Дан Игорь Анатольевич: другие произведения.

Золотая нить день6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   После отдыха, когда четверка собралась для продолжения работы, Норт вначале занялся определением местонахождения Баккатьева. Эти сведения удалось получить из информосферы без каких-либо затруднений. Все было очень просто: Норт дал установку своим тонким телам на получение нужной информации, а затем, поднявшись над поверхностью планеты, начал полет в сопровождении своей команды без определенной цели и направления. Просто так: куда потянет.
   Желание, продиктованное астралом, потянуло его куда-то на запад, немного севернее, за сотни, за тысячи километров.
   Внизу мелькали поля, леса, обжитые пространства, необжитые.
   Через некоторое время пришло желание снизить скорость, полететь пониже, помедленней. Норт пролетал над окраиной какого-то города. Еще медленней. Район внизу был явно не богатый.
   Наконец, Норту подумалось: "здесь!". Он и трое его компаньонов опустились на землю перед неказистым двухэтажным домом, давно утратившим приличный вид. Переместились внутрь. Первый этаж, направо. Дверь. Вот она - цель поиска. Мистер Икс живет здесь.
   Внутри его квартиры гильдионеры почувствовали огромное разочарование, словно узнали, что прекрасный бриллиант нашли на помойке. Словно красивейший камень, вместо того, чтобы в торжественных залах своим блеском поражать окружающих, оказался на свалке, оброс какими-то нечистотами и сровнялся с окружающей помойной грязью. Но, в отличие от блестящего камня, Баккатьева уже не отмыть.
   Оран, как обычно, поделился своими впечатлениями об увиденном:
   - А на столе стоят бутылки, а их хозяин смрадно спит. Алкоголь и все сопутствующие проявления. Как грустно - и даже он не устоял.
   Теперь предстояло узнать всю историю создания информосгустка непосредственно у его создателя. Норт попытался считать с Баккатьева эту информацию, но она оказалась нечистой, с какой-то пьяной тарабарщиной, с грязью, рожденной затуманенным мозгом. Ясной картины не получалось.
   Иногда, в особых случаях, когда того требуют обстоятельства, гильдионеры, чтобы разрушить ограничительные барьеры, дабы земляне могли восстановить в памяти все события прожитой жизни, вводили их в особое критическое состояние, когда все пережитое пробегает за секунды. Наступает такое состояние в момент прощания с жизнью, когда многое становится неважным и при этом человек забывает, что он не может вспомнить все. Процедуру эту можно расценить как неоправданно жестокую, но последствия ее бывают только положительные. Пережитое стрессовое состояние с последующим возвращением в обычную жизнь дает толчок расширению сознания человека. Тот начинает понимать, что жизнь прекрасней и сложнее, чем привык он считать, что мир вокруг абсолютно не вписывается в рамки общепринятых человеческих понятий. А за это можно заплатить несколькими минутами страха и боли.
   Сразу же начинать процедуру не стали, так как пациент должен при этом находиться в более менее нормальном состоянии, а не в тяжелом опьянении. Надо было подождать. Чтобы ожидание прошло быстрей, Норт увеличил разницу времен. Время Баккатьева стало двигаться с большей скоростью. При этом Норт постоянно контролировал состояние подопечного. Тот быстро трезвел. Вскоре все опьянение прошло. Для большей уверенности Норт, воздействуя на его тонкие тела, продлил сон пациента еще на несколько часов по его собственному времени. Выждав достаточную паузу, вернул того в нормальное состояние. Теперь можно было начинать.
   Проведение всей процедуры Норт поручил Борелию.
   Самый простой способ поставить человека на грань жизни и смерти - воздействовать на сердечную мышцу. Борелий сформировал три энергетические спирали и ввел их в тело Баккатьева таким образом, чтобы перекрыть все каналы идущие к сердцу. Сердце это почувствовало моментально. Оно послало в мозг мощный сигнал, предупреждающий о нехватке энергетики и возможности сбоя в работе. Баккатьев почувствовал за грудиной острейшую боль, в глазах потемнело, все вокруг потеряло устойчивость. В голове промелькнуло: "Все - конец". А рядом никого, помощи ждать неоткуда. Последний крик души: "Господи! Помоги!". И, вдруг, словно хватаясь за соломинку, зашептал:

Отче наш, иже еси на небеси,

Да светится имя твое

Да будет воля твоя,

Да прийдет царствие твое...

