Дегтярев Максим: другие произведения.

Сценарий битвы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Максим Дегтярев

   mdegtyarev@hotmail.com
   http://zhurnal.lib.ru/d/degtjarew_m/
  

СЦЕНАРИЙ БИТВЫ

  
  
   Это случилось в начале мая. Первым недоброе заметил пастух. Как-то вечером, вернув стадо в огороженный кривыми жердями загон, он огорошил односельчан известием, что все мухи в поле куда-то пропали. "Это к войне", - сделал вывод приятель пастуха скотобой. Ему ли не знать о повадках мух, которые, к слову сказать, водились на скотобойне в больших количествах.
   Слухи о приграничных стычках с трульфами стали доходить до Ведячего Лога с конца зимы. Граница же проходила по череде высоких гор, опоясывавших Ведячий Лог с востока. За горами простиралась бесплодная скалистая равнина, чьи обитатели не знали другого ремесла, кроме войны и разбоя. По общему мнению, трульфы не относились к людскому племени. Они были выше, сильней и проворней, и бегом могли обогнать иную лошадь. Очевидцы описывали их, как высоких и тощих существ с невероятно сильными членами, с плоскими квадратными лицами, с отвратительным ртом, напоминающим пасть бульдога, но страшнее всего были глаза - черные, без зрачков, неподвижные блюдца.
   Пока перевалы были покрыты снегом, жители чувствовали себя в безопасности. Горные заставы могли отбить наступление малых сил, но что будет, когда снег сойдет и враг двинется всей своей мощью?
   Опасения скотобоя подтвердились тем же вечером, когда над дорогой, ведущей к перевалам, были замечены клубы пыли. Это шло войско - к счастью, пока что свое. Стратег Аррога вел королевские войска на восток, поднимая пыль и увлекая за собой мух. На закате, в дневном переходе от линии гор, Аррога приказал разбить лагерь.
   Война еще не началась, но крестьяне уже начали терпеть убыток: конница вытаптывала зеленые всходы, пехота подбирала кур и уток.
   "Для своих добра нам не жалко, - говорили крестьяне, - но надо же навести порядок. Что проку в войне, если зимой будет нечем кормить ни своих, ни, не дай бог, захватчиков?"
   Настоятель Фроско, самый мудрый человек в округе, кое-как успокоил народ.
   - На утро, - пообещал он, - я пойду и поговорю со стратегом. Я слышал, он человек справедливый и сможет принять надлежащие меры.
  
  
   Стратег заканчивал завтракать, когда в шатер к нему ввели невысокого, худощавого человека. Человек был одет в темную, поистершуюся сутану, чей изначальный цвет угадывался как черный. Аррога смахнул крошки с карты, служившей ему скатертью, и знаком велел унести остатки завтрака. Гость сделал шаг в сторону, пропуская к выходу адъютанта, неуверенно балансировавшего с подносом.
   - Извините, что не смог вам ничего предложить, - сказал Аррога, заметив, с каким интересом незнакомец проследил за уплывавшими остатками утренней трапезы.
   - О, нет, спасибо. Просто мне показалось, я узнал в останках несушку нашей молочницы.
   Аррога насупил брови.
   - Не думаю, что вы предпочтете узнавать в останках своих односельчан. Мне доложили, что вы местный священник. Это так?
   - Да, мое имя Фроско. Прихожане просили меня... Если это возможно... - бормотал священник, краснея.
   Утирая салфеткой рот, стратег раздумывал.
   - Скажите мне вот что. Ваша... то есть, наша церковь учит, что миром правит Провидение. Означает ли это, что там, - он поднял указательный палец, - уже известно, кто одержит победу?
   - Нам неизвестно, что там известно, - пробормотал Фроско так, что его никто не расслышал.
   - Что? Что вы сказали?
   - Представьте, что актерам предстоит разыграть пьесу. Роли расписаны, конец известен. Но кому какую придется сыграть роль - зависит от актера, от его способностей, от его таланта.
   - От актеров зависит только, хорошо или плохо будет сыграна пьеса. Но если в финале ее - поражение, то какая польза в том, что мои солдаты поведут себя на поле боя достойно? Красивая смерть красит только победу.
   Генерал, в чье лицо он вглядывался, произнося эту фразу, хмуро опустил глаза. Фроско возразил:
   - Быть может, роль победителя еще свободна, актер не назначен.
   - Что ж, тогда молитесь, чтобы эта роль досталась мне.
   - Одной молитвы мало, стратег, - сказал Фроско значительно суровей, чем планировал.
   Аррога сжал кулаки. В столице он не позволил бы с собой так разговаривать.
   - И вы это говорите мне? Что ж, действительно, несправедливо. Я указал, что делать вам, следовательно, вы имеете право дать указание мне. Итак, я вас слушаю.
   - Мы верим в Провидение, но во что верит наш враг? Чтобы победить врага, надо знать, во что он верит.
   - На границе действуют мои разведчики, я передам им ваше пожелание, - сказал Аррога, не скрывая сарказма, - теперь извините, меня ждут дела. И я распоряжусь, чтобы... чтобы на обед мне подали чего-нибудь постного и не из вашего огорода.
   - Благодарю, - чуть склонил голову Фроско и развернулся к выходу.
   По пути в деревню его нагнал посыльный.
   - Стратег просил передать вам это, - сказал посыльный и протянул священнику железный медальон на толстой цепи.
   - Что это? - изумился Фроско, взвешивая на ладони весьма увесистый предмет, занявший его ладонь целиком.
   - Сняли с шеи пленного трульфа.
   - А я смогу с ним побеседовать?
   - С трульфом? Если стратег позволит. И если трульф согласится говорить.
   - Передайте господину стратегу мою просьбу. Мне бы очень хотелось поговорить с пленным.
   - Хорошо, передам.
   Посыльный поднял лошадь на дыбы и поскакал назад к лагерю. Фроско чихнул от поднятой копытами пыли.
   Крепкая, должно быть, у трульфа шея, раз он носит на ней эту штуку. Одна сторона медальона была гладкой, на другой было выгравировано шестиногое существо, похожее на муравья. Острые жвала полумесяцами торчали из его квадратной головы. По рассказам, трульфы в бою орудуют серповидными саблями, держа по одной в каждой руке. Впрочем, возможно, что это только совпадение.
  
