Дей Энни: другие произведения.

Мистер "X"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.32*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лучшая подруга неожиданно заявляет, что влюблена, но наотрез отказывается называть имя возлюбленного, торжественно именуя его "Мистером ИКС". И пока Аня теряется в догадках, её сердце тоже начинает биться чаще, ведь вокруг нее появляются сразу двое кандидатов - надменный и взбалмошный Ярослав и идеальный и правильный Максим. Как же не ошибиться и не увести случайно счастье из-под носа у подруги? И кто эта Госпожа Судьба, которая так часто устраивает ребятам неловкие моменты?

    Обновление от 09.10.14! Книга закончена! :)












  
  
  
  
  Мистер 'X'
  
  Знаете, есть такое древнее-древнее поверье, согласно которому тот, кто озвучит свою цель или мечту публично - сглазит свое счастье. Так вот, моя лучшая подруга в это искренне верит. Именно поэтому, даже под самыми страшными пытками наподобие 'я обижусь!' или 'мы же подруги!', Вика не созналась, в кого она так безумно влюблена.
  - Давай мы обозначим его Мистером Икс. Пусть пока будет так. Не обижайся, Аня, ну пожа-а-алуйста, - канючила вредная рыжая девчонка, - я знаю, что ты не хочешь рушить мое счастье. А для меня эта примета очень-очень важна! Я безумно боюсь сглазить, боюсь что не так поймут или... - она осеклась и замолчала, жалобно глядя на меня.
  - Я поняла все и не обижаюсь, - угрюмо каждый раз вздыхала я, - но ты же понимаешь, что меня теперь каждую минуту будет от любопытства распирать?
  - Любопытной Варваре... на базаре... оторвали! - тихо, но очень вкрадчиво прошептал кто-то сзади. Вика резко обернулась и запустила карандашом в своего собственного двоюродного брата, но Денис ловко увернулся и отсел подальше за мою спину.
  - Подслушивать невежливо! - шикнула на него Вика. Дэн скорчил какую-то жуткую гримасу в ответ. Как маленькие дети, ей Богу.
  Вот что значит с детского сада знакомы. Я часто бывала в гостях у Вики и просмотрела все семейные альбомы вдоль и поперек. Эти двое похожи друг на друга как две капли воды с самого раннего детства. В детском садике Вику еще и стригли коротко - они походили на братьев, только волосы у Дениса были темнее, но при свете солнца на них все равно был заметен рыжий отлив. Они всегда держались друг друга, в драку лезли вместе, играли вместе. А вот когда они ссорились - воевали все вокруг. Эти ребята умели вдохновлять на безрассудства.
  - Ты сбиваешь меня с мысли шушуканьем! - Денис пытался придать своим словам серьезности, но выходило слишком наигранно, отчего становилось смешно. - И вообще, скажи спасибо, что это брат тебя пытается облагоразумить, а не препод!
  - Могу и я!
  О-опс! Я резко спряталась за свою сумку, лежащую на парте, искренне надеясь, что это спасет меня от раздачи тумаков.
  - Таракановы, вы оба мне надоели. Несите реферат на тему нео-кейнсиантсва, завтра же.
  - Простите, Соломон Витальевич! - поспешно выкрикнул Дэн, пытаясь смягчить наказание, но преподаватель был суров в наказании.
  - Прощу, если мне понравится Ваша писанина. Помнится, в прошлом году у вас вышла весьма хилая курсовая.
  Денис что-то буркнул себе под нос и лег рыжей макушкой на конспекты. Вика покраснела и принялась что-то усиленно записывать в тетрадь, а я уставилась в окно и задумалась.
  Кто бы мог быть тем самым Мистером Х? Кого я знаю из ее окружения? С кем она проводит все больше и больше времени?
  В последнее время, в нашей компании вообще очень мало парней. Мы общаемся всего с парой девушек из нашей группы, а уж в шумных компаниях бываем раз в сто лет, когда раки на горах устраивают дружный брачный свист и пляски. Так что о личности Мистера я не имела ни малейшего представления. Может, она познакомилась с ним недавно?
  Спасительный звонок раздался прежде, чем я смогла полностью погрузиться в свои мысли, но раньше, чем большая часть нашей группы успела благополучно заснуть. Мы с Викой условились встретиться в столовой и разошлись. Подруга хотела взять какие-то документы в деканате, а мне нужно было срочно попасть на пятиминутку студсовета, в котором я состояла в качестве помощника главного помощника. Как помощник я должна была отмечать отсутствующих и записывать основные темы собрания в дневник, который затем оставляла на полке, чтобы отсутствующие могли потом все прочитать. Работа была несложной, но уже давала мне право слыть в деканате в списках 'активных студентов'.
  Мне удалось придти одной из первых и занять место поближе к главе стола. Свою гитару я аккуратно спрятала в углу комнаты, достала блокнот с полки и села за стол.
  - Аня, привет! Привет Олечка, Виктор, Дина! - в аудиторию влетела расфуфыренная глава модной колонки университетского журнала - Нина Русина собственной персоной. Блондинка модельной внешности и непомерного самомнения. - Я ничего не пропустила?
  - Нет, мы только пришли, - тихо ответила девушка из противоположного конца комнаты. Кажется, ее звали Дина, и она была нашим директором по связям с общественностью. Я слышала ее голос лишь два раза за все собрания. Всегда считала ее тихоней, но, возможно, мне просто не приходилось с ней сталкиваться. Казалось бы, парадокс, но молчаливая Дина вот уже три года подряд выбивала приличное спонсирование для всех наших университетских проектов, которое почти полностью окупало мероприятия.
  - Ну что? Все в сборе? - в зал ворвался Максим, президент нашего студсовета, словно ураган, сметающий все на своем пути. За ним в тесную комнату ворвалась целая толпа студентов с блокнотами и записными книжками. - Ребята, сегодня нам нужно поговорить о предстоящем выпуске журнала, - Максим занял свое место во главе стола. - Четыре страницы все еще пустые. Плюс, скоро день первокурсника. Кто-нибудь слышал, что они делают? О контроле я вообще боюсь спрашивать.
  - Макс, мы еще не знаем, что напечатать в разделе жизнь института. Целый разворот пустой.
  - Такие большие и не знаете? - По комнате разнеслись веселые шепотки, - Фотки напихайте. Вот с подготовки дня первокурсника и пихайте. Идите сейчас, малышня собралась в актовом зале, сделайте пару фото, спросите их о чем-нибудь. К концу дня требую первый выпуск к себе на стол.
  - Поняли, - тучка студентов растворилась в дверном проеме и унеслась в актовый зал.
  - Кстати, насчет первокурсников? Кто-нибудь объяснил им хотя бы банальные правила организации?- В комнате воцарилась гробовая тишина. - Отлично! - Воскликнул Макс, взмахнув руками, - Вы хоть понимаете, что если не выйдет нормальный капустник, ректор порубает нас на фарш? - Дина, ты у нас главная по связям, свяжи их по рукам и ногам. Никаких политических шуток и наготы, как это было у нынешних второкурсников, - комната бодро захихикала, вспоминая прошлогоднее выступление команды КВН из первокурсников экономфака - там было все - от 'Серой'... до, кхм, откровенно черного юмора. Только тихая Дина не среагировала никак, лишь кивала на все указания Максима. - Будет телевидение, несколько депутатов и ректор лично. Возьми любого в помощники. Заклинаю его, он не откажет.
  - Я беру тебя, - громко заявила она.
  В комнате повисла тишина. Максим смутился и, сдавленно закашлявшись, удивленно уставился на Дину. Дина, напротив, не смущалась ничуть.
  - Информация о телевидении и депутатах для меня была новой, а, значит, никто об этом еще не знает. Вывод: ты знаешь все лучше всех, поэтому идешь со мной, - отчеканила эту фразу девушка с такой точностью, что ей бы позавидовала диктор новостей по главному каналу. Максим, видимо, порывался что-то возразить, но Дина его перебила, любезно напомнив. - Не забывай, ты себя заклял.
  - Да я себя проклял, когда баллотировался на место президента! Пошли! Все свободны!
  Максим выбежал вслед за хрупкой Диной, едва ее черное каре скрылось в дверном проеме. Ребята еще немного постояли, пошушукались, и тоже стали расходиться. Нина, ошеломленная тем, что из-под ее носа только что увели прекрасного Максима Вернского, ушла одной из последних.
  Признаться, я тоже была удивлена поведению самого тихого участника нашего студсовета. Настолько, что даже перестала писать. Впрочем, навряд ли кто-либо заметит, что я что-то упустила. На собрании были все. Все прекрасно. Я подхватила сумку и выбежала в коридор, Вика, наверное, уже ждала меня в столовой.
   - Ты бы слышала, что сейчас было! - я плюхнулась за стол к Вике. Подруга любезно протянула мне тарелку с салатом.
  - Это ты слышала бы, что сейчас было! Я прошу: дайте мне справку. А она мне в ответ: принесите мне лист 'а четыре', мне не на чем печатать! С ума сойти! Деканат престижного универа! - Вика запила свое возмущение чаем и уставилась на меня в ожидании истории. - Может, у тебя что-то получше?
  - Может, - кивнула я. - Помнишь Дину из студсовета?
  - Помню. Если это та тихоня, Дина Гулязина, верно? Черненькая такая?
  - Верно, она. Так вот, что она сегодня вытворила...
  Я вкратце пересказала подруге все, что произошло на заседании студсовета. Вика слушала, не перебивая, но не удержалась от коронного вопроса в конце.
  - Неужели прямо так сказала?
  - Не так, конечно, я тебе вру, подруга! - обиженно уставилась я на нее.
  - Ой, да ладно тебе, не злись. Ешь лучше, - Вика на минуту задумалась, бегая пальчиками по краям стакана. - Получается, Нина на него глаз положила.
  - А кто на него не положил глаз, хоть из нашей группы? Это же Вернский!
  - Ты, - спокойно ответила Вика.
  - Я не положил, - весело ответил на риторический вопрос Денис, подсаживаясь за соседний стул.
  - Ты же знаешь, что мне кроме моей суровой мужской гитары никто больше не нужен, - попыталась отшутиться я, - привет, Денис.
  - Здоровались уже. А можно я спрошу, что я не положил? - по-шалопайски качаясь на стуле, спросил Дэн.
  - Нельзя, но ты уже спросил. В следующий раз не слушай чужие разговоры. Варварам на базаре... страшные вещи делают! - вспомнила Денису его же слова сестра.
  - О! Шутить научилась! Пошли к нам в КВН-команду?
  - Не пойду! Зачем ты пришел, а? - накинулась на брата Вика.
  - Да чего ты злишься? Я пришел вас на капустник пригласить. Мы будем выступать на дне первокурсника. Поболеете?
  - Вас после прошлогоднего еще готовы выпустить на сцену? - изумилась Вика. И не мудрено - в прошлом году выступление ребят отличилось излишней пошлостью. В арсенале было все: от небольшого урока анатомии до затрагивания личной жизни участников жюри. Именно их выступление упоминал на 'пятиминутке' Максим. И именно их выступления он больше всего опасался.
  - Конечно, мы теперь звезды этого бренного универа! - гордо заявил Дэн, вскинув голову. - Серьезно, там из-за приезда депутатов никакого капустника толком не будет. Только серьезные коллективы. Даже наших танцоров не пускают, разрешат выступать только балетной студии.
  - Ничего себе... - Я проглотила новую для себя информацию. Сейчас Максим с Диной будут делать репортаж о первокурсниках... А их там нет! Может, следует предупредить их? Или нет?
  Мне нужен знак!
  Тонкая, статная женщина с черными, как смоль, волосами, с белоснежной кожей и пронзительно холодными голубыми глазами вышла из-за своей занавесы и взмахнула рукой. Тысячи серебряных искр закружились в воздухе, медленно оседая на пол, на столы, на людей стоящих вокруг.
  Ее никто не видел, никто не слышал и только у Ани по спине пробежали мурашки, заставляя растерянно оглянуться. Что же это было? Уж не сама ли Госпожа Судьба решила поиграть с ними сегодня? Или она лишь подталкивает их к своим уже давно забытым игрушкам?..
  - Слушай, я все не могу сообразить, где ты спрятала гитару? - перебила нас Вика.
  - Я ее не спрятала, она тут... Опс! Где?! Черт! - в комнате студсовета моя гитара, где же еще! А я все ломала голову, почему моему плечу так легко живется. - Вика, я ее оставила в комнате студсовета. Прости, я прибегу к началу пары.
  Таким образом, мной был получен знак к действию. Иногда в жизни и вправду происходит что-то, что выходит за рамки простых серых будней. Кто-то называет это приключениями и рвется в бой, а другие нарекают странностями и обходят за добрый километр. Я не могу даже предположить, к какой группе людей отношу себя, но мне, правда, нужно было забрать гитару.
  Я услышала гитарные аккорды еще задолго до того, как войти в штаб студсовета. Похоже, кто-то решил сыграть на моей старушке. Интересно, кто? Думаю, если кто-то без спроса взял мою гитару - я имею права без спроса послушать его игру?.. К тому же мелодия казалась мне незнакомой, но в душу запала буквально за пару аккордов.
  
  Новые грани манят яркими огнями,
  Почувствуй реальность, живи этими днями.
  В твоих руках возможности и время -
  Не теряй их зря, не поддавайся лени.
  
   Я на носочках подкралась к комнате и осторожно заглянула в дверной проем. Макс сидел спиной ко мне, но я все равно его узнала. А вот его голос - нет. Слишком высокий для него. И слишком странная песня для такого задорного и собранного парня как он.
  
  Пропускай мимо ушей пустые заверения,
  Выкини прочь эти глупые сомнения.
  Конечно, будет сложно, но попробуй сдержаться,
  Герой не приходит - он должен ворваться.
  
  Оставь позади свой мелкий мегаполис,
  Стисни кулаки не поддавайся боли.
  Живи без оглядки, что позади - былое.
  Сложно, невозможно - никто с тобой не спорит.
  
  Но здесь твоя жизнь зажигается ярче,
  Именно здесь начинаются сказки.
  Это город-обитель взлетов и падений,
  Несбывшихся надежд, запредельных приключений.
  
  Оставь позади свой мелкий мегаполис,
  Стисни кулаки не поддавайся боли.
  Живи без оглядки, что позади - былое.
  Сложно, невозможно - никто с тобой не спорит.
  
   А голос у Максима был недурной. Такой приятный, слегка высоковатый для парня, но ясный и чистый, не дрожащий, как это часто бывает. И песня... Я заслушалась. Не знаю, сколько я простояла под дверью нашей коморки с замершим дыханием, но очнулась я уже, когда прозвенел звонок. Жуткий металлический звук неприятно резанул по ушам, сдергивая приятную пелену после авторской песни.
   Определенно, это одно из самых лучших произведений, которые когда-либо играли на моей прелестной старушке.
  - Аня? - Вернский вышел из каморки студсовета, держа в руках мою гитару, уже в чехле. Щеки залил румянец, а язык резко начал заплетаться. Максим нашелся быстрее, чем я и протянул мне то, зачем я пришла. - Держи. Прости, я тут сыграл на ней, пока тебя не было.
  - Я слышала, - призналась я. Румянец уже постепенно переходил в штурм лба - по крайней мере, мне так казалось. - Красивая песня. Откуда она?
   На секунду Максим замолчал.
  - Сам написал? - попробовала предположить я. Вот если он еще и песни пишет... Парень, кто ты? Идеальный идеал всех идеалов? Красавчик, спортсмен, председатель студенческого совета, редактор нашей главной газеты, отличник и ... еще и песни пишет! Прямо принц из сказки.
  - Не совсем так, но я прикладывал к этому руку, - наконец-то ответил принц. В светло-карих глазах на секунду загорелся мечтательный огонек. - Правда, понравилось?
  - Правда. Дашь аккорды?
  - Хорошо, - улыбнулся он, и тут же сменил тему. - Слушай, а ты занята в каких-то проектах?
   Твою дивизию! Египетская сила! Тысяча чертей! Ёжкин кот! Чуть что, сразу рыжий!
   В голове не возникло достойной отговорки - только поток ругательств.
  - Нет, - скромно потупила взор я, мучительно потянув паузу.
  - Отлично! - прихлопнул в ладоши он. - Мне нужен помощник для организации капустника. Нужно следить за цензурой, фильтровать номера, помочь с организацией всего мероприятия... В общем, работы навалом. Я буду очень благодарен, если ты мне поможешь.
  - Помогу, - будто бы мне есть куда деваться. Мне ли не знать, как Макс умеет действовать на нервы тем, кто уклоняется от работы в студсовете?
  - Спасибо тебе большое. Кстати, - Вернский взглянул на часы, и я поняла, что моя жизнь кончена еще до того, как он это озвучил. - Тебе на пару не пора?
  - Кузькина мать, - в этот раз я не сдержалась от сдавленного ругательства. Принц нашего универа только скромно пожал плечами. - У меня же макра... Я побежала! Спасибо за гитару.
  - Погоди, - остановил меня Макс прежде, чем я успела испариться точкой на линии горизонта. - У тебя же ведет Егоров?
  - Да.
  - Скажи ему, что я тебя задержал по поводу дня первокурсника... Нет. Давай я лучше с тобой пойду.
   Я немного смутилась. Не то, чтобы я была против сопровождения, но вряд ли из этого что-то выйдет. Придется куковать под кабинетом, опоздали мы уже на приличное время, а этот вредный преподаватель не любит подобное. Хотя бы будет компания, чтобы сидеть под дверью... Может, я смогу что-нибудь выведать у него про авантюру, в которую я записалась?
  - А тебе самому не нужно на пару? - вдруг сообразила я, когда мы уже направились к кабинету, где шел наш семинар.
  - Нет, у меня все закончилось еще два часа назад.
  - Что ты тогда делаешь в универе? - взмахнула руками я. Грубовато получилось, но я правда была удивлена. Вернский потрепал себя за макушку, заставляя непослушные русые волосы топорщиться еще больше.
  - Да все по мелочи. Сейчас возился с газетой, - пожал он плечами и протянул руку за моей гитарой, - давай я понесу.
   К кабинету мы пришли быстро, Максим постучался и протолкнул меня вперед. Сначала преподаватель брезгливо сморщился, оглядев меня, почти всегда спящую на предпоследней парте студентку, с головы до пят, но тут же расплылся в широкой улыбке, едва заметил Вернского.
  - Простите, Степан Ильич, я ее задержал, - откашлявшись, поздоровался Макс, заходя в аудиторию следом за мной. - Мы готовим праздник ко дню первокурсника... Вы не против, если я посижу с ребятами?
  - Проходите-проходите, Максим, - засуетился преподаватель, откладывая в сторону мел. - Вот! Учитесь, молодые люди! - неожиданно воскликнул он, - курс макроэкономики для Максим сдал на отлично без каких-либо затруднений, защитил курсовую, участвовал в научных конференциях и не чурается повторять когда-то уже пройденный материал. А вам учебник открыть лень!
  - Привет, - шепотом поздоровалась Вика, когда я плюхнулась рядом. Глаза подруги с интересом проследили за садящимся рядом со мной Максимом. - Где была?
  - Да так, замешкалась просто, - я лишь отмахнулась, давая ей понять, что все объясню потом.
  - Привет, - Макс перегнулся через меня, здороваясь с подругой. Вика какое-то время тоже была в студсовете, поэтому они были знакомы, но моей взбалмошной подруге нравилось часто менять сферы деятельности... Сначала был студсовет, потом секция волейбола, потом актерская школа, а теперь рыжая бестия причисляла себя к художникам и разрисовывала обложки всех своих тетрадей. Иногда и моих. Еще чаще страдали блочные тетради Дениса. Впрочем, он против не был, а картинку в стиле 'ню', которую Вика нарисовала ему на прошлой неделе, даже пару раз хвастливо демонстрировал своим дружкам.
  - И тебе не хворать. Что там с капустником?
  - Мы же выступим, да? - включился в разговор Денис, перегибаясь уже через весь ряд - он сидел в самом углу рядом с Викой. Препод на нас уже косится... Надо бы им намекнуть...
  - Тараканова, к доске!
   Не успела... Вика, чертыхнувшись, отправилась грызть гранит науки, а Денис занял ее место и начал приставать к Максиму по поводу дня первокурсника. Я чувствовала себя немного не в своей тарелке - с большим интересом на нас оборачивались одногруппники. Хорошо еще, что мы сидели на последней парте, и это было не так-то просто сделать под злобным взглядом преподавателя.
  - Потому что в прошлом году вы устроили полный балаган, - открестился Максим.
  - Ты нас с кем-то перепутал. Мы показывали высокоинтеллектуальный юмор. Я даже стихи читал, - Дэн стукнул себя кулаком в грудь. Ага, стихи он читал. Это были полуматерные частушки про жюри, политику и все возможные темы, которые запрещены к обсуждению в приличном обществе. Это было смешно, но я до сих пор ума не приложу, как их не вышибли за подобное - даже выговора не сделали!
  - Вот твои четверостишья ректор лучше всего запомнил. Вас всех спас Ярослав, иначе стоял бы ты сейчас свободной кассе.
  - Что за спаситель? - невзначай поинтересовалась я. Имя показалось мне знакомым. По крайней мере, я точно помню, что пару раз слышала его в разговорах Дениса и Вики. Интересно, кто это? И как он мог спасти этих шалопаев?
  - Ярослав, наш капитан, - невнятно пояснил Денис и снова вернулся к своей спецоперации под названием 'пустите раздолбаев на сцену', - так мы будем выступать?
  - Нет, - буркнул Макс и тяжело вздохнул. - Мне и так проблем достаточно, еще с вами ...
  - Выше нос, кусок мяса, - ударил его по плечу Тараканов.
   Вернский поморщился, но улыбнулся. Устало, вымотано и бессильно подпер подбородок локтем, утыкаясь в свой смартфон. Он быстро прокручивал новостную ленту, щедро раздавал лайки, а потом открыл какую-то группу с приколами и пропал совсем. Я лишь видела, как изредка на его щеках то появляются, то исчезают ямочки - видимо, некоторые посты действительно были смешными. Но зачем ему просиживать здесь эту пару?
  - Быть может кто-то хочет придти на помощь одногруппнице? - Степан Ильич придирчиво обвел глазами кабинет и остановился на мне. Я уже почти приготовилась краснеть перед всей группой, но неожиданно меня спасли.
  - А можно я попробую что-нибудь вспомнить? - вызвался Максим и, прежде чем кто-либо успел опомниться, встал и пошел к доске. Впрочем, преподаватель не был против, скорее наоборот - ему даже было немного жаль, что он сам не додумался до такой идеи.
  - Конечно-конечно, - расплылся в широкой улыбке лысый дяденька. - Сейчас Максим нам доходчиво объяснит, как нужно решать такие задачи. Ребята, слушайте внимательно, особенно ты, Тараканова.
   Вика проглотила возмущенный восклик и передала мел Максиму, беззвучно одними губами прошептав 'спасибо'.
   Максим расписал всю доску коэффициентами и формулами, потом перевернул ее и, не глядя на показатели, начертил график. Степан Ильич бегал вокруг доски и только успевал проверять ответы по своему пособию.
   А я по прежнему думала о том, что Максиму было нужно делать на этой паре. Он ведь мог отвести меня и уйти домой. Мог заснуть на последней парте - вид у него был уставший. Но он сидит здесь. Зачем? Вот только если... за этим не скрывается какой-нибудь великий план.
  - Спасибо, что выручил, - поблагодарила его я, когда Максим приземлился обратно на свое место.
  - Да не за что, - улыбнулся он, отряхивая руки от мела. Я наспех нарыла в сумке влажные салфетки и протянула ему.
   Как бы это спросить помягче...
  'Что ты тут забыл?'
  'Какого черта тебе не сидится дома?'
  'Нафиг тебе макроэкономика, ты ведь ее уже учил!?'
  'Тебе нечем заняться?'
   Да, я люблю лентяйничать. И если уж мне выдастся возможность покинуть какую-нибудь из пар без проблем для себя - я уйду не раздумывая.
  - Слушай, а почему ты домой не идешь?
   Он поднял на меня удивленные глаза.
  - Как? Я тебе разве не сказал? - та-ак, видно сдвиг по фазе сегодня не у меня одной. И по какому же это поводу у Вернского неожиданно возникла временная амнезия. - Мы сегодня идем на прослушивание номеров. Нужно составить программу. Это будет после этой пары.
   Я знала, что меня ждет что-нибудь этакое и заковыристое! Это же я!
  - Что за прослушивание? - встряла Вика, садясь с другого края парты, рядом с Максимом. - Ты что, участвуешь?
  - А... Это по поводу капустника, - пояснил ей Максим. - Я попросил Аню помочь мне с организацией.
  - А что мне нужно будет делать? - я предприняла попытку выведать, что меня ждет, раз уж отказаться не получится. Деваться просто было некуда. Макс лишь неопределенно пожал плечами.
  - Пока просто прослушивание, - пояснил он. Будем смотреть коллективы. Составим список выступающих, отметим им, что нужно подправить... - голос Вернского прямо так и вселял волну энтузиазма. Сидеть в креслах и с важным видом заявлять: 'следующий!' - я могу. Что дальше? - Сложности начнутся уже потом, недели за две до праздника, когда нужно будет искать декорации, оформление и заниматься организацией уже самого мероприятия. А оно будет в середине ноября.
   Полтора месяца оставаться после пар в универе!!! Да ладно!? За что мне такая кара!?
   После звонка все счастливо разнеслись по домам, в том числе моя лучшая подруга, тихо пожелав удачи и еще более тихо - 'быстрого завершения концерта'. Куда-то исчез даже Денис, хотя всего пару мгновений назад снова терся около Максима, пытаясь выбить себе и своей команде место под солнцем.
   Актовый зал был совершенно пустым. Так непривычно было входить и видеть нераскрытые сидения, обитые красным бархатом, самой включать свет и отчетливо слышать эхо собственных шагов.
  - Здесь и будет проходить концерт, - озвучил Макс то, что было и так понятно. - Всего программа будет рассчитана на два часа - это приблизительно пятнадцать коллективов. Семь из них - представления факультетов, их курируем не мы, а вот остальные...
  - А что все-таки с ребятами? - набралась храбрости я. - Денис с командой будут выступать?
  - Скорее всего, нет, - покачал головой Вернский. - И это не мой выбор, правда. Ректор просил не брать коллективы с номерами КВН...
   Раздался безумный грохот. Такой, что я почти подпрыгнула на месте.
  Дверь в зал отлетела в стену с такой силой, будто бы ее открывали с ноги. Я даже вздрогнула - настолько громким и неожиданным был хлопок.
  - Мы выступаем!
   Черные длинные волосы, небрежно расстегнутая кожанка, гитара, висящая на спине грифом вниз, в руке - пустой жесткий чехол из-под неё. Нахальная улыбка, прямой нос, слегка выдающийся подбородок - полный набор просящего в рожу нахала! - ... и дикие зеленые глаза. Не каре-зеленые, как это бывает обычно, а яркие, чистые, пронзительные, светлые.
  - С чего ты взял это, Ярослав? - Максим говорил спокойно, беззлобно, в его голосе совершенно не было вызова, но этот тип все же умудрился его найти. Он не останавливаясь, быстрым шагом направился к Максиму, и мне на секунду показалось, что сейчас произойдет что-нибудь очень страшное...
   Максим даже не вздрогнул - лишь плавным ненавязчивым движением отодвинул меня подальше, за себя, почти спрятав между рядами. Одного непреднамеренного прикосновения было достаточно, чтобы заметить, как он напрягся.
   Драка? Вполне может быть.
   Ярослав буквально налетел на него и с размаху положил руку на плечо. Я бы, наверное, согнулась пополам, но Вернский стоял с абсолютным безразличием на лице, пока этот тип нагло обводил взглядом с ног до головы.
  - Тебе придется нас выслушать, Льдинка, - Ярослав щелкнул по носу Максима, и я увидела, как крепко сжался кулак за его спиной. Нет-нет-нет. Я на такое не подписывалась!
  - Побереги свою желчь для кого-нибудь другого, - гневно взглянула на него я, выходя из-за спины Максима. - КВН-команды запрещены к отбору распоряжением ректора. Это не наше решение.
   Он замер. И в зале снова стало оглушительно тихо. Дикие зеленые, словно кошачьи, глаза замерли, внимательно изучая меня. Он был явно удивлен. Только вот чем? Неужели я смогла такой простой фразой вылить ушат холодной воды на этого парня? Это слишком просто, чтобы быть правдой!
   Ярослав снова перевел взгляд на Максима, в этот раз он снова был наглым. Таким, будто бы напрашивался на хороший подзатыльник.
  - Нашел новую малышку? Давай будем называть ее Тенью, как в старые добрые времена?
   О чем он говорит?
  - Зачем ты пришел? - Максим все еще пытался говорить спокойно, но я видела, как сжались желваки на его щеке и как крепко он сжал пальцы в кулак за своей спиной - так, что коротко остриженные ногти оставляли глубокие следы на коже.
   В воздухе вокруг будто бы начинали блистать молнии. Эти ребята словно накалили все пространство вокруг себя. По спине пробежали мурашки, но я искренне старалась не подавать вида.
  - Мы пришли на пробы, как и все, - надменно ухмыльнулся тот. - В порядке общей очереди, с музыкальным номером.
   Что?! Я недоумевающее взглянула на Максима. Он, похоже, был удивлен не меньше, но против музыкального номера возразить ничего не мог.
  - Хорошо, - кивнул Максим, - но вы выступите последними. Я хочу, чтобы ты сам послушал все номера и сравнил ваше звучание с остальными, и не обвинял меня потом в предвзятости.
  - Заметано, Льдинка, - снова глупо поддел его Ярослав. Слишком по-детски, чтобы это можно было даже назвать обидным. За что его называть Ледышкой? За то, что он как любой нормальный взрослый человек не реагирует на детсадовские подколки? Или реагирует?..
  - Не называй меня так, - попросил его Максим. И я поняла, что Ярослав неспроста кидается такими эпитетами. Он пытался задеть его за живое. Не знаю, за что конкретно этот выскочка хотел зацепиться, но это было немаловажным для Вернского. Я видела, как его глаза почернели от злобы. - Где твоя команда?
  - Моя группа, Макс, - поправил его брюнет, все еще не снимая с лица ехидной улыбки. - Волею судеб мы теперь музыкальная группа.
  - Так где твоя группа?
  - Ребята сейчас подойдут, - все с такой же противной надменной усмешкой сообщил он. - Я просто так спешил сообщить тебе эту новость... Хотел порадовать. Ты рад, друг?
  - Я тебе не друг, - отрезал Максим. - И я буду рад, когда мы закончим с этим. Сядь, пожалуйста, и не мешайся больше.
  - Без проблем, - игриво вскинул руки Ярослав. Он скинул с плеча гитару и развалился на ближайшем стуле, закинув ноги в белоснежных найках на передний ряд.
   Я буквально захлебнулась возмущением. Каков нахал! Максим лишь обреченно вздохнул.
   Так и началось прослушивание. Сначала мы долго возились с аппаратурой, пытаясь разобраться в многочисленных проводах, потом искали выключатели от нужного прожектора...
  - Запиши где-нибудь, что нужно обязательно пригласить звуковиков, - обратился ко мне Максим. - Сами мы с этим не разберемся... - И, немного подумав, добавил, - И нам нужно отвести колонки в ремонт. Эти две не включаются. Людям сегодня не на чем будет работать.
  - И как мы тогда проведем прослушивание? - я удивленно вкинула бровь. Звук - это же самое важное для музыкальных групп. Я так понимаю, что их должно быть несколько, так?
   Ярослав лишь самодовольно улыбнулся, услышав наш разговор. Что ты лыбишься, гад? Не расслышал, что тебе петь не на чем?
   А тем временем в зал начали прибывать первые люди, пришедшие на пробы. Я бегала между ними, и протягивала всем листок для записи, пока Максим все еще пытался сделать что-нибудь с неработающими колонками.
   К нам на пробы пришли шесть танцевальных коллективов, два музыкальных номера, не считая гада, сидевшего в зале в полном одиночестве до сих пор, фокусник и две девушки - гимнастки. Отобрать из них мы могли только семь-восемь коллективов... Мне уже было обидно от самой мысли, что кому-то придется отказать.
  - Как здорово! - восхищались две девушки, осматривая сцену. - А здесь можно будет как-нибудь закрепить полотно?
  - В смысле? Вы уже принесли с собой какие-то декорации? - не поняла я сути вопроса.
   Гимнастки переглянулись друг с другом и весело рассмеялись.
  - Нет, конечно, - отмахнулась одна из них. Та, что была пониже. Кажется, ее звали Лиза. - Она имела в виду полотно для воздушной гимнастики.
   Я замерла, восторженно глядя на двух этих двух маленьких и хрупких девчушек и вспоминая то, как красиво и изящно скользили под куполом цирка настоящие акробаты... Вот бы у нас вышло!
  - Неужели вы умеете? - поинтересовалась я, не скрывая восторга. Гимнастки дружно закивали головами.
  - Но это не страшно, если нельзя, - быстро ввязалась в разговор вторая. - Мы можем показать какой-нибудь из простых номеров. С лентами или обручами.
   Ну, вот еще! Я уже отлично понимала, что из кожи вон вылезу, чтобы достать этим девушкам разрешение на полотно.
  - Все готово, можем начинать. Но... - Макс вышел на сцену, отряхивая руки. - У нас сегодня нет звука. Совсем. Все три колонки неисправны. Мне искренне жаль, но я ничего не могу с этим поделать.
   Наши музыкальные номера разом стихли, предвкушая свой провал... И тут же активно начали шушукаться, ища выход из ситуации.
  - А что нам делать с музыкой? - спросила одна из девушек из коллектива народных танцев. Остальные ребята тут же притихли, прислушиваясь к разговору - каждого из них это касалось тоже.
  - У вас есть музыка на флешке? - обратился к ней с ответным вопросом Максим.
  - Есть!
  - Мы можем подключить ее к рабочему компьютеру и подключить к нему компьютерные колонки, - предложил свою идею Максим. - Это лучшее, что я могу вам предложить.
  - Нам этого вполне хватит на сегодня! - радостно кивнула девушка.
   Все! Абсолютно все были заинтересованы свои дальнейшим положением, но только не Он!
   Ярослав по-прежнему сидел в зале, вдалеке от всех, вальяжно закинув ноги на передний ряд и уткнувшись в свой планшет. Если бы было можно - я бы вручила ему медаль за откровенную наглость, непомерный пофигизм и величайшую тупость.
  - Давайте приступим, - хлопнул в ладоши Вернский, призывая всех собраться. Пусть первыми выступят танцевальные коллективы, а затем мы уже будем думать насчет музыки для групп.
  И перед нами начали танцевать лучшие коллективы университета. Народные танцы, брейк-данс, спортивные танцы, два коллектива хип-хоп направления, а в самом конце - настоящее фламенко! Я громко хлопала в ладоши, заливаясь смехом. Сегодня все были без костюмов, и все проходило в такой уютной, теплой обстановке, будто бы я попала за кулисы цирка. Опять.
  Мама...
   Нет, не сейчас, пожалуйста. Нужно взять себя в руки. Так глупо сейчас реветь, когда перед нами ожидают оваций танцоры фламенко.
   Я встала и захлопала в ладоши, немного медленнее остальных, и это не прошло незамеченным для Максима.
  - Все в порядке? - обратился он ко мне. Взволнованный взгляд карих глаз оказался таким заботливым, что внутри меня словно разлилось тепло.
  - Конечно в порядке! - улыбнулась ему я, спрытав поглубже свои воспоминания. - Все ребята такие молодцы! Мне безумно понравилось их выступление.
  - Мне тоже, - признался он, улыбаясь мне в ответ. - Ума не приложу, что делать с нашим концертом. Наверное, придется все-таки выпрашивать дополнительное время.
   Было бы неплохо. Ведь если следовать логике, мы должны будем отчислять кого-то из танцевальных коллективов - их больше всего. Но я совершенно не знаю, кого из ребят можно 'обрадовать' такой новостью.
   Следующим перед нами выступил мальчик-фокусник. Он показал несколько ловких трюков. Вытащил для меня букет цветов, украл платок из нагрудного кармана пиджака Максима... и засунул его ему в боковой карман. Это надо было видеть - с каким детским восторгом Вернский вытащил платок из кармана, и как мило смотрелись ямочки на его щеках, когда он улыбался.
   Я поймала себя на неловкой мысли, что откровенно пялюсь на Максима. Идеальный идеал всех идеалов. Он, правда, был хорош собой, спокоен, всегда находился в добром расположении духа, говорил искренне и от всей души, никого не обижая, но мягко указывая на мелкие недочеты. Он охотно консультировал ребят по поводу оборудования и костюмов, музыки и света... И все это непременно с мягкой улыбкой и теплым взглядом карих глаз.
   После номера гимнасток (Боже мой, вот бы и мне быть хотя бы в половину такой же гибкой как они!) на сцену вышли музыкальные коллективы.
   И вот здесь нас ждало откровенное разочарование. Я искренне пыталась не морщиться, слыша фальшь в каждом звуке. Конечно, ребята были немного ошарашены тем, что у них не было сегодня усилителей, но это бы не поменяло отсутствия голоса и слуха. Первая группа попыталась исполнить кавер на песню группы Nirvana 'Smells like a teen spirit', но вышло просто ужасно. Это абсолютно никак нельзя было свалить на возникшую техническую заминку - у солиста совершенно не было голоса, а два гитариста пытались выдавить хоть какой-то звук из ненастроенных гитар. Второй коллектив выступил хотя бы немного складнее, но и они меня не поразили - гитаристка с огромным маникюром едва могла зажимать нужные аккорды, хотя и получалось это у нее лучше, чем у предыдущих ребят. А вокалистка безбожно фальшивила на самом важном месте - припеве.
  - Спасибо вам большое, - улыбнулся Максим двум девушкам. - Но как вы понимаете, коллективов очень много. Мы обязательно сообщим вам о решении, когда все будет известно.
  - Хорошо! - кивнули певицы, упаковывая гитару в чехол.
  - Что хорошего!? - раздался голос Ярослава с последних рядов. - Это же просто две бездарности на шпильках. Про прошлых я вообще молчу. Я дар речи потерял, когда этот балаган услышал. Думал, что уши отвиснут.
   Ну и отвисли бы! И ходил бы ты как спаниэль со своими ушами. Хотя нет, лучше как такса.
  - Имей совесть, Ярослав, - осадил его Максим. - Мы еще не слышали, как выступишь ты сам. Может, ты еще сам не дорос до уровня девчонок.
   Ярослав не обратил внимания на его слова. Он спокойно встал, отложив в сторону свой планшет, и медленно направился к сцене.
   Вот дурак. Ну и зачем ты, павлин, прешь на сцену без гитары? Акапелла петь будешь или битбокс читать?
  - Ты ничего не забыл? - я многозначительно закашлялась.
  - Нет, - не растерялся он, и уже в следующую секунду в его руках оказалась гитара - моя. МОЯ! Она лежала между рядами, где ее оставил Максим самом в начале их перепалки.
  - Эй, - закричала я, взмахнув руками. - Какого черта ты творишь!?
  - Не будь жадиной, - нахально улыбнулся тот. - На чем же будет играть Денис? У него нет своей гитары.
   И только сейчас я заметила Дэна, спокойно бредущего к сцене с другого прохода с гитарой Ярослава. Рядом с ним шла Дина.
   А она что здесь делает?!
   Ко мне на плечо легла рука Максима, настойчиво приглашая сесть. Вернее даже не приглашая, а требуя того, чтобы я села и заткнулась. Ладно. Я так и сделаю. Но только ради Дэна. Он мне потом ответит, кстати. Никогда бы не подумала, что Денис так тепло отзывался о таком... гадком, мерзком, взбалмошном типе!
   Я упала в свое кресло, скрестив руки на груди.
  Ребята забрались на сцену, не пользуясь ступенями, а Ярослав и вовсе сел прямо перед нами, свесив ноги и начал бесцеремонно крутить колки, изредка косясь на меня.
  Она настроена, урод!!! Не прикасайся к ней!
   Дина исчезла за сценой, и, спустя несколько мгновений я услышала, как с громким хлопком она открыла старое пианино за кулисами. Денис сел на стул, на котором до него сидела одна из певиц, и расчехлил белоснежную блестящую электрогитару.
  Я буквально подавилась слюной. Такие экспонаты держат за стеклом даже в музыкальных магазинах! Это же Fender из серии легендарных артистов. Зачем этому гаду моя старушка, когда его собственная стоит как сто пятьдесят моих!?
   Га-а-адство! Какой же он позер!
   Ярослав, заметив мой завистливый взгляд, довольно ухмыльнулся, снял свою кожаную куртку и небрежно бросил рядом со сценой... на мой чехол.
   Это был передел моего терпения! Ну, я покажу тебе КУЗЬКИНУ МАТЬ! Ах как жаль, что нельзя здесь кидаться ботинками!
  - Готова, Дин? - крикнул Денис, обращаясь за сцену.
  - Да! - ответила ему Гулязина. Надо же, я думала, что пианино стоит намного дальше, но Дину было слышно достаточно хорошо.
   Денис начал отстукивать ритм ногой. Три стука - и дают первые аккорды гитары.
   А потом Ярослав начинает петь. И да, как бы я не хотела его принизить, голос у него был просто удивительным - ярким, низковатым, с едва различимой хрипотцой. И пусть даже он почти зачитывал свой текст - слух у меня все-таки был, и я отлично понимала, что петь этот парень умеет.
  
  Новые грани манят яркими огнями,
  Почувствуй реальность, живи этими днями.
  В твоих руках возможности и время -
  Не теряй их зря, не поддавайся лени.
  
  Пропускай мимо ушей пустые заверения,
  Выкини прочь эти глупые сомнения.
  Конечно, будет сложно, но попробуй сдержаться,
  Герой не приходит - он должен ворваться.
  
  А потом запела Дина. Громко, ясно, чистым, мягким голосом. Я даже не знала, что эта девушка умеет петь - я вообще от силы три раза слышала ее говорящей!
  
  Оставь позади свой мелкий мегаполис,
  Стисни кулаки не поддавайся боли.
  Живи без оглядки, что позади - былое.
  Сложно, невозможно - никто с тобой не спорит.
  
  И снова Ярослав. По коже пробежали приятные мурашки. Это же песня, которую я слышала от Максима. Откуда он ее знает? Неужели между этими ребятами что-то нечисто?
  
  Но здесь твоя жизнь зажигается ярче,
  Именно здесь начинаются сказки.
  Это город-обитель взлетов и падений,
  Несбывшихся надежд, запредельных приключений.
  
   Припев - опять Дина. А дальше, последние строчки, они пели уже вместе. Вернее, Ярослав зачитывал их, а Дина пела, заливаясь, словно соловей.
  
  Оставь позади свой мелкий мегаполис,
  Стисни кулаки не поддавайся боли.
  Живи без оглядки, что позади - былое.
  Сложно, невозможно - никто с тобой не спорит.
  
  Пропускай мимо ушей пустые заверения,
  Выкини прочь эти глупые сомнения.
  Конечно, будет сложно, но попробуй сдержаться,
  Герой не приходит - он должен ворваться.
   И что бы я ни говорила, и как бы ни хотела сейчас встать и заявить, что он все равно ничтожество - это было действительно круто! Правда, круто! И это нужно будет включить в программу. А если со временем будет совсем туго, то мы уберем... фокусника.
   Я взглянула на Максима. И по одним его глазам поняла, что он был со мной солидарен.
  
