Miles Straume: другие произведения.

The Birds God Cares For

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.19*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод кросса Sekirei и TWGOK. Русское название - "Пташки, О Которых Заботится Бог". Оригинал - http://www.fanfiction.net/s/8585176/1/The-Birds-God-Cares-For Вот и вторая глава. А дальше остаётся лишь надеяться, что автор вернётся...

   Глава 1. Прошлое - это предыстория.
  
   Голубые небеса, редкие облака, и яркое, но не палящее, солнце.
   - Что... что ты хочешь сказать?..
   Наш герой окружён аурой изящества и утончённости, и его идеально подобранные слова гарантировано помогут добиться сердца женщины, за которой он ухаживает.
   - Я... и признаться, уже давно...
   Его действия идеальны - быстры, решительны... Если бы он был рыцарем в некоей дальней стране, то определённо был бы героем. Если бы он был художником, даже его наброски стали бы шедевром - настолько этот человек отдавал всего себя своей работе.
   Мастер своего ремесла, блистательная фигура в мире, в котором он жил... возможно, он даже обладает божественностью?..
   - Я... ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!
   *пи*
   - ЙОККЮН, ТЫ ТААКААЯ ПРЕЕЛЕЕСТЬ!..
   Ах, молодость...
  
   Кейма Кацураги был 17-летним студентом, проходящим через муки старшей школы. Но детали реального мира его не заботили, ибо несмотря на то, что его тело было 3d, он обладал 2d-сердцем(1) с пиксельной кровью, текущей в его венах. И вышеупомянутое сердце принадлежало лишь девам из видеоигр, в завоевании которых Кейма проводил большую часть своей жизни, играя во все существующие дэйтсимы(2).
   И, как атлет, снова и снова практикующийся в своём спорте, или кузнец, молотящий свои творения, пока не добьётся совершенства, Кейма овладел тайнами цифрового мира, прославившись в геймерских кругах.
   И именно его геймерская доблесть привела нас к текущему местонахождению Кеймы Кацураги - в городе Новый Токио, вдалеке от его дома в провинции, в Майджима-сити.
   Дело в том, что одним из его хобби было поддержание, под скромным прозвищем "Бог Обольщения", игрового сайта. Однажды, среди бесчисленных Е-мэйлов с просьбами о советах и подсказках по играм, Кейма получил письмо, приглашающее его в студию фирмы-производителя его любимой игры, "One Leaf", где от него хотели бы советов и идей для создания сиквела. Поскольку была пора летних каникул и фирма оплачивала все издержки на транспорт и проживание, как Кейма мог не поехать (особенно учитывая тот факт, что можно было организовать и турне по всем лучшим игровым местам)?
   Стоит заметить, что несмотря на разнос критиками "One Leaf" за "скверный арт и шаблонный сюжет", игра за несколько недель сумела пробраться в верхние строчки наиболее продающихся игр в Японии. Причина? Звездой этой игры была героиня грёз Кеймы, Йотсуги Сугимото (Йоккюн, как нежно называл её Кейма).
   По сути, его сайт и персона "Бога Обольщения" были серьёзными факторами в игровой индустрии; детальные отзывы и подробные прохождения появлялись на сайте через какие-то часы после выпуска игры, и одной рекомендации, как стало очевидно, хватило, чтобы обеспечить продажи сотен тысяч копий за считаные дни.
   Так что, в качестве подарка, Кейму вознаградили несколькими днями в шикарном отеле (Кейма не знал точно, чего стоит его поддержка, но это было поразительно) даже после того, как его работа была закончена. Он не спрашивал, почему - его это не особо интересовало.
   Остаток отпуска он посвятил прогулкам по улицам, покупке игр и расслабленному времяпровождению за ними. Он был более чем доволен тем, как обернулись события. Вот это - каникулы... Ни надоедливых матерей, беспокоящих его тривиальностями вроде еды, ни школьных учителей, бьющих по голове за то, что играет в школе, ни, самое важное, младших сестёр, надоедающих активностью по...
   - ААХХ, ЙОККЮН! - словно новорождённого ребёнка, побаюкал Кейма свою PFP, любимую игровую консоль. - Просто подожди... С выходом "Two Leaf" мы с тобой снова сможем нежиться в теплоте друг друга...
   Он нежно погладил электронное устройство. К счастью, рядом не было людей, которых могло бы шокировать это зрелище.
   - Ничто в рельном мире не сможет сейчас разрушить моё счастье... - пробормотал он.
   Учитывая все клише и штампы, которые Кейма повидал, можно было бы ожидать, что он будет достаточно осторожен, чтобы избегать подобных судьбоносных заявлений.
   - КЙЯАА! - содрогнулась земля.
   И Кейму сбила с ног летящая мико.(3)
   - Ой... - пробормотала она. - Слишком высоко, чтобы спрыгивать... Ох!
   Она наконец заметила, что земля(?) под ней существенно мягче, чем должна бы, и соскочила с Кеймы.
   - Спасибо, что поймали меня, сэр!
   *БББЗЗТТТТ*
   - Ай! Осторожнее!
   Она с неожиданными силой и скоростью схватила Кейму и отпрыгнула от зрелищной молнии, ударившей в землю рядом.
   - Сопротивление бесполезно!
   Из ниоткуда выпрыгнули две женщины, по внешнему виду - двойняшки, приземлившись перед Кеймой и неизвестной женщиной. Парочка новоприбывших была одета в - подумать только - кожаные костюмы S&M(4). Одна из них, у которой грудь побольше, направила палец на мико.
   - Сразись с нами!
   - Я пока ещё не могу сражаться! - объявила мико, готовясь уклоняться от новой атаки.
   - У тебя нет выбора! - сообщили двойняшки, готовясь к новому удару.
   Однако в тот момент, когда стало очевидно, что улица вот-вот превратится в поле боя, окружённый наблюдатель, до того тихий, дал о себе знать.
   - Йо... ЙОККЮН! - вырвалось у Кеймы, дрожащими руками держащего раздавленную PFP.
   Двойняшки бросили на него короткий удивлённый взгляд. Откуда он взялся? И, чёрт побери, о чём он говорит?
   - Она... разбита. Я не захватил запасные...
   Кейма встал; его лицо исказила гримаса ярости. Мрачная аура тьмы окружила его, шокировав двойняшек и мико.
   - Что... Что это за пацан? - произнесла грудастая двойняшка, слегка отступив.
   - Я... ОТОМЩУ ЗА НЕЁ!
   И Кейма выпустил на волю свою неописуемую ярость, столь мощную, что способна возжечь миллион яростных солнц и уничтожить ещё миллиард.
   К сожалению, вышеупомянутая ярость выразилась в том, что он замахал руками и ногами, вопя так, что даже детсадовцу стало бы стыдно. Вообще-то он был выше двойняшек (но только слегка), так что его детская выходка совершенно обезоружила их.
   - Эй, отцепись... Нет, у меня нет денег... Хибики, да помоги же мне!
   Отбросив маску "воин, готовый к сражению", бедная девушка просто пыталась защититься от яростных шлепков Кеймы.
   Младшая из парочки нерешительно присодинилась к заварушке, попытавшись растянуть двоих сцепившихся, но безуспешно.
   - Ты где трогаешь... Эй, больно!.. Хикари, он меня за волосы тягает! - произнесла двойняшка по имени Хибики, сумев лишь шлёпнуть Кейму по спине.
   - А весело у вас! Можно и Мусуби поучаствовать?
   Мико по имени Мусуби определённо тоже забыла, что начиналось это как серьёзная битва.
   В конце концов Хикари, более грудастая и определённо более вспыльчивая из двойняшек, не выдержала.
   - ООТВААЛИИ!
   Этому выкрику сопутствовал удар молнии, разбросавший во все стороны пыль, дым, и людей. Незамедлительно девушка по имени Мусуби схватила Кейму за руку и мощным прыжком покинула сцену.
   Двойняшки, которых, как выяснилось, звали Хикари и Хибики, остались лежать на земле, грязные и побитые.
   - Твоя вспыльчивость постоянно даёт о себе знать... - произнесла Хибики, глядя на небо; её голос был заметно мягче, чем у её сердитой спутницы.
   - Знаю, знаю... - простонала Хикари.
  
   (Итак...)
  
   Мусуби и Кейма оказались на крошечной площади. Фонтан нежно посылал струи воды на спину Кеймы, лицом вниз лежащего в крошечном бассене. Мусуби могла бы поклясться, что слышала, как он плачет под водой, но когда она его вытащила, он был в порядке, хоть и уставшим и несколько мрачным.
   - Извините, что втянула вас в это, сэр... - застенчиво произнесла Мусуби. Её одежда была потрёпаной и рваной, и хотя её лицо было дружелюбно, она выглядела заметно уставшей.
   - Не беспокойся об этом - пробурчал Кейма, сидя на краю фонтана.
   - Ах, верно! - осознала Мусуби. - Я же не представилась. Меня зовут Мусуби.
   Повисла пауза. Эх, это был действительно прекрасный день...
   - Кейма Кацураги.
   В конце концов, ответно представиться - простая вежливость.
   И он побежал.
   - Приятно познакомиться... Наверно - крикнула Мусуби в быстро удаляющуюся спину Кеймы.
   *БУМ*
   Услышав этот звук, Кейма замер...
   ...и неохотно обернулся, чтобы проверить, что с ней.
   Мусуби свалилась.
   - Вы... в порядке?.. - приблизился он к ней. Вблизи оказалось, что её одежда потрёпана сильнее, чем он решил сперва, и на её лице были заметны усталость и лёгкий намёк на боль.
   - Вы можете говорить? Что-то не так?
   Губы Мусуби слегка шевельнулись, и Кейма наклонился ближе, чтобы расслышать её.
   - Я гоолоодная... - проскулила Мусуби, сделав щенячьи глаза, способные обезоружить даже самого сурового из мужчин.
   ==========Загрузка==========
   Погодите.
   Что за хрень происходит?
   Слегка истекая водой, Кейма отвёл Мусуби в ближайший ресторан, хотя для того заведения фастфуда, которое они заняли, это слово было некоторой натяжкой. Впрочем, Мусуби не жаловалась - вместо этого она поглощала два больших бургера, первых в длинной очереди бургеров, ожидающих своей участи. Кейма почти сочувствовал человеку, принёсшему всю эту еду.
   Однако это не объясняет то, что произошло.
   Ну, Кейма осознавал, что мир всегда готов наказать человека, если искушать судьбу. Ладно, сам виноват, что поднял флаг(5). Но погодите, что за фигня происходит? Не прошло и минуты с того момента, как он невовремя произнёс ту необдуманную фразу. История не прошла и страницы до встречи с этой женщиной!
   - ЧТО ЗА ФИГНЯ С ТЕМПОМ СОБЫТИЙ?! - внезапно завопил Кейма, заставив беднягу-официанта отшатнуться в шоке.
   - Э-э, сэр?.. - произнёс низкооплачиваемый бедолага.
   - ВСЕ СОБЫТИЯ РЕАЛЬНОГО МИРА ТАК ПРОХОДЯТ? ЭТО АБСУРД! БЕСПРИЧИННО, СЛИШКОМ БЫСТРО, ЧТОБЫ РАЗОБРАТЬСЯ, НЕ ГОВОРЯ УЖ...
   Если можно назвать саму яркую черту Кацураги Кеймы, то это будет тот факт, что он не просто предпочитает реальному миру его более компактную и картриджную форму; он страстно ненавидит обычную реальность.
   - ...Реальность - отстой - закончил он, подняв консоль и мрачно продолжив играть.
   Мусуби приостановила поедание обеда; она выглядела искренне беспокоящейся.
   - Что-то не так?
   - Всё... - пожаловался Кейма. Мусуби продолжила есть.
   - И почему у нас всё время психи собирются?.. - пробормотал работник фастфуда, скрывшись, чтобы доставить вечноголодной Мусуби очередную гору бургеров.
   С его уходом Кейма обнаружил, что машинально анализирует Мусуби, основываясь на запасах знаний, собранных во время взаимодействия с бесчисленными героинями и персонажами, как он поступал со всеми загадочными девицами, возникающими в его жизни (которых, следует признать, было порядочно).
   Прежде всего он сфокусировался на её одежде, поскольку это было нормой в его подходе к оценке персонажа. Да, все лица различны и уникальны, но одежда может продемонстрировать личность проще и надёжнее. Особые аксесуары, фирменные образцы одежды, костюмы и наряды, которые носят для особых случаев - как говорится, одежда делает мужчину (или женщину, в данном случае).
   А ещё волосы. У героинь всегда бывают уникальные, эффектно выглядящие волосы.
   Впрочем, это больше дело вкуса.
   То, что он принял за наряд мико, было простым белым ги и красной юбкой, подвязанными вместо пояса розовым шарфом. Из другой одежды на ней были стоящие сейчас в углу ботинки (изрядно поношеные), пара белых чулков высотой по щиколотку (тип А, как отметил Кейма в уголке разума), и, самое заметное, красные перчатки, которые выглядели так, словно используются для боя.
   Что насчёт самой дамы...
   Ну, она была стройной. Определённо подтянутой. Коричневые глаза, короткие волосы. Ниже Кеймы, но не намного. Большая грудь.
   Это заставило Кейму слегка дёрнуться.
   Дружелюбность? Угу. Безумная сила? В наличии. А теперь и особо большой бюст. Что дальше, в норме она неуклюжа и/или пустоголова? Кейма ничего не имел против этого архетипа, но это был архетип из видеоигр, и Кейма знал, что реальный мир осквернил идеи 2D, в достаточной мере, чтобы Мусуби могла представлять риск для мирного жизненного стиля Кеймы.
   Довольно странно, но в то же время, как Кейма пытался оценить сидящую напротив форму жизни, сама она уже успела оценить личность Кеймы.
   Он выглядел неплохим парнем.
   - Ах! Это "Падающая Звезда Нанана", верно? - прозвенела ниоткуда Мусуби, имея в виду игру на новой PFP Кеймы, приобретённой в ближайшем магазине на деньги, которые Кейма называл загадочным термином "М-финансы".
   Эта внезапная фраза заставила Кейму вздрогнуть; как ни крути, Мусуби не выглядела как кто-то, знакомый с такими вещами. Он кивнул, и собирался вернуться к игре, но в этот момент несознательная персона, сидящая перед ним, произнесла самую жуткую фразу, когда-либо достигавшую его ушей.
   - Эти игры такие скучные...
   О НЕТ.
   Сердце Кеймы замерло на миг, сбившись с ритма, однако никаких внешних показателей испытанного им шока (если не считать "пии" там, где должно было быть "биип"), не было заметно.
   Несколько секунд Мусуби счастливо поглощала свой бесплатный обед.
   - ЧТО? - изо всех сил завопил Кейма, ошарашив всех присутствующих. Он направил на Мусуби палец, как деревенский житель - на ведьму.
   - ВИЗУАЛЬНЫЕ НОВЕЛЛЫ - ШЕДЕВР... НЕТ, ВЕЛИЧАЙШЕЕ ТВОРЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА! - прокричал Кейма, подняв руки для драматического эффекта. - ЭТО КЛАССИЧЕСКИЕ ИСТОРИИ, УЛУЧШЕННЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕМ С ИГРОКОМ, ЧТО ГАРАНТИРУЕТ УНИКАЛЬНЫЕ, СОЗДАННЫЕ С ЛЮБОВЬЮ ПЕРЕЖИВАНИЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
   Для убедительности он стукнул по столу.
   Обычные люди начали беспокоиться, в сердцах нескольких присутствующих геймеров вспыхнула страсть, а Мусуби сделала паузу посреди укуса; это заставило Кейму подумать, что она забыла, что только что сказала.
   - О, но это не одно и то же! - поизнесла она, и впервые за время с их встречи совершенно серьёзно. - Их голос не услышать...
   - АНИМИРОВАНЫЕ ЗАСТАВКИ! - резко парировал Кейма. - К ТОМУ ЖЕ, В НЕКОТОРЫХ ИГРАХ МНОГО ОЗВУЧКИ, И ЛУЧШИЕ АКТЁРЫ ОБЕСПЕЧИВАЮТ АНГЕЛЬСКИЕ ГОЛОСА ДЛЯ ПЕРСОНАЖЕЙ И ГЕРОИНЬ, НЕСРАВНИМЫЕ С ОБЫЧНЫМИ ЖЕНЩИНАМИ!
   Люди в ресторане, не тронутые сперва, разделились. Женская половина начала воспринимать Кейму в негативном свете, зато мужчины начали тихо соглашаться. Мусуби встала, полностью погрузившись в спор.
   - Видеоигры не могут заменить реальных людей! - заявила она, простое, но эффективное заявление, воодушевившее женщин на заднем фоне.
   - МОГУТ, КОНЕЧНО!
   В его глазах можно было увидеть праведную ярость, воплощение всех грёз и надежд на будущее, усиленные силой воли и надеждой, звенели в его гоолсе.
   - ОНИ ПЛАЧУТ, ОНИ СМЕЮТСЯ, ОНИ УЛЫБАЮТСЯ!
   Сейчас Кейма стоял на столе, его руки не махали, но простирались к самим небесам.
