Martann: другие произведения.

Ледяная старуха в Снежном замке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.86*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение от 26 июня.
    Мир тот же самый, знакомые персонажи, вполне возможно, появятся. Фешенебельный горнолыжный курорт Валь де Неж, где в лучшем из отелей вот только что обнаружен труп. Директор отеля Кристиан де Вир обращается за помощью с только что приехавшему давнему другу, частному детективу Алексею Верещагину...
    Сегодня еще можно получить "Ущелье Самарья" по предзаказу сами-знаете-где. С завтрашнего дня пойдет по полной стоимости.

  Пролог.
  
  Мать раскрыла книгу и продолжила чтение с того же места, где остановилась вчера:
  "Злая старуха заперла детей в железной клетке и ушла спать. У нее были мягкие подушки, пуховая перина и простыни, сверкающие белизной, а мальчик и девочка сели на охапку соломы и прижались друг к другу, чтобы было чуть теплее.
  Девочка тихо заплакала, и он стал утешать ее:
  - Ну, не надо, пожалуйста, не плачь! Давай я обниму тебя, и ты согреешься.
  - Она нас съест! Мама говорила, чтобы мы не ходили в пещеру, но мне так хотелось посмотреть, как просыпается ручей...
  - Ну, мы ведь это увидели, правда? Значит, сходили не зря. Хотя, конечно, когда мы отсюда выберемся, я всегда-всегда буду слушать маму, - рассудительно ответил мальчик.
  Его младшая сестра покачала головой.
  - Как мы выберемся, если она заперла эту страшную клетку на большой замок?
  - Мы хорошенько подумаем. Ну-ка, что у меня есть в карманах? - он порылся в кармане и вдруг воскликнул, - О, смотри-ка! Тут волшебное печенье!
  Печенье было большое, с кусочками сушеных яблок, изюмом и корицей, и в темной комнате, где стояла клетка, сразу стало чуть светлее и теплее от этого запаха.
  - Правда, волшебное? - девочка смотрела на брата доверчиво.
  - Конечно, - сказал он с уверенностью, которой не ощущал. - Сейчас мы его поделим пополам, а потом попробуем открыть замок".
  - Мама, это была Ледяная старуха? - перебил чтение маленький мальчик, лежавший под одеялом.
  - Да, Ледяная старуха из Снежного замка, - кивнула женщина и потрогала его лоб, потом озабоченно покачала головой: температура никак не понижалась.
  - А это правда, волшебное печенье?
  - Правда.
  - А ты умеешь такое печь?
  - Умею, Кристиан.
  - Испечешь мне? Я тогда сразу выздоровею... - он зевнул, и его глаза закрылись.
  - Спи, милый, а я пойду делать печенье... - женщина отложила книгу и встала.
  На кухне она достала муку, масло, изюм и все остальное, что было нужно для выпечки, и принялась замешивать тесто...
  
  Глава 1.
  
  Окно кабинета выходило на трассу Белькот. Кристиан подошел к нему и отодвинул штору. День только начинался, в окно кабинета светило яркое солнце, и ему не хотелось отрывать взгляд от пейзажа, знакомого до мельчайшей черточки: сверкающий снег, яркие фигурки лыжников, золотистое дерево, из которого построен соседний отель, разноцветные флаги в честь открытия сезона.
  Да, открытие сезона...
  Снег выпал еще неделю назад, шестого декабря, и лыжники появились сразу же. Но официальное открытие - сегодня. В полдень на площади Круазетт выступит мэр и перережет ленточку главного подъемника, вечером будет фейерверк и торжественный ужин во всех отелях. И он, Кристиан де Вир, тоже выйдет к ужину в отличном смокинге и белом галстуке, как все директора отелей на самом знаменитом горнолыжном курорте Галлии. Положение обязывает, знаете ли...
  Однако до вечера еще очень много времени, и немало всего случится. И прежде всего, будет большой заезд гостей. Вчера приехали всего три пары, давние и хорошо знакомые клиенты, они наведываются в Валь де Неж три-четыре раза за сезон. Кристиан знал, что ужинать в первый день они никуда не пойдут, и распорядился поставить им в каждый номер бутылку вина, блюдо с ветчиной и набором сыров и корзину фруктов. А с утра все шестеро встали на лыжи...
  Вот сегодняшний заезд имеет все шансы быть проблемным.
  Де Вир звонком вызвал свою бессменную секретаршу, мадам Фернье, и она мгновенно нарисовалась в дверях кабинета: высокая, худая, с гривой черно-седых волос и ослепительной улыбкой.
  - Луиза, пригласите ко мне Буало и Фонтена, пожалуйста.
  - Господин де Вир, Фонтен предупредил, что в ближайшие полчаса он будет готовить десерт для баронессы Штакеншнейдер, и просил его не беспокоить.
  - Понятно. Скажите на кухне, что я жду его, как только он освободится.
  Жерар Фонтен, шеф-повар отеля "Эден", был истинным виртуозом по части паштетов, антрекотов и суфле, царил над супом жюльен и профитролями и достигал невиданных высот, когда готовил утку. Все это было прекрасно, волшебно и очень повышало престиж отеля. Только вот для приготовления десерта для, Темный ее побери, баронессы Штакеншнейдер не годилось.
  Камилла Штакеншнейдер приезжала в "Эден" дважды в год, на открытие сезона и в конце февраля, вот уже семь лет. Собственно, с тех самых пор, как она вышла замуж за Отто Штакеншнейдера, восемнадцатого барона. На момент бракосочетания невесте было двадцать три года, а жениху - семьдесят один. И нет, магами они не были, оба, так что жених не предполагал прожить еще двести - триста лет. По всей вероятности, брак оказался удачным, раз сохранялся и по сей день.
  Беда была в том, что Камилла примерно каждые полгода увлекалась новой идеей - веганством, йогой, хиппи, эльфийскими практиками, гномьим самогоном... Хотя нет, период гномьего самогона продлился дольше всего, года два. Вот в те времена у Жерара Фонтена проблем с готовкой для баронессы не было.
  Сейчас, по слухам, мадам Штакеншнейдер загорелась идей раздельного питания, поэтому шеф-повару предстояло изготовить десерт без масла, сахара и яиц... или хорошенько скрыть их использование.
  
  В дверь постучали, и сразу же, не дожидаясь ответа, через порог шагнул Мишель Буало, глава службы безопасности отеля.
  - Вызывал?
  - Да, садись, - Кристиан махнул рукой в сторону кресел возле камина. - Хотел еще раз обсудить сегодняшний заезд.
  Буало достал коммуникатор и открыл в нем записную книжку.
  - Первым должен приехать господин Каррини с дамой. Дирижабль пришвартовался в Геневе полчаса назад, так что можно ждать их появления часа в два дня.
  - Дама одна?
  - Я спросил у службы приема в воздушном порту. Летела с ним одна, но кто помешает Каррини подобрать кого-нибудь в Геневе, по пути?
  - Ладно, оставлю пока свободным номер рядом с его сьютом. Пошли дальше.
  - Через полтора часа в Кристоль придет поезд из Лютеции, с ним прибывает Соня Мингард со свитой и Камилла Штакеншнейдер. Это означает, что в отеле они будут в три - начале четвертого...
  За полчаса они прошлись по всему списку гостей, которые ожидались сегодня, и Кристиан вызвал старшую горничную, мадам Руссо, чтобы напомнить, что рояль в гостиной оперной дивы должен быть проверен настройщиком, а в спальне необходимы пармские фиалки.
  Наконец, пожаловал и Жерар Фонтен с окончательным меню сегодняшнего торжественного ужина. Собственно, меню было разработано еще неделю назад, но утром выяснилось, что черную треску не доставили. Конечно, потом Кристиан оторвет голову поставщику, но программу пришлось перекраивать.
  Де Вир дочитал записи Фонтена и уже открыл рот, чтобы сказать, что со всем согласен, кроме шоколадного фондана на второй десерт, когда в дверь кабинета влетела мадам Руссо, тащившая за руку бледную, как снег, девушку в форменном черном платье и белоснежном фартуке.
  - У нас неприятности, господин де Вир!
  - Что случилось?
  - Та-ам труп! - молоденькая горничная побледнела еще больше и, кажется, собралась упасть в обморок.
  Когда было нужно, Кристиан умел действовать очень быстро. Он успел, выскочив из-за стола, подхватить упавшую-таки горничную и усадить ее в кресло, потом выглянул в приемную и сказал секретарше:
  - Луиза, срочно ко мне Буало, и дайте какой-нибудь нюхательной соли для Жюли. Потом вызовите Шарля Бонневиля, и пусть подождет здесь.
  Нашатырь нашелся в столе мадам Фернье, и порозовевшая Жюли, заикаясь, сообщила:
  - Я пошла в сьют Бовари, который для баронессы Штакеншнейдер, чтобы там все проверить. Вы ж знаете, ей особое мыло нужно класть, и вообще...
  - Да-да, конечно, продолжай.
  - Ну, вот, зашла в ванную комнату, а там...
  Тут девушка снова заревела, и Де Вир взглянул на мадам Руссо.
  - Камилла, приведите ее в порядок и пусть приляжет. Я пойду, взгляну, что там такое в ванной.
  - Там... - голос мадам Руссо, обычно невозмутимой, словно памятник ее великому однофамильцу, дрогнул. - Там и в самом деле труп. И он голый.
  
  Буало открыл дверь сьюта Бовари и пропустил вперед Кристиана. В гостиной все было, как и всегда - голубые шторы раздвинуты, солнечные лучи заливают обюссонский ковер, камин вычищен и дрова уже приготовлены, в вазе букет нарциссов. Мужчины прошли через спальню и распахнули дверь ванной комнаты. Де Вир длинно присвистнул.
  - А девочка-то ничего не перепутала! - сказал за его спиной Буало. - И правда... голый.
  В ванне лежало тело, явно мужское, и его кожа неприятно контрастировала своим серовато-эбеновым цветом с розовым мрамором.
  - Ёшкин кот, вот только чернокожего нам и не хватало, - безопасник протиснулся вперед и попытался нащупать пульс. - Холодный, могу предположить, что с ночи лежит.
  - Звони Карверу, - Де Вир отвернулся от ванны и ее содержимого. - Номер закрываем, и я пошел искать, куда селить баронессу. До ее приезда осталось четыре часа.
  - Ты его знаешь?
  - К сожалению, да. Это Майрон Кенвуд, и он должен был стать нашим новым сомелье.
  
  Начальник местной Стражи капитан Эдмонд Карвер прибыл по вызову через четверть часа после того, как Буало сообщил ему о бедняге, лежащем в холодной мраморной ванне. Впрочем, тот же Буало был более чем уверен, что как минимум пять минут из этих пятнадцати Карвер потратил на то, чтобы допить свой кофе. Майор никогда не спешил - впрочем, в Валь де Неж спешить вообще было некуда.
  За эти минуты Кристиан успел распорядиться в отделе обслуживания, чтобы горничные привели в порядок Королевские апартаменты, заменили постельное белье на шелковое, поставили в гостиную вазу с белым виноградом и персиками и добавили к этому набору очищенный гранат.
  - Не многовато для баронессы будет - Королевские апартаменты? - поинтересовалась мадам Руссо, записав в блокнот все указания.
  - Нет других вариантов, Флора, - вздохнул Де Вир. - И этого бы не было, если бы Бельвиля не задержали на съемках. С сегодняшнего дня и вплоть до середины января у нас занято все.
  Карвер вошел в комнату, и она сразу показалась тесной. В капитане все было избыточным: рост, широченные плечи, буйные кудри, нос, голос. Он был идеальным начальником стражи на этот курорте, где с декабря и до апреля можно было выкатиться на лыжный спуск прямо из дверей отеля и так же в него вернуться; где ресторанов, ночных клубов и дорогих магазинов было едва ли не столько же, сколько в Лютеции, а список гостей вечеринки зачастую совпадал со списком самых знаменитых персонажей светской хроники - или перечнем лиц, которых в приличных домах запрещено пускать в гостиные. Но вот насчет расследования убийства... Де Вир не мог вспомнить, случались ли в Валь де Неж действительно серьезные преступления за те восемь лет, что он руководит "Эденом". Кажется, не было, максимум - карманные кражи и скандалы в барах. Эдмонд всю жизнь прожил здесь, только учиться уезжал в Лугдун-Лионнэ, так что вряд ли у него есть опыт.
  - Что тут произошло? - бас Карвера прервал эти размышления. - Девочки сказали, труп? Врача вызвали?
  - Погляди сам, - Кристиан кивнул в сторону ванной.
  Стражник заглянул в открытую дверь и быстро отошел от нее.
  - Ну... Ты считаешь, его убили? Может, это... сердечный приступ или там еще что? - голос его дрогнул.
  - Эд, ну, сам подумай, какой сердечный приступ? Его в этом номере и быть не должно!
  - Так, Ладно, я все понял. Когда не знаешь, что делать, действуй по правилам, - Карвер кивнул головой своему помощнику Лорану, тот раскрыл блокнот и приготовился записывать. - Начнем с установления личности. Бертье, а ты пока сними отпечатки пальцев и проверь по базе! Крис, как его звали, ты знаешь?
  Кристан рассказал все, что он знал о Майроне Кенвуде: двадцать восемь лет, приехал с Эспаньолы пять лет назад, сомелье по винам, должен был приступить к работе в ресторане отеля "Снежный Замок" через два дня.
  - Магия или Дар?
  - Понятия не имею, - де Вир задумчиво покрутил в воздухе пальцами. - Вообще у сомелье обычно бывает Дар к распознаванию вкусов и запахов. Если больше в сторону обоняния склоняется, то идут в парфюмерию, или пряностями занимаются, если поровну - вином. Думаю, доктор Эленваль определит по остаточному фону.
  - А к тебе как он попал?
  - Как обычно, по рекомендации. Его кузен работает метрдотелем в люнденвикском "Оленьем роге", вот хозяин ресторана господин Редфилд и сосватал...
  Дверь в номер снова распахнулась, и на пороге появился высокий эльф.
  - Кристиан, Эдмунд, добрый день! Мне сказали, у нас неприятность?
  - Самая большая неприятность случилась с парнем, что лежит сейчас в ванне, - буркнул Карвер. Отчего-то он недолюбливал доктора Эленваля, но причины оба оставляли в тайне.
  - Ясно, - доктор подхватил свой чемоданчик и скрылся в ванной комнате.
  Капитан продолжил опрос:
  - Где Кенвуд должен был жить?
  - Как обычно, в доме для персонала. Квартира для него подготовлена.
  - И ключи ты ему передал?
  - Я его вообще не видел! Он только завтра должен был приехать.
  Директор отеля и стражник уставились друг на друга. Первым отмер Карвер:
  - Значит, его багаж должен быть где-то в отеле.
  - Или на вокзале, - пожал плечами Кристиан. - Полагаю, надо расспросить Баста, когда и откуда появился Майрон, и что у него было с собой. Только, пожалуйста, не у входа, не пугай мне гостей.
  Карвер хмыкнул. Вся его жизнь прошла здесь, на курорте, и он отлично понимал, кого и когда можно пугать. И чем.
  Вытирая руки салфеткой, из ванной вышел Эленваль.
  - Ну, что скажете, док? - поднял на него глаза капитан.
  - Пока только предварительно, точно скажу после вскрытия. Время смерти - от десяти до двенадцати часов назад, причина смерти - удар по затылку тяжелым тупым предметом, что-то вроде дубинки.
  - То есть, никакой магии? - с долей уныния спросил Карвер.
  Доктор и де Вир переглянулись. Слегка усмехнувшись, Эленваль ответил:
  - Увы, спихнуть дело на Службу магбезопасности не получится. Судя по остаточному фону, никакие заклинания или амулеты к нему не применялись. Кстати, и собственной магии у покойного не было.
  Тут до Кристиана наконец дошло, и он переспросил:
  - Док, вы сказали, десять - двенадцать часов? То есть, его убили глубокой ночью?
  - Ну, да, - подтвердил доктор. - Думаю, между полуночью и двумя часами, точно скажу после вскрытия.
  - Получается, Майрон приехал вчера... И почему-то не пришел ко мне и даже на коммуникатор сообщение не послал.
  - Бастиан, швейцар отеля, во сколько уходит с поста? - спросил Карвер.
  Де Вир поморщился:
  - После начала ужина, в половине восьмого - в восемь. Вечером до полуночи у дверей стоят два его племянника, но на них надежды мало. Они гостей в лицо не знают, и пока не научились вычленять и запоминать важное. А Майрон мог придти в отель и позднее, двери-то никто не запирает. И есть ведь второй вход, с улицы Гренель.
  - А вход с лыжной трассы?
  - Его мы закрываем с возвращением последнего лыжника. Обычно это бывает около пяти часов, темнеет-то сейчас рано... - Директор отеля повернулся к доктору Эленвалю и сказал, - Я сейчас принесу амулет иллюзии, замаскируем тело под багаж на тележке.
  Доктор пожал плечами: ему было решительно все равно, каким образом останки окажутся на блестящем цинковом столе для вскрытий, лишь бы они прибыли туда как можно скорее.
  
