Демченко А.В.: другие произведения.

Переплутова шалость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.11*273  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чуть-чуть допилил старый текст, чуть-чуть добавил нового, совсем чуть-чуть...


А.В.ДЕМЧЕНКО

ПЕРЕПЛУТОВА ШАЛОСТЬ

или

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД...

ПРОЛОГ

   "Вертолет"... Боже, как меня мутит! Но я же не пил... Или пил? А если пил, то зачем столько-то?! В честь чего пьянку устроили, и кто, Ром? Норд? Ох, моя голова. Стоп. Лейтенант, соберись. Дышать глубоко, медленно, на счёт шесть. Поехали...
   На то, чтобы привести себя в более или менее вменяемое состояние, у меня ушло с четверть часа. Зато, по завершении этой процедуры, подкреплённой пущенной по телу волной "тоника", я вспомнил. Всё вспомнил. Не было никакой пьянки. Была атака на нашу базу и удар по врагу, унёсший всю мою команду, и последний бой, закончившийся для меня смертью в кабинете командующего базы. Я покинул мир, давший столь многое и... отобравший всё. Больно? Да. Очень. Но может быть, у меня ещё есть шанс отыскать своих, пусть в том мире они погибли, но ведь и я уходил нашпигованным свинцом. А значит, есть шанс, что и мои друзья, проходившие со мной когда-то тот же ритуал, могут быть живы. Надеюсь, что так. Они ведь тоже могли успеть послать зов, правда?
   Мои размышления прервал вал боли, неожиданно накативший с неумолимостью океанской волны. Твою ж дивизию! Жаль никто и никогда не упоминал, чем чреват ритуал перехода. Впрочем, что это я? До начала ритуала, недомогания не чувствуешь, а по окончании, оставить какие-то записи о сопровождающих это действо ощущениях, участник уже не может. Трупы писать не умеют. Кстати, а где это я?
   - Ау! Люди-и! Есть кто живо-ой-кха? - На последнем слоге я неожиданно сорвался на кашель... а когда тот отступил, прислушался. Тишина. И темнота, хоть глаз выколи. Хотя...
   Белесая точка, появившаяся где-то на периферии моего зрения, стремительно выросла и превратилась в пару странных светящихся силуэтов. И если один из них, был хотя бы антропоморфен, то второй... Да, кажется, ритуал сработал, вот только, боюсь, я, как и мои предшественники, пошедшие этим путем, не смогу оставить никаких реальных подтверждений этому замечательному факту. Второй силуэт превратился именно в того, к кому и был обращен мой зов. Крылатый пес Семаргл остановился в нескольких метрах от меня и уставился черными провалами глаз. Жуть.
   - Ну и ну. - Гулкий, но какой-то надтреснутый голос раздался прямо над ухом, и я дернулся, наблюдая за кружащим вокруг существом, про которое, честно говоря, успел забыть. То самое, антропоморфное, ага... На коротеньких ножках, с непропорционально длинными руками, чело... э-э... существо вдруг застыло четко напротив меня и, ухмыльнувшись, радостно потерло широкие ладони с длинными, неожиданно "музыкальными", пальцами. - Просто замечательно.
   - И что тут замечательного? - Выдавил я. Ну, вот не нравится мне как этот... это радуется не пойми чему.
   - Коллега, вы не возражаете, если я поясню нашему гостю ситуацию? - Существо повернулось к Семарглу и тот, словно нехотя, кивнул. - Замечательно, замечательно, други мои. Ну-с, милейший наш неофит, верните челюсть на место, и будем вместе разбираться, что с вами делать, неуч вы наш ненаглядный.
   - Почему это, "неуч"? - Обиделся я. Нет, мне, конечно, далеко до древних волхвов, но все же, недаром я убил добрый десяток лет на выискивание крупиц забытых знаний?
   - Вот-вот. Натаскал разной мишуры, словно ворона... и гордится. Ты еще закаркай. - Фыркнул этот... это... Кстати, а как его называть-то?
   - Ну надо же, не прошло и года, как о вежестве вспомнил. - Опять хохотнул собеседник. Семаргл же только головой покачал удрученно. Кажется, его тоже достала говорливость этого шебутного персонажа.
   - Но-но. Я тебе не "персонаж". - Забавно нахмурившись, болтун погрозил мне пальцем. Блин, да он же мысли мои читает!
   - Было бы что читать. - Спутник Семаргла махнул рукой и вдруг, став предельно серьезным, каким-то даже усталым тоном договорил. - Но в одном ты прав, представиться бы не мешало. Вспоминай, убогий, когда первый взрыв произошел, ты чьим именем волхвовать начал?
   - Как в свитке записано было. - Пожал я плечами. - Семарглом-Переплутом. И?
   - Что "и"? - Сложил брови домиком мой собеседник. - С коллеги моего начинать надо было, а моим именем зов завершают, просят, чтоб я дорогу не заступил, не закружил, с пути не сбил, понятно?
   - Э-э... То есть, Семаргл и Переплут...
   - Именно. Читать учись, неуч. Переплут, это я. И никакого отношения к проводнику-Семарглу не имею. - Развел руками мой собеседник. У меня вообще, другая специализация.
   - И что у вас за ведомство, прошу прощения? - Поинтересовался я, начиная понимать, что в моем шатком плане свинтить из мира, наметилась ещё одна проблема. А Переплут, услышав мои слова, даже как-то подрос. Грудь выпятил, щеки надул...
   - Ведомство! - Вдруг лающе расхохотался Семаргл. - Ох, вернемся в Ирий и посмешу я Сварога. Так, это сборище скоморохов, бродяг да гуляк еще никто не обзывал. Ну надо же! Ведомство!
   - У тебя и такого-то нет. - Сдулся Переплут и тут же, прищурившись, взглянул на меня. - А знаешь, ежели иначе посмотреть, так ведь это мой клиент, Семарглушка...
   - С чего бы это? - Поперхнулся крылатый пес.
   - А ты на него посмотри! Как его по миру-то покидало... Да и на пороге смерти не захотел он обычным порядком идти, как все. Точно говорю, мой кадр.
   Семаргл смерил меня долгим изучающим взглядом, совершенно по-собачьи склонив голову и после минутного молчания махнул когтистой лапой, оставляя в воздухе огненный след.
   - Да забирай. Но на мою помощь можешь не рассчитывать. Сам его по Кромке поведешь. - Пес широко зевнул, и на миг мне показалось, что в его черных глазах мелькнула жалость. А меня по спине продрал мороз, едва я представил, КУДА меня может завести этот покровитель пьяниц, воров и шутов.
   - Поздняк метаться, малец. - Вновь меняя стиль речи, растянул губы в широкой улыбке Переплут и хлопнул меня плечу. - Да и не все так страшно. Ну, пошали... в смысле, поживешь с десяток лет в не самых обычных условиях, а там...
   - Что?
   - Да что хочешь. - Пожал плечами Переплут. - Мы ж тоже с понятием, за здорово живешь не подставим. Короче, расплатишься за "ложный вызов", а там живи, как знаешь.
   Семаргл вдруг зевнул эдак выразительно, во всю усеянную острейшими зубами пасть и, к моему удивлению, Переплут сбавил обороты.
   - Ладно-ладно. Одно желание.
   - Уверен? - Крылатый пес переступил с лапы на лапу. Когти противно шкрябнули по чему-то, заменяющему здесь пол, и Переплут скривился.
   - Ну хорошо, хорошо. Уговорил, собака страшная. Пусть будет по покону. Короче, малой, - вновь повернулся ко мне скомороший бог, - проживешь десяток лет красиво, три желания твои. Любые.
   - Вообще? - Удивленно протянул я.
   - Ну, ты уж совсем-то не борзей. - Вздохнул Переплут. - Почти. О божественности там, или бессмертии, можешь даже не заикаться. Это сам, ручками своими слабенькими, ножками хиленькими... как-нибудь и догребешь, если в процессе не сдохнешь. В остальном, без ограничений. Ну, порядок ты понял, да?
   - Э?
   - Вот и замечательно. Есть у меня тут на примете одна история, вот ее и поправишь. А то, право слово, как вспомню, плеваться хочется. А уж как Мара наша к битве за душу ее творца готовится, у-у. Не, ни ангелам, ни бесам там не светит. - Скороговоркой протараторил Переплут и вдруг, оказавшись за спиной, отвесил мне мощного пинка, от которого я влетел прямо в грудь засиявшего ослепительным светом Семаргла. Но преграды на моем пути не оказалось, и я провалился в белоснежное марево. - Только чтоб краси-иво-о!
   Это было последнее, что я услышал в междумирье. Тело ударилось о холодный камень, и я банальнейшим образом потерял сознание.
  

* * *

   - Кстати, Сёма, а ты не хочешь ставочку сделать? - Поинтересовался Переплут, едва горе-путешественник исчез во вспышке.
   - Если только на Мару. - Протянул пес, невозмутимо почесав задней лапой за ухом.
   - А почему не на слуг Единого?
   - Ха! Мара их одним своим вечерним туалетом распугает. Кстати, Ящер с Кощеем хоть и воротят носы, дескать такие мелочи их не интересуют, а поддержку в этом деле её пообещали. Но только, тс-с!
   - Хорошо иметь инсайдерскую информацию. - Растянул губы в довольной улыбке Переплут.
   - Двадцать процентов.
   - Побойся Рода, крылатый! А я с чем останусь?!
   - А мне еще с Кощеем делиться, между прочим.
   - Пятнадцать.
   - Семнадцать.
   - Без ножа режешь, Сёма!
   - Ладно, шестнадцать. И бочку меда с Владимирова стола. - Семаргл протянул Переплуту лапу, и тот, покряхтев, ее пожал. И кто из них, после этого, покровитель мошенников?
  

ЧАСТЬ I. Здравствуйте, я ваша... ваше... в общем, лучше сразу вешайтесь.

Глава 1. Вот это называется "попал"!

   Нет, я, разумеется, ожидал, что уход из мира будет, мягко говоря, непростой штукой. Но как-то не подумал, какими проблемами может обернуться приход в другой мир. И уж точно, не мог себе представить ТАКОГО.
   Придя в сознание, я, первым делом, по привычке, въевшейся ещё со времён учёбы, попытался "прощупать" окружающее пространство на предмет опасностей, но ничего кроме стылого ветра, почему-то задувающего под одежду и неприятно холодящего тело, не обнаружил. В смысле, вокруг не было ни одной живой души, если не считать... хм, да нет, глупость. Ведь здание просто не может быть живым, правда?
   А вот моя эмпатия говорит об обратном. По крайней мере, помещение, на холодном каменном полу которого я лежу, ощущается как почти живой организм и это... по меньшей мере, странно.
   Я попытался открыть глаза и осмотреться, но в первую секунду потерпел неудачу. Веки казались неподъёмными, и совершенно не слушались. Несмотря на все усилия, они лишь слегка приоткрылись, и по зрачкам полоснуло невыносимо ярким светом. Глаза заслезились и рассмотреть что-либо через получившуюся узкую щель, было невозможно, и без того размытая, невнятная картинка "плыла", то и дело выскальзывая из фокуса. Ну, уж с такими вывертами тела я научился справляться давным-давно, еще на заре своих "паранормальных" занятий. Неожиданно непривычно мощная волна "тоника" прошедшая по телу, заставила мышцы содрогнуться, и тут же появилось ощущение, как будто по жилам разлился жидкий огонь. Охренеть, никогда таким сильным себя не чувствовал!
   Ощущение огня в теле достигло пика, и я сдавленно зашипел от боли. В ту же секунду, затекшее тело получило долгожданную свободу, следом защипало глаза, а в ушах что-то хлопнуло. О как, оказывается, у меня еще и уши были заложены... или же кто-то сильно постарался лишить меня возможности двигаться, а также зрения и слуха. По крайней мере, продолжающееся покалывание в руках и ногах, резь в глазах и нарастающий шум в ушах говорили именно об этом. Откуда я это знаю? Ну так, в прежней, боже, какое сладкое слово, ПРЕЖНЕЙ жизни, мне пришлось испытать на своей шкуре с пяток средств нервно-паралитического характера, самой разной степени убойности. И исправляемые "тоником" повреждения чувствовались точно также. Осталось разобраться, какой умник решил, что может безнаказанно "спеленать" меня любимого... и убедить его не страдать от излишней самоуверенности.
   Кряхтя, я поднялся на ноги и только после этого, открыл, наконец переставшие слезиться, глаза. Хм. И почему у меня такое ощущение, что я попал в жилище великана? Или же мое тело вдруг уменьшилось до размеров пятилетнего ребенка? Да нет, не может быть! Так, где здесь зеркало?
   Зеркало нашлось буквально в двух шагах от меня, над высокой резной консолью. И когда я говорю "высокой", нужно понимать, что я под ней могу пройти, не пригибаясь! Дьявол. Я огляделся в поисках чего-нибудь, что могло бы заменить мне стремянку, и вздохнул. Обстановка в комнате была богатой и... монументальной. Резная мебель из благородного, тщательно отполированного и потемневшего от времени дерева, высокие витражные окна, сводчатый потолок... и сквозняк, эдак игриво поддувающий снизу. Прямо замок какой-то, честное слово. Причем, явно не музейный. Вон и пятна на свисающей со стола, тяжелой, расшитой золотой нитью скатерти, раскрытая книга на подушке монструозного кресла, расположившегося рядом с камином, откуда явственно тянет теплом живого огня... Короче, насквозь жилая обстановка. Если б еще не этот сквозняк!
   Стоп, а какого черта, что-то там поддувает? Я глянул вниз и непроизвольно скривился, увидев на себе нечто вроде бабской ночнушки, сильно напоминающее грязное вафельное полотенце... дырявое и замызганное. Чёрт, да я в худшие времена подобную тряпку дома держать побрезговал бы! Бр-р... И все? Непроизвольно ощупав себя руками, я вздрогнул, когда до мозга дошло то, что увидели мои глаза. Эти костлявые худые грабки с обломанными когтями могли принадлежать кому угодно, только не человеку.
   Холодея от дурных предчувствий, я сам не заметил, как подвинул тяжеленный стул к консоли и, взобравшись на нее, со страхом взглянул на собственное отражение.
   - Бля! Какая сука Йоду на диету посадила?! - Нет, ну в самом деле, из зеркала на меня выкатило буркала существо, весьма похожее на чебураторного джедая... По крайней мере, именно так он мог выглядеть, если бы вместо джунглей коротал свои последние деньки в концлагере имени Дарта Вейдера...
   Истина дошла до меня лишь через несколько секунд. Но лучше бы не доходила, честное слово.
   Я как стоял, так и сел. Мозг напрочь не желал мириться с тем фактом, что я теперь маленький, ушастый... домовик! Какой к черту эльф?! Домовик, ядрена кочерыжка! Ну, Переплут, ну скотина! Десять лет! Десять лет в теле этого убожества!!! Мелкого, худющего дрыща с глазами размером с теннисный мяч и совершенно непотребным шнобелем... Добби, чтоб его! И почему именно этот припадочный, что других не было?!!!
   Впрочем, если сильно не повезет, то и десяти лет я в этом теле не протяну. Всё зависит от времени моего появления. Помнится, в знаменитой саге, этом триумфе толерантного бреда, доблестного сумасшедшего домовика грохнули, что называется, в самом рассвете сил. Стоп. Но... я же теперь и есть он. То есть, это меня должны грохнуть? На фиг, на фиг. С таким раскладом, мне проще было бы окончательно сдохнуть в том, своем прежнем мире. По крайней мере, несмотря на подневольное положение нашей команды, там никто не требовал, чтобы мы сами себя наказывали, да и... м-да, конечно, если сравнивать с жизнью домовиков, наш поводок был куда длиннее.
   Против моей воли, воспоминания накатили удушливой волной. Треск автоматных очередей и глухие направленные взрывы, выдиравшие "с мясом" тяжелые переходные люки отсеков. Гибель охраны и смерть нашей команды паранормов, все-таки сумевшей нанести последний удар... удар, забравший их собственные жизни, но уничтоживший разворачивающийся за сотню километров от границы, ракетный "невод" противника.
   Пороховая гарь и кислый запах взрывчатки в кабинете шефа. Развороченный сейф, из которого несло жженым пластиком и разлетевшийся по комнате пепел уничтоженных бумаг. И огонь, выпущенный мною на волю, последний "подарок" штурмующим объект наемникам. Запах собственных паленых волос и вкус крови на лопнувших от жара губах, бормочущих зов к Переплуту и Семарглу. Второй ритуал, воспользоваться которым, из нашей команды удалось, наверное, только мне. И две автоматные очереди перечёркивающие тело. Удар об пол и темнота...
   Я поднял взгляд и, наткнувшись на свое отражение, ощерился. Ну уж нет! Сумел прорваться там, не сдохну и здесь. Встать, лейтенант!
   Подскочил, словно подброшенный пружиной и... моментально скатившись с консоли, забился под стол. До сих пор развернутая ментальная сеть подала сигнал, что к комнате кто-то идет, а я вовсе не горю сейчас желанием светиться перед кем бы то ни было. Не-не, ребята. Сначала, разведка, а уж потом знакомства. Блин, да мне хотя бы во времени определиться надо, раз уж на то пошло. И вообще...
   - Добби! Где ты, мерзкое отродье? - Хм, а раньше среди моих талантов, английский язык не числился. Хинди, арабский, французский... русский командный, это пожалуйста, а вот мову лаймов я понимал лишь в рамках общего курса. А тут такие обороты... Надо будет подумать. - Добби! Я кому сказал!
   Хм. А вот тяги исполнить приказ этого лощеного урода, я и не чувствую. Ха, это плюс. Но... придется, все-таки, выползать. На разведку, хех.
   - Подожди, Люциус. - Появившийся в комнате, следом за моим "хозяином", откровенно меня напугал. Я такой концентрации ментала еще в своей жизни не встречал, честное слово. И судя по цветастости видимого мною из-под свисающей скатерти куска мантии, вошедший в комнату господин, никто иной, как светлый Альбус-много-имен-Дамблдор. Интересно.
   - Да, Альбус?
   - Ты помнишь книгу, которую Том отдал тебе на хранение?
   - Разумеется. - Ого, а дяденька-то до сих пор почившего шефа побаивается. Правда, стоящего рядом Большого Шмеля он стремается куда больше... но, как-то иначе. Не как сильного противника, а... Черт, не могу объяснить...
   - В этом году, тетрадь должна попасть в Хогвартс.
   - Альбус! Ты хочешь держать подчиняющий артефакт в школе полной детей? Это же сумасшествие!
   - Так надо, Люциус. - М-да, дедушка божий одуванчик, однако. - Я его проконтролирую.
   - Как игрушку Фламеля? - Сарказм Малфоя можно было ложкой черпать.
   - Именно. - Резко ответил старик.
   - Лорд меня убьёт. - В голосе Малфоя явно просквозило что-то обреченное, но почему-то ослушаться старого директора он не посмел. Ха. Кстати, вот и определились с временным периодом. Шрамоносец пока еще меня у Малфоя не отжал. А заодно и с каноном. В том смысле, что ни фига это не канон! - Хорошо, я доставлю вам артефакт. А теперь извините, директор Дамблдор, но меня ждут дела.
   - Конечно, Люциус, конечно. - И голос такой добрый-добрый... - Не смею тебя задерживать.
   - Добби! - Ох, и раздражен лощеный. Ладно, мой выход.
   - Хозяин звал Добби? Добби здесь. - И глазки эдак в пол, словно институтка перед бравым гусаром. Не, не от Малфоя, этот мне в менталистике не противник, а от Шмеля. Директор, с его мощью, мой мозг так изнасилует, в случай чего, что знаменитые афинские ночи детским утренником покажутся, а посему, уши прижать и головы не подымать, как под обстрелом.
   - Мы уходим.
   - Да, хозяин. - И побыстрее, побыстрее, белобрысый. Я еще жить хочу!
   Впрочем, мои опасения не сбылись. Шмель не обратил на несчастного домовика ни малейшего внимания, так что мы спокойно покинули территорию Хогвартса, а едва оказавшись за воротами, Малфой всучил мне в руки какой-то сверток.
   - Отнеси домой. Отдашь хозяйке.
   - Да, хозяин. Добби все сделает. - Не, нормально? А как я до твоего дома доберусь-то?! Я же не... Хотя, нет, знаю, оказывается. И где этот самый дом, и даже как туда добраться! Ну-ка, попробуем. Хлоп!
  
   Хорошо, что после прибытия в дом Малфоев, про меня, кажется, напрочь забыли. Отдал сверток и с глаз долой. Счастье, в моей ситуации, на самом деле. Это дало время хоть как-то разложить по полочкам все произошедшее, в очередной раз взвыть от такой подставы, успокоиться и даже хорошенько выспаться. Хотя, собственно, нормальный сон пришел ко мне лишь во втором часу после полуночи, а первую половину ночи, я раздраженно ворочался с боку на бок, пытаясь осмыслить происшедшее, не стесняясь, материл судьбу, древние свитки и лично Переплута, пока не провалился в сон.
   - Как ты меня достал своими причитаниями, неук. - Голос зашвырнувшего меня в этот бред божества раздался в темноте, ошеломив не хуже удара в челюсть.
   - Переплут?
   - Нет, его бабушка. - Фыркнул тот, проявляясь передо мной из сгустившейся вокруг темноты. Огляделся и, скривившись, пожал плечами. - Убожество. Неужели у тебя даже на красивый сон фантазии не хватает?
   - Хм. Обычно, мне снятся вполне красочные сны. - Медленно протянул я. - Вот только на фоне происходящего со мною в реальности, любое сновидение меркнет.
   - Это да. Мне тоже понравился такой поворот. - Переплут улыбнулся и, взъерошив свою и без того растрепанную огненно-рыжую шевелюру, хитро прищурился. - Да ладно. Вижу, что тебе не по нраву, но... сам понимаешь, слово дано и его надо сдержать. Ну, а чтобы ты не считал меня совсем уж негодяем... я тебе кое-что покажу. Помнишь, как ты со своей группой готовил переход?
   Я кивнул. И в тот же миг, прямо передо мной словно открылось окно, за которым я с удивлением увидел какое-то селение. Картинка приблизилась и я смог рассмотреть стайку босоногих детей с визгом удирающих вниз по улице от вооруженного шестом мальчишки того же возраста. Сосредоточенное лицо, крепко сжатые губы и очень знакомый взгляд исподлобья.
   - Карай, если я не ошибаюсь. Это он сверстников отучает над животными издеваться. - Хмыкнул Переплут, с удовольствием наблюдая за погоней. Тут картинка схлопнулась, а через миг возникла вновь, вот только местность явно была другой. Лесное озеро и небольшая лодка, в которой склонились над удочками двое. Крепкий старик и мальчишка, выглядящий не старше того же Карая. Вот паренек дернул головой, и я ловлю себя на мысли, что узнаю этот жест.
   - Ром.
   - А ты действительно знаешь своих людей. - Кивнул Переплут. И картинка вновь сменилась. Ника, Норд, Олла... за несколько минут я увидел всю свою команду, людей с которыми работал больше пятнадцати лет, фактически ставших моей семьей. Разные места, разные облики, непохожие одежды и архитектура, города, села, кажется, даже уровень развития в местах их обитания, совершенно разный. А значит, и миры. Вот это нас разбросало!
   - Но как?! - Выдохнул я, когда очередная картинка погасла и мы с Переплутом вновь оказались в темноте.
   - Ну, они, хоть и не успели послать зов, но ведь в начальном ритуале участвовали наравне с тобой, просто... можешь считать, что они ушли другим путем. В твоем мире эти люди, конечно, погибли, как и ты, но... эта, своего рода, "страховка" сработала, как должно.
   - И они себя помнят?
   - Что-то помнят, что-то забыли... - Качнул головой мой собеседник. - Но, можешь мне поверить, повзрослев, они вспомнят все...
   - Ты ведь не просто так мне их показал, а? - Поинтересовался я у Переплута.
   - Разумеется. - Улыбнулся он. - Мне нужно, чтобы ты всколыхнул здешнее болото, а с твоей депрессией от "смерти" друзей, никакого веселья не получится. Понимаешь?
   - Понимаю. Сможешь переправить меня к ним?
   - Сначала, контракт.
   - Я имею в виду, после... - Уточнил я.
   - У тебя есть три желания, помнишь? - Переплут хлопнул меня по плечу и... исчез. А я, на миг открыв глаза, облегченно вздохнул и провалился в сон, на этот раз глубокий и спокойный.
   Домовики как-то странно косились на меня, когда я под утро выполз из кладовки, где устроил себе неплохое лежбище, но разбираться с причинами такого поведения ушастых коллег, сразу я не стал. Равно как и проигнорировал их шокированный вид, когда пробравшись на огромную кухню, я смастерил себе десяток бутербродов и огромную кружку чая с лимоном. Но, на всякий случай, сделал вид, что выполняю задание хозяев и телепор... э-э, в смысле, аппарировал на чердак, чтобы без помех определиться с настоящим и подумать о будущем.
   С настоящим всё... странно. Я домовик семейства потомственных снобов, но никаких позывов к обязательному исполнению их приказов, не ощущаю. С другой стороны, зов того же Лютика, я почувствовал без проблем, то есть, какая-то привязка к Малфоям у меня всё же есть. Вот только тянуть лямку, вкалывая на семейство белобрысых, мне совсем не хочется.
   Можно, конечно, отправиться в свободное плавание, но, после того, как я стал свидетелем встречи Шмеля с Малфоем-старшим, более верного способа нажить себе проблем, чем внезапно исчезнуть, наверное, просто не придумать. А значит... значит, выбора нет, и я останусь здесь, пока не придумаю, как свалить отсюда, не вызывая подозрений, или, на крайний случай, до тех пор, пока не стану "свободным", как это было в ка... Эм. Ну да. С каноном-то, как раз, здесь и облом.
   Не знаю насколько, но события известной мне истории, как показала всё та же беседа Лютика со Шмелем, в реальности имеют совсем иную подоплеку. А это значит, что и сами действия персонажей саги могут отличаться... и существенно. Посему, ждать целый год, пока Поттер может быть одарит несчастного домовика свободой, будет, как минимум, опрометчиво. В общем, как любит повторять бессменный руководитель нашей учебки, Вольф Григорьевич: Спасение утопающих, обязанность самих утопающих. Эх! Ладно.
   Будем разбираться. Итак. Со временем я определился, и даже выяснил, что попал в неканон, поскольку, если я правильно помню эту печальную историю, Малфой ни разу не светился в качестве подельника старого Шмеля. Нет, можно, конечно, допустить, что предыстория появления дневника змеерылого завязана на шантаже. Дедушка всея магическая Англия, старичок ушлый, но... не похож тот обрывок беседы на шантаж, да и вообще, у меня осталось впечатление, словно присутствовал при разговоре командира с подчиненным. То есть, "партия сказала надо, комсомол ответил есть". И никакого давления на любимые мозоли, все в пределах п р и в ы ч н о й субординации. Хотя, конечно, если судить только по эмоциям, Малфой был отнюдь не рад исполнить приказ старого политика, но... сколько раз я сталкивался с подобным отношением к приказам командиров у их подчиненных. Особенно, когда нашу группу прикомандировывали к очередной команде ушлых "рембов". О! Там бывало, царили такие страсти... ну, до тех пор, пока эти сугубые профи не приходили к мнению, что приданные им "пиджаки" не столь бесполезны, как казалось поначалу. Ну да ладно. Вернемся к нашим баранам. Итак, согласно канону, ближайшая задача моего реципиента - наведаться в гости к одному очкастому мальцу и устроить ему предупреждение от Министерства Магии. Но, это его затея, никак не моя. И плюс в ней для меня только один... надежда на то, что действуя согласно забористому плану тетушки Ро, следующим летом я смогу спокойно послать Малфоя лесом. Довольно хлипкая надежда, стоит признать.
   Спрашивается, откуда я знаю канон? Все просто. Еще в бытность слушателем одного маленького закрытого заведения, в рамках курса психологии, меня, как и десяток моих однокашников, обязали сделать развернутый анализ действий некоторых героев поттерианы на основе книг и фильмов. Два месяца адского труда, после которого у меня появилось несбыточное желание пристрелить доставшегося мне для "разбора" зельевара. Чисто из жалости... и презрения. Прочие же герои не вызвали во мне никаких чувств, кроме недоумения. Почему их вообще не изолировали от общества еще до начала всей этой дурнопахнущей истории?
   Вообще, подведя итоги, наша группа пришла к единодушному выводу: в поттериане нет ни одного сколько-нибудь положительного героя, То есть, либо твари, либо идиоты, либо откровенные сумасшедшие. А кто будет утверждать, что сумасшедшие и идиоты попадают под категорию положительных персонажей, тому место рядом с ними, в дурдоме. И да, когда я озвучил наше общее заключение, препод тоже вопил о Достоевском, на что ему было резонно замечено, что указанный писатель жил во времена, когда карающей психиатрии еще не было, а потому пребывание Федора Михайловича в "желтом доме" должно служить читателям вполне однозначным предупреждением. Иными словами, идиот может быть тихим, безвредным пациентом, но никак не положительным героем романа. Действия же героя, в литературе должны, если не направлять читателей на совершение положительных же поступков, то хотя бы предупреждать об опасности и непозволительности отрицательных. Герой-сумасшедший же, максимум на что способен, так это превратить читателя в соседа по палате. Как-то так. Итогом спора, в который вступила вся наша группа, была неделя нарядов, но уверенности в своей правоте, эти карательные меры у нас не убавили, да.
   Эм... Что-то я увлекся. В общем, был в моей жизни период, когда поттериана стала настольной книгой. А поскольку учился я на совесть... иначе в нашей конторе было просто нельзя, то и память моя до сих пор хранит основополагающие моменты этой эпопеи.
   - Добби! - О! Судя по тональности, сей вопль принадлежит младшему поколению хозяев особняка. Ну-ну. Пойду знакомиться... Хлоп!
   - Наследник хозяина звал Добби?
   - Убери здесь все. Чтоб я этого хлама больше не видел. - М-да. И кто сказал, что ЭТО похоже на хорька? Крыска же, самая натуральная. Белая... лабораторная. М? Лабора... Как интересно!
   Я пригляделся к скривившемуся в комичной гримасе Драко, и еле успел спрятать довольную ухмылку, подметая ушами паркетный пол его комнаты. Вот-вот. То, что нужно. У меня есть необходимость разобраться со своими нынешними возможностями, а этот ребенок так фонтанирует эмоциями и силой... это же просто за-ме-ча-тель-но. Великолепно.
   Вот сейчас и проверим, так ли все просто, как мне показалось после телепортации. Ну, в самом деле, я ожидал почти чего угодно, вплоть до потери моих собственных умений, но вот эта легкость, с которой удалось совершить прежде невозможное... или, может быть, просто неизвестное мне воздействие, да к тому же, абсолютно не напрягаясь, выходит из ряда вон. А значит, значит надо все проверить. И кажется, у меня появилось великолепное прикрытие для моих... экспериментов.
   - Чего ждешь, уродец? Приступай. - Белобрысик даже ножкой притопнул, правда, поначалу острый мысок туфли с тяжелой и, как бы не золотой пряжкой, пришелся мне в бок. Ну... чудо, а не ребенок. Для моих целей, само собой. А так, не дай боги подобного отпрыска. Видел я мельком, как он вчера у матери какую-то игрушку выпрашивал... я б на месте Нарциссы повесился на второй минуте рева. А она только скривилась и отправила дитятко в сад. Кремень-женщина. Уважаю.
   В этот момент, мне в живот прилетел еще один удар, заставивший согнуться от боли. Распрямившись, я с трудом втянул в себя воздух, и мысленно чертыхнулся. Отвлекся. У меня же есть задание от этого... ну, понятно. Игрушки, обломки, обрывки, какие-то клочки... Ладно. Ты сам этого хотел.
   Я уж было начал формировать посыл, который должен был воспламенить весь разбросанный по полу хлам, благо, по ощущениям, сил на такой фокус, сейчас у меня хватит с лихвой. Да, были бы у нас такие возможности в прошлом мире, чёрта с два государство смогло бы посадить нас на поводок!
   К моему удивлению, весь хлам вспыхнул, оставив на паркете лишь хлопья пепла, едва я определил цели. Даже толком оформить посыл не успел! О как, если я не ошибаюсь... Нет, это действительно интересно! Мне же даже концентрироваться на действии особо не пришлось... ну, не больше, чем при обычном упражнении на внимательность! А тут... одно желание и дело сделано! Хм. Что бы еще спалить, а? Не-не, только в качестве опыта, никак иначе. Мне абсолютно плевать на пинки этого белобрысого мальчишки. Честное слово! Вот только теперь надо сделать вид, что я не при делах. Причем, срочно!
   - Плохой Добби, плохой! Добби не успел, молодой хозяин сделал всё сам! Молодой хозяин сильный... а Добби плохой!!! - С удовольствием обнаружив отсутствие поблизости предметов, которыми можно было огреть себя по голове, я чуть наклонился и, закрыв глаза ушами и руками, принялся носиться по комнате, старательно, но крайне аккуратно набивая шишки о мебель и стены. И не моя вина, что с закрытыми глазами, очередной преградой на моем пути стал этот белобрысый. Учитывая угол моего наклона и скорость передвижения... в общем, прилетело малому не слабо. Аккурат, чуть ниже пояса. А как завыл-то, как завыл!!! И правильно, не фиг подобным размножаться.
   Не обращая внимания на скрючившегося посреди комнаты Драко, я продолжал "биться" головой об стены, до тех пор, пока в комнате не появилась Нарцисса.
   - Добби, замри. - Я с удовольствием выполнил приказ хозяйки дома, не преминув отметить, что вопреки своему хлипкому виду, даже не запыхался. Да и боль от ударов о стены и мебель, пусть и очень осторожных, особо не ощущалась. Домовики, оказывается, весьма выносливые существа, с очень высоким болевым порогом. Зато становится понятным, почему в виде наказания домовиков используются приёмы, вроде прижигания рук или "защемления ушей печной дверцей". Если использовать что-то менее серьёзное, домовик просто не почувствует боли. Для него это будет сродни щекотки!
   Тем временем, хозяйка дома, оглядев творящийся в комнате бедлам, одним жестом ликвидироваоа летающий по помещению пепел и шагнула к сыну. Еще несколько движений "указки" и зареванный белобрысик, судорожно втянув носом воздух, распрямился. Ой-ой, а сколько злости в этих водянистых глазках... хм. Может, пора линять?
   - Донни! Что здесь произошло? - К моему удивлению, хозяйка дома не стала обращаться к сыну за разъяснениями. Тут же материализовавшийся в комнате домовик, чуть ниже и значительно полнее меня, к тому же наряженный в белоснежное полотенце, низко поклонился Нарциссе и, стрельнув своими огромными буркалами сначала в сторону Драко, а потом и в мою, тяжело вздохнул. Вот ведь...
   - Донни слышал, как молодой хозяин приказал Добби убрать мусор из комнаты, а когда непослушный Добби замешкался, наследник хозяина поторопил его ударом ноги. - Тут домовик чуть задумался, но через секунду продолжил. - ... Два раза. А потом разбросанные вещи вспыхнули и сгорели дотла. Добби закричал, что он плохой и не может выполнить приказ хозяина и стал себя наказывать. Сильно наказывать. В южной стене комнаты появилась такая глубокая трещина, что дому понадобится целая ночь, чтобы её зарастить.
   - Этот мерзкий домовик пнул меня головой по... - Тут белобрысик запунцовел и умолк.
   - Где твоя выдержка, Драко? - Нарцисса приподняла бровь и так глянула на сынулю, что тот моментально вытянулся по стойке смирно. - А ведь я говорила, что защищающий мысли артефакт не пойдет тебе на пользу. Окклюменцию надо развивать! Защиту сознания и контроль эмоций. Но как же, Малфои не настолько бедны, чтоб тратить время на бесполезные занятия, когда можно просто приобрести защитный амулет. Ну да, а Блэки, выходит, были нищими или скрягами, конечно!
   Нарцисса Малфой вздохнула, отчего ее полная грудь в декольте, ощутимо колыхнулась, заставив меня вновь спрятать взгляд и мысленно проклясть шутника Переплута, запихнувшего меня в тело домовика.
   - С завтрашнего дня будешь заниматься окклюменцией. И в качестве первого урока дисциплины, я запрещаю тебе обращаться за какой-либо помощью к домовикам. Любым... кроме Добби. Глядишь, еще и правильные приказы отдавать научишься. Добби, Донни, вон отсюда. - Припечатала Нарцисса. Хм. Это меня сейчас обвинили в бесполезности, или как?
   Ла-адно. Первая проверка прошла удачно. Теперь... теперь мне нужно наведаться в библиотеку. Ну не верю я, что там не найдется книги о моей новой расе. Сильно сомневаюсь, что маги за прошедшие столетия не выработали технику безопасности при общении с домовиками. Если уж они гиппогрифам кланяться сообразили, то уж с существами, обладающими довольно серьезными магическими умениями, они тем более должны были научиться обращаться?
   Облом. Первая попытка переместиться в библиотечный зал имения, у меня провалилась. То ли Добби там ни разу не был, то ли Малфои каким-то образом защитили библиотеку от вторжения домовиков, но в последнем я сомневаюсь. Так... это надо проверить. Помнится, кто-то из нашей группы, во время подготовки курсового проекта, упоминал о бытующем в фэндоме мнении, что домовики способны пересекать любые защитные барьеры, в том числе, даже хогвартские. И если это так, то... версию блокировки библиотеки Малфоев от вторжения домовиков, можно считать несостоятельной. Вряд ли белобрысое семейство в плане защиты собственного имения перещеголяло основателей Хогвартса, нет? Итак... хлоп.
   Ага, именно об этом я и говорил.
   Оглядевшись, я хмыкнул. Вот она, та самая комната, в которой я очнулся, заменив собой сознание домовика... если оно у них есть, конечно. Ну а теперь, можно и обратно... Вот, кстати, интересно, почему Малфой не воспользовался моей помощью, чтобы аппарировать прямо из Хогвартса? Снобизм... или что-то иное? Разберемся.
   Хлоп. Хоум, свит хоум, да... Я окинул взглядом уже знакомый мне чердак малфоевского дома. Ладно, вперед, на поиски библиотеки...
   Деловитый домовик, шастающий по всем трем этажам особняка и заглядывающий во все двери подряд, наверное, забавная картинка. Потому я и укрылся пологом невидимости. Думаю, подобным способом мои нынешние "коллеги", если можно так выразиться, пользуются, чтобы не попадаться на глаза хозяевам дома и их гостям... по крайней мере, на мой отвод глаз это не похоже. К тому же, как и в случае с аппарацией и испепелением хлама Драко, для исполнения этого фокуса мне потребовалось лишь желание и немного концентрации. Не воля, что является основой основ для моих собственных умений, а именно желание.
   За размышлениями, я и не заметил, как добрался до высоких двойных дверей, запертых на ключ. Привычное усилие в попытке рассмотреть следы каких-либо магических воздействий на двери, заставило меня зашипеть от боли в глазах, а яркий свет, полыхнувший от дверей, чуть не ослепил. Прикрыв ладонями слезящиеся глаза, я медленно опустился на пол и закусил губу, чтобы не заорать. Дьявол! Как же больно!
   Через несколько минут, боль наконец отступила и я, отдышавшись, осторожно убрав руки, приоткрыл левый глаз. Фух. Вижу. И свет, исходящий от дверей, еще минуту назад такой яркий, померк, превратившись в тусклые голубоватые линии, оплетающие створки. Заперто. Да, стоило чуть не расстаться со зрением, чтобы узнать этот несомненно важный факт!
   Ладно, это все, конечно, весело, но мне же нужно как-то проникнуть внутрь. Вопрос: шарахнет или нет? Я смерил светящиеся двери подозрительным взглядом... и решился. Хлоп!
   - Донни, хозяйке нужна книга из библиотеки, а Добби там никогда не был. - Аппарировав прямо перед сосредоточенно натирающим серебро домовиком, я всеми силами изобразил скорбь и уставился поверх плеча упитанного домовика. Но, кажется, переборщил.
   - Не сметь биться о посуду хозяев. - Домовик погрозил мне пальцем и приосанился. - Донни отведет глупого Добби в библиотеку, но пусть Добби даже не думает наказывать себя книгами хозяев!
   - Добби обещает. - Нет, все-таки, забавные мы существа, домовики... мы... забавные... да... домовики. Убил бы Переплута.
   Но как все-таки просто оказалось попасть в библиотеку, а! Я обвел довольным взглядом ряды книжных шкафов и ринулся на поиски нужного мне фолианта. Через два часа от моего приподнятого настроения не осталось и следа. М-маги... ну раз уж обзаводятся таким пылесборником, так неужели трудно завести учетные карточки? Или хотя бы расставить книги по темам и алфавиту, а?
   Восемь часов! Восемь часов я потратил, чтобы найти нужную книгу и, естественно, она обнаружилась в самом дальнем углу, в каком-то темном алькове, вход в который закрывала искрящаяся черная ткань портьер. А уж пылищи-то здесь... о! Нет, так дело не пойдет. Я щелкнул пальцами и, послушная желанию, магия в миг очистила затянутое паутиной помещение от пыли и многолетнего сора. Хм. Это ж сколько лет здесь никто не убирался?
   Я захлопнул книгу и задумался. Интересное чтиво оказалось... и жутко полезное. Здесь, в этом фолианте записаны все правила ТБ, касающиеся моей новой расы, если можно так выразиться. Например, я узнал, что домовики - существа не такие уж безобидные... В свое время, первого домовика сформировал, да-да, именно сформировал Имхотеп, египетский жрец из так называемых Ур Хеку - хранителей сил. В задачу этих жрецов входило очищение от проклятий и исцеление, вот в процессе очистки собственного дома, которому досталось немало проклятий и даже просто негативных эмоций от многочисленных врагов Имхотепа, жрец, наблюдая, как огромные силы рассеиваются в священном свете Амона, решился на эксперимент. Жаба задушила беднягу, ну да. В результате, смелый экспериментатор сумел выделить сгусток эмоций и силы из того марева волшбы, что окутала его дом, точнее, домашний алтарь.
   А там, где есть эмоции, недалеко и до самосознания. Учитывая, какие именно эмоции питали зарождавшееся существо, нетрудно предположить, во что могло вылиться его появление. Могущественный безумец, снедаемый гневом, ненавистью и ужасом, одновременно, это было совсем не то, что требовалось Имхотепу. А требовался ему, ни много ни мало, идеальный слуга с магическими, точнее, как именовали их египтяне, "божественными" силами. Потому и наложил жрец на свое детище печать покорности, сплетая ее с печатью отрешения, применявшейся целителями на... склонных к буйству сумасшедших. Вот только, подобный экзерсис, как мне кажется, пошел куда-то не туда, хотя Имхотеп в своем "Наставлении о создании слуги" выдал получившийся эффект именно за ожидаемый им итог воздействия.
   Не знаю... не знаю... По-моему, он и сам толком не представлял, что в действительности получится в результате слияния печатей. А получилось... Вместо того, чтобы запечатать эмоции существа, дьявольский коктейль печатей начисто лишил его таковых, а значит и желаний, которые без эмоций невозможны. Вообще. Любых! Отсюда и мнимая безопасность домовиков для магов, несмотря на всю их магическую мощь. По своему желанию, эти существа не делали ровным счетом ничего. А приказывать им может только хозяин, определяемый домовиком по привязке к породившему его алтарю. Кто хозяин алтаря, тот владеет домовиком и, соответственно, имеет право ему приказывать... или делегировать это право кому-то еще, но в этом случае, домовик все равно будет "питаться" от родного алтаря. Хотя, возможна и привязка только к хозяину, но тогда домовик довольно серьезно ограничит своего владельца в магии, оттягивая солидную часть его сил на себя. Как бы то ни было, можно сказать, что именно желаниями хозяина, домовики и живут.
   Я поглядел в зеркало, висящее на стене рядом с книжным шкафом, и вздохнул, мысленно матеря предусмотрительных египтян, жрецам которых было прямо запрещено создавать существ с человеческим обликом. Отсюда и карикатурный видок моего нынешнего тела. Гр-р. Но это еще не все, из-за правил этих самых египтян возник и курьез с ритуалом изгнания домовика. По их представлениям, раб не имел права носить никакой одежды и украшений, за исключением набедренной повязки - схенти. И если хозяин дарил рабу хотя бы ускх - широкое ожерелье на тканной основе, каким владел любой свободный житель Та-Кемет, он, тем самым, освобождал раба.
   Казалось бы, что стоит внести изменения в ритуал формирования домовика? Ан нет. То ли Имхотепу повезло, то ли он действительно был настоящим мастером печатей, но любая попытка как-то изменить накладываемый на "новорожденного" домовика комплекс чар, приводит к нарушению баланса энергий, так что печати, в лучшем случае, перестают действовать, а в худшем, идут в разнос, оставляя от будущего слуги только мокрое пятно. А создание следующего возможно только тогда, когда алтарь вновь впитает достаточное количество эмоций и сил, очищая магический фон дома. А это процесс небыстрый... если, конечно, не устроить в доме сражение пары десятков ненавидящих друг друга магов... или открыть в доме бордель. Вот только в первом случае, велика вероятность уничтожения всего дома, а результатом последнего, запросто может оказаться появление в доме нечисти, вроде инкубов и суккубов. А это те еще постояльцы!
   По крайней мере, так утверждает книга, на прочтение которой я потратил времени едва ли не больше, чем на ее же поиски. В общем, интересное чтиво, а у меня, кстати, появилось понимание, почему приказы Малфоев меня абсолютно не заботят. У меня тело домовика, магия домовика, даже воспоминания домовика, и те присутствуют, а вот разум... личность, совсем другие. И на них, никакие печати не накладывались. Правда, есть вопрос с привязкой к алтарю дома Малфоев, но этот вопрос, я думаю, можно решить, достаточно хорошенько подумать. В общем, приветствуем кошмар Имхотепа. Ха!
   Мельком заметив свое отражение в зеркале, я вздрогнул. Такой ухмылкой только детей пугать... Моментально стерев с лица это грандиозное палево, я тихонько вздохнул и, погладив обложку столь пригодившейся мне книги, замер.
   Стоп. Либо я чего-то не понимаю, либо... подобные вещи должны храниться в доме так, чтобы с ними мог ознакомиться каждый обитатель имения, не так ли? Тогда, почему, когда я здесь появился, этот альков выглядел так, словно его не посещали, как минимум, лет пятьдесят?!
   Вернув фолиант на место, я принялся осматривать немногочисленные книжные полки, разместившиеся вдоль стен алькова. И чем дальше, тем больше мне нравилось то, что я видел. Это ж какая-то библиотечка юного мага получается! Нет, здесь не найти каких-то древних и тайных заклятий-вундервафель, зато всяческих описаний и сборников советов а-ля "Как правильно здороваться с вампиром, чтобы не оказаться выпитым в первую же минуту встречи"... полным-полно. А уж про гоблинов и вовсе целый девятитомник написан. И, кажется, я знаю, кому эти "учебники" могут сильно пригодиться. Вот только...
   Неужели, я и впрямь готов ввязаться в это безнадежное дело? Покрутив в голове эту мысль, я тяжело вздохнул, признавая поражение своей вменяемо-трезвомыслящей части и, посетовав на свой неизживаемый авантюризм, открыл первый из девяти томов повествующих о расе гоблинов, оказавшийся, ни много ни мало, "Вечным самообновляемым справочником "Кто есть кто в Грнгтс".
   Пролистав справочник, я взялся за следующий том и, бегло глянув пару глав из него, недовольно покачал головой. Если ребенка накачивать информацией в таком виде, через месяц у него голова станет квадратной, а поведение будет мало отличаться от манер воина-берсерка во время боя. Короче, прежде чем браться за ликвидацию безграмотности среди одного очкастого необразованного англичанина, придется самому разбираться со всей этой беллетристикой, и только потом уж пытаться донести ее глубоко закопанный смысл до юного девственно чистого мозга ГыДжы Поттера. Эх. Ладно! Поехали.
   Отвлекся я, лишь спустя добрых двенадцать часов, да и то, лишь потому, что желудок напомнил о себе голодным урчанием, а глаза начали закрываться, словно сами собой.
   Вот, кстати, интересный момент. Согласно книге Имхотепа и паре исследований более поздних времен, также нашедшихся в алькове, домовики лишены необходимости подпитывать свой организм едой, равно как и давать ему отдых в виде сна. А я... В общем-то теперь ясно, почему кухонные "коллеги" так странно косились на меня, тем самым первым утром после моего появления в доме Малфоев.
   Ну и ладно! Все одно, чую, скоро домовику Добби придется склеить ласты, пока не сгорел аки свечка... в смысле, пока не спалили. А ближе к осени, скорее всего, у Гарри появится личный домовик, скажем, Корпи - слуга рода Поттеров, или... нет, придумаю что-нибудь более заковыристое и непроверяемое... Кстати, о роде Поттеров нужно будет узнать побольше. Но аккуратно-аккуратно, чтоб не засветиться. На этой мысли я позорно вырубился и проспал почти сутки... Не знаю, может, меня кто-то и искал, но даже если так, не нашел. И ладно.
   Проснувшись, прежде чем заняться дальнейшим изучением окружающей книжной премудрости, я решил, для начала, разобраться со столь неприсущей моей расе тягой ко сну и пище. Ну, вот беспокоит меня этот момент. Честное слово, беспокоит. Но, поскольку все имеющиеся здесь книги о домовиках я уже просмотрел, и ничего подходящего не нашел, значит... значит, если мыслить логически, то надо посмотреть книги о душах вообще, и их переселении, в частности. Интересно, а здесь такие, вообще-то, имеются?
   Авторитетно заявляю, нету таких. По крайней мере, у Малфоев точно ничего подобного не водится. На то, чтобы выяснить этот прискорбный факт, у меня ушло очень немало времени, за которое я успел трижды проголодаться и трижды же призвать еду из кухни. Ха. Зная, что именно мне нужно и где это можно взять, я, оказывается, действительно могу вытащить это нужное... аппарировать к себе, если пользоваться здешними терминами. Хотя, мне больше нравится слово "трансгрессия". Да, Стругацкие и "Понедельник начинается в субботу", рулят.
   Что ж, если нельзя пойти простым путем, придется, своим собственным умом добираться до истины.
   Приняв такое решение, я добрался до уже почти ставшего родным алькова с "библиотечкой юного мага" и, усевшись на пол, прямо посреди разбросанных по полу книг, погрузился в себя.
   Каждый паранорм видит и ощущает мир по своему, то же самое можно сказать и про внутренний мир самого паранорма. Описывать это бесполезно. Ни в одном языке не найдется названий для тех эмоций и ощущений, что испытывает человек, оказывающийся в своем внутреннем мире. Какие чувства позволяют ориентироваться ему в том пространстве, что представляют собой его собственные разум, тело и наполняющие их энергии? Не знаю, им нет названий или определений. Тем не менее, опытный паранорм легко разберется не только в собственном "Я", но и в хитросплетениях чужих энергий и оболочек, что, кстати, весьма удобно для работы с восприятием и сознанием других людей. Впрочем, на сложность самого процесса воздействия на чужой разум, это обстоятельство почти не влияет. Подчинить человека, обмануть его чувства или сломить волю, совсем непросто. По крайней мере, так было в моем прошлом мире, а как будет в этом, одному Переплуту известно.
   Одно могу сказать точно, разобраться в своем собственном "Я" здесь оказалось куда проще, чем я рассчитывал изначально, так что, вполне возможно, что и работа с чужим сознанием будет не столь сложна. Но это только предположение, которое еще нужно будет проверить. Пока же... я должен разобраться в результатах работы с собственным сознанием. А они меня удивили, да...
   Я почесал затылок пятерней и, чертыхнувшись, обнаружил, что своими острыми когтями, чуть не снял сам с себя скальп, после чего, аккуратно погладил исцарапанный затылок и попытался обобщить результат своего метафизического исследования.
   Итак, что мы имеем. Первое. Замена несуразума Добби мною любимым, привела к тому, что привязка домовика к хозяину... нет, не исчезла, она попросту легла на мое сознание, сделав тем самым, домовика хозяином самому себе, как ни странно это звучит.
   Второе. Обычный домовик получает определенную магическую подпитку от хозяина и домашнего алтаря, соответственно, не нуждается в пище и сне. Но, с моим "прибытием", хозяин у домовика сменился и, соответственно, связь с алтарем Малфоев исчезла ввиду своеобразного конфликта имен. Сам-то я не имею к этой семейке ни малейшего отношения, а подпитывать чужого домовика, алтарь не будет. Не "заточен" он на такую филантропию.
   Любой другой домовик в случае, подобном моему, очень скоро сдох бы от истощения, просто от того, что не умеет подпитывать себя сам, в том числе, преобразовывая пищу в энергию. Но моё-то информационное тело к этому привычно! Более того, такое действие рассматривается им, как не подлежащий сомнению императив, возведенный в абсолют. Еда должна преобразовываться в энергию, а та должна питать носитель, и точка. Высшая форма воли, влияющей на реальность, помноженная на умения домовиков, в действии. В результате, имеем, что имеем. Хотя, конечно, пришлось потратить лишних три часа на подстройку энергетики, не без того.
   Зато теперь, после такой тонкой настройки, я могу ощущать магию, вовсе не напрягаясь. Не знаю, любую или нет, но, например, магические потоки пронизывающие особняк Малфоев я чувствую весьма отчетливо. И даже могу определить, какие из них опасны, а какие нет. Например, те силы, что придают огромную прочность стенам дома, ощущаются мною, как... как камень, монолит. От них веет спокойствием. А вот от магических щитов явно несет угрозой, будто рядом с искрящим высоковольтным проводом находишься.
   И третье. Копаясь в куцей памяти домовика, я разобрался, что было не так с Добби до моего появления. Уж не знаю, что сподвигло Малфоя на этот шаг, тщеславие или зуд экспериментатора, но создавая этого домовика по дедовым записям, блондин пошел на весьма неординарный шаг. В эманации сил и эмоций собранные алтарем, он добавил собственную магию и чувства.
   Не знаю, чего он хотел этим добиться, но эффект был явно неожиданным. Доля упорядоченной магии и эмоций оказалась довольно велика, и этот коктейль намертво "впаявался" в информационное тело домовика, вместо того, чтобы раствориться в общем мареве задействованных сил и чувств, а дальнейшие ритуалы лишь закрепили этот перекос. В результате, на свет появился слегка сумасшедший домовик Добби, чьи запертые печатями, а не уничтоженные под корень, как должно было, эмоции резонировали с эмоциями хозяина-донора, а магия печати покорности заставляла реагировать даже на невысказанные пожелания Малфоя... и, естественно, частенько ошибалась в интерпретации этих самых желаний. А что вы хотите? Мозгов нет, считай калека.
   Думаю, нетрудно представить, какое желание в отношении Добби появилось у его хозяина после нанадцатой попытки сумасшедшего домовика угодить Малфою, и, соответственно, очередной разбитой о собственную голову старинной вазы? В наказание за ошибку, разбитой, само собой. Правильно. Прибить паршивца или избавиться от него любым иным способом. И желание это стало настолько отчетливым, что дошло даже до безмозглого домовика... но вступило в спор с высшими императивами, вбитыми в несчастное существо самими ритуалами его создания. Так, и без того расшатанная психика домовика обогатилась еще и суицидальным синдромом. Жаль беднягу, конечно. С другой стороны, пожелание исполнено. Добби больше нет. Осталось только оставить убедительные доказательства его смерти, и можно паковать вещички! Благо, как представиться своему подопечному, я уже придумал, спасибо библиотеке Малфоев, так, что фиг кто докопается до правды. Но с этим придется подождать, по крайней мере, до тех пор, пока я не закончу штудирование здешней библиотеки.
   Оглядевшись по сторонам, я вздохнул и протянул руку к ближайшей полке. Но тут...
   - Добби! Хозяева не могут найти дрянного Добби! - Трансгрессировавший рядом со мной домовик, заверещал, что сирена "скорой помощи" и попытался ухватить меня за руку, но... от испуга, я отпрянул в сторону, а с моей ладони сорвался разряд, каким еще в той жизни я пользовался, чтобы угомонить слишком близко подобравшихся противников. Некоторые, от встряски даже сознания лишались. А здесь... Хм. Я попинал слабо дымящееся тело домовика и, сморщившись от острого запаха паленых волос, вздохнул.
   - А где печеньки? - Выдал я в пустоту.
   Нет, я вовсе не сошел с ума, просто... Если Йода перешел на Темную сторону, то ситхи должны были отвалить ему, по меньшей мере, пару грузовозов с печевом, нет?
   Хм. Ладно. Кажется, пребывание в доме Малфоев заканчивается. А значит, с моими ситховскими наклонностями разберемся позже. Сейчас же нужно о-очень быстро подготовить декорации, и делать ноги, пока мне их не оторвали.
   Внимательно оглядев сдохшего домовика, я сосредоточился и... Хлоп! Книга о разведении гиппогрифов превратилась в мою точную копию... Ну-у, точнее, так бы выглядело мое тело, если бы схлопотало такой же заряд, что огреб мой неудачливый соплеменник. А что? Похоже. Осталось закрепить результат, чтобы через пару дней двойник не вернулся к своеобычному для книги виду. Вот только не надо задумываться о том, КАК это сделать. Главное, воображение и желание... Я присмотрелся к своему двойнику и, убедившись, что преобразованный материал перестал пытаться вернуть себе естественную для него форму, облегченно вздохнул. Другое дело. А теперь... теперь мелочевка. Где-то в зале я видел оч-чень интересную книгу, думаю, она как раз подойдет для правильной сцены.
   Отлевитировав оба тела в основной зал библиотеки, я уложил их рядком прямо под одним из стеллажей и, стянув с него огромный фолиант с книгой стихийных заклятий, недавно заинтересовавший меня именно своими гигантскими размерами, шлепнул еще один разряд молнии, аккурат между телами, опалив навощенные доски пола. Сверху придавил всю композицию раскрытой книгой и, отойдя на пару шагов в сторону, полюбовался получившейся сценкой. А что? Очень даже. Для достоверности, еще чуток обуглить страницы книги и... вот теперь, аллес. Кто знает, что могло прийти в голову сумасшедшему домовику? А может ему мини-малфой велел притащить этот фолиант? Или сам решил просветиться... хе-хе. Короче, сойдет для сельской местности. А теперь, деру отсюда, деру!
   Выбраться с территории малофоевского имения, оказалось не так уж и сложно. Хлопок, и я уже в Косом переулке... или на Диагон-аллее, как правильно? И в невидимость, в невидимость, на всякий случай. Тогда уже можно будет и оглядеться получше.
   Огляделся. В принципе, ничего совсем уж странного, я здесь не увидел... ну, не считая того, что вокруг все так и дышало магией, да еще странная мода местных жителей, больше подходящая временам королевы Виктории и Шерлока Холмса, заставляла с интересом крутить головой. А вот стиль общения... нет, понятно, что ожидать на рынке "сэрканья" и вальяжных расшаркиваний не стоило, но творящийся здесь сумбур и гвалт скорее подошли бы какому-нибудь восточному базару, но никак не магическому центру чопорной Англии. Впрочем, кто я такой, чтобы судить об этом наверняка?
   Привычно для своего нового тела лавируя в толпе магов, я заглянул в добрый десяток лавочек и магазинов, торгующих по большей части какими-то совершенно невообразимыми в своей бессмысленности артефактами. Ну, вот, например, кому может понадобиться желтая губка-утенок, пронзительно крякающая каждый раз, когда к ней протягивают руку? Детям? Тогда почему сей "оживленный" предмет продается в магазинчике "Астрологические Артефакты Апплтона"? Вот и я в недоумении... А что делает гигантская плотоядная росянка в лавке старьевщика? Охраняет истершиеся до дыр мантии по цене в три сикля за десяток? В общем, логика тут не ночевала. М-да.
   Заглянул я и в Лютный. Ну, что о нем можно сказать... сыро, грязно, мрачно... противно. Особенно неприятно было, когда какой-то ушлый торговец "особыми ингредиентами" каким-то образом сумел учуять меня даже в невидимости. Вот тогда мне стало понятно, почему, в отличие от Косого переулка, где нет-нет, да мелькнет домовик-другой, в Лютном я не встретил ни одного "соплеменника". Здесь, их, в смысле, нас, на запчасти разбирают. Правда, не в случае учуявшего меня торговца. "Молнии ситхов", оказывается, не только домовика на тот свет отправить могут. Люди от моего бывшего "шокера" тоже с копыт слетают, только в путь. В общем, пришлось из Лютного линять, пока еще в какие неприятности не вляпался.
   Попытался войти в Грнгтс, в смысле, Гринготтс, если по-человечески. Но посмотрел на вооруженных циклопическими бердышами очень улыбчивых гоблинов-стражников, по какой-то причине крайне внимательно следящих за тем местом, откуда я присматривался ко входу в банк и... не рискнул. Что-то подсказывает, что попытайся я войти туда как есть, и эти ребятки живо настругают меня ломтиками, невзирая на всю мою домовиковую шустрость и невидимость. А проявляться в столь многолюдном месте мне сейчас совсем не хочется. Опасаюсь. Вот освоюсь немного, определюсь с ближайшими планами, тогда можно будет и выйти в свет. А пока, ну его... мне еще Поттера найти надо, да и о собственном житье-бытье озаботиться.
   Вот кстати, о житье. Мой взгляд упал на магазин одежды мадам Малкин. Надо бы и приличной одеждой озаботиться. А то, наволочка в качестве парадного костюма меня как-то совсем не радует...
   Щелчок пальцами, и грязный лоскут ткани стремительно темнеет, меняя форму, и принимает вид черной тройки. Ну, а на туфли пойдет пара камней. Другое дело. Главное, при взгляде в зеркало не заржать.
   А теперь на поиски Поттера! Надо же хотя бы взглянуть на этого невезучего паренька, правда? Не зря же я голову над своей легендой ломал?!... Хм. Стоп. Все это, конечно, здорово, и я, вообще-то гений, конечно, но... единственное, о чем я не подумал, так это о том, как именно я буду искать ГыДжы Поттера. К моему сожалению, Добби никогда не бывал в обычном мире, а в той жизни, я... в общем, тогда мне нечего было и рассчитывать на то, чтобы совершить путешествие, не то что к нашим заклятым островным "друзьям", меня даже в братскую Беларусь и то не пустили бы. Не с моими допусками по заграницам шастать. Эх. Ладно. Попробую, для начала, магические методы, проверю легендарную защиту Гарри нашего Поттера...
  

Глава 2. Дедукция, индукция... главное - смекалка!

   Итак, задача. Найти одного одаренного, но недалекого юношу на территории не такого уж маленького и, что хуже всего, густонаселенного острова. Попытка трансгрессировать прямо к объекту поиска провалилась, что меня несколько обескуражило. Помнится, в оригинале, Добби совершенно спокойно переместился в дом и комнату Поттера, притом, что ни разу до этого там не бывал. И моя неудача только подтверждает уже известный факт о несоответствии "каноно-кинона" реальному положению вещей в этом лучшем из миров.
   Впрочем, ладно. Если не удалось решить проблему в лоб, буду разбираться с задачей, классически, то есть, разбив её на составные части и разгрызая каждую последовательно. Но, ничуть не удивлюсь, кстати, если окажется, что теперь, вместо Добби, Гарольда будет терроризировать другой домовик из малфоевского питомника. По крайней мере, отношения между лощенным блондином и Большим Трижды Дэ Шмелем наводят на такие подозрения. Вопрос только в одном, зачем старику понадобилось подводить к ребенку домовика? Так, стоп, отставить. С этим, позже. А пока, надо придумать, как добраться до Гарольда.
   Тут мое внимание привлек крик совы и я, повернув голову, увидел... Ну не знаю, наверное, это магический зоомагазин... совмещенный с лавкой живых ингредиентов для зелий, полагаю. Сова, это здорово. Из библиотечных книг, прочитанных в особняке и из памяти Добби, занимавшегося не только чисткой малфоевской совятни, но и отправкой писем ленивых белобрысых хозяев, не желающих отрывать задницы от тёплых кресел и мотаться в совятню лично, я знаю, что совы всегда находят своих адресатов, в независимости от местонахождения последних... за исключением тех случаев, когда получатель "прикрыт" от совиного поиска. И сейчас есть шанс, что совы вполне могут отыскать Гарри Поттера... наверное... ну, я так думаю. В конце концов, послания от друзей и министерства до "спрятанного от глаз волшебников победителя Того-Кого-Зачем-Куда" Гарри доходили.
   Осталось придумать, как проследить за пернатым посланником. Хотя... а зачем мне за ним следить, если можно просто перенестись к нему. Нужно только поймать момент, когда сова гарантированно доберется до дома Поттера. И это не проблема. Покрутив головой, я увидел, буквально в нескольких шагах, магазин "Завитушки и Кляксы" и, не теряя времени, внаглую призвал из него лист пергамента.
   Ой. А вот об этом я не подумал. Тихо тренькнула защита от воровства, и на порог выскочил работник магазина, который, мельком оглядевшись по сторонам, тут же двинулся в мою сторону. Нет, меня он, к счастью, не видел, но вот направление, куда полетел украденный товар, явно чувствовал. Не-не, даже не мечтай, родной. Лист в моих руках полыхнул светом, и тут же лишился единственной простенькой метки, благодаря которой, защита и сработала. Да уж, вор с домовиком мог бы здесь легко обогатиться. Правда, вору желающему воспользоваться помощью домовика в деле изъятия ценностей у обитателей Косого переулка, в жизни не скопить денег на всё то, что необходимо для приобретения такого помощника, а тот у кого домовик есть, не будет размениваться на мелочи вроде магазинных краж. Там же, где речь идет о настоящей поживе, домовик вряд ли сможет помочь. Сдохнет от первого же защитного заклятия, и все, мозгов-то на толковую нейтрализацию защиты ни у одного моего "соплеменника" не хватит.
   Я глубоко вздохнул, избавляясь от ненужных мыслей и, призвав из кошеля проходившего мимо мага несколько галеонов, направился к зоомагазину, на ходу возвращая своему костюму естественный вид.
  

* * *

   Мелинда Риз в очередной раз оглядела свой живой товар, шипящий, клекочущий, мяукающий и квакающий на отведенных для него местах и вздохнула. Скоро, совсем скоро ее магазин наполнится еще и криками и визгами детей, стремящихся затискасть все пушистое и затыкать пальцами все спящее, доводя товар до полного исступления. Иногда Мелинде казалось, что набеги детворы сводят ее питомцев с ума. А едва они отходят от этого кошмара, как начинаются очередные каникулы, и детвора снова заполняет магазин, заставляя птиц взбираться под потолок, на самые высокие жерди, змей забиваться в дальний угол аквариумов и притворяться мертвыми, а кошек впадать в кататонию, и изображать набитые опилками чучела.
   Мелинда тяжело вздохнула и вздрогнула от резкого хлопка. Перед прилавком соткался из пустоты домовик в выглаженной белоснежной наволочке, сжимающий в ладони монеты. Оглядевшись по сторонам, существо заметило сов и, удовлетворенно кивнув, вперило необычно ясный для такого убогого создания взгляд странно желтых глаз в разглядывающую его женщину. На миг, Мелинде показалось, что на дне черных зрачков посетителя мелькнул откровенный мужской интерес и она, неосознанным жестом тут же поспешила запахнуть мантию, прикрывая тонкую блузку. Домовик хмыкнул, шагнул вперед и, тряхнув непропорционально огромной уродливой головой, заговорил.
   - Хозяйка велела Корпи приобрести птицу. - Голос у него оказался удивительно низким, а движения плавными, напрочь лишенными присущей их виду ломаной, режущей взгляд, суетливости.
   - Почтовую сову? - Отбросив мысли о том, чего в принципе не могло быть, уточнила Мелинда.
   - Почтовую птицу. - Кивнул домовик, скосив взгляд на нахохлившегося ворона, примостившегося на жердочке почти у самого входа в магазин.
   Мелинда мысленно улыбнулась. Она уже давно мечтала избавиться от этой птицы, но чопорные британские маги ни в какую не желали покупать "темную тварь". Предрассудки и суеверия, оставшиеся в память церковных гонениях магов, практиковавшихся на островах до самого принятия Статута, оказались слишком живучи. А в те времена, обладание черной кошкой или черной птицей было просто-таки прямым приглашением церковникам навестить владельца живности с факелами и готовым пеньковым галстуком. Но... уж домовику-то запродать убыточный товар, первое дело! Потому и не любят маги посылать этих созданий за покупками. Разве что, совсем уж приспичит. Как вот сейчас, например.
   - Три галеона. - Проговорила Мелинда.
   - Хозяйка сказала: не больше галеона и шести сиклей. - Склонив голову к плечу, протянул странный домовик. Мелинда вздохнула. А-а, ладно. Моргана с ним! Шесть сиклей, тоже неплохой прибыток. Да и все равно, торговаться с домовиком, последнее дело. За пределы суммы установленной хозяином, это упертое создание не выйдет, как ни уговаривай. Да и другого шанса избавиться от изрядно надоевшего, вечно дремлющего ворона, может и не представиться...
   - Хорошо. Пусть будет галеон и шесть сиклей. - Мелинда взмахнула палочкой, и нахохлившаяся птица оказалась прямо перед ней. Приоткрыв черный глаз, ворон недовольно каркнул, но... наткнулся на взгляд домовика и, встрепенувшись, взмыл в воздух. Сделав круг под потолком, ворон с подозрением покосился на хлипкого посетителя и, не найдя иного места для посадки, в буквальном смысле слова, сел ему на голову. Домовика ощутимо качнуло, но на ногах он удержался. На прилавок легли две золотые монеты.
   - Корм. - Коротко пояснил домовик и попытался пересадить удобно устроившуюся меж его ушей птицу себе на плечо, за что тут же схлопотал удар клювом в темя. Покупатель зашипел и попытался схватить ворона, но тот подпрыгнул и, пропустив под собой когтистую ладонь, как ни в чем не бывало, вновь устроился на прежнем месте. Домовик печально вздохнул и принял из рук смеющейся Мелинды мешок корма.
   - Спасибо. - Покупатель кивнул, ворон качнулся и, каркнув, вновь попытался клюнуть беспокойную "подставку". Не тут-то было. Щелчок пальцев, и на клюве птицы красуется огромная пробка. Домовик злорадно ухмыльнулся, еще раз поклонился хозяйке и исчез вместе с ошалевшим от такой подставы вороном.
   Спалился, вот точно говорю, спалился по полной программе! Это ж надо было так забыться?! А всего-то и делов, что оказавшись в магазине, я попытался не просто ощутить окружившую меня магию, а увидеть ее собственными глазами. Кто ж знал, что блузка на хозяйке магазина, окажется обычной иллюзией?! Жарко, да, я понимаю. Мало того, что на улице жара несусветная, так в магазине температура еще выше. Но это же не повод, чтоб расхаживать по залу без блузки и бюстгальтера? Хотя, такие формы... м-м... Тьфу ты. Я отвесил сам себе подзатыльник и мысленно проклял Переплута. Десять лет, десять лет воздержания! Арргх!
   - Краа-а! - Ворон-таки избавился от пробки на клюве, но, не рискуя вновь примерить этот своеобразный кляп, ограничился тем, что весьма образно передал мне все, что он думает о подобных шутках.
   - Ну, извини, приятель. Нечего было из себя дятла изображать. - Усмехнулся я, и птыц притих.
   Вообще-то, с вороном получилось замечательно. Не знаю почему, но раньше, при работе с птицами, только с этими крылатыми мудрецами мне и удавалось установить по-настоящему крепкую ментальную связь. Ни воробей, ни сокол, никакие другие пернатые не могли долго ее удерживать. А вот у моей команды дело с ментальным приручением птиц обстояло с точностью до наоборот. Им легко удавалось удерживать связь хоть с голубями, хоть с орлами, а вот вОроны моментально сбрасывали "поводок" и удирали от них на всех парах.
   - Кромах, я назову тебя Кромах. - Я пощекотал распушенные перья на горлышке птицы, и ворон, только что осторожно переместившийся мне на плечо, довольно прищурился.
   Написать на пергаменте несколько слов, воспользовавшись самовосполняемым пером из все того же магазина "Завитушки и Кляксы", оказалось делом пяти минут. А вот текст пришлось придумывать куда как дольше. Но и с этим я справился, после чего вручил ворону итог моих долгих размышлений и убедительно попросил доставить послание Гарри Поттеру. Кромах сжал письмо в лапе, смерил меня долгим взглядом, и почти моментально исчез из виду.
  

* * *

   Гарри поднял голову, услышав стук в окно. К удивлению мальчика, там за стеклом, важно вышагивал большой ворон, сжимающий в клюве свиток пергамента. Отворив створку, Гарри позволил гостю протиснуться меж прутьев решетки, установленных дядей Верноном и, взяв у почтальона свиток, с нетерпением его развернул. Это было первое письмо, которое он получил с начала лета, и мальчик очень надеялся, что оно пришло от кого-то из его друзей. Пусть даже он не помнил никого, кто пользовался бы для отправки посланий услугами не совы, а ворона. Но мало ли?
   Развернутый свиток неожиданно полыхнул синим светом и Гарри вздрогнул от неожиданности. Но на этом странности прекратились, и юный маг, взяв себя в руки, прочел короткую надпись на пергаменте: "Ничему не удивляйся". А в следующую секунду мальчик подпрыгнул от раздавшегося за спиной хлопка.
   Гарри с нескрываемым удивлением рассматривал появившееся перед ним странное существо в довольно нелепо смотрящейся на нем классической черной тройке. Ростом ниже самого Поттера, худой, какой-то серо-зеленый пришелец с острым носом-уточкой и огромными навыкате желтыми глазищами, он, наверное, мог бы показаться комичным, забавным и, может быть, даже смешным, вот только держался странный гость с таким достоинством, что и Малфой сдох бы от зависти.
   Пришелец обвел долгим взглядом комнату Гарри и покачал головой, отчего мальчик залился краской. Но что он мог сделать, если дядя и тетя, в своем стремлении сэкономить лишний пенс, обставили бывшую вторую спальню Дадли старой поломанной мебелью. И где только нашли такую?
   Взгляд гостя тем временем прошелся по самому хозяину комнаты, но на этот раз, пришелец не стал выражать недовольство, только тяжко вздохнул.
   - Ну, здравствуй, Гарольд Джеймс Поттер. - Протянул визитер.
   - А в-вы кто? - Наконец, до Гарри дошло, что происходит что-то совершенно необычное. Ведь директор Дамблдор говорил, что в доме родственников, под маминой защитой, его никто не сможет отыскать!
   - Не хочу тебя расстраивать, но никакой защиты здесь нет... - Проигнорировав вопрос мальчика, гость пожал плечами, а увидев, как удивленный Гарри открывает рот, тут же его перебил. - Нет-нет, я тебе не Трижды Дэ, в чужие мысли без спросу не лезу. Просто у тебя все на лице написано. Во-от такими буквами. - Гость широко-широко развел руки и неожиданно весело улыбнулся, да так широко, что Гарри удивился, как эта улыбка вообще могла уместиться у него на лице.
   - А кто такой этот Трижды Дэ? - Полюбопытствовал мальчик.
   - Да директор твой, конечно. - Пожал плечами гость и, хотел было что-то добавить, но в этот момент, устроившийся на покосившейся дверной створке шкафа, ворон тихо каркнул, заслужив презрительный взгляд белоснежной совы, сидящей в клетке на шкафу, а визитер вдруг хлопнул себя ладонью по лбу.
   - Точно, Кромах, вот я невежа! Гарри, позволь представиться, меня зовут Корпи и я домовик.
  