   - ОНИ ПРОПИСАНЫ, ЧТОБЫ БЫТЬ БОЛЕЕ ЧЕЛОВЕЧНЫМИ, ЧЕМ ЛЮБОЙ ИЗ НАС, ИХ ИСТОРИИ НАПОЛНЯЮТ ИХ ЖИЗНИ БОГАТСТВОМ ПЕРЕЖИВАНИЙ, КОТОРЫМИ МОЖНО ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУГИМИ ЛЮДЬМИ, ЕСЛИ ОНИ ПРОСТО ПРОТЯНУТ РУКИ И БУДУТ ЛЮЮБИИТЬ!
   Мужчины ощутили триумф. Блин, большинство из них даже не играли в видеоигры, но этот парень столь страстно говорил о высшей любви, что они не могли удержаться от поддержки.
   - ИГРУ НЕЛЬЗЯ ОБНЯТЬ! - Мусуби тоже перешла на крик, уперев руки в бёдра, взгляд против пламенного взгляда Кеймы. - ИХ НЕЛЬЗЯ ЦЕЛОВАТЬ, ЛАСКАТЬ, ЧУВСТВОВАТЬ СЕРДЦЕБИЕНИЕ!
   Мужчины, хотя всё ещё были объединены, начали колебаться, и женщины почуяли момент слабости. Однако Кейма не сдался.
   - ДЛЯ ЭТОГО ЕСТЬ ДАЙМАКУРЫ!(6)
   Ладно, это был не лучший ответ. Напряжённость в помещении немедленно оказалась развеяна возникшей в умах присутствующих комической картинкой мужчины, обнимающего даймакуру; на его лице жуткое выражение, а на картинке на подушке - вечная улыбка.
   И в этот момент работник заведения вернул себе достаточно здравого смысла, чтобы аккуратно выпихнуть вызывающую переполох парочку на улицу.
   Кейма аккуратно отряхнулся, начисто игнорируя тот факт, что едва не начал революцию, и повернулся к Мусуби, которая неожиданно оказалась смеющейся. Это, впрочем, вполне соответствовало её характеру и очень освежало после столь жаркой дискуссии.
   - Кейма-кун - забавный...
   Кейма против воли слегка улыбнулся. Да, действительно... Хотя он и не соглашался с мнением Мусуби о дэйтсимах, было очевидно, что она искренне увлечена этой темой, и кто он такой, чтобы плохо относиться к коллеге-любителю, эм, любви? В конечном итоге, что любовь в реальной жизни, что виртуальная - всё сводится к одному.
   Чисто для галочки: 2D-любовь всё же лучше.
   - Я люблю любовь.
   Это могло звучать просто и по детски, но в то же время прочувствованно и мудро.
   - Я тоже - умудрённо кивнула Мусуби, всё ещё лёжа на улице. Несмотря на толпу в ресторане, на улице сейчас практически не было прохожих. Она вздохнула, с уверенностью, но и толикой меланхолии... и стремления?..
   - Хотела бы я побыстрее найти своего Ашикаби.. - тихо произнесла она. Все эти разговоры о любви, и, ну...
   Услышав неизвестный термин, Кейма перестал улыбаться. Он резко повернулся, оказавшись лицом к лицу с Мусуби.
   - Ну, раз ты теперь сыта...
   Его голос соскользнул в монотонность, и он снова смотрел только на PFP. Он зашагал вдаль, к своему отелю.
   Мусуби, растерявшись от внезапной холодности Кеймы, встала, но не сделала шага по направлению к Кейме. На её лице отразилась гамма эмоций, пока не остановилось беспокойство.
   - Эм...
   Она прижала руки к груди; возможно, для стимуляции сердца на выработку храбрости, чтобы окликнуть быстро удаляющегося парня.
   Кейма помедлил, словно заметив дискомфорт женщины.
   - Приятно познакомиться.
   Это было произнесено более дружелюбным тоном, но всё же натянуто.
   И столь же быстро, как Кейма и Мусуби встретились в смерче активности, они растались.
   Да, до отеля неблизко...
   ==========Загрузка==========
   Что происходит, когда вы удаляетесь от героини?
   Временами, но не всегда, наступают эти сумеречные времена, когда протагонист истории просто бредёт по жизни, взаимодействуя с различными персонажами, с которыми может - или нет - лучше познакомиться в будущем. Разумеется, если протагонист хочет немедленно начать завоёвывать сердце определённой женщины, он будет уделять ей больше внимания, взаимодействовать с ней больше, чем с остальными, как в реальной жизни. И зачастую другие героини, когда их игнорируют, просто продолжат жить своей счастливой жизнью.
   Но только не протагонист.
   Однако одно дело - игнорировать героиню. Но уйти от неё?
   И именно это сделал Кейма.
   На балконе своего гостиничного номера, Кейма смотрел на бесчисленные крыши и улицы, пересекающие город; в его действиях не было какого-то особого смысла, он просто рассматривал пейзаж. Если и было какое-то более глубокое значение, он об этом не знал.
   Разумеется, он ушёл не просто так. Это существо... ну, всё просто слишком подозрительно, блин!
   С неба на Кейму упала женщина, сопровождаемая двойняшками в кожаных костюмах, которые швырялись молниями в первую женщину, которая смогла уклоняться, демонстрируя несравненые силу и скорость, несвойственные человеку.
   Женщина по имени Мусуби.
   Сколько ещё раз его будет беспокоить неправильность жизни? Кейма понимал, что чем дольше он задержится, тем глубже завязнет в этих загадочных событиях... с чем бы ни была связана Мусуби. Он изначально-то поэтому пытался сбежать! Возможно, ему следовало просто дать ей денег - тогда он мог бы сейчас спокойно играть уже несколько часов.
   Но вместо этого он пошёл с ней, они разговаривали, и, проклятье, даже испытали чувство товарищества.
   Но он всё равно ушёл.
   Это его беспокоило.
   Что ни говори, в норме мужчина может уйти - если бы это была нормальная ситуация, с нормальной дамой в главной роли. Если бы это была нормальная история, где мужчина спасает женщину от ограбления (единственная более-менее сравнимая ситуация), мужчина свободен оставить женщину сразу после того, как побыл героем. Если она поранилась, возможно, помочь ей немного. Не то, чтобы женщина рисковала быть ограбленной снова сразу после того, как мужчина ушёл.
   Однако Мусуби НЕ обычная, и определённо связана с чем-то НЕнормальным; а Кейма? Далеко от нормального.
   Так что остаётся вероятность, что Мусуби в опасности. От "молниеносных" двойняшек, или что она там пыталась сказать перед тем, как Кейма ушёл, но она определённо в опасности.
   Возможно. ВОЗМОЖНО, она в опасности; выяснить это невозможно. Здесь работала логика видеоигр, а когда происходящее связано с реальным миром... ну, блин, в реальном мире что угодно возможно!
   И Кейма, честно говоря, не был поклонником реального мира.
   Что поделать, у любого человека есть по крайней мере один недостаток.
   ==========Загрузка==========
   Менеджер отеля, считавший Кейму персоной особого интереса (говорят, компания, которая за него заплатила, сейчас изрядно разбогатела), постучался в дверь номера Кеймы, доставляя его одежду из прачечной (работники отеля не понимали, почему она такая мокрая). Он был невысоким и слегка лысеющим, но производил впечатление ответственного человека, способного хорошо управляться с большим отелем.
   Дверь перед ним открыл заметно депрессивный и растрёпаный тинэйджер.
   - Сэр?
   Мэнеджер протянул свежевыстираную одежду Кеймы, простую белую рубашку с длинными рукавами и плотным воротником, и пару штанов цвета хаки. Кейма схватил одежду, пробормотал что-то в качестве благодарности, и закрыл дверь.
   Хмф. Даже если он VIP, старому работнику отеля Кейма всё равно не нравился. Конечно, он не был хулиганом, но то, как он словно приклеен к этому экрану видеоигры...
   - Современная молодёжь бесполезна - в точности угадал Кейма монолог мужчины. Впрочем, он здесь всего на два дня, так что...
  
   Кейма обнаружил, что беспокойно опирается на перила балкона, вновь глядя на город. Ночь оказалась столь же вялой и бессобытийной, как вчера, и день вряд ли будет другим. Он прошёлся взглядом по улицам и переулкам, по толпам людей. Впрочем, он знал, что делает.
   Он искал её.
   Ахх, что случилось с этими беззаботными временами видеоигр и тишины?
   Кейма отсутствующе опустил руку к PFP, лежащей на том же месте, где он оставил её вчера. Он взглянул на неё, так же отсутствующе погладив кнопки пальцами, словно одна из его любимых героинь возникнет на экране и заставит его беспокойства исчезнуть. Вместо этого он увидел собственное отражение.
   Повис момент тишины, когда взгляд Кеймы встретился с его собственным.
   И он знал, что делать.
   Проклятье, он ненавидел такие моменты... У него вырвался смешок. Если подумать, одна из причин, по которым он так упорно не хотел ввязываться в эту историю, то, что он даже ещё не закончил первую.
   Да, это был не первый раз, когда Кейма оказался в невероятной ситуации, сценарии, сорвавшемся со страниц романа, или сценарии игры, вставленном в реальный мир.
   Он провёл руками по похожему на ошейник аксесуару на его шее, в норме невидимому для всех. Однако это была совсем другая история, так что он решил сосредоточиться на том, что сейчас перед ним. Он быстро натянул рубашку и джинсы, отбросив все вчерашние сомнения и негативность.
   Он активировал флаг, он встретил девушку, и двигался по рельсам рута. Сейчас он был протагонистом, и ничто не могло остановить этот факт.
   И теперь он отправляется спасать героиню.
   ==========Загрузка==========
   Мусуби проснулась на скамейке, радуясь, что день снова был солнечным. Ночи были вообще-то довольно суровы, но этого следовало ожидать, поскольку сезон заканчивался, и постепенно холодало. Тем не менее, обстоятельства не портили ей настроение, так что, встав и выполнив растяжки, она отправилась выполнять свою главную задачу - искать Ашикаби.
   Бедняга Мусуби, похоже, вызвала гнев какого-то мстительного духа, поскольку с момента прибытия в Новый Токио испытывала цепь неудач - включая, но не ограничиваясь, двумя дамами, швыряющимися молниями, и потерю её кредитной карты, предоставленной MBI.
   Тем не менее, награда в конце этого тяжёлого пути была для Мусуби чрезвычайно привлекательна, и эта искра, в комбинации с её безумным оптимизмом, двигала её вперёд.
   Воспоминания о пареньке в очках всё ещё были свежи в её памяти, и Мусуби печалило их внезапное расставание. Возможно, если бы она его окликнула... но Мусуби не была уверена, ощущала ли она мгновенную связь, как происходит, когда Секирей находит "его", и, ну, он ушёл. И она не могла его ни в чём винить - характер не позволял.
   "И всё же", - подумала Мусуби - "надеюсь, я смогу найти Ашикаби хотя бы вполовину такого милого, как Кейма".
   ==========Загрузка==========
   Кейма сперва брёл, а затем бежал, по улицам. Хотя Мусуби и не могла уйти слишком далеко, город всё-таки большое место. Хотя это и противоречило его действиям, Кейма знал, что если мир действует по своим садистски-развлекательным законам, то это просто вопрос времени, когда их пути пересекутся.
   Разумеется, поскольку мир действительно действует по своим садистски-развлекательным законам, он счёл уместным организовать воссоединение Кеймы и одной пары дам...
   - Большое открытие! Большое открытие нового ресторана!
   Хибики и Хикари носили красный и синий костюмы служанок соответственно, большая разница с тем, что они носили при первой встрече с Кеймой. И ещё более странно было видеть, как они раздают воздушные шарики довольным детишкам. Однако, увидев друг друга...
   - ЧОКНУТЫЕ ЭСЭМ ДВОЙНЯШКИ! - вырвалось у Кеймы.
   - ЖУТИК С НАДОЕДЛИВОЙ СЕКИРЕЙ! - выкрикнули дамы.
   Кейма незамедлительно прибег к маневру "180" и попытался умчаться, однако прицельный удар молнии перед ним остановил его бегство. Прежде чем он успел среагировать, две дамы сверлили его взглядами, и искры игриво прыгали между их руками в считаных сантиметрах от его лица.
   - Где эта Секирей?
   Менее сердитая из пары решила в этот раз взять инициативу на себя, хотя позор прошлого раза всё еще не забылся, из-за чего Хибики была столь же склонна прибегнуть к насилию, как и её спутница.
   Неизвестный термин не сбил Кейму с толку, поскольку он прекрасно понял, кого она имела в виду, и с угрозой в виде электроразряда у его горла спецификация не имела значения.
   - Я не знаю! Мы расстались вскоре после того! - завопил Кейма, держа руки перед лицом в ускользающей надежде, что он каким-то образом развил способность блокировать молнии. Прроклятье, ну почему сейчас?.. Подобная встреча может служить только одной цели - заставить Кейму страдать для развлечения некоего жестокого высшего существа. Если для того, чтобы выбраться из этой ситуации, ему придётся вопить как девчонка, так тому и быть.
   - Уверен? - рыкнула Хикари, повышая мощность так, что треск производимой её силой статики стал очень громким, к досаде Кеймы.
   - Я ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЮУУ!
   Кейма настолько поднял тон, что это звучало как истерика.
   *ггррррхххмф*
   Звук, похожий на спаривание грузовика с бензопилой, наполнил улицу, и Кейма осознал, что сумел не только собрать толпу, но и привлечь внимание определённой голодной и пустоголовой Секирей.
   - Ахх, я снова голодная...
   Мусуби взялась за живот, словно чтобы утешить его, не обращая внимания на то, что происходит в каких-то нескольких метрах от неё.
   ...
   - ВРУН! - в унисон проревели двойняшки, готовясь влупить Кейме в лицо копьями молний.
   - Ой, Кейма-сан! - Мусуби заметила его и дружелюбно помахала рукой. Погодите...
   - ОЙ, КЕЙМА-САН!
   Наконец осознав ситуацию, Мусуби немедленно бросилась к двойняшкам, но её тут же отбросил столб света, опаливший её одежду, заставив упасть.
   - Наконец-то! Закончим это уже!
   Двойняшки выпустили Кейму и медленно побрели к Мусуби. Сейчас их руки потрескивали от возбуждения, вместо сердитого гудения, которое они демонстрировали с Кеймой.
   - Удачно для нас, похоже, ты ещё не была окрылена!
   Двойняшки говорили вместе, и Кейма не видел, какая что произносила. Они остановились в показной позе, взявшись за руки; в их свободных руках собирались извивающиеся молнии.
   - Не повезло тебе, что два дня подряд на нас натыкаешься, э?
   С этими словами двойняшки подняли руки и взмахнули ими, посылая в Мусуби новую волну электричества.
   *КККРРААКК*
   Кейма оттолкнул Мусуби в переулок, приняв на себя всю мощь атаки и засияв, как лампочка, подключенная к атомному реактору - в смысле, ярко, как солнце, и сразу сгорев. С мягким "бум" Кейма упал на грудь Мусуби, дымящийся и обгоревший.
   - Хренов пацан! Ты даже не её Ашикаби, почему ты её защищаешь?
   Кейма не мог разобрать, кто произнёс эту фразу - в его ушах что-то гудело, хотя он не был уверен - это его уши поджарились, или звук издают две сердитых дамы перед ним.
   Он не был бойцом. Даже круга вокруг школьной спортплощадки было достаточно, чтобы утомить его, и Кейма искренне пожалел, что не упражнялся, хотя бы для того, чтобы было достаточно сил убегать от подобных ситуаций. Даже сейчас его голова пульсировала и сердце билось как бешеное.
   - Кейма-сан...
   Ах, это ангелы, явившиеся проводить Кейму на небеса?
   - Ты не можешь сдаться!..
   "Ч-что?.."
   Его окружила группа дев - скорее даже, дев-воительниц. В иноземных доспехах и с разнообразным оружием в руках... Кейма узнал их - героини, с которыми он сражался бок о бок в других мирах.
   - Ты был великим магом в моём мире! - объявила светловолосая рыцарь, держащаяся с благородством и изяществом, свойственным королевам - и королям.
   - Завоевателем, объединившим мою страну! - громыхнула женщина, одетая в японский доспех; по ней можно было сказать, что она живёт ради восторга битвы.
   - И хитроумным стратегом в моём! - женщина в простом кимоно, но всё равно сохраняющая свирепость любого стоящего храброго воина, закончила восхваления, вызвав слёзы на глазах Кеймы.
   Они были правы. Все они. Как мог он столь легко задрожать перед лицом битвы, когда сражался бессчётное количество раз (в видеоиграх) и противостоял врагам невообразимого масштаба и силы (в видеоиграх), чтобы спасти множество героинь? Файтинги, RPG, стратегии - он побеждал везде!
   Он смог возжигать пламя страсти в реальном мире, пользуясь чувствами, выросшими в 2D-мире; кто может сказать, что нельзя воспользоваться его опытом сражений здесь?
   Он накинет мантию, которую носил в разорванных войной землях, снова вернёт храбрость и хитроумие... нет, он уже обладает всем этим, и многим другим! Он был и воином, и любовником, человеком, пережившим бессчётные битвы и заполучившим сердца множества дев!
   Он - Кейма Кацураги, Бог Обольщения!
   - Я... Я добьюсь победы! Во имя правды! Во имя справедливости! ВО ИМЯ ЛЮБВИ!
