Мельник Виктория Сергеевна: другие произведения.

Холод

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Действия происходят зимой накануне дня всех влюбленных. Девушка писательница, вдова с пятилетней дочерью живет в прекрасном доме, казалось в достатке, но.... Но все же ей не хватает любви, той, что она потеряла еще девчонкой. Почему роман называется "Холод"? Потому что и среди лютых морозов в наших сердцах всегда живет весна, всегда живет любовь! ЧЕРНОВИК!!!!

  Холод. Холод на улице и холод на сердце,
  Действует на людей по-разному.
  Если от мороза можно укрыться дома в тепле,
  Выпить горячего чая, одеться потеплее, и много еще чего,
  То от холода в сердце есть
  Только одно лекарство - Любовь.
  Только настоящая любовь
  способна согреть самое ледяное сердце.
  Или растопить замерзшее.
  
  Глава 1.
  
  Мороз на улице дает о себе знать. Хорошо, что нет ветра. А просто пушистый снег летит с серого неба. Из-за туч солнце не может хоть немного согреть. Что ж, придется идти в кафе. А правильно ли это приходить девушке раньше? Пусть даже это не свидание. Да еще на двадцать минут! И кто просил меня спешить?
  Я медленно вошла в зал и осмотрелась. Светлый, большой, уютный зал. Здесь приятно посидеть в компании приятного мужчины или мужа, с подругой или компанией и, конечно же, по работе с коллегой. Я улыбнулась, вот как холод гонит всех в тепло. Все столики были почти заняты, но один столик у окна, как всегда ждал только меня. Потому что все от руководства до официанта знают, в какие дни я появляюсь здесь, и поэтому мой столик всегда ждет меня.
  Ко мне подошел администратор и, улыбнувшись, поприветствовал и проводил на мое любимое место. Я любила именно этот столик, потому что отсюда можно было наблюдать за посетителями. Или остаться незамеченной, если так хочется. В последнее время каждые два часа я проводила именно в этом кафе.
  Я заказала себе капучино, потому что редко изменяла своим привычкам. Вот и сейчас улыбнувшись официанту, я достала толстый блокнот и ручку. Еще раз, пробежав глазами по залу, я остановила свой выбор на двух девушках.
  Очень милые юные создания. Им от силы по восемнадцать, а макияж наложен так неправильно, что сделал их вид на несколько лет старше. Девушки явно сидят на диете, судя по заказу - два овощных салата, зеленый чай и апельсиновый сок. Они ведут себя, как две подружки-сестрички. Интересно, а на счет парней у них тоже вкусы совпадают?
  Бедные девушки, подумала я, а потом поправила себя, нет, не бедные, а глупые. Они и так худышки. Кости и шкура.
  Я бросила взгляд на мужчину. Он обедал в это время постоянно. И почему-то в одиночестве. Почему? Симпатичный мужчина. Он сидел боком ко мне. Брюнет. Волосы густые и подстрижены не слишком коротко, как раз так, чтоб запустить туда пальцы. Нос длинный с небольшой горбинкой, губы тонкие, уголки опущены вниз и в них залегли морщинки, что означает, что он часто чем-то не доволен.
  А кто будет доволен в одиночестве? Судя по отсутствию кольца на пальце, он не женат. Почему бы ему не подыскать женщину, такую чтоб удовлетворила его желания, разгладила эти грустные морщинки. Еще он может быть живет с мамой, о чем говорит его стиль одеваться. Слишком чопорно на взгляд любой девушки сидящей в этом кафе.
  Девушкам нравиться легкая элегантная небрежность в одежде мужчины. Что ему стоит снять галстук или хотя бы немного ослабить его? Да и пуговицы рубашки можно было расстегнуть, хотя бы первых две или три.
  Я сделала глоток капучино и ощутила, как тепло растекается по телу. Закрыв глаза, я подавила стон удовольствия. Как все-таки хорошо оказаться в тепле. Я сделала еще пару глотков. Нет, я не очень замерзла, но стоять на морозе неприятно, да и в машине скучно.
  Посмотрев в окно, поняла, что началась метель. Значит, Юра еще и опоздает как обычно или пришлет свою помощницу. Если быть предельно честной мне не нравиться Ксюша. Она слишком большого о себе мнения. Все время делает из себя "большого босса", а на самом деле не стоит и ломаного гроша. Как специалист она конечно неплохой, но не дотягивает до того уровня, к которому она себя ставит. Да и обо мне она тоже не лучшего мнения. В общем, симпатия у нас взаимная. Вот только почему Ксения с первого же дня нашей совместной работы так враждебно настроена ко мне?
  Я заказала еще капучино и лимонное пирожное. Гулять так, гулять! Сегодня у меня праздник, я получила самую большую премию, за все полтора года, и я могу себе позволить немного полакомиться любимыми сладостями.
  Улыбнувшись самой себе, я посмотрела на девушку, которая сидела в другом конце зала. Назвать её красавицей, конечно, не назовешь, но и обыкновенной тоже нельзя назвать. Чем-то она притягивала к себе внимание. Может все дело в её больших лисьих глазах цвета небесной голубизны. А может быть притягивают волнистые волосы цвета пшеницы подсушенной на солнце. Кончики прядей едва доставали до плеч, и девушка все время их заправляла за уши.
  Присмотревшись повнимательней, я поняла, что девушка заметно нервничает. Может что-то случилось или у нее нет денег, заплатить за обед? Но нет, я ошиблась, заметив устремленный взгляд на мужчину. Того самого мужчину, который сидит за соседним столиком от меня. Во взгляде девушки было видно, что она влюблена в него и судя по всему очень давно.
  Меня что-то потянуло помочь этой девушке. Я взяла салфетку и написала пару строк девушке. Подозвав официанта и сказав ему пару слов, предала сложенную салфетку. Тот улыбнулся и выполнил мою просьбу.
  Девушка, прочитав записку, подняла на меня удивленные или скорее изумленные глаза. Я улыбнулась ей и подняла свою чашку с капучино. Она тоже улыбнулась, сначала неуверенно, но потом её улыбка стала уверенной и искренней. В этот момент я поняла, что именно притягивает к этой девушке - её живое лицо, без фальши и наигранности. Сейчас в наши дни редко, когда встретишь настолько искреннего человека.
  Я с удовлетворенностью следила, как девушка встала и пошла через весь зал к своему счастью. Она волновалась, но умело скрывала это. Что ж пусть попытает своего счастья и может быть произойдет чудо и этот угрюмый мужчина измениться в лице.
  Когда девушка подошла к своему возлюбленному, я навострила уши. Конечно, подслушивать не хорошо, но я просто не могла себя одернуть за эту свою слабость.
  - Привет, Альберт. - с улыбкой сказала девушка. - Можно к тебе присоединиться? - а потом немного смутилась, но продолжила. - Все столики заняты.
  - Да, конечно. - улыбнулся мужчина и показал на стул рукой. - Присаживайся. Я все равно уже собирался уходить.
  После этих слов девушка заметно погрустнела. Её глаза потухли, а губы сложились в тонкую линию. Мне от чего-то стало жаль девушку, но больше ничем не могу ей помочь. Вы спросите, что было в записке?
  "Не наблюдай за своим счастьем со стороны, потому что однажды вот так ты будешь наблюдать, как оно уходит. Не бойся получить отказ, просто в дальнейшем ты не будешь так себя изводить неизвестностью. Удачи!"
  Вроде бы банальные слова, но как они действуют на людей. Выйдя из своих мыслей, я вновь обратила свое внимание на девушку и её мужчину. Вот интересно он догадывается о её чувствах к нему?
  Альберт, кажется, так она к нему обратилась, хотел уже встать, но потом решил остаться. Скорее всего, мужчина заметил или почувствовал, что девушка расстроилась. Он улыбнулся девушке и подозвал официанта.
  - Два чая с лимоном и пирожное для девушки.
  Я улыбнулась, все-таки он заметил, как она расстроилась, и повел себя как джентльмен. Редко встретишь таких мужчин. Альберт заметно помолодел, и даже морщинки на лице разгладились. Может он сам не знал, как к ней подойти? Он стал вести легкий разговор с девушкой и я, решив, что на этом моя миссия закончена, перевела взгляд на трех мужчин.
  У них, скорее всего, деловая встреча. Двое мужчин были одеты в строгие костюмы, а третий в брюки и свитер. Я пригляделась повнимательней.
  Один был шатеном лет тридцати пяти - сорока. Он был сосредоточен на каких-то документах у него в руках. Губы поджаты. Он явно чем-то недоволен или может быть обдумывает результат этой сделки. На нем был темно синий костюм, белоснежная рубашка, расстёгнута на три пуговицы. Из кармана выглядывал галстук. Я улыбнулась, мужчина явно не любит носить этот аксессуар. Мне он показался знакомым, но я не могла сказать с уверенностью, что знаю его. Мужчину я вижу в профиль и то не четко его все время закрывал собеседник, грузной мужчина.
  Ему на вид было около шестидесяти. Он сидел, откинувшись на спинку кресла, и сложил свои руки на животе, который казалось, сейчас разорвет свитер.
   Я посмотрела на его лицо. Он явно пренебрегает диетой. Огромные щеки, тройной подбородок. Его лицо так заплыло жиром, что не было из-за щек и подбородка видно шеи. И это я еще не говорю про поросячьи глазки. Я его прозвала "Мистер Свинья".
  Третий мужчина был тоже сосредоточен на каких-то документах. Он сидел ко мне лицом, но его низко склоненная голова не давала возможности разглядеть полностью. Что-то от него исходило, что-то непонятное.
  Мне стало любопытно, и я практически уставилась на этого мужчину. Сколько ему лет? Какого цвета у него глаза? Он был брюнетом. Телосложение насколько я заметила стройное, но мускулистое, крепкое. Он был одет в светло-серый костюм и белую рубашку, которая отливала голубизной. Так же на нем был голубой галстук. Я посмотрела на его руки. Сильные, крепкие. Его тонкие длинные пальцы держали лист бумаги. Я невольно представила, как бы было хорошо оказаться в объятьях этих рук.
  Глядя на этого мужчину я чувствовала, что мое сердце взбунтовалось не на шутку. Мне стало тяжело дышать, что-то в нем мне напоминало об одном человеке, воспоминания о котором до сих пор отдается болью в груди. Но этого не может быть, тот человек умер почти семь лет назад.
  Но все равно мой взгляд как будто перестал воспринимать окружающих, я видела только его. Разглядывая мужчину, я заметила, что он просто так смотрит на то, что у него в руках. Ему это не интересно, я бы сказала, что он скучает. Он раздосадован тем, что ему нужно сидеть здесь, в то время когда мог бы находиться в другом месте, где ему более приятно. Вот он незаметно для своих собеседников бросил взгляд на часы, и стало заметно, как его тело напряглось.
  Может он кого-то ждал? Кого? Еще одного клиента или может быть девушку?
  Почему-то от этой мысли у меня испортилось настроение. Я сама не понимала, что со мной случилось. Но мне хотелось крикнуть, чтоб он поднял голову.
  Я усиленно отвела глаза от него. Мое настроение испортилось и сама того не замечая, я стала писать в блокнот какую-то ерунду, а через минуту совсем закрыла его. Но это получилось так резко, что по залу прошелся хлопок, и это услышали все кто сидел за столиками и мило общались. В кафе вдруг воцарилась такая тишина, что мне стало не по себе. Особенно, когда все взгляды были устремлены на меня.
  Я почувствовала, как мои щеки заливает румянец и опустила голову. Я взяла телефон и стала клацать в нем. Боже прошло всего десять минут, а я уже скучаю. Что же делать? Как еще убить время? Я услышала, как открылась дверь и в кафе вошли две девушки и мужчина.
  Одна девушка была миниатюрной брюнеткой со смеющимися серыми глазами. Мне эти глаза показались знакомыми. Я опустила свои глаза и заметила, что она беременна. Будущая мама.... У меня появилась на лице улыбка. Я сама молодая мама пятилетней дочери, почти шестилетней. Обратив внимание на лицо девушки, я поняла, что она счастлива. Значит, тот, кто станет отцом тоже рад этому. На безымянном пальце у нее блестело обручальное кольцо, а рядом очень изысканное с бриллиантом, конечно же, еще одно колечко.
  Вторая девушка была чуть ниже брюнетки. У нее были длинные до самой талии пышные, густые, каштановые волосы. Она даже не заплела их или сложила бы в какую-то прическу. Хотя зачем? Судя по тому, как жадно на нее смотрит её кавалер. А её зеленые глаза, смотрят с такой проницательностью, что становится не по себе. Девушка была не такой стройной, как первая, но подтянута. Она тоже была беременна, но срок, кажется меньше чем у первой.
  Мужчина. Высокий, атлетически сложен, крепкий. Он ступал легко, как пантера перед прыжком. Этот брюнет с голубыми глазами явно мечта всех девушек. Я посмотрела по сторонам и заметила, девушки вздыхают, гладя на него. Я их не осуждаю. Мне бы тоже хотелось рядом с таким пройтись. Но не суждено, он женат и видно, что любит свою жену. Не то что любит, он боготворит её.
  Сразу хочеться пожелать счастья им и всем одиноким, чтоб они нашли свою вторую половинку и были счастливы. Любой девушке больше ничего не надо бы было, если рядом с ней был такой мужчина. Любящий, бережливый, внимательный.
  Как только они подошли к столику, где сидели трое мужчин, двое из них явно расслабились и обрадовались. Шатен поспешно встал и обошел тушу "Мистера Свинью", обнял и поцеловал брюнетку с такой нежностью, что я почувствовала, как защипало в глазах. А когда он ласково провел по округлившемуся животику, я не выдержала и снова отвела глаза и посмотрела в окно.
  Снег перестал, и видно стало, как облака быстро бегут по небу. На душе стало как-то грустно. Дома сейчас меня ждет доченька, а я сижу здесь и жду того кто критикует мою работу. А если быть точнее не работу, а проверенный материал. И почему Юра решил, что нет там сильных чувств?
  - Черство как-то. Такое чувство, что ты никогда не любила! - корил он по телефону. - Давай встретимся, и я подробно покажу, где именно тебе надо доработать.
  Вот я и жду, пока он придет на встречу или передаст напечатанный материал, с заметками и критикой через Ксюшу. А ведь я столько раз перечитывала все и не верю, что Юра заметил то, что я старалась скрыть.
  Чувствуя, как настроение упало полностью, я посмотрела, как сквозь серые облака пробиваются лучи солнца. Один лучик, второй..., третий. Вот один самый яркий пробился сквозь снежные облака и осветил улицу, потом прошелся по крыше дома и заглянул в окно кафе, как бы говоря, что не надо унывать.
  Я закрыла глаза и подставила лицо солнышку. Как приятно ощущать тепло, пусть не такое теплое как весной и летом, но тепло. Но через которое-то время я почувствовала на себе чей-то взгляд и обернулась. Я поняла, что сделала большую ошибку, потому что наткнулась на холодный цвет серебристых глаз. Они смотрели на меня так пристально, что захотелось сначала поправить прическу, а потом собраться и убежать.
  Мне стало страшно. Мое сердце на мгновение замерло, а потом забилось с ускоренной силой. Я почувствовала, как мое лицо побледнело. В глазах, явно был виден ужас. Как будто я увидела призрак. Но для меня так и было.
  Конечно, я узнала эти глаза. Еще бы не узнать, они мне снились все эти шесть лет. Только во сне и в памяти они были как расплавленное серебро с голубым отливом и вечным озорством. А сейчас такое чувство, что меня осуждают за то, что я появилась здесь. Но я не искала с ним встречи. Мне еще тогда он дал понять, что я для него никто. Просто дочка богатенького папочки, с которым он работал тогда год или два.
  Просто девушка по уши влюбленная в крутого парня. А сейчас мой мозг стал понимать ту простую истину - Он жив! Тогда он выжил.
  Я заметила, как между его бровями залегла морщинка и у меня появилась надежда, что он меня не узнал. В этот момент его окликнула девушка с каштановыми волосами. Она что-то ему говорила, но он не обращал внимания ни на кого, только смотрел на меня. И я не могла отвести глаз. Что я делаю? Это не правильно! Если я буду так на него смотреть, он точно узнает кто я!
  Я краем глаз заметила, что девушки, те самые беременные тоже повернули головы и смотрят на меня, потом перевели взгляд на него и снова на меня. Одна из них что-то шепнула другой, а та только нахмурилась. Как бы за что-то её ругая и не одобряя её поведения.
  А я все смотрела на мужчину которого считала погибшим, которого каждую ночь оживляла в своих снах, мечтах, мыслях. Я смотрела на него и понимала, что еще немного и я расплачусь. Это большое потрясение и, если я себе просто запрещала при свидетелях плакать, то сейчас внутренний голос говорит, что бессилен что-то сделать.
  Он только хотел подняться, как ко мне, наконец, подошел Юра. Он запыхался видимо бежал. Я подняла на него глаза полные страха, боли и отчаяния и сдерживаемых слез. Что со мной происходит? Я совершенно растерялась. Но снова посмотреть на того, кто так пристально смотрел на меня, не решилась.