   Для гильдионеров это несколько усложнило ситуацию.
   Молитвенная информация срезонировала по всем божественным контурам, невидимой волной полетела во все стороны.
   На зов тут же явился представитель их иерархии святой Георгий. Очевидно, он являлся ответственным за данную территорию. Молодой еще, положение его в божественной иерархии было почти в самом низу, а главная обязанность - работать с подобными обращениями.
   Узнав в чем дело, вернее с кем надо иметь дело, тот разбираться в ситуации не стал, сразу же удалился, а вместо себя прислал святого Кирилла. Обычно именно Кирилл взаимодействовал и улаживал все вопросы с Гильдией, когда возникала подобная необходимость.
   - Здравствуйте, гильдионеры. Доброго вам дня.
   - Здравствуй, святой Кирилл.
   Кирилл взглядом оценил обстановку. Все было ясно: вокруг только грязь. Грязь материальная и духовная. Приблизился к лежащему Баккатьеву. Борелий на время убрал свои спирали.
   Кирилл посмотрел ауру алкоголика. Как и следовало ожидать, там тоже ничего хорошего не увидел: серо-коричневые пятна с черными провалами. Полное разрушение своего будущего во всех отношениях.
   - Вы хотите просмотреть его память. - Высказал Кирилл свою догадку, прекрасно понимая, какую именно процедуру прервало его появление.
   - Да.
   Кирилл снял еще информацию об отношении Баккатьева к церкви, понял, что считать того православным можно весьма условно - погружение его в религию менее тридцати процентов. Это значит, что в церковь ходит он только по случаю крещения, что вспоминает о Боге он только в подобных случаях - тогда, когда помощь нужна, но кричать "Помогите!" уже бесполезно. Ну, может еще, когда похороны, да иконка на столе... Тем не менее оставлять крик о помощи без внимания божественная иерархия никогда себе не позволяла.
   Собрав все интересующие его сведения, святой Кирилл озвучил свое решение:
   - Возражать против проведения процедуры не буду, но, как всегда, мы оставляем за собой право, если возникнет спорная ситуация, апеллировать к Высшему разуму системы или в Совет Галактики.
   Норт согласился:
   - Конечно. Условия нашего взаимодействия прежние и обращаться в вышестоящие инстанции - ваше постоянное право.
   - И наши пожелания в проведении этой процедуры также неизменны: сохранность всей информации о ходе работы с нашим последователем и максимальная осторожность при нахождении его на грани смерти. Его переход в наш мир мы считаем преждевременным.
   Возражений у Норта не было, и Кирилл удалился, оставив своего приверженца с гильдионерами наедине.
   Безжалостный Борелий продолжил терзать тело Баккатьева. Вновь три спирали окружили сердце несчастного, лишая его жизненных сил, заставляя остановиться. К нему вернулись боль, такая, что невозможно было дышать, страх от осознания того, что пришел момент расставания с жизнью, отчаянье от понимания того, что никто и ничто ему больше не поможет, что все уже неминуемо. Надежда на Господа тоже угасла. Баккатьев перестал сопротивляться, полностью смирился с мыслью, что он уходит из этого мира. Навсегда. Ему вдруг отчаянно захотелось вновь очутиться в детстве, почувствовать, что от всего на свете его защитит мама, милая мама. Его губы так и прошептали: "Мама..." В памяти возникла тюлевая накидка, покрывающая его кроватку, яркое утреннее солнце, прогнавшее сон, детское чувство чистоты и безмятежности. Из соседней комнаты слышался голос мамы. Маленький Андрюшка слез с кроватки, пошлепал босыми ножками в прихожую. А потом разом вспомнилась песочница у забора, Жихарев Сашка, живущий за стенкой, Эпов Сашка, первый класс, школа и дальше, дальше.
   - Память раскрылась! Снимаем всю информацию!
   Спустя мгновение:
   - Возврат в нормальное состояние!
   Борелий убрал свои спирали, теперь навсегда. Приступ кончился, боль ушла. Человек, не веря тому, что адские муки прекратились и жизнь продолжается, не знал, что думать.
   Чтобы такая встряска организма не оставила последствий, Норт распорядился:
   - Сделай подпитку.
