Далин Максим Андреевич: другие произведения.

Лестница из терновника - 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    Дорогие читатели, пожалуйста, начинайте знакомство с романом "Лестница из терновника" с первой книги - так понятнее)) Кши-На, конечно, страна серьёзная, но на Нги-Унг-Лян, разумеется, не единственная. И Ник Дуров может только печально отметить: ксенофобия, религиозные и расовые распри, нетерпимость - бывают не только в печальном прошлом Земли...


Книга вторая

Поиски путей

      ...Он повторял: "Когда ты смотришь в оба,
      То видишь только зеркало кривое!" -
      И в тех местах, где оптика лгала,
      Я выпрямлял собою зеркала.
      К. Арбенин, Россия, Земля, XXI век
     
      ...Ведь каждый, кто на свете жил -
      Любимых убивал...
      О. Уайльд, Великобритания, Земля, XIX век
     

***

     
      Запись N134-05; Нги-Унг-Лян, Кши-На, Тай-Е, Улица Придорожных Цветов.
      Утоптанный снег - в красных пятнах, и кафтан, брошенный в сугроб, залит кровью, и рубаха на мальчишке уже пропиталась кровью насквозь. Но сам он ещё держится на ногах и держит тростник - не меч-"тростник", а просто палку. А зрители ошалели от крови, свистят и орут его очередному сопернику: "Убей! Убей эту тварь! Что возишься?!"
      Юу плюёт под ноги, делает суровое лицо:
      - Ник, мне надоело смотреть. Я ухожу. Зачем я вообще сюда притащился?
      Ар-Нель, розовенький, спокойный и подчёркнуто ироничный, как всегда, кутается в плащ, подбитый мехом, говорит:
      - Мой милый Второй Л-Та, вам ведь хотелось взглянуть, не правда ли? Вы говорили, что не знаете жизни, что у вас недостаточно жестокого опыта, необходимого придворному - и именно это привело вас сюда и сейчас. Жестокий опыт не пришёлся вам по вкусу?
      - Вы наслаждаетесь! - фыркает Юу. - Хок, вы же наслаждаетесь тем, что видите! Ну и сердце у вас!
      - Вспомните, это - площадка напротив Дома Порока, - невесело усмехается Ар-Нель. - Все, кого вы видите, пришли насладиться. А вам, очевидно, не следовало бы смотреть на зрелище, не предназначенное для Юношей - вы слишком молоды и непосредственны, мой дорогой.
      - Он умрёт? - спрашивает Юу, снизив тон.
      На лицо Ар-Неля набегает тень.
      - Полагаю, да. Безнадёжная отвага... думаю, он рассчитывает на смерть.
      Сегодня морозно, но по лицу парня с палкой стекают капли пота. Его соперник, средних лет мужчина, одетый, как зажиточный горожанин, вооружённый отличным мечом с Разумом Стали, делает резкий выпад. Парень отступает, три шага назад - и край площадки. Ближайший зритель толкает его в спину - и ему приходится извернуться всем телом, как выворачивается падающая кошка, чтобы не поймать меч горожанина собственной грудью. В толпе свистят и хохочут. Четверо конвойных из Департамента Добродетели, ухмыляясь, наблюдают за боем, стоя поодаль, и, кажется, вполголоса делают ставки. Рядом с конвойными - владелец Дома Порока, пара старух из обслуги и чиновник из Департамента; чиновнику забавно, старухам всё равно, хозяин притона удручён. Можно понять: убьют мальчишку - и пропали денежки.
      Женщин не видно; их присутствие только угадывается за расписным пергаментом окон.
      Я впервые на Улице Придорожных Цветов, как поэтически называется местный квартал "красных фонарей". Пришёл поглядеть на редкостное зрелище - на то, как неудачники, попавшие в беду, становятся здешними девками.
      Ар-Нель рассказал, а он узнал от Смотрителя Трапезной, Всегда-Господина, естественно. Должность наследственная и ответственная, вельможа важный... приезжал сюда к началу действа присмотреть новую рабыню. Сейчас уже уехал. Этот герой на площадке - четвёртый по счёту, а то, что могло заинтересовать господ настолько, что захочется взять в дом, показали гораздо раньше.
      Обречённых привезли под конвоем из, я бы сказал, КПЗ - Башни Справедливости при Департаменте. Местный аналог предварительного заключения; там не держат долго. После суда оттуда лишь три пути. Могут оправдать - тогда отпустят, но это, разумеется, совсем не часто. Чаще - казнь. Если преступник вышел из Времени Любви, его обрезают сразу после суда, а потом продают на тяжёлые и грязные работы: в ассенизаторы, в каменщики, в дубильщики кож - всё в таком духе. Человек пропащий, рабочий скот на всю оставшуюся жизнь - Кши-На в исправление не верит. Если ты, старый дурак, до такой степени гад, что преступил закон, надеясь остаться безнаказанным - получи и распишись. Жизни у тебя всё равно больше не будет - а убивать расточительно и нерентабельно; смертная казнь полагается только за страшные злодеяния типа государственной измены или нескольких убийств с отягчающими, случается исчезающее редко. Ясно ведь, что смерти на поединке убийствами не считаются - в скандальных делах речь идёт, большей частью, о корысти, не об обычных страстях. Детей до Времени не судят - за них отвечают родители. Женщин посимпатичнее и совсем молоденьких мальчиков щадят: в большинстве случаев их продают хозяевам борделей, а оттуда есть призрачный шанс попасть в дом к аристократу или купцу с деньгами - в качестве наложницы.
      Но шанс зависит от статьи.
      Первый оказывается неисправным должником - ну что скажешь? Родители мотали, а этого бедолагу призвали к ответу. Дом - с молотка, младшего сына - продали, как движимое имущество, в пользу кредиторов. Мальчик из хорошей семьи, лет шестнадцати, чистенький, коса, прилично одет, в ужасе от происходящего. Его-то Господин Смотритель Трапезной и выкупает - а несчастный парень преклоняет колено, прижимается щекой к перчатке нового хозяина... Ага, хозяин старше чуть ли не втрое, уже несколько наложниц - но это лучше, чем положение шлюхи. Сразу видно.
      Его освобождают сразу по получении денег - и вельможа увозит в своём экипаже, разочаровав толпу зевак. Но дальше становится веселее.
      Следующий - воришка. Семнадцать. Волосы острижены - плебей, но смазливое личико. Его первым и выталкивают на середину очищенной от снега площадки перед Домом Порока, а в руки суют палку. И хозяин весело провозглашает, что желающие могут заплатить за поединок - и сорвать новый цветочек.
      Происходит лихой аукцион, собравшиеся - я заметил, что вокруг нет юношей, кроме моих ребят, только мужчины с подтверждённым статусом - предлагают деньги и отпускают шуточки, от которых воришка краснеет, бледнеет и тискает палку в руках. Наконец, сходятся в цене, и высокий, плотный, довольно молодой ещё мужик, по виду и знакам на одежде - из оружейников, устраивает то, ради чего вокруг столпились зеваки. Бой, так сказать. Взрослый мужчина с мечом против пацана с палкой.
      Оружейник играет в драку минут пять. Он профессионально владеет мечом, а его партнёр смертельно перепуган и умирает от стыда - больше всего бедолаге хочется провалиться сквозь землю или смыться, а не изображать честную драку на заведомо нечестных условиях.
      Конечно, оружейник выбивает у шкета палку и сбивает его с ног, когда утомляется развлекать народ. И в толпе орут: "Давай, чего там, режь прямо здесь!" - но победитель, если можно его так назвать, поднимает свой несчастный трофей со снега только что не за шиворот и волоком тащит до Дома. Старуха вздыхает и идёт его провожать... Со следующим боем не торопятся; ну да, крики слышны и на улице, что доставляет зевакам массу удовольствия.
      Потом идёт ученик чиновника, которого поймали на подлоге. Он истерически рыдает, когда его вытаскивают на середину; шикарного боя не получается. У этого просто не хватает духу, он так и стоит столбом, прижав к себе палку. В него швыряют орехи и огрызки пирожков, кричат: "Трус! Сопляк! Дерись!" - свистят, но он дёргается от ударов, всхлипывает и даже не пытается защищаться.
      Этот выглядит симпатичнее, чем воришка, но продают его дешевле. Купивший, довольно-таки сального вида купец средних лет, лупит его по физиономии наотмашь, прежде чем удалиться с ним в Дом. Мошенник-неудачник пытается что-то сказать, умоляет, хватает купца за руки - но в результате только провоцирует больше затрещин, чем мог бы схлопотать. В этот раз окно спальни выходит прямо на площадку для поединков: зеваки слышат даже больше, чем позволяют приличия, - и мы заодно. Аборигены веселятся и комментируют, Юу демонстративно прижимает кулак к губам, будто его сейчас вырвет от омерзения, Ар-Нель морщит нос, а я очередной раз отмечаю, что слабость здесь не вызывает жалости.
      Кши-На не подаёт нищим; калеку могут кормить за простую работу, даже - за условную, чисто символическую работу, если его стойкость вызывает уважение, а нрав - симпатию, но побрезгуют попрошайкой. Кши-На беспощадна к трусам и не снисходит к нежным сердцам. Здесь уважают только силу - если не физическую, то моральную.
      Четвёртый. Вор, объявляет чиновник из Департамента, а приговорённый огрызается:
      - Я не вор!
      - Ты украл, - повторяет чиновник. - Есть истец и свидетели. Ты осуждён.
      - Истец - подлец, свидетели - продажные шкуры, - бросает шкет. Глаза у него блестят.
      Толпа хохочет, потешаясь над его попытками что-то доказать. Парень обводит зевак взглядом, сухим и острым. Худой, жёсткий, с обветренным лицом; тёмно-русая коса до лопаток, одет бедненько, но чистенько. Семнадцать, восемнадцать - как-то так. Короткий светлый шрам на скуле. Интересный - если рассматривать его в качестве гладиатора.
      Вот с ним-то и начинается настоящая забава.
      Первый его соперник, заплативший, вальяжно выходит на середину площадки, рассматривает парня хозяйским взглядом. Тот скидывает плащ - вокруг кричат: "Раздевайся дальше! Разденься совсем!" - и, не смущаясь, смотрит противнику в глаза, показывает себя. Тактика срабатывает: дурень, заплативший деньги, загляделся - парень делает молниеносный выпад, врезав дурню палкой под подбородок - и ещё раз, сбоку, по черепу.
      Нокаут.
      Все потрясены настолько, что молчат, когда старухи оттаскивают с площадки бесчувственное тело. Но уже через минуту любители сильных эмоций приходят в себя; крупный мужик в шубе, выпячивая губу, цедит:
      - Я сейчас научу гадёныша вежливости...
      С него уже не спрашивают денег. Гадёныш усмехается, показав зубы, не сузив глаз:
      - Давай, давай!
      Бой длится несколько минут. Мужик гоняет парня по площадке, заставляя уворачиваться. Достаёт мечом - палкой сложно парировать лезвие: из пореза на боку течёт кровь, кафтан тут же промокает, парень скидывает его. Толпа вопит в экстазе. Мужик сбрасывает шубу кому-то на руки, но он неудачно выбрал момент и не так ловок, как надо бы - пока он путается в рукавах, парень въезжает ему торцом палки под дых и тут же - по роже наотмашь плюс ногой в живот.
      Ничего общего с салонными спаррингами. Мордобой на поражение - и все средства хороши.
      Мужик складывается пополам и ревёт, как медведь. Парень добавляет палкой по шее. Почтеннейшая публика орёт, свистит и хохочет. Отчаянный шкет задвигает палкой ещё раз - и мужик шарахается в толпу. Ему улюлюкают вдогонку.
      Парень стоит в центре площадки, тяжело дыша. Кровь капает на снег. Владелец притона деланно смеётся:
      - Уважаемые Господа! Неужели этот маленький котёнок напугал таких рысей, как вы? Может, кто-нибудь из вас хочет замуж за него? Бой - даром, и его тело победителю - тоже даром!
      - Ладно, даром - это хорошо, - говорит поджарый горожанин, усмехаясь.
      Этот - не из озабоченных болванов: он боец, его явно привлекает именно бой. Парень смахивает волосы, прилипшие ко лбу, перехватывает палку поудобнее: нервничает, глядя, как горожанин сбрасывает плащ и обнажает меч. Оценил.
      Ловлю себя на мысли, что отчаянно хочу победы этого юного психа - понимая, что победы не будет. Юу говорит вполголоса, зло:
      - Люди - грязные сволочи.
      - О, Семья Л-Та! - восклицает Ар-Нель, воздевая очи горе. - Небесный свет и служение идеалам! Вы ожидали увидеть здесь благородных рыцарей, мой дорогой? Они не ходят сюда, а мы с вами должны учесть: Юноша может быть убит на поединке не только святой рукой возлюбленного.
      Юу замолкает, напряжённо наблюдает за началом боя.
      У шкета на сей раз - настоящий противник, вооружённый отличным клинком. Сразу заметно, насколько мальчишке повезло с предыдущими - против опытного и серьёзно настроенного бойца у него нет шансов, а площадка слишком мала, чтобы можно было бесконечно уворачиваться и удирать. Горожанин сходу втыкает меч мальчишке в левое плечо. Я вижу, как у шкета белеет лицо; он делает два неверных шага - но ухитряется устоять на ногах.
      - Лучше ложись, - советует горожанин с иронической ласковостью. - Послушной девке многое прощают.
      - Зачем тебе девка, никудышник? - выдыхает шкет.
      У горожанина раздуваются ноздри. Он приходит в ярость, на миг потеряв самообладание - и пропускает роскошный удар. В скулу. Глаз моментально опухает - такой фонарь, что любо-дорого.
      - Тебя должны были продать в золотари! - шипит горожанин. Он в бешенстве и не собирается сдаваться. - Ну да я это исправлю - я обрежу тебя прямо здесь и приглашу всех желающих поучаствовать в развлечении! Выйдет великолепная метаморфоза - если выживешь, дрянь!
      - Все никудышники много болтают, - режет шкет и находит в себе силы усмехнуться.
      В ответ горожанин начинает атаку. Парень больше не может двигаться быстро - судя по лицу, он с трудом балансирует на грани обморока - но пытается парировать удар. Палкой, ну да.
      Через мгновение у него в руках кусочек тростникового стебля, срезанный наискосок. Длиной в две ладони. Горожанин отвратительно ухмыляется.
      Парень озирается, находит взглядом владельца борделя и чиновника, кричит:
      - Мне палка нужна!
      Зеваки хохочут. Чиновник и солдаты - тоже. Владелец притона сплёвывает:
      - Возьмёшь у своего господина, дешёвка!
      У парня слёзы наворачиваются на глаза. Горожанин указывает на него мечом:
      - Ну, уродец, что будешь делать? То, что прикажут - или умрёшь?
      - Трус! - хрипло бросает парень. - Трус и подлец!
      Юу сжимает кулаки.
      - Люди - гады... Я дам ему меч.
      - Не делайте глупостей, - Ар-Нель хватает его за локоть. - Не спасёте его и погубите себя - если станете соучастником убийства: победа раба над господином - это убийство, если вы забыли. Наш статус не позволяет выкупать рабов - вы не сможете...
      - Да что ты смотришь?! - вопят в толпе. - Кончай его! Только обрежь сначала!
      Все на взводе, пьяны кровью. Обречённому никто не поможет.
      - Отбросы! - голос Юу точно так же охрип, как у шкета с обрубком палки. - Грязные твари.
      - Здесь нет настоящих, - откликается Ар-Нель. - Вы же видели - Всегда-Господа, трусы и неумехи, у которых не хватает мужества на равный поединок. Ничтожества, наслаждающиеся чужим унижением и болью. Уличный сброд, нюхающий кровь и похоть, как псы. Понимаете, почему это - Дом Порока?
      - Убивай, ну! - выкрикивает парень в отчаянии.
      Горожанин снова гадко ухмыляется:
      - Рано ещё.
      И тут я слышу собственный голос:
      - Эй, хозяин! Я за него заплачу - полную цену.
      - Стойте! - тут же вопит хозяин, перекрикивая все голоса; обрадовался шансу получить-таки кое-какую прибыль. - Стойте, Господин! - и, выскочив на площадку, хватает горожанина за руку. - Вы дрались даром, а этот Уважаемый Господин платит деньги!
      Ещё бы я не Уважаемый! На мне знаки Свиты Государыни, я, с некоторых пор, из Всегда-Господ. Мои ребята смотрят благодарно, зеваки отпускают шуточки, парень делает ко мне два шага - и бухается передо мной на колени. Я вытаскиваю кошелёк, отдаю Ар-Нелю: "Заплати", - и поднимаю раненого на ноги.
      Он приваливается ко мне всем телом, поднимает глаза:
      - Неважно, что вы - Вдрызг-Неизменный, неважно... я не вор, не верьте... я буду вам предан...
      - Уважаемый Господин, - встревает хозяин с моим кошельком в руках, - пойдёмте в Дом, там старухи сделают всё, что надо: заштопают вашу рабыню, кровь остановят...
      - Мы с Ча пойдём, пожалуй, домой, - говорит Юу, расплываясь в улыбке. - Нам не годится встревать.
      Ар-Нель наблюдает за мной, тоже улыбаясь, качает головой:
      - Много нужно крови, чтобы тебя согреть, Ник...
      Из дверей Дома и окон первого этажа, приоткрыв пергаментные ставни, выглядывают женщины. Зеваки втягиваются внутрь, чиновник с конвойными солдатами удаляется.
      Я поднимаю плащ и укутываю шкета, которого мелко трясёт, то ли от холода, то ли от напряжения. Иду с ним к Дому - и думаю о том, как основательно я влип.
     
      Нас - меня и раненого - провожают в Дом Порока. Женщины без накидок, в корсажах, поднимающих полуобнажённую грудь под самый нос, и коротких пёстрых юбках с разрезами до пояса, якобы обтрёпанных по подолу, с высокими причёсками и подведёнными глазами, следят за нами тревожно и печально. Мы проходим просторный зал - понятия не имею, зачем он нужен, не для танцев же - и по длинному коридору добираемся до комнатушки, отделённой от других условной перегородкой из фанеры, оклеенной бумагой. В комнатушке - неизменный фонарик с Добрым Словом (в данном случае - довольно-таки глумливо звучащее здесь: "Любовь поднимает до Небес"), широкая тахта, обтянутая плотной тканью в засохших бурых пятнах, кадка с водой и кувшин. Вместо двери - шелестящий полог из стеклянных шариков, нанизанных на длинные нити. Стены проводят звук идеально - можно отчётливо расслышать в соседних "нумерах" нервное хихиканье, ругань, стоны, крики, хохот, кажется, звуки ударов, бренчание на лютне...
      Что можно чувствовать в этом бардаке?
      Старуха приносит полоски ткани, пропитанные кровоостанавливающим бальзамом, прокалённую иглу и нитки - в полной готовности заниматься тут хирургией. Я выпроваживаю её. Мой внезапный раб стаскивает пропитанную кровью рубаху, полминуты думает - стаскивает и сапоги со штанами. Тяжело садится на койку и глядит на меня.
      И я на него смотрю. Ему здорово досталось - две глубоких раны, не считая порезов. Тощий гибкий шкет, отлично развитая мускулатура. Костлявый, угловатый. Без тени того сомнительного шарма, которым полон милый-дорогой Ча, и которого в избытке наблюдалось в Ра, пока она ещё была мальчиком - того, который намекает на метаморфозу, на то, что перед тобой не мужчина, а "условный самец".
      Чёрта вот с два! Этот выглядит совершенно безусловно. Как Н-До или Юу, скажем. Или как Государь - потенциальный доминант, короче говоря. Он мне очень симпатичен, но не могу же я, право, представить этого шкета в своей постели! В принципе! Тем более, что перед этим мне полагается откромсать от него кусок, а потом, прости, Господи, поиметь в открытую рану... На это я не пойду - даже эксперимента ради. Даже думать на эту тему как-то...
      Правда, Лью тоже примерно так выглядела, и на её метаморфозу это не повлияло... но я землянин, а не местный герой-любовник, зацикленный на крови, всё-таки. Чтобы рискнуть сыграть здесь в любовь, землянину надо быть маньяком... да и неизвестно, как тело инопланетчика среагирует на мою биохимию.
      Нет уж. Никаких опытов на живых людях... даже и на нелюдях.
      Не рискую обрабатывать рану тем, что бабка принесла - не факт, что оно хоть относительно чисто. Смачиваю платок собственным "горским бальзамом", стираю кровь, заодно дезинфицирую. Пациент смотрит на меня с полуулыбкой - и вдруг обнимает за шею и целует в щёку со страстью детсадовца и эротизмом точно того же уровня. Но искренне. Проявление безгрешной благодарности.
      - Кончай лапиться, - говорю я. - Тебя вправду надо заштопать.
      Он безропотно отстраняется. Я протираю иглу и зашиваю его по всем правилам искусства. Он терпелив, держится хорошо - только сбивает дыхание и зрачки, как блюдца. Я с ним разговариваю, чтобы отвлечь.
      - Как зовут?
      - Ри-Ё из Семьи Най, - говорит он, стараясь не заорать.
      - Ишь ты, Имя Семьи... Дворянин, что ли?
      - Нет... Отец был цеховой мастер, глава гильдии стеклодувов. Он недавно умер.
      - Стеклодув, ага... Хорошие легкие, долгое дыхание... Где так драться навострился, Ри-Ё? Ты - отличный боец.
      - В детстве хотел в Армию Государя. Сосед - Господин Сотник в отставке, он учил меня...
      - Не позволили в Армию?
      Вздыхает, кусает губы.
      - Отец умер, Мать болеет... Братья - ещё дети. Пришлось остаться дома, продолжать традицию... но я тренировался. А потом... грязная история вышла.
      - Тебя подставили?
      Снова вздыхает, со всхлипом.
      - Прости, Господин. Не хочу говорить.
      - Ну и ладно. Верю... не вертись, скоро закончим. Молодчина, хорошо владеешь собой... сейчас будет легче, у меня бальзам хороший, лучше здешней отравы...
      Заглядывает в лицо больными глазами.
      - Господин... не тяни, а? Ждать невыносимо, и метаморфоза легче, говорят, если - сразу после боя...
      Здорово меня смущает.
      - Слушай... Ри-Ё... я, вообще-то, резать тебя... не буду, наверное. Не собирался.
      Ожидаю, что он обрадуется - а у него такой вид, будто я плюнул ему в лицо: он даже отшатнулся и уставился дико.
      - Да что ты, малыш, - говорю. Испытанным горским тоном. - Что ж мы, не обойдёмся...
      И как раз вовремя перехватываю его руку, которой он собирается совершенно недвусмысленно влепить мне затрещину.
      - Оэ, - говорю. - Ты всё правильно понял?
      - Я всё правильно понял, Господин-Меч-Гвоздями-Приколочен, - говорит Ри-Ё сквозь зубы. - Тебе надо было дать меня убить. Провались ты в преисподнюю, грязная скотина!
      Рывком отворачивается от меня и прячет лицо в ладонях. Я сижу рядом, как последний дурак, пытаясь сообразить, что именно сделал не так.
      Стоит этнографу вообразить, что он уже всё узнал и освоился, как тут же подворачиваются грабли, на которые его нога ещё не ступала.
      Я придвигаюсь ближе, дотрагиваюсь - Ри-Ё шарахается, как от прокажённого. Н-да...
      - Мне кажется, - говорю как можно спокойнее, - что ты, всё-таки, в чём-то ошибаешься. Давай разберёмся. Тебе хотелось быть женщиной, Ри-Ё?
      - Отвали, - огрызается он глухо, но после полуминутного раздумья, не поворачиваясь, отвечает-таки. - Нет.
      - Чудесно, - говорю я. - У тебя был Официальный Партнёр?
      - Не твоё дело, - режет он сходу, но после паузы снова отвечает. - Был. После суда расторгли договор.
      - Жаль, - говорю я проникновенно, сколь возможно. - Но ничего, не стоит совсем уж убиваться. Может, Небеса ещё пошлют тебе другую судьбу, малыш... Я-то хотел взять тебя на службу, а не в наложницы.
      Ри-Ё поворачивается, встряхивает головой, смотрит, как оглушённый - и кидается мне в ноги, обнимает колени, прижимается лицом:
      - Уважаемый Господин, - вперемежку с рыданиями, - простите меня! Я - неблагодарный идиот, но я же не знал, что вы - святой! Честное слово! Клянусь Небом, мне и в голову бы не пришло, что в таком месте... Ох, я не достоин вашего внимания, Учитель...
      Ага. Истерика от переутомления, боли и стресса - плюс с гормонами надо что-то делать. На него сегодня многовато обрушилось - а он слишком молод, всё же, и нервы не канаты. Я снова укутываю его плащом, снова поднимаю, обнимаю, глажу по голове - он цепляется за мои руки, как маленький, умоляет, просит прощения снова и снова.
      - Ри-Ё, - говорю я, - всё хорошо. Ты устал, ты ошибся. Я всё понимаю. Я, конечно, не святой, но мучить тебя совершенно не собирался. И ты мне не раб. Будем считать, что я дал тебе денег взаймы, чтобы ты мог заплатить за себя... Я знаю, что тебе нельзя - но будем считать, что как будто можно, хорошо? Я поговорю с Государыней - надеюсь, что тебя помилуют. Всё устроится. Всё пройдёт.
      Мало-помалу Ри-Ё успокаивается - и начинает действовать земная анестезия. Он постепенно погружается в нервную полудрёму, всхлипывает, дёргается от шорохов, но дышит всё ровнее. Я шугаю старух - в конце концов, я отдал достаточно денег, чтобы нас некоторое время не трогали.
      Ри-Ё удаётся подремать минут сорок и, я надеюсь, хоть отчасти восстановиться, перед тем, как в занавеску из шариков просовывается голова выездного лакея Ар-Неля.
      - Уважаемый Господин Э-Тк, - говорит он мне благоговейно, - Господин Ча прислал свой экипаж для вас и чистое бельё для вашей рабыни.
      Ри-Ё с трудом разлепляет веки. Я улыбаюсь лакею.
      - Твой Господин предусмотрителен и мил, как всегда... Ри-Ё, давай попробуем надеть на тебя рубашку... осторожно, чтобы шов не разошёлся.
      Кажется, местные обитатели изрядно удивились, видя, что моё приобретение покинуло этот кров, уйдя своими ногами.
     

***

     
      Ра наблюдала за чужаками, стоя на открытой террасе.
      Рассматривать людей в упор было бы чрезвычайно невежливо, но террасу окружали широкие плоские каменные чаши с кустами хин-г - спрятавшись за их мохнатыми ветвями, голубовато-седыми от холода, легко сделать вид, что беседуешь с придворными дамами. Дамы - Сестричка Лью и Госпожа Ит-Ор - усердно создавали видимость светской беседы, обсуждая тонкие оттенки зимнего неба.
      Но их тоже меньше всего занимала игра красок на солнечном небосводе Предвесенней Луны. Они, как и их Государыня, впервые видели чужих.
      Кавалькада въехала в Дворцовый Сад по главной аллее. Впереди, на необрезанных вороных жеребцах, косматых и приземистых, в проклёпанной шипами сбруе, ехали послы, молодой и постарше, тоже чёрные и косматые в своих шубах из козьих шкур - длинная шерсть торчит и свисает прядями - и в высоких тяжёлых сапогах, упёртых в жутковатого вида кованые стремена с заостренным краем... Тёмные лица послов выражали одновременно безразличие и неприязнь; Ра перевела для себя эту мину как: "Здесь противно, но меня это не касается". Послы стригли свои чёрные, масляно блестящие волосы коротко, как плебеи, даже ещё короче; когда они проехали мимо, Сестричка Лью хихикнула и шепнула: "Они хотят показать, что готовы слушать, открывая уши - но для пущей убедительности им надо было бы закрыть лица!" Ра кивнула: послы выглядели так, будто готовились сражаться, а не беседовать. Их кривые мечи без крестовин казались орудиями убийства, слабо подходящими для поединков с возлюбленными и друзьями.
      Свита послов вполне соответствовала своим господам. Шестеро угрюмых бойцов в надраенных кирасах, сияющих из-под широких полушубков, обшаривали Дворцовый Сад взглядами, как поле боя. Ра поразило впечатление не рассуждающей грубой силы, которое они производили - может, якобы бесстрастными лицами цвета обожжённой глины, может, манерой смотреть на мир, словно прицеливаясь в него из мушкета. Ра успела наглядеться на профессиональных военных при дворе, но солдаты Кши-На никогда не казались ей непредсказуемой стихией, наделённой волей без разума.
      Кроме бойцов-телохранителей, послов сопровождали трое очень странных людей. Тощий лысый старик с жёлчным лицом и мешками под глазами, проезжая мимо, взглянул на террасу с настоящей ненавистью, которую даже не пытался скрыть. Рядом с ним ехал флегматичный толстяк с плоской, жирно лоснящейся физиономией, грузный в мохнатой шубе и кожаном колпаке, как куль с мукой; Ра решила, что он напоминает Всегда-Господина или ещё хуже. Третьим и последним было странное существо, с головой укутанное поверх полушубка в какие-то шерстяные тёмные тряпки - из-под тряпок блестели только глаза, круглые и яркие, как угли.
      - Это женщина, - шепнула Госпожа Ит-Ор. - При ней нет меча.
      - Нет, нет, - мотнула головой Сестричка, - не обязательно! Те старики - мужчины, верно? А у них тоже нет мечей! Нет, нет - они просто будут говорить о мире... и потом, они показывают, что не желают наших в своих постелях, вот у них и нет оружия!
      Ра чуть не прыснула. Сестричка, нежно любимая подруга и родственница, не получила достаточного образования, но обладала богатой фантазией.
      - Ну что вы, милая Госпожа Л-Та, - хихикнула Госпожа Ит-Ор, жена Князя Ит-Ор Младшего, поэтесса и философ, наделённая языком острым, как стилет. - Тогда мечей не было бы у послов, а не у этих типов! Эти старики - им просто ни к чему оружие. Возможно, варвары считают их развалинами.
      - Это жестоко, - заметила Ра, глядя, как гвардия и ее Венценосный Супруг с Близкими Родственниками встречают послов у Золотых Ворот. - Жестоко намекать старику, что он ни на что не годен. И потом - они, очевидно, уже давно женаты... у них, наверное, уже внуки, для которых Время пришло.
      - Рассказывают, что два глубоких старца, седой и лысый, пили чок в придорожном трактире и беседовали, - сказала Госпожа Ит-Ор с серьёзным видом и озорными искорками в глазах. - И седой, между прочими словами, спросил, каковы отношения его собеседника с юношами и молодыми женщинами. Лысый горестно ответил: "О чём вы говорите, дорогой друг! У меня давным-давно отпал этот вопрос!" - а седой в ужасе отшатнулся и воскликнул: "Ах, не может быть! Какой кошмар! Что делается на свете! Но мой-то вопрос ещё висит, слава Небесам!"
      Ра и её Сестричка невольно расхохотались. Их провинциальная скромность была несколько уязвлена весёлым цинизмом Госпожи Ит-Ор, но сердиться на шалунью не мог никто во Дворце. Недаром упомянутая Госпожа быстро стала одной из любимых придворных дам Ра - её обаяние располагало к себе сердца. Весь столичный круг высшей знати говорил: больше всего Госпожа Ит-Ор любит средневековую поэзию, - от мрачных баллад до площадных куплетов, - свою Государыню и мужа. Князь Ит-Ор, лихой боец крохотного роста, которого даже в глаза называли Маленьким Фениксом, был любимым спарринг-партнёром Государя, княгиня до метаморфозы тоже входила в государеву свиту и считалась вышесредним фехтовальщиком; любой разговор мужа и жены превращался в шуточный поединок, где вместо клинков использовались остроты.
      Господа Ит-Ор были старше Государевой Четы почти на три года - но в дружеском общении этого хотелось не замечать.
      Сестричка Лью хотела что-то сказать, но тут на террасу вышла Вдова Нэр, Уважаемая Госпожа Советница, Сестра Покойного Государя и Тётка Государя нынешнего - высокая, плотная, бледная, сероглазая, всё ещё красивая женщина с белоснежными прядями проседи в косе цвета тёмного ореха. Именно эта дама взяла на себя роль наставницы юной Государыни - и её уроки точно и метко заполняли все пробелы образования Ра.
      - Дорогая Тётушка, - сказала Ра, отвечая на её лёгкий поклон и улыбку, - вы пришли позвать меня?
      - Вас, Маленькая Государыня, и вашу свиту, - сказала Вдова Нэр. - Желательно ваше присутствие на первой аудиенции и обеде. Не годится, чтобы Львята из Лянчина решили, будто наши женщины боятся их или мужчины боятся представить своих подруг.
      - А они - Львята? - спросила Госпожа Ит-Ор, и Сестричка тут же уточнила:
      - А почему они - Львята, Уважаемая Госпожа?
      - Они - Львята, потому что Дети Льва и Братья, - сказала Вдова Нэр. - Лев - Государь Лянчина, а Львята - его дети и внуки - Круг Ближайших Родственников. Считается, что при Лянчинском дворе вообще не может быть чужих: титулов и званий там не жалуют за заслуги, все Львята друг с другом в тесном родстве. Пойдёмте со мной, пожалуйста.
      Сестричка смущённо спрятала порозовевшее лицо в муфту, поклонилась и убежала с террасы в дворцовую галерею. Вдова Нэр с чуть заметной улыбкой проводила её взглядом - Сестричка трогала гранитные сердца высших аристократов и тем, что порой вела себя, как добрая и наивная деревенская девочка, и драматической красотой своей истории, и вышитым защитными знаками капотом, который начала носить, ещё не успев заметно округлиться.
      Ра и Госпожа Ит-Ор вошли в тёплый покой. Женщины из свиты забрали их плащи; на минутку остановившись перед зеркалом, чтобы дать Госпоже Смотрительнице Покоев поправить церемониальную причёску своей Государыни, Ра не удержалась от нового вопроса:
      - Как же они могут быть в тесном родстве вообще без чужих? А их жёны? Они ведь не могут вызывать на поединки своих родных братьев? Говорят, Небеса карают за такой грех тяжело и страшно...
      Вдова Нэр усмехнулась невесело и, пожалуй, жестоко - но ласково сказала Ра:
      - Вы проницательны и умны, моя дорогая Племянница. Поединок с Братом - преступление в землях Братства, как и поединок с Настоящим Мужчиной или Прирождённым Мужчиной вообще...
      - "Прирождённый" - это Всегда-Господин?
      - Да. И это сам Лев, конечно, это Львята, это Волки-воины со своими Волчатами, это вся знать Лянчина поголовно. Двое лянчинских аристократов не запятнают себя, скрестив клинки в поединке за любовь - они же считаются кровными братьями, даже если это не совсем так.
      Сестричка и Забияка Ю-Ке, подойдя ближе, слушали слова Вдовы Нэр, как недобрую сказку; Госпожа Ит-Ор скрестила руки на груди, прикрывая душу от зла. Ра спросила, хотя чувствовала - ответ будет неприятен:
      - Но, дорогая Тётушка, вы не ответили, с кем они вступают в брак. Если со своими нельзя, то с чужими, очевидно, низко?
      - Вы будете настоящей Государыней, - сказала Вдова Нэр нежно. - Вы понимаете суть и задаёте правильные вопросы. Всё верно. Жён у них нет, и в брак они не вступают.
      - А дети?
      - Как же можно без детей? Ведь им нужны новые Львята и Волчата, хищники, рождаемые для грабежей и убийств, натаскиваемые на грабежи и убийства, готовые грабить и убивать, стоит их Льву подать знак. Грабители и убийцы, расширяющие границы войнами - вот кто они. Их очень много, все они зовут себя Прирождёнными Мужчинами, а их несчастные рабыни, те, кто рожает им детей, никогда не становясь возлюбленными - это любые Юноши, не входящие в Братство и оказавшиеся на дороге Братьев в недобрый час.
      - Хок! - не выдержала Сестричка. - Как это возможно?!
      - Боевые трофеи, - продолжала Вдова Нэр. - Пленные. Дети крестьян, дети ремесленников, дети купцов, дети всех работяг Лянчина, которые считаются рабынями хищных зверей просто потому, что звери имеют право их взять - потому, что несчастным не повезло родиться Настоящими Мужчинами. Государыня должна знать, с кем именно граничат наши южные земли. Они впервые прислали послов, наши добрые соседи. До этого они лишь вламывались на нашу территорию с боями.
      - Что же привело их теперь? - спросила Ра. - У них проснулась совесть или появилась добрая воля?
      Госпожа Ит-Ор рассмеялась, и Вдова Нэр улыбнулась.
      - Маленькая Племянница, - нежно сказала Вдова, - таких приводит лишь страх и ненависть. В последней приграничной стычке в руки наших солдат попал Львёнок, молодой зверёныш, ещё не научившийся остерегаться. Мой покойный Брат написал Льву письмо, где пообещал поступить с этим зверёнышем, как с воришкой, попавшимся на мелкой кражонке - если Лев не начнёт переговоры. Это подействовало. Они же - Братья: бросить Брата в таком положении, если есть шанс что-то изменить - тяжкий грех. Если бы мы обещали убить маленького мерзавца, они огорчились бы, но не приехали бы сюда; мысль о том, что их Прирождённый Мужчина, да ещё львиной крови, будет рабыней какого-нибудь простака, если не хуже - нестерпима их самолюбию.
      - Уважаемая Госпожа Нэр, - сказала Госпожа Ит-Ор, - я подумала, что лянчинцам вряд ли понравится присутствие женщин на аудиенции... Хотя они и привезли с собой свою женщину, всё же...
      - Среди послов женщин нет, - сказала Вдова Нэр. - И не может быть. Женщина - грязная вещь, интимная принадлежность. Такое не показывают Государю враждебной державы.
      - А мне тоже показалось, - сказала Ра. - В свите были люди без оружия, мы подумали...
      - Это никудышники, - сказала Вдова Нэр. - Милая Сестричка Лью, учитесь властвовать чувствами - если вас затошнит в зале для аудиенций, будет нехорошо.
      - Простите, Уважаемая Госпожа, - Лью смущённо прикрыла лицо рукавом. - Это не я, а ребёнок. Мне только удивительно - как это никудышники могут быть в свите Ближайших Родственников Государя? Если им женщины - грязны, неужели никудышники чище?
      Вдова Нэр поправила Лью выбившийся локон, как собственной дочери.
      - Вам будет тяжело понять, дорогая девочка, - сказала она. - Никудышники чище именно потому, что не касаются женщин. Именно никудышники служат их единственному богу - все прочие люди, по общему мнению лянчинцев, недостаточно хороши для этого. Вам, вероятно, будет ещё удивительнее узнать, что жрецы Творца-Отца и советники Льва проделывают с собой это увечье по доброй воле и чуть ли не самостоятельно.
      - Теперь уже тошнит и меня, хотя я и не жду ребенка, - заметила Госпожа Ит-Ор.
      - Я говорю вам это вовсе не для того, чтобы ваша неприязнь к южанам усилилась, - сказала Вдова Нэр. - Теперь время переговоров, вы узнаете о лянчинцах многие вещи, скрытые прежде - но то, что мы уже знаем, вам хорошо бы иметь в виду, дабы высказать все опрометчивые суждения среди своих, а не в зале для аудиенций.
      - Я поняла, - сказала Ра. - Это всё равно, что этикет перед боем.
      - Это должен быть этикет вместо боя, - возразила Вдова Нэр. - Мы должны победить, не обнажая клинка - от этого зависит спокойствие наших границ и счастье подданных.
      - Мы ведь не отдали ни клочка земли за последние сто пятьдесят лет! - воскликнула Забияка Ю-Ке. - Варвары получают отпор всякий раз, когда суются через наши границы! Отчего нам любезничать с разбойниками? Мой Отец, Старший Брат и Муж - порукой тому, что врагов вышвырнут снова!
      - Да, - кивнула Вдова Нэр. - Пойманный убийца будет казнен. Это спасёт от его руки других людей - но возвратит ли мёртвого домой живым? Солдаты Государя вышвырнут врагов прочь, но рабских клейм с лиц наших соотечественников не сотрут. Каково жителям приграничных земель оплакивать своих детей, погибших или похищенных во время набегов, даже если эти земли и не отошли Лянчину?
      Забияка Ю-Ке пристыженно замолчала. Её, выросшую в Семье военных, жену юного офицера, всегда подводила горячность. Сложись поединок по-другому, Ю-Ке из Семьи Хен-Я ждала бы военная карьера - дипломатия никогда не была её сильным местом. Даже в нынешнем положении Ю-Ке без малейших сомнений отправилась бы за Господином О-Лэ на войну: слова Вдовы Нэр заставили её нахмуриться, она играла ножом, как прочие придворные дамы - веерами.
      - Мы отправляемся в зал для аудиенций, а после нас ждёт обед, - продолжала Вдова Нэр. - Наша Государыня подаёт всем Дамам пример похвальной выдержки и спокойного разума - а я надеюсь, что ему последуют все её подруги. Госпожа О-Лэ, спрячьте нож - не стоит заставлять гостей чувствовать себя мишенями.
      - А я не прочь заставить их так себя чувствовать! - проворчала Забияка Ю-Ке, но вернула нож в ножны и обдёрнула широкий рукав.
      Ра тронула её за плечо.
      - Забияка, милая, - сказала она тихо, - мы с вами отличаемся от варваров тем, что не показываем обнажённый клинок всякому, кто нам не по вкусу, правда? Даже если очень хочется...
      - Наши мужчины тоже обречены терпеть их общество из гостеприимства, - вздохнула Забияка.
      - Оэ, что за упрямство и боевой азарт! - воскликнула Госпожа Ит-Ор. - Мы еле заманили сюда этих робких южан, они с трудом преодолели страх, а теперь, завидев Забияку с её тесаком, непременно сбегут в ужасе - и пропали годы дипломатической работы!
      На сей раз рассмеялась даже Вдова Нэр. Мгновения смеха позволили всем расслабиться и принять непринуждённый вид. Дамы, сопровождаемые Смотрительницей Покоев, шелестя шелками и распространяя запах лилий, розовой акации и хмеля, прошли Зимний Сад, отделяющий жилой флигель от официальных помещений, прошли Галерею Предков и Малый Храм - и оказались в зале для аудиенций. Гвардейцы отсалютовали обнажёнными клинками; Юноши и Мужчины, стоящие вдоль стен зала живописными группами, оживились - прибыли дамы, украсив встречу собой.
      Вэ-Н, Государь и Супруг, улыбнулся Ра - можно было подойти и, чуточку нарушая этикет, прилюдно прикоснуться к его руке. В конце концов, чужих ещё только ждали - а свои скрыли улыбки и подумали: "Любовь в Чете Государевой - десять урожайных лет". Предвесеннее солнце сияло сквозь диковинные свинцовые стёкла в огромных окнах, прозрачные, как чистая вода - в солнечных лучах сияли оружие и украшения, сияло золотое шитьё... Ра, присев на ступеньку Престола Государева, покрытого алым шёлком со священными охранными знаками, опираясь спиной на колено Вэ-На, успела встретиться взглядами со всеми, кто был ей дорог, - с Отцом, со Старшим Братом, с Маленьким Фениксом, с Господином О-Лэ и с неизменным Ником, который никак не мог пропустить такой важный момент, не включив его в свою книгу, - перед тем, как Господин Церемониймейстер объявил:
      - Послы Лянчина в Кши-На - Львёнок Льва Эткуру ад Сонна и Львёнок Львёнка Анну ад Джарата со своими советником и наставником!
      Послы вошли, грохоча сапогами, как плебеи - Ра невольно вспомнила деревенскую шуточку о том, что дальше всего слышно необрезанного осла. Они даже не взглянули на аристократов, пришедших встретить гостей - остановились непосредственно перед Престолом Государевым и уставились на Государя и самоё Ра, как деревенский мужик - на балаганную невидаль.
      Только ледяная светская выдержка северян спасла послов от недобрых смешков в их адрес - южане выглядели вызывающе неприлично. Одетые в чёрное и серое, как на похороны, покрытые железными бляшками, как упряжные лошади, вооружённые до зубов, словно собирались прямо здесь драться с неприятелем, остриженные под гребёнку - они добили аристократов Кши-На коваными львиными мордами из закалённого железа, заменяющими им гульфики. Увидев эти морды, Ра принялась считать про себя от тридцати трёх задом наперёд, чтобы не прыснуть.
      Советник и наставник оказались вполне под стать послам. Толстяк в мешке из грубой чёрной шерсти от шеи до пола, с широченными рукавами, с толстой витой золотой цепью на груди и тяжеленной бляхой - львиной мордой в солнечном диске, висящей на цепи - изображал из себя бурдюк со спесью; тщедушный старик в таком же балахоне, едва справляясь с тяжестью бляхи, сгибающей его тощую шею, зыркал по сторонам умно, злобно и остро, как маленький хищник. Вся эта компания сильно пахла лошадьми, козьей шерстью, потом и ещё чем-то удушливым.
      Сейчас Сестричке станет худо, и она выскочит из зала, подумала Ра - и тут Вэ-Н нарушил молчание, грозящее стать опасным.
      - Я и все мои родственники и подданные - мы рады вас видеть в этих стенах, - сказал он. - Мы рады, что лянчинцы - наши гости. Мы ждали этого много лет.
      - Мы не гости, - хмуро отрезал младший Львёнок, тот, что был выше рангом, высокий, плотный, с торчащими ушами и светлым боевым рубцом на тёмной щеке. - И тебе, Снежный Барс, не годится делать вид, что мы прибыли по доброй воле. Это вы, язычники, заманили нас презренными хитростями - но мы уйдём, едва закончим дела. Ваша радость - она преждевременна, Снежный Барс.
      Речь Львёнка, почти правильная, тем не менее, строилась по плебейским образцам, а его гортанный акцент делал вызывающие слова просто оскорбительными. Северяне собрались и приготовились ко всему, продолжая светски улыбаться - но Вэ-Н сказал совершенно безмятежно:
      - Я знаю и о ваших делах, и о вашем отношении ко мне, Уважаемые Господа. Мне жаль, что мой Отец покинул земную юдоль до беседы с вами - он был настоящим Снежным Барсом - но, надеюсь, и мы поладим. Дела решатся к общей выгоде - а вам лучше чувствовать себя гостями: вас охраняет от любого зла этот статус.
      - Где наш брат? - спросил младший Львёнок, не снижая тона.
      - Я послал за ним, - ответил Вэ-Н по-прежнему безмятежно. - Вы увидите, что он жив, здоров - насколько возможно для пленного - и цел. Пока. Вы сможете побеседовать с ним - а потом мы поговорим с вами. О будущем наших приграничных земель.
      Ноздри младшего Львёнка раздулись, а его тёмное лицо потемнело ещё больше.
      - Вы должны вернуть человека львиной крови! - почти выкрикнул он. - Все остальные разговоры - после этого!
      - Он - ваш родственник? - спросил Вэ-Н. - Я сожалею. Он - мой враг. Если он вам дорог, вы должны предоставить очень веские аргументы в его пользу. И свою дружбу. И дружбу Льва Лянчина - иначе ничего не получится.
      Младший Львёнок шагнул вперёд, и старший попытался остановить его, схватив за рукав. Младший раздражённо отмахнулся и продолжал, глядя на Вэ-На с ненавистью:
      - Дружбы не будет! Какая дружба между правоверными и язычниками, Снежный Барс?
      - Понятно, - сказал Вэ-Н покладисто. - Тогда вашего родственника доставят сюда, вы посмотрите, как мои подданные будут играть с ним, проводите свою несчастную сестрицу в тот притон, который её купит, и вернётесь на войну. Вы приехали ради этого?
      - За его честь твои безбожные подданные заплатят жизнями, - бросил младший Львёнок сквозь зубы.
      - Своими жизнями и жизнями других ваших братьев? Разве это разумно? Разве разумно, войдя в чужой дом, начинать речи с угроз? Я ведь готов выслушать любое здравое слово - к общей пользе.
      Младший Львёнок остановился, сжав кулаки и тяжело дыша. Его советники неслышно перешёптывались за его спиной. Старший Львёнок негромко сказал:
      - Это подло - так делать политику, Снежный Барс. Ты бесчестен, как язычник, и воюешь, как язычник. Хочешь долгих гарантий за жизнь одного человека? Может, ещё и земель - за жизнь одного человека? И надеешься, что глаза гуо-твари заставят нас принять твои условия?
      Вэ-Н тихо рассмеялся.
      - Да, Уважаемый Господин Анну, я, с вашей точки зрения, - язычник, а значит, живу и воюю, как язычник. Но жизнь вашего брата - это лишь предлог для разговора о других жизнях. Человеческая жизнь - парадоксальная вещь, не имеющая постоянной цены: грош она стоит под копытами вашего боевого коня - и всех сокровищ мира - в сердце любящего. Вот о чём я хотел говорить. А кто - гуо, демон, околдовывающий взглядом? Я этого не знаю.
      - Она вот! - бросил младший Львёнок, ткнув в сторону Ра так, будто в его руке был метательный нож. - Трофей с глазами победителя, не человек. Хочешь говорить - и между нами гуо?! Всё - ложь!
      Ра так удивилась, что оглянулась - и Вэ-Н улыбнулся ей.
      - Я не лгу, - сказал он южанам. - Моя жена, подруга и возлюбленная - не демон, моя честь тому порукой. Я изменил её; из ран на её теле течёт кровь, она чувствует радость и боль, как любой из смертных. У неё природа живого.
      - Трофеи не смотрят на мужчин так! - возразил младший Львёнок. - Половина ваших женщин одержима злыми силами. Эти ваши языческие чары - они мешают, они развращают праведных. Вы не знаете истины. Истинная вера - она несёт всем свободу. И вам - тебе и твоим подданным она несёт свободу, Снежный Барс.
      - Мы говорим не о вере. Мы говорим о вашем брате. О его будущем - и, в какой-то мере, о будущем наших народов.
      - Мой брат сражался за истину. А истина спасёт и твою душу, Снежный Барс. Мы сражаемся за истину. Ты не должен торговаться и думать, как бы унизить его и нас.
      - Он сражался за истину и за мою душу, забирая имущество моих подданных? - улыбнулся Вэ-Н. - Хорошо. Мы ещё побеседуем об этом, пока вашего брата везут в Столицу. Мы будем говорить о границах и о вере, пока не придём к выводу, приятному всем. Вы готовы считать себя нашими гостями, если будет так?
      Львята переглянулись. Тощий старик что-то чуть слышно шепнул.
      - Если перестанете грозить страшными оскорблениями Прайду Льва, - сказал младший.
      - Мне незачем грозить гостям, - сказал Вэ-Н. - Я приберегу угрозы для врагов.
      Львята снова переглянулись, и младший склонил голову.
      - Пусть будет так. Мы гости - и ведём себя, как гости, так. Но ты сказал, Снежный Барс - никакого злого колдовства! Никакой порчи. Ты сказал - надо разговаривать, так и будем разговаривать, как творения Бога.
      - Конечно, - в голосе Вэ-На послышалось облегчение. - Ни колдовства, ни порчи. Я зову вас обедать, Уважаемые Господа - и выпью вина из ваших чаш. Вы увидите - мы не хотим причинить зла гостям.
      Кажется, советники лянчинцев были не вполне довольны - но Львят заверения Государя вполне устроили. Во всяком случае, когда северные аристократы направились в трапезную, Львята тоже туда пошли - не слишком удаляясь от Вэ-На, косясь на дам то ли опасливо, то ли гадливо, и чересчур пристально рассматривая юношей.
      Наблюдая за южанами, Ра подумала, что можно заставить человека ощутить себя мишенью, не обнажая клинка...
     