  Кристиан достал амулет из сейфа и сунул в карман. Потом тщательно запер сейф, мельком глянул на свой стол, зацепился за список заезжающих сегодня гостей... и на мгновение замер. Одно имя в этом списке притянуло его взгляд так же верно, как если бы было напечатано красным: Алексей Верещагин, Москва, царство Русь.
  - Луиза, - сказал он, выйдя в приемную, - когда Алекс приедет и разместится, сразу же уведомите меня.
  Секретарша кивнула утвердительно.
  
  Когда тело несостоявшегося сомелье, скрытое иллюзией, увезли, и доктор Эленваль, сухо раскланявшись, удалился, де Вир повернулся к необычно молчаливому Карверу и сказал:
  - У меня для тебя есть новость... или предложение, как уж ты сам решишь.
  - Это связано с открытым расследованием?
  - Разумеется. Так вот, сегодня к нам заезжает один человек, вот его карточка, - Кристиан протянул капитану стражи матовый белый прямоугольник и с несколько садистским интересом стал наблюдать, как тот, шевеля губами, пытается прочесть трудную фамилию.
  - Вересч... Верешш... Ладно, - сдался стражник. - Мне это не прочесть. Кто это такой и в чем новость?
  - Алекс - мой давний приятель... даже, можно сказать, друг. Мы служили вместе в Легионе как раз во время событий на границе Парса и Курдистана. Четырнадцать лет назад он, как и я, уволился, только я оказался здесь, а Алекс вернулся в Москву и открыл детективное бюро.
  - Частный сыщик? - гримаса на лице Карвера определенно была презрительной.
  - Ты хоть раз в жизни расследовал убийство? - разозлился Кристиан. - Предпочтешь расписаться в собственном бессилии и пригласить следователя из Лугдун-Лионнэ?
  - Извини, - капитан стражи махнул рукой и сел на краешек кровати. - Условный рефлекс, что частные сыщики занимаются выслеживанием неверных супругов и несостоятельных должников. Буду с собой бороться.
  - Еще не факт, что он согласится тебе помогать, - все еще сердито ответил де Вир. - Он приезжает с детьми, чтобы кататься, а вовсе не для того, чтобы заниматься чужими делами...
  - Я понял, понял! Детей могут заинтересовать билеты на гонки собачьих упряжек? Или на концерт Марисоль?
  - Ну, чем-то их можно будет подкупить, я думаю... Тьма разберет эти имена, я сам не понял, мальчики это или девочки, но что-нибудь для них мы изобретем.
  Дверь комнаты отворилась, и в нее заглянула Луиза Фернье.
  - Господин де Вир, прибыли криминалисты.
  Начальник лаборатории Люк Голуа и его помощник достали из чемоданчиков кисточки, порошок для снятия отпечатков пальцев и амулеты для фиксирования магических следов. Кристиан со вздохом встал:
  - Пойдем отсюда, не будем мешать ребятам. Вдруг они сейчас найдут на двери ванной отпечаток всей пятерни убийцы, и дело будет закрыто прямо сегодня?
  - Не с нашим счастьем, - Эдмунд Карвер последовал за ним. - Когда поговоришь со своим другом, набери мне, я буду у себя в кабинете.
  
  Светло-голубые глаза чуть прищурились, и Алекс понял: ну, все, сейчас Катя разгромит своих противников наголову. Поймает и съест, словно кошка - неосторожных мышат. Такое тихое торжество во взгляде означает не меньше чем фулл хауз.
  Алекс вознес мысленную благодарность всем светлым богам за то, что тринадцатилетняя Екатерина Верещагина всего лишь его племянница, а не дочь. Его мальчики тоже не большой подарок, но, по крайней мере, пока еще он может общаться с ними с позиции человека старшего, более умного и опытного.
  - Вскрываемся? - деловито спросил Серж.
  - Я пас, - покачал головой его близнец Стас. - Посмотри на Катерину, она ж от радости сейчас в окно вылетит.
  - Ага, на метле, - буркнул брат. - Ладно, я тоже пас. Что у тебя?
  Скромно улыбаясь, девочка выложила на стол восьмерку пик и короля бубен.
  - У меня набралось всего лишь две пары, дорогие кузены. А у тебя, Сереженька, был фулл хауз от короля. Блефовать надо с умом!
  Старший Верещагин проглотил улыбку и строгим голосом сказал:
  - Так, карты убрать, все разборки потом. Через полчаса прибываем на станцию Кристоль, прошу упаковать все, что доставалось, сходить в туалет и приготовить перчатки и шапки.
  - Ну, па-ап, шапку-то зачем? Нас же встретят! - традиционно заныл Стас.
  - Вот когда встретят, тогда поговорим! И вот что... - Алекс помедлил и договорил с некоторой даже ноткой просьбы. - Я очень прошу вас, мои дорогие: при посторонних говорить только на всеобщем. Покер и прочие азартные игры забываем до возвращения в Москву, и... постарайтесь не подвести меня. Пожалуйста.
  - Мы постараемся, - ответила за всех Катя.
  Отворачиваясь, Алекс успел заметить, как девочка ткнула в бок Сержа, буркнувшего: "Только на всеобщем, скукота какая!".
  
  Почти до пяти часов Кристиан работал, как проклятый: проверил списки, частично утвердил рекламные расходы, обсудил с шеф-поваром кандидатуру исполняющего обязанности сомелье, подписал контракт с известным косметологом на реновацию Спа-центра... Словом, был директором. Прервался он лишь на десять минут, когда один из официантов принес ему суп и пару сэндвичей. Когда мадам Фернье заглянула в дверь и сообщила, что Алекс Верещагин с семьей только что заселился в отведенные им номера, де Вир мгновение смотрел на нее, соображая.
  - А! - сказал он наконец. - Да, я понял. Вот что, Луиза: позвоните в номер минут через двадцать и спросите у Алекса, найдется ли у него минута, чтобы выпить со мной в баре. Я пока наведаюсь к баронессе Штакеншнейдер и к Соне Мингард, поприветствую и проверю, чем они недовольны.
  - Только к мадам Мингард, - поправила его секретарша. - Баронесса сообщила, что у нее час медитаций. И беспокоить ее нельзя даже в случае пожара.
  - Что-то мне подсказывает, что в случае пожара она и сама побеспокоится... Ладно, я пошел.
  
  Беседа с оперной дивой заняла у Кристиана несколько больше времени, чем он рассчитывал, впрочем, это было даже приятно: госпожа Мингард была необычайно любезна и похвалила все, от шампанского, которым ее встретили, до качества настройки рояля. Так что в бар директор отеля пришел слегка взъерошенным и с мазком ярко-алой губной помады на шее. Алекс Верещагин уже ждал его за угловым столиком. Увидев приятеля, он хмыкнул и покачал головой:
  - Крис, ты в своем репертуаре! Вот платок и посмотрись вон в зеркало, а то следующая гостья будет недовольна.
  - Спасибо, - де Вир вернул платок. - Ты заказал что-нибудь?
  - Знаешь, я бы, пожалуй, выпил хереса. Последнее расследование привело меня в Андалузию, и я там начал ценить этот напиток.
  - Отлично!
  Попросив бармена принести херес для Алексея и кофе со сливками для себя, Кристиан вернулся за столик.
  - Я рад, что ты приехал, - сказал он серьезно.
  - Только не говори, что у тебя в отеле убили постояльца, и ты хочешь заказать мне расследование!
  - У меня в отеле произошло убийство, - серьезно кивнул директор. - Только убит не постоялец, а сотрудник. И ты прав, я хочу, чтобы ты расследовал это убийство вместе с нашей стражей.
  - Какого Темного, Крис? Я отдыхать приехал, с детьми, между прочим!
  - Прости, Алекс, но у меня нет иного выхода. Наш капитан стражи - хороший человек, и здесь, на курорте, он на своем месте. Но убийство он не расследовал ни разу. А вызывать подмогу из Лугдун-Лионнэ я не хочу, потому что в этом случае удержать кота в мешке не удастся, и репутация отеля будет испорчена надолго.
  Верещагин покрутил головой.
  - Ладно, давай рассказывай. Но имей в виду: я ничего не обещаю!
  - Лучше дойдем до офиса Стражи, капитан Карвер должен был уже получить результаты вскрытия. По дороге я изложу тебе то, что видел и слышал сам, а потом ты задашь вопросы. Итак, наш сомелье этим летом уехал на родину жены, в Новый свет. Владелец "Эдена" господин Валлон порекомендовал на эту работу некоего Майрона Кенвуда. С завтрашнего дня молодой человек должен был приступить к работе...
  Пока Кристиан рассказывал, они успели надеть куртки, прошли по хорошо утоптанной снежной тропинке среди могучих елей и оказались перед невысокой изгородью. Никакой калитки в ней не было, тропинка просто заканчивалась. Алекс уже открыл рот, чтобы задать вопрос, но тут его приятель очертил пальцем проем и что-то пробормотал. В изгороди возник неширокий проход, окаймленный кустами с красными ягодами.
  - Гости проходят через ворота, там охрана и магическая регистрация для входящих и выходящих, - пояснил Кристиан, - а это калитка для своих.
  - Дашь код?
  - Дам, конечно! Тут дорога короче получается, мы уже почти пришли.
   Им и в самом деле осталось только спуститься по улице Жардин Альпин до центральной площади курорта и свернуть в узенький проезд, ведущий от площади к подъемнику. Толкнув дверь небольшого трехэтажного дома, де Вир сказал:
  - Ну, вот мы и пришли. Привет, Жанно! Ваш шеф у себя?
  - Да, господин де Вир, - почтительно ответил молодой констебль. - Но я должен записать вашего спутника!
  - Алексей Верещагин, - представился детектив и, заметив затруднения дежурного с непривычной фамилией, улыбнулся и протянул удостоверение личности.
  
  Было заметно, что Карвер рад их приходу. Он с жаром пожал руку новому знакомому, хлопнул по плечу Кристиана и предложил им сесть. Потом поколебался и с сожалением сказал:
  - Кофе я, конечно, могу предложить, но предупреждаю сразу - дрянной.
  - А разве в страже бывает хороший кофе? - поднял бровь Кристиан.
  - Не бывает, - засмеялся стражник.
  Алекс добавил:
  - Говорят, несколько лет назад в Медиолануме решили исправить эту ситуацию. Завели кофеварку последней модели, с особой обжаркой и помолом зерен, специальный фильтр для воды поставили...
  - И что, чем дело кончилось? - спросил хозяин кабинета.
  - После того, как эта кофеварка в шестой раз загорелась и ошпарила начальника центрального участка, их маг-эксперт заявил, что появление приличного кофе в страже противоречит священным традициям и нарушает мировое равновесие. Аппарат выкинули и пьют то же самое, что и во всем мире, то есть гадость.
  Когда мужчины отсмеялись, Кристиан сказал:
  - Итак, Эдмонд, рассказывай, что тебе удалось узнать. Результаты вскрытия уже есть?
  - Ну, протокола пока нет, только завтра Эленваль пришлет, а на словах он сказал вот что... Около девяти вечера покойник поужинал антрекотом с зеленой фасолью, и запил все это красным бургундским. Через четыре часа после этого он выпил кофе, в который была подмешана слоновья доза снотворного; настолько большая доза, что, если бы Кенвуд не получил удар тупым предметом, он все равно не проснулся бы утром.
  - Но удар он все-таки получил... - задумчиво протянул Алекс.
  - Да, по словам дока - между часом ночи и половиной второго.
  - Какой метод он использует для определения времени смерти? Тест Ноукса? - увидев на лице стражника непонимание, детектив махнул рукой и сказал. - Неважно, сам спрошу. Продолжайте, прошу вас.
  - Да, так вот... Убит он был где-то в другом месте, поскольку кровотечение должно было быть очень сильным, а в месте нахождения тела крови не было. Судя по яркой красной окраске трупных пятен, тело какое-то время находилось в холодном помещении или даже на улице, а потом было вновь помещено в тепло. Пока, до получения отчета, это все.
  - Уже немало, - кивнул Алекс. - Еще что-то удалось выяснить?
  - Багаж Кенвуда пока найти не удалось. В отеле его нет, и ни дневной, ни ночной швейцар этого человека не видели. То есть, если он и заходил в "Эден", то мог сделать это только до пяти вечера через вход для лыжников.
  - А там его не видели?
  - Там могли пропустить, - с некоторым сожалением ответил Кристиан. - Швейцара у того входа нет, а служащий, который выдает и принимает лыжи, не следит за теми, кто идет пешком.
  - Понятно. Все равно, надо будет с ним поговорить... - Алекс встал и прошелся по кабинету, подошел к окну. - Какая иллюминация на площади!
  - Ох, тьма! - Кристиан взглянул на часы и вскочил. - Мне надо бежать. Сегодня торжественный ужин в честь открытия сезона, я должен проверить последние приготовления, влезть в смокинг и флиртовать с дамами.
  - Наверное, мне тоже надо идти, пока мои дети не разнесли твой маленький рай, - Верещагин повернулся к Карверу. - Эдмонд, было бы хорошо выяснить, где наш пострадавший мог поужинать. Завтра я бы хотел с утра покататься с детьми. Часов в двенадцать подойду сюда, нормально?
  - Вполне! Думаю, и результаты вскрытия уже поступят.
  Дверь кабинета захлопнулась за гостями, и Карвер перевел дух. Похоже, все еще может закончиться хорошо?
  
  Глава 2.
  
  Странное это ощущение - находиться на склоне горы, освещенном закатным солнцем, когда тропинка внизу уже съедена сумерками. Катя смотрела в окно своей комнаты, не отрываясь, и видела, как тень медленно подползает к воротам, как становится невнятным черное кружево ветвей на фоне белых стен замка... Замок? Ну да, конечно, это не другой отель - по соседству с "Эденом" стоит настоящий замок, белый, будто сложенный из снега, с двумя башенками, с высокими стрельчатыми окнами и парком вокруг.
  Последний луч солнца сверкнул в окне левой башенки, и сумерки опустились на Валь де Неж. Или это было не солнце? Накинув куртку, Катя открыла створку, вышла на небольшой балкончик и посмотрела налево, в сторону заката. Перевела взгляд на полностью темное здание по соседству... Нет, получается, что блик от заходящего солнца никак не мог попасть на левую башню. Значит, это внутри блеснул свет. А теперь там так темно, будто никого и нет. Интересно...
  Девочка вернулась в комнату, повесила куртку и вышла в коридор. Кузенов поселили в номере напротив, значит, из их окон должен быть вид на лыжный спуск. А у нее - на замок, и это надо им немедленно показать. Она готова поспорить на гнилой огурец против коробки лучшего шоколада, что там, за безупречно чистыми стеклами окон, прячется настоящая первоклассная тайна.
  
  Алекс завязал галстук-бабочку, стряхнул невидимую пылинку с белоснежной рубашки и снял с вешалки смокинг. Торжественный ужин в честь открытия сезона - мероприятие важное, надо выглядеть не хуже всех прочих гостей. Интересно, как решит эту проблему Катя? С мальчишками было просто, как раз незадолго до отъезда он заказал для них новые костюмы. А вот племянница свалилась ему на голову практически накануне отправления дирижабля до Геневы...
  Ну, да, они должны были отправляться из Москвы двенадцатого декабря в середине дня, а одиннадцатого, уже вечером, когда мальчишки угомонились и заснули, просигналил коммуникатор. Алексей увидел на экране лицо старшего брата, Григория.
  - Слушай, - начал тот с несвойственным ему смущением. - Тут такое дело... Пришло письмо от Уртаха, они открыли курган. Вчера.
  - И что? - рассеянно спросил Алексей, соображая, в какой из чемоданов он сунул базовый набор амулетов для обследования тела, и нужно ли брать с собой эту тяжесть.
  - Выяснилось, что они ошиблись в предварительной датировке кургана. Там есть нижний слой, и это эпоха Большого Волка. Ты же понимаешь, мне надо срочно лететь в Оргриммар.
  Да, это он понимал. Брат занимался археологией Степи, был в этой области признанным мэтром и, разумеется, не мог пропустить такое событие, как только что раскопанный курган со скрытым слоем и вторым захоронением.
  - Чем я могу помочь? - Алекс захлопнул чемодан и сел в кресло.
  - Возьми с собой Катьку, а? Мы с Еленой помирились, и... я хочу, чтобы она поехала со мной. Страшновато мне как-то тащить девочку в зимнюю Степь, а дома оставить с гувернанткой неизвестно на сколько - тоже не вариант.
  - Гриш, а учеба? У моих-то каникулы, а у Катерины же другое расписание?
  - Да Тьма с ней, с учебой! - экспрессивно воскликнул брат. - Что пропустит, догонит потом, все равно этот год последний перед монастырской школой.
  - Ну, да, последний... Ладно, что с тобой сделаешь. Беру. Вылет завтра, возвращаемся мы уже после Перелома, двадцать восьмого декабря. Ну, тут-то это неважно, если вы с Еленой еще будете в Степи, Катя у нас поживет пока. Я только не понимаю, какие раскопки в декабре? Там что, снега нет?
  - Не-а, нету, - радостно заржал брат. - Там как на Луне - холодно и сухо...
  Таким образом, на следующее утро по лестнице в толстое брюхо дирижабля "Княгиня Ольга" поднялись четверо Верещагиных.
  
