода привела в чувство. Оглянувшись на оставшихся на месте хищников, она рванула вперед. Спастись, оказаться подальше от этих монстров. Самое страшное - это начало ей нравиться в какой-то миг. Но неправильно же!
  Шум воды привлек внимание расслабившихся разведчиков.
  'Совсем глупая...'
  Мелькнуло в голове у Тикру.
  Она же выбрала бегство сейчас. Бегство. От пары хищников. Которые все еще руководствовались больше инстинктами, чем разумом.
  'Добыча убегает, хватай!'
  И пара рванула за ней.
  Шансов сбежать у нее не было, никаких. Элигор и Тикру нагнали ее в сотне метров от пруда. Удар хвостом, и поняшка, снова, катится по земле. Хищники замерли, теперь играя с добычей.
  Элигор встал на ее пути, Тикру остановился позади. Мутанты двигались синхронно с поняшкой, не давая той уйти с места. Та рванулась в сторону - мутанты последовали за ней. Так продолжалось до тех пор, пока троица не выскочила на открытое место. Попытавшаяся использовать скорость жертва снова была сбита с лап.
  Хищники кружили вокруг, не давая уйти. Но будто бы разрешали встать и продолжить попытки. Элигор кинулся наперерез, снова сбивая с лап самочку. Чувствительный удар от Тикру заставил копытную подскочить, и броситься наутек. Ксеноморф бросился следом, снова напрыгивая на спину, и вбивая своим весом в твердую землю. Хруст сломавшийся кости, и очередной крик боли. Подскочивший трехглазый наступил передними лапами на шею, снова наклоняясь к голове.
  Чуть измазанная кровью морда повернулась к ксеноморфу. Два хищника начали кружить вокруг еще теплой добычи. Круг. Ближе. Еще круг. еще ближе. Оба хищника посмотрели на тело.
  'Хватит всем'.
  'Все равно ничего не вернуть, а бросать столько мяса?'
  С такой мыслью, наблюдая за возящимся у головы треххвостым, Тикру отделял себе теплый кусок мяса. Быстро закончив, Элигор присоединился к трапезе. Самые вкусные, и аппетитные, куски были отделены. Остальное - брошено падальщикам. Через пару дней установить, как точно погибла самочка, будет невозможно. Уже сейчас по окружающим кустам разносился шорох.
  'Не надо мусорить дома'.
  Элигор кивнул чужой мысли. К трапезе приступили прямо тут. Потом взяли добавку. И только вдоволь наевшись, двинулись к пруду. Все же привести себя в порядок надо.
  - Так даже лучше, - уже лежи на крыше будочки, и вслушиваясь в ночные звуки, 'сказал' Тикру.
  - Сглупила. - коротко ответил Элигор.
  - И действительно, не выжила бы. - По сути, ей подарили легкую, и в чем-то приятную, смерть. Куда хуже, чем после изматывающей погони от стаи хищников, к примеру.
   Не вписалась бы, - снова дополнил трехглазый. Роль обычной, пусть и говорящей, пони, без магии и особых сил, свела бы самочку с ума.
  Утром, не сговариваясь, сходили посмотреть на место вчерашней расправы. Как и ожидали, подробностей уже было не установить. Тело было обезображено падальщиками. Сделав отметку на карте, разведчики двинулись дальше.
  
  

10. Охота

  
  Следующие несколько дней оказались спокойными. Не было ни стычек, ни приключений. Своего рода рутина. Найти место повыше, с хорошим обзором, определить, кто есть в зоне видимости. Поискать следы. С Фортами так же не было проблем. В среднем, путь между ними занимал один-два дня. Встреча ничем не отличалась от первой, разве что позволила вычислить примерный вектор движения местных неразумных.
  Сводить в одну группу и животных, и потерявших разум мутантов, а то и просто спятивших от разрушения привычного мира людей, не хотелось. Но пришлось. Животными их тоже не назвать, безумные - не подходит ко всем. Некоторые мутанты-звери, по уму и догадливости, превосходили сохранивших разум. И точно все помнили, что такое оружие, ограждение, машина.
  
  В каждом Форте было несколько историй, когда стая неразумных подходила к ограде, наблюдала за жизнью обитателей, и уходила дальше, стоило только продемонстрировать то же ружье.
  Неприятной новостью было создание смешанных стай. Когда вожаками были утратившие разум мутанты-люди, а бывшие зверями им подчинялись. К тому же, в некоторых случаях было трудно отличить мутировавшего в волка человека от животных собратьев. Пользоваться чем-то для доказательства разумности ему было сложно. А, может, просто нравилась такая, относительно беззаботная, жизнь.
  В одном из Фортов, Шестом, им встретился как раз такой. С виду - обычная собака. На самом деле - мутант. Общался он в стиле Элигора и Тикру, только использовал зажатый в пасти карандаш и бумагу. Каллиграфическим его почерк не был, но разобрать буквы было легко. Как вообще удалось с ним познакомиться обитателям Форта, оставалось загадкой. Рассказывать никто не стал.
  Снова в путь. Этот день оказался богат на приключения. Покинув, после обеда, Шестой Форт, направились вдаль от Гарнизона. К тому месту, где разведчики Форта видели странную, как им показалось, группу неразумных. По описанию, в группе были и прямоходящие фурри, и обычные, внешне, звери. Насторожило разведчиков именно поведение последних. Когда парочка прямоходящих попыталась кинуться на автомобиль, животные их остановили.
  - Как думаешь, что это значит? - Элигор уже готовился к схватке. О жизни крупных, и стайных, хищников он знал немного. У каждой стаи - своя охотничья территория. И в каждой стае есть иерархия. Вот и все. Что взять с городского жителя?