***

     
      Запись N134-08; Нги-Унг-Лян, Кши-На, Тай-Е, Дворец Государев.
      Ри-Ё влюблён в нашу Государыню, как почти любой юнец, которому удалось её увидеть.
      После аудиенции он сам не свой. В ответ на какой-то простой вопрос цитирует балладу о Букашке и Звезде - и логично сообщает, что умрёт за Государыню с радостью.
      - Как всякий добропорядочный подданный, - смеюсь я.
      - Не только... в смысле - не просто, - начинает он, запинается и смущается.
      - Лучше подумай не о Государыне, а о чём-нибудь попрактичнее, - говорю я.
      Он смущается окончательно, краснеет и бормочет: "Да, Учитель, я что-то растерялся". Думает, что я им недоволен - но, по-моему, он совершенно естественно себя ведёт. Всё правильно: Букашка может смотреть с правильным уважением на Звезду "условно-мужского" пола или пожилого возраста, но почти шестнадцатилетняя Ра во всём королевском блеске - это чересчур для такого парня, как Ри-Ё. Она недавно стала "выходить в свет", окончательно оправившись от метаморфозы - и даже у меня расплывается физиономия, когда Государыня улыбается. Потрясающая девочка, тоненькая, сильная и гибкая, и её золотые косы, уложенные в высокую причёску, выглядят ярче всякой короны. Не девочка, а оружие массового поражения. На Земле из-за таких начинались войны.
      Я смотрю на Ра и думаю, что, вероятно, Ар-Нель видел эту девочку, вернее - её возможность, её тень - внутри нагловатого пацанёнка. И Государь её тоже моментально разглядел, стоило ему впервые увидеть Ра - поэтому у него и не поднялась рука убить или серьёзно ранить. Вот смысл задумчивых взглядов аборигенов на мальчишек Времени Любви - они прикидывают, какова будет девчонка, если повезёт в поединке...
      Если это так, то сам милый-дорогой Ча должен бы, в случае случившегося случая, стать очень интересной барышней... Цепляющей, опасной, разумной барышней... леди-вамп... Но это я отвлёкся.
      Какого труда мне стоит вытянуть из Ри-Ё его печальную историю - ух! Легче вычистить свинарник. Он молчит, как партизан; мне приходится долго объяснять, что посвятить меня - в его интересах. Но и после объяснений этот скрытник только мнётся, кусает губы и пытается объясняться совершенно непонятными мне эвфемизмами.
      Он и в суде молчал. Некоторые вещи просто не идут у аборигенов с языка. Разумеется, его попытки оправдаться без аргументов никто всерьёз не принял. "Обвиняемый украл у потерпевшего шесть золотых и яшмовую тушечницу, потому что считает последнего подлецом и сумасшедшим". Поди докажи, что тебя подставили, если не можешь ввести следствие в суть дела!
      - Я просто не верю Всегда-Господам, - говорит Ри-Ё и тут же спохватывается. - Кроме вас, Учитель. Но вы - святой, вы Государыне служите...
      Ну что ты будешь делать...
      После долгой кропотливой работы я вытягиваю у Ри-Ё какой-то намёк на случившееся. У него вышел конфликт с Господином Сборщиком Налогов. Ясно. Дальше? Упомянутый вельможа - Всегда-Господин, да ещё и наследственный. Сначала-то никакого конфликта не было, потому что налоги, положенные ремесленникам, не слишком велики, а Семья Най не бедствовала, платили аккуратно: отец Ри-Ё считался мастером очень высокого класса, мать - попроще, а у него самого оказался своеобразный художественный талант. Видал я цветущую веточку розовой акации на сложенном письме - пресс-папье из цветного стекла, удивительной элегантности вещь. Ри-Ё её создавал для своего Официального Партнёра - но вещица с правильным намёком, в которую вложили много живого чувства, осталась не подаренной; её купил Смотритель Столицы, для своей любимой рабыни, дёшево...
      Цветное стекло - вообще традиционное ремесло в Тай-Е и, пожалуй, традиционное искусство. Технологии изготовления - на диво, а разновидностей масса: от стаканов с толстыми стенками и тяжёлым дном, в которых подают чай по придорожным трактирам и на которые идёт полупрозрачное стекло с вкраплениями и пузырьками, до великолепных сияющих ваз из "свинцового стекла", напоминающего земной хрусталь. Витражи для окон, конечно, - в городских зданиях оконные стёкла почти заменили традиционный разрисованный пергамент. Посуда, статуэтки божеств и всякая забавная мелочь, вроде детских игрушек из какого-то особого сорта стекла, почти небьющегося, матового - самый ходовой товар, вдобавок здесь умеют делать линзы для разжигания огня и очень приличную оптику вроде подзорных труб. Я видал даже очки - этакий аналог земного пенсне - такой товар создаётся индивидуально и стоит немалых денег. Стеклодувы - в цене и в чести, цех в фаворе и у чиновников, и у населения. Откуда проблемы?
      - Он, - в разговоре Ри-Ё упорно не называет своего врага ни по имени, ни титулом, - он заказал мне несколько флаконов для ароматического масла... в виде лилий, в виде снежных колокольчиков... Сказал, что тонкие вещицы у меня выходят даже лучше, чем у покойного Отца... Я сделал... он заплатил больше, чем Мать просила, а потом приходил много раз...
      - Ему хотелось вызвать тебя на поединок, а статус запрещал, - смеюсь я. - Он здорово старше?
      - Да, - бросает зло. - Он старше моего Отца. И даже не думал о поединке. Им - Господам-Ржавый-Клинок - в голову такое не приходит...
      - Не заводись, успокойся - это ведь в прошлом, он больше не сможет сделать ничего дурного...
      - Конечно, не сможет! Уже сделал всё, что мог!.. простите, Учитель. Он как-то пришёл, когда мы играли с И-Цу... ну, играли в бой, на тростнике.
      - С твоим Официальным?
      - Да. А он... в общем... приказал мне зайти к нему домой и ушёл. Кинул приказ сквозь зубы, как рабу. Я не хотел идти... Мама велела, сказала, что не годится ссориться с Важной Особой, которая ещё и платит... лучше бы я не ходил.
      - Плохо встретили?
      - Хорошо! Простите, Учитель, я знаю, не стоит кричать... он налил жасминового настоя, сказал, что может мою жизнь устроить...
      - В наложницы позвал?
      Краснеет - пятнами. Сжимает кулаки, отворачивается, говорит в стену:
      - Хуже. Я подумал, что в наложницы. Ещё сказал, вежливо, мол, это лестно, но у меня Официальный Партнёр, поединок назначен... Тогда он сказал... Учитель, можно не повторять? Что он не собирается меня резать, а... нет, я не могу, простите.
      У меня в голове появляются некоторые проблески. Я улыбаюсь.
      - Понятно. Он предложил тебе кое-какие грязные вещи, а ты съездил ему по физиономии - я догадался? Ты подумал обо мне то же самое, там, в Доме Порока - поэтому заодно решил врезать и мне? На всякий случай?
      Усмехается, невесело.
      - Да... Он говорил такое... и так... я не знаю, как так можно... делается мерзко от одной мысли... Ну да, я его ударил. А он позвал слуг, меня заперли. И донесли... в общем, донесли, что меня остановил его привратник и отобрал какое-то его барахло и деньги. А дальше вы знаете.
      - Наверное, не стоило сразу его лупить?
      - Я больше не мог быть вежливым. Я... я удивился. И разозлился. И... не мог, в общем. Ну да, у меня не было шансов. И вообще... я написал отцу И-Цу, а он прислал несвёрнутый лист с оборванным краем. С одной строчкой: "В моей Семье воров не будет". А сам И-Цу вообще не написал ни слова... я думал, сдохну... Мама продала дело и уехала в Э-Чир, к дальним родственникам - не захотела, чтобы Братишкам всю жизнь тыкали в лицо этим...
      - Разбил жизнь тебе и твоей Семье - ровно ничем не рискуя...
      Ри-Ё заглядывает мне в лицо снизу вверх:
      - А вы скажите о нём... Государю, а не Государыне, а, Учитель? Государыне нельзя говорить таких грязных вещей, а Государь не позволит ему... не велит сделать так ещё раз...
      - Ох, Ри-Ё... ну конечно, Государю - никак не ниже: это же государственное дело! Малыш, скажи, зачем нам рассказывать таким важным особам? Как ты думаешь, что станется с детьми старого дурака, если он отправится на каторгу, а его имение конфискуют?
      Ри-Ё моментально понимает, вздыхает, чуть пожимает плечами:
      - Вообще-то, я не думал, что его дети... что с ними... может случиться то же самое. Они-то при чём?
      - Ну так вот мы и накажем только того, кто виноват, - говорю я, и Ри-Ё улыбается.
      Поэтому мы нашей Государыне ничего не рассказываем. Только выражаем уверение в совершеннейшем почтении и преданности, а ещё просим милости к тому, кто был осуждён безвинно: "Ну вы же знаете меня, Государыня - это совершенно точные сведения". И Ра так улыбается, подписывая бумагу о реабилитации, что Ри-Ё шатает, когда мы выходим.
      А возвращаясь с аудиенции у нашей августейшей дамы, мы заглядываем в приёмную Уважаемого Господина Канцлера. К нему частенько захаживают сановные бюрократы с докладами; я рассчитываю тут кое-кого повидать - и попадаю в точку. Господин Сборщик Налогов, немолодой холёный вельможа, безделушек на котором больше, чем на Ар-Неле, замечает меня, довольно-таки жеманно улыбается и кланяется.
      Ри-Ё стискивает зубы и дёргается вперёд. И Уважаемый Господин его узнаёт - в шёлковом тряпье пажа важной особы, в чеканных браслетах и с очень приличным мечом: могу я сделать пару подарков парню, которого лишили всего?
      И мы с Ри-Ё наблюдаем потрясающую игру красок на физиономии Уважаемого Господина. Он на наших глазах стареет лет на пятьдесят.
      - Ри-Ё, - говорю я, - это, кажется, тот самый тип, о котором ты мне рассказывал?
      Если бы взгляд разил, как меч, Сборщик Налогов рухнул бы трупом, но эмоции Ри-Ё не имеют убийственной силы, поэтому его недруг только отступает на шаг и пытается скрыть, как его трясёт.
      - Как ты думаешь, Ри-Ё, - говорю я, - наверное, тяжело чистить нужники в таком возрасте?
      Мой юный друг бессердечно хохочет. Его враг очень хочет что-то сказать, но не может придумать слов. Я улыбаюсь.
      - Знаешь, что? - говорю своему пажу. - Надо будет поговорить с Шефом Гвардии. Или лучше - с Господином Куратором Департамента Добронравия?
      Ри-Ё улыбается чудесной детской улыбкой, радостно кивает. И мы уходим, так и не позволив Сборщику Налогов что-нибудь придумать. Всю дорогу в мои апартаменты Ри-Ё смакует эту сцену; кажется, ему легче.
      На следующий день мы получаем письмо и посылку от нашего Господина-Ржавый-Клинок: в письме он называет Ри-Ё "Уважаемым Господином" и горько раскаивается "в произошедшем между ними недоразумении", в посылке - меч и нож старинной чудесной работы, которые явно обошлись Сборщику в небольшое состояние.
      Ри-Ё орёт на лакея, швыряет скомканное письмо в выстланную шёлком коробку с оружием, суёт всё это посыльному в руки и велит передать Господину-Раз-Навсегда, чтобы он затолкал это письмо себе в глотку при помощи меча. Я наблюдаю и тихонько веселюсь. Я уверен, что на этом история не закончится.
      Точно. Вечером мы получаем второе письмо и посылку. В письме наш недруг сообщает, что сообщил в Департамент Добронравия о своей досадной и трагической ошибке и что умоляет его простить великодушно. В посылке на сей раз - деньги, весьма серьёзные. И Ри-Ё тут же выражает страстное желание швырнуть это всё в физиономию пославшему.
      - Дружок, - говорю я, - подумай о матери, ей наверняка непросто одной с детьми. Хватит с него - он обгадился от ужаса и больше в жизни не предложит порядочному человеку какую-нибудь мерзость. Я понимаю, что тебе непросто его простить - но твоё доброе имя он восстановил. Я надеюсь, теперь всё будет хорошо.
      Ри-Ё задумывается. Рана, нанесённая его гордости, ещё слишком свежа - и неприятно брать деньги в виде компенсации за оскорбление, но, видимо, о матери в чужом городе тоже думается...
      - Ри-Ё, - говорю я, - теперь ты можешь написать своему Официальному Партнёру. Он уже знает, что ты невиновен - вы помиритесь.
      Ага, ребёнок ожил. Наскоро пишет ответ на клочке бумаги: "Моего уважения вам не видать, но вашей жизни мне не надо", - и шикарная клякса в виде полного пренебрежения к адресату. Отдаёт письмо посыльному, поправляет волосы, пристёгивает ножны с мечом, накидывает плащ - убегает. Лично разговаривать - в письме всё не скажешь.
      Возвращается на удивление быстро. Убитый. Садится на подоконник высокого дворцового окна с прозрачными стёклами, смотрит в наступающие сумерки пустыми глазами.
      - Плохо? - говорю я.
      - Плохо, - отзывается он еле слышно. - Очень. Хуже, чем было.
      - Куда уж хуже?
      - Оказывается, есть куда, - поворачивается ко мне. Огонёк погас. - Они не верят, что вы помогали мне просто так, Учитель. Для них это немыслимо - вы ведь Всегда-Господин, вельможа, а у меня теперь скверная репутация... Они не верят, что я ни в чём не виноват. И-Цу не хочет меня видеть. Нет Судьбы.
      Полюбуйтесь-ка на этот клубок терний!
     
      История с Ри-Ё очень располагает ко мне Братишек Л-Та, которые дружно считают мой поступок верхом благородства - а вот милый-дорогой Ча отнёсся как-то скептически.
      - Поскольку я ни на миг не допускаю мысли, что этот отчаянный боец за честь ублажает тебя каким-нибудь нечеловечески грязным способом, - говорит Ар-Нель насмешливо при первой же встрече, - приходится сделать забавный вывод. Либо ты и вправду демон, либо твоя небесная добродетельность для меня, ничтожного жителя земли, непостижима, либо - ты деревянный.
      - Я храню верность покойной жене, - говорю я.
      - Ты сам в это не веришь. А я не верю, что у тебя вообще была какая-нибудь жена.
      - Была...
      - Ах, Ник, не в этой жизни!
      Да, змей проницательный, не в этой... Странно вспоминать Зою, прожив в этом мире почти год. Её потрясающую, жаркую, тропическую красоту. Её подчёркнутую независимость. Её железобетонную, непробиваемую уверенность, что после свадьбы кончается молодость и, по большому счету, жизнь. Её жажду заполнить себя сильными эмоциями впрок - следующую из этой уверенности. Её непосредственный, естественный, как дыхание, умилительный эгоизм, делающий её безмерно снисходительной к людям, которых она даже при большом желании не могла бы воспринять всерьёз...
      Её нелюбовь к детям, доходящая до отвращения к одной мысли о беременности. Если бы не это, я не расстался бы с Зоей... хотя такая выкладка звучит довольно нелепо. Под конец нашего странного союза она сама им тяготилась, хоть и длила - больше по привычке... В конце концов, я всего лишь скучный муж, давно переставший быть мальчиком и никогда не бывающий дома - а мир полон интересными мужчинами, не настаивающими на патриархальной дури, вроде верности и детей. Отделалась от меня с радостью...
      "Разве ты не знаешь, что все люди, в сущности, полигамны?" Знаю. Очевидно, я - какой-то реликт, обломок далёкого мрачного прошлого. Ощущение, что мне могут кого-нибудь предпочесть, делает меня нервозным и агрессивным; я потенциально готов драться с соперниками - и это кажется многим моим современницам глупым и пошлым. Люди Земли должны быть свободны.
      Друг от друга.
      И Нги-Унг-Лян, мир, полный опасных страстей, действует на меня как-то странно. Этот пигмалионский принцип - выбираешь материал и создаёшь себе возлюбленную из сумасшедшего клубка жестокости, товарищества, страданий, преданности и доверия выше земного понимания - трансформируется в моём сознании в дикие сны с кровавыми превращениями.
      Видимо, с моей психикой не так хорошо, как хотелось бы. Иначе я не лез бы в эти дебри и не допускал бы даже мысли, что Ри-Ё мне не подходит не потому, что он - абориген и нелюдь, а потому, что он - не мой тип. Не совпадаем, стало быть, по всем пяти знакам, хех... Впрочем, во сне и фантазиях здешние любовные игры выглядят привлекательнее, чем наяву.
      Эта история в Квартале Придорожных Цветов... она меня зацепила. Я вожусь с Ри-Ё слишком много, его несчастье воспринимаю, не как сбор информации, а как своё личное дело. Я основательно нарушил Кодекс о невмешательстве - и даже не заметил: меня Ри-Ё волновал, как свой, как родня. Как братишка. Мне до смерти хотелось, чтобы ему было не слишком больно, и детской любви его было жаль, и средневековой невинности этой... давно утраченной землянами. И за суетой я чуть не упустил из виду принципиальнейший момент: ко двору Кши-На прибыли лянчинские послы.
      Это надо обязательно отметить. Их приезд так облегчает мне задачу: вот они, лянчинцы. На блюдце с голубой каёмочкой. Чужие мне и чужие Кши-На.
      Я присутствую на приёме.
      Южные ребята выглядят брутально. На контрасте с моими друзьями из Кши-На - так брутально, что даже забавно. Если северяне считают главной задачей очаровать, то южане, очевидно - напугать. Килограмм малофункциональных железяк, вроде заклёпок и цепей, на каждом из послов символизирует, по всей вероятности, силу носителя, тяжёлые кривые мечи типа ятаганов - прямую угрозу, а обстриженные волосы - ну, может быть, и просто для удобства, конечно. Хотя принцы крови обычно заботятся не об удобствах, а о производимом впечатлении.
      Косы северных аристократов определённо имеют сакральный смысл. С моей точки зрения - с экзопсихологической точки зрения, я бы сказал - отсутствие волос обычно не означает ничего доброго. Особенно отсутствие волос в присутствии серьёзного оружия. Показательно.
      И вломились они, как хозяева положения: грубые бойцы, сила - во всю эту северную куртуазность. Явились требовать.
      Львята. Это, по-моему, единственный изъян. Надо было - Львы. Страшилища. Ужас. А Львята - это слишком пушисто. Но Лев у них в Лянчине только один. Принцы-послы - всего лишь детёныши, как ни крути. Принцы - детёныши в любом возрасте. И всё это множество цепей, шипов, острого железа и львиных морд, вся эта тропическая смуглость, и шрамы, и открытые шеи, и бугры мышц - всего-навсего компенсация титула, изящно оскорбительного. Только Львята - и Львами им, скорее всего, никогда не быть.
      И за бронёй из брутальности, силы и внешней самоуверенности мне мерещится постоянный страх перед собственным поражением. Им обязательно надо оставаться Львятами - и каждый из них, наверное, жаждет стать Львом. Поэтому они здесь.
      Покойный король пообещал, что продаст их пленного братца в бордель. Донес до сведения Льва - умно. Принцам, конечно, жаль брата и принцип не велит оставлять своих в беде - но что-то они слишком близко к сердцу это приняли. Не иначе, как представили себе - себя в плену. Это ведь у сволочей-северян может войти в привычку! Вояка такого сорта на смерть пойдёт, поплёвывая - как победитель, а вот жить несчастной шлюшкой... как же воевать-то при такой жуткой перспективе? Поэтому давят изо всех сил, сходу. Северяне, гады, забудьте даже думать!
      А наш Государь чудесно и спокойно себя ведет... его, видит Бог, хорошо учили. Он южан понимает и самым элегантным образом - как во время игры в спарринг - аккуратно отражает все выпады. Только один раз чуть растерялся - когда Львёнок Льва - принц крови, то есть - назвал Ра ведьмой.
      Дивная Государыня и варваров впечатлила - только на изворот. Я потом наблюдаю за южанами за обедом, где они демонстративно берут еду руками, не прикасаясь к двузубым вилкам северян - и едят только мясо. Брезгают они жареными пиявками и маринованными короедами - понимаю, можно даже сказать - сочувствую. Но между делом наши гости-варвары недобро зыркают на женщин - и с интересом на мальчишек. С очевидным таким, прямым интересом - как на вещи, которые плохо лежат.
      Всё очевидно. Чужие женщины - уже созданы и созданы не по тем лекалам, которые устраивают южан. А мальчишки - материал. Дорогие гости, видимо, думают, что любого из них, случись что, можно сломать по своему трафарету.
      Южане тоже помешаны на пигмалионстве - только у них другой взгляд. Я начинаю догадываться, какой именно, но собираюсь ждать подтверждений. Не будем делать поспешных выводов.
     

***

     
      Эткуру раздражённо выплеснул чашку воды в бронзовую штуковину на ножках, в которой тихонько тлела рыжая пирамидка, пахнущая терпким мёдом.
      - Зря, - сказал Анну. - Мне нравится, вкусный запах.
      - А мне вот не нравится, - Эткуру сел на плоское и жёсткое ложе, накрытое шёлковой материей в жёлтых цветах и сине-зелёных листьях, толкнул ложе ладонью. - Подстилка для раба - спасибо, что не голые доски. Холодно, воняет гарью. Покои во дворца Барса - смешно это, брат.
      Анну промолчал.
      В покоях, положим, действительно, было холодно - но тут, на севере, ещё лежал снег, хотя приближалась Четвертая Луна от Солнцеворота. И потом, прохлада не казалась Анну неприятной - просто в покоях для гостей Барса было непривычно просторно и свежо. Десять больших комнат - и живут в них только Анну, Эткуру и двое бесплотных мудрецов, а ведь ещё - отдельное помещение для солдат-волчат, ещё клетушка для Сони... Громадный у Барса дворец. Да не в этом даже дело - слишком просторный какой-то, полупустой. Никто не мелькает под руками и перед глазами.
      Можно взять и уйти куда-нибудь, где совсем никого нет. И остаться там надолго. Сидеть в одиночестве - и никто не придет и ничего не скажет, если сам не позовешь.
      Эткуру сходу заявил - не хотим туземных слуг, и северянин, седой в синем, согласился, поклонился и пропал. И нет туземных слуг. Пока не дёрнешь специально за шнур - никто не появится.
      Эткуру сказал - обойдёмся Соней, а солдаты перебьются и так - но его, кажется, сразу начало смущать это гулкое пустое пространство. Как в капище каком-то или пещере. Поэтому он и позвал волков в покои, расставил караулы, приказал Когу писать письма, а Наставника попросил помолиться за успех миссии - и успокоился, когда гулкая пустота заполнилась звуками. Когу скрипит письменной палочкой, Наставник монотонно бормочет и кланяется, позвякивая бубенчиком на чётках, Соня драит бляхи на куртке Анну, волки, свободные от караула, в соседней комнате играют в бляшки - негромко, но слышно, как переругиваются вполголоса и стучат ладонями. И жуть пропала. Нормально. Почти уютно.
      Только Анну чувствовал детское желание снова испытать это...
      Одиночество. Но говорить об этом Эткуру не стоило.
      - Никакой он не Барс, - ворчал Эткуру, кладя на поставец у изголовья ножны для метательных ножей и расстёгивая пояс. - Соня! Сапоги с меня сними... и вычисти... Так, котёнок он слепой, а не Барс. Ни шерсти, ни виду. Мальчишка. И всё улыбается, ты заметил? И усадил рядом эту тварь - а она так и стрижёт глазищами... Заметил, какая у неё грудь?
      - Всегда хотел северную женщину, - заметил Анну. - Именно из-за этого. Грудь, бёдра... задница... Вот, - и обрисовал в воздухе округлые формы. - Хочется потрогать.
      - Ага, размечтался, - хмыкнул Эткуру. - Видал трофей Лойну? Кости шкуру рвут, морда, как у трупа. А ещё - ну, ты тогда был не в Поре, не помнишь, наверное - Жменгу привёз северянку. Совсем молодую. Ну и что? Вот такие же глазищи были синие, как у рабыни Барса, а переломалась - стала худая, как щепка. И через год умерла, родить не смогла. Вот тебе и северянки, - и передразнил его движения, начертив в воздухе пышный женский бюст. - Уже. Сейчас.
      - Но эти?
      - Эти - ведьмы. В них - гуо. Заманит - и постепенно всю жизнь из тебя высосет, бывали такие случаи.
      - А здешних почему не высасывают? - спросил Анну скептически. Страсть Эткуру повторять подчинённым общие места, слышанные от старших и наставников, иногда раздражала безмерно.
      - Дурак. Кошка глаза псу выцарапывает, не коту. Северяне - они тут все проклятые. И все - рабы, прирождённые рабы, других нет. Никто свободы не достоин. Все в побрякушках, безделушках, все улыбаются, кланяются, ходят, как холуи - на цыпочках... Едят с рабынями из одной посуды - гадость какую-то. Ничтожные людишки.
      - А наших пощипали в том бою, когда Элсу попал в плен, - усмехнулся Анну. - Такие слабаки - и так разнесли: кроме Дору, все командиры мёртвые.
      - Не знаешь - молчи, - отрезал Эткуру. - Дору рассказывал, как эти язычники вызывали нечистую силу. На целый отряд спустилось тёмное облако с тысячей глаз - и поглотило всех. А когда рассеялось - там уже были только трупы.
      - Твой Дору врёт, как солдатская рабыня, - пробормотал Соня, не поднимая головы от сапог Эткуру и щётки с маслом. - Трус и враль. Будто ты сам не смеялся над этим с Хоэду...
      Эткуру пнул его босой ногой.
      - Ты, отхожее место, заткнись!
      Соня, не поднимаясь с колен, обозначил поклон раба:
      - Повинуюсь, брат.
      Эткуру побагровел и ударил Соню по лицу кулаком - тот отшатнулся и моргнул, на сине-чёрной от татуировки коже скулы осталась красная полоса, проведённая боевым перстнем Эткуру.
      - Язык отрежу! - прошипел Эткуру сквозь зубы. - А вернёмся домой - шкуру сдеру. Тварь.
      Соня чуть пожал плечами, подобрал сапог, прихватил сосуд с маслом и отошёл в сторону с той равнодушной миной, какая бывает у рабов, знающих, что до настоящего наказания далеко, и приблизить его - не в силах господина.
      - Он что, правда, твой брат? - спросил Анну, сдержав смешок.
      - Что мне, называть братьями всех ублюдков от всех рабынь Льва? - огрызнулся Эткуру. - Трепливый раб - и всё. Слушай больше, что болтают бестелесные рабы, вроде него!
      - А-а, - потянул Анну, делая серьёзную мину. - Понятно. Полно ублюдков, значит? Ну да, конечно.
      Правильно. Прайд есть Прайд...
      Щёку Эткуру дёрнула судорога.
      - Ты ведь обо Льве говоришь, - сказал он, и в тоне послышалась настоящая ярость. - Он, братец, не как твой отец - нашему рысаку сводный баран! Он - стихия стихий, ему принадлежит всё в стране и всё вокруг. Он брал, кого хотел и сколько хотел, ясно?!
      - Да, мой отец - Львёнок Львёнка, - понимающе кивнул Анну, ощущая восхитительное злорадство и решительно не в силах удержаться. - Вояка, не ведающий дворцовых порядков. И ублюдков не плодил, чтобы не топить их потом и не резать в детстве. Тебе повезло оказаться любимым сыном Льва, брат - а то чистил бы кому-нибудь обувь, штопал штаны и прислуживал за обедом и в постели... Слушай, Эткуру, как смешно - вот если бы Соня оказался любимым сыном, а ты - нет? Ха-ха!
      Эткуру вскочил с ложа, отшвырнув ножны меча, схватил Анну за грудки, выдохнул ему в лицо:
      - Забыл, кто из нас ближе к Престолу, а, братец?! Забыл, кто выше?! Хочешь, я напомню, когда закончим миссию?! Я тебя сейчас щажу, потому что враги кругом - а дома...
      Но Анну уже сообразил, что зарвался.
      - Да что ты, брат! - воскликнул он, отстраняясь. - Я же пошутил. Тебе обидно это слышать? Я больше не стану это говорить. Не сердись. Война быстро учит грубости - я тоже грубиян, брат...
      Эткуру с трудом взял себя в руки.
      - Убью, если будешь болтать об этом!
      - Что ты, брат! Я буду молчать, - истово пообещал Анну, чувствуя большое удовольствие. Полная власть над ситуацией. Ты знаешь нечто, причиняющее сильную боль одному из Львят Льва, из тех, от чьих капризов зависят такие, как ты. Чудесно. Даже если не пользоваться отравленным клинком - приятно сознавать, что он у тебя есть. Возможно, этот клинок когда-нибудь поможет парировать удар.
      Эткуру выпустил рубаху Анну и снова уселся. Желание разговаривать о мерзких северных порядках у него пропало. Он некоторое время думал, чем бы заняться - и в конце концов принялся полировать и без того безупречное лезвие собственного меча, делая вид, что Анну нет в комнате.
      Анну, ощутив большое облегчение от того, что разговор больше не надо поддерживать, а можно немного побыть в полном одиночестве, тихо вышел - сперва из комнаты, где они с Эткуру решили ночевать, а потом и из апартаментов для гостей Барса.
      Стоял тихий лиловый вечер предвесенья, горели забавные бумажные фонарики - и Анну чувствовал что-то странное, до сих пор незнакомое. Неучастие. Независимость. Как будто этот вечер, дворец, освещённый мягким розовым и желтоватым светом, медовый запах дыма, спокойная прохлада - принадлежали лично ему, Анну.
      Ощущение власти над обстоятельствами было даже сильнее, чем только что, в перепалке с Эткуру. Очень приятно. Анну присел на широкий подоконник, подняв пергаментный ставень, глядя на озарённый сад, и стал думать, что миссия в Кши-На - это весьма большое везение.
      Время пропало совсем - Анну задумался и очнулся, когда озяб, а за окном начало темнеть. По залу бесшумной тенью проскользнул слуга с огоньком в стеклянном сосуде; где-то внизу разводили караулы. Анну встал, потянулся и вышел из зала - и тут же сообразил, что пошёл не в ту сторону.
      В небольшом зальце горели два ярких жёлтых фонаря перед зеркалами. На плетёной сложным узором циновке, поджав под себя ноги, сидел юный северянин; перед ним стоял низенький наклонный столик с приколотым листом бумаги и тем малопонятным барахлом, которое всегда валяется на столиках писцов. Но на бумаге Анну увидел не буквы, а цветы на чёрных колючих ветках.
      Сухие колючие ветки стояли в цилиндрическом сосуде из прозрачного блестящего стекла на высокой резной подставке. Никаких цветов на них, конечно, не было - откуда взяться цветам, когда в саду лежит снег?
      Анну нагнулся взглянуть поближе - и его тень упала на бумагу. Рисовальщик поднял голову и чуть улыбнулся.
      - Привет, Уважаемый Господин Посол, - сказал он. - Вы любите живопись, полагаю?
      Анну усмехнулся и присел на корточки рядом. Он не слишком хорошо разбирался в статусных знаках северян, но не настолько плохо, чтобы не отличить девственника от мужчины - рисовальщик был девственник. Анну окинул его взглядом, оценив тонкое бледное лицо, косу цвета сожжённого солнцем ковыля в степи и узкие ладони; северянин смотрел слишком прямо, не отводя и не опуская глаз. От одежды северянина и его волос шёл сладковатый свежий запах, похожий на запах скошенной травы. Всё это вместе показалось вызывающе непристойным. Чистенькое создание, слишком смазливое для того, чтобы выглядеть сильным, хрупкое и беззащитное на вид. Потенциальный трофей. Анну некоторым усилием воли остановил порыв влепить северному паршивцу затрещину, чтобы заставить не смотреть в лицо, а потому намотать на руку его косу и рвануть к себе - коса существовала просто-таки специально для этого. Я тут гость, напомнил себе Анну, а этот - он имеет какое-то отношение к Снежному Барсу, иначе не сидел бы здесь, как у себя дома. Не стоит. Я возьму его потом... когда буду уверен, что это не помешает миссии... если не забуду и всё ещё буду хотеть.
      - Это неправда, то, что ты рисуешь, - сказал Анну, пытаясь быть любезным. - На самом деле нет там никаких цветов.
      Рисовальщик кивнул.
      - Мне хочется, чтобы акация расцвела, - сказал он. - Но поскольку это невозможно - я размышляю, вспоминаю и переношу воспоминания на бумагу. Уже слишком темно, увы - а потому рисунок недостаточно хорош, но даже такой неудачный набросок помогает мне думать.
      Анну с полминуты пытался уловить смысл длинной и витиеватой речи северянина. Этот мальчишка украшал себя словами так же, как и множеством побрякушек на шее, в ушах и на запястьях. Лукавый язычник - ни слова попросту!
      - Придумываешь, что ли? - спросил Анну наконец.
      - Оэ... да, пожалуй. Мыслям под силу заставить расцвести старые сухие ветки - хотя бы на бумаге. Верно?
      - Зачем?
      - Чтобы оживить в памяти весну, - северянин улыбнулся откровеннее. - Ты любишь весну?
      - Я люблю, когда тепло. У нас цветут не такие. У нас цветёт миндаль. Он хорошо пахнет... так... немного горько.
      Северянин снял со столика лист с розовыми цветами и положил другой, чистый. Протянул Анну кисть:
      - Покажи, каково это?
      Анну фыркнул.
      - Ты что... чтоб я тебе нарисовал? Я не умею. Ты смеёшься надо мной?
      - Нет, - северянин мотнул головой, качнулись длинные серьги и бусины, вплетённые в волосы. - Тебе нравится смотреть... я решил, что тебе нравится и рисовать тоже.
      - Воины не рисуют, - сказал Анну с некоторым сожалением. - Ерундовое какое-то занятие.
      - Ошибаешься, - возразил северянин так спокойно и легко, как никогда не смел никто из жителей Лянчина - не братьев. - Рисунок помогает собраться с мыслями, учит замечать характерное, видеть скрытые мелочи, выделять главное...
      - Черкание по бумаге? Послушай, это смешно.
      Северянин смотрел смеющимися лукавыми глазами, но его лицо было серьёзно:
      - Тебе случалось видеть сверчков, воин?
      - Надо говорить - Львёнок.
      - Итак, ты их видел, Львёнок?
      - Конечно.
      - Часто?
      - Каждое лето, каждый день. Что за ерунда?
      - Расскажи мне, каковы они.
      Анну даже слегка растерялся. Рассказывать кому бы то ни было о сверчках ему никогда не приходило в голову - но и спрашивать нормальный человек не стал бы.
      - Ну... маленькие.
      - Похожи на горошину?
      - Ты знаешь, что это не так! Нет... маленькие... и серые... нет, серовато-зелёные... немного ещё длинные... Прыгают... Что за вздор! Простые сверчки, их везде полно! В травник попадают, в вино - если пьёшь в походе.
      Северянин улыбнулся чуть покровительственно, как старший - Анну еле удержал руку, но на сей раз сдержанность немало стоила: этот бесстыжий тип сказал любопытную вещь.
      - Вот, видишь ли... Существует предмет, который ты видел сотни раз, каждое лето, каждый день - и не можешь рассказать, каков он!
      - Что ещё рассказывать! Расскажи ты.
      Северянин облизнул кончик кисти и окунул ее в тёмное в баночке.
      - Взгляни. У сверчка - маленькая головка, на ней усы, подобные прядям волос у знатной дамы... Большие блестящие глаза. Длинное тельце... Крылышки похожи на семена ясеня. Передние ножки короткие, а задние длинные, колени вывернуты и задраны, каждая ножка свёрнута, словно деревянная линейка на шарнире... Вот так он сидит на травинке... А вот так - прыгает: распрямил ножки, расправил крылья.
      Северянин говорил, и из кисти и краски под его рукой возникал сверчок. Побольше настоящего, но очень похожий - со всеми этими усиками, тонкими, как волоски, с крылышками, блестящими, будто слюдяные, с цепкими ножками. Один сверчок, другой сверчок... травинки с колосками...
      - Это здорово, - сказал Анну с невольной улыбкой. - Да, они такие - сверчки такие.
      - На свете наверняка есть множество вещей, на которых ты не останавливал взгляд. Это нехорошо. Если хочешь побеждать - надлежит развивать в себе наблюдательность. Когда-нибудь крохотная частность может спасти бойца от смерти - не правда ли?
      Анну кивнул.
      - Рисование учит замечать частности. Хочешь попробовать? Это поможет тебе собрать воспоминания в цельный и яркий образ.
      - Букашка у меня не выйдет, - Анну ухмыльнулся несколько даже смущённо, принимая у северянина кисть. - Я не смогу так тоненько.
      - Как буквы.
      - Я не умею писать. Это - дело писцов.
      - Тогда мы пока не станем рисовать тонкие линии. Хочешь - попробуем нарисовать плод т-чень? Это не трудно.
      - Круглый, красный, с веточкой?
      Северянин серьёзно согласился:
      - Почти так. Ты упустил лишь два нюанса - внизу впадинка, а от веточки до этой нижней впадинки идёт узкий желобок. Верно?
      Анну снова покивал, окунул кисть в краску и принялся вспоминать, как именно выглядит веточка плода т-чень. Это детское занятие неожиданно сильно его увлекло.
     
      Анну вернулся в апартаменты, когда за окнами стояла густая темень. В сумрачном углу комнаты, позванивая бубенчиком, тенью маячил Наставник; Эткуру не спал, а при свете фонаря ходил туда-сюда по залу; увидев Анну, он остановился, зацепив пальцы за ремень.
      - Где ты бродил, брат? Я решил, что тебя убили, и хотел поднимать охрану!
      Анну положил на поставец влажный лист бумаги - и нелепая гордость тут же сменилась острым приступом стыда: зачем вообще было тащить к себе эту ерунду?!
      - Что это? Письмо?
      - Да нет, - замялся Анну, чувствуя, как кровь приливает к щекам, и радуясь полумраку. - Это... как бы... плод т-чень я нарисовал. Краской.
      Эткуру уставился на него, приоткрыв рот:
      - С ума ты сходишь, брат?
      - Да нет... с северянином разговаривал. Родич Снежного Барса, ну, как бы... Барсёнок Барсёнка. Ар-Нель из рода Ча... девственник. Мне стало интересно, о чём они думают, эти язычники... ну и вот.
      - О плодах т-чень? - спросил Эткуру саркастически.
      Анну вздохнул.
      - И о них тоже.
      - Не опрометчиво ли Львёнку заниматься с язычником языческими глупостями? - вставил Наставник из угла. - Не должно ли Львёнку подумать, что в этой холодной стране он ходит, окруженный врагами, а демоны глядят на него изо всех щелей?
      - Тебе пора спать, мудрейший, - сказал Анну. - Всем пора спать, я сильно задержался.
      Было совершенно невозможно объяснить Наставнику или Эткуру, как это было захватывающе и забавно - обсуждать с маленьким северянином особенности плода т-чень и смотреть, как на бумаге под его тонкими пальцами сами собой появляются живые формы, а плоские пятна приобретают призрачный объем, становясь похожими на настоящие осязаемые предметы... В этом было что-то от языческого колдовства - но без грязной тайны.
      Разумеется, рисовальщик - всего лишь ремесленник, презренный работяга. Всё это изготовление вещей - удел рабов, в сущности, и северный аристократик роняет, опускает себя мараньем по бумаге. Достойное Львёнка дело - война. Власть. Эткуру совершенно прав, издеваясь над таким нелепым занятием, как мазня красками.
      Но Анну почему-то думал об Ар-Неле. Он даже договорился, уходя, встретиться с ним на следующий день, чтобы выпить травника и ещё что-нибудь нарисовать при ярком солнечном свете.
      Анну необычно хорошо чувствовал себя в обществе Ар-Неля. В конце концов, снисходительные смешки северянина - это всего лишь обычные повадки Барсёнка, это ничего не значит, их можно простить... за то, что интересно и приятно разговаривать и что-нибудь делать вместе.
      Анну не помнил, чтобы с кем-нибудь из братьев было по-настоящему интересно делать вместе какой-нибудь пустяк - без скуки, злости, азарта или соперничества, просто так. Ар-Нель - он был очень необычный.
      Но Эткуру не следовало об этом знать, а бесплотным - и подавно.
     

***

     
     
      Запись N134-09; Нги-Унг-Лян, Кши-На, Тай-Е, Дворец Государев.
      Как у Чехова - тут пьют чай, а где-то там...
      Я пил чай, вернее, чок с Господином Главным Гадальщиком.
      Всё-таки, я это слово неправильно перевёл. Он не Астролог, а именно Гадальщик. Предсказатель. На земную астрологию эта система не особенно похожа, как и вера в Кши-На - на земное язычество. Так, кое-какими частностями. Ну, во-первых, влияние светил и планет тут ни при чём. Когда они говорят "Небеса", имеют в виду некие "Силы Небесные", божественную сущность, на небесах обитающую, а конкретно - богов-демиургов, День и Ночь. Поэтому те расчёты, которые делает Гадальщик, - вовсе не по звёздам, они на другое опираются.
      Во-вторых, аналог Гадальщика - не придворный мудрец, а королевский духовник. Храмовые жрецы аналогичны, скорее, земным монахам - вечные юноши, отказавшиеся от всяческих плотских страстей ради служения божествам и людям одновременно... больше людям, чем божествам - ну и деньги таким образом зарабатывают. Всё-таки жители Кши-На не мистичны до смешного, скептики и практики: несмотря на все объяснения, Ар-Нель в упор не понимает, зачем гнать торговцев из храма, если торговля - дело тоже в своём роде святое, дело для людей, такое же нужное и полезное, как и храм. У его соотечественников нет представления о святости выше земных дрязг. Своих богов они просят не о духовных абстракциях, а о вполне конкретных вещах: о правильной хорошей погоде - для урожая, о росе, полезной для шелкопрядов, о приплоде скота, о чистом цвете краски... о здоровье своих близких или их загробном покое. О простых, бытовых или денежных делах. Женщины молятся о любви, лёгких родах и здоровых детях - богине Ночи, Княгине Тьмы, Матери Жизни, Смерти и Сна - покровительнице и заступнице трофеев, Госпоже Любви; ей иногда приносят в жертву отрезанный локон - определённо символизирующий, нетрудно догадаться, что. И торговцев в храмах традиционно полно: продают бумажные цветы, которые сжигают для умерших предков, благовония, освящённые чёрно-белые пирожные, помогающие в любви, благословенные Князем Света крохотные ножики в расписных ножнах, которые от сглаза и на счастье вешают на шею детям на красном шнурке... А жрецы веруют истово и тоже не слишком высоко: жрец может искренне возмутиться неверием паствы, пришедшей просить дождя без зонтов, но наставлять на путь - не его дело.
      Дело Гадальщика.
      Гадальщиков сравнительно немного. Они живут при храмах и, как правило, женаты. Вообще, Гадальщик - это жрец, на которого сошла благодать в виде неожиданной и сильной земной любви, равно как и понимания сути вещей. Простой жрец сути вещей может и не понимать: его дело - ритуалы, а вот Гадальщика боги наделяют способностью видеть возможные пути развития отношений между людьми. Хороший Гадальщик сватает, консультирует торговые сделки и отлично разбирается в политике, он - тонкий интуитивный психолог, а отчасти и психотерапевт. Очень серьёзные подарки, которые делает Гадальщику паства, - основа храмового имущества, больший доход, чем пожертвования просящих о солнце или дожде прихожан - а храм платит какие-то проценты в государственную казну, как любая коммерческая структура. И никакой тебе сакральности.
      В деревнях дело Гадальщиков ограничивается хозяйственными советами и сватовством.
      Сватовство - очень непростое дело. Во-первых, официальные партнёры не должны быть родственниками. Во-вторых, они должны быть ровесниками с приблизительно равными физическими данными - чтобы уравнять возможности. В-третьих, учитываются тонкости общественного положения, равно как силы Земли в виде духов стихий, присутствовавших при рождении младенца, и силы Неба в виде духовных покровителей уже юноши... Короче говоря, удачно слаженный брак - счастье для родни молодых и основательная выгода для Гадальщика, а удачных пар у хорошего Гадальщика бывает множество.
      Правда, некоторые особенно темпераментные молодые люди могут попытаться изменить собственную Судьбу, как Н-До, убивший двоих аристократов прежде, чем нежно сойтись с маленькой бесприданницей из нищего рода - но такие вещи только подчёркивают здешнюю духовную свободу. Ар-Нель рассказывал мне старинную легенду о Юноше, вырвавшем страницу из Книги Судеб, чтобы спасти своего, против всех обстоятельств мира, возлюбленного. "Вырвать страницу из Судьбы" - означает "сделать наперекор всем общественным установкам, законам и морали"; тот, кто так себя ведёт, попадает в безумцы или герои.
      Господин Гадальщик Дома Государева, Уважаемый Господин Ун-Ли из Семьи Ро-Лн, относится ко мне именно как к "вырвавшему страницу". Он знает, что я рассказал Ра о его ночном разговоре с Господами Л-Та - но и не думает поучать или порицать. Этот маленький толстенький хомячок нюхом чует, откуда дует любой ветер; у него трое детей - женатых, а сам он в юности считался орлом на мечах, несмотря на совершенно не боевой вид. Подозреваю, что Ун-Ли, как Ар-Нель, предпочитает втягивать все свои опасные коготки, чтобы не показать их раньше времени.
      Я его страшно интересую. Он с удовольствием беседует со мной о вере, но, кажется, своей профессиональной интуицией ещё лучше Ар-Неля чует, что я чужой его миру. Время от времени мордочка у него почти сочувственная - брови поднимаются домиком, а уголки губ опускаются, как у печального мопсика. Он задаёт мне опасные вопросы.
      А что сталось с моей женой? Ах, она умерла во время эпидемии... какое тяжёлое горе... Вместе с детьми? Он скорбит вместе со мной. А сколько нам с женой было лет, когда мы скрестили клинки? Ах, по двадцать пять... серьёзные лета. Нет-нет, женщина может красиво пройти метаморфозу и в тридцать, но вот здоровье... роды... Лично он бы не посоветовал так долго ждать судьбы. У совсем юных тело упруго и текуче, как вода - вот, взгляните на Государыню! Ещё не прошло и месяца с поединка, а она уже готова бегать, скакать верхом и играть в спарринг с подругами и августейшим супругом... молодость - великое дело... Вот увидите, не пройдёт и пары лет, как она подарит Государю здорового наследника!
      Это он к тому, что мне не годится жить в одиночестве, а выбирать следует юных, хе. Он готов найти мне подходящую рабыню - я отказываюсь. Рассказываю о Ри-Ё, объясняю, что не могу резать человека без поединка, а поединок "палка против меча" вызывает у меня омерзение самой идеей. В масленых круглых глазках Ун-Ли появляется намёк на искреннее уважение - и он заговаривает о благородных вдовах. Я обещаю подумать.
      А Ун-Ли доверительно сообщает, что по просьбе самого Государя собирается устраивать судьбы братишек Ра. Господа Л-Та, которым вернули многие древние привилегии Семьи, купили дом в Столице, часто бывают при дворе... у них был там какой-то... в деревне... который никак не мог устроить судьбу Великолепного Господина Н-До - так вот, грустную участь Старшего Брата не годится разделять младшим детям из такой важной Семьи, близкой к Вершине Горы. Нехорошо, когда у Князей Крови нет судьбы. Ун-Ли рассматривает родословные и знаки Земли и Неба у самых интересных молодых людей Столицы...
      Ага. Юу, скорее всего, отбегался на свободе. Каково-то ему будет меряться силами с бойцом из Столицы? Но, как бы с Юу ни вышло - Ма-И ещё сложнее. Этот парнишка, худенький, бледный, болезненный, мучительно застенчивый и нелюдимый, не рискующий заходить к собственной августейшей сестрёнке, когда она не одна - не идеал он по здешним меркам. Совсем не идеал, к тому же - боец очень посредственный. Династический союз... и убьют его в поединке, как пить дать.
      Смерть Официального Партнёра - самый лёгкий способ отделаться от небесных знамений и родительской воли. Я его не люблю - Небеса против - Небеса направили мою руку - я убил - найду другого. Убийство на поединке убийством не считается - это перст Судьбы. Если парень - не Всегда-Господин, он инстинктивно стремится скрестить клинки с достойным соперником, даже если "звёзды против"; обычно это удаётся. Я увеличил жизнь Ма-И всего на полгода. Грустно. Я думал, после такого везения он хоть немного поживёт...
      Я пытаюсь плавно перевести разговор на южан - но тут нас с Гадальщиком отвлекают вопли и свист из дворцового сада. Такие звуки - не для здешних мест: мы оба вскакиваем, чтобы подбежать к окну. Окно в апартаментах Гадальщика рядом с дворцовой часовней - прозрачное, из стеклянных шестиугольников в тонкой свинцовой оплётке.
      Через эти стеклянные соты я вижу невероятную картину.
      На широкой площади напротив Золотых Ворот - неожиданная толпа! Вперемежку: высшая знать Кши-На, преклонного возраста Господа Смотрители, улюлюкающие, как мальчишки, визжащие от восторга придворные дамы в мехах и золотом шитье, свистящие и размахивающие руками угрюмые воины-волчата с юга, королевские гвардейцы в светлых полушубках, по-гусарски скинутых с одного плеча... А в центре широкого круга - бойцы. С тростником.
      В одном из них узнаю посла постарше. Ему года двадцать четыре, я думаю, или двадцать пять, он плотный хмурый парень, жёсткий, с тёмной, как у земных арабов, физиономией, длинными и узкими кофейного цвета глазами, сломанным носом, выступающими скулами и подбородком с ямкой - но сейчас от его хмурости и следа не осталось, выражение лица - воплощение азарта. А второй - милый-дорогой Ча. Собственной персоной.
      Псих. Ар-Нель - просто псих.
      Мы с Гадальщиком переглядываемся, хватаем плащи - и выскакиваем во двор. Я перепрыгиваю на лестнице через три ступеньки и думаю, что Ча дурит, что уже по той малости, которую я успел узнать о южанах, такие весёлые игры в Лянчине не в чести. Что может вступить в башку чужака? Оскорбится - ещё не худший случай. При дворе поговаривают о том, что рабам на лице выжигают клеймо с эмблемой владельца - а потенциальным рабом эти гады считают любого северянина! Куда, куда суётся...
      Я влетаю в толпу в тот момент, когда посол наносит сокрушительный удар - отшвыривает Ар-Неля назад шага на четыре, тот едва удерживается на ногах. Волчата восхищённо орут. Ещё бы они не веселились: Ча - ниже южанина на голову, тоньше, да ещё и младше. Со стороны - безнадёжный спарринг...
      Посол прёт, как танк, и бьёт так, что палки трещат. Ар-Неля спасает скорость и гибкость - вот это есть, он быстрее южанина. Ча уворачивается с обычной снисходительной улыбочкой; я вдруг понимаю, что он даже не запыхался. У посла глаза блестят, опасная усмешка; он говорит между выпадами:
      - Ты - степная мышь, Ар-Нель, такая мышь - шустрая, но лёгкая, - посол чистенько говорит на Кши-На, между прочим. Правильно, хоть и с акцентом.
      Волчата хохочут.
      Ар-Нель успевает сделать небрежный жест свободной рукой между выпадами.
      - Ах, Анну, что-то подсказывает мне, что такие крупные коты, как Львята, неважно ловят мышей!
      Посол лупит наотмашь где-то на уровне колен - Ар-Нель шикарно перепрыгивает палку, уклоняется от следующего удара - врезает торец тростника послу в грудь, так, что тот шатается. У посла потрясающе удивлённая физиономия, глаза расширились. Двор Государя Кши-На вскидывает кулаки, радостно вопит.
      - Ты уже мёртв, Анну - мне так жаль! - комически печально вздыхает Ар-Нель и пропускает удар по плечу сбоку - я всерьёз боюсь за его кости.
      - Это не меч! - злорадно сообщает посол. - Это палка, иначе быть бы тебе моей рабыней!
      Ар-Нель смеётся, игнорируя явно сильную боль.
      - В последние дни у меня не было хороших спарринг-партнёров, - говорит он, продолжая улыбаться. - Чтобы эффективно рубиться с тобой, мне своего коня придётся научить фехтованию и тренироваться с ним. Подозреваю, у него будет сходный стиль.
      Теперь северяне хохочут и свистят. Волчата, на миг замешкавшись, тоже смеются.
      - Ты назвал меня лошадью?! - рычит посол в комической ярости. - Ну вот, ты, Ар-Нель, пропал - тебе не жить!
      - Убей меня! - смеётся Ар-Нель. - Встретимся в Обители Цветов и Молний, - и уходит от удара.
      - Я тебя научу истине, язычник! - посол ухмыляется. - Постой минутку спокойно.
      - Что ты, Анну! - восклицает Ар-Нель под общий смех. - Мы разочаруем всех, если оба будем столбами стоять!
      - Такой злой язык отрезают с головой! - заявляет посол - но невольно фыркает тоже и пропускает роскошный удар по шее.
      - Голову отрезают так? - невинно осведомляется Ар-Нель.
      Посол резко выдыхает - и бьёт так, что палка Ар-Неля с хрустом ломается пополам.
      - Оэ! - вскрикивает Ар-Нель, поднимая обломок. - Остановись!
      - Теперь ты мёртвый, - самодовольно говорит посол.
      - Это - твой поединок, - говорит Ар-Нель с еле слышным вопросом в тоне и констатирует, - ты отличный боец, Анну.
      Я уверен, что посол в этом и не сомневается, но южанин великодушно сообщает:
      - Слушай, Ар-Нель, он... это, пожалуй, наш общий поединок. Сломалась палка - потому что это палка. Я бы не сломал меч так. Ты, Ар-Нель, ты - не слабак.
      - Удивлён? - улыбается Ар-Нель, отбросив обломок палки, потирая плечо утрированным жестом - скрывая настоящую боль. - Я хочу сказать, тебя удивляет, что я не сломался, как этот тростник? Ты ведь, наверное, можешь лошадь повалить?
      - Да, - простодушно признаётся посол. - Я думал, ты разобьёшься, как ваши стекляшки - ты кажешься таким, - и сдувает с ладони воображаемую пушинку, - а ты... ты из хорошей стали.
      Ар-Нель польщённо кивает.
      Вокруг - атмосфера полной дружбы и взаимопонимания. Волчата смешались с северянами; коллизии боя обсуждают все вместе. Высокая, очень стройная девочка из свиты Государыни, темноглазая и кудрявая, бойкая Госпожа Задира Ю-Ке, подобрав обломок палки, под общий смех изображает фехтовальные приёмы Ар-Неля и посла по очереди. Даже важные пожилые господа, разгорячась, спорят о достоинствах южной и северной боевых школ. Выходка Ар-Неля предстаёт передо мной в совсем другом свете: да ведь милый-дорогой Ча отлично делает политику! Государь хотел, чтобы лянчинцы перестали напрягаться и почувствовали себя гостями - и вот, пожалуйста. Они чувствуют.
      Но тут из флигеля для Гостей Государя появляется второй посол в сопровождении тощего старика. Губы посла сжаты в линию, кулаки, кажется, тоже сжаты. Он потрясён и глубоко возмущён происходящим.
      Глаза Анну суживаются в щели - он становится чуточку похожим на землянина монголоидной расы.
      Второй посол резко окликает его. Я ещё недостаточно хорошо понимаю лянчинский язык, только начал в нём разбираться - но улавливаю в его тираде слова "безумен" и "позор".
      Анну отвечает короткой злой фразой, из которой я выхватываю лишь "не твоё".
      - Твой родич сердится, это грустно, - еле заметно улыбается Ар-Нель. - Мне жаль, - и обращается ко второму послу. - Мне жаль, Уважаемый Господин Эткуру. Это всего лишь игра.
      Эткуру прошивает его взглядом, как автоматной очередью, разворачивается на каблуках, окриком приказав волчатам следовать за ним, и уходит. Анну пожимает плечами.
      - Объясни своему брату, что мы не делали ничего дурного, - говорит Ар-Нель сердечно. - А потом приходи ко мне. Рисовать.
      - Да. Мне надо идти. Да, - говорит Анну разочарованно и уходит за южанами на территорию посольства.
      Толпа не менее разочарованно расходится. Потехи больше не будет.
      Я подхожу к Ар-Нелю, который провожает взглядом южан, держась за ушибленное плечо. Лицо Ар-Неля жестоко и мечтательно.
      - Играешь с огнём, Ча? - спрашиваю я максимально фривольно.
      Ар-Нель смотрит на меня. Светлая прядь выбилась из косы, глаза блестят... Видит Бог, в этот миг я понимаю, какой он мог бы быть потрясающей женщиной - с этой мечтательной и насмешливой миной подруги графа Дракулы...
      - Что ты хочешь этим сказать, Ник? - спрашивает он. - Что я устроил фейерверк для толпы зрителей? Или боишься, что я сожгу своё сердце? Может, ты и прав.
      Неудачная калька с земной пословицы.
      - Я хотел сказать, что драки с южанами - это опасные игры.
      Крутит в воздухе рукой, фирменным жеманным жестом - и на миг зажмуривается от боли.
      - Хок! Южный зверь... он и вправду чуть не разбил меня вдребезги... Я, дорогой Ник, выполняю приказ Государя. И мне это приятно. Весело.
      - Ты ссоришь младшего посла со старшим?
      - Я делаю, по крайней мере, одного из наших варваров-гостей нашим другом. Их жизнь, там, на юге, полагаю, тяжела, аскетична и скучна. Я стараюсь сделать так, чтобы ему стало весело. Чтобы он увидел в моих согражданах и во мне живых людей, а не отвлечённый принцип. Легко ненавидеть принцип - людей труднее.
      - А если южный зверь западёт на тебя? - вырывается у меня само собой.
      - Значит, западёт, - смеётся Ар-Нель. - Значит, на свою беду западёт на северянина, и ненавидеть Кши-На ему будет ещё сложнее.
      На Земле такая тактика когда-то называлась "медовой ловушкой". Но ведь милый-дорогой Ча - Юноша. Эти игры чреваты ему потерей статуса, да ещё какой...
      - Не боишься попасть в беду? - спрашиваю я.
      Ар-Нель смотрит на меня почти нежно:
      - Неужели беспокоишься за меня, Ник? Не надо. Во-первых, я служу Государю. А во-вторых... ты пришёл с Господином Гадальщиком - спроси у него, он подтвердит: у меня нет Судьбы. Я ничего не боюсь.
      Ну да, я беспокоюсь.
      Мне, как и Государю, выгоден контакт Ар-Неля с южанами - я с его помощью смогу наблюдать их и прикидывать, насколько возможна работа в Лянчине. Но я уже успел понять, насколько этот контакт будет непрост.
      Ар-Нелю не намного легче налаживать отношения с южанином, чем мне - с любым из аборигенов Нги-Унг-Лян. Эпоха границ... и границы проходят по самым больным местам в душах обитателей мира. На Земле мы это уже проходили.
     

***

     
      Элсу очнулся от холода. Вода в лицо?
      Тошнило и знобило одновременно - и чей-то голос с чужим жёстким акцентом уже третий раз, кажется, спрашивал: "Это - твоё оружие? Дикарь, тебе говорю!"
      Элсу поднял веки - и острый солнечный свет ударил по глазам. Я, кажется, жив, подумал Элсу, и его приподняли и встряхнули - голова отозвалась дикой болью.
      - Мальчишка ещё, - сказал чужой весёлый голос. Элсу достаточно хорошо понимал язык северян - у Льва, кроме прочих, была пара и здешних рабынь; его окружали враги. Как это могло получиться?
      - Живой, - сказал другой, откуда-то сбоку. - Смазливое личико. Не добивай, Нх-Ол.
      - Отойди, - сказал тот, кто держал Элсу за воротник. Элсу пытался рассмотреть его лицо, но голова болела нестерпимо, и перед глазами всё плыло и качалось. - Ещё раз. Это - твоё оружие, парень?
      Последний раз он спросил на родном языке Элсу и поднёс тяжёлый гнутый клинок с львиной головой на эфесе к самому лицу, только что в нос не ткнул. Звуки лянчинской речи помогли Элсу сосредоточиться.
      - Да, - выдохнул он и закашлялся.
      - Что ты к нему пристал, Нх-Ол? - спросили рядом.
      - Он - Львёнок, - сказал Нх-Ол. - И ещё - тебе не кажется, что он слишком светлый для южанина? Эта тварь рождена от нашей женщины и командует ворьём и убийцами на земле своей матери - из-за того, что его отец - Всегда-Господин лянчинский.
      - Плесень! - рявкнули Элсу в самое ухо, и кто-то отвесил ему тяжёлую затрещину, от которой голова словно взорвалась.
      - Не добивай, - сказал Нх-Ол, и его голос воткнулся в мозг, как ржавый гвоздь. - Может, этот выродок представляет собой какую-нибудь ценность?
      - Нет, - пробормотал Элсу, и его вырвало. Потом, кажется, его пинали снова, потом - бросили на что-то жёсткое, а потом наступила темнота.
     
