Дашко Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Тайны магического следствия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Аннотация: Он бывший опер легендарного МУРа. Он получил второй шанс. Теперь его зовут Рик Дональд. И он снова коп. В его мире, в котором он очутился, магия - обычная штука. Что ж, тем интереснее докапываться до истины...

  Мои благодарности:
  Александру Суворову, моему первому редактору за вычитку романа;
  Евгению Шалашову, Роману Савенкову, Александру Смирнову, Александру Арсентьеву, Игорю Смирнову за дружескую помощь!
  Вся свежая информация о моих книгах на страничке http://vk.com/dashko_books
  
  Ваш Дмитрий Дашко!
  
  
  Тайны магического следствия
  
  Пролог
  Толстый тип в дорогом костюме откинулся на кожаную спинку кресла и окинул меня с ног до головы оценивающим взором.
  - Сергей Петрович, если вы согласитесь, то никогда не вернётесь назад. Обратной дороги нет. Говорю об этом на тот случай, если мы не поняли друг друга.
  Я усмехнулся.
  - Думаете, меня здесь что-то держит?
  Толстяк пожал плечами.
  - Вам виднее.
  - Мне девяносто. Я - одинокий, никому не нужный старик. У моих детей уже есть свои внуки, которые давным-давно забыли о моём существовании. Но если вы спросите - устал ли я от жизни, мой ответ следующий: нет. Если мне выпал шанс на вторую жизнь, я намерен им воспользоваться.
  - Обожаю оптимистов.
  Он выложил на стол несколько формуляров.
  - Пожалуйста, внимательно прочитайте и подпишите. Вот ручка.
  Я подмахнул документы, не глядя, и вернул толстяку.
  - Я же сказал, что согласен.
  - Хорошо, - вздохнул он. - Тогда не будем затягивать. Окно портала откроется через неделю. И действует оно всего пять минут. Нужно хорошенько подготовиться.
  - Я готов.
  - Не всё так просто. Нам бы не хотелось, чтобы вы притащили с собой миллионы бацилл, которые могут оказаться там, - он специально выделил это слово, - смертельно опасными.
  - Самому не хочется, - согласился я.
  - Сейчас вас отведут в лабораторию для процедур. Среди них есть некоторые неприятные, но болезненных не будет - это я гарантирую.
  - Что вы ещё гарантируете?
  - Немногое. Вы исчезнете в этом мире и окажетесь в другом. Но вам придётся начинать всё сначала в прямом смысле слова. Процесс перехода проделает интересную штуку с вашим организмом. Это будет не просто омоложение, вы попадёте в другой мир мальчишкой лет шести-семи, полностью здоровым и при этом сохранившим память прошлого тела.
  Я улыбнулся.
  - Так это же просто великолепно! Снова вернуться в детство... Мечта да и только!
  - Именно! - подхватил он.
  - По законам жанра здесь должно быть какое-то "но", - заметил я.
  - Ну, это само собой. Процесс перехода рискован, однако вам мало что угрожает. Вы обладаете нужным набором генов. Практически идеальный кандидат.
  - Поэтому вы меня выбрали?
  - Естественно. Увы, подобных вам - единицы на миллионы. Когда-нибудь нам удастся раздвинуть ворота, но пока что приходится играть по правилам чужой игры. - Толстяк слегка опечалился.
  - А мир в который я попаду... Какой он?
  - Не такой как наш.
  - И это всё?! А я не буду выглядеть белой вороной среди аборигенов?
  Он засмеялся.
  - Точно не будете. Этот мир относится к первой категории по нашему классификатору.
  - Это мне ничего не говорит.
  - Первая категория означает максимальную приближённость к привычной для нас среде обитания. Атмосфера, природа... Всё идентично. Вам не понадобится отращивать жабры или хвост. И вращаться предстоит в социуме, который весьма смахивает на земной.
  - Вторая приятная новость на сегодня, - хмыкнул я.
  - Если бы мне захотелось провести параллели, скажу, что чем-то этот напоминает Америку двадцатых годов прошлого века. Люди, мода, техника... Очень похоже! - На его лице возникло мечтательное выражение.
  - А язык?
  Он отмахнулся.
  - Выучите. Это не так уж и сложно, тем более ваш мозг будет впитывать информацию словно губка. В шесть лет мы все полиглоты. И ещё... - Он сделал паузу.
  Я насторожился.
  - Договаривайте, если начали.
  - Я обязан предупредить вас. В этом мире есть и то, что можно назвать магией.
  - Шутите?
  - Серьёзен как никогда.
  - Чародеи, ведьмы, шаманы?
  - Да. Там этого добра хватает.
  - Так может и я там стану каким-нибудь великим магом? - с иронией спросил я.
  - Этого с вами никогда не произойдёт. Скорее, наоборот - у вас, как выходца из другого мира, будет иммунитет к магии. Но, пожалуйста, особо об этом не распространяйтесь. И вообще, какое-то время не привлекайте к себе особого внимания.
  - Понятно, - задумчиво протянул я. - Раз у меня не получится стать чародеем, придётся искать другой способ зарабатывать себе на кусок хлеба.
  - Вы ведь раньше в органах работали? - с прищуром спросил собеседник.
  - Да, - не без гордости ответил я. - От звонка до звонка опером в легендарном МУРе отпахал.
  - Это серьёзно! Тогда из вас и в другом мире выйдет отличный сыщик. Удачи, Сергей Петрович! Надеюсь, вы не пожалеете о принятом решении.
  - Не сомневайтесь, жалеть не стану. Но вот одного не пойму - а вам-то какой толк с этого? Я получу новую жизнь, ну, а вы?
  - Рассчитываю заработать на вас Нобелевскую премию... вторую, - улыбнулся толстяк.
  
  Глава 1
  Моё дежурство подходит к концу. На часах шесть утра, парни из группы быстрого реагирования выдаивают досуха кофейный автомат, маг-эксперт тихонечко дрыхнет на лавке, вытянув длинные журавлиные ноги. Я устало облокотился на вытертую тысячами рук столешницу и бросаю косые взгляды на красный корпус телефона. Только бы не зазвонил! Тогда прости-прощай покой... Придётся выбираться на осеннюю слякотную улицу, садиться в стылый полицейский фургон, давно окрещённый остряками "скотовозкой". Сказать, что в нём холодно, значит, ничего не сказать! Да и заводится он не с первого раза.
  Водитель дремлет в кабине, уронив голову на рулевую баранку. По-моему, ему всё равно какая температура внутри, он и голым в холодильнике неплохо выспится.
  Пять минут тянутся как пять дней. Чувствую, что ещё немного, и задница станет плоской как блин.
  Не дело это, не дело... Веки смыкаются сами собой.
  Встаю и подхожу к кофейному автомату. Парни деликатно отстраняются, для них я невеликое, но всё же начальство.
  На панельке кофемата с десяток металлических кнопок в два ряда, но тыкать можно в любую наугад: машина всё равно варит один сорт бурды, общего с кофе у которой только название.
