Дайнеко Юлия: другие произведения.

Учитель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 5.45*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Он был для нее всем! Первым наваждением, первой любовью, первой страстью... и первым, кто жестоко обманул. Он преподал ей много уроков, но как жить без него... этому пришлось учиться самой.




    мультяшки с кодами для вставки В процессе! Прода от 29.03 в комм. 480 и общий файл! За поданную мне идею большое спасибо Чайке Софии и ее роману "Чего хочет Даша"!

    russian marriage Contatore Visite besucherzähler

  
  
  УЧИТЕЛЬ
  
  Аннотация: Он был для нее всем! Первым наваждением, первой любовью, первой страстью... и первым, кто жестоко обманул. Он преподал ей много уроков, но как жить без него... этому пришлось учиться самой.
  
  
  
  Глава 1
  
   - Калугина, задержитесь на минутку, - проговорил преподаватель Станиславе.
  Преподаватель их профилирующего предмета, доцент кафедры, кандидат экономических наук и все это в двадцать девять лет. Нужно ли говорить, что Константина Владимировича провожали томными вздохами все девушки потока, да что уж там - всего университета. Молодой, красивый, умный и одинокий.
  Стася не была исключением. Но в отличие от сокурсниц, девушка не показывала своей симпатии. Воспитание не позволяло. Все же он преподаватель! Калугина могла кинуть восхищенный взгляд лишь тогда, когда это касалось их предмета. А Смирнов умел заинтересовать не только брутальной внешностью с улыбкой Казановы, но и действительно интересным материалом лекций. Он невольно затягивал в дискуссию студентов. Большинство из них предпочитали склонить головы, притвориться усердно записывающими материал со слайдов, но не Стася. Она всегда тянула руку, чтобы согласиться или высказать противоположное мнение преподавателю.
  И сейчас, когда он попросил задержаться лучшую студентку потока, Калугина искренне недоумевала, что же сделала не так.
  - Я не ругать тебя буду, - увидел Константин страх в глазах Стаси. - Присядь. Хочу предложить тебе работу.
  - Нехорошо подслушивать, Константин Владимирович, - покраснела Станислава.
  - Нехорошо, Калугина, под носом у преподавателя обсуждать то, что не касается калькулирования себестоимости продукции. Сама виновата,- подловил ее Смирнов.
  - Простите, подобное больше не повторится, - еще больше смутилась Стася. Надо же было так глупо попасться!
  - Конечно, не повторится. Это же была наша последняя лекция. Затем только экзамен, ГОСы и диплом. Верно, Станислава? - задал он чисто риторический вопрос, на который не требовалось отвечать, но Калугина все же кивнула. - Но, надеюсь, моя новость тебе поможет. Нашей кафедре требуется делопроизводитель. Александра Сергеевна уходит в декретный отпуск. Если тебе это интересно, то подойти к заведующему.
  - Возьмет ли он глупую студентку?
  - Не прибедняйся, - усмехнулся Смирнов. - Ты уже практически свой человек. Все преподаватели о тебе хорошего мнения, а если нужно я могу слово замолвить.
  - Зачем вам это, Константин Владимирович? - искренне удивилась Станислава.
  - За красивые глаза, Калугина, - впервые Смирнов позволил такую вольность с этой студенткой.
  Всегда серьезная и скромная Станислава Калугина вызывала интерес у Смирнова на протяжении всей учебы. Девочка действительно умна, а к тому же еще и красива. Но неприступна. И даже не для него. Константин ни разу не видел Станиславу в компании парней, если это только не касалось учебных проектов.
  А сейчас она оказалась в критической ситуации. Учеба подходила к концу, и родители требовали возвращения дочери, если та не найдет себе работу в городе. А где же зацепиться девчушке из глубинки? Связей нет, друзья также помочь не могут. А в деревушке максимум - сельсовет.
  Смирнов невольно услышал ее отчаянный рассказ подруге, но та лишь сочувственно погладила Стасю по руке и предложила устроиться официантом.
  - Нет, Константин Владимирович, спасибо, но не нужно, - встала из-за парты Станислава, быстро собирая вещи. Ей хотелось закончить этот неловкий разговор.
  - Калугина, лучше пойдешь напитки разносить? А вместо подноса можно диплом использовать, - жестоко. Он сам это понимал, но что-то всколыхнулось внутри. Запротестовало. Зря, что ли, она училась все эти годы? Напрасно старалась на красный диплом? Когда он приехал покорять этот неприступный город, Смирнову пришлось чуть ли не потом и кровью доказывать, что он достоин того, что сейчас имеет. А она отказывается от помощи. - Я думал, ты умная.
  - Спасибо за доверие, Константин Владимирович, - упрямо задрала итак курносый носик Станислава и вышла из аудитории.
  Но спустившись на первый этаж, запал поубавился. А здравый смысл победил гордость. Поэтому Станислава развернулась в сторону кабинета заведующего кафедрой 'Экономики и управления производством', решив, что все же попробовать стоит. Но без помощи Смирнова. Прямо сейчас, одна. И если примут на работу, то это будет только ее победа.
  Ей повезло. Беляев не стал мучить студентку, задав пару вопросов и просмотрев в базе университета успеваемость Калугиной, принял ее на должность делопроизводителя кафедры.
  Работа оказалась несложной, но требующей внимания. И не только со стороны документации, но еще и самих преподавателей. Многие из них оказались капризными профессорами, которые так и норовили завалить лишней работой юную девушку. Но Стася терпеливо выполняла все, что только бы не попросили, иногда в урон себе, задерживаясь на кафедре, а бывало и вовсе, беря работу с собой домой.
  Лишь Смирнов не обременял ее понапрасну. Даже чуть ли не выгонял с кафедры, заставляя ту пообедать или просто подышать свежим воздухом.
  - Константин Владимирович, - возмущалась Стася, - мне еще нужно подготовить отчет к заседанию кафедры.
  - Станислава, я уже не твой преподаватель, поэтому обращайся ко мне на 'ты', у нас всего-то разница в возрасте семь лет.
  - Но, Константин...
  - Стоп! Вот так, без отчества. А теперь иди в буфет, нам нужен здоровый работник. Отчет от тебя никуда не убежит.
  Так, потихоньку он приучил Стасю к равному общению, затем подговорил поступить в магистратуру, взял к себе в ассистенты, чтобы Станислава преподавала на полставки практические занятия по его лекциям. Затем из коллеги он перерос в ее друга, верного слушателя и неоценимого советчика. Константин занял собой все пространство и мысли девушки. Он стал ее наваждением, ее первой любовью... кислородом. Смирнов преподал ей много уроков, и не все они оказались приятными. Увы.
  
  ***
  Поэтому сейчас, спустя пять лет, Станислава совершенно не желала снова видеться со Смирновым. Но, видимо, судьба решила иначе. Она с неохотой перебирала одежду в шкафу под нескончаемый монолог своей студенческой подруги, Пелагеи Евсеевой, в девичестве Карасевой.
  Пелли удачно вышла замуж, перед самой защитой диплома. И теперь жила в удовольствие и на радость мужа - бизнесмена. Она не уставала повторять, что родилась с одной целью - тратить деньги. И это ей удавалось действительно хорошо!
  - ... в следующий раз ты должна посетить этот новомодный ресторан со мной, - щебетала беззаботно подруга, пока Стася достала очередной безликий костюм. - Боже, что это за ужас? - в один миг оказалась рядом Пелли и отобрала серое безобразие из рук Стаси. - Дорогая, так ты никого не поразишь.
  - Пелагея, я еду на конференцию, а не на отдых. Ты забыла? Мне нужно будет сделать серьезный доклад, - попыталась вырвать костюм их цепких пальчиков Евсеевой.
  - Вот именно! Ты будущий кандидат экономических наук!
  - Для этого мне еще нужно защититься, - напомнила Калугина, перебирая вешалки с одеждой, так как поняла, что костюма ей уже не видать.
  - Защитишься, а если еще произведешь должное впечатление на конференции, то...
  - Пелли, я не дефилировать собираюсь.
  - Калугина, ты же была яркой красивой девушкой. Куда все ушло? И я не говорю о дефиле, но сначала люди, даже уважаемые и давно покрытые паутиной профессора, сперва смотрят на обложку, а уж потом судят по содержанию. Так что подвинься, я, кажется, вижу кое-что подходящее, - выудила подруга из дальнего угла бордовый брючный костюмчик. Затем в чемодан последовало еще несколько вещиц, которые Стася ни разу не одевала. Она даже не помнила, зачем приобрела все это. Но с подругой спорить не отважилась.
  Может, подруга права? И ей пора скинуть с себя ученую пыль. Когда-то она действительно была красоткой. Хотя почему была? Придирчиво осмотрела свою стройную фигуру в зеркало Станислава. Лицо все еще свежее, ни одного намека на морщины, густые каштановые локоны. Тело стройное и гибкое от занятий йоги.
  Возможно, после конференции она позволит выйти себе в свет за долгое время затворничества. Тем более Пелли ее постоянно куда-то звала. Она всегда находила отговорки.
  - Так, где ты говоришь, будет проходить конференция? - вырвала подругу из мыслей Евсеева.
  - В загородной усадьбе 'Сосны'.
  - Не бог весть что, но хорошо еще, не в профилактории 'Красная звезда' с савдеповскими номерами. Тогда тебе понадобится еще что-то на низком ходу. Вполне вероятно, что вам устроят фуршет на свежем воздухе, - практически окунулась в раскрытый шкаф Пелагея.
  - Не знаю, я буду занята подготовкой...
  - Стася, я тебя умоляю! Ты же не собираешься сидеть все три дня взаперти?! Твоя работа полностью готова и даже больше, если такое возможно!
  - Там будет Смирнов, - открыла Станислава ей главную пугающую новость. Она не хотела лишний раз видеться с ним. Только доклад и на этом все!
  - Почему не сказала мне раньше? - Пелагея обняла вдруг озябшую подругу.
  - Не думала, что нужно. Все же я взрослая девочка, - усмехнулась Калугина совсем невесело.
  - Хочешь, я поеду с тобой. Один звонок Павлику и он все устроит, нам даже с тобой выделят президентский люкс, если там такой имеется, конечно, - заманчивое предложение выдвинула Пелли. Но Стася не могла на него согласиться.
  Она не хотела лишний раз показывать Смирнову свою слабость. Прошло уже много времени. Все позади. Тем более он хорошо дал понять это в их последнюю встречу. Не помогли слезы глупой ассистентки Калугиной.
  Теперь же она сама доцент кафедры. Как заметила подруга, будущий кандидат экономических наук. И пусть работает в другом университете, но всего добилась сама. Поэтому Стася имеет полное право появиться на конференции открыто, никого не стесняясь. А уж тем более не прячась!
  
  Глава 2
  
  Загородная усадьба встретила Станиславу еще теплым сентябрьским солнцем, пением птиц и чистым воздухом, которого в городе так не хватает. У девушки даже слегка закружилась голова от переизбытка кислорода. Вот она жизнь среди каменных высоток и асфальта.
  Здесь же все выглядело гармонично и спокойно. Небольшие домики из сруба, вокруг величественные сосны тянутся своими пиками вверх к голубому небу, множество тропинок, которые ведут к беседкам или на причал к озеру. Жаль, сейчас не лето. Устремила свой взор карих глаз Стася на набегающие волны. Еще раз набрала полные легкие воздуха, пропитанного хвойным ароматом, и направилась к главному корпусу, где ей должны были выдать ключ от одного из домиков.
  Главное здание находилось в самом центре усадьбы. Большой трехэтажный терем, словно из мультика 'Кошкин дом' с голубыми балками и расписными рамами на окнах, встретил Станиславу огромной стойкой ресепшен. Стася невольно провела по массивной деревянной столешнице покрытой лаком.
  - Здравствуйте, - тут же подошла к ней девушка с идеально-тугим пучком на голове и с широкой улыбкой на лице. - Вы прибыли на конференцию?
  - Добрый день, да. Калугина Станислава Юрьевна, - вежливо кивнула Стася.
  - Домик номер семь, Станислава Юрьевна. Ваша соседка еще не прибыла, - подала ключи девушка. - Также программа конференции и график работы усадьбы, - подала две книжечки она. - Если вам что-то еще будет нужно, звоните нам на ресепшен.
  - Большое спасибо, - Станислава быстро попрощалась с девушкой и вернулась к своей машине, которую оставила на парковке усадьбы. Достала чемодан, ноутбук и направилась к домику. Пока ей все очень нравилось. Она решила приехать пораньше, поэтому многих членов конференции еще не было. Можно будет спокойно разобрать свои вещи, принять душ, может быть, прогуляться перед обедом и... подготовиться к возможной встрече со Смирновым. Хотя о последнем... Стася надеялась, что все же участников будет много и им не придется пересечься.
  Она открыла своим ключом деревянную дверь и вошла в дом, который ей предстояло разделить с еще одной женщиной. Калугина очень надеялась, что та не доставит ей особых хлопот своим соседством.
  Хоть конференция и была экономической, Стася уже давно знала, что за профессорским идеальным костюмом может скрываться человек не самых строгих жизненных позиций.
  - Неплохо, - осмотрелась Калугина.
  Небольшая, но вполне уютная гостиная с выходом на веранду. Три закрытые двери вели в ванную комнату и спальни. Станислава решила выбрать ту, которая выходила окном на озеро. Комната оказалась в спокойных бежевых тонах с двуспальной кроватью, шкафом и рабочим столом. На стенах расположились незатейливые лесные пейзажи. Единственным ярким пятном в спальне оказались шторы с крупным цветным принтом.
  В уже привычной тишине раздался звонок мобильного. Слишком громкий и какой-то даже раздражительный. Станислава быстро нажала кнопку.
  - Ты уже его видела? - услышала Калугина бодрый голосок подруги.
  - И тебе здравствуй, Пелли, - подошла к окну Станислава и всмотрелась в горизонт. - Добралась хорошо, меня разместили в уютном домике, соседку свою еще не видела. Не знаю, что тебе не понравилось в усадьбе...
  - Да, да. Рада за тебя, подруга. Я знала, что ты благополучно доберешься. Меня волнует другое! - нетерпеливо тараторила Евсеева. - Ты видела Смирнова? Он все так же великолепен, как пять лет назад?
  - Нет, не видела, - тяжело вздохнула Стася. - И надеюсь, не придется.
  Послышался звук открываемой двери, после чего перед Станиславой предстала женщина чуть старше Калугиной в ярко-синем костюме, на невероятно высоких каблуках и с идеальными белокурыми завитками.
  - Ох, здравствуйте, - прощебетала она. - Еле донесла свой чемодан, кажется, я перестаралась с нарядами, - звонко рассмеялась женщина.
  - Пелли, мне пора. Увидимся, как вернусь, - быстро скинула вызов, пока подруга не успела запротестовать. Подошла, чтобы поздороваться с соседкой. - Здравствуйте. Станислава, - протянула руку Калугина, улыбнувшись.
  - Очень приятно, Ольга, - пожали женщины друг другу руки.
  Станиславе тут же бросились в глаза красные ноготки Ольги. Когда-то и она предпочитала яркие тона. Куда все делось? И почему?
  - Вы не против, я заняла спальню с видом на озеро? - обратилась к ней Сатся.
  - Нет, нет. У меня морская болезнь. Стоит только увидеть небольшой водоем, как тут же становится дурно. И давайте перейдем на 'ты', как-то неудобно... все же нам трое суток делить этот милый домик, - хлопала Ольга ресницами. - Ты приехала на конференцию в роли слушателя или с докладом? - с необычайной легкостью спросила Ольга, на зависть самой Стаси. Ей бы так, но она всегда тяжело сходилась с людьми.
  - Да... я приехала с докладом. А вы... то есть ты?
  'Да уж!' - пожурила себя Калугина. Если она так будет мямлить, выступая перед всеми собравшимися умами не только их страны, но и приглашенных гостей других государств, никто не воспримет ее всерьез.
  - Меня направили от института, как самую молодую и незанятую домашними хлопотами. Надеюсь, здесь будут интересные члены конференции, - подмигнула ей Ольга, намекая на мужскую часть.
  Одного Станислава могла назвать ей прямо сейчас, но, как оказалось, Ольга знала об участниках гораздо больше, чем сама Калугина. Видимо, девушка хорошо подготовилась к научному мероприятию и не только в плане ее ученой стороны.
  
