Decapitased: другие произведения.

Наш козырь - террор

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Необходимое примечание: рецепт приготовления взрывчатки, данный в приведенном ниже тексте, опускает некоторые существенные детали. Автор не несет ответственности за последствия, вызванные исследовательским зудом читателей. Производите опыты на свой страх и риск. И помните - для многих людей жизнь - единственная ценность, которую они имеют и которой дорожат. Даже если вы придерживаетесь философии солипсизма или вам просто наплевать на судьбы и жизни других, вы не сможете использовать этот рецепт без риска для себя. Впрочем тот, кому это действительно интересно, не почерпнет из моего текста ровным счетом ничего нового или полезного. DIXI.


Наш козырь - террор


   Обоятельная улыбка сделала свое дело - дежурная по мэрии даже не спросила у меня документов. Она записала в журнал посетителей мою фамилию и подсказала номер кабинета отдела по работе с населением - 239. Как у человека, воспитанного российской телепропагандой, может возникнуть мысль о том, что террористом-смертником окажется человек явно славянской внешности? Что в сумке, оттягивающей мою правую руку - десять килограмм взрывчатки, а под дорогим шерстянным пальто - обрез помпового ружья? Я не похож на террориста, психа или самоубийцу, хотя, по существу, являюсь ими всеми. Да и очень далеко от нас происходят все эти терракты. Территория шахидов - Кавказ, Москва и районы между ними. Да и на правительственные здания они покушаются крайне редко. О нет, я не шахид, и мусульман терпеть не могу. Можете обозвать это религиозным шовинизмом, хоть я и атеист.
   Меня всегда считали намного младше, чем это есть на самом деле. В семнадцать лет мне давали от силы пятнадцать, в девятнадцать - шестнадцать. Сейчас мне двадцать пять, но никто при первой встрече не считает меня старше двадцати. Я со всеми безукоризненно вежлив и предупредителен, галантен с дамами - издержки воспитания. Я досконально знаю то, что мне действительно интересно.
   Самый простой способ получить взрывчатку?
   Берете скипидар, пятнадцатипроцентную перекись водорода и концентрированную серную кислоту. Все это продается в аптеках, хозяйственных и автомагазинах. Осторожно смешиваете кислоту с перекисью водорода - в равных пропорциях. Смесь разогревается, поэтому лучше, если вы будете делать это на ледянной бане. В равном отношении со смесью добавьте скипидар. Вскоре на дне осядут мелкие белые кристаллы. Это и есть взрывчатка, пероксид скипидара. Пероксид скипидара очень неустойчивое ВВ - он надежней нитроглицерина и не имеет привычки взрывать при хранении без видимых причин, но малейшая оплошность с вашей стороны вызовет детонацию. Кроме того пероксид скипидара разлагается при хранении, поэтому готовить его лучше накануне дня икс.
   Теперь можно делать бомбу.
   Самый простой способ изготовить электрический взрыватель?
   Берете обыкновенную лампочку и разбиваете ее. Все, что вам от нее нужно - ее спираль. Спираль лучше снимать вместе с контактными держателями, поочередно перекусывая их кусачками. Самое сложное - не порвать спираль. Полученный нагревательный элемент осторожно укладывается в готовое инициирующее ВВ, к держателям цепляются провода. Замыкаем провода на батарейки - прости-прощай.
   В моем случае цепь замыкается небольшим переключателем, купленным в магазине радиотоваров.
   Десять килограмм пероксида скипидара, расфасованных по однотипным целофанновым пакетам. Если бы я упал на улице - все, что от меня осталось бы, можно было бы собрать в детский совочек. Взрывчатка лежит в сумке, к центральному пакету ведут провода, запитывающие взрыватель. Внешние карманы туго забиты мелкими гвоздями - пероксид не слишком мощное ВВ, что бы можно было обойтись без этого. Я поднимаюсь на пятый этаж. К кабинету мэра.
