Весна Дарья: другие произведения.

Василиск

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Выгнали с позором из Академии магии? Предложили должность Придворного мага, на которой никто не удерживался дольше года так, что ты не в силах отказаться? Ну и вот как тогда поступить в Университет ЭкспериМентальной магии, ради которого училась столько лет, когда все против тебя? Придется пойти по трупам собственных идеалистических представлений о мире и еще нескольких магических чудовищ. А что, если ситуация, в которую ты попала предопределена Свыше, а то и... хм, Сниже? И они пока так и не разобрались, кто первым начал? А вот и не подерутся! Хорош уже - довольно нашкодили. --------------------------------------------------------------------- Обновлено: 25.04.16

  "И почему ты только такая неправильная?" Все детство мама задавала мне этот риторический вопрос. Зря задавала. В итоге я так привыкла быть неправильной, что другой жизни уже не представляла. И вот моя неправильная история. В правильной истории подходящий для свадьбы мужик выдается в награду за подвиги. Мне сие сокровище досталось в наказание. И именно это сокровище стоит на пути между мной и Университетом ЭкспериМентальной Магии и мне его нужно одолеть!
  Досталось это наказание за фигурное отчисление с третьего курса магической академии. А меня бы и не отчислили, как бы скверно не сдала экзамен по специализации "Боевая магия". Я слово волшебное знаю: "Пожалуйста". Ну, кое-какая прикопленная денежка тоже бы помогла. Исполнение заветного плана, когда я с четвертого курса Академии Магии и Словословия с бакалавром факультета "Боевая магия" перевожусь на второй курс Университета ЭкспериМентальной Магии с лучшими оценками по всем предметам (кроме профильного) благополучно перевалило середину. Разумеется, на "неважнецки" по Боевым Действиям "внимательно посмотрят", но для меня это честно заработанная оценка! Ничего не поделаешь, именно факультет Боевой Магии давал больше всего практики по всем дисциплинам в сочетании с хорошо поданной теорией, которой просто-напросто не все ученики уделяют должное внимание. Проанализировав учебные планы всех факультетов, я пришла к такому выводу еще до поступления и шустро ринулась исполнять недоб... замысленное то есть.
  Вообще чтобы попасть в Университет ЭкспериМентальной Магии нужно не просто уметь показать пару фокусов или продемонстрировать магические способности. Туда принимают лучших из лучших, а выходит оттуда элита магического сообщества. Большинство Придворных магов учились именно там. Но для меня это мелочи, самое главное - обучение в нем открывает дорогу к карьере мага-ученого. Университет это маленькое государство и у него есть превосходный экспортный продукт, за который готовы платить многие: большинство новинок в сфере новых заклинаний и зелий создается именно там. Пребывание в Университете позволит мне не только получить новые знания, но и... создать их.
  Какое-то время все шло хорошо. Я получала отличные оценки за выполнение боевых заклинаний и теоретические основы всего, что было в программе, ставила прекрасные щиты, отсиживалась в кустах на Боевых Действиях, став асом маскировочных заклинаний, приторговывала зельями собственного изготовления из учебника за пятый курс, гадала на ярмарках по праздникам (вооот такая очередь стояла), готовилась сдать экстерном экзамены за первый курс Университета и... тоже вот. Все-таки провалила экзамен на проф. пригодность.
  Задание для каждого третьекурсника было универсальным. Мы по очереди определенной жребием выходили на арену и должны были уложить предложенного монстра (или хотя бы продемонстрировать свою технику боя и показать творческие идеи как можно одолеть противника) и... уцелеть в схватке. Тем более, что справится шансов было мало. В первом семестре третьего курса на экзамене по "Боевой магии" ученики первый раз за всю учебу должны были сражаться с драконом. Второй раз - на выпускных экзаменах. Вот тогда-то мы и должны были показать, все что умеем. На третьем же курсе возможность смертельного исхода даже не упоминалась в контракте дракона. Знаете ли, в истории академии убить дракона удалось лишь трем выпускникам, так что нанятый дракон за свою шкурку шибко не беспокоился. А вот подзаработать лишний кус золота они все любят. Каждый год в итоге затевают тяжбу с Академией, описывая полученными ими, сиротинушками, нечеловечески серьезные повреждения и требуя доплаты. А ректор каждый год клянется заменить дракона на выпускном экзамене на мантикору, но на следующий год все остается как прежде. Традиция ведь!
  Вот за дракона меня и выперли. Да что я такого сделала?!!! Каждый выживает, как может. К экзамену я подготовилась тщательно, все просчитала. А идею по одолению дракона почерпнула из своих любимых "Мифов Греции". Есть такая фентезийная серия про волшебный мир Земля, жители которого, очевидно, не отличаются особой фантазией, раз так скромно его назвали. Даже орки свой захолустный край назвали Спадняя земля, чтобы повыпендриваться. Не знаю уж что это значит: то ли что там можно ходить в одном исподнем и это круто, то ли что кто к ним слишком хорошо одетым придет без штанов и останется, то ли что у них павших захоранивать не принято, или наоборот - падших захоронят первыми причем живьем, или вообще слово как-то неправильно сорганизовали, но старались - факт. Так вот, в одном из этих мифов хитро... умному ловкачу Одиссею нужно было преодолеть море полное сирен - прекрасных девушек, которые своим пением увлекают моряков за борт и безжалостно топят (вот могли бы назвать Безжалостная Земля, могли). Одиссей вывернулся. Придумал как. Вот и я подумала, что музыку можно использовать подобным образом в своих корыстных целях.
  Купив на базаре красивую перламутровую морскую раковину (продавец cjdtcnm. клялся, что из того самого моря с сиренами чуть ли не самолично утащил, а сколько нырял, сколько нырял), я закрыла в ней колыбельную, исполненную моей знакомой. Голос у нее просто чудесный, да еще и пела она своему маленькому сыночку. Сыночек - любимый и единственный и... очень шумный, когда не спит. Но это далеко не все. Три ветреных дня беготни по лесу и в раковине поселился шепот самых сильных сонных трав (моя творческая идея). Красоту голоса я усилила манящими чарами настроенными только на драконов (неделя в библиотеке). Пришлось постараться, чтобы не усыпить экзаменаторов, себя и досужих зрителей вместе со зверушкой. Ну, себе я по примеру Одиссея все-таки заклеила ушки воском, вдруг не сработает, а экзаменаторов не жалко - они проф. маги, сами себя спасут.
  Наведя маскирующие чары, чтобы не дразнить похрапывающего дракона, я прокралась очень близко к голове змея. Мой черед был последним, дракону наскучило пыхтение учеников и он с нарочито трагичной мордой пав на песочек, подремывал в тенечке трибуны. Подходить близко даже невидимкой особо не хотелось, но выбор был невелик - либо подкрасться поближе и усыпить быстро, либо классически начать издалека и убегать по арене от засыпающего дракона, когда он начнет догадываться, что дело не чисто. А уж зверьки они догадливые, а иной раз просто гады - подвид такой! Если сильно разозлится, он может и огнем полыхнуть так, что огнезащитный плащ не поможет, хотя обычно с третьекурсниками драконы до такого не доходят - им хватает и легкого фырканья, от которого большинство учеников сбивает с ног и тащит по арене. До ближайшей стенки.
  Чары сработали идеально. Прекрасный женский голос поплыл над ареной, а равнодушный дракон так и не смог открыть глаз, погрузившись в глубокий сон. Довольная я скинула чары невидимости, сняла душный огнезащитный плащ и уселась на лапу дракона: ноги не держали. Я покосилась на спящего дракона. Какой красавец! Серебристый дракон, усыпанный мелкими бриллиантами, переливался на солнце всеми цветами радуги. И почему его считают самым опасным драконом современности? Не удержавшись, я потянулась к его морде и чмокнула в носик. Как свою кошку. Разумеется, в этот момент моим поведением руководил... стресс.
  На мою безоговорочную победу в Академии отреагировали... по-разному. Кто-то откровенно потешался над умильной картинкой: блондинка в розовом платье усыпляет грозного дракона, а потом целует его в мокрый носик. Перепало не только дракону, но и мне: пришлось скрипя зубами учиться терпеть насмешки от "нормальных людей", которые "до такого бреда бы ни в жисть не додумались". Раньше нормальные люди меня просто не замечали. Я прилагала для этого много усилий. Потому как страшнее нормальных людей, только "самые нормальные".
  Вторая часть восторженных зрителей откровенно и презрительно плевалась: как Такую терпят на боевом факультете? Да, на немногочисленных подтянутых спортивных девушек-боевых магов я не походила совсем. От далекого эльфийского предка мне достались: романтическая внешность, уши подозрительной формы, веселость, прыткость и легконогость, но вовсе не высокий рост и способность хорошо обращаться с оружием, а лишь ловко от него уворачиваться.
  Больше всех причитал дракон: - В розовом платье? Поцеловала?!! Меня?!! Она воспользовалась моим сонным состоянием! Она опозорила меня на все тридцать три царства! Кто теперь будет меня боятся? Да гномы меня засмеют, когда я в следующий раз к ним прилечу за данью!!!
  В общем, арестовали дракона. За крохоборство официально именуемое "Грабеж, разбой и вымогательство у суверенных народов". Оказалось, что на Граббурлина Ирхона Нехтского, как звали моего дракона, давно точили зубы некие светлые силы, олицетворяющие собой закон и справедливость в нашем многострадальном подлунном мире. Зуб-то они точили, но доказать ничего не могли, пока он сам вот так глупо не сознался со злости. Граббурлин пытался потом все отрицать, но было поздно и, применив заклинание прояснения истины, светлые силы использовали все сказанное против него.
  Вот так я извела самого опасного дракона современности. А я же его как любимую зверушку! Я же не со зла! Я по глупости. Я еще долго потом переживала.
  ***
  Результаты сдачи мною экзамена рассматривали две недели. Ректор Викантус Амелин Бро, зная о моих далеко идущих планах (в свое время мне пришлось честно ему ответить на вопрос: 'Что ты тут делаешь, девочка?'), событие старался замять, но огласка получилась знатная. Еще этот суд над бедолагой-драконом. Я подозреваю, что ректор просто был рад отомстить хоть одному змею за их 'юридически оправданные' вымогательства. Собранная комиссия проголосовала за мое отчисление большинством голосов. Ситуация была просто кошмарной. Из стабильно создаваемого будущего меня резко вынесло в позорное настоящее. Меня выгнали из Академии, поступить в Университет теперь не светило, на меня показывали пальцем все маги, кому не лень. Вон, мол, та, в розовом, которая под музыку дракона уморила. Некоторые студенты даже нахально предлагали продать\подарить мне гусли, свирель или мандолину, авось усыплю еще кого, можно на ректоре вот опробовать. А парочка злыдней пообещала показать, что такое меч и как за него надо держаться. Я предложила им в свою очередь рассказать о желании показать что бы то ни было городничему на площади - ему виднее что можно показывать в общественном месте, а что нет. И ежели окажется что не так, он их вежливо пожурит в воспитательных целях. Хотя, может, стоило просто фыркнуть на них - стенка рядом была? Да, и кто его еще знает, что подумали на этот счет драконы. Хотя они жуткие индивидуалисты и вполне могли просто позлорадствовать над неудачей соперника.
  Что делать дальше тоже было неясно. Возвращаться домой? С позором? Мать будет укорять моей неспособностью 'сделать хоть что-то нормально' и попрекать дикими решениями, одно из которых учеба в Академии Магии и Словословия (если бы еще на факультет Словословия поступила, а то ведь...). То ли дело старшие сестры, которые вышли замуж за богатых и приличных! Или моя стезя - это варка зелья от простуды и предсказания на ярмарках? То, что радовало возможностью немного подзаработать денег на текущую жизнь, удручало в качестве единственно возможного будущего. Дома... дома мне бы пришлось работать в строящейся таверне родителей, где фактически заправляла мать, которая расчетливо терпела моего отца ради лучшей жизни. Я сомневаюсь, что она у нее когда-либо наступит (какая такая лучшая жизнь среди несчастных людей?), но это к делу не относится... Дома был Кай, которого я оставила ради Академии и своего призвания. Настолько важного для меня, что презрев первые ростки любви к нему, я уехала учиться в Кред. Сожалела ли я об этом? Не сожалела. Какое-то время. Пока он не женился на местной красавице Арилле, отличной девушке. Тогда стало больнее. И проще. Но домой я бы не хотела возвращаться никогда.
  Зато в то время ко мне наконец-то пришла мысль, что я не так отличаюсь от моей матери, как... мне бы хотелось. Она меня напугала. И она же спасла. Холодный голос в голове в ответ на нее сказал: "Что, нажив проблем здесь ты, поджав хвост, стала сожалеть о содеянном? Не ошибается тот, кто ничего не делает, но если бы никто ничего не делал, мир был бы полон ходячих мертвецов. А тот, кто считает себя всегда правым - врет сам себе". Почему-то это придало сил жить дальше.
  На следующий же день случилось чудо: ректор позвал меня к себе на прием. Я уныло, но уже спокойно собирала бумажки призванные подтвердить, что я проучилась три курса и ничего не задолжала академии из ее материального и нематериального имущества (как-то один студент умудрился спереть факультетское привидение) и ожидала, что речь пойдет о чем-то подобном. Ну, не извинятся же от лица академии он собрался! Скорее всего, придется 'выворачивать карманы', ну, или душу, отвечая на вопрос: 'И зачем только ты это сделала?'
  Первое, что я заметила в кабинете ректора - это моя старательно зачарованная раковина. Раковину очень хотелось оставить себе, но я подозревала, что Викантус еще попрется с ней в руках на заключительный суд над Граббурлином с черствыми намерениями. В истории с арестом преступного дракона Бро явно оказался на стороне светлых сил. Ректор перехватил мой взгляд и поспешно задвинул искомый предмет за какую-то безделушку на столе. До неприличия ловкие и проворные пальчики у нашего ректора. Впрочем, как у многих отличных магов - нам ручонками иногда такое приходится творить - и фокусники и карманники позавидуют.
  - Здравствуйте, господин ректор!
  - Доброе утро, барышня. Садитесь.
  Я поняла, что ничего хорошего мне не светит, раз он так приподнимает общественный статус моей семьи, называя какую-то девчонку барышней, и села на указанный стул. Ректор молча и нелюдимо смотрел на меня. Я легко улыбнулась ему и приоткрыла глаза, чуть подаваясь вперед и приглашая к разговору. Прием сработал безотказно. У людей в такие моменты срабатывал инстинкт - можно общаться.
  - Милая барышня, я хотел поговорить с вами о вашем бедственном положении. Вам теперь нужно найти какое-то место в жизни. - Псевдосочувственным голосом начал решившийся на разговор ректор.
  Откуда только узнал про мое бедственное положение? Уверена, что и фамилию мою он не помнит. Неужели все-таки обращал внимание? Холодный голос в голове бормотнул: "Не помнит фамилию. А раз не помнит, значит, никто за тебя податок не платил, даров не носил, а значит и положение у тебя незавидное". Я погрустнела, а Бро понял, что попал в точку и расслабился. Сейчас начнет из меня веревки вить. (Видели бы вы, что он с попечителями Академии делает!)