  По закону подлости именно сейчас просыпается телефон. Я медленно разворачиваюсь (вдруг на том конце устанут и бросят трубку?), но затяжные маневры бесполезны: телефон подпрыгивает и вибрирует как девственник перед первой брачной ночью.
  Поднимаю трубку, бросаю коротко и устало:
  - Полиция.
  - Дональд?
  - Так точно, шеф!
  Шеф полиции - толстый и грузный человечек с обманчиво добродушным лицом. В действительности ему оно досталось по ошибке. В идеале шефу больше бы подошла оскаленная бульдожья морда.
  Какого хрена он трезвонит в шесть утра? По должности ему полагается дрыхнуть до полудня и приезжать в офис после обеда с мэром и аккурат перед ужином с любовницей. Спросите про жену? Да ей плевать на интрижки супруга, лишь бы отстёгивал деньги на шоппинг!
  - Дональд, как прошло дежурство?
  - Нормально, шеф, за одним исключением - оно ещё не закончилось.
  - Для тебя уже закончилось. Сейчас приедет лейтенант Перкинс. Он тебя сменит пораньше. А ты дуй... - Шеф взял паузу, а я сразу настроился на неприятный сюрприз - вряд ли босс дёргает тебя с утра пораньше, чтобы объявить о повышении должности и оклада. - Езжай в общественный парк, к белой беседке у пруда. И как можно быстрее! Тебя ждут!
  - Будет исполнено... - Не успеваю договорить, как шеф кладёт трубку, и я слышу противные гудки.
  В дежурке появляется Перкинс. Он демонстративно зевает и поглаживает небритый подбородок, намекая, что с меня причитается - дескать, подняли ни свет ни заря по моей вине. Но сегодня ему ничего не светит. Если б инициатива исходила от меня, обязательно б отдарился бутылкой не самого плохого виски, а так... я и сам жертва обстоятельств.
  Обмениваемся короткими рукопожатиями, расписываемся в журнале.
  Оставляю темно-синюю униформу в шкафчике, надеваю несвежую рубашку, пропахшую потом, облачаюсь в помятый костюм в серую полоску, накидываю сверху бежевый непромокаемый плащ, нахлобучиваю шляпу и выхожу в коридор.
  Там, на голой стене с осыпавшейся штукатуркой висит зеркало в стальной раме. Окидываю взглядом своё отражение: из зеркала набыченно смотрит мрачный детина средних лет с переломанным носом (брали одного грабителя, он оказался хорошим боксёром), густыми тёмными бровями и глазами цвета мокрого асфальта. В общем, гроза всех бандитов и мечта всех девушек, хмыкаю я.
  Выбегаю на улицу ловить такси, а за спиной слышу телефонную трель и недовольный лай Перкинса. Судя по всему, поступил тревожный вызов. Но это уже не мои проблемы.
  Такси будто ждёт именно меня, подкатывает к тротуару на призывный взмах рукой. Открываю дверь и сажусь на переднее сиденье рядом с водителем.
  Так-так... Рожа у таксиста знакомая. Он у меня проходил по одному делу и буквально висел на волоске, едва не перейдя из свидетелей в обвиняемые. Спасло его чудо, а если быть точнее, нетерпеливость генерального прокурора, которому перед выборами хотелось поскорее дотащить выигрышное дело до суда. В итоге оно развалилось как карточный домик.
  Таксист тоже узнал меня.
  - Доброе утро, лейтенант!
  - Для кого как. На мой взгляд хреновей некуда, - говорю я, хотя ещё ничего не знаю, просто интуиция, выработанная годами службы, подсказывает самый очевидный вариант.
  - Куда едем?
  - В городской общественный парк.
  - Не рановато для прогулок? - ехидничает шофёр.
  - Самое время дать тебе по зубам, если не заткнёшься.
  Таксист благоразумно следует совету и больше не отвлекает расспросами.
  Поездка по пустым улицам просыпающегося города одно удовольствие. Ни пробок, ни вечно спешащих пешеходов, которые пересекают дороги, где хотят, и не смотрят по сторонам.
  Машина останавливается.
  - Сколько с меня?
  - Нисколько. Вы у меня сегодня юбилейный первый клиент, - криво улыбается таксист.
  Хлопаю его по плечу.
  - Умник! Далеко пойдёшь, если не грохнут.
  Иду к большой арке ворот, и всей спиной ощущаю неприязненный взгляд.
  К пруду ведёт посыпанная мелким красным гравием дорожка. Солнце потихоньку поднимается, вырисовывая абрисы луж, образовавшихся после ночного дождя. Камешки тихо хрустят под подошвами башмаков.
  Вижу шефа уже издалека: он топчется у беседки. Вид у него ещё тот: хмурый, под стать утру. В руках длинный зонтик с причудливо изогнутой ручкой.
  Здороваюсь, шеф в ответ только кивает. Вижу, что ему крайне тяжело выдавливать слова, явно вчера перебрал спиртного. Теперь голова болит, во рту кошки нагадили... симптомы знакомые.
  - В чём дело, шеф? Что за секретность?
  - Подожди, - с раздражением говорит он.
  Шефу неуютно, он бы предпочёл досыпать десятый сон в тёплой постельке. Однако что-то ведь заставило его сорваться сюда?
  Причина выясняется быстро: по беговой дорожке семенит поджарый мужчина в спортивном костюме. На первый взгляд - обычный любитель утреннего бега, это сейчас модно, но "спортсмен" вдруг резко меняет курс и останавливается возле беседки.
  Выбрасывает вперёд ладошку:
  - Привет, Том!
  Шеф отвечает на рукопожатие, поворачивается в мою сторону.
  - Знакомься, это Рик Дональд. Парень, о котором я говорил.
  - Лейтенант Дональд, - на всякий случай добавляю я, но "спортсмен" пропускает замечание мимо ушей.
  - Привет, Рик! Я Джеймс Корнблат. Возможно, тебе доводилось слышать мою фамилию.
  - "Бытовая техника и механизмы Корнблата"? У моей домохозяйки весь подвал заставлен вашими стиральными машинами.
  - Выходит, мы заочно знакомы, - улыбается бегун, но я не разделяю его оптимизма. Видно, что улыбка натянутая. К тому же Корнблата что-то гложет, у него озабоченное лицо и крайне растерянный вид, который не спасёт никакая мина.
  - Этому парню можешь доверять как самому себе. Он лучший, - хвалит шеф.
  У меня от этого комплимента аж зубы сводит. Отворачиваюсь, будто бы от смущения. Сдаётся, что меня хотят втравить во что-то неприятное. Такое с подачи шефа случалось неоднократно. Но, эмоции лучше держать при себе. Работа у меня хреновая, но всё равно - работа. В наше непростое время нужно держаться за то, что имеешь. Потерять легче, чем найти.
  Корнблат недоверчиво разглядывает меня. С высоты его полёта я кажусь мелкой букашкой, каким-нибудь уборщиком мусора или чистильщиком обуви. Но мужика всё же крепко прижало, коли он решается заговорить:
  - Рик, приношу извинения, что тебе пришлось тащиться сюда в столь ранний час.