   По скрипту, разговоры в сети. Вика и Аня:
  ЯсноСолнышко^^: Ну как все прошло?
  Снежная_Королева: нормально, вроде.
  Снежная_Королева: ладно, не нормально! Там был этот придурок Ярослав!
  Снежная_Королева: напомни, чтобы завтра я накостыляла по первое число твоему брату - нефиг так о козлах отзываться
  ЯсноСолнышко^^: В смысле? Что такое там случилось!?
  ЯсноСолнышко^^: Расскажи-расскажи!
   Снежная_Королева: этот гад вел себя как конченный придурок. Сидел с ногами на стуле, все комментировал, а потом забрал мою гитару без спроса!
  ЯсноСолнышко^^: Ну, так это ж Ярик!
  ЯсноСолнышко^^: Он немного хамоватый, но вполне себе нормальный парень...
  Снежная_Королева: ВОТ СКАЖИ СЕЙЧАС, ЧТО ТЫ ПОШУТИЛА!!!
  ЯсноСолнышко^^: Я вполне серьезно
  ЯсноСолнышко^^: Мы знакомы
  ЯсноСолнышко^^: Ну так, пересекались пару раз
  ЯсноСолнышко^^: Он мажористый, но адекватный. Матан помог решить 
  Снежная_Королева: Ну не знаю...
  Снежная_Королева: Лично я от него в полном шоке!
  ЯсноСолнышко^^: ладно тебе! лучше иди макру поучи. Завтра у нас контрольная будет на семинаре.
  Снежная_Королева: блииииин
  Снежная_Королева: T-T мама, можно я в школу не пойду? кхе-кхе
  ЯсноСолнышко^^: Не ходи, я разрешаю :P
  ЯсноСолнышко^^: Я тебе уже год разрешаю в школу не ходить, дочь
  ЯсноСолнышко^^: Ты в институте учишься
  ЯсноСолнышко^^: Но будешь так продолжать - больше не будешь!
  Снежная_Королева: Да учу я, учу...
  Снежная_Королева: Спокойной)))
  ЯсноСолнышко^^: И тебе сладких мармеладных снов! 
  
   Будильник надрывался взбрендившим петухом, я накрылась подушкой, перевернулась и...
   Здравствуй, мать сыра земля!
   Вот и проснулись.
   Я с трудом выпуталась из одеяла и выключила противный звенящий телефон. Утро началось, мягко скажем, не очень. Говорят 'встал не стой ноги', а я плашмя упала на спину - даже не пойму, в какую категорию неудачников мне себя приписывать.
   В зеркале ванной стояла до неприличия растрепанная девушка с аристократично-бледной кожей и по-студенчески огромными синяками под глазами. Черные волосы на голове сплелись в одно большое гнездо, и только голубые глаза еще хоть как-то давали ясность этой картине. Господи, ну на кого я похожа...
   На кухне уже сидел отец. Он весело с набитым ртом пожелал мне доброго утра и снова уткнулся в маленький телевизор. Папа любил новости.
   Я прошеркала до чайника, заварила себе быстрорастворимого кофе и достала сухой завтрак из верхнего ящика.
  - Ты только посмотри, - возмутился отец. - Ядрены макароны, это же надо, а! Опять эти политики, чтоб их об асфальт...
   Папа - полковник полиции. Как и полагается, у него небольшая проклевывающаяся лысина, первая седина на висках, строгие наказания и по военному громкий голос. А еще у него в обиходе есть очень много не матерных, но веселых ругательств - от кого еще я могла их понахвататься? Брат до сих пор ими кидается, чем часто смешит своих сослуживцев. Игорь уже второй год живет вместе со своей женой и, как этого следовало ожидать - тоже работает в полиции. Ума не приложу, как мне удалось сломать эту традицию и не пойти по стопам отца?
  - Что там опять случилось? - я поставила свою тарелку с молоком на стол и засыпала ее сладкими хлопьями.
  - Опять ты свои нюни-мюсли ешь... - проворчал что-то папа, но быстро вернулся к интересующей его теме. - Да опять эти... демократию свою порываются навести. Надоели уже. Всем демократия, а нам нефть! Чтоб они ею подавились уже.
   Я скромно пожала плечами. В политике я не смыслю, а с папой спорить не хочу. Давятся, так давятся - полковник так сказал.
  - Ладно, я пошел, - папа подхватил свою сумку, и потрепал меня по голове, выходя из комнаты. А через несколько мгновений в коридоре скрипнул замок. Папа уже ушел.
   Стоп.
   ПАПА УЖЕ УШЕЛ!?
   Нет-нет нет! Девятичасовые новости уже закончились, а я еще не вышла? У меня же первая пара в полдесятого! Твою королевкую дивизию!
   Через пять минут я уже прыгала в коридоре, натягивая на ногу второй кед. Сегодня явно не мой день. Видимо, падать на спину в начале дня - примерно то же самое, что и вставать не с той ноги. День покажет.
   У меня впереди еще контрольная. Слава Богу, что я живу всего в двадцати минутах ходьбы от собственного универа.
  
  - Что ты хотел? - Руслан Владимирович заметно напрягся при виде прилично одетого в кои-то веки пасынка. Сегодня он надел пиджак от костюма, который ему купили еще для первого курса. Только вот вместо приличных брюк он напялил потертые джинсы, а вместо приличной обуви - черные кеды. Хорошо хоть, что снял все свои цепи, расшитую запонками кожанку и какие-то высокие непонятные кроссовки.
  - Да так, ничего, - Ярослав неопределенно пожал плечами, вертя в руках одну из статуэток. Руслан Владимирович заметил, что парень снял с рук даже свои любимые массивные перстни. Видимо, дело было очень серьезным. - Новостью хотел поделиться.
  - Что за новость?
  - Я знаю, что ты запретил выступать КВН-командам в этом году... Пожтому мы немного переквалифицировались... Мы будем выступать, - улыбнулся Ярослав.
  - Ты издеваешься!? - взревел мужчина, поднимаясь со своего кресла. - Это не обсуждается! Вы не выйдете на сцену.
  - Мы будем выступать, - не обратил никакого внимания на порывы отца Ярослав. - С песней. Максим ее уже слышал и одобрил.
  - Я же сказал... - снова начал свою гневную тираду ректор.
  - Просто послушай её, - Ярослав достал из кожаного портфеля планшет и включил свою песню.
   Руслан Владимирович замолчал, вслушиваясь в текст. Что ж, все звучало вполне приемлемо... если только он пообещает, что не будет никаких исправлений.
  - Я записал это вчера на прослушивании, - пояснил Ярослав. - Все в порядке? Цензура выдержана?
  - В порядке, - со вздохом согласился мужчина. - Если ты ничего не будешь переправлять в этой песне, я разрешаю вам выступить. Но это... - он погрозил ему пальцем, как маленькому мальчишке, - последний раз, когда я иду тебе на уступки.
  - Я понял, - кивнул Ярослав, улыбаясь.
   Ярослав не был ему родным сыном, носил другое отчество и другую фамилию, но он его любил. Любил как родного, любил так сильно, что прощал даже самые зверские пакости, чем сильно разбаловал его когда-то... Но он не часто спрашивал мнения у кого-то мнения, а потому Руслан Владимирович логично рассудил, что у этого должна быть разумная причина.
  И он не удивится, если это любовь, как и в прошлый раз. Остается лишь узнать, кто эта бедняжка.
  
  - Вика, псс! Вика-пс-с-с-с-с! - шикала я в сторону подруги, но та лишь неопределенно дергала глазом.
   Нервный тик развивается? Я виновата? А ты верни мне мою шпору! Я ее полночи писала!!!
   Когда линейка с заветными формулами приземлилась на край моего стола, я уже отчаялась что-либо успеть... но все-таки успела. Почти все! Только в последней задаче мне показалось, что я намудрила что-то с графиком.
   Нужно будет потом спросить у Максима, на всякий случай. Может, он сможет объяснить человеческим языком, что Степан Ильич от меня хотел. Потому что мне, честно говоря, хотелось уже просто нарисовать на своем листе пентаграмму и кучу непонятных символов вокруг.
  - Спасибо-о-о! - довольно протянула подруга, когда мы выходили из аудитории.
  - И тебе спасибо, Вик! Чуть меня не подставила! - пробурчала я.
  - Да ладно, ты же все успела? - искренне заволновалась подруга.
  - Успела. Но все равно так больше не делай!
  - Хорошо, - довольно кивнула та. Конечно. Так я ей и поверила!
  - Девочки не ссорьтесь, помада у меня, - со спины к нам подошел Денис, с которым я так и не успела поздороваться - слишком сильно опоздала на пару, слава Богу, что меня Степан Ильич вообще допустил к контрольной.
  - Я всегда знала, что ты латентный гомосексуалист, Дэн, - едко выдала ему я. Он только удивленно вскинул бровь. Не понял? Что ж, мне не сложно - я объясню. - Признайся, ты влюблен в этого гада Ярика, да? Чего ты его так расхваливал тогда?
  - Вот еще! - возмутился Дэн. - Яр нормальный парень. И я вполне себе нормальный парень! Могу доказать, если хочешь, - подмигнул мне он и тут же скривился от боли, зажимая свой левый локоть рукой - Вика больно ущипнула его за пошлые намеки.
  - Я тебе докажу! - воинственно пригрозила ему сестра. - Доказывалка отвалится, понял? Не смей к Аньке приставать!
   Денис только рассмеялся, и, глядя на него, рассмеялись и мы. Мы вообще долго сегодня смеялись - все три оставшиеся пары. Я даже склонна была думать, что суббота вышла весьма недурной. Но в конце последней пары у кабинета я встретилась взглядом с Ним... и искренне засомневалась в прелести предвыходного дня.
   Ярослав стоял, подпирая стенку. Благородное занятие, ничего не скажешь, особенно для такого уникума, как он.
  - Привет, мелкая, - он отвесил мне одну из своих самых нахальных улыбок и помахал рукой. Что ему от меня нужно?
  - Мелко у тебя в штанах, понял? - огрызнулась я и, не дожидаясь ответной реакции, уже направилась к выходу. Денис громко заржал, как-то комментируя мое едкое замечание, и пошел навстречу Ярославу - раздавать 'пятюни', как он обычно называл дружеские приветствия.
  И тут сбоку до меня не донеслось абсолютно неожиданное...
  - Привет, Максим, - Вика помахала рукой Вернскому, стоявшему около лифта. - Что ты тут делаешь?
   Я резко и по-военному четко обернулась на сто восемьдесят градусов. Что они оба тут делают!?
   Максим кивнул Вике и направился к нашей компании, а если быть точнее - ко мне.
  - Прости, что заявился, так неожиданно, - непонятно за что извинился он передо мной. - Но нам нужно сегодня разобраться с ремонтом колонок к актовом зале. В понедельник будет первая официальная репетиция, а мы еще так и не решили, кого на нее звать.
  - Привет. Да точно, - я взмахнула руками. Все, что было связано с капустником, напрочь вылетело из моей дурной головы, пока мы с Викой хохотали на лекции над какими-то постами в сети. - А у тебя есть какие-нибудь идеи на этот счет?
  - Да, я уже позвонил в пару мест. Они готовы взяться, причем с выездом, но для этого нужно приехать к ним в офис и заполнить некоторые бумаги, - объяснил Максим. - Составишь мне компанию?
   Не то, чтобы в моих планах было отказываться - деваться мне было некуда, я, можно сказать, сама вызвалась ему помочь. Но то, что он, несмотря на давно выясненные обстоятельства, спрашивал моё мнение, было до безумия приятно.
  - Конечно, - улыбнулась я и заметила, как моя улыбка отражается на его лице, словно в зеркале. Аа-а! Я просто тащусь от этих его милых ямочек на щечках! Как же круто они смотрятся! Хочу себе такие же, а не те круглые щеки как у хомяка, которые достались мне от папы.
  - Тогда пойдем, - быстро нашелся он и тут же протянул мне руку. Я на секунду растерялась, но он быстро сообразил, в чем дело и пояснил. - Давай, я понесу твой рюкзак.
   Господи, как в детском саду!
   Как же это мило!
   В душе разлилось целое море тепла и заботы. Наверное, мои восхищенные глаза блестели как у пятилетнего ребенка, которому протянули связку воздушных шариков.
  - Значит, репетиции сегодня не будет? - раздалось с другой стороны, и моя короткая идиллия вмиг разрушилась, едва я смогла понять, чей это был голос. Ярослав все так же подпирал стену, держа в руках свой планшет.
  - Нет, - спокойно ответил Максим и объяснил специально для него, делая вид, что он не подслушивал наш разговор все это время. - Пока еще не на чем. Мы занимаемся этим вопросом.
   Он наконец-то оторвался от своей ненаглядной стены и направился к нам. Какое счастье! А я уж было подумала, что он прирос к ней основательно! Впрочем, лучше бы он к ней прирос. Я не хочу, чтобы он подходил ко мне ближе, чем на пять шагов. И уж тем более я не хочу, чтобы он глядел на меня таким вот липким, оценивающим взглядом...
  - Держи, - Ярослав протянул Максиму какую-то визитку с рисунком гитары. - Это хорошая мастерская, и по этой карточке там сделают большую скидку.
  - Спасибо, - поблагодарил его Вернский и положил визитку в карман пиджака. - Я напишу тебе по поводу репетиции, можешь не охотиться за нами.
   Его глаза вспыхнули зеленым, хищным пламенем. Мне на мгновение показалось, что у него даже зрачки стали кошачьими - узкими, словно щелочки... Или это просто свет так упал? В любом случае, именно после этого, абсолютно беззлобного замечания Максима, я поняла, что теперь этот тип точно будет охотиться за нами! По-настоящему!
  - Удачи, - почти огрызнулся Ярослав, злобно прищурившись. Словно не удачи пожелал, а перчатку бросил, вызывая на дуэль, как в старых романах. Он резко развернулся и быстрым шагом скрылся за дверью, ведущей на лестничные пролеты.
  Я взглянула на Максима и поймала на себе его встревоженный взгляд. Что же такое происходит между этими двумя парнями?
  - Пойдем? - я неловко улыбнулась, пытаясь разрядить обстановку и его взгляд дрогнул. Словно тысячи ледяных осколков осыпались, его глаза из черных мгновенно снова стали карими и в них вернулось знакомое тепло.
  - Пойдем, - улыбнулся он в ответ, все-таки забирая с плеча мой рюкзак, который я так и не удосужилась ему отдать.
   Я помахала рукой Денису и Вике, так и оставшимся растерянно стоять посреди коридора и одним жестом показала подруге, что потом ей позвоню. Думаю, что мне надо будет с кем-нибудь поделиться этой ситуацией. Так с кем, если не с лучшей подругой?
   Вика кивнула, заметив мой жест, и тоже помахала мне вслед рукой. Так странно было видеть эту взбалмошную девчонку, вечную зажигалку и двигатель прогресса, растерянной.
   Может быть, она тоже поделится со мной своим секретом, наконец-то? Я уже просто сгораю от нетерпения услышать кто же этот таинственный Мистер Икс!
  
   Мы поехали через весь город на подземке по адресу, указанному на визитке, которую дал нам Ярослав. Максим пояснил, что так будет надежнее, и я без лишних объяснений поняла, что, несмотря на все выкрутасы, надменный придурок в музыкальной технике разбирается.
   Мы тряслись в поездах, изредка перешептываясь на отвлеченные темы, и улыбались друг другу как два последних идиота. Так легко мне было с Максимом! Он был абсолютно беззлобным, в отличие от Ярослава, спокойным и рассудительным в отличие от взбалмошного и любящего действовать сгоряча Дениса, и совсем не горделивым или пафосным, что делало обещание с ним вдвойне приятным для меня.
   Какой же все-таки он классный парень!
  - Здесь направо, - скомандовал он, глядя на карту на обороте визитки. Крутой, быстро ориентируется на месте. Я так абсолютно не умею - не могу разобраться без карт и функции определения местоположения в телефоне.
   Мы достаточно быстро дошли до мастерской и заполнили все необходимые бумаги для ремонта колонок.
   Мастерская была довольно непривычной - она скрывалась за музыкальным магазином, но тот был с внешней стороны здания, а мастерская находилась со стороны двора. На подходе я заметила, что оба заведения имеют общую, пусть и немого различающуюся вывеску.
  - Мастер вернется через час, - светловолосая девушка по имени Инга повернулась к нам, провертевшись на своем кресле. - Лучше вам будет его дождаться, чтобы уточнить все детали. Сможете немного подождать?
   Максим взглянул на меня, словно спрашивая согласия. Я на секунду поверила, что ситуация действительно полностью зависит от меня.
  - Конечно, - радостно кинула я, отвечая за нас двоих и наслаждаясь своим маленьким триумфом.
   Мы вышли из мастерской, не зная куда пойти. Максим нашелся намного быстрее меня.
  - Давай зайдем в кафе, - предложил он. - Я видел здесь одно недалеко от метро.
  - Давай, - быстро согласилась я, заряжаясь энтузиазмом. Перекусить бы сейчас и вправду было неплохо. Надеюсь, там будет что-нибудь вроде пиццы или каких-нибудь салатов. На крайний случай, я даже была согласна на приторные пирожные. Живот жалобно заурчал, стоило мне только подумать о чем-нибудь более-менее съедобном.
   Маленький прожорливый гоблин, зачем ты мотивируешь свою хозяйку толстеть?!
   Максим ни на секунду не переставал быть идеальным, он все еще нес мой рюкзак, поддерживал веселую беседу о каких-то мелочах, открывал для меня двери кафе.... И чувствовала себя маленькой принцессой, входящей в ворота собственного замка.
   В меню была пицца с достаточно приемлемым составом и ценой - я заказала себе половинку ассорти, и Максим поддержал мое стремление, тоже заказав себе ее, только целую. Все-таки он был почти на голову выше меня - это ж надо прокормить такую махину. Наверное, он ест ничуть не меньше моего отца.
   Официант скрылся в другом зале, записав наш заказ, а между нами повисло неловкое молчание. Может все-таки стоит у него узнать? Я набралась смелости, глубоко вздохнула и...
  - Слушай, а что такое происходит между тобой и Ярославом? - на одном выдохе спросила я, заставляя Максима отвлечься от безумно интересного разглядывания собственной руки. Вернский явно растерялся, не ожидая от меня такого вопроса. - Прости, если лезу не в свое дело.
  - Да нет, все в порядке, - Максим потянул паузу, видимо, ища слова, чтобы мне все объяснить. - Раньше мы были друзьями. Я думаю, ты и сама догадалась - мы пели в одной группе еще в школе. Вместе ходили в одну музыкалку, жили в одном районе... А потом поссорились.
   История стара как мир. Все понятно. Я даже и не подумала спрашивать о причине их ссоры - мало ли их найдется в буйном подростковом возрасте, когда гормоны пышут, вызывая тебя на бой со всем миром?
  - Уже три года мы откровенно конфликтуем, - печально усмехнулся Максим, глядя на свое запястье. - Я тоже хорош. Сильно его раззадоривал в свое время, а Яр, в принципе, никогда не хвалился спокойствием...
   Он замолчал, и мы, погруженные размышления, более не проронили ни слова до тех пор, пока официант не принес заказ. И, хотя после того как перед нами приземлилась аппетитно пахнущая пицца, мы немного оживились и повеселели, я тысячу раз пожалела, что заставила Максима еще раз вспоминать явно неприятную историю ссоры с Ярославом. Да простит он мне мое женское любопытство!
   Когда пицца была съедена, нам еще оставалось примерно полчаса до выхода, а темы для разговора безбожно иссякли, оставляя нас в тишине. Я рылась в голове, пытаясь найти, о чем с ним поговорить, но ничего не могла придумать. За последнюю неделю в моей жизни не происходило ничего примечательного, а уж об учебе я вовсе молчу...
   А может быть и не стоит.
  - Макс, - обратилась к нему я. Он перевел на меня задумчивый взгляд, отрываясь от экрана мобильного телефона. - Можешь помочь с задачей по макре?
  - В чем вопрос? - он подсел рядом, я достала тетради и попыталась вспомнить поточнее условие, которое встретилось мне на прошлой контрольной...
  
   Ярослав припарковал свой новый спортивный байк марки Kawasaki около мастерской, опустил подножку и, сняв шлем с головы, провел рукой по волосам, забирая их назад. Идущие мимо девушки восхищенно переглянулись, засмотревшись на него - он был хорош собой и отлично знал это. Слишком отлично, чтобы не воспользоваться случаем и не подмигнуть им, немного растянув девичье счастье.
  - Настя, они приходили? - Ярослав облокотился на высокую стойку, пристроив рядом свой черный шлем. Он снова был в привычной для себя распахнутой кожанке, белых найках и потертых джинсах, а на груди красовалась черная футболка с цветным принтом из популярного сериала про зомби-аппокалипсис и надписями 'The good. The bad. The hungry'.
  - Да, почти час назад. Скоро должны подойти снова, я попросила их подождать, как ты и говорил, - расплылась в счастливой улыбке блондинка,
  стреляя глазками в его сторону.
  - Отлично, - кивнул Ярослав. Он приехал вовремя. Самое время, чтобы произвести впечатление на... новую Тень.
   И в этот самый момент Аня с веселой улыбкой зашла в офис мастерской, а за ней показался Максим. Улыбки слетели с их лиц моментально. Теперь бывший друг снова смотрел на него потемневшим, отвлеченным взглядом, и, хотя Вернский пытался не подавать виду, он был напряжен. А эта милая детка рядом с ним явно пыталась практиковать магию вне Хогвартса. Пожалуй, что-то испепеляющее. Или что-то из трех смертельных запрещенных заклинаний.
   Лучше ситуации и представить нельзя!
  - Какие гости! - расплылся он в своей коронной улыбке, - вы все-таки решились зайти ко мне?
  - Будто бы ты оставил нам выбор, - ответил ему Максим своим привычным ледяным тоном, изобретенным специально для него. Девушка взволнованно окинула его взглядом. Новая Тень была намного приятнее, чем все остальные до нее. Она ему уже нравилась - открытая, честная, слишком прямая и искренняя. Не боялась отвечать на его колкости, даже в присутствии посторонних. - Только не говори, что это ты мастер, - огорченно выдохнул Максим.
  - Что ты, - игриво кинул он, и горделиво запрокинул голову, подхватывая под мышку мотоциклетный шлем, - я не занимаюсь черновой работой.
  - Молодец.
  - Ну, бывай, - Ярослав снова резко хлопнул его по плечу, остановившись напротив, и обвел насмешливым взглядом её.
   Аня бесстрашно смотрела ему прямо в глаза, скрестив руки на груди. Не боишься? Умница. Мы с тобой еще поиграем.
   Ярослав скрылся за дверью другого помещения, ведущего, как я догадалась к музыкальному магазину. Я встряхнула головой, снимая неприятное ощущение после его липкого нахального взгляда. Почему-то безумно захотелось принять душ. Немедленно.
   Максим отошел от неожиданной встречи быстрее меня.
  - Мастер уже подъехал? - обратился он к девушке, сидящей за стойкой и с интересом следившей за происходящим. Чего это она на меня так злобно посмотрела?
  - Да, он сейчас подойдет, - и снова милый добрый взгляд, только устремленный уже на Вернского. Ясно-понятно. Я не претендую на твоего хозяина, успокойся. - Подождите пять минут.
   Мастер и, правда, появился ровно через пять минут. Вежливо поздоровался с нами, уточнил время и сроки, в которые нужно было все уладить. Максим договорился с ним на воскресенье, предупредив заранее, что в этот раз он справится уже без меня.
   Можно подумать, я против! Но Максима все-таки жалко - проводить единственный выходной в университете - это даже звучит печально. Я обещала воскресный выходной провести с Викой, но, думаю, что совесть не позволит мне хотя бы не заглянуть к нему.
   Максим выдержал весь день как истинный джентельмен до самого конца - проводив меня до порога моего дома. И только прощаясь он все-таки соизволил отдать мне мой рюкзак. Его ничуть не смущало то, что весь день по городу он носил эту сумку с аляповатыми бабочками и ни разу даже не попытался намекнуть на то, что весит эта махина, набитая учебниками под завязку совсем не мало.
  - Уверен, что справишься сам? - обратилась к нему я, ища в сумке ключи от домофонной двери.
  - Уверен, - кивнул он, - но если хочешь - приходи, я буду рад. Чувствую, что завтра я буду в универе до самого вечера. Нужно будет проверить все системы.
  - Я постараюсь зайти, - улыбнулась я, щеки накрыл легкий румянец. Наверное, я сейчас выгляжу как влюбленная школьница.
  - Спасибо, что сходила сегодня со мной.
   И на его щеках снова появились ямочки. Какой же ты милый, Макс... Какой же ты милый!
  - Шутишь? Это было весело, - я прямо представляю, как засияли мои глаза, когда я это говорила. - Спасибо большое, что проводил.
  - Пока, - попрощался со мной Максим, одновременно с пиликающим звуком домофона.
  - Не прощайтесь, молодой человек, мы идем знакомиться!
  - Япона мать! - не удержалась я. Максим, заметно напрягшийся, когда отец неожиданно положил ему на плечо свою тяжелую руку, скромно прыснул в кулак, давая оценку моей фразе. - Папа!
  - Здравствуйте, - поздоровался с ним Максим, протягивая руку. Папа вежливость оценил и любезно представился в своем любимом стиле.
  - Полковник полиции Сёмин Андрей Константинович, - улыбнулся отец, поправляя свою фуражку на манер джентельменского колпака.
  - Максим Вернский, друг Ани, - уже веселее отозвался парень. - Рад познакомиться.
  - И я очень рад, - бодро отозвался родитель, буквально запихивая Максима в подъезд. Впрочем, он не очень-то и сопротивлялся. Я кинула ему жалостливый взгляд, мол 'с отцом лучше не спорить', а Вернский только ободряющее улыбнулся. От этого на душе стало немного легче. И все равно я дико краснела, все время, пока папа буквально за руку тащил Максима в нашу квартиру знакомиться.
   Я зашла вперед всех, сбросила кеды, мимоходом порадовалась относительному порядку - я убиралась в четверг, получилось очень кстати! - прошлепала на кухню, помыла руки и щелкнула выключатель на чайнике.
  - Что ты чайник ставишь? Парень есть хочет, а ты его собралась своими нюнями кормить? - грозным голосом возмутился отец, складывая свою фуражку на вешалку у входа. Максим непонимающе вскинул бровь.
  - Нюни - это мюсли, - пояснила я ему, а потом уже обратилась к отцу. - Мы в кафе поели, пап.
  - Я сказал, разогревай борщ, - непреклонно возразил отец. - Знаю я, как вы ели. Опять сухомятку грызли? В армии в девяностые кормили лучше, чем вы едите. - И родитель исчез в коридоре, по направлению к ванной.
  - Лучше с ним не спорить, - пояснила я Максиму, отчаянно краснея и извиняясь за всю сложившуюся ситуацию. - Я немного тебе налью, если хочешь.
  - Все в порядке, Ань, - улыбнулся он, тепло глядя на меня. - Я не против чего-нибудь поесть. Пицца - это не еда, твой отец все правильно говорит. А где можно помыть руки?
  - Да хоть здесь, - я кивнула ему на раковину в углу кухни. - Прости еще раз, что так неловко получилось.
  - Да все хорошо, успокойся, - отмахнулся он, включая кран. А я неожиданно для самой себя, поймала в голове мысль, что мне приятно было видеть его на нашей кухне. Солнце сейчас било прямо в наше окно, и его глаза ярко переливались на свету всеми возможными оттенками, а русые волосы стали почти золотыми. И ему даже шли наши декоративные запасные тапочки - большие плюшевые собачки, которые я в шутку подарила брату на двадцатипятилетие.
   И все-таки это было до жути неловко!
   Пытаясь не думать обо всей этой глупой ситуации, я поставила кастрюлю с борщом на плиту и полезла в шкаф за тарелками. Машинальная работа отвлекает.
  - Тебе помочь? - поинтересовался Максим, вытирая руки кухонным полотенцем.
  - Нет, кухня дело женское, - возразил отец еще из дверного проема, прошел в комнату и сел за стол, приглашая присесть и Вернского. - Садись, Максим, будем знакомиться.
   Звон я услышала не сразу, потому что искала в шкафу и без того бренчащие столовые приборы. А когда все-таки я обратила на него внимание - было уже слишком поздно паниковать. На пороге кухни стоял Игорь, а из-за него скромно выглядывала Кристина.
   Сегодня же суббота! Семейный ужин! Как же я могла забыть?!
  - Привет, батя, - громогласно поздоровался Игорь, и на секунду замер, удивлено глядя на Максима, а потом перевел удивленный взгляд на стремительно краснеющую меня... - кто это такой наглый забрал мои тапки?
  - Я Максим, друг Ани, - Вернский встал из-за стола и протянул брату руку.
  - Женихаться, что ли пришел? - весело выдал брат. Вот, оболтус! Зачем он лезет не в свое дело?
   Кристина мышкой проскользнула ко мне, придерживая свой уже не маленький живот. Прибавления Сёмины младшие ждали уже через месяц.
  - Давай я помогу, Анечка, - улыбнулась она, пытаясь немного отвлечь меня от развязавшегося у стола цирка. - Мальчики сами разберутся, не волнуйся.
   Кристина мне всегда нравилась. Она выросла в детдоме, отучилась в пединституте, работала учительницей начальных классов. И она была такой мягкой, доброй, чем-то напоминала мне маму - у нее были такие же длинные русые волосы, заплетенные в косу, смешные голубые глаза и тонкая, словно лебединая шея. Ума не приложу, что она нашла хорошего в моем хамоватом брате!?
  - Спасибо, - поблагодарила я её. Разговор у стола, к которому я уже почти перестала прислушиваться, сменился дружным громким хохотом. Видимо, все действительно было хорошо.
  Что я волнуюсь, собственно говоря? Максим же и-де-а-лен! Он отлично справится с такой миссией, как понравиться моему отцу. Стоит ему только упомянуть о своей учебе на 'отлично'. Ни я, ни брат, похвастаться этим не могли.
  - Ну, рассказывай, кто ты, чем занимаешься, как учишься? - начал знакомство отец, хотя больше это походило на допрос с пристрастием.
  - Я учусь на юридическом факультете того же университета, что и Аня, на третьем курсе, - скороговоркой отвечал Максим, не снимая улыбки с лица. Папа тоже улыбался. Вернский ему определенно понравился.
  - Как учишься? - снова повторил отец интересующий его вопрос.
  Ну, давай, Максим! Уложи его одной левой!
  - На 'отлично', - довольно улыбнулся Максим, взглянув на меня. Я зарделась на зависть всем помидорам...
  - Так что же ты нашел в нашей обормотке?! - бесцеремонно взмахнул руками Игорь. Кристина мягко подтолкнула его в бок, но он даже не заметил.
   Я зарделась еще больше. Зачем вот так вот лишний раз упоминать про мою далеко не идеальную учебу? Лучше бы на себя посмотрел!
  - Разве сердцу прикажешь? - таинственно произнес Максим. Карие глаза заботливо взирали на меня снизу вверх, но мне сейчас казалось, что это именно я стою на цыпочках и, запрокинув голову, жадно ловлю их взор.
   Я едва успела поймать свою челюсть, прежде чем она почти приземлилась на стол. Что ты такое говоришь, Вернский? Ты меня пугаешь! Не давай мне надежду, не нужно...
   Брат весело усмехнулся и похлопал его по плечу, отвесив что-то вроде 'ну ты влип, парень!' Отец довольно улыбнулся, зачерпывая суп. Я на негнущихся ногах обошла стол и села рядом с Максимом, не зная, как теперь мне снова смотреть на него. Получилось непроизвольно, правда.
   И я снова встретилась с таким же теплым взглядом карих глаз. Ну, какая же ты Льдинка, Макс? У тебя печка внутри, не иначе...
   Мы почти два часа провели все вместе за большим столом, ломившимся от вкусностей - Кристина и я поочередно вскакивали, чтобы нарезать салат, достать какую-нибудь закуску из холодильника или набить пустующие вазочки печеньем и пряниками. Или согреть чайник, вот уже в сотый раз.
   Мне отчего-то абсолютно не запомнилось, о чем мы говорили в тот вечер. На душе было необыкновенно тепло, в груди разливался океан вселенской доброты, а единственное, что сохранилось в памяти - это дружный громкий смех, время от времени сотрясавший нашу небольшую квартирку. И везде улыбки, улыбки, улыбки...
   Максима я проводила уже затемно - спустилась с ним до двери подъезда и объяснила, как пройти до остановки - дальше крыльца он меня пускать наотрез отказался.
  - Спасибо за вечер, - поблагодарил меня он неизвестно за что. Будто бы он сам битую неделю напрашивался ко мне в гости, а не мой отец беспардонно затолкал его к нам на 'знакомство'.
  - Это тебе спасибо! - почти возразила ему я. Максим только снова улыбнулся, и мечтательно увел взгляд в небо. - И прости, что так нелепо получилось...
   Он не обратил внимания на мое очередное извинение. За этот вечер я их отвесила предостаточно. Думаю, ему уже просто надоело объяснять мне, что все хорошо и что он не в обиде. Небесные тела в вышине сейчас привлекали его куда больше.
  - Красиво, - задумчиво произнес он, обводя глазами непривычно ясное ночное небо. - Люблю, когда на небе видны звезды. Такое редко можно увидеть в городе. Почти все созвездия...
  - Ага, - согласилась с ним я, не в силах оторваться от темных в полумраке глаз. - А я совсем не разбираюсь в них. Только большую медведицу могу найти. Кстати, где она?
  - Вон там, - он указал на скопление сверкающих звезд.
  
   Андрей Константинович стоял и следил за ними из окна. Аня день ото дня становилась все краше и взрослее, и он отлично понимал, что когда-нибудь этот момент настанет и к ним в гости придет ее молодой человек, чтобы когда-нибудь увести ее из отчего дома.
   Наступил этот момент немного быстрее, чем он ожидал. Выпускать из гнезда горячо любимую дочь ему было до боли обидно, но он знал, что отпускает ее в хорошие руки. Максим ему понравился, даже очень. Спортсмен, отличник, красавец, комсомолец и просто молодец. Он был и вежлив, и язык у него был подвешен, и в их семейном кругу он быстро освоился...
  - Елки-палки, а дочь - то выросла! - заключил, наконец, мужчина, глядя на поочередно указывающих в небо молодых людей.
  
  По скрипту. Разговоры в сети. Аня и Вика.
  Снежная_Королева: Викааааа!!!!!1!
  ЯсноСолнышко^^: Шо ты орешь!?
  Снежная_Королева: Я тебе сейчас такое расскажу, ты упадешь!
  ЯсноСолнышко^^: Я уже упала
  ЯсноСолнышко^^: Это очень важно? Подождет до завтра?
  Снежная_королева: Категорически нет!!!
  ЯсноСолнышко^^: Ну и чего ты молчишь тогда?
  Снежная_Королева: Вернский был у меня в гостях сегодня
  Снежная_Королева: Его папа затащил к нам домой 'знакомиться'
  Снежная_Королева: подумал, что мой парень
  Снежная_Королева: ты где?
  Снежная_Королева: Вика?
  Снежная_Королева: земля вызывает! Приём!
  Снежная_Королева: ну ты матрёна... Спокойной ночи
  
   Я захлопнула ноут и перебралась на кровать. Сердце билось словно сумасшедшее, готовясь выпрыгнуть из груди всякий раз, когда я вспоминала любой момент, связанный с Максимом. А поделиться было совсем не с кем.
   Вика, видимо, так и заснула перед компом - она любила так делать, но почему-то именно сегодня в груди зародились первые сомнения.
   А все ли действительно складывается как надо? Я ведь до сих пор не знаю, кто этот самый таинственный и загадочный Мистер Икс...
  
  - Петрович, поставь вот это, - Ярослав указал на несколько коробок, стоящих в углу комнаты. - Установи все как требуется, подключи, чтобы были рабочие.
  - Будет сделано, шеф, - Петрович отметил что-то у себя в блокноте и убрал карандаш в нагрудный карман рабочей рубашки. - Еще будут поручения?
  - Будут, - кивнул Ярослав. - Сделать это все нужно незаметно.
  - Так как же незаметно, шеф, - Петрович многозначительным взглядом обвел тюки с прожекторами, дым-машины, конфетти-машину, микшерный пульт. Конечно, он крутой механик, но фокусы показывать не умеет - это протащить же еще надо будет!...
  - Об этом я позабочусь завтра. Сам, - перебил его Ярослав, - и отвлеку заказчика. У тебя будет время, чтобы это все установить, просто сделай все незаметно.
  - Понял, не дурак, - шмыгнул носом Петрович.
   Ярослав еще раз обернулся, в последний раз обводя взглядом оборудование. Все на месте. Если его затея удастся - она будет стоить вложенных средств. В конце концов, отец ведь так его ругал, за то, что он, порой, теряется в сложных ситуациях... Он больше не будет так поступать, сегодня у него все схвачено и никакие глупые запреты не дадут кого-либо ему обойти. Сегодня он осознал, что ему, кажется, снова есть, за что сражаться.
  ***
  
  Мы так и не смогли погулять - Вика отписалась с утра и сказала, что уезжает на дачу вместе с родителями - закрывать сезон. Естественно, почти все ее объяснение было составлено из красочных эпитетов о 'любви' к даче и загородной жизни.
  Мои сообщения насчет Максима до Вики так и не дошли. Видимо, произошло что-то со связью, и, когда я подошла к компьютеру с утра, чтобы проверить социальные сети, напротив каждого из сообщений красовалась красная табличка 'Ошибка!'. Я справедливо рассудила, что 'не судьба' и забыла о досадном недоразумении. Если разговор зайдет - поделюсь с Викой. А пока она на даче, нет смысла ее раззадоривать недорассказанной историей, иначе в понедельник она вытянет из меня все соки.
   Поскольку я уже настроилась на гуляние, а с Викой ничего не вышло... Я решила, что все-таки не буду сидеть сегодня дома, а наведаюсь к Максиму. Он договорился о встрече с мастером на двенадцать часов, а я собиралась придти к часу.
  - Куда собралась? - поинтересовался отец, не отрываясь от телевизора.
  - В универ, - спокойно ответила я уже из коридора, натягивая кеды на ноги, как обычно, не развязывая шнурки.
   Уже в следующую секунду отец выглядывал из гостиной, пытаясь заметить хоть какие-то внешние повреждения моей головы.
  - В воскресенье в университет? - ошалело вопросил отец. - Да скажи, что с Викой гулять пошла, я же тебе отпускаю.
  - Я, правда, в универ, пап. Мы с Максимом организуем капустник, а в актовом зале колонки не работают. Сегодня ремонтники придут, нужно проследить, - объяснила я отцу ситуацию. - Максим уже там и ждет меня.
  - Ну, иди, - пожал плечами отец, а потом быстро встрепенулся. - Как хорошо он на тебя влияет! Надо же, в кои-то веки делом занята.
   Я только улыбнулась. Вчера я уже пыталась объяснить папе, что Максим не мой парень. Родитель просто не стал меня слушать - смысла противиться больше просто не было.
   Я сунула в уши плеер и выскочила из подъезда, перещелкивая плейлисты. Кстати, о музыке. Было бы неплохо все-таки еще раз спросить у Максима аккорды той песни... Уж больно она мне запомнилась.
   В университете было до жути тихо и пустынно. Даже тише, чем после последней пары, с которой студенты уже буквально выползают, видя седьмой сон.
   Ярослав заходил последним, с черного входа, словно жулик, замыкая вереницу грузчиков, кативших тележки с аппаратурой. Главное, чтобы все сработало.
  - Идите по коридору до упора, потом направо. Высокая дверь. Оставите все за кулисами, - пояснил им Ярик, а сам направился к главному входу - у него было плохое предчувствие. И он как всегда оказался прав.
  - Понял, три колонки починить и подключить, - Петрович шел по коридору вместе с Максимом, который ему что-то торопливо объяснял. Самое время ему поздороваться. Ярик надел одну из самых своих противных улыбок и направился к Максу, крепко зажимая под мышкой мотоциклетный шлем.
  - О, какие люди, - притворно удивился Ярослав, заприметив Максима еще с другого конца коридора.
  - Что ты здесь делаешь? - Максим остановился, удивленно глядя на него и снова надел свою непроницаемую маску. Холодный, отстраненный голос, лишенное эмоций ледяное лицо и пустые темные глаза. Льдинка, как его и величали когда-то. Именно таким он становился в присутствии чужих людей. Только вот Ярослав не был для него чужим, несмотря на все разногласия. - Я же сказал, что напишу тебе насчет репетиций.
  - Решил немного распеться, - пожал плечами Ярослав. - Ты ведь пустишь меня на сцену просто так.
  - Зачем...
  - Ну ладно, - перебил его Ярик, соглашаясь с еще не озвученным возражением. - Я хотел потрепать тебе нервы. Доволен?
   О, еще как доволен Князев почти довел Максима до ручки, но тот все-таки удержал себя в руках. Пока у него все выходит. Максим замешкался, а значит, рабочие все успеют вовремя... И он снова не ошибся.
   Как раз в этот момент в другом конце коридора грузчики прошмыгнули к черному входу. Затея удалась, он улыбнулся еще шире - своей триумфальной победной улыбкой, что не скрылось от глаз Максима. Вернский, видимо, посчитал, что эта физиономия была послана в его адрес.
  - Не думаешь, что ты нам будешь мешать работать? - скривился Максим.
   И тут в игру включился верный и сообразительный Петрович, все это время спокойно наблюдавший за происходящим в стороне.
  - А чего мешать-то, - пожал плечами мастер. - Музыку я того... Люблю. Против ничего не имею.
   Ярослав кинул довольный взгляд на Максима.
   Еще чуть-чуть и он припечатает его к стене на полном серьезе. Драки он сейчас не хочет... Не в этот раз.
  - Ладно, не скучай без меня, - потрепал его по плечу Ярослав. - Я пошел за гитарой. Не прощаюсь!
   Пока все идет по плану!
  ***
  
   Ярослав снова сидел на краю сцены и настраивал и без того идеально настроенную гитару. Что он здесь делает? Снова рвется на репетиции? Сдается мне, что все это неспроста.
   Максим вышел из-за кулис и сел рядом с ним, точно так же свесив ноги со сцены. Похоже, это любимая поза этих ребят. Такая странная, и такая близкая к несуществующей публике - зал был пустым.
   Я спряталась, еще сильнее прикрыв дверь, чтобы меня не заметили.
  - Так зачем ты пришел? - обратился к Ярославу Максим.
  - Разве сам не знаешь, как я люблю играть, в пустых залах с хорошей акустикой? - вопросом на вопрос ответил ему брюнет, начиная наигрывать незнакомую мелодию. Задорную и грустную одновременно. - Не волнуйся, ты мне не мешаешь.
  - Спасибо, утешил, - абсолютно беззлобно усмехнулся Максим. Его голос не был таким же отстраненным как во время наших предыдущих встреч с Ярославом. Максим улыбался. - Значит, как раньше?
  - Эту песню - да.
   Ярослав начал первым. Тихим, вкрадчивым голосом, словно змей, соблазняющий съесть запретное яблоко. Максим подключился не сразу, в последней строчки первого куплета, выделяя его окончание.
  Чертова нить с моею судьбой
  Закатилась под шкаф одной ведьмы слепой
  И теперь только чудо, свершившись извне,
  Может продлить мою жизнь...мерзкому мне...
   мерзкому мне!
   'Мерзкому мне' парни орали дружно, с задором, глядя в зал, бросая вызов несуществующей толпе. В этот раз куплет пел уже Максим, своим чистым, непривычно высоким для парня голосом. Говорит он обычно намного ниже, чем поет. По спине пробежала волна мурашек. Пожалуй, я не наберусь смелости зайти к ним в зал...
  
  Я тону в своих мыслях, утонувших в бокале,
  Ничего кроме боли и гнили в душе.
  Просто жду свою фею, застрявшую в пробке.
  На пути к выправленью рассудка... мерзкому мне...
   мерзкому мне!
  Эта ночь бесконечна, эти сны как шальные.
  Только гул за окном и все мысли лихие...
  Да, я все еще пьян и горю как в огне,
  Зря фея едет на помощь...мерзкому мне...
   мерзкому мне!
  