  - У меня есть одна отличная идея. Она прекрасно подойдет такой обаятельной и целеустремленной девушке, как вы. На днях Император Василийский прислал мне письмо с просьбой прислать человека на должность Придворного мага...
  Ректор выжидательно замолчал, чтобы я смогла оценить размах идеи. Я оценила. В Академии об Императоре Василийском и его очередном Придворном маге ходили анекдоты. И было из-за чего: дольше года на этой должности никто не задерживался. А вот сейчас новенький не протянул даже этот срок и дал деру в неизвестном направлении. Обычно кого-то распределяли в Придворные маги в конце, а не в середине учебного года. Обычно кого-то распределяли в Придворные маги в начале учебного года Кого не жалко. Нелюбимчика какого-нибудь захолустного.
  Ходили слухи, что эту должность проклял один чародей, которому отказали от места, но лично я готова поклясться, что никакого такого проклятия в помине не существует. Просто нынешний император и сам настолько хороший маг, что посторонняя помощь ему нужна, как дракону второй хвост, третье крыло и первая совесть. Это я знала точно. Император и был одним из тех троих, кто сподобился укокошить дракона на выпускных экзаменах. Перед своим собственным экзаменом пришлось изучить много фолиантов о способах противодраконьего боя, в том числе и отчеты о выпускных экзаменах. Но его способ - затяжной бой с разозленным драконом, с применением почти полного арсенала боевых заклинаний, а дальше по-старинке: "Мой меч - твоя голова с плеч" мне как-то не подошел. Наверняка наше Императорское Величество своего Придворного мага ни во что не ставит, и его безнаказанно кушают придворные. Я искренне считала, что при Дворе обретаются сплошь коварные и злокозненные типы, готовые кого угодно сожрать за возможность подобраться поближе к трону. Возможно, Придворный маг у них считается деликатесом. Хотя... если они их уже который год едят... вдруг надоело, прямо от одного вида воротит? Надеяться я себе никогда не запрещала. Я вообще себе мало что запрещала.
  Постаравшись никак не отреагировать на слова ректора, я прятала глаза в бумажках на его столе, чтобы он не понял, о чем думаю. Но в качестве хоть какого-то ответа все же дернула губами и понимающе кивнула головой. Пусть думает, что вспоминаю анекдоты. Или вхожу в его положение.
  - Так вот... - нервно и быстро облизнулся ректор, - он начинал чувствовать себя спокойнее благодаря тому, что я не протестовала, - Почему бы вам не поработать на него пол года-год? Как получится. В конце учебного года я всегда могу найти нового желающего, если вас что-то не устроит.
  И после этого ректор начал рассказывать мне душещипательную историю, как его давний знакомый Император Василикии и Карпатии Васил VII прислал ему слезное письмо с просьбой прислать лучшего мага выпуска. (Пришли мне кого угодно, хоть недоучку, лишь бы управляем был - прочитала я между строк. Ну, Викантус и расщедрился: собрался послать ему меня. Недоучку.) Как тот хорошо платит за (моральные страдания) работу на благо Василийской Империи, как трепетно заботится о своих подчиненных (сбегают они от него по ошибке).
  Я еще жальче вздохнула и свесила голову.
  - Ничего, - уговаривал ректор. - Год работы на Императора тебе зачтут (как за десять лет работ в Исправительных Копях) за два года учебы в Академии и я лично выдам рекомендацию в Университет. Тебя примут непременно (если выживешь)! Да ведь Васил VII сам учился в Университете после нашей Академии (и она осталась жива в отличие от дракона?).
  Ладно... все-таки что-то обо мне (то, на что можно надавить) ректор помнит. Главное, чтобы не забыл об обещанном. Печально улыбнувшись, я согласилась на этот ужас и меня быстренько отпустили собирать вещички (вы выезжаете сегодня, через час карета будет подана, все бумаги окажутся у вас на руках, я обо всем позабочусь).
  "Позабочусь". Я-то слышала, как это гад свалился под стол и чуть ли не взвыл от смеха, когда дверь за мной закрылась.
  - Ыыыыхы... хотел бы я.... ых-хы-хы.. посмотреть, кто кого из них... перецелует! Ыгы-гы-гы-гы-гы... Ф..ффф... живых останется только один!
  Зря я тогда подумала, что это образное выражение.
  Интересно, не поставит ли мой заботливый руководитель на поток расправу с помощью моей драгоценной персоны над неугодными ему личностями? Есть ли еще недруги у ректора Бро? Или только дракон, Император и... я?
  ***
   Выехали мы, конечно, не через час. Я еще долго тянула время, чтобы подумать, как выжить при дворе и какое первое впечатление нужно произвести для этого. Поэтому в дверь комнаты, которую я снимала у одной простоватой, но хитрой старушки-предпринимательницы (самогонщицы то есть), долго стучались, представлялись императорским засланцем, а я кормила засланца минуточками и рылась в вещах. Их вроде бы у меня немного, но какая девушка за час соберется? Тем более собирающаяся съезжать из своего временного жилища навсегда.
  Что-то из бытовых вещей даже пришлось подарить домовладелице, и из-за этого я была честно зла! На мои намеки вернуть плату за полмесяца проживания, она стойко не отреагировала. Даже начала намекать в отместку, что не мешало бы доплатить за беспокойство от засланцев. Вот тогда-то я торжественно вручила ей свои плошки-ложки-тазики, хотя тазик хотелось надеть ей на голову. Возможно, это ее даже украсило бы. Старушенция быстро припрятала оттаданное и отправилась ругаться с засланцами. Зато выиграла мне немного времени на сборы.
  Слушая храбрый безоговорочный мат домохозяйки, я закидывала в сундуки последние вещи. Засланец старался ей что-то ответить разумным тоном, но все равно получалось, что неправ именно он. К счастью, когда я вылезла из комнаты и повелела помочь с сундуками, засланца посмотрели на меня не с ненавистью, а с сочувствием. Возможно, мой скорректированный внешний вид этому помог, а возможно они так живо представляли детали моего совместного проживания с Малюлей Платовной, что начали побаиваться и меня. Поэтому до конца поездки старались со мной не общаться, но быстро выполняли все просьбы. А, может, они просто тоже слышали про дракона и ожидали с моей стороны какой-нибудь непотребной каверзы. К тому же они наверняка на въезде в город пообщались с младшим братом Малюли Платовны, служившим ключником на городских вратах. Я бы на их месте думала, что в этом сумасшедшем городе все такие.
  К встрече с императорским двором я тщательно готовилась все время поездки. Качественные сплетни, к сожалению, собрать не удалось - не с теми людьми общаюсь, и, просто некогда было. А простому люду, увы, чаще всего впечатление о власти портит сборщик налогов. Хотя шибко плохого об Императоре в народе не болтали и то соль. Зато историей рода Василийских удалось разжиться. Я всегда все стараюсь продумать заранее. Ну, почти все. А куда деваться? В незнакомой, нестабильной обстановке я теряюсь и делаю глупости, поэтому слава Боевого мага мне не светит вдвойне. А вот хорошо запланированные и продуманные действия обычно удаются на славу. Может, попробовать начать писать планы военных кампаний и продавать их на аукционе?
  Итак. Василийская империя, она же Василикия и Карпатия. Что знаю о ней? Ну, я в ней живу, поэтому кажется, что знаю все. На деле же... знаю лишь малую ее часть - южную часть Карпатии. Я там родилась. Маленький городишко Фарпий, затерявшийся у моря близ невидимой границы Карпатии с Василикией, даже название у него василийское. Некогда основан василийцами, не раз переходил из рук в руки до тех пор, пока обе страны не объединились в единое государство. Городишко, в котором благодаря эльфийским генам я выглядела как помесь карпатов (их у меня в роду было много, но благодаря причуде природы на мне эта часть помеси почти не сказалась, разве что в низкорослости), василийцев (исконно зеленые, травянистые василийские глаза ни с чем не спутаешь) и еще невесть кого, но никто не уделял этому ни малейшего внимания - на приграничье кто только не топчется, там полно всяких разных. А вот приехав в Раскату - неофициальную столицу Карпатии сразу стала выделяться на общем фоне черноглазых, смуглых карпат. Сначала никакого определенного дискомфорта это не принесло, но потом я поняла, что как минимум меня хорошо запомнят благодаря нетипичной внешности, да и в толпе хорошо заметно.
  Нет, сильно такие отличия никого не волновали (а в сомнительных местах, где водились недовольные делать мне было нечего) - деловитые, ухватистые карпаты, после объединения двух стран, ринулись торговать с Василикией и через нее с западными странами, а посему успели нахватать василийский жен и попривозить к себе. Василикия и Карпатия жили в ладу. Более воинственные и, как я поняла уже в Академии, более культурные и образованные василийцы, стали надежной защитой трудолюбивым карпатам. Языки начали сливаться давно, с уклоном в сторону василийского, как более способствующего торговле с западом.
  Правящие династии двух государств в свое время объединились настолько надежно, что междоусобиц ждать не приходилось. Такая надежность обеспечивалась продуманной системой престолонаследования: наследником престола становился тот отпрыск рода, в независимости от того сын это или дочь, который либо сам был достаточно разумен, чтобы удержать власть и не злоупотреблять ею, либо привести в род такового, что давало возможность породнится с самыми разными семействами. Разумеется, предпочтение отдавалось старшим детям, но бывало всякое. При этом каждый следующий брак по возможности поддерживал василийско-карпатский союз: если во внешности наследника преобладали гены василийцев, его супруг или супруга были карпатами, если же карпатские - наоборот. Это же позволяло особо хватким личностям претендовать на трон не по праву рождения и иногда этих личностей таким образом действительно прикрепляли к власти (или избавлялись от них по-тихому, если таковые были слишком опасны).
  Я подозреваю, что такой хитрый трюк могли придумать только василийцы, так как карпатские правители некогда настолько погрязли в мздоимстве решая вопросы престолонаследия и брака, что результат чуть не захватили восточные кочевники в три дня. (Да! На истории я не так отчаянно зевала, как на географии). Как раз в этот момент василийцы и вразумили кочевников, а потом, воспользовавшись этим моментом, и сделали соседям взаимовыгодное предложение. Карпаты смекнули, что таким образом они приобретут новые возможности для торговли и охрану, которая не сбежит в самый неподходящий момент ухватив то, что плохо лежит и затоптав посевы. Дочь тогдашнего царька была выдана за короля Василийского, он тут же стал Императором Василикии и Карпатии (жадноватого карпатского царевича кто-то прозорливый прихлопнул в схватке) и вот как все удачно сложилось. В сердце новой Империи отгрохали новую столицу Васил-Карому и зажили на новый лад со старыми ухватками.
  Правящая династия... В честь первого Императора каждого сына в ней называли Василом и присваивали порядковый номер (чтоб не потерялся в истории) при этом полное имя звучало, разумеется, чуть длиннее и имело каждый раз новое окончание (чтоб не путать дома, за столом). А мужчинам, вошедшим в род через женитьбу, давали новое имя. Женщинам же наоборот - каждое имя называлось с "Кар", имело свое окончание и никогда не сокращалось (еще бы - получилась бы просто неприглядная кличка), но у жен Императоров имена оставались прежними, чем подчеркивалось, что власть в государстве все-таки принадлежит мужчинам.
  Правит сейчас Император Васил VII, а вот полное его имя я где-то прогуляла. Думаете, меня в начальной школе интересовали Императоры? А книжечка раздобытая писана была лишь до Васила VI, Василинием именуемого. Был он Василом не по крови, а удачной сделкой Васила V со своей совестью - хваткому карпату Нииколу принадлежал отличный кус земли на границе Василикии и Карпатии, который перешел к правящей династии, и сокровищница полная звонких золотых монет. Я подозреваю, что Василиния планировали отправить в мир иной после рождения законного наследника, но фокус не удался: Васил V умер раньше задуманного. Василиний ли ему в этом поспособствовал, время ли его вышло - не ведомо, но факт остается фактом. Хотя наследников у Василиния и Карины не было долго. То ли от этого, то ли еще от чего Василиний еще до смерти тестя начал злостно выпивать и за сим занятием умудрившись пережить и Васила V, и жену, умершую во время родов. Правление нового Императора, ставшего им в весьма молодом возрасте, могло оказаться сущей катастрофой - повышенные налоги, армия в загуле, ухмыляющиеся соседи и проч., если бы не Канцлер сумевший сохранить Империю вопреки гуляке Василинию и всяким там неприятным ухмылкам.
  По счастливому стечению обстоятельств помер Василий сразу, как нынешнему Императору минуло восемнадцать и он стал совершеннолетним. Налоги в честь праздника немного урезали, подданные обнадежились и повеселели и все остались довольны судьбой. Меня же лично перед приездом в "зимнюю столицу" Империи (родовой замок Василийского Императорского дома) такое везение "несказанно обнадеживает". Кто ж его знает насколько в принципе везет мужику в жизни? Судя по тому, как драпали соседи решившие наведаться к мальчику на коронацию в полном боекомплекте, очень везет. Впрочем, надеюсь, его везение не иссякнет в юности, а сохранится на долгие годы - очень хочется жить в мире и покое. Получится ли у меня узнать, сколько Придворных магов пресловутое везение Императора загнало в гроб или в бега в Пустынные земли? Судя по отсутствию слухов в народе - ни одного, ну а там кто его знает. Причины, по которым маги на должности не задерживались не оглашались, так что предположений была масса. Причем часть этой массы была темная, а часть - твороженная, да еще и с изюмом.
  Жаль, что меня не поперли раньше, когда государь совершал зимнюю инспекцию по приграничным гарнизонам и прочим военным объектам, попутно собирая налоги. Можно было бы обжиться до его появления. Похоже, что именно этой оказией воспользовался предыдущий маг, чтобы убраться оттуда по добру по-здорову. Нет, я понимала, что человек, сумевший не раз удержать Империю в трудное время и, если не способствующий ее расцвету, то не мешающий другим работать (Канцлер после смерти Василиния никуда не исчез, так что, возможно, судьба благоволила все-таки лично ему, а не Василу VII), окончивший два высших учебных магических заведения (второе из них только по спец. набору) не будет глуп, но может оказаться жесток, коварен или иметь другие причуды отравляющие жизнь его ближним. В какой атмосфере рос полусирота рядом с отцом, запивающим разум спиртным?
  В качестве защитной маскировки, я смыла золотой эльфийский блеск с волос заговоренной полынью и они стали скучного русого оттенка. Краски для лица припрятала в глубине сум. На себя напялила серое закрытое платье со слишком длинными рукавами, неподходящее по размеру и удобные грубоватые сапожки без каблука (зато спасаться бегством в них очень удобно). Серый объемный шарф замотан на слишком длинной шее, старенькое пальтишко скрывает фигуру окончательно. Волосы собраны в низкий хвостик, что делает уши не изящно-эльфийскими, а просто лопоухими. Вымученная улыбка вместо обычной доброжелательной или губы, собранные в гармошечку. В глаза не смотрим под страхом казни (выдайте этому мышонку норку и кусочек бесплатного сыра). Но никакого магического морока. Не та степь для таких фокусов. Глядишь, как-нибудь до прибытия нового олуха из свежего выпуска Академии и протяну. Нет, была мысль, что окажись Васил симпатичным мужиком, можно было бы и глазки ему состроить, но... псевдоразумный довод "куда уж мне" перевесил эгоизм и амбиции.
