Зеа Рэй Даниэль: другие произведения.

Раса

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.30*45  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он - сверхновый. Она - простой человек. Его предки творили историю. Она не помнит своего прошлого. Они живут в Мире, где все определяется происхождением и таким, как она, в нем нет места. Но там, где возникают истинные чувства, не остается шанса условностям. На что готовы пойти герои, чтобы быть вместе? Какие тайны скрывает ее сознание и почему кому-то очень мешает союз этих двоих? "Раса" - это роман о людях, которые не должны были быть вместе, но встреча которых изменила весь окружающий Мир.

  Раса
  
  
  Пролог
  
  Оглядываясь назад, я задавал себе вопрос, все ли сделал правильно, поступил ли так, как нужно, и почему, если все было необходимо, жизнь преподнесла мне самый большой сюрприз.
  Среди определенных кругов моя семья - одна из самых известных. Наш род можно проследить вплоть до 17 века. Не лишним будет добавить, что все мы "люди с особыми талантами". Никто не знает, когда точно эволюция совершила очередной виток и на ее вершине оказались подобные мне. Но определенно можно утверждать только одно: мы - новый вид человека, со своим набором признаков и генов. Мы рожаем детей только от себе подобных, и всегда бесплодны, если наша половинка - обычный человек.
  Нас зовут сверхновые. Всегда красивые, сильные, быстрые и умные, с глазами цвета синего моря, светлой бледно-розовой кожей и темными волосами мы являем собой образец совершенства, как внутреннего, так и внешнего.
  Меня зовут Лайо и моя история начинается в парке нашего университета, где вот уже несколько поколений моей семьи обрели специальность врача.
  
  
  Глава 1
  
  - Мы еще долго будем здесь торчать? Гарриет?! Гарриет!!! Ты меня слышишь?
  Сестра стояла молча, вглядываясь в даль узкой аллеи вишневых деревьев, которые уже отцветали. Мелкие белые и розовые лепесточки под действием слабых порывов ветра отрывались от ветвей и кружили, подобно снежинкам, в воздухе, медленно опускаясь на брусчатку.
  - Лайо, не будь занудой. Ты знаешь, как долго я его ждала? Десять минут потерпеть не можешь.
  - У меня занятия через десять минут.
  - Это - вся моя жизнь, а ты боишься пропустить рассказ про 32 галактику?
  Я никогда не понимал смысл явления импринтинга, точнее, смысл природной связи я осознавал всегда, но, как говориться, можно тысячу раз услышать... Гарриет уже испытала импринтинг. И теперь она ждала того, с кем ей было суждено прожить всю оставшуюся жизнь, завести детей и, если повезет, умереть в один день. Они познакомились с Джошуа на пляже, когда тот со своими друзьями пытался кого-нибудь "подцепить".
  "Вот и подцепил на свою голову", - усмехнулся про себя я. После недолгой разлуки, длиной в один месяц, Джошуа должен был приехать к нам со своей сестрой погостить, познакомиться с семьей, с которой собирался породниться, обсудить планы по поводу свадьбы и вообще.
  - Вот он, Лайо, это он! - Гарриет запрыгала на месте, вцепившись в меня обеими руками.
  Я обнял ее, чтобы немного успокоить.
  - А вдруг это все-таки не он? Ты же воспитанная девушка. Держи себя в руках.
  - Я спокойна, - пролепетала она, но прыгать не перестала. Вдалеке аллеи показалась фигура мужчины в белом. Он быстро приближался к нам. Теперь можно было точно сказать, что это Джошуа. Гарриет оттолкнула меня, что было силы, но вырваться я ей не позволил.
  Джошуа был одет в водолазку под горло и узкие штаны. Белоснежный наряд выгодно подчеркивал его атлетическую фигуру. Свои длинные черные волосы он собрал в тугой хвост. Губы приоткрылись, и улыбка осветила его лицо. Ровные брови, густые ресницы, синие глаза, прямой аккуратный нос, - вживую он был еще лучше, чем на фотографии.
  - Ну, теперь понятно, что ты в нем нашла. Беги уже!
  Гарриет мельком взглянула на меня и через мгновение уже летела к нему. Джошуа раскинул руки, чтобы принять ее в свои объятия. Я смотрел, как он кружит ее в воздухе, прижимает к себе, целует щеки, глаза. Любой бы на моем месте испытал восторг. Он остановился, опустил ее на землю, поднес свои ладони к ее лицу и стал целовать в губы. Это была очень красивая пара. Гарриет, такая высокая, статная, с длинными каштановыми волосами, развевающимися среди вишневых лепестков, и он, как ее продолжение, еще выше, намного больше и массивнее.
  - Да, есть ради чего пропустить пару, - сказал я себе под нос.
  Вдруг мое внимание привлекла черная тень, движущаяся по аллее в нашем направлении. Это была девушка. По мере того, как она приближалась, я смог внимательнее рассмотреть ее.
  Она была одета так же, как и Джошуа, только во все черное. Водолазка под горло и штаны облегали хрупкую, изящную фигуру. Сапоги с высокими каблуками подчеркивали длину стройных ног. Бледная фарфоровая кожа, длинные темные волосы, отливающие медью, подвивающиеся на концах в кудряшки, тонкие брови, выступающие над темными очками, скрывающими ее глаза, аккуратный носик, слегка приподнятый на конце и алые сочные губы, которые уже начали свое движение к улыбке. Она приближалась ко мне в облаке бело-розовых лепестков, таких же легких и прекрасных, как она сама.
  Проходя мимо Гарриет и Джошуа, она отвернулась и рукой заслонила глаза. Улыбка озарила ее лицо, когда она повернула голову и посмотрела на меня. Я улыбнулся ей в ответ, догадываясь, что она и есть ни кто иной, как Елена, сестра Джошуа.
  Я смотрел на совершенство среди совершенных. "Какие же у тебя глаза?" - спрашивал я у себя. "Ведь у синего так много оттенков: голубоватый, фиалковый, бирюзовый или темный, словно глубинные воды океана. Так какие же они, твои глаза?"
  - Привет! Вы, наверное, Лайо? Я Елена, сестра Джошуа.
  Она протянула мне руку, и я задохнулся ее ароматом: тяжелые ноты амбры и пудровые оттенки сочетались с запахом орхидеи и сандала. Это не был легкий букет, но он показался мне самым лучшим из тех, что когда-либо приходилось почувствовать.
  - Привет! Да, я Лайо. Очень приятно с Вами познакомиться, Елена.
  Я протянул руку в ответ и бережно пожал хрупкую ладонь.
  - Джошуа рассказывал, что у Вас вся семья - врачи. Хорошая традиция, особенно в современном мире.
  - Лингвистика так же необходима, особенно в современном мире, Вы не находите?
  - Джошуа не скрыл, что я увлекаюсь языками?
  - Ну, если бы я владел 13 языками в совершенстве, включая нордический и латынь, слово "увлекаюсь" было бы для меня чем-то большим, чем есть сейчас.
  Елена засмеялась.
  - Бедные Норды, они и не подозревают, что их язык такой пугающий.
  - Бедные не Норды, а те, кто пытаются разговаривать с ними, - сострил я.
  Мы оба засмеялись. "Что это со мной? Похоже, я с ней флиртую".
  - А в какой области Вы специализируетесь, Лайо, - спросила она, приподняв голову и глядя, по всей видимости, прямо мне в глаза.
  - Генетика, точнее лечение людей путем внедрения генов других видов.
  Мой ответ должен был удивить ее, ведь лечение людей - это далеко не престижное направление. "Почему меня волнует, что она подумает? Меня не волнует, что по этому поводу думает отец с матерью, а вот ее мнение вдруг стало важным".
  - Это прекрасно, ведь каждое существо во Вселенной имеет право надеяться на помощь. Особенно такое несовершенное, как человек...
  Она опустила голову, разглядывая что-то внизу. Волна тепла пробежала по всему моему телу. Сверхновая, с такими взглядами на окружающий мир - это не просто редкость, это моя личная находка! Мы молчали оба. Она не поднимала на меня глаз, а я не отрывал своих от нее.
  Никогда в своей жизни я не чувствовал себя таким... ... "голым" в присутствие девушки. Я заметил, как легкий румянец стал проступать на ее безупречном лице. Очевидно, мое молчание ее смутило.
  - Как Вы добрались, наверное, устали с дороги? - продолжил я.
  - Думаю, Джош вообще не устал, а вот я немного утомилась.
  Она повернулась в сторону наших любимых родных и быстро обернулась назад: они говорили о чем-то, обнявшись. Это было не вежливо с их стороны не замечать никого, кроме себя, но что поделать.
  - Может поторопить их? - предложил я.
  - Не нужно, пожалейте влюбленных, им и Мира и Вечности мало.
  Я только улыбнулся в ответ. Это все, на что я был способен в тот момент. "Импринтинг... Может это то, с чего я еще недавно смеялся? Да ну, тебя, Лайо. Ты ее лицезреешь впервые в жизни. Может, она ханжа, или стерва, или предпочитает женщин? Интересно, а бывали ли случаи безответного импринтинга?"
  Я никогда не задумывался о подобных вещах. Это чувство внутренней гармонии, теплоты, обожания и страстного желания, которое дано природой только сверхновым и только для сверхновых, - оно обозначалось одним словом "импринтинг". "А если я ей не нравлюсь? Почему она на меня не смотрит? Или она смущена не меньше моего? Может, в ее голове бродят те же вопросы?"
  - Вы надолго приехали? - поинтересовался я.
  - Понятия не имею. Я такие вопросы брату не задаю, - уточнила она и вновь посмотрела в сторону молодой пары.
  - Вы уже получили диплом? - продолжал я.
  -Да, я закончила Университет год назад, досрочно. Сейчас занимаюсь переводами текстов для брата.
  - Он ведь биотехнолог, - вспомнил я. - Сложная литература?
  - Нет, не для меня...
  Я начинал чувствовать себя просто мальчиком рядом с ней: университет досрочно, биотехнологии - не сложно. В этот момент Гарриет и Джошуа подошли к нам.
  - О, я вижу Вы уже познакомились? - издалека начал Джошуа. - Елена, только не разбей ему сердце, он слишком дорог нам!
  - Джош, Лайо сейчас подумает, что я очень ветрена, и не станет больше со мной общаться. Лайо, я никому сердец не разбиваю.
  -О, - перебил Джошуа, - ты просто говоришь всем "нет"!
  Джошуа с Гарриет стали смеяться. Елена молчала. Румянец залил ее лицо, она опустила голову и вздохнула. Джошуа обнял ее и поцеловал в макушку.
  Студенты начали заполнять парк. Очевидно, начался перерыв.
  - Может, поедем домой, пока меня на прогуле не поймали, - предложил я.
  Елена подняла голову и повернулась в мою сторону: улыбка озаряла ее лицо.
  - Елена, пожалуйста, сними очки, - вдруг попросил Джошуа. - Я хочу видеть твои глаза.
  - Но Джош, мне так удобней.
  - А мне нет. Ты же знаешь, как я не люблю, когда ты прячешься за ними. Я вынужден все время гадать, куда ты смотришь.
  Она повернулась ко мне, как будто ожидая моего разрешения, но я молчал. Больше всего мне хотелось увидеть ее глаза. Она поднесла руку к глазам и резким движением сорвала оправу.
  Я замер на месте. Внутри что-то оборвалось. "Как? Этого не может быть?!" Елена смотрела прямо на меня, словно только ради этого момента она сняла свои очки. Ее ресницы обрамляли большие, немного раскосые глаза, которые завершали совершенный портрет ее лица. Карие, темные, с медным оттенком глаза... Совершенство среди совершенных, несомненно, было простым человеком.
  -Джошуа, ты не сказал им!? - с возмущением воскликнула она. - Это некрасиво, Джош! Простите меня, я думаю, мне лучше пойти в машину.
  В ее голосе было столько разочарования и досады, что мне стало стыдно за нас с сестрой.
  - За что Вы просите прощения, Елена? - спокойно произнес я. - Да, мы удивлены тем, что Вы - человек, но только потому, что Джошуа - сверхновый, а Вы - его сестра.
  Я лукавил. Выражение негодования на наших с сестрой лицах было не чем иным, как разочарованием.
  - Джошуа, но почему ты не рассказал нам? - удивилась Гарриет.
  - Понимаешь, дорогая, скажи я сразу, что Елена - человек, у Вас бы непроизвольно сформировалось о ней мнение, как о человеке. Но Елена необычна во всем. Она просто уникальна.
  Он обнял сестру за плечи и прижал к себе. Елена съежилась, будто прячась от нас за его плечом.
  -Моя Елена любому сверхновому фору даст. Я думаю, время расставит все по своим местам.
  Я понял, что импрентинга быть не может, а значит, ничего личного меня с Еленой связывать не должно. Но легче от этот мысли мне не стало.
  -Тогда, получается, что ты, Елена, приемная дочь? - рассуждала Гарриет.
  - Да, меня приняли в семью, когда мне было около десяти лет.
  - Она не помнит ничего о своей жизни до этого возраста,- прокомментировал ситуацию Джошуа.
  - Совсем ничего? Но как?- удивилась Гарриет.
  - Мои воспоминания похожи на отрывки из фильма, но я не знаю, как смонтировать из них цельную ленту.
  - Елена - моя сестра. Так было раньше, так будет всегда, - подытожил Джошуа. - Не думаю, что те десять лет вообще стоит вспоминать.
  Он посмотрел на сестру и снова поцеловал ее в макушку. Мы с Гарриет переглянулись. Не нужно читать мысли друг друга, чтобы понять: родители будут в "восторге" от того, что придется породниться с человеком.
  Я перевел взгляд на Елену. Она смотрела на меня. Я не мог не улыбнуться ей. По телу пробежала дрожь, когда она улыбнулась в ответ.
  - Ну что, может, пойдем, а то точно поймают на прогуле, - засмеялся я. - Где ваша машина?
  Джошуа вопросительно взглянул на Елену.
  - Я припарковала ее на университетской стоянке.
  - Отлично, наша там же, - ответил я. - Если никто не против, предлагаю Джошуа и Гарриет подождать нас с Еленой возле ворот.
  - Мы согласны, - улыбнулся Джошуа.
  - Пойдем? - обратился я к Елене.
  - Конечно!
  Она отстранилась от брата и надела очки.
  - Елена!!! - возмущенно произнес Джошуа.
  - Я не хочу никого смущать, - спокойно ответила она.
  - А кого Вы собираетесь смутить? - спросил я.
  - Вы прекрасно понимаете, о чем я!
  - Перестаньте. Все будут завидовать мне, предполагая, что Вы - моя подруга.
  Румянец разлился по ее лицу. В этот момент она была просто неотразима.
  - Спасибо.
  - Я сказал правду, - ответил я.
  Елена сняла очки. Мы шли молча. Сверхновые, встречающиеся нам по пути, не сводили с нее удивленных глаз. В их лицах отражалось недоумение. Человек здесь - редкость. Согласно постановлению от 2230 года в нашем университете запрещалось обучение обычных людей. Предположительно потому, что такой объем материала простой человек не в состоянии усвоить.
  Впервые в жизни мне было стыдно за сверхновых. Они оборачивались, хихикали, некоторые умудрялись даже пальцем показать в нашу сторону. Только теперь я понял, зачем нужны такие очки этому безобидному созданию. Спрятать свою слабость за оправой из темного полимера, слиться с толпой, чтобы не уничтожить вконец свое человеческое достоинство.
  При мысли об этом мне стало больно. Странно, что никогда до этого я не задумывался о том, какого это быть человеком в нашем Мире? И такие ли мы совершенные существа, как о себе думаем? Не больше ли достоинства, доброты и сострадания в ней, идущей рядом со мной?
  Встретив очередной недоумевающий взгляд, я посмотрел на Елену. Она шла рядом с гордо поднятой головой и улыбалась. Вот только ее глаза, от которых я не мог оторваться, выражали вселенскую грусть. Она посмотрела на меня. Я ничего не мог сделать для нее, кроме того, чтобы улыбнуться в ответ.
  
  Глава 2
  
  Моя машина бесшумно подъехала к подъезду дома. Гарриет, Джошуа и Елена остановились в нескольких метрах за мной. Я посмотрел в зеркало заднего вида: сестра с женихом первыми вылезли из авто. Елена продолжала сидеть за водительским сидением. Она очень сосредоточенно смотрела на руль, выражение ее лица было немного обеспокоенным. Я мог догадаться, о чем она думает. Осознанно или нет, но Джошуа подвел ее, и теперь ей самой придется отдуваться за него.
  Елена подняла голову, посмотрелась в салонное зеркало, натянула улыбку на лицо и надела свои очки. Быстрым движением она открыла дверь и выпорхнула на свободу. Я поспешил сделать то же самое.
  На улице Гарриет уже рассказывала историю нашего семейства. Все члены семьи - сверхновые. В роду браки заключались исключительно между "связанными" друг с другом. Конечно, я слабо верил в эту бредовую историю, но традиция требовала определенных жертв.
  Елена, похоже, не слушала Гарриет. Она повернулась спиной к дому и смотрела на залитое солнечным светом зеленое поле. Старое высохшее дерево дополняло картину вдалеке справа, а густой лес завершал пейзаж. Я подошел к ней и остановился немного позади. Пьянящий аромат ее тела ударил в голову.
  - Настоящий? - не оборачиваясь, спросила она.
  - А как Вы думаете?
  Она улыбнулась.
  - Думаю, нет. Слишком много свободного пространства: было бы довольно расточительно не задействовать его.
  - А если для нашей семьи это не имеет значения?
  Она не ответила, продолжая всматриваться вдаль.
  - Я не чувствую запаха травы, значит, не настоящий, - подытожила она.
  - Датчики располагаются по краю дороги, - признался я. - За проекцией находятся здания архива, библиотеки и хозяйственный комплекс.
  - Жаль, что я прослушала рассказ Гарриет.
  - Поверьте, Вы ничего не потеряли. Если захотите, позже я Вам перескажу эту старую историю.
  Елена повернулась. Ее лицо оказалось настолько близко ко мне, что достаточно было бы только чуть наклониться, чтобы дотронуться до него губами.
  - А в Вашем рассказе найдется место для личного мнения рассказчика? - спросила она.
  - Я подумаю над этим, - пообещал я.
  - Не стоит, обычной истории будет вполне достаточно. Извините.
  Она опустила голову, и я опомниться не успел, как уже смотрел ей в след.
  - Постойте, Елена!
  - Да, - обернулась она.
  Я быстро догнал ее.
  - Я могу показать Вам нашу фамильную библиотеку, если хотите, конечно. Думаю, Вам как лингвисту будет интересно.
  Она просияла в ответ.
  - Это было бы так любезно с Вашей стороны!
  - Может, завтра или послезавтра?
  - Завтра, - настояла она.
  - Решено, завтра идем в библиотеку.
  Я не сразу смог осознать, насколько значимым было для меня ее согласие. Тепло завладело телом. Мгновение - и я горел. Теперь я видел только ее: сначала в просторном холле, затем в гостиной, столовой, бесчисленных кабинетах, коридорах, гостевых. Вот она повернулась к брату, сняла очки, что-то говорит, я не знаю, что - это сейчас не важно. Вот мельком посмотрела на меня и сразу же отвела глаза. Улыбка. Смущение. Опять она что-то говорит. А вот смеется. Я смеюсь в ответ. Она смотрит на меня. Я не отвожу глаз, и она тоже. Я улыбаюсь ей. Краска заливает ее лицо. Она улыбается в ответ.
  - Гарриет, а что это за помещение? - спросил Джошуа, указывая на огромную двойную деревянную дверь.
  - Это зал Лайо, - ответила сестра. - Там он тренируется. Хобби такое, я же рассказывала, что в семье, кроме него, никто не занимается единоборствами.
  - Ах, да, припоминаю, - ответил Джошуа,- зайти-то можно?
  - Лайо, к тебе обращаются.
  - А? Что? Конечно, проходите, там нет ничего особенного.
  - Ну, это мы сейчас посмотрим! - усмехнулась Елена.
  Джошуа открыл дверь, и все зашли в мой тренировочный зал. Светлые стены, одна зеркальная, вдоль другой - стеллажи с одеждой, обувью, гантелями и другими "игрушками". Пол деревянный, покрыт лаком.
  - Посмотри, Джошуа, - воскликнула Елена, - пол деревянный!!!
  - Можно было сделать его упругим, но натуральное дерево мне приглянулось больше.
  Елена уселась на пол на входе и стала стягивать с себя сапоги.
  - Что Вы делаете? - удивился я.
  - Не хочу испортить покрытие каблуками.
  Я искренне рассмеялся.
  - Что за глупости? Верните сапоги на ноги.
  Но она даже не обратила внимания на мои слова и уже стягивала с себя носки. Теперь рассмеялся Джошуа:
  - Ничего лучше не смогла придумать?! Пол она боится испортить. Лайо, она опробовать его хочет.
  В ответ Елена показала брату язык.
  - Падать здесь больно, - заключила она,- но какой запах и как приятно его чувствовать!
  - Лайо, не обращай внимания. У нас дома в тренировочном зале лежит полимер, вот она и сравнивает.
  Я удивился:
  - У вас дома есть зал для единоборств?
  - Да, - ответил Джошуа. - Он немного больше, чем этот, и стены я сделал мягкими, чтобы Елене было легче падать, а то костей бы не собрала.
  - Я??? - возмутилась Елена, - братик, ты что-то путаешь, я тебя в два счета уложу.
  - А я знаю, знаю! - запрыгала Гарриет, - Елена, уложи Лайо, пожалуйста, отомсти за годы моих страданий.
  - Вы обижаете сестру? - укоризненно произнесла Елена.
  - За кого Вы меня принимаете? Просто, иногда ее следует вовремя остановить, чтобы она все не снесла на своем пути.
  - О, да, - подтвердил Джошуа, - это про тебя, зайчонок.
  - Видишь Елена, за меня некому заступиться.
  - Вижу. Мужская солидарность против женской.
  Я был заинтригован. Гарриет не упоминала, что Джошуа тренируется. А заявления Елены просто обескуражили меня. Человек ее сложения против массивного борова, да еще и сверхнового. Интересно...
  - Хотите, устроим поединок? - предложил я.
  - Да, да, давайте, - подзадоривала Гарриет, - я буду независимым экспертом.
  - То же, мне, эксперт, - хмыкнул я.
  - Лайо, я смогу понять кто кого. Ну, давайте, Джошуа, Елена, пожалуйста.
  - Хорошо, хорошо, - согласился Джошуа.- Елена, ты с нами?
  Она молча посмотрела на брата, потом на меня.
  - Да, только давайте переоденемся.
  - Конечно, - ответил я, - встречаемся через 20 минут здесь. Гарриет покажет вам ваши комнаты. Чемоданы уже должны быть там.
  Елена быстро натянула носки и сапоги на ноги и побежала за братом и Гарриет. Я направился к полке с одеждой. Выбрал хлопковую майку и широкие тренировочные штаны. Переодевшись, я подошел к зеркалу.
  Высокий, хорошо сложенный молодой человек смотрел из него прямо на меня. Интересно, я понравился ей? Обычно, я всегда нравился девушкам. Темные волосы, черные брови, большие глаза насыщенно синего цвета, густые длинные ресницы, скулы, аккуратный нос, ровный контур губ, идеально выбритое лицо. Мне говорили, что я привлекательный, но я никогда не придавал этому значения. Сейчас же для меня это стало важным. Мне хотелось увидеть, как она дерется. Мне хотелось побороть ее, чтобы показать, что я сильнее, что смогу защитить ее, что она может положиться на меня в случае опасности. "А вдруг она меня уложит? Э, нет, даже не думай об этом, парень". Мои размышления прервал голос Гарриет:
  - Мы вернулись! Джошуа, ты начнешь первым?
  - Да. Елена? - позвал Джошуа.
  - Я здесь.
  Я посмотрел в сторону двери, ожидая появления той, о ком только что думал. Елена, босая, словно порыв ветра, ворвалась в зал. Густые длинные волосы были собраны в пучок. Черная майка с коротким рукавом облегала фигуру. Она вытянула руки вперед - проступили контуры мышц. Небольшая грудь, подтянутый живот. На ногах - обтягивающие штаны, также черные. Ноги стройные, сильные, ничего лишнего. Я бы назвал ее фигуру "точеной". Сердце забилось быстрее.
  - Лайо, давно занимаешься? - спросил Джошуа.
  - Да, с 4-х лет.
  - Ого!
  - Да, братик у меня что надо, - подтвердила Гарриет.
  - А вы давно занимаетесь? - поинтересовался я у гостей.
  - Я с шестнадцати, - ответил Джошуа, - а вот Елена, даже не знаю.
  - Он хочет сказать, что в десять лет у меня уже были определенные навыки самообороны, - пояснила Елена.
  - Ну что, Джош, - обратилась она к брату, - я готова.
  - Я тоже, - ответил Джошуа с большим энтузиазмом в голосе.
  Мы с Гарриет уселись на пол возле стены с полками. Я с нетерпением ждал начала поединка. Елена встала напротив Джошуа, метрах в трех от него. Они поклонились друг другу в качестве приветствия и тут же заняли боевые стойки. Елена слегка присела на одну ногу и выставила полусогнутую другую вперед. Руки в оборонительной позиции, ладони раскрыты. Она казалась такой расслабленной в этом положении. Джошуа наоборот, немного сжался. Стойка и положение рук те же, что и у Елены.
  Первым атаку начал Джош. Он резко двинулся вперед, руки сжались в кулаки и правой он попытался нанести удар в голову. Елена с легкостью блокировала предплечьем его руку, в то время, как ладонью второй руки, нанесла удар в живот Джошуа и быстро вывернулась в бок. Он слегка согнулся, но не остановился, двинувшись на нее намного быстрее, чем в первый раз. "Скорость сверхнового", - подумал я. Но для Елены, казалось, это было медленно. Их руки несколько секунд летали в воздухе. Удар - блок, удар - блок. Вдруг Елена молниеносно развернулась, наклонилась в противоположную сторону, взмахнула ногой и попала Джошуа прямо в живот. Он согнулся, но не упал.
  Елена улыбнулась.
  - Ну, все, ты меня разозлила, - прошипел он.
  Теперь я понял, что он имел в виду. Скорость, с которой они пытались ударить друг друга, увеличилась в несколько раз. Мои глаза едва различали движения в воздухе. Джошуа бил рукой, Елена блокировала и одновременно заносила другую руку. Джошуа не пропускал удары. Елена намеревалась сбить его подсечками, но он во время перебирал ногами, и она всегда промахивалась. Джошуа попытался выполнить захват рукой, Елена снова была на высоте: легкое небрежное движение, и она свободна. Вдруг Елена стала отходить от Джошуа назад. Он следовал за ней, не оставляя попыток ударить ее.
  - Елена, только не это, ты же знаешь, как я этого не люблю, - заговорил Джошуа.
  - Мне надоело с тобой церемониться, - ответила Елена.
  В одно мгновение между ударами она с разворота устремилась вниз и движением ноги по обеим лодыжкам Джошуа сбила этого борова с ног. Он с грохотом упал на пол. Елена не остановилась. Она с разбега налетела на брата и выкрутила его правую руку. Дикий вопль заполнил комнату: Джошуа корчился в муках на полу. Елена с легкостью ногой перевернула его на живот.
  - Сейчас она его добьет, - комментировал я для Гарриет.
  Сестра сидела молча с широко раскрытым ртом. Елена взяла вторую руку Джошуа и тоже выкрутила ее. Стон вырвался из груди ее брата. Елена уперлась своим коленом в его спину и слегка ослабила хват.
  - Все?
  - Нет! - закричал он в ответ.
  - Сам напросился.
  Она резко надавила ему на хребет и перекрестила руки брата за его спиной. Я поморщился, представляя, что он испытывает.
  - Все, все, все, сдаюсь.
  Елена тут же отпустила Джошуа и встала в полный рост ему на спину.
  - Ты как? В порядке? - поинтересовалась она.
  - О, да,- с облегчением в голосе ответил Джошуа.
  Я посмотрел на Гарриет: сестра, похоже, пребывала в шоке.
  - Гарриет, все хорошо?
  - Да, Лайо. Это просто непостижимо. Елена, я ничего подобного не видела. Ты - невероятна!
  - Я согласен, - добавил я, гладя прямо ей в глаза, - прекрасная техника.
  Удивительно, ее дыхание практически не участилось, в то время как Джош уже еле дышал. Это очень значимая деталь. Елена полностью контролировала ситуацию во время поединка. Скорость - ее конек. Просто невероятно, что человек способен на такое. Но во время их сражения я приметил важные для себя нюансы: для боя ей было необходимо пространство, значит легче ее одолеть, если вести поединок на близкой дистанции. Кроме того, ее конек руки, мой - ноги, и, наконец, я в любом случае сильнее и быстрее ее. Разложив все по полочкам в своей голове, я уже знал, как уложу ее на пол. Улыбка непроизвольно озарила мое лицо.
  - Да, похоже, сейчас мне будет туго, - верно подметила она.
  - Елена, побей его, - скомандовала Гарриет.
  - Я сделаю все возможное, Гарриет, но не обещаю, - засмеялась Елена.
  Казалось, будто она прочла мои мысли.
  - Лайо, я надеюсь, ты за меня отомстишь? - простонал Джош.
  Комната разразилась смехом.
  - Вставай, - скомандовала Елена - Иди, Гарриет тебя пожалеет.
  Она сошла со спины брата и вернулась на исходную. Гарриет раскинула руки, чтобы принять в объятия побитого жениха. Он не сопротивлялся и быстро прильнул к ней. "Твой выход, Лайо, не подведи", - подумал я про себя. Медленно поднявшись, я подошел и встал напротив Елены. Без своих каблуков она была на голову ниже меня. Мы поклонились друг другу. Я занял свое место в двух метрах от нее. "Я не сведу с тебя глаз", - пронеслось где-то в голове. Она слегка улыбнулась мне, будто ответила: "Я тоже".
  Стойка. Я атаковал. Руки были расслаблены, я наносил удары раскрытыми ладонями, так же, как и она. Елена блокировала их и пятилась назад: как я и предполагал, ей было неудобно бороться так близко. Я следовал за ней. Она пыталась ударить меня ногой, но я, пользуясь мгновениями ее уязвимого положения, нанес удар в живот. Боль не нашла отражения на ее лице. Она всего лишь немного прогнулась. Я подошел еще ближе. Теперь я наносил удары и коленом. Она великолепно защищалась. Я сделал шаг назад и с разворота в воздухе ударил ногой, она руками захватила мою ступню, изменила траекторию удара и ответила ногой сама. Прямое попадание в грудь немного отрезвило меня.
  "Очень хорошо", - подумал я. Она расслабилась, будто услышала мои мысли. И тут же резко упала вниз и снова ударила ногой. Я успел подпрыгнуть - она промахнулась. Я двинулся на нее, непрерывно работая руками и коленями. Она защищалась. Тогда я увеличил скорость. Ей уже становилось трудно защищаться, дыхание участилось, но она блокировала все мои удары. "Сейчас!" - пронеслось у меня в голове. Я замер на месте, она отошла, я ударил ногой, она уклонилась, второй удар ногой, опять уклонилась, третий - осечка, четвертый - она блокировала его. В этот момент я резко приблизился и выполнил захват рукой. Она не успела освободиться, и одна ее рука уже принадлежала мне. Удар ногой - и она потеряла равновесие. Оставалось немного. Я выкрутил ее руку, она повернулась ко мне спиной, ее лицо слегка морщилось. Я притянул ее за руку вплотную к себе.
  Аромат ее тела обжег мой нос, и я вспыхнул, реагируя на такую близость. Затем я немного наклонился, и ее щека оказалась прижатой к моей. Наши взгляды встретились. Ее дыхание участилось. Я ослабил хват и локтевым сгибом второй руки зажал ей горло. Я не давил на него. В тот момент она могла запросто освободиться. Но она не сделала этого. Ее лицо расслабилось, но тело все еще было напряжено, точно так же, как и мое. Я аккуратно надавил руками вниз. Она поддалась. Я опустился и сел на колени, отвел одну свою руку вместе с ее рукой немного вбок, и Елена оказалась у меня на груди. Я продолжал смотреть ей в глаза. Ее сердце колотилось, отбивая бешеный ритм, а мое, в ответ, спешило его догнать. Я был уверен, что она чувствовала его своей спиной, как я чувствовал ее сердце своей грудью. Голова отключалась, губы заныли в желании прикоснуться к ней. Необходимо было что-то предпринять. Я перевел взгляд на стену и аккуратно опустил ее на пол. Молчание становилось мучительным. Кровь ударила в голову.
  Я не смог совладать с собой и снова посмотрел на нее. Елена лежала неподвижно. Ее грудь вздымалась в попытках схватить больше воздуха. Она смотрела на меня затуманенным взором. Это было вожделение. Но, тоже время, я понимал, что она напугана. Я убрал руки, но продолжал сидеть на коленях, потому как возбуждение охватило все мое тело. Меня кинуло в дрожь. Я напрягся настолько, что пальцы непроизвольно сжались в кулаки. Еще мгновение, и я не смог бы совладать с собой и набросился бы на нее. Но она успела закрыть глаза. Я выдохнул с облегчением, волна расслабления захлестнула все тело.
  Все молчали. Я поднялся и обернулся. Джошуа и Гарриет смотрели на нас с выражением неподдельного удивления. Я еле нашел в себе силы улыбнуться им. Ничего не изменилось. "Плохой знак. Что они видели? Они поняли, что произошло? Надеюсь, нет". Я повернулся и наклонился к Елене, протянув ей руку. Нежно сжав хрупкое запястье, я притянул ее к себе. Я не смог посмотреть ей в глаза. Мне хотелось провалиться сквозь этот деревянный пол. Я ослабил хват, и ее рука плавно выскользнула из моей. Не знаю, где, но я нашел в себе силы задать ей главный вопрос:
  - Все хорошо? - чуть слышно спросил я.
  Молчание. Я поднял глаза. Елена смотрела в пол. Ее щеки просто горели огнем.
  - Да, - наконец, ответила она.
  Вдруг Джошуа закричал:
  - Ничего себе! Ребята, это было просто, просто потрясающе. Лайо, такого я еще не видел. Ты первый, кому удалось ее победить. Елена, ты прекрасна, я горжусь тобой, сестренка.
  Казалось, Елена не слышала его. Обездвиженная, она продолжала смотреть в пол.
  - Елена? Ты меня слышишь? - забеспокоился Джошуа.
  Я понял, что необходимо что-то предпринять, иначе может случиться непоправимое. Я медленно потянулся к ее руке и легонько продел свои пальцы сквозь ее, затем нежно сжал их и накрыл ладонью другой руки так, чтобы никто этого не видел. Елена подняла глаза на меня. Она была спокойна, волнение и возбуждение покинули ее.
  - Похоже, я немного расстроена поражением, - наконец, ответила она, затем повернула голову в сторону зрителей и улыбнулась. - Лайо - блестящий противник.
  Я сделал вид, что пожал ей руку и выпустил ее из своих ладоней. Она обернулась ко мне.
  - Спасибо, - чуть слышно произнесла она.
  - И тебе, Вам, - запнулся я.
  Тут в себя пришла Гарриет:
  -Лайо, Елена, это было удивительно. Я ничего не поняла, пока ты не оказалась на полу. Я вами горжусь, ребята. Спасибо.
  - Не за что, - ответил я и тут же продолжил, - скоро приедут родители и братья, а мы в таком виде.
  - Да, точно, - опомнилась Гарриет, - давайте переоденемся и встретимся внизу через, скажем, минут тридцать. Вы как?
  - Мы только "за", - подытожил Джошуа.
  Они с Гарриет поднялись и поплыли в свои комнаты. Елена еще несколько секунд после их уходя стояла обездвиженная, потом развернулась и молча направилась к выходу. Я не мог пошевелиться. Вдруг стало так стыдно за себя, за свои эмоции и несдержанность.
  - Елена...
  Она ничего не ответила и вышла из зала. Гробовая тишина повисла в воздухе. "Что же я наделал?" В ушах зазвенело, мысли спутались. Я все еще чувствовал ее аромат, теплоту ее кожи, биение ее сердца. Я все еще хотел ее. "Разве может желание быть настолько сильным? Что это за чувство?"
  Я испытывал теплоту, нежность, трепет и страх, от того, что смог ее обидеть. Ее глаза, тело, аромат, - все сводило меня с ума. "Я ведь познакомился с ней только утром, что же это такое? Если бы она была сверхновой, я бы сказал, что это импринтинг, но она - человек. Что же будет дальше? Она же поняла, что я хотел ее? Что она думает обо мне теперь? Я напугал ее? Да, очевидно напугал. Я себя напугал".
  Я понял, что влюбился в эту девушку. Вопреки всякому здравому смыслу, я полюбил человека! И что же я сделал? Вместо того, чтобы отнестись к ней уважительно, постепенно привязать ее к себе, опутать и не дать возможности убежать, я позволил эмоциям и желаниям взять над собой верх.
  Я почувствовал себя животным. "Может, можно все исправить? Может, она тоже поддалась эмоциям? Она ведь горела в моих руках. Я чувствовал. Она хотела меня. Если бы мы были одни, даже не знаю, чем бы все это закончилось. Необходимо все исправить. Я все исправлю. Я докажу ей, что мои намерения серьезны, что физическое - это не все, что интересует меня, что духовное гораздо больше. Я добьюсь ее".
  Внезапно мне стало легче. В голове рассеялся туман. "Необходимо поторопиться: родители с братьями вот-вот нагрянут. Сегодня я буду нужен ей. Я поддержу ее и никому не позволю обидеть".
  