  Взяв с подноса бокал с шампанским, Алекс осмотрелся. Коктейль перед началом торжественного ужина был подан в просторном лобби отеля. Дамы в драгоценностях, мужчины в смокингах... "Вот интересно, - подумал детектив, - все они едут кататься на лыжах, но везут с собой коктейльные платья, бриллианты и галстуки бабочки. То есть, Валь де Неж - это просто продолжение светской жизни, слегка припорошенное снегом..."
  Честно говоря, такой подход был ему не вполне понятен. Да, конечно, он и сам приехал в "Эден", но только потому, что много лет дружил с Кристианом и давно его не видел. В прошлом году на каникулах он с мальчиками отправился в Острейх, в тамошние Альпы, и крохотный отель на шесть номеров их вполне устроил.
  Алекс перевел взгляд на племянницу. Вопреки его ожиданиям, в своем бело-голубом платье с пышной юбкой Катя выглядела, словно воплощенная мечта любой престарелой тетушки. Можно сложить лапки и вздохнуть, пуская сладкие слюни, ах, как выросла девочка, уже тринадцать лет, почти взрослая... Он вспомнил собственную тетку и фыркнул, едва не разбрызгав вино. Сестра его отца всем платьям предпочитала штаны и кожаную куртку, а любимым драгоценным аксессуаром для Ольги Верещагиной-Кнолле был восьмизарядный бластер. Как раз за неделю до отъезда семья поздравляла Ольгу с присвоением звания коммандера в Службе магической безопасности.
  Воплощенная мечта поставила на поднос стакан из-под сока и поинтересовалась:
  - А ты знаешь, кто здесь кто?
  Дядюшка поглядел на сверкающую толпу и покачал головой.
  - Очень немногих. Ну, вон там, в темно-синем платье - это Соня Мингард, она оперная певица из самых знаменитых. Высокий седой мужчина - Эрик Вангенер, конструктор экипажей.
  - Ух ты! - воскликнула Катя. - И последний "Даймлер 640 М" тоже он проектировал?
  - Ну, не он один, конечно...
  - А ты с ним знаком?
  В голове у Алекса промелькнуло сомнение, что конструктор захочет вспоминать их знакомство, учитывая его обстоятельства. В тот момент детектив всерьез подозревал господина Вангенера в убийстве. Правда, он же и доказал непричастность инженера к этому преступлению.
  Тут великий инженер, со скучающим видом осматривавший зал, взглянул на дядюшку и племянницу. Его лицо прояснилось, и, коротко поклонившись собеседнице, он направился к семейному дуэту.
  - Господин Верещагин, если я не ошибаюсь?
  - Рад видеть вас, господин Вангенер. Это моя племянница, Екатерина.
  Девочка протянула высокому седому мужчине ладошку и спросила:
  - Господин Вангенер, пока ужин не начался, я хотела вас спросить, можно?
  - Пожалуйста.
  - В вашем шестьсот сороковом "Даймлере" вы поставили шесть огневиков, и только два воздушных элементаля, а почему?
  Конструктор озадаченно потер переносицу:
  - Ну, видите ли, юная леди...
  Хмыкнув, Алекс потихоньку отошел в сторону. Сколько он знал характер племянницы, Вангенеру придется объяснить ей все тонкости устройства новейшего двигателя... Интересно, а где же близнецы? Кажется, в последние минут пятнадцать они не попадались отцу на глаза. Еще пару лет назад он бы счел это достаточным периодом молчания для объявления общей тревоги, но вроде бы к двенадцати годам мальчишки несколько поутихли. Или поумнели? Во всяком случае, он уже не ждет вселенской катастрофы ежеминутно.
  
  В половине девятого гости собрались за столами в большом бальном зале отеля. Их декораторы сегодня превзошли сами себя, зал выглядел, словно дворец снежной королевы. Только во дворце ее морозного величества, скорее всего, никогда не цвели в таком количестве белые розы и фрезии. Кристиан подумал мельком, что команде декораторов и флористов нужно будет выписать премию, поднялся со своего места и постучал ножом о бокал. Пятиминутной речи о том, как прекрасны люди, катающиеся на лыжах, будет достаточно...
  - Завтра с утра на гору? - тихонько поинтересовался у отца Серж.
  - Посмотрим, - так же шепотом ответил Алекс. - Мало ли что...
  - Мы кататься приехали, - напомнила Катя.
  Завершивший выступление де Вир сел на свое место, и, услышав конец это беседы, усмехнулся. Из внутреннего кармана смокинга он извлек конверт и передал его девочке со словами:
  - Я бы советовал тебе и молодым людям хорошенько подумать о завтрашнем времяпрепровождении.
  Она вытащила из конверта лист плотной сверкающей бумаги и прочла:
  - Компания "Йети и Хаски" приглашает вас на открытие сезона собачьих упряжек. В программе: знакомство с собаками, обучение управлению нартами, гонки. Начало программы - 14 декабря.
  Подняв глаза на Кристиана, Катя медленно спросила:
  - Это нам? И мы можем пойти и участвовать в гонках?
  - Если хотите, - пожал плечами Кристиан. Глаза его смеялись. - Ну, а вдруг Алекс запретит?
  Три головы - две коротко стриженые мальчишеские и девичья с аккуратными локонами - повернулись к Алексею.
  - Что ж я, изверг какой? - он поднял брови в комическом возмущении. - Или себе враг? Вы ж мне жизни не дадите потом. Идите, но только с одним условием...
  - Беспрекословно слушаться инструктора... - перебил его Серж.
  - Не лезть туда, куда запрещено... - подхватил Стас.
  - И вернуться в отель к обеду, - закончила тираду Катя.
  Все трое захихикали, что несколько смазало впечатление.
  - Минуточку, - спросил Серж, отсмеявшись. - А ты-то сам куда денешься, приглашение на четверых! Ты что, не пойдешь с нами?
  - Ну, видишь ли, - замялся Алекс.
  - Ты опять влез в расследование! - указательный палец Стаса почти уткнулся в грудь отца. - А в прошлый раз ты обещал нам, что мы тебе поможем в новом деле!
  - Обещал, - согласился тот. - Не спорю. Но, во-первых, я бы попросил вас не портить Кристиану праздник...
  - Ничего-ничего, продолжайте, - де Вир кивнул, - Это очень интересно.
  - А во-вторых, - неожиданно произнесла Катя, - мы все обсудим потом. Завтра днем после собачьих гонок. Большое спасибо, господин де Вир, прекрасный ужин и замечательный подарок, это приглашение. Сейчас нам уже пора спать, мы будем рады увидеться с вами завтра.
  Она сладко улыбнулась и пошла к двери. Близнецы, словно загипнотизированные, повторили слова благодарности и пошли за ней.
  Кристиан посмотрел на Алекса: тот прикрыл лицо ладонью и беззвучно смеялся.
  
  Наутро после завтрака мальчишки вместе с Катей умчались в собачью школу, а Алексей собрался все-таки покататься. Но, когда подъемник вознес его к началу трассы, начал сгущаться туман. Очень быстро вся вершина горы оказалась окутана густой белой пеленой. Конечно, цветные огоньки по бокам спуска горели и даже были неплохо различимы, но влага клеилась к лицу, словно паутина, снег стал мокрым и прилипал к лыжам. За спиной у Верещагина кто-то разочарованно сказал:
  - Ну, это надолго. До вечера нормальной трассы не будет, можно идти пить глинтвейн.
  Через несколько минут площадка возле верхней станции подъемника опустела, только какой-то жилистый мужчина, посвистывая, натягивал шапочку.
  - Неужели будете кататься в таком тумане? - поинтересовался Алекс.
  - Попробую, - деловито ответил тот и надвинул очки. - У меня специальное заклинание для мокрой погоды, вот и проверю, как оно работает. Да и вообще, я живу за Северным полярным кругом, в Тромсё. Если бы мы обращали внимание на выкрутасы погоды, из дома бы не могли выйти.
  Он оттолкнулся палками и мгновенно исчез в белом облаке.
  "Вот интересно, зачем ехать из заснеженного Нордхейма на лыжный курорт?" - подумал Алекс, почесал в затылке и прыгнул в подошедший вагончик канатного подъемника. Раз уж с катанием не вышло, попробуем поработать.
  
  Карвера он нашел в кабинете, внимательно изучающим что-то в компьютере. Увидев входящего Верещагина, тот оживился и потащил его к экрану:
  - Это хорошо, что ты пришел! Мне как раз официальный протокол вскрытия прислали. Ну, собственно, на словах док все сказал еще вчера, но ты ж посмотришь, может, что-то углядишь еще полезное?
  - А распечатать можно? Прости, не люблю читать с экрана...
  - Да не вопрос!
  Протокол отправился в печать, а Алекс тем временем просматривал магоснимки с места происшествия.
  - Вещи его не нашли?
  - Пока нет. Зато ребята выяснили, где Кенвуд ужинал. Вчера антрекоты готовили у Жака Фурнье, это такой небольшой семейный пансион и ресторанчик при нем. Я отправил двоих расспросить папашу Жака, может, там и багаж найдется.
  - А по месту, где он раньше жил, что-то выяснилось?
  - Ну, как ты понимаешь, из Порт-о-Пренса еще никто не ответил, хорошо, если к середине следующей недели раскачаются написать. А вот из Люнденвика информация пришла. Он прибыл месяц назад с кораблем "Сердце Запада", из Нью-Мексико. Жил в доме родственника, вполне добропорядочного гражданина Бритвальда, никаких хвостов за ним оттуда вроде бы не тянется. Этот родственник его и рекомендовал сюда, в "Эден".
  Протокол оказался коротким и мало что добавлял к уже известному. Вот разве что...
  - Ты посмотрел описание следа от удара? - Алекс взглянул на хозяина кабинета.
  - Ну, типичный же "тупой предмет"? Я еще с университета помню, как нам читали разницу между следом от удара предметом округлой формы и угловатой...
  - Типичный, да не совсем. У меня такое чувство, что, помимо характерного звездчатого кровоподтека, наш округлый предмет оставил еще и след какого-то рисунка. Есть увеличенный снимок раны?
  - Нет, но сейчас сделают.
  Карвер схватил коммуникатор и отдал распоряжение.
  Пролистав протокол еще раз, Алексей спросил:
  - А магическое обследование делали?
  - Нет... Дело в том, что у нас нет отделения Службы магической безопасности, а городской маг только к вечеру освободится, - стражник пожал плечами. - Ты ж понимаешь, в Валь де Неже главное - это снег. Сезон начался, нужно, чтобы на всех трассах его было достаточно.
  - Н-да... Плохо, следы воздействия уходят. Сколько прошло после смерти?
  - Тридцать семь часов.
  - Позже двух суток можно и не смотреть... Ладно, - решившись, Верещагин махнул рукой. - Пойдем. Я сам посмотрю, хотя имей в виду, у меня нет лицензии на магическое расследование.
  - А ты и не расследуешь, ты консультируешь. По законам Союза королевств, деятельность сыщика-консультанта лицензированию не подлежит.
  Карвер запер дверь кабинета и предупредил дежурного, где его искать.
  Морг в Валь де Неже был всего один, в местной клинике. Местному населению, общим числом две с небольшим тысячи персон, хватало, а гости сюда приезжали главным образом здоровые.
  Доктор Эленваль был на операции - поправлял очередную сломанную ногу слишком лихого лыжника, и детективов встретил его помощник, невысокий и смуглый, с аккуратно подстриженной бородкой.
  - Господин Карвер, рад вас видеть, - слегка поклонился он. - Ваш клиент в пятой ячейке, желаете посмотреть?
  Почему-то Алексу показалось, что где-то под пышными рыжеватыми усами пряталась ехидная ухмылка. Стражник потер рукой лицо, оглянулся зачем-то и ответил:
  - Вообще-то не я хочу посмотреть, чего я там не видел. Вот, господин консультант, - он кивнул на гостя, - пожелал кое-что поверить. Да, простите, я вас не познакомил. Алекс, это Даргер Лутгардис, местный терапевт и по совместительству помощник патологоанатома.
  - Алексей Верещагин из Москвы, частный детектив, - представился Алекс, пожимая протянутую руку. - И Эдмонд прав, я хотел еще раз осмотреть пострадавшего, есть пара вопросов.
  - Пойдемте, я вас провожу. Ты пойдешь?
  Карвер молча помотал головой.
  Закрывая за собой дверь, Даргер пояснил негромко:
  - Странным образом Эдмонд нормально воспринимает тела на месте происшествия, но не может смотреть на них в морге. Нам тут недалеко, впрочем, в Валь де Неже все рядом. Только спуститься в подвал.
  - Скажите мне, господин Лутгардис...
  - Просто Даргер, пожалуйста!
  - Даргер. Хорошо, тогда я - Алекс. Так вот, скажите мне, заклинание сохранения на тело накладывали?
  - Нет. Там, - короткий палец энергично ткнул в сторону лестница вниз, - достаточно холодно. Я предположил, что могут понадобиться магические исследования, так что не стал картину портить.
  
  Через полчаса Алекс упаковал в футляр амулеты, сунул в карман коммуникатор, на который наговаривал рассказ обо всем обнаруженном, и вышел из ледяного помещения.
  - Кофе с келимасом? - понятливо спросил Даргер.
  - Лучше даже келимас с каплей кофе, - постукивая зубами, ответил детектив.
  - Нашел что-нибудь?
  - Да. Весьма интересно. Я пришлю копию отчета, но в двух словах - это был нефритовый шар диаметром примерно двадцать сантиметров, покрытый резьбой в виде иероглифов. И я не понимаю, где в этой галльской деревушке могло прятаться такое сокровище, на мой взгляд, принадлежащее эпохе Фу Сяо!
  - Тут много чего можно найти... неожиданного, - кивнул помощник патологоанатома, протягивая большую кружку, исходящую паром. - Нефрит и прочее - это что за амулет у вас, как определили?
  - Недавняя разработка, основана на шкале сродства. Определяет остаточные следы основных металлов, дерева, минералов... Удобная штука, но магической энергии жрет, что твоя лошадь, без накопителя лучше даже не браться. Так возвращаясь к главному вопросу, где в Валь де Неже могут оказаться музейного уровня ценности чиньской империи?
  - Да где угодно! - Дарегр обвел рукой вокруг себя. - В шале во многих только что не дверные ручки золотые, в люксовых отелях целые картинные галереи устроены. Частные дома и квартиры здесь тоже упакованные, так что, в общем-то, куда ни ткни... Погодите, вы ж в "Эдене" живете? Так там целая гостиная оформлена в чиньском стиле! Я бы оттуда и начал.
  - Пожалуй, так я и сделаю... - медленно проговорил Алекс.
  Он подтвердил разрешение сохранять тело магическими методами, оделся и пошел в отель. Надо было найти Кристиана и вплотную заняться персоналом.
  Ползти пешком почти до самого верха горы не хотелось, и сигнал коммуникатора застал его в кабинке подъемника. Увидев на экране лицо Кати, Верещагин слегка забеспокоился.
  - Все в порядке! - первым делом сказала девочка. - Все отлично, мы только по паре раз упали с нарт, и даже не промокли. А можно мы тут пообедаем и еще чуть-чуть позанимаемся?
  - Обедать будете собачьим кормом что ли? - ворчливо поинтересовался Алекс, успокоившись.
  - Нас Франк пригласил в пиццерию, это инструктор, Франк Мюллер.
  - Ладно, идите. Но чтобы вернулись в отель до темноты!
  - Само собой! - где-то вдалеке послышался собачий лай, голос Кати отдалился, и слышно было еще, как она говорит по-русски с мальчиками. - Все разрешили!
  Потом экран коммуникатора погас.
  
  - Все разрешили! - сообщила Катя кузенам по-русски и добавила уже на всеобщем для инструктора. - Господин Мюллер, нам разрешили оставаться с вами до конца светового дня.
  - Отлично! - просиял улыбкой высокий светловолосый молодой человек. - Тогда давайте угостим наших мохнатых друзей и пойдем в пиццерию. Это вон там, на склоне, нужно подняться до следующей станции. Вы уже знаете, что собак кормят рано утром и вечером, днем не положено. Но дать им какое-то лакомство за хорошую работу можно. Кети, ты кого выбираешь?
  Катя указала на вожака, рослого невозмутимого хаски по кличке Хельм. Пес снисходительно принял кусок пахучего сушеного мяса и вильнул хвостом.
  