  
   Плененный трульф был огромен - в нем было не меньше пяти локтей роста. Его длинное, сухое тело, было сковано цепями, концы которых удерживались массивными валунами. Квадратная голова с неопрятной складкой губ и плоскими черными глазами свисала на длинной шее, почти касаясь груди. Фроско чувствовал, как его пробирает озноб. Охрана, которой явно тоже было не по себе, часто проверяла насколько крепки оковы.
   - Он согласился поговорить с вами в обмен на жизнь, - сказал Аррога настоятелю.
   Подошел толмач и встал рядом. Фроско поднес медальон к глазам трульфа.
   - Зачем это вам?
   Человек, незнакомый с языком трульфов подумал бы, что у толмача начинается рвота, но тот всего лишь перевел вопрос.
   Трульф приподнял голову, его глаза остались неподвижны. По губам пробежала волна, и звуки, еще более выразительные, чем у толмача, заставили Фроско попятиться. Толмач перевел:
   - Это медиум, связующее звено.
   - Связующее что с чем?
   Трульф и толмач обменялись несколькими длинными фразами. Последний не столько перевел, сколько объяснил:
   - Он говорит, что мы расположили своих богов высоко, потому что считаем ниже своего достоинства смотреть в землю. Мы опускаем глаза в знак покорности, а, ища указаний, смотрим вверх. Но предначертанные пути начертаны на земле, и кто живет в ней, тот знает правильную дорогу. Людские боги малы числом, но, если они так сильны, почему их так мало? Сильный потому и силен, что умеет приумножить свое число. Жители земли бессчетны, они покорили все, что у нас под ногами, и тот, кто станет брать с них пример, покорит весь мир.
   - Как зовут тех жителей земли, чьими путями вы следуете?
   Ответ трульфа был короток и Фроско догадался о его значении.
   - Он отказывается назвать их, - объяснил толмач очевидное.
   Фроско просил, стратег угрожал, но больше трульф не проронил ни слова.
  
