Ikrinka: другие произведения.

Глава 31.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram

  Глава 31.
  
  
   - Ты есть, док, ты есть! И если сейчас же не откроешь глаза, мне придется принять меры, и, думаю, они тебе не понравятся! - прорвался сквозь вату моего сознания незнакомый голос. Я с превеликим трудом смогла немного приоткрыть веки, но рассмотреть что-то сразу не удалось. Перед глазами все расплывалось, да и сам голос напоминал мне отдаленный шум. В голове было звонко и пусто, ни одной мысли по поводу того, что сейчас происходит, не было. Я застопорилась в своих ощущениях.
  Господи, как же все болит! Не той болью, когда тебя долго пинают, а той когда ты сильно болеешь и долго не можешь передвигаться сам. Мышцы онемели и их немного покалывало. Кто-то растирал мне ступни, и еле удалось сдержать стон боли. Я протестующе дрыгнула ногой и в ответ получила массу незабываемых впечатлений. Позвоночник взорвался огнем. Он отказывался управлять моим телом. И тогда мне стало настолько страшно, что я мгновенно открыла глаза вовсю ширь и заозиралась по сторонам.
   - Ну, наконец-то! - Выдохнул мужчина, сидевший в моих ногах, и широко улыбнулся. Я его не знаю, определенно, тогда какого черта он держит меня за ногу, словно имеет на это право?
   - Ты кто? - определенно, те звуки, что издавала моя глотка, голосом назвать не смог бы никто. Хриплое практически неслышное шипение. Как змея на последнем издыхании. Я поморщилась и попробовала еще раз. Получилось немного лучше, что очень радовало. Не хотелось бы так шипеть до скончания дней моих.
   - Вы меня не помните, наверное... Приза, лет девять назад... Ножевое ранение в живот. Вы видели меня изнутри, хотя мне не очень бы хотелось, чтобы хоть кто-то видел бы меня в подобном виде.
  Он заулыбался еще больше, и стало казаться, что он сумасшедший. Неужели воспоминания о планете-тюрьме и проникающем ранении в брюшную полость могут радовать кого-то?
   - Да нет же, - словно догадавшись, о чем я думаю, возразил он. - Вы меня спасли, заштопали так классно, что даже шрам почти незаметен! Я вам очень благодарен... Я задумчиво уставилась на своего собеседника, судорожно пытаясь вспомнить, правда ли такое было когда-то. Русые, коротко стриженные волосы, овальное простоватое лицо, серые глаза и добродушная улыбка... Разве он похож на обычного заключенного с Призы? Что-то очень в этом сомневаюсь! Мужчина был хорошо сложен, грудь, облаченная в медицинский халат, была довольно рельефна, да и руки выглядели сильными. Под формой проглядывался обычный комбинезон наемников. Вернее, универсальная одежда для людей, которые ведут подвижный образ жизни. Синтетическая ткань с поддержанием комфортной температуры тела, множество карманов и клапанов... Такая одежка была практически у каждого. Но кто же этот парень на самом деле?
   - Где мы?
   - На Кваваре... - последовал невероятный ответ.
  За что боролись, как говориться.
   - И сколько времени я провалялась бревном?
  Вопрос предпочли проигнорировать, и это настораживало . Что-то он явно темнит.
   - Что тебе нужно? - немного подумав, задала я самый важный вопрос.
  Он отвел глаза, пожевал немного губами, а потом нехотя ответил:
  - Я с корабля Рэдклифа. Отбываю там окончание своего срока. За примерное поведение мне предоставили возможность самому выбрать себе смягченное наказание, и вот я здесь... Он развел руками и виновато посмотрел на меня. Словно я сейчас должна была что-то сказать.
  Я молчала, еще пристальней его рассматривая. Как-то все это странно.
   - И кем же ты тут служишь?
   - Тюремным фельдшером, - смущенно признался он. - Это немного символично, не так ли. Мне приходится лечить заключенных после побоев и издевательств, нанесенных другими тюремщиками, чтобы все равно обречь их на такие же побои.
  Я продолжала внимательно осматривать его. Что он здесь делает? Стоит ли его бояться? И как ему удалось привести меня в сознание. Как ни странно, но я помнила практически все, что со мной происходило ранее. И было мне очень плохо. А теперь вдруг появляется непонятный тип и будит меня прикосновениями.
   - Ты мне что-то колол?
   - Ну... в общем да, но только ради вашего блага! - нерешительно признался он и даже немного отодвинулся, будто боясь, что я сейчас кинусь на него, не теряя ни минуты.
   - Что именно?
   - Препарат, который приводит к временном у параличу мышц и замедляет химические процессы в организме. Выглядит так, словно человек находится в коме.
   - И зачем?
  - А вы хотели бы остаться в трезвой памяти? - вдруг разозлился мужчина. - Я видел, что с вами сделали. Если бы не мой препарат, вы бы просто не выдержали подобных издевательств! Верить или не верить ему? Очень сложный вопрос...
   - Тебе стало меня жаль?
   - И это тоже... - хмуро пробормотал он, уставившись на голограмму космоса раскручивающуюся на месте, которое должно было имитировать окно. - Но помимо того у меня перед вами еще и долг. Поэтому я и решил помочь...
   - Ты идиот! - вздохнула я. - Если Рэдклиф узнает, что ты натворил... Я даже думать боюсь, что он тебе сделает. Ты это понимаешь?
   - Собственно, тут мы и подошли к вопросу, что именно я собираюсь для вас делать. Поэтому давайте одеваться и готовиться к выходу. За вами скоро придут.
   - О, Господи! Ты совсем рехнулся! Кто за мной придет?! Да и куда нам потом бежать на планете, оккупированной захватчиками? До первого блок-поста? Мужчина с улыбкой смотрел на меня, словно я была неразумным ребенком и не понимала своего счастья. Но я-то оценивала свое положение довольно четко. Нам никогда не выбраться отсюда самостоятельно. Без помощи никак!
   - Я понимаю, что доверия не заслуживаю. И понимаю также, что вы вообще не скоро сможете довериться кому-нибудь. Но сейчас у нас есть единственный шанс сбежать отсюда. Понимаете? Я очень рисковал, когда организовывал вам побег. И поверьте, сейчас мне очень не хотелось бы попасться кому-нибудь из адмиралов. Ваш пример того, как они обращаются с неугодными людьми, желания злить их не вызывает. Наверное, лучше сразу повеситься или застрелиться. Я еще не задумывался над тем, что лучше выбрать, и в ближайшее время не планировал. Так что вставайте. У нас осталось пятнадцать минут на подготовку.
   - И что же произойдет через пятнадцать минут? - подозрительно уточнила я.