  Тряслись по дороге в зимнюю резиденцию Императора Василики и Карпатии в скрипучей карете мы... долго. Хорошо хоть мой переезд до места службы был оплачен. Я ошибаюсь или эта пара гвардейцев, которая таскалась за мной по пятам в тавернах присматривала не за тем, чтобы не побеспокоили какие лихоимцы, а чтобы я не смылась, не доехав до места? Зато присматривали они за мной хорошо, пристально. Один даже потащился за мной в сторону уборной на первом постоялом дворе, но как только я повернулась к нему, набрав в легкие побольше воздуха, чтобы вежливо попросить подождать меня где-нибудь в другом месте, как он, поморщившись, извинился и слинял сам по себе. Ну и ладно. Самопроизвольные чудеса в жизни мага - отрада его душа. Внутренний голос пытался подсказать, что в этот момент за моей спиной парниша явно увидел призрак Малюли Платовны, но я ему не поверила - Малюля Платовна еще всех переживет!
  Так или иначе, на каждом постоялом дворе меня ждала отдельная комната, сытный и вкусный ужин и порой даже мытье. Очень скоро мы с моими провожатыми выработали стратегически правильные отношения - они не трогают меня, а я - их. К счастью, они не протестовали, когда нужно было забежать в какой-нибудь магазинчик. В лавочку с травами и магическими ингредиентами за мной даже не зашли - подозреваю, они и знать не хотели, что я там затеваю или делаю. Или у них был печальный опыт посещения магических лавок вслед за доставляемыми Придворными магами? Если честно, я даже не знаю имен большинства моих провожатых, а имя главного засланца просто забыла. Думаю, когда я через полгода смотаюсь от Императора, они тоже мое забудут. Все шло хоро... все шло. Тьфу-тьфу-тьфу-тьфу-тьфу!
  ***
  Не знаю, в чем я прокололась с внешностью, но с действиями была в своем репертуаре. Зачитавшись "Лунной магией" во время поездки, я обещала себе, что... посмотрю на город, по улицам которого мы ехали, в следующий раз, когда пойду гулять. Мне не важно, зачем нас держат гвардейцы перед воротами. Вот дочитаю этот абзац и вылезу из кареты, присоединюсь к снимающему с крыши вещи кучеру и... на моем щелчке пальцами повторяющими нужный жест, дверь кареты распахнулась, что наконец-то вернуло меня в реальность. Книга из левой руки скользнула на колени, я обернулась и, предусмотрительно не поднимая глаз, исподлобья, уставилась на чей-то зимний камзол подбитый мехом, а пальцы правой так и застыли в воздухе. Побыстрее, пока не подумали чего шкодного, прижимаю правую руку к груди вроде как в изрядном испуге, встрепываюсь на ноги, роняю книгу на пол и снова начинаю рассматривать пришельца из-под ресниц одновременно пытаясь сообразить реверанс прямо в карете. Судя по скрытому веселью во внимательно смотрящих глазах мужчины, я его немало развлекла. Еще бы. Такой номер. Да на таких подмостках.
  Очень хотелось улыбнуться в ответ на эти не объявленные эмоции. Но вместо этого пришлось опустить уголки рта вниз и закусить губу. И снова кинуться в реверансы. Мужчина слегка поджал губы и поднахмурил брови. После чего, недолго думая, сунулся в карету, ухватил исполнительницу за талию и потянул на себя. Он уверенно спрыгнул с подножки кареты, а я, мелкими шажками семеня за ним, выпала оттуда спланировав животом ему на грудь в подставленные руки. Разворот. Он ставит меня на землю, а я, все так же дернувшись, глупо ударяюсь ему в плечо затылком от неожиданности.
  - Пойдемте, - приказ, отданный ровным тоном, был исполнен незамедлительно.
  Я, было резко рванула вперед, отрываясь от него, но мой спутник уже понял, что эта сумасшедшая не опасна только на поводке и, перехватив левой рукой чуть выше талии, крепко прижав к себе, потащил по мощеному двору к неприметной двери, правой рукой умудрившись толкануть какого-то нерасторопного парнишку с колчанами в руках. Кучер позади нас как-то странно то ли хмыкнул, то ли хрюкнул, но ничего не сказал и продолжил суетиться с котомками и сундуками.
  Вот здорово-то! - пророчествовала я самой себе. Скоро все забудут про байку с драконом, потому что переключатся на более свежие сплетни. Вместо "Лорелея и дракон" появится "Лорелея и мужик". А какими подробностями расцветят новый вариант моей легенды! Я вам не говорила, что, не просто поцеловала дракона в носик, а, наведя приворотные чары, чуть ли не умоляла его на мне жениться прямо на арене, а потом явно планировала грохнуть его ночью и, прихватив сокровищницу, слинять в Верувию? Я не говорила, а вот студенты Академии... А уж что вредные старушки на лавочках придумывали!
  - Ветерка покормите! - буркнул мужик в пространство и втолкнул меня в арочную дверь.
  Вот так я и познакомилась с Императором Василикии и Карпатии Василом VII. Приятную новость сообщила мне вынырнувшая откуда-то кругленькая старушка, радостно бросившаяся к мужику с криками: - Васенька! Вернулся! Я же говорила, что ночью сон хороший видела. Поймал что-нибу... - Пожилая женщина увидела в полутьме коридора меня в руках своего любимчика.
  Что-нибудь покраснело и постаралось просочиться подмышку Васеньке, и испариться. Спиной и затылком чувствовалось, что ему-то удобно меня так держать, но сама я себя ощущала неуютно рядом со слишком высокими людьми, подозрительно напоминая охвостье. Тем более мысль о том, что Васенькой здесь могут назвать только одного человека - другому такого имени просто не достанется, меня согрела настолько, что бросило в пот. Не тут-то было. Васенька покрепче сжал руку и подтолкнул меня к старушке.
  - Вот. Она, наверное, голодная.
  После секундного замешательства я поняла, что так меня представили императорской кухарке, а не объясняли старушке, как приручать свежепойманную добычу. Но по-началу я не разобралась и отшатнулась от женщины назад к Императору, который начал переносить вес с одной ноги на другую, немного наклонился вперед, чтобы сделать шаг и мы закономерно столкнулись. Васенька на этот раз невозмутимо обхватил меня сразу двумя руками (вторая обвила плечи и очутилась поверх груди). Столько меня незнакомые люди за всю жизнь не лапали! Объятья родных я еще как-то терпела. Недолго.
  Пару секунд повдыхав горький запах полыни на моих волосах и, видимо, подумав, что со мной делать дальше (отойти на два метра), он все-таки аккуратно выпустил меня, осторожно отстраняя руками за плечи в сторону женщины.
  - Иди с Таной, - достаточно мягко сказано.
  Интересно, что он там показывает ей глазами за моей спиной? Старушка таращится на нас\меня, как будто я все же сперла привидение с факультета и притащила его в замок. Но я пошла.
  ***
  Старушка по имени Тана, правда, оказалась не совсем кухаркой, а кем-то вроде неофициальной экономки в зимней резиденции Императора. Судя по ее восторженному лепету бедный сиротка (он же тот здоровый лоб, который меня таскал) был не просто Сыном Неба и Земли, Божественной сущностью сниспосланой нам и так далее, а самим Богом и Ангелом в одном лице (и, подозреваю, Аццкой Сотоной с точки зрения его врагов). А все оттого, что Богом был его отец, а Ангелом - мать (остается предположить, что Сотона его воспитывал).
  Самое главное, я узнала, что Император\Васенька с утра уехал на охоту с одним милым юношей\несносным олухом и что Тана выбежала его встречать, так как без добычи он обычно не возвращался. Главным это было для Таны. Меня в это время терзала мысль, что знакомство с Императором моей страны прошло как-то не так, как это должно было быть в жизни исходя из логики вещей. Наверное, Жизнь существо нелогичное. Я совсем не поняла вот этот ее поступок.
  В процессе общения выяснилось, что звать меня Лорелея, но для боевого мага это имя не подходило совсем и я от него отвыкла, приехала же издалека и здесь ненадолго. После этих слов Тана немного помолчала, странно глянула на меня, но ничего не сказала. Я поспешила улыбнуться, чтобы сгладить неприятную правду и спросила насколько холодные здесь зимы. Я считала, что в это время года должно быть намного холоднее, чем в Раскате. Оказалось, что зима выдалась довольно теплая, а так-то зимы действительно холодны и неуютны.
  Попутно меня накормили блинчиками с вареньем (вся кухонная челядь в это время старательно глазела на меня исподтишка), печеными яблоками, ватрушкой с сушеными сливами (худая, бледненькая, в чем душа держится?). Моя попытка объяснить, в чем именно, по мнению Серпентина Савойского держится душа, была решительно прервана отваром шиповника с ложкой меда. Я не обиделась. Меня в таких ситуациях слушали редко. Люди не очень-то думают, когда задают интересные вопросы, не зная на него ответа, и не любят чтобы им указывали на этот пробел в знаниях. А потом мне выдали личного олуха, который проводил до предоставленной комнаты, поглазел, как я туда втискиваюсь и, судя по звуку шагов, 'побежал докладать'.
  Комната на втором этаже была просто чудесной! Небольшая, но уютная, с удобной кроватью, столиком и стулом около окна, узким шкафом и вместительным сундуком у двери. На окнах белые занавески и ковер на полу! А за маленькой дверкой обнаружилась уборная и даже крохотная ванна. Полазив под ванной и глянув на толчок, я обнаружила канализационные стоки. Похоже, в свое время замок был чудом инженерной мысли. Жаль воду приходилось доставлять вручную. Хорошо, что для мага и наполнение ванны водой и подогрев оной вещь легкодоступная. Не придется беспокоить слуг - у них и другой работы хватает.
  Мои вещи уже стояли возле сундука. Впрочем, многого там не было: предметы первой необходимости, кое-какая одежа и книги. На них-то я и тратила больше всего заработанных денег. Выхватив из котомок какое-то платье (розовое я затолкала в глубину узла), белье и, приведя их в божеский вид заклинанием (бытовые чары - мое спасение!), потопала в ванную. Вскоре раздался стук в дверь, и женский голос попросил разрешения войти.
  - Да, входите, - Я побыстрее нырнула в ванную - смыть с головы мыльный раствор.
  - Госпожа? - Вопросительным тоном протянула женщина в комнате.
  - Я в ванной. Моюсь!
  - О! Мы хотели принести вам воды. - Судя по робкому отношению девушки, слуги пока не знали, что от меня ожидать. Значит, Придворных магов тут съедают не сразу.
  - Я уже все... уладила.
  - Хорошо... - Нерешительно ответила она, будто все же ждала чего-то другого. - Скоро в зале начнут собираться к ужину. Император велел передать, что зайдет за вами.
  Опять Император? Тут такой высокий уровень сервиса? Интересно, смогу ли я уговорить его показать мне замок?
  - Я буду готова!
   - Благодарю, госпожа.
  А... я же теперь даже не барышня, а госпожа Придворный маг. Похоже, Император уже водит своих магов под личным конвоем. Нет, все же нужно будет срочно узнать при каких обстоятельствах исчез прошлый Придворный маг. Не было ли у них тут в конце-концов серии каких-нибудь таинственных убийств, исчезновений людей, или глубоких темных подвалов, откуда ночью слышаться подозрительные крики...
  Вытеревшись и одев бельё, я выползла из ванной. Выбранное до того сиротское платье не пригодилось. Единственным моим приличным нарядом было... розовое платье. Вытолкав его со дна сундука обратно и приведя в порядок это чудо портняжного искусства, я начала расчесывать и сушить волосы. Новый стук в дверь, четкий и громкий, испугал меня своей неожиданностью и силой. Нужно будет поставить какое заклинание ненавязчиво предупреждающее о том, что кто-то топает по коридору с дерзким намерением постучаться ко мне.
  Шустро скрутив волосы в низкий узел и напялив теплую необъемную шаль, я высунула нос в дверь. Новый камзол. Черный бархатный, теплый, но уже без меха, как на предыдущем. Приоткрываю дверь и делаю очередной реверанс. Глаза в пол. Блин, хоть раз рассмотреть бы его лицо со стороны получше, а то не узнаю при случае в толпе. Пока я лучше всего знакома с его камзолами.
  - Госпожа маг?
  Делаю реверанс еще ниже, мол, госпожа я, и даже маг. Слушаю и повинуюсь, Ваше Императорское Величество.
  - Вы готовы к ужину?
  Утвердительно, но робко улыбаюсь.
  - С-сейчас. Одну минутку.
  Бросаюсь вглубь комнаты. Бухаюсь на колени около стула и отчаянно дергаю веревки своей личной сумки. Где-то в глубине ее скрывается верительная грамота - после ее прочтения мой работодатель точно должен поверить, что я Маг, хотя бы наполовину. Император, заняв дверной проем, облокачивается на него и смотрит на меня с интересом и весельем - искорки моей периодически вспыхивающей эмпатии на Императоре работали, как механические часы, а не как солнечные - с чего бы вдруг? Ладно, может, у них Придворного шута тоже нет? Не предложат ли подработку? Я могу. На полставки. Лишь бы платили хорошо.
  - Вот! - Не вставая с колен, наконец-то торжествующе показываю пергамент в кожаном чехле.
  - Знаете, как порядочному мужчине, нормы морали и совесть запрещают мне входить в комнату молодой незамужней девушки. - Съехидничал Император.
  Подрываюсь с колен и подкрадываюсь к двери, в которой все так же торчит мой новый начальник. Я собиралась с поклоном предложить ему свиток, но, похоже, перетянула всю сцену, и Императору наскучило ждать. Он ухватил мою руку на подходе, не дав пасть ниц, и выдернул из нее пергамент. Потом уже привычно прижал меня к боку левой рукой, правой в то же время ныкая добытый пергамент в карман, развернулся и захлопнул дверь.
  Ну, вот мы и начинаем знакомится поближе.
  Пока наш Император волок меня куда-то по коридору, я тишком его заценивала. Отличная реакция, не говоря уже о физической подготовке и, готова поспорить, он прекрасно владеет обеими руками в схватке. Решения принимает молниеносно и действует без сожалений. Похоже, он еще и не делает лишних движений. Уж на толпу боевых магов я насмотрелась, учась в Академии. Император Васил VII съел бы этих мальчиков заживо. Теперь с убиенным драконом стало еще понятнее.
  А сейчас меня ждет знакомство с представителями императорского двора. По спине прошелся наглый и хорошо покушавший холодок. Скорее всего, это представление окажется делом непростым. Для меня. Император не был женат, лишь некогда официально помолвлен. Представляю, какие бои идут за вакантное место в данном случае. Это на роль Придворного мага дураков нет. Впрочем, если у него есть официальная фаворитка, то... то не перли бы меня сейчас вот так под мышкой. Хотя, если Васил любит подразнить присных... у меня есть все шансы стать мишенью для завистников и недоумков полагающих, что мне повезло или нажить в лице какой-нибудь скверной девицы личного врага.
