Дашко Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Бета-тестер, Глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 2

  Глава 2
  - Вашбродие, вставайте! Десятый час уже пошёл, на службу совсем опоздаете. Снова выволочка от дядюшки вашего будет! Да и Варвара вся испереживамшись...
  Я открыл глаза и попытался сфокусировать взгляд на говорившем. С третьей попытки удалось. На меня смотрела рыжая, изъеденная мелкими оспинами, физия Палыча... моего денщика, солдата-инвалида (почему "инвалида" - руки-ноги же на месте, увечий не наблюдается... Ах, да, Палычу уже хорошо за пятьдесят стукнуло, "служить в поле и в море" не способен, в монастырскую богадельню отправляться не захотел и напросился ко мне в денщики).
  Мне померещилось, что я будто бы прочитал эти сведения, а не выудил из глубин памяти. Не, такого быть не может.
  - Я вас уже цельный час тормошу, а вы ни в какую, - продолжил Палыч. - Уж было хотел за лекарем посылать, что, значит, кровушку вам отворил. На прошлой неделе токмо таким манером вас на ноги поднять удалось.
  - Не надо лекаря.
  Я присел. Оказывается, всё это время я дрых на лавке, хотя неподалёку имелась расправленная кровать. Сил не хватило до неё добраться... Знатно вчера гульнули, отмечая вирт... верт... капсулу.
  Допился! Ей-богу, допился! Сначала померещилось, будто бы я сведения черпаю из каких-то записей, возникающих чуть ли не в воздухе, тут и до "мене, мене, текел, упарсин" недалеко! Потом опять какой-то морок в башке объявился. Никакой "капсулы" не было и быть не могло: это новопредставленный в полку капитан-поручик Де Лон вчера вечером угощал свободных от дежурства офицеров. Покутили изрядно, без дам, в чисто мужской компании.
  Кстати, почему меня тянет назвать нового сослуживца Аленом, хотя он Бернард, потомок захудалого дворянского рода из северной Франции, которого причудливые изгибы фортуны занесли в наши пенаты... Ох, уж эта водка! Как-то с ней поаккуратнее нужно.
  - И я говорю - не надо лекаря, - покладисто закивал Палыч. - Вашбродие, рассольчику хлебните. Оно куда полезней будет.
  - Неси рассол, - велел я.
  Многократно проверенное средство не подвело. Испив рассола (знатно Варвара - домохозяйка капусту квасит, на славу удалась!) я ощутил себя новым человеком.
  Провёл рукой по подбородку и ощутил колючую щетину. Непорядок. Нельзя небритым на службу идти.
  - Палыч, воды тёплой найди и побрей меня, - распорядился я.
  - Сделаю, вашбродие!
  Денщик не только побрил меня, но и помог одеться. Без его помощи я долго бы облачался в мундир. Почему-то вроде простые и понятные вещи поначалу вводили меня в ступор. А больше всего изумил парик, который Палыч взгромоздил на мою голову, хотя на ней и своих волос хватало. Было в этом что-то неправильное, но что именно - я не определился.
  Палыч истолковал моё смущение по-своему:
  - Вашбродие, не переживайте так. Хоть мундир и изгваздали, но я всё отчистил, от грязи и следа не осталось. А пятна жирные я вам завтра выведу, есть у меня одна метода. Сегодня времени не хватило, уж больно поздно вы домой явимшись...
  - Не гунди под носом, Палыч! Я на службу. Вернусь... Ну как отпустят, так и вернусь.
  - Вашбродие, вы что - пешком идти в полк собрались? - остановил меня на выходе Палыч.
  - Пешком?! - Я спохватился. - Ах, да, Палыч, седлай Женевру, на ней поеду.
  - Так готово всё, вашбродие, - удивился старый солдат.
  - Молодец, Палыч! Хвалю за службу! - как можно быстрее поблагодарил я денщика, чтобы он поменьше размышлял о причинах моего странного поведения.
  А оно, очевидно, и впрямь было странное. Я ощущал это всей кожей, но и сам не мог объяснить. Наверное, похмелье сказывалось.
  - Рад стараться! - вытянулся во фрунт Палыч и тут же ойкнул: раньше денщик служил в гренадерах, куда был выбран за высокий рост, потолки в доме Варвары были для него низковаты.
  Для меня, впрочем, тоже. Постоянно приходилось горбиться, а шапку-гренадерку (снова будто прочитал надпись в воздухе) постоянно таскал подмышкой.