   [экран темнеет]
   Эндинг: Dream Traveller of the Integrated Circuitry
   Слова: Кейма Кацураги / Музыка: Кейма Кацураги
   Исполняют 2D-девушки.
   *КККРРААКК*
   Плотное облако пыли заполнило воздух, закрыв от взгляда Кейму и Мусуби. Хикари подняла руку для новой атаки, но Хибари схватила её за руку, заметив что-то в пыльном облаке.
   Эта фигура выглядела готовой к бою, и излучала зловещую ауру.
   Хотя вообще-то это был Кейма с крышкой от мусорного бака и свинцовой трубой в руках.
   Стоит заметить, что он тоже не иммунен к моментам безумия, каким бы расплывчатым не было его нормальное определение "здравости ума".
   - Ну ты...
   Хикари швырнула молнию, но Кейма бросил навстречу ей крышку, и они с молнией разлетелись в разные стороны. Мусуби попыталась встать, но обнаружила себя гораздо слабее, чем обычно; должно быть, холодные ночи были тяжелее, чем она думала.
   Кейма продолжал двумя руками держать трубу, но несмотря на его готовую-к-бою позу, он был не в состоянии выдержать даже щелбан в лоб.
   - Кейма-сан, ты не должен делать всё это для меня... - произнесла Мусуби, чувствуя себя в долгу перед парнем. Заходить так далеко - это слишком, хотя она призналась себе, что это тёплое чувство, растущее в её груди, её успокоило. Возможно, она реагировала на него?..
   - Нет.
   Его голос звучал неуверенно, да он и был неуверен насчёт всего этого. Кейма давненько не действовал столь импульсивно... И знал, что это не в последний раз.
   - Должен.
   Что-то в недрогнувшей верности Кеймы определённо надломило нечто в психике двойняшек; младшая обнаружила у себя приступ гнева. Ещё один громкий треск, и Кейма снова упал на Мусуби, свинцовая труба выпала из его рук и Мусуби подхватила его хрупкое тело, в то время как Хибики завопила:
   - ДОСТАЛ! Я ТЕБЕ БАШКУ ОТОРВУ И В ШЕЮ МОЛНИЕЙ ЗАФИГАЧУ!..
   - Отличные сиськи.
   - ЧЁ ЗА, СЕО?!
   Хибики мгновенно от бешенства перешла к шоку.
   - Ну, я просто говорю, что у этой Секирей отличная пара сисек.
   С пошлой ухмылкой с другого конца переулка появился мужчина, которого Кейма мог охарактеризовать как "потрёпано выглядящий дэус экс махина", и приобнял двойняшек за плечи, принявшись щупать их выдающиеся груди.
   - БЛИН, СЕО!
   - Блин, Сео...
   Хотя двойняшки выглядели достаточно сердитыми, чтобы отправить приставалу в ожоговое отделение, их смешаные реакции удовольствия и ярости определённо были достаточно интенсивными, чтобы остановить их от каких-либо действий. Он раздражающе рассмеялся, продолжая работать руками.
   - Что... что ты вообще здесь делаешь, блин? - Если судить по дождю искр, Хибики была на грани того, чтобы прикончить обнимающего её беднягу. - Ты сейчас должен быть на работе, зарабатывать нам деньги, чтобы мы могли поесть!
   Последняя часть была произнесена с заметным ударением.
   Сео выглядел уязвлённым, однако это определённо было притворство, поскольку он нахально рассмеялся.
   - Эй-эй, Хибики! Мне казалось, из вас двоих у тебя должен был быть более мягкий характер! Ну, я поругался с чуваком, когда был за прилавком, потому что он был слишком правильным занудой. К тому же меня быстренько уволили после того, как я треснул менеджера по голове.
   Похоже, гнев двойняшек к Кейме нашёл новую цель, болезненно не осознающую, что сейчас произойдёт...
   - Сегодня был день зарплаты.
   Хибики была сердита, но в сравнении со второй... Слова Хикари источали больше яда, чем Хибики смогла бы когда-либо собрать.
   - Ты по крайней мере забрал деньги?
   - ...Неа! Похоже, ещё несколько недель придётся питаться рисом, э?
   *кррррааакккаттууумм!!!*
   Если силы двойняшек можно назвать властью над грозой, то продемонстрированая ими сейчас способность была более сравнима с призыванием жрицей божественной силы, дабы сокрушить неверующих. Опустошительная ветвящаяся молния, трещащая таким напряжением, что по всем металлическим предметам вокруг заплясали искры.
   - ой... - пискнул Сео. Его голос был тонким и едва слышимым. Он кашлянул, и из его рта вырвалось комическое облачко чёрного дыма. Было настоящим чудом, что его одежда... да что там, что его тело не превратилось в пепел той же черноты, которую Сео стирал с груди. Словно эта молния поглотила всю напряжённость в воздухе, сёстры замерли на месте, потеряв желание продолжать бой, измотанные той гаргантюанской демонстрацией сырой энергии, которую вызвало простое раздражение мужчиной перед ними.
   Бедняга повернул к сёстрам слезящееся лицо; Хибики смотрела в сторону, Хикари попыталась насвистывать, но с треском провалилась. Тогда он повернулся к Кейме с Мусуби и побрёл к ним, выглядя при этом как зомби с электрического стула. Волоча ноги, он подошёл к всё ещё лежащей на земле парочке и слегка наклонился. Кейма решил, что он свалится на них, но вместо этого мужчина потрепал его волосы.
   - Ты немного молодоват, чтобы быть Ашикаби, пацан.
   Кейма не мог определиться, что думать об этом человеке. Часть его мозга, отвечающая за анализ людей, предупреждала его, что слова для описания этого парня, если подбирать слова из обширного словаря Кеймы, "Бесполезный, Лодырь, Раздражающий"...
   Белая рубашка, рваные джинсы... "Склонный к насилию, заносчивый, халявщик"...
   Небритое лицо, волосы в бепорядке... "Верный, славный парень, хитрый"...
   - Чего?.. - вырвалось у Кеймы, пытающего рассортировать полуподжаренное содержимое его мозга. Сео наклонился, чтобы взглянуть на Кейму, всё ещё прикрывающего Мусуби от возможной угрозы.
   Бесполезный, Склонный к насилию, Славный парень Сео рассмеялся, рассеянно погладив Кейму по голове... он походил на старшего брата, дразнящего младшего, весьма неожидано, учитывая, что он едва не был поджарен до хруста.
   - Интересный парень, учитывая, что ты ещё не окрылил эту симпатягу.
   Он повернулся к Мусуби, которая до того просто наблюдала за происходящими перед ней событиями, но слегка покраснела при упоминании этого "окрыления". Ещё один грубый смех, и Сео встал и пошёл к Хикари и Хибики. Эти двое выглядели искренне сожалеющими о столь суровом ударе.
   Сео снова приобнял двойняшек (после того, к чему это привело в прошлый раз, Кейма был слегка впечатлён), но сейчас двое были смирными, да и Сео не стал их щупать.
   - Знаете, я не против, когда время от времени оказываюсь громоотводом, но вы, леди, в этот раз малость перестарались.
   Его голос был грубоватым, но он действительно звучал несколько насторожённо. Хикари попыталась защищаться, начав фразу "ну, может и перестарались в этот раз...", но к Хибики вернулось достаточно скромности, чтобы добавить "...мы слишком сильно реагировали. С нами тоже случается".
   В любом случае, они действительно сожалели, и взгляд, брошенный Хибики в сторону Кеймы, содержал лишь половину желания поджарить его внутренности. К счастью для парочки, Сео взъерошил их волосы, как сделал с Кеймой, и не казался сердитым.
   - Ай, и ладно. Следовало ожидать разноса от таких чумовых-грозовых девчонок.
   - Засранец...
   - Мудак ты, Сео...
   Пробормотала парочка, выглядя скорее успокоившимися, чем сердитыми, облегчение проступало на смущённом профиле Хибики и лице дующейся Хикари. Нежное, грубое, мягкое-как-крушение-поезда замечание, произнесённое в такой момент, показало, что между этими тремя всё в порядке.
   Бравада быстро вернулась к Сео, и с двойняшками под мышками - скорее для опоры, чем для чего-либо ещё - он побрёл в сторону, такой же самодовольный и уверенный, как всегда.
   - Ну, кто мы такие, чтобы мешать паре влюблённых пташек? Это не в моём стиле.
   - Но... погоди минутку, атаковать неокрылённых Секирей было твоей идеей!
   Сео полностью проигнорировал существеное последнее замечание.
   - Хмм, девчата, может, когда вернёмся, вы мне компенсируете "особым" сервисом, а?
   Когда трио завернуло за угол, Кейма мог поклясться, что услышал неподалёку гром, а вместе с ним - мужской вскрик... интересно, не из-за этого ли мужчины эта парочка такая вспыльчивая?..
   Кейма был не уверен, что он должен ощущать после того, как спасся из этого цирка. Сердиться? Чувствовать облегчение? Или просто усталость? Он просто не мог подобрать слова, чтобы описать ту безумную цепь событий, через которую проходил.
   И вдобавок, сразу после покушения на его жизнь он смог наблюдать момент близости? Причём между теми, кто его атаковал?..
   Воистину, нет слов, чтобы описать его нынешнюю жизнь...
   Вскоре день снова был таким же обыденным, как всегда, и снова никого вокруг, за исключением Кеймы, лежащего на Мусуби...
   - Кхем...
   Нельзя сказать, чтобы за этим что-то стояло - просто звук - но когда Кейма встал и отряхнулся, он старался избегать встречаться взглядами. Двое побрели к выходу из переулка; никто не произнёс ни слова. Только когда Мусуби ускорила шаг, догнав Кейму и бросив взгляд на его профиль - её глаза мерцали любопытством - она спросила:
   - Ну, мне повезло, что мы наткнулись друг на друга, верно?
   - Кхем.
   На этот раз не просто звук. Тинэйджер застыл.
   - Ты обо мне беспокоился, верно?
   Она обсуждала этот вопрос так, как кто-то мог бы обсуждать погоду.
   Ответ Кеймы был незамедлительным.
   - НЕТ! Я просто... просто задавался вопросом, о чём ты вчера говорила! О твоих "Ашикаби" и "Окрылении", или... да какая разница! ВСЁ ДЕЛО В ЭТОМ!
   Улыбка Мусуби только расширилась, и Кейма моментально опомнился, сдержав желание стукнуть себя по голове. С этим проявлением цундере их роли практически поменялись местами, э? Кейма мог бы быть принцессой, а Мусуби - принцем, спешащим спасти принцессу от...
   Погодите, практически так ведь и было, разве нет? А, какая разница...
   Мусуби хихикнула; Кейма мог поклясться, что при всей её наивности и невинности она его дразнила.
   - "Ашикаби" - некто, кого я никогда не видела, но кто мне очень дорог.
   Это звучало заученно, но с почтением, как у произносящего свадебные клятвы.
   - Кто-то, кому я служу.
   Шаг вперёд.
   - Кто-то, кого я веду.
   Ещё шаг.
   - В небеса над нами.
   Кейма и Мусуби стояли лицом к лицу.
   - И вот это мы, Секирей, называем "Окрылением".
   Пара крыльев, похожих на птичьи, вырвались из её спины, расцветя в полосы пурпурного сияния, вытянувшиеся вокруг неё - более материальные, чем свет, но менее, чем стекло. Фиолетовое свечение окрасило воздух вокруг неё, её тёло мирно сияло. Но что больше всего привлекло внимание Кеймы, это её улыбка - хотя она всё время была весёлой и радостной, в этот раз она создавала впечатление блаженства, и это даже заставило Кейму слегка покраснеть.
   Хоть Кейма не раз уже видел подобное выражение, он никогда не мог облечь его в слова. Не то, чтобы в его словаре не было нужных выражений, или это было формой уважения "словами не описать". Он просто не знал, как это произнести.
   Она была счастлива. Она была влюблена.
   ==========Загрузка==========
   Снова в комнате отеля. Мусуби спала на особо мягкой кровати посреди комнаты, телевизор выдавал ровный поток фонового шума, а Кейма просто прислонился к перилам балкона, играя во что-то, как обычно. PFP на ощупь была немного теплее, чем обычно, но повезло уже в том, что она не сгорела после того инци...
   *ффффзззт*... Из PFP поднялась тонкая струйка дыма. Кейма недовольно нахмурился, нежно положив консоль на стол балкона. Сделав это, он слегка скривился; даже лёгкий наклон напомнил ему, что он ушиблен, обожжён, и устал.
   Кейма не вздыхал так часто, как заставляли неудачи; впрочем, он всё же недовольно фыркнул. Он задумался, насколько импульсивен был в последние дни, бегая за девушками из-за дурных предчувствий и сражаясь с сердитыми, воинственными живыми электрогенераторами.
   И что теперь? Он не видел концовку; и не думал, что она предвидится в ближайшем будущем. Это нервировало Кейму. Большую часть жизни он детально планировал всё, и это прекрасно работало, за исключением нескольких дорожных ям, которые просто означали, что ему нужно внести поправки в рассчитанный путь в жизни. А теперь... Он оказался брошен в мир, о котором практически ничего не знал, где каждый день может быть провозвестником новой головной боли и шанса серьёзно пострадать. И если каждый день будет похож на сегодняшний...
   Реальный мир. Вот это, значит, "жить в реальном мире"?
   Кейма Кацураги вздохнул. Что случилось с безмятежными днями 2d-сцен и тёплых контроллеров? Глупый вопрос, он прекрасно знал, что изменило его жизнь, разворошив его стиль жизни.
   Картинки возникли в его уме; голоса накладывались, но картинки чётко сменяли друг друга в его голове, не отличаясь от флэшбэка в видеоигре.
   - Ками-сама... - он, в общем-то, так и не привык к столь обыденному применению этих слов.
   - ...духи в сердцах девушек... - это действительно было, и всё ещё остаётся, настоящей занозой...
   - ...Ад не вернётся к былой славе... Пока вы, богини, существуете! - Кажется, так она сказала? Кейма слышал только пересказ...
   - Я... на самом деле... не то имела в виду... - ...
   Но это всё в прошлом, и Кейма не задумывался о том, что сейчас не имеет значения. По крайней мере, пытался. И ему нравилось считать, что прошлое - это пролог... или, скорее, предыстория.
   Предыстория. Хмм. По крайней мере, уверенно стоим на дороге из кирпича высокого разрешения...
   Он подошёл к Мусуби; довольно странно, но в глубоком сне она напоминала впавшего в спячку медведя. Он осторожно потряс её, и она негромко пробормотала: "Нет, ветчина не очень вкусная"...
   О, она любит поесть, э? Какая располагающая черта...
   - Эй, Мусуби - толкнул он её.
   Мусуби немедленно подскочила, её несуществующие собачьи уши поднялись, а столь же несуществующий хвост завилял.
   - Да, Кейма-сама?
   Смена хонорифика(7) обеспокоила Кейму, учитывая, что он только что обдумывал, но он продолжил.
   - Насчёт того, что раньше было... Про Секирей и Ашикаби, я всё ещё понятия не имею, о чём ты говорила.
   - Ой! Я же не рассказала про План Секирей, верно?
   *бибибиби!*
   Кейма выключил телевизор.
   - Нет, не говорила. Можешь рассказать мне всё, что ты знаешь о... - Кема перебрал в голове то немногое, что знал - обо всём?
   Мусуби слегка стукнула себя кулаком по лбу.
   - Эхехе, я не уверена, что могу что-то рассказать...
   *бибибиби!*
   Кейма помедлил. Телевизор выключен; откуда может идти звук?..
   Он повернул голову по направлению к источнику звука, его вроде бы сгоревшей PFP. Он подошёл к ней и поднял; и в тот же момент, как она оказалась на уровне его лица...
   - ПОЗДРРРАААВЛЯЮ!
   Он встретился взглядами с мужчиной в белом.
   ==========Сохранить?==========
  
   Глава 2. Случайные встречи.
  
   - ПОЗДРРРАААВЛЯЮ! - выкрикнул мужчина в белом, вкладывая в каждый растянутый звук столько помпезности, сколько возможно. Он сделал драматическую паузу, вытянув руки в показном жесте. Блин, да сам этот человек - живая показуха... От отбеленых волос до белого костюма, дополненого высоким воротником и плащом. И Кейма мог бы поклясться, что он носит ботинки на платформе.
   Мужчина замер в своей забавно-показушной позе, что заставило Кейму думать, что от него ожидалась яркая реакция. Скорее всего шок, растерянность, или что-то в этом духе развлекало мужчину.
   Кейма крайне серьёзно взглянул на него, и решил.
   - Нет.
   *клик*
   Изображение пропало. Кейма собирался положить PFP обратно, когда...
   *клик*
   Изображение вернулось, и мужчина был недоволен.
   - Что ты имеешь в виду, "НЕТ"? Я...
   - НЕТ.
   *клик*
   После этого мужчина снова включился, вызвав тот же ответ от Кеймы. Это продолжалось некоторое время...
   Мусуби играла роль зрительницы этой комедии, не желая вмешиваться. В каком-то смысле это напоминало матч по вербальному теннису, в котором детские вопли взрослого мужчины отскакивали с одной стороны комнаты, и сердитые ответы Кеймы - с другой. Через какое-то время стало очевидно, что Кейма побеждает, свидетельством чего было повышение тона мужчины в белом. Наконец, мужчина дошёл до истерики, сорвавшись на визг.