  
   Магистр Лумпан слыл самым сведущим человеком по части существ размером меньше лягушки. Стеклянные ящики с живыми жуками и прочими мелкими тварями занимали большую часть его дома. Комната, когда-то служившая гостиной, была перегорожена пополам мелкой сеткой, за которой порхали разноцветные бабочки, а на ветвях дерева (росшего там же) висели куколки и гусеницы.
   Известно, что обыватели косо смотрят на всякого рода чудачества, но к Лумпану отношение было, скорее, насмешливо-снисходительным. Ведь никто лучше него не умел вывести клопов из дома или извлечь впившегося в кожу клеща. Дети забегали к нему полюбоваться на бабочек и посоревноваться в храбрости, когда нужно было поймать сбежавшего из клетки скорпиона.
   - Да, конечно, я уже приготовил, - сказал магистр, увидев у своего порога человека в облачении священнослужителя. Он удалился в глубину дома, оставив Фроско в некоторой растерянности. Настоятель потоптался немного на месте, но дверь осталась распахнутой, и он прошел внутрь. Загодя предупрежденный, он внимательно смотрел под ноги, чтобы не раздавить кого-нибудь из местных обитателей. Без формального приглашения он не хотел проходить далеко, однако ноги сами несли его к загородке с бабочками. Пестрые, порхающие существа казались ему и прекрасными и отталкивающими одновременно.
   - И малые сии наследуют свойства Вселенной, - пробормотал он. Чуждый внешним проявлениям красоты, он искал оправдание в высших законах.
   Вскоре Лумпан вернулся, держа в руках пузырек с темной жидкостью.
   - Вот, все, как просили, - сказал он, - и передайте вашему иерарху, чтобы втирал прямо в темя, и неприятность в его волосах исчезнет в три дня.
   Фроско отстранил пузырек обеими руками.
   - Нет-нет, я не за этим. Я не от иерарха. Меня зовут Фроско, я настоятель из Ведячего Лога. Я пришел, можно сказать, от себя лично. Лумпан посмотрел на снадобье так, словно теперь ему придется применить его на себе, причем, не иначе как внутрь.
   - Странно, иерарх сказал, что пришлет кого-нибудь за ним в среду, после полудня.
   - Но сегодня вторник, и до полудня еще два часа.
   Лумпан смутился окончательно.
   - В самом деле? Как странно идет время... чем могу служить?
   - Вы бы не могли определить, кто здесь изображен?
   Лумпан принял из рук Фроско медальон и тут же едва не уронил его - с давних пор руки магистра привыкли к куда более легким предметам.
   - Любопытно, очень любопытно, - бормотал он, крутя медальон перед глазами. - Похоже на муравья. И видны детали, выгравированные, скорее всего, не случайно. Сейчас мы кое-что проверим... Постойте-ка! Если вы не за снадобьем, то зачем вы его забрали?
   - Пузырек у вас в правом кармане. Нет, в другом правом, - уточнил Фроско, когда магистр начал безуспешно ощупывать левый карман сюртука.
   Разобравшись со снадобьем, Лумпан расположил медальон на рабочем столе и взял в руки бронзовый кронциркуль, самый крупный из имевшихся в наличии.
   - Вы полагаете, насекомое изображено в натуральную величину? - удивился Фроско.
   - Нет, конечно. Но если пропорции соблюдены верно, я смогу понять, кто послужил образцом.
   Вычисления продлились недолго. Покончив с ними, Лумпан сходил за толстым каталогом и принялся шелестеть страницами.
   - Вот! - ткнул он в страницу с изображением муравья, угрожающе вскинувшего жвала. - Это черный муравей-воин.
   Фроско изучил картинку и нашел несомненное сходство.
   - А где можно познакомиться с ним живьем? - спросил он.
   - Ох, - вздохнул Лумпан, закрывая книгу, - об этом стоит только мечтать. Черные муравьи в нашем королевстве не водятся. Искать их надо на востоке, в землях трульфов. Но это очень опасно. Никто из моих коллег, отправившихся на поиски, не вернулся обратно. Я могу показать вам их ближайших сородичей, красных муравьев.
   На заднем дворе располагался сарай, служивший когда-то конюшней. Теперь места лошадей были заняты стеклянными ящиками, заполненными землей, камнями и сухими листьями. Сквозь стекло можно было разглядеть узкие проходы, прорытые в земле мелкими шестиногими обитателями. Насекомые сновали по проходам без видимой цели. Своею суетой они напомнили Фроско торговую площадь в ярмарочный день.
   - Это не они, - сказал Лумпан, - и подвел Фроско к другому ящику, низкому и более широкому. В нем, среди сухой листвы копошились муравьи размером с ноготь и красноватого оттенка. Прямо в центре ящика лежал большой гладкий камень. Магистр пояснил:
   - Красные муравьи такие же воины, как и черные. В природе они не строят муравейников, а путешествуют по земле, поедая все, что попадается по пути. Я пытаюсь приспособить их к оседлому образу жизни. Но чтобы у них не было ощущения, что их заперли в четырех стенах, я положил этот камень. Они бегают вокруг него и думают, что проходят милю за милей.
   Фроско захотелось спросить, откуда Лумпану известно, о чем думают муравьи, но он не решился. Наверное, магистр знает о муравьях все же больше, чем настоятель о Провидении, чьи пути ему приходится толковать по долгу службы. Каталогами ему служили труды по истории, но они не были так ясны - оттого, должно быть, что не содержали картинок.
   - А красные муравьи откуда? - спросил он.
   - Они водятся в лесах к югу от земель трульфов. Я слышал историю, что и черные жили когда-то там же, но вражда с красными вынудила их уйти на север, где нет лесов и пропитание скуднее.
   - То есть, красные муравьи сильнее черных?
   - Да, пожалуй, что так.
   - У нас муравьи-воины не водятся, поэтому, если черные нагрянут к нам, им нечего будет бояться.
   - Могу только сказать, что, если они сумеют перейти горы, у меня прибавится работы.
   "У стратега Арроги ее уже прибавилось", - подумал Фроско.
  