  Какая глупая фея... Прямо как я? Интересно, кому они пели ее когда-то? Мне ли не знать, что такие песни пишут неспроста, а адресуя кому-то, пытаясь достучаться до голоса разума, до чьей-то совести, отвести душу, набраться сил...
  Или, может быть...
  
  За спиной пара крыльев, корона в душе,
  Только пара извилин - как дань доброте.
  Она смотрит с улыбкой и щебечет про счастье
  Странно приехать в три часа ночи к...мерзкому мне...
   мерзкому мне!
  
   Почему же вы поссорились, парни?
   Догадка пришла сама собой.
   Так кто же эта девушка, что смогла очаровать сразу двух таких разных парней? И где она теперь?
   Госпожа Судьба улыбнулась, выглядывая из-за плеча Ани в актовый зал. Там, где бурно что-то обсуждали две ее любимые игрушки. Парни смеялись и подкалывали друг друга.
  - Вот что это был за писк в самом конце? - беззлобно поддел Максима Ярослав. - Ты изображал солистку Скиллет?
  - С каких пор увлекаешься экстрим-вокалом? Или это все-таки у тебя случайно срыгнулось? Я не разобрал, - попытался сделать серьезно лицо Максим, откидываясь на согнутые в локтях руки. - Я скучаю по тем временам, - неожиданно для себя признался он.
  Ярослав промолчал как всегда, но было видно, что он согласен с Максимом. Просто это не в его стиле - выказывать свои чувства открыто. Вернский всегда озвучивал то, что было в душе у обоих. Князев же привык замыкаться в себе, сливая гнев на посторонних и близких, где ни попадя, а истинную его причину хранить глубоко в душе.
  Аня отошла от двери и медленно зашагала в сторону выхода, села ограждение около входа в родной университет.
  Ну что же это такое с ней!? В груди что-то защемило, от чего в помещении резко стало не хватать воздуха. Неужели это из-за какой-то песни Снежная Королева так растрогалась!? На глаза навернулись непонятные слезы - то ли горя, то ли радости.
  Кажется, я влюбилась в него. По-настоящему, почти как в последнем классе школы. Так же по-детски и так же открыто и бесхитростно. Или мне это только кажется?
  Лишь бы он не ушел, как тогда. Именно с тех пор я не пела песен о любви категорически, особенно тех, где девушка признается в любви первой - на дух их не переношу. Слишком сильно начинали мелькать перед глазами картинки из забытого прошлого и школьного выпускного.
   Максим не такой. Он не напущенный гад, не самовлюбленный придурок. Одним своим взглядом он дарил ей больше теплоты, чем тот парень из прошлого за весь год их встреч.
  Я еще немного посидела, греясь на солнышке и приводя в порядок разбежавшиеся мысли. Нужно было возвращаться. Теперь уже никто не будет думать, что я слышала и видела слишком много, а мне почему-то казалось именно так. Свидетелей собственных слабостей люди не любят, а тех, кто знает слишком много, стараются избегать.
  - Привет, - крикнула я Максиму, помахав рукой. Макс сматывал в жгут длинный провод от колонки, но отложил его в сторону и пошел навстречу ко мне. Оглядевшись, я поняла, что Ярослава в зале уже не было.
  - Привет, - улыбнулся он, подойдя ко мне поближе - мы встретились на ступеньках к подъему на сцену и он подал мне руку, как и полагалось настоящему джентльмену. Он никогда не забывал про такие мелочи... И они не казались обыденными отточенными до изнеможения привычками - каждый раз его жест был пропитан искренностью, желанием помочь.
  - Я пришла тебя проведать, - я поднялась к нему на сцену и обвела взглядом закулисы. Вроде бы ничего не изменилось... Только пара каких-то новых прожекторов появилась по бокам под потолком. - Чем я могу помочь?
  - Вроде бы и нечем. Мы уже почти закончили, - пожал плечами Максим. - Все три колонки починены, прожектора проверили, подсоединили все к компьютеру... Сматываем лишние провода и идем домой.
  - Надо же, как вовремя, я пришла, - я смущенно уставилась себе под ноги. Это всегда было моим особенным даром - появляться, когда вся работа уже сделана. Может быть, именно за это отец и прозвал меня лентяйкой.
  - Раз уж так получилось - может, сходим куда-нибудь? - предложил он.
   И у меня в груди, кажется, кто-то запустил фейерверк. Мой самый любимый, когда золотые искры с грохотом взлетают в небо и там взрываются еще несколько раз, рассыпаясь разноцветными шипящими фонтанами.
   Я пыталась найти в себе силы все-таки воспринимать это предложение, как прогулку между друзьями.
  - Давай, - наверное, энтузиазма у меня было как у маленького ребенка, которому предложили только что сходить в зоопарк. - Только куда?
  - Я слышал, что сегодня будет какое-то большое торжество в центре города, - задумчиво произнес Максим, вновь возвращаясь к своему занятию - разматыванию огромного комка из проводов. Я поспешила к нему присоединиться. - Осенний карнавал или что-то вроде того. Можно сходить туда.
  - Можно, - охотно согласилась я. Думаю, на массовом гулянии мы найдем, чем заняться. На худой конец, засядем в каком-нибудь кафе или просто разойдемся по домам.
   В центре города гуляния превратились в целый карнавал, почти как на день города. Здесь была куча палаток с бесплатными угощениями, на городской площади стояли аттракционы, а по улицам дружным парадом проходили музыканты и ряженные артисты. Назывался этот праздник - день мыльных пузырей. Главное шествие шло в главном парке города, где стояло колесо обозрения. На нем мы с Максимом успели прокатиться - у него было два билета на бесплатную выигрышную поездку, оставшихся с каких-то давних времен, поэтому нам даже удалось пройти без очереди.
   С высоты птичьего полета праздничные гуляния смотрелись еще более оживленно и безумно. Мы тоже, как и все горожане, зажглись слегка нездоровым энтузиазмом и бурно обсуждали, куда пойти дальше, оглядывая всевозможные развлечения.
   Мы успели немного послушать концерт на площади, съесть по сладкой вате, пострелять в тире и даже выиграть маленького серенького мишку. И он мог бы быть намного больше, если бы я не была такой мазилой!
   А под конец дня, когда шествия в центре стали понемногу утихать, мы, как я и предполагала до этого, засели в небольшом кафе.
  - Я сейчас приду, - предупредила я Максима, отлучаясь в дамскую комнату. - Все руки в сладкой вате до сих пор.
  - Хорошо.
  Я остановилась перед зеркалом, придирчиво оглядев себя с головы по пояс - ровно настолько позволял обзор. Толстовка с эмблемой нашего универа на размер больше смотрелась на мне весьма не по-женски, поэтому я решила ее снять, оставшись в одной футболке с длинным рукавом. Нужно было снять ее еще раньше, на улице достаточно тепло. Потом привела в порядок волосы - просто немного пригладила слегка влажной рукой. Расческу я с собой не взяла. В первый раз я сильно об этом пожалела.
   Интересно, а какой меня находит Максим? Наверное, все-таки он считает меня пацанкой. Немногие девушки у нас ходят с рюкзаками и никогда не носят юбки и платья. А еще не красятся. Впрочем, это уже другая тема. Я не красилась лишь по одной причине. Единственное, чем я гордилась в свое внешности - это сочетанием белой кожи самого светлого оттенка и темных густых волос. Ресницы у меня и без всякой туши были черными, губы не обветривались к огромной зависти Вики, поэтому из косметики я пользовалась лишь тональником, чтобы замазать синяки после ночного просмотра какого-нибудь фильма или сериала. Не уродина, но и не конфетка. Симпатичная - возможно, но красавицей меня не назовешь.
  - Соберись, - произнесла я самой себе, глядя в зеркало. Мы с Максимом пока просто друзья. Ничего больше. Третий день нормально общаемся, а я уже думаю, что влюбилась. Нет, так нельзя. Любовь - это серьезно. У меня пока все же просто симпатия и, может быть, 'чисто спортивный интерес' проснулся, как это называет моя лучшая подруга.
   Когда я вышла, Максим разговаривал по телефону, поэтому я не спеша пошла в сторону нашего столика, стараясь как модно сильнее оттянуть время, чтобы он успел спокойно закончить разговор. Вернский меня увидел и было видно, что он уже намекает своему собеседнику на завершение диалога... Но я все равно услышала обрывки незаконченных фраз, когда подошла.
  - Я не могу сейчас, давай потом. Все в порядке, правда. Я знаю, не буду, - и он скинул вызов, быстро сунув телефон в карман. И чего это он не будет? Я так иногда папе отвечаю, когда он в шутку добавляет к обычным указаниям что-нибудь шуточное, вроде 'и не таскай кота за хвост' или 'не играй больше в стрелялки с верблюдами'. Или самое его коронное - 'не дергай брата за руки своими волосами'. Отец так говорил, когда видел, как Игорь меня дергает за косички. Эта дурная привычка, кстати, сохранилась у брата до сих пор, а я дома часто ходила с дракончиками ему на радость.
  - Все нормально? - поинтересовалась я, присаживаясь за стол.
  - Да, конечно, - быстро нашелся он и улыбнулся мне своей привычной теплой улыбкой, но я все равно подметила, что он был немного взволнован. - Мелочи, - отмахнулся Макс. - Я заказал нам мороженого. Ты же не против?
  - Я очень даже за! - обрадовалась я и тут же корыстно поинтересовалась. - А какое?
  - Я не знал, какое ты любишь, поэтому попросил по маленькому шарику апельсинового, клубничного и шоколадного. Хотя бы раз попал? - с надеждой обратился ко мне он.
  - Прямо в яблочко, - я довольно улыбнулась, подпирая подбородок рукой. Мороженое я люблю в принципе - и чем больше, тем лучше. Сама я запросто могу съесть за вечер небольшое ведерко. Никогда от него не простывала и не заболевала. А живот у меня уж тем более не болел - папина стряпня придала ему силушки богатырской. Но не говорить же об этом открыто Максиму... 'Знаешь, мне по барабану на вкус, я ем любое мороженое за обе щеки и ведрами'. Я поморщилась. Звучит как-то совсем не по-девичьи. А мне все-таки хотелось предстать перед ним утонченной, хотя бы чуть-чуть.
  - Я рад, - признался Максим, и неожиданно перевел тему. - Завтра я попробую выпросить у ректора еще полчаса для нашего концерта. Мы, конечно, и так можем попробовать уложиться, но лучше перестраховаться...
  - Мне пойти с тобой? - предложила я. Уже не знаю, откуда во мне появилось столько смелости, что я вызвалась сама пойти к великому и ужасному, но мне хотелось поддержать Макса.
  - Да нет. С этим я сам справлюсь. У меня пары заканчиваются раньше, чем у тебя. Как раз успею, - мягко отказался он. - Завтра у нас будет первая репетиция, успеешь наработаться.
   Я только улыбнулась. То, что мы делали до тех пор, работой назвать было сложно - слишком весело и непринужденно у нас все выходило. Такое впечатление, что весь этот капустник для нас был просто одним большим поводом встретиться и погулять вместе. Впрочем, мы еще только начали.
  - Как знаешь, - пожала плечами я. - Но зови, если что-то будет нужно.
  - Обязательно, - кивнул Максим, делая глоток горячего латте.
   Максим проводил меня до самой двери в квартиру, но от ужина отказался, мотивируя тем, что ему уже пора на свой ужин, семейный.
  - Хороший был день, - улыбнулся он, протянув мне медведя.
  - Да, - улыбнулась я ему в ответ, чувствуя, как по щекам пополз румянец.
   Это было почти как свидание. Пусть даже 'почти', но оно было определенно самым лучшим в моей жизни! Никогда бы не подумала, что с каким-нибудь парнем можно общаться так...
   Максим уже вызвал для себя в лифт. Я приготовилась ему помахать вместе со своим новым другом Мишей, крепко сжав его лапку в своей ладошке... И в этот момент Макс сделал неловкий шаг ко мне и поцеловал меня в лоб, почти в самую макушку.
   Я подняла на него удивленные глаза и встретилась с его затуманенным взором. Темным, но явно не от злости.
   И прежде, чем я успела хоть что-то сказать, он скрылся за захлопнувшимися створками лифта... А я так и осталась стоять под дверью, удивленно глядя ему вслед.
   Неужели моя глупая симпатия все-таки имеет право на взаимность? Мне до сих пор верится в это с трудом, но как же приятно хотя бы просто позволить себе на секунду такую шальную мысль - что я тоже могу быть ему симпатична. Хотя бы чуть-чуть!
   Какая же я глупышка!
   И как же приятно ей иногда побыть!
  ***
  
   - И на ар-р-р-рене нашего цир-р-р-рка блистательная Ар-р-риадна! - раздался громогласный голос конферансье. Дядя Коля, которого здесь все звали Магистром Николя, был тучным мужичком с первыми седыми волосами и значительной лысиной. Он часто кормил меня конфетами и незаметно проводил на верхнюю сцену, где находился оркестр - там я, спрятавшись за шторой, могла спокойно наблюдать за представлениями артистов. А потом, могла так же спокойно спуститься за кулисы, чтобы рассыпаться восхищенных комплиментах акробатам или дрессировщикам и повиснуть у них на шее, жалобно прося научить какой-нибудь 'штучке'.
   А сейчас на сцену вышла мама.
   Когда я впервые спросила, почему дядя Коля называет маму Диану Ариадной, мне рассказали древнегреческий миф. Прекрасную сказку, в которой мудрая принцесса помогла принцу выти из лабиринта с помощью путеводной нити...
   Маминой нитью было шикарное атласное полотно белоснежного цвета - на нем она чувствовала себя королевой, и это ощущение передавалось всем сидящим в зале. Тонкая, статная, светлые волосы были убраны в высокую замысловатую прическу, а ясные голубые глаза казались почти темными от цвета софитов и блистали как два сапфира.
   Моя мама была воздушной гимнасткой. Самой-самой лучшей воздушной гимнасткой на всем белом свете!
   Я с восторгом следила, как мама медленно и изящно танцует, делая плавные шаги к свисающему белому полотну... Она едва коснулась её, и лента тут же взмыла вверх, под самый купол. Мама все кружилась, на ней, то свисая вниз головой, то плавно раскачиваясь в широком шпагате, изгибая спину почти колесом, делая жуткий мостик без рук...
   Раздалась барабанная дробь. И вокруг маминой талии ткань свернулась, словно змея несколько десятков раз...
   Она рухнула вниз в жутком круговороте белого порхающего атласа, а потом раздался грохот и дикий хруст. Вскрики, шокированные голоса кричали о том, что нужно вызвать скорую... Оркестр нескладно прервался, так и не доиграв мелодию.
  - Мама! - я выбежала из-за шторы, пытаясь выглянуть вниз, через ограждения, но меня поймал за руку дирижер и, зачем-то больно уткнув носом в свой фрак, закрыл обзор, уводя в комнату оркестра. - Мама! Мамочка!
  - Аня, пойдем, - тихим шепотом проговорил мужчина, выталкивая со сцены за плечи. - Тише, не плачь... Все будет хорошо. Анечка?
   Я его не слышала. А потом плакала так, что не видела ничего почти неделю.
   Мне сказали, что мама улетела высоко в небо, еще выше, чем находится купол цирка... Потому что там ее уже кто-то ждет. Кто-то, чьей воле никогда нельзя сопротивляться. И, если я буду вести себя хорошо, буду хорошо учиться, слушать отца и найду в себе силы не грустить по матери, то там ей будет спокойно... И она не будет так же плакать по мне, ей не придется мучиться, и на небесах у неё будет новая и размеренная жизнь. И когда-нибудь мы обязательно встретимся.
   Именно после этого случая я перестала хорошо себя вести, хорошо учиться и слушаться взрослых. Я была неконтролируемым ребенком и то, что меня отдали в школу на год раньше, совершенно не помогло. Нас с Игорем забрала к себе бабушка, потому что папа пил очень много какой-то жутко пахнущей воды, которой не хотел делиться с нами.
   Он не говорил ни со мной, ни с уже достаточно взрослым на тот момент Игорем, смотрел вдаль пустыми глазами и каждый день куда-то уходил с двумя белыми розами, весь в черном, а когда возвращался - снова ставил перед собой бутылку с противной водой и погружался в свои мысли.
   Через полтора месяца он все-таки смог взять себя в руки и забрал нас от бабушки. Когда мы вернулись, в квартире уже был сделан легкий ремонт - папа освободил для Игоря комнату, в которой раньше был мамин маленький цирк - комната для тренировок. Противной воды в доме с тех самых пор не было, а мне пришлось очень скоро научиться готовить себе самой каши и самые простенькие блюда, чтобы хоть как-то помогать папе и брату.
   Мы так и жили втроем все это время.
   Очень часто, когда мне становилось плохо, или даже невыносимо, я поднимала руку высоко к небу, грозила ему пальцем и говорила сама себе 'даже не жди меня, я люблю опаздывать!' Я снова повторила этот глупый жест.
  - Я капуша, понял?
   В дверь кто-то позвонил. Кто это?
   Я подошла к двери, повернула ручку и вновь очутилась там, в цирке, в тот самый ужасный день в моей жизни. Все взрослые сейчас были заняты тем, что куда-то несли большой черный пакет... А мамы среди них не было. И я не знала где она.
  - А почему ты плачешь? - передо мной стоял маленький мальчик с пронзительными зелеными глазами и пухлыми щечками. У него на руке был светящийся браслетик, я очень сильно любила такие когда-то... Мама каждый раз покупала мне их перед представлением.
  - Я потеряла маму, - захныкала я еще громче. - Она куда-то ушла. А я не знаю куда, и мне страшно!
  - Не бойся, если ты потерялась, значит можно и найтись, - неожиданно взросло отозвался он. Я даже плакать перестала от такого необычного заявления. - Держи, - он протянул мне руку, зажатую в кулак. А я протянула в ответ свою ладошку.
  - Неа, так не интересно, - покачал головой он и звонко рассмеялся. - Это нужно достать!
  - Как достать? - не поняла я. - Отобрать что ли? Это же плохо.
  - Не надо отбирать, - почти обиделся малыш, надув пухлые щеки. - Я тебе хотел фокус показать!
  - Покажи, покажи, пожалуйста, - обрадовалась я, совсем забыть про свое горе. - Я не буду отбирать.
  - Смотри!
   И он перевернул ко мне пустую ладошку, и, прежде, чем я успела опомниться влепил мне звонкий щелбан. Вот ведь фокусник!
  - Эй! - вскинулась я. - Больно! Вот как я тебе сейчас уши надеру, дурак!
  - Да не ругайся! - снова обиделся он, испуганно следя за тем, как я поднимаюсь со своего места - я была выше этого мальчишки почти на полголовы. - Посмотри в кармане.
   Я остановилась на секунду, засунув руку в карман своего серого сарафанчика. В нем была маленькая конфетка-леденец. Я была так удивлена, что даже забыла о своих жутких планах мести за ущемленное самолюбие.
  - Ты не плачь больше, - обрадовался он моему удивленному лицу и тому, что его фокус удался. - А еще вот, держи! - и он протянул мне свой яркий зеленый браслет, который еще немного светился. - Дарю, - щедро заявил он.
  - Спасибо, - поблагодарила его я.
   А потом за мальчиком пришла мама, а за мной - Дядя Коля. В тот день он сам отвез меня к отцу и сказал, что мама пока в больнице у доктора, и что она очень занята, но скоро обязательно ко мне приедет.
   Я сама поняла, что мама не в поездке. Еще раньше, чем мне сообщили, что она на небесах. Просто однажды я под утро проснулась оттого, что кто-то теребил меня за ногу - так делала мама, когда приходила меня будить в садик. Но на дворе было лето, комната была пустая, а в доме было тихо. Окно было распахнуто настежь, белые занавески колыхались на ветру, а на подоконнике лежал какой-то листик. Подойдя поближе, я поняла, что это был не лист - маленькая открытка от неподаренного мамой сюрприза. Пара безумно красивых сережек с синими сапфирами, которые она мне обещала подарить на семилетие, когда я проколю уши.
   Как открытка в ту ночь оказалась на моем подоконнике, для меня так и осталось загадкой. Загадкой для меня осталось и то, почему на том же подоконнике оказался уже давно не светящийся зеленый браслетик, хотя я помнила, что оставила его в гостиной с игрушками. И мне очень хотелось верить, что это приходила мама, чтобы попрощаться. Я зареклась, что никогда и никому не расскажу о том, что произошло той ночью, чтобы то печальное мгновение последнего волшебства, подаренного мне мамой, не разрушилось.
  А потом я тихо плакала, и до самого рассвета смотрела далеко в синее небо, пытаясь не думать о плохом.
  - Не жди меня! Я капуша! Так мама говорила!
   ***
  Понедельник начался сложно. Начать хотя бы с того, что я снова забыла поставить телефон на зарядку и он сел. Естественно, я не встала в положенный срок, но на мое счастье, меня решил проведать забеспокоившийся родитель.
  - Анютка-незабудка, ты встаешь? - ласково поинтересовался отец, осторожно заглядывая в комнату и, убедившись, что полигон для, безусловно, лучшей из его командирских шуток готов, возопил, что есть мочи прямо над моим ухом. - РОТА, ПОДЪЁМ!!!
   Я с диким криком вскочила с кровати, снова запуталась в одеяле и грохнулась на пол под громкий хохот папы.
  - Вот именно поэтому девушек на службу не берут, - весело сообщил мне отец. - Вставай, а то опоздаешь. Я завтрак тебе разогрел. Человеческий, - любезно уточнил он. - Хоть раз поешь нормально.
  - Встала уже, - буркнула я с пола, выпутываясь из мягкого белого кома. -Спасибо.
   Когда я вышла из комнаты, уже одетая для института, папа уже ушел, оставив на столе разогретую овсянку с изюмом и несколько крупных купюр с маленькой запиской. 'Купи себе платье, ты же девушка'.
   Девушка подумала, что ей бы больше хотелось купить белые найки, как у Ярослава или новые струны и чехол для своей гитары, но тогда её ждет суровое наказание. Например, месяца три без этой же самой гитары.
   Может платье не такая уж и плохая идея? Я бы хотела стать хотя бы немного женственнее для Максима. Думаю, Вика с удовольствием прогуляется по магазинам со мной - ей стоит только дать повод.
   Каша, к слову, оказалась соленой. Родитель перепутал банки с солью и сахаром, видимо, засмотревшись своих любимых новостей. Времени готовить заново, у меня не было, поэтому я извинилась перед скулящим животом печенюшкой и поспешила в университет.
  Вот он, человеческий завтрак, пап! Я бы лучше свои нюни поела!
   Но на этом сюрпризы на сегодня не закончились.
  - Я знаю, как эгоистично это звучит с моей стороны, но я больше не могу. Ты даже представить не можешь, как я вчера убивалась! - подруга горестно вздохнула, потупив взор. Вроде бы и грустная, но ведет себя так, словно ей за что-то стыдно. И смотрит на меня так, будто бы хочет получить разрешение на то, чтобы на кого-то там наябедничать.
  - Что случилось? - ябедничай, Вик. Я разрешаю. Подруга тут же повиновалась моему мысленному разрешению и ее буквально прорвало.
  - Он вчера не пришел, - рыжая топнула ногой. - Сказал, что занят. Ничего не объяснил. Вообще гад! Слов даже нет, как я зла. Уу-уу!
  - Ты о ... Мистере Икс? - уточнила я на всякий случай.
  - Конечно о нем! О ком же еще!? - взорвалась подруга так, будто бы я уточняла в сотый раз, как ее зовут. Так раньше делала Нина Русина, когда они с Викой вели борьбу за страницы в студенческом журнале.
  - Да ладно ты, не кипятись, - я попыталась её успокоить. - Может, и вправду занят был?..
  - Ага, как же, - Тараканова гневно закусила губу, и оперлась на стенку. - Вот что мне делать теперь? Устроить ему разбор полетов я не могу, пока еще не такие отношения. Да и вообще, понятия не имею, как он это воспримет, - начала вслух рассуждать подруга. - А если смолчу, то просто не знаю, вытерплю ли еще раз такое 'английское исчезновение'...
  - Я не знаю кто этот твой Мистер Икс. Мне сложно советовать, я ведь даже приблизительно не знаю его характер, - попыталась я прервать мысли подруги, прикрывая свою корыстную цель благородными мотивами. О ком говорила подруга, я до сих пор могла лишь догадываться.
   Вика на секунду остановилась и задумалась, сложив руки на груди.
  - Он классный. Веселый, не глупый, быстро находит общий язык с людьми. Глаза у него такие теплые, когда на меня смотрит, я будто бы таю, как шоколад на солнце, - мечтательно начала подруга описывать мне своего суженного. И я поняла, что он мне кое-кого напоминает... Все-таки мы настоящие подруги, раз даже парни нам нравятся одинаковые. Я на секунду выпала из разговора, возродив в памяти затуманенные шоколадные глаза Максима, поцеловавшего меня в лоб. Как же это было мило... И как бы мне хотелось еще раз пережить этот момент! - Он правильный, хотя и любит поприкалываться иногда...
  - Погоди Вик, ты смеешься? - перебила я её.
  - Я тебе не скажу, кто это, - спокойно ответила Вика на мой еще не озвученный вопрос. - Пока не могу. У нас только-только все начинает... налаживаться. Вдруг я сглажу, отпугну его чем-нибудь? Я чертовски боюсь быть непонятой им или попросту обмануться. И уж если ничего не выйдет, то пусть об этом не узнает никто.
  - Даже я?
  - Даже я, - тыкнула себя кулаком в грудь Вика, а потом резко перевела тему. - Ты знаешь, мне стало полегче. Думаю, нам стоит просто поговорить с ним откровенно. Постараюсь организовать это в ближайшем времени...
  - Хорошо, - кивнула я. Не думала, что быть личным психологом окажется так просто. - Если что, всегда можешь на меня рассчитывать.
  - Я знаю, - улыбнулась Рыжик, шмыгнув носом. - Ты же мой бест френд, Анютка.
  - Не называй меня так, Таракашка, - шутливо пригрозила я пальцем подруге. Вика только рассмеялась - от своего прозвища она не комплексовала совершенно - на пару с братом их называл так весь поток. А уж как нравилось преподавателям, что к двум самым буйным студентам можно обратиться по одной фамилии!..
  - Ладно, я пойду. Мне надо до деканата сходить, - Вика выискала в своей сумке какую-то папку с документами. - Я скоро приду, ты займи нам место. На философии на задних рядах кучно.
  - И скучно, - логически закончила я, - займу я нам места. Иди, давай, влюбленная. Лети на своих розовых крыльях.
  - Ну, я таки порхаю отсюда, - весело сообщила подруга, скрывшись за поворотом. Из коридора все еще доносился ее сбивчивый хохот и цоканье каблучков, а мои мысли уже витали в абсолютно другом направлении.
  - Ну, и кто же этот гад, в которого ты так втрескалась? - спросила я сама себя, абсолютно не ожидая ответа. Но он пришел.
  - Мне вот тоже интересно, - почти обиженно заявили за моей спиной.
  - Японский бог! - на выдохе выпалила я, подскочив на месте от неожиданности.
  - Так меня еще не называли, - деланно улыбнулся Ярослав, зачесывая рукой своё почти каре назад. - Я тоже рад тебя видеть.
   Зараза с болотным цветом глаз сегодня был одет во все черное и только его любимые высокие найки были идеально белыми, как новенькими. Какой аккуратный мальчик. Я бы их ухайдакала в первый же день до неузнаваемости...
  - Тебе чего надо? Зачем чужие разговоры подслушиваешь, а? - наехала я на него, едва ли не припечатывая к стенке. Впрочем, у меня бы навряд ли хватило силенок это сделать. Ярослав был по росту и массе тела примерно равен Максиму - выше меня на голову и тяжелее килограмм на двадцать точно. Он, скорее всего, просто инстинктивно сделал шаг назад, не ожидая от меня такого напора.
  - Мне нужно узнать, во сколько сегодня будет репетиция, малышка, - огрызнулся он и возвратил себе свое законное пространство, уводя в сторону мою руку с тычущим ему в грудь указательным пальцем. - Мне дела нет до вашей болтовни. Вы орали на весь коридор.
  - А ты тут стоишь и прямо децибелы замеряешь, да, детолюб? - не менее воинственно я одернула свою руку от его пятерни. Его глаза сверкнули дикой зеленой вспышкой, когда я обозвала его нелицеприятным словом. А что, нечего ко мне всякими пафосными словечками обращаться. У меня есть имя, между прочим! - У меня нет для вас расписания, Княже.
   Ярослав резко изменился в лице. Я бы даже сказала, подобрел, но улыбка у него была слишком довольной предвкушающей. А когда он стал медленно двигаться ко мне, я поняла, что мои сомнения были не беспочвенны.
  - Да ты наводила обо мне справки, детка? - игриво прошептал он, склонившись над самым ухом. Его серебряный кулон, состоящий из двух отделенными друг от друга крыльев, тихо брякнул, столкнувшись с моим плечом. Ну что за мерзкая привычка?! Я в принципе не терплю нарушения личного пространства, а тут такие выкрутасы. Прямо заехать ему хочется...
  И о каких это справках он говорит? - Да, меня часто так называют за чудную фамилию. Что ты еще узнала?
   Идея мести за нарушенное личное пространство пришла быстро.
  - Какие справки, укурок!!? - что было мочи крикнула я ему в ухо. Он отскочил, потирая ухо так, словно я его только что за него укусила. Я победно улыбнулась. Восстановление личного пространства прошло успешно, поэтому продолжала я уже увереннее. - Давай, я наведу про тебя справки. Расскажи, чем ты балуешься? Как называется то, что ты куришь?
  - Ненормальная, - тихо произнес он, все еще жалея свое полуоглохшее ухо. - Что ты несешь?
  - Я несу людям счастье, - довольная своей выходкой сообщила ему я. - А еще добро и позитив. Но ты на человека не похож, так что расслабься. Можешь не ждать получки.
  - Больно было надо, - он только хмыкнул, но препираться со мной ему еще не надоело. - А кто я, по-твоему? Этот самый японский бог?
  - Может быть. То-то и трясет постоянно японцев... То трясет, то топит, - Я сделала вид, что задумалась всерьез над этой мыслью. - А вообще, нет. Я не верю, что умные японцы могли поклоняться такой бестолочи, как ты.
  - Истекать желчью закончила? - оскорблено поинтересовался он, деловито сложив руки на груди. Так, что под черной футболкой с треугольным вырезом проступили мускулы. А он напряжен... Видимо, я его сильно разозлила. - Я к тебе с деловым разговором пришел, а ты тут эпитеты мечешь.
  - Ты первый начал - по-детски заявила ему я. - Серьезные разговоры с подслушивания собеседника не начинают.
  - Я не подслушивал, детка, - вдруг смягчился он. - Случайно услышал обрывок. Я что ли виноват, что вы так громко тут о любви беседуете?
  - Тогда нечего меня тут называть своими малышками и детками! - быстро нашла другую причину я. - И вообще, за такую физиономию, - я многозначительно обвела своей пятерней его овал лица, - некоторые могут с тобой начать говорить действительно серьезно! Ты бы сделал лицо попроще, а то зря жизненные силы тратишь.
   И он неожиданно расцвел. Улыбнулся, не той своей противной липкой ухмылкой, почти на один бок, а настоящей искренней улыбкой. Я даже растерялась на мгновение. Что это с ним происходит? Неужели и вправду он прислушался к моему совету?
  - Ну, так на чем ты остановилась, мелкая?..
  - Аня? - раздалось за спиной. Я повернулась на зов и увидела Максима.
   Теперь все ясно с поведением Ярослава. Он просто провоцирует на ревность... Максима?
   Мысли в моей голове резко сменили стол дебатов на уютный кухонный столик, накрыли его скатертью и принялись любезничать о том, как хорош Максим, и как к лицу ему эта неформальная одежка. Я впервые видела Макса не в пиджаке и брюках - сегодня на нем была толстовка с эмблемой универа, почти как у меня, только зеленая, на ногах - темные свободные джинсы с потертостями на коленях. Через одно плечо был перекинут черно-белый рюкзак модной марки, в тон к черным кедам. Из ушей в огромный карман толстовки свисали белоснежного цвета наушники. Ммм! Он даже в спортивном стиле смотрится идеально. Не то, что этот придурок за моей спиной, в своих черных зауженных джинсах и в таких же черных футболке и кожанке. Почти как гот. - Ярослав? Что ты тут делаешь?
  - Привет, Ледышка, - весело отозвался Ярик. - А мы с Аней серьезно беседуем. Да, Ань?
  - Ты знаешь моё имя? - наигранно изумилась я. - Какое счастье! Вот теперь засунь себе в за... - я осеклась, подумав, что не хочу блистать знанием нелестных слов перед Максом и немного поменяла свою фразу, - пятую точку 'деток' и 'малышек' и катись отсюда ко всем чертям!
  - Ты что, приставал к ней? - заметно напрягся Максим. Ой, что-то мне не нравится, как он воинственно перехватил лямку рюкзака.
  - Не приставал, - поспешила я его успокоить. - Но нервы потрепал изрядно. Можешь сказать ему, когда будет репетиция?
  - Сегодня в пять, - быстро отозвался Максим, а потом обратился к Ярославу, медленно подходя ко мне и отодвигая за свою спину. Такой мягкий ненавязчивый жест, а сколько тепла разом разливается по телу... Жалко, что ситуация слишком напряженная и я не могу насладиться им в полной мере. - Не лезь к ней, Огонёк. Наберись смелости и поговори со мной, если тебе так хочется играть на чьих-то нервах.
  - Я учту, - ни капли не растерялся Ярослав. - Ты сам меня пригласил, если что, не забывай. Ты же знаешь, я не игнорирую приглашения.
  - Это было не приглашение, - покачал головой Макс. Его голос сел, и стал чертовски грозным, разносясь по холлу ледяными нотками. - Я предупредил тебя. Не подходи к ней!
  - Тогда... угроза? - достав руки из карманов, спросил Ярослав, словно готовясь сделать что-то очень и очень нехорошее.
   Мальчики, не надо... Максим, будь умнее! Он же тебя провоцирует!
  - Считай, как хочешь, - не терял напора Вернский, все еще держа меня за спиной, хотя я уже порывалась встать между ними. - Я повторять не буду.
  - И не нужно, - подступил к нему Ярослав еще ближе. Они почти столкнулись лбами. А мне... Я резко ощутила, как накалился воздух в этом помещении - в нем буквально начали летать маленькие молнии, искры, какие-то яркие огоньки, которых становилось все больше, с каждым вдохом. Я же не могу ими дышать!.. И слышно из-за них вдруг стало так плохо. И Максим, и Ярослав в одно мгновение отдалились на расстояние пушечного выстрела, не делая ни одного шага назад, а я, закрываясь от слишком ярких точек, мелькавших повсюду, осела на пол и провалилась в темноту...
  
  - Ооо! - завопил кто-то, не заботясь о моей чувствительной натуре. - Она пришла в себя! На, нюхай, - с азартом подставили мне под нос сырую ватку. Я послушно вдохнула, дико закашлявшись от прожженного горла и носа. На глаза завернулись слезы от резкого запаха. Это ж нашатырка! Зачем!?
   Напротив меня сидела Вика. Она же любезно протерла мне вонючей ваткой виски и села рядом, не давая упасть обратно. Голова у меня еще кружилась и останавливаться, по всей видимости, не желала.
  - Что произошло? - спросила я подругу, едва в мыслях появилось хоть какое-то прояснение. Предметы мебели вокруг почти перестали водить хороводы.
  - Что произошло? - глупо переспросила Тараканова, массируя мои плечи. - Обморок произошел, вот что! Прихожу к аудитории, а там два принца пытаются привести тебя в чувство, как светскую леди в тугом корсете.
  - Чего-о-о? - удивленно потянула я. - Какой обморок, Вик? Я же...
  - Голодный, Ань, - щелкнула меня по лбу подруга. Её жест тут же колокольным звоном размножился в моей голове. - Ты ела сегодня, друже?
   Я отрицательно покачала головой. Но прошло-то всего полдня! Я раньше спокойно могла сутками не питаться, а тут... Надо же, и вправду свалилась, прямо как дворянская девица. Наверное, Максим жутко волнуется... Надо будет потом извиниться перед ним.
  - Ладно, с тобой ребята оказались, - взмахнула руками Тараканова. - Я бы такую корову одна в медпункт не дотащила... Но это же не повод себя так диетами изводить!
  - Да какая диета, - отмахнулась я. - Папа кашу с утра сварил с солью вместо сахара. Мерзость такая была, фу. А я на нее понадеялась, ничего больше не готовила, а потом бы уже и не успела... - быстро объяснила я ситуацию Вике.
   - Ладно, дуреха моя, тебе повезло, что рядом я, - постучала себя в грудь рыжая бестия. - Сейчас я сгоняю тебе за чаем, а ты пока сиди тут.
   И Вика исчезла за белой ширмой, а вместо нее передо мной предстала медсестра, чтобы задать несколько щепетильных вопросов...
   Из медпункта я вылетела как ошпаренная, прежде чем меня все-таки уломали походить на какие-то процедуры.
  - Да нормально со мной все, просто не поела и перенервничала, - кинула я в закрывающуюся дверь медикам. - До свидания, спасибо.
   Вика обнаружилась хихикающей в коридоре рядом Максимом. Едва заметив меня, подруга и Макс синхронно кинулись ко мне. Она - с подхалимским видом протягивая мне стакан с чаем, спертый из столовки, а он взволнованно и протягивая руку, словно пытался меня удержать от возможного падения. Руку я ему так и не подала, не знаю, что меня кольнуло, но я просто бодро улыбнулась, пытаясь одним взглядом дать понять, что со мной все в порядке.
  - Ну как ты? - поинтересовалась подруга, с видом заботливой мамочки вручая мне в руки чай. - Ты чего-то бледная, Анька. Домой бы тебе. И поесть!
  - Не хочу домой, - скривилась я и, сделав глоток чая, скривилась еще больше. - Ты сколько сахара туда положила?
  - Семь ложек, - расхохоталась подруга. - Чтобы наверняка. Ты пей давай, и пойдем реально поедим. Я тоже голодная.
  - Я пойду с вами, - Максим обошел меня с другой стороны и ненавязчиво потянул за рюкзак, снова забирая меня у него. Вика с интересом следила за его действиями...
   А ведь я ей так ничего и не сказала о том, как провела выходные. Пожалуй, стоит с ней уже поделиться ситуацией. Или смолчать? В отместку за то, что она молчит о своем Мистере Икс?
   В столовую мы пришли быстро. Ребята заботливо усадили меня за столик, спросив, чего я хочу, и направились к кассе за подносами. Неужели, я и вправду выгляжу такой бледной?
   Я потянулась в рюкзак за зеркалом и, распахнув его, взглянула на свое лицо. Я и вправду была белой. Почти обескровленные, едва розовые губы, здорово выступающие синяки под глазами. Кожа у меня и без того была бледной и резко контрастировала с черными волосами - могу представить, как я выглядела для ребят. Наверное, как вампирша.
   Кстати, о вампирах... Не думала, что этот гад отражается в зеркале.
  - Чего тебе надо? - обернулась к нему я.
   Он спокойно разглядывал меня сверху вниз из-под полуопущенных пышных ресниц, не спеша отвечать на мой вопрос. Зеленые глаза, не моргая, внимательно следили за моей реакцией. Руки в карманах, на лице прежняя полуулыбка-полуусмешка, грудь колесом.
   Склонился, чертовски близко. Так, что наши лица оказались сантиметрах в десяти друг от друга. Я растерялась, а он только с еще большим интересом обвел взглядом мое лицо и, остановившись примерно на одном уровне со мной, проникновенным голосом произнес.
  - Ну, ты и страшная. Прямо как труп.
   КОЗЁЛ!!!
  - Слушай, ты! - взбесилась я, вскакивая с места и чуть не отбив ему нос своей головой. Голова тут же напомнила о том, что она на голодный желудок любит водить хороводы. Я поморщилась, прогоняя странное чувство то ли тошноты, то ли слабости... Ярослав понял причину моей заминки и положил свои лапы ко мне на плечи, буквально силой усаживая обратно.
  - Успокойся, мелкая, - Князев присел рядом, свесив ноги не сторону стола, а в сторону прохода. Он переместил чехол для гитары к себе на колени, раскрыл пару отделений, и уже в следующую минуту передо мной плюхнулась маленькая коробочка из местной кондитерской с прозрачной крышкой. В ней лежали пончики, больше похожие на бисквитные пирожные, покрытые разноцветной глазурью и усыпанные орешками, шоколадной крошкой и кокосовой стружкой.
   Я немного растерянно посмотрела на него. Он был занят застегиванием чехла и не обращал на меня внимания. Или делал вид, что не обращает.
  - Спасибо, - тихо поблагодарила его я, чувствуя, как стремительно краснею. И только после этой фразы он наконец-то оторвался от своего чехла и перевел взгляд на меня. Щеки снова заалели... Все-таки я совершенно не умею принимать помощь, подарки и знаки внимания.
  - Теперь ты синьор помидор, мелкая. Жить будешь, - констатировал он и потрепал меня за щеку в своей обычной нахальной манере. И прежде, чем я снова успела взорваться, встал с лавки, перекидывая через плечо гитару. - Ну, я пошел, не хворай.
   И он вполне мило удалился, в своей манере, слегка подтолкнув плечом Максима, который шел нам навстречу, держа в руках поднос с едой. Для меня так и осталось загадкой, специально он это сделал или нет, но, судя по недовольному взгляду Вернского, которым он его проводил, явно здесь что-то было нечисто.
  - Ты как? Он опять приставал к тебе? - засыпал меня вопросами Макс, поставив поднос с пюре и куриной котлеткой передо мной. М-м-м, как пахнет. Люблю есть в нашей столовой, хотя, по закону жанра, здесь должны готовить отвратно, мне нравилась местная кухня. Папа, во всяком случае, готовил хуже. Вика недовольно уставилась на меня и поджала губы. По всей видимости, мою подругу смутила фраза 'опять приставал'. Чувствую, без объяснения я теперь от неё не уйду.
  - Да нет, все в порядке. Спросил, как я себя чувствую, - быстро успокоила его я. - И принес вот, - я указала взглядом на коробочку с пончиками.
   Максим нахмурился, обводя взглядом этот сомнительный презент.
  - Думаешь, отравлено? - проникновенным тоном обратилась к нему я. Максим расхохотался, представляя моему жадному взору свои ямочки.
  - Не думаю, - весело отозвался он и, забрал с моего подноса одну тарелку - тоже с пюре и куриной котлетой. Блин, он даже здесь джентельмен! Даже в этой дурацкой студенческой столовке - заказал то же, что и я! Не удивлюсь, если он еще и заплатил и за меня, и за Вику, которая уже за обе щеки уплетает свою порцию. - Приятного аппетита.
  - Спасибо. И тебе тоже.
   И мы, дружно болтая ни о чем, просидели в столовой около получаса, успев поделить между собой мой маленький презент - отравленные пончики от Княже Ярослава.
   На репетицию он меня не пустил, сказав, что сегодня точно справится без меня и что ему не нужны 'несчастные случаи на стройке'. Поэтому он проводил меня и Вику до самой двери и, наскоро распрощавшись и вручив мне маленький презент - большую разноцветную папку формата А4, ушел обратно в универ. И как только его силуэт скрылся за дверьми лифта, Тараканова набросилась на меня с жадными любопытными глазами, словно коршун.
  - А теперь, моя дорогуша, ты расскажешь мне всё и по порядку! - многозначительно покачала она головой, давая понять, что так просто мне от неё не скрыться. Впрочем, я и не собиралась от неё бегать. Идея в моей голове родилась мгновенно. Только скину сначала лишние вещи и возьму деньги, которые папа оставлял мне.
  - Погоди секунду, - тормознула я подругу и скрылась за дверью в квартиру.
  - Куда это ты!? - Вика с интересом зашла за мной в коридор, проследив, как я исчезаю в на кухне, а уже в следующую секунду появляюсь вновь.
  - Я хочу, чтобы ты мне помогла. Поможешь - расскажу всё, - подстегнула я подругу.
  - Ну и с чем тебе помочь? - недовольно уставилась на меня рыжая, топнув ножкой. Да, прости меня, Вик. Я сегодня в конец обнаглела и даже ставлю тебе условия. Просто ты не менее заботливая, чем Макс, и, если я не переведу тему, ты внезапно вспомнишь, что я еще час назад лежала без сознания в медпункте. Но теперь я чувствую себя вполне нормально и дома сидеть не хочу!
  - Помоги выбрать платье, - ошарашила я новостью подругу и с удовольствием проследила, как ее бровь ползут вверх по лбу. Забавно.
   - Оба-на... Как девки пляшут, - ехидно улыбнувшись, выдала подруга. - Я так и быть помогу. Поедем в 'Афины' и там ты мне все расскажешь, - подруга с видом строгого учителя повертела перед моим носом указательным пальцем. - С самого начала!
   Я только кивнула. Теперь мне уже точно никуда не отвертеться.
   И я выложила Вике все. Мой монолог продолжался пока мы ехали на автобусе к торговому центру, пока она помогала мне с примеркой платьев, пока мы ходили по отделам в поисках какой-нибудь обуви под него... И все это время меня не покидало чувство того, что Вика как-то не очень довольна тем, что случилось между мной и Максимом. Она была растеряна, почти не улыбалась, а когда я рассказала ей о 'поцелуе', потускнела совсем. И я на секунду задумалась, что...
   Да нет, не может этого быть!
  - Вик, ты чего? - обратилась я к подруге, задумчиво рассматривающей бежевый кафель под ногами.
  - Ммм? - невнятно отозвалась она. - Да ничего. Просто так... Задумалась о своём... А, не важно.
   Сердце больно кольнули иголкой. Кто-то явно хотел зацепить его на большой крюк подозрений и потом передать Его Величеству сомнению. Но, пока это все было аккуратно и ненавязчиво... Словно начинающий коллекционер возился с редкой бабочкой, которую хочется сделать гвоздем своей коллекции, и одновременно, хочется отпустить, чтобы еще раз увидеть воочию ее легкий и манящий взмах бархатных крыльев.
   Нет!
   Если бы Мистер Икс действительно был как-то связан с этими двумя, Вика бы мне все рассказала. Не было бы смысла скрывать. Но с каждой секундой, когда я ловила Вику с понурым задумчивым взглядом, крюк подозрений впивался в мое сердце все сильнее. А спросить подругу в открытую я не могла - такого было правило нашей безумной молчаливой игры.
   Я пришла домой уже под вечер, и поспешила обрадовать отца тем, что выполнила его поручение на 'отлично'. Повертевшись перед отцом в обновке - темно-синем платье с юбкой-солнцем и красивым узорчатым кожаным ремешком, удачно подчеркивающим разницу между первыми и вторыми девяноста, я довольная уселась в кресло, и по привычке хотела развалиться, откинувшись на спинку, но мне не дал этого сделать отец.
  - Солдаты в казарме элегантнее себя ведут, - фыркнул отец. - Ты девушка. В платье! - уточнил отец, придавая слову 'платье' какой-то особенный смысл. Ну, подумаешь платье, и что? Я же дома на диване сижу, а не перед Максимом так развалилась... - Сядь нормально.
   И я послушно выпрямилась еще прежде, чем отец попросил меня об этом. Ради Максима я готова сидеть в этой неудобной и утонченной позе с прямой спиной... Да я даже согнуться в индусскую коробочку, закинув ноги за шею, готова!
   Отец довольно заулыбался, глядя на меня.
  - Вот ты и выросла, Анька, - заключил мой батя, почесав свою небритую щеку. - И когда только успела?.. На маму похожа стала.
   Я только смущенно потупила взор. О том, что мне вообще-то через месяц исполняется двадцатый год и мне можно уже присматривать чепчик и первую кошку, я решила умолчать. Папа шуток по поводу личной жизни не воспринимал совершенно.
   А потом был семейный ужин на нас двоих, на котором отец сообщил мне, что уезжает в командировку уже завтра вечером. В соседнем городе для них состоится недельная конференция и 'обмен опытом с местными шалопаями из мелкой конторки'.
  - Еще непонятно, кто кого будет обучать, - недовольно хмыкнул отец, - желтоклювики! Нашли дурака, я за них свою работу делать не буду.
   Я только тихо хихикала себе под нос, слушая папин гневный монолог. Потом мы долго болтали об учебе, о том, что подарим Игорю и Кристине на рождение сына (я то знала, что у будет девочка, но отец и слышать ничего не хотел!), а потом разошлись спать.
   Лечь спать у меня получилось не сразу... Я совершенно случайно вспомнила про подарок Максима - какую-то разноцветную большую папку. Оказалось, что в ней были ноты. На самые-самые разные песни, многие из них были заезженными, знакомыми, на оборотах были подписи вроде 'тебе эта понравится' или 'с неё я начинал играть'. Но больше всего меня захватил белый лист, на котором уверенным почерком был написан текст песни, которую я слышала в исполнении Максима в комнате студсовета, а потом, в исполнении Ярослава на сцене актового зала. Рука сама потянулась к гитаре, и я вышла на балкон, плотно закрыв за собой двери, чтобы меня не было слышно дома. А на улице... Соседи потерпят. Я недолго.
   Сыграть ее хотя бы вполовину так же хорошо, как это выходило у парней, у меня не получилось. А уж с поставленным голосом Дины - оказывается, он у нее был громким и достаточно глубоким - мне и вовсе было не тягаться. Поэтому я очень скоро пошла спать... И в этот раз мне снились только разные приятные глупости.
  ***
  
