Демченко А.В.: другие произведения.

Охотник из Тени Книга I I I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.69*66  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    10.01.12. Завершено.
    Издано 2014-2015, ИД "Ленинград", но ввиду того, что представленный здесь текст, очень-очень черновой вариант, он оставлен полностью.


ОХОТНИК ИЗ ТЕНИ

КНИГА ТРЕТЬЯ

ПРОЛОГ

   Последний день перед началом занятий в Университете, как всегда, суматошен и бестолков. Всюду суета и гам. Как подпаленные, носятся слуги вагантов, растаскивая вещи своих хозяев по отведенным им комнатам, то и дело сталкиваются друг с другом, шарахаются от рыка управляющего и его матерящихся сквозь зубы помощников, готовящих замок к приему учеников. Даже обычно полные достоинства учителя, кажется, поддались общему настроению и передвигаются по двору и галереям Университета чуть ли не перебежками. Ну да, все как всегда.
      Ректор отвернулся от высокого стрельчатого окна, выходящего на главный двор, залитый светом летнего пока еще солнца и, усевшись в кресло за массивным столом, окинул изучающим взглядом сидящего напротив него молодого человека в темно-сером плаще с откинутым капюшоном. Бледная кожа, резкие, но тонкие черты лица, спокойный взгляд серых глаз... Лицо визитера ректор Ламов мог бы назвать утонченным, если бы не длинный вертикальный шрам, пересекающий его щеку и стянувший на ней кожу так, что молодой человек, кажется, постоянно чуть заметно усмехается. Ректор перевел взгляд на руки визитера и неопределенно хмыкнул. На длинных алебастровых пальцах не было ни одного перстня, даже родового! Да что говорить о знаке рода, если отсутствовало кольцо школы посетителя! И, судя по всему, эти руки вообще никогда не ощущали тяжести подобных "побрякушек". Ламов нахмурился. Глупость какая-то.
      - Уверяю вас, я не самозванец. - Ледяной голос гостя заставил ректора нахмуриться еще больше. Ламов не привык к тому, что бы кто-то читал его эмоции или мысли. А визитер, заметив изменения в мимике собеседника, тут же выставил руки, ладонями вперед. - Оставьте эти подозрения, господин ректор. Просто, пока я добрался до вашего Университета, мне не раз пришлось столкнуться с подобным недоверием. Почему-то здешние наши коллеги больше полагаются на внешнюю атрибутику, нежели на внутреннее око.
      - Что ж, - нехотя кивнул ректор, глянув на собеседника предложенным им образом, - не могу с вами не согласиться, господин Т'мор. Мы действительно несколько закоснели в своих привычках... Но, думаю, это вполне поправимо, особенно с вашим появлением в стенах нашего университета.
      - В этом вы видите цель моего пребывания в вашем заведении? - Глаза Т'мора сверкнули, и его покореженная улыбка стала отчетливей. Куда только делся мрачный молодой человек, вошедший в кабинет ректора полчаса тому назад?!
      - Не только. - Ирония в голосе ректора была слышна не менее отчетливо, но Ламов почти тут же посерьезнел. - Господин Т'мор, я, как и многие наши маги, не желаю, чтобы мои ученики получали образование по указке эйре. Их однобокий подход противен самой природе человека, о чем, к превеликому моему сожалению, стали забывать иные наши коллеги из закатных стран. С другой стороны, мы также против того, во что превратили высокое искусство магии наши соседи по ту сторону Долгого моря. Их так называемый "естественный подход" представляется нам деградацией искусства. Все эти заговоры-наговоры, беседы с лесом... дичайший примитив, не оставляющий простора для мысли настоящего творца! К счастью, наше княжество, в силу определенных причин, может позволить себе о с о б о е мнение в отношении первостихий и их адептов. У двуязыких и их приспешников просто нет реальной возможности изменить это мнение. К сожалению, ваш предшественник вынужден был покинуть нас... по личным причинам... Посему я и направил свою просьбу моему старому другу... Правда, не ожидал, что его ответ будет таким скорым. - Ректор прихлопнул рукой лежащий на его столе свиток рекомендательного письма, привезенного претендентом.
      - И неожиданным, да? - Собеседник Ламова чуть склонил голову набок.
     - Ну, можно сказать и так. - Согласился ректор. - Если честно, то я ожидал, что он сам не преминет возможностью покинуть Хороген и наконец присоединится к нам. Тем не менее, если мое внутреннее око меня не обманывает, такое его решение, хоть и не совпало с моими ожиданиями, но стало скорее приятной неожиданностью. Так что... рад приветствовать нового преподавателя Драгобужского университета.
      Ректор встал из-за стола и протянул Т'мору небольшой серебряный кулон на широкой серой ленте. Молодой человек поднялся следом, принял из рук руководителя университета знак преподавателя, и, мельком глянув на его магическую составляющую, приложил кулон к груди. Серая лента, словно живая, обвила шею Т'мора, и матово-серебряный кругляш с черненным рисунком чертополоха занял свое место поверх шейного платка, выглядывающего из-под шнуровки ринса.
      - А вы, как я посмотрю, всецело доверяете словам мастера, а? - Проговорил Т'мор, касаясь рукой медальона, нашедшего приют на его шее, как некогда несколько его собратьев, на данный момент пребывающие в небольшом ларце, на самом дне его походной сумки.
      - Так же как и вы, не так ли? - Усмехнулся ректор.
     - Уел. - Т'мор поднял руки в жесте сдающегося и договорил уже серьезным тоном, - Осталось решить пару вопросов. Где я могу получить все необходимое для лекций, и где находятся мои комнаты?