  Я вздохнула, отгоняя мысли о призраке прошлого, и улыбнулась Юре.
  - Не смотри на меня так. - сказал он целуя меня в щеку. - Я не собираюсь тебя убивать, просто несколько замечаний.
  - Знаю я твои замечания. - засмеялась я тихо.
  И правда, Юра очень ответственно подходит к этой работе. Он любит её и хочет, чтоб у его клиентов все было самое лучшее. Он был хорошим, веселым, легким на подъем человеком. Очень редко можно было увидеть его без настроения или чем-то недовольным. Даже в работе у него нет недовольства. Есть замечания, есть исправления, но он не показывал своих эмоций даже, когда я или кто-либо другой настаивал оставить все так, как есть.
  - Ну что начнем? - спросил он, потирая свои, красные от мороза, руки.
  - Может, лучше чая горячего выпьешь? - заботливо спросила я.
  - Вот за, что я тебя люблю, так это за то, что ты все время спешишь, но когда и вправду хочется закончить все побыстрее, ты становишься спокойной и уравновешенной девушкой. - Юра смотрел на меня своими практически черными глазами и улыбался. - Но так уж и быть сначала выпью чай, потому что замерз, как не знаю кто.
  Я засмеялась от его жалоб. Юра всегда в такой шутливой манере говорил о своих ощущениях. Все в издательстве знали, что он не любит холод и все время мерзнет. Даже летом укрывается теплым одеялом.
  - Это не смешно! Это ты у нас морж, а я теплокровное животное. - с наигранным возмущением сказал он и подозвал официанта. - Горячий чай и мороженого вот этой девушке, только похолоднее.
  Я снова рассмеялась. Видя в его глазах тоже веселые искорки, я просто не могла удержаться от смеха. Мне всегда было легко с ним. Я его считала своим лучшим другом, но беда в том, что Юра питал более нежные ко мне чувства. И это осложняло задачу. Я не могла его обманывать не могла давать надежды обещания, потому что знаю, что ничего не выйдет.
  Мне двадцать четыре года. Я была замужем, конечно недолго, но была. После рождения доченьки я сбежала от мужа. Он был жесток ко мне и на двенадцать лет старше меня. Мне пришлось выйти замуж за этого садиста в восемнадцать лет, потому что так было выгодно моему отцу и ему было плевать, что его дочь несчастна, что не любит своего мужа, что он поднимал на нее руку и называл шлюхой.
  Я за эти два года супружеской жизни, даже не смотрела на других мужчин, мне просто было не до них. Учеба, беременность, роды. Потом я все свое время отдавала ребенку, конечно, пока не видел Стив. Потому что он считал, что для детей есть специально обученные няни.
  Все пять лет я жила в Нью-Йорке, без родных, без поддержки и заботы. Меня отдали, как мне казалось старику, хотя Стив был очень даже симпатичным мужчиной. Я до сих пор не разговариваю с родителями. Обида не прошла и я знаю, что она не пройдет еще долго.
  Так вот я сбежала от мужа с ребенком на руках и несколькими сотнями долларов в кармане. Я знала, что этих денег мне не хватит даже на отель, не говоря уже про самолет. Но я не успела спрятаться, Стив меня настиг и практически за волосы притащил назад домой, где уже ждали гости. Это была годовщина нашей свадьбы.
  Этот день стал и днем освобождения от мужа. Я поднималась по лестнице с малышкой на руках и не заметила, как Стив последовал за мной. Он был пьян, я бы сказала, что он перебрал. Он хотел схватить меня, когда кто-то прокричал горько, но я каким-то образом смогла увернуться и перешагнуть несколько ступенек вперед. Я резко становилась, когда услышала стук и крик. Повернувшись, я увидела, как мой муж катится по ступенькам вниз. Меня охватил страх, что если скажут, что это я виновата в этом. Я отдала няне ребенка и быстро стала спускаться вниз, но на первой ступеньке меня остановил брат Стива.
  - Тебе не зачем на него смотреть. - тихо сказал он видя мое испуганное заплаканное лицо. - Все будет хорошо.
  Майк успокаивал меня, но он не знал, что я плакала не от того, что муж упал с лестницы, а от того, что он угрожал мне отобрать ребенка. А испугалась, потому что боялась, что меня обвинят. А Майк все стоял и, обнимая, поглаживал меня по спине.
  - Все будет хорошо. Мы вызвали скорую.
  Я покачала головой, уткнувшись в грудь мужчины.
  Когда приехала скорая, было уже поздно. Стив не выжил. Врачи констатировали сломанную шею и еще несколько переломов ребер и ноги. Вот так я стала свободна. Завещание, которое прочитал адвокат и поверенный, дало возможность безбедно жить до самой старости. Если конечно тратить деньги на продукты на оплату счетов и одежду.
  Но я решила поступить по-своему. Я купила дом в пригороде Киева, купила две машины: один внедорожник, а вторую спортивную. Так же открыла счет, на имя свей дочери.
  Вот теперь мы живем счастливой спокойной семьей. Я занимаюсь любимым прибыльным делом и не думаю, о том, что завтра у меня не будет денег. Нет, я знаю, что мой покойный муж обеспечил меня до самой старости. Еще полгода назад я продала дом в Нью-Йорке, и деньги тоже удачно вложила и теперь каждый месяц я получаю хорошие проценты. Второй дом я отдала Майку, просто переоформила все документы на него.
  Хватит пока обо мне, и вернемся к моему собеседнику.
  Юра пересел поближе ко мне и открыл синюю папку. Я стала внимательно наблюдать за тем, как он подготавливается, и не смогла сдержать улыбку.
  - Смотри, здесь ты пишешь, что у него "улыбка напоминала оскал, но он сдерживал себя и не повышал голоса, потому что знал, что рядом репортеры и стоит только показать, что не все так гладко в семье, как тут же в десять раз перекрутят". - читал Юра.
  - Ну? - озадачено спросила я, честно не понимая, что он имеет ввиду.
  - Лерочка, ну если он так сильно переживает за репутацию, почему тогда позволяет своей жене повышать голос, это и привлечет папарацци.
  - Все дело в том что это не жена, а разъярённая бывшая любовница. - ответила я и взяв у него из рук роман перевернула несколько страниц и стала читать. - "Он, увидев мелькнувшее вдалеке платье жены, развернулся и, не замечая никого вокруг, пошел к ней. Александр заметил, что она расстроена, ведь он столько раз обещал больше не иметь дела с другими женщинами. Но будучи уверенным в себе и свих силах, он знал, что сможет завоевать любовь и доверие своей любимой. Ведь столько лет он искал её и вот когда нашел, уже никуда не отпустит. Быстрым шагом Александр нагнал свою прекрасную беглянку и запечатлел на её устах поцелуй. И уже было все равно на репортеров, на гостей, на бывшую любовницу, которая что-то еще пищала. Было все равно, потому что он держал в своих объятиях ту, которая заставляла его сердце выскакивать из груди..."...
  - Все равно если он не хочет привлечь папарацци ему нужно было быть более осторожным и закрыть рот любовнице еще до того, как она стала кричать на него и обвинять во всех грехах. - настаивал на своем Юра.
  - Хорошо. - вздохнула я и взяла карандаш. - Напишем так: " Ему было плевать, что говорит эта стерва. Он все время искал глазами ту, за которой гнался через весь город. Но этот визг над ухом приводил его в бешенство. И чтоб впервые в своей жизни не ударить женщину, даже если она этого заслуживает, Александр продолжал натянуто улыбаться и отвечать ей сквозь зубы. Он понимал, что репортеры уже давно навострили уши и ждут сенсации. Мужчина засмеялся про себя, они получат сенсацию и отвернувшись от разъяренной девицы, стал пристально рассматривать толпу...." - я отложила ручку и посмотрела на Юру. - Ну как?
  - Отлично. - удовлетворенно ответил тот и довольный отложил страницу. - А теперь....
  - Я прошу прощения. - нас прервал официант.
  - Да? - с улыбкой ответила я и почему-то внутренне напряглась, хотя напряжение не проходило с того самого момента, как я увидела призрак.
  - Это вам. - он поставил на стол коктейль.
  - Но я не заказывала. - насторожено сказала я.
  - Это от того мужчины. - официант показал в сторону и я проследила за ним глазами.
  Из кафе выходила компания, которая только недавно собралась вместе. И вдруг один мужчина немного отстал и повернулся ко мне лицом. Его взгляд ни, о чем не говорил. Лицо тоже было непроницаемо, но я знала, что он догадывается кто я.
  - Он спрашивает ваше имя. - услужливо сказал официант.
  Я знала, что стоит мне сказать что-то, как мужчина с серебряными глазами окончательно поймет. На помощь мне пришел Юра.
  - Её зовут Валери Кроуз, она американка. - сказал он и улыбнулся мне.
  Хорошо, что я на людях поддерживаю свой образ и разговариваю с американским акцентом. Мне так проще скрыться от родителей. Фамилию я оставила покойного мужа, хотя могла переменить на свою девичью. Но когда я полтора года назад переехала в Киев, встретила свою знакомую. Хоть я изменилась и поправилась, меня она узнала. Тогда я и придумала весь этот маскарад. Мне почему-то не хотелось встречаться с прошлым, объяснять всем знакомым почему я пропала и не откликалась.
  Я Голубенко Валерия Сергеевна, после замужества стала Валери Кроуз или миссис Стивен Кроуз. О, как меня раздражало, когда меня так называли. Еще ладно, когда просто миссис Кроуз, но когда вставляли еще и имя мужа, я чуть ли не скрежетала зубами.
  Так вот для всех я не очень хорошо говорю на русском языке, кроме конечно Юры и еще нескольких доверенных лиц. Так проще затеряться.
  - Я ценю конечно знаки внимания, но в данном случае не могу принять такой подарок. - осторожно ответила я зная, что за мной наблюдает мужчина из моих снов. - Передайте ему спасибо, но я не пью коктейли.
  Официант немного наклонил голову и забрал бокал. По дороге остановился возле моего знакомого и передал мои слова. Я наблюдала за ним из полуопущенных ресниц, делая вид, что внимательно читаю то, что у меня в руках. Он все еще стоял у дверях кафе. Потом усмехнулся и одними губами что-то сказал.
  - Что-то случилось? - озадаченно спросил Юра.
  - Нет. - натянуто улыбнулась я и снова посмотрела на мужчину с серебряными глазами. - Просто мужчина обознался...
  Но тот снова усмехнулся уголком рта и посмотрел на меня с нескрываемой иронией. Он дал понять, что его не проведешь. И что это еще не конец. Потом он вышел, но я все равно смотрела на то место, где он только что стоял.
  - Так давай работать. - сказал вдруг строго Юра, что я аж вздрогнула.
  - Давай. - глубоко вздохнув сказала я и посмотрела следующую страницу. - А здесь, что тебя не устраивает?
  - Ты не можешь утверждать, что она беременна, если говоришь, что они не были близки больше полугода.
  Я просмотрела несколько страниц и, вздохнув, закрыла глаза. Что же со мной сегодня? Я вспомнила про коктейль. Это был мой любимый напиток... раньше. Он помнит до сих пор, что я любила смешивать несколько соков и сиропов.
  - Юра ты не читаешь внимательно мою книгу. Я писала, что родила она через три с половиной месяца после того, как сбежала от мужа.
  - И он не замечал все это время. - с иронией проговорил он.
  - Во-первых, она спала в другой комнате, во-вторых, никаких проблем с беременностью не было, а в-третьих, у нее был маленький животик. Я когда ходила беременной, тоже никто не замечал этого. А когда начались роды, думали, что ребенок будет не доношен. Так что здесь ты не придерешься. К тому же главный герой часто приходил поздно и уезжал рано, чтоб меньше видеться с женой. А она в свою очередь, часто завтракала у себя в комнате.
  - Ладно. - улыбнулся Юра и похлопал меня по руке. - Ложная тревога. Завтра встретимся?
  - Нет. - ответила я просмотрев ежедневник. - Завтра у меня бассейн с дочуркой. Давай послезавтра в это же время. Я сама приеду в издательство.
  - Хорошо. - ответил Юра вставая вместе со мной. - Тогда до четверга.
  - Ага. И пожалуйста, перечитай внимательно, о чем я пишу.
  Я с помощью Юры надела пальто, взяла сумку и пошла с ним под руку к своей машине. Здесь мы расстались, и я осталась одна. Выехав на дорогу, я ехала медленно и смотрела на проезжающие мимо машины.
  В родной стране я уже больше года. Здесь прошло мое детство, юность. Здесь осталась моя первая любовь, когда я улетала в Америку, остались родители, которые с такой легкостью избавились от меня. Но сейчас я не от кого не завишу. Я повзрослела, поумнела.
  Теперь я воспринимаю все совсем по-другому. Правду говорят, чтоб увидеть мир другими глазами нужно пережить какое-то потрясение или предательство, нужно ощутить боль. Ведь люди, у которых все гладко не видят того, что замечают другие. Счастливые видят только то, что открыто их взору, не замечая, что рядом совсем не так все красочно, что за правду они принимают то, что другие отметают как ненужное.
  Такие люди похожи на беззаботных детей и искренне им желаю, счастья и чтоб они так и не узнали жестокую сторону жизни. Чтоб их черные полосы были как можно светлее, а белые - чтоб отливали бриллиантами как снег на солнце.
  Поставив машину в гараж, я улыбнулась и поспешила в дом. Я знаю, что в этом мире я не одна, когда рядом мой маленький ангел. Ей стоит улыбнуться и на душе становится легко и тепло. Она смотрит на меня своими выразительными глазами, цвета темных листьев и я улыбаюсь, зная что этот маленький человечек меня любит. Особенно меня завораживает черный ободок, придающий глазам какую-то загадочность.
  Я вошла в дом, но меня встретила тишина и нянечка, тихо выходящая из комнаты. Я сразу догадалась, что доченька спит и улыбнулась. Мы не виделись всего несколько часов, а я соскучилась так сильно, как будто мы не виделись несколько дней.
  Поблагодарив девушку, я предложила ей выпить со мной чашечку чая и она согласилась. Мы часто вот так сидели и говорили. Потом когда доченька просыпалась, я отвозила няню домой, а с малышкой еще немного катались или гуляли по парку.
  - Я недавно прочитала ваш роман. - похвасталась девушка. - Мне очень понравился. Я даже хотела бы узнать, что будет дальше с другими друзьями и с той девушкой Женей, которая влюбилась в Кирилла.
  Я улыбнулась.
  - Вот как раз подготавливается третья книга, об этой девушке. - ответила я.
  Была влюблена в Кирилла, хотела поправить я, но вышла замуж за Александра. И только с ним она поняла, что такое настоящая любовь.
  - Правда? - явно обрадовалась девушка. - Мне нравиться, как вы пишете. И как всегда не расскажете, что будет с той девушкой.
  - Нет. - я знаю, что многим хочется узнать сразу, что будет с её героями, но не раскрываю всех карт. - Когда выйдет книга, я подарю тебе один экземпляр.
  - С автографом.
  - Обязательно.
  Мы еще немного поговорили. Мне нравилась эта девушка. Добрая, светлая. Не знаю как она с другими, но с моей дочкой она всегда ласкова и внимательна. Она всегда умеет увлечь её, чтоб я могла поработать. Я не часто прошу её, но больше мне нравиться смотреть на свою доченьку, когда она играет на ковре в моем кабинете или рисует за своим маленьким столиком. Хотя чаще доченька читает или пытается писать.
  Когда малышка проснулась, я сама одела её, накормила и усадила в автокресло. Когда мы выехали на шоссе, нянечка, зовут её Светлана, задала вопрос, на который мне бы не хотелось отвечать.
  - Я знаю, что вы раньше жили в Америке и были замужем. Почему вы вернулись и, что случилось с вашим мужем?
  - Да, Света, жила. Но я всегда хотела жить в своей родной стране. Я по натуре патриот и как бы тяжело здесь не было я люблю свою страну. - ответила я, зная, что это чистая правда. - А с мужем случился несчастный случай, он упал с лестницы и сломал себе шею. Я только через три года решилась прилететь домой.
  На этом я попросила больше меня не спрашивать. Я не хотела говорить, что чувствовала себя чужой в той стране. Я целыми днями сидела дома, не зная, куда мне пойти, потому что за мной наблюдали. Все как будто ждали, что я сделаю что-то такое, что осквернит моего мужа. Весь год я не выходила из дома даже по нуждам, все это делали слуги. Потом я стала прогуливаться с дочкой и когда-то еще друзья не обращали на меня внимания. Я понимала, что они общались со мной только из-за влияния Стива.
  Потом увидела в себе талант писателя. Сначала я начала со сказок для своей малышки. Потом перешла на небольшие статьи и советы. Меня стали печатать в одном журнале, а потом купил другой, более солидный. Я работала на дому. Всю информацию посылала через интернет-почту.
  Но когда прошло три года, я поняла, что хочу жить там, где родилась и стала заходить на украинские сайты и искать себе жилье. Вскоре я перебралась сюда. Вот уже почти два года я живу в своем доме, и никто не знает о моем пребывании здесь. С родителями я не связывалась и не хочу. Они поступили как в средневековье. Теперь я завишу только от себя.
  
