Darksnow: другие произведения.

Младшая из рода. Академия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.72*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она была обычным стихийным магом и даже не мечтала стать кем-то большим. Но судьба повернулась иначе, пробудив в Кельсии темный дар. И теперь девушке предстоит найти свой собственный путь. Осталось только разобраться с таинственными событиями прошлого, от которых напрямую зависит жизнь и благополучие ее страны. (обновление от 03.10, четвертая глава) спасибо всем, кто читает!)

  Младшая из рода. Академия
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
  Ночной Тайран, второй по величине город Объединенных Королевств, жил своей жизнью. На главных улицах, освещенных яркими фонарями, собирались шумные компании, жаждущие развлечений. Слышался звонкий смех, где-то играл на скрипке молодой музыкант, собиравший вокруг себя романтично настроенных леди. Их каблучки цокали по мощенной мостовой, добавляя ноты в ночную мелодию города.
  Кельсия любила это время. Благоухающая цветами южная ночь влекла в свои объятья влюбленных и авантюристов, горячила кровь и кружила головы. Такими ночами сидеть дома было поистине кощунственно!
  Девушка направлялась в 'Старую Песню', одну из лучших гостиниц города. Впервые Кель пришла сюда с отцом по какому-то важному делу и влюбилась в гостиницу с первого раза. Ей понравилось буквально все - и элегантный ресторан на первом этаже, и отдельные комнаты на втором, и маленькие столики на крыше.
  Здесь часто останавливались и люди искусства - музыканты, художники, певцы. Танара, владелица "Песни", часто просила своих знаменитых постояльцев провести небольшое выступление. Поскольку публика в гостинице собиралась небедная и титулованная, гости соглашались на пару песен взамен оплаты.
  Сегодня таким постояльцем стала Лиларель ноти Лласиас - светлоэльфийская прима классического вокала. Именно ради этого события Кельсия и нарушила запрет отца на выход из дома.
  Только войдя в помещение, девушка сразу же попала в плотную толпу любопытствующих, которым Танара расписывала красоты прибывшей эльфийки.
  - Хороша, ой как хороша! - нахваливала ее Танара - Волосы будто золото цвергов, такие яркие, что чуть ли не светятся! Глаза словно небо или голубой шелк, что любит принцесса Лиора, громадные, в пол лица! А личико то, личико! Одно слово - эльфийка!
  Слушатели тут же согласно закивали, Танара врать не станет. Раз так расхваливает, то певица и вправду очень хороша собой
  - А говорят, что она с самим эльфийским принцем помолвлена, так ли? - спросила одна молодая девушка. Ее сверстницы, да и дамы постарше, тут же загалдели - тема женитьбы интересовала их даже больше красоты эльфийки.
  Что ответила им Танара, Кель услышать не успела, ее отвлекла подруга. Василисса цепко схватила Кельсию под руку и утащила в самый дальний и темный угол зала.
  - Что случилось?
  Лисса молча указала на столик перед сценой.
  - Изначальные! Вот не повезло, так не повезло... - тихо прошептала Кель. Василисса согласно кивнула, ей тоже не нравилась эта незапланированная встреча.
  За столиком сидели представители Высоких Светлых Домов, идолы для подростков всех Объединенных королевств. Эту компанию девушки знали хорошо, а некоторых из них даже чересчур хорошо.
  Спиной к ним сидела Симона Тойран. Ее род славился целителями высшей категории, они даже стали чем-то вроде эталона целительского дела. Весь их Дом считался благословленным Пресветлым Фаиром, служителем богов Белого Пантеона. За что им даровалась такая честь, история умалчивает. Но Тойран был и остается вторым по значимости Домом.
  Сама Симона в аристократическом обществе считалась красавицей и кокеткой. Среди предков присутствовали светлые эльфы, так что девушка могла похвалиться нежным оттенком кожи и небесно-голубыми глазами. Ладную фигурку облегало узкое платье чуть ниже колен - из белого шелка, расшитое розовым жемчугом. Шоколадного оттенка волосы завиты в локоны и украшены миниатюрной золотой диадемой. Девушка кокетливо обмахивалась дорогим веером эльфийской работы и пила не менее дорогое шампанское.
  Справа от нее расположился Рик Эльсир - очаровательный юноша с копной непослушных светлых волос, зелеными глазами с искорками ехидства на дне, ленивой манерой речи и широкими улыбками. Он что-то рассказывал своим спутникам, заразительно смеялся, пил вино и выглядел полностью довольным своей жизнью. Солнечный мальчик Рикки всегда умел красиво и органично вписаться в любую компанию. И хоть род Эльсир не входил в число Высоких Светлых Домов, Рик бывал почти на всех великосветских раутах. Он своим обаянием очаровывал многих и частенько этим пользовался.
  Слева от Симоны сидела Тиойша Найллор Оррлайнтин - очень противоречивая личность, о которой мало что известно. В обществе она появлялась крайне редко, ни с кем не сближалась и предпочитала одиночество. Ее считали диковинкой и слегка опасались. В Тиойше смешалась кровь людей, орков, эльфов, дроу и еще кого-то из Древних. Она принадлежала к роду прорицателей, стоящему отдельно от всех остальных. Видящие будущее вели замкнутый образ жизни и редко делали что-то просто так. Из-за этого сегодняшнее появление девушки могло иметь и какой-то особый, тайный смысл. Но по спокойному лицу, напоминавшему алебастровую маску, и полу прикрытым пронзительно-синим глазам ничего нельзя было прочитать.
  А как раз напротив Кельсии находился Сайан Данимир - правнук Ниама Данимира, старейшины Первого Высокого Светлого Дома. Высший круг аристократии. Боевые белые маги с древнейшей родословной, берущей начало почти тысячелетие назад Все представители Первого Дома состоят в личной гвардии Его Величества Короля Свейтора. Множество привилегий. Власть. Почет. Уважение. И Сайан пользовался этим по полной программе. Заводила всех выходцев аристократических семей и их бесспорный лидер. Безупречно-изысканные манеры, красивое лицо в обрамлении темно-каштановых волос, атлетическое телосложение, высокий рост, властный взгляд глубоких карих глаз - для девичьих грез более идеальной кандидатурой был только принц Риан. А сама Кельсия являлась официальной невестой Сайана.
  Конечно, он ее заметил. Гневно сверкнули карие очи, обручальное кольцо на пальце Кель нагрелось, передавая раздражение ее жениха. Девушка в очередной раз пожалела, что проблем от этого артефакта намного больше, чем пользы.
  - Что будем делать? - прошептала Лисса -Сайан теперь точно настучит лорду Кедину о твоем самовольном уходе из дома. Он же в курсе твоего домашнего ареста, не так ли? Кельсия мрачно кивнула. Ее жених частенько портил девушке жизнь своей опекой и образом 'идеальной невесты', которому Кель не хотела соответствовать. Сайана, получавшего все, что только захочет, такое поведение не устраивало. Именно он чаще всего и 'сдавал' ее в руки отца.
   Бросив грустный взгляд на небольшую сцену, где уже сидела красавица эльфийка, настраивающая арфу, Кельсия потянула подругу в сторону выхода.
  - Все равно толком не посидим с этими занудами.
  Василисса, сама относящаяся к высокой аристократии, только устало вздохнула.
  - Кель, а ты в курсе, что молодые девушки не гуляют по ночным улицам в одиночестве? - задала она риторический вопрос подруге. Но та только отмахнулась, целенаправленно ведя Лиссу подальше от оживленных улиц. Через пол часа блужданий по узким переулкам они оказались у дверей ничем не примечательного трактира, носящего гордое название 'Чертополох'.
  Это заведение Кельсия случайно нашла пару месяцев назад. Местечко было не совсем подходящим для леди, но собирающаяся там публика произвела на Кель благоприятное впечатление. В Чертополохе сидели как светлые, так и темные маги, хватало там и стихийников, многих из которых Кель знала еще со времен учебы. Разношерстные компании весело проводили время за игрой в карты или слушая рассказы боевиков. А хозяин трактира, ушедший на покой маг, намекнул девушке о возможности купить магический инвентарь, который не найдешь на обычных прилавках.
  Василисса тяжело вздохнула, но последовала за подругой. А та уже поздоровалась с трактирщиком и приветливо кивнула паре посетителей. Кажется, Кель была здесь частым гостем. По крайнем мере, принесшая еду служанка тоже удостоилась доброжелательной улыбки.
  - А Сайан знает, где ты отдыхаешь? - осторожно поинтересовалась Лисса. Ей не верилось, что жених подруги так просто разрешит посещать ей подобные заведения. К тому же, без сопровождения.
  Судя по вмиг ставшему недовольным лицу подруги, опасения Лисс подтвердились. Значит, и ей предстоит выслушивать очередную тираду о том, что Василисса должна оказывать положительное влияние на Кель, а не наоборот. Но как можно перевоспитать стихийника? Да и не хотелось девушке этим заниматься. Кельсия дарила ей возможность побыть самой собой, а не играть в холодную гордую аристократку, соблюдающую немыслимый свод правил.
  В трактире подавали нежнейшее мясо и пряные вина. Распробовав блюда, Лисса даже пришла к выводу, что Чертополох не такое уж и третьесортное заведение, как она думала в начале. Подруги разглядывали посетителей и обсуждали планы на оставшийся месяц лета. Мысли о том, что совсем скоро настанет осень, навевали на Василиссу грусть.
  - О чем задумалась? - заметив помрачневшее лицо подруги, спросила Кель.
  - О том, что я бездарность, - грустно ответила Лисса - Завтра набор в Академию, я должна поступить на белый факультет. Но магия меня не слушается. Боюсь, что завтра я с треском провалю вступительные испытания и опозорюсь перед всеми преподавателями.
  Кельсия нахмурилась, над чем-то размышляя, потом поинтересовалась
  - А почему бы не поступить на серый факультет? Алхимия у тебя хорошо получается. И артефология довольно неплохо. Обе кафедры готовят отличных специалистов. Или подайся в зеленые маги. У тебя же стихия земли доминирующая, можешь хоть к экспериментаторам, хоть к травникам, хоть к ядоделам. Думаю, у тебя получится.
  Лисса помрачнела еще больше
  - Я бы с радостью, но мама...
  Кельсия понимающе кивнула. Леди Сатия Ройтал славилась диктаторским характером и вспыльчивым нравом. Сильная ведунья, блистательная леди, светская львица - она железной рукой правила Домом и очень жестко обращалась со своими детьми. Их судьба была распланирована матерью чуть ли не с рождения. Она видела Лиссу только ведуньей с блестящим будущим, перспективным замужеством и внушительным благосостоянием. А сама Лисса мечтала о карьере целительницы, уютном домике в тихом городке и любимом человеке рядом.
  - Завтра будет ужасный день - грустно прошептала Василисса - Жаль, что тебя не будет рядом.
  - Почему не будет? - задорно улыбнулась Кель - Я тоже иду завтра в Академию. Буду сдавать вступительные экзамены вместе с тобой.
  - А какой в этом смысл? - удивилась Лисса - У стихийников же минимальные шансы.
  Стихийная магия стояла в стороне от других. Обычный маг мог управлять максимум двумя стихиями, иначе высшая магия входила с ней в резонанс. Исключением были лишь маги с примесью иных рас, да и то преимущественно темные.
  Род Адайн, к которому принадлежала Кельсия, был родом стихийников. А у самой Кель были доминантны все четыре стихии. Для ее возраста это было невероятно, даже у взрослых стихийников число доминант редко доходило до такого уровня. Но именно из-за этого Кель не могла изучать высшую магию. Резонанс в ее случае был бы огромным.
  - У Сая спроси, - фыркнула Кельсия - это его идея. Я не думаю, что хоть что-то из этого выйдет.
  - Зато вдвоем не скучно будет -обрадовалась Лисса.
  - И то верно, - ободряюще улыбнулась Кельсия.
  
  - Стой!
  А она так надеялась спокойно добраться до дома...
  Кельсия остановилась, дожидаясь Сайана. Молодой человек быстро шел по аллее парка, отослав свой экипаж домой. Он явно был не в настроении, даже отсюда Кель ловила его эмоции - раздражение с легкими нотами досады и усталости. Девушку безмерно раздражала способность всех обручальных колец передавать чувства избранника. Ведь ее недовольство Сайан тоже прекрасно чувствовал, и от этого его настроение становилось все мрачнее и мрачнее.
  - Почему ты ушла из дома? - требовательно спросил ее жених - Ты же обещала, что больше такие выходки не повторятся. Ты ведешь себя как ребенок!
  - Этого больше не повториться - еще одно обещание, которое она не исполнит. Как же надоели эти все правила и указы, вечное "нельзя" и "так надо". Все же магия накладывает отпечатки на своих носителей. Кель, как и любой стихийный маг, часто шла на поводу своих эмоций, ей требовалась свобода действий, вечное движение. Светлые же маги имели тягу к различным правилам, канонам поведения, запретам. Кельсия задыхалась в этом обществе моралистов, ее неспокойная душа требовала действий, а не слов. Как можно сидеть дома в такую ночь, когда природа дышит силой, наполняя воздух волшебством? Почему она должна отказываться от задушевных разговоров с единственной лучшей подругой из-за глупого запрета сидеть дома? Если бы не Сай, который рассказал отцу о ночных прогулках Кель, лорд Кедин даже не подозревал бы о вылазках дочери и не ставил охранку на ее комнаты.
  Сайан, видя, что Кель не собирается оправдываться и сожалеть, устало вздохнул, взял девушку под руку, и они молча пошли по направлению к дому.
  
  Как так получилось, что наследник Первого Высокого Светлого Дома помолвлен с девушкой, чей род даже не входит в данный список? Иногда Кельсия и сама этого не понимала. Род Адайн, конечно, древний, знатный, с редким даром стихийной магии у всех его членов. Но все же это чересчур неравные отношения. Адайн, из-за своей малочисленности, не мог носить звание Дома, да и в светском обществе особо не блистал. Две разные параллели.
  Их отцы были знакомы. На службе Его Величества молодой стихийник спас белого боевика во время мятежа, устроенного жителями прибрежного Кирана. Этот маленький городок играл важную роль не только как портовый город, в нем располагались шахты различных руд, добывались драгоценные металлы. В то время Свейтор Ниатос еще только начинал свою политику, и многие решили, что молодой король не сможет удержать власть. Мятежи вспыхнули в разных частях страны, и почти всех магов раскидали на их урегулирование. В Киране проблемы решили быстро, но кто-то из гвардейцев решил под шумок убрать своего командира. Лорд Кедин, по чистой случайности находившейся рядом, успел сбить воздушным потоком несостоявшегося убийцу с ног. Так что Нейс Данимир был обязан лорду Адайну жизнью. Так началась их дружба.
  Кельсия очень хорошо помнила первую встречу с Сайаном. Тогда отец привез ее в Мийкару - столицу Объединенных Королевств - на праздник в честь рождения у Его Величества четвертого сына. На балу по этому поводу Нейс пригласил старого друга с пятилетней дочерью погостить в его поместье. Как раз начиналась первая неделя охотничьего сезона, и оба мага, как заядлые охотники, не могли не принять в нем участия. Кель, находившаяся под впечатлением от очарования столицы, была очень рада такому повороту событий.
  Поместье называлось Каменной Лилией, имело изысканно-ухоженный вид и напоминало воздушные замки на старых гравюрах. Кельсии, по сравнению с замком Адайнов, оно казалось каким-то хрупким и ненадежным. Плавные округлые линии, светлые тона, утонченность и изящество. Маленькой Кель поместье и вправду показалось окаменевшим цветком. Но, не смотря на всю свою красоту, Лилия девочке не понравилась. Ее внимание привлек сад.
  В то утро Кель исследовала тенистые аллеи кленов. Здесь было множество замечательных мест, где можно спрятаться и поиграть в эльфийских разведчиков. Девочка уже собралась лезть в понравившийся ей куст, когда за спиной строго спросили
  - Что тут делаешь?
  Кельсия, испугавшись, рефлекторно послала в говорившего водный поток. Сзади кто-то возмущенно вскрикнул, и развернул девочку лицом к себе.
  - Зачем ты ударила меня водой?!
  - Огнем бить папа не разрешает, - честно ответила Кель, разглядывая мокрого мальчика на пару лет старше ее самой - А кроме воды и огня я ничего пока не умею.
  Карие глаза неизвестного удивленно расширились
  - Ты же еще маленькая, у тебя не может быть власти над стихиями!
  Кельсия в ответ осыпала его маленькими огненными искрами.
  Через полчаса Сайан показывал Кель самые "эльфийские" тропинки сада.
  