   - ПОЧЕМУУ ТЫЫ МЕЕНЯАА НЕЕ СЛУУШААЕШЬ...
   - Я СКАЗАЛ, НЕТ!
   Кема не был уверен, почему он это сделал, но он хотел заглушить голос надоедливого ребёнка во взрослом теле, так что в секундном порыве запихнул PFP туда, где, как ему козалось, она не увидит света дня - в смысле, между грудей Мусуби.
   - Что за... Почему стало так темно?!
   Кейма стол, глядя на содеянное; жалобы мужчины были едва слышны. Сама Мусуби оказалась ошарашена действием Кеймы. Он понимал, что это была не лучшая идея, но, честно говоря, подумывал о том, чтобы оставить всё как есть. Мусуби взглянула на Кейма, пытаясь понять, как быть, но он только пожал плечами. Наконец, приняв решение, Мусуби выудила консоль, на екране которой загадочный человек был на грани того, чтобы расплакаться.
   - Номер 88! Только не говори мне, что такой жестокий юноша стал твоим Ашикаби!
   Мусуби не стала сходу спорить, но добродушно улыбнулась.
   - Он не так плох, как кажется, профессор!
   Погодите, то есть он производит неважное впечатление?..
   - Ты бы не могла повернуть меня к нему?
   Мусуби послушно подняла PFP на уровень лица. Однако Кейма уставился в стену, действуя как ребёнок в духе "чего не вижу, то меня не трогает".
   Впрочем, после пары тычков он неохотно повернулся к этому "профессору".
   - Ну-ну. Я не уверен, каким образом ты сумел меня блокировать - определённо игнорируя последние моменты затянувшейся комедийной сценки (по крайней мере, Кейма надеялся, что это лишь поставленная сценка), тот продолжил преувеличенно-драматическим тоном. - Впрочем, это устройство было изрядно модифицировано, верно?
   Мужчина одобрительно кивнул головой.
   - Полагаю, стоит существенно больше чем стандартная модель с полки.
   Кейма не ответил.
   - Итак... До того, как я оказался столь грубо прерван, я хотел поздравить тебя с тем, что ты - один из немногочисленных везунчиков в Новом Токио, ставших партнёрами Секирей!
   Глаза мужчины не были видны за белым отблеском на его очках, и в слабом отражении экрана PFP Кейма мог разобрать собственные очки. Сам он не считал, что очки что-то добавляют к его имиджу, но пара очков на этом мужчине практически кричали "тот ещё засранец".
   - Когда ты стал партнёром моей дорогой номера 88... - на лице Мусуби при упоминании назначенного ей номера мелькнула улыбка - вы двое автоматически стали участниками Плана Секирей.
   Он покатал последние два слова на языке, словно экзотическую специю из дальних земель.
   Кейма не ответил.
   - Ты можешь спросить, "что такое "План Секирей"". Ну, это сражения 108 Секирей! Сражайтесь, сражайтесь и сражайтесь, пока на полях сражений Нового Токио не останется кто-то один, и их Ашикаби будет позволено взойти на небеса!
   Он размахивал руками над головой. К собственному неудовольствию, Кейма вспомнил, как сам вчера делал нечто подобное, но немедленно выбросил это из ума.
   - Но... - внезапно тон мужчины стал игриво-угрожающим, хотя и всё равно наигранным.
   - Видишь ли, План Секирей - секрет, предназначенный лишь для тех, кто в неём участвует, включая теперь и тебя. Если ту кому-то расскажешь о плане... - он провёл пальцем по горлу. - Ну, я вышлю представителей MBI, которые позаботятся о ситуации. Ясно?
   Кейма не ответил.
   Уверившись, что разыграл свой спектакль достаточно хорошо, чтобы шокировать Кейму, он решил, что объяснений достаточно, и воспрял духом - и голосом - до уровня Мусуби.
   - Ну, это всё! Всего хорошего, номер 88!
   Он помахал на прощание одной рукой.
   - Пока, Профессор!
   Мусуби, продолжая держать PFP перед лицом Кеймы, наклонилась, взглянув на экран сверху вниз и чуть не упав при этом.
   И с кликом экран потемнел, так что Кейма вновь глядел на своё отражение. Мусуби подняла голову и заметила, что Кейма продолжает смотреть прямо на PFP, челюсти сжаты, а глаза задумчиво сужены.
   - Кейма?..
   Кейма забрал PFP и снова включил её, принявшись быстро нажимать на кнопки. Мусуби решила было, что он снова запускает свою игру, однако затем послышался звук, не отличающийся от того, что был перед вызовом "профессора".
   - ...Ты уверен, что стоит так себя вести каждый раз, когда кому-то звонишь? - голос извне поля обзора на экране предупредил кейму о присутствии женщины. Кто бы это ни был, она, судя по голосу, была раздражена "профессором". Он всё ещё сидел на своём троне, хотя и не смотрел на камеру, или что там он использовал, чтобы общаться с Кеймой.
   - Ну, это сработало! Он был, смею сказать, в шоке...
   Кейма обратил внимание, что его голос, хотя и всё ещё звучал наиграно, сбавил пару уровней.
   - Угу, любой будет шокирован той чушью, что ты несёшь.
   Мужчина отдёрнулся в притворной боли, не сумев защититься от удара, содержащегося в словах. Кейма незамедлительно ощутил симпатию к женщине, кем бы она ни была.
   - Погоди минутку, камера включена - неожиданно сообщил голос извне поля зрения. Актёр в белом немедленно повернул голову к Кейме с улыбкой на лице. Кейма немедленно ощутил изменение тона, и ему это не понравилось.
   - Ай-яй. Талантливый ты парень, если смог так вот пробраться через защиту MBI. - Он наконец-то перестал звучать как телеведущий, и то хорошо. - Впервые кто-то так старается просто для того, чтобы со мной поговорить, Кейма Кацураги.
   Лицо Кеймы дёрнулось при упоминании его полного имени. Угрожает?
   - Кто бы не хотел поговорить со знаменитым Минакой Хирото, директором супер-конгломерата MBI?
   Хотя он и поддерживал бизнес-тон "Исполнительного Директора", с Минакой он всё же соперничать не мог. Похоже, тот действительно был хорошим актёром, или по крайней мере достаточно хорошим, чтобы казаться компетентным. Кейма решил быть более внимательным к Минаке.
   - О, так ты знаешь, кто я! Хотя, честно говря, не могу представить кого-то, кто не знает!
   Похоже, сейчас он хвастался вполне искренне, и Кейма стиснул зубы, заметив, что если разговор продолжится в этом русле, то превратится в игры разума.
   - На самом деле, я просто хочу задать пару вопросов.
   - О? Ну что же, давай.
   На взгляд Кеймы, голос Минаки был слишком уж дружелюбным, ну да ладно...
   - Ну, я просто хочу убедиться... Я не единственный в этой ситуации? Когда кто-то встречает "Секирей" и становится их "Ашикаби"?
   - Хмм-угу!
  Кейма вспомнил двойняшек и человека по имени "Сео". Так он тоже Ашикаби, связанный с этим... "Планом Секирей". На миг он задумался, не будут ли все такими же чокнутыми, как он и его Секирей.
   - И, во-вторых, что такое Секирей, вообще?
   - Пришельцы. Работающие на любви, если ты не заметил. - Весело произнёс Минака, не зная, что этот тупой ответ ещё больше разозлил Кейму.
   - Пришельцы. Работающие на любви - повторил Кейма.
   - Ещё что-то? - осведомился Минака, готовый помочь. Кейма ничего не сказал, но тяжёлым взглядом уставился в глаза Минаки. Голова Кеймы была битком набита вопросами, которые он готов был выстреливать, как пулемёт, но нечто другое пересилило; ибо эмоции Кеймы сошлись в этом одном простом вопросе.
   - Почему?
   Это действительно на секунду ошарашило мужчину на троне - вопрос был задан столь прямо и... сурово. В него было вложено многое. Минака на своём троне подумал, что новый участник его махинаций может оказаться очень интересной переменной.
   - Просто - почему? Партнёрство с пришельцами, чтобы выиграьт некий турнир - ладно. Но почему именно любовь? Почему во всё это вмешали любовь?
   Минака улыбнулся. И к тому же искренне, что сбило Кейму с настроя.
   - Потому что, как мы с тобой оба знаем, любовь - это то, что движет человечество к великим достижениям.
   Хотя манера речи и характер этого человека несколько раздражали, Кейма сумел отбросить неприязнь к нему. Но это последнее утверждение? Неправильно. Неправильно во всём.
   Кейма нахмурился.
   - Я думаю, у нас с вами разные представления о том, что такое любовь, Минака Хирото - произнёс он, слишком тихо, даже на свой взгляд, и выключил PFP, больше ничего не добавив. Мусуби выглядела озабоченной, ощутив напряжённость Кеймы. Сам же он уселся с отстранённым взглядом и глубоко задумчивым лицом. Мусуби немного поёрзала, неуверенная, что сказать, но в этот момент стук в дверь послужил отвлечением. Кейма надеялся, что это обслуживающий персонал, но когда он открыл дверь, сбылись его подозрения.
   - Вы из MBI, верно?
   Мужчина, крепкого телосложения и в целом напоминающий гору, кивнул, и достал простой коричневый свёрток. Он был открыт, и Кейма увидел, что там одежда для Мусуби, а на ней - тонкий конверт. Кейма запрал свёрток и передал его Мусуби.
   Посланец повернулся и направился к выходу, но...
   - Секундочку. - Мужчина остановился. - Вы бы не могли передать Минаке Хирото сообщение?
   Мужчина хмыкнул.
   - Смотря что.
   Кейма глубоко вздохнул.
   - ЧТО ЗА ХРЕНЬ? ПРИШЕЛЬЦЫ? РАБОТАЮЩИЕ НА ЛЮБВИ? СЕКРЕТНЫЙ ТУРНИР?! - начал вопить он, невзирая на чёткое указание держать все эти конкретные детали в секрете от публики. Однако посланец просто стоял на месте, пока Кейма продолжал свою вспышку раздражения.
   - ЭТО БЫЛО ХУДШЕЕ ОБЪЯСНЕНИЕ В ИСТОРИИ! Я ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, ЧТО ДЕЛАТЬ! ОН ДАЖЕ НИЧЕГО НЕ ОБЪЯСНИЛ О БИТВАХ ЕСЛИ БЫ ЭТО БЫЛА RPG, ТО ЭТО БЫЛО БЫ ВСЁ РАВНО ЧТО БРОСИТЬ ИГРОКА В СЕРЕДИНУ МИРА БЕЗ ОБУЧЕНИЯ!
   Посыльный определённо решил, что в конечном итоге убивать Кейму - слишком много хлопот, так что просто ушёл, но не раньше, чем Кейма выкрикнул:
   - А ЕЩЁ, ЭТО БЫЛ ХУДШИЙ СПЕКТАКЛЬ, КОТОРЫЙ Я КОГДА-ЛИБО ВИДЕЛ!
   Он захлопнул дверь, обернувшись к свежепереодетой Мусуби. Ну, вроде того - одежда, по сути, была та же, просто не обгорелая и рваная. Как любой, имеющий дело с приступом злости, она выглядела обеспокоенной; Кейма отвернула, всё ещё в раздражении, но чувствуя стыд, что так легко позволил себе устроить истерику.
   - Кейма-сама... Вы не хотите участвовать в Плане Секирей?
   Кейма прекрасно понимал, что отвергнуть "План" - значит, отвергнуть Мусуби. И если Минака говорил правду, секирей "усиливаются" их эмоциями любви (что, в общем-то, вызывало у Кеймы растерянность - специфику нужно будет потом выяснить). А помимо этого, он не был бесчувственным. Он не любил реальный мир, но не мог негативно относиться к людям за то, что они в нём живут.
   Ну, как правило.
   - Я просто не сдержался. Пойдём, я хотел приобрести одну игру.
   Его голос звучал грубовато, но его настроение вроде бы улучшилось; однако прежде чем выйти из номера, он помедлил. Он задумался о том, чтобы сказать кое-что, но в конечном итоге не смог набраться решительности произнести это. Вместо этого...
   - Ты, эм, хорошая девушка - произнёс он. Это было совершенно не связано с предыдущим, и далеко от слов, производящих сильное впечатление, но Мусуби всё равно могла ощущать доброту в его словах. И Кейма искренне пытался быть добрым. Увы, солнечное сияние улыбки Мусуби не отражалось на замёрзшей пустоши, котору сейчас представляло из себя лицо Кеймы. Ну, по крайней мере она не грустит.
   Однако Кейме кое-что пришло в голову. Сегодня он должен был освободить номер, так что если ему придётся задержаться в Новом Токио... Кейма задумался, что делать. Позвонить матери? Он содрогнулся при одной мысли о том, что придётся объяснять текущую ситуацию. К тому же...
   - Аррггхх... - Кейма осознал, что его каникулы официально окончены. - У меня с собой не достаточно денег на отель...
   Услышав слово "деньги", Мусуби вздёрнулась.
   - О, они дали мне замену моей потерянной карточки!
   Она подняла пропущеный Кеймой тонкий конверт.
   Услышав это слово, Кейма незамедлительно вперил взгляд в объект.
   - Карточка?..
  
   (Итак!)
  
   Кейма подошёл к приёмному столу отеля, невысокий сердитый менеджер уставился на него.
   - Что-то ещё перед тем, как вы съедете?
   В фразе звучал отголосок радости. Впрочем, Кейма не обратил на это внимания и вежливо произнёс:
   - Вообще-то я хотел бы снять эту комнату на некоторое время.
   Мр. Менеджер поднял бровь.
   - Сэр, - обращаясь к Кейме, он очень редко использовал это слово - боюсь, ваша комната может быть слишком дорогой для ваших...
   Кейм быстро протянул ему карточку, на поверхности которой выделялись теснёные буквы MBI. Глаза менеджера сузились, и он подвис.
   - Кхекхм...
   Менеджер был близок к сердечному приступу, когда опознал на карточке название гигантской многомиллиардной компании. Их карточки давались лишь тем, кто обладает... престижным статусом в компании. Менеджер сразу вспомнил женщину, обладательницу одной из этих карточек, которая не так давно потратила на спиртное целое состояние. Дрожащей рукой он ввёл данные карточки; в ожидании подтверждения от компьютера холодная рука безмолвия сжала Менеджера и Кейму в сокрушительной хватке.
   [Принято]
   - Б-благодарю вас, и не стесняйтесь обращаться, если вам что-то понадобится...
   Менеджер был просто ошарашен, чем обладает этот пацан. С тем количеством денег, которое было в его распоряжении, стоило просто принять этот неожиданный доход. К тому же, та женщина была щедра на чаевые...
   Кейма дрожащей рукой забрал карточку и задал один вопрос:
   - На этой карточке есть лимит кредита?
   Вместо ответа он получил лишь невнятный шёпот.
   ==========Загрузка==========
   Кейма чуть ли не подпрыгивал на ходу, когда он и Мусуби двигались к ближайшему магазину электроники с целью похитить всё его содержимое. Кейма осторожно держал в руках кредитку, думая о множестве вещей, которые собирался купить. Он купит все новейшие игры, которые не смог позволить себе в первый заход. Затем ещё по копии, на всякий случай. Запас PFP, ещё более тонких, чем предыдущая. Аксесуары? Почему нет, он мог бы позволить себе даже позолоту, если бы хотел.
   - Я рада, что тебе это так нравится, Кейма-сама - произнесла Мусуби, заразившаяся настроением Кеймы, так что и она была весьма довольна. - Хотела бы я не забыть свою карточку, когда начался План; я несколько недель голодала и обходилась без нормального ночлега!
   - И теперь - купить все игры, что я хочу! - сообщил Кейма миру, не обратив внимания на мрачность последней фразы Мусуби. Впрочем, она и сама... Он протянул ей руку, она с радостью приняла её, и они рука об руку двинулись по улицам Нового Токио.
   - Я голоден... - страдальчески простонал кто-то снизу. Кейма остановился на полшаге и взглянул на несчастного, лицом вниз лежащего на улице. На нём были лишь рваные джинсы и старый, потрёпаный жакет. Ну, идём дальше...
   - Кейма... - Мусуби потянула его за подол рубашки. Кейма решил, что тяжёлые времена, через которые Мусуби прошла до того, как встретила его, заставили её испытывать симпатию к этому голодающему. Ну, он заполучил потенциально неограниченный источник денег, так что Кейма решил, что может выделить бедняге один обед.
   - Хотите поесть, сэр? Буду рад заплатить.
   Он был в настолько эйфоричном состоянии, что даже сумел произнести это как щедрый и вежливый юноша, совершающий доброе дело.
   Незнакомец перевернулся, и Кейма обнаружил перед собой небритое, грязное лицо человека по имени Сео.
   - Это звучит великолепно, пацан - просиял он зубастой улыбкой. Не-е, пусть голодает дальше...
   - ПОЧЕМУ ТЫ МЕНЯ БРОСАЕШЬ?!
   Сео вцепился в ногу парня, когда Кейма безуспешно попытался скрыться.