* * *

   Черт, последняя фраза прозвучала как представление в клубе анонимных алкоголиков. Я покосился на впавшего в легкий ступор Поттера и мысленно махнул рукой. Ладно, чего уж там.
   - П-приятно познакомиться, мистер Корпи. - Кивнул Гарри, устраиваясь на колченогом табурете у старого обшарпанного стола.
   - Отбрось этого самого мистера и будет совсем замечательно. Продолжаем разговор. - Я покосился на свой трансфигурированный представительный наряд, но махнул рукой, на этот раз по-настоящему и, запрыгнув на кровать, с комфортом устроился напротив хозяина комнаты, мимоходом отметив, что ребенок никак не отреагировал на цитату из Астрид Линдгрен. Не знаю, может в Англии не любят Карлсона, который живет на крыше, но... в общем, странно. - Итак, Гарри... Я ведь могу называть тебя по имени?
   - Э-э... ну да, наверное. - Протянул мой собеседник, явно удивленный преображением напыщенного сноба... меня, то есть. А что я? Ну не могу я в общении с детьми изображать из себя подобие того же Малфоя. Противно.
   - Так вот, Гарри, как я уже сказал, мое имя Корпи и я домовик. Иногда подобных мне называют домовыми эльфами, но...
   - Вы - эльф?! - Зеленые глазищи мальчишки стали больше чем у меня.
   - Вот-вот. Причем еще неясно, над кем маги издеваются, обзывая моих соплеменников эльфами. - Вздохнул я, - то ли над дивными, то ли над домовиками. Поэтому, прошу тебя, не зови меня эльфом.
   - Хорошо, а... - Гарри захлопнул рот и беспомощно посмотрел на меня.
   - Ну да, хочешь знать, зачем я к тебе заявился, да? - Понимающе кивнул мальчишке.
   - Да, а еще, кто такие домовики, почему вы сказали, что директор Дамблдор читает мысли, как вы разговариваете с вашим вороном... - Вдруг прорвало Поттера, да так, что я даже немного опешил.
   - Ей-ей, притормози, горячий финский парень! - Замахал я руками на Гарри, а когда тот замолк, поинтересовался. - Тебя что, Гермиона покусала?!
   Нет, ну правда, в оригинале-то Гарри был куда как стеснителен! А тут, прям почемучка какая-то, честное слово!
   - А вы знаете Гермиону, откуда? - Туда выстрелил Поттер и я мысленно застонал. И ведь это только начало...
   - Так, стоп. Отвечаю по порядку.
   Гарри смотрел на ловил каждое слово, как жаждущий в пустыне ловил бы каждую каплю воды. Я же прохаживался по кровати перед мальчиком, заложив руки за спину, и вещал, словно настоящий профессор. Представляю, как это выглядело со стороны, ха!
   Из моего рассказа Гарри узнал и кто такие домовики, и как они появились, как живут сейчас, и почему я сам так разительно отличаюсь от своих собратьев. Врал, конечно, но лишь касательно самого себя. В остальном же, я, разве что, немного исказил... даже не сами факты, а их представление. И то не во всем.
   Ну и в самом деле, если не говорить правду о моем происхождении, то как еще можно обосновать отличие от реальных домовиков? Только жутко древней, забытой магией. И вообще, на мой взгляд, домовик созданный домом Гриффиндора, точнее уцелевшим от того дома почти разумным алтарем, заколдованным самим Основателем, и должен отличаться от обычных домовиков.
   - А зачем вас создал алтарь? - Спросил Гарри, едва я умолк, чтобы перевести дыхание.
   - Для поиска. - Коротко ответил любопытному мальчишке, но, наткнувшись на его испытующий взгляд, все же вынужден был пояснить. - Алтарь был заколдован так, чтобы в случае необходимости отыскать хозяина. Само собой, не абы какого, а того, в ком есть дух и кровь Гриффиндора. Поиски наследника, дело сложное, здесь без определенной свободы воли не обойтись. Так когда-то решил сам Основатель, он и вложил в алтарь заклятье, позволяющее время от времени создавать таких вот домовиков как я. У меня есть определенная цель, которая позволяет существовать без хозяина... И, кажется, первую ее часть я, наконец, исполнил, хоть на поиск и ушло добрых тридцать лет. - Довольно проговорил я и, ухмыльнувшись, подмигнул Гарри.
   - Первую часть? - Непонимающе хлопнул глазами Поттер.
   - Именно. Я нашел наследника. Тебя, Гарри.
   Все вопросы, типа: откуда мне известны Трижды Дэ и Гермиона, напрочь вылетели из головы паренька. Впрочем, находясь в ступоре, вообще трудно задавать какие-то вопросы. Но самое главное, я ведь почти не солгал! Библиотека у Малфоя, действительно, выше всяческих похвал. Так что, отыскать там справочник "Кто есть кто в магической Англии", по аналогии с таким же справочником гоблинов, труда не составило. Поначалу, я хотел просто ознакомиться с, так сказать, лицом здешнего магического мира, но наткнулся на фамилию Поттеров и... Они действительно имеют отношение к Гриффиндору. Пусть опосредованное, непрямое, но... это единственный род, в котором сохранилась хоть капля крови Годрика. Ну, а алтарь, да, это байка моего личного сочинения. Но, что мешает мне, при необходимости, разумеется, сообщить, что сей удивительный камешек давно покоится на дне Английского канала, того самого, который на материке кличут проливом Ла-Манш, а?
   Так, что-то мой подопечный долго молчит...
   - Гарри? - Я осторожно тряхнул Гарри за плечо.
   - Я что, Гриффиндор? - Тихо спросил он.
   - Хм, не совсем. - Я покачал головой. - Видишь ли, прямой ветви Основателя давно нет. Сгинула в веках, вследствие проклятья. Но вот, одна из женщин рода Годрика некогда вышла замуж за потомка одного из Певереллов, твоего прямого предка, Гарри. Были, конечно, и другие женщины рода Гриффиндора, но... либо они погибали до того, как успевали выйти замуж, либо их дети или внуки-правнуки умирали, не оставив потомков, в общем, других магов в Англии, в ком бы текла хоть малая доля крови Годрика, увы, не осталось.
   - Понятно. - Протянул юный маг. - А что за проклятье?
   - Ну-у, знаешь, Гриффиндоры всегда были не только магами, но и воинами, и врагов у них хватало. Ничего удивительного, что кто-то из них наложил на род Годрика проклятье, призванное уничтожить Гриффиндоров. Да вот, не вышло. Кровь сбежавшего от смерти оказалась сильнее проклятья.
   - Сбежавшего от смерти? - Недоуменно переспросил паренек.
   - Это долгая история. Если захочешь, я как-нибудь принесу тебе сказки Барда Бидля. У него, как раз, описана история трех братьев Певереллов, попытавшихся обмануть смерть. И одному из них, это даже удалось... Собственно, именно его потомок и стал основателем рода Поттер.
   - Слишком много легенд. - Покачал головой Гарри, и тяжело вздохнул.
   - О, не переживай. Любой мало-мальски древний род может похвастаться историями вроде этой. Правда, не каждый может доказать их правдивость.
   - А я? - Уточнил Гарри.
   - И чего ты так отбивался от предложения шляпы? Амбиции-то у тебя самые что ни на есть слизеринские. - Я усмехнулся но, заметив, как нахмурился Поттер, махнул рукой. - Да есть, есть доказательства. Прочтешь сказку о братьях, сам поймешь.
   Юный маг задумчиво кивнул и вдруг решил перевести тему.
   - А что вы говорили про директора... помните?
   - Директор Дамблдор, да. - Я поморщился. Не хотелось бы прямо сейчас вываливать на мальчишку все мои домыслы. Да, даже о встрече Шмеля с Малфоем, я бы не хотел ему рассказывать. Почему? Потому что двенадцать лет не возраст для драконоборца! И прежде чем лезть в такие дела, Гарри следовало бы немного... даже не подрасти, а повзрослеть. С другой стороны, его уже втянули в эти грязные игры и времени на раскачку пареньку не оставили, от слова совсем. Черт, и Трижды Дэ ещё будет говорить, что хотел дать мальчику детство?! Это у Дурслей-то! Да с троллями, драконами и одержимыми, шастающими по школе? Сволочь...
   Нет, положительно, этот ребенок нравится мне все больше и больше! Я бы на его месте, да с такими новостями, и не вспомнил бы об этой "мелочи". А он, гляди-ка, запомнил. Все-таки, в прогрессирующем идиотизме Поттера из канона, было нечто странное, точно говорю. Ну не мог мальчишка, на первом курсе разложивший и разжевавший своей шибко умной, пушистой подруге все поступки директора и их причины, так резко поглупеть без посторонней помощи. НЕ МОГ!
   Я с интересом глянул на сидящего передо мной Поттера и, заметив с каким нетерпением он ждет моего ответа, кивнул.
   - Молодец, что вспомнил. Есть такая штука, Гарри, называется легиллименция. Искусство чтения мыслей. Так вот, Трижды Дэ владеет им, если не в совершенстве, то очень близко к тому. Считается, что искусство это довольно редкое, но в школе, помимо директора, им владеет, как минимум, еще один преподаватель. Догадаешься, кто?
   - Хм... Профессор Снейп? - После минутного размышления, выдал Поттер. Во-от, я же говорю, варит у паренька котелок, и неплохо варит!
   - Сто баллов Гриффиндору. - Усмехнулся я. - И как ты понимаешь, от таких поползновений нужно уметь защищаться. А вот для этого существует другая дисциплина, называется: окклюменция. Приступим?
   - Прямо сейчас? - Изумился Гарри, глянув на сгустившуюся за окном ночную тьму.
   - А почему нет? - Пожал я плечами.
   - Но... но, а зачем вам это надо? - Спросил юный маг.
   - Правильный вопрос. - Я довольно кивнул. - Если кто-то что-то тебе предлагает, сто раз подумай, с чего вдруг такая щедрость. Люди вообще эгоистичны, а уж маги - эгоисты втройне, а значит, и пальцем не шевельнут без личной выгоды. Что же касается меня, то здесь все просто. Как я уже сказал, пока я исполнил лишь часть цели, ради которой был создан. Нашел тебя. Вторая часть требует от меня находиться рядом с тобой в течение десяти лет, в качестве помощника и советника. А иногда и наставника. Например, как сейчас. Окклюменция, как ты понимаешь, весьма важный и нужный предмет, но его не преподают в Хогвартсе. И здесь я могу тебе помочь. Так что?
   - А как я могу быть уверен в честности ваших намерений, Корпи? - Вдруг прищурился мой собеседник. Ну, чем не слизеринец?
   - Хм. Хор-роший вопрос, Гарольд. - Я почесал пятерней затылок, вновь едва не сняв с себя скальп. Чертовы когти. - Могу поклясться магией, что не желаю и не причиню тебе зла. Устроит?
   - Клятва? - Гарри фыркнул. - Дадли тоже не раз клялся учителям, что не будет задирать малышей...
   - Клятва магией, мальчик. - Покачал я головой. - Не пустое обещание. Впрочем, на... прочти сам.
   В моей руке возник один из томов малфоевской библиотеки. "Клятвы. Обеты и Контракты". Его-то я и протянул моему недоверчивому слушателю.
   - Что это? - Гарри недоуменно взглянул на меня.
   - То, что должен знать каждый юный волшебник, если не хочет однажды оказаться на положении раба. - Я пожал плечами. - Будем считать это твоим первым уроком. Книга невелика, дня за три одолеешь. А домашним заданием тебе, будет составление клятвы, которую ты хотел бы от меня услышать.
   - Эй, я ведь еще не согласился на обучение!
   - М-м... Деваться некуда тебе, юный падаван, мгм... - Услышав от меня эти слова, Гарри хлопнул ресницами раз, другой... после чего икнул и зашелся веселым заразительным хохотом.
   - Ты! Корпи, откуда ты знаешь "Звездные войны"?! - Отсмеявшись, поинтересовался паренек.
   - Ха. А почему это я не должен их знать? - Возмутился я. - Я что, похож на одного из этих чистокровных снобов, что воротят нос от каждой электрической лампочки?! Да и вообще, чем я сам не Йода?!
   Для убедительности, я прикрыл глаза, вытянул вперед руку и, спустя секунду, стул, на котором сидел Гарри, медленно вращаясь, поднялся в воздух.
   - Магистр Йода, может, вернете меня на место? - Улыбаясь, проговорил Гарри.
   - Несложно это, хм... - Пробормотал я, и стул вместе с седоком аккуратно опустился на пол. - Попробуешь, может ты теперь?
   - Мне нельзя колдовать на каникулах. - Тут же посмурнел юный маг. - Да и мои вещи...
   Взгляд, брошенный в сторону двери, был очень красноречив.
   - Магия не в палочке, Гарри. Магия в тебе. Разве нужна была тебе эта деревяшка, когда ты трансгрессировал на крышу школы? Или, когда твоя тетушка попыталась сбрить твою шевелюру?
   - От-откуда... - Побледнел мой собеседник, а я понял, что лажанулся, как с упоминанием Гермионы. Эх. Думай, башка, думай. Шапку куплю, котелок, блин! А... была не была!
   - Видишь дом через дорогу? - Вздохнул я, ткнув пальцем в сторону окна.
   - Дом миссис Фигг. - Кивнул он. Угадал! Впрочем, неудивительно. Ни один другой дом поблизости не может похвастаться магическим фоном...
   - Каждый месяц старая кошатница отправляет в Хогвартс письмо, в котором описывает твое житье-бытье. Ну а я прочел ее доклады в кабинете директора, втихую, само собой, когда наведался в школу, чтоб узнать, кто может быть наследником Годрика. Спасибо Шляпе, подсказала, где можно найти информацию о твоей жизни. По-родственному, так сказать. - Сказал, и только тут понял, какой я, на самом деле, идиот. Трижды идиот!
   - А... - Гарри как-то резко сник и забормотал, - нет, это не правда... Он же не мог... Если он знал... Нет. Не правда...
   Голос паренька становился все тише, а сам он побледнел и мелко задрожал. Кулаки сжались, губы сжались в тонкую полоску, и в стороны шибануло сырой магией. Стихийный выброс, во всей свой разрушительной красоте. И ни единой слезы. Вот только боль в глазах... Прости, малыш!
   - Гарри... Гарри! - Я спрыгнул на пол и, оказавшись рядом, постарался обратить на себя его внимание. - Успокойся, все в порядке. Я же здесь. Слышишь? Я никогда не предам тебя, клянусь, Гарри!
   Ой, ё-о. Что ж я наделал-то, а?! Четырежды идиот! Ну, все не слава богу! Свет, заливший комнату, заставил меня зажмуриться. А когда я открыл глаза, увидел очумело оглядывающегося по сторонам Поттера.
   - Что это было? - Почему-то шепотом спросил Гарри.
   - Клятва... - Вздохнул я. - Магия приняла мое слово.
   - И... и что будет, если ты его нарушишь?
   - Два варианта: потеря магии или смерть. - Пожал я плечами. - Не веришь, посмотри в книге.
   - И ты так спокойно об этом говоришь?
   - А что мне остается?
   - Сумасшедший.
   - Сам такой.
   - Я?
   - Ну не я же.
   - И это мне говорит домовик, изображающий из себя Йоду?! - Со слабой улыбкой, вздохнул Поттер.
   - Вот-вот, о чем я и говорю. У тебя уже глюки пошли. Откуда приличному домовику знать магистра Йоду? - Я демонстративно вздернул нос, мысленно радуясь тому, как быстро Гарри приходит в себя. Пусть, и не без моей скромной эмпатической помощи...
   - Проболтался.
   - А ты меня на словах не лови...
   - Да, вроде, как ты уже сам себя поймал, нет? - Хихикнул Гарри.
   - Эй, падаван, это удар ниже пояса!
   - Сам виноват, лопоухий. Ма-астер.
   - А молнию в зад?!
   - Мне и на лбу хватит. - Показал язык Поттер. Кажется, я немного перестарался с успокаивающим воздействием.
   - Ах, так? - Щелчок пальцами и на стол с грохотом обрушивается огромный фолиант "Показаний к житейскому обхождению". Хм. Такими темпами, в библиотеке Малфоев скоро останутся лишь пустые полки.
   - Это что? - Ткнул пальцем в кожаный переплет Гарри.
   - Твой учебник. - Хмыкнул я.
   - Да мне его за год не прочесть! - Возмутился мальчишка.
   - Ты у меня до начала учебного года его освоишь. - Пообещал я Гарри, а когда тот собрался возмутиться, перебил. - А если не успеешь, то в Хогвартсе заставлю еще и Рона этикету учить. Оно, знаешь, когда кого-то чему-то учишь, сам лучше предмет понимать начинаешь.
   - Это ты по своему опыту судишь? - Фыркнул негодник.
   - Ты сам напросился. - На этот раз, разряд вышел именно таким, какой требовался. Короткий удар током заставил Гарри подпрыгнуть на месте, А потом... он дал сдачи! Такой же молнией! Без палочки! Это не мальчишка, это вундеркинд какой-то... Хана бородатому, вместе с красноглазым.
   Повеселились мы знатно. Думаю, если бы не заглушка, установленная на комнату Гарри по моему желанию, Дурсли бы наверняка всполошились. А так, в комнате все вверх дном, под потолком летают перья раздухарившихся фамильяров, мебель в хлам... и тишина.
   Хорошо получилось. И мальчонку от дурных мыслей отвлек, и сам развеялся, избавился от напряжения в котором прошли последние дни. Ну а порядок... В конце концов, домовик я, или где?! Щелчок пальцами и, под восторженным взглядом Поттера, комната приобрела вид только что отремонтированного помещения, обставленного хоть и разномастной, но абсолютно новой мебелью. Даже постельное бельё и подушки с одеялами приобрели вид, словно только что из магазина. А вот с одеждой... забил я на нее. Все равно менять придется...
   "А ты шустро начал". - Ночь, сон, Переплут. Устроился, гад такой, в кресле и смотрит зенками своими наглыми, что-то вкусное из кружки прихлебывая.
   Я покачал головой и, вздохнув, представил себе такое же кресло, как у моего гостя. А что? Мой сон, что хочу, то ворочу. Бокал в руку. Эх...
   Тьфу, гадость какая.
   - А ты думал? - Усмехнулся мой гость. - Совсем, понимаешь, совесть потерял. Ни тебе "здрасьте", ни "как дела". Пришел, уселся без спросу, еще и коньяком наливаться принялся. Перед богом сидишь, смертный!
   - О как! - Я почесал затылок. - А мне показалось, это ты ко мне в гости заглянул... не предупредив, между прочим.
   - Хам. - Коротко вздохнул Переплут и махнул рукой. - Ладно. Начал ты хорошо, хотя тут больше твоему везенью спасибо сказать надо, нежели уму. С последним, у тебя как-то... не очень, прямо скажем.
   - Но-но. Я бы попросил... - Вяло возмутился я, поскольку и сам понимал, что все сотворенное мною за последние дни, иначе как безбашенной авантюрой не назовешь.
   - Проси-проси. - Усмехнулся мой собеседник и, покачав головой, поинтересовался. - Вот ответь мне, только честно. Что тебе мешало добраться до Поттера обычными способами? Адрес-то помнишь...
   - Душа не лежала. - Пожал я плечами, после недолгого размышления. Нет, действительно. Я мог бы сколько угодно прикрываться собственным незнанием, но факт остается фактом, для любого горожанина найти способ добраться в нужное место общественным транспортом не составит особого труда. Времени на поиски удобного маршрута может уйти много, это да, как и на саму дорогу, но результат все равно един. Но... вот не хотелось мне соваться в обычный мир. Совсем не хотелось. - Интересно, а это у всех магов так?
   - Хм... - Переплут потер ладонью подбородок. - Может статься. Вполне... знаешь, а это, в самом деле, интересная идея. - Тут мой собеседник ухмыльнулся. - Но, мне интересно другое. С чего это ты, вдруг, так коней погнал? То собирался "осмотреться-оглядеться", и вдруг сорвался... хм?
   И что я мог ответить? Что сам не понимаю, с чего развил такую бурную деятельность? Нет, ну побег-то, положим, и в самом деле получился спонтанным. Но потом-то? На кой было в первый же день ломиться на поиски Поттера, например?
   В результате, в ответ на вопрос Переплута, я мог только пожать плечами.
   - Сам не знаешь, да? - Хитро ухмыльнулся рыжий, и вдруг постучал согнутым указательным пальцем по виску. - А если подумать? Или ты считаешь себя единственным в этом мире, способным без всякой легиллименции по головам шарить?
   - Ну... - Я уже хотел было кивнуть, как поймал лукавый взгляд своего собеседника. - ТЫ?!
   - Надо же, догадался. - Переплут довольно хмыкнул.
   - Но... зачем?
   - Эх... Я бы, конечно, мог над тобой еще с полчаса поиздеваться, но, так и быть, не стану. Все просто, приятель. Завтра, точнее, уже сегодня, по плану Большого Шмеля, должна была начаться привязка домовика к Поттеру. Если бы не твой финт ушами в библиотеке, этим домовиком оказался бы Добби, и тут у тебя не возникло бы проблем. Но...
   - Добби умер и вместо него Малфой подберет другого домовика. Да... - Я нахмурился. - Подожди. Но, как Малфой может передать своего домовика несовершеннолетнему мальчишке из чужого рода?!
   - О, это действительно красиво. Смотри. - Переплут довольно хмыкнул, и передо мной развернулось полотнище с двумя родословными. Поттер и Блэк. - Для начала, род Малфой Поттеру не такой уж чужой. Если помнишь, Люциус женат на Нарциссе, в девичестве Блэк, которая, в свою очередь, приходится Гарри троюродной сестрой. На данный момент, она одна из четырех ближайших его кровных родственников - магов. Учитывая, что Белла и Сириус в тюрьме, а Андромеда отлучена от рода, Нарцисса единственная, кто может хоть как-то позаботиться о родственнике. Так что, домовика Гарри получит, "в меру заботы о родне"... правда, в связи с тем, что мальчик не проживает в имении Малфой, Люциус "вынужден" будет, во-первых, свести подпитку домовика от алтаря дома до минимума, а дабы тот не сдох, перекинуть большую часть подпитки на самого Гарри. Догадываешься о последствиях?
   - Ограничение силы? - Пробормотал я, но Переплут меня услышал.
   - В точку... юный падаван, так ты, кажется, обозвал Поттера, да? - Усмехнулся мой собеседник. - В его возрасте, наличие собственного домовика, оттягивающего огромную часть сил растущего мага, приведет к, условно говоря, "дистрофии" дара. Ядро, недополучающее магию, уходящую в связь с домовиком, просто не сможет развиваться как должно. Да, позже, лет эдак через пять, процесс выровняется, но... время, время будет упущено.
   - Так... и что теперь делать? - Я потер ладонью подбородок. - Стоп! А как он это сделает без согласия самого Поттера?
   - Ой, как все запущено! - Покачал головой Переплут. - А Дамблдор на что? Как опекун Гарри, он вправе решать подобные вопросы и... даже не ставить своего подопечного в известность о принятых решениях.
   - А он-таки, опекун?
   - Распоряжение жизнью младенца после смерти его родителей, ключ от сейфа Поттеров... сам-то как думаешь? - Вздохнул мой собеседник. - Кроме того, даже если формально Дамблдор не приносил соответствующих обетов и клятв, фактически, он, с попущения других магов, в том числе и родственников Поттера, взял на себя опеку над маленьким Гарри. То есть, совершил, так сказать, магически значимое действо. И это дает ему определенные права, которых, впрочем, он может довольно легко лишиться, было бы на то волеизъявление заинтересованных лиц, того же самого Гарри, например. Но он-то об этом факте ни сном ни духом... Понятно, что многого в таком шатком статусе, директор натворить не может. Те же гоблы, например, к родовом сейфу Поттеров его и на пушечный выстрел не подпустят без официально оформленных документов и подтвержденных магией опекунских клятв... И вообще! Какого я тут перед тобой распинаюсь? Ты ж сам взялся опекать Поттера! Вот и разбирайся с его проблемами.
   - Разберусь. - Кивнул я, прикидывая, как бы лишить Шмеля его удобной позиции опекуна без опекунских обязанностей.
   - Вот и ладушки. А я пошёл. Устал с тобой болтать.
   - Стой. Переплут! - Почти исчезнувший в тумане, рыжий на миг проявился вновь и вопросительно взглянул на меня. - Надеюсь, больше ты не будешь толкать меня под руку? - Спросил я совершенно не то, что хотел.
   - Умный мальчик. - Переплут усмехнулся и, добавил, на этот раз окончательно растворяясь в окружавшем нас тумане. - Держи защиту и все будет в порядке. Я не единственный, кто хотел бы что-то поправить в этой истории. А ты такой удобный инструмент...
   Хм. Я так понимаю, что умным меня обозвали за то, что не стал спрашивать, как решить возникшую проблему с привязкой домовика... Ладно, сами разберемся, не маленькие.
   Проснулся я в том самом чулане, что еще недавно служил спальней Гарольду нашему Поттеру. Ну, лень мне было, на ночь глядя, искать себе крышу над головой. Да и присмотреться хочется к житью-бытью моего подопечного вне Хогвартса.
   А в доме, между прочим, странно тихо. Я поднялся с сундука Поттера, послужившего мне кроватью и, накинув невидимость, выскользнул из чулана.
   Это не дом, это какой-то нанотехнологический цех... Чистота такая, что даже воздух кажется вымытым... И пустота. Хм. А где мой подопечный?
   Я заглянул во все комнаты, но Гарри в них не было, равно как и кого-либо из Дурслей.
   Впрочем, выглянув на задний двор, я нашел пропажу. Поттер усердно пропалывал какую-ту чахленькую клумбу, а его тетка стояла над пареньком, сложив руки на груди, и внимательно наблюдала за его манипуляциями. Молча, но с таким презрением во взгляде... Черт, да ей только формы не хватает, и люггера на поясе. А так, ну вылитый штурмбанфюрер перед унтерменьшем!
   - Закончишь здесь, займешься стрижкой живой изгороди. - Наконец проскрипела эта... эта лошадь и, резко развернувшись на каблуках, строевым шагом удалилась в дом. Уже находясь у двери, она на секунду обернулась. - И не вздумай сунуться на кухню до того, как управишься с садом, мальчишка.
   - Да, тетя Петунья. - Равнодушно ответил Поттер, ни на секунду не отвлекаясь от прополки. Впрочем, тетка, очевидно, и не ждала другой реакции, поскольку тут же скрылась за дверью.
  

* * *

   - Голоден ты, юный падаван?
   Гарри вздрогнул, услышав голос вчерашнего гостя.
   - Корпи! Я думал, ты мне приснился. Утром встал, а тебя нет... я...
   - Тише, тише, Гарольд. - Соткавшийся из воздуха домовик, замахал руками. - Притормози и ответь на мой вопрос. Ты голоден?
   - Ну... - Гарри оглянулся на окна кухни, выходившие в сад, и вздохнул. - Да.
   - Хм. Тогда, предлагаю позавтракать, а потом заняться делами. Что скажешь?
   - А как же... - Поттер кивнул на клумбу и домовик, в ответ, расплылся в широчайшей улыбке.
   - Не проблема. - Щелчок пальцев и немногочисленные оставшиеся сорняки, вдруг, вылетев из земли, самостоятельно уложились аккуратной кучкой рядом с клумбой.
   - Здорово. - Восхитился Гарри.
   - Ну... должна же быть какая-то польза от магии, правда? - Усмехнулся Корпи. - Так, теперь решим, что мы желаем получить на завтрак... Есть какие-то предпочтения, Гарри?
   В ответ, Поттер только пожал плечами. Понятно. Кажется, кроме яичницы на сале, с понтом именуемом здесь "бэ-эконом", ему ничего не приходит в голову. Придется определяться с меню завтрака самостоятельно.
   Денег у меня, естественно, не было, ну, кроме трех галеонов, которые в обычном мире разве что в ломбард снести можно, а потому, вместо похода в ближайшее кафе, я предложил своему подопечному заняться готовкой самостоятельно. Правда, на мою фразу: "Гарри, это будет весело", мой собеседник только скептически хмыкнул. Не поверил, значит. Зря-я...
  

* * *

   Гарри никогда не считал, что готовить завтрак, это весело. И уж тем более, он не находил ничего веселого в мытье огромного количества посуды, остающейся после того, как семья из кашалота, лошади и кашалотика, закончит трапезу. Потому-то, юный волшебник и не поверил словам своего нового знакомого.
   - Ну, и долго ты собираешься медитировать над этими сорняками? - Поинтересовался Корпи, одергивая рукава пиджака так, чтоб из-под них были видны сверкающие запонки. Гарри вздохнул.
   - А что я должен делать?
   - Для начала, например, мог бы поинтересоваться, а что, собственно, мы собираемся готовить. - Пожал плечами домовик, жизнерадостно улыбаясь.
   - И, что мы... - С очередным тяжким вздохом начал было говорить Поттер, но был тут же перебит.
   - Нет, ну я так не играю. - Явно пародируя неизвестного Гарри персонажа, протянул домовик, и добавил уже своим голосом. - Что за нудный тон, друг мой? Можно подумать, что ты старше Фламеля, и, собравшись на тот свет, диктуешь собственное завещание, перечисляя всех своих близких и дальних родственников. Улыбнись! Мы идем на пикник, в конце концов, а не на кухню твоей сумасшедшей тетушки.
   - Пикник?! - Вот тут Гарри проняло. - Пикник для меня?
   - Нет, yadren baton, - фыркнул домовик на непонятном Поттеру языке. - Для моей покойной бабушки. Конечно, для тебя... ну и для меня, заодно. Я, знаешь ли, тоже от shashlyka не откажусь.
   - Э, Корпи... - Протянул Гарри. - А я не знаю, как готовить этот шаш-шалык.
   - Хм, тоже мне новость. - Задрал нос домовик, но тут же улыбнулся и подмигнул. - Зато я знаю. Но ты не волнуйся, для тебя работа тоже найдется. И для начала, небольшой урок... ну-ка, представь себе место в ближайших окрестностях, удобное для пикника... только учти, что рядом с тобой будет существо, видеть которое обычным людям, скажем так, нежелательно.
   Гарри послушно закрыл глаза. Ему не требовалось много времени, чтобы вспомнить нужное место. Была одна полянка на окраине парка, где он частенько прятался от дружков Дадли... На краю сознания мелькнуло чье-то любопытство, но ухватиться за него мальчик не успел.
   Юный волшебник почувствовал как его ладони коснулись когтистые пальцы Корпи, а в следующий миг по ушам ударил негромкий, но ощутимый хлопок. Желудок Гарри подпрыгнул к горлу, но тут же вернулся обратно и покаянно заурчал, заодно напоминая, что его хозяин сегодня еще не ел.
   - Все, открывай глаза. - Гарри огляделся и не сдержал удивленного возгласа. Они с Корпи находились на той самой поляне, которую он только что вспоминал.
   - Как это?!
   - Трансгрессия, Гарри. Или, как говорят нынешние волшебники: аппарация. Обычный для моего народа способ перемещения. Впрочем, маги тоже им пользуются, хотя и весьма неловки в этом деле, да... весьма неловки. - Преувеличенно серьезно покачал головой Корпи и, прищурившись, ткнул Гарри кулаком в бок. - А ведь ты меня учуял, да? Перед прыжком.
   - Ну, не знаю... я, кажется, почувствовал чье-то любопытство. - Смущенно признался юный волшебник.
   - О как! Славно, славно. - Корпи воодушевленно потер руки. - Значит, эмпатия, да? Интересненько.
   - Хм, Корпи? А что именно, тебе кажется интересным? - Поинтересовался Гарри, но домовик только рукой махнул.
   - Позже узнаешь, обязательно. А пока... Начнем приготовления для пикника!
  

* * *

   Маги совершенно недооценивают домовиков, теперь я уверен в этом на все сто процентов. Почему? Да потому, что ни одному магу в Англии не удастся призвать какой-либо предмет с расстояния больше пары-тройки километров, и то, если этот предмет будет знаком ему досконально. Что уж тут говорить о мангале из ялтинской шашлычной, столь любимой мною в юности. Оттуда же и лаваш и, собственно, само мясо на шашлык. И, между прочим, я за него честно заплатил... правда, для этого пришлось расплавить один из оставшихся у меня галеонов. Ну, а разную зелень, овощи и всяческие необходимые для правильного пикника прибамбасы, я самым наглым образом натаскал, "пробежавшись" по магазинчикам Литтл-Уининга. Правда, на этот раз, я даже не подумал оплачивать свои "приобретения". Обслуживание не устроило.
   Нет, ну в самом деле, что за люди, а? Вот, почему бы им здесь хоть один супермаркет не построить? Так ведь нет! Понатыкали всяких лавчонок, а бедный домовик носись по всей деревне в поисках, то ножа, то помидора! И вообще, с какой стати русский домовик должен платить свои кровные, лично стащенные галеоны каким-то лимонникам? Э-э, стоп. Заносит меня что-то, да... давняя нелюбовь к островитянам и их кузенам с западного полушария. Дурная привычка, можно сказать.
  

* * *

   Гарри с возрастающим изумлением наблюдал, как перед ним, буквально из ничего, появляется целая гора предметов. Юный маг и не думал, что для пикника нужно столько всякой всячины. Особенно, Поттера удивил обожженный железный ящик на длинных ножках, под которым тот же Корпи свободно мог пройти, даже не прижимая своих огромных ушей.
   Впрочем, домовик тоже заметил этот момент и, уже знакомым Гарри щелчком пальцев вмиг укоротил ножки ящика. Корпи довольно кивнул результату своей волшбы и, глянув на Поттера, протянул ему странные заостренные металлические стержни, с тупого конца забавно закрученные винтом.
   - Что стоим, кого ждем? - Поинтересовался Корпи, заметив, что Гарри застыл со стержнями в руках, не зная, что с ними делать.
   - Э-э... - Внятно ответил Поттер, и Корпи закатил глаза, что в его исполнении выглядело несколько пугающе. Определенно, пугающе.
   - Varvary. - Непонятно вздохнул домовик и, приманив ведерко, распространяющее вокруг странный, но вкусный аромат, отобрал у Гарри один из стержней. - Смотри внимательно, Гарри. Это - шампур, это - мясо. Делаешь вот так... и старайся насаживать мясо вдоль его длинной стороны, тогда оно точно не будет крутиться на шампуре, пока мы будем его жарить.
   Корпи сноровисто нанизал несколько кусочков мяса и, убедившись, что Гарри сумел повторить это немудреное действо, удовлетворенно кивнув, занялся дальнейшей подготовкой. Хотя со стороны казалось, что все делается само собой, Поттер не мог не заметить, что его новый знакомый тщательно следит за происходящим. То разошедшиеся ножи, решившие устроить фехтовальный поединок, угомонит, то норовящий взлететь плед, одним взглядом к земле пригвоздит... То, вдруг взметнувшееся над мангалом пламя, одним жестом к углям прижмет.
  

* * *

   Ну да, ну да, это со стороны смотрится все так замечательно, а в действительности, я просто еще не научился толком соизмерять свои силы. И по мозгам Поттера я не лазал. Просто, он так фонтанирует эмоциями, что не понять о чем думает этот паренек, просто невозможно... М-да.
   А потом нам испортили пикник.
   - Великий Гарри Поттер, сэр! - Визг, раздавшийся у меня над ухом, вызвал уже ставшую обычной реакцию... Хм, эдак у Малфоев, скоро не только книги, но и домовики переведутся...
   - Корпи, а может, сначала надо было узнать, что он... она... оно хотело? - Задумчиво проговорил Гарри, глядя на слабо дымящееся тело домовика, валяющееся у нас под ногами.
   - Полагаю, вернуть твои письма. - Выудив из-под наволочки домовика перетянутую бечевкой пачку конвертов, ответил я, но отдавать улов владельцу сразу не стал.
   - Ты... ты его убил? - Увидев, как повинуясь очередному щелчку пальцев, тело домовика исчезает в пламени, воскликнул Гарри. - Зачем, Корпи? Что он тебе сделал?
   - Поверь, мой друг, смерть для него была лучшим выходом. - Вздохнул я, подпустив в голос печаль.
   - Ты... ты... убийца! - Мальчишка вскочил на ноги, отбрасывая в сторону шампуры с уже нанизанным на них мясом.
   - Не больше, чем ты. - Нахмурился я.
   - Ч... что ты имеешь в виду? - Поттер замер на месте, растерянно-испуганно лупая глазами.
   - Ох, Гарри. Ты уж должен был понять, что я знаю о тебе, если не всё, то весьма многое. В том числе и подробности твоего приключения с одним интересным камнем. Да не дергайся ты так! - Я покачал головой, заметив, как скукожился Поттер. - Собственно, я к чему веду... Я должен был убрать этого домовика, до того как он привязался к тебе. Убедить его уйти, не вышло бы. Да и ты еще не в том возрасте, чтобы позволить себе питать магией домовика. Это, вообще-то, не каждому взрослому под силу, знаешь ли...
   - Не... не понял. - Гарри смущенно пожал плечами.
   - Не удивительно. - Я помахал пачкой писем перед носом Гарри. - Видишь? Письма от твоих друзей, которые ты так и не получил. А на них лежит заклятие привязки. Возьми ты их из рук этого слуги, и он стал бы питаться твоей магией, выполнять твои поручения... и следить за тобой, для подославшего его мага. Понятно? Нет? - Поймав мутный взгляд Гарри, я вздохнул. - Ладно, поехали по новой...
  

Глава 3. Выход в свет, требует маскиро... в смысле: подготовки.

   Объяснения заняли добрый час, но в результате, мне-таки удалось убедить Поттера в неизбежности смерти подосланного Малфоем домовика... Тем более, что я и так планировал избавиться от привязанного к Гарри слуги, разве что в отсутствие самого Поттера, поскольку всучить Малфою этого магического паразита обратно, показалось мне невыполнимой задачей.
   - Не думал, что мистер Малфой опустится до такого. - Пробормотал Гарри, выслушав мои доводы. В голосе маленького мага явно чувствовалось разочарование.
   - Хм. Вспомни Снейпа. - Пожал я плечами. - И поймешь, что Люциус не уникален.
   - О... - Гарри на миг задумался, но тут же тряхнул головой. - Вот чего я никак не могу понять, так это предвзятости нашего Ужаса Подземелий. Он, по-моему, даже над Невиллом так не издевается, как...
   - Ну, и чего замолк? - Поинтересовался я, заметив, как стушевался мой собеседник.
   - Нет-нет. Это я так... - Вздохнул Поттер, явно не собираясь развивать затронутую нами тему.
   - Все с тобой ясно. Снейп придирается к тебе больше, чем к кому бы то ни было еще, и ты не понимаешь, за что тебе такое счастье, я прав?
   - Ну-у, да. - Нехотя кивнул Гарри.
   - Так, в чем проблема? - Я растянул губы в улыбке. - Узнай, откуда у Снейпа столько ненависти к тебе, и сразу полегчает.
   Поттер так выразительно на меня покосился...
   - Ну, может и не сразу... может и не полегчает... - Пришлось согласиться мне. - Но, даже если ты будешь и впредь рассматривать его как врага, полученная информация поможет тебе лучше понимать его действия... ход его мыслей. Понимаешь?
   Гарри задумчиво кивнул и протянул руку за вторым шампуром, а я тут же подложил ему на тарелку овощей. Мясо, это здорово, особенно в случае дистрофичного Поттера, но и про витамины забывать не след.
   - Замечательно. - Кивнул я, наблюдая, как мой "падаван" налегает на еду. - Тогда, давай прикинем для опыта, с какой стати Снейп может тебя ненавидеть. Ты ему в суп не плевал, нет?
   Юный маг аж поперхнулся от моего вопроса. Я покачал головой, и ощутимо хлопнул Поттера по спине.
   - Ну, и к чему столько эмоций? Я же просто предположил. - Усмехнувшись, я пожал плечами. - Итак. Давай размышлять логически. Когда ты понял, что... скажем так, очень сильно не нравишься господину зельевару?
   - Да ф пефого ваняфия, ефли не ф пефово фня. - Фыркнул Гарри, но заметив мой укоряющий взгляд, постарался побыстрее прожевать только что откушенный кусок мяса. - Э-э... извини, я забыл.
   - Ничего-ничего. У нас половина лета впереди, научишься еще вести себя за столом. - Отмахнулся я и постарался улыбнуться... как можно неприятнее. - Уж за это я ручаюсь. Прожевал? Молодец. А теперь повтори сказанное.
   - С первого дня, если не с первого занятия. - Послушно проговорил Гарри.
   - Хм. То есть, отношение Снейпа к тебе сложилось еще до того, как он с тобой познакомился воочию, так? - Протянул я и выжидающе глянул на Поттера. - И о чем это нам говорит?
   - Э-э... Снейп - задница? - Сморщил нос Гарри.
   - Слишком поспешный вывод... хотя, не могу не согласиться, самый напрашивающийся. Но я бы советовал тебе еще подумать, Гарри. Хм?
   - Ла-адно. - Юный маг взъерошил пятерней свои лохмы и замер. Только ладонь машинально катает по пледу небольшой апельсин. Размышляющий Поттер... забавная картинка. Но пусть лучше учится думать сейчас, чем... никогда. Да уж.
   - Может, дело в прошлом? - Неуверенно проговорил Гарри, спустя добрый десяток минут молчания.
   - Ну-ка, ну-ка! - Я воодушевленно потер ладони и с интересом уставился своими буркалами на подопечного. - Давай-ка, поподробнее.
   - Я это... просто подумал. Раз Снейп меня невзлюбил еще до того как я попал в Хогвартс, значит, это не из-за того, что я мог сделать ему что-то плохое. Мы же до этого и не виделись ни разу, так? Да еще, эта его фирменная фраза: "Вы совсем, как ваш отец, Поттер"...
   - А ты действительно похож на отца? - Поинтересовался я, поглаживая невесть откуда взявшегося ворона, удобно устроившегося у моей тарелки и уже терзающего сочный кусок мяса, оставленный, когда Гарри начал демонстрировать плоды своих размышлений.
   - Я... я не знаю. - Стушевался Поттер. - Все говорят, что я похож на него, только глаза мамины, но... Хагрид подарил мне альбом с фотографиями, и...
   - Понял. Ты похож на родителей обликом, но не знаешь, похож ли на них характером. - Я прищелкнул пальцами. - Скажи, Гарри, а что ты, собственно говоря, знаешь о своих родителях... ну, кроме того, что по словам их знакомых, они были хорошими людьми и замечательными волшебниками.
   - Эм. Ничего. - Вздохнул Поттер, но тут же вскинул голову. - А откуда ты знаешь, что мне говорили про маму и папу?
   - Ну, не все же такие... задницы, как Снейп. - Пожал я плечами. - А среди нормальных людей найдется мало идиотов, которые бы сказали что-то иное маленькому мальчику о его умерших родителях. De mortius, aut bene aut nihil.
   - Что?
   - Это латынь. В переводе означает: О мертвых, либо хорошо, либо ничего.
   - Хочешь сказать, что мои родители вовсе не были хорошими людьми? - Холодно спросил Гарри.
   - Вот еще! - Отмахнулся я. - Я же их не знал. Как я могу судить?
   - Тогда... - Гарри непонимающе взглянул на меня. - К чему ты это сказал?
   - К тому, что тебе стоило бы поинтересоваться прошлым родителей. Наверняка, там найдутся истоки неприязни Снейпа к одному маленькому лохматому магу с характерным шрамом на лбу. Да и... думаю, тебе самому интересно узнать побольше о родителях, не так ли?
   - Конечно! - Энтузиазм, с которым Гарри закивал, в ответ на это предложение, заставил меня улыбнуться.
   - Договорились. Тогда, поступим следующим образом... - Я на секунду задумался, но тут же удовлетворенно кивнул. - Итак. После пикника, быстренько разбираемся с твоими домашними делами, берем мантию-невидимку и отправляемся на поиски информации. Согласен?
   Гарри вновь закивал, да так, что мне показалась, у него сейчас голова оторвется. М-да, а вот тяга к приключениям, в отличие от жажды знаний, у Поттера совершенно канонная. В сочетании с уже прочувствованным мною на собственной шкуре любопытством... гремучая смесь!
   Но прежде чем отправляться приключаться, мне следует немного подготовиться. Я ведь не только расследовать дело Снейпа собираюсь, нужно еще и мальчонку приодеть, чтоб бомжом не выглядел, да и кое-что выяснить хочется, зря что ли Переплут мне полночи лекцию читал. И здесь без Гринготтса не обойтись, но соваться туда самому, было бы несусветной глупостью, а значит, Гарри придется немного потрудиться. Надеюсь, он не очень обидится на мою шутку... Эх, чувствую себя натуральным Дамблдором, даже отмазка похожа: "Это для твоего же блага, Гарри". Тьфу, как же противно-то! Надеюсь, это не станет привычкой.
   До Косого-Диагонального мы добрались быстро и без хлопот. Одна трансгрессия и мы на месте. Дальше, короткая пробежка до банка, пара советов, просьба и... вперед, Гарри, я в тебя верю.
   Так. Теперь, пока наш герой разбирается с гоблинами, у меня есть около получаса на небольшой шоппинг. Не все же Малфоев грабить, правильно? Вот только домовиком шастать по Косому, мне совсем не улыбается. А значит, будем вспоминать азы маскировки, преподанные нашему курсу еще основателем конторы. Ну, Вольф Григорьевич, не подведи!
   В общем, едва Гарри скрылся за массивными дверями банка, из тени соседнего дома на площадь перед банком шагнул весьма импозантный маг... разве что ростом невелик, ну так, а чего вы хотели от карлика? Правда, с аурой пришлось повозиться, уж очень она у домовиков отличается от человеческой. Но ведь получилось же!
  
  

* * *

   К удивлению юного мага, первым пунктом в плане мест, которые им стоит посетить в поисках сведений о прошлом Гарри, в списке Корпи стал Гринготтс. В ответ на непонимающий взгляд Поттера, домовик только вздохнул и окинул своего спутника недовольным взглядом.
   - Для начала, приведем тебя в порядок. А то ты похож на чучело огородное. - Пояснил Корпи, протягивая Гарри ключ от его собственного сейфа, школьную мантию и небольшую записку. - Меняй сотню галеонов на фунты, и еще пару сотен бери с собой. Да, не забудь купить кошелек для монет. Понял?
   - Зачем, я и так нормально... - Заговорил было Поттер, но наткнулся на непреклонный взгляд домовика и проглотил окончание речи.
   - Гарри, поверь, одеваться нормально и одеваться а-ля "мама сшила парашют", это разные вещи. Послушай доброго совета. Да, пока будешь идти к стойке, капюшон мантии накинь, чтоб на тебя не таращились. И обязательно отдай своему управляющему записку. Только про меня ни звука, понял? Если гоблины поинтересуются судьбой т о г о домовика, просто скажешь, что он сгорел, отдав тебе письма. Дескать, защита матери сработала.
   - Ла-адно. - Гарри пристально посмотрел на Корпи, но тот с легкостью выдержал подозрительный взгляд юного мага.
   - Мне бы не хотелось, чтобы по Англии обо мне пошли гулять слухи. - Он все же пояснил он свою просьбу и Гарри понимающе кивнул. Действительно, появление ТАКОГО домовика, маги точно не пропустят. - И, Гарри, я тебя очень прошу, в Гринготтсе ничему не удивляйся. Все. Иди.
   Корпи ухмыльнулся, на что Поттер только покачал головой и, развернувшись, молча потопал в банк.
   Гарри набрал в легкие побольше воздуха и, резко выдохнув, решительно шагнул к распахнутым дверям банка. Но не удержался и все же оглянулся. Скользнул взглядом по тому месту, где он только что разговаривал с Корпи, и, естественно, никого там не обнаружил. Ну и ладно. Гриффиндор, это храбрость, а значит, он справится! Обязан справиться.
   - Добрый день. Чем банк Гринготтс может вам помочь? - Проскрипел гоблин-кассир за высокой стойкой, когда перед ним оказался юный маг.
   - Хм... добрый день. Я хотел бы взять немного денег из своего хранилища и обменять часть из них на фунты. - Справившись со стеснением, проговорил Гарри.
   - У вас есть с собой ключ, мистер...? - Гоблин подозрительно прищурился.
   - Поттер. Гарри Поттер. - Кивнул мальчик, с опаской протягивая кассиру ключ, а вместе с ним, и зацепившуюся за острые бороздки записку, про которую он чуть не забыл, под давящим взглядом гоблина.
   Тонкие длинные пальцы ухватили ключ вместе с письмом, и гоблин принялся пристально осматривать оказавшиеся в его руках предметы, чуть не царапая их своим крючковатым носом. Правда, больший интерес у него вызвал ключ. А вот записке гоблин уделил лишь один мимолетный взгляд. Наконец, кассир удовлетворенно кивнул и вернул ключ Гарри. Записка же отправилась прямо в руки, невесть когда возникшего рядом Грипхука.
   - Мистер Поттер. - Стоящий рядом с Гарри, гоблин повел рукой в сторону несуразно высоких двойных дверей, и первым потопал вперед, одновременно разворачивая сложенную вчетверо записку. Но стоило ему прочесть первые строки, как Грипхук замер на месте, да так резко, что Гарри идущий следом, чуть не толкнул гоблина в спину. - Хм. Мистер Поттер, предлагаю сначала зайти в мой кабинет, а уже потом в ваше хранилище.
   В ответ, Гарри только плечами пожал и последовал за сменившим траекторию движения гоблином. Посмотреть записку он не успел, более того, Поттер не мог понять, когда домовик умудрился ее написать...
   - Итак, мистер Поттер. Передо мною лежит письмо ваших опекунов. - Тут Гарри едва сдержался, чтобы не помянуть добрым ласковым словом ушлого Корпи. - Не буду спрашивать, почему ими являются магглы. Банку достаточно того, что магия подтверждает этот факт. Но... нам необходимо обсудить с вами содержание письма, поскольку оно напрямую касается финансов рода Поттер, находящихся под моим управлением. - Гоблин смерил заерзавшего на стуле Гарри долгим взглядом, и продолжил, - в этом письме, опекуны предоставляют вам полное право распоряжения средствами рода в рамках, допустимых для несовершеннолетних волшебников. Это значит, что вам открывается доступ к активам рода, но с ограничениями, действующими до наступления вашего семнадцатого дня рождения. Вы не имеете права продавать, дарить, сдавать в аренду или оставлять в залог предметы и ценные бумаги, принадлежащие вашей семье. Не чаще одного раза в год, мистер Поттер, вы можете совершать крупные покупки, при условии, что их стоимость не превысит годового дохода, каковой, на протяжении последних двенадцати лет составляет ровно пять процентов от золотого запаса рода. Это понятно?
   - Д-да, кажется. - Кивнул Гарри и поинтересовался. - Извините, а золотой запас, это сколько?
   - Золотой запас рода Поттер, то есть средства, принадлежащие вашей фамилии, в которых не учитываются доходы от патентных прав и недвижимости, составляет триста шестьдесят тысяч галеонов. Пять процентов от них, это восемнадцать тысяч галеонов ровно. С этого дохода выплачивается министерская десятина, с него же оплачиваются услуги банка Грнгтс, в размере одной двадцатой от общей суммы дохода. Кроме того, ещё одна двадцатая перечисляется в хранилище за номером шестьсот восемьдесят семь, ключ от которого находится в ваших руках, пополняя его на девятьсот галеонов ежегодно. Сразу скажу, в вашем личном хранилище сейчас лежат девять тысяч шестьсот галеонов, с учётом первого взноса в пять тысяч, положенного ещё вашим отцом.
   - Стойте. - Нахмурился Гарри. С чем с чем, а с математикой у него было все в порядке, благодаря Дадли, обожавшему портить его тетради с выполненной домашней работой... и почему-то предпочитавшего уничтожать именно задания по математике. Наверное, потому, что сам он её терпеть не может. - Если папа с мамой положили пять тысяч, а в год на счёт должны были поступать... девятьсот галеонов, правильно? То текущая сумма должна составить... больше четырнадцати тысяч. И куда делись пять из них?
   - Четырнадцать тысяч девятьсот галеонов, ровно. - Уточнил педантичный Грипхук и пожал плечами. - Пятьсот галеонов, ежегодно перечисляются на магловский счет ваших опекунов. Плюс четыре процента, то есть, двадцать галеонов берет Грнгтс за саму операцию и конвертацию указанной суммы в фунты стерлингов.
   - Так выходит, Дурсли получают две с половиной тысячи фунтов в год на мое содержание?! - Удивился мальчик. Очень неприятно удивился, надо сказать, поскольку дядя Вернон с самого раннего детства пенял ему, что Гарри - нахлебник, и обходится семье Дурслей слишком дорого. А оказывается... Поттер сжал кулаки и с трудом подавил порыв потребовать прекратить выплаты. Нет, сначала он всё обдумает. Хорошенько обдумает...
   - Именно так. - Грипхук, кажется, не заметил состояния клиента и продолжил свою речь. - Хм. Мистер Поттер, несмотря на довольно толковое письмо, составленное вашими опекунами, по некоторым моментам я понял, что они неполно представляют себе как особенности магического мира вообще, так и финансовую систему в частности. Посему, помимо отчета об имуществе, я возьму на себя смелость предложить вам вот этот справочник. Здесь довольно подробно и четко расписаны все нюансы и сложности, с которыми может столкнуться волшебник в таком тонком деле, как финансы.
   - Хм. И во сколько же он мне обойдется? - Поинтересовался Гарри, вовремя вспомнив, что Гринготтс является банком, а не благотворительной организацией. Ответом ему стал доброжелательный, но от этого не менее вгоняющий в дрожь, оскал Грипхука.
   - Двести галеонов, мистер Поттер.
   - И кошелек для денег, связанный с хранилищем. - Кивнул Гарри, предлагая гоблину прибавить стоимость кошелька к цене книги.
   - Кажется, мы сработаемся, мистер Поттер. Знаете, редкий волшебник осмеливается с нами торговаться. - Усмехнулся гоблин, доставая из ящика в столе небольшой бархатный кошель и тонкую бронзовую иглу. - Хорошо. Двести галеонов за книгу и кошель. Но, с привязкой только к вашему школьному хранилищу. За деньгами из основного сейфа, вам придется заходить в наш банк. Прошу, мне нужна капля вашей крови для активации кошеля.
   Гарри заставил себя прикусить язык, на который так и просились объяснения, что его, дескать, неправильно поняли, и просто протянул Грипхуку руку. Изящная бронзовая игла легко кольнула ладонь и оказавшаяся на ней капля крови упала на вышитый серебристой нитью герб Гринготтса, украшающий кошель.
   - Вот и все, мистер Поттер. Можете пользоваться. Кстати, книгу можете положить в кошелек. На нем чары незримого расширения. Очень удобная вещь, при большом количестве покупок, знаете ли. Главное, не забыть, что именно вы туда положили. А теперь, прошу вас поставить подпись в книге учета собственников. - Гоблин подвинул к Гарри огромный гроссбух, на который положил кошель и книгу, и протянул странное черное, но сверкающее перо... Заметив ищущий взгляд Гарри, Грипхук пояснил, - это кровавое перо, мистер Поттер, оно не требует чернил, поскольку пишет вашей собственной кровью. Неприятно, да, но необходимо. Вот так. Замечательно. А теперь займемся второй частью письма ваших опекунов. Расскажите, что это за история с домовиком... Ваши опекуны в письме, к сожалению, были весьма сдержаны в описании этого инцидента.
   Вот тут Гарри задумался. С одной стороны, ему очень не понравилось, что Корпи поставил его в такую неудобную ситуацию, а с другой... домовик же поклялся, что не предаст Гарри. Пока же Поттер раздумывал, Грипхук, не услышав ответа, пришел к своим выводам и попытался успокоить юного мага, считающего, что стал причиной смерти какого-то домовика. Вообще-то, сам гоблин не считал убийство, чем-то неприемлемым, скорее наоборот. Но ведь перед ним не собрат-из-подземья, а обычный детеныш волшебников. А они и взрослые, нынче, какие-то мягкотелые. То ли дело, сто лет назад! Вот тогда, да... стоящие были враги. Не то, что теперь... Эх.
   - Наследник Поттер, я понимаю, что вы находитесь в несколько расстроенных чувствах, но уверяю вас, смерть несчастного домовика никак не может являться вашей виной. Некоторые типы защит, особенно, кровные, часто настроены так, чтобы реагировать даже не на действие, а на само намерение совершить таковое. И нет ничего удивительного в том, что какой-то поступок домовика был признан чарами вашей матери враждебным. Собственно, именно из-за такой, излишней, по мнению некоторых магов, самостоятельности, подобная защита и была отнесена Министерством к темным. Глупость, конечно, но мы ведь говорим о бюрократах, не так ли? - Грипхук растянул губы в очередном устрашающем оскале и, заметив, что Гарри, наконец, пришел в себя, вновь поинтересовался. - А теперь, расскажите мне, все-таки, что произошло в доме ваших опекунов...
   Пока Грипхук неуклюже, но вполне искренне пытался "успокоить" Гарри, тот успел прийти к определенному решению, и, в ответ на вопрос гоблина, со вздохом поведал о происшествии с чужим домовиком, воровавшим его письма, и о непонятной смерти воришки, когда тот попытался вернуть Гарри украденное. По мере того, как Поттер рассказывал о происшествии, Грипхук все больше мрачнел. А увидев продемонстрированные юным магом, в доказательство своих слов, перетянутые бечевкой письма, встрепенулся.
   - Разрешите, наследник Поттер? Клянусь, я не буду их читать. - Гоблин заинтересовано посмотрел на стопку конвертов. - Только проверю на наличие чар.
   В ответ, Гарри пожал плечами, и хотел было вложить письма в уже протянутую Грипхуком ладонь, но в последний момент тот отдернул руку и постучал когтем длинного указательного пальца в столешницу.
   - Нет-нет, положите сюда. - Дождавшись, пока Гарри выполнит его просьбу, гоблин выудил из кармашка жилета пенсне со странными радужными линзами и, нацепив его на хрящеватый нос, уставился на стопку конвертов. Повинуясь его жестам, они поднялись в воздух, и принялась крутиться, под скрипучий голос гоблина.
   - Так-так... Кхе. Какая знакомая подпись! Да... Ловко-ловко... - Наконец, письма упали на стол и Грипхук, спрятав пенсне обратно в кармашек жилета, взглянул на Гарри долгим изучающим взглядом. - С вами действительно приятно работать, наследник Поттер. В таком юном возрасте, такие интересные враги... такие перспективы... Но пока, придется ограничиться лишь предупреждением лорду Малфою о недопустимости совершения подобных ошибок в отношении наследника чужого рода.
  

* * *

   Пока Гарри общался с гоблинами, я успел не только найти приличное ателье, в котором моего подопечного снабдят нормальными мантиями, но и заглянул еще в пару мест. В том числе, в одну маленькую лавчонку в Лютном, информацию о которой я почерпнул, "разговорившись" в баре у Тома, с одним из посетителей. Ментальных щитов у него не было вообще, так что, хватило пары фраз на нужную тему, и в мыслях забулдыги возник нужный адрес.
   Трансфигурированный черный балахон, с надвинутым на лицо капюшоном, может и не является такой уж хорошей маскировкой под "миниатюрного, но жутко темного мага", зато с натянутой аурой волшебника и распространяемой вокруг агрессией, коктейль получился весьма неплохой. В конце концов, эмпат я, или погулять вышел? Ха.
   Я проводил взглядом шарахнувшегося от меня в сторону мага, самого что ни на есть запойного вида, и расплылся в невидимой в тени капюшона улыбке. Надо было и в прошлый раз такой же маскарад замутить, глядишь, и не пришлось бы сматываться от здешних отмороженных зельеделов с замашками маньяков.
   Облезлая черная краска, пыльные витрины, сквозь которые ни черта нельзя рассмотреть, скрипучая и даже на вид тяжелая дверь... Хм, у Олливандера лавка и то презентабельнее, хотя и там стиль "потертое - винтаж, покоцанное - раритет, убитое в хлам - традиция" дошёл до стадии "коллекционных дров". Ага, триста восемьдесят второго года до нашей эры.
   Повинуясь легкому жесту, дверь распахнулась, пропуская меня внутрь. Так. И что у нас здесь?
   - Что надо? - Хриплый голос из темного угла тесной и откровенно грязной комнаты больше походил на карканье Кромаха...
   - А ты как думаешь? - Один из "изъятых" во время прогулки галеонов, смачно звякнул, упав на стойку, и хозяин лавки тут же оказался рядом, среагировав на этот звук. Да, жадность иногда может творить чудеса, в этом я убедился. А уж понять, что это единственное чувство, руководящее всей жизнью моего нынешнего собеседника, было несложно. Он просто-таки фонтанирует стяжательством, а у этого чувства весьма характерный и, откровенно говоря, затхлый запашок. По крайней мере, так я его ощущаю.
   - Специальные или так... общие? - Вновь прокаркал хозяин лавки, смахнув монету в рукав мантии.
   - Общие. - Кивнул я. Худой, словно щепка и бледный, будто его мукой обсыпали, хозяин лавки развернулся и бодренько похромал к двери ведущей куда-то вглубь здания.
   Вернулся он, спустя несколько минут, с большой коробкой в руках и, сипя от натуги, водрузил ношу на стойку, после чего эдак презрительно мне ухмыльнулся и кивнул на притащенный товар. Решил подколоть насчет роста? Ну-ну.
   Одним прыжком взлетев на стойку, я полоснул по торговцу все той же агрессией и, с удовольствием глянув, как тот позеленел от страха и шарахнулся в сторону, поминая Моргану с Мерлином, принялся вытаскивать палочки из коробки, раскладывая их прямо перед собой.
   В принципе, мне на фиг не нужна волшебная палочка. Колдовать в стиле здешних магов, мне все одно не светит. Но если уж я изображаю волшебника, то лучше иметь при себе этот неотъемлемый атрибут, просто чтобы не спалиться на беспалочковой магии. Да и Гарри не повредит иметь при себе запасной артефакт.
   На придуманную мною ауру мага отреагировала уже восьмая взятая в руку волшебная палочка... Весьма лаконичная, между прочим. Темное лакированное дерево, с серебряным кольцом у "гарды" и расширяющейся к навершию рукоятью. Даже длина оказалась не так велика, как я опасался. Чуть меньше двадцати сантиметров, если быть точным. Но самое главное, она мне действительно подошла! Не натянутой ауре мага, через нее связь прошла, как сквозь морок, а моей настоящей ауре! Вот тут я и понял, что с идеей подобрать вторую палочку для Гарри, дело может и не выгореть. Но... Когда это ученики дядюшки Вольфа бегали от сложностей?!
   Я внимательно присмотрелся к потокам, связавшим мой источник с волшебной палочкой, и погрузился в транс. Благо, владелец лавки, обласканный эмпатическим ударом, мешать мне и не пытался. Сел себе в уголочке и старается дышать через раз, умничка.
   На разбор системы ушло около трех часов субъективного времени, и чуть больше получаса в реальности, но проблему я решил и для того чтобы подобрать палочку Гарри, мне не пришлось перебирать все имеющиеся в этой лавке артефакты. На самом деле, магу, конечно, подходит куда больше чем одна единственная палочка в мире, или даже одна из тысячи. Нет, все намного проще. Каждая субстанция, будь то "начинка" или корпус палочки имеет, так сказать, свой тип подключения. Выяснив разницу в этих типах и сформировав ауру Гарри, я отыскал в ней нужные "контакты", после чего хватило десяти минут перебора, чтобы у меня в руке оказалось целых пять палочек, чей "тип подключения" подошел бы моему подопечному.
   - Сколько? - Бросил я торговцу, указав на отобранные мною экземпляры, и тот встрепенулся. И куда только подевался его страх?
   - По десять за каждую. - Облизнув сухие губы, прохрипела эта бледная немочь.
   - Лопнешь. - А то я не вижу, что он ни за одну из этих палочек не отдал своим клиентам больше трех галеонов! - По пять, и мы друг друга не знаем.
   - Да я и так... - Начал было торговец, но тут же задохнулся от накатившего ужаса.
   - Это пока. А вот если в цене не сойдемся, то ты меня точно узнаешь, и не с самой лучшей стороны. Оно тебе надо, барыга? Так, как насчет оптовой скидки?
   - С-семь. Они ж б-безн-надзорн-ные - Отбивая зубами чечетку, выдавил-таки из себя этот скупщик краденного. Я даже его зауважал... ну, чуть-чуть. Это ж, какая тяга к золоту у человека, что он даже под угрозой разрыва сердца от страха, не желает уступать. Хм.
   - Шесть. И ты меня больше никогда не увидишь.
   - Заб-бирай. - Отступая на шаг, пробормотал торговец. По стойке покатились золотые монеты. Тридцать четыре, тридцать пять, тридцать шесть. Все. А теперь... я пристально взглянул на лавочника, и тот с тихим стоном сполз по стеночке.
   Вот и ладушки. Теперь, он даже под сывороткой правды не вспомнит, как я выглядел. Ведь, чего человек не знает, о том он и не скажет, правильно? А воспоминания я ему стер более чем основательно. Честное слово, начинаю думать, что здесь действительно почти нет стоящих менталистов, по крайней мере, что у мага из "Дырявого Котла", что у этого барыги, никаких щитов и в помине нет... это при его-то работе! Край непуганых идиотов.
   Расправившись с этим делом, я покинул Лютный и отправился в более цивилизованную часть магического Лондона, если можно так выразиться в отношении этого галдящего, сумасшедшего базара под названием Косой переулок, конечно... или, все-таки Аллея? А, монопенисуально...
   Оказавшись среди гомонящих покупателей, мечущихся от лавки к лавке, я сткинул с головы капюшон и, покрутив головой, отправился на поиски нужных мне людей. Ну хоть один министерский работник, должен здесь найтись? Тем более, что время уже к обеду... К обеду! Я хлопнул себя рукой по лбу и поморщился, когда тяжелый набалдашник трости, созданной мною для антуража... или понтов, если по-простому, треснул меня в темя. Вот ведь...
   Оглядевшись по сторонам, я обнаружил совсем недалеко вход в небольшой ресторанчик. Зуб даю, это то, что мне нужно. Звякнув монетами в кармане мантии, я убедился в собственной платежеспособности и решительно направился ко входу в ресторан.
   Оказавшись в темном зале, под потолком которого плавали волшебные свечи, подобно хогвартским, я недоверчиво покосился на столы, но не нашел на них ни одного пятнышка воска. Тем не менее, рисковать я не захотел и решил устроиться там, где свечей не было и в помине, то есть, у окна, из которого открывается великолепный вид на Грнгтс. Ха, маги... дурные-дурные, а экономию блюдут. И правильно. Зачем нужны свечи, когда света, льющегося в окно, и без того, более чем достаточно.
   И мне удобно. Уж здесь я точно Гарри не пропущу, если он быстрее меня с делами управится. Подойдя к приглянувшемуся столику, я махнул рукой с зажатой в ней обновкой и, повинуясь моему желанию, у выбранного стула тут же выросли ножки. Вот так, теперь, можно не опасаться, что меня не будет видно из-за столешницы.
   Только я с удобством устроился за столом и принялся выглядывать подходящую цель для "мозгового штурма", как рядом нарисовался плохо скрывающий ухмылку официант. Что, и тебе мой рост не нравится? Ну-ну... Я ж не Флитвик, и отомстить не постесняюсь. Хм... мне кажется, или я обзавелся комплексом?
   - Что будете заказывать? - Поинтересовался веснушчатый очкастый юноша, рыжий, как Уиз... хм, а он не из их муравейника, случаем?
  

* * *

   - Мясо. С кровью. - Смешной коротышка вдруг блеснул красными всплохами в глазах и растянул губы в широкой ухмылке, по сравнению с которой гоблинский оскал при виде золота, просто милейшей улыбкой покажется. Персиваль попятился, проклиная тот миг, когда решил подработать на каникулах и, мелко закивав, устремился на кухню, успев услышать, как клацнули за его спиной острые клыки гостя, сделавшие бы честь какому-нибудь крупному хищнику. Очень крупному. - С-стоять, смертный!
   От этого рыка, Персиваль замер, словно примороженный к полу и медленно обернулся на гостя.
   - Ладно, Кровавой Мэри, у вас ведь все равно нет. Так, ты хоть виски притащи. И сок. Гранатовый. Свободен. - Вздохнул коротышка и взмахнул рукой, отпуская официанта. Окончательно перетрусивший, Уизли судорожно вздохнул и, наконец, исчез из виду, под тихие хохотки небольшой компании за угловым столиком. И чего ржут, идиоты магглокровные?!
   "Темный Флитвик", как обозвал его, само собой, про себя, а не вслух, Персиваль, с жадностью расправился с ростбифом и, брезгливо оттолкнув от себя тарелку, на которой остался нетронутый гарнир из стручковой фасоли, в один глоток опустошил стакан с огневиски. Смачно отрыгнув пламенем, вампир-полугоблин запил алкоголь гранатовым соком, сыто цыкнул острым зубом и, катнув по столу золотой кругляшок, исчез, будто его и не было.
   Поттер вывалился из Гринготтса, взъерошенный, немного ошалевший и, в общем, пребывающий в полном раздрае. Эмоции мальчика сменялись с бешеной скоростью, словно узоры в калейдоскопе. И было от чего! Новости, сообщенные Грипхуком, выбили юного мага из колеи. А тут еще эта записка Корпи, будь она неладна!
   Гарри остановился на углу и, прислонившись спиной к мраморной стене банка, попытался упорядочить скачущие мысли. Но не тут-то было. Едва он успокоился, как рядом возник незнакомый волшебник, ростом, кажется, не выше профессора Флитвика. Окинув взглядом ошеломленного Поттера, маг оперся обеими руками на выставленную перед собой трость и, склонив голову к плечу, проговорил неожиданно знакомым голосом.
   - Вижу великое смущение в тебе, юный падаван. Хм?
   - К-корпи?! - Изумился Поттер. - Но как?
   - Ну, мы же живем в мире магии, не так ли? - Пожал плечами домовик и тут же сменил тему. - Как твой поход в Грнгтс?
   - Гад ты, Корпи. - Тут же насупился юный волшебник, но лишь на мгновение. Спустя секунду, он уже тараторил, как заведенный, увлекшись и не обращая внимания даже на то, что собеседник ухватил его за руку, и тащит прочь от банка. - Мне гоблин такую лекцию закатил! С ума сойти можно! Хагрид говорил, что тот сейф, в котором мы деньги в прошлом году брали, это все мое наследство, а оказывается, у Поттеров еще целое хранилище есть, и там галеонов в разы больше. Грипхук говорил, что только золотой запас - триста шестьдесят тысяч, а еще доходов от патентов и какой-то недвижимости за последние десять лет, больше ста сорока тысяч набежало. А ещё через одиннадцать лет, если я эти деньги не растрачу, их можно будет присоединить к золотому запасу. То есть, удвоить его. Почему-то на меньшую сумму, чем уже есть, увеличивать золотой запас нельзя. По крайней мере, Грипхук в этом уверен. А еще, он сказал, что Дурсли за меня по две с половиной тысячи фунтов в год получают. Гады! Деньги они на Дадлика тратят, а меня каждым съеденным куском попрекают...
   Тут эмоции Поттера окончательно пошли вразнос и в соседнем здании от его гнева задрожали стекла.
   - Отправил дите с запиской, называется. - Процедил сквозь зубы домовик и... двинул подопечному тростью по ноге. Не столько от боли, сколько от неожиданности, тот охнул, но пришел в себя. Взметнувшаяся было, пыль улеглась обратно на брусчатку, а в окнах перестали дрожать стекла. Корпи вздохнул. - Извини, тебя нужно было одернуть. Иначе стихийный выброс привлек бы внимание окружающих, а нам это не нужно, как ты понимаешь.
   - Понимаю. - Буркнул мальчик, но тут же встрепенулся. - Кстати, а зачем ты эту записку придумал? И почему меня не предупредил?
   - Ну, скажем так, я решил уточнить один момент... внезапно. - Гарри с подозрением покосился на собеседника, но тот, кажется, действительно был смущен.
   - И? - Юный волшебник прищурился.
   - А вот это ты мне скажи... - Вдруг ухмыльнулся Корпи. - Как оно все прошло?
   - Ко-орпи-и... - Медленно протянул Гарри, вновь закипая, как чайник.
   - А что Корпи, что Корпи? Чуть что, сразу Корпи... - Скороговоркой пробормотал собеседник Поттера, но поймав на себе недетский взгляд Гарри, вздохнул. - Да ладно. Нужно же нам было узнать, кого Грнгтс считает твоими опекунами - дядю с тетей, или Дамблдора? Вот я и написал записку...
   - Да, а если бы оказалось, что мой опекун - Дамблдор? Ты представляешь, в каком неудобном положении я бы оказался в этом случае, с поддельным письмом от поддельных опекунов, на руках? - Возмутился Поттер.
   - Ха, а вот тут ты не прав. В этом случае, ты просто рассказал бы свою историю. Ну, о том, что живешь с тетей и дядей, которые ни на йоту не волшебники, о том, что узнал о магии, чуть ли не перед поступлением в Хогвартс... и так далее... Хоть гоблины и говорят, что их не касаются дела волшебников, но в этом случае, управляющий финансами Поттеров, встал бы на твою сторону. Ведь недостатки образования Наследника плохо скажутся на прибылях, а этого ни один уважающий себя гоблин, управляющий счетами рода, допустить не может. Конечно, претензии главе Визенгамота, он бы не выставил, но вот твоим просвещением точно занялся бы. - Улыбаясь, проговорил Корпи. - В общем, хуже бы не было.
   - Мало мне в Хогвартсе учебы... - Вздохнул Гарри.
   - Не понял? - Корпи недоуменно воззрился на Поттера. - Можно подумать, что ты не волшебству учишься, а какой-то ненужной нудятине... Ау! Да любой ребенок, окажись он на твоем месте, просто от счастья бы прыгал... Zaghralis vy, batenka!
   Гарри задумался. Последние слова домовика он не понял, но смысл угадал правильно и теперь пытался понять, когда же для него учеба чудесам превратилась в рутину... Наверное, когда Рон впервые героически махнул рукой на занятия, заражая Гарри своим пофигизмом, а Гермиона начала доставать своими замечаниями о лентяях и бездельниках, так похожими на визгливые нотации "любимой" тетушки, цветы которой он не успел прополоть, или брюзжание не менее "обожаемого" дядюшки, машину которого он не вымыл из-за очередной "охоты на Гарри", устроенной толстым кузеном. А может, тому виной нравоучения учительницы английского, из-за несданного домашнего задания, порванного все тем же Дадликом?
   - Так, я правильно понимаю, что магия гоблинов приняла твоих дядюшку и тетушку как настоящих опекунов? - Прервал размышления юного волшебника Корпи.
   - А? Да... - Рассеяно кивнул Гарри, а домовик в облике карлика довольно потер ладони. При этом, трость выпущенная им из руки, и не подумала упасть. Впрочем, Корпи тут же снова ее подхватил и приготовился что-то сказать, но Поттер его опередил. - Вот только я не могу понять, как магия гоблинов пропустила твою подделку?
   - Гарри... - Корпи печально покачал головой. - Это же волшебство. Я и твою магическую подпись подделать могу, а тут всего лишь почерк обычных людей...
   - И что, так любой домовик может?! - Удивился Гарри. - Это же какие возможности для мошенничества!
   - Ну... Видишь ли, тут не все так просто. Обычный домовик, действительно, может подделать магическую подпись волшебника... но только того, к которому он сам привязан. Имея доступ к ядру хозяина, он, при необходимости, просто пользуется магией волшебника, вместо собственной. Именно так домовик может получить деньги для своего хозяина в том же Гринготтсе, или расплатиться распиской хозяина за крупную покупку в лавке. Подделать же чужую магическую подпись обычный домовик не способен, поскольку в этом случае, необходимо еще и воображение, благодаря которому, собственная магия домовика сымитирует чужую подпись. Я же... случай особый. У меня нет хозяев, и имеюся собственная воля и воображение... остальное, вопрос умений, которых у меня достаточно, спасибо Годрику и алтарю его дома.
   Объяснять юному магу, что с возможностями домовика, Корпи достаточно одного волевого усилия, чтобы скопировать ауру любого волшебника, его новый знакомый пока не собирался, как и говорить о том, что оставить отпечаток бледных оболочек обычных людей, ему и вовсе никакого труда не составляет. Не время и не место. Потому, домовик лишь окинул взглядом загрузившегося Поттера и ухмыльнулся.
   - Ладно, Гарри. Хватит тормозить. Пока ты общался с гоблинами, я забежал в пару лавок, так что нас там ждут с нетерпением... и с деньгами. Правда, если нетерпение их, то денег ждут от нас. Так что, идем быстрее. У нас еще дел невпроворот. - Проговорил Корпи, кивая в сторону бурлящей торговой улицы.
   - Лавки? - Гарри скривился, но, заметив многозначительный взгляд, которым замаскированный домовик окинул сначала свою весьма элегантную "тройку", а потом выглядывающие из-под распахнутой мантии, обноски юного мага, тут же смешался.
   - Гарри, я понимаю, что тебе нет дела до того, как ты выглядишь. Твоим друзьям также все равно, во что ты одет, но... Как ты думаешь, какие чувства вызывают твои обноски у незнакомых людей? - Тихо и очень серьезно заговорил Корпи.
   - М-м... а им не все равно? - Пожал плечами Поттер, вспоминая равнодушные взгляды взрослых в Литтл-Уининге. Что соседи, что учителя вовсе не обращали никакого внимания на то, в чем он ходит.
   - О, нет, Гарри. Не забывай, волшебная Англия весьма сильно отличается от Великобритании. Волшебное общество, несмотря на эгоизм магов, его составляющих, отнюдь не так равнодушно. И за отсутствием нормальных развлечений, они подмечают все и судачат обо всем. Любая новость становится предметом обсуждения, а учитывая, что магов в Англии, немногим больше десяти тысяч, слухи среди них распространяются быстрее пожара. Так что, твой потрепанный наряд обсудили и "обсосали" со всех сторон, едва ты только появился в волшебном мире. У одних он вызвал жалость, у других брезгливость, у третьих непонимание и неприятие... но равнодушных нет, это точно. А теперь скажи, нужно тебе такое отношение?
   Гарри ненадолго задумался, а потом вспомнил кудахчущую Молли Уизли и ее слова, сказанные о нем детям на перроне Хогвартс-экспресса в начале прошлого учебного года и... вздрогнул.
   - Нет. Мне не нужна жалость. - Ответ юного волшебника явно порадовал Корпи.
   - И правильно. - Улыбнулся Корпи. - Вот мы и займемся исправлением этой ситуации.
   - А что, если я наряжусь, словно Драко, это поможет избавиться и от брезгливости ему подобных?
   - Все относительно в мире этом, юный падаван. - Усмехнулся замаскированный домовик.
   - Э? - Не понял Поттер.
   - В данном случае, я имею в виду, что все будет зависеть от твоего собственного отношения к "дракоподобным". - По взгляду Гарри, Корпи понял, что тот, лишь загрузился еще больше и махнул рукой, после чего, ухватив юного волшебника за рукав мантии, потянул его за собой. - потом разберешься. Идем!
   За следующие три часа, Гарри проклял все на свете. А уж сколько ворчания пришлось вытерпеть Корпи! Вот только, в ответ на все "остроты" Поттера, замаскированный под карлика домовик лишь улыбался в стиле Дамблдора и время от времени отсылал Гарри в примерочную за новым нарядом.
   В конце концов, даже продавец начал посматривать на низкорослого волшебника с изрядной долей уважения. Нет, в самом деле, такое терпение достойно зависти! Будь этот блеклый мальчишка внуком самого портного, старый Элджер уже не раз рявкнул бы на распоясавшегося ребенка. А этот... Портной покачал головой и, поняв, что не вовремя отвлекся, взмахом палочки подогнал очередную мантию под размеры юного мага.
   - Так, с мантиями разобрались, теперь отправляемся за нормальной одеждой. - Услышав на выходе из лавки эту реплику, Гарри не выдержал и издал тоскливо-протяжный стон.
   К удивлению Гарри, поход за "нормальной одеждой" прошел куда быстрее и не так нудно, как подбор мантий в Косом. Они ураганом пронеслись по Оксфорд-стрит и Найтсбридж, в результате чего, закупленный ворох одежды привел Гарри в легкий ступор. Что интересно, ни один человек даже не обратил внимания на их странную компанию. Более того, продавцы вообще не подали виду, что их что-то удивляет, и спокойно принимали у Гарри деньги за покупки, которые очень скоро пришлось тащить в руках, поскольку кошель напрочь отказывался принять в себя еще хоть один пакет... Перегруз, однако.
   И вот теперь, наряженный в обновки юный волшебник стоял у входа в Харви Николс и с грустью рассматривал терриконы пакетов с покупками.
   - И чего нос повесил? - Поинтересовался у него довольно потирающий руки Корпи.
   - Пока мы все это домой отвезем, пока обратно в Лондон вернемся... - Протянул Гарри.
   - А, ты решил, что мы не успеем заглянуть в Министерство, да? - Усмехнулся домовик и деланно расстроено покачал головой. - Гарри, Гарри... А магия на что?
   Корпи щелкнул пальцами и все пакеты исчезли, словно их и не было. И опять, никто из проходящих мимо людей не обратил на это никакого внимания, словно так и нужно.
   - Вот так. Вещи доставлены в твою комнату. А теперь... - Корпи выудил из воздуха до боли знакомую юному магу серую мантию и, вручив ее Гарри, договорил. - Надевай изнанкой наружу, и хватайся за руку. Следующая остановка - Министерство Магии Англии.
   Гарри радостно улыбнулся и, накинув мантию-невидимку, взял домовика за руку. Хлоп!
  

* * *

   Оказывается, нет никакой разницы, между отводом глаз магов в Косом переулке и отводом глаз магглов в центре Лондона. Хотя, нет. С обычными людьми даже немного сложнее. Пусть сейчас не двадцать первый век, но все равно приходится действовать с оглядкой на пока еще немногочисленные видеокамеры.
   Министерство встретило нас суетой, не уступающей все тому же Косому переулку. Правда, здесь не было того шума и гомона, многочисленные посетители целеустремленно шагали по своим делам, то и дело исчезая в лифте или многочисленных каминах, про которые я, признаться, напрочь забыл. Ну и ладно...
   Я оттащил своего глазеющего по сторонам подопечного в закуток меж двумя огромными каминами, то и дело вспыхивающими зеленым огнем и выплевывающими из своего нутра очередных посетителей министерства.
   - Сейчас, делаем следующее. Я всячески стараюсь скрыть нас от внимания магов. А ты, спрятавшись под мантией, следуешь за мной и б е с п р е к о с л о в н о слушаешься моих приказаний. Ясно?
   - Да. А-а... - Кивнул Гарри, но я его тут же перебил.
   - Потому что здесь должно быть полно всяких оповещателей и сигнализаций. А мы с тобой идем вовсе не в открытый всем и каждому отдел, а в архив... Поверь, нет места святее ни для одного бюрократа, и охранять они его должны не хуже, чем невыразимцы свой Отдел Тайн. Я ответил на твой вопрос?
   Гарри смущенно кивнул и, вернув мантии нормальный вид, с готовностью ею укрылся. Хм. М-да! А чего я, собственно, хотел? Уж если легендарный Игнотус скрывался под этим артефактом от Смерти, то от магов она укроет вообще без проблем. Действительно, уникальная вещь! Человек в этой мантии, словно... словно исчезает из мира! Не остается даже ничтожного следа или намека на присутствие. По крайней мере, мои умения здесь пасуют. ВСЕ умения. Хм. Тоже, что ли под нее залезть? И кто кого укрывать будет?
   - Гарри, вылазь оттуда. - Вздохнул я, и в следующую секунду, в пустоте передо мной проявился Поттер. - Переиграем. Пусти меня под мантию. Лучше, чем она, я нас укрыть все равно не смогу.
   Гарри довольно улыбнулся и, вновь развернув артефакт, приглашающее поднял его полу. Пришлось лезть. Впрочем, учитывая, наши габариты, я не могу сказать, что под мантией было тесно. Хотя, откровенно не понимаю, как она может укрыть аж трех человек. А ведь Трио как-то умудрялось под ней умещаться...
   - Она может немного увеличиваться и уменьшаться, при необходимости. - Пояснил Гарри, отвечая на незаданный мною вопрос. - Пошли?
   - Ага. - Кивнул я, "переваривая" ответ подопечного, так легко угадавшего мои мысли. И ведь не видит в этом ничего странного! Положительно, нужно поскорее начинать настоящее обучение мальчишки. Ему ж с такими задатками, через полгода никакая сыворотка правды и легиллименция не нужны будут, и без них будет читать окружающих, на одной эмпатии. Честное слово, смотрю на Поттера и... хочется придушить учителей в этой их школе. Ну как? Как они смогли превратить этого талантливого мальчугана в социопата и неврастеничку?! Профессора, чтоб их! Они, вообще, в курсе, что даже в их клятой Англии, "профессор", это университетская должность, соответствующая заведующему кафедрой или почётное звание... УНИВЕРСИТЕТСКОЕ! И в обоих случаях, для получения такового, нужно быть не только лектором, но и учёным! А эти... ну бред же... Впрочем, они еще и деканами кое-кого величают. Идиоты с понтами.
   От ушедших не в ту сторону мыслей меня отвлек Гарри. Ну да, задумался, бывает, за ухо-то зачем дергать?
   - Да-да, идем уже. - Буркнул я, демонстративно пустив разряд от указательного до большого пальца. Гарри намек понял, тут же пообещав больше не покушаться на мои уши. И мы пошли...
   Сразу скажу, несмотря на относительную просторность артефакта, ходить под мантией вдвоем не проще, чем укрывшись простынкой из односпального комплекта. Так что, ноги в пути, мы с Гарри друг другу отдавили изрядно. Но, несмотря на неудобства, через час, никем не замеченные, мы-таки добрались до архива. Можно было бы и быстрее, наверное, да только прочитанный мною чиновник, дорогу к святая святых знал лишь приблизительно. Иначе, я не стал бы заморачиваться, и доставил нас прямо к архиву. А так пришлось поплутать.
   Ведущая в бюрократическую святая святых, дверь ничем не отличалась от доброго десятка своих товарок, разместившихся по стенам длиннющего коридора. Но в отличие от них, открыть нужную дверь сходу не удалось. На ней оказались чары, чем-то похожие на те, что оплетают малфоевскую библиотеку. Пришлось... стучать.
   - Ты что делаешь?! - Возмутился Гарри, когда я, что было силы, загрохотал в дверь кулаком.
   - Тихо. Ждем. - Я успокоительно хлопнул подопечного ладонью по плечу и в этот момент, дверь распахнулась, явив нам... э-э-э... ну, наверное, архивариуса.
   Тщедушный старичок, охраняющий сокровища бюрократов, был легко мною усыплен. Отметив в очередной раз слабость ментальных щитов здешних магов, я отлевитировал свою жертву внутрь зала и, с трудом расположив бесчувственное тело в кресле за столом, захлопнув дверь, обратился к Гарри.
   - Ну вот. Часа четыре у нас есть. Идем искать информацию? - В ответ, Поттер как-то растерянно кивнул и ткнул пальцем мне за спину.
   - Ты уверен, что нам хватит этого времени? - Я обернулся и... выматерился. Коридор из стеллажей, начинавшийся почти от входа в архив, терялся где-то в далекой-далекой дымке... М-да. Ситуёвинка.
  