  Глава 2.
  
  Уже возвращаясь домой, в мои мысли вошел мужчина с серебряными глазами. Мы познакомились в ночном клубе, куда я с подружками пришла отметить день рождения одной из них. Я сразу же обратила внимание на парня одиноко сидевшего за столиком. Он был погружен в свои мысли. И не обращал ни на кого внимания.
  Потом я почувствовала, что меня нахально разглядывают, и посмотрела в сторону. Вот тогда мы и встретились глазами. Я сделала вид, что он меня не заинтересовал, потому что знаю таких ребят и знаю что им нужно от девушек. Об этом говорил его взгляд, прожигающий насквозь. Я чудом сдержала самоконтроль и осталась спокойной, хотя мое сердечко билось с такой силой, что казалось, вот-вот выскочит из груди.
  Я решила не смотреть больше на него, потому что так легко и попасть в его сети. А мне этого не нужно. Развернувшись к нему в профиль, я общалась с подружками, но чувствовала, что он смотрит на меня.
  Когда мы пошли танцевать, я чувствовала, что он приближается и знала, что именно ко мне. Когда он провел ладонью вдоль моей спины, вызывая у меня внимание, я ели сдержала дрожь, которая пробежалась практически по всему телу. Я повернулась, и наши взгляды встретились. Парень улыбнулся, а я наоборот прищурила глаза, потому что разозлилась. Он не понял, что не на ту напал. Наклонившись немного к его уху, сказала, перекрикивая музыку:
  - Ты ошибся...
  - Почему ты так думаешь? - прервал он меня. - Неужели ты хочешь сказать, что не танцуешь?
  - Танцую. - я немного смутилась, но все же смогла ответить спокойно.
  - Тогда я буду рад, если ты согласишься потанцевать со мной. - он улыбнулся своей чарующей улыбкой и протянул руку.
  - Но... сейчас не та музыка.... - неуверенно начала я, явно пребывая в замешательстве. К тому же меня просто покорила его улыбка. Открытая, ласковая, завораживающая.
  Он так на меня смотрел и так мне улыбался, что со стороны бы сказали, что мы знакомы давно и не просто знакомы, а любовники. Меня это тогда и злило, и смешило, и волновало. Я не понимала, что со мной происходит, но стоило, раз посмотреть в его глаза я чувствовала, что тону в их глубине.
  - Разве? - он приподнял брови, изображая удивление. - Идем же? - и, видя, что я еще колеблюсь, сам шагнул ко мне и взял за руку. - Не будь трусихой, красавица!
  - Я не трусиха! - ответила я, гордо подняв подбородок и вскинув руки, положила ему на плечи.
  Я видела, что он сдержал улыбку. Еще бы! Он добился своего и без особого труда. Просто взял на слабо. Я чувствовала, как гулко бьется его сердце и недоумевала. Может это поспособствовал алкоголь? Потому что он не бегал, это уж точно. Или мог выпить энергетика. Его руки так легко меня держали, и он даже не пытался меня притянуть ближе. Тогда я отругала себя. Парень и правда хотел просто потанцевать, а я напридумывала себе, Бог знает что.
  - Как тебя зовут? - спросил парень, наклонившись к моему уху и меня как жаром обдало.
  Легкий запах алкоголя и туалетной воды пьянил меня больше чем его голос. Я через силу взяла себя в руки, чтоб спокойно ответить.
  - Лера. - сказала я и посмотрела на мужчину, потом слегка улыбнулась. - А тебя?
  - Назар. У тебя красивое имя Валерия.
  - Ой, только не называй меня так. - я засмеялась. - Все зовут меня Лера, а полным именем называют только родители.
  - Договорились, Лерочка. - улыбнулся Назар. - Зайка, извини за некорректный вопрос. Сколько тебе лет?
  - А насколько я выгляжу? - впервые за весь их разговор я улыбнулась кокетливо, решив так разрядить обстановку.
  Нужно было с ним играть его же оружием. Если он говорит так легко, и я могла бы то же самое делать. Но только потом поняла, что стало еще хуже. А его слова ускорили движение крови по венам.
  - Ох, что же ты со мной делаешь, Лерочка? - пробормотал он как бы себе, но я услышала, а мне ответил. - Я думаю, школу ты уже закончила. - и, увидев, как сверкнули мои глаза, приободрился. - Значит ты сейчас студентка. Второй курс?
  - Заканчиваю. - ответила я, вглядываясь в его глаза.
  Песня закончилась, но Назар не спешил отпускать меня. И когда я вопросительно на него посмотрела, он тяжело вздохнул. Мне и самой не хотелось, чтоб он меня отпускал, но я знала, что если позволю ему чуть большее, он будет требовать еще и еще.
  - Не хочешь продолжить наше знакомство, за моим столиком? - рискнул он.
  Я почему-то знала, каким будет его вопрос и уже заранее подготовила ответ, просто ждала, пока он задаст его. Я посерьезнела и попыталась оттолкнуть его. Назару ничего не оставалось делать, как опустить руки.
  - Нет! - решительно ответила я и, повернувшись, пошла к подругам, которые меня уже дожидались.
  Я знала, что Назар смотрел мне в след, и даже хотела несколько раз обернуться, но одергивала себя все время. Весь вечер он больше ко мне не подходил, но я знала, что он следит за каждым моим движением.
  Клуб находился недалеко от моего дома и я, попрощавшись с девчонками, пошла в противоположную сторону от них. На небе уже не было ни одной звездочки, а луна или скорее молодой месяц, уже уступал место солнышку.
  Но в это время молодёжь только возвращалась домой, и мне было не страшно идти по улице. Сворачивать никуда не надо было, просто идти прямо вдоль освещенной улицы. Вдруг я почувствовала какое-то волнение, а потом ко мне подбежал Назар. Он улыбнулся мне и прежде, чем сказать несколько раз вздохнул.
  - Девушке одной ночью по улицам небезопасно ходить.
  - До сегодняшнего вечера было вполне безопасно. - ответила я, но все же немного улыбнулась.
  Ответить на его улыбку было просто невозможно.
  - Можно я проведу тебя? - и не знаю, может он увидел мою настороженность, потому что поднял немного руки ладонями ко мне. - Обещаю вести себя хорошо.
  - У меня такое чувство, что если я и откажу тебе, ты все равно будешь идти за мной.
  Назар только широко улыбнулся, давая понять, что я абсолютно права. Я махнула головой и больше не сказала ничего против. Я шла быстро, но он немного придержал меня за руку, сказав, что спешить уже не зачем все равно скоро рассвет. Вот так мы рука об руку шли, гуляя до моего дома.
  Назар рассказывал о себе или просто шутил, или расспрашивал меня. Мне было легко с ним общаться и слова слетали с моего языка еще до того как я думала что ответить. За всю дорогу он ни разу больше ко мне не прикоснулся, и я даже подумала, что Назар, как настоящий джентльмен сдерживает свое слово.
  Время рядом с ним пролетело очень быстро и вот мы оказались возле дома. Я остановилась у подъезда и повернулась к нему. Несколько секунд мы молчали. Я сама не знаю, чего ждала от него, но уходить просто так сказав на прощание 'пока', не хотелось. И тут он сам исправил ситуацию.
  - Лерочка, я хочу еще с тобой встретиться. - тихо сказал он и засунул руки в передние карманы джинсов. Мне показалось, что он себя сдерживает, чтоб не прикоснуться ко мне.
  - На этой неделе вряд ли, модульная неделя началась. - тоже тихо ответила я и заметила что мой голос дрожит.
  - А на выходных, мы могли бы сходить в кино или еще куда-то, например, в какой-то ресторанчик.
  - Хорошо. - согласилась я. - В субботу я после двух свободна.
  - Тогда, до субботы. - улыбнулся нежно Назар, пробормотав пока, развернулся и уже сделал несколько шагов, как я его остановила.
  - А как мы встретимся? - улыбаясь, спросила я. - Вдруг у меня не получится, как ты об этом узнаешь?
  - Я позвоню. - уверенно сказал Назар. Я закусила губу, сдерживая смех, и махнула головой. - Почему ты смеешься?
  - Просто.... - я глубоко вздохнула. - У тебя есть мой номер?
  - Нет.
  - А как тогда ты собираешься мне позвонить?
  И тут он тоже рассмеялся и достал мобильный. Я продиктовала ему свой номер, и он сразу же сбросил мне вызов.
  Вот так произошла наша первая встреча.
  На следующий день он мне позвонил и предложил встретить из института, но я отказалась. Не потому что не хотела его увидеть, нет, хотела даже очень, просто в этот день мне нужно было быть пораньше дома. Всю неделю он звонил и присылал сообщения. Он рассказывал о себе, где работает, рассказал о своих сестрах. Пусть только одна родная была, а другая двоюродная, но он любил их одинаково и горой стоял за них.
  В субботу, как и обещал Назар, мы сходили в кино. Перед этим он попросил меня не надевать юбку или платье.
  - Мой транспорт предусмотрен для брюк. - смеялся он.
  Когда я вышла из дома, поняла, почему он так говорил. Это был белый байк. Я была в восторге так, как очень любила кататься на мотоциклах. Перед кино мы долго катались. Как приятно было держаться за Назара, чувствовать его тепло. Мне хотелось прижаться к нему сильнее, но не могла.
  Ведь это не прилично! Мы только познакомились.
  После кино мы зашли в ближайшую кафешку. Мы говорили обо всем и не о чем. Он вел себя очень даже культурно. Только его глаза горели темным серебром. Они меня завораживали. Я могла бы вечно смотреть в его глаза.
  Когда он впервые поцеловал меня, я не устояла на ногах и чтоб не упасть прильнула к нему, а Назар, прижав меня к себе облокотился на свой байк, чтоб тоже не упасть. Я видела, что с каждым днем ему все больше нравиться за мной ухаживать. Я понимала, что он ведет себя со мной совсем не так как с другими девушками и мне это льстило. Нравилось, когда он встречал меня после занятий и катал по городу. Нравилось, прижиматься к нему, когда мы катались.
  Как-то я спросила его, почему он не знакомит меня со своими друзьями, а он ответил, что не хочет ни с кем меня делить. Еще тогда я поняла, что это была ревность. Поняла что Назар собственник. Но я не возражала. Казалось, когда мы вместе, так и должно быть. С Назаром я чувствовала легкость, когда мы просто говорили. Когда он меня обнимал, целовал, хотелось чего-то большего. Я чувствовала постоянное головокружение, когда Назар прикасался ко мне. Казалось, что кровь начинала бежать быстрее, а сердце билось так гулко, что казалось, просто вырвется на волю.
  Наши дни пролетали очень быстро. Все было как-то волшебно. Было... до той поры, пока папа не вошел в мою комнату поговорить. Я как раз готовилась к модулю и не хотела вникать в суть разговора, но строгое выражение глаз отца заставило напрячь все свое внимание.
  Это было похоже на гром среди ясного неба. Я не могла поверить, что мой родной отец способен на такое. Даже мой мозг отказывался понимать и воспринимать это.
  - Я уже договорился обо всем. - продолжал папа. - Скоро Стив приедет, и вы познакомитесь.
  - Папа! - я тогда впервые повысила голос. - Я не твоя собственность! У меня есть свои симпатии и не хочу жить даже в семейной жизни по твоим указаниям, подсчетам.
  Я встала из-за стола и пошла к двери. Он позвал меня, и я резко обернулась на окрик. Длинные волосы цвета темного шоколада упали мне на плечи. Я была в ярости и чувствовала, что обладание покидает меня.
  - Ты сделаешь все, как я тебе сказал! - сквозь зубы угрожающе сказал папа. - А о своих симпатиях не переживай, я с ним поговорю.
  - Нет! - я выкрикнула. - Я уже не маленькая и сама буду решать с кем мне быть!
  Отец быстро приблизился ко мне и в порыве ярости схватил за руки, до боли стиснув их. Небольшого роста, он обладал недюжинной силой и был невероятно вспыльчив. Но я не показала своего страха. Я стояла и смотрела ему в глаза. Я ждала. Я давала понять, что меня не так просто сломать. Ведь все знали, что характером я пошла в папу.
  Он резко выпустил меня, оттолкнув к стене. Я смотрела на него, широко раскрыв свои карие глаза. Никогда прежде я не видела папу в таком состоянии. Казалось, он был готов убить меня.
  - Ты выйдешь замуж за Стива. - тихо проговорил папа, но в его голосе было столько угрозы, что я невольно съежилась. - А пока можешь и поразвлечься со своим адвокатиком. - вдруг совсем ласково, как когда-то, сказал он. - Набирайся опыта, милая.
  Этого ласкового голоса я испугалась еще больше. Я решила поговорить с мамой, но от нее поддержки я не нашла. Она сказала мне, что я должна сделать, так как говорит отец. Мне было больно. Я была в полном отчаянии и не знала, как поступить. В тот вечер я как на автомате вышла из дома. Мне нужно было с кем-то поговорить. Мне нужно было побыть с тем, кто меня любит и поймет. Ноги сами привели меня к дому Назара. Я всегда знала, где он живет, но ни разу не была у него дома. И стоя возле парадного, я не решалась к нему подняться. Я не знала дома он или нет. Мы не должны были, сегодня встретится, потому что я готовилась к сдаче модуля. Постояв немного, я поднялась на пятнадцатый этаж и подошла к двери с номером квартиры любимого. Я позвонила и стала ждать.
  Не прошло и минуты, как дверь открылась. На пороге стоял Назар. Он был тогда очень удивлен. Я попыталась скрыть свое состояние за улыбкой.
  - Привет. Я не вовремя?
  - Почему? - пропуская меня, удивился Назар. - Проходи, зайка. Я как раз хотел тебе позвонить и предложить прогуляться. - он поцеловал меня и внимательно заглянул в глаза. - Что-то случилось? Ты чем-то расстроена.
  Я была поражена, что ему так легко удалось меня раскусить. Назар вообще очень чутко чувствовал моё состояние, настроение и желание. Вот и сейчас он заметил.
  - Да, так с родителями поссорилась, а в частности с папой.
  - Ну, с родителями сориться нельзя.
  - Давай не будем сейчас о них. - я попросила его и села на диван.
  - Хорошо. - улыбнулся Назар и обнял меня прижав её к своей обнаженной груди. - Я скучал.
  Он знал, что это - то чего мне сейчас хотелось услышать и почувствовать. Я вздохнула легче и прижалась к нему.
  - Я тоже.
  - Как сдала экзамен?
  - Как всегда на пять. А у тебя как прошел день?
  - Ой, не спрашивай. Клиент просил подготовить брачный контракт с какими-то непонятными условиями. Я весь день был загружен. Давай лучше не о работе говорить.
  - А о чем? - я приподнялась немного и улыбнулась.
  Моля Бога, чтоб он не увидел, как на меня подействовали его слова о контракте. Отец и здесь поработал. Он все подстроил так, что я предаю Назара. Но как же мне было найти силы в себе и рассказать обо всем Назару.
  - О нас. - прошептал Назар и стал целовать меня очень нежно, но все сильнее прижимая к себе.
  Я тогда, как обезумела, чувствуя потребность быть к нему ближе. Я немного уперлась руками в его грудь и толкнула, так что Назар от неожиданности упал. Теперь он полулежал на диване и удивленно смотрел на меня. Я кокетливо улыбнулась и села сверху на него. Назар сразу посерьёзнел. Он понял, на что я намекала. Когда он хотел что-то сказать, я наклонилась к его уху и прошептала:
  - Я хочу, чтоб ты кое-что знал. - я многозначительно замолчала, давая возможность осмыслить происходящее. - Я очень тебя люблю.
  - Хорошая моя.... - протянул он и обнял меня. - Я тоже тебя люблю. Ты мой воздух и без тебя мне не жить.
  Его слова тупым ножом врезались в мое сердце, в мою душу. Мне было больно осознавать, что он мало сказал. В его глазах было больше, гораздо больше любви, потребности во мне. Он хотел, чтоб я была рядом и я это знала.
  - Поцелуй меня. - я прошептала и сама прижалась своими губами к его губам, только чтоб он не заметил слез в моих глазах.
  Это был какой-то отчаянный поцелуй, жадный, быстрый. Как будто мы не могли напиться. Назар немного остановил меня, задавая другой темп нашего поцелуя. Он опустил свои руки мне на ноги. Потом стал немного поглаживать, и я еще теснее прижалась к нему. Назар начал медленно поглаживать ножки и постепенно его руки оказались под юбкой на бедрах. К тому времени он не просто поглаживал, а уже сжимал их, заставляя меня тереться об него. Я, прекрасно понимая чего он хочет, устроилась поудобней. Назар сжал мои ягодицы, потом его большие пальцы проследовали до внутренней стороны бедра. Это вызвало у меня дрожь по всему телу, и изо рта вырвался стон.
  Назар продолжал ласкать такими же нежными движениями, время от времени как бы невзначай проводил пальцем по краю трусиков, а я прижималась еще сильнее. Не выдержав, он сдвинул их немного в сторону и прикоснулся большим пальцем к средоточию моего желания. Я ахнула и откинула голову назад, открыв для поцелуев шею. Назар ласкал все настойчивей, прижимался губами все сильней.
  Продолжая доводить меня до оргазма, он одной рукой расстегнул пуговицы на блузке и сразу же припал к груди обтянутой кружевным лифчиком. По моему телу прошла дрожь наслаждения. С губ то и дело срывались стоны, а он ловил их поцелуями, пытаясь вобрать в себя. Когда, наконец, я получила небольшую разрядку, Назар положил меня на диван и скинул с себя шорты, потом снял с меня трусики и лег сверху. Он снова стал целовать меня. Его ладонь сжимала грудь, а второй рукой он снова опустился в складочки между ног.
  К этому времени во мне уже вовсю бушевал огонь. Я инстинктивно расставила ноги шире, позволяя ему делать все что угодно. Назар вошел одним пальцем и стал медленно двигать, пока я не привыкла, потом вышел и вошел уже двумя пальцами. Я чувствовала, как мои мышцы плотно сжимали его пальцы.
  Когда я стала подходить к еще одной разрядке он, вытащив пальцы, стал потихоньку входить. Я обхватила его ногами и немного приподняла бедра. Мне не хотелось, чтоб он медлил, но сказать я ничего не могла. В моей голове был полный каламбур, а тело требовало ласки.
  Назар остановился у преграды и посмотрел в мои затуманенные, как и у него глаза.
  - Я люблю тебя. - прохрипел он, накрыл мои губы своими и одним толчком прервал мою защиту, затем замер, и уже через минуту начал двигаться.
  Когда все закончилось Назар, наказывающе поцеловал меня и лег сбоку, прижимая к себе. Мы все еще дышали часто, как после длительного бега. Он убрал прядь волос с моего лба и поцеловал, но уже ласково.
  - Больше так никогда не делай, соблазнительца. - с укором сказал Назар.
  Я подняла голову и посмотрела на него. Я не знала, как отреагировать на его слова. Не знала....
  - Почему? Тебе не....
  - Глупая, это было отлично. Просто фейерверк. Но все должно было быть не так.
  - А как?
  - Во-первых, мы должны были быть не на сложенном узком диване, а на разложенном. Во-вторых, я тебя не раздел. - он ласково улыбнулся. - Ты меня довела до такого состояния, что мыслить ни, о чем я уже не мог.
  - Мы можем все исправить. - я быстро ответила и стащила с себя блузку, потом юбку.
  Когда я хотела снять лифчик, Назар остановил меня и покачал головой.
  - Я сам... и не здесь.
  - А где?
  - В ванной.
  - Где? - я почувствовала как мои щеки стали пунцовыми, и это развеселило его.
  - Идем нам нужно смыть твою....
  Когда Назар замолчал и посмотрел на мою плоть, я проследила за его взглядом. На внутренней стороне бедра было небольшое пятно темно коричневого цвета с красноватым оттенком.
  - Блин. - простонала я, прикрывшись юбкой. - Ты знал?
  - Конечно. - вставая ответил Назар и поднял меня на руки.
  Это была волшебная ночь. И я провела её в постели с любимым мужчиной. Зная, что скоро все закончится и может быть он меня возненавидит, я решила каждый миг хотя бы этой ночью провести с ним.
  Я хотела рассказать Назару утром все, но проснувшись в его объятиях, я поняла, что не смогу. Нужно было сначала переговорить с папой, и если он не переменит своего решения, я хотела сбежать из дома.
  Так тихо выбравшись с постели, я оделась и поцеловала Назара. Приехав домой, я не застала никого там, только записка, что завтрак на столе. Я сразу же поняла, что родители знали, где я. Мне стало от этого дурно. Это означало, что за мной следили.
  Наскоро приняв душ и переодевшись, я поехала прямиком к папе на работу. У него было совещание, но мне было все равно. Я ворвалась в кабинет и с порога сказала:
  - С какой это стати ты за мной следишь? Я что уже не могу нормально развлечься напоследок?
  Я заметила, как сверкнули в злости глаза отца, но отступать было поздно. Я все-таки развернулась и вышла из конференц-зала, бросив, что подожду его в кабинете.
  Я пыталась успокоиться. Но ничего не выходило. Я то и дело меряла шагами кабинет и придумывала, что бы могла сказать и с чего начать. Время тянулось слишком медленно. Когда отец вошел в кабинет, он молча прошел к своему столу, как будто меня здесь не было. Сначала я стояла, не зная, что и сказать. Папа что-то печатал на компе, а потом позвонил своему адвокату. По разговору я поняла, что это новый адвокат, более опытный.