   Во вторник я, как всегда слегка припозднившись, влетела в еще шумную аудиторию - преподавателя не было, а впереди три скучные лекции по статистике, теории вероятностей и бухгалтерскому учету, а в довершение дня, чтобы добить меня окончательно - семинар по маркоэкономике. Думаю, в этот раз Степашка все же довершит начатое и вызовет меня к доске, чтобы я решила ему какую-нибудь заковыристую задачу. В этот-то раз некому будет спасать мой многострадальный магнит приключений...
   Я нехотя улыбнулась, вспомнив Максима и его неловкий поцелуй. Мысли сразу улетели в другом направлении. Как же мне хочется увидеть его поскорее! Интересно будет посмотреть на его реакцию, когда он увидит меня в таком милом платье. Как он себя поведет? Что скажет? Наверное, все-таки сделает какой-нибудь изысканный комплимент и снова возьмет мой рюкзак - в этот раз за моей спиной был аккуратный кожаный рюкзачок, который я носила редко, потому что в него не влезали все учебники. Ради одного дня я готова была с радостью ими пожертвовать, поэтому сложила туда только пару блочных тетрадей и кучу разноцветных ручек.
  А еще... Наверное, Максим мне подаст руку, если придется подниматься на сцену на репетиции... и снова будет забегать немного вперед меня, чтобы открывать все двери. И, если в конце дня он все же решится проводить меня до дома, может быть, наберется смелости чтобы поцеловать меня еще раз. Уже не в макушку, как маленькую девочку, а ...
   Улыбка на лице стала до безумия мечтательной.
  - Сёма? Ты ли это? Ты чего вырядилась как на парад? - ошалело обвел меня взглядом Денис. И только сейчас я заметила, как притихли все вокруг, и с каким победным взглядом обводит замершую аудиторию Вика - ведь это именно она приложила руку к моему преображению.
  Да ладно? Это все из-за меня?
  - Просто так! - я упала в кресло и хотела было закинуть ногу на ногу, как это делала обычно... Но вовремя одернула себя.
  '- Ты же девушка! В ...платье!..' - вспомнились мне слова отца.
  Мне пришлось выпрямиться и аккуратно поставить рюкзак на пол, вместо традиционного громкого шлепка об ламинат. - Лучше не провоцируй меня, Таракашка, - пригрозила я Денису, не теряя осанки.
  - Слушай, а что это такое? Тебя девушки покусали, брат? - не унимался Дэн, весело продолжая меня осматривать. Потянулся к волосам, поднял их, делая вид, что проверяет шею на наличие укусов. - Мы это вылечим, друган. Все будет нормально, не нервничай.
  - Да блин! Дэн, ты уже достал! - огрызнулась я, отвешивая ему знатный подзатыльник. - Еще раз проявишь чудеса своего кретинизма, я тебя сама покусаю! Завтра вместе придем в платьицах и будем обсуждать что-нибудь розовое и милое.
   Денис заржал. Вика как и обычно начала его расталкивать, чтобы тот успокоился, а через пару минут наших препираний в лекционном зале наконец-таки показался преподаватель и вскоре все утихли. Я с облегчением вздохнула, когда поняла, что взгляды теперь прикованы не ко мне, а к непонятному потоку формул на доске.
   Все-таки это был фурор. Никогда не чувствовала на себе столько заинтересованных взглядов.
   ***
  
   Нина Русина заприметила Аню еще в проходе. Девушка впервые в своей жизни пришла в университет в платье! Причем в довольно милом... Нине неохотно пришлось признать, по крайней мере, про себя, что и она такое с удовольствием бы надела. На лице у Ани была одна из тех самых влюбленных мечтательных улыбок, с которыми по городу весной разгуливает вся молодежь. Только вот на дворе осень. Конец сентября, если быть точнее.
   Анечка влюбилась? Уж ни в ее ли Максима!? Слишком часто она, Нина, видит их вместе.
   Аудитория стихла, когда Аня медленно стала подниматься по рядам. Нина удивленно оглядела ребят, с интересом наблюдающих за её соперницей. Взгляд остановился на Вике Таракановой, рыжей ведьме, лучшей подруге этой самой Ани. Вика тоже была растеряна... Не меньше чем сама Нина. Она так же, с легким ужасом и - на какое-то мгновение Нине показалось именно так! - с завистью оглядывает аудиторию, а потом свою подругу, поднимающуюся по ступенькам с милой улыбкой на лице и рассматривающую пол под ногами. Сёмина не замечала того, что происходит вокруг, витая в собственных мыслях. И тут взгляд Вики остановился на Нине.
  Преображение было мгновенным - рыжая выпрямилась, победно вскинув голову и бросив ей воинственный взгляд. Русина рассвирепела, не менее злым и воинственным взглядом одарив свою давнюю конкурентку.
  Значит вот как? Двое на одного, за сердце Максима? Да он не посмотрит на нее, даже если Аня придет в свадебном платье! Размечтались! Вернский только её, и она принимает этот глупый вызов.
  ***
  
  Семинар по макроэкономике подобрался ко мне так же неожиданно, как стройка под нашим окном и начался как очень плохая комедия.
  - Семина, два, - объявил преподаватель мою оценку за прошлую контрольную работу. Я раскрыла глаза до размера блюдец. - Тараканова, четыре...
  - Двойка? - глупо переспросила я. Мне показалось, что сделала я это не громко, но Степашка меня все-таки услышал.
  - У вас двойка, Сёмина, - спокойно повторил за мной Степан Ильич. - Вы списали! Ума не приложу, как вы не смогли решить последнюю задачу, если в предыдущих четырех пошагово расписали все нужные для нее формулы, - преподаватель активно замахал руками в воздухе, явно призывая на мою голову гнев всех древних богов. - Но я готов пойти на уступки, если вы ее мне объясните. Прямо сейчас.
   Попробовать что ли? Была ни была! Один раз живем.
   Я поднялась с места и гордо зашагала к доске под удивленные взгляды одногруппников. Конечно, не часто увидишь главную разгельдяйку самостоятельно вызвавшейся к доске. Наверное, сегодня я окончательно добью ребят, если решу задачу. Конкретно так добью, прямо подрублю под корень.
   Я начала чертить по памяти то, что объяснял мне в субботу Максим, пытаясь выдержать нужные пропорции, чтобы на графике легче было все показать. Потом, еще немного покопавшись в недрах своей памяти, стала делать подписи. Первую, вторую... Группа начала удивленно шушукаться.
  - Вот, - я довольно обвела взглядом получившийся чертеж и взглянула на преподавателя.
   Степан Ильич был в шоке.
  - Что ж, тогда я даже поставлю вам пять... - растерянно произнес он, но решил меня все же еще раз проверить. - А откуда вы взяли вот этот показатель?
   Я написала на доске формулу. Он кивнул и переправил оценку на моем листе, вручив мне.
  - Всегда бы так, Сёмина! - с гордостью в голосе произнес он. - Максим Вернский хорошо на вас влияет!
   Я поперхнулась и раскраснелась. Это что он имел в виду? Уж не думает ли он, что мы ...?
  - Не обижайте чувства Максима, Анечка, - пригрозил мне Степан Ильич, и я поняла, что он на полном серьезе думал именно так, как я предположила.
  - Мы не... - начала было оправдываться я, но преподаватель меня перебил.
  - Не обижайте его, Анна, - уже более строго произнес он, и я поняла, что деваться мне некуда. Интересно, как Максим отнесется к новости, если узнает, что Степашка нас мысленно свёл?
   Я просто промолчала. Что ж, пусть думает что хочет. Если это даст ему мотив хотя бы немного завышать мои оценки, я согласна даже на свадьбу. Но естественно, только в мыслях Степана Ильича.
   Под изумленные взгляды одногруппников я вернулась на свое место. Мда, наделала я сегодня шороху. Пришла в кои-то веки прилично одевшись, разобрала сложную задачу на семинаре, а теперь еще и Степашка заявил при всех, что это все 'хорошее влияние Максима Вернского', и что я не должна 'обижать его чувства'! И не прыгать же мне сейчас, объясняя им, что главная раздолбайка просто следовала указанию отца, случайно узнала, как решается эта глупая задача, а из общения с Максимом у нас пока только состоялась пара встреч, и то, все они произошли из-за университетского капустника.
  - Ты откуда узнала, как это решается? - полезла ко мне с вопросами Вика, едва я успела подойти к своему месту.
  - Максим объяснил, - не стала скрывать я. И абсолютно неожиданно поймала на себе разочарованный взгляд подруги...
   Вика недовольно поджала губы и отвернулась. Дело серьезное - уж я-то знаю, что она так не расстраивается по пустякам.
   Мысль в голову пришла мгновенно. Возможно, самая глупая и самая неожиданная из всех догадок, что когда-либо приходили в мою больную голову.
   Неужели Мистер ИКС - это Максим? Быть не может!!!
   Я насилу подавила разочарованный вздох и приземлилась рядом с подругой. Если это и, правда, так, я не знаю что мне делать. Мне ведь он тоже нравится... Да, нравится! А кому может не нравится такой молодой человек с теплыми карими глазами цвета шоколада, милыми ямочками на щечках и заботливым голосом? Когда каждое его - даже случайное! - прикосновение словно молчаливое обещание безопасности и защиты. Рядом с ним я понимала, о чем думала мама, когда говорила что мы 'за папой как за каменной стеной'.
   Боже мой, так ведь нельзя...
   Сегодня она была в черном платье из толстого атласа, в широкополой шляпе и с неизменной красной помадой, четко очерчивающей идеальную голливудскую улыбку. Госпожа Судьба, прошла мимо рядов и коснулась плеча Ани.
  - Малышка, ты станешь их новой Тенью, - прошептала она, склонившись к уху девушки.
   Аня вздрогнула и подавила горький смешок.
  Нет, она не могла ни слышать, ни видеть эту женщину, уже рассыпавшуюся в воздухе на тысячи мелких осколков. Девушке просто становилось больно от своей ужасной догадки, с каждой секундой все больше и больше...
  