   - Большой "бум", - загадочно ответили мне и бросили в лицо комом с одеждой.
  Не смотря на всю странность ситуации, мне до жути хотелось попробовать поверить и сбежать. Что я теряю? Уютную камеру на одного и теплые объятия Рэдклифа при следующей встрече? Так я хоть попытаюсь что-то изменить в этом паршивом раскладе. Может, даже Крэйга удастся вытащить. На данный момент это было приоритетной задачей.
  Неверными руками я принялась натягивать на себя чью-то одежду. Тело отказывалось мне повиноваться. Но я упорно боролась с непослушными тряпками. Больше всего это было похоже на робу заключенного, серую и донельзя мрачную. Но поспорить с тем, что она все равно лучше медицинской одноразовой рубахи, разрезанной на самом интересном месте, было сложно. Так что я обрадовалась даже ей.
   - Мы в лазарете? - поинтересовалась я.
   - Да. - коротко ответил мужчина, продолжая копаться в каких-то вещах.
   - Как мы здесь оказались?
   - Все потом, когда станем немного посвободней. До условленного времени осталось семь минут. Поторопитесь.
  Я послушно заткнулась и принялась зашнуровывать грубые рабочие ботинки. Шнурки пришлось затягивать потуже, поскольку обувь была велика минимум на три размера. Как бы не потерять по дороге. Пальцы болели и выглядели странно. Немного искривленные и синеватые, но определенно целые, а я точно помню, что Рэдклиф ломал мне их с огромным удовольствием. Я немного порассматривала свою-чужую руку, и принялась одеваться дальше.
  Косу переплетала уже почти на старте. Мой сообщник нетерпеливо притопывал возле дверей, явно к чему-то прислушиваясь. Я начинала догадываться к чему именно, и стало немного не по себе. Я совсем не знаю этого человека. Может, он просто идиот и продумал все плохо, а мы даже не успеем покинуть лазарет до того как нас застрелят. Как я могла вляпаться в подобную авантюру. Все что я делала, я всегда продумывала до мелочей. А теперь мне придется доверится непонятно кому, и надеяться на то, что это сработает.
   - У нас хоть оружие есть? - обреченно простонала я.
   Мужчина передернул плечами, явно не желая отвечать, но все же произнес:
   - Пока нет.
   - И что это значит?
   - Послушайте, док, я понимаю ваше волнение, но не могли бы вы немного помолчать, а то я пропущу условный знак!
  Но этого не произошло. Этот самый "условный" знак было слышно во всем городе. А я от неожиданности и испуга подпрыгнула на месте и прикусила язык. Прекрасно....
   - А вот теперь бежим!
  Черт возьми, он правда идиот! Ночную тишину одновременно нарушило несколько взрывов, временно оглушив меня и заставив подчиниться приказу. Теперь у меня просто не осталось выбора.
  Мы сорвались с места, словно за нами гналась стая разъяренных чудовищ. А это было очень не просто, по крайней мере для меня. Все тело противостояло против такой нагрузки. Я оступалась, ударялась о стены не слишком хорошо координируя свое движение. Мое искусственное сердце болело как настоящее, а в боку резко закололо. Все это доставляло массу не самых приятных ощущений. Пару раз я подвернула ногу на ровном месте, просто еще не полностью ощущая ее после многих, как я догадывалась, дней полной неподвижности. Бедро охватила сумасшедшая судорога. Я застонала но упрямо продвигалась вперед, подволакивая ее. Было так больно, что мир сузился до размера этой спины, затянутой в зеленое, которую я ни в коем случае не могла потерять из вида. Я даже не могла контролировать слезы, что невольно потекли от боли.
  Мужчина остановился, оглянулся на меня и досадливо поморщился. Вернулся назад и подхватил меня под руку, давая дополнительную опору.
   - Да, я не подумал, что для тебя такой марш-бросок будет сейчас не по силам. Но все же постарайся выдержать. С тобой на руках я далеко не убегу.
   -Ты многое не продумал, как я вижу, - вредно прошипела я. От непередаваемых ощущений слова фильтровать не было никаких сил. - И это вызывает у меня справедливое сомнение в благополучности подобной эскапады.
   - Но ведь уже поздно, что-то менять, не так ли? Так что постарайся передвигаться побыстрее и не сильно меня допекать.
  Сказать на это было нечего. По крайней мере, хоть какой-то план у него был, и это гораздо больше того, что сейчас было у меня.
  С поддержкой моего спутника и правда стало легче, на сколько это вообще возможно в подобной ситуации. Я опиралась на его крепкую руку все сильнее и сильнее, а вместе с этим приходило отчаянное понимание, что долго я так не продержусь.
  Оглядываться по сторонам было некогда, но зрение быстро выхватило знакомые черты. По этим коридорам я передвигалась почти четыре недели, работая в этом же госпитале. Тогда мне казалось жутким, что на Кваваре осталось слишком мало настоящих больниц, и приходилось использовать для госпиталей все административные здания, способные вместить в себя как можно большее число людей. И тех было совершенно не достаточно. Сейчас же здесь было очень тихо и пусто, если не считать нарастающего гула где-то вдалеке.
   - Что это?
   - А это наш дополнительный отвлекающий маневр. Не обращай внимания, а быстрее предвигнай ноги.
  Я закусила губу, но хода прибавила. Поневоле глаза напряженно всматривались вперед, туда, откуда в любой момент могла появиться смертельная опасность. Не верилось, что это здание было полностью пустым, хоть так и казалось. Не могли же они выгнать всех больных под открытое небо! А, может, и могли... С этими ублюдками ни в чем нельзя быть уверенным.
  Мы бежали бесконечными коридорами, в которые выходили десятки дверей. Раньше они вели в удобные кабинеты, где решались все важные вопросы этого города. Чуть позже они стали прибежищем для бедняг в один момент оставшихся без дома, раненых, страдающих от боли, напуганных неизвестностью. Но как бы то ни было, эти коридоры никогда не пустовали. Сейчас же складывалось такое впечатление, что я попала в Зазеркалье, страну где все наоборот. Было страшно всматриваться в очередной поворот ожидая все новых и новых неправильных изменений.
  Где-то снова загрохотало. На этот раз это не было похоже на взрыв...
   - Господи, это же артобстрел! - вскричала я, а мой спутник сердито шикнул на меня и понесся вперед, практически полностью таща меня на себе. Я к тому времени совершенно выбилась из сил и была очень благодарна такой помощи. Но, тем не менее, ясно понимала, что такая нагрузка лишь замедляет нас. Поэтому взяла себя в руки, собрала все осколки сил, которые еще у меня остались, и прибавила хода. Наверное, эти минуты стоили мне нескольких лет жизни. Но если подумать, о всех событиях, что сопровождали меня в последнее время, самое время было умирать. Резерва просто не осталось. Как хорошо, что мы, люди, настолько живучие существа.