  - Скорее всего, ничего хорошего. Разведчики, конечно, стараются, но все окрестности не обозначить. - От ответа Тикру трехглазый сбился с шага. Новость была из разряда сносящих крышу.
  Перед глазами сразу стала картина, как разведчик, к примеру, фурри-волк, регулярно объезжает окрестности Форта, обновляя метки. А затем их поход заиграл иными красками. И правда, зачем посылать пару опасных хищников, если есть те же квадрокоптеры с камерами. И данных дадут больше, и быстрее. А со стороны меток территории - очень даже разумно.
  И подобные выходы за Форты обрели второй смысл, ведь на ночевку они останавливались с внешней, от Гарнизона, стороны линии, очерчивающей подвластные территории. Оставляя там не только банальные метки, но и следы своего долгого пребывания.
  За холмом, на который поднялись разведчики, вид был привычный. Бывшие поля, холмы, все это периодически разделено остатками лесопосадок. Из привычного выбивались только развалины длинных зданий, когда-то служивших не то коровниками, не то чем-то еще. А так же сидящий на одной из стен, чья часть упала удобной лесенкой, зверь.
  Дозорный что-то коротко 'пролаял' вниз. Или прорычал, до мутантов звук не донесся.
  'Кажется, сейчас будет драка'.
  Никакого 'повисшего в воздухе напряжения' не было.
  - Претенденты на территорию, - то ли спросил, то ли подтвердит ксеноморф. Передача мыслей ему, скорее всего, тоже доставляла неудобства, так как после той ночи он ни разу этот трюк не использовал. Общались они, как и раньше, через наладонники. Достав рацию, Тикру что-то с ней сделал, затем закрепив её в специальной петле на сбруе.
  Элигор попытался вспомнить, пересекали ли они подобия меток? Каждое дерево, конечно, по пути не исследовали, но приметные места осматривали просто по долгу службы. Так что вполне могли и пропустить.
  Руины фермы, тем временем, оказались вполне обитаемыми. Вышедшая на встречу группа имела даже подобие построения. В центре шло несколько прямоходящих. Три волка, два лиса и кто-то из кошачьих. Разглядеть, самцы это или самки, возможности не было. С боков их прикрывали четыре группы обычных, с виду, зверей. Тоже смешанные - волки и собаки. Еще две группы образовывали 'крылья', растянувшись от центра в стороны. Такое построение говорило об организованности, скорее сего - разумности. И наличие резерва, как минимум. Как максимум - плана боя.
  Выбор у разведчиков был не большой. Бой, с малыми шансами на победу, или отступление, с такими же шансами на успех. Вопрос о переговорах даже не стоял. Договариваются с равными по силе, а тут у стаи численный перевес. Хотя, парочка мутантов тоже на многое способна.
  'Сразу прорывается справа, где примыкает фланг. Ближайший - ранен. И ищем удобное место, где не смогут взять толпой'.
  Снова чужая мысль в голове. С точки зрения Элигора, таким местом могла стать целая стена. Оба мутанта имели такое оружие, как хвосты, и снизу к ним не подобраться. А по узкой кладке толпой не навалишься.
  'Главное - чтобы сама стена не упала'.
  Отмашка лапой, и разведчики рванули вперед. Сначала, не сговариваясь, в лоб, на центр. И в самый последний момент - проскочить в указанную щель, уходя от схлопывающихся клешней флангов. Парочка, кинувшаяся от центральной группы, получила хвостами, и растянулась на земле.
  Проверять тяжесть травм или добивать времени не было.
  Первой была взята как раз стена с дозорным. Оказавшаяся за ней куча кирпичей ставила крест на плане.
  'А ты и по чужим головам лазишь...'
  Иначе пояснить себе слаженность без обсуждения трехглазый не мог. Да и насчет резерва оказались почти правы - в руинах пряталось несколько особей, явно молодняк.
  Короткая пробежка, прыжок - и они стоят на соседней стене. Почти целая, она имела достаточную высоту, чтобы не опасаться быть покусанными за лапы. И добраться до мутантов можно было либо таким же прыжком.
  Гарантированно нарвавшись, при этом, на наконечник хвоста. Либо - со стороны обвалившихся, поперечных, стен. А дальше - строго один на один.
  'Следи за фурри, они могут дотянуться!'
  Пришло очередное подтверждение. Так и случилось. Парочка волков избрала первой целью меньшего по размерам Элигора. То ли надеясь на легкую победу, то ли наоборот - посчитав более опасным. Затем стало не до размышлений.
  Прыжок врага, ткнуть хвостом, быстро подтянуть тот обратно, пока не схватили, отмахнуться лапой, пастью, языком от поднявшегося на стену волка. И так по кругу. Во времени и пространстве. Неразумные, или все же одичавшие, атаковали со всех сторон.
  Элигору, с его тремя хвостами, было проще отбивать атаки с двух сторон стены. Тикру пришлось довольно быстро пустить в ход самое разрушительное оружие. Он принялся отплевываться кислотой. Не такой разрушительной мощи, как в фильмах, плоть и камни она не разъедала. Глазам, носам и ушам приходилось сложнее. Судя по скулежу попавших под раздачу, жгло их сильно.
  'Мы так долго не продержимся!'
  Запоздалое осознание. В последний момент, сметая средним хвостом подобравшегося по стене волка, Элигор попытался спланировать отступление. Не успел. За шумом драки, воем, скулежом и прочими звуками шум подъехавших машин он не заметил. Так же, как и стая.