  С тоской посмотрев на последний треугольник пиццы, Серж сказал:
  - Больше не могу, сейчас лопну.
  - А говорил, слона съешь!- поддразнил его брат. - А слоник оказался с мышку размером!
  - Еще соку, или, может, пирожное?
  - Нет, Франк, большое спасибо! - вежливо поблагодарила Катя. - А можно вопрос, пока вы пьете кофе?
  - Конечно!
  - Из моего окна в отеле виден красивый особняк, но там никогда никого нет. Что с этим домом, хозяева уехали, или что?
  Инструктор несколько помрачнел.
  - Вы ведь живете в "Эдене"?
  - Да.
  - Получается, у тебя окна выходят на прОклятый замок... - он покачал головой. - Нехорошо это.
  Дети переглянулись.
  - Почему - прОклятый?
  - Ладно, расскажу, - Франк вздохнул. - Пойдемте на улицу, только расплатиться надо...
  Серж протянул два дуката и пояснил:
  - Я посчитал, три пиццы и вода на троих. У нас есть деньги, не думайте.
  Через пару минут они вышли на улицу и неторопливо пошли к станции подъемника. Туман все еще висел над вершинами гор и тяжелым брюхом лежал на перевале, но здесь, на двух с лишним тысячах метров, видимость была хорошей.
  - Когда-то, каких-то двадцать пять - тридцать лет назад, Снежный замок был обычным домом, - начал рассказывать Франк. - Ну, не совсем обычным: в нем жила очень богатая большая семья Даммартен. Филипп-Ален и Франсуаза Даммартен, их сын Анри с женой Луизой и четверо детей, самому старшему из которых было двадцать, а младшему - восемь. Зимой они были здесь, дети учились, Анри занимался виноторговлей, женщины вели хозяйство. Летом вся семья переезжала на юг, к морю, в Провенс. Все шло хорошо, пока однажды Филипп-Ален с сыном не отправились в горы покататься, и пропали вот в таком же тумане...
  Молодой человек остановился и смотрел в сторону вершины, спрятанной серо-белым покрывалом.
  - И их не нашли? - спросил Стас.
  - Нет, - ответил Франк. - Не нашли. На следующий день с рассветом двое старших сыновей отправились на поиски вместе с группой спасателей, и тоже не вернулись, хотя туман растаял и светило яркое солнце. Вот так за два дня от большой семьи осталась половина. Через неделю весь поселок увидел, как Луиза с младшими детьми села в экипаж, положив в багажное отделение один-единственный чемодан, и уехала. Больше они в Валь де Неж не появлялись...
  - А бабушка?
  - Бабушка? - не сразу понял Франк. - А, Франсуаза Даммартен! Ее видели несколько раз у булочника и у мясника, но потом она перестала выходить из дома, только посылала за покупками старую служанку Мари. Однажды Мари упала на улице и сломала ногу. Разумеется, ее увезли в клинику и сделали операцию, но она умерла, не перенесла наркоза. Тогдашний мэр Валь де Нежа решил, что негоже оставлять старую мадам Даммартен в одиночестве и отправился в Снежный замок. Он долго стучал в двери и дергал колокольчик. В доме кто-то был, дрогнула занавеска на окне, но внутрь гостя так и не впустили ни в этот раз, ни на следующий день, ни через неделю. Никогда.
  - Мне из окна видно, - задумчиво сказала Катя. - Там расчищены от снега дорожки и крыша, окна вымыты и кусты подстрижены. Мадам Даммартен была магом?
  - Это неизвестно, - Франк покачал головой. - Мы все знаем лишь, что из этого дома никто и никогда не выходит за продуктами или еще за чем-нибудь, и никого не впускают.
  - А почему вы назвали дом прОклятым?
  - В поселке решили, что Луиза, уезжая, прокляла старуху и дом, и пока действует это проклятие, никто не может выйти оттуда или войти. Глупость, конечно, но такова молва. Ладно, - инструктор натянул перчатки и скомандовал, - спускаемся вниз и идем продолжать урок. Вы у меня научитесь управлять нартами, как настоящие каюры!
  
  Глава 3.
  
  На письменном столе Кристиана де Вира высились две кучи картонных папок - классических, коричневых с завязочками. Кристиан кивнул на ту, что была побольше, и сказал:
  - Все твое, наслаждайся.
  Алексей про себя медленно сосчитал до пяти, но стукнуть приятеля все еще хотелось, и он продолжил счёт. Потом вздохнул и поинтересовался:
  - Это что?
  - Ты же просил информацию по персоналу отеля? Ну вот, это наш отдел кадров. Здесь, - рука легла на стопку поменьше, - постоянные сотрудники, в той куче - временный персонал. Постоянных у нас девяносто два, временных - сто двадцать шесть.
  - Почему так?
  - Так отель же сезонный. Мы открываемся обычно десятого декабря и работаем до середины апреля. В этот период загрузка отеля от восьмидесяти до ста процентов, и горничных, официантов, уборщиков и слесарей всех видов нужно много. На летнее время отель работает с начала июня по начало октября, но летом мы справляемся практически только постоянным составом. Ну, официантов набираем, и все.
  - Погоди, - Алекс потер лоб. - Сколько гостей сейчас в "Эдене"?
  - Полная загрузка, сто девяносто один.
  - И так будет до?..
  - До середины января. Следующий пик стопроцентной занятости примерно с середины февраля по середину марта. И в первую неделю апреля будет много народу.
  - То есть вы набираете сто с лишним единиц обслуги на четыре месяца, и они соглашаются?
  - Конечно, - Кристиан пожал плечами. - Почему бы им не согласиться, если официанты только на чаевых получают как минимум вторую зарплату?
  - Ну, хорошо, предположим. Ты считаешь, что искать подозрительного типа среди постоянных сотрудников не стоит?
  - Понятия не имею, детектив у нас ты. Мое дело - точно знать, куда переселить гостя, если ему не нравится номер с видом на трассы, и сколько будет стоить ремонт комнаты, в которой приехавшие дети играли в магов и случайно прожгли шелковые обои.
  Подавив тяжелый вздох, Алексей спросил:
  - Ну, хотя бы что-то вроде кабинета ты мне дашь?
  - Запросто! Бери дела и идем со мной.
  Де Вир привел друга в небольшую светлую комнатку под самой крышей, где, кроме стола, кресла и гигантского торшера на резной ноге, ничего не было.
  - Вот, пользуйся! - широким жестом он обвел комнату. - На резьбу особо не смотри, они там понавырезали чего-то психоделического, если долго вглядываться, мозги переворачиваются.
  - Да ну? - Алекс заинтересовался и стал разглядывать узоры на темном дереве. Через несколько секунд в темно-коричневых завитках ему и в самом деле начало мерещиться тьма знает что, и он прекратил это занятие. - А чего вы эту штуку здесь держите?
  - А куда ее девать? Выкинуть не можем, дарил клиент. Вот он приезжает в феврале на три недели, мы этот торшер полируем и ему в номер ставим. Ему нравится. Даритель уезжает, номер убирают и торшер выносят сюда...
  - Н-да, тяжелая у тебя жизнь. Ладно, сажусь читать дела. Все вопросы запишу и приду к тебе за ответами.
  Кристиан шагнул к двери, потом повернулся и сказал:
  - Вот еще что может быть важно, как мне кажется. Горничные, персонал детского клуба, слесари и официанты, в общем, все, кто не работает ночью, живут в основном в Ла Перье, это городок у подножия горы, на высоте тысяча сто метров. В шесть вечера их увозит большой экипаж, остается только дежурная смена. Это около пятидесяти человек, список я тебе положил в верхнюю папку. Но кто-то всегда может задержаться и переночевать здесь, для этих целей у нас есть служебные квартиры.
  - А мы можем узнать, задерживался ли кто-то?
  - Швейцары это отследить не могли, персонал пользуется другими выходами, - де Вир задумчиво покрутил в воздухе пальцами. - Но между собой наверняка девочки это обсуждают, и, возможно, мадам Руссо что-то слышала... или еще услышит.
  - Слушай, я еще хочу поговорить с вашим безопасником, он в отеле сейчас?
  - Конечно, он здесь и живет. Я посмотрю, что там и как, и скажу ему, чтобы он к тебе сюда зашел.
  - Спасибо, - Алекс сел за стол, откинулся на спинку кресла, раскрыл первую папку и привычным жестом сунул в рот мятную конфету. - Когда мои бандиты вернутся, попроси швейцара мне сюда просигналить.
  
  Мишель Буало, начальник службы безопасности отеля, появился в дверях комнаты с психоделическим торшером не слишком скоро. Детектив успел просмотреть большинство папок, не столько изучая данные, сколько читая имена и вглядываясь в лица. Всегда, начиная расследование, он старался не только узнать биографии причастных к событию лиц, но и увидеть их с разных сторон.
  Алекс посмотрел на Буало и отложил в сторону одно их личных дел. Мишель взял папку и прочел:
  - Дени Ранье, сотрудник детского клуба. Вы думаете, что он может быть причастен?..
  - Да нет, я пока ничего такого не думаю. Просматриваю дела, чтобы как-то ориентироваться в работе отеля. Никогда не думал, что это такая сложная машина...
  - Ну, не всякий отель этим похвастается, - пожал плечами начальник охраны. - Вон загляните в какой-нибудь "Эдельвейс", там всего наемного персонала - два официанта. Поваром хозяин, на кассе и на рецепшен его жена, горничными дочки... Так там и живет другая публика.
  - Хуже? - поднял брови Алекс. Очень он не любил этого снобизма...
  - Не хуже, не лучше. Другая. Туда приезжают люди, которые хотят кататься, и точка. А сюда - те, кто хочет и себя показать, и с горы спуститься, и на какой-то супер спектакль пойти. Опять же, предположим, что официально господин N. с господином Z. не разговаривает - но что им может помешать перекинуться парой слов в нашем сигарном клубе или в лыжной комнате? А потом политика какого-нибудь концерна кардинально меняется...
  - Н-да, сложно.
  - Так что, вы заподозрили Дени в чем-то предосудительном? - повторил вопрос Буало.
  - Нет, просто у меня ощущение, что я видел это лицо раньше, вот и пытаюсь вспомнить, где, - Алекс вернул папку сотрудника детского клуба в общую стопку. - К сожалению, у Кристиана нет досье на гостей отеля, их бы я тоже просмотрел.
  - Ну, у де Вира может и нет, ему не положено. А вот мне... - Буало хитро прищурился и достал из кармана записывающий кристалл. - Конечно, я не сыщик, а простой охранник, но я-то обратил бы внимание не только на персонал, но и на гостей. В "Эдене" простая публика не живет, сами понимаете.
  - Например? - Алекс с интересом смотрел на собеседника.
  - Например, вот наша очаровательная блондинка, баронесса Штакеншнейдер. Такая вся неземная-воздушная, да? Я сам видел и слышал, как она орала на свою личную горничную из-за того, что та не может немедленно подать ей серебряную коробочку с порошком.
  - И что?
  - А то, что коробочку эту баронесса сама потом забыла в голубой гостиной. Все, что гости забывают в общественных зонах, приносят мне для проверки. Был как-то случай, когда гильдия убийц еще существовала в Галлии, у них тогда был заказ на министра... ну, имен я называть не буду, ладно?
  Верещагин согласно кивнул, и начальник охраны продолжил.
  - Ну, вот. Работали гильдейские всегда парами. Одна из них устроилась работать в отель в Лютеции горничной, а ее напарник был на подхвате. Вот он девице своей передал особое устройство, вроде часовой бомбы, только там был не взрывпакет, а яд. И не просто яд, а вещество, становящееся отравой при контакте с никотином даже в самых малых дозах. Министр тот, на которого заказ был, всегда перед сном выкуривал сигару, вот поздним вечером устройство это в сигарной комнате девица и разместила. Амулет должен был сработать за полчаса до полуночи... Слушай, давай я кофе закажу, а? - перешел Буало на приятельский тон.
  - Мне со сливками, - Алекс понял, что ему и в самом деле хочется кофе.
  Поднос с чашками, кофейником, спиртовкой для подогрева, сахарницей, сливками и несколькими видами печенья возник на столе, кажется, едва ли не в тот момент, когда Буало закончил заказ и отключил коммуникатор. Начальник охраны насыпал в чашку три ложки сахара с горкой, размешал, отпил и зажмурился от удовольствия.
  - Что, ну что? - заметил он удивленный взгляд Алекса. - У меня работа умственная, мне мозги питать надо.
  - Ладно, - засмеялся тот. - Дальше рассказывай.
  - А что про него рассказывать? Амулет сработал. Только в курительной в тот момент оказался вовсе не министр, а какой-то шейх из Парса. Поскольку он курил не сигару, а кальян, яд подействовал слабо и шейха вовремя спасли. Напарников быстро взяли, они сдали всех, кого знали. Собственно, именно тогда и начали вычищать темные гильдии.
  - Понятно... Так и что оказалось в серебряной коробочке баронессы Штакеншнейдер?
  - "Ангельская пыль" там оказалась, - вся веселость с Буало слетела мигом. - Вот только прижать ее не смогли. Осталось неизвестным, от кого наша прелестная Камилла эту гадость получила и каким образом. Так что ты не считай априори всех соседей по отелю чистыми и непорочными.
  - Я и не считаю... Пока что из ста девяноста одного гостя отеля я уверен в четверых: в себе самом и еще троих, носящих фамилию Верещагины.
  Глава охраны фыркнул прямо в чашку с кофе.
  - Ты хочешь сказать, что будешь изучать четыре с лишним сотни подозреваемых? Если сложить количество служащих в "Эдене" и гостей...
  - Знаешь, вот всю жизнь думал: как бы было любопытно провести герметичное расследование! - развеселился и Алекс. - Но как-то я представлял себе небольшую виллу с десятком гостей, или там яхту, с которой деваться некуда. Ну, известное дело, когда боги хотят наказать, они выполняют наши желания.
  Ничего, количество подозреваемых мы сократим, как без этого...
  
  Трое младших Верещагиных вернулись в отель, когда уже стемнело. Франк Мюллер проводил их до дверей, перекинулся словом с швейцаром и, помахав всем рукой, ушел вниз, к поселку.
  Услышав, как стукнула дверь соседнего номера, Алексей встал из кресла, отложил блокнот, куда записывал первые наметки по расследованию, и пошел проверить. Мальчишки, толкаясь, спорили, кто первым идет в душ. Насквозь мокрые куртки, штаны и ботинки были горой свалены у двери.
  - Папа, - закричал Стас, заметив отца, - Наши нарты пришли вторыми! Мы почти чемпионы дня!
  - А первым кто пришел? - улыбаясь, Алекс потрепал его по макушке. Сергей тут же ревниво подлез под вторую руку.
  - А первым пришел Готье, но он уже давно занимается. Мы ужинать будем? Я голодный, как сто ездовых собак!
  - Через час, - ответил ему Алексей, посмотрев на часы. - Как раз успеете принять душ и одеться относительно прилично.
  - Ча-ас... Долго! - заныл мальчик, но брат подтолкнул его, указав взглядом на задумавшегося отца.
  - Пошли мыться, - прошептал он. - А после ужина расспросим про новое расследование. Все-таки папа же обещал, что в следующий раз мы будем ему помогать!
  
  Катя аккуратно развесила на плечики куртку и штаны, поставила ботинки в сушилку и отправилась в душ. Потом, высушив волосы, начала их расчесывать: сто раз справа налево, сто раз слева направо. Подошла к окну и посмотрела на Снежный замок: громада дома, расчищенные дорожки в лунном свете, темные окна... Темные? Нет, вон в правой башне горит свет! Не магический фонарь и не электрическая лампа; странный свет, мигает и колеблется, будто... да это же просто свеча!
  Пару минут девочка, не отрываясь, глядела на огонек. Наконец, тот мигнул в последний раз и стал тускнеть, удаляться, будто бы там в башне кто-то уходил в глубину дома, держа свечу в руке.
  
  За ночь насыпало еще снега, и на склонах еще до рассвета работали машины - уплотняли снег, выравнивали трассы. Утро встретило Верещагиных ослепительным солнцем, и, быстро позавтракав, они помчались надевать лыжные ботинки.
  На подъемник была даже небольшая очередь, и местный маг торопливо менял в механизме фиал с истраченным воздушным элементалем на свежий.
  Алексей предложил детям спуститься в соседнюю долину и попробовать тамошние трассы. Предложение было с восторгом принято, и веселье началось.
  Было уже далеко после полудня, когда он съехал до самого низа, откатился в сторонку и обернулся, ожидая детей: надо было идти обедать, пока все хорошие столики в кафе не заняли конкуренты. Мальчишки и Катя все не спускались, и Алекс колебался, начинать ли сердиться или уже пора волноваться, когда к нему с чрезвычайно серьезным лицом подъехал Стас и сказал:
  - Нужна твоя помощь.
  - Что случилось?
  - Пошли... нет, ты сними лыжи, надо подняться совсем чуть-чуть и в сторону от трассы.
  