  ***
  Обед прошел все в той же компании Ольги и еще двух женщин за выделенным им столиком в ресторане усадьбы. Среди них Калугина была единственной выступающей на конференции.
  Как только Станислава переступила порог ресторана, обвела обеспокоенным взглядом все помещение, но Смирнова здесь не оказалось, как и многих участников. Оказалось, что большинство предпочли приехать чуть позже, к вечерней программе с коктейлями и непринужденными разговорами.
  - О, а вот Болотин, - прошептала Ольга на ухо Станиславе. - Заведует кафедрой то ли экономики, то ли финансов в академии при президенте. Точно не вспомню, - слегка наморщила носик девушка. - У него своя трешка в центре и загородный дом. Все еще холост, хоть и четвертый десяток не за горами. О, а это Краснов, - указала она на другого мужчину с миниатюрной брюнеткой. - Хм, в открытую заявился с любовницей.
  - Почему? Может, это его жена? - Калугина попыталась увидеть кольцо на безымянном пальце его спутницы, но того там не оказалось.
  - Он сейчас разводится с женой. Поговаривают, что эта милашка - его секретарь, вилась вокруг Краснова чуть ли не год... - Ольга все говорила и говорила, казалось ее не остановить.
  После пятого или шестого увиденного мужчины, Станислава уже не считала, она просто перестала вслушиваться в щебет своей соседки. Гости все прибывали и прибывали. А она могла думать только об одном человеке, который так пока и не появился.
  Может, ей повезет, и он вовсе не приедет на конференцию? Смирнов мог и отказаться в последний момент или заболеть, например. Она надеялась и одновременно боялась, что ее желание сбудется.
  - Здравствуйте, Станислава, - вывел ее из тяжких раздумий знакомый мужской голос. - Я как раз разговаривал с председателем конференции о вашем предстоящем выступлении, - подошел к ним седовласый профессор в элегантном сером костюме.
  - Здравствуйте, Валерий Иванович, - улыбнулась Калугина. Она была рада видеть Беляева. Он тот, кто принял ее в мир науки, наняв Станиславу на первую работу тогда еще студентки выпускной группы. - Надеюсь, ничего плохого?
  - Ну, что ты, Станислава, - пожурил ее Беляев пальцем. - Как твоя диссертация? Я хотел бы прочесть ее, если позволишь.
  - Буду только рада, Валерий Иванович. Было бы хорошо получить от вас рецензию.
  - Это даже не обсуждается, для наших бывших лучших работников кафедры я всегда готов найти время, - дружелюбно улыбнулся Беляев. - Что ж отдыхайте, дамы. А мне еще нужно кое с кем переговорить.
  - Хорошего вечера, - попрощалась она с профессором и повернулась к Ольге.
  Та по-прежнему высматривала своим зорким взглядом всех, кто прибывал на банкет. Ольга стояла с идеально прямой осанкой в красном коктейльном платье на неизменных высоких каблуках. Станислава, вообще, заметила, что кроме шести разных шпилек, ее соседка не взяла больше другой обуви. В то время как у Стаси, имелись только одни классические лодочки на семисантиметровом каблуке, а остальная обувь - на низком ходу.
  Калугина чувствовала себя блеклой молью рядом с эффектной блондинкой. В своем черном платье-футляре, с привычной прической - ракушкой, еще и с минимум косметики на лице.
  Но сейчас, после встречи с Беляевым, девушка вконец вся издергалась. Ведь, если Валирий Иванович уже прибыл, значит, и Смирнов должен был появиться. Вот только где же он? Станислава уговаривала себя успокоиться, принять свой уже такой привычный отстраненный, холодный образ.
  - Ох, а вот еще один достойный мужчина, - проводила кого-то томным взглядом Ольга. Стася не успела рассмотреть, кого же приметила соседка, так как у входа столпилось слишком много людей. - Как жаль, что он решил остепениться. Такой мужчина уплывает, - расстроено вздохнула Ольга. - Но с другой стороны, невеста - это еще не жена, - еле заметно повела она плечиком. - Да и приехал он, вроде бы, один. По крайней мере, я не вижу с ним сопровождения.
  - Кто же это такой, что ты готова отбить его у другой женщины? - оставила попытки рассмотреть этого 'мужчину-мечту' со слов Ольги.
  Лучше бы она не спрашивала. Лучше бы так и осталась в неведении. Ведь к следующим словам Станислава оказалась совсем не готова. Она чуть не упала, если бы не спинка стула рядам.
  - Вот ты темная, сразу видно, только о науке и думаешь. О Смирнове я говорю, о ком же еще, - Стася в одно мгновение забыла как дышать. А в груди что-то сильно сдавило, после чего почувствовалась сильная боль. Она думала, что больше никогда не ощутит этих мук, но, оказалось, чувства никуда не ушли. - Хотя странно, если ты знаешь Беляева, то и со Смирновым тоже должна быть знакома, - наконец, посмотрела на нее Ольга. - Станислава, с тобой все хорошо? - обратила внимание на побледневшее лицо своей новой знакомой Оля.
  - Да... просто душно. Пожалуй, выйду на свежий воздух... Я скоро вернусь, - выбежала она прямо через открытые двери балкона в прохладу ночи.
  Не оглядываясь, она уходила все дальше от главного корпуса усадьбы. Стася скинула свои туфли, которые стали вдруг совсем неудобными, подхватила их в руки и побежала к домику. К спасительной тишине своей уютной спальни, где нет всех этих людей. Где нет Смирнова!
  Да, она обещала вернуться Ольге, но это выше ее сил. Ей нужно немного времени, чтобы принять неожиданную новость. Собраться с силами, чтобы завтра выступить. Это главное! Она и так упустила много хороших возможностей лишь из-за того, что там появлялся Смирнов. Лучше бы и сюда не приезжала. Но сейчас уже поздно снимать свое имя из программы. Поэтому хотя бы эту ночь она проведет, укрывшись в безопасном для себя месте. Там, где не увидит Смирнова, а он ее.
  
  Глава 3
  
  Утро Стасю встретило пением птиц за окном, которое она оставила приоткрытым на ночь. Погода еще позволяла пользоваться последними теплыми днями.
  Девушка лежала в кровати, смотря в потолок. Она пыталась отыскать в себе силы на грядущий день, на выступление... на возможную встречу. Станислава понимала, что сегодня Смирнов все равно ее увидит, ведь не заметить человека за трибуной просто невозможно.
  Вчера, как только Калугина оказалась в спальне, сбежав от всех гостей и в частности от одного мужчины, слезы так и не пролились из ее глаз. Она лежала в темноте, укрывшись одеялом и дрожа всем телом. Шептала себе слова успокоения. Говорила о том, что так даже лучше. У него своя жизнь, а у нее... тоже. И пусть у Станиславы нет рядом человека, которому она смогла бы довериться полностью, полюбить и быть любимой, зато есть любимая работа, верная подруга и... снова работа.
  Сейчас Стася уговорила себя подняться, принять душ и даже заказать себе в номер легкий завтрак. Калугина решила, что так будет безопаснее для ее расшатанных нервов из-за предстоящего выступления.
  Да! Она лгала сама себе. Понимала, что нервничает не из-за выступления, но так было проще.
  Входная дверь тихо приоткрылась. Послышались легкие женские шаги. Обернувшись, Стася увидела Ольгу, которая на цыпочках кралась в домик. Она до сих пор была в красном платье, а лаковые туфли держала в руках. Слегка растрепанная прическа и размазанный макияж не портили женщину.
  - Ты уже не спишь? - увидела Ольга Станиславу, перестав идти на носочках.
  - А ты, видимо, еще и не ложилась, - Станислава старалась не судить людей. И сейчас ответила Ольге без отвращения и злости от поведения соседки. Зачем ругать того, с кем ты толком незнаком. Да и развивать их временную дружбу Стася не стремилась. Слишком разные. - Кофе будешь?
  - С удовольствием, - присела рядом соседка и взяла один тост с тарелки. - Кстати, куда ты вчера пропала? Я тебя ждала, ждала...
  - Прости, мне стало хуже, поэтому решила не возвращаться. Надеюсь, ты не скучала? - перевела разговор на Ольгу. Она поняла, что той только задай вопрос и ее уже будет не остановить. А Стасе совсем не хотелось говорить о себе, поэтому такое положение вещей Калугину устраивало.
  - Как видишь, - усмехнулась Ольга. - Ладно, я в душ и собираться на конференцию. Желаю тебе хорошо выступить, - крикнула уже из спальни Оля.
  - Спасибо, - на автомате проговорила Станислава и направилась в свою комнату.
  Только сейчас, открывая шкаф, чтобы достать свой наряд для выступления, Стася задумалась о том, с кем же провела ночь ее соседка. А что если это был Смирнов? Калугина видела интерес в глазах Ольги. Женщина открыто сказала, что готова побороться за внимание Константина и отбить у невесты. Что если ее план сработал?
  Хотя Станислава не хотела знать ответ. Это не ее дело. Кому и стоит переживать, так это невесте Смирнова. Если он все же провел эту ночь с Ольгой, то предал не Стасю, а ту, которой сделал предложение.
  Достав из шкафа элегантный брючный костюм глубокого винного цвета, Станислава кинула его на кровать и села перед зеркалом. Она решила, что должна хотя бы внешне выглядеть так, будто ей ничего не страшно. А для этого необходимо немного больше косметики, чем она позволяла себе в последнее время.
  Через час в зеркале на нее смотрела уверенная в себе деловая женщина. В строгом, но не лишенном вкуса и женственности костюме с идеально подведенными стрелками и яркими губами. Лишь прическу Станислава решила не менять. Все тот же привычный пучок, который отлично завершал образ снежной королевы.
  Только еле заметная дрожь рук могла ее выдать, но и это поправимо. Калугина взяла папку в руки, после чего вышла из спальни.
  - Ты готова? - постучала она в закрытую дверь соседки.
  - Иди без меня, - открыла Ольга дверь, стоя в одном нижнем белье. - Мне еще нужно выбрать наряд.
  - Хорошо, - кивнула Станислава и направилась на выход.
  - Станислава, только дверь не закрывай, - окликнула ее Ольга, - Боря обещал зайти за мной. Хочу ему сделать маленький сюрприз.
  - Да, конечно, - покраснев, ответила Стася. Ей не хотелось стать свидетелем сюрприза для этого Бори. Поэтому Калугина быстро прикрыла дверь, не запирая ее на замок, и чуть ли не бегом направилась к главному корпусу.
  По крайней мере, она узнала, что ночь Ольга провела вовсе не со Смирновым.
  - Хотя какая мне разница, - снова одернула себя Калугина.
  Она остановилась у входа в актовый зал, где должен был пройти первый день конференции, и осмотрелась по сторонам, пытаясь отыскать знакомый силуэт мужчины. Но его нигде не было. Он как будто издевается над ней, расшатывая ее нервы до предела своим отсутствием.
  - Волнуешься?
  Стася подпрыгнула на месте от этого бархатного, чуть с хрипотцой мужского голоса.
  И как он сумел так незаметно подкрасться к ней? Прикрыла глаза Станислава и досчитала до десяти, чтобы успокоить свое взбунтовавшееся сердечко. Поворачиваться она не торопилась. Было жутко страшно увидеть его, да еще и так близко.
  Пока Станислава собиралась с силами и хоть каким-то ответом, Константин сам обошел девушку, став перед ней лицом.
  - Идем со мной, - вытянул он крепкую руку.
  - Ч-что? - начала заикаться Калугина от его наглости и своей глупости. Потому что чуть не вложила свою ладонь, потому что глупому сердцу захотелось пойти с ним. Плюнуть на доклад. - Я не могу, - прошептала она. В горле пересохло от волнения. - Мне скоро выступать.
  - Успеешь, - Смирнов сам взял ее за руку и повел в сторону ресторана.
  - Я не голодна, - проговорила Станислава, но все же продолжала послушно идти с Константином.
  Она никогда не научится говорить ему 'нет'! Девушка нахмурилась от своей беспомощности перед этим мужчиной.
  А Смирнов тем временем завел ее в ресторан и усадил за столик. Сам же направился к барной стойке, что-то заказав у официанта. И Калугина знала, что именно. Перед глазами встала ясная картина прошлого...
  
   Станислава сидела на кафедре и судорожно перебирала листки с ее аккуратными записями на сегодняшнее практическое занятие. Первое занятие, которое ей предстояло провести в роли преподавателя. Руки тряслись так сильно, что она невольно роняла листки на пол.
  Вот снова несколько задачек разлетелись, приземлившись у ее ног. Стася нагнулась, чтобы поднять их, но ее руки столкнулись с мужскими.
  - Ой, - прошептала она, отдернув свои пальчики и посмотрев прямо на Смирнова. - Константин Владимирович...
  - Станислава, я же просил тебя, - проговорил Смирнов и подал ей листки. - Волнуешься? - спросил он ласково.
  - Н-нет, - мотнула она головой, зардевшись.
  - Врешь, - усмехнулся он. - Идем, - потянул на выход трясущуюся девушку.
  - Что? Куда вы... ты меня ведешь? У меня пара через двадцать минут...
  - Тебе нужно немного расслабиться, - он достал из бумажника деньги, подводя их к кофейному автомату.
  Аппарат громко загудел, делая два черных кофе. А Станислава стояла молча и ничего не понимала. Как она сможет успокоиться с помощью кофе? Он лишь еще больше ее взбодрит.
  - Держи, только постарайся не расплескать все по дороге, - Смирнов направился на выход из корпуса и Стасе ничего не оставалось, как последовать за ним.
  Они оказались на внутреннем дворике университета, сели на одну из лавочек, укрытую от окон кустарниками. Смирнов достал из пиджака фляжку и добавил в кофе Стаси какой-то янтарной жидкости. Себе же не стал.
  - Что это? - принюхалась Станислава. Аромат кофе разбавился шоколадными нотками и... спиртного?! - Но... Константин Вла... у меня же пара! Я не могу!
  - Выпей, тебе станет лучше. Я же не предлагаю тебе напиться так, что не сможешь вести занятие. Всего лишь несколько капель, - подпихнул он к ее рту пластмассовый стаканчик.
  Неуверенно Станислава сделала первый маленький глоток. Горячий кофе слегка обжог ей горло. Тепло напитка начало распространяться по всему телу. Так, один за одним, неспешными глотками Станислава допила напиток.
  Девушка поняла, что действительно расслабилась. Руки перестали дрожать, а голос заикаться. Калугина не могла точно сказать, то ли это действительно лечебный кофе, то ли присутствие Смирнова так подействовали на нее.
  - Спасибо, - слабо улыбнулась Калугина.
  - Лучше? - поднялся вместе с ней Константин.
  - Намного, - не смела посмотреть ему в глаза Стася. Боялась, что в этот момент он увидит в них не только благодарность, но и всю влюбленность своей помощницы.
  - Вот и славно. И не переживай, тебе досталась самая лучшая группа из потока.
  И Смирнов не обманул ее. Занятие прошло на удивление девушки легко и быстро. Она смогла завлечь студентов с первых минут.
  А на следующий день Станислава купила самый дорогой кофе и под удивленный взгляд Константина поставила ему дымящуюся чашку на стол.
  - Намного вкуснее, чем в автомате, - смущенно проговорила Стася.
  - Спасибо, - улыбнулся уголком губ Смирнов. - А себе почему не сделала?
  - Я уже две чашки выпила.
  - Ну, от шоколада хотя бы не отказывайся, - достал мужчина из портфеля целую плитку.
  - Спасибо, - опустилась на стул Станислава.
  - Так, значит, первое занятие прошло хорошо? - глотнул он кофе и закрыл глаза от наслаждения. - Мм, вкусно, Станислава!
  
  Вот и сейчас Константин поставил на стол две чашки с кофе.
  - С коньяком? - понюхала Стася и немного отпила под внимательным взглядом Смирнова.
  Он почему-то не спешил завести с ней разговор. Неужели сам волнуется? Тогда зачем подошел?
  - Хорошо выглядишь, Стася, - наконец, проговорил Смирнов слегка охрипшим голосом.
  - Ты тоже, - не стала врать Калугина. Все такой же высокий и крепкий, сводящий с ума женские сердца. Вот только уже не одинок. Вспомнила она про новость о невесте. - Поздравляю с помолвкой, - Стася быстро допила кофе и поставила чашку на блюдце, собираясь уйти.
  - Уже знаешь? Хотя ты же делишь один дом с Ольгой Говорун, - нахмурился Константин. - У этой женщины, похоже, хобби коллекционировать все сплетни.
  Стася лишь пожала плечами, решив не оправдываться. Да и зачем. Именно он назвал свою помолвку сплетней.
  - Мне пора, спасибо за кофе.
  - Еще увидимся, Стася, - проговорил Смирнов. Что-то в его словах напрягло Калугину. Словно этим днем все не закончится, словно он решил вернуться в ее жизнь, чтобы снова мучить.
  Она обернулась, внимательно всматриваясь в его непроницаемое лицо. Нет. Скорее всего, он имел в виду еще про два оставшихся дня. Ведь им волей-неволей придется пересекаться на такой небольшой территории.
  
  Глава 4
  
  Он сидел на задних рядах актового зала и разглядывал Станиславу, совершенно не слушая темы ее доклада. Смирнов не смог удержаться и тихо подкрался к ней перед началом конференции. Видел, что Стася переживает по поводу выступления. 'Или, может, из-за него?' - он не вправе думать, не то, что мечтать об этом. Тем более сейчас, когда дома его ждет невеста. Машенька, милое создание. В чем-то еще наивная и такая скромная. Константин не собирался обижать или предавать Марию.
  'Тогда зачем ты явился на эту конференцию?' - задал себе вопрос Смирнов. Ведь он хорошо знал, что Стася также здесь будет. И ей эта конференция важна для будущей защиты диссертации. Но искушение оказалось выше здравого смысла. Все эти годы Костя старался следить за Калугиной, но так, чтобы она не узнала. Интересовался через общих знакомых, как она, чем занимается, есть ли кто-то... А в этот раз не смог удержаться. Захотел увидеть лично. Он даже смог отговориться от Маши, чтобы та не ездила вместе с ним, хотя раньше так не поступал.
  Смирнов начал подумывать о том, чтобы уехать сегодня же, вернуться домой, пригласить куда-нибудь Марию. А ночью загладить вину перед невестой, за то, что не взял с собой. Ведь он уже увидел Станиславу, поговорил с ней, если можно назвать это разговором.
  Смирнов посмотрел на трибуну и их глаза встретились. Его голодные, а ее напуганные и... влюбленные?
  Константин не мог поверить. Он отвернулся, прокашлявшись. Затем снова посмотрел на Станиславу.
  'Все же привиделось' - решил мужчина, когда Калугина обдала его холодным взглядом.
  - На этом доклад окончен. Можете задавать ваши вопросы, - проговорила Станислава, нажав в последний раз на кнопку мышки, и на экране высветилась надпись - 'Спасибо за внимание!'.
  Константин решил, что пора убираться отсюда. Он быстро встал и покинул зал, жадно вдыхая хвойный воздух леса. Смирнов хотел отправиться к себе в дом, чтобы собрать вещи и уехать, но ноги почему-то понесли его к причалу. В противовес здравому смыслу, мужчина все же в последнюю секунду решил остаться. 'До завтра' - пообещал он себе. А утром он уедет, заскочит по пути в цветочный магазин, чтобы порадовать Машеньку ее любимыми хризантемами.
  Побродив еще немного, Костя все же решил вернуться и дослушать оставшихся докладчиков. Возможно, он сможет их действительно послушать и даже задать интересующие его вопросы.
  Но как ни пытался собраться мужчина, ему этого не удалось. Так же, как и застать Станиславу в зале со всеми участниками конференции. Она появилась лишь в конце, когда огласили результаты первого дня и раздали почетные грамоты за победные три места. Среди которых, конечно же, было и ее имя. Быстро пожав руку председателю, она с идеально прямой осанкой спустилась со сцены и, не оглядываясь, прошествовала к выходу.
  Станислава убегала, понял Константин. Ей было неприятно его присутствие.
  Что же для него даже лучше. Нет симпатии, нет соблазна.
  Как по заказу его мобильный тут же зазвонил. На экране высветилось имя невесты.
  Отругав себя за непотребные мысли, Костя ответил на звонок, также покидая актовый зал.
  