  Раздавшийся стрекот пулемета заставил подскочить на месте. Теперь стая попала в клещи, зажатая в длинных и узких развалинах. Один выход перекрывал внедорожник с турелью, с другой стороны пулемет стоял на верхушке целой стены. Как потом оказалось, пулеметчик просто стоял на крыше джипа.
  Третий, пикап со спаренной установкой, добивал разбегающихся. Этим же, разделив заранее проемы и проломы, занимались остальные бойцы, кто с винтовками, кто с дробовиками.
  Элигору и Тикру оставалось только замереть, и надеяться, что их не зацепит рикошетом. Теперь стали понятны действия ксеноморфа. Он выдал сигнал тревоги, а затем предоставил пеленг.
  'Похоже, об этой кухне и всяких предварительных заготовках мне еще много предстоит узнать'.
  Неприятно чувствовать себя одновременно пешкой и наживкой, на которую ловят добычу.
  Бой, или добивание, оказались относительно быстрыми. Против такого количества 'стволов' у стаи не было шансов. Возможно, на равнине, разбежавшись в стороны, они могли спастись. Но не тут, собранные в одном месте, как прекрасная мишень.
  Сожаления мутант не испытывал. Возможно, позже, в тихой обстановке, он погрустит на тему 'а может, с ними надо было договориться'? Но сейчас он явно помнил почти мгновенную атаку. И еще раз подумал о том, что поняшке относительно повезло. Встреть она эту, или такую, стаю - ее участь была бы печальнее в разы. От вечной игрушки для удовлетворения, до жертвы.
  Дальше была самая грязная, но необходимая работа после боя. То есть уборка трупов. К этой работе подключились все, кроме пулеметчиков и водителей машин, которые обеспечивали безопасность.
  Как выяснилось, команды приехали подготовленными. На каждого был припасен длинный, под три метра, багор. Им трупы и стаскивали в одну кучу. Так вышло, что больше всего погибло у стены, пытаясь достать нарушителей. Туда и стащили трупы из развалин. С внешней стороны оказалось все зеркально. Только заняло куда больше времени, так как некоторые тела пришлось тащить не один десяток метров.
  Самых далеко убежавших подтащили уже машинами. Несколько фурри и людей принялись одевать грубые кожаные фартуки. Пояснять Элигору, что будет дальше, не было нужды. Шкура - вещь ценная. А насчет мяса - вопрос спорный.
  'Хотя, кто-то не так давно крыс от нужды жрал. А совсем недавно - и разумных'.
  Пришлось задержаться тут еще на день, помогая, в меру возможностей, местным. Просьба, если смотреть строго, была немного унизительной. Но вполне привычной в изменившемся мире. Трехглазый и ксеноморф таскали шкуры, мясо, и даже некоторые кости, от места боя в Форт. Топливо все же следовало экономить, а обработать все на месте было невозможно.
  Отмываться каждый вечер приходилось долго. Первый раз, помня о недавнем купании, Элигор опасался. Не столько за себя, сколько за остальных. Предсказать реакцию организма ему было трудно. Но все обошлось. Хоть и пришлось прибегать к помощи, чтобы отмыть шерсть на спине.
  Особых происшествий, дальше, не было. Пара стычек с одиночными агрессивными безумцами. Несколько сопровожденных в безопасные Форты разумных. Все более и более заполненная карта. Через полторы недели на горизонте показался уже знакомый, Десятый Форт. Дополнив в нем карту новыми пометками, отправились обратно. В Гарнизон.
  Возвращение в Гарнизон вышло обыденным. Предупреждение по рации, подход. Периметр изменился. Теперь, по примеру Фортов, прилегающие территории были разделены на сектора. Двойное ограждение по дальнему и ближнему подступам. Подобные Фортам КПП, строящиеся напротив каждых ворот. Гарнизон, похоже, готовился к суровой зиме.
  Пройдя сквозь небольшой тамбур, предназначенный для подобных, пеших, групп, попали внутрь. Тут тоже все изменилось - между бронеколпаками выстроены укрытия из бетонных блоков.
  Дальше был короткий доклад, передача карт, отдых. На завтра был назначен полный доклад. За это время Элигор и Тикру отдохнут, а штабисты - изучат карты.
  
  

11. Подведение итогов

  
  Путь по городу, от штаба, где и теперь оставался центр жизни поселения, ничем не запомнился. Кроме небольшого факта - в Гарнизоне он уже немного ориентировался. Пусть и не так, как местные. Зато дорогу от 'центра' до бункера, и обратно, уже знал. Спуск в подвал, затем глубже, в убежище, был привычным окончанием.
  'Служебное' снаряжение он, как и Тикру, оставил еще на проходной.
  'Похоже, эти ворота как раз и приспособлены для выхода подобных экспедиций. Поэтому и склад там устроен'.
  Элигор еще не до конца понял все тонкости организации жизни тут, а разжевывать ему, естественно, никто не стал. Не маленький, сам все поймешь.
  Кивнув собравшимся в столовой, сначала направился в душевую. Горячей воды сейчас не было, но смыть пыль удалось. И, закрывая кран, сообразил. Полотенца-то он из своей комнаты не захватил.
  - Торопиться не надо, холодная вода тут не по расписанию, - услышав голос Воскера, мутант непроизвольно напрягся. Хотя в этот раз ящер просто повесил полотенце на вешалку у двери, и заглянул в душевую об этом сообщить Элигору. Вытираться все же быстрее, чем ждать, пока холодная вода стечет по шкуре.