  Пройти действительно нужно было недалеко. За сугробом Алекс увидел синюю куртку Сергея и алую Катину и ощутил немалое облегчение, поняв, что дети целы.
  На снегу сидела женщина и вытирала слезы рукавом. Получалось плохо: ткань явно была зачарована от промокания.
  - Что случилось? - спросил Алекс, протягивая пострадавшей бумажную салфетку. - Вот, возьмите, этим удобнее...
  Незнакомка подняла на него взгляд, и он осекся: глаза были большие, серые, как тучи перед грозой, и очень красивые.
  - Я неудачно упала, - ответила женщина. - Похоже, серьезно повредила колено. Больно ужасно.
  Голос у нее был хрипловатый и тоже очень красивый.
  - Растяжение? - Алекс присел на корточки рядом с ней.
  - Боюсь, порвала связки в колене. Кончилось мое катание... - усмехнулась она. Усмешка была больше похожа на гримасу. - Я слегка обезболила, но мы ж себя не можем лечить как следует.
  - Мага-медика вызвали?
  - Ни у кого нет коммуникатора! - ответила Катя. - Мы поэтому тебя и позвали.
  - Понятно. - Поднявшись на ноги, Алексей достал аппарат и сказал племяннице: - Надо зафиксировать колено, сумеешь?
  Та кивнула, сосредоточенно закусив губу, и потянула с шеи шарф.
  
  Маг-медик появился довольно быстро, не прошло и десяти минут. Провел рукой над пострадавшим коленом, осмотрел шину, сооруженную Катей из лыжи и шарфа, и коротко сказал:
  - Боюсь, это обойдется вам в три дня в клинике. И потом на пару месяцев чтобы никаких перегрузок. Экстремальное катание оставьте до следующего сезона, тогда могу гарантировать, что никаких последствий не будет. Сейчас я наложу короткое обезболивающее заклинание, чтобы можно было вас доставить до клиники, а супруг пусть соберет вам вещи.
  Детектив и незнакомка переглянулись и почему-то промолчали, а девочка сказала:
  - Я все соберу и привезу, а Алекс проводит до клиники. Мало ли что, вдруг вам помощь понадобится!
  Очевидно, обезболивание начало действовать, потому что улыбка женщины была уже больше похожа на настоящую.
  - Держи ключ от комнаты, - сказала она, протягивая Кате карточку. - Я живу в "Эдене", номер восемнадцать. Меня зовут Барбара Вишневская.
  - О, мы тоже в "Эдене" живем!
  Забрав ключ, Катя быстро назвала свое имя и, оставив лыжи кузенам, побежала к подъемнику.
  - Клиника на рю Бельвиль, дом девять! - крикнул ей вслед маг-медик.
  - Я зна-аю! - донеслось до них уже издалека.
  
  Катя выросла очень разумной девочкой. Поэтому она не пошла с ключом в чужой номер, а отправилась в кабинет директора отеля. Кристиан беседовал с начальником отдела бронирования, но разговор прервал; понятно было, что просто так его бы не побеспокоили. Выслушав Катю, он нажал на кнопку устройства связи и сказал секретарше:
  - Луиза, вызовите мадам Руссо срочно. И подготовьте экипаж, пусть мадемуазель Верещагину потом отвезут в клинику.
  Вместе со старшей горничной девочка быстро сложила в сумку то, что Барбаре Вишневской могло бы понадобиться в клинике, и побежала к выходу, где ее ждал экипаж. В дверях она столкнулась с блондинкой в мехах.
  - Смотри, куда идешь! - прошипела та, отталкивая ее.
  - Прошу прощения, - смиренно сказала Катя.
  - Кто ты такая? Что ты вообще делаешь в приличном отеле, замарашка? - очень быстро голос дамы в мехах повысился почти до визга, и на них стали оборачиваться окружающие.
  - Ками, пойдем, у тебя время медитации, - взяла блондинку за локоть невзрачная женщина, шедшая за той следом.
  Но остановить начинающийся крик было уже невозможно.
  - Какие, к Темному, медитации? - сбросив руку компаньонки со своего локтя, белокурая красотка повернулась к ней. - Я хочу в клуб! Где экипаж, еще пять минут назад должны были подать?
  К сожалению, несмотря на хрупкую фигурку, женщина полностью закупорила входную дверь, и проскользнуть Кате никак не удалось бы. Поэтому девочка отошла в сторонку и встала за спиной массивного, словно медведь, швейцара.
  В этот момент перед раскрасневшимся лицом блондинки возникла белая птичка магвестника. Набирающий обороты крик будто обрезало ножом: женщина протянула вперед ладонь, и туда опустился лист белой бумаги. Читать письмо адресатка не стала: она посмотрела на него с испугом, потерла лоб и, не глядя ни на кого, быстро пошла вглубь лобби отеля, к лестнице на второй этаж. Ее серая спутница, стоявшая рядом с Катей, пробормотала себе под нос:
  - Ну, слава Пятерым, хоть не головидео на этот раз прислал! - и она почти бегом припустилась следом за своей... подругой? Нанимательницей? Подопечной?
  Фигуры гостей и служащих отеля, наблюдавших эту странную короткую сцену, будто отмерли и продолжили движение: покатилась к лифту тележка с багажом, девушка на рецепшен с улыбкой подала новым гостям ключ-карты, пробежала девушка в форме Детского клуба. Швейцар тоже отмер, распахнул перед Катей дверь и слегка поклонился. Девочка улыбнулась в ответ и побежала к ожидающему ее экипажу.
  
  Маг-медик окончил процедуру и отложил амулет.
  - Ну, что же, - сказал он, глядя почему-то не на Барбару, а на Алексея. - Все, что могли, мы сделали. Медицина и магия сказали свое слово, теперь должен поработать организм мадам. Сегодня я оставлю ее здесь в клинике, чтобы понаблюдать, а завтра после десяти утра вы сможете доставить госпожу Вишневскую в отель.
  - Я прекрасно доберусь сама, - сказала Барбара уверенным голосом.
  Уверенности она не чувствовала, и это поняли все присутствующие - врач, Алексей и Стас с Сережей.
  - Конечно, я подойду утром, - сказал Алекс. - У детей в это время собачья школа, а кататься без компании я не люблю.
  - Собачья школа? - удивилась женщина.
  Серж и Стас наперебой начали рассказывать о нартах, упряжи и трудной работе каюра, а маг-медик отвел Алекса в сторонку:
  - Мне удалось полностью срастить связки, - сказал он не без гордости, - но это все пока очень... хлипко. Должен пройти естественный процесс уплотнения ткани, если подгонять, дело может кончиться уже операцией, и даже заменой сустава. Поэтому я бы рекомендовал мадам в основном лежать, неделю, не меньше. Еду могут приносить и в номер, а по прочим... надобностям лучше донести ее на руках. Конечно, я могу оставить мадам в клинике...
  - Да ну, ерунда какая! - бодро сказал Алекс. - В отеле ей явно будет комфортнее. Но вы ведь придете завтра вечером, чтобы удостовериться, что все заживает как должно.
  - Безусловно!
  И они пожали друг другу руки.
  Глядя на этот диалог, Барбара только сжимала зубы. Как, ну как этот человек себе представляет ее жизнь на ближайшие дни? Он, совершенно чужой мужчина, которого она знает всего пару часов, будет носить ее на руках в ванную и в туалет?
  - Послушайте, доктор, - решительно сказала она. - Лично я уверена, что мне лучше будет... э-э-э... под присмотром медицинского персонала. Если нужно, я готова заплатить за сиделку, или там работу медсестры.
  Мужчины переглянулись; их совсем непохожие лица стали в этот момент до смешного одинаковыми.
  - Доживем до завтра и посмотрим, - ответил маг-медик.
  Когда за семейством Верещагиных закрылась дверь, Барбара откинулась на подушки и перевела дух. Все-таки их было слишком много и чересчур активно, отвыкла она от деятельной помощи окружающих. Конечно, спасибо всем богам за то, что эти дети не проехали мимо нее к своим играм и приключениям... Собачья школа, подумать только! И вертикальная морщинка между бровями женщины исчезла сама собой.
  
  Выйдя из клиники. Алекс посмотрел на часы: уже два, еще полчаса, и ни в одном, даже самом захудалом ресторанчике, они не получат и чашки кофе. Галльские правила, что тут поделаешь! Это вам не Москва, где можно обрести хоть тарелку борща, хоть антрекот в любое время дня или ночи, главное места знать.
  Он огляделся, и взгляд сам собой зацепился за вывеску: "У папаши Жака".
  - Ага, вот сюда мы и пойдем, - пробормотал он и толкнул тяжелую деревянную дверь.
  В небольшом зальчике было почти пусто; навстречу Верещагиным вышел немолодой мужчина в белом фартуке, разгладил седые усы и спросил:
  - Обедать желаете?
  - Да! - в один голос закричали мальчишки.
  Катя добавила сладким голоском:
  - Если это возможно, конечно.
  Мужчина снова разгладил усы и поинтересовался:
  - Здесь желаете или на террасе?
  - Наверное, на террасе, если там найдется местечко, - решил Алекс. - Вид на горы ведь?
  - Тут со всех сторон вид на горы, не промахнешься, - усмехнулся хозяин ресторана.
  Он не спросил у Карвера, что удалось узнать про ресторан, где ужинал убитый, ну, и ладно. Сам сейчас посмотрит. Хозяин - как его, Жак Фурнье - вроде бы контактный, можно попробовать поговорить...
  "Антрекот по-виноградарски с зеленой фасолью" - вспомнил он и спросил именно это блюдо. Глядя на отца, мальчишки заказали то же самое, а Катя предпочла утиную грудку.
  - А почему это мясо так называется, по-виноградарски? - спросила она, глядя на коричневые антрекоты, политые еще шипящим маслом.
  - Потому что его жарят на сухой виноградной лозе, - охотно ответил усатый в белом фартуке. - Это придает говядине особый аромат.
  Пока дети расправлялись с крем-брюле, Алекс вернулся с террасы в зал. Папаша Жак убирал со столиков солонки и перечницы.
  - Скажите, господин Фурнье, местная стража ведь уже расспрашивала вас о чернокожем молодом человеке, который ужинал у вас два дня назад?
  - Расспрашивала, а как же. А вы, простите, тоже из стражников будете?
  - Нет, не совсем. Я частный детектив, но господин Карвер попросил помочь им с расследованием, - честно ответил Алекс.
  - Ясно... Погодите минутку, я это все отнесу и сварю кофе, тогда и поговорим.
  За чашкой отличного кофе папаша Жак рассказал, что чернокожий молодой человек и в самом деле здесь ужинал и попросил комнату на ночь. Оставил сумку, сказал, что вернется часов в одиннадцать вечера, но так и не пришел.
  - Ага, а сумку стражники забрали?
  - Да, конечно, вот только... - Фурнье замялся.
  - Он оставлял что-то еще? - понятливо кивнул Верещагин.
  - Не он, - выдохнул хозяин ресторанчика. - Покойник только ушел, как прибежал мальчишка, рассыльный, я его знаю. Он оставил конверт для господина Кенвуда...
  - И этот конверт?..
  - Забыл я про него. То есть, вот только что вспомнил, поверьте!
  - Верю-верю, бывает такое! Так конверт этот еще у вас?
  - Минуту, сейчас принесу! - папаша Жак скрылся за занавеской из кусочков бамбука и тут же вернулся с конвертом, протягивая его Алексу.
  Детектив взял неожиданную добычу и осмотрел: обычная белая бумага, запечатано, на лицевой стороне четким почерком написано "Господину Кенвуду". Именно написано от руки, синими чернилами, на всеобщем. Внутри прощупывался листок бумаги и твердый небольшой прямоугольник, что-то вроде ключ-карты. "Ладно, - подумал он, - хоть и любопытно, но вскрывать не буду, отдам Карверу запечатанным. Пусть потешится".
  Поблагодарив Жака Фурнье, Верещагины вышли на улицу.
  - Па-ап, - подергал отца за рукав Серж, - ты взял новое дело, да?
  - Не совсем, - рассеянно ответил Алекс, глядя на горы. - Не совсем. Здешняя Стража попросила меня помочь, поскольку у них нет опыта расследования убийств.
  - Убийств? - в голосе Стаса отчего-то не прозвучал положенный ужас, только восторг и готовность немедленно куда-нибудь бежать и что-то делать.
  - Да. Именно. И в связи с этим мне нужна будет ваша помощь. В "Эдене" есть детский клуб.
  - Детский клуб? - презрительно повторил Серж. - Это такая комната с кубиками и плюшевыми зайцами для детей от двух до пяти?
  - Это такое место, куда вы пойдете, чтобы узнать, какие там есть магические игры. И Катя пойдет вместе с вами, потому что она, как старшая сестра, должна проконтролировать, что именно вам предложат.
  - Ясное дело, - кивнула Катя. - Просто обязана!
  - Так вот, в этом самом клубе есть сотрудник по имени Дени Ранье. Мне интересно все, что вы сможете о нем узнать. Условия работы остаются обычными...
  - На рожон не лезть, - незамедлительно ответил Серж.
  - Быть крайне осторожными, - подхватил Стас.
  - Не давать заметить свой интерес к чему бы то ни было, - договорила Катя.
  - Отлично! До отеля сами доберетесь? А я тогда в Стражу...
  
  Глава 4.
  