  Я слишком задумалась. И это совершенно не простительно в подобной ситуации. Может, если бы я внимательно вслушивалась в окружающее пространство, а не считала удары собственного сердца, то услышала бы еще что-то полезное. Но когда меня схватили чьи-то сильные руки, обхватив за талию и просто выдернув из воздуха, было уже поздно.
  Ое был огромным, этот человек. Черная одежда как-то даже подчеркивала эту мощь, хотя обычно чернота уменьшает габариты предметов. Собственно, он нарушил много правил механики. Казалось, что это существо вообще не покоряется им, и смеется над тем что мы этого ожидаем. Он держал меня на весу, одной рукой, прижимая к себе. Черная маска на голове, и этот жутки провал вместо лица совершенно выбил меня из колеи. Я испугалась. Сильно, и стала сопротивляться, как обычная женщина, ногтями, ногами и зубами.
  Он не обращая внимание на досадную помеху в моем лице обернулся и кивнул кому-то, кого я не смогла разглядеть в кромешной тьме. Стало страшно от осознания того, что он вполне мог быть не один такой. Даже его одного было слишком много.
  Я продолжала сопротивляться, но меня перекинули через плечо, и понеслись вперед.
  Стон от такого способа передвижения удержать не удалось. Помимо всех остальных не самых приятных ощущений, теперь меня стало тошнить. Причем так, что даже в голове помутилось. Сопротивляться больше не было никаких сил и я беспомощно застонала, судорожно сглатывая горький комок.
  Меня несли очень быстро, не останавливаясь и не раздумывая над тем, куда свернуть. Было похоже, что мой похититель довольно хорошо ориентируется в здешних хитросплетениях инженерных решений. Немного приноровившись, к подобному способу перемещения, меня потихоньку стало отпускать, и тошнота, хоть полностью не исчезла, жить стало определенно легче.
  Правда, судя по обстановке никто давать мне свободу даже не собирался.
  Глупо сопротивляться, когда сил совсем не осталось и каждое движение доставляет боль. Так я решила, лежа на твердом плече незнакомца. На данный момент я не ощущала в себе сил на любое мало-мальское сопротивление. Поэтому просто решила извлечь всю выгоду, которую возможно в данной ситуации. Хоть отдохну немного, пусть и не настолько комфортно, насколько мечталось. Мужчина старался нести меня бережно и аккуратно, но само по себе это было не так-то просто, а на такой скорости... Я постаралась расслабиться.
  Кромешная темнота окружала нас, но моим спасителям это, похоже, совершенно не мешало. Передвигались мы быстро и без особых проблем.
  Вскоре я стала замечать, что гул, раздающийся непонятно откуда, стал нарастать. Сначала он воспринимался мной как некий фон ко всему происходящему, но потом я поняла, что все намного страшнее. Так могло гудеть только истинное, неукротимое пламя, вырвавшееся на свободу, и к моему сожалению, я прекрасно знала этот звук. После к нему стали присоединяться звуки паники, выстрелы и гудение машин. Крики становились все громче и громче, и я осознала, что мы скоро покинем это здание, и вопреки своему прошлому желанию мне совершенно расхотелось делать это.
  Тело против воли напряглось, сознание подкидывало картины, которые безуспешно пыталась забыть на протяжении более чем восьми лет. А потом пришла паника. Я никогда не признавалась себе в том, что моя фобия давно переросла разумные пределы. При любом намеке на пламя, не заточенное в фонаре или газовой плите, я впадала либо в ступор, либо начинала безудержно дрожать. В данном случае мне не повезло, поскольку, я предпочла бы первый вариант, чтобы не мешать моему спасителю выносить меня из собственной тюрьмы. Я понимала, что будущее мое все так же туманно, но не могла представить себе, чего-то худшего, чем плен Рэдклифа. Разум говорил, что я зря так покорно согласилась на эту эскападу, ведь вполне с моим везением можно было попасть из огня да в полымя. Но интуиция молчала. Я привыкла доверять ей, поэтому просто решила не препятствовать, тем более что в таком состояния своими действиями я могла вызвать только смех.
  Пытаясь успокоиться, я начала размеренно дышать, как учил меня когда-то отец. Нервы для хирурга непозволительная роскошь, а дрогнувшая рука могла стоить кому-то жизни. Поэтому технику эту я знала в совершенстве и к моменту, когда перед нами распахнулась наружная дверь, я была почти спокойна. Но не надолго.
  Вокруг разверзся ад. Именно так я представляла себе его. Вокруг бушевало пламя, оно ненасытно пожирало палаточный городок, который не так давно я так же помогала ставить, как и многие другие выжившие несчастной столицы. Полевой госпиталь пылал, шатры вспыхивали спичками, и проседали под действием огня подобно карточным домикам.
  Я напряженно смотрела по сторонам и не могла осмыслить открывшуюся мне картину. Напалм... А может что-то другое, я не очень хорошо разбираюсь в средствах массового поражения, но то что горела земля я видела точно. Зеленая трава скукоживалась на глазах под действием невыносимого жара, а потом вспыхивала и сгорала за считанные секунды. Этот огненный ковер распространялся с такой скоростью, что остановить его не представлялось возможным. Несчастные люди пытались сбить его, засыпать песком, залить водой... Но эту огненную стихию остановить было невозможно. Горел песок, вода сразу же превращалась в пар, а вещи, которыми пытались сбить огонь, вспыхивали незамедлительно. Простые люди метались по двору бывшего госпиталя, разыскивая пропавших и отчаянно выкрикивая имена. Этот бесконечный ор сложился в моей голове в непрестанный поминальный звон. Я точно знала, что выжить в подобном огне не представляется возможным, а все эти поиски сейчас не имели ни малейшего смысла. Кто убежал, тот и выжил. Такова простая истина.
  Мы сейчас неслись со скоростью звука, огибая горящие вещи, блуждающих людей и пытаясь не привлечь к себе ненужного внимания.
  Я было дернулась что-то сказать, но плечо под мои животом напряглось, словно мужчина несший меня догадался о моих намерениях и предупреждал не делать глупостей, и я покорно сникла, беспомощно наблюдая, как гибнет последний оплот цивилизации в этом городе.