  Молодая кобыла Женевра отличалась покладистым нравом. Седока не сбрасывала, громких звуков не боялась - золото, а не лошадь! Досталась она мне прямиком из дядюшкиной конюшни.
  Кстати, о дядюшке. На службу я опоздал, что ротный командир - капитан Василий Никифорович Ракитин, мой кровный дядя, который после смерти моих родителей, взял меня на свое попечение и кошт, крайне не приветствовал. Моё отсутствие на разводе вряд ли осталось без его внимания. Теперь мне предстояло явиться в полковую канцелярию, дабы предстать перед его гневным взором. Избежать сего не было никакой возможности.
  С самого момента образования наша часть располагалась в маленьком уездном городке Мхове, что неподалёку от Москвы. Один батальон, к которому я был приписан располагался непосредственно в Мхове, ещё один расквартировали сразу в нескольких деревнях и сёлах, ближайшее из которых было в двух верстах.
  Пришпорив Женевру, я поскакал к Ильинской улице, где под нужды пехотного полка были выделены сразу несколько строений, которые были переоборудованы под магазины, сараи для сбруи, конюшни и дома для помещения команды, состоявшей из извозчиков и мастеровых. В каменном флигеле располагалась полковая канцелярия.
  Подъехав к ней, я слез с кобылы, велел дежурившему у входа мушкетёру привязать Женевру к коновязи, а сам, изобразив на лице крайнюю степень покаяния, двинулся на растерзание дядюшки.
  На моё счастье капитан был не один, вместе с ним сидя за обтянутым красным сукном столом, расположился незнакомый мне гвардейский майор. Судя по оживлённому разговору, сопровождавшемуся раскуриванием трубочек, дядюшка и майор состояли в приятельских отношениях.
  Завидев меня, дядя почему-то улыбнулся.
  - А, Серёжа, приходи, не тушуйся.
  Он повернулся к майору и с гордостью в голосе произнёс:
  - Вот, Михаил Семёнович, племянник мой, о котором я тебе отписывал. В чине поручика в полку нашем . И ты, Сергей, знакомься - это мой друг старинный - гвардии майор Михайла Семёнович Хрущёв, послан ея величеством императрицей российской Анной Иоанновной в Малороссию, дабы учинить там смотр полков ландмилиции.
  Я вдруг ощутил, что этот майор мне почему-то нужен. С ним связано нечто весьма важное, имеющее отношение ко мне, к моему будущему.
  Это необычное чувство схлынуло так же внезапно, как и появилось.
  Бред какой-то! Необъяснимое наваждение или... то, что латиняне обозначали словом словом "intuitus" - способность мгновенно постигать. С одного взгляда догадываться о предназначении и сути вещей. Прежде со мной такого никогда не было.
  Я щёлкнул каблуками и резко прижал подбородок к груди.
  - Честь имею, господин майор!
  Хрущёв кивнул.
  - Вижу, не обманывал меня Василий Никифорович, когда писал о тебе. Сразу вашу породу Ракитинскую видно: высокие и статные. Кровь с молоком да и только!
  Я польщённо улыбнулся.
  - Ты, Сергей, ступай, делами занимайся. А мы с дядей дальше беседу продолжим, - отпустил меня Хрущёв.
  Я с радостью покинул комнату. Выйдя, с удовольствием перевёл дух. Кажется - пронесло.
  В этот момент кто-то толкнул меня плечом. Возмущённый такой грубостью, я резко обернулся, чтобы наказать обидчика, но, когда увидел, что это поручик второй роты Котов, к которому я испытывал давнюю чисто человеческую симпатию, сменил гнев на милость.
  - Что, поручик, получили разнос? - спросил он.
  - Обошлось, - признался я. - К дядюшке приятель старинный пожаловал, майор Хрущёв - ему не до меня стало.
  - Хрущёв-то... - зажмурил левый глаз Котов. - А ты часом не знаешь - он по случаю к нам завернул или по делу?
  - Да по случаю, наверное. А что?
  - Да то, что его государыня отправила с поручением штаты для нового полка гвардейского изыскивать.
  - Погоди, какой новый полк?
  - Я же сказал - гвардейский. Матушка-императрица хочет супротив старой гвардии ещё один пехотный полк учинить.
  - Странно, а при мне он обмолвился, что в Малороссию ездил смотр тамошней ландмилиции проводить.
  - Так одно другое не помешает. Нижних чинов аккурат из ландмилиции украинской и будут кумплектовать, - снова проявил всезнайство Кротов.