  Сюрпризы не закончились и на этом. Когда я вышла из аудитории, Максим уже ждал меня под дверью, видимо, решив, окончательно добить моих одногруппников. Ребята расплывались в стороны, выходя из кабинета, но далеко никто не отходил - все внимательно следили за тем, как Максим медленно подходит ко мне, здоровается, обводя удивленным взглядом теплых карих глаз и, расплываясь в счастливой улыбке, сообщает:
  - Когда я тебя увидел, забыл, что хотел сказать... Ты просто потрясающе выглядишь, - на его щеках снова появились такие любимые мною ямочки. Я, наверное, должна была бы сейчас расплыться в довольной улыбке, в ответных комплиментах, раскраснеться, и сказать, что он меня перехваливает... Но я взглянула на растерянную Вику и, стараясь взять себя в руки, улыбнулась как можно скромнее.
  - Спасибо, - поблагодарила его я. - Пойдем? Нам же в актовый зал? - и, не дожидаясь, его реакции, я попрощалась с Денисом и Викой, с ребятами и направилась в сторону зала.
   Мне сейчас очень плохо. Нужно держать себя в руках. Можно схватить себя за запястье, крепко впиться ногтями в сжатые ладони, закрыть глаза и сосчитать до десяти... Можно...Нужно!
  - С тобой все хорошо? - догнал меня Максим почти в самом конце коридора, опять же опередив и приоткрыв для меня дверь.
  - Конечно, - я попыталась надеть на себя маску спокойствия, искренне пыталась не смотреть на него влюбленными глазами, никак не выдать своих симпатий, но, видимо, я слишком сильно замешкалась перед дверью в актовый зал...
   Максим первым сделал шаг, а потом все вокруг закружилось с такой дикой скоростью, что я даже не чувствовала земли под ногами и поэтому сама не заметила, как поднялась на носочки, неосознанно тянулась к нему. Оказывается, это очень легко сделать, когда кто-то придерживает тебя за талию уверенно и крепко. Сколько это мгновение продлилось, я не помню, но мы замерли, глядя друг другу в глаза. Его - почти черные, манящие куда-то в бездну и мои - испуганные, боящиеся в эту бездну нечаянно попасть, раствориться в ней... Максим помог мне сделать шаг, потом еще один, а потом, когда дверь актового зала уже захлопнулась за моей спиной, он прижал меня к ней же, и снова приблизился. Всего какая-то пара сантиметров и горячее дыхание, опалившее кожу.
   И так быстро закончилось это мгновение, потонув в ужасном диком звуке от хаотично зажатых струн.
  - Играешься с Тенью, Ледышка!? - злобно крикнул он непонятную для меня фразу, зато отлично понятую Максимом - он отшатнулся, опустил свои руки, отвел глаза в сторону, словно ему было неприятно находиться здесь, видеть все это...
   Неприятно видеть меня или Ярослава? Чего он боится?
  Ярослав стоял на сцене и гневно смотрел в нашу сторону. Его взгляд был воистину воинственным, да и внешний вид тоже. Сегодня я впервые увидела его одетым прямо с иголочки, как прилежный мальчик - идеально выглаженная черная рубашка с незастегнутыми верхними пуговицами, опять же черные джинсы, подкрепленные классическим кожаным ремнем с солидной пряжкой. А на ногах были не привычные белые найки, а самые настоящие туфли, полностью довершающие образ. Сегодня он решил поиграть в мачо, а ведет себя как психованный мальчишка. Что это с ним творится?
  Он снова дал нещадный бой по струнам гитары, не зажимая ни одну струну. Комбик надрывался, почти подпрыгивая от резкого звука. А Ярослав ударил еще раз - злобно, отчаянно. А затем, уже с яростью, еще несколько раз, сломав медиатор и порвав две струны. Он отцепил ремень для гитары, и, с грохотом скинув ее со сцены, ушел.
  Я обнаружила себя прижатой к стенке, а Максима - инстинктивно сделавшим шаг назад - от меня. Его взор снова был туманным и пустым, почти таким же, каким он одарил Ярослава в первый кастинга во время их ссоры. Что случилось в это мгновение, я так и не смогла понять... И искренне старалась об этом не думать.
  На этой репетиции Ярослав больше не появлялся. Не пришли ни Дина, ни Денис. Впрочем, так было даже лучше. Я не знала, как бы нам с Максимом самим пришлось объяснять им сложившуюся ситуацию. Учитывая то, что мы сами еще между собой не объяснились.
   Нас спас водоворот проблем, появившихся сразу после того, как пришли на репетицию первые коллективы. Денис включал музыку, обсуждал с ребятами очередь их выступлений, необходимое оборудование и спецэффекты. Я решала вопросы по гриму, костюмам и прочим мелочам, помогала складывать принадлежности в небольшую каморку за кулисами, тем, кто уже принес свои первые атрибуты для представления.
  - А чего тут гитара валяется? - с интересом спросил один из танцоров брейк-данса. Тот самый парень, который половину своего номера проведет вниз головой и вверх ногами.
  - Просто так, - я только отмахнулась, но гитару решила все же поднять. И потом, немного поразмыслив, даже нашла за кулисами чехол от нее, упаковала, и аккуратно поставила в правом углу кулис, около компьютерного стола. Думаю, Ярослав ее найдет, когда вернется.
   Взгляд упал на маленький бейджик на внешней стороне чехла -
  Ярослав Князев.
  '- Да ты наводила обо мне справки, детка? Да, меня часто так называют за чудную фамилию. Что ты еще узнала?'
   Князь! Ну и глупое же у тебя прозвище! Из тебя князь как из безрукого пулеметчик.
   Впрочем, я уж слишком утрировала. В Ярославе и вправду было что-то аристократичное. То ли это было сочетание почти такой же бледной кожи и темных волос, то ли это был яркий и выразительный профиль, то ли зачастую надменный взгляд дикий зеленых глаз - я не могла разобрать. Мне просто казалось, что он пытается переиграть себя, казаться всем хуже, чем он есть на самом деле. Я тоже долго так делала, когда мстила кому-то неизвестному с неба, забравшему мою маму... Какая причина для такого ребячества есть у него?
   Репетиция закончилась достаточно быстро, ребята выплыли дружными стайками, уже успев передружиться между собой, а мы с Максимом возились с дорожками для выступления, пытаясь скомпоновать все песни в единый лист, распределить по порядку и обрезать их до нужного времени.
  - Нужно еще несколько заводных песен, под которые будут выходить ведущие, - Максим прошелся рукой по своим волосам, взлохматив и без того топорщащиеся пряди. Сегодня он был растерянным - я замечала это в его действиях все время.
  - Может попросить у ребят музыкальные дорожки? Если у них сохранились еще с КВНа? - предложила я свою идею, присаживаясь на краешек стола. - Я могу спросить у Дениса, чтобы не пришлось... подходить к Ярославу.
  - Я и сам могу скинуть, - раздалось за спиной. Мы с Максимом синхронно обернулись на голос Ярослава.
   Повисло неловкое молчание, и я почувствовала, как в помещении снова накаляется воздух. Максим медленно покрутился на кресле и плавным, спокойным движением поднялся, направляясь к Ярославу.
  - Прекрати это. Давай мы это прекратим и будем жить дальше, - предложил он сделку Ярику, но тот лишь брезгливо обвел взглядом протянутую ему руку.
   - Жить дальше... - склонив голову на бок, повторил за ним Ярослав, словно пробуя эти слова на вкус. - Как легко у тебя все выходит! Жалко не все мы можем жить дальше, да, Ледышка?
  - Перестань.
  - Или что?
  - Или эта дурацкая война никогда не прекратится, - логично предположил Макс, все еще держа протянутой руку. - Ты отлично знаешь, о чем я прошу.
  - Знаю, - Ярослав оторвался от перепалки с Максимом, лишь на мгновение, только для того, чтобы обвести задумчивым взглядом меня. Его выражение сменилось моментально - с воинственно сдвинутых бровей до горькой усмешки. - Только ты и сам знаешь все. Мы только начали погоню за тенью. Опять.
   И когда Ярослав уже хотел протянуть руку Максу, тот безвольно опустил свою, убрав ее в карман, давая ему понять, что их сделка не состоится на таких условиях.
   На каких условиях?
   Я бы очень хотела спросить это у Максима, снова проводившего меня до самой двери, но так и не решилась лезть в их отношения, с каждым днем становившиеся все запутаннее и запутаннее. Видимо, у мальчиков тоже есть свои игры и внегласные правила, почти такие же, по которым мы играем с Викой в её любимого Мистера Икс.
   Я закрыла дверь и прислонилась к холодному металлу головой, пытаясь прогнать из головы все мысли. Все, что только могло придти в мою дурную голову. В голове что-то звенело, я пару раз тряхнула ей, думая, что у меня просто заложило уши от переизбытка чувств, но звук не проходил.
   Мобильник! Я же оставила его дома на подзарядке!
  - Алло? Ань? - Вику было плохо слышно, на фоне громко играла музыка, слышались веселые голоса. - Ань, пошли гулять?
  - Что? Куда? - не поняла я.
  - У друга Дениса тусовка, он всех зовет. Пошли вместе, а? - задорно предложила она. - Мы ненадолго, где-нибудь в полночь такси закажем и свалим.
   Может быть, это и не плохая идея? Провести вечер в шумной компании, уже совсем без сил вернуться домой и завалиться спать, ни о чем не думая?
  - Я пойду, - ответила я, уже начиная размышлять о том, что надену. Идти на вечеринку в строгом платье не казалось мне хорошей мыслью.
  - Отлично! Мы будем через полчаса у тебя, отвезем, - весело отозвалась Вика. Видимо, они уже были в машине, потому что я слышала, как кто-то в праведном гневе сказал 'я вам что, таксист'? Ребята тут же с веселым улюлюканьем накинулись на него, упрашивая их развести, забрать, подбросить... И на этой счастливой ноте Вика отключилась.
   Уже через полчаса я сидела в машине, набитой дружной толпой.
  - Ребят, это Аня, - представила меня подруга уже сидевшим в машине ребятам. Все дружно мне прокричали привет сквозь дико грохочущую музыку. - Аня, это Саша, - указала подруга пальцем на водителя, - а это - Ангелина, - хрупкая маленькая блондинка на заднем сиденье, - а этого болвана ты уже знаешь, - Вика отвесила щелбан своему брату и злобно расхохоталась.
   Саша оказался веселым малым, он играл в одной команде КВН с Денисом, но он был уже на четвертом курсе, проходил где-то стажировку, поэтому от ребят ушел, но дружеские отношения поддерживал. Ангелина, или просто Лина, как она попросила себя называть, оказалась его девушкой.
   Вперемешку с модным битом, орущим в машине, заиграла неизвестная музыка в жанре тяжелого рока. Денис вытащил из куртки мобильник.
  - Привет, именинник! - весело отозвался он, принимая вызов. Саша сделал музыку потише, поняв друга с полуслова. - Да, мы едем!... В смысле не туда едем? В какой гараж?...
  - В 'Гараж!' - восторженно прошептала Вика, и я сразу поняла, куда мы направляемся... Подруга уже дважды не могла пройти фейс-контроль в этот клуб. И с каждым отказом, ее желание туда попасть увеличивалось в разы. Еще неделю назад Вика прожужжала мне все уши. Но в клуб в середине недели?...
  - Да ладно? И что нам сказать на входе? Понял, - Денис сунул мобильник обратно в карман и повернулся к нам. Вика замерла в предвкушении, вцепившись в рукав моей толстовки. К слову говоря, я к клубу вообще не готова. Если даже Вику не пустили туда - а одета моя подруга всегда с иголочки, то что уж говорить обо мне? Для квартирной тусовки кеды, джинсы и футболка с ярким принтом подойдут, но вот для элитного клуба... А уж университетская толстовка... Впрочем, я могу ее снять и запихнуть в рюкзак. Померзну немного, но мы же едем на машине.
  - Женька решил поменять планы, - весело сообщил нам Денис и отбил барабанную дробь костяшками по сидению. - Он снял три вип-столика в 'Гараже' на весь вечер! Гуляем, ребят!
  - Вот ведь пижон, - заржал Саша, включая поворотник - обратно на шоссе.
  - Вааааау, - Вика расползлась довольной лужицей по сидению. Как бы ее сейчас удар не хватил от счастья. Дэн снисходительно посмотрел на свою сестру.
  - Вик, тебя в таком состоянии в клуб не пустят, - заявил он.
  - Дэнчик, не мешай, я кайфую, - заворожено пропела Вика, откидываясь на спинку сидения. - Уже второй месяц туда прорваться пытаюсь, а сейчас пройду мимо очереди в вип-зал. Ва-а-ау!
   Пока подруга пыталась пережить свой восторг, я уже начала рассуждать над тем, как мне добраться до дома. Уходить из 'Гаража' ровно в полночь, теряя туфельки как золушка, Вика явно не захочет. А я в принципе не была морально готова к клубу. Автобусы по некоторым маршрутам ходят до часу. А здесь как раз была остановка...
  - Саш, а можешь...
  -Даже не надейся! - перебила меня Вика, когда я еще даже не успела озвучить свою мысль. - Ты едешь с нами!
  - Вик, но мы изначально не в клуб ехали, - я многозначительным взглядом указала ей на себя и свой внешний вид.
  - Я была готова к такому повороту. Мой дом в двух кварталах от клуба. Саш, можем заехать ко мне?
  - Что!? Вика, нет.
  - Аня, да!
  - Ни за что на свете!
  - Даже не надейся увильнуть! - вполне серьезно пригрозила мне пальцем подруга. - А размер у нас один, так что...
  - Воу-воу-воу, палехче, - заржал как ненормальный Денис. - Слушай, Саш, я серьезно хочу это увидеть! Это того стоит!
  - Блин, ребят, - попытался возмутиться наш несчастный водитель, - а может так просто...
  - Аня в платье - это как свистящий рак на горе, - пояснил ему Дэн. - Она тут на днях помодничать решила, так о ней потом весь поток судачил полдня. Кстати говоря, - весельчак снова повернулся к нам с Викой. - Что там говорит твой бойфренд?
  - Мой кто?
  - Максим доволен нашим выступлением?
  - Дурья ты башка, Денис, - не удержалась я от гневного эпитета. И он туда же. - Макс не мой парень!
  - Хорош отнекиваться, Сёмка, - не обратил абсолютно никакого внимания на мое негодование Тараканов. - Ты теперь наш блат. Мы будем помыкать тобой, а ты - Максимом! Организуешь нам клеевую цветомузыку по старому знакомству?
   Всю оставшуюся дорогу мы с Денисом спорили и обменивались красочными подколами. По его словам, Макс был моим парнем, и я безбожно не хотела даже один раз, ради нашей крепкой с Дэном дружбы, усмирить своего молодого человека и его гнев, чтобы дать ребятам спокойной выступить на дне первокурсника. Александр внимательно его слушал и молча кивал. Все мои попытки возразить что-то на этот счет заканчивались либо пошлой шуткой, либо каким-нибудь детским обзывательством.
   Едва мы подъехали к дому Вики, подруга, схватив меня под локоток, вытащила из машины и увела в свою 'обитель' - шестиметровый шкаф, набитый одеждой. А уже через полчаса мы стояли в клубе. Точнее все стояли, а я шаталась на каблуках.
   Небесно-голубое платье, которое специально для меня Вика достала из самых своих сокромов, оказалось не таким уж и откровенным, как я себе представляла. Вырез был, платье было лишено рукавов, но взамен потерянной сверху ткани, юбка была немного удлиненна. Сзади она доставала мне почти до щиколотки, а спереди заканчивалась на полторы ладони выше колена. Из теплой одежды Вика вручила мне легкий жакет из белоснежной ткани. В тон к серебряным босоножкам, изящному орудию пытки, мне достался такого же цвета клатч, куда я быстро переложила телефон и деньги.
   Это было странно, но сейчас, стоя на пороге клуба, еще у самого входа, я чувствовала себя в самом центре внимания - так непривычно мне было находиться в этом месте. А может, я и правда поймала пару заинтересованных взглядов? Я огляделась. И правда, поймала. Какой-то веселый парень, явно завсегдатай таких мест, подмигнул мне, широко улыбнувшись. Я улыбнулась в ответ и тут же потупила взор - впереди была лестница - великая преграда для меня на сегодня.
   Мимо охранника Вика прошла, гордо задрав нос так, будто бы пыталась задеть им вывеску ночного клуба. Дяденька-шкаф на нее не обратил абсолютно никакого внимания, но подругу это не интересовало. Сейчас сбывалась ее мечта - она таки попала сюда.
  - Привет, - почти заорал Дэн, пытаясь переорать громкую музыку. Именинник, Евгений, уже сидел за вип-столиками с шумной компанией. - С днюхой тебя!
  - Привет! - радостно взмахнул руками Женя и, перекинувшись о чем-то с Сашей и Денисом, пригласил нас всех к столу.
   Как я и предполагала, Вика не смогла долго сидеть среди ребят и потащила меня на танцпол. Я против не была. Но и неугомонная подруга долго не смогла просто так танцевать. Заявив, что она должна все здесь осмотреть, Вика отлучилась 'на пару минут'. А я направилась к барной стойке, чтобы хотя бы на эту 'пару минут' дать ногам маленькую передышку.
  - Такая красавица и одна? - рядом сел странный тип, который уже долгое косился на меня и Вику дикими звериными глазами. По одному взгляду было понятно, что он от меня хочет. Я почувствовала себя каким-нибудь товаром на рынке. Липкие взгляды Ярослава показались мне по сравнению с этим просто игривыми подмигиваниями. - Не порядок.
  - Нет, все в порядке, простите, - я собралась встать со стула, но он схватил меня за локоть, слишком больно и навязчиво. Я растерялась, застыла и почти упала обратно на свой стул. Господи, где же ребята сейчас, когда они так нужны?
  - Куда же это ты? Не торопись, поговорим, - я почти вздрогнула, почувствовав мерзкий запах перегара и дешевого табака. - Познакомимся поближе. Сколько?
   Последний вопрос выбил из меня все мысли. Я... Он принял меня за проститутку? Неужели я выгляжу так доступно? Я веду себя неправильно? Как... Нет?... Не со мной.
   Господи,... Нужно что-то предпринять. Нужно уходить. Быстрее!
  - Меня ребята ждут. Пустите, пожалуйста, - я предприняла еще одну попытку встать. Тщетную. Хватку он не ослабил, а наоборот сжал мой локоть еще сильнее. Перстень на его пальце больно защемил кожу, но я терпела, пытаясь не подавать вида - не раззадоривать еще больше. Только тихий всхлип вырвался из груди против моей воли.
   За что мне это? Неужели в этом баре недостаточно красавиц? Почему этот бритоголовый пристал именно ко мне? Неужели я выгляжу распутной или...?
   Он наконец-то отпустил мою руку... Но только для того, чтобы переместить ее на талию.
   Такого мерзкого чувства я еще никогда не испытывала. В животе что-то сжалось, в висках заиграла пульсирующая боль.
  - Отпустите меня, пожалуйста, - почти прошептала я, сжимаясь в комочек, пытаясь отодвинуться от его назойливой руки.
  - Ну, уж нет, красотка, - облизнулся он. Мой живот почти рванул к горлу. - Сегодня ты со мной.
   И тут его рука спала. Слишком резко и неожиданно, но мне хватило реакции на то, чтобы быстро вскочить со стула и почти начать спасительное бегство в женский туалет. Но мне помешала чужая грудь, в уже знакомой черной рубашке.
   Я уткнулась носом прямо в его плечо, а он, не дав мне опомниться, притянул еще ближе, отводя за спину, подальше от бритоголового, закрывая собой. В висках все еще стучало дикое чувство опасности, но из груди вырвался облегченный вздох. И как будто бы в ответ на мои волнения Ярослав осторожно коснулся моего запястья, погладив большим пальцем тыльную сторону ладони.
  - Кажется, она сказала, что не хочет с тобой знакомиться, - Ярослав сделал шаг вперед, к этому парню, покрытому наколками с ног до головы.
  - А ты кто такой, пацан? - въелся бритоголовый, распрямляя плечи и поднимаясь со своего места. Ну и злой же теперь этот здоровяк. И дружки со слишком большим интересом на нас смотрят.
  - Кто надо.
   Ярослав, что ты делаешь? Зачем ты его злишь?
  - Пойдем, пожалуйста, - я привстала на носочки, вцепившись в складку ткани на его предплечье. - Мне страшно.
  - Иди, - спокойно отозвался он, нисколько не отвлекаясь от призывания на бой своего противника. - Иди, чего стоишь?
  - Я без тебя не пойду, - всхлипнула я.
   Он резко развернулся, схватив меня за плечо, и глядя прямо в глаза, повторил.
  - Иди на улицу. Я скоро буду, - и он подтолкнул меня в сторону выхода. Стучащий в висках страх упал в грудь, а потом и вовсе скатился к самым пяткам. По спине вслед за страхом пробежали мурашки, но дышать и вправду стало легче. Оказывается, что когда мы боимся не за себя, а за кого-то другого - на первый план выходит волнение.
   Я уже была готова сама тащить Ярослава к выходу, но около меня как из ниоткуда возникла Дина, и, не говоря ни слова, она взяла меня под локоть и бодро потащила к выходу, пока я не успела опомниться.
  - Идем, быстрее, - настойчиво произнесла она, и мне не осталось ничего кроме как послушно проследовать за ней. - Он ждет пока придет охрана, не волнуйся.
   Не волноваться? Очень смешно! Я обернулась, ища глазами Ярослава.
   Он стоял все там же, у стойки и что-то говорил бритоголовому, отчего тот буквально кипел, воинственно разминая кулаки. А Князев был абсолютно спокоен, мне даже на секунду показалось, что он улыбается ему, одной из своих привычных надоедливых ухмылок.
   И тут мускулистый негодяй занес руку для удара.
  - Нет! - только успела вскрикнуть я, и дверь в клуб захлопнулась прямо перед моим носом. Мы оказались в коридоре, где уже почти не слышна была безумная дискотечная музыка. В глаза ударил привычный свет от обычной люстры, и мне на секунду показалось, что меня оглушило и ослепило почти так же, как когда я свалилась в обморок. Но стояла на ногах я вполне твердо, да и голова не кружилась. Разве что сердце то пропускало удары, то нагоняло их, гулко отбивая по ребрам.
   Куда смотрит охрана?! Нужно кого-то позвать, позвонить в полицию...
  - Успокойся, - Дина все еще вела меня в сторону выхода, уже на улицу. - Идем.
  - Дина, нужно позвать охранника! Их ведь там не было, - почти взмолилась я. - Они там есть! - Дина резко развернулась, черное каре, так сильно делающее ее похожей на какую-нибудь египетскую царицу, резко всколыхнулось, разметавшись по оголенным плечам. - И сейчас этих гадов, которые приставали к тебе, охранники выпроводят из клуба. Хочешь попасться им на глаза у выхода?
  - Тогда нам лучше остаться здесь! - все еще воспротивилась я.
  - А ты хочешь тут остаться? Тебе не хватило адреналина на сегодня? - Дина придирчиво посмотрела на меня, и, не дожидаясь ответа, снова направилась в сторону выхода, таща меня за руку. - Прекращай уже.
   Отпустила меня Дина только когда мы вышли из клуба. И то, только для того, чтобы порыться в своем белом клатче, почти такого же белоснежного цвета, как и платье без бретелек, которое было на ней. Я и не думала, что тихоня Дина ходит по таким местам, что может одеваться как девушка без комплексов, что может вот так вот запросто почти приказным тоном общаться с людьми, оставаясь спокойной в критических ситуациях.
  - Идем сюда, - схватила меня за руку Дина, снова отпуская клатч болтаться на тонкой цепочке на плече. И мы направились быстрым шагом куда-то за угол здания клуба. - Налево.
   Мы вышли к стоянке. Дина щелкнула кнопочками на брелке и разблокировала джип, стоящий поодаль на вип-парковке.
  - Идем, чего стоишь? - дернула она меня за запястье, нервно сверкая глазами.
  - Чья это? - хватило меня на то задать глупый вопрос, хотя сейчас такая глупость должна меня волновать меньше всего.
  - Ярика, - быстро отозвалась Дина. - Какая тебе разница? Идем, говорю!
   Мы уселись на заднем сидении, Дина закрыла дверь и достала с переднего сидения пиджак кремового цвета и надела его на себя. Видимо, он принадлежал ей - сидел ровно по фигуре и подходил ко всему летящему образу.
   Господи, в какую же мерзкую ситуацию я попала... Если подумать, всегда считала, что пристают к определенному контингенту девушек - тем, что сами выглядят доступно, и ведут себя не менее 'открыто'. Это читается в их внешнем виде, в их манерах, почти что-то
   Додумать я не успела, к нам навстречу вышел Ярослав, оправляя ворот помятой рубашки. На его руке я увидела кровь, но больше никаких признаков увечий не обнаружила. Он спокойно подошел к машине, сел на переднее сидение и повернулся к нам.
   Я онемела.
  - Все нормально?
   Господи, ну какой же он дурак! Это не ему сейчас нужно это спрашивать, а мне. Впрочем, я и так знаю, что все не нормально.
  - Покажи, - я протянула ему свою руку. Он догадался быстро, протянув мне свою ладонь. Кожа с костяшки на среднем пальце была почти целиком содрана. Нужно обработать. У меня, кажется, был с собой антисептический пластырь.
  - Ничего страшного, пройдет, - только хмыкнул он, внимательно следя за тем, как я начинаю рыться в своем клатче. Пластыри я точно с собой брала - подумала, что босоножки будут натирать. - Давайте лучше свалим отсюда.
  - Я не поеду с вами, - покачала головой Дина. - Мне еще нужно кое-что уладить.
  - За тобой потом заехать?
  - Не стоит, - отказалась девушка, уже щелкая ручкой двери. - Меня есть кому забрать, - с этими словами Гулязина выпрыгнула из машины и, не прощаясь, направилась обратно в сторону клуба.
   Я немного смутилась, оставшись наедине с Ярославом, но у меня пока было дело, которое я бы хотела завершить - от машинальной работы становилось немного спокойнее. Я аккуратно потянула за края пластыря и налепила его поверх раны.
   Ярослав сдавленно ругнулся. Видимо, из-за зеленки, которой была пропитана ватка. По себе знаю, что она ужасно щиплется.
  - Все, - закончила я. Пока я искала пластырь, и лепила его, я думала над словами благодарности, которые хочу сказать Ярославу, но ничего лучше простого 'спасибо' я не смогла придумать. - Спасибо, что помог.
   Он поднял на меня глаза, оторвавшись от своего боевого ранения. Его взгляд был изучающим, заинтересованным. Мне показалось, что он ждал от меня чего-то, будто бы я ему дорогу в Нарнию обещала показать...
  - Спасибо, - еще раз повторила я, сжав посильнее обертку от пластыря. Ярослав все еще молчал, глядя на меня. На что он так смотрит? У меня, что ли третий глаз проклевывается? - Что?
  - Ты... ты в первый раз оказалась в такой ситуации? - он повел головой, намекая на недавние события в клубе. Я смущенно кивнула, вспоминая это мерзкое происшествие. - Тебе нужно было тут же звать охрану. Почему молчала?
  - Я растерялась, - я поддала губы, еще сильнее сжимая обертку в пальцах. Почти до боли.
  - В следующий раз сразу же поднимай шум, - не обращая внимания на мои мысленные потуги, продолжил меня отчитывать Князев. - Если бы было видно, что ты сопротивляешься - охрана вмешалась бы быстрее. А так мне пришлось ждать, пока этот поддонок себя проявит.
  - В смысле проявит? - не поняла я. Это из-за этого он остался там, в клубе, а мне сказал уходить? Чего же он ждал?
  - Ударит, - нехотя уточнил он. - Я ждал, пока он ударит.
   Я покраснела, сверля глазами ящик между сидениями. Ярослав отвернулся, завел машину. Казалось, что он занят, но я буквально чувствовала, что он следит за мной через зеркало заднего вида.
   Наверное, мне стоит уже пойти... Он собирается ехать домой.
  - Прости, что так вышло, - буквально выдавила я из себя. Мне действительно было стыдно. Все-таки Ярослав был не таким уж плохим, как я думала раньше. Манерный, эгоистичный, шутки у него часто были очень злобными, били по больным местам, которые он находил на удивление быстро и точно, но за всей этой маской скрывался человек, который все же готов был придти на помощь. Думаю, он был отличным другом для своих близких, тем самым на которого можно положиться в деле, а не в вытирании соплей. И мне сейчас было по-настоящему стыдно, что я не смогла в нем это сразу разглядеть.
  - Забей, - он только отмахнулся. - В мире полно придурков. Просто не теряйся больше в таких ситуациях.
  - Хорошо, - кивнула я, все-таки осмелившись поднять глаза, и тут же столкнулась с его заинтересованным взглядом в зеркале, как и думала.
   Кажется, мне уже пора идти. Пожалуй, я вернусь к клубу и позвоню Вике... Закажем такси и уедем вместе домой.
  - Хорошая идея, - отозвался Ярослав, едва я коснулась дверной ручки. - Тебе лучше пересесть вперед, легче будет показывать дорогу.
  - По... - я замолчала, прикусив губу. Собиралась попрощаться, но он остановил меня. И пусть голос у него был абсолютно безразличным - он же только что сказал, что отвезет меня домой?
   Он сел в пол оборота ко мне прежде, чем я успела опомниться. На лице снова была одна из его коронных ухмылок, а в глазах играли задорные огоньки. Или это просто отблеск от мигающей панели? Увидев его уже привычным, наглым, я заметно расслабилась... и тут же приготовилась услышать что-нибудь эдакое в свой адрес. Он не заставил меня ждать.
  - Забыла, как пользоваться ручкой? - он вскинул бровь, улыбка немного переползла на правую щеку. - Детка, твой взгляд меня смущает.
  - Ты, оказывается, не такой уж и плохой, каким пытаешься казаться, - неожиданно для самой себя мне захотелось сделать ему комплимент. - И меня зовут Аня.
  - Хорошо, малыш, я буду называть тебя, как ты захочешь.
   Но все-таки этот парень просто неисправим!
   Я щелкнула дверью и выскочила из машины. Пересесть или все же помахать ему ручкой? Уж слишком странно выглядит со стороны эта его забота, и слишком неудобно мне принимать ее. Я остановилась на секунду, набрав в легкие холодного ночного воздуха. Мне нужен знак!
  - Вот, ***. Загребли нашего Леху. Увижу этого ***, так его ***, чтобы не *** повадно было.
   Хотела? Получай, называется!
   Я подскочила на месте. В мою сторону направлялись друзья того самого бритоголового, но они пока еще не успели меня заметить. Ярослав как всегда среагировал быстрее, чем я - он сам потянулся и открыл мне дверь.
  - Малыш, ты серьезно запала на них? - высунулся он, уже приготовившись трогать. - Хочешь познакомиться?
  - Вот еще! - я заскочила обратно в джип. Видимо, сегодня это судьба. Нужно только не забыть написать Вике, что я уже уехала домой, а то они меня потеряют.
   Хлопок двери был достаточно громким звуком для пустынной ночной улицы. Бугаи посмотрели в нашу сторону и без особого труда нас опознали. Ярослав приготовился стартовать, заблокировал двери...
  - Пристегнись, мелкая, - скомандовал Ярик, вжимая педаль газа в пол. Я послушно застегнула ремень на талии.
   Бугаи уже гнались за нами, и в какой-то момент один из них даже успел ударить по стеклу с моей стороны. Думаю, оно чудом выдержало. А мои нервы - нет. Я с диким визгом шарахнулась от него как от привидения, почти упав в сторону коробки передач. Ярослав только зловеще захохотал.
  - Ужас, - выдохнула я, едва мы выехали парковки, и тут же приняла вертикальное положение, вспомнив, на чье плечо сейчас прилегла. Надеюсь, Ярик тоже еще не отошел от немного шокового состояния и не сможет понять, отчего на моих щеках сейчас выступил румянец.
   Я искоса взглянула на него и поймала на себе веселый взгляд зеленых глаз.
   Чего ты на меня уставился, волосатый? Вскинул бровь. Ждет реакции? Какой, интересно?
   Нас ощутимо тряхнуло, так, что я с силой вцепилась в бардачок перед собой. Что это, черт возьми?
  - Следи за дорогой! - выпалила я прежде, чем успела сообразить, что это был всего лишь лежачий полицейский.
  - Мелкая, ты... реально, - и он снова заржал, но на дорогу теперь действительно начал смотреть чаще - мы подъезжали к шоссе. - Где живешь?
  - Езжай в сторону универа. Я покажу, где свернуть, - объяснила ему я, уже не обращая внимания на 'мелкую'. Тоже мне, взрослый дяденька нашелся...
   ***
   Сегодня изящная девушка надела свое любимое черное платье - облегающий футляр с глубоким декольте и даже рассталась со своей любимой широкополой шляпой. Ее черные густые волосы были сегодня собраны в высокий длинный хвост.
  - Ты помнишь, Огонёк? Ты это помнишь? - произнесла она вслед удаляющейся машине, за которой неслась буйная подвыпившая компания бритоголовых мужчин, явно не с добрыми намерениями. - Ты тоже меня спас тогда...
   Ярослав ее не слышал и не видел. Сейчас он вздрогнул от того, что прямо к его плечу прижалась визжащая Аня. Он внимательно следил за ее реакцией. Не заметила ли она его слабости?
  - Ужас! - то ли расхохоталась, то ли еще больше испугалась девушка, когда стучащий в боковое стекло бугай уже размахивал руками далеко позади.
  Нет. Аня ничего не заметила, и даже растерялась не меньше его. Она быстро вернулась на свое сиденье и, неловко одернув юбку, взглянула на него.
   Он машинально улыбнулся - таким заразительным оказался ее задорный взгляд.
   Впереди лежачий полицейский. Интересно будет, как она среагирует сейчас на такую мелочь, когда в теле все еще играет адреналин?
   Аня подскочила, вцепившись в бардачок. От испуга ее вздох превратился почти в раздутие рыбы фугу. А уж эти испуганные голубые глаза...
  - Следи за дорогой! - почти взмолилась она, еще толком не поняв, что происходит. А когда поняла, что вторые колеса тоже тряхнуло, видимо, догадалась и покраснела до самых кончиков ушей.
  - Мелкая, ты реально... - он хотел сказать, что она на самом деле еще ребенок, но потом понял, что тогда Аня его по праву назовет детолюбом. А детолюбом он не был, да и Аня сама еще даже не догадывается, что на ребенка она уже давно не похожа, хоть и одевается как нескладный подросток, да и ведет себя не совсем...
  '- Японский бог!' - вспомнилась ему её вскользь пущенная фраза. Ярослав рассмеялся, Аня только скромно улыбнулась.
   Все-таки в этой девочке есть что-то интересное. Только что, он еще не решил. В обычной ситуации он бы ее даже не заметил. Так что все-таки заставило его взглянуть на нее?
   Спор с Максимом?
   Обморок, во время которого он нес ее на руках в медкабинет?
   Темно-синее платье, которое произвело целую сенсацию в университете? Будто бы она пришла на пары в костюме астронавта, не меньше. Или это платье - нежно-голубого, небесного цвета, которое так изящно подчеркивало ее достоинства - ровную белую кожу, длинные стройные ноги, слегка покатую линию плеч?... Помнится, он уже где-то такую видел.
   А, может, его привлекла смелая реакция на все его выпады? Или все-таки то, что она очередная Тень?..
  - Где живешь? - обратился к ней Ярослав, пытаясь прогнать собственные гадкие мысли.
  - Езжай в сторону универа. Я покажу, где свернуть.
   Девушка в черном платье улыбнулась и растворилась дымкой в ночном воздухе. Она уходит ненадолго - в этом мире еще так много интересного!
  ***
  - Пешком ходишь до универа. Везучая, - я почти услышала легкую зависть в его голосе. Яр вышел из машины вслед за мной и задумчиво обводил взглядом дом, в котором я живу.
  - Не особо, - пожала плечами я, роясь в клатче. Что же такое?.. Может, в боковом кармане?...
   Евпатий Коловратий!
  - Что? - Ярослав удивленно посмотрел на меня, когда я остановилась и уставилась злобным взглядом в небо, нервно отбивая такт ногой.
  - Ключи, - пояснила я. Слышишь, ты, жизнь? Или судьба, как там тебя, не помню... Гадкая, подлая негодяйка! Решила поизвращаться надо мной? Молодец, у тебя отлично выходит! - Я потеряла ключи.
   Ярослав несколько секунд переваривал полученную информацию, а потом громко заржал, пробуждая звонким смехом весь наш двор.
  - Малыш, ты просто нечто!
  - Растеряша я, - буркнула я и, достав мобильник, набрала номер подруги, которая мне уже пыталась звонить - аж семь раз. Ума не приложу, как я могла не услышать телефон. Однако, теперь трубку снимать Вика не спешила...
   К тому времени, пока я набирала номер Вики уже в пятый раз, Ярослав успел успокоиться и проникнуться моей плачевной ситуацией. Он выждал, пока я отключу звонок и неуверенно предложил.
  - Поехали ко мне?
   Вот именно таких предложений мне строго-настрого наказал остерегаться папа. Но это же не та ситуация? А куковать на улице я вовсе не хочу... Да и мне в универ завтра. Что за черт? Что мне с этим делать!?
  - Яр, я не уверена, что это хорошая идея, - покачала головой я и стала быстро перебирать телефонную книгу. Честно говоря, у меня не было большого круга знакомств... Самым оптимальным вариантом, который я представляла выходом из сложившейся ситуации - позвонить брату и доходчиво объяснить, что случилось...
   А потом будут разборки. Отец скажет, что меня нельзя оставить одну ни на минуту. Брат будет вспоминать мне эту ситуацию несколько лет и с упоением рассказывать на всех больших праздниках, когда три поколения Сёминых будут собираться за пышным столом.
   Я нервно сглотнула, представив это все, и еще раз прокрутила в голове предложение Ярослава. Теперь мне казалось, что это все звучит и не так ужасно.
  - У тебя появилась идея получше? Вещай, я слушаю, - уставился он на меня, снова навесив на свое аристократично бледное лицо насмешливую ухмылку.
  - Идей нет, - я набралась попыталась вдохнуть сильнее, надеясь, что это прибавит мне смелости и решимости. Но ничего такого не произошло. Согласиться по-прежнему было сложно. - А у тебя проблем из-за этого не будет?
  - Были бы - не предложил, - доходчиво разъяснил он. - Родители живут загородом. Приставать к тебе я не собираюсь. Уголовной ответственности за совращение малолетних я боюсь, знаешь ли... - он потянул паузу, ожидая моей реакции, но мне было совершенно не до шуток. - А с утра отвезу тебя в универ. И все, никаких проблем.
  - Хорошо, - я уже сейчас чувствую, что у меня будут из-за этого проблемы! - Поехали к тебе. Но сначала еще раз скажи мне, что приставать не будешь.
  - Не буду, - еще раз подтвердил свои слова он, уже направляясь обратно к машине. - Пошли, сколько можно мерзнуть?
   На улице и, правда, было прохладно. Конец сентября, все-таки. И, несмотря на то, что днем погода еще держалась на отметке в двадцать градусов, ночью уже было достаточно свежо. Но, как это ни странно, мне нравилось то, как ветер пытается меня укусить за оголенные ступни.
   Как я и ожидала, княже Ярослав жил в шикарном элитном многоквартирном доме, да еще и на последнем этаже. Впрочем, тут я соврала. Он жил на предпоследнем, но и последний этаж тоже принадлежал ему - квартира была двухуровневой. В глаза бросилась витиеватая металлическая лестница, а прямо на стене в холле располагалось огромное древо. Какой-то художник постарался на славу, прорисовывая мельчайшие детали - вплоть до прожилок на некоторых листочках. А на ветвях этой красоты висели картины в небольших позолоченных рамках изображая второе древо - генеалогическое. В последнем ряду висела ухмыляющаяся рожа Ярослава и еще какой-то маленькой девочки.
  - Красиво, - я стянула босоножки и подошла поближе к стене, чтобы рассмотреть все получше. - Это твоя сестра?
  - Да, - отозвался он. - Она сейчас учится в частном пансионе в Великобритании.
  - Ничего себе, - неподдельно удивилась я, разглядывая фотографию светловолосой малышки лет тринадцати. И тут в поле моего зрение случайно попала фотография из ряда выше... - Это что!?
  - Это кто, - поправил меня Яр. Я перевела на него изумленный взгляд, а он довольно ухмылялся во весь рот. - Как ты отзываешься о ректоре?
  - Да ладно!? - ошарашено выдохнула я. Связалась с сынком ректора. Интересно, как ему сходят с рук все эти выходки? И почему я раньше не догадывалась, что Яр - сын нашего ректора? Впрочем, фамилии-то у них разные... Но это все не мое дело. - Теперь хотя бы понятно, почему вас не исключили из универа после того выступления, - поддела его я.
  - Собирались, - буркнул он, видимо, вспоминая какую-то историю. - Но мы все учились нормально, выговоров ранее на нас не висело, а депутату, над которым мы... Кхм, - он закашлялся, - В общем, ему даже понравилось. Нормальный мужик, с чувством юмора.
  - Какие везунчики, - я прошла дальше в зал и остановилась посередине комнаты, осматриваясь вокруг. Ярослав молча прошел следом за мной и остановился в дверном проеме. Опять подпираешь косяк? Чего ты на меня так смотришь?
  - А у тебя есть что-нибудь перекусить? - нагло спросила я, когда вдоволь налюбовалась интерьером.
  - Конечно, есть. Тебе кровь животных или юных девственниц?
   Я от такого предложения, аж, поперхнулась, а потом и вовсе закашлялась. Ярослав только заржал и, небрежно стукнув меня по спине, прошел на кухню. Как это ни странно, его хлопок мне помог. Никогда раньше это глупое 'битье по спине' мне в борьбе с кашлем не помогало.
   Ярослав достал из холодильника пирог с рыбой и какие-то незнакомые мне салаты.
  - Что это? - поинтересовалась я, с интересом принюхиваясь к розовато-зеленому салату в миске.
  - Попробуешь - скажу, - весело предложил он, вручая мне вилку. - Давай, вперед. Ты же есть хотела, - подбодрил меня он, делая акцент на слове 'ты'.
   Хотела. Да без проблем. Я люблю пробовать что-нибудь новое, если это не мой отец или брат приготовили.
  Салат оказался кисловатым и соленым одновременно, но мне этот вкус, как ни странно, даже понравился.
  - Ммм, так необычно, - протянула я, не очень культурно облизывая вилку. - Ну, так что там?
  - Тунец, сельдерей и яблоко.
   Я снова поперхнулась. В этот раз успокаиваться пришлось самой - Ярослав доставал из микроволновки рыбный пирог и упивался своим триумфом, громко хохоча.
  - Приятного аппетита, мелкая, - улыбнулся он и поставил передо мной тарелку. - Не бойся ты так. Вкусно же?
  - Вкусно, - кивнула я. - Я и не боюсь. Тоже мне, напугал ежика голой попой. Можно тарелку?
   Ярослав тут же поставил передо мной белую глубокую тарелку и внимательно проследил, как я перекладываю себе приличную порцию странного салата. Он точно был удивлен, даже не так - шокирован. Да, да, девушки должны кушать понемногу, а при посторонних - вообще отщипывать, как ласточки.
  - Я не привереда в еде, - сообщила я ему, совершенно не краснея. - Люблю хорошо покушать. И я не толстею, поэтому за количество съеденного не боюсь.
  - Это круто, - оценил он, присаживаясь рядом и протягивая мне кружку с горячим чаем. - Знаешь, меня дико бесят эти манерные девчонки, оставляющие после себя нетронутые блюда.
  - Транжиры, - согласилась с ним я. - Из-за таких дети в Африке голодают.
   Ужин был вкусным и сытным, пусть и поздним. Ярослав сначала не очень был воодушевлен идеей поесть, но, глядя на меня, поменял свою точку зрения и съел ничуть не меньше - мы даже успели немного поспорить за последний кусок пирога. Кому он достанется, мы решили с помощью детской забавы 'камень-ножницы-бумага'. Естественно, Ярослав выиграл, пусть и нечестным образом - он вместо принятых в игре обозначений показал мне фигу, и, пока я соображала, что это за странный камень, стащил кусок пирога прямо из-под моего носа.
  - Можно один вопрос? - обратилась к нему я, отодвигая чашку в сторону. Ярослав только кивнул головой, абсолютно не ожидая от меня никакой подставы. Ладно, я его, можно сказать предупредила. - Почему вы с Максимом в ссоре?
  - Потому что когда-то он поступил как последний подонок, - Ярослав говорил на удивление спокойно, но было видно, что в глубине души он негодует, что-то воспроизводя в своих мыслях. - А я не смог простить, мстил ему. Он мстил мне. Вот так и играем в мстителей уже три года.
  - Но почему? - искренне не понимала я. - Неужели он сделал что-то настолько страшное?
   Ярослав ненадолго замолчал. Думаю, он искал слова, потому что несколько раз порывался что-то сказать, но так ничего и не сделал этого. Точно такая же реакция была у Максима, когда я спросила его о причине их ссоры. Что же за тайны у этих парней?
   Он, видимо, уже и забыл о моем вопросе, придирчиво изучая взглядом свою собственную чашку - большую, темно-синюю с огромным золотым скорпионом. Я не очень верю в гороскопы, но если это его знак - ему подходит. Порой он бывает просто невыносим. Особенно, когда деланно забывает мое имя, заменяя его многочисленными 'малышками' и 'детками'. Или когда корчит из себя позерного мальчика, пытаясь ужалить всех вокруг побольнее. Но сегодня он был не таким.
  - Так...
  - Он увел мою девушку, - опередил меня Ярослав, отрываясь наконец-то от своего содержательного занятия.
   Вот так новости! Я предполагала, что между ребятами произошло нечто подобное, но я думала, что все было наоборот. Скорее Яр мог бы увести девушку, а не Макс - он не такой, так ведь?
   Я растерялась, не зная, что сказать, а Ярослав только задумчиво наблюдал за моей реакцией. Он не пытался поддеть как обычно за приоткрытый от удивления рот или глаза по пять копеек, просто сидел и молча ждал, пока я уложу в своей голове новую для себя информацию. Или, скорее ждал реакции.
  - Ты мне не веришь? - спросил он, когда тишина стала уже невыносимой.
   Я не знала, верить ему или нет. С одной стороны, ему ничего не стоило сейчас сочинить мне десяток более-менее правдоподобных историй, в которых он будет представать героем, победителем и спасителем всея человечества, а Максим - таинственным злодеем с тысячей масок, до последнего скрывающим свою темную сущность. И так же легко, как мне казалось, Ярослав мог и излить мне душу. Правда, что я могу? Посмеяться? Не думаю, что его интересует мое мнение. Отвернуться и уйти? Мне кажется, ему будет все равно, а если я еще и выдам что-нибудь едкое напоследок, так он мне даст знатного пинка, чтобы я летела быстрее и дальше. С другой стороны, если бы его действительно не заботила моя реакция - с чего бы Яр стал расспрашивать о том, что я думаю?
   Друг увел девушку в старших классах школы. Сейчас они не вместе. Прошло уже больше трех лет, и злость должна бы была утихнуть, но они по-прежнему воюют друг с другом по любому поводу. И я понимаю, что абсолютно не хочу быть частью этой войны.
  - Я верю, - тихо произнесла я, выныривая из водоворота собственных мыслей, и встретилась глазами с Ярославом. На секунду мне показалось, что они были благодарными. Как у котенка, которого достали из сырого подвала и напоили теплым молоком. - Но я не могу понять. Это же случилось еще в старших классах школы...
  - Некоторые вещи не так-то просто выкинуть забыть, - таинственно пояснил он, прячась за занавеску образа безмерного страдающего влюбленного. Этакий Ромео, осознавший, что Джульетта не оживает после принятия яда. Мне отчего-то захотелось его пожалеть, но жалеть я умела не особо. Ни себя, ни других. Я могла его только подбодрить его на манер дэновского 'Эй, чувак, не дрейфь! Она щас очнется!', но не думаю, что это было бы уместно.
  - Было что-то еще? - попыталась предположить я. У такой истории должно быть логическое заключение. Скупая фраза 'увел девушку' кажется мне малоподходящей причиной для того, что происходит между ними. - Что теперь с этой девушкой?
  - Ничего, и с ней... ничего, - его голос медленно превратился в тихий хрипящий шепот, Ярослав снова потерялся в своих мыслях на несколько долгих мгновений, но когда пришел в себя - тут же превратился в уже привычного нахального типа. - Ты прямо как мой личный психотерапевт. Погоди, - скомандовал он и разлегся поперек трех стульев, деловито закидывая ноги на край стола. Так лежат в кушетке у психологов герои популярных зарубежных кинофильмов. - Доктор, у меня грандэ проблема.
   Я прыснула, внимательно следя за маленьким шоу, которое он устроил в столовой. Достаточно удачный отвод от интересующей меня темы... Но я против не была. Наверное, не тот сегодня день, чтобы откровенничать.
  - Что за проблема? - весело спросила я, включаясь в эту глупую игру, и почти перегнулась через полстола, чтобы следить за его реакцией. Но Яр решил долго не разлеживаться и рывком сел обратно на свой стул так, что у нас чуть не произошло лобовое столкновение.
  - Я спас сегодня в клубе девушку от пьяных придурков, а она уже мне в душу лезет, - он сощурился, вглядываясь в мое лицо. Я машинально отодвинулась, а он, наоборот, приблизился. - Только я себя проявил, а она уже начала выносить мозг.
   Ну да, конечно. Как в старом бородатом анекдоте - ты сказал ей привет, а она уже придумала, как будут звать троих ваших детей. Зря надеется, я не из таких. И язык у меня острый.
  - Ой, ой, что это? - я показала пальцем в пространство справа от него. - Что это такое? Ты видишь?
   Он обернулся и начал искать причину моего беспокойства. Молодец. Верь мне, дурачок.
  - Это же... - взволнованно произнесла я, интригующе остановившись посередине фразы.
  - Ну что? - не выдержал он, уже отчаявшись самостоятельно найти причину моего неадекватного поведения.
  - Это же твои мозги вынеслись! - беспардонно выдала я, заливаясь громким смехом. Яр сначала напрягся, а потом, видимо, все-таки оценил эту детсадовскую шутку, скромно улыбнулся и справедливо рассудил, что детке, то есть мне, уже пора баиньки.
   Ярослав проводил меня до гостевой комнаты, показал, где ванная комната и даже достал из каких-то потайных шкафчиков под мойкой средство для снятия макияжа, хотя я его не просила. Предпочитаю старинные способы - умываюсь с мылом и все, но за такое внимание я его все же поблагодарила.
  - Спокойной ночи, мелкая, - попрощался он, останавливаясь в проходе, будто бы что-то забыл. - Погоди, - сказал он скорее себе, чем мне и исчез в коридоре. Я сиротливо оглянулась осматривая гостиную, которая мне гостиной вовсе не казалась - комната казалась мне вполне обжитой. Шкаф-купе во всю стену явно не пустовал, около окна стоял письменный стол, пусть и не забитый бумагами, но какие-то тетради и папки на нем лежали. В углу около кровати, под самым потолком располагались два ряда массивных полок из темного дерева целиком забитые книгами, которые явно удостаивались внимания. Если домашнюю библиотеку собирают интерьера ради, все издания покупаются коллекциями или в единой цветовой гамме, а то что стояло на полке явно собиралось с особым трепетом и вниманием... Какие-то фэнтезийные книги с потрепанными обложками, приключения Майна Рида, популярные одиночество в сети, несколько книг Джека Лондона, 'Три товарища' Эриха Марии Ремарка, книги Дейла Карнеги, которые я все никак не могла собраться прочесть, пара учебников по теории государства и права, уголовный кодекс... Погодите-ка, а на какой же специальности обучается наш уважаемый князь? Кажется, он как раз с юридического. Выходит, это его комната?
   Погруженная в свои мысли и увлеченная своей внезапной догадкой я взяла безымянную синюю книгу в твердом переплете, стоявшую в самом углу нижней полки. Я сделала это и раскрыла прежде, чем вспомнила что трогать чужие вещи, в общем-то не хорошо.
   На первой странице уверенным почерком с явно женскими завитушками было выведено следующее:
   'Мой милый Огонёк!
  Я знаю, что ты никогда и никому ничего не расскажешь о своих проблемах. Ты не хочешь казаться нам слабым и еще больше боишься быть навязчивым, но знай, что это не так. Может быть, здесь ты найдешь для себя отдушину?'
  Где здесь? Я перевернула страницу.
  Почерк был уже другим. Не менее ровным и четким, но рваным, резким, прямым, без каких-либо закруглений и каракулек - явно мужская рука постаралась.
   '25 декабря
   Я не писал в твоей книжке. Никогда не понимал такие подарки, до сих пор не понял. Это такая же серая банальность как наборы для душа или шоколадные конфеты. И если бы я не разломал на щепки свой комод, я бы ни за что не наткнулся на эту прессованную бумагу.
  Что за черт?... Не понимаю, что я делаю.
   Уже прошла неделя со дня...'
   Это дневник?
   Так нельзя. Но я же не знала! Я помотала головой и захлопнула книжку. Нельзя. Но очень хочется... И все-таки я нашла в себе силы оторваться и уже собиралась поставить эту таинственную книжку на полочку, как мою руку перехватили.
  - Брать чужое нехорошо, - произнес он прямо в ухо, почти шепотом. Я от неожиданности отпрыгнула в сторону, схватившись за сердце, которое намеревалось выпрыгнуть из груди между ребер.
   Ярослав не сдвинулся с места, и, по всей видимости, ждал от меня такой реакции.
  - Я думала это просто к-книга. Прости, правда. Я... я ничего не успела прочитать. По дате поняла и тут же закрыла! - начала было оправдываться я, взмахивая руками в воздухе. Яр спокойно следил за моими извинениями, склонив голову на бок. Я не могла понять, в бешенство ли он пришел или просто расстроен и пытается не подать виду, или он... Пожалуйста, давай, взорвись своим ненормальным заливистым смехом! Скажи, что это очередной подкол. Сведи все в шутку, как обычно! - Я, правда, не хотела, прости, пожалуйста.
   Ярослав молчал.
   Я уже не знала, какие слова мне стоит подобрать для того, чтобы просить прощения, но под его безразличным взглядом молчать было невыносимо. Так же делала мама.
   Она не ругала и не злилась. Мама просто молчала, и от этого мне становилось стыднее в тысячу раз за разбитую вазу, грубое слово, поломанные игрушки, плохое поведение... Лишь бы она меня заметила, лишь бы простила и не молчала вот так вот, пустыми глазами глядя куда-то сквозь меня.
  - Прости, пожалуйста. Не злись, Ярослав, - я почувствовала, как голос срывается на всхлипы. Что со мной такое сегодня? Алкоголь в крови взыграл с опозданием или все-таки нервы сдали? Я веду себя как дура. Точнее, как дешевка - именно к таким подкатывают пьяные бугаи с недвусмысленными предложениями. И именно такие девушки ночуют не дома! - Прости.
   Я впилась собственными ногтями в ладони и замолчала, ожидая го веского слова. Сейчас, он меня, наверное, выставит за порог. Слишком зло он смотрит на меня. И правильно, поделом мне будет.
   Ярослав сделал шаг навстречу, потом еще. И каждый сантиметр его приближения ко мне делал меня на сто шагов ближе к настоящей истерике. Его взгляд был таким холодным, что я искренне испугалась за свое будущее и сама не заметила, как начала отступать в сторону противоположной стены, к двери. А Ярослав и не думал останавливаться.
  - Нет, прости меня, пожалуйста, - почти взмолилась я, чувствуя, как сильно защипало глаза у носа - явный предвестник моих слез. Только не подходи, Ярослав, пожалуйста. - Я не знала, я же не знала...
   В своей черной рубашке и таких же узких брюках он сейчас был похож на смерть, пришедшую по мою глупую, истерзанную волнениями, душу. Черные волосы были небрежно зачесаны назад, скорее всего рукой, которая сейчас резко, почти как на взмахе, дернулась к моему плечу. Нет, выше. К шее или щеке...
  - Нет!
   Я крепко зажмурилась, сжавшись в комок у стенки и ожидая чего угодно.
   Удара. Наверное, я ждала его. А потом, скорее всего, должна была последовать пара грозных и нецензурных фраз и спуск с той самой витиеватой лестницы в холле.
  - Мелкая, успокойся, - хриплым шепотом выдал он мне в волосы, щекоча макушку. - Все уже хорошо.
   Из груди вырвался облегченный вздох, больше похожий на всхлип. Меня буквально затрясло. Давно я уже так не плакала, тем более при ком-то. Слезы - это для меня что-то слишком откровенное. Я не плакала даже тогда, когда мне зашивали ногу после того неудачного падения на стеклянные осколки во дворе.
   Ярослав, ну зачем ты это сделал? С таким лицом нажимают на курок пистолета, прислоненного к виску врага, и совершают хладнокровные убийства, а ты обнял.
  - Ты не виновата, в том, что сегодня произошло, - продолжал он все тем же шепотом, который мне почему-то казался до неприличия откровенным. Трясти меня не переставало, я просто тихо всхлипывала, разводя сырость на его рубашке. - Таких моральных уродов в мире очень много, и они еще не раз тебе встретятся. Ты собираешься на каждого так реагировать?
   Вместо ответа я заныла. Естественно, непроизвольно. Но больше меня волновали всхлипы, которые я действительно не могла остановить. Просто в какой-то момент мне резко прекращало хватать полученного воздуха, и приходилось делать еще вздох, рванный, прерывистый. Потому что в моей без того переполненной чувствами груди, для него уже не было места.
  - Малыш, прекрати, иначе мне придется тебя успокаивать по-серьезному, - пригрозил мне он. Ах, так это он меня успокаивал?...
  Руки, до этого обнимавшие меня на уровне плеч, начали мягко поглаживать вдоль позвоночника. Словесный поток при этом у Ярослава не иссякал. В этот раз его неуёмная фантазия и ехидство переключились на придумывание мне новых кличек.
  - Глупая, мелкая, плакса, - так и лились из него громкие прозвища для бедной меня. - Да ты истеричка, каких поискать, оказывается. И это тебя на потоке все кличут 'снежной королевой'? Я бы тебя называл соленым носом... Или даже ревушкой-коровушкой. Как тебе, дурында? Ты сейчас уже заплесневеешь от сырости. Решила податься в этих, каких их... Эмо? Давай мы будем звать тебя Царевна-Несмеяна или нюня-принцесса. Нравится?
  - Ню-нюни - это мю-мюсли, - непонятно зачем пояснила ему я.
  - Что ты там промычала? - ехидно спросил он, уже откровенно веселясь. - Я на языке нытиков не умею говорить, разъясни, будь добра.
  - Ничего, - обиженно выдала я, нагло вытирая последние слезы о его рубашку. Получи фашист гранату. Надеюсь, что я об тебя всю тушь размажу, фантазер вредный. Ты же мог меня просто оставить одну, вот зачем нужно было меня до истерики запугивать? А ночью я бы сама спокойно дала волю слезам, и, может быть, через месяц-другой плавно отошла от этой ситуации, лишь изредка вспоминая... Гад!
  - Спасибо, - подумала я одно, я сказала совсем другое. Кажется, я все-таки не перепутала эти фразы.
  - Знаешь что, мелкая? - задумчиво поинтересовался он, когда я наконец-то оторвалась от его рубашки и подняла на него зареванные глаза. Интерес в его голосе казался неподдельным, а вот в светлых зеленых глазах ярко блестели смешинки, светло-желтыми вкраплениями танцуя на радужках.
  - Что? - спросила его я, дожидаясь, когда еще один всхлип будет подавлен. Я почти успокоилась, они теперь были реже.
   Смешинки взорвались диким феерверком.
  - Я раньше никогда не видел плачущего крокодила, - на полном серьезе выдал он, изображая неподдельный ужас. - Слушай, ну у тебя и пасть. Целиком таких как я ешь, да?
   Гад!!! Чтобы тебя, ползучего, кто-нибудь закрутил вокруг коромысла и к стене прибил!
  - Я тебя сейчас се-серьезно съем, - гневно пообещала ему я, совершенно забыв о недавней истерике. Теперь от нее оставались только не прошедшие судорожные всхлипы и еще слегка влажные глаза.
  - Ммм... Это звучало почти пошло, - с маниакальными нотками в голосе произнес он, играя бровями. - Я бы не прочь, малыш... Но вот беда...
  - Пошляк!
  - ... я обещал одной милой особе, что не трону ее и не буду приставать, - он щелкнул меня по носу, не переставая откровенно веселиться. - Но ты не волнуйся, это не тебе. Крокодилы не милые.
   Сволочь! Какая же у тебя сволочинская морда, Князев. Такая наглая, придирчивая и липкая, что я бы ей полы терла. Всю пыль бы разом собрало, как пылесосом.
  - Зубастая пасть - это надежнее клятвы пошляка, не находишь? - заржал Ярослав, почти сгибаясь от смеха. Молодец! Сам пошутил - сам посмеялся - это про тебя, да? Ну и бойся теперь моей зубастой пасти, а то загрызу тебя, когда надоешь. Вот хоть сейчас. - Да ладно, не злись, малыш. Я же тебя развеселить пытаюсь.
  - Да ты развеселил, я уже смеяться устала, - буркнула я, складывая руки на груди. Мне не хотелось это признавать, но улыбка у этого типа заразительная - я и сама не заметила, как она отразилась на моем лице.
  - Вот и отлично, - Ярослав наконец-то выпустил меня из объятий окончательно, и мне вдруг стало ужасно холодно. Захотелось залезть под одеяло с головой. Надеюсь, это сейчас пройдет, наверное, это резкая смена температур. - Позвони своей подруге, и родителям... или они разрешают тебе так пропадать?
  - Папа в командировке, а брату знать не обязательно, - я быстро рванула в сторону кресла, где покоился мой серебряный клатчик, и спешно достала мобильник. Чудо техники не реагировало на мои позывы включиться. - Ярослав? - снова позвала я парня, который уже успел выйти в коридор. На мой зов он мгновенно вернулся.
  - Чего опять? - абсолютно не скрывая ехидства, спросил он, выглядывая из-за двери. Вид у него был шкодный - руки в карманах, а нижнюю губу он прикусил, видимо, пытаясь сдержать очередной порыв смеха.
   Я бы на его месте была в чистом бешенстве от такой растяпы, как я, а он веселится! Все-таки не такой уж он и злой, каким хочет казаться. Чувство юмора скрашивает некоторые его недостатки.
  - Можно с твоего телефона смс написать?
  - Да на здоровье, - он достал из кармана джинсов свой смартфон с покусанным яблочком и вручил мне.
  - А Вика знает твой номер? - зачем-то поинтересовалась я. Сама не понимаю, зачем мне понадобилось знать такую информацию.
  - Нет, наверное, - пожал плечами он, следя за тем, как я печатаю сообщение подруге и по памяти вбиваю номер. - А что?
  - Просто так, - отмахнулась я, пытаясь не придавать значения своим словам. Хотя для себя я нашла объяснение своего вопроса - Вика явно не поймет, если во втором часу ночи ей придет смс с номера Яра о том, что со мной 'все в порядке'. Подруга понабралась пошлости от брата, и навряд ли поверит потом любым моим оправданиям, даже если ей Ярослав все подтвердит. При таком раскладе сообщение с незнакомого номера кажется куда менее проблематичным. - Все! Спасибо.
  - Не за что, - улыбнулся он, перенимая свой гаджет из моих рук. - Спокойной ночи, малыш.
  - Спокойной, - я заглянула еще раз в его глаза. Почему-то мне показалось, что я уже где-то видела их, будто бы я встречала Ярослава раньше, когда-то очень давно.
  - Я тебе пижаму принес, - добавил он, притормаживая в дверном проеме, и ткнул пальцем в сторону кровати. Я послушно перевела взгляд по его указке и увидела на белоснежном покрывале черную футболку. Ту самую, в которой он 'случайно' столкнулся со мной и Максимом в собственном музыкальном магазине. 'The good. The Bad. The hungry'. Тоже такую хочу... - Не ворчи, она чистая. А запасных женских сорочек я дома не держу, уж прости.
  - Я и не ворчу, - спокойно поправила его я. - Спасибо.
  - Надо же, сколько раз ты мне сегодня это сказала?
  - Много, - весело отозвалась я. - Я тебе, правда, очень благодарна.
  - Услуга за услугу, маленькая, - туманно и очень тихо произнес он, но я все равно услышала. - Я за всю жизнь столько добра не сделал, сколько за этот вечер. Скоро хорошим стану, - покачал головой он, выходя он и уже из коридора до меня донесся смех и сдавленное 'Сладких снов'.
   Сладкими сны не были. Они были странными, необычными, может от того, что я никогда раньше не спала на шелковых зеленых простынях. Мне казалось, что я попала в какую-то очень странную сказку.
   Я сидела на пне посередине дремучего леса. Вокруг все было зеленым и цветущим, вверху - чистое лазурное небо, вокруг - яркие и разноцветные цветы, толстые стволы многовековых деревьев, а где-то в траве изредка виднелись красные точки. Наверное, ягоды. Отовсюду ко мне шли витиеватые темные тропинки, не заросшие травой. Я не знала, какую мне выбрать, чтобы уйти отсюда. Выбор пришел сам, оттуда, откуда я совершенно не ожидала. Сначала я испугалась - навстречу мне шел самый настоящий волк - гладкая черная шерсть переливалась на солнечном свету, а пасть, полная острых зубов, хищно скалилась, когда он смотрел по сторонам. Я отшатнулась, с ногами забираясь на старый пень, но он, к сожалению, был совсем не высоким, чтобы спасти меня.
  - Не надо, - взмолилась я, - и снова сделала неосознанный шаг назад и запуталась в собственной красной накидке. Даже не понимаю, откуда она взялась... Я что, красная шапочка?
   Я оказалась на коленях, а прямо надо мной нависала волчья морда с удивительно знакомыми зелеными глазами.
  - Это ты? - прошептала я. - Ярослав, это ты?
  - Я, - волк пасти не раскрывал, да и как бы он смог говорить? Но тогда откуда раздался этот звук? Я оглянулась по сторонам, и в этот момент волк уткнулся холодным носом мне прямо в лоб.
   Почему-то стало смешно и неловко. Я улыбнулась сама себе. Как это я его сразу не узнала? Даже здесь, во сне этот противный Князев портит мне нервишки.
  - Глупая малышка, - снова непонятно откуда раздался его голос. Волк-Ярослав помог мне подняться и повел куда-то далеко по лесным тропинкам. И как долго длилась наша дорога, я уже совсем не помню...
  Наверное, она была долгой и счастливой. А e того, кто сочиняет такие сказки, было очень много медовухи, и не было отрезвительных усов.
  ***
  Ярославу не спалось. В гостиной был ужасно скрипучий кожаный диван, в гостевую идти он категорически не хотел - слишком он не любил эту пустую отмершую комнату.
  А Аня уже спит? Скорее всего, да. Ей не в привычку вести ночной образ жизни. Тень правильная в отличии от того, кто ее отбрасывает.
   Девушка действительно спала, натянув одеяло на самый нос. Ярослав оказался у изголовья ее кровати прежде, чем осознал, что он здесь делает. Действительно, что это он делает?
   Парень потянул одеяло вниз, открывая нос девушки. Та недовольно и даже немного испуганно поморщилась.
  - Не надо...
   Она не спит?.. Нет, спит. Ярослав глубоко вздохнул, возвращая себе привычно спокойствие.
  - Это ты? - снова прошептала Аня, на грани слышимости. Интересно, что ей такое снится? - Ярослав, это ты?
  - Я, - вдруг захотелось ответить Ярику. Для того, чтобы девушка не проснулась от его громкого голоса, он склонился ближе и почти шепнул ей. А потом, сам не понимая зачем, поцеловал в лоб. Как маленького ребенка перед сном.
   Уголки ее губ вздрогнули. Надо же, он никогда не видел, чтобы кто-то действительно улыбался во сне. Может быть притворяется? Нет, навряд ли. Аня не из тех, кто будет что-то напоказ отыгрывать перед другими людьми, и ему эта черта нравится.
  - Глупая малышка, - прошептал он, выходя из комнаты.
  
  ***
   Вика лежала на кровати, раскинув руки в стороны, и вспоминала сегодняшний день в клубе. Она искренне не могла понять, что сделала не так.
   Она была красива, весела, вела себя нормально, была общительна, удовольствием поддерживала любую затею... Но оба человека, с которыми она сегодня хотела провести вечер, исчезли без следа. Лучшая подруга просто исчезла, не поднимала трубку почти час. Вика ей звонила ровно до тех пор, пока не сел ее мобильник. Кстати, нужно его зарядить...
   Девушка встала с кровати и медленно села прямо на ковер перед тумбочкой. Кажется, она сейчас опять заплачет. Если с подругой она еще может что-то уладить, то с Ним...
   Рыжик попыталась отвлечься машинальной работой - распутыванием проводов. Вот почему нельзя то же самое сделать в жизни. Распутать клубок из всех этих глупых недомолвок, не заботясь о том, что подумают другие, не играть в эти странные игры. В садике и начальной школе 'давай не будем дружить с ним!' звучит нормально. Во взрослой жизни такая глупость уже не прокатит, и ее начинают прикрывать витиеватыми объяснениями и оправданиями 'он тебе не пара', 'люди не поймут', 'все слишком быстро' или самое ее ненавистное - 'не в сказку попала'. А может быть она и не против оказаться в сказке!
   И самое поганое - это то, что вслед за подругой исчез и ее любимый, ради которого она, собственно и поплелась на эту странную вечеринку в середине недели.
   Мобильник глухо выдал приветствие и тут же сообщил о пяти пропущенных звонках и об одном новом сообщении. Ей звонила Аня.
  - Смотрите-ка, кто до меня снизошел! - проворчала себе под нос Тараканова, на самом деле радуясь, что с подругой все нормально. А свои проблемы они потом решат - объяснятся друг перед другом и извинятся за этот глупый вечер. Главное, что все в порядке.
   В порядке ли?
   'Вик, это Аня. Со мной все нормально, я уехала к брату, пишу с его телефона. У меня в рюкзаке остались ключи от дома - можешь взять их с собой завтра? Прости, что так сбежала. Это срочное. Я завтра расскажу'.
   Да, она почти поверила.
   Почти.
   Это сообщение было отправлено вовсе не с телефона ее брата - Игоря. Его номер у Вики в телефоне тоже был. Сообщение её милая подруга прислала с номера Ярослава Князева. Того самого, которого сама недавно гордо величала бирюзовым гадом.
  - Анька, ну что ж ты творишь? - больно ударила стенку Вика, сломав один из ногтей. - Черт! За что мне это?
   И Вика снова заревела, в очередной раз доказывая, что у рыжих душа все-таки есть. Ранимая и трепетная, но уже почти обессилевшая от глупых слез и постоянных волнений.
  ***
  
   Ото сна меня пробудил звонок мобильного, который кто-то заботливо подключил к зарядке. Пин-код мне вводить было не нужно, а потому телефон включился ночью сам. Уже девять утра... Кажется, я пропала. Нет, не пропала. Сегодня четверг и мне ко второй паре.
   Из груди вырвался облегченный вздох. Теперь нужно подумать, с какой ноги мне встать, чтобы день у меня точно прошел нормально.
  - Алло? - сонно протянула я, принимая от брата уж очень настойчивый вызов.
  - Аня-а-аа!!! - басом заорал в трубку Игорь. - Теперь ты тетка!
   ЧТО!?!?!
  - Игорь, ты что, шутишь? - и подпрыгнула на кровати, совсем позабыв, что нахожусь не дома, а в гостях. Вежливые девочки на кроватях не прыгают. - Да ладно!?!?! Но ведь еще рано?
  - Раз полезла, значит вовремя! Три с двести, пятьдесят сантиметров. Светленькая малышка, вся в Тинку, - похвастался новоявленный папаша, его прямо так и распирало от гордости. - Обломится наш батя с суворовским училищем и секцией карате.
   И Игорь заржал, как сумасшедший. А я все еще продолжала стоять на кровати, и даже слегка подпрыгивать, еще не очень понимая спросонья, что делаю.
  - Я поздравляю вас, - радостно сообщали я брату. - Когда к вам приехать?
  - Не раньше, чем через неделю, Анька, - немного погрустнев, ответил Игорь. - Алиночка, хоть и крупная, все-таки рано родилась, ее еще будут где-то неделю держать под присмотром, потом скажут, что делать, - пояснил он причину своего беспокойства, а потом невпопад добавил. - С ума сойти, я папа. Три часа папа, а уже понимаю, почему тебя отец по ночам гулять не пускал и держал биту у входа, когда тебя с выпускного Мишка домой приводил.
   Теперь пришла моя очередь грустить. Игорь, конечно, не хотел меня расстраивать и совершенно случайно вспомнил про Михаила, но мне все равно стало неприятно. Вика называет это чувство попычем - Психическим Отклонением из-за Первых Чувств, и жутко гордится, что сама его никогда не испытывала, а научилась на наших ошибках относиться к такой вещи как влюбленность немного проще.
   А вот я до сих пор не могла избавиться от этого попыча - при любом упоминании моего бывшего молодого человека - хотя был ли он им? - меня бросало в апатию и глупое уныние.
   - Ладно, я сюрприз хочу Тинке сделать, так что пойду, - весело сообщил мне в трубку брат, пока я молчала, вспоминая уже давно прошедшие годы. - Пока, тетушка.
  - Пока, папаша, - эхом отозвалась я. На том конце послышались гудки. А я так и осталась стоять посередине кровати, только руки теперь невольно опустились. Кажется, я встала все-таки не с той ноги.
  