   Уродливое совковое здание, пропагандирующее кубизм. Ни эстетики, ни функциональности. Два лифта, по неведомому замыслу инженеров останавливающиеся на каждом этаже. Неудобные лестницы, на которых трудно разойтись встречным потокам людей.
   Олицетворение российской власти.
   Дух отечественной бюрократии.
   Я неспеша поднимаюсь по лестнице.
   Второй этаж - мимо меня вверх спешит нервная дама лет сорока. Она кипит возмущением, сжимая в руке какой-то листок. Сверкнув напоследок золотым зубом она исчезает за дверью третьего этажа.
   Четвертый этаж - тип с бульдожьей физиономией спускается мне навстречу, смотря сквозь меня равнодушным взором. Он считает себя хозяином жизни - это видно по его мощному, бугрящемуся затылку, по ленивым, уверенным движениям. По привычке заполнять собой все окружающее пространство. В обществе таких людей всегда тесно.
   Пятый этаж.
   Пусто.
   Тихо.
   Я открываю дверь с лестничной площадки, за стеклянной дверью напротив видна секретарша, оживлено разговаривающая с кем-то по телефону. Я молча прохожу в кабинет и ставлю сумку на пол.
   - Что Вам? - довольно агрессивно спрашивает секретутка, на секунду прервав свой разговор.
   - Могу ли я поговорить с Виктором Николаевичем?
   - К сожалению у него сейчас совещание, - не моргнув глазом врет секретарша.
   - Тем лучше, - отвечаю я, доставая из под полы обрез. Наверное выгляжу я сейчас, как пародия на великолепного Шварца. По крайней мне хочется так думать.
   Первое правило обращения с огнестрельным оружием гласит: достал - стреляй. Если секретарша и хотела что-то сказать, то не успела. Мелкая дробь, которой был плотно забит первый патрон двенадцатого калибра, затыкает не успевший родиться крик. Одно небольшое движение указательного пальца правой руки - и женщина переходного возраста (из девушки в бабушку) превращается в груду красного, сочащегося кровью фарша. Часть дроби раздробила телефонную трубку и разбила окно. Стекло мелкими осколками посыпалось вниз.
   За дверью с гордой табличкой "Глава местного самоуправления г.Петрозаводска В.Н. Остряков" послышался невнятный шум. Я передернул затвор и аккуратно повернул ручку двери, толкнув ее от себя. На первый взгля - пусто. Я отошел к сумке и повесил ее на плечо. Теперь она не занимает руки. Похоже, что на этом этаже сегодня действительно больше никого не было - испуганные и недоумевающие крики доносились только снизу. А эти ребята в кабинете принимают меня за полного идиота. Я трачу еще два патрона с подкалиберными пулями, простреливая стены справа и слева от двери... Глухой стон и стук падения тяжелого тела. Осталось четыре патрона - один с пулей, два с картечью, один - с мелкой дробью. И портфель с бомбой.
   Сразу после выстрелов в кабинет врываюсь я.
   Четыре мужика в кабинете.
   Министр внутренних дел Республики Карелия истекает кровью, все еще сжимая в руке табельный пистолет Макарова. Две неизвестных мне личности и мэр собственной персоной.
   - Кто вы... - делает попытку заговорить один из этих серых людишек.
   - Тссс, - показываю я ему необходимость тишины, прижав к губам палец. А мэр трясет своим широким лицом. Помнится, я все удивлялся, почему его в телевизоре кусками показывают... Я вынимаю из обмякшей руки мента ПМ и простреливаю ногу самому шустрому.
   - Тссс, тихо, - внушаю я воющему от боли и страха шестерке. Он замолкает. Я поочередно зашториваю все окна, не выпуская из виду заложников. Одно из окон приоткрыто по случаю оттепели, и это мне только на руку. Второй из шестерок косится на дверь... В целях профилактики приходится прострелить ноги и ему, и мэру. Они кричат от боли, катаясь по полу, а я в это время баррикадирую дверь трупом министра, письменным столом и шкафом. Сам же удобно устраиваюсь на полу рядом с телефоном, опираясь спиной на одно из кресел, так, что бы следить за заложниками. Рядом я ставлю кофеварку с только что заваренным кофе и чашку. Неизвестно еще, сколько мне придется ждать Альфу.