* * *

   Лорд Люциус Малфой недовольно поморщился, обнаружив, что к алтарю осталось привязано лишь четыре домовика. А ведь совсем недавно их было целых семь! И ладно бы, если б подох один лишь Добби, этот паршивец вечно доводил хозяина до белого каления своими идиотскими выходками, так что по поводу его смерти Малфой не испытывал ни малейшего сожаления. Но ведь и тут маленькая тварь умудрилась отколоть номер, забрав с собой вполне вменяемого Донни. А теперь оборвалась связь и с направленным к мальчишке Поттеру, Линки. Люциус на миг замер, сравнивая, кто вызывает у него большую антипатию: сгинувший Добби, или бородатый мерзавец, очередная затея которого лишила дом Люциуса еще одного домовика... Прикинув так и эдак, лорд вздохнул. Добби хотя бы сделал одно доброе дело - избавил Малфоя от своего присутствия. Тогда как с Дамблдором, такое счастье не светит еще о-очень долго.
   Маг нахмурился и, недовольно покосившись на серый камень домашнего алтаря, покинул заклинательный покой. Но не успел выбраться из подземелий, как рядом очутился один из домовиков, с почтением протянувший хозяину серебряный поднос с одиноким письмом, украшенным хорошо знакомым Малфою лаконичным гербом.
   - Письмо из Гринготтса, лорд Малфой, сэр. - Пропищало это ушастое недоразумение. Люциус скривился и, забрав конверт, жестом отпустил домовика.
   Письмо Малфой вскрыл, лишь оказавшись в собственном кабинете. С гоблинами, Люциуса связывало немало денежных дел и, как раз сейчас он ждал подтверждения из Гринготтса по одной из сделок.
   Но, к удивлению Люциуса, в письме не было ни слова по интересующему его вопросу, зато имелось нечто, заставившее лорда грязно выругаться, что позволял себе крайне редко. Что ж оно все так неудачно получается?! Мало того, что домовик сдох, только попытавшись привязаться к Поттеру, так этот полукровка, оказывается, проболтался об испепелении домовика своему управляющему! Понятно, что заскучавший за одиннадцать лет безделья, гоблин тут же принялся вынюхивать, откуда у того домовика ноги растут. И ведь раскопал, мерзавец!
   Люциус вчитался в последнюю строку письма, написанного тем самым управляющим, и треснул кулаком по столу. Благо в своем кабинете можно не стесняться. Но как он смел! Этот... это гоблинское отродье! Он ПРЕДОСТЕРЕГАЕТ Малфоя от совершения подобных ошибок впредь! Мордред! И ведь не постеснялся расписать, чем грозит Поттеру, в его нынешнем возрасте, привязка личного домовика... как... как несмышленышу какому-то!
   Малфой поймал себя на том, что рвет письмо в клочки, а воздух вокруг гудит от наполняющей кабинет магии, и попытался успокоиться. Люциус прикрыл глаза и, на минуту замерев, резко выдохнул. Гнев и ярость немного утихли, на лицо вернулась привычная маска холодного аристократа, а кулаки разжались. Обрывки письма посыпались на ковер, но один жест палочки восстановил пергамент. Задумчиво посмотрев письмо, волшебник растянул губы в злой усмешке. В конце концов, это была идея Дамблдора, вот пусть у него голова и болит. Заодно у Люциуса появляется аргумент для торга. Небольшого, конечно, но... когда имеешь дело с Альбусом, даже такая малость может оказаться очень и очень полезной. Придя к такому заключению, Малфой криво ухмыльнулся и шагнул к камину.
   - Кабинет директора Хогвартса. - Перед лицом Люциуса на миг взмыло пламя и тут же резко опало.
  

Глава 4. Это ж-ж-ж неспроста.

   Все-таки, не зря я решил проверить, кто является опекуном Гарри на самом деле. Были, были у меня сомнения, даже без подсказок Переплута. Впрочем, после беседы с ним, желание проверить реальное положение дел только возросло. Почему? Ну, начать с того, что этот гад врет, как дышит. Не зря же он оказался покровителем столь непрезентабельных личностей, как гуляки и скоморохи... Это первая причина, а вторая кроется в библиотеке Малфоев, точнее, крылась, пока я не решил взять шефство над Гарри и не отдал ему для изучения книгу под названием "Клятвы. Обеты и Контракты". Наряду с описанием самых разнообразных магических обещаний, там есть целый раздел посвященный Клятвам Заботы. Так вот, если б опекуном Гарри был назначен маг, он обязан был бы принести соответствующую клятву, которая не позволит ему действовать во вред опекаемому.
   Учитывая поведение Дамблдора, если б он был опекуном, то только одно оставление полуторагодовалого ребенка на улице в ноябре месяце должно было сделать из Шмеля либо мертвеца, либо умалишенного, либо сквиба, чего, как мы понимаем, нет и в помине. А отношение Дурслей к мальчишке, должно было без вариантов загнать старика в гроб. Кстати, в той книге есть упоминание и о крестничестве... точнее, о его волшебном аналоге... И мне почему-то кажется, что товарищ Блэк стал крестным отцом Гарри, скорее, согласно традициям магов, а не обычных людей. Так сказать, отцом-по-магии. Но с этим мы еще разберемся, а пока... Пока надо придумать, как мы будем искать нужную информацию в этом царстве папок, циркуляров и распоряжений.
  

* * *

   Гарри обводил печальным взглядом теряющиеся где-то вдали, многочисленные стеллажи и пытался понять, КАК они с Корпи, вообще, смогут что-то найти в этом... этом... бумажном океане.
   Юный волшебник покосился на замаскированного под карлика домовика и несколько воспрял духом. Корпи уверенно, так, словно знает, что делает, начал рыться в многочисленных ящиках стола архивариуса, то и дело сопровождая свои поиски невнятным бурчанием.
   - Вот оно. - Домовик, ничуть не стесняясь того факта, что находится на коленях спящего мага, довольно вскрикнул, отчего старый волшебник тихо всхрапнул, и воздел над головой небольшой томик в облезлом переплете, такой старый, что страницы из него чуть ли не высыпались.
   - И что это? - Поинтересовался Гарри.
   - Инструкция! - Гордо провозгласил Корпи и, устроившись прямо на крышке старого рассохшегося стола, принялся быстро перелистывать страницы, кажется, даже подпрыгивая от нетерпения. - Так. По-моему, нашел. Гарри, подойди сюда, пожалуйста...
   Поттер подошел поближе и заглянул через плечо домовика, в найденную им книгу. Палец Корпи ткнул в короткую строчку внизу страницы.
   - Что это?
   - Это библиотечное заклинание призыва. - Пояснил Корпи. - Обычные манящие чары, как я понимаю, здесь не сработают. Особенности защиты, так сказать. А вот специализированное заклятье, вполне.
   - Подожди, Корпи, но разве ты не можешь призвать необходимые документы, как вещи для пикника?
   - Хе! Ты думаешь, я знаю, как эти твои бумажки выглядят? - Скорчил недовольную рожицу домовик. - Я не могу трансгрессировать вещь, облик которой мне неизвестен. Точно так же, как не могу самостоятельно переместиться в место, которого прежде никогда не видел. Ясно?
   - Ага. - Поняв, что в этот раз халява не светит, Гарри кивнул и, забрав у домовика книжку, принялся внимательно вчитываться в описание заклятья. - Кстати, Корпи, а почему ты сам его не хочешь выучить?
   - Эм-м... видишь ли, Гарри... - протянул домовик, явно смутившись, - мне, как представителю одного из магических народов, законами министерства запрещено владеть волшебной палочкой и, соответственно, я не умею ею пользоваться.
   - Ой. Прости, Корпи, я не знал...
   - Да, ладно. Мне она, честно говоря, вообще без надобности... ну, по большей части. - Хмыкнул домовик.
   На изучение заклятия, оказавшегося по исполнению, едва ли не проще памятной Гарри "левиосы", у юного мага ушло не более получаса, что, кажется, откровенно порадовало Корпи. А дальше, дальше все оказалось еще проще и быстрее.
   Гарри произнес заклятие, ориентировав его на фамилию Поттер, после чего волшебник и домовик смогли наблюдать весьма интересную картину. Над стеллажами, тут и там, начали всплывать книги и папки, отдельные листы, а кое-где и довольно древнего вида свитки и, словно по воле ветра, на бешеной скорости понеслись к призвавшему их Гарри.
   - Вот ведь... - Пробормотал Поттер, когда вся эта шуршащая братия устремилась в его сторону.
   - Мальчишка! В книге же ясно написано: по завершении заклятия, определить место призыва, три раза стукнув по нему палочкой! - Скороговоркой произнес Корпи, прячась под стол.
   Гарри мучительно покраснел и, кивнув, тут же бешено заколотил своей "указкой" по столу. Успел!
   Большая часть призванных документов вовремя сменила траекторию и аккуратно разместилась на указанном месте, а вот летевший последним, длинный тяжелый сверток, запоздал с поворотом из-за своей инерции и от души приложил только что вылезшего из укрытия домовика, отчего тот тут же отлетел к стене.
   - Я сильный! Очень сильный... но легкий. - Заключил Корпи, поднимаясь на ноги, и с недовольством покосился на хихикающего Гарри, а затем на сбивший его сверток. - Как думаешь, что это такое?
   - Не знаю. - Юный Поттер пожал плечами. - Но ведь мы именно ради этого и пришли, нет?
   - Точно. - Корпи довольно потер руки и устремился к пнувшему его свертку, пояснив на ходу, - остальное можно будет просто скопировать, а вот это... очень интересно, что за гадость смогла меня так легко одолеть.
   На разворачивание ткани ушло всего несколько минут, а потом... Корпи аж присвистнул.
   - Извини, Гарри, но, кажется, одним копированием мы не обойдемся. - Заключил домовик, внимательно разглядывая огромный гобелен, вышитый красными и золотыми нитями. Гарри недоуменно взглянул на разостланный на полу "ковер" и перевел непонимающий взгляд на Корпи.
   - Хм. Не световой клинок, и не сила джедая отличают, хм... но разум. Да. - Корпи подмигнул юному волшебнику и ткнул пальцем в какой-то рисунок на ковре. - Взгляни сюда, ничего не напоминает?
   - Гарольд Джеймс Поттер. - Послушно прочел тот надпись под собственным вышитым изображением, довольно схематичным, надо сказать, и помотал головой. Две шитые золотом и алым затейливые веточки вели от портрета Гарри к другим изображениям. Джеймс Карлус Поттер и Лилиана Поттер (Эванс)... Гарри замер, во все глаза рассматривая маленькие неподвижные портреты вышитые на гобелене.
   - Что это? - Наконец оторвавшись от созерцания, глухо спросил юный волшебник.
   - Это, так называемый родовой гобелен. Он отражает всех твоих кровных родственников со стороны отца. Живых и умерших. Твое генеалогическое древо, Гарри. - Пояснил Корпи и покачал головой. - Одного не могу понять, что оно делает в архиве Министерства? Такие вещи обычно хранят либо в родовом поместье, либо, если оно по каким-то причинам отсутствует, в Грнгтсе, в основном хранилище рода...
   - Корпи?
   - Ничего-ничего, малыш. Разберемся. - Домовик улыбнулся Гарри и, одним жестом свернув гобелен в компактный сверток, оттащил его в сторонку. После чего, Корпи кивнул в сторону горы собранных в архиве документов. - Ну что, займемся разбором этих завалов?
   - Меня точно Гермиона укусила. - Констатировал Поттер и двинулся к столу, следом за домовиком.
   Честно говоря, со своим недовольным ворчанием, Гарри немного покривил душой. На самом деле, ему было до жути интересно покопаться в найденных документах. Ведь это бумаги его предков! Может быть, там и какие-нибудь записи о родителях есть? Ну в самом деле, должно же было что-то сохраниться?
   Эту папку, оказавшуюся внутри больше, чем снаружи, он обнаружил спустя всего несколько минут. Невзрачная серая картонка, больше похожая на плоскую коробку, чем на папку. Но стоило Гарри распутать тугой узел, и откинуть крышку... Юный волшебник даже присвистнул от удивления. Внутри оказалась огромная стопка тетрадей, свитков и каких-то книжек, по большей части, довольно потрепанных. Корпи, тут же оказался рядом и, бесцеремонно сунув свой нос-уточку в коробку, моментально выцепил из неё несколько свитков и книг.
   - Твоя удача, это что-то, Гарри. Похоже, это книги и бумаги из дома в Годриковой Лощине. - Констатировал домовик и продемонстрировал ему обложку старого учебника Чар, издания конца девятнадцатого века. - Берем.
  

* * *

   М-да, сходили, прогулялись. Я усмехнулся, взглянув на часы над входом. Три часа ночи. Гарри спит на трансфигурированной из инструкции перине, подложив свернутый гобелен вместо подушки. За столом тихо посапывает старый архивариус, а я... я перебираю документы. Часть копирую, часть откладываю в сторону за ненадобностью, поскольку они не касаются Поттеров напрямую. Ну, там... решения Визенгамота, где предки Гарри имели голос, протоколы допросов и осмотров мест преступлений за подписью авроров Поттеров... в общем, всякий ненужный нам хлам. А вот еще одну часть документов я скрупулезно отбирал, не собираясь оставлять их в архиве. Например, такие, как Кодекс Рода, который тоже должен храниться исключительно в родовом поместье или в Грнгтсе, но, как и гобелен, почему-то нашелся в архиве министерства. Хорошо еще, что кроме Поттеров, его никто открыть не может, "ввиду наличия темной защиты на крови", как написано в приложенной к тяжелой книжке, записке Дамблдора. Оп-па!
   Я неверяще смотрел на вытащенный из очередной папки документ, заверенный малой печатью Визенгамота... то есть, состряпанный Дамблдором, поскольку именно личные указы Главы Визенгамота заверяются такой печатью. Теперь стало понятно, как старый Шмель обошел клятву Заботы!
   Вот этим самым долбанным указом, ушлый дед возложил на себя обязанность позаботиться о ПОДХОДЯЩИХ ОПЕКУНАХ для Гарри Поттера, и министерство это съело, не поперхнувшись... Наверняка, списали странности формулировки на эксцентричность старика. Красиво и изящно. Сука.
   Я успел. Честное слово, за одну ночь! Хорошо еще, что министерство Магии Англии появилось всего триста лет назад, и до двадцатого века лишь осуществляло контроль за священной кор... то есть, Статутом и отвечало за связь с правительством Англии большого мира, иначе я просто утонул бы в ворохе бумаг. А так, только вымотался до предела, но... справился. Большую часть макулатуры я отправил на место, ориентируясь по оставленным на документах меткам, предварительно откопировав кое-что для Гарри. А меньшая часть... в общем, думается, этим документам - место в хранилище Поттеров, но никак не в архиве Министерства.
   К таким я отнес, например, книгу рода, пафосно поименованную кодексом. Каюсь, не смотря на огромный объем документов, что нам предстояло просмотреть, я не удержался, и попросил Гарри открыть для меня эту книгу... и был разочарован. Вопреки моим ожиданиям, фолиант оказался примитивным сводом конкретных правил, которым должен следовать маг в тех или иных ситуациях. Никакой систематизации, никаких закономерностей или хотя бы логики в размещении статей, просто перечень "если - то, а не то..." и список неприятностей, которыми грозит это самое "а не то". Дневник экспериментов какой-то, а не серьёзный документ. Впрочем, довольно полезный... Кроме кодекса, к таким нужным бумагам, мною была отнесена, например, целая коллекция магических контрактов заключенных предками моего подопечного, по самым разным поводам, союзные договора... да много чего. Жаль, конечно, что среди всего этого развала я так и не смог найти кое-каких исследовательских записей предков Гарри, ссылки на которые мне встречались в некоторых документах. Но тут, скорее всего, поработал вездесущий Дамблдор. Да и личная переписка Поттеров оказалась изрядно прорежена. По крайней мере, за последние лет тридцать. И думается мне, что если исследования Три Дэ попросту стянул, то "утерянную" часть переписки уже не восстановить.
   Вишенкой на торте отобранных мною бумаг стала копия доверенности, выданной Дамблдору Верноном и Петунией Дурсль, на управление магическими активами Гарри... Кто бы сомневался. И даже тут, великое и светлое доверенное лицо не удержалось от позерства, расписав все свои титулы и звания. Представляю, как бесился Большой Шмель, когда понял, что гоблинам эта фитюлька, как собаке пятая нога. Ну нет им дела до маггловских бумажек, каковой эта самая доверенность, по факту, и является. Подобный документ должен быть заверен магией, а какая магия у маггла Вернона? Петуния? Да, как сквиб, она могла бы выдать такую доверенность, и та даже была бы действительна, но... только если бы сестра Лили не была замужем. Увы, Волшебная Англия живёт в каком-то кривом отражении викторианской эпохи, а в то время, у любой незамужней совершеннолетней девицы было больше прав, чем у замужней дамы. Точнее, у незамужних были хоть какие-то права, тогда как жена в то время рассматривалась законом лишь как объект права своего мужа. Вроде лошади...
   Именно с этим и лопухнулся Дамблдор. Сквиб Петуния Эванс могла отдать полноценному магу право распоряжения активами Поттеров. А замужняя дама Петуния Дурсль вообще не имеет никаких прав и рассматривается законодательством Волшебной Англии, как движимое имущество маггла Вернона, учитывая же отношение волшебников к обычным людям... м-да, в общем, жуть, мрак и ужас, да.
   С другой стороны, не могу не признать, ход с отправкой документов Гарри в архив министерства магии, довольно удачен, для того, кто решил навсегда их потерять... Если бы все шло, как и задумывалось, мой подопечный никогда бы не смог добраться до этих бумаг. И не только потому, что ему никто не скажет где их искать... Нет, имея обширный опыт общения с бюрократами, ответственно заявляю, ни один архив не выдаст документ, если в запросе не будет указана точная идентифицирующая информация. То есть, знай Гарри о том, что в архиве Министерства хранится, допустим, магический брачный контракт между Карлусом Поттером и Дореей Блэк, он мог бы его истребовать, и архив тут же предоставил бы этот документ. Но, потребуй Гарри выдать ему все брачные контракты, заключенные между его предками, и архив министерства пошлет его подальше, аргументируя свой отказ недостаточностью предоставленных в запросе сведений. В общем, хороший план у товарища Дамблдора... забористый, ага. Кстати, что-то подсказывает мне, что Дамблдор не впервые проворачивает подобный фокус с исчезновением архивов. Надо будет как-нибудь проверить. Но не сейчас. Скоро утро, и... м-да, в Литтл-Уининге Гарри ждет веселый прием. Ой-ей. Придется спасать подопечного.
   - Гарри, Гарри! Проснись. - Я принялся расталкивать юного волшебника.
   - Рон, отстань! - Пробормотало зеленоглазое недоразумение и попыталось завернуться в мантию. Нет, это... это возмутительно! Обозвать МЕНЯ Роном?! Ну держись, спаситель волшебного мира!
   - Рота, подъем! - Поток воды рухнул на ворочающегося Поттера.
   - Я-а-ай! - Гарри кубарем скатился с перины и, оказавшись под столом архивариуса, наставил на меня свою "указку". - Корпи! Ты с ума сошел?!
   - Хм... У меня, знаешь ли, имеется схожая версия на твой счет. - Скрестив руки на груди, фыркнул я. - Человек путающий меня с Рыжим Номер Шесть, либо ослеп, либо у него поехала крыша, не находишь?
   - Рыжий Номер Шесть? - Удивился Поттер.
   - Ты еще и считать разучился... За мира будущее, страшно мне становится, юный падаван. Хм.
   - Издеваешься. - Вздохнул Гарри, выбираясь из-под стола.
  

* * *

   Окинув взглядом, в буквальном смысле, обтекающего Поттера, домовик покачал головой и, щелкнув пальцами, мигом высушил Гарри, отчего и без того растрепанные волосы юного волшебника встали дыбом.
   - Есть немного. Но ты тоже хорош... Ладно. Давай выдвигаться. Утро на дворе и сюда в любой момент может кто-то зайти. Да и дедушка скоро проснется. А оно нам надо? - Проговорил Корпи, одним жестом собирая документы и сверток с гобеленом в компактную кучку.
   - Утро?! Дурсли! - Гарри побледнел, словно смерть, и протяжно застонал. М-да, а когда за покупками ходили, это было не так душераздирающе...
   - Спокойствие, только спокойствие. - Корпи ободряюще похлопал мальчишку по спине. - Я же с тобой, Гарри. Справимся.
   - У тебя есть идея? - Поднял на него печальный взгляд Поттер.
   - И не одна! - Гордо кивнув в ответ, Корпи подхватил уменьшенный сверток с бумагами и гобеленом подмышку, другой рукой взялся за Гарри. Хлопок!
   - Ну? - Тихо спросил Поттер, обнаружив, что находится в собственной комнате в доме Дурслей.
   - У меня их три! Kuroschenie, nizvedenie, durakavalanie! - Растянув губы в улыбке, ответил домовик, но не заметив и тени понимания на лице Гарри, махнул рукой. - Потом объясню. Или даже покажу...
   - Петуния! - Трубный глас Вернона разнесся по дому. - Я уезжаю. Если мальчишка вернется в мое отсутствие, запрешь его в комнате. Вечером я с ним сам разберусь!
   - О как! Правильно. Kuroschat домомучительниц надо в индивидуальном порядке... по мере их поступления. - Захихикал Корпи, потирая ладони. И Гарри ОЧЕНЬ не понравился этот смешок.
   - Хм... Корпи, а где наши покупки?
   - Покупки? В чулане... Точно! - Домовик привычно щёлкнул пальцами и на продавленную кровать рухнул тяжелый сундук, а уже на него, шурша, посыпался целый ворох фирменных пакетов.
   - Так. Ты пока разложи вещи, а я на разведку схожу. Только не шуми, незачем им пока знать, что ты уже вернулся. - Сказал домовик и... исчез, оставив Гарри задумчиво чесать затылок над горой покупок.
  

* * *

   Я не Карлсон, я йодический домовик ярко выраженной ситхской направленности! Точно, последние сомнения рассеялись, стоило мне всего четверть часа понаблюдать за сюсюкающей над Дадли Петунией. ТАКОЕ добро нужно убивать, пока оно маленькое.
   Не выдержав издевательства над своей ранимой психикой, я плюнул на это буйствующее царство идиотов и отправился на экскурсию по дому... заодно, это позволило мне хоть чуть-чуть прикинуть план дальнейших действий, с целью отмазать моего подопечного от наказания за долгое отсутствие.
   Тут, до моего слуха донесся уж совершенно невыносимый восхищенный вопль миссис Дурсль, и план спасения Поттера, словно сам собой, плавно слился с планом курощения домомучительницы... Хе.
   Сегодня был явно не день Петунии Дурсль. Для начала, еще с вечера не явился этот ненормальный племянник, заставив нервничать всю ее семью. Вернону даже пришлось выпить двойную порцию виски, а у Дадлика явно испортился аппетит. Утром, Петунии пришлось самой готовить завтрак, из-за чего она не смогла подсм... э-э... наблюдать разразившийся у соседей скандал. Затем, Дадлик нечаянно уронил со стола свою любимую чашку, но, такой скромный умница, сам подобрал ее осколки с пола. А вот потом... Петуния вздрогнула от раздавшегося на втором этаже грохота, и вздохнула.
   Когда чашка, из которой Дадли пил сок, вдруг поднялась со стола и, нагло покачавшись перед самым его носом, внезапно рухнула на пол и разлетелась на сотни осколков, ошалевший от такой подставы, Дурсль-младший только хлопнул глазами. А стоило матери обернуться на звук, как тело Дадли, без малейшего участия сознания, бросилось собирать осколки с пола, словно какой-нибудь Поттер! Мальчишка хотел было закричать, но непослушное горло не издало ни звука... Спустя минуту, остатки чашки отправились в мусорное ведро, и Дадли почувствовал, что снова может управлять своим телом. Он вновь попытался объяснить довольной его "взрослым" поведением матери, что случилось, но та не дала ему и слова вымолвить, затискав в объятиях. Пережив этот прилив нежности, Дадли плюнул на все и попытался вырваться из мертвой хватки матери. Естественно, та тут же отступила и паренек бросился к выходу их кухни. Но стоило ему оказаться в гостиной, как с мраморной полки над электрокамином сорвалась одна из статуэток и, оказавшись рядом с Дадли, с размаху впечаталась в пол. Опять осколки, опять неповинующееся хозяину тело... и встревоженный взгляд матери, сменившийся привычным обожанием, едва она увидела, как ее сын кидается на четвереньки, чтобы собрать обломки. Но, теперь, Дадли даже управившись с мусором, не может выдавить ни слова объяснений.
   То, что сегодня не его день, Дадли Дурсль понял с пятой разбитой вазой, поймав на себе уже не такой обожающий взгляд матери.
  

* * *

   Стоило неугомонному домовику исчезнуть из виду, как Гарри вздохнул и принялся выкапывать свой сундук из-под груды покупок, одновременно пытаясь решить, поместятся ли в него все обновки. Оставлять хоть что-то из вещей в шкафу, пусть и обновленном магией Корпи, он откровенно не хотел. В отношении Гарри у Дурслей полностью отсутствует понятие личного пространства, а значит, в шкаф в любом момент может сунуть свой нос Петуния... или Дадли. И что будет хуже, юный волшебник даже не представлял. Одно он знал точно: вещи у него отберут наверняка. А этого Гарри допустить не мог. В конце концов, это ЕГО вещи! Личные! Может же у него быть что-то свое?
   Наконец, сундук оказался спущен с кровати на пол и Гарри, откинув его крышку, недовольно поморщился. Обрывки пергамента, сваленные как попало вещи, сломанные перья и пустые флаконы для зелий... содержимое сундука больше всего напоминало лавку старьевщика, вроде той, что юный волшебник видел недалеко от магазинчика, где они с Корпи покупали мантии.
   Со вздохом, Гарри принялся разбирать этот завал, но тут его отвлекло сердитое уханье Хедвиг. Гарри бросил взгляд в сторону запертой клетки и мысленно обругал сам себя. В результате, "археологические раскопки" были отложены, пока клетка птицы не будет приведена в порядок, а в кормушке и поилке не появится еда и вода. Правда, если с кормом, Гарри решил вопрос, просто вытащив из своего "тайника" пачку совиного печенья, то для пополнения запасов воды, ему пришлось решиться на диверсионную операцию, под прикрытием мантии-невидимки. Набрав в ванной воды, юный волшебник аккуратно и тихо выскользнул в коридор и... замер, услышав звук бьющейся посуды, а следом за ним, приглушенное расстоянием сюсюканье тети. Не став дожидаться окончания концерта, Гарри бегом вернулся в свою комнату и, наполнив поилку водой под укоризненным взглядом белоснежной совы, с тяжелым вздохом принялся за прерванный Хедвиг разбор вещей.
   К тому моменту, когда страшно довольный Корпи вернулся в комнату, юный волшебник стоял над разложенными на кровати покупками и пытался понять, как их запихнуть в опустошенный сундук...
   - Так, и чего зависаем? - Поинтересовался домовик, вернувший себе привычный для его сородичей вид... если, конечно, найдутся домовики, предпочитающие полотенцу костюмы-тройки.
   - Оно в сундук не поместится. - Вздохнул Гарри. - А в шкаф...
   - Да, это понятно. У Дурслей мозги вскипят, если они увидят такое содержимое твоего шифоньера. Впрочем, сам шкаф, как и обновленная обстановка комнаты, как мне кажется, им тоже не особо придутся по душе. Но уж выбрасывать мебель они точно не станут, а вещи... могут. - Согласился Корпи и, бросив короткий взгляд на школьный сундук подопечного, покачал головой. - Гарри, я, конечно, понимаю, что ввиду отсутствия нормального количества вещей, у тебя не было возможности даже попытаться полностью забить свой сундук. Но ты мог бы хотя бы на миг задуматься о том, почему все без исключения школьники, даже магглорожденные, точнее, особенно магглорожденные, пользуются именно этими здоровыми и неудобными сундуками, вместо лёгких и вместительных сумок с незримым расширением?
   - Эм-м... - Гарри взлохматил пятерней шевелюру и, растерянно улыбнувшись, пожал плечами.
   - Все с тобой ясно. - Вздохнул домовик. - Смотри и удивляйся, глупый ты ребенок!
   - Эй, я не глупый! - Возмутился юный волшебник, не забывая при этом следить краем глаза, как по приказу Корпи, сундук сначала оказался поставленным на короткий борт, превратившись в подобие шкафа, высотой почти с самого Гарри, а затем в него устремились купленные вещи.
   - Да? - Домовик окинул Гарри преувеличенно удивленным взглядом и, хмыкнув, кивнул на сундук, в котором, как раз, исчезала последняя рубашка. Причем, к удивлению Гарри, создавалось впечатление, что вещей в нем вроде бы и нет вовсе. Хотя, если подойти ближе, можно увидеть, что бывшая торцевая стенка сундука превратилась в глубокий, разделенный на три секции ящик. - Теперь, обувь.
   Корпи подошел к сундуку и, клацнув неприметной защелкой, выдвинул подставку для обуви, прямо из того, что Гарри раньше считал дном своего чемодана. Юный волшебник охнул.
   - Что стоим, чего ждем? - Поинтересовался Корпи и, услышав грохот в коридоре, мечтательно улыбнулся. Гарри тут же пообещал себе, что непременно выяснит, в чем здесь дело, но... позже, когда разберется со своим, оказавшимся таким непростым сундуком.
   Юный волшебник расположил на подставке всю купленную обувь, к подбору которой, Корпи отнесся на удивление скрупулезно, и у него осталось твердое убеждение, что там осталось достаточно места, чтобы запихнуть еще не меньше десятка пар... Увидев же, как домовик, отщелкнув какой-то зажим в стенке сундука, вытащил из образовавшегося отверстия штангу для вешалок, на которой тут же повисли мантии и костюмы, Гарри решил, что удивляться больше не станет, чисто из принципа. Не тут-то было.
   - Так. А теперь, мой друг, самая интересная часть... Ну-ка, стукни своей палочкой по внутренней стороне крышки. - Проговорил Корпи и, едва Гарри исполнил его просьбу, темная ткань обивки вдруг исчезла, открыв взгляду шесть весьма глубоких полок, одна из которох неожиданно "выскочила" вперед, превратившись в небольшой, но удобный столик для письма, а на полке, расположенной над ним, сиротливо притулилась пара тоненьких книжиц. Гарри был в полнейшем восторге! Как он проклинал шумную гостиную Гриффиндора, где просто невозможно было нормально заниматься. Как его нервировали долгие переходы из башни факультета до библиотеки, где только и можно было спокойно заниматься домашней работой, поскольку мадам Пинс любила тишину, как бы не больше находящейся в ее ведении библиотеки. Зато теперь... конечно, мальчишки в спальне тоже иногда устраивают шум и гам, но угомонить трех, тихоню Невилла можно не считать, однокурсников, куда легче, чем весь факультет.
   - Однако! - Наконец, Гарри пришел в себя... и решил ознакомиться с найденными вещами. Нет-нет, это не вирус имени Гермионы Грейнджер, просто... ну, не каждый же день в казалось бы досконально известном сундуке обнаруживаешь что-то, что ты туда точно не клал...
  

* * *

   Прочитав название на обложке, Гарри хмыкнул, фыркнул и вдруг расхохотался. Хорошо еще, что я заранее позаботился о том, чтобы из его комнаты не было слышно ни звука... Но, интересно, что его так рассмешило?
   Подняв с пола, выроненную моим подопечным книжку, я также прочел название и... маги! Права была заучка, логика и маг - понятия несовместимые. "Инструкция по использованию сундука путешественника", вот что гласила надпись на обложке. С ужасом думаю, что же должно быть во второй книжке? Но Гарри меня опередил.
   - Хм... Корпи, а ты не знаешь, зачем мне в сундук положили отчет о финансовой деятельности магазина "Сумки, Сундуки и Саквояжи"? - Поинтересовался Гарри, переводя взгляд с обложки на меня.
   - Ну, если не брать в расчет возможную ошибку... - Я пожал плечами, - то, скорее всего, хозяин магазина решил таким образом отчитаться перед владельцем патента о доходах и расходах.
   - Владельцем патента? Но... Тогда, надо вернуть ему эту вещь! Она же пролежала здесь целый год! Ты представляешь, как расстроился тот человек, не получив свои документы? А если он посчитал, что его партнер решил его обмануть?! Корпи? Корпи! Ну, что ты смеешься? - Нахмурился разволновавшийся Поттер, а я... я, просто не мог остановиться. Это ж надо, а?
   - По-подожди, Г-х-хаарри, я-я с-сейчас успоха-ха-покоюсь. - Кое-как выдавил из себя я, вытирая выступившие от смеха слезы. Но тут из-за двери донесся очередной грохот бьющейся посуды, судя по звуку, блюда из парадного сервиза Петунии, и меня вновь накрыло волной хохота.
   - Корпи, ты меня пугаешь. - Нервно проговорил Гарри, и я, наконец, смог взять себя в руки.
   - Ох, малыш, если бы ты знал, какой ты на самом деле, забавный! - Отдышавшись, проговорил я.
   Гарри насупился. Он не мог понять, с чего вдруг домовик начал хохотать, и сильно подозревал, что причиной для смеха был никто иной, как он сам. Но, что такого смешного он сказал? Ведь хозяин отчета действительно должен был сильно волноваться! И... грохот? Нет, с этим позже...
   - Никакой я не малыш. - Буркнул юный волшебник. Успокоившийся было, домовик фыркнул и, взмыв в воздух с характерным вертолетным звуком, вдруг пробасил в ответ.
   - Спокойствие, только спокойствие. - Приземлившись на кровать, я покрутил головой и все тем же тоном поинтересовался, - у тебя варенья, случаем, не найдется? Надо подзаправиться...
   Вот тут Гарри и вспомнил прочитанную им украдкой от Дурслей книгу о Карлсоне... Зеленые глаза за стеклами очков зло сверкнули и прищурились...
   - Издеваешься? - Прошипел Поттер.
   - Чуть-чуть. - Улыбнулся я и махнул рукой. - Да ладно тебе, это ж пустяки, дело-то житейское!
   - Корпи!!!
   - Ладно-ладно. Все, больше не дуркую. Просто не удержался, извини... ты был действительно забавен.
   - Настолько забавен, что ты чуть не валялся по полу от хохота? Что тебе показалось таким смешным? Мое желание помочь исправить ошибку, пусть и с опозданием на год? - Хмуро поинтересовался Поттер.
   - Нет, я просто представил себе лицо хозяина магазина, когда ты попытался бы вернуть ему этот отчет. - Я растянул было губы в улыбке, но, заметив, как гневно засопел Гарри, тут же стер ухмылку с лица и вздохнул. - Гарри, это же очевидно. Отчет уже у владельца патента. Хозяин магазина просто не пожелал тратить время на его передачу через гоблинов.
   - Уже? Но, он же у меня... - Юный волшебник перевел взгляд на сжатую в руке книжку, и в его глазах мелькнуло понимание... наконец. - То есть, этот владелец... я?
   - Именно. Ты владелец заклинаний, что используются этим магазином для зачарования всех этих "сумок, сундуков и саквояжей". - Кивнул я. - И если бы ты внимательно прочитал переданные Грипхуком документы, то знал, что это не единственная твоя собственность.
   - Как будто у меня было на это время. Так... да... Ладно. С этим я разберусь позже. - Гарри собрался и решительно перевел разговор на другую тему. - А теперь, расскажи, что ты сотворил с Дурслями... и что там постоянно рушится?!
   Шутка Корпи над Дурслями ошеломила Гарри. Он сидел напротив довольного собой домовика и пытался привести в порядок мысли. Вообще, сама идея, что кто-то может позволить себе провернуть подобное над его родственничками, не укладывалась у Гарри в голове. Но вот ведь факт, налицо! Рядом, что называется, руку протяни, сидит этот самый кто-то, и довольно улыбается всякий раз, как из-за двери слышится шум падения очередного заколдованного на присутствие Дадли предмета. А следом раздается уже приглушенный от усталости разочарованный стон ничего не понимающей тети, опять не успевшей уследить за вдруг ставшим таким неуклюжим сынулей. Увидеть самостоятельный полет очередной вазы на встречу с полом или стеной, ей не суждено, это, как заявил Корпи, привилегия Дадли.
   - А если он объяснит матери? - Поинтересовался Гарри.
   - Скажем так, мы достигли определенной договоренности, и он не станет болтать о своей непричастности к геноциду фарфора. - Ухмыляясь, ответил домовик.
   - Вы договорились?! С Дадли???
   - Ну да. - Невозмутимо кивнул Корпи. - Посмотрел я на него, да на Петунью на кухне, и предложил немного пошутить... Он не возражал.
   - Врешь. - Прищурившись, заявил Гарри.
   - Ну... положим, не совсем... Я говорил очень тихо, так что он мог просто не расслышать... но, в конце концов, молчание же считается знаком согласия, нет? - Пожал плечами домовик и, взглянув на удивленного юного волшебника, пояснил. - На нем заклятие. Дадли физически не может рассказать правду о "летающей и самобьющейся" посуде, а Петуния, как бы ни старалась следить за своим "неуклюжим" сыночком, все одно не увидит этого полтергейста...
   - Это и называется kuro... чего-то там? - Поинтересовался юный волшебник.
   - Kuroschenie, Гарри. - Гордо улыбнулся в ответ Корпи. - Скажем так, это один из этапов. Не хочешь полюбоваться? Поверь, выглядит более чем забавно.
   Выбравшись под мантией из комнаты и понаблюдав в гостиной за сосредоточенно пыхтящим на четвереньках Дадли, собирающим осколки какой-то вазы, Гарри довольно кивнул. А уж как его порадовало растерянное выражение на лице тетки...
   Тут Дадли выпрямился и, прижав к груди ладони в которых держал осколки, осторожно, очень осторожно устремился на кухню.
   - Нет! - В голосе Петунии послышались нотки, которые частенько слышал в свой адрес сам Гарри. Злость. На Дадли? Петуния Дурсль разозлилась на своего Дидикенса и Дадлипусечку?! Мир сошел с ума!
   Пока пыхтящий толстяк, притормозил, непонимающе смотрел на мать, та сделав останавливающий жест рукой, резко развернулась и скрылась за дверью на кухню, чтобы тут же вернуться с мусорным ведром.
   - Клади сюда, Дадли. - Тетя поставила ведро перед сыном и тот, молча, вывалил в него остатки вазы. - Молодец, Дадличка. А теперь посиди на диване, посмотри телевизор, а я... - Тут Петуния замерла, словно зависла. Ну да, программы, на случай такого поведения сына, для нее не написали, вот и тормозит, как пояснил стоявший рядом с Гарри, домовик.
   Правда, откуда ему известны компьютерные термины, которые сам Гарри услышал лишь однажды, проходя мимо дверей недавно открывшегося в Литтл-Уининге магазина электроники, Корпи почти ничего не ответил, точнее, просто пожал плечами и небрежно обронил: "Тридцать лет, Гарри, помнишь? Я за это время чего только не увидел и не узнал...".
   Тут тетка, вроде как пришла в себя и вздохнула.
   - А мне нужно выпить успокоительного. Тебе принести сока, радость моя? - Проговорила миссис Дурсль, но даже эта, такая привычная для Петунии сюскающая фраза, прозвучала сейчас блекло и без обычной экспрессии. Все-таки, как бы она не любила своего сына, но эти выходки доведут кого угодно. И ведь самое поганое, что происходящее не свалишь на исчезнувшего незнамо куда Поттера...
   - Ап-пельсинового. - Хрюкнул Дадли, осторожно устраиваясь на диване, вдали от всех возможных бьющихся предметов.
   Кивнув своему кашалотику, Петуния подхватила стоящее в центре комнаты ведро и вновь ушла на кухню. Гарри и Корпи слышали как хлопнула дверца холодильника, а затем и шкафчик дяди Вернона, где хранились его личные запасы виски. Такого Гарри не ожидал.
   Тетка вообще никогда не употребляла ничего крепче легкого вина, да и то по праздникам или за компанию с гостями, а слово "пьяница", в ее устах звучало приговором... для всех, кроме мужа и его сестры. На их привычку по вечерам закладывать за воротник, она закрывала глаза точно так же, как на все выходки Дадли. А тут... тетя, САМА решила приложиться к бутылке.
   Корпи - гений! Так довести тетушку не могла даже толстуха Мардж, в каждый свой приезд достававшая жену брата язвительными замечаниями, становившимися резче и неприятнее с каждым сделанным сумасшедшей собачницей глотком виски...
   В этот момент, Петуния вернулась в гостиную с подносом, на котором графин с соком позвякивал о стакан, а на блюдце лежала большая плитка шоколада. У Дадли тут же сработал условный рефлекс, и он набросился на принесенное матерью угощение, с жадностью оголодавшего бродяги.
   Взглянув на привычную картину, и не менее привычно умилившись тому, как ее сыночек, на взгляд Гарри, уподобившийся свинье, пожирает шоколад, и только что не хрюкает от удовольствия, Петуния с явным облегчением вздохнула и направилась обратно на кухню, к своему "успокоительному".
   - А теперь, финальный штрих... - Прошептал Корпи и, под взглядом удивленного Поттера, стакан с соком, вырвавшись из руки Дадли, снарядом пролетев через гостиную, врезался в косяк двери на уровне головы Петунии, через секунду после того, как она миновала порог.
   Женщина на миг замерла на месте и медленно обернулась. Все. Теперь в глазах Петунии теперь не было и намека на вроде бы только что обретенное спокойствие. Фурией подлетев к ошалело хлопающему глазами Дадли, тетка отвесила ему звонкую затрещину и, взревев сиреной, погнала мальчишку в его комнату, сопровождая каждый шаг довольно увесистым подзатыльником. Уж Гарри-то помнит, какая тяжелая рука у миссис Дурсль. Сам не раз выхватывал от нее за неровно подстриженные кусты или плохо подметенную дорожку. Как она его "отоваривала" за пригоревший бекон, можно было бы и вовсе не вспоминать... но если сравнивать, то Дадли сейчас доставалось куда как круче.
   - Вот это представление! - Воскликнул юный волшебник, едва они с Корпи скрылись в "своей" комнате. Правда, вскоре на лицо Гарри наползла тень и он вздохнул. - Они ж мне теперь вообще жизни не дадут.
   - Расстраиваешь ты меня, юный падаван. - Покачал головой Корпи. - Поверь, у Дурслей сейчас своих проблем хватит. Видел Петунью? У нее же классический разрыв шаблона! Так что, пока она не восстановит душевное равновесие, тебе особо бояться нечего.
   - А Вернон? - Уныло протянул Гарри.
   - И с ним разберемся. Вообще, мой юный друг, проблемы надо решать по мере их поступления. - Корпи с комичной серьезностью воздел вверх указательный палец украшенный острым когтем, и вдруг усмехнулся. - В конце концов, у тебя всегда найдется место, где можно укрыться.
   - Э?
   - В бумагах Министерства, я не единожды натыкался на словосочетание: поместье Поттерхилл. И адрес его, вовсе не в Годриковой лощине, где... ну ты понял. Так что, советую заглянуть в отчет из Грнгтса, наверняка там найдется более полная информация об этом доме.
   - У меня есть собственный дом? - Неверяще переспросил Гарри.
   - Полагаю, так. - Пожал плечами Корпи. - Согласись, было бы странно, если бы такая старинная и обеспеченная семья как Поттеры, ограничилась одним-единственным коттеджем? Дом твоих родителей, уж извини, слишком мал для того, чтобы претендовать на звание родового гнезда.
   - Но... ведь Дурсли и... Дамблдор... Знаешь, Корпи, я сильно сомневаюсь, что они позволят мне куда-то уйти и жить без присмотра. - Покачал головой юный волшебник.
   - Что ж. Может быть сейчас ты и прав. Не буду спорить. Тогда... как насчет небольшого вояжа для твоих родственников, до конца лета? - Потерев подбородок, предложил домовик.
   - То есть... вместо того, чтобы сбежать самим, ты предлагаешь вытурить из дома Дурслей? А как же миссис Фигг?
   - Гарри, ты меня просто-таки недооцениваешь. - Губы Корпи разошлись в широкой, но довольно злорадной улыбке. - Миссис Фигг тоже отправится в путешествие... как минимум до осени. Ну а уж с ее книззлами мы как-нибудь поладим, а, Кромах?
   Неизвестно когда успевший пробраться сквозь открытую форточку, ворон согласно каркнул со створки шкафа, и в черных бусинах его глаз, Гарри на миг почудилось что-то похожее на злорадство домовика.
   - Я уже жалею, что завел этот разговор... - Заключил юный волшебник, переводя взгляд с Кромаха на Корпи, тут же изобразивших саму невинность. Как это удалось проделать ворону, Гарри не понял, но факт остается фактом.
   - Хм, ну что, займемся учебой? - Осведомился домовик, материализуя на столе добрый десяток книг, часть которых Гарри уже была знакома.
   - А как же, Дурсли? Ладно, тетя Петунья, она, кажется, еще не скоро придет в себя, а дядя Вернон? Ты помнишь, что он сказал перед отъездом? - Забеспокоился юный волшебник, узнав в одной из книг толстый том "Показаний к житейскому обхождению".
   - До вечера далеко, юный падаван. Немалую толику мудрости за то время получить можно. - Тут, голос Корпи вдруг резко изменился. - Итак, открываем первую главу "Показаний" и читаем...
  

* * *

   Вчерашний визит Люциуса порядком удивил директора Хогвартса. А уж когда тот рассказал о причинах и продемонстрировал письмо из Гринготтса... Это было очень неприятное известие. Именно поэтому, сейчас Альбус Персиваль и т.д. Дамблдор готовился к выходу. В Гринготтс, конечно, можно было бы заявиться и ночью, благо эти златолюбивые создания не знают, что такое нормированный рабочий день... впрочем, тут директор школы-пансионата Хогвартс, со вздохом был вынужден признать, что и сам не очень-то хорошо представляет себе, что это такое... Но, как бы выглядел уважаемый профессор и видный политический деятель магического общества Англии, вломившись после заката в банк, словно пожарная команда в горящее здание? Нет, Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, уже далеко не мальчишка и ему попросту не пристало бегать, подобрав полы мантии. Так что, спокойствие, выдержка и никакой спешки...
   Во владения гоблинов директор ступил, под слышимые лишь ему одному фанфары. Величественный Лидер Света, с улыбкой доброго дедушки и лукавым блеском в глазах... Этот образ он оттачивал годами и мог с гордостью констатировать, что усилия принесли свои плоды. Да, даже среди эксцентричных волшебников он считается чуть-чуть сумасшедшим, но при его магической силе, такие мелочи мало кого волнуют. Вот взять хотя бы творение его собственных рук - пугало Волшебной Англии, Тома Реддла. Сильный маг, подавляющий своей мощью, и абсолютно сумасшедший, что не уменьшает числа его поклонников... Отличный противник, замечательный в своем кровавом безумии. И тем выше будет слава того, кто победит это воплощение зла.
   Ну, попробуйте, назовите хоть кого-нибудь сравнимого по своему могуществу с Лордом Судеб Волдемортом? Найдите в Англии еще одного такого же сильного и харизматичного лидера... О да, правильно. Великий Светлый Маг Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор. Кто же еще может возглавить противостоящих монстру волшебников! Кто воспитает героя, что станет знаменем их борьбы, и кто, в конце концов, войдет в историю, как единственный маг в мире, победивший ДВУХ темных лордов?
   Директор Хогвартса тряхнул головой, избавляясь от несвоевременных мыслей и, заметив подскочившего к нему молодого гоблина, ободряюще ему улыбнулся. Несмотря на внешнюю неторопливость, и старательно демонстрируемое неприятие какой-либо поспешности, Дамблдор предпочитал, чтобы его поручения исполнялись немедленно, по одному только знаку. И гоблины отлично потрафили директору, предоставив такого расторопного служащего. Ну, откуда сыну бедняка с Насыпного нагорья, никогда не имевшего, не то что хранилища в Гринготтсе, но даже родового гнезда (иначе бы не увез из него семью в смешанное поселение в Годриковой лощине, не Поттер все же), и переселенки с Западного побережья САСШ, вообще никогда не имевшей дела с гоблинами, откуда ему было знать, что таких вот молодых клерков, зеленошкурые посылают к тем клиентам, заниматься делами которых, ответственные служащие не желают!
   - Господин Дамблдор, вы по делам Визенгамота или школы? - Осведомился гоблин, проведя клиента к высокой стойке в углу зала и забираясь на свое рабочее место.
   - Ни то, ни другое, мой... - Тут Дамблдор осекся. Применять выражение "мой мальчик" в отношении гоблина, это уже не эксцентричность и не заскок директора школы всея Англии, а идиотский способ самоубийства...
   - Вот как? - Глаза гоблина подозрительно блеснули, но он ни словом, ни жестом не выдал своих подозрений. - Что ж, я вас внимательно слушаю.
   - Хм. Видите ли... не далее как вчера днем, один из учеников нашей школы побывал в Гринготтсе...
   - Сожалею, господин Дамблдор, но ничем не могу помочь. Конфиденциальность - это один из столпов, на которых держится репутация Гринготтса.
   - Вы меня неверно поняли, уважаемый. - Улыбка исчезла с лица директора, словно ее и не было, а выражение лица стало неожиданно жестким. - Я не собираюсь покушаться на банковские правила. Меня интересует только одно. Кто сопровождал этого школьника?
   - Уточните, о каком школьнике именно идет речь. - Помолчав минуту, проговорил гоблин.
   - Гарри Поттер.
   - Хм. Одну минуту... - Гоблин что-то быстро начеркал на пергаменте тонким пером и, очевидно, дождавшись ответа, заговорил. - Банку Гринготтс неизвестно лицо, сопровождавшее Гарри Поттера в его визите.
   - Вот как? - Похоже, эти слова Дамблдор произнес скорее для себя, поскольку на ответный кивок гоблина он не обратил никакого внимания и, рассеяно попрощавшись, удалился.
   Мысленно, директор уже прикидывал, кому поручить задание по поиску столь нагло вмешавшегося в его планы мага, а потому не заметил довольной ухмылки гоблина. Ну, в самом деле, откуда банку может быть известен сопровождавший Поттера, если его вообще не было? А что уж там надумал "великосветлый" глава Визенгамота, его дело. Гоблины не вмешиваются в дела волшебников, это же все знают, правда?
   Трансгрессировав в Литл-Уининг, директор Хогвартса огляделся и, убедившись, что рядом нет никаких наблюдателей, трансфигурировал свой блистающий звездами колпак в шляпу-котелок, а яркую мантию в темный плащ довольно старомодного вида, из-под которого предательски виднелись загнутые носки расшитых туфель. Покинув переулок у улицы Магнолий, Дамблдор огляделся и, убедившись, что попал туда, куда намеревался, отправился вниз по улице. Вот и перекресток с Тисовой улицей. Десятый дом, восьмой, шестой... вот оно!
   Директор Хогвартса решительно направился ко входу в дом, где нашел приют Гарри Поттер, но стоило ему коснуться пальцем звонка, как тяжелая дверь вдруг распахнулась и мимо ошеломленного старика торпедой пронесся весьма упитанный мальчишка. Не обратив никакого внимания на человека, которого он чуть не сбил с ног, Дадли скрылся за поворотом...
   Дамблдор неопределенно хмыкнул и шагнул в прихожую, где как раз нарисовалась хмурая и раздраженная Петуния Дурсль.
   - Вы! - При взгляде на высокого бородатого старика, с самым беспечным видом разглядывающего ее прихожую, Петуния начала звереть.
   - Здравствуйте, миссис Дурсль. Я рад, что вы меня узнали. - Улыбнулся Дамблдор.
   - Убирайтесь из моего дома, директор.
   - Только после беседы с мистером Поттером. - Не убирая добродушной улыбки с лица, ответил тот.
   - С кем? - Рык вышедшего из гостиной толстяка Вернона, заставил дрожать стекла в окнах. - Опять эта фамилия! Что за Поттер, черт возьми?!
   Петуния Дурсль тяжко вздохнула. С момента возвращения мужа с работы, ей добавилось хлопот. Как оказалось, Вернон ЗАБЫЛ о существовании некоего Гарри Поттера, и теперь ярился каждый раз, когда слышал имя племянника супруги, и вообще вел себя как-то странно. Ну что за день сегодня?!
   - Гарри Поттер, сын сестры вашей жены, мистер Дурсль. - Проговорил Дамблдор.
   - Мне нет дела до Гарри Поттера... - Вот, опять он за свое. Миссис Дурсль покачала головой. Стоит ему услышать имя Гарри, как он впадает в ярость, а когда Петуния пыталась объяснить ему, кто такой ее племянник, Вернон тут же заявлял...
   - Как вы можете так говорить о мальчике? - Нахмурился директор.
   - Каком мальчике? Дадли? - Приподнял бровь Вернон.
   - О Гарри Поттере.
   - Мне нет дела до Гарри Поттера.
   Альбус Персиваль и так далее Дамблдор понял, что от происходящих в этом доме странностей у него начинает болеть голова.
   - Миссис Дурсль, проводите меня к Гарри. - Тихо попросил директор, массируя пальцами виски.
   - Что за Гарри, дьявола тебе в печень, старик! - Вновь разъярился мистер Дурсль. - Мне целый вечер талдычат о каком-то мальце! Что за хрень творится в моем доме?!
   - Я говорю о Гарри По...
   - Мне нет дела до Гарри Поттера. - Отмахнулся Вернон и, развернувшись, потопал обратно в гостиную, что-то бормоча себе под нос.
   - Вы не можете увидеть... его. - Проводив взглядом тяжело шагающего мужа, устало проговорила Петуния. - Га... Мальчик исчез из дома вчера перед обедом, и до сих пор не вернулся.
   - И вы так просто об этом говорите? - Выдавил из себя директор, когда понимание произошедшего все-таки дошло до его стареющего сознания. - Петуния, вы понимаете, ЧТО только что сказали?! Как Гарри мог исчезнуть из дома, никого не предупредив? Что вы ему сделали?
   - Мы?! - Миссис Дурсль от ярости захлебнулась воздухом и, через секунду, в доме номер четыре по Тисовой улице разразился скандал, подобных которому, этот тихий городок еще не знал.
   Громыхающий голос Дамблдора перемежался визгливыми выкриками миссис Дурсль, а время от времени в их дуэт вклинивался рык хозяина дома, вопрошающий, о каком-таком Поттере идет речь.
   Если бы не магглоотталкивающий купол, установленный Дамблдором над домом, на следующий день об этом скандале судачил бы весь Литтл-Уининг.
   Наконец, стороны выдохлись и взяли небольшой тайм-аут, зло зыркая друг на друга. Но стоило только Петунии немного прийти в себя...
   - Директор, я в последний раз требую, чтобы вы покинули мой дом. - Начала вторую серию миссис Дурсль, и Дамблдор уже открыл рот, как его ответ был перебит трелью звонка.
   - Добрый вечер тетя Петуния, дядя Вернон... директор?! - Стоящий на пороге взъерошенный худой мальчишка в круглых очках, удивленно взглянул на Дамблдора... и старый Шмель облегченно вздохнул. Нашлась пропажа.
   - Добрый вечер, Гарри. - Сверкнув фирменной добродушной улыбочкой, проговорил директор. - Мы очень волновались по поводу твоего исчезновения. Где ты был?
   - Хм... в двух словах не объяснить. - Протянул Поттер и тут же смущенно потупился, так что Дамблдор просто не успел применить легиллименцию.
  

Глава 5. Учиться, учиться и учиться...

   Сидя на лестнице под мантией-невидимкой, Гарри с блаженной улыбкой наблюдал за происходящим в гостиной. А там было на что посмотреть. Едва раздраженный Вернон вернулся с работы, он, как и всегда в подобных случаях, решил сорвать злость на племяннике жены, но тот, по словам Петунии, до сих пор не вернулся, отчего настроение толстяка опустилось еще ниже. Залпом высадив полстакана виски, и даже не заметив, что бутылка любимого напитка оказалась початой, хотя он купил её всего пару дней назад и до сих пор не открывал, хозяин дома на Тисовой уселся на диван с газетой в ожидании ужина, бормоча себе под нос ругательства в адрес ненормального отродья. А когда Вернон пребывал в подобном состоянии, даже Дадли старался держаться от него подальше. Да и Петуния, хоть и поджимала губы, увидев, как муж опрокидывает в себя внеочередную порцию алкоголя, тут же устремлялась готовить ужин... наверное, также не стремилась находиться рядом с разъяренным моржом. Но в этот раз, что-то было не так.
   Вернон нахмурился и, отложив в сторону недочитанную газету, повернулся на звук. Странное причмокивание, которое и оторвало его от чтения биржевых сводок, как оказалось, издавал толстый человечек в потертой клетчатой рубашке и коротких штанах на лямках, с удобством развалившийся в кресле, напротив хозяина дома... А чмокающий звук он производил, облизывая пальцы, которыми доставал из банки варенье, что Петуния варила для Мардж. Любимое варенье сестры Вернона!
   - Т-ты кто, толстяк?! - Прохрипел Вернон, медленно, но верно наливаясь багровым цветом от ярости, и сверля вторженца взбешённым взглядом. Ну, прямо кабан, которому в задницу заряд соли всадили!
   - Но-но! Толстяк, это ты, а я в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил. - Тут же откликнулся воришка, тыкая измазанным вареньем пальцем в мистера Дурсля.
   Впрочем, заметив, как Вернон, с самым воинственным видом, начинает приподниматься с дивана, незнакомец тут же отбросил опустевшую, галонную!, банку, в полете сбившую с десяток семейных фотографий стоявших на каминной полке и, не обратив на разгром никакого внимания, выставил перед собой ладони. - Спокойствие, только спокойствие!
   - У-убью! - Рык хозяина дома должен был бы собрать в гостиной всех домочадцев, но этого почему-то не произошло. Впрочем, Вернону было не до размышлений. Ярость застила глаза мистеру Дурслю и он рванулся вперед, желая сорвать злость на этом...
   Не тут-то было. Стоило хозяину дома оказаться в опасной близости от противника, как тот с размаху хлопнул себя по пузу, а в следующий миг, за спиной сладкоежки что-то зажужжало, и толстый воришка взмыл в воздух под ошарашенным взглядом Вернона.
   - Пошалим? - Невесть как оказавшийся в доме, незваный гость подмигнул мистеру Дурслю и, сделав над его головой круг почета, с удобством устроился на закачавшейся под его весом, и от того опасно заскрипевшей люстре. Пока Вернон с ошалелым взором наблюдал за раскачивающимся под потолком вором, тот вздохнул. - Нет, ну я так не играю! Ты собираешься за мной гоняться, или нет? Если нет, то может у тебя найдется еще одна баночка варенья?
   Вернон помотал головой, пытаясь избавиться от этого морока, но сладкоежка и не подумал исчезать! Более того, он принял этот жест на свой счет и заметно опечалился.
   - Жаль-жаль. А тефтелек? У тебя нет этих замечательных, вкусных, маленьких тефтелек... - Тут гость на миг задумался и добавил... - можно и больших. Так как?
   - Ты к-кто? Из этих? - Выдавил из себя Вернон.
   - Кто Я? Нет, правда? Ты меня не узнал? Какой кошмар! Что ты читал в детстве, морж? Инструкции по использованию дрелей?! - Театрально прикрыв рукой лицо, возопил вор. Вновь что-то зажжужало и незваный гость, покинув люстру, оказался в паре метров от хозяина дома. Покрутился, демонстрируя пропеллер на спине, но не заметив и тени узнавания на лице мистера Дурсля, печально покачал головой. - Нет, ну я так точно не играю! Завтра же напишу письмо в здешнее министерство образования! Не узнать меня... меня, самого лучшего на свете курощателя, самого-самого дуракавалятельного низведен... э-э, нет, как-то не так звучит... Варвары.
   - Ч-чего? - Выпучился Вернон.
   Тут Гарри не выдержал и, упав на спину, расхохотался в голос, не заметив, как с плеч сползла мантия-невидимка.
   С прытью, которой трудно было ожидать от туши его габаритов, мистер Дурсль развернулся и, заметив хохочущего племянника, окончательно озверел.
   - М-мальчишка! - Вернон брызнул слюной, делая шаг в сторону Гарри. - Это ты натворил!
   Но, оказавшийся прямо перед его носом, вор с пропеллером неожиданно превратился в седого благообразного деда в коричневом плаще и, пока Вернон в очередной раз пытался справиться с удивлением, провел рукой перед его лицом.
   - Это не те дрои... Тьфу, не то. - Дед откашлялся и заговорил снова, уже совсем другим, куда более глубоким и странно убедительным тоном. - Тебе нет дела до Гарри Поттера.
   Вернон, пару раз неуверенно моргнув белесыми ресницами, облегченно вздохнул. Лицо его потеряло всякое выражение, и хозяин дома грузно потопал обратно к дивану и забытой им газете.
   - Мне нет дела до Гарри Поттера. - Донеслось до юного волшебника, когда Корпи уже тянул его обратно в комнату.
   Оказавшись в относительной безопасности, Гарри повалился на кровать и, размазывая по щекам выступившие от хохота слезы, глянул на домовика.
   - Что ты с ним сделал, Корпи, и как?! - Наконец успокоившись, спросил Поттер.
   - Хм. Низведением это называется, юный падаван. - Комично качнув ушами, проговорил домовик, вновь вернувший себе обычный для его народца, облик.
   - Я не о представлении с Карлсоном. - Рассмеялся Гарри. - Почему он вдруг так странно себя повел? Ну, словно его, действительно, Оби Ван заморочил...
   - А, ты об этом. - Огоньки веселья пропали из глаз домовика... Он чуть помедлил, но все-таки решил ответить. - Помнишь, мы говорили с тобой о такой вещи, как легиллименция...
   Следующие два часа прошли для Гарри за учебой, но в этот раз, он даже не подумал возражать. Еще бы, единственная вещь, которую юный маг действительно мог считать своей, до поступления в Хогвартс была его собственная голова и хранящиеся в ней мысли, а тут вдруг оказывается, что при определенных умениях, даже самые маленькие секреты могут стать достоянием какого-нибудь волшебника... Мало того, оказывается, Снейп не врал, и на свете существует не один десяток зелий, способных "поработить разум", да и Империо с Конфундусами и Обливейтами, тоже изрядно напугали юного волшебника. А потому, он с энтузиазмом принялся выполнять задание, данное ему Корпи. Домовик пообещал, что успешное выполнение показанного упражнения, поможет защитить голову Гарри от посягательств. Да и ничего слишком сложного в нем не было. Упражнение даже палочки не требовало, только внимательности и сосредоточенности. Медитация, показанная домовиком, оказалась очень похожей на то, что описывалось в некоторых учебниках йоги, которых у тети Петунии было, на взгляд Поттера, несколько больше, чем это могло бы считаться нормальным. Но это же Дурсли... у них все чересчур!
   Естественно, что за два часа, Гарри не смог бы научиться по-настоящему защищать свое сознание, но уж правила техники безопасности при общении с легиллиментами, он зазубрил наизусть, а заодно, Корпи научил его ощущать вторжение в разум. Это оказалось совсем просто... для того, кто привык воспринимать мир эмоциями и... мир эмоций. Домовик назвал это эмпатией, а самого Гарри, врожденным эмпатом.
   Их занятие сначала прервал топот и сопение пробирающегося по коридору Дадли. Но не успели они вернуться к увлекшей Гарри теме, как внизу раздался громкий хлопок входной двери, а следом до юного волшебника и домовика донесся шум разгорающегося скандала.
   - Дамблдор... - Прошептал Корпи. - Так, Гарри, кажется, у нас появилась возможность красиво вернуть тебя "домой"... и, заодно, избавиться от некоторых сложностей. Только...
   - Что? - Нахмурился юный волшебник, увидев как замялся Корпи.
   - Для этого надо добавить некоторых воспоминаний в твою голову. - Вздохнул домовик.
   - А... это не опасно?
   - Не с таким профи, как я, Гарри. - Уверенно улыбнулся домовик. - Да, мы ведь и не будем особо много менять. Так, добавим одно имя, уберем другое... чуть откорректируем картинку... и вуаля, было одно, стало другое. В общем, сам увидишь и поймешь.
   - А я буду помнить все только так, как ты изменишь? - Коряво, но довольно доходчиво изложил свои опасения мальчик.
   - О, нет, Гарри. Ты будешь помнить все так, как оно и было, а вот чтец увидит лишь то, что мы придумаем. И здесь нам помогут знания столь презираемых магами обычных людей. Они, знаешь ли, достигли довольно серьезных успехов в искусстве гипноза...
   - Может быть, я делаю глупость, но я тебе верю. - Вздохнул юный волшебник и, замявшись, попросил, - только, если что-то получится не так, ты верни мои воспоминания, пожалуйста.
   - Клянусь не причинять вреда памяти Гарри Поттера.
   - Ты опять? - Проморгавшись от вспышки магии, покачал головой упомянутый Поттер.
   - Зато, теперь у тебя нет оснований мне не доверять. - Пожал плечами Корпи. - Ну что, приступим?
   - Н-ну... давай.
   Покидая дом на Тисовой, Дамблдор был задумчив как никогда. Еще бы, старому директору Хогвартса, обучавшему почти все население магической Англии, было абсолютно незнакомо имя мага, взявшего на себя заботу о Герое... Кто? Кто такой, этот Бодрагери, что посмел перейти дорогу Главе Визенгамота?!
  

* * *

   Я, конечно, ни на секунду не сомневался, что рано или поздно в дом на Тисовую заглянет бородатый длинноносый дед с подозрительными наклонностями, но то, что он прибудет так скоро, не ожидал. Впрочем, это даже к лучшему. Экспромт с местью Дурслям просто великолепно сочетался с наведенными воспоминаниями о мистере Бодрагери, чудаковатом старом маге, недавно вернувшемся с материка. Едва старичок узнал о судьбе внука своего давно помершего друга - Карлуса Поттера, он тут же загорелся желанием пообщаться с юным волшебником... ну, а поскольку никто не потрудился объяснить этому странному человеку, что Гарри скрывается в жутко таинственном и никому неизвестном месте, где его никогда не найдут Пожиратели Смерти, господину Бодрагери пришлось потратить аж целых три дня, чтобы найти внука своего старого друга. И появился он на диво вовремя. Как раз, чтобы увидеть, как полыхнул факелом, оказавшийся рядом с Гарри домовик.
   И закрутилось. Восхищенный мощью юного волшебника, Бордагери поспешил успокоить нервничающего мальчика, а там потихоньку, исподволь, вытащил из него историю жизни и... решил исправить то, что показалось ему совершенно неприемлемым. Именно он рассказал Гарри о его наследии, потащил к гоблинам, а после еще и устроил грандиозный поход по магазинам. Впрочем, одной благотворительностью бойкий старичок не ограничился, и устроил Дурслям, в отместку за отношение к последнему представителю известной в волшебной Англии фамилии, веселый день, в лучших традициях магов прошлых веков, не стеснявшихся доводить неугодивших им личностей до безумия. Правда, в случае с Дурслями, Бодрагери не стал зверствовать, помня, что те приходятся хоть и не лучшей, но родней Гарри. Но недовольство свое, старый волшебник показал очень наглядно.
   Понятно, что в наведенных воспоминаниях не было ни единого намека на некоего Корпи, архив Министерства и прочие шалости... Зато, визит в Грнгттс в сопровождении благообразного Оби Ван Кеноби был показан во всех красках, чуть смазанной вышла картинка трансгрессии в имение Поттерхилл, и уж совсем смутными выглядели долгие беседы Бодрагери и Гарри в библиотеке родового гнезда Поттера, под чай подаваемый шустрым домовиком...
   И воспоминания Вернона об издевающемся над ним Карлсоне, также прочитанные Дамблдором, очень удачно дополнили картинку. Ну, отомстил слегка старик за издевательства над внуком старого друга... не сдержался. Бывает. Магия? Министерство? Пф! Вот, если бы он запустил Адское Пламя, тогда да, уже через минуту от авроров было бы не продохнуть. А от Конфундуса, да примененного совершеннолетним магом, следящие артефакты и чары, "заточенные" на работу с волшебством несовершеннолетних, разве что, легкую рябь покажут, не более.
   Именно так объяснил Поттеру свои "противоправные действия", мистер Бодрагери и ведь не постеснялся разъяснить ситуацию с наблюдением за колдовством. Даже о чарах Надзора рассказал, о чем подавляющее большинство взрослых волшебников, либо вообще не знает, либо предпочитает молчать, чтобы ушлые детишки, особенно магглорожденные, не могли найти пути обхода этого контроля. Ну, он хотя бы предупредил, чтобы Гарри не пытался колдовать сам в доме родственников, если не хочет получить предупреждение от Министерства. А вот за предложение тренироваться в ближайшем лесочке, за пределами действия раскинутых над домом Дурслей чар, как мне кажется, Дамблдор придушил бы ушлого мага своей собственной бородой. По крайней мере, зубовный скрежет Великого Светлого мне точно не померещился. Ничего-ничего. Пусть поскрипит, ему полезно... глядишь, меньше сладкого жрать станет. Сволочь колокольчатая.
   - Гарри... Гарри! - Дьявол, какие идиоты разорались в третьем часу ночи?!
   Я приподнял голову и, разлепив глаза, огляделся. Комнату Поттера, на полу которой я в этот раз ночевал, залил яркий желтый свет, льющийся из забранного решеткой окна. Словно прожектором засветили. Стоп. Прожектором?! Нырнув в невидимость, я высунулся из-под подоконника и еле сдержал стон. Надо признать, старый хрыч умеет действовать оперативно, когда ему это нужно. И двух дней не прошло, а он уже подсуетился. Три рыжих головы, маячащие за лобовым стеклом парящего напротив окна потрепанного форда, только что в голос не скандировали имя спящего без задних ног Поттера. Уизли, чтоб им!
   - Это что?! - Прошептал Гарри, когда я его, наконец, разбудил и, накинув на своего подопечного мантию-невидимку, подтащил к окну, чтоб полюбовался на наших гостей.
  

* * *

   Юный волшебник поправил очки и вгляделся в лица сидевших в машине людей. Это было довольно трудно, учитывая, как слепил глаза яркий свет фар, но Гарри справился.
   - Ответ Дамблдора на нашу шутку. - Хмыкнул домовик.
   - Это Рон с братьями! - Улыбнулся Гарри, узнав рыжих, и рассмеялся. - Ты ошибся Корпи, это мои друзья!
   - Да? Ну, может быть, может быть. - Вздохнул тот в ответ. - Вот только уж очень вовремя эти твои друзья здесь появились, как считаешь? Пяти часов с ухода Дамблдора не прошло, а они уже тут как тут.
   - Корпи, ты параноик! - Блеснул Поттер недавно выученным словом и попытался снять мантию, за что тут же схлопотал подзатыльник.
   - А если подумать? Вот скажи, ты им адрес свой давал?
   - Э? - Гарри сполз на пол под окном и, откинув капюшон мантии, почесал место удара. - Ну, нет. Но ведь они могли узнать у Дамбл...
   - Именно. Больше не у кого. И с чего бы директору сообщать неким рыжим, где находится то самое таинственное место, в котором скрывается от врагов Гарри наш Поттер, герой всея волшебной Англии?
   - Ну, наверное, чтоб они меня отсюда забрали. - Подумав, улыбнулся юный маг, и во взгляде домовика мелькнула жалость... к умственным способностям Поттера. Гарри нахмурился. - Подожди, ты хочешь сказать...
   - Ну да, стоило тебе всего один раз вырваться с Тисовой, и вот результат... - Домовик кивнул на окно, за которым раздавался странный скрежет. Это рыжие, развернув машину, уже крепили к решетке трос.
   - Извини, Корпи, но... в этот раз я тебе не поверю. Рон и Фред с Джорджем - мои друзья. Наверное, они просто услышали разговор директора с их родителями и...
   - Да пожалуйста, Гарри. Не верь. Я буду только рад, если ты окажешься прав, и идея вытащить тебя отсюда пришла им в голову исключительно из альтруистических соображений...
   - Не понял. - Покачал головой Гарри, но домовик от него только отмахнулся.
   - Потом. А сейчас, собирайся, если желаешь уехать отсюда на этом ведре с гайками. - Вздохнул Корпи. - Да и этим рыжим хоть голос что ли подай, а то ведь волнуются, поди, размышляя, ту решетку они рвут, или не ту... и если не ту, то сколько у них есть времени до первого выстрела из дробовика.
   - Чего? - Не понял Гарри.
   - Да, тут ты прав, я погорячился. Ну в самом деле, чем им размышлять-то? - Ухмыльнулся Корпи, не переставая наблюдать, как суетятся рыжие, пытаясь закрепить трос на оконной решетке. И ведь действительно, никаких сомнений в собственной правоте! А ну как это окажется не тот дом? Домовик обвел взглядом увлеченно переругивающихся близнецов и спрыгнул с подоконника. - Ну? Ты собираешься ехать или нет? Чего застыл?
   - А ты? - Гарри, сдернув с себя мантию и поприветствовав радостно загомонивших друзей, тут же с новой силой засуетившихся вокруг решетки, вдруг замер на месте.
   - И я с тобой. - Спокойно ответил Корпи. - Одевайся давай! Или ты решил ехать в пижаме?
   - Ой! - Юный волшебник кинулся к своему оказавшемуся безразмерным сундуку и, вытащив из него первые попавшиеся шмотки, принялся судорожно одеваться.
   - Ну вот, другое дело... Поехали? - Одобрительно кивнул домовик, бросив оценивающий взгляд на Поттера, едва тот застегнул последнюю пуговицу на рубашке. В этот момент, в дверь комнаты затарабанили и визгливый голос тетки потребовал, чтобы Гарри немедленно открыл дверь. В ответ юный волшебник только фыркнул и, мысленно показав Петунии язык, швырнул свой сундук прямо в руки Фреду...или Джорджу?
   Как бы то ни было, сундук тут же оказался в багажнике машины, и тот же близнец принял, уже куда более аккуратно поданную ему Гарри, клетку с Хедвиг. Сова крутила головой, взирая на этот цирк с откровенным недоумением. Нет, ну что трудно было просто выпустить ее из этого решетчатого дома? Она и сама прекрасно умеет летать, между прочим.
  

* * *

   Поймав образ переданный совой, я невольно улыбнулся. Жаль, что мне не удается установить с ней такой же плотный контакт, как с Кромахом. Умная птица, как ни крути... Эх!
   Проследив, чтобы в процессе погрузки, Гарри не навернулся с покачивающегося в воздухе автомобиля, я с удобством расположился на крыше, естественно не показываясь взволнованной компании школьников.
   Форд взмыл в небо как раз в тот момент, когда Петуния Дурсль все-таки вломилась в уже пустую комнату и, честное слово, я заметил на ее лице самое настоящее облегчение.
   Помахав на прощание рукой этой странной женщине... из вежливости, конечно, она меня все равно не видит, я постарался поудобнее устроиться на крыше машины и прислушался к разговору школьников. Ну да, кто бы сомневался. Ахи, охи, смех и радость от удавшейся шалости. Вот интересно, а кто-нибудь из них задумывается о том, что ждет всю эту гоп-компанию, по возвращении в эту... как ее? Нору, точно.
   Ой, вряд ли! Что ж, вот и еще одна тема для урока. Нет, я понимаю, что Гриффиндор, это диагноз, но хоть какое-то чувство самосохранения у них должно быть? Пусть в зачаточном состоянии?
   Я вздохнул. Ладно, эти рыжие... продукт неестественного отбора, но Гарри-то должен понимать последствия? Впрочем, может я и ошибаюсь. С такими-то родственничками, как та же Петуния...
   Кстати, о ней. Хм, почему у меня такое ощущение, что я забыл нечто важное? И что именно? Думай голова, думай, шапку куплю... как у Вейдера... Ой. Вспомнил... бедный, бедный Дадли... Рано миссис Дурсль успокоилась. Дамблдор ведь просматривал лишь память Вернона, а тот не был свидетелем Дадли-шоу... Хм. Интересно, а Петуния догадается купить пластиковую посуду?
   Кто бы сомневался, что наше путешествие завершится воплями Молли Визгли... э-э, Уизли, конечно, Уизли... Это не женщина, а воплощенная экспрессия. Она ж моего подопечного, чуть в объятиях не задушила. После того, как вломила родным деткам по первое число. А уж этот стремительный переход от гнева к умилению... Бедный-бедный Гарри. Она явно держит Поттера за такого же идиота, каким является ее младший сын. Да, я - беспринципная сволочь и прошерстил мозги двенадцатилетнего поросенка, по лютому недоразумению и при поддержке Большого Шмеля, считающегося лучшим другом Гарри Поттера.
   Скажу честно, обнаруженное в этом мусоросборнике, мне не понравилось совсем. Квиддич, потому что это кру-уто! Шахматы, потому что там все понятно. Есть черные и белые, остальное побоку, как в школе, где есть благородный Гриффиндор, против него склизкий Слизерин, а Равенкло и Хаффлпафф идут лесом. Гарри - собственность Рональда Уизли, и это хорошо. К Мальчику-который-выжил довеском идет Гермиона Грейнджер, это плохо... но у нее можно списать, а значит, можно не учиться самому, что удобно и выгодно, потому терпим. А сверху этот коктейль установок густо полит абсолютной ленью и завистью. Ко всем и ко всему. Ну да, и как вишенка на торте, вечная яма желудка... Мрак.
   Наверное, единственный положительный момент, который я обнаружил в голове Рональда, это полное отсутствие жадности. Желание иметь личные средства - есть, но и только. Со своими, Рональд готов поделиться последним галеоном. Другое дело, что круг этих "своих" очень узок. Настолько, что даже Гарри с Гермионой в него не попадают. Вот так-то...
   Ну, ничего, еще не вечер... Моему подопечному, как раз, нужно развиваться в области эмпатии, вот и будет тренироваться... на ласках. В первую очередь на самках и Шестом. Остальные... нет, их тоже нужно будет "охватить", но они оказываются рядом с Гарри не настолько часто, а для упрощения начального обучения будет лучше, если "пособия" не будут меняться слишком часто. Проще будет набить необходимые рефлексы. А вот когда Гарри усвоит основные приемы, тогда да... Он у меня еще будет читать рыжее семейство, как сборник комиксов... девятисерийный, ага.
   - Молли, дай Гарри отдохнуть, пожалуйста. - Подал голос Артур... тихонько так. Ну да, он же еще не получил свою долю возмущения матриарха семьи за "это ржавое корыто", благодаря которому дети подняли такой шухер...
   Зря сунулся. Лучше б Джинни подговорил, идиот. Уж ее-то, почтенная мать семейства, похоже, всегда готова выслушать. По крайней мере, так я ощущаю отношение Молли к дочери. Хм... Ой, а вот к ней в мысли лучше было бы не лезть. Тем более, когда она спит и сознание полностью раскрепощено. Мелкая помесь пацанки с принцессой. Жуткая смесь! Бедный-бедный подопечный, она ж, пока его на себя не затащит, не успокоится! Ну нет, психических травм у Гарри и так более чем достаточно. Еще одна, нам совершенно ни к чему, а значит, будем лечить девку. Сурово и без жалости. Иначе установки ее матери все равно не перебить, Молли их, похоже, титановыми гвоздями к мозгам дочери приколотила.
   - Артур Уизли, а с тобой мы еще поговорим о безответственности и дурацких маггловских устройствах! - Голос рыжей наседки взлетел на октаву, и ее муж, ссутулившись, поспешил сбежать из комнаты. Ну, а я о чем?
   Наконец, шум в доме улегся, для Гарри подготовили спальное место, и Молли объявила отбой по казарме. Вот интересно, в доме есть две свободные комнаты, которые до недавнего времени занимали Билл и Чарльз, но моего подопечного, почему-то, определили в комнату к Рону. Это что, элементы психокоррекции по Дамблдору, или Молли так скучает по сыновьям, что не позволяет ничего менять в их комнатах? Не знаю, но мне это не нравится. Гарри, нуждается в безопасном личном пространстве, и чтобы понять это, не нужно быть психологом.
   - Корпи... - Тихий голос подопечного вырвал меня из дремоты и я, проснувшись, чуть не треснулся головой... о днище кровати Гарри, под которой я устроил себе лежбище. Выбравшись из-под нее, я заглушил звук, чтоб не будить рыжих и, поморщившись от храпа Рона, наложил на него персональное заглушающее.
  