  - О чем ты думаешь? - спросил Сай.
  - О нашей первой встрече. - улыбнулась Кельсия. Сайан рассмеялся
  - Да, ты здорово меня разозлила тогда! Мало того, что пришла в мой сад, так еще и водой облила!
  Девушка тоже рассмеялась, вспоминая обиженное выражение карих глаз. Сейчас эмоции редко отражались в них, дети выросли и начали играть с масками.
  - Ну вот, а теперь ты грустишь - Сай обнял свою невесту и в сотый раз повторил - Для тебя я всегда останусь настоящим, с тобой я никогда не стану вести себя, как полагается наследнику Дома. Я люблю тебя, и ничего не сможет помешать моей любви.
  - Не стоит давать такие опрометчивые обещания, лорд Сайан.
  Молодые люди повернулись на голос, заставший их врасплох.
  - Леди Тиойша? Что вы хотите этим сказать?
  Пифия даже не посмотрела на Сайя, взгляд серьезных пронзительно-синих глаз сосредоточился на Кельсии. Девушка чувствовала себя очень неуютно под этим немигающим взором.
  - Мой дар позволяет мне видеть силы других. Я могу наблюдать, как вокруг лорда Сайана кружится марево белой магии с легкими вкраплениями целительства. Я вижу, как стихии ластятся к тебе, словно большие кошки. Земля зелеными побегами ползет по твоим ногам, Ветер шумит над твоей головой, Вода закрывает тебя сзади, а Огонь спереди. Но это не все... Ты полностью окутана черной пеленой. Вокруг тебя Смерть и Тьма, Кельсия. Смерть и Тьма.
  Девушка в ужасе смотрела на пифию. Она знала, что каждое ее слово - истинная правда. И от этого было жутко. Пифии никогда не ошибаются.
  - Ты пророчишь ей смерть? - еле слышно спросил Сай. Кель замерла в ожидании ответа.
  - Тебе дадут право выбора. - пифия все так же неотрывно смотрела в глаза Кельсии - Но какой бы ответ ты не дала - ты умрешь. Но если скажешь "нет", то это будет конец. А если "да", то только начало. Подумай над этим на досуге, леди Адайн. За твоей судьбой очень интересно наблюдать, и я бы не хотела, чтобы твоя жизнь оборвалась.
  Тиойша развернулась и быстро пошла по аллее назад. Значит, она приходила только для того, чтобы сделать предсказание...
  Через кольцо Кельсия ощущала страх и беспомощность Сайана, его чувства полностью повторяли ее.
  - Я умру. - это даже не вопрос, констатация факта.
  Сай прижал девушку к себе и горячо зашептал
  - Нет! Это не правда... Все ошибаются, даже пифии! Слышишь? Даже пифии! Все будет хорошо...
  Кельсия чувствовала, что он сам не верит своим словам.
  
  Утро началось с крика мачехи. Леди Феллинья увидела поломанный куст редких и жутко дорогих эльфийских роз, за самовольную покупку которых лорд Кедин второй месяц шутливо попрекал жену. В розы вчера случайно упала Кель, когда поскользнулась на карнизе крыши. Девушка намеревалась плавно, с помощью стихии воздуха, слететь на землю. Но нога съехала и Кельсия кувырком понеслась вниз с высоты семи этажей. Для того, чтобы не разбиться, она сделала "воздушную подушку". В итоге Кель осталась цела, а вот розы от стихии ветра оказались поломаны и вмяты в землю.
  Девушка тяжело вздохнула, понимая, что отец уже догадался, кто является виновником происшествия. И сейчас лучше не попадаться ему на глаза. А вот когда он успокоится, вспомнит, что никогда не любил эти дорогущие розы, заинтересуется, как именно сбежала вчера Кельсия... Тогда они и поговорят. А пока нужно как можно быстрее оказаться за пределами замка.
  Апартаменты Кель находились на седьмом этаже третьей башни замка, носящей имя Алый Пламень. Сюда она переехала после того, как в десятилетнем возрасте нечаянно пробила стену своей детской спальни. В то время ей только начала подчиняться стихия земли, остальными тремя она уже владела. Но все же управление стихиями дается тяжело, особенно в начале, когда дар только открывается. Кельсия хорошо помнила, как поджигала все подряд не зависимо от своего желания, затапливала комнаты, ветром кружила вещи по комнате, и случайным образом расколола каменную стену. Именно это и стало поводом для переезда. В башне Алого Пламени находились лаборатории, хранилища, библиотеки, и не было жилых помещений. Так что башня полостью перешла во владение Кельсии. Здесь девушка ощущала себя полноправной хозяйкой.
  Кель быстро надела легкое платье до колен и туфельки, магией завила волосы локонами. Получился нежный и немного кукольный образ милой девушки. Быстро преодолев черный ход, короткими перебежками пересекла замковый двор. За воротами ее уже ждал экипаж Сайана.
   - Как ты? - первым делом тревожно спросил он, притягивая девушку к себе.
  - Нормально - нервно ответила Кель. После вчерашнего пророчества ее все еще передергивало от страха и напоминания Сайя только раздражали. Но по их связи девушка чувствовала, что ее жених слишком взволнован и пыталась сдерживать свои эмоции.
  - Может, не поедем в Академию? - спросил парень.
  - Поедем, - не согласилась Кельсия - Меня там Лисса ждет.
  Сайан недовольно приказал экипажу двигаться.
  От Тайрана до Мийкары было 4 дневных перехода на экипаже с лошадьми, двое суток, если передвигаться по воздуху, и всего пару часов через стационарные порталы. Однако, аристократам Высоких Домов не было необходимости выстаивать очереди - достаточно было воспользоваться сетью порталов, соединяющих поместье в столице с резиденциями в других городах.
  Из Каменной Лилии Кель и Сайану пришлось добираться на экипаже. Академия Магических Искусств и прилегающая к ней территория занимали восточную часть города, довольно далеко от центра. В прошлом, во время войн, Академия была не только учебным заведением, но защитой со стороны моря. Находясь рядом со скалистым обрывом на приличной от моря высоте, корпуса Академии раньше, еще до Большого Объединения, были военным центром по подготовке боевых магов и солдат армии Мийкарских земель. После образования Объединенных Королевств и становление Мийкары столицей, Академию достроили и расширили ее профиль - теперь в ней учились не только боевики, но и маги других специальностей.
  На сегодняшней день АМИ являлась самым престижным местом обучения. Она занимала огромную территорию, имела внушительную научную базу и прекрасный преподавательский состав. До обучения в Академии допускались лишь те студенты, чей магический потенциал был выше среднего.
  - Ты ведь не бывала здесь раньше? - спросил Сайан.
  Кель отрицательно качнула головой. Как и любой другой маг, она начала свое обучение сразу же после проявления своих способностей. Сначала это было домашнее обучение, затем, в возрасте десяти лет, она начала ходить в специализированную школу для детей из аристократических семей. Там изучались различные дисциплины, от этикета и танцев до экономики и политологии. Именно в ней Кель познакомилась с Симоной и Василиссой. Со своей подругой она затем училась и в другой школе, где преподавалась стихийная магия. Только Лис, имеющая одну доминанту, обучалась там всего год, в то время как Кель - четыре года. Для школы стихийной магии такой долгий срок обучения был редкостью.
  - Тебе бы здесь понравилось учиться, - вздохнул Сайан - И мы могли бы видеться каждый день.
  - Почему ты попросил меня пройти экзамен? Я же стихийник, это не имеет смысла. - задала мучивший ее вопрос Кель - Но ты настоял...
  Молодой человек на секунду остановился, размышляя, потом ответил
  - Меня попросил твой отец - девушка удивленно приподняла бровь, не понимая причины этого поступка. Сай продолжил - Лорд Кедин сказал мне, что твоя мать была магом. Из стихий она имела три доминанты, и при этом была сильным магом своего профиля.
  - Какого именно? - быстро спросила Кельсия. Про свою мать она почти ничего не знала.
  - Лорд не сказал - разочаровал ее Сай - Но он убежден, что если ты унаследовала силу своей матери, то вполне можешь управлять высшей магией.
  Девушка удивленно посмотрела на своего жениха. Отец ни разу не говорил о способностях ее матери к магии. Да и вообще, лорд Кедин почти не говорил о таинственной незнакомке, с которой провел всего лишь два года. Сайан, тем более не знавший подробностей семейной жизни рода Адайн, благоразумно промолчал и решил просто развлечь невесту приятным разговором.
  - Раз ты ни разу здесь не была, я просто обязан провести тебе экскурсию!
  Территория АМИ была поделена на сектора. Главное здание, окруженное клумбами с цветами, выложенными мелкой белой плиткой дорожками и кленовыми аллеями, напоминало купол. Здесь размещались классы немагических дисциплин, столовая, кафе, библиотека, главный зал и апартаменты преподавателей.
  Слева находился ажурный, сверкающий на солнце золотистыми крапинками корпус Белого Факультета. Изящная лепнина и барельефы, широкие окна, двенадцать этажей. Второе по площади здание, после главного. Круглые клумбы с розами и георгинами, небольшие деревья, выполняющие только декоративную функцию. Все чинно и благообразно. Среди учеников корпус так же носил название 'Золотой'.
  Справа от главного здания начинался академический парк, в глубине которого высилась башня Факультета Пифий. Узкая, со стрельчатыми окнами и остроконечной крышей, она была похожа на стрелу, отливающую легким голубоватым цветом. Перед башней находилось озеро почти идеально круглой формы, по краям заросшее кувшинками и высокой травой. Оно походило на зеркало - поверхность воды почти без искажения отражала небо. Из-за этого башню часто называли Приозерной.
  Сразу за главным корпусом расположился Серый Факультет. Здание из простого камня, без каких-либо украшений, в форме буквы П. Четкие формы, простые линии, вокруг все обложено плиткой. Крыша почти плоская, темно-медного цвета, оббитая железными полосами. Здание больше походило на лабораторию, коей в большей степени и являлось. В учебное время здесь постоянно что-то взрывалось, из окон валил разноцветный дым, доносились как прекрасные, так и отвратительные ароматы. Называли территорию этого факультета коротко, но емко - Кузня.
  Если пройти налево, то можно попасть ко всяческим подсобным помещениям - складам, хранилищам, вольерам с ездовыми животными. Если вперед - то на огромный по площади полигон. Его территория была огорожена, и войти сюда без разрешения учителя было крайне проблематично. Здесь проводились магические испытания, учебные поединки, изучалась боевая магия и испытывались смертельные заклятия.
  А если свернуть направо, то можно попасть на территорию Зеленого Факультета, носящий имя Живого уголка. Академический парк здесь переходил в сад с самыми разными растениями - от синих эльфийских роз до степных сорняков. Сам зеленый корпус представлял собой трехэтажное деревянное здание с примыкающими к нему более мелкими оранжереями, переходами, теплицами и жилыми помещениями. Буйство красок, тысячи смешивающихся в воздухе запахов, постоянно распускающиеся и увядающие растения - природа царила тут во всей своей растительной красе.
  По мере продвижения на северо-восток от Зеленого корпуса, сад постепенно сходил на нет. Оставались только ядовитые и опасные растения, но потом исчезали и они. Среди мощных кряжистых дубов и тоненьких осин вились тропинки, уводящие на территорию Темного Факультета. Гостей сюда не приглашали, да и сами адепты не горели желанием оказаться в этом месте. Это была единственная отгороженная от всех остальных жилая зона, за что адепты называли эту территорию Клеткой.
  Кельсия с интересом смотрела по сторонам. Девушке тут же захотелось обойти всю Академию, заглянуть во все тайные уголки и укромные местечки. Она с интересом рассматривала архитектуру, природу и самих прибывающих студентов - поступающих учеников и возвратившихся с практики адептов.
  Собирали их в один день, ровно за месяц до начала занятий. Те, кто только планировал поступать, сдавали экзамены, а потом до осени проходили нечто вроде нулевого курса. Их отправляли в храм, соответствующий их кафедре, где проходил ритуал раскрытия силы, посвящение в маги, и адепт привыкал пользоваться своим даром в полную мощь. А уже обучающиеся приносили доклады о практике, брали новые учебники и расписания и шли на заслуженный отдых.
  - Мы подъехали раньше, - сказал Сайан, на ходу кивая своим многочисленным друзьям и знакомым - Успеем заглянуть еще и к вольерам.
  Девушка с удовольствием согласилась. Тем более Дарля, принадлежащего Сайану, ей покажут впервые.
  Вольеров было очень много, сейчас они стояли полупустые. Сначала шли конюшни. Лошади все красивые, статные, и, главное, выносливые и магически зачарованные. За ними шли пегасы. Их предпочитало большинство магов, ведущих мирный образ жизни. Волшебные животные косились лиловыми глазами на пару и гарцевали в стойлах, красуясь. Их крылья, сейчас сложенные, казались хрупкими, но это была иллюзорная хрупкость - животные были не только пресными, но и сильными.
  Пара завернула за угол и оказалась перед вольерами с грифонами.
  - Это мой Дарль. - с улыбкой указал на своего питомца Сайан. - Нравится?
  - Очень - честно ответила Кельсия.
  Грифон был красивого светло-коричневого цвета. Мощное львиное тело с когтистыми лапами, орлиная голова на пару оттенков светлее с круглыми оранжевыми глазами и острым массивным клювом. Перья на голове и груди постепенно переходили в густую шерсть, тонкий хвост оканчивался пушистой кисточкой. И крылья - огромные, широкие, с длинными маховыми перьями.
  - Дарль в переводе с эльфийского скорость? - уточнила Кель.
  - Да, - подтвердил Сай - И он оправдывает это имя.
  Они еще пару минут полюбовались на грифона и вышли.
  - А там что? - махнула рукой в сторону самых дальних вольеров девушка.
  Сайан нахмурился.
  - Это вольеры темных. Там сидят их мантикоры.
  Кельсия восторженно ахнула. Мантикор она видела лишь пару раз, да и то издалека. А сейчас они находятся всего лишь паре метров от нее.
  - Посмотрим? - кольцо принесло эмоции недовольства и легкого раздражения, девушка дернула жениха за рукав и жалобно протянула - Ну пожааалуйста...
  Молодой человек все же согласился.
  Они были опасны и красивы. Яростные, сильные, гибкие. Больше всего мантикоры напоминали большую, очень большую кошку. Треугольные уши с кисточками, выпирающие клыки, глаза с вертикальными зрачками. Длинный подвижный хвост венчал ядовитый коготь. Шерсть гладкая, блестящая на солнце. Широкие кожистые крылья, складывающиеся над спиной. Мантикоры лениво и вальяжно прогуливались по вольерам и совсем не по-кошачьи шипели на Сайана. На Кель они смотрели почему-то спокойно, даже одобрительно.
  - Пойдем отсюда, - раздраженно сказал парень - Они мне не нравятся.
  Когда парень и девушка вернулись к главному зданию, людей около него стало намного больше.
  
  - Сайан! Кельсия! - радостно прощебетала Симона - А мы вас уже заждались.
  В тени деревьев чуть в стороне от основной массы людей находилась их привычная компания. Василисса улыбалась, но в ее глазах Кель видела застывший страх. Рик рассказывал какой-то забавный случай из жизни. Симона купалась в восхищенных взглядах. Сегодня все они надеялись поступить в академию.
  Завязался ничего не значащий разговор. Обсуждение погоды, поступления, сплетни об общих знакомых... Кельсия кивала в нужных местах, улыбалась и мечтала, что это скорее закончилось.
  От нечего делать девушка начала разглядывать толпившихся вокруг людей. Они сбивались кучками и тоже о чем-то переговаривались. Многие уже были переодеты в форму. Хотя форма - неправильное слово, как таковая она не присутствовала, просто каждый факультет носил одежду определенных цветов. И не только это служило отличием. Какие-то общие черты и каноны поведения, выражение лица и жесты - маги разных направлений разительно отличались друг от друга.
  Например, пифии в легких голубых струящихся одеждах имели отрешенный и задумчивый вид, смотрели куда-то сквозь людей пронзительными взглядами на неподвижных лицах. Кельсия невольно вздрагивала, смотря на них. Вчерашний разговор все еще волновал ее.
  Артефологи и алхимики в одежде серых, медных и лиловых цветов активно жестикулировали, на их подвижных лицах быстро менялись ярко выраженные эмоции. У всех были какие-то рюкзаки, пакеты, коробки, многочисленные карманы тоже чем-то набиты. Энергичные, шумные, они были поглощены своей наукой, и разговор их пестрел какими-то своими специфическими терминами.
  У белого факультета основными цветами были золотой, белый и синий. Боевые маги и ведуны имели важный и гордый вид, королевскую осанку и идеальные манеры. В их глазах светилось осознание своей значимости, готовность совершать подвиги и защищать слабых. Целители с легкой мягкой улыбкой и взглядом, полным сострадания, напоминали всепрощающих святых.
  Зеленые маги, во всех оттенках желтого, коричневого и зеленого, распространяли вокруг себя приятный аромат трав и неуловимое обаяние. Словно солнечные лучики сияли в теплых глазах и ярких открытых улыбках. Движения мягкие, неторопливые, речь плавная, легкая. И только у ядоделов периодически проскальзывало нечто вкрадчивое.
  Меньше всего было темных. Их цвета - черный, алый и фиолетовый. Они носили их гордо и с неким вызовом. Резкие, жесткие, со своей логикой, своим мировоззрением. Боевые маги распространяли вокруг себя ауру агрессии и силы. Сквозь человеческое обличие прорывалась демонская сущность. Ритуал раскрытия силы в их случае предполагал добровольное разделение своего тела с демоном. Все, кто стал боевым темным магом, могли похвастаться набором клыков и вертикальными зрачками. Поскольку группа темных разместилась как раз напротив их компании, Кельсия могла их внимательно рассмотреть. Темные боевики, среди которых было несколько девушек, что-то оживленно рассказывали стоящим рядом колдунам. Те в ответ смеялись и лениво помахивали хвостами. Кель они впечатляли даже больше, чем вертикальные зрачки полудемонов. Длинные, тонкие, черные, с кисточкой на хвосте, очень подвижные. Девушки-колдуньи в клетчатых юбках на ладонь, а то и на две, выше колена (такая бесстыже-короткая длина разрешалась лишь темным) кокетливо поправляли кончиком хвоста челку. И все движения адептов кафедры колдовства выходили пренебрежительными, насмешливыми и ироничными. Ехидство и любовь к жестоким шуткам плескалась в их чарующих глазах.
  Некромантов Кельсия сперва не заметила. Их было двое - парень и девушка. Узнать их можно было по одежде, в которой кроме основных цветов темного факультета присутствовал серебристый, и детскому выражению лица. Наивность светилась в широко распахнутых глазах, губ касалась легкая мимолетная улыбка. Парадокс силы - трогательная кукольная внешность принадлежала тем, у кого не было половины души.
  - Сейчас начнется - отвлек ее от наблюдения Сайан.
  Высокие массивные двери Академии распахнулись, пропуская ректора. Лесандр Ольник, в прошлом - обычный житель Восточных Лесов, в настоящем - величайший архимаг и единственный в мире маг-универсал. Выглядел он лет на сорок, хотя на самом деле ему давно перевалило за пятьсот. Самой обыкновенной внешности, русоволосый, с ясными серыми глазами, мягкими чертами лица. На первый взгляд добрый и всепрощающий, голос спокойный, движения неторопливые. Но Лесандр прошел через войны и тяжелые послевоенные времена. Хотя и смог сохранить в себе мягкость характера, но печаль и потери оставили печать во всем его облике.
  Рядом шли архимагистры, главы факультетов. Эльера Тринрей, высокая, с неподвижным лицом и рассеянным взглядом, одна из сильнейших в мире пифий. Матиса Женьерго, глава белого факультета. Величайший белый маг, ей ежегодно поступало множество приглашений на должность дворцового мага, но она неизменно отвечала отказом. Отточенные движения и резкий взгляд, упрямо сжатые тонкие губы. Не просто женщина-маг, а самый настоящий воин. Ниса Ольхи, напротив, казалась нежным цветком, превращенным в человека. Она, как и ректор, была коренной лесной жительницей. Светло-русая коса толщиной в руку, курносый нос, лучистые серые глаза. Архимагистр зеленого факультета очаровывала с первого взгляда. Тайр Доннат, невысокий и крепко сложенный глава серого факультета, даже сейчас, казалось, что-то прикидывает в уме. Пальцы механически крутили в руках какой-то амулет. Темный факультет представлял Мстислав Ворон. О нем ходили легенды и ужасающие истории. Крайне противоречивая личность, некоторые его опыты граничили с чистым безумством.
  Дальше шла приветственная речь ректора, не меняющаяся уже много лет. Просто дань традиции, не несущая смысловой нагрузки. После нее поступающих пригласили в главный зал, а адептов отправили отчитываться о прошедшей практике. Сайан пожелал всем удачи, поцеловал в щечку Кельсию и направился к своему корпусу.
  