  - Не надо извиняться. Рик - парень привычный, - бросает шеф.
  - Ничего страшного. Это моя служба, - подтверждаю я, хоть и не вижу пока никакой связи. - Однако место и впрямь странноватое.
  - Поймите меня правильно, - бубнит Корнблат. - У меня не осталось выбора. Дело весьма щепетильное, чем меньше о нём знают, тем лучше. Особенно, если речь идёт о газетчиках. У них, знаете, нюх...
  Мы с шефом киваем синхронно, будто всю жизнь репетировали. У полиции журналистская братия в печёнках сидит. Пока правительство играет в демократию, нам от газетчиков буквально продыха нет.
  - А здесь я бываю каждое утро. Бегаю трусцой. Врач посоветовал, - продолжает Корнблат.
  - Короче, никто не удивится, увидев вас тут, - резюмирую я.
  Зато шеф фыркает. Уж его-то на пробежку клещами не вытащишь. И в парк тоже. Другое дело, что газетчики редко садятся ему на хвост: шеф обычно подъезжает к шапочному разбору.
  - Да, - невесело смеётся Корнблат. - Можно сказать, что я тут вроде фона. Успел примелькаться.
  - Так в чём собственно проблема? - подталкиваю я.
  - В моей жене. Позавчера вечером она ушла на благотворительный бал и до сих пор не вернулась.
  Я улыбаюсь: если благоверная загуляла, это ещё не повод беспокоить полицию. Корнблат не первый муж, которому дражайшая половина навесила кустистые рога. Стоит большого труда не высказать это вслух, однако "спортсмен" будто читает мои мысли.
  - Подумали об адюльтере? - грустно спрашивает он.
  Пожимаю плечами.
  - Всякое возможно. Знаете, за свою службу я разного насмотрелся.
  - Если б это был банальный адюльтер, я бы успокоился и даже перекрестился, - сердится Корнблат. - Но боюсь, что супруга действительно вляпалась во что-то крайне неприятное. И мне бы очень хотелось, чтобы вы её нашли, прежде чем об этом пронюхает пресса.
  - Живой или мёртвой? - мрачно вопрошаю я.
  - Упаси бог! - вздрагивает Корнблат. - Я хочу её видеть целой и невредимой.
  - Я тоже, - киваю я. - Не люблю покойников, пусть это и самые безобидные существа на свете. И всё же... что заставило вас предположить, будто с супругой произошло что-то неприятное?
  Корнблат потупил взор.
  - Прошу понять меня правильно: жена моложе меня в три раза. Фактически она ещё девчонка, на которую рано свалилось моё богатство и положение в обществе. Вокруг миллион соблазнов. Я понимаю, что столь серьёзная разница в возрасте чревата осложнениями, и потому подстраховался.
  - Каким образом? - заинтересованно спросил я.
  - Повёл себя так, как ведёт безумно влюблённый, а потому способный на любую глупость человек: тайком повесил на жену магический маячок, который сообщал мне, где она находится.
  - Это, в общем-то, противозаконно, - заметил я, но шеф меня перебил:
  - Сынок, закон здесь я. Не забывай об этом. А мистер Корнблат мой хороший друг. Пояснить подробнее, или ты прекратишь играть в борца за справедливость?
  - Не надо пояснять, сэр, - официальным тоном ответил я.
  Успокоенный шеф попросил Корнблата продолжать.
  - Так вот... - сказал и сразу запнулся тот. - Вчера вечером, когда по моим прикидкам супруга должна уже была вернуться, маячок вдруг перестал работать. А это был дорогой и очень надёжный магический прибор, вероятность поломки которого не больше нуля.
  - То есть кто-то его обнаружил?
  - Да. Боюсь, что речь идёт о похищении или того хуже...
  - Похищении? К вам обращались за выкупом?
  - Нет. Пока нет.
  - Хорошо, - задумчиво протянул я. - У меня сразу появилась масса вопросов к вам, мистер Корнблат.
  - Зовите меня Джеймс.
  - Как скажете. Джеймс, я согласен, что ситуация довольно щекотливая. Но мне почему-то кажется, что у человека вашего уровня просто обязан иметься специалист по решению подобных проблем.
  - Да, у меня был такой, - неохотно согласился Корнблат.
  - Был?
  - Избавился от него неделю назад. Выяснилось, что он одновременно работал и на моего конкурента.
  - У вас были неопровержимые доказательства?
  - Ну... неопровержимыми их не назовёшь, но того, что я узнал, оказалось достаточно, чтобы принять решение. Поверьте, это было не самое приятное решение в моей жизни.
  - Этот человек остался зол на вас?
  - Наш последний разговор был на повышенных тонах, - уклончиво ответил Корнблат. - Пусть вас не смущает мой миролюбивый вид. При желании я могу испортить жизнь многим.
  - Даже не сомневаюсь, - спокойно произнёс я. - Вы подозреваете этого вашего специалиста?
  - Мне кажется, он не способен на похищение. И тем более, на убийство. Он, кстати, из бывших копов. Ларсен, может, слышали о таком?
  - Сержант Ларсен из пятнадцатого участка? - вскинулся шеф. - Прекрасно помню и этого засранца, и то, что я не рекомендовал тебе принимать его на работу. Ларсена с треском вышибли на пенсию.
  - Я пострадал из-за своей доброты. К тому же Ларсена выкинули из полиции за компанию. Мутная история с избиением какого-то репортёра. Ну, и я решил, что спец такого профиля мне пригодится. Как выяснилось, ошибся. Но, повторюсь, Ларсен способен на многое, на любую подлость, однако похищение женщины и тем более убийство... Нет, это не он.
  - Всё равно беру его на карандаш, - твёрдо заявил я. - Следующее: вы сказали, что супруга не вернулась с бала. Вы не пошли с ней?
  - Да, к большому сожалению, не смог, - сокрушённо произнёс Корнблат. - Бизнес есть бизнес. Мы не принадлежим себе.
  - Известно, куда она отправилась после бала?
  - Нет. Я пытался осторожно выведать у моих знакомых, которые там были, но они только руками разводят. Она будто исчезла.
  - Однако на балу она точно присутствовала?
  - Можете не сомневаться.
  - У вас имеется фотография супруги или хотя бы словесное описание?
  - Я хорошенько подготовился к встрече, - Корнблат протянул пухлый конверт. - Тут с десяток фотографий... самых удачных, на мой взгляд. Она... просто красавица.
  - Как её зовут?
  - Жасмин. Очень красивое имя. Они с моей девочкой прекрасно дополняют друг друга.
  Я открыл конверт, вытащил первую попавшуюся фотографию, пристально рассмотрел. "Спортсмен" не врал, он и впрямь отхватил недурную цыпочку. Такие на каждом шагу не валяются, их выращивают в специальных инкубаторах, чтобы потом торжественно передать в яркой упаковке богатым папикам.
  - С этим понятно. В каком месте пропали сигналы от маячка?
  - На улице Бондарей, где-то в районе между пятнадцатым и семнадцатым домом. Знаете где это?