  Что ж это такое-то? По дороге сюда я, трезво рассудив, ожидала, что представившись официально один раз, может быть даже в Тронном зале, мне почти не придется сталкиваться с Императором, и только, если повезет, выпрошу разрешение приходить в библиотеку и лабораторию (наверняка у него она есть), чтобы готовится к экзаменам в Университет. А тем временем буду отрабатывать жалование черной работой вроде варки простых зелий для здоровья придворных и все тех же предсказаний. Даже в самых страшных мечтах я не видела себя плюшевым мишкой, которого держат под боком. Скоро я пересмотрю свое представление о слове 'подручный' и начну понимать его буквально.
  Снова задумавшись и впав в рассеянное состояние, я очухалась только тогда, когда меня притерли спиной к стене в каменной нишке. Ноги оторвались от пола, а в правой руке Императора с щелчком зажегся лучик солнечного света. Левая рука на моем плече. Попалась. Я сжалась, медленно и не сразу подняла голову, а затем и взгляд на Императора. Он выжидательно смотрел прямо на меня. В красивых зелено-карих глазах кроме ожидания откровенная насмешка. И... оказывается, карие глаза могут быть действительно красивыми.
  - Как тебя зовут? - Спокойный, ровный тон не предполагающий, что его обладателю могут не ответить.
  Видимо, он не только вытаскивает приезжих из карет, но допросы пленных тоже ведет сам. Самостоятельный он у нас парень - Империя точно не пропадет.
  - Лорелея Нолан.
  - Почему ты приехала сюда?
  - Мне нужны рекомендации в Университет и работа до начала учебного года.
  - И ты училась на факультете Боевой магии? - вопросительно приподнятая бровь.
  - Да. Не доучилась, конечно, - только правда. Вот.
  - Подданная Империи?
  - Да. Я живу на границе, но все же...
  Император почему-то скептически смотрела на меня.
  - Не верите?
  - Пока поверю. Я должен уехать, меня не будет не меньше месяца.
  Я молчу.
  Свет приближается к моему лицу. Я с трудом отрываю свои глаза от его глаз. Я знаю, что сейчас он рассматривает мое лицо. Красивую линию светлых тонких бровей, которую можно оценить либо вблизи, либо подведенной, изящную форму глаз, идеально очерченный нос, мягкие живые губы.
   Его рука с плеча нырнула в шаль, и широкая ладонь обхватила шею, оценив длину и слегка погладив пальцами в перчатке сзади. Кожа на лице вспыхнула, добавляя так нужные краски. Я почувствовала его колебания, но он все же решился и прикоснулся своими узкими губами к моим. Слегка. Потом так же легко прикусил нижнюю губу, после чего его Величество пошел вразнос и еще крепче прижал к себе мою голову второй рукой. Дергаться было некуда, поэтому пришлось терпеть и пытаться дышать.
  Глаза я закрыла, чтобы не видеть происходящее, еще когда дошли до шеи. А открыв их после того, как он оторвался от меня, поняла, что Император с усмешкой смотрит на мое алеющее лицо. К этому моменту щеки у меня были пунцовые, глаза злые, а губы горели сильнее щек. Наверное, даже уши покраснели. Его это устроило, и я была отпущена на свободу. Точнее сказать, взята под руку в полном согласии с этикетом и второй трясущейся рукой попыталась пригладить выбившиеся из пучка локоны бывшей челки. Вот ведь, гад! Хочешь, чтобы твой Придворный маг выглядел попрезентабельнее, воспользуйся старым всем известным заговором: 'Чтобы глазки блестели, чтобы щечки алели', а не... развратничай в коридорах. Нормы морали и совесть вспоминали об Императоре лишь когда это было нужно лично ему. Другая неутешительная мысль - фаворитки у него точно нет, раз на кого попало кидается.
  ***
   Зимняя резиденция Императора не идет ни в какое сравнение с летней. Она невелика, скромна, но выстроена как самая настоящая крепость. Невелика с точки зрения Императорского дома, конечно. Но, так или иначе, именно туда удаляется на зимовку правящий его представитель с середины октября по май. Я считаю, что это очень удобная традиция - можно не кормить лишние рты в самый голодный период времени. Наверное поэтому по дороге из того заброшенного уголка, где меня поселили (заброшенным он мне показался только тогда, это позже я поняла свою ошибку) почти никого не встретилось. Зато в центральной части замка начали попадаться бегающие с подносами слуги. Двери перед Его Императорским Величеством открывались сами по себе, как будто заклинания ему были не нужны.
  Всю дорогу до Обеденного зала я пыталась поставить на Василия отворот, столько раз спасавший меня от нежеланных знакомцев и подозрительных незнакомцев. Кажется, не помогало. Дальше было еще хуже: торжественный вход Императора Василийского в Обеденный зал, смотрящие на нас голодными глазами придворные (готова предсказать, что они все Очень Общительные, то бишь сплетники), его вроде бы случайная оговорка при представлении Двору небрежно брошенным объяснением (почему его рука гладит мою спину) смотрящим на него во все глаза придворным: - Моя. ... Мой новый Придворный маг - госпожа Лорелея Нолан.
  Может, игра у них тут такая - кто первый поймает нового Придворного Мага, тот его и тискает? Меня, кажется, начало лихорадить, поэтому имена представленных людей растворялись в воздухе, а лица расплывались перед глазами. Запомнила я мало кого. Самым главным показалось запомнить Канцлера, сидящего по правую руку от правителя - высокого голубоглазого пожилого мужчину седого настолько, что по его спине рассыпался шлейф длинных белоснежных волос (Виктор как-то там Смелье) и сидящую рядом с ним вдовствующую герцогиню Велльскую Антуанетту-Женев. Не запомнить герцогиню было сложно - худая женщина с длинным лицом уставилась прямо на меня цепкими черными глазами. Только мрак в моих собственных не позволил рассмотреть в ее глазах мою цену. Кто еще? Как-то толстяк с не запомненным именем, его жена, кажется, (или тетка?) пара белобрысых хлюстов смотрящих на нас с Императором как-то излишне ехидно, наверное, им тоже доводилось ловить Придворных магов. Были и еще какие-то лица. Первые лица государства. Те, кого держали на коротком поводке даже зимой.
  И все они, используя предоставленную возможность, разглядывали меня. Ничего удивительного - обзор у них был просто прекрасный. Придворный маг сидит по левую руку Императора. Заглядывать Императору в глаза сегодня было святой обязанностью всех и каждого. При этом второй глаз верноподданных был направлен налево. Я считаю, что смотреть налево от Императора само по себе предосудительно, я же права, да?
  За столом велась светская беседа. Даже мне задали пару вопросов. Я что-то ответила. Кажется, мои ответы противоречили один другому. Император ел с аппетитом, Канцлер с изяществом, а герцогиня силилась рассмотреть, не касаемся ли мы с Василом друг друга коленками под столом. Кто-то из хлюстов опрокинул бокал на скатерть и вокруг них зашебуршились слуги. Я накалывала на вилку картофелину. Уже десять минут. В кубках краснело вино, поэтому сделать вид, что сегодня меня мучает жажда вместо голода (и всяких там императоров) не получалось. Зато Императора жажда просто пытала! Время от времени лакеи подливали ему еще вина. Интересно, он сегодня с утра селедку ел или жажда ополчилась на него на всю жизнь? И можно ли запить селедку вином? Или это, как я и боялась, дурная наследственность давала о себе знать?
  С трудом отколупав кусок картошки, и поднеся ее ко рту, я поняла, что проглотить его не смогу и все тут. Стараясь не стукнуть вилкой о край, я положила вилку с не надкушенным куском назад в тарелку. А ведь от еды на императорском ужине не отказываются. В этот момент Канцлер бросил на меня проницательный взгляд.
  - Госпожа маг, вы просто обязаны попробовать новый соус нашего повара, он великолепен. Никто так и не смог вызнать в точности, какие именно травы он туда упрятал. Я осторожно улыбнулась, надеясь, что в этот момент не слишком похожа на зомби. Ко мне подскочил внимательный слуга и налил на тарелку упомянутый соус. Я поискала глазами черный хлеб, но не нашла, лишь кусок белого (не люблю, хоть и редко такое лакомство перепадает), послушно взяла, обмакнула в соус и откусила кусочек. Сразу стало легче, в голове просветлело, перед глазами больше не мельтешило.
  - Очень вкусно - листья шалфея и пыльца коричного дерева, - открыто посмотрела я на Канцлера. Странно, вроде бы сил они прибавлять не должны, но...
  Герцогиня быстро стрельнула на меня глазами, наверняка, она уже мысленно отдавала новые указания своему повару. Канцлер одобрительно кивнул. Обмакивая картофель в соус, и закусывая его кусочками жаркого, я все-таки справилась с ужином.
  - Пожалуй, нашей новой знакомой уже пора - стоило бы выспаться после дороги, - Непринужденно обронил господин Смелье, когда я доела последний кусочек с тарелки.
   Канцлер единственный разумный человек в этом кошмаре! Император медленно кивнул.
  - Спасибо, вы правы. Извините меня, господа, Ваше Императорское Величество. - Я сделала все положенные реверансы и пошуршала юбкой к выходу.
  - Видел? Видел, как он ее по спине гладил? - Зашипели в зале, когда я из него выходила.
  - Интересно, удобная ли у нее... комната? - Прыснул кто-то из хлюстов.
  - Платье! Розовое! - Женский голос. Но скорее всего не герцогиня.
  Вот тебе, Ло. Из огня да в полымя. Я с поганым чувством вспомнила, что на гербе Василикии и Карпатии намалеван подло ухмыляющийся в полете василиск. Император призвал болтунов к порядку резким взглядом (пришлось почувствовать это спиной).
  - Я уезжаю завтра утром. - Быстро бросил он.
  Что было дальше в Обеденном зале - не знаю, двери зала за мной захлопнулись с надежностью хорошей мышеловки. Странно, почему мне показалось, что когда мы сюда заходили с Императором, здесь не было дверей?
  ***
   А теперь меня ждала увлекательная игра: мышь ищет вход в лабиринт. Внутри ее ждет теплая постелька (кусок сыра) и умывальник. Где же мы здесь шли с Божественной сущностью\змеем-искусителем Василом? Одинаковые факелы на стенах, доспехи, вышедшие на пенсию и примостившиеся вдоль стен, гобелены неизменно с баталическими сценами - василийцы против соседей, магических чудовищ, голода, засухи и на одном даже, кажется, против карпат - но этот гобелен был очень старый, затертый и замызганный, так что это не политическая позиция, а недогляд. Или мимо этого гобелена как бы ненароком водили на прогулку особо зарывающихся карпат? И никаких ниш. Узрев пожилого слугу, я радостно бросилась к нему с кри... просьбой о помощи. Увы, он спешил в Обеденный зал, но вежливо оповестил о количестве ждущих меня поворотов, начав словами: - В покои Императора можно попасть...
   - Про... простите, мне нужно в свою комнату, комнату Придворного мага.
  Меня не поняли или уже начали издеваться? Когда б успели? Старичок видел наш торжественный вход в зал? Ему уже об этом насплетничали другие слуги?
   - Ну, так и да... кабыть она часть покоев Императора. Да там почитай никто больше и не живет. - 'Успокоил' меня добродушный дядюшка. Приятно знать, что у тебя только один любвеоби... дружелюбный сосед.
   - Вот смотрите, куда вам нужно, госпожа маг...
   Я лихорадочно запоминала правость-левость нужных мне поворотов.
   - Спасибо. Большое. - Я старалась не смотреть в глаза старичку. Так неудобно было.
   Меня даже поселили сразу рядом с покоями Васила. Тут даже слуги осведомлены о... о симпатиях Императора к Придворным магам?! 'Тьфу, глупая!' - вякнул холодный голос в голове - 'Тебе по рангу положено'.
   Я от неожиданности захлопала глазами. Старичок подумал, что я все поняла и запомнила, раскланялся и убежал. А я, уже чуть успокоившись, пошла считать повороты. Хотя... дойду до комнаты - запрусь нафиг. Дойти до своей спальни я так и не успела. Левая рука Императора привычно ухватила меня чуть выше талии, правая захватнически легла на плечо, и нас двоих утащило в серую муть.
   ***
   Я пришла в себя лежа на большой круглой кровати. Резко села и уставилась на Васила. Он снимал черные бархатные перчатки с рук стоя ко мне спиной. Вечерний тусклый свет из окна все же позволял четко видеть его силуэт. Как же я вовремя не догадалась? Если уж мужчина начал вести себя, как ребенок - носить тебя под боком как медвежонка, украдкой тянуть в рот, как младенец незнакомые предметы чтобы лучше освоится, то нужно было думать, что плюшевую игрушку берут еще и в кроватку, чтобы ночью лучше спалось. Я лихорадочно стала проверять, насколько защищена комната, и реально ли выбраться отсюда пока он не смотрит. Нет, дверь мне не открыть. Да и смысл? Васил просто телепортируется в любую точку замка и прихватит меня оттуда так же просто, как из коридора. Телепортироваться... я еще не умела... Щеки вспыхнули от мысли, как я хотела научиться, но пока мне такие фокусы не по зубам. Еще бы пару лет! Всего пару лет и в такую ситуацию я просто не попала бы!!! Всесильные маги! Грррр... пока вырастешь, выучишься и станешь им, всесильным, всю кровь из тебя выпьют. Да-да, не каждый вампир по плечу начинающему магу. Хотя Васил VII вампиром явно не был, но накатившая вспышка-предчувствие подсказала, что что-то с ним не так, с нашим Императором.
   Император неспешно положил перчатки на маленький столик, повернулся ко мне и сел в алое кресло рядом со столиком. Я закусила губу.
   - ОтпустИте? - просьба о том, что задумывалось, как решительное требование.
   Веселье бесследно исчезло из его глаз. Еще мгновение назад я не боялась Императора... настолько. Он плавно взял в руки появившуюся на столе пыльную бутылку, протер горлышко рукавом и налил пойло в хрустальный бокал. Пил и смотрел на меня, а глаза его темнели все сильнее. Один бокал, второй, третий. Вторую бутылку он начал хлестать прямо из горла.
   'Интересно, ему помогает?' - Нервно хихикнул холодный голос внутри. 'Интересно, извращенец?' - Передразнила я голос. Вряд ли, иначе слухи об этом уже, так или иначе, гуляли если не по всей Империи, то в магических кругах точно. 'Или он очень хорошо умеет заметать следы' - Голос не остался в долгу. Да... если он также хорош, как маг, как и воин, то с большой долей вероятности я и не вспомню о том, что было сегодня ночью. Если повезет. Если не повезет - его жертвы сходят с ума от пережитого, поэтому никто ничо не слышал - не от кого было.
   Кстати, знакомьтесь - мой внутренний Голос. Появляется в самый гадский момент и выдает комментарии, которые я бы не хотела слышать ни за какие коврижки. Перед началом противодраконьего экзамена он только насмешливо фыркнул. Нужно было сразу догадаться, что что-то здесь не так, но я понадеялась, что ему на этот раз просто нечего сказать, стало быть, все будет хорошо. Когда-то я пыталась вообразить, что этот голос - моя поддержка в трудные минуты жизни. Вот только, она у меня какая-то слишком уж аморальная - порой такое сморозит! Хорошо еще кроме меня эту байду никто не слышит - я на паре девчонок с факультета Предсказаний проверяла.