  Глава 3
  
  Наша гостиная располагалась на первом этаже. Центр комнаты украшал огромный шерстяной ковер песочного цвета с каким-то орнаментом, выполненном в черных тонах. Вокруг ковра были расставлены три темно бежевых дивана и два кресла между ними. В глубине зала под балконом второго этажа притаился камин. Огонь в нем был настоящим, поддерживался искусственными дровами. Перед камином всегда был расстелен еще один небольшой ковер. При желании, на нем смогло бы разместиться человек пять. Эта часть комнаты была моей любимой. Особенно удобно было читать книги, растянувшись перед камином. Остальное пространство было отдано всяким комодам, полкам со статуэтками и фотографиями, а также зеленым растениям. В общем, ничего лишнего.
  Когда я спустился в гостиную, все уже были в сборе. Отец с матерью и братьями о чем-то беседовали с Джошуа и Гарриет. Я быстро огляделся: Елены нигде не было. Сердце остановилось.
  - А, вот и Лайо! - воскликнула мама. - Ну, здравствуй сыночек. Мы тебя ждали.
  Все в один момент повернулись ко мне. Отец улыбнулся и кивнул. Братья недовольно отвели глаза, а Джошуа подмигнул. Гарриет продолжала что-то говорить, не обращая на меня внимания.
  - Я вижу, что опоздал. Извините, - громко сказал я.
  - Елена тоже опаздывает. Наверное, залечивает раны, - съязвил Джошуа.
  Я присоединился к кампании.
  - Так Вы, Джошуа представляете знаменитую семью Маден, - продолжил отец. -Биотехнологии - это золотая жила сегодня, особенно, если вся семья работает вместе.
  - Да, это прибыльное дело. Но я всегда хотел стать биотехнологом.
  - А Ваша сестра, Елена, чем занимается она? - спросила мама.
  - Она главный координатор по части международных взаимодействий. Ее превосходное знание языков и познания в самых разнообразных научных сферах не раз обеспечивали нашей семье надежные связи.
  - Она очень одаренная, Ваша Елена,- усмехнулся отец.
  - Вы даже не представляете, насколько! - ответил Джошуа. Он перевел взгляд на лестницу и улыбнулся:
  - А вот и та, о которой мы только что говорили. Мы уже заждались.
  Я задержал дыхание и обернулся. Тонкая, стройная, она спускалась по лестнице. Елена снова выбрала черный цвет. Это был странный наряд, но, в то же время, изысканный. Волосы убраны под плотный капюшон, плавно переходящий на шее в кофту, очевидным продолжением которой были плотные штаны. Поверх них Елена надела юбку-карандаш, длиной чуть ниже колена. Пояс и пряжка были выполнены в золотом цвете. На ногах - уже полюбившиеся мне сапоги. На руках - тонкие перчатки. Поверх перчаток на левую руку она надела золотые часы. На правой руке красовалось огромное золотое кольцо, украшенное бриллиантами. Завершало картину ожерелье на шее, ниспадающее на грудь.
  - Извините за опоздание, - мягко произнесла Елена.
  Мое сердце вновь начало биться. Я не мог оторваться от нее. Все замолкли. Казалось, они готовы преклониться перед ее совершенством. Она подошла к нам и улыбнулась. Она ни разу не посмотрела на меня, даже мельком. Мои руки онемели, а горло свело. "Неужели все настолько плохо?"
  - Здравствуйте, Елена, - поприветствовал ее отец. - Меня зовут Элмар Эсте, я отец Гарриет, а это моя жена, Ита, и сыновья: Лайо, Роберт и Александр, - отец протянул и пожал Елене руку.
  - Очень приятно! - ответила Елена. - С Лайо мы уже знакомы.
  Она посмотрела на меня и быстро перевела взгляд на маму. В это мгновение я был горд своими родными. Ни одного вопросительного жеста, ни одного замечания, вообще ничего по поводу ее человеческой природы. Как будто никто и не заметил ее бездонных карих глаз.
  - Мы как раз говорили о Ваших талантах, - продолжил отец.
  - Думаю, Джош склонен немного преувеличивать, - вежливо заметила Елена.
  Тут в разговор вступил Александр:
  - Это правда, что вы владеете триннадцатью языками, включая совершенное знание нордического?
  - Да, я люблю языки, - ответила Елена, - тем более, что их изучение дается мне очень легко.
  - А чем еще вы увлекаетесь? - поинтересовался Александр.
  - Многим. Музыка, я играю на фортепиано и скрипке, единоборства, древние языки, биотехнологии, - в общем, всем понемногу.
  - Удивительно, - заключил Александр. А образование у Вас есть?
  - Александр! - я буквально выкрикнул его имя.
  Все потупили взор.
  - А что такого я спросил? - с недоумением заявил брат.
  - Это бестактно, - пояснил ему я.
  - Все в порядке, - улыбнулась Елена, - действительно, что тут такого?
  Ее великодушия хватило, чтобы обратить его невежество в шутку. Все прекрасно поняли, что такого вопроса не возникло, если бы Елена была сверхновой. Но она была человеком, и Александру стало интересно, смогла ли она получить образование. В этот момент мне вновь стало стыдно, теперь уже за брата. Хоть ему и 18 лет, но манерам еще учиться и учиться.
  - Я окончила Евразийский Университет в прошлом году, досрочно. Из предложенных мест работы, решила принять предложение отца. Мне 23 года и я одна из немногих представителей человечества, у которых есть диплом Университета.
  - Ты уникальна, - добавил Джошуа.
  Такое внимание, казалось, совсем не смутило ее.
  - А Вы когда-нибудь общались с нордами? - разрядил обстановку отец.
  - Да, я побывала в восьми мирах, включая планету Ория. Норды очень милые существа. В отличие от людей, они всегда открыто выражают свои эмоции и отношение к происходящему.
  - А они такие же, как на проекциях? - вдруг спросил Роберт.
  - Немного красивее. Проекция не способна передать бархатистость их кожи.
  Норды были особыми представителями Вселенной. Они единственные были похожи на людей. По сути, те же люди, только с синей кожей и черными глазами. Нордический по праву считали самым трудным для изучения языком среди тридцати двух галактик. Дело в том, что одних времен в нем тридцать шесть, и напрочь отсутствуют слова синонимы. У каждого слова одно единственное значение. Кроме того, при разговоре необходимо языком жестов дублировать речь, соблюдая, таким образом, их традицию общения.
  Елена продолжала:
  - На ощупь их кожа похожа на замшу, такая же мягкая и шершавая.
  Все в комнате засмеялись. Не смеялся только я, мне было больно от одной только мысли, что она больше не смотрит на меня. Я чувствовал себя изгоем в этом кругу, отверженным и ненужным. Блуждая в своих мыслях, терзаясь ее безразличием, я незаметно отошел от этой шумной компании.
  Я направился туда, где меня практически не должно было быть видно - к камину. Я присел на любимый ковер и стал смотреть на огонь. Я слышал их разговор, как она смеялась, общаясь с моими родными, как задавала вопросы, восхищалась. Ком подступил к горлу, он не давал воздуху свободно проникать в легкие. Руки совсем обледенели, и я протянул их к огню.
  Вдруг меня окликнула мама:
  - Лайо, сынок, присоединяйся к нам, мы собираемся выпить чаю.
  Я не обернулся в их сторону, чтобы не видеть Елену. Было слышно, как они рассаживаются по диванам, и Джошуа что-то оживленно рассказывает.
  - Спасибо, мама, я не хочу.
  - Но, Лайо, это твой любимый, с мятой и бергамотом.
  - Нет, спасибо, мама, может быть позже.
  - С тобой все в порядке?
  - Да, мама, я скоро присоединюсь к Вам.
  Обстановка стала домашней. Все перешли на "ты" и я понял, что мое присутствие там совсем не обязательно.
  Руки все еще были холодными, я не чувствовал ни их, ни своего тела, ничего. Я не хотел идти к ним, хотя элементарные нормы приличия требовали этого от меня. "Может, никто не заметит моего отсутствия? Кажется, принесли чай и легкие закуски. Да, звенят чашки и Джошуа уже начал восторгаться этим причудливым сочетанием бергамота и мяты."
  Все опять принялись что-то обсуждать. Отец увлеченно вступил в разговор. Ее не было слышно. Очевидно, она устала от внимания и просто улыбалась.
  - Лайо?
  Я оглянулся и обомлел. Внутри все в который раз перевернулось. Передо мной стояла Елена, держа в руках два блюдца с кружками чая в руках.
  - Я не помешаю?
  Я буквально подскочил с места.
  - Нет, конечно, присаживайтесь, давайте я возьму чашки.
  Она аккуратно передала мне оба блюдца и присела на ковер. Я поставил чай на пол и опустился рядом с ней.
  - Ваша мама сказала, что это Ваш любимый чай. И Вы тут совсем один. Греете руки. Я подумала, что горячий чай будет кстати.
  Я не мог отвести от нее взгляд. Радость переполняла меня. Улыбка не сходила с моего лица. Она смущалась, говорила неуверенно, тихо, обрывая фразы и недоговаривая. Это выглядело так странно, но, одновременно, и очень трогательно.
  - Давайте перейдем на "ты", - неожиданно предложил я.
  - Я только "за", - ответила она.
   Я подал ей блюдце с кружечкой.
  - Спасибо, - поблагодарила Елена и перехватила его пальцами, невольно прикоснувшись к моей ледяной руке.
  - У тебя замерзли руки, даже через перчатку чувствуется.
  - Иногда такое бывает. Сосуды сужаются.
  Я взял свою кружку и сделал глоток. Она последовала моему примеру.
  - Очень необычный чай. Горячий, терпкий, освежающий и...
  Она снова не договорила. Я повернулся и стал смотреть на нее, не отводя глаз. Я чувствовал, как дрожь пробегает по ее телу.
  - Почему ты не смотришь на меня? - выпалил я, сам от себя не ожидая, чем явно обескуражил ее.
  Она повернулась ко мне и, наконец, наши глаза встретились. Стало трудно дышать, волны тепла разлились по всему телу. Я замер. Она не знала, что ответить. Вдруг, резко съежившись, она поставила чашку и попыталась встать со словами:
  - Наверное, лучше вернуться к ос...
  Она не успела договорить, потому что я приподнялся, схватил ее за руки и легким движением вернул на место.
  - Пожалуйста, не убегай от меня, - тихо произнес я.
  В эту просьбу я вложил всю нежность, что была во мне. Ее руки остались в моих, и она не попыталась их забрать.
  - Прости меня, я не знаю, что со мной происходит, - искал оправдания я.
  Она ничего не ответила, просто улыбнулась. Я спокойно освободил ее ладони и повернулся к камину. В этот момент я чувствовал себя таким уязвимым. Меньше всего я хотел обидеть ее, но мое нетерпение все время подводило меня.
  - Если хочешь, мы можем просто молча посидеть здесь, - предложила она.
  Я повернулся к ней: она все еще смотрела на меня.
  - Спасибо, Елена.
  Едва заметная улыбка мелькнула на ее лице.
  Я не знаю, как долго мы сидели вот так. Постепенно мне стало легче. Руки согрелись, сердце забилось ровно, самообладание вернулось ко мне. Внезапно я прервал тишину:
  - Хочешь, я расскажу тебе историю нашей семьи со своими комментариями? - спросил ее я.
  - Очень хочу.
  - Тогда слушай. Предки утверждали, что наш род стал известным еще в 17 веке в Италии. Однако, поскольку документального подтверждения этому факту нет, начну я свой рассказ с Джоржа Эсте, моего пра-, пра-, и так далее, дедушки. Он работал в США в клинике, специализирующейся на генетических аномалиях и возглавлял одну из ее исследовательских лабораторий. Приблизительно в 2018 году дедушку обязали заниматься всеми пациентами с бесплодием.
  - Они проходили генетическое обследование? - спросила Елена.
  - Да. В то время эти пары должны были быть проконсультированы генетиками. Итак, дедушка занялся рутинной работой: он искал известные аномалии в геноме бесплодных людей. И дедушка нашел, только вот аномалия была неизвестной: у довольно большой группы обследованных он обнаружил особую группу генов, которые не встречал у большинства людей. Других дефектов и заболеваний, способных вызвать бесплодие, у этой группы пациентов не выявили. Дедушка решил поговорить лично с этими людьми, чтобы составить их родословную. В процессе общения с ними он заметил особые, общие для всех этих бесплодных признаки. Я думаю, ты уже догадалась какие? - спросил я.
  - Высокий рост, темные волосы, светлые глаза и "особые таланты"?
  - Именно. И у всех у них была эта группа генов. Он опубликовал результаты своей работы в 2019 году и назвал для простоты все гены одним термином - "ген бесплодия". Дедуля искренне верил, что ген можно блокировать и тем самым вернуть несчастным фертильность, но ничего не выходило. И тут, о чудо! Одна из пациенток забеременела. Она в 2020 году родила мальчика, моего дедушку Майкла.
  - И твой дед исследовал себя? - предположила Елена.
  - Да, и угадай, что он нашел?
  - "Ген бесплодия". Просто невероятно! - восхитилась она.
  - Да, минус на минус вышел плюс. Именно в 2020 году дед Джорж основал известную тебе корпорацию "Генезис".
  - "Развитие", в переводе, - заметила она. - Теперь только "Генезис" имеет право проводить все генетические исследования?
  - Да, "Генезис" получила это право вместе с субсидиями от планеты Земля в 2150 году.
  - Вот уже 100 лет, как только вы на Земле занимаетесь генетикой, - подытожила Елена.
  - Видимо, в 2150 кто-то получил большую взятку, чтобы закон прошел.
  - Я думаю, Лайо, что не только в деньгах было дело. Чтобы такой закон принять, очень многие должны были быть лично заинтересованы в нем. Это ведь не голосование отдельно взятой страны, это решение целой планеты.
  - Скорее всего, ты права. Сейчас мой отец по кровному праву входит в состав совета директоров "Генезиса". Всего в совете тридцать два представителя.
  - Они все твои родственники?
  - Нет, родственников только девять, включая отца. Остальные попали туда другими, окольными путями.
  - И ты тоже попадешь туда в свое время?
  - Да, если захочу.
  - А сейчас ты что, не хочешь?
  - Нет, не хочу такой ответственности.
  Мы оба засмеялись. Я обернулся посмотреть, что делают остальные и, убедившись, что мы никому не нужны, опять посмотрел на Елену. Она глубоко вздохнула.
  - Я утомил тебя? Может пора пойти отдохнуть?
  - Нет, я не уйду, пока не услышу окончание истории про твоего дедушку.
  - Ну, хорошо. Только потом я провожу тебя до твоей комнаты, и ты пойдешь отдыхать.
  - Хорошо, я принимаю твои условия.
  - Отлично! Продолжим. В течение последующих 10 лет, то есть с 2020 по 2030 года такие же бесплодные, как мои дед и бабушка, нарожали кучу детей. И все дети унаследовали "ген бесплодия". И все они были, как ты понимаешь, особенными. Где-то в этот промежуток времени один репортер в своей статье назвал этих детей "сверхновыми". Так название и укоренилось в умах жителей Земли. А в 2050 году, то есть 200 лет назад, мой дедуля Джорж удостоился Нобелевской премии за свою теорию эволюции человечества. Вот такая история.
  - Значит, когда-нибудь, такие, как я, просто исчезнут? Ведь мы - несовершенная ветвь, - с грустью в голосе прошептала Елена.
  Я искренне удивился ее утверждению:
  - Нет, конечно, нет! Ведь млекопитающие и земноводные, и рыбы не исчезли? Так же и люди не исчезнут.
  - В этом я с тобой не согласна. Сильный всегда побеждает слабого, этим он зарабатывает право на дальнейшее существование. Человечество более слабый вид, чем сверхновые, рано или поздно мы проиграем схватку за право на жизнь.
  Я молчал. Тяжело было осознавать, что она права. Странно это, ведь мы - высшие существа на Земле, обладаем разумом, социумом, а, в конечном счете, мы все те же животные, прогнувшиеся под давлением закона эволюции.
  - Теперь, я думаю, тебе пора идти отдыхать, - подытожил я.
  Елена снова глубоко вздохнула.
  - Пойдем?
  Она утвердительно покачала головой в ответ.
  Я проводил ее до дверей гостевой комнаты.
  - Спокойной ночи, - чуть слышно прошептал я.
  Она не спешила уходить, как будто что-то еще не успела мне сказать.
  - Лайо, - она тяжело вздохнула, - я не смотрела на тебя, потому что боялась. Мне кажется, что я теряю себя, когда ты на меня смотришь...
  Я оторопел. Было видно, что признание далось ей не легко. Но это самое лучшее, что я мог сегодня от нее услышать. Я поднял глаза: сначала она смотрела в пол, а затем перевела взгляд на меня. Ее дыхание участилось. Я не знал, что сказать или сделать. Я и так сегодня уже достаточно натворил. Нельзя ее пугать, всему свое время.
  - Завтра твой черед рассказывать семейные истории, - шепотом пробормотал я.
  Кончики ее губ немного приподнялись, обнажая улыбку:
  - Хорошо. Спокойной ночи, Лайо.
  Она зашла в комнату и закрыла за собой дверь. Той ночью я практически не спал.
  
  
  Глава 4
  
  Дни пролетали очень быстро. Прошло три недели со дня приезда гостей в наш дом. Последний год моего обучения в Университете подходил к концу: небольшая передышка в полтора месяца, затем экзамены и я - врач. Каждый прожитый день и минуты не проходило, чтобы я не думал о Елене. Мои мысли крутились вокруг нее и на утренних тренировках, и на парах в университете, и во время изучения литературы в библиотеке. А когда они с братом возвращались по вечерам домой, уставшие после очередной вылазки по делам Джошуа, - мое внимание мгновенно переключалось исключительно на нее. Родные прекрасно осознавали, что происходит. Но следует отдать им должное: они не лезли в мою личную жизнь.
  Все три недели каждый вечер мы с Еленой встречались у камина. Она рассказывала мне о своих путешествиях в другие Миры, о ее любимых друзьях - нордах, о своей семье, об Университете, но никогда не вспоминала о собственной человеческой сущности и тех десяти вырванных из ее памяти годах. После того злополучного поединка мы ни разу с ней не состязались, хотя замечу, что Джоша она почти ежедневно укладывала на пол. Не то, чтобы мне не хотелось с ней позаниматься, но инстинктивно я боялся, что потеряю самообладание и натворю глупостей. А поскольку она не изъявляла желания повторить поединок между нами, я не поднимал этот вопрос.
  Каждый вечер я провожал ее до двери гостевой комнаты, желал "спокойной ночи" и уходил. Я ни разу не прикоснулся к ней, и это очень дорогого стоило. С каждым проведенным вместе днем я все больше убеждался в том, что без нее моя жизнь не будет иметь никакого смысла.
  Сегодняшний вечер ничем не отличался от остальных. Я сидел у камина с тарелкой закусок и двумя большими чашками моего любимого чая. Мы договорились встретиться здесь в шесть, но она задерживалась. Мысль о том, что они с братом пробудут здесь до самой свадьбы Гарриет и Джошуа грела меня изнутри. Еще минимум два месяца Елена будет рядом со мной. А потом... Я не знал, что потом. К этому времени я должен был закончить обучение. Если бы наши отношения перешли из дружеских в любовные, мне было бы проще что-либо планировать. А пока я топтался на месте, задумываться об этом не стоило.
  - Привет! Извини, я немного задержалась, необходимо было кое-что обсудить.
  Ее волшебный голос вторгся в мои мысли.
  - Привет!
  Я уже начал вставать, но она положила свои руки мне на плечи, усадила и склонилась над ухом.
  - Лайо, Джошуа предложил выбраться завтра на пляж. Все только "за", осталось получить твое согласие.
  - Ты поэтому задержалась?
  - Да. Ну что, ты поедешь с нами?
  Я слегка повернул голову в ее сторону и поднял глаза.
  - А что, у меня есть выбор?
  - Нет, - категорично заявила она и усмехнулась. Потом приложила губы к моему уху и нежно прошептала:
  - Ты ведь не оставишь меня одну на этом большом песчаном пляже?
  Я повернулся еще немного и достал губами до ее уха:
  - Разве я могу оставить тебя одну?
  Я видел, как ощущение моего дыхания на ее коже вызывает в ней дрожь. Но она ведь первая начала. Елена медленно выпрямилась, но руки не убрала.
  - Я не прогадала! Выезд завтра в восемь утра.
  Я не был удивлен тем, что она все решила за меня. Елена снова коснулась моего уха. "Она хочет извести меня сегодня?" - подумал я.
  - Ты не злишься на меня? - еле слышно прошептала она.
  Разве я мог на нее злиться?! Я с трудом сдерживался, чтобы не наброситься на нее прямо там!
  - Нет, - уверенно ответил я.
  - Спасибо, - прошептала она. Не отрываясь от меня, она губами медленно спустилась от уха к шее, затем заскользила вдоль по линии подбородка, поднялась выше и поцеловала в щеку. Тяжелые веки упали мне на глаза. Ее горячие нежные губы на моей коже, ее дыхание заставили меня трепетать. Это был не равный бой. Я не знал, как пошевелиться. Я забыл, как дышать. Кровь с бешеной скоростью ударила в голову, а по телу разлился жар.
  К тому моменту, когда я вернулся в этот Мир, Елена уже сидела рядом со мной и пила чай. "Что случилось с ней сегодня? Она явно провоцирует меня." Я принял ее вызов, и пообещал себе постараться довести ее до точки кипения как можно медленнее, если сам не взорвусь раньше, конечно.
  - Джошуа сегодня купил мангал и дрова. Представляешь, дрова, настоящие, - в ее голосе чувствовались нотки восхищения.
  - А где он их нашел? - удивился я.
  - У русских на черном рынке.
  Я поперхнулся чаем.
  - Как! Вы пошли в русский район вдвоем? Я Джошуа голову оторву, - возмутился я.
  - Не злись. Я ведь знаю русский. Если бы нам что-то угрожало, мы бы быстро смылись.
  - Дрова мне тебя не заменят, - я смотрел ей прямо в глаза, внутри откровенно закипала злость.
  - Я не маленькая, Лайо.
  - Елена, это даже не обсуждается.
  Она виновато опустила глаза.
  - Прости, я не думала, что ты так отреагируешь.
  - Органы до сих пор в цене, - напомнил я ей.
  - Я больше туда не сунусь, я тебе обещаю, - ее голос задрожал.
  Она никогда не видела меня таким... злым. Я ничего не ответил, просто повернулся к камину. Елена поставила чашку, опустила голову и молча стала перебирать пальцами плетения коврика. Я повернулся. Моя рука невольно двинулась к ней. Я дотронулся до ее пальцев, подушечки нежно заскользили по бархатистой коже. Она даже не дрогнула, как будто ждала этого. Я аккуратно просунул свои пальцы сквозь ее и накрыл ее ладонь своей. Она сжала мою руку. Больше я не мог злиться.
  - В следующий раз за дровами пойдешь только со мной, - подытожил я.
  Она искренне рассмеялась.
  Вечер пролетел очень быстро. В гостиной рьяно обсуждали предстоящую поездку. Громче всех разговаривали Роберт и Джошуа. От их восклицаний, я и Елена часто невольно оборачивались.
  Она долго не отпускала мою руку. Я понимал, что рано или поздно это случиться, но момент хотелось потянуть. Мы разговаривали о нашем увлечении единоборствами, когда вдруг ее пальцы разомкнулись. Молчание повисло в воздухе. Я убрал свою ладонь и положил рядом с ее рукой. Она развернулась ко мне и кончиками своих пальцев нежно дотронулась до тыльной поверхности кисти. Мурашки поползли вверх по предплечью. Она пальцами последовала за ними. Это было так приятно, ощущать ее нежность на своей коже. Она водила рукой по предплечью и кисти. Я развернул ладонь вверх. Она продолжала гладить меня. Я ощутил прилив тепла по всему телу. Когда ее пальцы достигли моей ладони, я взял ее за руку и, как ни в чем не бывало, продолжил разговор.
  Я не отпускал ее весь вечер.
  Неизбежно приблизилось время проводить Елену до гостевой. Взявшись за руки, мы пошли привычным маршрутом на второй этаж. В коридоре было уже очень темно, и я понял, что сейчас самое время поквитаться за ее маленькие шалости.
  Я приблизился к ней вплотную, наклонился и, едва касаясь, провел кончиком своего носа вдоль ее шеи, остановившись за ухом. Она стала тяжело дышать. Дрожь пробежала по ее телу. Не отрываясь, я дотронулся до нее губами и жадно вдохнул ее аромат. Рука Елены буквально впилась в мою. Я нежно направил губы вниз, скользя по ее коже, плавно спускаясь и поднимаясь вдоль шеи, а затем медленно потянул их вверх, к уху. В темноте я почувствовал, как разомкнулись ее губы. Она перестала дышать. Еще немного, и я не смогу от нее оторваться. Мне хотелось почувствовать ее вкус, ощутить ее дыхание на своей коже, проникнуть в нее своим языком. Я понял, что желание завладело не только мной. Едва шевеля губами, я чуть слышно прошептал:
  - Спокойной ночи.
  Блестящая победа! Я видел, как Елена закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Я отпустил ее руку и шагнул назад. Она молча отвернулась, открыла дверь и зашла в комнату, не включая свет.
  - Спокойной ночи, Лайо, - произнесла она без сил и хлопнула дверью прямо перед моим носом.
  Я еще долго стоял и думал о том, что в первую очередь только что наказал себя сам...
  