      Сколько времени Элсу провалялся без памяти, он смог прикинуть только много позже.
      Он очнулся с ломотой во всём теле, тошнотой и головной болью, будто с похмелья - но, кажется, на сей раз было чуть легче. Рядом кто-то хныкал или скулил. Было тепло и пахло свежим сеном.
      Элсу открыл глаза.
      На стены и свод из шершавого серого камня сверху, из узких бойниц высоко вверху, косо падали скудные лучи осеннего солнца. Элсу лежал на ворохе сена, накрытого куском холста; шагах в трёх, у дверей, обитых полосками стали, стояла бадья с водой, а на ее бортике висел оловянный ковш.
      Хныканье вызвало у Элсу приступ раздражения и злости. Повернув голову на звук, он увидел какую-то девку, с голыми ногами, в окровавленной, разодранной до пупа рубахе, валяющуюся на сене, скорчившись в три погибели. Она спала или была не в себе - зато её товарка, прикрывающая наготу какими-то грязными тряпками, повернула к Элсу осунувшееся лицо с чёрными подглазьями и опухшими запёкшимися губами.
      - Брат, - всхлипнула она, сообразив, что на неё смотрят, - водички ради Творца-Отца! У меня сил нет подняться...
      - Какой я тебе брат, шлюха! - прошипел Элсу, приподнимаясь на локте. Ему самому было слишком нехорошо, чтобы учить уму-разуму наглую рабыню, лишь по случайности ещё не заклейменную; единственное, что он мог - поставить её на место на словах. - Хочешь, чтобы язык вырвали?!
      Из глаз девки хлынули слёзы, проводя по грязной физиономии чуть более светлые дорожки.
      - Командир, - прошептала она еле слышно, - это же я, Кору, ординарец твой...
      Неописуемый ужас обдал Элсу жаром с макушки до пят. Он приподнялся повыше и уставился на жалкую девку, пытаясь узнать в ней своего ординарца и спарринг-партнёра - но увидел только измученное началом метаморфозы и зарёванное лицо рабыни. Ничего общего у этой ничтожной твари с его Кору, волчонком, которого он приблизил к себе за отвагу и верность, не было - ровным счётом, ничего. Элсу не мог себе представить Кору плачущим, как вообще не представлял себе плачущего солдата. Он содрогнулся от отвращения.
      - Ты врёшь, - процедил Элсу сквозь зубы. - Коза ты обрезанная, я тебя не знаю.
      - Командир, - взмолилась девка, давясь рыданиями, - Творец - свидетель, это я. Это ж я им сказал... сказала... что ты львиной крови... чтоб они тебя не добили...
      Элсу сморщил нос.
      - Ну и что со мной было? Я не помню.
      - Под тобой убили лошадь, командир... когда они... когда оказалось, что у них - пушки тут теперь. Наверное, ты ударился головой - еле дышал, когда я...
      Элсу всё смотрел - и вдруг сообразил, что видит на незнакомой физиономии девки знакомый короткий шрам, рассекающий бровь, а когда она говорит, то заметен сломанный резец с правой стороны... Элсу снова почувствовал сжигающий ужас, будто его тело наполнили тяжёлой ватой, смоченной крутым кипятком.
      - Командир, - снова попросила Кору-рабыня, облизывая губы, искусанные до коросты, - принеси мне водички, пожалуйста. Всё внутри болит... и жжёт... командир, ради Творца...
      Элсу сел, чувствуя головокружение и замешательство. Всё его существо противилось самой мысли о том, чтобы прислуживать трофею - отбросам жизни, шлаку, годному лишь для тяжёлой работы или постельных забав, полному ничтожеству... но когда-то это существо было волчонком, когда-то оно было Кору и учило Элсу стрелять с седла...
      - Как это вышло? - спросил Элсу, чувствуя моральную тошноту, даже более сильную, чем физическая. - Почему тебя не убили? И кто... вон там?
      - Там - Варсу, - сказала рабыня, пытаясь сглотнуть. - Его, кажется, оглушило взрывом... а я... меня не ранило. Я хотел... хотела тебя... тебя спасти. Я им сказала...
      - Уродина! Сука! - взорвался Элсу, до которого вдруг дошёл кромешный кошмар ситуации в тонких частностях. - Зачем?! Да лучше бы меня добили! Чтоб меня - как вас, дешёвки, шлюхи вы несчастные?! Воды тебе?! На том свете огнём напьёшься! Гадина!
      Рабыня уронила голову в сено и разрыдалась. Элсу чувствовал нестерпимое желание врезать ей по лицу, заткнуть чем-нибудь рот, сделать что-нибудь, чтобы она перестала скулить, но каждое движение отдавалось болью в голове. Поэтому он только рявкнул, сколько хватило сил:
      - Да ты уймёшься или нет?!
      Девка замолчала, только всхлипывала при каждом вдохе. Элсу некоторое время посидел, глядя снизу вверх на жёлтый, явно предвечерний свет, льющийся сверху, из окон, потом встал и сходил к бадье с водой - напиться и умыть лицо. У рабыни хватило ума перестать клянчить. Кажется, очухалась и вторая - теперь они только следили за всеми движениями Элсу.
      - Эй, твари! - бросил Элсу, подумав. - А что, все остальные - мёртвые?
      - С остальными - хуже, - подала голос та, что когда-то была Варсу. - Выжили человек пятнадцать, вроде бы - серьёзно раненых эти добили... А уцелевших... они их, командир, обрезали, как свиней, связали, побросали в телегу и увезли куда-то... не знаю, куда, потому что...
      - Потому что с язычниками обжималась, - зло закончил Элсу. - Вот уж я знать не знал, что у меня в отряде такие шлюхи убогие... трусы, пустое место... Хуже с другими? Да они, по крайней мере, врагов не ублажали!
      Та, что когда-то была Кору, а стала безымянной вещью, снова разрыдалась - и Элсу швырнул в нее башмак. Вторая осмелилась возразить:
      - Мы не трусы, командир... нам не повезло. Судьба. Творец давно всё предрешил...
      - Понравились тебе язычники? - спросил Элсу, растравляя в себе ледяное бешенство и пытаясь приглушить им тянущий мучительный страх. - Здорово быть девкой, да? Тебя взяли много раз?
      Девка, бывшая во времена оны Варсу, тоже заткнулась. Её товарка что-то шепнула ей - и бывшая Варсу попыталась встать, держась за стену. Её разорванная рубаха распахнулась; Элсу поспешно отвернулся, но успел увидеть, что тело рабыни уже начало заметно меняться, приобретая округлые формы.
      - Запахни свои лохмотья! - рявкнул Элсу. - Ты в одном помещении с мужчиной! Забыла?! Или соблазнить меня хочешь?
      Девка поперхнулась и закашлялась, еле выговорив:
      - Что ты, командир, Творец с тобой...
      Элсу взглянул в её сторону.
      - А куда это ты собралась, падаль? - осведомился он, заметив, что девка сделала пару неверных шагов к дверям. - Если к воде, то пошла прочь! Нечего осквернять собой мою воду. Если вы не подохли, когда развлекали врагов, то сейчас и подавно не издохнете. Не хочешь, чтобы я наподдал - вернись на место.
      Бывшая Варсу сползла по стене на пол и осталась сидеть, прислонившись лбом к холодному камню - у неё хватило ума не умолять и не раздражать Львёнка. Её товарка снова захныкала, и Элсу швырнул второй башмак. Воцарилась тишина - и в тишине Элсу снова стало невыносимо страшно.
      Со мной этого не сделают, уговаривал он себя, стараясь не смотреть в сторону рабынь - но всё внутри сжималось от ужаса. Смерть казалась ему в этот момент чистым и прекрасным убежищем от любого зла.
     
      Почти стемнело, когда дверь каземата отворилась, и на пороге появился высокий северный воин. Ещё несколько бойцов остались где-то за пределами видимости; Элсу слышал негромкие голоса и сдержанные смешки.
      Элсу, лежавший на соломе, сел. Рабыни переглянулись и подняли на северянина глаза.
      - Как здоровье, девочки? - спросил вошедший по-лянчински.
      - Я - Львёнок Льва, ты, язычник! - бросил Элсу. - Не видишь?
      - Ух, ты! - восхитился северянин. - Юноша! Вот здорово! А надолго?
      Элсу взглянул в его наглое весёлое лицо - и ощутил ужас, по сравнению с которым все его прежние страхи просто в счёт не шли. В тот миг он, кажется, был морально готов валяться в ногах, просить пощады, целовать руки, отречься от чего угодно и принять что попало - и только яростное волевое усилие помогло сохранить правильную осанку. Элсу заставил себя скептически усмехнуться, думая, насколько выгодно попытаться взбесить врагов. Что они сделают в ярости? Убьют - или...?
      Солдат зачерпнул воды ковшом - рабыни следили за каждым его движением - и отдал ковш той, кто раньше была Кору. Она в спешке плеснула на себя, стукнулась зубами об олово, сделала несколько торопливых глотков - и отдала остаток воды бывшей Варсу с таким видом, будто делилась собственной кровью. Варсу-девка выпила остаток до дна и вернула ковш северянину, глядя ему прямо в лицо. За такой взгляд рабыню должны бы выпороть до полусмерти, подумал Элсу - но сейчас ей хватит малого, она издохнет от десятка ударов... в могилу торопится. Способ придумала.
      Солдат взял ковш.
      - Да что вы... как в последний раз... - сказал он со странной усмешкой. - Не отнимают у вас...
      Рабыни придвинулись друг к другу, прижались друг к другу плечами. Бывшая Кору облизывала искусанные губы, пытаясь слизать какие-то призрачные капли, потом потёрла мокрую грудь и облизала пальцы.
      Солдат смерил Элсу непонятным взглядом - словно бы даже сожалеющим - и зачерпнул ещё воды рабыням. Они снова выпили её пополам; бывшая Варсу, возвращая ковш, намеренно, как показалось Элсу, дотронулась до руки солдата. Это показалось Элсу мерзким до тошноты - и он влепил девке затрещину.
      А солдат неожиданно ударил Элсу кулаком в челюсть - настолько унизительно и невозможно, что Элсу вскрикнул:
      - Я - Львёнок, слышишь, ты! И - я мужчина!
      - Поздравляю тебя с этим, - процедил солдат сквозь зубы. Его товарищи показались в дверном проёме.
      - В чём дело, Лин-И? - спросил ударившего Элсу громила с тяжёлым браслетом на запястье. - Ты воюешь с девчонками?
      - Да нет, - хмыкнул Лин-И. - Он говорит, что парень. Его Господин О-Наю звал, но туда он и с синяком на морде дойдёт, вошь черномазая...
      - Я - без оружия, - бросил Элсу, еле удерживая дыхание. - Мы бы в бою поговорили...
      Приятели Лин-И расхохотались.
      - Слышь, Котёнок, в бою мы уже сговорились! - сказал коренастый северянин с рубцами на морде. - Благодари Господина О-Наю, что ничего не потерял, вояка...
      Злость Элсу тут же потушил страх. Он еле удержался, чтобы не содрогнуться, и, ещё пытаясь сохранить лицо, сказал на тон ниже:
      - Я тебе не котёнок.
      - Он своим собственным бывшим глотка воды не дал, - сказал Лин-И. - Ещё и ударил вон ту... с красивыми глазами.
      Северяне повернулись к девке, которая раньше была Варсу. Она съёжилась, скрестив на груди руки и пытаясь прикрыться - а вторая рабыня чуть подалась вперёд, будто хотела заслонить свою товарку от взглядов чужаков.
      Рассматривают, как скотину на базаре, подумал Элсу, чувствуя что-то вроде злорадства. Северяне, вроде, не татуируют рабыням лиц и не выжигают тавро - ну, пусть эти две потаскухи считают, что им повезло!
      - Да, красотка будет, - сказал северянин в рубцах. - А ты что перепугалась? - наклонившись и уперев ладони в колени, спросил он у той, что была Кору. - Всё, отвоевались, малютка - больше вы нам не враги, баста...
      - Нет? - спросила девка хрипло, и тут же, кашлянув, попросила. - Тогда дай мне ёще воды! Мне можно?
      Немолодой солдат потрепал её по голове, как ребёнка.
      - Не пей много, потерпи. Губы смочи, прополощи рот - но не пей, так будет легче.
      Элсу смотрел на всё это представление, чувствуя злость, стыд и тот внутренний жар, который всегда сопровождает осознание творимой несправедливости. Северяне, возможно, собирались бить его ещё или сделать что-то более ужасное - но отвлеклись на рабынь. Теперь они возились с рабынями, будто с ранеными товарищами, а за ним лишь присматривали краем глаза, как за обрезанным домашним животным, которое по дурости может убрести из загородки или что-нибудь попортить. Это ощущалось унизительнее любых побоев.
      - Тебя как зовут, красуля? - спрашивал северянин в рубцах у бывшей Варсу.
      - Никак. Старое имя не подходит для женщины.
      - Ах, ну да ведь... Цур-Нг, а?
      "Цур-Нг"! "Тёмный Мёд"! Отличная кличка для шлюхи, подумал Элсу. Медовенькая! Прямо с ядом - так тебе и надо, гадина. За то, что посмела спорить со мной. За то, что не погибла в бою, когда со стен крепости неожиданно ударили пушки. За то, что один северянин укрыл тебя курткой, второй стирает кровь с твоей разбитой рожи мокрым платком - а ты им это позволяешь. Языческая подстилка. Наверняка предательство было у тебя в крови всегда... А может, ты просто - грязная душонка, прирождённая девка, которая ждала только мужчину, который захочет сделать из тебя свою вещь! Элсу смотрел на эту гибкую тварь с действительно красивыми, большими и раскосыми глазами, которую трогали чужие солдаты, на это существо, неожиданно волнующее для рабыни, вызывающее не формулируемые и непроизносимые мысли - и вычёркивал Варсу из своего прошлого и из своей жизни. Не было никакого Варсу - никогда.
      Но поведение той, которая раньше была Кору, ещё тяжелее укладывалось у Элсу в голове. Кору предателем не был, это точно, но Кору просто пропал. Исчез. Нервная девка с рассечённой бровью, которую старый солдат учил медленно дышать, ничего общего с Кору не имела. Кору никогда не позволил бы язычнику дотрагиваться до себя, да ещё и называть "Ай-Ни" - "Ласточка"!
      Не просто метаморфоза. Не просто насилие. Языческое колдовство, грязная магия. Северяне не только сделали моих солдат рабынями - они превратили честных бойцов в отвратительных девок!
      - Будьте вы прокляты, - пробормотал Элсу.
      Он рассчитывал, что его не услышат, но Лин-И расслышал наилучшим образом.
      - Господин О-Наю ждёт эту мразь, - сказал он своим приятелям, а Элсу приказал, - лучше иди добром, а то я за себя не ручаюсь.
      - Да пожалуйста, - огрызнулся Элсу. - Лишь бы не участвовать в этой вашей... в этом... разврате.
      - Иди... воплощение добродетели! - хмыкнул Лин-И и толкнул Элсу между лопаток. Слова "воплощение добродетели" прозвучали в речи язычника грязным оскорблением.
     
      Судя по коридору и лестнице, ведущей из подвала наверх, крепость представляла собой вовсе не руину. Элсу оглядывался по сторонам, разыскивая следы пожара, но никаких следов нигде не виднелось. Здание казалось чистым и новым; стены покрывала свежая штукатурка. Вот бы узнать имя того идиота, который посоветовал этот городишко моему Наставнику, подумал Элсу. Пожар! Пушек нет! Привязать бы его к пушке, которой нет - и жахнуть! Картечью. Гадёныш...
      Лин-И провёл Элсу по крытой галерее, потом - мимо кордегардии, где отдыхали пограничники, и дальше наверх по узкой винтовой лестнице. В кабинет коменданта.
      Господин О-Наю - Вишнёвый Цвет, ну и имя для офицера, подумал Элсу - оказался немолодым блондином с заметной проседью в косе. Лицо у коменданта было бледным и жёстким, с резкими острыми чертами и длинным носом, губы - тонкими, глаза - бесцветными, а взгляд - совершенно нестерпимым. Форменную серую куртку пограничника северян в серебряных офицерских галунах и с меховой оторочкой он носил, как самые отчаянные языческие вояки - надев лишь один левый рукав. Элсу заметил на рукояти меча О-Наю оскаленную собачью головку с рубиновыми глазами - комендант, оказывается, был кровным Барсёнком, может, даже Барсёнком Барса.
      Элсу не смог сообразить, хорошо это или плохо для него. Во всяком случае, желание немедленно наорать на коменданта у него прошло без следа. Вдобавок, на лакированной подставке перед северянином лежал меч Элсу - и к нему нельзя было потянуться, что показалось Элсу изощрённым издевательством.
      - Ты вправду Львёнок? - спросил О-Наю, окинув Элсу довольно-таки неприязненным взглядом. - Твоё оружие?
      - Львёнок Льва, - сказал Элсу, пытаясь выдержать тон между вызывающим и почтительным. - Младший и последний. Любимый. Моё имя - Элсу, Лучший. Я его любимый сын. Меч мой, его подарил сам Лев.
      - Сколько тебе лет?
      - Шестнадцать. Год уже в Поре. Я - подтверждённый мужчина.
      О-Наю презрительно усмехнулся.
      - Все вы с беззащитными подтверждённые... Но это многое объясняет. Твой отец в настоящее время не собирается развязывать настоящую войну, так? Это тебе повоевать захотелось, и он велел паре старых волков показать тебе, как это делается. Так?
      Элсу промолчал. Звучало нехорошо.
      - Они выбрали этот городишко потому, что гарнизон тут невелик, - продолжал О-Наю, рассматривая чеканный узор на ножнах меча Элсу. - Эта крепость горела. О пушках вы не знали - пушки здесь недавно. Это обычный разбойничий рейд - вас интересовали те невеликие ценности, которые вы могли бы тут найти, лошади, женщины, мальчишки... пустить кровь, ощутить себя убийцами, показать, как вы плюёте на наши границы...
      Элсу пожал плечами.
      - Так твой отец учил и твоих старших братьев, - продолжал О-Наю. - Это ваша обычная тактика. Прийти и взять, да? Лев - хозяин мира, все остальные - рабы у ног. Так? Лев одно не учёл - кое-что изменилось.
      - Что изменилось? - огрызнулся Элсу. - Север истину познал? Или ты - о пушках, которые сюда привезли?
      - Подход изменился, - усмехнулся О-Наю. - Полагаю, это не менее важно, чем пушки. Как думаешь, не стоит ли сообщать вашим о судьбе их пленных? Это же важно, правда - знать, что случилось с твоим братом, ушедшим воевать и не вернувшимся?
      - Мёртвых оплакивают, - сказал Элсу, поднимая голову.
      - А живых, малыш? Твои братья никогда не задумывались о судьбе живых на нашей территории?
      - Воин, попавший в плен живым - не воин, а дерьмо! - привычно вырвалось у Элсу - и он тут же запнулся.
      О-Наю рассмеялся коротким злым смешком.
      - Вот, значит, как? Ты - титулованное дерьмо?! Солдаты - не важны, а ты очень важен, я полагаю. Вот главное, что изменилось - живой Львёнок в наших руках. Об этом мы мечтали давно. Появилась отличная возможность сквитаться с твоими родичами за всё и сполна.
      Элсу сделал вид, что рассматривает тушечницу, вырезанную в виде спящей птицы. О-Наю крутил в руках его меч, смотреть на это было совершенно нестерпимо.
      - Оружие разбойника, - заметил О-Наю, наполовину обнажив клинок. - Удобно рубить с потягом с седла... Оружие убийцы, а не честного бойца. Не могу себе представить такое оружие в поединке за любовь... Впрочем, вы, варвары, понятия не имеете, что это такое...
      - Что со мной будет, комендант? - спросил Элсу, и его голос прозвучал слишком хрипло.
      - Я не комендант, - сказал О-Наю. - Я - Маршал Штаба Государева, Смотритель Границ. По делу в этой крепости. А ты - подарок Небес. Я привезу моему Государю отличные новости...
      - Что со мной будет, смотритель? - спросил Элсу, чувствуя, как его покидают остатки мужества.
      О-Наю взглянул на него насмешливо.
      - С тобой? Будь моя воля, я позвал бы плебеев с вашей стороны границы и отдал бы тебя солдатам, предложив вашим мужикам взглянуть на это представление. Я дал бы возможность вашим рабам порадоваться, глядя, как с ними сравняется Львёнок... а потом оставил бы тебя в крепости в качестве солдатской подружки. Я предложил бы здешним бойцам показывать тебя новеньким, как местную диковину. Я рассказал бы об этом в Столице и сделал бы так, что вся граница болтала бы о девчонке, получившейся из юного воришки львиной крови...
      Лин-И, стоящий у дверей, хмыкнул. Элсу замотал головой:
      - Ты же не будешь...
      - Ты бы стал забавной историей пограничников, - продолжал О-Наю безжалостно. - Ходячей шуткой, которая, в конце концов, дойдёт до твоих родичей. Представляешь, как бы стал вспоминать о тебе твой отец? Ты хочешь получить долгую славу Первой Львицы, Элсу?
      - Нет!
      - Или уже не первой?
      - Послушай... пожалуйста! Это невозможно... так нельзя... Смотритель, за меня отомстят!
      - Тебе это не поможет. Даже не спасёт твоей чести... да и будут ли они мстить за солдатскую девчонку, Элсу?
      - Смотритель... ради Творца, который Отец Сущему... прошу тебя... - в этот миг Элсу понял, что Львята могут плакать - да что там! - что Львята могут рыдать, вопить, царапать себе лицо и биться головой об пол: удержаться от всего этого оказалось очень непросто. - Послушай... я... я, кажется, пока никого не убил из твоих людей... ранил только... вроде бы... тебе не за что ненавидеть меня лично... не надо, прошу тебя! Я же... я не раб! Я такого не вынесу!
      - Ты и твои братья, я думаю, часто слушали такие слова от твоих ровесников-северян? Я - не раб. Я вам не враг. У меня - мать, братишки, любимый. Пощадите. Так?
      Элсу замолчал. Его голова снова разболелась нестерпимо. Он чувствовал ужас и безнадёжность - и не мог придумать, как помочь себе. У него не было сил даже ненавидеть О-Наю так, как надо бы. Больше всего Элсу хотелось умереть - но смерть превратилась в недостижимый лучезарный чертог, на который приходилось смотреть откуда-то из ледяной бездны... Лицо северянина показалось железной маской демона. Элсу бессознательно обхватил себя руками за плечи, опустив глаза - он больше не мог уговаривать О-Наю, потому что какая-то тайная часть его души признавала за О-Наю право... даже не силы, скорее - местной, языческой чести. Именно в этом виделся главный и нестерпимый ужас - в сомнении, в неверии в собственную правоту.
      - Я напишу Государю, - холодно сказал О-Наю. - И Государь решит твою судьбу. Если прикажет - тебя помилуют. Если прикажет - тебя вернут домой. Если прикажет - прибьют твою кожу к крепостным воротам. Молись. Увести, - кратко приказал он Лин-И.
      Элсу прошёл мимо глазеющих на него солдат, как сквозь строй. Перед ним открыли дверь того самого каземата в подвале - но девок там уже не было. На бадью с водой кто-то положил широкую доску; на доске стояла миска с кашей из ся-и.
      - У тебя есть еда, вода и общество, достойное твоего положения, - сказал Лин-И.
      - Тут же - никого? - не понял Элсу.
      - Так Львят в крепости больше и нет, - хмыкнул Лин-И и захлопнул за ним дверь.
      Это случилось в десятый день второй осенней луны.
     

***

     
      Запись N135-03; Нги-Унг-Лян, Кши-На, Тай-Е, Дворец Государев.
      Я брожу по городу в обществе "моего друга" Ча и "его нового друга" посла Лянчина. То есть, мы с Ар-Нелем показываем этому кренделю нашу прекрасную столицу.
      Ар-Неля это, кажется, развлекает безмерно - а мне, пожалуй, не очень нравится. Я предпочёл бы пообщаться с послом без посредников: мне тяжело смотреть, как Ча дразнит гусей. С другой стороны, я отлично понимаю, что мой личный контакт мог бы не срастись вовсе. Посол - его имя Анну ад Джарата, "Отважный сын человека по имени Джарату", "Львёнок Львёнка", как говорится, сын не самого Льва, а кого-то из его ближайшего окружения - подозреваю, он общается с Ар-Нелем по той же причине, по какой на Земле даже религиозный фанатик тает в обществе хорошенькой девушки. Анну явно воспринимает общество Ча как общество дурное, а собственное в этом обществе пребывание как грех - но ему трудно устоять.
      В таком раскладе я, конечно, ему Ар-Неля не заменю.
      Мне остаётся только изображать свиту и наблюдать со стороны. Мой милый-дорогой Ча словно нарочно ведёт именно такие беседы, в которых содержится максимум необходимой этнографу информации. Впрочем, Ар-Нель всего-навсего пытается бороться с культурным шоком на свой лад.
      А я отслеживаю разницу менталитетов. Северянин подчёркивает собственную утончённость всеми мыслимыми способами - носит больше побрякушек, чем обычно, вплетает в длинные пряди волос у висков яшмовые бусины, благоухает эфирным маслом местных лилий, весь куртуазный до предела. Южанин, подозреваю, считает чистоту и ароматность серьёзным грехом и выглядит даже брутальнее, чем на первом приёме: он без всякой нужды носит кирасу из чернёной стали, накидывает на неё широченный полушубок и кажется оттого вдвое больше себя самого. Ар-Нель на контрасте с Анну изрядно напоминает девушку, но его, по-моему, нимало не смущает его собственный женственный вид. Анну его показная хрупкость и пушистость больше не обманывают: периодически эти двое меряются силами, и у господина посла ещё не зажила ссадина на скуле - Ар-Нель чуток не рассчитал.
      А Анну после того боя разгадал тонкий замысел Ча.
      - Ты, вот что - ты похож на хищное растение, - стирая кровь с лица, говорит он несколько уязвлённым тоном. - Внешне - цветок и мёд, а внутри - смерть. Ты - это обман.
      - Видишь ли, дорогой Анну, - мурлычет Ар-Нель польщённо и протягивает ему белоснежный платочек из собственного рукава, - подобный обман - урок тем, кто не умеет или не желает замечать сути вещей. Не годится судить о чьих-то силах или фехтовальном стиле, не скрестив с ним клинка. Тот же, кто судит, недооценивая противника из гордыни, самоуверенности или глупости - может быть наказан поражением в бою. Это закономерно, не правда ли?
      - Ты убивал? - спрашивает Анну.
      - Я?! О, Небо! Конечно, нет! Я не жажду отнимать чужие жизни. Я ломал руки, я выбил глаз одному Юноше, который вёл себя недостаточно почтительно... не считая зубов... но убивать! Ты ведь не считаешь меня жестоким, Анну, не так ли?
      Я не думаю, что посол ему поверил - но он продолжает проводить в компании Ар-Неля большую часть свободного времени. Старший посол, Эткуру ад Сонна, "Гордость господина Сонну", пятый принц Лянчина, что-то очевидно подозревает и очень не одобряет этого приятельства - но Анну ухитряется улизнуть при любом удобном случае.
      Я сопровождаю их двоих на прогулках, как дуэнья. Ар-Нель слишком легкомысленно настроен; я не хочу, чтобы он попал в беду.
      Узнаю множество любопытных вещей, которые Анну раскладывает перед Ар-Нелем, как колоду карт.
      Уважаемый Господин Посол не умеет писать и читать. В Кши-На население грамотно почти поголовно - в городах даже есть субсидируемые Домом Государевым трёхлетние школы для обучения детей всех сословий каллиграфии, арифметике, истории и закону; для Лянчина грамотность - редкая роскошь. И то сказать, в Кши-На слишком требовательны торговля и ремёсла, уже изобретён печатный станок и печатные книги сравнительно дёшевы - а воину писать-читать особенно без надобности. Для того чтобы разбирать каракули, нужны писари; роль писаря в свите послов выполняет толстяк-никудышник... хе, вот ведь привычка! Похоже, я начал думать в терминах Кши-На - в Лянчине обрезанного и образованного человека, выполняющего функции секретаря и духовника, называют бесплотным. Он - не раб; к этому сорту людей в Лянчине вообще изрядно другое отношение. Терпимее.
      - Неужели он сам согласился стать таким? - спрашивает Ар-Нель, даже не пытаясь скрыть отвращение.
      - Иначе ему было бы никогда не попасть в Прайд, - говорит Анну. - Видеть рабынь Прайда могут только Львята и бесплотные. Это правильно.
      - Ах, я не могу представить себе благ, которые соблазнили бы меня на такое! - фыркает Ар-Нель.
      - Много денег для нищей родни. Защита Прайда. Разве плохо?
      Ар-Нель вздыхает.
      - Ваш секретарь - самоотверженный и достойный человек. Вероятно, я - избалованный аристократ... Мне, друг мой, ужасно даже думать о таком - но подобный поступок, в какой-то мере, уважаем. Видимо, честь и благополучие Семьи для вашего народа ещё важнее, чем для нашего.
      - Вот видишь, - Анну искренне радуется, когда считает, что его правильно поняли.
      Вообще, младший посол - не дурак, как мне, прости Господи, сходу показалось. Ар-Нель оценил его вернее, чем я: Анну любопытен, его интересует окружающий мир, а главное - он совершенно честно пытается понять людей, с которыми общается. В этом смысле Анну кажется самым раскрытым из всей лянчинской свиты.
      Он повадился рисовать вместе с Ар-Нелем - неумело, забавно, но вдохновенно. Бродит с ним по кварталам, принадлежащим цеховым мастерам, наблюдает за работой стеклодувов, оптиков, каллиграфов, переписывающих стихи на заказ, механиков, чеканщиков, красильщиков шёлка - интересуется самим процессом ремесла, который явно внове ему как зрелище.
      Тай-Е, сердце моё - прекрасен. Столица, Сестрёнка, Матушка, подруга самого Князя Дня, им же и оплодотворённая, город - общая возлюбленная и родственница, украшаемая жителями, как украшают любимую женщину - вот что это такое. Река Ши-А, Серебряная Лента - торговый путь с северо-запада; из других мест ведут дороги - и все дороги в Кши-На ведут в Тай-Е. Здесь великолепные дома из известняка и мрамора разных оттенков, от розоватого до тёмно-серого, почти чёрного, с любимыми аборигенами стрелами-шпилями или острыми башенками, с флюгерами в виде штандарта на мече - в кущах ив, неизменной акации и златоцветника. Здесь Государева Академия Наук, Обсерватория, Библиотека и Госпиталь. Упомянутые кварталы ремесленников - явный зародыш промышленного центра. Площадь Гостей, с выстроенными в широкий полукруг торговыми рядами - место, где можно встретить пришельцев из любых дальних мест. Жителей Мо, к примеру: высоких, крепких и соломенно-светловолосых, носящих что-то вроде длинных шинелей из войлока потрясающего качества - этот войлок и другие изделия из козьей шерсти считаются основной статьёй дохода в стране. Жителей восточных окраин, горной гряды Ит-Ер, матово-бледных, с чёрными кудряшками, обстриженными по плечи, в кожаных куртках, обшитых полосками серебристого меха: эти привозят своё оружие, мёд, сгущённый сок местных плодов, похожий на фруктовую тянучку, и золотые самородки. Суровых обветренных парней из приморья с их диковинными редкостями - вялеными осьминогами и копчёной рыбой ростом с сома или осетра, зубастой, в колючих гребнях, на которую местные глядят с некоторой опаской. Каких-то тропических ребят в куче косичек, ожерелий и браслетов - с песчаным жемчугом, украшениями и посудой из резных самоцветов, тканями, сделанными, по-моему, из хлопка...
      Даже в бедных кварталах - каменные дома и та подчёркнутая чистота, которая отличает Кши-На вообще. Здесь - работают "холодные сапожники" в будках с тремя стенками, рядом с жаровней, шьют, разматывают и красят шёлк, пекут грошовые пирожки и продают с пылу, с жару, а в длинной крытой галерее художники, ещё не снискавшие себе ни денег, ни славы, берутся за серебрушку и четверть часа каллиграфически надписать ваш фонарик на заказ золотом или нарисовать на вашем веере всё, что угодно, дополнив шедевр стихотворной строкой на ваш выбор...
      Анну не может удержаться от прогулок, но ему неприятна спокойная вежливость жителей Тай-Е - без тени заискивания перед сильными мира сего. Спокойно-вежливы и исполнены достоинства даже работяги нижайшего пошиба, вроде тех, кто расчищает на улицах снег, не говоря уже о мастерах.
      - Они - им надо знать своё место, - говорит Анну возмущённо, когда юный мастер, наносящий узор на оловянный сосуд, улыбается и просит его не загораживать свет. - Он указывает Львёнку! Ему положено быть рабыней, вниз смотреть!
      - Я полагаю, ты несправедлив, Анну, - говорит Ар-Нель. - Мы с тобой и этот Мальчик - разные части общей жизни. Аристократ служит Государю, Чиновник - государству, Купец - торгует, Мужик - растит ся-и и кормит всех, Ремесленник - создает разные вещи, Воин - защищает нуждающихся в защите. Не годится разрушать части, из которых состоит целое - особенно, части, находящиеся внизу. На них держится верх бытия - если разрушить основу, мир рухнет.
      - Тебя послушать, так воин не лучше пахаря, - усмехается Анну. - Пахарь растит хлеб, это - да, это полезно. Но - душа? Что стоит больше - душа воина или душа пахаря?
      - Душа пахаря, - смеётся Ар-Нель. - В этом не может быть сомнений. Пахарь не проливает крови и не заставляет никого проливать слёзы. Пахарь обнажает клинок только перед свадьбой - и любую рану своего партнёра ощущает на собственной коже... кто же выше перед Небом?
      Анну морщится, шмыгает носом - указывает на Ча пальцем:
      - Ты, Ар-Нель, ты нарочно злишь меня!
      - Может, это так, может, нет. Видишь ли, дорогой друг... возможно, у нас с тобой разные представления о ценах на что бы то ни было...
      - Да! На женщин тоже, да! Ты - в свите женщины, это - позор. Бросает тень на тебя. А ты носишь её знаки, ты всем их показываешь. Ты гордишься, что в свите женщины!
      - Я в свите Будущей Матери Государей. Я был её спарринг-партнёром и наставником. Я горд этим, ты прав. Я горд и тем, что смею называть Государыню благословлённым именем - я люблю её.
      - Как своего брата? - ядовито спрашивает Анну.
      - Как свою сестру. Как отважную и добрую сестру, - глаза Ар-Неля вспыхивают.
      - Сестра... нелепое слово. Брат падший. Брат, запятнавший себя. Брат, вычеркнутый из тебя.
      - Ах, нет! Боль и гордость рода. Место для нежности в душе.
      Чеканщик забыт - принципиальный вопрос. Они выходят из лавки, продолжая спорить - а я за ними. На спорщиков оборачиваются покупатели, и парнишка, отложив своё оловянное блюдо, украшенное фениксами, смотрит им вслед. Они идут по узкой улице, не замечая прохожих - в увлечении и азарте.
      - Нежность - что это? - спрашивает Анну. Без иронии - просто не знает этого слова на языке Кши-На - и ставит Ар-Неля в тупик. Ча задумывается, даже бросает на меня вопросительный взгляд - но решается обойтись своими силами.
      - О, это... то чувство, что испытываешь, рассматривая первый цветок, появившийся на проталине среди снега... или едва обсохшего фазанёнка, только что вылупившегося из яйца - похожего на жёлтый пушистый шарик на ветви златоцветника... То, что чувствуешь к милому, бесконечно уязвимому, нуждающемуся в защите... к фонарику, горящему в сырой ветреной ночи на окне твоего дома.
      - Такие слова - для того, кто уже почти не человек? - хмыкает Анну. - Для пустого горшка - для горшка, откуда вытащишь то, что вложил?
      Ар-Нель касается собственного лба кончиками пальцев - и делает такое движение, будто стряхивает с них воду: "я не желаю держать в уме этот вздор", достаточно выразительный жест и довольно-таки жеманный.
      - Друг мой, это сказано опрометчиво. Надлежало бы относиться с большей бережностью к драгоценному и удивительному сосуду, куда вкладываешь погнутый медяк - не ценишь же ты дороже то, что оставляешь внутри сосуда, мой дорогой? - а вынимаешь слиток золота с голову коня - не дешевле ведь дитя львиной крови?
      Анну щёлкает пальцами и хохочет. Толкает Ар-Неля в плечо:
      - Не знаю, прав ли ты, но ты находчив в споре! С тобой весело.
      Ар-Нель улыбается в ответ:
      - Легко найти слова, излагая истину.
      - Истина! Это - истина для тебя!
      - Анну, видишь ли... Мне кажется, что некоторые вещи, общеизвестные у нас в Кши-На, для Лянчина - экзотическая диковинка... Нечто, вроде стеклянных сторожевых собачек, да? Ты видишь это - и не можешь понять, зачем это нужно: оно ведь непривычно и чуждо для тебя...
      - Ты, о чём ты говоришь?
      - О любви женщины, - отвечает Ар-Нель, едва заметно пожав плечами.
      Анну хватает его за воротник, поднимает к его лицу тонко вышитый край со знаками Юноши:
      - Ты, Ар-Нель - ты сам об этом не знаешь! Ты не касался женщины!
      Ча мягко вынимает край воротника из пальцев Анну:
      - В моей постели не было женщин, мой друг, ты прав. Но в жизни - были. Мать, любившая меня и первой учившая меня держать меч. А ещё меня любит сестра - и я каждый миг помню о дружбе и чистой любви моей Государыни, наполняющей душу гордостью и стремлением оказаться достойным. А что было у тебя?
      Анну резко вдыхает - и отворачивается. Спарринг закончился чистой победой милого-дорогого Ча, но, по-моему, он использовал запрещённый приём. Врезал Господину Послу в нервный узел. В болевую точку.
      Некоторое время они идут рядом - молча. Потом Ар-Нель трогает Анну за локоть:
      - Хочешь взглянуть на мастерскую лучшего оружейника в Столице? Уважаемый Господин Ки-Эт из Семьи Ол, Владыка Огня и Стали - он работает для Дома Государева...
      Анну мрачно усмехается, но кивает. Через минуту они оживлённо обсуждают метательные ножи и потрясающей работы мечи для ритуальных поединков. Анну хочет купить длинный и тяжёлый меч с какой-то особой рукоятью, со сложной гардой из витых золочёных веток и обоюдоострым лезвием - воодушевлённо торгуется с мастером, явно развеявшись.
      Ар-Нель смотрит на него искоса, делая вид, что страшно интересуется стилетом в ножнах, украшенных опалами. Во взгляде Ча мне мерещится тихая печаль.
      Уж не жалеет ли он варвара? Если да - то я меньше понимаю жителей Кши-На, чем думал.
     
      После этой прогулки - у меня безумный вечер.
      То есть, начинается-то он очень приятно: Государь свободен от забот и играет в шарады в обществе своих друзей и фрейлин супруги. Разумеется, присутствуют Ар-Нель, Юу, Н-До и Лью, которую при дворе зовут Сестричкой - но вместе с моими старыми знакомыми в игре участвуют несколько новых. Крохотный парень, на голову ниже своей высокой жены, остренький белый мышонок, светловолосый, светлоглазый, с длинными белесыми ресницами, которого называют Маленьким Фениксом, - лучший друг Государя и, как говорят, самый опасный боец среди молодёжи высшего света. Его жена - бледная темноволосая Да-Э, с отличной фигурой и дивными тёмно-серыми очами - хитрюга и любительница солёных шуточек. Молодой офицер со своей шустрой чернявой женой - той самой лихой фехтовальщицей по прозвищу Забияка. Милая компания очень молодых ребят, старшие из которых Ар-Нель и Н-До - я и мои ровесники для них - "Взрослые", и я терпим лишь потому, что никогда не пытаюсь никого поучать. Они воспринимают меня не очень серьёзно, оттого позволяют наблюдать их игры и слушать болтовню.
      А игра на сей раз забавная. Настоящее развлечение для образованных и утончённых аристократов, включающее воображение - образ создаётся поэтическим экспромтом с довольно сложным и трудно переводимым на русский язык подбором звуков, непременно - с речевой фигурой, которую можно назвать каламбуром. Если участвует хоть пара игроков с чувством юмора - все будут покатываться со смеху.
      Я не играю с ними - я, в конце концов, неотёсанный горец, хоть и учёный. Я записываю эти игры, чтобы порадовать коллег: редкостно очаровательная местная фишка, украшение коллекции традиционных игр молодёжи. Кроме неизбежных и неизменных поединков, в эту коллекцию входят во множестве другие игры с оружием: этакие местные "ножички" - швыряние метательного ножа в мишень или в песок всевозможными хитрыми способами, жонглирование ножами, танцы с ножом, приставленным к горлу или щеке - в зависимости от рисковости играющего. В последнем случае выигравшим считается тот, чей нож не оставит на коже никакой отметки при очень сложных и быстрых движениях, причём попытка держать нож, не прикасаясь остриём к телу, чревата дисквалификацией. На эту игру, в которую очень охотно играют и девушки, мне всегда было страшновато смотреть: лихие смельчаки выдают такие акробатические номера, что я боюсь, как бы они не зарезались.
      Ар-Нель, страстный любитель рисования, научил двор играть "в кляксы" - сначала каждый участник стряхивает с кисти на лист бумаги несколько клякс, а потом все меняются листами и пытаются дорисовать эти кляксы до осмысленного образа. С Ар-Нелем рискуют тягаться только Маленький Феникс и муж Забияки, Ти-Э из Семьи О-Лэ, - они видят в кляксах не только набивших оскомину птичек и цветочные гирлянды. Ти-Э как-то ухитрился сплести целый пейзаж с лохматым кривым деревом, хижиной, крытой тростником, и летящей цаплей, - но уморительные звери Ар-Неля, каждый - со своей неповторимой физиономией, обычно всё равно выигрывают.
      Любимой юношами игрой "в слова" при дворе не увлекаются - вероятно, для семейных пар она кажется слишком эротичной. Правда, я видел, как Н-До играет с Лью, но одно дело - касаться кончиком влажной кисти ладони собственной жены, наедине, а совсем другое - чужой женщины или другого мужчины. Верность тут незыблема, как скала. Я ещё могу допустить существование мужчины, играющего во что-то этакое с юношей - подобные игрушки могут вылиться в поединок, страшно рискованный, но потенциально вполне ведущий к полигамному браку; флирт с чужой женой совершенно немыслим. Любой фривольный намёк чужой женщине воспринимается обществом, как изнасилование с отягчающими. Прелюбодеям нет прощения.
      Для того чтобы представить себе здешнюю замужнюю даму, кокетничающую с другим, у меня не хватает воображения; по крайней мере, мне такие не встречались даже в слухах и сплетнях. "Без боя?!" - обычная местная формула, которой объясняется невозможность подобных отношений.
      В общем, я весело провожу ранний вечер, следя за играющими юными аристократами, отпуская хамские шуточки, которые их смешат, и попивая "капли датского короля" с совершенно чудесными слоёными вафлями. Свита Государя заигралась до темноты; я ухожу спать, когда за окнами уже стоит хрустальный... чуть не сказал "мартовский" - вечер. И вот, в этих сумерках, синих, лиловых, прозрачных, освещённых дрожащими огоньками, я вижу шепчущуюся парочку; молодые люди стоят друг к другу ближе, чем им позволяют приличия - судя по костюмам, это юноши, а не парень с девушкой.
      Они оборачиваются на мои шаги - и мило здороваются.
      Ри-Ё, ага. "Добрый вечер, Учитель". А с ним - Ма-И из Семьи Л-Та, одетый по-столичному, и даже с бусинами в волосах. Ну да, ему, вроде как, только пару дней назад прислал письмо Официальный Партнёр. Ма-И застенчиво улыбается. "Привет, Ник!"
      Что там этот шельмец Ри-Ё пел о Букашке и Звезде? Мне кажется, или этим двоим лучше не общаться?
      Ладно, это не моё дело. Я только отмечаю, что мой паж обладает сверхъестественными способностями по части поиска приключений. Я его даже не зову. Вполне возможно, что я снова чего-то не понимаю, а Ма-И просто легче разговаривать с плебеем, чем с тем столичным аристократом, которого ему силы Земли и Неба назначили. Вроде как Третий Господин Л-Та тренируется флиртовать и быть храбрым. И вообще, политика, любовь и прочие здешние радости - не моё дело. Моё дело - целая пачка традиционных игр, записанных самым лучшим образом, а политикой нехай доблестный КомКон занимается... если сможет.
      Я иду спать; я успеваю заснуть и проспать некоторое время - и меня будит позывной экстренного вызова. Первые такты старинной песни "Опустела без тебя Земля" - я просыпаюсь с мыслью, что мне всё это снится, но стоит мне окончательно опомниться, осознаю: вижу зеленоватые линии карты с указанием места встречи.
      Кому неймётся в ночь глухую? Не иначе как КомКон - как говаривал грубиян-Сашка, "вспомни говно - и вот оно!"
      Я, про себя проклиная всё на свете, волокусь в дворцовый парк. Дежурные гвардейцы салютуют обнажёнными клинками. Встреченный Господин Смотритель Дворца, проверяющий, всё ли в порядке, вежливо здоровается и выражает сочувствие по поводу моей бессонницы. Я благодарю, мы хохмим насчёт плохого сна в одинокой постели, я высказываю надежду уснуть после прогулки, мы раскланиваемся - я выхожу, наконец, во двор.
      Небо прозрачно-ясно, весенние звёзды сияют крупной россыпью. Мир благоухает весной - почти как на Земле: сыростью оседающего, подтаявшего снега и какой-то дымной терпкостью. Мне хочется просто прогуляться в такую чудесную ночь, а приходится искать визитёров... чёрт бы их побрал...
      КомКоновская авиетка замаскирована под снежную гору. Гора выглядит уж слишком по-зимнему... тоже мне, гении камуфляжа! Я подхожу, дожидаюсь демаскировки, здороваюсь с Вадиком, беру у него торбочку с кое-какими ценными припасами и убеждаюсь: да, мои знакомые-комконовцы с ним и в полном составе - и ушастый Антон, и Рашпиль. Кто же ещё - в такой момент, когда новая миссия едва начата!
      Они довольно неофициально меня приветствуют; я собираюсь сесть на заднее сиденье, чтобы поговорить - и обнаруживаю там молодую даму. Выпадаю в осадок.
      Это - земная девица. Плотная и жёсткая, с грубоватым лицом - не по сравнению с местным населением, а в принципе топорной работы деваха. Угловатая, плоскогрудая, с русыми волосами, остриженными по плечи. Я на автопилоте думаю о неудачной метаморфозе - и улыбаюсь собственному уровню вживания в среду. Это чудо улыбается в ответ.
      - Ваша новая партнёрша, Николай Бенедиктович, - сообщает Рашпиль. - Ваши успехи в последнее время - неоспоримы, и мы решили, что вам нужен помощник. Вот, рекомендую: Марина Санина, работала на Шиенне и Альсоре. Мастер спорта по айкидо, прекрасная фехтовальщица - большие успехи при работе в агрессивных сообществах...
      Это Кши-На - агрессивное сообщество?! Это, чёрт вас раздери, Земля - агрессивное сообщество!
      - Не подходит по внешним данным, - говорю я.
      Марина вспыхивает:
      - Это почему же?! - и распахивает плащ, отороченный горностаем. Под плащом - местное платье с пелеринкой. Местный покрой рассчитан на то, чтобы подчеркнуть женственность фигуры - в данном конкретном случае, на спортсменке, состоящей из одних жёстких мускулов, довольно небрежно расположенных, он смотрится компрометирующе.
      - Единственная легенда, которую я могу себе представить - она моя соотечественница, - говорю я. - Горская девочка, с Хен-Ер. Но - давайте, вы все меня убедите, что я в принципе могу с ней закрутить?
      - А почему нет? - спрашивает Антон. - Если вы тоскуете по дому...
      - Ну... как бы вам объяснить... Приступ ностальгии толкнёт вас на чужбине в объятия пожилой безобразной эмигрантки? А если вас всё это время окружали юные и прелестные аборигенки?
      - Это я - пожилая и безобразная? - выдыхает Марина. - Ну, знаете ли...
      - Ничего личного, простите, - говорю я. - Я только хочу, чтобы вы поняли. Я служу во Дворце Государевом. В свите Государыни. Там у неё девочки в роли фрейлин - праздничная фантазия мужчины. Сливки общества. Самые очаровательные, самые образованные, самые утончённые. Сама Государыня - невесомый шестнадцатилетний ангел. Мне периодически предлагают всё самое вкусное и чудесное - и я отказываюсь, мотивируя отказ нестерпимой скорбью по погибшей жене... И вдруг появляюсь в обществе Марины... фальшиво, как морковный заяц, а здешний люд страшно чувствителен к фальши в отношениях.
      - А почему я должна изображать вашу подружку или, там, любовницу? - спрашивает Марина с нажимом. - Просто соотечественница... знакомая. Приятельница вашей умершей жены, к примеру. Сестра.
      - Вдова? - спрашиваю я.
      - Нет!.. ой... ну, допустим, вдова. И что?
      - И что ж это, Уважаемая Госпожа, вас сюда с гор понесло? Почему вы не помогаете семье мужа? Почему детей не растите? Приключений захотелось?
      - У меня нет детей.
      - В ваши тридцать-тридцать пять?
      - Мне, чтоб вы знали, двадцать восемь.
      - Не выглядите... но допустим. Так детей нет? И не будет, у вас неудачная метаморфоза. Почему, кстати? Замуж по расчёту? С нелюбимым дрались? Или вас так, без боя, обрезали - для какого-нибудь неудачника?
      Марина сверкает глазами:
      - Вы ведёте себя просто по-хамски!
      - Да. Я веду себя как нги-унг-лянец. Они - ребята откровенные, что на уме, то и на языке... правда, говорилось бы вежливее - но, по существу, то же самое. А вы ведёте себя, как женщина с Земли. Вы не верите в собственную легенду, не ощущаете себя "условной женщиной". Здесь так нельзя.
      Марина вздыхает, переглядывается с комконовцами. Говорит, сдерживая раздражение:
      - Послушайте, Николай... у меня серьёзный опыт работы с антропоидами и никогда не было проблем. Здесь воюющее общество - как боец, я стою намного больше вас. Уверяю вас, я вполне в состоянии призвать к порядку любого, кто вздумает как-то мне навредить, так что вы можете...
      - Погодите, милочка, - говорю я, вызывая ещё один взрыв еле укрощённого негодования. - Вы собираетесь призывать вашего "условного вредителя" к порядку в бою? Мечом? Не выйдет. Антон, и вы, э...
      - Иван Олегович, - подсказывает Рашпиль, глядя укоризненно.
      - Простите, Иван Олегович. С вашей коллегой я работать не буду.
      - Характерами не сошлись? - спрашивает Антон язвительно. - Или - соскучились по настоящим женщинам и хотели бы манекенщицу с ногами и локонами?
      Усмехаюсь. Ах, как тонко, мсье, как тонко!
      - Да, соскучился, да, хотел бы. Но дело не в ногах и даже не в локонах, хотя это хорошо бы, конечно. Дело в том, что Марина не готова.
      - Я знаю об этом мире всё, - говорит Марина на языке Кши-На, с элегантным столичным акцентом. Филологические способности у неё лучше моих, надо отдать ей должное. - Ваши записи, рекомендованные к просмотру, просмотрела. Полагаю, что моментами вы вели себя вопиюще непрофессионально.
      - Вероятно, - говорю я. - Но я прожил здесь немного меньше года и не чувствую, что знаю об этом мире всё, а вы всего лишь просмотрели рекомендованные записи... У вас отличное произношение и, очевидно, отличное чувство языка. Думаю, вы хороши как боец. Но здесь вам это не понадобится.
      - Да почему?!
      - Поймите, Мариночка, вы - трофей. Вы - проигравший. Вам надо исходить из этого. После поединка, сделавшего вас женщиной, вы - вечно второй. Подтверждённый мужчина - победитель, а вы - проигравший. Вы понимаете, что должны чувствовать?
      - М-мм... досаду?
      - Я же говорил - у вас неудачная метаморфоза, вследствие чего - дурной характер. Так может рассуждать и вести себя только рабыня - в самом лучшем случае. А значит, ваша героиня не вписывается в мою легенду.
      - Но эта загорелая девица... эта Лью...
      - Всё, довольно. Иван Олегович, вы курируете этот проект? Я не буду работать с Мариной. Если хотите, можете разрабатывать её миссию самостоятельно - лишь бы подальше от меня - но должен вас предупредить. Марина очень сильно рискует. Миссия, скорее всего, будет провалена.
      - Вы - заносчивый жлоб! - заявляет Марина.
      - У Марины - большой опыт прогрессорской работы, и до сих пор никогда не было сбоев, - говорит Рашпиль очень убедительно.
      - Да ведь в антропоидных мирах! А нги-унг-лянцы - не антропоиды! Они - оборотни, фикция! Я не могу объяснить ощущения от местного безумия за пять минут - я только понимаю, что Марина подготовилась к чему-то не тому, к чему-то, чего не будет. Ничего не поделаешь. По завершении миссии я, вероятно, стану консультантом по этому миру - если выживу, что не факт, вовсе не факт - и тогда буду готовить резидентов, но пока и мне почти ничего не ясно. Я понимаю только, что с таким волюнтаристским настроем Марина не просто не сможет работать - она пропадёт. А я не нянька второму резиденту, и убивать собственную миссию на присмотр за коллегой, рискующим попасть в беду, не могу себе позволить.
      - Вы попросту изображаете из себя незаменимого, - говорит Марина. - Сперва хамите мне, а потом делаете вид, что заботитесь о моей безопасности? Глупо, знаете ли.
      - Считайте, что я вас тестировал, - говорю я. - Простите меня за резкость, Мариночка. Вы, безусловно, могли бы работать в других антропоидных мирах, где ваш боевой пыл и самостоятельность принесут пользу делу. Но здесь - нет. Я не могу брать на себя такую ответственность.
      Комконовцы переглядываются. Я всё понимаю: им, конечно, очень нужен собственный резидент здесь, но оставлять человека на верную смерть или рисковать провалить операцию они не станут.
      Марину несёт, она смертельно оскорблена, но эти зубры знают, что моим суждениям можно доверять - я тут давно, и меня пока никто не пытался убить.
      - Хорошо, - говорит Рашпиль. - Мы организуем переподготовку, Николай Бенедиктович.
      У меня гора с плеч сваливается.
      - Ну вот и отлично, - говорю я, уже совершенно на него не злясь и всё простив. - Вероятно, мы сработаемся. Вы уже просматривали рекомендованные записи с послами Лянчина? Будет больше.
      - Вы - отличный резидент, - расщедривается Рашпиль. - Мы постараемся учесть ваши доводы.
      Я сердечно прощаюсь со всеми, пожимая руки. Марина демонстративно отворачивается.
      Они покидают дворцовый сад задолго до рассвета. Я стою, смотрю в опрокинутый чёрный купол, мерцающий мириадами звёзд, и думаю о земной женщине.
      Под одеждой она - настоящая. Не "манекенщица с ногами и локонами", конечно, но настоящая, а не то "почти", каковы здешние "условные девочки" в начале метаморфозы - увы, никому из землян не случилось увидеть, каковы они нагишом в конце её. Я почти жалею, что выпроводил Марину слишком бесцеремонно.
      Можно было бы поболтать под звёздами... этакий жёсткий съём в полевых условиях...
      Вот же глупости лезут в голову!
      А здешние ребята... они в моих снах превращаются в совершенно настоящих женщин, без всяких "почти"... особенно...
      Ну да. Милый-дорогой Ча, этот кривляка Ар-Нель - иногда снится в облике той самой, "с ногами и локонами"; я отлично сознаю, что сон может быть весьма недалёк от действительности.
      Кожа двадцатилетней девушки, да ещё и от природы совершенно гладкая, с той шелковистостью, какая бывает у земных детей... Глаза - сине-серые, скорее, тёмные, чем светлые, и ресницы длинные, тёмные. Зато волосы, как в старину говорили, "чёсаный лён" - бледно-золотые, блестящие, роскошная ухоженная коса. Узкие ладони с длинными пальцами - руки художницы. Тонкое, нервное, очень интересное лицо - выразительное... Голос довольно низкий, но во время трансформа станет намного выше... И острый, надменный, насмешливый разум...
      Ах, ты ж... оборотень... Пропади я пропадом, ты ж, милый-дорогой, явно создан вашими Небесами, чтобы продуть поединок! Ты уж слишком явно намекаешь на это, ты был бы дивно хорош в роли дамы, тебе нравится обманывать внешней беззащитностью. И в снах именно ты слишком уж часто превращаешься в очаровательную женщину от поцелуев, от прикосновений - действительно течёшь, как вода... Следствие профессиональной деформации личности этнографа, эротических фантазий и тонкого компромисса сознания с подсознанием: мой разум вполне способен принять метаморфозу, но отрицает почти всё, ей предшествующее.
      Для дела мне лучше обо всём этом не думать. Руки художницы... меч они держат так же надёжно, как кисть. Впрочем, Ар-Нель недостижим, как небеса: я, очевидно, вообще не могу быть принят им всерьёз в качестве спрарринг-партнёра - уродливый, старый и неуклюжий плебей, у которого меч к ножнам приржавел. Ар-Нель крут даже в игре - можно себе представить его в настоящем бою. Я мечтатель? Я потенциальный труп, ха! Что бы я ни воображал на эту тему, всё это - только сны и фантазии. Сны и фантазии, оэ...
     