  Они появились совершенно неожиданно. Просто вынырнув из-за угла здания, которое мы сейчас огибали, и без лишних слов начали стрельбу на поражение. Черные, не благодаря каким-то костюмам, а вымазанные сажей и копотью до состояния, когда разглядеть можно было только блестящие белки глаз, смотревшие на нас с ненавистью. Мой спаситель напрягся, словно перед прыжком и одним слитным движением вытащил из кобуры плазменное оружие. Не теряя ни секунды, он дал отпор наспавшим на нас, и плазменные сгустки, гудя от напряжения, которое напитало их, неслось с огромной скоростью, оставляя после себя едва светящийся след. Он потом еще некоторое время тускло светился в темноте, словно хвост застывшей кометы. За нами шло еще несколько мужчин, и они так же не остались в стороне от событий. Вскоре все пространство, которое мы хотели преодолеть перед нападением, стало похоже на черновик нерадивого ученика.
  Наша команда действовала слажено. Они не мельтешили, но когда стало совсем жарко, прикрывали наше отступление, снова за угол, который мы так неосмотрительно покинули. Едва оказавшись там, меня, не слишком церемонясь, поставили на подгибающиеся ноги и, взглядом пригвоздив к стене, оставили в относительном укрытии. Я малодушно осталась на месте. Без оружия все равно там делать нечего.
  Сейчас, пытаясь слиться со стеной, я могла более детально осмотреть все происходящее вокруг. И то, что я видела, повергало в ужас.
  Не взирая на происходящий вокруг хаос, не все люди торопились остановить стихию, ведь у них были дела поважнее. И вокруг кипел бой. В неверном свете бушующего пламени сложно было рассмотреть кто против кого. Но порассматривав немного одежду противоборствующих сторон, пришла к выводу, что это простые люди, еще совсем недавно даже не могущие стать на ноги самостоятельно, ожесточенно вступили в схватку. Причем оружия у них не было вовсе, и я не могла не удивиться их бесстрашию. Против новейших военных технологий они пытались нанести урон подручными средствами: камнями, арматурой, какими-то круглыми железками... Всем, что могло принести хоть малейший урон. Долгов всматриваясь в окружающую действительность, от которой стало тошнить, я поняла, что противостояли им обученные наемники Рэдклифа.
  Квавар все-таки погрузился в войну.
  От окружающей меня картины захотелось исчезнуть. Неважно куда, главное подальше отсюда, поэтому, единственное, что пришло в голову, это выглянуть из-за угла. Где там мои спасители? Черт! Едва успела снова спрятаться за стеной. Плазменный заряд угодил чуть выше моей головы, оплавив кирпич. Происходящее по ту сторону здания надолго запечатлелось на внутренней стороне моих век. Черные фигуры метались по небольшому пятачку черной земли, которая некогда была ухоженным газоном, а теперь превратился в черное сажевое пятно, и под быстрыми шагами людей вздымались маленькие облака черной пыли.
  Их было восемь. Больших мужчин одетых во все черное и скрывающих лица под специальными масками. Давно слаженный и отрегулированный механизм для уничтожения указанной цели. У нападавших изначально не было шанса. Эти люди опережали оружие. Они двигались на столько быстро, что я засомневалась в их принадлежности к роду человеческому. Это могли быть только варриорцы. Больше никогда я не видела ничего подобного.
  От этой мысли сердце радостно забилось, может, мне удастся уговорить их вернуться за Крэйгом. Он ведь их командир!
  Неожиданно сильная рука жестко пригвоздила меня к стене, выбивая из легких воздух. Мой спаситель несколько бесконечных мгновений всматривался мне в лицо и весь его вид выражал укоризну. Я радостно улыбнулась и только хотела озвучить свою просьбу, как меня снова перекинули через плечо и понеслись вперед, перепрыгивая через трупы поверженных противников.
   - Нам нужно назад! - закричала я, пытаясь задержать наше движение. - Там ваш адмирал, мы обязаны его вызволить!
  То, что не последовало никакой реакции, стало для меня неожиданностью. Он все так же нес меня неведомо куда, даже не вздрогнув, когда я больно ударила его по спине, желая привлечь внимание. Это меня разозлило. Они должны были, просто обязаны помочь. Это их командир! Нельзя же его бросить в тюрьме, забрав только меня!
  В ход пошли уже удары посерьезней. Правда, и они были полностью проигнорированы. Мы, не снижая скорости, неслись сквозь ночь, и теперь я вполне различала еще семь теней, сопровождающих нас.
   - Куда вы меня несете? Мне нужно туда, они его били, понимаете! Адмирал нуждается в помощи!
  Снова ноль внимания, а я от ярости сильно укусила непрошибаемого верзилу за задницу! Черт! Никогда не думала, что способна на такое. Он озадаченно приостановился, а потом, довольно сильно шлепнув пятерней по ягодице, ускорил движение, ничуть не задетый моим поведением.
  От негодования у меня только что искры из глаз не посыпались. Я стала полноценно брыкаться, за что была несколько раз подброшена на плече и награждена еще несколькими ударами по пятой точке. Неизвестно, чем бы закончилось это противостояние, если бы мы, наконец, не прибыли на место, куда, видимо, так стремились. Стоянка транспорта была пуста, кроме одного агрегата. Железного монстра выглядевшего динозавром по сравнению с техникой, к которой привыкла я. Неповоротливый, окрашенный в защитный цвет автомобиль был большим. Там без труда могла поместиться вся наша команда, и насколько я могла судить, была бронирована не хуже танка.
   - Я туда не полезу, - с новыми силами завопила я. Из темноты стали появляться остальные сопровождающие нас тени. Недолго думая, мне просто зажали рот пятерней и запихнули в салон. Приземлилась я неуклюже, на живот. Неповоротливой лягушкой, суча ногами и руками, пыталась приобрести более комфортное положение. Барахтанье мое заняло не больше нескольких мгновений, но этого вполне хватило им, чтобы занять места в транспортном средстве. Огромные мужчины невозмутимо расселись и напряженно застыли.
   Я оказалась зажата между широкими плечами, и чувствовала себя несколько некомфортно. Здесь никто не хотел слушать моих возражений. Они выполняли какой-то, только им известный план и на меня совершенно не обращали внимания. Если бы не маски, уверена, лица их не выражали абсолютно никаких эмоций. Все решено и принято к исполнению.
   - Послушайте, - снова попыталась я, - нам нужно вернуться. Там ваш адмирал. Мы же не можем оставить его на растерзание Рэдклифу. Вы не представляете, что он сделает, когда поймет, что мы сбежали. Он сумасшедший маньяк! Понимаете? В ответ мне была полнейшая тишина. Только, кажется, плечи напряглись еще больше. Но никто не проронил ни слова.
   - Если вы не хотите в этом участвовать, то отпустите меня. Я его не брошу! Не видя реакции на мои слова, я попыталась встать с сидения и выбраться из машины. Справа послышалось угрожающее рычание, повернув голову, я встретилась с черными глазами пристально рассматривающими меня. Стало жутко. Господи, куда я попала?