  Сама процедура экзаменов была обычной, ничего таинственного и красочного в ней не было. Просто на столах лежало штук сорок небольших пронумерованных шариков-артефактов. Каждый из них реагировал на какой-то подвид магии, начиная светиться, когда попадал в руки будущих адептов с идентичной силой. Потом цифры на отреагировавших артефактах переписывали на отдельный бланк, который рассматривали магистры и решали, на какой факультет оправить прошедшего экзамен. Затем архимагистры распределяли новичков по кафедрам. Поскольку все шарики светились одинаково и никак не отличались друг от друга, адепты до последнего момента не знали, куда попадут.
  К удивлению Кельсии, в ее руках зажглись около пятнадцати артефактов. У Лиссы количество было почти таким же, да и многие цифры в бланках совпадали. Девушки, вместе с прошедшими экзамен адептами, сидели в большой круглой беседке, куда их отправили до оглашения результатов.
  - Ах, скорее бы, - жеманно протянула Симона - Я устала ждать. Уверена, что меня запишут на кафедру целительства, все же положение Дома обязывает.
  Василисса напряженно сжимала кулаки и не реагировала не на что. У нее был реальный шанс поступить, но вот куда? И как к этому отнесется леди Сатия? Неизвестность заставляла нервничать и прокручивать в голове множество вариантов.
  Кельсия же ни о чем не волновалась. Она уже привыкла к тому, что путь в высшую магию ей закрыт. Сейчас девушка старалась не думать о возможности поступления в АМИ, чтобы не разочаровываться потом. И все же, глубоко в душе она мечтала стать адепткой Академии. Ей было почти безразлично, какая кафедра может ее ожидать, девушка любила учиться, особенно магии. Стихийные силы подчинялись Кельсии с детства, и контролировала она их замечательно. Ей хотелось чего-то нового, с более широким применением, новыми возможностями, новой системой. Школа стихийников обучала только основам плетения и смешивания сил, остальное молодые маги изучали самостоятельно, в основном на своих опытах. Стихийная магия слишком индивидуальна для того, чтобы пытаться как-то систематизировать ее и создавать общую базу заклинаний.
  - Кель, - прошептала Лисса - Я боюсь...
  Кельсия ободряюще улыбнулась подруге
  - Я уверена, что нас с тобой примут. Все же артефакты на нас отреагировали, значит не все потеряно. Не стоит волноваться раньше времени.
  Прошло около получаса. Поток учеников не прекращался, беспрерывно кто-то заходил в зал, кто-то выходил из него и располагался в беседке. Перед некоторыми прошедшими экзамен стали появляться магические вестники. Небольшой синий огонек вспыхивал перед магом, прося следовать за собой. Перед подругами такие проводники вспыхнули одновременно. Девушки, вслед за огоньком, прошли главный зал, по широкой винтовой лестнице поднялись на третий этаж. Здесь располагались апартаменты преподавателей. Вестник провел их до конца коридора и потух перед массивной дверью из темного дуба. На ней висела табличка "Ректор Академии Магических Искусств архимаг Лесандр Ольник"
  - И что это значит? - шепотом спросила Кель. Подруга ей не ответила, она тоже была в недоумении.
  Дверь открылась, пропуская девушек.
  Первой комнатой был рабочий кабинет. Большой, просторный, светлый. Напротив двери окно во всю стену, сквозь которое помещение заливал солнечный свет. Под ногами пушистый ковер с руническим узором, на стенах пейзажные картины, множество книг на полках шкафов. Посередине кабинета большой прямоугольный стол, заваленный бумагами, книгами, свитками.
  Ректор приглашающе кивнул на два стула. Третий был занят. И не кем-нибудь, а его высочеством Рианом Ниатосом. Молодой принц насмешливо сверкнул голубыми глазами, легким кивком головы обозначил приветствие. Девушки слегка поклонились в ответ, и на этом официоз был окончен.
  - Итак, - негромким мягким голосом начал ректор - Вас наверняка интересует, почему я собрал вас здесь, а не отправил в кабинеты ваших будущих наставников. Ответ прост. Вы все - очень редкие и нужные Академии экземпляры. Экзамен успешно сдан, теперь вы адепты первого курса. Вот только права отказаться от обучения у вас нет.
  С этими словами архимаг кинул в молодых магов какое-то сложное и явно опасное плетение. Автоматически Василисса успела выстроить круговой щит, Риан попытался сбить направление заклинания, Кельсия, понимая, что это все бесполезно, ударила в ответ ветряным тараном и струей огня. И сразу же почувствовала, как на нее ложиться сеть ректорского заклинания.
  - Вот за что я так люблю стихийников, так это за их рефлексы - улыбнулся Лесандр, двумя пассами руки возвращая порядком обугленную и разгромленную комнату в прежний вид.
  - Что вы на нас набросили? - требовательно спросил принц Риан - Это что, проклятие?
  - Да, причем смертельное, - посмотрев в наполненные ужасом глаза адептов, пояснил - Оно спадет с вас, когда вы пройдете ритуал раскрытия силы.
  - Но зачем? - все еще пребывая в шоке, спросила Кельсия.
  - Чтобы у вас не было шанса отказаться от обучения - все так же мягко ответил ректор.
  - А почему мы должны отказываться? - нахмурился Риан.
  - Потому что все вы - темные маги.
  
  - Этого не может быть, - категорично заявила Лисса. - Я рождена в Высоком Светлом Доме! Это абсурд! Это невозможно!
  - И, тем не менее, это так. - ректор внимательно оглядел троицу растерянных адептов - Каждый из вас уникален. И нужен Академии. Вот, например вы, леди Ройтал, являетесь самой настоящей колдуньей. Но в тоже время в вас есть крохотный зачаток белой магии, который дает вам некий иммунитет к светлой силе. Небольшой, но и это редкость. - Василисса в ужасе прижала ладони к щекам. Она уже представляла реакцию матери...
  - А вот его высочество - боевой темный маг. Какая удача, иметь в своих адептов королевского отпрыска. Сами понимаете, какие перспективы открываются для всех темных. Ваш отец итак довольно лояльно относится к темным магам, а сейчас, когда его третий сын станет одним из них, Свейтор просто не сможет остаться в стороне.
  Риан кисло улыбнулся - ректор был полностью прав. Его отец будет содействовать не только самой АМИ, но и темному факультету Академии. Все же любимый третий сын для него очень важен.
  - Ну а вы, леди Адайн... - ректор на пару секунд замолчал, внимательно всматриваясь в глаза Кельсии - Вы, дорогая моя, по праву рождения можете называться Клеоник. От вашей матери, леди Амели Клеоник, вам достался дар некромантии.
  На миг Кель забыла, как дышать. Клеоник - один из Старших темных родов. Приближенных к правителю Алессании - империи на севере материка, граничащей с землями темных эльфов и цвергов. Ее мать, которую она ни разу не видела, о которой она не знала, была самой настоящей некроманткой, входящей в высший круг аристократии темных магов. И, раз ректор уже назвал ее именем рода, значит, Кель официально признали достойной этого наследия.
  - Кельсия Адайн Клеоник - задумчиво произнес Риан - А что, звучит. Поздравляю.
  Девушка автоматически кивнула. Она все еще находилась в шоке. Но зато теперь Кель поняла, почему мать не давала о себе знать, почему ее воспитывал отец, почему она никогда не слышала о леди Амели. Имя темного рода можно носить только тем, кто владеет родовой магией. А уж Старшие рода особенно щепетильны в этом вопросе. Отец, увидев в ее ауре стихийные силы, просто не мог предположить, что Кель сможет обладать способностью к какой-либо другой магии. А аристократия Объединенных Королевств так и не узнала, что мать Кельсии - самая настоящая некромантка. И за это девушка была благодарна родителям. Все же темных магов, мягко говоря, недолюбливали. Да и, чего скрывать, побаивались.
  - Вот ее портрет - ректор протянул Кель лист бумаги - Она просила передать.
  Теперь понятно, в кого у нее такая экзотичная для срединных земель внешность. На портрете леди Амели сидела на парковой низкой скамейке, держа в руках букет кленовых листьев. Длинное облегающего покроя фиолетовое платье подчеркивало изящную хрупкую фигуру и бледность кожи. Длинные гладкие волосы, шелком струившиеся по плечам имели тот же иссиня-черный оттенок. Те же овал лица, контур губ, те же высокие скулы и большие выразительные глаза в обрамлении длинных ресниц. Только у леди Амели глаза были насыщенного изумрудного оттенка, а у Кель - серебристо-серые, с темной обводкой по краю.
  - Думаю, на этом все - отвлек девушку от размышлений архимаг - Наденьте на руки эти браслеты и можете идти. Жду вас завтра перед главным корпусом в пять утра. Вместе с другими адептами на месяц вы отправляетесь в храм для раскрытия силы. Если вас не будет, проклятие начнет действовать. Снять его, кроме меня, не сможет никто.
  На запястьях новоиспеченных адептов защелкнулись тонкие черные браслеты, показывающие их принадлежность к факультету. Хорошо, что сегодня девушки надели одежду с длинными рукавами. Афишировать, на какие кафедры они поступили, подруги не собирались. Попрощавшись с ректором и принцем, Кель и Лисса быстрым шагом направились по домам. Говорить сейчас не хотелось, обе понимали, какие трудности начнутся в ближайшее время.
  
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
  Василисса сидела на полу в своей комнате и плакала. Она знала, что леди Сатия будет в бешенстве, но такого девушка даже не могла представить. От нее отказались. Ее родная мать собственноручно отказала ей в имени Дома. Теперь девушка лишалась всех титулов, прав на наследование и защиту. Все, что у нее осталось - фамилия Май, принадлежащая деду, о котором Лисс ничего не знала.
  Щеки девушки до сих пор горели от пощечин, а их хлесткий звук звоном стоял в ушах. Такие удары были ей не впервой, но каждый раз оставляли после себя горькое чувство унижения. Сидя в запертой комнате, девушка прижимала ладони к горящим щекам и тихо плакала.
  - Пусть лучше моя дочь умрет, чем станет колдуньей! Такого позора наш Дом не выдержит!
  Она понимала мотивы матери, и от этого на душе было еще гаже. Леди Сатия даже из такой ситуации вышла с наименьшей потерей для себя и чести Дома. Если Лиссу убьет проклятие, то леди станет скорбящей матерью, пережившей горе. О причине смерти уточнять не станут, причастность ее дочери к темной магии останется тайной. Но даже если Василисса каким-то образом окажется завтра в Академии - репутация Дома пострадает не так сильно, ведь Лисса официально лишена права называться Ройтал.
  Она ни в чем не виновата! Она не выбирала эту темную силу, она даже не знает, откуда в ней это! Всю жизнь Василисса жила, как ей говорили, старалась стать примерной дочерью, как ее старшая сестра, пыталась соответствовать своему положению изо всех сил. Наверное, именно поэтому все детство Лисса провела с Симоной, которую леди Сатия всегда ставила ей в пример.
  Светловолосая девочка Сима, уже тогда бывшая очаровательной красавицей, свою неловкую рыжую компаньонку не очень любила. Скорее, принимала как неизбежное и досадливо морщила носик, относясь к Лисс немного небрежно. А весь Василисса до сих пор испытывала острое чувство зависти, глядя на повзрослевшую девушку. Ах, как ей иногда хотелось быть Симоной! Или хотя бы немного стать на нее похожей. Но нет. Девушка оставалась все той же неуклюжей Лисс, обделенной даром целительства, о котором так мечтала. Однако, было что-то, в чем она превзошла леди Тойран. Ее дружба с Кель.
  Кельсия и Сайан, уже в том возрасте всегда ходившие вместе, общались с Симоной на равных. Сай, наследник Первого Высокого Дома, по праву был лидером всех маленьких лордов и леди. Кель же, хоть и не была столь высокого положения, являлась полным стихийным доминантом, что приносило ей бешенную популярность. И пусть ее не успевшая стабилизироваться магия часто выходила из-под контроля - ее все равно уважали за силу, которою она имела. Не смотря на это Кельсия была очень дружелюбной и общительной. Стихийщица как-то смогла разглядеть в холодной и высокомерной девочке потерянного ребенка, лишенного всякого тепла. А делиться теплотой Кель умела как никто другой. Упрямая и непосредственная черноволосая малышка, из-за худощавого телосложения выглядела не на десять, а на семь лет максимум. И когда это чудо со смешными кудряшками, завитыми магией, уселось к ней за парту на первом занятии в Школе Стихий и безапелляционно заявило, что они теперь самые настоящие лучшие подруги, Лисса порядком растерялась. Но новоявленная подруга внимания на это не обратила. Она тут же принялась рассказывать забавные истории, угостила Василиссу конфетами и пригласила гулять с ней по парку на выходных. О своем согласии девушка ни разу не пожалела.
  Уже намного позже Лисса поняла, что ее подруга может быть абсолютно разной. На светских раутах появлялась милая и беззаботная Кельсия, чье личико в окружении завитых магией локонов лучилось добротой и нежностью. И совсем другая Кель, с собранными в хвост волосами, простой одежде и страстью к изучению всего нового. Такой ее видели лишь немногие, и Василисса была искренне рада, что входит в число людей, рядом с которыми ее подруга не прячется за маской.
  И даже сейчас, сидя в запертой комнате и считая оставшиеся часы ее жизни, Лисса была уверена, что Кельсия вытащит ее отсюда. Ведь она обещала, что все будет хорошо.
  
  Сама Кель в это время сидела в гостиной со своим отцом.
  Лорд Кедин уже пол часа задумчиво рассматривал дочь и думал о чем-то своем. Новость о принадлежности Кельсии к некромантам его ничуть не удивила, а вот домочадцы были поражены. Маленький Тимаель, пятилетний братишка, дергал рукав сестры и просил оживить умершую позавчера рыбку. Леди Феллинья, подхватив сына на руки, ушла к себе в комнату. В ее красивых глазах застыла печаль - она напряженно думала о матери Кель, женщине, которую когда-то любил ее муж. Кельсия постаралась ободряюще улыбнуться мачехе. Они никогда не были слишком близки, но девушка видела, как леди Феллинья любит ее отца, поэтому старалась поддерживать с ней теплые отношения.
  Дед долго пыхтел трубкой, кидая на отца красноречивые взгляды. Бабушка эмоционально причитала о загубленном браке Кель и Сайана, что очень сильно раздражало девушку. Кельсия и сама прекрасно понимала, что помолвку придется разорвать. Именно это заставляло ее нервничать, как никогда раньше. Подумать только, сколько лет она и Сай и были вместе! И сейчас все летело под откос. Сайн - наследник Высокого Светлого Дома, никто никогда не разрешит ему взять в жены темную.
  Кельсия посмотрела на отца, а каково было ему? Леди Амели ведь тоже не смогла бы выйти за простого стихийника. На тот момент он даже не поднялся по службе, был обычным солдатом.
  Лорд Кедин, словно почувствовав мысли дочери, поднял глаза и начал рассказывать
  - Первый раз я увидел ее около королевского дворца. Она была одета в фиолетовое платье, из-за которого все сторонились ее. Еще бы, некромантка, хоть и молодая. Помню, мой напарник по караулу был жутко недоволен посольством темных, с которым она и приехала. Меня приставили к ней, и так получилось, что Амели оказалась очень интересным собеседником, мы до хрипоты могли спорить о стихийной магии. У твоей матери была доминирующая стихия воздуха - дар слабый, но владеть она научилась им виртуозно. Мы расстались неплохими приятелями. Ровно на год.
  Кель слушала, затаив дыхание. Впервые в ее жизни девушке рассказывали правду. Кельсия все яснее понимала, почему об этом умалчивали раньше. Да, слухи о ее рождении ходили до сих пор, иногда обидные, иногда нелепые... Но, будь известно имя настоящей матери Кель - скандал вышел бы ужасный. В первую очередь, именно для леди Амели.
  - Многое изменилось за этот год. Я строил карьеру. Уже не просто рядовой, в моем распоряжении было шесть 'пятерок' боевых магов, а это значимое достижение для недавнего выпускника Школы стихийников. Я сам вызвался сопровождать леди, руководство одобрило. Ами была рада такому повороту событий, она всегда тяжело сходилась с посторонними людьми. Два месяца пролетели незаметно. К тому времени мы уже были влюблены друг в друга поуши. Расставание далось тяжело. Но она обещала, что будет присутствовать на балу в честь рождения у короля Свейтора первенца. Это были долгие четыре месяца. Посольство из Алессании приехало только на одну декаду, всего лишь десять коротких дней. С бала мы тогда сбежали. Думаю, ее семья прекрасно все понимала, но никто ничего ей не сказал. Темные в этом плане немного... свободнее. Ведь все мы понимали, что замуж она выйдет за другого человека. А вот ребенок оказался полной неожиданностью, в том числе и для меня. Но я был счастлив. Как счастлив и сейчас.
  Кельсия смотрела на своего отца со слезами на глазах. Узнав всю эту непростую историю, Кель испытывала облегчение. Ее мать оказалась прекрасной женщиной, она любила свою дочь. Наверняка, любит до сих пор. И они обязательно с ней увидятся.
  