  Глава 5
  
  Я проснулся от громкого стука в дверь.
  -Лайо! Вставай, сынок! Через час выезжаем.
  - Да, мама, уже встаю.
  Я лежал на кровати с закрытыми глазами. Вставать не хотелось. "Что принесет мне сегодняшний день?" В памяти пронесся вчерашний вечер.
  - М-м-м, - вырвалось из груди. Если сегодня мы останемся одни, я, наверное, просто наброшусь на нее.
  Через 30 минут я уже был в низу. Мама бегала туда-сюда, собирая все необходимое для пикника, братья помогали ей. Поездка была запланирована на два часа дня. Джошуа только вчера снял небольшой домик на берегу. Погода уже установилась, а значит, можно было вдоволь порезвиться в воде.
  - Привет Гарриет! - поприветствовал я сестру, пока она сонная проплывала мимо меня. За ней шел Джошуа, в том же состоянии, что и Гарриет. И хотя они спали в разных спальнях, всем было ясно, почему они не выспались.
  - Угу, привет Лайо, - промямлила в ответ сестра.
  - Джошуа, как спалось? - подколол его я. Роберт и Александр хихикнули где-то за моей спиной.
  - Лайо, я желаю, чтобы тебе всегда спалось так же хорошо, как и мне сегодня! - сказал Джош и тут же рассмеялся.
  - Спасибо, Джошуа, - сквозь смех выдавил я.
  - Чего ждете? - послышался голос отца.
  Все обернулись. Он выходил со стороны столовой и тащил тяжелые мешки с едой.
  - Давай, папа, мы возьмем, - тут же среагировал я и подлетел к нему. Джошуа поспешил за мной. Мешки были действительно неподъемные. Мы загрузили их в один из внедорожников.
  - Джошуа, а где Елена? - поинтересовался я, как бы, между прочим.
  - Проспала, - засмеялся Джошуа.
  - Понятно, - улыбнулся в ответ я.
  - Не обижай ее, Лайо. Честно говоря, ты первый парень, с которым я ее вижу.
  Он похлопал меня по плечу и побрел назад в дом. Я последовал за ним. Мои вещи уместились в небольшую сумку. Оставалось решить с кем и на какой машине я поеду.
  - Кто поедет со мной? - громко спросил я.
  Гарриет тут же откликнулась:
  - Ты едешь со мной, Джошуа и Еленой.
  Я самодовольно улыбнулся. Естественно, я хотел ехать с Еленой. Меня стало беспокоить, что она еще не спустилась, ведь через 15 минут нужно было выезжать.
  - Джошуа, может, ты поторопишь сестру? - предложил я.
  Джошуа скорчил недовольную гримасу и плюхнулся на диван.
  - Сходи к ней сам, у меня нет сил.
  Собственно, такого ответа я и ожидал. Быстро взбежав по лестнице, я направился к заветным дверям.
  - Елена, это Лайо, с тобой все в порядке? Мы беспокоимся! - стал кричать я. Ответа не последовало. Я постучал еще раз.
  - Елена?!
  - Да, Лайо! Заходи!
  Я медленно приоткрыл дверь.
  - Проходи, не стесняйся, - послышался знакомый голос.
  Я вошел. Елена бегала от шкафа к сумке и обратно. Мокрые волосы она собрала в пучок. На ней была белая майка с коротким рукавом и джинсовые шортики.
  - Я проспала.
  - Я понял. Тебе помочь?
  - Нет, я сейчас.
  Елена замерла посреди комнаты с вещами в руках.
  - Я хотела с тобой поговорить, но проспала. Пообещай мне кое-что.
  Я молча подошел к ней и взял за плечи.
  - Что случилось, Елена? Ты нервничаешь?
  - Немного.
  - Эй, это же я! Что тебя беспокоит? Это я виноват?
  - Нет. Дело только во мне. Лайо, пообещай мне быть сегодня терпеливым и не задавать никаких вопросов. Позже я все тебе объясню. Обещаешь?
  - Конечно! Никаких вопросов. Это все?
  Она улыбнулась:
  - Да! Пока все.
  - Ты все собрала?
  - Вроде бы.
  Я посмотрел на часы. Оставалось 5 минут до выезда. Я наклонился, застегнул ее сумку и перекинул лямку через плечо.
  - Мы едем в одной машине с Джошем и Гарриет.
  - Отлично! Тогда пошли?
  Я остановился на полпути.
  - Нет! Подожди!
  Я понял, чего мне так хотелось этим утром, и почему я стремился остаться с ней наедине. Я кинул сумку на пол, вернулся к ней и протянул свои ладони к ее лицу. Она смотрела прямо на меня. Она все поняла. И в ответ на этот жест прильнула прямо ко мне. Она обхватила мое лицо своими руками, и, едва касаясь, стала поглаживать его. Я почувствовал, как она дрожит. Ее губы вновь раскрылись в желании, как вчера. Она закрыла глаза. Я потянул ее лицо к себе и нежно дотронулся до ее губ. Такие мягкие, теплые. Она ответила мне. Я стал целовать ее с большей настойчивостью, слегка покусывая. Она крепче обхватила мое лицо.
  Воздуха не хватало. Во рту пересохло. Я захотел почувствовать ее вкус. Мой язык дотронулся до ее губ, затем медленно раскрыл их и проник внутрь. Она еще сильнее прижалась ко мне. В тот момент сладость ее рта словно обжигала меня изнутри. Я знал, что Елена хотела меня. Я почувствовал ее язык на своих губах и приоткрыл рот, чтобы дать ему возможность проскользнуть внутрь. Елена моментально отреагировала. Мне нравилось чувствовать ее у себя во рту. Она запустила пальцы в мои волосы и притянула голову к себе. Я и подумать не мог, что поцелуй может доставлять такое удовольствие! Наконец, ее язык встретился с моим. Она стала задыхаться, но даже не попыталась остановить меня.
  - Гм-гм! - послышалось за моей спиной. Мы резко отпрянули друг от друга и оба залились краской. Я понял, что кто-то стал невольным свидетелем нашего поцелуя, не предназначенного для чужих глаз.
  - Пошел вон, Джошуа! - с негодованием заорала Елена.
  Я обернулся и увидел Джоша, выглядывающего из-за двери. Его лицо выражало крайнюю степень смущения. Он даже не поднимал на нас глаз.
  - Вас все ждут! И, я стучался, - виновато произнес он и закрыл дверь.
  Мы с Еленой стояли красные, как раки. Она взглянула на меня и закрыла свое лицо ладонями. Ее губы, которые я только что целовал, распухли и стали неестественно красными. Мои губы тоже горели, выдавая больше информации, чем следует. Я подошел к ней и убрал руки с ее лица.
  - Тебе нечего стыдиться. Мы все - взрослые люди.
  - Я понимаю. Но как-то некрасиво получилось.
  - Ты жалеешь? - с ноткой беспокойства в голосе спросил я.
  - Нет, что ты! - заверила она меня.
  - Лично я не жалею, потому что это было... - я не нашел нужного слова.
  - Восхитительно! - помогла она мне.
  - Да, именно "восхитительно".
  Я обхватил ее лицо своими руками и уткнулся ей в голову лбом.
  - Ты готова идти?
  Она выдохнула.
  - Да, пошли.
  Я поднял сумку с пола, взял ее за руку и потянул за собой. Внизу в холле слышались голоса. Она попыталась освободиться, но в ответ на это я только крепче сжал ее ладонь.
  - Лайо!
  - Они и так, я думаю, в курсе. Нам нечего стыдиться.
  Именно такими нас увидели все, кто стоял внизу: взъерошенными, красными, с распухшими губами, держащимися за руки. Все сделали вид, что ничего не заметили.
  - Ну, наконец-то! - закричал Джошуа, - я думал, вы к нам уже не вернетесь.
  - Извините нас, - уверенно ответил я.
  - Все в сборе? - мама посмотрела по сторонам, - тогда поехали!
  
  Глава 6
  
  Солнце вышло в зенит, когда мы все собрались под навесом у моря. После легкого завтрака есть совсем не хотелось, и обед решили перенести на вечер. Все стали раздеваться, чтобы позагорать и поплавать. Мама достала тюбики с лосьоном для загара. Я взял один и направился к Елене.
  - Хочешь, я намажу тебя? - предложил я.
  - Не нужно, давай лучше я тебя намажу.
  - Не спорь. Я жду.
  Она сложила руки на груди и замерла на месте.
  - Я не понял, ты собираешься раздеваться?
  - Нет, - резко ответила она.
  - А как ты будешь купаться? В одежде? - засмеялся я.
  - Я не буду купаться, Лайо. Просто немного помочу ноги.
  - Ты не умеешь плавать?
  Елена так посмотрела на меня, что я сразу понял: она это серьезно.
  - Я боюсь воды, и плавать не собираюсь. Раздеваться я тоже не буду. И это не обсуждается. Помнишь, ты обещал не задавать вопросов?!
  Я понял, что этой темы мы больше не коснемся.
  - Тогда надень что-нибудь на голову, - скомандовал я.
  Елена улыбнулась. Похоже, мой тон ее позабавил.
  - Отдай мне тюбик и раздевайся, - засмеялась она.
  Я быстро скинул с себя одежду. Елена подошла сзади и стала наносить лосьон сначала на спину, затем на руки, грудь, живот и ноги. Я стоял с закрытыми глазами и наслаждался моментом.
  - Все, впитался. Теперь можешь купаться.
  - А ты?
  - Я буду на берегу, - ответила она.
  Быстро поцеловав ее в губы, я побежал в воду.
  За весь день Елена ни разу не зашла глубже, чем по колено. Она так и не сняла свою майку и шорты. Конечно, это заметили все. Но Джошуа попросил не обращать на нее внимания, потому что "она такая с самого детства".
  Что же произошло с ней в ее далеком прошлом, что так крепко держало ее на берегу? И чего больше не желала Елена: загорать или обнажаться?
  Невольно, я думал об этом весь день, но, как и обещал, не задавал вопросов. Вечером, перед закатом, все разбрелись по пляжу. Мы с Еленой ушли довольно далеко и устроились прямо на песке перед водой.
  - Ты не устал? Целый день в воде.
  - Нисколько.
  - Помнишь, я не успела поговорить с тобой утром.
  - Да, конечно.
  - Я хотела сказать тебе, что не буду раздеваться и плавать.
  Я молчал. Было видно, что ей трудно говорить об этом.
  - Я никогда не рассказывала тебе о своем прошлом. Но думаю, что теперь настала пора это сделать.
  Она повернулась ко мне лицом и взяла за руки. Я крепко сжал ее ладони и приготовился слушать.
  - Семья Маден удочерила меня по просьбе старого друга семьи. Он нашел меня без сознания, лежащую на пляже. Я уже еле дышала. По всей видимости, я довольно долго пробыла в воде. Моя спина была изуродована не только осколками стекла, застрявшими под кожей, на ней были... ...татуировки.
   - Татуировки???
  - Да, символы, значения которых он не знал, и, - она вздохнула, - штрих-код. Но не это было самое ужасное.
  - Что может быть хуже этого?
  - Я была не единственной, кого вынесло на берег. Тела еще троих детей он нашел недалеко от меня. К тому времени они все уже были мертвы. Этот человек сказал, что на их спинах тоже были татуировки.
  - Символы и номера?
  - Да, только не такие как мои. Папин друг отвез меня в госпиталь. По геному попытались определить, кто я такая, но в международной системе данных обо мне не было ни слова.
  - Это невозможно! Получается, что тебя не картировали после рождения?
  - Очевидно так. Врачи надеялись, что когда я приду в себя, ситуация проясниться. Но травма головы сделала свое дело: я ничего не помнила. Специалисты определили, что мой биологический возраст соответствовал примерно десяти годам. День моего спасения стал новым днем рождения, а имя я выбрала себе сама. Каждый день в то ужасное время мне снились кошмары, в которых я бежала по длинному светлому коридору и звала какую-то Елену.
  - Но почему именно из своего кошмара ты выбрала себе имя?
  - Я подумала, что если это мое воспоминание, то некая Елена в той моей жизни была для меня важна. Возможно, это было глупо с моей стороны, но ведь мне было всего десять.
  Друг отца посчитал, что меня держали там, откуда нет выхода, там, где геномы не вносят в общую базу. Именно тогда он решил, что вносить мои данные в международную систему слишком опасно и принял решение их подделать. Оставлять меня у себя папин друг не захотел, предположив, что это слишком опасно. Но ведь семья и фамилия была мне так необходима. И он нашел выход.
  - Твой отец, - подытожил я.
  - Да. На мое счастье он не отказал другу. Они вместе состряпали фальшивый образец, картировали его и внесли в базу.
  - Но как же твои данные?
  - Сканирования пальцев и радужки глаз вполне достаточно.
  - А твоя спина? Ведь необходим был настоящий геном, чтобы вырастить кожу и пересадить ее?
  - Это была небольшая цена за спасение. Я выросла и покрыла спину новой татуировкой, спрятав под ней рубцы и штампы своего прошлого.
  Я сидел, смотрел на нее и не мог поверить, что такое вообще возможно. В голове крутилось море вопросов. Кем были те изверги? Зачем они сделали это с ней? Какая правда скрывается в недрах ее сознания? И все ли рубцы прячет от посторонних слой краски на ее спине?
  - Ты поэтому не раздевалась сегодня?
  Она отпустила мои руки и поднялась. Я встал вслед за ней. Она молча повернулась ко мне спиной и резким движением сняла с себя майку.
  - Ты думаешь, мне было бы легко показать это окружающим?
  В лучах заходящего солнца цветы, усыпавшие ее спину, казались настоящими. Белые, розовые, синие, красные и черные, они оплетали ее на зеленых ветвях. Чуть ниже поясницы виднелся синий треугольник, перевернутый вершиной вниз. Я присел, чтобы разглядеть его, и тогда заметил, что между ветвей проступают какие-то символы. Они были такие мелкие, похожи на буквы неизвестного мне языка. Их было много, они спускались четырьмя столбиками вниз, располагаясь справа от позвоночника. Такие же синие, как и треугольник. Я попытался найти штрих-код. Это было не трудно. Слева от позвоночника под цветами проступал ужасный синий рисунок:1347906. Я невольно протянул к нему руку и дотронулся. Елена вздрогнула. Я нежно провел подушечками пальцев по ее коже и почувствовал, как натыкаюсь на рубцы. Я протянул к ней вторую руку и аккуратно повел ее от лопаток к пояснице. Ран было так много! Я подался вперед и поцеловал один из цветков. Елена резко сорвалась с места и натянула на себя майку. Она зашла в воду по колено и остановилась. Я понял, что она плачет. Сердце сжалось, и боль разлилась в груди.
  - Елена! Постой!
  Она молчала и вытирала слезы руками. В брюках я зашел в воду и остановился у нее за спиной.
  - Елена, не надо, не плач.
  Она не ответила мне. От этого стало еще больней. Я развернул ее лицом к себе. Крупные капли скатывались по щекам, падая вниз. Я стал вытирать их своими руками.
  - Не надо, Елена. Я расстроил тебя? Прости меня.
  - Эти рубцы. Они такие ужасные. Я, такая ужасная.
  Она сильнее расплакалась.
  - Елена, ты самое прекрасное создание во Вселенной. Слышишь?!
  Я взял ее лицо в свои руки и стал целовать в щеки. Соленый привкус появился на губах. Не останавливаясь, я продолжал говорить.
  - Они не ужасные... Елена... Это всего лишь рубцы...
  - Моя спина... Я ненавижу ее...
  Я остановился и взглянул ей в глаза:
  - Елена, перестань так говорить!
  Она стала всхлипывать:
  - Лайо, я так боялась... ...что когда ты увидишь... ...ты больше не захочешь меня.
  - Так вот, почему ты плачешь? Глупенькая! Для меня не существует в Мире человека, более желанного, чем ты! Твои глаза, губы, руки - все это часть тебя. И твоя спина - это тоже часть тебя. И она тоже сводит меня с ума.
  Она набросилась на меня. Ей не хватало воздуха, она задыхалась, но продолжала меня целовать. Я чувствовал привкус соли на ее губах, ее вкус, ее тело, как оно льнуло ко мне. Я захотел почувствовать ее в своих руках, и с силой оттянул задний край майки, запустив под нее обе руки. Я держал ее, ощущая шероховатости на коже, оставленные стеклом, чувствовал, как волна жара разливается по ее телу. Руки сами скользили по ее спине. Я терял над собой контроль. Медленно, мои ладони опустились вниз и с силой прижали ее бедра ко мне. Она застонала. Я понял, что это - моя точка кипения. Я убрал руки и аккуратно отстранился.
  - Елена, ты меня погубишь, - прошептал я и зашел в воду по пояс. Я закрыл глаза и стал глубоко дышать. Следовало отогнать от себя картинки, в которых разум рисовал ее обнаженной, обвивающей меня своими ногами и стонущей от удовольствия. Елена подошла ко мне сзади, обняла и прижалась всем телом.
  - Лайо?
  - Да, - сдавленно ответил я.
  - Ты в порядке?
  Я выдохнул и открыл глаза.
  - Да, уже да.
  
  Глава 7
  
  
  Никто не видел, как мы вернулись. Елена порядком замерзла и сразу же побежала в ванную греться. Я решил воспользоваться душем. Мне нравилось, как вода под напором била прямо в лицо, и я уперся руками в стенку душевой кабины.
  Я бы многое отдал за ее присутствие здесь. И не только потому, что мысли о близости с ней навязчиво заполняли мою голову. Скорее, мне просто хотелось, чтобы она никогда меня не покидала, даже отправляясь в душ.
  Мне надоело стоять и я сел прямо на пол кабины. "О чем она думает сейчас? Может быть, о том же, о чем и я?" В этих делах у меня было достаточно опыта. Но на этот раз все как будто впервые. До этого я никогда не влюблялся. Так, просто приятно было с кем-то проводить время. Секс и никаких обязательств. Каждый знал, на что шел. Просто и понятно. Но с ней обязательства были самым главным. Стремление заботиться о ней всегда стояло на первом месте. Даже в самых непристойных своих фантазиях, я всегда смотрел на ее лицо. Я получал удовольствие, представляя, насколько бы ей было хорошо со мной. Ну почему судьба сделала ее человеком? Я на двести процентов был уверен в том, что моя любовь и мое вожделение к ней ничто иное как импринтинг. Неужели природа ошиблась, связав меня с человеком?
  Я подумал о Гарриет и Джошуа. Насколько им повезло. У их любви было будущее: две половинки обязательно создадут одно целое и их род продолжиться, чтобы также соединиться с кем-то еще. У меня с Еленой никогда не будет детей, а значит, наше чувство, не найдя отражения в маленьком создании, умрет вместе с нами. Готова ли она пожертвовать этим ради меня? В праве ли я лишать ее самой большой радости в жизни - радости быть матерью. С другой стороны, сколько в Мире детей, которые тоже нуждаются в любви? Значит, выбор все-таки есть. И будущее тоже есть. Да, пускай эти дети не будут нашими от природы, но они будут нашими детьми, а мы их родителями. Я готов пойти на это ради моей любви к ней. А готова ли она пойти на тоже самое ради меня? На сердце стало тяжело. Наверное, раз она все еще рядом со мной, она готова, так же, как и я.
  Ночь пролетела быстро. Все утро я ждал, когда Елена выйдет на пляж. Но ее все не было. Я решил, что после вчерашнего, она, скорее всего, еще спит. Все собрались под навесом только к обеду. Отдохнувшие, они были в прекрасном настроении.
  - Джошуа, где Елена? - спросил я.
  - Не знаю. Я думал, ты более осведомлен о ее местоположении, чем я, - с ехидством заметил он.
  Гарриет как-то странно посмотрела на меня и вдруг ее прорвало:
  - Лайо, о чем вы двое только думаете? Это что, серьезно? Она же человек! Она сестра Джошуа, наконец!
  Все оторопели. Похоже, что Гарриет вдруг огласила то, о чем все остальные думали молча. Это взбесило меня. Гарриет продолжала:
  - Это не нормально, Лайо. Эти отношения бессмысленны. Завтра ты пойдешь погулять и встретишь свою единственную сверхновую. А что будет с ней, ты подумал?
  Я не мог больше это слушать и заорал:
  - Кто дал вам право лезть в нашу жизнь? Кто решает, что нормально, а что нет! Ты, Гарриет, может ты, Джошуа? Мама? Отец?
  - Лайо, успокойся, мы не хотим никого обидеть, - стал заступаться за всех Джошуа.
  - Нет, обидеть вы не хотите. Вы просто молча смотрите на нее и наслаждаетесь своим хваленым превосходством. Вы что думаете, я с ней в игры играю? Так? Вы поэтому все молчали?
  Тут не выдержала мама:
  - Сыночек, не надо! Мы подумали, что это пройдет. Она красивая девушка, умная. Естественно, ты увлекся. Но все заходит слишком далеко. Мы беспокоимся за вас обоих. Не забывай, она всего лишь человек.
  - "Всего лишь, человек!" Мама, ты только послушай себя. Кто из вас дотянет до ее уровня? Да вы понятия не имеете, что значит быть человеком среди таких, как мы. Вы жалеете ее? Пожалейте лучше себя. Вы, одаренные природой, бледно смотритесь на фоне той, кого она обделила.
  - Лайо, перестань. Ты ведь знаешь, что мы так не думаем, - запротестовала мать.
  - А я не знаю, мама. Хотите правду? Я люблю ее! У меня импринтинг с человеком. И я очень надеюсь, что она так же сильно любит меня. И если она ответит мне "да" сами знаете где, я стану самым счастливым сверхновым на этой чертовой Земле! А все остальное - не ваше дело. И больше никогда, слышите, никогда не смейте лезть в мою личную жизнь. Вам ясно?! Вам всем ясно?!
  Все стояли как вкопанные и с ужасом в глазах смотрели на меня. Я никогда не позволял себе разговаривать подобным тоном.
  - Да, и еще, - добавил я, - если я узнаю, что хоть кто-то даже намеком спросил у Елены про наши с ней личные отношения, пеняйте на себя.
  Гарриет подошла и обняла меня:
  - Лайо, прости нас. Прости меня. Мы хотели как лучше.
  Мама тоже подошла и обняла меня:
  - Сыночек, никто больше вам слова не скажет. Прости нас.
  Меня трясло. Чувство негодования и злобы распирало изнутри. Я отстранился от них и пошел вдоль пляжа. Какое разочарование! Я-то думал, что они все понимают. А если и не понимают, что хотя бы ума им хватит, чтобы не лезть. Я остановился метрах в пятидесяти от них и просто стал смотреть на воду.
  Всеобщее молчание нарушил крик Джошуа.
  - Елена! С добрым утром! Как спалось?
  Я тут же оглянулся и увидел своего ангела, идущей к навесу. Ее вид меня встревожил. Она прижимала бумажный платочек к носу. Кожа вся красная. Она двигалась медленно, как будто шла всю ночь.
  - Уже день, Джошуа. Всем привет.
  Я не узнал ее голос. Она говорила в нос и немного хрипела. "Только не это" - подумал я и побежал прямо к ней.
  - Кажется, я немного приболела. Вот диво, приехала к морю и простыла, - она засмеялась как-то неестественно.
  - Лайо! Я тебя не заметила. Нужно присесть, - она немного качнулась и плюхнулась на ближайший стул.
  Я внимательно на нее посмотрел: мои любимые глаза были красными, как у кролика, и слезились, нос - заложен, а лицо - просто полыхало. Отец приложил руку к ее лбу:
  - Да у нее жар! - громко огласил он.
  - Да? А мне так хорошо! - ответила Елена.
  Было очевидно, что она не в себе.
  - Разойдитесь, - скомандовал я.
  Все послушно расступились. Я наклонился и поцеловал ее в лоб: он просто горел огнем. Я тут же подхватил ее на руки и понес в дом. Она стала возмущаться:
  - Куда ты меня несешь? Я не хочу в дом. Да ничего страшного со мной не происходит. Джошуа! Джошуа!
  Он с Гарриет шел за нами.
  - Елена, успокойся, - ответил ей брат. - Тебе нужно полежать. Лайо о тебе позаботится.
  - Ты предатель, Джош.
  Сильным ударом ноги я открыл дверь комнаты и тем же способом закрыл ее за собой, прямо перед носом Джоша. Он никак на это не отреагировал, только спросил:
  - Лайо, что-нибудь принести?
  - Пусть Гарриет принесет сумку, она знает какую.
  - Уже несу, Лайо, - послышался голос сестры.
  Я уложил Елену в постель прямо в одежде. Она повернулась ко мне и протянула свою руку.
  - Ты такой красивый, Лайо. Я так тебя люблю! - призналась она.
  Я понимал, что из-за температуры она сейчас озвучивает все, о чем думает, но это было настолько приятно слышать.
  - Я тоже тебя люблю, - признался я вполне серьезно в ответ.
  Я взял ее за руку и присел на кровать. Тут в комнату вошла Гарриет с нужной сумкой. Я достал из нее термометр и приложил датчиком на лоб: 39.6, - огласил я. - Гарриет, во сколько мы выезжаем?
  - Через три часа. Думаешь, хватит, чтобы загрузить? - с сомнением спросила она.
  - Думаю, да.
  - Лайо, давай я оботру ее. Ей станет легче, - предложила Гарриет.
  - Не нужно.
  - Я понимаю, что ты злишься, но так будет лучше для нее.
  - Голова раскалывается, - вдруг серьезно произнесла Елена, - и так жарко!
  - Давай, Гарриет, - одобрительно кивнул Джошуа, - пойдем, Лайо, смешаем моей сестре коктейль получше.
  - Я скоро вернусь, хорошо? - я наклонился к Елене и поцеловал ее в губы.
  - Угу, - слабым голосом ответила она.
  
  Глава 8
  
  Мы вернулись домой вечером. Всю дорогу Елена спала у меня на руках. Она проснулась только под утро. Я всю ночь не отходил от нее. Мама, Гарриет и Джошуа регулярно заходили к нам. Каждый предлагал посидеть с ней, но я настойчиво отказывался. Конечно, я чувствовал свою вину за то, что Елена заболела. Ведь это за мной она полезла в воду, намочила шорты и майку, а потом еще и замерзла по дороге домой. Но что толку было сокрушаться по этому поводу.
  - Лайо, что ты здесь делаешь? - сонным голосом спросила Елена, когда проснулась.
  - Тебе лучше? Как ты себя чувствуешь?
  - Хорошо. Мы что, дома? Который час? Сколько я спала? - встрепенулась она.
  - Не нервничай. Ты проспала всю ночь, сейчас 5 утра. Пить хочешь?
  - Да. Что это, я же вся мокрая, - удивилась она.
  - У тебя был жар. Держи, - я протянул ей стакан с водой. Она присела в кровати и залпом опустошила его.
  - Спасибо. А кто меня переодел? - она посмотрела на меня, потом заглянула под рубашку от пижамы: конечно, под ней ничего не было.
  Я не смог сдержаться и искренне рассмеялся.
  - Лайо, это не смешно!
  - Ты настолько боишься, что я тебя раздену?!
  Она не ответила, только загадочно улыбнулась.
  - Гарриет тебя переодела, - ответил я.
  - Понятно. Ты вообще спал сегодня?
  - Конечно, - слукавил я. Но она все поняла и тут же спросила:
  - Тогда, где ты спал?
  Учитывая то, что когда она проснулась, я дремал в кресле, деваться было не куда.
  - Здесь и спал, - честно признался я.
  - А почему на кровать не лег?
  - Ну, это было бы слишком вольно с моей стороны. Ведь ты меня в нее не приглашала.
  Это был коварный ответ. Она улыбнулась и опустила глаза.
  - Пожалуй, я хочу сходить в душ.
  - Плохая идея, ты еще слишком слаба для этого. Лучше ложись и попытайся еще поспать.
  - Я плохо помню вчерашний день. Я что-то говорила?
  - Ничего особенного, - соврал я.
  - Точно?
  Я засмеялся
  - Да, точно!
  Я не хотел смущать ее вчерашним признанием. Это было бы не честно по отношению к ней. Кроме того, мне хотелось, чтобы она осознанно рассказала мне о своих чувствах.
  - Ты не подашь мне другую пижаму из шкафа, - попросила она. - Эта вся мокрая.
  - Конечно.
  Я достал из шкафа одну из ее многочисленных хлопковых пижам, протянул ей, и, дабы не смущать, скрылся за дверью в ванной комнате.
  - Все, возвращайся!
  Когда я вышел, Елена уже спряталась под своим одеялом.
  - Лайо, у тебя есть два варианта: первый - ты ложишься со мной на кровать, и мы спим вместе, второй мне нравится меньше - ты идешь к себе, и я сплю одна.
  - Это нечестно! - заявил я.
  - Я знаю, - без тени смущения ответила она.
  Конечно, я выбрал первый вариант. Я лег возле нее на покрывало, и прижал ее к себе вместе с одеялом.
  - Лайо, спасибо тебе за все. Это так важно для меня.
  Я поцеловал ее в лоб и закрыл глаза. Так хорошо, как в тот день, я не спал уже давно.
  Когда я проснулся, лучи заходящего солнца освещали комнату. Елены не было рядом, а я лежал, накрытый другим одеялом.
  - Уже проснулся? - послышался знакомый голос. Елена стояла у маленького стола в комнате, одетая в спортивные штаны и майку на бретельках, и пила бульон.
  - Ты давно проснулась?
  - Часа два назад. Успела привести себя в порядок, а Джош с Гарриет принесли нам обед. Да, еще заходила твоя мама, спрашивала как у меня дела и принесла тебе одеяло.
  - Я все пропустил.
  Она поставила кружку на стол, залезла на кровать и забралась под мое одеяло. Я обнял ее и вдохнул ее пьянящий аромат.
  - Ты как себя чувствуешь? - поинтересовался я.
  - Я уже здорова. Это все благодаря тебе. Спасибо.
  - Ну и иммунитет. Я думал, ты дней пять проваляешься, а тебе хватило и суток.
  - Я никогда долго не болела.
  Она потянулась ко мне и поцеловала в губы.
  - Покажешь мне свои цветочки? - попросил я с лукавой улыбкой на лице.
  - Что, торчат из-под майки? - спросила она и засмеялась.
  - Немного.
  Она перевернулась на живот.
  - Смотри!
  Я медленно подтянул майку вверх, провел рукой по ее волшебной спине, поцеловал несколько цветков и опустил майку назад.
  - Так приятно, - промурлыкала она.
  - Мне тоже нравиться, - тихо ответил я. - Елена, ты расшифровала символику?
  - Да. Треугольник - символ плодородия и женского начала. А буквы - это нордический. Дословный перевод: "Женская особь, тест - активность отрицательная, особая группа, южный отдел"
  - Да, как будто лабораторное описание, только ничего не понятно.
  - Я думаю, что меня готовили для чего-то. Скорее всего, в этой "особой группе". Потому что, когда меня нашли, я была достаточно образована, частично владела тремя языками, включая нордический, и знала приемы самообороны. Согласись, многовато это для простого ребенка, тем более, если он жил в заключении.
  - А ты когда-нибудь картировала свой геном?
  - Да, отец делал тест. Сказал, что у меня, цитирую: "стандартный для человека геном".
  - А где сейчас тот мужчина, который тебя спас?
  - Он погиб через месяц после моего усыновления. Разбился на машине.
  - Странно все это.
  - Ничего странного. В нем лошадиная доза спиртного была.
  - Тогда понятно, - заключил я.
  Я не смог удержаться, и опять приподнял ее майку. Елена простонала, когда я снова стал целовать ее цветы. В конце - концов, она повернулась ко мне и нежно дотронулась до моих губ. Я тут же ответил ей и сжал в своих руках. Столько страсти было в этом поцелуе! Она кусала меня, прижималась ко мне. Я еле нашел в себе силы отстраниться, а потом невозмутимым тоном спросил:
  - Что у нас на обед?
  - Бульон, овощи, рис и говядина. Все горячее и ждет тебя!
  