  Когда он положил трубку, я уже вся кипела.
  - Папа, я хорошо обдумала твое предложение. - начала я, стараясь говорить спокойно. - Но вынуждена отказаться. Я не вижу выгоды для себя. Да и не хочу.
  - Это не важно. - устало ответил отец и я оторопела.
  - Как?
  - Контракт почти готов. Я говорил со своим адвокатом. Вчера вечером звонил Стив. Он прилетает через два дня. - он помолчал, и когда посмотрел на меня, я поняла, что падаю в пропасть. - У тебя, дочь, есть всего два дня, чтоб разорвать какие либо отношения со своим любовником. Стив не потерпит такого отношения к себе.
  - Но...
  - Никаких но! Я все сказал, через месяц ты выйдешь замуж и улетишь в свой новый дом.
  - Я не хочу.
  - Это важно для меня. Его деньги мне очень нужны, а ты можешь сделать так, что я их получу.
  - Можно что-то придумать другое.
  - Нет. Стив поставил такое условие.
  - Папа, это же не средневековье и я имею право выбора.
  - Все твои права - подчинятся родителям и потом мужу! - ударил по столу кулаком. - Ты глупая девчонка! Я предоставляю тебе жизнь богатой светской девы, а ты ломаешься. Ты спасибо должна сказать! Пойми, ты ни дня не будешь нуждаться в деньгах. У тебя будет полный дом слуг, и все что тебе нужно будет делать, это спать со своим мужем. Ты получишь все, чего хочешь, даже за образование не переживай. Стив уже все подготовил, ты окончишь Оксфордский университет, плюс он тебе купит ту машину, какую ты захочешь.
  Я стояла и слушала, как отец пытается меня подкупить. Мне на это было наплевать, но я была настолько потрясена, что не говорила ни слова. Просто стояла и смотрела на отца, родного отца, который готов продать свою единственную дочь ради каких-то денег. Продать и не задуматься о том, как она будет там жить. Он ведь совсем не знает этого Стива.
  Я стояла и думала, как это все рассказать Назару и как он отреагирует. Я не могла понять, что мне делать, плакать или смеяться. Только вот смех был бы истерический, поэтому я просто стояла как каменная статуя и смотрела на отца. Потом медленно повернулась и стала смотреть в окно.
  - За сколько ты меня продал? - спокойно спросила я спустя какое-то время.
  - Это не имеет значения.
  - Не имеет. - повторила я и издала смешок. - Значит за копейки.
  Я снова повернулась к отцу и посмотрела на него пустыми глазами.
  - Ты меня предал и я тебе никогда не прощу это. - тихо проговорила я, выговаривая каждое слово. - Я не выйду замуж за Стива. Я поговорю с Назаром и он мне поможет.
  - Он этого не сделает.
  Но мне было уже все равно, что он говорил, я повернулась к двери и вышла. Как только я закрыла за собой дверь и повернула голову, увидела Назара входящего в приемную. При виде Назара я растерялась сначала, а потом улыбнулась.
  - Привет. - подойдя, я поцеловала его.
  - Привет. Что ты здесь делаешь? - спросил Назар и я видела его удивление.
  - К папе заходила. - улыбнулась я, понимая что улыбка фальшивая. - А ты?
  - К клиенту приехал. - ответил он и в этот момент дверь в кабинет открылась и на пороге показался Александр - мой отец. - Мне надо идти. Я позвоню позже.
  Это был последний раз, что я видела его ласковым, любящим. Вечером, как и весь день от Назара не поступило звонка. Я звонила и не раз, но он не отвечал. Так продолжалось несколько дней. Я не понимала, что происходит, но потом вдруг догадалась, что отец постарался. Я даже приходила к Назару домой, но он не открывал. Боль была невыносимой. И утолить её не могло ничего.
  Я понимала, что теряю его, понимала, что нужно было в тот вечер сказать все. Но сейчас поздно. Решив последний раз достучаться до него, я узнала у секретаря отца, когда должен был приехать адвокат и спустя неделю, когда Назар снова приехал, я ждала его в приемной. Я сразу же вскочила с кресла и практически подбежала к нему. Но Назар отстранился от меня и не позволил прикоснуться к нему.
  - Назар, что происходит? - я расстроенно спросила. - Тебе что-то сказал отец? Он тебе угрожал или...
  - Ш-ш-ш. Никто мне не угрожал. - холодно сказал он и процедил сквозь зубы. - Перестань мне названивать.
  - Почему? Что произошло? - недоумевая, спрашивала я.
  Мне было больно слышать от него эти слова, этим ужасным тоном, каким он еще ни разу не говорил со мной.
  - Скажем так, я получил то, что от тебя надо было. - с холодной ухмылкой медленно проговорил Назар с расстановкой на каждом слове. - Спасибо, но больше в тебе я не нуждаюсь.
  - Значит ты только....
  - Да, милая. Мне нужен от тебя только секс, но ты же недотрога у нас. - услышав эти слова, я посмотрела на него полными от слез глазами. - Я даже и не представлял, что мне понадобится столько времени, чтоб затащить тебя в постель.
   Я не знала, что сказать. У меня было такое чувство, что меня просто растоптали, вытерли об меня ноги и, переступив, пошли дальше. Мы смотрели друг другу в глаза. Я видела, что его лицо, как непроницаемая маска, скрывающая его эмоции. Мне не хотелось верить, что на самом деле все так и было.
  - Плакать не надо. - грубо сказал Назар и обошел меня, чтоб не смотреть, как я вытираю глаза.
  - Не буду. - тихо сказала я, смотря ему в спину. - Спасибо за все.
  Назар остановился и, повернувшись с холодной улыбкой, сказал с легким поклоном.
  - Всегда к вашим услугам, мадмуазель. - помолчав, он сказал. - Если захочешь развлечься, лучше поищи кого-то другого и не тяни время сразу ложись с ним в постель. Ты способная девушка.
  - Не говори так. - прошептала я, чувствуя как сердце разрывается от дикой боли. - Ты же знаешь, что я ....
  - Конечно, знаю, что ты решила именно меня сделать первым. Я польщен. - он посмотрел на дверь в кабинет Александра (после того дня я своего отца только так и называю). - А сейчас извини, я должен идти.
  - Ты же говорил, что любишь меня. - когда он повернул ручку, вырвалось у меня. - Это была ложь.
  Назар посмотрел на меня, и на этот раз его самообладание дало трещину, и в глазах вспыхнула боль. Не знаю почему, но увидев боль в его глазах, я почувствовала, что лучик надежды поникает сквозь грозовые тучи. Назар медленно, очень медленно отпустил ручку двери и подошел ко мне.
  Он провел пальцем по мокрой от слез щеке, по губам дрожащим. Я сдерживалась, чтоб не расплакаться у него на глазах и он это видел. Назар взял мое лицо в свои ладони и заглянул в глаза.
  - Запомни, все, что я говорил в ту ночь, я говорил только одной девушке. Тебе! - тихо сказал он. - Я не могу отрицать, что слишком увлекся тобой. Это было бы ложью, а самому себе я не привык врать. - он легко прикоснулся к моим губам. - Нам лучше расстаться сейчас. Так будет лучше и для тебя, и для меня.
  - Но почему?
  - Потому что ты тоже увлеклась своими играми, хорошая моя. - усмехнулся он.
  - Я не играла. Я люблю тебя.
  - Ты через месяц выходишь замуж. Если ты любишь меня, как можешь обманывать меня? Как можешь соединить свою жизнь с другим?
  - Я хотела все тебе рассказать, но ты не отвечал на мои звонки. Поверь, я тоже только тогда узнала об этом.... Я скажу папе, что не выйду замуж ни за кого кроме тебя. - прошептала в надежде, что Назар согласится со мной.
  - Пойми глупая, мне нечего тебе предложить! - его вдруг взяла злость. - Да и не хочу я этого. Ты не нужна мне! Понимаешь? Не нужна! Назар резко отстранился от меня и вошел в кабинет.
  Я стояла и смотрела на закрытую дверь. Его слова били меня, как пощечина. Но главное то, что он все-таки любит меня. Значит еще не все потеряно. А то, что он сказал, что я не нужна ему - он врал. Врал мне, себе, миру.
  Я ждала его, когда он вышел. Назар молча, как-бы не замечая меня, прошел мимо и быстро стал спускаться по ступенькам. Он знал, что я иду следом. На улице он сел на свой байк, и стал надевать шлем. Я молча села сзади и обняла его. Назар замер, потом повернул ко мне голову.
  - Последний раз подвези меня до дома. - спокойно сказала я, прижимаясь к нему и отказываясь под каким либо предлогом отпускать его.
  Назар махнул головой и повернул ключ зажигания. Но он не сразу повез меня домой. Как обычно Назар сделал несколько кругов по району и только потом остановился у подъезда. Я продолжала сидеть, прижимаясь к нему. Назар снял шлем и опустил голову. Я держала его, очень крепко скрестив свои пальцы в замок. Я уже не могла сдерживать слез, не могла противиться той боли, что разрывала меня на части. Я плакала, сдерживая рыдания.
  - Мне пора ехать. - хриплым шепотом сказал Назар и я махнула головой, но не слезла с байка. - Валерия, мне действительно пора.
  Он впервые назвал меня полным именем. Это подействовало на меня, как ведро воды. Я медленно опустила руки, потом слезла и встала, глядя на него заплаканными глазами. А потом резко потянулась к нему и прижалась своими губами к его. Назар не смог остаться безучастным и ответил на поцелуй, отдавая всю свою любовь с этим последним поцелуем.
  Я знала, что это последний, прощальный поцелуй, который разделит нас навсегда, если он не будет за меня бороться. Господи, я же готова была головой об стену биться, кричать на весь мир, проклиная всех. Когда я встретила человека и полюбила его всем сердцем, душой, у меня его отняли. Вырвали из моего сердца живьем.
  - Я хочу чтоб ты знал, я буду любить тебя всегда. - прошептала я через минуту ему на ухо. - Я прощу тебя, если ты передумаешь.
  - Лера, я не передумаю.
  - Тебе просто стоит только прийти ко мне и сказать, что любишь и готов бороться за меня. - не слушая его шептала я. - Просто сказать, что я нужна тебе.
  - Лера! - он оттолкнул меня от себя с такой силой, что я отошла на несколько шагов и пошатнулась, но не упала. - Мы провели отличную ночь. Все, пойми, это конец! У меня есть девушка, вернее невеста. Она уехала в Питер, и я, закончив дела, тоже вылетаю туда. Мне не нужна сопливая девчонка. Прощай!
  И Назар уехал. А я продолжала смотреть ему в след, вбирая в себя каждое его слово сказанное сейчас. Сердце замедлило свое биение. Потом остановилось на мгновение, и начало биться очень тихо и слабо. Я перестала в этот день жить. Из меня просто вырвали жизнь. Я стала похожа на свою тень, лицо осунувшееся и бледное. Сама похудела очень, перестала обращать внимание на окружающих. Часто сидела взаперти в своей комнате, не отвечая ни на звонки, ни на стук в дверь.
  Я не хотела ни с кем общаться, ничего объяснять и говорить. Мне не хотелось есть, от одного запаха еды меня выворачивало на изнанку. Я потеряла ко всему интерес. Я больше ему не звонила, зная, что он не ответит. Но каждый раз смотрела на звонящий телефон и хотела увидеть фото того, кто забрал с собой мое сердце. Было такое чувство, что жизнь закончилась. Осталось просто жалкое существование. И ей предстоит так жить всю оставшуюся жизнь.
  В полусознательном состоянии я провела целый месяц. Несколько раз в неделю я встречалась со Стивом, разговаривала с ним через переводчика, хотя прекрасно знала английский. Но все равно в основном говорил Стив, а я нехотя отстранено отвечала. Но все время я проводила у себя в комнате, сжавшись в комочек на кровати. Я часто смотрела в одну точку и не о чем не думала. Казалось, время остановилось.
  Когда настал день подписания контракта, я, конечно же, забыла о нем совсем, у меня не было сил встать с кровати. Малейшее движение вызывало адскую боль во всем теле. Так я и лежала, когда приехал Стив. Отец сказал, что я приболела, на этом вопросы закончились. Через некоторое время, я услышала звонок в дверь и заставила себя встать. Нужно было хоть что-то съесть, потому что я чувствовала, что не доживу и до вечера.
  Я медленно, держась за кровать, потом за кресло, подошла к двери и открыла её. По всему телу вмиг пробежали мурашки, и я ощутила, как изменился воздух в квартире. Переступив порог комнаты, я увидела Назара.
  Увидев его, я побледнела и схватилась за косяк двери, чтоб не упасть. Первыми моими мыслями было, что он приехал ко мне, забрать меня из логова драконов. Но я ошиблась, Назар усмехнулся и повернулся, чтоб войти к гостиную.
  - Только в обморок не падай. - холодно сказал он и пошел здороваться с клиентом.
  После этих слов я почувствовала, как силы меня покинули, и я медленно стала сползать на пол. В чувство меня привела мама, но я не сразу её узнала. Впервые на её лице я увидела чувства озабоченности и сочувствия.
  Мама.... Это же самый родной человек для ребенка. Как она может предать свою кровиночку, свое дитя? Оказывается, может.
  Я стиснула зубы, собрав все силы, и оттолкнула её руки. Потом глубоко вздохнув, я встала и, опираясь об стену, пошла в ванную. Посмотрев на себя в зеркало, я испугалась своего отражения, если это можно было назвать отражением. Я включила холодную воду и опустила под струи воды руки. Я не чувствовала холода, еще один признак того, что я не жива. Я знала, что потихоньку умираю.
  Но потом что-то во мне взбунтовалось. Я почувствовала злость и ненависть ко всем присутствующим в комнате. Я умылась, потом еще раз и выключила воду. Вытерев лицо, я распустила волосы и расчесала их.
  Глубоко вздохнув, я вошла в гостиную с высоко поднятой головой, расправленными плечами. Назар не смог скрыть своего восхищения тому, как я держалась. Я видела, что наш короткий роман поколебал и его. Темные круги под глазами, морщинки на молодом лице. Что-то в наших отношениях было. И это не только любовь. Это что-то большее. Какая-то духовная связь. Как будто мы венчанные небесами.
  Я видела, как он опустил голову, делая вид, что еще раз проверяет документы. Потом он передал их адвокату жениха. Все проходило в полной тишине. Назар поднял глаза и встретился с моим взглядом. Я не скрывала свою любовь к нему, понимание и смирение. Я видела, как по его скулам заходили желваки. Я смотрела только на него, не обращая внимания на присутствующих. Руки мои были сжаты в кулаки и опущены на колени. Я ждала свой приговор.
  Я не плакала, но в моих глазах каждый мог увидеть боль. Назар её тоже заметил. Боль становилась невыносимой, а дело продвигалось с такой медлительностью.
  - Ну, что здесь все в порядке. - сказал, наконец, адвокат. - Вы проделали отличную работу, коллега.
  Потом 'жених' улыбнулся и протянул руку мне, но я сидела не двигаясь. Я все еще смотрела на Назара. Потом слабо улыбнулась и положила дрожащие пальчики на ладонь Стива. Стивен Мартин Кроуз - так звали моего жениха - надел на палец кольцо и поцеловал пальчики. Затем адвокат протянул ему ручку и контракт. Стив подписал и передал мне, но я колебалась. Я смотрела на исписанные листки и держала в дрожащей руке ручку.
  Я не видела слов, все расплывалось пред глазами. Голова снова начала кружиться, и я молилась, чтоб не упасть в обморок перед всеми. Я подняла глаза и посмотрела с мольбой на Назара. Он в это время не отрывал взгляда от моей руки, которой я держала ручку. Потом он медленно поднял глаза и встретился с моим немигающим взглядом. Я смотрела на него, как бы давая ему последний шанс. Как бы бросала вызов.
  Борись за меня! - говорила я глазами. - Одно твое слово и я твоя!
  Назар чуть видно покачал отрицательно головой.
  - Валерия, что-то не так? - спросил отец. - Почему ты не подписываешь его.
  Я холодно улыбнулась и посмотрела на папу пустыми глазами. Что мне ответить ему? Что я ищу любой предлог, чтоб поговорить с Назаром. Чтоб в последний раз услышать такой любимый голос, заглянуть в любимые глаза.
  - Я хотела бы узнать у твоего адвоката, есть ли выгода для меня в этом брачном контракте. - сказала я и снова перевела взгляд на Назара.
  - Я предусмотрел, чтоб выгоду получили обе стороны. На третьей странице все указано, можете прочитать. - спокойно сказал Назар.
  О, я знала, что это было показное спокойствие. Об этом сказали его глаза, в которых промелькнуло, что-то умоляющее отпустить его.
  - Я хочу, чтоб вы сами мне сказали. - настаивала я, а в моем голосе проскакивала злость.
  - Вы закончите учебу, можете заниматься всем, что вашей душе угодно, кроме измены. Ежемесячное содержание - это значит, что вы будете получать определенную сумму для своих нужд. В случае развода вы не будете лишены содержания, при условии, если будете жить в его стране, до того пока не выйдете снова замуж.
  - А дети? - спросила я. - Мой ребенок с кем останется в случае развода. Глаза Назара вспыхнули.
  - Дети останутся с вами. - практически шепотом ответил Назар. - И на них в банке будет открыт счет. Еще все движимое и недвижимое имущество, которое будет приобретено на ваше имя, останется вашим. Вы можете только детям его переписать. Что еще вас интересует?
  - Если я правильно поняла, то мне нельзя выезжать из страны.
  - Да. Еще вы должны оборвать все связи, кроме родителей.
  - А когда же я могу хотя бы в гости приехать?
  - Никогда, пока ваш муж жив или вы не выйдете за другого.
  - А если я изменю своему мужу? - спросила я и в комнате повисла тишина.
  - Дура ты. - тихо сказал Назар и покачал головой. - Подписывай этот чертов контракт или я сам возьму твою руку и....
  - Это будет незаконно. - повысила голос я, не обращая внимания на присутствующих. - Ты помаешь, что это конец. Ты меня больше не увидишь.
  - Это и к лучшему. - холодно сказал Назар и я побледнела. - Пожалуйста. - одними губами сказал он. - Сделай так, как тебе велят, и хватит капризничать, как маленькая девочка.
  Я махнула головой и посмотрела с улыбкой на Стива, который слушал переводчика и хмурился. Он сказал, что не хочет насильно заставлять меня выходить за него замуж, но я заверила его на хорошем английском, что все в порядке, просто у меня предсвадебная лихорадка. Стив улыбнулся и взял мою руку в свою....
  Боже, как же было тяжело скрыть боль. Как было тяжело смотреть на уходящего Назара, понимая, что вижу его, может быть последний раз и, не имея возможности обнять. Я снова закрылась у себя в комнате и не выходила от туда несколько дней. Потом пришла мама и сказала, что планы изменились, и я улетаю завтра вечером.
  А потом я позвонила Назару.... Я не знала, ответит он или нет, и не знала, что сказать, но когда он ответил.... Я сказала, что хочу попрощаться, потому что сегодня улетаю. Назар молчал, и я тогда сказала, что никогда его не забуду и, что со мной останется частичка его. Сказала, что придет время, и мы встретимся еще. Я сказала так, потому что хотела этого. Назар не произнес ни слова, и я отключилась, сказав, что приехала машина. Перед отъездом я напилась успокоительного и спустилась вниз, ни разу не посмотрев на родителей, которые шли следом. Они стали для меня чужими с той самой минуты как я поставила свою подпись на контракте. В машине Стив не говорил ни слова. Наверное, он понимал, что меньше всего мне сейчас хотелось говорить. Мы ехали не спеша, как будто катались по городу. Когда выехали на трассу, шофер прибавил скорость. Я смотрела в окно, запоминая, родные места, чувствуя воздух. Я не знала, когда у меня будет возможность еще раз приехать сюда. Может быть никогда.
  Потом я почувствовала что-то новое в атмосфере. Это было как наваждение. Я резко повернулась и посмотрела в заднее окно. По трассе мчал байк, догоняя нас. Я невольно улыбнулась. В моей душе зародилась надежда, что Назар скажет то, что я хочу услышать.
  Но что-то пошло не так. Я видела, как он обогнал нас. Как фарами приказал остановиться.... А потом, он сдал резко в сторону. Что-то случилось с управлением.... У меня началась настоящая истерика, я думала, что сойду с ума, когда Назар перелетел через байк, и кувырком покатился по траве, а байк врезался в столб.
  Я молила Стива остановить машину, просила помочь ему, но тот отрицательно качал головой и говорил, что у нас самолет. Я вызвала скорую помощь, но знала, что могло быть уже поздно.
  Садясь в самолет, я знала, что буду вечно помнить о нем и буду всегда его любить. А мои дети узнают о моей любви. Потому что такое редко повторяется. Мне кажется что только 'обраним' дают шанс любить такой любовью. Только некоторым дано дышать любимым, чувствовать каждое его состояние души, читать его мысли. И вот меня Бог наградил этой любовью, но потом безжалостно забрал. Может я оступилась где-то? Может оказавший у развилки я выбрала не ту дорогу? В моей голове столько 'может', что просто не знаешь, как реагировать на все случившееся.
  