  - Прекрасно знаю. Мой участок, - я осклабился. - Улица Бондарей пятнадцать или семнадцать... Отправная точка имеется. Вы навели меня на одну идею, я должен её срочно проверить. Давайте утрясём пару формальностей. Как будем держать связь?
  - В конверте моя визитка. Золотая визитка. На ней телефон, которого нет ни в одной телефонной книге. Стоит позвонить по нему, и вас без проволочки свяжут со мной в любое время дня или ночи. Этот номер знают всего два-три человека в городе.
  - Договорились. Что ещё содержит этот конверт, о чём я пока не догадываюсь?
  - Чек. Это аванс. Если сделаете всё на должном уровне, то сумма, указанная на нём, будет удвоена.
  - Джеймс, - покачал головой шеф. - Ты избалуешь моего мальчика. Он умница и готов из кожи вылезти по моему приказу. И этого вполне достаточно.
  - Том, старина, мотивация никогда не бывала лишней. Пусть твой лейтенант слегка заработает. Деньги ему вряд ли помешают. К тому же, не исключено, что придётся пойти на какие-то расходы...
  - Если только поэтому, - улыбнулся шеф.
  Он посмотрел на меня:
   - Ладно, Рик. Вижу, что ты взял стойку как старый охотничий пёс, почуявший добычу. Иди, проверяй свою догадку. И постарайся не облажаться. Джеймс мой лучший друг, а я не люблю, когда моих лучших друзей подводят.
  
  Глава 2
  Улица Бондарей давно перестала соответствовать названию. Теперь вместо большого числа мастерских на ней только маленькие второсортные магазинчики да несколько доходных домов. Пятнадцатый и семнадцатый, как раз относились к их числу, но меня интересовало другое строение, оно было почти напротив.
  Я оставил взятую на прокат тачку возле одноэтажной лачуги с выцветшей вывеской "Лавка оккультных товаров". На двери висела табличка "закрыто", но дверь оказалась незапертой.
  Лавка готовилась к приёму первых покупателей: владелец - Айзек по кличке Шнобель и его помощник выставляли товар по полкам.
  Нежный перелив колокольчиков, известивший о моём появлении, оторвал их от этого увлекательного занятия.
  - Мы ещё не открылись, - заговорил Айзек, но, узнав меня, радушно улыбнулся:
  - Простите, лейтенант! Разумеется, к вам это не относится. Чем могу помочь?
  Я обвёл взглядом полки с разноцветными колбами, упакованными в пластик порошками, расфасованными по весу, сушёными головами животных: от собак, кошек, обезьян до тигров, провёл рукой по притаившемуся в углу человеческому скелету, а тот громко лязгнул нижней челюстью.
  - Нужна информация.
  - Информация? - удивился Айзек. - Простите, это не мой профиль. Я торгую иным товаром. Может, вас заинтересует партия новых амулетов? Для вас или для вашей девушки.... Они усовершенствованные, на десять процентов мощнее прежних.
  Я отрицательно покачал головой, вытащил фотографию Жасмин и положил на прилавок перед Айзеком и его помощником.
  - Видели?
  - Нет, сэр, - чересчур поспешно ответил лавочник.
  - А твой помощник?
  Тот промычал что-то нечленораздельное.
  - Тоже не видел, - "перевёл" Айзек.
  - Уверены? - Я пристально посмотрел на обоих.
  - Абсолютно. Такую красотку забыть невозможно. День, в который она бы заглянула в мою лавку, я назвал бы лучшим в жизни, - заверил Айзек. - Жаль, что этого не произошло.
  - Значит, не видел. Ладно, я давал тебе шанс.
  Я притворно вздохнул, а потом резко обхватил его кучерявую башку руками и хорошенько ахнул об деревянный прилавок. Раздался гулкий стук, после которого лавочник быстро распрямился. Из его носа текла кровь.
  - За что? - взмолился он, а помощник подался назад, пытаясь врасти в стену.
  На прилавке стоял стаканчик с бумажными платками. Я вытащил один и протянул Айзеку.
  - Вытрись. Не хватало, чтобы ты тут всё закапал.
  Лавочник послушно взял платочек, запрокинул голову и принялся вытирать хлюпающий нос.
  - Повторить? - спросил я, не уточняя, что именно.
  - Не надо, - вздрогнул он. - Да, я видел её. Это было позавчера ночью. Красивая и богатая сучка, которая считает, что весь мир у неё в ридикюле.
  - Зачем она приходила? - спросил я, зная ответ.
  - На ней был маячок. Она хотела избавиться от него. Кстати, я не совершил ничего противоправного, это была не полицейская модель.
  - Знаю и потому прощаю, - кивнул я. - А чего сразу не сказал?
  - Простите, лейтенант, но вы знаете, что для нас вы, при всём моём уважении, - легавый. В наших кругах не принято изливать душу копам, даже столь симпатичным.
  Я хмыкнул. Айзек жил с другим мужиком, и, в общем-то, не был одинок в своих пристрастиях. Раньше это считалось пороком, а теперь вроде как поощрялось. Ходили слухи, что делалось это специально: население с каждым годом росло, а природные ресурсы уменьшались.
  - И ты снял с неё маячок? - спросил я скорее для протокола. Служба приучила меня к дотошности. Иногда, недосказанность или неправильно понятая фраза приводили к крупным недоразумениям.
  - Да. Пришлось повозиться: штучка фирменная, работал маг экстра-класса. Но... когда за дело берётся настоящий профессионал, результат гарантирован, - горделиво сказал он и даже расправил щуплые плечи.
  - С этим разобрались. Второй вопрос: она была одна?
  - Нет, её притащил какой-то хмырь.
  - Ты его знаешь? - с тщательно скрываемой надеждой спросил я.
  - Откуда? Город большой, нельзя знать каждого, - вяло пробормотал Айзек.
  Тут облом, но ничего страшного. Если кажется, что дело с самого начала на мази, значит, впереди полная задница.
  - Опиши внешность, - велел я.
  - Постараюсь, лейтенант. Только из меня физиономист неважный.
  - Ты попробуй.
  - Ему лет двадцать пять - двадцать шесть. Может, чуть больше, но точно не тридцать. Пониже вас ростом. Смазливый. Из тех, от кого девки в штанишки писаются.
  - А мужики? - не преминул поддеть я, однако Айзек не смутился:
  - Не в моём вкусе. Продолжать?
  - Валяй.
  - Волосы тёмные, вьющиеся, чернявый. Глаза карие, нос прямой, худощавый, двигается как танцор... знаете, такая лёгкая, будто порхающая походка... А ещё спина идеально ровная, он ходит так, словно кол проглотил, но это не имеет ничего общего с военной выправкой. Для военного этот молодой человек движется совершенно несерьёзно.
  Я кивнул.
  - Ещё что запомнилось? Особые приметы есть?
  - Бакенбарды. Помните колониальную моду прошлого века? Парень то ли сдвинулся на этой почве, то ли нашёл чокнутого парикмахера. Впрочем, ему идёт.
  - Одет как?