  Полотенце было повешено на приютившуюся в углу сушилку, а сам мутант проследовал в столовую. Там остался только Минотавр да Эд. Первый наводил порядок, Эд помогал ему переносить посуду на кухню.
  - Кстати, это теперь твоя работа. - Словно продолжая разговор, волк обратился к мутанту. И не стал дожидаться просьбы все уточнить: - У каждого тут, кроме комнаты, своя общественная нагрузка. У Мина - кухня, Смил отвечает за порядок на складе. Воскер - за свой кабинет-лабораторию. Механики наши - за машинное и сантехнику. Я с Алом - за коридор и кабинеты медкомплекса. А тебе выпало в столовой пол и столы мыть, да следить, чтобы посуду за собой убирали.
  Указав на неприметный шкафчик в углу, на двери которого была нарисована швабра, удалился с последней порцией посуды. Наполнение там оказалось банальным. Веник, совок, ведро, швабра. И еще дверка, за которой скрывались тряпки для столов, и стен. Моющие средства - обычное хозяйственное мыло и хлорка.
  - А это уже твои заботы, как под себя переделать. Но, раз выходишь в разведку, учитывай подмену. - Голос Мина был немного сочувствующим. Если для протирания столов мутанту, в отличии от него, не требовалось нагибаться, то с полом и стенами - все хуже.
  'Самое простое - это найти швабру со складной ручкой. Или эту переделать'.
  Обитать обычной, деревянной, швабре в шкафу недолго осталось. Ставить в шкаф две показалось не сильно хорошей идеей.
  Номер с веником, то есть подметание пола, оказался тем еще цирком. Сначала взять веник так, чтобы иметь возможность подмести. А затем, несколько раз обойдя столы, спланировать маршрут. Наставить себе на заду синяков об углы стола и лавок, не хотелось. Первая уборка, в итоге, заняла несколько часов.
  Убрав инвентарь обратно, и еще раз сполоснув руки и лапы от мыла, двинулся в свою комнату.
  'А ведь это - лишь начало, такое будет как минимум три раза в сутки. Если не чаще'.
  Запоздало осознал Элигор. Стерильной чистоты от него никто не требовал, но и сидеть в грязном помещении - удовольствия мало.
  В комнате так же был устроен мини-обыск. Результатом стала перьевая ручка, чернильница да стопка бумаги. Выражение на морде мутанта иначе, чем 'да они издеваются', было не понять. В экспедиции-то были и нормальные карандаши, и шариковые ручки.
  'А ведь и правда - такие банальные вещи, как ручка или бумага, теперь будут дефицитом и ценностью. В отличие от чернил, которые чуть ли не из сажи можно делать'.
  И снова - полчаса мучений. Лист и ручка легли на стол, а трехглазый начал искать место. Стул отпадал по понятным причинам. Стоять - немного неудобно. Лечь на кровать и просунуть к столу морду и руки - лапы передние девать некуда.
  'У Смила же есть печатная машинка! Может, поискать, где еще тут есть, или одолжить?'
  Поиски затянулись. Ни в комнате, ни в бункере саблезубого не оказалось. Наверху, в редакции, так же было пусто. Без спросу использовать чужую машинку мутант не стал. Но, вместо логичного ожидания хозяина на месте, отправился сам на поиски. Побродив почти час по улицам, и перекинувшись парой фраз с появившимися знакомыми, вернулся. Логично, обнаружив саблезубого на месте.
  - Хорошего дня, - толком не сообразив, как начать диалог, решил еще раз поздороваться. И получил в ответ непонятное бормотание склонившегося над машинкой, с заправленным чистым листом, Смила.
  - Не знаешь, где еще машинку пишущую достать? - Приняв бормотание за согласие, решил сразу перейти к делу. И тут же отскочил в сторону, насторожившись.
  - Делать больше нечего, меня этим подтрунивать? - Не смотря на более скромные размеры пасти, на морде Смила оскал так же смотрелся внушительно.
  - И ты туда же? Сначала руководство, потом Эд с Алом, теперь ты! 'Все равно слухи разносятся быстрее, чем газета печатается, зачем на нее тратить ресурсы? Да и статья по пол дня пишется, время тратится'!
  В Элигора полетел один из смятых листков бумаги. Скорее от отчаяния, чем от недовольства. В чем-то мутант понимал саблезубого. Тот пытался сохранить такую мелочь, как газета, но в масштабах 'их мирка' слухи, и правда, были быстрее. А тем более - рации.
  Расправив листок, Элигор с некоторым удивлением прочитал о возвращении разведчиков. Дальше шло пустое место, и еще пара новостей. Об увеличении населения на пять особей. О скорых холодах и необходимости проверить дымоходы в домах с печным отоплением. О графике дежурств по городу. При этом последняя часть была, скорее, не газетой в полном понимании, а сводкой новостей. А пустое место, наверняка, было под отчет Элигора и Тикру, и остальных разведчиков.
  Читая заготовку очередного выпуска, Элигор не выпускал из внимания и самого Смила. Тот полез куда-то в шкаф, неразборчиво бормоча.
  - Ага, трубочисты. Еще и байку про черных кошек вспомнили. 'На черной кошке сажа не видна'! - Слух, как и раньше, не подвел.
  'Похоже, его и правда все уже заколебли таким. И правда - уехал бы в Форт, там все проще. Или тут в другом дело?'
  Попыток разобраться в личной жизни соседей Элигор не делал, и не собирался в это лезть.
  С ворчанием в подобном стиле саблезубый, не иначе, как из Нарнии, извлек чемоданчик. Для этого ему почти по пояс пришлось нырнуть в недра шкафа. Чемоданчиком оказалась еще одна печатная машинка, в пластиковом чехле.