  Глава 3.
  
  Холод. Иногда радуешься и морозу. Утро я встретила с улыбкой. Моя маленькая принцесса будила меня поцелуем и щекоткой. Я долго притворялась спящей, но потом схватила доцю и стала её щекотать. Позже мы наперегонки побежали в ванную умываться. Конечно же, я дала ей возможность выиграть. Мне нравится смотреть, как блестят счастьем и победой её лисьи глазки. Они с самого рождения искрились озорством и умом одновременно. Но я не удивлялась, только улыбалась и продолжала наблюдать, как она растет.
  Конечно, Софи не хватает мужского внимания, но с этим я ничего не могу сделать. Да, мне грустно, что дочь растет без отца, но ничего, скоро она пойдет в школу и будет общаться с мальчиками, а там гляди, я решусь еще раз выйти замуж. Но на этот раз по своему желанию и выбору.
  Вспомнив, что нам сегодня ехать в бассейн, я решила заплести волосы дочери в веночек. Позже мы посидим в кафе и сходим на мультфильм.
  - С поп-корном? - молящими глазами посмотрела на меня Софи, и я не удержалась от смешка.
  - Хорошо, принцесса. - я поцеловала её в макушку. - Беги завтракать будем.
  - Я намажу тосты джемом. - крикнула Софи выбегая из комнаты.
  Я застелила в это время постель и оделась сама. Софи очень любила на кухне хозяйничать, и я была рада этому, потому что сама долгое время даже не подходила к плите, а когда вышла замуж, то и нужды не было самой готовить.
  Вот так в основном мы проводим утро, с улыбкой и смехом умываемся, завтракаем и идем на прогулку. Если в этот день не назначено на утро ничего другого, мы играем у нас в саду, а потом обедаем, и доченька ложится отдыхать, а я закрываюсь у себя в кабинете и работаю над книгой. Позже приходит няня и проводит с Софи еще несколько часов. Конечно, ей не нужны няньки, но все же для подстраховки я не рискнула бы оставить её одну дома, особенно, когда еду в издательство.
  Моей доченьке пять с половиной лет. Но на свои года она развита больше, чем её сверстники. В полтора года Софи уже рассказывала с выражением стихи, выговаривая полностью все буквы, рисовала природу, как рисуют дети намного старше её.
  В четыре мы уже ходили на аэробику или спортивные танцы и в бассейн. Софи знала уже весь алфавит на английском и украинском языках. В пять мой ребенок заявил, что хочет изучать биологию и астрономию. В это время она уже могла читать и писать, только печатными буквами.
  Я могу с гордостью сказать, что Софи очень одаренная девочка. На свой день рождения она попросила меня подарить ей телескоп. Сейчас она задает вопросов больше на подобии 'Сколько дней в году?', или 'Знаю ли я, что такое Солнце?'. А на днях я просто не знала, как ей правильно ответить, когда она спросила меня, для чего нужна жизнь на Земле. Я совершенно не была готова к такого рода вопросам. Тогда мы оставили этот вопрос без ответа.
  Еще у нее очень не девичье увлечение, Софи любит машины и мотоциклы. Особенно ей нравятся байки и квадроциклы. Я только удивляюсь её разнообразию в увлечениях.
  - Мамочка, когда я стану старше, подари мне байк, белый.
  - Почему именно белый? - спросила я, удивленная её заявлением. - Ты же говорила, что тебе нравится желтый цвет.
  - Да, говорила, но это не значит, что мне не может нравиться другой цвет. - надевая шапочку для купания говорила Софи.
  - Тебе могут нравиться все цвета радуги.
  - Ну вот, я хочу белый. - серьезно сказала дочь. - Мне приснилось, как ты ехала на белом байке.
  Я уставилась на дочь, как на какое-то чудо. Мне стало не по себе от упоминания о моем прошлом. Я не хотела вспоминать о нем, не хотела разбередить и так ели затянувшуюся рану.
  Сегодня в бассейне было больше людей, чем обычно. Хотя, что здесь удивительного, с каждым годом родители все больше желают привозить своих чад в бассейн.
  Я села на лавочку и стала наблюдать за дочкой и её инструктором. Софи очень внимательно слушала и старательно выполняла указания. Сегодня она училась нырять и держаться под водой как можно дольше, а так же как вести себя на воде и не впадать в панику, если под ногами не окажется дна.
  Я улыбалась. Софи была слишком сосредоточенной, я бы сказала, что она напряжена. И почему она не хочет бездельничать, как многие дети в её возрасте? Конечно, став старше она может резко все это бросить и увлечься чем нибудь более легким или совсем не будет ни, чем увлекаться.
  Вскоре я обратила внимание на мальчика. Он был вроде бы одного возраста с Софи. Мальчик в свои года выглядел просто красавцем. Окружающим приходится гадать, каким сердцеедом он будет, когда вырастет.
  Какого цвета волосы я не видела, но судя по бровям, он был брюнетом. А его внимательные голубые глаза, казалось, видят насквозь. Телосложение было стройное, я бы сказала подтянутое. Не парень, а мечта всех девушек. Потом я увидела копию, этого мальчика. Но разница была в том, что волосы его были каштановыми, а глаза зелеными. Я даже залюбовалась ими. С одной стороны они очень похожи. Но если поставить их вместе можно играть в игру 'Найди отличия'. Я посмотрела еще на трех деток. Одному ребеночку было год от силы, и с ним в бассейне была мама, второму было три-четыре годика. На него надели надувные рукава. Сразу видно, что мальчик только учиться плавать. А вот девочка, проплывшая мимо него, лет семи, отлично плывет брасом. Я сразу поняла, что она занимается профессионально.
  И тут-то меня отвлек низкий обволакивающий мужской голос. Мужчина говорил с девочкой. Держа её на руках. Мне не нужно было выглядывать из-за своего убежища, чтоб убедится, кто он. Мои мурашки на руках говорят сами за себя. Но я все-таки выглянула и посмотрела на них. Девочка была лет трех - четырех, в шапочке и красивом розовом купальнике, а её серые глаза смотрели в воду с опаской. Мужчина её успокаивал.
  - Хорошая моя, ты не можешь бояться. Смотри Даня и Лев плавают, беги к ним. - он поставил малышку на пол и подтолкнул, но девчушка обхватила его упругую ногу мертвой хваткой.
  - Нет! - завопила она.
  Я судорожно вздохнула. Не было никакого сомнения, что это не его дочь. Они похожи, не очень, но похожи. Особенно глаза. Я сглотнула ком, застрявший в горле. Значит, тогда он говорил правду, его ждала невеста, а я была просто для развлечения.
  Я заставила себя улыбнуться. Я знаю, что переживу и это, как пережила его гибель и наше расставание. Мне есть ради кого жить, дышать, любить. Мне есть для кого быть сильной и не раскисать, как тогда. Больше меня не сломать. Я уже сломлена, но еще живу. Ради доченьки живу и дышу.
  Задумавшись, я даже не заметила, как Софи проскользнула мимо меня и подошла к папе и его дочке. И, что её туда потянуло? Инструктор разрешила отдохнуть, но она всегда бежала ко мне и рассказывала о том, чему научилась. Но сейчас она остановилась перед девочкой и внимательно на нее посмотрела.
  - Привет. - я прислушалась, как с акцентом говорит моя дочь девочке, которая все еще крепко держалась за ногу своего папы. - Меня зовут Софи. А тебя как?
  Девочка не ответила и спрятала лицо.
  - Ты стесняешься или боишься? - спрашивала Софи. - Я тоже сначала боялась, но мама показала, что это совсем не страшно. Хочешь, я тебе скажу, что мне мама говорила?
  - Нет. - сказала надувшись девочка.
  Мужчина присел на корточки и посмотрел на мою доченьку таким внимательным взглядом, что я задержала дыхание. Софи тоже обратила внимание на него. Она глядела с любопытством и, как всегда, немного наклонила голову набок.
  - Её зовут Даша. - ответил мужчина. - Просто Дашенька стесняется.
  - Понятно. - махнула головой Софи с серьезным видом и немного нахмурилась. - Мама говорит, что нет нужды, стеснятся, потому что из-за своей стеснительности можно потерять что-то важное, например, друзей. - моя доченька повернулась к девочке и улыбнулась самой ангельской улыбкой. - Ты знаешь, мама говорит, что в этом бассейне даже мышонок не утонет. К тому же у тебя будет спасательный жилет. - она придвинулась к ней ближе, и как бы доверительно понизив голос сказала. - А еще мама сказала, что ангел-хранитель всегда с нами и он будет поддерживать тебя над водой все время.
  - Да? - я заметила, как девочка заинтересовалась. - Все время?
  - Да. - утвердительно ответила Софи и я улыбнулась. - Только ты должна быть внимательной и слушать, что тебе говорит тетя. И если нечаянно наберешь в рот воды, нужно её выплюнуть.
  Софи говорила быстро и я понимала, что она просто заговаривает девочку. И ей это удалось. Даша подошла к краю бассейна и протянула инструктору руки. Софи удовлетворенно улыбнулась и снова посмотрела на мужчину.
  - Вот так надо с детьми общаться. - вздохнула она и он засмеялся.
  - Это мама тоже тебе говорит? - спросил он.
  - Нет, это мое собственное мнение. - Софи махнула рукой, и я сама чуть не засмеялась. - А мама говорит, что я еще слишком маленькая, чтоб знать о воспитании ребенка.
  - А сколько тебе лет?
  - Мне почти шесть лет. - гордо подняв голову ответила моя дочь, а потом озорно сощурила глаза и прошептала. - Ну, по крайней мере, будет в двадцать пятого мая.
  Я посмотрела на мужчину. Он улыбался моей дочери той самой улыбкой, что я раньше так любила. И смотрел на нее с восхищением, как когда-то смотрел на меня.
  - А вы так и не представились. - с укором сказала Софи.
  - Я - Назар. - он протянул руку дочке. - Очень приятно с тобой познакомится.
  - И мне. - улыбнулась Софи и пожала его руку.
  - Я слышу, ты говоришь с акцентом. Вы давно живете здесь?
  - Вообще я не должна говорить с незнакомыми людьми. - спокойно ответила она и посмотрела в мою сторону. - Мы приехали почти два года назад из Нью-Йорка. Это была мамина прихоть.
  - А тебе здесь нравится?
  - Да. Мама была права, когда говорила, что здесь очень красиво.
  - А папе здесь нравится? - осторожно спросил Назар.
  - Не знаю. У меня нет папы. - серьезно ответила Софи и увидев вопрос в глазах, сказала. - Он погиб, когда я была еще совсем маленькой у мамы в животике.
  - Погиб? - нахмурил брови Назар. - Как?
  - Не знаю. - пожала плечами Софи. - Мама говорит, что это она виновата, она его убила.
  - Это она тебе такое сказала? - приподнял удивленно брови он.
  - Нет, конечно. Я прочитала в её дневнике. Я ведь должна была узнать о своем папе?! Мама только написала, как испугалась, когда Стив упал с лестницы.
  - Стив.... - протянул Назар и нахмурился. - А какая твоя фамилия?
  - Софи Валери Кроуз.
  - Софи, а с кем ты сюда пришла? - он стал смотреть по сторонам, но я успела спрятаться.
  - С мамой. - улыбнулась доця, а потом сказала: - Хоть мама и писала, что мой папа умер, я в это не верю.
  - Почему?
  - Потому что человек не может.... В общем, мама ни, в чем не виновата и, скорее всего, он просто для нее умер, но не для мира.
  - Тебе точно пять лет?
  - Да! - уже отходя, сказала Софи. - Мама тоже считает, что я слишком много читаю философию.
  Когда дочь ушла, он долго смотрел ей вслед, а потом стал искать меня глазами, но я успела выйти в раздевалку, а оттуда спрятаться в туалете. Я прислонилась к стене и закрыла глаза. Боль и страх вернулись. Я снова видела, как Назар летит на бровку и катится. Я думала, что он погиб. Во мне тогда что-то оборвалось, как будто частичка меня умерла.
  Понимая, что долго здесь сидеть не возможно, я привела себя в порядок и вышла из туалета. В раздевалке уже собирались дети и их родители. Но я знала, что Софи будет еще некоторое время плавать. Так было всегда.
  Я, гордо подняв голову, прошла мимо и вошла в зал. Я видела его, видела, как он смотрел на меня. Какой же надо было быть дурой, чтоб не подумать о том, что он мог запомнить фамилию Стива. Сердце набирало бешеный ритм, и я стала медленно глубоко вдыхать и выдыхать воздух, но ничего не помогало. Взяв полотенце, я приготовилась ловить дочь. Мы всегда с ней играли так.
  Переодевшись после душа, мы отправились в кафе. Я думала, что за обедом немного успокоюсь. С дочкой я не говорила о её новом знакомом, да и она тоже молчала. Наверное, как и всегда остро чувствовала мое внутренне состояние.
  Мы сели за стол и сделали заказ. В этот раз я заказала роллы, а дочь суп из морепродуктов. Мы ждали заказ, попивая чай.
  - Сегодня погуляешь немного одна. - сказала я.
  - Светы не будет? - удивилась Софи.
  - Нет. Она завтра приедет на целый день. - ответила я делая глоток чая.
  - А тебе обязательно сегодня писать? - тихо спросила дочь. - Мы бы могли во дворе снеговика построить и в снежки поиграть, а позже в эрудит.
  Я поставила локоть на стол и подперла ладошкой голову. Внимательно глядя на доченьку, я видела, что все-таки она не так и повзрослела. Сейчас больше всего она была похожа на маленькую девочку, которой больше всего на свете нужно внимание мамы. Я улыбнулась ей и щелкнула её по носу.
  - Уговорила. - наконец сказала я. - Сегодня у меня будет выходной.
  Ну, по крайней мере, до девяти часов, подумала я. В это время доченька ложиться спать, а я смогу в тишине закончить главу.
  Софи мне радостно улыбнулась, а в её глазах, как всегда, загорелось озорство. Как же я люблю смотреть в эти глаза, на это маленькое личико. Я её так сильно люблю, что стоит подумать об этом, слезы наворачиваются на глаза, но это от счастья.
  В другом конце кафешки, я услышала смех детей и невольно посмотрела туда, все еще улыбаясь. Но вместо этого встретилась с серебристыми глазами. Назар смотрел на нас очень внимательно, как бы что-то решая. Моя улыбка растаяла, как при взмахе волшебной палочки. Я быстро отвернулась и посмотрела на Софи. Она, как ни в чем не бывало, листала меню десертов.
  - Наверное, я съем шоколадный мусс.
  - Зайка, ты же знаешь, что у тебя аллергия на шоколад.
  - Мамочка, я же шучу. - подняла на меня свои полны озорства глаза. - Я буду молочный коктейль и блинчики с вишней.
  Я одобрила её выбор и решила выбрать и себе десерт. Но не могла сосредоточиться на меню. Я чувствовала, слишком остро чувствовала взгляд мужчины, который был для меня всем, самым дорогим человеком на свете, за которым я бы пошла куда угодно. Был.... Но сейчас для меня нет дороже моей доченьки, моего ангела, ради которого я еще улыбаюсь и живу, а не просто существую.
  'Она боялась выходить на улицу, боялась осуждения и неодобрения. Но они, все они не правы. Нельзя судить, не узнав всей правды, нельзя. Когда наступала ночь, она решалась выйти к реке, но все время оглядывалась по сторонам. Её пугливость смешила людей, её одиночество и молчаливость настораживала. За те несколько лет, что она жила в поселке и работала медсестрой, не произнесла и единого слова. Некоторые привыкли, зачем ей что-то говорить, когда она меряет давление или делает укол? Но все же.....'
  - Мама, ты меня слышишь? - донесся до меня голос дочери.
  - Что? - подняла я голову, оторвав невидящего взгляда от меню. - Ты что-то сказала?
  - Да. - обижено проговорила Софи. - А ты как вижу, витаешь в облаках.
  - Прости. - стала извиняться я, чувствуя за собой вину. - Я, как обычно, задумалась над книгой. О чем ты говорила?
  - Я говорила, что мне надоело, что мы живем одни. - серьезно ответила дочь и у меня глаза на лоб полезли. Этого еще не хватало!
  - И что ты предлагаешь? - поинтересовалась я, почему-то начиная раздражаться, что бывало очень редко.
  Софи несколько минут молчала, а я ждала. Она прекрасно знала, что я первая не спрошу, не повторю своего вопроса. Я хорошо знала свою дочь и в данный момент она обдумывала свой ответ. Я затаила дыхание и ждала.
  - Мамочка, я понимаю, что нам и так хорошо, но ты никогда не думала, что мне нужен папа, а тебе муж?
  - Нет, не думала. - резко ответила я, понимая, что слишком рассерженная, но в то же время не смогла себя сдержать. - И кто же тебя надоумил?
  - Никто. - грустно ответила Софи.
  - Софи, ты просто так не говоришь ничего. Тебе что-то Света говорила?
  Я знала, что это единственный человек с кем общается регулярно Софи. Кроме нее, ей не с кем говорить на такие темы. Дочка подняла на меня свои умные внимательные глаза.
  - Никто мне не говорил. Просто я сегодня смотрела, как папы со своими детьми гуляли в воде и так по центру. Или зачем ходить дальше, вон напротив нас сидят папы с детьми, и мне тоже хотелось, чтоб у меня был такой папа.
  Я молчала, чувствуя, как на глаза набегают слезы. Что я могла ответить? Она права, я слишком долго одна. Но как объяснить ребенку, что не смогу я связать отношения ни с кем другим пока старые раны не заживут. Я смотрела перед собой и ощущая прохладную влагу, пробежавшую по щекам. Мне только не хватало разреветься у всех на глазах.
  - Если бы Стив был жив, у тебя тоже был бы отец. - дрожащим голосом сказала я, понимая, что вру. Стив никогда бы не был настоящим любящим отцом. Он мне всегда напоминал моего отца. Тоже такой холодный и молчаливый, что касается чувств.
  Но единственное, что я знала. Так это то, что Стив, действительно любил Софи. Он с рождения лелеял её, хоть и проводил с ней мало времени. Даже завещание переписал, оставив все ей - и дом, и акции в компании. Так что сейчас она имеет контрольный пакет акций.
  Принесли заказ, но у меня пропал аппетит. Я вытерла со щек слезы и попыталась успокоить расшалившиеся нервы.
  - Мамочка, прости. - Софи встала и обняла меня. - Я не хотела расстраивать тебя. Я больше не буду тебе такого говорить.
  - Все хорошо. - прошептала я, целуя её в макушку. - Все хорошо. Просто в следующий раз давай обсуждать такие темы дома, а не при свидетелях.
  Я медленно подняла глаза, не отрывая губ от головы дочери, и посмотрела на Назара. Он был насторожен. Его брови сошлись на переносице, и он внимательно наблюдал за нами.
  - Садись кушать, пока не остыло. - слабо улыбнулась я, отпуская Софи. Девочка села на свое место и сразу же стала есть. А я задумчиво смотрела на свои роллы и крутила в руках палочки. Что-то я в последнее время совсем раскисла, наверное, нужно взять несколько дней перерыва и отдохнуть. Может в Карпаты съездить или что-то такое в этом роде. Так сидя задумчиво, наклонив голову, я заметила маленькую ручку мальчика, как потом я поняла. Он быстро что-то положил мне на стол и убежал. Я посмотрела ему вслед и только потом обратила внимание на то, что он принес. Это была роза, сделанная из салфетки.
  Я облокотилась об спинку кресла и стала крутить её, сжав стебель большим и указательным пальцами. Конечно же, я знала, кто её передал мне. Только один мужчина, которого я знаю, мог мастерить такую красоту. Улыбнувшись уголком рта, я протянула розу дочке, а сама сделала несколько глотков остывшего чая.
  Я не знала, как реагировать на такой знак внимания, поэтому решила остаться равнодушной к этому. Ну, хотя бы внешне. А вот моя дочь была просто в восторге.
  - Я просто обязана научится делать такие же цветы. - возбужденно говорила и смотрела на розу Софи. - Мама, я еще не видела такого. Можно, мама, ну скажи, что можно мне подойти к тому мужчине и попросить научить меня.
  И не успела я ничего ответить, как моя дочь уже стояла возле Назара и щебетала. Я слабо запротестовала и позвала её, но она только счастливо улыбнулась мне и снова повернулась ко мне спиной.
  Я недовольно сжала губы. Это был первый раз, когда меня не послушала Софи, и я просто растерялась и не знала, как реагировать на её выходку. А пока я думала-гадала, она за руку с Назаром направилась ко мне. У меня подскочило сердце, и я побледнела, наверное, как мел. Такой растерянной я еще себя не чувствовала. И с каждым их приближением ко мне я думала, что потеряю сознание.
  - Здравствуй. - от этого низкого глубокого голоса, которым меня просто обволокло, я ощутила дрожь по всему телу.
  - Ну, здравствуй. - ответила я на удивление спокойно и наверное такой и осталась, не посмотрев бы ему в глаза.
  Одного взгляда хватило, чтоб понять он развлекается случившейся ситуацией. Меня вдруг взяла злость, и я строго посмотрела на свою дочь, которая все еще держала за руку постороннего ей мужчину.
  - Софи, сколько раз тебе говорить, что нельзя, разговаривать с незнакомыми людьми. - я преднамеренно говорила на английском. - Это тебе не Нью-Йорк и ты не окружена охраной, которая следит за каждым твоим шагом. Что мне прикажешь делать, если вот так тебя бы и украли от меня?
  - Прости, мама. - тихо ответила Софи, явно удивлена моим голосом, ведь это впервые, когда я так с ней говорила.
  Она отпустила, хотя и нехотя, руку Назара и села на свое место.
  - Я присяду? - спросил он.
  - Нет. - ответила я, но было уже поздно, Назар усмехаясь сел в кресло и, прикрыв немного глаза, посмотрел на меня.
  Стараясь не обращать на него внимания, я стала кушать роллы. За столом было молчание, я бы сказала, что уж слишком тихо. Эта тишина давила. Я заметила, как он протянул руку, и дернулась, но он только взял ролл. Все это время смотрел на меня. Терпение мое иссякло, но я постаралась хоть для вида быть спокойной. Положив с преувеличенной осторожностью палочки, я медленно подняла свои глаза на мужчину.
  Наши взгляды встретилась, и казалось, что весь мир подождет, сейчас главное - это мы. Его взгляд был внимательным и задумчиво холодным, а мой, я знала наверняка, был встревоженный. Я ждала, не знаю чего, но ждала.
  - Ты вернулась. - наконец, проговорил он.
  Глупость какая-то, подумала я. Как будто сразу не видно, что я вернулась.
  - Как видишь. - с едва уловимой дрожью в голосе, ответила я.
  - Насовсем?
  - Надеюсь. - сухо ответила я, продолжая смотреть на него.
  - Значит, ты все-таки придумала способ. - подытожил Назар, испытующе глядя на меня.
  - Это было нелегко. - ответила я и только потом поняла, что он имеет ввиду. - Я его не убивала. - тихо сказала я.
  - Но.... - подтолкнул Назар продолжить.
  - Но если бы я и была виновна, меня можно простить за это.
  - Почему? - нахмурился он, немного подавшись вперед.
  Я молчала, немного опустив голову. Я не хотела, чтоб он знал правды, не хотела об этом говорить. Я не понимала, почему он задает эти странные вопросы. Я не хотела на них отвечать. В данный момент мне больше всего хотелось сбежать отсюда, куда подальше. Домой. В свой дом. В свое убежище.
  - Что было в Нью-Йорке? - требующим ответа тоном, спросил Назар.
  Я упорно держала молчание. Софи легонько прикоснулась ко мне, и я улыбнулась ей, но потом насторожилась. Она отодвинула рукав кофты, открыв запястье, и повернула руку. Взору открылся небольшой шрам в форме полукруга.
  Назар так резко схватил мою руку и сжал, что я поежилась от боли. Но он не послабил хватки, а только ели касаясь, прикоснулся большим пальцем к шраму и провел по нему.
  - Только не говори, что ты резала себе вены. - тихо, но резко произнес он.
  Я молчала, молчала, потому что снова не хотела отвечать, потому что к горлу подкатил такой огромный ком, что стало тяжело дышать. Спустя столько лет снова чувствовать тепло его рук, слышать голос, видеть серебро глаз.... Это было не просто тяжело, это было мучительно, но я как настоящий мазохист наслаждалась этим.
  - Это след от наручников. - тихо и виновато произнесла Софи, так как я все еще молчала. Я укоризненно посмотрела на дочь, но без обиды, а давая понять, чтоб не встревала в разговор.
  - Наручников?! - выдохнул изумленный Назар. Он посмотрел на меня таким взглядом, что я поежилась. - Нам нужно об этом поговорить.
  - Нет. - наконец, обретя дар речи, сказала я. - Я не хочу, чтоб лезли в мою личную жизнь.
  - Почему ты не обратилась в органы?
  - А зачем? - я на него посмотрела такими глазами, что все говорило за меня. Не хотела я никуда обращаться. Не знаю, сколько еще я выдержала, но....
  - Зачем? - тупо повторил Назар, все еще крепко держа мою руку.
  Наверное, он сам того не замечая от ярости, что бушевала у него в глазах, сживал её еще сильнее. Я попыталась освободиться, хватка только усилилась.
  - Я сама подписала себе приговор. - разозлившись, но смогла тихо сказать я. - И не только отец меня заставил это сделать. Не только он дал мне понять, что я не нужна. - я поморщилась от адской боли и пискнула. - Мне больно. Отпусти.
  Он посмотрел на руку и резко разжал пальцы. Я быстро забрала руку и потерла след который он оставил. Назар продолжал смотреть на меня какими-то непонятными глазами. Я покачала головой и усмехнулась.
  - Не смотри на меня так. - тихо проговорила я. - Я жила эти годы хорошо. Стив был внимателен ко мне, особенно во время беременности. Иногда он проявлял безразличие, иногда нежность. Я ни, в чем не нуждалась, как говорилось в контракте. Просто ему нельзя пить. Когда он выпивал, становился....
  Я замолчала. Просто, сказать агрессивным, означало ничего не сказать. Стив превращался в дьявола. Я посмотрела на шрам от наручников. В тот вечер Стив был чересчур возбужден и зол. Я отказалась в очередной раз с ним спать, и он в наказание пристегнул меня наручниками к трубе в подвале и оставил так в полу висячем положении на всю ночь. А чтоб ко мне не мог никто войти и освободить, закрыл на замок. Когда на следующий день, в подвал вошел Майк, я была в полусознательном состоянии, а мои руки были изодраны в кровь. Стоило Майку отстегнуть меня, как я упала бы, если бы он не успел меня подхватить.
  Он тогда умолял меня, чтоб я не подавала на Стива в суд, но мне было все равно. В тот момент я не хотела ничего, кроме как уснуть и проспать вечность или хотя бы пару часов. Мои руки пульсировали от адской боли, обезболивающее не помогало унять её. Даже снотворное слабо действовало.
  Три дня я пролежала, не вставая в кровати, а на четвертый решилась сбежать, и мне это удалось, но ненадолго. Потом Стив упал с лестницы. Майк тогда сказал мне, чтоб я не рассказывала, как обращался со мной муж, потому что это падение будут рассчитывать, как месть. Я до сих пор благодарна Майку. А в честь благодарности оставила ему дом.
  - Мамочка, я пойду, посмотрю рыбок. - сказала, вставая Софи.
  - Хорошо, зайка, только чтоб я тебя видела. - ласково сказала я.
  Когда дочь ушла, я подняла глаза на Назара. Он смотрел на меня, не мигая. Конечно, всего этого я ему не рассказала, пусть это останется моими воспоминаниями.
  - Я думала ты погиб. - прошептала я вдруг осипшим голосом.
  - Как видишь нет. - холодно ответил Назар. - А ты хотела бы?
  - Я хотела умереть, тогда вместе с тобой. - чувствуя, как на глаза набегают слезы. - Я даже молила Бога, чтоб самолет взорвался. - потом слабо усмехнулась и посмотрела куда-то в сторону. - Хотя если оценивать мое состояние, я была тогда уже мертвой. На миг в его глазах проскочила боль, потом она сменилась отчужденностью.
  - И ты не пыталась узнать. - осуждающе сказал он.
  - После того, как я вызвала скорую, Стив выбросил мой телефон из окна машины. - тихо проговорила я. - Тогда оборвалась связь с этим миром. Мне запрещалось даже выходить в интернет.
  - Ты вызвала скорую? - переспросил Назар, как будто не слышал, что я говорила ему.
  - Да. - я почала плечами, показывая, что это все, что я могла сделать.
  - Софи сказала, что Стив упал с лестницы. - поменял резко тему Назар. - Когда это было?
  - Мы праздновали юбилей совместной жизни. Два года.
  - И ты только сейчас вернулась?! - удивился он.
  - Я вернулась год назад.
  - Год? - изумился Назар, что подался вперед. - Ты живешь здесь целый год?
  - Ну, если быть точной, то полтора.
  - Полтора. - тупо повторил он. - И чем ты занималась все эти годы, со смерти Стива.
  - Жила. - улыбнулась я и повернула голову, посмотрев на дочку. - Все эти годы я жила. Даже, когда был Стив жив, для меня не существовало никого, кроме Софи. Ради нее я готова была на все.
  'Научилась заново жить, чувствовать. Даже научилась улыбаться.'
  - А ты как жил? - поинтересовалась я, видя, что он молчит.
  - Я? Даже не знаю, как сказать.
  - Что так хорошо или настолько плохо? - спросила я не без иронии, и в этот момент зазвонил мобильный, чем избавив его от ответа. Я извинилась и ответила. - Да.
  Это звонил Юра. Он как всегда находил нужный момент, когда напомнить о себе. Я засмеялась, услышав, что он неподалеку от моего дома.
  - Юра, я сейчас в Киеве.
  - В Киеве? - переспросил он.
  - Я же тебе еще вчера объяснила, что Софи везу в бассейн. - ответила я и ласково сказала. - Ну не расстраивайся, если хочешь, подожди меня. Ключи сам знаешь где. Хотя нет, я их оттуда забрала.
  - Я за час замерзну здесь.
  - Тогда увидимся завтра. Если хочешь, сходим потом пообедаем, а позже пройдешься со мной до банка.
  - Ты обещаешь?
  - Обещаю.
  Отключив мобильный, положила его обратно в сумку и улыбнулась официантке, которая принесла десерт. Я заказала еще чаю и чек.
  - Ты время зря не теряла. - раздался вкрадчивый голос.
  - Ты о чем? - спросила я.
  - Я о Юре. - в глазах у него стояла сталь.
  - Это единственный человек, с которым я возобновила общение и то, потому что мне это выгодно и я уверена, что он не расскажет никому, что я приехала. - ответила я, с напускным спокойствием.
  - Юра очень хороший и я знаю, что могу ему доверять.
  - Даже Софи?
  - Да. - просто ответила я.
  Я видела, как его взгляд потемнел от злости. У меня даже промелькнула мысль, что он ревнует, но это было до абсурда смешно. Я еще больше захотела сбежать отсюда. Позвав дочь, я немного успокоилась, чувствуя её рядом.
  - Дядя Юра передавал тебе привет. - сказала я и увидела, как Софи скорчила забавную рожицу. -
  Он тебе кое-что оставил под дверью.
  - Что? - тут же оживилась Софи.
  - Юра сказал подарок, но мне не сказал какой.
  - Тебе не нравится мамин друг? - поинтересовался Назар у моей девочки.
  - Нравится. Кому он не понравится? - улыбнулась Софи. - Просто, как на меня, так он слишком добрый и терпеливый.
  - Почему ты так в этом уверена? - продолжал расспрашивать Назар.
  - О, еще как уверена. Как я читала в одной книге, из него можно вить веревки.
  - В какой это ты книге читала? - я удивленно приподняла брови.
  - В твоей.
  - В моей?
  - Я же должна знать, о чем ты пишешь.
  - Ты пишешь книги? - удивился в этот раз Назар.
  - Да. - вместо меня ответила дочка. - Мама известная писательница.
  - Софи не преувеличивай. - оборвала я её тираду о своей любимой мамочке писательнице. - Просто нашла для себя хобби. А тебе не пора к своим?
  - Ты прогоняешь?
  - Назар, мне было приятно узнать, что с тобой все хорошо. Мы немного поговорили, но я не вижу нужды задерживаться, когда тебя ждет твоя семья.
  Я говорила и молилась, чтоб мой голос меня не выдал. Он долго смотрел на меня молча, а потом как бы что-то решив для себя, махнул головой, и встал из-за стола.
  - Было приятно с тобой познакомиться, цветочек. - улыбнулся он Софи и дочка расплылась у очаровательной улыбке.
  Потом он развернулся и ушел, я не смотрела ему в след, потому что знала, что все равно это ничего не изменит. Тогда оставляя меня у подъезда, он сказал, что я не нужна ему и, что он не вернется, что у него есть невеста, теперь уже жена и ребенок. Эти слова я запомнила на всю жизнь. Тогда я умирала, зная, что никому не нужна, теперь я нужна своему ребенку. Но меня немного задело то, что он не посмотрел на меня и мне ничего не сказал. Ну что ж так тому и быть.
  Я отвела дочь на мультфильм, купила поп-корм, как обещала, но не могла сосредоточиться на мультике. Я смотрела на экран, а перед глазами видела Назара. Каким он был раньше, как блестели его глаза, как губы растягивались в улыбке. Потом образ изменился, его глаза были чужими, губы плотно сжаты. И напоследок, сейчас его глаза были внимательны, насторожены. Как будто он чего-то боялся, как будто хотел скрыть от мира всего свои истинные чувства. И ему это удалось.
  Назар. Жив. Я до сих пор думаю, что все это сон, но его хватка, когда он держал мою руку, его голос, от которого разливается тепло по всему телу, его глаза, отливающие серебром, говорили о том, что все это реальность. Реальность....
  