  В кабинете Карвера было тихо, будто сезон еще не начался и Валь де Неж не наводнен лыжниками из всех королевств Старого и Нового света. Начался снегопад, и крупные снежинки медленно летели в золотом свете фонаря.
  Неделя до дня Перелома, до зимнего солнцеворота... Рано темнеет.
  Начальник Стражи смотрел в окно, постукивая пальцами по подоконнику. На скрип двери он обернулся и, увидев Алекса, обрадовался ему.
  - О. хорошо, что ты пришел, у меня новости есть!
  - И у меня.
  - Кто начнет?
  - Давай ты, - детектив уселся в удобном кресле у стола и пощупал конверт в кармане.
  - Ладно, - Карвер сел на свое место и повернул экран компьютера так, чтобы видно было обоим. - Нам изрядно повезло в том, что убийство произошло именно в тот вечер. С момента открытия сезона персонал отелей, можно сказать, себе не принадлежит. А вот накануне, двенадцатого декабря, в "Эдене" оставался минимум дежурных: портье, швейцар, бармен, официант и метрдотель, два техника, четыре охранника и две горничных. Итого тринадцать. Плюс, конечно, сам де Вир, его секретарша, у которой служебная квартира... и все. Остальные уехали в Ла Перье, где вскладчину сняли ресторан и отмечали начало сезона.
  - В какое время это было?
  - Ну, ты сам понимаешь, две сотни человек за один момент не перевезешь. Уезжали в течение часа, двумя большими экипажами. К восьми вечера никого из вот этого списка, - палец уперся в таблицу на экране, - в "Эдене" не осталось.
  - А вернуться из Ла Перье они не могли?
  - Ну, теоретически, все возможно. Когда-то не было ни экипажей, ни подъемников, ножками ходили... Но это пятнадцать километров, и в основном в гору. Пешком, сам понимаешь, нереально.
  - Частным экипажем?
  - На въезде в поселок стоят записывающие амулеты. Правда, работают они через раз, наш городской маг не всегда их заряжает... - неохотно ответил Карвер. - Но вот как раз вечером двенадцатого они работали. Между восемью вечера и двумя часами ночи проехало в сторону Валь де Неж шесть экипажей, обратно - пять. Все установлены, никто из сотрудников отеля ими не пользовался.
  - Ладно. Значит, считаем, что на подозрении у нас всего пятнадцать персонажей из числа сотрудников "Эдена" плюс те гости, кто в этот момент уже поселился.
  - Таковых было всего двадцать три, - стражник щелкнул клавишами, переключаясь на другой список. - Смотри сам и задавай вопросы.
  Проглядев список, Алекс сказал:
  - Полагаю, можно опустить вниз списка супружеские пары и семьи с детьми. Согласен?
  - Пожалуй, да. Не вычеркнуть, конечно, но понизить вероятность. Кроме того, вот эти трое ужинали с де Виром. По его словам, из ресторана они ушли около полуночи и потом еще около часа в баре пили келимас. Значит, дырка в голове бедолаги Кенвуда - не их творчество.
  - Ага, и это же обстоятельство позволяет нам вычеркнуть из списка Кристиана, - кивнул Алекс.
  В верхние строки списка поднялись шесть имен - одинокие туристы, которым не повезло вечером двенадцатого декабря ужинать с директором отеля или попасть в камеру за шумное поведение в городе.
  - Алиби ни у кого нет, - продолжил Карвер. - Швейцар не видел, чтобы они выходили через главную дверь, но это ничего не значит. Есть боковой выход, который прекрасно открывается изнутри.
  - Да в конце концов спрыгнуть с балкона в сугроб тоже не слишком сложно. Особенно для тех, кто живет на нижнем этаже... Значит, надо искать их возможные пересечения с жертвой, - Алекс достал из кармана конверт и положил на стол. - А это - моя новость. Папаше Жаку его передали для Кенвуда.
  - Вот старый хрыч! - стражник покраснел от негодования. - Я же сам его опрашивал, еще и повежливее старался. А он от меня утаил улику!
  - Не сердись, он просто забыл. Такое бывает, поверь. Давай посмотрим, что внутри, я без тебя не вскрывал. Конверт я проверил - обычный, магических следов нет, отпечатков ауры не сохранилось. А уж пальчики сам посмотришь.
  Карвер аккуратно вскрыл конверт и вытащил из него лист бумаги и прямоугольный кусок картона с узкой металлической полосой на одной стороне.
  - Ключ-карта, похоже, - Алекс достал из кармана свой ключ от номера, практически точно такую же карточку из магически усиленной плотной бумаги с серебряной полоской. - Только надписи нет...
  Действительно, на его ключе гордо красовалась пара единорогов и слово "Эден".
  - Такие карты используются в отелях... - задумчиво проговорил Карвер, разглядывая идеально-белую, без единого значка поверхность. - А еще в прокате лыж, костюмов и снаряжения.
  - Еще в серьезных ресторанах для входа в кухонную зону, - добавил Верещагин. - И вообще для прохода в служебные входы чего угодно, от театра до склада. И вот как раз на таких ключ-картах может не быть названия... а вот номер может быть, кстати. Дай-ка...
  Он медленно провел ладонью над карточкой, проговаривая заклинание чтения скрытой информации. На пустой белой поверхности столь же неторопливо загорелись зеленым цифры: 0053582. Надпись тут же погасла, но Карвер успел сделать магоснимок.
  - Отлично! Сейчас отправлю запрос, и мы будем знать, что же открывает этот ключ.
  - Там еще записка, давай пока взглянем.
  На листе дорогой писчей бумаги неровным почерком было написано: "Цена поднялась, теперь по десять дукатов. Вечером с десяти до полуночи".
  Алекс обнюхал записку и сказал несколько разочарованно:
  - Чуть-чуть табаком пахнет, ни духов, ничего больше. И по почерку не поймешь, мужской он или женский.
  - Десять дукатов... - Карвер почесал затылок. - Что угодно, от ужина в таверне до порции "Ангельской пыли".
  - Учитывая последствия, вряд ли речь идет об ужине... - невесело усмехнулся Верещагин. - Вообще говоря, что-то разладилось тут у вас в долине. Во всяком случае, об "Ангельской пыли" я слышу уже не в первый раз за последние дня.
  Лицо начальника Стражи тоже радостью не лучилось:
  - Спасибо, что пыльцу черного лотоса не привозят больше. Пару лет назад один любитель этого зелья очень картинно помер посреди площади. Ты же знаешь, как черный лотос действует на хомо и полукровок?
  - Знаю теоретически, но сам не видел.
  - А я видел и в жизни теперь не забуду... Это было самое начало марта, солнце яркое-яркое и уже пригревало сильно. Полдень, на главной площади полно народу, дети скачут, музыканты какие-то концерт дают. Этот тип вдруг остановился посередине, затрясся весь и тоненько так завыл. Звук был... - Карвер помотал головой, словно вытряхивая из ушей этот самый звук. - Жуткий, в общем. А наш наркоман посинел, посерел и вдруг на глазах состарился. Представляешь, вот только что был холеный такой, эффектный мужик лет сорока, и вдруг на тротуаре валяется сморщенный старичок, почти мумия, усохший до обтянутого кожей скелета.
  - Помер?
  - Да, еще до появления магов-медиков. Вот тогда проняло всех, и мэра нашего, и тех, кто повыше сидит. Так-то они сквозь пальцы смотрели на такого рода шалости.
  - Ничего себе шалости! - Алекс вскочил и прошел по кабинету из угла в угол, пиная все, что попадалось под ноги.
  - А чего ж ты хочешь? Курорт дорогой, публика очень разная. И совсем не все приезжают сюда кататься. Я так думаю, если бы этот Цойдлитц-Лауэнберг отбросил коньки у себя в номере отеля, никто бы и не почесался...
  - Погоди, как ты сказал?
  - Никто бы и не почесался... - повторил Карвер удивленно.
  - Нет-нет, как звали этого лотосового маньяка?
  - Цойдлитц-Лауэнберг. Клаус, по-моему.
  - Так вот оно что... - Алекс сел и потер лицо ладонями. - Так вот куда он пропал...
  Карвер уже открыл было рот, чтобы хорошенько расспросить коллегу (а московского детектива он теперь воспринимал только как собрата по профессии, и сомнений не было), но в этот момент в дверь постучали. Стучавший, совсем юный сержант стражи, не стал дожидаться разрешения войти, влетел в кабинет и выпалил:
  - Господин начальник, нашли багаж покойника!
  - Где? - спросили Верещагин и Карвер в один голос.
  Потом глава стражи откашлялся и уже спокойным, солидный начальственным баском сказал:
  - Не части, Вилье, рассказывай по порядку!
  - Мы с Тауэрбергом патрулировали вдоль трассы, а там на самом верху, выше "Эдена" и Снежного замка, построили шале, знаете?
  - Знаю, - кивнул Карвер. - Но там же вроде не живет никто?
  - В том-то и дело! - воскликнул сержант с огнем в глазах. - Мы дошли до "Эдена", посмотрели на замок и собрались было поворачивать вниз, а тут смотрим, вдоль ограды цепочка следов на снегу отпечаталась. И ведет она ровно к тому самому шале! Мы доложили дежурному и пошли посмотреть, мало ли что! Смотрим, а там двери нараспашку, даже снегу намело в прихожей. А в этой прихожей на диване стоят чемодан и сумка.
  - И как вы поняли, что это вещи Кенвуда?
  - Так там на чемодане багажная квитанция была, на ней фамилия и имя, как положено.
  - Ясно, - Карвер поднялся из-за стола, без улыбки посмотрел на сержанта и сказал веско: - Молодцы, получите поощрение в приказе. Вещи доставлены?
  - Так точно! - сержант Вилье, кажется, вытянулся еще больше.
  - Хорошо, сейчас посмотрим. Вызови пока Жака, пусть отпечатки снимет.
  Юный стражник испарился, а его шеф повернулся к Алексу и сказал:
  - И вот какой Темный его туда занес, спрашивается?
  - Что за шале, расскажи? Я вроде бы ничего не видел рядом с отелем. Правда, у меня окна на другую сторону выходят...
  - Ты и не мог увидеть, даже если бы окна глядели куда надо. Оно скрыто за деревьями... да и склон там так приподнят, что "БельФлёр" не просматривается. Так вот, три года назад этот кусок горы выкупил один тип... Честно говоря, я его ни разу не видел, он и покупку совершал через своего адвоката, а если и приезжал смотреть участок, то инкогнито.
  - Ну, имя-то его известно?
  - Нет. Покупка оформлена на фирму из Нового света, торговый посредник, занимающийся всем на свете, от ошейников для собак до эльфийских антикварных амулетов.
  - Интересно. Давай дальше рассказывай.
  - А что дальше? Дальше приехал архитектор, все осмотрел-обмерил, и начали строительство. Через полгода шале достроили, приехала дама, представилась как домоправительница мадам Дюпон. Закупила все, что положено - мебель, ковры, посуду, вплоть до огненных кристаллов для освещения и мыла. Наняла бригаду, они дом отмыли и привели в порядок, расставили мебель и мадам уехала. Это было два года назад.
  Карвер замолчал.
  - Ну, а потом? - поторопил его Алексей.
  - Все. Два года шале стоит пустое. Мадам Дюпон весной и осенью приезжает, снова нанимает тех же уборщиков, меняет шторы с зимних на летние или наоборот, приводит все в порядок и отбывает в неведомые дали.
  - И кто хозяин, выведать у нее не удалось?
  - Она даже с бригадой разговаривает крайне скупо, а уж в городе... - Стражник махнул рукой. - Так что то, что вещички нашего покойника обнаружились в "БельФлёр", ситуацию не упрощает. Ну что, пойдем и поглядим, что там в его чемодане?
  Тут пискнул компьютер, и в почтовом ящике появилось новое письмо. Карвер открыл его, прочитал и поднял глаза на Верещагина:
  - А ключик-то оказался от Снежного замка...
  - Пошли, расскажешь по дороге, что такое этот замок.
  Идти было недалеко, всего лишь спуститься в подвал. На лестнице начальник стражи коротко изложил Алексу историю Снежного замка, потом подошел к двери в конце коридора, толкнул ее и сказал:
  - Милости просим в хранилище улик.
  Комната была длинной и битком забитой. По всей её протяженности стояли металлические стеллажи с картонными коробками. Лампы магического освещения возле двери заливали ярким белым светом большой стол, на котором лежал потрепанный коричневый чемодан. Рядом притулилась небольшая спортивная сумка.
  - На чемодане запирающее заклинание, - сказал писклявый голос у них за спиной. - А сумка открыта.
  - Вот, кстати, познакомься, - Карвер повел рукой. - Это наш главный хранитель, Готье. Готье, это Алекс Верещагин, детектив, консультирующий нас в расследовании. Если он придет без меня, чтобы что-то посмотреть, имей в виду, у него полный допуск.
  Хранитель улик был, скорее всего, домовым гоблином. Во всяком случае, характерный небольшой рост, зеленоватая кожа с чешуйками на висках и желтые глаза указывали на это. Нельзя сказать, что Алекса это не удивило: домовые гоблины давно считались народцем не слишком умным и плохо обучаемым; главным же их недостатком была неспособность сосредоточиться на чем-либо больше, чем на десять-пятнадцать минут. Зато они отлично чуяли магию, даже не прибегая к заклинаниям, просто по запаху. И все же служба в городской страже для этого существа являлась невиданным карьерным взлетом...
  Верещагин вежливо раскланялся с Готье и спросил:
  - Заклинание снять не пробовали?
  - Не положено без следователя, - помотал головой тот. - Сами снимать будете или городского мага ждать?
  - Сам попробую.
  - Имейте в виду, замочек там двухслойный, не торопитесь, - сказав это, гоблин ушел в угол и будто растворился в тени.
  Алекс провел ладонью над запорами чемодана; ладонь кольнуло, и он опознал в верхнем слое обычную формулу Зандлера, которую студентам магуниверситетов дают уже на первом курсе. Аккуратно дезактивировав заклинание, детектив проверил еще раз, но отклика не было. Пошутить гоблин не мог, они этого просто не умеют. Значит, надо искать другими способами...
  Потратив почти четверть часа, Верещагин нашел-таки хвостик заклинания, хитро замаскированный под остатки ауры того, кто прикасался к чемодану, и теперь открыть замки было делом нескольких секунд. Распахнув крышку, Алекс присвистнул и позвал начальника стражи:
  - Эдмонд, посмотри, как интересно!
  Конечно, в чемодане лежали всякие необходимые мужчине вещи, такие, как смокинг, белые рубашки к нему, лакированные ботинки и прочие галстуки-бабочки. Но примерно треть объема занимали небольшие свертки в мягкой упаковке. Детектив дотронулся до одного из них, и по пальцам чувствительно стукнули остатки защитного заклинания.
  - Ага, - сказал он, потирая руку, - это он зря так сделал...
  - Что?
  - Запирающее заклинание на чемодане снаружи и защита этих упаковок была связана. Не вижу смысла, но, может, это он по неопытности... Я вообще не помню, была какая-то информация о магических способностях покойника?
  - Ну, поскольку он сомелье, как минимум магия воды должна быть... А так пока нет, ничего не было.
  - Запроси у Люнденвика, да и Порт-о-Пренс уже должен бы раскачаться и ответить...
  Разговаривая, Алекс продолжал разворачивать сверток. Под светлым бархатом скрывался небольшой флакон темно-синего стекла с пробкой, залитой сургучом. На наклейке не было надписи, только непонятный значок, напоминающий свернувшуюся змейку.
  - Готье, - позвал Верещагин, - посмотрите, что здесь, получится определить?
  Гоблин возник на границе света и тени, подошел к столу и повел длинным носом, принюхиваясь к пробке.
  - Что именно, не скажу, очень слабо пробивается запах через сургуч. Но не яд и не что-то опасное. Может, приправы или пряности, может, что-то лекарственное?
  - Ладно, будем разбираться...
  Всего свертков насчиталось двенадцать, и в каждом был такой же флакон, отличающийся только значком на этикетке.
  - Лаборатория у нас хорошая, - не дожидаясь вопроса, закивал Карвер. - Вот только что все обновили, и реактивы, и амулеты. Эксперта своего нет, но я вызову из Геневы, завтра приедет. Или сам поглядишь?
  - Пока сам, а там видно будет. Давай посмотрим, что там у нас в сумке?
  Но сумка была битком набита справочниками по винам и рецептурными книгами коктейлей, в этой библиотеке затерялся небольшой пакет с бельем.
  - Странно, вообще говоря, - сказал Алекс. - Он же ехал сюда на работу, надолго. А с собой взял... почти ничего, я бы сказал. И никаких писем, снимков, ничего, что привязывает любого из нас к родне, семье, друзьям...
  - Мы мало что про него знаем, - пожал плечами начальник стражи. - Вернее, мы знаем рост, вес и группу крови, но понятия не имеем о его личной жизни.
  - Когда мы в ней разберемся, тогда и убийцу найдем...
  
  Детский клуб поначалу не казался большим; для каждого возраста здесь отводилась своя зона - мягкий манеж с большими яркими игрушками для совсем малявок, спортивные снаряды и настольные игры для детей постарше. Подростки могли выбрать для себя любую магическую игру, взять книгу или голо-фильм, даже сыграть в бильярд. Катя обошла все зоны, сунула нос во все углы и сказала, вернувшись:
  - Слушайте, они под это дело отдали половину этажа!
  - Все равно... - непримиримо буркнул Стас, - Мы - не дети.
  - Неважно, - пихнул его в бок брат. - Папа просил выяснить, что такое этот Ранье, давайте займемся делом.
  - Добрый день! - колокольчиком прозвенел голос молоденькой девушки, показавшейся Кате почти ее ровесницей. - Рада видеть вас в нашем клубе! Меня зовут Лили, и я готова помочь вам выбрать подходящее дело, пока вы здесь.
  Катя представилась и назвала имена своих кузенов, потом добавила серьезно:
  - Нам хвалили ваш клуб, но дядя Алекс велел мне все проверить самой.
  
  Ужин был тихий, не то что накануне. Музыкальный кристалл негромко наигрывал что-то струнное, свет был приглушен, и голоса гостей тоже звучали приглушенно и как-то лениво. Кристиан вертел в пальцах бокал с белым вином и рассеянно скользил взглядом по ресторану.
  - Добрый вечер, - поздоровался старший Верещагин, садясь за стол. - Ты сегодня никуда не торопишься, я смотрю?
  - А куда мне торопиться? - вопросом на вопрос ответил де Вир. - Я и так уже на работе, а дома меня, слава богам, никто не ждет.
  Алекс понимающе хмыкнул: неприятную и долгую историю развода приятеля с женой он знал хорошо.
  Скрипка сменилась гитарой, и глубокий женский голос запел что-то на старо-галльском языке, мягком и грассирующей одновременно.
  Кристиан вздохнул:
  - Мне нравится моя работа, но все же иногда я думаю: не пойти ли куда-нибудь, где не будет нужно ежедневно видеть такое количество людей, каждому из которых что-то нужно от меня?
  - Например?
  - Ну-у... вот экономисты имеют дело с деньгами, а не с людьми. Или портные. Или...
  - Тогда идеальный вариант - пойти в мусорщики. Эта работа уж точно тебя не разочарует... По крайней мере, в плане количества общения.
  - Интересная мысль... - де Вир покрутил головой. - Но я, пожалуй, пока не готов.
  - Что тебя вдруг навело на размышления о смене сферы деятельности? - спросил Алекс.
  - Ты понимаешь, под крышей отеля ежеминутно сталкиваются самые разные люди. Бизнесмены, артисты, богатые бездельницы и творческие личности... Я знаю их всех в лицо и по имени, но суть этих людей от меня скрыта, я не знаю, кто меня окружает. Более того, никогда не знаю, что произойдет в следующую минуту. Только иногда я улавливаю какие-то проблески, какие-то намеки на странные дела и странные тайны.
  - Крис, у тебя ведь на уме кто-то конкретный?
  - Да. Тебе Катя не рассказала о сцене, участницей которой она стала?
  - С этой дурной блондинкой?
  - Да, Камилла, баронесса Штакеншнейдер...
  - Рассказала. И что тебя смущает? Обычная, как ты выразился, богатая бездельница. Скорее всего, этот приступ был спровоцирован каким-то препаратом, который она приняла. Через неделю она уедет, и ты о ней забудешь.
  - Ох, хорошо бы. кабы так... Но что-то мне подсказывает, что он нее еще будут неприятности.
  Разговор этот прервали младшие Верещагины, пришедшие, наконец, ужинать.
  - Вчера живая музыка была, - сказал Стас, на миг опередивший брата по пути к столу. - А сегодня запись почему-то?
  - Ну, так вчера был торжественный банкет, а сегодня просто еда, ты что, не понял? - Серж не упустил случая подколоть близнеца.
  Катя подошла последней, поздоровалась, положила на колени салфетку и попросила дядю налить ей воды. Близнецы притихли и последовали ее примеру.
  - Ну, что скажете о детском клубе? - спросил Алексей, когда они утолили первый голод
  - Главное, что мы можем утверждать - что Дени Ранье не может быть замешан ни в чем противозаконном, - твердо сказала Катя. - Мы его видели, мы посмотрели, как он играет с малышней.
  - Он занимается самыми малявками, лет трех. И они на нем висят, как... как репьи на собаке, со всех сторон. А он только смеется и новые игры с ними придумывает, - солидно кивнул Стас.
  Сергей, как всегда, дополнил сказанное братом:
  - Дени хороший человек, и это сразу видно.
  - Ладно, принято, - Алекс переглянулся с Кристианом. - Завтра на гору? Или к собакам пойдете?
  - К собакам! - ответили слаженно три голоса.
  В этот момент просигналил коммуникатор, и детектив увидел на экране лицо Карвера.
  - Да, Эдмонд, есть новости? - ответил он.
  С каждым словом, произносимым начальником стражи, лицо Алексея мрачнело. Дети переглянулись и постарались скрыться в тени: очень уж хотелось услышать новости о расследовании. Наконец Верещагин закончил разговор, отложил коммуникатор и посмотрел на Кристиана.
  - Пришел ответ на запрос, который Карвер отправлял в Порт-о-Пренс.
  - И что они сообщают о Кенвуде?
  - Начальник городской стражи проинформировал нас, что Майрон Кенвуд, 2151 года рождения, умер два месяца назад. Был убит, точнее. И в связи с этим у меня вопрос к тебе, Кристиан: как ты сумел опознать ранее незнакомого тебе человека в обнаруженном трупе?
  