  - Ничего себе ты с папой фамильярничаешь!
  
  Ой! Я тут же упала на кровать, пытаясь укрыться свободным уголком одеяла - ночной рубашкой мне и вправду служила футболка Ярослава, которая едва доходила до середины бедра. Если я такого одеяния ужасно стыдилась, то Ярославу же наоборот - приносило одно удовольствие. Стоит и смотрит, разве что не облизывается. Да и сам он не очень-то одет - только спортивные штаны, а единственное, что было надето сверху - связка странных металлических кулонов - медвежьего ногтя, монеты с двумя дырками и кулона в виде треугольника с глазом - 'Всевидящее око'.
  Я смущенно отвернулась к окну, потупив взор. Ярослав расхохотался, и, абсолютно не стесняясь, прошел в комнату и сел на край кровати.
  - Так что случилось? - поинтересовался он, деловито разваливаясь на краю одеяла, оттягивая его. Я тут же бойко вцепилась в другой его край, соскользнувший с моих колен. - Ты, аж, на кровати от счастья прыгала.
  - У меня родилась племянница, - скромно улыбаясь, сообщила я.
  - Поздравляю, - кивнул он, - значит, теперь ты стала тетей?
   Нет, блин, дядей! Вслух я, конечно же, сказала другое. Мало ли, может он спросонья ничего не соображает, равно как и я.
  - Да, - гордо сообщила я. - Слушай, а тебе ко скольки в универ?
  - Официально я уже там, - задумчиво произнес он, косясь на настенные часы над входной дверью. - Но так, поеду с тобой.
  - А мне к десяти двадцати. Мы успеем?
  - Если кто-то не будет торчать полтора часа в ванной, то да, - с легким намеком произнес он и выразительно покосился на меня. Что-то мне подсказывает, что у него обо мне сложилось неправильное впечатление. Что мне делать в ванной полтора часа? Разве что играть в потоп соседей снизу. Интересно, сколько семей под ними живет? Сколько жилплощадей разом можно будет отправить в открытое плавание, если один раз забыть выключить кран? Фу, какие мысли с утра глупые.
   Ярослав не выдержал неловкого молчания, и ушел, позвав меня завтракать.
   Через пятнадцать минут я уже стояла перед ним в голубом платье, неловко переминаясь с ноги на ногу босыми пятками. В кухне приятно пахло свежесваренным кофе и горячими тостами. Ярослав уже завтракал, намазав один из хрустящих хлебцев щедрой порцией красного ягодного джема.
  - Приятного аппетита, - улыбнулась я, присаживаясь напротив и голодными глазами разглядывая угощения, разложенные по всему столу. Конфетки, прянички... М-м-м. Наверное, все-таки, я встала с той ноги. Это мне спросонья почудилось что-то не то.
  - И тебе, - пробубнил Ярослав, усиленно строча что-то в мобильнике. Крутой мальчик, нарасхват даже рано утром. - У тебя есть важные пары сегодня?
  - Инглиш, - и я сдавленно чертыхнулась, вспоминая придирчивую высокую блондинку с узкими очками и классическом строгом костюме - черных брюках и таком же пиджаке. Единственное, чем она позволяла себе играть в своем стиле - оттенками губной помады. Они у нее менялись от ядовито-красного до темно-бордового, в зависимости от настроения. Чем темнее был ее оттенок, тем больше нашей кровушки она выпивала во время семинаров. - В универ мне можно не идти. Домашку я не сделала, да и учебника у меня нет.
  - Халявщица, - выдал Ярослав, не отрываясь от мобильника. А спустя еще минуту, когда я уже с упоением жевала свой тост, расслабившись от того, что никуда сегодня не пойду, Ярослав встал и куда-то ушел, не проронив ни слова.
   Мастер загадочности! А папа таких называет хамло. Ну и ладно, чего мне за него волноваться, я лучше пока поем.
   Я уже допивала свой кофе, когда рядом со мной неожиданно возникла цела стопка учебников. Вернее, не возникла, а с громким хлопком приземлилась на бежевую скатерть. Статистика, английский и тервер, - полный набор для моего убийства на сегодня. Откуда он узнал, какие у меня пары сегодня?.. Наверное, посмотрел на сайте универа...
  - Держи, - Ярослав был уже одет, причем одет он был прилично - никаких косух и зауженных дранных джинс. Белоснежная рубашка классический темно-синий костюм-тройка бирюзовый галстук и даже маленький платочек в тон в переднем кармане. Во всем этом он выглядел аристократично донельзя, будто бы собрался на свадьбу. Женихом. Ему бы еще волосы эти подстричь немного и будет самым настоящим джентельменом.
  - Что? - засмотревшись на него, я не очень следила за своей речью. Наверное, это было глупо - раскрыв рот наблюдать за тем, как он поправляет пиджак и заглаживает на волосах несуществующие петухи.
  - Книги, - не понял сути вопроса Яр, не отрываясь от своей прически. Да, красавчик, ты, красавчик. Ликуй, я признала. - Учебники с ответами, между прочим. И тетрадки со сделанной домашкой. Я был хорошим мальчиком и решал все номера по статистике. Тебе пригодится.
  - Да я не об этом! - почти вознегодовала я, абсолютно забывая, что его, пожалуй, следовало бы снова поблагодарить за помощь. - Что на тебе?
  - Костюм, - уставился он на меня. Теперь сути вопроса не улавливал он.
  - А куда ты такой нарядный собрался?
   Он многозначительно вскинул бровь. В таких знакомых зеленых глазах снова заиграли искры. Сейчас он что-нибудь выпалит, что-нибудь едкое и пафосное.
  - Нравлюсь? - ухмыльнулся он, не разочаровывая моих ожиданий. И начал подходить ко мне, медленно, наслаждаясь моим легким испугом. - Малыш, а ты ничего, когда смотришь на меня такими глазками.
  - Какими такими? - не поняла я, чувствуя, как кровь приливает к лицу. Он снова приближается ко мне, но в этот раз мне совсем не было страшно. Скорее даже, наоборот - в груди поселилось такое странное чувство предвкушения.
  - Хм, как бы тебе это объяснить, не травмируя?.. - загадочным голосом произнес он, почти вплотную подойдя ко мне.
   Мобильник как обычно зазвонил в самый неподходящий момент. Я даже немного расстроилась - признаться честно, мне нравились словесные перепалки с Ярославом, особенно, когда они не переходили определенной границы. Это даже казалось мне веселым - наше общение моментально становилось простым, будто бы я общалась с закадычным другом, с которым с пеленок знакома.
  - Да, - Ярослав ответил на звонок, отвлекаясь от нашей беседы. - Еду в универ... А тебе какая разница? - Ух ты, это он с нашим ректором так разговаривает? - Ладно, я немного соврал, только выезжаю. Ничего. С чего ты так заботишься о моей персоне? А... чуть не забыл наши правила. Да-да, исполню в лучшем виде! Можешь больше не волноваться, ты немного опоздал.
   Аня так и не смогла понять, с кем в тот момент на самом деле говорил Ярослав. Она была уверена, что Яр в такой вот разгильдяйской манере говорил со своим отцом.
  
  ***
  - Яр? - Максим не мог найти себе места ровно с тех пор, как Дина сказала с кем уехала Аня из клуба. То, что произошло тогда в клубе, наверняка, стало для девушки настоящим потрясением.
  - Да, - нехотя отозвался Яр. Звонок ему был неприятен и, несмотря на то, что он поднял трубку, говорить он не желал.
  - Где ты? - не зная, с чего начать разговор, Макс решил спросить очевидное.
  - Я еду в универ... - пассивно отозвался голос в трубке. Так, будто бы унылым голосом спросонья говорил с отцом. Макс отлично помнил, как Яр общается с родителями. Ему бы он ответил более жестко. А значит, он шифруется?
  - Аня с тобой? - догадка пришла в голову Максима молниеносно.
  - А тебе какая разница? - Князев не ответил, но Макс и так уже догадался сам, что Аня находится рядом с ним. И Ярослав очень не хочет, чтобы она знала, с кем он говорит на самом деле.
  - Не делай вид, что не понял. Так, где вы?
  - Ладно, я немного соврал, только выезжаю.
  - Она рядом, да? Что ты с ней сделал? - не сдержался Макс от наиболее интересующего его вопроса. Он до последнего надеялся, что эта их игра с Тенью не переключится на Аню. Почему-то он этого очень не хотел, и пока сам не понял отчего...
  - Ничего. С чего ты так заботишься о моей персоне?
  - Сукин сын, ты хоть понимаешь, что ты делаешь? - сорвался на крик Макс, до боли сжимая мобильник в кулаке.
  - А... Чуть не забыл наши правила, - наигранно испугался Ярослав, только еще больше раззадоривая Максима. Огонек отлично знал, как это сделать. А еще Яр отлично знал как сделать так, чтобы его бывший друг больше не смог сдержать себя в образе Льдинки.
  - Если ты хоть пальцем ее... - взревел Макс, но Яр его совершенно не испугался. Даже наоборот. Это только подначивало его.
  - Да-да. Исполню в лучшем виде!
  -... я тебя убью. Она не игра, Яр! Ты один в это играешься. Не смей трогать Аню. Яр, ты меня слышишь? Если ты.... - Ледышка хочет сменить правила их спора - это вполне предсказуемо. Только вот Ярослав уже записался в участники.
  - Можешь больше не волноваться, ты немного опоздал.
   Смысл, который в эти слова вложил Ярослав, разительно отличался от того, который понял Максим, будучи на другом конце провода. Яр искренне понимал, что попал в эту ситуацию по самые уши. Просто потому, что Аня вовсе не была похожа на тех девчонок, которые крутятся вокруг него обычно. Она ему понравилась, и теперь он был не прочь сразиться за нее с давним соперником. Ярослав не хотел вредить Ане, но и отступать от нее теперь казалось самым настоящим отказом от своей неминуемой победы, силуэт которой уже виднелся на горизонте.
   Макс раньше не звонил ему с просьбами позаботиться о моральном здоровье ночевавших у него девушек. Но, говоря, что его друг может не волноваться, он имел в виду то, что теперь уже не отступиться от всей этой игры. Пару раз раньше им приходилось менять правила из-за колеса фортуны, но не в этот раз. Уже слишком поздно.
   А то, что понял Макс, нельзя было так же просто описать в двух словах. Правда, уже спустя пару мгновений, Вернский засомневался в своих же собственных мыслях, но уже успел к тому времени в порыве гнева скинуть звонок.
   Так было или нет? Нет. Иначе Яр тут же гордо объявил ему о конце игры, а он молчал. И даже пытался скрыть их разговор от Ани, по всей видимости, находящейся где-то рядом с ним.
  - Значит, раззадорить меня пытаешься, Огонёк? - Макс немигающим взглядом просверлил стену в конце коридора и, пытаясь собрать мысли в кучу, глубоко вздохнул. Впереди был тяжелый день, он это уже чувствовал.
  Кулак сам отпустился в свободное плавание, сильно саданув по стене.
  Глупая попытка избавиться от излишков ярости, засевшей глубоко в грудной клетке.
  Для него ярость всегда казалось огромной черной дырой, существующей в каждом человеке. И каждый раз, когда парень не мог совладать со своими эмоциями, черная дымка этого мерзкого чувства начинала опутывать его изнутри, постепенно пробираясь и в голову - и это казалось ему самым страшным. Ведь в затуманенном яростью сознании он когда-то совершил свою самую страшную ошибку, за которую корил себя до сих пор. Поэтому теперь Максим старался выпустить пар всеми доступными способами - записался в тренажерный зал, иногда рвал струны на гитаре неосторожными движениями, пару раз пытался выдернуть из себя ярость нитями адреналина.
  Максима захлестнул поток неприятных воспоминаний трехлетней давности - это все старалась черная дыра в его груди. И он не мог от них оторваться, настолько живыми казались ему картины в голове. Он даже не заметил, как к нему медленно подошла Нина.
   Девушка остановилась в нескольких шагах от него, боясь нарушить личное пространство. Макс показался ей чертовски вымотанным, почти убитым. Она никогда прежде не видела его таким. Ему, наверное, нужна помощь.
  - Макс? Все нормально? - Нине посчастливилось попасться ему под горячую руку. И самое страшное, что Макс сейчас был не в силах скрыть свои эмоции как обычно. Да и Нина - не Аня. Он не боялся ее спугнуть, даже видел это лучшим выходом из ситуации. Вернский ненавидел свидетелей его слабости. Еще больше молодой человек не любил навязчивых людей, а блондинка в последнее время как раз становилась такой. Не повезло же девушке выбрать объектом своего внимания его.
  - Нормально, - грубо выдал он, даже не оборачиваясь к Нине. Она ничего не ответила. В том закутке коридора снова повисла тишина, как и прежде, поэтому Макс подумал, что Нина просто, разочаровавшись, ушла. Вот и отлично. Будет время, чтобы успокоиться придти в себя. Перед Аней он не должен быть таким.
  - Макс, - на плечо легла тонкая рука девушки, настолько неожиданно, что он вздрогнул. Слишком незаметно и бесшумно Нина к нему подобралась. - Что случилось?
  - Это не твое дело, - сквозь зубы ответил ей Макс, поднимая на нее холодный и злобный взгляд и с каким-то звериным удовольствием наблюдая за тем, как меняется в лице девушка. Боится. - Свали.
  Нина замерла на месте, но не сделала ни шагу назад - даже не отдернула руку с его плеча.
  - Срывайся, кричи если все так плохо, - произнесла Нина, тоже меняясь, как в лице, так и в голосе. - Я пойму.
  - Ты...
  - Я хочу помочь, - твердо ответила ему Нина, глядя прямо в глаза настойчивым, но спокойным взглядом.
  Смешно. И чем же эта глупышка может ему помочь? И почему она до сих пор не свалила? Разве он только что не снял перед ней свою маску, приоткрыв настоящую сущность? Ту, которой стоит стыдиться?
  - Сейчас, - Нина отвлеклась от него всего на секунду, чтобы достать из своей сумки какую-то красную коробочку. - Вот, держи.
  - Что это за хрень? - Макс удивлено поднял бровь, нехотя принимая странную коробку из рук Нины и раскрывая её. В ней оказалась мягкая игрушка - птица из глупой игры для мобильных телефонов.
  - Кидай! - скомандовала Нина, отпрыгивая в сторону. - Ну, давай, чего стоишь?
  - Куда кидать? - не понял ее Макс. Он, конечно, швырялся вещами в порыве гнева иногда, но сейчас, когда ему это чуть ли не приказала сделать это девушка, он застыл на месте.
  - Давай в стену, - Нина его подбодряющее подтолкнула в бок. - Ну кидай, чего стоишь?
   Макс поморщился, но просьбу девушки выполнил. Мягкая игрушка отправилась в ближайшую стену и с тихим шлепком приземлилась на пол.
  - Ну и чего? - повернулся к ней Максим, не понимая в чем дело.
  - А ничего, потому что кто-то кидается как сопливая девчонка! - нагло заявила ему Нина и подняла красную птицу с пола. - Давай еще раз, не жалей ее.
   Макс фыркнул, но птицу взял и снова швырнул ее в стену, в этот раз уже сильнее. В этот раз удар получился громче, и птица начала кряхтеть.
  'Каши ешь больше!'
  - Пффф, - отмахнулась Нина, - моя бабушка кидает лучше.
  - У него это как-то ранжируется? - уже с детским восторгом обратился к ней Макс. Эта глупая затея ему понравилась.
  - Вот вышибешь из него 'ой, моя задница!' - догонишь меня, - весело заявила ему блондинка, складывая руки на груди. Достижение, ничего не скажешь.
   Макс снова потянулся к игрушке и замахнулся посильнее. Оказывается, эмоциональная разрядка может быть очень даже веселой... Птица полетела в стену и с диким грохотом врезалась в одну из рамок с наградами университета. Грамота упала на пол, разлетаясь осколками по полу, а птица что-то прокряхтела в предсмертной агонии и ... отключилась.
  - Ну, ты вандал, - выдохнула Нина, оседая на пол рядом со своей поломанной игрушкой. Макс смущенно потупил взор, наблюдая за растерянной девушкой.
   В другом конце коридора скрипнула дверь.
  - Что здесь происходит?! - взревел мужчина почтенных лет, размахивая указкой.
   Максим оказался проворнее Нины - он схватил ее под локоть и, прежде даже, чем девушка успела среагировать, потащил ее в сторону лестничных пролетов, где они и исчезли, слыша где-то вдалеке гневные восклики заставшего их погром преподавателя.
   Они остановились уже на третьем этаже соседнего корпуса, развалившись на лавках и дружно хохоча в голос. Она - задорно и весело, он - все еще немного злобно, но уже намного живее, чем раньше.
  Оказывается, адреналин можно было ловить не только в опасных мероприятиях - стены альма-матер изобилуют своими квестами.
   И навязчивые люди иногда могут по-настоящему отвлечь от глупых мыслей.
  
   ***
   Мы подъехали к корпусу достаточно быстро. Может быть, я даже успею до звонка оказаться в лекционном зале. А сделать это мне теперь хотелось вдвойне. Учебники и тетради, которые мне вручил Ярослав, были настоящим сокровищем - в них были сделаны все номера, аккуратно выполнены все задания, а в тетрадях помимо семинарской болтовни были аккуратно записаны все лекции. Кто бы мог подумать, что такой позерный мальчик настолько прилежный ученик?
   Яр припарковал машину и, глубоко вздохнув, будто бы готовясь к чему-то невероятно важному, обратился ко мне.
  - Я тебя провожу?
  - А? - не поняла его я с первого раза. Проводить меня? Он же и так отвез меня до университета только что... - Проводи...
   В груди екнуло что-то, отдаленно напоминающее подозрение. С другой стороны моего сознания тут же выпрыгнула благодарность - вредная пухленькая женщина - и с воинственным видом это самое подозрение огрела своей маленькой сумочкой по голове. Мол, не выдумывай про спасителя. А сумочка была не слабенькая, скорее всего в ней были кирпичи добра. Как в той старой комедии, где героиня собирала красивые булыжники для дорожки перед домом.
  - Спасибо, - я и сама достаточно сильно испугалась толстенькой женщины у себя в голове. Впрочем, мне действительно было за что благодарить Ярослава. - За то, что спас от ненормального в клубе и что разрешил у себя переночевать...
   Это было странно - говорить от всего сердца и не испытывать при этом стыда или смущения. Наоборот, в этот раз мы поменялись ролями - Яр реагировал на доброту и благодарность так же, как я на его помощь. Он сначала растерянно глядел на меня, порываясь что-то сказать, а потом уткнулся в приборную панель, промямлив под нос что-то из серии 'спасибо в карман не положишь'.
  - Пойдем? - в этот раз я нашлась быстрее, чем он и выскочила из машины, мотивируя и его поторапливаться - до звонка оставалось не больше десяти минут.
   К моему счастью, погода сегодня была отменная. Почти двадцать градусов, яркое солнце и теплый легкий ветерок, так аккуратно поглаживающий меня по волосам и развевающий длинный подол платья. Надеюсь, Вика не обидится на меня за то, что я продемонстрирую сегодня ее обновку в универе.
  - Аня?- а вот, кстати, и она.
   Подруга обвела меня слегка удивленным взглядом, а потом перевела его на Ярослава и... замерла. Я поняла, что долгих объяснений мне не избежать - Вика была шокирована нашим совместным появлением. Но, отчего-то мне абсолютно не хотелось говорить ей правду. Еще слишком свежи были воспоминания вчерашнего вечера в памяти. Может быть, я честно признаюсь ей во всем когда-нибудь потом... но не сейчас. Прости меня, Вик.
  - Привет, - махнул ей рукой Ярослав, ставя машину на сигнализацию.
  - Привет, - растеряно поздоровалась с ним она. Так, будто бы к ней подошел незнакомый человек на улице, утверждая, что ее знает, и она, боясь обидеть его своим сомнением, вынуждена была ему ответить.
  - Вика-а-а, - я веселым ураганом подлетела к подруге, с явным намерением ее обнять, но учебники в руках не дали этого сделать. В клатч граниты науки не влезали, а взять с собой пакет показалось моветоном, - знаешь что? Я стала тетей! Ты прикинь? У меня теперь есть племяшка!
  - Что? - немного заторможено отозвалась Рыжик, наконец-то отрываясь от созерцания Князева. - А... Поздравляю.
  - Что-то ты еще не проснулась. Пойдем, давай, у нас же лекция сейчас. А у меня сегодня есть сделанная домашка по инглишу! Хочешь, дам списать?
   Ярослав пошел за нами, все-таки проводив меня до кабинета, и даже пару раз порывался завести подобие светской беседы, но все ломалось о странное поведение моей подруги - Вика молчала и витала в своих мыслях, далеко от нас. А я, растерянная из-за ее поведения, не могла поддержать разговор по-человечески.
  - Удачного дня, малыш. Сегодня ты будешь гвоздем программы, - попрощался он со мной и с каким-то подобием галантности поцеловал мое запястье. Если бы при этом он не ухмылялся как последний Казанова, я бы даже захотела смутиться - а так, это выглядело как невинное дурачество. Примерно как с Денисом. И прежде, чем я успела напомнить ему свое имя в сотый раз, чтобы он прекратил обзывать меня разными ласкательно-уменьшительными эквивалентами ребенка, Яр скрылся за поворотом.
   Я повернулась к своей подруге, ждавшей меня уже внутри аудитории, и тут поняла, что имел в виду Ярослав.
   Ёжкин кот! Это же надо закатить такое представление перед распахнутыми дверьми на глазах всего потока!?
   По телу пробежали мурашки, как раз из того места на ладони, которого касался губами Яр - вверх по телу, вдоль позвоночника, замерев где-то в районе затылка. За мной и Викой следили почти сто двадцать пар любопытствующих глаз. И если меня это в очередной раз смущало, то Вику наоборот, приводило в чувство. Она воинственным взглядом обвела аудиторию, делая вид, что выбирает себе место, хотя и так было понятно, куда мы сядем - Денис уже несколько минут подавал нам знаки, тряся в воздухе своими конечностями.
   Взгляд подруги остановился на ком-то. И я быстро смогла сообразить на ком - Нина Русина, казалось, готова была 'задружить' вместе с нами с помощью одноименной бензопилы. Спустя почти полгода после того, как закончилось их противостояние в студсовете, эти две особы до сих пор не забыли о своей пылкой любви... перемывать друг другу кости. Вот что значит характер. Не будь они такими упрямыми, спелись бы, ей Богу.
  - Пошли, - скомандовала мне Вика, не отводя взгляда от своей соперницы, и мы прошмыгнули на последние ряды к Дэну.
   Лекция прошла вполне сносно, и я с помощью конспектов Ярослава я даже смогла понять, в чем была ее суть, хотя раньше на это бы ушло еще пару часов зазубривания учебника. Денис в очередной раз пытался меня подкалывать по поводу внешнего вида, спрашивал, чего я вырядилась в универ как в клуб... На что я рассказала обоим Таракановым полувыдуманную историю о том, как посреди ночи мне позвонил брат, сказав что у Кристины начались роды. Ярослав согласился меня подвезти и, так даже вызвался забрать меня с утра - жили Яр и Игорь и вправду близко друг от друга - всего в паре кварталов, поэтому весь этот бред звучал правдоподобно даже для Вики.
  ***
   Нина внимательно разглядывала Аню и Вику уже почти целый час - ей посчастливилось сидеть на ряд выше с другого бока зала. А посмотреть было на что...
   Аня заявилась в университет снова в платье, в этот раз в еще более женственном и модном, чем предыдущее. Русина его по достоинству оценила - видела на витринах одного из достаточно приличных магазинов и даже подумала, что его можно примерить, но выбор все же пал на более откровенное платье из толстого атласа приятного винного цвета. Но это все мелочи...
   Больше ее поразило другое. Еще вчера девушка, казалось бы, строила глазки ее Максиму - Нина была уверена, что он будет её - а уже сегодня появляется в университете под руку с другим. И с кем!? С Ярославом Князевым - Аня хоть понимает, в каких отношениях они находятся? Или она совсем уже потеряла голову?
   Ярослав, кажется, знал, чего ради мастерит это шоу, целуя руку своей спутницы он бросил довольный взгляд на ребят, собравшихся в аудитории. Не каждый день увидишь его в костюме, да еще и с настолько ловко подобранными аксессуарами в виде голубого галстука и нагрудного платка - в цвет платья Ани. Что это? Заявление того, что они вместе? На простое совпадение это не похоже. Абсолютно.
   Нина переваривала все это в своей светлой головке, перебрасываясь мысленными ругательствами с Таракановой - этой самоуверенной подругой Ани, постоянно пытавшейся перейти ей дорогу. Что же она так довольно улыбается? Неужели они задумали что-то еще?..
   ***
   Вика лекцию по статистике нагло пропускала мимо ушей, зависая с плеером под партой. Недавно вышел новый альбом ее любимой группы - предпочтения у Рыжика были странными. Ей нравилась, так называемая, 'эпическая музыка' - мелодии из трейлеров к фильмам, темы героев, инструментальные композиции, написанные по каким-то книгам... Денис нагло называл ее '*** дрянью' и пытался замотивировать сестру слушать что-нибудь потяжелее, но его старания не увенчались успехом. Только такая музыка помогала Вике придти в себя во времена моральных потрясений.
   Значит, Аня не врала, когда ей говорила, что была у брата. Возможно, она действительно не врет - ей очень хочется в это верить. В любом случае, даже если Аня и что-то скрыла от нее, личная жизнь не ее дело, так ведь?
   Но они же подруги!
   И когда то, прикрываясь именно этими словами, Вика скрыла от нее свою главную тайну, которая так и осталась нераскрытой даже для нее самой. Эти глупые чувства, засевшие в груди, каждый раз взмахивали своими невесомыми разноцветными крылышками и порхали по всей грудной клетке, заставляя ее трепетать перед ним. Каждый раз, когда ее возлюбленный был рядом. Кажется, он чувствовал то же. Ей очень бы хотелось в это верить...
   Так может быть, надежда есть?
   Не в этих обстоятельствах. Каждый раз, когда она позволяет себе помечтать, хотя бы на секунду представить себя в какой-нибудь романтической обстановке с Ним, в голове ярко загорается какой-то красный крест. Осуждение. И больше всего Вика боялась осуждения и в глазах своей подруги.
   Пока стоит позаботиться о чувствах Ани. Вика отлично была наслышана о истории, произошедшей с ней в старшем классе школы и искренне хотела, чтобы подруге не пришлось пережить подобное вновь. А значит, нужно взять дело в свои руки. Только вот как? Идея пришла сама собой. Нужно держать руку на пульсе дела.
   Вика достала из ушей наушники и заученным движение смотала их в клубок, хотя это было бес толку. В ее бездонной сумке-боулинг они все равно перемотаются, растянувшись на все тетради и отделения - аккуратностью Рыжик не страдала.
  - Ань, - позвала она подругу, когда преподавательница отвернулась к доске. Та быстро откликнулась, отрываясь от рисования какого-то замысловатого узорчика на полях в тетради. - А у вас не найдется вакантное местечко в организаторах?
  - Хочешь оставаться после пар? Тебе не лень, Вик? - понуро спросила Аня. Да, ее подруга знатная лентяйка, и, тем не менее, сама она ей еще ни разу не жаловалась на то, что приходится много времени тратить на дела в университете.
  - Я могла бы декорации мутить. Или сделать вам классные афиши, - задумалась Вика над своим функционалом. В последнее время ей было интересно что-нибудь творческое: рисование, лепка, декор. Да и в фотошопе Рыжик ориентировалась отлично. Сказывались годы, проведенные в классе информатики. - Да и просто помочь могу...
  - Я могу спросить у Макса, если хочешь, - шепнула Аня, подпирая рукой подбородок. Было видно, что ее подруга над чем-то очень серьезно задумалась. Её глаза на мгновение - лишь на секунду - стали очень печальными. Ну, из-за кого же ты грустишь, глупая?
   Максим? Ярослав? Кто?
  - А ты не хочешь? - неожиданно для себя спросила Вика, надеясь получить отрицательный ответ.
  - Нет, - не разочаровала ее Аня, выныривая из своих грустных мыслей с легкой улыбкой, почти такой же радостной, как обычно. - Я очень даже за! Вместе веселее.
  - Это точно!
   К тому же, это отличный шанс побыть с Ним, хотя бы немного...
   Вика улыбнулась снова, светящимися от счастья глазами утыкаясь в книгу. Никогда еще Рыжик не смотрела с такой любовью на учебник по ненавистному английскому.
  
  ***
  - Привет, - Макс ждал меня, в своих лучших традициях. С легкой улыбкой, открывающей взору ямочки на щечках, со своим привычным теплым взглядом шоколадных глаз. - Готова поработать?
  - Привет, - я хотела почти выпрыгнуть ему на встречу, как обычно, немного ускорив шаг, но каблуки не позволили этого сделать. Пришлось мерной, царственной походкой подойти к нему. Впрочем, моя царственная походка для кого-то будет ковылянием хромого гуся... - Конечно готова!
  - Привет, - Вика подошла к Максиму вместе со мной, скромно намекая на то, чтобы я спросила насчет ее участия в организации праздника.
  - Слушай, - я попыталась найти слова, чтобы лучше прорекламировать таланты своей подруги. - А нам ведь нужны будут декорации, афиши и тому подобная белиберда...
  - Естественно, - кивнул он. Кажется, до Максима уже начала доходить ситуация. - Я думал попросить об этом ребят из журнала, но... - Вернский повернулся к Вике, уже чуть ли не потирающей руки от предвкушения своей маленькой победы. - Я знаю, что ты рисуешь, так ведь? Понимаю, ты уже не в студсовете, но не могла бы ты нам помочь?
   Я скромно пожала плечами, прижимая учебники крепче к груди. Все вышло даже лучше, чем планировалось... Я-то думала, нам придется сейчас уговаривать Макса, а он догадался обо всем сам и даже сделал вид, что инициатива исходит от него. Во мне уже не на шутку бушевало самое настоящее восхищение, адресованное Вернскому. Каждый раз он вел себя как настоящий джентльмен, в любой ситуации задавая образец идеального поведения. И с каждым разом ему удавалось перепрыгнуть себя прошлого - планка росла, а он казался все идеальнее и идеальнее.
  - Я с удовольствием! - почти вскрикнула Вика, хлопнув в ладоши от радости. - Сама хотела напроситься!
  - Это здорово, - кивнул Макс, оценив энтузиазм Рыжика. Из нее буквально выплескивался во все стороны позитив. - Приходи, когда будет удобно. У нас репетиция обычно начинается в пять тридцать, в актовом.
   И тут я задумалась, к чему же настолько радостной выглядит сейчас моя лучшая подруга? Все-таки Мистер Икс - это Макс? Она ради него напросилась работать в студсовете?
   И почему тогда она так грустно смотрела на меня, когда увидела рядом с Ярославом. Я уже давно запуталась в своих мыслях, и мне кажется, что Вика заплутала не меньше. Нам стоит поговорить, уже давно и серьезно, но станет ли она открывать правду сейчас? Навряд ли...
  - А уже сегодня можно? - с задором спросила Вика, выискивая что-то в сумке. - Я хочу приглядеться к фронту работ. Нужно ведь уже начинать. До праздника осталось всего около месяца.
  - Конечно можно, мы рады будем тебя видеть, - снова тепло улыбнулся Макс, искоса глядя на меня. А мне становилось не по себе. Из-за глупых догадок, мелькающих в голове, мне было уже неловко, как и прежде радостно отзываться на его маленькие знаки внимания - улыбками, случайными прикосновениями, смущенно потупленными глазами.
  Я отвела свой взгляд от него, хотя это было неимоверно сложно сделать, и направилась к лифтам, как вдруг передо мной восстала стена.
  Как ни странно, довольно мягкая и теплая, в белой рубашке и с вальяжно ослабленным голубым галстуком. А еще у этой стены были руки, которые нагло попытались...
   Я испуганно отпрянула от Ярослава, запутавшись в собственных ногах и чуть не распластавшись на бетонном полу. Если бы Максим не подхватил меня вовремя за локоть, я бы действительно сейчас развалилась под ногами в позе звезды и заработала бы себе кучу синяков по всему телу.
  - Брось, детка, я настолько страшный? - весело спросил меня Ярослав, подхватив за второй локоть и бросая гневный взгляд на Максима. - Или ты запуталась в своих щупальцах?
   Нет, Ярослав вовсе не был страшным, хоть и успел немного переменить свой образ с утра - пиджак он куда-то дел, рукава рубашки закатал до локтя, расстегнул верхние пуговицы и ослабил тугой узел галстука... А теперь и вовсе перекинул его через плечо ловким жестом. Он был растрепан. Так, будто бы только что побывал в тренажерном зале, равно как и Максим. Я искренне надеюсь, что их внешний вид объяснялся спешкой или какой-нибудь работой на благо общества, а не тем, что они уже успели выяснить отношения. Кажется, в прошлый раз, когда я свалилась в обморок, они были близки к этому.
  - Не смешно, - заключила я, поправляя задравшееся платье, и благодарно взглянула на Максима, тихо сказав 'спасибо'. Он даже не услышал моих слов. Его внимание сейчас было целиком приковано к Ярославу, который так и не отпустил моей руки...
   В воздухе снова начинали летать электрические заряды. Вика не понимала, что происходит, отрешенно стоя в стороне и наблюдая за ситуацией. К ней присоединился Денис, но и он не очень понимал, что происходит, поэтому просто молча стоял рядом.
  - Ребята, пойдемте уже в зал, - предложила я, пытаясь немного разрядить обстановку. - Скоро коллективы придут, а там никого нет...
  - Да, - Макс пришел в себя быстрее, чем все остальные и кивнул, будто бы пытаясь стряхнуть с себя весь негатив. Вышло, видимо не очень. Его взгляд по-прежнему оставался непривычно холодным. Думаю, именно за эту особенность Ярослав дразнит его Ледышкой. - Уже пора.
   И мы дружной кучкой спустились до актового зала, у которого уже и вправду столпились коллективы. Вика быстро переметнулась к брату, а я больше старалась не отходить от Максима и Ярослава, пытаясь выступить некой границей между ними. Раз уж мне уже удалось дважды остудить их пыл, быть может, я нашла свое призвание?
  - Эй, лысый! - послышалось сзади. Максим возился с ключами, когда к нашей веселой и творческой стайке подошли Саша и Женя, с которыми мы вчера оказались на одной вечеринке. То, что Ярослав лысым не был, абсолютно не смутило Александра. И пока парни обменивались рукопожатиями, я терялась в догадках о том, откуда они могли быть знакомы...
  - Чего тебе, носатый? - не менее эпично ответил ему Ярослав, явно целясь в самое больное место. Нос у парня был вполне нормальный, просто немного вздернутый и мелковатый для мужского, а в купе с большими глазами и пышными ресницами его лицо вовсе принимало детский облик. Сразу и не скажешь, что он уже был старше нас на несколько лет.
  - Ну, рассказывай, как ты докатился до такой жизни? - Саша закинул на плечо Ярославу одну руку, а другой перехватил его перевязанное запястье, которое Князь повредил, когда вытаскивал меня из лап бугая в клубе.
   Ой-ой. Дело плохо. Надеюсь, Ярослав просто отшутится, как и раньше.
  - Да так, поздоровался с одним...
   Оказывается, я могу бегать и на каблуках! Причем очень даже не дурно. Точнее не бегать, а передвигаться бесшумно и быстро, как настоящий японский самурай.
   Я ущипнула Ярослава за бок, пытаясь дать понять, чтобы он замолчал. На мое счастье, Яр дураком не был и сразу же заткнулся.
  - ... идиотом на стоянке, - нескладно завершил свой рассказ он, отвлекаясь от своего собеседника. Непонятной вереницей мы затекли в актовый зал, где началась наша первая репетиция в полном составе...
   Танцевальные коллективы как четко и без малейших запинок отчеканили свои номера, танцуя с удвоенным азартом. Частично они уже начали приносить в каморку свои костюмы и реквизиты. Некоторые и вовсе оставляли свои вещи со сменкой в комнате за кулисами. Мы уже начинали осваиваться в зале и чувствовали себя здесь как дома.
   И больше всего мне нравилась дружеская атмосфера, которая царила здесь - на сцене и за кулисами. Мне казалось, что пока мы здесь о своих ссорах забывают даже Яр и Макс. Как сейчас - они вместе возились с колонками, пытаясь найти подходящий провод для педали-усилителя.
  - Я и так его ищу. Мог бы проверить, прежде чем сломанный из дома тащить, - буркнул Макс, выгребая откуда-то из-за колонки целый ворох проводов. - Блин, кто их постоянно так кидает. А этот откуда?..
  - Давай мне, я сам, - быстро встрепенулся Яр. Мне показалось, или он отчего-то заволновался.
  - Какой самостоятельный, - шутя, похвалил его Макс, вручая клубок ему прямо в руки. - Валяй, я не против.
  - Вам помочь? - окликнула я их, подходя ближе. Они синхронно обернулись, отрываясь от дел.
  - Спасибо, все в порядке, - улыбнулся Максим, помотав головой. - Я пойду, разберусь с музыкой для гимнасток.
  - Держи, - Ярослав абсолютно не заботясь о том, что вопрос был задан из чистой вежливости, кинул мне в руки провода и нагло скомандовал. - Разматывай, чего стоишь.
   Вот ведь хам!
  - Пожалуйста, - я замерла, крепко сжав в ладонях черные, спутавшиеся нити. Ярослав оторвался от настройки своей гитары и непонимающе взглянул на меня, вскинув бровь. Только не делай вид, что ты ничего не понял! - Размотай, пожалуйста.
   Яр медленно стал приближаться ко мне, перекидывая гитару через плечо одной рукой. Смотрелся он грозно - явно был чем-то недоволен еще до того, как мы с ним затеяли эту легкую перепалку. Но мне не понравилось, что отыграться он решил именно на мне.
  - Я не привык повторять, мелкая, - процедил он сквозь зубы, - ты ведь здесь за этим? Помогать артистам?
  - Все артисты - воспитанные люди, - скромно заметила я, изо всех сил пытаясь не отвести от него взгляда и даже не моргнуть - он, словно чувствовал это как слабость и наоборот начинал наседать сильнее. А я не любила, когда рушат мое личное пространство. - А ты тут чего забыл?
   Яр заржал, громко и заливисто. Как конь. Больной на голову жеребец. Я себя даже на секунду его личным шутом почувствовала, причем очень даже успешным в своей профессии.
  - Детка, а ты ничего... Давай заключим сделку, он склонился ко мне сильнее, но все ее находясь на достаточной дистанции от моего коронного трюка. - Ты смотаешь провода, а я промолчу про то, где ты ночевала. Ты ведь, кажется, совсем другое сказала своей подружке?
   Вот ведь... Противный! Мерзкий! Гад!
   Впрочем, кажется, у меня тоже есть на него компромат... Я не уверена в его значимости, но он явно что-то скрывает от Максима.
  - А если я расскажу Максу про провода, которые ты так заботливо у него отбираешь? Как тебе идея? - я старалась изо всех сил, чтобы мой блеф выглядел уверенно. Вроде бы получалось неплохо. Не сработает, так не сработает, но попытаться я могу, верно? - Ой, а давай посмотрим, куда они ведут? - игриво предложила я, подбирая один из проводов - наиболее отличный от всех - с пола и делая вид, что на полном серьезе собираюсь искать аппарат, к которому он подключен.
   Ярослав скривился так, будто бы кто-то только что скормил ему килограмм лимонов без сахара. Ух ты, да я себя прямо вымогателем чувствую! Неужели я попала в точку?
  - Проехали, - нехотя согласился он, глядя куда-то в сторону. Он явно был недоволен тем, что ему пришлось мне уступить, но в его глазах снова блестели знакомые искры. Я замерла, ожидая новой подколки, но ее не последовало. Он вполне серьезно протянул мне руку и предложил, - я молчу взамен на твое молчание. По рукам?
  - По рукам, - я легко вложила в его руку свою ладонь.
   Воцарение нашего маленького договора ознаменовала торжественная музыка, барабанами разрезавшая тишину до этого царившую в актовом зале. На сцену выбежали гимнастки. Сегодня они хотели попробовать номер с лентами и, как будто бы подтверждая мои мысли, в воздухе вокруг них тут же появились разноцветный ворох атласа, ярко переливающийся от света прожекторов.
   Я замерла на месте, едва ли не открыв рот, не в силах оторваться от того изящества и грациозности, с которой они танцевали на сцене. Думаю, именно такие вот неуловимые мгновения можно не стесняясь пафосно называть 'созерцанием искусства'.
   Музыка и представление уже закончилась, ленты улеглись на пол сцены, а я все еще не могла отойти от этого великолепия, заворожено провожая взглядом убегающих за сцену гимнасток - они репетировали номер от начала до самого конца.
   Поймав на себе, видимо, слишком потерянный взгляд, девушки немного смутились, а мне пришлось быстро отвести глаза и привести себя в чувство. Гимнастки от легкого ступора отошли быстрее, чем я.
  - Нормально смотрелось, Ань? - обратилась ко мне Лиза, сматывая в клубок свои ленты. Обе девушки прямо светились изнутри. Было видно, что это не просто их хобби - их призвание, и Лиза с Олей уже давно признались мне, что хотели бы гастролировать с каким-нибудь цирком. За спиной у обеих была цирковая школа, но их родители одобряли увлечение ровно до тех пор, пока перед ними не встал сложный выбор: дальнейшее обучение в вузе или погоня за мечтой. Да, это опасно, и я понимала волнения их родителей, но разве любимое дело не стоит риска?
  - Конечно! Просто потрясающе! - расплылась в комплиментах я. А разве могло быть иначе? Я с детским восторгом следила за всем их выступлением, даже позабыв о перепалке с Яром.
  - Слушай, а ты еще не узнала насчет полотна? - поинтересовалась Оля, подходя ближе к нам. - Мы, если что, готовы.
  - А... я не знаю...
  - Ректор дал добро, - отозвался Макс, отвлекаясь от рабочего компа, и даже привстал, опершись руками на стол, чтобы его было лучше видно из-за широкого монитора. - И даже выделил денег на оборудование. Но он просил, чтобы мы не забывали о технике безопасности.
  - Правда? Тогда когда у нас будет полноценная репетиция? - тут же запрыгали от счастья девушки.
  - Я думаю, в выходные мы купим и монтируем все необходимое... Так что на следующей неделе, начнем, - задумчиво произнес Макс, улыбаясь восторженным Лизе и Оле, которые теперь смотрели на него как на волшебника - не меньше. Мне сразу вспомнился добрый волшебник из детской песни, который на голубом вертолете развозил мороженое... А потом воскресенье, когда мы сидели вместе с ним в кафе и ели холодное лакомство. Интересно, каким в тот день был мой взгляд - таким же по-детски восхищенным или романтичным и мечтательным?.. Отчего-то мне думается, что вела я себя с ним как ребенок, а вот хотелось мне быть девушкой, по крайней мере, рядом с ним. И я искренне старалась что-то изменить в себе, хотя новый, более взрослый образ был для меня неуютным.
   Сейчас это не так важно - меня озарила другая идея. В кои-то веки я могу действительно оказаться полезной и чем-то помочь в организации этого хаоса!
  - А ты уже нашел мастера? - поинтересовалась я у Максима, как бы невзначай, надеясь, что у него еще не все схвачено.
  - Я нашел один магазин, который торгует подобным оборудованием, но мастера - нет... Я думал, обычный техник подойдет, - пожал плечами Макс. Я от счастья чуть в ладоши не захлопала.
  - Ни в коем случае! Я беру дело в свои руки, - гордо заявила я, - у меня есть кое-какие связи в местном цирке. Я все организую!
   Гимнастки благодарно посмотрели на меня как на богиню. Я даже засмущалась немного... Макс только одобрительно кивнул, показывая, что он совсем не против доверить мне это работу.
  - Как это здорово, - восхищенно прощебетала Лиза, размахивая палочкой от ленты в воздухе. А можно, мы тогда еще насчет цвета тебя попросим?..
  - Конечно, - спохватилась я, просыпаясь от пелены мига своего триумфа. - Пойдемте, все обсудим.
   Мы проболтали все время выступления фокусника и брейк-данс коллектива - Оля и Лиза оказались на удивление приятными собеседницами и расспрашивали меня о цирке. Я скромно ответила, что когда-то там работала моя мама, но кем она была, и что с ней случилось, я уточнять не стала, а девушки и не потребовали объяснений... Гораздо больше их увлекали закулисные истории, коих я знала предостаточно.
  - Ань, а можно такой не скромный вопрос... - неуверенно начала Лиза, когда мы немного отошли после последней шутки. - Ты не могла бы нас с кем-нибудь от туда познакомить? Ты же помнишь, мы очень хотели выступать...
  - Девочки, я, правда, не знаю, - пожала плечами я, боясь их обидеть и разочаровать одновременно. - Это не от меня зависит, но я спрошу.
  - Правда? Спасибо огромное! Ты не волнуйся, мы сами напросимся, если надо... Просто узнать хотели, как это все делается. Как мы можем... - Лиза поджала губы, ища нужное слово.
  - Воплотить мечту, - подсказала я. Лизе такая формулировка явно пришлась по вкусу. Она и Оля счастливо переглянулись и обе с немым восторгом вновь посмотрели на меня. - Я спрошу. Думаю, один мой знакомый, согласится вам кое-что рассказать.
  