  Глава 4.
  
  'Выйдя из еще теплой воды, она обернулась полотенцем и посмотрела на небо. Оно было усыпано яркими звездами и светилось так, что было видно, как днем. Девушка оделась и поспешила домой, через огороды. Она не хотела, чтоб её кто-то увидел, чтоб повторилось то столкновение, что и неделю назад.
  Образ этого молодого человека до сих пор у нее перед глазами. Она вздохнула и нервно осмотрелась по сторонам. Никого не было, но почему-то она не чувствовала себя спокойно. Было такое чувство, что за ней кто-то наблюдает. Она снова вздохнула и тихо пошла по дорожке, ведущей к её калитке.
  Мужчина. Он выходил из воды всего в десяти шагах от нее. Он был обнажен, вода блестела на его теле, отбивая свет луны. Он зачесал пальцами волосы назад и немного потянулся. Девушка вздрогнула, только осознав, что наблюдает за ним с открытым интересом, при этом оставаясь совершенно голой. Она быстро потянулась за полотенцем, но мужчина, наверное, заметив какое-то движение, резко повернулся и уставился на нее, как на русалку.'
  Так я закончила свою главу. Откинувшись на спинку кожаного крутящегося кресла, я оттолкнулась ногой и покрутилась. Всего только половина пятого, а я уже выполнила поставленную передо мной задачу. Юра должен остаться доволен. Теперь несколько дней перерыва и можно начинать следующую главу.
  Потянувшись удовлетворенно, я встала и заправила халат. Можно несколько часов поспать, прежде чем приедет Света и проснётся Софи. Но стоило лечь в постель, я не смогла уснуть. Я чувствовала, что мое тело напряжено, в голове каламбур.
  Я долго лежала и видела перед глазами холодные серебристые глаза и усмешку. Что-то в его взгляде настораживало меня. Я не могла понять, что именно. Это и не давало мне расслабиться весь вечер и ночь.
  Я повернулась на бок и посмотрела в окно. Еще темно, но я чувствовала, как солнце борется с луной, за право занять свое место на те часы, чтоб успеть осветит весь мир. Я знала, что Назар не сможет остаться в стороне и не подойти. Он не смог притворится, что не узнал меня, не смог просто пройти мимо и не сказать ни слова.
  Поняв в итоге, что не усну, я спустилась на кухню и поставила чайник. Потом открыла холодильник и проверила его содержимое. Решив спечь печенье, я приготовила все ингредиенты и стала их смешивать. В это время мой мозг лихорадочно работал. Я даже не успевала за потоком мыслей. Единственное, что знала, так это то, что мне нужно отдохнуть. Сегодня после банка я решила заказать путевку в Буковель. Или просто позвонить и заказать домик, а там разберемся на месте.
  Ближе к восьми я была полностью собрана и сидела в гостиной просматривала новости. Через минут десять приехала Света. Я посмотрела на её разрумяненные от мороза щечки и улыбнулась. Сегодня мороз был сильный. Мы немного пообщались вместе, и я решила подняться к дочке.
  Софи еще спала, укутавшись одеялом. Я тихо подошла и наклонилась к ней, чтоб поцеловать. Она улыбнулась во сне и зажмурилась. Я поняла, что доця притворяется и пощекотала её за ножку. Девочка моя засмеялась и накрылась одеялом.
  - Зайка, я уже ухожу. - ласково сказала я. - Света ждет тебя внизу.
  - У-у-у. - простонала Софи.
  Я знала, как ей не хочется вставать.
  - Солнце просыпается, людям улыбается. Софи просыпается, маме улыбается. - весело проговорила я, продолжая щекотать дочь. - А знаешь, можешь дальше валяться в постели. Света уже включила свой сериал и будет его смотреть. Тем более, что на столе свежее печенье. Дай маме цемочку, и я побежала на работу.
  - Печенье? Мое любимое. - она потянула носом вдыхая аромат свежей выпечки. - А Свете пора заканчивать со своими бразильскими сериалами.
  - Вот это ей скажи сама. - я поцеловала доченьку и пошла вниз.
  Дорога была перегружена. Я никогда не любила ездить в это время. Все спешат на работу, обгоняют и подрезают друг друга. А еще больше ненавижу аварии. Какая бы ни была авария, я перед глазами вижу белый байк, разбивающийся об столб. До сих пор берет дрожь.
  Это утро не исключение. Пока доехала до издательства, простояла в трех пробках, две из которых были из-за аварии, а третья - сломался светофор. Входила в офис я с прескверным настроением.
  - Всем доброе утро. - с улыбкой сказала я.
  - Доброе утро. - первой отозвалась Ира.
  Очень приятная женщина средних лет. Её глаза всегда смотрели с добротой и пониманием. На губах постоянно была улыбка. Казалось, что она никогда не выходит из себя. Какой бы клиент не попался, Ирина всегда очень терпелива и вежлива. Вот и сейчас сразу же встала и предложила мне кофе. Отказать я не могла.
  Пока я поздоровалась со всеми, выпила кофе с печеньем, прошел час. Пообещав, что еще зайду, я пошла в кабинет Юры и Ксюши. Они делили один кабинет из-за удобства. Так было проще переговорить, не поднимаясь с места и не звоня каждые десять минут.
  Когда я вошла в кабинет, Юры на месте не было, а Ксюша что-то печатала.
  - Привет. - поздоровалась я.
  - О, наконец-то. Привет. - ответила девушка и я сразу же определила её настроение. - Юра, тут рвет и мечет.
  Я так и знала. Конечно, моему взгляду не укрылось, что Ксюша раздражена. И я даже могу предположить почему. Пока меня не было, Юра ей говорил, какая я замечательная. А так как Ксения три года добивалась его, зразу понятно, как она ко мне относится. Юра, зная, что я должна приехать, всегда старался устроить все по высшему качеству. В принципе он прекрасно меня знал и понимал, что для меня важна каждая деталь, но я не привередлива. Очень редко, когда я могу показать свое неудовольствие по поводу обложки или оформления листов.
  Я понимала, что Ксюшей руководит ревность и потребность всегда и во всем быть на высоте. Она старше меня на пять лет или на семь, не помню, а спрашивать не красиво, а ведет себя очень глупо. Я не виновата, что на меня обращают внимания мужчины. Тем более сейчас, когда моя фигура неидеальна. После родов мне так и не удалось приобрести былую форму. Я поправилась, у меня так и остался небольшой животик, грудь уже не такая упругая, как раньше, но меня мужчины любят. Делают комплименты, и даже двусмысленные намеки. Мне не нужно краситься и одеваться шикарно. Все мои наряды самые обычные, конечно купленные не на рынке, но все же преобладают строгие костюмы и платья спокойных тонов, несколько пар джинсов и капри, пара спортивных нарядов. Ну, в общем, я, покупая вещи, не стремилась завоевать мужское внимание.
  Даже сегодня на мне брюки цвета мокрого асфальта с тонким ремешком и гольф цвета аквамарин. Я взглянула на девушку, которая считает меня соперницей. Ксюша была одета стильно, но немного вульгарно. Туфли на высоком каблуке, юбка чуть выше колена с небольшим разрезом сбоку, белая блузка всегда расстёгнута так, что виден бюстгальтер. Прическа всегда свежая и новая, макияж, я бы сказала профессиональный. Ей нужно быть чуточку уверенной в себе.
  - Где он? - спросила я и села в кресло.
  - Побежал куда-то. Сказал, что снизу что-то накосячили.
  - В общем, как обычно. - улыбнулась я, а сама подумала, что очень даже хорошо, что я приезжаю сюда раз в два месяца.
  - У тебя как дела? Как София? - спросила Ксюша, и я поняла - это дань вежливости.
  - Хорошо. Вот новый бздык у нее, хочет белый байк. Это не считая телескопа. А ты как?
  - Тоже нечего. Вчера с мужчиной познакомилась, очень приятный и такой обаятельный. - заговорщицки проговорила она понизив голос, как будто тайну высказывает. - Я с ним чувствую себя как расплавленный шоколад.
  - И это бывает. - усмехнулась я, отгоняя непрошеные воспоминания. - Я думаю, что у каждой девушки хоть раз в жизни появляется такой мужчина, который доводит тебя до такого состояния.
  - У тебя тоже есть такой?
  - Был. - поправила я. - Я не исключение.
  - Это твой муж?
  - Нет. Это человек, который был до моего замужества. - мне не нравился оборот который принял наш разговор.
  - Слушай, я вчера тебя видела в 'Dream Town', в кафешке. - улыбнулась Ксюша, как закадычная подруга. - Хотела подойти, но решила не мешать. Ты же была не одна. Кто тот красавчик? Я не поверю, что просто знакомый. Вы так держались за руки.
  - Мы не держались за руки. - резко ответила я. - Извини. Это правда, мой старый знакомый. Мы встретились в этом кафе случайно.
  - Да-да, говори-говори.
  - Ксюша, он женат. Он со своим ребенком и другим мужчиной с детьми сидел за соседним столиком. Просто узнав меня не смог не подойти. И не надо делать какие-то намеки.
  - Ты его любила. - Ксюша так внимательно на меня смотрела, что я просто не могла не ответить.
  - Да, любила, но это ничего не меняет. Все бывает первая увлеченность, первая любовь и так далее. Все в нашей жизни бывает первый раз, и я не жалею ни о чем.
  - Ладно, извини. Просто ты на него так смотрела, что я думала, ты расплачешься.
  - Мы расстались не очень приятно. - ответила я, все сильнее сжимая ручку сумки. - А вчера просто вспомнили... моих родителей, поэтому я была расстроена.
  - А что с родителями?
  - Понятия не имею. Я с ними уже шесть лет не общалась и не виделась. Ксюш, давай не будем об этом. У меня нет желания общаться на эту тему.
  И как спасение пришел Юра. Он поцеловал меня в щеку, и мы сразу же приступили к работе. Время летело очень быстро. Я, конечно же, похвалила себя, что смогла выбросить все лишнее из головы, полностью погрузившись в работу.
  Как говорила Ксюша, Юра был не в настроении. И мои вопросы оставались не отвеченными. Я сразу же догадалась, что Ксюша рассказала, обо мне и Назаре. Но объяснять что-то не хотелось. Юра знал, что кроме дружбы у нас ничего не может быть. Он хороший, но мне не подходит, как партнер. Просто я не хочу его обижать. Как же ему сказать, что я просто не смогу полюбить его. Я не знаю, как это сделать. Не знаю, как освободиться от того наваждения, что было у меня с Назаром.
  Юра был бы хорошим отцом Софи и хорошим мужем. Я знаю, что он делал бы все возможное для нас. Но мне его бы было жалко. Я не смогла бы с ним спать. Как-то представляла, но не могла. Не вижу я его в своей постели. Его поцелуи в щеку или в губы не будят во мне никаких чувств.
  Как я и обещала мы пошли в ресторанчик пообедать. Казалось, у Юры улучшилось настроение. Всю дорогу он рассказывал анекдоты, и я посмеялась от души. Когда вошли в мое любимое кафе, оказалось, что мой столик занят, но я успокоила администратора, и мы устроились на полукруглом диванчике. Нам сразу же предложили меню. Пока выбирали, Юра продолжал меня веселить. Через пару минут мне принесли капучино, который мне уже и заказывать не надо. Все всё помнят.
  Я подняла голову и посмотрела на официанта. Но вместо него перед собой увидела Назара. Он был в деловом черном костюме, в белоснежной рубашке с расстегнутыми несколькими пуговицами и без галстука. Я до сих пор помню, как он говорил, что ненавидит эту удавку. Я невольно усмехнулась, залюбовавшись им. Пиджак был расстегнут, одна рука находилась в кармане брюк, вторая - опущена, а пальцы перебирали что-то похоже на четки.
  - Привет. - он первый прервал молчание.
  - Привет. - ответила я, чувствуя, как накаляется обстановка, и взглянула на Юру. - Познакомьтесь, Юра - мой близкий друг, Назар - ... старый знакомый. Он когда-то был адвокатом моего отца. А сейчас?
  - Нет. - спокойно ответил Назар, хотя в глазах проскочило что-то настораживающее. - Я еще тогда закончил с ним все дела.
  Я махнула головой, давая понять, что уже не имеет значение. Юра внимательно смотрел на меня и на Назара. Потом улыбнулся мне и прикоснулся к моей руке.
  - Может вас оставить? Я вижу твой знакомый хочет поговорить с тобой.
  - Нет. - с легкой улыбкой ответила я, глядя на Юру. - Мне услуги адвоката не нужны. Да и говорить не о чем.
  - Так уж не о чем? - спросил Назар, и его голос заставил меня вздрогнуть.
  - А о чем? Что нас связывает? - спросила я, посмотрев на него холодно. - Я думаю, гонорар ты получил отличный за составление моего брачного контракта. Спасибо, что в нем оказалась я и мой ребенок. Ты проделал отличную работу, я с Софи могу жить припеваючи всю жизнь. Софи даже до старости может не работать. Так что все отлично. - я продолжала смотреть на него и краем глаза заметила, как он сжал кулак. - Мне от тебя больше ничего не нужно.
  - Понятно. Оставь мне свой номер телефона. - успокоившись сказал Назар. - Я все-таки хочу с тобой пообщаться.
  - В этом нет нужды.
  - Я настаиваю.
  - Нет.
  - Слушай парень, если девушка тебя попросила, дай ей покой. - вмешался Юра. - Мы пришли сюда пообедать и провести время без свидетелей, надеюсь так и будет.
  - Лера, я жду. - не обратив на триаду Юры, сказал Назар.
  - Назар.... - сказала я и вгляделась в его глаза.
  Они были налиты серебром, они притягивали, впитывали в себя, гипнотизировали. Я видела в них злость и решимость.
  - Хорошо. Давай завтра встретимся.
  - Нет. - покачала я головой. - Мы уезжаем.
  - Куда? - насторожено спросил он.
  - Это тебя не касается. А сейчас, пожалуйста, оставь меня в покое.
  - Я хотел....
  - Мне все равно, что ты хотел. Я не хочу, понимаешь, уже не хочу. - я сдерживала свой голос, чтоб не закричать. - Назар, я уже другая. Та девушка умерла, когда поставила подпись в брачном контракте. Пойми, её уже нет. Нет Леры! Есть Валери Кроуз - вдова с маленьким ребенком, начинающий писатель, автор колонки в нескольких журналах. Есть женщина, которая не нуждается ни, в чьей помощи. У которой есть все, что ей нужно.
  - Что он тебе сделал? - нахмурено спросил Юра.
  - Ничего. - улыбнулась я. - Просто не захотел помочь мне... выжить. Он сам вложил мне в руки лопату. Он.... Неважно. Теперь все это в прошлом.
  Назар развернулся и пошел на выход. По дороге набрав чей-то номер, и я услышала:
  - Это Крылов. Нужна помощь. - он засмеялся. - Да....
  Я смотрела ему в след насторожено. Назар вышел на улицу продолжая говорить. Я видела, как он подкурил сигарету и пачку с зажигалкой положил в карман брюк. Что у него появились за связи, раз вот так он может позвонить и узнать все данные о любом человеке.
  После того, как Назар вошел в зал, он не смотрел в мою сторону. Но я не могла успокоиться. Сердце сжималось словно тисками. Аппетит у меня, конечно же, пропал, но я заставила себя выпить капучино. Я знала, что Юра хочет задать мне много вопросов, но он понимал, что ответов не получит.
  - Понравилась книга малой? - спросил он.
  - Да, спасибо. - я улыбнулась. - Ты угадал. Постой. - я дотронулась до его руки и засмеялась искренне. - Вы сговорились! Я так и знала, что Софи тебе скажет о книге.
  - Нет. - тоже улыбнулся Юра. - Она мне не говорила. - он помолчал и заговорщицки сказал. - Софи просто положила в мой пиджак список книг.
  - О, Боже! - засмеялась я. - И это моя дочь?
  - Хитрюга. - засмеялся Юра, помогая мне встать. - Сейчас в банк?
  - Да. - покачала головой я.
  Юра проехался со мной до банка, подождал, пока я справлюсь. Я предложила ему заехать ко мне в гости и он, конечно же, согласился. Сначала мы заехали в редакцию, потом на двух машинах отправились ко мне. Софи очень обрадовалась появлению Юры. Она всегда радовалась, когда он приезжал. Они были настоящими друзьями.
  Вообще вечер удался, мы играли в эрудит. Потом Софи просто баловалась с Юрой, а я наблюдала за ними. Еще раз убеждаясь, как он вписывается в наш дом. Как добрый дядюшка, но не как хозяин дома, глава семьи. Когда Юра уехал, я с Софи устроились на диване смотреть приключенческий фильм.
  - Мама, если я тебе что-то скажу, ты не обидишься? - спросила дочь, когда началась реклама.
  - Нет.
  - Мне нравиться играть с дядей Юрой. Я его люблю, но не хочу, чтоб он был моим папой.
  - Я знаю, зайка. - я обняла доченьку и поцеловала в макушку. - Я и сама вижу, что он не вписывается в нашу семью. Но мы же ничего ему не скажем и будем с ним дружить?
  - Да. Я говорила дяде Юре, что он самый лучший друг в мире. - Софи помолчала, а потом продолжила. - Света говорила, что несколько дней её не будет. С кем же я буду?
  - Со мной. - улыбнулась я. - Мы с тобой завтра рано встаем и едем в горы. Будем кататься на санках, на лыжах, может, даже найдем каток.
  - И ты не будешь работать? - удивленно спросила Софи.
  - Нет, солнышко. Мы будем отдыхать. Маме твоей ведь тоже нужен отдых. А там свежий воздух, замечательная природа.
  