  ***
  'Я смогла!' - крутилось в голове Станиславы. Она была довольна своим выступлением, ее даже не смутило множество вопросов, посыпавшихся от старших умов конференции. Лишь в одном моменте она позволила себе слабость. В самом конце не удержалась и посмотрела на Смирнова, по привычке ища его одобрения. Еле заметного кивка и похвалы в глазах. Но, когда она нашла его среди сидящих членов конференции, увидела совершенно другое. Что-то далекое, и как думала девушка, уже совсем позабытое. В его темных глазах Стася прочла вожделение, всего на секунду, а затем Константин вовсе покинул зал. Почему он так сделал? Что стало причиной резкого ухода Смирнова? Калугине не дали над этим задуматься, ей предстояло ответить на множество вопросов, в том числе и участников из-за рубежа. Поэтому, как только ее отпустили под бодрые хлопки, Станислава решила не оставаться в зале, а посетить ресторан. Ей нужно было принять еще одну успокоительную чашку кофе. Станислава вернулась лишь к оглашению результатов, получила свою грамоту и первое место, пожала руку председателю и снова поспешила покинуть зал.
  Как только Стася оказалась у себя в спальне скинула вызывающий костюм, надев более привычную одежду, и забралась в кровать. В голове была абсолютная пустота, как будто кто-то отключил ее мысли и эмоции. Она просидела так довольно долго, смотря в одну точку, пока из оцепенения ее не вывел звонок мобильного.
  - Я же сказала, что наберу тебя после конференции, - грубо ответила Станислава своей подруге.
  - Ого! И тебе привет. Что случилось? - и не подумала обижаться на Стасю Пелагея.
  - Прости, ничего. Просто устала, - закрыла глаза Калугина, пытаясь расслабиться.
  - Хорошо, давай по порядку, - подруга приготовилась выслушать явно длинный рассказ Стаси. Но та не собиралась делиться.
  Да и чем?
  - Мне дали первое место, а значит еще одна публикация у меня в кармане. Я еще ближе на шаг к ученой степени кандидата, - выдохнула Станислава.
  - Поздравляю. Я в тебе не сомневалась, - гордо заявила Пелли. - Паша, ты слышал? - закричала она в трубку, как всегда любила делать при их разговоре. - Наша девочка снова взяла золотую медальку!
  Калугина даже смогла рассмеяться от слов подруги.
  - Не отвлекай своего мужа, ему все равно, какое место я заняла.
  - Вот и неправда. Он всегда очень гордится твоими успехами, как и я, - в подтверждение Стася услышала на заднем фоне голос Паши, который поздравлял девушку. - Видишь?
  - Я вижу то, что вам пора уже задуматься о детях. Но спасибо, мне приятно. Правда, - все же смягчилась Калугина.
  - Дети... - услышала Станислава тяжелый вздох Пелагии, - цветы жизни. Но ты же знаешь, я не люблю цветы.
  - Врешь. Я была у тебя дома и видела множество клумб, в которых ты копошишься в свободное время.
  - Только не говори об этом никому, многие дамочки из высшего общества не поймут моего грязного увлечения.
  - Нема как рыба, - пообещала Стася. - Но насчет детей подумай.
  - Думаю, каждый день, - голос подруги совсем изменился. Он стал печальным и еле слышным. - Видимо, мы пока не заслужили. Но не будем о грустном, - взбодрилась Евсеева. - Когда ты приезжаешь? Открылось одно новое место... не торопись сразу же отказываться...
  - Не буду. Думаю, стоит отметить успешную конференцию, - в телефоне на мгновение настала тишина. Пелли не ожидала такого ответа от подруги, поэтому даже затаила дыхание. - Ты еще на связи?
  - Да, да, - послышалось удивленное. - Просто немного в шоке. Паша, - снова она закричала, зовя своего мужа. - Ты не поверишь...
  - Сообщись о моем выходе из скорлупы после того, как повесишь трубку. Я приезжаю послезавтра.
  - Слушай, а как Смирнов? - все же не смогла удержать любопытства подруга.
  - Жив, здоров и помолвлен. Большего не знаю, - на одном дыхании проговорила Станислава. - Мне пора. Скоро увидимся.
  - Стой, стой, стой! - закричали в трубку. - И ты до сих пор молчала?!
  - Ты спросила, я рассказала. Мне некогда, еще нужно готовиться к барбекю...
  - Никуда тебе не нужно! - не отставала от Стаси Евсеева. - Ты просто не хочешь говорить. Но настаивать не буду. Как решишься, сама расскажешь, - смилостивилась подруга. - До скорой встречи. И... держись там. Мне точно не нужно приехать? Поддержать тебя?
  - Нет, все хорошо, Пелли, - прошептала Станислава, смахнув слезинку. - Пока, - проговорила уже совсем осипшим голосом и скинула звонок.
  Быстро вытерев слезы, Станислава встала с кровати. Она решила, что не позволит себе превратиться в развалюху. Нужно выйти и проветриться, но не на барбекю. Станислава не планировала там появляться. Не хотелось лишний раз полагаться на удачу. Она знала, что та обойдет ее стороной и обязательно столкнет со Смирновым. Поэтому накинув на плечи теплый кардиган Калугина пошла в противоположную сторону от того места, где запланировали празднество, не забыв захватить с собой книгу.
  Она нашла небольшую полянку со скамьей, расположенной лицом к озеру. Присела и открыла роман, зачитанный ею до дыр.
  - Станислава, какая удача! - через какое-то время услышала Калугина голос Ольги. - Нам как раз не помешал бы еще один игрок в покер.
  Калугина посмотрела на компанию из пяти человек, среди которых и была ее соседка. Та что-то быстро сказала трем мужчинам и еще одной женщине после чего подбежала к Стасе.
  - Ах, так Боря, это наш проректор по воспитательным вопросам Борис Анатольевич Волосков, - усмехнулась Калугина, покачав головой.
  - Он самый. То-то я думала, откуда он о тебе знает, - пожурила ее пальчиком соседка. - Коварная вы женщина, Станислава. Скрывали от меня такого мужчину.
  - Не думала, что ты им заинтересуешься, - пожала плечами Калугина.
  - М-да, не первый сорт, - зашептала Ольга, - но при деньгах и в постели даст фору любому из всех красавчиков собравшихся в усадьбе.
  - Понятно, - покраснела Станислава. Ее совсем не прельщала данная информация.
  'Как же теперь здороваться при встрече с Волосковым? В голове будут постоянно всплывать слова Говорун', - вздохнула Калугина, поморщившись.
  - Ну так что? Составишь нам компанию?
  - Я не играю в покер. Не умею, - с радостью ответила Стася. Ей совсем не хотелось идти с этой компанией.
  - Научим, - нашлась Ольга.
  - Оленька, отстань от Станиславы Юрьевны, - подошел Волосков, протянув руку Говорун. - Не видишь, человек хочет побыть наедине с природой. Поздравляю вас, Станислава. Блестящее выступление.
  - Спасибо, Борис Анатольевич, - вежливо ответила Стася, пытаясь не покраснеть.
  - Ну ладно, - бодро подскочила Ольга. - Не будем тебя отвлекать от чтения, - потянула она своего кавалера.
  Станислава сразу же опустила голову к роману, но читать не торопилась. До нее долетела фраза, кинутая Волосковым: 'Оля, это же наша Снежная Королева университета. Нашла, кого приглашать'.
  'Да, обидно... было раньше, а сейчас все равно' - грустно усмехнулась Калугина и перелистнула страничку.
  Компания тем временем покинула поляну, оставив Стасю в желанной тишине и спокойствии. Но одной ей побыть удалось от силы несколько минут. Ведь на поляне показался тот, от кого она пряталась. Он неспешно направлялся прямо к ее лавочке, вертя в руке цветочек ромашки.
  'Возможно, мне, вообще, не стоило покидать домик' - промелькнуло в голове Станиславы.
  - Поздравляю, - протянул он ей цветок.
  Но Стася не торопилась брать подарок. Боялась соприкосновения их пальцев, возможного разряда тока. Пока она раздумывала, как вежливее отказаться Константин заправил выбившуюся прядь волос за ухо и поместил туда же цветок. Она судорожно вздохнула, крепче сжав книгу в руках.
  - И вовсе не похожа на Снежную королеву, - присел он рядом. - Больше на Белоснежку.
  - Ты слышал?
  - Их сложно не услышать. Шумная компания подобралась, - усмехнулся Смирнов, взяв из рук роман, который читала Станислава. - 'Жизнь взаймы', - прочел он название романа Эрих Марии Ремарк. - Не люблю его героев. Они капризны, эгоистичны. В особенности эта девушка... Лилиан, кажется?
  - Да, Лилиан. Но я не согласна. Они реальны, как все мы. У каждого свои недостатки. А героиня... девушка смертельно больна...
  - Волков тоже болен, однако, его чувства к девушке оказалась сильнее любви к жизни и страха перед смертью, - парировал Смирнов.
  Раньше бы Станислава обязательно приняла словесный бой с этим мужчиной. Но сейчас, она предпочла отмолчаться. Ей было интересно другое, зачем он пришел сюда? Зачем присел и завел с ней этот разговор? И что может подумать его невеста, если узнает?
  
  ______________________________
  Эрих Мария Ремарк 'Жизнь взаймы' - роман повествует о трагических судьбах, безысходном отчаянии людей. Представление о том, каким должен быть человек среди бедствий и испытаний, воплощено у писателя в образах его героев. Лилиан - девушка, которая больна туберкулезом. Она острее ощущает жизнь, так как смерть для нее вполне осязаема, а Клерфэ - гонщик, он сам может управлять своей жизнью и покинуть трек, но отнюдь, не стремится это сделать. Он видит в дороге, в опасности свою жизнь. Борис Волков - еще один больной туберкулезом, который также влюблен в Лилиан. Он, своего рода, здравый смысл и осторожность.
  
  Глава 5
  
  - Это твое мнение, - запахнула кардиган Станислава.
  Вечером стало холодать, и она пожалела, что не захватила с собой плед. Но, с другой стороны, ей представилась отличная возможность уйти так, чтобы все не выглядело бегством.
  - Замерзла? - тут же поинтересовался Смирнов.
  - Осень берет свое, - Стася смотрела на заходящее солнце. Калугина совсем не стремилась поворачиваться к Константину. Она не могла найти в себе сил, чтобы взглянуть на него. Ни к чему лишний раз тревожить сердце.
  - Почему ты не пошла на барбекю? - казалось бы, такой безобидный вопрос, но ответить на него Калугина не могла.
  - Хотелось побыть в тишине, - соврала она.
  - Меня избегаешь, - не спрашивал, а утверждал Костя, грустно усмехнувшись.
  - Зачем ты здесь? - закончилось терпение Станиславы, и она воинственно посмотрела на Смирнова.
  - Я приехал на конференцию, - нагнул вбок голову Смирнов, улыбнувшись одним уголком губ.
  Станислава хорошо знала эту его привычку. Он всегда так поступал, когда хотел отвлечь собеседника. Он решил перейти на флирт. Калугина сжала кулаки от злости и его наглости.
  - Мне пора, - вскочила Станислава со скамьи, собираясь уйти, но Константин ухватил ее за руку, по которой тут же прошелся легкий разряд.
  - Стася, не сердись. Прости. Присядь, я хочу с тобой поговорить, - проговорил он умоляюще.
  Станислава отдернула руку, отвернувшись от мужчины. Она не могла сопротивляться, глядя в его глаза. Он всегда умел завлечь, сбить с пути, а потом... бросить.
  - Мне не о чем с тобой разговаривать, - больше не сомневаясь, Станислава пошла в сторону своего домика.
  Смирнов не последовал за ней, и девушка вздохнула с облегчением. Но зайдя в дом, она поняла, что забыла свою книгу. Роман остался у Смирнова.
  'Ну и пусть! Я все равно его знаю, чуть ли не наизусть' - вздохнула Калугина и включила чайник, чтобы заварить себе мятного чаю.
  Стася вдруг поняла, что ей необязательно оставаться здесь до конца конференции. Она уже выступила и могла спокойно уехать. От этих мыслей стало намного легче.
  - Так и поступлю, - налила в чашку кипятка.
  Она решила, что покинет усадьбу сразу же после выступления завтрашних докладчиков. Поэтому взяла чай в руку и отправилась в спальню, чтобы собрать свои вещи, оставив только наряд для конференции и сменную одежду для пути. А после приняла душ и легла спать. Свежий воздух и мятный чай сделали свое дело, как только голова Станиславы коснулась подушки, она тут же уснула. Ее даже не потревожили смех и громкая музыка других гостей усадьбы, которые до сих пор отдыхали.
  
  ***
  Утром Станислава снова заказала себе завтрак в номер. Ольга, как и прошлую ночь, отсутствовала, что только радовало Стасю. Калугина совсем не стремилась к общению. Она надеялась, что сможет насладиться тихим утром в одиночестве. Но соседка все же появилась, когда Стася допивала кофе на веранде, подставив лицо лучам утреннего солнца.
  - А ты, оказывается, очень хитрая женщина, Станислава, - подошла к ней Говорун с ухмылкой и села на скамью, закинув ногу на ногу.
  - Ты о чем? - непонимающе посмотрела на нее Калугина.
  - Ой, да брось играть в тихоню, - подмигнула ей Ольга, - я никому не расскажу. Удовлетвори мое любопытство. Смирнов, и правда, так хорош, как его описывают? - поиграла она бровями, намекая на постель.
  - Оля, прости мою бестактность, но ты пьяна? - стала раздражаться Станислава.
  - Хм, ладно. Не хочешь говорить не нужно. Но я своими глазами видела вчера, как ты покинула ту укромную полянку, а через несколько минут вышел и Смирнов. Могла бы мне сразу сказать, что у тебя намечено свидание, а не притворяться, что не умеешь играть в покер.
  - Я, правда, не умею. Азартные игры не для меня. И со Смирновым мы просто разговаривали. Ничего больше, - Стася не хотела оправдываться перед этой женщиной, она для нее никто, но если слухи дойдут до невесты Кости? Калугина не желала расстраивать незнакомую девушку, тем более, что это полнейшая ложь. - Мне еще нужно собираться на конференцию, - Станислава собралась покинуть веранду, она вдруг перестала радоваться солнечному дню и пению птиц.
  - Не хочешь делиться, не надо. Но я все же предупрежу тебя. Смирнов не расторгнет помолвку. Он обручен с дочкой ректора их университета.
  - С дочерью Золотова? - остановилась Калугина у выхода, крепко сжав чашку в руках.
  - Да, вижу, его ты тоже знаешь, - зло улыбнулась Говорун.
  С чего вдруг появилась ненависть у этой женщины, Станислава не могла понять. Ведь она не сделала ей ничего плохого.
  - Я работала в этом университете, - Стася решила не заострять внимание на настроении соседки.
  - О, тогда ты, должно быть, сама в курсе, прошлых романов Смирнова. Поговаривали, что он даже одно время был со своей студенткой...
  Станислава затаила дыхание от слов соседки. Неужели она и это знает? Боже! Смирнов оказался прав, кажется, эта женщина коллекционирует все сплетни. Она лишь надеялась, что Говорун не знает большего. Ведь этой студенткой была сама Сатнислава. Хотя тогда она уже окончила университет, в рассказе Ольги были большие изъяны. Но Станислава ни за что не признается в этом Говорун.
  - Я не интересовалась личной жизнью своих коллег, некогда было.
  - Не понимаю, чем вы его цепляете? Обе такие тихие, серые мышки... - вела сама с собой разговор Ольга. Теперь хотя бы Станиславе стало немного понятно, чем она так разозлила Говорун. Та считала ее бледной молью рядом с таким ярким мужчиной. Естественно внешне Говорун и Смирнов смотрятся лучше, чем она с ним. - Не обижайся. Но вы действительно похожи с Марией. Обе худенькие брюнетки, с большими напуганными глазками. А ему нужна уверенная женщина. Костя быстро заскучает с тихоней...
  - Как я уже сказала, мне это неинтересно, - не стала больше слушать соседку Калугина и вышла с веранды, закрывшись в своей спальне. Ей хотелось покинуть этот дом как можно быстрее. Поэтому она быстро оделась, нанесла на лицо минимум макияжа и вышла из домика, решив, что лучше оставшееся время до начала второго дня конференции проведет в ресторане. Чемодан и другие вещи она также захватила с собой, уложив их в багажник, чтобы лишний раз не видеться с Ольгой. С соседкой ей явно не повезло! Как хорошо, что они не работают вместе.
  Но, зайдя в ресторан, Станислава увидела Смирнова за одним из столиков.
  'Что за невезение?!', - быстро вышла за дверь Калугина, пока Константин ее не заметил, - 'Значит, прогуляюсь к озеру'.
  Так она и поступила, проведя на пирсе оставшееся время до начала конференции. Ее мысли то и дело возвращались к неприятному разговору с Ольгой. Неужели Смирнов и с Говорун встречался? Непросто же так она пылала ненавистью к ней и невесте Константина.
  'Вы похожи с Марией' - звучало в голове у Станиславы. - 'Обе тихие, серые мышки...'.
  Раньше Станислава не была серой мышью. Тихой, может быть, но только не серой! Ей совсем не нравилось сравнение Говорун. И они не похожи с Марией Золотовой. Да, она ее не знала хорошо, но пару раз видела и могла точно сказать, что общего у них ничего не было. Почти... если не считать, что обе любили Смирнова. Станислава в прошлом, а Мария в настоящем и будущем.
  'Константин выбрал хорошую партию, не то, что я - дочь сельского ветеринара и учительницы географии', - горько усмехнулась Станислава, закинув камушек в озеро. Калугина не хотела думать плохо о Смирнове, несмотря на то, как он с ней поступил. Все же она надеялась, что Константин не из тех, кто пробивается по карьерной лестнице за счет выгодного брака и знакомств. Возможно, он изменился? За пять лет могло многое поменяться.
  За шумом волн, набегающих на берег, Станислава не услышала приближающиеся шаги.
  - Жаль, что сейчас не лето, - задумчиво проговорил Константин у самого уха Стаси.
  По телу девушки невольно побежали возбуждающие мурашки. Она чувствовала исходившее от него тепло. Смирнов стоял совсем рядом. Одно лишь движение рук и он смог бы обнять ее. А Станислава лишь горько усмехнулась.
  'Как странно... Ведь она то же самое подумала, когда приехала сюда'.
  - Говорун вчера видела нас вместе, - решила предупредить Калугина, отходя на безопасное расстояние от мужчины.
  - Меня это не волнует, - пожал плечами Смирнов.
  - А Машу? - Стася посмотрела прямо в глаза Константина, пытаясь там отыскать правду. Но ему действительно было все равно.
  - Стася, ты же сама знаешь, что ничего не было. Почему Мария должна поверить какой-то сплетнице? - спросил он раздраженно, словно не хотел затрагивать тему его помолвки.
  Она и сама не желала лишний раз вспоминать об этом. Было больно, что Золотова смогла пробиться сквозь броню к его сердцу, а ей этого не удалось.
  - Что ж, тогда мне больше не о чем переживать, - развернулась к дорожке Станислава. Она захотела покинуть это место немедленно. Зачем мучить себя? Оставаться еще на полдня, чтобы послушать других докладчиков. В ее жизни будет еще множество других конференций. Видимо, это ее максимум. Работа, наука и одиночество.
  - Ты вчера забыла, - протянул Смирнов роман. А Станислава даже не заметила, что он пришел не с пустыми руками.
  - Спасибо, - взяла она книгу. - Мог не утруждать себя. Я его уже давно прочла.
  - Я знаю... помню, - сказал он негромко.
  