  Рычание оборвалось, и голос, который меньше всего был похож на человеческий, хрипло пролаял:
   - Сядь!
  Я в шоке опустилась на место и уставилась на мужчину. Не знаю как, но я чувствовала, что это он нес меня, и сейчас непостижимым образом вгонял в ступор.
   - Спи! - Снова отрывисто приказали мне, и я предпочла прикрыть глаза, только бы не видеть этого черного взгляда. Он проникал в самую душу. Сопротивляться невозможно. Нечто, что осознается только на интуитивном уровне, смотрело на меня оттуда. Ярость, ненависть, жестокость... От этого коктейля хотелось закрыться. И я сделала это единственным возможным в данной ситуации способом.
  Автомобиль тронулся с места резко и совершенно не мягко. Я поняла, что лететь мы не будем. Этот агрегат на такое не способен. Он будет ехать по разбитой дороге, трясясь по ухабам. И приготовилась к долгой качке. Обстоятельства снова повернулись ко мне неизвестной стороной, и оставалось только ждать, что будет дальше. Сейчас сделать ничего не получится. Я судорожно вздохнула и попыталась расслабиться. Может, сон и не самая плохая идея сейчас?
  Мне все-таки удалось отключиться от происходящего. Сколько времени прошло, сказать сложно. Мы куда-то ехали, причем, очень быстро. Об этом можно было судить по бешенной тряске, которая просто дух вышибала. Я пыталась абстрагировать и сильно не отсвечивать. Впадала в состояние полудремы, все-таки я была не очень здорова, а потом резко просыпалась от сумасшедшего виража, совершаемого нашим транспортом, от которого меня бросало из стороны в сторону. И мой освободитель, в конце концов, крепко обвил меня за талию и зафиксировал так, что никаким ремням безопасности( которых здесь, кстати, не было) не снилось. Так стало полегче, но до комфортной поездки все-таки было еще очень далеко.
  Я пыталась рассмотреть людей, что ехали с нами, но что-то сказать о них было невозможно. Большие мужчины, но форма и грязь делали их неопознаваемыми. Они смотрели четко перед собой. Даже не моргали, кажется. И я, только начав расслабляться, снова занервничала. Рука на моей талии была очень твердой. Она прижимала меня к боку мужчины, и я точно могла сказать, что он чересчур горячий. Может у него температура?
  Естественно, что задавать напрямую этот вопрос я не решилась. Ну что ж, посмотрим, куда они меня привезут. Ведь выхода-то все равно нет.
  Так себя успокоив, я заснула очень крепко. Словно моя искусственная кома все еще со мной. На эти сумасшедшие минуты, которые занял путь к свободе, сильно утомили меня. Голова стала тяжелой и звонкой от усталости, и я прислонила ее к твердому плечу. Да, так определенно лучше! Вырубило меня качественно. Это я могла сказать точно, поскольку, когда наш транспорт остановился, солнце, хоть еще и низко, но уже выбралось на небосвод, начиная новый круг. Все вокруг казалось красным в этом свете и только добавилось в мое мироощущение тревоги.
  Мужчины вокруг зашевелились, и стали проверять снаряжение запакованное в объемные рюкзаки. Я потерла уставшие глаза, и вроде бы окончательно пришла в себя, но самочувствие мое не стало лучше. Все так же раскалывалась голова, болели все мышцы, которые существовали в моем теле, а от утренней прохлады тело то и дело охватывала противная дрожь. В автомобиле окна были расположены высоко. Причем под таким углом, что разглядеть окружающий пейзаж не представлялось возможности. Небольшие и толстые, они явно были бронированы. Автомобиль, наконец, остановился. Несколько мгновений прошло в полнейшей тишине, словно окружающие меня мужчины прислушивались к тому, что происходило снаружи. Я же ничего не слышала.
  Мой освободитель тоже немного посидел спокойно, а потом кивнул на дверь, и наша группа стала по одному покидать салон, держа оружие наизготовку. Меня, естественно оставили напоследок. Я решила остаться пока на месте, до поступления сигнала. Не хотелось бы снова услышать в свой адрес тот дикий рык, что напугал меня ранее.
   - Выходи, - прозвучал знакомый голос, и я неуклюже стала выбираться наружу. На мгновение меня ослепило. Окна, оказывается, были не только бронированными, но еще и затемненными, поэтому в середине невозможно было ощутить всю яркость наступившего утра. А вокруг простиралась пустыня. Красно-оранжевая и зловещая. Она усугубляла яркость вставшего светила, и глаза стали болеть от такого сочетания. Прикрыв их, под веками я еще несколько мгновений видела расплывающиеся красные круги.
  Комадир, должно быть, устал ждать когда я привыкну, поэтому аккуратно подхватил меня на руки, даже не спрашивая, нужно ли мне это. Я не стала спорить. Пусть несет, раз ему так хочется. Сопровождал нас весь отряд, настороженно осматривающийся по сторонам. Оружие держали в руках, каждую минуту готовые открыть огонь.
  Идти пришлось не далеко. Здесь среди однообразного безжизненного пространства выделя лось лишь одно место, три невысоких скалы вырастали из каменистого плато, стремясь ввысь. Я завороженно наблюдала, как утреннее солнце окрашивало их в золотистые тона. Очень красиво. И мрачно.
  Отряд передвигался быстро. Мне стало понятно, почему они решили оставить транспорт так далеко, когда пустыня стала вспучиваться огромными выступами каменистой породы, словно ступени. Здесь проехать было невозможно.
  Пройти пришлось несколько сот метров, когда мы практически уткнулись те самые скалы, а между ними, мужчины стали быстро расчищать камни, открывая темный лаз. Природная пещера. Я заинтересованно наблюдала за слаженной работой. Что они будут делать дальше?
  Когда проход был расчищен, весь отряд направился внутрь. И мне это нисколько не понравилось. Лезть под землю не хотелось, но возражения скорее всего ничего не дадут, поэтому я и продолжала молчать.
  Пещера была небольшой. Метров четыре в высоту и шесть в ширину. Сколько она была в глубину сказать было сложно, поскольку дальний ее край терялся в темноте, даже фонарики не помогали. Меня поднесли к стене поставили на ноги и дали куртку в руки. Мол, оденься и затаись, только не мешай. Я решила последовать совету и стала наблюдать за слаженной работой мужчин. Все из тех же безразмерных рюкзаков появились небольшие военные палатки, какие-то приспособления, и даже мощный диодный фонарь, осветивший наше убежище слегка синеватым светом. Был выложен камнями очаг, сразу же на него был поставлен котелок литра на четыре с водой. Я заинтересованно осматривалась по сторонам. А воду-то они где взяли? Но получить ответ на свой вопрос у меня не получилось, не хотелось никого отвлекать от столь важных дел.