  Глава 5.
  
  К полудню мы уже собрались и выехали. Я никуда не спешила, поэтому не старалась обогнать никого на дороге. Софи развлекала меня своими познаниями в области философии и психологии.
  - Мамочка, скажи, чем отличается собственник от эгоиста? - спросила Софи, когда мы остановились перекусить.
  - Собственник - это тот человек который оберегает все, что принадлежит только ему. Он очень ревностно относится к своим вещам или близким людям. А эгоист - это тот, кто требует, чтоб все, что он захочет, принадлежало только ему, чтоб внимание уделяли только ему.
  - Понятно. - задумчиво ответила Софи. - Если у меня будет сестричка или братик, и я не буду давать им свои любимые игрушки - значит я собственник. Да? А если буду требовать, чтоб ты поиграла со мной в том момент, когда нужно положить малыша спать - я эгоист.
  - Правильно. Только твой эгоизм вызван ревностью.
  Я еще раз убедилась, что Софи смышленая девочка. Посмотрев на нее в зеркало, я несколько раз моргнула, чтоб остановить поток слез. Как же мне хотелось, чтоб она была маленькой девочкой, чтоб соответствовала своим годам. Мне хотелось видеть в её глазах не просто озорство, а детство. Но с каждым днем в его задумчивом взгляде пропадает озорство, а на место него приходит ум. Иногда, кажется, что она понимает больше, чем говорит, как будто боится осуждения окружающих.
  Еще раз, посмотрев в зеркало заднего вида, я улыбнулась, увидев спящую доченьку. Только во сне черты её лица приобретали более расслабленные и детские черты. Их можно сказать беззаботными. Я вздохнула и перевела взгляд на дорогу. Мы ехали уже три часа, а сделали только одну остановку. Я выключила звук в телефоне и как раз в этот момент он зазвонил. Номер был засекречен, но я уже догадывалась кто это.
  - Да. - ответила я после третьего звонка, остановив машину и выйдя из её, чтоб не разбудить ребенка.
  - Сбегаешь? - послышался насмешливый голос.
  - Вы ошиблись номером. - ответила я и хотела отключиться, но его слова заставили меня подождать:
  - Я тебе не верю, Лерочка. - говорил он ласково и тихо. - Ни единому твоему сказанному вчера слову. Ты все та же, гордая, сильная, красивая....
  - Что тебе надо? - резко спросила я.
  - Поговорить. Я бы хотел узнать, как ты жила все эти годы. Что ты чувствовала, когда спала с ним, когда рожала Софи. Я хочу знать все.
  - Я не хочу рассказывать. Хочешь узнать, прочитай мою книгу 'Научится жить заново'. И пожалуйста, не звони мне больше. - я чувствовала, как мой голос начинает дрожать и мороз здесь ни при чем. - Не вынуждай уезжать, когда я только обрела то, что хотела, о чем мечтала в Америке. У тебя своя семья, у меня своя. Я не вижу ни одной причины, общаться.
  - Ни одной? - Назар тем же тихим голосом говорил.
  - Ни одной. - прошептала я, потому что слезы уже лились по щекам.
  Я отключила мобильный и положила его в карман куртки.
  Зачем он так? И боль еще есть. Опять его слова в голове не дают покоя. Ты не нужна мне.... Меня ждет невеста.... Это был лишь секс.... Это был секс.... Что же ему сейчас от меня надо? Конечно, он удивлен встречи. Наверное, думал, что я не вернусь или наоборот, только приехав, сразу буду его искать. Может он думал, что я брошусь к нему на шею? Скажу, что люблю.... Себя нельзя обманывать, а если я скажу, что уже не люблю - это будет враньем. Потому что я до сих пор его люблю. Я любила его, и буду любить всегда. Есть люди однолюбы, так вот это я.
  Я засмеялась, вытирая слезы. У меня ведь не было платья свадебного, не было веселья, поздравлений. Я подписала контракт и все, а по приезду в его Нью-Йоркский дом, мы просто поставили штампы в паспорта. Вот так я стала миссис Кроуз.
  Потом я вспомнила, что сказала название моей автобиографии. Зачем? А впрочем, пусть знает, как я себя чувствовала, когда меня продал отец и бросил любимый. Как я жила и терпела унижения от пьяного мужа, побои и секс. Конечно, когда Стив был трезв, мне даже было приятно заниматься с ним любовью, но стоило ему выпить..., он был очень груб. Все чаще я отказывалась ложиться с ним в постель, и он приходил в бешенство. А потом извинялся. Но мне ни к чему были его извинения.
  Моя биография заканчивается рассказом о маленькой доченьке, которая сидит в моем кабинете на полу и строит из кубиков замки, а я смотрю на нее и улыбаюсь. В окно светит яркое солнышко, и я счастлива.
  Я счастлива! Так говорила себе каждое утро, просыпаясь и ложась в пустую постель. Я счастлива! Говорила я, обнимая дочь, и чувствовала себя счастливой.
  Успокоившись, я огляделась. Вокруг было все заснежено. Мы стояли посреди дороги, по обеим сторонам которой были поля. Я вдохнула морозный воздух и улыбнулась, когда в носу защипало. Скатав снежный ком, я бросила его вдаль и улыбнулась еще шире. Все хорошо! Жизнь прекрасна! И ради дочери я буду жить, дышать, любить! Если она хочет себе папу, я его найду ей. Пусть одобрит только.
  Я бросила еще один ком и вернулась обратно в машину. Остаток дороги мы ехали в темноте. Очень неудобно, когда так рано темнеет. Софи проснулась, и мы остановились поужинать и передохнуть от дороги. Через час мы снова двинулись в путь.
  - А как называется то место, куда мы едем?
  - Курорт 'Буковель', а мы остановимся в усадьбе 'Dream Peak'.
  Располагается коттедж в Ивано-Франковской области. А точнее на вершине горы кривопольского перевала на высоте 1095 м. над уровнем моря в краю Чаремоша и Прута. С этой точки можно вдоволь насладиться красотой близлежащих гор - Говерла, Петрос и Хомяк. Ближайший город Яремче - в 30 км.
  - А как называется село?
  - Село Кривополье, поселок Дил.
  Приехали мы на место около полуночи. Софи была уставшая и сонная, и как любой ребенок начала капризничать. Я даже улыбнулась про себя, именно сейчас она была похожа на маленького ребенка. Нас поселили в красивом удобном номере.
  - Для гостей приготовлено 14 номеров, в которых есть санузел, телевидение, кухня. На кухне расположено все необходимое для приготовления продуктов включая микроволновую печь и холодильник. - говорила очень приятная женщина. - Вы можете готовить сами, как видите, можно так же кушать в кафе, которое недалеко расположено и так же за договорную плату можно питаться 2 или 3 раза в день. - женщина улыбнулась. - Ну, все если будут вопросы, спрашивайте, а сейчас располагайтесь. Добрых снов.
  - Спасибо. - я улыбнулась искренне и немного виновато. - Вы уж извините, что так вышло. Я рассчитывала немного раньше приехать.
  - Ничего страшного. - успокоила меня женщина. - Я перед вашим приездом две семьи поселила, так что еще не ложилась.
  - Спасибо еще раз.
  Конечно же, сил у нас осталось, чтоб раздеться, натянуть на себя пижамы и улечься в постель. Что я, что Софи моментально заснули. Утром я поблагодарила Господа Бога, что мне не снились сны, а в особенности Назар.
  Встали мы поздно, и то нас разбудил шум и детские голоса. Я застонала и накрылась подушкой, но уснуть больше не смогла. Я приняла душ и довольно потянулась. Все-таки жизнь прекрасна! - подумала я, раскрыв шторы. - Красота!
  Завтракать мы отправились в ближайшее кафе. Разнообразные украинские угощения представились нашему желудку. Конечно же, Софи многих блюд не знала, и я объясняла ей их. Ей хотелось попробовать все.
  - Зайка, все сразу нельзя, животик может разболеться. - улыбалась я её детскому азарту.
  В итоге остановились мы на блинчиках с творогом и вишнями со сметаной, а так же травяной чай и кофе. Я не могу начать утро без кофе. После завтрака мы отправились покататься на лыжах. Заказав услуги инструктора, мы отправились на самую маленькую горку. Софи была полна оптимизма. Она быстро научилась держаться на лыжах, немного попробовала покататься на сноуборде. Потом мы спускались с горки на санках, падали и смеялись. В общем, проводили отлично время.
  Можно сказать, отлично пока нос к носу у входа в усадьбу не столкнулась с девушкой. Той самой брюнеткой в положении, что приходила в кафе к Назару. Мое предчувствие говорило мне, что и он сам здесь, но я постаралась держаться безразлично. Девушка улыбнулась мне, очень даже приветливо.
  - Я - Анастасия, но меня все называют Асей. А вы Валери Кроуз, да? - спросила она невинно, но я сразу же раскусила её, эта девушка прекрасно знала кто я. - Вы писательница.
  - Да, вы правы. - улыбнулась я и мое внимание привлекла девочка, которую я видела в бассейне вместе с Назаром.
  Когда возникло неловкое молчание, заговорила Софи.
  - А вы мама Даши? - спросила она.
  - Да. - ответила Ася. - Вы знакомы?
  - Мы ходим вместе в бассейн. - ответила дочь. - Только Даша еще маленькая и боялась плавать. Никак не хотела от папы отходить.
  - Ой, я заметила, что ты говоришь с акцентом.
  - Мама говорит, что еще немного и я смогу говорить красиво на её родном языке. - ответила Софи и перевела взгляд на животик девушки. - А вы беременны?
  - Софи, нельзя так бесцеремонно...
  - Ничего-ничего. - отмахнулась Ася. - Да, я жду ребенка.
  - Когда мама выйдет замуж, я надеюсь, она поскорее родит мне братика или сестричку.
  - Сколько тебе лет?
  - Пять с половиной. В конце мая будет шесть. - ответила Софи, а потом с интересом посмотрела на женщину. - Скажите, у вас есть еще дети?
  - Пока нет. А что?
  - Я просто думаю, как один маленький ребенок может наделать столько шума.
  - Софи, так нельзя! - строго сказала я. - Марш наверх переодеваться! - потом повернулась к Асе и виновато сказала. - Вы извините, моя дочь иногда ведет себя не так....
  - Ничего. Это мы должны извиниться. Моя сестра привезла с собой двух своих сыновей, а они настоящие сорванцы. - и в подтверждение этому в верхнего этажа раздались визги. - А вот и наш ураган.
  Когда вниз спустились два мальчика и женщина, а за ними двое мужчин, я поспешила ретироваться, что мне удалось тяжело. Войдя в номер, я закрылась и привалилась к двери. Софи уже переоделась и развесила свои мокрые вещи.
  Я наскоро переоделась, и мы отправились обедать. Кафе славилось популярностью, так как практически все столики были заняты. Мы сели в укромном уголке и нас скрывало какое-то растение от посетителей этого заведения. На что я была довольна, потому что через несколько минут в кафе появилась компания, которую я бы хотела избежать.
  Я заметила, что было две пары и, вне всякого сомнения, любят друг друга. Значит, эта девочка - Даша - не дочь Назара, потому что папой она называет шатена, а Ася его назвала любимый. Так же я безошибочно определила, что два близнеца, очень похожи на голубоглазого брюнета и сидящую рядом с ним женщину, зеленые глаза которой напоминали молодую траву. Еще я заметила, что Назара с ними не было, и облегченно вздохнула.
  Просто я не хотела с ним встречаться именно сейчас, когда так уязвлена, беззащитна. Я с самого начала не ожидала встретиться с ним так скоро. Я была не готова. О чем каждый вечер после первой встречи говорила себе. Потом я уверяла себя, что ничего не изменилось, но судя по поведению Назара, он так не думает. Он преследует меня. Чего я просто не хочу!
  Если вы спросите меня почему? Мой ответ очевиден - я боюсь. Такой страх я переживала только, когда видела, как его байк разбивается об столб. Но этот страх еще больше. Потому что я не знаю, что ему нужно от меня. А эта неизвестность еще больше пугает. Неизвестность всегда пугает. Вы со мной согласны? Я думаю, да.
  Поэтому я несколько последующих дней всячески пыталась избегать знакомых Назара и молилась, чтоб он обо мне не узнал. Как-то вечером я с Софи лепила снеговика и к нам присоединились мальчики, Лев и Даня. Они мне очень понравились. Хорошие ребята, веселые, дружные, общительные. Моя доченька с ними сразу же нашла общий язык и, оставив меня без внимания, начала с ними играть.
  Я зашла на крыльцо, засунула руки в карманы куртки и стала наблюдать за малышней с улыбкой на губах. Пусть Софи мало общается с детьми, но она очень быстро находит к ним подход.
  Я не заметила, как возле меня оказались две женщины. Одна из них была Ася. Ко мне повернулась с улыбкой вторая.
  - Мы еще не знакомы, но я знаю - вы Валерия. А я Александра, можно просто Саша.
  - Очень приятно. - улыбнулась я, в ответ.
  - Знаете, мне нравятся ваши книги. Я все время жду с предвкушением очередной роман. - улыбалась она. - Мой муж, смеется надо мной. Мол двое оболтусов на мне, вот скоро еще будет третий ребенок, плюс дом и работа, а я умудряюсь находить время читать.
  - В этом и заключается женский секрет. Не так ли? - улыбнулась веселее я. - Женщина всегда найдет время, если захочет.
  - Это точно. - подтвердила Ася.
  - Сначала мой муж, немного посмеивался надо мной и моим увлечением, пока не прочитал одну из ваших книг. - я заметила, что девушка немного смутилась. - Книга называется 'Научится жить заново'.
  - Это правда, что говорят как будто эта книга - это ваша автобиография? - спросила Ася.
  - Правда. В той книге описана моя прошлая жизнь. - я сама ощутила, как помрачнело мое лицо. - Эта книга была написана три с половиной года назад.
  - Дима не поверил, что одна девушка может выдержать столько горя и предательства. - сказала Саша и прикоснулась к моей руке. - Вы знаете, мне самой жилось не сладко, но чтоб так жестоко....
  - Это правда что молодой человек, которого вы так любили, умер? - спрашивала Ася. - В книге вы не описываете, как это произошло.
  - Вы меня извините, но я и сейчас не очень-то хочу, говорит об этом человеке. - выдавила из себя я и посмотрев в две пары сочувствующих глаз, поняла, что сдаюсь. - Тогда я думала, что он умер.
  - Скажите, как? - тихо спросила Саша.
  - Как? - издала странный смешок я и две новые знакомые посмотрели на меня. - Это произошло на моих глазах. Вот как. Он попал в аварию и разбился. Мне позволили вызвать скорую, а потом выбросили мобильный из окна машины.
  - Ужас.
  - Еще какой. Несколько месяцев от меня не отходили. Я даже в туалет не могла пойти одна, со мной была служанка.
  - Почему?
  - Вы спрашиваете? Я хотела умереть. Я уже тогда просто существовала, а когда произошла авария, я поняла, что моя душа осталась там с ним и мое сердце уже никогда не будет так стучать. Поэтому даже, когда я болела, мне не давали в руки больше одной таблетки, а зачастую сами вкладывали мне их в рот, а потом проверяли, чтоб я проглотила.
  - Позже вы смирились. - прошептала Ася и я заметила в её глазах слезы.
  - Нет. - покачала я головой и уставилась куда-то вдаль. - Я перестала доводить себя, когда узнала, что беременна. А так как я похудела очень сильно, потому что ничего не ела, у меня была угроза выкидыша. Организм был настолько слаб, что малейшее движение могло спровоцировать. - мой голос дрогнул, но я почему-то хотела высказаться. - Тогда мой лечащий врач сказал, что если я хочу этого ребенка, я должна жить.
  Когда я замолчала, вытирая слезы, две женщины обняли меня.
  - Я тогда спросила его, как? Что такое жизнь? Вы знаете, я рассказала о себе все и врач мне ответил: ради этой крошки, что у вас в животике растет, вы просто обязаны научится жить заново. А дальше вы знаете все из книги.
  - А вы бы простили того парня, если бы он пришел? - спросила Ася.
  - Тогда да. Я бы простила его, ему просто нужно было сказать, что он наврал мне и я ему нужна. - честно ответила я. - А сейчас, не знаю. Понимаете, я научилась жить без него. Я заставила себя принять его гибель, заставила переступить через все это. Уже нет той девушки, и никогда не будет. Она умерла тем летом, когда её предал человек, которого она любила, которому доверяла, который был для нее всем.
  Женщины долгое время молчали и смотрели, как играют дети. Я тоже молчала. Я все сказала, даже если они поняли, что я говорила про Назара, теперь поймут, что все не так просто, простить человека, только потому, что любишь его.
  - А Софи совсем не выглядит такой маленькой.
  - Я знаю. - улыбнулась я довольная, что они поменяли тему. - Ей только пять с половиной, но она мыслит совсем по-взрослому.
  - Пять с половиной? - спросила как-то странно Саша. - Это получается что у нее день рождение весной или в начале лета.
  - Да, двадцать пятого мая, но я её переносила немного.
  Я заметила краем глаз, как две женщине переглянулись, вероятно, подсчитывают и я не ошиблась, следующие их слова подтвердили мою догадку.
  - Это получается, если верить вашей книге, что выезжая из страны, вы были беременны? - спросила вдруг испуганным голосом Ася.
  - Да, но я не знала об этом. - ответила я и посмотрела прямо в глаза одной и другой женщине. - Вы все правильно поняли. Это был ребенок того парня.
  - А ваш муж...?
  - Стив понял это, но чуть позже. Он сдавал анализы и понял, что бесплоден. Вот так-то.
  - Когда он узнал об этом, первый раз поднял на вас руку. - поняла Саша по моему выражению лица.
  - Когда это произошло?
  - Через полгода после родов. - спокойно ответила я. - Мне делали кесарево и после этого я долго восстанавливалась. У меня была депрессия очень глубокая. Я практически сошла с ума. Я очень хотела, чтоб у меня был мальчик и, чтоб он был похож на своего отца, а родилась девочка. Да еще и копия я, не считая цвет глаз и волос. Но когда Софи подросла, я заметила в её глазах, тот же огонек и поняла, она и есть то чего я хотела. Потому что в глубине души знала, я бы точно сошла с ума, если ребенок походил на него.
  Мне было легко открывать свою душу перед этими женщинами. Не знаю, почему. Может, потому что они были беременны, а может их аура была доброжелательной. А может еще и потому, что это мой последний день здесь. Наутро мы уже собирались уезжать.
  Чуть позже позвав Софи, и попрощавшись с милыми женщинами, мы поужинали и закрылись у себя в номере. Доченька весь ужин и пока купалась, щебетала без умолку. Ей понравилась компания, и она хотела с ними еще встретиться.
  - Знаешь, мамочка. - сказала она, ложась спать. - Они мне нравятся, как братья. Хотела бы я, чтоб у меня были такие братики.
  - Хотеть не вредно. - улыбнулась я и поцеловала доцю в щечку.
  Когда она, наконец, заснула, я сидела в кресле и смотрела в окно. Конечно, кроме своего отражения я не видела ничего, но все равно смотрела. В голову пришли новые идеи книги и я, взяв свой блокнот, начала писать.
  '.... Дождь. В эту пору его слишком много. Девушка сидела у окна и смотрела, как мокрые струи стекают по стеклу. Она не видела ничего. Перед ней стоял образ обнаженного мужчины в свете луны. Вдруг раздался гром, а потом она услышала, как на крыше что-то хрустнуло. И через минуту с потолка стала капать вода. Конечно, она знала, что нужно давно уже поменять шифер, но все никак не решалась забраться на крышу. Вот и пришел её миг.
  Девушка надела на себя фуфайку и резиновые сапоги и вышла под проливной дождь. Она практически ничего не видела и пробиралась наощупь. Поставив лестницу, девушка стала подниматься. Вдруг что-то произошло и она, поскользнувшись, начала падать, но так и не коснулась земли. Открыв зажмуренные глаза, она поняла, что кто-то держит её на руках и что-то пытается сказать, перекричать дождь и ветер....'
  Я оторвалась от блокнота только тогда, когда услышала тихий стук в дверь. Я встала и заправила поплотнее халат. На часах было довольно поздно, и я нахмурилась, кто бы это мог быть?
  Но стоило мне открыть дверь, я ахнула от неожиданности. Сильные руки прижали меня к крепкому телу, а губы заглушили мой крик. Я стояла с широко открытыми глазами и смотрела в серебристые глаза мужчины, который целовал меня и прижимал к себе все сильнее. Я не отвечала, потому что была слишком шокирована, не ожидала такого. Его язык прошелся по моим губам, и тут я пришла в себя. Я стала отталкивать его, вырывалась из его стальной хватки, даже ударила его пару раз.
  Он медленно оторвался от меня и посмотрел потемневшими глазами. Я почувствовала, как за моей спиной закрылась дверь и только тут поняла, что нахожусь в чужом номере. Только здесь Назар отпустил меня и то только для того, чтоб закрыть дверь на ключ.
  - Ты с ума сошел? - взорвалась я, но мой голос был чуть больше шепота. - Выпусти меня!
  - Нет! - сказал твердо он и положил ключ в карман джинсов. - Сначала мы поговорим.
  - Нам не о чем разговаривать.
  - Ты так думаешь?
  - Я знаю. Чего ты хочешь? - мне было не по себе, и я скрестила руки на груди, чтоб как-то отгородится от него.
  - Лера.... - медленно протянул Назар, и мое бедное сердечко несколько раз гулко стукнуло.
  - Вы ошиблись, меня зовут Валери.
  Он подошел ко мне очень близко и протянул руку, но потом обессиленно опустил её. Мы смотрели на друг друга с вызовом и болью. Конечно, оба понимали, что нужно поговорить, но я так боялась этого.
  - Прости. - вдруг прошептал Назар и я заметила, как его глаза блеснули. - Лерочка, прости меня, если сможешь.
  - Это все, что ты хотел сказать? - я держалась из последних сил, но решила не поддаваться ему.
  Он смотрел на меня, не скрывая боли в его глазах. Боль и безнадежность. Потом он подошел к двери и открыл её. Я поняла, что он отпускает меня, поняла, что он и сейчас не хочет бороться. Я молча подошла к двери и когда взялась за ручку, услышала его прерывающийся голос.
  - Ты не простишь. - и это был не вопрос. - Я опоздал? Да? Лера! - сказал Назар, и я услышала в его голосе отчаяние. - Я не мог ничего сделать тогда!
  - Мог. - тихо сказала я и повернула к нему лицо мокрое от слез. - Ты многое мог, Назар. Меня предал родной отец, и я надеялась, что ты меня поймешь.
  - Я..., понимал, но...
  - Но? В тот день, когда я встретила тебя у кабинета отца, я поскандалила с ним. Он продал меня за копейки и еще улыбался моей наивности, когда я говорила, что ты спасешь меня, что не позволишь этому случиться, потому что любишь меня. А спустя пару дней, я слышу от тебя то, что мне сказал отец.
  - Что я мог сделать? - вскричал Назар, разводя руки. - Он угрожал мне и моим родным, он заставил меня поверить, что для тебя это было только развлечение!
  Я засмеялась, холодно, с обидой.
  - Ты поверил ему! Ты даже не захотел выслушать меня. - я шагнула к нему и ткнула указательным пальцем ему в грудь. - Ты унизил меня! Я никогда еще не чувствовала себя так низко, никогда не теряла своей гордости, никогда так глупо и слепо не поступала. А знаешь, почему я делала это? Я любила тебя. Любила так, как никого в жизни. А ты растоптал мою любовь, просто вытер об меня ноги и ушел. Я находилась под наблюдением весь месяц. Никто не давал мне в руки острых предметов, боялись, что я могу себе навредить. - я снова холодно засмеялась. - Глупые! Я уже тогда умерла, а убил меня Ты!!!! Но до последнего я верила, что все-таки что-то для тебя значу.... До последнего.... Даже, когда подписывала тот чертой контракт, я хотела, чтоб ты остановил меня. А потом.... Потом произошла эта авария....
  - Но ты не очень-то и горевала, раз сразу забеременела! - с укором сказал Назар. - Не так сильно ты меня любила, раз ложилась в постель со Стивом.
  - Ты не имеешь права меня осуждать! - зло сказала я. - На себя посмотри! Через сколько дней ты переспал в другой? А? Я уверена, что все эти годы ты не был монахом. - я тяжело вздохнула, пытаясь успокоится. - Стив был моим мужем, но к твоему сведению, я с ним за два года спала всего четыре раза. А после последнего я отказывалась ложиться с ним в постель. Все доволен?
  - Лера. - Назар протянул мне руку, но я отмахнулась от него.
  - Нет её! Все! Я другая, пойми и уже никогда не стану той, что любила тебя.
  - Но и я уже не тот! Я любил тебя тогда, но и сейчас для меня нет другой женщины. Никто не способен был занять твое место. - он подошел и так быстро обнял меня, что я не смогла отстраниться. - Прости меня. Прости. Пожалуйста, дай мне шанс все исправить.
  - У тебя был шанс, Назар. Шесть лет назад у тебя был шанс. - уставшим голосом говорила я. - Я научилась жить без тебя. Мне никто не нужен, кроме дочери.
  - Лерочка.... - прошептал он, прижавшись своим лбом об мой. - Любимая, ты нужна мне.
  - Это не так.
  - Ты нужна мне! - твердо повторил Назар. - Когда я увидел тебя в кафе, подумал, что это наваждение. Я почувствовал, что пришла весна. О, Боже! Что мне сделать, чтоб ты поверила? Как доказать, что я люблю тебя? Скажи, и я все сделаю.
  - Мне ничего от тебя не надо. - я оттолкнула его и поспешно открыла дверь. - Больше не звони мне и не подходи ко мне.
  - На этот раз я буду бороться. Я не отдам тебя никому! - он вышел за мной в коридор, но я шла не оборачиваясь. - Ты слышишь, Лера? Я не отпущу тебя!
  - Тебе придется. - спокойно сказала я взявшись за ручку двери своего номера. - Ты умер для меня еще тогда, в аварии.
  - Но я не умер. - умоляюще произнес Назар.
  - Ты думаешь, я вот так просто прощу тебя? Все не так.
  - А помнишь, ты говорила...?
  - Я все помню, но я уже другая. - с этими словами я закрылась у себя в комнате.
  Он сказал, что любит. Сказал, что я нужна ему. Я чувствовала, что он стоит у меня за дверью. Я чувствовала его. Подняв руку, я прикоснулась пальцами к губам. Как же давно я не чувствовала того желания, что несколько минут назад. Как бы я не была обижена на него, мне было приятно знать, что он жив.
  Я улыбнулась сквозь слезы и услышала негромкий голос за дверью, и он говорил, что любит меня. Молил поверить ему. И я верила, не знаю, почему, но верила. Ведь я любила его, и мое подсознание говорило мне плюнуть на свою гордость и открыть дверь. И все же я прошла вглубь комнаты, сняла халат и легла в постель.
  Утром я уеду, и несколько недель не буду показываться в городе. Конечно, он может найти, где я живу, но вряд ли ему удастся пройти охрану. С этой мыслю, я заснула.
  Утро встретило нас снегопадом, и отъезд пришлось отложить, но я все равно сложила все вещи в багажник, чтоб в любую минуту можно было уехать. Когда мы сидели за столиком в кафе, чего удивляться, появился Назар. Софи сразу же узнала его и позвала к нам, а сама побежала к нему навстречу. Назар присел на корточки пред ней и улыбнулся.
  - Привет, цветочек. Как тебе здесь нравится?
  - Да, только мы уже уезжаем.
  - Как так скоро? - Назар не смотрел на меня, но я чувствовала, что он сдерживается. - А я так хотел с вами покататься на лыжах.
  - Мы бы с удовольствием, но нам и правда надо ехать. - грустно сказала Софи. - А знаешь, я думала, что ты приехал к нам, потому что любишь маму.
  - Так и есть, солнышко. - махнул головой Назар и посмотрел на меня. - Я люблю твою маму и очень хочу, чтоб она согласилась выйти за меня замуж.
  - Мама согласиться, она немного по дуется и согласится.
  - Ты так думаешь?
  - Конечно. Я же читала её дневник!
  - Софи, ты преувеличиваешь. - я встала из-за стола, замечая, что мы стали открыты любопытным взглядам. - Нам пора.
  - Мама, я хочу, чтоб папа, наконец, уже жил с нами! - твердо сказала дочь и я открыла рот от изумления.
  - Папа? - спросил Назар и от неожиданности сел на пол с открытым ртом. - Ты хочешь, чтоб я был твоим папой?
  - Нет. Ты и так мой папа. - улыбнулась Софи. - Я думала, ты знаешь.
  - Но я не знал! - Назар так быстро вскочил на ноги, что я отошла на шаг. - И ты молчала? - он посмотрел на дочь. - Софи, посиди, пожалуйста, с....
  - Мы посмотрим за ней. - сказала улыбаясь Ася. - А вы идите, поговорите.
  - Нет! - попыталась противостоять я.
  - Да! - сказал Назар непреклонным голосом и, схватив меня за руку, потянул на улицу.
  Там он так же резко выпустил меня. Мы смотрели друг другу в глаза и тяжело дышали. Пар шел изо рта. Я была без курточки, но не чувствовала холода. В моем сердце вновь проснулась та любовь, что была шесть с половиной лет назад. Видимо Назар заметил перемену в моих глазах, потому что со вздохом притянул меня к себе и обнял. Обнял так крепко, что я с трудом смогла вдохнуть.
  - Как же я соскучился. - прошептал он у самого уха. - Лерочка, родная моя, любимая. Ты - моя жизнь!
  - Назар.... - прошептала я, и он посмотрел на меня. По моим щекам катились слезы, я подняла руку, и провела по его лицу, очерчивая черты лица. - Ты жив.... - прошептала я. - Ты жив! Я... так тебя люблю, Назар. Ты всегда жил в моем сердце.
  - И я люблю тебя. - он поцеловал меня. - Когда ты уезжала, ты писала что с тобой останется частичка меня, ты имела в виду Софи?
  - Нет. Я не знала, что беременна. Я бы сказала тебе. Нашла бы способ сказать. Я имела в виду любовь к тебе.
  Он еще крепче обнял меня и я прижалась щекой к его плечу. Я видела, как у окна стояла Софи и улыбалась, но в глазах у нее были слезы. Наверное это слезы счастья. Рядом с ней были Саша и Ася со своими детьми. Они тоже улыбались со слезами на глазах. и я плакала от счастья. От обиды за потраченное время. От любви.
  Только сейчас стоя на холоде, в объятиях Назара я чувствовала, что в моем сердце живет весна. Я чувствовала, что теперь все будет, как в сказке. Чувствовала, что я снова живу, не учусь жить, а живу. Я нашла ту развилку и пошла теперь правильной дорогой. П
  одняв голову я посмотрела на Назара. Его глаза.... Они изменились. В них снова тот голубой блеск, то озорство, та любовь. И я знала, что теперь он точно меня не отпустит, а я не уйду.
  - Прости меня. - прошептал он, вытирая мои слезы. - Прости.
  - Мне не за что тебя прощать. - я улыбнулась. - Ведь..., но если ты хочешь услышать именно эти слова, я прощаю тебя.
  Я вздрогнула, но уже от холода. Хоть Назар меня и обнимал, а его расстёгнутая курточка немного грела меня, все равно мороз и снег дали о себе знать.
  Назар еще раз вытер мои мокрые слезы и повел в кафе. Как только мы вошли, увидели, что нас ждали. Несколько столов было сдвинуто, а на них стояли бокалы и шампанское. А родные Назара и наша доченька улыбались нам.
  Наша. Как же приятно называть Софи не моей дочкой, а нашей дочкой! Как приятно обнимать любимого и улыбаться. Искренне улыбаться. Самой счастливой улыбкой в мире.
  - Вот теперь, когда, наконец, все счастливы, я довольна! - сказала Ася и пригубила шампанского.
  - А ведь Дима с Платоном не верили, что все получится, главное дать им повод встретится. - улыбнулась Саша и я с Назаром посмотрели на них удивленно.
  Потом Назар расхохотался, да так заразительно, что в итоге все начали смеяться. Я догадалась, теперь уже догадалась, почему он тогда в кафе был так удручен. Он не хотел находиться там, но так как сестра его попросила, приехал, ведь он никогда не отказывал ни, в чем своим сестрам, а беременным подавно.
  - А если бы мы так и не встретились в кафе? - спросила я. - Ведь в тот день я должна была ехать в редакцию, и все изменилось в последнюю очередь.
  - У меня был и план Б, на этот случай. - заговорщицки подмигнула Ася.
  - Бассейн. - сказал улыбаясь Назар. - А я-то думаю, с какой это стати нужно было тащиться в другой конец города, если возле дома есть прекрасная секция.
  - Нам было тошно на тебя смотреть. - сказала Саша, а её муж Дима, обнял её и вытер со щеки скатившуюся слезу.
  - Я могу сказать только одно - Спасибо! - улыбаясь, сказал Назар и подхватил на руки Софи, прижал её к себе.
  Потом удерживая дочь одной рукой, обнял меня за плечи и притянул к себе так, что я уткнулась носом ему в шею.
  