   - 'Жизнь взаймы' - без спроса Смирнов перевернул обложку книги так, чтобы ему было видно название. - Станислава, в твоем возрасте многие девушки предпочитают литературу, где судьба героев заканчивается не смертью, а 'жили они долго и счастливо'.
  - И тебе добрый день, - Станися уже давно привыкла, что Смирнов почему-то предпочитает не стандартное приветствие, а переходить сразу к разговору. Но Калугина никогда не упускала случая поддеть его.
  - А он действительно добрый? - подмигнул Константин и уселся напротив за свой стол, который стоял рядом с ее. - И, наконец-то, ты признала во мне друга, - заметил мужчина, как легко девушка сегодня перешла на 'ты'.
  - Друг - это серьезное заявление. Не находишь? - у Станиславы сегодня, и правда, было игривое настроение. Но Смирнов решил, что не станет пытать удачу, поэтому решил больше не смущать своими остротами Калугину. Вместо этого он схватился за сердце, притворившись обиженным.
  - Станислава, ты только что открыто мне солгала. Какое же это доброе утро, если ты не считаешь меня другом?
  Стася резко подняла голову и обернулась на дверь. Девушка боялась, что кто-нибудь станет свидетелем их легкого флирта. Но на кафедру пока никто не торопился. Они были совершенно одни в кабинете.
  - Стесняешься меня? - спросил Смирнов с серьезным видом.
  - Нет, - смутилась Стася.
  - Тогда чего ты боишься? - встал Константин и присел на край стола перед Стасей.
  - Не хочу, чтобы о нас говорили, - провела она дрожащей рукой по столу, стирая несуществующие пылинки. Константин в этот момент ухватил ее за руку, нежно проведя большим пальцем по внутренней стороне ладони девушки.
  - Стася, а разве есть что обсуждать? - еще больше смутил Смирнов своим вопросом девушку.
  Она уже и так поняла, что сказала глупость. Ведь он не знал о ее чувствах. Константин видел в их общении только дружбу. Стася сама бы предпочла лишь приятельское общение, но девичье сердце решило иначе.
  - Я... - так и не нашла, что сказать Станислава. Оправдываться? Тогда она будет выглядеть еще глупее, чем уже есть. Да и Константин сбивал ее, своей непроизвольной лаской. Он до сих пор не убрал руку.
  - Не хочешь кофе? - прочистив горло, спросил Смирнов, засунув руки в карманы брюк, словно прочел ее мысли.
  Калугина, наконец, смогла вздохнуть и по привычке посмотрела на стену, где висели часы. До начала ее занятия еще двенадцать минут.
  - Да, почему бы нет, - неуверенно ответила Стася.
  - Все еще боишься сплетен? - Смирнов быстро вернулся к непринужденному тону в отличие от его ассистента. Калугина лишь виновато пожала плечами. - Не стоит, ты же знаешь правду. А то, что думают другие, это лишь их. Это не твое. Твое то, что ты сама видишь в людях и думаешь о них.
  - Так вам тоже нравиться творчество Ремарка? - узнала Стася слова любимого автора, расслабившись.
  - У нас с тобой больше общего, чем ты думаешь, Станислава, - загадочно ответил мужчина, после чего открыл дверь, приглашая Станиславу последовать за ним.
  
  ____________________________
  Эрих Мария Ремарк (дословные слова): Все, что вы видите во мне - это не мое, это ваше. Мое - это то, что я вижу в вас.
  
  Глава 6
  
  - Стася, подожди минуту. Мне нужно кое-что тебе сказать, - Смирнов еле дотронулся до руки женщины. Но разряд был настолько мощным, что Станислава покачнулась, невольно зацепившись каблуком за камень, чуть было не упав. Лишь крепкие мужские руки не дали оказаться ей на песке. - Не ушиблась? - поинтересовался Смирнов, убрав руки, как только Станислава твердо встала на ноги.
  - Все в порядке. Прости, я тороплюсь...
  - Я не задержу тебя. Просто хотел предупредить, чтобы не было неожиданностью. С понедельника я выхожу на работу в вашем университете, почасовиком, - сбивчиво говорил Константин, словно нервничал не меньше самой женщины.
  Ее же эта новость привела в полное оцепенение. Она даже не знала, что сказать. Поздравить? Рассмеяться? Расплакаться от всех происков шутницы - судьбы?
  - Понимаю, ты не рада... но меня попросили, я не мог отказаться.
  Кто его мог попросить так, что не оставил выбора? Хотела выкрикнуть Станислава, но слова так и остались невысказанными. Она вдруг догадалась. Это будущий тесть. Кому еще невозможно отказать? Золотов был в очень хороших отношениях с ректором их университета. Два заведения, принимающие одних и тех же будущих специалистов. Конкуренты. Калугина знала... слышала, что между ними есть некая договоренность по приему абитуриентов.
  'И как мне теперь быть? Как работать?' - проносились беспокойные мысли в голове Калугиной. Она же сама попросила заведующего, чтобы наняли еще одного специалиста по ее предметам, так как Станиславе нужно было в этот год максимально подготовить диссертацию к защите. Она хотела немного разгрузить свое время, но лишь загнана себя в еще худшие условия.
  'Соберись, Стася!' - приказала себе Калугина. - 'Возможно, мы даже видеться не будем. У него будут свои группы, у меня свои...'.
  Станислава сделала несколько вдохов, отвернувшись, чтобы Смирнов не заметил ее растерянности.
  - Что ж, видимо, тебя стоит поздравить, - смогла ответить бесстрастно Станислава.
  - Не сердись, возможно, мы смогли бы снова стать друзьями, - предложил Смирнов.
  - Ты, правда, так думаешь? - без тени радости спросила Стася. Она совершенно не желала быть ему другом. Она бы, вообще, предпочла его не знать. Ведь Станислава так и не разлюбила Костю, не смогла. Да и как это? Взять и разлюбить.
  - Стася, я понимаю, что ты злишься, обижаешься на меня. И это заслуженно. Но прошлого не вернуть. Я лишь могу и прошу у тебя прощения за то, как поступил... с тобой, - к концу его речи, голос Смирнова надломился. Он как будто постарел на десять лет за те мгновения, что говорил. - Я был дураком, Стася, - прошептал он, смотря прямо в ее глаза, наполненные слезами.
  - Бог простит, - нашла в себе силы на ответ Станислава. - А передо мной ты ни в чем не виноват. Ты поступил, как считал нужным для себя, - женщина развернулась и на негнущихся ногах пошла к парковке.
  - Стася... - услышала она окрик Смирнова.
  - Перестань, Константин, меня так называть. Ты потерял это право еще пять лет назад! - не оборачиваясь, твердо сказала Калугина, после чего снова двинулась вперед по дорожке, подальше от этого места и от этого мужчины. Будь ее воля она бы уехала и из города, страны. Только бы снова не встречаться с ним.
  Ей вдруг стало жалко еще одну девушку. Его невесту. Станислава задумалась, а любит ли он ее? На конференцию приехал один, поздравления о помолвке не принял, лишь увивался за нею все дни, доставляя одно беспокойство.
  Неужели Мария любит его настолько, что готова закрыть глаза на остальное? Хотя и Станислава в свое время готова была многое простить Смирнову. Стася вытерла ладошкой промокшее от слез лицо и завела машину.
  'Нельзя судить!' - осадила себя Станислава. Она ничего не знает, вернее, больше не знает о Смирнове. Хоть он сам и говорил, что не верит в любовь, возможно Золотова смогла переубедить его.
  
   - А вы верите в любовь? - Станислава увидела парочку студентов, которые сидели возле фонтанчика главного корпуса, держась за руки, и о чем-то мило беседовали.
  - М? Почему тебя это заинтересовало? И почему снова на 'вы'? - опустился на скамейку Смирнов, похлопал рядом с собой.
  Сегодня был замечательный весенний день. Все студенты и преподаватели вышли из пыльных корпусов, чтобы насладиться теплым солнышком, которого так не хватало за долгую и холодную зиму.
  - Не знаю, - пожала плечами Станислава, смутившись, но все же присела рядом. - Я никогда не видела вас... тебя с кем-то в серьезных отношениях. Не то чтобы это мое дело, - быстро оправдалась девушка. - Но друзья же могут задавать такие вопросы?
  - Так мы все же друзья? - лукаво улыбнулся Константин, прикрыв глаза от яркого солнца.
  - Да, - вздохнула Станислава и опустила взгляд, чтобы мужчине не было видно, что она чувствует большее, чем просто дружба.
  - Приятно знать, что я все же стал твоим другом. А насчет любви..., - удобнее устроился Константин на лавочке, откинувшись на спинку скамьи. - Не знаю. Есть привязанность, уважение, доверие, дружба, - на последнем слове Смирнов подмигнул Станиславе. - Про любовь много пишут, говорят, как мы с тобой сейчас. Но я никогда не любил. Почему? Возможно, потому что не верю.
  Они замолчали на какое-то время. Каждый думал о чем-то своем. Станислава же не могла принять его слова. Он всегда был внимателен к женскому полу. Но ради чего, если не верит в любовь?
  - А я верю, - тихо сказала Станислава, но уверенно.
  - Знаю, - щелкнул он ее по носу. - Возможно, вера в любовь проходит с возрастом.
  - Ты, как Скрудж из романа Диккенса, - заметила Станислава.
  - В дух Рождества я верю больше, чем в любовь, - отшутился Смирнов. - Кстати, о Рождестве. Мне безумно захотелось мороженого. Идем! - взял Станиславу за руку Смирнов и потянул в сторону магазинчика.
  Она не сопротивлялась, лишь крепче сжала его руку, думая о том, что если он верит в дух Рождества, то и в любовь поверит.
  
  Какой же она была наивной дурочкой! Усмехнулась своим воспоминаниям Калугина. Видимо, это весна ей тогда вскружила голову, и она поверила в свои силы. Но, с другой стороны, она получила хороший жизненный урок. Теперь Калугина знает, что от таких мужчин не стоит ждать слишком многого.
  Станислава выкинула все мысли из головы о Смирнове, завела мотор и выехала за ворота усадьбы. Она хотела забыть эти два дня, как страшный сон, но правда была в том, что ее кошмар растянется на целый учебный год.
  Станислава поняла, что сидеть дома, одной, в четырех стенах не выход. Иначе она вся изведется. Нужно максимально загрузить себя на эти выходные. Поэтому Калугина взяла телефон, не отвлекаясь от дороги, и набрала номер подруги.
  - Привет, я освободилась на день раньше, - Стася не дала и слово вставить Пелли. - Какие у тебя сегодня планы на вечер? Мне нужно развеяться, только ничего претензионного.
  - Хорошо, без проблем, - побоялась спугнуть удачу Евсеева. Ее подруга и так живет чуть ли не затворницей. - Есть хороший бар, там и пообщаться можно и потанцевать под живую музыку. Я забронирую нам столик.
  - Отлично, тогда встретимся в восемь. Пришли мне адрес бара, я сейчас за рулем.
  - Стася, у тебя все хорошо? - не на шутку испугалась за нее подруга. Пелагея уже давно не слышала такого подавленного голоса подруги.
  - Честно? Не очень, но все расскажу при встрече, - как робот говорила Калугина.
  - Хорошо, веди осторожно, до встречи, - отключилась Пелагея.
  
  ***
  Евсеева, как и обещала, забронировала столик в укромном местечке. Также предупредила мужа, что сегодня у них со Стасей девичник и, возможно, им понадобиться водитель, чтобы развести женщин по домам. Павел не стал спорить, лишь поцеловал жену и сказал, что будет ждать звонка.
  И сейчас Пелагея стояла у входа в бар, дожидаясь подруги, а заодно выкуривая сигарету. Она никак не могла избавиться от этой вредной привычки.
  Станислава появилась как раз, когда Евсеева затушила окурок и выкинула его в урну. Калугина вышла из такси, расправив свое платье насыщенного зеленого цвета, и направилась к подруге.
  Та по достоинству оценила ее преображение. Хоть Станислава и осталась верна классике, но выглядела она шикарно. Женщина распустила волосы, на губы нанесла яркую помаду, а ее наряд... Пелли очень понравилось, как подруга сочетала легкое шифоновое платье в стиле бэби-долл с кожаным пиджачком черного цвета и такими же туфельками с круглыми носами. Она словно сошла с журнала моды шестидесятых годов.
  - Шикарно выглядишь, - обняла ее Евсеева и поцеловала в щеку. - Вот эту Стасю я узнаю.
  - Спасибо, - скромно ответила Станислава. - Ты тоже хороша, - осмотрела яркий наряд подруги Калугина.
  - Идем, мое любопытство уже на пределе, - повела их Пелли в бар, под шумный вздох подруги.
  Официант сразу появился перед девушками, готовый проводить к столику и принять заказ. Но Стасю остановил знакомый голос, раздавшийся позади.
  - Станислава Юрьевна, вы сегодня просто великолепны! - к женщинам подошел молодой человек с широкой улыбкой на лице.
  Станислава сразу же признала в нем своего студента. Среднего роста, плечистый, с модной стрижкой и всегда с улыбкой на лице это был Никита Цветков. Шутник с потока экономистов, но, тем не менее, не лишен ума. Он был старше своих сокурсников, так как сразу после школы пошел в армию, а уже по возвращении решил получить высшее образование.
  Откуда Станислава так много знала об этом студенте? Во-первых, он сам любил рассказывать о себе, а во-вторых, он сын их декана. Проще говоря, золотая молодежь.
  - Спасибо, Никита, - слегка качнула головой Калугина, но улыбку оставила при себе. Она не собиралась заигрывать со своими студентами.
  - Мне нужно попудрить носик, сейчас вернусь, - подмигнула Пелли Стасе.
  Та даже остановить ее не успела, подруга, словно юла, крутанулась и убежала по направлению дамской комнаты.
  - Не ожидал вас встретить в таком месте, - и не думал уходить Цветков. Он открыто рассматривал свою преподавательницу.
  Поэтому Станислава особо никуда и не выходила. Она предпочитала общаться с ними через трибуну.
  - Плохой бар? - спросила Калугина, оставаясь серьезной.
  - Нет, место хорошее... Скоро будут выступать мои друзья, - парень растрепал волосы на голове. Значит, Станиславе удалось поставить его на место. Все же она тоже в первую очередь человек, женщина, а уже только потом преподаватель. Хоть сама говорит себе это не так часто.
  - Что же, удачно им выступить, - Стася решила закончить разговор.
  - И вам... в смысле, хорошо провести время. До понедельника, - проговорил он.
  - А что в понедельник? - растерялась Калугина.
  - Станислава Юрьевна, у нас же с вами практическое занятие. Первое в этом семестре, - усмехнулся Никита.
  - Ах, это... - не подозревая, Цветков напомнил ей снова о Смирнове. - Практические занятия в вашей группе теперь будет вести другой преподаватель.
  - Такие плохие новости и перед началом выходных. Вы разбили мне сердце, Станислава Юрьевна, - сложил он руки на груди, еще и согнувшись.
  - Никита, не устраивайте концертов, - одернула его Стася. - Ничего с вами не случится, преподаватель хороший.
  - Ну хотя бы лекции останутся под вашим руководством, - выпрямился Цветков еще шире улыбаясь.
  - Не забывайте еще про экзамен, надеюсь, там вы также воодушевленно меня встретите и дадите полный ответ на билет.
  - Обещаю постараться, - повернулся Никита на оклик своих друзей, которые появились из зала. - До свидания, еще раз хорошо провести время.
  - И вам, - наконец-то, смогла вздохнуть с облегчением Станислава и направилась в дамскую комнату, где ее подруга, похоже, решила не только попудрить носик, а обновить себе весь макияж.
  