***

      Анну сидел на подоконнике и разглядывал картинку, приклеенную к дощечке. Подарок.
      Нарисован котёнок-басочка. Не такой, какие во множестве живут в Чангране - здешний котёнок, очень пушистый, круглоглазый, с крохотными приложенными ушками, с пышным, чёрно-белым, полосатым воротником. Мягонький, как все маленькие баски... только...
      Этот котёнок только что скакал по глубокому снегу: видны ямки - следы маленьких лап. Он скакал к двери дома, но дверь закрыта - и зверёныш тянется на задних лапках, скребёт коготками обледеневшее дерево... почему-то понятно, что холодно ему - а на двор уже крадутся сумерки, здешние зимние сумерки с убийственным морозом...
      Анну тронул пальцем в углу листа кошачий следок, заполненный тонким витым орнаментом. Надпись. Ар-Нель написал - и сам прочёл. "Впусти меня!"
      А нет до бедного зверёныша никому никакого дела. Он, может, и жил в доме - средство от мышей, чтоб ничего не грызли... только про него плотно забыли, дверь закрыли и ушли. Может, вообще уехали. Вернутся - увидят окоченелый комок, примёрзший к насту... Зачем Ар-Нель нарисовал такую картинку?
      Анну погладил нарисованного зверька. Какое-то колдовство в этом, верно, было. Наверное, Истинный Путь не зря порицает изображения живых существ. От таких картинок душу дёргает, как больной зуб. Если б увидать такое не на картинке - взял бы за пазуху создание Творца, погреть, а тут ведь ничего сделать нельзя. Вот так и будет бедная тварюшка всегда, пока бумага не рассыплется пылью, мёрзнуть, скрести дверь, чтобы впустили погреться - и никто вовеки не впустит...
      Всё-таки что-то нечистое в Ар-Неле есть. Иначе - откуда бы он узнал, что эта баска Анну зацепит? Что напомнит о той, другой?
      Та, правда, была совсем уж другая, не такая трогательная. Тощая, гладкая, почти без воротника, чёрно-рыжая, с белой полоской от кончика носа до середины лба - и с раздутым животом. Вовсе не детёныш, а вполне себе взрослая самка, вот-вот сама детёнышей принесёт.
      И вся в крови - ухо полуоторвано, из шеи вырван клок шерсти, лапа перекушена - но пытается драться. Глупо ей было драться с целой стаей собак - всё равно порвали бы - но встрял мальчишка, такой же плебей, как эта баска, с палкой. Махнул через забор, пнул репьястого пса ногой, другого протянул палкой вдоль спины... Можно было бы только посмеяться, глядя, как мальчишка воюет с бродячими псами из-за облезлой зверушки - но тут в свару кинулся золотистый пёс брата Зельну. Такой был большой холёный зверь, сильный - на один укус ему какая-то уличная баска... но эта безумная тварь вцепилась ему когтями в самый нос, и Зельну закричал: "Если эта гадина ему глаза выцарапает, я с неё живьём шкуру сдеру!"
      Анну до сих пор не может понять, как у того мальчишки, плебейского отродья, хватило храбрости... ему-то тоже глупо было замахиваться палкой на пса Львёнка - за такое и убить на месте могли. Зельну вполне мог, да что там мог - убил бы. Идиотский поступок... из-за баски, из-за простой баски, да ещё и облезлой, да ещё и беременной...
      Баска сама полезла в руки этого мальчишки. Вскарабкалась по штанине, марая кровью - а он одной рукой прижал её к себе, а палка была у него в другой. Замахнулся на пса Зельну палкой - тот и отскочил. Может, этот несчастный плебей не успел сообразить, что пёс-то уже не бродячий? Или в пылу драки мальчишке было не до этого?
      А Зельну рявкнул: "Ты, холуй! Хочешь, чтобы тебя тоже собаками затравили?", - и Нолу ухмыльнулся и сказал: "А он без платка, брат". А юный Анну смотрел на всё это с седла - и ему было очень...
      Ему почему-то не хотелось, чтобы золотистый пёс Зельну сожрал баску - а старшим братьям хотелось. Ввязаться означало признать, что ты "маленький", "сопляк", "слабак" и "боишься крови". Львёнок не должен показывать слабость, не должен раскисать - какой же ты воин, если тебе поганую баску, и ту жалко? Какие могут быть отношения с ничьим живым существом? Убей, убей! Ты должен убивать легко, если чего-то стоишь.
      Даже золотистый пёс Зельну был не просто так, а для собачьих боёв. Зельну уже выиграл на боях новое седло с тиснёным узором, чепрак и пару метательных ножей - а те, кому принадлежали проигравшие псы, перерезали им горло. Зачем для боёв сука? Она всё равно что издохла...
      И Анну знал, что Зельну поступит со своим золотистым псом так же, стоит ему повернуться перед другой собакой кверху пузом. Презирай слабость! Ненавидь! Ты же воин!
      А эта баска - она себя проиграла. Это - баска-рабыня. Убить, убить!
      И этот дурак-плебей, щенок, сопляк, отребье - посмел замахиваться палкой на имущество Львёнка, пусть даже и не разобрав в суматохе! Его - тоже убить, тут же, чтобы другим было неповадно - всё правильно, но Анну не хотелось, чтобы Зельну перерезал горло этому несчастному дурачку, как побеждённой собаке...
      А плебей потерял платок, пока перелезал через забор - платок зацепился за сучок, там и остался висеть. И мальчишка взглянул на этот платок, как на ворота, которые могли бы закрыть его и его баску-калеку от Зельну - только вот осечка вышла...
      Когда Зельну обнажил клинок, а плебей прижался к забору, Анну не выдержал - слабак и сопляк, да.
      - Слушай, - сказал он делано-фатовским тоном, - оставь его мне, брат.
      На него все старшие братья посмотрели. И Нолу снова ухмыльнулся и сказал: "Ах, да, Анну пришла Пора". А мальчишка с баской, у которого лицо стало жёлтым, как воск, взглянул Анну в лицо и сказал: "Лучше убей", - и глаза у него показались вдвое больше от слёз. И Анну изо всех сил захотелось отпустить его домой... или сказать что-нибудь такое, что заставит его улыбнуться.
      Но на Анну смотрели старшие братья, ему надо было показать, что он уже взрослый, что он - Львёнок, что он - воин... и всё уже решилось само. Зельну спросил мальчишку, где его дом - и мальчишка показал, где дом. Безразлично уже. Отстранённо. Как рабыня или оживший мертвец.
      Анну заплатил его отцу. Честно. Выгреб из карманов всё, что нашёл - на десять, может, на одиннадцать "солнышек". Старый плебей кланялся и благодарил - а на мальчишку тоже смотрел, как на мертвеца. Старик так же понял - его сына больше не будет; он только радовался, что Анну заплатил - ведь мог бы взять и так, после истории с палкой-то...
      Первая - и единственная личная рабыня Анну. Вот такие дела.
      Умерла от метаморфозы. Анну мог и не смотреть на тело: старая рабыня сказала утром: "Твоя девка умерла сегодня ночью, господин. Сейчас её закопают", - отлично обошлись бы и без него, но он пошёл и взглянул. Она уже окоченела. Не успела стать совсем женщиной.
      Отец потом сказал: "Она была ещё девчонка, не совсем в Поре, наверно. Такие часто дохнут. Не огорчайся так, свет клином не сошёлся, у тебя будут и другие", - а Анну хотелось пойти и убить кого-нибудь, только он не знал, кого. Не понимал, кто виноват.
      Брать её было... как убийство. И как после убийства Анну был в её крови, потом отмывался от её крови. Потом его клонило в сон, но надо было уйти, и он заставил себя подняться. Он думал, что рабыня без памяти - но она открыла глаза и ухватилась за его руку. Сказала: "Останься".
      После всего этого - "останься"! Анну почувствовал злость, презрение, брезгливость... но и ещё что-то, чего не опишешь. Вырвал руку, ушёл, бросив девчонку старым рабыням - а хотелось остаться. Она заставила его захотеть - и надо было бежать, чтобы по-прежнему быть сильным, быть воином... А к ней пришла покалеченная баска. Лежала на груди и лизала. Анну потом заглядывал и видел - баска всё там.
      Баска пропала, когда рабыня умерла. Анну её искал, но баска ушла совсем. Наверное, думала, что рабыня заступится за её детёнышей, а когда рабыня умерла, баске стало понятно, что ее баскочат утопят. Вот и ушла. Всё правильно.
      У Анну всё это болело, наверное, год. Может, чуть больше. Потом прошло. У Анну были общие рабыни, были пленные и были девки. Та, которая сказала "останься", ушла куда-то в дальние закоулки снов, перестала мучить. Новых он презирал, брал и забывал - никогда не хотел оставить себе. Да никому из них и не пришло бы в голову звать его остаться - они были обычные рабыни. Чужие рабыни.
      Это у северян есть множество слов, обозначающих рабыню. "Мать", "сестра", "женщина", "любимая", "подруга", "дама", "госпожа"... какой смысл? Родство - дело мужчин, товарищество - дело мужчин, война и власть - дела мужчин. Зачем для рабыни столько слов?
      Рабыня, которая родила Анну... Сморщенная старуха, смотрит снизу вверх, глаза мокрые, руки трясутся. "Мой господи-иин!" Мать. Плебейское слово. Странное чувство. Стыд? Если бы Анну думал, что обошёлся без рабыни, появляясь на свет, если бы думал, что принадлежит только отцу - было бы легче.
      Рабыня была совершенно бесполезна. От неё внутри Анну происходили только смертельный стыд, раздражение - и приступы странной слабости, когда вдруг начинаешь сомневаться в себе, сомневаться во всём. И безнадёжная брезгливая жалость... Стремясь избежать этих чувств, маленький Анну избегал и рабыни. Тем более что старуха больше не рожала детей, а занималась какой-то хозяйственной суетой в саду - и было легко её избегать. Анну старался выкинуть из головы любой намёк на родственные чувства к рабыне - и изо всех детских сил любил отца. Отца можно было любить без унизительных чувств, без жалости и стыда. Сильного человека можно любить спокойно и честно, можно уважать, как наставника, можно доверять, как старшему, много повидавшему... А потом Анну вырос и стал воином.
      И предполагалось, что воин не станет думать о рабынях. Что воин возьмёт, кого захочет - сломает, заставит подчиниться, приведёт в дом, заставит рожать детей своей крови... не думая. Не жалея. Не воспринимая иначе, чем просто вещь, личную вещь... трофей...
      Анну казалось, что все так и делают. Кто-то украшал своих рабынь побрякушками и тряпками, возбуждающими желание - это было смешно. Кто-то лупил своих рабынь так, что они умирали, не успев родить - это было глупо. Но никто, как будто, обо всём этом особенно не думал... по крайней мере, говорить о рабынях как-то иначе, чем "сладкое тело" - в виде фривольной шутки, казалось невозможным. Как жалость.
      Анну считал, что он один такой. Слабак. Сопляк. Дурак, которому хочется услышать от той, что стала его вещью - "останься" - и остаться. Об этом он молчал со всеми - с родными братьями, с братьями-Львятами, с отцом, с солдатами, преданными ему - которым, вообще-то, можно было доверять.
      Трещина в душе. Но она не мешала Анну быть хорошим воином, эта трещина.
      "Ты слишком много думаешь", - говорил отец. "Ты слишком много думаешь", - говорил Наставник. "Ты слишком много думаешь, - сказал Лев после битвы за чужой город далеко на юго-востоке. - Ты с твоими волчатами принёс Прайду новые земли, ты принёс Прайду много золота, ковров, самоцветов, лошадей и рабынь, но тебе всё равно лучше думать поменьше". И Элсу шепнул Анну, отведя его в сторону: "Знаешь, ты не должен показывать, что понимаешь больше других. Подумают, что ты хочешь вскарабкаться по головам... на самый верх. Будь осторожен".
      И Анну захотелось погладить Элсу по щеке, но это вышло бы смешно, двусмысленно и вызывающе, а Элсу был двадцать шестым Львёнком Льва и чем-то отличался от других, и нравился Анну... а сейчас он оказался в плену у северян, ему грозила ужасная участь и Эткуру сказал: "Лев никогда ему не простит"...
      Эткуру сослали сюда. Лев заставил его возглавить эту миссию, приказал. Эткуру не терпел Элсу, "маленького паука", который "за любую подачку готов Льву ноги лизать" - если Эткуру прикажут перерезать Элсу глотку, он перережет, не сморгнув... Анну сам попросился. Взглянуть на север. Сделать что-нибудь для Львёнка, который попытался оказать ему услугу - предостеречь от братьев, готовых порвать на части за место в тени трона. Возможно, остановить руку Эткуру. И Лев отпустил Анну очень легко; жаль, дал в сопровождение собственных людей, а не волчат, прошедших с Анну сотни миль по раскалённому югу...
      На юге, однако, всё было гораздо проще. На войне оказалось проще, чем в посольстве.
      На юге боевые верблюды шли по пескам, оставляя за собой вздымающуюся пыль, сквозь дрожащее марево раскалённого воздуха. Белые стены возникали из этой знойной дымки и рушились, поглощаемые песком, как миражи. Грёзовая вода плескалась под ногами верблюдов - злой обман гуо, взлетающие брызги света, сухая слепящая иллюзия - и армия плыла в этой выдуманной воде, а в выгоревших небесах кружили стервятники. И каждая неожиданная зелень была как подарок Творца, и каждый город с огнями на башнях был как каменный цветок посреди песка, и каждый бой был чем-то большим, чем просто война - словно чужие солдаты ждали лянчинцев, в нетерпении обнажив клинки, готовые победить или умереть... получить или принадлежать, если уж на то пошло. Что-то особенное сквозило в рабынях войны - тёмное пламя под пеплом, будто опасная жаркая красота могла заменить побеждённым свободу... Уцелевшие жители покорённых городов не смели поднять на победителей взгляда, мир лежал ниц, когда по нему шла армия Лянчина - и в этом Анну виделась жестокая истина. Анну пересыпал горстями чёрный песчаный жемчуг, а яростное солнце усмиряло свою нестерпимую злобу на всё живое в лабиринтах чужих, но странно знакомых улиц. И жизнь казалась совершенно простой, понятной и честной, прозрачной, как вода в канале.
      А на севере были бескрайние поля, покрытые снегом, угрюмые чёрные леса, прямые улицы городов - открытые всем ветрам, без крепостных стен - их зимняя чистота и неприступная суровость, чуть смягчаемая весёлыми красными фонариками. На севере были рукотворные вещи, которые тяжело объяснить, вроде чародейских часов на городских башнях: резные стрелки отсчитывают красный час, синий час, лиловый час... И наконец - на севере жили белокурые девственники с невероятными глазами, бесстрашные, спокойные и холодные, как здешнее бледно-голубое небо, вызывающе интересные и совершенно чужие. Анну не видел на их лицах ни страха, ни ненависти, похожей на жажду - только насмешливый и безжалостный холод злой зимы - и ему страстно хотелось стереть это выражение хоть с одного лица. Анну помимо воли думал о войне, а не о миссии; он не мог не думать о том, что в случае войны свело бы его с северными солдатами, разглядывающими его глазами цвета льда на горных озёрах - и в конце концов эти мысли как-то превратились в явь. С некоторых пор Анну смотрел на луну и видел лицо Ар-Неля. Ар-Нель был первым северянином, с кем Анну скрестил клинки - пусть даже в игре, и палки заменили мечи - к тому же Ар-Нель подарил ему картинку с замерзающей басочкой, будто понимал всё.
      Спарринги с Ар-Нелем дали Анну ощутить его упругую силу - опасную пружинящую гибкость узкого лезвия - а прохладный покой, в котором, похоже, пребывала душа Ар-Неля, Анну воспринимал как вызов. Желание прикоснуться к Ар-Нелю стало почти наваждением - как взять чужого солдата, после боя, раненного много раз, в песке и крови - когда жизнь, возможно, оборвётся раньше начала метаморфозы, но момент близости похож на откровение. Ощутить, как на смертельном пике ненависть снова переплавляется во что-то мучительно прекрасное, хоть и недолгое...
      Анну сидел на подоконнике в дальнем покое, смотрел, как розовеет к холоду закатное предвесеннее небо - и бездумно гладил нарисованную баску. "Впусти меня" - а то я замёрзну. Впусти меня в душу. Останься.
      Я очень хочу сразиться с ним всерьёз, думал Анну, чувствуя боль, тоску и вожделение. Это согреет его... хоть на миг. Он отличный боец, но, кажется, считает любой бой со мной шуткой... и я... убью его. И получу. В тот момент, когда убью - сделаю своим. Насовсем, как кровоточащий рубец на душе, как умершего не сдавшимся, как упавшую звезду. Впущу в себя, приму, не унижая метаморфозой... даже если потом буду жить одними воспоминаниями - всё равно...
      А если вдруг...
      Да и пусть. В конце концов, жизнь - не такое важное кушанье, чтобы держаться за неё всеми когтями. Если Ар-Нель сможет убить меня... да и пусть.
      И никто из нас не унизит другого. Он очень умён, этот северянин. Он меня поймёт.
     

***

     
      Запись N135-05; Нги-Унг-Лян, Кши-На, Тай-Е, Дворец Государев.
      Любовь к ширмам делает жилище в Кши-На очень удобным для шпионов. Вообще-то я не люблю подслушивать, но иногда только так и можно добыть эксклюзивную информацию, о которой умолчали бы при тебе. И я стою за ширмой, расписанной пионами, в будуаре, и слушаю крайне любопытную болтовню нашей юной королевской четы.
      Вообще-то ждал, когда их августейшие величества соизволят покинуть спальню, где обсуждают текущий политический момент, и пойти, наконец, завтракать. Заслушался - а теперь из-за ширмы не выйти.
      - Он упрямый, как необрезанный осёл, - говорит Вэ-Н с досадой. Вэ-Н - "благословлённое имя" нашего Государя, никто, кроме Ра и ближайших друзей, его так не зовёт. "Вэ" - Свет. "Вэ-Н" - с нужной интонацией - "Свет Разума". Матушку Ра, Снежную Королеву, между прочим, зовут И-Вэ, Небесный Свет... ну да это пустяки. - Он нестерпим, - продолжает Вэ-Н. - Он не разговаривает, не умеет, да и не хочет. Только настаивает и давит. Брат ему безразличен - иногда мне кажется, что своего Младшенького он бы своими руками задушил - а цель лишь в том, чтобы не дать именно нам его убить или изменить...
      - Мне тоже не нравятся переговоры, - отзывается Ра. - Вы сшиблись лбами и замерли, как олени по весне. Я не могу определить, чем это кончится.
      - Я собираюсь стоять, упершись рогами, пока у него копыто не соскользнёт, - в голосе Вэ-На слышен злой смешок. - Пока он не пойдёт хоть на какие-то уступки, его несчастного братца ему не видать. Братца будут везти из приграничной крепости хоть до будущей осени! А без братца этому гаду не уехать, Лев не велел... лишь бы бедняжка не издох, пока его Старший торгуется!
      - А на самом деле ты его сюда не требовал? - спрашивает Ра. - Вэ-Н, помоги мне пристегнуть ножны... я хотела сказать, он всё ещё на границе?
      - На самом деле он давно в Башне Справедливости, - фыркает Вэ-Н. - Его привезли ещё в начале зимы, по приказу Отца, но здесь и мне кажется надёжнее. Я сам за всем этим присматриваю. Он очень смирный, этот Младшенький. И кашляет. И просил меня о милости.
      - Домой хочет? - в голосе Ра я слышу сочувствие.
      - Умереть хочет, - режет Вэ-Н холодно. - Очень. Просил дать взглянуть на отобранный меч - и убить. Кашляя во время разговора. Поэтому и боюсь, что подохнет.
      - Тебе его не жаль?
      - Я его сюда не звал... прости, Ра. Я не могу позволить себе думать, что он наш ровесник, что он болен и что у него здесь никого нет. И не хочу. Раз уж пошла такая торговля, я его продам, и всё. Дорого. Если мне не удастся получить за него землю, я куплю покой на границах.
      Ра вздыхает.
      - Я понимаю. Но, быть может, мы сейчас можем... что-то сделать, чтобы ему стало чуть легче?
      - Я сделал, - отвечает Вэ-Н. - Послал к нему врача. Всё.
      Ра молчит.
      - Думаешь, это не по-человечески? - спрашивает Вэ-Н. - Жестоко, да? Но что я могу сделать ещё? Он - не человек, а отвлечённый принцип, предлог для переговоров, пример, чтоб кое-кому было неповадно...
      Ра молчит. Вэ-Н говорит грустно:
      - Мне жаль, что это не может сделать кто-нибудь другой. Что я вынужден думать об этом сам, - и, изменив тон, явно переводя разговор на более весёлую тему, продолжает. - Ра, помнишь, когда ты утвердила Ника Всегда-Господином, он пробормотал что-то? Ар-Нель утверждает, что он сказал: "Я отроду Всегда-Господин"!
      Ра хмыкает. Дверь в будуар с тихим шипением отъезжает в сторону. Я слышу их шаги и голоса уже совсем рядом.
      - А знаешь, что об этом сочинила твоя Да-Э? - говорит Вэ-Н. - Маленький Феникс мне передал. В горах, мол, живёт племя таких людей... Всегда-Господ от природы, которые никогда не меняются. Не могут потому что. Если обрезать - они умирают. Половинки людей, ха!
      Ра хихикает.
      - А дети к ним с неба падают? - спрашивает она ехидно. - Госпожа Ит-Ор иногда что-нибудь говорит... стыдишься, что у тебя есть уши. Наверняка она рассказала, как в этом племени рожают мужчины, - и фыркает. - А, это просто ужас, послушай! Как ни представь, всё выходит ужасно! И непристойно!
      Вэ-Н хохочет.
      - Не угадала! В этом племени некоторые дети рождаются... как бы сказать... сразу женщинами. Своего рода Всегда-Госпожами, они ведь тоже половинки. И очень удобно - никаких поединков, никакой борьбы, никакого соперничества... никакой любви. Всегда-Господину назначают Всегда-Госпожу... а может, и не назначают, а они просто спариваются. Сразу.
      Кажется, Ра лупит своего Государя ладонью по спине:
      - Фу! Перестань! У вас с Да-Э грязное воображение! Сразу даже скот не спаривается.
      Вэ-Н резвится:
      - А что? Тогда понятно, почему Ник никогда не сражается. Он не привык, ему не интересно. Ему надо, чтобы... ну не знаю... чтобы... может... ну спроси у Да-Э, как у них, по её мыслям происходит, у половинок! Может, они все - со всеми. Зачем им привязываться друг к другу? Между ними нет ничего.
      - Ну что ты! - пытается возражать Ра. - А дети? Дети же должны знать, кто их родители?
      - Это у людей. А у половинок - представь! Если она - Всегда-Госпожа, может, она уже сто раз была с разными мужчинами! Без поединка - что ей помешает? Как ты определишь? Она - с рождения такая. Она привыкла. Ей не стыдно.
      - Ник любил жену.
      - Он так говорит, потому что не может с людьми!
      - Всё это - болтовня, - говорит Ра сердито. - Таких половинок не бывает. И вот так, просто так, с кем попало, сразу, тоже не бывает. Даже звери сражаются за любовь, а ты говоришь про Ника такие вещи. Он тебя бесит?
      - Да нет, - говорит Вэ-Н виновато. - Это просто... глупости, смешно. Нет, Ник не бесит. Он же мне подарил... тебя. Я ему благодарен. Но он меня смущает. Тревожит. В нём есть что-то нечеловеческое - и я понимаю, почему ты назвала его демоном.
      - А мне с ним, наоборот, было очень спокойно, - говорит Ра. И подумав, добавляет. - Только иногда я его боюсь, хотя он никогда ничего плохого не делал.
      - Я думаю, Ник тебе до смерти предан, - говорит Вэ-Н. - Как Государыне. Он добрый и честный. Но время от времени от него веет холодом... когда он явно ничего дурного не хотел. И знаешь... я не могу представить себе женщину рядом с ним. Иногда он так смотрит на Юношей... как на маленьких детей, на щенков, котят, птенцов... не как на взрослых людей.
      - Да! - радостно соглашается Ра. - Как на маленьких детей! Он очень любит детей... а вот взрослых как-то... то ли не любит, то ли не понимает...
      - Он знает, что нужно делать с детьми, - задумчиво говорит Вэ-Н. - Оберегать, лечить, играть с ними, слушать их болтовню... А вот откуда дети берутся - он словно не знает. Я никогда в жизни не видел таких странных людей. Я порой готов поверить, что Ник - демон или вправду человек-половинка. Знаешь, моя кровь, я благодарен ему и никогда не забуду его услуги... но между нами стоит что-то. Не сила рода, не Семьи, не статус... просто он совершенно чужой. Иногда у меня такое чувство, будто рядом с моим троном завёлся медведь. Очень сильный, думающий, почти как человек, даже говорящий... но медведь...
      Ра проходит мимо ширмы. Шуршит шёлк.
      - Я голодна. Скажи Господину Смотрителю, что Государыня хочет печёных плодов т-чень, вафель и чок, ладно?.. а о медведе... я понимаю, что ты имеешь в виду. Сестричка говорила, что в дни её метаморфозы Ник помогал ей, как мать, и смущал до слёз. Нечеловеческой отстранённостью.
      Они выходят из будуара. Я выжидаю немного и тоже выхожу. Ошарашенный.
      Резоны КомКона: они агрессивны, они опасны, у них неконтролируемые инстинктивные импульсы, которые могут побуждать их сражаться со всем, что шевелится. Они не смогут общаться с нормально воспроизводящимися расами без эксцессов. И бред это всё собачий.
      Я так надеялся, что уже стал им своим! Я приложил так чертовски много сил, чтобы стать им своим - а они считают меня медведем в гостиной! Они чуют во мне чужое. Они иногда делают вид, что приняли меня - из чистого великодушия - но никогда не затевают со мной своих шутливых потасовок, которые заменяют им любовную игру. Они мне ближе, чем я им.
      И уж конечно, никто из них никогда не изменится для меня - глупо, но отчего-то эта мысль огорчает меня неожиданно сильно. И вдруг приходит ещё одна.
      Я - самый успешный резидент на Нги-Унг-Лян. Со всеми остальными что-то случилось. Мне говорили разные вещи, я смотрел рекомендованные к просмотру записи... я принял за чистую монету доклад о фобиях, убийствах и нервных срывах... о том, что андрогины землянам до тошноты отвратительны. О том, что они смертельно опасны беззащитным перед Кодексом Этнографа пришельцам.
      Всё это - деза. Обман. Меня напугали букой, как младенца, который может полезть в подвал без спросу. Меня подстраховали, как ребёнка - или...
      Вот интересно, а что, в действительности, произошло с остальными? Почему я больше не верю в то, что местные жители их неспровоцированно убили? Почему я перестал верить не только информации КомКона, но и некоторой части информации своего родного Этнографического Общества? Кто-то из нашего начальства хранит репутацию сотрудников? Репутацию конторы?
      Что делали на Нги-Унг-Лян мои соотечественники? Что на самом деле они делали?
      У меня под рёбрами ворочается холодный и склизкий клубок змей. Неверие и стыд.
      И именно в таком состоянии я натыкаюсь на посла Анну. Он сидит на подоконнике в обширной гостиной, украшенной громадными панно, вышитыми стеклярусом на шёлке, и с полуулыбкой смотрит в окно, подняв створку, обтянутую пергаментом.
      - Привет, Львёнок, - говорю я.
      Он оборачивается, улыбается уже мне. Мечтательно. На нём - надраенная кираса, широченный камзол из бархатистой тёмно-синей материи поверх неё, высокие сапоги, подкованные сияющими железками. Анну при полном параде.
      Я выглядываю в окно. Во дворе, у каменной чаши с вечнозелёным кустарником, милый-дорогой Ча, украсивший себя, чем Бог послал, болтает со сменившимися с караула гвардейцами.
      - О поединке мечтаешь, Львёнок? - спрашиваю я, на миг ощутив что-то вроде лёгкой ревности.
      - Не сейчас, - говорит Анну. С этакой светлой грустью. - Перед отъездом.
      - Почему? - удивляюсь я. - Как же ты... когда же проигравший меняться будет, если что?
      - Не будет меняться, - говорит Анну с той же улыбочкой. Маниакальной. - Не будет проигравшего.
      У меня на миг выбивает дыхание. Анну смотрит на Ар-Неля за окном повлажневшими блестящими глазами. С рискованной нежностью.
      - Ты что это задумал, посол? - говорю я далеко не так дружелюбно, как хотелось бы.
      - Да, - говорит Анну и кивает. - Он умрёт, да. Или умру я. Да. Между нами - граница, статус... но я... он умрёт. Я думаю.
      - Нет, - говорю я. - И не думай даже. Забудь. Я поговорю с Ар-Нелем, я его запру, в конце концов! Он - мой друг, я не позволю тебе так с ним поступить.
      Глаза Анну суживаются.
      - А как ты ему запретишь? - говорит он с нажимом и насмешливо. - Ты его удержишь? Ветер удержишь? Огонь запрёшь? Он тебя послушается?
      Его несёт. Я вдруг понимаю, что на самом деле он влюблён до полного сумасбродства. В его голосе я слышу абсолютное восхищение, чистое, как кактусовый цветок. Сукин сын.
      Герой-любовник. Немедленно привести в чувство.
      Южане в экстремальные моменты вступают в плотный телесный контакт. Я хватаю его за отвороты камзола и тяну к себе. Выдыхаю в лицо:
      - Хочешь миссию провалить? Думаешь, я не расскажу Снежному Барсу? Ар-Нель - его любимый слуга, друг, можно сказать, а ты из-за своего дурного сантимента собираешься его убить? Всё равно, что - украсть? Молодец.
      И Анну теряется, пасует, отстраняется, криво усмехается, убирая мои руки со своей одежды.
      - Брось, Ник... так это я... это шутка. Зачем мне убивать его? Смешно же...
      - Ничего смешного, - говорю я хмуро. - Ты вправду об этом думал, со стороны видно. Он с тобой, как с другом, доверяет тебе - а ты хочешь убить, варвар... чтобы он тебе на нервы не действовал, да? Слишком хорош для тебя? Нельзя тебе любить северян? Не можешь любить, не умеешь, да, убийца?
      Анну скользит взглядом по потолку и по стенам. На его скулах горят красные пятна. Я вдруг замечаю, какое у него милое лицо, когда он забывает строить из себя мачо - скуластое, с чуточку азиатским раскосом, четким очерком рта, жёстким взмахом бровей и при этом - с несколько детской, наивной манерой смотреть на собеседника.
      Мог бы быть в высшей степени своеобразной восточной красоткой, думаю я - и едва удерживаюсь от приступа истерического смеха.
      - А я - я правда, я понимаю, - говорит Анну смущённо.
      - Что понимаешь? - окликает Эткуру, подошедший сбоку. - Экхоу, Ник. Привет, Ник.
      - Привет, Львёнок, - говорю я. Эткуру - некстати.
      Старший посол хмур и зол. Его, впрочем, нормальное расположение духа в Кши-На - в той жуткой дыре, куда его явно сослали за какие-то тяжкие грехи. Его нормальная мина - презрительная гримаса, его нормальная поза - ладонь на эфесе. Очень ему тут плохо и не нравится.
      Каждый раз при встрече задаюсь вопросом: умеет Эткуру ад Сонна улыбаться или нет. А улыбка его украсила бы - физиономия у него интересная. Почему-то напоминает мне египетские статуи юных фараонов - видимо, из-за длинных раскосых глаз, точной и мягкой линии скул, чувственных губ и слегка оттопыренных ушей. Шикарен, в общем; даже белый шрам, пересекающий тёмную щёку, его не портит. Чувствуется порода. Хотя, какая у них порода - все поголовно дети короля и плебеек!
      Второй вопрос: глуп Эткуру или прикидывается. С одной стороны, он, вроде бы, абсолютно не умеет вести переговоры - никакой дипломат вообще. Чуть что - срывается на стук ботинком по трибуне. "Это - не будет. Лев сказал, так". Склонен давить, пока не хрустнет. Вдобавок, он хуже говорит на языке Кши-На, чем Анну. А с другой стороны... возможно, всё это южный способ демонстрировать непреклонность и силу... а у миссии есть какие-то цели, помимо декларируемого спасения двадцать шестого принца.
      - Что ты говоришь ему? - спрашивает Эткуру меня. - Что он торчит здесь? Глядит на того Барсёнка, так? На Барсёнка Ча? Не может найти дело?
      - Вам, наверное, скучно здесь? - отвечаю я вопросом на вопрос и улыбаюсь. - Здесь, в Кши-На, вам, Львятам - скучно, да?
      Эткуру морщит нос.
      - Нет. Не скучно, нет. Надоело, так. Глупо. Долго.
      - Северяне не прислушиваются к твоим словам? - спрашиваю я сочувственно.
      - Северяне придумывают много своих слов, - усмехается Эткуру. - Снежный Барс может говорить, говорить и говорить - а так ничего и не скажет.
      - Тебе тоже непросто тут, Львёнок? - говорю я. - Тут, в чужой стране, среди чужих? Да?
      Эткуру бросает на меня быстрый взгляд:
      - Тоже чужой здесь? Ха, я вижу, ты чужой. Не такой, как северяне. Понимаешь больше. Откуда?
      - Я тоже с севера, но не из Кши-На, - говорю я, чувствуя, как между мной и послом ломается лёд. - Я горец. Пришёл сюда издалека, после того, как мои родственники погибли. Умерли в мор.
      - Ты ко двору здесь, - говорит Эткуру.
      - Мне нравится разговаривать с людьми, - говорю я. - А люди любят, когда их слушают. Правда?
      - А мне вот не нравится с ними разговаривать, - говорит Эткуру. - С язычниками. И я им не нравлюсь - но так и должно быть.
      Я улыбаюсь.
      - Послу полезно нравиться хозяевам, - говорю я. - Так проще получить то, что нужно стране посла. Как ты думаешь, это правильно?
      Эткуру неожиданно ослепительно улыбается в ответ. У него обнаруживаются острые искорки в глазах, яркие зубы и ямочки на щеках. Первый вопрос снят.
      - Пойдём отсюда, - говорит он мне. - Пойдём в наше... жильё. Выпьем вина.
      Я киваю и отмечаю движением зрачков начало рекомендованной съёмки. Вот, далёкая родина, смотри! Это - лянчинцы, южные варвары! Вот - их упрямый посол, злыдень-Эткуру. И вот - мы идём бухать во флигель для гостей, в самое их логово, на территорию Лянчина. И Анну, явно обрадовавшись, что мы оставили его в покое, снова садится на подоконник - но это пока неважно.
     

***

     
      Уже почти закончив с обедом, - доедая кусок холодной свинины, - Элсу услышал лёгкие шаги на лестнице. Он вытер жирные руки куском холста и встал, подойдя к решётке.
      Зи-А. Вряд ли кто-нибудь ещё в такое время. И видеть Зи-А Элсу был рад. Вот так просто - рад. Причин много - и то, что Зи-А не солдат и быть солдатом не может, причина вовсе не главная.
      Каморка на башне закрывалась одной только решёткой с таким расстоянием между прутьями, что Элсу и Зи-А легко могли просунуть между ними руки. Здесь, в бывшем караульном помещении со стрельчатым окном, в которое виднелся далёкий горизонт в синей дымке, Элсу чувствовал себя гораздо легче морально, чем в подвальном каземате, несмотря даже на холод - и он подозревал, что его переселили на башню не без участия Зи-А. И солдаты перестали брезгливо коситься на Элсу не без участия Зи-А. Странная правда.
      В самом начале знакомства Элсу думал, что Зи-А ничего не понимает. Не понимает, что лянчинцы - враги северян. Не понимает, что сам не представляет для южной армии даже той минимальной ценности, какую имеет рабыня - в случае победы Зи-А просто прикололи бы, как ягнёнка, даже не взглянув на его милое бледное лицо; в худшем случае - прикололи бы... потом, разобравшись, что с ним не так. Да что там! Элсу казалось, что Зи-А не понимает даже, насколько он сам - неудача Творца, ошибка, которую из странных соображений не исправили.
      И всё это оказалось заблуждением. Зи-А всё понимал и не был ошибкой. И за две луны плена Элсу сам начал понемногу понимать, что мир сложнее, чем казалось раньше, а ошибкой вполне может оказаться его собственный привычный взгляд и даже привычный взгляд братства вообще. Время от времени Элсу становилось до оторопи жутко от таких мыслей, но тогда надо было просто подумать о чём-нибудь другом.
      Может, попросить Зи-А сыграть на флейте, которую он всегда носил в рукаве - завёрнутой в кусок шёлка, расписанного синими цветами. Обычно он не отказывался... Или Зи-А приносил горячий сосуд с длинным носиком и пару крохотных стеклянных чашек - тогда они пили здешний травник, сладковатый и терпкий, стоя по разные стороны решётки. Или Элсу учил Зи-А петь песни на языке Лянчина. Или Зи-А рассказывал истории... Младший сын коменданта крепости, калека отроду, знает крепость, как собственную комнату, ходит всюду - кто ему запретит? - и скрашивает пленнику жизнь... невозможная ситуация.
      - Привет, Львёнок, - сказал Зи-А, подходя. Он рассеянно улыбался, как всегда, и, как всегда, его голубые глаза, прозрачные и пустые, остановились где-то в дальнем углу комнаты. - Ты слышишь запах снега? Сегодня пришла зима.
      - Прости, я видел снегопад, - сказал Элсу и смутился, как всегда, говоря с Зи-А о зримом мире.
      - Это ты - прости. Я иногда забываю. Я задумался. Хочешь печенья?
      - Да, - Элсу коснулся решётки - и Зи-А тут же ткнул в его ладонь сверток, пахнущий сдобным тестом. - Знаешь, я иногда не понимаю... не понимаю, откуда ты знаешь, где мои руки. Ты же их не видишь...   
      - Я сам не понимаю... во всяком случае, объяснить не могу. Ну это как... как жаровня. Ты же не можешь не знать, где она находится, правда?
      Элсу развернул бумагу. Печенье выглядело замечательно - и он тут же откусил кусочек.
      - Нравится? - весело спросил Зи-А.
      - Да, роскошно... но я все равно не понял: я же не такой горячий, как печь!
      - Но я же не такой деревянный, как некоторые! Мне хватает твоего тепла - тем более, мы близко стоим.
      - А если далеко?
      - Далеко - я слышу. Ты ведь не можешь не дышать - а пыхтишь, как запряжённый тяжеловоз.
      Элсу усмехнулся, хотя слова Зи-А его вовсе не позабавили. Он всё-таки был не в силах себе представить, как Зи-А может жить. Как вообще можно жить, не видя?! Боец, потерявший глаза во время сражения, попросил бы себя добить; как отец мог оставить в живых младенца, который обречён жить без глаз?! И тем ужаснее и удивительнее был постоянный тон Зи-А - спокойный и весёлый, будто вечная беспросветная темнота, в которой он существует, совсем не ужасна...
      - Я люблю зиму, - сказал Зи-А. - Мне очень нравится запах снега... и это ощущение, когда с мороза возвращаешься в тёплую комнату. Когда горят щёки - и становится радостно без всякой настоящей причины. Когда в жаровне трещит огонь, а за окном воет ледяной ветер - как-то особенно уютно, правда?
      - Не люблю холод, - возразил Элсу. - Дыхание смерти этот твой ледяной ветер, так старики говорят... Хорошо ещё, что у вас тут не такая длинная и тёмная зима, как далеко на севере... Э, послушай, а по какому случаю такое печенье? - вдруг спохватился он. - Что вдруг?
      - Это - подарок для меня, - сказал Зи-А с непонятным выражением лица. - А я хочу сделать подарок тебе. Мы скоро расстанемся.
      - Ты уезжаешь? - с сожалением спросил Элсу. - Надолго?
      - Это ты уезжаешь, - Зи-А легко дотронулся до его руки. - Государь прислал за тобой людей. Ты уезжаешь в Столицу - за тобой скоро приедут твои родственники, и ты вернёшься домой. А я... - он выдержал многозначительную паузу и, не выдержав, счастливо улыбнулся и торжественно сообщил. - Я получил письмо от Официального Партнёра.
      Здешний безумный обычай. Двое парней-ровесников искушают судьбу. И какой-то мерзавец вызвал на бой Зи-А! А этот дурачок - радуется!
      - Зи-А, ты, наверное, с ума сошёл! - выпалил Элсу, совершенно забыв о себе и собственной судьбе. Он схватил северянина за руку и подтащил к себе, прижав к решётке. - Как ты собираешься с кем-то драться - ты слепой! Тебя просто убьют - и всё! Ты смерти ищешь?
      - Не дёргай меня так, - преувеличенно возмутился Зи-А, отстраняясь. - Это было неожиданно, я колено ушиб, - и сбился с тона, рассмеявшись. - Видишь ли, Львёнок, ты напрасно думаешь, что я никогда ни с кем не рубился. Мои Братья и солдаты Отца...
      - Они тебя жалеют! - выдохнул Элсу. - Они тебе подыгрывали! А этот гад - он не сможет тебя жалеть: кто даст тебе победить, это смешно!
      - Я не слишком надеюсь на победу, - сказал Зи-А просто. - Но я страшно рад, что Юноша Эр-Нт из Семьи Тья - они живут в городе, его отец - Председатель Департамента Добродетели, так вот - что Эр-Нт вызвал меня на настоящий поединок.
      - А если ему приказал отец? - Элсу сморщил нос.
      - Нет! - бледные щёки Зи-А вспыхнули. - Его отец не слишком одобряет нашу близость. Я слишком хорошо знаю Эр-Нта, хоть и не верил, что он мне Официально напишет. Это он сегодня привёз мне печенье. И мы утром... попробовали... - и хихикнул. - Не печенья, а спарринг - мы уже год не рубились.
      Вкус печенья моментально стал отвратительным. Элсу положил свёрток на край стола и с трудом проглотил сладкую слюну.
      - Ты что... - еле выговорил Элсу, - ты хочешь быть его рабыней?
      - Если проиграю - буду его подругой, - сказал Зи-А. - Он не жалеет меня - я чувствую такие вещи. Ему нравится... что я готов драться всерьёз.
      Элсу взмахнул рукой, намереваясь ткнуть Зи-А в плечо - но северянин подставил ладонь, быстро и чётко, как в бою.
      - Я всё чувствую, - сказал Зи-А. - Я чувствую твои движения, я чувствую лицом движение воздуха. Не думай, что я беззащитный. Ты когда-нибудь видел, чтобы я спотыкался?
      - Он может убить тебя случайно! - Элсу несло, он никак не мог успокоиться, чувствуя досаду, злость на неизвестного Эр-Нта и такой же мучительный страх за Зи-А, какой в день своего первого и последнего боя чувствовал за себя. - А если не убьёт - тогда... ты хоть знаешь, каково это? Какой это грязный ужас - переламываться?!
      - Для настоящего бойца поражение - не повод для паники, - улыбнулся Зи-А. - И это вовсе не грязно - не грязнее, чем любой бой. И даст нам возможность уже никогда не разлучаться - что бы ни говорили наши Старшие Родственники.
      - Даст ему возможность смотреть на твои конвульсии? - спросил Элсу, содрогаясь.
      Зи-А провёл пальцем по костяшкам его кулака, сжатого на пруте решётки.
      - Разве ты стал бы так говорить о раненом друге? Разве это правильно?
      - Зи-А, ты ещё ничего не знаешь о жизни - и ты слепой! С того момента, как у тебя выбили меч - ты не друг! Ты - никто. А этот гад - он врёт тебе! - сказал Элсу с горечью. - Он нашёл себе лёгкую добычу, как ты можешь не понимать?! Наверное, он рад, что ему придётся рубиться со слепым - ведь это всё равно, что поймать котёнка...
      Оживление погасло на лице Зи-А, будто кто свечу задул.
      - Если бы Эр-Нт считал меня слабаком, он побрезговал бы со мной драться, - сказал северянин глухо. - И уж во всяком случае, не написал бы мне такого письма... "Ты будешь слышать за двоих, я буду видеть за двоих"... и не приехал бы, чтобы прочесть его вслух. Ты несправедлив, Элсу.
      - Просто - ты милый! - в отчаянии Элсу врезал кулаками по решётке. - И вместо того, чтобы дружить с тобой, твой Эр-Нт думает о тебе всякое разное! А ты - ты ведь его лица не видишь!
      Зи-А неожиданно рассмеялся.
      - Зато слышу его дыхание! Послушай, Элсу, я же не маленький ребёнок, я знаю, откуда женщины берутся - я даже знаю, откуда берутся дети... Знаешь, что я придумал? Я упрошу послов позволить тебе посмотреть на поединок. Не сбежишь же ты с крепостного двора - и потом, тебе уже ни к чему бежать: ты и так скоро поедешь домой. Хочешь взглянуть?
      - Я хочу, - в волнении Элсу ухитрился пропустить мимо ушей большую часть сказанного. - Я хочу посмотреть на этого типа. Ты, Зи-А, был моим другом всё это время... если бы не ты, я всё это время не разговаривал бы ни с одной живой душой, тут - все враги мне... и я... мне тяжело думать, что с тобой могут поступить подло.
      Зи-А улыбнулся и тряхнул головой, закинув за спину толстую косу удивительного цвета - тёмно-рыжую, как кора северных кедров.
      - Не поступят - ну, ты же захочешь выйти отсюда в такой замечательный день! Мне не давали ключ от твоей... камеры... но сегодня всё уже решено, тебя всё равно выпустят. Жди, за тобой придут!
      Элсу кивнул, сообразил, что Зи-А не видит его движений, и сказал: "Да, я жду" - Зи-У просиял и сбежал с лестницы. Элсу стоял у решётки, слушал его быстрые шаги - такие уверенные, будто его товарищ-северянин видел ступеньки - и пытался сладить с тревогой и болью в сердце.
      Зи-А казался Элсу своего рода членом братства северян - если можно так говорить о язычниках, вовсе не состоящих друг с другом в родстве - с ним можно было общаться, не роняя себя. И этот слепой язычник, который приходил поболтать с врагом как с приятелем - он много стоил, но болтовня Зи-А о поединках казалась Элсу совершенно дикой; у него не выходили из головы образы собственных изменяющихся волчат, жалкие и ужасные - а Зи-А с наивной непринуждённостью болтал о метаморфозе, словно новое тело для него не более значимо, чем новая одежда. Зи-А не понимал! Он не представлял, на что идёт, соглашаясь рубиться со здоровым парнем! Зи-А не видел - и не мог себе представить, что его тело может превратиться в комок сплошной боли; он не видел - и не знал, что такое женщина, соблазнительная и ничтожная вещь мужчины...
      И Элсу, оскорблённый и встревоженный за Зи-А, метался по камере, как пойманный лис по клетке, пока с лестницы не донеслись шаги и голоса. Элсу остановился у узкой бойницы, скрестив руки на груди, и стал дожидаться гостей.
      Гости Элсу удивили: с комендантом и парой примелькавшихся офицеров крепости пришёл О-Наю, который, насколько Элсу знал, покинул крепость через пару дней после стычки, но ещё удивительнее было то, что Зи-А держал маршала под руку.
      - Привет, О-Наю, - сказал Элсу холодно.
      - Тебе повезло, Львёнок, - отвечал маршал в том же презрительно-надменном тоне, каким разговаривал с Элсу и раньше. - Не думаю, чтобы ты имел какое-нибудь серьёзное значение для своей родни, но Лев, по-видимому, решил не допускать прецедента...
      - Дорогой Дядюшка, - Зи-А тронул О-Наю за руку, - пожалуйста, я прошу вас - Элсу не виноват во всех бедах, которые творили южане с начала времён!
      Комендант нахмурился и прикрыл ладонью глаза, но жестокое лицо маршала чуть оттаяло.
      - Что ж смущаться, дорогой Господин О-Бри, - сказал он коменданту с тенью улыбки, - вы ведь и вправду приходитесь мне троюродным братом, а ваш Младший достаточно смел, чтобы быть достойным вашего рода... - и, повернувшись к Элсу, продолжал другим тоном. - Лошади готовы, но Младший О-Бри хочет создать другой прецедент - варвар, присутствующий при поединке. Ты будешь иметь возможность его поздравить... хотя я и сомневаюсь в благодетельности твоих благословений.
      Поздравить, потрясённо подумал Элсу. Что за бред! С чем - поздравить?!
      Комендант щёлкнул ключом в замке. Элсу вышел на лестницу с ощущением полной нереальности происходящего. Зи-А наполовину обнажил клинок великолепного меча - прямого, как носят северяне, той чудесной ковки, которая оставляет муаровые следы на металле.
      - Элсу, дотронься до этого! - воскликнул он, сияя. - Это - подарок Дядюшки, молния - правда?!
      О, демоны подземелий и водных бездн, подумал Элсу, ты ведь не видишь его! Жалость - такое подлое чувство, жалость - так отвратительно тебе и так унизительно тому, кого жалеешь! Элсу заставил себя стряхнуть жалость с души, спросил О-Наю:
      - А мой меч вернёте? - и его голос прозвучал злее, чем хотелось.
      - Нет, - ответил маршал брезгливо. - Его получат твои братья.
      От унижения Элсу кинуло в жар.
      - Хочешь показать языческой черни Львёнка без меча? - не выдержал он.
      - Да, - бросил О-Наю кратко и насмешливо.
      Зи-А тронул маршала за подбородок, повернув его лицо к себе - у коменданта на лбу выступили капли пота.
      - Дорогой Дядюшка, - сказал Зи-А умоляюще, - я прошу вас позволить Элсу не чувствовать себя пленным хоть один только час! Он ведь не враг нам больше - к тому же я не верю, что он будет опасен для гарнизона крепости, - добавил Зи-А с лукавой улыбкой. - Вы были так великодушны к пограничникам - покажите же пример великодушия к побеждённым врагам, Дядюшка...
      Элсу впервые увидел, как О-Наю смеётся.
      - Жаль, что ваш Младший останется здесь, Господин О-Бри, - сказал он. - Этот маленький лис, умеющий поймать не только цыплёнка, но и воробья, мог бы делать политику при дворе. Отправьте вашего ординарца к моим людям - пусть пришлют меч Львёнка. Это может быть забавно.
      - Благодарю, - сказал Элсу, имея в виду Зи-А, а не О-Наю.
      Один из пограничников накинул Элсу на плечи полушубок:
      - Сегодня началась зима, Львёнок - не окоченей... - и Элсу подумал, что надо было бы сбросить его с себя, но удержался.
      О-Наю и его свита спустились по лестнице в кордегардию, и вышли через неё в крепостной двор. Элсу шёл за ними, а за ним, по пятам - рослый солдат. Но этот докучный конвой воспринимался лишь краешком глаза и разума: Элсу отчаянно хотелось покинуть свою тюрьму, хотя бы под стражей.
      В кордегардии и крепостном дворике было непривычно многолюдно. Снег сделал мир вокруг ослепительно чистым и нарядным, а поверх снега, на кронштейнах для факелов, висели ярко-красные фонарики. После казарменной затхлости особенно остро и сладко пахло зимней свежестью и пряным дымом с вытащенной во двор маленькой жаровни.
      Элсу увидел многих примелькавшихся пограничников, свободных от патрулирования на сегодня - с красными лентами в волосах или на поясе - и совершенно неожиданных в крепости штатских. Светловолосый парень в меховой безрукавке поверх странной здешней одежды, пивший с офицерами травник, стоя у лестницы на крепостную стену, просиял, сунул кому-то в руки свою чашку и заорал на весь двор:
      - Привет, Медный Феникс!
      - Привет, Южный Ветер! - закричал Зи-А, отпустил локоть маршала и побежал через двор. Солдаты расступались в стороны - и Зи-А ни разу не оступился, будто зрячий. Светловолосый дёрнулся к нему навстречу - и они схватились за руки в центре широкого круга, возникшего неожиданно и спонтанно - но на удивление чётко, будто зрители долго тренировались организовывать подходящее для поединка место.
      - Почему "медный"? - спросил Зи-А, смеясь и морща нос. - Мне не нравится запах меди, и вообще - это слишком мягкий металл...
      - Мне будет тяжело тебе объяснить, - сказал светловолосый - очевидно, тот самый Эр-Нт, подумал Элсу с неприязнью. - Ты не понимаешь, что такое цвет... Но неважно. Всё равно я не стану больше тебя так называть. Осенний Клён - это тебе нравится больше?
      - Да, - Зи-А кивнул. - Запах осенней листвы меня просто очаровывает. И я помню... кое-что... - добавил он, смеясь.
      Они болтали, как старые и близкие друзья, а Элсу, оставшийся стоять шагах в пятнадцати, в стороне, прислушиваясь к этой болтовне, чувствовал тянущую тоску, почти боль, которую не мог себе объяснить. Будь у него малейшая возможность, Элсу вызвал бы Эр-Нта на поединок - не на северную непристойную игру, а на настоящий, на смертный бой. С другой стороны, он видел, как Зи-А разговаривает с этим убийцей... и противоречивые чувства сшибались в душе, разбиваясь на острые осколки...
      - Привет, командир, - вдруг услышал Элсу совсем рядом.
      Обращение на лянчинском обожгло его, как струя кипятка. Он вздрогнул и обернулся.
      Голос был незнакомый - и внешность была незнакома. Незнакомая рабыня - и тут Элсу ощутил, как кровь прилила к щекам: нет, знакомая, даже слишком. Светлый шрам, рассекающий бровь. На тёмном, ярком, потрясающе красивом лице.
      В сущности, ясно же - эти несчастные девки остались в крепости, они - солдатские шлюхи. Ясно и то, что метаморфоза могла бы оказаться эффектной: рабыни войны, принадлежи они кому-нибудь из порядочных людей, рожают хороших детей, рожают много и легко, в том и ценность рабынь войны. Но увидеть такое Элсу никак не ожидал.
      За две прошедших луны волосы рабыни отросли - были собраны сзади в пучок и украшены алой лентой. Её уши прокололи, вставив подвески с ярко-оранжевыми, сладкими на вид, как ягоды, круглыми камешками. Ожерелье из таких же оранжевых шариков в два ряда охватывало её голую шею - а на её плечах лежала накидка из какого-то пушистого меха, мягко и легко подчеркнув совершенство нового тела. Но дикость зрелища заключалась не в этом - и даже не в длинном ноже в ножнах тиснёной кожи на бедре рабыни.
      Дикость - и ужас - были в её взгляде. В том, как она подошла - посмела подойти - к мужчине, к Львёнку. В выражении лица - без страха, стыда, вины - одно лишь участие, в которое Элсу не поверил.
      Раньше это был просто ординарец Кору, честная душа. А теперь - с этими блестящими глазами, с этой точёной шеей, дорисованной сладкими бусами до нечеловеческого совершенства, с этим платком оранжево-жёлтого шёлка, превратившим человеческую талию и бёдра во что-то цветочное, облачное или медовое, с грудью, укутанной пухом, как созревающий плод - лепестками, даже с этой светлой полоской шрама, рассекающей бровь - Кору стал гуо, чудовищно прекрасным, обольстительным и опасным созданием, демоном, обрезанным и взятым самим Владыкой Преисподней, а после выпущенным в мир на погибель несчастным человеческим существам... Девка так невероятно сильно отличалась от образа, который все эти две луны стоял у Элсу перед глазами, что он отшатнулся.
      Видимо, ужас во взгляде Элсу привел рабыню в себя. Она смутилась, растерялась и опустила ресницы, став больше похожей на нормальную человеческую женщину - но всё равно казалась Элсу выходцем с того света.
      - Прости, командир, - пробормотала она тише, отчего её голос перестал звучать так зачаровывающе. - Мне нельзя было приближаться к башне, а я давно хотела спросить... ты ведь в порядке? Я хочу сказать - голова не болит больше?
      - Давно уже, - машинально ответил Элсу.
      Рабыня подняла глаза и взглянула ему в лицо - робко, нежно и настолько желанно, что Элсу едва сдержал мгновенный порыв либо ударить её, либо сдёрнуть мех, открыв её шею и грудь совсем.
      - Это хорошо, - сказала она с чуть заметной улыбкой, за которую им обоим определённо полагался ад. - Я всё время о тебе думаю. Жаль только... Наверное, хорошо, что Лев прислал за тобой людей, командир, но жаль, что мы больше не увидимся. Я всегда любила тебя.
      - Что?! - прошептал Элсу, отступая на шаг.
      - Любила, - кивнула рабыня, грустно улыбаясь. - Но мы ведь... ты знаешь, мы - рабы Истинного Пути, мы не смеем делать то, что хочется, мы боимся... если бы Закон разрешал нам вот так играть - как этим детям, как этому слепому мальчику... может, я рожала бы детей тебе... если бы ты захотел, если бы Творец разрешил... ты ведь тоже... тебе ведь нравилось общаться со мной, ты мне верил...
      - Я бы тебя бил, - брякнул Элсу, пытаясь уместить услышанное в голове.
      Рабыня улыбнулась так, что у него упало сердце.
      - Может быть, не всегда?
      - Ну что ты говоришь! - воскликнул Элсу в тоске. - Ты что, хотела бы, чтобы я тебя отлупил и обрезал? Действительно?! Вот хотела - на скачках, на собачьих боях, во время наших спаррингов - ты об этом думала?!
      - Нет, - сказала рабыня, вздохнув и отводя глаза. - Тогда я была такая же дура, как и все. Я... я не знаю... я иногда всех ненавидела... и мне просто хотелось служить тебе... Но теперь - теперь я всё понимаю и знаю, как надо. Как сделать... красиво...
      - Быть девкой?! - зло бросил Элсу и тут же пожалел об этом.
      Рабыня пожала плечами.
      - Лучше быть девкой на севере, чем рабыней на юге, - сказала она тоном, в котором Элсу вдруг узнал прежнего, спокойного и рассудительного Кору. - Знаешь, почему наши пленные не возвращаются домой?
      - Да. Ты ж сама сказала...
      - Знаешь, - продолжала рабыня, в которой Элсу всё больше и больше узнавал своего боевого друга, - я иногда ужасно боюсь за тебя. Тебя отвезут домой - и один Творец знает, что с тобой будет.
      - Да. Северяне сделают всё возможное, чтобы меня опозорить.
      - Нет, командир. Им и делать ничего не надо. Лев и твои братья всё сделают сами.
      Между тем, Зи-А и его светловолосый друг начали поединок - и Элсу поразился тому, насколько это вдруг отошло на задний план.
      Да, Зи-А выглядел не таким беспомощным, как можно было подумать - и Эр-Нт разговаривал с ним, то и дело бросал реплики, будто хотел таким образом чётче обозначить себя в тёмном мире Зи-А. Да, невероятное зрелище явно развлекало и восхищало пограничников, которые затаили дыхание, чтобы не мешать Зи-А слышать соперника. Да, пару раз он ухитрился парировать удары Эр-Нта очень эффектно. Да, с его лица так и не сходила та самая рассеянная улыбочка, что и всегда - только более напряжённая. Но всё это уже не имело отношения к Элсу.
      Элсу вдруг понял, что самим согласием на бой Зи-А отдалился от него на другой край Вселенной. Что, как бы всё ни сложилось, между ним и Зи-А ничего больше не будет. Что Эр-Нт для Зи-А - не угроза, не враг и даже не чужой. Что несчастный калека, в сущности, гораздо счастливее его самого - и смысл этих разговоров по вечерам сквозь решётку, этого травника, этих песен и этого отвратительного печенья под самый конец заключается именно в том, что Зи-А пожалел Львёнка. Сам он не нуждался в жалости.
      Лучше быть слепым, чем одиноким.
      А Элсу вдруг из ощущения одиночества, беспросветного, абсолютного одиночества, увидел своего верного, честного друга, способного простить нереально много - да пусть даже и ставшего рабыней, что с того?! Они оба оказались в плену, - в грязи, - обстоятельства и судьба сыграли против них, Творец отвернул лик - но если ты пал сам, зачем унижать другого падшего больнее, чем это сделала судьба? А если этот падший когда-то спас твою жизнь?
      - Кору, - сказал Элсу, и голос сорвался, потому что горло перехватило. Он кашлянул и сказал снова. - Кору... я заберу тебя отсюда. Ты будешь только моей рабыней. Я постараюсь.
      - Я уже не Кору, - сказала рабыня. - Северяне зовут меня Ласточка. И... ну ты же знаешь... сам говорил, командир... что со мной было.
      - Знаешь, что... это не важно, совсем не важно. Мы с тобой... мы попали в беду, а остальное... а где Варсу, кстати? - вдруг вспомнил Элсу.
      - Она теперь здесь не живёт, - сказала рабыня. - Она... тут говорят "вышла замуж". Она теперь рабыня одного здешнего, младшего офицера, живёт в доме его отца, в городе. Будет рожать ему детей. Этот офицер меня называет "сестрёнка", знаешь это слово? Хорошее слово...
      Элсу покачал головой. Рабыня вздохнула. В этот момент Эр-Нт закончил поединок, выбив меч у Зи-А из рук. Все орали, кто-то поздравлял Эр-Нта, кто-то вопил, что на Зи-А смотрят Небеса, солдаты пили вино, девки зажигали фонарики, Эр-Нт унёс Зи-А в дом для офицеров, перекинув его через плечо, как правильный трофей, Зи-А, скорее, делал вид, чем отбивался всерьёз, а шикарный штатский в золотых галунах и полосах чёрного блестящего меха говорил коменданту:
      - Вы знаете, Уважаемый Господин О-Бри, я, в сущности, был против брака сына с вашей дочерью - но сейчас ничего не могу сказать. Сильная, храбрая девочка... вопреки своей слепоте. Надеюсь, они будут счастливы, пошли Небо здоровья их детям...
      - Вот забавно, - сказал Элсу рабыне. - Мы с ним дружили, это он убедил своё начальство позволить мне взглянуть на этот их праздник... и я его больше никогда не увижу. Даже не пришлось ничего сказать на прощанье... ну да это тоже неважно.
      - Командир, - начала рабыня, но не успела больше ничего.
      Высокий офицер из свиты О-Наю, простоявший рядом всё это время, как неподвижная и немая статуя, вдруг тряхнул Элсу за плечо:
      - Львёнок, отдайте меч и следуйте за мной. Маршал торопится.
      Элсу оглянулся и увидел крытую повозку, запряжённую парой обрезанных северных лошадей. Свита маршала стояла рядом, держа своих жеребцов под уздцы. Пограничник открыл дверцу повозки.
      - Идите! - повторил офицер. - Уважаемый Господин Маршал слишком снисходителен. Вам позволили присутствовать на празднике - и теперь вы ждёте неизвестно чего... вас тащить волоком?
      Элсу протянул рабыне руку - Кору на миг сжала её в ладонях и тут же отпустила. Её глаза блестели от слёз - и в этих слезах не было ровно ничего низкого. Элсу расстегнул пояс с мечом и сунул в руки офицеру:
      - Хотел этого?! Хотел - так?! На, подавись.
      Офицер взглянул гадливо:
      - Отправляйтесь к повозке!
      - Кору, я заберу тебя отсюда, - шепнул Элсу.
      Рабыня обхватила себя руками и покачала головой:
      - Я уже не Кору, командир...
      - Ты - Ласточка, - через силу усмехнулся Элсу, и офицер, еле сдерживая раздражение, спросил:
      - Вас вправду надо тащить?
      Ординарец придержал О-Наю стремя. Пограничники открывали ворота. Элсу пошёл к повозке, как к адским вратам.
      - Спаси тебя Творец, Командир! - крикнула Кору.
      - Я заберу тебя отсюда, - прошептал Элсу, не надеясь, что она это услышит, понимая, что никогда этого не случится, осознав, что в какой-то давно промелькнувший миг жизни всё пошло не так - а теперь ничего не исправишь. Он подошёл к повозке и запрыгнул внутрь, где оказалась пара жёстких скамеек, а окошко было забрано тонкой решёткой. Следом за Элсу в повозку сел один из офицеров О-Наю; солдат на козлах свистнул лошадям.
      Повозка тронула с места. Элсу забился в угол, поджав под себя ноги.
      Всё было нестерпимо плохо - но Элсу решительно не мог себе представить, как изменить это положение вещей. Он просто не умел - и беспомощность становилась тупой болью внутри.
     