   Борелий вначале лучом пробежался по каналам перерезанными спиралями, "подлатал" их, затем, в порядке искупления своей вины за причиненные страдания, очистил весь организм Баккатьева от негативной энергетики и, наконец, напитал его чистой оздоравливающей, зеленого цвета, энергетикой из собственных запасов. Привязанности к алкоголю убирать не стал, хотя, быть может, это было бы лучшей, истинной наградой для этого человека, но подобные судьбоносные вмешательства, вот так, мимоходом, делать нельзя. Быть может, этот алкоголизм предначертан свыше и служит достижению какой-то определенной, не ведомой гильдионерам, цели.
   - Сделано! - отчитался Борелий об окончании подпитки.
   Пришел момент расставания. Гильдионеры окружив лежащего человека, невидимые для него, думали примерно об одном и том же: это какой-то парадокс и несоответствие. Миллиардная цивилизация и вот это маленькое убогое существо, подтолкнувшее эту самую цивилизацию со всей ее историей, со всеми ее достижениями, к самому краю существования. Как все сошлось в одном месте: величие и убогость, могущество и беззащитность. Словно маленький мальчик в вековом сухом лесу нашел коробок спичек.
   Последовала команда Норта:
   - Уходим! Возвращаемся на нашу поляну.
   Обратный путь, поскольку необходимости в плавном полете больше не было, преодолели в один переход, задав сразу точку назначения.
   По прибытии, не откладывая, приступили к просмотру биографии Баккатьева.
   Вначале жизнь у того сложилась, как и у большинства людей. Ничего примечательного. Обычное детство: родители, друзья-мальчишки, школа. В учебе затруднений не испытывал, все предметы давались легко. В начальных классах стала проявляться склонность к изучению животных. С интересом он читал художественную и научно-популярную литературу по биологии, зоологии, все, что попадалось про животных. В конце концов, это привело его на биологический факультет. Именно в это время проявился интерес Баккатьева к вопросу воздействия электрического тока на высшую нервную деятельность живых существ. Другим, заинтересовавшим студента-зоолога, был вопрос передачи информации от клетки к клетке. Это явление наблюдалось в случаях "клеточной памяти", в безусловных рефлексах, в передаче наследственных навыков от родителей к потомству не путем постепенного обучения, а сразу готовыми, "с материнским молоком". Молодой исследователь пытался определить, сколько же информации может хранить и передавать стандартный набор хромосом. Его поражало - взять хотя бы простую бабочку - неужели в том ничтожном количестве вещества, которое досталось ей от родителей, хранится вся информация о том, как правильно махать крыльями, чем нужно питаться, как искать партнера, как оценивать окружающую обстановку, как ориентироваться в пространстве, как избегать опасности, как управлять своими внутренними органами? Неужели в тех мельчайших хромосоминках, передаваемых при оплодотворении, которых и разглядеть-то можно только в мощный микроскоп, содержатся все программы поведения на все случаи жизни? Для решения подобных задач человеку бы мощного компьютера было мало, а тут - всего несколько, хотя и очень больших, молекул.
   Глубже вникая в эту проблему, Баккатьев пришел к выводу, что информация со всеми знаниями на все случаи жизни хранится не в головном мозге живого существа, а поступает в него откуда-то снаружи. Головной же мозг - это только приемник этой информации, подобно обычному радиоприемнику. А хромосомы и ДНК хранят не саму информацию, а, по аналогии с радиоприемником, только схему его сборки. Существо рождается, в соответствии со схемой строит свое тело, свой мозг, а затем уже, в готовый мозг принимается извне вся необходимая для жизни информация. В подтверждение этого, однажды ему попалась на глаза статья японских ученых, изучавших мозг человека и пришедших к аналогичным выводам. Не найдя удовлетворительного ответа на все эти загадки в официальной науке, Баккатьев обратился к эзотерике. В результате, в его жизни остались два дела, которым он посвящал все свое время: мозг живого существа и эзотерика. Потом появилось и третье - Светлана, Светочка, Светик. К Баккатьеву пришла любовь. Большая. Настоящая. У него словно крылья выросли. На них он и летал: утром - на работу, в лабораторию, вечером - быстрей к своей ненаглядной. То же самое происходило и со Светой. Она была бесконечно рада своей жизни. Не верилось, что такое может быть на самом деле, что так сольются половинки. Казалось, счастью не будет конца. Так прошло три года. Однажды, Баккатьев, в составе делегации, уехал в Брюссель на симпозиум по биологии.