  - На удивление прилично. Смокинг, рубашка в тон, лаковые ботинки, дорогие запонки. С первого взгляда смахивает на плейбоя, прожигателя жизни. Но это фальшивка. Парень родился в мусорке и далеко от неё не ушёл.
  - Всё-то ты знаешь!
  - В моём возрасте и при моей работе нужно разбираться в людях, иначе вылетишь в трубу.
  - Ладно, - протянул я. - А куда они двинулись после того, как ты снял маячок?
  - Не знаю. Они мне не докладывались. Тёлка была пьяной, костерила какого-то Джеймса, говорила, что он её обманул, а хмырь, который её привёл ко мне, поддакивал. И, сдаётся мне, делал это специально.
  - Тоже был пьяным?
  - По сравнению с ней трезвый как стёклышко. Постоянно лапал её, не смущался ни меня, ни моего помощника.
  - Она звала его по имени?
  - Если только пупсиком, но вряд ли его так зовут.
  Я помолчал, переваривая информацию. Итак, в уравнении появилось первое неизвестное.
  - У тебя есть телефон?
  Айзек выбросил очередной окровавленный платочек в мусорную корзину.
  - Есть, в офисе. Дверь сбоку. Она не заперта.
  - Тогда я позвоню. Только не подслушивать, иначе я вернусь сюда с кавалерией, и вам, ребята, не поздоровится.
  Я решительно отстранил лавочника и его молчаливого помощника.
  Офис больше походил на чуланчик. Тут скверно пахло, из крошечного окошка с трудом пробивался солнечный луч.
  Телефон висел на стене. Я снял трубку, набрал номер знакомого из полиции нравов. Тот, к счастью, оказался на месте.
  - Рик, дружище! Рад тебя слышать!
  - Взаимно, старина, - искренно проговорил я. - Нужна твоя помощь. Есть описание одного хлыща. Вдруг, твоя клиентура?
  - Не исключено. Мир тесен, - согласился собеседник. - Говори, кто тебе нужен.
  - Двадцать пять лет, рост средний... - продиктовал я приметы незнакомца.
  Знакомый откликнулся быстро:
  - Бакенбарды, говоришь? Есть такой на примете. Зарабатывает на жизнь, охмуряя богатых тёлок, присасывается как пиявка и, пока не насосётся, не отвалится. Зовут Джек Десять дюймов. Догадываешься почему?
  - Ага, - криво усмехнулся я. - Адресок не подкинешь?
  - Отчего ж не поделиться с хорошим человеком... Записывай.
  Я приложил к стене блокнот и записал продиктованный адрес. Десять дюймов жил на Набережной. Не самый фешенебельный район, но мой, по сравнению с ним, трущобы.
  - Спасибо! Я твой должник.
  - Сочтёмся, - на том конце трубки послышался смешок. - Ты мне, я тебе. Должен предупредить, Рик. Парень - маг. Плохонький, но кое-что умеет. И пусть почти вся магия уходит на соблазнение богатых дурочек, но это не делает его менее опасным. Так что держи ухо остро! Не хотелось бы прочитать в завтрашних газетах, что из тебя сделали хорошо прожаренную отбивную.
  - Не знал, что ты умеешь читать.
  Знакомый разразился хохотом.
  - Рик, если я когда-нибудь скопычусь, это будет от твоей сраной шутки. Ты сделал мой день!
  - Понял! Буду осторожным. Удачи!
  - И тебе того же. Если сукин сын заартачится, сверни ему челюсть за меня. Можешь и по почкам добавить.
  - Пока!
  Я повесил трубку.
  Маг так маг. И не таких обламывали.
  Перед тем как покинуть лавку, я поманил к себе Айзека. Он подошёл поближе, и я без лишних слов двинул ему кулаком в солнечное сплетение. Лавочник сложился пополам. Из него будто выпустили воздух.
  - Лейтенант! Зачем? Я же всё сказал, - превозмогая боль, спросил он.
  - Для профилактики. Чтобы в следующий раз не отнекивался, а выложил всё как на духу.
  На Набережной я был через пятнадцать минут. Квартал, в котором жил Десять дюймов, состоял из одинаковых панельных десятиэтажек - унылых, как утренняя проповедь. Единственным украшением были ругательства на стенах. Местная молодёжь таким образом давала выход своим эстетическим чувствам.
  Квартира Джека была на восьмом этаже. Лифт не работал (на дверях в подъезд висело грозное объявление, что его отключили из-за постоянных неплатежей), я зашагал по ступенькам.
  Лестничные площадки воняли дешёвым табаком, кошачьей мочой и гнилыми продуктами. Лампочки были разбиты или выкручены, потому здесь царил полумрак. На шестом этаже разлилась подозрительная лужа, я перепрыгнул её, чтобы не вляпаться в отвратительную субстанцию.
  У квартиры Джека стальные двери. С наскока не возьмёшь. Я вдавил кнопку звонка. Самой трели не услышал, но через пару секунд чей-то мужской голос опасливо спросил:
  - Ларсен, это ты?
  - Я, открывай!
  Лязгнул замок, дверь приоткрылась. В светлом проёме показалась фигура, она осторожно огляделась по сторонам.
  - Ты один?
  - Сейчас узнаешь.
  Я хорошим пинком отправил парня вглубь коридора, затем переступил через порог и аккуратно закрыл за собой дверь на замок.
  - Гад! - закричал Десять дюймов.
  Он привстал. На его ладони образовался комок из маленьких, похожих на клубок змей, молний.
  - Ты сам напросился. Сейчас я тебя поджарю.
  - Давай, сосунок, удиви дядю, - зло улыбнулся я.
  Он выбросил вперёд руки:
  - Получи, сука!
  Искрящий сгусток магической энергии полетел в меня, но на расстоянии в половину ярда рассыпался и исчез без следа.
  - Что за хрень! Ты... ты кто? - испугался парень.
  - Коп, а ещё я таких магов-недоучек как ты на завтрак ем.
  С этими словами я снова ударил Джека, отправляя его на короткое время в нокаут. Иногда мозгам полезен не только свежий воздух, но и хорошая встряска.
  Пока дамский угодник валялся в отключке, обшарил его апартаменты. Жил Джек скромно: тесная спальня, крохотная кухонька, на которой только варили кофе и изредка жарили яичницу с беконом - в умывальнике груда невымытой посуды. В совмещённый с душевой санузел я заглянул чисто формально, и снова переключился на исследование спальни.
  Сначала раздвинул грязные занавески. Единственное окно выходило на кирпичную стену соседнего здания-близнеца.
  Большую часть комнаты занимала широченная кровать - рабочее место этого мерзавца. На смятом покрывале лежал смокинг, о котором рассказывал Айзек. В кармане квитанция из проката. Уже сегодня смокинг нужно возвращать.
  Порылся в ящичках шифоньера без особого успеха: полотенца, трусы, носки, майки, куча ненужного мужского хлама. Из более-менее ценного - любительский фотоаппарат, печатающий моментальные снимки. В прошлой моей жизни тоже были такие. Я с удовольствием повертел этот "Поляроид" в руках.