  С Сайаном она решила поговорить сегодня же. Он ждал девушку центральном парке города, явно обеспокоенный срочностью встречи.
  - Привет, Сай. Давно ждешь?
  - Нет. - он чувствовал, что Кель отчего-то страшно - Что случилось?
  - Я поступила в Академию - тихо сказала девушка. И еще тише добавила - На темный факультет.
  - Что? - Сай подумал, что она шутит. Как его милая нежная Кель может быть темной?
  Девушка молча показала полученный от ректора браслет.
  - Я боюсь - тихо сказала она - Совсем скоро обряд раскрытия силы, а я даже не знаю, как это происходит.
  - У всех по разному, милая - Сай понимал, что этот разговор нужен лишь для того, чтобы заполнить тишину и собраться с мыслями. - Про сам ритуал знают только темные. Нам известны только последствия. Боевые темные маги добровольно впускают в свое тело новорожденного демона. Три декады он растет в адепте, постепенно изменяя его. Увеличивается физическая сила и выносливость. Вертикальные зрачки, появляющиеся по желанию клыки, когти и крылья. А еще проявляются демонские инстинкты, агрессия и жажда крови. Колдуны и колдуньи после ритуала обзаводятся хвостами. Они впускают в свое тело силы природы, ее духов. А эти существа добавляют своим носителям коварства, хитрости и изворотливости. - Сай замолчал, собрался с духом и задал мучавший его вопрос - На какую кафедру ты попала?
  Кельсия устало вздохнула, отвела глаза
  - Кафедра контроля и управления...
  Сайан выругался. Некромантка. Самый худший из возможных вариантов.
  - Тут все намного сложнее. На ритуале некромант лишается половины своей души. Он становится уже абсолютно другим человеком. Точнее, темные маги по своей сути даже не являются людьми, это какие-то полукровки. Человек в них умирает.
  - Именно это имела в виду Тиойша, когда пророчила мою смерть. - От этого стало немного легче. Совсем немного. - Я умру в любом случае. Или на ритуале, или от проклятия.
  - Да, Академия применяет жесткие методы воздействия - зло прошипел Сай.
  Кельсия равнодушно пожала плечами. Методы Академии сейчас для нее не имели никакого значения.
  - Ты ведь понимаешь, почему я пришла...
  Сайан выругался
  - Кель, ты же понимаешь! Это не зависит от меня, я...
  - Я понимаю - вымученно улыбнулась девушка - Это политика. В конце концов, я ведь и не была желательной парой для наследника Первого Дома. Возможно, стоит подумать о первоначальном варианте...
  Кольцо она снимала чуть дрожащими пальцами. Говорить больше ничего не хотелось.
  Так же молча девушка шла домой, пытаясь сдержать слезы. Терять близких только из-за открывшегося в ней дара было больно и неприятно. Но так действительно будет лучше. Для всех.
  Сайан еще долго сидел на скамейке в парке. Кольцо в руках, которое почти семь лет носила Кель, казалось чужим. И так непривычно не ощущать ее эмоций в своей душе...
  
  В поместье Ройтал Кель пришла почти под утро. Бывала она здесь часто, так что план дома и расположение охранных заклинаний могла вспомнить с закрытыми глазами. Еще пару лет назад подруги сделали 'ключ', чтобы Кельсии. Возились они с ним почти полгода, но в итоге добились своего - Кель могла беспрепятственно пройти в поместье, не потревожив охранные сети. Воспользовавшись ключ-заклятьем девушка тут же наложила на себя невидимость и аккуратно пролетела до второго этажа. Еще пара минут провозилась с заклинаниями на окнах Лис, и забралась внутрь.
  - Василисса?
  Подруга сидела на полу, обняв колени. При появлении Кель она решительно поднялась, вытерла слезы, достала из-под кровати уже собранную сумку.
  - Она отказалась от меня. Просто отказалась!
  Кельсия молчала, давая подруге возможность выговориться.
  - Выбросила, как ненужного котенка! А я?! Она подумала обо мне? Она хоть раз в жизни думала о том, что хочу я, что нужно мне, а не ей? Вот так просто взять и вычеркнуть из своей жизни родную дочь, которую она выносила под сердцем, которую воспитала...
  Девушка всхлипнула, но тут же запретила себе плакать. Нет, она не станет тратить свои слезы на человека, который их не заслуживает.
  - Хотела себе светлую магичку? Может хотеть и дальше! Все демоны Бездны, да я стану лучшей темной ведьмой, просто ей назло! Как думаешь, у меня получится?
  Кель задумчиво посмотрела на подругу. В глазах полыхает злость, рыжие волосы растрепаны, руки сжаты в кулаки, движения резкие и решительные.
  - Конкретно сейчас ты очень похожа на ведьму.
  Лисса замерла. Медленно разжала руки, виновато посмотрела на Кель
  - Извини... Я немного увлеклась.
  Кельсия насмешливо фыркнула
  - Да хоть все тут разнеси, мне то что. А если серьезно... Лиска, ты же просто умничка! У тебя есть доминантная стихия земли, ты умеешь варить зелья, разбираешься в артефактах. А сейчас в тебе открылся темный дар. Конечно же, ты станешь просто замечательной ведьмой!
  Василисса благодарно улыбнулась.
  - Тогда вперед! К новой жизни...
  
  К главному корпусу Академии девушки прибыли в числе последних. Проходя к своей группе, Кель и Лиса кожей ощущали любопытные взгляды - новость о разрыве помолвки Сайана, как и известие об отказе Ройтал от своей дочери, стали известны уже к утру. Причины пока были неизвестны, так что все светское общество жадно ожидало подробностей. Пара человек хотела подойти 'посочувствовать', но огонек в глазах Кельсии убеждал их не лезть не в свое дело. Все же стихийный маг в плохом настроении - не самый лучший собеседник. Василисса тревожно поглядывала на подругу, волнуясь то ли за Кель, то ли за окружавших ее людей. Но контроль стихийника пригодился и в делах сердечных - девушка выглядела абсолютно спокойной и собранной.
  Отправка новичков прошла быстро - проверили списки, пересчитали и отвели к стационарному телепорту. Сам процесс телепортации не отличался от виденных Кель ранее: все тот же большой круг, исписанный рунами, те же заклинания перемещения. А вот место, где они оказались, Кельсия видела только на картинках.
  Вдали устремились вверх Игольчатые Пики - горы, где обитали цверги. Как раз за ними и начинались земли Алессании. Судя по всему, адепты оказались в Руэсском Предгорье, именно оно находилось перед Пиками, расстилаясь на сотни километров к югу от гор. Жаркое солнце, каменная земля и чахлая растительность не добавляли оптимизма. В Объединенных Королевствах климат был не в пример мягче, да и срединные земли были более заселены.
  Их уже ждали. Высокая светловолосая леди с пронзительно-голубыми глазами. Одета она была в черный охотничий костюм, у ног извивался длинный хвост с кокетливой кисточкой. Леди обвела притихших адептов строгим взором и представилась
  - Магистр Эльза - голос у нее был высокий, звонкий и немного насмешливый. - На ближайший месяц вы полностью в моем распоряжении. Так что слушаться беспрекословно. Ясно?
  Будущие темные ответили нестройным хором.
  Шли они пешком. Легко шагавшая по неровной каменистой тропке Магистр Эльза рассказывала о главных правилах Академии
  - После обряда вы станете полноценными темными адептами. Вы будете обязаны соблюдать правила поведения, принятые в Академии в целом и на нашем факультете в частности. Никаких пререканий с преподавателями. Никаких драк на территории АМИ. Не пропускать уроков. Не покидать Академию без разрешения. Нести ответственность за свои поступки. Ясно?
  - Да - шепотом отвечали уставшие и запыхавшиеся адепты.
  - И кстати, - улыбнулась Эльза - Вы же знаете, что магов плохо действует алкоголь и дурманящие зелья? Так вот, на темных они не действуют совсем.
  - Как? - тут же возмутились будущие маги - Почему?!
  - Своеобразный защитный механизм - пояснила магистр - Допустим, маг находится в нетрезвом состоянии. Что он может сделать? Ну, разгромит что-нибудь заклинаниями. А если этот маг - темный? Он же и проклясть все сгоряча может, а если некромант, то и нежить поднимет.
  Адепты впечатлились и продолжили свое шествие без вопросов.
  Кельсия тревожно косилась на Лиссу, но подруг выглядела спокойной. Глубоко в душе Василисса даже была рада открывшемуся в ней дару. Он открыл для нее дверь в абсолютно другой мир - мир без упреков матери, без страха не оправдать ее надежды, без горечи от осознания своих мизерных способностей. Еще вчера она была девчонкой со слабым и ни на что негодным даром, а сегодня Лисса станет настоящей сильной ведьмой, каких очень мало в их мире. Она будет стараться стать лучше. Но не для кого-то, а для себя. Осталось лишь пережить ритуал.
  - Ну что же вы так плететесь? - магистр Эльза недовольно осмотрела вверенных ей адептов и поморщилась - Совсем слабенькие. А если бы мы были сейчас на кладбище с ожившими упырями? Вы бы тоже тащились как улитки?
  Адепты вздыхали, но идти быстрее уже не могли. В итоге магистр скомандовала привал.
  Вздохнув с облегчением, подруги опустились там же, где стояли. Хотелось пить, но воды ни у кого не было. Лисса легла на спину и пробормотала
  - Теперь я понимаю, почему так мало темных магов. Просто не все доходят до этого храма.
  - Не смешно, адептка Май - возникла над ними магистр - Штрафной балл вам, дорогая.
  - Что? - удивленно спросила Василисса - Штрафной балл?
  Магистр многообещающе осмотрела будущих магов и пояснила
  - Мы не светлые, чтобы вместо наказания пытаться облагоразумить провинившихся лекциями о морали. Так что готовьтесь, вас ожидают много приятных моментов на общественно-полезных работах. С этого момента начинает действовать система штрафования.
  - Это же глупо и не педагогично! - возмутилась сидящая неподалеку кареглазая девушка - Почему вы действуете такими варварскими методами!?
  - Авторитет преподавателя беспрекословен, адептка Даорин. Двадцать семь штрафных баллов за пререкание с наставником. - улыбнулась магистр Эльза и строго добавила - Хватит изображать полутрупы, подъем. Осталось совсем немного.
  Обреченный вздох был ей ответом.
  
  "Немного" растянулось еще на три часа. Когда впереди показался Храм, Кельсия могла лишь хрипло дышать, кашляя от мелкого песка, поднятого ветром. Местом раскрытия силы оказался старый деревянный дом, с трех сторон зажатый невысокими скалами. Двухэтажное здание казалось пыльным и нежилым. Рассохшееся на палящем солнце дерево выгорело до мутно-серого цвета, крыша покосилась, ставни на окнах потрескались. Но за блеклой картинкой таилось что-то опасное, словно дом - всего лишь занавес, декорация, не позволяющая разглядеть скрытое за ней. Кель настороженно вглядывалась в дом, пытаясь понять, что именно прячется за этими стенами. Другие адепты тоже настороженно косились на стены, не понимая, что именно вселяет в их сердца чувство тревоги. А потом тянущее ощущение страха пропало, словно его и не было.
  - Нас приняли, - негромко сказала магистр Эльза - Можем входить.
  Внутри было как-то тепло, уютно, словно после долгого путешествия возвращаешься к себе домой. Почти вся мебель сделана из темно-красного дерева, массивные люстры на потолке, легкий бежевый тюль на окнах. Не было вычурности и слишком сложных элементов декора, но сразу становилось ясно, что все предметы являются антиквариатом. Пол выложен мозаикой с затейливым орнаментом, на стенах гобелены с пейзажами, цветы в напольных вазах.
  Адептов провели в большую круглую комнату, по-видимому, гостиную. Там будущие маги удобно расположились в мягких креслах и смогли хоть немного отдохнуть от дороги.
  - Сегодня вы переночуете здесь, - начала магистр Эльза - А завтра с утра начнете готовиться к ритуалу. После него вас разделят на группы, и вы начнете учиться жить с вашими силами. Предупреждаю сразу, что будет больно. Всем все ясно?
  Информации было слишком мало, но глаза магистра в полутьме комнаты отблескивали голубыми бликами, а хвост хищно изгибался у ног. Так что адепты только кивнули и устало побрели на второй этаж, где располагались комнаты.
  
  Заселили их по два человека. Дали выпить какой-то травяной настой, выключили освещение по всему дому и велели спать. Кель и Лисса, лежа в своих кровать так и не смогли уснуть, не смотря на усталость от перехода.
  - Мне страшно - тревожным шепотом поведала Василисса - Что будет завтра?
  Кель постаралась вспомнить, что ей говорил Сай при их последней встрече.
  - Ведьмы и колдуны впускают в себя силы природы.
  - Я не хочу никого в себя пускать. Это ужасно. Ты бы согласилась на такое добровольно?
  - Лис, - устало ответила Кель - Завтра мне придется умереть и лишиться половины души. И спрашивать моего согласия никто не будет.
  - Извини - пробормотала подруга.
  - Давай спать, завтра будет сложный день.
  
  Проспали адепты почти до полудня, сказалась усталость от тяжелого перехода. Из комнат их не выпускали, лишь каждый час приносили по кружке какого-то вяжущего на вкус зелья. Девушки почти не разговаривали, каждая думала о том, что ее ожидает в будущем. Учеба на факультете казалась чем-то призрачным и нереальным. Лисса, которую с детства учили о главенствующем положении светлых домов и прививали отвращение к темным, все никак не могла отделаться от навязчивого ощущения неправильности происходящего. Судьба сделала слишком резкий поворот. И, хоть девушка уже смирилась с тем, что она ведьма, противное чувство страха перед неизвестностью не хотело отпускать.
  Кельсия думала о матери, об Алессании, где у нее есть родные, которых она ни разу не видела. Интересно, какая в жизни эта таинственная леди Амели? Есть ли у Кель братья или сестры? Еще девушку волновало ее новое положение. Клеоник был Третьим Старшим родом. В отличие от списка Высоких Светлых домов, в котором было 36 фамилий, у темных в элиту входило девять семей, каждой из которой подчинялись три Младших рода. Далее шли не титулованные сословия и обычные люди. Конечно, Адайн тоже были аристократами, но до герцогов им было далеко. Как теперь к ней будут относиться? Темные, хоть и были не так строги в этикете, но в иерархии железно соблюдали правила подчинения более сильному. И как теперь ей вести себя? Хорошо хоть отец в свое время настоял на тщательном изучении обычаев и нравов каждого государства и народа.
  Третьим вопросам стояло обучение. Количество лет, проведенных в стенах Академии было разным. Меньше всего учились ведуны, травники и природные маги-эксперименталы - пять лет. Шесть курсов заканчивали артефологи, алхимики и ядоделы. Семь лет в Академии проводили колдуны, белые и темные боевики. Дольше всех, 8 курсов, учились целители, некроманты и пифии.
  Кель даже представить себе не могла, что из нее сделают за такой долгий срок. У темных были свои методы воспитания, порою довольно жесткие и опасные. Она боялась стать кем-то другим, потерять себя. Боялась, что родные не смогут принять ее новую сущность и отвернутся от нее.
  