   - Перевяжите друг-друга, ну? - Приказываю я этим идиотам. Пока они заняты оказанием первой помощи друг-другу в полевых условиях, я набираю номер "телефона доверия" эфэсбэшников.
   - Слушайте меня внимательно. Я говорю от своего имени и не принадлежу ни к одной террористической группировке, - глоток горячего кофе обжигает язык.    - У меня в заложниках находятся Остряков, Медведев и их помощники, здание мэрии заминировано. Я требую пятьсот тысяч долларов мелкими немеченными купюрами, внедорожник, свободный допуск до границы с Финляндией... - На самом деле все это мне на хрен не нужно. Просто нужно же им чем-то заняться? Прошел час. Телефон я выдернул из сети, с улицы меня неоднократно вызывали с помощью мегафона, говоря что готовы выполнить любые мои разумные требования, вот только пятисот тысяч у них нет и собрать их так быстро невозможно...
   Что бы заткнуть их и заставить занятся делом, я взял с рабочего стола мэра бумажный нож. Это был достаточно удобный инструмент, уютно лежащий в руке и с хорошо зафиксированным лезвием. Такие я видел только у профессиональных художников и дизайнеров, ценящих удобство и могущих выложить нехилые бабки за подобный нож. В углу испуганно задергались и замычали, но пошел я не к ним. Не изверг же я, в конце концов? У меня есть относительно свежий труп, для подтверждения серьезности моих намерений...
   К приоткрытому окну я подбирался крайне осторожно. Вечерело. Снайпера не могли видеть меня сквозь тяжелые бархатные портьеры, но лучше перебдеть, чем недобдеть. Я аккуратно опустился на пол перед подоконником и осторожно просунул руку, держащую за волосы голову министра ВД в щель открытого окна. В рот министра была забита записка с требованием ускорить процесс доставки денег, написанная маркером на отличной мелованной бумаге. С силой дернув кистью я отпустил голову. Судя по прощальному прикосновению волос, она ушла в нужном направлении, и приземлится, скорее всего, на балконе, охватывающем мэрию на уровне второго этажа.
   Нестерпимо хотелось ссать.
   Я расстегнул ширинку и помочился на дорогой, пушистый ковер мэра.
   Говорят, что это нервное. В таких случаях грабители, гадящие в ограбляемых квартирах, выказывают этим свой страх, тщательно загнанный в подсознание.
   Я предпочитаю думать, что виновато пиво, бутылочку которого я выпил полтора часа назад.
   Пожалуй, пора посмотреть новости.
   Включив телевизор на канале местного телевидения я с удовлетворением увидел знакомый силуэт здания мэрии в качестве фона за спиной корреспондентки.
   - ...удерживающего в заложниках главу местного самоуправления г.Петрозаводска. По описанию очевидцев это молодой мужчина славянской внешности, на вид примерно двадцати лет, ростом около ста восьмидесяти сантиметров. С их слов был составлен фоторобот, который вы видите на своих экранах... - Похож. Даже очень. Любопытно, кто же это меня так запомнил? Впрочем к настоящему мне этот портрет не имеет никакого отношения - пара штрихов меняют лицо. Например подкладки за щеки, не мешающие говорить, но придающие лицу одутоловатость. Любой гример раскажет вам об этом лучше и подробней, чем я.
   - ...буквально десять минут назад из окна кабинета мэра был выброшен некий предмет... - Несколько раз, с разной степенью замедления, показывается этот момент, но оператор стоит слишком далеко и подробностей не разобрать.
   - ...не объяснили, однако появились неофициальные сведения, что это голова министра внутренних дел, - шустро работают журналюги, все-то им известно. Впрочем самое главное я увидел.
   На заднем плане, по крыше мэрии, сновали еле различимые фигурки. Я бы их не заметил, не зная, где их искать. Похоже скоро штурм...