  ***
  
   Ярослав наблюдал издалека за тем, как Аня прощается с двумя девушками, обменивается с ними телефонами и добрыми пожеланиями. Она сегодня цвела, блистала, словно драгоценный камень в лучах солнца. Ему на секунду подумалось, что именно так должен выглядеть человек, нашедший свое призвание в жизни. Интересно, в чем ее призвание? В цирке? Кажется, об этом говорили девушки - он слышал обрывки разговора, пока настраивал свою гитару.
  - Наболталась? - весело спросил он, пытаясь поддеть Аню к продолжению разговора, но она замерла перед ним с серьезным лицом - будто бы это и не она пять минут назад хохотала над чем-то во весь голос.
  - Дурака навалял? - абсолютно беззлобно, но едко ответила ему вопросом на вопрос Аня, смерив холодным взглядом.
  - Да ты язвительная, малыш, - Ярослав начал наигрывать на гитаре аккорды - не из песни, а просто случайно подобранные. Они сами собой цеплялись друг за друга, и у Ярослава не возникало ни малейшего сомнения, как в следующий раз поставить свои пальцы. Он так и приблизился к Ане, не отрываясь от своей маленькой импровизации - давно у него не возникало такого же удивительного чувства, будто бы он сливается со своим инструментом воедино. - О каком полотне вы говорили?
  - О полотне для воздушных гимнастов, - нехотя пояснила малышка, поднимая на него свои голубые глаза. И меня зовут Аня. Аня, - повторила девушка, пригрозив ему пальцем. - В твоей головушке не найдется немного памяти для моего имени?
  - Я раньше утреннего кофе с девушками не знакомлюсь, - он нахально подмигнул ей, внимательно следя за реакцией. В голубых глазах начали пробиваться искры эмоций. Смущение или ярость? Что?
   Аня оказалась более находчивой, чем он думал. Девушка подошла к нему вплотную и, привстав на носочки, потянулась к его уху. Он едва удержался от того, чтобы не вздрогнуть, когда ее дыхание случайно коснулась его шеи.
  - А мы с тобой... уже пили кофе, - шепнула она. А потом развернула свой уже ставший традиционным трюк - резко повысила голос почти до крика. Такая детская уловка, а работает безотказно. - Меня зовут Аня! - возопила она.
  - ***! - не удержался от ругани Яр, потирая вновь оглушенное ухо. Даже после шестичасовой тусовки у сцены на рок-лайне он так не глох, как за пару секунд от ее визга. - Тебя из цирка недавно выпустили?
  - А чем тебе не нравится цирк? - пожала плечами девушка.
  - Всем нравится, - поморщился Яр, перекидывая белоснежную гитару за спину. - Только в цирке есть дрессировщики, которые могут совладать с тобой.
  - И только там есть твои собратья - клоуны, - не осталась в долгу Аня, больно уцепившись за его больное место. - Ты посмотри на свои волосенки, тебе даже парика не надо. Они у тебя вон, виться начинают.
   Шутки по поводу своей шевелюры Ярослав не любил до колик в животе. Волосы он начал отращивать после того, как остриг их почти до самых корней в старшей школе после одного неприятного момента. Тогда он где-то прочитал, что это шанс оставить былое позади. Оказалось, что смена имиджа забыть проблемы не помогает.
  - Зато как ты будешь смотреться с хлыстом и в клетке со скулящими хищниками, ммм... - Ярослав снова хотел подойти к ней, но тут же отпрянул, вспоминая ее любимую крикливую уловку. - Хотя... я бы лучше посмотрел на твои бревно-пируэты в воздухе, - он насмешливо заглянул в ее глаза, и проделал один из самых своих любимых трюков. Его ехидный взгляд сменился ледяным безразличием и почти звериной злобой. - Даже металлический трос не выдержит такую толстушку как ты.
  Он сам не заметил, как схватился за гитару и следующие слова он даже ловко зарифмовал, поражаясь тому, как легко сегодня ему удается совладать со своей новенькой гитарой.
  
  Нить страховки порвется под толстушкой как ты.
  И ты падаешь вниз под звуки громкой толпы
  К тиграм клетку, шокируя сотню детей
  Попрощайся с престижем, цирк 'Дю Солей'.
  
   Аня вздрогнула, и замерла на месте, опустив глаза в пол. Прежде чем он понял, что натворил, девушка уже сбежала, исчезнув за кулисами в коридорах гримерных.
  - Аня! - вслед ей выпалил он, порываясь идти за ней, но его тормознул провод, все еще подключенный к гитаре, а потом на плечо легла чья-то рука.
  - Да ты *** джентльмен, - по-доброму сообщил ему Саша, сочувственно похлопав по плечу. - От тебя так даже последняя толстушка сбежит. Ты бы был поаккуратнее в своих выражениях.
  - Да иди ты, - не менее добрый совет дал ему Ярослав. Он был зол и растерян. И зол он был на себя, а не на кого-то. Но что могло так обидеть Аню? Слова про толстушку? Да ладно, это слишком просто для такой девушки, как она...
  - Ты дебил, Князь! - сообщила ему Тараканова, подлетая с другого края сцены. - А ну иди сюда, я тебе сейчас уши надеру! Ты хоть понимаешь, что творишь?!
  - Да чего я такого сказал? - уже с возмущением взмахнул руками Ярослав, выдергивая из гитары провод от комбика. В зале раздался противный скрипящий звук. Как оса по стеклу. Ребята дружно поморщились, затыкая уши - этот звук их всех немного успокоил. Как будто бы кто-то сверху прокричал им всем 'Эй вы, остановитесь!'
   Она сидела на одной из колонок и болтала ногами в воздухе. Сегодня на ней было пышное белое платье, расшитое золотыми кружевами. Черные волосы огромными голливудскими локонами спадали до самого пояса. Сегодня она была милой, мило улыбалась, мило смеялась и не менее мило болтала в воздухе проводом от колонки - тем самым, из-за которого только что на сцене воцарился хаотичный звук.
  - Чего это вы разорались? - обратилась она к ним, но ее никто не услышал. Госпожу судьбу это, впрочем, ни капельки не расстроило. Ее затея все равно удалась.
  - Пошли, объясню, - Вика глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки. - Ты сам поймешь, какую редкостную пакость только что сотворил.
  
  ***
   Я сбежала из зала как маленькая девочка, зажав лицо руками, из последних сил сдерживая жалобные всхлипы. Ненавижу слезы, ни свои, ни чужие. Никто не должен их видеть - это слишком личное.
   После холодной воды краснота вокруг глаз немного спала, но я все равно собиралась выждать еще пару минут, прежде, чем вернусь обратно в зал.
   Я даже не знаю, восхищаться мне умением Ярослава безошибочно находить больные места у людей и бить четко по ним или ужасаться от того, что он вовсе не смущается эту свою способность применять. В случае со мной он попал прямо в точку - цирк для меня был вторым домом когда-то. Да я до сих пор могла запросто придти туда и пить чаи с дядей Колей прямо за кулисами, напротив клетки со львами, например. Но как он настолько точно подгадать с падением вниз?
   Мне стало дурно не на шутку, когда он спел свою импровизированную песню. Перед глазами словно наяву предстал тот день, когда нить Ариадны порвалась... Мне до сих пор было страшно вспоминать это - до дрожи в ногах, до звездочек перед глазами. А услышав об этом из уст кого-то третьего, я и вовсе впадала в ступор. Но если с другими это была просто странная апатия, то в случае с Ярославом вылилось в самый настоящий слезный поток. Я сама от себя не ожидала такой реакции.
   А сейчас мне нужно взять себя в руки. Нужно вернуться в зал и сделать вид, что ничего не произошло. Я направилась обратно в сторону актового зала, минуя многочисленные коридоры. Если вышла я со стороны закулисных коморок, то вернуться я хотела через главный вход.
  
  - Яр, не обижай её. Для Ани это очень важно.
   На мое счастье разговор до меня донесся раньше, чем меня успели заметить. Не могу понять, откуда во мне взялось столько наглости, что я решила остановиться за ближайшим поворотом и дослушать его. Это были Вика и Ярослав. Отсюда голоса до меня доносились вполне хорошо.
  - Откуда я мог знать?
   О чем он? О том, что обидел меня? Мой Рыжик ставит его на место?
  - Не мог, но теперь ты знаешь.
  - Понял. А теперь объяснись ты, - резко перевел тему Ярослав. - Когда уже вы перестанете ходить вокруг да около?
  - Мы не ходим... Ты же знаешь, я не смогу быть с ним.
  - Почему?
  - Ты и сам отлично все понимаешь. К чему задаешь такие глупые вопросы?
  - Я не понимаю, в том-то и дело, - парировал Яр. Я представила, как между его бровями появляются две маленькие складочки. Он явно был разочарован ответом Вики.
   Вика... Вы говорите о Мистере 'Икс'? Так, значит, даже Ярослав знает, кто он, а я нет!?
   Праведный гнев буквально захлестнул меня с головой, погружая в пучину водоворота эмоций. Я едва удержалась от того, чтобы не выскочить навстречу двоим этим нагло сплетничающим за моей спиной знатокам.
  - Осуждение, Яр, - тихо ответила ему Вика. - Я боюсь осуждения. Будь он таким же, как ты, было бы проще. Но он и сам боится его, ты же видишь.
  - Глупость, - огрызнулся Князев. - Вы отлично подходите друг другу - никто и не подумает вас осуждать.
  - Это не я решаю, и не ты.
  - Это решаете вы с ним.
  - Тогда не лезь в наши отношения! - взорвалась Тараканова, видимо уже и без того находясь на пределе. - Ты только подливаешь масла в огонь! У меня иногда такое впечатление создается, что ты наслаждаешься, глядя на наши метания!
  - Я не могу наслаждаться мучениями людей, которые мне не безразличны, - патетично заметил Ярослав.
   Мое сердце пропустило удар. Ярослав? Ярослав - это Мистер Икс? А... как же Максим? Етит твою налево, Вика, ты что, в эпицентре любовного треугольника?
  - Прости, - извинилась Вика почти шепотом. Я едва слышала ее голос. - Мне не с кем об этом поговорить. Обо всем знаешь только ты, Яр. Я боюсь сказать Ане, она не поймет. Она точно меня не поймет...
   Да, я не понимаю этого, Вик. Но, ради нашей дружбы, я готова понять и принять очень многое, просто мне нужно немного времени, чтобы свыкнуться с этой мыслью. А вот то, что ты мне не доверяешь настолько, я принять не готова.
  - Пока не нужно никому говорить, мы должны разобраться, - таким же, едва слышным шепотом отозвался Ярослав.
   Я выглянула из-за угла и увидела как Вика, прислонившись к его плечу, пытается просверлить дырку в полу носком своего белоснежного кеда, а Ярослав медленно и заботливо поглаживает ее по голове, ничуть не смущаясь.
   Мне отчего-то вспомнилось, как он точно также успокаивал вчера меня, когда у меня случилась самая настоящая истерика. Незнакомое мне чувство странными мурашками прошлось по телу, а потом в груди что-то обвалилось, с глухим стуков упав к самым ногам, больно отскочив от живота - именно там засели холодные мурашки, пробирая морозом изнутри. Так ужасно я давно себя не чувствовала. Что это за мерзость со мной происходит?..
   Вика и Ярослав уже давно вернулись в зал, а я все еще не могла придти в себя - я села прямо на холодный пол в закутке холла и подобрала колени к подбородку. Мне нужно было немного времени, чтобы придти в себя и, пожалуй, еще раз умыться... Глаза у меня опять были красными.
  
  
  Продолжение от 09.10
  ***
   Дина опаздывала на репетицию уже почти на час. Более того, когда Денис пытался до нее дозвониться, ему механическим голосом сообщали, что абонент находится вне зоны действия сети.
  - Не берет, - покачал головой Дэн, опираясь на колонку, - по ходу сегодня выступаем без клавишных.
  - Странно, на Дину не похоже, - очень точно подметил Евгений. Дина и вправду была самой ответственной из них всех. Об опозданиях с ее стороны не могло быть и речи, а уж о том, чтобы Дина была не на связи... Девушка всегда находила возможность как-либо выйти на связь с ребятами, даже если это для нее в данный момент было неудобно.
   Денис сжал в руке гриф своей гитары. Кажется, он знает, кто во всем виноват. Вчера в клубе он случайно заметил Дину, на всех парах спешащую куда-то. Девушка явно была взволнованна и погружена в свои переживания - она даже не заметила Дэна, хотя прошла всего в метре от него.
   Он до сих пор не знает почему, но тогда его дернуло поймать ее за запястье и остановить.
  - Дин, все хорошо? - девушка растерянно взглянула на него. Ее глаза были печальными. Настолько, что он подумал о самом страшном, что и тут же озвучил. - Умер кто?
  - Типун тебе на язык, Дэн! - тыкнула его пальцем в грудь Дина, пытаясь перекричать громкую музыку. И уже собралась уходить, но парень ее руки не выпустил. Наоборот, перехватил ее и вместе с ней вышел в коридор клуба. Сюда музыка доносилась лишь отголосками и они могли спокойно поговорить.
  - Что случилось? - настойчиво спросил Денис. Было чему удивляться. Дина по обыкновению была спокойной, а сейчас будто бы была готова рвать и метать.
  - Дэн, я не знаю... - она осеклась и набрала в легкие воздуха, глядя в потолок. Черная челка спала со лба, а кончики волос короткого каре почти коснулись обнаженных плеч. Она была похожа на египетскую царицу в этом одеянии - белом открытом платье, дополненном толстым золотым браслетом, который она надела не на запястье, а закрепила между локтем и плечом. С золотым браслетом красиво сливалось массивное ожерелье и длинные серьги-кольца. - Я не знаю, могу ли я говорить. Это о мальчиках... Я, кажется, очень сильно ошиблась, не смолчав.
  - Макс и Яр? - моментально догадался Денис. О их спорах и вечных стычках он был наслышан. Дина была знакома с ними обоими очень давно и постоянно выступала сеткой между двумя этими соперничающими парнями.
  - Да, - она бессильно опустила руки. Ее кремовый пиджак чуть не выпал из рук, скользнув рукавами по полу. Дэн подхватил его, не говоря ни слова.
  - Я могу помочь? - предложил свою помощь Тараканов. - Мы с Князем вроде как друзья, может я смогу его утихомирить.
  - Утихомирить нужно не его! - почти вскричала Дина. - Яр тихий, это Макс постоянно срывается с катушек. А у меня хватило ума ему позвонить и все рассказать...
  - Что рассказать? - машинально спросил Денис, переваривая в голове новую для себя информацию. Это Яр тихий, а Макс - буйный? Дина явно что-то путает, может коктейлей перепила? Алкоголем от девушки вроде бы не пахло.
  - К Ане только что приставал какой-то идиот, Яр его проводил из клуба и сейчас отвез ее домой. А Макс... Я подумала, что он захочет узнать. Ты не представляешь, какая у него была реакция, - уже сбиваясь говорила она. Речь становилась похожа на несвязные всхлипы, будто бы Дине стало не хватать воздуха. Денис был шокирован, но попытался взять себя в руки.
  - Успокойся, Дин, - он не нашел ничего лучше, чем прижать девушку к себе. - Наверное, на сегодня хватит танцулек, - попытался пошутить он. Вышло так себе, - давай закажем такси?
  - Да, - кивнула Дина, все еще пытаясь успокоиться, уткнувшись в плечо Дениса. Дрожь уже почти прошла, но голос все еще был сбивчивым и неуверенным. - Только, пожалуйста, не говори никому. Совсем никому! И последи за Яром, будь с ним рядом. Знаешь, он тоже может не сдержаться, когда его раззадоривают.
  - Я не скажу, обещаю. И за Яриком послежу, - он выпустил Дину из объятий и достал из кармана свой мобильный. Не сказать, что он планировал так рано завершать свою вечеринку, но бесчувственным чурбаном Дэн не был, поэтому решил проводить Дину. Тем более, что он в первый раз видел ее настолько взволнованной.
   К тому моменту, когда они прощались уже напротив ее дома, Дина уже полностью успела придти в себя. Теперь она просто отрешенно смотрела то в окно, то на него. Так будто бы ей просто было скучно, и это не она полчаса назад чуть ли не неслась по танцполу, разгоняя толпу.
  - Денис, - обратилась к нему девушка, аккуратно перенимая из его рук свой пиджак. Взгляд Дины его испугал снова - он опять был необычным. Он привык к тому, что по ее глазам нельзя было читать эмоции, да и их почти не было видно из-под густой челки.
  - Да?
   Он ничего не успел предпринять - Дина потянулась к нему первая, абсолютно не стесняясь своих действий. Так, будто бы это было в порядке вещей. Ее глаза были открыты, она хотела видеть все, что он чувствует в этот момент, а вот он их закрыл - машинально. А может быть, потому что хотел видеть на ее месте другого человека.
   Ничего такого серьезного, просто прикосновение короткое прикосновение губ - все, что произошло с ними в то мгновение, правда, он не знает, сколько это длилось. Дина отрываться от него не хотела, будто бы ждала чего-то, а он сам отталкивать ее так и не решился.
  - Прости, - промямлила она, все-таки отпрянув от него, и тут же смутилась, отводя растерянные глаза в сторону. - Я... Я пойду.
  - Пока, - выкрикнул он вслед закрывающейся домофонной двери.
  - Пока, - донеслось оттуда. Ему показалось, или голос Дины снова был дрожащим?
   Его мысли прервал телефонный звонок.
  - Дениска-а-а! - провизжала Вика, перекрикивая громкую долбящую музыку. Звук тысячи дятлов, обработанный с помощью компьютера. - А ты где-е-е!?
  - Я домой уехал, - отозвался Тараканов, направляясь к такси. - Что-то у вас там тухло.
  - Да ну, тут весело! - начала с ним спорить сестра. - Давай обратно!
  - Не, Вик, не хочется, - отказался от такой возможности Дэн. В клуб ему ехать и вправду больше не хотелось. - Ты сама долго не задерживайся, завтра в универ.
  - А... Да! Я где-нибудь через часик пойду! - веселым голосом сообщила ему о своих намерениях Рыжик. Правда, по ее бодрому голосу нельзя было сказать, что она собирается покидать клуб в ближайшие часа три. - Не скучай, Таракашка!
  - И ты не скучай, - Денис сбросил вызов, продиктовал водителю адрес, и сунул в уши наушники, погружаясь в мир музыки. Это всегда помогало ему придти в чувства.
   А там, в клубе, в самом углу танцпола до боли сжимала в руках телефон Вика, морщась от света противных лазеров, то и дело норовивших попасть в глаза. Она не могла понять, правда ли в ее глазах пляшут звездочки от злости или этот свет все-таки был из-за новомодной аппаратуры.
   Весело Вике не было совершенно - она и вышла на танцпол только ради того, чтобы создать иллюзию веселья перед Денисом.
  - Куда вы все подевались, а? - сама себя спросила Вика. Денис уехал, не попрощавшись, а Аня бесследно исчезла и трубку не брала, отчего Рыжику уже становилось не по себе.
   То, что происходило с ними сегодня, полностью курировалось женщиной в черном платье и широкополой шляпе, сильно не вписывающейся в дресс-код этого клуба, которою принято было звать Судьбой. Она медленно подошла в Вике, оглядывая с ног до головы цветное платье-футляр с кружевными рукавами, которое было на Вике.
  - У тебя есть вкус, девочка, - со знанием дела покачала головой Судьба. - И на шмотки, и на мальчиков. Ты уж прости, что я так у тебя все отбираю. Пока не время. Мне нужно посмотреть, что из этого выйдет.
   Вика эту женщину не слышала. Она уже набирала номер одного из таксопарков, собираясь тоже покинуть эту вечеринку. Пожалуй, она тоже уйдет не прощаясь.
  
  ***
  
   Я вернулась в зал только спустя полчаса после того, как услышала разговор Вики и Ярослава. Думаю, ребята уже и не ждали меня, но зря - я оставила свои вещи на диванах за кулисами, да и мне нужно было забрать вещи от Вики, у нее была моя одежда и ключи от квартиры.
   Вика меня увидела сразу, еще с другого конца актового зала. Она что-то бурно обсуждала с Максимом и ребятами, которые снова готовились взять гитары в руки. Неужели они еще не успели отрепетировать за полчаса? Ведь все коллективы уже ушли - сейчас здесь оставалась только наша шумная компания.
  - Ань, иди сюда! - позвала меня, бодро замахав руками в воздухе. Я тут же направилась к Вике, но Рыжику моя ходьба, видимо, показалась слишком медленной и она сама вышла мне на встречу. - О, привет! - махнула она еще кому-то, находившемуся позади меня.
  - Привет, - отозвалась Дина, стягивая с шеи шарф. - Простите ребят, я сильно опоздала?
  - О, а мы тебя уже и не ждали! - воскликнули Саша, - ты чего трубку не берешь?
  - Телефон сломался, - спокойно ответила она, поднимаясь на сцену. - Вы же не успели без меня отрепетировать.
  - Мы только закончили все настраивать, присоединяйся, - Дина кивнула, скинула свои вещи в углу сцены, на какие-то тюки и потом из-под этого же тюка вытащила синтезатор и подставку для него. Парни быстро сориентировались и помогли ей установить его и подключить все необходимое.
   А мы с Викой тем временем стояли рядом и молчали - было непривычно и интересно наблюдать за тем, как на сцене постепенно компонуется самая настоящая музыкальная группа.
  - Ань, все нормально? Он же не знал, - Вика качнулась и тихонько толкнула меня бедром.
  - Все хорошо, Вик, - улыбнулась я подруге, стараясь, чтобы мои эмоции выглядели как нельзя более правдоподобно. - Я уже успокоилась. Сейчас вообще не понимаю, почему сорвалась. Я задержалась, потому что с братом болтала, мы поздравляли Кристину.
  - Ясно, - успокоилась Рыжик, оставаясь довольна моим ответом. - Ладно, а то ты нас здорово испугала...
  - Да все нормально, - отмахнулась я.
  
  - Готовы!? - крикнул Ярослав. Саша сел за барабанную установку в самом конце сцены и начал отстукивать ритм палочками. И когда они успели её сюда притащить? Хотя... Меня не было здесь почти час, думаю, им бы хватило времени.
   Оказывается, Женя - вчерашний именинник, играет вместе с ребятами на басс-гитаре. А Денис вполне не дурно владеет электрухой. Даже не знала об этом, если честно, ровно до того момента, пока Дина, Ярослав и Денис не выступили на прослушивании. Я знала, что у Дэна за плечами незаконченная музыкальная школа, но, насколько я помню, он учился по классу фортепиано.
  Нужно будет потом его спросить о том, где он научился. Наверное, как и я ходил на гитарные курсы?
   Ярослав прижался к микрофону и раздался его голос. Низкий, бархатистый, обволакивающий. Пел этот парень неплохо, а фруктом был плохим. Просто отвратительным ядовитым яблочком, от которого в сказке заснула мертвым сном Белоснежка.
  
  Чертова нить с моею судьбой
  Закатилась под шкаф одной ведьмы слепой
  И теперь только чудо, свершившись извне,
  Может продлить мою жизнь...мерзкому мне...
   мерзкому мне!
  
  
  Я тону в своих мыслях, утонувших в бокале
  Ничего кроме боли и гнили в душе.
  Просто жду свою фею, застрявшую в пробке.
  На пути к выправленью рассудка... мерзкому мне...
   мерзкому мне!
  
   Яр бросил на меня задорный взгляд и подмигнул. Тренируется разбивать сердца фанаток. Ну, тренируйся, тренируйся, жди свою фею. Он, наверное, давно уже скрывается от такого чуда как ты на северном полюсе.
  
  Эта ночь бесконечна, эти сны как шальные.
  Только гул за окном и все мысли лихие
  Да, я все еще пьян и горю как в огне,
  Зря фея едет на помощь...мерзкому мне...
   мерзкому мне!
  
  
  За спиной пара крыльев, корона в душе,
  Только пара извилин - как дань доброте.
  Она смотрит с улыбкой и щебечет про счастье
  Странно приехать в три часа ночи к...мерзкому мне...
   мерзкому мне!
   Какой же ты гад, Яр. Не смотри так на меня, у меня мурашки по спине начинают пробегать. Мне показалось, или мое сердце сейчас начало биться в другом темпе?
   Зеленые глаза с интересом следили за моей реакцией, а я стояла как вкопанная и смотрела на него. Мерзкого и наглого разгильдяя, подло ворвавшегося в мой относительно спокойный и тихий мирок, с ноги выбив дверь, и разламывая старые замки-щеколды.
  - А теперь давайте ту, с которой мы будем выступать, - скомандовал он, вполоборота стоя к ребятам. Саша кивнул и снова начал отбивать ритм палочками.
   И они снова запели, а я не в силах уже больше ровно стоять на ногах под гулкие удары своего шального сердца попыталась отвлечься.
  - Вик, - позвала я подругу. - Давай к тебе пойдем, я переоденусь и вещи возьму.
  - Да, конечно, - быстро согласилась подруга, но ожидания мои разрушила быстро. - Сейчас, ребят послушаем и будем расходиться.
   Ярослав снова запел, я приземлилась на один из стульев с красной обивкой в зале, не дождавшись от подруги активных действий. Мне хотелось сбежать, куда-нибудь уйти. Все равно куда, лишь бы подальше отсюда.
   С одной стороны Максим - нежный, заботливый, правильный парень с теплыми шоколадными глазами. Ради Максима мне хотелось меняться, становиться лучше, чем я есть на самом деле. С другой стороны Ярослав - заносчивый, резкий, но отзывчивый нахал, который не дает расслабиться не на секунду. С Ярославом я, напротив, чувствовала себя комфортно и в своем сегодняшнем теле. Единственное к чему мотивировал этот парень - это спор. Cпор и безграничное желание пнуть его коленкой ниже пояса, и чем сильнее, тем лучше.
  
  - Вика, я запуталась, - я улыбнулась, подставляя лицо солнечным лучам. Мы с Викой валялись в ее комнате на пушистом ковре и слушали новый альбом нашей общей любимой группы.
  - В смысле? - подруга перевернулась на живот и подперла подбородок руками. А я зажмурилась, поглаживая ворс ковра. Если не открывать глаз, то можно было представить что я лежу на траве, где-нибудь за городом, и вокруг меня еще лето, а не конец золотой осени.
  - Это так странно, - я усмехнулась своим собственным мыслям. - Я не знаю, что выбрать. Хорошее или плохое.
  - Хорошее, конечно, - радушно подсказала подруга, звонко рассмеявшись. - Тоже мне путаница. Логики у тебя нет, Ань.
  - А если хорошее только кажется хорошим и ради него нужно меняться? Очень сильно, - я открыла глаза и посмотрела на уже порядком растерявшуюся от моих слов подругу. - А плохое, наоборот, плохое только снаружи и оно такое комфортное, ну знаешь, как любимый свитер...
  - Ммм... Какие странные у тебя представления о плохом и хорошем, - потянула подруга, пытаясь вникнуть в суть моей дилеммы. - Я даже не знаю, что тебе сказать. Вообще, есть всякие там заповеди... Надо выбирать хорошее.
  - Оба варианта содержат в себе и плохое, и хорошее, - парировала я, все еще не сводя глаз с Вики. Она снова разлеглась рядом со мной, сверля задумчивым взглядом розовую лампу под потолком.
  - Слушай, ну я не знаю. Выбирай, что больше нравится тогда, - пожала плечами Вика.
  - А если этим выбором я могу обидеть очень дорогого и близкого мне человека?
   Тараканова замолчала, соображая, что я могла иметь в виду в этот раз. Похоже, она действительно всерьез задумалась над моими словами. Я мстительно улыбнулась. Пусть немного помучается, я ведь точно так же ломаю голову над тем, кто может оказаться этим самым Мистером Икс.
  - Не знаю, что тебе посоветовать... У меня таких проблем не было никогда.
   Врушка. Я же знаю, что было. Даже сейчас есть. Ты ведь стоишь во главе любовного треугольника, и еще умудряешься так бессовестно скрывать это от своей лучшей подруги.
  - Вот и я не знаю, - огорченно вздохнула я, потягиваясь, перед тем как встать. - Мне, наверное, уже пора домой. Завтра вечером приедет папа из командировки, нужно прибраться.
  - Ага, - Вика поднялась следом за мной. - Я тебя провожу немного, воздухом свежим подышу.
   Воздух на улице действительно был свежим - ливень закончился, прибив всю грязь и пыль к земле. Пока мы шли до остановки, Вика успела посмотреть прогноз погоды в своем смартфоне и с грустью сообщила мне, что теперь уж золотая осень точно подошла к концу - впереди только холода и целый сезон дождей.
   Аня села на автобус и уехала домой, даже не подозревая, что затеяла ее подруга.
   Вика воровато оглядела пустынную улицу и достала из кармана джинс мобильник. В последний момент, прежде чем нажать кнопку вызова, Вика все-таки задумалась над своими действиями... Может, все-таки, это того не стоит?
  - Да что же ты застыла! - топнула изящной шпилькой по асфальту девушка, стоявшая рядом с ней. Белый, расшитый золотыми нитями сарафан, раздувался на холодном ветру. - Звони, давай, ну же!
   Вика Госпожу Судьбу не послушала, наоборот, она застыла на месте и даже начала немного оглядываться. Ей на секунду показалось, что ее кто-то звал, но вокруг никого не было. А все от того, что девушка в белом сарафане сейчас пряталась то за одним, то за другим ее плечом.
  - Правду говорят, рыжие - ведьмы, - недовольно заметила брюнетка, думая, как бы совладать со своей затеей. Идея пришла мгновенно, как только она заметила идущего мимо молодого человека. Она подбежала к нему и потянула вниз его зонт так, чтобы загородить ему обзор и медленно довела до Вики, устроив столкновение двух игрушек.
  - Черт! - ругнулась Вика, отпрыгивая в сторону.
  - Ой, простите, - извинился молодой человек, поднимая зонт. - Я вас не заметил.
  - Ничего страшного, - недовольно отмахнулась Вика, смахивая с рукава мелкие капли. Дождь снова начал моросить. И тут девушка заметила, что мобильный телефон уже пытается выполнить ее план самостоятельно. Видимо, она неосмотрительно нажала кнопку, когда ее толкнул этот прохожий.
   Максим поднял трубку почти сразу - пришлось ему ответить. Наверное, это судьба, раз все так получилось. Судьба улыбнулась, довольно наблюдая за результатом своей затеи.
  - Алло, Макс? Да, это Вика. Я бы хотела с тобой поговорить с глазу на глаз. Нет, это не по поводу студсовета. Я хотела поговорить об Ане...
   Встреча была назначена на субботу - завтрашний день по непонятным причинам у Макса был занят, он даже решил отменить завтрашнюю репетицию.
  - Предупреди Аню, ладно? - попросил ее Макс. - Меня завтра не будет в городе, так что...
  - Предупрежу, - пообещала ему Вика, направляясь в сторону своего дома. Стоять на остановке под моросящим дождем в ожидании ливня ей совершенно не хотелось. - А ты Ане о нашем разговоре, пожалуйста, не говори.
  - Ладно, - подозрительно легко согласился Максим, - я сделаю, как ты говоришь. Только скажи мне, это серьезно? Что-то случилось?
  - Нет, все нормально, по крайней мере, пока, - таинственно пояснила Вика. Она сама еще не очень понял суть ситуации, в которую жаждала влезть. - Я просто хочу кое в чем разобраться.
  
  ***
  
  Мобильник выдавал безумные трели над ухом. Мне даже вечером, тихим и спокойным вечером не дают немного вздремнуть! Кто же нарушил мой покой?
   Номер был незнакомым.
  - Алло? - недовольно буркнула я, принимая вызов.
  - Аня, - голос показался мне явно знакомым, но я спросонья я не могла понять, кто это. Мне редко звонили в... Маленькие часики на прикроватной тумбочке показывали десять вечера. - Можешь выйти, я жду у подъезда.
  - Это кто? - не поняла я.
  - Это Ярослав, - в трубке послышался легкий кашель. - Японский бог, детолюб - как тебе угодно?
   И вот тут мое сонное сознание начало пробуждаться. А вместе с ним проснулись и неприятные воспоминания о том, что произошло сегодня на репетиции.
  - Яр, я не хочу... - попыталась я взять себя в руки.
  - Прости, - перебил он меня, не дожидаясь, пока я закончу свою фразу. - Я уже жду у подъезда и никуда не уеду, пока ты не выйдешь.
  - Что?...
  - Я жду внизу, - нетерпеливо повторил он и бросил трубку. Послушались гудки. Я откинулась на подушку, приходя в себя.
   Ну и что это все значит? Он неожиданно решил заявиться ко мне вечером, чтобы извиниться? Мечтать не вредно. Скорее всего, снова нахамит. Или спросит что-нибудь по поводу репетиций. Или еще раз попросит не распространяться о таинственных проводах в нашем актовом зале.
   Вообще, и у него могут быть для меня какие-нибудь новости. Наверное, я все-таки выйду.
   Я натянула на себя теплый свитер, запрыгнула в кеды и спустилась вниз. Ярослав и вправду ждал меня, и как только распахнулась с металлическим пищащим звуком домофонная дверь, рванул ко мне на встречу.
  - Привет, - еще раз неловко поздоровалась я с ним. Нужно взять себя в руки. Обиды обидами, но я не дите детсадовского возраста, чтобы сейчас его манерно игнорировать. Нам обоим будет неловко от этой ситуации, тем более что нам каждый день придется работать вместе над организацией капустника.
  - Привет, - кивнул он, останавливаясь в полуметре. Руки он держал за спиной - этот жест сразу бросился в глаза, потому как обычно его руки либо были сомкнуты на груди, либо болтались спереди, зацепившись за шлевки на поясе джинс. Но еще сильнее бросилось мне в глаза другое.
   Ярослав подстригся. Он почти довел свои волосы до нормальной для парня длины, оставив их топорщиться непослушным ежиком. Чего ради он на это решился, если до сегодняшнего дня холил и лелеял свою распрекрасную шевелюру? Это из-за моих слов? Неужели я тоже ударила его по больному месту?
  - Прости меня за сегодняшнее. Я не знал про... твою маму, мне Вика рассказала.
  - Все в порядке, - я почти потеряла дар речи от его внешнего вида и слов. Но заострять внимание не решилась. Думаю, он и так заметил мои слегка шокированные глаза. Вика правильно говорит, что у меня все всегда на лицее написано. - Считай, что я уже забыла. И ты меня прости, я тоже немного перегнула палку.
  - Да. И еще... держи, - как-то потерянно произнес он, наконец-то вынимая руки из-за спины. Наверное, решил меня добить окончательно, чтобы я совсем потеряла дар речи или чтобы мои глаза выпрыгнули из орбит.
   Он протянул мне букет. Небольшой, но безумно красивый и пышный - из розовых пионов и белоснежных лилий. Я удивленно ахнула, чем значительно позабавила Ярослава.
   Честно говоря, цветы мне последний раз дарили еще в школе, в выпускном классе, когда я выступала с песней на своем же собственном выпускном. Поганый был денёк.
  - Спасибо, - смутившись в конец, проговорила я, перенимая из его рук букет. Ярослав уже почти полминуты тряс его перед моим носом. - Не стоило...
  - Стесняешься принимать подарки, мелкая? - решил он разрядить обстановку, вернувшись к своему привычному образу шутника - разгильдяя. Наверное, сейчас опять выпалит что-нибудь эдакое. - Я не вижу, ты уже синьор помидор, или пока не очень? - и он посветил мне на лицо экраном своего телефона, высматривая румянец на моих щеках.
  - Что ты делаешь? - поморщилась я, прикрываясь букетом от назойливого света. Глаза уже привыкли к относительной темноте за пару минут, и яркий луч от экрана мобильного буквально их резал.
  - Да ты еще совсем зеленая, - со знанием дела выдал Яр. Я так и не успела понять, к чему он это говорил - к тому, что я не умела подарки принимать или к тому, что совершенно не покраснела. Я слишком сильно растерялась, и противный румянец просто еще не успел понять, какое место ему нужно атаковать в этот раз. Но кое-кто решил ему любезно напомнить.
   В следующее мгновение я ощутила прикосновение к своему затылку. Пальцы у Ярослава были холодными. Видимо, он уже давно ждал меня здесь. И прежде, чем я успела переварить эту мысль, Ярослав меня поцеловал. В щеку, как маленького ребенка.
   Ну, правильно - он же детолюб, а я малыш.
   Кто это посмел дать карту моему воинственному румянцу!?
  - Ладно, я поехал. Не грусти, малыш, - он потрепал меня по макушке и направился к своей машине. Я даже произнести ничего не успела - только молча смотрела за тем, как выезжает из нашего двора его черный джип.
   И что это, спрашивается, было!?
  - Етит твою медь! - не сдержалась я. И мне вдруг показалось, что кто-то рассмеялся над моими словами, но улица была абсолютно пустой.
  А эта неделя определенно не даст мне заскучать.
  
  ***
  
   Пятница началась неплохо. Хотя бы потому что я встала раньше будильника на пять минут, не упала с кровати и даже относительно выспалась. Во мне билась мотивация к плодотворному труду, которая не исчезла после сытного завтрака. Это было очень странно для моей лентяйской натуры...
   Сегодня вечером я планировала заехать к дяде Коле, пардон, Магистру Николя, в цирк и спросить у него совета по поводу полотна. Надеюсь, он не откажет в моей просьбе и поможет хоть чем-нибудь. Впрочем, я точно знала, что он не откажет - магистр всегда считал меня своим вторым отцом, но, так как эта должность уже была занята, согласился на вакантное место дядюшки. А оборудование для сцены - это его страсть, почти такая же страсть, как выступления - он бредил ими, целиком отдавал душу цирку. И я хотела немного эгоистично сыграть на этой его слабости...
  - Сегодня не будет репетиции, - тихо обратилась ко мне Вика, отрываясь от записи лекции. - Макс передал, что его сегодня не будет. Коллективы он уже предупредил.
   Так странно... А мне он даже не позвонил, хотя вперед всех должна была знать я - как организатор. Может, я его чем-то обидела?.. Честно говоря, я даже ума не могла приложить, чем я могла сделать ему неприятно... Или могла? Вдруг Ярослав ему что-то ляпнул про то, что я ночевала у него? И если он подумал, что за этим скрывается что-то серьезнее, чем просто ночевка в гостевой комнате в его доме - это просто катастрофа!
  - Ты чего? Так расстроилась из-за репетиции? - потрясла меня за плечо подруга, когда я застыла, огромными страдальческими глазами глядя на проектор со слайдами. Я едва нашла силы, чтобы закрыть распахнутый от изумления о собственной догадке рот.
  - Нет, что ты, все в порядке, - спохватилась я, приходя в себя. - Просто папа приезжает, а я не прибралась. Совсем забыла.
   Безбожно вру - в квартире чистота и порядок, как в операционной, я даже обед приготовила.
  - Ну, ты даешь, - хихикнула Рыжик, возвращаясь к своим делам. - Вчера специально от меня пораньше свалила, а сама опять сериалы смотрела допоздна?
   Я только улыбнулась Вике. Пусть думает, что хочет.
   До самого конца дня я ждала явления Его Высочества Ярослава, но этот высокомерный тип не приходил. Я с грустью обвела взглядом пустую стену около лифтов, которую теперь никто не придерживал. Как безалаберно он подходит к своей работе Атлантом!
   А вот я, кажется, слишком серьезно начала думать об этих двоих. Может быть, это даже к лучшему, что их обоих сегодня нет. Мне нужно было немного времени, чтобы придти в себя и разобраться в своих чувствах. Да и работа у меня на сегодня была.
  