* * *

   - Что не спишь? - Поинтересовался Корпи у подопечного, когда в комнате воцарилась тишина.
   - Я тут подумал... - Протянул Гарри, и замялся.
   - И? - Усевшись на край его постели, поторопил его домовик.
   - Ты, правда, считаешь, что ребята забрали меня... ну-у... не по своему желанию? - Наконец, выдавил Гарри.
   - Какая разница, что думаю я? Важнее, как считаешь ты сам.
   - Ну... я им верю. - Пожал плечами Гарри.
   - Угу. Ты знаешь их меньше года, и уже безоговорочно веришь? Я понял бы, если бы ты говорил только о Роне, все-таки, именно он твой первый друг в Хогвартсе... но откуда такое доверие к людям которых ты вообще не знаешь? В Литтл-Уининге ты тоже верил всем подряд? - Проговорил домовик, задумчиво теребя длинное ухо.
   - Нет, но ведь я знал, что тетя Петуния распространяет про меня всякие слухи... Так что, догадаться об отношении соседей ко мне, было нетрудно. - Пожал плечами Поттер и замолчал.
   - Что не отменяет странности твоего отношения к семье рыжих... - Заключил Корпи назидательным тоном, и вдруг усмехнулся. - На самом деле, я могу понять, что ты переносишь свое отношение к Рону, на его родственников, вот только... почему ты не хочешь воспользоваться возможностями своего разума?
   - Не понял. - Честно проговорил Гарри.
   - Критическое мышление, друг мой! - Домовик хмыкнул. - Я понимаю, что ты еще неопытен, и у тебя может просто не хватить знаний для понимания действий окружающих, но у тебя есть замечательное подспорье.
   - Ты случаем не себя имеешь в виду? - Улыбнулся Поттер.
   - О! Значит, целых два подспорья. - Гордо кивнул Корпи, но продолжил уже вполне серьезным тоном. - Второе, это твоя эмпатия. С ее помощью, например, ты способен чувствовать фальшь в словах собеседника, а можешь угадать момент атаки противника. Предугадать действия людей, находящихся рядом с тобой и знать, когда тебе врут. После некоторых тренировок, разумеется. Но кое-что, ты способен делать уже сейчас. И пренебрегать этим умением, просто преступно. Оно ведь может помочь тебе избежать большого количества неприятностей. Помнишь, как ты почувствовал мое присутствие в своем разуме?
   - Ну... скорее я почуял чужое любопытство. - Уточнил Гарри.
   - Мое. Потому что именно это чувство двигало мной, когда я коснулся твоих мыслей. Понимаешь?
   - Да. - Уверенно кивнул Поттер. Все-таки первое занятие не прошло даром...
   - Так вот, чувствовать чужие эмоции можно не только тогда, когда ты пытаешься защититься от вторжения в свои мысли или шаришь в чужой голове, но и просто в разговоре. Более того, в отличие от легиллименции, чтение чужих эмоций неопределимо. А единственный способ помешать эмпату считать состояние собеседника, это... убить этого самого собеседника. Потому что эмоций не испытывают только трупы.
   - А легиллименция?
   - Не защитит. Она действует на других принципах. Опытный окклюмент может спрятать свои эмоции от легиллимента, но не от эмпата. Разный подход, понимаешь? - Корпи пощелкал пальцами, словно пытаясь подобрать точное объяснение. - О! Вспомни, какой любимый вопрос у Большого Шмеля?
   - Э-э? - Гарри встрепенулся. - Он часто спрашивает, не хочет ли его собеседник что-нибудь рассказать... Но...
   - Правильно. Без заклинания "Легиллименс", даже самый серьезный мастер может считать лишь поверхностные образы в голове собеседника. Потому, он задает вопросы, которые вытащат из глубин памяти именно те мысли, которые волнуют человека больше всего... или те, которые он желает спрятать. Конечно, в отличие, от легиллимента чистый эмпат не способен читать мысли, но зачастую это и не нужно. Достаточно чувствовать собеседника, а дальше, дело техники.
   - А ты ведь тоже эмпат, да Корпи? - Вдруг прищурился Гарри и домовик расплылся в широкой улыбке.
   - Ну-ка, ну-ка... Как догадался? - Корпи с интересом взглянул на подопечного.
   - Я... э-э... Ну, ты так уверенно говорил... - Промямлил Поттер и схлопотал от домовика одобрительный, но неожиданно сильный удар ладонью по спине.
   - Вот! О чем я и говорил. Моя речь ничем не отличалась от "лекции" о тех же приемах легиллиментов, но ты почувствовал меня и сделал правильный вывод. Пусть, пока и интуитивно...
   - Ой. - Гарри взлохматил волосы и вдруг попросил, - Корпи, а ты не мог бы показать как это работает?
   - Показать? - Домовик задумался на миг и, вздохнув, кивнул. - Хорошо. Только, чур, не визжать!
   - Э-э? - Протянул Гарри, а в следующий миг Корпи исчез, и в комнате резко потемнело.
   Воцарившаяся тишина вдруг стала почти осязаемой и очень тяжелой. И с каждой секундой она давила на юного волшебника все сильнее и сильнее. Краем глаза Гарри заметил как по стенам поползли неясные тени, а свет луны падавший в окно вдруг показался каким-то мертвым и пугающим. Хлоп!
   От резкого щелчка, раздавшегося за его спиной, Поттер подпрыгнул и испуганно ойкнул. Сердце мальчишки колотилось как бешеное... А когда он увидел, что виновником его страха явился все тот же Корпи трансгрессировавший ему за спину, юный волшебник облегченно выругался.
   - Вот тебе пример эмпатии. Но до такого уровня тебе еще грести и грести. - Усмехнулся Корпи.
   - Внушение страха? Зачем мне это? - Поморщился Гарри.
   - Как однобоко... Ты слишком поспешен в решениях, мой друг. - Покачал головой домовик, явно недовольный выводом подопечного. - С этим умением, ты можешь добавить уверенности в своих силах сомневающемуся, воодушевить соратника или вселить неуверенность в противника. А можешь успокоить волнующуюся перед экзаменами Гермиону, чтобы она прекратила накручивать себя и доставать окружающих... утихомирить Рона после очередного проигрыша его любимой команды, или получения не менее очередного вопиллера от его матери, да мало ли возможностей? - Покачал головой Корпи. - Применение этого умения зависит только от тебя. Это... как парселтанг. Само умение говорить со змеями, еще не делает волшебника злым, хотя этот редкий дар и считается темным. Понимаешь?
   - Да, кажется, понимаю. - Медленно кивнул Гарри и вдруг побледнел. - Редкий?! Темный?!
   - Хм... кажется мне, есть новости у тебя, падаван юный? - Приподнял бровь Корпи.
  

* * *

   Вот так, аккуратненько уводим Поттера от темы приглашения в "Нору". А то, что-то я поторопился. Если сейчас начать убеждать его в небескорыстии рыжих, он же может и заартачиться, еще и мне на слово верить перестанет... А Гарри мальчишка упрямый, задолбаюсь потом свою "пушистую белоснежность" доказывать. Нет уж, пусть сам доходит. Зря я его что ли в эмпатии натаскиваю?
  

* * *

   Прошла неделя, с тех пор, как Уизли выкрали Гарри из дома на Тисовой, и за это время, юный волшебник узнал, как ему казалось, куда больше, чем за весь учебный года в Хогвартсе. Правда, обучение под началом Корпи сопровождалось иногда просто дикими выходками домовика, из-за чего Гарри даже ссорился с ним пару раз... Например, как сегодня.
   Юный волшебник кинул взгляд в сторону сладко посапывающего под деревом Рона, и упустил момент, когда Корпи вдруг исчез из виду. Вот так. Опять. Гарри вздохнул и огляделся, но нет. На заднем дворе "Норы", который гость с трудом отличал от, так сказать, "парадного двора", не было видно ни единой живой души. Разве что, спящий на старом подранном одеяле, Рон... но, в таком состоянии, рыжий приятель отличается от мертвеца только храпом...
   Фыркнув, Гарри на миг задумался, и мысленно отвесив себе подзатыльник, попытался "прощупать" окружающее пространство с помощью своей эмпатии. То есть, попросту говоря, попытался ощутить присутствие поблизости чужих эмоций...
   М-да. Лучше бы он этого не делал! В ту же секунду, его чуть не сбило с ног, от накатившего из-за угла дома любопытства, неуверенности и жгучего интереса... Джинни! Младшая сестричка Рона, которая неустанно следит за Гарри всю ту неделю, что он пребывает в "Норе". Ходит хвостиком, молчит и лишь отчаянно пунцовеет, когда Поттер что-то у нее спрашивает, после чего сбегает. Корпи же, лишь смеется и зовет ее сталкером. Впрочем, заметив, в какой ступор впадает девочка при любом его к ней обращении, Гарри решил больше с не рисковать, и не обращаться к застенчивой девочке с расспросами, тем более, что каждый такой случай кажется Фреду и Джорджу поводом для шуток, а от их приколов Гарри уже основательно подустал. Нет, поначалу было весело и забавно, близнецы мастера на шутки, но как он успел убедиться, каждый день в их компании проводить тяжело. Теперь Гарри куда лучше понимал, почему в школе Рон не особо рвется проводить время в компании своих старших братьев.
   Эх, Гарри бы с удовольствием проигнорировал сейчас Джинни, но ведь она не отвяжется, так и будет за ним подсматривать, а значит, не даст ему учиться. Корпи, с его странной тягой к секретности, ни за что не станет вести занятие в присутствии младшей Уизли, он и Рона-то каждый раз усыпляет. А значит...
   - Джинни, ты что-то хотела? - Обращаясь к углу постройки, что Уизли называют "Норой", проговорил Гарри, вынудив снова алеющую, словно маков цвет, девочку, выйти из своего укрытия.
   - Мгм... Мама зовет на обед. - Тихо проговорила Джинни и, развернувшись, рыжей кометой унеслась куда-то в дом. Поттер вздохнул.
   Что ж, значит, придется будить Рона. - Гарри сосредоточился и, опустив ладонь на лоб друга, постарался как можно точнее проделать упражнение, которое Корпи в их тренировках обозначал словом "тоник", или, гораздо реже, "bodryachok". Направленная волна энергии, обдала ладонь юного волшебника прохладой, и он тут же отдернул руку. Тут, главное, не переборщить. А то, получится как три дня назад, когда Гарри перестарался с количеством сил, и проснувшийся Рон целый день носился, как угорелый, поражая родителей и братьев совершенно несвойственной ему гиперактивностью.
   Но, кажется, на этот раз все прошло нормально. Рыжий захлопал белесыми ресницами и, тихонько охнув от боли в затекшей спине, принял сидячее положение.
   - Я, что, опять заснул? - Проговорил Рон, уже догадываясь об ответе на этот вопрос, и вздохнул, когда Гарри согласно кивнул. - Это все солнце. Точно. А ты... продолжил читать эти книжки, да?
   - Конечно. - Гарри улыбнулся. Ему совсем не нравилась идея лгать лучшему другу, но Корпи был чрезвычайно убедителен, когда настаивал на сохранении их учебы в тайне. Да и... в конце концов, это же Рон! Он и так не в восторге от того, что Гарри вечно утыкается в книгу. Кривит губы и говорит, что его друга заразила Гермиона... Ну... он так делал, да. До вчерашнего вечера, пока Гарри, наконец, не вспомнил уроки Корпи по курощению. От этого воспоминания на лице юного волшебника мелькнула довольная улыбка.
   - Гарри, ты опять читаешь?! Я всегда говорил, что Гермиона заразная! Сколько можно, друг!- Воскликнул-простонал Рон, увидев в руках Поттера очередной тяжеленный фолиант, толщине которого, позавидовала бы и любимая "История Хогвартса" Грейнджер.
   - Рон! Если у тебя не хватает прилежания, чтобы открыть учебник для подготовки к новому учебному году, это говорит о твоей лени, а не о том, что о моей книгозависимости. И вообще, твоя безответственность поражает! - Ответ Гарри заставил Рона, а вместе с ним и присутствовавших здесь же близнецов в шоке замереть на месте.
   - Она его точно укусила. Теперь, я уверен. - Наконец пробормотал Рон и близнецы зашлись в хохоте.
   В гостиной Грифиндора, они не раз были свидетелями нотаций, которые юная Грейнджер, то и дело, читала их отлынивающему от учебы младшему брату, иногда заставляя выслушивать ее тирады и заигравшегося в шахматы Гарри, а потому по достоинству оценили те интонации, с которыми Поттер произнес свою короткую, но весьма экспрессивную речь.
   - Гарри, какое зелье ты использовал, чтобы скопировать голос Ее Заумности? - Поинтересовался Фред... или Джордж, тут юный волшебник усомнился, поскольку эти двое даже в эмоциях путались, и определить их имена представлялось для Гарри делом невозможным. Пока, по крайней мере. Вот Корпи, тот с легкостью отличал близнецов...
   Кстати, о Корпи! Гарри отвлекся от своих воспоминаний и, усевшись за обеденным столом, сторожко осмотрелся по сторонам, не брезгуя и эмпатией. Он пытался определить присутствие в комнате домовика. И на то были причины. Не далее как позавчера, этот "Дарт Йода" устроил на обеде такое представление, что Гарри чуть под землю от стыда не провалился. И было от чего!
   Молли Уизли только разложила по тарелкам отбивные, как за окном начали взрываться фейерверки. Конечно, все подумали на близнецов, но, поскольку разноцветные огни на улице никак не мешали обеду, Молли ограничилась лишь тем, что пригрозила Фреду и Джорджу конфисковать все их запасы шутих и зелий... Те, в ответ, лишь пожали плечами, и вернулись к созерцанию фейерверков, правда, Гарри заметил, что братья, время от времени, бросают на сидящих за столом подозрительные взгляды... Ну да, уж они-то точно знали, что не имеют к этому представлению никакого отношения. А потом...
   Стоило Поттеру подцепить вилкой лежащую на его тарелке отбивную, как на улице уж очень громко хлопнул очередной фейерверк, а в следующую секунду, ворвавшаяся в открытое окно шутиха буквально сорвала отбивную с вилки и... под изумленным взглядами присутствующих, утащила ее в тоже самое окно, чтобы через миг исчезнуть в небесах. Близнецы радостно загалдели, а Гарри, прекрасно понявший, чьих лап это дело, тяжело вздохнул. Похоже, этому творению Молли суждено было стать первой отбивной побывавшей на орбите Земли.
   Но если бы дело ограничилось только этим! Так ведь нет, стоило присутствующим отойти от шока, как следующая шутиха "похитила" отбивную самой Молли, потом наступила очередь Джинни расстаться со своим вторым блюдом, а Фред и Джордж, переглянувшись, устроили целое исследование, придерживая свои отбивные так и эдак и все равно лишились аппетитных кусков жареного мяса, унесенных в небеса жадным фейерверком. Единственный, кому повезло, был Рон... да и то, только потому, что вырвать из его рук еду было не под силу, наверное, даже Дамблдору.
   Естественно, крайними в этой истории оказались-таки близнецы. Впрочем, они и не отрицали своего участия... хотя и не подтверждали его. Очевидно, Фреду и Джорджу было не привыкать получать втык за то, чего они не делали.
   Правда, оказавшись наедине с близнецами, Гарри извинился перед ними за подставу, быстренько сочинив историю про фейерверки, подаренные ему одним из продавцов в Косом переулке, перед началом первого года в Хогвартсе. В ответ, близнецы только ухмыльнулись и, посетовав на "тяжкое бремя славы", произвели Гарри в "почетные шутники", как человека умудрившегося провести "достойных наследников Маро... м-м, последнего, Гарри, ты не слышал, ага?"
   Гарри кивнул и пообещал, но, почувствовав рядом всплеск насмешки от скрывающегося в невидимости домовика, также дал себе обещание расспросить Корпи по этому поводу... ну, после того, как он выскажет все что думает о шуточках с едой...
   Как и подозревал юный волшебник, домовик и ухом не повел, когда он попытался отчитать его за устроенное на обеде представление. И даже объяснять не стал, зачем ему это понадобилось. Просто хмуро отмолчался. Гарри обиделся, конечно, но... сердиться долго на своего друга не смог. К тому же, тот сам пришел извиняться, и даже пообещал, что обязательно расскажет зачем ему это было нужно... после того, как Гарри научится читать и ин-тер-пре-ти-ро-вать эмоции окружающих, как должно.

* * *

   Шуточки? Да уж, хороши шуточки... Я, прищурившись, следил за перемещениями этой жирной клуши по кухне и старался не упустить момент, когда она бухнет в какое-нибудь порционное блюдо очередное зелье. Тоже мне, синьора Тофана, чтоб ее! И ведь никаких угрызений совести у рыжей! Только абсолютная уверенность в правильности своих действий и розовая мечта о богатстве... для Джинни. Хорошо еще, любовные зелья пока в ход не пошли. Рановато. Ну, чего-то в этом роде я и ожидал. Вот только интересно, а нынешнее состояние ее мужа, не является, случаем, результатом длительного воздействия таких же рассеивающих внимание и понижающих критическое восприятие зелий, каким Молли сейчас пытается кормить моего подопечного?
   Нет, сегодня же ночью, наконец, обыщу эту чертову "Нору" от подвала до флюгера, но найду, где эта поклонница Медичи держит свои запасы. И начну, пожалуй, с чердака...
   Хм. Интересно, а упыри умирают? Нет, я просто не знаю, как Молли объяснит детям, что их фамильный некро-недо-домовик покинул этот свет... А что? Следов... э-э... насильственного лишения нежизни, на нем нет... магии, впрочем, тоже... теперь. Но, я тут не причем. Кто ж знал, что после лёгонького удара уже прирученной мною молнии, у этого недоделка сорвет печати, и он отлетит в места Вечной Охоты?
   А дальше, дальше вообще получилось шоу в стиле "Горца"... Хорошо еще, что я глушилку наложить не забыл, а то бы весь дом собрал полюбоваться на происходящее на чердаке безумие. А так, хоть о желанном одиночестве ори, все одно, никто не услышит. Кстати, энергия этого существа оказалась для меня словно теплый душ летом. Не очень-то и приятно, но... все же значительно лучше, чем без оного.
   Собственно, на этом приключении мои поиски запасов зелий рыжей клуши и закончились... В смысле, именно на чердаке я их и нашел. Аккуратно разложенные по шкатулкам фиалы, подписанные твердой уверенной рукой матриарха Уизли. Уж ее почерк-то я узнал. Видел, когда она какие-то бумаги заполняла.
   Ну а подменить зелья обычной водой, дело нехитрое. Пришлось, конечно, кое-где мутить с цветом и консистенцией, но... пищевые красители и загустители еще никто не отменял, а запах у этих зелий отсутствует... добротная штука, из набора профессионального отравителя, что тут еще можно сказать. Вот, кстати, интересно, на свете существуют зелья без запаха и вкуса, список их огромен, если верить Большому Справочнику Зельевара, найденному моим подопечным в той самой серой коробке из архива Министерства. А лечебные зелья, по заверениям Гарри, все как одно имеют крайне отвратительный вкус и, чаще всего, еще более невыносимый запах. Это что, заговор зельеваров какой-то? Или опять действует привычка магов использовать первое же подходящее решение задачи, не заморачиваясь с поисками более оптимальных путей? Впрочем, это риторический вопрос.
   Управившись с заменой зелий Молли и облегченно вздохнув, я решил, что теперь имею полное право выспаться по-чело... тьфу, гадство! В общем, недолго думая, я трансгрессировал на крышу "Норы" и, устроившись в давно опустевшем гнезде аистов, спокойно вырубился.
  

* * *

   - Гарри! - Корпи оказался рядом с юным волшебником, едва тот, позавтракав, вышел во двор.
   - Корпи? - Поттер состроил физиономию страдальца. - Что, снова этот чертов этикет, да?
   - Какая интересная идея... Хм... но сейчас, ты не совсем прав. - Домовик хитро ухмыльнулся. - У меня есть для тебя новое задание.
   - По эмпатии? - Тут же повеселел Гарри. В отличие от тех же занятий по этикету, развитие чувствительности к чужим эмоциям, Поттеру действительно нравилось. Тем более, что по ходу выполнения заданий по этому предмету, домовик словно исподволь обучал его некоторым приемам, которые не относились напрямую к эмпатии, и были больше похожими на обычное волшебство... вот только для выполнения этих приемов совершенно не требовалась волшебная палочка! Например, тот же теле- и пирокинез... это же круче Левиосы и Инсендио! В общем, энтузиазм Гарри был понятен.
   - Именно. Ты быстро прогрессируешь, так что, думаю, пора переходить к следующему этапу наших тренировок. - Домовик растянул губы в хищной улыбке. - С сегодняшнего дня, ты будешь постоянно пользоваться своим даром, глуша его, только перед отходом ко сну.
   - Но... я же буду чувствовать их эмоции! - Воскликнул Гарри, тыча пальцем в сторону "Норы". Он с ужасом вспомнил, что чувствовал в присутствии Джинни, и решительно замотал головой. Вот только стоявшему напротив него домовику, явно было плевать на любые возражения Поттера. Глаза Корпи зло сощурились, полыхнув расплавленным золотом...
   - Слушать надо мастера, юный падаван... - Чуть ли не пропел домовик, и его подопечный поежился, отводя взгляд. - Гарри, посмотри на меня... Эмпатия, это дар и проклятье. И если ты не хочешь однажды сойти с ума от спонтанного прорыва чужих эмоций в твою голову, тебе необходимо научиться контролировать это умение. Сейчас, это будет проще всего. Дар развивается вместе с тобой, и тебе нужно приложить лишь немного усилий, чтобы его приручить. Но для этого нужны тренировки. Всю прошедшую неделю ты учился открывать эмоции других людей. Теперь, пришла пора научиться справляться с постоянным потоком чужих чувств. Уизли для этого, идеальный полигон. Их эмоции достаточно яркие, чтобы ты их не терял, и в то же время, самих Уизли не так много, чтобы ты запутался, кому из них, какие чувства принадлежат. Эти тренировки научат тебя контролю. Ощущать чьи-то конкретные эмоции, или воспринимать весь поток чувств присутствующих, одновременно. Вычленять положительные и отрицательные эмоции, цепляться за них, используя постоянные эманации в качестве "якорей"...
   - Но ведь, это некрасиво! Их эмоции, это же... это же личное! - Сделал последнюю попытку сопротивления Поттер и домовик печально покачал головой.
   - Гарри, любой человек постоянно говорит о своих эмоциях. Понимаешь? Любой и постоянно. Словами ли, мимикой или движениями тела, неважно. Внимательный собеседник сможет узнать твои чувства, если ему это будет интересно, просто понаблюдав за твоим поведением. Отследить реакции тела на явную ложь, пройтись по чувствительным, "болевым" точкам в разговоре, и вот, у него уже есть готовая "карта" твоих эмоций и чувств. И в чем проблема? Он же тебя не обманывает, не выведывает секретов, просто внимательно наблюдает. Но допустим, ты считаешь такое поведение недопустимым, ладно. Твое право. А если эмоции окружающих направлены на тебя самого? Это тоже их личное дело... или может, все-таки, немножко и твое? - Мягко проговорил Корпи... и его подопечный завис. - Разве ты не имеешь права знать, что чувствуют по отношению к тебе, твои собеседники?
   - Это... наверное, да... но... - Забормотал Поттер.
   - Хорошо. Допустим такую ситуацию: Рон вдруг перестал общаться с тобой и Грейнджер, всячески вас избегает и, вообще, делает вид, что вас в его жизни не существует. Хотя вы не давали ему никакого повода для обиды. Как будешь решать проблему?
   - Ну... попытаюсь с ним поговорить. - Пожал плечами Гарри.
   - Угу, получишь от него в нос, обидишься и больше к нему не подойдешь. А если его попытается разговорить Гермиона, то схлопочет от него фирменный монолог о "невозможных заучках, которым не с кем поговорить", и объявит "этому остолопу" бойкот. И хорошо, если обойдется без слезоразлива. Возможно такое?
   Гарри немного подумал и вынужден был согласиться, что такое развитие событий действительно реально.
   - А воспользуйся ты вовремя своим даром, понял бы, что Рон положил глаз на Гермиону, а та, при встрече на вокзале, ему пожала руку, а тебе подарила жаркие объятия, отчего у Уизли номер шесть сорвало башню на почве ревности! - Вдруг хохотнул домовик, вгоняя Поттера в краску. - Согласись, обладая подобной информацией, уж ты бы что-нибудь да постарался придумать, чтобы вернуть вашу дружбу, а?
   - Корпи!
   - Что тебе, падаван?
   - Ты издеваешься?
   - Не то это, о чем думать путем силы следующий должен. - Выдал Корпи и, посерьезнев, ткнул острым когтем указательного пальца в грудь Поттера. - Открывайся, Гарри, и начинай работать. И не вздумай прервать занятие до отхода ко сну. Я проверю.
   После чего, щелкнув пальцами, домовик пропал, словно его и не было. А Гарри... хм, а что ему оставалось? Правильно, только выполнять приказ наставника, пока тот не решил взбодрить ученика легким электроразрядом. Оно, вроде бы и не очень больно..., да и ответить домовику той же монетой, Гарри никто не запрещал... одно "но". Молнии Корпи никогда не промахиваются, так что сидеть потом неудобно... очень.
  

* * *

   Ну, а пока мой подопечный по-настоящему знакомится с рыжей семейкой, я, пожалуй, прошвырнусь по Косому переулку... или... да черт бы с названием этого оплота консервативного бреда! Зачем мне это понадобилось? Ну как же, ведь нужно поддерживать в людях веру в доброе, разумное, вечное... Нет, последнее, явно не из той оперы, но ладно... лишним не будет. Хотя, как может быть вечным человек, который никогда не существовал? Хм... В общем, надо уверить Три Дэ, что странный маг, озаботившийся судьбой внука своего друга, вовсе не плод воспаленного сознания Вернона и Петунии Дурсль. А посему, личину Оби Ван Кеноби на мои худые телеса и вперед, светиться как можно в большем количестве лавок, магазинов и кафе Косого переулка... Вот интересно, а в Лютный надо заглянуть, или все-таки не стоит?
   Я посмотрел на темный проулок, за которым начинается самая одиозная страшилка добропорядочных английских магов и... решил отложить визит туда, на неопределенный срок. А то, узнает Большой Шмель, куда ходит покровитель его Золотого мальчика и скопытится с инфарктом, от мысли, что старый Оби Ван научит Гарри Поттера плохому. А нам этого не надо. Пока, по крайней мере. Опс!
   Очевидно, я слишком долго глазел на чертов проход. Иначе, с чего бы этому чернокожему аврору так мною интересоваться? Если он, конечно, не... Тьфу-тьфу-тьфу. Не дай бог, а то ведь если это предположение верно, то Оби Вана и посадить могут... в Азкабан, ага... за нанесение тяжких телесных повреждений аврору при исполнении и членовредительство, в самом прямом смысле этого слова. Но, тут я вспомнил, кого мне напоминает этот... хм... магоафроангличанин, во! Черт бы подрал эту толерантность! Негр, короче. Это же, Шеклболт.
   Не-не-не... даже не думай, встречаться с Трижды Дэ мне совсем не хочется...
   - Это не тот Бодрагери, что вам нужен...
   - А где тот? - А голос у дядечки, что иерихонская труба, между прочим. Но, какой устойчивый кадр!
   - Ушел минуту назад в сторону кафе Фортескью. - И еще одно усилие.
   - Благодарю вас за помощь аврорату. - Негр отвешивает короткий поклон и уходит. Замечательно.
   Только одно "но". В каноне, насколько я помню, этот кадр присоединился к Ордену куда позже, уже после возрождения змеемордого, а тут... Ох, не удивлюсь, если здесь Трижды Дэ вовсе не распускал свою частную армию... По крайней мере, в башке этого самого Шеклболта, образ Дамблдора, отдающего ему приказ о поиске Бодрагери, был виден весьма отчетливо... Ну-ну... Ищите и обрящете... на свою голову. Ха.
  

ЧАСТЬ II. Я иду, встречайте. Ваш БП.

Глава 1. Кто ищет, тот всегда найдет... проблемы на пятую точку.

   Взгляд Поттера... Точно, именно так, с большой буквы я и обзову это... Хм, учитывая цвет глаз Гарри, можно только радоваться, что его взгляд не материален. Иначе, моего подопечного уже упрятали бы в Азкабан за многократное применение Авады к одному рыжему семейству... и одному доброму, зеленому и пушистому... ну, местами пушистому домовику по имени Корпи... Блин, чтоб у меня так на голове волосы росли, как "там"... Чёртов Переплут! Эх, ладно, проехали... О чем это я? А, Авада, да... Всего-то и надо было, научить Гарри воспринимать эмоции окружающих в динамике, и "зеленая смерть" уже рядом с рыжими.
   Я попытался пригладить растрепанные перышки на шее Кромаха и, заслужив за это "ласковый" клевок в темя, согнал птицу с руки. Ворон мне достался самостоятельный и, как оказалось, не приемлющий телячьих нежностей. Зато сырую телятину, он уважает, даже очень... Впрочем, как и питомица моего подопечного - Хедвиг. Вот только, Кромах крайне редко делится с ней этим лакомством. Проследив взглядом полет ворона, я вернулся к подсл... хм... наблюдению за творящимся в "Норе" бедламом. Благо, по летнему времени, окно в гостиную открыто и мне не приходится следить за происходящим в доме, находясь внутри, среди этого невыносимого гвалта. Бедный Гарри... в отличие от меня, он терпит Уизли уже не одну неделю. Железный парень, честное слово.
   - Гарри, ты готов? - Ну да, ну да. Сегодня, мой падаван отправляется в свое "первое" путешествие каминной сетью. Покупки в Косом... что может быть интереснее?
   - Да, миссис Уизли. - Юный волшебник, с деланным интересом наблюдавший за тем, как отправляются в путь близнецы, кивнул, и тут же получил от рыжей клуши довольно сильный ускоряющий толчок в спину.
   Надо же, как ей не терпится оказаться в хранилищах Поттеров... Хм. Ну-ну. Хорошо еще, что она в этот момент не видела, как скривился Гарри, почувствовавший всплеск эмоций Молли.
  

* * *

   Юный волшебник кубарем выкатился из камина, где его тут же подхватили ухмыляющиеся близнецы и, подхватив под локти, оттащили в сторону от вновь полыхнувшего в очаге, зеленого пламени.
   - Ха, кажется, это не самый любимый твой способ путешествий, а, Гарри? - Хохотнул Джордж... или Фред?
   В ответ, Поттер натянуто улыбнулся, стараясь справиться с головокружением и легкой тошнотой. Вспомнив о тренировках Корпи, юный волшебник принялся за дыхательные упражнения и уже через полминуты почувствовал себя вполне сносно. Настолько, что сумел выдавить из себя слова благодарности близнецам. А еще через минуту, он и вовсе пришел в полный порядок, как раз к моменту, когда все семейство Уизли оказалось в помещении "Дырявого Котла".
   Где-то рядом эмоции плеснули знакомым окрасом, и Гарри довольно кивнул. Корпи явно решил сопровождать его во время этого похода за покупками, и это не могло не радовать юного волшебника. Все-таки, последние несколько дней вполне наглядно показали ему, что рыжему семейству доверять безоговорочно нельзя. И если фонтан чувств той же Джинни, доставляет лишь неудобство, а постоянная готовность близнецов шутить, заставляет беспокоиться... то Рон и Молли... Гарри поморщился, вспоминая...
   - Гарри... - Рон ворвался в спальню, с совершенно диким взглядом.
   - Да, Рон? - Отвлекшись на миг от чтения очередной книги подсунутой ему Корпи, откликнулся тот.
   - Опять читаешь... Ладно! Я не о том. Папа сказал, что нам пришли письма из Хогвартса! Идем!
   - Здорово. - Гарри искренне обрадовался и, отложив в сторону книжку, побежал следом за скрывшимся за дверью другом.
   Прочитав длинный список книг по Защите от Темных Сил, Поттер несколько удивился, и вынужден был согласиться с Фредом, когда тот заметил, что новый учитель, должно быть, большой поклонник творчества Локхарта. И если бы не тренируемая эмпатия Гарри, он вполне мог пропустить мимо ушей странную реакцию Молли, на слова второго близнеца, по поводу дороговизны этих книг.
   - Справимся. - Ответила Молли... Вот только, несмотря на демонстрируемую взволнованность этой новостью, в эмоциях миссис Уизли царил полный штиль... почти полный. Гарри еле успел поймать короткий взгляд, брошенный на него Молли и сопровождавшийся в ее эмоциях какой-то расчетливой уверенностью...
   Вообще, Гарри был удивлен странными и резкими всплескам чувств миссис Уизли. Она, словно, мгновенно переключалась между совершенно разными эмоциями. Вот, в один момент, Молли сердится на близнецов с их очередной выходкой, а в следующий миг, с какой-то гипертрофированной заботой в голосе и нежностью в эмоциях, спрашивает у Гарри, не желает ли он добавки ее фирменного пирога. Можно было бы предположить, что миссис Уизли относится к нему, как к сыну, вот только... Только эта забота ничуть не напоминала чувства Молли к ее детям, особенно к Джинни. Скорее... да, Гарри мог бы сравнить это отношение с тем, что чувствует Артур Уизли к своим любимым маггловским приборам. И это собственническое отношение миссис Уизли к Гарри Поттеру, последнего серьезно коробило.
   Но, с этим, юный волшебник мог бы и смириться. Куда больше его задевало то, как относится к нему лучший друг. А эмоции Рона... пугали. Раньше, Гарри никогда не чувствовал такой зависти! Нет, он прекрасно знал, на что похоже это чувство. Сам не раз его испытывал, когда видел, как тетя с дядей заваливают Дадли подарками, по поводу и без... но такого шквала, каким не единожды одаривал его Рон, Гарри себе и представить не мог. Причем, поводом к этому могло послужить что угодно. Начиная от имеющихся в распоряжении Поттера новеньких и... наоборот, откровенно древних книг, по которым они с Роном, под мученические стоны последнего, готовились к школе, и заканчивая "Нимбусом", на котором младшие обитатели "Норы" летали по очереди.
   В общем, с тех пор, как Корпи заставил Гарри постоянно тренировать эмпатию, жизнь юного волшебника довольно сильно усложнилась, чуть ли не каждый день принося весьма неприятные сюрпризы. Впрочем, были в эмпатии и свои плюсы. Например, уже на третий день тренировок, Гарри понял, что буквально чует, когда близнецы затевают новую каверзу, и вспышки их эмоций не раз позволили юному волшебнику избегать подстроенных близнецами ловушек. Нет, Фред с Джорджем не устраивали их специально для Гарри, им, кажется, вообще было по барабану, кто нарвется на очередной их прикол. Но окружающим от этого легче не становилось.
   А ещё, Гарри научился мириться с фонтаном эмоций Джинни, что, поначалу, казалось ему в принципе невозможным. Однако вскоре, он приспособился и к этой проблеме, научившись отрешаться от чувств девочки, при этом не переставая их "слышать". А Корпи только усмехался: "Жить захочешь, ещё не так раскорячишься"... Что ж, странный домовик в очередной раз оказался прав.
   Хуже всего дело обстояло с Молли Уизли. Её эмоции по отношению к Гарри, почему-то вызывали у мальчика непроизвольную дрожь и... чувство гадливости. Словно вляпался босой пяткой в кучу навоза. Это было очень неприятно...
   Единственными людьми в "Норе" почти не доставлявшими Поттеру беспокойства, оказались Артур и Перси. Правда, если в случае мистера Уизли, это было результатом его рассеянности, то Персиваль... хм. В общем, он все время витал в своих мыслях и ему, к счастью, вовсе не было никакого дела до гостя в их доме... Правда, когда его Гермес приносил очередное письмо, Гарри еще добрых полтора-два часа старался обходить комнату Перси десятой дорогой, из опасения быть сбитым с ног, совершенно феерическим по силе чувством, в котором в диком коктейле смешивались нежность, удовольствие и странное желание, от которого у юного волшебника отчего-то непроизвольно краснели уши.
   Крик Молли Уизли разнесся по главному залу банка Гринготтс, словно сирена, предупреждавшая лондонцев об очередном налете Люфтваффе. Маги, оказавшиеся неподалеку, непроизвольно зажали уши руками, а остальные присутствующие, как один, скривились от этого ввинчивающегося в мозг, ультразвука.
   - Что значит, нет доступа?! - Ярилась Молли, не замечая, как на ней скрещиваются взгляды гоблинов и магов. - Директор Дамблдор лично просил меня взять эти деньги.
   - У директора Дамблдора также нет никакого права распоряжаться этими средствами. - Широко улыбнулся гоблин за стойкой.
   - Да как... Как ВЫ СМЕЕТЕ?! - На миг задохнувшись от негодования, вновь возопила миссис Уизли. - Директор Дамблдор - председатель Визенгамота!
   - Но он не носит фамилию Поттер, миссис. - Не прекращая ухмыляться, пожал плечами гоблин. А в следующий миг, его глаза предвкушающе прищурились, увидев что-то за спиной кричащей женщины.
   - Кто-то говорил о Поттерах, Грипхук? - Гарри, только что вернувшийся из поездки к удручающе пустому сейфу Уизли, вместе с Артуром и его сыновьями, шагнул вперед, с любопытством поглядывая то на миссис Уизли, то на своего поверенного, крутящего в руке знакомый ключик.
   - О, мистер Поттер! Рад видеть. Не подскажете, как ключ от вашего хранилища оказался у этой женщины?
   - Банк Грнгтс намерен обвинить меня в небрежности? - Выверенным движением, заученным у Корпи, бровь юного волшебника приподнялась, в демонстративном удивлении.
   - Нет, мистер Поттер, с вашим кошелем, ключ недействителен, а значит, вы вольны поступать с ним, как вам угодно. - Грипхук хмыкнул... - Шутка хороша, да... Но, ведь могло случиться так, что вместо меня, ваша жертва оказалась бы на приеме у одного из младших конторщиков, и последствия могли бы стать печальными... Вы понимаете меня? - Грипхук бросил многозначительный взгляд в сторону, где уже стояла пара закованных в железо гоблинов, с огромными алебардами наизготовку.
   Гарри еле удержал бесстрастную маску на лице, ограничившись резким ударом локтя. Но накрывшийся мантией-невидимкой, домовик, до этого суфлировавший Поттеру, увернулся, так что удар пришелся в пустоту.
   - Что ж, это было бы весьма печально, Грипхук. - Чуть заторможено кивнул Гарри, вновь вторя тихому шепоту Корпи. - Но боюсь, виновником этой... "шутки" следует признать директора Дамблдора, у которого, как оказалось, хранился запасной ключ от моего ученического хранилища... Миссис Уизли, я прав?
   - Эк? - Лицо ошеломленной Молли, в будущем станет одним из любимейших воспоминаний Гарри об этом лете, наравне с курощением Дурслей и пикником Корпи...
   Молли Уизли была в гневе. Нет, даже не так. Она была в ярости и готова порвать этих мелких зубастых тварей на тысячи кусочков! Когда Альбус Дамблдор попросил ее проконтролировать покупки юного мистера Поттера и, вручив Молли ключ, заметил, что Гарри не будет против, если семья лучшего друга... одолжит у него несколько галеонов на школьные покупки, миссис Уизли обещала, что проследит за непоседливым мальчиком, с которым так подружился её младшенький. Да и как было не присмотреть?! Это же, Гарри Поттер - герой Волшебной Англии! Принц на белом коне в мечтах Джинни...
   Ох, Джинни! Неужели твоя мечта действительно может сбыться? А ведь может. Когда Молли впервые увидела Поттера, там у платформы, такого маленького, худенького, в потрепанной одежде и сломанных очках, она сначала даже не поверила, что стоящий перед ней мальчик и есть тот самый Гарри Поттер, о котором предупреждал ее Дамблдор, сетовавший на безголового Хагрида, забывшего сообщить мальчонке, как попасть на Хогвартс-экспресс.
   Все же, герой, по ее мнению, должен был выглядеть совершенно иначе, ну, хотя бы как душка-Локхарт! Но одновременно, в Молли зажглась надежда... да, мальчик не похож на баловня судьбы, каким он, совершенно определенно являлся, зато в нем не было и противной напыщености богатеев, вроде тех же Малфоев. А уж найти общий язык с простыми людьми детям из ее семьи всегда было несложно. Билл всегда был душой любой компании. Чарли может любого увлечь своими рассказами о драконах... да взять хоть тех же близнецов! Уж на что шутники и забияки, по которым розги плачут, а в школе пользуются уважением сверстников, и не только на своем факультете. Перси, опять же, староста, детки с младших курсов его слушаются... Да и Рон! Он же стал другом Гарри, а значит, и у крошки Джинни есть шанс... Молли тряхнула головой, отгоняя убредшие невесть куда мысли, и сосредоточилась на текущей проблеме. Ключ, деньги Поттеров... да, точно!
   Хм, может, все-таки, надо было дождаться визита Гарри в его хранилище, а уж потом... вернуться с ключом, дескать, мальчику не хватило взятых денег... Да нет! Какая, к Моргане, разница, когда Молли попыталась бы воспользоваться ключом, если при первой же попытке снять деньги, этот мордредов гоблин схватился за ключ и напрочь отказался пустить Молли к сейфу Гарри? А это сообщение, что ключ аннулирован... Кошель! Но, как гоблины могли отдать мальчику такую вещь? Он же еще несовершеннолетний... Нет, Альбус должен узнать об этом и как можно скорее... Заодно и за проживание Гарри в их семье, заплатит. Были, конечно, у Молли свои планы на эти средства, но... учитывая происшедшее в банке... а деньги нужны немедленно... Ну, в самом деле, не идти же Джинни в школу в подержанной мантии?! Хм... Молли нахмурилась и, решительно кивнув, хлопнула кулаком по открытой ладони.
   - Молли, дорогая, что-то случилось? - Заметив странные движения супруги, Артур Уизли коснулся ее ладони. Миссис Уизли подняла на мужа отрешенный взгляд и тот, моментально смутившись, отдернул руку, одновременно переступая с ноги на ногу. - Эм, ну я имею в виду... кроме происшествия в банке...
   - Оставь, Артур. - Махнула рукой Молли. - Проводи детей в кафе, а мне нужно отлучиться на несколько минут.
   - Молли? - Мистер Уизли демонстративно хлопнул по карману, где тихонько звякнули кнаты и сикли, столкнувшиеся с одиноким галеоном. - Ты уверена?
   - Да, дорогой. Аптекарь задолжал мне несколько галеонов... думаю, сейчас, самое время напомнить ему об этом. - Безмятежно улыбнулась миссис Уизли.
   - О! Это хорошая мысль! - Обрадовался Артур и, оглянувшись на шушукающихся о чем-то своем детей, сбившихся в стайку в паре ярдов от них, уточнил. - Так, ты считаешь, что я могу потратить несколько сиклей на мороженое?
   - Разумеется, Артур. Разумеется. - Иногда Молли начинала думать, что наивность мужа не такая уж хорошая штука, как ей казалось. Иногда... да.
   Проводив взглядом спину мужа, направляющего детей в сторону кафе Фортескью, миссис Уизли покачала головой и бодро отправилась к точке трансгрессии Косого. Альбуса Дамблдора ждал большо-ой сюрприз!

* * *

   Тщательно проанализировав эмоции Молли и обрывки ее мыслей, я с удивлением понял: ей в голову даже не пришла мысль о том, что Большой Шмель мог попросту подставить ее с этим заданием. А ведь это самый естественный вывод... На прямые вопросы непричастного лица гоблины отвечать не станут... Зато, организовав вот такую "разведку боем", можно получить интересные сведения. Хм... Надо отдать должное старику, он мастер прокачивать инфу на косвенных данных. Впрочем, с его опытом, это неудивительно...
   Я проводил взглядом Предводительницу Рыжих Ласок и, вздохнув, двинулся в сторону кафе, нагонять своего подопечного. И как раз вовремя...
   - Гарри! - Вихрь, налетевший на компанию рыжих, живым щитом окружавших моего подопечного, с легкостью разметал Уизли в стороны и, оказавшись Гермионой Грейнджер, повис на шее алеющего Поттера. Впрочем, радость от встречи одержала убедительную победу над природной застенчивостью моего подопечного (или дело в его эмпатии?), так что, уже в следующую секунду лицо Гарри расплылось в радостной улыбке, и он даже осмелился обнять подругу в ответ.
   - Привет, Гермиона!
   - Дочка? - Подошедшая к компании, невысокая стройная женщина вопросительно и строго взглянула на Гермиону, но Гарри явно почувствовал ее веселое изумление и любопытство. Иначе, с чего бы ему так искренне улыбаться незнакомому человеку... и... ой-ой-ой, что-то мой подопечный не спешит выпускать подругу из объятий. Хм, я так плохо на него влияю? Или, наоборот, слишком хорошо? Так, ему, по-моему, ещё рано задумываться о гендерных различиях... или нет? Хм, у кого бы спросить-то, а?
   Но тут Гермиона пришла в себя, выпуталась из кольца рук Гарри и, состроив постное выражение лица, включила "режим отличницы"... и приветствовала Рона скромным рукопожатием, что не укрылось от Гарри. Вон как веселится... падаван ехидный. Только, что в голос не ржет! Эх... Дожил, называется... до синдрома Трелони. Тьфу!
   - Гермиона, может, все же представишь нам своих друзей? - А это, кажется, папа подтянулся.
   - Ох, простите. Мама, познакомься, это мой однокурсник Гарри Поттер, а это мистер Уизли и его дети... Персиваль, Фредерик, Джордж, Рональд и Джиневра Уизли. - Отпустив ладонь насупившегося Рона, необычно медленно для нее, проговорила Гермиона. - А это моя мама - миссис Грейнджер... и папа...
   - Как легко догадаться: мистер Грейнджер. - Подтянутый мужчина встал рядом с матерью Гермионы и, приобняв ее за плечи, открыто улыбнулся рыжему семейству. - Приятно познакомиться.
   - Маглы! Вы настоящие маглы! - Вдруг завопил Артур, в глазах которого моментально разгорелось фанатичное пламя... Хорошо еще, что я успел поставить "заглушку", иначе, внимание всего Косого было бы гарантированно.
   - Полагаю, что так. - Потушив улыбку, спокойно кивнул Грейнджер, одновременно делая шаг вперед, так что супруга оказалась полускрытой его высокой фигурой. К моему удивлению, Гарри среагировал похожим образом, утянув Гермиону поближе к себе. Фред и Джордж переглянулись и вцепились в рукава мантии отца, нетерпеливо приплясывающего на месте и, кажется, готового взорваться от распирающих его вопросов.
   - Мы, кажется, направлялись в кафе, разве нет? - Поинтересовался Фред... или Джордж? Черт, да как их различать, если эти близнецы даже думают одинаково?!
   Успешно погасив исследовательский порыв отца, братья потянули его в сторону владений Фортескью, на ходу зацепив зачитавшегося Перси и Джинни. Следом за ними поплелся и Рон. А пока Гермиона, пребывавшая в прострации от просшедшего, пыталась привести мысли в порядок, Гарри подхватил ее под руку. Услышав чей-то хмык, мой подопечный поднял взгляд на мистера Грейнджера, рассматривающего его с интересом энтомолога, обнаружившего новый вид моли, и покраснел. Но тут же справился с собой.
   - Составите нам компанию в кафе, мистер Грейнджер, миссис Грейнджер? - Даже ножкой шаркнул подопечный... Тьфу! Да он же "Показания к житейскому обхождению" вспомнил! Ну... почти вспомнил. Двоечник.
   - Хм, а желанием моей дочери вы не поинтересуетесь... мистер Поттер? - Ухмыльнулся Грейнджер, кивая на намертво зажатую локтем мальчика, руку Гермионы.
   - Я слишком хорошо ее знаю, чтобы задавать подобные вопросы. - Гарри ответил отцу подруги искренней улыбкой, и миссис Грейнджер, услышав его слова, звонко рассмеялась. А вот мистер Грейнджер выглядел откровенно ошеломленным. Он обменялся удивленным взглядом с не менее растерянной дочерью, и вздохнул.
   - Может быть, вы знаете, и какое мороженое по вкусу Гермионе? - Справившись с собой, поинтересовался отец отличницы.
   - Конечно! Большой банановый сплит!
   - Га-гарри, но я же никогда тебе этого не говорила! - Воскликнула Гермиона, до этого безуспешно пытавшая н е з а м е т н о освободить свою руку "из плена", и потому почти не обращавшая внимания на разговор отца с Гарри.
   - Зато, ты говорила, что принесла именно это мороженное домой, после посещения Косого с профессором Макгонагл. - Пожал плечами Поттер, и кивнул в сторону уже успевших добраться до кафе рыжих. - Так мы идем, или нет?
   - Идем, Гарри, разумеется, идем. - Миссис Грейнджер, молча, с улыбкой наблюдавшая за устроенным шоу, толкнула мужа локтем в бок и, схватив его за руку, кивнула моему подопечному. - Веди.
   - С удовольствием, мэм. - Поттер взъерошил пятерней свою шевелюру и потянул Гермиону вперед, ловко лавируя меж расхаживающими по переулку волшебниками.
   Нет, меня, безусловно, радует тот факт, что Гарри, наконец, начал доверять своей эмпатии, но... эдак, он скоро вообще всякий страх потеряет... С другой стороны... Оживленный и веселый Гарри, обладающий долей здоровой наглости, куда лучше забитого застенчивого паренька-самоубийцы, не так ли?
  

* * *

   Переглядываясь с поникшим, потирающим сбитые костяшки, мистером Уизли, отрешенно внимающим нотациям супруги, доктор Грейнджер молчал и, в свою очередь, хмуро слушал тихий шепот миссис Грейнджер, выговаривающей ему все, что она думает о поведении своего несдержанного мужа в том странном книжном магазине. Шептала она тихо, вот только среди детей, сидящих за соседним столиком в кафе Фортескью, специально выделенном для них старшими Уизли и Грейнджерами, находился и Гарри Поттер, чей слух был достаточно тонок, чтобы услышать все, что выговаривают супруги своим виновато выглядящим мужьям. Еще бы, не имея хорошего слуха, Поттер получал бы раза в два больше тумаков от Дадли... Правда, в этот раз ему пришлось приложить максимум усилий, чтобы разобрать произносимые сердитыми дамами слова, поскольку в это же время он сам оказался предметом пиления для его лучшей подруги, также тихо выговаривающей ему на ухо свои претензии...
   - Гарри! Как ты мог... - Пятую минуту подряд шипела Гермиона, явно претендуя на высокое звание змееуста, - он же известный волшебник! ВЗРОСЛЫЙ волшебник, Гарри! О чем ты только думал, а?
   - Гермиона, я не знаю, как тебе, а нам в школе говорили, что нужно делать, в случае, если взрослый человек вдруг проявит странный интерес к ребенку, или, того хуже, начнет его хватать и куда-то тащить. И вообще, пусть этот Локхарт скажет спасибо, что я двинул ему по голени, а не... не выше, в общем. - Наконец, не выдержав, огрызнулся Поттер, и Гермиона, смущенно охнув, замолчала, под дружный хохот близнецов, наблюдавших за происходящим с видом заядлых театралов на любимой постановке... Ну, Гарри предполагал, что именно так они и выглядят... наверное.
   На самом деле, юный волшебник и не думал сердиться на подругу. В конце концов, он отчетливо чувствовал ее беспокойство... беспокойство за него, из-за того, что именно у него, Гарри Поттера, могут быть неприятности... а не он стал их источником для кого-то. И это было так... необычно. Ведь, кроме Гермионы, только Корпи проявлял в отношении него такую заботу, и сейчас... да сейчас Гарри должен бы быть очень рад такому открытию... вот, если бы еще Гермиона не мешала ему слушать пререкания взрослых... А там, как раз, зашел очень интересный разговор.
   - Я что, должен был смотреть, как этот хлыщ издевается над моей дочерью?! - А это уже не выдержал мистер Грейнджер, хлопнув внушительным кулаком по столешнице так, что подпрыгнули креманки.
   - Но ведь можно было решить дело без рукоприкладства! - Тоже чуть повысила голос его супруга.
   - Да я его пальцем не тронул.
   - Именно, что пальцем! А то я не помню, как кое-кто, одним тычком отправил моего отца в туалет, на добрых два часа?!
   - Эй, женщина, ты же сама тогда признала, что это был верный ход! И вообще, как еще я мог безболезненно нейтрализовать человека, размахивавшего перед моим носом заряженным ремингтоном?! - Возмутился мистер Грейнджер.
   - А как еще он мог заставить тебя сделать мне предложение?! Учитывая, сколько раз ты ускользал от этого разговора, папа просто вопользовался удачным случаем, когда ты точно не смог бы от него сбежать! - Супруги так разошлись, что уже не обращали никакого внимания на окружающих, включая греющих уши детей и ошеломленно взирающих на них старших Уизли. Хорошо еще, что Корпи в очередной раз позаботился о незаметном заглушающем.
   - О да, и это было очень убедительно, точнее было бы, если бы ты не сказала "да", за добрых три часа до того, как он ворвался в твою спальню, с дробовиком наперевес! - Язвительности в голосе доктора мог бы позавидовать и упомянутый домовик.
   - Мистер Дэниел Венделл Грейнджер! Ты что, хочешь сказать, что во всем виновата я?! - А вот теперь, Гарри отчетливо почувствовал исходящую от матери Гермионы опасность...
   - Стоп-стоп-стоп, дорогая. - Доктор, кажется, тоже почуял что-то эдакое, и тут же сдал назад, выставив перед собой ладони. - Мне кажется, мы ушли куда-то не туда...
   Опомнившись, Грейнджеры оглянулись по сторонам и, наткнувшись на внимательные взгляды своих новых знакомых, дружно хмыкнули.
   - Опс. - Выдал доктор в полной тишине, а в следующий миг, Гермиона, качая головой, оглушительно громко шлепнула себя ладонью по лицу.
   - Так, дети, а ну-ка, развернули свои мордочки к креманкам, и не сметь подслушивать. - Молли обвела грозным взглядом свой выводок, прихватив заодно и Гарри с Гермионой, и наложила на стол взрослых заглушающее... тут же развеянное Корпи, под прикрытием "указки" Поттера, изобразившего "Финиту".
   - Хм... Извините, вы хотите сказать, что э-э-э конфуз лорда Малфоя в книжном магазине, это не следствие какого-то проклятия? - В глазах Артура Уизли вновь блеснули уже знакомые компании огоньки, и мужчина потер ладони. - Это что, какая-то магловская магия, да?
   - Артур! - Получение денег с Альбуса, положительно повлияло на Молли, по крайней мере, она и не подумала завывать сиреной, отчитывая мужа за безобразную драку с Малфоем, ограничившись лишь тихим выговором, оборванным спором Грейнджеров. А про пинок, походя отвешенный кем-то из драчунов, так неудачно подвернувшемуся Локхарту, пожелавшему их разнять, она, кажется, и вовсе позабыла. Но сейчас, Молли несколько отошла от радужных грез по поводу предстоящих трат, и снова начала походить на саму себя. В общем, мистер Уизли был вынужден отступиться и в этот раз.
   - Нет, что вы. Просто хорошая подготовка и неплохое знание анатомии. Вот и все. - Смущенно улыбнулся доктор Грейнджер.
   - Угу. И долгая практика где-то в Китае... или Вьетнаме. - Хмыкнул над ухом Гарри, невидимый домовик. - Знакомая техника, между прочим... сложная, но эффективная... в умелых руках, конечно.
   - Научишь? - Тихо-тихо, так, чтобы даже сидящая рядом Гермиона не услышала, спросил мальчик.
   - Может быть. Может быть. - Проурчал домовик, явно довольный рвением юного Поттера.
   - И все-таки, я считаю, что это был перебор. - Упрямо заключила миссис Грейнджер, бросая на мужа весьма сердитый взгляд.
   - Дорогая, но он же наставил свою "указку" на нашу дочь! Представь, что кто-то вздумал целиться в нее из пистолета! - Воскликнул Грейнджер.
   - Но... это же была трость, обычная трость, разве нет?
   - Ручаюсь, что у Люциуса в трости спрятана его волшебная палочка. - Со вздохом, признал мистер Уизли. - Известный, хотя и не часто использующийся прием. А учитывая отношение лорда Малфоя к маглорожденным... В общем, я на вашей стороне, доктор. В таком случае, лучше перебдеть, чем...
   - Артур! - Вопль Предводительницы Ласок заставил Гарри поежиться... и скривиться... правда, он постарался сделать это незаметно для окружающих.
   Все же, Молли была слишком громогласна и слишком уперта. А ее уверенность в собственной правоте и праве приказывать всем и вся... Ох, стоит признать очевидную вещь, на самом деле, Молли Уизли - ужасно раздражающая особа. А уж ее гипертрофированная, приторная забота в отношении самого Гарри, и вовсе была ему неприятна, напоминая сюсюканье Петуньи с ее ненаглядным Дадликом. Вот уж на кого сам юный Поттер хотел походить в последнюю очередь.
   - Извини, Молли, но я говорю это, не как частное лицо, а как сотрудник Министерства. - Покачал головой ее муж и, вдруг улыбнувшись, поинтересовался у Грейнджера. - Дэн, скажите, а этому... фокусу трудно научиться?
   - Хм. Непросто. - После недолгого молчания, ответил доктор и, взглянув на сбитые костяшки на руке Артура, покачал головой. - Но вам это и не нужно. Если то, что я видел в книжном, нормальное состояние для волшебников... то, любой боксер-второгодник, в рукопашной, разделает мага под орех. Не понимаю, как можно так небрежно относиться к собственному телу?!
   - Дэн! Сойди с трибуны. - Одернула мужа миссис Грейнджер и, улыбнувшись сконфуженному Артуру, вздохнула. - Извините, но когда речь заходит об атлетике, он становится просто невыносим.
   - Эй! Тело, это то немногое, что остается с человеком на всю его жизнь! Тебе не кажется, что забота о нем, вполне естественна?! - Усмехнулся доктор.
   - Хм. Может, для маглов, это действительно имеет определенный смысл. - Протянул Артур Уизли, не обращая никакого внимания на супругу, толкающую его локтем под ребра. - Но за физическим состоянием волшебника следит его магия. У нас просто нет необходимости в накачивании "мускилов".
   - Но ведь, наше тело, это не только... м-м... мышцы и потроха, если позволите. - Покачал головой Грейнджер, также игнорируя вонзившийся в бок кулачок жены. - Это еще и скорость, реакция, выносливость... приятный внешний вид, в конце концов!
   - Ну, насколько мне известно, в подготовку авроров и профессиональных игроков в квиддич входит курс приема специальных зелий... Они, как раз, и призваны повысить их физические возможности.
   - Когда я служил в... впрочем, неважно... - Грейнджер поморщился. - В общем, у нас тоже были сильные стимуляторы. Мощные препараты, вот только печень, почки и сердце они гробят, почти моментально.
   - О, у нас подобные зелья вышли из употребления еще до Статута. А до того, редкие герои-маглы обходились без таких средств. Иначе, как бы они сражались с драконами? Нет, нынешние зелья не сжигают человека, они просто выводят его на... да, на пик формы, так, кажется, говорил Людо, а он разбирается в предмете, поверьте! Но, зачем такое нужно обычным магам? - Артур пожал плечами.
   - И все-таки, подобное наплевательское отношение к своему телу, мне кажется неправильным... - Вздохнул Грейнджер. - У вас есть необходимые средства, но вы не желаете ими пользоваться. Это странно.
   Женщины переглянулись и, согласно кивнув, заговорили о чем-то своем, решив оставить увлекшихся мужчин в покое. А вот Гарри было не до того. Последняя фраза мистера Грейнджера откликнулась в эмоциях Корпи странным воодушевлением, от которого у юного волшебника отчаянно зачесалось то самое место, что не раз предупреждало его о грядущих неприятностях.
   Гарри Поттер сидел на кровати в комнате Рона и, отложив в сторону огромный фолиант "Магия внутри и вокруг", сверлил домовика своим фирменным взглядом, на что Корпи отвечал прямым и невинным взором своих золотистых гляделок. Может быть, юный волшебник и поверил бы в искренность домовика... если бы не хищная, откровенно острозубая гоблинская ухмылка, которую тот даже не пытался скрыть.
   - Корпи, я еще раз тебя спрашиваю. Ты знал, что все так и будет? - Гарри постарался, чтобы его голос звучал грозно, но судя по абсолютно безмятежному домовику, ему это не то чтобы хорошо удалось. Разве что, улыбка пропала, да и то...
   - Хм. Силы пути неисповедимы, юный падаван. - Прикрыв веками теннисные мячики глаз, пробормотал Корпи, задумчиво качая головой.
   Причиной дурного настроения Гарри был довольно простой факт. Сегодня, спустя три дня после памятного похода в Косой за покупками, Поттер-таки вспомнил, как его доставили из Литтл-Уининга на летающем форде Артура Уизли, и попытался расспросить близнецов о... хм... некоторых нестыковках.
   Каково же было удивление Гарри, когда на его вопрос Фред с Джорджем просто пожали плечами и честно ответили, что подслушали разговор родителей с заглянувшим "на огонек" Дамблдором.
   - Мы решили...
   - Что значит, "мы", Дред? Тот котелок, что ты по какому-то недоразумению называешь головой, не способен родить ни одной стоящей мысли!
   - О, брат мой, Фордж, это в твоей дырявой голове, мысли даже не ночевали... и если ты дашь себе труд вспомнить, то именно я предположил, что полет к дому Гарри на машине отца, был бы самой замечательной шуткой этого лета!
   - А покороче? - Вздохнул Гарри.
   - Хм. Мальчик...
   - Который...
   - Опрокинул...
   - Локхарта...
   - Торопится?
   - Что ж...
   - Думается...
   - Мы можем...
   - А Аваду в лоб? - Прижав пальцы к вискам, простонал Гарри.
   - Уверен, что это хорошее средство от головной боли? - Участливо поинтересовался Фред... или Джордж?
   В ответ, юный волшебник зарычал, но у близнецов это вызвало лишь смешки. В следующую секунду, Гарри не выдержал и полоснул по братьям разыгравшейся по их вине мигренью. Лица близнецов скривились.
   - Ладно, братец Дред... - Потерев висок, проговорил левый близнец. - Думаю, мы достаточно поиздевались над нашим юным другом.
   - И к тому же, не стоит забывать, что он принят в почетные шутники... Думаю, это тоже говорит в его пользу. - Согласился с ним правый близнец.
   - В общем, после встречи Дамблдора с родителями, мы позаимствовали у папы его фордик и отправились к тебе в гости. - Уже нормальным тоном договорил Фред. - Ничего сложного, как видишь.
   - А... как вы меня-то нашли?! - Удивился Гарри.
   - В машине есть карта Англии, а Дамблдор упоминал твой адрес в разговоре. - Пожал плечами Джордж, и после недолгого молчания добавил, - кстати, впервые. До того, сколько бы он ни бывал в нашем доме, ни разу не обмолвился о твоем местонахождении. Только твердил, что ты живешь с маглами - родственниками твоей мамы, и что они очень строгие люди... Кстати, это правда?
   Гарри, в этот момент, старательно прислушивался к эмоциям и чувствам братьев, в попытке понять, насколько они искренни, а потому чуть не пропустил этот вопрос мимо ушей. Но спохватился.
   - Это еще мягко сказано. - Вздохнул Поттер. - Они ненавидят магию и все с ней связанное.
   - Ого. Дред, ты не находишь, что тем вечером, мы не просто хорошо пошутили, но, фактически, спасли спасителя волшебного мира?
   - Да, Фордж, я всегда говорил, что нас ждет великое будущее. - Надулся от гордости его брат. - И вот, мое предсказание сбылось.
   - Ага, иди, порадуй Трелони. - Хохотнул Джордж, пихая близнеца кулаком в плечо. - Она возьмет тебя на свой курс продвинутого Прорицания...
   - Гадание на хересе? Это может быть интересно. - Ухмыльнулся в ответ Фред и, глянув на Гарри, развел руками. - Если ты закончил нас допрашивать, то...
   - Да-да... вас ждет очередной эксперимент. - Вздохнул Поттер.
   - Именно.
   Гарри проводил взглядом выкатившихся из их с Роном комнаты близнецов и, вытряхнув из головы остатки фирменного дредофорджевского бреда, позвал Корпи.
   И вот теперь, он смотрел на странно довольного домовика и в голову юного волшебника постепенно закрадывались страшные подозрения, что он находится вовсе не в "Норе", принадлежащей шебутной рыжей семейке Уизли, а в дурдоме.
   - Это называется, тактикой непрямых действий, Гарри. - Внезапно прекратив валять дурака, проговорил домовик серьезным тоном и, заметив непонимающий взгляд подопечного, пояснил, - ну смотри, сам Дамблдор не стал вмешиваться в события на Тисовой, но, чтобы оградить тебя от общения с Бодрагери, провернул комбинацию, к которой он сам, вроде как, не имеет никакого отношения. Заявился в дом Уизли, сделал таинственное лицо в присутствии младшего поколения семьи и, утащив их родителей на кухню, принялся театральным шепотом вещать о беде одного маленького очкастого мальчика. И даже адрес его назвал, чего ранее никогда не делал, прикрываясь возможной атакой "уцелевших Пожирателей Смерти, желающих отомстить за своего господина". Зачем? Чтобы мистер и миссис Уизли покачали головами и посочувствовали "бедному сиротке"? Тебе не кажется, что это глупость?
   - Может, он хотел, чтобы они забрали меня оттуда и... пришел просить их об этом?
   - Просить? Гарри, мы говорим об Альбусе Персивале Вульфрике Брайане Дамблдоре, кавалере Ордена Мерлина первой степени, почетном председателе Международной конфедерации магов, главе высшего законодательного органа волшебной Англии и т.д. и т.п.?
   - Хм. - Поттер смутился.
   - А теперь, давай-ка вспомним, историю с твоим ключом от сейфа. - Прищурился Корпи и Гарри ойкнул. - Вот именно. Как ты думаешь, зачем Дамблдор отдал его Молли?
   Гарри задумался, но уже через пару минут начал медленно и поначалу неуверенно выдавать вслух различные версии, пока не договорился до того, что директор Хогвартса, рассчитывал таким образом, устроить в Гринготтсе скандал, который даст ему дополнительную информацию о положении Гарри, опять же не светясь при этом самому. И к удивлению Поттера, именно этот вариант вызвал одобрение Корпи.
   - Но это же бред. - Вырвалось у Гарри.
   - Как посмотреть. Взгляни. В результате скандала, Большой Шмель получил весьма интересную информацию. А именно, наличие у тебя банковского кошеля, условия владения которым предполагают определенную финансовую независимость. Также, мы можем сделать вывод, что, благодаря этому происшествию, ему стало известно о твоей осведомленности в делах рода Поттеров. Пусть и минимальной, но все же... Одно знание о наличии имения Поттерхилл, должно заставить директора суетиться.
   - Но зачем ему это?! - Вспылил Гарри, срываясь на крик. - Что я для него?! Почему я не могу жить, как все?!
   - Хороший вопрос, юный падаван. И ответ на него мы будем искать вместе. - Вздохнул Корпи.
   - Значит, будем искать. - Внезапно успокоившись, полным холодной решимости тоном, проговорил Гарри и, заметив вопросительный взгляд домовика, договорил. - Я ненавижу ма-ни-пу-ля-то-ров. Они, как тетя Петунья с ее слухами. От них одни лишь неприятности.
   - Хм. Не хочу тебя расстраивать, но все люди такие. Дети манипулируют родителями, женщины мужчинами, старики детьми, и так далее... Но, в одном ты прав, интриги Дамблдора тебя до добра не доведут. А значит, ниточки надо резать. Может быть, даже по-живому.
   Последних слов Корпи, Гарри не понял, но согласно кивнул. А в следующее мгновение в комнату ворвался Рон, вспомнивший о завтрашнем отъезде в Хогвартс и своем несобранном сундуке, и домовик исчез.
   В эту ночь Гарри долго не мог заснуть. И дело было вовсе не в громком храпе Рональда. Нет, дело было в другом, в голове юного волшебника нескончаемым хороводом кружили мысли... разные и, по большей части, не самые веселые, именно они и были виной бессоницы. Недавний разговор с Корпи что-то сдвинул в душе Гарри, и, пожалуй, впервые он смог посмотреть на события своей жизни, оценивая их, как следствие чьих-то решений.
   Смерть родителей, пожертвовавших собой, чтобы спасти сына, ставшего целью мага-маньяка. Почему? Какую угрозу годовалый малыш представлял для Волдеморта? И почему он пришел убивать его сам, если у него было много последователей? Тех самых, от которых его потом спрятали в семье тетки Петуньи, предварительно, кстати, растрепав всей волшебной Англии о его "подвиге". ЗА-ЧЕМ?! Не проще было объявить героями его родителей? Это ведь они сделали всё, чтобы Гарри выжил. Они, а не он! А "прятки" от последователей Волдеморта? От каких?! Тех, что сидят в Азкабане, или тех, что, откупившись, строят из себя благонадежных магов? Так, стали бы эти маги сами себя закапывать, устраивая охоту на "героя всея Волшебной Англии", если они до сих пор находятся под подозрением, как понял Гарри из пикировки Артура Уизли и старшего Малфоя, случившейся во время их недавнего визита на Косую Аллею? Вот уж вряд ли... Нелогично все это. Неправильно...
   До размышлений о своей жизни у Дурслей под присмотром миссис Фигг, Гарри не дошел. Морфей все же одолел юного волшебника, и он наконец провалился в чернила сна без сновидений.
   Странное дело, утром, когда семейство Уизли в бешеном темпе собиралось отправляться на Кингс-Кросс, Гарри был спокоен как слон, и даже тревожившие его полночи мысли не могли поколебать этого спокойствия. Спасибо медитациям и Корпи, внимательно выслушавшему результаты ночных бдений Поттера, и напомнившему своему подопечному о том, что он больше не один и у него есть неплохой, хотя и низкорослый советник, не желающий ему ничего дурного, и всегда готовый прийти на помощь.
   - Сомневаться ты же не собираешься в силах моих, юный падаван, м-м? - Протянул Корпи, а когда Гарри улыбнулся, договорил уже нормальным тоном, - обещаю, мы во всем разберемся и со всем справимся... А теперь, давай еще раз проверим, все ли ты взял с собой. Где чемодан?
   Этого хватило, чтобы Поттер тут же прекратил накручивать себя, успокоился и повеселел, так что спустя каких-то сорок минут, он уже сидел в гостиной дома Уизли и с любопытством наблюдал за сборами этой сумасшедшей семейки.
   - Волнуешься? - Непонятно с чего спросил вдруг появившийся рядом с Гарри, Артур.
   - Да нет. - Пожал плечами тот. И в самом деле, о чем ему волноваться, когда все вещи собраны и трижды проверены одним дотошным домовиком, сундук лежит у входа в дом, палочка в новенькой кобуре на левом предплечье, еще одна, с хитрой улыбкой врученная ему все тем же домовиком, и подошедшая, кстати, ничуть не хуже первой, спряталась в точно такой же кобуре на правом предплечье, кошель на поясе, а в нем мантия-невидимка и... стащенная у близнецов карта Мародеров.
   Нет, Гарри честно попытался возмутиться, когда Корпи рассказал ему, где он взял эту драгоценность, но... объяснение, кто именно является создателем этого артефакта, усмирило совесть юного волшебника. Правда, на вопрос, кем являлись Хвост, Бродяга и Лунатик, невозмутимый Корпи лишь пожал плечами... но он же пообещал обязательно выяснить, кто эти господа, и где их можно найти...
   Впрочем, спокойствия Гарри хватило только до Хогвартс-экспресса, на который их компания успела в самый последний миг. С момента отхода поезда прошло едва ли полчаса, когда Поттер обнаружил, что начал закипать от клубящихся вокруг чужих эмоций.
   Сидящий рядом, сочащийся завистью к его новенькой школьной мантии, Рон отчего-то был удручен не меньше друга, и этот коктейль чувств бил по Поттеру с немалой силой. А тут еще и Джинни плещет жуткой смесью обожания и обиды на брата, умудрившегося трижды с начала поездки наорать на нее, ни за что ни про что...
   Но еще больше Гарри беспокоило предупреждение Корпи о том, что несколько дней домовик будет занят. Выяснилось это, не далее, как сегодня утром, когда только что поднятый с постели криками миссис Уизли, сонный Поттер не особо-то и соображал. Впрочем, Корпи обещал явится на первый же зов, попросив лишь не беспокоить его в ближайшие три дня, если не случиться ничего экстраординарного. До самой посадки в поезд Гарри и не вспомнил об этом разговоре, зато сейчас, беспокойство отчего-то начало грызть юного волшебника со страшной силой... и Гарри решил, что ему стоит пройтись по вагону, и немного развеяться.
   Но, не успел он подняться с дивана, как дверь в купе распахнулась и на пороге оказался Драко Малфой собственной персоной. Точнее, тремя персонами, если считать его верных оруженосцев, всюду следующих за своим сюзереном.
   - Поттер! - Фамилию Гарри, Малфой буквально выплюнул. - А я так надеялся, что в этом году, твоя рожа не будет отравлять мне учебу!
   - Малфой... - Протянул в ответ Гарри, и от интонации, с которой он произнёс одно-единственное слово, окружающие почему-то вздрогнули. А может, виной тому было выражение лица гриффиндорца?
   Какая удача! Успокоительное с доставкой, что может быть лучше?! Гарри искренне обрадовался появившейся возможности сбросить напряжение... И если бы кто-нибудь из его друзей, хоть раз видел Корпи, то непременно заметил бы, что улыбка Гарри, сейчас, до боли напоминает фирменный оскал этого сумасшедшего домовика... И юный волшебник, в этом случае, вынужден был бы, польщено шаркнуть ножкой. Ведь он очень старался повторить эту ухмылку, даже научился давить на окружающих страхом... чуть-чуть. Но, вместо признания актерских заслуг, ему пришлось довольствоваться лишь реакцией отшатнувшегося от дверного проема белобрысого подростка.
   - Любезный мой племянник! Разве так принято здороваться с дядюшкой, которого не видел больше двух месяцев?
   - По-поттер? - Выражение страха на лице Драко сменилось растерянностью, а затем и злостью. - Что ты несешь?!
   - Ай-яй-яй... Как не стыдно? Придется мне, очевидно, отписать кузине Нарциссе, о том, что ее сын не проявляет должного усердия в изучении генеалогии ЕЕ рода. Ты же не хочешь навлечь на себя гнев матери, а Драко? Блэки, говорят, неудержимы в ярости и не терпят неуважения к своему роду и его великой истории...
   - Ты спятил, Поттер! - Тряхнув головой, пробормотал сбитый с толку слизеринец, но, оглянулся на молча сопящих за его плечами Крэбба с Гойлом и, взяв себя в руки, вздернул подбородок. - Я-то знаю генеалогию Малфоев и Блэков, но вот какое отношение к этим уважаемым родам имеешь ты, полукровка?!
   - Во-первых, мой невежественный родственник, тебе стоит знать, что рожденный от брака мага и ведьмы является чистокровным. Пусть, и в первом поколении. А во-вторых... Драко, ты ведь позволишь мне называть тебя именно так? По-родственному, так сказать? - Все тем же медоточивым тоном проговорил Гарри, с необычным для него наслаждением глядя, как дергается от этих слов собеседник. - Так вот, ДРАКО, если бы ты действительно знал генеалогию, то непременно вспомнил, что Дорея Блэк, в свое время, вышла замуж за Карлуса Поттера и, соответственно, является моей родной бабушкой. А теперь, когда наш урок закончен, изволь покинуть это купе... пока я, действительно, не решил уведомить леди Малфой о твоем вопиющем невежестве, п л е м я н н и к.
   С шумом хлопнула дверь купе и Гарри, по настоянию Корпи учивший это выступление три дня подряд, устало вздохнув, в полной тишине, мешком осел на диван. Этот спич дался ему не так просто, как он предполагал!
   - Что? - Заметив ошеломленные взгляды Гермионы и Рона, наконец, выдавил из себя Поттер.
   - Друг, это было нечто! - Взорвался Рональд, в порыве чувств, чуть не спихнув с дивана Джинни и ее отрешенную, но забавную подружку Луну. - Как ты задал этому крысенышу! Гарри, где ты так научился?!
   - Книги, Рональд... Знаешь, такие прошитые листы бумаги или пергамента в красивых обложках... их еще продают в специальных книжных магазинах. - Закатив глаза, ответила вместо Гарри, Гермиона и даже продемонстрировала рыжему свою любимую "Историю Хогвартса", от чтения которой ее отвлекло появление Малфоя. Рон скривился, а девочка повернулась к Поттеру. - Но твой тон, Гарри! Неужели нельзя было говорить с Малфоем иначе? И это упоминание о чистокровных...
   - Иначе, он бы не понял. Этот... понимает только угрозы. - Фыркнул Рон. И Гарри, почуяв, что сейчас станет если не участником, то свидетелем очередной перепалки между друзьями, наверняка, поспешил сменить тему.
   - Кстати о крысах... Рон, а где твой питомец? Я уже несколько дней его не видел...
   - Спасибо, что поинтересовался, друг. - Вновь скривился рыжий, плеснув раздражением. - Я уж думал, за своими любимыми книгами, ты ничего не замечаешь... прямо, как некоторые.
   - Извини... очевидно, я действительно, слишком зарылся в книжки. - Честно развел руками Гарри, еще не понимая в чем дело, но уже догадываясь, что идея с переводом темы на Коросту, была не самой лучшей... - Но, как видишь, и от них есть польза, а?
   - Это точно. - Буркнул Рон.
   - А что случилось с твоей крысой, Рональд? - Совершенно неземным голосом поинтересовалась подружка Джинни, глядя своими прозрачно-голубыми глазами на рыжего.
   - Умерла. Позавчера. - Хмуро ответил тот.
   - О! Мне жаль... - Абсолютно ровным тоном проговорила Луна. Джинни вообще не проронила ни слова, продолжая пялиться на Гарри. Но... за месяц в доме Уизли, юный волшебник выработал неплохой иммунитет к бурлению эмоций младшей представительницы этой семьи, так что ее взгляды не помешали ему выразить другу свое сочувствие, не сбиваясь на каждом слове. Выслушав же слова соболезнования от Гермионы, Рон заметно успокоился, а через минуту неловкого молчания и вовсе махнул рукой.
   - Да ладно... Она и так была очень старой. К тому же... может теперь, мама с папой купят мне сову...
   Гарри ничего не сказал, но легкость, с которой Рональд говорил о питомце, его задела. Тем более, что в своем легкомыслии, он был абсолютно искренен. Уж в этом-то, немного поднаторевший в эмпатии, Гарри был уверен, и... он откровенно не понимал такого отношения, пусть даже к крысе. А вот Гермиона переживала за Рона не менее искренне, чем тот плюнул на погибшую Коросту... Джинни, ну... тут вообще все страшно. А Луна...
   Поттер попытался почувствовать эмоции, сидящей напротив него девочки, но там было пусто. Точнее, так казалось, потому что, стоило Гарри "прислушаться", как на него рухнул такой водопад чужих чувств, что он едва не "захлебнулся". Хорошо еще, что рядом была Гермиона, гревшая своими теплыми эмоциями. Уцепившись за них, Гарри кое-как выбрался из водоворота чувств их странной попутчицы и, открыв глаза, обнаружил, что Луна смотрит прямо на него и на дне ее светящихся серебром глаз плещется что-то похожее на любопытство.
   - А из тебя выйдет неплохой охотник на мозгошмыгов, Гарри. - Прозвенела девочка, качнув сережками-редисками.
   - Охотник на кого?! - Оторопел Поттер. Рон фыркнул, заработав укоризненный взгляд сестры, а Гермиона нахмурилась, явно пытаясь вспомнить, где она могла читать об этих существах.
   - Мозгошмыги... Ты же их видел, да? Я держу их на привязи, и стараюсь не давать воли. Так что найти моих мозгошмыгов очень сложно... - Ничуть не смущаясь, "пояснила" Луна. Только тут до Гарри дошло, что могла иметь в виду эта странная девочка.
   - Хм. Ну да... думаю, у меня есть кое-какой талант в этой области. - Улыбнулся Гарри. - А ты?
   - Нет, мне хватает своих мозгошмыгов, и чужие ни к чему. - Пожала плечами Луна и, глянув за окно, вдруг подскочила с дивана. - Ой! Мы подъезжаем!
  