  - Инструкция и инструменты внутри. Лента должна быть у Воскера. Или у Нео. А теперь дуй отсюда, - чуть ли не вытолкав мутанта в коридор, захлопнул перед тем дверь. Ошарашенному мутанту только и осталось - топать в бункер, чтобы прочитать инструкцию и разобраться, что и как устроено.
  В теории, принцип печатной машинки он знал. Другое дело, что понятия не имел, как ее отладить, настроить, отрегулировать. Это не принтер и не клавиатура. Включив настольную лампу, задумался над еще одной странностью. Электричество было. Свет и прочее, в бункере и зданиях, работало. Но шума генераторов не было слышно. Как и наличия в Гарнизоне собственной электростанции.
  'Ладно, есть дела поважнее глобальных'.
  Разложив инструкцию, несколько небольших отверток, и саму машинку, принялся разбираться в механизме. Через пару часов, несколько раз получив по пальцам, добился стабильной работы. Бумагу не рвало, буквы попадали точно в нужное место на каретке. Пришлось, правда, оторвать пару раз от дел людей, попросить масло и вернуть, но теперь механизмы не клинило.
  Дальше был выбор - пройти к Воскеру, или топать через весь поселок к Нео. И там, и там шансы найти ленту для машинки были примерно равны.
  'Сначала сходим где поближе'.
  Несколько поворотов и мутант оказался у нужной двери. Постучавшись в неё, замер в ожидании ответа. Тишина. Аккуратно потянув дверь на себя, убедился что та открыта.
  В кабинете никого не было. Жутковатое кресло было накрыто клеенчатым чехлом, как и аппарат рядом. Заходить внутрь мутант не стал, направившись во второе место. И тоже неудачно. Такого раритета у Нео не оказалось. Да и спровадить его постарались поскорее, наверняка помня о прошлом визите и неудачной шутке.
  'Похоже, напрямую мне получить что-то из оборудования будет не так и легко'.
  Пришлось возвращаться и, не думая о каллиграфии, строчить рукописный доклад. Более-менее удобный способ сидеть у стола все же нашелся. Спустя с десяток попыток, конечно же. Сесть на пол, передние лапы уложить на стул, и писать. В прошлой жизни почерк у него был не образцовым. А теперь легендарные 'врачебные рецепты' были разборчиво написаны. А ведь Элигор старался, писал аккуратно и почти не наставил клякс. Пара-тройка на листок не в счет.
  - Вот ты где. Написал? - Воскер, как и в те разы, подкрался почти бесшумно.
  'Тоже мне, песец четырехрукий!'
  Мысль с немалым недовольством промелькнула в голове. Но листы аккуратно протянул. Про случай возле пруда решили не упоминать ни он, ни ксеноморф.
  Дальше, в сопровождении Воскера и Эдварда, он прошел в штаб. Проходная, дежурный, заполнение временного пропуска. И, при этом, ни у ящера, ни у волка не отобрали оружие. Коридор, второй этаж, зал совещаний. В эту дверь они и вошли.
  Все как и ожидалось - зал, карта на стене, длинный стол. Несколько высоких чинов, наверняка из руководства Гарнизона. И два часа скуки. Слушать о планировании, возможных путях, местах повышенного внимания. Несколько уточнений, за которыми обратились к Тикру. И потом - обратно. Зачем он просидел это время в зале, изображая мебель, трехглазый так и не понял.
  Зато узнал кое-что от Воскере и Тикру. Если с первым все и так было ясно, и это собрание лишь подтвердило его весомость в этом обществе, то весомость ксеноморфа оказалась новостью. По влиянию до ящера он не дотягивал, зато отлично знал местность, и очень хорошо - обитателей Фортов. Быстро указывал на неточности карты, вроде разрушенных зданий, новых промоин, в которых могут прятаться живые.
  Немного неприятной новостью оказалось подтверждение слов Смила. Отношения между измененными и оставшимися людьми, хотя бы внешне, были напряженными. Слух исправно доносил до трехглазого большинство комментариев. В том числе и те, которые подтверждали правоту мыслей мутанта о цели разведки. Отправить пару таких существ, что могут и разведку провести, и выжить, и питаться самостоятельно, вот и все. 'И не жалко, если что' - такую фразу Элигор так же услышал.
  Путь обратно так же ничем особенным не запомнился. Тикру, как 'местный', жил в одной из квартир.
  'Если верить фильмам, у него должно быть дизайнерское жилье'.
  Любопытство мутанта оказалось без удовлетворения - приглашать на чай, или на котлетки, ксеноморф не стал. Только пару раз как-то странно покосился на трехглазого.
  До бункера с ящером шли в молчании. Обращаться за лентой для машинки уже не было такой острой необходимости. С другой стороны, в будущем это могло пригодиться. Немного подумав и решив, что ничего зазорного в этом нет, Элигор всё же спросил:
  - Воскер, у тебя лента для машинки есть? Пишущей? - пришлось, правда, остановиться у подъезда и ещё раз осознать, что никакой надежды на этот счёт не испытывается.
  - А тебе какую? - Ответ заставил задуматься.
  - Обычную, - ничего другого выдать Элигор не смог. Так как не имел понятия, чем, кроме цвета, ленты могут различаться.
  - Зайдешь потом, подберем. - Фраза заставил споткнуться. Все же машинка весила не пол кило, и таскать с собой туда-обратно не было сильного желания. С другой стороны, таскать несколько лент, с возможностью измазаться, хотелось еще меньше.