   Незаметно, в общении с коллегами, пролетели две недели. За это короткое время молодой ученый почерпнул много нового, интересного. В голову стали приходить свежие идеи... А дома ждало горе - хоронили Светлану. За считанные дни рак сжег ее тело. Сжег он и счастье Андрея. Мир вокруг погрузился во мрак. Жить не хотелось. Чтобы приглушить боль потери Баккатьев начал пить. Наливал себе водку, стакан за стаканом. А перед собой видел только глаза Светланы. Последнее время в них все чаще читалась глубокая грусть. Причину грусти тогда это Баккатьев не понимал, сейчас понял - она все знала. Знала свой диагноз, знала, что неизлечима. Зная, что все бесполезно, сказать мужу не смогла. Или не захотела - боялась за него.
   Говорят, время лечит. Или залечивает. Постепенно острая боль притупилась. Жизнь катилась дальше, словно телега по разбитой колее. На работе из-за постоянной пьянки начались проблемы. Ушел. Для того, чтобы помочь себе, а, может быть, всему человечеству, а, может быть, чтобы наказать его, весь этот несправедливый мир, вплотную занялся идеей элестов, так долго ждавшей своего часа. Все свое время, свободное от пьяного угара, посвящал этой мысли, продумывая во всех деталях, как это могло бы быть. Казалось, от пьянки мозг должен был отупеть, но Баккатьеву наоборот, в голову приходили замечательные идеи, одна другой интересней, ярче. Через некоторое время он все связанное с элестами представлял так четко, так ясно, что иногда путал, где явь, а где плод его фантазии. В конце, непонятно для чего, в своем выдуманном мире устроил ловушку для непрошенных гостей. Просто что-то взбрело в голову. Два дня фантазия на эту тему бурлила и извергала идеи не хуже гейзера. Но это, конечно же, было вообще несерьезно.
   Борелий попытался рассмотреть более подробно принципы устройства ловушки глазами Баккатьева, - для гильдионеров многое в ней так и оставалось непонятным, но не получилось. Или воспоминания были смыты тем самым гейзером, или, быть может, они были стерты высшими силами как нарушающие Закон контактов, но факт остается фактом - память на этот счет ничего не сохранила.
   Когда Баккатьев идею элестов исчерпал, к нему пришло опустошение, последний интерес к жизни пропал. Пьянство стало беспробудным, человек стал подобен растению.
   Норт подумал: как это прискорбно, что распутывание золотой нити закончилось такой неприглядной картиной. Очень жаль.
   Вот и все: тут и расследованию конец. Иногда такое бывает на пределе вероятности. Событийный поток не полностью определен свыше, устройство нашего мира допускает наличие случайной составляющей. А случается и совпадение случайностей. В этот раз вышла подобная ситуация. Всегда существовала малая вероятность преждевременного раскрытия расширенных способностей в неком человеческом индивиде. Баккатьева случайная составляющая наградила умением создавать информационные модели необычных миров. Так же было вполне вероятно, что этот индивид будет заниматься биологией, потом эзотерикой, тем самым расширит свои взгляды на границы допустимого в устройстве нашего мира. Потом потеря любимой, отрешение от реального мира и создание своего, вымышленного псевдомира. Полное погружение сознания в новую идею. Уход Светланы придал создаваемому миру отрицательную направленность. Да к тому же катализатор - алкоголь.
   - Задание можно считать выполненным, - подвел Норт итог всему узнанному. - Правда, есть кое-какие неясности...
   У Борелия тоже не сложилась ясная и полная картина произошедшего:
   - У меня сложилось впечатление, что Баккатьев был достаточно развит интеллектуально и, следовательно, должен был ясно сознавать, что создание "элестов" может реально разрушить современную цивилизацию. При этом, рассматривая его ментальное тело, я не заметил в нем уровня агрессии, соразмерного этому намерению. Так же я не почувствовал его желания стать владыкой уцелевшего мира. Нет в информосгустке и механизмов приводящих его к подобному владычеству. Кроме того, в заложенном в нем складе характера нет склонности к суициду, а удачное воплощение его идеи элестов - явное духовное самоубийство, причем, в масштабах всей цивилизации.