  Впрочем, при его-то обширном круге знакомства - ничего удивительного. Половина санкт-петербургской знати находилась с Кротовым в переписке.
  - А офицеров откуда возьмут?
  - Из немцев вестимо, - хохотнул Котов.
  - Гвардия так гвардия. Нас-то это никоим боком не касается, - сказал я.
  - Тоже верно, - не стал спорить поручик. - Кстати, о нашем споре... Время идёт, а мы ведь об заклад бились. Что скажешь, дружище?
  - Каком спо... - начал я и вдруг вспомнил.
  Ну да, как я мог забыть! Мы с Котовым поспорили на то, что я буду поить и кормить его за свой кошт в единственном пристойном заведении Мхова целую неделю, если не смогу сразить стрелой Амура жену местного воеводы Анастасию Ильиничну Барыкину. По меркам Мхова та считалась писанной красавицей и при этом как утверждали все, кого я знал, была исключительно верна мужу.
  Не знаю, что дёрнуло меня побиться об заклад, но срок спора истекал через два дня, а я даже не приступал к штурму этой неприступной крепости.
  - Не переживай, Котов! Если я сказал, что Анастасия Ильинична будет моей - так тому и быть, - излишне самоуверенно заявил я.
  - И когда сие произойдёт, осмелюсь спросить?
  - Да прямо сегодня!
  Брови Котова удивлённо взлетели вверх.
  - Ежели сие случится до наступления завтрашнего дня, сочту за чудо!
  - Котов, считай как хочешь: хоть чудом, хоть чем.
  - Что же, до завтра, дружище Ракитин. - Он с усмешкой указал на плащ-епанчу, в которую я был облачён. - С ним или на нём!
  Котов откланялся, а я остался в коридоре, грустно почёсывая намокшую под париком голову. И какого лешего я вдруг ввязался в столь рискованное предприятие, не сулившее мне ничего, кроме убытков? Особенно, если учесть, что жалованье в полку не выдавали уже две трети, а деньгами меня скуповатый Василий Никифорович не баловал. Другого источника средств к существованию у меня не было. Даже захудалой деревеньки и парочки мужиков-крепостных.
  Ракитины веками честно служили, но до богатства дослужиться так и не смогли.
  И всё же кое-какие мысли в голове по поводу Анастасии Ильиничны у меня появились. Взвалив груз службы на плечи ротного капрала, я поделился идеями с Палычем. Тот лишь усмехнулся, покрутил кончик уса и обещал, что привлечёт к задумке ещё двух знакомых из мастеровых, с которыми иногда "раздавливал" бутылочку-другую в трактире.
  - Только б оно благополучно завершилось и нас бы в колодки не заковали, - не преминул вздохнуть Палыч. - Загонят нас куда-нить на каторгу, вашбродие, и будем мы там до конца веков куковать
  Впрочем, судя по его искоркам в его взоре, развлечение ему было по душе. А насчёт всего остального... От сумы да тюрьмы на Руси зарекаться не принято.
  Я выдал ему рубль на умасливание знакомых, и Палыч отбыл на их поиски и подготовку.
  Этот день был выбран мной не случайно. Сегодня четверг, по четвергам принцесса Будур всегда отправлялась в баню... Твою мать, какая ещё Будур, какая баня?! Что за дурацкие мысли и выражения!
  Короче говоря, каждый четверг наша красавица ездила погостить к двоюродной тётушке, жившей в селе Богоявленском в десяти верстах от Мхова. Дорога была одна, проходила большей частью через дремучий лес. Всё складывалось в должную мозаику.
  Бременские музыканты... Я чуть не влепил себе пощёчину: причём тут немецкий Бремен и тамошние музыканты?! Мы в старинном русском Мхове.
  Палыч и его команда подготовилась на славу. Стоило только экипажу прекрасной воеводши углубиться в лес, как карета наткнулась непреодолимое препятствие - рогатки с заострёнными кольями, которые возникли из ниоткуда и перегородили путь.
  Из охраны при Анастасии Ильиничне находился лишь кучер, мужчина совсем не героической внешности и характера. Воевода привык, что местные его боятся. Только самоубийца рискнул бы напасть на принадлежавшую ему карету.
  Я научил Палыча, как сделать, чтобы его и подельников не опознали: сейчас он и два его дружка щеголяли в пейзанском подобии карнавальных масках, а если быть точнее, то в сшитых из мешковины шапках с прорезями для глаз.