   Кричать в спальне Императора тоже бесполезно, опять же чары. Ну, разве что захочу потешить моего повелителя. Знать бы как вести себя в этой ситуации. Если все-таки садист, то с такими нужно держаться еще тише, чем обычно, чтобы не раззадорить. Получится ли притвориться трупом и не пискнуть? И зачем только пьет? 'Надеется, что пьяному ты покажешься красивее' - ехидный Голос был тут как тут. - 'Или после пары бутылок к нему приходят самые изощренные фантазии'. Прокляла Голос. Нет, если не унижаться совсем, то подумает, что сопротивляюсь, и опять-таки войдет в раж. Может, ему ответить тем же что бы ни делал? Хоть удивлю. Наверное. От этой истеричной мысли я всхлипнула и закусила губу. И побыстрее перевела мысль в другую сторону. 'Может это просто его способ поближе продолжить знакомство со своим новым Придворным магом? Неудивительно, что они так быстро пропадают' - Мелькнула злая мысль. 'Интересно, с мальчиками он тоже так знакомится?' - Холодно-ехидный Голос сморозил напоследок и слинял. Трус. Мои губы презрительно скривились.
   Голосу было все равно. На Императора подействовало. Он, сжав бутылку чуть крепче, быстро отнял от губ и, стукнув ею по столику, одним рывком нырнул на кровать ко мне. Я отпрянула от него, но он удержал. Мазнув своими мокрыми губами по моим он, видимо, понял, что спаивать нужно было раньше, и отстранился, водя пальцами по лицу, по упрямо сжатым губам, по закрытым глазам. Он повернул голову, склонился ниже и потянул за шнуровку платья. Я почувствовала себя как-то гадко из-за отстраненности мужчины. Как будто два незнакомых человека очутились в одной постели благодаря чужой воле и вот теперь им нужно срочно переспать, потому что ТАК НАДО. Вот значит, как выглядит первая брачная ночь у двух людей, которых женят по договоренности родители, а потом просто ставят перед фактом. Мне стало жалко себя... и почему-то его.
   Император растянул завязки на платье, нижней рубашке, поцеловал раскрытую ложбинку между грудей и начал подниматься выше пока не перешел на правое плечо, стягивая с него рукава платья. Темные пряди его волос щекотали кожу изо всех сил пытаясь прогнать стыдливую мысль: 'Меня целует малознакомый мужчина и я голая'. Я опять закусила губу чтобы... чтобы что?
   Мужчина окончательно стащил платье до корсета и обнажил грудь. Провел щекой по ключицам и немного отстранился, чтобы посмотреть на получившийся результат. Знаю, что красиво, хоть и не благодаря размеру груди. Я покраснела еще сильнее, казалось, белая кожа вспыхнула по всему телу - было и неприятно и приятно, что он так смотрит. Он провел тыльной стороной ладони по груди сверху вниз и замер. Неловко отвернулся, прикрыл платьем и уткнулся лицом в корсет, прижимая к себе обеими руками. Неужели стыдно стало? Чего он там в борделях не видел?! Тут я поняла чего не видел и опять залилась краской.
   Дальше не было ничего. Мысли бродившие в голове Императора мне были неведомы. Не знаю, кто из нас быстрее заснул. Но когда нервное напряжение немного спало, я, благодаря вернувшейся усталости, провалилась в глубокий сон. Во сне Император куда-то тащил меня за талию, весело смеялся над чем-то в голос и что-то рассказывал. А я шла рядом с ним и ничего не боялась.
   Около полуночи дверь в комнату бесшумно отворилась. Вошедший человек растерянно уставился на открывшуюся ему сцену. Он устало опустился в кресло и какое-то время наблюдал за спящими, понюхал содержимое бутылки, покривился и посчитал их количество, помножил на выпитое Императором во время ужина. Подойдя к кровати, провел рукой над спящими. Не решившись сделать то, что собирался, отступил на шаг и исчез без следа.
   ***
   Утро разбудило солнечным лучиком, прошмыгнувшим сквозь задернутые шторы. Голова Императора безмятежно лежала там, где и прежде. Только сейчас стало ясно насколько неудобно если не нам обоим, то хотя бы мне. Я провела рукой по его волосам. Спит или нет? И хотела бы я себе такого мишку?
   Положив правую руку под его подбородок, а левую на затылок, осторожно снимаю его голову с себя и выползаю из-под мужчины. Он открывает глаза и смотрит на меня задумчивыми зелеными глазами. Почти такими же темно-зелеными, как мои. Только у меня глаза сине-зеленые. Раздавшийся стук в дверь заставил меня подскочить и, уцепившись за завязки платья, сжаться в комочек, уткнувшись в колени прикрытые юбкой. Император, перевернувшись на спину, продолжил мечтательно валяться на кровати, делая вид, что все так и должно быть.
   - Войдите, - без колебания молвил он.
   В комнату вошел... Канцлер. Меня это почему-то добило, и я засунула голову в складки юбки платья на коленях. Хорошо хоть смотрел он больше на Императора, я такое чувствую, даже не глядя.
   - Доброе утро, Виктор, - ровный голос Императора сдвинул мизансцену с мертвой точки.
   - Доброе утро, Ваше Императорское Величество.
   Император взвился на кровати и резко сел позади меня. Я почему-то поняла, что все... скверно и это из-за меня. Теперь Васил хмуро смотрел в лицо своему Канцлеру. Не отводя взгляд, он попытался протянуть руки к моим плечам, чтобы обнять, но до этого так и не дошло. Не знаю, что сказал ему взглядом в ответ Канцлер, но от Императора отлетела такая темная волна смешанных чувств, что спине стало жарко. Утихомирив Императора, Виктор Смелье повернулся ко мне.
   - Госпожа маг. Я прошу прощения от лица Империи за... все, - деликатно выразился Канцлер, видимо стараясь не задеть меня еще больше, чем предполагала такая ситуация. - Никто в замке кроме меня не в курсе событий. Если вы сейчас вернетесь в свою комнату, все будет хорошо. Вы умеете накладывать чары Невидимости?
   Я кивнула в колени, не поднимая буйную головушку.
   - Здесь недалеко до вашей комнаты, вправо по коридору, затем налево. В этом коридоре ваша комната.
  Мне разрешили выметаться. Правда, ощущение было паршивым. Как будто нашкодили мы вместе с Императором, а шишки достанутся только ему. Даже если никакого отношения к правде это не имело. Вроде бы. Решив, что ничего лучше, чем выместись отсюда, я сделать не смогу, сжала несчастные завязки и, отрывая голову от колен, спешно начала накладывать заклинание. На пол спрыгнули уже невидимые ноги. Отекшие от спанья в обуви они едва не подвели, благо зрители не могли видеть, как я чуть не свалилась посреди комнаты из-за спешки.
   - Почему, Васил? - услышала я спокойный голос Канцлера, уже выбегая за дверь.
   Так вот кто учил его вести допросы! Или... просто воспитывал.
   ***
   Дохромав до своей двери и, пропустив, прижавшись к стенке, пару совсем молоденьких служанок, куда-то несущихся наперегонки, я вползла в комнату, задернула шторы и кинулась сдирать с себя корсет и опостылевшее розовое платье. Сожгу! Буду ходить в драных и застиранных, но все равно сожгу! Швырнув платье, как тряпку со всей дури на пол, упала на кровать, где сбросив туфли, бросилась растирать ноги. Гадское чувство внутри не исчезло с уходом от Императора, а только усилилось. Казалось, сколько ни смотри я людям в глаза, теперь все время буду чувствовать его прикосновения к телу. Ощущения от нижней рубашки тоже было неприятным, пришлось скинуть и ее, запихнув под подушку и, распустив волосы, закутаться в них сжавшись в комок. И... что на самом деле об увиденном думает Канцлер? И что дальше будет делать Император, и... Император сегодня уезжает. Его долго не будет. От этой мысли стало немного легче. Есть время подумать, как дать ему почувствовать себя настоящим мерзавцем. И как извлечь из сложившийся ситуации (раз уж она все равно есть) выгоду для себя. Ненавижу так относится к людям, да жизнь научила, что с паршивой свиньи, хоть сальца кус, тьфу, шерсти клок... или еще как-то так.
   Переведя мысль в более рациональную сторону, я так и не сподобилась разреветься от жалости к себе. В последнее время с жалостью вообще было плохо. Наверное, она у меня уже заканчивается. Вздохнув, я нехотя потащилась в ванную, налила в чашу воды, согрела и окунулась с головой.
   В какой-то момент в комнату опять напросилась служанка и, войдя, упрашивала выйти покушать пока горяченькое. Я послушным голосом пообещала, что все подогрею сама, и она ушла, протрещав, что Канцлер велел меня сегодня особо не беспокоить, дать, наконец, нормально отдохнуть с дороги. Я выразила мнение, что он очень добр ко мне, и что, наверное, в принципе добр к людям, что ее устроило, и она утопала рассказывать всем встречным-поперечным какую русалку принесло в их замок. Как бы не утопила кого в недобрый час.
   Тепло воды еще немного успокоило. Итак, насильника и маньяка-садиста из Императора все-таки не получилось. Могло быть и хуже (картинки: его волосы щекочут мне шею и ключицы, я заливаюсь краской). Пытаюсь понять вчерашнее поведение Васила и не могу. Далось ему кидаться к какой-то девчонке, щемить в нишке, а потом тащить к себе, напиваться, как будто с горя и... ничего. А может, ему еще кто вчера Приворотного зелья в питье подмешал? Та же герцогиня Велльская сделает и не поморщится. Нужно будет узнать, не планировалось ли на ужине присутствие какой-либо из ее дочерей, да не получилось. И есть ли дочери в принципе. Или сама интерес имеет? Тогда она меня сама живьем съест, можно никого больше не бояться.
   Или эту игру все же затеял он сам? 'Горничные надоели' - вернулся противный голос. Я мысленно кинулась в него остатками розового платья, и он, нанюхавшись пепла и закашлявшись, снова сбежал.
   А если он и, правда, с Придворными магами так? 'Точно, он не напивался, он твой приезд праздновал' - ехидный голос высунулся из-за невесть как возродившегося из пепла платья. Видать не зря этот глубокий розовый цвет василийские модницы 'новорожденный феникс' называют. Тьфу! А вдруг глубокий темный подвал все же есть? И Васил тут над магами какие темные ритуалы проводит? Чернокнижник у нас Император что ль? Нужно поискать подробную информацию, что к чему с этими чернокнижниками проклятыми. Но тогда... тогда с сегодняшнего дня на меня все кому не лень будут пялиться с понимающими улыбочками. Хотя... Канцлер вроде сказал, что никто ничего кроме него не знает. И зачем он пришел разборки устраивать, как будто недоволен? И не кинулся ли он, когда я ушла к Васеньке со словами: 'Ты опять?!!' или даже 'Ты опять, скотина такая?'. Канцлер как раз того возраста, который позволяет ему проявлять с Императором чуть ли не отцовский авторитет (пусть Васил уже и сам не маленький). Это тем более вероятно по той причине, что хотя отец Императора скопытился не так давно (может он и был Богом, как рассказывала Тана, но в народе иначе как козлиной мордой Васила VI не называли), но вести порочный образ жизни начал когда, тот совсем еще малым ребенком был.
   Вот она моя управа на Императора Василикии и Карпатии! Я почти развеселилась. И только когда уже окончательно отогрелась от рук Императора, поняла, что Канцлер пропустил самую важную часть любого извинения: слова 'Этого никогда больше не повторится'.
   ***
   Рассчитал он все! Уехал с утра на охоту еще до того, как замок проснулся. По дороге попалась лишь старушка Тана, предрекшая удачный день благодаря какому-то сну. Ах, если бы! Все-таки она у него пусть и несильная, но ясновидящая. Анис, напросившийся и уехавший с ним, всю дорогу пытался разговорить своего повелителя, но ничего не добился. Весь день они блуждали по лесам. Васил не обращал внимание на Аниса и тот притих, сообразив, что что-то не так.
   'Приезжай. Пещера близ Фольца, на севере Блита. Спустишься вниз, тебя встретят. Настала пора заняться твоим воспитанием. Задача первая: затащить в постель первую попавшуюся девчонку. Не скучай. Отец'. Огненные буквы горели на стене спальни прямо перед его глазами, когда он проснулся утром. Почти, как в старые добрые времена. Было время, папочка любил развлекаться подобными записками каждое утро. Ни дня без пакости! Вот какой у них тогда был девиз. Женщины, вино, охота, схватки - юному Императору всего казалось мало. Пока назвавшийся его настоящим отцом не добился того, чего в тайне желал и не исчез так же внезапно, как появился. И только тогда Васил понял, каким он был дураком.
   Расточительно-беспечное, чаще всего бессердечное отношение отца к окружающим поразило его еще при первой встрече. Он в каждом встречном видел только игрушку, и вот сейчас решил продолжить играться им, своим сыном. Чаще всего игрушки отец в итоге ломал, а иногда забирал себе в навечное пользование. Неизвестно, кому везло больше. Хотя когда-то сам Васил видел в таком поведении кураж и силу, которыми хотелось подражать. Это потом он смог оценить всю полноту того, что происходило на его глазах и с его участием. Потом были битвы за свою страну и чужие земли, за жизни своих соратников и почти чужих людей, когда он увидел кровь и слезы, неподдельное горе и желание жить, когда полностью осознал все то, чему его с детства пытался научить Канцлер. Он научился ценить чужие жизни в той мере, в которой это дозволено Императорам.
   Отец! Зачем ты вспомнил обо мне сейчас, когда я уже совсем взрослый человек? Почему не забрал к себе того мальчишку, которого можно было так легко научить восхищаться тобой? Ответа Васил не знал. И не знал, дозволено ли ему будет задать эти вопросы, или он так и останется в неведении, несмотря на то, что непременно поедет к отцу. Ослушаться его приказа - подписать не себе приговор, а всему и вся, до чего дотянется месть того, кто осмелился назвать себя его настоящим отцом. Васил даже не был уверен, что эта смелость правда, а не жестокая игра.
   Вот только... мало ли ему было женщин в постели? Не повеселить сына задумал отец, а очередную гадость кому-то. Если не самому Василу. Собравшись, он уехал в лес на весь день намереваясь не поспеть и к ужину. Потом была бездумная езда по лесам и полям, пригорюнившийся Анис, понявший, что они не за дичью из замка уехали и... туман. Туман, который опустился внезапно, заставив продрогнуть до костей и Императора и мальчишку. Усилия разогнать туман с помощью магии не привели к успеху. Васил помрачнел. Когда они начали кашлять, наглотавшись капель тумана, а Анису стало совсем плохо, сдался. Если собрался бороться с отцом, не нужно было брать с собой мальчишку.
   К замку он подъезжал, уже понимая, что его ждет неприятная встреча. У городских ворот он разминулся с замковой каретой, пропустив вперед. Сделав круг и подъехав к замку со стороны оружейных улиц, он, отмахиваясь от недоумения Аниса, завел Ветерка в конюшню. Карета, с которой он разминулся, стояла неподалеку. Кучер уже начал снимать вещи с крыши, а пассажир все не выходил. Васил вздохнул. Кто бы там не отсиживался, у него явно есть чутье на неприятности. Хотя можно догадаться, что там ни кто иной, как его новый Придворный маг. Принесла нелегкая именно сегодня! Ну, нелегкий.