***

     
      Запись N135-06; Нги-Унг-Лян, Кши-На, Тай-Е, Дворец Государев.
      Южанам не нравится образ жизни северян - и свои апартаменты они переделали, насколько смогли.
      Во-первых, они мёрзнут. В комнату, где живут послы, притащили три жаровни; натоплено так, что мне непривычно - в Кши-На любят этакую свежую прохладу. В покоях Государыни - градусов двенадцать-четырнадцать по Цельсию, у южан - все двадцать или больше, и угля они не жалеют.
      Во-вторых, им не нравятся изысканные запахи северных благовоний - все курильницы они убрали. Запах дыма от жаровен южанам приятнее, а ещё пахнет овчиной, потом, железом, какой-то пряной травой... Короче, гости создали себе комфортную атмосферу.
      В-третьих, Север любит отстранённость и уединение, а Югу неуютно, когда все поодиночке. Видимо, ещё и с тактической точки зрения нервно - а вдруг злыдни из Кши-На решат напасть, убить? За стеной и не услышишь! Поэтому все собрались в кучу: в одной спальне - две постели послов, около двери, в углу - войлочная подстилка для стражника или слуги, в другом углу расположился, поджав ноги, толстый "бесплотный" писец Когу и разбирает какие-то бумаги. Поклонился нижайше, а зыркнул остренько - на его туповатом плоском лице глаза вполне живые и внимательные. Вот интересно, есть ли у него в свите хоть минимальное право голоса? Никудышник, всё-таки...
      Эткуру плюхается на постель. Видимо, есть ещё и в-четвёртых: постели в северном стиле жестковаты - все подушки, сколько их нашлось в апартаментах, стащили сюда, на эти две кровати. И Эткуру усаживается, облокачиваясь на дюжину подушек, как падишах.
      Северяне на постелях спят, а не принимают гостей. Я собираюсь сесть на пол, - тем более что его застелили войлоком поверх циновки, - но Эткуру хватает меня за руку и тащит к себе.
      - Садись сюда. Язычники не могут сделать нормальных подушек - пух лезет, когда на них садишься. Поэтому - сюда.
      Да ну и ладно. Я сажусь рядом с ним. Он широко улыбается и толкает меня в плечо:
      - Здешнее вино - отрава это, а не вино. Вино - у нас. В Чангране. Тут винные ягоды не растут. Тут ничего не растёт, так. Соня!
      Я киваю, улыбаюсь в ответ. Входит Соня - человек-загадка. Мои друзья из Кши-На думают, что он - переодетая девица; у меня есть прямая возможность выяснить, что ж это за странное явление природы.
      Пока Эткуру распоряжается насчет вина, я рассматриваю Соню.
      На нём - странная одёжка: штаны в плиссированных складках, как юбка, широкий блестящий пояс и рубаха из шелковистой ткани - на тонкой фигурке мальчишки, подростка, хотя для ребёнка Соня слишком высокий. Но, похоже, не девушка: грудь совершенно плоская.
      Зато волосы у него длинные и роскошные, заплетены в четыре косы с серебряными зажимами вполне ювелирной работы на концах, перехвачены тонким серебряным обручем на лбу. И обруч - штучное украшение, не холопское: по северным меркам, слуга выглядит шикарнее собственных господ.
      А вот лицо у Сони изуродовано. Видимо, клейма рабов - это не художественная вольность рассказчиков, а жестокая правда. А может быть, эта сложная татуировка - жутко выглядящий чёрно-синий орнамент на смуглой коже - считается украшением, а не уродством? Спирали и стрелки орнамента начинаются на лбу, под топазом диадемы, спускаются по переносице, переходят на щёки. Верхние веки отчёркнуты длинными линиями, на подбородке - последняя стрелочка, остриём к губам... Однако, южане татуируют не только женщин? Но - трофеи? Или как?
      Возраст за сеткой татуировки определить тяжело, как за вуалью. Заживающая ссадина на скуле Сони нарушает узор справа... эге... Жизнь у него, однако, не малиновый сироп.
      И слушая приказ, Соня не смотрит на Эткуру - ресницы опущены, руки сложены на груди - моя невольная ассоциация: "слушаю и повинуюсь". Дослушав, кланяется, бесшумно выходит, пятясь до двери - не поворачиваясь спиной.
      - Эткуру, - спрашиваю я, - а Соня - бестелесный?
      - Бестелесный, так, - благодушно и небрежно отвечает посол. - И безмозглый. Надоел.
      - Как-то он не похож на остальных бестелесных, - говорю я. - Они обычно плотнее, грубее... и лица другие.
      - Смотря когда обрезать, - поясняет Эткуру безразлично и непринуждённо, как о животном. - Если в Поре, то будет - как Когу. А если раньше - как Соня. Игрушка.
      Лянчинская игрушка. Ага. Теперь понятно, почему с точки зрения северян это - чудовищное оскорбление, даже если сказали в шутку. Нельзя в Кши-На шутить такими вещами.
      - Он - раб для спальни? - спрашиваю я, внутренне напрягаясь. Не знаю, как Эткуру отреагирует - северянин мог бы взбеситься из-за одного предположения. Впрочем, принц спокоен, как слон.
      - Он - раб для всего. Для спальни - хуже всего, - в тоне мне чудится тень досады. - В этой спальне - я сплю, так. Рабыни Прайда - дома, а здесь - что здесь! Гуо здесь. Лев запретил брать северянок - Барс взбесится. Плебеи-девственники ведут себя, как братья. Невежество.
      - "Как братья" в смысле "как львята"?
      - Так. Наглые. Грязно.
      - У тебя дома остались прекрасные женщины, да, Эткуру?
      Принц дёргает плечом:
      - Не такие, как гуо. Анну - солдат, у него были прекрасные. В песках. В чужих городах. Э-ээ, как это? Женщины пока. Женщины до. Не совсем. У меня - простые. Но мои и совсем.
      Эткуру говорит на языке Кши-На сплошными ребусами, и я решаюсь.
      - Эткуру, - говорю я, переходя на лянчинский, - давай разговаривать по-вашему?
      Принц хохочет, как мальчишка:
      - Хей-я! Ник, ты фыркаешь, как уставшая лошадь! Очень смешно.
      Я смеюсь вместе с ним - у меня было маловато языковой практики.
      - Это пока, Львёнок! Я обязательно научусь - слушая тебя.
      - Да? Хорошо.
      В комнату входит Соня. У него в руках широкая плетёная корзина - в таких северяне хранят постельное бельё и некрашеный шёлк, но слуга принца использует её вместо подноса. В корзине - бурдюк, чашки из матового стекла и завернутый во влажную ткань брусок чего-то.
      - Смотри, - торжественно сообщает Эткуру, - это вино из Чанграна, это сыр из Чанграна. Это - такой сыр, какой здешним язычникам и не снился.
      Соня наливает в чашки золотисто-зеленоватое вино. Эткуру подмигивает мне и пьёт - я пью вместе с ним. Ну да - северяне такого не делают. У северян в ходу сливовое вино, сладкое и крепкое - его легко выпить слишком много и понять это, когда уже нажрёшься до остекленения - или напиток из зёрен ся-и, напоминающий виски и используемый почти исключительно в медицинских целях. Северяне в принципе пьют редко - настоящих алкоголиков я ещё не видел. Лянчинцы привезли гурманскую вещь - сухое вино тонкого вкуса из каких-то неведомых местных плодов; похоже, они кое-что в виноделии понимают.
      - Эткуру, это прекрасно, - говорю я искренне. - Почти как у нас дома.
      Принц победительно смеётся.
      - Конечно! У нас всё хорошо, Ник. Наши земли - лучше, наша вера - лучше, наши люди - лучше... Что ты тут делаешь до сих пор - в этой холодной скучной стране? Почему не подался на юг?
      Я отламываю кусочек сыра. Похоже, пожалуй, на брынзу, но нежнее и не так солоно.
      - Расскажи мне о Чангране, Львёнок, - говорю я. - Мне очень хочется послушать о твоей прекрасной земле.
      Эткуру пьёт, мечтательно улыбается.
      - Дворец Льва из Львов, Владыки Огня, Ветра и Воды, Государя Вселенной, Повелителя Судеб - не то, что этот барак, Ник. Ты представь: даже пол выложен плитками самоцветов, а стены - в драгоценной резьбе, или в мозаике, или в коврах. Розы заглядывают в окна, птицы поют, тепло всегда... лучшая псарня в Белых Песках, лучшие конюшни. Ты бы видел лошадей! Нашим лошадям холодно здесь - вот эти, что привезли нас сюда - так, вьючная порода, для караванов - а скаковые лошади! Это порыв ветра, покрытый золотым атласом, понимаешь? - и отхлёбывает вина. - И поле для скачек гладкое, как стол. Необрезанные жеребцы по нему не скачут - летят...
      - Любишь лошадей, Львёнок?
      - Люблю скачки. Люблю лошадей - диких жеребцов. Знаешь, Ник, с лошадками можно ладить - если силён духом... страх они чуют, но и силу уважают. Как я выиграл скачки в день Небесного Взора, а! Сам Лев надел этот перстень мне на палец...
      Хороший перстень. Прозрачный топаз в золоте занятно смотрится рядом с очевидным кастетом в виде львиной головы из закалённой стали. Ага, наш Эткуру начал хвастаться... южанин! Темперамент соответствующий...
      - Наверное, под тобой был прекрасный конь, да?
      - Ник, да что! Ураган, смерч - а не конь! Чёрный сполох, копыта земли не касаются... Знаешь, я потом приказал сводить его с другими жеребцами - ни один не смог сразиться с ним на равных! У него сейчас табун кобыл, жеребята - чудо, какие жеребята... Пару я отобрал, не буду продавать... жаль, нельзя показать тебе - ты, кажется, что-то понимаешь, не то, что здешние язычники!
      Отхлёбывает ещё и улыбается совершенно лучезарно. Душка наш Львёнок, когда выпьет.
      - А северные лошади тебе не нравятся, да?
      - Северные... да не то, чтобы они были совсем плохи. Жеребец Ча, рыжий - он ничего, да, у него резкие движения, ноги сильные, маленькие ушки... Я посмотрел бы на конюшню Барса...
      Есть контакт! Я обещаю Эткуру показать конюшню Барса, и слушаю, как он хвастается, перемежая информацию с ностальгией. Бедняге Эткуру не хватает сильных ощущений; он привык скакать верхом на диких лошадях, рубиться с солдатами, смотреть на собачьи и паучьи бои или, в крайнем случае, на жонглёров факелами и ножами. Пижоны-северяне нагоняют на него тоску - гордому сыну Юга тут сдохнуть можно от изысканности. Вдобавок, в отличие от Анну, Эткуру не так уж и нравится это полувоенное положение, постоянное таскание на себе ритуального железа вместо шикарных придворных костюмов, ночлеги на жёстком и еда, к которой тяжело привыкнуть. Свита - личная гвардия старого Льва - слишком стара и слишком угрюма, чтобы играть с принцем в поединки, а Анну, предатель, променял сородича на мерзавца Ча с его белокурой косой. Вдобавок, при Эткуру нет женщин, а вокруг ходят красавицы, которые ему запрещены. Он пьёт и жалуется.
      - Всё из-за неудачи твоего младшего брата, да? - говорю я сочувственно. - Из-за того, что с Барсом тяжело сговориться? Он хочет мирного договора?
      - Да почему, почему, скажи ты, мы должны считаться с ними?! - фыркает Эткуру и расплескивает вино. - Из-за того, что этот мальчишка поставил собственную честь под вопрос, мы должны отказаться от войны? От того, что может дать война? Лев предлагал Барсу золото, лошадей, шерсть, Лев уже предлагал больше, чем стоят пятеро - а Барс хочет эфемерностей! Хочет клятвы перед Отцом-Творцом, хочет лишить нас свободы! Что это?
      - Это - коварный северный разум, - говорю я. - Знаешь, на что он надеется? Что, прекратив воевать, вы, быть может, захотите торговать.
      Эткуру смотрит на меня неожиданно трезво.
      - Он надеется, - говорю я пренебрежительно, - что у вас хватит золота и других товаров на обмен с Кши-На. Что вы откажетесь от риска и военных побед ради сомнительной радости получить всё, что захочется, просто заплатив...
      Эткуру морщит нос и допивает из чашки.
      - Есть вещи, которые у северян не купишь. Их земля, к примеру. И рабыни. Вот что. Самые красивые женщины на свете - только военные трофеи. Если возьмёшь северянку без боя - получишь увечное чучело. И что?
      - Ты думаешь о северных женщинах?
      - Кто бы не думал о женщинах, когда женщины ходят повсюду и показываются всем?! Мне уже опостылело торговаться с Барсом и слушать письма, в которых Лев Львов потихоньку повышает цену. Я - не купчишка. Я надеюсь на войну. Я думаю, лучше Элсу умереть - я думаю, ему было лучше умереть уже давно. Позор, который нельзя простить.
      - А вот если бы Барс взял Элсу себе? - спрашиваю я вкрадчиво и наивно. - Это было бы хорошо?
      Эткуру грохает чашкой об поставец.
      - Хорошо?! Чтобы Лянчин лёг под Кши-На?!
      Ага, вот какой у вас подход... Легко было на Земле: выдал дочь замуж за чужого государя - и уже союзники. А тут ведь не решишь, кто под кем... уложить Кши-На под Лянчин - тоже не выход.
      - Элсу должен умереть, - продолжает Эткуру. - Это будет и для него хорошо - нельзя же выносить такой позор долго. Об этом я тоже говорил Барсу - но он не желает убить, он желает непременно сломать... северное коварство, да...
      - Элсу не может покончить с собой? - спрашиваю я. - Чтобы избежать позора?
      - Он не посмеет, - говорит Эткуру. - Отец Небесный покарает того, кто отверг его дар. Высшая справедливость - тяжела, Творец не сделает скидку на обстоятельства... Элсу побоится - не смерти, а рухнуть на самое дно преисподней и вечно рожать чудовищ от самых гнусных демонов. Кара слишком страшна, - и передёргивается невольно. Эткуру тоже страшат души чистилища - с фантазиями насчёт загробных казней в Лянчине полный порядок.
      Нормальный монотеизм. Догматический, с тоталитарным уклоном.
      - Я ведь язычник, Эткуру, - говорю я грустно. - Невежественный. Расскажи мне о своей вере?
      - Я совсем пьян для таких разговоров, - принц мотает головой. - Потом.
      - Хоть чуть-чуть?
      - Ты совсем не знаешь?
      - Мне так хочется понять...
      Я его вынудил. Он начинает рассказывать, довольно связно - не так он пьян, как хочет показать. Нги-унг-лянский Ветхий Завет: как Творец создал мир из тьмы и света, как прежде людей в сотворённом мире завелись духи-демиурги, осуществляющие божьи замыслы, как потом мир был населён живыми тварями и как Творец создал прекрасных, совершенных и бессмертных людей. А дальше - как по писанному: одному из духов захотелось особой власти в человеческом мире, он потихоньку обзавелся союзниками и научил людей... гх-мм... размножаться. Против воли Творца, конечно - потому что насилие, жестокость, похоть, боль, грех, неравенство и всё такое прочее. За то, что люди на это повелись, Творец покарал их неизбежной смертью, а гада-ослушника обрезал и зашвырнул в преисподнюю, в бездну бездн, вместе со всей его свитой.
      Этот... эта... демонесса, наверное, забеременела от божьего гнева и родила в ужасных муках Владыку Ада - вершителя высшей справедливости, конечно, и одновременно дитя Зла - а сама от страданий распалась на мириады ядовитых тварей, вроде многоножек и скорпионов. А Владыка Ада расправился с духами из свиты своей матери, сделав их своими рабынями и отправив в мир нести зло, сеять порок и дальше по тексту. Эти существа - гуо, собственно, ведьмы или чертовки по смыслу - внешне выглядят, как прекрасные женщины, а внутренне - жуткие твари, конечно. В ад они возвращаются только рожать, а рожают, само собой, от местного дьявола - монстров, конечно. Бесов. Вот эти самые бесы и терзают несчастных грешников всеми мыслимыми способами веки вечные. И за самоубийство полагается именно то, что Эткуру уже описывал.
      А Творец-Отец устами пророков, которых до сих пор родилось семеро, периодически изрекал свою волю. Истинный Путь, телесная чистота, отвага, честь, братская любовь - всё это даёт некий шанс на посмертное пребывание за Золотыми Вратами, в эдеме. Женщиной быть, в общем, стыдно - и женщина не имеет никаких прав и шансов. Разве что, при полной покорности судьбе и завидной набожности - Творец в неизбывном милосердии своём может вернуть ей статус посмертно. Но это - почти святой женщине, а таких, как известно, не бывает.
      С другой стороны, женщине относительно простительнее суицид. Женщина - жалкая, слабая тварь, ей намного хуже не будет - да и рожать, в сущности, не привыкать стать.
      К концу длинного рассказа Эткуру забывает о вине и говорит нараспев. Его глаза блестят - он уже кажется мне вполне фанатиком, но вдруг печально заканчивает:
      - Я-то - грешник, Ник. Я злой - и не могу не думать о женщинах. Север совсем погубит мою душу - потому что здесь, отчего-то, я злюсь больше, чем раньше, а думается слишком уж... много. Красочно.
      И мне приходит в голову безумная идея. Если бы не история с Ри-Ё, я бы до такого рискованного фортеля, конечно, не додумался - но теперь...
      - Львёнок, - говорю я, - если я достану тебе северную красавицу, будешь ли считать меня другом? Это такая честь, что большего мне и не приснится...
      Эткуру хлопает меня по спине и наливает ещё:
      - Рабыню?
      - Хочешь - раба? - спрашиваю я пьяно, с широким жестом. - Девственника? А? И - ты сам...
      - Ох, Ник...
      - Львёнок, - говорю я проникновенно, - я чужой здесь - и ты чужой здесь. В этом что-то есть. Знак с Небес, а?
      - Буду считать другом, - кивает Эткуру. - Хочешь - поедешь со мной в Лянчин? Когда всё закончится...
      - Сперва выполним миссию, - говорю я. - Да?
      И мы обмениваемся тычками, как старые приятели.
      Я ухожу из апартаментов для гостей, покачиваясь. Чувствую себя превосходно: кажется, мне удастся накормить волков, сохранив овец. Информация - далёкой родине, а двум здешним королям - шанс бескровного решения конфликта.
      Если всё выгорит.
      Умница, конечно, Ар-Нель. Но в качестве союзника нам нужнее не Анну, а Эткуру. Анну - всего-навсего даровитый военачальник, даже не в самых высоких чинах, а Эткуру имеет полупрозрачный, но реальный шанс унаследовать лянчинский престол. Возможно, он может повлиять на своего отца. В конце концов, он может заключить мир с Кши-На от имени Лянчина.
      Забавно, что всё время разговора толстяк-никудышник так и просидел за своими бумажками. Молча, Дуэнья при лянчинском принце? Не умора ли? Что-то в этом есть от евнуха в гареме... хотя, чушь я думаю, конечно.
     
      Возвращаясь к себе, встречаю милейшую Да-Э. Госпожа Ит-Ор, Язычок-Штопором, мило мне улыбается и наклоняет головку. Змейка. Очень хорошо, как раз хотелось перекинуться парой слов.
      - Да-Э, - говорю я, - ты мне пару минут не уделишь? Не слишком торопишься, а, Белый Цветок?
      - Конечно, Вассал Ник, - говорит она. - Предана вам безмерно, всем своим существом, кроме, разве что, жалкого смертного тела. Вы хотели поговорить?
      - Ага, - говорю. - Мне тут пересказали твой анекдот о половинках... Хе-хе, занятно. Просто даже удивлён, какая у тебя бурная фантазия.
      Да-Э не удерживается и хихикает.
      - О, Небо! Вассал Ник, это вас обидело? Боги, боги знают - я не хотела...
      - Почему - обидело? Заинтересовало просто.
      Да-Э не без труда делает очаровательное личико серьёзным.
      - Ну, хорошо, хорошо... видите ли, Вассал Ник, я, в общем-то, и не придумывала. Однажды, лет шесть или семь назад, ещё ребёнком, я услышала удивительную историю, которую рассказывал моему отцу его товарищ. Господин Учитель Лон-Г, он преподаёт анатомию и хирургию в Государевой Академии Наук...
      - Подслушивала? - уточняю.
      - Ах, Уважаемый Господин Ник! Моё Время тогда ещё не наступило... или едва-едва наступило... конечно, подслушивала!
      - Так и что же?
      - Вас не шокирует известие, что медики вскрывают тела мертвецов? О, только, конечно, умерших негодяев - и исключительно для того, чтобы взглянуть на человеческие органы, скрытые от глаз! Им ведь приходится лечить больных, а для этого необходимо...
      - Я понял, милая. И ты подслушивала такие вещи?
      - О, умирая от ужаса! Но ведь невозможно было уйти...
      Нет, Да-Э - прелесть, всё-таки! Люблю я нги-унг-лянцев...
      - Так что ж Учитель сказал?
      - Он рассказывал, что в Академию, к ним на кафедру, привезли тело казнённого преступника. То есть, этого преступника не убили, а просто обрезали - и он, почему-то, через небольшое время умер. Со слов Учителя, это был громадный, уродливый человек... - и запнулась.
      - Как я, чего там...
      - Не знаю, Вассал Ник. Я лишь повторяю то, что слышала, а вовсе не видела своими глазами. Учитель сказал, что злодей умер от потери крови. То есть, его рана не закрылась, как у всех, а кровоточила, кровоточила и кровоточила. Тюремщики, конечно, не умели ничего сделать - там ведь не перевяжешь! - и хихикнула, чертовка. - Когда он скончался, они решили, что несчастный страдал какой-то страшной болезнью - и дали знать медикам.
      - Вправду болел? - наивничаю я. Моей спине холодно.
      - В том-то и дело, Вассал Ник. Несчастный злодей был уродом от рождения. У него всё - ну абсолютно всё, понимаете ли - было устроено неправильно. Сердце. Печень. Сам скелет. Но именно то место, куда нанесли рану, оказалось уродливее всего. Представьте, его женское естество не то, что не раскрылось, как у прочих никудышников - его не оказалось вовсе! Пустышка! Полнейшее ничто! Поэтому бедный негодяй и не смог жить...
      - Ужасно...
      - Да, да! Учитель Лон-Г стал выяснять, за что этот преступник был приговорён. И представьте: он пытался лишить чести женщину! Чужую жену! Говорил бедняжке всякие мерзости, даже дотрагивался руками, - и передёргивается от отвращения. - Хорошо ещё, что у женщины был стилет, да и прохожие увидали, помогли ей... Скрутили злодея, а не убили на месте - добродетельные люди.
      - Редкое преступление...
      - Именно. Он не был приговорён к смерти только потому, что оказался чужаком в наших местах...
      - Как я, верно, Да-Э? Не смущайся.
      - Оэ... Вассал Ник, Учитель высказал предположение, что неправильное строение тела нарушило движение внутренних сил и нормальный ход мыслей - и несчастный сделался злодеем исключительно из-за своего врождённого уродства. Учитель считал, что бедный урод был одержим идеей собственной неполноты в такой степени, что рвался восполнить себя любой ценой - а сражаться на поединке честным образом, конечно, не мог...
      - И ты придумала половинки... что ж, у тебя научный склад ума.
      Да-Э в страшном смущении крутит в воздухе пальцами и играет веером.
      - Учитель Лон-Г высказал предположение, что такое уродство может быть присуще людям, живущим в какой-нибудь определённой местности... В воде что-то не то, знаете ли... А я лишь подумала - вот смешно, если бы они приспособились так жить! И ужасно... Право, Вассал Ник, если бы я знала, что эта глупая шуточка дойдёт до вас и оскорбит...
      - Милая, милая Да-Э...
      - О, Небеса! Вассал Ник, простите меня!
      - Не стоит извиняться, не надо. Ты наблюдательна, умна и умеешь делать выводы. Не думала о научной карьере? Я не шучу, у тебя могло бы получиться.
      Да-Э потрясённо смотрит на меня. Её тёмные очи в длиннющих ресницах прекрасны, нежное личико - само совершенство. Неземное. Аэлита.
      Увидев такую Аэлиту, один из моих соотечественников сделал фатальную глупость... Один? Ага, ага, противны нашим аборигены, как же! Вот интересно, сколько же шил, спиц и штопальных игл пытаются спрятать в мешок наши доблестные комконовцы - и этнографы заодно?
      - Вы смеётесь надо мной, да, Вассал Ник?
      - Ну что ты, Да-Э! Ты, в общем, очень и очень интересно рассуждаешь. Жаль, что в нашем мире это невозможно, правда? - говорю я, улыбаясь. - Лично я ещё могу себе представить, что какой-то несчастный мог бы родиться в дикой местности половинным мужчиной - но как бы родилась и выжила половинная женщина, подумай?
      Да-Э улыбается в ответ, прикрывшись веером.
      - Честно говоря, я тоже не слишком хорошо это себе представляю, Вассал Ник. Я не могу даже вообразить, как бы они жили - но ведь это просто... история? Шарада?
      - Ты не боишься разговаривать со мной наедине? - я демонстративно хмурюсь. - Я же - с твоих слов - похож на безумца, который, Небо знает, на что способен...
      Да-Э хихикает.
      - Я упустила один важный момент, Вассал Ник - вашу легендарную добродетельность!
      - Меня радует, что ты не считаешь меня окончательным уродом всерьёз.
      Да-Э чинит политес.
      - Ваша душа прекраснее тела, Вассал Ник, - говорит она, - это нарушает гармонию, да, но лучше её нарушить, чем быть, как тот несчастный, по-своему гармоничным.
      Мы ещё некоторое время беседуем; я хочу познакомиться с Учителем Лон-Гом, чтобы побеседовать о странностях природы, и Да-Э обещает его представить. После я отправляюсь к себе.
      Я окончательно себе уяснил: никаких любовных историй на Нги-Унг-Лян у меня не будет. Несмотря на сюрреальную прелесть местных девочек и захватывающие местные страсти. Никогда.
     
      А в моих апартаментах мой паж Ри-Ё, стоя на коленях перед конторкой, пытается что-то написать. Вокруг него на полу полно смятых листков бумаги - черновиков, наверное.
      - Вам принесли почту, Учитель, - говорит он грустно, протягивая мне письма. - От вашего управляющего, от Госпожи А-Нор...
      - Спасибо, - говорю я. - А в чём причина тоски?
      Ри-Ё смущается, принимается собирать скомканную бумагу. Говорит, не поднимая глаз:
      - У меня ужасный почерк, да? Плебейский?
      Я бы не сказал. Он отлично пишет под диктовку, заменяя мне заодно и секретаря. Почерк как почерк. Без каллиграфических изысков, правда - но всяко лучше, чем мои жалкие попытки подражать здешнему изощрённому стилю.
      - Что вдруг? - спрашиваю. - Меня всегда устраивал твой почерк, да и тебя тоже.
      Он смущается ещё заметнее, снова кладёт бумажные комки на пол, пытаясь сделать это аккуратно - и после минутных колебаний вытаскивает свёрнутое письмо из рукава.
      Шёлковая бумага с золотым обрезом. Аристократическая небрежность руки. "Ри-Ё, я всё ещё жду, когда ты ответишь на вызов. Ты солгал мне и не умеешь играть в слова? Я написал то, что обещал - где же твои стихи?"
      Ма-И, Брат Государыни. Всего-то навсего...
      - Так, - говорю я. - Для письма ему - да, у тебя плебейский почерк.
      Ри-Ё кивает, забирает у меня письмо, суёт в рукав, вздыхает и, пряча глаза, опять принимается возиться с мятой бумагой.
      - Брось в жаровню, - говорю я. - Не огорчайся, малыш. Просто - это уж слишком... ты рискуешь.
      Кивает, бросает. Бумага вспыхивает высоким пламенем.
      - Не отвечать - невежливо, - говорит Ри-Ё еле слышно.
      - Ответь. На словах. Что переоценил себя, мол, не можешь переписываться с аристократом на должном уровне. Я понимаю, звучит это грубо, но ты вляпаешься в историю, из которой я не смогу тебя вытащить, малыш.
      - Вы правы, - Ри-Ё снимает листок с конторки, раздумывает, бросить ли и его на угли, решает не бросать, небрежно сворачивает и пихает в рукав. - Простите, Учитель, просто Уважаемый Господин Третий Л-Та кажется таким... одиноким... я знаю, что у него есть Официальный Партнёр, но...
      - Достаточно, - говорю я как можно мягче. - Нам надо ответить на письма. Для этого твой почерк в самый раз.
      Ри-Ё печально улыбается. Оэ, так я и поверил, что ты - благоразумная деточка... Думаю, не отослать ли его в деревню, в помощь управляющему, или в Э-Чир к семье - но решаю не отсылать. Во-первых, смертельно оскорбится. Во-вторых, здесь мне нужен.
      Может, всё ещё устроится?
     

***

     
      Покои Ар-Неля во Дворце - где он жил, если ему не хотелось надолго покидать своего Барса или Барс его не отпускал - были насквозь освещены солнцем, зато и холод в них стоял, как на улице. Ар-Нель обрадовался солнечному дню и отодвинул пергаментные ставни с окон - а Анну накинул на плечи полушубок. Северяне привыкли, а Анну никак не мог, мёрз - ну и наплевать на все эти здешние этикеты, придуманные, чтобы осложнять воинам жизнь!
      Ар-Нель сидел на подоконнике, в потоке света и холодного ветра, и смотрел сверху вниз, надменно, насмешливо - как баска с дерева. Анну ощущал на себе этот взгляд и считал его дополнительной трудностью; во всяком случае, отступать, когда на тебя так смотрят - немыслимо. Тем более что цепочки знаков постепенно складывались-таки в осмысленные слова. Жаль, что порой эти слова сходу и не выговоришь.
      - Пче-ла жжжу-жжжит и жжа... - Анну поднял глаза от листка бумаги. - Послушай, как человек может это произнести? Зачем ты это написал? Ты смеёшься надо мной, как всегда. Я помню этот знак - но я-то не пчела, чтобы жужжать!
      Ар-Нель улыбнулся снисходительно.
      - Анну, видишь ли, я хорошо знаю, как надлежит учиться чтению. Что же касается лично тебя - то тебе, мой дорогой, не худо бы потренироваться и в произношении. Впрочем, сегодня ты читаешь вполне неплохо. У тебя есть способности.
      Вот как. Способности! Ну ладно. Слушай дальше. Анну поднёс листок к глазам.
      - Рас-цве-ла а-ка-ци-я... Ар-Нель, мне вдруг пришло в голову... как глупо! Я разбираю вашу каллиграфию - но не нашу! Знаешь, мне хотелось бы читать на своём языке - это важно.
      Ар-Нель кивнул.
      - Я понимаю. Я удивляюсь, что ты прожил так долго, не осознавая, до какой степени это важно. Думаешь, я не могу тебе помочь?
      - Конечно! Ты же почти не говоришь по-лянчински!
      - О, да, я очень плохо знаю ваш язык... пока... но, представляя, что такое знак и написанное слово - я могу читать на нём, Анну. Возможно, чтение на вашем языке поможет мне лучше на нём говорить...
      - Как же это возможно? - Анну уже давно привык к неожиданным выкладкам Ар-Неля, но всё равно удивлялся откровенным парадоксам. - Как можно читать, если не можешь говорить? Читать ведь гораздо сложнее...
      Ар-Нель спустился с подоконника на пол, снял со столика для письма исчерканный лист бумаги и положил другой. Анну поднял лист с надписями, свернул и сунул за пазуху - тренироваться разбирать северную каллиграфию. Почерк Ар-Неля напоминал ему переплетение тонких чёрных веток на фоне белого зимнего неба - и это сравнение, отдающее северными стихами, смешило и трогало Анну.
      Общаясь с ним, я начинаю думать, как язычник, отметил Анну - без всякого, впрочем, сожаления или неприязни. В конце концов, это неважно. У нас есть немного времени на игры, решил он. На любые игры. И я буду играть в то, что Творец сейчас позволил мне - потому что это мой единственный шанс играть с северянином, лучшим из всех. Смерть кого-нибудь из нас искупит все рискованные мысли. Кровь смывает всё - а уж такая кровь...
      - О, Анну... у меня сегодня появилось желание красоваться, хвастаться и пытаться показаться умнее, чем я есть! - Ар-Нель потянулся всем телом, как тянутся бойцы или просто очень подвижные люди, уставшие сидеть на месте. - Я в настроении объяснять. Итак, видишь ли, наша письменность изрядно древнее вашей - но обе они восходят к древним знакам легендарного народа Ид-Гн, жившего в незапамятные времена по ту сторону хребта Хен-Ер. Говорят, их города вмёрзли в лёд... Так вот, друг мой, это их поэты и философы додумались изображать отдельным знаком каждый звук, в противовес ещё более древней Каллиграфии Образов, где знак обозначал целое слово.
      - А слово - это, верно, было проще? - спросил Анну. - И быстрее писалось... без ошибок.
      Ар-Нель рассмеялся.
      - Ты всё же варвар! Подумай о сложности правил, не говоря уж о количестве знаков! В нашем языке звуков и знаков - пятьдесят, в вашем - сорок семь, а слов сколько? Ты в силах пересчитать все?
      Анну усмехнулся в ответ.
      - В споре тебя труднее победить, чем в спарринге... Ну, допустим, тяжело выучить такую прорву знаков... но ведь должна быть закономерность? Иначе-то они и вовсе ничего не выучили бы...
      - О да! Закономерность была... Допустим, ты за много лет обучения вник в способ читать любой знак-Образ. Что же означает Образ "дерево" рядом с Образом "человек"?
      - Хм... Человек под деревом? "Отдых"?
      - Предположим, "сборщик плодов"? "Мечтатель"? "Смотритель Сада"?
      - То есть... всё неточно? Или - о каждом образе надо договариваться?
      Ар-Нель крутанул в воздухе кистью, смоченной в туши.
      - Не очень точно. Понятия размываются в зависимости от контекста. Мой дорогой Анну, древние легенды говорят об ужасных драмах, когда обрывались человеческие жизни и целые государства оказывались в опасности из-за неверного прочтения письма. Союз между Принцами Ло и Э-Вэри не был заключён, а царство Су пало после продолжительной войны, потому что в одном из писем Образы "новорожденный младенец" были прочитаны как "новый Мужчина".
      - Ого... впечатляет. Но ты начал о наших знаках...
      - Совсем просто. Я слышал твою речь и видел ваши знаки, отличающиеся от наших, но не настолько, чтобы их нельзя было узнать. Потом я разыскал в библиотеке Дворца несколько лянчинских книг и обратился к Учителю Эг-Ау - он объяснил, как надлежит читать ваши знаки правильно. Вот и всё.
      - Это - здорово. Тогда покажи мне, как читать. Покажи сейчас... хотя... ох, я же всё перепутаю...
      - Ничего, - насмешливый огонёк в глазах Ар-Неля вспыхнул заметнее. - Я знаю способ научить тебя различать. Дай мне ещё одну кисть.
      Анну снял кисть с подставки. Ар-Нель обмакнул её в воду и отложил в сторону. Взял другую, в туши.
      - Взгляни. Вот наш знак "Ли". А вот ваш "Ль". Видишь разницу?
      Анну кивнул.
      - И сходство?
      - Ну да.
      - Теперь протяни руку ладонью вверх. И закрой глаза, дорогой друг.
      - Ну и в чём подвох? - Анну честно зажмурился, протянул руку - и тут же ощутил легчайшее прикосновение мокрой кисти, от которого по всем нервам мгновенно растёкся жидкий огонь. Раньше, чем успел осмыслить происходящее, Анну поймал запястье Ар-Неля, дёрнул на себя, подставил локоть - Ар-Нель успел блокировать удар каким-то чудом. Его взгляд показался Анну наигранно удивлённым:
      - О, Небо! Ты что же, хотел сломать мне шею? За эту детскую выходку со знаками на ладони?
      Анну, тяжело дыша, отпустил его. Сказал, глядя в стену:
      - Не смей так делать, язычник. Иначе я... я не ручаюсь за себя.
      - Прости, - сказал Ар-Нель кротко. - Я снова ударил сильнее, чем нужно - и без предупреждения. Я не думал, что для тебя это окажется таким... жестоким.
      Анну взглянул Ар-Нелю в лицо.
      - Как ты не понимаешь! - сказал он с мукой. - Я же думаю о тебе. Я стараюсь избежать... плохого избежать. Зла. Нам нельзя разговаривать, нам нельзя драться, нам нельзя заниматься твоей каллиграфией - это мою душу губит и твою может погубить! Ты, Ар-Нель - ты хоть соображаешь, что с тобой будет, если я... если мы - по-настоящему? Ну, ты понимаешь - по-настоящему... сразимся, как вы говорите - и я... если мой поединок останется, короче.
      - Что ж тут непонятного? - усмехнулся Ар-Нель. - Предполагается, что я стану твоей рабыней.
      - Всего-навсего! Пустяк, по-твоему?!
      - Заклеймишь меня, - продолжал Ар-Нель спокойно, с еле заметной улыбкой, отложив кисть и рисуя пальцем на лбу какие-то знаки - видимо, то, что с точки зрения язычника изображало татуировку рабыни Прайда. - Бросишь переламываться в обществе старых ведьм, которые когда-то были вашими красотками. Будешь приходить, когда захочешь близости - и уходить сразу после неё, чтобы не испачкаться об меня... Не посмеешь больше слушать меня - потому что позор на голову слушающего женщину... Я потеряю не только Имя Семьи, но и собственное маленькое имя: ты придумаешь мне кличку, как лошади или собаке... Что ещё? Ах, да - мне больше никогда не коснуться оружия - и не учить фехтованию наших детей. Да и детей не будет - твои люди заберут их, как только дети бросят пить молоко. Пустой сосуд, не так ли? Я вспомнил всё, рассказанное тобой? Ничего не забыл?
      Мягкий весенний свет из открытого окна золотил его волосы, ветер играл выбившейся прядью, листками бумаги на столике - солнечный свет растопил лёд в иссиня-серых глазах Ар-Неля. В его тоне Анну услышал не отвратительную покорность судьбе, а ту самую, отчаянно желанную нотку - насмешливый вызов и призыв одновременно. Но ведь - невозможно, невозможно! Именно с Ар-Нелем всё, чётко и верно перечисленное - невозможно!
      - Этого не будет, - еле выговорил Анну - в горле ком стоял. - Не смогу тебя унизить.
      - Анну, ты видишь, - весело продолжал Ар-Нель как ни в чём не бывало, будто и не говорил о кошмарных вещах, как о самых банальных житейских пустяках, - ты сам видишь, дорогой мой, насколько мне выгоднее победить тебя? И тебе это тоже выгодно, кстати. Я сделаю всё, чтобы ты страдал поменьше, ты будешь уважаем и любим в качестве моей...
      Кровь бросилась Анну в лицо. Призыв? Да демона он призывает, а не человека! Анну вскочил, схватил Ар-Неля за воротник, поднял и подтащил к себе - ожерелье Ча из светлых жемчужин порвалось, жемчуг раскатился по полу.
      - Не смей так говорить! - рявкнул Анну. - Не смей так думать, северянин! Я - я бы просто умер, и всё, но этого тоже не будет, потому что не будет никакого поединка! Между нами - границы, вера! Мы - вассалы разных владык, тебе ясно?! Мне надо предать Льва, надо предать веру, надо предать Лянчин, надо предать отца, мне надо себя предать - чтобы скрестить с тобой мечи - но этого не будет. Точка!
      Лицо Ар-Неля тут же превратилось в снежную маску северянина-аристократа - ещё более холодного, чем здешние бойцы.
      - Конечно, не будет, - сказал он, чуть поведя плечом. - Отпусти, сделай милость, мою одежду - это неприлично. Я вижу, моё общество тебе наскучило: нельзя слишком долго досаждать правоверному Львёнку грамматикой и фривольностями, не так ли?
      Анну безнадёжно опустил руки. Сказал, глядя, как Ар-Нель поправляет рубашку:
      - Прости меня. Я... я вообразил, Творец знает, что. Мы - аристократы, так? Бойцы из разных Прайдов? Нам можно быть друзьями, только друзьями - и я больше не посмею... да и то... всё это глупо. Не уходи.
      Ар-Нель взглянул с очевидной иронией.
      - Твоя дружба стоила мне подарка, присланного Матерью. Полагаешь, Мужчина может дружить с Юношей на равных? У нас говорят, что у Юноши из хорошей Семьи не бывает друзей - только слуги, враги, никто и возлюбленные, но тебе я поверю. Твоя душа заточена иначе - давай попробуем остаться друзьями. Но в этом случае - будь добр, Анну, не распускай руки, если поединок не заявлен.
      - Ты оскорблён? - спросил Анну. - Я не хотел.
      - Отнюдь, - Ар-Нель стряхнул с кончиков пальцев воображаемую воду, как баска, наступившая на сырое место. - Я по-прежнему готов учить тебя читать, дорогой Анну - если ты в состоянии слушать. И - обещаю не дразнить тебя больше... по крайней мере, во время наших уроков.
      - Спасибо, - буркнул Анну мрачно. Последняя реплика Ар-Неля то ли рассердила, то ли рассмешила его.
      - О, всегда пожалуйста. Итак. Мы рассмотрели знак "Ль", - продолжал Ар-Нель как ни в чём не бывало. - Теперь "А" и "Ни" - они почти не отличаются от наших в классическом начертании, только...
      Анну следил за его рукой, держащей кисть - и ругал себя про себя последними словами. Северянин был далёк, как одинокая звезда на здешнем ночном небе, чёрном, холодном и пустом, ужасном, как бездна преисподней - и Анну всё яснее понимал, что его желанная война Ар-Неля не приблизит, а ещё отдалит. Случись война - настоящая война, вторжение, армия на армию, горящие города, победный марш среди этих пустых снежных равнин - глаза цвета льда не вспыхнут, а погаснут. Навсегда. Северяне не умеют вожделеть к врагам, у северян нет азарта, северяне, язычники, молящиеся Случаю, никогда не уверуют по-настоящему, потому что никогда не склонятся перед Предопределенностью, данной Творцом. Ненависть северян холодна, как снег - греет их дружба, их доверие, их любовь...
      Но их врагам этого не видать. Поэтому трофеи с севера вянут ослепительно и мгновенно, не успев превратиться в настоящих женщин, без цветения, не принеся плода.
      Я могу возглавить одну из лянчинских армий, думал Анну, глядя на солнечные блики в волосах Ар-Неля. Если на то будет милость Творца и воля Льва, я пройду по этой земле, как никто и никогда. Если Взор Божий и дальше будет взирать на нас, я войду в этот город - и волчата приведут пленного Ча ко мне... если только ему удастся уцелеть... Он будет связан, обезоружен - а в его глазах не будет ярости, похожей на жажду - только надменный холод Севера. И если я его ударю, он рассмеётся мне в лицо - и всё. Превратит меня в прах. Мне останется пойти и умереть - в бою или как-то ещё - всё равно. Я ничего не получу; в лучшем случае - моим будет его раскромсанное тело, которое спустя малое время покинет душа.
      Не стоит обманывать себя, воображая, как я убью Ар-Неля и буду жить прекрасными воспоминаниями, думал Анну. Ничего не выйдет. Творец показал мне его, чтобы я постиг что-то... а я не понимаю и малодушничаю. Если свести все эти терзания к самой простой и циничной мысли - я боюсь сражаться с ним всерьёз. Как бы ни обернулся этот бой - он будет проигран. Смертельно.
      Вот что будет с войной на севере - вдруг пришла Анну ослепительная мысль. Как бы ни обернулась кампания - мы проиграем. Мы тяжело проиграем, как Лев этого не понимает?! В лучшем случае - будем убивать, убивать и убивать без счёта и меры, будем идти вперёд по колено в крови - и получим пустые холодные города, в которых столько же пользы, как в ледяных горах.
      Жить здесь? В холоде и мраке, на полубесплодной земле, бледно расцветающей на пять-шесть лун, чтобы остальное время лежать под снегом? Чем тут жить - знают северяне, а северяне не будут нашими, они умрут... а умирая, заморозят наши сердца.
      Я не буду воевать на севере, решил Анну.
     