   - Может, повлияла смерть Светланы? С наложением на это изменение психики от действия алкоголя.
   - Слишком много маловероятного сошлось в одно время и в одном месте.
   Еще раз обдумав все эти соображения, лидер команды вынес свой вердикт:
   - Надо продолжить наше расследование. - Возражений на этот счет ни у кого из команды не было. - Для того, чтобы до конца прояснить ситуацию с этим рядом совпадений маловероятных событий, нам следует проанализировать что было предопределено Баккатьеву со стороны кармического плана.
   Тирус добавил:
   - И Светлане, поскольку она тоже сыграла важную роль.
   Норт не возражал:
   - Да, и Светлане тоже.
   Работу с информационным комплексом высокого уровня, в который были занесены кармы и судьбы людей, проще всего было проводить совместно с разумом Пласцина. Для этого Норт вошел с ним в контакт, попросил переслать полностью все содержимое судьбоносного полотна двух представителей человеческой расы. Разум Пласцина просьбу исполнил. Гильдионеры приступили к просмотру основных событий жизни мужчины и женщины, через которые тем следовало пройти. Ничего неожиданного в этом перечне событий не было, как теперь уже знали гильдионеры, что было назначено, то и произошло. Баккатьеву с рождения были даны: развитое ментальное тело, которому соответствовал интеллект с уровнем развития выше среднего; склонность к изучению живых организмов, что привело его в биологию; хорошее астральное тело дало ему повышенную чувствительность и интуицию, что, в конечном итоге, привело его в эзотерику. Все прошло по плану. Учеба, аспирантура, работа - все вело его к намеченной цели, все способствовало приобретению нужных знаний. Потом в его жизнь пришла Светлана. Это тоже было частью плана. На уровне момента знакомства со Светланой в жизненных ценностях Баккатьева стал присутствовать алкоголь. В точке рождения этого факта заметно не было, но со временем, с прожитыми годами, Андрей почувствовал в алкоголе средство разрядки, снятия напряжения, определенного вида лекарство для души. К моменту, когда Светлана покинула Баккатьева, склонность к алкоголю развилась до значительной степени, а, потому, последовавшие психический срыв и алкогольная деградация с нарастающей неприязнью к окружающему миру, вызванной физической смертью любимой, были закономерны. Никаких неожиданностей.
   Примерно то же самое было и с судьбоносным полотном Светланы. В нем было записано все то, что и произошло в ее жизни. Рак был ей предопределен с рождения.
   Вот и все. Пора ставить точку на деле с элестами. На прощанье еще и Борелий пробежался по судьбоносному полотну Баккатьева, опять окунулся в его жизненный поток. Все уже видел: рождение, учеба в школе, в университете, аспирантура, работа, работа, Светлана, любовь, детский смех, поездка в Брюссель... Стоп! Откуда смех? Или это показалось? Во взрослой жизни Баккатьева детскому смеху места нет.
   Борелий и Норт, внимательно следивший за всем происходящим, почувствовали записанное на полотне противоречие, а это конфликт информаций. Партнеры поняли друг друга без слов. Конфликт требует к себе особого внимания.
   Борелий вернулся назад, к началу отношений Баккатьева со Светланой. Первая встреча, знакомство. Первое свидание. Совпадение в энергетике, притяжение астральных тел. Затем, в течение года, - развитие отношений. Далее - грубовато занесенное обоим извне желание повременить с рождением детей, а в стороне, приглушенно, одновременно с этим - детский смех. Вот и сама точка конфликта.
   С желанием повременить с детьми для Борелия и остальной команды было все ясно, но откуда взялся смех? По развертке времени он почти совпадал с моментом поездки на симпозиум. Для прояснения ситуации Борелий полностью погрузился в информацию полотна соответствующую тому периоду жизни Баккатьева. Ситуация прояснилась. Вынырнул.
   - У Баккатьева две судьбы. В первой, оригинальной, у него дети: два мальчика и девочка, и нет никаких элестов. Но эта судьба стерта. Поверх ее записана другая, которую мы рассматривали. А смех первенца (полторы секунды) - небрежность, допущенная при стирании и позволившая нам выйти на оригинал. Командир?
   - Хорошо, друзья, очень хорошо. Очень может быть, что Баккатьев всего лишь марионетка в чьих-то умелых руках. И он, и жена, и трое детей. А это значит, что наша история этим не заканчивается. Теперь надо будет выяснить, кто именно изменил судьбоносные полотна.