  ___________________________________
  Чарльз Диккенс 'Рождественская песнь в прозе' - это история-притча о перерождении скряги и человеконенавистника Скруджа, в которой писатель с помощью фантастических образов святых Духов показывает своему герою единственный путь к спасению - делать добро людям.
  
  Глава 7
  
  Домой Константин вернулся, как и обещал себе. Лишь ненадолго задержался, чтобы вернуть книгу, забытую Стасей. Вернее, роман оказался хорошим предлогом, чтобы поговорить с ней. Он не мог оставить Станиславу в неведении. Будь его воля, он бы ни за что не согласился на эту работу. Но Золотов не оставил ему выбора. Уже не в первый раз. Но сейчас мужчина поступил хитрее. Он действовал через свою дочь, которой Смирнов не хотел отказывать.
  
   - Костя, я не понимаю, почему ты не желаешь помочь папе? Тем более для нас лишними деньги не будут. Скоро ведь свадьба, - невинно смотрела большими глазами Мария на своего жениха.
  - Неужели твоему отцу больше некого попросить? - все больше раздражался Костя. Не мог же он сказать Маше, что она его просит работать с девушкой, которую он любил. Да, возможно, все еще любит. Не своей невесте. Она этого не заслужила.
  Константину нравилась Мария. Простая, совсем не испорченная девочка, при таком отце. Она готова была помочь каждому. И сейчас Маша помогала Золотову, сама того не ведая, чего просит.
  - Он просил. Но ты же сам понимаешь, Федотов у нас еле ведет занятия, что уж говорить о втором месте работы. Ну же, сделай это ради меня, - обняла его Мария, и Смирнову ничего другого не оставалось, как согласиться. Его невеста и так редко, что просила.
  - Хорошо, только ради тебя, - поцеловал он ее в лоб. - Передай своему отцу, что я согласен.
  
  С Машей они познакомились не в самый легкий момент его жизни. Смирнов тогда не жил, а существовал. А Маша своим вниманием и ненавязчивой поддержкой нашла отклик в его... нет, не сердце, оно уже было занято другой, но все же что-то не оставило его равнодушным в дочери Золотова. Тогда Костя подумал, что зря бросил Стасю. Оставил ее слезные просьбы без ответа. Калугина на следующий же день написала заявление на увольнение. Для всех ее решение было как снег на голову, но только не для Смирнова. Оба понимали, что не смогут работать вместе, после того, что у них было. Он сам хотел поступить также, но она его опередила.
  А спустя какое-то время, именно Маша показала, что он поступил неверно. Мужчина хотел уже было вернуть Станиславу, но всему помешал Золотов. Заботливый, любящий отец. Он заметил, что единственная дочь обратила внимание на Смирнова, и посодействовал ее счастью.
  
   - Здравствуй, Мария, - в приемной ректора появился Смирнов. - Сергей Леонидович у себя?
  Миниатюрная брюнетка тут же улыбнулась мужчине, но через секунду она поблекла, как только девушка увидела, в кого превратился мужчина. Сейчас он больше походил на призрака. Бледный, с темными кругами под глазами, похудевший.
  'Совсем себя замучил' - пронеслось у Марии в голове.
  - Константин, нельзя же так. Когда вы в последний раз высыпались?
  - Сейчас, Машенька, это непозволительная роскошь, - попытался пошутить Смирнов. Но сам понял, как жалко выглядит.
  - Галине Степановне стало хуже? - обеспокоенно спросила Мария.
  - У нее рак, Мария, - еще больше помрачнев, ответил Константин. - Как ты думаешь, какого моей матери?
  - Простите, глупость спросила, - тут же опустила она личико вниз.
  - Это ты меня прости, - вздохнул Константин, потерев уставшее лицо. - Так чего мне ждать? - кивнул мужчина в сторону двери ректора. - Явно не премии за хорошее поведение, да? - старался не терять оптимизма Смирнов.
  - До отца дошли жалобы от ваших коллег. Беляев уже был у него, попытался объяснить всю ситуацию, но папа захотел переговорить с вами лично.
  'Ну что же, когда-то он должен был это узнать' - подумал Смирнов. Мужчина действительно в последнее время совсем забросил работу, отдавая всего себя больной матери. Вот только той становилось все равно хуже. Не помогали даже дорогие лекарства, которые он покупал за деньги, взятые в кредит. Доходы таили на глазах. Пришлось даже продать родительский дом в деревне, машину Смирнова. Он уже был готов продать свою квартиру.
  'И как теперь быть? Если меня сейчас уволят... Нет, все будет хорошо!' - не позволил себе слабости Смирнов. Мужчина решил, что найдет выход.
  - Пожелай мне удачи, - подмигнул Константин и постучал в дверь.
  - Заходите, - услышали они с Марией голос ректора по ту сторону кабинета.
  - Удачи, - прошептала Машенька, показав, что держит за него кулачки.
  - Константин Владимирович, неважно выглядите, - подал ему руку Золотов, как только Смирнов вошел в кабинет. - Как ваша мать?
  - Старается победить смерть, - сел напротив ректора Смирнов. - Сергей Леонидович, давайте не будем ходить вокруг да около, я в курсе, что на меня поступили докладные. Не собираюсь оправдываться. Все действительно так. В последнее время, я отменил множество занятий, а еще большее количество раз за меня выходили другие преподаватели. Поэтому не буду винить вас, если прямо сейчас укажите мне на дверь.
  - Да, вы правы, Константин Владимирович. Жалоб много, но я поговорил с Беляевым, он... да и кое-кто еще рассказали мне о вашем положении. Родители - это наше все. Они дали нам жизнь, воспитали нас ...
  Смирнов не понимал, к чему ведет Золотов. Зачем он ему все это рассказывает? У него и так мало времени. Необходимо подготовить материал для завтрашней лекции, если он все же не собирается его увольнять, а также навестить маму.
  - К чему вы ведете, Сергей Леонидович? - нетерпеливо спросил Смирнов.
  - Константин, не против, если я так буду обращаться к вам? - Смирнов лишь кивнул. - Я тоже родитель, который очень любит своего единственного ребенка и пытается исполнить все ее желания... - на секунду замолчал Золотов. - Не так давно я заметил некий интерес Машеньки к вам.
  - Да, мы дружим с Марией. Ничего большего, - Смирнов решил успокоить Золотова. Но как оказалась, тот совсем не был против их дружбы, более того, мужчина желал большего.
  - Вы не так меня поняли, Константин. Я ничего не имею против вашего общения с моей дочерью. Вы мужчина умный, серьезный, несмотря на всю ситуацию, отдаете себя науке. Еще и заботливый сын. Как раз такого человека я хотел бы видеть рядом со своей дочерью.
  - Сергей Леонидович, поправьте меня, если я неправильно понял. Вы сейчас сватаете мне Марию? - удивлению и негодованию Смирнова не было предела.
  - Успокойтесь, Константин, сами подумайте. Для вас это тоже выгодно. Я смогу помочь вам. Ваша мать не будет больше ни в чем нуждаться. Мы отправим ее за границу в лучшую клинику, долги будут закрыты... С вашей стороны лишь требуется сделать счастливой мою дочь.
  - Предлагаете мне сейчас выйти и сделать предложение Маше? - еле сдерживался Смирнов, чтобы не закричать.
  - Зачем же так торопиться? Машеньке еще нужно закончить учебу, а после можно будет и свадьбу сыграть, - как ни в чем не бывало, говорил Золотов. Словно обсуждал нечто совершенно незначительное. - Когда она попросила меня устроить ее на работу, я не особо хотел, но теперь даже рад этому. Ведь так бы вы не познакомились.
  - Это абсурд, - совсем растерялся Смирнов. Он чувствовал, будто на него накинули удавку, которая с каждым словом Золотова затягивалась все плотнее и плотнее.
  - Отчего же? Мы с женой дали хорошее воспитание дочери. Она будет любящей женой и заботливой матерью. Девочка очень ответственная. К тому же любит вас.
  - Она и об этом вас попросила?
  - Ну что вы. Машенька никогда бы такого не сделала. Более того, она не подозревает, что я знаю о ее чувствах к вам...
  - А если узнает?
  - Не думаю, что это будет уместно. Константин, я пытаюсь вам помочь. Сами посудите, сейчас вы не в том положении, чтобы отказывать. У меня много друзей. И не только в этом городе. Тем более я уже немолод. Еще лет десять и уйду на покой, - намекал мужчина на возможное безбедное будущее Смирнова.
  - Я не самый лучший кандидат для вашей дочери, не находите? - не сдавался Смирнов.
  - Напротив, Константин. Как я уже заметил, вы умный и ответственный молодой человек. Тем более дочь вас уже любит. Я не хочу отдавать ее за другого человека насильно. К тому же мне нужен свой родственник, который позаботится о будущем не только семьи, но и университета.
  - Вы решили меня купить? - напрямую задал вопрос Смирнов.
  - Зачем так грубо? Вы сами сказали, что уже дружите с моей дочерью. А это хороший старт для крепкого брака. Я лишь решил ускорить процесс.
  - Я так понимаю, у меня нет выбора, все уже решено.
  - Выбор есть всегда, но в вашем случае все зависит еще и от состояния здоровья матери. Сколько она продержится в наших больницах? А за границей ей дадут шанс не только на несколько месяцев.
  - Мне нужно подумать, - резко встал Смирнов. Он больше не мог находиться в этом кабинете, смотреть на спокойное лицо Золотова. Но и резкого отказа не дал. Просто вылетел за дверь, не глядя на Машу. Смирнов прямиком отправился в больницу к маме. Только там он мог бы хоть как-то успокоиться. Больше негде. Раньше еще был один человек, но он сам закрылся от нее. Ради самой Станиславы, ее будущего без лишних забот и переживаний. Он не мог заставить еще и ее заботиться о собственной матери.
  'И какая же ирония! Когда он только решил вернуть Стасю... если нужно ползать у ее ног, чтобы она простила его, судьба решила иначе' - шел Смирнов, еле сдерживаясь, чтобы не перейти на бег. Лишь бы подальше от университета и Золотова.
  Когда же он прибыл в больницу, лечащий врач сообщил ему плохие новости. Галине Степановне нужна была срочная операция... Дорогостоящая операция! Константину пришлось бы продать последнее, что осталось - квартиру. Но и это не давало никакой гарантии на улучшение состояния мамы.
  - Значит, все же выбора у меня нет, - грустно усмехнувшись, сказал Смирнов.
  Так и началась их история с Машей. Первое время он заставлял себя заходить к девушке, дарить ей цветы и конфеты, все же подозревая ту в коварстве. Но затем Смирнов удостоверился окончательно в правдивости того, что Мария, и правда, ничего не знала об их разговоре с Золотовым. Каким-то незаметным образом он привязался к ней. Да и какой мужчина устоял бы против заботы девушки. Он даже начал думать, о правоте слов Золотова, что дружба - это хорошее начало для крепкого брака. Конечно, Константин все еще не любил Марию. Но, казалось, девушка была рада и тому, что отдавал ей Смирнов.
  А мама... ей сразу же сделали операцию. Спустя какое-то время перевезли в немецкую клинику. Галине Степановне и правда стало лучше, оба - мать и сын, поверили, что она поправиться и еще повеселиться на его свадьбе, а затем и понянчит внуков. Но через полгода все началось сначала. Только гораздо хуже, ведь никто сразу не обратил внимания на кашель женщины. Как оказалось, метастазы прочно обосновались в легких Галины. А через месяц ее и вовсе не стало.
  У Смирнова осталась лишь Мария, которая не на секунду не покидала любимого мужчину в его тяжелый период жизни. А как только Золотова окончила университет, Смирнов не стал ждать и сделал ей предложение, как и было оговорено с ее отцом.
  
  - Здравствуй, моя хорошая, - Смирнов вручил огромный букет белых хризантем своей невесте, которая тут же оказалась в коридоре, как только услышала, поворачивающийся замок в двери. Оказалось, это приехал Костя.
  - Что такое? Конференция закончилась раньше? - спросила Мария, приняв букет и вдыхая аромат любимых цветов.
  - Нет, просто я решил вернуться раньше, - быстро поцеловал он ее в губы. Сейчас Смирнов еще больше ощущал вину перед этой невинной девушкой. Но и со своими чувствами он не мог ничего поделать. - Ты разве не скучала?
  - Очень, - крепко обняла его Мария. - Но я ничего не приготовила поесть. Почему ты мне не позвонил, что будешь раньше? Я бы сделала плов, который ты так любишь.
  - Ты моя хорошая, - Костя нежно провел по щеке девушки. - Я хотел сделать тебе сюрприз, тем более что готовить, ничего не нужно. Собирайся, я заказал нам столик в ресторане.
  - Ты у меня самый лучший, - девушка поднялась на носочки и чмокнула Смирнова в губы, после чего побежала в спальню, чтобы переодеться.
  - Так ли это? - спросил сам себя Смирнов, направляясь следом за невестой.
  
  Глава 8
  
  Вечер Константин и Мария провели хорошо. Спокойно. Костя, даже задался вопросом: 'И что не так ему было? Ведь сейчас он сидит рядом с красивой девушкой, которая глаз с него не сводит. В то время как другие мужчины, не могут оторвать своих голодных взоров именно от нее. Но почему он не чувствует что-то большее, чем простое желание удовлетворить свою похоть?!'
  - Что ты будешь заказывать? - спряталась за папкой меню Мария. Ее щечки порозовели. Она до сих пор смущалась от откровенных взглядов Константина. И мужчине нравилось в ней это.
  - Стейк средней прожарки, - откинул он меню, так и не прочитав его. По правде, он был не голоден. Этот вечер Смирнов хотел посвятить только Маше и ее желаниям.
  - А я, пожалуй, возьму морского окуня с картофелем, - посмотрела она на официанта.
  - Какое вино предпочтете? - вежливо поинтересовался парень.
  - На ваше усмотрение, - отпустил его Смирнов и придвинулся ближе к Маше. Взял ее руку в свою, согревая и медленно поглаживая ладошку, тем самым вызывая легкий трепет по всему телу девушки.
  - Костя, не здесь, - быстро убрала Мария свою руку под стол. - Слишком много посторонних глаз.
  Смирнов вздохнул с легким разочарованием, но спорить не стал.
  'И правда, что на меня нашло?'.
  - Хорошо, чем ты занималась, пока меня не было? - решил завести вполне обычный разговор мужчина.
  - Приезжала мама, мы с ней выбирали сервиз на свадьбу, затем салфетки, украшения. Определились с ведущим, представляешь, у него есть знакомые музыканты, они смогут играть на нашей свадьбе. Даже предложили написать нашу собственную песню... - Маша все говорила и говорила, а Костя все больше растягивал узел галстука. Он словно задыхался, будто на него кто-то накинул удавку.
  'Что со мной такое?!' - поднялся Смирнов под удивленный взгляд Марии.
  - Прости, мне нужно в уборную.
  - С тобой все хорошо? - обеспокоенно посмотрела на любимого Золотова. - Неважно выглядишь. Чем ты питался в усадьбе? Может, что-то было несвежее?
  - Не волнуйся, - нагнулся Константин к невесте и поцеловал ее в щеку. - И, кстати, мне нравится идея с живой музыкой. Но вот про собственную песню... это не слишком?
  - А мне казалось это таким романтичным, - Константин заметил, что своим комментарием расстроил девушку.
  - Машенька, если тебе так кажется, почему бы и нет, - Смирнов сам себя ненавидел в этот момент. - Я вернусь через минуту.
  Он отбросил салфетку на кресло и поспешил в уборную.
  Первый всплеск холодной воды на лицо, второй, третий... ничего не приносило облегчения. 'Может, стоит покончить с этим раз и навсегда?! Маша не заслужила такого отношения. Но что он скажет? Мария, твой отец купил меня за здоровье матери?!' - Константин вытер лицо бумажным полотенцем и вышел обратно в ресторан, но вместо того, чтобы вернуться к невесте, он направился на свежий воздух, попросив у прохожего мужчины сигарету. Сделав пару нервных затяжек, Костя затушил сигарету и бросил ее в урну. Нет, все же курить - не его.
  А через секунду появилась и Маша. Она была одета в легкий плащик.
  - Костя, знаешь, я ведь совсем не голодна, - взяла она его за руку. - Может, лучше прогуляемся, пока погода позволяет?
  - Прости меня, - обнял он ее, согревая своим телом.
  - Я понимаю, вы мужчины не любите всю эту подготовку к свадьбе. Выбор цветов, пригласительные, список гостей, рассадка... Я ведь тоже дала себе обещание, что вечером не буду об этом думать. Поэтому давай просто прогуляемся, сходим в кино. Сегодня в 'Октябрьском' показывают 'Римские каникулы'.
  - Знаешь, Мария, это ты у меня самая лучшая, - легко поцеловал ее в губы Смирнов. После чего остановил проходившую мимо бабушку с милыми букетиками незабудок и купил один для невесты.
  - Ты же мне подарил хризантемы, - тем не менее, благодарно приняла она букет.
  - Хорошо, больше не буду, - пошутил Смирнов, нежно ухватив ее за ручку, чтобы перебежать дорогу на зеленый свет. 'Как в беззаботной юности', - подумалось ему, - 'Вот только легкости нет'.
  