  ***
  
  - Опять белые? - тихо спросил Яр, садясь рядом на старую облупившуюся скамейку. Надо бы ее перекрасить. Как-нибудь до зимы он займется этим.
  - Опять синие? - не менее понуро отозвался Максим, поднимая на бывшего друга, останавливаясь на букете, который он держал в руках. Странные цветы: вроде бы розы, но бутоны вытянуты, а края лепестков будто бы лепестков подвиты, да и синий оттенок был достаточно непривычен для природы.
   Яр ничего не ответил, просто положил букет на возвышенность и молча уставился на темную гранитную табличку. И так они оба просидели несколько долгих минут, гоняю в голове каждый свои мысли.
  - Думаешь, все это судьба? - обратился Макс к нему после долгого молчания.
  - Я думаю, что этого не должно было случиться, - Яр наклонился, утыкаясь в свои колени, как подросток, и прикладывая массивные перстни ко лбу - они давали приятное чувство прохлады и освежали мысли. - Это мерзкая случайность.
  - Все-таки случайность? Ты перестал винить меня? - с надеждой в голосе спросил его Макс. Ответ Яра его потряс до глубины души.
  - Я тебя и не винил никогда, - наконец-то оторвал от колен голову Ярослав, снова поднимая взгляд к табличке. - Но ты мог повести себя по-другому. Мог и не захотел. Ты поступил как последняя сволочь, но это, - он указал на свой букет, лежащий рядом с белым. - Не твоя вина.
  - Давай заключим сделку, - перевел тему Вернский, поворачиваясь к другу. - Мы дадим ей шанс. Все будет по-честному, в кои-то веки. Без шуток. Я даю слово, что сдержу свое обещание.
  - Согласен, - немного поразмыслив, Ярик согласился. - Какой срок?
  - До дня первокурсника, - быстро нашелся Максим, протягивая руку Князеву для того, чтобы закрепить их соглашение. - Ни ты, ни я не будем к ней подходить до выступления. До этого времени мы разберемся во всей этой... ситуации. И тогда уже решим, кто и чего достоин.
   Яр с легким подозрением взглянул на Максима, но руку ему все же протянул. И они закрепили свой договор, самый крепкий договор на свете, потому что его свидетелем стала Госпожа Судьба, сидящая прямо за их спинами.
  
  ***
  - Дядя Коля, я пришла! - весело сообщила я всем кулисам, нагло врываясь туда после представления. Дети с такой завистью смотрели за мной, нагло перепрыгивающей все ограждения арены и заходящей за красные шторы, что я даже почувствовала себя плохой. Всего лишь на маленькую секундочку.
  - Аннет! - бодро возопил мой названный дядюшка. - Сегодня на ар-рене нашего цир-р-рка блистательная Аннет, - а потом уже шепотом обратился ко мне, деловито выведывая, - с чем сегодня выступает моя дорогая Анечка?
  - С тор-р-ртиком! - расхохоталась я, размахивая в воздухе огромной коробкой, которая весила, наверное, почти килограмм.
  - Великолепно! Восхитительно! Неподр-р-ражаемо!
   Здесь почти ничего не изменилось. Только поставили новые батуты и перекрасили стены - теперь они были немного светлее, чем предыдущие, почти бежевого оттенка, вместо темно-персикового. А вот и моя маленькая лесенка, ведущая к оркестровой сцене... И на ней все так же нет третьей ступеньки. Сколько раз ее пытались приварить - уму не постижимо. Это было еще при мне. Тогда здесь работал достаточно тучный дирижер, который их ломал дважды. Потом ее сломал слон - да, да, не смейтесь! - он испугался резкого звука какой-то пищалки и чуть не снес половину оборудования. А еще позже я неудачно попыталась спрыгнуть, но обошлось без жертв - я повисла на второй ступеньке, вцепившейся в край моего платья.
   Меня напоили чаем, с удовольствием рассказали все самые последние новости и все самые лучшие истории, накопившиеся за время моего отсутствия - их оказалось предостаточно. Все-таки я давно здесь не была. Нужно будет приходить чаще. Как я и думала, дядя Коля с удовольствием согласился мне помочь. Он тут же подозвал техника и объяснил ему ситуацию. Они вместе условились придти к нам на репетицию завтра и посмотреть фронт работ, а потом дать рекомендации по покупке необходимого оборудования. Едва услышав о двух девушках-гимнастках, непонятно что делающих в нашем вузе на политологическом факультете, Магистр Николя взмахнул руками и тут же сообщил, что обязательно придет посмотреть на эти юные дарования. Думаю, юные дарования просто с ума сойдут от счастья.
   А потом я ненадолго отлучилась от шумной компании артистов, и, подхватив газетный сверток, вышла в коридор. Мне всегда нравилось здесь, два этажа панорамного остекления - и в самом закутке, где когда-то стояли уютные диванчики и огромная пальма теперь заканчивалась аллея славы артистов этого цирка.
  - Привет мам, - поздоровалась я с фотографией, отцепляя обертку от роз - красных. Белые маме всегда дарил отец, и я думала, что это только его привилегия. - Я скучаю.
   Розы отлично уместились на краешке рамки. Надеюсь, они продержатся хотя бы пару дней. Здесь совсем никак нельзя закрепить даже маленькую вазочку. Да и кто будет за ней следить?
  - Знаешь что, - снова обратилась я к черно-белой фотографии. - Я, кажется, влюбилась. Представляешь, их двое. И они такие разные...
   Я глубоко вздохнула, собираясь с мыслями, и продолжила, надеясь, что меня никто не слышит.
  - Один - почти принц из сказки. Он такой вежливый, добрый, отзывчивый, душа компании и самый настоящий джентельмен. У него ямочки на щеках появляются, когда он улыбается... И глаза становятся теплыми. Но его почему-то зовут Льдинкой. А другой - он наглый. Самоуверенный нахал, эгоист, каких поискать, и он абсолютно не умеет общаться с людьми по-человечески. Но он надежный, он меня недавно спас, - я мечтательно улыбнулась. - У него дикие зеленые глаза, которые начинают блестеть, когда он выдумывает для кого-то новую пакость. А еще они, кажется, раньше дружили, и поссорились из-за девушки. Принц увел ее у эгоиста. Вот так вот все сложно.
   Фотография молчала. Впрочем, я и не ожидала другого. Я присела на корточки, прижимаясь спиной к холодной стенке.
  - Мама, я запуталась. Совсем не понимаю, что со мной происходит. А с подругой поговорить не могу. Она тоже любит кого-то, кого-то из них, и не признается. А я боюсь, что уже, когда Вика мне откроется, я выберу кого-то просто, потому что он свободен - и ошибусь. Это звучит так мерзко - выбирать из того, что осталось. Мне нужно решить что-то...
   Золотая рамка над головой приветливо блеснула в лучах заходящего солнца. Рамка.
   Ты уже не со мной, а до сих пор даешь мне советы.
  - Да, ты права. Я поставлю рамки. Мы поговорим с Викой и поставим рамки. Так у нас точно все выйдет!
   Но этим вечером дозвониться до подруги я не решилась - приехал папа, и я рванула домой, чтобы помочь ему разложить вещи. Он устал с дороги, но все равно улыбался и шутил, заявляя что 'зеленые юнцы оказались довольно сообразительными для тех, у кого в головах петрушка'.
   А на следующее утро, когда я заспешила в универ - Вика сама решилась меня словить по дороге от остановки. Я еще издалека заприметила ее яркую макушку в огромных наушниках. По старой традиции я попыталась сыграть фокус 'угадай кто?', но Рыжик меня заметила.
  - О, привет! - Вика распахнула свои объятия и едва не задушила меня. Настроение у подруги было отменное. Ну что же такое произошло, скажите мне на милость?
  - Привет, - бодро отозвалась я, перетаптываясь на месте - я порядком замерзла в университетской толстовке, погода была уже не летняя, а я не рассчитала возможностей своего скромного жирка. Даже грелка из него никакая, только и может, что на ляжках болтаться. - Ты чего такая веселая?
  - Потому что все отлично! - не стала уточнять подруга, но в этот раз я решилась уточнить. Только вот оживленная улица была неподходящим местом, поэтому я просто подхватила Вику под локоть и повела в сторону парка. Ради такого важного разговора я готова немного померзнуть, а подруга вроде бы тепло одета. Под кожанкой у нее торчит теплый свитер - не то, что у некоторых. Вика, на удивление, сопротивляться не стала. Более того, сама прибавила шагу и остановилась у ближайшей свободной скамейки в нашем маленьком студенческом сквере. Когда его называли сквером Декабристов, потом еще десять раз переименовывали, но ни одно из названий не прижилось. Просто потому что здесь всегда были студенты - сквер и отдали им целиком, вплоть до названия.
  - Нам надо поговорить, - начала я издалека, пытаясь собраться с мыслями и вспомнить, те фразы, которые я мысленно заготавливала перед сном вчера. Как назло, в такие моменты все нужные слова вылетают из головы, словно их сдувает порывом ветра, как пожелтевшие листья с деревьев. Я поежилась, было неимоверно холодно.
  - Нужно, - кивнула Вика, садясь на лавку. А я сесть не решилась - мне показалось, что так будет только холоднее. Поэтому я натянула на свою голову капюшон и осталась стоять, перебирая под ногами шуршащие листья.
  - Я хотела поговорить о Мистере Икс, - решилась я бить в лоб.
  - А я хотела поговорить о твоем позавчерашнем... монологе, - ответила мне Вика.
   Мне вспомнился наш разговор о 'хорошем' выборе и о 'плохом', а Вика, по всей видимости, задумалась о своем любимом, или любимых, и тоже замолчала. Так мы и застыли, дружно уставившись в разные стороны. Мы обе еще не знали, как об этом говорить. Разрушить стену молчания с лучшей подругой мне хотелось, но пока я была не готова.
  - Я сейчас не могу, - Вика нашлась первой, и пожала плечами, сделав глубокий вдох. - Правда, не могу, еще не время. Я не разобралась во всем.
  - И я тоже не могу, - промямлила я, уставившись под ноги. - Сама еще не поняла толком, что несла позавчера. Ты прости, если я тебя напугала.
  - Я не знаю что делать. Эти недомолвки бесят, - почти притопнула ногой Вика, поджав губы. И я поняла, что не одна чувствовала эту стенку между нами. И не одну меня она дико раздражала. - Пообещай мне, что мы все еще подруги. Ты мне, правда, очень нужна.
   Рыжик вскочила со скамейки, протянув ко мне свои ледяные ладошки, и мы снова обнялись. Мне даже показалось, что на улице стало намного теплее. А, может, это потому что мое тараканье солнышко сейчас улыбалась.
  - Обещаю, Вик, - тихо прошептала я, но подруга меня услышала.
  - И я обещаю, - отозвалась она, еще крепче сжимая свои руки.
  - Только давай установим одно условие, - все-таки решилась я. - Рамки. Это нам поможет.
  - Рамки? - не поняла Вика и испуганно отпрыгнула в сторону.
  - Я имею в виду время, временные рамки. Когда знаешь что время ограничено, решения принимаются быстрее, - начала я успокаивать Таракашку. Вика облегченно выдохнула. Бог знает, что она могла сейчас себе напридумывать, с ее-то безграничной фантазией.
  - Давай, - кивнула она, придерживая большие наушники на плечах, и нервно отбивая на них дробь тонкими пальцами. - Предлагаю решить все до...
  - До концерта, - закончила за нее я.
  - Да, до концерта. И в вечер после него мы устраиваем традиционную ночевку с излиянием души.
   Мы обе синхронно рассмеялись и снова кинулись обниматься. Стена между нами рухнула, а ровно посередине нашей, теперь уже общей комнаты мы вдвоем оставили большие напольные часы. У нас осталось чуть меньше месяца, чтобы решиться. Но теперь этот молчаливый месяц уже никого не пугал. Быть может потому он и пролетел почти незаметно.
   Это было странно - как будто бы кто-то незнакомый, может быть, тот самый добрый волшебник на голубом вертолете, объяснил всем как надо себя вести. Ни Макс, ни Ярослав не пытались разрушить определенную границу между нами - больше до дома меня никто не провожал, но общались они оба со мной тепло, изредка кидая многозначительные взгляды. Вика старалась больше не заикаться о Мистере Икс, не провоцируя мою нервозную любопытность. Мы просто работали на благо родного университета, позабыв о былых ссорах и недомолвках, закопав их в бурном водовороте дел.
   И очнулась я от этой странной комы уже только перед самым концертом, к своему страху осознав, что ничего для себя так и не решила. Но размышлять, как всегда, снова не было времени.
  - Аня-я-я-я! - возопила рыжая бестия, активно жестикулируя в воздухе какими-то листовками. - У тебя есть планшет?
  - Есть! - я рванула к своей сумке - в этот раз именно сумке. В моем гардеробе была лишь одна приличная кожаная черная сумка, которую я могла надеть со своими осенними сапогами. Вика потребовала, чтобы сегодня я ее взяла, обещая мне какой-то 'грандиозный сюрприз'. А еще она потребовала с меня тонкие капроновые колготки телесного цвета и заколку-бантик, которую сама же мне и подарила две недели назад.
  - Да нафиг мне твой планшет! - возопила подруга, отталкивая протянутый гаджет. - Мне нужен планшет! - И Вика помахала в воздухе своими бумажками. - Для ведущих планшет, чтобы они прилично смотрелись.
  - Ааа, - наконец-то додумалась я до просьбы подруги. - Их Макс положил на рабочий стол у компа.
  - Отлично! - Вика тут же поцокала на своих ходулях в сторону сцены, но тут же резко затормозила в дверном проеме гримерной. - А ты сиди тут. Я сейчас воплощу свой сюрприз.
  - Что? - только и успела испуганно крикнуть ей вслед. Вика может все что угодно - я даже представить не могу, чего мне сейчас от нее ожидать, но, все-таки я послушно осталась сидеть в гримерной. Любопытство взяло верх над здравым смыслом и инстинктом самосохранения.
  - А вот и мы! - бодро заявила Вика, вновь врываясь в тесную комнатку. За ней вбежали гимнастки, уже в нарядных купальниках, готовые к своему выступлению. - И сейчас ты у нас станешь золушкой! - Рыжик затрясла в воздухе своей значительной котомой, в которой я увидела...
  - Вика, нет! - резко замахала руками я. - Мне это не нужно! Я же буду за сценой, зачем мне все... это? - я обвела взглядом тюки, которые подруга уже заботливо раскладывала на маленьком диванчике.
   - А затем, - уперла руки в боки подруга. - Не сопротивляйся и все закончится быстро.
   Вика притащила платье. Снова безумно красивое и в меру...элегантное. Оно было достаточно коротким, но, тем не менее, смотрелось прилично - маленький белоснежный футляр из нежного шелка. На плечах ткань была полупрозрачной, и верх был аккуратно расшит блестящими камушками. Всегда думала, что подобные излишества выглядят ляповато, но конкретно на этом платье они мне безумно понравились. Меня быстро упаковали в него и заставили надеть еще и кремового цвета туфли, которые подруга так же любезно притащила из своего огромного гардероба. Размер у нас был один, несмотря на то, что Вика была меня выше почти на полголовы - и из-за этого я чувствовала себя маленьким хоббитом.
  - Ну все? - я покрутилась перед девочками, неловко шатаясь на высоких каблуках.
  - Вот еще! - расхохоталась Вика, снова начиная копошиться в своей сумке. - Мы только начали!
   В итоге через полчаса в зеркале передо мной сидела уже абсолютно другая я - Вика, Лиза и Оля постарались на славу. Мои волосы уложили в пышную косу, сплетенную так, чтобы она ложилась ровно на мое правое плечо, а лицо теперь и вправду смотрелось не мертвенно-бледным, а аристократично-бледным. Почти как у Ярослава.
  - Последний штрих, - радостно заявила Вика, потянувшись к моему лицу - о Господи! - с красной помадой. На все мои попытки этому воспрепятствовать закончились довольным возгласом 'не рыпайся - целее будешь!'
   Вот теперь я точно никуда отсюда не выйду. Хотя смотрелась я теперь действительно красиво. Почти как мама перед выступлением - мне нравилось следить за тем, как она ловко орудует своей большой сценической косметичкой.
  - Спасибо, - я неловко обвела взглядом девочек. В новом образе было немного неуютно, в чем я и призналась, - я теперь такая красивая, что пошевелиться боюсь - вдруг испорчу.
   И мы все дружно захохотали.
  
  ***
  
  - Дэн, ты где? - Яр нетерпеливо сжимал мобильник в руке, постукивая пальцами другой по жесткому чехлу своей гитары.
  - Где-где, в волшебном царстве, - весело отозвался тот. До концерта меньше часа, а он шутки шутит! И при этом пропустил последнюю возможную для них репетицию.
  - Это не смешно, - почти злобно отозвался Ярослав, все-таки пытаясь сдержать свой пыл.
  - Да я, правда, в 'Волшебном царстве'. Это цветочный у шоссе. Я кое-что решил сделать.
   Ярослав замер - слова друга его шокировали, но он тут же взял себя в руки. Если уж сегодня день Икс, то Дэну как никогда нужна будет его помощь.
  - Окей, я понял, - отозвался Яр, перехватывая трубку поудобнее. Похоже, сегодня концерт действительно будет грандиозным. - Устроим все по высшему разряду! Так когда ты будешь?
  - Минут через пятнадцать подойду. Пока букет оформляют.
  - Понял, - отозвался Ярослав и сбросил вызов. Теперь и в нем самом плескалось нетерпение. Ему было интересно, как отреагирует Аня на новые известия. Кстати, где она?
  - Чего разлегся? Не бойся, диван не улетит, гравитация работает вниз, а не вверх, - весело заявила ему Аня, непонятно откуда появившись. И как давно она здесь стоит?.. И как давно она так уверенно ведет себя, будучи в коротких платьях и на каблуках? И тут Ярослав ужаснулся, неожиданно осознав, что он все-таки сравнивает ее с образом из прошлого, который не в силах забыть окончательно. Но перед ним все еще стояла его Аня и большими голубыми глазами недовольно сверлила его сверху вниз.
  - Детка, зачем ты взяла мамины туфли и помаду? - не менее весело отозвался он, пытаясь взять себя в руки. Неожиданно захотелось подхватить девушку на руки и уехать с ней... куда-нибудь подальше отсюда. И научить чему-нибудь новому для нее. Он ведь детолюб, все-таки.
  - Лучше бы помог! У нас тут... - начала было она, но их прервал неожиданно ворвавшийся за кулисы фокусник.
  - Моя палочка! - закричал парнишка. - Я не могу найти свою палочку!
   Аня испуганно взмахнула руками, будто бы собиралась улететь. А Ярослав...
  - Сочувствую парень, как же ты не уследил за своим младшеньким? - расхохотался Яр. Аня смысл шутки не поняла, а вот парнишка-фокусник жутко раскранелся, злобно уставившись на своего обидчика.
  - Я потерял палочку для фокуса! Даже запасная пропала, - нервно уточнил парень.
  - А где ты мог ее забыть? Где в последний раз держал ее в руках? - отозвалась Аня, искренне пытаясь помочь парню.
  - Погоди, - перебил ее Ярослав. - Это две такие черные палки с фиолетовыми наконечниками?
  - Да! - радостно завопил фокусник. - Они самые!
  - Кхм, я знаю, где они. Пошли, - скомандовал Ярослав, поднимаясь с дивана и уводя парня дальше в кулисы. Туда, где сидела остальная часть группы. - Кажется, они у Санька.
   Аня забежала в закуток кулис немного позже и как раз попала на самый интересный момент - Александр решил попробовать на звук свои новые палочки - бодро отбил ими дробь на одном из барабанов и ошарашено уставился уже не на палочки - на два новых своих букета, болтающихся в воздухе.
  - Вот это ***! - расхохотавшись заявил музыкант. Ребята тут же подхватили эту его хохот, я хихикнула себе под нос, а Ярослав кашлянул словом 'дурак', как это делают мальчишки в старших классах. Саша, увидев фокусника, протянул ему неудавшийся музыкальный эксперимент. - Я так понимаю, это твое, да? Я их нашел на своей установке. Ты уж не разбрасывай.
  - Да-да, спасибо! - парнишка поблагодарил его и исчез по направлению к гримерной.
  
  ***
   Смешная ситуация... Люблю, когда творческие люди собираются в одном месте. Все тут же становится прямо как в цирке, слишком много ассоциаций в моей голове с этим местом. Перед началом представления наш оркестр точно так же собирался в закутке на планерке, которую главный дирижер пафосно называл 'апелла', как народное собрание в Спарте. Учитывая то, что почти все музыканты были тучноватыми, над этой его особенностью нехило хохотали как артисты, так и сами его подопечные.
  - Аня! - окликнули меня одна из девочек из коллектива народных танцев. - У нас проблема!
   Я затаила дыхание, ожидая чего-то серьезного - растяжения у одной из девушек, потери костюма, неисправности оборудования, цветомузыки, исчезновение звуковой дорожки из памяти компьютера... Чего угодно! Но ответ меня шокировал. Как раз в этот момент к нашей компании присоединился Максим с удивленным лицом застыв в проходе.
  - У Элки нет белых носков!
   ЧТО!? Да подумаешь, обойдется... Я едва не ляпнула это вслух. А вот ребята из музыкальной группы бесцеремонно заржали во весь голос. Громче всех, естественно, хохотал Ярослав, аж пополам согнулся. Я не удержалась и ущипнула его за бок, заставляя разогнуться от неожиданности - щекотки парень боялся, и это стало моей спасительной ниточкой в наших перепалках.
  - У меня есть, если подойдут, конечно... - неуверенно предложила я, пожав плечами. Интересно, как Эля относится к немного... ношенным носкам.
  - Правда, вот здорово!
   Я почувствовала мельтешение сзади, и подумала, что Ярослав как-то меня дразнит, например, показывая мне рожки. Ну, я ему сейчас отвешу! Но обернуться мне не дали.
  - Иди за носками, - почти вытолкнул меня вперед Ярослав, задергивая штору в закутке. Что это он от меня там скрывает? Я ведь все равно все выясню... Я насилу выстояла на каблуках после его толчка, но решительности разобраться не потеряла.
  - Правда, нужно помочь им! Это очень важно, Аня, - заявил Максим с такой серьезностью, что я чуть снова не упала. Да вы что, сговорились что ли? - До выступления осталось меньше получаса.
  - Да-да-да, нужно поспешить! - поддержала его танцовщица, закивав с такой силой, что у нее чуть не спал кокошник с головы.
   Хорошо... Я сдамся в этот раз, но потом... я все равно все узнаю! Упрямству меня учила Вика, а я была хорошим учеником.
   Носки, к слову, подошли. Так что теперь мои прекрасные носочки станут артистичными - выступят на сцене с народным танцем. Милости.
   Когда я собралась выяснять, что от меня скрыл Ярослав, из неоткуда выпорхнула Вика, всучив мне программки, которые нужно было раздавать на входе. Она, видите ли, была неподходяще для этого одета, хотя, мне абсолютно все в ее образе нравилось - кокетливое салатовое платье в стиле пятидесятых с ненавязчивым вырезом-лодочкой, и аккуратным бантом на поясе сзади шло ей просто неимоверно. Но стоять у входа с программками все равно пришлось мне.
   Я вернулась уже к самому началу представления, напрочь забыв о своей идее-фикс и растворилась в заботах, с замершим сердцем следя за выступлениями.
   Никто не мог оторвать глаз от ребят. Жуткое волнение меня охватило, когда на сцену вышли гимнастки - и когда к ним спустили полотно. Сердце забилось как сумасшедшее.
  - Не волнуйся, - Ярослав словно почувствовал мою дрожь и легко приобнял, едва касаясь талии. - Они столько репетировали ради этого момента... не думай о дурном.
  - Не буду, - я попыталась отпрянуть от него - Вика стояла совсем рядом, и мне было неловко, ведь я до сих пор не знала об ее настоящих чувствах, но подруга заметила наши объятия раньше, чем я успела освободиться.
   И она лишь подмигнула мне.
   Просто подмигнула? Так значит, это не Ярик? Или Вика просто не хочет закатывать сцен?
  Я одернула себя, понимая, что совсем уже помешалась, раз пытаюсь сделать умозаключения, основываясь на таких случайных моментах.
  Максим возник неожиданно - ровно между мной и Викой. Он сделал вид, что абсолютно не замечает стоящего рядом Ярослава - никаких холодных взглядов и словесных перепалок. Он осторожно перехватил мою холодную ладонь и ободряюще улыбнулся, вновь демонстрируя мне свои притягательные ямочки на щеках.
  Я снова взглянула на Вику, но та лишь кокетливо улыбаясь, будто бы говоря мне 'давай-давай, закадри их, Анют!' Я прямо слышала ее голос в своих ушах. Так значит, Мистер Икс - не Макс? Никто из них обоих!? Вика, ты что, смеешься надо мной?
  Я от удивления даже рот раскрыла. Для самой меня этот жест оказался незамеченным, но не для его высочества, Князя.
  - Муха залетит, - любезно сообщил мне он. А я, вместо того, чтобы разозлиться просто рассмеялась. Настолько неловко мне было осознавать эту ситуацию, в которую я попала.
   Музыка затихла и вокруг меня резко начала кипеть жизнь - последний номер. Ярослав и его группа. Князь тут же смылся, напоследок щелкнув меня по носу - его гитара стояла в другой стороне сцены, и он должен был успеть перебежать. А Максим был вторым ведущим, вместе с еще одной девушкой, поэтому тоже ушел, неохотно - я была склонна так думать по его почти жалобному взгляду - отпустив мою руку.
  - И завершают наше выступление талантов музыкальная группа нашего вуза 'Before sunrise' со своей песней 'Герой', - бодро отчеканила худенькая брюнетка, которая мне чем-то напомнила Дину. Может быть, такими же черными волосами и ровной челкой.
  - Поддержим ребят аплодисментами! - громко попросил зал Максим, но это было совершенно ненужно. Такого не было ни в одно выступление коллективов - в зале начался настоящий сумбур. Студенты, сидящие маленькими группками на последних рядах, выхватили непонятно откуда взявшиеся транспаранты и начали активно галдеть, заставляя всех подняться со своих мест.
   Я же проверяла зал десять раз! Как они затащили сюда эти плакаты?!
  Даже не думала, что ребят так сильно любит кто-то, ведь их группа, если верить словам Дениса, всего пару раз выступала в каких-то клубах, чтобы, как он выразился, 'набить руку'.
  - Кхм, - кашлянул Ярослав, поправляя свой микрофон, - в общем, наши господа ведущие немного ошиблись, - он бросил свой самый ехидный взгляд в сторону Максима, уже стоявшего за кулисами. - Сегодня мы исполним свою новую песню. Она называется 'Подтолкни меня'.
  Из зала послышались дикие вопли и визги - никак стадо неондертальцев начинает охоту за мамонтом.
  Я нервно переглянулась с Максимом. И по его глазам поняла, что сегодня нам будет худо. Это ведь мы были ответственными за то, чтобы ребята не устроили бардак на главном празднике. В присутствии телевидения, депутатов и ректора, в первом ряду наблюдающих это редкостное безобразие.
  А Ярослав на сцене был хорош - сегодня на нем был черный пиджак, наподобие мундира расшитый длинной золотой веревкой и снова его излюбленные черные узкие джинсы. Я с грустью подумала, что как раз на той золотой веревке его повешу, если ректор с меня не взыщет быстрее. У меня таких хороших папочек-протекций за спиной, к сожалению, не водилось. Может быть, все не так плохо? Может, слова песни на самом деле будут нормальными?
  
  Подтолкни меня! Дай мне знак!
  Пни меня навстречу тому, что будет завтра.
  Подтолкни меня! Дай мне знак!
  Тащи меня за шкирку, тыкни мордой в счастье.
  Подтолкни меня! ... Хей!
  Я слишком долго думаю, прежде чем сорваться...
  Так подтолкни меня! Дай мне знак!
  Зачем ходить по кругу, если можно попытаться?
  
   Ярослав бодро зачитал еще только первые строчки, с помощью заливистого голоса Дины, а я уже понимала, что нам, кажется не жить... Слова про 'тыкни мордой в счастье' меня очень порадовали. Ну, я тыкну этого гада!!! Ох, как тыкну!
  
  И я вижу звезды в кромешной темноте.
  Они мне говорят, что нужно прыгать с небоскреба.
  Судьба, ты снова шутишь надо мной?
  Я же просил мягкого подхода.
  Ладно, будем молча таить зло друг на друга
  Играть на струнах нервов, и щекотать за гордость
  Но если ты так решительна сегодня,
  А я завис на крае....
  - Дым? - потерянно произнес Макс, останавливаясь около меня. - Откуда у нас дым-машина? И лазеров, я что-то не припомню.
  - Кажется, я знаю, откуда, - я нервно отбивала ритм ногой, с сожалением признавая, что мне нравится эта безумная песня - такой мотивирующей она была. Интересно, они выкладывают свои песенки в социальных сетях?... - Помнишь, ты постоянно находил незнакомые провода по всем кулисам?
  - Гаденыш, - без моей помощи догадался Максим, глупо усмехнувшись. - Он нас обставил.
  - Нам конец, да? - спросила я, обернувшись к нему. Максим задумчиво взглянул на меня, переваривая что-то в голове.
  - Да нет, знаешь, все в рамках, - пожал он плечами. С отцом разбираться нужно будет ему, а не нам. Но вот за технику в зале нам может влететь. Я это беру на себя, если что, - успокоил он меня еще прежде, чем я успела начать волноваться. Снова джентльмен, хотя совершенно не обязан. Я виновата намного больше, чем он думает. Если бы я не смолчала о своей находке, мы бы еще месяц назад разрушили все коварные планы Ярослава. Ведь всю эту незаконно подключенную аппаратуру я нашла, просто идя по проводам, как и грозилась.
  - Не нужно, - отмахнулась я и тяжело вздохнула перед тем, как сделать признание. - Я знала. Не обо всем конечно, но о технике я знала. Яр попросил молчать и я... молчала. Так что вина пополам.
  
  Так подтолкни меня! Дай мне знак!
  Пни меня навстречу тому, что будет завтра!
  Подтолкни меня! Дай мне знак!
  Тащи меня за шкирку и тыкни мордой в счастье!
  Подтолкни меня! ... Хей!
  Я слишком долго думаю, прежде чем сорваться...
  Так подтолкни меня! Дай мне знак!
  Зачем ходить по кругу, если можно попытаться?
  
  Конечно, мы не знаем наперед
   О тех, кто нас предаст и о тех, кто будет рядом
  Но, знаешь, я усвоил твой урок
  И поздравляю - теперь ты мне не преграда.
  А ты уже готова подтолкнуть?
  Опоздала, не надейся. Я увижу это утро.
  Прости, я передумал, взбалмошный шутник....
  И теперь на крае ты... И я...
  А вот о том, что происходило теперь я, честно, не знала совершенно. Эти ребята включили конфетти-машину и блестящие искры хлынули буквально отовсюду, превращая зал в огромный разноцветный дискотечный шар. Я старалась не думать о том, кому это все предстоит убрать, и просто наслаждалась моментом, с детским восторгом следя за блестящим дождем из яркого серпантина и конфетти. Это был настоящий конец нашей золотой осени - золотыми искрами хлынувшей в зал.
  А, между прочим, мэр нашего города и депутаты аплодируют этому удачливому засранцу стоя. Может быть, все не так уж и плохо?
  
  Я подтолкну тебя!... Хей!
  Падать будет страшно, меня предупреждали!
  Я подтолкну тебя, воздав за все!
  Старайся кричать громче, не нужно улыбаться!
  И я столкнул тебя - и ты летишь вниз!
  Кровавое пятно и на пепельном асфальте...
  Я подтолкнул себя в свободный бриз!
  Теперь я сам решаю...
   Что будет со мной завтра.
  
   Я и сама не заметила, как зааплодировала ребятам - представление действительно было шикарным. К нам присоединились и другие ребята, прибежавшие на задорные громкие звуки. Теперь мы все дружно толпились за кулисами, неожиданно ставшими жутко тесными для нас всех.
  - Это еще не все, ребят! - выхватил микрофон у Ярослава Денис, снимая его с подножки и направляясь в сторону колонок. - Я хотел кое-что сказать.
   Дэн!!! Выруби микрофон! Он же сейчас скрипеть будет!
   А Тараканов дураком не был, прежде чем подойти к колонке он предусмотрительно выключил звук, достал из тайника огромный букет нежно-розовых роз и вышел ближе к краю сцены, вновь включая микрофон.
  Я затаила дыхание. Теперь у меня была только одна цель - найти в этой огромной толпе, скрывающейся за кулисами эту глупую...
  - Сегодня в этом зале находится моя любимая девушка, которой я вот уже два месяца безумно боялся признаться в своих чувствах.
   ...вредную...
  - Но сегодня, я наконец-то решился. И мне наплевать, что подумают о нас остальные!
   ... рыжую...
  - Вика, я люблю тебя!
   ... ведьму!
   Она вылетела к Денису из противоположных кулис, чуть ли не повиснув у него на шее.
   Мне показалось, что сердце выпрыгнуло из моей груди, в ней неожиданно стало настолько пусто, что от глубокого вдоха начинала кружиться голова.
   Я была рада за них и с искренним восторгом смотрела, как эта безумная парочка награждает друга крепким поцелуем.
  - Ну Таракановы... - расхохоталась я, опираясь на край компьютерного стола. Макс подошел ко мне ближе и ободряюще постучал по плечу.
  - Ты не знала? - удивленно спросил он. А дело принимает интересный оборот.
  - Нет! - почти притопнула я ногой от переизбытка эмоций. - А ты что, знал?
  - Догадывался, если честно. Я все понял, когда Дэн пришел с букетом и Ярослав начал его прикрывать, мы тебя тогда вытолкнули из кулис, - покачал головой он, искоса глядя на меня, как будто бы в чем-то провинился. - Ты не в обиде?
  - Не на тебя, Макс, - я махнула рукой в сторону влюбленной парочки, - но вот этим двум рыжим бестиям я такую головомойку закачу!..
   Наверное, моя угроза прозвучала очень многообещающе, потому что Максим рассмеялся, вновь демонстрируя мне свою шикарную улыбку и теплый взгляд. Мне нравилось, как он улыбается - в уголках его глаз появлялись маленькие морщинки, делая лицо живым и добрым.
   Макс выбежал на сцену, все еще не отойдя от нашего маленького открытия, и бодро продолжил вести вечер.
  - Вечер, посвященный нашему университету, подошел к концу, но мы обещаем, что наши студенты никогда не прекратят проявлять здесь свои таланты. Наш вуз - самый лучший в мире и мы еще не раз докажем это на практике!
   В зале раздались бурные аплодисменты и улюлюканья. Никак мамонта завалили!
   Ректор перенял микрофон из рук Максима, и прямо перед подмостками сцены обратился ко всем присутствующим.
  - Уважаемые гости, дорогие ребята, - он отвесил всем легкий вежливый поклон, и продолжил, - я рад, что все мы собрались сегодня здесь. Я хотел бы объявить, что сегодня с нами так же присутствуют несколько спонсоров сегодняшнего вечера, которые выделили для себя юные таланты, которым хотели бы помочь в развитии. Поэтому я попрошу всех артистов... выйти на сцену!
   Меня чуть не смыло дружным потоком спешащих на сцену ребят. Надо же, я думала, что Макс не всерьез говорило там, что на нашем празднике будут набирать себе подопечных какие-то шишки.
   Микрофон от ректора тем временем переплыл к молодой женщине в светлом брючном костюме.
  - Здравствуйте, ребята, - поздоровалась она со всеми на удивление низким голосом, раскатистым голосом. - Меня зовут Ирен Градовская. Я представляю танцевальную студию 'Ритм жизни' и я бы хотела выделить сегодня один коллектив, который особенно запомнился мне, - женщина со знанием своего дела пустила мучительную паузу. - Коллектив брейк-данса, я вас поздравляю!
   Ребята кинулись обниматься и визжать от радости, поздравляя друг друга. Еще бы - теперь у них есть возможность заявить о себе не только в стенах нашего вуза. А Ирен передала микрофон моему названному дядюшке.
  - Ребята, - с улыбкой обратился он к залу. - Я директор нашего цирка, Магистр-р Николя, - он отвесил шутливый поклон, чем вызвал бурные аплодисменты. Даже не думала, что ребята столь же тепло отнесутся к представителю не особо модной в современности культуры. - Я честно признаюсь, что пришел сюда сегодня ради одного коллектива. И я не разочаровался - эти две девушки действительно продемонстрировали нам то, что могут сделать не все известные циркачи, - со знанием дела отметил он, поправив края своего красного фрака. Гимнастки уже поняли о ком шла речь и счастливо обнялись, едва ли не расплакавшись от счастья. - Лизонька, Оленька, я жду вас в стенах нашего цирка!
   Микрофон медленно перешел в руки к идеально выбритому мужчине в черном смокинге, олицетворяющему собой идеал большинства женщин, по крайней мере, идеал внешности принца на коне.
  - Я Евгений Керро, надеюсь, что моя персона вам известна, - я удивленно ахнула. Не знала, что у нашего ректора могут быть такие связи. Керро - это же знаменитый на всю страну продюсер. Поверить не могу, что он пришел на наш капустник, да еще и подопечных себе выбрал. - Я тоже заприметил для себя один коллектив, подающий большие надежды, - паузу тянуть мужчина не стал и просто, резко повернувшись к сцене, бросил довольный взгляд на Ярослава. - Ребята 'Before Sunrise', я рад пригласить вас в свою студию. Думаю, у вас большое будущее.
   Обниматься ребята не кинулись, но дружно столпились, явно испытывая душевную гордость за себя любимых. Да, у них действительно был талант. И я была искренне рада за то, что теперь у них будет шанс показать его большему количеству людей, чем собрались сегодня в этом зале.
   А тем временем ко мне выбежала Вика.
  - Аня, Анечка, прости меня, что я молчала, - заплетающимся от переизбытка чувств языком начала оправдываться она. - Я так боялась за нас... Что это все так глупо и неправильно...
  - Вика, - тормознула ее я, и, притянув к себе за руку, крепко обняла. - Больше никогда не смей утаивать от меня что-то! Я так рада за вас, дуреха! Как я могла не понять этого по-твоему, а?
   И я почувствовала, как кто-то нагло мочит мое плечо своими переживаниями.
  - Ну-ка обсохни, ты чего нюни распустила? - потрясла я за плечи Вику. Рыжая тут же аккуратно поправила свои красные глаза, которые уже были на мокром месте.
  - Пойдем, - улыбнулась она, - пойдем скорее, сейчас будет поклон. Пойдем же!
   И мы выбежали в первый ряд, встав между Максимом и Ярославом, и взялись за руки, как и полагается дружному и сплоченному коллективу. Я глядела в зал, кажущийся отсюда бесконечно уходящим в блестящую даль и улыбалась. Мне казалось, что сердце сейчас выпрыгнет из груди. Но каждый вздох только подтверждал, что жить я еще буду. И все у нас только начинается...
  
  ***
   Максим давно ушел, провожать звуковиков, приехавших к нам на помощь из какого-то театра, Ярослав, кажется, ушел с ребятами из группы. Артисты разошлись по домам, а Вика и Денис, заявив, что им необходимо 'поговорить', пропали почти час назад. В зале теперь снова было тихо и пусто. Как в первый день, когда мы пришли сюда, чтобы начать организацию концерта. Рука сама невольно потянулась к моей старушке, которую я оставила в гримерной одну из репетиций - Денис одалживал ее у меня на пару недель, чтобы попрактиковаться.
   Я сняла чехол и села на край сцены, спустив ноги в зал. Можно представить, что я играю на каком-нибудь концерте, а там, в пустом зале, многотысячная толпа плавно качается, подняв вверх руки с фонариками и зажигалками.
   Аккорд, еще один - уже смелее. Все громче и громче, по нарастающей. С каждым звуком я все меньше боялась быть услышанной.
   Когда-то я уже играла ее, очень давно и всего лишь одному человеку, так просто тогда развернувшемуся и покинувшему зал. Я не заплакала лишь потому что не видела этого. Софиты слепили, и я очень была рада тому, что мне удалось не опозориться при всех учителях, ребятах с параллели и их родителях.
  
  За моим окном мегаполис, за твоим - пышет огонь.
  Зачем ты сжег пути к отступлению, если их ты проходишь сам?
  Терпкие виски подскажут дорогу, а может, сведут с пути...
  Не пиши письма к Своему Богу - Он у всех один.
  
  Камень с плеч и снова в воду,
  Я не буду грустить.
  Напишу тебе письма и выкину к черт,
  Потому что хочу дальше жить.
  
  По-настоящему,
  Не в алкоголе и пьяном дурмане
  И без штамповки пустых обещаний.
  По-настоящему...
  Хочу жить.
  
  Не грусти так, глупый мой мальчик, нас развела судьба.
  Эта тетка лучше всех знает 'кто, откуда, куда'.
  Просто расслабься, плыви по течению, кидая улыбки мне.
  Нас разделяет всего два пролива и сотня дней на коне.
  
  Как камень с плеч - я верю в чудо
  У нас впереди столько лет.
  Напишу тебе письма и выкину к черту,
  Я не буду хранить твой портрет.
  
  Теперь по-настоящему,
  Не в алкоголе и пьяном дурмане
  И без штамповки пустых обещаний.
  По-настоящему...
  Я буду жить.
  
   Я улыбнулась, и зааплодировала сама себе. Господи, как глупо! Никогда бы не подумала, что снова буду петь перед залом, пусть даже и пустым. Я легла на спину, откинув в сторону гитару, и громко рассмеялась, стуча ногами по сцене.
  - Мы сделали это!!! Ура, товарищи!
   И я снова смеялась, не в силах остановиться от осознания своего триумфа. Это правда было здорово. Кто бы мог подумать, что самый лучший концерт в моей жизни я проведу, мечась за кулисами с кипой листов, волшебными палочками и белыми носками?
  
  ***
  
   Он сидел сбоку от сцены, на ступеньках, прислонившись к стене и спрятавшись за массивным красным занавесом. Она его не заметила, но так даже лучше. Для песни важна душа, а для души пустой зал часто может быть более вдохновляющим, чем чей-то назойливый взгляд. Он отлично знал это, ведь сам любил петь в пустых залах еще до начала репетиций.
   Аня.
   Ему на секунду показалось, что она поет для него - так, как он делал это для нее, пусть и неосознанно, пусть и отрицая это. Интересно, поняла ли девушка, о ком звучала его песня?
   Скорее нет, чем да.
   А ему бы хотелось, чтобы она поняла. Или хотя бы допустила такую возможность, хотя бы на секунду представила, что такое безумие реально. Безумие - это то, что происходило с ними.
   Нет, она не Тень. Теперь он точно понимал это.
   Взгляд остановился на дверном проеме - вспышка света и тихо скрипнувший стул на последнем ряду около входа.
  Это был Максим, и он тоже заметил его. Они просто смотрели друг на друга, медленно осознавая, как жестоко поступила с ними судьба. Второй раз за три года.
  Короткий взгляд на внезапно затихшую сцену - сердце пропустило удар. Она заметила их? Она о чем-то догадалась?
  Нет. Девушка упала на спину, громко заливаясь смехом, и у них обоих вырвалась непроизвольная улыбка.
  - Мы сделали это! Ура, товарищи!
   Парни переглянулись. Беззлобно, но вызывая друг друга на бой.
   Они ее не отпустят - просто не смогут. Ведь разве можно так просто отпустить из кольца рук свою любовь? Ту самую, искреннюю, чистую, почти забытую за несколько холодных последних лет...
   А Аня все еще смеялась, топала ногами и дергала за струны на головке гитары. Она веселилась и совсем не знала, что ее ждет.
   Женщина в красном платье медленно оглядела подстроенную ей ситуацию. Тонкие губы расплылись в улыбке, а ледяные голубые глаза полыхнули яростью. Она медленно прошла в конец зала и... растворилась в воздухе, разлетевшись бесцветным дымом по залу, потерялась в ярком свете прожекторов.
   Госпожа Судьба снова взялась за свои игрушки.
  
  
  
  P.S. Огромное спасибо Вам, что живете вместе с героями Мистера Икс. История этих ребят полна загадок, поэтому она не смогла уместиться в одну тонкую книжонку. Обещаю, что вторая часть окажется не менее интересной, ведь Госпожа Судьба знает толк в извращениях! ;) Оставляйте комментарии и делитесь своим мнением - это повышает работоспособность автора и придает мифических сил главной злодейке нашей книги!
  Искренне Ваша, Annie Day.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.32*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Нить души"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Н.Бауэр "Савва - Наследник генома."(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"