  - Хорошо. - Воскер направился к себе, трехглазый - к себе. Судя по звукам на кухне, скоро будет время ужина. А значит и уборка.
  
  

12. Новая жизнь?

  
  Распорядок жизни тут все же присутствовал. И, к удивлению трехглазого, преспокойно висел в коридоре. Вместе с остальными плакатами. С рисунками утренней гимнастики, первой помощи, действиях при ядерном взрыве, и так далее. Когда бродишь по коридору с целью убить время, начинаешь такое читать.
  'Мойте руки перед едой' - призывал плакат над дверью в столовую. И приписка маркером 'Лап это тоже касается!'. В следующей прогулке Элигор обращал внимание уже на подобные приписки. Все они были сделаны одним почерком. И, наверняка, были сделаны либо Эдом, либо Алом. Других кандидатов на подобное 'народное творчество' в голову не приходило. А попытка представить того же ученого, педантично делающего таким примечания, вызвала хихиканье.
  Точнее, хихиканьем этот звук был для мутанта, из горла вырвалась кашляющее рычание. Которое для окружающих было вполне пугающим. К счастью, обитатели бункера привыкли к бедности речи трехглазого, представленной рычанием и шипением, в большинстве.
  За ужином ничего особенного не происходило. Если не считать погрузившегося в себя саблезубого. На все подколки, довольно бесцеремонные, от волков, он односложно огрызался, вяло ковыряясь в тарелке. Все началось после ужина. То ли в шутку, то ли всерьез, вставшего из-за стола Смила приобнял со спины Эд.
  - Ну чего ты, не будь... - Договорить волк не успел, получив локтем под ребра. Развернувшегося саблезубого попробовал остановить Альфонс, почти удачно. Во всяком случае, сбить с ног Смила удалось.
  - И долго смотреть будешь? Ты же за порядком следишь, - голос Мина вогнал трезглазого в ступор. О том, что в его обязанности входит и такое, никто сообщить не удосужился. Зато стало понятно, почему у людей такая небольшая, и весьма специфичная, зона ответственности. В машинное никто, обычно, не заходит, а устраивать разборки в душевой...
  Основной проблемой, оказалось, была невозможность вскочить из-за стола. То, что лавки привинчены к полу, он заметил. А просто переступить через нее у Элигора не получалось. Он же не сидел, а, по сути, лежал за столом.
  Выбравшись и став на лапы, стало легче. Мутант использовал самый простой способ. Не самый правильный, правда. Просто перепрыгнул через стол, приземляясь сверху на копошащихся фуррей. И Смилу досталось меньше всех, так как он оказался между волками. Лежавший внизу Эдвард ощутил всю твердость пола, и весь вес остальных дерущихся. А сверху Ал получил когтями трехглазого по спине.
  - Больно же! - Рявкнул волк, пытаясь стряхнуть с себя мутанта. Приятель внизу вообще старался не двигаться, и думал о возможности вдохнуть. Смил тоже пытался встать, но придавившие тела не давали такой возможности.
  - Зато эффективно, признаю, - голос ученого, как обычно, тихий и отчетливый, моментально выбил дурь из всех голов. Взяв посуду, Воскер отнес ее на угловой столик, и потом просто перешагнул через расползавшуюся кучу.
  Саблезубый, как и волки, до взаимных пинков не дошел. Но и помогать подняться никто никому не стал. К некоторому удивлению треххвостого, все обожгли его недобрыми взглядами. Словно он им вечер испортил.
  'Что вообще произошло?'
  Понять происходящее никак не удавалось. Даже механические действия по уборке не помогали собрать мозаику. Смил был явно не в духе. Эд, по мнению Элигора, все же перешел грань допустимого. Альфонс пытался его защитить. А в итоге, виноватым оказался трехглазый. И все из-за невозможности крикнуть банальщину, вроде 'А ну, ша!'
  Убрав инвентарь в шкаф, задумался о замке.
  'С этой парочки станется, или что-то в химию подсыпать, или швабру сломать'.
  Но это требовало и инструментов, крепления проушин, наличия самого замка. А с учетом отсутствия дверей в личные комнаты, смотрелось бы полным идиотизмом.
  Вернувшись в личную каморку, мутант снова посмотрел на печатную машинку. В жилой части было подозрительно тихо. Даже если все легли спать, слышалось бы дыхание, скрип мебели. А тут будто ушли все. Но делать все равно было нечего. Взяв увесистый агрегат, двинулся в дальний конец коридора.
  Постучаться пришлось хвостом, руки заняты. Снова в ответ тишина, как и в тот раз. Со второй попытки открыв дверь, трехглазый заглянул в кабинет. Мало ли - не услышал ученый, или он сам, а может увлекся. В кабинете было пусто.
  'Зря только таскал, надо было налегке заглянуть, а там уже решать'.
  Идя обратно, в итоге решил после погулять.
  
  Занеся источник нынешних, да и, наверняка, будущих проблем обратно, захватил из шкафа снаряжение. Наладонник можно и на шее таскать, но сейчас хотелось размяться. Банально - побегать, попрыгать, может, на крышу какую-то забраться. Не сложилось. На выходе из подвала столкнулся, как ни странно, снова со Смилом.
  - Я за тобой как раз шел, - потирая бок, саблезубый развернулся и пошел куда-то к окраине. Ничего больше не поясняя.
  - Пошли, тебе говорят, Воскер зовет, - оглянувшись на стоящего мутанта, двинулся дальше. Ничего, кроме как следовать следом, не оставалось.