  Все делалось на столько привычно и быстро, что скоро весь отряд расположился напротив огня на узких походных ковриках. Я решила, что самое время задать несколько вопросов. Поднявшись на подрагивающие ноги, я направилась к ним, набираясь решимости заговорить.
  Но тут была снята первая маска...
  Золотистые волосы, не сдерживаемые больше тканью упали на плечи и, подхватив отблеск пламени, привычно осветились ореолом, так забавлявшим меня когда-то. Мужчина сидел ко мне спиной, но не узнать его я не могла. Он знакомым жестом пригладил шевелюру и расслабленно откинулся назад, на согнутые локти.
   - Злотан! - мой ошеломленный голос был больше похож на жалкий писк. Я огромными глазами смотрела на него и не могла поверить, что это он. События последовавшие после взрыва 'Звездного рыцаря' развивались стремительно, иногда я даже не успевала за ними, но в груди постоянно жила тревога за этого красивого парня. Он единственный принял меня на корабле безоговорочно, так, словно знал меня всегда, и доверял... Я знала, что могу надеяться на него всегда, не зависимо от обстоятельств. Даже общественное порицание и неодобрение практически всего экипажа корабля, не поменяло его ко мне отношения. И я это очень ценила. И сейчас обрадовалась, что он жив и абсолютно невредим. Что Рэдклиф не смог к нему добраться. Хотя и было интересно, как ему это удалось.
   - Док, не сиди на холодном, - белозубо улыбнулся мне он. - Вы же знаете, что это вредно.
  Я ошарашенно посмотрела на остальных мужчин, кругом рассевшихся перед костром. Они один за одним стали снимать маски... Министр Рэйс, лейтенант Этан, тот светловолосый викинг, прижимающий к себе Алику на борту невидимки, оружейник Дэмьен, пара ребят, вроде знакомых, но имени их вспомнить сразу не удалось, и Даг.
   - Боже мой, я так рада вас видеть... - прошептала я, ощущая как непокорная слезинка срывается с ресниц. Я думала, что их нет в живых. Все те дни, когда Рэдклиф со своей бандой издевался надо мной, я горевала, думая, что они погибли. Что их просто убили, как не нужный балласт. И вот они здесь. Живые и невредимые. И совершенно не понятно, как они здесь оказались.
   - Только не нужно реветь, - грубовато сказал Даг и опасливо покосился на меня. Его лысина жутковато бликовала от света костра. Я улыбнулась, судорожно стирая слезы со щек. Лейтенант Этан презрительно хмыкнул и угрюмо уставился в костер. Точно, ничего не меняется.
   - Не буду, но вы мне скажите, где адмирал, почему мы не вернулись за ним? - задала я вопрос, который теперь волновал меня больше всего.
   - А он с нами, пошел к озеру, - ответил Злотан и бросил осторожный взгляд в темноту. Я резко обернула в том же направлении. Крэйг здесь?! Теперь-то я посчитала мужчин возле костра и вспомнила, что моих спасителей было восемь. Восемь, а не семь! И Крэйг совсем рядом!
  Я опрометью бросилась в темноту, Злотан что-то крикнул мне в след, но я не захотела реагировать. Не до того сейчас. Крэйг здесь! В это даже сложно поверить. И это он нес меня все время на руках, больше в этом не было никаких сомнений. Но почему он ничего не сказал мне? Почему позволил умирать от беспокойства? Я ничего не понимала, но твердо решила прояснить все вопросы. Следующие мои шаги были уверенней, сейчас я шла выяснять отношения. Но не раньше, чем задушу своего адмирала в объятиях!
  Чертыхаясь и ругая себя, за то, что не догадалась взять фонарик, я упрямо шагнула в темноту. Чем дальше я удалялась от костра, тем непрогляднее она становилась, еще и глаза, не привыкшие к полному отсутствию освещения, усложняли мое продвижение вперед. Возвращаться назад не хотелось. Не хотелось никаких разговоров, никаких расспросов и сочувствия. Единственное, что мне сейчас хотелось бы - это, наконец, обнять одного несносного мужчину, который по каким-то не понятным причинам, не осмелился показаться мне на глаза.
  Сделав шагов двадцать в темноту, я, наконец, почувствовала на лице влагу. Да и сам воздух изменился, как всегда бывает возле водоемов. Запахло мокрым камнем. Я ускорила шаг, не сразу осознав, что вокруг стало светлее.
  Это был природный грот. Стены из необработанного камня, каменная крошка под ногами... Все так естественно, но тем не менее ощущалось, что раньше здесь частенько бывали люди. И я их прекрасно понимаю. Много разных явлений встречается в нашей огромной Вселенной. Прекрасные и уродливые, завораживающие, и на которые без содрогания смотреть невозможно. К счастью, это было одно из тех, от которых невозможно отвести глаз. Мне не показалось, здесь действительно было светлее. И не потому, что привыкли глаза к темноте. Светились стены, потолок не слишком высокий, даже каменный пол был с прожилками какого-то минерала, который и издавал этот холодный синеватый свет.
  Я оглянулась по сторонам, вбирая в себя окружающую обстановку. Мрачно, но, тем не менее, завораживающе. Абсолютно круглое озеро манило чернильной прохладной водой. После того, что мне недавно довелось увидеть, захотелось немедленно сбросить всю одежду и нырнуть с головой в пучину, надеясь, что вымоет все ненужные тягостные мысли. Но Крейга я так и не увидела, грот был пуст.
   - Крэйг! - нерешительно позвала я, кричать в пещере не очень хотелось, поэтому мой голос был больше похож на какое-то невнятное шелестение, которое неоднократно отразившись от каменных стен, превратилось в конце в звук шуршащих камней. Отвечать никто не торопился, но я упорная. Раз Злотан сказал, что Крэйг здесь, значит, он здесь. Нельзя же раствориться в воздухе! Придется поискать. Справа свечение пропадало, и было у меня ощущение, что в этом гроте наше временное пристанище не заканчивается. Наверное, здесь есть еще ответвления от основной пещеры. В такой темноте, прямо скажем, идти никуда не хотелось, но не могла же я остановиться на полпути! Мои размышления прервал едва слышный шорох, и как назло именно из того закутка, который совершенно не просматривался. Немного поразмышляв, я нерешительно направилась в ту сторону. Все равно больше тут деться некуда.
   - Крэйг! Это ты?
  Снова послышался какой-то звук, и из темноты появилась высокая фигура.