Глава 2. Проблема выбора?

   Поймать Питера оказалось совсем несложно... а имитировать его гибель и вовсе было проще простого. В конце концов, у меня уже был опыт в подобных... хм... проделках. Но, выкрасть Хвоста, это лишь полдела, а вот всучить его Министерству, причем, с шумом и грохотом, вот это задачка! Ну да ладно, как говорится, глаза боятся, а руки делают, да? Приступим, пожалуй. Пациент - на стол, сейчас я тебя мал-мала рэзат буду. Ха, щутка. Для начала, попробуем просто взглянуть, что ты есть.
   Осмотр памяти и эмоций крыса дал несколько удручающие результаты. Ну, двенадцать лет в шкуре грызуна не прошли для него даром. То полубезумное существо, в которое превратился сей экземпляр хомо магикус, уже не способно на сколько-нибудь человеческое мышление. Его логические цепочки прямолинейны и коротки, а желания примитивны и подчинены единственной цели - выжить. Любой ценой. Впрочем, чего-то в этом роде и следовало ожидать, не так ли?
   Вымотавшись, я усыпил Питера и сам провалился в глубокий сон, в котором...
   - Здорово, смертничек! - Голос Переплута невозможно перепутать ни с чем. - Что, маешься? А у меня тут одна идейка появилась...
   Надо признать, Переплут на мелочи не разменивается, хотя и адекватностью его затеи похвастать тоже не могут. Ну тут ничего удивительного. Какие еще могут быть затеи у покровителя скоморохов и шутов? Вот и эта предложенная им идея была из разряда балаганных представлений. Афера чистой воды... а уж кого мне придется изображать для ее воплощения, у-у-у! Надеюсь, мой прототип об этом никогда не узнает.
   Переплут, конечно, обещал, дескать, не боись, все учтено могучим ураганом, но веры ему... да, о чем тут говорить. Один плюс, на репетиции его затея сработала, а как оно будет на самом деле, сейчас и посмотрим, эх!
   Иллюзия некроманта удалась мне на все сто, несмотря на все связанные с ней сложности. Хорошо быть умным и начитанным, да... особенно, если читал книги из хорошей библиотеки... вроде малфоевской. Для большей достоверности, я даже привлек мои собственные умения в криокинезе, поскольку оказалось, что домовикам подобные чары недоступны. Нет, наморозить ледяную дорожку или создать пару кубиков льда для коктейля, с этим у них проблем нет, а вот функции кондиционера им... в смысле нам, уже не по плечу. Так-то. Ладно, об убогости своей домовиковой поплакался, пора и за работу. Хлоп!
   Так, и где у нас тут кабинет министра?
  

* * *

   В этот вторник, как впрочем, и в любой другой рабочий день, в Министерстве было людно. Волшебники сновали по своим делам, то и дело скрываясь в кабинках лифтов или в зеленом пламени каминной сети. Несколько авроров откровенно скучали у золотого помпезного фонтана и встрепенулись, лишь, когда мимо них "проплыла" высокая фигура в черном плаще с глубоко надвинутым капюшоном, под которым можно было рассмотреть разве что ярко-желтые глаза с кошачьим сузившимся зрачком, бледный крючковатый кончик носа, да аккуратную седую бородку клинышком.
   Молодой аврор, хоть его и продрало морозом от одного вида этого... попытался было сунуться к странному посетителю, но его старший напарник притормозил своего безбашенного подопечного, ухватив за рукав мантии.
   - Жить надоело, Сандерс?
   - Но... он выглядит подозрительно! - Недоуменно взглянул тот на своего старшего коллегу.
   - Они все так выглядят... старые хрычи. Не суйся, стажер.
   - Э? Кто... они, сэр? - Не понял Сандерс.
   - Некроманты. Чуял, как от него холодом повеяло, словно от дементора? Верный признак! - Со знанием хмыкнул старший аврор, под согласные кивки стоящих тут же двух коллег.
   - Но... некромантия же под запретом! Его надо арестовать! - Ошеломленно проговорил новичок.
   - Ага, попробуй. За что ты его арестуешь? - Хохотнул один из авроров, провожая взглядом фигуру в плаще, скрывшуюся в лифте, и беспечно закинул в рот очередную конфету "Берти Боттс". Повезло, конфета оказалась с земляничным вкусом.
   - Но, он же... Сэр... аврор Таум, вы только что сами сказали... И некромантия под запретом... - Забормотал ничего не понимающий Сандерс.
   - Личинка... - Фыркнул Таум. - Он мог заниматься некромантией еще в те времена, когда ни о каком запрете на темную магию и слыхом не слыхивали, а сейчас каким-нибудь гербологом заделался. И как ты будешь оправдываться перед начальством... если выживешь при попытке захватить такого вот "специалиста"?
   - Но запрету на некромантию почти сто двадцать лет! - Продемонстрировал осведомленность Сандерс.
   - Я и говорю, старые хрычи! - Невозмутимо кивнул Таум, под согласное гудение коллег и, подумав, добавил, - и живучие, к тому же.
   Сандерс икнул и проводил удаляющуюся фигуру изумленным взглядом. Сто двадцать лет... и почему в Хогвартсе им никогда не рассказывали ни о чем подобном?!
   - Политика министерства, малыш. Зачем обычным волшебникам знать, что у нас еще водятся такие... мастодонты? - Покровительственно произнес старший аврор и Сандерс смутился, поняв, что задал вопрос вслух.
   - То есть, как?
   - То есть, так. - Под общий смех коллег, передразнил молодого аврора Таум. - Чтоб не сподвигнуть горячие головы на необдуманные поступки, результатом которых станет весьма мучительная смерть идиота-экспериментатора или его перерождение в виде инфернала или лича... которого нам же и поручат упокоить, поскольку эти откажутся. Минимстерство велело их забыть, а они, в ответ, решили забыть о министерстве. Так-то.
  

* * *

   - Конечно-конечно, уважаемый. Все будет сделано в лучшем виде... - Если бы Долорес Амбридж не видела этого своими глазами, она бы ни за что не поверила, что ее министр может вести себя... так. Нет, разумеется, определенная гибкость политику просто необходима... но всему же есть свой предел, и еще час назад, помощница министра была уверена, что Фаджу он известен. А тут...
   - Не сомневаюсь, Korney. - Глухой, чуть надтреснутый голос из-под капюшона посетителя, властный и какой-то, словно неживой, со странным акцентом, заставил Фаджа подпрыгнуть на месте. После чего, гость поднялся с кресла и, не прощаясь, двинулся к выходу из кабинета, на пороге которого застыла помощница министра. Взгляд желтых, словно расплавленное золото, равнодушных глаз полоснул Долорес, и та поспешила убраться с дороги пугающего мага. Дождавшись, когда посетитель пропадет из виду, Амбридж вопросительно взглянула на промокавшего огромным платком выступившую на лбу испарину министра.
   - Кто это был?
   - Лучше тебе этого не знать, Долорес. - Вздохнул Фадж, но, заметив знакомое упрямое выражение на лице помощницы, все-таки решил объяснить. - Это, наш коллега с востока.
   - Болгарин?
   - Нет, Долли. - Покачал головой Корнелиус. - Еще восточнее.
   - Но... там же...
   - Вот именно, волхвы.
   - И? - Протянула Амбридж, справившись с удивлением.
   - Что "и"? - Внезапно взорвался Фадж, отшвыривая со стола кипу документов. - Ко мне в кабинет приходит этот их Ключник, интересуется, почему истощен родовой камень Блэков, а ты мне нервы мотаешь?!
   - К-корнелиус... я не понимаю. - Попятилась Долорес, не желая попасть под тяжелую руку министра.
   - Сириус Блэк. - Успокоившись едва ли не быстрее, чем вышел из себя, проговорил Фадж. - Сириус Блэк - последний потомок этого мордредова ключника, и волхв требует обелить имя своего наследника.
   - Н-но...
   - Долорес, ты не понимаешь. Ключник поклялся магией, что его наследник не предавал Поттеров. Не мог предать, поскольку был связан клятвой Заботы с юным Гарри. А это значит, что министерство совершило ошибку, бросив Блэка в Азкабан.
   - Да кто такой этот ключник?! - Не выдержала Амбридж.
   - Ключник врат Подземного мира. - Устало проговорил Фадж. - Pereplut Koscheevich. Потомок Кощея, того самого, что по легенде правит миром-за-кромкой. Ты будешь спорить с таким волхвом?
   - И... и что же нам делать? - Сдулась Амбридж. Кажется, даже ее розовая кофточка поблекла.
   - Для начала, прикажем подать веритасерум, а потом... созовем малый Визенгамот. Наш гость оказался настолько любезен, что принес доказательство невиновности Блэка, на блюдечке с голубой каемочкой... что бы это ни значило. - Министр наклонился и выудил из-под своего стола небольшую клетку со спящей крысой внутри. - Незаконный анимаг - Питер Петтигрю... Живой и здоровый. Я его уже обращал. Это действительно, Петтигрю.
   - Но авторитет министерства! - Взвизгнула Амбридж.
   - Был замаран прежней администрацией во главе с Милисентой Багнолд и Бартемиусом Краучем, запятнавшим себя связью с последователями Того-Кого-Нельзя-Называть. - Отрезал Фадж, ткнув пальцем в клетку с крысой. Амбридж хлопнула блеклыми ресницами и министр будто вживую увидел, как пришли в движение шестеренки в ее голове.
   - А причем здесь этот? - Кивнула Долорес, когда до нее дошел смысл затеи министра.
   - Хранитель Фиделиуса Поттеров, по уверению господина Переплута. Веритасерум, Долорес.
   - Сейчас будет, министр. - Когда было необходимо, мисс Долорес Амбридж, несмотря на свои немалые габариты, могла двигаться поразительно быстро. Так что не прошло и пары минут, как она вернулась в кабинет, сжимая в ладони фиал с зельем.
   А спустя еще двадцать минут, надменную, присущую лишь "высоким кабинетам", тишину на личном этаже министра Магии разорвал гул голосов многочисленных авроров, заполнивших бордовым цветом своих боевых мантий все коридоры, а по Министерству покатился вал слухов.
  

* * *

   Это был чертовски длинный день, так что, вернувшись в берлогу на Тисовой, я наскоро проверил неприкосновенность жилища моего подопечного, и с чистой совестью завалился спать, в очередной раз сделав себе зарубку на память о поиске подходящего жилья. А то стыд и позор получается! Домовик без собственного дома, ну куда это годится?!
   - А ничего получилось, а смертничек? - Переплут, вновь бесцеремонно ворвавшийся в мой сон, довольно потер руки. - Говорил же, мухлеж рулит! Теперь, главное, чтоб Кощей об этом не пронюхал... А то шуму буде-ет...
   М-да уж. Можно было бы и догадаться, что этот... х-х... хитровымудренный умник не сможет обойтись без подвоха. Одна надежда, что Кощею, когда он узнает об этом шоу, понравится такой поворот. Иначе, меня ждет о-очень веселое посмертие. Ну, Переплут, ну скотина! А ведь обещал, что у него все схвачено... и так подставил! Эх, ладно... что уж теперь? Как говорится: поздно пить боржоми, когда почки отвалились. Авось, пронесет.
   Примерно такие мысли бродили в моей голове, утром следующего дня, пока я готовился к очередному походу в Министерство Магии. Все-таки, Фадж - существо наукой малоизученное, так что необходимо проконтролировать его поведение и действия в отношении Сириуса Ориона Блэка...
   Нет, я прекрасно понимаю, что появление на сцене сего одиозного персонажа, равно как и гибель Хвоста, директору, скорее всего, не понравится, но мне жизненно необходимо как можно больше раздражающих факторов для Большого Шмеля. Распылить его внимание на несвязанные, или опосредованно связанные между собой события... загрузить работой по линии Визенгамота и... эх, мечтать, так мечтать, Международной конфедерации... пусть тратит ресурсы на поиски Бодрагери и "Переплута Кощеевича", пусть отбрехивается от нападок прессы и писем ужаснувшихся истории Сириуса магов. Короче, пусть разрывается на части и не знает, за что хвататься...
   Что угодно, лишь бы уменьшить время, которое Альбус-до-хрена-имен-Дамблдор сможет уделить своему Золотому мальчику. На Малфоя, как выяснилось, в этом деле надежды быть не может, а значит... значит, придется брать дело в свои руки, в зеленые такие, когтистые и загребущие, ага. Но, один я эту тему тоже не потяну, а потому, реабилитация Сириуса будет недолгой... но интенсивной, ха. Уж я-то выбью из этого обормота всю его дурь и заставлю пахать на благо отдельно взятого Поттера! Работать надо, работать, наследничек Кощеев, солнце еще высоко!
   Я потянулся, выныривая из своих мыслей, и тут же заработал весьма ощутимый удар в темечко.
   - Кромах! - Подскочив на месте, прорычал я. Ворон ответил откровенно наглым взглядом и оч-чень богатым мыслеобразом, в котором меня последовательно сравнили с дурным помоечным голубем, бестолковой синицей и, почему-то, дятлом...
   - Это кого это ты стукачом обозвал, метелка облезлая?! - Возмутился я, подрываясь с кровати. Ворон насмешливо каркнул и через миг оказался на люстре. Наивный! Думает, я его там не достану... Ну держись, мечта таксидер-рмиста!
   Спустя полчаса гонок, я-таки поймал эту барикеллу от авиации, в прыжке со шкафа... И, кубарем прокатившись по столу, в обнимку с птыцем рухнул на кровать, попутно разметав кучу каких-то конвертов. Есть! Чистая победа!
   Стоп. Конверты? Отпустив, слегка придушенного Кромаха, я обратил внимание на укрывшую ковер, россыпь писем. Хм. А ничего так переписка у директора! И ведь это только за вчерашний день и нынешнее утро.
   - Извини, Кромах... - Повинился я перед вороном, старательно изображающим умирающего лебедя... та еще картинка, на самом деле. - Как же ты их все донес?
   Не реагирует. Только глазом косит, эдак с прищуром... Ленин пернатый. Придется задабривать...
   Я смотрел, как ворон с увлечением рвет на части кусок говяжьей вырезки, стянутой мною для него в ближайшей лавке, и... стоп.
   - А скажи-ка мне, милый друг... - Проворковал я, придя в себя от удара внезапно нагрянувшей мысли. Кромах скосил на меня черную бусину глаза и, переступив с лапы на лапу, с новой силой принялся уничтожать доставшийся ему деликатес. - Стоять! В глаза смотреть, я сказал!
   Ворон вздрогнул и, поперхнувшись, отпрянул от своего завтрака.
   - А теперь, поведай мне, птичка божья, кто остался вместо тебя на дежурстве?
   В ответ, Кромах взглянул на меня с непередаваемым презрением и, взлетев, толкнул в мою сторону мыслеобраз, сопроводив его очередным клевком в темя... для доходчивости. Негодяй.
   - Думаешь, она справится? - Вздохнул я, чем заслужил еще более презрительный взгляд со стороны удобно устроившегося на шкафу ворона. - Ладно-ладно. Отдыхай уже... перехватчик!
   Так. Этот канал информации для Дамблдора перекрыт. Камин? Не смешите мои тапочки. Задвижкой дымоход не пробовали перекрывать? Хе. Конечно, без толики магии, дело не обошлось, но... это же такие мелочи, честное слово.
   В стекло что-то стукнуло. Я обернулся и, увидев на карнизе чрезвычайно серьезного, напыщенного филина, взмахом руки распахнул фрамугу. Но не успел министерский посланник влететь в окно, как ему навстречу спикировал Кромах и, вырвав у ошеломленной птицы письмо, резко взмахнул крыльями. От испуга, филин ухнул и, потеряв равновесие, сверзился с карниза вниз... Хорошо еще, что вовремя сориентировался и, замолотив крыльями, на бреющем ушел куда-то в сторону улицы Магнолий.
   - Ахтунг, ахтунг! Кромах ист ин дер люфт! - Рассмеялся я, забирая у своего питомца, отбитое им письмо. - Может, стоило назвать тебя Покрышкиным?
   Ворон довольно покрутил головой и, в два движения "приговорив" остатки вырезки, легко поднявшись в воздух, вновь устроился на шкафу. Это он зря. Если я не ошибаюсь, то в письме лежит мое приглашение на заседание Малого Визенгамота, под председательством Фаджа. А что может лучше дополнить образ "мрачного и ужасного ключника - волхва из непроходимых приуральских лесов", чем огромный ворон на его плече? Нет, можно было бы, конечно, и медведя притащить... но, боюсь, Кромах будет не в восторге от такого перевоплощения... если оно мне еще удастся, конечно... на живых существах я трансфигурацию еще не опробовал. А темечко, оно, знаете ли, не казенное.
  

* * *

   Когда утром, точнее, почти ночью, Гарри разбудил подозрительно довольный Корпи, первым желанием юного волшебника было ударить прервавшего его сон негодяя чем-нибудь тяжелым, перевернуться на другой бок и продолжить просмотр сновидений. Но от уже неплохо натренированной молнии, домовик с легкостью увернулся и ответил тем же самым. И сонливость ушла, словно ее и не было. Гарри схватился было за палочку, но Корпи, вдруг резко посерьезнев, покачал головой. Мальчик вздохнул и, привычным жестом взъерошив и без того разлохмаченные со сна волосы, потянулся за очками.
   - Хм... На зимних каникулах наведаемся к окулисту. Корректировать зрение тебе пока рано, но сменить эти "колеса" на контактные линзы... надо было сразу об этом подумать. - Задумчиво проговорил Корпи, наблюдая за поправляющим новенькие металлические "велосипеды-хамелеоны" Поттером.
   - Ты пришел в... пять утра?! - Взгляд Гарри уперся в циферблат часов. - В пять утра!!! Для того, чтобы сообщить мне эту новость?!
   - Ты не рад? - Деланно изумился Корпи, но, заметив опасный блеск в глазах подопечного, и уверенно сжатую в его руке "указку", вздохнул. - Гнев на темную сторону силы ведет, падаван!
   - Корпи!
   - Все-все. Теперь, серьезно, Гарри. - Домовик уселся на край кровати Поттера. - Сегодня, за завтраком произойдет кое-что интересное. Попроси у кого-нибудь из соседей "Пророк" и... Гарри, я тебя очень прошу, обязательно "принюхайся" к Дамблдору, когда он будет читать передовицу...
   - Это важно? - Нахмурился Гарри.
   - Очень. Но, объяснить тебе почему, сейчас, я не могу. - Корпи спрыгнул с кровати и принялся нервно вышагивать из стороны в сторону. - Черт, Гарри, ты не представляешь, как мне не хочется уподобляться этому старику, но... по-другому не получается. В окклюменции ты пока откровенно слаб, а прикрывать мысли эмоциями и вовсе не умеешь. Так что, боюсь, если Трижды Дэ что-то заподозрит, обойти твою нынешнюю защиту, для него труда не составит. Поэтому, прошу, просто поверь. Единственный раз, Гарри. Обещаю, вечером я тебе все объясню...
   - Ла-адно. - Протянул Поттер и внезапно рассмеялся.
   - Что? - Не понял Корпи.
   - Ничего. Просто, когда ты нервничаешь, у тебя так смешно дергаются уши! Как... как локаторы, честное слово! - Сквозь смех проговорил Гарри.
   - Тьфу на тебя, язва! - Домовик ожесточенно дернул себя за пресловутые уши и облегченно выдохнул. - Мне, действительно, не по себе от того, что я, фактически, использую тебя втемную.
   - Это опасно? Произойдет что-то плохое? - Спросил Гарри.
   - Скорее, наоборот. - Задумчиво протянул домовик, но тут же встрепенулся. - И не расспрашивай меня больше. До вечера. Дьявол! Теперь я чувствую себя Хагридом!
   Гарри расхохотался, представив себе ушастого и позеленевшего лесника, и не заметил, как домовик исчез. А спустя полчаса, когда умывшийся и посвежевший Поттер вывалился из ванной, спальня второкурсников уже бурлила. Это, Симус и Дин, едва проснувшись, вступили в очередной спор о квиддитче и футболе, на что, до сих пор дрыхнущий, Рон ответил просто-таки феерическим храпом. И чтобы разбудить этого засоню, мальчишки убили почти все время до завтрака, на котором, как и обещал Корпи, разразился настоящий шторм, начавшийся с шелеста крыльев почтовых сов, принесших своим хозяевам свежую прессу.
   "СИРИУС БЛЭК НЕВИНОВЕН!!! ПРИЗНАНИЕ НАСТОЯЩЕГО УБИЙЦЫ И ФАЛЬШИВОГО ГЕРОЯ!!! КУДА СМОТРЕЛ ДАМБЛДОР?!"
   Сириус давно потерял счет времени, проведенному в этом каменном мешке. Дни сменялись ночами, а лето зимой, но в темноте и промозглой сырости его камеры особой разницы не ощущалось. Здесь всегда было одинаково холодно, сыро и темно. Впрочем, нет. Очень часто дверь его камеры покрывалась ледяной коркой, и тогда температура резко падала, а изо рта Сириуса вырывался пар, тут же оседая изморозью на нечесаной бороде и усах, словно седина. В такие моменты, сердце заключенного заходилось в бешеном перестуке и в голове всплывали воспоминания о треске пламени, тенях, мечущихся по стенам знакомого дома, и распластанных на его полу телах лучших друзей... И Сириус, с трудом отгоняя эти страшные видения, оборачивался псом, таким же худым и потрепанным, но куда легче переносящим присутствие дементоров.
   Черный гигант, так похожий на легендарного Гримма, сворачивался клубком на холодном каменном полу, и тихо скулил, прикрывая мощными лапами морду, до тех пор, пока адские твари, сторожившие тюрьму, не удалялись прочь. Постепенно, окружавший их холод отступал, следуя за этими порождениями Тьмы и пес, с трудом продевая лапы в валяющиеся на полу кандалы, вновь возвращался в свой человеческий вид. Заключенный, звеня цепями, с трудом добирался до дощатого лежака, заменявшего ему постель и, рухнув на него, скрипел зубами, пытаясь справиться с судорогами.
   Но сегодня, что-то пошло иначе. Узник сидел на полу, оперевшись спиной на стену, и не сводил взгляда с двери, ожидая момента, когда по старому давно вымороженному дубу расползутся отвратительные белесые пятна, свидетельствующие о приближении очередной пытки дементорами. Час, второй, третий... И тут до слуха Сириуса докатился звук. Нет, здесь это не было чем-то необычным, крики, стоны и хрипы сходящих с ума "соседей", регулярно оглашали коридоры Азкабана, пытая не хуже адских тварей, но э т о т звук, был неожиданным. Щелчок замка и скрип старых проржавевших петель. Дверь камеры распахнулась, и внутрь вошли двое охранников, сопровождающих лощенного чистенького чиновника предельно важного видом, зажимающего подмышкой кожаную папку, сверкающую медными уголками.
   - Сириус Орион Блэк?
   - Полагаю, это был риторический вопрос. - Прохрипел удивленный пленник, справившись с непослушными от долгого молчания голосовыми связками и одеревеневшим языком. Служащий министерства брезгливо поморщился и кивнул охранникам, чтобы те отомкнули кандалы узника.
   - По распоряжению министра Фаджа, вы будете доставлены на экстренное заседание малого Визенгамота, для допроса. - Процедил чиновник.
   Зал заседаний... да, это помещение Сириус видел уже не раз, причем, с двух разных точек зрения, что мало кому до него удавалось. Сначала, он бывал здесь, как аврор, в конвое особо одиозных и склонных к буйству преступников, а однажды, и сам будучи под конвоем своих же коллег, как-то моментально позабывших о былой дружбе и не скупящихся на тычки и затрещины.
   Хотя... о совместном прошлом забыли не только они. Орден Феникса, кажется, и вовсе вычеркнул его из списка живых. Ведь Дамблдор сказал, что Блэк виновен. И все. Ни веритасерума, ни легиллименции... Один допрос сходящего с ума от горя и ненависти мага, и "арест до выяснения всех обстоятельств"... затянувшийся на долгие одиннадцать лет. И хоть бы одна орденская тварь навестила! Пусть, даже для того, чтобы плюнуть в лицо "предателю", так ведь, нет! Его просто забыли... выкинули, как ненужную игрушку.
   Сириус втянул носом затхлый пыльный воздух зала заседаний и, постаравшись успокоиться, обвел взглядом ряды кресел, в которых с удобством расположился добрый десяток членов Визенгамота, во главе с Фаджем... и ни одного зрителя. Очевидно, процесс должен был быть закрытым... Хотя, нет. На пустой галерке, у самой стены, обнаружился один любопытный... тщательно скрывающий свое лицо под низко надвинутым черным каюшоном.
   - Блэк доставлен, министр! - Рявкнул один из конвойных, когда другой толкнул узника на неудобный стул в центре зала. Взмах палочки, и тяжелые цепи обвивают Сириуса, прижимая его тело к прямой жесткой спинке стула и намертво приматывая запястья волшебника к подлокотникам.
   От самого суда, точнее его скорости, у Блэка полезли на лоб глаза. Министерство, славящееся своей медлительностью, кажется, решило доказать, что раз в сто лет и раки свистят!
   Стоило Сириусу оказаться в кресле для допроса, как Фадж, скороговоркой зачитав для судей предмет дела, принялся задавать Блэку вопросы... предварительно, любезно напоив допрашиваемого веритасерумом.
   Ответы Блэка вызвали среди присутствующих вполне ожидаемый гул, до которого, впрочем, самому Сириусу, находящемуся под действием зелья, не было никакого дела. Единственное, что заботило узника в этот момент, это как можно более честные ответы на вопросы, задаваемые этими милейшими людьми.
   - Прошу ввести свидетеля. - Голос Фаджа прогремел на весь зал, как раз в тот момент, когда действие веритасерума закончилось, и Сириус ошалело замотал головой, приходя в себя от ударной дозы сыворотки и невольно вспоминая задававшиеся вопросы и его ответы на них. Неужели его освободят?! А свидетель? Нюниус? Малфой? Или кто-то из Ордена все же вспомнил о нем? Дамблдор... Ремус? Кто? А может авроры? Грюм? Старик всегда неплохо относился к их с Джеем команде.
   В следующую секунду, в метре от зафиксированного Блэка возникло еще одно кресло, в котором тут же оказался пребывающий без сознания толстяк, воспоминания о котором посещали Сириуса в Азкабане ничуть не реже, чем видения его мертвых друзей.
   - Хво-ост. - От протяжного воя-стона Блэка, Петтигрю моментально пришел в себя, закрутил головой и, наткнувшись шалым взглядом на Сириуса, вдруг пронзительно заверещал... отчего на лицо Блэка выползла прямо-таки мечтательная, но совершенно сумасшедшая улыбка, моментально напомнившая судьям совсем другого представителя той же семьи, и вот совпадение, точно так же отбывающего свой срок в Азкабане. Сейчас Сириус Блэк и Беллатрисса Блэк были похожи, как никогда более. Петтигрю забился в цепях, не сводя с Сириуса взгляда, полного всепоглащающего страха. Блэк потянул носом воздух. - Старый друг... Ты не представляешь себе, КАК я рад тебя видеть... именно здесь.
   Блэк дернулся, но, предусмотрительно не снятые с него цепи, звякнули, удерживая его на месте.
   - Лорд Блэк, прошу вас воздержаться от замечаний во время допроса Питера Петтигрю. - Холодно заметил Фадж и тот, глубоко вздохнув, нехотя кивнул.
   Проверка на зелья и заклятия, веритасерум... И уже через десять минут, свидетель обвинения, Питер Петтигрю плавно превращается в обвиняемого.
   - Решением малого собрания Визенгамота... - Фадж, надутый, словно индюк, поднялся со своего троноподобного кресла и, приняв у розовокофточного жабоподобного секретаря лист решения, принялся долго и нудно перечислять части, главы, пункты и подпункты, в соответствии с которыми лорд Сириус Орион Блэк признается невиновным в инкриминированных ему преступлениях, и немедленно освобождается из-под стражи. От себя, министр принес Блэку, не перестающему коситься на пребывающего в дичайшем шоке Петтигрю, извинения за несправедливость, допущенную предыдущей администрацией. Правда, при этом, Фадж почему-то старательно косился на балкон, где сидел тот самый единственный зритель.
   - Надеюсь, вы пришлете мне приглашение, когда будет проходить суд над этим... - Мотнул головой Сириус в сторону дрожащего Хвоста.
   - Только, как зрителу, лорд Блэк. - Натянуто улыбнулся Фадж. - Вы лицо заинтересованное, а потому, на время суда не сможете занимать полагающееся вам по праву место в Визенгамоте. А сейчас... объявляю заседание закрытым!
   Хвоста увели авроры, до следующего заседания он пробудет в камере при министерстве. Следом, на выход отправились члены Визенгамота, под предводительством Фаджа и его жабы-помощницы. Как-то незаметно пропал и единственный зритель. А следом за ними и Блэк, обведя зал задумчивым взглядом, взялся за ручку двери.
   - Кхе-кхе... Мист... Лорд Блэк, уделите мне пару минут, пожалуйста. - Последнее слово помощница министра, кажется, выдавила через силу.
   - Слушаю вас, миссис... - Сириус попытался принять подобающий вид, что в его-то замызганной арестантской робе выглядело довольно дико... Но помощница Фаджа не подала виду.
   - Мисс Долорес Амбридж. - Растянула губы в фальшивой улыбке его собеседница. - Министр хотел бы переговорить с вами. Это важно.
   - Прямо сейчас? - Нахмурился Сириус, демонстративно проведя ладонью по драному рукаву своих лохмотьев.
   - Ну что вы, министр Фадж прекрасно все понимает. Он будет ждать вас у себя, завтра, в десять утра. Вас устроит?
   - Вполне, мисс Амбридж. - Кивнул Сириус.
   Помощница министра вновь деланно улыбнулась и, попрощавшись с Блэком своим слащавым голоском, исчезла в хитросплетении министерских коридоров.
   Сириус глянул ей вслед, и, отмахнувшись от непонятно откуда взявшегося здесь огромного жука, крутанул в ладони только что возвращенную ему волшебную палочку. Верная подруга не подвела и, плюнув искрами, послушно убрала отвратительный запах давно немытого тела, скрыла под иллюзией нечесаную, грязную шевелюру и трансфигурировала арестантскую робу во вполне приличный костюм. Правда, жизни ему было отведено не более трех-четырех часов, после чего, это творение магии просто обратится, и лохмотья окончательно расползутся на ниточки. Но ведь, Сириусу больше и не нужно, не так ли? Четырех часов с лихвой хватит на то, чтобы навестить Грнгтс и привести себя в порядок.
   Блэк вышел из камина в "Дырявом Котле" и, оказавшись в Косом, глубоко втянул носом напоенный магией воздух. Впрочем, сейчас ему не было никакого дела до магии. Для Сириуса, это был запах свободы, такой долгожданной и такой неожиданной.
   Сириус хмыкнул и, найдя взглядом белоснежное здание банка, решительно шагнул в толпу магов.
  

* * *

   Гарри пробежал статью взглядом, но мало что понял с первого раза, за исключением того, что некий Сириус Блэк, которого одиннадцать лет назад без суда и следствия бросили в Азкабан, оказался невиновным, и доказал это никто иной, как человек, в убийстве которого Блэка, собственно, и обвиняли. Питер Петтигрю, собственной персоной, оказался жив и здоров. Под действием зелья "веритасерум", он рассказал, как все было на самом деле... Так, Гарри с удивлением узнал, что, оказывается, смертью родителей он обязан не только самому Волдеморту, направившему на него палочку, но и этому маленькому пухленькому человеку, выдавшему тайну их местонахождения своему хозяину - Тому-Кого-итд-итп... Но, от перечитывания странной статьи его отвлек вал эмоций, накативший на директора.
   Дамблдор был взбешен и разочарован. Петтигрю - эта жалкая крыса все-таки попалась аврорам и теперь... теперь Блэк на свободе... Директор бросил осторожный взгляд на Поттера. Ему внезапно пришла в голову мысль, что... Но нет, Гарри, с круглыми от удивления глазами, крутил головой по сторонам, натыкаясь на жалостливые взгляды гриффиндорцев-старшекурсников, и явно был не в курсе произошедшего... как и сам Дамблдор. Мордред и Моргана! Он, Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор! Как мог Фадж провести такое дело без участия главы Визенгамота?! И почему молчат его люди в министерстве?!
   Руки директора дрогнули в попытке смять выпуск "Ежедневного Пророка", но усилием воли Дамблдор восстановил душевное равновесие, глубоко вздохнул и, вернув глазам привычный для окружающих лукавый блеск, обвел взглядом бурлящий Зал. Надо прекращать этот балаган.
   - Ученики, до начала занятий осталось пять минут! Если не желаете потерять баллы за опоздание, советую поторопиться. - Усиленный сонорусом, голос директора прогрохотал под потолком Большого зала, вызвав полный сумбур и мельтешение среди и без того суетящихся будущих магов.
   Сидящие рядом преподаватели удивленно переглянулись. Снейп - скривив губы, МакГонагл - нахмурившись, и только вечно жизнерадостный Флитвик тихонько ухмыльнулся, удивительно проворно соскальзывая со своего высокого кресла.
   Корпи настаивал, чтобы Гарри внимательно следил за реакцией Дамблдора, и юный волшебник, несмотря на удивительные, хотя и не очень понятные новости в "Пророке", честно выполнил эту просьбу... Больше всего его поразило несоответствие эмоций и внешнего вида директора. Только на миг, когда раздражение и разочарование от прочитанного текста достигли апогея, лицо Дамблдора вдруг закаменело, но тут же снова превратилось в маску доброго и немного чудаковатого дедушки...
   Именно, сейчас Гарри точно понял, почему Корпи так настаивал на внимании к эмоциям директора. У тети Петуньи тоже были подобные маски, предназначенные для окружающих, и юный волшебник хорошо знал, что доверять им нельзя. Миссис Дурсль могла улыбаться за чаем соседке и расхваливать ее розы, а через несколько минут после ее ухода, с презрительной улыбкой рассказывать Вернону о том, что та совершенно перестала следить за собой и так чудовищно располнела, что уже не в состоянии наклониться, чтобы прополоть то убожество, что она называет розовыми кустами. О да, Гарри отлично помнил... И тем противнее было видеть, что директор ведет себя точно так же. Да, Гарри давно уже понял, что Дамблдор совсем не такой хороший человек, каким хотел казаться окружающим. Но продемонстрированная им схожесть с теткой Петуньей стала для Гарри совсем уж неприятным открытием. Противно.
   Вот, кстати, а откуда Корпи знал об этом? О газете, о Дамблдоре...
   - Мистер Поттер. После обеда, директор ждет вас в своем кабинете. - Холодный голос профессора МакГонагл вырвал Гарри из размышлений.
   - Да, профессор. - Поежившись под строгим взглядом декана, проговорил Поттер, как раз в этот момент поднимавшийся из-за стола.
   - Гарри. - Гермиона коснулась рукава мантии друга. - Ты что-то натворил?
   - Нет, Гермиона. - Покачал головой Поттер и чуть заметно улыбнулся, почувствовав искреннее беспокойство подруги. - Очевидно, он хочет поговорить со мной о статье в "Пророке".
   - Статье? - Девочка недоуменно хлопнула ресницами. - Какой статье?
   - Ну нельзя же так увлекаться чтением, Гермиона! - Рассмеялся Гарри, вынимая из рук идущей рядом подруги, "Историю Хогвартса". Та смутилась.
   - Ну, у тебя очень интересное, старое издание. Многое из того, что есть в нем, я не встречала в своем экземпляре. - Пробормотала девочка и тут же встрепенулась. - Так что за статья? И причем здесь ты?
   Идущий по другую сторону от Гарри, Рон фыркнул, закатывая глаза.
   - Ничего особенного, Гермиона. - Проговорил он. - Министерство всего лишь нашло настоящего предателя, сообщившего Тому-Кого-Нельзя-Называть, место, где прятались родители Гарри. И оправдали Сириуса Блэка... Хотя, как по мне, то что он не предавал семью Поттеров, еще не доказывает, что он не был Упивающимся. Блэки - темная семья... даже темнее Малфоев. И такие же слизеринцы.
   - Упивающимся? - Нахмурился Гарри.
   - Так называли последователей Того-Кого-Нельзя-Называть. - Пояснил Рон. - Мне папа говорил.
   - Рон! Это неправильно. Нельзя судить о людях только по тому, на каком факультете они учились! - Гермиона "встала на лыжню" и принялась с энтузиазмом отчитывать рыжего, но на счастье последнего, они как раз подошли к кабинету Трансфигурации, так что спор утих, не успев толком начаться.
   Чем меньше времени оставалось до визита к директору, тем больше Гарри нервничал и чаще проклинал неугомонного домовика, устроившего такую заваруху. А в том, что без Корпи здесь не обошлось, Поттер не сомневался ни секунды. В результате, за обедом юный волшебник не смог себя впихнуть ни кусочка, и заметившая его волнение, Гермиона наградила учительский стол неодобрительным взглядом.
   - Эй, Гарри, смотри, тебе записка! - Рон ткнул друга локтем в бок, указывая взглядом на материализовавшийся перед Поттером обрывок пергамента. Обратить внимание друга на письмо как-то иначе, рыжий не мог по весьма уважительной причине, обе его руки были заняты. Правая сжимала жареную куриную ногу, а в левой красовался сэндвич поистине хагридовских размеров.
   Поттер взглянул на записку и, поблагодарив Рона кивком, уже хотел было убрать ее в карман, чтобы прочесть после обеда, как на пергаменте полыхнула надпись: "Прочти сейчас, падаван".
   Чуть помявшись, юный волшебник огляделся, убедился, что окружающих больше интересует обед, нежели что-то еще... ну, за исключением Гермионы, но она, оставив попытки заставить Гарри съесть хоть что-нибудь, уткнулась в "Историю Хогвартса" и также не реагировала на происходящее вокруг. Для верности, Поттер подвинул Рону тарелку с беконом и, уверившись, что на ближайшие несколько минут, друг будет занят, развернул записку.
   "Постарайся во время беседы с директором пореже смотреть ему в глаза. А теперь ешь, давай!"
   Покрутив пергамент так и эдак, Гарри вынужден был поверить, что более ничего интересного в записке не содержится и, уже хотел было спалить ее к чертям, проклиная неугомонного домовика, как неожиданно надпись на пергаменте поплыла и сменилась совсем другой: "И прекращай нервничать, если что, я тебя прикрою. Обещаю. P.S. Да, совсем забыл! Обязанности по обучению Рона правилам этикета, с тебя никто не снимал. К."
   Странно, но издевательский постскриптум изрядно успокоил юного волшебника, так что, из-за стола он выбирался, пребывая в довольно уравновешенном состоянии... конечно, если не считать мечтательно-мстительной улыбочки, время от времени мелькавшей на его устах, увидев которую, Снейп почему-то побледнел и резко шарахнулся в сторону. Впрочем, сам Гарри не обратил на поведение зельевара никакого внимания... Да и если бы заметил, вряд ли соотнес телодвижения Ужаса Подземелий с выражением своего лица. Ну, откуда было знать юному волшебнику, что его улыбка сейчас точь-в-точь повторяла ухмылку Джеймса Поттера, готовящего очередную каверзу для одного длинного, сальноволосого слизеринца?
   Проговорив какой-то невразумительно-приторный пароль, сообщенный ему профессором Трансфигурации, Гарри миновал горгулью и, поднявшись по самодвижущейся лестнице вошел в пустой кабинет директора. Юный волшебник недоуменно огляделся по сторонам, но не успел как следует осмотреться, когда почувствовал полыхнувшие рядом с ним, знакомые ехидные нотки в волне эмоций. Гарри облегченно вздохнул. Все-таки, в присутствии Корпи, он чувствовал себя намного уверенней.
   - Здравствуй, Гарри. - Вышедший из какого-то закутка, Дамблдор в яркой мантии и расшитой серебряной нитью ермолке, открыто улыбнулся и приглашающе взмахнул широким рукавом, предлагая гостю присесть.
   - Здравствуйте, директор. - Поттер вежливо кивнул в ответ, и тут же принялся крутить головой.
   Кабинет директора он видел впервые, и тут было на что посмотреть. Чего стоили только многочисленные сверкающие приборы, крутящиеся, качающиеся и щелкающие шестеренками... а переговаривающиеся портреты прошлых директоров? А сидящая на жердочке красивая, но какая-то уж очень грустная птица...
   - Это Фоукс. - Заметив интерес ученика, улыбнулся Дамблдор. - Правда, сейчас он не в лучшей форме, но скоро... о да! Скоро, он сгорит и возродится...
   - Значит, это настоящий феникс? Легендарная бессмертная птица?! - Удивленно спросил Гарри.
   - Самый настоящий. - Довольно кивнул директор, и вздохнул. - Но, поговорить об этом удивительном существе, мы можем и в другой раз. А сейчас... я хотел бы узнать у тебя кое-что...
   - Да, директор? - С готовностью откликнулся Поттер.
   - Хм. Скажи, в гостях у Уизли, ты встречался с мистером Бодрагери? - Поинтересовался Дамблдор.
   - Нет, сэр.
   - И ничего не знаешь об освобождении мистера Блэка?
   - Только то, что написано в сегодняшнем "Пророке". - Пожал плечами юный волшебник и чуть не выдал себя, почувствовав присутствие Дамблдора в своем разуме. Вот теперь он понял, почему Корпи так не хотел говорить с ним на эту тему. Гарри просто не смог бы обмануть опытного легиллимента. По крайней мере, пока...
   Но ощущение щекотки в головы быстро пропало, и Дамблдор начал расспрашивать Поттера о школьных делах, о квиддиче и тренировках, об успехах в Трансфигурации и Чарах... в общем, обо всем и ни о чем.
   Гарри отвечал, а в голове у него крутилась одна мысль: СРОЧНО НАУЧИТЬСЯ ОККЛЮМЕНЦИИ!
  

* * *

   Блэк... Лорд Сириус Орион Блэк Третий. Кто бы мог предположить, что "позор семьи", гриффиндорец из слизеринцев, бунтарь и ниспровергатель традиций чистокровного семейства Блэк, когда-нибудь станет главой этого древнего "темного" рода?
   Увидев входящего в дом на Гриммо Сириуса, портрет его матери чуть не сорвался со стены, от истошного вопля Вальбурги. И тут же на этот ор явился старый Кричер... облезлый домовик, как оказалось, единственное живое существо, обитающее в старом и запущенном родовом гнезде. Нет, побывав в банке, Сириус уже знал, что остался последним Блэком, но... видеть своими глазами пустой пыльный дом, который помнишь, пусть и не очень веселым, но всегда полным людей и шума... Сириус с силой втянул носом затхлый воздух и, покосившись на брюзгу Кричера, подошел к портрету.
   - Здравствуйте, матушка.
   - Явился, позор рода. - Прошипела Вальбурга, справившись с удивлением.
   - Как видите. - Пожал плечами Сириус.
   - Что ж, Азкабан, явно пошел тебе на пользу... - Криво усмехнулась женщина, присаживаясь на нарисованное кресло. - По крайней мере, теперь ты не плюешься в мою сторону.
   - Плеваться в мертвецов, неблагодарное занятие, не находите, матушка? - Все тем же ровным тоном произнес Сириус, хотя глаза его опасно прищурились.
   - Но даже Азкабан не добавил тебе такта, сын. - Вздернув подбородок, констатировала Вальбурга.
   - По-моему, это наша семейная черта... - Буркнул Сириус.
   - Напоминать женщине о ее недостатках? Как это похоже на тебя, сын. - С иронией приподняла бровь женщина на портрете, и тридцатидвухлетний лорд, отсидевший добрых одиннадцать лет в самой страшной тюрьме Волшебной Англии, смущенно отвел взгляд, вновь почувствовав себя мальчишкой.
   - Теперь ты видишь, к чему привело твое упрямство? - Вальбурга внезапно сменила тему, и Сириус встрепенулся, словно боевой конь при звуках военного горна.
   - Мое упрямство? Матушка, вы ничего не перепутали? - Совершенно по-блэковски тряхнув головой, протянул недавний узник. - Неужели, один я виноват в том, что род Блэк пришел в такой упадок?!
   - Ты наследник! И вести себя должен соответственно! - В тоне женщины появились визгливые нотки.
   - То есть, должен был идти на поклон к этой бездушной мрази и с покорностью принять его рабскую метку, так что ли? - Зарычал Сириус.
   - Плохой хозяин снова разбивает сердце хозяйке Вальбурге. - Послышавшийся рядом скрипучий голос Кричера, заставил обоих спорщиков удивленно умолкнуть. Взгляды нарисованной женщины и ее вполне живого сына скрестились на домовике. Но через несколько секунд, не дождавшись продолжения, Вальбурга покачала головой и окликнула все еще взирающего на Кричера, Сириуса.
   - Оставим этот разговор, сын. У нас впереди достаточно времени, чтобы все обсудить. А сейчас, иди и приведи себя в порядок. - Женщина вздохнула и тихо пояснила. - Твоя иллюзия почти развеялась.
   - Хм... Неудивительно, она и так продержалась дольше, чем я рассчитывал. - Пожал плечами Сириус, опираясь ладонью на перила старой лестницы.
   - Сколько?
   - Четыре часа... примерно. - Не оборачиваясь, ответил портрету Блэк, поднимаясь по скрипящим ступеням.
   - Надо же... и это сразу после Азкабана, а? - Пробормотала себе под нос Вальбурга, и обратила внимание на застывшего перед ней домовика. - Кричер, ты будешь повиноваться ему беспрекословно.
   - Он оскорбил хозяйку Вальбургу. - Упрямо сжал губы домовик, но тут же съежился под потемневшим взглядом женщины.
   - Т ы собираешься оспорить волю Дома Блэк? - В тихом голосе Вальбурги было столько силы, что домовик неосознанно подался назад.
   - Н-нет, хозяйка... Кричер все исполнит, Кричер хорошо служит дому... - Забормотал перепуганный домовик, и Вальбурга довольно кивнула.
   - Замечательно. А я постараюсь уговорить сына, пройти ритуал принятия главенства у родового камня.
   Но в этот день, Вальбурге так и не удалось переговорить с сыном еще раз, поскольку тот, приняв ванну, еле доплелся до перестеленной домовиком кровати в его старой комнате и, рухнув на перину, уснул без задних ног. А утром... утром, Блэк подскочил как укушенный, вспомнив о данном обещании.
   К удивлению Сириуса, он нашел один из купленных вчера костюмов на вешалке выглаженным, а сорочку накрахмаленной. Хмыкнув, по поводу странной лояльности Кричера, невзлюбившего наследника Блэков, еще в те благословенные времена, когда Сортировочная Шляпа проорала над его головой: "Гриффиндор!", Сириус привел себя в порядок и, нарядившись в приготовленную домовиком одежду, отправился в Министерство.
   - Лорд Блэк! - Фадж, встретивший гостя на пороге своего кабинета, расплылся в широкой радостной улыбке и Сириус удивился. Вчера, министр был куда как сдержанней на эмоции... - Проходите, проходите.
   - Министр. - Перешагнув порог, Блэк пожал Фаджу руку и, услышав странный хмык, резко обернулся. Из тени в углу кабинета, шагнул вчерашний "зритель", и Сириус напрягся. Уж очень знакомым холодом повеяло от этого балахонистого типа.
   - Прошу, знакомьтесь. Лорд Блэк, это наш гость с востока - волхв Переплут Кощеевич. Если бы не его помощь, шансы на исправление чудовищной ошибки, совершенной в вашем отношении, лорд Блэк, признаюсь прямо, были бы совсем невелики.
   - Что ж, будем знакомы, наследник. - Желтые глаза мигнули, и капюшон волхва дернулся, словно тот кивнул Сириусу. Недоумевающий Блэк ответил таким же коротким кивком и только хотел уточнить, с какой стати он стал вдруг чьим-то наследником, но не успел. Министр его опередил.
   - Кхм... - Фадж нервно потер руки. - Господа, как я понимаю, у вас есть о чем поговорить, но позвольте мне отнять еще толику времени лорда Блэка.
   - Внимательно слушаю вас, министр. - Сириус подобрался. Фаджа он терпеть не мог еще со времен войны, когда тот, будучи начальником транспортного отдела министерства, подозревался в продаже Упивающимся каминных адресов некоторых магглорожденных волшебников.
   - Хм. - Фадж помялся. - Понимаете, какое дело, следуя правилам, министерство должно выплатить вам компенсацию, но... тут имеет место коллизия. Дело вот в чем. Поименно известны лица, виновные в том прискорбном событии, а значит, в соответствии с законом, именно они и должны возместить понесенные вами э-э-э... скажем так, убытки. И этот вариант в приоритете. Но...
   - Что вы предлагаете? - Внезапно, вместо Сириуса, спросил странный визитер, которому, как оказалось, Блэк обязан своей свободой.
   - Хм... - Корнелиус на миг отвел взгляд, но, выдохнув, внезапно махнул волшебной палочкой, накладывая мощное заглушающее, на и без того великолепно защищенный кабинет. После чего решительно заговорил. - Варианта два. Первый - вы обращаетесь в Визенгамот и долго и упорно судитесь с Бартемиусом Краучем, семьей Багнолд и Альбусом Дамблдором... Разумеется, в итоге вы выиграете дело, но время и нервы... вы меня понимаете, да?
   - Но мне не... - Начал было Сириус... и замолк, наткнувшись на требовательный взгляд волхва.
   - Продолжайте, министр. - Холодно проговорил Переплут. - Насколько я понимаю, под вторым вариантом вы подразумеваете регрессный иск?
   - О, да! - Легонько улыбнулся Фадж и, заметив недоумение ошеломленного происходящим Блэка, принялся объяснять. - В этом случае, лорд Блэк, министерство, по решению соответствующей комиссии, выплачивает вам компенсацию из своего бюджета, а потом обращается с иском о возмещении понесенных расходов к упомянутым лицам. Для вас это выгодно с точки зрения скорости получения компенсации, а министерство, разыграв эту карту, сможет показать себя честным и непредвзятым органом. Ввиду подмоченной прежней администрацией репутации, нам это сейчас крайне важно. Люди должны верить в справедливость суда и действенность власти. Как видите, я с вами предельно откровенен... - В последних словах Фаджа явно слышался какой-то намек, но Сириус его не улавливал. А вот третий собеседник, кажется, все прекрасно понял.
   - Максимальный эффект? - Тут же подобрался волхв, незаметно прибравший себе всю инициативу.
   - От ста тысяч до полумиллиона галеонов. - Так же моментально ответил Фадж.
   - Ваши? - Желтые глаза прищурились.
   - Хм... пятьдесят. - Протянул Корнелиус.
   - Думаю, это реально, но... только по нижней планке компенсации. То есть, если она не превысит ста тысяч галеонов. - Кивнул волхв. - По верхней же, не более двадцати процентов. Это все те же сто тысяч, но только в ваш карман. Что скажете, министр?
   - Ну, Переплу-ут Кощее-еич... - С непередаваемой интонацией протянул Фадж. - Я же, вынужден буду подать иск против самого Альбуса... А это не та фигура, с которой можно безболезненно спорить. Пусть у него нет такого мощного административного ресурса, но влияние... поверьте, даже не усаживаясь в кресло Верховного Чародея, он может доставить нам немало хлопот. А ведь скоро следующие выборы, я не могу так рисковать.
   - Не смешите меня, министр. - Чуть ли не промурлыкал волхв. - Ручаюсь, спор с Дамблдором будет инициирован без вашего участия и приказа, в соответствии с какой-нибудь замшелой инструкцией. Следовательно, ваше имя не появится ни на одном листе дела, а иск пройдет за подписями той самой комиссии, что определит размер компенсации. Да и выгоды от участия ваших политических оппонентов в споре за компенсацию невинно осужденному, многократно перекроют возможные убытки от трений с Альбусом. Так что, двадцать процентов, по верхней планке.
   - Хорошо, что круг волхвов не стремится в конфедерацию. Мы бы без штанов остались. - Хмыкнул Фадж и, хохотнув над собственной шуткой, махнул рукой. - Договорились... э-э-э, лорд Блэк?
   Сбившийся Корнелиус и промолчавший весь этот спор Сириус, переглянулись и, под ехидный хмык волхва, пожали друг другу руки.
  

Глава 3. Встречи... желательные и не очень

   В дом на Гриммо, мы с Блэком явились вместе. Причем, до тех пор, пока недовольный Кричер не снабдил нас алкоголем, Сириус старательно воздерживался от каких-либо вопросов. Собственно, он и в гости-то меня пригласил молча. Просто вопросительно кивнул и, получив в ответ пожатие плеч, ухватил меня за руку и аппарировал на Гриммо. А вот, стоило ему опрокинуть в себя полстакана огневиски, как вопросы посыпались, словно из рога изобилия. И начались они с банальнейшего...
   - Ты кто?
   - Тот, благодаря кому, дом Блэк именуется Древнейшим. - Я развел руками. Настало время для повтора сказки, выдуманной Переплутом. Но на этот раз в несколько расширенном варианте. Это Фаджу достаточно было всучить печать, дающую право на обращение к кругу волхвов. Правда, за печать Кощея пришлось выдать Переплутову... ну да, какая разница Фаджу, какой бог дал ему право на просьбу? А волхвам... вот уж кто порадуется. Хм, это уже не моего ума дело...
   Слушая мое повествование, сплетенное из откровенной лжи, недоговоренностей и толики правды, Сириус незаметно выхлебал полбутылки огневиски, но к концу истории выглядел не столько пьяным, сколько пришибленным.
  

* * *

   Гарри смотрел во все глаза, и никак не мог поверить в происходящее. Ну да, директор снова вызвал его к себе в кабинет, второй раз за два дня. Между прочим, рекорд за последние пятьдесят лет, как осуждающе заметил Персиваль Уизли, передавший приказ Дамблдора. Только, на этот раз, директор вызвал юного гриффиндорца не для короткого допроса-беседы, и даже не для разговора о своем фениксе... Нет, директор позвал Гарри, чтобы познакомить его с лучшим другом папы и, по совместительству... "крестным", как выразился Дамблдор, напрочь игнорируя древнюю формулу: "отец по магии". Тем самым Сириусом Блэком, известие об оправдании которого, вызвало в Хогвартсе настоящий шторм слухов, мнений и догадок.
   Впервые за всю свою жизнь, Гарри почувствовал себя по-настоящему счастливым. Наверное, с этим днем можно было сравнить только прошлый день рождения, когда он впервые попал в волшебный мир, да и то... нет, сегодняшний день во много раз лучше. Гарри нашел настоящего родственника, семью! Всем своим раскрывающимся даром он чувствовал любовь Сириуса и это... это было лучше любой магии!
   Единственное, что напрягало Поттера, это присутствие в кабинете, помимо самого директора и Сириуса Блэка, некоего человека в балахоне и низко надвинутом капюшоне. Нет, Гарри прекрасно почувствовал, что за зловещей фигурой, распространяющей вокруг январский холод, скрывается Корпи, и именно это его и беспокоило! Зная сумасшедшего домовика, Гарри даже представить себе боялся, какую кашу он заварил на этот раз. Чувство самосохранения у Корпи, кажется, отсутствовало напрочь...
  

* * *

   Хм. Это у меня-то?! Ну, Поттер, ну, гриф-фин-доор! Я покачал головой, глядя прямо на наглого падавана, и тот, явно вспомнив о своем собственном поведении, смущенно отвел взгляд. То-то... Учить он меня еще будет!
   - Гарри, мальчик мой, Сириус... - от слащавого тона директора меня передернуло. Да и Блэк, как я успел заметить, еле заметно скривился. Я хмыкнул и Дамблдор тут же поправился. - Лорд Блэк... да... Так вот, лорд Блэк, как твой крестный, изъявил желание забрать тебя на эти выходные с собой. Не скажу, что правила школы одобряют подобное... да и твои однокашники могут отнестись к твоей отлучке не самым лучшим образом...
   - Директор... - Кажется, старик совсем потерял чувство реальности. Но прежде, чем я успел продолжить, меня перебил Блэк, в голосе которого, явно слышался сарказм.
   - Альбус, вы не перепутали школу с тюрьмой? Согласно уставу Хогвартса, любой студент имеет право на встречу с родственниками, в выходные дни. А для Гарри, я родственник вдвойне, между прочим.
   - Конечно-конечно, Сири... лорд Блэк. - Тут же закивал Дамблдор, вот только, думается мне, что не я один почуял его неприязнь... - Итак, Гарри, несмотря на это, я прекрасно понимаю, что вам с лордом Блэком нужно многое обсудить и решить. А до рождественских каникул еще далеко... М-да. Потому, хочу тебя спросить, как ты смотришь на то, чтобы провести ближайшие выходные в доме своего крестного? Или, если ты не уверен, что друзья тебя поймут, мы могли бы выделить лорду Блэку одну из гостевых комнат в Хогвартсе... Ну, это в том случае, если ты, вообще, намерен с ним встретиться, конечно...
   Гарри бросил короткий взгляд в мою сторону, и я, покачав головой, провел ладонью перед скрытым капюшоном лицом. Ну же мальчик, надеюсь, ты меня правильно поймешь...
   - Нет, спасибо, директор Дамблдор. Думаю, я приму предложение лорда Блэка, и с удовольствием проведу выходные в его доме. - Звонко ответил Гарри, широко и радостно улыбаясь, а я только мысленно поаплодировал своему ученику. И мне было чему порадоваться, честно слово!
   Молодец, подопечный, умница! Вытащил на первый план свою радость от встречи и, натянув ее поверх недовольства Дамблдором, организовал себе замечательную маску. Конечно, это еще не полноценный щит сознания, но без палочки его сейчас хрен кто прочтет. Мальчишка - гений, без преувеличения.
   Я ведь только вчера вечером обучил его этому приему. А уже сегодня он проделал его так качественно, незаметно и... естественно, словно тренировал, как минимум, пару месяцев без перерыва! Эх, да если бы не тот факт, что я только что сам напомнил ему о "маске", то вряд ли бы смог проследить, как он ее цепляет. Растет, талант! Эдак, мы скоро и к непосредственной защите разума приступим, а?
   Ох, чую, выращу я мозголома на страх всем Шмелям и Волдям. Года через три он их мозги в бараний рог скрутит, без всяких остролистов и перьев феникса, и никакие Старшие палочки им не помогут. Талантище! Кхм, но ему, конечно, пока о моем мнении знать не стоит. Чтоб не зазнавался, падаван, понимаешь ли!
   Пока я радовался успехам своего ученика, Дамблдор успел потыкаться в его защиту, обломался, напоровшись на фонтан эмоций, и отступил.
   - Ну что ж, Гарри, дело твое. - Директор вздохнул и поднялся с кресла, завершая беседу. - Лорд Блэк, я буду ждать вас в субботу... И, Сириус, мальчик мой, постарайся не заставлять Гарри ждать.
   - Не волнуйтесь, Альбус, не заставлю. - Криво ухмыльнулся Блэк и, наклонившись к моему подопечному, прошептал. - Гарри, я очень... очень рад, что мы, наконец, встретились. Вот возьми. Если тебе что-то понадобится, или ты просто захочешь поговорить, постучи и назови мое имя, и я тут же отвечу.
   В руку юного волшебника легло небольшое зеркальце.
   - Что это?
   - Сквозное зеркало. Мы с твоим отцом заколдовали их, чтобы всегда иметь возможность поговорить друг с другом. На любом расстоянии.
   - А...? - Поттер явно хотел было что-то сказать, но его перебило "тактичное" покашливание директора.
   - До субботы, Гарри. Я очень буду ждать нашей встречи. - Сириус улыбнулся в усы и, распрямившись, шагнул к камину. - Господин волхв, вы идете?
   - Обязательно, лорд Блэк, обязательно. - Я повернулся к наблюдающему за нами Гарри и, подмигнув, последовал за Сириусом к камину.
   - Господин Переплут, я прошу прощения за свою невнимательность... - Вдруг подал голос Дамблдор, резко отворачиваясь от своего феникса. - Я, честно говоря, принял вас за сотрудника Отдела Тайн, по какой-то причине сопровождающего Сириуса... ну, понимаете, Азкабан, расшатанная психика... И зная, как невыразимцы не любят обращать на себя внимание, проигнорировал ваше присутствие... Прошу, не могли бы вы задержаться для небольшого разговора?
   - Не сегодня... но когда-нибудь... - Я хмыкнул, старательно сдерживая эмоции, и договорил. - Обязательно. Мимо Порога, знаете ли, еще никто не проходил... даже ваш Мерлин. Всего хорошего.
   Дамблдор явно понял намек, но кроме бледности, ничем не выдал своих чувств. А вот Гарри шутку оценил. Вон как давится, пытаясь сдержать хохот!
   Не дожидаясь, пока Трижды Дэ выдавит из себя хоть одно слово, я толкаю ошеломленного Сириуса в бок и тот, швырнув летучий порох в камин, скрывается в зеленом пламени. А следом за ним, и я переношусь на площадь Гриммо.
   - Ты гад, Переплут! А если бы его удар хватил? - Лающе расхохотался Сириус, стоило мне выйти из камина в его доме.
   - Одной проблемой было бы меньше. - Пожал я плечами, скидывая капюшон и устраиваясь в кресле.
   - Ты настолько его не терпишь? - Приподнял бровь Блэк.
   - "Настолько", это насколько? - Фыркнул я, но заметив выжидающий взгляд Сириуса, решил пояснить уже серьезно. - Я не стал бы мараться, убивая Дамблдора, но если бы он тонул, то скорее всего, я остановился бы рядом, чтобы посмотреть на его агонию и послушать как он булькает.
   - Гость семьи, настоящий темный... не то, что хозяин Сириус. - Пробормотал Кричер, водружая на столик поднос с огневиски и двумя бокалами.
   - Заткнись, паршивец. - Прорычал Блэк... И повернулся ко мне. - Почему?
   - Может потому, что я, как и твой сын по магии не терплю манипуляторов, дающих второй шанс всякому отребью и, одновременно, с легкостью забывающих своих сторонников? А может, мне не по душе, когда моего наследника и его возможную замену, фактически, записывают в смертники?
   - Не понял... - Напрягся Сириус.
   - А что тут непонятного? - Пожал я плечами. - Чем пожизненное заключение в Азкабане отличается от смертного приговора? А смерть от Авады этого вашего пугала - недолича, к которой Дамблдор ведет Поттера, это что, по-твоему?
   - ЧТО-О?! - Хм, вот теперь верю, что Вальбурга его мама. Так вопить, кроме нее, только сирена гражданской обороны может...
   Рассказ о пророчестве, крестражах и прочих милых ужастиках, занял не так уж много времени, и если поначалу, Блэк довольно скептично относился к моему повествованию, то упоминание о "временно" отданной Поттером-старшим мантии-невидимке, зачем-то понадобившейся Дамблдору именно тогда, когда Волдиморда начал поиск "ребенка пророчества", заставило его нахмуриться, а напоминание о допросе самого Блэка на министерском суде, без веритасерума и легиллименции - заскрежетать зубами.
   История же воспитания Гарри в семействе Дурслей, по правилу выращивания шампиньонов, то есть, "держать в темноте и кормить дерьмом", и вовсе вывела и без того, не очень-то уравновешенного Сириуса из себя. Осталось только нанести coup de grБce... И прошлогодняя встреча Гарри с "Волдоквиреллом" стала таким добивающим ударом. После чего, нам с Сириусом пришлось сменить гостиную на другую комнату, а у Кричера добавилось забот. Ремонтировать разнесенное стихийной магией Блэка помещение придется основательно.
   - Позор какой... - Пробормотал Сириус, окинув взглядом растертую в труху мебель, потрескавшуюся штукатурку на потолке и размочаленные лохмотья обоев. Только стекла в окнах и уцелели, да и то, наверняка лишь потому, что их толстым слоем грязи "зацементировало". Блэк вздохнул. - Со мной такого, с двенадцати лет не было.
   - С четырнадцати, Сириус. - Вздохнула Вальбурга, как оказалось, внимательно слушавшая нашу беседу с какого-то натюрморта... - Вспомни кабинет Ориона, когда он объявил тебе о предстоящей помолвке...
   - Хм. Матушка, тогда это был не стихийный выброс. - Смущенно пробормотал Сириус. - Аделаида о ваших переговорах всей школе растрепала, в первый же день учебы... Вот я к разговору весь семестр и готовился... Четыре кабинета "Малым штормом" разнес.
   - Без палочки. - Хмыкнула женщина.
   - С палочкой, я это заклятие еще за год до того освоил. - Скривился Блэк и, желая закрыть эту тему, повернулся ко мне. - Господин Переплут, прошу прощения за этот конфуз. Азкабан не прошел для меня даром. Предлагаю перейти в другую комнату и там уже продолжить нашу беседу в комфорте и... с успокоительным под рукой.
   Я кивнул и Сириус, отворив дверь, шагнул вперед, одновременно вызывая домовика.
   - Кричер! Графин с огневиски и два бокала в гобеленовый зал! Быстро!
   Домовик, моментально появившийся в коридоре, перед Блэком, покосился на успевшую занять свою картину Вальбургу и, дождавшись от нее хмурого взгляда, глубоко вздохнув, кивнул, подметая ушами пол.
   - Кричер все сделает, хозяин Сириус... сэр.
   Убедившись, что ворчать домовик не собирается, Блэк удивленно хмыкнул и повел меня в гобеленовый зал, где мы с удобством устроились в старинных креслах с пафосным видом на родовое древо Блэков. Продолжать убеждать Сириуса в моей искренности не понадобилось. Единственный вопрос, который он задал по этому поводу...
   - Господин Переплут... а откуда ВАМ известны такие подробности?
   - Я ключник, Сириус. Очень старый ключник. Настолько, что меня уже нельзя назвать не только магом, но и собственно, живым человеком. Понимаешь? - Я развел руками и Блэк поежился от накатившего на него холода и знакомого чувства потери, так похожего на воздействие дементоров. А всего-то и надо было, чуть-чуть растормозить его память. Но самое главное, я ведь почти не солгал... ну, разве что насчет старости и ключника загнул, так ведь это ж сущая мелочь! Вон, лесник Хагрид тоже себя хранителем ключей зовет, но ему же этим никто не пеняет, и в глаза обманом не тычет. А чем я хуже? Хм, интересно, а перед Кощеем, если что, такая отмазка прокатит, нет? Эх, ладно... Поживем-увидим, доживем - узнаем, выживем - учтем. А пока продолжим ездить по ушам лорду Блэку. - Так что, заметив ослабление дыхания родового камня Блэков, я решил проведать свою единственную родню, ну и разобраться в причинах угасания магии всегда бывшего таким многочисленным рода, разумеется.
   - Ты... нежить? Как лич? - Насторожился Блэк.
   - Удручающее невежество... - Вздохнул я. - Я - ключник, Сириус. Тот, кто следит за кромкой между Явью и Навью. Чтоб не шастали всякие, туда-сюда... Понятно? А то, что скрыто от живых, не является секретом для ушедших.
   - Белый некромант! - Прохрипел Блэк.
   - Боги! Сколько пафоса! - Я фыркнул. - Некромантия, мой необразованный наследник, есть лишь гадание на трупах. Поверь, не самое славное занятие... да и белыми, одежды такого гадателя пробудут совсем недолго. Кровь, кишки и их содержимое... Бр-р. Это так неаккуратно! Куда проще расспросить какую-нибудь неприкаянную душу, в обмен на воду из Леты, например.
   - Не Смородины? - Нахмурился Сириус.
   - О, да ты не безнадежен, наследничек! Ну... для островитянина, конечно. Вот только, речка Смородина не водой течет, а огнем всеядным. И тот, кто ее коснется, не только память, а и самого себя потеряет. Вообще. Это штука, посильнее Гёте, знаешь ли.
   - Гёте? - Недоуменно переспросил Сириус, на что мне оставалось только обреченно вздохнуть. Образование отпрыска "древнейшего и благороднейшего", явно оставляло желать лучшего. Англичане! Понтов на дворец, знаний на полушку, а за каналом людей нет, одни туземцы... тьфу! Нет, так дело не пойдет. Хрен с ним с Сириусом, но из Поттера я сделаю настоящего человека, а не местечково-провинциального фанфарона с замашками англосаксонского нациста с "жесткой верхней губой"! Тоже мне, наследники Киплинга... Теннисона забыли? Напомню, м-мать... Так, стоп, что-то меня опять заносит...
   - Адского пламени, по-вашему. - Махнул я рукой, вместо того чтобы дать развернутое объяснение. Не хватало еще сейчас ликбезом заниматься среди отдельно взятого представителя магической аристократии Туманного Альбиона. Тьфу... Я взял себя в руки и, хмыкнув, закончил объяснение. - Так что, от такого угощения, пожалуй, и предок наш откажется... Кощей, который.
   Поездить по ушам Блэку, так, чтобы у него ум за разум зашел, и вопрос наследования древнему "ключнику" с далекого Урал-Камня оказался решенным положительно... особой проблемы не составило, особенно учитывая тот факт, что генеалогическое древо Блэков занимает целую комнату в доме на Гриммо, и каких-то проблем с доступом к нему, у гостей нет. А вот не фиг кичиться своей древностью... Своими руками дали возможность подыскать подходящего персонажа для "родства"... Да и имечко у него удачное...
   - То есть как?! Одд?! Родоначальник?! - Ошеломленно выдохнул Сириус, когда я небрежно ткнул пальцем в вышитую на гобелене физиономию с длиннющими, заплетенными в затейливые косички, усами.
   - Ага, Одд Орвар, он же Хельги, он же Олег Вещий... тот еще сорванец был. Начудил в свое время так, что бежать пришлось, предварительно изобразив собственную кончину... пока его и впрямь не зашибли мстители из примученных племен. Я было понадеялся, что он в отчий дом вернется, дело из рук моих примет. Волхвы тогда в самой силе были, так что никто б тронуть его не посмел, но... Не захотел сынок семейное дело перенимать, да... Ну и я вспылил, а он дверью - хлоп, и был таков... стервец! - С ностальгическим видом я покачал головой. - А когда я поостыл, все же решил с ним помириться. Родная кровь, она, сам понимаешь, не вода... Да... Ну, что Олега на Руси нет, то скоро понятно стало. Негде ему там было б от моих собратьев спрятаться. К грекам бы он сам не сунулся. Там, Олегу, за кое-какие кунштюки, вроде прибитого щита, и взятой с византийцев дани, мигом бы голову свернули. В общем, оставался только один вариант - Европа эта, немытая. Собственно, где я его и нашел, у короля западных франков, Карлы Простоватого.
   - Э? Немытая? - Только для того, чтобы что-то сказать, промямлил Блэк.
   - А то. Воняло в ваших землях знатно... впрочем, на островах этих еще ничего, а вот на материке-е... М-да. Причем, в основном, от всяких владетелей. - Я кивнул, старательно давя ухмылку. - А я тогда знатного дурака свалял. Олег, после нашего последнего... хм-м... разговора, от меня затворился, ни кровью, ни посланцами Мары, найти его было невозможно.- Я демонстративно погладил перышки на шее Кромаха, дремавшего на моем плече. Тот приоткрыл один глаз и, убедившись, что ничего интересного не происходит, вновь закемарил. - Вот и пришлось самому к дикарям ехать, на поиски. Да и не осталось уж тогда у меня никого из потомков, кроме Олега. Да-а... Вот тогда бы мне и подумать, что искать надо не ворлока-наемника из северян, а крепкое хозяйство с банькой... так ведь, не допер, дурень старый. Столько времени зря угробил!
   - А... причем тут баня? - Выдавил Сириус.
   - Так ведь, в европах вашх диких, в те времена, церковь как раз в силу вошла, а они к чистоте тела относились сугубо отрицательно, знаешь ли. По их мнению, человеческое тело, есть бренный сосуд для души, а заботиться след не о мирском, а о горнем. Так что, уход за своим телом, есть непозволительная роскошь и потакание греховности человеческой... что не мешало церковным крысам заниматься чревоугодием, блудом, стяжательством, ростовщичеством, да и... хм... извини, занесло. О чем бишь я?
   - О бане...
   - А, ну да... В общем, если б я догадался искать Олега среди тех, кто хотя бы по утрам умывается, времени бы ушло, как минимум, раз в десять меньше... - Я вздохнул и, покосившись на высунувшуюся из какого-то портрета матушку Сириуса, усмехнулся, разведя руками. - Откуда думаешь, девиз этот ваш? "Всегда чист"! Карла тот свое прозвище действительно оправдывал. Туповат был, иными словами, и когда Олег помог ему на престол взойти, без войны и крови, ну... почти без крови, король расщедрился на герб, для своего чересчур чистоплотного, по местным меркам, вассала. В общем, что видел, то и вписал в гербовую ленту, в меру своего разумения. По факту, так сказать...
   Полузадушенный писк... Интересно, Вальбурга играет, или и вправду в сознания лишилась? Хотя... какое сознание может быть у портрета?
   Сириус посмотрел совершенно шалым взглядом на пребывающую в ауте мать, затем взглянул на меня, пару раз моргнул... и вдруг разразился гомерическим хохотом.
  