  Глава 9
  
  
  В последующие несколько дней мы с Еленой практически не бывали дома. Воспользовавшись перерывом в учебе, я посвятил все свое свободное время ей. Мы гоняли на машине по городу, посещали выставки, музеи, заходили в мои любимые магазины и кафе. Мы без сил возвращались домой поздним вечером и расходились по своим спальням. Незаметно, так пролетела целая неделя, и мы решили провести несколько дней дома.
  Тем утром я, как обычно, пошел в тренировочный зал. Мои занятия прервал стук в дверь.
  - Лайо, можно войти?
  Знакомый голос тронул сердце.
  - Конечно! Заходи. Тебе не нужно разрешение, ты же знаешь.
  Елена приоткрыла дверь и, высунув голову, улыбнулась. Я подлетел к ней, обхватил за талию, поднял и затащил в зал.
  - С добрым утром. Я думал, ты еще спишь.
  - Нет, я проснулась и захотела тебя увидеть. В твоей комнате было пусто, и я подумала, что ты здесь.
  - Ты не прогадала.
  Я спрятался в ее волосах и стал целовать ее в шею.
  - Ой-ей-ей! Лайо, я сейчас отомщу.
  - Можешь мстить, сколько хочешь, не останавливаясь, прошептал я.
  - Я серьезно.
  Я послушался ее и опустил на пол. Она улыбнулась, запустила руки мне в волосы и поцеловала.
  - Чем займемся сегодня? - спросил я.
  - Ты знаешь, я вспомнила, что ты обещал мне когда-то показать библиотеку. Может, сходим туда?
  В памяти пронесся первый день нашего знакомства. Вишневый сад, поединок, чай, камин. После всего произошедшего, экскурсия в библиотеку совсем вылетела из головы.
  - Конечно! Позавтракаем, соберемся и пойдем.
  - Соберемся? Тут же рядом.
  - О, ты все увидишь в свое время, - самодовольно улыбнулся я.
  - Что ты задумал?!
  - Ничего особенного, честно. Обещаю, тебе понравится.
  - Хорошо, - каким-то загадочным голосом произнесла она. Затем развернулась и выполнила сальто, прокувыркавшись через весь зал. Она двигалась настолько грациозно, как кошка. Затем встала в стойку и начала выполнять неизвестный мне комплекс из боевых техник. Словно играючи, она очень быстро перемещалась по залу. Удары ногами чередовались с плавными, но сильными движениями руками. Прыжки, развороты в воздухе, на полу, все движения резкие и, в то же время, такие мягкие и отточенные! Не завершив свой волшебный танец смерти, она вдруг замерла на месте в непонятной позе. На лице - ни единой эмоции. Я понял, что-то случилось.
  - Елена!
  Она не ответила.
  - Елена, что случилось? - я подлетел к ней. Глаза смотрели куда-то вдаль, ужас таился в них.
  - Елена! - закричал я.
  Она моргнула и перевала взгляд на меня.
  - Извини, я тебя напугала?
  - Да, и довольно сильно, - выдохнул я.
  Елена обняла меня.
  - Прости! Ты не видел никогда, а Джошуа уже привык, - она засмеялась.
  - Что это за кататония?
  - Вспышки памяти. Они возникают спонтанно. Ничего конкретного.
  - Часто такое происходит?
  - Нет, слава Богу! За последние два месяца - это первая.
  - И что ты видела?
  - Детей в белых одеждах. Они кричали и разбегались куда-то в ужасе, а я стояла среди них и не двигалась.
  - И все?
  - Да. Иногда я вижу какие-то лица, они мелькают как картинки перед глазами. Иногда просто белые комнаты, я захожу в них, ищу кого-то, но они пусты. Да, и мой кошмар, как я зову Елену.
  Я прижал ее к себе, что было силы.
  - Почему ты не рассказывала мне об этом?
  - Если честно, я просто забыла. Вспышек не было, и я про них не вспоминала.
  - Я так испугался. Ты даже не представляешь, насколько.
  Она потянулась ко мне и встретилась с моими губами. Я поцеловал ее и снова спрятался в ее волосах.
  - Я люблю тебя, Елена. Очень сильно люблю.
  - И я люблю тебя, Лайо. Больше всех на свете, я люблю тебя.
  Это было самое желанное, что я мог от нее услышать. Я стал целовать ее шею, щеки, глаза, нос и, наконец, остановился на губах. Ее руки заскользили по моей спине вниз и прижались к бедрам. Мои сделали то же самое. Я так хотел ее! Сейчас, немедленно. Я рывком оторвал ее от пола. Она обеими ногами обхватила меня. От зала до моей комнаты оставалось преодолеть 1всего лишь несколько десятков метров. Я уже направился к двери, когда к нам без стука вломился Джошуа. Я резко опустил Елену на пол и обнял. Она поняла, кто вошел, но голову не повернула. Джошуа сконфуженно остановился недалеко от дверей:
  - Э, может, я пойду?
  Елена подняла голову и, не глядя на брата, громко заговорила:
  - Куда ты пойдешь, Джошуа? Скажи мне, сейчас, чтобы я знала, куда нам с Лайо идти не следует.
  - Это не честно, Елена! Я же не хотел.
  От всего этого мне стало смешно. Я не смог сдержаться и так громко захохотал, что Елена с Джошуа просто оторопели. Она потянула меня к себе и прошептала на ухо:
  - Я надеюсь, двери твоей комнаты закрываются на замок, потому что от моих у него есть ключ. Встретимся за завтраком.
  Она поцеловала меня в щеку и направилась к выходу.
  Я понял, что она готова перейти к следующему этапу наших отношений, и это очень обрадовало меня.
  - Елена, не злись, - взмолился Джошуа, когда она проходила мимо него.
  - Джошуа, я не злюсь, я просто хочу тебя убить.
  С этими словами она закрыла дверь за собой.
  - Лайо, мне очень жаль.
  - Да, ладно тебе! Бывает.
  Мы оба снова рассмеялись.
  Библиотека располагалась в другом корпусе нашего дома и соединялась с ним подземным проходом. Мы с Еленой позавтракали, я собрал все необходимое и примерно в одиннадцать часов мы отправились на экскурсию.
  Войти в библиотечное помещение можно было только после сканирования пальцев и радужки глаз. Слишком большое наследие хранили в себе эти стены.
  Три этажа вмещали тысячи книг, как старых, печатных, так и новых - электронных. На втором этаже также были предусмотрены рабочие комнаты и комната отдыха. Мне нравилось работать в комнате отдыха. На деревянном полу там стояло два дивана и большой стол, но я любил читать возле камина, похожего на тот, что располагался у нас в гостиной.
  Честно говоря, я не ожидал такой реакции Елены. Когда она увидела, что собой представляет наша библиотека, дар речи покинул ее. Она стала перемещаться от полки к полке, проходя стеллаж за стеллажом. Она водила пальцами по книжным обложкам, так аккуратно, как будто от неверного движения ее пальцев, они могли рассыпаться.
  - Это невероятно! Просто невозможно! Бумага! Классика! Какая система хранения всего этого?
  - По тематике. Внутри тематических стендов в алфавитном порядке по автору. Все книги и полки пронумерованы, а стенды имеют буквенное обозначение. Можно найти любую книгу по электронной базе в рабочей комнате, а затем взять ее с нужного стеллажа.
  Мы не спеша обошли все этажи. Елена доставала книги с полок, что-то читала, что-то цитировала. Я был поражен тем объемом знаний, которые вмещались в ее маленькой голове.
  Самой последней я хотел показать ей комнату отдыха. Мы как раз направлялись к ней, когда Елена замерла перед очередным тематическим стеллажом.
  - "Камасутра"? - спросила она. - Печатный вариант?! О, я смотрю здесь большая тематическая подборка по этому поводу...
  Я молчал и внимательно наблюдал за ней. Елена аккуратно достала книгу и открыла где-то посередине. Я увидел, как краска заливает ее лицо. Она стала перелистывать страницы и что-то с интересом читать.
  - Очень интересно,- под нос проговорила она.
  - Ты не читала? - с любопытством спросил я.
  - Нет. Я знаю все об этой книге. Но я никогда не читала ее.
  - Так возьми с собой и почитай.
  Она обернулась ко мне с растерянным видом. Я увидел смущение в ее глазах.
  - А ты ее читал?
  - Да, и не только ее...
  - Понятно...
  Я подошел к ней, взял за руку и потянул за собой.
  - Пойдем, потом почитаешь.
  - Спасибо, - засмеялась она.
  Мы вошли в комнату отдыха. Я сразу направился к камину и разжег огонь. Затем достал из сумки большое покрывало и постелил на пол. Она подошла ко мне.
  - Что ты еще припас?
  - Плед, большой термос с чаем и немного еды.
  - Основательно, - засмеялась она.
  - Я подумал, что вечером лучше посидеть здесь вдвоем, чем в гостиной со всеми.
  - Это замечательно! Конечно, здесь лучше.
  Она достала плед, укуталась и села напротив огня. Я с термосом устроился рядом.
  - Твой любимый чай? - спросила она.
  - Да!
  - Теперь и мой тоже, - констатировала она.
  Елена смотрела на огонь, а я не мог оторваться от нее. Она повернулась и подняла глаза. Мне показалось, что она заглянула прямо ко мне в душу. Выражение моего лица невольно стало серьезным.
  Я протянул руку и снял заколку с ее волос. Они рассыпались по ее плечам. Я медленно наклонился и прикоснулся губами к ее шее. Елена напряглась. Я услышал, как ее сердце уже отбивает бешеный ритм чечетки. Я пододвинулся к ней ближе и одним движением стянул с нее кофту. Она не противилась моей настойчивости.
  Я стал медленно целовать ее, смакуя каждый миллиметр ее нежной кожи. Шея, ямочка у ключицы, все ниже и ниже, пока не достиг груди, спрятанной от меня в кружевной соблазнительный бюстгальтер.
  Я чувствовал, как дрожит ее тело. Мурашки расползались по нему там, где я касался ее. Я слышал, как воздух с шумом заполняет ее легкие. На мгновение я оторвался и посмотрел в ее прекрасное лицо. Она открыла глаза. В них было столько огня! Только сейчас я осознал, как сильно хочу ее. Чресла словно свело судорогой. Я предвкушал, как буду любить ее, ласкать, наслаждаясь каждым мгновением, каждым ее вздохом и движением.
  Елена прикусила свою губку, и я сорвался с места. Ее аромат, ее губы, ее сладостный вкус, ее дыхание на моей коже, - все зазывало меня в далекое путешествие, предрекая наслаждение и трепет.
  Я целовал ее, проникая в нее языком и ощущая ее вкус у себя во рту. Мои руки расстегнули застежку, и черный кружевной аксессуар упал на пол. Ей уже не хватало воздуха, но я продолжал настойчиво добиваться своего. Руками я притянул ее к себе, затем опрокинул на покрывало и прижал своим телом сверху.
  Когда ее обнаженная грудь коснулась меня сквозь ткань рубашки, я приподнялся, чтобы сбросить эту преграду со своих плеч. Я взглянул на нее, и у меня перехватило дыхание: румянец залил ее лицо, глаза потемнели от желания, волосы разметались по покрывалу. Я протянул руку и прикоснулся к ее груди: маленький холмик согрел ладонь, а бледно-розовый набухший сосок защекотал кожу.
  Это было выше моих сил. Я знал, что если сейчас припаду к ее груди, то остановиться и посмотреть на нее, полностью обнаженную, уже не смогу. Поэтому я потянулся к ее брюкам, и, расстегнув застежку, одним движением освободил ее от всякой одежды. Я вновь посмотрел на нее и оторопел. Она была прекрасной. Она была совершенной. Она была всем, о чем я только мог мечтать.
  В этот момент Елена потянулась ко мне, погладила своими бархатными ладонями по груди и спустилась ниже. Застежка на моих брюках сдалась без сопротивления, и спустя мгновение я престал пред ней абсолютно нагой. По выражению ее лица, я не мог понять, что конкретно она чувствует. Вожделение было разбавлено каким-то замешательством, и, что еще более удивило меня, волнением. Посмотрев на доказательство моего сильнейшего желания, она вдруг залилась краской. В этот момент она казалась совсем невинной.
  Я наклонился к ней и прикоснулся губами к ее соску. Елена охнула и откинулась на покрывало. Я не мог оторваться от ее груди, поглаживая ее, беря в ладони, покусывая и целуя ярко - розовые горошины. В ответ на мои ласки она выгибалась дугой, касаясь меня своим телом.
  Я спустился ниже, к животу, и продолжил исследовать ее. Когда мои губы оказались возле треугольника темных маленьких волос, она вдруг напряглась и сжалась. Я догадался, что ее никогда не ласкали подобным образом, и это стало приятным открытием для меня. Я понял, что стану первым мужчиной, который подарит ей подобное удовольствие. Погладив руками ее бедра, я плавно раздвинул их и опустился ниже.
  - Лайо? - тихо позвала она.
  - Не бойся, родная.
  Она закричала и вцепилась руками мне в плечи, когда мой язык коснулся ее возбужденной плоти. Она была восхитительной. Ее сладость сводила меня с ума. Начав, я не мог уже остановиться. Ее стоны и непроизвольные движения бедрами заставляли меня продолжать свои ласки. Все это время она что-то глухо шептала, пока, наконец, я отчетливо не расслышал слово "еще". Невольно улыбнувшись, я не прекращал столь желанные для нас обоих прикосновения. В конце - концов, она забилась в моих руках и что-то глухо прокричала. Я знал, что это не та вершина, на которую она поднимется сегодня, но и этого было достаточно для того, чтобы я получил ни с чем не сравнимое удовольствие.
  Решив больше не медлить, и продлить тем самым ее истому, я приподнялся над ней и одним движением завладел ее нежным, трепещущим телом.
  Крик боли вырвался из груди Елены на свободу, и словно лезвием полоснул мне сердце. Я почувствовал сопротивление, но понял только сейчас, что это было. В порыве собственной страсти одним движением я лишил ее невинности. Елена изогнулась, ее мышцы сжались, до боли сковав меня внутри.
  Я склонился к ее губам и начал тихо нашептывать:
  - Прости меня, любимая. Я дурак. Не понял сразу. Прости. Сейчас боль уйдет, и тебе будет только приятно и хорошо со мной. Ты же и сама это знаешь, родная? Расслабься, пусть тело привыкнет ко мне.
  - Лайо, - позвала она и открыла глаза.
  - Да, моя сладкая?
  - Лайо, поцелуй меня.
  Я прикоснулся к ее губам. Поцелуй был таким мягким, неспешным. Я вкладывал в него всю свою нежность, все свою любовь к ней. Я хотел забрать у нее эту боль.
  Вдруг я почувствовал, как она начала расслабляться. Тогда я совершил первое движение. Она охнула и прогнулась, словно навстречу мне. В этом звуке, что вырвался из нее, не было и намека на боль, и я понял, что теперь ей будет только хорошо. Я продолжил целовать ее, повинуясь одному единственному ритму своего тела. Она вбирала меня, принимала и отдавала себя без остатка. А я владел ей и, в то же время, хотел раствориться, слиться с ней. Она больше не могла отвечать на мои поцелуи. Все, на что она была способна, это прижиматься ко мне и стонать от удовольствия.
  - Обхвати меня ногами, - прошептал я ей на ухо, и она тут же выполнила просьбу. Меня захлестнул омут чувственного наслаждения. Она была такой тугой, но, в то же время, такой мягкой и теплой, что это сводило с ума. Ее бедра двигались мне навстречу, и это настолько обостряло удовольствие, что делало его практически невыносимым. С каждым новым движением я бесконтрольно шептал ей на ухо, что она моя, только моя, и что я люблю ее.
  Почувствовав, как она приближается к своей вершине, я отстранился от нее и стал наблюдать за ее лицом. Эти выражения неподдельного острейшего наслаждения, которые сменялись одно за другим, вызвали во мне непередаваемую бурю эмоций. Непроизвольно, из моей груди вырвался крик, и все происходящее стало похожим на сон. Я понимал, что еще немного, и я не смогу дождаться ее, но в этот момент она, что было силы, закричала, изогнулась, и я почувствовал трепещущие сокращения ее мышц.
  - Елена! - прокричал я, выгнулся над ней и отдал ей все, что ее тело готово было принять.
  Больше у меня не было сил. Я упал, и едва что - либо соображая, перевернулся на спину, потянув ее за собой и уложив сверху на себя. Она не двигалась, но я чувствовал, насколько быстро бьется ее сердце и как неровно она дышит.
  - Я люблю тебя, Елена, - повторил я.
  Спустя некоторое время мы, все еще обнаженные, лежали под пледом у камина. Я нежно поглаживал ее спину, бедра, перебирая в памяти все, что между нами произошло. Казалось, будто Вселенная раскрылась передо мной, и я смог познать ее великолепие и совершенство. Я переживал лучшие мгновения своей жизни. Она подарила их мне, а я без остатка отдал все ей.
  - Почему ты не сказала мне сразу?
  - О чем?
  - Ты знаешь, о чем я спрашиваю.
  - Что это - мой первый раз?
  - Да.
  - Я подумала, что ты будешь беспокоиться, и наш первый раз будет омрачен предчувствием боли.
  - Но ведь я сделал тебе больно. А если бы ты сказала...
  - Это ничего бы не изменило. Ты бы постоянно думал об этом. Кроме того, мне не было больно.
  - Было. Не спорь, я видел.
  Она сползла с меня и легла рядом, а я губами приник к ее шее.
  - Глупенький! - ответила она. - Это была не боль, а удивление.
  - Удивление?
  - Ну, ладно, боль и удивление, - согласилась она. - Я никогда не представляла себе, что так можно... ...чувствовать тебя...
  - Тебе это понравилось?
  - Ты же сам знаешь ответ.
  - Одно дело знать, а другое - услышать, что тебе было со мной хорошо.
  - Мне было восхитительно с тобой!
  Она засмеялась, а я стал водить губами по ее шее.
  - Мне тоже.
  - Я люблю тебя, Лайо.
  Она повернула голову ко мне, и я смог поцеловать ее в губы.
  - И еще, я хочу есть, - наконец, добавила она.
  Я рассмеялся.
  - Что смешного?
  - Значит, я тебя извел. Привыкай, потому что теперь хотеть есть ты будешь часто.
  - Ты тоже, - засмеялась она.
  Мы вернулись в дом, когда все уже разошлись по своим комнатам. Мы расстались ровно настолько, чтобы принять душ и переодеться. Поэтому, через двадцать минут я уже сидел на кровати в ее комнате. С мокрыми волосами, в тоненькой пижаме, которую я намеревался с нее снять, она выглядела особенно хрупкой. Этой ночью мы практически не спали. И следующей. И потом.
  Я понимал, что ее неопытность, которая так трогала меня вначале, теперь таяла на глазах. То, что Елена вытворяла со мной, трудно было себе представить. Она натурально изводила меня, выжимала, - и это нравилось мне еще больше. Только теперь я прочувствовал разницу между обычным сексом и близостью со своей любимой. Сейчас я понимал, насколько это были разные понятия. Казалось, что Елена - часть меня самого, и что так было всегда. Больше всего я любил смотреть на ее лицо в момент, когда она достигала своей высшей точки. Это было самое сокровенное, что она дарила мне: видение, предназначенное только для меня, виновником которого был я сам.
  
  
  Глава 9
  
  Время стремительно бежало вперед. Я закончил учебу с отличием и поступил на работу в "Генезис", в отдел исследований патологии человека. Гарриет и Джошуа поженились. Они купили собственный дом на побережье, куда и уехали сразу после свадьбы. Мы с Еленой обосновались недалеко от них в небольшой, но уютной квартирке.
  Мне потребовалось три недели, чтобы сделать ей предложение. А ей достаточно было секунды, чтобы ответить мне "да". О своем решении соединить наши судьбы, мы объявили на семейном званом обеде за несколько дней до свадьбы Джошуа и Гарриет. Естественно, мы ожидали, что наши близкие не воспримут эту новость с такой же радостью, как сообщение о женитьбе наших брата и сестры. В итоге, все наши предположения оправдались.
  После объявления о помолвке мой отец залпом осушил бокал вина, затем молча поднялся, подошел к бару и налил себе виски. Мама натянула улыбку на лицо и быстро отправила в рот кусочек курицы со своей тарелки. Братья просто молчали. Тишину нарушил Джошуа, чем спас их всех от моего праведного гнева.
  - Ну, что ж, чего-то подобного, признаюсь, я ждал. Скажу больше: я со спокойным сердцем вверю Лайо руку своей сестры. Поздравляю Вас, ребята. Вы уже назначили день?
  - Пока мы решили пожить вместе, - ответил я. - А церемонию планировали провести в июне следующего года.
  - Очень хорошо, - ответила мама. - У вас будет время подготовиться к этому важному шагу. Поздравляю, Вас, дети.
  - Спасибо, мама, - поблагодарил ее я.
  - А Вы подумали о детях? - напрямую спросил нас отец. - Надеюсь, Вы оба отдаете себе отчет, что ваш брак будет бесплодным?
  - Отец, мы с Еленой прекрасно знаем, на что идем, - ответил я.
  - А я думаю, что не знаете, - продолжал отец. - Ты мужчина, Лайо. Ты можешь прожить жизнь без детей, но Елена. Пока она еще не поняла всю силу материнского инстинкта, но когда поймет, прочувствует, что тогда будешь делать ты?
  На его выпад Елена ответила за меня.
  - Я понимаю Ваши чувства. Вы отец и желаете своему сыну счастья. Если говорить начистоту, я уже в том возрасте, когда начинают задумываться о детях. И "материнский инстинкт", как Вы его только что назвали, у меня уже развит. Да, я бы хотела иметь детей. Но только от Лайо. И, поскольку это невозможно, я останусь бесплодной до конца своих дней. Мы с Лайо разговаривали об этом, и пришли к обоюдному решению в будущем усыновить ребенка. Я сама выросла в семье приемных родителей и считаю, что они самые родные для меня. А перед тем, как удалиться, я скажу: Ваш сын - взрослый человек, способный самостоятельно принимать решения в своей жизни, точно так же, как и я. Если он захочет расторгнуть наш союз, я никогда не стану препятствовать этому. Если он передумает связывать свою судьбу со мной, я отпущу его. Он свободен в своих действиях, и сам волен выбирать, что для него важно.
  Она поднялась с места, бросила салфетку на стол, и, не сказав ни слова, отправилась к себе в комнату.
  - Вы все слышали, - ответил я и последовал вслед за ней.
  Потребовалось еще немало времени, чтобы успокоить ее, убедить в том, что она не разрушит мою жизнь, что я просто не могу жить без нее, и что приемные дети - это так же прекрасно, как и свои собственные.
  Время летело быстро и осенью меня перевели в подразделение, специализирующее на лечении бесплодия у людей. Я понимал, что это назначение целиком и полностью заслуга отца, но противостоять его влиянию в корпорации не мог. Именно с того времени я всерьез начал задумываться о правильности принятых мною решений.
  Каждый день я встречал людей, мечтающих завести ребенка, но в связи с заболеванием, лишенных этой возможности. Одно дело говорить о бесплодии, но совершенно другое видеть боль и страдания в глазах у тех, кто стал его жертвами. "Так вправе ли я становиться причиной отсутствия детей у фертильной человеческой женщины?" Этот гадкий вопрос я задавал себе ежедневно, и с течением времени он стал терзать мою голову постоянно. Однако, от мысли, что мне следует оставить Елену, что другой мужчина будет касаться ее, так же как и я, что другому она будет дарить себя так же, как дарит мне, что другой станет свидетелем моего сокровенного видения, мне становилось невыносимо больно. Конечно, я не исключал той возможности, что однажды она бросит меня сама, осознав, что желание стать матерью перевесит силу ее чувств ко мне. Но если так, я смогу ее понять и отпущу, только сам никогда больше ни к кому не прикоснусь. Я это знал, я в это верил, и я надеялся, что она никогда не оставит меня.
  Каждый день я возвращался с работы домой, погруженный в свои неприятные раздумья. Она видела, что со мной что-то происходит, она пыталась расспросить меня, помочь, но я не хотел говорить с ней об этом. Все произошло очень спонтанно, когда в один из вечеров, который мы неизменно проводили вместе, я вдруг ее спросил:
  - Ты уверенна, что сможешь ради меня отказаться от возможности родить?
  - Почему ты спрашиваешь меня об этом? Разве я уже не отказалась от этого ради тебя?
  - Возможно, сейчас ты по-настоящему не думаешь о материнстве, но потом?
  - Потом мы усыновим детей и попробуем стать хорошими родителями.
  - Ты уверена? Я имею ввиду, ты точно знаешь, что сможешь справиться с этим?
  - Я, да. А, ты, Лайо?
  - Я? Я надеюсь, что ты не изменишь своего решения.
  - А ты?
  - Что я? - не понял вопроса я.
  - Ты не изменишь своего решения?
  - Почему ты спрашиваешь об этом меня? Ведь ты знаешь мой ответ.
  - Потому что я люблю тебя, Лайо. Люблю больше всего на свете!
  Елена заплакала, но все еще продолжала говорить:
  - Я никогда не захочу ребенка от другого человека. Поэтому, я решила для себя, что как бы не повернулась судьба, у меня никогда не будет своих детей. И давай оставим эту тему. Я не хочу об этом больше говорить. Никогда.
  Этот разговор не принес мне ничего, кроме боли и сожаления. Я не мог видеть ее слезы, я не хотел быть их причиной.
  Спустя некоторое время после нашего разговора мы поехали к родителям на выходные. Гарриет и Джошуа тоже приехали. Гарриет была в положении. Ее животик уже стал заметным, а женские формы немного округлились. Беременность украшала мою сестру, и все с восхищением постоянно обсуждали ее интересное положение. Казалось, все это не трогает Елену. Она так же живо, как всегда, общалась с моими родными, шутила, смеялась. Но я слишком хорошо ее знал, чтобы понять: она расстроена. Я никогда не забуду ту ее улыбку, когда она смотрела запись ультразвуковой диагностики Гарриет. Маленькое беззащитное существо спонтанно шевелилось, дергая то ручками, то ножками, его сердце усиленно колотилось, и всем было понятно - вот она, новая жизнь. Пока они радовались, я смотрел на ее улыбку. Натянутая, словно маска, она скрывала боль, скользящую в ее глазах. Хуже той ее улыбки для меня ничего не могло быть.
  Последней каплей стало видеописьмо, которое прислали ее бывшие сокурсники на адрес семьи Маден. Джошуа взялся передать его для Елены, но преднамеренно сначала показал его мне.
  - Лайо, сказал он, посмотри это один, пожалуйста. И только потом передай ей. Это - моя личная просьба.
  Я заперся в кабинете отца, уселся в кресло и включил проекцию. Там была запись, сделанная в то время, когда Елена ездила навещать своих сокурсников, прямо перед нашим с ней знакомством. Я узнал свое любимое лицо. Она игралась с двумя детьми, очевидно, сыновьями ее друзей:
  - Елена, ты думала о том, чтобы завести своих детей? - спросила ее подруга.
  - Конечно! Найду любимого мужчину, выйду замуж и рожу ему троих маленьких сорванцов, - она засмеялась.
  - Я смотрю, ты твердо решила, чего хочешь от жизни. Только мужчин такими разговорами не пугай, они при слове "дети" уже готовы бежать без оглядки.
  Все засмеялись.
  - А ты, разве никогда не планировала беременность? - спросила Елена.
  - Нет, ты же знаешь, как все быстро произошло, - ответила подруга.
  - Мне бы не знать!
  Снова смех.
  - Да, никогда бы не подумала, что стану мамой, - рассуждал неизвестный мне голос.
  - Ты что? - удивилась Елена. - Материнство - это самое главное в жизни. Собственно - ее смысл. Представь, какого это - не иметь возможности завести ребенка. Ужас! Радуйся, что тебе повезло и у тебя есть эти чудесные мальчуганы.
  Она защекотала одного из них и рассмеялась. В тот момент она была счастлива. Невольно, я вспомнил ее сегодняшнюю улыбку - это была другая Елена. Такой сделал ее я.
  Именно тогда я все для себя решил. Я уже отпустил ее. Оставалось только одно: найти в себе силы уйти.
  Я поднялся в нашу комнату: Елена уже лежала в постели и читала какую-то книгу. Я выключил свет, лег в постель и притянул ее к себе. Это был последний раз, когда мы были близки.
  Я ушел на рассвете, оставив записку, написанную от руки, на столе:
  "Прости меня за все. Я всегда любил тебя, и буду любить. Но лишать тебя возможности стать матерью, я не вправе. Поэтому я делаю то, на что не решилась ты. Я отпускаю тебя. Не ищи меня. Прощай".
  Видеописьмо от ее друзей я положил рядом с запиской.
  