  После обеда их собрали в большой столовой, напоили зельями и нанесли на запястья и шею вязь каких-то древних рун. Адепты находились в подавленном состоянии. Неизвестность пугала, время ритуала приближалось со скоростью пикирующей мантикоры.
  Первыми увели ведьм и колдунов. Их ритуал должен был произойти на закате. Затем увели боевых магов. Их время - полночь. В комнате остались только Кель и еще одна миловидная девушка с соломенного цвета волосами.
  - Боишься? - спросила у нее Кель, чтобы хоть как-то разогнать давящую тишину.
  - Очень, - ответила шепотом девушка - Я даже не знала, что у меня в роду темные.
  Кельсия понимающе кивнула. Так они и просидели еще пару часов, изредка переговариваясь шепотом и подбадривая друг дружку.
  А перед самым рассветом магистр Эльза пришла проводить их на ритуал.
  Их долго вели по каким-то темным узким коридорам с низкими потолками. Тусклый свет лампады в руках магистра освещал путь только на пару шагов, дальше была кромешная тьма. Пару раз Кель ощутила, что они воспользовались телепортом.
  - Вам сюда, - Эльза приоткрыла неприметную железную дверь, запустила девушек внутрь и задвинула тяжелый засов.
  - Да не оставят вас Изначальные - прошептала напоследок магистр.
  За дверью была маленькая комнатка, где девушек ждали маги, одетые в черные мантии с глубокими капюшонами. Они подошли к будущим адепткам, напоили отваром, от которого закружилась голова, и развели в разные стороны. Все это происходило в каком-то тревожном молчании, которое Кель почему-то боялась нарушить.
  Девушка в последний раз закружилась в телепорте и, наконец, оказалась на месте.
  Это был зал. Идеально-круглой формы, с полуразрушенными массивными колоннами и без крыши. Кель проводили в центр, где был нарисован меловой круг, по краям исписанный непонятными рунами. Девушку уложили на спину, раскинув руки в стороны. Маг, проводивший ритуал, начал шептать заклятие на каком-то жутком древнем наречии. Слова осязаемо вибрировали в воздухе, сплетаясь в кружево запретной магии. Грань между мирами становилась все тоньше, по полу поползли узоры инея. Маг достал узкий кинжал с простой черной рукоятью и начал вырезать на коже Кель руны.
  Было больно. Кельсия сжала зубы, чтобы не застонать. Мыслей в голове не осталось, девушке казалась, что она вся, под завязку, наполнена вязким туманом. С каждой руной, с каждой каплей ее крови она все сильнее чувствовала присутствие здесь призраков. Их полупрозрачные тени летали на ее головой словно стервятники, ожидающие неотвратимую гибель своей добычи. Кровь из вырезанных на теле рун текла строго по нарисованным мелом линиям. Когда рисунок полностью окрасился алым, маг вонзил кинжал в солнечное сплетение девушки и исчез. Его часть ритуала была завершена.
  Души ушедших замерли на секунду и ринулись вниз. Сотни, тысячи душ пролетали сквозь тело Кель в тщетной надежде задержаться. Девушка не понимала, почему она еще жива. Сознание уплывало. Холодное тело покрылось узорами красного от крови инея. На секунду девушку накрыла тьма.
  Когда Кель открыла глаза, рядом осталась только одна душа. Девушка, чуть старше ее. Узкое, какое-то хищное лицо, светлые пряди волос, темные провалы глаз.
  - Мое имя Миранда - раздался тихий шепот в голове - Ты согласна, чтобы мы стали одним целым?
  - Да - подумала Кельсия.
  Душа в ту же секунду оказалась рядом, рукой, на миг из призрачной ставшей живой, вогнала кинжал до самого пола, пронзив Кель насквозь. Миранда произнесла последнее слово ритуала и тонкой струйкой тумана просочилась в рану девушки.
  На сером небе показался первый луч рассветного солнца.
  
  Кельсии снился странный сон.
  Ей пять лет, мама заплетает косички и поет веселую песенку о девочке, которая собирала цветы. Кель подпевает и крутит головой, стараясь заглянуть в зеркало на стене. Когда ей это удается, она растягивает губы в улыбке, отчего голубые глаза смешно сощуриваются, совсем как у отца, только у него еще и лучики морщинок разбегаются от глаз и лицо становится добрым и веселым. Кель обнимает маму и бежит на улицу, поблагодарить папу за новую синюю ленту, что так красиво смотрится в ее длинных светлых голосах.
  Ей восемь. Отец повез ее на ярмарку в город. Все такое яркое и красивое, но Кель прижимается к родителю, стараясь спрятаться за широкими плечами отца от странного незнакомца в черном плаще.
  Ей десять. Ее дом сгорел вместе с матерью, а отец больше не добрый - он кричит и называет ее 'выродком'. Кель бежит, размазывая слезы по щекам, бежит к фигуре в черном плаще
  - Учитель!
  Он поднимает на нее взгляд черных, как сама Тьма, глаз, и все подгружается в белесый туман.
  
  Проснулась Кельсия в их общей с Лиссой комнате. Подруга спала, тревожно скомкав одеяло в кулак.
  'Миранда?' - мысленно позвала девушка.
  'Чего тебе?' - тут же отозвалась душа некромантки.
  Кельсия вздрогнула от неожиданности. Это совсем не так, как при телепатическом разговоре между двумя магами. Голос не звучал у нее в голове, а шел откуда-то изнутри. Интуитивно, Кель потянулась за этим голосом и через секунду оказалась вне своего тела.
  Кельсия видела себя словно со стороны. Полупрозрачный силуэт тела, вокруг которого вьются силы стихий. И все это насквозь пропитано черным туманом. Теперь девушка поняла, что именно описывала Тиойша, когда делала предсказание. Темная сущность ее дара переплеталась с телом, с аурой, со стихиями - она была неотъемлемой частью Кель. Раньше, когда дар спал, это было незаметно. Но сейчас, после ритуала, ранее скрытые силы проснулись от долгого сна. И Кельсия больше не позволит им заснуть.
  Еще девушку заинтересовало небольшое черное пятно там, куда ей вонзили кинжал.
  'Что это?' - спросила она у Миранды.
  'Это я - ответила ей некромантка - Сейчас мы еще не начали процесс слияния, поэтому ты воспринимаешь меня отдельной личностью'.
  'Слияния?' - переспросила Кельсия. Почему-то эта новость ее настораживала.
  'Да - подтвердила Миранда - В скором времени я заменю тебе часть души'.
  Кель хотела что-то сказать, но ее накрыла волна усталости. Пока она еще слишком слаба. Девушка вернулась в реальность и сжала виски, отдающие тупой болью.
  'Надо спать' - строго сказала некромантка. Не успев возразить, Кель погрузилась в сон.
  
  Первые пару дней после ритуала Кель не выходила из комнаты - девушка чувствовала себя разбитой и усталой. Магистр приносила ей еду и отвары, спрашивала о самочувствии. Василиссу девушка больше не видела, ее переселили к остальным ведьмам и колдунам. Как объяснила магистр Эльза - сила мага быстрее просыпается в окружении ему подобных. Поэтому адептов и разделили на группы.
  Вторая девушка-некромантка лежала в соседней комнате. Она никак не могла прийти в себя - ритуал забрал слишком много сил. Магистр большую часть времени проводила рядом с ней, что-то колдовала и часто хмурилась. Иногда Кель приходилось ей помогать - присматривать за девушкой, пока Эльза занималась остальными адептами.
  Окончательно Миранда 'проснулась' через декаду. Именно тогда и начались сложности.
  Кельсии казалось, что она сходит с ума. Девушка чувствовала чужие эмоции, чужие желания, чужие потребности. Душа внутри нее сильно влияла на мировоззрение Кель, на ее вкусы.
  Миранда оказалась сладкоежкой. Кельсия, раньше спокойно относившаяся к сладостям, теперь частенько мечтала съесть плитку шоколада или пирожное. И больше не была такой соней, как до этого.
  Из таких вот маленьких мелочей медленно, но верно складывалась новая личность. Уже не было четкого разделения на Миранду и Кельсию. Появлялся новый человек - более рассудительный, более терпеливый, более ответственный. Под влиянием некромантки Кель переосмыслила свое отношение к темным. Если раньше девушка даже не задумывалась об этом, то теперь все чаще думала о себе именно как о темной, как о принадлежащей к роду Клеоник. Это пугало, но в тоже время придавало сил. Кельсия стала увереннее. Будущее больше не казалось ей таким неопределенным. Миранда нашептывала, что темные - это одна семья. Они всегда помогут.
  Когда вторая некромантка стала чувствовать себя лучше, магистр начала давать первые уроки. Кель и Алира (именно так представилась девушка) учились чувствовать темную магию, управлять ей, плести основы заклинаний. Поскольку других дел у девушек не было, обучение проходило в быстром темпе. За оставшиеся три декады месяца девушки выучили темный рунический алфавит, разобрались в основах плетения, научились делиться силой и смешивать ее со стихиями. Как выяснилось, магистр Эльза умела управлять воздухом, а Алира - водой. Так же Кель прочитала пару книг по истории и теории некромантии, жизнеописания выдающихся темных магов. Новые знания затягивали, девушка с упоением изучала весь выданный материал и пыталась практиковаться. Получалось слабо, но Кельсия была довольна результатом, ведь это только начало ее нового пути.
  В последний день лета адепты возвращались в Академию.
  
  В доме, где они жили все это время царило радостное возбуждение. Адепты с нетерпением ждали момента, когда смогут увидеться с семьей, с друзьями, и, наконец-таки, попасть в Академию.
  Кельсия тоже успела соскучиться по семье, даже по мачехе, чего раньше за собой не замечала. А еще ее волновала Лисса. Как она перенесла ритуал? Сильно ли изменилась? Все ли с ней хорошо?
  Девушка зашла в большую столовую, ту самую, в которой их собрали в первый день. Кель быстро прошлась взглядом по адептам, высматривая рыжую макушку Василиссы. А когда нашла - на пару секунд потеряла дар речи. Вот эта фурия - ее подруга?
  Лисса о чем-то спорила с Алирой, активно жестикулируя руками и тонким длинным хвостом с кокетливой кисточкой на конце. Зеленые глаза девушки горели негодованием, волосы в беспорядке рассыпались по плечам, губы кривились в ехидной усмешке.
  Что-то почувствовав, Лисса обернулась. Нашла взглядом Кель. И как-то робко улыбнулась.
  Она боялась. Боялась, что Кельсия не примет ее такой, какой она стала сейчас. Как не приняла ее семья. Девушку пугали произошедшие с ней перемены, тем более за такой короткий срок. Месяц! Всего лишь четыре декады - и она сама себя не узнает. И дело даже не в хвосте. Что-то внутри нее успело переплавиться и застыть в новой форме.
  Кельсия внимательно осмотрела подругу, о чем-то задумалась. Потом мило улыбнулась, помахала рукой, приветствуя, и направилась к ней.
  - Ну что, все уже готовы? - как ни в чем не бывало, спросила Кель - Мне уже не терпится скорее начать обучение, хочу попробовать совместить пару плетений, но что-то путаюсь в узлах.
  Василисса радостно улыбнулась. Все будет по-старому.
  
  Вечером они уже были дома. Кель и Лисса сразу же отправились в поместье Адайн. Отец принял их обеих без тени недоверия или настороженности. Мачеха недовольно косилась в сторону девушек, но молчала. Остальные члены семьи пока не спешили с выводами, но все же тепло приняли подруг. Ужин прошел по-домашнему тихо и спокойно.
  Лисса спала в гостевой комнате башни Алого Пламени, домочадцы тоже разошлись по своим покоям. Кельсия посидела с отцом в его кабинете, рассказывая, что с ней случилось. Они еще долго говорили о разных вещах, важных и не очень, просто наслаждаясь обществом друг друга.
  В свою спальню Кель зашла далеко за полночь. В глаза сразу же бросился оставленный на кровати сверток с запиской. Девушка осторожно развернула лист бумаги.
  'Добро пожаловать в семью'. И подпись - леди Амели.
  Раскрыв сверток, Кель нашла в нем три коробочки. В первой лежал файт - украшение, указывающее на принадлежность к некромантам. Три сережки в форме рун надевались на верхнюю часть левого уха, еще одна цеплялась на хрящик правого. Сделан файт был из серебра - оно считалось металлом темных магов - и украшен маленькими черными камнями, способными накапливать магию.
  Во второй коробке находился шелковый шейный платок алого цвета. Еще один символ некромантов. При выполнении сложных ритуалов по оживлению такой платок закрывал нижнюю часть лица, оберегая от воздействия испарений и не давая дыханию коснуться объекта.
  В третьей коробке был нож. С виду простой, ничем не примечательная черная рукоять, узкое лезвие. Но это был нож некроманта. Руны, которыми был изрезан инструмент, таили в себе опасность и силу. Кель восторженно провела пальцами по кромке лезвия - о таком великолепном артефакте она даже и мечтать не смела.
  Девушка убрала все подарки и легла спать. Завтра ее ждал трудный день.
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
  Утром пришли посылки. Еще в храме с адептов сняли мерки для будущей формы, которую они будут носить. Теперь девушки крутились перед зеркалом, пытаясь понять - нравится им, или нет.
  Лисса то и дело одергивала юбку в черно-алую клетку. Она казалась ей ужасно короткой - почти на две ладони выше колена. Но девушка специально не стала надевать брюки. Почему то хотелось выделиться, показать, что теперь она другая, не та тихая Лисса, которой была раньше. Да и, честно сказать, ей нравилось, как она выглядит. Черная шелковая рубашка подчеркивала рыжие волосы, делая их еще ярче. Хвост уже не казался чем-то ужасным, он гармонично вписывался в образ ведьмы.
  Кельсия оделась проще - черные брюки и жилет, серебристая шелковая рубашка. Ярким пятном выделялся алый нашейный платок. Последним Кель надела файт. Теперь она выглядит, как и положено некроманту. Волосы девушка чуть ли не первый раз в жизни не стала завивать. Лицо, без привычного обрамления локонами, казалось более узким, с чуть резковатыми чертами. Кель внимательно осмотрела себя, словно первый раз увидев. Так странно - еще месяц назад она была совсем другой. А сейчас девушка чувствует гордость и удовлетворение. Это были чувства Миранды, но воспринимались они как свои собственные. Так запутанно и непривычно...
  - Кель, - Лисса заглянула к ней в комнату - Ты идешь?
  - Конечно.
  Да, она волновалась. Но этого никто не должен видеть.
  
  Двор Академии был заполнен студентами. Кель и Лисса, едва оказавшись среди знакомых лиц, почувствовали на себе пристальные взгляды и шепотки за спиной.
  - Обсуждают - недовольно прошептала Василисса, чуть нервно дернув хвостом. Взгляды тут же сместились на новую часть тела девушки - Мы теперь местные знаменитости
  Кельсия закатила глаза - вот уж ни разу не хотела быть в центре внимания.
  В толпе мелькнула светлая макушка Рика. Приветливо махнув рукой, он отправился к своей группе. Солнечный мальчик тоже удивил всех, поступив на кафедру ядоделов.
  Реакция Симоны была менее дружелюбной. Девушка, красующаяся в белом платье, демонстративно поправила зеленый нашейный платок, который носили целители, и чуть заметно покачала головой. Кельсия в ответ пожала плечами и отвернулась - от поддерживающей безупречную репутацию Симы она большего и не ожидала. Да и сейчас девушку волновал совсем другой человек...
  Когда она нашла Сайя глазами, душу затопили два абсолютно противоречивых чувства. С одной стороны - она скучала, ей было больно от того, что она не может сейчас подойти к нему, обнять, поговорить. А с другой - Миранда разочарованно осмотрела бывшего жениха Кель, обозвала ее идиоткой и попросила присмотреть им какого-нибудь некроманта.
  Сраженная этими противоречиями, Кельсия решила вообще не думать о делах душевных.
  - Как думаешь, - спросила Лисса - Они скоро привыкнут?
  Кель неопределенно пожала плечами.
  - Это их проблемы.
  
  Магистр Эльза собрала всех темных вместе, с жесткой ухмылкой пожелала быть прилежными в учебе и повела на территорию темных.
  Это было мрачно. Узкие петляющие тропинки, нависшие тяжелые кроны деревьев, покрытых темных мхом. Лучи солнца, косыми линиями пронзающие сумрак, делали пейзаж еще более ирреальным.
  - Добро пожаловать домой - весело сказала Эльза.
  Тяжелые кованые ворота как-то внезапно появились перед адептами.
  - Проходи, не задерживаемся - торопила магистр - Вам еще в комнатах обустраиваться.
  Сама территория, где им предстояло жить, оказалась вполне себе обычной. Вымощенные белой плиткой аллеи, сходящиеся перед массивным каменным зданием в три этажа.
  - Это главный корпус - пояснила Эльза. - Здесь находятся некоторые кабинеты, спальни преподавателей, библиотека, столовая и тренировочные залы.
  За зданием аллеи расходились на три дорожки. Правая вела к корпусу боевиков, средняя - к колдунам, а левая - к некромантам.
  - Проходим, расселяемся - махнула рукой Эльза - Вечером жду вас в столовой.
  
  Корпус некромантов представлял собой двухэтажный дом из темного дерева. Не очень большой, с балконами на втором этаже, крытой верандой и серой черепицей на крыше. Массивная дверь с ручкой в виде головы химеры казалась тяжелой даже на вид.
  - Ну что, - спросила Кель у Алиры - Идем?
  Девушка кивнула и первой вошла в их новый дом.
  - А тут красиво - отметила Кельсия - И очень уютно.
  После небольшой прихожей девушки попали в гостиную - полукруглую комнату со светло-серыми обоями, белым паркетом и большими окнами, завешенными тяжелыми бархатными партерами темно-алого цвета. Мягкие кресла, пурпурный пушистый ковер, ажурные деревянные столики, картины на стенах. Напротив двери - лестница на второй этаж.
  - Да, мне тоже здесь нравится - согласилась Алира.
  - Вечер добрый - раздалось за спинами девушек - Вы новенькие?
  Приятный голос с чуть заметной хрипотцой принадлежал молодому некроманту с холодными глазами изумрудного цвета. Иссиня-черные волосы, тонкие черты лица, бледная кожа и более темный ободок по краю радужки - типичный представитель Алессанской аристократии.
  - Мое имя Кристиан Тахиро Кайлин. Третий курс кафедры.
  Девушки представились.
  - Пойдемте, я покажу вам дом и ваши комнаты.
  Миранда внутри что-то восторженно шептала на непонятном языке и мешала слушать, о чем говорит Кристиан. Кель ничего не понимала, но решила не отвлекаться на некромантку.
  - Правила просты - на уроки являться к девяти часам утра, заниматься опытами только в лабораториях, отрабатывать боевые или стихийные заклинания - в тренировочных залах. В столовой мы обычно собираемся за завтраком, обед чаще всего проходит в главном здании Академии, ужин у всех по-разному. Никто никому не мешает, никто никуда не лезет без спроса. Кстати, во многих комнатах стоят защитные плетения. Личная инициатива учащихся. Можете тоже поэкспериментировать.
  На первом этаже располагались гостиная, столовая, кухня, часть жилых комнат и библиотека. На втором этаже - жилые комнаты и малая гостиная. Еще был подземный этаж - лаборатории, тренировочные залы и вторая библиотека. Во всех помещениях было красиво, неброско и уютно. Кель, ожидавшая мрачных тонов, была приятно удивлена.
  Обеих девушек поселили на второй этаж. Комната Кельсии была угловой, два больших окна наполняли ее светом. Вид на парк и маленький пруд так же порадовали девушку, как и выход на небольшой полукруглый балкон.
  Апартаменты состояли из четырех комнат. Гостевая, спальня, ванная и небольшая лаборатория. Все выполнено в приятных серебристых и фиолетовых тонах. Миранда тут же ехидно напомнила, что так живут только темные. Из соображений безопасности, так сказать. А остальные маги в апартаментах жили не по одиночке.
  - Знаешь, - вслух сказала Кель, падая на мягкую кровать, - А мне начинает нравиться быть темной.
  