  ***
  - Стася, хватит! - Евсеева отобрала меню у подруги, просто вырвала из ручек Калугиной. - Я же прекрасно понимаю, что ты тянешь время. А нужно, как с пластырем. Раз - и сорвал! Рассказывай, что случилось в 'Соснах'?
  - Ничего не случилось... Смирнов устроился к нам в университет, - взялась за уничтожение салфеток Станислава.
  - В смысле? Как? Он не знал, что ты там работаешь? - подскочила Пелли.
  - Его попросил Золотов, будущий тесть, - без каких либо эмоций говорила Стася.
  - Золотов? Это, который наш Золотов - ректор университета? Подожди... будущий тесть?! Так, нам нужно что-то покрепче шампанского, - Пелли ухватилась за меню, но Станислава ее остановила.
  - Ты же знаешь, я не пью водку.
  - Текила, виски, коньяк? - предлагала Пелагея.
  - Нет, тем более, здесь где-то гуляет мой студент. Это не самая лучшая идея, - Станислава все никак не могла расслабиться.
  Надо же было именно в этот момент выйти группе и произнести следующие слова, которые еще больше сковали Калугину.
  - Здравствуйте, дорогие друзья, вас приветствует группа 'Всегда лето'.Наш хороший друг попросил спеть эту песню для одной милой девушки. Своего любимого преподавателя - Станиславы Юрьевны, - со всех сторон послышались возбужденные хлопки, крики и свист. - Детки, учитесь хорошо! Станислава Юрьевна... - сделал паузу солист группы, - сегодня все для вас! - прозвучали первые аккорды какой-то романтичной песни.
  Станислава больше не могла это терпеть. Она поняла, что ей срочно нужно уйти отсюда. Цветков выставил ее каким-то посмешищем перед всеми. Калугина быстро выбралась из-за стола и пошла на выход. Пелагея следовала за ней молча, но как только они оказались на улице, сразу же проговорила:
  - И почему мы ушли? Мне вот никто песен не дарил, - подруга серьезно не понимала причины побега Станиславы.
  - Пелли, ты в своем уме? Во-первых, тебе грех жаловаться. Паша тебя укутал в мехах и драгоценностях. А во-вторых, это мой студент! - запальчиво сказала Стася, указывая на вход, где играла песня. - Я ухожу, это была плохая идея, - направилась Калугина к такси.
  - Нет, нет! Подожди, давай просто поменяем место, если это тебя не устраивает. Ну же, Стася, ты так редко куда-то выходишь? Тем более после того, что ты мне рассказала... неужели дома тебе будет лучше?
  Подруга была права. Но, где гарантия, что в следующем заведении она не встретит очередного студента?
  - Только если это место, где всем за тридцать, - все же согласилась Станислава.
  - Есть одно, - потащила ее Пелли к первому такси, - Здравствуйте, нам, пожалуйста, в 'Винный шкаф'. И, кстати, - повернулась она к Стасе, после того, как машина выехала на проспект, - Я на мужа не жалуюсь. Но знаешь... драгоценности и меха - это так... обыденно, - поморщилась она, после чего девушки звонко рассмеялись.
  'В этом вся Евсеева!' - подумала Станислава. Кажется, вечер начинал налаживаться.
  
  ***
  Оставшиеся дни до трудовой недели Стася провела, погрузившись в свою диссертацию. Хоть вторая половина вечера прошла хорошо, она больше не рискнула выбраться куда-то дальше магазина в своем районе. Да и сил не было. Женщину всегда выматывали такие мероприятия. Поэтому она предпочла привычную науку веселью, а также занялась уборкой в собственной квартире.
  Однокомнатная квартира в тридцать пять метров была еще одной гордостью девушки. Да, небольшая, но она сама приобрела себе это жилье на так долго копившиеся деньги и кредит в банке. Поэтому Станислава трепетно относилась к своему жилью. Все же она смогла противостоять одна этому большому и неприветливому городу.
  А сегодня Калугиной снова предстояла борьба. Именно с такими мыслями Станислава зашла на кафедру, где собрались практически все преподаватели. На радость девушки, Смирнова все еще не было.
  'Возможно, он пойдет сразу же на занятие' - попыталась успокоить себя Стася и присела за свой стол. Она приехала специально чуть раньше, чтобы закончить заполнение плана на предстоящий учебный год.
  - Станислава Юрьевна, здравствуйте, - забежала Леночка. Такая же молодая студентка, как и она когда-то.
  Елена работала у них на кафедре делопроизводителем.
  - Здравствуй, Лена. Как начало недели? - поинтересовалась из вежливости Станислава.
  - Когда начало недели было легким? - весело спросила Лена. - Но ничего, справимся. Кстати, Антонина Павловна просила передать всем, что у нас сегодня внеплановое заседание кафедры. На повестке дня всего одна тема, - поторопилась успокоить недовольных преподавателей. - Принимаем в наши ряды новых работников.
  - Работников? Во множественном числе? - удивилась Станислава, ничего не понимая. Насчет Смирнова она уже знала, мысленно собираясь с силами к неизбежной встрече. Но кто же еще с ними будет работать?
  - Да, просьба самого проректора по воспитательной работе, - прошептала Леночка. - Но вам, кстати, только лучше. Снимут лишнюю нагрузку, так как она тоже ведет 'Планирование на предприятии'.
  - Ох, я же уже практически заполнила план, - нахмурилась Калугина. Она еще не знала, что через каких-то несколько минут была бы рада только этой небольшой проблеме.
  Дверь на кафедру отварилась и на пороге появилась их заведующая Антонина Павловна Шишкевич. Худенькая женщина пятидесяти с небольшим лет в неизменно строгом костюме. Но Станислава обратила все свое внимание на других вошедших за ней людей. Высокого темноволосого мужчину в деловом костюме. Это был Смирнов, сердце снова предательски екнуло, когда их глаза всего на секунду встретились. И второй работник... женщина с шикарными локонами пепельного блонда. Эта была Ольга Говорун.
  'Только не она' - пронеслось в голове Станиславы. И как Калугина сразу не подумала о ней, когда Лена рассказала про проректора по воспитательным вопросам. Видимо, их ничего не смущает. Хотя судить Стася не могла, ведь, когда-то сама пренебрегла правилом не смешивать личное и работу.
  - О, Станислава, здравствуйте, - расплылась в притворно-дружелюбной улыбке Говорун. - Так мы теперь с вами будем тесно сотрудничать.
  - Отлично, Станислава Юрьевна, вы уже знакомы с Ольгой, а это...
  - С Константином Владимировичем мы также знакомы, - проговорила Стася охрипшим голосом. Единственным ее желанием было сейчас выбраться на улицу, вдохнуть свежего воздуха. Она уже успела смириться с присутствием Смирнова на работе, но Ольга...
  - Леночка успела всем передать, что сегодня у нас незапланированное заседание? - все дружно и бодро закивали, никто не хотел показывать своего недовольства перед заведующей. - Отлично, ничего серьезного. Только сладкое, чай и радушный прием новых преподавателей. Станислава, - нагнулась к ней Антонина Павловна, - Зайдете ко мне после пар. Подретушируем вашу нагрузку.
  - Конечно, - на автомате кивнула Калугина.
  
  Глава 9
  
  Пока все знакомились с новыми преподавателями, Станислава быстренько собралась и вышла с кафедры. Заполнять план сейчас все равно без толку. Поэтому женщина решила отправиться прямо в аудиторию, где будет прохидить занятие, но за спиной послышались торопливые шаги. Звонкий стук каблучков явно приближался к Стасе. Она, даже не оглядываясь, поняла, что следом за ней из кабинета вышла Говорун.
  - Станислава, правда, здорово, что мы теперь будем работать вместе? - взяла ее Ольга под локоток, словно они лучшие подруги. А прошлого неприятного разговора и вовсе не было.
  - Поздравляю вас, Ольга, - остановилась Станислава и вырвала свою руку из цепких пальчиков Говорун. - Здорово или нет, покажет время. В любом случае мне не помешает тот факт, что вас пригласили в наш университет.
  Ольге явно не понравилось, как с ней говорила Калугина. У женщины даже сползла притворная улыбка с лица. Она внимательно с ног до головы осмотрела Станиславу. После чего произнесла:
  - Все играешь в недотрогу? Между прочим, я не единственная, кто заметил ваше внезапное исчезновение со Смирновым.
  - Ольга, как я говорила уже раньше, нас со Смирновым ничего не связывает, только рабочие отношения. Домой я уехала, одна. Куда же отправился Константин Владимирович, понятия не имею. Вместо пустых домыслов, можете спросить у него лично. Но сомневаюсь, что он даст вам ответ, - спокойно ответила Станислава и развернулась, собираясь уйти.
  - Может, вы и не вместе были. Не так уж важно. Интересно другое, знает ли Золотова о том, что у вас был бурный роман с ее женихом? - победно заявила Говорун, увидев, что Калугина тут же остановилась вся побледнев.
  Но уже через секунду Стася взяла себя в руки. Почему она, собственно, должна постоянно оправдываться перед всеми, а уж тем более перед этой женщиной?
  'Если даже Мария и узнает, ее совесть чиста. У каждого есть прошлое, глупо думать, что у Кости по-другому. Главное, что сейчас их ничего не связывает. Ну почти... только общая работа. И на этом все!' - успокаивала себя Калугина.
  - Ваши проблемы, связанные с Марией и Константином Владимировичем, меня не касаются, поэтому попрошу больше не лезть ко мне. Единственное, о чем я предпочту с вами разговаривать, будет касаться предмета, который вы ведете за мной.
  - Ну... пока за тобой, а потом кто знает, как жизнь обернется, - намекнула Ольга на свое тесное знакомство с Волосковым. После чего женщина развернулась на своих лакированных шпильках и гордо вернулась на кафедру.
  Станислава же изменила свой курс направления с аудитории на уборную. У женщины было одно желание - умыться после разговора с Говорун. Словно ей Смирнова недостаточно!
  Калугина ополоснула свое лицо, не боясь, что косметика расплывется, ведь той практически не было, а затем еще и руки тщательно вымыла с мылом. Но легче не стало. Настроение испорчено окончательно, поняла Стася, смотря на себя в зеркало. В коридоре послышался звонок, извещающий о начале занятий.
  - Прекрасно, - проговорила Станислава, быстро вытирая лицо. - Еще и на пару приду с опозданием! - для женщины такое было несвойственно, что еще больше огорчало. Она выбежала из уборной и направилась сразу же в аудиторию, где ее ждали студенты. - Здравствуйте, - поздоровалась Калугина с тут же поднявшейся группой, - присаживайтесь. Начнем наше занятие... - проговорила Станислава, после чего включила монитор и проектор. Она решила, что подумает обо всем позже. А сейчас ей нужно разобрать со студентами не менее важную тему, касающуюся инвестиционной деятельности предприятия.
  
  ***
  - Станислава Юрьевна, - услышала Калугина запыхавшийся голос Никиты Цвтекова. Стася провела все пары, которые у нее были запланированы на этот день, и направлялась на кафедру, когда ее догнал студент. - Здравствуйте, - его лицо расплылось в улыбке.
  - Добрый день, Никита, - нехотя поздоровалась Станислава. Она совсем была не рада видеть его, после недавней выходки Цветкова.
  - А я искал вас. Хотел извиниться за вечер пятницы, - протянул он коробку конфет. - Видел, что вы ушли...
  - Никита, перестаньте, - Калугина указала на конфеты, чтобы тот их убрал, но парень даже не подумал это сделать.
  - Станислава Юрьевна, поверьте, я не пытался подшутить над вами или что-то еще... Вы же меня простите? - посмотрел он на нее большими кающимися глазами.
  - Никита, если вы боитесь, что это как-то повлияет на вашу оценку за экзамен, не переживайте. Я буду бесстрастна, - устало вздохнула Станислава. Сейчас бы она не отказалась оказаться дома у себя в постели. Этот день, кажется, никогда не закончится.
  - Очень жаль, - проговорил он, опустив голову в пол.
  - Что простите? - не верила наглости студента Калугина.
  - Ничего, простите, - тут же выпрямился он и снова протянул конфеты.
  - Цветков, может, хватит?!
  - Хорошо, так вы меня простили? - напоследок решил уточнить парень.
  - Да, Никита, идите уже, - вздохнула Калугина.
  - Спасибо большое, а это вам к чаю, - все же каким-то образом ему удалось вложить ей в руки злополучную коробку, после чего он быстро развернулся, собравшись уйти. Но на его пути оказался Смирнов. Он смотрел на них с хмурым лицом. - О, Константин Владимирович, - в отличие от Станиславы Цветков ни капли не растерялся. - Отличное сегодня было занятие.
  - Не помню пока еще вашего имени...
  - Никита Цветков, - подсказал ему студент.
  - Точно, Цветков, что же хорошо, - смерил он его заинтересованным взглядом.
  Станислава не понимала реакции Смирнова. Словно он ревнивый муж, стоял и изучал своего соперника.
  'Боже! О чем я только думаю! Какие соперники? Один студент, второй... второй, вообще, в прошлом!' - Стася быстро повернулась и пошла к кафедре, уговаривая себя, что осталось совсем немного, и она окажется дома в тишине и спокойствии.
  Но до кафедры Калугина снова не добралась, из соседней двери вышла Шишкевич вместе с Говорун.
  - Станислава, как хорошо, что вы вернулись. Давайте быстренько пробежимся по вашему плану, чтобы окончательно скорректировать нагрузку для вас и Константина с Ольгой, - пригласила ее Антонина Павловна к себе в кабинет. - Я кое-что уже подретушировала, посмотрите, все ли вас устраивает? - протянула она Стасе листок с исправленной нагрузкой. - Немного пострадала ваша почасовка, но постараемся компенсировать ее за счет рецензий на дипломные работы.
  Станислава внимательно прошлась по своим оставшимся группам. Со Смирновым у нее не возникло никаких вопросов. А вот с Ольгой... Она поняла, что Шишкевич отдала Говорун практически все самые лучшие группы по их совместному предмету. Но решила не подавать вида, какая разница. Стася в первую очередь преподаватель, а не покупатель на рынке. Ее задача обучать всех в равной степени.
  - Меня все устраивает, - кивнула Станислава. - Теперь смогу больше сосредоточиться на диссертации.
  - Вот и замечательно, нам не помешает еще один кандидат на кафедре, - всплеснула руками Шишкевич.
  В дверь кто-то тихонечко постучал. А через секунду там появилась рыженькая голова Леночки.
  - Антонина Павловна, Станислава Юрьевна все ждут только вас. Стол уже накрыт.
  - Идем, идем, Елена, - поднялась Шишкевич. Станиславе ничего не оставалось только, как пойти следом.
  Стол на кафедре оказался далеко не сладким. Здесь были и мясная нарезка, грибочки, бутерброды с красной рыбой, вино для дам и коньяк для мужской половины.
  'Что же, видимо, придется задержаться. Нужно же будет кому-то помочь убрать. А то, как всегда, отметят и тихонечко убегут, оставив все на Леночку', - поняла Станислава.
  Она повесила свою сумку на спинку стула и достала оттуда коробку конфет, которую ей подарил Цветков.
  - А вот и сладкое, - поставила Калугина на стол конфеты, под общий смех коллег. Станислава увидела среди собравшихся Волоскова, рядом с ним, вернее, практически на нем, повисла Говорун. Смирнов же устроился в другом конце стола, он не сводил хмурого взгляда с коробки конфет.
  - Ой, какой сильный дождь начался, а я зонтик забыла дома, - расстроено сказала Леночка.
  Все тут же посмотрели в окно. Только глаза Станиславы и Константина были направлены друг на друга. Оба окунулись в общие волнительные воспоминания...
  
   Станислава смотрела в окно. Лил сильнейший дождь, а она, как назло, забыла дома зонтик. Еще и на кафедре никого не было, чтобы попросить проводить ее до остановки. А переждать... Стася понимала, что такой дождь может затянуться на часы. Ничего не поделать, поняла девушка и вышла из корпуса, кутаясь в плащик, который тут же намок. Она прыгала через лужицы, пытаясь не промочить свои замшевые туфельки, когда услышала, что ее кто-то зовет.
  - Станислава, - вот опять, настойчивый мужской голос. Обернувшись, Стася увидела Константина, который подъехал к ней на машине. - Быстрее садись, - открыл он ей изнутри дверь. - Ты совсем промокла, так недолго и простудиться, - включил он печку на максимум, пока девушка пыталась аккуратно устроиться, чтобы не испортить салон машины.
  - Спасибо большое, - приняла тут же поданный платок от Смирнова и вытерла свое личико.
  - Где ты живешь? - спросил Константин, выезжая на дорогу.
  - Ой, останови у автобусной остановки, тут совсем рядом...
  - Станислава, о чем ты говоришь, диктуй мне свой адрес. Я не оставлю тебя мерзнуть на остановке, поверь, мне несложно, - настаивал Смирнов.
  - Серьезно, не стоит, - упрямилась девушка. Она не хотела, чтобы Константин увидел район, в котором Стася снимала комнату с еще одной девушкой.
  - Хорошо, раз не хочешь, чтобы я отвез тебя домой, поедем ко мне. Обсохнешь, я напою тебя горячим чаем... - развернул он машину на повороте и двинулся в противоположную сторону, все дальше уезжая от ее дома.
  - Но... как-то это... - не находилась с ответом смутившаяся Стася.
  - Успокойся, знаешь ли, друзья иногда ходят друг к другу в гости, - заметил Константин, не отвлекаясь от дороги.
  Стася не нашлась, что на это ответить. Ведь он говорил вполне логичные вещи. Они же дружат, так почему она не может заехать к нему в гости? Тем более, когда Константин сам ее пригласил.
  'Потому что, Стася, ты девушка, а он одинокий мужчина!' - тут же ответил ей внутренний голос. - 'Тем более ты его бывшая студентка', - все не унимался голосок.
  'Вот именно! Бывшая!' - взбунтовалась против себя же Станислава. - 'В этом нет ничего плохого'.
  Так, они оказались в его теплой и очень уютной квартире. Жилье Смирнова совсем не походило на берлогу холостяка. Везде царил идеальный порядок.
  Мужчина заботливо снял с нее мокрый плащик и повесил на вешалку, чтобы тот быстрее высох, после чего провел Станиславу прямо на кухню.
  - Чего ты хочешь? Чаю или кофе? У меня есть вкуснейшие эклеры, - начал хозяйничать Константин.
  - Давай я тебе помогу, - тут же подорвалась Стася.
  Но Константин ухватил ее за руки, остановив девушку.
  - Холодные, - чуть сильнее сжал он ее пальчики, согревая.
  Станислава тут же забыла как дышать. Впервые они стояли так близко друг к другу. Она даже могла рассмотреть его черные крапинки в невероятных глазах, почувствовать такое же сбившееся дыхание Константина, вдохнуть его аромат мужской воды. Станислава лишь на секунду прикрыла глаза, чтобы максимально впитать в себя этот волнующий момент, когда ощутила легкое прикосновение его губ к своим.
  'Он поцеловал меня!' - пронеслось в голове девушки.
  - Стася... - прошептал Константин в ее губы. После чего, уже не сдерживаясь, притянул к себе ближе податливое и такое трепещущее тело девушки, чтобы завладеть ее губами в более настойчивом, но в то же время неимоверно нежном поцелуе. - Как же я давно мечтал об этом... хотел... - говорил Смирнов между перерывами, когда они отстранялись друг от друга, чтобы глотнуть хоть немного воздуха и снова продолжить страстный танец губ.
  - И я... я тоже мечтала об этом слишком долго, - несмело проговорила Станислава, отдавая всю себя любимому мужчине.
  