      Эткуру он встретил в коридоре, освещённом маленькими жёлтыми фонариками - по дороге в покои гостей. Остановил, взяв за локоть.
      - Что ты, брат? - спросил Эткуру. Он слегка удивился, но и не подумал раздражаться - в последнее время Львёнок Льва выглядел повеселее, чем обычно.
      - Уйдём в сад, - сказал Анну. - Надо поговорить.
      - Зачем - в саду? - ещё больше удивился Эткуру, и Анну отметил его рассеянную улыбку, не виданную на лице Львёнка Льва с самого дома. - Холодно в саду. Сегодня сыро, ветер - отвратная погода... Хочется выпить вина и посидеть в тепле.
      - Пожалуйста, брат, - сказал Анну насколько мог проникновенно - и Эткуру улыбнулся заметнее.
      - Жарко тебе в здешнем холоде, да, Анну? Щёки горят у тебя, - и остановился. - Ты не болен, брат?
      - Я объясню - всё. Только - уйдём из дворца.
      Эткуру пожал плечами, пошёл.
      После холодного и свежего, но ясного дня вечер и вправду настал редкостно гадкий - погода на севере менялась рывками. Моросил мелкий дождь, и серые сугробы, покрытые грязной наледью, оседали под ним, расплываясь в широких лужах. Ледяной ветер швырял в лицо водяную пыль; низкое мутное небо завалилось на крыши, темень рассеивали только красные и жёлтые фонарики, горящие у дворцовых стен - но уютнее от их света не делалось. Оскальзываясь и обходя лужи, отошли подальше от входа в покои. Анну остановился под фонарём: ему хотелось видеть лицо Львёнка Льва. Эткуру запахнул плащ, накинув капюшон.
      - Что тебе тут надо, брат? В доме нельзя было?
      Анну тронул его за плечо.
      - Не хочу, чтобы кто-нибудь слышал.
      - Там никого и нет - кроме наших.
      - Наших - и не хочу. Когу не хочу. Наставника. Даже волков... погоди, брат. Я вот что подумал. Когу пишет письма Льву, Наставник их правит, а после отдаёт волку-гонцу. Так?
      - Да, - Эткуру смотрел непонимающе, на его лице отражались только холод и нетерпение. - Зачем спрашивать ерунду?! Ты же знаешь.
      - А почему ты не диктуешь писем? - спросил Анну. - Сперва ты говоришь, что хочешь изложить в письме, потом Когу записывает, а Наставник правит. А если Когу неточно записывает? А если Наставник приписывает что-то от себя?
      Щёку Эткуру дёрнула судорога - как всегда в сильном раздражении.
      - К чему бы? Они не посмеют.
      - А если им приказал Лев? - шепнул Анну еле слышно. - Если мы ведём переговоры и наблюдаем за северным двором, а бестелесные шпионят за нами и доносят Льву? Скажи, как мы можем узнать, брат?
      Эткуру схватил Анну за руки:
      - С ума ты сошёл! Не может быть!
      - С ума сошёл? А почему Наставник не читает нам того, что они написали? Считается, что это верно с твоих слов - но почему он не читает?
      - Это - измена? - шепнул Эткуру. Его щёка снова дёрнулась. - Они меня продают, брат? Так ты думаешь?
      Анну вздохнул.
      - Не знаю. Может, они служат Льву. Когда Наставник читает письма Льва - как знать, всё ли он читает нам? А если Лев прибавляет что-нибудь для бестелесных?
      - Зачем говоришь это мне? - спросил Эткуру медленно. - Ты... ты, Анну, и вправду очень много думаешь... и хорошо. Как старики и бестелесные из Старших Прайда. Но - зачем...
      Анну сдвинул с головы Львёнка Льва капюшон, чтобы лучше видеть его лицо. Эткуру не возразил.
      - Я служу тебе, Эткуру, - сказал Анну. - Тебе - когда Лев далеко. Я, может, не так почтителен, как твоя прежняя свита, но я служу тебе, поверь. Люди Льва, они - дома, на Юге - не понимают многих вещей, а ты понимаешь. Они ничего не видели, а ты всё видел. Они - Старшие Прайда и сам Лев - думают, что можно уехать из своей страны надолго, общаться с чужими - и не измениться, но ты же понимаешь, что мы меняемся, брат?
      - Говори, говори, - кивнул Эткуру. Оценив напряжённое, настороженное внимание в его тоне и взгляде, Анну почувствовал себя увереннее.
      - Я смотрю вокруг - и думаю, - продолжал он. - Барсята умеют читать и пишут письма - сами. Если Ча напишет письмо Снежному Барсу, Барс прочитает исключительно то, что Ча хотел сказать. Им не нужны посредники. Их отцы так с самого начала поставили: любая речь, хоть на бумаге - из губ в уши. А у нас?
      - Писать - скучно, - сказал Эткуру. - Львят никто не заставляет. Львят учат воевать, а не писать.
      - Чтобы писать, надо думать, - продолжал Анну. - А если начинаешь думать, думаешь вот о чём. Элсу - двадцать шестой. А ты - пятый. Зачем Прайду столько Львят Льва? Лев будет только один - а остальным надлежит грызть кости, когда он будет есть мясо. Львята Льва и Львята Львят - только солдаты, а Лев будет один. Холту. Первый. Вроде бы, его чему-то учили бестелесные - и ещё, если я верно помню, Тэкиму. На всякий случай, наверное. Если Творец заберёт Холту до времени. А все прочие посмеивались над этими глупостями - и развлекались боями и скачками...
      Эткуру повернулся навстречу мокрому ветру. Молчал. Думал - и после долгой паузы сказал:
      - А почему Лев послал сюда меня, а не Тэкиму? Если я - солдат, только солдат - и всё? Это же - важная миссия! Честь Прайда!
      Анну тронул его руку выше локтя.
      - Твоё дело, в конечном счёте - прикончить Элсу, брат. Ты ведь хочешь его убить? Злишься на него? Лев в письмах злит тебя, из-за Элсу мы торчим здесь, в холод, среди чужих... Если северяне покажут тебе Элсу, ты убьёшь его - и всему конец. А может, он сам умрёт, пока тянется эта канитель...
      - Не понимаю, - сознался Эткуру.
      - По-настоящему Льву нужны здесь глаза бестелесных, - сказал Анну. - Они шляются за нами везде, слушают разговоры, оценивают всё, что слышат - и, верно, прикидывают, как ответить на вопросы Льва. Но с ними бы ни за что не стали разговаривать язычники: для них бестелесные - мразь, хуже трофеев.
      - Что они решают? - прошептал Эткуру. - Что они могут решать?
      - Всё. Быть ли войне. На что годятся северяне. И может ли Лев нам с тобой доверять, брат. Это тоже зависит от них. Может, они пишут доносы.
      - О твоём приятельстве с Ча? - Эткуру невольно усмехнулся.
      - А ты куда ходил без волков, брат?
      - Ник-дылда показывал мне лошадей Снежного Барса. Что ж такого?
      - Ник не так позорен, как Ча, да? - спросил Анну, невольно подражая насмешливому тону Ар-Неля.
      - Я не хочу его в постели! - рассмеялся Эткуру.
      - Но он показывает тебе лошадей и обещал женщину. Добивается твоей дружбы. Зачем?
      Эткуру промолчал.
      - Все делают что-то зачем-то, - сказал Анну. - Нас используют, брат. Мы - глаза и уши, а думают и решают бестелесные. Мы - руки, которыми Лев убьёт Элсу - а я не хочу убивать Элсу, брат! Он - несчастный мальчишка, попавший в беду, которого Лев назвал корнем всех несчастий, чтобы его бестелесные увидели дворец Снежного Барса! У нас тут нет никого. Даже волки не мои, а Льва - почему мне не позволили взять своих волчат?
      Эткуру отвернулся, обхватив себя руками. Анну обнял его за плечо.
      - Я люблю тебя, брат, и верен тебе - потому что нам с тобой нечего делить. Но я, знаешь, зол на Старший Прайд. Не хочется быть игральной костью, а ещё, знаешь, брат - не хочется быть вещью.
      - Почему - вещью?! - Анну ждал, что Эткуру взбесится от самой постановки вопроса, но он спросил, как спрашивает о непонятном ребёнок - скорее, обескураженно, и с той внутренней болью, которую с некоторых пор слишком часто чувствовал сам Анну. - Если о человеке говорят, что он - вещь, значит он - раб или рабыня. Почему - мы? Львята?
      - Знаешь, почему наших рабов и рабынь так втаптывают в грязь? Чтобы мы чувствовали, что рядом многим гораздо хуже, чем нам. Рядом с рабыней - нам прекрасно, верно? А рядом со свободными, брат?
      Эткуру обтёр ладонью мокрое лицо.
      - Да чем мы не свободные? Выше Прайда - вообще нет!
      - Да, выше Прайда! А Прайд - это Лев и Старшие. Не мы. Если мы дома - у нас нет даже воли, есть Закон Прайда, Истинный Путь, а больше ни о чём думать нельзя. Да что - в голову не приходит думать!
      - Да о чём думать, во имя Творца, брат?!
      - У меня была рабыня, я её хотел. Она умерла - и я думаю: она умерла, потому что её бросили одну во время метаморфозы. Она была молоденькой девчонкой, ей было больно, страшно - а её бросили... Я о ней жалею, брат...
      - Подумаешь! - Эткуру презрительно скривился. - У меня было, может, десятка два рабынь. И что? Подумаешь, одна...
      - Тебе не повезло, брат. Ты рос в Прайде, не видел другого. Для тебя всё это в порядке вещей, - Анну волновался, размазывал мелкую морось по отросшим волосам, торопился - но никак не мог дойти до сути. - Ты привык, брат: издохла одна - будет другая. Тебя не трогает даже Соня, не ужасает, что он околачивается поблизости - прости, но Лев мог и тебя так... если бы невзлюбил... я не прав? Разве у него мало бестелесных рабов львиной крови? Ты сам говорил...
      - Нет, - шепнул Эткуру, мотнув головой.
      - Да, - мягко, насколько сумел, сказал Анну. - Лев подарил тебе твоего собственного брата, который меньше, чем трофей. Для забавы? Хороша забава. Ты - раб Льва. И я тоже. Что Лев захочет - то и будет. А если мы что-то нарушим, Прайд нас порвёт, даже если Лев не узнает...
      Эткуру взглянул устало и беспомощно.
      - Как ты додумался до таких вещей, Анну? Это... так дико...
      - Не убивай меня сразу, брат - из-за Ча.
      - Так это он...
      - Стой, слушай. Нет, это я, - и медленно подбирая слова, Анну высказал-таки то, что было страшно произносить вслух. - Эткуру... представь: язычник вызывает тебя на поединок... на здешний. Где искушают судьбу.
      - Судьбу нельзя искушать, - тут же выдал Эткуру одну из любимых избитых истин. - Тот безумец, кто меняет Предопределённость, данную Творцом, на слепой Случай, забаву Владыки Ада!
      - Ну да. Предопределённость хороша для рабов, а Случай - для свободных людей!
      - Почему?!
      Анну печально усмехнулся.
      - Тебе страшно подумать о том, что в такой игре ты... можешь не победить?
      - Конечно! Анну, одно дело - война, бой, смерть, а другое...
      - Ты мне говоришь о войне? - Анну сжал и резко разжал кулаки. - Я лучше тебя знаю, что такое война, брат! И Элсу знает! И что? Скажи мне - просто страшно быть побеждённым?!
      - Да...
      - А вот им - нет! Оттого они и свободны... Ну ладно. Дело не в этом. Вот - ты хочешь такое, что совсем нельзя...
      - Ча? - спросил Эткуру скептически.
      - Ча! - Анну не выдержал. - Да, Ча! Он - сильный, брат. Посмей когда-нибудь взять сильного, Эткуру! У меня были бойцы - да, побеждённые, пленные, но после боя, а у тебя - только несчастные рабыни, которые хнычут и боятся лишний раз шевельнуться! Ты не знаешь, что это такое - сила рядом, сила духа даже. И тебе всегда будет мешать этот страх... Страх раба!
      - Прекрати меня оскорблять!
      - Я не оскорбляю - это правда. Ты боишься.
      - Боюсь позора! Что ж такого?!
      - А если это - не позор?.. Ладно, брат, этого уже слишком много. Я больше ничего не скажу. Просто - знай: я предан тебе. И молчи об этом со всеми - с нашими особенно. Когда рядом бестелесные - не станем говорить ни о чём всерьёз. Будем обсуждать вино, лошадей, ткани, рабынь, собак, клинки - но ни слова о том, что мы думаем о них. Пообещаешь?
      - Мне это так же важно, как тебе. Но как проверить, брат?
      - Просто, - Анну чуть улыбнулся. - Прочесть. Ча учит меня читать. Бестелесные не прячут писем - им ни к чему; когда я смогу прочесть - возьму и прочту. Тебе, вслух. И всё станет ясно. А теперь пойдём, брат - зуб на зуб не попадает.
      - У меня ноги промокли, - пожаловался Эткуру, и Анну ощутил снисходительную жалость, как к продрогшему ребёнку.
      - Об этом и поговорим, - сказал Анну. - Это как раз подходящая тема.
      Они пошли к входу в свои апартаменты, и Анну думал, как изменилось положение вещей. Дома, в Чангране, ему и в голову не пришло бы поучать Львёнка Льва - но сейчас это сошло легко и просто. Они, конечно, никогда не были, да и не могли стать друзьями - Пятый Львёнок Льва и Львёнок Львёнка, нашему рысаку троюродный баран: их разделял статус, а презрение могло быть и было вполне обоюдным. Презрение зазубренного в боях клинка к церемониальному мечу с золочёной гардой - презрение драгоценного меча с золотыми клеймами, хранимого в сокровищнице, к дешёвому тесаку солдата... Но на севере всё изменилось.
      Север странным образом сделал Львят сообщниками.
     

***

     
      Запись N136-01; Нги-Унг-Лян, Кши-На, Тай-Е, Дворец Государев, Башня Справедливости.
      Ра режет правду-матку на Государевом Совете, собравшемся в маленьком зальце, примыкающем к кабинету Государя.
      Совет, правда, неофициальный и в очень узком кругу - но на другой бы меня и не позвали. Зато - обсуждаем мою идею, и участвуют главные советники Государя и несколько доверенных лиц. Повестка дня: маленький Львёнок и тот, другой парень - который сможет нам помочь общаться с послом Эткуру. И угроза близкой войны.
      Маленького Львёнка Ра жалеет.
      - Ник, - говорит она, - пожалуйста, помоги ему, чем сможешь. Когда я думаю, в каком он положении - мне делается не по себе... Ар-Нель говорил мне, что варвары просто помешаны на чести - каково человеку, помешанному на чести, сидеть взаперти и в одиночестве и ждать, убьют его, или обрежут, как скотину...
      Она такая милая... От волнения её эльфийское личико, с которого сошёл деревенский загар, розовеет, а глаза блестят. На Земле за таких девочек отдавали всё и проливали кровь, а нежный взор и искренняя горячая страсть в голосе этим отдававшим подали бы, пожалуй, некоторую надежду на взаимность...
      Но то - на Земле.
      - Добрая Государыня, - говорю. - Я сделаю, что могу, конечно, но не забывай - он враг. Ты ведь всё, что тут говорилось, поняла?
      Делает непередаваемую гримаску - "ах, да брось ты!"
      - Я всё поняла. Южане, хоть и называются Братьями, понятия не имеют, что такое братство. До этого несчастного никому нет дела. Мой Государь может считать его разменной монетой в политических играх - но ведь так считает и их Государь! Низко, это низко... Мне кажется, что пока всё идёт к войне - я права?
      - Государыня, - говорит Господин Канцлер Дэ-Нг, Советник Государя, суровый немолодой мужчина со шрамом, рассекающим лоб и щёку - свадебным подарком от обожающей его Госпожи Советницы, - мы делаем всё возможное, чтобы избежать войны. Она нам не нужна. План предусматривает самые добрые отношения с послами - сделав их нашими союзниками, мы можем надеяться...
      - Это я уже слышала, - фыркает Ра. - Ради этих добрых отношений, которые ещё неизвестно, куда приведут, вы решили отдать варвару нашего подданного, да? В качестве рабыни? Пусть даже это будет и преступник - хорошо ли наказывать человека так? А если эта жертва приведёт лянчинца в доброе расположение духа и он начнёт лгать о том, что нам хочется слышать, то мы, благородные и добродетельные господа, дадим ему прикончить собственного младшего брата. И будем надеяться, что он сделает для мира хоть что-нибудь, да?!
      Государь наш Вэ-Н смотрит на неё и улыбается. Грубоватая прямота Ра его с самого начала очаровывала; впрочем, это не мешает ему возразить:
      - Госпожа, не спеши. От торопливости ты начинаешь противоречить сама себе.
      Ра бросает на него сердитый взгляд.
      - Когда это?!
      - Ты твердишь, что южане - люди чести. Ты ведь имеешь в виду послов? Да, они пока ни разу не солгали в чём-то серьёзном - или я не поймал их на лжи. Правда, Принц Эткуру может лгать, что Младшего Львёнка заберут домой, где будет ему жасминовый настой и пирог с ежевикой - собираясь убить его своими руками - но эта ложь ничего в наших отношениях не меняет. Мы не принуждали его клясться от имени Льва и их бога, что Младший Принц будет здоров и счастлив, верно? А вот солгать, что Лев позволил ему заключить мирный договор, Эткуру вправду до сих пор не додумался или не посмел. Быть может, не желает стать клятвопреступником - боится или у него нет соответствующих инструкций. Только можно ли назвать это поведением человека чести, кровь моя? Ты ведь сама не исключаешь мысли о том, что он может солгать позже, когда изменятся обстоятельства.
      Ра задумывается. Говорит Ар-Нель:
      - Лянчин ждёт от своих Принцев сообщений о ходе переговоров, но больше - обо всём, что они тут увидят. Игра в то, что Младшенький так невероятно значим для лянчинского престола, затеяна, я думаю, чтобы лянчинцы могли посмотреть на Кши-На, сообщить свои впечатления домой и прикинуть, насколько выгодным может быть настоящее вторжение, а не мелкая грызня на пограничных землях.
      - Похоже, - подаёт голос Смотритель Границ, Маршал О-Наю, высокий блондин с проседью в косе, эффектный, как кавалергард пушкинской поры. - Обычно им наплевать на тех, кого они оставили на нашей земле... Шесть лет назад, в местечке Шен-Од, один Принц Лянчина был убит - и я не припомню выяснений и делегаций. Пограничники просто закопали тело. С равным успехом он мог быть тяжело ранен или оглушён - и нам благополучно предоставили право делать с ним что угодно...
      - Уважаемый Господин Маршал, - говорит Ар-Нель, консультант по южанам, - полагаю, тогда никому из наших политиков как-то не пришло в голову совать этот труп под нос Льву и обещать скормить его псам? А в данном случае - Льва поставили в известность о наших планах. Он оскорбился.
      - Глаз не видит - душа не болит? - спрашивает О-Наю презрительно.
      - Примерно так, - отвечает Ар-Нель. - Принцев в Лянчине полно, а вот оскорбление снести нельзя.
      - Любопытно, - задумчиво говорит Государь, - а вот Эткуру... при том, что Принцев в Лянчине полно... его голос будет услышан, если он решит говорить со Львом?
      - Их голоса тем слышнее, чем они ближе к Престолу, - говорит Ар-Нель. - Голос Пятого Принца слышнее, чем голос Двадцать Шестого, а голос Первого - и подавно.
      - Важно, важно сделать Эткуру союзником, - говорит Дэ-Нг. - Всё может случиться... южане - мерзавцы, честолюбивые негодяи... как знать, не говорим ли мы с будущим Львом...
      - Или - с будущим мертвецом, если он попытается запрыгнуть на Вершину Горы и промахнётся, - режет О-Наю.
      Вдова Нэр замечает:
      - А как было бы красиво... Наша нежная дружба с Принцем, который по воле Земли и Небес вдруг, каким-нибудь чудом, займёт Престол Прайда... Безопасность приграничных земель, торговля - пальмовое масло, вино, пряности...
      - О, да, да, - кивает О-Наю. - Нежная дружба, беседы, чок с вафлями... Пусть переговоры тянутся и сопровождаются всеми этими политесами. Если они затянутся хотя бы до середины лета, мы успеем провести мобилизацию и будем готовы начать войну на территории Лянчина.
      - Будет Гвардия Государева, наёмники и ополчение, если вы решитесь, - впервые за разговор изрекает своё веское слово второй маршал, Смотритель Гарнизонов, Господин Хен-Я, отец Забияки Ю-Ке, угрюмый пожилой вояка. - Благое дело. Двинуть на юг. Новое вооружение, артиллерия. Мечом варвара не напугаешь, а от пушек он бежит.
      - Война на юге - это слишком расточительно, - возражает Дэ-Нг. - Тем более - масштабная и серьёзная. Кроме наёмников и Гвардии Государевой войне понадобятся люди, которые могли бы строить, а не рушить, тысячи, тысячи молодых мужчин - и у нас слишком много шансов оставить их жизни в этих поганых песках...
      - Да, - говорит О-Наю холодно. - Расточительно. Рискованно. Но мы когда-то должны начать эту войну, Уважаемый Господин Канцлер. Я намерен говорить об этом на Большом Совете - и я прошу Государя пригласить на Большой Совет послов наших союзников. Вы забываете, Уважаемый Господин Дэ-Нг, что Лянчин граничит и с нашим Югом, с Шаоя - а эта маленькая жаркая страна продаёт нам не только пряности и благовония, но и идеи. Если мы сейчас настолько сильны, что стычки с варварами на границе заканчиваются на границе же - то Шаоя уже потеряла кусок земли восточнее Ходшерта. Если Лянчин сожрёт Шаоя - это будет вечным грязным пятном на нашем гербе.
      Дэ-Нг мнётся и молчит.
      - Мы в ответе, - продолжает О-Наю. - Я уверен: Шаоя даст своих людей, даст верблюдов, железа, своих бальзамов, исцеляющих раны - лишь бы Гвардия Государева защитила её детей от рабства. История сложилась так, что Кши-На плохо знает, что такое рабство - а вот Шаоя знает хорошо.
      - Но Лянчин - слишком серьёзный противник, - задумчиво говорит Вдова Нэр. - Если они умеют строить хуже, чем мы, то воюют... так же, может - лучше... Пока мы учились строить, они учились воевать. У них другой подход к войне, другой подход к смертям - они упиваются всем этим... Мы много потеряем, если сцепимся с ними. Государь, я думаю, вы правы, стараясь завершить дело миром.
      - Государыня говорила, что варвары - люди чести, - снова говорит О-Наю. - Не уверен. Мальчишки, которые прибыли сюда в качестве послов, ждут приказа. Если им прикажут солгать - они солгут. А возможно, Лев солжёт им: помните, что мы для них - неверные. Как мы можем рассчитывать на их честь, если они лгали в Шаоя, своим единоверцам?
      - Я разрешаю вам, Ник, сделать то, что вы задумали, - делает вывод Государь. - И так, как вы задумали. Я надеюсь, что вы не ошибаетесь. Война - это расточительно и не вовремя, так будем же и дальше тянуть время... до тех пор, пока положение не прояснится или пока мы не будем готовы атаковать. Я выслушаю послов из Шаоя. Но - как бы ни повернулись события, Пятого Принца Лянчинского неплохо бы иметь в союзниках.
      - А Младший Львёнок? - спрашивает Ра.
      - Если эта история изменит взгляды Эткуру и ход переговоров, судьбу своего Младшенького посол решит сам, - медленно говорит Государь. - Или - выполнит приказ своего Льва. Других вариантов я не вижу.
      - А я вижу! - Ра с треском схлопывает веер. - Хорошее начало для отношений - вынудить будущего друга убить брата! Это - бесчестно и жестоко!
      Ра несёт, как в старые добрые времена. Взрослые вельможи прячут улыбки, Государь смотрит на неё с обожанием, но возражает:
      - Мы не можем ничего поделать. Чужие законы должно соблюдать. Я могу рассчитывать только на то, что наше гостеприимство может сделать Пятого Принца чуть милосерднее, чем он есть. Ради этого я и позволяю Нику...
      - Мы на нашей земле! - возмущается Ра. - И я, в какой-то степени, понимаю варваров! Они хотят убить обесчещенного - а если его честь будет в порядке?
      - Им это неважно, Государыня, - говорит О-Наю.
      Ра лупит веером по ладони.
      - Важно! Если он не раб, а гость! Если я - лично я - назову его другом! Если южане откажутся от него - я сделаю его Вассалом своего двора! Вот. И никто не скажет, что мы оскорбляем соседей этим. Никто не скажет, что мы измываемся над беззащитными.
      Шок. Вдова Нэр хмурится, Канцлер качает головой.
      - Государыня, - говорит О-Наю, - мне жаль, но он не оценит. Вы ведь не видели его... это злобный и подлый зверёныш, грязная и жестокая тварь. Его воспитывали, как насильника и убийцу. Он ненавидит Кши-На, презирает ваших подданных, женщины для него - меньше, чем ничто. Боюсь представить выражения, в которых он откажется от ваших благодеяний. Ему легче умереть, чем стать Вассалом женщины - а ваш благой порыв, увы, опирается на незнание...
      Хен-Я согласно кивает: "Мрази, да".
      Ра доламывает свой несчастный веер окончательно; её глаза полны слёз. Вэ-Н берёт у неё из рук обломки тростниковых реечек, измятый клочок шёлка:
      - Скажи, что хочешь, - говорит он. - У тебя чутьё.
      - Ник, - говорит Ра мне, - я поручаю тебе посмотреть на Младшего Львёнка. Если Господин Маршал прав... ну, значит, будет, как сказал мой Государь. Ты ведь не обманешь меня?
      Я неуклюже кланяюсь.
      - Ага, добрая Государыня. Именно так и сделаю. Честное слово.
      Малышка Ра - взбалмошное и нелогичное существо, но у неё потрясающая интуиция. Посмотрим, что из этого выйдет.
     
      Погода исключительно паршивая. Середина марта, пасмур, промозглый холод, в слякоть и грязь сыплется мокрый снег... В такую погоду хочется сидеть дома - и вообще, пойти бы пьянствовать с Эткуру! В покоях у южан всегда тепло; можно было бы мило поболтать о Лянчине. Совместить приятное с полезным.
      Впрочем, лирика всё это. У меня много важных дел.
      Столица озябла и приуныла. Всё серо, мрачно и не слишком-то многолюдно - под ледяной моросью не хочется гулять и созерцать; только одна дама, сопровождаемая офицером и под пёстрым зонтом, пропитанным паучьим клеем для пущей непромокаемости, быстро проходит между лавками и скрывается в заведении, продающем писчие принадлежности; остальные - сплошь рабочий люд, торопящийся по делам.
      По дороге до места тоже успеваю озябнуть; мой эскорт перекидывается печальными замечаниями о несовершенстве сущего. Добравшись - радуюсь больше, чем следовало бы: крыша как-никак, а крыша, даже тюремная, в такую погоду приятнее, чем прогулки под открытым небом. Оставляю своего холёного гнедого мерина - подарок Государя - сопровождающим меня солдатам. И вхожу через крепостные ворота - мимо двух поднятых решёток - на территорию Башни Справедливости, местечко известное и легендарно ужасное, как Бутырка или Кресты.
      Вообще-то, Башня - это только часть всего этого дико древнего архитектурного шедевра. Когда-то - крепость, в которой располагался Старый Замок, ограждённый крепостным валом; сама Башня была сторожевой башней, с которой, с почти восьмидесятиметровой высоты, дозорные Государя следили за возможным приближением коварного врага, а заодно - и отслеживали пожары, то и дело вспыхивающие в городе. С тех пор минуло лет пятьсот.
      Тай-Е вырос. Со смотровой площадки Башни теперь, я подозреваю, городских окраин не видно или почти не видно. Империя Кши-На превратилась в такую силу, и политическую, и военную, что коварный внешний враг не приближался к её Столице уже лет триста. Жить в холодном, мрачном и тесном здании с бойницами узких окон и гулкими сводами для нынешних Государей уже не по чину. Крепость превратилась в тюрьму - как и на Земле частенько случалось.
      В Старом Замке теперь заседает Департамент Добродетели, в нём - суд, принимают чиновники по серьёзным гражданским делам и составляются важные юридические документы. А в крепости содержат до суда оступившихся граждан - прежде, чем королевское правосудие решит их судьбу.
      В основном - в клетушках для солдат на крепостной стене, превращённых в камеры. А на Башне - самых злонамеренных и опасных. Говорят, оттуда фактически невозможно бежать - да никто и не бежал. Хотя дольше месяца в этой крепости обычно не задерживаются. Суд - и три известные дороги: каторга, рабство и свобода для оправданных счастливчиков.
      В жутковатой келье, холодной, как могила, в башенке Старого Замка я разговариваю со Смотрителем Департамента Добродетели, мрачным, крепко сбитым, седым. Смотрителя, Уважаемого Господина И-Ур, почти официально называют Одноглазым Филином: его глаз когда-то давно выбили в поединке - и чёрная повязка на угрюмом лице вкупе с чёрным, в узких полосках меха, кафтаном делают И-Ура поразительно похожим на пирата, состарившегося в злодеяниях. Впрочем, это - земной стереотип; на Нги-Унг-Лян шрамы на лице означают отвагу и доблесть, а висящая за спиной Господина Смотрителя акварель с оскаленным сторожевым псом в шипастом ошейнике и надписью "Охраняю и защищаю" ещё и вкус выдаёт.
      И-Ур, как говорят при дворе, жестокий, но фанатично честный чиновник, один из тех, кто считает, что государство рухнет, стоит ему отвернуться или сделать ошибку. К врагам короны он беспощаден, мелкой уголовной шушерой его чистоплотная душа брезгует, но он, по слухам, лично просматривает протоколы допросов. Болтают о сети осведомителей - Птенчиков Одноглазого Филина, о палачах, которые за доброе слово и сотню золотых могут обеспечить приговорённому к каторге фатальную кровопотерю и честную смерть, об ужасных методах дознания... но я понятия не имею, правда это или классический фольклор. С криминальным миром Кши-На я совершенно не знаком - поэтому мне интересно до холодка в животе.
      Меня Господин И-Ур встречает приветливо, угощает горячей микстурой-чок, к которой я уже привык, как к чаю или кофе, и сухим печеньем - а помимо того выражает готовность рассказать всё, что я пожелаю услышать. До него тоже дошла история с Ри-Ё - И-Ур считает меня защитником неправедно обиженных и уважает.
      Я устраиваюсь на циновке возле его рабочего места - конторки и чего-то вроде этажерки с кипой деловых бумаг. Листки с чёрным обрезом - явно официальные документы; по качеству бумаги и её выделке в Кши-На можно судить о написанном на ней: на "чёрной" любовных писем не пишут, оборванный край письма - предел неуважения к адресату, золотой обрез - аристократическая Семья, красный - для особых случаев... Рядом с этажеркой стоит жаровня - и сравнительно не дует от незаклеенного окна. Я кое-как отогреваюсь и спрашиваю о содержащемся под стражей контингенте.
      Господин Смотритель степенно сообщает, что криминальная обстановка в любимой Столице, слава Небесам, нынче вполне терпима. Ужасных злодеев не появлялось уже года четыре, с тех пор, как казнили посредством зарывания в землю живьём мерзавца, что поджёг дом с тремя детьми и женщиной, дабы получить наследство. Клятвопреступников и заговорщиков, хвала Небесам, не видать. В Башне ожидают суда разбойники, аптекарь, торговавший ядом из-под прилавка, и взломщик, которого Птенчики выслеживали несколько лет. Прочие - мелкота: ворьё, жульё и всякая шелупонь, вроде игроков в "чёт-нечет" с утяжелёнными фишками.
      Я спрашиваю о криминальном мире Столицы.
      И-Ур пожимает плечами. Ему не представить себе, просто в голове не уместить, как такая важная особа - Вассал Государыни - может интересоваться жизнью сброда. Я настаиваю - и мне обещают показать "зверинец". Уточняю: больше всего меня интересуют Юноши призывного возраста. Намекаю на государственный интерес - и Господин Смотритель перестаёт задавать вопросы.
      Передаю письмо Государя. И-Ур ломает печать, пробегает глазами по строчкам - и отвешивает условный полупоклон. "Уважаемого Господина Э-Тка сию минуту проводят к пленному". Стражника вызывают звонком, глухо отдающимся где-то внизу. Сотник, высокий хмурый парень в кирасе, вооружённый до зубов - Мужчина, впрочем, Юноши тут не служат - провожает меня в самоё Башню.
      Тюремный двор отделен от "казённого присутствия" каменной стеной и двойной чугунной решеткой. Он вымощен булыжником, хотя городские мостовые крыты плоскими каменными плитками. Стражники под козырьками, защищающими от дождя и ветра, стригут меня взглядами: в эту часть крепости просители с бумагами не ходят, их не пускают - важному Господину без знаков Департамента на территории тюрьмы делать нечего. Но вопросов опять-таки не задают: меня сопровождает доверенное лицо.
      Письмо Государя с его печатью служит пропуском в Башню. Башня состоит из винтовой лестницы, бесконечной и крутой, как зараза, и крохотных камер, вмурованных в толстенные стены из шершавого желтовато-серого камня. В стародавние времена в таких клетушках, я думаю, дежурили лучники или дозорные. В каждой клетушке размером два на полтора, с узкой - ладонь не пройдёт - бойницей окна - условная койка из пары плоховато оструганных досок, параша и всё. Башня продувается насквозь - и всё равно здесь стоит классическая тюремная вонь: параши, пота, нездоровых тел, грязного тряпья, кислого страха... Запахи загнанного зверья и перепуганных людей впитались в стены навсегда. Камеры закрыты не дверьми, а раздвижными решётками; выходят на круглые лестничные площадки. Я вижу за решётками ожидающих участи злодеев.
      Косматый мужчина сидит на койке квадратной спиной к лестнице; даже не дёргается обернуться, слыша шаги. Довольно молодой, лет около тридцати, демонического шика, парень в рубахе, заляпанной давно побуревшей кровью, окидывает меня презрительным взглядом с головы до ног. Высокий человек, лица которого я не вижу, смотрит в бойницу на узкую полосочку мутного неба. Тщедушный типчик с похабной рожицей кидается к решётке, хватается за неё руками, верещит:
      - Уважаемый Господин, Птенчики ошиблись, я не Се-Ю, Небом клянусь! Я солодом торговал, в уезде, сюда приехал в бордель сходить... то есть, в храм - помогите несчастному, невинно же страдаю!
      Глядя на всё это, я прикидываю, как досталось южному принцу, прожившему в такой клетке не неделю до приговора, а несколько месяцев, да ещё зимой. Ледяной каменный мешок, продуваемый всеми ветрами, вонючий - и ты на виду каждую минуту. Немудрено, что он кашляет и хочет умереть - здоровый земной мужик заболел бы насмерть, не то, что шестнадцатилетний нги-унг-лянский мальчишка...
      Я бы не удивился, увидев именно то, что успел вообразить, - гуманизм в эту эпоху в антропоидных мирах обычно не достигает горних высот, - но с принцем поступили не так жестоко, как могли бы. Камера в верхнем ярусе башни когда-то была, очевидно, кордегардией или помещением для отдыха. Метров десять квадратных, окно, закрывающееся обтянутым пергаментом ставнем, жаровня, пол, застеленный циновкой, койка, на которой нашлись и матрас, и одеяло из свёрнутой в несколько слоёв и простроченной ткани... Принц, в лянчинских кожаных штанах и здешней шёлковой рубахе, сидит на койке, накинув на плечи форменный полушубок пограничника из Кши-На; он поднимает глаза, когда стражник отпирает решётку - и у меня случается приступ жалости.   Да, враг, конечно. Я понимаю. Вдобавок, заложник.
      На меня огромными чёрными очами в неизмеримых ресницах смотрит тропический чахоточный ангел. От страданий, физических и моральных, вся классическая лянчинская брутальность испарилась - от неё остался только острый огонёк в очах и поза загнанного волчонка. А мил он внешне на редкость: со своими отросшими кудрями, южным шармом, лихорадочным румянцем на скулах и матовой смуглостью.
      Как-то не очень похож на братьев-Львят: слишком большие глаза, прямой, "европейский" разрез, скулы не торчат, кожа посветлее... Я бы сказал - полукровка. Сын Великого Льва и светленькой северной рабыни, не иначе.
      - Плохо себя чувствуешь, Львёнок? - спрашиваю я и вхожу. - В груди болит?
      - Лучше, - отвечает Элсу осторожно. - Этот... старик... оставил тут... вот. Велел отпивать по глотку, если начну кашлять. Ты - лекарь?
      На поставце - вылитая деревянная табуретка - стоят стеклянный кувшин с мутным бурым содержимым и чашка. Что в кувшине, я себе представляю. Отвар чок, смешанный с соком солодового корня, малым количеством настойки "подорожника" и вискарём из ся-и. В сумме - жаропонижающее, обезболивающее и отхаркивающее средство. Не знаю, поможет ли оно при здешней "чахотке", но от тяжёлого бронхита спасает успешно.
      - Нет, - говорю я. - Не лекарь, но в лекарствах понимаю. Я - Ник, Вассал Государева Дома. Тебе новости принёс. От нашего Государя, от Снежного Барса.
      Тень презрительной усмешки. Умная рожица и не злобная. Маршалы у нас - люди с предрассудками: воевали, можно понять. Они, похоже, всех лянчинцев передушили бы своими руками, дай им волю, а южане... что ж, южане относительно северян варвары, безусловно, но не безмозглые скоты. И этот парнишка - не дурак, несмотря на юность.
      - Меня убьют? - спрашивает он с дикой смесью отвращения и надежды. - Когда меня убьют, наконец? Или... - и надежда меркнет. Он поднимает взгляд, смотрит прямо и испытывающее, как все южане, когда хотят честного ответа. - Не договорились, - почти утвердительно. - Со мной... кончено со мной.
      - Погоди, - говорю я. - Во-первых, ещё ничего не решено, а во-вторых, многое зависит от тебя самого.
      Он снова усмехается, заметнее. Циничная мина - старше его самого лет на тридцать.
      - А кто приехал?
      - Эткуру.
      - Хо-уу... ну так он изрядно позабавится... Ему не впервой, его всегда забавляло, если кого-то из братьев опускали до самой преисподней... чем меньше Львят - тем больше мяса достанется Старшим в Прайде.
      Элсу говорит на языке Кши-На, как северянин - не только почти без акцента, но и сложными чистыми предложениями. И не питает иллюзий. Действительно, умница, однако. Я решаю попробовать поговорить с ним серьёзно.
      - Львёнок, - говорю я, - Эткуру считает, что тебе лучше умереть, но Снежный Барс не позволит тебе это сделать. Лев предлагает за тебя денег, а Снежный Барс хочет мирного договора, скреплённого клятвой.
      - Творцом клясться? - спрашивает Элсу хмуро.
      - Вот именно.
      - Не согласятся, - в тоне появляется усталая безнадёжность. - И клятву выполнить нельзя, и клятвопреступником стать нельзя. Когда Лев поймёт, что его поймали - начнётся война. А поводом... я буду.
      Элсу кашляет. Кашель не так ужасен, как я мог предполагать - может, его бронхит и не перейдёт в чахотку или воспаление лёгких. Я наливаю ему микстуры, он отталкивает чашку.
      - Смысла нет.
      - Погоди умирать, - говорю я. - Если спрошу - ответишь?
      - Угу.
      - Львёнок, - говорю я, - что будет, если тебя позовёт на службу Снежный Барс?
      Тёмные очи Элсу становятся просто громадными. Он потрясён.
      - Меня позовёт?! Меня?! Что вдруг?!
      - Если Снежный Барс скажет, что тебе не причинят вреда и не посягнут на твою честь - что будет? Что скажут твои братья? Как ты считаешь?
      - Это - если я соглашусь? Скажут, что я продался, предал Льва, Прайд, веру предков... Скажут, что меня околдовали, быть может, - и усмехается, как старый скептик. - Плюнут, уедут. Или останутся, чтобы убить меня. Предатель должен быть убит, верно?
      - А ты согласишься?
      - Зачем я Снежному Барсу? - сейчас рассмеётся мне в лицо. - Это шутка?
      - Не Барсу - его подруге. Снежной Рыси, скажем. Государыне.
      Я жду чего угодно. Приступа ярости. Презрения. Истерики. Оскорблений. Общение с лянчинцами меня морально вооружило - но Элсу только молча глядит на меня и дрожащими руками застёгивает-расстёгивает верхнюю пуговицу на полушубке. Берёт чашку с пойлом - и опрокидывает залпом, с отвращением глотает.
      Я жду.
      - А что, а я вот соглашусь! - выпаливает Элсу единым духом. - Да, я соглашусь! И всё, и пусть делают, что хотят! Пулю в спину, нож под лопатку - пусть! Мне наплевать! Я соглашусь. Женщина... если она велит отдать мне меч - то пусть, пусть она приказывает, мне всё равно! И я останусь. И если меня убьют - то пусть здесь. Пусть - подло. Я готов, - переводит дыхание, бледно улыбается. - Так ей и скажи. Женщине. И им скажи. Пусть смеются, злятся - пусть - что хотят. Всё равно с переговорами ничего не выйдет, всё равно будет война - и пусть они хоть сдохнут, пусть. Они всё равно никогда ничего не поймут...
      Ничего себе, думаю я. Интересный мальчик. У него, однако, своеобразный опыт... болезненный. Подранки быстро взрослеют. Не похоже, чтобы он смалодушничал... Личный выбор...
      - Твоя мать была северянкой, Элсу? - говорю я.
      - Не знаю... кто была та рабыня... она давно умерла, я не помню. Я - Львёнок Льва... - и сбился с тона. - Ник... это глупо, страшно глупо, я понимаю... но у меня есть... как это? Женщина. Официальный Партнёр. Подруга. Сестра. Как это правильно сказать? Моя... для меня...
      Мне кажется, что парень бредит. Он раскраснелся, щёки горят, блестят глаза, дышит тяжело и хрипло; дотрагиваюсь до его лба - температурит, ещё и как!
      - Элсу, ляг. Я тебя отсюда заберу, тут холодно и сложно присматривать за тобой - ты совсем болен.
      - Ник, нет! То есть - да, пусть - но ты скажи, ты попроси. Скажи Снежному Барсу: Львёнок Элсу поцелует клинок - его клинок, клинок его подруги, если у неё есть - но пусть мне привезут, оттуда, с юга, из крепости, женщину по имени Кору. Это... она моя женщина.
      Женщина по имени Кору. Очень интересно. Во-первых, Кору - это имя лянчинского мужчины. Женщина теряет имя вместе со статусом. Во-вторых, в лянчинском языке нет слов "жена", "сестра" и "подруга", а уж тем более "Официальный Партнёр" - последнего термина Элсу, кажется, даже не понимает до конца. По-лянчински это называется "рабыня" и "трофей", а вся эта терминология из Кши-На - потому что лянчинская не подходит. Так что - в-третьих... дорого бы я дал за то, чтобы узнать, что за "в-третьих" там, на южной границе, произошло.
      Лянчинец, намеренный "перейти на сторону врага" ради женщины - это нечто небывалое.
      Элсу придушенно кашляет, уткнув лицо в ладони - и я трачу на него ампулу стимулятора. Он так доверчиво вдыхает, что любо-дорого. Приступ кашля отпускает.
      - Ты ведь понимаешь, что не должен умереть, Львёнок Льва? - говорю я. - Если ты хочешь дождаться своей женщины - ты не должен умирать. Выпей ещё и приляг. За тобой пришлют повозку.
      Элсу делает ещё пару глотков микстуры, давясь от отвращения, и ложится, кутаясь в полушубок. Его заметно знобит. Я придвигаю к койке жаровню.
      Никакой он не бесчувственный гадёныш. Уж не знаю, что там у него за история - но это человеческая история. Не дикарская.
      - Это правда - то, что ты сказал? - спрашивает Элсу сиплым шёпотом. - Ведь мне ни к чему врать, да? Зачем врать смертнику?
      Рановато повзрослел Эткуру. Первый признак - ответственность не только за себя... Впрочем, иногда мне кажется, что даже вполне взрослые лянчинцы и за себя-то тяжело отвечают...
      - Я не вру, - говорю я. - Клянусь. Я вернусь, а ты поспи.
      Элсу кивает и сворачивается на койке клубком, подтягивая босые ноги под полушубок. Я выхожу - и стражник запирает решётку.
     
      И-Ур показывает мне "зверинец". Я начинаю сомневаться в успехе собственного плана.
      Логично представить себе, что в тюрьме - отбросы общества, но я, откровенно говоря, не ожидал, что зрелище выйдет настолько жалким. Кши-На слишком элегантно выглядит; волей-неволей лезет в голову всякий вздор о Робин-Гуде и прочей уголовной романтике.
      А вот ничего подобного. В обществе, где все носят оружие с малолетства, а едва научившись его держать, тщательно изучают приёмы боя, - независимо от сословия и статуса, - насильственные преступления сведены почти к нулю. В обществе, где у купцов и ремесленников высокого пошиба есть Имена Семей, как у дворян, посягательство на чужую собственность - удел законченных ничтожеств. Похоже, встроенный кодекс бойца работает на Нги-Унг-Лян куда чётче, чем на Земле. Называть то, что я наблюдаю, "миром криминала" - слишком громко.
      В каменных клетках за решётками - те самые пропойцы, какие до сих пор не встречались мне в прочих местах, какие-то унылые личности без признаков интеллекта на лицах, битые-перебитые, заискивающе хихикающие создания непонятного пола, похожие на ошпаренных дворняжек... Если в живописном разбойнике, показанном мне в Башне, ещё чувствовалось самоуважение и общественный вызов, то в этих - не видать ни того, ни другого. От них несёт хлевом, они сидят и лежат на грязной соломе в каком-то отупелом оцепенении; только один из всей набитой в "обезьянник" кодлы вдруг, подскочив к решётке, тянет ко мне руки и клянчит "пару серебрушек несчастненькому" визгливым фальцетом. Стражник лупит его ножнами меча по пальцам с отстранённо-брезгливым видом.
      - Красавцы? - насмешливо спрашивает И-Ур, и я смущённо улыбаюсь.
      Я оценил его должность и его службу. Суровая до жестокости жизнь в Кши-На держит аборигенов в струнном напряжении - большинству выживших находится место в системе, а сюда, на дно, сбрасывается только ни на что не пригодный балласт. В Кши-На - совсем другая романтика: Робин Гуд бы аборигенам не понравился, чтобы не сказать сильнее.
      Мы идём дальше. Мальчишки, которых помиловали до статуса будуших рабынь, содержатся отдельно. И-Ур, провожая меня в другой бастион крепости, замечает:
      - Эти - ещё слишком молодые, чтобы совсем оскотиниться. Если кто пожалеет и в дом возьмёт, может, из них и выйдут приличные женщины... женщину создаёт мужчина, глядишь, и выправятся - а порядочными мужчинами им не бывать, это уж точно.
      В помещении для мальчишек чище и теплее. В клетке - пятеро, и эти реагируют на окружающее куда живее: при виде нас с И-Уром вскакивают с мест, смотрят с отчаянной надеждой. Прислонившийся спиной к стене шкет в заношенном тряпье, с грязными русыми волосами до плеч, не заплетёнными в косу, свистит и презрительно бросает товарищам по несчастью:
      - Напрасно всполошились, девочки! Никто из нас и обломка ножа не стоит - а вы на церемониальный меч пялитесь!
      - Заткнись, гадина! - взвизгивает более чистый парнишка с мелкими чертами лица - совсем девчонка. - Ты ничего не стоишь, помоечник! Господа, не слушайте эту тварь!
      - Уважаемый Господин! - темноволосый мальчик в рубашке с вышитым воротником цепляется за решётку, прижимается к ней всем телом. - Послушайте, пожалуйста... я же не знал, Небом клянусь, я понятия не имел, что так выйдет... я больше никогда...
      Кто-то за его спиной кидается на солому и истерически рыдает. Лохматый шкет издевательски хохочет и показывает пальцем. И-Ур усмехается:
      - Звёзды небесные, а не Юноши.
      - Уважаемый Господин Смотритель, - говорю я, - мне надо с ними поговорить. Я не уверен, но, возможно, кто-нибудь из них и подойдёт.
      И-Ур кивает.
      - Извольте, беседуйте, Уважаемый Вассал Эк-т. Если кто приглянется - пошлёте ко мне стражника.
      - Я вам подойду, Господин Вдрызг-Неизменный, - тут же подсовывается лохматый. - Только взгляните на меня - я буду красивая и честная девица, чтоб мне лопнуть!
      - Не лезь, ворюга! - парнишка, смахивающий на девчонку, замахивается на него кулаком.
      - Оэ! Я - ворюга, а ты - Дочь Ночи!
      - Уважаемый Господин, - молит темноволосый, - ну послушайте, Неба ради!..
      - Эй, фуфлыжник! - окликает его лохматый, засовывает в рот большой палец и прикусывает у первого сустава - чудовищно вульгарным жестом. - Твой хозяин тебя послушает... может быть.
      - Да отойди ж ты в сторону, урка! - плотный парень отталкивает лохматого плечом, тот мерзко хихикает:
      - Сильная девочка, легко родишь!
      - Ну вот что, красавцы, - говорю я. - Или вы сейчас замолчите, или я ухожу.
      И наступает тишина. Даже рыдавший перестаёт рыдать, встаёт и подходит к решётке, размазывая слёзы по лицу. На меня смотрят напряжённо и вопросительно.
      - Значит, так, - говорю я. - Одного из вас я могу отсюда забрать.
      - Меня! - тут же говорит лохматый.
      - Послушай сперва, дурак, - хмыкает плотный и спрашивает. - Куда, Уважаемый Господин?
      - Уважаемый Господин, - тут же выпаливает темноволосый, - я тут случайно, Небом клянусь, я из хорошей Семьи, я сделаю всё...
      - Начнём с того, что мне вы не нужны, - говорю я. - И лёгкой жизни не обещаю. От унижения избавлю. Но - и только.
      Они снова затыкаются.
      - Кто из вас чувствует себя в силах стать подругой лянчинского Принца? - спрашиваю я. - Это - благое дело. Я хочу, чтобы тот, кто решится, стал ему настоящей подругой, партнёром и товарищем. Принц - варвар, он не знает, что такое свободная женщина, он заточен под мир рабства, страха и боли. Если среди вас найдётся смельчак, его дети станут лянчинскими Львятами.
      Лохматый снова свистит. Плотный сплёвывает:
      - Ага. Клеймо на лоб - и всю жизнь валяться в ногах у вонючего дикаря. Спасибо, я не настолько глуп.
      - Ещё бы, солнышко, - язвит лохматый. - В борделе-то лучше!
      Темноволосый прячет глаза:
      - Уважаемый Господин, мне жаль... но - нет. Может, меня выкупит человек, а не животное с юга.
      Лохматый издевательски смеётся:
      - У-сю-сю, Уважаемая Госпожа, вы такая наивная! - и перехватывает его ладонь в сантиметре от собственной физиономии.
      - Ты? - спрашиваю я у похожего на девчонку.
      Он изо всех сил мотает головой:
      - Нет-нет-нет! Мне ещё жить не надоело!
      Рыдавший под шумок молча ретируется в глубь камеры.
      - Значит, нет? - спрашиваю я. Не стоило и пытаться.
      - Ну почему? - лохматый смотрит на меня, глаза у него наглые, зеленовато-серые. - А я-то? Вы не слыхали разве, Господин Вассал?
      - А ты надеешься смыться, - говорю я. - Разве не так? Только напрасно надеешься. Ты мне не подходишь.
      - Не-а, - лохматый улыбается. - Я не сбегу. Этих трусов матушки учили добру, а я свою не помню. Я сам... научился кое-чему. Товарищем, значит? Лянчинцу? А что, между нами много общего: я дикарь и он дикарь, я вор и он вор... может, это Судьба моя. Отпечаток его пятерни не при вас, Уважаемый Господин?
      Мне повезло. И что теперь делать с этой Манькой-Облигацией? Похоже, идея с самого начала была глупой и провальной.
      - Как звать? - спрашиваю я, всё ещё размышляя, стоит ли с ним связываться.
      - Ви-Э, - сообщает лохматый с готовностью. - Имени Семьи нет, потому что Семьи нет, извиняйте. Но будет. Эти пусть себе, как хотят - а я хочу детей.
      Кажется, в его тоне что-то чуть меняется на последних словах. И я решаюсь.
      - Хорошо, - говорю я. - Значит, ты - наш человек в лянчинской миссии, Ви-Э?
      Лохматый кивает.
      - Только отмойте сначала, а то принц меня прибьёт от ужаса, - говорит он, и в его тоне уже не звучит холодная злоба. - И - я ваш человек, конечно. Я же родился в Тай-Е...
      И я посылаю стражника оформить бумаги на воришку по кличке Ви-Э, плебея без Имени Семьи. По крайней мере, он не без внутреннего стержня...
     

***

     
      Впоследствии Анну долго думал, как дошёл до такого безумия.
      Видимо, Север и Ар-Нель что-то необратимо изменили в его душе. Сама мысль о настолько нелепом, неприличном и глупом поступке ещё неделю назад не могла бы прийти Анну в голову.
      А теперь пришла. И Анну заговорил с Соней.
      Разумеется, при всём своём душевном раздрае, Анну не обезумел до такой степени, чтобы сделать это при всех. Он почти подкараулил Соню на выходе из коридора, ведущего из покоев для гостей в служебные помещения: раб возвращался с корзиной, в которой лежали вычищенные блюда, пустой бурдюк и пара ножей. Увидев Львёнка там, где он просто не мог находиться, Соня чуть не выпустил корзину из рук.
      - Господин?
      - Соня, - сказал Анну, осознавая запредельную степень глупости ситуации, - я подумал... Ты, наверное, отчаянно устаёшь, ты же работаешь один за целую толпу... Я мог бы попросить местных...
      - Нет, - поспешно ответил Соня. На миг на его лице отразился настоящий ужас. - Не надо, господин. Я не устаю. Я в порядке.
      - Ты что? - удивился Анну.
      - Ты хочешь избавиться от меня? - тихо спросил Соня, быстро взглянув на Анну и тут же опустив глаза. - Я тебе отвратителен? Или - так приказал Львёнок Льва?
      Анну вдруг стало очень жарко.
      - Соня, - сказал он, - ты меня боишься? Или - просто ненавидишь? Я же, кажется, не бил тебя ни разу... и... послушай... я не собираюсь над тобой издеваться.
      - Чего ты хочешь, Львёнок? - спросил Соня совсем уж тихо, еле слышно. - Скажи, я сделаю.
      - Я всё время думаю, что ты тоже Львёнок, брат, - вырвалось у Анну помимо воли. - И что ты - Львёнок Льва, и что ты - ты ровесник Эткуру, да?
      Соня медленно нагнулся, поставил корзину на пол и выпрямился. Его татуированное лицо показалось Анну безмерно усталым.
      - Зачем ты это говоришь? - спросил Соня, словно через силу. - Ну зачем? Чего ты добиваешься? Хочешь заставить меня плакать? Орать? Проклясть вас всех? У тебя не получится, я думаю. Я же раб, бестелесный к тому же - у меня нет ни гордости, ни злости...
      Анну заставил себя смотреть прямо и проговорил, преодолевая мучительный стыд:
      - Мне кажется, с тобой... несправедливо обошлись с тобой, вот что. В чём ты провинился, а, Соня? За что тебя... с тобой... за что, короче?
      - Тебе важно? - Соня чуть пожал плечами. - Лев велел Тэкиму позвать меня зачем-то, а тот то ли забыл, то ли нарочно не передал... Я не пришёл, Лев разгневался, послал за мной бестелесных наставников - я спал. Вот и всё. Я - Соня. Я сплю, когда Лев приказывает действовать.
      - Ты был ребёнком тогда?
      - Да. Думаю, да. До Поры было далеко. Послушай, Львёнок... можно, я больше не буду говорить об этом? Я не считаюсь братом. Я считаюсь рабом. И это к лучшему, наверное...
      - Почему? - спросил Анну, у которого вполне физически, как свежая рана, болела душа.
      - Мне больше нечего терять, - сказал Соня спокойно. - А Львята - каждый из них - они могут потерять так много, что даже отрезанная рука со стороны покажется сравнительно малой потерей. И потом... меня больше не предадут - меня уже предали.
      - Я решил, - вырвалось у Анну. - Я не могу считать тебя рабом, брат. Я попрошу тебя у Эткуру - в подарок или куплю - и ты... я не буду считать тебя рабом. Ты сможешь уйти, если захочешь. Или - ещё что-нибудь. Короче, ты будешь свободен, брат.
      Соня издал странный звук - то ли смешок, то ли сдавленное рыдание.
      - Брат... Ты - странный человек, брат. Куда же я денусь... Я уже отравлен этим. Думаешь, можно десять лет пробыть рабом - и остаться человеком? Или - быть бестелесным и остаться... несгоревшим?
      Анну смешался.
      - Попробуем...
      Соня чуть усмехнулся.
      - Ты армии в бой водил, Анну - а временами похож на ребёнка... Послушай, Львёнок, а может, ты просто смеёшься надо мной? Чтобы рассказать Эткуру, а? И посмеётесь вместе...
      - Послушай, - пробормотал Анну сквозь судороги стыда, - я... не люблю зря мучить людей, брат. Ни бестелесных, ни пленных, ни рабынь. Не люблю. Мне от этого... нехорошо.
      Соня поднял с пола корзину.
      - Я верю, - сказал он просто и беззлобно. - У тебя по лицу видно. Если ты меня купишь - или если Эткуру подарит меня тебе, брат - я буду тебе служить. Идти мне всё равно некуда... а ты... ты, как говорится, добрый хозяин, брат.
      И ушёл в покои, оставив Анну наедине с чувством моральной горечи, какой-то острой, жгучей неправильности и непоправимости. Анну решил, что надо выйти на воздух, чтобы свежий ветер ранней северной весны выдул стыд и раздражение; ему страстно хотелось видеть Ар-Неля и слышать его голос - как хочется приложить холодное стальное лезвие к горящему ушибу.
      Анну впервые задумался о том, насколько его изменила Кши-На. Он не мог понять, лучше стал или хуже, сильнее или слабее - но отчётливо осознавал: эта перемена фатальна, как смерть, она - навсегда. Большую часть из того, что казалось естественным, обычным, нормальным - он уже никогда не сможет так принимать.
      А самое ужасное - Анну больше никогда не подумает, что Лев Львов непогрешим.
     