* * *

   Гарри с нетерпением ожидал выходных. И все эти дни ходил по замку с мечтательной улыбкой на губах. Из этого добродушного состояния его не смогли вытащить даже перепалки Рона с Малфоем, которые те устраивали по два раза на день. Так что, пришлось Гермионе самой разбираться с брызжущим слюной рыжим, оттаскивая его от вздорного слизеринца. Но даже ее терпение не было бесконечным, так что в один прекрасный момент, Гарри вынырнул из своих мечтаний, почувствовав чудовищный взрыв эмоций со стороны подруги.
   Непонимающе оглядевшись, юный волшебник обнаружил, что стоит во дворе, рядом с возмущенной Гермионой, в эмоциях которой, гнев пылал одновременно со жгучей обидой. А напротив кривится снедаемый раздражением и злостью Малфой со своими абсолютно индифферентными ко всему происходящему гориллами. И Рон... Странно, а где его эмоции? А, понятно. Рональд наконец-то нарвался и валяется в отрубе чуть в стороне, а в руках у подруги и слизеринцев, волшебные палочки уже разгораются опасным светом.
   - Хм. Я что-то пропустил? - Поинтересовался Гарри, и в тот же миг Драко, воодушевленный быстрой победой над не ожидавшим такого поворота Роном, выкрикнул заклятье... вот только, кроме безобидных желтых искр и облака дыма, выпущенных его "указкой", больше ничего не произошло. Явно ожидавшие другого исхода, "змейки" замерли, а Гарри расплылся в довольной улыбке.
   Конечно, в реалиях Волшебного мира, он, как выросший в большом мире, разбирается хуже, чем подавляющее большинство "местных", так иногда Корпи презрительно именует чистокровок, и теория магии ему дается труднее, чем некоторым упертым магглорожденным... Гарри невольно покосился на совершенно очаровательную в своем гневе Гермиону, но тут же постарался отогнать странные мысли. А вот в практике и количестве выученных небесполезных чар, он, пожалуй, может заткнуть за пояс даже некоторых четверокурсников. По крайней мере, так заверил его Корпи, внимательно просмотревший учебные планы разных лет обучения. К тому же, у Гарри было замечательное подспорье в виде нелегальной палочки, знания о том, что в доме волшебников Надзор не действует, а так же кучи свободного времени у Уизли и... учебников и записей родителей. В общем, Малфою очень крупно не повезло!
   - Драко, ты неправильно произносишь. Ударение надо делать на третьем слоге. Вот, смотри. - Не прекращая довольно улыбаться, Гарри взмахнул палочкой, четко проговаривая слова заклинания, вычитанного в тетради матери и вызубренного им до полного автоматизма... впрочем, как и огромное количество иных чар из ее коллекции. - Серпенсортиа!
   - Хм... это не Бразилия. - Огромный боа, обвившийся вокруг троицы слизеринцев, огляделся по сторонам и, заметив Поттера, кивнул ему. - Привет, амиго. Ты снова вытащил меня! Надеюсь, на этот раз ты не облажаешься, и меня не отправят обратно в террариум...
   - А причем тут я? Это же ты дал себя поймать. - Гарри старательно протелепатировал эту мысль, вспомнив объяснения Корпи на тему серпентарго. Действительно, единственным объяснением тому, что некоторые маги могут "разговаривать" с глухими от природы змеями, могла быть только телепатия. То есть, разумы таких магов и змей, как бы работают "на одной волне", что, вкупе с некоторой предрасположенностью этих магов к ментальным наукам и позволяет им телепатически общаться с пресмыкающимися. А шипение и прочие "радости" серпентарго, всего лишь дань инерции человеческого мышления, которому трудно принять тот факт, что можно общаться с кем-то, не задействуя речевой аппарат.
   - Ладно, амиго, проехали. - Лениво махнув кончиком хвоста, согласился с доводом Гарри, боа, когда-то уже вытащенный Поттером из террариума лондонского зоопарка, после чего окинул изучающим взглядом, связанных его телом слизеринцев и вновь повернул голову к Гарри. - Слушай, а ты не мог подыскать мне обед... покомпактнее, чем эти кабанята?
   Гарри уже хотел было объяснить змею, что питомцы Северуса Снейпа не числятся в меню у уважающих себя змей, но его прервала Гермиона, точнее, плеснувший с ее стороны страх.
   - Г-гарри, это же б-боа-констриктор... Он же их задушит! - Глядя на Поттера круглыми от шока глазами, выдала девочка. Что уж тут говорить о замерших и боящихся шевельнуться слизеринцах.
   - Не думаю. Они слишком большие для этого змея. - Заметил Гарри, старательно проецируя на подругу свое спокойствие. - И не волнуйся ты так, Гермиона, вон, лучше Рону помоги. А здесь я справлюсь.
   Девочка обожгла юного волшебника недовольным взглядом, но в эмоциях у нее явно царило облегчение, а грозный взгляд был лишь данью взятой ею на себя роли совести их маленькой компании. В ответ, Гарри тепло улыбнулся подруге и та, в очередной раз признав свое поражение перед обаянием этого... этого мальчишки, обратила внимание на Рона.
   - Энервейт! - Да, не один Гарри знает необычные заклинания. Гермиона гордо кивнула, наблюдая, как рыжий приходит в себя и поднимается с земли, не зная за что хвататься в первую очередь, то ли за отбитый при падении зад, то ли за ноющую после недолгой отключки голову. В конце концов, седалище победило и рыжий, потирая копчик, скрипя и шипя, утвердился на ногах. Вовремя.
   - Мистер Поттер, немедленно объясните, что здесь происходит! - Голос Макгонагл неожиданно вырулившей из-за угла здания, заставил Золотое Трио оглянуться.
   - Профессор. - Юный волшебник повернулся к своему декану и, вспомнив недавнюю головомойку, устроенную ему Корпи за пренебрежение этикетом, вежливо кивнул. - Мы с Драко, всего лишь, поспорили о расстановке ударений в одном заклятии... Он попытался продемонстрировать свою правоту на практике, но, очевидно, что-то пошло не так... и вот результат. Но, здесь нет ничего страшного. Вот. - Гарри повернулся к Малфою и, расплывшись в "гоблинской" ухмылке, четко проговорил, одновременно мысленно извиняясь перед змеем, и обещая в скором времени вытащить его из террариума, навсегда. - авкастнинг!
   Когда на глазах у Макгонагл вещественное доказательство испарилось, словно его и не было, она еле сдержала крепкое гэльское словцо. Кажется, внешность, это не единственное, что Гарри унаследовал от безбашенного Джеймса Поттера. Минерва содрогнулась, когда представила, ЧТО может натворить наследник своего знаменитого отца, учитывая его потенциальную мощь... Бедный, бедный Хогвартс.
   Неожиданно, Минерва поймала себя на том, что мысленно представляет лицо Снейпа, когда тот узнает об этом происшествии, и постаралась подавить выползающую на лицо улыбку.
   - Мистер Малфой, полагаю, что заклятие было: "серпенсортиа"? - Вернув фирменную каменную неподвижность лица, проговорила профессор. - И вы не нашли ничего лучшего, кроме как продемонстрировать его здесь?
   - Но это не я! Это Поттер! - Завопил Драко. И тут Гарри, снова ухмыльнувшись, так что это увидели лишь слизеринцы, поднял руку со своей палочкой вверх.
   - Я Гарри Джеймс Поттер, клянусь своей магией в том, что Драко Малфой, в моем присутствии, ошибся в произнесении заклятия "Серпенсортиа"!
   Полыхнула вспышка белого цвета и присутствующие, ошеломленные такой выходкой юного волшебника, дружно проводили взглядом отлевитированный Поттером в руки Гермионы цветок с ближайшей клумбы.
   - Копия отца. - Со вздохом признала декан Гриффиндора, но тут же встрепенулась. - Мистер Поттер, это было крайне безответственно с вашей стороны! Вы еще не в том возрасте, чтобы давать магические клятвы!
   - Ну, я же не соврал, так что мне ничего не грозило. - Широко улыбнувшись, пожал плечами Гарри, но тут же посерьезнел и договорил совсем другим тоном. - Хотя... Прошу прощения, профессор Макгонагл, если вы так говорите... я обещаю, впредь не использовать подобные приемы без крайней нужды.
   О том, что этот прием был ему необходим для того, чтобы его мощью затереть следы предыдущих заклятий на волшебной палочке, Гарри, естественно, умолчал.
   - Надеюсь, что так. - Хмурые морщины на лице Макгонагл расправились, когда она вспомнила кое о чем. - Искренне надеюсь, что вы унаследовали не только храбрость вашего отца, но и рассудительность матери... А теперь, - декан смерила холодным взглядом пребывающих в шоке слизеринцев и, покачав головой, вздохнула. - Я разочарована вами, мистер Малфой. Неделя отработок у мистера Филча и... двадцать баллов со Слизерина. Подумайте, что было бы, призови вы не этого удава а, допустим, волшебную черную мамбу, противоядие от укуса которой до сих пор не найдено...
   - Но, профессор Макгонагл, я не призывал змею. Это сделал Поттер! - Возмущенно, до пунцовых пятен на бледных щеках, возопил Драко.
   - Магия мистера Поттера при нем, как мы могли убедиться. - Декан Гриффиндора указала на цветок, который Гермиона рассеяно крутила в руках. Заметив этот жест, девочка смутилась и поспешила спрятать яркую хризантему за спиной. Впрочем, профессор не обратила на это никакого внимания и договорила, - а значит, он не лгал. Вам должно быть стыдно молодой человек. Имейте храбрость признать вину.
   - Ну, Поттер... - В бешенстве зарычал белобрысый, но декан Гриффиндора его перебила.
   - Довольно! Мистер Малфой, отправляйтесь в гостиную. До начала вашей отработки меньше часа.
   Проводив взглядом удаляющуюся компанию слизеринцев, Макгонагл повернулась к своим львятам.
   - Мистер Уизли, с вами все в порядке?
   - Да, профессор. - Резко кивнул Рон, тут же прекратив потирать ушибленный зад. И вздохнул невпопад. - Жаль только, что я все пропустил. Хотелось бы мне взглянуть, как Малфой наколдовал себе змеиный шарф!
   - Мистер Уизли, хочу напомнить, что злорадство, это не та черта, которая пришлась бы по нраву Годрику Гриффиндору. - Поджав губы, сообщила профессор. Но тут же смягчилась. - Я уверена, ваши друзья расскажут вам все самым подробнейшим образом. А сейчас, марш в гостиную.
   И троица друзей, кивнув, тут же испарилась, благодаря в душе хорошее настроение своего декана.
   - Мы разошлись с ним в трактовке одного места из блаженного Августина... да, Гарри? - Задумчиво протянула Гермиона, когда они отошли от декана на приличное расстояние. Поттер, в ответ, развел руками.
   - Это вы о чем? - Непонимающе нахмурился Рон, но Гермиона от него отмахнулась, продолжая сверлить Гарри недовольным взглядом. Вот тут Поттер понял, что влип по настоящему, и его ждет оч-чень серьезная беседа с одной оч-чень сердитой ведьмочкой. Интересно, а мама тоже песочила папу за его шутки?
   Бросив очередной взгляд на сердито нахмурившуюся Гермиону, Гарри вздохнул и решительно свернул в один из коридоров. Но тут, кажется, даже до Рона дошло, что суровое молчание друзей неспроста... Шестеренки в голове рыжего защелкали, и Рон замер на месте. Получать нагоняй от Грейнджер ему совсем не хотелось, а в том, что без ее нотаций дело не обойдется, Рон уже не сомневался. Равно, как и в том, что Гарри окажется не единственным, кого Гермиона будет пилить, хотя, в отличие от где-то накосячившего друга, он сам виноват лишь в том, что пропустил оглушающее Малфоя... ну, не считая того, что белобрысый послал заклятие в ответ на высказанные Роном соображения о его пожирательской мамаше. В общем, взвесив все "за" и "против", Рон пришел к выводу, что лучше узнает подробности произошедшего после того, как Гермиона выпустит пар.
   - Э-э, я бы это... В общем... да... Близнецы просили меня кое о чем, так что... - Промямлил Рон, когда друзья, заметив, что он отстал, остановились. Гарри неслышно выдохнул. У него получилось! Всю дорогу он старательно пытался "убедить" друга, что тому совсем не хочется выслушивать наставления Гермионы, проецируя соответствующие эмоции... и ему это удалось. Может быть это и некрасиво, но юный волшебник совсем не хотел, чтобы весь Хогвартс знал о стычке с Малфоем, особенно один бородатый директор. А язык у Рона без костей, это Гарри заметил еще в прошлом году... В общем, лучше, если друг останется в неведении... по крайней мере, пока.
   - Опять какие-нибудь их шуточки? - Вздернула носик Гермиона, и тот, виновато вздохнув, развел руками.
   - Ладно уж. Но смотри не вляпайся во что-нибудь. - Девочка покачала головой, и Рон, слабо улыбнувшись, испарился с такой скоростью, что если бы подруга не была уверена в том, что в Хогвартсе невозможна аппарация, то непременно заподозрила бы рыжего в ее незаконном использовании.
   Друзья переглянулись, и молча двинулись в прежнем направлении. Но долго сохранять тишину, вопреки собственному любопытству, Гермионе оказалось не по силам, так что не прошло и минуты, как она поравнялась с Поттером и, привлекая внимание, коснулась рукой его локтя.
   - Куда мы идем, Гарри?
   - Туда, где можно будет поговорить, не устраивая театр для всего Гриффиндора. - Пожал плечами тот.
   Гермиона покраснела, уловив намек друга, но высказать свое "фи" не успела. В этот момент Гарри остановился у какой-то двери и, распахнув ее настежь, шагнул в проем. Девочка последовала за ним и оказалась в заброшенном пыльном классе с кучей сваленных в углу парт. Гермиона заметила, что Гарри, взглянув в сторону пустого угла, чуть заметно вздохнул, но решила отложить этот вопрос на потом. Сейчас, ее куда больше беспокоила выходка Гарри в ситуации с Малфоем.
   - Эванеско. - Гарри взмахнул волшебной палочкой, и пыль с ближайшей парты исчезла, словно ее и не было. Юный волшебник обернулся и взглянул на застывшую у порога подругу. - Гермиона?
   Вообще-то, Гарри хотел предложить ей присесть на очищенную им парту, но подруга, кажется, ждала только выстрела стартового пистолета. Потому как, стоило Поттеру произнести ее имя, как подогреваемое любопытством и беспокойством, негодование Грейнджер рвануло на волю.
   - Гарри Джеймс Поттер!
   - Гарольд, с твоего позволения. - Шаркнул ножкой юной волшебник. "Сбитая на взлете", Гермиона поперхнулась и, резко умолкнув, вопросительно взглянула на друга.
   - Если ты обращаешься ко мне полным именем, то оно звучит, как Гарольд Джеймс Поттер. А никак не Гарри Джеймс. - Пояснил он, пожимая плечами, и мысленно отметил, что предложенная Корпи тактика по укрощению инстинкта наседки Гермионы, кажется, работает... Или?
   - Почему? - Не поняла та.
   - Во-первых, я же не называю тебя Мионой... хотя иногда очень хочется. - Любезно ответил Гарри, делая вид, что не замечает, как покраснела его подруга, услышав сокращение своего имени. - Во-вторых, именно так записано в моей магической метрике. А в-третьих, это традиция. Общество волшебников, вообще, цепляется за традиции, и имена не исключения. Поэтому здесь легче встретить Вильгельма, Гарольда и Карлуса, чем Уильяма, Гарри или Чарльза. Уизли не в счет... они с традициями не дружат. Вот и получается, что в маггловских документах я значусь, как Гарри, а в магических, как Гарольд, что, кстати, делает "маггловский" вариант сокращением от полного имени. Это, вроде как дань обоим мирам... так мама написала в своем дневнике.
   - Значит, Гарольд, да? - Прищурилась Гермиона.
   - Только, если добавляешь "Джеймс Поттер". - Поправил её юный волшебник. - В любом другом случае, я предпочту услышать от тебя именно уменьшительно-ласкательную форму... и буду рад, если ты позволишь и мне чуть-чуть сократить твое собственное имя... в ответ. Это же будет честно, не так ли? Что скажешь?
   - Миона? - Смутившись, пробормотала девочка, но уже через секунду опомнилась и тряхнула головой. - Гарольд Джеймс Поттер, прекрати морочить мне голову! Мы вообще не о том говорим!
   - Имя, Гермиона, имя! - Широко улыбнулся Поттер в ответ и выжидающе уставился на девочку. Нахал...
   - Ла-адно. - Подруга чуть прищурилась и, оказавшись в полуметре от Гарри, внезапно ткнула друга пальцем в грудь. - Договорились, но! Ты не-мед-лен-но расскажешь мне, что это было!
   Сказала и тут же поняла, что сглупила. Зеленые глаза Поттера заледенели, а от самого юного мага рванула волна сырой силы и почти ощутимого раздражения.
   - Знаешь, я сюда шел с желанием поговорить со своей подругой. И вовсе не рассчитывал, что вместо нее увижу миссис Уизли с профессором Макгонагл. - Холодным тоном проговорил он, усилием воли погасив неожиданно поднявшуюся злость.
   - Но...
   - Но? Гермиона, пойми простую вещь, мне нужны друзья... а не надсмотрщики. В качестве последних, мне и Дурслей с головой хватает.
   - Из-звини, Гарри. Я просто...
   - Беспокоилась, знаю. Именно поэтому я стараюсь никогда не обижаться на твои нотации. - Кивнул Поттер. - Вот только, это не дает тебе никакого права орать на меня и что-то приказывать. Не находишь?
   Гермиона дернулась было что-то объяснить, но наткнулась на серьезный взгляд друга и вздохнула. Может, родители правы, когда говорят, что она чересчур давит на окружающих.
   - Вот-вот. Не давите и неподавимы будете. - Ехидный голос, раздавшийся за спиной девочки, заставил Гермиону с визгом подпрыгнуть на месте. А вот Гарри только обрадовался.
   - Корпи!
   - Ась? - Ухо домовика приподнялось, развернувшись в сторону юного волшебника, хотя взгляд Корпи был устремлен на подругу подопечного. - Так вот ты какая, Гермиона Джейн Грейнджер... А ничего, ничего. Я думал, ты лохматее. Да и прикус в порядке... Хм.
   От такой наглости Гермиона потеряла дар речи, но начала багроветь от возмущения...
   - Но-но! - Заметив, что рука девочки, с проворством прирожденного ганфайтера, выхватила из сумки "Историю Хогвартса", домовик сместился на пару метров. - Порча чужой собственности, между прочим, есть уголовно наказуемое деяние.
   - Э-э, ты это о чем, Корпи? - Не прекращая улыбаться, поинтересовался Гарри.
   - Как о чем, как о чем?! - Возопил домовик, с деланной опаской косясь на пыхтящую от злости Гермиону. - Она ж меня бить собралась! Твоей собственностью, между прочим. Вот, я и предупреждаю...
   - Гарри, это кто?!
   - Это? Корпи. Мой знакомый домовик.
   - Твой знакомый, кто? - Не поняла Гермиона.
   - Положь орудие убийства, и я тебе все объясню. - Встрял Корпи.
  

* * *

   Загрузив Грейнджер до полной потери соображения, я повернулся к своему неприлично хихикающему подопечному.
   - А теперь, поведай мне, юный падаван, что ты сотворил с Малфоем, а то Снейп, кажется, скоро пытать его начнет, как белорусского партизана. По крайней мере, его шипение, доносящееся из подземелий, наводит на такие мысли.
   - Пытать, как кого? - Я уже говорил, что в любопытстве мой подопечный не уступит заучке?
   - Не важно. Так что у вас там произошло? - Отмахнувшись от вопроса, я вернул Гарри к интересующей меня теме. Рассказ Поттера не занял много времени, потому, уже через четверть часа я был в курсе каверзы, устроенной подопечным Малфою сотоварщи. И, честно говоря, не знал, что делать. То ли хлопнуть падавана по спине и заявить что-нибудь вроде: так держать! То ли, устроить безбашенному гризеринцу... или слиффиндорцу? А! Один черт - Поттеру... да, так вот устроить этому лохматому очкарику без тормозов в комплектации, потрясающую головоймойку за развлечения с волшебными клятвами?
   В результате, остановился на половинчатом решении. Отвесил символический подзатыльник и пообещал рассказать все Сириусу.
   - А теперь, поведай мне, как ты намерен удержать это происшествие в тайне от вашего дражайшего директора? - Поинтересовался я.
   - Ну... Макгонагл знает только то, что я ей рассказал, так что тут проблемы не будет. - Беспечно пожал плечами Поттер. - Рон пребывал в отключке, ничего не видел, и знает о происшедшем не больше декана. Малфой... Он будет молчать, как и его гориллы. Для них, это происшествие - потеря лица перед всем факультетом, если не школой. А прочесть их, по-моему, невозможно... Они, защитные артефакты, наверное, вообще никогда не снимают.
   - И правильно делают. С их-то умственными способностями, надежды на овладение окклюменцией нет вообще. - Кивнул Корпи, вспоминая свое "общение" с младшим белобрысым.
   - Согласен. - С улыбкой кивнул Гарри, и вздохнул. - В общем, остается только...
   Взгляды Корпи и Гарри скрестились на резко занервничавшей Гермионе.
  

* * *

   Честно говоря, умножающееся количество "псевдоличностей", начинает меня немного нервировать. А уж идея псевдоличности домовика, чьим хозяином является не менее иллюзорная личность некоего господина Бодрагери, и вовсе отдает шизофренией. Тем не менее, ничего более внятного для предотвращения приступа "логической лихорадки" у лохматой подруги моего подопечного, я не придумал. Ну да ладно. Слишком странное и независимое для домашнего духа поведение, свалил на привязку непосредственно к хозяину, "чье родовое поместье было разрушено в ходе одного очень перспективного, по идее, эксперимента". Да-да, оказывается, Бодрагери так привык к помогавшему ему в лаборатории домовику, что после взрыва, решил привязать умирающего к себе, минуя родовой камень. Ну и вот... что вышло.
   Гермиона Джейн Грейнджер пребывала в расстроенных чувствах. Точнее, она была в ужасе от предложения ее лучшего и первого друга. Ну, в самом деле, ведь всю свою короткую жизнь, девочка была прямо-таки образцом поведения для других детей. Она слушалась старших, хорошо училась, не шалила и не капризничала... ну, разве что, совсем-совсем редко. И самое главное, Гермиона прекрасно знала значение слова "нельзя". Так что, когда Гарри предложил ей принести Непреложный обет, несмотря на то, что декан их факультета прямо заявила, что в их возрасте принесение волшебных клятв небезопасно, первым порывом Гермионы было стремление немедленно отчитать легкомысленного друга. Ну, после того, как она пришла в себя от такого пренебрежения правилами.
   - Не выйдет, Гарри. - Неожиданно вздохнул домовик, забавно хлопнув ушами.
   - Хм? - Поттер непонимающе взглянул на собеседника, но стоило тому ткнуть пальцем в запястье юного волшебника, как лицо Гарри просветлело. - Палочка. Ты не можешь ею пользоваться... Извини, Корпи, я забыл.
   - Ничего страшного. - Домовик легко улыбнулся и, переведя взгляд круглых желтых глаз на Гермиону, задумчиво потер подбородок. - Но выход есть, други мои... выход всегда есть...
   - Эм-м... - Девочка поежилась, но в конце концов любопытство победило, и она нарушила воцарившуюся в кабинете тишину. - А зачем вообще что-то скрывать от директора?
   - О! Гарри? - Корпи как-то странно, словно спрашивая разрешения, взглянул на юного волшебника и тот, скривившись, махнул рукой. Домовик в ответ кивнул и снова повернулся к девочке. - Это вопрос доверия, Гермиона. Вот скажи, кто для тебя директор Дамблдор?
   - М-м... Великий светлый волшебник, победитель Гриндевальда, знаменитый ученый... - Чуть замявшись, заподозрив подвох, ответила гриффиндорка.
   - Да-да... Это все здорово. Но почему ты ему доверяешь? - Прищурился Корпи.
   - Но... он же взрослый... и директор Хогвартса. - Тихо проговорила Гермиона.
   - Да? А стала бы ты ему доверять, зная, что этот человек способен оставить годовалого ребенка в ноябре месяце, ночью на пустой улице? - Вкрадчиво поинтересовался домовик.
   - Директор?! - Изумленно воскликнула девочка. - Быть того не может.
   - И тем не менее, он это сделал. - Тихо заметил Гарри. - В ночь, когда погибли мои мама и папа...
   - Заметь, Гермиона. Ребенка вытаскивают из дома, где только что были убиты его родители, он ранен, у него кровоточит лоб, но вместо того, чтобы доставить ребенка в больницу для обследования и лечения, его кладут в открытый всем ветрам летающий мотоцикл, в середине английской осени, напомню! И переправляют в дождь и туман, едва ли не через полстраны, в Суррей, где Добрый Дедушка Дамблдор, в ночи подкидывает его сестре погибшей женщины, ни разу не волшебницы, между прочим... о, может быть, великий маг укрыл его какими-то чарами? Обезопасил от переохлаждения, внимания бродячих собак? Нет, он поступил лучше! Положил в корзинку к укрытому одним одеяльцем ребенку записку... и оставил его на пороге дома. Знаешь, как котенка, которого жаль топить, подкидывают к чьей-нибудь двери...
   - Но... а откуда ты знаешь, как оно все было? - После недолгого молчания спросила Гермиона.
   - Хагрид рассказывал, как вез меня в Суррей. - Вместо домовика, глухо ответил Гарри.
   - А про больницу?
   - Единственная клиника у волшебников Англии - больница Святого Мунго. - Вздохнул Корпи. - Можешь мне поверить, я искал в ее архиве карточку Гарри... И не нашел ничего, кроме записи о его рождении.
   - Может, он сам обследовал Гарри и пришел к выводу, что тот в порядке? Потому и не стал обращаться в Мунго? - Слабо возразила Гермиона.
   - Может быть. - Пожал плечами домовик и неожиданно усмехнулся. - Но... ты ведь читала про Дамблдора, так? И было где-нибудь упомянуто, что он является целителем?
   - Н-нет. - Нахмурилась гриффиндорка. - Но он ведь великий волшебник.
   - Угу. Представь себе доктора Зигмунда Фрейда. Как ты думаешь, смог бы он заменить твоего отца у бормашины? - Фыркнул домовик, решивший взять на себя труд просвещения подруги о жизни Гарри в большом мире, поскольку сам Поттер явно не горел желанием рассказывать подробности своего житья у Дурслей.
   - Нет, конечно! - Воскликнула девочка и, запнувшись, договорила уже куда тише. - Он же не стоматолог...
   - Ты прекрасно все поняла. - Усмехнулся Корпи. - Но ладно. Идем дальше. Я, конечно, могу поверить, что одеяло Гарри было с подогревом, хотя на кой он нужен в детской, понятия не имею, а бродячих собак в Литтл-Уининге нет по определению, что само по себе бредово. Суррей - не Лондон, бездомных животных там, как и во всякой сельской местности, предостаточно. Ладно, пусть так! Но оставляя Гарри у порога дома Дурслей, Дамблдор не учёл, что глава семьи и хозяин дома, мистер Вернон Дурсль очень... хм... весьма обширный человек и, как у всякого толстяка, у него имеется некоторая проблема с обзором, так сказать, "в нижней полусфере". Представь, что было бы, если бы он первым вышел на порог своего дома тем утром и не заметил ребенка, лежащего на ступенях, прямо под дверью? А именно так и должно было получиться, поскольку миссис Дурсль не работает и, соответственно, покидать дом рано утром ей ни к чему, а молочник, развозящий по утрам заказы, всегда заходит с черного хода. То есть, первым, парадную дверь своего дома, в то утро, а это был рабочий день, между прочим, должен был открыть именно Вернон, отправляясь в офис.
   - Ой. - Гермиона бросила на Гарри испуганный взгляд.
   - Я не буду тебе рассказывать, как жилось твоему другу в доме Дурслей. Скажу только одно - первое письмо из Хогвартса пришло по адресу:...
   - Суррей, Литтл-Уининг, Тисовая улица, дом четыре, чулан под лестницей. - Хохотнул Гарри, перебивая домовика, вот только веселья в этом смехе не было, ни капли. - И таких писем было еще триста сорок девять, из них полсотни с тем же адресом, остальные догоняли нас на каждой стоянке, где мы задерживались хотя бы на три часа, пока мой сумасшедший дядюшка колесил с нами по стране, желая сбежать от волшебства.
   - Но... но... может, это магия такая? - Слабым голосом пробормотала Гермиона, приходя в ужас от таких новостей. Раньше Гарри особо не распространялся об отношениях с родственниками. Нет, Гермиона догадывалась, что они далеки от идеальных, но... чулан под лестницей?!
   - Ага, магия... Сквиб по имени миссис Фигг. Соседка, переехавшая в дом напротив жилища Дурслей, как раз в то время, когда у них поселился племянник. Соседка, просто-таки, обожающая книззлов. У нее их больше десятка... было до недавнего времени. - Хмыкнул Корпи. - И ее отчеты, которые я нашел в кабинете Дамблдора, когда собирал информацию о юном мистере Поттере. Вот такая хорошая магия.
   - Она следила за тобой? А директор? - Охнула Гермиона.
   Гарри в ответ только покачал головой. Всхлипнув, девочка неожиданно шагнула вперед и крепко сжала друга в объятиях. А Поттера обдало такой волной сочувствия, что у него едва ноги не подкосились.
   - Скажем так, Дамблдор ни разу не навестил твоего друга, хотя миссис Фигг, в отчетах, на диво скрупулезно перечисляла все тумаки его кузена, и назначенные родственничками наказания, от регулярных голодовок до побоев. - Заметил Корпи, когда Гермиона, наконец, отлепилась от Гарри.
   - Побои? Голодовки? - Глаза Гермионы округлились. - А социальные службы куда смотрели?
   - Куда угодно, только не в сторону дома номер четыре по Тисовой улице. - Заметил Корпи. - Как впрочем, и подавляющее большинство соседей. Последним, вообще, проще было поверить, что наш Гарри - "мальчик с неискоренимыми криминальными наклонностями". Малолетний ребенок преступник-рецидивист, ага!
   - Да кто в это поверит?! Бред какой-то. - Вздохнула девочка.
   - Не бред, Миона. - Покачал головой Поттер. - Магия! А учитывая, что никто в Волшебном мире, кроме директора не знал, где и как живет их "герой", можно с уверенностью предположить, чья это была магия.
   - Неудивительно, что вы ему не доверяете. Не могу поверить, что человек может быть таким... - Проговорила погрустневшая Гермиона, не обратив ни малейшего внимания на обращение Гарри.
   - Но Дамблдор, и не человек вовсе. Он Верховный Чародей и почетный председатель МКМ, то есть, политик. - Заметил Гарри, уже поднатасканный в реалиях жизни своим зеленым другом, и пояснил недоумевающей девочке. - А политик не может быть человечным. Судя же по количеству занимаемых постов, Дамблдор ОЧЕНЬ хороший политик.
   - Десять баллов Слизендору. - Домовик хлопнул в ладони... и нахмурился. - Или Грифферину? А, неважно! Главное, что Гарри прав. Трижды Дэ - политик, и преследует свои цели, которые ставит выше блага отдельно взятых людей. Об этом нельзя забывать, ни на секунду. А учитывая, его поведение в отношении нашего Гарри, нам лучше вообще держаться от него подальше... и не лезть спасать фальшивые философские камни... хм?
   - Фальшивые? - В один голос воскликнули Гарри и Гермиона.
   - Милые мои, вы же не думали, что шестисотлетний маг и алхимик отдаст ПОЛИТИКУ такую драгоценность? - Домовик забавно закатил глаза. - Ну, подумайте немного головой!
   - Камень разрушен... - Протянула Гермиона. Гриффиндорцы переглянулись.
   - Так сказал Дамблдор. - Ответил Гарри. - Какое горе для волшебного мира!
   - Фламели закончили дела... з а к о н ч и л и дела. - Улыбнулась девочка и прищелкнула пальцами.
   - И умерли... - Фыркнул Поттер, ощущая, как его наконец отпускает чувство вины за смерть древнего мага.
   - Фламель мертв, да здравствует Фламель! - Рассмеялась Гермиона.
   - Вот, на этой замечательной ноте, мы и перейдем к организации защиты разума мисс Грейнджер. - Чуть ли не промурлыкал Корпи.

Глава 4. Вседа быть в ма-аске... ну да, ну да.

   Смех гриффиндорцев оборвался так же резко, как и начался. Гарри снял свои новые модные очки и, протерев их краешком мантии, нацепил на нос, после чего вопросительно взглянул на Корпи. Гермиона же ощутимо зажалась, и лишь недовольно зыркнула в сторону домовика, которому, кажется, вовсе не было никакого дела до исходящих от девочки эмоций. Поняв это, Гарри вздохнул.
   - Не волнуйся ты так, Гермиона. - Заговорил было он, но гриффиндорка мотнула гривой непослушных волос.
   - Что значит, "не волнуйся"? - Хмуро переспросила она. - Если я правильно понимаю, то твой домовик хочет забраться в мою голову!
   - Ну, он же это сделает для постановки защиты... - Промямлил Гарри.
   - Стоп-стоп-стоп. Кто вообще сказал, что я намерен лезть в твои мысли?! - Вдруг подпрыгнул на месте Корпи. - Девочка, прежде чем говорить подобное, найди книгу о домовиках и хорошенько ее проштудируй! Это не наш профиль!
   - А... как же тогда... - Одновременно, но абсолютно разным тоном, протянули гриффиндорцы.
   - Дети, вы меня разочаровываете. - Потешно надулся домовик, хлопнув ушами. - Я просто трансгрессирую Гермиону к господину Бодрагери, а уж он выстроит в ее голове такую защиту, что никакому Дамблдору со всеми снейпами мира, не пробить! И, естественно, он поклянется, что не будет использовать полученную в процессе информацию против мисс Грейнджер.
   - Трансгрессируешь?!
   - Хм. Еще немного, и из вас получится настоящий дуэт. Куда там Четвертому с Пятым... - Умилился Корпи.
   - Но, из Хогвартса нельзя аппарировать. - Протянула Гермиона.
   - Разумеется, нельзя. - Покивал домовик. - Но, всегда можно найти лазейки... Гарри, ты помнишь, где находится тайный ход в "Сладкое королевство"?
   Как Поттер уже понял, Корпи не горел желанием демонстрировать всем подряд свои козыри. Да, Гарри немного расстроился, что в эту категорию попала и его лучшая подруга, но поговорить об этой несправедливости с домовиком, можно и потом, с глазу на глаз, так сказать. А пока, стоит подхватить его начинание... будет должен, вот! Слизеринский подход? У гриффиндорца? Ужас! Так ведь, Гарри если подумать и воспользоваться терминологией всё того же Корпи, ни тот и не другой. Он грифферинец! Храбрый, хитрый... и, стоп-стоп-стоп! Похвалить себя можно и позже, в сугубом одиночестве, он же еще и скромный, как хаффлпаффец, правда? Хм.
   - Конечно. - С улыбкой произнёс Поттер и гордо задрал нос в потолок. - Даром я, что ли, пароли и повороты всех этих ходов наизусть заучивал??
   - "Сладкое королевство"... пароли... тайный ход... - Задумчиво проговорила Гермиона, и на дне ее глаз явно начали разгораться искры любопытства. Девочка обвела друга и его приятеля прищуренным взглядом и произнесла, без единой вопросительной нотки в голосе. Утвердила, можно сказать. - Вы мне все расскажете.
   - Да не вопрос. - Сразу согласился зеленый. - Итак, слушай. Вначале было Слово...
   - Корпи... - Укоризненно покачал головой Поттер, пока Гермиона сверлила домовика недовольным взглядом. - Может, оставим пока шуточки?
   - Устами твоими, сегодня Сила сама говорит, юный падаван. - Полуприкрыв глаза и покачиваясь на месте, проговорил домовик, опираясь ладонями на неизвестно откуда взявшуюся корявую палку. Преображение Корпи было таким стремительным, что Гермиона сначала даже опешила. Но уже спустя мгновение, девочка взвизгнула, и перехваченная ею за медный замок, "История Хогвартса" со свистом разрезала воздух в том месте, где только что находился Корпи. Но ушлого домовика там не оказалось. Услышав смешок за своей спиной, Гермиона молниеносно развернулась и, схватив книгу для верности двумя руками, занесла увесистый том над головой. Палка в руках Корпи внезапно оказалась перехвачена им словно меч и, засветившись насыщенным зеленым светом, угрожающе загудела. Гермиона икнула. П-перебор!
   - Стоп! - Эхо от крика Гарри, испуганной птицей заметалось под сводчатым потолком кабинета. Противники замерли, смерив друг друга недоверчивыми взглядами и, осторожно сделали по шагу назад, медленно опуская "оружие". Поттер потер виски и выдохнул. Пора бы запомнить, что там где появляется этот домовик, рано или поздно обязательно начинается дурдом. К этому просто надо привыкнуть и никогда, никогда-никогда не забывать. Даже на секунду. Вот. А сейчас нужно глубоко вдохнуть, вы-ыдохнуть и... Все. Теперь можно говорить, не опасаясь сорваться на крик... или хохот. - Корпи, ты хочешь отвести Гермиону сейчас?
   - Думаю, да. Конечно, можно было бы подождать до выходных, но... кто знает, что взбредет в голову тому же Дамблдору или Снейпу? - Как ни в чем не бывало, кивнул домовик.
   - Директору Дамблдору и профессору Снейпу. - Поправила его педантичная Гермиона, одновременно пытаясь понять, куда исчез "световой меч", только что красовавшийся в руках Корпи.
   - Это для тебя. А по мне, так их и мистерами называть, слишком жирно будет. - Отмахнулся домовик и обратился к Гарри. - Ты записку напиши, а то ведь, хозяин с Гермионой знаком, только по твоим рассказам...
   - Верно. - Чуть замявшись, кивнул Гарри и, выудив из сумки блокнот с ручкой, украшенной недлинным белоснежным пером, позаимствовавнным у Хедвиги, принялся строчить ненужное им письмо. Всего пара строчек с кратким объяснением и вырванный листок перекочевал в руку домовика.
   - Перьевая ручка, Гарри? - Удивленно проговорила Гермиона, заметив золотистый блеск пера. - А я все не могла понять, почему у тебя вдруг улучшился почерк! Ты ведь не ходил на занятия декана...
   - Занятия? - Нахмурился Поттер.
   - Э-э... ну да, в прошлом году, профессор Макгонагл провела несколько занятий для маглорожденных... так сказать, краткий курс маговедения. Очень краткий, правда. Там, нас и учили правильно пользоваться перьями - Недоуменно проговорила Гермиона. - А что?
   - Просто замечательно. Интересно, почему я ничего об этом не слышал? - Невесело хохотнул Гарри.
   - Ну, всем маглорожденным присылали приглашения... - Тут Гермиона нахмурилась и, прищелкнув пальцами, договорила. - Вот оно. У тебя же родители - маги... были... поэтому тебя и не записали на занятия.
   - Ну да, конечно. И то, что я узнал о существовании магии только за месяц до поездки в Хогвартс, конечно, не является основанием для включения меня в список. - Ядовито прокомментировал Гарри. - Порой мне кажется, что у волшебников логика отсутствует, даже просто как понятие.
   - Злоба на темную сторону Силы ведет, падаван. - Корпи легонько ударил Гарри кулаком в плечо и, ухмыльнувшись, договорил, - к тому же, учитывая одну непрореженную библиотеку, тебе грех жаловаться на свои знания о волшебном мире, разве нет?
   - Ты прав, Корпи. - Хмыкнул Гарри. - Проблемы с логикой - повод не для злости, а для жалости.
   - Так держать, мистер Поттер. А сейчас, нам пора. Встретишь нас с мантией, через полтора часа у Одноглазой ведьмы. - Кивнул домовик и повернулся к Гермионе, искры любопытства в глазах которой, уже обратились в самое настоящее пламя.
   - Библиотека? - Проговорила гриффиндорка, но была тут же схвачена за руку домовиком, а в следующую секунду тот стал невидимым и... уверенно потащил её по коридорам старого замка, куда-то вниз. А спустя десять минут, они уже были каком-то темном и низком коридоре. Низком, по сравнению с хогвартскими, конечно.
   - Идем-идем, книгозависимая ты наша. - Корпи потянул девочку за собой. - До отбоя не так много времени, а работы у мастера с тобой, будет немало, как мне кажется.
   Через несколько минут они достигли двери в помещение, заставленое разнообразными коробками, коробами, бочками и корзинками. В воздухе витали замнчивые ароматы кондитерской. Хлоп!
  

* * *

   Знакомство с мистером Бодрагери запомнилось Гермионе, наверное, на всю жизнь. Старый друг Карлуса - деда Гарри Поттера оказался живым и подвижным человеком, габаритов профессора Флитвика, и... Гермиона не могла этого не отметить, его домовик очень походил своим поведением на хозяина. Хотя, конечно, сам Бодрагери был все-таки серьезнее... Что не мешало ему болтать даже во время работы.
   - Скажите, мистер Бодрагери, а откуда ваш Корпи знает о "Звездных войнах"? - Не удержалась от вопроса гриффиндорка, сразу по окончании сеанса "мозгоправства", по меткому выражению хозяина дома - обычной лондонской квартиры, из окна которой можно было даже увидеть Тауэр, на той стороне Темзы.
   - Он просто помешался на этих магловских движущихся картинках. Вон, даже ящик этот пришлось купить. А уж сколько сил ушло на его защиту от волшебства... - Хозяин дома со вздохом кивнул на незамеченный гриффиндоркой маленький телевизор в углу комнаты, одновременно подливая Гермионе чай, и задумчиво договорил. - Если б сохранилась привязка к домашнему алтарю, у него бы и времени не нашлось на подобную ерунду. Сохранение баланса волшебства в доме - дело хлопотное, знаете ли. Да и вел бы он себя как подобает приличному домовику, а не пересмешничал. Но, как видите, квартира эта, далеко не волшебный дом, воспитавший десятки поколений магов, так что, у Корпи и забот всего ничего. Пыль протереть, да обед приготовить. Так-то. Вот и шалит, как хочет.
   Тут, изрядно притихший и даже как-то побледневший домовик, как раз поставивший на стол блюдце с печеньем, и вовсе прижал уши, после чего вопросительно зыркнул на хозяина и, получив кивок, молча исчез.
   - Волшебный дом? Баланс? - Подалась вперед Гермиона и Бодрагери тихонько захихикал.
   - Ох, прав был Гарри, мисс Грейнджер. Вы такая же любопытная, как и он сам... - Покачал головой маг и, бросив взгляд на громко тикающие часы, вздохнул. - Но время уже позднее, и вам пора возвращаться в Хогвартс. Ну, не хмурьтесь. Вот что... на каникулах, мы с Гарри будем ждать вас и ваших родителей в гости, в имении Поттеров, там у нас будет уйма времени для разговоров. Как вы на это смотрите?
   - Э-э...
   - Отлично, ближе к Рождеству я пришлю вам портключ. А сейчас, думаю, пора прощаться. Всего хорошего, мисс Грейнджер, Корпи доставит вас в Хогвартс. - Скороговоркой проговорил Бодрагери и, улыбнувшись, вышел из комнаты. А на его месте тут же возник абсолютно довольный жизнью домовик.
  

* * *

   Выходной первый, в смысле, суббота. Я сижу в кабинете Дамблдора, присматривая за своим подопечным. Конечно, здесь присутствует Сириус, но доверить Гарри еще не оправившемуся после Азкабана Блэку, я не могу. Один конфундус и новоявленный лорд уже никак не помешает директору устроить тотальный шмон в головах обоих посетителей. А то и "лишние" мысли почистит, оставив лишь собачью преданность и фанатизм. Нет уж, на фиг. Нет, вообще-то, можно было бы, конечно, установить им щиты, вроде того, что я поставил этой забавной девочке с гипертрофированной тягой к знаниями. Но... всегда и везде, это проклятое "но". Во-первых, такой щит не панацея и если Большой Шмель вложит в атаку хотя бы четверть имеющихся у него сил, щит осыплется, как карточный домик... параллельно, погрузив носителя в летаргический сон. Да, информация будет сохранена, но выводить носителя из такого состояния, это адский, каторжный труд.
   А во-вторых, я хочу, чтобы они сами научились защищать свое сознание, что с установленной извне защитой просто невозможно. Я бы и Грейнджер подтянул к этим занятиям, но честно говоря, у меня пока просто нет на нее времени. Но я клятвенно пообещал Гарри, что к исходу следующего лета, она будет уметь защищать свое сознание от всяких несознательных элементов. Каламбур, однако. Что ж, Доббийода сказал, Доббийода сделал. Обещание я сдержу, заодно и к девочке присмотрюсь. Должен же я знать, на кого мой подопечный уже положил свой вооружённый оптикой глаз, правильно?
   Вопреки опасениям, Дамблдор так и не заинтересовался стычкой моего подопечного с Малфоем-младшим, очевидно удовлетворившись докладом кошкодекана Гриффиндора... и, может быть, допросом пад... прошу прощения, патло, конечно же, патлодекана Слизерина. Что ж, оно и к лучшему, значит, мне не нужно отвлекаться на совершенно неуместные телодвижения. Да и контроль за текущей беседой можно ослабить. У меня есть задачка поинтереснее... Какая? Дневник. Чертов артефакт мэйд бай Волдиморда... ожидаемо принесенный в Хогвартс одной рыжей малолеткой, и сейчас подрабатывающий школьным психологом на полставки.
   А Малфой молодец, знатную свинью подложил... И ведь как вывернулся, а? И недругам насолил, и задание Дамблдора выполнил так, что бородато-колокольчатому придраться не к чему. Ну, если не обращать внимания на то, что старшие Уизли - это креатура Дамблдора, и "обижать соратников нехорошо". С другой стороны, подобное напоминание было бы больше похоже на нытье, даже если бы он высказал свое "фи" Малфою, изобразив строгого, но справедливого деда, выговаривающего непутевому внуку за разбитое мячом окно... Хотя...
   Ладно, не суть. Сейчас, у меня есть о чем подумать и помимо уловок ушлого белобрысого лорда. Казалось бы, что может быть проще кражи тетрадки из гриффиндорской девчачьей спальни, для домовика, тем более, такого "продвинутого", как я? Облом. Как выяснилось, хогвартские домовики не имеют ничего против визитов сородичей, но любая попытка постороннего домовика прибрать с собой хоть что-то, уходя с территории замка, обречена на провал. Рядом тут же оказывается, как минимум, пять-шесть хогвартских служак, а дальше... дальше как повезет. Я, например, отделался предупреждением... на первый раз. Это было, когда я попытался без спроса забрать с собой, для замены, сломанную неугомонным Рональдом перьевую ручку моего подопечного. Ну как, сломанную? Этот де... достойный сын своего отца, решил посмотреть, что находится внутри корпуса ручки и разобрал ее, умудрившись где-то посеять перо. Естественно, никакое "репаро" в этом случае не поможет. А "акцио" второкурсники не изучают. М-да...
   Вообще-то, можно было бы попросить Гарри, призвать это самое пёрышко, но увы и ах, основная сложность заклинания в том, что оно призывает лишь хорошо знакомые волшебнику предметы. Собственно, как я понимаю, именно поэтому в ещё не случившемся Турнире Четырех Самоубийц, никто из участников не использовал "акцио" ни на золотом яйце в первом испытании, ни на самом кубке - в третьем. Я же этого пера и подавно не видел, а призывать абы что в Хогвартсе... ну его на... я чту уголовный кодекс и технику безопасности. Тут и саму ручку в ремонт забрать - проблема. Хорошо еще, что сделать это, мне пришло в голову ночью, и в гостиной Гриффиндора не было ни одного ученика. Пришедший на выручку, Гарри долго хихикал, когда увидел окруживший меня хоровод домовиков, дружно пищащих что-то о недостойных ворах. Ему смешно, а у меня от лопотанья этих недоумков, голова кругом. Еще немного, и зажарил бы к чертям всю эту ушастую кодлу, разом.
   Хм. Итак. Дано: Для меня недосягаем дневник, а для Гарри недосягаема комната, в которой он находится... горку вместо лестницы для мальчишек, желающих попасть в женскую часть гриффиндорской башни, еще никто не отменял. Но ждать, пока рыжую начнут грызть стра-ашные подозрения, а в больничном крыле появятся первые скульптурные композиции, не дело, а значит и вариант с изъятием выброшенного ею в туалете дневника, не катит... Выходит, остается только брать тетрадь на перевозке... то есть, переноске. И ведь не призовешь его. Точнее, трансгрессировать дневник к себе, я бы смог, если бы пошарил по мозгам девчонки, но ведь по его следу тут же кинутся эти ушастые ДНД-шники. Как же, кто-то украл имущество ученика, да еще и уволок его черт знает куда! Налетят, опять поднимут хай до небес. И что? Отправлять их всех на тот свет, как ненужных свидетелей? Благодарю покорно. Я хоть и не испытываю пиетета перед неповторимостью и уникальностью жизни любого разумного, но и желанием устраивать тотальный геноцид домовиков, тоже не горю.
   Хорошо, допустим, дневник можно изъять у седьмой Уизли прямо из сумки, где-то между занятиями, вообще не применяя магии... Вполне возможный вариант. Вот только боюсь, я у домовиков уже "на карандаше", а значит, когда я наведываюсь в Хогвартс, они за мной... скажем так, присматривают. Не уверен, но допускаю. Можно было бы, конечно, поиздеваться над вывихнутыми мозгами такого "присматривающего", но в случае, если он окажется не один, я спалюсь.
   Отсюда, вопрос: как убедить Гарри проделать этот фокус, учитывая, что он шарахается от рыжей, как монах от блудницы... впрочем, если вспомнить т о г о Поттера, ха! В этом нет ничего удивительного.
   Но самое сложное даже не это. Я просто не представляю, как объяснить Гарри, зачем мне понадобилась эта старая черная тетрадь... И что же мне остается? Только авантюра...
   Я отвлекся от своих размышлений и взглянул на поднимающихся с дивана в директорском кабинете, Поттера и Блэка. Дамблдор, как всегда "мерцает" глазами... ратьер ржавый. Вот только в эмоциях у него совсем не та радость, что демонстрирует физиономия. Точнее, радостью там даже и не пахнет. Трижды Дэ очень недоволен сближением своего "Золотого мальчика" и "бывшего заключенного", как он пару раз поименовал Сириуса в только что состоявшемся разговоре. А в отношении самого Блэка, дедушка всея волшебныя Англия испытывает презрение и... сожаление? А, это он жалеет, что Сириус не сдох в Азкабане, ну что за чудо-дедушко... честное слово. Смотришь на него, и душа радуется... Тьфу, бисова сила.
   Гарри нырнул в камин следом за Блэком, а в следующую секунду в зев полетела еще одна порция летучего пороха... Хм, а это идея. Обдумаю на досуге.
   - Северус! - Сейчас в голосе Дамблдора не было и намека на добродушие, которым он просто-таки обливал своих недавних собеседников. - Зайди ко мне.
   Интересно. Снейпа я так близко еще не видел. Стоит полюбопытствовать...
   - Директор? - Вышедший из камина зельевар, с кислой миной кивнул Дамблдору. Не знаю, кто придумал, что он похож на летучую мышь... скорее уж на неухоженого поднятого покойника... недавнего. Бледное пористое лицо с огромным шнобелем, тусклые глаза... м-да, эка его жизнь помяла-то, а?
   - Присаживайся, Северус. Чаю? - Дамблдор, успевший устроиться в своем троноподобном кресле, повел рукой и на стол приземлился поднос с чайными принадлежностями, среди которых ярким пятном выделялось блюдце с засахаренными лимонными дольками.
   - Нет. - Снейп смерил оказавшуюся перед ним исходящую ароматным паром фарфоровую чашку таким взглядом, словно смотрел на нечто совершенно отвратительное. Понимаю, я тоже терпеть не могу ароматизированный чай. А угощение Дамблдора, судя по ядреному запаху, на девяносто процентов состоит именно из ароматизаторов... - Зачем вы меня позвали, Альбус?
   - О, обычные школьные дела, мальчик мой. - Беспечно пожал плечами Дамблдор, вот только чувства его явно говорили о том, что старик, прямо-таки наслаждается, доводя и без того дерганного зельевара до кипения. - Минерва говорила, что один из учеников твоего дома получил от нее взыскание. Ты выяснил, в чем дело?
   - Вы не доверяете своему заместителю? - Скривил губы в подобии усмешки, зельевар.
   - Но это же твой ученик. - Ответная улыбка Дамблдора была более открытой, но куда менее искренней.
   - Мистер Малфой признал свою вину. - Отказавшись от дальнейшей пикировки, процедил Снейп.
   - Неожиданно, а, Северус? Впрочем, оставим это. - Дамблдор задумчиво погладил свою бороду и тяжело вздохнул. - Меня, куда больше беспокоит другой ученик.
   - Позвольте угадаю: Поттер. - Хмыкнул зельевар.
   - Да, Северус, да. Именно, Гарри Поттер. - Покивал директор. - Он был здесь, только что. И ушел в гости... к Сириусу Блэку.
   - Достойная компания для этого выскочки. - Пожал плечами Снейп. - Причем здесь я, Альбус?
   - Я хочу, чтобы ты присмотрел за мальчиком.
   - Вы не доверяете Блэку? - Левая бровь зельевара удивленно приподнялась.
   - Северус, он только что из Азкабана, его сознание нестабильно. Кто знает, что он может выкинуть?
   - Зачем же вы отпустили с ним Поттера?
   - Они нужны друг другу, мальчик мой. - Печально вздохнул Дамблдор. Ну, прямо, Мать Тереза, чтоб его черти укачали! - Кроме Сириуса у Гарри нет близких людей, как, впрочем, и у самого лорда Блэка.
   Глаза Снейпа, до этого момента тусклые и невыразительные, вдруг сверкнули. Ох ты, никак господин зельевар завидовать изволят? А... нет. Это не зависть. Злоба, да, но не зависть. Интересно...
   - Директор, я правильно понимаю, что вы желаете отправить меня в дом Блэков? - Тихо и медленно проговорил Снейп, едва его злость чуть утихла.
   - Прости, Северус. Я понимаю, что тебе подобные места не нравятся, но у меня просто нет иного выхода. Не Хагрида же туда отправлять, в самом деле. - Сочувствующе улыбнулся директор.
   - Замечательно. - Снейп скривился и, поднявшись с кресла, шагнул к камину. - Адрес, директор.
   Снейп в доме Блэков... На два выходных дня. Хм. Звучит, многообещающе...
   Зеленое пламя с ревом взметнулось в зеве камина и тут же резко сжалось, почти мгновенно превращаясь в огромного, словно сотканного из изумрудного огня пса, удивительно похожего на пресловутого Гримма. Снейп попятился от шагнувшей к нему из камина угрожающе скалящейся псины, и чуть не упал, споткнувшись о стоявший за его спиной стул. Дамблдор с нескрываемым удивлением наблюдал за происходящим, и вмешиваться, кажется, не собирался.
   А пес, тем временем, подошел вплотную к зельевару и, неожиданно встав на задние лапы, уперся передними в его плечи. Над мантией, зачарованной от повреждений некоторыми весьма едкиме составами, поднялся темный, отвратительно пахнущий дымок, и пес, оказавшись лицом к лицу с изрядно перепуганным зельеваром, ощерился.
   - Заперто! - "Охранник" рявкнул голосом Сириуса так, что Снейп охнул и осел на тот самый стул, о который только что споткнулся. А пес, ухмыльнувшись (Северус мог в этом поклясться!), развернулся и моментально исчез в камине.
   Ну-ну, а вы думали, все будет так просто, господин директор? Поездили по ушам бедному бывшему сидельцу и малолетнему волшебнику-недоучке и все, дело в шляпе? Ха. Два раза.
   Я с удовольствием полюбовался на растерянное лицо зельевара и задумчивое выражение физиономии Трижды Дэ. После чего, тихонько слинял из кабинета директора. У меня же еще столько дел, столько дел!
  

* * *

   - Что это было? - Обычно непроницаемо-черные глаза зельевара уставились на Дамблдора с таким неописуемым выражением, какого, пожалуй, в жизни не видел, не только директор Хогвартса, но вообще ни один человек, включая Волдеморта. Ну, если последнего, конечно, еще можно отнести к виду хомо сапиенс.
   В ответ, директор механически сжевал очередную конфету из своего поистине неисчерпаемого запаса сластей и вздохнул.
   - Кхм... Магия, Северус. У старых семей много странных секретов... - Вот только несмотря на то, что эти слова были абсолютно в стиле старого волшебника, растерянность в его голосе напрочь убивала обычный, производимый подобными "глубокомысленными" фразами эффект мнимого всезнания светлейшего директора. Но привычка, есть привычка...
   - Альбус. - Снейп взял себя в руки и недовольно скривился. Бессмысленные замечания директора выводили его из себя. - Может, вы забыли, но я довольно долго и весьма плотно общался с этими самыми "старыми семьями" и могу вас заверить, камины их домов не охраняются разумными огненными элементалями уровня Адского Пламени!
   - Мальчик мой! Но ведь все обошлось, не так ли? Я уверен, Сириус не хотел причинить тебе вре... -Дамблдор наткнулся на совершенно убийственный взгляд зельевара, и умолк.
   - У меня дежавю, или вы действительно сейчас сказали именно то, что я услышал? - В тихом голосе зельевара змеями зашипел сарказм и директор понял, что его подчиненный окончательно пришел в себя... или вышел. Со Снейпом, в этом никогда нельзя было быть уверенным на сто процентов.
   Впрочем, самому Дамблдору тоже стоило думать, прежде чем выдавать эту фразу своему карманному Упивающемуся, который, в последний раз слышал ее в тот самый день, когда заработал себе ликантропофобию... благодаря все тому же Блэку! Два прокола за полчаса... Неужели это старость, Альбус?
   - Хм. Северус, я еще раз настоятельно прошу тебя оставить прошлое в прошлом. - Дамблдор нахмурился, на что зельевар только фыркнул, поднимаясь со стула и, резко развернувшись, так что черная мантия хлопнула его по ногам, скрылся за дверью.
   Если что-то и бесило Северуса Снейпа в нынешнем директоре Хогвартса больше, чем его неистребимая тяга к кукловодству, то это маска доброго дедушки, эдакого святого всепрощенца... и ладно бы Дамблдор его только изображал! Не-ет, великий Альбус заигрывался своей ролью настолько, что еще и окружающих пытался "наставить на путь истинный". А уж сегодняшняя его попытка проповеди, и вовсе из ряда вон! И о ком?! О Блэке! Мордредовом, чтоб его дементор поимел, Блэке! Опять!!! Точно, маразм.
   Сбежав из ненавистного кабинета и от его сладкоречивого обитателя, Снейп промчался по коридорам, направляясь в свои подземелья, и от привычного вида шарахающихся от его развевающейся мантии учеников, зельевару стало невыразимо тошно.
   Хлопнув дверью личных апартаментов, так что вздрогнул гобелен, висевший в коридоре напротив нее, Снейп еще успел заметить краем глаза, промелькнувшую у входа в гостиную его факультета, фигурку какого-то ученика и презрительно хмыкнул. Через пять минут, все змейки будут в курсе, что их декан не в настроении, а значит, будут сидеть тише воды, ниже травы, и ему не придется вытаскивать их никчемные задницы из очередных передряг, выполняя данные их родственничкам обещания. Уже хорошо. Но как же достали эти детишки! О, если бы не обещания...
   Зельевар призвал из шкафа бутылку огневиски со стаканом, и устало повалился на продавленный диванчик в углу комнаты. Витиеватый жест волшебной палочки и ярко полыхавший камин, напротив которого он сидел, затянуло серой непрозрачной пленкой. Меньше всего на свете Северус хотел, чтобы сейчас его кто-то беспокоил. Что бы ему не сулили и не обещали... Все к Мордреду! Всех к Моргане! К Мерлину в зад и Артуру на... Кхм.
   Щелкнула пробка, и в стакан ударила струя огневиски. Сделав глоток обжигающей жидкости, профессор уставился незрячим взглядом в зев заблокированного камина.
   О да... мордредовы обещания, обеты и клятвы, связавшие его по рукам и ногам и приделавшие к ним крепкие веревки, за которые так удобно дергать всяким белобородым ублюдкам и напомаженным хлыщам с гаденькими ухмылками... Удавиться, что ли? Так ведь и после смерти покоя не будет... клятвы надежно запрут его в теле призрака, по крайней мере, до тех пор, пока он их не выполнит... И если с охраной нынешних учеников Слизерина, эта бодяга затянется всего на несколько лет, то есть до их выпуска, то... Поттер! Опять этот мордредов Поттер! Долг жизни, отягощенный клятвой беречь жизнь этого очкастого идиота, сына идиота и крестника самой большой сволочи Хогвартса на все времена... за исключением Дамблдора, естественно.
   Северус сделал ещё один долгий глоток... точнее, попытался, но тут же выплюнул огневиски горящей струей, изображая дракона. Чудовищная мысль врезалась в мозг уставшего и задерганного зельевара, подобно бладжеру. А если он, со своим феноменальным везением проживет лет триста?! Не Дамблдор - Поттер!
   Стон охреневшего от такой перспективы декана самого хитрого факультета самой лучшей школы Волшебной Англии, разнесся по покоям, и оборвался на предельно высокой ноте, взбудоражив все подземелья и заставив старшекурсников Слизерина судорожно накладывать все известные им щиты на вход в свою гостиную. Вой неизвестного чудовища продирал нутро до костей, и бил по мозгам не хуже дементора! Куда там оборотням!
   - С другой стороны, только представь, какой простор для творчества, а? Призраки практически неуязвимы, так что у тебя появится замечательная возможность не только отравить остаток жизни одного седого манипулятора, но и знатно поиздеваться над сыном школьного недруга... Как тебе?
   Сначала, Северус даже не понял, что эти слова не его мысли, но вот когда до него это дошло... Зельевар, как он думал, не зря считался сильным боевым магом. Одним красивым слитным движением, Снейп сиганул через спинку дивана и, в перекате прогрохотав костями по каменному полу, замер в полуприседе, прикрывшись старым креслом и поводя волшебной палочкой из стороны в сторону. Вот только в комнате никого не было.
   - Ниже смотри, придурок. - Устало вздохнув произнес все тот же голос и Северус на миг выглянул... сбоку от кресла, чтоб не схлопотать чем-нибудь трудноисправляемым в голову. Но этого мгновения ему хватило, чтобы увидеть нечто совершенно необычное. В паре шагов от кресла стоял... стояло нечто. Ростом, гость был вряд ли выше пятилетнего ребенка, но вот его вид... Длиннополый плащ переливающийся ледяными узорами, чем-то напоминающими змеиную чешую. Глухой капюшон, из-под которого сочился вполне явственный черный дым, и ледяная же коса-литовка соответствующего размера, сжимаемая голыми, подернутыми изморозью костяшками.
   - Т-ты кто? - Не опуская палочки, выдавил из себя Снейп и тут же почувствовал, как сердце заходится от беспричинной тоски, а в голове словно воют тысячи плакальщиц. Это было... страшно.
   - Точно, придурок. Смерть я, кто же еще? - Пожало плечами... это.
   - Э-э, уже? - Кое-как собирая мысли в кучку, пробормотал зельевар. Неосознанно, почти инстинктивно он потянулся к разуму гостя, надеясь, что все это еще одна шуточка мордредова Блэка, но... вместо хаотичного набора образов или упорядоченных логических цепей в голове пришельца, разум легиллимента наткнулся... нет, оказался в холодной, безмолвной пустоте... в Ничто.
   - Шустрый, но тупой. - Хмыкнул гость, можно сказать, "за уши" вытаскивая ошеломленного зельевара из того беспросветного мрака, в который тот так неосмотрительно угодил. Из пустоты, которая, кажется, с удовольствием начала затягивать в себя разум экспериментатора.
   Снейп охнул, приходя в себя, чему немало способствовала вдруг ударившая в виски боль.
   - Т-то есть, ты... вы...
   - Да-да, я и есть. Ты ж удавиться хотел, вот я и... - Развела руками... смерть? - Скажем так, несколько поспешил. Но ты ведь не в обиде, нет?
   - А-а, э-э... - Северус сосредоточился. - Подождите... подождите... А почему вы так выглядите... ну... неклассично.
   - Образованный, шустрый. Просто кладезь талантов. И все одному идиоту. Спрашивается, и где справедливость, а? - В порыве, гость взмахнул косой и кресло, за которым прятался зельевар, осыпалось на пол ледяным крошевом. - О. Извини. Это я реквизит сменить не успел. Достала уже эта зажигалка. Сколько лет из-за него туда-сюда мотаюсь...
   - К-какая зажигалка?
   - Он еще и любопытный. - Вздохнул гость. - Да Фоукс этот, чтоб его... Возрождается, сука такая, быстрее, чем я прибываю. Ошибка генетики... И вообще, хорош мне голову морочить. Ты ж вешаться собрался! Вот и давай... того... А уж я косой-то мигом все поправлю, ты и заметить ничего не успеешь. Ну?
   Нынешнее утро, по личной шкале паршивости Северуса Тобиаса Снейпа побило все рекорды. Сейчас, зельевар готов был пережить даже круциатус Темного лорда, если бы эта процедура избавила его от похмелья. Хогвартский домовик, закрепленный за зельеваром, примчался на его слабый стон и, тяжело вздохнув, выставил перед бледным дрожащим хозяином апартаментов, небольшой фиал с очищающим зельем.
   Снейп покосился на него как на врага народа, но... отказываться не стал и принял из рук домовика лекарство. Вздрогнув от предстоящего ему испытания, зельевар, шатаясь, поднялся с постели, скинул измятую одежду и, аккуратно придерживаясь стены, побрел в ванную.
   - Бинки, таз. - Хрипло потребовал Снейп из санузла, после чего раздался характерный бульк. Это зельевар резким жестом опрокинул в себя отвратительное на вкус очищающее.
   Домовик щелкнул пальцами, материализуя в ванной комнате требуемое, и исчез из комнаты, чтобы появиться здесь же, спустя десять минут, для проветривания покоев. Процесс очищения организма, вообще, штука неопрятная и крайне дурнопахнущая, а уж когда очищающее зелье готовит сам профессор, вкладывая в него всю свою подлючесть, злобу и самоуничижение... эффект препарата прирастает вдвое, как и собственно, и ароматы, после его применения. Нюх отбивает сразу, а глаза будут слезиться еще долго. В общем, гений зельеварения, что тут еще скажешь?
   Избавившись от похмелья и приведя себя в порядок, Снейп выполз из ванной и, механически кивнув домовику, притащившему ему свежевыглаженную одежду и завтрак, принялся одеваться.
   Несмотря на отступившую головную боль и отсуствие перегара, зельевар все же ощущал некоторые последствия вчерашней пьянки, а именно, почти полную амнезию. И если бы не требовательно заурчавший от голода, опустошенный зельем желудок, он бы уже принялся за восстановление утерянных воспоминаний, но... голод победил и Северус накинулся на плотный завтрак.
   Отвалившись от стола, зельевар довольно вздохнул и, проследив, как домовик убирает остатки завтрака и наводит порядок в изрядно захламленной после попойки комнате, хотел уж было приняться за восстановление памяти... было, было у него ощущение, что вчера произошло что-то странное... а Снейп не любил странностей, тем более связанных с потерей воспоминаний, но...
   - Господин Снейп. - Домовик оказался рядом с задумавшимся зельеваром и протянул ему нечто обугленное, смутно напоминающее то ли книжку, то ли тетрадку. Но кто и как мог довести приличную вещь до такого состояния, хозяин покоев даже представить не мог. Он даже журналы со статьями этой сволочи Белби всегда аккуратно сжигал в камине. Дотла. А здесь... вандализм какой-то, не иначе.
   - Что? - Скривился Северус, брезгливо рассматривая то, что держал в руках домовик.
   - Господин зельевар, это испорченная плохая вещь... ее не было у Снейпа сэра, раньше. - Затараторил Бинки.
   - И? - Не понял Снейп. Все-таки, даже несмотря на зелье, голова его соображала пока еще не так резво, как обычно. Остаточное явление.
   - Бинки должен сообщить директору сэру. Вещь, о которой он спрашивал, сломалась. Директор Дамблдор, сэр, должен знать об этом. - Хлопнул ушами домовик, перетаптываясь на месте.
   - Подожди-подожди, Бинки. - Махнул рукой Снейп, начиная лихорадочно обдумывать ситуацию. И чем больше он о ней думал, тем меньше ему нравилось происходящее. Вот только Бинки не было никакого дела до проблем зельевара, и он с хлопком исчез.
   - Мордред! - Снейп поморщился. - Не успел... Надо срочно вспомнить, что вчера было.
   - Северус! - Неизвестно кем и когда разблокированный камин полыхнул зеленью, и зельевару не оставалось ничего иного, как идти к Дамблдору, так и не восстановив воспоминания о прошедшем дне. Он снова не успел.
   Сегодня просто какой-то день тормозов! Стоило Снейпу вывалиться из камина в кабинете Дамблдора, как он тут же схлопотал мощнейший петрификус, следом зельевара в один момент упаковали в целый кокон из тросов и, наконец, угостили фирменной легиллименцией от сильнейшего светлого волшебника столетия. А таран у председателя Визенгамота тот еще. В миг мозги через уши вытекают, Лорду до такой мощи грести и грести...
   Спустя десять минут, экзекуция закончилась и директор, вновь приторно заулыбавшись, наконец освободил профессора от пут и, усадив его в кресло, тут же споил бедолаги целый чайник своего ароматизированного распаренного веника, по какой-то причине считающегося чаем.
   - Извини, Северус, но когда домовик притащил мне эту гадость, и сказал, что нашел ее в твоих личных покоях, - указующий перст ткнул в сторону лежащих на подносе, под зачарованным стеклянным колпаком, обугленных остатков тетради, - я слишком переволновался. Скажи, у тебя нет подозрений, кто именно мог принести к тебе в комнаты эту мерзость?
   - Нет, директор. - Своим длинным носом, Северус очень четко почуял запах жареного и мысленно порадовался пьяному провалу в памяти. К тому же, пойманный на вранье, благодаря оговорке Бинки об осведомленности Дамблдора о наличии в школе темного артефакта, директор заставил зельевара тут же перейти в боевой режим... Мозг Северуса, наконец, перестал тормозить, и заработал в полную силу.
   - Жаль... - Деланно вздохнул Дамблдор и заговорил наставительным тоном. - Вот видишь, что может произойти, если потакать своим слабостям, мальчик мой? Если бы ты не провел эти сутки в обнимку с бутылкой, мы бы могли узнать много нового...
   - Не сутки, а вечер, Альбус. И если бы не ваше всепрощение, - вздернул подбородок Снейп, - мне бы не пришлось заливать свои воспоминания огневиски...
   - Ну, прости старика. Я, честно говоря, думал, что ты давно пережил те события и почти забыл о прискорбном случае в Визжащей хижине. - Развел руками директор и, покосившись на разрушенный артефакт, вдруг невпопад вздохнул. - Ах, Том, что же ты наделал...
   - Альбус? - Прищурился Снейп, но директор только махнул рукой.
   - Иди Северус, иди. Мне еще нужно поработать с этой... вещью. Может быть, она сможет рассказать мне хоть что-то...
   - Хорошего дня, директор. - Хмыкнул Снейп, покидая кабинет Дамблдора.
   Первой мыслью зельевара, едва он вышел в коридор, была идея нажраться по-новой. Но, поразмыслив, Северус отказался от нее. Еще успеется, когда он восстановит свои воспоминания. Отчего-то Снейп был просто уверен, что в результате обретения утерянной памяти, его рука обязательно потянется к бутылке. Интуиция, ага.
   Добравшись до своих апартаментов, Снейп открыл дверь и... застыл в полном ошеломлении. Создавалось впечатление, что Бинки и не думал убираться в гостиной. Тут царил полный кавардак!
   - Хм, извини за беспорядок, Сев. - Веселый голос, раздавшийся откуда-то из-под рабочего стола зельевара, пробудил в декане Слизерина какую-то непонятную злость. Словно этот голос ему знаком, и его автор не вызывает у Снейпа никаких положительных эмоций.
   Но тут, хам выбрался из-под стола и, увидев его маленькую фигурку в плаще и капюшоне, Северус охнул. Воспоминания вернулись в полном объеме, молотом ударив по мозгам, и без того пострадавшим, вчера от пьянки, а сегодня от легиллименции светлейшего директора. От накатившего ужаса, сальные волосы зельевара зашевелились и встали дыбом. Они бы может еще и поседели, но впитавшиеся в них пары тысяч разнообразных зелий давно и навсегда закрепили, как цвет патл бывшего слизеринца, так и их внешний вид.
   - Ты-ы?!
   - Я, я. Чего орать-то? - Пожал плечами Смерть.
   - Что ты... зачем... здесь... - Заикаясь, выдал Снейп, но собеседник, кажется, вовсе не обратил никакого внимания на состояние хозяина покоев. Он по-прежнему крутил головой, словно в поисках потерянной вещи, да время от времени пинал сваленные на пол книги, словно надеясь обнаружить искомое под одним из томов.
   - Слушай, ты здесь мою косу не видел, а? - Невозмутимо спросил Смерть и так же спокойно пояснил, отшвыривая куда-то в сторону и без того пострадавшее кресло, - посеял где-то, теперь найти не могу. Представляешь? Хотя-я... стоп. Вспомнил. Ну-ка, иди сюда.
   - Не-не... - Попятился зельевар.
   - Чего, "не-не-не"? - Возмутился гость, вальяжно подходя вплотную к декану Слизерина. Подпрыгнул и, когда Снейп уже готов был распрощаться с головой, Смерть одним движением отцепил от отворота его мантии миниатюрный значок в виде косы. - Вот она, моя хорошая... Ну и нажрались же мы с тобой, камрад Северус. Хорошо еще, я догадался тебя значком стажера снабдить, а то ведь, Эйп мог и сдать. Он у нас, знаешь какой педант, у-у-у! А там, стерли бы тебя из реальности, как ненужного свидетеля, и амба. Да и мне могло достаться...
   - Так это что, все правда? - Тихо проговорил Снейп, усаживаясь на диван и потеряно глядя на гостя, стоящего в центре комнаты и ласково поглаживающего костяшками полированное древко косы. Услышав голос зельевара, балахонистый гость отвлекся от любования своим рабочим инструментом.
   - Если ты имеешь в виду нашу пьянку, визит к той рыжей за крестражем и поход к василиску, то да... это правда. - Кивнул капюшон.
   - А этот... коллега твой?
   - Тоже. А как ты думаешь, иначе мы попали бы в логово той змеюки? - Пожал плечами собеседник.
   - Ну, для тебя же, вроде, нет преград... - протянул Снейп.
   - Для м е н я, да. Но, ведь ты, не я. Пришлось звать Эйпа, благо он на иностранных языках собаку съел... Спасибо, помог, по старой дружбе.
   - Бре-ед.
   - Ну-ну. - Хмыкнул гость и, к чему-то прислушавшись, развел руками. - Ладно, было приятно познакомиться, мистер Снейп, но мне пора. Дела, знаешь ли...
   Гость замерцал и начал медленно таять в воздухе, под изумленным взглядом декана Слизерина, но спустя секунду, процесс вдруг прервался.
   - И ты это, с алкоголем завязывай, а то ненароком встретимся еще... раньше срока, ага? - С чуть заметным смущением проговорил Смерть... и исчез, оставив у Снейпа стойкое ощущение дурдома.
  

* * *

   Историю с походом в Тайную комнату Гарри вспоминал еще долго и всегда с непременным хихиканьем. Уж очень потешная физиономия была у пьяного профессора Снейпа, когда Корпи притащил в Хогвартс самого Поттера, предварительно трансфигурировав его пижаму в весьма характерный балахон, точно такой же в каком щеголял и сам. Нет, честное слово, ради этого стоило быть разбуженным шебутным домовиком в маскарадном костюме Смерти!
   Разящий перегаром, Северус отшатнулся от материализовавшихся рядом с ним двух балахонистых разновеликих типов, но ощутив исходящую от них морозь, передернулся.
   - Такое впечатление, что в ваши ряды только карлик-иков принимают. - Выдавил из себя зельевар, когда пришел в себя от шока.
   - Вот такой вот наглый стажер пошел, Эйп. Представляешь? - Печально вздохнул Корпи, указывая пальцем на пошатывающегося Снейпа. Гарри, в ответ, только невнятно хрюкнул и явно осуждающе покачал головой. Но тут, Корпи подобрался и, почти ровным шагом дойдя до двери в туалет Плаксы Миртл, распахнул ее настежь. - Не будем терять времени. Вон за тем умывальником, вход в подземелье. Только он под паролем. Ну, ты же у нас полиглот, так что давай. Серпентарго тебе в помощь.
   Гарри, заранее предупрежденный зеленым другом, зачем тот вытащил его в Хогвартс из теплой постели, вполне успешно и без лишней нервотрепки справился с задачей, и не раз. А когда обернулся, чтобы сообщить об открытии очередного прохода, запертого огромной, почти сейфовой дверью, увидел, как сомлевший от количества выпитого, Снейп сползает по стеночке, сопровождая свое движение тихим таким храпом. С присвистом.
   Юный волшебник еле подавил рвущийся наружу смех, но тут Корпи схватил его за руку и сиганул в открывшийся проход, не забыв прихватить и сладко посапывающего зельевара.
   - Значит так, друг мой, - проговорил домовик, едва исполинские ворота с тихим грохотом закрылись за их спинами. - Вон там, за статуей обитает василиск. Наша задача проста и внятна. Приглашаем змею сюда и вежливо... Гарри, повторяю, вежливо, то есть на вы и с пожеланием доброго утра, а не по-гриффиндорски, с матерным криком, просим укусить вот эту тетрадку.
   - В-василиск? Хозяин той шкуры, мимо которой мы прошли? - Резко побледнев, проговорил Поттер.
   - Именно. - Корпи кивнул и, заметив состояние подопечного, покачал головой. - Падаван, страх на Темную сторону ведет. В конце концов, чем василиск отличается от обычной змеи? Вспомни того удава, что уже во второй раз не может добраться до Бразилии.
   - Чем отличается? Ну, не знаю... - Деланно пожал плечами Гарри. - Может размером? Или окаменяющим взглядом... или смертельным ядом?
   - Гарри, если следовать этой логике, то мы с тобой еще страшнее. - Развел руками домовик.
   - Это чем же? - Изумился юный волшебник.
   - Ха. А ты знаешь хоть одного мага, который смог бы уговорить самого Северуса Снейпа сунуться в логово живого и, предположительно, голодного василиска?
   - Но он же пьян!
   - Э-э, стоп-стоп-стоп, а это уже лично моя заслуга... Правда, скажу тебе по секрету, выпивоха из него... - Корпи цыкнул зубом и махнул рукой, отчего его резко повело в сторону. - Так себе, да... Ну что, зовешь змеюку?
   - Хм. А ты уверен, что она меня не съест? - Вздохнул Гарри.
   - Змееуста? Одного из тех людей, что змеи почитают, почти как домовики волшебников? - Корпи фыркнул. - Падаван, если кому-то здесь, при встрече с василиском, и грозит какая-то опасность, то точно не тебе. А уж о нас с Севом, я позабочусь, не волнуйся.
   - Ты уверен? - Хмуро поинтересовался Поттер.
   - На все сто процентов. - Кивнул домовик.
   Сейчас, конечно, Гарри прекрасно понимал, что Корпи наверняка воздействовал на него своей эмпатией, чтобы сподвигнуть своего подопечного на разговор с василиском, но ничуть не обиделся... Ну ладно-ладно, почти не обиделся, но быстро отошел. В конце концов, опасности действительно не было. Вот, если бы рядом с василиском оказался его хозяин, тогда да... У Гарри вполне могли возникнуть проблемы во взаимопонимании с тысячелетней змеей. Но Слизерин давно почил, и Поттеру удалось без проблем уговорить василиска слегка прикусить протянутую ему черную тетрадь, очень похожую на тот дневник, в котором, как Гарри недавно заметил, постоянно что-то строчила Джинни Уизли.
   - И все-таки, ты мог меня предупредить заранее о своей идее. - Хмуро заметил Поттер, когда хвост старого василиска исчез во рту статуи. - А не вытаскивать вот так из постели, да еще с маскарадом!
   - Гарри, я мог бы и сам уничтожить эту пакость, если уж на то пошло. И для этого, мне вовсе не нужно было бы лезть в гости к василиску. - Пожал плечами домовик, устало привалившись к стене, у которой он охранял покой сладко похрапывающего Снейпа и ждал, пока его подопечный вдоволь пообщается со змеей. - Один мощный ментальный удар, и содержимое этого дневника было бы уничтожено в момент, но... чему бы ты в этом случае научился?
   - Хм?
   - Подумай, урок какой извлечь можешь ты из приключения этого? - Опять переключился на стиль Йоды, домовик, но в этот момент Снейп особо сочно всхрапнул, и Корпи покачал головой. - Ну, кроме понимания, какой вред наносит пьянство, конечно.
   - Подумаю. Обещаю. Но, если что... ты же меня поправишь, не так ли? - Подавив невольную улыбку, кивнул Гарри и прищурился. - А теперь, Корпи, расскажи пожалуйста, зачем тебе вообще понадобилось уничтожать эту тетрадку?
   - Квирелла помнишь? - Небрежно поинтересовался домовик, облокотившись на голову Северуса.
   - Ты хочешь сказать, что в этом дневнике скрывался Во-о? - Глаза Поттера расширились настолько, что кажется, стали больше его собственных очков... Конечно, это уже не были те идиотские "велосипеды", но все же, линзы-хамелеоны в новых очках Поттера были не так уж и малы... В общем, зрелище то еще.
   Полюбовавшись на вытянувшуюся физиономию подопечного, домовик кивнул.
   - Ты все правильно понял. Представь, мое изумление, когда я учуял исходящий от рыжей аромат этой пакости? Уж поверь, кто-кто, а Гриффиндор о подобных вещах знал многое, и знания эти, пусть и неполные, но достаточные для понимания сути вещей, он в алтарь вложил, чтобы уберечь род от вымирания. Если б кто из потомков решил сотворить нечто в этом роде, его бы тут же выпнуло из семьи, без всяких сантиментов и возможности прощения. Сухих ветвей в роду быть не должно, так говорил Годрик, а существо, оскверняющее себя и свой род подобными поделками, к воспроизводству неспособно. Закон жизни. Так что, я прекрасно понимаю, что из себя представляет этот артефакт на самом деле. А еще представь, во что бы превратилась рыжая номер семь, увлекшись перепиской с обитателем этой тетради... - Подкинув в ладони изувеченный дневник, сверкнувший потемневшей надписью "Т.М. Риддл" на покореженной обложке, выдал домовик.
   - Что-о-о?! Так это все же та самая тетрадь, в которой она...
   - Переписывалась с духом Волдиморды, да. - Услышав этот ответ, Гарри замолчал на добрых десять минут, но, в конце концов, пришел в себя и даже нашел силы для возмущения.
   - И все-таки, я не понимаю, зачем ты столько всего накрутил с этим дневником. Например, почему не попросил меня забрать его у Джинни...
   - А ты бы удержался от того, чтобы заглянуть в эту тетрадь? Только честно. - Вздохнул домовик и Гарри вынужден был признаться самому себе, что Корпи прав. Даже зная, кому принадлежал этот дневник, он все равно сунул бы свой нос под обложку... Точнее, не "даже", а "тем более"!
   - Но почему именно Снейп?! - Покончив с самокопанием, возопил Поттер.
   - А чтоб веселее было. - Ухмыльнулся домовик и, заметив, как недоволен его подопечный, ткнул его кулаком в бок. - Да не переживай. Я подарю тебе воспоминание о нашей с ним встрече, на Рождество. Получишь море удовольствия, обещаю. А если покажешь этот сюжет Сириусу, он тебя до смерти славить будет, а меня пивом поить. Так что, не забудь. И, кстати, скажи Блэку, я предпочитают стаут.
   - Корпи, тебе когда-нибудь говорили, что ты мерзавец? - Смирившись с сумасшествием домовика, проговорил Гарри.
   - Разве что Кромах, но он так только думает. - Ухмыльнулся Корпи и, подхватив телекинезом Снейпа, кивнул подопечному на дверь. - Открывай, давай, пора завершать нашу эскападу.
   Сгрузив Снейпа в его апартаментах, Корпи доставил Гарри обратно на Гриммо, к Сириусу и отправился отсыпаться... предварительно, наведавшись в одну небольшую комнату. Как бы он не хорохорился, но алкоголь-таки оказывал действие и на йодических ситхов карлсоновской направленности, и сейчас Корпи чувствовал настоятельную потребность отрубиться... либо догнаться. Но с последним порывом домовик справился, просто представив, как он будет выглядеть с похмелья. Воображение у него было неплохое, так что, содрогнувшись и прошептав: свят-свят-свят, Корпи с удобством устроился на огромной кровати, в снятой им под личиной Бодрагери, лондонской квартире и отправился на свидание с Морфеем.
  