  
   С вершины перевала открылся вид на долину трульфов. День выдался солнечным, воздух был чист и прозрачен, и неизведанная земля поразила Фроско своей четкой, безжизненной геометрией. Долина напомнила ему высохшую речную дельту. Быть может, таковой она и была тысячи лет назад, когда вода нашла в себе силы пробиться сквозь скалистую почву, расщепив ее на острова с острыми краями и плоскими вершинами.
   Теперь он видел перед собой лабиринт сухих каньонов с каменистым дном и отвесными стенами. Он оглянулся на Аррогу. В глазах стратега чувствовалась тревога.
   - Спускаться вниз опасно, - сказал Фроско, потому что понял: храбрый полководец не может позволить себе сказать это сам.
   - Разведчики сообщили, что чуть ниже есть ровное место, достаточно обширное, чтобы разбить лагерь. Дадим войскам отдохнуть и подумаем, что делать дальше.
   - Сегодня хорошая погода, - сказал Фроско, - может случиться, что завтра мы не сможем рассмотреть долину так подробно.
   Аррога кивнул и подозвал своего картографа. Он дал указание тому подняться выше по склону и нарисовать подробный план долины - со всеми ее расщелинами и островами. Квартирьеры получили приказ подготовить место для стоянки.
   Переход от Ведячего Лога к границе прошел спокойно. Изредка дозорные замечали вдалеке темные силуэты врага, но каждый раз, когда Аррога предпринимал атаку, трульфы без потерь ускользали. Гонцы доносили о коротких стычках у приграничных застав. Трульфы нападали малыми силами, готовя решающее сражение ближе к своим владениям. Аррога понимал, что в царстве скал ни численный перевес, ни конница, ни артиллерия не будут иметь преимущества. В скалах побеждает внезапность и мастерство в коротком рукопашном бою, а по части владения клинком трульфы не знали себе равных.
   - И в чем же ваш план? - поинтересовался Аррога у Фроско. - Нарисовать красного муравья на нашем знамени?
   - Ни в коем случае, иначе враг догадается, что нам о нем известно.
  