   - НЕ-НЕ-НЕ! - яростно отказывался Кейма, потеряв любой намёк на фривольность.
   - ВПЕРВЫЕ ВРОДЕ ЧТО-ТО ПОШЛО ХОРОШО...
   - В ТАКОМ СЛУЧАЕ ТВОЯ ЖИЗНЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ МОЯ, ЧУВАК! - Сео был близок к тому, чтобы расплакаться. - Я ПРОСТО ХОЧУ ЧУТКА ПЕРЕКУСИТЬ! БЛИН, Я ЖЕ СПАС ТЕБЯ И ТВОЮ ПОДРУЖКУ!
   Делая ситуацию ещё хуже, его жалостливое нытьё привлекло внимание двух ужасно знакомых фигур в ужасно знакомых костюмах служанок.
   Мусуби резко вздохнула и мгновенно приготовилась к бою.
   - Э, вы двое...
   *ТРРРЕСК!*
   - СЕО, ТЫ ИДИОТ
   - Сео, ты идиот...
   Парочка, известная как Хикари и Хибики, прибыла на сцену. Сходу заметив, как Сео цепляется за Кейму, они прицельно швырнули пару молний... Кейма ничего не почувствовал. Зато услышал, как Сео заскулил почти как щенок, упав на земли - после чего парочка ухватила его за уши, по одному каждой, и начали орать каждая в своё ухо.
   - ТЕБЕ НЕ СЛЕДУЕТ ПОПРОШАЙНИЧАТЬ...
   - У тебя совсем нет гордости, Сео?
   Служанки пережёвывали мужчину, и Кейме было его почти жаль. С другой стороны, сейчас, когда Кейма не подвергался угрозе со стороны двойняшек, наблюдать за этим было весьма интересно. Сейчас он замечал различия в поведении двойняшек - Хикари выкручивала ухо и кричала в него оскорбления, а Хибики прибегала к щипкам и поучениям.
   - Ноо оон саам преедлоожиил... - простонал Сео, в голове которого развивались сразу две мигрени. Хикари проигнорировала его, повернулась к Кейме и низко поклонилась.
   - Мы очень извиняемся за беспокойство, доставленное нашим бесполезным мастером...
   Хибики вздёрнула голову, наконец сообразив, кто стоит перед ней.
   - Ты!..
   Мусуби немедленно встала перед Кеймой, вызывающе подняв кулаки.
   - Если вы снова хотите сразиться, на этот раз я готова!
   Хикари уронила Сео и встала рядом со своей второй половиной, на её лице появилась усмешка.
   - Ну, да, мы ещё не расплатились с тобой за...
   *ггррауу*
   *грррррр*...
   ...
   Мусуби повернулась к Кейме.
   - Я ела завтрак?
   - Да. Дважды.
   Желудки двойняшек запросили питания, и они покраснели. Кейма со скорбью убедился, что ему следовало оставить Сео в покое и не связываться с ним. Впрочем, решив, что от этого ивента(8) не отделаться, он подошёл к Сео, снова лежащему лицом в цемент, и пнул его, чтобы увидеть его лицо... учитывая подгорелость и общую депрессивность, скорее физиономию.
   D:
   - Ладно уж... Пошли.
   :D (9)
   - Правда?
   - Правда.
   Сео подскочил, и повёл Кейму за собой.
   - Ну, я знаю отличное место...
   Двое Ашикаби быстро оставили своих Секирей, всё ещё готовых сцепиться, позади. Впрочем, Мусуби быстро помчалась следом за Кеймой, спонтанно решив, что она тоже проголодалась. Хикари и Хибики переглянулись.
   - ...Ну, думаю, халявная еда - это всё-таки халявная еда - решила Хибики. Она быстро развернулась и побежала догонять остальных. Хикари замерла на месте с противоречивым выражением на лице, но искушению бесплатным обедом было слишком сложно сопротивляться в испытываемые ей сложные времена. Однако...
   - А Сео всё равно мудак - пробормотала она, бросившись следом за Хибики.
   ==========Загрузка==========
   К этому моменту следует заметить, что что Кейма в конечном итоге итоге решил, что попозже поищет Сео - в конце концов, тот был единственным Ашикаби, которого он знал, кроме себя, так что являлся потенциальным источником информации. Однако акцент был на слове попозже. В смысле, не сегодня - в конце концов, ему наконец-то впервые после всей этой Секирейской истории удалось расслабиться. В смысле, потом, и не тратя добрые полчаса на разглядывание того, как этот неряшливый чувак объедается. И, господи ты боже мой, куда же в него столько лезет?..
   - О боже, какие прекрасные блинчики! - произнёс Сео набитым ртом. Он сидел между Хибики и Хикари, слева и справа соответственно.
   - Не говори с набитым ртом, идиот! - не заметив, что сама делает то же самое, отругала Хикари Сео, стукнув его разрядом с пальца. Этого хватило, чтобы заставить его дёрнуться, в результате сбив со стола тарелку фруктов.
   - Моя еда...
   В свою очередь, Хибики наклонилась через препятствие и треснула сестру по голове ложкой.
   - Ты тоже - спокойно произнесла она и отпила кофе.
   Мусуби хихикнула. Вообще-то это было довольно мило; она и сама наслаждалась прекрасным фруктовым мороженым.
   Кейма с отстутствующим видом стремительно нажимал на кнопки своей PFP, надеясь, что у жизни есть кнопка быстрой перемотки, о которой он просто раньше не знал. Сам он к обеду не присоединился - по его мнению, на едё тратилось ценное время, которое можно использовать для... ну, к этому моменту вы уже знаете. Так что обычно он стремительно съедал свою еду, и ждать, пока другие поедят...
   Наконец, Сео перестал набивать себя едой и довольно похлопал по животу.
   - Ну, что ж! Братан Сео здесь, если я тебе нужен, пацан!
   Он протянул руку, и Кейма её неохотно пожал.
   - Кацураги Кейма.
   Сео снова широко ухмыльнулся, усевшись поудобнее и приобняв двойняшек (которые, как ни странно, это проигнорировали).
   - Итак, ты недавно окрылил эту твою красотку, э?
   Мусуби улыбнулась, но глаза Кеймы сузились.
   - Откуда ты это знаешь?
   Сео просто пожал плечами.
   - Вчера она не была окрылена, верно? И не представляю, с чего бы вы держались вместе, если бы она не была сейчас.
   Кейма щёлкнул пальцами, словно только что сообразил.
   - Точно, вспомнил, это было сразу после того, как твои Секирей на нас напали!
   Настрой двойняшек определённо скис, но они всё равно продолжили молча есть. Сео поднял взгляд, притворяясь задумчивым, но это было столь же наигранно, как и у Кеймы.
   - Понятия не имею, чем занимается эта парочка, когда меня нет рядом.
   Правдоподобная отмазка, значит? Ну, Кейма не ошибся в предположении, что этот человек умнее, чем кажется.
   - У меня есть вопросы - Кейма решил перейти к делу.
   Сео потёр пальцы.
   - Это будет тебе стоить.
   Кейму покоробило, как легко этот человек воспользовался возможностью, но тема денег заставила его кое-что осознать. Он достал из кармана чёрную карточку MBI, отражающую в его руке солнечные лучи.
   - У тебя нет этого?
   Сео покачал головой.
   - Вообще-то две. Просто предпочитаю всегда иметь с собой пару бумажек на всякий случай...
   Кейма нахмурился при мысли о том, чтобы отказаться от ДВУХ неограниченных источников денег ради того, чтобы заполнить чем-то кошелёк, но не стал давить.
   - Я заплатил за твой обед, верно?
   Сео хмыкнул.
   - Угу, а я тебя спас. Мы с тобой оба знаем, что тебя поджарили бы до обугливания, если бы я не подошёл.
   Кейма скривился, но в следующий момент Сео внезапно рассмеялся.
   - Ладно, только для тебя, кема, как старому приятелю. Один вопрос бесплатно.
   Кейма содрогнулся при мысли о фамильярности, с которой Сео разговаривал с ним. К тому же, один вопрос? Засранец...
   - Ну, я просто задаюсь вопросом, что теперь делать.
   Достаточно широкий вопрос, чтобы получить несколько ответов.
   Сео снова рассмеялся.
   - Довольно-таки широкий вопрос, э? - он взмахнул рукой. - С тобой связались, верно?
   Кейма кивнул.
   - Ну, в расписании будут обязательные бои, но пока что ещё не все Секирей были окрылены. Так что просто расслабься. Развлекайся со своей подружкой. Не дай себя убить. Может, окрыли ещё Секирей.
   Кейма проигнорировал безразличное упоминание смерти.
   - Окрылить ещё Секирей? Это возможно?
   - А то ж! Как, по-твоему, я заполучил этих двух везучих девиц?
   Он погладил выпуклости своих двух Секирей, которые в ответ одновременно встряхнули его электроразрядами; он комично кашлянул облачком чёрного дыма.
   - То есть... просто ждать?
   Кейма ощущал, что это его очень, очень раздражает. Сео встал и потянулся.
   - Угу. Не беспокойся, тебе найдётся чем заняться.
   То, как он это произнёс, явно подразумевало, что чем бы ни было то, что должно занять время Кеймы, это будет не его выбором. Сео похлопал Кейму по плечу и протянул ему что-то.
   - Моя визитка.
   - Берёмся за любую работу? - процитировал кейма надпись на карточке, которая выглядела столь же неряшливо, как и её владелец.
   - За подходяшую цену. Пойдём, девчата.
   Он поманил пару Секирей, которые тоже уже встали; Хибики поклонилась, произнося благодарность и извинение, а Хикари просто пробормотала благодарность. Затем троица удалилась, Сео лишь лениво помахал рукой на прощанье, произнеся "Спасибо за хавчик, пацан!"
   Мусуби махала рукой, пока они не скрылись из виду, а затем повернулась к своему Ашикаби.
   - Итак, что теперь?..
   Кейма положил карточки Сео и MBI рядом на обеденный стол, заметив, что даже тонкая полоска пластика выглядела более статусно и стильно (насколько вообще может быть стильной полоска пластика) по сравнению с выцветшей бумажкой с телефонным номером Сео.
   - Есть что-то, что мне следует знать, Мусуби? Ты слышала этого... - Кейма не желал называть этого человека по имени, поскольку это означало бы некое уважение - "профессора", а теперь и Сео...
   Мусуби не стала отвлекаться от еды, произнеся нечто неожиданное.
   - О, пока что ничего. Я скажу, когда нужно будет знать.
   Она произнесла это без каких-либо дурных намерений, но то, как она отмахнулась от вопроса таким расплывчатым ответом... раздражало. Кейма попытался снова.
   - Ну, может, всё же есть что-то, что мне стоит знать? Хоть что-то?
   Кейма старался сохранять спокойствие, но сделал на эту фразу сильное ударение. Если ему придётся участвовать в секретном турнире, последнее дело - лезть в него вслепую.
   Внезапно Мусуби озарило.
   - О! Секиреи называются в честь птиц!
   *ШМЯК*
   - Я ЭТО И САМ ЗНАЮ! - завопил Кейма, треснув Мусуби по голове ребром ладони, и ещё раз, и ещё...
   - Ойй... Кейма-сама...
   Мусуби прикрывала голову руками, чтобы смягчить удары Кеймы (что, как может сказать любой, кто это испытывал, очень слабо). Однако это не остановило большие капли слез, текущие в уголках её глаз, когда она комично заныла.
   - ...
   Он сам не понимал, почему, но ему стало стыдно. Подозвав официанта, он спросил...
   - Ещё что-нибудь съесть хочешь, Мусуби?
   Она незамедлительно принялась стремительно выстреливать заказы
   - О! Ну, я хотела попробовать клубничнное пирожное, пирог, замороженый йогурт
   заставив шокированого официанта растерянно искать ручку и бумагу, чтобы записать бесчисленные заказы Мусуби.
   ...Погодите, его только что одурачили? Взглянув на Мусуби, поедавшую какую-то выпечку с тарелки (у него не было времени разбираться, что это такое), нельзя сказать, что она способна на подобную хитрость. Скорее, просто так уж она любила поесть... По крайней мере, Кейма надеялся на это.
   Отбросив скрытые мотивы, тот факт, что раса пришельцев, обладающими работающими на любви суперсилами, называлась "Секирей", не избежал внимания Кеймы. Собрав впечатляющий объём знаний из исторических и фэнтезийных игр, он значение "трясогузок", как точно переводится "Секирей". Эта птичка играла роль в старой Японской легенде о божествах Изанаги и Изанами, паре, которая, как говорилось, создала множество островов Японии. Изанаги и Изанами однажды встретили пару ласкающихся трясогузок, воркующих и трущихся друг о друга. Эта встреча привела Изанаги и Изанами к имитации поведения птиц, поскольку их тронуло это зрелище; и так родилась любовь...
   - А, нет, вообще-то на самом деле там было, что птицы, которых они встретили, спаривались, что они и решили скопировать - поправила его Мусуби между откусываниями кусков превосходного ягодного пирога.
   - О, верно. Полагаю, более романтично рассматривать это как просто... Погоди, Чего?.. - вырвалось у Кеймы.
   - Что? - ответила Мусуби. - Пирог - вкуснятина! - добавила она.
   *ШМЯК*
   - Оооййй...
   Она снова свернулась в шар, всё ещё выглядя жалостливо и мило, но на этот раз Кейма не стал сдерживаться.
   - Как ты это делаешь?
   Кейма был уверен, что не произносил предыдущие размышления вслух.
   - Чтоо деелаюу, Кейма-саама?
   Погоди-ка, она что, сама не заметила? Это не может не вызывать подозрений... С таким идеальным совпадением, Кейма начал думать, что Секирей могут читать мысли. Он уставился на прикрывающуюся Мусуби, надеясь на внезапное озарение о том, что она из себя представляет и что движет Секирей... эти последние моменты бросали сомнения на видимую прямолинейность Мусуби, и... ну, наивные героини всегда имеют некий скрытый секрет, верно? Ну... по крайней мере... в играх... или в реальности тоже?..
   Но увы, озарений не нашлось, и через миг он отложил вопрос для дальнейших наблюдений.
   - Неважно. Продолжай есть.
   Она стремительно и с энтузиазмом подчинилась. После очень долгого вздоха, искусством которого обычно овладевали лишь старейшие и мудрейшие представители человечества на смертном одре, Кейма переключился на другой беспокоящий его вопрос: кредитку MBI.
   Почему Сео так подозрительно относился к ним? Возможно, опасался, что MBI однажды заставит его оплачивать все счета по карточке, если он сделает что-то не так? Кейма начал сожалеть о том, что обновил заказ на номер в отеле, да и запланированые траты на грядущее турне по магазинам серьёзно превышали плату за номер во всего лишь четырёхзвёздочном отеле посреди города.
   Но затем его размышления оказлись прерваны внезапным пониманием: единственной причиной, по которой Кейме стоило бы беспокоиться о MBI, это если бы он играл не по правилам "Профессора". Он что, уже начал планировать восстание против этой его игры?
   В любых обстоятельствах, обычно Кейма просто старался как можно быстрее и безупречнее пройти навязаную игру и вернуться к своим нормальным... эх, проклятье, он понимал, что так просто никогда не получается. В любом случае, с текущими планами об этом пока можно было не беспокоиться. Стоит ли рисковать оказаться под пятой подозрительного всемирного конгломерата, которым являлся MBI, или посвятить себя транжирству?
   Мусуби с довольным вздохом добила десерт, аккуратно составив вместе бесчисленное множество тарелок.
   - Мусуби - поднялся Кейма.
   - Ах, да, Кейма-сама?
   - Хорошенько запомни то, что я скажу, хорошо?..
   ==========Загрузка==========
   Если бы Мусуби не знала, что Кейма Кацураги любит игры, ну, сейчас она это поняла бы. Взгромоздив себе на спину невозможно большую сумку видеоигр и прочих товаров (которая, несмотря на то, что выглядела слишком большой и привлекала внимание многих пассажиров, совершенно не выделялась на радаре нормальности Кеймы), она напрягалась в попытках не потерять из виду сияющую фигуру Кеймы, парящего над улицами, перелетая из одного места в другое.
   И это даже не было преувеличением. Он действительно парил, и действительно летел... нет предела силам бога обольщения. Впрочем, это было хорошо. В какой-то момент Мусуби беспокоилась о Кейме, но сейчас, начав шоппинг-турне, он полностью воспрял духом.
   Ну, Мусуби всё ещё не могла понять такое пристрастие Кеймы к видеоиграм, но, по совести говоря, этого никто не понимал. И когда Мусуби вспомнила их спор при первой встрече, она убедилась, что хотя их мнения о любви были... различными, Кейма засвидетельствовал себя как человека пылко любящего, и Мусуби не могла просить большего от своего Ашикаби.
   - Кейма-сан, подожди!
   Мусуби обнаружила, что стремительно отстаёт от исполненного энтузиазма юноши. Она не успела опомниться, как Кейма обогнул угол, набрав чуть ли не сверхзвуковую скорость. Она засмеялась. Он действительно нечто, э?
   - Игрыигрыигрыигрыигрыигры...
   *БАБАХ!*
   Кейма бесцермонно врезался в другого человека.
   - Иигрыы - выдавил Кейма.