  Глава 5.
  
  То, что Алекс проснулся, когда тьма за окном еще густо синела, удивительно не было: декабрь, самые длинные ночи, светает ближе к девяти. Но его что-то разбудило, и сейчас он пытался понять, что же именно.
  Верещагин встал, подошел к окну и посмотрел на Валь де Неж, хорошо видный сверху, с горы. В поселке повсюду горели огни, в их свете видны были маленькие фигурки людей, целенаправленно двигающихся к центру.
  Алексей вернулся к кровати и посмотрел на часы: половина седьмого. Рановато для такой активности. Что-то случилось? И в этот момент словно ответом на его вопрос гора тяжко вздохнула. Прокатившийся звук похож был на гром, но ниже, гуще и куда страшнее.
  Не раздумывая более, Алекс быстро оделся и набрал на коммуникаторе номер Карвера. Тот ответил не сразу, и, судя по картинке, был где-то на улице.
  - Эдмонд, что случилось?
  - Лавина сошла.
  - Я могу помочь? Пострадавшие есть?
  - К счастью, прошло сбоку от поселка, щит сработал. Но краем задело несколько отдельно стоящих зданий, - начальник стражи говорил короткими рублеными фразами и совсем не походил сейчас на того улыбчивого и мягкого человека, которого Верещагин учил расследовать убийство. - Хижину фрирайдеров снесло вовсе, там было человек десять, их сейчас откапывают. Еще завалило полностью то самое шале "БельФлёр", и мы даже не знаем, был ли кто-то внутри. Там пока народу мало...
  - Давай я к этому шале и отправлюсь. Как его искать?
  - Сержант Вангенер собирает группу и уходит через пятнадцать минут. Жди его на трассе Белькот возле своего отеля.
  Не прощаясь, Карвер отключился. Алекс взглянул на часы: без четверти семь, выходить нужно через десять минут. Он открыл чемодан и достал коробку с амулетами; Тьма его знает, что там творится и что может понадобиться...
  Дети, разумеется, тоже не спали, прилипли к окну и пытались разглядеть что-то в предутренней мгле.
  - Что там, пап? - повернулся к нему Серж.
  - Лавина сошла. Щиты сработали, все в порядке, но нужно помочь. Пожалуйста, не выходите из отеля и, если я не вернусь до половины десятого, сами позавтракайте.
  - Ладно. А это... по расследованию что-то можем сделать?
  Тут Алексей притормозил... Конечно, неплохо было бы узнать какие-то подробности о тех пятнадцати сотрудниках отеля, что оставались в нем ночью, но это может быть опасно. А гости... гости еще опаснее. Хотя...
  Верещагин решился:
  - Я перешлю на твой коммуникатор список фамилий и имен. После завтрака погуляйте по отелю, забредите к кабинету Кристиана и расспросите об этих людях мадам Фернье, его секретаря. А Катя пусть о том же самом поговорит с мадам Руссо, старшей горничной. Но осторожно!
  - Ясное дело, - солидно кивнул Стас. - А как быть с той женщиной, Барбарой? Мы ж обещали ее забрать из клиники...
  - Думаю, она подождет, - о госпоже Вишневской Алекс совсем забыл, но сознаваться в этом сыновьям было бы непедагогично. - Мне кажется, что медикам сейчас не до нее будет какое-то время. А потом я вернусь, и мы вместе сходим в клинику.
  
  С сержантом Вангенером пришло еще трое, один в форменной куртке стражника и двое, видимо, волонтеры из числа горожан. Отсюда, с трассы, Алексу было видно еще несколько отелей, стоящих ниже. Во всех загорались окна, и тепло одетые люди выходили из дверей, чтобы спуститься к центральной площади.
  - Доброе утро, - поздоровался сержант, ражий дядька с седыми прокуренными усами. - Пошли? Минут пятнадцать нам подниматься, если тропинку не засыпало.
  Они поднялись по трассе до ее начала, свернули по утоптанной дорожке влево и двинулись вверх вдоль красивой чугунной решетки, за которой просматривался парк и темная громада какого-то дома.
  - Это Снежный замок, - ответил Вангенер на вопрос Алексея. - Не знаю, жива ли старуха Даммартен, я ее даже и не видел ни разу, а я уж лет десять тут живу.
  - Ах вот он какой... - пробормотал детектив. - Я и не думал, что замок так близко от "Эдена"...
  - У вас небось окна на трассу? Так-то и не догадаешься, что отель и замок рядом стоят, его видно только из пары комнат. В парке деревья, сами видите, какие, им лет по двести уже, этим елям и соснам.
  Сержант за разговором прибавил шагу, и они вдвоем ушли вперед от спутников. Алекс поглядывал сквозь решетку, но, кроме расчищенной дорожки среди заснеженных деревьев, ничего больше не увидел. Наконец ограда закончилась, и тропинка нырнула за высокую скалу.
  - Вот тут официальная граница Валь де Нежа, - сообщил Вангенер. - Так-то щиты дальше стоят, но шале не прикрывают. В принципе, лавины тут сходят нечасто, где-то раз в пять-шесть лет, и щит так рассчитан, чтобы ее не только отбивать, но и рассеивать. Но в этот раз что-то очень уж много снегу накопилось, вот краешком и зацепило.
  - А что за хижина, которую откапывают?
  - А! - сержант махнул рукой. - Появился тут один... Ну, как по мне, так псих. Правда, сноуборд у него интересный, специальный для фрирайда: нос и хвост жесткие, и центр тяжести назад смещен. Но если бы этот Ример просто вне трасс катался, это бы ладно! Он такую игру придумал: собрал группу, они из хижины этой поднимаются к вершине, альпинисты вроде как, а оттуда на сноубордах катятся. По целине, ясное дело.
  - Небезопасно, - кивнул Алексей.
  - Так я о чем! Ломаются каждый сезон, человека три-четыре. А то и больше. Сам этот Ример как заговоренный, ничего с ним не делается.
  - И смертельные случаи были?
  - Нет, пока Бригита миловала... Но с каждым годом их больше становится, этих... фрирайдеров, - последнее слово Ванденер выплюнул с особой злостью. - Ладно, тьма с ним. Ах ты ж...
  Тропинка уходила под снежную гору.
  - Завалило-таки, - прокомментировал второй стражник. - Надо снегоступы брать, смотреть, насколько.
  - Погоди минутку, попробуем по-другому! - Алекс раскрыл чемоданчик с амулетами и достал небольшой кристалл. - Ну-ка...
  Формула левитации небольшого предмета плюс заклинание трансляции изображения на экран коммуникатора... Кристалл-камера тихо поднялся на три метра и двинулся над тем местом, где должна была продолжаться тропинка.
  После нескольких минут напряженного наблюдения за картинкой Ванденер выдохнул:
  - Можно пройти поверху, метров через пять завал заканчивается. Снегоступы берите!
  Он забрал у второго, безымянного стражника большой пакет и вытряхнул из него плетеные лопухи размером с сиденье хорошего стула.
  
  Вроде бы и недалеко было от отеля до шале "БельФлёр"... ну, да, что называется - как птица летит. А по заваленным снегом тропинкам, да в гору, да в предрассветных сумерках... Когда пятеро мужчин подошли к тому месту, где находилось шале, уже начало светать. Половина восьмого.
  Впрочем, в тени высоких елей до той кучи снега, в которую превратилась дизайнерская постройка, ни один луч солнца пока не добирался. Да и без этого было видно: из снега торчит часть крыши с погнутым флюгером и часть балкона.
  - Как будем до двери докапываться? - деловито спросил один из гражданских помощников. - Знать бы еще, где она...
  Взгляды всех четверых спутников скрестились на Алексе. Он почесал кончик носа, раскрыл чемоданчик с амулетами и задумался, бормоча под нос: "Нагреватель без надобности, утопим все к Темному... света уже достаточно... эхозонд... о!". Вытащив из чемоданчика сложной формы серебряную пластину, усеянную с одного края мелкими синими кристалликами, детектив сказал:
  - Сейчас мы прощупаем, что здесь где!
  Прозвучала короткая формула активации, и пронзительно-голубые лучи протянулись от пластины к заваленному снегом шале. От поверхности снега они отражались уже зеленовато-желтыми и, вопреки всем законам оптики, возвращались к амулету. Серебряная платина тихонько гудела и иногда похрюкивала, а на снежной куче постепенно вырисовывался дом. Вот видны стали границы стен, окна первого этажа, дверь...
  - Tyelde! - сказал Алекс, фиксируя полученное. Заклинание на квенья подействовало, как должно. Лучи погасли, и амулет снова стал тем же, чем и был - куском серебра с мелкими синими камушками.
  - Здорово! - отмер Ванденер. - Так ты маг прямо всерьез?
  Закрывая чемоданчик, Верещагин покачал головой.
  - Вот уж нет. Собственной силы у меня немного, только на активацию амулетов хватает. Просто я очень внимательно слежу за всеми разработками в этой области и покупаю новинки. Вот это, - он кивнул на голубые линии на поверхности снега, - еще в продажу не поступило, совсем новая разработка Гильдии артефакторов Дании и Норсхольма. Можно использовать с землей, густым туманом, в том числе магического происхождения, водой... Ну что, будем копать?
  Он подхватил одну из лопат, которые тащил безмолвный гражданский, и воткнул ее в снег.
  
  Левая часть шале была смята, будто на нее опустилась гигантская стопа великана. Снег проломил крышу, вбил в пол стены и скомкал камин. Все, что находилось ниже по склону, почти не пострадало, хотя конструкция и перекосилась. В комнатах внутри намело небольшие сугробы, лестница на второй этаж накренилась, но в гостиной на каминной доске стояла, как ни в чем не бывало, зеленая фарфоровая ваза.
  Алекс шагнул в комнату и огляделся. Да, еще вчера, наверное, здесь было уютно и красиво. Белый мех, брошенный на большой диван, несколько удобных даже с виду кресел, явно антикварный карточный столик... По бокам от камина он увидел две невысоких колонки из зеленоватого камня. На вершине каждой колонки находилась плоская чаша, а в ней... Протянув руку, Верещагин взял шар из того же камня, покрытый резным орнаментом. Только вот составляли этот орнамент не геометрические фигуры или растительные элементы, а иероглифы.
  - Насколько я знаю, эта комната называлась Чиньской гостиной, - из-за его плеча раздался голос Ванденера.
  - Дай мне лупу, пожалуйста, - не глядя, Алекс протянул руку назад.
  - Откуда?
  - В чемоданчике, он не закрыт.
  Получив мощную лупу, детектив зажег самый сильный магический фонарик, на какой был способен, и принялся осматривать поверхность нефритового шара. Потом положил камень на место и взял второй.
  Тем временем остальные члены команды начали осматривать другие комнаты. Не прошло и пяти минут, как со второго этажа раздался голос:
  - Здесь пострадавшая!
  Верещагин с досадой прищелкнул языком, быстро сделал снимок обоих шаров в чашах, потом осторожно завернул один в носовой платок, другой в бумажную салфетку, и опустил их в чемоданчик. Потом закрыл его и громко спросил:
  - Помощь нужна?
  - Да, поднимайся сюда. Она без сознания и, кажется, с обморожениями.
  Взлетев по опасно потрескивавшей лестнице, Алекс увидел всю группу в одной из спален. Часть комнаты попала под ту самую великанскую ступню, и балдахин над кроватью обрушился. Его-то подпорка, по-видимому, и ударила по голове лежащую на ковре женщину.
  В спальне царил такой же холод, как и на улице, и лицо пострадавшей было бледным в голубизну.
  - Прежде всего, надо попытаться её согреть, - сказал Алекс, нащупывая пульс. - Мы сумеем спустить ее по этой лестнице?
  - Обломится, - лаконично ответил Ванденер.
  - Плохо. У меня левитация совсем никакая, мне воздух не подчиняется.
  - Я могу укрепить лестницу, - внезапно произнес один из гражданских, рыжеватый блондин со шкиперской бородкой, который доселе не произнес ни одного слова.
  - Каким образом?
  - Амулет... я купил совсем недавно амулет для заращивания трещин и сломов на дереве. Катаюсь пока плохо, - виновато пояснил он, - И лыжи все время ломаются. Посчитал, и получилось, что амулетом их починить дешевле, чем новые брать.
  - Давай! - Алексей решил пока оставить в стороне вопрос, зачем этот рыжий брал с собой столь специфичный магический предмет.
  Вскоре женщина лежала на диване в гостиной, закутанная в тот самый белый мех, с обогревающим амулетом в руках, а Ванденер по коммуникатору вызывал подкрепление. Подойдя к дивану. Алекс разглядывал спасенную. Лет сорок-сорок пять на вид, смуглая брюнетка с крепко сбитой фигурой. Явно не модель и не одна из аристократок, отдыхающих в отелях типа "Эдена" или в таких же роскошных шале. Как там, по словам Карвера, зовут домоправительницу, мадам Дюпон? Вот готов спорить на дукат против гнилого ореха, это она и есть.
  
  Незнакомый Алексу маг-медик появился минут через пятнадцать. За это время детектив успел осмотреть остальные комнаты шале, в которые еще можно было попасть, но ничего больше не обнаружил. Вернувшись в гостиную, он порылся в чемоданчике, вынул металлический стержень с мутно-желтым камнем неправильной формы, закрепленным на конце, и с сомнением почесал в затылке.
  - Что это?- поинтересовался Ванденер
  - Ну, в принципе это поляризатор света, позволяющий найти замытые или химически уничтоженные пятна крови. Но видишь, кристалл помутнел, боюсь, не сработает.
  - Ты думаешь, этого парня... здесь?
  - Похоже на то, похоже на то... Ладно, дождемся, пока заберут пострадавшую, и проверим.
  - А чем нам грозит, если этот поляризатор не в порядке?
  - Рвануть может... - рассеянно ответил Алексей. - Там бывает, что меняется угол вращения колебаний линейно поляризованного света, и кристалл разносит по плоскостям поляризации. Неважно, в общем.
  
  Носилки погрузили в специальный экипаж, способный передвигаться на короткие расстояния над землей, маг-медик сел следом и сказал Ванденеру:
  - Я тебе сообщу, когда она очнется, небось, допросить захочешь? Имей в виду, долго держать ее не будем, клиника забита, много пострадавших...
  Экипаж рванул с места и быстро поднялся в воздух.
  - Не допросить, а опросить, - вслед ему крикнул стражник. - Тьфу ты... Ну что, пойдем твой амулет опробовать?
  Поляризатор, к счастью, не взорвался, хотя и был момент, когда Алексей несколько напрягся. Все обошлось, и бледно-желтый луч высветил большую лужу крови на паркете возле окна. Детектив соскоблил несколько щепок и волокон дерева, положил в пакет для улик и окончательно захлопнул чемоданчик.
  - Пойду я, - сказал он, протягивая Вангенеру ладонь для рукопожатия. - У меня там дети предоставлены сами себе, а нам еще надо из клиники знакомую забрать. Тем более, что ее сейчас, судя по всему, выпишут в любом случае, раз привезли тех, кого лавина накрыла.
  