  Утром Кельсия долго стояла перед дверью, не решаясь выйти из комнаты. Один шаг отделял ее от новой жизни. Что будет дальше? Как ее примут остальные некроманты? Справится ли она с учебой? Кель привыкла быть если не лучше, то достойной. И в стихийной магии она достигла успеха. Четыре доминанты и умение их не только контролировать, но и смешивать. Как сказал отец, три стихии подчинялись и ее матери. Род Клеоник тоже мог похвастаться стихийниками. При таком наследстве с обеих сторон Кель не испытывала каких-то особых проблем с данным видом магии. А вот некромантия... Кельсии действительно стала интересна эта наука. Но она боялась, что не справится. Или что не сможет держать свои силы под контролем.
  Но в то же время Миранда внутри нее с нетерпением ждала момента, когда они начнут работать с силой, пробовать что-то новое. Некромантка давала ей уверенность, что они обязательно справятся.
  В столовой было светло и пусто. Кельсия удивленно посмотрела по сторонам - высокие окна под легким полупрозрачным тюлем, большой круглый стол из черного дуба, рядом с ним стулья с высокими резными спинками. На стенах пара натюрмортов и большие часы, дверь, ведущая на кухню. И никого.
  - Ты новенькая? - Кель обернулась на звонкий голосок. Сзади нее стояла невысокая девушка с копной черных, как смоль, кудряшек - Меня зовут Саманта. Присаживайся, сейчас и остальные придут. Ты сегодня рано, еще не привыкла. Мы вечно засиживаемся за полночь, вот и просыпаемся с трудом.
  Кельсия улыбнулась в ответ. Девушка ей нравилась.
  Саманта тем временем юркнула на кухню, чем-то загремела там и вернулась с полным подносом. Поставила его перед Кель
  - Я не знала, что ты любишь, поэтому наложила всего, что было.
  А было много чего: чай, фрукты, сыр, сладости. За питанием студентов тщательно следили, магическая сила требовала определенных физических затрат. Кельсия тут же придвинула к себе шоколад и пару пирожных, удивляясь, как она раньше могла не любить сладкое.
  - Доброе утро - в столовую зашли Алира и их вчерашний знакомый Кристиан.
  Девушка тут же перебралась к Кель, познакомилась с Самантой.
  Постепенно столовая наполнялась людьми. Кельсия и Алира сегодня были центром внимания. Девушек расспрашивали о впечатлениях об Академии, понравились ли им комнаты и дом, удобно ли им, нужна ли помощь... И никто не спросил о чем-то личном. Кельсия была благодарна такой тактичности. Как ей сказала Миранда, некроманты не лезут в дела друг друга без особой на то надобности. За это темных магов частенько называли черствыми и циничными.
  Всего их оказалось тринадцать.
  На первом курсе были только сама Кель и Алира. На втором - Саманта. На третьем - Кристиан и Нордис - высокий светловолосый парень, родом с побережья Идарского моря. Четвертый курс - рыжеволосые двойняшки Аника и Вацек из восточных лесов. Пятый - мрачного вида парень Себастьян, житель Алессании. Шестой - зеленоглазый Вес с Руэсского предгорья, беловолосые Арьяна и Кир, оба с северных земель.
  Как объяснили девушкам, те, кто учится на седьмом и восьмом курсах, проходят практику у назначенных им наставников, и в АМИ появляются только пару раз в год.
  Завтрак пролетел незаметно, Кель даже не могла подумать, что рядом с некромантами ей может быть так спокойно. Да и компания подобралась какая - с разных уголков материка, с земель, о которых Кельсия только в книгах читала.
  Через час некроманты засобирались, начиналась учебная часть. Саманта вызвалась проводить девушек к архимагу, курирующему их факультет.
  - Вы не бойтесь его, - шептала некромантка Кельсии - Он всегда о нас заботится. Если какие-то проблемы, которые не можете решить сами, то обращайся либо к нам, либо сразу к нему. Нас, некромантов, слишком мало, так что приходится присматривать друг за другом.
  В словах Саманты звучала неподдельная грусть. Как поняла Кель, девушка уже успела привыкнуть и к своей принадлежности, и к учебе в АМИ. Можно сказать, она даже гордилась этим.
  А Мстислав не стал их долго держать, просто напомнил про правила, попросил особо никуда не влезать, выдал расписание и отправил на учебу.
  Саманта, ждавшая девушек, ободряюще улыбнулась, провела до двери кабинета, в которой будет проходить первый урок и убежала.
  Кельсия рассматривала расписание занятий. График обучения плотный, но интересно, на взгляд Кель, составленный. Первый день - две пары занятий, потом два часа обучения полетам. Со второго по пятый - по четыре пары уроков, среди них и лекции, и практикумы. Шестой день посвящен только общим немагическим предметам. Седьмой - опять полеты и тренировки с оружием (как заметила Кель, эти самые тренировки были каждый день, в конце основных занятий). Восьмой день значился 'днем факультативных занятий'. Два последних дня декады были выходными.
  Но это все начиналось с завтрашнего дня, сегодня же - только вводные лекции. Большая их часть, относившаяся к искусству некромантии, проходила в главном здании на территории темных. К чему им большие аудитории, если на курсе всего лишь пара учеников? А вот занятия, общие для всех темных, проходили уже в здании АМИ. Так же были пары, общие для первых курсов всех факультетов. Это Кель немного огорчило, сейчас она не хотела видеть никого из их прежней компании. Немного поразмыслив, девушка решила просто не обращать внимания на такие мелочи. Уже с первого вводного занятия, которое длилось всего минут сорок, Кель поняла, насколько ей тут интересно находится. Ее любознательность, иногда доходившая до крайности, подталкивала девушку на новые вопросы по поводу обучения. Когда узнала, что факультативные занятия выбирают сами ученики, тут же записалась на четыре предмета. Сначала хотела выбрать больше, но Миранда напомнила, что у нее и так есть куча обязательных уроков.
  На 'истории темной магии', общей для некромантов, ведьм и боевиков, Кельсия даже уговорила Лиссу ходить вместе с ней на изучение древнего языка драконов. Зачем он ей, Кель так и не могла только объяснить, но раз уж так хочется - почему бы и нет? Василисса покачала головой, в очередной раз посетовав на импульсивность стихийников, но согласилась.
  Сама девушка выглядела довольной. Здесь, в Академии, несмотря на плотный график обучения, она чувствовала больше свободы, чем у себя дома. И это придавало Лиссе уверенности в своих силах, в том, что у нее все будет замечательно. Именно теперь девушка почувствовала, что означает быть просто адепткой Май, а не наследницей рода Ройтал. И в этом ей немало помогали окружавшие темные, с их насмешливыми глазами и наплевательским отношениям к правилам.
  Обед проходил в общей столовой АМИ. Кель и Лисса заняли один их круглых столиков у окна, именно там обосновалось большинство темных. Из-за соседнего столика приветливо кивнули пара некромантов и сидящая с ними Тиойша. Кель покрутила головой и отыскала всех своих новых знакомых, находившихся поблизости. С некоторыми так же сидели представители других факультетов. Но ни одного белого мага.
  Стараясь незаметно найти взглядом Сайана, Кельсия пропустила момент, когда стулья рядом с ними отодвинулись. Справа, смущенно улыбаясь, села Алира, что было вполне естественно. А вот находящейся рядом с ней Рик удивил подруг.
  Парень приветливо поздоровался, поставил поднос с едой и спокойно принялся за еду, не замечая ошеломленного взгляда Лисси и настороженного Кель.
  - Кстати, - небрежно обронил он через минуту - Можете все же познакомить меня с вашей очаровательной однокурсницей, а то невежливо как-то получается.
  Кель насмешливо фыркнула и представила его Алире. Девушка мило смутилась и слегка покраснела. Кажется, ей понравился этот пройдоха. Кель и Лисса переглянулись, и включились в разговор. Обе девушки были рады, что этот солнечный мальчик из их прошлой компании сидел сейчас рядом.
  Рикки рассказывал смешные истории, веселя девушек, смущал комплиментами Алиру, много улыбался и вел себя так же, как раньше. Время обеда пролетело незаметно.
  Потом были следующие по расписанию вводные уроки, на которых Кель сидела, затаив дыхание и ловя каждое слово. Список книг, которые понадобятся адептам для учебы занимал уже вторую страницу, но девушка все равно продолжала записывать туда и дополнительные материалы. Ведь это так интересно - изучать что-то принципиально новое, то, о чем и мечтать раньше не смела. Только сейчас, сидя за партой и внимательно слушая учителя Кельсия окончательно поверила, что это все по настоящему, она действительно сможет стань некромантом. Это радовало ее и будоражило воображение, в голове уже мелькали идеи по соединению темной и стихийной магии.
  Двумя последними уроками были занятия в зале с оружием и полеты на по полигоне.
  
  Мастер Эрнар, мечник-полукровка, один из величайших знатоков боя, ждал девушек, лениво полируя пару метательных ножей. Когда Кель и Алира вошли, два серебристых лезвия тут же устремились к ним. Автоматически Кельсия поставила круговой барьер и отправила пару пульсаров в том направлении, откуда прилетела опасность. А ее новая подруга просто поймала нож рукой. Кель удивленной посмотрела на Лиру, такого от девушки она не ожидала.
  - Весьма неплохо, - сообщил учитель - Есть с чем поработать.
  Девушки осторожно подошли ближе.
  - Итак, - начал лекцию Эрнар - Оружие некроманта - посох. Его он полностью делает сам, кормит его своей силой и поит его своей кровью. Посох, пока им не пользуются, находится в 'кармане', призывается он мысленно, появляется в руках почти мгновенно. Вес посоха колеблется от трех до семи килограмм, длина соответствует росту владельца. Процесс изготовления посоха подробно записан на вот тех листках.
  Учитель кивнул на единственный в зале стол, заваленный всевозможным оружием. На краю лежали два старых пожелтевших свитка.
  - Прочитать, переписать, положить на место - уточнил Эрнар - А пока займемся подготовкой.
  Они бегали, прыгали, отжимались, лазали по каким-то сооружениям, расставленным вдоль стен тренировочного зала, учились ходить по канату, растянутому на высоте метров двух над полом. Магией учитель пользоваться категорически запретил, так что девушкам приходилось несладко. В конце занятия обе выдохлись и мечтали только об одном - упасть прямо на холодный пол и не вставать хотя бы ближайшие пару часов.
  - Ладно, хватит на сегодня - хмыкнул Эрнар и отправил некроманток переписывать инструкцию по изготовлению посоха, состоявшую из 38 глав с пояснениями.
  
  На последний вводный урок их привели не на полигон, как ожидала Кель, а в какое-то полуподвальное помещение, больше похожее на лабиринт. Вели их по коридорам недолго, пару минут - и девушки стоят перед железной дверью.
  - Ну, выбирайте - сказал помощник учителя и открыл засов.
  - Какая прелесть! - выдохнула рядом Алира. Кель была с ней полностью согласна.
  В комнате бегали, прыгали и пытались летать маленькие детеныши мантикор. Белые, черные, рыжие, полосатые, пятнистые - полсотни забавных комочков с еще слабыми крыльями и только-только прорезающимися клыками.
  - Проходите, посмотрите - подтолкнул девушек маг - Можете даже потрогать. Кто понравится, того и забирайте. Поселим его отдельно, будете сами ухаживать.
  - Сами? - переспросила Кель. Глаза разбегались, как тут можно выбрать кого-то одного?
  - Сами, сами - подтвердил помощник - Они тогда к вам привяжутся, начнут быстрее расти. Без этого никак. Мантикоры - они верные создания, только хозяина и слушаются. Вот и разбирают их маги почти сразу после рождения.
  Девушки долго возились с такими забавными детенышами, чесали им за ушками, гладили. Наконец, сложный выбор был сделан. Алира взяла девочку - иссиня-черную, с небесно-голубыми глазками.
  - Назову ее Фами - улыбнулась девушка.
  - Ночная? - этот язык Кель был знаком - Ей подойдет. А я... А я возьму его!
  Дымчато-серый мальчик с зелеными глазами сосредоточенно грыз ее ботинки. Кель взяла его на руки, ласково провела рукой по короткой шерстке.
  'Назови его Эльри' - предложила Миранда - Так эльфы называли холодный северный ветер'
  Кель удивилась такому имени, но согласилась.
  Так у нее появился еще один верный друг.
  