   Он спешился и начал расседлывать Ветерка. Ветерок... так назвал коня мелкий пацаненок, отец которого разводил коней. Императору понравился проворный, пусть и немного наивный мальчишка. Из тонконогого жеребенка вырос громадный черный коняга, который так и остался Ветерком. Судя по характеру, ветерок был северо-западным. Теперь Императору казалось, что кличка хотя бы как-то позволяет конюшим смириться с необходимостью с ним 'воевать'. Один из таких бойцовых конюхов уже подбежал к Ветерку, на всякий случай - чаще всего Васил сам ухаживал за конем. Так он и сейчас собирался поступить, давая время девчонке убраться из кареты. (Нужно будет сказать спасибо ректору Бро за то, что прислал девчонку). И тут случился очередной инцидент, который дал понять Василу, что выбора у него нет. Верный Ветерок всхрапнул и отшатнулся от своего наездника, затем прижавшись к дальней стене загона начал хрипя мотылять головой так, что голова чуть не билась о деревянные перегородки. Васил попятился, замер и отошел от него. Ветерок начал успокаиваться. Надо понимать так, что его друга тоже не пощадят и, если Император не подчинить воле отца, Ветерок погибнет самым нелепым образом - убьется об стену императорской конюшни.
   Окончательно смирившись с неизбежностью, он направился к карете. Нужно, по крайней мере, понять перешла ли девчонка дорожку папеньке или сама с ним связана, не стоит исключать и такой возможности. Морально Император был даже готов увидеть на голове приезжей волшебницы все объясняющие рожки.
   Первое на что он обратил внимание через окно - белые, тонкие пальцы изящных кистей рук держащих книгу. 'Лунная магия' - хорошо, что не 'Черная'. Васил рванул дверцу кареты. Ресницы читающей девчонки дрогнули, правая рука быстро повторила жест из книги (кажется, это усиление сияния лунного света в облачную ночь) и зависла в воздухе, потому что ее владелица вздрогнула от звука открывающейся дверцы. Любой нормальный человек первым делом смотрит на источник шума, но она сначала спрятала руку под книгой, а потом бросила косой взгляд, только слегка повернув голову. Тут он увидел ушки. Белые, маленькие, торчащие, кажется - заплети мелкие косички на распущенных волосах и точь-в-точь эльфенок, только нет таких ярко выраженных острых кончиков.
   Рассмотреть нового Придворного мага ниже ушек не получилось, замотанная в кошмарный шарф (она часом ли не с факультета Предсказаний?) и одетая в серенькое пальто девчонка вскочила, уронила книгу и кинулась делать реверансы. Это почему-то развеселило. Уловив его веселье, она было тоже начала улыбаться, да быстро опомнилась и скривила постную мину. И снова бросилась в реверансы. Ох, экземпляр. Ну, папочка! Вспомнив об отце, Васил сжал зубы и решил действовать: выхватил девчонку из кареты и поволок к двери. И сразу понял, почему реверансы начались в карете - на твердой земле ноги ее держали плохо. В голову пришла странная мысль о ручных женщинах. Кажется, она должна была быть остроумной, но передумала сама себя и зачахла. Конюхи и кучер пялились на эту сцену, как заговоренные. Сердито наказав покормить Ветерка и со зла турканув все еще бледного Аниса, он ввалился в дверь замка. На приезжую девчонку он тоже начал злился - поди, сама насолила отцу. О, точно! Наверняка, слишком много сделала перед ним реверансов.
   Радость выбежавшей встречать его Таны непривычно раздражала сейчас. Как бы девчонка не подумала, что ей здесь рады. Поймал на свою голову! Попытка сплавить добычу экономке сперва не увенчалась успехом. Будущая жертва пискнула и врезалась в Васила, вместо того чтобы избавить его от себя. Обхватив ее руками, Император смягчился - мелкая, худючая, волосы пахнут горькой полынью вместо меда или ромашки, или какого-нибудь душистого масла. Боится. А он даже 'Здрастье' не сказал. Все-то у них не так. Нехотя разжав руки, Император Василийский постарался успокоить девушку. А потом смотрел, как она все же уходит с Таной. Император не обязан объясняться в своих действиях, ему ведь простили все прошлые выходки, но... как он сам скоро в глаза Тане будет смотреть?
   ***
   Позвав Анри, своего личного камердинера здесь и соуправляющего замком в паре с Таной, он отдал распоряжения по подготовке к отъезду. Не афишируя его среди прочих слуг, разумеется. Предлог для оного, вдохновленный папочкой, он нашел прекрасный - правитель едет помолиться о продолжении рода - так и заявил удивленным слугам. Конечно, давно пора, поэтому если и возникнут какие-то сомнения в рядах слуг и прочих подданных навроде 'куда ж это Наш таки умелся', то хотя бы надежда на то, что в замке скоро появится что-нибудь светлое... маленькое и крикливое возникнет. Ну, то есть их повелитель не провалился, Бог знает куда, (что ну, точно не к добру) а просто, наконец, образумиться решил. Вот только знай кто правду о его рождении - такой возвышенный предлог вызвал бы не просто сомнения, а дикий восторг по поводу такой откровенной наглости: чей это род он там собрался продлять путем вымаливания... Надо бы еще поговорить с Виктором, как всегда. Канцлер - единственный человек, кто знает о нем почти все. Наверное, именно его Император и мог бы назвать отцом. Если бы при Дворе была такая должность: 'Отец наследника'! Ха! Скольким его предшественникам она пригодилась бы в жизни? Ни одному? Он уже не был в этом уверен. Заводить традицию, тем не менее, не стоит, невесело улыбнулся про себя Васил VII, он сам мечтал быть отцом своих детей. И... отцом своим детям.
  Только вот беспокоить старика разговорами о новой беде не хотелось. Канцлер итак служил ему верой и правдой почти с самого рождения. Да, не раз Виктор ему давал верный совет или наставлял в трудную минуту, но что он может поделать с этой новой напастью, на которую ни у кого нет управы? Еще и девчонка эта... в глазах Таны он уже упал благодаря бесцеремонному тасканью и тисканью гостьи замка - такую реакцию на ее лице в ответ на его поступки он ни разу не видел, теперь черед Виктора. 'Это не я к ней буду приставать - это отец так велел'! - красиво звучит в устах взрослого мужика, да? Впрочем, возможно, не все так плохо - на взрослых женщин его скрытое от невинных девушек обаяние действовало безотказно. Он, бывало, и пользовался, чего греха таи... ага, а ты думаешь - может, он не твой отец. Васил фыркнул. Не настолько нагло он пользовался этим странным даром, чтобы нажить врагов и хорошо. (Хоть бы ты детей нажил, гад, ответно фыркали в этом месте внутреннего монолога Императора его верноподданные). Но именно по этой причине у него служили либо совсем молоденькие девчонки, либо пожилые, степенные женщины.
  А его новый Придворный маг? Сам-то веришь, что она, по крайней мере, доучившийся маг? Кошки с факультета Боевой магии славились своей способностью задирать хвост, выпускать коготки и точить их о понравившихся им парней. Не он ли учился на факультете Боевой магии? Одна из таких новоиспеченных выпускниц здорово повеселилась здесь, будучи одним из череды его Придворных магов - пришлось выгнать по просьбам слезоточивых мамаш благородных семейств, воющих, что она им сыночков портит. Император улыбнулся: что было, то было.
  Новый коварный замысел ректора Бро пока был не ясен, но с него станется подослать выпускницу другого факультета, хотя все знают, что Придворный маг - выпускник факультета Боевой магии это норма власти. А у тех же Прорицателей на факультете тааакой монастырь! Некоторые из выпускниц в монастырь и уходят - попробуй, спутайся с мужиком, если ты их насквозь видишь. Ох, уж этот ректор Бро! Этот маг умеет высмотреть в любом пожелании Императора по поводу нового Придворного мага лазейку, которая позволит сплавить ему очередное Наказание. До сих пор не простил неустойку за дракона. Прошлый Придворный маг (тихий, спокойный, чтобы не мешался), оказался еще тем выпивохой и бестолочью. Пришлось уволить, когда жалобы на долги мага в столичных тавернах превысили... кучу гирек на чаше терпения Императора. Решив подмешать в питье девчонки Приворотное зелье (выветрится оно, когда Васил вернется, если вернется, и будет скандал, но все лучше, чем ничего), мужчина почти успокоился.
  Ладно, с дорогой туда все ясно. Благо ему не нужна ни охрана в пути, ни свита. Он сам себе и охрана. и целитель, и кухарка, и много кто еще. Слишком много всего было за не такую уж короткую жизнь: и военная дисциплина с детства, и учеба магии (его отрада), и военные походы, и одинокие скитания в поисках нужных людей, и сражения с нечистью, и заговоры, и гулянки. Как жив-то остался? (Особенно после гулянок). Очень хотелось жить.
  Васил протопал в ванную, быстро выкупался, поймал в коридоре служанку, велел той передать Придворному магу, что он за ней зайдет сопроводить на ужин, и еще какое-то время строчил покаянную записку на тему: 'Что делать, если я не вернусь'. Дописав, аккуратно сложил и направился вылавливать девчонку в ее комнате. Нужно еще верительную грамоту глянуть. Формальность, особенно в случае с пройдошистым ректором Викантусом Бро, но...
  Спешно телепортировавшись в лабораторию, Васил выкопал в ряду склянок Приворотное зелье, совершил бросок на кухню, где изловив поваренка, зачаровал его, чтобы тот подлил зелье в вино, которое будут подавать молодым леди. За неимением на ужине других таковых кроме нового Придворного мага, о результате можно было не беспокоится.
  ***
   Талант девчонки к представлениям был выше всяких похвал. Если бы перед ним так талантливо рассыпались в поклонах послы иностранных держав, он был бы счастлив. Но те вечно норовили поклониться покороче и перейти к делу. Ну, кроме послов восточных держав - те могли бить поклоны часами, иногда, соскучившись, Василу приходилось уверять их, что в Василийской Империи так рьяно поклоняться не принято. Даже обещать казнить, если не перестанет, один раз пришлось. Всему нужно знать меру. Когда суматошный бег девчонки по комнате превысил его норму снисходительности, Васил ухватил ее за руки, отобрал грамоту, прижал к себе покрепче и потащил по коридору. Кажется, уже пора думать о том, чтобы подарить ей новое бирюзовое бархатное платье, чтобы лучше смотрелась на фоне его камзола вместо вот этого, того что на ней надето. А к платью сережки какие и ожерелье, чего там девчонки просят?
   Пока волшебница зазевалась, он успел телепортировать их в соседний коридор и, затащив ее в нишу, приподнял над полом, чтобы можно было получше рассмотреть личико и пообщаться глядя друг другу в глаза. Ухватив девчонку поудобнее и осветив нишу, он, развеселившись, стал ждать, когда она наконец-то обратит на него внимание. И что только за мысли бродят в этой бедовой голове? Он попробовал прикоснуться к ее мыслям и получил резкий удар. Вот как. Значит, девочка и сама прекрасно умеет читать людей, раз поставила такой заслон. Наверняка сейчас пыталась прошарить обстановку вокруг него, вот и отключилась. Ну, точно факультет Предсказаний.
  От отдачи она очнулась и вздрогнула. Но голову опять подняла не сразу. Как же нужно себя сдерживать! Он поразился: ну, актриса! (Если не эльфийская шпионка пришла мысль некстати). Коротенькие ответы на прямо поставленные вопросы. Именно то, чего он от нее сейчас хотел. Пожалуй, кто она император непременно проверит. На поверхностных сведениях не остановится, как с прочими Придворными магами. Прямо пообещав ей это сделать, он собрался было опустить свою жертву, но вовремя сообразил начать изыскательские работы прямо сейчас.
   Он поднес солнечный лучик поближе к личику потенциальной эльфийской шпионки. Хорошенькая! Красивые очертания тонких бровей, одновременно и большие и вытянутые глаза, идеальный нос и игривые, мягкие губы. Выглядит на шестнадцать, но наверняка просто кажется младше своего возраста, что еще плюс за эльфийскую кровь. Но скулы широковаты для эльфов, а уши не настолько остры, как у некоторых. Полукровка? Большая редкость. Что еще? Бледненькая. Не хватает румянца, краски на губах, которой женщины подкрашивают их, брови и глаза не подведены, в волосах не хватает блеска. Если добавить пресловутого эльфийского, волосы заискрятся и посветлеют. Полынью волосы в пути мыть хорошо, чтобы не подхватить заразу, как делают это воины в походе. Да и то не всякого щеголя заставишь.
   Задумавшись, он запустил руку под то ли шарф, то ли шаль и обнял ее за шею. Ширины ладони на всю длину не хватило. Бирюзовое платье с открытой шеей. Император потянулся к губам шпионки. Средство придать личику немного красок бывает разным. Действительно мягкие. Он осторожно прикусил ее нижнюю губу, нельзя же испортить форму. Еще немного, и еще... он отрывался от ее губ, как будто желая утянуть за собой. Раскрасневшаяся... (Лорелей? Лорелея? Лея? Лора? Лорели?) засверкала на него злыми суженными темно-голубыми с золотыми искорками глазами. Постараться стоило. И, кажется, он не голодный. Ужин может подождать... до завтра. Мда... а постановка Двора перед фактом его отъезда подождать не может. И приворотное зелье в ее бокале тоже.
   Васил подал руку девушке и, собравшись после того эмоционального порыва, который его самого сбил с толку, пошел в сторону Обеденного зала. Они вышли в коридор, ведущий к залу. Вокруг шныряли слуги. Девчонка тряслась и зря старалась пригладить прическу. Локоны ее украшали. Шарф-палатка исчез по велению его руки, но она не заметила. Они подошли к большим дверям в зал, и он не удержался, растворил их широким, открытым жестом. Двери растворились без следа, и кому-то скоро придется заказывать новые. Такая мелочь - пропажа старинных, парадных дверей в родовом замке - Императора не смутила. Внезапно он почувствовал себя хозяином, к которому приехал гость и теперь этот хозяин ждет, понравится ли гостю его владения. Хозяином этого места Васил был с восемнадцати лет, гости приезжали не раз, их всех приходилось вести в зал и делать вид, что ему приятно слышать их деланные или настоящие восторги. Но сейчас впервые у него появилось настоящее чувство гордости за свой замок. Как будто висящая у него на руке мелкая девчонка придала ему веса в собственных глазах. Придала веса тому, у кого его и так было с избытком. Как у нее это получилось?
   Придворные уставились на них так, как будто лицезрели свежеубиенных привидений, а не приветствовали своего государя. Под их взглядами она сжалась еще сильнее. Он попробовал погладить ее спину, чтобы она хоть немного расслабилась. Но девушка только сильнее залилась краской. Он оглядел собравшихся, ставя на место излишне зарвавшихся экземпляров. Как всегда, с Эдо и Владигардом это оказалось невозможным. Немой восторг в их глазах зашкаливал. Нельзя всерьез боятся того, кто тебе не государь, с кем вы выпили не один кубок хмельного вина и в одной компании шлялись... по разным местам. Пришлось дать понять прямым текстом. Конечно, у такого шага оказались побочные эффекты и герцогиня Велльская впилась глазами в новоприбывшую... потенциальную соперницу ее дочерей. Наверное, всю душу хотела выпить - он всегда подозревал, что герцогиня тот еще дементор.