  Вид у трёх голубчиков, которые словно грибы выросли перед каретой был угрожающий. Даже я, наблюдавший сценку со стороны будто в театре, почувствовал некоторую дрожь в ногах. Палыч играл свою роль как заправский комедиант, но двое других явно превосходили его мастерством, что тут же навело меня на нехорошие мысли: а ну как тем не первой выходить с кистенём на дорогу? Эти края прежде славились разбойничьими шайками. Потом, правда, многие из них повывели, причём большую часть стараниями воеводы, который получил в народе прозвище Лютый. И всё же видать не всех искоренили.
  Лжеразбойники стащили с козел насмерть перепуганного кучера. Один из дружков Палыча легонько стукнул его по голове, и мужику этого хватило, чтобы на какое-то время лишиться сознания.
  Пока всё шло в полном соответствии с изложенной мной диспозицией. Если так пойдёт и дальше, мой выход состоится через несколько минут.
  Я лежал на ковре из иголок и мха с огромным удовольствием наблюдая за происходящим. Женевра была спрятана шагах в пятидесяти отсюда в осиннике, откуда её с дороги было не видно.
  Палыч распахнул дверь, отнюдь не галантным макаром вытащил из кареты красавицу. Дамочка, кстати, обладала железными нервами, в обморок не хлопнулась. Наоборот, едва не врезала Палычу веером. Денщик с трудом отобрал у неё это "оружие", что-то сердито буркнул и тут мои планы полетели в тартарары...
  Ого! Я скорее почувствовал, чем увидел нависшую надо мной тень, резко откатился в сторону и понял, что не зря поступил таким образом. В то место, где ещё мгновение назад находилось моё тело, с чавкающим звуком вошла рогатина, с которой обычно охотятся на медведя.
  "Охотник" был один и он точно не ожидал от меня такой прыти. Удар был не слабым, мужик (во всяком случае в его облике ничего не свидетельствовало о благородном происхождении) вложил в него всю душу, рогатина воткнулась в землю так, что напавший не сразу сумел её выдернуть.
  Я воспользовался его заминкой, успел выдернуть из ножен шпагу и не особо вдумываясь о своих действиях, всадил в "охотника" клинок. Меня собирались убить, с какой стати мне ещё и церемониться?!
  Покончив с непонятно откуда взявшимся убийцей, я обратил взор к карете несравненной Анастасии Ильиничны. Там тоже многое изменилось: мой верный денщик валялся подле кучера, а те мастеровые, которых он взял в подручные занялись полноценным грабежом: один удерживал супругу воеводы, а второй потрошил поклажу, состоявшую из многочисленных сундучков.
  Кажется, нас с Палычем перехитрили. Друзья денщика и впрямь оказались настоящими разбойниками. Не знаю, сколько их было на самом деле, хотелось надеяться, что только трое, причём один уже отошёл в мир иной, где ему явно предстояло лизать раскалённую сковородку и купаться в горячем котле века вечные. А ещё хотелось верить, что Палыч жив! Никогда б не простил себе его смерти!
  Взрычав аки волк, я ринулся на разбойников. Почему-то меньше всего я думал о красавице жене-воеводы, меня тревожило только душевное и телесное состояние денщика.
  Разбойник самонадеянно списали меня со счетов и не ожидали, что я буду живее всех живых и ринусь в атаку.
  Ружей и пистолетов у них не было, только кистени, которые не шли ни в какое сравнение с моей шпагой. Я не собирался брать в плен, я шёл убивать.
  При должном навыке армейская шпага рубит башку не хуже меча. В детстве я сносил доставшимся от папеньки клинком головки сорняка на огородике дядюшки. Тогда получалось, вышло и сегодня.
  Негодяи умерли быстро. Хватило двух точных как математика ударов.
  Затем я склонился над телом Палыча и с радостью обнаружил, что инвалид мой жив. Он пришёл в себя и даже озорно подмигнул, дескать, не теряйся ваше благородие.
  - Вали отсюда, - тихо прохрипел я и, оставив Палыча в покое, подскочил к женщине, которая ещё не успела осознать, что опасность миновала.
  Анастасия Ильинична ойкнула и как полагается приличной женщине упала в обморок. На сей раз её чувства не выдержали.
  Я подхватил её в самый последний момент, сжал в объятиях и внезапно понял, что мне отвечают. Очаровательная супруга воеводы сама притянула мою голову для поцелуя.
  Что было дальше? Дальше было всё!
   Больше и чаще будет выкладываться на моей страничке на Автор.Тудей
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Хант "Дракон и феникс"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"