   Все события, все факты и явления, происходящие в окружающем мире, возникают и воплощаются отнюдь не произвольно. Все они вначале формируются на информационном плане, вначале из бесконечно малых возмущений, где-то далеко в высоте, на самой вершине, из бесконечно тонких вибраций информации особого вида. Зародившись, новые события, подобно капельке воды по запотевшему стеклу, спускаются все ниже, наполняясь по дороге все более уточняющими фактами и характеристиками, становясь все явственней и плотней. Достигнув физического мира, они растекаются по нему чьей-то судьбой, каким-то случаем, каким-то поворотом в жизни какой-нибудь отдельной букашки, а, быть может, огромной страны. Но все начинается там - на вершине. Там расположены судьбоносные полотна, в которых хранятся все склонности, тенденции, потенциальные возможности всех представителей мира Пласцина. А доступ к вершинам имеет не каждый. На информацию подобного рода могут влиять вибрации такой же тончайшей информации из миров других планет нашей Солнечной системы. Информосферы планет, несмотря на, казалось бы, огромные, для человека, расстояния, постоянно находятся во взаимодействии, постоянно влияют друг на друга. Но это целые миры, планеты, а вот чтобы кому-либо из локальных сущностей получить временный доступ к управлению такой информацией - надо очень постараться.
   А наш знакомый - мистер Икс - постарался. Когда-то он получил доступ и возможность изменить полотна Баккатьева и его будущей жены согласно своим замыслам. И, возможно, при этом оставил свой след, который теперь можно попытаться выявить.
   - По поводу судьбоносных полотен надо обратиться к высшему разуму Земли, - предложил Тирус дальнейший ход в поисках Икса.
   Борелий уточнил:
   - Надо узнать, кто получал доступ к полотнам Баккатьева и Светланы не позже четырех лет назад.
   Оран оценил старания Икса:
   - Давно наш друг задумал всю эту комбинацию. Четыре года ждал ее воплощения, а это минимум. Возможно, что он вел Баккатьева с самого рождения.
   - Я запрошу у разума Пласцина полностью всю информацию, какую он имеет по обоим полотнам, - решил Норт.
   Оран, в напутствие:
   - Удачи, шеф. Я верю - он от нас не уйдет.
   Норт погрузился в сеанс связи с высшим разумом Земли. Вернулся не скоро, объяснил свое долгое отсутствие:
   - Пришлось перебрать очень большой массив информации, но мы нашли его. Это некто Паканагр. Разумная субстанция из рукава Атульпее нашей галактики.
   В мир Пласцина он попал тридцать четыре года назад. Используя ложную, как теперь выяснилось, информацию, получил свободный доступ ко всем структурам нашего мира и к судьбоносным полотнам в том числе.
   - Каков его уровень развития? - спросил Тирус.
   - По начальным сведениям он превосходит нас на два уровня, но доверять этим данным не стоит. Вполне вероятно, что они искажены. Так что об его истинном уровне развития мы можем только предполагать.
   - Что еще?
   - Дополнительные сведения. Рукав Атульпее представляет собой большое скопление скрытой материи в двадцать четвертом секторе нашей галактики. Материи в проявленном виде он в своем составе не имеет. Характеристики пространства рукава Атульпее значительно отличаются от наших. Вопросом о конкретном местонахождении самого Паканагра сейчас занимается разум Олрасит совместно с Советом галактики. Вопрос о нашем участии в поисках Паканагра в данный момент остается открытым. Лично я считаю, что поле нашей деятельности - мир Пласцина, а участие Гильдии в решении данной проблемы на таком большом удалении и в таких сложных условиях будет нерациональным. В распоряжении Высшего разума галактики есть более приспособленные силы и более действенные меры. Но это мое мнение, а окончательное решение об этом будет принимать Совет галактики.
   Гильдионеры замолчали, понимая, что все зависящее от них они исполнили, теперь остается только ждать решения высших сил о дальнейшем продолжении всей этой истории.