   Канцлер если и обратил внимание на его слова, то не подал вида. Васил представил девушку и Канцлера друг другу, а Виктор - всех присутствующих ей. Застольный разговор не клеился. Лорелей по рассеянности отвечала что-то невпопад, придворные чувствовали себя неловко, обсуждая неизвестные такой странной гостье события. То, что она еще и ничего не ест, первым заметил Виктор. Он снял ее усталость от поездки во время непринужденного диалога о соусе. На Виктора Смелье всегда можно положиться. Василу повезло, что этот маг однажды решил поступить на службу к его отцу. Вот только... девушка ничего не пила. Вино с подмешанным в него крепчайшим Приворотным зельем осталось нетронутым. Опомнившись, наконец, Император вспомнил о том, кто принес ему этот подарок. И о том, что выбора у него нет. Слугам пришлось не раз наполнить кубок главы стола. Ужин превратился в пытку. Она скоро ушла, опять рассыпавшись в реверансах. 'Я запрещу ей' - думал он. 'Она будет опускать голову лишь для того, чтобы я мог вдохнуть горький запах ее волос'. Кажется, он выпил слишком много.
   В очередной раз приструнив придворных зашептавшихся еще во время ее ухода, Император объявил своему окружению, что какое-то время его не будет, а за оставшимся цирком присмотрит Канцлер. Канцлер был явно удивлен столько скоропалительным отъездом, о котором ему оказалось известно лишь сейчас. Герцогиня Велльская выглядела так, как будто прикидывала, как бы устроить так, чтобы за это время Двор лишился очередного Придворного мага. Эдо с Владигардом морщились, представляя, как будут скучать без бонуса в виде Императора участвующего в их нехитрых приключениях, но потом Эдо что-то шепнул Владигарду и они почему-то приободрились (нужно Канцлеру тоже шепнуть). Маркиз Базилио Каробаз, недавно унаследовавший знатный кусок земли на западной границе Карпатии и сразу занявший более важную роль в пьесе, хотел бы сейчас быть в своих владениях и старательно, но скверно это скрывая, мечтал, как будет осваивать новый кус собственности. Пробормотав фразу о том, что надеется нас скорейшее возвращение своего государя, Каробаз посчитал свой долг перед Императором выполненным. Оставшиеся последовали его примеру, и Император посчитал возможным откланяться.
   ***
   Выуживать второй раз из ее комнаты девчонку не пришлось. И то хорошо - было бы вдвойне неприятно. Наверное, приплутала в коридорах, иначе давно уже была на месте. Ухватив ее отработанным за вечер приемом, он прижал малышку к себе. В этот раз он не рассчитал скорости телепортации и она с непривычки отключилась. Ненадолго, скорее всего. Уложив ее на кровать, отошел к столику, куда обычно пристраивал свои перчатки и держал графин с водой - на всякий пожарный. Сейчас бы чего-то покрепче воды. Опять. Он уселся в кресло около столика и посмотрел на нее. Только бы не начала кричать или рыдать. Никто не услышит, но выглядеть сцена будет отвратительно.
  - Отпустите? - вымученно спросила она, глядя на него горькими глазами.
   Ему стало плохо. На душе. Отпустить, чтобы злая сила вернула тебя назад на еще более худших условиях? Он представил, как объясняет ей все это и... запугивает до смерти. Или она посчитает, что он свихнулся. Такое тоже возможно. Придется все же поиграть в тирана и мерзавца. Еще раз.
   Гномий самогон, из самого пыльного ящика в погребе - плохое успокоительное, но хорошее отупительное. Он пил, глядя на то, как гаснут ее глаза, как бледнее лицо, опускаются плечи. Кажется, сначала она думала можно ли сбежать, но быстро поняла, что нет. Он вызвал вторую бутылку. Внезапно на ее лице появилось презрительное выражение, у него перехватило дыхание и, забыв обо всем, он бросился к ней, глупо надеясь стереть его.
   Нетерпеливо проведя своими еще влажными губами по ее губам, он ухватил белое лицо ладонями и попробовал лаской стереть увиденное. Как и в прошлый раз получилось отвратительно. На лице появилось выражение: как-нибудь постараюсь вытерпеть его. Пытаясь не думать о том, что делает, Император отвернулся и потянул завязки платья. Хоть выкинет его потом. Белая кожа... он поцеловал открывшийся кусочек тела и вдохнул тонкий аромат сушеных ягод, добавленных в мыло для запаха. Такой тонкий аромат можно уловить лишь чуть ли не уткнувшись носом в кожу. Ему припомнилась большая миска взбитых сливок с земляникой приносимая поварихой на день рождения в детстве. Он тогда обожал такое лакомство. Прикрыв глаза, он целовал ее. Платье на плече помешало губам, и он стащил его и нижнюю рубашку вниз, провел щекой по ключицам и замер, напомнив себе кота унюхавшего корень валерианы.
   Приподнявшись на локте, Васил посмотрел на самые прекрасные плечи в мире. Когда-то, еще в детстве они с бывшим отцом и Канцлером побывали в негласной столице живописцев - Таренне. Там, в одной из галерей маленький наследник видел прекрасные мраморные скульптуры обнаженных женщин. То, что создавали мастера из камня, граничило с чудом, и он тогда не поверил, что такие бывают на самом деле. Очень хотелось прикоснуться хотя бы к одной из них, но мальчишке, конечно, не позволили, а щупать статуи тайком он, то ли постеснялся, то ли счел недостойным наследника Василийской Империи что-то делать исподтишка. Как завороженный Васил провел рукой по груди девушки в своей постели. Ее нежно-розовая кожа пылала, как и лицо. Ему окончательно стало до глупого стыдно. Он не имел права к ней так прикасаться. Только человек, которому это действительно дозволено. Не взрослыми и не совестью или наглостью, а ею самой. Больше всего сейчас ему хотелось украсть это право. Заслужить? Сжав зубы, он натянул назад платье и, позорно уткнувшись в ее корсет, крепко к себе прижал.
   Худо было и от того, что он, наконец, отчетливо вспомнил, как почти десять лет назад его так горячо любимая невеста застала в подобной сцене его с парой гулящих красоток. Она смотрела на него с неверием и таким же брезгливым выражением, как Лорелея сегодня. Всю силу тогдашнего оскорбления юноша не осознал. Тогда... тогда он еще не отошел от встречи с отцом, давшим ему почувствовать вкус к беспутной жизни. 'Вот, отец, ты и получил, что хотел' - мысленно уверял он, - Она в моей постели. А я, похоже, буду расплачиваться за это дольше, чем следующие десять лет. Ловушка захлопнулась. Будь ты проклят! Но ты итак давно проклят...' Утро расставит все по местам. Пусть даже теперь у него будет жена, которая его презирает и ненавидит. Он так решил. Статус Императрицы все исправит. Это же самый надежный способ осчастливить женщину.
   Дыхание уснувшей девушки немного успокоило Императора. Он тоже уснул, и ему снилось, что они идут куда-то вместе, хохочут, а она смотрит на него счастливыми глазами.
   ***
   Он проснулся на рассвете, еще до того, как солнце добежало лучиками до окна спальни. Судя по ровному дыханию девушки, она еще спала. Император постарался не шевелиться, чтобы не разбудить ее раньше времени, хотя шея и затекла. Охранные заклинания, отваживающие от комнаты, он снял еще вчера, а значит, скоро кто-то из слуг сунется проверить, не нужно ли чего с утра государю и повелителю. Он всегда снимал защитные чары, если нужно.
  Солнечные лучи, заглянувшие в окно, добрались до ее лица, и он снова прижался щекой к ее корсету в районе живота. Голова после выпитого вчера благодарно пристроилась на ровной, но мягкой поверхности. Потихоньку он начал творить противопохмельное заклинание. Только сосредоточенность помогла не отреагировать, когда она, проснувшись, невесомо провела по его волосам. Какое странное начало утра! Следуя правилам Императорского дома он мог позволить себе все, но не оставить женщину до утра в своей постели. Это автоматически переводило ее в статус либо официальной фаворитки, либо жены, если он так поставит дело (кажется, зарождение этого обычая пришлось на время очередного военного конфликта, и один из его предков решил не тянуть с наследником и сэкономить на свадьбе, а второй наоборот не пожелал обзаводиться женой не очухавшись вовремя). Зная, что это кровать его родителей, его матери, Васил вовсе не водил сюда женщин. Правда, было время, когда он мечтал проснуться здесь вместе с Алинной, но сам же и разрушил свою мечту. От отсутствия официальной фаворитки Император не страдал, очень уж не хотелось плодить лишних интриганов близ трона. И он был сильно, пусть и тайно, благодарен герцогине Велльской за то, что она распугивала пронырливых девиц из знатных семейств, не давая всяким там интриганкам водить хороводы вокруг потенциального зятя. К тому моменту, как девушка прикоснулась к его подбородку и затылку, голова уже была ясной. Она как могла осторожно сдвинула его с себя и попыталась отодвинуться. Он открыл глаза и поймал ее испуганный взгляд. Стук в дверь раздался не вовремя. Васил надеялся объяснить ей все прямо сейчас, но тот, кто разрушил отчасти его планы, поспособствует их осуществлению - это старый прием, он всегда срабатывает.
  - Войдите! - не прозвучало ли в голосе слишком много нетерпеливости? Васил продолжал спокойно лежать на кровати, готовясь к объяснениям. Фраза вроде: 'Принесите госпоже полотенце и завтрак нам обоим' может многое дать понять. Он старался держать только догадливых служанок. А вот неболтливых не бывает. Скоро весь замок знал бы о случившемся.
  Канцлер открыл дверь, молча вошел и направился к ним. Император поздоровался и... ощутил, что все пошло не так. Ответным приветствием Виктор Смелье дал понять, что у него есть свое мнение об увиденном. Девушка попыталась укрыть лицо в коленях. Император потянулся к ней желая обнять. Холодный взгляд Канцлера заставил его отдернуть руки. Да, в который раз все те же глупые действия. Он прав. Виктор, кажется, смог успокоить девушку. И тут же Император окончательно понял, что его план рухнул к Подземному Пламени. Канцлер сделал все, чтобы никто ничего не узнал. Васил почувствовал себя мальчишкой, у которого отнимают желанную игрушку. И почему-то отчетливо понял, что он и вел себя, как мальчишка - наделал немало глупостей. Наверное, мог быть другой вариант.
  Девушка опрометью бросилась из комнаты. В этот момент Император страстно желал увидеть ее лицо, чтобы узнать насколько все плохо.
  - Почему, Васил? - пытливо глядя ему в лицо, спросил Канцлер, когда она выбежала.
  - Какое у нее было лицо?
  - Ты не ответил.
  - Какое у нее было лицо?
  - Гадаешь понравилось ей или нет?
  - Виктор! - зло бросил Император.
  - А ей бы пришлось как-то отвечать на такие вопросы. Всем, кому не лень. Васил помолчал.
  - Давно ты не был со мной жесток.
  - Давно ты не творил ничего такого, за что стоило бы с тобой быть жестоким. Вчера вечером к тебе заглянул я, мог бы зайти Анри, но больше никто. Анри не стал бы болтать. Но утром некоторые слуги получают сюда свободный доступ. Возможно, они тоже бы смолчали, но что в своей комнате нет нового Придворного мага... возможно - нет. Я опечатал твою комнату и создал фантом в ее. Показать всему дворцу девушку в своей комнате все равно, что навечно погубить ее репутацию или объявить всему миру, что вы женаты. Но дело даже не в этом. Ты же никогда не был... таким. Канцлер уставился на смутившегося Васила VII.
  - В... Васил?
  Император наконец-то отвел взгляд и нахмурился.
  - Он наконец-то вспомнил обо мне. Вчера утром я получил письмо. Ты же знаешь, что с этого момента я вынужден играть на его условиях. И это было одним из них.
  - Жениться? - съёрничал Канцлер.
  - Затащить в постель первую попавшуюся девчонку. Таков был его приказ. Именно этими словами. У меня очень не получилось вчера мимо нее пройти.
  - А зачем было оставлять ее в этой кровати до утра?
  - Сначала я подошел к выполнению приказа слишком... прямо, - признался Васил. - А потом... это был способ что-то исправить.
  - Ну, вот ты и начинаешь привыкать слушаться папочку... думая своей головой. Васил замолчал окончательно.
  - Я проверил. Все твои распоряжения по поводу отъезда выполнены, - Канцлер немного смилостивился и теперь усмехался. Он развернулся и направился к выходу, давая возможность Императору Василикии и Карпатии привести себя в порядок и одеться (в том числе убрать остатки похмелья от гномьего самогона столетней выдержки).
  - Виктор?!!
  - Если тебе повезет, она еще когда-нибудь посмотрит в твою сторону. Но... только если ты будешь очень стараться.
  - Мне просто нужно знать, что мой Придвор...
  Виктор Габриэль Либерофонт Смелье III скривил губы и иронично-укоризненно посмотрел на своего подопечного.
  - А сейчас просто уезжай. Раз Он тебя ждет.
  ***
  - После отъезда Императора прошел всего лишь один день, а я уже оклемалась и даже решила, что мне теперь полагается моральная компенсация. Первым пунктом моей моральной компенсации я пустила себя в лабораторию. Присные Императора немного поупрямились, уверяя, что никого пускать не велено. Я парировала тем, что уеду прямо сейчас, и пущай они сами объясняют своему повелителю, куда делся очередной Придворный маг. От меня отступились так быстро, что я заподозревала, что рыльца у некоторых здесь присутствующих в пушку, а то и в самой настоящей шерсти. Ладно, переживут. Не стану же я им объяснять, что Император так старался меня... ну, скажем, соблазнить, что теперь успокоить его совесть может только ну очень великая щедрость по отношению ко мне. Надеюсь, совесть у него есть, она за него волнуется и мне нужно ее успокаивать.
  - 'Домогался? Приставал? Отомсти ему тем же! Он же красивый' - хрюкнул противный внутренний голос. Отреклась от голоса. 'Отречься от меня не в твоей власти' - хмыкнул он. 'Найду нужную власть и воспользуюсь ее помощью!' Что-то он быстро замолчал после этой мысли, наверное, нужная власть бродит где-то неподалеку. Хотя... может и не отрекусь, а на другой поменяю. Все-таки с внутренним голосом веселее иногда. Кто есть таков этот голос, я иногда задумывалась, даже как-то решила, что меня одолевает демон. Но поскольку он так и не одолел, и другие дела навалились и все такое... я просто оставила все, как есть. Признала его существование как неизбежность.
  - Позже выяснилось, что лаборатория мне досталась старая, а поэтому пыльная и маленькая, и жутко неудобная. Когда-то она принадлежала Придворному магу, а потом в ней баловался мальчишка-император. До тех пор, пока не вырос и не отгрохал себе новую. И вот в эту-то новую меня и не пустили, но и на том спасибо. Эту-то отдали скрепя сердце. Я доподлинно слышала этот скрип! Длинный такой, протяжный. Как у двери в моей лаборатории. Я даже сначала их спутала, но когда второй раз дверь открылась намного тише, все поняла совершенно доподлинно.