  Знакомый и незнакомый, такой родной и в чем-то совершенно чужой... Крэйг снял маску, но вопреки ожиданиям волосы его больше не ложились непокорной волной на воротник. Острижены грубо, скорее всего машинкой. Лицо из-за этого непривычное, заострились черты лица. Под кожей каменно напрягшиеся мышцы, на лице они выделялись настолько четко, словно охваченные судорогой. Я испуганно застыла, не решаясь подойти. Что-то было явно не так. Интуиция кричала, что пора отсюда уходить, а вот дурацкое сердце совершенно не хотело слушать предупреждений об опасности. Черные провалы глаз смотрели на меня напряженно и с каким-то отчаянием.
   - Уходи, - прохрипел он и отвернулся.
  Кулаки сжаты так крепко, что казалось, подойди я поближе, послышится хруст костей. Мужчина отвернулся к стене, упершись лбом в шершавую поверхность. Плечи напряженно вздрагивали. Вопреки всему тому, что подсказывал мне здравый смысл, ноги сами понесли меня вперед. Шаг, еще один... Напряженный силуэт приближался, и воздух вокруг него будто вибрировал.
   - Что случилось?
  Из горла удалось выдавить только невнятный сип, но Крэйг меня услышал. Напрягся еще сильнее, и издал какой-то звук... Рычание?
  Что, черт возьми, здесь происходит?!
   - Не подходи...
  Голос его осип и уже натурально походил на рычание, так что мне точно не показалось. Я опешила. Никак в голове не укладывалось такое поведение. Я даже приблизительно не могла представить, что стало его причиной.
   - Ты заболел? - настороженно уточнила я, сделав еще один шаг вперед. Остриженная голова совершила какое-то странное движение, толи кивнул, толи наоборот отрицательно покачал ею. Я ничего не понимала. Казалось, что у Крэйга развился частичный паралич мышц, причем хаотичный какой-то. Его потряхивало, под черной формой отчетливо было видно, как мышцы напрягаются и расслабляются, создавая движение... Словно рябь на воде.
   - Уходи, я прошу тебя, - проскрипел чужой голос, и я не выдержала. Подбежала стремительно к мужчине, провела успокаивающе по напряженной спине. Ему было больно. Скорее всего, он ранен, но увидеть в этом мраке что-то более подробно не удавалось. И тогда он меня схватил.
  Я даже не сразу поняла, как это произошло. Вот я стояла, и моя рука лежала на его плече, а вот я уже прижата к стене и сильные руки крепко сжимают мою талию, притискивая к напряженному телу. Я даже вскрикнуть ничего не успела. Крэйг и раньше демонстрировал мне свою молниеносность, но такой скорости у живого существа я не видела никогда. Даже когда он на руках выносил меня со 'Звездного рыцаря' я воспринимала окружающую обстановку. Тут же все слилось в размытое пятно. Взгляд не зафиксировал это движение, просто не успел.
  Черные глаза прожигали во мне дыру. Я нервно сглотнула, теперь стало по-настоящему страшно. До конца так и не верилось, что Крэйг может причинить мне вред, но факты были на лицо. Крэйг не мог этого контролировать. Мужчина сейчас напоминал мне хищного дикого зверя, а ассоциация с добычей сама по себе приходила на ум.
   - Что ты делаешь? - как можно спокойнее поинтересовалась я. Полностью скрыть в голосе дрожь не удалось, а Крэйг принялся часто вдыхать через нос воздух. Он меня нюхал!
   - Отпусти...
  Руки еще сильнее сжались. Стало больно. Он наклонился ко мне, шумно вдыхая воздух возле уха. От ужаса на голове зашевелились волосы. Вырываться я не стала, но очень хотелось. Только огромным усилием воли мне удалось остаться на месте.
  Одна рука поползла вверх по спине, сминая ткань куртки. Этим движением меня еще сильнее прижало к мужскому телу и мне показалось... Нет не показалось, он был возбужден. Сильно. Твердая плоть, подрагивая, вжималась мне в живот. Крэйг снова шумно вздохнул и медленно потерся об меня. Я недоуменно застыла. Такое поведение полностью выбивало меня из колеи. Мужчина без лишней ласки дернул вверх куртку и забрался под нее ладонью.
  Горячая рука обжигала. Непроизвольно я выгнулась, пытаясь отстраниться хоть не много, но этим добилась лишь того, что меня прижали еще крепче. Крэйг простонал... или прорычал мне что-то в шею и впился туда поцелуем. По спине промаршировали мурашки. Эта ситуация... Не знаю, она пугала и будоражила одновременно. Как и этот мужчина. Свой и чужой одновременно. Мне были знакомы все его черты, я не раз видела его обнаженного и выучила каждую впадинку на совершенном золотистом теле, но сейчас было такое впечатление, что в знакомом теле поселился незнакомец.
  Крэйг дышал шумно и как-то загнанно, словно, наконец, добрался до того, к чему стремился долгое время. Руки жадно сминали мое тело, и честно сказать, совершенно не хотелось им препятствовать. Я так соскучилась! До сих пор не верилось, что мы живы и относительно здоровы. В этих горячечных объятиях забывалось все, что происходило со мной в последнее время. И честно говоря, я ужасно хотела все это забыть.
  Он подхватил меня под ягодицы и приподнял над землей. Контакт стал более тесным и обжигающим. Я хотела поддаться ему, хотела, чтобы и он забыл обо всем. Хотела отражаться в его глазах подобно Вселенной, и видеть, что его Вселенная - это я. Хотелось кричать от остроты ощущений, от того, что одежда мешает нам по-настоящему быть вместе.
  Крэйг словно прочитав мои мысли, взялся расстегивать мои штаны. Судорожные рваные движения совершенно не помогали ему в этом, и я тоже принялась бороться с вредной одеждой. Замок заклинило. Черт!
  Я недовольно хныкнула в целующие меня горячие губы. Крэйг ответил на это недовольным полустоном, а потом взялся за мои несчастные штаны с двух сторон и... рванул. Я непроизвольно сильнее сжала ноги на его талии, боясь упасть. Треск ткани не дал мне сомневаться, что столь решительные меры увенчались успехом. Ягодиц коснулся прохладный воздух пещеры. Крэйг порвал мои форменные штаны, известные своей прочностью, по шву! Нахальная рука тут же легла на ягодицу и довольно сжалась. Контраст ощущений заставил меня снова застонать.
  Крэйг осторожно поставил меня на пол и принялся стаскивать с ног остатки одежды. Та же участь постигла и форменную куртку с майкой. Мужчина действовал настолько оперативно, что спустя несколько секунд на мне остались только простые хлопковые трусики. Ногам стало холодно, да и всему остальному тоже. Тело покрылось гусиной кожей, без горячих прикосновений в пещере было довольно свежо.