   Задание выполнено, думал Норт, золотая нить привела к искомой цели. Против Паканагра, конечно же, будут приняты соответствующие меры, он уже больше никогда не покусится на мир Пласцина, но не это главное. Главное - цивилизация людей продолжает существовать, продолжает расти и развиваться. Если бы не Тан, если бы информосгусток успел развернуться в информосфере, то в этом случае усилий на его нейтрализацию и устранение всех последствий пришлось бы затратить непомерно больше. Если бы вообще удалось спасти цивилизацию. А если б не удалось - гильдионеры видели, каким упадком могло бы кончиться ее развитие.
   Толчок Орана нарушил состояние философского умиротворения после выполненной работы:
   - Шеф! Олрасит на связи.
   Норт прервал лирические размышления, вернулся к выполнению своих обязанностей.
   - Здравствуй, разум Олрасит. Готов тебя выслушать.
   - Здравствуй, лидер-координатор. Совет галактики рассмотрел все сведения, связанные с информосгустком и его создателем Паканагром. Вынес следующее решение: тебе предстоит продолжить начатое расследование, остальные члены команды могут вернуться к своей обычной работе.
   Любопытный и слегка задетый таким прохладным отстранением Оран поинтересовался:
   - Могут вернуться, а могут и сопроводить шефа?
   Ответ:
   - Нет.
   Наступившая пауза в общении явно указала на то, что данную часть решения Совета следует выполнить немедленно.
   Партнеры удалились. Норт остался один. Спросил:
   - Каким образом я могу продолжить расследование? Все связи ведут к Паканагру, а он, вероятнее всего, находится в рукаве Атульпее.
   - Да, он находится именно там и тебе предстоит с ним встретиться.
   - Зачем?
   - Надо узнать мотив его поступка.
   - Зачем?
   - Так надо Совету.
   - И он мне его раскроет?
   - Ты наиболее вероятная кандидатура. Так решил Совет.
   Норт явно не обрадовался открывшимся перспективам. Все факторы были против него: один, совсем один где-то на другом конце Галактики; чужое пространство и было неизвестно, как Норт сможет приспособиться к нему; противник, на несколько уровней его превосходящий. Кроме этого Норт не знал Паканагра лично, а тот, тридцать лет назад побывав здесь, наверняка, хоть и заочно, ознакомился и с Гильдией и с ее руководством.
   Атульпее... Холодное и мрачное скопление чужой материи...
   Давно Норт не покидал пределы родной уже Солнечной системы. А Атульпее - другой конец Галактики. Норт поймал себя на мысли, что в глубине своего сознания, как-то по-детски, опасается при перемещении на Атульпее не попасть куда надо, а промахнуться и затеряться в бесконечном космосе подобно песчинке в океане. Хотя он, конечно же, знал, что не Земля его вытолкнет в заданном направлении с надеждой попасть в намеченную цель, а сам рукав Атульпее втянет Норта, исполняя волю и законы Всеобщего разума. Попасть не туда, куда надо при этом невозможно. Но взбудораженное воображение не слушало эти логичные доводы и все рисовало и рисовало картины, как Норт очутился вдруг один в бесконечной пустоте, когда нет ничего вокруг и непонятно куда лететь, где твой дом и что делать дальше. Останутся только память и одиночество. В последний раз улыбнулся Норт своим детским мыслям и вернулся к диалогу с разумом Олрасит:
   - Я не смогу что-либо противопоставить Паканагру. Его способности превосходят мои на несколько уровней.
   - У тебя будет изменен регламент. Новый регламент позволит тебе увеличить запасы энергетики на два порядка. Но это только на время выполнения задания Совета.
   - Будет ли еще какая-нибудь поддержка со стороны Совета или других структур?
   - Окончательно этот вопрос не решен, но вероятней всего нет.
   - Почему?
   - Главная цель твоей миссии - узнать мотив. Если же Паканагр обнаружит твое сопровождение, то вероятность успешного выполнения миссии упадет до нуля.
   - Все?
   - Сейчас тебе необходим отдых. Надо восстановить полностью внутреннюю гармонию и убрать лишние эмоции. После отдыха сделай подпитку соответствующую новому регламенту. Для наполнения запасов энергетики подключись к главному эгрегору Гильдии. После окончания подпитки приступай к выполнению миссии. Все распоряжения на счет изменения регламента, подключения к эгрегору, выходу из мира Олрасит и перемещения тебя в рукав Атульпее мною будут даны и проверены. Это все.
   Сеанс связи закончился. Норт приступил к отдыху, дав себе установку на внутреннюю подготовку к предстоящим событиям.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"