  - Еще одной проблемой в моем существовании во дворце стали парадные ужины. Как Придворному магу приходилось на них являться. Да еще и место мне полагалось в первом ряду. А тех, кто сидит в первом ряду иной раз видно не хуже, чем тех, кто на сцене. Если честно, очень хотелось провалиться сквозь землю почти каждый вечер. Сколько бы я не пыталась избавиться от излишней застенчивости до конца это сделать так и не удалось. Перешептывания всех присутствующих, косые взгляды на меня и неизменное похрюкивание хлюстов, улыбающихся мне во все тридцать три зуба, ухудшали ситуацию все сильнее и сильнее. Дня через три я уже была готова взмолиться Богу, чтобы вернул мне моего Императора. Он уже стал не так страшен, как все остальные.
  - И вот однажды я так и сделала. Глупо получилось, правда. Я выползла из Обеденной залы. В этот вечер хлюсты были особенно задиристы и несли такое, что я в очередной раз задумалась не оставил ли им Васил перед отъездом хвалеб... покаянное письмо. Ну, в назидание, как не нужно делать. Вот так и получилось, что добредя до какого-то коридора, я вползла в очередную нишку (в них было удобно прятаться порой, когда не успеваешь накинуть чары невидимости) и действительно взмолилась.
  - - Боже!!! Верни Императора обратно! Пусть он хотя бы их уймет!
  - И тут я услышала чьи-то шаги. И поняла, что кто-то уже давно шел по этому коридору, да я внимания не обратила. Шаги затихли прямо перед моей нишкой. Прятаться было глупо. Густо покраснев, я вынырнула из нее и попыталась улыбнуться... Канцлеру Виктору Смелье. Которого на нынешнем ужине и не было.
  - Канцлер внимательно посмотрел на меня. Судя по его взгляду с чувством юмора у него все было в порядке.
  - - Йааа... - йа пыталась найти правильное объяснение своим воплям, но они не находились. Не находились даже слова для объяснений. И, что еще хуже, - правильные звуки для слов. Канцлер спокойно улыбнулся.
  - - Все хорошо... я передам.
  - После чего немного насмешливо кивнул головой, развернулся и ушел в неизвестном направлении. Куда направлены местные коридоры я так и не выучила, поэтому осталось только гадать в каком. На всякий случай я пошла в противоположную сторону. Правда, в итоге уперлась в тупик, поэтому пришлось развернуться и переться обратно.
  - Несмотря на это стремное происшествие, благодаря которому, можно было прийти к выводу, что Виктор связь с уехавшим Василом все-таки держит, единственной отрадой во время ужинов так и остался Канцлер. Мне еще не доводилось встречать настолько доброжелательного человека. Просто глядя на него, я успокаивалась, а на душе становилось светлее. Даже удивительно - как этот человек мог воспитать нам такого пакостного Императора. Наверное, он тогда в спальню не хвалить Васила пришел. Жаль лишь, что днем поговорить с Канцлером не удавалось - он чаще где-то пропадал, уезжая рано утром. Куда - никто из слуг ответить мне не мог, да и никто из них, похоже, этим вопросом не задавался. Все тут привыкли безоговорочно ему верить. Единственное предположение, которое удалось выудить из окружения - господин Смелье уезжает в Лазурный Монастырь, славящийся своей шикарной библиотекой. И эта версия была настолько правдоподобной, что я перестала искать другие. В один прекрасный день он и вовсе не возвратился. На третий день отсутствия Канцлер лишь прислал записку о том, что его задержали неотложные дела и ждать его возвращения стоит не раньше, чем еще через три дня. Принес записку человек в очень синем плаще.
  - И тут ситуация осложнилась новым явлением. На следующий же день после неявки Канцлера, в замке завелся новый представитель местной знати. Откуда он свалился на наши головы, узнать мне так и не удалось, зато первый вечерний прием пищи в его компании удался на славу.
  - ***
  Господин Иванн Мерсье явился в обеденный зал позже всех. Пожилой слуга, который замещал здесь церемонемейстера и представил всем новичка, выглядел немного пришибленным. И это уже сразу должно было насторожить нас всех. Но в тот момент не насторожило даже излишне любознательных хлюстов. Незваный гость оказался дальним родственником очень дальнего герцога и имел от него письмо к Императору, которое велено было передать лично в руки. Дальнему родственнику поверили, хотя знать его никто из присутствующих не знал - слишком уж осведомленным в делах двора и дворян оказался Иванн Мерсье. Свое выступление Иванн начал с шикарного номера.
  - А правда, что ваш покойный батюшка сначала хотел оставить владения своему коту? - ехидно улыбаясь маркизу Коробазу поинтересился Иванн. - Но на суде кот был так любезен, что отдал все вам. Разумеется, по доброй воле.
  Бедняга маркиз, не отличающийся излишним острословием и находчивостью, подавился картофелем.
  - О, вижу-вижу, что это правда. Что за жестокий человек! Неудивительно тогда, что еще ходили те странные слухи... ну, про его вторую и третью жену.
  Маркизу стало совсем плохо. А Иванн переключился на новую жертву, видимо оставшись довольным скверным видом и кашлем господина Коробаза. Или новые сплетни про семью Коробаз он решил приберечь на следующий ужин? Если так, то тучный маркиз скоро похудеет - ему же кусок в горло не лезет. Может, господин Мерсье в сговоре с местным ключником и они решили немного сэкономить на кормежке придворных?
  Сидящий за столом народ примолк. Никто больше не переговаривался и не стучал ложкой о тарелку. Герцогиня Велльская выглядела так, как будто перебирала в памяти все свои грехи, которые мог бы преподнести нам на второе новоявленный родственник дальнего герцога. Хлюсты с восторгом воззрились на Коробаза. Наверняка уже планировали, как подкинуть ему под дверь кота сегодня же вечером. Ну, если они еще развлекаются такими детскими шуточками. Возможно, они просто восхищались способностью маркиза восстановить правосудие. Против кота.
  Внимательно осмотрев собравшихся и поняв, что он полностью завладел их вниманием, Иванн снова ринулся в атаку. Видимо второй в ранге по глупости здесь шла я, поэтому мне и досталось.
  - А вот вы, милая барышня, уже предпринимали что-нибудь, чтобы попасть в постельку к нашему императорскому величеству и остаться там до утра?
  Все что я смогла сделать - сжать в кулаке вилку покрепче. В глазах потемнело из-за мысли: откуда он узнал? Не мог Канцлер рассказать про ту чудесную утреннюю сцену такому кошмарному человеку, ну не мог! Или я совсем не разбираюсь в людях. А Император? Ну, тому вряд ли было чем похвастаться. Хотя... говорят, даже у стен есть уши. Вот только вряд ли уши есть у стен в спальне нашего мага-Императора, а если и были, то их давным-давно пооткручивали и хранили на случай, если придется послать оскорбительное письмо эльфам. (Всем известно, что эльфийская разведка - лучшая в мире, вот только в народе ходила куча предположений - как они умудряются не попадаться, выделяясь на общем фоне такими ушами.) Стало быть, это только смелое предположение господина Мерсье, ловко примененное к девице моего возраста.
  - Простите? - вежливо не поняла его я. В этот момент я сама свято верила, что рядом с кроватью Императора даже рядом не валялась. Не то, что на кровати утром. Под Императором.
  - А разве вы не знали, что та, кто проснется утром в кровати Императора, имеет очень большой шанс сделаться Императрицей? Это красивый старинный обычай василийцев, который существует и ныне, - Мерсье посмотрел на меня так хитро, как будто я годами строила планы по завоеванию этой проклятой постели, а заодно тайком пила зачаточные средства литрами.
  - Да? Неужели? - я заметно, почти мгновенно, покраснела. Что я в этот момент чувствовала? Радовалась, что не знала о красивом обычае раньше - меньше было беспокойства? Сожалела, что меня оттуда так ловко выставили? Кажется, нашему Императору лучше не напиваться - не то проснешься утром с какой-то приблудной девчонкой со странными ушами и сомнительной родословной.
  - Ужели-ужели. Все, как я вам рассказываю.
  - А, ну... наверное, заманчивое предприятие.
  - Оооо... леди Велльская выложила не одну сотню ауров чтобы купить лучшее Приворотное зелье и оплатить кучу часов у лучших магов, пытающихся научить ее любимых, но бесталанных дочек чарам Невидимости! - мерзко хихикал Иванн оглядывая меня хитрыми глазками. Я покраснела сильнее. Не подумали ли Канцлер, что я... воспользовалась этими чарами или зельем, чтобы попасть к Василу? От этой мысли я уже побледнела - или еще хуже - он мог подумать, что я и Придворным магом стала ради этого. И поэтому прибежал спасать любимого воспитанника от лиходейской девицы. Очень кра... коварный мог бы быть план.
  - А что вы не знали? - глумился хлыщ. - А ведь женщины на что только не пойдут, чтобы попасть в постель к Императору и остаться там до утра. Я
   снова покраснела, представляя сплетни на тему 'на что я пошла' чтобы попасть в кровать к Императору в аранжировке Иванна. Еда в тарелке показалась... несъедобной. Он точно в сговоре с ключником.
  - Кстати, если захотите... осмотреть замок, я всегда к вашим услугам.
  Успешно наговорив гадостей, Иванн торжественно и важно выплыл из Обеденного зала. За ним трусливо, поглядывая на меня и герцогиню, сбежали остальные. Герцогиня с холодным видом, который скрывал ярость, комкала салфетку. Я смотрела в свою полную тарелку. Мерзавец играючи нажил мне нового врага и, несомненно, и сам являлся таковым, а возможности бороться с ними обоими, да еще отбрыкиваясь от Императора, у меня не было вовсе.
  'Что ж, тот, то нам мешает, тот нам и поможет' - вспомнила я откуда-то. Наверное, из какого-то очередного наставления мудрого человека. Набравшись смелости, я повернулась к герцогине.
  - Любого человека можно научить колдовать хоть немного. Лучшее Приворотное зелье и любые Чары за то... чтобы господину Иванну Мерзье пришлось осматривать замок в полном одиночестве! Герцогиня внимательно посмотрела на мое неоднозначное выражение лица и почему-то заливисто расхохоталась.
  ***
  В свою комнату я вернулась голодная. С императорского стола не получилось утащить даже пирожок - так не было пирожков. Только горячее и салаты. Пирожки здесь полагаются лишь на полдник и выдаются каждому персонально, как и завтраки. Запасать почти ничего не получалось - все было вкусно и слишком быстро съедалось. Поэтому из съедобного у меня были только мои мысли: горькие. После такого чудесного ужина мне осталось лишь раздумывать над странным поведением Императора Васила VII. С Канцлером все стало ясно - он защищал не меня (как я могла такое подумать?!!), а корону Империи, дабы та не полезла на голову кому попало. А сам Васил что? Ему не вовремя в голову пришла не здравая мысль, что пора обзаводиться наследниками? Я горько усмехнулась. Есть только один критерий, по которому меня с радостью приняли бы в Императрицы - мой магический дар. Что если ректор Бро именно это и замыслил, посылая меня сюда? Я ведь так старалась, чтобы меня не выгнали из-за профильных предметов, что на прочих работала изо всех сил. Только по заведенному в Академии обычаю судить по проф. предметам о магическом даре меня считали посредственной ученицей. Если Амелин Викантус Бро немного покопался в моих аттестационных листах, а то и в сданных работах... Не то, что я себе цену набиваю, но маг я не хуже нашего Императора буду со временем. Даже если дракона завалю немного другими методами.
  Отучившись в Университете, я бы и правда могла смело претендовать на звание Придворного мага. Хоть в Василийской империи, хоть в Хинзине, хоть в Ладаймаре. Ну, в том же Эфельмане или Каратай-Ладе никто бы меня не ждал, но и это уже много. А бывали случаи в истории, когда короли и императоры женились на сильных магах или выдавали за них своих дочерей, если была такая необходимость - продуманные правители не упускали случая усилить собственную династию, так или иначе. Магический дар сам по себе неплохой капитал. Только нашему Императору-то это зачем? Чай способностями бог не обидел. Правь да радуйся. Правда... откуда эти способности взялись? Судя по Истории Василийской Империи, магическим даром семья Василийских не обладала. Ниикол что ли подсуропил?
  Так я ломала голову еще какое-то время. В итоге пришла к романтичному выводу, что мои грандиозные магические способности тут не причем, а... или я смутно напоминала ему какую-то бывшую возлюбленную (вот и приставать полез, да не вовремя спохватился), или... не знаю, что и думать. Поэтому для начала я решила пошерстить окружающее пространство на предмет образов бывших возлюбленных Императора (может, добрый господин Иванн Мерзье что знает и даже на следующем ужине расскажет).
  Ох, Васил-Васил, где ж ты был года два назад, когда имея на руках возможность стать Императрицей я бы лопалась от глупой гордости? До того, как мои представления о людях и ценностях здорово подпортили... ярмарки и необходимость зарабатывать на жизнь.
  Знаете, как делаются Предсказания на самом деле? Ты постепенно проницаешь воспоминания сидящего перед тобой человека, перебираешь, рассматриваешь, выуживаешь самое важное для него и оповещаешь о Прошлом. Затем ищешь то, что происходит с ним сейчас, что его больше всего волнует и изрекаешь Настоящее. После заглядываешь в сокровенные желания и ближайшие планы, ищешь то, чего он хотел бы больше всего на свете или собирается сделать прямо завтра, находишь то, что мешает ему или беспокоит и идешь дальше. Есть у человека страх? Расскажи историю, как он может победить его. Есть недостижимая мечта? Расскажи, как однажды он достигнет всего, чего желает. И это даже не ложь - настоящий маг знает: все, что стоит между вами и желанным вами - лишь отсутствие веры и приложенных усилий. Если же человек и правда собирается сделать что-то, то начинается новая работа - просмотреть память и мысли тех, кто будет с ним рядом, не важно, человек ли, зверь ли, силы ли стихии. Вот тут можно дать вполне конкретные рекомендации. Так создается Будущее. То самое Будущее, которое на самом деле зависит лишь от вас самих.
  А потом я еще раз хорошенько задумалась. Арестованный дракон, полурасхищенная мною сокровищница, опозоривание всего факультета... я в любом случае теперь официальное зло! А у Императора, между прочим, не только лаборатория, но и сокровищница тоже есть где-то. И если я разграблю хотя бы половину, хоть не обидно будет. Тогда я решила идти и дальше по пути зла, для чего полчаса кривлялась перед зеркалом, выбирая наиболее злодейские и ненавидящие выражения лица. Выражения удались на славу - при первом удобном случае непременно так и выражусь в адрес г-на Мерсье. После этого я решила, что мой злодейский имидж будет не полон, если я не подберу подходящую имиджу одёжу. Бесовскую, разумеется.
  

Популярное на LitNet.com Грейш "Кибернет"(Антиутопия) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) М.Лафф, "Трактирщица-3. Паутина для Бизнес-леди"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"