   - Чего? - произнесла вторая жертва столкновения, потирая голову. Поправил красную шапку и снова поднял капюшон. Он выглядел довольно свирепо, и Кейма, не желая связываться с потенциальным хулиганом, проделал то, что делал, когда был вынужден притворяться вежливым в реальном мире. "Произносим это голосом робота и сматываемся". Это было не очень тактично, но то, что у Кеймы были хоть какие-то манеры, уже чудо...
   - Ну-прошу-прощения-что-врезался-в-вас.
   Не то, чтобы он был грубым; просто он считал вежливость и сантименты глупой тратой времени, когда можно просто сбежать из ситуации и продолжить играть. Разумеется, все остальные думали иначе, так что Кейма обнаружил, что его держат за воротник рубашки, когда попытался смыться. Он комично продолжал попытки сбежать, пока хулиган держал его над землёй.
   - Это худшее извинение, которое я когда-либо слышал...
   Кейма не мог определить его возраст, но было очевидно, что тому, кто собирается дать по морде, плевать на разницу в возрасте. Однако этот человек просто отпустил его, пробормотав "Следи, куда идёшь". После того, как он исчез в толпе, Кейма успокоился и снова переключился к приоритету номер один.
   - Игрыигрыигрыигрыигрыигры...
   Он снова помчался по улицам Нового Токио.
   Где-то поблизости, но в то же время далеко, не успев опомниться, Мусуби полностью потеряла Кейму из вида. Ей даже пришлось остановиться, чтобы перевести дыхание, после того, как промчалась по бесконечным перекрёсткам и аллеям в поисках своего чрезмерно энтузиастичного Ашикаби. И это была женщина, способная с лёгкостью превзойти лучших атлетов в их видах спорта... хотя, с другой стороны, атлеты и боги обольщения - небо и земля.
   Увы, но удача была не с ней; найти его не удалось, и она обнаружила себя улицы Нигде и авеню Где-то. Однако прежде чем она снова помчалась на поиски Кеймы...
   - Мусуби - прозвучал голос ниоткуда. Уверенный, спокойный, и знакомый Мусуби; она осмотрелась в поисках его источника, но безуспешно. Голос мягко, подшучивающе обратился к Мусуби. - Спокойнее, посмотри во всех направлениях.
   Слева. Справа. Спереди? Сзади?
   - Осталось ещё одно направление.
   Мусуби всегда удавалось удивить и развлечь владельца голоса. Приятное разнообразие, в общем-то, в сравнении с тем, насколько серьёзны и/или склонны к насилию некоторые Секирей. Впрочем, у расы, на которую столь сильно влияла любовь, встречалось изрядное количество... особенностей характера, которые определённо добавляли перчику в любые отношения.
   Она посмотрела вниз.
   - Сверху, Мусуби - эти слова сопровождало лёгкое хихиканье.
   - О, Хомура! - прозвенела Мусуби, подняв голову так высоко, что подвергалась риску упасть на спину. Человек, или, скорее, Секирей, с которым она говорила, стоял на карнизе брошеного здания, сумев слиться с пейзажем достаточно, чтобы не привлекать внимания прохожих.
   Одетый в простую, но изящную чёрную куртку, уверенный, спокойный и собранный Хомура был уникален в том плане, что взял на себя роль защитника неокрылённых Секирей, прикрывая их от таких потенциальных опасностей, как пара двойняшек, которые в последнее время доставляли множество хлопот. Ещё, стоит заметить, он был особым в том плане, что он был "он". Мужчины-Секирей встречались, но в целом женщин было многократно больше.
   - Как я заметил, ты окрылена.
   Голос был приглушён чёрной маской, прикрывающей его рот, но всё равно разборчив.
   - Угу! Он добрый, и умный, и малость странный, - произнесла Мусуби - но добрый.
   Второе "добрый" было для Мусуби самым главным. Тем не менее, за Мусуби Хомура особенно беспокоился; её характер заставлял его волноваться. А насчёт Ашикаби, ну...
   - Он оставил тебя в первый раз.
   Определённо Хомура ничего не упустил из последних собыйтий в жизни Мусуби. Но этого следовало ожидать, учитывая, что у неё была стычка с двойняшками, которые становились настоящей занозой. Собственно, после того он нашёл их и преподал урок... В ближайшее время они не должны беспокоить неокрылённых Секирей.
   Мусуби кивнула.
   - Но он вернулся.
   - Но он вернулся, да - Хомура помедлил. Он хотел бы оставить её в руках способного Ашикаби, но, честно говоря, парень, которого он видел, не выглядел хорошим Ашикаби. Помимо того, что он малость молод, данная Мусуби характеристика "странный" была очень, очень сильным преуменьшением. - Мне любопытно, когда ты решила, что из него выйдет хороший Ашикаби?
   - Ну, это было когда он спас меня от этих вредных двойняшек... Он даже был готов сражаться за меня!
   Она помедлила.
   - Жалко только, что я не смогла его защитить. Нам просто повезло, что сумели уцелеть.
   Она выглядела смущённо, получив двойной удар: упустила возможность хорошей схватки, ради которых Мусуби Жила, и не смогла защитить Кейму, за которого с радостью пожертвовала бы собой.
   Хомура моргнул. Он не знал о втором инциденте. Он ощутил раздражение, подумав о количестве нуждающихся в защите Секирей, разошедшихся по городу, и о том, сколько ещё предстоит работы, чтобы защитить их всех. Но в любом случае, если этот пацан рисковал ради неё собственной шеей...
   - В таком случае рад за тебя, Мусуби.
   - Угу! - она просияла. - Тебе тоже стоит поторопиться найти своего собственного Ашикаби, Хомура! Найди собственные теплоту и уют и любовь-морковь...
   Кагари остановил её посреди фразы; его голос звучал... как минимум напряжённым.
   - Сейчас мой главный приоритет - защита неокрылённых Секирей.
   На этом он прервал разговор, бросив на прощанье "Увидимся". Мусуби помахала ему вслед, наблюдая, как его фигура прыгает с одного здания на другое.
   - Пока!
   Она снова набрала темп - только чтобы повторить то же, что и её Ашикаби, когда бежал по улице. Божество судьбы определённо присматривало за Мусуби; не прошло и минуты, как она на кого-то наткнулась.
   - Ой!
   - Ай!
   Две женщины столкнулись лоб в лоб, одновременно упав на землю. Куча игр бочти не пострадала, но Мусуби оправилась только тогда, когда ей помогли подняться.
   - Эм, извини, я задумалась...
   Её голос был добродушным и благожелательным; Мусуби уставилась в синие глаза блондинки и стряхнула с себя пыль.
   - О, не беспокойся. Я, типа, спешила, так что сама должна была внимательнее смотреть, куда иду...
   Погодите.
   - Если мы разделимся, и ты встретишь кого-то подозрительного, постарайся запомнить, как они выглядят - всплыли её памяти недавние слова Кеймы.
   Направленный к девушке взглян Мусуби внезапно стал пристальным, и если бывают взгляды, острые, как кинжалы, то взгляд Мусуби можно было сравнить с бензопилой. Она наклонилась к девушке, съёжившейся под напряжённым взглядом Секирей. Мусуби даже звуковой эффект производила.
   - ГМММММ... - бормотала она себе под нос, наклоняясь всё ближе к девушке.
   - Хмм... Ты, случайно, не Секирей?
   - Я... погоди, что?
   Та отпрыгнула, разрывая дистанцию; однако Мусуби сдвинулась с места одновременно с ней, сумев не только нейтрализовать разрыв, но даже ещё приблизиться, уставившись прямо в лицо бедной девушки, столь близко, что их носы почти соприкасались. Девушка убедилась, что Мусуби - Секирей, если судить по её вопросу и скорости. Однако больше ничего Мусуби не делала, лишь напряжённо всматривалась в неё.
   ...Прошло пара минут.
   - Эм, э, а теперь мы должны сражаться?.. Это мой первый бой, и...
   - ГМММММ...
   Мусуби впечатала облик Секирей во взгляд, но она не была уверена, удовлетворит ли Кейму такое описание. Возможно, стоило поподробнее вспомнить его инструкции?.. Однако, если сравнивать их с книгой, это было не лёгкое чтение, а толстенный том, которым и зашибить недолго.
   В любом случае, внешность внешностью, но особенности характера для геймера вроде Кеймы, наверное, тоже имеют значение?..
   - Если бы ты описывала себя, что сказала бы? - осведомилась Мусуби. Она не пыталась звучать угрожающе, но на такой дистанции можно спросить о погоде и выглядеть серийным маньяком.
   Девушка явно не ожидала, что у неё будут брать интервью; на миг запнувшись, она начала честно высказывать то, что приходила на ум.
   - Старомодная. Стильная. Задумчивая. Философичная. Элегантная? - Последняя характеристика, на её взгляд, была несколько заносчивой, но её словарь был истощён стрессом. - Эм... Женщина?
   - Женщина - повторила Мусуби. И, в мгновенье ока, отпрыгнула, вернувшись к своему обычному настрою. - Ну, ОК! По мне, звучит неплохо!
   Девушка аж споткнулась, отступив на шаг, когда её обдал вызванный прыжком Мусуби ветер; продемонстрированые Мусуби грация и скорость были безупречны, и можли бы впечатлить большинство Секирей.
   - Че... ОК? - девушка просто не знала, чего ещё ожидать. - Там мы сражаемся или нет?
   Мусуби удивлённо взглянула на неё.
   - Ты ещё не окрылена! Мы не можем сражаться, если ты не окрылена.
   Секирей инстинктивно потянулась к спине, где во время контракта с Ашикаби появлялся герб. Всё это время они стояли лицом к лицу; как она заметила?
   - Ой! Кейма!
   Тут Мусуби осознала, что потратила слишком много времени, пытаясь анализировать Секирей, которую только что встретила, и, не успела та моргнуть, снова продемонстрирована несравненную физическую форму, умчавшись прочь.
   - Я, э, что... Что это было? - ошарашенно произнесла девушка.
   ==========Загрузка==========
   Кейма и Мусуби странным образом воссоединились в магазине игр. Её зрение было особенно впечатляющим, так что она осматривала окна магазинов по обеим сторонам улиц, пока не нашла своего Ашикаби, впервые с момента их выхода из отеля спококойно стоящим на месте. Он играл на одной из демонстрационных консолей магазина, все следы гипеактивного парящего божества на вид исчезли (или, по крайней мере, сдерживались внутри).
   Прежде чем Мусуби успела поздороваться, в её руки оказались сгружены новые кучи игр, консолей, и в целом половина содержимого магазина. Набралась такая гора, что даже её лица не было видно - лишь пластиковые улыбки героинь на коробках с играми. Впрочем, она не жаловалась: с её силой такая нагрузка была совершенно не в тягость (хотя и создавала некоторые сложности при ходьбе).
   Было довольно забавно, когда Мусуби, покачиваясь, шла рядом с Кеймой по улице, неся на спине и в руках больше, чем могли бы унести десять мужчин. Так они добрались до дальних окраин, где кипящий активностью город сменился довольно спокойными улицами, извивающимися по холмам и мостам, мимо бесчисленных домов, на фоне солнца, касающегося линии горизонта.
   Создавая для Кеймы прекрасный момент, чтобы заговорить.
   - Мусуби.
   Девушка попыталась высунуть голову из кучи, которой была нагружена, но безуспешно. Ей лишь удалось краем глаза увидеть расплывчатый профиль Кеймы с PFP в руках.
   - Да, Кейма-сама?
   - Извини.
   Она немедленно остановилась; он - нет. Сейчас он был прямо перед ней, совершенно закрытый от взгляда её багажом.
   - Я имею в виду, за то, что оставил тебя в прошлый раз.
   В его голсе было что-то, но Мусуби не могла это понять, не глядя ему в лицо, а для этого нужно было бросить покупки.
   - Тебя обнять? - предложила она. Кейма немедленно завопил в ответ "НЕТ!". Он кашлянул, затем добавил:
   - Игры. Защищай игры.
   И всё-таки она хотела хотя бы взглянуть ему в глаза. Ей нравилось, насколько... напряжённо-сосредоточенным был его взгляд. Напряжённым, но не настолько, чтобы назвать грубым или суровым, несмотря на обычное поведение Кеймы. Она видела его мягкую сторону, и эти глаза искрились так, словно всё, что он мог видеть во всём мире, это её.
   Эх, она так хотела его обнять... Это ещё одно, что ей в нём нравилось. Он был молодым и худым, и когда он выглядел строгим, Мусуби хотелось обнять его и сжать до хруста, словно сердитого щенка в очках.
   - Всё нормально, правда. Ты вернулся! - попыталась она успокоить его, но Кейма всё равно звучал отстранённым.
   - Ну, да... - он издал долгий вздох, думая о том, чего так и не смог сказать в прошлый раз. Честно говоря, это весь день зудело у него в голове. Он не произнёс эту фразу потому, что не набрался решительности, но сейчас разница была в том, что он пытался убедить не Мусуби, а себя.
   Он взглянул в сторону и почесал нервно подёргивающуюся щеку. Мусуби содрогнулась, почувствовав, что упустила возможность наблюдать милую черту Кеймы.
   - Я буду с тобой... пока это не кончится. Я тебя не оставлю.
   Объявление эмоциональной привязанности. И для Кеймы, который говорил похожие фразы лишь двум женщинам в мире, это был большой шаг. Причём одна была его матерью, а во втором случае это было даже не объявление, а что-то вроде "в принципе, ты полезна".
   Кейма увидел, как Секирей за кучей игр на скунду почти завибрировала, а затем она бесцеремонно бросила всё, что несла, на землю, и бросилась на Кейму, пытаясь выражать любовь и целовать, едва не зачмокав его насмерть. Он отчаянно пытался отстраниться, но обнаружил себя в захвате объятий Мусуби, с руками, прижатыми к бокам.
   - Эй, отпусти меня... это ничего... отпусти!
   Ему ещё повезло, что он был довольно высоким, иначе Мусуби могла бы зажать его другой частью тела. И несмотря на то, что легионы подростков готовы были бы умереть, чтобы оказаться на его месте, Кейма лишь беспокоился о играх и остальных покупках, устилающих улицу.
   - Игры, Мусуби... они могут повредиться...
   Однако стоны Кеймы были безрезультатны, Мусуби лишь попыталась поцеловать Кейму в губы. Ему удавалось изворачиваться, так что каждый поцелуй попадал в щёки, но всё равно всё больше и больше краснел, сожалея о сказанном.
   И, наконец, она сумела его полностью обнять, губы встретили губы и её руки вокруг его спины. Он немедленно перестал бороться, и, к лучшему или к худшему, сосредоточился на поцелуе. Он не был уверен, как долго это продлилось, но заметил, когда Мусуби наконец отпустила его, хихикая, как маленькая школьница.
   - Язабыла - хихикнула она. - Слова.
   - Слова?
   - Мммммм, что я люблю тебя, защищаю тебя, буду с тобой...
   Кейма удивился, что в этой фразе особенного. Впрочем, он видел по тому почтени, с которым она относилась к этим заученым словам, что для неё это имело большое значение.
   - Сейчас и навсегда - Мусуби снова потёрлась о тело Кеймы, теплота её слов просачивалась в его грудь.
   - Навсегда - повторил Кейма. Так вот в чём подвох... Он был не уверен, как реагировать, и все неприятные ощущения вчерашнего дня вновь вернулись. Он пообещал держаться до конца, не так ли? Впрочем, вечность - это не так плохо. Он уже имел дело с вечностью, и, честно говоря, это было не так уж давно.
   - Сейчас и навсегда - снова повторил Кейма, на этот раз чуть более решительно. Он даже сумел вытащить одну руку и похлопать Мусуби по спине, хотя и под очень неудобным углом. И они замерли в неуклюжем объятьи, в котором не было ни грациозности, ни зрелищности по сравнению с любой страстной сценой в кино или книгах... но это было странно романтично.
   ...
   - Вау.
   Кейма резко повернулся. Рядом с нашей парочкой стояла девушка в короткой майке и паре джинсов, и с умеренным интересом их разглядывала. Кейма почувствовал, что от шока и стыда у него из ушей сейчас пойдёт пар.
   - Не знала, что молодёжь в наше время такая активная. - По крайней мере, её голос звучал удивлённо. - И только посмотрите! Она даже старше тебя! Отличная работа, братан!
   Она подняла большой палец вверх, с энтузиазмом признавая мастерство Кеймы. Мусуби наконец тоже заметила новую участницу; она мгновенно отпустив Кейму и поклонилась, извиняясь.
   - Прошу прощения за бардак!
   - А, не заморачивайся. Хотя, думаю, вам всё же стоит собрать вещи...
   И тут беднягу Кейму накрыло осознание. Контакт, близость, чувства, и, о господи, когда неизвестная леди подошла, чтобы поговорить с Мусуби, главное - тот факт, что его покупки разбросаны по всей улице. Рядом птица клевала коробку; группа хулиганистых детей подбирала его игры, и его PFP...
   *хрум*
   - О, извини, это твоё?
   Незнакомка подняла Кеймин PFP, на экране которого теперь была видна трещина.
   - ААААААААААААААРРРРРРРРРРГГГГГГГГГГГГГГГ
   Женщина отшатнулась в шоке, ошарашеная нервным срывом Кеймы.
   - Эм, он в порядке?..