  Рядом маленькая коробочка с готовыми фотографиями. Преимущественно обнажённые красотки, но Жасмин на снимках не фигурировала. Подумав, положил коробку в карман плаща и приступил к осмотру гардероба.
  На вешалках два халата, причём один женский, костюм в синюю полоску, несколько несвежих рубах, кожаная, похожая на мотоциклетную, куртка. На полках чистое постельное бельё - недавно из прачечной.
  Оно и натолкнуло меня на мысль опуститься на пол и приподнять покрывало кровати: под ней нашлась интересная штучка: я вытащил изящный узорчатый лифчик с меткой в виде букв "Ж" и "К". Очевидно, косвенное доказательство того, что Жасмин была здесь. Других следов женского пребывания не нашлось.
  Из коридора послышался стон. Я двинулся на кухню, выбрал стакан почище, наполнил водой из-под крана, потом подошёл к парню (тот уже осмысленно посматривал по сторонам) и протянул:
  - Пей, тебе поможет.
  Джек глянул с ненавистью, но послушно взял предложенную воду. Когда он закончил, я отобрал стакан и поставил на пол как можно дальше, чтобы хмырю не пришло в голову запустить им в меня. Заодно забрал из кухни табуретку и сел напротив Джека.
  - Если ты коп, почему руки распускаешь? - обиженно спросил он.
  - Потому что другого разговора, такие, как ты, не понимают, - равнодушно сказал я и потряс перед ним лифчиком. - Где Жасмин?
  - Какая Жасмин?
  - Не строй дурачка. Тебя видели на балу, опознали. Ты у нас фигура видная, многим глаза намозолил, - говоря так, я сознательно отводил подозрения от Айзека. Этот тип мог ещё пригодиться. - А это, - я снова помахал лифчиком, - улика. В общем, не трать моё время. Она здесь была. Мы оба это прекрасно знаем.
  - Стоп! Сначала скажите, в чём меня обвиняют?
  - Пока ни в чём, но ведь я, если захочу, накопаю. Или дам на тебя наводку кому-то из обиженных муженьков.
  Судя по моментально скисшей физиономии, последний выстрел попал в цель. Парниша успел кому-то изрядно насолить и просто чудо, что ему пока не повыдергали конечности. Но, к его чести, он быстро взял себя в руки.
  - Допустим, она действительно была здесь. Это преступление? - с вызовом спросил он.
  - Без допустим...
  - Хорошо, она действительно была здесь.
  - Когда?
  - Позавчера ночью. Подцепил её на благотворительном балу, привёл к себе. Бабёнка, кстати, сама на меня лезла, - с горделивой улыбкой сказал он.
  - Интимные подробности можешь пропустить. Но почему она?
  - Я же сказал: сама хотела. Осталось лишь сорвать персик с ветки.
  - А может Ларсен велел подкатить?
  Парень смутился.
  - Не знаю я никакого Ларсена.
  Я отвесил ему оплеуху.
  - За идиота держишь?! Ты кого спрашивал, перед тем, как дверь открыть?
  Джек потёр ушибленную щёку, добавил плаксиво:
  - Чего дерёшься?! Да, это Ларсен велел закрутить с девкой. Я и сам был не прочь. Она - конфетка. Редко такие выпадают по работе, - пожаловался он. - Большинство - старые сучки, на которых и глядеть-то страшно.
  - Теперь в подробностях, что велел сделать Ларсен...
  - Достал для меня билет на этот бал, написал какую-то записку, приказал передать бабе.
  - Что было в записке?
  - Я не читал...
  Кулак впечатался ему в скулу. Я бил не сильно, но чувствительно.
  - Не надо! - завопил парень.
  - Что было в записке? - повторил я.
  - Ларсен написал, что муж следит за ней, повесил втихаря маячок. Ну, баба сразу взбеленилась! Насилу успокоил. Отвёл в бар, заказал пару коктейлей, чтобы нервишки не шалили, а дальше дело техники...
  - С бала ушли вдвоём?
  - Да, Ларсен просил, чтобы мы сразу на мою квартиру топали, там бы я её трахнул, ну и... - Джек вдруг остановился, понимая, что может ляпнуть лишнее.
  - А потом ещё и сфоткал для твоей коллекции, - помог ему я.
  - Откуда вы... - ошарашено заговорил парень, но потом догадливо покачал головой. - В вещах моих рылись...
  - Правильно мыслишь, - согласился я.
  - По-моему, так просто это не делается. Должен быть ордер, я по радио слышал, - снова взялся за своё Джек, но я угрожающе поднял руку, и он заткнулся.
  - Короче, замысел я понял: ты должен был соблазнить дамочку, притащить на квартиру и отыметь. Заодно наделать фоток для Ларсена, а тот бы распорядился ими по своему усмотрению. Я правильно уяснил концепцию?
  - Чего? - округлил глаза парень.
  - Книжки читать надо, а не радио слушать, - раздражённо бросил я. - Короче, раз Жасмин была у тебя в квартире, то куда она делась?
  - С этой бабой всё с самого начала пошло наперекосяк. Сначала заставила меня найти спеца, который бы помог снять "соплю".
  Я хмыкнул, услышав жаргонное прозвище маячков.
  - Хорошо, что я знаю одного хрыча, который в таких вещах петрит. Привёл бабу к нему, она отбашляла сколько надо, он "соплю" снял. Ну, думаю, всё, теперь она моя... Затаскиваю к себе, накачиваю виски (пьёт она, кстати, как лошадь - полбутылки при мне выжрала, не считая коктейлей на балу), вижу, что хоть сейчас в койку прыгнет, раздеваю... Дело вроде к самому интересному подходит, а она вдруг с катушек слетает. Говорит: я с тобой трахнусь, но не здесь! Веди меня в Гнойник и всё тут!
  - Куда? - не поверил я ушам.
  - В Гнойник. Понятно, что нормальные люди туда не ходят, кому охота от уродов люлей огрести.
  Я присвистнул. Лет сорок назад алхимики перестарались, расщепляя чистую манну. В результате экспериментов лаборатория улетела в тартарары, а ближайшие кварталы подверглись страшному магическому удару. Половина жителей умерла, другая превратилась в не пойми что... короче - в уродов. К счастью, зараза не стала расползаться по всему городу, карантина не понадобилось, но с тех пор пострадавший район назвали Гнойником, а основным населением стали мутанты-уродцы, жертвы того паршивого эксперимента.
  Правительство принесло извинения, назначила компенсации и пенсии, шумиха в прессе сама по себе стихла после того, как виновными назначили погибших учёных.
  У района и раньше была дурная слава, а после катастрофы всё резко обострилось. Формально это часть города, там даже действующий полицейский участок остался, по иронии судьбы, носящий номер тринадцать, но де-факто - это город в городе, а тамошние аборигены не жалуют ни себя, ни случайно забредавших нормальных обывателей.
  Для барышни вроде Жасмин Корнблат оказаться в Гнойнике, всё равно, что свести счёты с жизнью.
  - Она назвала конкретное место?