  Дни летели, сменяя друг друга. Жизнь Кель закрутилась, девушка с головой ушла в учебу и новые впечатления. Она привыкла к завтракам в кругу некромантов, к интересным лекциям, к учебной нагрузке. Почти все ее время занимали уроки и Эльри. Он за месяц значительно подрос, из комочка, который можно удержать в ладони, превратился в зверька размером с крупного кота. У него уже начали прорезаться клыки и почти сформировался коготь на конце хвоста. Эльри все время порывался летать, и Кель приходилось часто лечить его порезы и ушибы.
  Миранда внутри нее почти не причиняла неудобств, Кель уже не ощущала ее как что-то чужеродное, некромантка стала частью ее самой. К тому же, она была очень полезна. Как объясняли на уроках, некроманты для оживления мертвых использовали частицы своего разума, вселяя их в нужный материал. Вторая душа как раз и нужна была для этого, она расщеплялась на нужное количество 'осколков' и помогала контролировать оживленца.
  Редкие минуты свободного времени Кель проводила с Лиссой. Подруги забирались на крышу АМИ, наблюдали оттуда за адептами и обсуждали все случившиеся в их жизни перемены. Сама Василисса была более чем довольна своим новым званием темной ведьмы, она просто жила так, как хочется ей самой - раньше об этом девушка могла только мечтать. Теперь, когда она не высокорожденная леди, которой нужно блюсти честь семьи, а обычная магичка с довольно-таки сильным даром, жизнь стала намного интересней. Лисса была благодарна деду за частичку темной магии в ее душе.
  Иногда они прогуливались за приделами Академии, в основном, это совпадало с походом по магазинам за мелкими нуждами вроде ингредиентов или книг. К ним частенько присоединялись Рик и Алира, между которыми завязались романтические отношения. В АМИ шептались, что солнечный мальчик просто привороженный и ничего более. Лира только смеялась над такими домыслами, а Рик возмущенно напоминал, что он маг-ядодел, и всякие зелья на него не действуют.
  В такой суете прошел месяц. Теплые деньки становились короче, все чаще шли дожди. Кель с нетерпением ждала новогодних праздников, чтобы поехать домой, но ее планы слегка изменились. В один из вечеров Кельсия получила посылку - небольшую плоскую коробку и конверт. Девушка осторожно вскрыла письмо и начала читать.
  'Дорогая Кельсия, - гласило послание - Рада сообщить тебе, что все две недели новогодних каникул ты проведешь в нашем родовом поместье, расположенном в Аторе. Твой отец дал согласие на официальное представление тебя роду Клеоник, к коему ты теперь также принадлежишь. С нетерпением ожидающая встречи, леди Амели'
  Кель потерла виски, прочитала письмо еще раз. Мысли в голове путались. Она первый раз в жизни увидит свою мать. Тут же навалились сомнения - а что если что-то пойдет не так? Если они окажутся друг другу неприятны? Если леди Амели принимает ее только из-за того, что в ней открылся дар, а на самом деле Кель ей не нужна?
  Поток несвязных мыслей прервал стук в дверь. На пороге стоял одетый по походному Кристиан, с которым Кель уже успела сдружиться.
  - Хочу показать тебе одно место, - улыбнулся парень - Это недалеко.
  К удивлению Кель, они воспользовались телепортом, который выкинул их далеко за пределами АМИ. Судя по мелкому снегу, который еще не дошел до Мийкары, друзья оказались за городом.
  - Здесь находится одна из самых старых рощ, оставшихся еще со времен основания Академии - пояснил Крис - А может, она была тут и раньше. Я нашел ее на одной из практик, когда мы с Аникой и Себастьяном ловили сбежавшего от мага упыря.
  - И зачем мы тут? - удивилась Кель.
  - Сейчас узнаешь, - по мальчишечьи задорно улыбнулся некромант и потянул Кель в глубь рощи.
  Шли они недолго, пару минут поплутали среди деревьев и вышли на небольшую поляну, в середине которой стояло обугленное молнией дерево.
  - Это осина? - уточнила Кельсия.
  - Она самая, - довольно кивнул - Не так уж часто встречаются деревья, которых касаются все четыре стихии. К тому же, осина старая и стоит на священной земле. Думаю, она идеально подходит для твоего посоха.
  - Да, - пересохшими от волнения губами прошептала Кель - Идеально подходит.
  - Ты знаешь, что делать - Крис ободряюще сжал ее ладонь и отошел в глубь рощи, оставляя Кель одну, как того требовал ритуал.
  Девушка медленно подошла к дереву, погладила его ладонью. На руке остался след от сажи, но Кельсия не обратила на это внимания. Она привычным движением достала ритуальный нож и разрезала себе руку. На коре появилась первая кровавая руна...
   Уже перед самым рассветом пришел Кристиан, и забрал упавшую в обморок девушку. Осина была полностью покрыта мелкими рунами, тускло светящимися алым. Сон был странным. Казалось, что это и не сон вовсе, а реальность, в которой Кель бежала куда-то, тяжело дыша и прижимая к груди сверток с чем-то ценным, важным не только для нее, но и для всей семьи. Ночной лес, с его пугающими шорохами, не отвлекал девушку. Она знала дорогу и знала, что ее ждут. Осталось только немного, всего лишь два перехода и она будет дома.
  Проснулась Кель со странным ощущением нереальности происходящего. Голова была пуста, тело не хотело двигаться - сказывалась большая потеря крови после вчерашнего ритуала.
  - Как ты себя чувствуешь? - спросила сидящая рядом Алира.
  - Нормально, - хрипло ответила Кель, поднимаясь с кровати. Они обе знали, что еще две ночи девушка будет питать дерево своей кровью, насыщая его.
  Крис переносил ее в старую рощу и забирал оттуда на рассвете. Девушка побледнела, появились круги под глазами, ее пичкали какими-то специальными отварами, чтобы она выдержала такие большие кровопотери. Миранда внутри нее совсем притихла, понимая всю важность данного ритуала. Лишь изредка она давала советы по поводу того или иного действия.
  - Как думаешь, - спросила она как-то у Кель - Мой посох все еще цел? Кельсия не знала, что ответить. Впервые она задумалась о том, что Миранда когда-то тоже была живым человеком, имела какие-то свои планы на жизнь, любила, училась, дышала...
  - Как ты умерла?
  Миранда молчала долго, потом тихо прошептала
  - Во время одного ритуала.
  Больше они не говорили на эту тему.
  На четвертую ночь Кельсия отправилась в рощу одна. Долго, сверяясь со старыми свитками, чертила вокруг дерева круги и пентаграммы, заполняла их символами и рунами. За пару минут до рассвета девушка закончила работу и начала читать заклинание.
  Тягучие слова наполняли воздух темной энергией, контуры кругов светились бледно-голубым светом, добавляя чувство иррациональности происходящего. Древняя магия пробуждалась, приходила на зов юной адептки, чтобы помочь ей, или смести ее со своего пути, если она хоть что-то сделает неправильно. Руны на дереве стали видны еще отчетливей, наполнились потусторонним ярко-алым светом. Кельсии казалось, что они пульсируют, как огромное сердце, протянувшее свои артерии по веткам старой осины. Это сердцебиение набатом стучало у нее в ушах, мешая думать. Последние слова девушка уже шептала не в силах говорить. Вспышка, завершающая обряд, ослепила ее на пару минут. . А когда девушка открыла слезящиеся глаза дерева уже не было. Вместо него на земле лежал посох - тяжелый, чуть выше самой Кель, покрытый странными завораживающими узорами, черный, с темно-алыми прожилками.
  Кельсия взяла дрожащей рукой свое самое главное оружие и дрожащие пальцы ощутили едва слышное биение пульса внутри посоха.
  - Да, - шепотом ответила на ее мысли Миранда - Посох некроманта - не просто магический инструмент. В нем кровь создавшего его мага, его жизненная сила и частица души...
  В ее голосе слышалось такое сожаление, что Кель поверила ей сразу. А потом, поддавшись порыву, пообещала почти невозможную вещь
  - Если твой посох все еще цел, я найду его.
  
  Теперь на уроках боевых искусств Кель занималась с посохом. В пару ей мастер Эрнар поставил рыжеволосого Вацека, иногда его заменял Вес. Парни были одними из лучших учеников, так что Кельсия обучалась с интересом, адепты всегда отвечали на ее вопросы и помогали ей адаптироваться к такому непривычному виду оружия. После тренировок усталая, но довольная собой девушка обычно сидела в парке у озера, что находилось перед башней Пифий. Рассматривая отражение облаков в воде, девушка восстанавливала силы, размышляла, иногда читала особенно трудные лекции здесь, в прохладе и тишине.
  В один из таких моментов Кельсию окликнул до боли знакомый голос.
  Он стоял позади нее, все такой же безупречно-красивый, в форме боевого белого мага, которая так ему к лицу. Карие глаза смотрят чуть настороженно.
  - Я не знал, что ты здесь.
  'Врет - тут же насмешливо фыркнула Миранда - Каждый день рядом с озером ошивается'
  На закономерный вопрос, почему Кель узнала об этом только сейчас, некромантка пробормотала что-то явно нехорошее на непонятном диалекте, смутно похожим на эльфийский.
  - Как ты? - первой вежливо поинтересовалась Кельсия.
  Сайан сел рядом с ней, смотря только на воду
  - Неплохо. Ты как?
  - Нормально.
  Вот и поговорили - недовольно прошептала Миранда - А теперь вставай и иди, у тебя и так дел много, кроме как сидеть тут и рассматривать этого светлого'.
  - Ты изменилась - грустно сказал Сай.
  Кельсия пожала плечами. Они оба знали, что девушка уже никогда не станет прежней.
  Повисло неловкое молчание. Кель растерянно смотрела на озеро, не зная, как себя вести. Разговаривать с бывшим женихом не хотелось, слишком противоречивые чувства вызывал он в душе девушки.
  - Как учеба? Тебе нравится...здесь? - спросил Сай, чтобы разрушить молчание
  - У некромантов? - сощурила глаза Кель - Очень даже нравится. Или ты ждал другого ответа?
  - Не ждал, но надеялся - грустно улыбнулся парень - Так было проще
  Некромантка вопросительно приподняла бровь. Смысл данного разговора был ей непонятен.
  - Если бы тебе не нравилось, - тщательно подбирая слова начал Сайан - Ты могла бы уйти раньше. По сути, достаточно просто контролировать темный дар, чтобы он тебя не сжег, и тогда...
  Волна возмущения Миранды была настолько сильной, что в кончиках пальцев закололо от магии. Девушка сжала руки в кулаки, чтобы неконтролируемый выброс магии не принес вреда окружающим
  - То есть, ты предлагаешь бросить это все? Всю жизнь ограничивать свой Дар, зная, что он у меня есть? И не просто есть - что я могла бы им пользоваться, и довольно-таки неплохо пользоваться. Я, знаешь ли, не деревенская травница, которой достаточно для работы капельки магии!
  Сайан зло сощурил глаза
  - Тебе мало полной доминаты над стихиями?! Зачем тебе еще и темный Дар? Да, я помню о твоем вечном стремлении выжимать максимум из своих сил, но объясни мне, почему ты всегда ставишь свою магию выше других? Неужели тебе так хочется копаться в трупах и бегать по кладбищу за зомби? Так уж хочется быть некроманткой?
  Девушка грустно улыбнулась
  - А я и есть некромантка. Жаль, что ты все еще не хочешь этого принять
  - Возможно, есть вариант... - начал было Сай
  - Нет, - перебила его Кельсия - Никаких вариантов нет. Во мне есть вторая душа, понимаешь? И, честно сказать, она довольно-таки амбициозна. Или ты предполагал, что этот факт можно игнорировать? Сай, ответь мне честно - ты бы смог отказаться от Дара, от своей магии?
  - Это было бы нерационально, - поморщился парень - И мне никто бы не позвонил, я Наследник все же...
  - Тогда почему ты думаешь, что я могу наплевать на свою мечту?
  Девушка перевела взгляд на озеро. Да, магия занимала первое место в ее жизни. Но как иначе? Как можно оторвать часть себя, как можно не стремиться в перед, не бросать себе вызов?! Кельсия, несмотря на свой возраст была сильным магом. А уж теперь, когда ей доступна не только стихийная магия... Нет, Дар не кружил ей голову. Девушка прекрасно оценивала свои силы. И понимала, что со своим талантом и упорством может достигнуть приличных высот в магическом искусстве. Не потому что ей нужны какие-то весомые позиции в обществе, при дворе и тому подобное. Просто ей безумно нравилось чувствовать этот Дар в себе
  'Ты так похожа на меня - прошептала Миранда - И ты взрослеешь. Твой характер меняется, в том числе и под влиянием моего. Пройдет время, и твой Дар обретет такую силу, что никто не будет нам указом'
  - Уходи, Сай - тихо попросила она бывшего жениха - Этот разговор окончен.
  
  Настроение было безнадежно испорчено. Кель решила, что на сегодня чтения конспектов достаточно, и направилась к себе в комнату. Но на пол пути ей встретилась Аника и сообщила, что девушку искал архимагистр. Заинтригованная Кельсия тут же направилась в кабинет
  Мастер Мстислав сидел в кресле у окна и читал книгу.
  - Как посох? - спросил он, продолжая рассматривать небольшой томик с пожелтевшими листами.
  - Неплохо, - пожала плечами Кель - я начинаю его чувствовать.
  И действительно, посох в ее руках с каждым днем становился все привычней, уже не было той неловкости в движениях, как ранее. Мастер Эрнар говорил, что через пару месяц Кельсия сможет просто призывать посох, а не таскать его с собой на каждое занятие.
  Мстислав вскинул на девушку взгляд черных глаз и задумался на пару мгновений. Потом протянул ей книгу, которую держал в руках
  - Почитаешь на досуге. Свободна.
  Кельсия удивленно рассматривала обложку. Из мягкой кожи, с полустертой золотистой надписью 'Легенды и сказания Алессании'. Книга была написана от руки, от времени страницы истончились и пожелтели, а чернила выцвели.
  'Интересно, - пробормотала Миранда - Я думала, она это не в серьез...'
  'Ты о чем?' - недоуменно спросила ее Кель.
  'Автор, - туманно пояснила некромантка - Натиша Миллинар. Мы были с ней знакомы'
  Кельсия тут же открыла первую страницу, на которой был портрет молодой девушки. Легкие локоны черных волос, широко раскрытые, по-детски наивные глаза, легкая улыбка и ямочки на щеках.
  'Ей лет 10 было, когда мы познакомились, - продолжила Миранда - Совсем ребенок еще'
  Кель провела пальцами по портрету. Наверное, это очень странно, увидеть человека после своей смерти. Взгляд зацепил строчку в верхнем углу, где стояла дата. Почти триста лет назад. Интересно, она жива? Маги живут дольше, чем обычные люди. Возможно, ее удастся найти и... На этой мысли Кельсия запнулась. Зачем ее искать? Чтобы расспросить о давно ушедшем человеке? Да и помнит ли она, кого видела в своем далеком детстве?
  'Даже не думай об этом - хмуро высказала свое мнение Миранда'
  Кель вздохнула, положила книгу в сумку и направилась к себе.
  
  '...Находится это место в старом, полуразрушенном городе Фьете, который, по легенде, построил один из потомков Древних. Маги, прибывшие во Фьет зимой, отметили сильно нарушенный энергетический фон, вплоть до седьмого уровня. Так же на неизвестный артефакт указывает повышение температуры окружающей среды, магические аномалии и висящие в пространстве обрывки заклятий. Местные жители утверждают, что место проклято еще со времен Освобождения, однако никаких отрицательных энергий мною выявлено не было...'
  Книга оказалась не сборником сказок, а исследованием различных аномальных мест, про которые в Алессании складывали легенды. Натиша Миллинар проделала громадную работу по изучению большей части фольклора Темных Земель, описав магические характеристики множества мест, где в разное время возникли аномалии, связав их с возможными артефактами, событиями и природными особенностями Алессании.
  А еще в книге лежала записка. 'Всего в мире существует 4 экземпляра этой книги, и сейчас ты держишь в руках один из них. Эта книга является частью библиотеки твоей семьи' Девушка не понимала, почему такую ценную вещь передали ей. Род Клеоник всегда особенно трепетно относился к своей библиотеке, в которой были собраны различные научные исследования, трактаты, книги заклятий. Многие из них были запрещены.
  Спрятав книгу, Кель направилась в книгохранилище Академии. К ее удивлению, найти что-то об авторе книги не удалось, хотя девушка посмотрела все имеющиеся в наличии справочники по магам, издававшим свои книги. Попыталась найти описание книги - но и тут ее постигла неудача.
  'Вероятнее всего, - предположила Миранда - Стоит поискать ее в другой библиотеке. Той, откуда была взята эта книга. Ты ведь на зимних праздниках отправишься в поместье Клеоник'. Кель была вынуждена согласиться с некроманткой.
  Весь следующий месяц по вечерам Кельсия перечитывала книгу, сопоставляя имеющиеся места с картой. Девушку охватил азарт, кропотливая работа захватила ее полностью. Помогали ей в этом деле Лисса и Крис. Некоторые места они не могли найти, тот же загадочный Фьет не значился на картах. Кристиан принес какие-то старые атласы из семейной библиотеки, с их помощью дело продвигалось быстрее. К началу зимы работа была окончена. На руках адептов оказалась полноценная карта, где было не так уж много белых пятен.
  
  ГЛАВА 4
  
  Первая практика выпала на начало зимы. Снег только начинал сыпать мелкими крупинками, перемешиваясь с дождем. Погода в Объединенных Королевствах была намного теплее, чем в Алессании, Крис говорил, что там уже пару недель лежат сугробы по колено.
  - Вот тут и остановимся, - решил Вацек, спрыгивая со своей белоснежной мантикоры.
  Эльри, выросший почти до положенного ему размера, устало лег под высокой елью. Летать он еще не умел, да и большие расстояния ему пока слабо давались.
  Кельсия принялась обустраивать их место ночевки. Убрала воду, подсушила землю, развела огонь. Все-таки стихийная магия здорово помогала в жизни. А мысли крутились вокруг предстоящего задания. Ей придется самой упокоить умертвие.
  Вацек, как старший, был приставлен к ней, чтобы проследить за работой и помочь в случае чего. Парень улыбался, рассказывал забавные байки, за что Кель была ему очень благодарна - волновалась она сильно. Ее первое полевое задание, где она покажет свои силы некроманта. Миранда внутри нее горела желанием поскорее начать процесс упокоения, от этого настроение то поднималось вверх на волне азарта, то опускалось вниз.
  Боялась Кель не самого умертвия. В конце концов, она может просто спалить его столбом огня. А вот напутать в заклинании... Она всегда была лучшей в Школе Стихийников. Строго говоря, быть полным доминантом по всем четырем стихиям в ее возрасте - это уже показатель сильного дара. И она привыкла к такому раскладу. Училась, упорно и скрупулезно разбирала все найденные в учебниках плетения, экспериментировала, соединяла стихии. И была лучшей. А сейчас? Да, у нее есть дар, по праву рождения. Но это ведь не все, дар нужно развивать, как и любой другой талант.
  'Ты справишься - шептала ей Миранда - Мы справимся'
  И Кель верила ей. Как верила и Вацеку, который обещал помочь при любой нештатной ситуации.
  Заснула она к полуночи, уже полностью уверенная в своих силах.
  Утро началось с холодного носа, ткнувшегося в щеку. Эльри смотрел на нее преданными зелеными глазами, и Кель улыбнулась. Как можно плохо относится к такому милому созданию? Пусть у него и начал наполняться ядом коготь, зубы могли перегрызть ногу, а удар лапы - пробить грудную клетку. Для нее этот зверь не представлял никакой опасности.
  - Понимаешь, - говорил Вацек, когда они ехали в сторону кладбища - Первое упокоение всегда запоминается. Помню, тоже волновался сильно, даже плетение правильным только со второго раза получилось. И ведь знал, что рядом находится Данте, он тогда как раз на четвертом курсе был, как я сейчас. Знал, а все равно трусился. А уж за сестру как переживал, когда первый раз на задание поехала! Больше, чем за себя.
  Парень улыбнулся, взлохматил пятерней рыжие вихры.
  - А потом так же поедешь в паре, будешь успокаивать маленького испуганного первокурсника.
  За такими нехитрыми разговорами они и скоротали дорогу до самого кладбища. Полусгнившие кресты, совсем свежие и уже успевшие осесть почти до уровня земли холмики. Грязь, припорошенная снегом, тут же терявшим свою белизну. Самое обычное кладбище. Но что-то было не так, в воздухе повисло еле заметное напряжение.
  - Чувствуешь? - удовлетворенно улыбнулся Вацек - Это здесь.
  Да, Кельсия чувствовала. Осмотрев место магическим зрением, девушка увидела тонкие черные нити, висящие в воздухе. Они уплотнялись, сплетаясь между собой и уходили под землю рядом с одним из крестов.
  - Нашла, - подтвердила девушка - Почему я не могу убить его, пока он неактивен?
  - Сил больше потратишь - пожал плечами Вацек - Да и опыта мало, можешь по незнанию не всю питающую его энергию перекрыть, а он через недельку опять оживет.
  Пару часов они сидели на покосившемся кладбищенском заборе и ждали. Когда солнце опустилось до линии горизонта, Вацек вручил Кель охранные амулет, настроенный на ее ауру, который сможет подать сигнал в случае опасности, и ушел, оставив девушку одну.
  Ждать пришлось долго. В темноте кладбище казалось дешевой декорацией, которую ставят на сцене труппы актеров с недостатком в средствах. Растущая луна дарила скудный свет, едва освещая кладбище. Кель настраивала магическое зрение, следила за нитями в воздухе, становящимися все плотнее и объемнее. Казалось, нити пульсируют, толкая энергию в мертвое тело под землей.
  Страха не было. Даже когда из-под земли показалась иссохшая рука с ошметками кожи и проглядывающими костями. Сначала умертвие походило на слепого котенка - нелепо шарило руками, вертело головой, вдыхая воздух как собака. Но как только запах девушки достиг провала, бывшего раньше носом, мертвец замер. Медленно повернулся, оскалил пасть и двинулся вперед.
  Почему никто не говорил про ужасный запах? И про то, какие мерзкие гнилые зубы у этого ожившего трупа? Почему-то в учебниках не пишут, как хлюпает оставшаяся в мертвеце жидкость, и как начинает подташнивать от вида вываливающихся из живота кишок. Кельсия невольно поморщилась от такого вида, но заставляла себя рассматривать двигающееся к ней тело. Нужно привыкнуть.
  Рукоять ножа легла в ладонь как влитая. Узкое лезвие едва заметно светилось в темноте холодным серебром. Кель начала плести заклинание. Тяжелые, чуждые миру живых слова неприятно царапали горло. На каждом слове нож перерезал одну из нитей. Кельсия отступала в глубину кладбища, ведя умертвие за собой. На каждой разрезанной нити нежить вздрагивала всем телом и скалилась. Как хорошо, что мертвец получает мало сил, иначе он был бы намного быстрее и проворнее. Нити поддавались с трудом, девушка начала путаться в ногах. Кружилась голова, начинали дрожать руки. Кельсия тянула стихийные силы из мерзлой земли, воздуха, чахлых кустарников. Действовала она нарочито медленно, держа умертвие на расстоянии одного прыжка. Миранда внутри азартно что-то шептала, предлагала влить в него свои силы и поиграть. Но нет. Ей нужно только избавится от страха, поверить в свои силы. Да, для настоящего некроманта это плевое дело, пустяк. Но для Кель сейчас это умертвие было первым подобным заданием. Осторожно, шаг за шагом, словом за словом, она отрезала тянущиеся к мертвецу нити, лишая его энергии. И это действовало. Он становился медлительнее, потом и совсем не смог двигаться. Его ноги подкосились, как у поломанной куклы, и он упал на землю. Подойдя, Кель в последний раз взглянула в провалы глаз, на дне которых еще плескалась чья-то воля, удерживающая тело в таком состоянии. Девушка прошептала последнюю часть заклинания и вонзила нож в череп, нейтрализуя самый главный орган - мозг.
  Умертвие дернулось последний раз и затихло.
  - Все нормально? - Вацек, тут же оказавшийся рядом, деловито осмотрел кости - Думаю, ты справилась, все чисто сработано. Как ощущения?
  Кель передернула плечами. Запах гнили и разложившейся плоти все еще висел в воздухе, заставляя морщится. Вацек понимающе улыбнулся и потянул ее в сторону готовых к полету мантикор. Вернулись они далеко за полночь, когда все ученики спали. Усталая Кель, ощущая просто зверский аппетит после использования магии, прошла на кухню и замерла перед столом.
  - Мы так всегда делаем, - пояснил Вацек - Когда кто-то из наших на задании. На столе стоял ужин на две персоны - сытный мясной бульон, чай с печеньем, конфеты, фрукты. Все заботливо накрыто заклинанием, чтобы не остыло. Рядом лежал лист бумаги с размашистой надписью
  'С возвращением домой'. Кель растроганно улыбнулась, узнавая почерк Алиры.
  