  
  Глава10
  
  С тех пор, как я оставил Елену, прошло два месяца. Тем злополучным утром, я вернулся в нашу квартиру, собрал некоторые из своих вещей, взял ее фотографию и улетел на Орию. Почему я выбрал именно эту планету? Потому что ее она любила больше всех остальных. Без знания нордического языка первые недели мне пришлось очень туго. Но я радовался этому, потому что времени думать о ней у меня практически не оставалось. Денег хватало, поэтому я решил пройти здесь своего рода стажировку. Это было не сложно, особенно с моей знаменитой фамилией.
  Два долгих месяца я вкалывал как проклятый. Утром - в лабораторию, днем - в больницу, вечером - на курсы языка. А ночи... Ночи были самым отвратительным временем суток. Если не удавалось заснуть сразу, я мучился, вспоминая ее, и чертовы мысли о том, как кто-то другой к ней прикасается, уничтожали меня изнутри. Никому в жизни я не пожелал бы испытать то, что довелось пережить мне.
  Поначалу казалось, что время притупит боль и частично сотрет воспоминания о Елене. Но каждый новый день не приносил желаемого облегчения. Вдали от нее я по-прежнему так же сильно ее любил, и, что гораздо хуже, все так же хотел.
  Никто не знал, куда я исчез. Я никому не звонил и не посылал сообщений. Я специально не просматривал свой информационный ящик, предполагая, что от этого все только еще более усложниться.
  Норды оказались точно такими, какими их описывала Елена: добрыми, открытыми и всегда говорящими, что думают. Я сдружился с некоторыми из них. Ко всему прочему, наше общение способствовало изучению языка. К концу второго месяца моего пребывания здесь, я смог научиться более или менее изъясняться с окружающими и понимал все, что они говорят мне.
  Уровень развития генетики у нордов значительно превосходил земной. За то время, что я провел здесь, я не только научился с помощью простых подручных материалов картировать геном человека, но и самостоятельно сверять его. На Земле для этого была создана целая база данных.
  Сегодня был особенный день. Я, наконец-то, собрался просмотреть сообщения из информационного ящика, в надежде, что все страсти дома улеглись, и я смогу вернуться на Землю. Должен признать, что такого количества видеописем я не ожидал увидеть. Мне писала мама, Джошуа, Гарриет, друзья, знакомые. От Елены не было ничего. Может, оно было и к лучшему.
  Первым пришло сообщение от мамы:
  "Лайо, сыночек, куда ты исчез? Ничего никому не объяснил. Утром после твоего исчезновения у Елены случились судороги. Она в таком состоянии упала с лестницы. Папа и Джошуа отвезли ее в больницу. Сыночек, как только увидишь это сообщение, немедленно позвони нам и возвращайся".
  Мое сердце остановилось. Елена заболела? Что с ней? Я сразу же включил следующее сообщение от мамы:
  "Лайо, Елена находиться в больнице. Состояние расценивают как крайне тяжелое. Судороги бьют ее так часто, что она уже совсем без сил. Лайо, она зовет тебя. Умоляю, сынок, скорее возвращайся".
  Следующее от мамы:
  "На четвертые сутки Елена пошла на поправку. Она никого не хочет видеть, даже Джошуа. Диагноз ей так и не поставили. Лайо, мы очень волнуемся. Напиши, хотя бы, что с тобой все в порядке".
  Следующее от мамы:
  "Лайо, я не знаю, что и думать? Похоже, ты просто не просматриваешь сообщения! Елена самовольно ушла из больницы на пятый день. Без диагноза! Специалисты не ручаются за ее состояние. Она отдала кольцо Гарриет, сынок. Прислала с посыльным. Сейчас, никто не знает, где она. Ее родители, как и мы, места себе не находят. Она так же, как и ты, не отвечает на сообщения. Джошуа очень переживает за вас обоих. Где ты, Лайо? Я волнуюсь за тебя! Не знаю, что там у вас с Еленой произошло, но запомни, безвыходных ситуаций не бывает".
  Следующее от Джошуа:
  "Здравствуй, Лайо. Мне довольно тяжело записывать это сообщение. Я чувствую свою вину в том, что произошло. Гарриет сказала, что ты должен быть в курсе всех событий. Мы очень волнуемся за вас обоих. Мало того, что о тебе ничего не известно, теперь и Елена куда-то исчезла. Когда я видел ее в последний раз, она сказала, что ничего даже слышать о тебе не хочет, что мы оба ее предали. Она винит меня в том, что я тебе отдал запись. Я надеюсь, что ты скоро прочтешь это сообщение и попытаешься ее найти. Я совершил ошибку, я не должен был вмешиваться в ваши отношения, и теперь все так запуталось... Я знаю, что она тебя все еще любит, а значит все поправимо. Прости меня, Лайо, за все, что я сделал. Возвращайся скорей, мы все тебя ждем".
  Сообщение от Гарриет:
  "Лайо, я записываю это сообщение только потому, что знаю, что такое любить. Я понимаю, почему ты уехал, но, поверь мне, ситуация изменилась. Это покажется тебе невероятным, я сама бы не поверила, если бы не видела своими глазами. Они все молчат об этом и не хотят тебе говорить, потому что Елена приказала им. Сразу после твоего отъезда у Елены начались судороги, и мы были вынуждены отвезти ее в больницу. Елена запретила брать кровь на исследование генома и врачи развели руками. Она билась в судорогах три дня, у нее была такая высокая температура, что практически все время она находилась в ванне со льдом. А на четвертые сутки все симптомы ее непонятного заболевания самостоятельно исчезли. Но ее глаза... Лайо, поверь мне, я видела это сама. Они обесцветились. Это было так страшно: белоснежные радужки! А на пятый день они просто посинели! Когда я ее видела в последний раз, Лайо, ее глаза были ярко синие с небольшим фиолетовым отливом. Она ушла из больницы ночью, никому ничего не сказав, как и ты. Я не знаю, что с ней произошло, но тогда она выглядела как сверхновая. Я искренне советую тебе вернуться, найти ее и попытаться во всем разобраться. Отец уже начал искать подобные случаи в практике. Он сутками не вылазит из архивов и библиотек. Но пока все тщетно. Если бы мы могли картировать ее геном... Но мы с тобой знаем правду и понимаем, что это будет серьезный риск. Я люблю тебя, братик, и уверенна, что ты все сделаешь правильно".
  Я сидел на своем месте не в силах пошевелиться. Что же все это такое? Ну, почему это случилось именно тогда, когда я уехал! Где она? Что с ней? Кто она?
  Голова стала раскалываться, а чувство реальности вообще испарилось. Где ее искать и что мне теперь делать?
  Последнее сообщение от мамы, поступило сегодня:
  "Сыночек, я уже и не надеюсь, что ты прочтешь это сообщение. Несчастье случилось в доме Маденов. Отец Джошуа и Елены, Карл, вчера разбился на машине. Я знаю, что ты его очень уважал. Похороны состоятся послезавтра на их семейном кладбище. Решай сам, Лайо, ехать или нет. Возможно, это твой единственный шанс встретить Елену".
  
  
  Глава 11
  
  Дорога до Земли заняла сутки. Я приехал в город, где жили родители Елены, за день до похорон. В голове до сих пор не укладывалось, как все это могло произойти. Сначала Елена заболела, теперь ее отец. Не могу поверить, что его больше нет...
  Я выбрал отель на окраине города и сразу же взял машину напрокат. Я не хотел объявляться до процессии. Во-первых, потому, что не хотел причинять лишние хлопоты и усугублять состояние Джошуа и матери Елены, Анны Маден. Во-вторых, если Елена все-таки объявится - выяснять отношения лучше после похорон.
  Всю ночь я не мог заснуть. Оглядываясь назад, я задавал себе вопрос, все ли сделал правильно, поступил ли так, как нужно, и почему, если все было необходимо, жизнь преподнесла мне самый большой сюрприз.
  Поминальная служба начиналась в два часа. Я остановился недалеко от церкви и наблюдал за происходящим из автомобиля, максимально затемнив салонные стекла. Машин с каждой минутой становилось все больше. Незнакомые мне люди постепенно заполняли церковь. Елены нигде не было.
  Наконец, приехала и моя семья. Мама и отец выглядели очень подавленными. Роберт и Александр шли позади них с огромными букетами цветов в руках. Джошуа и Гарриет еще не было. Я решил, что ждать не имеет смысла, вышел из машины, достал корзину с цветами, которую купил по дороге, надел на глаза темные очки и пошел внутрь. В церкви было настолько темно, что оправу немедленно пришлось снять.
  Мое появление шокировало всех. Я молча, не обращая внимания на перешептывания и удивленные взгляды, подошел к гробу. Он был закрыт. Логично, если предположить, на какой скорости разбился Карл. Попрощавшись с человеком, которого я всегда очень уважал и любил, я подошел к матери Елены и Джошуа.
  - Лайо, я так рада, что ты вернулся, - со слезами на глазах произнесла она и обняла меня.
  - Мне так жаль, Анна. Это невосполнимая утрата.
  - Я знаю, Лайо. Так тяжело... - она расплакалась.
  - Все образуется.
  - Я надеюсь.
  Я ничего не стал спрашивать у нее о Елене, осознавая, что рано или поздно все узнаю сам. Я обернулся. Мама сидела рядом с отцом в правом углу и плакала, глядя на меня. Я подошел к ним, поздаровался и присел на скамейку перед ними.
  - Сыночек, я не могу поверить, что это ты! - шептала мама.
  Отец молчал.
  - Со мной все в порядке, мама. Елена приедет?
  - Я не знаю, Гарриет не звонила.
  - Отец, ты нашел что-нибудь?
  Папа понял меня с полуслова.
  - Нет, Лайо. Никаких упоминаний.
  - Понятно.
  - Где ты был? Мы тут извелись все! - упрекнул меня отец.
  - Папа, я все потом объясню, ладно?
  - Хорошо, сынок, потом поговорим.
  Я обернулся и увидел, как Гарриет вошла внутрь. Ее живот уже был довольно большим. Она пересеклась взглядом со мной, приветственно кивнула, подошла к гробу, затем к Анне, а потом присела возле меня.
  - Я очень рада видеть тебя, Лайо, пусть даже при таких обстоятельствах.
  - Как ребенок?
  - У нас все хорошо.
  - А где Джошуа?
  - Он с Еленой.
  - Когда она приехала?
  - Вчера ночью. Она ужасно выглядит. Обвиняет себя в смерти отца. Джошуа не отходит от нее. Они сейчас придут.
  - Она что-нибудь спрашивала обо мне?
  - Нет, ничего.
  Я услышал, как двери открылись, и по залу пронесся шепот. Я обернулся. Джошуа медленно шел по центральному проходу, ведя под руку Елену. Волосы собраны в пучок, на глазах - темные очки, которые, судя по всему, она не собиралась снимать, и мертвенно бледная кожа. Она прижимала платок к носу. Слезы скатывались ручейками по ее щекам и падали куда-то вниз. Мне показалось, будто я чувствую их внутри.
  Я не знал, увидела она меня или нет, потому что ее лицо вообще не выражало никаких эмоций. В голове зазвенело. Я не мог пошевелиться. Я смотрел на нее и понимал, насколько сильно обидел ее, как разочаровал, как бросил одну страдать здесь, в этом пустом для нее мире. Это я должен был вести ее под руку, я должен был быть рядом с ней, когда она узнала о случившемся, я должен был утешать ее, я... Но меня не было. Так имел ли я право приходить сюда сегодня? В праве ли я был бы просить ее простить меня? Или мне вообще не следовало возвращаться? Я не знал ответов на свои вопросы.
  Елена подошла к гробу и припала к его крышке. Джошуа молча стоял рядом. Вдруг плач вырвался из ее груди.
  Я рефлекторно попытался встать с места, чтобы подойти к ней, но Гарриет вовремя меня остановила.
  - Не сейчас, Лайо.
  Я сел на свое место и надел очки. Глаза, почему-то стали влажными. Ком в горле не позволял воздуху проникать в легкие. Меня обуяла такая злоба на себя за то, что я не мог ей помочь сейчас. Руки сжались в кулаки.
  Джошуа пытался увести Елену от гроба отца, но она как будто приросла к нему.
  - Елена, не нужно, пойдем, - он с силой потянул ее.
  Она поднялась, сняла очки и повернулась в мою сторону. Я понял, что она пока не заметила меня. Я снял свою оправу, и в этот момент наши взгляды пересеклись. Большие, ярко-синие с примесью фиолетового тона глаза смотрели прямо на меня. Они были отечными, красными и полными слез. Но это были самые лучшие на свете глаза. Я любил их, когда они были карими, теперь я любил их, когда они стали синими.
  Елена не двигалась и молчала. Джошуа взял ее под руку и усадил на первый ряд рядом с матерью. Кроме нее, я больше уже ничего не видел.
  После похорон, все стали разъезжаться по домам. Я ждал Елену возле машины Джошуа. Первой ко мне подошла Гарриет.
  - Не дави на нее. Может лучше нам всем поехать к нам, там и поговорите.
  - Если она согласиться, - заключил я.
  Джошуа подошел ко мне.
  - Я рад тебя видеть, Лайо. Спасибо, что приехал.
  - Мне очень жаль, Джошуа, - мы обнялись как братья и похлопали друг друга по спине.
  - Джошуа, я предложила Лайо поехать к нам, - объяснила Гарриет. - Думаю, что лучше им будет поговорить наедине вдали от чужих глаз.
  - Конечно, дорогая. Поехали, Лайо. Ты на машине?
  - Да, но мне кажется, что следует сначала спросить ее.
  Елена молча стояла поодаль и наблюдала за происходящим.
  - Тебя два месяца где-то носило, а теперь ты поговорить со мной хочешь? - сорвалась она на крик. - Хорошо! Поехали, поговорим!
  
  Глава 12
  
  Машина плавно остановилась у подъезда. Гарриет и Джошуа вошли в дом. Я собрался с силами, открыл дверь и вылез из автомобиля. Елена медленно сделала то же самое. Такая тоненькая, почти прозрачная, она еле стояла на ногах. Я подошел к ней.
  - Мне жаль, что все так получилось. Я считал, что поступаю правильно. Я узнал, что произошло только позавчера, и сразу же приехал сюда.
  - Я не понимаю, тебя, Лайо. На что ты надеешься?
  Ее слова ранили меня.
  - Я надеюсь, что ты простишь меня, и мы начнем все сначала, - ответил я.
  - Ты бросил меня, оставив записку на столе! Боже, я собиралась за тебя замуж, а ты даже не соизволил сказать мне в лицо, что бросаешь меня!
  - Я знал, что не смогу уйти, если начну говорить с тобой.
  - Лайо, я отдала тебе всю себя без остатка, я поверила, что ты всегда будешь рядом со мной. И что, я просыпаюсь, а тебя нет!
  - Прости меня. Ты знаешь, почему я это сделал.
  - Да, ты сделал это, потому что все решил за меня.
  - Я хотел, чтобы у тебя было будущее, чтобы ты была счастлива. Я видел твое лицо, когда ты играла с теми детьми, и я видел твое лицо в тот вечер, когда я был рядом с тобой. Как ты смотрела на Гарриет? Я поступил так только потому, что слишком сильно любил.
  - У меня было будущее, Лайо. И я была счастлива, потому что ты был рядом со мной. Ты думаешь, ты один думал о моем бесплодии?! Нет. Я тоже думала. И я поняла, что если ты не можешь дать мне ребенка, я буду жить без него! Слышишь?! Жить! Потому что без тебя смысла в жизни не было, не было без тебя смысла в детях. Я не хотела их без тебя.
  Слезы катились из ее уставших глаз. Я попытался обнять ее, но она отстранилась.
  - Не надо, не трогай меня.
  - Ты когда-нибудь сможешь простить?
  Она не ответила.
  - Где ты был? Когда я звала тебя, где ты был?!
  - Я улетел на Орию. Я не знал, что произошло. Если бы узнал, сразу же вернулся бы.
  - И что потом? Если бы мои глаза остались карими, ты бы опять улетел?
  - Я не знаю, Елена.
  - Почему ты сейчас решил вернуться ко мне?
  - Потому что ситуация изменилась.
  - Ничего не изменилось. Все стало только хуже. Раньше я знала кто я, а теперь - нет.
  - Я знаю кто ты.
  - И кто же?
  - Ты - моя Елена. И я люблю тебя. А с остальным мы разберемся.
  - Мы?
  - Да, мы. Если ты меня все еще любишь...
  - Это не имеет значения, Лайо, люблю я тебя или нет.
  - С тобой невозможно разговаривать! - заорал я. - Послушай, того что было - не изменить. Я приехал, чтобы попросить тебя забыть, и пойти со мной дальше. Почему сейчас? Потому что, возможно, ты стала сверхновой. Я пока ничего не понимаю, но если это так - у нас есть будущее.
  - А если я не сверхновая? Что тогда?
  - Тогда ты никогда не сможешь забеременеть на этой планете, как и на любой другой в этом мире! И не я тому буду причиной, но я всегда буду рядом с тобой.
  - А если я скажу "нет"? Если я решу, что ты можешь завести ребенка с другой сверхновой?
  - Я никогда не захочу ребенка от другой. Если ты скажешь "нет", я улечу на Орию и проведу остаток своей жизни там.
  Она молчала, а я продолжал:
  - Я могу тысячу раз молить о прощении, но какой в этом смысл? Я знаю, что причинил тебе боль. И мне от этого еще больнее, чем тебе. Каждый день, что я был там, я думал о тебе. Каждую ночь я мечтал о тебе. Ты думаешь, все это далось мне легко?! Если ты хочешь наказать меня, пожалуйста, не трудись - я давно наказал себя сам. Или ты считаешь, что оставить тебя было простым решением? Одна только мысль о том, что другой будет с тобой, что не меня ты будешь хотеть, что не от меня у тебя будут дети, - одна такая мысль вырывала начисто все, что было у меня внутри! Так что я уже давно наказал себя. И сейчас я хочу решить все между нами: "да" или "нет", Елена? Ты меня любишь, все еще хочешь и простишь, и тогда мы начнем все сначала вместе, или "нет" - и я уйду один.
  Мое сердце остановилось в ожидании ее ответа. Сначала она не двигалась, а затем просто сказала:
  - "Нет".
  Жизнь оборвалась. Я надел свои очки, потому что почувствовал тот же ком, который подступил к моему горлу тогда, в церкви. Мне хотелось побыстрее убраться отсюда.
  - Как хочешь. Прощай, Елена.
  Я резко развернулся и пошел к своей машине. Вода уже застилала мои глаза. Я сел за руль и утопил педаль газа в пол. Я не знал, куда ехал. Просто гнал по трассе вперед. Все потеряло смысл: стремления, надежды, желания, - все стало не нужным без нее. И она сказала "нет".
  Не знаю, насколько далеко я уехал, когда зазвонил телефон.
  - Входящий от Джошуа, - сообщил бортовой компьютер.
  - Отклонить!
  Звонки продолжали поступать:
  - Входящий от Гарриет.
  - Отклонить!
  - Входящий от мамы.
  И тут какое-то плохое предчувствие закралось мне в душу, и я решил ответить.
  - Принять! Привет мама, я не могу сейчас разговаривать.
  - Лайо, мы не могли до тебя дозвониться. Елена попала в аварию.
  Я, что было силы, ударил по тормозам. Машину едва не занесло, но я смог справиться с управлением.
  - Что? Какую аварию? Когда?
  - Анне позвонили из больницы. Сказали, что она там. Джошуа и Гарриет пытались найти тебя.
  - Какая больница?
  - Святого Марка.
  - Уже еду. Компьютер, загрузи маршрут.
  Дорога показалась мне вечностью. Все, что произошло сегодня между нами, было уже не важно. Я хотел увидеть ее, быть рядом с ней.
  Когда я залетел в приемное отделение, все уже спокойно пили кофе в холле.
  - Где она? - первое, о чем спросил я.
  Гарриет подошла и обняла меня:
  - С ней все хорошо, она спит.
  - Загруженная?
  - Немножко.
  Джошуа подошел следом:
  - Привет, Лайо. Мы звонили, но ты не брал трубку. Я не знаю, что вы там друг другу наговорили, но после того как ты уехал, она залетела в гараж, взяла свою машину и, как ошалелая, погнала куда-то. В полиции сказали, что она отключила бортовой компьютер и вела машину сама. На мосту она не справилась с управлением и вылетела прямо в воду. Это чудо, что Елена смогла вылезти из тонущей машины.
  - Она была в сознании?
  - Да, у нее сотрясение, ссадины и переохлаждение.
  Я выдохнул и без сил плюхнулся на первый попавшийся стул.
  - Да, что это такое твориться, а? Она что, совсем из ума выжила? Отключить бортовой компьютер?!
  - Лайо, она утверждает, что у нее отказали тормоза. Что какой-то сбой в программе полностью вырубил тормозную систему. Поэтому она приняла решение отключить компьютер и самостоятельно тормозить двигателем. Но тут - мост, и ее занесло.
  - Ошибка в бортовом компьютере?! Это, что, возможно?
  - В полиции сказали, что возможно. Но только, если с ним предварительно поработать.
  - Они полагают, что кто-то это подстроил?
  - Нет, они считают, что она сама на фоне стресса не ведала, что творит. Может, напутала чего.
  - А что думаешь ты?
  - Ты знаешь, она в таком состоянии уехала, что все может быть.
  - Я могу пройти к ней?
  - Конечно, иди.
  - Когда она проснется, я уйду.
  - Почему?! - в недоумении спросил Джошуа.
  - Так будет лучше, - ответил я.
  Я просидел возле нее всю ночь. В темноте звук биения ее сердца, который усиливался аппаратом во много раз, казался таким успокаивающим. Я держал ее за руку, понимая, что это больше нужно сейчас мне, чем ей. Такая беззащитная, вся в проводах, с синяками и ссадинами.
  Когда под утро в палату вошел медбрат, чтобы записать показатели и ввести лекарства, мою голову посетила гениальная мысль. После его ухода, я открыл одну из тумб и достал аппарат для забора крови. Во сне она не почувствовала, как я наполнил флакон. Добавив в кровь цитрат, для предотвращения свертывания, я запечатал флакон и сунул в холодильник. Мои навыки позволят мне самостоятельно исследовать ее геном. Я невольно улыбнулся сам себе.
  Она стала приходить в себя часов в восемь утра. Я легонько поцеловал ее в лоб, забрал образец крови из холодильника и вышел из палаты.
  Гарриет спала на груди Джошуа, а он о чем-то перешептывался с матерью.
  - Она приходит в себя, - сказал я. - Думаю, вам лучше пойти туда.
  Джошуа вопросительно посмотрел на меня.
  - А ты куда?
  - Мне пора, Джош.
  Не оборачиваясь, сказал я и ушел.
  Я проснулся в комнате отеля только в четыре часа дня и сразу позвонил отцу.
  - Папа, здравствуй.
  - Привет сынок. Как Елена?
  - С ней все впорядке. Папа, сделаешь для меня кое-что?
  - Что тебе нужно, Лайо?
  - Оформи мне допуск в лаборатории "Генезиса" в здешнем филиале.
  - Лайо, тебе это не нужно. У тебя высший уровень доступа. Просто приди туда, пройди сканирование и проси, что нужно. Они все сделают.
  - Отлично, пап. Спасибо.
  - Да, не за что.
  Я поел, собрал все необходимое и поехал в ближайшее отделение "Генезиса". Странно было ощущать себя здесь так вольно. Мне предоставили целую лабораторию в личное распоряжение.
  Картирование генома Елены заняло ровно четыре часа. Параллельно, я исследовал свой геном, чтобы использовать его в качестве образца. Конечно, намного проще и быстрее было бы воспользоваться специальной камерой и электронной базой для сравнения, но тогда ее данные неминуемо бы попали в общую систему.
  Когда наши генетические карты были готовы, я загрузил полученные данные в свой ноутбук. Специальная программа, которую мне подарили мои друзья - норды, в течение тридцати минут обработала все данные и выдала ответ.
  Я не был удивлен его содержанием. Геном Елены был похож на мой. Я нашел у нее участок, который мой прадед назвал "геном бесплодия". Он отличался от моего всего в нескольких последовательностях аминокислот. Я знал, что такое различие было не критично, потому что видел подобное и у других сверхновых. Однако, не это меня заинтересовало.
  У Елены присутствовал другой, довольно большой сегмент в геноме, который был мне не знаком. У меня возникла теория. Для того, чтобы подтвердить ее, нужно было сравнить геном Елены с геномом человека. Если в человеческом геноме он есть, значит, Елена - сверхновая с генами, сохранившимися от предков. Это явление - вариант нормы. Но что-то внутри мне подсказывало, что этого участка у обычных людей нет.
  Я ввел запрос в базу на предоставление карты генома одной из моих пациенток. Ответ не заставил себя ждать. Скачав данные на свой ноутбук, я запустил программу сверки. Предчувствие не подвело меня: такого участка в человеческом геноме не было.
  Вернувшись в отель, я без сил рухнул на кровать и уснул.
  