  - Несла чушь: мол, не надо бояться, в Гнойнике есть какая-то коммуна, которую устроили разные шизики: художники, писатели, артисты, короче, всякая шелупонь. Дескать, местные тех, кто в коммуне живёт, не трогают, не надо бояться! Обещала классный трах, если довезу туда. До мозолей, говорит, натру...
  - А ты?
  Джек криво усмехнулся:
  - Оно мне надо?! Сначала отговаривал, только тёлка совсем тронулась. Разъярилась, сказала, что либо там со мной перепихнётся, либо нигде. Ну, я и послал её нахрен! Она меня тоже послала, оделась и удрала. Пытался её остановить, да только с этой бешеной кошкой не справиться! Чуть глаза не выцарапала. - Он показал на своё лицо, на котором и впрямь виднелись заживавшие царапины, очевидно, следы от ногтей. - Надеюсь, никакой инфекции мне не занесла, долбаная сучка! А лифчик, видать, забыла. Я ж говорю - бешеная!
  - Когда это произошло?
  - Так позавчера и произошло. Обломался я полностью, не знаю, что и Ларсену говорить!
  - Передай ему, чтобы он мне на глаза не показывался.
  - А как тебя зовут? - поинтересовался Джек.
  - Лейтенант Дональд. Твой приятель меня знает.
  - Приятель... Скажешь тоже! Хрен с горы, а не приятель. Ну, что - я тебе всё рассказал, больше ничего не знаю. Может, свалишь отсюда и оставишь меня в покое? - с надеждой спросил он.
  - Оставлю, - покладисто произнёс я, вставая с табурета. - Но перед тем, как уйду, задам тебе ещё один вопрос. Последний. Твоё прозвище, Десять дюймов... Это правда или дюймов на пять насвистел?
  
  Глава 3
  О Гнойнике я знаю не больше среднестатистического обывателя. А уж о том, что где-то в нём появилась богемная коммуна, слышу впервые. Как ни крути, всё сходится к тому, что придётся лезть туда в надежде, что бабе повезло, и она всё же добралась до этого оазиса в проклятых землях. Но надежда так себе... слабенькая.
  С большой вероятностью Жасмин либо кормит червей в могиле, либо тамошние головорезы пускают её по очередному кругу, и тут напрашивается главный вопрос - понадобится ли эта дурочка после всего, что с ней сделали, Корнблату?
  Порой проще проявить милосердие и пристрелить жертву. Я не шучу, народишко в Гнойнике знает толк в издевательствах и насилии. Если берутся за дело, так основательно. И некрофилов там полно. Обычного человека при виде того, что эти упыри вытворяют, трижды наизнанку вывернет.
  Нет, переть на рожон нельзя, нужно основательно подготовиться, хотя бы побольше узнать о коммуне. Учитывая, что у меня с утра во рту ещё крошки не было (тут желудок заурчал, как непрогретый мотор), можно совместить и то, и другое.
  Я проехал несколько кварталов и остановился у ничем не примечательной забегаловки, которая работала, если верить вывеске, с утра до ночи. Если повезёт, встречу тут одного человечка.
  Внутри было пусто, не считая толстого мужика, уплетавшего сэндвич размером с удава. Он запивал его ведёрком с газировкой.
  Я сел от толстяка подальше, и почти сразу возле меня нарисовался Макс: высокий нескладной парень с длинными рыжими волосами и веснушчатым лицом. На нём был фартук официанта, из нагрудного кармашка торчал кончик блокнота.
  - Рик, - обрадовано произнёс Макс. - Какими судьбами?
  - Рад тебя видеть, - искренно сказал я. - Для начала бы хотелось перекусить, а потом... ты пять минут для меня найдёшь?
  Макс обвёл глазами пустой зал:
  - Да хоть десять. Народа, как видишь, нет, так что я буду в твоём распоряжении. Меню принести?
  - Не надо. Лучше сам посоветуй.
  - Бифштекс, гарнир из картофеля с горошком, обжаренный лучок кольцами, кофе и яблочный пирог. Всё свежее. Пойдёт?
  - Пойдёт. Только поспеши, пока я своей слюной не захлебнулся.
  Макс ушёл на кухню, а я сходил в туалет, помыть руки, а вернувшись, взял со столика глянцевый журнал с рекламными объявлениями и принялся разглядывать. К счастью, реклама изредка разбавлялась нормальными статьями, и я не умер со скуки от написанных идиотами для идиотов материалов, расхваливавших суперэффективные моющие средства, способные отмыть негра добела, одежду, которая жиртреста, навроде того, что только что при мне сожрал половину коровы, сделает стройным как кипарис, и парфюмерию, которую явно делали из вытяжки скунсов, иначе не объяснить, как она может столь мерзко пахнуть (в журнале был пробник, который я с отвращением выбросил в контейнер для мусора).
  Макс пришёл с подносом и стал расставлять тарелки. Я довольно потёр руки и принялся методично разделываться с бифштексом. Лишь перейдя к кофе, позволил себе остановиться и перевести дух. Всё это время Макс сидел напротив и с умилением смотрел на меня.
  - Завтра вечером послушай третий городской канал. Будет премьера радио-спектакля, я там в четырёх сценах задействован.
  - Не могу обещать, Макс, но я постараюсь.
  - Ничего, ты ещё ко мне за автографом ходить будешь!
  Я чуть заметно кивнул.
  Макс - актёр, уже который год он пытается пробиться и сделать карьеру, но пока агенту удаётся найти для него мелкие роли в мюзиклах и радио-постановках. Однажды Максу повезло: ему предложили сыграть в настоящем фильме. Однако потом продюсеры потребовали удалить ряд сцен, в том числе с его участием, так что в итоге экранное время незадачливого артиста составило пару минут. Но, Макс не отчаивается, ищет ходы и выходы, знакомится с нужными людьми и вертится их кругах. Пока что это не очень помогает, главным источником его существования была и остаётся работа официантом в забегаловке. Так что я знал, где его найти.
  - Договорились. Только боюсь, что став кинозвездой, ты обо мне позабудешь.
  Макс улыбнулся.
  - Пока что эта проблема нам не грозит. Ты ведь не только, чтобы поесть ко мне приехал?
  Я вытер салфеткой рот.
  - Ты прав, хотя, после сегодняшнего великолепного завтрака, буду выбираться почаще.
  - Передам повару, что тебе понравилось. А теперь говори, зачем на самом деле пожаловал.
  - Макс, меня интересует одно местечко в Гнойнике.
  - Я не ослышался, в Гнойнике? - хрипло спросил он.
  - Ты всё правильно услышал, - с ледяным спокойствием подтвердил я. - До меня дошли слухи, что где-то в Гнойнике есть коммуна, созданная людьми, которых обычно принято считать богемой: всякие художники, артисты и так далее. Тебе что-то о ней известно?
  Макс огляделся по сторонам, а затем неожиданно засмеялся.
  Толстяк оторвал удивлённую голову от ведра с газировкой, потом пожал плечами и снова вернулся к упоительному во всех смыслах процессу.