  'Да, сейчас в подвале вся компания, при свечах и в черных мантиях, готовит обряд посвящения'.
  Мысль до смешного бредовая. Но хорошо вписывающаяся в исчезновение всех обитателей из убежища.
  Путь привел их к стене. Теперь, вблизи, Элигор понял идею. Ряды каменных гаражей, дома и здания. Все, что одной, или двумя, стенами выходило наружу от Гарнизона, было соединено. Где - кладкой из блоков, где - монолитными участками. В жилых домах внешние комнаты засыпали строительным мусором, в гаражах - делали склады и боксы. Там, где были когда-то КПП, или здания выходили под углом - сооружали ворота. Минимум затрат, в общем.
  К одному из таких зданий Смил и Элигор сейчас и подошли. Когда-то четырехэтажное, оно сохранило два этажа. Остатками верхних забили комнаты, и пустили на перекрытие двух выездов по соседству. Саблезубый двинулся к спуску в подвал.
  'Блин, я что, прав оказался?'
  С внешней стороны перекрытия были разбиты, было засыпно и подземелье. Но выходящие у внутренней стены помещения были почти чистыми. Стены были словно измазаны смолой, да и влага словно сочилась отовсюду.
  'Как в 'Чужих', антураж даже устроили...'
  Долго думать, какая четырехглазая голова тут участвовала, не стоило.
  'Тикру постарался, наверняка'.
  Реальность оказалась прозаичней и страшнее. Еще один поворот, короткий тоннель-пещера, явно прорытый в сторону от центра. И помещение, размерами сравнимое с общим помещением бункера. Ударивший в нос запах топлива, и остатки стен, намекали на емкости под автозаправкой. Но дышать было можно.
  Куда интереснее был сам антураж. Бывшие баки были превращены, почти, в гнездо ксеноморфов из фильма. Словно оказался в огромной грудной клетке - позвоночник наверху, ребра по бокам. По центру одной из стен устроилась 'королева', напротив нее, в круге света от фонаря, стоял четырехрукий.
  Помимо воли, взгляд мазнул по полу и стенам. Характерных яиц-коконов на глаза не попалось. Да и саблезубый спокойно направился вперед. Сделав несколько шагов вперед, трехглазый заметил наладонник в одной из лап Королевы. Странно знакомый.
  'Тикру?'
  Такой новостью и прибить можно.
  Даже такой, мимолетной, мысли теперь оказалось достаточно. Трехглазый понятия не имел, чем в плане мозга отличается обычный ксеноморф, и Королева. Да и ксеноморф ли это вообще? Как показал опыт, внешность часто не соответствует внутреннему содержанию. Да, Тикру замечательно лазил по стенам, но мог ли он бегать по потолку? Была ли вместо крови - кислота. И еще десятки вопросов.
  Но сознанию проще искать нечто знакомое. Похож на ксеноморфа? Будет ксеноморф. А на все второстепенное - наплюем.
  'Самым интересным будут регулярные трансформации. Пару месяцев - самец, пару месяцев - самка'.
  - Я тебе потом хвосты на шее завяжу, - мысли трехглазого были бесцеремонно прерваны синтезированным голосом. Проверять, что желает сделать одна из хватательных конечностей, тянущаяся к нему, желания не было. Но и пятиться назад было стыдно.
  В итоге три самца распределились вокруг Королевы, примерно на одинаковом расстоянии. И дверь теперь прикрывал, если можно так сказать, только Смил. Расслабившийся на миг мутант был почти сразу наказан. Трехглазому пришлось быстро подпрыгивать, пропуская под собой хвост. А затем, все же, отскакивать назад, за пределы зоны досягаемости Тикру.
  - И вообще - к тебе перееду, - после озвучивания ксеноморфом этой фразы, в помещении повисла тишина. Вскоре от двери послышалось сдавленное хрипение. Три головы моментально повернулись в ту сторону.
  Смил, прислонившись к стене, зажимал лапами пасть, пытаясь не заржать. И теперь медленно пятился, пытаясь уйти от расправы. В ее неизбежности, по крайней мере, от Элигора и Тикру, он был уверен. Слишком красноречивый был взгляд.
  - Я к свадьбе готовиться! - С таким криком саблезубый, нащупав дверь, рванул наружу. Бросившийся вдогонку трехглазый был быстро сбит с лап, а затем ощутил слабый укол в район 'уха'.
  Пришел в себя он резко. Попытка пошевелиться ничего не дала. Тело, в стиле фильмов, оказалось вмуровано в смолу на стенах. Лапы, руки и хвосты - прочно. И даже на морде оказалось подобие намордника. В поле зрения оказался только ящер, закрывающий пробкой какую-то колбу.
  - Интересно, что получится, - окинув взглядом весьма недовольный 'барельеф' Элигора, Воскер спокойно развернулся, и направился к выходу. Там, у стены, оказался прислонен чемоданчик, в который и убралась коблочка.
  - Что, не останешься за экспериментом наблюдать? Сам же просил 'не испортить', -'голос' Тикру раздавался сверху. А вот Элигору это ничего не поясняло.
  'Эксперимент, не испортить, вы что, с дуба рухнули?'
  Треххвостый не оставлял попыток вырваться. Результат был быстрым. Ему банально треснули хвостом по голове.
  - В общем, все куда сложнее. Не знаю, как задумывали создатели, но теперь королеве нужна пара. А то и не одна. Так как сильно экспериментировать не тянет, решили сначала попробовать тебя. Как самого странного. Да и хвост похож. - Это заявление окончательно ввело Элигора в ступор. А наладонник продолжал озвучивать введенные в него буквы.