  Мужчина снова стремительно подхватил меня под попу и поднял на себя. Я послушно вернулась в исходное положение. Так стало теплее. Одна горячая рука крепко поддержала под спину, а вот вторая пустилась в занимательное путешествие по моему телу. Погладила спину, хозяйски спустилась вниз, погладила и там, а потом, словно решив, что достаточно ходить вокруг да около, легла на грудь. Я поддалась ей на встречу, было безумно приятно снова ощущать эти настойчивые нежные прикосновения. Не хотелось, чтобы это заканчивалось. А вот у Крэйга, судя по всему, терпения уже совершенно не осталось. Хриплое дыхание вырывалось из груди с натужным присвистом, словно он пытался его замедлить. Черные глаза смотрели на меня, не мигая, и чтобы избежать этого тяжелого взгляда я прикрыла глаза. Крэйг недовольно рыкнул.
   - Смотри...
  Я непонимающе уставилась на него, и отвести взгляд больше не могла. Он меня притягивал и отталкивал. Столько жажды в одном взгляде! Я не совсем понимала, что именно стало причиной такой одержимости. Было отчетливое впечатление, что он себя совершенно не контролирует, даже голос звучал незнакомо. Как у человека, который слишком долгое время молчал, а теперь с трудом вспоминал знакомые звуки.
  Рука тем временем напористо ласкала мою грудь, сжимала мягкую плоть, не больно пощипывала... В голове снова помутилось. Черный взгляд гипнотизировал, горячие руки настойчиво добивались своего. Несмотря на всю грубость ситуации, я почувствовала, что возбудилась. Было приятно, что меня так хотят. Никогда раньше ничего подобного я не испытывала.
  Рука, словно чужая, прикоснулась к его лицу. Прошлась по брови, погладила скулу, спустилась к губам. Крэйг не больно прикусил указательный палец, посылая волны дрожи по позвоночнику. Остриженная голова прижалась к плечу, зубы сомкнулись на нежной коже, оставляя метку.
  Стоны контролировать уже не удавалось. И плевать на то, что совсем рядом есть люди. Что они, скорее всего, слышат все это безобразие. На данный момент мне вообще было плевать на все. Даже если рядом раздался бы взрыв, это не заставило бы меня разжать руки.
  Я потерлась грудью о напряженное мужское тело, вырывая подавленный стон. Крэйг вдруг заторопился, начал бороться уже со своей одеждой. Я помогала, как могла, чаще мешая, чем по-настоящему делая что-то. Он отталкивал мои руки, дыша, словно бегун на длинной дистанции, и продолжал освобождаться от ненужных сейчас тряпок. На землю полетела куртка и рубашка, вжикнула застежка на брюках и я нетерпеливо засунула в развал ширинки руку, сжимая то, что мне хотелось получить сию же минуту. Мужчина на мгновение застыл, содрогнулся всем телом, подаваясь вперед, желая получить любую ласку, которую я сейчас была в состоянии дать ему. Твердый пенис пульсировал в моей руке, влажный от смазки, готовый в любую секунду вторгнуться в мое тело. Я прижалась еще крепче, поощряя его.
  Трусики, безжалостно сорванные, полетели в сторону, рука прокралась между ног, не лаская, а только проверяя готовность. Я была готова, даже более, охвачена нетерпением.
  Толчок - и тело расслабляется, наконец, получив то, что хотелось, еще толчок - напрягается в желание большего. Я ощущала, как от жадного наслаждения подрагивает его плоть, и понимала, что долго это не продлится. Что он на пределе моральных и физических сил. И только это наслаждение принесет телу моего мужчины свободу. Поэтому не сильно гналась за оргазмом. Пусть он получит то, что ему необходимо, а я получу свое попозже. Но это не означало, что мне было неприятно. На самом деле, ощущения были такие, словно я взлетаю.
  Крэйг шагнул вперед, прижимая меня к стене голой спиной. Стало не очень приятно, но очередной толчок был сильнее предыдущих, он нашел опору и теперь безжалостно толкался в меня, вминая в камень. Кровь шумела в ушах, тело сковало сладкое напряжение. Этот контраст между холодом камня и жаром мужского тела резко подтолкнул меня к краю. Я не ожидала этого, на самом деле я даже настраивала себя не расстраиваться, если все это закончиться раньше, чем я достигну разрядки, но реальность такова, что это я сейчас содрогалась в самом ошеломительном оргазме в своей жизни, оглашая пещеру полуживотными стонами наслаждения. И Крэйг тоже не заставил себя долго ждать. Откинув голову назад, он снова и снова проникал в меня, сжав зубы и почти рыча от удовольствия. И от этого ошеломительного наслаждения он наконец расслабился.
  Я следила за ним из-под полуопущенных ресниц. Лицо стало мягким и безумно красивым. И я могла поклясться, что глазам снова вернулся прежний медовый оттенок. С каждым вдохом, после безумного соития, Крэйг становился самим собой, и эти перемены меня безумно радовали.
  Мужчина боясь меня придавить оперся одной рукой в стену, придерживая меня под ягодицы. Честно говоря, мне сейчас было настолько хорошо, что совершенно не хотелось ничего выяснять. Но реальность была такова, что неизвестно сколько времени мы сможем пробыть наедине. Пещера - далеко не отель с отдельными номерами, а вокруг ровно на семь людей больше, чем мне бы хортелось в данной ситуации. Так что придется одеваться...
   - Черт! Моя одежда!
  Это был скорее крик души, ведь с голой задницей предстать перед остальными мужчинами совершенно не хотелось. Но Крэйг отреагировал на эту реплику своеобразно. Снова напрягся, прижался ко мне и зашептал:
   - Прости, прости... Я не хотел причинить тебе боль, милая. И изо всех сил пытался избегать тебя, чтоб не сотворить что-то ужасное, но ты сама меня нашла... Черт, я не мог контролировать потребность в тебе. Сжать в объятьях тебя стало жизненно необходимо...
  Он лихорадочно поглаживал меня по спине, и в каждом движении отражалось только одно чувство. Вина, огромная и не поддающаяся никаким уговорам отступить. Она подтачивала его сознание несколько недель. Въедалась в мозг мыслями о том, что могло со мной сейчас происходить, а он не мог этому воспрепятствовать. И доведя почти до сумасшествия так и не отпустила.
  Я сильнее обернулась вокруг него, чтобы слиться не только телами, но и душой. Чтобы он понял, наконец, что ни в чем его не виню. Что судьба была к нам не слишком доброжелательна, но мы все перенесем, если будем вместе. Что преодолеем все преграды на нашем пути. И то что я сейчас полностью обнаженная находилась в его руках, было ярким тому подтверждением. Пока существует наша тяга друг к другу, отчаиваться рано. Одиночество страшнее пыток, хотя бы потому, что пытки, как правило, не могут длиться всю жизнь.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"