   Мусуби растерянно почесала голову; чуть раньше Кейма сказал что-то, как приказ крайней важности. Поскольку сейчас он обезумел, должно быть, это... Мусуби никак не могла ухватить мысль. Что там было?..
   Пока она думала, мимо проехала машина. Прямо по играм; раздались треск и хруст, и Мусуби стукнула себя кулаком по ладони, сообразив.
   - О! Вспомнила, он сказал "Не сломай игры"!
   - РРРРРРРРРРРРГГГГГГГГГГГГХХХХХХХХХХХХХ - вопил на заднем фоне Кейма. Похоже, он не собирался останавливаться, пока не отключится или умрёт, и если судить по его голосу и неконтролируемым содроганиям, второе было актуальным вариантом.
   - Серьёзно, парень, ты в порядке?.. - девушка повернулась к Мусуби. - Может, стоит скорую вызвать?
   Мусуби пожала плечами.
   - Такой уж он; не думаю, что мы сможем что-то сделать, пока он не остановится.
   - ...ГГГГГГГГГГГГХХХХХХХХХХХХХ...
   (Итак!)
   Кейма очнулся.
   "Какой знакомый потолок..." - подумал он.
   Было странно, что его мозг, всё ещё затуманеный, в первую очередь принялся анализировать потолок вместо, скажем, его самочувствия, или, что даже ещё важнее, состояния его покупок. И раньше он этот потолок не видел, он был в этом уверен. Но за свою жизнь он видел столько стен, декораций и мебели, что все комнаты для него были одной, просто состоящей из другой комбинации элементов. Стоит отметить, что это чувство "дежа вю" свойственно не только Кейме; по сути, это бывает со всеми, кто обладает достаточно обширным жизненным опытом. Но если другие воспринимали комнату как нечто знакомое, Кейма воспринимал как "версию", словно был в состоянии видеть составляющие комнату частицы, и это были одинаковые контуры лишь с разной раскраской, словно в старой пиксельной игре, где вся разница между небом и землёй - пятна в повторяющемся...
   - Эм, пацан?
   Он слегка повернул голову и обнаружил, что на него нервно глядит женщина, ставшая причиной его срыва.
   - Ты, эм, в сознании?
   Кейма уже некоторое время с открытыми глазами смотрел в потолок, погружённый в мысли, из-за чего она опасалась, что он мог прийти в себя и тут же скончаться. Он же снова наклонил голову и обнаружил, что его трофеи, собранные за день, лежали вокруг - игры, мешки, коробки окружали его, словно странное святилище божества, лежащего сейчас на футоне.
   - Да.
   Она издала громкий вздох облегчения.
   - Это хорошо, а то я уж боялась, не скончался ли ты. - Её голос был мягким, но уверенным; однако было сложно не заметить нотки тревоги. - Потому что, ну, ты уже довольно долго смотрел в потолок, и это было жутковато. Можно было подумать, что ты смотришь в небеса.
   Она рассмеялась, и хотя ей казалось, что непринуждённо, на деле смех звучал натянуто, и Кейма это уловил. И она уловила, что он уловил, так что её смех оборвался нервным звуком, напоминающим неудачную попытку завести автомобиль.
   - Где я?
   - Я, эм, здесь живу. Гостиница Изумо. Это неподалёку от того места, где ты отрубился. - Название было незнакомо Кейме, но оно шевельнуло что-то в его разуме. - После того, как ты свалился, я сказала твоей подружке, что вы с ней можете побыть здесь, пока ты не поднимешься на ноги.
   Она вспомнила тот момент.
   - Довольно впечатляюще, как она несла тебя и все эти... - она обвела взглядом комнату забитую сумками и коробками - штуки.
   - Подружка - повторил Кейма. Он обратил внимание, что Сео тоже использовал этот термин. Он решил, что нет смысла это отрицать, поскольку нет более простого способа объяснить (вернее, соврать) его отношения с Мусуби, но всё равно было странно слышать этот термин по отношению к нему.
   - Ага. - она не пыталась поправиться. - Слушай, просто передохни здесь, лады? Я за ней схожу.
   Она ушла, оставив Кейму наедине с его мыслями. Он заметил, что его PFP - та, что перенесла боевое ранение - лежала возле футона; поднял её, осмотрел, провёл по трещине пальцем, и положил обратно. Он искренне хотел бы провести для консоли церемонию прощания, но всему своё время.
   - Гостиница Изумо - покатал он на языке слова. Встал, пробираясь через лабиринт покупок, пока не добрался до выхода. Обернувшись, Кейма понял, что он был не в спальне, а в большой жилой комнате, выходящей в сад, хотя с горами и холмами дисков и картриджей, покрывающих всё вокруг, это было сложно понять. Было уже темно, и хотя звёзды ещё не появились, луна озаряла просторный сад - в традиционном японском стиле, как и всё заведение. В общем-то, Кейма ценил хорошие архитектуру и дизайн помещений; обстановка всегда имеет существенное значение... в играх.
   - Эм, Кейма-сама?..
   Мусуби стояла на другой стороне "долины расподаж", её голос был едва слышен.
   - Я здесь, Мусуби - ответил он. Подождал, пока она проберётся через лабиринт (несколько столкновений и падение одной из башен заставили его дёрнуться) и сядет рядом. Они вдвоём любовались видами и слушали звуки природы; пригород накрыла тишина.
   Кейма решил, что с фоновой музыкой было бы лучше.
   - Итак. - Мусуби хлопнула в ладоши и повернулась к Кейме. Её обычное сияние было, если это возможно, ещё ярче, чем обычно, и она была почти агрессивно милой с Кеймой. - Неплохой сегодня денёк был, верно?
   Она ничего не подразумевала, но в её памяти всё ещё хранился нежный момент перед тем, как Кейма отрубился. Со своей стороны, Кейма пытался забыть этот момент.
   - Полагаю.
   Кейма пытался поддерживать настолько ровный и безэмоциональный тон, насколько у Мусуби был весёлый; однако на его лице была заметна тень красноты, и он изо всех сил старался не смотреть ей в глаза. Если Мусуби и заметила, нпирать она не стала - они ничего не говорила, лишь смотрела на его лицо. Впрочем, через некоторое время она решила завязать разговор, хотя бы просто для того, чтобы заставить Кейму говорить.
   - Длинный был день...
   - Угу.
   Не тот ответ, который годится для беседы, но бог обольщения бы л не любителем болтовни ни о чём. Однако, если подумать, это утверждение было очень верным... Ещё вчера единственным, что его заботило, было хватит ли ему денег на обратный билет до дома, а затем за какие-то 24 часа он встретил Мусуби, ввязался в стычку с двумя Секирей, затем с утра на следующий день спас её, из-за чего снова ввязался в новую стычку с теми же двумя Секирей... что затем привело к встрече с "профессором", а затем - к турне по магазинам, затянувшееся на остаток дня. Какое молниеносно быстрое развитие; хорошо бы, чтобы и остаток Плана Секирей прошёл столь же быстро.
   - После того, как мы разделились, что-нибудь происходило? - спросил он Мусуби. Она слегка надула щёки.
   - Ууу... Я так и знала, ты специально меня оставил...
   Кейма не стал возражать, но и не подтвердил её предположение.
   - Понятия не имею, о чём ты.
   Произнеся "хммф!", Мусуби отвернулась от Кеймы, которому начало (слегка) нравиться поддразнивать её.
   - Так что-то произошло?
   Она снова ответила фырканьем, хотя звучало оно скорее как вредничанье, так что Кейма понимал, что она не обижена всерьёз. Её "пассивная агрессивность" его ничуть не задела (к слову, у Мусуби даже холодные ответы выходили милыми); он прекрасно знал, как бороться с её обидами. Он просто наклонился к её уху и вежливо попросил ласковым тоном:
   - Пожалуйста?
   Как и ожидалось, она повернулась и приобняла его, положив голову ему на плечо.
   - Ну, раз так вежливо спрашиваешь!..
   Кейма дёрнулся, когда она к нему прикоснулась; за последние два дня он испытал больше подобных "близких контактов" чем за всю жизнь до того, и, честно говоря, это было довольно впечатляюще. Он надеялся, что по крайней мере, в этот раз не будет столько поцелуев...
   - Я встретила кого-то.
   Она исключила Хомуру, поскольку он не попадал под категорию "подозрительных" - она была знакома с ним уже некоторое время.
   - Я наткнулась на неё на улице, и она определённо была Секирей".
   Она задумчиво закрыла глаза, вспоминая список характеристик, которые так старательно запоминала.
   - Она сказала, что она старомодная. Старомодная. Стильная. Задумчивая. Философичная. Женщина.
   Кейма одобрительно кивнул. Эти характеристики определённо будет легко разобрать во время беседы, и это было разумно со стороны Мусуби. Ну, вроде того. Он не был уверен, не было ли "Задумчивая" и "Женщина" ошибками, но в любом случае это было неплохо. Он не спешил хвалить Мусуби, но погладил её свободной рукой по голове, что снова вызвало у неё реакцию, напоминающую собачью. Она замерла, наслаждаясь.
   - Эх, приятно... - пробормотала она, скорее себе, чем Кейме.
   - Заслужила - произнёс Кейма. Какое-то время он продолжал её поглаживать, и, когда она меньше всего этого ожидала...
   - И как она выглядела? - невинно спросил он.
   - Я забыла - радостно сообщила она.
   - АААХ ТЫЫЫЫЫ!..
   Кейма оказался позади Мусуби, и принялся сжимать её щёки, искажая её слова, когда она начала хныкать:
   - Нооо, Кэээймааа-самааа...
   Она попыталась разжать его руки, но, судя по всему, когда это было связано с Кеймой, её сила куда-то девалась.
   - Хорошо ещё, что ты упомянула, что это была женщина, а то я мог бы подумать, что это был парень!
   - Нооо онааа не выыыглядела как пааарень...
   Впрочем, через какое-то время Кейма устал от "издевательств" над Мусуби и замер, положив свою голову на её, а руки - ей на плечи.
   - Ещё одна Секирей, хм.
   Мусуби потёрла щёки, желая убедиться, что Кейма их не помял.
   - Угу. Удачно, что я наткнулась на неё, когда мы гуляли, верно?
   Кейма немного расслабился.
   - Ну, всегда есть шанс на случайную встречу.
   Его голос сменился с обычного тона на серьёзно-задумчивый, и хотя Мусуби, признаться, не была способна на продолжительную дискуссию в уникальном взгляде на мир Кеймы, но, по крайней мере, могла над этим подшучивать.
   - Хотя сегодня вокруг было много народа. Не думаю, что все они были Секирей или Ашикаби.
   - У всех персонажей есть флаги. - Кейма замер, определённо натолкнувшись на какую-то интересную мысль. - Или, по крайней мере, потенциал. Даже второстепенные персонажи, если привлекают достаточно интереса поклонников, могут стать главными героинями в сиквеле. Персонажи, которых вроде бы встречаешь всего раз, могут быть скрытыми героинями или оказаться важны для дальнейшей истории. Неважно, как они незначительны, были ли он на заднем фоне или в прологе; неважно, насколько скучны или блёклы их харатеры...
   Кейма остановил свою короткую лекцию, зайдя слишком близко к знакомым воспоминаниям. Некомфортным воспоминаниям.
   - В любом случае, - продолжил он, но заметно медленнее - даже в реальном мире, где намного больше людей никак не связанных с главной историей, остаётся факт, что в Новом Токио находятся 108 Секирей, так что если побродить по городу день, неизбежно наткнёшься или на Ашикаби, или на Секирей, как было с тобой. Сложность лишь в том, чтобы опознать тех, кто может иметь значение.
   Учитывая тех Секирей, которых он уже встречал, Кейма полагал, что всех Секирей легко распознать в толпе; он лишь не был уверен, хорошо это или плохо.
   Мусуби вниматеьно смотрела на него, словно студент, впитывающий уроки мудрого учителя.
   - Я не понимаю.
   Кейма с трудом сдержал желание прикрыть лицо рукой.
   - Это как литературный ход под названием "Ружьё Чехова". Если некий предмет - или персона, в нашем случае - появляется с подробностями, то существует хороший шанс, что это важно для сюжета. Так понятно?
   Мусуби секунду обдумывала это, а затем хлопнула в ладоши и выдала свою фирменную улыбку.
   - Я не читаю книг!
   *БУМ*
   Кейма треснулся лбом о стену. Мусуби хихикнула; Узуме сделала то же самое, хотя в её случае это напоминало пожилую даму, с удовольствием наблюдающую за причудами молодой парочки.
   - Хе - произнесла Узуме, потягивая спиртное из чашки. - Из вас получается хорошая пара.
   Она смогла пробраться через горы магазинных товаров и устроиться рядом с Кеймой совершенно незамеченной, с нежностью глядя на Кейму и Мусуби. Её взгляд едва не сбил Кейму с настроя, когда он заметил, сколько в нём сейчас меланхолии; Мусуби же просияла от гордости.
   - Хмм-хмм! Мы всегда будем вместе!
   Возможно, это звучало по детски, но из уст Мусуби воспринималось серьёзно.
   Узуме подняла чашку в сторону Кеймы.
   - В таком случае, пацан, тебе следует быть готовым всегда о ней заботиться.
   Её тон был искренним, переходя границы слова "серьёзный". Одним глотком она осушила чашу и побрела в соседнюю комнату.
   - Мия... я имею в виду, хозяйка, хочет с вами встретиться. Проверьте, не ранены ли вы... впрочем, судя по тому, как вы тут флиртуете, я бы сказала, что с вами всё в порядке, э?
   Она от души похлопала Кейму по спине, и хотя её сила была определённо несравнима с силой Мусуби, это всё равно было чувствительно. Он встал; Мусуби последовала за ним, но он покачал головой.
   - Я быстро... Поблагодарю, потом заберём наши вещи и вызовем такси.
   Мусуби кивнул, оставив Кейме и Узуме идущими по гостинице. Однако, прежде чем они добрались до хозяйки, он встретили кого-то, бредущего вверх по лестнице...
   - О, Кагари!
   Если бы Мусуби не упомянула пол неизвестной Секирей, Кейма подумал бы, что описание "Стильный" и "Изящный" - именно об этом парне. На нём были простые чёрные штаны и аккуратная облегающая рубашка; сероволосый мужчина перед Кеймой был определённо красавчиком, настолько, чтобы считался привлекательным и среди женщин, и среди мужчин. Стройная фигура, овальное лицо, стильные серые волосы...
   - Это Кагари, он работает на вечеринках, и живёт здесь, в гостинице. Хм, если подумать, у нас здесь жильцов можно по пальцам пересчитать... Всегда есть свободный комнаты, которые можно снять - произнесла Узуме, упорядочивая что-то в своём мозге. - А этот парень... Ка-цу-раги Кей-ма, верно?
   Если подумать, он не представился; видимо, это сделала Мусуби за обоих. Кагари приблизился к Кейме на несколько шагов, и они с бесстрастными лицами пожали руки...
   - Кх!
   Внезапно Кейма обнаружил... о, нет. Он краснел. Что происходит?.. Он не мог спокойно смотреть на этого мужчину, не ощущая некое волнение. Узуме с любопытством посмотрела на него, а Кагари сузил глаза.
   - Где именно ты встретилась с этим парнем?
   Узуме открыла рот, неуверенная, как описать их первую встречу.
   - Я, эм, нашла его... Бессознательным, и его подружка за ним присматривала. Подобрала их и позволила здесь передохнуть.
   Кагари бросил на Кейму подозрительный взгляд, но его быстро сменил вид работника после утомительного трудового дня.
   - Ну, надеюсь, вам стало лучше. Узуме.
   Он кивнул ей, и поднялся по лестнице в свою комнату.
   Кейма ничего из этого не уловил - он паниковал.
   "Я не могу... Что за?.. Почему я так нервничаю?!"
   Он даже не смог ответить, рука так и осталась вытянутой для пожатия. Это заметила даже Узуме, и её губы изогнулись в улыбке. Она решила его подколоть.
   - Так, значит, вот какие у тебя вкусы? Даже несмотря на то, что у тебя есть Мусуби...
   - ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЮ, О ЧЁМ ТЫ! - слишком уж громко завопил Кейма. Он поспешно прикрыл рот руками, осознав, в каком состоянии паники находится. Привлекателен? ПРИВЛЕКАТЕЛЕН? НЕТ, НЕТ, НЕТ! Эмиссар цифрового мира воспринял как привлекательный объект трёхмерного МУЖЧИНУ?
   Он едва не сорвался снова, но попытался погасить шок теми логическими умозаключениями, на которые ещё был способен.
   "Ну... Он изрядный бисёнен... Из тех, "чья красота превосходит границы полов". Так... О нет. Это остаточный эффект от истории с Юи?.."
   Видите ли, однажды, в своё время, Кейма столкнулся с девушкой по имени Юи, и в результате событий слишком невероятных, чтобы описать их парой фраз, они поменялись телами. Юи, в мужском теле Кеймы, всё равно притягивало к Кейме, и в результате всего этого возникла изрядная путаница гендерного самоопределения. Даже после того, как обмен телами закончился, Кейма, хоть и с лёгкостью сдерживал остаточные женские порывы, с лёгкостью "разваливался" рядом с Юи, вернувшейся в своё тело, но заметно выработавшей некоторые мальчишеские привычки, и даже начавшей носить мужскую школьную форму.