  
   Паутина каньонов разделила глину на сотни островов. Одни были малы, и походили на грибы с плоскими шляпками, иные могли бы вместить на себе города. В узких проходах стены кверху почти сходились, но ни один всадник не отважился бы перепрыгнуть с края на край. Перекрестки расщелин были неотличимы друг от друга и могли ввести в заблуждение любого посмевшего вступить в лабиринт.
   Скульптор чувствовал себя Небесным Творцом, разделяя ладонью мягкую глину, придавая ей форму, выбранную когда-то Создателем. Ему казалось, что время пошло вспять. Всю жизнь он брал глину из земли, чтобы превратить ее в предметы, невиданные в мертвой природе. Теперь он словно возвращал глину на место - туда, куда ее поместили в первые дни Творенья. Он возвращал ей вид первозданный, нетронутый, он изгонял из мертвой природы всякий человеческий след.
   Фроско сверял каждое его движение с картой, нарисованной военным картографом. Рукотворный лабиринт должен был точь-в-точь повторить природный. Работа уже подходила к концу. С восходом они уберут полотняный навес, и солнце подсушит глину.
   Когда скульптор ушел, Фроско несколько раз обошел макет предстоящего поля боя. Он воткнул в мягкую еще глину два колышка - на западной стороне макета и на восточной. Аррога двигался ему вслед, как будто не он был здесь главным.
   - Вот здесь, - указал Фроско на восточный колышек, - Лумпан выпустит черных муравьев. Красные пойдут им навстречу с запада.
   - Ваш план по-прежнему кажется мне безумным. Красные муравьи должны обратить черных в бегство, и паника, каким-то образом, передастся трульфам.
   - Паника происходит не в умах, а в сердцах, а их сердцами владеют черные муравьи, - ответил Фроско и попросил узнать, не вернулся ли Лумпан.
   Магистр весь день провел внизу, в самом преддверии смертоносной долины. От успеха его миссии зависела судьба сражения, и Аррога выделил для его охраны своих самых лучших воинов. Ближе к закату трульфы атаковали небольшой отряд, но, ценою нескольких жизней, были отбиты. Магистр остался цел и невредим, но был так вымотан путешествием и так напуган внезапным нападением, что обратно его пришлось нести на руках. К груди он прижимал ящик, содержимое которого было оплачено кровью.
   Верхняя крышка ящика была прозрачной. Заглянув сквозь нее, Фроско увидел отвратительное зрелище. Стая черных муравьев доедала полевую мышь. Куски ее плоти перемещались из конца в конец ящика, от одного муравья к другому, хрупкий скелетик шевелился как будто живой.
   Приставив к ящику охрану, они проведали, как обстоят дела у муравьев красных. Во время высокогорного перехода муравьи выражали беспокойство, суетясь по своему обиталищу больше обычного. Они постоянно перепрятывали яйца, а муравьиху-мать до того измотали переносами с места на место, что та перестала откладывать новые. Здесь, в лагере, пустой суеты стало меньше, яйца были снова сложены в одну кучку, а муравьиха занялась привычным делом. Но спокойствие продолжалось только до этого вечера. Когда Лумпан и Фроско заглянули через стеклянную стену, они увидели муравьев в угрожающих военных позах, их острые жвала были направлены в одну сторону, и не нужно было гадать, что находится в той стороне.
   - Они чуют присутствие черных, - сказал Лумпан сдавленным шепотом.
   Волнение в душе Фроско переросло в страх. В один миг он почувствовал, как его судьба, судьба войска и даже судьба всего его племени прочно связалась с этими маленькими существами. И он поведал Лумпану о своем плане.
  
  
   Короткий уступ нависал над горной тропой, ведущей вниз, в долину. До рассвета оставалось не больше часа. Под покровом темноты войско начало опасный спуск. До Фроско доносились приглушенные голоса, лязг оружия, топот лошадей, скрип пушечных лафетов. С высоты армия казалась темной, растянутой массой, постепенно растворявшейся в туманной пустоте. Рядом с Фроско стоял сигнальщик с набором разноцветных флажков. Такие же сигнальщики будут расставлены по всему пути следования войска. С рассветом они начнут передавать сигналы от рукотворного поля боя к настоящему.
   Когда солнце взошло от войска не осталось и следа. Сигнальщик взмахнул флажками. Далеко внизу его коллега передал сигнал дальше по цепочке. В ее конце находился стратег Аррога. Через несколько минут он должен получить первые сведения о перемещениях муравьев. Сообразно сведениям, Аррога будет предпринимать тот или иной маневр. Фроско мысленно представил, как массы вооруженных трульфов слепо повинуются движениям маленького отряда шестиногих хищников.
   Фроско не успел освоить язык сигналов. Движения сигнальщика были быстры, и настоятель не поспевал. Черные пошли в наступление, но в какую сторону? Вероятно, на запад. Или сигнал был "восток"? Но это лишено смысла.
   Он начал вглядываться вдаль, в раскинувшуюся перед ним плоскую карту, глубину которой скрывали скальные стены. Поднимаясь на этот пост, он понимал, что главных событий он не увидит, но оставаться в лагере было невыносимо. Однажды ему показалось, что где-то на юге появился дым от пушечных выстрелов, но - нет, это была лишь пыль, сорванная порывами ветра.
   Фроско обратил глаза к небу. Не обидятся ли на небесах, что сегодня он вручил судьбу тем, кто живет в земле? Ответ на этот вопрос он вскоре узнает.
   Сигналы поступали то чаще, то реже. Движения сигнальщика становились быстрее и резче, и Фроско не успевал расшифровать их смысл. Было видно, как к первому сигнальщику - тому, что в лагере - время от времени подбегает человек и, размахивая руками, объясняет, куда на этот раз повернули муравьи.
   Солнце давно перевалило зенит, от войска не поступало никаких известий. Фроско заметил, что уже с полчаса флажки сигнальщика висят неподвижно. Последнее сообщение говорило не в пользу их красных союзников. С предчувствием беды он побежал вниз, к лагерю.
   Лумпан встретил его у навеса, из глаз магистра катились слезы.
   - Они все погибли, - сказал он, всхлипывая, - все до единого. За то время, что они прожили у меня, они совсем разучились сражаться.
   Фроско шагнул к макету. В теснинах восточной стороны лабиринта, неподалеку от вбитого колышка, лежали красноватые трупики муравьев. Черные хищники уже, должно быть, насытились и лениво ворошили останки.
   - Как странно, - пробормотал Фроско, - если они не могли воевать, как они добрались до востока?
   - Не понимаю, о чем вы? - утирая слезы, спросил Лумпан.
   - Я о расположении красных муравьев. Они должны были...
   Шум и крики не дали ему закончить фразу. Он обернулся и увидел, как сигнальщик с радостным лицом размахивает флагами. Горнист проиграл сбор, но, кажется, - не на похороны. Все, кто остался в лагере - квартирьеры, интенданты, возчики - бросились вниз по склону. Они бежали в ту сторону, куда до этого боялись даже взглянуть.
   - Что, что случилось? - крикнул Фроско сигнальщику.
   - А вы не поняли? Мы победили! - ответил тот, не переставая размахивать флагами. - Наше войско возвращается с победой!
   "Ну, а это уж совсем непонятно", - подумал Фроско и побежал вслед за всеми.
  