* * *

   Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор был в ярости. Нет, на лице величайшего светлого волшебника это никак не отражалось, все-таки он был мастером Окклюменции и Легиллименции, хотя об этом знало куда меньше народу, чем было осведомлено о его мастерстве в трансфигурации и алхимии, но под привычно-сладкой улыбкой, за мерцающим светом глаз, бушевал целый вулкан гнева. А все из-за того, что его надежды на очередное столкновение лбами участников пророчества, были разрушены. Нет дневника, нет и победы над злом! Нет победы, нет героя. Нет героя... и кто станет знаменем борьбы с Темным лордом? Кто героически подставит свой лоб под "Аваду" Тома, подняв своей смертью все население Волшебной Англии на бой со злом, под руководством сильнейшего волшебника столетия?!
  

Глава 5. Главная задача хорошего руководителя.

   Счастье, это когда тебя никто не трогает... а у постели стоит полная банка огуречного рассола. По крайней мере, этим гадким солнечным утром, я считал именно так. И честное слово, у меня были все основания для такого мнения. Все-таки, я несколько переоценил свои силы, когда ударно нагружался алкоголем со Снейпом. Габариты не рассчитал, не иначе.
   А ведь мне еще на Гриммо надо появиться, посмотреть, как там Гарри с Сириусом общий язык находят... Да и объясниться с подопечным по поводу маски Переплута Кощеевича, не помешало бы, пока он не понапридумывал себе черт знает чего. А потом, надо и в Поттерхилл наведаться... посмотреть там, что и как, а то Грейнджер в гости пригласил, а в том, что сам дом на месте, даже не убедился. А еще, там можно учебный класс устроить... подальше от бородато-колокольчатого деда. Но для этого, поместье нужно сначала отыскать. Дергаться самому? Вот уж, нет уж...
   Ладно. План дальнейших действий на ближайшее время, определен. Осталось лишь привести его в исполнение. Но сначала... сначала надо привести в порядок самого себя. Нечего на ребенка перегаром дышать. Дурной пример, это такая штука, да...
  

* * *

   Сириус Блэк пребывал в некоторой растерянности. Сначала, этот новый и откровенно пугающий родственник, вытащивший его из Азкабана, потом откровения из истории семьи, заставившие заткнуться портрет неугомонной матушки, а теперь... крестник, почти ребенок, с которым надо налаживать отношения... Голова наследника семьи Блэк шла кругом. После десятка лет в тюрьме, где каждый день похож на предыдущий, а развлечения обеспечивают разве что крики сумасшедшей сестрички, да визиты дементоров, водоворот событий, кажется, готов был подхватить, закружить и, в конце концов, разорвать несчастного Сириуса на тысячу маленьких гриммов.
   Блэк вздохнул и, тряхнув шевелюрой, двинулся к выходу из спальни, надеясь, что во время поисков крестника, он не нарвется на Кричера. Старый, выживший из ума домовик, своим бормотанием сводил Блэка с ума. А уж его идиотская привычка комментировать каждый шаг хозяина с точки зрения Кодекса Рода, и вовсе заставляла Блэка трястись от негодования. Но поделать он ничего не мог. Домовик, несмотря на свой внешний вид абсолютной развалины, весьма шустро уклонялся от запускаемых в него заклятий... Блэковская школа, что тут скажешь. Был бы он медлительнее, и шансов дожить до нынешних лет у Кричера не было бы... ни одного.
   Аккуратно ступая по скрипучим половицам, Блэк услышал доносящиеся из гостиной тихие голоса, и уже было удивился тому, что Гарри так быстро столковался с Кричером, когда за его спиной раздался тихий хлопок и знакомый, скрипучий не меньше, чем пресловутые половицы, голос начал выговаривать ему о том, как надлежит выглядеть порядочному наследнику древнего рода, спускаясь к завтраку, когда в доме есть гости... Почему упрямый домовик величает его крестника гостем, Сириус понять не мог, да ему и дела до этого не было. А вот то, что Кричеру не нравятся расклешеные джинсы и рубаха-апаш из старых запасов самого Блэка, это уже плохо. Зная натуру подлого существа, стоит наложить на вещи парочку защитных чар, пока они не оказались на помойке или в печке. Сириус недовольно покосился на домовика и вздохнул. Стоп! Но, если Кричер здесь, то с кем разговаривает крестник?!
   Не обращая больше никакого внимания на продолжающего бормотать себе под нос домовика, Блэк ворвался в гостиную... и застыл на пороге. За столом, заставленным чайными приборами, в явно трансфигурированном кресле, выполненном по французской моде шестнадцатого века, то есть с резными черепами, костями и прочими частями скелетов, что вполне подходило к стилю дома на Гриимо, вольготно расположился его самый странный родственник, а напротив него, удобно устроившись на высоком стуле, и весело болтая ногами, попивал чай крестник и внимательно слушал, что говорит ему собеседник.
   - Палочки, палочки... Не пойму, что вы так цепляетесь за эти деревяшки? - Совершенно по-человечески пожал плечами спаситель Блэка, и Сириус тут же отметил, что сейчас от визитера вовсе не несет дементорами... Неужто, он может управлять этим холодом? А гость, тем временем, продолжил. - Вот, давай разберемся, что такое эти ваши любимые указки...
   - Эй, не наговаривай! - Вскинулся крестник, и Сириус обомлел. Так разговаривать с э т и м?!
   - Ну хорошо, хорошо. Тем более, что в чем-то ты прав. - Тут же сдал назад Кощеевич. - Итак. Что тебе известно об этих ук... волшебных инструментах?
   - Одну секунду... - Гарри, одним движением, так похожим на жест его отца, взъерошил и без того пребывающую в полном раздрае шевелюру, сосредоточился и медленно заговорил. - Значит так. Они состоят из двух компонентов - дерева и частички плоти какого-нибудь волшебного существа. Разные палочки хороши для разных разделов магии. Ну, там...
   - Без "ну", пожалуйста, молодой человек. - Лязгнул Кощеевич и у Блэка по спине промаршировал легион мурашек. А крестничку, хоть бы хны!
   - Прошу прощения. - Вздохнул он. - Так вот, они хороши для разных вещей. Какие-то больше подходят для трансфигурации, какие-то для чар, и так далее. Да и еще, разные палочки по-разному откликаются на магию волшебников. Одна и та же палочка может замечательно работать, допустим, у меня, но даст огромное количество ошибок у Рона... - Тут Гарри на миг замолк, но почти тут же улыбнулся. - Хотя, как сказал бы один мой знакомый, ошибка у Рона не в палочке, а в ДНК. Привет, Сириус.
   - Э-э... - Опешивший от такого поворота, Блэк смущенно хмыкнул и вышел из-за портьеры, которая, как ему казалось, вполне неплохо скрывала от болтающей в гостиной парочки.
   - Добрый день, наследник. Извини, что без приглашения. - Развел руками Кощеич. - Но уж больно интересно мне было взглянуть на твоего крестника, а в Хогвартсе, это сделать проблематично.
   - Ты, как Дамблдор. - Вздохнул хозяин дома. - Тот тоже всё обо всём знает.
   - Обижаешь, молодой Блэк. - Усмехнулся гость. - Я круче! Он думает, что знает всё и обо всём, а я знаю!
   - Не понял. - Мотнул головой Сириус.
   - Ну... - Начал было Кощеич, но тут Гарри выразительно приподнял левую бровь и маг поперхнулся. - Уел, мистер Поттер. Так вот, Дамблдор думает, что знает всё, а я знаю, что он так думает, и одно это делает меня мудрее.
   - Философия по утрам... это слишком тяжелая пища, для моего мозга. - Констатировал Блэк, под смешок крестника. - Кстати, о пище... Вы мне чего-нибудь пожевать оставили?
   - Кричер много приготовил. - Кивнул Гарри на стол, и Сириус тут же устремился к свободному стулу. Набив рот тостом с джемом, Блэк хотел было что-то сказать, но выразительные взгляды крестника и гостя, заставили его сначала проглотить прожеванное.
   - А что вы там говорили насчет волшебных палочек и их необязательности? - С любопытством поинтересовался Сириус. Отсидка в Азкабане ясно дала ему понять, что большинство магов без палочек становятся ничуть не могущественнее магглов, так что... интерес был понятен.
   - К... Переплут Кощеевич утверждает, что настоящему волшебнику, палочка как таковая, вовсе не нужна. - Хмыкнул Гарри.
   - Не передергивайте, молодой человек. - Погрозил Поттеру пальцем, гость. - Я говорил, что волшебник должен уметь обходиться без этой указки. Иначе, он не маг, а приложение к волшебной палочке... временами, даже мыслящее, но со скипом, со скрипом.
   - А поподробнее? На чем основывается ваша уверенность, Переплут Кощеевич? - Отвлекшись от рулета, спросил Блэк.
   - Хм. Хорошо. Попробую объяснить, но сначала, подумайте и ответьте, когда вы колдуете этой указкой, какие силы используете?
   - Собственные, конечно. - Пожал плечами Сириус, за что заработал такой сожалеющий взгляд от гостя, что невольно покраснел.
   - Ерунда. Вы используете магию разлитую вокруг вас, в мире. Деревянная часть палочки связывает вас с тяжелой магией флоры, земли и огня, а животная часть с более подвижной, легкой, так сказать, магией фауны, воды и воздуха. Пропуская ее через себя, собирая все той же указкой, вы отдаете эту силу, но уже сформированную ритуалом, воздействующим на окружающую реальность. Конечно, в этом случае расходуется и толика ваших сил, ровно столько, сколько нужно для запуска того самого ритуала. Собственно, для экономии сил и были созданы артефакты ритуалистов. Для некоторых воздействий не хватит и сил какого-нибудь Мерлина, а с палочкой, пожалуйста. Она сама соберет необходимое количество силы, разлитой вокруг, почти не затрагивая личные резервы волшебника. Чистая ритуалистика.
   - К-какая ритуалистика? - Вытаращились Блэк с Поттером.
   - Рисунок-жест и заклятье, конечно. - Пожал плечами Кощеевич. - А все вместе, по-вашему, это что?
   - Ух ты ж еж... - Сириус выдал матерную тираду, отчего гость весело улыбнулся.
   - Ладно пусть так, а что тогда не является ритуалистикой? Насколько мне известно, вся наша магия построена на жестах палочкой и вербальных формулах. - Вспомнив, что Долохов этими фразами наверняка не в любви к дементорам признавался, Сириус поспешил задать свой вопрос, пока крестник не заинтересовался неизвестными словечками. А то, с гостя, кажется, вполне станется перевести эту тираду на английский.
   - И этот вопрос задает мне Сириус Блэк? - Хохотнул Кощеевич. - Про аппарацию напомнить? Про анимагию? Про легиллименцию и окклюменцию? Так ведь это, пусть не семечки, но не такие уж сложные умения. Маг, дорогие мои, не тот, кто ловчее машет указкой или знает больше зубодробительных заклятий, а тот, кто постоянно учится новому, познает мир, развивает себя и свою магию. Свой разум. И если взглянуть на современных представителей Волшебной Англии с этой точки зрения, то придется сделать вывод, что настоящие маги, это магглы. А волшебники погрязли в карикатурном нацизме, превратили искусство в рутинную бытовуху и бессмысленное заучивание никому не нужных формул и взмахов указкой, напрочь забыв о собственном развитии и самосовершенствовании. Променяли горные выси на подземное золото. А это тупик, господа мои. Путь на свалку истории. Вы хотите туда? Тогда... будем учиться настоящей магии?
   Ответом на столь выспренную речь, стали согласные кивки двух воодушевленных волшебников.
   Блэк вздохнул, внимательно рассматривая открывшийся вид. Здесь он не был с самого своего выпуска из Хогвартса. Дом, в котором его с радостью приняли, когда он бежал от своей родни. Поттерхилл. Имение действительно было построено на холме, большая часть которого представляла собой огромный парк. Правда, сейчас он явно пребывал в запустении, да и сам дом выглядел нежилым. Огромные окна первого этажа выглядели черными немыми провалами. Пустота и тишина. А ведь Сириус помнил, каким шумным и веселым было это место.
   Поймав себя на мысли, почти один в один повторяющей его воспоминания о Блэк-хаусе, Сириус невольно фыркнул. Вот уж совпадения... Впрочем, Поттерхил все же отличался от чопорного дома Блэков.
   Здесь всегда были гости. Подруги Дореи Поттер заглядывали сюда, чтобы скоротать вечер за приятной беседой и игрой в бридж. Знаменитый "змеиный клуб", попасться на зуб которому, опасались даже министры и лорды. А друзья Карлуса Поттера всегда знали, что у хозяина дома найдется для них бокал старого вина и пара интересных историй... Да и Джеймс вечно таскал приятелей в Поттерхилл, подчас даже не утруждаясь предупредить родителей о предстоящем "набеге".
   Этот дом не был похож на замок, вроде Хогвартса, не походил он и на дворец, вроде напыщенного владения Малфоев в Уилтшире. И уж совершенно точно он не имел ничего общего с Блэк-Хаусом на Гриммо. Поттерхилл был Домом. Большим, просторным, но уютным и теплым, каким и должен быть настоящий дом, где всегда рады гостям, но не будет пусто и неуютно, когда соберется лишь несколько человек из семьи. Он был таким... двенадцать лет назад, пока смерть не забрала его добрых хозяев, прихватив чуть позже и их сына с невесткой, которую Дорея Блэк-Поттер любила, как родную дочь, которой у нее никогда не было. Да, Лили не была чистокровной, но посмел бы кто-то из родственников или тем более посторонних, вроде Малфоев, сказать при тете Доре, что-то плохое о ее "рыжей дочке"... Хех! Сириус помнил, как неистовая Дорея в один миг смешала с грязью старшего Нотта, "проехавшегося" по гостившей в то время в Поттерхилле, Лили, тогда еще даже не Поттер, а Эванс.
   - Это и есть дом Поттеров? - Голос крестника вывел Блэка из раздумий.
   - Да, Гарри. Именно здесь и жили поколения твоих предков. - Кивнул Сириус.
   - А почему, тогда, мама с папой жили в Годриковой лощине, а не здесь?
   - Хм... Видишь ли... - Сириус на мгновение замялся, но, встретив вопросительный взгляд зеленых глаз, вздохнул. - Они там прятались. Мало кто хочет, чтобы его дом стал ареной для битвы, да и на маленький коттедж наложить защитные заклятья куда проще, чем на такое огромное имение. Тем более, что новые чары пришлось бы... э-э-э состыковавать со старой защитой, а это не всегда получается.
   - Прятались? От Волдеморта, да? - Тряхнул лохмами Гарри. - Значит, они знали, что он на них охотился? То есть... это же не было случайностью, да?
   - Да. Не было. - Кивнул Сириус и, скривившись, добавил. - Извини, Гарри большего я рассказать не могу. Клятва.
   - Ну да, ты же был лучшим папиным другом, он наверняка рассказал тебе о причинах такого... интереса со стороны Волдеморта. - Понимающе кивнул Гарри. И Сириус скривился еще больше.
   - Эм... Я клялся не ему. Дамблдору. Еще тогда... - Теперь скривился не только Блэк, но и его крестник.
   - Знаешь, мне иногда кажется, что директор с ногами влез в мою жизнь... - Вздохнул Гарри.
   - Правильное ощущение, молодой человек. Очень правильное. - Молчавший все это время, Переплут Кощеевич шагнул вперед. - Кстати, в отличие от твоего крестного, я не связан никакими клятвами и вполне могу рассказать, что именно заставило твоих родителей скрываться в Годриковой лощине. Но, сначала, я предлагаю все-таки осмотреть поместье. Думаю, здесь найдется хотя бы одно помещение, подходящее для наших занятий.
   - О... - Гарри задумчиво посмотрел на стоящего рядом Корпи, укрытого мощнейшей иллюзией и вдруг улыбнулся. - Тогда, что мы стоим? Идемте...
   - Только после вас, Гарольд. - Качнул головой его собеседник. - Подозреваю, что чужим людям будет трудно войти в поместье, без разрешения хозяина.
   - Точно. - Кивнул Сириус. - Как пройдешь ворота, обернись к нам. Укажешь палочкой на меня и Переплута Кощеевича и просто скажешь: "Гости дома". И защита нас пропустит.
   - Попробуем. - Гарри легко сорвался с места, и уже через несколько секунд, подбежав к высоким ажурным воротам, толкнул одну из створок. Ворота полыхнули неяркой голубой вспышкой и охотно распахнулись, пропуская внутрь хозяина дома.
   - Гости дома. - Наставив на Блэка и Корпи свою волшебную палочку, звонко произнес Гарри и стоящих перед воротами визитеров на миг объяло такое же голубое свечение, как и ворота секунду назад.
   Но не успели гости войти на территорию поместья, как рядом с Гарри, с легким хлопком материализовалась пара домовиков в чистых ухоженных наволочках. На первом домовике она была ярко-алого цвета, расшитая золотом, а на втором, темно-зеленая расшитая серебром.
   - Динки рад приветствовать хозяина сэра! - Пропищал домовик в гриффиндорских цветах.
   - Тинки рада приветствовать хозяина сэра! - Тут же выдала домовушка в слизеринском наряде.
   - Ой. - Гарри перевел взгляд с домовика на домовушку и удивленно хлопнул ресницами, под веселый смешок Сириуса.
   - Гарри, не забывай, я единственный Блэк, который учился на Гриффиндоре. А вот твоя бабушка, как и положено темной волшебнице, закончила Слизерин. Да и различать их так, куда удобнее, не находишь?
   - Ага. Понятно. - Гарри потер переносицу и вздохнул. - Здравствуйте. Покажите нам имение, пожалуйста.
   - С удовольствием, хозяин Гарри, сэр! - В унисон выдали домовики и, отвесив поклон, двинулись вверх по дорожке, в сторону дома, то и дело оглядываясь. Наверное, чтобы убедиться, что "хозяин сэр" не исчез в неведомом направлении.
   - Хм. А откуда они знают, как меня зовут? - Проговорил в пустоту Поттер.
   - Домовики всегда знают, как зовут их хозяина. Это часть их магии. - Пожал плечами Сириус и удивленно покосился на коротко рассмеявшегося Переплута.
   - Это не их магия. Это магия домашнего алтаря... Вы его, еще родовым камнем называете. - Пояснил он свой смех. - Иными словами, обычная кровная магия. Вполне себе человеческая.
   Дом Поттеров оказался не так, чтобы уж очень велик, но был достаточно просторен, чтобы в нем с удобством могли разместиться человек двадцать. А может и больше. Пересчитать все имеющиеся на втором и третьем этажах дома, спальные комнаты и апартаменты, Гарри не удосужился. Ему вполне хватило уверения домовиков, что все комнаты готовы к заселению, и везде царит полный порядок. Да и не до того было юному волшебнику, если честно. Слова Корпи о том, что ему известны причины охоты Темного лорда за родителями Гарри, заметно взволновали юного волшебника, и теперь он хвостиком ходил за накрытым иллюзией другом, занятым поиском подходящего зала для занятий. Сириус от них не отставал, и был очень удивлен, когда "древний маг" забраковал боевой зал, разместившийся в подвале дома. Так же ему не подошли и заклинательные покои по соседству с залом, где находился родовой камень Поттеров, да и тот, почему-то, не глянулся придирчивому гостю.
   - Для ритуалов, да, замечательные помещения. Но нам нужно нечто совершенно иное. - Коротко пояснил он свой отказ. И вздохнул. - Похоже, придется устраиваться в парадном зале...
   - Хм... вы уверены? - Нахмурился Сириус. Парадный зал, как-то не вязался у него с идеальным местом для занятия магией.
   - Ничего лучшего здесь я не нашел. - Пожал плечами "древний маг". - Идем?
   - Конечно. - Тут же воскликнули Сириус и Гарри.
   Оказавшись в огромном зале, где, как помнил Сириус, Поттеры, под давлением Дореи, соскучившейся по большому количеству гостей, иногда устраивали традиционные балы и приемы, Переплут окинул взглядом гулкое пустое помещение, заливаемое через высоченные окна, потоками света, топнул ногой по наборному, узорчатому паркету и довольно кивнул.
   - Итак. Начнем, пожалуй. - Одним взмахом руки материализовав три кресла в центре зала, маг указал на них Поттеру и Блэку. - Присаживайтесь.
   Удобно устроившись на мягких подушках, Сириус и Гарри с ожиданием уставились на сидящего напротив них Переплута. А тот, сплетя пальцы рук в замок, почему-то молчал...
   - Кхм. - Первым не выдержал Сириус.
   - Да-да. Я просто думаю, с чего начать... - Вздохнул Переплут. - Если с Блэком все понятно, то Гарри... Скажи, ты чувствуешь свою магию?
   - Эм... не знаю. - Покачал головой Поттер.
   - Вот-вот. И я о том же. А между тем, для обучения очень важно, чтобы маг ощущал свою силу. Сириусу проще. Анимагия позволила найти ему свою магию. Так что, здесь у нас одной проблемой меньше. А вот ты... ты еще ни разу не пробовал колдовать без па... Впрочем, помнишь, ты говорил о молнии? Можешь сейчас ее сотворить?
   Заметив удивленный взгляд Сириуса, Гарри гордо кивнул и в следующую секунду, в стену впилась ветвистая молния.
   - Замечательно. А теперь, попробуй еще раз, только сначала прислушайся к себе. Попытайся понять, что ты чувствуешь, когда формируешь разряд... А пока ты тренируешься, мы займемся твоим крестным.
   Лицо Сириуса, приготовившегося к открытию тайн Вселенной, обескуражено вытянулось, когда на появившемся перед ним столике, он обнаружил небольшой огрызок свечи и плошку с водой. То есть, Гарри будет швыряться молниями, а он пытаться поджечь свечу взглядом? Это же, нечестно!
   Блэк покосился на устраивающего световое шоу крестника и, вздохнув, помотал головой. Черт! Если этот мальчишка так может, чем он хуже?! Тем, что отсидел десять лет в Азкабане? Так Кощеич бы не поставил перед ним невыполнимую задачу, правильно? Значит... значит, вперед, на баррикады!
   И Сириус уставился на огонь.
   В очередной раз запустив молнию в изрядно обугленную стену, Гарри, уже уставший от этого однообразного действа, вздохнул и, подняв руку для следующего удара, вдруг ощутил... что-то. Словно, теплая волна кругами разошлась по телу, от солнечного сплетения до кончиков пальцев и макушки. Вновь сверкнула бело-синяя вспышка ветвистого разряда, и юный волшебник обессилено осел на вощеный паркет.
   - Вот так. Получилось? - Корпи под маской Кощеича, отвлекся от чтения нудной усыпляющей лекции, медитирующему над свечой Блэку, и повернулся к своему подопечному.
   - Н-не знаю. - Вяло пожав плечами, произнес Гарри. - Мне показалось, что я почувствовал тепло...
   Выслушав несвязное объяснение подопечного, Корпи ухмыльнулся
   - Правильно-правильно. Так и должно быть. - Кощеич окинул взглядом уставшего Поттера. - Вымотался, да? Ну, ничего. Отдохнешь часок, и двинемся дальше. Позови домовиков, пусть отнесут тебя на диван.
   - Э-э? - Гарри поднял на Корпи непонимающий взгляд, но тут же нарисовавшиеся рядом с ним "вполощения факультетов" ухватили юного волшебника за руки и, с легким хлопком, исчезли из зала.
   От этого звука, нависавший над свечой, Сириус вхрапнул, вздрогнул и... проснулся.
   - Та-ак. Спим, значит? - Тут же прищурился Кощеич, наступая на ошалело моргающего Блэка, и от него явственно пахнуло до боли знакомым холодом.
   - Э-э, Переплут Кощеич, я же это... медитировал. - Попытался сделать честные глаза Блэк, и тут же схлопотал весьма болезненный удар током, вроде того, каким вымотал себя Гарри.
   - Так, наследник. Судя по всему, учиться по-хорошему ты не желаешь... - Протянул Кощеич самым медоточивым тоном. И внезапно зашипел. - Значит, будешь учиться по-нашему.
   - Это как? - Осторожно спросил Блэк.
   - Вот так. - Щелчок пальцев, и кресло на котором сидел Сириус, исчезает, а бывший узник приземляется на пол. А в следующую секунду, нависший над ним Кощеич, вдруг выдал во всю мощь своей глотки. - Упор лежа принять!
   - Ек? - Изумленный взгляд Сириуса останавливается на оскалившейся в совершенно дикой гримасе физиономии Кощееча. - К-как?
   - Каком кверху! Пятьдесят отжиманий, боец! - Неведомая сила подбрасывает Блэка над полом и, перевернув, основательно прикладывает мордой о паркет. - Я жду!
   Ошалевший от такого поворота, Сириус, наконец, понимает, чего от него хочет Кощеич, и принимается отжиматься, под вновь ставший монотонным, голосом Кощеича, расхаживающего вокруг.
   - Сила вокруг, и сила есть в тебе. Найди свой источник, почувствуй его... - Бормотание, наверное, усыпило бы Сириуса... но спать во время отжиманий, отпрыск Блэков не умел, а потому, постепенно погружался в то состояние, которого и добивался от него Кощеич. Под монотонные движения и не менее ровную, безэмоциональную речь, Сириус впал в транс. И не заметил, как в какой-то момент, в нескольких сантиметрах от его лица, оказался уже до боли знакомый огрызок свечи... потухшей.
   - Зажги. - Короткое слово.
   Свеча вспыхнула, словно маленький факел... и Блэк выпал из транса.
   - Это... я? - Удивленно протянул Сириус, рассматривая лужицу расплавленного воска перед собой.
   - Ну, не я же. - Ухмыльнулся Кощеич. - Почувствовал?
   - Да. Это похоже на аппарацию... или анимагическое превращениие. - Медленно протянул Блэк, со стоном поднимаясь на ноги. - Словно зачерпываешь свою магию из источника, но не обволакиваешь ею тело, а направляешь на свечу и... приказываешь ей гореть.
   - Молодец. А теперь, закрепим эффект. - Кощеич окинул взглядом неуверенно стоящего на ногах Блэка, и хмыкнул. - Посмотрим, не зря ли ты отжимался.
   - Что?
   В ответ, Кощеич просто указал Блэку на плошку с водой.
   - И что я должен с ней сделать? Выпить?
   - Гриффиндо-ор. - Протянул Кощеич, и вздохнул. - Это диагноз...
   - Эй, Гарри, между прочим, тоже гриффиндорец. - Нахмурившись, хмыкнул Сириус. Он уже успел заметить, что его странный предок весьма тепло относится к его крестнику.
   - Ага, и это не Дамблдору пришлось устраивать целое представление с участием Хагрида, Малфоев и Уизли, чтобы юный Поттер, не дай бог, не угодил на Слизерин. - Фыркнул в ответ Кощеич... и, заметив ступор Блэка, снова вздохнул.
   - Вот ведь гриффин... тьфу ты. Кур-рсант! Упор лежа принять!
   - А? Не-не-не... я так... задумался. - Тут же очнулся Сириус и, глянув на плошку с водой, повторил свой вопрос. - Так, что я с ней должен сделать?... - Но заметив, разъяренный взгляд желтых глаз, тут же уточнил. - Нет-нет, я понял, что магией, но... что конкретно?!
   - Что хочешь. - Покачав головой, ответил Кощеич.
   - Ага. Понял. - Сириус уселся на вновь появившееся кресло и задумался.
   Спустя, пять минут, когда Корпи уже хотел было растормошить, вновь тормозящего Блэка, тот, вдруг, с диким криком подпрыгнул на месте.
   - О! Придумал! - Выдав это подтверждение собственной "гениальности", Сириус уставился на плошку. Та сначала задрожала, вода в ней пошла рябью, и вдруг поднялась вверх эдаким водяным смерчем, который тут же принялся гулять по всему столику, меняя форму, и время от времени подлетая над ним. Потом, смерч превратился в шар воды. Поднявшись над столиком, шаром описал небольшой круг и, оказавшись над плошкой, рухнул вниз, изрядно расплекавшись от удара о дно посуды.
   - Ну надо же... Действительно, придумал. - Хмыкнул Кощеич и, глянув на часы, покачал головой. - Так, пора нам будить Гарри. Я бы хотел, чтобы сегодня мы закончили со вступительной частью.
   - Вступительной? - Радость Блэка, до которого только дошло, что ему удалось прикоснуться к искусству, по общему мнению, недостижимому для обычных магов, немного померкла.
   - А ты как думал? - Улыбнулся Кощеич. - Это же азы. Согласись, то что ты сейчас сотворил, куда проще, чем та же аппарация, или анимагия?
   - Ну да... - Вздохнув, кивнул Блэк. Как-то, в его голове пока не укладывалось, что эти два магических действа тоже являются беспалочковыми.
   - Ладно. Тинки, Динки! - Домовики тут же откликнулись на зов гостя хозяина дома и появились в зале, сверкая шитьем на накидках. - Будьте добры, разбудите хозяина. Мы должны закончить занятие.
   - А хозяин не спит. Он в библиотеке. - Переглянувшись, в унисон заявили домовики.
   - Тогда, сообщите, что мы его ждем в зале.
   - Сделаем, гость хозяина, сэр. - Домовики подмели пол ушами и, недовольно покосившись на обожженные пятна на полу и стене, исчезли с привычным хлопком, чтобы, буквально через минуту, появиться здесь же, но уже сопровождая Поттера, бережно прижимающего к груди огромный бордовый фолиант. Щелчок пальцев Динки, и все видимые последствия урока, пропали со стен и пола. Домовик довольно кивнул.
   - О! - Глаза Блэка радостно сверкнули. - Ты нашел его в здешней библиотеке, да?
   - Ага. - Гарри довольно кивнул и, заметив интерес Корпи, протянул ему найденный фолиант. - Это книга, по которой папа с Сириусом учились анимагии. Тут их заметки, на полях...
   - Вот как? - Листая старую инкунабулу, безжалостно исчерканную безголовыми студентами, Корпи на миг задумался, и вдруг довольно хмыкнул. - Что ж. Поступим следующим образом. Если ты, сейчас, научишься одному фокусу, то следующим заданием для тебя, станет покорение этой "вершины". Идет?
   - Эм... А что за фокус? - Напрягся Гарри.
   - Трансгрессия, мистер Поттер. Это будет великолепный опыт.
   - Но... это же опасно! - Воскликнул Сириус. - Ей учат только на седьмом курсе!
   - А остальной беспалочковой магии, только на склоне лет Альбуса Дамблдора. - Фыркнул в ответ Кощеич. - Сириус, подумай сам! Аппарации учат так поздно, вовсе не из гипотетической опасности, а лишь потому, что к этому времени, изучаемые в школе ритуалы становятся более сложными, энергоемкими и, как следствие, требуют з а м е т н ы х личнх сил мага для их активации. Что, в свою очередь, приводит к тому, что юные волшебники начинают лучше чувствовать свою силу и, соответственно, им куда проще ею манипулировать. Доступно?
   - Хм. Почти. - Почесав макушку, признался Блэк, переглянувшись с Гарри. На что, Корпи только закатил глаза. Но тут же встряхнулся и растянул губы в уже знакомом обоим магам оскале.
   - Ла-адно. Тогда, так. - Вздохнул он, и вдруг, рявкнул. - Упор лежа принять! Оба!
   Волшебники взвыли, но... приказ исполнили. Нужно быть полными идиотами, чтобы отказываться от обучения настоящей магии, когда оно само плывет тебе в руки. Это понимали оба волшебника, невзирая на разницу в возврасте физическом... и малые отличия в возрасте ментальном.
   Уже поздним вечером, когда вернувшиеся на Гриммо, Поттер и Блэк разбрелись по спальням, Гарри вызвал Корпи на разговор. Он получился коротким, но весьма познавательным. Собственно, юного Поттера интересовала лишь пара вопросов, ответы на которые он надеялся получить у скрытного домовика.
   - Ты действительно знаешь, почему мои родители прятались в Годриковой Лощине? - Спросил он, поудобнее устраиваясь в кровати.
   - Да. - Кивнул Корпи. - Но расскажу об этом после разговора с Сириусом. Идет?
   - Идет. Только скажи, откуда тебе это известно? Не от умерших же, правда?
   - Правда. Если бы у меня была возможность общаться с духами... неужели я бы тебе не сказал? Все проще, Гарри, я видел это в Омуте памяти Альбуса Дамблдора.
   - Это еще что такое? - Не понял Гарри.
   - Горшок, в который волшебник может слить свои воспоминания, чтобы посмотреть их со всеми подробностями. - Коротко объяснил домовик и, щелкнув пальцами, погасил в комнате свет. - Спи.
   К обеду следующего дня, Кощеич и Блэк пребывали в легком ступоре, наблюдая за подопечным мечущимся по всему поместью Поттеров. Как-то не ожидали они, что мелкому очкастому волшебнику понадобится всего шесть часов, чтобы научиться трансгрессировать, без всякого риска для себя.
   Правда, пока он вряд ли сможет протащить с собой "пассажира", сил маловато, да и концентрации не хватит, чтобы "передавить" магию спутника, но даже одиночная трансгрессия в возрасте двенадцати лет, это уже что-то удивительное. По крайней мере, так считал Сириус. Корпи же поначалу, был больше удивлен скорости обучения Поттера, но потом вспомнил их летние занятия, и то, с какой легкостью подопечный осваивал чары и превращения из записной книжки матери и учебников старшего поколения Поттеров, и... успокоился. Ну да, ведь никакой теории мальчишка не заучивал, да и на эссе время не тратил, отсюда и скорость обучения. Все же, Гарри больше практик...
   А юный волшебник в это время прыгал из одной комнаты своего дома в другую и кометой носился по запущенному парку, так и фоня восторгом. Оказывается, если приноровиться, то аппарация, или как называет ее Корпи, трансгрессия, это не только интересно, но и очень удобно. А какие фокусы можно устраивать с ее помощью! Особенно, Поттеру понравилась долгая трансгрессия, или как обозвал ее домовик, "мерцающая".
   Отличие такого типа аппарации от обычного "растворился-появился", как объяснял Сириус, и убедился на собственном опыте его крестник, состоит в том, что трансгрессируя классически, маг окутывает себя коконом из собственной силы и потом уже направляет ее в представляемую в воображении точку пространства, тогда как при "мерцающей" трансгрессии, волшебник, заключив себя в такой же "кокон" из собственной магии, не заморачиывается с представлением "точки назначения", а просто направляет силу в нужную ему сторону... и все, лети куда хочешь, без всякой метлы или ковра. Правда, дальность полета, намного меньше, чем перенос обычной трансгрессией, зато ощущения куда приятнее и, в отличие от той же метлы, направление движения можно менять почти мгновенно, не обращая внимания на инерцию. Ее при таком перемещении, просто нет!
   Ну и еще один маленький, почти ничего не значащий момент... Сириус заметил, что при должной сноровке, "долгая" трансгрессия позволяет перемещаться сквозь материальные препятствия. То есть, если постараться, то с ее помощью, Гарри сможет проходить сквозь стены! Это же круто!
   И даже тот факт, что противоаппарационные щиты действуют на мерцающую трансгрессию, точно так же, как на обычную, не разочаровал Поттера, всего год назад открывшего для себя всю сладость полетов и пребывающему в восторге от того факта, что теперь, для того чтобы подняться в воздух ему даже метла не нужна.
   За испытанием своих новых возможностей, он чуть было не пропустил мимо ушей нечто очень важное. А именно, обещанный Корпи рассказ. Вот только, вопреки почти паническим ожиданиям Сириуса, история с пророчеством мало обеспокоила Гарри. В конце концов, чего-то в этом роде ему и следовало ожидать, не так ли?
   - А текст пророчества известен? - Поинтересовался Поттер, выслушав историю злоключений своей семьи.
   - Хм. Хороший вопрос. - Кощеич переглянулся с Блэком.
   - Говорят, Отдел Тайн хранит копии всех пророчеств, произнесенных на территории Англии. - Протянул Сириус. - По крайней мере, во время моей службы в аврорате, такие слухи ходили... Но как это проверить?
   - Думаю, мы что-нибудь придумаем. - Ответил "Кощеич", бросив выразительный взгляд на Поттера. Не догадаться, что Корпи имел в виду очередной поход в Министерство под плащом-невидимкой, было трудно.
   Тут, Гарри, неожиданно даже для самого себя, зевнул, да так заразительно, что ни Сириус, ни "Кощеич" не смогли удержаться от повторения.
   - Та-ак. Понятно. Спим на ходу. - Решительно хлопнул ладонью по подлокотнику кресла Корпи. Подопечный, вместе с его крестным, вздрогнули, ожидая продолжения в виде магической формулы: упал-отжался, но... не дождались. - Предлагаю, закончить на сегодня с учебой, поужинать и отправляться на Гриммо. Там выспимся и, с новыми силами возьмемся за покорение этого мира!
   - Ч-чего-о? - В унисон протянули Поттер и Блэк. Корпи смущенно кашлянул.
   - Извините, текст перепутал. Это из другой оперы. - Развел руками "Кощеич". - А если серьезно, то нам действительно пора поужинать и отправляться спать. Сил вы сегодня потратили немеряно, и их надо восполнить, а лучшего способа, чем еда и сон, просто не существует. Да и Гарри завтра с утра нужно идти на занятия. Так как?
   - Хм... Ко... Переплут Кощеевич, а можно я буду звать вас просто Кощеичем? А то ведь так и язык сломать можно с этими вашими русскими двуспальными именами. - Вздохнул Гарри, вгоняя Сириуса в ступор своей фамильярностью.
   - Давно пора. - Пожал плечами Кощеич. - Наследник, к тебе это, кстати, тоже относится. Уяснил?
   - Ага. - Заторможено кивнул Блэк, и его собеседник растянул тонкие губы в широкой ухмылке.
   - Вот и славно. А теперь, сэр Поттер, не хотите угостить нас ужином? - Корпи повернулся к Гарри, но тот ответил ему непонимающим взглядом зеленых глаз. Кощеич печально вздохнул.
   - Просто поинтересуйся у своих домовиков, насчет перекуса. - Пояснил он.
   - А! - Расцвел Поттер. - Динки, Тинки!
   - Да, хозяин Гарри, сэр! - Вытянувшиеся во фрунт домовики возникли перед Поттером, чуть ли не раньше, чем смолкло эхо его голоса. - Ужин будет готов через четверть часа, хозяин Гарри, сэр. Подать его в большую или в малую столовую?
   - В малую. - Окинув взглядом парадный зал и представив, что его ждет в большой столовой, решительно кивнул Гарри, и домовики, подметя в поклоне ушами пол, исчезли с ожидаемым хлопком. Только ветерок промчался в том месте, где они только что были.
   - Что ж. Тогда, раз у нас есть немного времени, я, пожалуй, обращу ваше внимание на те моменты, которые вам стоит отточить в ваших самостоятельных занятиях. - Проговорил Кощеич. - Итак. Сириус, ты слишком быстро отвлекаешься. Больше контроля. Отрабатывать его будешь, управляя полетом трех сфер воды, размером с тен... со снитч. Задача - разнонаправленное разноскоростное движение всех трех сфер одновременно, и так, чтобы не расплескать ни капли. Для начала - пять минут.
   - Эк? - Изумился Сириус, который за этот долгий день еле-еле сумел управлять двумя водяными шариками, и то синхронно. Причем, в движении они постоянно дрожали и норовили разлететься брызгами по всей комнате.
   - А никто не говорил, что будет легко. - Усмехнулся Кощеич. - Но, если ты считаешь, что еще не готов к такому заданию, то я вполне могу пойти тебе навстречу и мы вернемся к азам... что скажешь... курсант?
   Абсолютно правильно поняв намек своего нежданного учителя, Блэк ожесточенно замотал головой.
   - Нет-нет. Я справлюсь. - Уверил он Кощеича и заслужил широкий насмешливый оскал в ответ.
   - Вот и замечательно. Усидчивый, стремящийся к покорению новых вершин ученик, это большая удача для учителя. Надеюсь, что ты меня не разочаруешь...
   Блэк сглотнул и бросил на Гарри умоляющий взгляд. Но... чем мог помочь ему в этой ситуации крестник?
   - Ты справишься, дядя Сириус. - Плеснув своей уверенностью в сторону крестного, вздохнул Поттер. И Блэку пришлось соответствовать.
   - Я очень постараюсь, крестник. Можешь поверить. - Пробормотал Сириус.
   - Вот и замечательно. - Повторил Корпи и повернулся к Гарри. - Теперь, с тобой. Честно говоря, я не ожидал, что ты освоишь трансгрессию с такой скоростью... и я рад, что ошибся. Ты молодец, Гарри. Надеюсь, тебе не нужно напоминать об осторожности? Все-таки, лицензии у тебя пока нет, поэтому...
   - Я буду предельно осторожен. - Кивнул Гарри.
   - Именно. Но учти, в случае опасности, пользуйся трансгрессией, не раздумывая. Собственно, именно для этого она и нужна. А если кто-то посмеет возмутиться, спишем все на стихийный выброс. В конце концов, ведь все знают, что аппарация, это "сложное искусство, которому учат только на седьмом курсе", да?
   - Понял.
   - Хм... Я рад. Что ж, ты выполнил свое условие, теперь моя очередь выполнить мое. Так? Вот тебе задание. К следующим выходным, рассчитать свою анимагическую форму... или, хотя бы определить темы и предметы, которые тебе предстоит изучить, для составления этих расчетов. - Проговорил Корпи.
   Поттер недоуменно взглянул на крестного, но тот только развел руками.
   - Книга тебе поможет, но... без арифмантики, нумерологии и рун, все равно не обойтись. Кстати, в следующем году, вы будете выбирать предметы для изучения. Советую не отказываться от этих дисциплин... если, конечно, ты хочешь научиться создавать собственные заклинания, а не просто пользоваться уже готовыми... ритуалами, преподаваемыми в Хогвартсе. - Проговорил Блэк и, заметив удивленные взгляды Кощеича и крестника, хмыкнул. - Что? Если в школе я был раздолбаем, это еще не значит, что мне не нравится магия! Как бы мы создали карту и стали анимагами, не знай хотя бы основ?
   - Неожиданно, но приятно. - Протянул Кощеич.
   - Не понял. - Мотнул головой Блэк.
   - Я говорю, приятно узнать, что мой наследник не совсем идиот. Так сказать, проблески сознания радуют. Динамика положительная, пациент скорее жив, чем мертв, и, потенциально, еще способен принести пользу обществу, одним куском, а не по частям.
   - Э?
   - Ну, я же говорю, потенциально. - Вздохнул Кощеич.
   - Нет, а как это кусками?
   - Упрям, как гриффиндорец. - Пригорюнился Корпи, заметив, как Поттер старательно жует край рубахи, чтобы не заржать в голос глядя на недоумевающего Блэка. "Кощеич" вздохнул. - Кусками, значит, продать тебя маггловским врачам, на органы. У них, вечная нехватка ливера на замену. Сердце там пересадить, почки...
   - Но... я же умру без сердца. - Нахмурился Сириус.
   - Именно. Теперь ты понимаешь, как я рад, что ты, оказывается, еще способен принести обществу пользу своими действиями, а не частями тела? Хотя, я опять начинаю в этом сомневаться. - Заключил Корпи. Сириус, наконец понявший, что над ним издеваются, хотел было что-то сказать, но в этот момент в комнате появились домовики и объявили, что ужин готов. И перепалка была отложена... до лучших времен.
  

* * *

   Утром, Гарри был отправлен нами в Хогвартс, аккурат к завтраку, а я устроился в библиотеке Блэков, куда меня великодушно пустил хозяин дома на Гриммо. Правда, после получения разрешения, мы с портретом его матери устроили Блэку великолепнейший разнос. А нечего было называть сокровищницу знаний рода, "пылесборником" и "складом макулатуры".
   - Сириус, скажи мне, пожалуйста... где ты берешь деньги на еду и одежду? - Вздохнул я, когда взъерошенный Блэк уже устал отбрехиваться от наших с миссис Вальбургой наездов. Да я и сам немного устал от ругани, если честно. И решил зайти с другой стороны.
   - В банке. - Не задумываясь ответил Сириус.
   - Угу, "в тумбочке". - Прокомментировал я. - А как они оказываются в семейном сейфе?
   - Доход от предприятий рода, полагаю. - Пожал плечами Блэк.
   - Замечательно. То есть, ты, на самом деле, понятия не имеешь, как формируется капитал твоей семьи, да? - Вздохнул я. Вальбурга, глядя на сына с портрета, покачала головой.
   - Орион собирался начать вводить Сириуса в дела рода, после пятнадцатого дня рождения, как и положено в нашей семье, но мой сын вспылил и сбежал из дома, сорвав все приготовления. - Объяснила она. - Мы пытались поговорить с ним, но до конца каникул так и не смогли его найти, хотя обыскали всю Волшебную Англию. Я даже с Дори связывалась, но его и у Поттеров не оказалось. Потом, начался учебный год, Орион несколько раз приезжал в Хогвартс, но так и не смог поговорить с сыном. Да что там говорить, он даже брата к себе не подпускал!
   - Тем летом я прятался у дяди Альфарда. - Грустно и тихо произнес Блэк.
   - А сбежал-то зачем? - Не понял я.
   - После расстройства помолвки с Аделаидой, мы с отцом были в ссоре. Он меня унизил перед семьей Ади, практически прилюдно. Я его видеть не хотел! - Со вздохом признался Сириус. - Так что, когда Орион за ужином заявил, что решил взяться за мое обучение... знаешь, после всех его оскорблений, это выглядело, как желание поиздеваться... в общем, я вспылил и хлопнул дверью.
   - И больше в этом доме, ты не появлялся. - Добавила Вальбурга. Блэк развел руками, мол, что поделать...
   - Великолепно. - Протянул я, и Сириус заерзал в кресле, почуяв приближающиеся неприятности. - Ну, теперь, по крайней мере, стало понятно, почему ты так пренебрежительно относишься к состоянию своей семьи.
   - Какое отношение к состоянию рода, имеет наша библиотека? - Хмуро спросил Блэк.
   - Самое прямое. - Ответил я, поудобнее устраиваясь в кресле и готовясь к чтению лекции. Ну да, зря я, что ли, штудировал гринготтский справочник, документы Гарри, историю и законы страны? На самом деле, мне просто было интересно, как сочетается победа волшебников в гоблинских войнах, с тем фактом, что победители вынуждены отдавать свое золото на хранение проигравшим. Ну глупость ведь, правильно? Кто ж знал, что это маленькое расследование потянет за собой целый ворох информации по экономике Волшебного мира. Именно этими знаниями, я и решил блеснуть перед незадачливым лордом Блэком. - Итак. Как тебе должно быть известно, семья Блэк славится как род артефакторов. Ведь известно же?
   - Конечно. - Кивнул Сириус. Тема ему явно была не особо интересна, но отбрыкиваться от лекции "Кощеича" он даже не попытался. Уважает, да... хех. - Чтобы это понять, не обязательно знать историю английских волшебных родов. Достаточно взглянуть на наш дом и пару раз наткнуться на кое-какие поделки моих предков, которых тут в каждой комнате, больше чем обычных вещей... или однажды, если очень не повезет.
   - Полагаю, тому факту, что все эти "поделки" находятся не в кладовках, а на полках шкафов, мы обязаны леди Вальбурге. - Пожал я плечами под легкий кивок женщины на портрете.
   - Именно так. - Подтвердила она, глядя на Сириуса. - После смерти Ориона, я осталась совершенно одна и без доступа к контролю дома. Пришлось заботиться о безопасности, в меру своих возможностей. Ну а после моей смерти, Кричер не стал ничего менять или убирать.
   - Понятно. - Протянул Блэк. - Нужно будет навести здесь порядок, повыкидывать все эту гадость... а то, даже Гарри страшно сюда приводить. Наткнется еще на какой-нибудь артефакт-ловушку из тех, что любил мастерить мой тезка-предок... и никакой Мунго не поможет.
   - Об этом мы поговорим позже. - Нахмурившись от того, что мы уходим от первоначальной темы, проговорил я. - А пока, вернемся к нашим баранам. Блэки - род артефакторов. В вашей библиотеке хранятся тысячи схем и инструкций по зачарованию самых разных предметов для самых разный целей. Все что придумали твои предки за прошедшие века. Это огромный массив информации, который служит основой богатства семьи. Именно по вашим инструкциям работают многие артефакторы, отчисляя патентные платежи в пользу рода, изобретшего используемые ими схемы и рунные цепи. Никаких производств у рода Блэк нет. И никогда не было. А даже если бы и были, то за время твоей отсидки, без всякого управления, эти производства просто обанкротились бы. Понимаешь?
   - То есть... но Орион... отец упоминал, что тот же Нимбус... и слухи... - Опешил Блэк.
   - Нимбус, как и две другие компании, производящие метлы, отчисляют роду Блэк десять процентов от своего ежегодного дохода, за то, что используют в зачаровании рунные цепи полета, изобретенные Финеасом Найджелусом Блэком, взамен того кустарного разнобоя, что использовался волшебниками до введения Статута. - Подала голос Вальбурга. - Да, Орион лоббировал интересы этих компаний в Визенгамоте и Министерстве, продавливая запрет на использование летающих ковров, отсюда и слухи, хотя мой муж всего лишь заботился о том, чтобы патентные отчисления не уменьшились, и мы могли бы поддерживать привычный для нас уровень жизни. Но я тебя заверяю, эти компании нам не принадлежат и никогда не принадлежали.
   - В волшебном мире Англии, как я заметил, вообще, нет производств, владельцы которых ограничивались бы лишь вложением средств в свое дело, скидывая всю работу на плечи наемного персонала. Все они заняты в работе своих предприятий. - Добавил я. - И это неудивительно, в волшебном мире слишком мало народа, да и существующие производства слишком мелкие. А уж по сравнению с маггловскими заводами, я бы вообще постеснялся их так называть. Скорее уж, мастерские... маленькие такие мастерские.
   - То есть... доходы мы получаем от патентных отчислений с изобретенных предками чар и зачарований... и своего собственного дела, Блэки не имеют. - Подвел итог Сириус. - Значит, библиотека...
   - Главное сокровище рода Блэк, которую следует беречь пуще глаза. - Кивнула Вальбурга. - Представь, что ты выкинул рабочий журнал лорда Финеаса, и он попал в руки владельцам Нимбуса. С помощью этих записей, они легко смогут переработать рунную цепь таким образом, что из нее исчезнет подпись Блэков. И все, о патентных отчислениях можно забыть. И на что тогда, ты станешь покупать еду и одежду?
   - Я понял, понял. - Поморщился Блэк и признал, - похоже, мне нужно еще много узнать о делах рода.
   - Кстати, советую записать и переработать под подпись Блэков те чары, что ты наложил на отданный Хагриду мотоцикл. Сделай рабочий журнал и отправь заявку на патент, это будет неплохой вклад в благосостояние рода. - Предложил я. - И сделать это желательно побыстрее, пока тебя не опередил Артур Уизли, между прочим, неплохо разобравшийся в наложенном тобой на мотоцикл комплексе чар, и сумевшим его повторить на своей колымаге. Он, конечно, рыжий растяпа, но если кто-то подскажет той же Молли, что получение патента не подпадает под министерский запрет зачарования маггловских вещей, то... сам понимаешь.
   - Уизли? - Неприятно удивился Блэк. - Не думаю, что Артур способен на подлость. А вот его супруга... м-да.
   - И раз уж ты задумался об этом, - Протянула Вальбурга, - было бы неплохо, если бы ты заглянул к гоблинам и узнал состояние нашего счета. Думаю, сейчас там достаточно денег, чтобы удвоить наш золотой запас.
   - Хм, я слышал, как Гарри говорил что-то о золотом запасе Поттеров... - Произнес Блэк. - Но, толком не понял, что это такое и зачем оно нужно.
   - Это своеобразный неприкосновенный запас семьи, по традиции хранящийся в банке Грнгтс. - Пожал я в ответ плечами. - Полагаю, отличий Гринготтса от обычных банков ты тоже не знаешь?
   - Мы с дядей Альфардом, в основном, жили в маггловском мире. Так что, там я ориентируюсь несколько лучше, чем в волшебном. - Признался Сириус, - а что отличия между банками действительно так существенны?
   - Именно. - Кивнул я. - Грнгтс не платит проценты по вкладам, поскольку не пускает деньги волшебников в оборот и не получает с них прибыли, и... в Грнгтс отсутствует понятие безналичного расчета, почему, собственно, волшебникам и приходится мотаться за своими сбережениями под подземельям гоблинов.
   - Тому есть две причины, - заговорила Вальбурга. - Первая, маги не позволяют участвовать в своих производствах кому-либо лишь деньгами, а значит, и вложение средств банка в свои дела не допустят. Вторая... золото волшебников, стало для гоблинов источником жизни. Произошло это, когда маги приняли Статут секретности и перекрыли порталы в нижние миры, связь с которыми питала гоблинов и некоторых других тварей, магией. Гоблины нашли другую подпитку. Золото. Но само по себе, оно им не интересно, лишь золото напитавшееся чувствами и магией волшебников и иных магических созданий, может поддерживать зеленошкурых. Не будет такого золота, не будет и гоблинов. Поэтому, коротышки кровно заинтересованы в том, чтобы галеоны как можно чаще переходили из рук в руки и, при этом, почаще бывали в их подземельях, питая зеленошкурую расу своим волшебством. Знаешь, во время одного из восстаний, гоблины пытались решить эту проблему, захватывая магов в рабство и чуть ли не поселяя их в пещерах, набитых добытым зеленошкурыми золотом. Эффект был нулевым. Монеты и самородки пленникам были просто не нужны, и золото не впитывало их волшебства. Собственно, благодаря одному из таких пленников, бежавшему от гоблинов, волшебники узнали о слабом месте зеленошкурых, и смогли им воспользоваться при заключении мира. Так появился известный банк, в котором маги хранят свое золото. А гоблины, в результате, были пойманы на крючок. Им стал ВЫГОДЕН мир с волшебниками, поскольку торговля и, соответственно, оборот золота лучше всего растет именно в мирное время.
   - Это, конечно, все замечательно. - Протянул Сириус. - Но причем здесь золотой запас?
   - При том. Золотой запас родов, это залог стабильности в вопросе выживания гоблинов. Волшебник, спускаясь в хранилище, уже питает его содержимое своей магией. Естественно, гоблины рады тем, кто, питая их источник, не забирает его с собой. И готовы платить за такой "подарок" информацией, связями... и услугами, не банка, но расы гоблинов. - Ответил я, вместо Вальбурги, кажется, весьма удивленной собственным многословием.
   - Понял. - Пробормотал Сириус. Да, загрузили мы бедолагу. С другой стороны, а куда деваться-то?
  

ЧАСТЬ III. Я пришел. Где коньяк и фее... р-р-р... верк?

Глава 1. Баш на баш, мистер Поттер

   Поход за пророчеством, было решено немного отложить. Понятно, что Сириус попробует проникнуть туда пораньше и самостоятельно изъять запись пророчества. И мешать ему я не собирался. Пусть попробует, если ему удастся вытащить запись, хорошо, нет... ну, в самом худшем случае, придется наградить Фаджа правом еще одного обращения к волхвам. Хм...
   - Корпи... - Зов подопечного, странная штука. Вроде как кто-то окликает тебя из-за спины и похлопывает по плечу. Причем, что интересно, тех же Малфоев, проживая в их доме, я слышал куда хуже... когда, вообще, слышал. Загадка, однако.
   - Да, Гарри. - Я трансгрессировал к Поттеру и, оказавшись на его кровати, огляделся, прежде чем стать видимым для окружающих.
   Осмотревшись, я довольно кивнул. Подопечный догадался не только опустить занавеси, но и наложил на них довольно серьезные заклятия тишины и недосягаемости... и когда только выучить их успел. - Хм, падаван, уверен ты, что соседи не удивятся твои, таинственности такой?
   - А-а... Это Невилл меня научил. - Хмыкнул Поттер и смущенно заметил. - Оказывается, наш Рон не понимает, что чужие сласти, это не его сласти... Ребята уже не раз ему выговаривали, но... в общем, решили, что проще не подпускать его к нашим тумбочкам. Вот не думал, что Рон может быть таким...
   - Непонятливым, прожорливым, завистливым идиотом? - Я невинно хлопнул ресницами... правда, для этого пришлось их сначала "отрастить". И насупившийся было Поттер, не выдержав, расхохотался.
   - Ну, как-то так. - Кивнул Гарри. - В общем, никто ничего не заподозрит. Э-э... Корпи, я вот зачем тебя позвал. Мы с Гермионой хотели бы найти место для занятий ЗоТИ... А пустые кабинеты, как-то не очень устраивают. Туда кто угодно может зайти, в любой момент...
   - "Мы"? - Я приподнял бровь, точнее, то место, где она должна бы расти.
   - Ну... я, на самом деле. - Потупился Поттер, но тут же вскинулся и с жаром воскликнул, - но этот Локхарт, он же... он же полная задница! Даже хуже Снейпа!
   - Охренеть. Гарри, ты не перегрелся? - Изумленно вытаращился я на Поттера. Это ж надо, а?! Хуже Снейпа. Дожили...
   Очевидно, до Поттера только дошло, что именно он ляпнул, потому как, юный волшебник ойкнул и шлепнул себя ладонью по лицу. Ага, фэйспалм называется.
   - Я, действительно, это сказал? - Плаксивым тоном, с печальным вздохом спросил Гарри и, увидев мой кивок и ухмылку, тихонько охнул. - Ну... ладно... Снейп, по крайней мере, смешной... когда выпьет. А этот... этот павлин...
   - Гарри извини, но это воспоминание я обязательно продемонстрирую Сириусу. Он оценит. - Икая от смеха, пробормотал я. - Снейп... смешной! Когда выпьет! О! Бродяга будет в ауте, честное слово.
   - Да к Мордреду! Корпи! Ты можешь мне помочь, или нет? - Вспылил Поттер.
   - Не вопрос. Помогу, конечно. - Я успокоился и кивнул. - Но учти, то, что я тебе покажу, большой секрет. Не вздумай о нем трепаться. Хотя... на Гермиону он непременно произведет впечатление.
   Поттер запунцовел. Вот как... А в каноне он, помнится, до пятого курса не понимал, для чего мальчикам нужны девочки. Ну, если не считать списывания, но и тут его даже Уизли опередил. Хм... Что же будет, когда мы из него крестраж достанем, а?
   - Корпи, ты не так понял... - Затараторил пришедший в себя подопечный, но я только отмахнулся.
   - Как скажешь, апрентис, как скажешь. Мы же не джедаи, нам целибат хранить не надо... А теперь, надевай свою чудо-мантию, и алга.
   - Чего? - Кажется, перегузил. Гарри даже на упоминание целибата не отреагировал. Или он просто не знает, что это такое? Хм, нужно заняться ликвидацией пробелов в его образовании, чтоб не позорился перед Грейнджер! В школьном образовании, а не волшебном. В последнем, сам Гарри даст форы многим четверокурсникам, как мне кажется. Да и Гермиону восхитит. Как она там сказала перед комнатой с Квиррелом и зеркалом: "Ты великий вошебник, Гарри"? После фразы об отсутствии логики у магов, это был неплохой троллинг. Надо будет напомнить ему об этом, уж тогда-то Поттер точно не станет возражать против нормальной учебы! Хех, коварство... просто воплощенное коварство. От ногтей, до кончиков ушей!
   - Бери мантию и пойдем искать нужное тебе помещение, говорю. - Произнёс я, старательно давя лезущую на лицо ухмылку. Гарри подозрительно покосился. - Не смотри на меня так. Время - второй час ночи, не шариться же по всему замку, рискуя нарваться на патруль?
   Выйдя в коридор, под оглушающий храп портрета Полной Дамы, Гарри собрался было воспользоваться так понравившейся ему мерцающей аппарацией, но схлопотал ментальный подзатыльник.
   - Ноги твои вперед мыслей бегут, юный падаван. - Медленно успокаиваясь, проговорил я. - О запрете на трансгрессию в замке забыл? А кроме того, как думаешь, зачем в школе нужны все эти живые портреты?
   - Э-э... я не подумал. - Вздохнул Поттер. - Они следят, да?
   - Это очевидно. Как первое, так и второе. - Согласился я. - Надеюсь, это была твоя первая попытка подобного перемещения по Хогвартсу?
  

* * *

   Домовик подозрительно прищурился, и ткнул Гарри указательным пальцем в живот.
   - Да. - Честно ответил юный волшебник, мысленно порадовавшись, что действительно не стал пробовать трансгрессию раньше. Конечно, вряд ли здесь у него это получилось бы, но саму попытку могли и засечь.
   Корпи смерил его долгим взглядом и, поверив, кивнул.
   - Либо ты говоришь правду, либо научился обманывать даже меня. И то и другое меня устраивает.
   - П-почему, и то и другое? - Изумился Гарри и, заметив ехидную ухмылку домовика, поежился. Ответ, очевидно, ему не понравится... И он оказался прав.
   - Потому что, если ты сказал правду, значит, доверяешь. А если соврал так, что я не смог этого определить, значит я больше могу не беспокоиться о том, что ты не сможешь обмануть Трижды Дэ. И, соответственно, при беседах с ним, обойдешься без моего присутствия. А сейчас, идем. Ночь не так длинна, как иногда хотелось бы.
   - Хотелось бы? - Уже на ходу переспросил Гарри.
   - Не бери в голову. Через пару лет, Гер... какая-нибудь девочка обязательно разъяснит тебе смысл этой фразы. - Ухмыльнулся на ходу домовик, вновь вгоняя Поттера в краску.
   До седьмого этажа, они добрались без приключений и, молча. Гарри дулся на очередную подколку домовика, с какой-то стати решившего, что он неровно дышит к Гермионе, а Корпи просто прислушивался к окружающему пространству и занятый делом, не обращал никакого внимания на его сопение.
   Неожиданно, домовик замер у нелепой картины с троллями в балетных пачках и, довольно кивнув, повернулся к ней спиной, заставляя Поттера поступить также.
   - Так, Гарри. Снимай мантию, и трижды пройдись мимо этой стены, старательно представляя в своих мыслях комнату, подходящую для занятий ЗоТИ. - Скомандовал Корпи.
   - Хм. Ты уверен, что это хорошая идея? - Пришла очередь Гарри приподнимать бровь. И у него неплохо получилось. Малфой, от такого взгляда, взбесился бы. О чем домовик и не преминул заявить вслух.
   - Давай-давай. Не стой столбом. - Корпи подтолкнул Поттера к стене и тот, пожав плечами, принялся ходить из стороны в сторону, старательно выполняя инструкции домовика.
   К его удивлению, на третьем таком проходе, в стене вдруг проступила дверь. Высокая двустворчатая дверь с затейливо выкованными петлями, явно очень тяжелая.
   - Ну, что стоим, кого ждем? - Одернул удивленного Поттера домовик, и тот, вздрогнув, суетливо навалился на одну из створок. Еще бы, ухо Гарри безошибочно уловило тон Корпи, а сознание тут же достроило фразу до конца. И последним словом в ней, явно было это кошмарное "кур-рсант".
   - Ух ты...
   - Это, Выручай-комната, юный падаван. Пока в ней кто-то есть, никто другой сюда не зайдет. И это, одно из двух известных мне помещений в Хогвартсе, куда не дотягивается длинный нос директора. - Так гордо, словно он сам создал этот зал, проговорил Корпи.
   Правда, Поттеру, кажется, было совсем не до того. Комната была огромна, даже больше Большого Зала... И, к удивлению Гарри, в ней имелся не только дуэльный подиум, но и небольшая библиотека, и даже... вот тут, юный волшебник поежился и бросил короткий взгляд на стоящего рядом домовика.
   Увидев, как Корпи довольно ухмыляется и одобрительно кивает, Гарри не сдержал тяжелого вздоха. Кажется, занятия ЗоТИ будут включать в себя не только теорию и практику, но и занятия спортом. По крайней мере, целая половина зала была отведена под спортинвентарь. Довольно старый, но все же... все же...
   - Замечательно. Конечно, кое-что нужно заменить, кое-что подлатать... - Не обращая никакого внимания на страдальческое лицо подопечного, промурлыкал домовик. - И можно заниматься... А вот тот угол отведем для занятий беспалочковой магией. Да-да. Будет великолепно.
   - Хм, Корпи... - Протянул Поттер.
   - Да, падаван? - Довольный домовик обернулся к юному волшебнику.
   - А ты уверен, что нам с Гермионой обязательно ТАК углубленно изучать ЗоТИ? - Спросил Гарри.
   - Уверен-уверен. Кстати, я ведь помог тебе с этой комнатой, а? - Прищурился домовик, напрочь проигнорировав прозрачный намек юного волшебника.
   - Ну... да. - Вздохнул Гарри.
   - Тогда, может, и ты мне поможешь?
   - Конечно, Корпи. Что нужно сделать? - Гарри понял, что домовик не собирается менять решения, и смирился. Впрочем, Гермиона ведь тоже не очень-то спортивная, так что, может и не будет над ним смеяться?
   - Давай выйдем отсюда, и ты снова попросишь комнату нам показаться, только на этот раз, пусть там будут все спрятанные в ней крестражи...
  

* * *

   М-да. Ну, кто ж мог подумать, что страшно темный, очень-очень-очень злой и совсем мало кому известный ритуал пользуется у волшебников ТАКОЙ популярностью? Сорок шесть крестражей! Да если верить истории Магии, то в Англии, со времен Основателей, Темных лордов было вдвое меньше... Я огляделся и хмыкнул.
   - Мило. - А что тут еще скажешь, особенно учитывая, что Комната добросовестно разложила крестражи по отдельным подставкам с подушечками. Фиолетовыми, с золотой бахромой и кисточками на кончиках.
   - И как мы найдем здесь, нужный? - Ошеломленно прошептал Поттер.
   - Хм... ну, что я могу сказать... Помнишь дневник? - Почесав кулаком затылок, ибо задолбался залечивать царапины от когтей, я пожал плечами. Гарри кивнул. - Во-от. Попробуй мысленно его представить... до мелочи, до последней царапины на корешке, так чтобы ощутить его тяжесть в своих руках и шероховатую поверхность обложки. Вспомни ту силу, что от него исходила и... ищи похожую здесь.
   - А ты? - Завороженный подопечный вдруг вздрогнул и, резко открыв глаза, уставился на меня.
   - Эй, а как ты собираешься чему-то научиться, если я буду выполнять за тебя всю работу? - Я ухмыльнулся и ткнул своим корявым пальцем в сторону выставленных на наше обозрение крестражей. - Действуй, давай. У меня нет никакого желания проторчать здесь до самого утра.
   В ответ, Поттер вздохнул и, вновь прикрыв глаза, принялся за работу. А я... я пошел следом за ним, гулять по этой выставке страха смерти, по пути вглядываясь в самые разные экспонаты, пытаясь представить по их назначению или виду, если назначение вещицы было неясно, их создателей. Пока, в один прекрасный момент, не тормознул следом за Гарри, увидев лежащую на одной из "витрин" книгу, от которой повеяло ну о-очень знакомой мощью. А когда я рассмотрел ее повнимательнее, то смог лишь удивленно покачать головой. Да уж, даже если бы я не знал, чья магия пропитала эту книгу, догадаться было бы несложно. Потому как сотворить из "библии Мазарини" крестраж, мог додуматься только один маг. Однако, симптомчики...
   - Корпи! Я нашел! Иди сюда! - Крик Гарри, успевшего усвистать далеко вперед, отвлек меня от созерцания столь варварски испорченного исторического артефакта. Покрутив головой, я обнаружил Поттера, стоящего у двух одинаковых подставок... На одной из них, красовалась диадема, а на другой... перстень с вульгарно огромным черным камнем. Охренеть!
   - Только, их два... - Растеряно проговорил юный волшебник, оглядывясь на меня. А то я не вижу. - Корпи, а сколько вообще этой гадости, наделал Волдеморт?
   - Много. - Ответил я. - Дневник Риддла, диадема и перстень, медальон, что я отыскал на Гриммо среди "сокровищ" Кричера, должна быть еще чаша Хельги Хаффлпафф, но если верить воспоминаниям Даблдора, она находится у Лестрейнджей. Точнее, у кузины Сириуса, Беллатрисы.
   - Все? - Ровным тоном спросил Поттер.
   - Полагаю, да. - Я пожал плечами.
   - Но ты не уверен. - Утверждающе проговорил Гарри. Эмпат чёртов, научил на свою голову.
   - У меня есть некоторые мысли, но я бы не хотел обсуждать их прямо сейчас. - Я постарался увильнуть, но...
   Поттер на миг замер, потом внимательно посмотрел на крестражи, потер лоб и перевел взгляд на меня.
   - Шестой крестраж, это я? - К моему удивлению, в глазах Гарри не было и намека на страх. Лишь ожидание.
   - Может быть. - Я вздохнул. - Но эту проблему, если она есть, мы обязательно решим, Гарри. Обещаю. А пока... давай займемся перстнем и диадемой. Нужно их уничтожить.
   - А... а чем? - Хлопнул ресницами мой подопечный, выплывая из невеселых мыслей.
   - Ну, Гарри, в первый раз, что ли? - Развел я руками, после чего накинул на нас с Поттером мантию-невидимку, подхватил крестражи и перенесся в Тайную комнату.
   - О, нет... Опять? - Скривился Поттер. Понимаю, запашок там не ахти, но...
   - А у нас есть варианты? - Вопросом на вопрос ответил я, и Гарри, обреченно вздохнув, грозно уставился на статую бородатого мужика.
   На этот раз, правда, сонного и ленивого змея пришлось подкупать. И одним обещанием отделаться не удалось. Впрочем... вопрос был решен быстро и просто. Хотя для этого мне и пришлось, сначала выбраться в Запретный лес, а потом и побегать по нему, в поисках "вкусняшек". Полюбовавшись на обитателей этого "недонационального парка Волшебной Англии", я с легкой душой трансгрессировал обратно в Тайную комнату и, призвав пару увиденных мною в лесу, судя по габаритам, сыновей Арагога, тут же утянул испуганного Поттера за пределы зала, под веселое шипение василиска. А уж как стрекотали пауки... бр-р.
   Спустя полчаса, я рискнул заглянуть в зал и, обнаружив прямо-таки излучающего сытость и довольство василиска, привел к нему Гарри.
   Болтали они минут десять, но, в конце концов, змей соизволил-таки понадкусывать принесенный ему "десерт", после чего мы откланялись и, пообещав ему повторить визит с подарками, переместились обратно под балдахин кровати Гарри. Пара заклятий, сотворенных мальчиком, моментально убрали неприятный запах Тайной комнаты и непонятно когда успевшую нацепляться на нас грязь.
   - Сегодня, мы сделали большое дело. - Улыбнулся я. - Твоя удача, это что-то.
   - Да ладно, какая там удача... - Отмахнулся Поттер.
   - О, юный падаван, поверь мне, удача, вовсе не эфемерность. Про Феликс Фелицис читал? Вот-вот. - Возразил я. - В древности, неудачливого предводителя, те же викинги могли запросто и убить. Зато удачливых хевдингов уважали и всегда стремились попасть на их драккары. И это не было суверием. Да и у волшебников, удача, как и дар прорицателя, считаются хоть и трудноопределимыми, но реальными талантами. Имей это в виду, и... Ну об этом, мы с тобой поговорим позже, на выходных. Ага?
   - Договорились. - Кивнул Поттер. - Корпи, а когда у нас будет первое занятие по ЗоТИ?
   - Хм... Как насчет среды и пятницы? - Вспомнив расписание подопечного, предложил я. - После обеда... и до ужина.
   - Здорово. - Гарри улыбнулся и, зевнув, принялся укладываться спать. - Спокойной ночи, Корпи.
   - И тебе, падаван. - Я хлопнул завернувшегося в одеяло мальчишку по плечу, и трансгрессировал в свою лондонскую берлогу.
  

* * *

   Сириус расхаживал из угла в угол, по гостиной, а Кричер наблюдал за ним из темного угла, не прекращая недовольно ворчать по поводу магловской одежды хозяина дома.
   - Заткнись, старая развалина. - Рявкнул Блэк, но его голос заглушил истошный вопль портрета.
   - Сириус Орион Блэк! Немедленно иди сюда!
   - О-о-о, ну что еще тебе от меня надо, а?! - Простонал тот, но к портрету матери подошел. А Вальбурга, увидев сына, глубоко вздохнула и стала пристально его рассматривать. Откровения странного гостя дома надолго заставили ее молчать, но все когда-нибудь заканчивается. Ступор Вальбурги прошел, как, кажется, и влияние Кощеича, при котором она не позволяла себе не то что голос повысить, она и рот-то открывала лишь при большой необходимости. Но все проходит, и вежливость Вальбурги, как оказалось, тоже не вечна. Так что, уже почти неделю она вновь третировала сына своими воплями. Но сейчас... сейчас Сириус загривком чуял, что что-то изменилось.
   - Сын. Дом умирает. - Неожиданно спокойным голосом проговорила леди Блэк. - Я знаю, что ты собираешься завещать все мальчишке Поттеру...
   - Именно. - Растянул губы в ухмылке Сириус. - И ты ничего не сможешь с этим поделать.
   - Сириус, я позвала тебя не для того, чтобы ругаться. Я прошу тебя, выслушай. - Медленно, с расстановкой произнесла Вальбурга.
   - О, как? - Ядовито ухмыльнулся Блэк. - Впервые в жизни, ты просишь о чем-то. В Запретном лесу сдохло что-то большое? Помнится, раньше, я от тебя слышал только приказы и наставления о том, что приличествует и не приличествует наследнику. А тут, целая просьба...
   - Да заткнись ты глупый мальчишка и выслушай в кои-то веки мать! - Вдруг рявкнула Вальбурга и, сбившись, проговорила уже нормальным тоном. - Пожалуйста, сын. Это очень важно.
   - Хм... Слушаю. - Нехотя проговорил Блэк. Просящая Вальбурга, это уже удивительно, но вежливая с сыном?! Нонсенс. Но факт, как говорится, налицо. Неудивительно, что в Сириусе взыграло любопытство.
   - Наконец-то. - Вздохнула леди Блэк. - Итак. Ты слышал, слова нашего... родственника. Он явственно дал понять, что родовой камень умирает. И я, скажу тебе то же самое. Но не это главное. В конце концов, камень можно зачаровать и новый, вот только, если это и поможет, то очень ненадолго. Его состояние, это только симптом, свидетельствующий, что род Блэк находится в полном упадке, и уже не за горами тот день, когда магия нашей семьи угаснет окончательно.
   - И кто тому виной? - Не сдержавшись, хмыкнул Блэк. Но вместо ожидаемого уже крика...
   - Сириус, дослушай, пожалуйста. - В который раз вздохнула Вальбурга, и Блэк неожиданно даже для себя, покраснел. - Так вот, если ты хочешь оставить своему сыну-по-магии наш род, ты должен понимать, что вместе с имуществом и титулом Блэков, он получит и все, понимаешь, все без исключения его проблемы. В том числе и с иссякающей магией рода. Хлопотный подарок выйдет, не находишь?
   - Пытаешься меня отговорить? - Криво усмехнулся Сириус, делая последнюю попытку вернуться к привычному для них стилю общения. Но леди Блэк только покачала головой.
   - Глупый, я только хочу сказать, что оставить здоровое наследие будет куда лучше, чем вручить лишь титул, сейфы и умирающий дом. И ты можешь это сделать. Нужно только принять главенство и заняться, наконец, делами рода, как ты, кстати, не так давно и обещал. И, думаю, я не ошибусь, если скажу, что наш гость с Урала придерживается того же мнения. - Тихий тон Вальбурги заставил Сириуса вздрогнуть. А когда до него дошел смысл сказанного, Блэк и вовсе впал в ступор.
  