   Впрочем, оставим эту историю в стороне; что имеет значение, так это то, что Кагари определённо производил тот же эффект, что и Юи, так что Кейма непроизвольно вёл себя как школьница рядом со своим объектом влюблённости - слова вымолвить не смеет и лицо огнём краснеет.
   - Может, тебе опять прилечь, братан? - попыталась пошутить Узуме, прекрасно знающая, что есть немало людей обоих полов, которые в общении с Кагари реагируют примерно так же. Однако, неожиданно для неё, Кейма задрожал, словно увидел саму Смерть. Она даже решила, что он сейчас опять завопит.
   - Нет... - произнёс он вместо этого, хотя чтобы вернуть себе нормальный тон от него потребовалась вся сила воли. - Пойдём дальше.
   Они двинулись. Узуме, идя перед Кеймой, устроила ему тур по гостинице. Словно риэлтор, она упомянула большую ванную и просторные комнаты. Когда она поворачивала за угол, её волосы разошлись достаточно, чтобы Кейма увидел...
   - Татуировка?
   Воротник её рубашки был достаточно низким, чтобы он мог разобрать фрагмент, и хотя он не мог разобрать, что это было, оно выглядело... странно знакомым, а "знакомое" всегда застревало в разуме Кеймы. "Знакомое" означает совпадение, а совпадения обычно оказываются не случайны. Узуме, кажется, стеснялась; она прикрыла это. Спеша уйти от этой темы (хм, там что-то стыдное?), она провела Кейму через дверь.
   - О, вот она!
   Он не был уверен, что это за комната, но вид из окна был неплох - луна смотрела на них из-за угла. Леди неопределённого возраста сидела за столом, потягивая чай из простой глиняной кружки.
   - О, вот и наш посетитель. Я уж думалы, вы двое заблудились.
   Она улыбнулась Узуме; та вздрогнула, словно мягкие слова приняли обличье меча.
   - Эм, ну, я просто решила показать ему тут всё. Кацураги, это Асама Мия, хозяйка.
   Голос Мисс Асамы звучал нежной мелодией, обладая той успокаивающей теплотой, что бывает в голосе матери, или, возможно, мудрого учителя. Если бы она была сейю(10), то определённо прекрасно справлялась бы с ролями пожилых. И не только её голос подходил роли хозяйки гостиницы, но и наряд; похоже на наряд мико, что носила Мусуби, но в этом случае правильный, с длинной пурпурной хакама, белоснежной хаори, и тёмно-пурпурным поясом-кушаком, удерживающем всё одеяние вместе.
   Кейма обнаружил, что что говорит настолько искренне и вежливо, насколько это вообще возможно, чего от него удавалось добиться лишь одному человеку в мире - его матери. Он не был уверен, радоваться этому или тревожиться.
   - Эм, ну, я просто хотел поблагодарить вас за всё, что вы сделали, позволив мне и... - он всё ещё испытывал нежелание использовать это слово, но у него не было выбора, верно же?.. - ...моей подружке отдохнуть здесь. Я постараюсь уйти как можно скорее, чтобы не беспокоить вас дальше.
   - Ты уверен? Я собиралась приготовить обед для вас с Мусуби; признаться, я не ожидала, что ты уже встанешь после того, что рассказала Узуме.
   Узуме искренне улыбнулась и пожала плечами, но это сопровождалось лёгким вздрагиванием. Это не было особенно подозрительно само по себе, но но это было уже вторым нервным жестом с её стороны рядом с домохозяйкой... она её боится?
   - Эм, это очень мило с вашей стороны, но нам действительно пора уходить.
   Он поклонился, и направился прямо к выходу, но тут...
   - ...
   - Простите, секундочку... Я не хочу лезть не в своё дело, но просто любопытно - кто это?..
   Он заметил это краем глаза, и даже не мог понять, почему это привлекло его внимание; речь шла о фоторамке, в которой находилась старая выцветшая фотография, на которой была изображена несомненно домохозяйка, когда она была моложе, хотя, как ни странно, на ней был в точности такой же наряд, что и сейчас. Она стояла плечом к плечу с мужчиной, непричёсаные белые волосы (Кейма невольно дёрнулся) которого закрывали его глаза. Он был одет в брюки и свитер под лабораторным халатом, который смотрелся на нём как обычная привычная одежда.
   - О, это мой муж.
   Она встала и забрала фотографию из его рук, держа её как сам Кейма его PFP - с любовью и нежностью.
   - Увы, он больше не с нами, будь он благословен.
   Её улыбка осталась той же, но её глаза явно видели более счастливые времена. А ещё Кейма заметил, что они обладают странным пурпурным оттенком, более глубоким, чем её наряд.
   - Прошу прощения, если вызвал дурные воспоминания.
   Она отмахнулась, поставив фотографию на стол.
   - Дверь не заперта; надеюсь, с вами ничего не случится по дороге до дома. Узуме, не поможешь мне с готовкой?
   Узуме помахала рукой на прощанье, и они вдвоём вышли из комнаты. Кейма осмотрелся, нервно переступив с ноги на ногу, и двинулся обратно по своим следам.
   По коридорам, в лунном свете, он шёл, проводя рукой по стенам, словно их неровности сложились в шрифт Брайля, рассказывающий историю места под названием Гостиница Изумо. Что-то беспокоило молодого Кейму Кацураги.
   - О, Кейма-сама!
   Он и опомниться не успел, как оказался там, откуда начал. Мусуби всё так же сидела на крыльце.
   - Ну, мы идём? - спросила она. Кейма не ответил; он стоял рядом с ней, погружённый в свои мысли. Что-то его беспокоило...
   - Тебе здесь нравится, Мусуби?
   Мусуби кивнула.
   - Хозяйка и Узуме-сан очень милы. И дом тоже красивый.
   - Это всё, что ты о них думаешь? Что они милые?
   Мусуби выглядела искренне растерянной.
   - Они, случайно... Не Секирей?
   Кейма пожал плечами; он понятия не имел.
   - Ну, может быть. У меня нет способа это проверить, разве что спросить их. Однако, они как персонажи... ну, позволь дать тебе небольшой совет, Мусуби.
   Он снова вошёл в роль учителя, и Мусуби была готова воспринять мудрость Бога Обольщения.
   - Когда речь идёт о людях, которых встречаешь - начал он...
   - Если они выглядят загадочными...
   - Они, скорее всего, загадочные личности.
   - ...В играх - добавил он.
   Он взглянул в даль, скрестив руки, со строгим выражением на лице.
   - Ну, они не выглядят особенно загадочными.
   В принципе, Узуме и Мия выглядели "сюжетными" персонами. Но, если взглянуть реалистично, всё, что на них есть - татуировка Узуме, которая показалась знакомой, и странное впечатление, которое создавала Мия; как ни посмотри, это недостаточные основания для подозрений. И всё же... Его геймерские чувства, настроеные на распознавание характеров, кричали, что с этим домом что-то не так, и в прошлом они уже оказывались правы. Но Кейма никогда не действовал, основываясь лишь на чувствах, и даже если обходиться без его обычной методичности, всегда сохраняется возможность, что Узуме просто слишком много времени проводила за пачинко(11), а Мия - просто скрытая отаку.
   В общем, впервые за долгое время Кейме приходилось полагаться лишь на инстинкты.
   Мусуби осмотрелась, словно пытаясь найти маркер или флаг, помечающий гостиницу как сюжетное место. Она совершенно отстала от нити рассуждений Кеймы, и бедная Секирей пыталась самостоятельно разобраться в его словах.
   И тут Кейму озарило.
   - Это место... - он осторожно прикоснулся к стене. - То, где всё происходит... Всегда существует центр событий.
   Оставив Мусуби озадаченно рамышлять над его словами, он немедленно вышел из комнаты, и быстрее, чем в первые два прохода, с уверенностью добрался туда, где Мия и Узуме приступили к своему обеду. В глубоком поклоне на руках и коленях он приложился головой к полу.
   - МИСС ДОМОВЛАДЕЛИЦА!
   Поскольку его лицо было направлено в пол, он не мог видеть лицо Мии и соответственно оценить её реакцию; впрочем, он всё равно не верил, что притворство на неё подействует... Ему следовало быть прямыолинейным в словах.
   - Я... НЕТ, МЫ, СКРОМНО ПРОСИМ ВАС ПРИНЯТЬ НАС В КАЧЕСТВЕ ПОСТОЯЛЬЦЕВ ЭТОЙ ГОСТИНИЦЫ!
   Удар.
   - Ара-ара, какая вежливость.
   Выражение лица Мии ничуть не дрогнуло, но, по крайней мере, она не отказала сходу.
   - Хотя должна признать, это было неожиданно. Я пригласила вас двоих остаться на обед, и вы просите сдать здесь комнату?
   Кейма всё ещё прикасался головой к полу, и всё ещё не мог оценивать её реакцию; это заставляло его нервничать.
   - Ну, вообще-то я искал место для проживания, и Узуме упомянула, что здесь есть свободные комнаты...
   Он услышал лёгкое постукивание; Мия держала плойник, задумчиво постукивая им себя по щеке.
   - Это верно. Но я слышала, что вы живёте в отеле, который можете себе позволить... и говоря о средствах, я не принимаю карточки MBI, и Мусуби сказала, что ты здесь на каникулах, так что, полагаю, работы у тебя нет... о, да, и, полагаю, ты несовершеннолетний, так что я не уверена, что ты можешь легально снять здесь комнату.
   Кхем. Всё точно, и так хорошо обдумано за такое короткое время, что Кейма не нашёлся, что ответить. Однако голос Мии осавался добродушным; она слегка похломала его полойником по лбу. Он поднял голову, не уверенный, чего ожидать, и обнаружил, что выражение лица Мии столь же милое, как обычно.
   - Но мой муж был убеждённым сторонником идеи не отказывать нуждающимся. Уверена, мы сможем сто-то придумать, если ты действительно так сильно хочешь жить здесь с Мусуби.
   ...Правда? Так просто? Кейма не мог поверить, что нужно было просто попросить...
   - УУУРРРААА!
   Появившаяся из ниоткуда Мусуби схватила Кейму сзади, крепко прижав его к своей груди в победном объятьи, сокрушая в процессе его рёбра, лёгкие, и, возможно, саму душу.
   - У НАС ЕСТЬ ГДЕ ЖИТЬ!
   Она запрыгала, продолжая сжимать Кейму и не осознавая урон, наносимый её смертельным костоломным объятьем.
   - Задыхаюсь... - сумел выдавить он.
   Мия повернулась к Узуме.
   - Надеюсь, столь шумные соседи не будут проблемой.
   Узуме сухо усмехнулась; впрочем, подобный поворот событий её не раздражал.
   - Меня просто беспокоит, что ты дала комнату паре людей, с которыми знакома где-то минут десять.
   Мия ответила лёгким смехом.
   - Ну, я не собираюсь просто позволить ему здесь жить от широты душевной.
   На это Узуме было нечего ответить, так что Мия оставила её наблюдать за происходящим спектаклем и отошла за столовыми приборами к обеду Кеймы и Мусуби.
   В это время Мусуби наконец отпустила Кейму, который немедленно начал отчитывать её за её убийственные объятья, комично стукая её по голове; она кривилась в притворной боли. Узуме просто наблюдала за этим, потягивая свою выпивку. Если бы эти двое не признали себя парочкой, она бы могла принять их за брата и сестру, учитывая, как мило они ругаются. Однако когда они уселись и Кейма достал свою PFP, наконец-то, после долгого отлучения от его аналога рая, она вдруг кое-что осознала.
   - Блин.
   Было очевидно, что Кейма увлекался видеоиграми сильнее, чем среднестатистический подросток, и Узуме забыла его увлекаться этим на глазах у Мии. Но приближающийся звук шагов уже демонстрировал её присутствие, и, ну, как сказал бы Кейма, если начал ивент, его нужно пройти до конца...
   Мия прибыла с тарелками и столовыми приборами; все начали есть - кроме Кеймы.
   - Эй, Кейма-сан. Мы едим, так что играть за столом - дурные манеры...
   Мусубе в своём обычном приподнятом настрое углубилась в еду, а вот Узуме ощутила грядущее и начала отступать к ближайшему выходу.
   - Прошу прощения, но я должен это закончить.
   В оправдание Кеймы стоит заметить, что обычно он более... прямолинеен, когда речь идёт о еде и его хобби. По совести, обычно он откровенно груб и упрям, когда кто-то пытался разлучить его с его драгоценной PFP. Он полагал, что его "вежливый" ответ успокоит Мию, но...
   - Ай-яй, Кейма-сан, тебе следует научиться подчиняться здешним правилам, если хочешь остаться здесь...
   Теперь уже даже Мусуби заметила нечто в атмосфере, но её вытащила из опасной зоны Узуме; Кейма же, погружённый в его мир большеглазых героинь и безмолвных протагонистов, не подозревал о грядущих ужасах, с которыми вот-вот столкнётся лицом к лицу...
   - Кейма. - Мия всё ещё вела себя дружелюбно, но игриво-смертельные ноты в её голосе невозможно было с чем-то спутать. - В Гостинице Изумо запрещены игры.
   И тут оно ударило. Неописуемый ужас, который мужчины считают порождением глубочайших пропастей преисподней, в то время как женщины полагают божеством правосудия, карающим всех на своём пути - мужчин и жещин, виновных и нет. Это называют множествои имён; лики нелюбящих, пришедшие-из-глубочайших-глубин, глаза бездны... Но все сходились на одной форме, которую принимает тьма: маски. (12)
   - Что за...
   В первый момент Кейма звучал просто шокировано, но его голос быстро превратился в вопль чистого ужаса.
   - ЧТО ЗА?..
   Узуме и Мусубе к тому времени давно покинули опасную территорию.
   - НО... НО ЕЩЁ СЛИШКОМ РАНО СРАЖАТЬСЯ С ФИНАЛЬНЫМ БОССОМ!
   С их точки зрения, Кейма впал в истерику. И, честно говря, это было бы реакцией любого на его месте перед... особой способностью Мии, так сказать.
   - НЕТ, ЭТО ДАЖЕ НЕ ФИНАЛЬНЫЙ БОСС! ЧТО ЭТО, СЕКРЕТНЫЙ СУПЕРБОСС?!
   Осталось недолго до момента, когда его речь превратится в неразборчивые вопли. Тот факт, что он продержался так долго, сам по себе был впечатляющим достижением... но увы, Узуме, ветеран противостояния ментальным авианалётам Мии, знала, что он лишь муравей в урагане, галька в песчаном шторме. Она на миг с улыбкой представила лицо Мии на, скажем, гигатском драконе или механическом големе, боссе RPG. И, говоря о RPG...
   -Х! Х! ГДЕ КНОПКА ESC?!
   Он отчаянно нажимал кнопки на своей PFP, подвергая их риску сломаться и направив консоль на Мию, надеясь, что она сработает как оружие или дистанционка, чтобы выключить Мию.
   Он всё ещё держался за PFP, свидетельство силы воли... и невезения. Узуме знала, что скоро всё кончится...
   - АААРРРГГГХХХАСАФСФДАС&*#^#*!(13)
   И, как и ожидала опытная постоялица Гостиницы Изумо, мозг пацана перемкнуло, и наступила тишина.
   За границей зоны действия Мии, укрывшись за стеной, Узуме хлопнула в ладоши в безмолвной молитве за бедного паренька, практически содрогаясь в холодном поту. Было жутко, как Кейма сумел озвучить символы в конце его длинного вопля(14). Мусуби, однако, возбуждённо помахала руками, с удовольствием осознав наличие перспективы партнёра для спарринга. В конце концов, давненько она не участвовала в схватке, в которой хотела участвовать.
   - Вау, Кейма был прав - она интересна!
   И на Гостиницу Изумо опустилась ночь.
   ==========Сохранить?==========
  
  
  (1) - 3d и 2d - имеется в виду трёхмерное и двухмерное. Шутка о том, что рисованое ему ближе.
  (2) - Дэйтсимы - Оно же galge. Для Кеймы это очень широкое понятие - если в игре есть девушка, которую можно "завоевать", значит, попадает в эту категорию.
  (3) - мико - жрица, попросту.
  (4) - S&M - Sado-Maso
  (5) - флаг имеется в виду игровой - активатор грядущих событий.
  (6) - даймакура - длинная подушка с рисунком девушки.
  (7) - хонорифик - приставка после имени (-чан, -кун, -сан, -доно, -сама и т.д.) -сама - уважительное, что-то вроде "господин".
  (8) - ивент - событие, сценка в игре.
  (9) - да, в оригинале так и были смайлики :D
  (10) - сейю - актриса озвучки.
  (11) - пачинко - пинбол на деньги. Тут имеется в виду субкультура, связанная с тим, потому и татушка, в смысле.
  (12) - тут автор, на мой взгляд, неважно написал - ничего не понятно тем, кто не видел аниме/мангу. Дело в том, в такие моменты над Мию появляется маска демона, не помню её название, демонстрируя, что она сейчас опасна и неостановима. Типа, воплощение ужаса :-)
  (13) - да, там так и было с символами :-) "Электронный шум"...
  (14) - я же говорил :-)
Оценка: 3.19*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"