  
   Войска с триумфом вошли в столицу. Солдаты рассказывали, как стратег, прислушиваясь к странным сообщениям сигнальщиков, заставлял армию поворачивать то на юг, то на север. Как дозорные, не веря своим глазам, замечали, что враг устремляется назад, на восток, словно отказавшись от боя. Как трульфы, в конце концов, сгрудились в тесном проходе, и один залп артиллерии опустошил их ряды наполовину. Как оставшиеся в живых бросились в бегство, и конница добила бегущих. Как все наши были храбры, а стратег - гениален...
   Пока в столице пировали, Фроско помогал односельчанам наводить порядок после победного марша своих войск. Эвакуированных кур вернули из подвалов, овец - из леса. Из винных погребов, спрятать которые было некуда, вычерпали остатки вина. Конюшню, взятую войсками для постоя, решено было строить заново.
   Вскоре в поля вернулись мухи, изрядно пожирневшие за время войны. На исходе второй недели праздников за Фроско приехал из столицы гонец. Аррога вспомнил, наконец, о настоятеле и попросил прибыть к нему за наградой. Фроско согласился ехать. Ему хотелось узнать, что же произошло на поле боя, а вместо награды он с удовольствием возьмет гвоздей для постройки.
   - Признаться, я не очень верил в вашу затею, - сказал ему Аррога, - но все случилось, как вы предсказывали. Трульфы в самом деле повернули на восток. Правда, их отступление не походило на паническое бегство. Мне даже показалось, что они шли бить врага, которого перед ними не было. Скорым маршем трульфы дошли до того самого места, где ваш Лумпан должен был выпустить черных муравьев. Они позволили застать себя врасплох, и мы их разбили.
   Фроско протянул Арроге врученный ему орден.
   - Отдайте это магистру Лумпану. Он заслужил этот орден больше меня.
   - Что за глупости! О чем вы?
   - Лумпан перепутал стороны света. Он выпустил черных муравьев на западе, а красных - на востоке. Привыкшие к беззаботной жизни, красные муравьи не знали, как воевать. Черные пересекли лабиринт с запада на восток и без труда перебили всех наших союзников. Лояльные свои богам, трульфы также повернули на восток и подставили вам спину.
   Стратег, раздумывая над услышанным, машинально убрал орден в карман. Он спросил:
   - Если все мы актеры, то чья роль выпала магистру? Суфлера, перепутавшего текст?
   - Я заметил, что Провидение в качестве своего орудия часто выбирает слабейшее звено.
   Оба понимали, что никогда не узнают всей правды. Цепочку умыслов и случайностей не распутать. Одно ясно: конюшня сама по себе не построится, и Фроско засобирался в дорогу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   10
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"