  Глава 13
  
  - Привет Джошуа! Я не разбудил тебя?
  Сонный голос отвечал мне:
  - Нет, Лайо! Как ты там?
  - Все хорошо, Джош. Я звоню тебе, потому что нам нужно сегодня встретиться. Это очень важно.
  - Где и когда? - сразу же спросил Джош.
  - Давай в парке в южной части города, скажем в три часа дня.
  - Хорошо, я буду у центрального входа.
  Я приехал немного раньше и припарковал свой автомобиль. Джошуа появился вовремя.
  - Привет, Лайо, рад видеть тебя.
  - Привет Джош, - улыбнулся я. - Давай прогуляемся?
  - Конечно, пошли, - согласился он.
  - Как дела у Елены? - поинтересовался я.
  - Она вчера опять самовольно ушла из больницы. Продолжает настаивать на том, что тормоза сами отказали. Сейчас дома сидит с Гарриет.
  - Хорошо, что все хорошо.
  - Точно. Так ради чего ты вытащил меня из дома? - наконец, спросил Джош.
  - Джошуа, я бы не хотел втягивать тебя во все это, но у меня нет другого выхода. Со мной Елена разговаривать не будет.
  - Давай, выкладывай, что случилось?
  - Я взял образец крови Елены и картировал его сам, не внося в базу.
  - Что? Как тебе удалось?
  - Долго рассказывать. В общем, я хочу, чтобы ты лично передал Елене то, что я тебе сейчас скажу. Не по телефону, не на видео, а лично.
  - Боишься, что заловят как-то?
  - Не знаю, просто страхуюсь. В общем, я нашел у Елены "ген бесплодия".
  - Почему я не удивлен? - съязвил Джошуа.
  - Кроме него, я нашел еще один участок, который мне не известен. Его нет ни у простых людей, ни у нас.
  - И что это значит?
  - У меня есть одно предположение. Я думаю, что Елена всегда была сверхновой. Просто из-за этого участка ее генома она как бы "спала". Я не знаю, как и почему, но ее неизвестная болезнь, скорее всего, была "пробуждением".
  - Ты меня запутал, Лайо, - пожаловался Джош.
  - Джошуа, похоже, что Елена - новый представитель сверхновых, с внешностью, как у обычного человека. До этого непонятного заболевания ее организм подавлял в ней природу сверхновой. Возможно, благодаря тем новым генам, что я нашел. А после болезни ее "ген бесплодия" активизировался. Если мое предположение верно, то Елена - представитель нового витка эволюции человечества.
  - И что, теперь она будет фертильной сверхновой?
  - Судя по тестам, да, - ответил я.
  - Честно говоря, ты меня шокировал. Странно, но отец всегда говорил, что генетически она - человек.
  - Может он хотел ее защитить? Например, от тех, у кого она была до десяти лет?
  - Скорее всего, ты прав. Что собираешься делать дальше?
  - Завтра я улетаю на Орию.
  - Ясно. Даже домой не заедешь?
  - Нет, не хочу. Слишком много воспоминаний.
  - Ладно, я не прощаюсь с тобой. Ты ведь мне как брат теперь. Может, ты хочешь еще что-нибудь передать Елене?
  - Нет, Джошуа, ничего. Я продолжу исследовать ее геном. Как только получу новые результаты, свяжусь с тобой.
  Мы вышли из парка. Я направился к своему автомобилю, сел в прохладный салон, завел двигатель и приготовился уже выезжать, когда вспомнил, что забыл передать для Елены электронный вариант всех трех геномов: ее, мой, и моей пациентки. Я достал из бардачка жесткий диск и выглянул наружу. Джошуа уже стоял у своей машины, метрах в 50 от меня. Я выскочил из автомобиля и побежал к нему.
  - Джошуа, постой!
  Он оглянулся и замер
  - Передай это Елене. Здесь вся информация.
  Я уже начал бежать обратно, когда что-то оглушило меня и больно ударило в грудь. Я отлетел назад и упал прямо на капот чей-то машины. В ушах звенело, спина раскалывалась, дышать было тяжело. Я повернул голову и увидел, что Джошуа лежит на асфальте недалеко от меня. Народ стал собираться вокруг нас. Чьи-то крики слышались вдали. Я медленно поднялся и неуверенной походкой, придерживаясь за машины, пошел к Джошуа.
  - С тобой все в порядке? - осипшим голосом спросил я.
  - Да, кажется, - так же прохрипел Джош.
  - Что случилось? - недоумевал я.
  - Не знаю, но что-то взорвалось, похоже, - предположил Джошуа.
  Мы, не сговариваясь, посмотрели в сторону моей машины. Ее искореженные обломки были разбросаны по всей парковочной площадке и горели. Клубы дыма вздымались там, где я ее оставил.
  - Лайо, да что, черт возьми, происходит?!
  - Джошуа, увози Гарриет и Елену отсюда! И никому, даже матери, не говори, куда вы едите.
  Я смотрел на его охваченное ужасом лицо и не понимал, о чем он думает.
  - Лайо, если бы ты не забыл отдать мне диск...
  Я посмотрел еще раз на то, что осталось от машины.
  - Джошуа, езжай домой и увози Елену и Гарриет. Ты слышишь меня?!
  - Лайо, в случае чего, как тебя найти?
  Я немного задумался.
  - Сегодня я буду в "Совиньоне". Номер на фамилию Паркер. Не звони мне. Пусть думают, кто бы это ни были, что меня нет. Возможно, удастся пару дней выиграть. И ни кому не говори, что произошло.
  - Лайо!
  - Что?
  - У тебя лоб в крови.
  Я вытер свой лоб рукой.
  - Ничего страшного. Поезжай, Джош.
  Я развернулся в обратную сторону и скрылся за углом.
  Номер в "Совиньоне" без сканирования удалось снять без проблем. Я принял душ, заклеил медицинским клеем рану на лбу и лег на кровать. Меня просто трясло.
  Убийство? Зачем?
  Вдруг все стало складываться. Сначала Елена заболела и попала в больницу. Затем она исчезла, и погиб ее отец. Она приехала на похороны отца и встретила меня. Затем ее авария, моя поездка в лабораторию и, наконец, взрыв. Похоже было, что им нужна Елена.
  В груди защемило, и страх сковал тело. Неужели ее секрет настолько важен, что кто-то ни перед чем не остановится, чтобы похоронить его?
  В номер постучали. Я подхватился и подошел к двери.
  - Лайо, это я! Открой!
  Я не мог поверить, что это была она. Открыв дверь, я резким движением затащил ее внутрь. Потом выглянул на улицу: дождь лил как из ведра. Я огляделся: вроде бы никого.
  Елена вся мокрая стояла посреди моего номера. С ее волос стекала вода и капала на пол.
  - Меньше всего я ожидал увидеть здесь тебя, - не скрывая своего удивления, сказал я.
  - Почему ты не остался со мной в больнице?
  Вопрос меня обескуражил. Наверняка Джошуа или Гарриет ей проговорились.
  - Ты бы только расстроилась, увидев меня. Поэтому, я не стал тебя волновать.
  - Ты дурак, Лайо! - закричала она. - Ты такой дурак!
  Теперь я понял, что вода капает не только с ее волос. Мои любимые синие глаза были наполнены ею. Непреодолимое желание протянуть к ней руки, обнять, поцеловать и успокоить захлестнуло меня. Я потянулся к ней и, что было силы, прижал к себе.
  - Больше никогда не оставляй меня одну! - взмолилась она. - Даже если Мир развалиться на части, не оставляй меня одну!
  - Не оставлю. Никогда не оставлю. Прости меня, Елена. За всю боль, что причинил тебе. Прости.
  Я губами прикоснулся к ее лицу. Ее кожа была холодной и влажной. Привкус соли появился во рту. Я покрывал поцелуями ее лоб, глаза, щеки и, наконец, губы, а она все тихо бормотала:
  - Я люблю тебя, всегда любила и буду любить. И я всегда хотела тебя, еще тогда, в спортивном зале, когда мы соревновались. Я так испугалась тогда. Не тебя, я испугалась себя. Я не знаю, как все это время жила без тебя. Эти два проклятых месяца показались мне вечностью. Мое тело тосковало по тебе. Оно хотело тебя, только тебя. Я и теперь хочу тебя. Лайо, я хочу тебя!
  Мое сердце как будто вновь забилось в груди. Словно, все то время, что ее не было рядом со мной, оно не сокращалось. Воздух проник в легкие, будто это был мой первый в жизни вдох. Ее аромат с нотками амбры, сандала и орхидеи, снова обжег мой нос. И все вокруг стало таким не важным.
  - Елена, я тоже люблю тебя. И хочу тебя. Я так хочу тебя!
  Ее руки потянулись к моему лицу. Пальцы нежно ощупывали его черты. Я продолжал целовать ее глаза, полные слез, мокрые щеки, подбородок, шею. Я развязал пояс ее плаща и одним движением снял его с ее волшебных плеч. Рукой отодвинул край кофты и оголил плечо. Я целовал ее, то возвращаясь к шее, то снова спускаясь вниз. Я почувствовал ее руки у себя в волосах. Они так крепко сжимали мою голову! Мне начала мешать ее кофта. Резким движением я снял ее.
  Елена дышала тяжело и часто. Ее руки заскользили по моей спине вниз, захватили край майки и потянули ее вверх. Я помог ей снять ее с меня и сразу же вернулся туда, где только что целовал. Она продолжала раздевать меня. Я аккуратно опустил руки и расстегнул застежку на ее брюках. Пальцы с силой вцепились в мою спину. Боль, которую они причинили, была такой приятной сейчас. Я почувствовал, как ее нагое тело прижимается к моему, как острые кончики сосков прикасаются к моей груди. Я нашел ее губы и впился в них поцелуем.
  Она застонала, и я совсем потерял голову. Желание завладеть ей немедленно прожгло меня насквозь. Два месяца я не был близок с ней. Два чертовых месяца.
  - Прости, я не могу больше ждать, - прошептал я в ее приоткрытые губы.
  - Я тоже больше не могу, - задыхаясь, ответила она.
  Я почувствовал, как ее руки расстегивают мои брюки и освобождают меня от одежды. Она провела рукой по моей возбужденной плоти и я застонал от обжигающего удовольствия. Она укусила меня за губу, проникая языком, и позволила моему языку проникнуть в нее.
  Этот аромат, этот сладостный вкус, это хрупкое тело, эта нежная кожа! Я вспомнил все, о чем так долго пытался забыть. Мои руки заскользили вниз, к ее бедрам. Приникнув рукой к ее лону, я понял, что она так же готова к этому, как и я.
  Елена застонала, когда мои пальцы прикоснулись к набухшему бугорку ее тела. Не дожидаясь дальнейших ласк, она запрыгнула на меня.
  - Сейчас, Лайо. Я хочу сейчас, - прошептала она.
  - Да, любимая.
  Я немного приподнял ее бедра и вошел, погрузившись настолько глубоко, насколько мог. В этот миг мы закричали оба. Елена крепче обхватила меня ногами и начала двигаться. Пройдя с ней на руках к стене, я успел прислонить ее к ней. Так было легче продолжать этот безумный приступ страсти. Мы едва ли могли заглушить наши стоны губами. Каждое мое движение находило отклик не только в виде острого плотского удовольствия. В каждом толчке я ощущал, как все больше растворяюсь в ней, как владею ей, как люблю ее, как хочу, чтобы ей было хорошо, чтобы она была счастлива в этот момент. И еще я хотел, чтобы это безумство никогда не кончалось.
  Но она закричала и, извиваясь в моих руках, продолжала судорожно дергаться и стонать. Почувствовав ритм ее наслаждения, я не мог больше сдерживаться. Тело напряглось в последний раз, замерло и погрузило меня в пучину блаженства и непередаваемого удовольствия.
  Мы еще долго задыхались, лежа на кровати, абсолютно обнаженные. Я прижимал ее горячее тело к себе, и понимал, что снова хочу. Она, почувствовав это, повернулась ко мне, затем запрыгнула на меня и села сверху.
  - Это то, чего ты хочешь. Я знаю, Лайо, потому что сама хочу того же, - прошептала она перед тем, как я впился в ее губы и мы начали все сначала.
  Я проснулся утром. Елена еще спала, съежившись в комочек и обнимая меня. Я долго смотрел на нее. Мое любимое лицо было таким измотанным, синяки легкой тенью проступали под ее глазами. Что же мы будем делать дальше? Для того, чтобы у нас было будущее, нужно найти ответы на загадки ее прошлого. Прятаться от кого-то и все время бежать - это не выход.
  - Лайо? - Елена встрепенулась.
  - Я здесь, родная. Все хорошо, спи.
  - Угу, - отозвалась она, крепче обняла меня и закрыла глаза.
  Однако, в следующее мгновение она, вдруг, подскочила и широко распахнутыми глазами посмотрела на меня.
  - Елена, все хорошо. Ложись и поспи еще немного.
  - Который час? - спросила она.
  Я взглянул на часы:
  - Восемь утра.
  - В двенадцать нам необходимо попасть в центральный банк.
  - Зачем? - удивился я.
  - Я нашла ключ от депозитарной ячейки дома в тайнике. Отец недавно оформил на мое имя там ячейку.
  - И не сказал тебе об этом?
  - Именно. Нужно посмотреть, что там.
  - Хорошо. Где твои вещи?
  - У Джоша.
  - Они с Гарриет улетели?
  - Да, на Орию, еще вчера. Связь будем держать через нашего общего друга.
  Она положила голову мне на грудь и тяжело вздохнула.
  - Лайо, когда я представляю, как ты остаешься в той машине...
  - Он не должен был говорить тебе об этом. Елена, родная, все в порядке. Я же здесь, с тобой. Все будет хорошо. Мы со всем справимся.
  - Лайо, с моей машиной кто-то поработал. Отец наверняка погиб не случайно. Он слишком хорошо водил, чтобы просто так вылететь с дороги.
  - Елена, попытайся вспомнить первую странность в твоей жизни за последнее время.
  - Первую? Все началось после того, как я заболела. На пятый день позвонила мама и сказала, что кто-то забрался в наш дом и перерыл все. Вещи были раскиданы по комнатам. Даже фотоальбомы! Но ничего не пропало. Тогда я поняла, что это меня они ищут, собирают информацию. И я решила скрыться.
  - Куда ты отправилась?
  - Угадай.
  Я засмеялся.
  - Как странно, что даже в то время мы были на одной планете, - подытожил я.
  - Лайо, мне кажется, что кто-то тогда, в больнице, мой геном все-таки провел по базе.
  - Кому это было нужно? Зачем?
  Ответ сам непроизвольно пришел мне в голову.
  - Только не это, - застонал я.
  - Что? - удивилась она.
  - Елена, я думаю, что твою кровь прокачал мой отец. Он уже два месяца сидит в архивах и пытается понять, что с тобой произошло. Это не просто забота, это нечто большее, загадка, которую он хочет разгадать. Это ужасно, Елена. Это все из-за меня.
  Я запустил реки в волосы и с силой сжал свою голову.
  - Не говори ерунды. Ты не можешь нести ответственность за действия твоего отца, если это был он, конечно. Кроме того, я думаю, он просто хотел помочь. В любом случае, изменить мы ничего не можем. Лайо, я о другом думаю.
  - О чем?
  Я обнял ее и потянул на себя. Она поудобней устроилась на моем большом теле, опустила голову мне на грудь и продолжила рассуждать:
  - Почему мой отец никогда не говорил мне про мой особенный геном. Даже, когда узнал, что мы женимся. Он ведь прекрасно понимал, как мы страдаем.
  - Не знаю. Может он не хотел обнадеживать тебя, ведь ты выглядела как человек и за время наших отношений не забеременела. Я думаю, что причины вести себя подобным образом у него были. Ответ в твоем прошлом.
  - Да, но как его найти?
  - Давай начнем с депозитарной ячейки.
  Она улыбнулась:
  - У нас ведь есть еще время?
  Я посмотрел на ее заспанное лицо, на волосы, непослушно торчащие в разные стороны, на нежные плечи, не прикрытые одеялом, и подлез пониже, чтобы встретиться с ее губами. Они без труда нашли друг друга. Я прекрасно понимал, что сегодня спать мы больше не будем.
  
  
  Глава 14
  
  Перед визитом в банк необходимо было заехать за вещами Елены. Мы вошли в дом Джошуа и Гарриет вместе. Елена в ужасе замерла на месте, когда увидела, что внутри все перевернуто вверх дном. Вещи, фотографии, посуда, статуэтки, техника - все было на полу! Я сообразил, что возможно те, кто это сделали, все еще здесь. Елена поняла ход моих мыслей и прислонилась к одной из стен. Воцарилась гробовая тишина.
  Я аккуратно прошмыгнул на кухню и взял большой столовый нож. Затем вернулся в холл к Елене. Движением руки я приказал ей идти за мной. Она скривила лицо, но на мое счастье послушалась. Шаг за шагом мы бесшумно обошли первый этаж. Ничего.
  По лестнице я начал медленно подниматься наверх. На втором этаже так же было пусто.
  - Интересно, что они искали? - задался вопросом я
  - Думаю, что ключ, - ответила Елена. - Или меня. Или все вместе.
  - И где этот ключ?
  Она спустилась под лестницу и руками стала шарить под первой ступенькой. Я услышал звук, похожий на тот, когда снимают липкую ленту. Елена протянула мне магнитную карточку.
  - А вот и он! Грубо сработали ребята, - усмехнулась она.
  - А если бы они все взорвали?
  - Здесь не может быть "а если". Ключ у нас.
  Мы собрали кое-какие вещи из кучи на полу и поехали в банк.
  - Елена, думаю, стоит переодеться, чтобы не привлечь внимания. Наверняка наши визитеры следят за банком.
  - Разумно. Притормози у супермаркета.
  Мы сделали покупки за двадцать минут. После чего она направилась в туалет. Я ждал ее под дверью. Когда из него вышла стриженая под каре платиновая блондинка в темных очках и черном костюме, я не сразу понял, что это Елена. Юбка-карандаш сидела просто идеально. Последними акцентами были шпильки и элегантная сумочка. Нет, я, конечно, понимал, что это - моя женщина, но от реакции других мужчин, которые откровенно рассматривали ее, становилось неприятно.
  - Какую часть фразы "не привлечь внимания" ты не поняла?
  Она засмеялась:
  - Они могут только смотреть, - произнесла она, наклонившись к моему уху. - А ты всем этим владеешь!
  - Знаешь, я все равно готов им глаза повыкалывать, - ответил я. - А где твоя старая одежда?
  - В мусорном ведре.
  Я остановился на стоянке перед банком и затемнил салонные стекла.
  - Елена, пожалуйста, будь осторожна.
  - Лайо, все будет хорошо.
  - Если ты не выйдешь через пятнадцать минут, я пойду за тобой.
  - Договорились.
  Она наклонилась и поцеловала меня.
  Когда я смотрел, как она поднимается по высокой лестнице, ведущей в банк, смешанные чувства переполняли меня. В первую очередь, я беспокоился за нее. Во вторую, жутко ревновал. Ну а в-третьих, я был горд тем, что все, на что другие смотрели, принадлежало мне.
  Прошло пятнадцать минут, а Елены все еще не было. Я не на шутку разволновался и решил, что ждать в машине не имеет смысла. Я завел двигатель и вышел из нее. Осторожно перешел дорогу и стал спокойно подниматься вверх по лестнице. Я еле сдерживался, чтобы не сорваться с места и не побежать.
  Преодолев большую половину пути, я увидел ее, выходящую из здания под руку с каким-то мужчиной. Он был одет в темный облегающий костюм с воротником-стойкой и плащ. Мужчина не обратил на меня внимания. Вторую руку он держал в кармане плаща. Я понял, что там у него явно спрятано оружие.
  Я огляделся вокруг: две машины припаркованы прямо на дороге, двое мужчин у лестницы справа, девушка и парень на лестнице слева от меня. Я посмотрел на Елену. Она отвела глаза, будто мы не знакомы. Я понял, что действовать необходимо быстро и четко.
  Как только мы поравнялись, я резким движением руки ударил мужчину ребром ладони по шее. Я знал, куда бить, и попал прямо в точку. Он без сознания покатился по ступенькам вниз.
  - Быстро в машину! - крикнул я.
  Елена в один момент задрала юбку выше колен и побежала. Я увидел двоих, выходящих из банка. Они уже вынули оружие - небольшие черные трубки - но еще не прицеливались. Я понял, что наш единственный шанс находится в кармане плаща того парня, который покатился вниз. Он лежал на ступеньках, недалеко от меня.
  Я подлетел к нему и достал заветную черную трубку. Она была довольно тяжелой с кнопкой на поверхности. Парни сверху уже стали стрелять. Я развернулся и побежал дальше вниз. Пучки красного света ударялись рядом со мной, превращая мраморные ступеньки в пыль. Я не знаю, как успел направить оружие и нажать на кнопку. Раздался звук зарядки, похожий на визг, и красные световые лучи полетели в сторону стрелявших. Ребята успели спрятаться за толстой банковской дверью.
  Я посмотрел на Елену и увидел, что двое ребят внизу тоже стреляют в нее, но все время промахиваются. Не раздумывая, я побежал за ней, направляя оружие на них и вжимая кнопку до упора. Мне повезло, я попал одному из них в ногу. Он закричал от боли и упал. Второй не отреагировал на это и кинулся к Елене. Она уже была возле дороги, когда он ее настиг. Елена с разворота ударила его ногой и сбила с ног, затем схватила за руку, вывернула ее и дернула на себя, - я понял, что она ее вывихнула,- он направил на нее оружие, но она нанесла два коротких и точных удара: в гортань и грудину. Парень отключился. Елена выхватила из его рук такую же трубку, как моя, и стала палить из нее по ребятам сверху.
  В этот момент я заметил, что какая-то машина на огромной скорости приближается к нам. Из ее окон уже высунулось двое незнакомцев с оружием в руках. Я, не переставая бежать, начал стрелять по ее колесам, и не промахнулся: автомобиль занесло, и он на скорости врезался в припаркованные на дороге машины. Его перекинуло через них, он упал на асфальт и, переворачиваясь, полетел в сторону Елены. Она стояла к дороге спиной, стреляла и не могла видеть, как груда горящего железа несется прямо на нее. Я в ужасе закричал:
  - Елена!!! Сзади!!!
  Она на долю секунды оглянулась и тут же с места прыгнула в сторону. Ей повезло: машина пролетела мимо и продолжила кувыркаться вперед. Вдруг лицо Елены перекосило:
  - Лайо!!! Нет!!!
  Я посмотрел на машину и осознал, что теперь наши дороги с ней неизбежно пересекутся. У меня уже не было времени прыгать в сторону, и я просто плашмя упал на асфальт. Я зажмурился и почувствовал, как огонь обжигает мое лицо. Удар где-то сзади, еще один. Я открыл глаза и обернулся. То, что когда-то было машиной, пролетело надо мной, еще раз перевернулось и упало прямо на ступеньки. Елена подбежала ко мне, схватила за руку и потащила вперед. Я не понимал, куда мы бежим, но слепо следовал за ней. Мы пересекли улицу и подлетели к нашей заведенной машине. Елена села за руль и через секунду мы уже неслись на полной скорости прочь оттуда.
  - Лайо? Лайо? Ты в порядке? - продолжала кричать она.
  - Не знаю, вроде бы, - ответил я.
  - Я думала, она тебя раздавит! О, Господи! Что это такое?
  Я понял, что у Елены начинается истерика, а мы несемся с бешеной скоростью по улицам города. Я наклонился к ней и спокойно сказал:
  - Замолчи и веди машину. Нужно быстрее выбраться от сюда.
  Я не ожидал, что она мгновенно возьмет себя в руки. Ее лицо стало каменным.
  - Хвоста вроде бы нет, - ответила она и замолчала.
  Боль в спине и ребрах уже начала давать о себе знать. Только когда мы выехали на трассу, я обратил внимание, что что-то капает с рукава ее пиджака. Я глянул на белое кожаное сидение под ней: оно все было в крови.
  - Елена, тормози!
  - Еще рано.
  - Тормози, я сказал!
  Она ударила по тормозам, и я чуть головой не вылетел через лобовое стекло.
  - Выходи из машины, - приказал я.
  Она молча открыла дверь и вышла. Я вылез следом за ней, спокойно взял ее за руку и усадил боком на заднее сидение. Затем достал аптечку из багажника и стал на колени перед ней. Она все еще молчала. Я аккуратно снял с нее пиджак. Вдоль всего правого предплечья красовалась огромная резаная рана. Я обработал ее, свел края и заклеил специальным клеем.
  - Елена, где еще болит?
  - Нигде, - прошептала она.
  Я поднял ей руки и увидел огромные синяки сбоку на ребрах. Я пальцами ощупал их - сломано ничего не было.
  - Снимай юбку и чулки, - опять скомандовал я.
  Она приподнялась и все стянула с себя. На ее ногах также красовались большие кровоподтеки и ссадины.
  Обработав все ее раны, я достал из багажника новую одежду. Стоя перед ней на коленях, я обнял ее за талию и положил голову ей на ноги.
  - Елена, я очень тебя люблю. Если бы что-нибудь случилось с тобой, я бы не пережил этого, - наконец заговорил я.
  Мои слова подействовали на нее моментально. Она разрыдалась. Именно этого я и хотел. Меня пугала ее собранность, я боялся, что так она замкнется в себе.
  - Я тоже люблю тебя, Лайо, - сквозь слезы проговорила она. - Та машина, я думала, она раздавит тебя.
  - Но ведь все обошлось?
  - Да, обошлось.
  Она руками погладила меня по голове и поцеловала в макушку.
  - Все шло отлично, пока я не вышла из депозитария. Он подошел ко мне и приставил эту штуку к спине. Сказал, чтобы я оставила свою сумочку на диване в холле и шла с ним. Интересно, как они нас вычислили?
  - Я думаю, по машине, - ответил я. - Она ведь на тебя оформлена. Как я не подумал об этом?
  - Я тоже не подумала. Но они полагали, что я одна.
  - Похоже, только это нас и спасло. А что было в ячейке?
  Она залезла в свой лифчик и достала из него маленькое металлическое округлое устройство. Я понял, что это - видеописьмо.
  
  Глава 15
  
  В просторной комнате отеля мы устроились на полу. Маленький круглый проектор лежал возле Елены. Я придвинулся поближе к ней и обнял. Она включила прибор. Комната озарилась светом, в котором будто живой стоял Карл Маден.
  "Здравствуй, доченька! Если ты смотришь это сообщение, значит меня уже нет в живых. Для начала, я хотел бы попросить у тебя прощения, за то, что не был до конца честен с тобой. Но знай, что все это было сделано только ради тебя.
  Никто в нашей семье не знает настоящую правду о том, как ты попала к нам. Тринадцать лет назад ты проснулась в больничной палате и увидела меня. И я рассказал тебе историю, которую ты знаешь сама. Но, очевидно, пришло время тебе узнать правду.
  Начну с того, что мой друг, который попросил помочь тебе, не был человеком. Его звали Инзо Руме, и он был нордом. Инзо работал в одной из генетических лабораторий на Ории, где-то на юге их центрального континента. Ничего не объясняя, он попросил меня срочно приехать к нему. У него дома я встретил тебя. Он сказал, что ты - сирота, что тебе десять лет и тебя зовут Омния.
  Еще ребенком, ты была очень красива. Но твой интеллект буквально поразил меня. Твои познания об окружающем мире, казалось, превосходили мои. Обладая абсолютной памятью, ты тогда в совершенстве владела семью языками. Елена, когда я тебя встретил, твоя спина уже была изуродована свежими рубцами и татуировками. Но татуировки не смущали тебя, наоборот, мне показалось, что ты ими очень гордилась. Мы довольно долго разговаривали с тобой. И когда ты сказала Инзо, что я тебе нравлюсь, он попросил удочерить тебя и принять в мою семью. Конечно, я был обескуражен его просьбой, но ты была таким милым и одаренным ребенком, что я не смог ему отказать.
  Я спросил у него, кто ты такая, и он ответил мне, что ты - особенный человек. Елена, на следующий день он привез тебя без сознания ко мне в отель и объяснил, что твоя память была практически полностью стерта. Естественно, я был потрясен, но Инзо настаивал, что это необходимо было сделать.
  С таким грузом воспоминаний за спиной как твой, ты бы не смогла жить жизнью нормального человека, а это было очень важно для тебя. Мы привезли тебя на Землю и отвезли в больницу. Инзо отдал мне поддельные образцы твоего генома и объяснил, что я должен рассказать всем окружающим и, в первую очередь, тебе. А затем он сказал, что если я или кто-нибудь другой когда-нибудь попытаемся изучить твои гены, об этом наверняка узнают те, кто убил всю твою семью. И тогда они обязательно придут ко мне за тобой.
  Инзо ушел, и больше я его никогда не видел. Я все сделал так, как он просил.
  И вот прошло тринадцать лет. И ты с Джошуа поехала в гости к семье Эсте. Когда я узнал, что ты встречаешься с Лайо, я забеспокоился. А потом ты сказала, что выйдешь за него замуж, и я принял это, полагая, что ты имеешь право сама распоряжаться своей жизнью. И вот, ты заболела. Когда я увидел, что стало с твоими глазами, я вспомнил слова Инзо о том, что ты - "особенный человек".
  Доченька, я не знаю, в чем именно твое предназначение, и зачем ты появилась на свет, но сохранение твоей жизни было самой главной задачей для Инзо.
  Это письмо я записал для тебя на случай моей внезапной гибели. Я не боюсь умереть, но если что-то случиться с тобой, я не прощу себя.
  У меня есть основания беспокоиться за твою жизнь. Какие-то люди постоянно следят за мной. За последние дни я чудом дважды избежал смерти. Я долго думал, чем могу помочь тебе в данной ситуации, и принял решение нарушить обещание, данное Инзо тринадцать лет назад. Я хотел рассказать тебе лично, но ты исчезла, и такой возможности у меня может уже не быть.
  Если я все-таки умру, и ты получишь это письмо, найди Инзо Руме и узнай всю правду о себе. Возможно, если ты раскроешь все тайны своего прошлого, ты сможешь спасти свою жизнь. Он жил в городе Орвайс, дом 1354 на центральном континенте планеты Ория. Надеюсь, что он еще жив и сможет помочь тебе.
  Береги себя! Я люблю тебя! Твой папа."
  Елена плакала навзрыд. Я решил дать ей возможность выплеснуть все свои эмоции, тем более что сам пребывал в состоянии шока. Я нежно гладил ее по волосам и ждал, когда она придет в себя. Наконец, она подняла голову с моих колен, вытерла слезы и заговорила:
  - Зачем кому-то убивать меня только потому, что я особенная?
  - А если ты - новый виток эволюции?! Более совершенное создание, чем сверхновые? И кто-то не хочет, чтобы подобные тебе заселили Землю.
  - Возможно. Но здесь есть что-то еще. У меня предчувствие. Я думаю, что на самом деле им нужен этот Инзо.
  - Значит, нам придется найти его первыми, - подытожил я.
  - А что ты думаешь, по поводу меня? Имя, татуировки, способности?
  - Что-то вырисовывается. Ты бы вполне могла гордиться своими знаками, если бы они были очень почетными для того, кто их носит. Треугольник - женское начало, способность дать жизнь. Тест-активность отрицательная: скорее всего - это о "гене бесплодия". Он у тебя есть, но был неактивен, как бы "спал". Особая группа - как очень одаренный ребенок, ты могла жить с такими же талантливыми детьми. Южный сектор - отец сказал, что Инзо Руме работал в южной части континента, в какой-то лаборатории. Может он оттуда тебя забрал? Если твою память стерли - "вспышки", которые ты видишь, вполне можно объяснить: в какие-то моменты твоей жизни информация, сохраненная в подсознании, находит отражение в твоих видениях.
  - Но, Лайо, почему Инзо сказал отцу, что я "особенный человек", а не "особенная сверхновая"?
  - Возможно потому, что он вообще говорил о землянах как о людях.
  - То есть "особенный человек" как "особенная землянка"?
  - Ну, да.
  - Лайо, а я стала фертильной? Может, другие гены вызывают бесплодие? Тогда я никогда не смогу забеременеть от тебя!
  Она снова расплакалась. Я обнял ее и стал успокаивать:
  - Я не могу тебе точно сказать, фертильна ты или нет. Для этого нужно достаточно долго проводить исследования твоего генома. Но мне кажется, что ты вполне можешь забеременеть от меня. Я думаю, что та неизвестная особая группа генов, которая у тебя есть, отвечает только за активность "гена бесплодия". Сейчас он активен, об этом говорят мне твои прекрасные синие глаза.
  - Но твои предки столетиями бились за то, чтобы блокировать его! Выходит, раньше я была сверхновой, способной забеременеть от человека?
  - Нет, не была. Я объясню: "ген бесплодия" - это группа генов. Одна их часть - гены фертильности, другая - гены особых способностей, третья - внешних проявлений. Мои предки пытались блокировать гены фертильности, но это невозможно, потому что их блокировка приводит к неминуемой гибели в течение нескольких суток! Поэтому, я предполагаю, что у тебя неактивны были только гены, определяющие внешние черты.
  - Если так, почему я еще не беременна? Ведь мы никогда не предохранялись?
  - А если без внешних проявлений фертильность невозможна?
  - То есть, пока глаза не синие - сплошное бесплодие?!
  - Ну, да!
  - Логично, но сложно.
  - Генетика очень непростая наука, родная. А загадки природы - еще сложней.
  - Ну почему я заболела, то есть "проснулась" именно тогда?
  - Не знаю, может это заложено где-то? Например, дети только после двадцати трех лет.
  Я не смог не засмеяться.
  - Лайо, перестань!
  - Ну что? Завтра летим на Орию? - спросил я.
  - Да! Недаром - это моя любимая планета. Ведь там, похоже, прошло мое детство.
  - А хочешь, я буду называть тебя Омния?
  - Нет, только Елена. Я так привыкла.
  - Ты знаешь, я бы немного поспал, - заключил я, потирая уставшие глаза. - А ты?
  - И я, - согласилась она.
  Мы забрались под одеяло и попытались уснуть. Я закрыл глаза, но отключиться никак не мог. Елена лежала молча, не шевелясь. Я повернулся к ней, нагнулся и заглянул в ее лицо: глаза были открыты и слезились. Ничего не говоря, я взял ее на руки и сел в кровати, вытянув ноги. Она прижалась ко мне:
  - Лайо, пожалуйста, займись со мной любовью, - попросила она.
  - Елена, это не средство от душевной боли.
  - Ты меня не хочешь?
  - Я всегда хочу тебя, любимая. Но сейчас, я думаю, тебе лучше поспать.
  - Ты не понимаешь! - взмолилась она. - Мир, который меня окружает, больше не будет прежним. И я никогда не буду прежней. Но ты, Лайо, я не хочу потерять то, что есть между нами. Поэтому, я прошу тебя любить меня сейчас.
  - Ты боишься, что та Елена, которую ты знаешь, исчезнет, когда к ней вернуться воспоминания Омнии. Но ты должна понять, что твое я уже никогда не измениться. Будешь ты Еленой, или Омнией, или кем-то еще. И ты не перестанешь любить своих отца с матерью, брата или меня. И близость, которая есть между нами, для тебя все равно останется неизменной.
  - А если я скажу тебе, что очень сильно сейчас хочу тебя, это поможет? - она подняла на меня свои заплаканные глаза и улыбнулась.
  - Это не по правилам, Елена!
  - К черту правила, Лайо!
  И я не устоял. Она знала, какую власть надо мной имеет. И я понимал, что ей это нравиться. И снова во всем Мире оказались только мы. И ее прекрасное лицо, изнемогающее от удовольствия, которое я ей дарил, навсегда останется в моем сердце.
  