  - Я горжусь тобой! - рыжим вихрем налетела на Кель Василиса, протягивая маленькую коробочку - С боевым крещением, подруга!
  Развернув яркую обертку, Кель обнаружила медный амулет в виде расколотого солнца.
  - Красиво - подушечки пальцев приятно покалывала магия - Для чего он?
  - Защита от темных сил, - таинственно прошептала Лиса и рассмеялась - Тебе от тебя, темная!
  Улыбаясь, Кель надела подарок на шею, собираясь поблагодарить подругу, но слова застряли в горле. Острая боль пронзила виски, погружая сознание в темноту.
  'Она все же стала артефологом' - на грани обморока прозвучала мысль Миранды.
  
  'Тишина давила на нервы. Твари, спрятавшиеся в тени ночного леса, выжидали подходящего момента, чтобы серой тенью выпрыгнуть на нас, ломая кости ударами лап. Да, мне приходилось видеть такое уже множество раз, но привыкнуть к этому невозможно. Память подкидывала самые неприятные воспоминания - звери, рвущие вопящего от боли и ужаса молодого паренька, клыкастую пасть в паре сантиметров от лица, безумные желтые глаза ищеек.
  - Мира, мне страшно!
   Нати жмется ко мне, обнимая худыми руками. Изначальные! Она же совсем ребенок...
  - Все будет хорошо, милая, - врать у меня всегда отлично получалось - Не бойся, я же с тобой.
  Девочка серьезно посмотрела на меня своими небесно-голубыми глазами. Так могут смотреть только умудренные жизнью старцы и люди, находящиеся в шаге от смерти.
  - Возьми, - серебро тускло сверкнуло в лунном свете - Ты дала клятву, что передашь его.
  - Идиотка! - не выдержав, рявкнула я - Ты всерьез думаешь, что я брошу тебя здесь?!
  - Ты некромант... - прошептала она - Тебе не привыкать.
  - О да, - истерически рассмеялась я - Ужасный некромант! Бесчувственная, бессердечная! Как там меня еще описал твой Учитель?
  - Неконтролируемая и опасная для общества.
  - Нати, знаешь, что? - девочка подняла на меня заплаканные небесно-голубые глаза, в которых уже угасла надежда - Твой старый дурак прав. Я действительно такая. И именно поэтому мы уйдем отсюда живыми. Закрой глаза, тебе не стоит это видеть.
  Твари еще не успели подойти к границе поляны, когда с моих рук сорвалось ревущее пламя. Огонь окрасил эту ночь в алый цвет крови псов и их хозяев. Тишина взорвалась воем и криком. Стихия ненасытно жрала сухую летную траву, ползла по веткам деревьев, искрами пробегала по серой шерсти тварей, пробираясь до костей. Жуткая какофония звуков мешалась у меня в голове, к ней добавился плачь Нати и мой безумный хохот. Я была этим огнем, уничтожающим все на своем пути, я создавала эту песню смерти, которую ночь заботливо укрывала одеялом теней. Я была эпицентром первобытного хаоса, и мне это безумно нравилось!
  Воля - единственное, что может остановить стихию. Моя воля. Послушный ей огонь замирает, оставляя после себя ровный слой пепла на расстоянии пары километров. Из нетронутого - только небольшой кружок вокруг нас, пару шагов, не больше.
  - Идем домой, Нати - устало шепчу я - Все закончилось. Идем.'
  
  - А потом она упала! - голос Лиссы подрагивал от подступающей паники - Просто упала в обморок, я никак не могла привести ее в чувство. Что с ней, Магистр?
  Кельсия открыла глаза. Боли больше не было, только слегка кружилась голова.
  -Кель, милая, как ты? - заботливо спросила подруга, подходя ближе - Прости меня, пожалуйста! Я не знала! Я правда не знала, что так случится! Кельсия успокаивающее улыбнулась, заверила подругу, что с ней все в порядке.
  - Откуда у вас этот артефакт? - задумчиво спросил Мстислав - В подробностях, адептка Май.
  Лисса нахмурилась, вспоминая
  - Я решила купить подарок Кель, в честь первого задания. Пошла в город, там мне встретилась уличная торговка, милая такая бабушка, не магичка даже. У нее и купила. Я же специально выбирала слабенький, чтобы с магией Кель в резонанс не входил, просто символичный такой подарок. А именно этот понравился, потому что в виде солнца. У многих народов это символ победы над тьмою, и в легендах кто-то из великих некромантов носил такой символ...
  - Но оно же расколотое? - недоуменно спросила Кельсия. Посмотрела на непонимающее лица Мастера и Василиссы, пояснила -Амулет расколот, почти полностью, ровно по середине.
  Мстислав осторожно провел ладонью под странным подарком, все еще находящемся на Кель. Нахмурился, забормотал что-то себе под нос, колдуя. Через пару минут амулет ярко вспыхнул, Василисса охнула от неожиданности, а Мастер еще сильнее нахмурился.
  - То, что амулет цел, всего лишь иллюзия. Очень качественная и сильная иллюзия, раз даже я не заподозрил на артефакте магии. Но вы ее даже не заметили. Есть мысли по этому поводу, адептка Клеоник? Адептка Май?
  Девушки отрицательно качнули головой.
  - Скажите мне, Кельсия, зачем вы начали изучать руны драконов? - задал странный вопрос Мстислав - Этот предмет стоит у вас в дополнительных уроках. Еще и Василиссу уговорили ходить с вами.
  - Мне просто захотелось - недоуменно ответила Кель - Что в этом такого?
  - Просто захотелось... Вам ли?
  Кельсия замерла, пораженная догадкой.
  - Не мне, - медленно произнесла девушка - Ей...
  - О чем вы говорите? - жалобно спросила Лисса - Я ничего не понимаю!
  - Этого захотела некромантка внутри меня - пояснила Кельсия - Но зачем?
  Магистр всматривался в глаза девушки, пытаясь отыскать в них тень давно ушедшего человека.
  - Как ее зовут?
  'Нет! Не смей произносить мое имя!'
  - Она не хочет, чтобы вы его знали.
  -Уже не важно, - устало произнес Мстислав - Я знаю, кто она. Миранда, не так ли? Миранда Файто.
  - Вы были знакомы? - удивленно спросила Кель.
  - Нет, - качнул головой Мастер - Она жила в те времена, когда меня еще не было на свете. Когда никто из нынешних магов не был рожден. С Мирандой был знаком прадед архимагистра Никандра, Алессан Ольник, они родились в одном месте и были очень дружны в детстве.
  - А потом? - жадно спросила Кельсия - Что было потом?
  - А вот это тебе знать пока еще рано. Ты отправляешься в Атору, поместье рода Клеоник. Завтра на рассвете. Тебе будет обеспечено сопровождение. Леди Амели я уже предупредил. Кельсия и Василисса растерянно переглянулись. К чему такая поспешность, девушки не понимали.
  - Кель, - осторожно начала Лисса - Но прадеда Никандра звали Харин Ольник. При чем тут Аллесан? Во всех учебниках подробно описан род магов-универсалов, и такого имени я не слышала...
  'У каждой семьи есть свои тайны' - тихо прошептала Миранда.
  'Ты ведь знаешь ответы на все вопросы, почему не скажешь? - поинтересовалась Кель у своей некромантки - Я ведь тебя видела в своем сне?'
  'Я призрак - грустно ответила Миранда - Всего лишь призрак былого величия. И я не могу влиять на мир живых, только по мелочам. Но иногда и этого бывает достаточно.'
  И только вечером, собирая в своей комнате вещи в дорогу, Кельсия собралась с духом, чтобы задать еще один мучивший ее весь день вопрос
  'Это был не сон, так ведь?'
  'Воспоминания. Мои чувства и эмоции в этот момент. На пару минут ты стала Мирандой Файто.'
  'То, как ты управляла стихией... Ты не подчиняла ее себе. Ты стала ей. Нас учат, что так делать нельзя, маг начинает теряться в своем безумии силы.'
  'Воля. Только в твоей воле загнать стихию обратно. Но ведь тревожит тебя не это?'
  'Мне понравилось... - тихо призналась Кель - Мне понравилось это чувство...'
  Миранда лишь рассмеялась в ответ.
  
  В Атору Кель и сопровождающего ее Кристиана отправили по сети телепортов. Девушке больше хотелось преодолеть этот путь на своем Эльри, но мантикор был еще недостаточно силен для перелетов на такие большие расстояния.
  В городе они оказались поздно ночью. Атора, облаченная в белые снега и подсвеченная огнями фонарей, показалась Кельсии красивым рисунком на темном холсте гор. Девушка жадно рассматривала дома, облицованные белым камнем, делавшим их продолжением сугробов, причудливые разноцветные фонарики, развешанные на деревьях перед новогодними праздниками. Опьяненная красотой столицы девушка даже на пару часов перестала чувствовать страх, терзающий ее последнее время - встреча с родными.
  - Атора - один из самых старых город, - рассказывал Крис - Ее построил сам Климент Шайросс, прозванный в народе Освободителем. Ты же читала историю страны?
  Кельсия кивнула, вспоминая строчки из старых книг. Алессания на пути к своей свободе прошла через гражданскую войну и бунты. Восстания поднимались по всей стране, тогда еще принадлежавшей королю Ратису и называвшейся Даринией, по имени ее основателя Дария Победоносного. Темные отвоевывали право на жизнь всеми доступными им способами, заливая чуждую им землю кровью - своей и своих врагов.
  - Благая Дара, как ее называли местные, была полностью уничтожена. На месте ее столицы Климент построил святилища темных богов. Говорят, он провел там какой-то специфический обряд, принеся в жертву одного единственного человека - свою возлюбленную. Девушка, согласившаяся на обряд добровольно, была сильным магом. В результате колдовства Алессания оказалась на долгое время надежно закрытой от всех. Так гласят легенды. Ни в одной из книг по истории этого не написано. Там вообще тема Алого Времени описана довольно-таки скудно.
  Кель поежилась. Да, она знала, что раньше темных воспринимали как опасных тварей, которых следует уничтожить. Да, она читала о революции и Темном Восстании. Но только сейчас, став темной, она ощущала весь ужас этой земли, раздираемой войной.
  Сейчас Кель казалось, что она находится именно там, где и должна быть - у себя дома. Среди этого снежного великолепия, в самом центре темных земель она была своей. Атора признала свою дочь.
  - Ты чувствуешь это? - тихо спросил Кристиан - Зов этих земель...
  - Да, - счастливо улыбнувшись ответила Кельсия - Меня считают своей.
  - Это еще одна особенность наложенного сотни лет назад охранного заклинания.
  Земля признает только истинных темных, принадлежащих ей. Я не знаю, как Климент добился такого эффекта, но Алессания словно полуживое существо - она влияет на тех, кто здесь живет.
  - Необычно, - пробормотала Кель - Теперь мне жутко захотелось залезть в семейный архив.
  - Если повезет, то заглянем в Имперское хранилище - загадочно улыбнулся Крис. - Думаю, Мортен не будет против такого вторжения.
  - Наследник? - удивилась Кель.
  - Да. Мы с ним росли вместе, мой Род приближен к Имперскому. Строго говоря, Тахиро - защита Империи и Императора. Но я больше принадлежу роду Кайлин, который занимается изучением некромантии. А вот твой старший брат, Натаниель - сын твоей матери и моего дяди, пошел по стопам рода Тахиро. Он обучается у самого Канцлера. Так что будущей главой рода Клеоник можешь стать ты...
  Кельсия тяжело вздохнула. Она еще даже не видела свою мать, а ей уже говорят о возможности быть Старшей. Пусть в будущем, но все же.
  - А какой он, мой брат? - задала еще один волнующий вопрос Кельсия.
  - Натаниелю ты понравишься, - улыбнулся Крис - Я в этом уверен. Он такой же как и ты, вечно пытается экспериментировать и часто пропадает в библиотеке. Он будет рад возможности поработать с полным доминантом. В детстве он мечтал владеть стихиями, как леди Амели, но ему подчиняется лишь воздух.
  - Всегда мечтала о брате, - улыбнулась Кель - А теперь у меня их двое.
  Кристиан улыбнулся в ответ
  - Да, по родовому древу мы считаемся родственниками. Так что я буду за тобой приглядывать. Не бойся.
  Поместье Клеоник находилось в центре Аторы. Белоснежное строение с витражными окнами и стремящимися в ночное небо шпилями трех башен казалось Кельсии ледяным дворцом Хозяйки Зимы из рассказанных на ночь сказок. Кованные ворота чуть светились от множества наложенных охранных заклятий, узкую аллею, ведущую ко входу в дом, освещали магические фонари.
  - Здесь красиво - прошептала Кель - Даже не верится, что это мой дом.
  Ворота распахнулись бесшумно.
  - Идем, нас ждут - ободряюще улыбнулся Крис.
  Аллея к парадному входу была покрыта узорчатой бледно-голубой плиткой, заклинанием защищенной от снега. Казалось, что девушка идет по толстому слою льда, расписанному затейливой кистью художника. Фонари горели мягким светом, окутывая двор сиянием.
  - Как будто я в сказке - тихо рассмеялась Кель - Сейчас войду в замок, и начнется волшебство.
  Открыл им чопорный сухопарый дворецкий с благородной сединой на висках. Выделил служанок, сообщил, что младшую леди ждут к ужину.
  Комнату Кель выделили светлую, с большим арочным окном, из которого открывался прекрасный вид на столицу. На пару минут девушка замерла, жадно рассматривая открывшийся город, пытаясь справиться к щемящим чувством в груди.
  'Я и не мечтала попасть сюда...' - голос у Миранды немного дрожал от волнения
  'Ты жила в столице?'
  'Когда я родилась, ее еще не было'
  Больше ни на какие вопросы некромантка не отвечала.
Оценка: 5.72*19  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Волчок "В бой идут..." (ЛитРПГ) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! Интерактивный" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Обрученная с врагом" (Романтическая проза) | | Н.Мороз "Таури" (Юмористическое фэнтези) | | И.Лукьянец "Провокация" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Серганова "Когда землю укроет снег" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Королева "Не попала, а...ЗАЛЕТЕЛА! Адская гончая" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"