      Анну вышел из покоев и направился к Главной аллее.
      Утро выдалось очень ясным и холодным; остатки подтаявшего снега, пропитанного дождевой водой, покрылись тонкой корочкой льда, как засахарившийся мёд, и холодное солнце остро сияло в небе, совершенно чистом и ослепительно голубом. Мир источал свежий и острый запах - мокрой земли, стылых растений и ещё чего-то терпкого. В парке Государева Дворца было многолюдно: мимо деревьев без листвы, похожих на клубки сухих прутьев, из которых рабы плетут корзины, и кустарника, голубовато-сизого, пушистого, с длинными острыми иглами вместо листьев, прогуливались, разговаривая между собой, важные особы из Прайда Барса и роскошные женщины. Анну решил, что в такую славную погоду Ар-Нель наверняка вышел осмотреться и поболтать со знакомыми, и отправился его разыскивать.
      Разодетые язычники кивали и улыбались; Анну никак не мог привыкнуть к этим знакам внимания, казавшимся не ритуальными, а непринуждённо дружескими - ему, врагу, чужаку, иноверцу. Их никто не принуждает улыбаться, думал Анну, зачем они это делают? Глубокие поклоны или падения ниц были бы понятнее и легче, чем эти улыбки - эффектные жесты было бы гораздо легче объяснить. Кланяться - приказали; а улыбаться - кто прикажет? И - кто такой приказ исполнит? Падать ниц можно и с ненавистью на лице...
      - Привет, Уважаемый Господин Посол, - окликнул его белёсый коротышка по прозвищу Маленький Феникс, любимчик Снежного Барса. - Хотите взглянуть, как у нас на севере пробуждаются деревья?
      Анну хмыкнул.
      - Послушать язычников, так деревья - живые твари, - сказал он без малейшего, впрочем, раздражения: к выкрутасам местного разума, в конце концов, привыкаешь. - Если так, то им тяжело спать стоя!
      Компания молодых людей, окружавшая Маленького Феникса, рассмеялась.
      - Конечно, живые, - кивнул Феникс. - Они ведь рождаются, растут, приносят плоды, стареют и умирают - разве это не свойства живого существа?
      Анну пожал плечами и усмехнулся:
      - А что они едят? Вот это - свойство.
      - Пьют воду. Вы же знаете - во время засухи они могут погибнуть от жажды.
      - У язычника на всё есть ответ...
      - Взгляните, Господин Львёнок, - Маленький Феникс легко пригнул упругий прут.
      Анну посмотрел. На ветке виднелись почки, зародыши листьев - они распухли, и крохотный зелёный кончик выглядывал из-под клейких тёмных чешуек у каждой. Спеленатый младенец листа, подумал Анну и тут же устыдился собственной мысли.
      Всё это - северная любовь к мелочам и частностям, бережное внимание к неважным вещам, вроде сверчков и не развернувшихся листьев на мёртвых голых деревьях... любовь и внимание к слабым и ничтожным существам - котятам, птенцам... трофеям, рабыням, младенцам...
      А внутри что-то рвётся пополам - так, что в душу отдаёт острой болью - и каждая мелочь усиливает эти рывки. А когда разорвётся - что будет?
      От мыслей Анну отвлёк металлический звон скрестившихся клинков и крики. Он резко обернулся на звук - и бросился бежать к Дворцовым Вратам.
      Гонец-волк, бросив коня на произвол судьбы, рубился с невозможным тут противником - с шаоя-еретиком, богоотступником с запада. Анну успел лишь поразиться тому, что шаоя оказался здесь и был одет почти как северяне-язычники, только волосы по-прежнему заплетал в кучу дурацких косичек, обмотанных цветными ленточками, - но тут же мелькнула мысль, что язычники и еретики одним миром мазаны.
      К дерущимся с разных сторон бежали гвардейцы и лянчинские волки.
      - Стойте! Остановитесь, Господа! - кричал какой-то северянин в распахнувшемся полушубке, но его никто не слушал.
      - Ты тут подохнешь, мразь! - рычал волк, а шаоя, защищаясь обычным подлым способом - меч в правой, нож в левой руке - плевался проклятиями, как загнанная баска:
      - Есть ли место в мире, где нет вас, палачи! Сожри свою печень, паук!
      - Убей! Убей его! - вопил кто-то из волков в радостной злости.
      - А ну остановитесь, псы! - заорал Анну так, что к нему обернулись все. - Мечи в ножны! - и в этот миг он увидел лицо волка. - Хенту! Меч - в ножны!
      Услышав своё имя, волк сделал шаг назад. Может, Хенту и был бы убит подонком-шаоя, выполняя приказ своего командира - но тут через низкие подстриженные кусты махнул Ар-Нель и схватил еретика за руку:
      - Остановись, Нури-Ндо! Ну всё, остановись, всё...
      Хенту с сердцем вкинул меч в ножны и подошёл к Анну.
      - Я вызвался везти пакет Льва, командир, - сказал он с печальной укоризной. - Я так хотел видеть тебя, мне пришлось много уговаривать Волка Волков - а ты останавливаешь меня, когда я хочу убить богоотступника, меня оскорбившего...
      - Здесь не пески, Хенту, - сказал Анну, невольно отводя глаза. - Здесь чужая земля, чужой закон. Мы с тобой ещё будем убивать шаоя - потом, когда я вернусь домой, и мы отправимся в поход. Но этот - пусть живёт. Его охраняют хозяева этих мест. Миссия...
      И тут его взгляд сам собой остановился на Ар-Неле, который обнимал шаоя за плечо и вполголоса говорил что-то. Грязный еретик злобно зыркал на волчат, шипел - а Ар-Нель мурлыкал: "Успокойся, Нури-Ндо, друг мой, не стоит распускаться, надо держать себя в руках, надо быть выше мстительности и собственных страстей..." - и улыбался, судя по голосу и тону.
      Каждый звук его речи втыкался в Анну, как шип.
      - Ар-Нель, - окликнул Анну. - Я поговорить хотел...
      Ар-Нель обернулся.
      - Благодарю, Анну, - сказал он так тепло, что у Анну упало сердце. - Ты всё сделал правильно, мой дорогой. Позволь мне закончить - и мы поговорим непременно. О чём хочешь.
      - Я провожу гонца и приду к тебе, - сказал Анну упавшим голосом.
      - Конечно, - отозвался Ар-Нель, как ни в чём не бывало, и обратился к еретику. - Тебя тоже надлежит проводить, Нури-Ндо? Пойдём, я покажу тебе Зимний Сад...
      И удалился вместе с шаоя, оставив Анну с Хенту, с сотником Хенту, боевым товарищем, вместе с которым Анну воевал и в Шаоя в том числе. Хенту смотрел выжидающе, и надо было что-то сказать.
      -Устрой лошадь, - приказал Анну, кажется, слишком резко. - Я покажу тебе наши конюшни.
     
      До покоев Анну и его волк не дошли.
      Просто в один прекрасный миг перестали нести ноги. Анну остановился у широкой террасы, украшенной каменными вазами с колючими кустами в них - и Хенту остановился рядом.
      - Что-то случилось, командир? - спросил он слегка встревоженно.
      - Рад, что ты приехал, - Анну вымученно улыбнулся. - Как - дома?
      - Дома по-прежнему, - отвечал Хенту широчайшей радостной улыбкой. - Твои волчата ждут тебя, командир. Все говорят о настоящем деле, о том, что теперь-то ты всё видел - так мы в пыль втопчем этих язычников! Они же расползаются, как вши, как зараза - вот как Шаоя забыл веру предков, перенял всю эту северную мерзость... Волк Волков прямо говорил: Лев считает, что из этого города идёт всё зло. Из Тай-Е. Он ведь прав?
      - А ты как думаешь? - спросил Анну, чтобы что-нибудь сказать.
      - Я-то... Командир, я маловато, конечно, видел - но уж мерзостей достаточно. Богато живут - и отвратительно. Любой холоп ходит с мечом, считает себя важной птицей. Рабыни строят из себя настоящих людей, смеют спорить с мужчинами. Низкие не почитают высоких - совсем. А зачем им? Воображают, небось, что сами себе господа...
      - Погоди, - слушать было совсем уже нестерпимо - тем ужаснее, что Хенту говорил, как все, как сам Анну пару-тройку месяцев назад. - Так ведь... язычники ещё не отдали Элсу.
      - За этим дело не станет, я думаю, - сказал Хенту. Он искренне хотел порадовать своего командира, это слышалось и в словах, и в тоне. - Ты же понимаешь: Львёнок очень провинился. Все говорят - если язычники отдадут Элсу живым, то Лев не оставит ему статуса, а жизнь без статуса - как раз соответствующее наказание. Слишком дорого всё это нам обошлось.
      - Чем - дорого? Просто разведка...
      - А тем, что Лев ждал позора? Пятна на чести Прайда? Говорят, Лев сам сказал, что Элсу уронил честь Прайда в грязь, заставил Прайд унижаться... Так вот, пусть и наползается в грязи за это.
      - Мы не унижались, - сказал Анну.
      - Прости, командир, - Хенту смутился. - Я понимаю, тебе об этом говорить тяжело... Ну ничего. Лев думает, что лучше всего стереть это гнездо зла в прах - об этом и в армии говорят, и везде. Тут ведь даже неважно, нужна ли нам эта вымерзшая земля, правда? К чему - если тут ничего не растёт, ни винные ягоды, ни хель... совсем никудышная земля. Мы просто должны будем дойти, сжечь этот клоповник - и наши дети будут спать спокойно... Ты чего такой грустный, командир? Что-то не так?
      - Письмо при тебе? - спросил Анну.
      - А как же! Вот оно, - Хенту вытащил из-за пазухи свиток, запечатанный сургучной львиной мордой. - Возьми, отдашь Наставнику.
      Анну посмотрел на свиток, несколько мгновений думая, что с ним делать - и сунул его в рукав, как северяне. Рукав был узкий, держать в нём свиток оказалось с непривычки неудобно - но Анну только впихнул бумагу поглубже.
      - Хенту, - сказал он медленно, - ответь мне... я ещё твой командир, брат?
      Располосованная старыми шрамами простецкая физиономия сотника отразила предельное удивление.
      - Конечно! Я что ж... ты меня знаешь, Львёнок! Ты мне только скажи - я ничего не забыл, я - куда угодно...
      Анну помолчал, решаясь.
      - Не говори никому о письме, - сказал он, наконец. - Ты приехал ко мне. Только ко мне. Привёз привет от отца. Ты ведь видел моего отца?
      Хенту секунду смотрел во все глаза - и вдруг хлопнул себя по лбу.
      - Вот пустая башка! Я же и точно привёз привет от Львёнка Джарату! В сумке-то... а я, болван забывчивый, в конюшне оставил! Вино-то из твоего сада!
      - Как отец? - спросил Анну гораздо непринуждённее - разговаривать об этом было намного легче.
      - Как? Хорошо. Джарату - хорошо. Велел сказать, чтобы ты привёз рабыню с севера, командир. А то у твоих братьев уже свои дети, а ты обо всём забыл с боями и походами... Старший сын Зельну, твой племянник, уже дрался с детьми Антору, победил, знаешь! Наверное, будет лихим героем, ужасом Песков... Нолу спрашивал о тебе. У Нолу новый жеребец, привезли с гор, заплатил полторы тысячи "солнышек"...
      Анну слушал, улыбаясь. Он чувствовал смесь обычной грусти по отцу и по дому, но ещё - какого-то нового, болезненного напряжения. Впрочем, то, что Хенту так легко перевёл разговор на домашние дела, очень успокоило его.
      - Пойдём в тепло, - сказал Анну, когда Хенту принялся рассказывать о скачках в честь Цветущей Луны. - Ты голодный, наверное, а, брат? Пойдём, доскажешь в доме - пусть Львёнок Льва послушает.
      - А письмо? - спросил Хенту, скинув тон до шёпота.
      Анну обнял его за шею и подтянул к себе. Сказал в самое ухо:
      - Ни слова при чужих, Хенту. Львёнку Эткуру я скажу сам - а с прочими молчи. Мне кажется, что Наставник хочет нас предать. Он сговорился с писцом, следит за нами и куда-то отлучается по вечерам. Я не могу дать ему письмо Льва.
      Хенту охнул.
      - Ах ты, пёс адов! А как же прочесть-то?
      - Не беспокойся, брат, - улыбнулся Анну. - Я сам разберу и расскажу Эткуру. Лишь бы бестелесные не заподозрили ничего. Ты скажешь, что Лев размышляет. Скажешь, что донесения ждут от нас. И всё, запомни.
      Хенту истово кивнул, глядя на Анну, как на вещающего пророка. Творец, Отец Сущего, благодарю тебя, подумал Анну - благодарю тебя за Хенту, лучше нет, чем боевой товарищ. Если придётся драться, по крайней мере, один волк будет на моей стороне - а один Хенту стоит троих.
      И он - настоящий солдат. Он почти ни о чём не спрашивает.
     
      Анну оставил Хенту с волками, свободными от караулов. Дал им угощать его здешними хрустящими пирожками с молотым мясом и пряной приправой, болтать о доме и расспрашивать об общих знакомых. Сам он не просидел и пяти минут.
      Вышел из Дворца, долго бродил по саду, в конце концов, остановился в круглой беседке, увитой голыми гибкими лианами. Присел на мокрую скамью и вытащил из рукава письмо Льва.
      Своё преступление. Своё предательство.
      А почему, собственно, предательство? Почему он, Львёнок, командовавший десятью тысячами волков, взявший два города в Келли и один в Шаоя, не имеет права взглянуть на письмо своего Льва Львов?! Где, кем это произнесено? Разве Лев говорил им с Эткуру, отправляя их на север: "Не смейте читать моих писем"? Разве не приказы, адресованные Львятам, в этом свитке?
      Я могу прочесть приказ моего Льва, предназначенный мне, решил Анну - и сломал печать.
      Чёрные каракули на желтоватой плотной бумаге в первый миг показались ему не осмысленными знаками, а беспорядочной мазнёй. Творец-Отец, мелькнула паническая мысль, я же не смогу это прочесть! Это не каллиграфический рисунок Ар-Неля! Ерунда какая-то, маранье... но уже в следующий миг Анну начал узнавать знакомые буквы. "Ли"! Почему же так криво... "А", "ро", "хэл"...
      Знаки внезапно собрались в слова в середине послания.
      Нн-нет... смы... смы-сла жж... ждать... доб... доб... доб-ро-го... что ж это? А, доброго! Нет смысла ждать доброго от нелюдей... Ес-ли им... им? Что за "им"... А, им, северянам, ясно. Если им не нуж.. нужно? Да, если им не нужно золото... пусть... ж-жрут сло-ва... Пусть жрут слова? Что за вздор... или... слова... обещания? Клятвы?
      Лицо Анну горело огнём. Он рывком развязал шнурок на вороте, будто это шнурок, а не душевный надлом, мешал Анну дышать. Он успел сто раз пожалеть, что взялся читать это письмо - но глаза сами собой скользили по строчкам, а знаки - эти кривые и небрежные знаки, скрытные и нервные - собирались в фразы, сказанные Львом, несмотря ни на что.
      Пусть да-ют... гар... гара... гара-н-тии. Они дол-жны... ве... ве-рить... собст... темень бездны! Соб... собственным обе... обетам? Обещаниям. Мы должны верить собственным обещаниям. Поклясться искренне. Чтобы Снежный Барс поверил... Ты... же... мол-чи обо... обо всём. Их де-ло... их дело... быть ме-что... что? Ме-чом... Ага. Их дело - быть мечом в моей руке!
      Два... двадцать Ше-стой... приго... при-го-ворён. Ес... если Пя-тый хо... если Пятый хочет... быть... быть мне... при-я... прия-тным... пусть... пусть доста... доставит... его го... его голову?!
      Анну свернул свиток. Теперь он абсолютно не знал, что делать. Им с Эткуру надо заключить с Барсом договор, скреплённый клятвой. Пообещать от имени Льва Львов не пересекать границ Кши-На с дурными намерениями. И эта клятва будет ложью...
      А этого Анну и Эткуру не должны знать. Они должны убедить Барса и Прайд Барса, что их слова - чистая правда... А как им самим верить в истинность этих клятв, если даже простак Хенту болтает о будущей войне?
      Эткуру должен убить Элсу. Всё. Это - приказ Льва Львов. Не просто убить - привезти голову. Доказать, что убил. Если хочет быть приятным Льву Львов.
      Потому что неприятные Льву кончают, как Соня или сам Элсу. Будет так, как решит Лев - а кроме его воли нет ничего. А его воля - единственный закон, более непреложный, чем Истинный Путь, ведь мы с Эткуру навсегда погубим свои души клятвопреступлением... Будем мы верны, или нет - Лев приговорил нас с Эткуру к бездне преисподней...
      А ведь нельзя одновременно веровать в Творца и служить Льву, вдруг пришло в голову Анну. Кто-нибудь из них непременно покарает - и ты не сможешь остаться чистым перед собой.
      Анну сунул смятую бумагу обратно в рукав. Он чувствовал такую нестерпимую, словно предсмертную, тоску, какая иногда видится в глазах и позе загнанного коня.
      Впервые в жизни принять решение было непосильно тяжело. Анну загнали. Он оказался в тупике без выхода и просвета...
     

***

     
      Запись N136-03; Нги-Унг-Лян, Кши-На, Тай-Е, Дворец Государев.
      Маленькая Государыня Ра отдаёт Элсу меч. Государь Вэ-Н довольно заметно напрягается, когда Львёнок прикасается к рукояти: уж слишком явно оружие лянчинцев рассчитано не на поединки по правилам, а на войну и убийства. Вэ-Ну, наверное, страшновато видеть такую штуковину в опасной близости от почти невооружённой девочки, да ещё и в руках вчерашнего смертельного врага. Но всё обходится очень хорошо. Элсу просто изо всех сил прижимает меч к груди, вцепившись в него так, что белеют костяшки пальцев, и говорит Ра:
      - Ты, Снежная Рысь, мой родич. Твой Прайд - мой Прайд, - и кашляет, уткнувшись лицом в рукав.
      - Не надо волноваться, Элсу, - говорит Ра. - Все поняли. Болезнь пройдёт, всё будет в порядке...
      Элсу смотрит на неё своими невероятными тропическими очами.
      - Неважно. Это неважно. Может, я умру - пусть. Но ты всё равно - мой родич. Смерть - это мне не страшно, а от позора ты меня спасаешь.
      Вэ-Н наблюдает за ним, обхватив себя руками. У Государя очень сложное выражение лица; я пытаюсь определить, не примешивается ли к сочувствию презрение.
      - Снежный Барс, - говорит Элсу, повернувшись к нему, - думаешь, я трус?
      - А если я скажу, что вы - вы все, хищные звери Лянчина - жестокие подлецы? - говорит Вэ-Н. - Моя кровь, моя подруга - пощадила тебя, а твоя родня бы её не пощадила. Твой брат назвал её гуо.
      - Я не такой, - говорит Элсу тихо. - У меня ведь тоже... есть... женщина... моя подруга. Только она - там, на границе, в крепости Ич-Ли. Она... в плену. В смысле...
      У Вэ-На на мгновение приподнимаются брови.
      - Ах, вот как... я понял.
      - У меня ничего нет, - говорит Элсу. - Я бы заплатил за неё. Но - я буду служить тебе, Барс Барсов. За то, что твоя женщина избавила меня от позора... и за мою... если ты согласишься.
      Вэ-Н кивает.
      - Я пошлю за ней, Элсу. Но - ты понимаешь, что вам с ней будет не вернуться домой?
      Элсу улыбается цинично и горько.
      - Мне с ней - не вернуться и без неё - не вернуться. Мне не вернуться обрезанным и не вернуться целым. Мне не вернуться, встреть я все беды на твоей земле, Барс, как герой или как подлец. Я всё понимаю. И у меня никого нет, кроме твоей женщины - и кроме моей женщины.
      Элсу хочется кашлять, он дёргается и проглатывает спазмы в лёгких, прижимая рукав к губам. Ра протягивает ему чашку с чок - и Элсу делает несколько быстрых глотков. По-моему, он снова температурит - у него горят щёки.
      - Государь, - говорю я. - Позволь проводить Львёнка в его апартаменты? Ему нехорошо.
      - Мне хорошо, - возражает Элсу. - Мне немного больно тут, - и показывает на грудь рукоятью меча, - но мне хорошо. Слушай, Снежный Барс, я найду способ тебя отблагодарить. Я помолюсь за тебя. Прикажи её привезти...
      Вэ-Н снова кивает. Я обнимаю Элсу за плечи, и мы выходим из кабинета Государя. В маленьких покоях, предназначенных для Львёнка, я передаю его с рук на руки лейб-медику, Господину А-Ши. Покои убраны очень светски; на всякий случай, у входа дежурят гвардейцы - личная охрана Элсу. Положение дел таково, что Маленького Львёнка нужно защищать от его собственных родственников и подданных...
      Нелишняя предосторожность.
     
      Устроив Элсу, я нахожу Ар-Неля и показываю ему своё приобретеньице. Приобретеньице при виде Ар-Неля даже хамить перестаёт - смутилось, что ли? Поклон у него получается почти светский - слишком жеманный, но нельзя сказать, что уж совсем неумелый.
      А Ар-Нель останавливается в двух шагах, обхватив правой рукой локоть левой - поза глубокой задумчивости о неприятном - окидывает Маньку-Облигацию взглядом с ног до головы, оценивает грязные патлы, куртку с чужого плеча, рубаху, достаточно серую, чтобы не быть белой, и резюмирует:
      - Меня снова восхищает твоя вера в лучшее и твоё добросердечие, дорогой Ник. Этим жалким уродцем ты надеешься выправить внешнюю политику двух империй? Позволь спросить, милый друг, не нашлось ли в Башне Справедливости кого-нибудь поотвратительнее? Или - прости, я не вник в философические глубины твоего плана! - ты считаешь, что подобное тянет подобное? Ты искал внешнее подобие искалеченной южной морали? В таком случае подошёл бы кто-нибудь постарше, хромой, скажем, или горбатый. С гноем, текущим из глаз, сопливый... что ещё? Пропойца...
      - Были чище, - говорю я. - Из хороших семей, без вшей и элегантные на вид. Но, во-первых, они тоже воры. А во-вторых, я не мог никого принуждать. Наши цивилизованные воры считают, что лучше бордель в родном Тай-Е, чем тот ужас, который ждёт их на варварском Юге. А этот - храбрый.
      Ар-Нель крутит пальцами в воздухе:
      - Я ошибся, Ник. Мы все ошиблись. Надо было поговорить с юными аристократами. А такие вороватые полуживотные Эткуру наверняка и дома надоели.
      Я жду, когда Манька-Облигация взорвётся и выскажет Ар-Нелю всё, что о нём думает - но Ви-Э молчит, опустив глаза, и наматывает на палец обрывок какой-то замурзанной тесёмки. Я вступаюсь за него:
      - Ты думаешь, кто-нибудь из хороших мальчиков согласился бы по доброй воле стать рабыней Эткуру без поединка? Дать себя обрезать - ну да, да, для пользы дела, конечно, и для высоких политических целей, но по сути-то? Ча, ты идеалист! Воры отказались наотрез - все, кроме этого, а ты рассчитываешь уговорить аристократа?
      Ар-Нель вздыхает.
      - Ах, Ник, вероятно, ты прав... но мне бы так не хотелось, чтобы эта мразь оказалась для южанина памятью о Тай-Е... Он ведь начнёт что-нибудь говорить... как бы не вышло совсем плохо... О! Послушай, Ник, а он - не немой?
      - Да нет, - говорю я. Меня крайне удивляет, что такого разговорчивого субъекта, как Ви-Э, можно спутать с немым. - В Башне только так митинговал...
      - В Башне у него, по-видимому, было более подходящее общество, - усмехается Ар-Нель, пожав плечами. - С которым у него находились общие темы для беседы. Как его зовут?
      - Ви-Э. И всё. Он - сирота.
      - Ви-Э, ты проглотил язык?
      Манька-Облигация поднимает голову. Ах, ничего себе! Он плачет! На грязных щеках - светлые дорожки от скатившихся слёз! Вот этого я точно не ожидал...
      - Язык при мне, - отвечает он хрипло. Оэ, да он не может смотреть Ар-Нелю в глаза! Что это за диво...
      - Ты - вор? - спрашивает Ар-Нель, вымораживая тоном всё вокруг. Я ещё не слыхал от него таких интонационных затрещин.
      Ви-Э судорожно вдыхает.
      - Я крал, ага.
      Куда что девается? Я был уверен в шоу в духе "А ты меня не совести и не агитируй!" - а Манька-Облигация стыдится, по-настоящему стыдится! В тюрьме своих... скажем, сокамерников - презирал всей душой, а во дворце ему стыдно... Настолько, что моральные оплеухи Ар-Неля не заставляют огрызаться...
      Чудны дела твои, Кши-На...
      - На что ты годишься, кроме мелких пакостей? - продолжает Ар-Нель. Это не риторический вопрос - он всерьёз спрашивает, на что.
      Ви-Э облизывает потрескавшиеся губы.
      - В театре играл.
      - В Театре Баллад? - Ар-Нель не верит.
      Я тоже: Театр Баллад - место изысканное, вроде королевской оперы, ставят там музыкальную классику. Театральные звёзды с Именами Семьи - уважаемые и принимаемые в высшем свете люди, образованные, поют на древних языках, играют богов и королей...
      Ви-Э шмыгает носом, чуть заметно усмехается.
      - Ага. Баллад. В бродячем театре. В сценках. Влюблённых мальчишек и смешных жён. Жонглировал факелами, ножи в цель швырял... Где только не был...
      Ар-Нель едва заметно оттаивает.
      - Так что же случилось?
      - Что... хозяин умер. Был мне вместо отца... ну, долго рассказывать. Фургон и барахло достались одному... мы с ним давно повод искали разодраться или разбежаться... Короче, выгнал он меня, босиком, можно сказать. А уже Десятая Луна к повороту пришла.
      Упс! Ар-Нель протягивает ему платок!
      - Вытри лицо. Ты не нашёл работы?
      Ви-Э берёт шёлковый платочек, благоухающий лилиями, и смотрит на него с сомнением. Возвращает платок Ар-Нелю, вытирает глаза рукавом и продолжает.
      - Я оказался в Столице с парой серебрушек в кармане и с мечом. И всё. Ок-Ирн у меня даже лютню отобрал - сказал, что она общая, а не моя. Кинули они меня... Да я бы всё равно не пел, охрип потому что. А зима случилась ранняя...
      - В Театр не взяли? - в голосе Ар-Неля появляется тень сочувствия.
      Ви-Э смотрит на него нежно:
      - Я долго набирался храбрости. Набрался. Пришёл, сопливый, сиплю... сам себя не слышу, не то, что... Посмеялись, выставили. Кто их осудит? Ну и всё. Не знаю, как выжил этой зимой. Посуду в трактире мыл пару недель. Каменщики обещали взять - а я что? Я же не умею... за два дня спина разболелась так... чуть не подох. И всё. Пропал я, в общем. Работал на тепло, а еду тырил... иногда - и деньги, если удавалось, - сознаётся он, отводя взгляд.
      - У тебя будет непростая задача, - говорит Ар-Нель уже вполне доверительно. - Но ты - актёр, ты справишься. Покажи что-нибудь?
      Ви-Э отходит на два шага - и легко делает сальто. Выпрямившись, швыряет "воздушный поцелуйчик", как земные циркачи, проходится колесом, останавливается, не сбив дыхания. Жеманнейшим жестом смахивает со лба грязную чёлку:
      - Оэ, моя несчастная душа - как бабочка на огне! - восклицает он вдрызг трагичным детским голоском. - Он мне сказал: "Золотой цветок, скрестим клинки под полной луной!" - а его Старшая Жена добавила: "Только попробуй!"
      Ар-Нель смеётся - и Ви-Э улыбается.
      - Я дважды ошибся, Ник, - говорит Ар-Нель. - Прошу меня простить. Актёр подойдёт.
      Ви-Э смотрит на него влюблёнными глазами.
      - Что заставило тебя так круто изменить позицию? - спрашиваю я.
      - Он - человек в беде, - говорит Ар-Нель своим любимым отвратительным тоном: "Элементарно, дорогой Ватсон!". - Я не знаю, что было бы со мной, попади я в похожую историю. Я не знаю, что стало бы с людьми, которых я уважаю. Мне хочется сказать, что я выше воровства и прочих мерзостей - но я не голодал и не мёрз.
      - А если всё это враньё? - говорю я. Мелкая подначка.
      - Если бы этот Юноша хотел солгать, он солгал бы, что не крал, - пожимает плечами Ар-Нель. - Сказал бы, что он - бедный актёр, которого собирались казнить ни за что... Оставь, Ник! Разве ты не видишь его желания искупить сотворённое зло?
      Вот так, дорогие земляне. В Кши-На воровство - однозначное зло. Без вариантов. Понять можно - но наказание не отменяется. Ар-Нель сочувствует, но ничем не поможет. Робин Гуд - в пролёте...
      - Приведи его в порядок, Ник, - говорит Ар-Нель. - Я удаляюсь. Мне хочется навестить Маленького Львёнка, чтобы с ним познакомиться. Не будем ставить его братьев в известность?
      - Пока не надо, - киваю я. Мне не предсказать реакцию Львят на то, что Элсу принимают при дворе Государевом.
     
      Ар-Нель уходит, а мы с Ви-Э отправляемся в мои покои - приводить Ви-Э в божеский вид.
      У дверей, ведущих на мою территорию, сталкиваемся с Ри-Ё. У него мокрые волосы, а вид довольнёшенек; он держит в руках какой-то предмет, завёрнутый в несколько слоёв шёлка.
      - Где ты бегаешь? - говорю я. - Я тебя разыскивал. Надо было устроить это чудо - ему пришлось три часа торчать в комнате прислуги, а лучше бы было вымыться в это время...
      Ри-Ё смущается.
      - Простите меня, Учитель, - говорит он виновато. - Вы сказали, что вас до вечера не будет - и я ходил в квартал стеклодувов.
      - Хотел увидаться с И-Цу? - спрашиваю я.
      - Семья И-Цу заключила новый договор, - говорит Ри-Ё. - У него другой Официальный Партнёр, меня он видеть не хочет... нет, Учитель, я заходил к Господину Се-Хи, заплатил ему чуть-чуть, чтобы он позволил мне воспользоваться его оборудованием...
      - Бедный Ри-Ё, - говорю я, - ты с этой придворной суетой просто соскучился по работе?
      Ри-Ё кивает, разворачивает шёлковый платок.
      Внутри свёртка - прелестная вещица: высокий узкий сосуд для ароматической смеси, зеленовато-синего стекла, с тонко и точно вылепленным цветком ириса вместо пробки.
      - У тебя всё же способности, дружище, - говорю я. - Ты - настоящий художник. Очень здорово.
      - Правда?! - радостно восклицает Ри-Ё. - Я хотел подарить это одной особе... Чтобы эта особа не думала, что я олух неотёсанный, с дурным почерком и вообще...
      Ну что ты будешь делать...
      - Особе, конечно, понравится, - говорю я. - Но имей в виду, Партнёр особы уже решён и поединок назначен. Так что - фенечку дари, но на сильные чувства не рассчитывай. А сейчас мне придётся послать тебя в город, в лавку готового платья. Ты купишь человеческие тряпки для другой особы, вот для этой - вы с ней, вроде бы, похожего телосложения...
      Ри-Ё смотрит на Ви-Э, Ви-Э подмигивает. Ри-Ё сдерживается, чтобы не прыснуть:
      - Это тот парень, которого вы хотите представить Принцу Эткуру, Учитель?
      - Оэ, солнышко! - возражает Ви-Э. - Это та девица, которую Господин Вассал хочет представить кому-то-там. Это у тебя страсти-мордасти, а у меня решён не муж даже, а владелец. Вот такие дела.
      Ри-Ё хмыкает. Я отдаю ему мешочек с деньгами - он вручает мне свой стеклянный цветок и улетает. Я рассматриваю вещицу... мой маленький дружок так старательно ищет себе проблем, что диву дашься. Ви-Э шмыгает носом.
      - Уважаемый Господин, это всё, конечно, очень и очень романтично, но мне ванну бы и пожрать... в смысле, съесть бы хоть что-нибудь, если это не противоречит придворному этикету...
      Вот же я дубина! Со всей этой суетой - забыл, что мой воришка наверняка голоден! Нет мне прощения... Даю ему пару вафель с начинкой и провожаю в места, как говорилось на Земле во времена оны, общего пользования.
      Помещение для гигиенических надобностей в моих апартаментах вызывает восхищение. Чистюли нги-унг-лянцы придают подобным удобствам куда больше значения, чем средневековые земляне и даже земляне времён Ренессанса. В Тай-Е отличная канализационная система, а во Дворце она ещё модернизирована. Если в прочих местах, как мне говорили, сложная водопроводная сеть несёт воду до третьего этажа зданий включительно, то во Дворце воду ещё и подогревают. Она всегда одной температуры, градусов тридцать - тридцать три, и её можно набрать во вместительную ёмкость из толстого и очень прочного матового стекла, похожего на глянцевую пластмассу. Из этой штуки, вполне сходящей за ванну, вода выливается в отводную трубу; надо бы поинтересоваться, куда ведут эти трубы, когда время будет.
      Увидев ванну, Ви-Э издаёт восторженный вопль - и я оставляю его наслаждаться плодами цивилизации, показав, где у нас мыло и ароматическое масло. Ви-Э пропадает в ванной комнате на целый час; за это время Ри-Ё успевает принести тряпки и рассказать, что дождь перестал и подмораживает. Зато результатом я доволен: Ви-Э отмылся до человекообразности, его волосы оказываются светло-русыми и блестящими, а физиономия - вполне обаятельной. Очень подвижная физиономия профессионального актёра - за ужином Ви-Э смешит Ри-Ё до колик, травя байки и корча рожицы.
      А мне постепенно делается изрядно жаль его... Участь этого пройдохи - незавидна. Метаморфоза, очевидно, не будет по-настоящему удачной, как у всех потенциальных наложниц. Я вспоминаю гарем Смотрителя Эу-Рэ и тусклых девиц, у которых, похоже, имеются изрядные проблемы и со здоровьем, и со способностью рожать здоровых детей...
      Но отыгрывать назад поздно. А Ви-Э улыбается кинематографической улыбкой и беспечно машет рукой:
      - Господин Вассал, я - патриотка! Вы только покажите мне этого лянчинца - я уж придумаю, что ему сказать...
      - Ты ещё Юноша, - встревает Ри-Ё.
      - Ошибаешься, солнышко, - Ви-Э мотает роскошной, непонятно откуда взявшейся чёлкой. - Я уже Дама, только пока не ломаюсь. Но это, мой наивный друг, дело времени.
      Храбро. Что тут ещё скажешь...
     
      Я просыпаюсь в полной темноте - погас фонарик - от позывного КомКона. Ага. Почему меня это не удивляет?
      Тихо выхожу в сад. Караульных гвардейцев, похоже, уже не настораживают мои ночные прогулки - я их приучил. Ночь восхитительна. Чуть подморозило, скользко и свежо. Небеса чисты, звёзды в них сияют громадные, лохматые. Ночной ветер пахнет настоящей весной, яблоками и ландышами, оттаивающей и снова прихваченной ледком землёй, свежестью...
      Я нахожу авиетку, замаскированную под заросли кустов хин-г. Логично и профессионально. Если не вспоминать, что именно тут кустарник не растёт - то кто же полезет в колючки? Мне открывают дверцу - и я выпадаю в осадок.
      - Ты что творишь, Коля, скажи на милость? - спрашивает вместо приветствия Антон Семёнович Резников, мой научный руководитель.
      Кроме КомКона, нынче у нас в гостях Этнографическое Общество. Рассерженное.
      - Добрый вечер, Антон Семёныч, - улыбаюсь я. - В чём ужас? Кого убили? Кого обокрали?
      - Коля, сядь, - говорит Резников мрачно. - И давай по порядку. Что это за дикая выходка с воришкой? Как это назвать вообще? Работорговля? Сутенёрство? Или - что?
      - Звучит очень страшно, - говорю я. - Аж жуть. А теперь я хотел бы, с вашего позволения, Антон Семёнович, услышать что-нибудь конкретное и по существу.
      - По существу? КомКон требует прекращения твоей миссии - и наши согласны.
      - В кои-то веки две серьёзных организации нашли общий язык. Отлично. А почему - именно сейчас, перед принципиальными событиями во внешней политике Кши-На и Лянчина?
      - Николай Бенедиктович, - вступает Рашпиль, - выходки такого рода КомКон никогда не одобрял! Богом себя вообразили? Вершителем судеб? Творите неизвестно что, без малейшей оглядки на моральные нормы!
      - Погодите, - говорю я. - Давайте разберёмся, в чём вы меня, собственно, обвиняете.
      - Коля, - говорит Резников, - как тебе в голову пришло пообещать этому дикарю раба? Что за бесчеловечные игрушки? Ты ведь это всерьёз: собираешься этого малолетнего уголовника отдать будущему варварскому царьку... Я не понимаю, как наш сотрудник мог такое учудить. Сводничество. Я не знаю, как ещё до тебя донести, какую дичь ты тут соорудил...
      - Уж не говоря о вмешательстве во внутренние дела, - вставляет Рашпиль.
      - Работорговля! Человек из цивилизованного общества! Позор!
      - Так, - говорю я. - Для начала, уважаемые господа, хватит причитать. Начнём с этики и моральных норм. Скажите, пожалуйста, какую этику вы имеете в виду: земную или нги-унг-лянскую?
      - Земную, естественно! - провозглашает Рашпиль.
      - А Нги-Унг-Лян при чём?
      - Но вы-то - землянин, Николай! Вы должны свет нести дикарям, а не набираться у них...
      - Земная этика не применима на Нги-Унг-Лян. Вообще, - говорю я. - А с точки зрения местной этики я действую строго в рамках. Не говоря уж о соблюдении всех здешних писаных законов плюс - разрешении Государя лично.
      - Почему это земная этика не применима? - возмущается Рашпиль.
      - Потому что действовавшие в рамках земной этики мертвы или искалечены, - говорю я. - А вы дружно скрываете информацию об этом от работающих в мире резидентов.
      - Мерзляков, если вы о нём - это несчастная случайность! - взрывается Рашпиль, а я останавливаю его жестом.
      - Простите, Иван Олегович, а Мерзляков - это кто?
      Рашпиль кривится.
      - Наш резидент, погибший здесь... это, как мы полагаем, о нём вам рассказывала, будь она неладна, эта девица...
      - А, крошка Да-Э? Это его обрезали за гнусно аморальное поведение? А факт наличия его трупа в распоряжении здешних анатомов создал прецедент "человека-половинки"? Просто здорово!
      - Вы ничего не знаете! - взрывается Рашпиль.
      - А почему я об этом ничего не знаю?
      Резников воздевает очи горе.
      - Коля, ну что ты... и так тут была ужасающая обстановка... все на нервах... Общество решило не травмировать резидентов, только предупредить возможные казусы... Тебя же достаточно хорошо проинструктировали, правда? Ты не повторил чужих ошибок - и слава Богу...
      - Я дико извиняюсь, - говорю я, - а Мерзляков - единственный, кого тут... как бы поделикатнее выразиться... наказали за крайнюю безнравственность? Что-то мне подсказывает, что мои коллеги изрядно натворили дел в этом мире - и я в упор не понимаю, почему вы не пресекали их глупость и их бесстыдство.
      - Артур Мерзляков, - говорит Рашпиль оскорблённо, - ни бесстыдником, ни дураком не был! Эту дрянную девчонку довёл до слёз какой-то тип, а Артур стал её утешать. И здешние дикари...
      - Ну да, ну да. Обнял за плечики, слёзки вытер. Говорил что-нибудь этакое... может, попытался поцеловать. Она была такая милая... здешние лапочки - они невероятно милые. Я понял. А вам даже такая кошмарная история не объяснила, что тут не Земля, Иван Олегович?
      - Он вёл себя, как человек!
      - А резидент должен вести себя, как инопланетчик, тем более что местные ребята - не люди. Ну, вот что. Антон Семёнович, расскажите-ка мне о наших высоконравственных коллегах. Кого тут убили? Кого вы забрали, пока он не натворил дел?
      - Коля, - Резников морщится и поправляет очки, - уверяю тебя, рабами тут никто не торговал.
      - Я догадался. А что делали?
      Резников вздыхает. Рашпиль хочет что-то сказать, но воздерживается.
      - Жора Онищенко... - Резников еле вытягивает из себя слова. - Ну, он был одним из первых, и понятно, что многого ещё не знал... Увидел, как в безлюдном месте двое выясняют отношения... вернее, как выяснили... ну, дёрнулся помочь побеждённому. Побеждённый его ножом и пырнул. Ужас... Потом Витя Коган... Ему намекнули... мол, из тебя вышла бы хорошая жена. С издёвочкой. Он... сорвался. Не совладал с собой. А абориген воспринял это... неадекватно.
      - Убит на поединке, - киваю я. - Не за любовь, а потому что полез нги-унг-лянцу морду бить. За обыкновенную, причём довольно дружелюбную шуточку. Молодец. Профессионал. Дальше.
      - Руслан Камалов, - обречённо продолжает Резников, не обращая внимания на Рашпиля, который измучился разговором и жаждет его прекратить. - Ну, Руслан - да... Действительно... Того... Влюбился. Она вела себя с ним так по-доброму, ласково даже, а с мужем у неё не особенно ладилось, кажется... Он ей... рассказал, хотел с собой забрать, жениться...
      - Дайте, угадаю, Антон Семёныч. Ударила стилетом, когда начал звать с собой с применением рук.
      - Да Николай же Бенедиктович! - не выдерживает Рашпиль. - Все - люди, вели себя, как люди, не как святые, но мир тут...
      - Ага. Ваша любимая мелодия - агрессивная среда. Неадекватные дикари. Они виноваты в том, что мы лезем в чужой монастырь со своим уставом, а ещё - в том, что нас называют уродами или безумцами, когда мы ведём себя именно так: как уроды или психи. Неужели вы не понимаете, что нельзя всех равнять по себе? А тем более - навязывать собственные моральные нормы? Не азы ли это?
      - Ну да! - рявкает Рашпиль. - Лучше торговать людьми!
      - Да с чего, во имя Небес, вы решили, что я людьми торгую?!
      - Но этот воришка... - вступает Резников, и я его обрываю. Меня разозлили.
      - Этот воришка завтра развлекал бы в притоне местное отребье. Вы запись о Квартале Придорожных Цветов хорошо изучали? Думаете, в обществе Эткуру ему будет хуже? И далее. Я вовсе не наслаждаюсь, устраивая судьбы местных проходимцев, уважаемые коллеги - и денег так не зарабатываю. Я, вместе с моими друзьями из Кши-На, пытаюсь предотвратить войну. Мне кажется, что для этого хороши все средства.
      - Ваши "друзья", если не ошибаюсь, готовят первый удар, - ядовито поправляет Рашпиль.
      - Если все наши попытки сохранить мир ни к чему не приведут. Вы ещё не поняли, что именно Кши-На, в случае открытых контактов с Землёй - наш союзник и сторонник в этом мире? Что именно здесь - здешний очаг цивилизации? Что именно их мировоззрение - это местные представления о гуманизме?
      - Гуманизм! - восклицает Резников. - Не так много на свете рас, до такой степени негуманных!
      - Оставьте, Антон Семёныч. Неужели вы не видите: ребята из Кши-На пытаются договориться с самой агрессивной из местных культур - и небезуспешно! Чёрт возьми, Иван Олегович, это они - прогрессоры, настоящие! Вэ-Н, хоть он и мальчишка ещё! Мой Ча! Вдова Нэр! Даже этот воришка бедный - он тоже прогрессор! Вы видите - они учат и лечат, как могут! Какого дьявола не даёте мне им помогать?!
      Вадик, слушающий с водительского сиденья, показывает мне большой палец. Судя по взгляду в сторону Рашпиля, ему средний бы показал, если бы не твёрдые земные моральные нормы.
      - Ну хорошо, - сдаётся Резников. - Расскажи о своих соображениях.
      - Мне кажется, - говорю я, - что Лянчин - достаточно серьёзная угроза для цивилизации на Нги-Унг-Лян. Если начнётся масштабная война, которая закончится победой Лянчина, то прогресс в этом мире может быть приостановлен или даже повёрнут вспять на неопределённое время. Я понимаю, почему наши резиденты в Лянчине не задерживались: вот это, действительно, опасно. Монотеистическая религия и весь уклад жизни превращает Лянчин в тоталитарную структуру - я ещё не знаю, на что это похоже, на земное Средневековье или на нечто другое. В любом случае, лянчинцы - сложные партнёры по контакту: весь строй их общества мешает им принимать компромиссные решения, они предпочитают избавляться от инакомыслия вполне физически. Поэтому я считаю лучшим выходом предотвращение войны с Лянчином и укрепление дипломатических и торговых связей между Севером и Югом - а если война неизбежна, то я намерен работать на победу Кши-На. Я знаю, что жители Кши-На меньше всего расположены уничтожать чужие культурные ценности - а вот лянчинцы буквально настроены на уничтожение чужой культуры. С обществами такого типа подобные перегибы случаются.
      - Так-таки и лезете во внутренние дела чужого мира, - начинает Рашпиль, но я возражаю.
      - Лезть во внутренние дела ради спасения культуры - в компетенции КомКона? Так у вас тут нет ни резидентуры, ни чёткого плана, а у меня он есть.
      - И в этот план входит торговля людьми? - спрашивает Рашпиль с той интонацией, которую явно считает ироничной.
      - Нет. Юноша по имени Ви-Э, если мы всё рассчитали правильно, поможет Львёнку Эткуру адекватнее воспринимать жизненный уклад Кши-На. Тут мы имеем дело с какими-то сложными завязками на генетике, инстинктивном поведении, которое в Лянчине подавляется религиозной моралью, а в Кши-На традиционно культивируется. Способ воздействия лично на Эткуру, похоже - единственный возможный, ничего другого он не принял. Поскольку слово Пятого Принца имеет вес при лянчинском дворе, мы надеемся, что его позиция скажется и на позиции двора в целом.
      - Да с чего ты взял? - Резников всё-таки не совсем мне доверяет.
      - Я наблюдаю, как меняются взгляды и поведение Львёнка Анну под влиянием моего Ча. Этот вояка уже не рвётся в бой с северянами и Эткуру придерживает, а он, между прочим, достаточно серьёзная особа, наш Анну. Генерал не по возрасту... впрочем, в таких культурах взрослеют рано, а ему уже двадцать пять плюс боевой опыт...
      - Николай, простите, у меня всё-таки остались сомнения, - вступает Рашпиль.
      - У меня тоже, - сознаюсь я. - Но я не могу просто наблюдать в тех случаях, когда можно что-то сделать. В конечном счёте, дальнейшие отношения между Нги-Унг-Лян и Землёй могут зависеть от того, кто победит в этой войне. Я предпочитаю действовать сейчас, пока можно попытаться хоть что-то изменить. Вы всё ещё хотите меня отозвать?
      Рашпиль молчит.
      - Теперь вы понимаете, почему я не хочу напарников? - говорю я. - Я должен отвечать за каждый свой шаг. И я не желаю думать о том, не придёт ли в голову какому-нибудь лихому рубаке с Земли облапать местную девицу... или земной барышне - полезть выяснять отношения на мечах. Мир Нги-Унг-Лян сейчас находится в точке равновесия - но может качнуть в любую сторону, а земляне здесь так дивно себя зарекомендовали, что не развалили бы эти качели к чёртовой матери...
      - Пожалуй, ты прав, - говорит Резников после паузы. - Мы просмотрим твои записи - и обсудим все возможности. Если у нас появится интересная информация, тебя немедленно поставят в известность.
      - Следите за мной, - говорю я. - Именно сейчас я могу быть убит - не из-за местных культурных традиций, а как человек, пытающийся делать политику. И - мне нужна аптечка, всё, что хоть как-то годится для местных жителей. Я бы и оружие посерьёзнее попросил, но боюсь, что оно попадёт не в те руки. Поэтому - только лекарства.
      И разум побеждает. Мне дают аптечку. В ней - апробированный на местных животных стимулятор регенерации, нейростимулятор, иммунопротектор и десяток ампул модифицированной под местный генокод биоблокады. А большего мне и не надо.
      Я так рад, что даю честное слово в случае удачи показать Лянчин анфас и в профиль. Рашпиль после некоторой заминки выражает восхищение моим талантом ладить с упёртыми дикарями, я обещаю ему бурдюк лянчинского вина - смеёмся и прощаемся.
      Я иду по саду, страстно желая поспать - и вдруг слышу неподалёку от собственных апартаментов металлический лязг. Кто бы это вздумал в такую пору выяснять отношения у меня под окнами?
      И я - бегу на звук, потому что хорошие дела по ночам не делаются.
     
      Фонарь, горящий на террасе, освещает дивную картину.
      Ри-Ё рубится с Господином И-Шоном из Семьи Тви, юным аристократом, Официальным Партнёром Ма-И, под лопатку дышло всем троим! В одних рубахах и в кровище! И плащи валяются на обледенелых ступеньках террасы, а Ма-И сидит на них, прислонившись спиной к столбу, белый, с синими губами, зажимая рану в груди - а кровь льётся сквозь пальцы!
      И я совершаю абсолютно аморальный поступок.
      - А ну прекратить! - ору я что есть сил, выхватывая меч из ножен. - Или - убью обоих!
      - Ник! - кричит Ма-И, и кровь течёт у него изо рта.
      Два идиота глядят на меня, замерев в боевых стойках, как взбешённые коты.
      - Какого... что, во имя Небес, тут творится? - спрашиваю я, подходя.
      - Этот вор и развратник болтал тут с моим Официальным Партнёром, - бросает И-Шон с ненавистью. - Держась за руки!
      - Этот убийца ранил Третьего Господина Л-Та! - выдыхает Ри-Ё в ледяной ярости. - Чтоб он подавился разжёванным сердцем своей матери!
      Я убираю руки Ма-И с раны. Меч прошёл между рёбер и проткнул правое лёгкое. Ма-И убивали, чистая правда. Благополучно умер бы через пару минут - вообще удивительно, что ещё жив. Везёт ему, болезному...
      Я выливаю на рану только что полученное лекарство. Вот и протестировал аптечку... Говорю в пространство:
      - Мне нужен ремень и чистая ткань.
      Ри-Ё отдирает рукав рубахи и протягивает мне вместе со своим поясом. И-Шон смотрит, обхватив себя за плечи. Я перевязываю Ма-И, на скорую руку, надеясь через пять минут наложить нормальную повязку.
      - Ма-И, - говорю я, - что случилось, малыш?
      Ма-И поднимает на меня страдающие глаза:
      - Уважаемый Господин Най пришёл со мной попрощаться, - говорит он и глотает кровь. - Дышать тяжело... Принёс мне подарок... на память... - и протягивает мне окровавленную ладонь. В ладони - осколок пробки-ириса. - А я... я отдал ему веер, с теми стихами... в которые мы играли... Мы ничего плохого не делали...
      - Мало того, что ты слюнтяй, Л-Та, - презрительно говорит И-Шон, - ты ещё и лжец. Вы касались друг друга.
      - А я тебе ещё не жена, Тви! - отвечает Ма-И. Никаким слюнтяйством в тоне и не пахнет. - И не буду.
      - Конечно, - фыркает И-Шон. - Надеюсь, ты умрёшь, предатель.
      - Жаль, что я тебя не убил, - Ри-Ё меряет И-Шона ненавидящим взглядом. - Никто тебя не предавал, дурак ты жалкий... сам не умеешь любить и другим не даёшь!
      - Кто бы говорил о любви, ты, воришка!
      - Я не вор, И-Шон. Я ни у кого не крал, даже у тебя...
      - Заткнитесь оба, - приказываю я. - Ма-И, что дальше?
      - И-Шон меня оскорбил, - Ма-И облизывает губы. - И обнажил меч. И я.
      - Ясно. Чудесно. Твои во Дворце, малыш?
      - Только Второй, - говорит Ма-И. Он заметно устал, и его клонит в сон. Я даю ему подышать стимулятором, он встряхивается. - У меня нет обязательств перед И-Шоном из Семьи Тви. Нет, Ник! Кончено.
      И-Шон плюёт под ноги. Ри-Ё стискивает эфес.
      - Господин Най - художник, - шепчет Ма-И, сжимая в кулаке остатки стеклянного цветка с риском раскромсать ладонь в клочья. - Если бы не Вершина Горы, я бы вызвал его, а не Тви, бездельника, который может только трепаться о ерунде, уничтожать созданное другими и шпионить за друзьями...
      - Хочешь жить в лачуге стеклодува? - фыркает И-Шон.
      - Лучше лачуга стеклодува, чем замок подлеца...
      - Ясно, - говорю я и поднимаю Ма-И с холодного камня. - Ри-Ё, прихвати плащи. Мы уходим. И-Шон, завтра напишешь письмо Господину Л-Та, в котором откажешься от поединка. Чревато, знаешь ли, вот так, из-за приступа амбиций, оскорблять Князя Крови.
      Вот тут-то до И-Шона, похоже, доходит, что он в действительности наделал.
      - Да я не оскорблял... - бормочет он и делает шаг назад.
      - Трус! - выплёвывает Ри-Ё. - Убийца!
      - Ну всё, - говорю я. - Пойдём со мной, Ри-Ё. Воды согреешь, поможешь перевязать его как следует. Я ещё вовремя, никаких фатальных глупостей наделать не успели...
      Ма-И приваливается головой к моему плечу, шепчет:
      - Ты всегда вовремя, Ник...
      - Всё, молчи, - ворчу я. - Дел у меня больше нет, кроме того, чтоб тебя лечить, болезненное ты Дитя...
      Я уношу Ма-И в дом. От шума просыпается Ви-Э и свистит:
      - Оэ, ну дела...
      Я обрабатываю рану Ма-И по-настоящему, Ри-Ё помогает, молча и точно выполняя приказы. Ма-И смотрит на него слишком уж нежно.
      - Господин Л-Та не умрёт? - спрашивает Ри-Ё шёпотом. - Если умрёт, я всё равно убью этого гада Тви - и пусть будет, что будет...
      - Никто не умрёт, - говорю я. - Что ж мне с вами делать...
      - Учитель, - несёт Ри-Ё тоном Ромео, - я отправлюсь на войну, я совершу подвиг, я... я придумаю, как...
      - Ты уймёшься, - говорю я. - И дашь Господину Л-Та поспать, а пока он засыпает, сходишь за Господином Юу из Семьи Л-Та. Ему надо объяснить, в чём у его братца дело... пока до Государыни не дошло.
      Ри-Ё исчезает быстро и бесшумно. Я развожу общеукрепляющее в чашке чок. Ма-И задрёмывает у меня на постели - лишая меня самого места для спанья. Ви-Э говорит вполголоса:
      - О-оо, Гром Небесный, какие страсти...
      Это он прав, однако. А главное - как вовремя...
     