  - Если откажешься - мы тебя скушаем!
  - Она шутит, - Воскер устроился на чемодане, и наблюдал за происходящим со стороны. - Вы слишком разные. И вероятность удачного скрещивания - минимальна.
  'Так, выходит, если получится со мной - получится с кем угодно. Только интересно - этот результат будет положительным, или отрицательным? Не верю, что Воскеру нужна армия'.
  Помимо воли, сознание возвращалось к соотношению размеров. Королева раза в полтора была крупнее, это если брать в расчет лишь размеры тела. Каждая из лап была с Элигора длиной. И почему-то на эротические фантазии его сейчас не тянуло. Только кого сейчас интересовало его мнение? Эксперимент был одобрен и утвержден.
  Когда, уже приведя дыхание в норму, мутант поднялся на лапы, Тикру удобно устроилась среди наростов на стене и, кажется, дремала. Воскера, ожидаемо, нигде не было.
  Привести себя в порядок, как оказалось, тут было где. Логично, если Королева хотела устроить тут гнездо, воду надо было подвести. Да и ей следить за собой надо. Удобств - почти никаких. Кран на стене, короткий поливочный шланг, да слив в полу. И все в маленькой комнатке.
  Путь обратно был почти знаком. Окружающие, ожидаемо, не обращали на него внимания.
  'А все говорили, что запах у фуррей будет играть не малую роль. Или все, кто изменился, еще не приспособились к телу?'
  Помимо воли Элигор пытался отметить необычный, или заинтересованный, взгляд в свою сторону.
  Все вокруг были заняты повседневными делами. Вот пара из лисы, или лиса, и человеческой женщины, придется привыкать к такому обращению, несла в пакетах явно консервы. Глухой железный перестук и формы явно говорили об этом. Бригада из рабочих чистили огромную трубу у четырехэтажного дома. Наверное, будут восстанавливать индивидуальную котельную в нем. Где-то на грани слышимости то взвизгивала, то трещала бензопила. Гарнизон готовился к зиме.
  Вот и 'его' дом. Войти во двор, спуститься в бункер. Мысленно выругаться, глядя на оставшийся в столовой бардак. Минотавр и остальные вынесли только посуду, а даже смести со столов поленились. Или это его так воспитывали - не отлынивай?
  Подойдя к шкафу, мутант, было, потянул за дверцу. И замер. Такого тихого, но металлического, звона быть не должно. Подняв голову, тихо зарычал. Кто-то, мохнатый и ушастый, из волчьих, аккуратно поставил на шкаф ведро. Став на задние лапы, Элигору удалось руками до него дотянуться.
  Пустое. Но грохот при падении был бы знатным.
  'Мы еще посмотрим, кто кого распнет!'
  Отступая за шкаф, и с грохотом ставя ведро на пол, мутант не выпустил из пальцев ручку. Дверь скрипнула, и снаряд полетел на звук. Грохот удара о стену.
  - Ты настолько сердит? - Тихий, и, казалось, немного обиженный голос Воскера заставил вздрогнуть. С чего мутант взял, что Эд, как в дешевом фильме, стоит за дверью с дежурной хохмой наготове?
  - Закончишь буянить - зайдешь.
  От этого становилось еще страшнее. Вряд ли ящер его убьет. Но, почему-то, осуждение от четырехрукого пугало сильнее, чем драка со стаей обезумевших мутантов.
  Уборка затянулось. Мутант специально тянул время, два раза протерев столы, тщательно вымыл пол, и даже по стенам прошелся тряпкой. Потом направился в свою комнату, где несколько мгновений смотрел на печатную машинку. От осознания собственной тупости хотелось взвыть. Воскер говорил зайти к нему, за лентой для машинки. И с чего он накрутил себя?
  Вздохнув, подхватил машинку, и направился к лаборатории. Постучал. Дождавшись ответа, вошел. И застал ящера, что-то выискивающего в ящиках стола. Через несколько секунд тот выпрямился, со стопочкой коробок в руках.
  - Ты тоже об этом вспомнил? - Элигор снова оказался в шоке. Что же потребовалось от него ученому? Пытаться предсказать поведения четырехрукого - дело явно гиблое. А вот ему предугадать шаги Элигора явно проще.
  - Извиниться хотел за неожиданность. Просто ты вряд ли согласился. Но в следующий раз я предупрежу. - Одновременно со словами ящер осмотрел машинку, выбрал одну из коробок, и быстро заправил ленту в механизм.
  - Забирай, работает, - словно ничего и не было, мутанта просто выставили за дверь. Так и не поняв ничего, трехглазый направился обратно в комнату. Похоже, жизнь у него станет насыщеннее. Во всех смыслах.
  'С него станется и масштабный опыт провести. Кто с кем может скрещиваться'.
  Поставив машинку на стол, Элигор подхватил полотенце, направился в душ.
  'Ополоснуться и спать'.
  Только спокойного завершения дня не вышло. Возня в коридоре заставила высунуть морду с наибольшей осторожностью. Но вовремя, чтобы заметить вероятное 'пополнение' их компании.
  В помещение лаборатории кого-то затаскивали. Как и самого Элигора когда-то - явно без сознания. Торчащие из-за двери хвост и кончики крыльев намекали на интересное продолжение. С Воскера станется, вместо занятого, точнее - занятой, Тикру найти ему нового напарника. Крылатого.
  'Кажется, все становится намного интереснее'. Все же решив, что гигиена важнее, аккуратно проскользнул в душевую. В конечном итоге, с учётом иерархии, его поставят перед фактом. Как и новенького.
Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"