  Мадам Руссо нигде не находилась.
  Вообще-то Катя думала, что сейчас, после схода лавины, в отеле все будут бегать с озабоченными лицами, вытаскивать и убирать какие-нибудь необычные предметы, разговаривать по коммуникаторам и тревожно спрашивать друг у друга, нет ли новостей?
  Так вот, ничего подобного.
  Никого из персонала в коридорах и холлах видно не было. В ресторане, куда она с кузенами спустилась завтракать, другие ранние пташки сидели за столиками с чашками кофе, вдумчиво выбирали между яичницей и омлетом, абрикосовым и апельсиновым джемом и просто поглощали копченую рыбу и круассаны. Официанты в белых утренних куртках улыбались и наливали из запотевших кувшинов апельсиновый сок, и понятно было, что вечером эти люди, облаченные уже в черные фраки и строгие форменные платья, будут так же невозмутимо работать, чтобы гости отеля вкусно и беззаботно поужинали.
  Стасу захотелось овсянки, и веселая блондинка тут же ему принесла тарелку каши, политой сливками и посыпанной ягодами.
  - Малина... - протянул Серж, и спросил у девушки, - А можно мне малину и сливки без овса?
  - Конечно, - улыбнулась та. - Минуточку.
  Позавтракав, близнецы отправились в свой номер, туманно пояснив, что им надо кое-что доделать, а Катя пошла искать старшую горничную.
  Она побродила по лобби и сунула нос в коридор, выводящий лыжников к склону. Эта дверь сегодня была закрыта, и отсутствовал симпатичный блондин, который помогал надеть лыжи, убирал их на просушку и выдавал всякое снаряжение. Ну, логично, конечно - если прошла лавина, то все тренеры отправились проверять трассы и искать, не зацепило ли кого-то.
  Следующий коридор вел из лобби в зону Спа-центра. Три девушки в бледно-зеленых форменных халатиках, стоявшие возле стойки, напряглись, заслышав шаги, однако увидели Катю и расслабились: тринадцатилетняя девочка к числу их клиенток явно не относилась. Юная сыщица поболтала с ними, пытаясь выяснить хоть что-то, но до этого островка спокойствия, похоже, никакие внешние бури не докатывались. И об убийстве нимфы в зеленом не знали, и даже про сход лавины, кажется, от Кати впервые услышали.
  Вновь выйдя в лобби, девочка потерла кончик носа и задумалась, где может быть мадам Руссо. От размышлений ее отвлекла горничная, явно куда-то торопившаяся. Охотничий инстинкт завопил с новой силой, и следом за девушкой Катя потихоньку скользнула в малозаметную дверь.
  Мадам Руссо прохаживалась по проходу между стульями, похлопывая себя по ладони метелкой для пыли. На стульях сидели такие же горничные, как та, за которой девочка последовала, и внимательно слушали свою командиршу, испепелявшую гневом одних и скупо хвалившую других.
  "Это у них что-то вроде пятиминутки, как в больнице? - удивилась Катя, незаметно примостившаяся в дверной нише. - Вот уж не думала, что все так сурово... С другой стороны, удобно, все осведомлены о наказании и трепещут, а эта тетка никому спуску не дает". И она с некоторым даже сочувствием посмотрела на провинившуюся горничную, как раз в этот момент сравниваемую по уровню интеллекта с овцой. В её простецком туповатом личике и впрямь угадывалось что-то овечье. Вот только когда мадам Руссо договорила и отошла, девушка подняла глаза, горящие злобой.
  После какого-то вопроса, заданного старшей горничной, собравшиеся зашумели. Катя воспользовалась этим моментом и тихонько вышла из комнаты, аккуратно затворив за собой дверь. Ладно, раз с мадам Руссо поговорить пока невозможно, она найдет близнецов, и с ними вместе будет расспрашивать секретаря директора.
  Но близнецы исчезли, словно сквозь землю провалились. "Что ж это такое? - думала Катя. - Кого ни хватишься, никого нету. Надо съесть сладкое, чтобы мозги заработали...". Ноги сами понесли ее в ресторан, где полчаса назад они втроем ели. Та же веселая официантка, что кормила близнецов малиной, и бровью не повела, увидев девочку, пришедшую завтракать второй раз.
  - Что-то сладкое? Пирожное, крем-брюле, горячий шоколад?
  - Горячий шоколад, - решила Катя. - И пирожное. Все равно зубы чистить...
  
  Терраса ресторана была пуста; разумеется, никому не пришло в голову завтракать снаружи. Температура продолжала понижаться, и, если верить магам-предсказателям, к вечеру должна была доползти до минус пятнадцати. Девочка подышала на стекло и на запотевшем пятачке нарисовала знак вопроса. Где искать близнецов? Ведь влезут в какие-нибудь неприятности даже и не для вредности, а исключительно по живости характера!
  Стекло очистилось, и там, на террасе, в темном углу, где лежала густая тень от высокой елки, она с удивлением увидела две фигуры. В одной Катя узнала ту самую горничную с овечьим лицом, другая стояла спиной. Ну, не пришлось долго соображать, чтобы понять, что необыкновенной красоты соболья шубка греет не кого-нибудь, а баронессу Камиллу Штакеншнейдер. Камиллу, вчера кричавшую на Катю в холле отеля... Вот только сейчас, судя по жестам, именно овечка-горничная повысила голос и шаг за шагом наступала на собеседницу. "О чем же они говорят? Ах, как жаль, что я не маг и не могу произнести магическую формулу, чтобы услышать разговор!". Катя закусила губу и впилась взглядом в двух женщин за стеклом, отчаянно желая, чтобы оно стало проницаемым для звука.
  Внезапно прозрачная преграда пошла радужными разводами и до нее донесся визгливый и неприятный голос:
  - ... Или ты думаешь, что шубу надела и за титул замуж выскочила, так можно долги не платить? Я тебе за брата всё, всё-о припомню! Это ты его с пути сбила, приучила к этой дряни...
  Все поплыло у девочки перед глазами, последним усилием она схватилась за спинку стула, чтобы не упасть, но все-таки не смогла удержаться. Катя успела еще увидеть сияющий овал, из которого шагнула высокая худая женщина с коротко стрижеными седыми волосами и холодными голубыми глазами, и соскользнула наконец в темноту.
  
  Сигнал коммуникатора прозвучал как всегда неожиданно и не вовремя. Алекс поскользнулся на обледенелой дорожке, ведущей от полуразрушенного шале вниз, к ограде отеля, шепотом помянул Темного и его приспешников и откопал в кармане аппарат. На экране он увидел непривычно серьезное и сосредоточенное лицо вечно развеселого Стаса, и сердце его рухнуло куда-то в пятки.
  - Что... случилось? - выговорил он непослушными губами.
  - Пап, все в порядке, в общем, но тебе лучше придти поскорее, - он оглянулся на что-то за своей спиной, что Алексу видно не было, повернулся к отцу, и глаза его полыхнули восторгом. - Тут та-акое!...
  От сердца отлегло - по крайней мере, все живы. К восторженному состоянию младшего из близнецов, периодически увлекающегося до самозабвения, Верещагин за одиннадцать лет привык, и приводить ребенка в норму умел.
  Все же лучше поторопиться, подумал он, и с удвоенной скоростью запрыгал по подтаявшему льду.
  
  Дверь в Катин номер была открыта настежь, косяк подпирал Серж.
  - О, пап! - сказал он радостно. - Это хорошо, что ты так быстро... Тут у нас интересно...
  Алекс вошел в комнату и увидел сразу, одним взглядом всю картинку: Катя лежит в джинсах на неубранной постели; Стас валяется в привычной позе на полу с ногами, задранными на кресло, у стены бледная мадам Руссо с метелкой, зажатой в кулаке... От окна навстречу ему шагнула незнакомая женщина, чуть улыбнулась одними губами и сказала:
  - Очевидно, вы и есть дядюшка этой юной леди? Мы вас тут очень ждали.
  
  Баронесса Лавиния Редфилд, коммандер Службы магической безопасности Союза королевств, архимаг и декан кафедры боевой магии высшей магической Академии Лютеции, была собой недовольна.
  "Старая ворона, ты отдыхать приехала, расслабиться! И снова нашла приключений на свою седую голову", думала она, поворачиваясь от окна к стремительно вошедшему в комнату мужчине. Тот посмотрел на девочку, лежащую на кровати, бросил взгляд на близнецов и повернулся к Лавинии.
  
  Когда все, наконец, познакомились, госпожа Редфилд сказала:
  - Итак, дорогой мистер Верещагин, у вашей племянницы проснулся магический дар. Это произошло рановато, обычно данное событие совпадает с моментом созревания, но, как я понимаю, к тому были причины. Надеюсь, Катрин о них нам расскажет.
  - Были, - кивнула девочка и замолчала.
  Левая бровь госпожи Редфилд приподнялась.
  - Лаконично, - оценила она. - Но маловато. Поподробнее, пожалуйста.
  Кате ужасно не хотелось рассказывать о попытке подслушивания чужого разговора. Некрасиво, невоспитанно, фу и вообще... неловко. От взгляда холодных голубых глаз она поежилась, но продолжала молчать.
  - Хорошо, - вздохнула Лавиния. - Тебе нужно передохнуть и придти в себя, я понимаю. Поэтому давайте мы с вами, господин Верещагин, оставим юную леди отдыхать и переберемся в одну из гостиных, где и побеседуем.
  Алекс оценил то, как лихо, без запинки, дама выговорила его сложную фамилию, отогнал мысль о чашке кофе или завтраке и бросил взгляд на часы. Надо же, с того момента, когда его разбудила сошедшая лавина, прошло всего три с небольшим часа, а ему казалось, уже к вечеру дело идет...
  - Пойдемте, - ответил он, вставая. - Серж, свяжись с доктором Видоном в клинике и узнай, в какое время нужно приходит за госпожой Вишневской и требуется ли специальный транспорт. Если да, узнай, как его заказать. Я освобожусь...
  - Думаю, получаса нам хватит, - ответила госпожа Редфилд.
  - Значит, через полчаса. Катя, ты отдыхай пока. Вот какао тебе принесли, выпей обязательно.
  - Я не люблю какао... - буркнула девочка, но послушно взяла чашку. Пахло из нее вкусно.
  
  Глава 6.
  
  В коридоре госпожа Редфилд остановилась и посмотрела на Алекса:
  - Вы курите?
  - Да.
  - Тогда пойдемте в сигарную комнату, там по утреннему времени никого быть не должно. А мне с трубкой всегда комфортнее думать.
  В сигарной и в самом деле никого не было, кроме молодого человека, трудолюбиво полировавшего поверхность стеклянного стола. Увидев гостей отеля, тот моментально испарился.
  Госпожа Редфилд уселась в глубокое кожаное кресло, достала из кармана трубку и начала набивать ее табаком. Алекс почесал в затылке и нажал на кнопку дисплея, позволяющего заказать что-то из бара.
  - Как вы смотрите на чашку кофе? - спросил он у собеседницы.
  - Лучше чай.
  - А я. пожалуй, кофе, и еще и с келимасом. Как-то очень сегодня день насыщенный получился...
  - Так ведь он только начался, - усмехнулась женщина.
  - Страшно подумать, что будет дальше!
  Выбрав в меню кофе, чай и келимас, Алексей поколебался, махнул рукой и добавил к списку пару булочек с кремом. Время завтрака подходит к концу, а до обеда еще очень далеко. Активировав кристалл для отправки заказа, он откинулся наконец на спинку кресла и уставился на даму в кресле напротив.
  - Ну вот. Теперь я готов ответить на ваши вопросы и задать встречные. Давайте знакомиться?
  Госпожа Редфилд усмехнулась и кивнула.
  - Итак, как вы знаете, меня зовут Алексей Верещагин. Я частный детектив и живу в основном в Москве, сюда приехал отдыхать с сыновьями и племянницей. В общем-то, это все...
  - Ну, а я - Лавиния Редфилд, и здесь собиралась покататься на лыжах и отдохнуть после довольно тяжелого дела. Мы с вами в известной степени коллеги, только я занимаюсь расследованиями преступлений, совершенных с использованием магии.
  Она протянула Алексу визитку.
  - Коммандер? - он вздернул брови. - Однако, я дослужился в Легионе только до майора.
  - Ну, вам и лет поменьше, чем мне... Итак, Алекс, как я уже сказала, у вашей племянницы произошла активация магических способностей. Собственно, я почувствовала сильнейший всплеск на магическом фоне и не могла не отреагировать. Если сейчас мы с вами аккуратно проведем девочку среди всех рифов, ваша семья получит весьма сильного мага.
  - А специализацию вы видите?
  - На данный момент у нее активировался воздух, это вообще самая легкая из стихий, она просыпается первой. Но помимо воздуха, у Катрин инициализировался ментал.
  - Это странно... - медленно проговорил Алекс. - У нас в семье менталистов никогда не было. Ну, в последние лет пятьсот, сколько я знаю, не встречалось.
  - В том-то и дело, что способности в этой области не являются семейными. Они проявляются совершенно произвольно, что называется - когда захотят.
  - То есть, нужно искать для нее специализированное учебное заведение... И делать это срочно, не так ли?
  Госпожа Редфилд выпустила из трубки густой клуб дыма, который не развеялся, а вытянулся лентой и превратился в вопросительный знак.
  - Вы правы, - сказала она наконец. - Пока я здесь, я научу девочку простейшим приемам, необходимым менталисту, в первую очередь, управлять подключением и отключением дара. Но учиться ей придется всерьез. Я порекомендую школу и напишу письмо директору.
  - Спасибо.
  Разговор прервался с появлением молодого человека, быстро сгрузившего с подноса чашки, кофейник и заварочный чайник, сливки, графинчик с келимасом и устройство для подогревания рюмки. Когда официант ушел, госпожа Редфилд отпила глоток чая, щедро забеленного сливками, удовлетворенно кивнула и продолжила:
  - Но есть еще один вопрос, и мне хотелось бы получить от вас ответ на него. Что, к Темному, здесь происходит??
  Алекс поперхнулся кофе.
  - Э-э-э... Что вы имеете в виду?
  - Я имею в виду расследование, к которому вы совершенно неправомерно привлекли детей. Даже не говорю о том, что вы в принципе не имеете права вести следствие по делу об убийстве, на которое у вас нет даже договора с заказчиком. Так что жду от вас развернутых пояснений.
  В голосе госпожи Редфилд явственно громыхнуло железо. "Действительно, коммандер!" - подумал Алекс, вздохнул и начал рассказывать обо всем - о просьбе Кристиана де Вира и Карвера, о найденных уликах и обнаруженном случайно месте преступления, о том, как Кристиан ошибся с опознанием...
  - То есть, на данный момент вы не знаете, кто же был убит? - дама отложила трубку, отставила чайную чашку и подалась вперед, словно гончая, почуявшая зверя.
  - Не знаем. Де Виру сообщили, что новый сомелье - чернокожий молодой человек. Увидев в ванне тело, отвечающее этим... э-э-э... параметрам, он и не усомнился. В конце концов, вы могли видеть, что здесь, в Валь де Неж, чернокожих, также как эльфов или орков, немного.
  - Ни одного не видела, если честно, - покивала госпожа Редфилд. - Ну, орки или эльфы на лыжах кататься не любят. Это как раз понятно... А вы уверены в отсутствии магической составляющей в данном деле?
  - Да ни в чем я не уверен!- ответил Верещагин с досадой. - Насколько я могу видеть, ее нет. Но моего уровня хватает на то, чтобы воспользоваться амулетом, огонек вот еще зажечь могу. Все, что требует запаса сил, мне недоступно. Да и умею я немного...
  - И все-таки, зачем вы втравили в это детей?
  - Втравил? А вы пробовали что-нибудь запретить паре... ну, скажем, молодых ротвейлеров? Я стараюсь не допускать их к каким-то настоящим серьезным расследованиям, но о работе рассказываю всегда. Здесь... да что говорить, я вообще не предполагал ни в чем участвовать! А сегодня утром, когда сошла лавина, мне нужно было, чтобы мальчишки и Катя не выходили из отеля и при этом были чем-то заняты.
  - Да, понимаю... - госпожа Редфилд встала из кресла и прошлась по курительной, потом решительно развернулась к Алексу и сказала: - Ладно. Договоримся так: я, безусловно, поработаю с вашей племянницей и помогу ей на первых порах справляться с даром. Но меня заинтересовала ваша история с чиньскими шарами и трупом, добравшимся от шале до ванной комнаты в номере отеля. И я, пожалуй, приму в ней участие.
Оценка: 8.86*18  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | | Х.Нина "Сатана" (Короткий любовный роман) | | С.Волчок "В бой идут-2" (ЛитРПГ) | | И.Солнце "Случайности не случайны, или ремонт, как повод жить вместе" (Современный любовный роман) | | А.Ливадный "Нейр" (ЛитРПГ) | | Д.Сойфер "Остров перевертышей. След орла" (Магический детектив) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | С.Шёпот "Лерка. Второе воплощение" (Приключенческое фэнтези) | | Г.Ульяна "Новый год для двух колючек" (Короткий любовный роман) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"