  Глава 16
  
  Мы знали, что при покупке билетов на Орию, наши данные пройдут по базе. Поэтому мы появились в Межгалактическом аэропорту практически в последний момент. Такой ход гарантировал нам безопасность на корабле. Но на Ории нас могли уже ждать. Елена нашла выход. Она оставила сообщение на ящике своего друга - норда для Джошуа с подробными инструкциями. Оставалось только надеяться, что он его прочтет.
  По приезду, мы с Еленой разделились. Я по-другому уложил свои волосы и надел солнцезащитные очки. Елена снова изменилась до неузнаваемости. Длинные рыжие локоны, белая облегающая все, что можно, кофта под горло, черные широкие штаны и, конечно же, темные очки. Лазерные трубки пришлось оставить на Земле: на борт корабля с такими, к сожалению, не пускали.
  Елена покинула корабль первой. Я следовал за ней с разницей в пять минут. В Межгалактическом аэропорту Ории было много народа. Норды и люди смешались в общую черно-бело-синюю массу. Это было нам на руку. Я вышел на стоянку и взял такси. По плану, я должен был кататься минут десять по городу, чтобы не пропустить хвост, а затем встретиться с Еленой и Джошуа в условленном месте.
  Все прошло просто отлично. Когда я подъехал к месту встречи, Елена уже была там и оживленно разговаривала с братом.
  - Привет, Джош! - поздоровался я. - Извини, что втянули тебя. Но на этой планете даже в придорожном отеле комнату без регистрации не снимешь.
  - Привет, Лайо, - ответил Джошуа. - Я рад тебя видеть.
  Он подошел и крепко обнял меня, как брата.
  - Как Гарриет? Ты сказал ей, куда едешь? - спросил я.
  - Сказал. Она со мной рвалась, но я был неприступен.
  Он рассмеялся.
  - Джошуа, - начала Елена, - всего рассказывать не буду, но жизнь Лайо и моя находиться в опасности. Надеюсь, что вы с Гарриет им не нужны.
  - Елена, вы что-нибудь узнали о тебе? Что оставил отец?
  Елена посмотрела на меня, как бы раздумывая, что сказать брату.
  - Отец попросил найти одного норда. Тот должен знать, кто я такая. Имя Инзо Руме тебе знакомо?
  - Нет, а кто это?
  - Это его друг, который меня нашел на пляже.
  - Он что, норд?
  - Выходит, что так.
  - Да, я чувствую, что ты не договариваешь что-то, но если ты считаешь, что так будет лучше...
  - Спасибо, Джошуа! - оборвала она его. - Ну, что, ты сделал все, как я просила?
  - Сделал, но поверь мне, оформить фальшивые документы за сутки - это настоящий подвиг.
  - Я бы не поручила тебе этого, не будь уверена в твоих способностях. И кто мы теперь?
  - Поздравляю! Вы супруги. Ирэн и Мэтью Саймоны. Остальное прочитаете здесь.
  Джош оказал нам неоценимую услугу. Ория отличалась от Земли тем, что на этой планете вместо сканирования везде требовали документы - магнитная карточка с личными данными. В нашей ситуации это было настоящее спасение.
  - Да, еще кое-что, - он залез в карман куртки и протянул мне коробочку.
  Я понял, что это - обручальное кольцо Елены, которое она отдала Гарриет.
  - Это тебе, Лайо, Гарриет передала.
  - Спасибо.
  Я молча посмотрел на Елену. Она сделала вид, что ничего не произошло. Действительно, ведь вопрос возобновления помолвки мы не обсуждали. Да и кольцо. Я бы лучше купил ей новое и снова стал на колени. Но, из песни слов не выкинешь. И теперь заветная коробочка лежала в кармане моих брюк.
  - Ладно, ребята, куда едем? - поторопил наш Джошуа.
  - Ты едешь домой к беременной жене, - уверенно сообщила Елена.
  - Но?! - хотел было возразить Джошуа.
  - Джошуа, у тебя есть определенные обязательства!
  - Но ты моя сестра?
  - А мне - жена! - твердо заявил я.
  Они оба, не сговариваясь, посмотрели на меня.
  - Тут ясно сказано, - я показал фальшивое удостоверение.
  Елена боролась с желанием засмеяться, но Джошуа уже стал заходиться смехом, и она не удержалась.
  - И на этой веселой ноте мы забираем твою машину, Джош! Прости, - подытожил я
  - Ну, вы вообще...
  - Прости, братик, купишь новою. Как только мы что-нибудь узнаем, сразу оставим сообщение, - пообещала Елена.
  - Ладно, что с вас взять, - согласился Джош.
  - Сестре и племяннику привет!
  - Обязательно передам, Лайо, - он улыбнулся и пошел ловить такси.
  Мы сели в машину и направились в городок под названием Орвайс.
  Отыскать дом номер 1354 не составило труда. Елена долго собиралась с мыслями перед тем, как выйти из машины. Я ничего не говорил. Наконец она дернула ручку дверцы и вылезла.
  Мы позвонили в звонок. Нам открыл высокий, седоволосый норд. Елена начала разговор, а я молча наблюдал и пытался синхронно переводить про себя.
  - Здравствуйте, извините за беспокойство. Меня зовут Елена, а это мой друг Лайо.
  - Здравствуйте, чем могу помочь?
  - Мы ищем одного норда. Его зовут Инзо Руме. Нам дали этот адрес и сказали, что здесь мы его найдем.
  - Извините, но мне не знакомо это имя, - ответил норд.
  - Вы не знаете, может он здесь жил до вас и переехал куда-нибудь?
  -Нет, я же сказал, я такого имени не знаю. Я живу здесь уже почти пятнадцать лет и никого по имени Руме не знаю.
  Я видел, что норд уже начинает злиться и решил вмешаться.
  - Простите мою спутницу, - начал я. - Дело в том, что этот нордианец был другом ее отца, Карла Мадена. Карл, к сожалению, умер, но перед смертью умолял найти его друга. Вы же понимаете, насколько важно исполнить последнюю волю умирающего.
  - Мне очень жаль вашего отца. Соболезную. Но, к сожалению, ничем не могу вам помочь.
  Норд буквально перед нашим носом хлопнул дверью. Я посмотрел на Елену, она была просто вне себя от злости.
  - Елена, пойдем в машину, - скомандовал я.
  Мы уселись в теплый салон и затемнили стекла.
  - Я уверена, Лайо, что он врал. Прямо в глаза! Норд и врал!
  - Я не знаю. Вряд ли, конечно, твой отец ошибся, но доля вероятности все же есть.
  - И что теперь делать? - спросила она.
  - Давай остановимся в ближайшей гостинице и попробуем последить за этим нордом. Вдруг, что получится разузнать?
  - Хорошо, поехали! Я еще в городской архив схожу, вдруг там что есть? - предложила она.
  Я высадил Елену у здания городской библиотеки и архива, а сам поехал искать гостиницу. Я не мог выкинуть из головы мысли о кольце. Когда Джош его отдал, Елена вообще никак не отреагировала. Может ей было все равно? А может, она ждала, что мы поговорим о свадьбе, но я предпочитал не поднимать эту тему. Вдруг возле дороги показался ювелирный магазин. Пять минут, и я уже был внутри.
  Если начистоту, я не рассчитывал найти там что-нибудь особенное. Городок, все-таки, маленький. На прилавке лежали совершенно разные обручальные кольца: белое золото, соломенно-желтое, с одним камнем или несколькими. Я уже собирался уходить, когда мой взгляд упал на то, чего я никогда до этого не видел. Это кольцо было таким же совершенным, как моя Елена! Они были созданы друг для друга. Бриллиант в форме сердца располагался в центре. Его оплетали тонкие золотистые ветви, на которых как цветы, висели маленькие камушки - изумруды. Глядя на это кольцо, я сразу представил себе Елену. Такой же прекрасный бриллиант, сверкающий всеми цветами радуги, укутанный лепестками вишневых цветов, каждый из которых в отдельности являлся самостоятельным совершенством. Такой я увидел ее в первый раз, такой она останется в моем сердце навсегда.
  Естественно, сумма меня не интересовала. Наличности была целая сумка. Я намеренно вложил его в коробочку, которую передал мне Джошуа, и опять сунул ее в карман.
  Снять номер в отеле было сущим пустяком. Поддельные документы меня не подвели. Завершив все дела, я вернулся за Еленой в библиотеку.
  - Ну, что? Что-нибудь раскопала?
  - Пока нет, но я не отчаиваюсь. Я просмотрела документы по переписи населения за те и последующие годы. Кажется, никакого Руме здесь действительно не было. Мне нужно будет еще здесь поработать. Я хочу попробовать залезть в архив с документами на собственность и глянуть, кто это живет по нашему адресу.
  - И как ты собираешься это сделать?
  - Легко! Прикинусь тупой туристкой и зайду в помещение, в котором, кстати, никто не сидит. Пока охрана прибежит, я надеюсь найти все, что мне нужно.
  - Интересный план. А если тебя заметут и попросят пройти сканирование в участке?
  - Если мое обаяние не сработает, тогда - это твоя головная боль как меня вытащить оттуда.
  - Великолепный план! - съязвил я.
  - Я знаю, но другого у меня нет, - ответила она.
  Ладно, поехали отдыхать. Завтра предстоит тяжелый день.
  
  Глава 17
  
  В тот день я не решился поговорить с ней о помолвке. Утром мы опять разделились. Елена поехала пытать счастье в архиве, а я решил понаблюдать за домом этого норда. Мы встретились только вечером, когда я за ней заехал.
  - Привет, что-нибудь узнал?
  - В общем-то, ничего особенного, за исключением того, что он, похоже, живет один и никуда не выходит. Даже продукты ему приносят на дом.
  - Странно! А вот у меня есть кое-что интересное, - не без гордости произнесла она. - Дом записан на имя Рошена Легорта. Он проживает в нем уже ровно тринадцать лет.
  - А кому дом принадлежал до него?
  - Вот это-то и странно. Документов нет. Пусто, начиная с 2030 года. И это еще не все. В старых публикациях засветилось имя Рошена Легорта. Оказывается, он генетик и работал в лаборатории Университета Южного округа! Представляешь, какое совпадение? Такая милая статья о том, как он вышел на пенсию пять лет назад.
  - Рановато он отправился на покой. На вид ему не больше пятидесяти пяти.
  - Именно! - согласилась она.
  - И что ты думаешь?
  - Либо он и есть Инзо Руме, либо он его знает, но молчит.
  - А что с университетом?
  - Я по сети глянула. В списках преподавателей и сотрудников Руме вообще нет. Зато Легорт руководил исследованиями генома людей на протяжении двадцати пяти лет.
  - Интересно, как твой отец с ним познакомился, если он и есть Руме?
  - Наверное, через университет. Может на какой-нибудь конференции или еще где. Так что Легорт - тот, кто нам нужен.
  - Предлагаю последить за ним немного. Если ничего не раскопаем, придется надавить.
  - Посмотрим. Поехали в отель, я так проголодалась!
  Елена быстро съела все, что ей принесли. Потом откинулась на спинку стула и заключила, что объелась. Я мог только рассмеяться, глядя на нее. Сегодня у нас обоих было хорошее настроение и я, наконец, созрел для разговора о браке.
  Мы уже вернулись в номер, когда я начал:
  - Елена. Я хотел обсудить с тобой кое-что.
  - Что именно?
  - Мы ведь были помолвлены, но сейчас, я не знаю...
  Она замерла на месте, явно не предполагая, что мы будем об этом говорить. Я приблизился к ней.
  - Елена, ты выйдешь за меня замуж?
  Она не двигалась. Я медленно опустился на одно колено, достал заветную коробочку и протянул ей.
  - Выйдешь?
  Я видел по выражению ее лица, что она ожидает найти в этой коробочке. Бесспорно, то кольцо каждый день напоминало бы ей о моем поступке. Но было видно, как она старается скрыть эту горечь от меня.
  - Да, Лайо, я стану твоей женой!
  Она взяла коробочку и села на кровать. Я присел рядом.
  - Ты так и будешь на нее смотреть?
  Она одним движением открыла ее.
  - Боже мой! Где ты его нашел? Оно такое...
  Она стала водить по нему пальцами.
  - Прекрасное! - ответил за нее я. - Такое же, как и ты!
  Я достал кольцо и надел его ей на палец. Камни мгновенно заиграли множеством цветов.
  Она повалила меня на кровать и крепко обняла.
  - Спасибо, Лайо! Оно такое красивое. Я не ожидала.
  - Неужели ты думала, что я подарю тебе старое?
  - Но оно мне тоже нравилось.
  - Неважно. Глядя на свое кольцо, ты должна вспоминать обо мне, о том, что я всегда буду рядом с тобой.
  Я поцеловал ее, сначала очень нежно, но с каждой секундой мое вожделение разгоралось, а губы настойчивей впивались в нее. Руки уже заскользили по бархатистой коже спины, и только маленькие шероховатости под пальцами напоминали о ее пасмурном прошлом. Мой язык проникал в нее, и я чувствовал, как ей это нравится. Я резким движением опрокинул ее на спину и оказался сверху.
  Зажав обе ее руки, я вытянул их у нее над головой. Елена попыталась освободиться, но я лишь усилил хват. Тогда она стала ерзать подо мной, и это заставило меня сильнее прижаться к ней. Ощущение ее слабости, ее зависимости от меня разжигало сильнейшее желание завладеть ею. Она укусила меня за нижнюю губу, и я невольно вскрикнул. "Может ей не нравится то, что я делаю?" - промелькнуло в моей голове. Но она тут же провела языком по укушенной губе и поцеловала ее. И я понял, что только мне она могла позволить вот так проявлять свою силу, что это чувство слабости и беззащитности передо мной нравится ей так же, как и мне.
  Я освободил ее руки и стал медленно снимать одежду. Через несколько мгновений нам ничего не мешало. Елена обвила меня ногами и снова закинула руки себе за голову. Я дотронулся до ее ладоней, и мы сплели наши пальцы. В этот момент я понял, что хочу сперва обласкать ее, поцеловать каждый миллиметр ее тела, прежде, чем завладею ей окончательно. Собственные желания не разошлись с делом, и когда мое дыхание, наконец, обожгло ее лоно, а язык заставил извиваться и трепетать, я мог думать только об одном: что могу сотворить с ней все что угодно, и ее удовольствие будет для меня гораздо более важным, чем мое собственное.
  Елена закричала и, резко дернувшись, перевернула меня, оказавшись сверху. Ей хватило одного мгновения, чтобы свершить то, чего она не позволяла себе, а я никогда и не думал просить ее об этом. Ее губы терзали меня, сводили с ума, ее язык завладел мной точно так же, как мой собственный владел ей несколько минут назад. Это было прекрасно. Это было восхитительно. И когда я почувствовал, что больше не смогу долго сдерживаться, я сам перевернул ее и, припав в поцелуе к ее волшебным губам, окончательно завладел ее телом. Она только застонала в ответ. Наши пальцы вновь сплелись где-то над ее головой и с силой сжались, когда мы оба достигли оглушительного конца.
  
  
  Глава 18
  
  Еще две недели мы висели в этом городе, каждый день, приезжая к дому Рошена и уезжая поздно ночью. И никаких результатов.
  - Слушай, может у него агорафобия (боязнь открытых пространств)?
  - Елена, я думаю, что он не выходит, потому что знает, что за ним наблюдают.
  - Кто-то из гостиницы доносит?
  - Возможно. Наверное, нам стоит выехать из нее, а там посмотрим.
  Мы так и сделали. И на следующий же день снова сидели в машине недалеко от его дома.
  - Почему же он не стал с нами говорить?
  - А откуда он знает, что ты и есть Елена? - справедливо заметил я. Тринадцать лет ведь прошло. Кроме того с тобой был я - это тоже не маловажно.
  - А вдруг он просто не хочет ничего мне сообщать?
  - Он имеет на это право. Согласись.
  - Лайо, смотри! - встрепенулась она. - Он выходит из дома.
  - Точно, - согласился я, когда увидел Рошена, закрывающего за собой входную дверь на ключ. - Значит, все-таки в отеле у него был кто-то свой.
  Рошен сел в машину и поехал куда-то на Запад. Мы следовали за ним на безопасном расстоянии. Он доехал до ближайшего инфоцентра, вышел и оставил кому-то сообщение. Затем направился за город.
  Мы ехали за ним практически всю ночь. Я уже был на грани того, чтобы отключиться, когда он въехал в крупный город Прунос. Многоэтажные здания, зеркальные окна и везде голографическая реклама. Уже начинало светать, когда он остановился перед высотным зданием в центре города. Делать было нечего, и мы решили попробовать пойти вслед за ним.
  Мы только вошли в холл, когда я заметил двух высоких парней, недалеко от входных дверей. Рошен поднимался на лифте наверх. Мы подождали: лифт остановился на последнем этаже. В этот момент у меня появилось какое-то чувство дискомфорта.
  - Елена, давай лучше уйдем.
  - Но Лайо, мы его упустим!
  - Мы уже не знаем где он там, потом разберемся, пошли.
  Я схватил ее за руку и направился к выходу. Мы только подошли к входной стеклянной двери, когда я увидел четырех парней со знакомыми мне трубками в руках. Они шли прямо на нас. Я резко развернулся, не отпуская руки Елены, и побежал обратно к лифту. Ребята с улицы стали стрелять. За нашими спинами все разлеталось на куски. Мы еле успевали перебирать ногами.
  Я не знал, куда прятаться, и вдруг железные двери лифта распахнулись перед нами. Мы заскочили внутрь и прижались к полу. Все вокруг было похоже на сплошное месиво. Я успел протянуть руку и нажать какой-то этаж. Двери стали закрываться. Через сужающуюся междверную щель я смотрел на фигуры людей, которые стреляли в нас. Наконец, двери закрылись, и я бросился к Елене.
  - Со мной все в порядке! - отозвалась она. - Как нам выбраться, Лайо?
  - Для начала заедем на последний этаж.
  - Неужели во всем этом замешан Рошен?
  - Очевидно, это была ловушка, Елена.
  Лифт плавно остановился и через открытые двери мы увидели, что последний этаж - это подсобные помещения. Слева от лифта, в конце коридора, находился аварийный выход на лестницу. Внимательно осмотревшись, мы резко выбежали и направились к нему. Практически достигнув цели, мы заметили двух ребят, которые вышли с другой стороны коридора с инжекторами в руках. Я узнал этих парней - это они стояли внизу.
  - Елена, быстрей! - закричал я и потащил ее преред.
  Мы только успели открыть дверь, ведущую на лестницу, когда в нее попали инъекционные иглы. Я понял, что мы нужны им живыми. По лестнице снизу уже кто-то поднимался к нам. Выход был один - бежать на крышу. Там все решиться!
  Взбежав наверх, мы очутились на огромной горизонтальной поверхности с площадкой для посадки авиамашин. Ветер безумно бил в лицо, отчего глаза начали слезиться. Там же, поодаль, стоял Рошен. Возле него было еще двое ребят, которые направлялись к нам. Я понял, что мешкать нельзя. Нужно было обезвредить этих троих, прежде чем остальные добегут сюда.
  Я бросился навстречу к ним. Но они разделились, и ко мне подлетел только один из них. Я сразу начал его атаковать, но он блокировал все мои удары. Ноги, руки, ноги, опять ноги, но все без толку. Я принял решение подойти к нему вплотную. Так, возможно, мне удастся его одолеть. И не прогадал. Бой на близкой дистанции не был его коньком. Он пропустил три моих удара и упал без сознания на пол.
  Я оглянулся: Елена дралась со вторым, но он оттеснил ее на самый край здания. Я побежал к ним. Подойдя со спины к незнакомцу, я нанес ему удар в шею. Он блокировал его и подсек Елену ногой. Она потеряла равновесие и упала вниз, успев одной рукой схватиться за низкие перила. Мое сердце больше не билось. В мыслях была только она, перила и я, который должен во что бы то ни стало, дотянуться до нее.
  Парень стал нападать на меня. Я отбивался автоматически. Мои глаза были прикованы к ее руке, постепенно скользящей вниз. Она не кричала. "Почему она не кричит?" Я осознал, что для того, чтобы помочь ей, нужно перевести взгляд и избавиться от этого парня. И я сделал это. Голова, шея, грудина - три удара, которые заставили его упасть. Я подбежал к краю крыши, за которым висела Елена. Ее рука соскользнула, но я успел перехватить ее в воздухе.
  - Лайо, не отпускай меня! Прошу! - со слезами на глазах кричала она.
  - Дай мне вторую руку!
  Я протягивал ей кисть, но она никак не могла за нее ухватиться.
  - Елена, соберись, и протяни ко мне руку! Давай!
  - Держи меня! - она крикнула и стала медленно раскачиваться в воздухе. Одно движение, другое, и, наконец, я поймал ее вторую руку и потянул на себя. Мы оба рухнули на крышу. Елена оказалась лежащей на мне. Она задыхалась, кашляла, и не могла видеть, как к нам подошли двое с инжекторами. Я сжал ее в своих руках, что было силы. "Если это последний раз, когда я обнимаю ее, пусть она будет уверена в том, что все хорошо", - подумал я.
  
  
  
  Глава 19
  
  Я очнулся в просторной светлой комнате. Кто-то держал меня за руку. Я открыл глаза, но пошевелиться не мог. Первая мысль была о Елене:
  - Елена? - позвал я.
  - Успокойся, Лайо, я рядом с тобой, - ответил любимый нежный голос. - Все хорошо, любимый.
  Кто-то сильнее сжал мою руку.
  - Елена, это ты?
  - Да, Лайо, это я.
  Я закрыл глаза и вздохнул с облегчением: с ней все было впорядке.
  - Лайо, через минуту ты сможешь двигаться, потерпи. Я очнулась раньше тебя. Мы в безопасности.
  - Что случилось? - спросил я.
  - На крыше нам ввели какое-то лекарство. Это были ребята Инзо.
  - Рошен - это и есть Инзо?
  - Да, Лайо. Это он.
  - Голова не слушается.
  - Сейчас это пройдет. Открой глаза, Лайо
  Я приоткрыл глаза и едва ли смог разглядеть ее лицо. Она будто бы улыбалась. Я поморгал, и резкость немного улучшилась. Такие знакомые, любимые черты!
  - Елена! С тобой все в порядке?
  - Да, Лайо!
  - Я думал, что это конец.
  - Нет, родной. Нам помогли наши друзья.
  Она дотронулась до моих губ.
  - Полежи немного, я посижу рядом с тобой.
  - Елена, кто эти люди?
  - Лайо, думаю, лучше Инзо сам все тебе расскажет.
  - Ты узнала о своем прошлом? Кто ты?
  - Пока нет. Я попросила отложить разговор до тех пор, пока ты не сможешь присутствовать при нем.
  - Выходит, все меня ждут?
  - Ничего, подождут. Я тебя не оставлю.
  - Елена?
  - Да.
  - Я люблю тебя, очень сильно.
  - И я люблю тебя, родной, - она снова дотронулась до меня губами, но в этот раз я смог ответить на ее поцелуй.
  - Попробуй пошевелиться, Лайо.
  Я медленно повернул голову и осмотрелся. Мы находились в какой-то комнате, похожей на палату интенсивной терапии. Светлые тона не напрягали глаза. Елена сидела рядом со мной на кровати. Она была одета в свободный хлопковый белый костюм, похожий на врачебный. Выглядела она хорошо. Только небольшие тени под глазами выдавали усталость. Я краем глаза взглянул на себя. Я был одет в такой же белый костюм, как и Елена.
  - Это ты меня переодела? - съязвил я, вспоминая тот день, когда она проснулась дома после болезни.
  Шутка удалась, и Елена засмеялась.
  - К сожалению, нет! Но я бы хотела!
  - Я бы то же хотел, чтобы это была ты, солнышко.
  Незаметно для себя, возможность управлять своим телом вернулась ко мне. Почувствовав прилив сил, я резко поднялся с кровати. В голову ударила кровь и меня повело.
  - Оу- оу- оу! Не так быстро, Лайо, - запротестовала Елена.
  - А почему ты уже пришла в себя, а я нет?
  - Ты так напугал ребят, что они вкололи тебе больше, чем требовалось. Инзо пришлось о тебе позаботиться.
  - За это ему спасибо.
  Она крепко обняла меня.
  - Я думала, что умру там, упаду вниз, но ты меня вытащил. И в твоих объятиях мне было так спокойно. Я закрыла глаза и очнулась в такой же палате, как эта. Рядом сидел Рошен. Он сразу признался, что он и есть Инзо Руме. Отделаться от нас в Орвайс у него не получилось. Вчера он засек нашу машину в городе, и решил действовать по-другому. Заманить в нужное место, вырубить и доставить сюда, чтобы во всем разобраться. Но тут появились те, которые пытались нас убить. Трое из них поджидали его на крыше. Он нужен был им живым. А от нас они хотели избавиться на первом этаже. Не получилось. Ты спас и его, и меня. Объясняться было не когда. Его люди разобрались внизу и во время подоспели к нам. Правда, с тобой они все же перестарались.
  - То есть - это не его люди пытались нас убить?
  - Нет! Руме хотел все объяснить мне, но я сказала, что пока не увижу тебя, и ты не будешь в порядке, никаких разговоров мы вести не будем. Он даже не настаивал, - улыбнулась она.
  - Ты не знаешь, где мы? - спросил я.
  - Это какой-то лабораторный комплекс. Они здесь работают и живут.
  - Ты тоже жила здесь?
  - Не знаю, возможно.
  Нас прервал молодой человек, вошедший в комнату.
  - Пойдемте со мной, Вас ожидают.
  Мы даже не спрашивали, кто. Просто встали и последовали за ним. Он вел нас вдоль длинных коридоров с белыми дверями из матового стекла. Их было так много! Наконец, он остановился и пригласил нас в одну из комнат. Первым вошел я, придерживая за руку Елену и заслоняя ее своим торсом.
  - А вот и вы!- поприветствовал нас Инзо. - Мы вас ждали!
  Помещение оказалось весьма просторным. Вдоль всех его стен, за исключением прозрачной, с видом на озеро, располагались многочисленные мониторы. Недалеко от них было установлено большое белое кресло, очевидно, специально для манипуляций. Возле прозрачной стены стоял белый стол и четыре стула. Кроме Инзо в комнате находился еще один норд, на вид лет двадцати.
  - Проходите, не волнуйтесь. Сюда, - Инзо указал рукой на стулья у стола.
  Мы молча вошли и сели за стол. Руме присаживаться не стал.
  - Очевидно, у вас ко мне очень много вопросов, - начал он. - Но я вынужден попросить вас пока не задавать их мне. Я уже знаю, что случилось с моим другом Карлом, твоим отцом, Омния. Мне очень жаль. Я рад, что ты нашла меня, и, несмотря на мое замешательство, проявила терпение и выдержку.
  Мы с недоумением смотрели на него.
  - "Замешательство"? "Выдержка"? - возмутился я. - Вы узнали ее в тот момент, как увидели на пороге своего дома! И Вы не стали помогать ей, хотя кроме Вас помочь никто не мог. И почему после всего Вы решили привезти нас сюда и поговорить?! В чем дело?!
  - Лайо, не нужно, - стала успокаивать меня Елена. - Он все расскажет нам.
  Она сильнее сжала мою руку, и я не стал продолжать.
  - Лайо, твое негодование вполне оправдано, и я прошу прощения перед вами за свои ошибки, - ответил Инзо. - Позвольте мне начать.
  - Конечно, Инзо - разрешила Елена.
  - Сначала, я спрошу тебя, Омния.
  - О чем?
  - Почему ты выбрала имя "Елена"?
  - Это имя из моих ведений, - ответила она. - Я бегу по коридору и зову Елену.
  - И ты решила взять это имя, потому что оно было в твоих воспоминаниях?
  - Да. А чье оно?
  - Это имя твоей сестры. Она погибла, когда тебе было десять лет.
  - У меня была сестра?
  - Да, ей было тогда девятнадцать.
  - Расскажите мне все, - попросила Елена.
  - Твоя история началась двеннадцатого августа 2227 года на планете Земля. Ты родилась в человеческой семье, как и твоя сестра. Твои родители были членами организации за права и свободу человечества. Их звали Джероми и Айрис Вернхорн. По воле судьбы, твоя старшая сестра сразу же после рождения попала на Орию в особый центр, который сотрудничал с этой организацией. Там она росла, встречалась с родителями и обучалась. И твои мама и папа знали, что тебе предстоит пройти тот же путь, что и ей.
  - Но почему?
  - Потому что вы были особенными детьми. Совершенными созданиями самой природы. Омния, ты одновременно и человек и сверхновая, так же, как и твоя покойная сестра.
  - Что? Это что, возможно? - не выдержал я
  - Да, Лайо! И она живое тому доказательство. Итак, двеннадцатого августа у твоей матери Омния, начались преждевременные роды, и вопреки нашим планам, она попала в обычный госпиталь на Земле. Когда ты родилась, у тебя взяли кровь на анализ для регистрации в международной базе. Когда твои данные попали в головной центр "Генезиса", твоя судьба и судьба твоих родителей была решена. Мы успели спасти тебя, но Айрис и Джероми убили прямо в больнице.
  - Но почему? - не выдержала Елена.
  - Потому что ты человек, который может доказать, что сверхновые - это не новый вид человечества, а просто отдельная его раса.
  Я смотрел на него, и не мог поверить своим ушам. Все мои знания, весь мой опыт, мои жизненные взгляды основывались на простой истине: я - представитель другого вида! Я - другой!
  - Постойте, это как - "раса"? - переспросил я.
  - Так. Омния могла забеременеть как от человека, так и от свехнового. Всегда. Это не стало бы невозможным, будь сверхновые представителями другого вида. Но, об этом позже. Для того, чтобы все стало на свои места, вернемся в прошлое. Твой дедушка, Лайо, которым так восхищается вся элита Земли, никогда не открывал "ген бесплодия", потому что он сам его изобрел.
  Я уже перестал анализировать то, что он говорил, и просто слушал.
  - Твой дедушка был генильным ученым. Но его болезненные идеи о создании идеальных людей, натворили очень много бед. Джорж Эсте по долгу службы занимался изучением геномов одаренных людей. Это было международное исследование, проводимое частной корпорацией. Эсте отобрал среди них всех со светлыми глазами, темными волосами, физически выносливых, а главное, бездетных, никогда не беременевших и не рожавших, и внедрил им искусственные гены бесплодия. Естественно, проектом руководила корпорация. И эксперимент удался. Несчастные люди, которые ничего не подозревали, действительно стали бесплодны. Твой дедушка также внедрил этот ген себе и своей жене. Она забеременела и родила в 2020 Майкла Эсте. Это был фантастический успех. Начало формирования нового искусственно созданного вида.
  - Ну почему тогда эти гены, которые он внедрил, нельзя было блокировать? И откуда, тогда, гены физических данных? Они тоже искусственные? - с негодованием в голосе спросила Елена.
  - Нет, Омния. Джорж всех обманул. Гены физических данных и внешних проявлений существовали у этих людей от природы. Они были подобны новой расе, зарождающейся на Земле. Но природа не сотворила их отдельным видом! Не смотря ни на что, они должны были оставаться обычными людьми. Жить, любить, заводить детей. Просто они бы немного отличались от всех остальных, как другие, например, отличаются цветом кожи.
  - Так в чем гениальность плана? - спросила Елена.
  - Эсте внедрил гены бесплодия не только в тот сектор, о котором рассказал, но и в еще один. И не просто добавил эти гены, а разместил их рядом с теми, без которых жизнедеятельность невозможна. В случае блокировки "гена бесплодия", запускалась реакция блокировки соседних генов, и особь погибала.
  - Но почему его никто не остановил? И как такое можно было скрывать столько лет?
  - Потому что это был коммерческий проект. В 2020 году корпорация переименовала себя в "Генезис", а Джорж Эсте вошел в совет директоров. Зачем нужно было создавать искусственный вид? Ответ кроется в сущности человеческой природы. Каждый хотел быть уникальным, отличным от таких же, как он. Представь себе, что можно было просто прийти и купить свою уникальность. Потом выбрать среди одаренных свою половину и создать детей, более совершенных, чем остальные.
  - Селекция, - одним словом я описал все то, о чем он говорил.
  - Но все это приобрело огромные масштабы. Сверхновые стали пропагандировать свое господство на вашей планете. Особые люди, венец творения природы. Постепенно, все превратилось в простую, по сути, расовую нетерпимость. Одни лучше, другие хуже. Одни умнее, другие - глупее.
  - Одни - сверхновые, другие - простые люди, - помог ему я.
  - Да, Лайо!
  - Выходит, что только я не в курсе этой истории? - заключил я.
  - Нет, мой мальчик. Твоя семья ничего не знает. И некоторые члены правления тоже. Большинство жителей Земли даже не подозревают, что все догматы, на которых основана их жизнь - сплошная ложь. Поколения сменяли друг друга, и вера в превосходство сверхновых сделала свое дело. Для кого-то признание в истинных причинах отличия было постыдным. Поэтому осведомленные предки стали скрывать от собственных детей искусственность своей природы. Но были и другие - сверхновые, которым было выгодно знать правду. Среди этих людей - члены правительства, видные деятели политики и науки, некоторые члены правления "Генезиса" и их подопечные. Эти люди охраняли секреты всеобщего прошлого. Они тормозили исследования генома, которые могли раскрыть их тайну, способствовали, в свое время, созданию единого банка генов Земли. Они продвигали закон о монополии "Генезиса" в проведении всех генетических исследований. Эти люди в ответе за смерть твоих родителей, Омния, твоей сестры и Карла Мадена. Они хотят и твоей смерти, Лайо.
  - И если мой отец капнет слишком глубоко, его тоже уберут? - спросил я.
  - Не важно, кто твой отец. Если он не в круге - он за ним.
  - Так, все-таки, кто такая Елена?
  - Омния, ты имеешь в виду?
  - Да.
  - Около пятидесяти лет назад, когда уже существовало нелегальное движение за права человека, Земля наводнилась слухами о случаях рождения детей у простых людей от сверхновых и наоборот. Это явление послужило толчком к началу настоящей невидимой войны между организацией за права и свободы человечества и закрытым обществом просвещенных сверхновых. Именно в то время члены этой нелегальной организации обратились за помощью к нордам. Мы с человечеством самые близкие виды во всей Вселенной. Норды не стали отказывать, но условия свои, все же, выдвинули. Мы хотели быть нейтральной стороной и не собирались участвовать в чужой войне, а тем более, убивать кого бы то ни было. Норды сказали, что помогут провести генетические тесты и выяснить, в чем причина такого явления. Но если другая сторона попросила бы помочь им в сборе данных, норды бы им не отказали.
  - И что, сверхновые попросили? - поинтересовалась Елена.
  - Нет, они стали убивать. Всех. Без разбора. Целые семьи истреблялись сразу, после попадания геномов в базу данных Земли. Нас возмутил этот факт, но мы не ввязывались, пока однажды на исследовательскую лабораторию на Ории не напали. Там работали только представители нашего вида, и их всех убили. Естественно, после такого норды приняли сторону сопротивления. На нашей планете были организованы целые жилые комплексы, в которых проводились исследования геномов людей. В этих лабораториях жили и обучались дети, которых нам удалось спасти. Эти дети стали ключом к разгадке тайн эволюции человечества. Их создала сама природа, дабы исправить ошибки, допущенные людьми.
  - Эти дети были такими же, как и я? - спросила Елена.
  - Да, дитя мое. Ты родилась в человеческой семье, но у тебя есть два "гена бесплодия", созданных природой. Один из этих генов находится там же, где и у сверхновых. Он практически идентичен их гену бесплодия, но функция у него иная. Другой ген расположен в новой области. Он не связан с функциями жизнедеятельности. Омния, первый ген был всегда активен в твоем теле. Его функция - возможность забеременеть от человека. Второй "ген бесплодия" был заблокирован другой, новой, неизвестной никому группой генов. Мы назвали их "генами активности". После активации второго гена ты могла беременеть и от человека, и от сверхнового. Поэтому, я и утверждаю, что ты и человек, и сверхновая одновременно!
  - А глаза?
  - Если активируется второй ген - они становятся синими. Если его искусственно заблокировать - глаза станут такими, с которыми ты родилась - карими.
  - Это у всех так? - поинтересовалась она.
  - Нет, некоторые рождаются со светлыми глазами, и ты никогда не отличишь их от сверхновых. Но во всем остальном - вы одинаковы.
  - А как активируется и блокируется второй "ген бесплодия"? - спросил я.
  - В вашем случае, Омния систематически контактировала с твоей семенной жидкостью, Лайо. В начале, организм воспринимал ее как чужеродную, но со временем адаптировался. Определенные вещества проникли в клетки Омнии и запустили активацию второго гена бесплодия. В случаях с мужчинами роль провокатора, так его назовем, играет секрет женского тела.
  - И сколько времени на это требуется? - продолжала Елена.
  - По-разному, от месяца до года, все зависит от иммунитета.
  - А если бы Лайо был простым человеком?
  - Активации бы не произошло. Вы бы прожили всю свою жизнь, не осознавая, что ты и ваши дети - особенные люди.
  - Выходит, я хамелеон, какой-то, - подытожила Елена.
  - Ты не хамелеон, дитя. Ты - создание природы, призванное исправлять чужие ошибки. Подобные тебе рано или поздно населят всю Землю. И тогда грань между человеком и сверхновыми сотрется. Система отношений, которая существует на вашей планете, неизбежно рухнет, и на смену ей придет новый мир, который создадут Ваши дети. И поскольку мы полагаем, что такое развитие событий неизбежно, мы приняли решение их ускорить.
  - Что значит, ускорить? - в один голос спросили мы с Еленой.
  - Мы предоставим всему населению Земли информацию о природе сверхновых. Мы расскажем, сколько невинных жизней было отобрано для того, чтобы сохранить этот секрет. Ясно, что это вызовет волну негодования, прежде всего со стороны человечества. Рано или поздно, все закончится, и Вы, и ваш ребенок сможете вернуться на Землю.
  Я перевел взгляд на Елену. Внезапная догадка осенила меня. Какой же я дурак! Этот постоянный голод, усталость, синяки под глазами. Я посмотрел на ее грудь: она действительно казалась немного больше, чем обычно.
  - Лайо, не смотри так, - мгновенно отреагировала Елена. - Я не беременна! Я бы знала! Инзо, я ведь не беременна?
  - Простите, я думал, что Вы в курсе.
  - Но как я не заметила? - сокрушалась пораженная Елена.
  - Три недели - маленький срок, для того, чтобы заметить, - приободрил ее Инзо.
  Елена схватилась руками за живот и посмотрела на меня. Ее большие синие с фиолетовым глаза стали влажными, и вот, одна капелька вырвалась и покатилась вниз. Она была такой красивой в этот момент! Я опустился перед ней на колени, обнял за талию и приложил голову к ее чреву. Конечно, я не мог почувствовать эту жизнь внутри нее, но осознание того, что она в ней есть, заставляло сердце биться быстрее. Я встал, дотронулся губами до ее уха и тихо прошептал:
  - Я так рад, любимая, не смотря ни на что. Мы ведь мечтали о нем!
  - Да, - прошептала она.
  - Может, Вас оставить наедине? - вежливо предложил Инзо.
  - Нет! У меня еще слишком много вопросов, - твердо заявила Елена.
  