  Глава 10
  
  - Станислава Юрьевна, вино, - услышала она голос Леночки, которая подала ей стаканчик с напитком.
  Стася благодарно улыбнулась девушке, принимая его, а заодно осматриваясь, заметил ли кто их переглядывания со Смирновым.
  - 'Вроде бы нет' - облегченно обвела всех присутствующих растерянными глазами Станислава, как вдруг, перед ней появилась ехидная усмешка Говорун. - 'Она видела... Ну и что!' - не подала виду Калугина, отвернувшись от Ольги.
  Станислава решила, что больше не посмеет запугивать себя. С нее довольно! Калугина попыталась максимально расслабиться в непростой ситуации и насладиться общением с коллегами, ведь это ей также удавалось нечасто. Она вдруг осознала, что здесь у нее нет друзей. Да, вообще, кроме Пелагеи и ее мужа, в этом городе она одинока. Родители далеко, встречаются раз в две недели в лучшем случае, а все остальное время ее подругой является работа.
  'Грустно' - подумала Станислава. - 'И почему меня начало волновать это только сейчас?'.
  Стася знала ответ на этот вопрос. Все из-за Кости. Он причина всему. Калугина снова вернулась в тот дождливый день. Вспоминая первый поцелуй, ощущая этот трепет, как будто и не было между ними всех этих лет разлуки, словно это было вчера. Нет, она не позволила зайти себе дальше, но и не убежала.
  'А, может, стоило?' - спросила саму себя женщина. - 'Нет!'.
  Станислава поняла, что ничего бы не поменяла в их отношениях. Ведь кому-то вовсе не удается за всю жизнь испытать такое всепоглощающее чувство, как любовь. Да, затем эта любовь принесла с собой невообразимую, сжигающую, разрушающую на мелкие осколки боль, но, на какой-то момент она была счастлива.
  За внутренним разговором с собой и воспоминаниями Станислава заметила, что все потихоньку начали расходиться. Даже Волосков куда-то исчез, забрав с собой Говорун. И Калугина была этому рада.
  - Ну что же, - проговорила Антонина Павловна, - до завтра, коллеги, мне еще нужно заехать сегодня к невестке. Леночка, приберете здесь все?
  - Я помогу, - проговорили Калугина со Смирновым в унисон.
  Оба посмотрели друг на друга. Константин несмело улыбнулся, пожав плечами. Этим он спрашивал у Стаси, не против ли она его помощи.
  - Ой, спасибо вам, Константин Владимирович и Станислава Юрьевна. Втроем мы справимся быстрее, - не оставила ей выбора Леночка. - Я примусь за мойку, а вам, если несложно, останется расставить столы и стулья, - предложила девушка, после чего взяла часть грязной посуды и направилась в уборную, оставив Стасю наедине с Константином.
  Повисла неловкая пауза. Калугина схватилась за спасительную соломинку в виде еще одной горки тарелок, быстро ухватилась за них и нервно проговорила:
  - Пожалуй, отнесу их Елене...
  - Да, конечно, - кивнул Константин и принялся за мебель.
  После того как тарелки были переданы Леночке, Станислава медленно возвращалась на кафедру. Она, как могла, оттягивала время. Даже завела какой-то нелепый разговор с Леной о погоде, но сейчас перед Стасей оказалась дверь кафедры. Вздохнув пару раз, она вошла в кабинет и увидела, что Константин уже все здесь убрал. Он сидел за общим компьютером кафедры, хмурясь глядя в монитор.
  - Елена... а это ты, Стас... Станислава. Мне позвонили из методического отдела, сказали, что составили окончательное расписание на эту неделю, но я никак не разберусь в вашей базе данных...
  - Я помогу, - подошла к нему Станислава, взяв мышку. Их пальцы соприкоснулись, отдавая легкий разряд в тело. - Прости, - прошептала она, смотря прямо в монитор. - Тебе, скорее всего, составляет расписание Евгения, как и мне. Она ведет практически всю нашу кафедру. Поэтому нужна вот эта папка, - Станислава быстро нажала на папку учебно-методического отдела, а затем еще зашла в следующую - уму1*. - У каждого методиста своя папка. Немного отличается от базы данных нашего... то есть, твоего университета, но ничего сложного, - отодвинулась Станислава от стола, давая возможность изучить и распечатать график пар Константину.
  Она стояла за его спиной и ругала себя за оплошность, которую сказала по привычке, но Смирнов, кажется, не обратил на это никакого внимания или просто сделал вид. За что Калугина была ему благодарна.
  - Что же, на этой неделе еще среда и четверг, - просмотрел он еще раз расписание, после чего поднял взгляд на Стасю. - Не слишком для тебя? Не хочу доставлять лишних проблем, - искренно проговорил Смирнов. Он, правда, не желал причинять Станиславе неудобства.
  - Никаких проблем, - пытаясь не выдать особых эмоций, ответила Стася. - Остальное расписание, думаю, Евгения подготовит к пятнице.
  - Она так и сказала, - поднялся Смирнов. - Станислава, я...
  - О, воробушки, - вплыла на кафедру Говорун, как всегда, не вовремя. - Милуетесь? А я папку забыла свою... И какая удача, - злобно усмехнулась женщина, - Как же твоя невеста, Смирнов?
  - Не твое дело, - коротко ответил Константин, прожигая Ольгу тяжелым взглядом.
  - Может, и не мое, но Машенька точно не будет рада, если узнает о ваших тайных встречах. А ее папочка...
  - Слушай, Оля, папка у тебя? Так иди уже, займись лучше своим мужчиной, а не лезь в жизни других людей. Или, может, просто у тебя на самом деле ничего нет? И Волосков нашел очередную игрушку? - осадил ее Константин.
  - Он не ты. Да, Станислава? Мы же с вами, как бы... в одной лодке. Только Золотовой повезло. Она же у нас девушка из знатной семьи, с большим приданым...
  - Замолчите уже, Ольга! - не выдержала Стася, схватила свою сумку и выбежала с кафедры. Она больше не могла находиться в одном помещении с этой гадкой женщиной.
  Впервые в жизни Станислава испытала такую сильную ненависть к человеку. Она просто не могла контролировать себя. Калугиной хотелось наговорить кучу гадостей в ответ Говорун, но Станислава понимала, что тогда сама будет ничем не лучше Ольги. Поэтому сейчас Стася дрожащими руками от напряжения, пыталась достать из сумочки ключи от машины. Но те, как назло, упали на асфальт. Пришлось подключить подсветку в телефоне, чтобы разглядеть в темноте вечера, где же они лежат.
  - Станислава, - проговорил рядом запыхавшийся голос Константина. - Прости за эту мерзкую сцену. Не обращай внимания на Говорун. Она просто завистливая женщина...
  - Что тебя с ней связывает? - вдруг спросила Стася и тут же пожалела.
  'Зачем? Зачем я задала это вопрос?!' - отругала себя девушка. - 'Мне совсем не нужно знать! И так все ясно. Они были любовниками'.
  - Уже ничего, - только подтвердил своим ответом ее мысли Смирнов. - Я... дурак, Стася, - в одно мгновение Константин оказался рядом со Станиславой, обхватил ее руки своими, сжал их крепко, смотря в ее глаза с мольбой. - Прости меня... я хотел тебя забыть, выкинуть из головы... но это невозможно, Стася... - притянул он ее к себе, обнимая. - Тебя невозможно забыть...
  Станислава же не двигалась, не пыталась вырваться или же наоборот - обнять. Она была растеряна, подавлена... женщина не знала, что делать с его признанием.
  - Костя... - дрожащим голосом проговорила Станислава, - я не выдержу... не смогу так работать...
  - Понимаю, - отстранился он, растрепав рукой короткую стрижку темных волос. - Я попытаюсь как-нибудь разобраться с этим вопросом. Поговорю с Золотовым.
  Как ни странно, но Стася осознала, что ждала не такого ответа. Она хотела, чтобы он плюнул на все. Сказал бы, что расторгнет помолвку, что все еще любит ее и хочет быть с ней. Станислава готова все простить, ведь все еще любит его ни чуть не меньше, чем пять лет назад.
  - Я... не нужно, - тихо проговорила она. - Не создавай себе лишних проблем. Тем более что причина не в тебе, - отчасти сказала Калугина правду. - Причина в Ольге... надеюсь, ее сплетни не навредят твоим отношениям с Машей.
  - С Машей все будет хорошо... Боже, - закрыл лицо руками Смирнов.
  Ведь он хотел сказать совсем не это! Мужчина желал одного быть со Стасей. Он хотел снова обнимать ее, целовать, засыпать в одной постели... Но сейчас он несвободен. Еще и Говорун вьется где-то рядом.
  Константин понял, что не может так больше. Он и так совершил слишком много ошибок. Доставил столько боли любимой женщине. И сейчас продолжает это делать.
  - Мне... мне пора домой, - отвлекла Смирнова от тяжелых мыслей Стася.
  Она быстро открыла дверь и села в машину. А еще через минуту, Константин смотрел вслед удаляющимся огонькам ее автомобиля.
  'Я все расскажу Маше' - решил для себя окончательно Константин. - 'Да, ей так же будет больно, как и Стасе. Но Мария заслуживает ответных чувств. Не только благодарности и дружбы. Она достойна, чтобы ее любили'.
  Не сомневаясь больше не секунды, Константин рванул к своей машине. Он завел мотор и выехал на дорогу. Смирнов проехал половину пути, когда в тишине прозвенел телефон. Мужчина не хотел поднимать его, но на экране высветилось имя Золотова. Словно тот что-то чувствует, как будто знает наперед все шаги Смирнова.
  - Да, - сквозь сжатые зубы ответил Костя.
  - Жду тебя у себя через двадцать минут, - таким же грозным голосом ответил Золотов.
  - У меня другие планы, - не испугался его Смирнов. - Тем более, ваша дочь ждет меня.
  - Вспомнил о ней? - закричали в трубке. - Вылез из-под юбки Калугиной и быстро ко мне!
  Смирнов не удивился, что Золотов уже в курсе, якобы его интрижки со Стасей. Но они имеют дело с Говорун, а та распространяет сплетни со скоростью света. 'Что же она наплела в этот раз? Собственно... какая разница?' - он решил, что с него довольного этого фарса.
  - Во-первых, не смейте так говорить о Станиславе, а во-вторых...
  - А во-вторых, Смирнов, - перебил его Золотов, - если ты не будешь у меня уже через пятнадцать минут, твоя Станислава может больше не стараться писать кандидатскую. Я устрою так, что она ей не понадобится. Ни один ВУЗ страны ее не примет на работу, понял меня?!
  
  _________________
  Уму - учебно-методический отдел - составляют расписание, как преподавателям, так и студентам университета.
  
  Глава 11
  
  Мария сегодня провела день в подготовке к свадьбе. Она даже отпросилась у отца во второй половине дня, чего раньше себе не позволяла, так как не хотела лишних пересудов со стороны преподавателей. Ей хватало косых взглядов и без того. Многие считали, что у нее легкая и беззаботная жизнь. Захотела новое платье, пожалуйста. Машину? Уже стоит на парковке. Еще и место рядом с отцом, да без вопросов! Именно такое мнение складывалось у большинства, кто знал Машу. Может, в чем-то они и были правы. Но девушка считала, что заслужила все, что имела. Она не лила капризных слез, не топала ножкой. Если Золотова что-то хотела, она понимала, что нужно еще и потрудиться. И этот отгул она также заслужила.
  Поэтому после того как они с матерью Маши провели четыре часа с организатором свадьбы, обсуждая меню для гостей, торт и развлекательную программу, женщины отправились в салон, чтобы подыскать, наконец, самое главное, без чего ни одна невеста не появится на торжестве - платье.
  Да, Мария до сих пор не могла определиться с нарядом. Еще ни одно платье не понравилось ей так, чтобы она сразу же сказала: 'Да, это оно!' - с мечтательным придыханием и слезами радости на глазах.
  - Может быть, вот это? - поднесла консультант к девушке искристо-белое чудо. - Его привезли нам буквально на днях. Посмотрите, - указала продовец на расшитый корсет и пышную юбку. - К нему можно будет подобрать тиару.
  - Машенька, примерь, - дотронулась до руки дочери Анна Семеновна. В глазах женщины Мария увидела слезы.
  - Ты чего? - обняла она маму.
  - Я чувствую, это оно, - женщина быстро вынула платок из сумки, промокнув глаза. - Давай же. Я хочу посмотреть.
  - Хорошо, - отчего-то сердце Маши пустилось вскачь. Она и сама подумала, что именно его и ждала. Мария была уверена, даже не примерев платье, что сегодня уйдет из салона не с пустыми руками.
  Так и оказалось. Платье село на ней идеально. Девушка выглядела, как принцесса, сошедшая с экранов диснеевских мультиков, которые она так любила в детстве. Консультант ловко закрепила ей волосы, создавая предполагаемую прическу, после чего надела на голову тиару, усыпанную жемчугом.
  - Боже! - еле сдерживали все собравшиеся женщины слезы умиления.
  - Ну, - улыбнулась им продавец, уже зная ответ наперед, но все же спросила, - Это оно?
  - Да, - зашептала Маша, кивая головой. - Именно такое я и хотела.
  - Значит, берем? - подошла к ней мама и обняла.
  - Берем, - готова была запрыгать от радости Золотова.
  - Даже не поинтересуетесь, сколько оно стоит? - шутливо спросила консультант.
  - Нет, цена не имеет значения, - еще раз покрутилась перед зеркалом счастливая Машенька.
  