  Я терпеливо молчал. Отсмеявшись, Макс сказал:
  - Прости, это как-то неожиданно... Ты и эти чокнутые.
  - Это по службе...
  - Я понимаю, просто непривычно как-то. Ты на такие вещи прежде и внимания не обращал, а на мои роли плевал с колокольни. Вот я и ... - Он на какое-то время замолчал.
  - И всё же, что ты знаешь об этой коммуне? - повторил я.
  - Сейчас это модно. Называется декадансом. Искусством ради искусства. Привычный мир не может правильно оценить труд творческого человека, и тот вынужден искать место, где его странность покажется нормой и, где каждого привыкли принимать таким, как он есть.
  - Ты сказал одновременно много и мало. Другими словами, уроды от искусства спрятались среди обычных уродов.
  - Грубо, но в точку, - согласился Макс. - Основал коммуну Джо Чилл. Помнишь такого?
  - Помню. Он снимался в кино, играл отважных частных сыщиков и благородных миллионеров, спасавших мир.
  - И ещё писал картины. После того, как выяснилось, что он любит разбавлять краски кровью, причём им же трахнутых мальчиков, его чуть не посадили. Но, у Джо хорошие связи и деньги, так что он отвертелся. Вот только в кино ему больше делать нечего. Никто больше не поверит в благородство его персонажей.
  - То есть продюсеры дали ему пинка под зад?
  - Именно, причём даже те, что трахали мальчишек вместе с ним, только с той разницей, что об их увлечениях пресса не дозналась. Джо обиделся на весь мир и решил перебраться в такое место, где никто не будет показывать на него пальцем. Вот уж не знаю, как ему удалось договориться с заправилами из Гнойника, но факт остаётся фактом: Джо поселился там, а через какое-то время организовал коммуну со своими законами. Туда подались разного рода непризнанные гении, а со временем это вдруг стало модно, в коммуну потянулись экзальтированные дамочки и внешне весьма благообразные джентльмены. Говорят, там царит сущая свобода нравов - делай, что хочешь: напивайся, трахайся, хоть с человеком, хоть с животным, колись или нюхай, - мечтательно добавил Макс.
  - Мне перечислить статьи из уголовного кодекса, которые там нарушают? - хмуро сказал я.
  Макс очнулся.
  - Ты чего? Думаешь, мне по душе тамошняя жизнь?
  - Не знаю, но рожа твоя стала подозрительной. Макс, свернёшь на эту дорожку, не посмотрю ни на что: лично отверну башку, и все скажут, что так и было, - угрожающе произнёс я.
  - Ты ж вроде не на службе сейчас, или коп даже во сне остаётся копом?
  - Я тебя предупредил, ты достаточно большой мальчик, чтобы сделать нужные выводы, - многозначительно добавил я. - Где находится эта коммуна, знаешь?
  - Могу на плане показать.
  - Валяй.
  Макс притащил засаленный план города, развернул и долго водил пальцем по заскорузлому листу.
  - Кажется, здесь, - неуверенно произнёс он.
  - Джо специально самый анус у задницы выбрал? - невесело спросил я.
  - Его можно понять. Сюда к нему точно никто не полезет. В здравом уме и трезвой памяти...
  - В определённой логике ему не отказать. Только я б предпочёл поселиться в хижине вождя каннибалов, чем в середине Гнойника.
  - Я же сказал: он сумел договориться, только не спрашивай меня с кем и как, я всё равно этого не знаю.
  - Не буду, - заверил я и протянул ему несколько купюр. - Передай это матери.
  - А почему я? Мог бы сам к ней зайти и передать, - возмутился Макс. - Ты сто лет у неё не был. Зайди, проведай старушку.
  - Тебе проще, ты ведь по-прежнему у неё живёшь. К тому же, я не собираюсь в миллион первый раз отвечать на вопросы, почему я до сих пор не женился, и, когда она будет нянчить внуков. Мне ли тебе говорить, как я ненавижу эти допросы!
  - Знаешь, я думаю, она верит в тебя больше, чем в меня, - грустно протянул Макс. - Я уже забыл, когда она меня о таком спрашивала.
  - Считай, что тебе повезло, - сказал я, вставая.
  Не хотелось называть брата, у которого не было ни девушки, ни работы, неудачником, и потому я быстро пожал ему руку и вышел.
  На самом деле мы - не родные братья. Мать Макса забрала меня из приюта, куда я попал сразу после того, как попал этот мир. Но она всегда относилась ко мне, как к родному. Со временем я привык называть её мамой, а Макса - братом. И был готов отдать за них жизнь, только никому бы в этом не признался.
  В приюте меня, Сергея Фролова, окрестили Риком. Фамилию Дональд дала приёмная мать.
  Возле взятого на прокат седана уже отиралось двое мальцов, я свистом отогнал их и сел в машину. Как ни крути, в Гнойник ехать придётся. Но, прежде чем начать испытывать судьбу на прочность, решил связаться с Корнблатом. В квартале отсюда была будка телефонного автомата, и я позвонил из неё.
  Трубку сняла девушка-секретарша, которая моментально переключила меня на босса.
  Голос Корнблата звучал тревожно:
  - Дональд, вы что-то раскопали?
  - У меня есть хорошая новость и плохая. Начну с хорошей. Мёртвой вашу жену не видели, но всё указывает на то, что она где-то в Гнойнике.
  - Я не ослышался?
  - Увы.
  - И что вы собираетесь предпринять?
  - Собираюсь отработать ваш чек.
  - Если речь идёт о деньгах, я готов выписать ещё один...на любую разумную сумму.
  - Не все проблемы решаются деньгами, но я учту ваше предложение.
  - Держите меня в курсе.
  - Можете не сомневаться.
  Я повесил трубку. Служебный револьвер остался в участке, но плох тот коп, у которого нет левой "пушки". В бардачке прокатного седана уже давно валялся пистолет, отобранный у уличного грабителя. Я по своим каналам пробил оружие, оно было чистым, нигде не засветилось, так что ношение его опасности для меня не представляло. Конечно, пускать его в ход можно лишь при крайней необходимости. А для всего остального сойдёт другая вещица: я завернул в магазин спорттоваров и купил бейсбольную биту, которую бросил в багажник седана. Всё, приготовления закончены, можно ехать.
  Беря машину напрокат, я будто предчувствовал, и потому заключил страховку на все случаи жизни, включая Всемирный Потоп и падение метеорита. Так что если с тачкой в Гнойнике что-нибудь приключится, ни мне, ни прокатной компании, это убытками не грозит.
  Конечно, лезть туда одному - глупость и авантюра, но выбора у меня не было. Шеф и Корнблат настаивали на максимальной конфиденциальности. Я подумал, что когда-нибудь пожалею о том, что в это ввязался. Если останусь жив...
  Я включил приёмник в машине и сразу попал на музыкальный канал. Там крутили что-то зажигательно-танцевальное. Ударник рвал барабаны в лохмотья, трубы гремели не хуже Иерихонских. Под такой аккомпанемент я покатил по магистрали, соединяющей нормальный город с царством уродов.

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"