***

      Солнце поднималось всё выше, постепенно согревало мир - и мир капал и тёк. С карнизов, с подоконников, с крыш беседок, с загнутых бортиков каменных ваз, с голых ветвей стеклянной бахромой свисали сосульки, а с них капала вода. Лёд таял и расплывался в лужах, а небеса выглядели так ярко и свежо, будто под ними лежал не промёрзший север, а цветущая чангранская долина.
      И Анну думал о доме.
      О цветущем миндале, о вишне и сливе, о белой пене цветов, которая покрывает по весне весь Чангран, делая его похожим на упавшее с неба облако. Об узких грязных улицах. О Дворце Прайда, голубом и золотом мираже, о его башнях, увитых плетями вьющихся роз, о золочёных решётках в виде цветочных венков и гирлянд, о коврах из красной и голубой пушистой шерсти. О сожжённых городах, откуда привезли эти решётки и эти ковры, и эти голубые и золотые изразцы с перьями райских птиц, и эти розовые кусты - заодно с рабами и рабынями, без которых всё это вскоре превратилось бы в дикие заросли и пыльный хлам. О великолепных всадниках в надраенных кирасах, на холёных жеребцах, блестящих, как шёлк, и о жалком люде, сером от пыли, шарахающемся из-под лошадиных копыт. О своих братьях, об их лошадях, их рабынях и их детях, швыряющих камни в птиц и бездомных псов, о старом и любимом доме, в котором прохладно в жару и еле заметно пахнет полынью, об отце, усталом и постаревшем, но по-прежнему сильном... О рабах и рабынях, которые крутят колесо жизни, как старые лошади, качающие воду из каналов на поля, и подыхают в упряжке, как старые лошади...
      И об Ар-Неле. И о незаслуженных улыбках северян. И о войне. И о письме Льва. И о голове Элсу. И острая боль, такая реальная, будто её вызывали не мысли, а настоящая сталь, втыкалась в сердце, как длинный стилет.
      Можно было только молчать.
      Вот в этот-то момент, когда Анну окончательно решил погубить свою душу ради любви к Ар-Нелю и ради неожиданной жалости к парадоксальной Ар-Нелевой родине, он вдруг увидал самого Ар-Неля, без плаща, в широком пёстром шарфе, накинутом на плечи, машущего ему рукой у входа во флигель гостей.
      Поймав взгляд Анну, Ар-Нель крикнул:
      - Анну, иди сюда скорее! Ты должен это видеть, друг мой!
      Анну побежал к нему. Ар-Нель распахнул дверь в апартаменты южан.
      - Анну, я не простил бы себе, если бы ты пропустил такое зрелище! Это уморительно, клянусь Светом Небесным! - воскликнул он, смеясь.
      А из-за двери слышался шум и гам - лязг железа, хохот, лянчинская брань, звон стекла, чей-то придушенный вопль...
      Анну влетел в покои, чуть не сбив Ар-Неля с ног.
      В обширном зале, отделяющем выход в сад от внутренних покоев, где обычно стоял караул волков, был форменный кавардак. На полу валялись сухие цветы и осколки стекла - вазу, украшавшую зал, расколотили вдребезги. Волки, ошалевшие от происходящего, жались к стенам. Наставник, украшенный отменным синяком в полфизиономии, сидел на полу в углу и громко сулил грязным язычникам бездну адову. Когу вжался в другой угол. Ник сполз по стенке на пол, стонал и вытирал слёзы. А в центре зала Эткуру рубился с незнакомым светловолосым северянином.
      Эткуру дрался своим кривым мечом с львиной рукоятью. Северянин оборонялся странной штуковиной, вроде стебля тростника с сочленениями, отлитого из металла и приделанного к эфесу - не тем орудием, которым легко убить, но вполне достаточным для парирования ударов. На щеке северянина горел отпечаток пятерни Эткуру, а у Эткуру под челюстью красовался такой роскошный кровоподтёк, будто Эткуру был и не Львёнком вовсе, а подравшимся деревенским мальчишкой. И пребывал Эткуру в азарте и радостной злости, в нормальном, в кои-то веки, состоянии бойца - а северянин кривлялся и отпускал мерзкие шуточки, доводя правоверных до исступления.
      - Пламя адское! - рычал Эткуру, атакуя, как в бою, а не как в привычном спарринге с вежливо поддающимися волками. - Что ж ты выделываешься, мне же тебя подарили!
      - Да разве же я возражаю, солнышко? - северянин удивлялся всем телом, воздевая руки, глаза и брови. - Тебе подарили - бери! Возьмёшь - твоё!
      Ар-Нель рядом всхлипнул от смеха. Анну невольно улыбнулся - зрелище было чудовищно непристойное и отменно забавное. Наставник визгливо крикнул из своего угла, прижимая ладонь к ушибленной роже:
      - Волки! Да остановите же, кто-нибудь, этого северного бесстыдника, чума его порази!
      Хингу и Олу дёрнулись вперёд, но Эткуру тут же гаркнул, как на собак:
      - Не сметь мне мешать! Не сметь его трогать!
      Северянин лизнул кончики пальцев свободной руки и отвесил бессовестный поклон:
      - Правильно, солнышко, правильно! Не давай чужим трогать свою подругу - это по-нашему!
      - Заткнись, неверный, тебя не спрашивают! - выдохнул Эткуру.
      - Конечно, конечно, я - скромненькая, - блеющим голоском молочного ягнёнка согласился северянин.
      - Да убей же эту гадину, Львёнок Льва! - выкрикнул Лорсу, сжимая кулаки. - Выпустить ему кишки!
      - Я с тобой потом поговорю, предатель, - пообещал ему Эткуру, отвлёкся и получил тычок в плечо, да такой, что сделал шаг назад. - Заткнитесь же, гады! - заорал он на волков и начал лихую атаку. Анну залюбовался, пропустив этого "предателя" мимо ушей.
      У северянина больше не осталось времени кривляться и хохмить. Он едва успевал отражать удары - Анну уже понял, что боец этот фигляр всё-таки не первоклассный, а быстрота и гибкость помогают не всегда. Меч Эткуру не рассчитывали на такие поединки; Анну невольно ждал, что рубящий удар сейчас закончит весь этот фарс и успокоит северного шута навсегда - но Львёнок Льва оказался манёвреннее, чем Анну думал.
      Лезвие меча Эткуру скользнуло по лицу северянина, вспоров скулу. Кровь брызнула струёй, северянин ахнул, волки взревели, Когу пробормотал: "Ну что ж ты, Львёнок...", - а Анну подумал, что теперь настал момент перерезать шуту горло, и ощутил очередной удар боли в душе от этой мысли.
      - Оэ, легче, солнышко! - вскрикнул северянин с какой-то детской, то ли огорчённой, то ли обиженной интонацией. - Это ж больно! Так ведь можно и того... без подарка остаться!
      - Положи свою палку, - приказал Эткуру.
      - А вот это - просто грубо, - укоризненно сказал северянин, стирая кровь с лица. - И нечестно.
      Всё это прозвучало неожиданно трогательно и так уморительно, что даже у волков невольно расплылись физиономии.
      - Я думал, тебе уже хватит, - усмехнулся Эткуру. - Не рубить же тебе пальцы!
      - Нет уж! - возразил северянин и возмутился всем телом, превратив боевую стойку в пародию на неё. - Никаких поблажек. Ты - варвар или нет?
      Наставник снова что-то возмущённо завопил, но Эткуру только улыбнулся.
      - Сам нарвался, - сказал он совершенно незнакомым Анну тоном - зловеще-ласковым, обещающим ужасные беды, но как-то не всерьёз - и сделал стремительный выпад. Металлическая палка вырвалась у северянина из рук, кувырнулась в воздухе и врезалась в колено Когу. Когу взвыл и разразился проклятиями - а Эткуру и северянин совершенно одинаково расхохотались.
      - Исключительный приём, просто исключительный, - сказал шут одобрительно. - Ты научишь ему свою бедную девочку, солнышко?
      Анну ждал, что именно теперь Эткуру и прикажет волкам держать северянина, чтобы получить его окончательно, но после дурацкой драки всё пошло наперекосяк. Северянин подошёл сам и, прежде чем Эткуру успел среагировать, тронул пальцем его подбородок - где синяк.
      - Прости, солнышко, - сказал он кротко. - Ты первый начал.
      - У тебя кровь течёт, - сказал Эткуру невпопад.
      - Снизу быстрее остановится, - выдал шут беспечно. - Где у тебя спальня, Принц? Я застенчива и не выношу, когда чужие глазеют, - и снова изобразил всем телом неимоверную стыдливость забитой рабыни, что, почему-то, выглядело невероятно смешно.
      Эткуру вкинул меч в ножны - и вдруг заметил толпу вокруг.
      - Пошли вон! - приказал он волкам и, попав взглядом на Наставника, вдруг побагровел и рявкнул. - А ты - чтобы я не видел тебя!
      - Львёнок Льва... - начал было оторопевший Наставник - но Эткуру неожиданно потянул меч из ножен, глядя на бесплотных яростно, как сама смерть.
      - Анну, - окликнул Ар-Нель вполголоса и тронул Анну за локоть. - Нам пора. Не годится мешать людям выяснять отношения.
      Это тоже было дико, но Анну послушался. Выходя из зала, он успел заметить, что Ник тоже куда-то исчез.
      Выйдя в парк, Анну вдруг сообразил, что Ар-Нель без плаща и ему, наверное, холодно.
      - Зачем мы ушли из-под крыши? - спросил Анну. - Ты замёрзнешь.
      - Нет, - сказал Ар-Нель весело. - Видишь ли, друг мой, что бы ты ни думал на этот счёт, на свете есть вещи, которые надлежит делать с глазу на глаз. Эткуру никому не позволит остаться поблизости - и мне не хотелось бы ссорить его с тобой.
      - Не позволит... А этот фигляр снова устроит драку - кто будет держать его? Того гляди - сам покалечится или попытается убить Эткуру...
      Ар-Нель вздохнул. В его взгляде снова появился ледок северной отчуждённости.
      - О, Анну... порой мне кажется, что ты никогда не поймёшь некоторых важных вещей. Неужели ты не видел, как твой брат по Прайду и этот несчастный смотрели друг на друга? Видимо, чтобы ощутить, надо пережить... некоторые вещи невозможно объяснить словами, их надо почувствовать телом.
      - Лучше скажи, он, этот шут, откуда взял эту штуковину и что она такое? - спросил Анну, пытаясь перевести разговор на другую тему, чтобы заставить Ар-Неля снова улыбаться.
      Это сработало. Ар-Нель оттаял.
      - Ах, просто тяжёлый меч для тренировок подростков. "Тростник". Откуда? Я дал, а попросил Ник.
      Ник обещал Эткуру подарить ему раба, подумал Анну, а на самом деле... Этот кривляка - не раб. Рабы так не могут. В нём нет ни страха, ни тоски трофея. И так рабов не дарят. Так... я не знаю, что так делают. Так... так привязывают к северу мёртвыми узлами.
      Эткуру назвал "предателем" волка, который предлагал убить раба, вдруг пришло Анну в голову. Убить такой трофей - это предательство, вот как Эткуру сейчас думает. И ещё... Эткуру гнал собственных бесплотных... как врагов и злее, чем врагов. У него на лице была написана та ненависть, какую чувствуют к бесплотным только северяне. Почему? Он ведь ещё не знает о письме...
      - Послушай, Анну, - сказал Ар-Нель вдруг. - Скажи, друг мой, могу ли я доверять тебе? Тебе как тебе, а не тебе как вассалу Льва? Есть ли в тебе что-то, принадлежащее лично тебе?
      - Да, - ответил Анну тут же. "Ты", - добавил бы он, если бы на это хватило душевных сил и если бы его не мучило письмо Льва в рукаве. Конечно, есть, думал он. Какой же я вассал? - Я никому не передам твоих слов.
      - Ты, как и Эткуру, хочешь убить Маленького Львёнка? - спросил Ар-Нель. Удар под дых.
      - Нет, - сказал Анну твёрдо. - Я - не хочу.
      Ар-Нель задумался, покусывая кончик собственной косы, как кончик кисти.
      - Вот что, - сказал он, наконец. - Если ты обещаешь мне не передавать моих слов никому и не пытаться убить Элсу... я тебе его покажу.
      - Ох, - вырвалось у Анну. - Но я - я клянусь, конечно.
      - Что ж, - кивнул Ар-Нель. - Пойдём. И помни - ты поклялся.
      Кому я только не клялся, подумал Анну в тоске. Отцу, Творцу, Льву, Ар-Нелю... Как же так выходит, что человек становится клятвопреступником, совсем не желая ничего нарушать и никого предавать?
      Но уж клятву, данную Ар-Нелю, мне преступать уж совсем никакого резона!
     
      В покои Снежного Барса озябший Ар-Нель заскочил, как тот самый котёнок-баскочёнок с его старой картинки. Анну вошёл с некоторой опаской - было никак не отделаться от ощущения совсем чужого места, места, как ни крути, враждебного. К тому же здесь, в холодноватом запахе свежести и северных курений, в той самой подчёркнутой чистоте и подчёркнутом же просторе, который так смутил южан поначалу, среди хрупких ваз и статуй из сияющего стекла, акварелей, занавесок из позванивающих стеклянных шариков, Анну казался себе неуклюжим, грязным и нелепым, как зачем-то приведённая в комнату лошадь. С копытами в навозе, подумал он мрачно. Это место не рассчитывали на дикарей, закованных в железо, как перед дракой, а запах собственной шубы вдруг показался Анну довольно противным.
      Молодые женщины, прислуживающие трофею Снежного Барса, чинно поклонились, прикрывая лица расписными веерами - но в их глазах плескался смешок, и Анну не мог не принять его на свой счёт.
      Я же выгляжу смешно и глупо, подумал он почти панически. Так смешно и так глупо, что они должны хохотать, показывать на меня пальцами, подталкивать друг друга локтями - "Смотри, чучело идёт!" - и не делают этого только из странного желания не причинять чужакам боли! Почему?! Я им - никто, я им - враг, я им - уж точно не родня и не союзник, так почему они не высмеивают меня на каждом шагу?! Мы превратили часть этого Дворца в логово, прикидываем, как лучше солгать во время переговоров, готовим войну, смотрим на северян, как на ошибку Творца - а они прикрывают веерами лица, чтобы не оскорбить нас своими улыбками...
      Чувствуя непривычную и мучительную неловкость, Анну прошёл мимо благоухающих кланяющихся женщин в небольшой высокий покой с окнами, закрытыми прозрачным стеклом. В этом покое было теплее, чем в прочих, солнце просвечивало его насквозь - и в солнечном сиянии, на широком ложе, покрытом расписным покрывалом, в молочно-серой и пушистой одежде, полулежал Элсу, Львёнок Льва, совершенно не похожий на себя, а рядом с ним сидели какой-то молодой аристократ и темноволосая темноглазая женщина утончённой, прохладной и неотразимой северной красоты.
      Они чему-то смеялись, когда Анну и Ар-Нель подходили к комнате: северяне всё время смеются, будто жизнь - страшно забавная вещь - и замолчали, посерьёзнев, когда увидели вошедших. И Анну это тоже царапнуло по душе.
      - Привет, Элсу, - сказал Ар-Нель. - Смотри, я привёл Уважаемого Господина Посла.
      Лицо Элсу стало напряжённым и чужим - и Анну вдруг понял, что Двадцать Шестой Львёнок Льва вовсе не пленник здесь. Не северяне - он, Анну, для Элсу враг.
      И Элсу, пожалуй, прав.
      Анну неумело улыбнулся.
      - Привет, брат, - сказал он, пытаясь выразить тоном дружелюбие. - Вот смешно: я думал, ты прикован к стене.
      Наверное, северяне решили, что шуточка вышла глупой и жалкой, но Элсу улыбнулся в ответ радостно и открыто, будто шуточка Анну всё ему объяснила - тут же снова стал своим. Но, как показалось Анну, слишком своим.
      - Послушай, Анну, - сказал Элсу, - а в твоей шубе водятся блохи?
      Его весёлый вопрос прозвучал, как затрещина - даже по лицу северной женщины скользнула тень тревоги, будто от облака. Анну секунду стоял, оглушённый - это вовсе не радость, Элсу издевается надо мной - и вдруг его осенила мысль   Элсу всего лишь хочет выяснить, кто я сейчас, подумал Анну. Кто я - дурной дикарь, заходящийся от ярости, когда улыбнутся в его присутствии, или такой, как северяне - способный шутить над всем, что подвернётся, над глупостью, над любым неловким моментом - и над собой громче всех.
      Я не буду выходить из себя, подумал Анну. И я не буду злиться на парня, приговорённого к смерти Львом только за то, что он некстати уцелел.
      - Блохи? - переспросил Анну, криво ухмыльнувшись. - С чего это в шубе старого солдата жить такой ничтожной мелочи? Ты, Элсу, лучше спроси, есть ли змеи или скорпионы - я отвечу.
      И все расхохотались так, будто предгрозовое удушье дождём пролилось. Сразу стало легко - и пропало ощущение лошади в дворцовой зале. И ушло зло.
      Анну впервые это почувствовал - как гуо, если они присутствовали и подслушивали за шёлковыми ширмами, расписанными красными и белыми цветами, дружно провалились в бездну адову, совершенно посрамлённые и униженные. Элсу рывком потянулся - и обнял Анну поверх шубы со всеми воображаемыми блохами, змеями и скорпионами, прижался щекой к кирасе, а Анну ощутил сладковатый северный запах от его волос, отмытых до масляного блеска.
      - Анну, - сказал Элсу одной радостью и тоской, - славно, что пришёл именно ты... и что ты - такой, как всегда, что ты - умный и спокойный, как всегда, брат!.. Скажи, это ты должен убить меня?
      Анну отстранился.
      - Откуда ты знаешь?
      Элсу вздохнул и закашлялся. Анну хотел хлопнуть Львёнка по спине, но Ар-Нель остановил его руку:
      - Это - простуда, Анну. Грудная болезнь. Так ты не поможешь. Уважаемый Учитель О-Ке, Лекарь Государя, или Ник - но не ты.
      - Ты умираешь, Элсу? - спросил Анну, чувствуя затылком ледяное дыхание рока.
      Элсу потянулся и облокотился на подушку.
      - Я всё время умираю, Анну. Или меня собираются убить. Тоже мне - секрет. Я уже привык. К тому же, сейчас мне легче. Если ты не перережешь мне горло, может, я ещё поживу, - сказал он с совершенно северным, насмешливым и холодноватым превосходством в тоне.
      - Ты, Элсу - ты ведёшь себя, как язычник, - сказал Анну, не в силах даже показушно разозлиться. - Ты воображаешь себя звездой небесной, да?
      - Просто я - солдат, как и ты, - сказал Элсу. - Возьмёшь меня под своё начало, командир? Если, конечно, мне можно остаться жить?
      - Я не могу тобой командовать, Львёнок Льва, - сказал Анну. - Это дело Эткуру.
      - Забавно, что ты Льва Львов не упомянул, - сказал Элсу задумчиво. - Может, ты и прав... я поживу ещё... Хочешь травника, Анну? Это невкусно, но я уже привык.
      И эта неожиданная характеристика травника так рассмешила северян, будто разговор только что и не шёл о смерти...
     
      Травник Анну выпил. Здешняя мутная приторная бурда с травником, который заваривали в степи его бойцы, ни в какое сравнение не шла - так он и сказал, а Элсу стал набиваться в поход на юг, чтобы попробовать заваренных степных трав. Потом Ар-Нель рассказывал о Дне Новой Листвы, празднуемом Четвёртой весенней Луной, а Анну рассказал о Луне Цветения, которую уже отпраздновали в Чангране. И парень по имени И-Тинь рассказал о том, как ловят сомов на берегу Серебряной Ленты, на утиное мясо - все подивились, и женщина по имени Ли-Эн рассказала, как в её родной провинции мужики ловят саранчу прямо рубахами, когда саранча летит, а Анну рассказал об охоте на степных коз... И все молчали о войне, все молчали о том, что между севером и югом пролегает граница, пропитанная кровью на ладонь.
      И Анну страстно любил северян за это.
      Но Элсу быстро устал, у него начался жар, и Ли-Эн, как оказалось, внучка Лекаря, приказала всем уйти, чтобы Элсу мог поспать. Анну хотел перекинуться с Ар-Нелем парой слов наедине, но стоило им выйти из комнаты Элсу, как на них наскочил посыльный - сообщить, что Ар-Неля звал Барс.
      И Анну направился к себе в странных чувствах.
      Большой зал, где Эткуру и шут устроили дурацкий поединок, оказался почти пуст - Соня, как видно, успел вымести осколки стекла и смыть с пола кровь. В зале Анну ждал Хенту.
      Вид у волка, принадлежащего Анну, был совершенно потерянный. Увидев Анну, Хенту страшно обрадовался и схватил его за рукав:
      - Ох, командир, хорошо, что ты пришёл! Ты знаешь, Эткуру-то, Львёнок Льва, похоже, спятил с ума! Я вот жду тебя - не знаю, что думать.
      - Докладывай, - привычно приказал Анну.
      - Видишь, командир... Ты, значит, ушёл с неверным, а Эткуру наорал на всех - пуще всего на Наставника наорал, представь? - и сказал так: если, говорит, хоть одна собака сунет поганую морду в комнату, куда я ухожу - башку оттяпаю. Все послушались, хоть и чудно показалось. И он забрал трофей и закрыл двери.
      - Ага...
      - Командир, они ушли - и всё на этом! Пропали! Их нет полчаса, их нет час, их полтора часа нет - а из-за здешних дурацких стен ничего не слыхать. То есть, что-то слыхать, но разобрать нельзя. Но уж если бы кто-то орал во всё горло - мы бы услышали, правда?
      - Дальше.
      - Дальше Наставник не выдержал. Говорит, проверьте, жив Эткуру вообще или нет. А мы - что ж, нам приказали - мы же не можем. Тогда Наставник Соне говорит, иди, мол, тварь, посмотри. И Соня пошёл - а через минуту выходит. Говорит, Эткуру его послал за каким-то лядом к Нику, Вассалу, говорит, Снежной Рыси. За каким-то, говорит, языческим пойлом. Вот так.
      - И Соня ушёл?
      - Соня ушёл, Когу сунулся - Эткуру в него нож швырнул, вот на столько над головой. Больше никто не рисковал, командир. Только Соня с этой отравой. Так что - Львёнок Льва жив, но не в своём уме.
      - Ну, хорошо, - сказал Анну, вспомнив, как его определили в безумцы после первых живописных опытов. - Я пойду сам посмотрю.
      Хенту покачал головой, но спорить не посмел.
      Анну прошёл помещение, которое северяне называли приёмной - там жили волки, валялись их шубы, оружие, конская сбруя, скатанный войлок - и там же пятеро растерянных и не знающих, за что хвататься, волков обсуждали происходящее вполголоса. Увидев Анну, они все инстинктивно дёрнулись к нему, как солдаты обычно поворачиваются к боевому командиру; Анну остановил их жестом.
      - Если вы понадобитесь, я позову, - сказал он. - Но мне кажется, что всё обойдётся. У Эткуру не первый трофей, в конце концов. Помните: Львята вам верят, а вы должны верить Львятам. А трофеев опасаться - смешно.
      - Ведьма она языческая, а не трофей, - сказал Олу. - Глаза бы не отвела. Наставник-то...
      - Не хочу слышать о Наставнике! - отрезал Анну. - Вы слышали, что Эткуру сказал? Думаете, Львёнок понимает меньше, чем Наставник?
      В приёмную всунулся бледный Когу, у него тряслись губы, тряслись подбородки - и Анну вдруг подумал, что Когу - просто мерзок. Физически. Неожиданное отвращение накатило так мощно, что рука сама потянулась к эфесу - Анну еле взял себя в руки.
      - Чего тебе? - спросил он, морщась.
      - Бумаги-то - там, в комнате, - жалобно сказал Когу. - Принеси сюда, Львёнок Львёнка, ради Творца-Отца, а?
      Его пронзительный скрипучий голос резанул по ушам, как железо по стеклу.
      - Да, - бросил Анну, чтобы только отделаться, оттолкнул с дороги непонятно откуда взявшегося Наставника и остановился перед закрытой дверью.
      Если я открою дверь без предупреждения, он снова швырнёт нож, подумал Анну - и поскрёбся, как кот. И окликнул:
      - Эткуру, это я, брат!
      - Войди, - отозвались из-за двери. - Только - один.
      Анну вошёл, сам не зная, что ожидает увидеть, но почему-то волнуясь. Задвинул дверь за собой - и замер.
      На постели Эткуру лежала юная женщина ослепительной красоты.
      Её лицо, осунувшееся, в испарине, с громадными, влажно мерцающими очами, как показалось Анну, излучало тёплое сияние, искусанные губы припухли, выглядели сладко, как вишни, закрывшаяся царапина на щеке горела тёмными рубинами на бледной чистой коже, а короткие локоны цвета надраенной бронзы разметались по подушке. Тело невероятной красавицы скрывала шёлковая простыня, но грудь уже приподнимала её вполне заметно - и к груди, совершенной, как капля росы на листке, дива прижимала ладонь Эткуру, а на Анну лишь взмахнула ресницами и хрипло сказала:
      - Понравилось смотреть, солнышко? Не боишься, что глаза выскочат?
      Эткуру сидел на краю постели, отдав одну руку женщине, а второй держа эфес меча, лежащего на коленях. Его глаза тоже горели, как у настороженного хищника; Анну подумал, что именно сейчас Эткуру действительно, пожалуй, напоминает молодого льва - и впервые полностью соответствует собственному титулу.
      - Видишь? - сказал Эткуру так же хрипло, как его женщина. - Видишь, как она меняется? Она же не как трофей, она как облако меняется - на глазах. Ты видишь, чем она становится?
      Анну перевёл дух и покивал.
      - И она мне принадлежит, - еле слышно сказал Эткуру таким тоном, будто сам в это до конца не верил.
      Женщина погладила руку Эткуру - как прикасаются, разве что, к любимому ребёнку - и Эткуру с выражением кромешной душевной боли прошептал:
      - Они же скажут, чтобы родовой знак наколоть! Чтобы бросить, уйти... Я же не могу её бросить, брат! Как же я её брошу? Это как свой боевой меч выбросить... И как наколку ей делать? На этом... - и провёл кончиками пальцев по лбу женщины.
      А красавица чуть улыбнулась и сказала, осветив Эткуру сиянием очей:
      - Да не переживай так, Эткуру, что ты! Надо наколку - ну сделаем наколку с твоим гербом, когда я чуточку отойду, ерунда какая... Тебе нравятся девочки с наколками, жизнь моя?
      Эткуру схватил её за руку и порывисто прижал к груди её ладонь:
      - Вот, слышишь?! - сказал он, глядя на Анну снизу вверх. - Ты слышишь, как она... "жизнь моя"?! Она же - сама, понимаешь?! Она - всё сама! Видишь, она и клеймо бы... Её зовут Ви-Э, она - не рабыня. Ничего не боится, понимаешь?
      - Северяне говорят - "подруга", - кивнул Анну. - Ещё говорят - "жена".
      - Я с места не сдвинусь, пока она не переломается, - истово сказал Эткуру. - Хоть весь мир сгори или провались - я буду ждать, пока моя женщина поправится. И пусть они хоть кишками задавятся все.
      Анну вздохнул.
      - Прости, брат, - сказал он тихо. - Хенту ведь привёз письмо от Льва Львов. Мы с тобой должны заключить с северянами мирный договор - хоть даже и поклясться Творцом - убить Элсу и срочно ехать домой. Такие дела.
      - Ох... правда ли?
      - Не вся, брат. Лев пишет Наставнику. Лев запретил ему нам говорить, что клятва - ложь. Лев хочет, чтобы мы убедили Барса. Хочет напасть исподтишка. А мой Хенту говорит, что в войсках болтают: Лев хочет сравнять Тай-Е с землёй. Тогда соседи раздерут Кши-На на куски - и у нас не будет соперника вдоль северных границ.
      - Нет! - выдохнул Эткуру. - Я не хочу воевать с Кши-На! Вообще!
      - Нас не спрашивают, брат. Мы вернёмся домой, а Лев скажет, что тебе не пристало сюсюкаться с рабыней - если вообще позволит тебе такую рабыню. Она же - гуо, брат. Ты ведь сам сказал, когда первый раз увидал тутошнюю женщину - гуо. Советники Льва скажут, что с неё надо содрать кожу и швырнуть в огонь, чтобы лишить силы колдовство - а тебе прикажут полгода поститься, чтобы прийти в себя.
      Пока Анну говорил, лицо Эткуру менялось и менялось. К концу тирады на нём нарисовался детский беспомощный ужас.
      Женщина, закусив губу, внимательно слушала - и страха её прямой взгляд по-прежнему не выражал.
      - Анну, - сказал Эткуру тихо, - я не вернусь домой. Ни за что. Сейчас пойду к Барсу, скажу. Как я вернусь? Чтобы нас с ней - убили вдвоём?
      Анну погасил в душе вспыхнувшее презрение, раздавив его усилием воли, как головню из костра.
      - Ты, Львёнок Льва, верно, хочешь, чтобы тебя с ней сожгли живьём солдаты Льва Львов, когда они дойдут до Тай-Е? - спросил он холодно. - Как предателя, да?
      - Анну, - сказал Эткуру умоляюще, - я не понимаю. Ты же сам говоришь - нас убьют там, а теперь сказал - что убьют и здесь... Я готов рубиться за неё с десятком - но с сотней мне не справиться... тем более - Лев Львов, мнение Прайда, Наставники... Ты знаешь, что делать - ты скажи?
      Женщина прижала руку Эткуру к своим губам.
      - Ты, солнышко, не кипятись. Мы сейчас спокойненько решим, - сказала она с еле заметной улыбкой, и Анну поразился её способности улыбаться, когда всё в ней идёт вразнос, а боль должна ломать кости. - Брат у тебя, кажется, такой умный, что план придумал...
      - Ну?! - воскликнул Эткуру с отчаянной надеждой.
      Анну ощутил на собственном лице жестокую усмешку.
      - Львята боятся Льва Львов, - сказал он тихо и холодно. - Львята боятся слова Прайда. Но Прайд подчинится новому Льву Львов, как это было всегда.
      - С чего - я? - шепнул Эткуру, глядя во все глаза. - Если даже Лев... того... так ведь есть Холту, Тэкиму, Нуллу, Россану... я - Пятый...
      - С того, что тебе надо остановить войну, - сказал Анну. - Не важно, победим мы или нет - это будут потери, потери и потери. Зачем Лянчину эти обледенелые земли? Зачем Льву жечь Тай-Е? Ведь всё затем же - из страха. Как красивую смелую женщину - из страха. Ты должен убить страх, брат. Творцом призван убить эту гадину, пожирающую души.
      - Но как я смогу, во имя Творца?! - воскликнул Эткуру. - Есть Прайд, меня разорвут в клочья!
      - У Льва есть Прайд, а у тебя будет Волчья Стая, армия Прайда, - сказал Анну. - Начнём с моей части Стаи - и возьмём остальное. Закрутим солнце и луну в другую сторону, брат. Раздвинем границы Лянчина на юг. Сотрём границы Крийна и Шаоя - но на севере у нас нет ничего, кроме смерти, брат.
      - Может, всё же останемся здесь, - еле выговорил Эткуру. - Пусть Барс сцепится с Львом... если Барс победит... тогда и мы...
      Анну замахнулся, но не ударил. Эткуру моргнул, но даже не дёрнулся.
      - Ты... ты ещё дурачок, брат, хоть и Львёнок Льва, - вздохнул Анну. - Наверное, поэтому я и не могу тебе наподдать. Ты ведь не предашь свой народ - из тебя это прёт от ужаса, от страха за твою женщину... Осознай: если Барс победит, Лянчина больше не будет. Кто будет щадить побеждённого? Лянчин обрежут, брат - он ляжет под Кши-На и будет рожать ему детей. Этого хочешь?
      Эткуру положил меч на колени и обхватил голову руками.
      - Если Лев нападёт и язычники победят - то же будет, - сказал он еле слышно. - Ты воевал, ты скажи - они ведь могут и победить? Прирезать нас нашим же клинком?
      - Вот смотри, - сказал Анну. - Творец отдаёт тебе Лянчин. Ты должен сделать так, чтобы в руках Лянчина остался меч. Для этого придётся воевать, убивать, изменять присяге - но что такое ты, и что такое я, и что такое Лянчин, брат? Чтобы Лянчин жил, чтобы он жил с мечом - мы ведь умрём, да?
      Эткуру кивнул. Он, кажется, начал приходить в себя.
      В дверь стукнули костяшками пальцев.
      - Кого несёт?! - крикнул Эткуру раздражённо.
      - Я, Соня, - отозвались из коридора.
      - Войди, - сказал Анну.
      Соня вошёл, держа в руках небольшой стеклянный сосуд.
      - Ник велел - отпивать по глотку всю ночь, - сказал Соня и подал сосуд Эткуру. - Для облегчения боли.
      - Не хочется, - вдруг сказала Ви-Э. - От этого - шалеешь, как от вина, всё в тумане, а я хочу соображать ясно. Прости, миленький, поставь эту бутылку. Успеется.
      Эткуру погладил её по щеке.
      - Ты - как раненый воин, - сказал он прочувствованно.
      - Соня, - сказал Анну, - тебе можно доверять, брат? Скажи, не станешь ли сводить счёты с Эткуру или со мной? Скажи честно. Если не можешь служить, я тебя отпущу, клянусь.
      Эткуру только покачал головой.
      - Я могу, - сказал Соня серьёзно и строго. - Мне нравится эта женщина - и ещё... я помню, что ты мне говорил. Если ты попросишь, а не он... если попросишь, а не прикажешь. Согласен?
      Эткуру облизнул губы, но у него хватило ума промолчать. Анну вытащил из своей седельной сумки, хранимой у изголовья постели, короткий охотничий тесак, когда-то подаренный отцом.
      - Возьми, - сказал он Соне. - Это - пока. Потом я достану тебе меч. Ты останешься с женщиной, будешь охранять её, брат. Я приказываю - как солдату, не как рабу: ты с оружием.
      На лице Сони промелькнула ужасная улыбка. Он кивнул.
      - Пойдём, Эткуру, - сказал Анну. - Поговорим с нашими людьми... то есть, говорить я буду, а ты будешь молчать, как Лев - когда командует солдат.
      - Как ты легко решаешь, - сказал Эткуру с оттенком зависти. - Ну да, у тебя есть сила - а терять нечего...
      - Что ты знаешь об этом, - Анну только горько усмехнулся. - Я кусок души оставляю в Кши-На, я должен разорваться пополам, мясо порвать, кости поломать... но что такое я, и что такое Лянчин, брат? Творец, говорят, милосерд - а я скажу, что ему нет дела до наших душ.
      - Ча... - догадался Эткуру, и Анну закрыл его рот ладонью:
      - Не продолжай. Нам надо идти.
     
      Наставник вещал.
      - Видите, до чего доводит детей Истинного Пути похоть? - вопрошал он настороженно молчавших волков. - Даже Львёнок Льва может попасть в сети гуо - и душа его окажется в опасности! Теперь-то эта мерзкая языческая девка...
      Эткуру ударил сзади и наискосок - Анну не успел его остановить, только машинально оценил удар: меч под острым углом к плоскости удара, а движение, скорее, режущее, чем рубящее. Образцово поставлена рука.
      Голова Наставника вместе с плечом и рукой отвалилась, как сырой шматок срезанной глины от чурбана на тренировке. И кровь хлынула фонтаном - а потом уже рухнуло тело.
      - Он меня предал, - сказал Эткуру железным тоном. - Вы слышали, что он говорил о Львёнке Льва за глаза, волки?
      - Ни во что тебя не ставил, Львёнок, - кивнул Олу, прижимая руки к груди. - Какой же это Истинный Путь? Просто подлость... Да, да, - и отодвинул ногу от растекающейся багровой лужи.
      - Ох, командир, - подал голос Хенту, - это - вот то самое, да? Что ты говорил? Измена?
      - Измена, - кивнул Анну. - Измена здесь - и даже хуже. Во Дворце Прайда - измена, - он вытащил из рукава измятый свиток с гербовой печатью. - Они, гады. Дурные советники, мерзавцы у Трона Льва. Они подстроили плен Львёнка Младшего - чтобы его погубить. Они послали сюда всех нас - чтобы нас погубить. Наставнику писали - и Когу тоже.
      Когу, трясясь, прижался к стене.
      - А если ты ни в чём не виновный, чего боишься? - спросил Сэлту насмешливо.
      Волки скалились, держась за эфесы, а Анну вдруг понял, как они ненавидят Когу - изо всех сил ненавидят. Ему только одно осталось непонятным - эта ненависть, животная, нерассудочная, началась здесь, в Кши-На, или она лежала под спудом ещё в Лянчине, где детям Истинного Пути с младенчества вбивалась лояльность к бестелесным Слугам Творца. Никто не издал ни звука в защиту Наставника - и Когу они не намеревались защищать, напротив - Анну чувствовал, что убийство Когу доставит волкам какую-то дикую радость.
      - Это неправда! - взвизгнул Когу. - Львята тут блудят, путаются с язычниками! Хотят Лянчин отдать Снежному Барсу! Во-от, он, Анну - первый! Он ради какой-нибудь белобрысой твари родного отца зарежет - развратник!
      И раньше, чем Анну возразил, Хенту схватил Когу за грудки, встряхнул и стукнул затылком об стену:
      - Ты что болтаешь, мешок ты с дерьмом?! Когда это Львёнок Анну ад Джарата развратником сделался, на войне за Прайд и за веру, что ли?! Да он на песке спал под верблюжьей попоной вместе с простыми волчатами, гнилую воду пил по глотку в день, пока вы тут жрали от пуза да шептали Льву Львов всякие гадости!
      - Хей, парень, ты северян не знаешь, - возразил Лорсу, но как-то без должного энтузиазма. - Северяне кому угодно глаза отведут...
      - Я своего командира знаю, - Хенту выпустил Когу и выхватил меч. - Давай, Лорсу, скажи о Львёнке Анну подлость! Дворец в тылу охранял, пока мы подыхали в песках, а?!
      Анну положил руку ему на плечо.
      - Прости его, брат. Тут - чужая страна, чужой народ... еще и шаоя попадаются в городе, как дома разгуливают... Все устали, домой хотят - вот и срывается... Лорсу, Наставник всякие мерзости про нас всех Когу диктовал, тайком, пока Эткуру не слышит - а твои братья сами эту дрянь отвозили, сами отдавали Льву Львов. Доносы на самих себя. Такие дела, брат.
      - Не было такого! - заорал Когу, но лучше бы ему было промолчать.
      - Ах ты, обрезанная сволочь! - багровея, прошипел Лорсу. - А ну, говори, на кого успел донести, гнида!
      - Это же не я! - сипло взмолился Когу. - Это - Наставник, он меня заставил, говорил, они, мол, с Истинного Пути сворачивают...
      Анну не стал вмешиваться, пока волки мстили Когу за ложь и доносы. Он только перешагнул через кишки Когу, вывалившиеся в кровавую лужу, и обтёр сапоги куском войлока. Эткуру привалился к двери спиной - его мутило. Олу улыбнулся:
      - Ничего, Львёнок Льва. Оно, грязно, конечно - зато теперь будет тихо, - будто Эткуру было худо от крови, а не от моральной грязи.
      - Лев приказывает нам заключить вечный союз с Кши-На, - сказал Анну. - Приказывает поклясться Творцом. А предатели подталкивают Лянчин к войне с Кши-На, к большой войне - хотят, чтобы наша армия сгинула в этих снегах, а в Чангране, который останется без защитников, сел Барсёнок. Так что мы будем говорить с Барсом о мире - я и Эткуру - а потом вернёмся домой и разгоним ту мразь, которая жужжит в уши Льва Львов и хочет его погибели. С нами ли вы?!
      И волки преклонили колена, опустившись прямо в кровь.
      - Умрём за Лянчин, братья, - тихо сказал Анну. - Умрём за Льва Львов. Со мной ли вы?
      И волки согласно склонили головы.
      - Охраняйте женщину Львёнка, - сказал Анну. - Это - северная женщина, она - залог мира. Отвечаете за неё. Встаньте, братья.
      И свита Львят встала, несколько смущённо отряхивая колени...
     

***

     
      Запись N137-04; Нги-Унг-Лян, Кши-На, Тай-Е, Дворец Государев.
      Утром Ма-И рыдает горючими слезами, а Юу стоит у постели и бранится.
      - Ну Третий, Небеса тебя разрази... Разве можно так себя вести?! Хуже крестьянского мальчишки! За тобой что, сорок нянек должны присматривать?
      Ма-И шмыгает носом, вытирает слёзы, но даже не пытается оправдываться:
      - А что я, виноват, что Тви хотел меня убить? Между прочим, Второй, он бы всё равно убил меня на поединке - думаешь, я не видел, что он меня не хочет?!
      - Третий, - говорит Юу раздражённо, - ну что ты, как маленький... Кто стал бы убивать Официального Партнёра из Дома Государева?! Этот Тви тебя на руках таскал бы всю жизнь...
      - Ты со мной, как с Сестрой, - говорит Ма-И обиженно. У него даже высыхают слёзы от такого оскорбления.
      - Да ты посмотри на себя, Третий! Убивали его... Рожать тебе, рожать! И не спорь. Я напишу Господину Управляющему, в деревню поедешь. Пока Мама тут всё не уладит.
      - Я... - начинает Ма-И робко, собирается с духом и выдаёт. - У меня тут поединок назначен!
      - С Никовым стеклодувом... ага... хочешь босиком из дому сбежать? С Вершины Горы? Нет, в деревню, в деревню! Лечиться от мечтательности! И не рассуждай, Неба ради...
      Люди Юу забирают Ма-И из моей комнаты. А мой стеклодув тихонько плачет в своём уголке и медитирует на веер. Хороший веер. Шёлк медового цвета, веточка златоцветника и стихи: "Я знаю, что сила духа двигает горы, а отважный взгляд останавливает ветер. Раскрой своё сердце страсти - и сможешь перевернуть мир". Эхе-хе...
      У Букашки со Звездой ничего общего быть не может. И Букашку это страшно огорчает, тем более, если это - Светящаяся Букашка, почти что Звезда. Забавно, что Звезду вся эта история тоже огорчила.
      Сословных предрассудков в Кши-На меньше, чем могло бы быть. Но ремесленник и принц - это даже для здешней демократичности нравов чересчур.
      Я оставляю Ри-Ё это как-нибудь пережить и отправляюсь знакомить Эткуру с Манькой-Облигацией. То ещё приключение.
      С самого начала я решил, что безоружным Ви-Э не будет, только не могу придумать, чем бы его вооружить. Палка меня решительно не устраивает - меч южан, рассчитанный на то, чтобы больше рубить, чем колоть, палкой не остановишь. Тем более, что Эткуру на мечах хорош. Именно в классическом южном смысле: я видел, как он рубил на кусочки акациевый прутик - ужасное зрелище, кто понимает...
      И тут вспомнилась одна штука: "тростник".
      На "тростнике" обычно учат рубиться подростков. Состоит эта хитрая штуковина из гарды и полых стальных трубочек, сваренных перемычками и заполненных свинцом - она тяжелее, чем боевой меч, на порядок. Смысл тренировок очевиден: после тяжёлого и довольно сложно балансируемого "тростника" боевой меч кажется в руке пушинкой, его вес ребята вообще перестают замечать.
      То есть, в таком бою, который я имею в виду, "тростник", конечно, преимуществ не даёт. Зато его не перерубишь, как простую палку - и врезать им можно от души. Мало не покажется. Детвора, обучающаяся фехтованию, ходит в закономерных синяках с головы до ног.
      Я предлагаю Ви-Э "тростник" - и он восхищённо соглашается:
      - Ах, дивная идея, Господин Вассал! Я не рассчитывал, честно скажу.
      "Тростник" я одалживаю у Ар-Неля, который, как человек с богатым воображением, тоже одобряет идею. Потом мы с Ар-Нелем одеваем Ви-Э, как фарфоровую фигурку самурая на камине, в алое и золотое, собираем его короткие локоны "цвета мёда" в конский хвост, завязываем муаровой лентой, нацепляем поверх всего горсть ожерелий и браслетов - и отправляемся на территорию южан.
      И моя Манька-Облигация выглядит хоть куда, а по Дворцу идёт - будто утица плывёт. Вошёл в роль - и изображает знатную даму. Абсолютно не выглядит таким убитым, как несчастные ребята в квартале Придорожных Цветов.
      - Ах, вот жаль, - говорит, - что веера нет... Печально.
      - А статус потерять тебе не жаль? - говорю.
      Машет рукой - лихо и жеманно:
      - Господин Вассал, вы же видите, я - существо слабое... Морально слабое, я имею в виду. И я боюсь, как бы вам сказать, что окажусь в мороз на улице один, жрать будет нечего, а украсть негде. Что мне тогда делать? О, нет, Уважаемый Господин, уж лучше быть наложницей Принца. От добра добра не ищут. Этот хоть кормить будет!
      Волки глазеют на Ви-Э, как на невидаль. Наставник настроен, скорее, враждебно, бормочет что-то себе под нос, мелко и часто сплёвывает - но, кажется, не смеет возражать. Анну где-то бродит, зато Эткуру на месте. Он встречает нас в шикарной приёмной - изрядно пострадавшей от южан, но всё равно просторной и светлой. Шик Ви-Э производит на Львёнка даже более сильное впечатление, чем я думал.
      - Ник, - говорит Эткуру потрясённо, - этот шикарный парень - раб?!
      - Не совсем, - говорю, - но можно сказать. А что, надо было его в обносках привести?
      Ви-Э глазеет на Львёнка спокойно и нахально; и то, даже кошка смотрит на короля. И спрашивает:
      - Это ты - лянчинский Принц, солнышко?
      Эткуру на миг теряет дар речи. А потом размахивается и залепляет Ви-Э оплеуху. От души.
      Логично. Если ты не собираешься честно рубиться с тем, кого собираешься обрезать, но надо, чтобы его женское начало худо-бедно раскрылось - бедолаге следует причинить боль, оскорбить, напугать... короче, организовать гормональный взрыв. Правда, без активных движений, естественных для драки, гормоны выделяются слабее, процесс идёт вяло - но лучше так, чем никак.
      Ви-Э жестоко удивлён, секунду стоит неподвижно, прижав к щеке ладонь и моргая - а потом роскошно въезжает Львёнку кулаком в челюсть. Ну просто хрестоматийный апперкот - залюбуешься: у Эткуру зубы лязгнули.
      Теперь уже и Львёнок завис - шок. Аж рот приоткрылся:
      - Ты что, меня ударил? - в разум не вмещается.
      - Знаешь, миленький, - говорит Ви-Э ласково, - я тебе ещё не так врежу, если будешь меня обижать.
      Волки в ауте. Эткуру выдыхает, как раздразненный бык, и тянет меч из ножен - а Ви-Э радостно вопит: "Оэ, драчка!" - и через миг оказывается посреди зала в боевой стойке. С "тростником".
      И начинается потеха.
      Я записываю для далёкой родины самый уморительный поединок из всех, виденных на Нги-Унг-Лян. Умница Ви-Э завёл Эткуру до белого каления. Волки, прижимаясь к стенам, орут, кто во что горазд, но соваться под горячую руку не решаются. Наставник пытается проповедовать смирение для паскудных северных рабов, которые не имеют никакого права рубиться с господами, но его никто не слушает. Ар-Нель и откуда ни возьмись появившийся Анну хохочут у дверей в сад, вазы и статуэтки летят на пол и разбиваются, ширму опрокидывают и топчутся по ней, кроют друг друга последними словами - и всё очень весело. И под занавес Эткуру чуть не убивает собственного писца железякой, выбитой у Ви-Э из руки.
      И я потихоньку ухожу.
      Я был прав насчёт их прогрессорства. Северяне с их чувством собственного достоинства и внутренней силой могут не только постоять за себя, но и кое-что объяснить тем, с кем вступают в тесный контакт. Ви-Э договорится с Эткуру - и, я надеюсь, Эткуру будет легче понимать северян, пообщавшись с этим забавным кренделем. Актёры - народ креативный.
     
      Устроив таким образом своего будущего резидента в апартаментах условного противника, я иду прогуляться. День стоит на редкость прекрасный.
      В саду перекидываюсь парой слов с Господином Ки-А, капитаном Дворцовой Гвардии. В силу приносимой мною государственной пользы, Капитан Тревиль простил мне шуточку со снотворным и теперь слегка помогает собирать информацию. И мне выдаётся свежая порция.
      Во-первых, Государя навестили послы из Шаоя. Они не живут на территории Дворца Государева, у них своя резиденция в Тай-Е, в Квартале Гостей. Шаоя - небольшое государство на юго-западе, расположенное страшно неудобно - граничит и с Кши-На, и с Лянчином. Шаоя - монотеисты, но с лянчинцами, естественно, на ножах: кто-то из них неправильно чистит яйца, которые все семь пророков велели разбивать то ли с острого конца, то ли с тупого. Возможно, впрочем, что главный грех шаоя - довольно бодрые контакты с северными язычниками, что семь пророков однозначно не одобряют.
      И вот, во-вторых, господин посол по имени Нури-Ндо жестоко рубился с гонцом из Лянчина, прибывшим сегодня поутру. Их растащили люди Ки-А и Ар-Нель - а ещё, как это ни удивительно, вмешался Львёнок Анну.
      Можно было бы ждать, что Анну поучаствует в истреблении подлого еретика, некстати попавшегося правоверным на глаза - ан нет! Он остановил своего человека!
      - Дворец Государев действует на дикарей облагораживающе, - замечает Тревиль. - Смотрите-ка, Уважаемый Господин Э-Тк: когда лянчинцы только прибыли сюда, они норовили хлебать чок сапогом, а сморкаться в рукава соседей. И вот, не прошло и пары месяцев - они начинают соображать! Львёнок Анну совершенно самостоятельно доходит до мысли невероятной сложности: чужих гостей в чужом доме убивать нельзя! Как не восхититься их умом и разумом...
      Да, Анну - интересный.
      В последнее время он часто задумывается, глядя в одну точку, осунулся и уже не переругивается с Ар-Нелем. Возможно, его безнадёжная любовь не находит выхода: драться с предметом своих мечтаний он не может. Всё против них - и вера, и общественные стереотипы...
      Мне кажется, что Ар-Неля это тоже огорчает. Вчера, когда я захожу к нему поболтать, он сидит на подоконнике и печально созерцает помятый листок дешёвой бумаги.
      - Что это, Ча? - спрашиваю я. - Любовное письмо?
      Ар-Нель невесело усмехается:
      - Ах, Ник, это - сущие пустяки: мой ученик Анну, который отчаянно, надо отдать ему должное, упорно, но безрезультатно пытается овладеть небесным искусством каллиграфии, нацарапал эти строки для тренировки руки... Хочешь взглянуть?
      Я беру у него бумажку. На ней невозможные каракули, я едва разбираю надпись на кши-на с чудовищными ошибками: "Ар-Нель моя серце ранен творец укоризна человеков но я ни когда ни забуду".
      - Это, конечно, не предназначалось для меня, - говорит Ар-Нель, забирая бумажку и бережно пряча её в рукав. - Это просто забывчивость, случайность... Скажи, Ник, можно ли считать эту наивную попытку стихосложения на чужом языке любовным письмом?
      - Да, - говорю я, чувствуя некоторую жалость к Анну. - Верни человеку сердце, змей - ему же домой уезжать!
      - Только в обмен на моё! - режет Ар-Нель и смеётся. - Оэ, Ник... Анну гораздо лучше, чем кажется со стороны... Он прост и прям, как клинок старинной работы... он честен, он чист... И между нами - граница, между нами - их варварская вера, будь она проклята! - говорит он с неожиданной горечью. - А ведь Анну не так уж и набожен...
      Это правда. Я видел, как молятся волки, встав на колени и задрав головы к небу - но Анну, вроде бы, молящимся не видал. Впрочем, грехи сильных мира сего Наставник отмолит...
     
      Почти до вечера я сижу в библиотеке.
      Меня очаровал труд по космогонии Господина Эн-Рика - с иллюстрациями: "Вероятная связь периодических положений Луны с океанскими приливами", а ещё я листаю биологический трактат Госпожи Мэй: "О сходстве и различиях в строении гадов и рыб". В библиотеке Дворца, если верить Ля-Тн, Уважаемому Господину Библиотекарю, около двухсот тысяч единиц хранения; Ля-Тн утверждает, правда, что в библиотеке Академии Наук больше - но всё равно фонд серьёзный.
      Господин Библиотекарь рассказывает легенду о городах, вмёрзших в лёд за хребтом Хен-Ер. Там есть легендарное место, Белый Город Ин, а в нём - утерянная библиотека со всей мудростью мира. Периодически кто-то из учёного люда высказывает мысль о том, как хорошо бы найти затерянный город вместе с его сокровищами - но труднопроходимость Хен-Ер и исключительная суровость климата по ту сторону делает проекты невыполнимыми... а жаль.
      Я спрашиваю о Чангране. Ля-Тн оживляется, рассказывает, что при Дворце Прайда должна бы существовать древняя как мир Библиотека Правоверных, где хранятся книги культур, давно поглощенных песками... И я всерьёз думаю о путешествии в Лянчин, тем более, что Эткуру меня звал...
      Я ухожу из библиотеки, когда уже начинает темнеть - и какая-то благая сила ведёт меня в покои Государевы. А там...
      Там свита Государыни. И Канцлер. И маршалы Кши-На, и Вдова Нэр, и Ар-Нель, и почти весь Малый Совет, и ещё толпа народа. И Элсу в пушистом свитере из козьей шерсти. И Анну, который обнимает его за плечо. И Эткуру, который говорит Государю нашему Вэ-Ну невозможные слова:
      - Я тебе обещаю мир, Снежный Барс. Обещаю - и клянусь, что сделаю всё мыслимое. Творцом клянусь. И до тех пор, пока ты сам не решишь его нарушить, мои люди против тебя оружия не повернут, Снежный Барс. Только и ты поклянись.
      - Ты обещаешь от своего имени, Львёнок Эткуру, - говорит Вэ-Н. - Но - что скажет твой отец?
      - Лев приказал мне поклясться, задумывая войну, - отвечает Эткуру, бледный, с синяками под глазами и обтянутыми скулами. - Но я не хочу, я сделаю всё, чтобы её не было. Я клянусь Творцом, смертью, кровью и Золотыми Вратами, что помешаю Льву воевать с Кши-На. А ты клянись, что не нарушишь границ, пока я буду сражаться за мир под звёздами. Клянись, Барс - иначе мы оба прокляты.
      Маршалы переглядываются. Канцлер качает головой. Элсу и Анну смотрят выжидающе. И Вэ-Н говорит:
      - Я клянусь не переступать границы без повода, День и Ночь мне свидетели.
      И они оба подписывают ту самую бумагу, которая уже истрепалась до бахромы: Вэ-Н оставляет свою каллиграфическую подпись, а Эткуру надрезает ладонь и прикладывает кровавый отпечаток.
      А Элсу говорит Государыне Ра:
      - Прости меня, Снежная Рысь. Я тебя люблю, я был готов тебе служить... но видишь, как всё повернулось... Я возвращаюсь домой. Вместе с... вместе со своей женщиной - её ведь скоро привезут, да? И мы уедем, чтобы быть вместе с братьями. Дома.
      Ра говорит:
      - Ты можешь остаться. Ты болен - и тебя запросто могут убить.
      Элсу преклоняет колено.
      - Ещё раз прости, Снежная Рысь. У тебя очень хорошо, правда. Но мне нечем тебе заплатить за гостеприимство - поэтому я заплачу помощью братьям. Мы остановим войну - вместе. А убить могут любого мужчину и любого солдата.
      Ра вмаргивает слёзы.
      - Мы уедем в ближайшие дни, - говорит Эткуру. - И сделаем то, что обещали. И мир будет, Снежный Барс.
      - Я тебе благодарен, Львёнок, - говорит Вэ-Н. - А когда-нибудь нас с тобой вспомнят наши потомки, живущие в свободных странах.
      Анну смотрит на Ар-Неля и отводит глаза. И Ар-Нель говорит:
      - Государь, я прошу вас великодушно позволить мне возглавить дипломатическую миссию в Лянчине.
      - Вас почти наверняка убьют, Господин Ча, - говорит Вэ-Н. - Для дипломатии ещё чуть-чуть рановато.
      Но Анну смотрит с воскресшей надеждой - и Ар-Нель говорит, улыбаясь:
      - Убить могут любого мужчину и любого солдата, мой Государь.
      А я и не сомневался, что он - сумасшедший.
     
      После Совета, на котором всё обсуждается - в частности, состав дипломатической миссии Кши-На, куда входят Ар-Нель, Юу и я как представитель горцев из Хен-Ер, меня останавливает Эткуру.
      - Ты, правда, поедешь со мной?
      - Куда ж я денусь, Львёнок, - говорю я. - Надо, чтобы за Л-Та и Ча кто-то присматривал.
      - Ты можешь взглянуть, как скоро моей женщине можно будет ехать хотя бы в повозке?
      Я обещаю. Ви-Э грозит очень тяжёлая дорога - но я отметил: её не собираются бросить здесь.
      Мы идём в апартаменты южан. Я открываю дверь - и меня чуть с ног не сбивает запах дерьма и крови. Пол залит кровищей, она впиталась между рейками - пара солдат тщетно пытается размазать кровь мокрыми тряпками. У стены в приёмной - ужасная груда, закрытая пропитанными кровью плащами.
      - Я же сказал, - бросает Эткуру с досадой, - спросите северян, куда убрать это мясо!
      Как всё круто... что же случилось? Когда они успели? Ничего ж себе - это что ж я прозевал... Ну, слава Небесам, есть кого расспросить.
      Анну открывает дверь в спальню. Я делаю шаг - и подошва прилипает к полу.
      Вид такой, будто они спят рядом - Соня и Ви-Э: Ви-Э - на постели, а Соня - на полу, положив на кровать руки и голову. А рука Ви-Э - у Сони на волосах. А пол - в крови на палец.
      Эткуру вдыхает и замирает. Анну кидается вперёд и дёргает Соню за плечо. Тело Сони легко и расслабленно заваливается на спину; его рукава задраны выше локтей, а вены аккуратно вспороты двойной "т" - вдоль и поперёк. Из бессильной руки выпадает пустой пузырёк с обезболивающим, который я днём передал для девочки...
      - Не буди брата, солнышко, - шепчет Ви-Э, открывая глаза. - Он очень устал...
      Эткуру издаёт радостный вопль и бросается на колени рядом с её постелью, прижимается лицом к её бедру, хватает за руки... Анну медленно выпрямляется.
      - Как же так, - шепчет он потерянно. - Я же его просил...
      Ви-Э облизывает искусанные губы.
      - Мы с ним поговорили, миленький... с Рэнку, с братом моего Эткуру. Он мне всё до капельки рассказал... и попросил... ему самому-то нельзя, вера не велит... чтоб никудышником не остаться на том свете... - Ви-Э приподнимается на локтях, Эткуру её поддерживает. - Гад ваш Лев Львов, вот что я вам скажу, родные, - говорит она. - А Рэнку, Соня - он же Принц... честный Принц. А если Принц просит бедную актриску о помощи - как она откажет? Я не посмела. Такие дела.
      Эткуру смотрит на мёртвого Соню и кусает пальцы. Элсу сжимает кулаки.
      - Я прав, братья? - глухо спрашивает Анну. - Я прав, или вы всё ещё думаете, что надо было слушать Наставника?
      Все молчат. Но Элсу подаёт Анну руку, а Эткуру кивает.
      И закрывает своему мёртвому брату невидящие глаза.
     
     


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | М.Воронцова "Самый нежный злобный босс" (Женский роман) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"