  
  ***
  А сейчас Мария решила заехать домой к отцу, чтобы показать мачехе снимки своей покупки.
  Родители Марии развелись, когда ей было десять. Почему? Дочь до сих пор не знала. Она лишь слышала постоянные скандалы и горькие рыдания матери. А затем ее усадили в большое кресло и с холодными улыбками на натянутых лицах заявили, что теперь они с мамой будут жить отдельно.
  - А папа? - задала она тогда единственный вопрос.
  - А я останусь здесь, ты будешь приезжать ко мне по выходным.
  Так они и поступили.
  Спустя еще полгода отец женился на Виктории Андреевне. У Марии появилась мачеха. Красивая женщина и всего на пару лет моложе ее собственной матери. Если поначалу Маша воспринимала в штыки новую родственницу, то уже через какое-то время Виктория смогла найти подход к десятилетней девочке при этом, не пытаясь занять место родной матери.
  Маша нашла в мачехе хорошую подругу, которая часто могла дать совет в ситуациях, когда у родной матери было спрашивать боязно.
  Поэтому сейчас она оказалась у дома отца, чтобы похвастаться Вике платьем и другими решенными вопросами, связанными со свадьбой. Но, когда девушка припарковалась, увидела, что машина ее жениха также стоит здесь.
  'Странно... Что случилось?' - вдруг забеспокоилась Мария и быстро вынула свои ключи от дома из сумочки. - 'Может, папе стало плохо? Но почему мне никто до сих пор не позвонил?' - забежала она в дом.
  Из кабинета отца послышался напряженный голос Кости:
  - Я больше не собираюсь быть вашей марионеткой. Я сегодня же расскажу обо всем Маше!
  'Расскажет? О чем?' - девушке стало вдруг неспокойно. Она на цыпочках подкралась к самой двери, которая была неплотно прикрыта и вслушалась в спор двух самых дорогих мужчин ее жизни.
  - Ты знаешь, какие последствия тебя ожидают? - раздался какой-то глухой стук. Видимо, отец ударил кулаком по столу. Он всегда так делал, когда что-то выходило вразрез с его желанием.
  - Предполагаю, - ответил Константин, ничуть не испугавшись Золотова. - Но я больше не могу так. Неужели вы сами не понимаете, что ваша дочь заслуживает лучшего. И это лучшее... не я. Да, безусловно, она мне дорога. Но как друг, как человек, который был рядом со мной в трудную минуту моей жизни. Я безмерно благодарен ей и именно поэтому считаю, что она не должна совершать такую ошибку и выходить за меня замуж. Я люблю другую женщину...
  'Я люблю другую... другую... другую...' - словно молотом отбивали его слова в голове, а сердце вовсе зажали в тиски и пытаются вырвать. Девушка прикрыла рот рукой, чтобы не закричать от жгучей боли. Она хотела дослушать, узнать... слишком много было еще непонятного.
  'Почему Константин говорит об этом отцу, а ней ей?'.
  - А о моей помощи ты забыл? Только благодаря мне, твоя мать продержалась дольше! - взревел Сергей Леонидович.
  - Я это помню, поверьте! Но также я помню, что вы купили меня. Купили для своей дочери! Словно я вещь. Нравится? Держи дорогая, - кричал Константин в ответ Золотову.
  - Не забывайся! Ты принял мои условия, ты также продался! Чем ты лучше меня?
  - Ничем. Я пал низко, так же как и вы. Думаете, Маше все еще нужен именно такой муж рядом? - из Константина сочился злой сарказм. - Я все сказал, можете, делать, что захотите. Увольняйте меня, звоните своим друзьям... мне плевать, если я не смогу найти работу в другом ВУЗе. Что-нибудь придумаю.
  - Тогда придется думать еще и насчет Калугиной. Я не позволю делать из моей семьи посмешище.
  - Вы этого не сделаете! - зарычал Смирнов.
  - Сделаю, еще как, - усмехнулся Золотов. - Уже завтра она окажется на улице. Как думаешь, после это она все еще будет тебя любить?
  'Боже!' - думала Маша, еле сдерживаясь, чтобы не упасть прямо здесь в коридоре и не разрыдаться. Она не могла поверить в услышанное. Родной отец купил ей жениха! А Костя... ее любимый Костя... оказывается все это время жил с ней только из чувства долга.
  'Какая же я жалкая!' - усмехнулась Маша. И не только потому, что Золотова поняла, что она обманута отцом и любимым мужчиной, но и потому, что на минуту позволила себе слабость. Она была готова закрыть глаза на это.
  'Пусть он сдастся. Пусть снова уступит отцу. А она сделает вид, что не знает ничего. Они поженятся и уедут в медовый месяц. Все будет хорошо, он забудет другую женщину... полюбит ее...' - но Мария понимала, что не сможет так. Не позволит сама себе. Чем она тогда будет лучше отца?
  'Нужно остановить это безумство немедленно!' - решила девушка и шагнула к двери, под продолжающийся рев двух мужчин, но чья-то рука легла ей на плечо. Испуганно оглянувшись, Мария увидела бледную Викторию.
  'Неужели она тоже все слышала? Какой позор!' - смотрела в глаза мачехи Золотова. В них читалась жалость к своей падчерице.
  - Маша, не нужно. Не вмешивайся, - прошептала она ей испуганно.
  - Я не могу иначе. Он меня не любит. Все это было обманом, Вика... - также прошептала Мария.
  А следующие слова Смирнова еще больше придали ей сил.
  - Если вы это сделаете, мне плевать, что будет со мной! Я убью вас. Приду в ваш дом и задушу собственными руками. Я не позволю сломать жизнь Стасе!
  - Попробуй и попадешь за решетку!
  - Но хотя бы перестану быть ублюдком, - выплюнул Смирнов.
  'Он действительно ее любит, если не боится угроз отца!' - Мария больше не сомневалась, подошла к двери, чтобы войти и остановить неминуемую трагедию. Девушка сама решила, что не позволит отцу уничтожить жизнь ни в чем не повинной женщины. Она взялась за ручку двери, но та вдруг сама отварилась и Золотова оказалась в крепких руках Смирнова. На секунду она даже растерялась. Захотела по привычке обнять его, но затем опомнилась и отошла на шаг назад.
  - Маша? - застыл в дверях Константин. Мужчина понял, что Мария все слышала. Горящие от слез глаза, бледное лицо и поникшие плечи. Хоть он до сих пор был настроен открыть всю правду девушке, но сделать думал это иначе. Не так болезненно. Смирнов не желал, чтобы она стала свидетельницей падения еще и ее отца.
  - Доченька, что ты здесь делаешь? - испуганно произнес Золотов.
  Маша оглянулась на отца. Тот стоял в центре кабинета весь красный от злости.
  - Я приехала, чтобы показать Виктории платье, которое купила на свадьбу, - спокойно проговорила она. - Надеюсь, его примут обратно...
  - Что ты такое говоришь? Зачем его принимать обратно? - не сдавался Золотов даже сейчас, когда всем все стало известно.
  - Папа, перестань! - впервые Мария позволила повысить себе голос на отца. - Никакой свадьбы не будет. Ты не слышал Костю? Он любит другую женщину.
  - Это все глупости, шутка... да, Константин? - строго спросил его Золотов.
  - Нет, это не шутка. Не разочаровывайте еще больше свою дочь, Сергей Леонидович. Она все слышала. Мы и так причинили ей достаточно боли.
  - Ты слышал меня, Смирнов, - больше Золотов не сдерживался, он снял свою маску заботливого отца, - я не дам опозорить нашу семью! Я уничтожу тебя и эту девку!
  - Ты не посмеешь, папа! - взбунтовалась Мария. Она не испугалась, так как перед ней стоял кто угодно, но только не тот человек, которого она называла отцом. - Попробуй испортить им жизни, и ты больше никогда меня не увидишь.
  - Что ты такое говоришь, дочка? Я твой отец! Я воспитал тебя, дал образование, все, что ты хотела у тебя было...
  - Да, папочка. Ты зашел в своей любви ко мне слишком далеко! - крикнула Мария, не сдерживая слез. - Ты купил мне живого человека! Человека, отец!
  - Маша, успокойся, идем со мной, - обняла ее Вика, пытаясь вывести из кабинета.
  - Нет, я не уйду, пока он мне не пообещает! - упрямо заявила Мария.
  - Маша, не нужно. Я сам справлюсь, - проговорил Костя.
  - Я не для тебя это делаю. А для той женщины, которая ни в чем не виновата... и для себя. Повторяю, папа! Если я узнаю, что ты кого-то попросил...
  - Ты не можешь меня просить об этом, дочка.
  - Я не прошу. Я требую! Оставь их в покое. Если ты претворишь свои угрозы в жизнь... все и так узнают, что свадьбы не будет, а их увольнение привяжут к нам. Лично ко мне. Ты хочешь, чтобы о твоей дочери ходили слухи, как о мстительной обиженной женщине? А теперь оставьте нас с Костей, - посмотрела она на отца и мачеху.
  - Ты еще будешь с ним вести задушевные беседы? - взревел Золотов, понимая, что ему утерла нос родная дочь.
  - Папа, прости, но теперь тебя не касается, что и с кем я буду делать. Вика, - повернулась к ней Мария с совершенно спокойным лицом. - Приготовь мне спальню, сегодня я переночую у вас.
  - Цирк, какой-то, - все не унимался Золотов.
  - Этот цирк, папочка, ты устроил сам.
  
  Глава 12
  
  - Маша, я сразу хочу попросить у тебя прощения, - как только дверь кабинета закрылась за Золотовым и Викторией, проговорил Константин.
  - Не нужно... мне это не нужно, Костя, - горько усмехнулась Маша. - Спасибо тебе за то, что решился все же раскрыть правду не в день свадьбы у алтаря или еще позже.
  - Ты все верно говоришь, - Константин сам чувствовал ту боль, которую причинил пусть и не любимому, но все же дорогому человеку. - Я не буду оправдываться. Да, я люблю другую. Но и ты важна для меня, именно поэтому я понял, что не могу больше обманывать тебя. Я и так презирал себя за то, что поддался твоему отцу, своей слабости...
  - Ты пытался спасти мать, будь у тебя больше времени, возможно, все получилось иначе, - прошептала Маша со слезами на глазах. Она пыталась не свалить всю вину на одного человека, а рассудить здраво. - Обидно, что ты все же не пришел сразу ко мне. Я бы тебе помогла без всяких условий.
  - Тогда я считал, что это недостойно мужчины. Гордость, - совсем невесело рассмеялся Смирнов. - Глупо, правда? Ведь я все равно поступился ею.
  - Каждый из нас, Костя, допускает ошибки. Сейчас ты свободен, больше не нужно со мной нянчиться...
  - Я этим и не занимался, - перебил Марию Смирнов. - Ты хорошая, чистая девушка. Мне это очень нравилось, и нравиться до сих пор. Ты была со мной в самую трудную минуту, когда моя мама умирала, а я не мог ей помочь.
  - Но на чувстве долга далеко не уплывешь. Правда? - заметила Золотова. - Не везет мне в любви, Костя... не везет.
  - Даже не думай так, Маша, - подошел к ней мужчина и взял ее за холодные дрожащие руки. - Это тебе с мужчинами не везет... Возможно, если бы я не знал...
  - Да, я поняла, - остановила его Мария. Она не могла позволить себе такие мысли. - Не говори. Иди... в течение этой недели я перевезу свои вещи из твоей квартиры.
  - Я не тороплю тебя.
  - Знаю, но и затягивать не стоит. Пусть хотя бы у одного из нас все будет хорошо, - нежно провела Мария по щеке Смирнова.
  - Посмотрим... - он не хотел еще изливать свою душу перед бывшей невестой. Ей это совершенно ни к чему.
  - Так вы не..? - удивилась Маша и одновременно почувствовала небольшую легкость в районе груди. Она же решила, что он изменяет ей с этой женщиной.
  - Хм, нет... я бы не смог. И... Стася, она не такая... Ты не заслужила еще и этого. Нас связывает незаконченное прошлое...
  - Что же, тогда его нужно закончить, - нашла в себе силы Золотова на улыбку.
  Смирнов смотрел с невыносимой болью на ее спокойное лицо. Он понимал, что за этим скрывается совершенно другие эмоции. Константин предпочел, чтобы Маша выплеснула их на него, накричала, ударила... но она спокойно отпускала Костю без истерик. Как настоящая женщина, какой и являлась.
  - Прощай, - обнял Смирнов в последний раз хрупкую Машеньку. Ведь он действительно с ней прощался. Константин решил, что в любом случае уйдет из университета. Ему уже давно предлагали место преподавателя в частном институте. Да, не так престижно, но это и не главное в жизни.
  Сейчас, когда он, наконец, нашел в себе силы и ступил на путь исправления, Смирнов хотел вернуть Станиславу. Во всяком случае, попытаться, если она к нему еще что-то чувствует, Константин готов был горы свернуть, лишь бы его простила любимая женщина.
  
  ***
  - И что там за птица такая? - говорила недовольно в трубку Пелагея, после того, как ей Калугина вкратце поведала о прошедшем дне.
  - Отличается сообразительностью точно, а насчет ума еще не знаю, - нашла в себе силы пошутить Стася. - Но я ничего не могу поделать с ней, Пелли. Придется мириться с присутствием этой женщины.
  - И ждать пока не приберет к рукам все-то, над чем ты трудилась последние годы?! - проснулся дух справедливости в подруге.
  - А что ты прикажешь делать с любовницей проректора?
  - Говорун говоришь... - задумчиво произнесла Пелагея.
  - Пелли, только ты не вмешивайся, я тебя очень прошу, - предупредила ее Калугина. Она совсем не хотела, чтобы ее проблемами занималась подруга.
  - Ты сама мне рассказала. Прикажешь сидеть сложа руки, после такого?
  - Я рассказала, чтобы ты посочувствовала мне, отвлекла, а не бежала с шашкой.
  - Ладно, - как-то слишком легко согласилась Евсеева. - Но, если я узнаю, что она еще что-то сделала плохое...
  'Теперь понятно', - вздохнула Станислава. Пелагея решила просто подождать. Ведь Говорун не та, кто легко отступится. Это Стася быстро осознала.
  - Я отключаюсь, - предупредила Калугина подругу. - И еще раз прошу, не вмешивай Пашу в мои проблемы, - включила строгий голос преподавателя Станислава.
  - Ой, да мне и не придется. Как только он узнает, что нашу девочку обижает какая-то... дамочка...
  - Постарайся, чтобы он не узнал.
  - Подруга, я своему мужу не вру.
  - А и я не прошу врать, - отмахнулась Стася, словно Пелли сидела перед ней. - Просто не говори.
  - Это то же самое. У нас с ним нет секретов друг от друга. Да, милый? - проворковала она на том конце провода.
  - Он что, все слышал? - застонала Стася. - Паша, - повысила голос женщина, чтобы ее смог услышать муж подруги. - Я тебя прошу, в вашей паре именно ты отвечаешь за рассудительность. Не трогайте Говорун, я сама с ней разберусь.
  - Стася, можешь не кричать, - дипломатично ответил Павел. - Ты все равно на громкой связи. Весь разговор, - добавил он рассмеявшись.
  - Замечательно, - высказалась Станислава. - Что же, вы меня услышали и все поняли.
  - Да, да, - последовал дружный ответ, который, тем не менее, не внушал доверия.
  - Давайте так, если я действительно не буду справляться с ней, то первым же делом позвоню вам и сама попрошу помощи, - пошла на переговоры Калугина.
  - Ты точно позвонишь? - не поверила ей Пелли.
  - Жена, оставь Стасю в покое. Она уже большая девочка, сказала же, позвонит, - по шороху, раздавшемуся из мобильного, Станислава поняла, что Павел пытается отобрать телефон у Пелли.
  - Спасибо, Паша. Пока, ребята, - проговорила Станислава.
  - Нет, подожди! Мы еще не закончили...
  Пелли не успела договорить, так как Стася отключилась. Она и так устала за сегодня. У Калугиной совсем не осталось сил, чтобы спорить еще и с друзьями. Хотелось быстрее укрыться одеялом и уснуть.
  'Вот только получится ли?' - подумала Сатся, как только закрыла глаза. Картинки минувших дней непроизвольно крутились в голове женщины, возвращая ее в беззаботные дни, наполненные счастьем и любовью...
  
   Шум волн набегал на песочный берег пляжа, унося с собой в синие море камушки и ракушки. Послеполуденное солнце уже не так полило своими лучами отдыхающих курорта. Станислава даже успела задремать, прикрыв рукой личико. Но кто-то встал над ней, образовав тень на половине ее тела. Она открыла глаза и увидела улыбающееся лицо Кости. Он провел рукой по влажным волосам и присел рядом с девушкой.
  - Зря ты не пошла со мной. Вода замечательная, - брызнул мужчина капельками соленой воды ей на плоский животик. После чего облизнул губы, не отводя полуприкрытых глаз от тела Стаси.
  Девушка почувствовала, как в ней начал разгораться жар.
  'Сейчас я бы действительно не отказалась окунуться' - подумала она, приподнявшись на локтях.
  Они до сих пор не пересекли с Константином черту. Стася и не знала, как это сделать, а Костя ее не торопил. Но здесь на море... она понимала, и более того - желала, наконец, большего, чем одни лишь поцелуи. Ведь они встречались уже около трех месяцев.
  Она была готова. Именно сейчас, как никогда. Решившись, Станислава встала и неспешной походкой отправилась к воде.
  - Передумала? - нагнал ее Костя, подхватив на руки и целуя в плечико. Отчего по телу прошлась волна легкого удовольствия.
  - Составишь компанию? - смущенно спросила девушка.
  Константин на мгновение остановился, внимательно изучая лицо девушки. Как же он хотел ее, желал отнести не в море, а в их номер, уложить на кровать и неспешно покрывать это идеальное тело нежными, практически невесомыми поцелуями, а затем...
  Смирнов глубоко вздохнул и вошел в воду.
  - Венера, - прошептал он ей на ушко. - Перестань, иначе ты так и не искупаешься.
  - А что ты сделаешь? - Станислава, с каждым словом, уменьшала попытки мужчины держать себя в руках.
  - Ты, правда, хочешь услышать... вернее, готова? - искушающее посмотрел на нее Костя, тем не менее, окунув в воду.
  - Ох, - Станислава совсем не ожидала такого. Разгоряченное тело от солнца и слов любимого при погружении в прохладную воду еще больше возбудилось. Невольно она прижалась к скульптурной груди Константина, обвив мужчину руками за шею.
  - Боже... я схожу с ума, - закрыл он глаза, запрокинув назад голову. - Как думаешь, ты уже накупалась? - сдавленно рассмеялся Смирнов.
  - Костя... - прошептала Стася, словив голодный взгляд его глаз. - Я хочу вернуться в отель...
  - Ты уверена?
  - Да, - кивнула Стася, после чего сама потянула его обратно к берегу.
  В номер они ворвались словно дикие звери, захлопнув за собой дверь ногой, срывая по пути немногочисленную одежду и не отрываясь от страстных поцелуев. Как только обнаженное тело Станиславы коснулось мягких простыней постели, она испугалась. Ведь он ее первый мужчина.
  - Стася, если ты не готова... - еле сдерживался Константин, но все же оставлял выбор за девушкой.
  - Нет, я готова... просто, ты...
  - Шшш, - закрыл ей рот поцелуем Костя. Мужчина понял, что Стася девственница, уже давно. Именно поэтому давал ей возможность самой решать, когда и как произойдет их первая ночь, в данном случае, день любви. - Расслабься, я буду максимально нежен с тобой. Я ни за что не причиню тебе боли... почти, - опомнился он.
  - Я тебе верю... - успокоилась Стася, отдаваясь его жарким поцелуям. - Верю... - шептала девушка, прерывисто вздыхая. Константин умело уносил ее все дальше к наслаждению.
  Стася больше не сдерживалась, позволила своим телу и чувствам ответить на смелые и такие интимные ласки мужчины. А затем она сама раскрылась перед ним, позволяя войти в себя, почувствовать его внутри, стать одним целым, чтобы взорваться тысячами ярких огоньков, рассыпаться на мелкие осколки, упасть с обрыва и снова вознестись к небесам.
  
  
  
Оценка: 5.45*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"