  
  Глава 20
  
  Мы немного пришли в себя, после самой главной новости, которая навсегда изменит нашу жизнь, и продолжили.
  - Инзо, Вы говорили, что хотите открыть правду населению Земли. Вы отдаете себе отчет о последствиях таких действий? - я говорил решительно, пытаясь надавить на него.
  - Конечно. Массовых беспорядков не избежать, но это единственный путь к сохранению невинных жизней.
  - А сколько людей погибнет? Вы подумали об этом? Когда все узнают правду - это только разожжет межвидовые противоречия! Люди обвинят во всем сверхновых и станут убивать всех подряд. И если раньше подобные мне угнетали простых людей, теперь будут преследовать нас. И по существу, ничего не изменится.
  - Рано или поздно, это все равно произойдет, - ответил Инзо.
  - Когда вы намереваетесь осуществить задуманное?
  - Через неделю, - без тени сомнений заявил он.
  - Что? - Елена была в шоке. - Да вы представляете, что будет? Лайо прав, люди выйдут на улицы, чтобы убивать сверхновых!
  - Инзо, а если я предложу вам другой вариант решения этой проблемы, - я сам не ожидал от себя такой быстрой реакции. Идея пришла в голову моментально.
  - Я обещаю выслушать вас, но решение принимаю не я один.
  - Для того, чтобы спасти новых людей, не обязательно раскрывать правду. Достаточно уничтожить всю базу данных о геномах человечества и сверхновых. После этого восстановить всю эту информацию уже никто не сможет.
  - Это невозможно, - воскликнул Инзо.
  - Я бы не предлагал, если бы не знал, как это сделать.
  - Допустим, мы уничтожим эти данные, кто даст гарантию, что никто их не восстановит.
  - Во-первых, на восстановление уйдут годы, - ответил я. - А во-вторых, мало кто знает, что не все люди и сверхновые хотят добровольно сдавать кровь на анализ. Они утверждают, что это нарушение их прав. Вполне достаточно сканирования отпечатков и радужки.
  - Ты хочешь сказать, что большинство откажется вносить свои геномы в базу?
  - Да. И по закону никто не может заставить совершеннолетних сдавать кровь на картирование генома. Конечно, возможно я ошибаюсь, но в любом случае, так мы сможем выиграть пару лет. А сколько геномов можно подделать? Сколько времени у них уйдет, чтобы выявить изменения у новых людей? За пару лет можно многих спасти и многое изменить.
  Елена взяла меня за руку и улыбнулась:
  - Это отличная идея, Лайо. Инзо, и не нужно людям сообщать правду о сверхновых и таких как я. Прошлого не изменить. Со временем все подумают, что мы - это новые представители Земли. И мы появились в результате эволюции сверхновых, которые теперь смогут жить с простыми людьми.
  - И все поверят? - засомневался он.
  - А-то! - подхватил я. - В эволюцию и сверхновых поверили. И в это поверят.
  - Допустим, ты прав. Но как уничтожить информацию о геномах? - продолжил Инзо.
  - Мало кто знает, что все данные хранятся в электронном виде в одном месте. У этих данных есть резервные копии, но они находятся в том же здании, где и оригиналы. Каждый, кто на планете Земля проводит картирование и сравнение генома, всегда вынужден входить в эту базу.
  - А как же данные, что копий много и систему уничтожить невозможно?! - спросил Инзо.
  - Об этой детали знают только члены правления и их преемники. И я, как один из рода Эсте, бывал там, куда другим вход запрещен.
  - И ты знаешь, где все это находится?
  - Да.
  - Но ты в их черном списке вместе с Омнией! Как ты собираешься это сделать?
  - А я и не собираюсь. Это сделает мой отец - Элмар Эсте.
  - Ты уверен?
  - Абсолютно! Нужно всего лишь заразить две системы вирусом. Отец знает пороли для входа в них, и у него есть высший уровень доступа. Пока остальные кинутся, дело будет сделано. Вам останется только помочь ему выбраться и скрыться вместе с моей семьей, нами, и семьей Маден. Естественно, новые документы - это ваша обязанность.
  - А твой отец согласиться помочь нам?
  - Вам - не знаю. А мне, Елене и своему будущему внуку - да.
  - Я должен обсудить все детали с остальными. Наш ответ я вам дам завтра. Идет?
  - Я согласен.
  - Это еще не все! - напомнила о себе Елена. - Почему Вы не признались сразу, что Вы и есть Инзо?
  - Потому, что увидел одного из рода Эсте. И ты была с ним. Тогда я не мог с уверенностью сказать, что вы оба на нашей стороне. Кроме того, я не был уверен, что тебе следует знать правду.
  - Почему Вы изменили свое мнение? - не успокаивалась Елена.
  - Я собрал информацию о Лайо. Потом мне сообщили, что на вас обоих началась охота, - и я понял, что терять вам уже нечего.
  - Что за знаки на моей спине?
  - Это почетные символы того места, где ты выросла. У твоей сестры были такие же. Они говорят о твоей исключительности, способности дать жизнь, о твоих талантах и принадлежности к особому миру, куда попадали не все.
  - Вы о моих способностях?
  - Да, о них.
  - Но зачем вы обучали меня?
  - Мы просто давали возможность тебе реализоваться.
  - "Тест - активность отрицательная" - это о втором "гене бесплодия"?
  - Да, это о том, что он заблокирован.
  - А штрих-код?
  - Это код доступа к возобновлению памяти.
  - Что-о-о? Мою память можно восстановить?
  - Да, но я не думаю, что это хорошая идея, Омния. Ведь ты сама хотела ее стереть.
  - Я сама удалила все воспоминания?
  - Омния, ты не представляешь, о чем тебе придется вспомнить, если ты воспользуешься этим шансом. Поверь, это не нужно тебе. Того, что произошло тринадцать лет назад - не исправить. А значит, не имеет смысла ворошить осиное гнездо.
  - Но это часть моего прошлого! Часть меня! Вы не представляете, что значит жить, и не знать кто ты.
  - Но это будет слишком болезненно для тебя, Омния.
  - Меня зовут Елена! Омния мне не знакома.
  - Ты понимаешь, тебе будет больно вспоминать.
  - Больно - это когда твоя спина изуродована рубцами, а ты даже не понимаешь, откуда они! Когда появляются вспышки из прошлого, а ты не знаешь, про что они. Когда ты выбираешь себе имя из ночных кошмаров! А потом узнаешь, что эти кошмары про твою сестру! Хватит! Я не отступлюсь!
  Я обнял ее:
  - Елена, дорогая, успокойся. Если ты действительно этого хочешь, я не думаю, что Инзо откажет, ведь так? - я вопросительно глянул на него.
  - Ты сама выбираешь свой путь, я не вправе препятствовать тебе, - ответил Руме. - Садись в то кресло.
  Елена встала со стула и прошла к креслу. Парнишка одел ей на голову какой-то шлем. Затем оголил спину и просканировал штрих-код. Елена снова легла в кресло и закрыла глаза. Инзо подошел к ней и зафиксировал ремнями запястья и лодыжки.
  - А это зачем? - забеспокоился я.
  - Информация будет загружаться с большой скоростью в виде картинок, - пояснил Инзо. - Это вызовет перегрузку ее нервной системы. В первые секунды она не будет знать, где она и что с ней. Поэтому, эти ремни удержат ее на месте, пока она не придет в себя. Вся процедура займет около минуты. Ты сможешь увидеть ее воспоминания на этой проекции, - он указал на прозрачную стену. - Однако, понять их значение сможет только она.
  - Ребенку это не навредит? - спросил я.
  - Физически - нет. Просто она испытает очередной стресс.
  - Елена, ты уверена? - еще раз спросил я.
  - Да, Лайо.
  - Кайл, начинай! - приказал Инзо.
  Я стоял возле Елены и смотрел на проекцию. Картинки мелькали с бешеной скоростью, и я едва ли мог разглядеть их. Вот, кто-то протягивает ей книгу. А вот она бежит к воде. И Инзо - я узнал его. Белые комнаты. Толпы детей. Все бегут куда-то. Пустой коридор. Девушка. Я уже видел это лицо: оно мелькало до этого. Елена бежит куда-то. Взрыв. Инзо. Карл Маден. Все закончилось.
  Первые секунды Елена лежала, не двигаясь. А затем резко сорвалась и стала орать. Она пыталась вырваться, плакала и тряслась.
  - Я убью Вас всех! Елена! Ненавижу! Я вас всех найду и убью! Вы ответите, ублюдки!
  - Елена, все хорошо, Елена! - стал успокаивать ее я.
  Казалось, она не слышит меня. А потом, в одно мгновение, она успокоилась и откинулась назад. Она больше не кричала, только плакала. Инзо подошел к ней и отстегнул ремни. Она вскочила с места и обняла его.
  - Учитель, за что?
  - Ни за что, моя дорогая. Просто такая судьба.
  - Почему она сделала это?
  - Она любила тебя больше всех. Это все, что она могла тебе дать.
  - Я ненавижу их! Я ненавижу их всех!
  Я стоял в оцепенении. Казалось, будто меня для нее больше не существует. "А вдруг она говорит о сверхновых? Вдруг, это подобных мне она ненавидит. И что тогда? Кем я буду для нее - олицетворением кошмаров прошлого?" Эти мгновения, которые я там простоял, показались мне вечностью. Елена плакала, Инзо успокаивал ее, а я, молча, наблюдал в стороне за происходящим.
  Наконец, она повернулась ко мне.
  - Лайо!
  - Я здесь! - проговорил я и протянул к ней руки. Она сразу же кинулась ко мне в объятия. Это было таким откровением для меня! Будто мы встретились впервые в жизни, и я всегда любил ее, но еще не знал, полюбит ли она меня. И вот, она полюбила.
  - Лайо, это было так ужасно. Я ненавижу их, всех их.
  - Я знаю, дорогая. Знаю.
  - Пообещай мне кое-что, - вдруг попросила она.
  - Что угодно, - согласился я.
  - На Землю ты возьмешь меня с собой.
  - Я пока никуда не лечу.
  - Ты полетишь, чтобы встретиться с отцом. И меня возьмешь с собой.
  - Я не могу обещать, Елена.
  - Если не пообещаешь, я сама лично расскажу всему Миру правду. И мне плевать, что будет с Землей. Я хочу лишить их всего, ради чего они это делали. Всего!
  - Хорошо, Елена. Я возьму тебя с собой.
  - Омния, какое имя ты выберешь теперь? - подал голос Руме.
  Елена отстранилась и взглянула мне в глаза.
  - Омния погибла там, где и ее сестра. Теперь меня зовут Елена, в память о ней.
  Она повернулась к Инзо.
  - Учитель. Так много жертв! Лишить их власти будет самым большим наказанием. А потом вы отстреляете их по одному, как собак. Да, и еще одно. Учитель, даже если бы я помнила, я бы все равно полюбила его. Это было с первого взгляда, с первого слова. Как будто импринтинг.
  - Я знаю, милая. Его большое сердце невозможно было не полюбить.
  Она взяла меня за руку и повела к выходу.
  - Пойдем отдыхать. Завтра все станет ясно.
  Я молча повиновался. Когда мы уже были в дверях, Инзо вдруг крикнул нам в след:
  - Елена, ты же помнишь, что импринтинга не существует?
  - Помню, но само слово мне очень нравится, - ответила она.
  
  Глава 21
  
  Елена привела меня в просторную гостевую.
  - Это наша комната на сегодня. Так у них принято.
  - Ты раньше бывала здесь?
  - Да, неоднократно. Странно, обычно с возрастом люди забывают о событиях из детства. А я сейчас все так четко представляю себе. Как будто только вчера мне исполнилось десять.
  - Что вы там говорили про импринтинг?
  - А, это великое слово, которое придумали для себя сверхновые.
  - Импринтинга не существует?
  - Нет, у людей его нет. Ты ведь человек, ты помнишь?
  - Да, - улыбнулся я, - я даже рад этому.
  - Так вот, импринтинг у людей - это и есть любовь. Кому- то в жизни везет, и, повстречав свою половинку, люди живут долго и счастливо. А у других так не выходит. Но нам повезло. И мы любим друг друга. Хотя слово "импринтинг" мне очень нравится, но оно больше говорит об инстинктах, а не о духовных переживаниях.
  - Значит, ты полюбила меня еще тогда, в парке университета?
  - Да. Ты был таким манящим! Мне так нравился твой аромат, а твои глаза просто сводили меня с ума. И тогда, в спортзале, я пребывала в состоянии оцепенения. Это сердцебиение, недостаток воздуха, эта дрожь по всему телу - все от того, что ты просто прикасался ко мне.
  - Со мной происходило то же самое. И мне было страшно, потому что я так сильно стал тебя желать.
  Елена улыбнулась.
  - Ну, вот! Ты уже улыбаешься. Хороший знак, любимый. Ты не обидишься, если о своих воспоминаниях я тебе сейчас рассказывать не буду.
  - Но почему?
  - Я не хочу расстраивать тебя сейчас, да и себя тоже. Потом все расскажу, когда буду готова. Ты подождешь?
  - Конечно, любимая, я подожду, - ответил я.
  Мне не составило труда согласиться с ней, ведь ее желания были для меня чем-то святым. Кроме того, я и сам полагал, что не готов услышать все о тех ужасах, первопричиной которых был мой прадед и его корпорация.
  Остаток дня мы провели в разговорах. Как обезопасить наши семьи, где жить, работать, растить ребенка. В тот момент, все эти проблемы казались такими значительными, а окончательного решения мы найти не могли. Остановились на том, что будем действовать по обстоятельствам.
  Мы хорошо выспались той ночью, и утром за нами снова зашли. В той же комнате нас опять ждал Инзо.
  - Учитель, доброе утро! - Елена подошла к нему и обняла.
  - Доброе! Как вам спалось?
  - Отлично, спасибо, - вступил в разговор я.
  - Учитель, что вы решили?
  - Совет пришел к выводу, что стоит дать тебе шанс, Лайо. Если ты и твой отец все сделаете так, как надо - мы, со своей стороны, никаких шагов предпринимать не будем. Все останется в тайне. Если же у вас ничего не получится - через неделю первоначальный план претворят в жизнь.
  - Вы поможете нам? - спросил я.
  - Конечно! Вот ваши новые документы.
  Он протянул нам две пластиковых карточки.
  - Вы можете проходить сканирование как здесь, так и на Земле.
  Я не стал спрашивать, как им это удалось.
  - Инзо, а документы для наших родных?
  - Вам передадут их на Земле. Ты должен будешь встретиться со своим отцом, причем так, чтобы тебя не засекли. Сообщить ему ваш план и передать вирус. Остальное - наше дело. После этого, вы покините Землю. Анну Маден мы перевезем сами. На Ории вы встретитесь с Джошуа и Гарриет Маден, и вместе поедете вот на этот остров, - он передал нам карту. - Когда все будет кончено, вы сможете со своими родными вернуться на Землю, однако семей Эсте и Маден больше никогда не будет существовать.
  - Понятно. Спасибо за все, Инзо. Мы еще встретимся? - спросил я.
  - Возможно, Лайо.
  - Учитель, спасибо за все, что вы сделали для наших семей. Я вас очень люблю.
  - И я тебя люблю, девочка моя. Будь счастлива.
  Мы попрощались и сразу же отправились в Межгалактический аэропорт. Инзо постарался с документами, и наши имена остались прежними. Новой была только фамилия Вернхорн.
  Елена даже пошутила:
  - Лайо, что-то я свадьбу пропустила.
  - Ничего, потом повторим, - засмеялся я.
  По прибытию на Землю, нас встретили двое молодых людей. Они передали нам документы, жесткий диск с вирусом, ключи от машины и билеты на сегодняшний рейс на Орию. Всю дорогу я обдумывал, что скажу отцу и как с ним вообще увижусь. Теперь в моей голове созрел четкий план.
  Елена остановила машину на одной из городских парковок возле папиного любимого ресторанчика. Оставалось только молиться, чтобы он сегодня не изменил привычке обедать здесь. И Бог услышал наши молитвы. Отец приехал ровно в час. Пока он обедал, я забрался на заднее сидение его автомобиля. У меня оставалось буквально пятнадцать минут на разговор с ним, пока он не подъедет к другой парковке, где меня заберет Елена. И вот, отец вернулся в машину.
  - Папа, не оборачивайся! Это я, Лайо.
  - Сынок, что ты здесь делаешь? - перепугался отец.
  - Заводи машину и езжай к супермаркету возле работы. Поехали! Скорее!
  - Сынок, я не понимаю, что происходит? Где Гарриет, Елена, Джошуа?
  - Они в безопасности на Ории. Отец, у меня есть примерно пятнадцать минут для того, чтобы все объяснить и убедить тебя помочь мне. Так что не задавай вопросов и веди машину.
  - Но как ты ее открыл?
  - Папа, ты же сам мои отпечатки загнал в систему безопасности всех машин в доме. Я любую из них открыть могу.
  - Ах, да! Совсем из головы вылетело. Так что случилось, сынок? Чем я могу тебе помочь?
  Я стал рассказывать отцу, как нас с Еленой неоднократно пытались убить. О том, кто она, и почему таких, как она, убивают. Пришлось вспомнить и имя моего дедушки, и директоров корпорации "Генезис". В конце я не стал давить на него. Всего лишь попросил сделать все это ради своих детей и будущих внуков. А еще, напомнил ему его же слова: "В жизни не имеет значения, кем ты работаешь, где ты работаешь и сколько зарабатываешь. Рано или поздно - все это останется позади. И только от тебя зависит, будут в этот момент рядом с тобой близкие тебе люди или нет".
  - Я не знаю, сынок, что тебе ответить. Слишком сложно во все это поверить. Ты просишь меня пойти и уничтожить труд всей моей жизни, детище наших предков и многих других людей. Это не так просто.
  - Папа, я не буду больше тебя просить. Решать тебе. Жизнь - это единственное, что имеет значение. Ты ведь и сам это знаешь. А теперь, тебе пора идти в магазин. Купи там какой-нибудь подарок для мамы. Документы и вирус я оставлю в бардачке. Все, иди.
  Отец еще несколько секунд не двигался, а затем открыл дверь и вышел из машины. Я уже знал, что он сделает все, как нужно.
  
  
  Глава 22
  
  
  Я лежал на песке на берегу. Солнце немного слепило глаза, но мне нравилось ощущать его тепло на своем лице. С тех пор, как все было кончено, прошло уже восемь месяцев. Корпорацию вскоре после уничтожения базы данных завалили судебными исками. Люди отказались повторно вносить данные своих геномов в международную базу. Через три месяца "Генезис" прекратил свое существование.
  Мы вернулись на Землю месяц назад. Никому не известные семьи Вернхорн и Нейсер поселились в одном из маленьких городков на юге страны. Я устроился на работу в местную больницу врачом. Отец предпочел начать преподавательскую деятельность в университете, тем более, что по легенде он занимался тем же на Ории. Финансовые вопросы нас не волновали: на тайных счетах денег оставалось предостаточно. Гарриет родила здорового мальчика. Его назвали Карл, в честь деда. В этот день наша семья собралась на берегу моря, как когда-то давно. Джошуа опять достал где-то настоящие дрова, и вкусный аромат шашлыка разносился вдоль пляжа, на котором все отдыхали.
  - Елена! Заканчивай плавать! Сгоришь на солнце! - прокричал я.
  - Но Лайо! Я же вся в креме! Не сгорю! Мне так хорошо! А ты хочешь все испортить! - прокричала она в ответ.
  Я понял, что просить бесполезно, и пора самому ее вытаскивать. Я молча поднялся и посмотрел на нее. Она лежала на воде, раскинув руки по сторонам. Казалось, будто ее хрупкое тело вообще существует отдельно от ее большого живота. Я вошел в воду и подхватил ее на руки.
  - Елена, я знаю, что так твоей спине легче, но если ты сгоришь, хуже будет только Омнии.
  - Ладно, опусти меня, я сама пойду в тенек.
  - Не нужно, я тебя занесу.
  Она обняла меня и прижалась.
  - Я так устала, Лайо. Поскорей бы Омния уже родилась.
  - Ничего. Осталось совсем немного.
  Вдруг маленькая пяточка пнула меня в живот.
  - Ох! - вырвалось из Елены.
  Это была наша дочь. Мы уже привыкли к тому, что она очень активный ребенок. Я не мог не засмеяться:
  - Если она сейчас так держит удар ногой, что будет, когда она вырастет?
  - Сначала пусть родиться, - подытожила Елена и поцеловала меня в щеку.
  Когда мы подошли к навесу, все уже были в сборе.
  - Дети, шашлык готов! - сообщила мама.
  Я опустил Елену на шезлонг и присел рядом с ней на песок. Гарриет крутилась возле обеденного стола с нашей мамой и матерью Елены. Братья с отцом насаживали новые порции мяса на шампуры. А Джошуа, как павлин, расхаживал вокруг с Карлом на руках.
  Смотреть на них всех было так приятно! Будто ничего не случилось восемь месяцев назад.
  Все еще оставались на пляже, когда мы с Еленой решили пойти в нашу комнату. Она сразу приняла душ и легла в постель на бок, подложив под живот подушку. Я лег рядом и обнял ее.
  - Лайо, я хотела рассказать тебе.
  - О чем, родная?
  - О своем прошлом.
  - Ты думаешь, что готова?
  - Я уже давно готова, только рассказать собралась сейчас, - она засмеялась.
  Я зарылся в мои любимые волосы и уткнулся носом в ее шею.
  - Можешь начинать.
  - Я помню своих родителей только по фотографиям, которые мне показывала сестра. Мы выросли вместе с ней в одной из комплексных лабораторий. Я всегда была очень способной, практически одной из лучших среди своих сверстников. В семь лет мне сделали эти татуировки. Помню, я так ждала того дня! Гордилась своими знаками!
  - Ты была счастлива тогда?
  - Да, очень! В детстве я думала, что когда вырасту, стану одной из членов сопротивления, отомщу за своих родителей. Но сестра все время говорила, что я должна получить образование, завести семью и жить своей жизнью. За это погибли отец с матерью. Но разве я ее слушала? Мое детство закончилось в тот день, когда утром в наш центр ворвались люди в черных масках. Я никогда не забуду их синие глаза. Они проходили от комнаты к комнате и убивали всех, кто встречался на их пути. Я спряталась в тумбочке возле кровати. Мою соседку пристрелили у меня на глазах. Помню, что тогда все мои мысли сконцентрировались на Елене. Я должна была ее найти. Я вышла из комнаты, и побежала в то крыло, где она жила. Я помню, как двери мелькали перед моими глазами. Наконец, я добралась туда. Коридоры были пусты. Я заглянула в ее комнату - никого. Тогда я стала бегать и заходить во все двери подряд. Я звала ее, но там никого не было. Я уже добежала до конца коридора, когда один из людей с черном появился за моей спиной.
  "Ты не меня ищешь?" - язвительно спросил он. А потом приставил пушку к моей голове и повел в другой корпус. Голоса детей становились все громче, пока я не поняла, что их обладатели прямо за следующей дверью. Мы вошли в огромный зал, который был битком набит такими же, как и я. Этот мужчина вывел меня в центр этого зала, а потом достал из кармана небольшое взрывное устройство и вложил мне в руку. "Это бомба, детка, -сказал он, - сработает через пять минут. Она реагирует на температуру твоего тела, и если ты, крошка, бросишь ее раньше, все это здание тут же взлетит на воздух. Так что в твоих руках жизни всех этих уродов. Ты ведь постараешься для них?" - он рассмеялся.
  И я стояла там с этой штукой в руках. А все остальные с криком убегали прочь. Я слышала, как кто-то отстреливает их на выходе. Но всеобщая паника будто парализовала их мысли. Они не думали, просто бежали прочь. И вдруг, я увидела ее.
  - Елену?
  - Да, она пробивалась сквозь толпу ко мне. "Дай ее мне", - сказала она. Я ничего не соображала, просто протянула к ней руку. Она аккуратно взяла ее и высвободила мои пальцы. "А теперь беги в другое крыло, оттуда по пожарной лестнице спустишься вниз".
  "А ты?" - наивно спросила я. "А я сейчас избавлюсь от нее и побегу за тобой". "Ты знаешь как?" "Конечно, моя дорогая! Я ведь опытнее тебя". "Ну, тогда поспеши! Я буду тебя ждать внизу". "Хорошо, солнышко. Я люблю тебя! Беги!". И я побежала. Без оглядки. Я неслась вперед, распихивая всех на своем пути. Я уже почти спустилась вниз по лестнице, когда прогремел взрыв. Осколки стекла больно ударили в спину, и меня невидимой силой понесло вперед. Когда я очнулась, лежа на земле, здание уже догорало. Вокруг метались норды, оказывая помощь выжившим. Я осмотрелась: Елены нигде не было. Я стала выкрикивать ее имя, пока не поняла, что не слышу свой собственный голос. Слезы застилали мне глаза. Только в тот момент я поняла, что она и не собиралась избавляться от бомбы. Она просто забрала ее и ждала, когда настанет ее час.
  Елена плакала, говоря об этом. В моей голове не укладывалось, что кто-то вообще способен сотворить такое. Еще хуже становилось от того, что это были сверхновые - порождения моих предков.
  - Елена, что я могу для тебя сделать сейчас? Только скажи. Все что угодно. Я бы хотел забрать эту боль у тебя, но ты же знаешь, что я не могу.
  - Лайо, я не хочу, чтобы ты ее забирал. Я понимаю, что сестра отдала свою жизнь за меня для того, чтобы я смогла найти тебя, родить Омнию и еще двоих детей, если ты захочешь, и жить счастливо дальше. Этого она хотела для меня. Этим я обязана ей.
  - Я люблю тебя, Елена. И я благодарен судьбе за то, что пропустил те пары в университете, чтобы встретить тебя и твоего брата.
  - Я тоже люблю тебя, Лайо. И благодарна Джошу за то, что он взял меня тогда с собой.
  Она повернулась ко мне и нежно прикоснулась к моим губам. Через несколько минут она уснула, а я остался с ней, чтобы охранять ее чуткий сон.
  
  Эпилог
  
  Омния родилась через две недели после этого разговора. Маленькая, здоровая девочка с темными волосами, чуть вздернутым носиком и прекрасными синими глазами. И держа своего ребенка на руках, я думал о том, что, возможно, моя дочь будет жить в том идеальном мире, за создание которого погибло так много ни в чем не повинных людей. Мира свободы и защищенности, которые не будут зависеть от того, какие у нас глаза, волосы или гены. Мира, в котором слово "раса" не будет иметь социального подтекста, а станет обозначать только существ, принадлежащих к одному с нами виду.
  
  
  
  1
  
  
Оценка: 6.30*45  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"