   Двух минут мне хватило на то, что бы заменить переключатель на самодельный таймер, сделанный из китайского электрического будильника. Сумку я поставил за стол, таймер завел на полчаса.
   Еще за две минуты я добил заложников. Не стрельбой, но приглянувшимся мне ножом.
   Это совсем не сложно, убивать беспомощного человека. Плюньте в глаза тому, кто скажет, что первый раз сделать это очень трудно... Достаточно пнуть его по ране, что бы он забыл о защите и закричал, ухватившись руками за больное место, ухватить его за волосы и дернуть голову назад, обнажая хрупкую, белую, беззащитную шею и черкануть ножом поперек глотки.
   Как будто убиваешь тренировочный манекен.
   Мэра я резать не стал.
   Я ударом ноги опрокинул его на спину и наступил ему на глотку, потихоньку выдавливая из него жизнь. Он толстыми, холенными сардельками пальцев скреб лакировку моей туфли, силясь поднять ее, отвоевать себе глоток воздуха, но гравитация была на моей стороне. Он дернулся последний раз и затих. Я снял ногу с раздавленной гортани, для верности загнав ему нож в живот.
   Никакой реакции.
   Значит труп.
   Я подобрал с пола обрез и встал напротив окна.
   Через десять минут началось.
   Изображая из себя супергероев, ногами вперед, сквозь окна влетели спецназовцы. Я успел выбить обратно двух из них (сметя одного пулей, а второго - картечью), прежде чем меня снял снайпер из дома напротив...
   Пуля калибра 7,62 попала точно в район третьего глаза. Сопровождаемая осколками лобной кости, она, раздирая желеобразную ткань мозга, устремилась к затылку и вышибла его, выплескивая на висящую на стене карту Петрозаводска кроваво-серый жир.
   Тело еще некоторое время держалось на ногах, но вскоре начало заваливаться назад...
   При ударе об пол из пробитого черепа вытекли остатки мозгов, хрустнула, ломаясь, кость.
   По кабинету, осторожно поводя вокруг стволами, ходили менты. Не дожидаясь вызванной Альфы, ОМОН, после подарка в виде головы начальника, решил действовать сам.
   Они разобрали завал перед дверью, впуская внутрь врачей.
   Истекали последние минуты.
   Врачи констатировали смерть всех заложников.
   Менты расслабились. Напряжение последних часов оставило их.
   В кабинете начали работу саперы: они не забыли предупреждение о том, что мэрия - заминирована. Первым делом они попросили всех покинуть помещение...
   Чудовищной силы взрыв снес часть наружной стены, обрушил перекрытия.
   Стальной смерч, вырвавшийся из окон кабинета, прошил редкую цепочку ограждения и шрапнельным залпом поразил стену соседнего дома, выбивая стекла и начиняя все живое мелкими стальными осколками.
   Взрывной волной выбило стекла в близлежащих домах...
   Тело неудачливого террориста было уничтожено и превратилось в единую кровавую массу, объединившую тела и саперов, и докторов, и ментов, и заложников...
   Чего он и добивался.
   Его имя так и не было достоверно названо.
   Бездоказательных версий было много, но не более того.
   Одно было известно точно - он не принадлежал ни к одной террористической группировке. Это отрицал он сам и ни одна из террористических организаций не взяла на себя ответственность за совершенный терракт.
   Причины, побудившие его поступить так, ушли вместе с ним в могилу.
   Точнее - в крематорий.
   Вместе с ним ушли министр внутренних дел Республики Карелия, глава администрации местного самоуправления города Петрозаводска, министр по делам информации и печати, министр внешних связей Республики Карелия, секретарь, три доктора, восемь ОМОНовцев, четыре мента из ограждения. Два снайпера, шесть ментов из ограждения и пять мирных граждан были серьезно ранены разлетевшимися при взрыве бомбы осколками...
   Через год, в память жертв терракта, был установлен памятник, изображающий посеченное градом деревце.
   Хотя уже через полгода о нем забыли все, кого это не коснулось лично.

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"