   Гарри мог бы гордиться своими успехами в эмпатии. Ему до самого возврщения из Выручай-комнаты, удалось скрывать от Корпи свое настоящее настроение, а оно было не таким уж радужным. Иными словами, юный волшебник был порядком напуган тем, КАК отозвались крестражи на его зов... Это не было больно или противно, но чувствовать, как на темную и откровенно тяжелую, давящую магию этих страшных предметов откликается такая же тьма в н у т р и тебя... вот это было действительно пугающе. Настолько, что даже новость о том, что он сам может оказаться носителем точно такого же крестража, на фоне этих переживаний, почти не произвела на Гарри впечатления.
   Хотя, конечно, потом, когда он спрятался за пологом балдахина в своей постелью, и Корпи, убедившись, что Гарри ложится спать, ушел, это известие все же добралось до взбаламученного сознания Гарри и тот судорожно вздохнул.
   Мысли в голове будущего мага метались, словно всполошившиеся птицы, так что уснуть удалось далеко не сразу, так что утром он встал с постели таким разбитым, будто и не спал вовсе. Очевидно, вчера, все его силы ушли на то, чтобы закрыться от Корпи, так что сегодня, Гарри не обманул бы даже Трелони...
   Впрочем, на его отвратительное состояние обратили внимание лишь Невилл, да Гермиона. Но первый, задав вопрос о самочувствии однокашника и получив невнятное бурчание в ответ, не стал навязываться, а Гермиона приняла состояние Поттера за обычную хандру из-за ссоры с Роном, который с упертостью осла пытался доказать Гарри, что его крестный - темный маг, Блэк и вообще, сидел, как настоящий Пожиратель.
   Гермиона подозревала, что рыжий просто обзавидовался появившейся у Гарри возможности проводить выходные дни вне Хогвартса. Идиот!
   У мисс Грейнджер просто слов не было, чтобы полно, образно, а главное доходчиво выразить, что именно она думает о поведении "лучшего друга Поттера"... Гермиона, вздохнув, вспомнила летние наставления матери и совсем недавний разговор с Гарри, подумала... и не стала лезть со своими советами и нравоучениями, дав себе слово ограничиться лишь поддержкой своего единственного друга.
   Да, единственного! За лето она успела разобраться в себе, да и мама никогда не отказывала дочери в совете, так что у нее было достаточно времени и мозгов, чтобы понять, рыжий мальчишка другом ей не является. В лучшем случае, приятель, да и то... хм!
   А Рон? А что, Рон? Он был слишком занят, сначала предвкушением завтрака, а потом и его поглощением, чтобы обращать какое-то внимание на гневные взгляды Грейнджер... равно, как и на явно больной вид своего лучшего друга.
   - Мистер Поттер, если вы не желаете, чтобы кто-то из окружающих недоумков принял вас за карпа бледного, чьи плавники, как должен бы знать мистер Лонгботтом, входят в состав нашего сегодняшнего зелья, вы перестанете оскорблять мой взор своим видом снулой рыбы, и возьметесь, наконец, за приготовление основы, пока вас не разобрали на ингредиенты! - Голос зельевара буквально сочившийся сарказмом, не заставил Гарри даже на миг вынырнуть из омута мучавших его сомнений и подозрений. Юный волшебник вперил отрешенный немигающий взгляд покрасневших глаз точно в переносицу профессора и кивнул.
   - Да, сэр, простите, сэр. - Скороговоркой, на автомате, как привык в Литтл-Уининге, проговорил Поттер, и нож в его руке заработал со скоростью и сноровкой шеф-повара, мелко шинкуя веточки златолиста... точно по рецептуре, наискосок.
   Снейп, как собственно и добрая половина класса, недоуменно уставился на эту странную картину, но уже через секунду взял себя в руки и, скривив губы в брезгливой улыбке, перевел взгляд на ошарашено наблюдающего за мельканием ножа в руке одноклассника и друга, Рональда.
   - Мистер Уизли, вам нужно особое напоминание? Пожалуйста. Десять баллов с Гриффиндора за лень и нежелание работать на уроке.
   Подействовало. От рыжего полыхнуло злостью и яростью и он, скорчив гримасу отвращения, принялся вяло ковыряться в разложенных на столе ингредиентах, время от времени недовольно поглядывая, то на преподавателя, то на "лучшего друга", чего последний, в своей странной отрешенности, вовсе не заметил.
   Наблюдавший за "унижением грифов", Малфой хихикнул, но, поймав предупреждающий взгляд Снейпа, удержался от... большего, и урок пошел своим чередом.
   Северус Снейп еще несколько раз пытался выбить из колеи Поттера, но всякий раз напарывался на безразлично протараторенное "да, сэр, простите, сэр" и, в конце концов, оставил эту затею, поняв, что находящийся в таком состоянии, гриффиндорец абсолютно индифферентен к любым внешним раздражителям... вплоть до выплескивающегося ему на руки кипятка, что успешно доказал Лонгботтом, очередной котел которого, не выдержал "таланта" внука Августы. Под занавес урока, он вздрогнул, загудел и взлетел вверх, рсплескивая вокруг свое содержимое. Крики, дым, зловонный пар...
   Поттер же, оказавшийся единственным пострадавшим, лишь недоуменно взглянул на начавшие стремительно краснеть ладони и, нахмурившись, что-то прошипел. А когда Снейп подскочил к нему, руки этого "тормоза" уже были вполне обычного телесного цвета... и никаких ожогов! Северус подавил порыв выругаться и уставился на Гарри с интересом энтомолога, увидавшего неизвестное ему прежде насекомое.
   - Грейнджер, Уизли, отведите это...го в Больничное крыло. - Эта фраза совпала с окончанием урока и загомонившие ученики принялись выбираться из-под столов, где только что укрылись от "таланта" Лонгботттома с вызывающей уважение скоростью, демонстрирующей изрядную тренированность в этом странном виде спорта. Впрочем, иного было бы трудно ожидать от людей, второй год подряд приходящих на уроки зелий в компании с гением деструкции, Невиллом Лонгботтомом.
   - Спасибо за беспокойство, сэр. Но в этом нет необходимости. - Тихо проговорил уже пришедший в себя Поттер, и продемонстрировал чистые, не обваренные руки. - У меня только мантия пострадала... я как раз хотел передвинуть котел, и обернул ладони ее полами, чтобы не обжечься.
   - Мистер Поттер, вам известна такая вещь, как правила техники безопасности?! - Прошипел Снейп, тем злее, что и сам не раз поступал схожим образом...
   - Но ведь помогло. - Невозмутимо пожал плечами юный волшебник.
   - Десять баллов с Гриффиндора, Поттер. - Сказал, будто выплюнул Снейп и, парой взмахов палочки приведя залитую варевом Лонгботтома мантию ученика в порядок, устремился к своему столу, усевшись за который, провозгласил уже для всех, - сдаем работы. Мистер Лонгботтом может не утруждаться. "Тролль" за урок и эссе на два фута о правилах использования опасных ингридентах в зельях второго порядка. Остальным, к следующему занятию подготовить разбор по сегодняшнему зелью... Свободны!
   Дважды повторять ему не пришлось. Учеников в момент вымело из класса. Зелья были последним уроком на сегодняшний день, так что дорожки Гриффиндора и Слизерина разошлись в разные стороны... до следующего дня. И вот, пока красно-золотые добирались до своей гостиной, под пыхтение закипающего чайника, роль которого взял на себя Рон, недовольный снятыми баллами и общей подлючестью декана Слизерина, Гермиона не сводила странного взгляда с Гарри, под которым тот чувствовал себя словно под микроскопом. Ну да, уж мисс Грейнджер-то, сидевшая за столом слева от Поттера, точно видела, что Гарри не собирался двигать свой котел и, соответственно, его руки вовсе не были обернуты полами мантии, так что достаться им должно было по полной... но не досталось. А это значило, что юного волшебника ждет допрос... то есть, беседа, конечно, от которой просто так не отвертеться. А кто говорил, что все будет просто?!
   Гарри вздохнул.
   - Гермиона, поможешь мне с разбором? - Едва оказавшись в гостиной, спросил Поттер.
   - Хм... - Мисс Грейнджер закусила губу. С одной стороны, это хороший предлог, чтобы поговорить без лишних ушей, с другой же... как бы сочинение разбора вместе с Гарри, не превратилось во "вместо".
   - Гарри, зачем тебе это сейчас?! - Изумился Рон, моментально возникший рядом с коробкой шахмат в руках. - Следующий урок только через три дня! Идем лучше в шахматы поиграем.
   - Извини, но я сегодня на занятии почти ничего не запомнил. - Пожал плечами Гарри. - Плохо себя чувствовал. Пойдешь с нами в библиотеку?
   - Э-э... - Рыжий резко сдал назад. - Нет, извини. У меня тут... у меня...
   - Да-да-да. Идите, голубки. - Материализовавшиеся рядом рыжие близнецы переглянулись и завели шарманку в своих лучших традициях.
   - У Ронникинса другие планы. - Положив руку на плечо изрядно побледневшего младшего брата, проговорил Джордж... или Фред.
   - Он обещал нам...
   - Помощь в одном испытании...
   - И, конечно, забыл! - Хором договорили братья.
   Так, Гермиона и заметить не успела, как оказалась на лестнице в компании с поблескивающим линзами модных очков Гарри, перед портретом Полной дамы.
   - Н-ну, что ж... Идем? - Нервно передернув плечами и взъерошив шевелюру, вздохнул Гарри, но тут в голову ему пришла одна интересная мысль, и юный волшебник воспрянул духом.
   - Пожалуй. - Кивнула подруга, делая шаг на лестницу, следом за Поттером, но почти тут же остановилась. - Подожди, зачем мы идем наверх? Библиотека же внизу.
   - Знаю. - Уверенно кивнул Гарри и, заметив недоумение Гермионы, решительно подхватил ее под локоть. - Но д р у г а я библиотека находится выше. Идем-идем, сама увидишь.
   - Другая библиотека?... В Хогвартсе? - Глаза мисс Грейнджер сверкнули, а Поттер мысленно поставил себе пятерку за "слизеринистость". Новые, еще непрочитанные книги в свободном доступе должны неплохо оградить его от излишней и порой пугающей любознательности подруги.
   Ну или, по крайней мере, дадут ему время на то, чтобы как следует обдумать сложившуюся ситуацию и попытаться подыскать правдоподобное объяснение своего вранья декану Слизерина, для чрезмерно внимательной девочки, заметившей его фокус с руками.
   Затея Гарри удалась на все сто. Выручай-комната предоставила огромный выбор книг на любой вкус, от одного вида которых, у Гермионы перехватило дыхание. Так что, и допрос на тему: "что это такое было на уроке зельеваренья, мистер Поттер? И зачем вы солгали преподавателю?" оказался скомканным и коротким.
   Гарри, успевший собраться с мыслями, пока Гермиона бегала меж стеллажами с книгами, отделался объяснением, что фокусу с защитой рук он научился у мистера Бодрагери. Дескать, заметил однажды, как тот берется за раскаленную кочергу голой рукой и... полезное умение, в общем, особенно на уроках по зельям, где многие ингредиенты не только неприятны на вид и на ощупь, но зачастую требуют особого отношения, ввиду своей токсичности. Опять же, варево в котлах тоже частенько бывает весьма беспокойным, и так и норовит плеснуть на руки...
   Если бы еще не этот мордредов разбор, который Гермиона заставила-таки Гарри сделать самостоятельно... ну, почти...
   Понаблюдав за подругой, углубившейся в чтение очередного выуженного из массивного книжного шкафа фолианта, Гарри улыбнулся и, удобно устроившись в кресле, достал из своей сумки найденную в Поттерхилле книгу. Может быть, пока у него и не хватит знаний, чтобы повторить путь отца и крестного, но подготовиться к его началу, не помешает.
   И в Выручай-комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь шелестом переворачиваемых страниц.
  

* * *

   Появившись на Гриммо, я был несколько ошарашен. Пустой и мрачный дом вдруг превратился в самую натуральную строительную площадку, по которой словно ужаленный носился старый Кричер. Впрочем, сейчас, у меня язык бы не повернулся назвать это ушастое недоразумение старым. Если дом только начал свое преображение, то домовик явно уже прошел эту процедуру.
   - Я так понимаю, ты все-таки решился на принятие наследия, а? - Спросил я у Блэка, когда мы устроились в небольшой гостиной при апартаментах главы рода, как в наимение запущенной части дома.
   - Ну... да. Как-то так. - Развел руками Блэк и, небрежным, почти неосознанным движением погладил расставлявшего на столике приборы для чаепития, Кричера по голове. Как собаку, ага. Впрочем, домовик, кажется, был в восторге... что не мешало ему недовольно покоситься на рукав цветастой рубахи Сириуса...
   Вообще, стоит признать, что видок у Блэка в его одежде а-ля семидесятые, был тот еще. А уж как он гармонировал с тяжеловесной викторианской обстановкой гостиной... и сидящим в кресле напротив, типом в черной хламиде с глубоким капюшоном, выглядящим то ли как средневековый монах, то ли как намек на гольбейновские гравюры... сюр, да и только.
   Хм... вот интересно, а насколько далеко простирается мое "прикрытие", обещанное Переплутом для защиты от его мрачного и легендарного собрата, а? А то ведь, я под этой личиной уже таких дел наворотил, что ой-ей-ей.
   - Могу я узнать, что тебя так насмешило... учитель? - С некоторой заминкой проговорил Блэк, когда я не смог сдержать короткого, но резко оборвавшегося смешка. Для последнего было достаточно одной весьма неприятной мысли, что ушлый покровитель кривых путей может и "забыть" в какой-то момент об обещанной защите. О, нет... не думать, ни в коем случае не думать об этом. Очень плохая идея...
   - Представь, как мы выглядим в этом интерьере со стороны. - Старательно отвлекаясь от мысли, заставившей меня похолодеть, проговорил я в ответ на вопрос Сириуса.
   Тот же, окинув недоуменным взглядом комнату, меня и, наконец, свой наряд, растянул губы в совершенно сумасшедшей улыбке.
   - А что? Мне нравится. - Хмыкнул Блэк и покосился на один из портретов, на котором его любопытная матушка в этот момент беззвучно хлопнула себя ладонью по лицу. - Все лучше, чем пытаться втиснуть себя в тот кошмар, что некоторые напыщенные снобы почитают "нарядом, достойным уважающего себя волшебника из почтенной семьи". Да и немного ярких красок в этом мрачном доме, как мне кажется, совсем не помешает. Чёрный, это же так скучно.
   - Ты еще не раскрасил свою сплальню в ало-золотой? - С четко отмеренной дозой сарказма, поинтересовался портрет Вальпурги.
   - Хм, красный и зеленый, золото и серебро... - Задумчиво проговорил Сириус и вдруг расплылся в широкой улыбке. - Зачем ограничивть себя столь малым, матушка? В природе ведь куда больше красок!
   - О, нет. - Тихо вздохнула Вальпурга, кажется, заранее представившая, во что может превратиться дом, если Сириус вдруг действительно озаботиться сменой цветовой гаммы.
   - Хм. Не возражаете, если я отвлеку вас от обсуждения будущего дизайна этого дома? - Поинтересовался я. Надо отдать должное Сириусу, поняв, что речь пойдет о серьезных вещха, он моментально отвел довольный взгляд от портрета леди Блэк и сосредоточенно уставился на меня.
   - Ничуть не возражаю, Переплут. - Сдержанно, без малейшего намека на улыбку, кивнул бывший заключенный, а ныне полновластный лорд.
   - Замечательно. Займемся проверкой домашнего задания? - Улыбнулся я.
   - Э-э... - Маска аристократа в исполнении Сириуса моментально дала трещину. - Задания?
   - Именно, наследник, именно. - Кивнул я. - Или ты предпочитаешь плестись в хвосте у своего крестника, м-м? Он-то уже вовсю осваивает криокинез.
   - Вот ведь... - Блэк на миг нахмурился, но в его взгляде явно читалась напряженная работа мысли. Еще секунда, и лицо Сириуса прояснилось. - Это имеет смысл. Крестнику едва исполнилось двенадцать, и быть только другом для него... мало. Ему нужен серьезный авторитет, подкрепленный не только доверием, но и уверенностью в том, что этот самый авторитет действительно способен решать возникающие проблемы... пусть даже они будут заключаться в выборе покроя мантии для очередного свидания с... хм... очередной ведьмочкой.
   - О, совсем небезнадежен, совсем. - Честно говоря, меня даже удивила собранность Блэка, и его понимание. На такой эффект от своих слов я не рассчитывал. - Я рад, что ты меня понимаешь. А значит, мы должны сделать из тебя ту стену, на которую Гарри всегда сможет опереться... Правда, насчет "очередной" ведьмочки... в общем, лучше тебе пока не озвучивать в присутствии крестника подобных идей... Он и с одной-то, пока не знает что делать.
   - Хм? - Бровь Сириуса поползла вверх. - Ну... помня Джея, могу сказать, что этот период у него продлится недолго. Особенно, при правильном обучении... И тут тоже может помочь авторитет.
   - Который тебе еще предстоит заработать. - Уточнил я, пропуская мимо ушей намек Блэка. Ну его к черту, нервы целее будут.
   - Что ты там говорил о домашнем задании? - Тут же встрепенулся Блэк. - Я готов!
   - Замечательно. Тогда, приступим... - Я довольно потер ладони и материализовал на столике плошку с водой и свечу. - Начнем с повторения последнего урока. Итак, детишки, возьмем учебные пособия...
   Ближе к вечеру, когда Блэк окончательно вымотался, я, наконец, подошел к тому, зачем, собственно, и затеял сегодняшний визит. Анимагия. Мне было позарез необходимо увидеть процесс преображения, чтобы, при наблюдении за падаваном, вовремя понять, если что-то вдруг в его попытках превратиться пойдет не так, и среагировать. А в том, что Гарри не удержится от соблазна и не ограничится лишь теоретической подготовкой, я не сомневался ни на секунду.
   Наблюдение за преображением Сириуса добавило несколько интересных наблюдений в мою копилку. В частности, стало ясно, что это превращение, есть следствие одного-единственного ритуала, проводимого волшебником для первого полноценного превращения. Об этом довольно ясно говорили линии рунных узоров оплетавших Сириуса в момент преображения, и именно эти рунные цепочки, собственно, проводили преобразование, уже за счет собственной силы волшебника. Они возникали из ниоткуда, и уж точно не могли быть естественным эффектом.
   В результате, чтобы хоть что-то разобрать, мне пришлось заставить Блэка пройти преображение добрый десяток раз, но оно того стоило... Проследив все изменения в теле и тонких оболочках Сириуса, я мог быть абсолютно уверенным, что смогу заметить, если при попытке Гарри преобразиться, что-то пойдет не так.
   - Думаю, становление твоего авторитета можно будет начать, как раз с помощи в подготовке юного мистера Поттера к анимагическому превращению. - Задумчиво протянул я, глядя, как вымотавшийся Сириус налегает на пирожки, принесенные Кричером. Услышав мои слова, Блэк на миг замер, не донеся очердной кусок до рта, и расплылся в широкой улыбке. Можно подумать, что я его Дедом Морозом назначил...
   - Думаю, - передразнил меня Сириус, - думаю, это не единственное, чему я мог бы научить Гарри. Конечно, в трансфигурации, мне далеко до Джея, а в Чарах я бы не стал состязаться с Лили, но вот Защиту... Ты же не думаешь, что одних ваших волховских штучек Гарри будет достаточно?
   - Согласен. Никогда не был сторонником узкой специализации. Тем более, что "волховским штучкам" лучше подойдет роль козырного туза в рукаве... Хорошая идея, Сириус. - Я кивнул. - Добавь сюда нумерологию и руны, и будет совсем замечательно.
   - Гарри свихнется от учебы. - Хмыкнул Блэк, но тут же задумчиво добавил, - впрочем, есть кое-какие варианты...
   Я глазом не успел моргнуть, как этот сумасшедший сорвался с места, даже не дожевав свой обед, и исчез где-то в коридорах особняка, чтобы через несколько секунд вернуться к столу. Глянув на широченную улыбку Сириуса, я вздохнул. Наверняка ведь какую-то эпическую шалость затеял.
   А когда он, довольный как слон, грохнул о стол небольшой шкатулкой и, откинув ее крышку, продемонстрировал содержимое... я невольно хлопнул себя ладонью по лбу. Честно говоря, даже оказавшись здесь вживую, я считал, что этот артефакт, не более чем выдумка.
   Оказалось, нет. Передо мной находилось наглядное доказательство идиотизма волшебников, под названием "Маховик Времени". Бедный-бедный Гарри Поттер.
  

* * *

   Когда Гарри только заикнулся перед Корпи об углубленных занятиях Защитой, интуиция сразу подсказала ему, что это была не лучшая затея, но юный волшебник и представить себе не мог, насколько крупную ошибку он совершил...
   Да что говорить, если даже Гермиона, которую он-таки затянул на этот "факультатив", еще две недели после начала занятий, смотрела на него волком... и напрочь закрыла доступ к своим эссе.
   А началось все с того, что Корпи встретил их, как и было условлено, перед входом в Выручай-комнату и, предупредив о внимательности, осторожности и аккуратности, провел внутрь.
   - Итак, дорогие ученики, приветствую вас на первом в этом учебном году занятии по углубленному изучению Защиты от Темных искусств. - Корпи гордо обвел рукой зал, созданный Выручай-комнатой и, убедившись, что оба студента в должной мере впечатлены обстановкой, довольно кивнул.
   А посмотреть здесь было... не на что. Огромное пустое помещение, посреди которого возвышается кафедра, увенчанная фигуркой закутанного в бесформенный балахон ушастого домовика, и две парты перед ней. - Да вы присаживайтесь, присаживайтесь.
   Домовик поправил щеголеватые "лекторские" очки на носу и, дождавшись, пока Гарри и Гермиона последуют радушному предложению, выудил из-под кафедры длиннющий свиток, заворачивающийся кончик которого оказался как раз перед лицом юного волшебника.
   - Я здесь набросал кратенько план наших занятий. Послушайте... - Прочистив горло, Корпи собрался начать чтение, но в этот момент Гарри, совершенно стеклянным взором уперевшийся в колышущийся перед его лицом пергамент, вдруг всхлипнул и стукнулся головой о парту. - Мистер Поттер?
   Гермиона метнулась было к другу, но была остановлена одним его жестом. Палец будущего волшебника уткнулся точно в одну из строчек завернувшегося пергамента.
   - Пункт восемьсот сорок восемь? - Прочитав, недоуменно воззрилась на Гарри Гермиона... и даже у этой повернутой на учебе девочки, в голосе послышались испуганные нотки...
   - Да ладно... Уже пошутить нельзя. - Хмыкнул, спрыгнувший с кафедры Корпи, и тут же словил два разъяренных взгляда и один удар молнии. Впрочем, от последнего домовик довольно шустро увернулся... и ответ не заставил себя ждать. Два огромных ведра с водой перевернулись точно над головами студентов. - Но-но, мистер Поттер! Десять очков с Гриффиндора за нападение на преподавателя.
   - Убью... - Взревев раненым бизоном... очень маленьким бизоном, Гарри подорвался с места и... рухнул на пол, как подкошенный, а следом за ним на полу оказалась и разозленная Гермиона, возжелавшая страшно отомстить за друга... и свою насквозь промокшую мантию.
   - Расстраивать не устаешь ты меня, юный падаван... - Покачал головой Корпи, возвышаясь над валяющимися на полу учениками. - Внимание и контроль... Нет без них магии настоящей.
   Пока ошеломленная Гермиона, пребывая в раздраженном недоумении, переводила взгляд с домовика на своего друга и обратно, Поттер успел подняться с пола, парой жестов волшебной палочки развязал спутавшиеся меж собой шнурки своих ботинок и неизвестно откуда взявшуюся пеструю ленту, опутавшую лодыжки подруги, после чего помог ей подняться, а один щелчок пальцев домовика вмиг привел в порядок одежду студентов. Да, совсем не так представляла себе мисс Грейнджер занятия по углубленному изучению ЗоТИ.
   Пока Гарри зло сверкал глазами на домовика и пыхтел, Корпи успел вернуться на кафедру и, удобно устроившись на ней, вдруг подмигнул ошалевшей от такой наглости Гермионе... Но тут же посерьезнел.
   - Мистер Поттер, мисс Грейнджер, я хочу, чтобы сейчас вы успокоились и очень хорошо подумали. Гарри, ты уже способен воспринимать человеческую речь?
   - Да успокоился я, успокоился. - Буркнул Поттер, уловив серьезность тона домовика.
   - Замечательно. Мисс Грейнджер, вы с нами?
   - А? Да... - Заторможено кивнула Гермиона, постепенно приходя в себя от устроенного домовиком цирка.
   - Совсем славно. Итак. Подумайте и ответьте, какой урок вы можете вынести из того, что сейчас произошло?
   - Э-э?
   - Какое единодушие. Я жду, господа студенты. - Фыркнул Корпи, услышав этот слаженный звук.
   Но юные волшебники только беспомощно переглянулись и пожали плечами.
   - Понятно. Значит, придется разжевать. А я-то думал, мы здесь учиться собрались... думать, соображать, так сказать... - Грустно протянул Корпи, но Гермиона тут же взвилась. Мало того, что ее облили водой, связали, так еще и упрекают в нежелании учиться?! Ну, нет.
   - Стой, Корпи. Дай нам минуту. - Девочка резко повернулась к своему другу. - Ну что, попробуем понять, чего хочет от нас этот твой ушастый, наглый, сволочной...
   - Он, Корпи, Гермиона... Просто, Корпи. Это диагноз. - Обреченно развел руками Гарри, унимая словесный поток подруги.
   - Ла-адно. - Протянула та и, задумавшись, потерла указательным пальцем висок.
   Я смотрел, как эти двое устраивают мозговой штурм, умудрившись за несколько секунд напрочь забыть о моем присутствии. Слушал их рассуждения и только диву давался, какими извилистыми путями идут их мыслительные процессы. Чего они только не придумали, но... тут я прислушался к словам Гермионы и понял, что все не так плохо, как мне казалось. Все-таки, с логикой у барышни все в порядке.
   - Это был урок на внимательность, да? - Наконец, обратилась она ко мне.
   - Браво. - Я демонстративно похлопал в ладоши и, кивнув гордо воздевшей носик кверху девочке, сожалеюще договорил. - Жаль только, что у вас ушло так много времени на то, чтобы вспомнить тему нашего занятия. Да еще и так неполно...
   - ???
   - Я же еще у входа сказал: Внимательность, осторожность и аккуратность. - Пояснил я. - А теперь, серьезно, мальчики-девочки. За стенами Хогвартса вас ждет целый мир. Мир волшебный... но от этого не менее опасный. В нем, далеко не все является тем, чем кажется. А это значит, что вам еще не раз придется удивиться, изумиться... и даже испугаться. И вот тут, мы подходим к цели нашего первого занятия. Никакие странности происходящего вокруг, никакое ошеломление и удивление не должны помешать вам действовать быстро, четко и уверенно. А в случае необходимости, даже беспощадно. Ведь промедление иногда может привести к страшным последствиям. А это значит, что вы всегда должны быть готовы быстро и четко отреагировать на происходящее. А еще лучше, предвидеть возможное развитие событий и подготовиться заранее. Как пример, вспомните первое занятие у Локхарта. Корнуэльские пикси - забавные существа... безвредные, да? И как, понравилось вам, что устроила самая обычная домашняя нечисть, которую любой нормальный домовик разгонит одним щелчком пальцев?
   После моей фразы о Локхарте, Гермиона зарделась, а из ушей заметившего этот факт Поттера, только что пар не повалил. Ух, страсти-то какие!
   - Больше, я сюда без Протего не сунусь. - Проворчал Гарри, опомнившись после моего деликатного покашливания.
   - Как минимум, сойдет. - Кивнул я в ответ.
   - А как максимум? - Прищурилась Гермиона.
   - Вот тут мы подходим к практической части нашего занятия. - Я махнул рукой и темно-бордовая драпировка на стене, слева от нас, отошла в сторону, открывая невысокую резную дверь, ведущую в другую часть зала, пол которой был расчерчен расходящимися кругами разных цветов. - Сядьте, каждый в центре своего круга. Будем учиться ощущать магию. Да-да. И незачем так на меня смотреть. Потом спасибо скажете. Почувствовать творящуюся рядом волшбу, наличие чар на каком-то предмете, или ощутить обиталище какого-нибудь волшебного животного неподалеку, поверьте, подобное умение может спасти вас от огромных неприятностей. Так что, прекращаем сверкать глазами, сосредотачиваемся и внимательно слушаем старого мудрого домовика.
   Занятия пошли. Гарри выл и рвал на голове волосы, но продолжал старательно изучать как материалы, предоставляемые крёстным, так и притащенные мною из большого мира учебники обычной школы.
   Маховик времени, который мы стали использовать лишь после серьезного испытания в доме Блэков, дымился, но продолжал уверенно отматывать часы, давая Гарри и Гермионе дополнительное время на учебу... и отдых, на чем мне пришлось настаивать, угрожая вообще отменить занятия. Грейнджер прониклась и больше не пыталась настаивать на "более целесообразном использовании этого чудесного механизма".
   Честно говоря, я могу сколько угодно ехидничать и посмеиваться над этой парочкой, но... это не отменяет того простого факта, что учились они с таким рвением, и в таком темпе, от которого обычный человек, окажись он на их месте, просто свихнулся бы. Моих же подопечных спасали лишь медитации и окклюменция, изрядно "разгоняющая" мозги. Я гордился учениками и их успехами.
  

* * *

   Обиды Гермионы надолго не хватило, и вскоре, она сама втянулась в совершенно сумасшедшие, но такие интересные и познавательные занятия... и, конечно, простила своего вечно вляпывающегося в приключения друга. Впрочем, за маховик времени, она могла простить ему очень многое. Очень!
   Правда, за это время, юная ведьмочка все-таки сумела показать Гарри всю глубину своего недовольства, и немало удивилась, заметив, что ее отказ помогать другу в выполнении домашних заданий ничуть не сказался на его успеваемости. Впрочем, она никогда не отказывала ему в уме, хотя и считала поведение Гарри порой чересчур ребяческим. Но, тут примерная девочка должна была признаться, что у мистера Поттера был совершенно убойный пример для подражания... вот только, узнав кого именно Гермиона винит в дурном влиянии на Гарри, этот сумасшедший домовик Корпи, ни секунды не способный просидеть на одном месте, громогласно расхохотался в ответ, и "утешил" честнейшую мисс Грейнджер, заявив, что она еще с Сириусом Блэком не общалась, вот у кого точно шило в одном месте. Представив себе ТАКОЕ трио, Гермиона вздрогнула и чуть не перекрестилась, но... у нее ведь еще оставалась надежда на мистера Бодрагери. Правда?
  

Глава 2. Взять нельзя оставить.

   Вот уже несклько недель мне не дает покоя мысль, что я что-то забыл... Что-то очень важное. А тут еще и Гермиона вдруг стала подкидывать проблемы. Неугомонная девчонка, узнав о началах ритуалистики, лекции по которой я честно стянул из учебника по истории магии... изданного в конце прошлого века, вдруг озаботилась обрядовой стороной жизни волшебников. С упорством достойным лучшего применения, эта... эта заучка с головой ушла в исследование жизни чистокровных и не нашла лучшего объекта для допросов, чем... Драко Малфой.
   Нет, в принципе, я понимаю ее логику. Знакомое зло лучше незнакомого, но... Бедный Малфой. Честно, мне даже иногда становится жаль эту загнанную белую крыску. Грейнджер кого хочешь достанет, как тот Маугли. В общем, теперь, отпрыск славного рода перемещается по Хогвартсу короткими перебежками, как под обстрелом, а его личные подручные вынуждены уже не изображать, а реально работать телохранителями, защищая подопечного от всегда внезапных наскоков гриффиндорского урагана.
   Правда, опыта им не хватает, а потому Малфою не так уж часто удается избежать экспресс-допросов, которые время от времени устраивает ему Грейнджер. Честное слово, бедняга скоро будет бояться даже имя ее произнести... чтоб не накликать.
   Хм. Не стойте между рыцарем и яростью его... Перефразируя, могу сказать, не стойте между Гермионой и знаньями ее. Сметет и не заметит... Бульдозер, а не девочка. М-да.
   Нет, ну сам же был свидетелем. Пустой коридор, из-за угла выруливает белобрысый в сопровождении Кребба с Гойлом. Малфой вышагивает, словно по паркету родного замка на приеме, телохраны сопят... Ну, прямо величие Слизерина в натуре... масштабная копия один к двум, ага. И тут, из-за какой-то портьеры, в облаке пыли из тайного хода вываливается Грейнджер. В волосах паутина, на палочке Люмос, а в глазах боевой азарт вышедшего на тропу познания сумасшедшего ученого!
   Бодигарды рвутся прикрыть белобрысого от угрозы, и разлетаются в стороны от невербального ступефая, прокачанного Гермионой до автоматизма на наших занятиях в Выручай-комнате. Белобрысый икает, а в следующую секунду он уже зажат в уголке и блеющим голосом, с палочкой у горла, отвечает на короткие, резкие вопросы бешеной гриффиндорки.
   Жесткий допрос в стиле беседы в гестапо длится несколько минут, после чего, сияющая Грейнджер, получившая еще кусочек таких вожделенных знаний, также внезапно исчезает за ближайшей портьерой. Малфой стекает по стеночке на пол. В глазах слезы, полное непонимание происходящего и вся боль многовековых страданий еврейского народа. Зрелище... умопомрачительное.
   Вообще, я не понимаю белобрысого. Ну, достает тебя девчонка-гриффиндорка, ну, не могут твои сквайры ее остановить. Так что мешает самому взять в руку палочку и попробовать защититься от нападения? Ты маг, или моль бледная, в конце-то концов?! Так ведь нет, куда там! Только и может, что шарахаться от каждого шороха и за спинами креббогойлов прятаться. Тьфу, бездарность.
   В общем, Малфой ходит по замку, оглядываясь, и крайне осторожно, как по минному полю. Грейнджер грызет устаревшие ритуалы альбионских жрецов досаксонских времен, не желая понимать, что для нынешних волшебников сия муть совершенно бесполезна. Ну, нет давно тех сил, что призывали друиды и прочие фении. Не откликаются они больше. Паствы нет, эгрегор сдох. И всего населения волшебной Англии недостаточно, чтобы напитать его силой веры. В общем, осталась от всех этих друидических ритуалов на Самайны с Литами и Йолями, только бездушная традиция. Бессмысленная, как протухший труп.
   Ох, что-то меня заносит... Нервничаю. Почему? Потому что никак не могу вспомнить, что же я забыл. Был бы напоминальник, как у Лонгботтома, было б на чем злость сорвать, а так... хм-м. Кстати, вот и объяснение этой идиотской вещицы.
   Казалось бы, ну ведь дурость полная, только нервы мотать и может. Ан нет, есть и у неё своё применение. Вот, допустим, мучается человек склерозом, пытается понять, что же именно он умудрился в очередной раз позабыть... шарит по карманам, а тут эта хрень издевательская, краснеет и дразнит, с-су... хм. Вот тут-то и наступает "момент истины". Берёшь в руку этот дебильный стеклянный шарик и ка-ак шваркнешь об стену, чтоб в осколки, в пыль разлетелся и... не, не факт, что сразу вспомнишь забытое, но вот полегчает, точно. Конечно, это не визит к психологу, которых в Волшебной Англии днем с огнем не сыщешь, но напряжение снимает неплохо. М-да. Жаль, что последнюю напоминалку всё тот же Лонгботтом на прошлой неделе грохнул.
   Я поднял взгляд, услышав чьи-то шаги, и лицо само собой разъехалось в предвкушающей ухмылке. Мое седативное... Ей-богу, точно оно. В лиловой мантии, с белозубой улыбкой... по имени Златопуст Локонс.
   Лучше б, конечно, Снейп или Дамблдор, эти "препараты" поэффективнее будут, особенно, если под пиво и парным выступлением... "Директор, вы вызывали?"... "Мальчик мой! Я хотел бы поговорить с тобой об учениках"... "Директор, Поттер совсем оборзел"... "Мальчик мой, лимонную дольку? А что ты скажешь о мистере Малфое, Минерва говорила..."... "Директор, МакГонагл снова выгораживает своих подопечных"... "Мальчик мой! Ты преувеличиваешь, у Минервы нет любимчиков"... "Директор, вы это говорите после того, как она выбила для Поттера место ловца?"... И так часа на полтора, если не присоединится сама МакГонагл.
   Тогда, шоу оканчивается криком, ором и битьем посуды, и все участники расходятся, злые и раздраженные, после чего, Трижды Дэ заедает стресс сластями и мучается от зубной боли, Летучая мышь заливается вискарем и мучается от похмелья, а Кошка наливается валерьянкой и лупит себя конфундусом, чтоб утром не мучаться от воспоминаний и упреков совести. А на следующий день, вся компания пересекается в Больничном крыле... Кому обезболивающее, кому антипохмельное, а кому оперативное вправление перекособочившихся мозгов... Все-таки, с чарами у профессора Трансфигурации, как-то не очень... Кино и немцы, одним словом.
   Я сошел с ума, подглядывая за Дамблдором в его кабинете? Вот уж нет... При первой встрече, Трижды Дэ действительно заставил меня... хм-м... понервничать, вот только покрутившись рядом, я понял, что именно мне напоминает этот дедушка. Ядерный заряд на таймере. Да, было и такое в моем прошлом... То же ощущение мощи и понимание, что если эта хрень грохнет, то от стоящего рядом, даже радиоактивной пыли не останется...
   Но! Как всегда, есть большое "но". Дури-то у доброго дедушки действительно много, и ума палата, тоже имеется... наверное. Все-таки, идиоты до ста пятидесяти не дошкандыбают, вот только... живут они, по ходу, в разных потоках. В смысле, сила отдельно, мозги отдельно.
   Видел я тут, как Трижды Дэ вот с этим вот чудом в перьях общался. Какая менталистика, что вы?! Шарахнул по мозгам павлина так, что я удивился, как тот ещё связно говорить может, после такой-то атаки... у него ж мозги должно было из ушей просто давлением выплеснуть.
   Нет, все-таки не зря здешние маги, эту стрельбу из пушки по мыслям, обозвали легиллименцией. К тонкому искусству менталистики, которому нас обучал Вольф Григорьевич, эта хрень не имеет никакого отношения. Это, все равно, что кувалду ювелирным инструментом обозвать... В общем, "не так страшен черт, как его малютка", да... Главное, не попасться Трижды Дэ на глаза... Так, а куда это потопал мой релаксант?
  

* * *

   Пивз уже не первый раз видел этого странного домовика, шныряющего по коридорам школы, и мог поклясться, что к общине Хогвартса он не имеет никакого отношения. В этом, Пивз был уверен абсолютно, поскольку знал всех школьных домовиков наперечет. В принципе, можно было бы пошутить над "гостем", но... издеваться над "своим"? Полтергейст уселся на балку и, болтая ногами в воздухе, попытался решить эту дилемму... с одной стороны, гость - чужак, так что было бы неправильно, даже кощунственно не познакомить его со старейшей традицией школы, как Пивз полюбил себя величать после выступления Дамблдора перед попечителями, в очередной раз пытавшимися настоять на изгнании полтергейста.
   С другой стороны, это домовик... то есть, дух... то есть, он же свой, в отличие от, хотя бы, тех же серебристых недоразумений, цепляющихся за свою давно протухшую в могилах человечность. Разве что, Кровавый Барон еще хоть как-то соответствует образу настоящего духа.
   А домовики... Никто и никогда не мог утверждать, что Пивз им пакостил. И он всегда честно расплачивался с общиной за покупаемый у нее черствый хлеб, битыми вазонами и развороченной мебелью, помня, что высший смысл жизни хогвартских домовиков, состоит в поддержании порядка и чистоты в школе... что бы по этому поводу не думал этот старый идиот Филч, нагло пользующийся плодами труда школьной общины, и регулярно получающий поощрения от администрации за якобы наводимую им чистоту. И хоть бы раз, та же старая кошка зашла на кухню и поблагодарила духов за хороший ужин... Нет, обижать домовиков, Пивз не может, но вот понаблюдать за одним из них, почему бы и нет?
   Стоп, а куда это он? Пивз проследил взглядом за шлепающим по коридору домовиком и, узрев, кого тот выслеживает, растянул губы в довольной усмешке. Ха! Кажется, кто-то из учеников додумался использовать умения его младших собратьев в правильных целях. Ну, а зачем еще чьему-то домовику потребовалось красться за этим напыщенным идиотом, которому Пивз в бытность Локонса студентом, вылил на голову целый бочонок самых лучших несмываемых чернил?
   Когда мимо миссис Норрис прошел этот противно пахнущий напомаженный человек, она только недовольно фыркнула и чихнула, пытаясь избавиться от навязчивого запаха духов. Следующим, перед ней промелькнул один из этих странных ушастиков, еще больше обиженных природой, чем люди, и почти начисто лишенных хоть какой-то шерсти.
   Миссис Норрис презрительно фыркнула, но в душе уже начало поднимать голову проклятье всего их хвостато-усатого рода, имя которому, любопытство. Пивза, крадущегося на цыпочках по воздуху, метрах в двух над полом, следом за домовиком, миссис Норис проводила удивленным взглядом круглых глаз, помотала головой, но... видение не исчезло, и кошачье любопытство, окончательно стряхнув остатки сна, потянуло ее за собой, лишь на миг уступив место предусмотрительности, заставившей миссис Норрис вспомнить о своем Человеке и потребовать его присутствия.
   Кто же знал, что именно сейчас за ним пристально наблюдают двое рыжих-похожих?
  

* * *

   Зараза, этот Локхарт несется так, словно опаздывает на свидание! Я, с моими короткими ногами, едва поспеваю за этим... экспрессом. Хм, а может, у него действительно намечается романтическая встреча? Хотел бы я взглянуть на ту ду... несчастную, что клюнула на улыбчивую физиономию этого нарцисса.
   Стараясь не отстать от учителя ЗоТИ, несущегося по пустым, ввиду позднего времени, коридорам школы, я попытался прислушаться к его эмоциям и... понял, что развлечение откладывается. Учитывая, какой хвост "следопытов" я веду за собой, было бы верхом глупости устраивать Локхарту веселый вечерок у них на глазах.
   Но... каков набор, а? Ладно, Пивз, эта вредина со средневековым чувством юмора, только порадуется моим выходкам. Но вот следующая за ним миссис Норрис, это совсем другое дело. А ведь верному фамильяру Филча, чуть ли не в затылок, дружно дышат рыжие монстрики Уизли... ха, кажется, у кого-то есть шанс впервые за долгое время загреметь на отработки... За близнецами, в отдалении, но в пределах моей чувствительности, тащится сам хозяин кошки. Хм... вот это, я понимаю, хво-ост...
   А Локхарт-то, оказывается, действительно торопится на свидание! Ничем иным, царящее в его душе предвкушение я объяснить не могу. И мне это не нравится. Движется он в сторону собственного кабинета. Чужие в замок попасть не могут... без разрешения директора.
   И, если Дамблдор не дал таковое пассии Локхарта, а сам Гилдерой не торопится на встречу с дожидающейся в его спальне МакГонагл или Трелони... бр-р, придет же такое в голову... но, это значит, что господина преподавателя ждет встреча со... студенткой? Опс. А ведь теперь уйти не получится. Я не большой блюститель нравов, но в данном случае, скорее устрою этому напомаженному придурку аутодафе, чем позволю развлекаться с ученицами.
   Я вздохнул и, оглянувшись, вновь устремился следом за Локхартом. Вот мы и на месте. Довольный преподаватель отпер дверь своих апартаментов и, чуть ли не бегом промчавшись через небольшую гостиную, скрылся в спальне. А я вынужден был притормозить и стать невидимым.
   Стены этой комнаты были практически сплошь увешаны постерами, плакатами и портретами Гилдероя. Живыми портретами. А учитывая, что на стоящем в углу мольберте тоже расположился его портрет, причем явно недавно дописаный... можно предположить, что Локхарт не такой уж неумеха, каким себя выставляет на уроках ЗоТИ.
   Да, его таланты лежат в совершенно другой области, но они есть. Чего стоит только одно заклятье забвения... Вот черт! Портреты, обливэйт... а ведь он ещё и неплохой зельевар... Ага, негатив Снейпа, фактически!
   Теперь понятно, почему Дамблдор катком прошелся по мозгам этого павлина... Ведь для того, чтобы наложить столь любимый Локхартом Обливэйт, мало взмахнуть палочкой и проорать "латинизированный" бред.
   Нужно четко представлять результат, знать, что именно хочешь изменить или стереть в воспоминаниях жертвы, а это значит... легиллименция. И работать павлину приходилось, наверняка, не только с непосредственными участниками его будущих "подвигов", но и со свидетелями...
   Та-ак. Портреты... тоже работа с мыслями. Иначе, черта с два бы они вели себя как прототип. Ну и зелья... дурить почитательниц с помощью духов, Локхарт умеет как никто. Да и все эти шампуни, признанные министерством слишком опасными в производстве, но от этого не ставшими менее эффективным, о чем можно с уверенностью судить по одному взгляду на шевелюру самого Гилдероя... ой-ой.
   Менталист и зельевар по определению не может быть таким идиотом, каким себя выставляет Локхарт. А это значит, что нынешний преподаватель ЗоТИ не только умен, но и ведет какую-то свою игру. Иначе, зачем бы ему было притворятся бездарностью?
   А если ещё вспомнить, что этот павлин, в бытность школьником, являлся учеником Дома Рэйвенкло, то... остается только догадываться, зачем Трижды Дэ понадобился такой преподаватель. Тоже повелся на мнимую глупость Гилдероя? Или...
   Мысль о том, что Локхарт был приглашен в Хогвартс шантажом, заставила меня ухмыльнуться. Впрочем, черт его знает... может, бородато-колокольчатый дед действительно "пригласил" таким образом павлина, зная, что тот ни черта не соображает в защите? Вот только, как Трижды Дэ намеревается контролировать этого ушлого типа?
   Я тряхнул головой и, вздохнув, временно отставил в сторону эти размышления. Сейчас у меня другая задача... Просквозив через гостиную, я аккуратно приоткрыл дверь в спальню Локхарта и, услышав приглушенное мужское бормотание и тихий скрип кровати, скривился. Бля-яя... только не это...
   Пересилив собственное отвращение, я все-таки пошел на поводу у любопытства и осторожно... одним глазком заглянул в спальню. Твою ж дивизию... Я хочу это развидеть! Лучше б я застал Гилдероя с Трижды Дэ, и Снейпом на "разогреве"... чем это!
   Локхарт сидел на кровати, полуголый и, мерно покачиваясь, пялился в... распахнувший створки пустой шкаф, из которого лился странный призрачный свет. Какой, нахрен, боггарт?! Он в зеркало таращится, что к внутренней стороне стенки шкафа пришпандорено! И чуть ли не оргазмирует при этом, нарцисс хренов!
   Зеркало! Зеркало... хм?
   Осторожно я скользнул в комнату и, оказавшись перед зеркалом, невольно присвистнул. Вот и ответ на вопрос о том, как Трижды Дэ контролирует ушлого равенкловца. Все просто. Зеркало Еиналеж в шкафу и... готов прогрессирующий идиот с замашками конченного нарцисса. Учитывая и без того немалую самовлюбленность Локхарта, можно только представить, что именно он видит в этой стекляшке. Бедняга...
   Вот так вот и задумаешься, а была ли виновата сломанная указка Шестого в амнезии этого павлина? А что? Если вспомнить книгу... хм... ну да... Момент, когда Локхарт очнулся в преддверии Тайной комнаты, Гарри своими глазами не видел. А на обратном пути, его и Джинни встретил Шестой, разобравший завал.
   Меня ещё во время чтения финала второй книги удивило, как ленивый двенадцатилетний рыжий придурок смог сдвинуть огромные камни завалившие проход, учитывая, что по чуть более раннему признанию самого Поттера, соответствующих заклинаний они ещё не проходили?
   Про столь вовремя появившегося Фоукса, я вообще молчу. Сильно сомневаюсь, что сей гордый птиц мог переместиться в место, которого никогда прежде не видел... Значит, кто-то его привел в само подземелье и потом уже направил к сражающемуся с Василиском Поттеру. Ну, читаем "феникс", подразумеваем бородатого дед-мороза, не так ли? Вывод... м-да... интересно, чем же Гилдерой так насолил Трижды Дэ, что тот решил использовать нарцисса в подтверждении легенды о проклятой должности? Хм...
   От размышлений меня отвлек печальный стон Локхарта. Проследив за его полным тоски взглядом, я только головой покачал. Створки шкафа медленно и даже как-то торжественно закрылись и, полыхнув алым светом, щели между ними исчезли, превратив дверцы в сплошной деревянный массив. Вот так. Доза по часам. Умно, что тут ещё скажешь?
   - Прощай, милый... встретимся завтра вечером... Ах, как же это долго... - С тоской в голосе, прошептал Гилдерой. Я оглянулся на него и меня передернуло. В глазах нарцисса стояли самые настоящие слезы. Бр-р... жуть.
   Выбравшись из апартаментов Локхарта, я, по-прежнему скрываясь в невидимости, отправился бродить по коридорам школы. Увиденное и... понятое, следовало как-то уложить в голове. Мысли о развлечении выветрились как-то сами собой и даже грандиозное сражение трех великих сторон, наконец обнаруживших друг друга, не подняло мне настроения.
   Хотя, наблюдать как Пивз швыряется в защищающегося огромным рыцарским щитом Филча и близнецов швабрами из ближайшего чулана, а рыжие в это время пытаются перекрасить естественно принявшую сторону завхоза кошку в зеленый цвет, должно быть забавно. Но... пофиг. У меня дилемма. Спасать или не спасать чертова павлина? И если спасать, то на хрена?
   К самому Локхарту добрых чувств я не питаю. Лжец, без всяких угрызений совести присваивающий себе чужие заслуги, и перепахивающий мозги людей ради собственного пиара и выгоды, просто не заслуживает хорошего отношения. Но, с другой стороны, зачем-то же Трижды Дэ устроил ему годовой абонемент на этот аттракцион безумия? Говорю же, дилемма...
  

* * *

   Гарри вздрогнул, когда на его кровать вдруг рухнуло что-то тяжелое. А в следующую секунду, полог балдахина упал, скрывая происходящее внутри от возможных любопытных взглядов и рядом с юным волшебником материализовался Корпи. Ну да, кто ещё мог бы вот так будить Гарри посреди ночи?
   Поттер нацепил на нос очки и выжидающе уставился на своего друга. На что тот не обратил никакого внимания. Вообще, Корпи казался каким-то странно задумчивым... Гарри снял эмпатический щит и попытался понять состояние домовика, но вместо привычного вороха противоречивых эмоций, приправленного толикой насмешки и любопытства, обнаружил лишь странную меланхолию.
   - Корпи? - Юный волшебник коснулся плеча домовика, на этот раз щеголяющего в римской тоге, впрочем, как и каждый раз во время визитов в Хогвартс. "Чтоб не выделяться", как он сам говорит.
   - Привет, Гарри. - Отрешенно отозвался тот и вздохнул. В таком состоянии Поттер своего друга ещё не видел.
   - Что-то случилось? - Нахмурившись, спросил мальчик.
   - Да. Случилось. - Все тем же отстраненным тоном отозвался домовик. - Мне нужен твой совет.
   Глаза Гарри стали едва ли не больше, чем его очки. Подобного, он никак не ожидал! Взрослому эм-мм... домовику нужен совет? ЕГО совет?! Глупость какая! Это же Корпи! Он знает и умеет в тысячу раз больше, чем когда-нибудь надеется узнать сам Гарри...
   - Да, совет. - Вновь кивнул Корпи, явно заметив изумление собеседника. - Ты, Гарри, умеешь принимать правильные решения. Не легкие, не добрые и не злые. Правильные. Справедливые. А мне сейчас, как раз и нужна помощь в принятии такого решения. Поможешь?
   Юный волшебник смерил взглядом сидящего перед ним домовика и, чуть подумав, кивнул.
  

* * *

   Ведь знал же. Знал, что именно так и будет. Не понимаю, откуда у этого мелкого взъерошенного мальчишки такое всепрощение, а? И ведь, я ему не называл ни имени, ни должности попавшего в переплет волшебника. Зато, кое-что рассказал о его делишках... аккуратно так, без подробностей.
   Поттер возмутился, и все равно настоял на том, чтобы вытащить "угодившего в паршивую магическую ловушку" обманщика. Ладно. Решение принято. Буду вытаскивать... глядишь, каких-нибудь плюшек да поимеем с этого благого деяния...
   - Ко-орпи! - Зашипел рядом Гарри и... погрозил мне кулаком. Эмоции читает, засранец! Мои эмоции! Ну, Поттер, ты попал... гарантирую, следующие полгода покажутся тебе детским утренником, а визит к василиску сойдет за родительский день! Тренировки, тренировки и учеба! Кста-ати, пора бы и Сириуса припрячь... Сириуса... вот ведь башка дырявая! Вспомнил, я вспомнил!
   - Спасибо, Гарри. - Я улыбнулся во все тридцать-сорок... или сколько их там у меня, зубов и, пока Поттер не успел ничего сказать, исчез из его комнаты.
  

* * *

   Гарри посмотрел на одеяло, на котором только что восседал сумасшедший домовик и тяжело вздохнул. Он явственно почуял, что Корпи что-то задумал... и что домовику не очень-то понравился его совет. С другой стороны, эмоции Корпи явственно свидетельствовали о том, что совет он принял и даже собирается ему следовать, но... но он точно что-то замыслил, и кажется, не только в отношении того попавшего в беду мага, но и по поводу самого Гарри!
   Юный волшебник вздохнул ещё раз, а потом удивленно приподнял брови. Он почувствовал эмоции домовика, когда тот был закрыт?! Ха, да это же здорово! Единственное... Корпи это тоже понял, а значит, зная шустрого ушастого, тренировки только увеличатся... Нет, это конечно, неплохо, но...
   В этот момент, видевший уже десятый сон, Рон громко всхрапнул во сне и зачмокал губами. Гарри покосился на бывшего лучшего друга и нахмурился. Да какого черта?! Быть похожим на рыжего однокурсника, Поттеру совсем не хочется. А ведь он только что повел себя почти так же, как Рон! Чуть не проиграл своей лени... И это, когда речь идет о занятиях магией... волшебством! Ну уж нет.
   Решено! С завтрашнего дня, он начинает заниматься в два, нет, в три раза усердней. О, он ещё Гермиону обгонит, честное слово! Хотя, нет. До такого фанатизма лучше дело не доводить... Хм.
   Гарри снял очки, положил их на тумбочку и, забравшись под одеяло, задумался. Мысль о Гермионе повлекла за собой целую череду ассоциаций и идей, которые, как это частенько бывает ночью с людьми закрывшими глаза в постели, обернулись долгим и здоровым сном.
   Зато утром Поттер поднялся раньше всех мальчишек в спальне, с уже сложившимся в голове планом. А именно, он принял решение заниматься вместе с первой ученицей курса и... следить за ее режимом дня. Корпи неоднократно говорил своему "падавану", что правильный режим - залог хорошего здоровья и, судя по всему, у подруги с этим самым здоровьем скоро будут большие проблемы.
   Да она уже сейчас, по вечерам больше напоминает привидение, не смотря на использование маховика времени для не только для учебы, но и для отдыха... Круги под глазами, нервная... впрочем, последнее иногда даже на пользу. Гарри усмехнулся, вспомнив, как стал дергаться Малфой, едва Гермиона оказывалась поблизости. Но вот то, что подруга, в своем увлечении учебой напрочь забывает об отдыхе, это плохо.
   Хм, может, предложить Корпи устраивать им двойной выходной в Блэк-хаусе?
   - Будем лечить! - Выходя из ванной, кивнул сам себе Гарри.
   - Что лечить? - С протяжным зевком поинтересовался бывший лучший др... Поттер вздрогнул, поняв как только что подумал о Роне и... застыл на месте. А ведь это уже не в первый раз! - Гарри! Ау, друг! Ты живой?
   - А? Да-да... Рон... я в порядке. - Рассеянно кивнул Поттер и шагнул к своей кровати.
   - Так что ты собрался лечить? - Тут же поинтересовался тот.
   - Лечить? - Гарри непонимающе уставился на Рона. Тот кивнул, но заметив, что Поттер явно не понимает о чем идет речь, махнул рукой. В конце концов, какое ему дело до задвигов приятеля? Захочет, сам расскажет. Все равно, других друзей у него нет... и не будет.
   Рон довольно ухмыльнулся и не заметил резко посерьезневшего взгляда своего "лучшего друга". Недоброго такого взгляда. А зря. Может быть со стратегическим мышлением у Рона и было все в порядке, вот только с умением замечать детали и нюансы, было худо. А без этого, даже мыслительные способности "шахматного гения" бесполезны.
   Зато понятно, почему Рон не показывает хороших результатов ни в чем, кроме тех самых шахмат. Уроки, да и жизнь вообще, совсем не похожи на его любимую игру, где можно окинуть всю картину одним взглядом. В жизни, увидеть и просчитать все нюансы невозможно... и в ней нет только черного и белого цветов. Это Гарри тоже понял отчетливо. Вчера, во время разговора с Корпи о том бедолаге...
   Гарри отвернулся от удаляющегося в ванную "друга" и, вздохнув, принялся одеваться. Вот кстати, ещё весной он о таком даже не подумал бы, а теперь... интересно, это тоже последствия занятий с Корпи, или оно само так получается?
   Хм... Стоп. Потом. Все потом. А пока, надо найти Гермиону и обрадовать ее перспективой совместного отдыха в доме темнейшего семейства Волшебной Англии. Точно! А потом попросить Корпи составить для них двоих толковое расписание. Не то что бы Гарри боялся запутаться, конечно, нет. Он же не Рон, в конце концов.
   Просто пытаться вытянуть Гермиону из библиотеки на прогулку, если таковая не значится в планах, не-ре-аль-но... вот тут-то и поможет расписание, утвержденное их учителем по "продвинутому ЗоТИ". Уж против такого аргумента, мисс Грейнджер точно возражать не сможет. Ха! Другое дело, что нужно будет аргументированно доказать домовику необходимость включения пункта об отдыхе в это самое расписание. Но, если правильно объяснить ситуацию... все получится!
   Юный волшебник тряхнул головой и, накинув мантию, поспешил прочь из комнаты.
  

* * *

   - Наследник... - Появившийся у дверей дома на Гриммо, высокий силуэт в просторном черном балахоне с накинутым на голову капюшоном, перешагнул порог и приветственно кивнул появившемуся в холле Блэку.
   - Кощеич. - С широкой улыбкой отозвался тот и приглашающе повел рукой в сторону дверей ведущих в парадную гостиную. - Рад тебя видеть.
   - Хм, судя по твоему довольному виду, у тебя есть интересные новости? - Поинтересовался тип в балахоне, проходя мимо Сириуса... и замер на пороге гостиной. Впрочем, он почти тут же оправился от удивления и, миновав порог, остановился в нескольких шагах от сидящих на диване гостей.
   - Знакомьтесь, Переплут Кощеич. Моя двоюродная сестра Андромеда Тонкс и ее дочь Ним...
   Короткий всплеск злости и окрасившиеся в черный цвет волосы девушки тут же показали, что именно она думает о своем имени, а взгляд, брошенный ею на довольного Сириуса, заставил последнего поперхнуться... смешком.
   - Миссис Тонкс, мисс... Тонкс. - Тип в балахоне невозмутимо кивнул обеим гостьям. - Рад нашему знакомству.
   - Тонкс-Блэк, с вашего позволения. - Холодно кивнула старшая гостья, бросив короткий, но выразительный взгляд на брата. - Сириус был так любезен, что принял мою семью под крыло рода.
   - М-м... - Блэк ухмыльнулся. - Ну, должна же быть какая-то польза от всего этого...
   - Сириус Орион Блэк! Где твои манеры?! - Вальбурга с портрета моментально заткнула своего непутевого сына. - Представь своего гостя семье! Немедленно!
   - О... прошу прощения. Переплут Кощеич... отец основателя рода Блэк, Одда Орвара или, как его еще называли в Гардарике, Олега Вещего. - Все с той же ухмылкой "исправился" Сириус, отчего Вальбурга закатила глаза: "Неисправим!", а Андромеда и Ним... Тонкс, несколько растерянно улыбнулись.
   - Это шутка? - Осведомилась, справившись с растерянностью миссис Тонкс-Блэк, переводя взгляд с Сириуса на его гостя. Лорд Блэк, в ответ, только радостно осклабился и помотал головой. А вот обладатель черного плаща, прячущий лицо в тени глубокого капюшона, покачал головой
   - Данность. - Ответил визитер, откидывая капюшон. Мать и дочь тут же с интересом принялись рассматривать бледное, чуть вытянутое и, кажется, слишком коститстое лицо с тонкими, но какими-то невыразительными, словно смазанными чертами. Высокие скулы, черные холодные глаза, смотреть в которые отчего-то очень не хотелось, тонкие бледные губы... черные, изрядно побитые сединой волосы. Новый "родственник" не производил отталкивающего впечатления, но и красавцем его назвать было бы сложно.
   Андромеда вынуждена была признать, что-то от Блэков в госте было... да и ощущение родной крови, вновь вернувшееся к миссис Тонкс после возвращения... точнее, принятия в род Блэк, не позволило бы ей обмануться. Вот только сходство было настолько далеким... словно дымка на горизонте.
   - Так ведь, сколько веков прошло, миссис Тонкс-Блэк. Сколько поколений сменилось. - Словно прочитав ее мысли, коротко усмехнулся визитер.
   Миссис Тонкс-Блэк невольно вздрогнула. Если этот человек не обманывает, то он старше Фламеля! А маг подобного возраста просто не может быть слабым. Ох... Только бы дочка что-нибудь не отмочила!
   - Эм... у меня только один вопрос. - Волосы младшей Тонкс окрасились в "вопросительно--изумленный", как тут же определила ее мать, изумрудный цвет. - А как мне вас называть? Если Сириус - дядюшка... то вы... эм-м... я же, пока все эти "пра-пра-пра" перечислю, забуду, что спросить хотела!
   Андромеда чуть глаза не закатила в раздражении. Дочь совершенно сознательно игнорировала правила поведения, принятые в старых чистокровных родах, напоказ выставляя свою "маггловость". Глупо, учитывая, происхождение самой Андромеды, и тот факт, что Теодор, ее муж, хоть и был магглорожденным, но давно и прочно занял весьма неплохое место в Волшебном мире Англии, и уже лет десять, как не покидал его, приняв законы и обычаи волшебников.
  

* * *

   Оригинальная у девочки реакция на собственное смущение... Хм. Я окинул взглядом фигурку Тонкс, которая "просто Тонкс" и хмыкнул снова. Переплут - скотина! Ну почему именно в домовика, а?! Зар-раза!
   В ответ тут же прилетел ментальный подзатыльник, а мои собеседники как-то разом поморщились. Тоже схлопотали, что ли? Хм, намек понял...
   - Миссис Тонкс-Блэк, Сириус, мисс Тонкс-Блэк, примите мои извинения за этот нечаянный "удар"... меня просто удивил и... расстроил один момент - "Покаялся" я.
   Присутствующие сделали вид что поняли и дружно кивнули, а Сириус так даже подмигнул племяннице, дескать, не робей, он не злой...
   Дожили. Всякие Бродяги уже девушек успокаивают... от моего присутствия. Эх, жисть моя жестянка. - И да, по поводу вашего вопроса мисс Тонкс-Блэк, наше родство настолько далеко, что можете звать меня просто Кощеичем.
   - А какой момент вас расстроил? - Все так же прикрывая смущение наглостью, поинтересовалась та, не дав матери даже рта открыть.
   - Вы привыкли ТАК выражать эмоции, или это случается у вас непроизвольно? - Спросил я, наблюдая, как шевелюра Тонкс превращается из изумрудной в фиолетовую.
   - Они сами. - Печально вздохнула девушка.
   - Понятно. Сириус... - я повернулся к тут же подобравшемуся Блэку. - На следующее занятие приведешь племянницу. Негоже талантливому метаморфу изображать светофор, выставляя свои эмоции напоказ. Будем учить.
   - А... а вы тоже? - Вдруг тихо спросила младшая Блэк, которая "просто Тонкс". В ответ я чуть изменил иллюзию, и на Блэков уставился не так уж давно почивший Орион Блэк. Сириус с Андромедой одновременно ойкнули, а вот Тонкс восторженно захлопала в ладоши, одновременно подпрыгивая на диване. Раз, другой... и рухнула на пол, естественно.
   - Ой, как все запущено-то... - Покачал я головой, возвращая себе прежнюю физиономию, и обратился к Блэку. - Сириус, я не прошу, я приказываю привести мисс Тонкс-Блэк на наши занятия. А вам, мисс, я настоятельно советую вернуть свою естественную форму и забыть об изменениях фигуры до тех пор, пока не научитесь обращаться с собственным центром тяжести. Это ясно?
   Быстрый обмен взглядами между Сириусом и Андромедой и одновременный кивок.
   - Я прослежу за этим. - О, в унисон заговорили. А вот Тонкс, кажется, начала понимать, что попала. Вон какие затравленные взгляды на мать и дядьку бросает. Ничего-ничего, я тебя научу правильно репку чистить, ты у меня еще станешь нормальным человеком, а не куклой-неваляшкой.
   Я действительно намерен заняться обучением Тонкс, и это не бравада и похвальба. Журнал с описанием способностей метаморфов и принципами развития этого дара, имеется в библиотеке Блэков, а прискорбную ситуацию с чувством равновесия девчонки...
   Тут еще проще. Был у меня в группе один кадр... мог произвольно менять гравитацию в выбранной точке, и проще всего у него получалось с собственным телом. Фактически, неосознанно. Переволнуется и, бац, продавливает ногами бетон... или наоборот, норовит взлететь, как воздушный шарик.
   Про смещение центра тяжести, вообще молчу. На ровном месте мог с испугу такого "ванькe-встаньку" изобразить... В общем, потенциальный мастер гравитации. Страшное оружие, на самом деле. Так вот, на то, чтобы научить его контролировать собственный центр тяжести, у меня ушло два месяца.
   Зато, спустя этот невеликий срок, ученик мог сотворить такое... Например, сжать пудовую гирю до размеров ногтя, без потери формы? Раз плюнуть. Попробуйте, поднимите. Помнится, наш Вольф Григорьевич, увидав эту гирю, строго-настрого запретил Коле приближаться ближе, чем на сто метров, к любым объектам, оснащенным значком радиационной опасности...
   "Ну, разве что на территории безусловного противника" - подумав, уточнил он. Так, Колю после этого приказа, едва с базы нашей не выселили.
   А что? Приказ, есть приказ, а комплекс-то питался от ядерного реактора на нижних уровнях расположенного. Хорошо ещё, какая-то светлая голова, не буду хвастать, предложила посчитать количество метров отделяющих жилой и рабочий блоки от электрозала... и хорошо, что после подсчетов выяснилось, что этих метров, даже с самой близкой точки, на три больше, чем требуется. В общем, пережили, да...
   Эм-м, что-то я увлекся, кажется.
   - Что-что, извините, не расслышал, задумался. - Я взглянул на Андромеду. Та сухо кивнула и повторила вопрос.
   - Чем мы можем отблагодарить вас за помощь Нимфадоре, господин Кощеич...
   - Без господина и мистера, пожалуйста. - Поморщился я. - Благодарность? Что ж, действительно, есть кое-что, в чем вы могли бы мне помочь... Видите ли, у меня есть один... ученик, которому просто необходимы уроки этикета... - Я бросил короткий взгляд на Сириуса и вздохнул. - А может быть, даже два ученика.
   Блэк икнул и поежился под суровым взглядом своей сестры.
   - Хм, я почту за честь обучить вашего ученика принятым в нашем обществе манерам, Кощеич, но если позволите, могу я задать один вопрос? - Чуть помедлив, спросила Андромеда.
   Я с готовностью кивнул.
   - Почему вы не желаете сами преподать им соответствующий урок? - С нескрываемым интересом проговорила миссис Тонкс-Блэк.
   - Это была бы не самая лучшая идея, честное слово. - Протянул я. - Видите ли, меня учили вежливости во времена, когда слово "этикет" ещё даже не придумали, а сама вежливость была лишь способом не навлечь на себя гнев сильнейшего. Конечно, с тех пор много воды утекло, но... манеры и я, так и остались страшно далеки друг от друга. Просто потому, что ко времени появления всех этих правил и обычаев, я уже был достаточно силён, чтобы среди живых и мертвых не нашлось ни одного человека, осмелившегося бы назвать меня необразованным дикарем, хоть в лицо, хоть за глаза. Надеюсь, я вас не шокировал?
   - О, нет. Разумеется, нет. - Андромеда чуть улыбнулась. - Я благодарю вас за объяснения. Действительно, учить тому, что не считаешь сколько-нибудь важным, очень трудно. И я с удовольствием помогу вашим ученикам решить эту проблему. Когда мы будем представлены?
   - Ну, Сириуса, я думаю, знакомить с вами нет нужды, не так ли? - Усмехнулся я, под сдавленный стон Блэка. - А второго ученика вы увидите на зимних каникулах, когда он вернется из Хогвартса.
   - Могу я узнать его имя? - Чуть напряглась миссис Тонкс-Блэк, даже ухом не поведя, на ворчание и стоны Сириуса.
   - Разумеется. Это ещё один наш родственник. Мистер Гарольд Джеймс Поттер. - Ответил я, и Андромеда как-то помрачнела и даже ссутулилась.
   - Ох, боюсь вас разочаровать, но я очень сильно сомневаюсь, что из этой затеи что-то получится. Директор Дамблдор ни за что не позволит забрать мальчика из-под его присмотра. Поверьте, я знаю о чем говорю. Я неоднократно пыталась встретиться с троюродным братом, но увы, каждый раз наталкивалась на противодействие со стороны Дамблдора... или Малфоя. Никогда не думала, что есть хоть одна тема, по поводу которой эти двое могут прийти к единому мнению, а вот поди ж ты... Хоть желание загадывай. - Голос Андромеды был печален.
   - Поверьте, миссис Тонкс-Блэк, перечить мне не захочет ни Дамблдор, ни Малфой, ни все Министерство вместе с Визенгамотом. - Я ощерился в улыбке, от которой, только что усевшаяся обратно на диван, Тонкс ойкнула и снова оказалась на полу.
   Поняв, что несколько переборщил с эффектами, я снял эмоциональное давление, убрал клыки и расползающийся по полу иней.
   - Извините за эту вспышку, леди. Кстати, Сириус, по поводу Министерства...
   - Кхм, да? - Блэк, уже сталкивавшийся с этим фокусом, моментально пришел в себя и вопросительно приподнял бровь.
   - Полагаю, ты уже успел побывать в одном особом зале Министерства? - Вспомнил я зачем, вообще-то, пришел сегодня в гости к крестному Гарри.
   - Ну да, заглядывал мимоходом. - Нехотя подтвердил он, вот только глаза...
   - Неужели удачно? - Удивился я. - А как же чары? Как там: взять может только тот, о ком..."
   - Пф. Невыразимцы. - Презрительно фыркнул Блэк. - Самоуверенны, как все "вороны". Думают, если научились накладывать на предмет модифицированное заклинание владельца, так никто его не расколет! Да МакГонагл варианты контрольных и то лучше защищала, а у нее с чарами затык, между прочим! Вот в кабинете Флитвика да, приходилось повозиться. Одно слово: Мастер! А это... чушь и чепуха!
   Разошедшийся, гордый устроенной шалостью, Сириус, под ставшим вдруг о-очень суровым взглядом Андромеды, как-то разом скис. Понял, что сболтнул лишнего, ага... А вот Тонкс смотрит на своего дядюшку с искренним восхищением...
   "Сириус!!!" - Старшая Тонкс.
   "Научишь?!" - Младшая Тонкс.
   В унисон, ага... Блэки, они такие... Блэки.
   - Думаю, этот вопрос мы также отложим до каникул. Хорошо? - Тихо спросил я. Сириус посерьёзнел и кивнул, а я повернулся к Андромеде. - Он сделал очень важное дело. Не ругайте беднягу. А мне, извините, пора. Разрешите откланяться.
   И уже стоя на пороге, услышал театральный шепот младшей Тонкс. - "А говорит, что невежливый"...
   - Просто родню надо беречь, девочка моя. - Андромеда - мудрая женщина, честное слово...
   Упоминание о Дамблдоре самым неожиданным образом подтолкнуло меня к решению проблемы Локхарта, которую я так "изящно" сам себе организовал. Точнее, не столько к решению, сколько к идее такового. Трижды Дэ уже начал беспокоиться об отсутствии проблем с "Наследником", а это значит, что скоро старый хрен начнёт копать и разбираться в происходящем в школе, тем более, что поиск Бодрагери он благополучно свалил на своих людей в Министерстве, точнее, в Аврорате... А нам нужно лишнее внимание? Совсем нет. В общем, пора организовать дедушке дополнительную головную боль. Осталось только сообразить, какую именно... Но в том, что здесь может помочь сорвавшийся с крючка Локхарт, я почти не сомневаюсь.
   Хм, может заставить этого нарцисса удрать из школы, прихватив с собой что-нибудь шибко ценное? Ага, например, ту самую библию Мазарини... Вот наш Гендальф полосатый всполошится!... М-да уж. Завиральная идея, и проблем от неё больше, чем пользы. А ну как старый решит тряхнуть колокольчиками в своей бороде и сотворит себе ещё один крестраж... со страху? И где его тогда искать прикажете? Кстати, вот ещё одна проблема. Где гарантия, что эта библия - единственный "сэйв" великобородатого? Эх, а ведь придётся их искать... Нет, я почти уверен, что Дамблдор не стал бы расшвыриваться кусками своей души, как это сделал его антагонист, в противном случае, имели бы мы сейчас не одного "морданутого", а двух... но удостовериться в этом необходимо.
   Я аккуратно почесал затылок... и пригорюнился. Кажется, дел становится всё больше и больше, и они, того и гляди, погребут меня под собой. От самобичевания меня отвлёк грай Кромаха, влетевшего в комнату. Ворон сделал круг под потолком и, выпустив из лап очередную пачку писем, моментально рассыпавшуюся по столу, уселся на любимый насест. То есть, мне на голову. Паршивец!
   - Кра-ааа!
   - Сам такой. - Проворчал я, поднимаясь на ноги. Птица захлопала крыльями, но удержалась у меня на голове... Вот странно, кстати говоря. Вроде бы он когтями цепляется, но при этом ни разу ещё не поранил ими мою многострадальную черепушку. Вот где настоящая магия! Закатив глаза, я встретился взглядом с наклонившейся вперёд птицей. - Что-то интересное, Кромах?
   - Кар-ра... - Ворон сверкнул круглым черным глазом и ткнул клювом в сторону валяющейся на столе перехваченной переписки Трижды Дэ.
   - Думаешь, он понял, что... кто-то... скажем так, задерживает его корреспонденцию? - Улыбнулся я, под утвердительное карканье ворона. - Надо же, не прошло и года... но, друг мой, тогда, я думаю, пора снимать пост у директорских окон. Мне не хотелось бы подвергать риску тебя и твоих пернатых друзей.
   Ворон спрыгнул с моей головы на столешницу и, окинул меня внимательным долгим взглядом. Очевидно удовлетворившись осмотром, Кромах тихо каркнул и резко кивнул. Вот и договорились. Мне бы очень не хотелось, чтобы директор устроил зенитный заслон, оберегая свою переписку. Не стоит она того... Хотя-я...
   Письма, письма, письма. Это уже не первая пачка, притащенная вороном. И чего в них только не было... новости из министерства и гильдий, из Аврората и Лютного переулка, с заседаний Визенгамота и с частных сборищ магов. Я бы сказал, что у Дамблдора довольно широкий круг "осведомителей", но, несмотря на разброс, самих магов, работающих на Трижды Дэ, не так много, не больше двух-трех десятков. Возможно, конечно, что и те работают не в одиночку, имея собственные источники, но это не так уж важно. Куда интереснее тот факт, что благодаря перехваченной переписке, я могу отследить если не все, то наиболее значимые шевеления Дамблдора. А это дорогого стоит на самом деле. Знать, или хотя бы предполагать, что мог задумать колокольчатобородый, было бы большим подспорьем в борьбе с ним.
   Один из неподписанных конвертов, привлёк моё внимание знакомым флером волшбы. Я достаточно долго крутился в особняке Малфоев, чтобы узнать магию этого семейства. Это интересно...
   Рисковать, и открывать письмо, как есть, я не стал, мало ли, какие проклятия на него наложены. А значит, нужно подделать "магическую подпись" Дамблдора, благо для меня этот трюк не представляет никакой сложности. Вот она оборотная сторона силы, которую вынужден постоянно демонстрировать наш великосветлый дедушка. Для того, чтобы снять с нее "слепок", мне хватило воспоминаний о нашей единственной встрече, когда я стоял достаточно близко, чтобы почуять все переливы магии Большого Шмеля.
   "К сожалению, Р.Л. отказался, но Б.Л. согласна, а это уже немалые ресурсы! Доверенность уже у Н."
   - Как интересно... - Протянул я.
   Сложить два плюс два, труда не составило. Доверенность в Волшебной Англии нужна для представления личных интересов в Министерстве, Визенгамоте или Гринготтсе.
   Письмо написано Люциусом, так что, легко предположить, что "Н" значит, Нарцисса. Кто мог дать доверенность супруге Малфоя, отказав ему самому? Родственник, точнее, родственница Нарциссы. Ну, а после этого, прочесть упомянутые в письме инициалы, не составляет никакого труда. Б.Л. и Р.Л. Беллатрисса Лестрейндж, в девичестве Блэк, сестрица Нарциссы, и ее супруг, Рудольфус, глава рода Лестрейндж. Можно, конечно, предположить, что ушлый старик решил прибрать к рукам чашу, но... у Малфоя в приоритете была задача получить доверенность главы рода, да и в письме он пишет о "ресурсах". А что к таковым относится?
   Место Лестрейнджей в Визенгамоте, родовая недвижимость, средства и патенты на заклятья, чары или зелья, если у рода таковые есть. Место в Визенгамоте от имени рода Лестрейндж, Белла предоставить не может, она не глава рода. Министерство? Да, там на доверенность от Беллы, для чего бы та ее не выдала, просто плюнут, она же заключенная по приговору министерского суда, а не Визенгамота, да и распоряжаться патентами рода, она, опять же, не имеет права.
   Почему суд министерский? Так ведь не Визенгамот судил, а как еще можно назвать упрощенную процедуру судопроизводства, в которой все решения выносились тройкой из Министра Магии, Главы ДМП и Верховного чародея до кучи, чтоб придать хоть какую-то легитимность этому действу, от которого оттерли остальных представителей Визенгамота, чтобы те не могли смягчить приговоры в отношении своих "коллег"-аристо?
   В общем, остается только доверенность для Гринготтса... похоже, кому-то понадобились неучтенные средства. И это интересно. Судя по тому, что Малфой отчитывается по этому делу перед Дамблдором, о личности "стяжателя" можно даже не гадать, он и так известен. А вот зачем ему вдруг понадобились пенензы именно сейчас? Почему не подсуетился раньше, все же Лестрейнджи сидят в Азкабане столько же, сколько и Блэк... Стоп.
   Стоп-стоп-стоп. А не может быть так, что поимев проблемы с "самостоятельно" освободившимся Сириусом, ничем ему сейчас не обязанным и не пылающим тягой к прощению и пониманию, старик решил пополнить кубышку иным способом? Вот не верю, что в "оригинале", он не доил Блэка до самого шоу с падением последнего в Арку Смерти. Но здесь такое уже не выгорит. Сириус официально оправдан без всякого участия доброго дедушки. А значит, и снабжать новый созыв ордена Феникса, не щадя себя и денег рода, Блэк не станет. И где тогда Дамблдору брать денежку? Свои тратить? А они у него есть... по крайней мере, в требуемых количествах? Ой, сомневаюсь.
   Точнее, я более чем уверен, что какая-то сумма "на черный день", у него имеется, но учитывая тот факт, что рантье в Волшебной Англии не существует и на проценты от вкладов в банк или в чье-то дело, рассчитывать не приходится, денежки его сами по себе не преумножатся, этим вопросом нужно заниматься самому. Как? Изобретать зелья или заклятья, чары или рунные зачарования для будущих артефактов, получать патенты... или держать собственное производство тех же артефактов, зельеварню... да те же теплицы, например. И когда директору Хогвартса заниматься подобными делами? Но ведь он еще и Высший Чародей Визенгамота. Доходная должность, должно быть? Как сказать... на жизнь дохода хватит, а вот на что-то большее, увы, вряд ли.
   Взятки? О да, взятки здесь, если судить по истории с компенсацией отсидки Блэка, бывают весьма велики. Одно "но"... как я успел считать с Фаджа и Амбридж, большая часть этих денежек расходится по исполнителям. Всегда! Особенности магических контрактов и клятв. Втемную сыграть какого-нибудь мелкого чинушу, не выйдет, откатом придавит. Зато, если привлечь его к решению вопроса и поделиться денежкой, все будет замечательно, и та же клятва-контракт не даст ему проболтаться. Такая вот "честная" круговая порука получается. Но бесплатно-то никто ничего делать не будет, и в результате, организатору "халтурки" достанется, в лучшем случае, четверть заплаченного. А в случае с Блэком, Фадж рассчитывал, вообще, на одну пятую. И это Министр Магии! Десять тысяч галеонов. Всего!!! Остальным участникам, достанется и того меньше, от пятисот до тысячи монет на рыло.
   С учетом этих фактов, пополнение кубышки Дамблдора за счет Беллы, выглядит вполне логично. Ораву осведомителей на одном общем благе не потянуть. Если не им самим, то их собственным источникам денежки за труд платить надо, и немалые. А здесь... старик не мог не понять, что теряет доступ к информации, об этом можно было бы судить и по все тому же пресловутому освобождению Блэка. Ситуация для Дамблдора насквозь неясная, а значит, опасная. Мог он на такой волне засуетиться? Вполне. Даже обязан был бы, все же, как я понимаю, власть старика строится, прежде всего, на его тотальной информированности обо всем происходящем в Волшебной Англии, а уж потом, на умении дергать нужные веревочки и давить на больные мозоли.
   Итак, что получается? Трижды Дэ ощущает противодействие... кого он в нем обвинит? К гадалке не ходи, старичок свалит происходящее на сторонников Волдеморта. Тем более, что в преддверьи начинающейся игры, он и ждет чего-то в этом роде. А это значит, что старый враг снова появился на горизонте и нужно готовиться к очередному витку противостояния... с точки зрения Дамблдора, все логично и правильно. Чем он тут же и начинает заниматься, первым делом пытаясь с помощью Малфоев раскулачить Лестрейнджей. Рудольфус идет в отказ, а вот Белла своей сестрице не отказала и открыла доступ к собственному хранилищу. Толковый ход, на самом деле. Война требует средств, а если это еще и будут деньги и ресурсы противника, вообще великолепно.
   Если же продолжить эту тему, то обчистив Беллу, Дамблдор, тем самым начинает, или скорее даже продолжает потихоньку отрезать Малфоев от клики Волдеморта. Уж не знаю, на чем Трижды Дэ прихватил Люциуса, но уверен, подобная подстава, не первый удар по его позиции в стане Упивающихся. Тетрадку, например, белобрысый уже профукал... и как и в случае с деньгами Беллы, Лютик просто не сможет доказать, что его вины здесь нет. И Малфой не может этого не понимать, а потому, если он не захочет сдохнуть вместе со всей семьей от руки бывшего хозяина и его верной цепной собачки, которые после возрождения первого и побега из Азкабана последней, обязательно узнают о его "косяках", белобрысому останется лишь один вариант - перейти на сторону Дамблдора... со всеми своими капиталами, связями и влиянием. Ушлый дедушка...
  
  
  
   "Ритуал" освобождения раба, указанный в тексте - авторский произвол. Ничего подобного у древних египтян не было и в помине, а указанные схенти, особенно в Древнем Царстве, вообще носили все без исключения мужчины Египта. Можно сказать, что это был единственный предмет их гардероба, не считая того же ускха.
   Две с половиной тысячи фунтов 80-х годов двадцатого века, эквивалентны, примерно, десяти тысячам фунтов стерлингов 2018 года. Чуть больше четвёртой части годового жалованья среднего англичанина.
   Галонная банка - здесь, имеется в виду банка объемом в 1 имперский галлон, то есть 4 кварты, то есть 8 пинт, или 4, 546 литра.
   Бодрагери - здесь, искаженное шведское "bedragare", что переводится, как "обманщик". Но кто сказал, что Дамблдор знает шведский?
   Библия Мазарини - 42-строчная библия, издание Вульгаты "in folio", выпущенная мастерской первопечатника Иоганна Гуттенберга в 1450-х годах. Считается точкой отсчета истории европейского книгопечатания. До наших дней сохранилось всего лишь 48 из 180 экземпляров. Свое название библия получила, поскольку один из экземпляров был найден в 1761 года среди бумаг кардинала Франции Джулио Мазарини.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.11*273  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) UBIVYDI "Рестарт. Внутренний мир."(Антиутопия) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"