  Эпилог
  
  Я сидела в кресле в большой гостиной, а вокруг меня дети, племянники и племянницы Назара. Софи на коленях у папы, а его сестры и их мужья расположились на диванах. Я читала свой роман и улыбалась, когда у всех блестели слезы на глазах. Прошло уже четыре года с тех пор как бы поженились. Наша семья была самая счастливая, любящая, дружная. Софи с нетерпением ожидала братика или сестричку. Мы специально просили моего врача не говорить пол ребенка. Но эта неизвестность не пугала нас, а наоборот радовала.
  Каждое утро я просыпаюсь от поцелуя своего любимого и улыбаюсь счастливой улыбкой. Каждый миг, каждую свободную минуту мы проводим вместе.
  Даже спустя четыре года, Назар просит у меня прощение, хотя я и говорю, что простила его. Он не может сам себя простить, и все время корит себя за это. А ведь все могло бы быть по-другому. Но я счастлива! Сейчас я счастлива!
  - И они обнялись, и губы их слились в самом крепком и самом сладком поцелуе, и все на свете было хорошо, потому что влюбленные наконец-то соединились, а значит, жизнь продолжалась. - я подняла от книги глаза и улыбнулась слушателям. - Все.
  - Нет, не все. - сказал Назар и, ссадив с себя Софи, подошел ко мне. - Ты забыла написать, что жизнь не продолжалась, а началась сначала. И что бы в прошлом не было, любовь осталась и победила. - он стал передо мной на колени и поцеловал меня. - Я люблю тебя, жизнь моя! Я буду всегда любить тебя!
  - И я тебя. - ответила с улыбкой я и взяла его руку в свою. - А теперь вези меня быстрее в роддом, если не хочешь, чтоб я здесь родила.
  - Как уже??
  - Уже полчаса как. - засмеялась я и одновременно застонала от схватки.
  Вот так и соединились две судьбы. Через час у нас родилась прекрасная, здоровая девочка, копия своего папы.
  Хотя это еще не конец всей истории. Через несколько месяцев, мне пришло письмо. Давно я не получала писем. Я смотрела на конверт и почему то боялась открыть его. Мои руки дрожали. Назар обнял меня и подбодрил.
  Может вы уже догадались? Это было письмо от мамы, в котором она просит меня о встрече с ней. Говорит, что не могла повлиять на отца и что просит прощения.
  - Ты должна простить. - тихо сказал Назар и я посмотрела на него со злостью. - Должна.
  Но злость была направлена не на него, а на родителей. Я не могла им этого простить, и не хотела. Может, я на этот счет эгоистка, упряма, и бесчувственна, но я просто не могла простить их. Все пять лет, что я жила в Нью-Йорке, они со мной не связывались и ни разу не приехали ко мне. И вот сейчас резко вспомнили, что я существую? Нет уж! Не прощу! Я порвала письмо и выбросила его в мусорник. Назар мне не сказал ни слова. Он меня понимал, как и всегда очень хорошо. Мне нужно было время все обдумать.
  Половину дня я провела в детской с нашей малышкой Дашенькой и, конечно же, Софийкой. Пока я кормила малютку и качала её, Софи тихонько читала нам стихи, которые сама сочинила. Это были веселые стишки, о зверях, о природе. Так же у нее были и более серьезные стихи о семье, родителях и детях.
  Вот так нас и застал Назар. Когда я посмотрела на него, он сразу же понял мои мысли и улыбнулся. Он подошел к нам поцеловал всех по очереди, но на моих губах задержался дольше.
  - Я привезу её. - сказал он и ушел.
  Я объяснила Софи, что приедет её бабушка и моя мама, когда дочь спросила меня кого папа привезет.
  И уже через час я стояла в гостиной и смотрела, как в дверях появляется моя мама. Конечно же, я простила её, я просто не могла не простить. Несколько секунд мы смотрели на друг друга в нерешительности, а потом со слезами кинулись в объятия друг другу.
  Мама просила прощение, что позволила отцу так поступить, а я в свою очередь, что наговорила тогда. Кстати, мама ушла от отца и уже пятнадцать лет живет одна и снимает квартиру. Я не задумываясь, сразу же предложила ей жить с нами.
  Вот теперь уже конец или точнее это только начало новой счастливой жизни.
  
  Конец
Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"