     - Расписание ваших занятий, список рекомендуемых тем для вагантов, а также иные необходимые бумаги вы найдете в своих апартаментах. Это на втором этаже восходного флигеля... Ваши лаборатории находятся там же, но в подземной его части. Первый этаж предназначен для прислуги, если у вас возникнет желание таковую нанять. Еще вопросы?
      - Пока нет. - Покачал головой Т'мор.
      - Что, вас даже не интересует размер жалованья? - Чуть удивленно приподнял брови ректор.
      - Прошу прощения. - Т'мор вздохнул. - Устал с дороги. Совсем из головы вылетело.
      - Понимаю. - Покивал Ламов. - Ну ничего. Насколько я помню расписание, три дня у вас до первой лекции имеется. Вот и отдохнете, познакомитесь с преподавательским составом и Университетом. Насчет жалованья... Оно может показаться вам не слишком большим, всего двадцать крон за декаду, но прошу учесть, что при этом вам не нужно будет тратиться на аренду дома, покупку еды и необходимых в работе материалов. Кроме того, при необходимости, если, конечно, таковая возникнет, мы совершенно бесплатно предоставим вам лечение у наших лучших целителей.
      На последних словах, ректор заметил, как дернулось лицо собеседника, а рука непроизвольно потянулась к шраму на щеке. Впрочем, парень почти тут же справился с собой, и даже улыбнулся Ламову.
      - Что ж. Такие условия мне подходят. - Кивнул Т'мор.
      Ректор попрощался с новым преподавателем, и тот, кивнув в ответ, покинул кабинет стремительным, но абсолютно беззвучным шагом...
      Основу университета, расположившегося на огромной территории в пригороде Драгобужа, столицы Староозерного княжества, составили два больших здания готической, или, по-местному, старобранианской архитектуры. Опирающиеся на своеобразный скелет контрфорсов с аркбутанами, удерживающий своды и высокие двускатные крыши, устремленные к небу, украшенные барельефами здания с узкими стрельчатыми окнами произвели на Т'мора сильное впечатление. Расположившиеся на противоположных сторонах круглой "университетской" площади, застроенной стоящими вплотную друг к другу небольшими домиками для вагантов с красными черепичными островерхими крышами, корпуса университета, словно пики, вздымали над городком две высокие башни. Колокольная башня, служившая парадным входом в учебный корпус со стороны университетской площади, предупреждала вагантов о начале и завершении занятий, а Часовая башня, так же игравшая роль главного входа для административного здания университета, отмеряла время на квадратной ратушной площади, где разместился небольшой особняк торговой управы города и дома самых уважаемых купцов.
      Помимо башен, к каждому корпусу университета прилегало по два соединенных с ними короткими галереями флигеля, ориентированных по сторонам света. У здания с Колокольной башней, где находилось большинство кафедр и учебных зал, флигели расположились с полуночной и полуденной сторон, а у второго здания, отданного под административные службы Драгобужского университета и личные комнаты преподавателей, флигели были пристроены с закатной и восходной стороны. Вот последний из них и был отведен Т'мору для жилья. В принципе, можно было бы попасть в него не выходя из здания. Достаточно было, покинув кабинет ректора, пройти по длинному коридору, спуститься по одной из боковых лестниц на пару этажей и, миновав короткую галерею, Т'мор оказался бы перед дверью в свои новые апартаменты, но на ратушной площади его дожидался хаук, а значит, парой лестничных пролетов дело не обойдется.
      Вспомнив об оставленном на площади скакуне, навьюченном его пожитками, Т'мор прибавил шагу и спустя пять минут уже имел возможность полюбоваться, как от разъяренно рычащего и бьющего копытом по булыжной мостовой хаука в ужасе пятится какой-то невзрачный тип в напрочь разодранной куртке. Серому не нравилось, когда кто-то пытался взять вещи хозяина, которые тот доверил ему охранять. Так что, можно с уверенностью сказать, что незадачливому воришке повезло, что повод хаука был крепко закреплен на специальном брусе под навесом коновязи.
      - Хороший мальчик. - Спустившись по широкой лестнице на площадь, Т'мор похлопал скакуна по шее и, поймав ошалелый взгляд незадачливого воришки, ухмыльнулся, начиная разматывать крепкий узел удерживавшего хаука повода. Вор взвизгнул и испарился.
      - Кажется, приятель, он принял тебя за сторожевую собаку. - Хохотнул Т'мор, за что тут же получил ощутимый толчок храпа Серого в плечо. Судя по всему, такое сравнение скакуну пришлось не по душе. Впрочем, чего еще можно ожидать от животного, чей род появился на свет благодаря стараниям отъявленных собаконенавистников?
      Полюбовавшись на подсвеченные закатным солнцем стены университета, украшенные многочисленными, казалось, оживающими под алым светом барельефами, Т'мор вздохнул. Неожиданно вспомнился совсем другой город с его умопомрачительной магией и красотой, и по лицу парня скользнула печальная улыбка. Впрочем, гомон вагантов, появившихся на узкой примыкающей к площади улочке, и неизвестно каким ветром занесенных в университет за день до начала занятий, моментально стер всякое выражение с лица Т'мора, и человек, поправив глубокий капюшон, направился к флигелю, прячущемуся за уже подернутыми осенним золотом кронами деревьев, который и должен был на ближайшее время стать ему домом. Следом за ним мерно зацокал копытами Серый, навьюченный парой седельных сумок. Хитрый зверь каким-то образом учуял нервное настроение человека и не стал выказывать ему свое неудовольствие от долгого ожидания хозяина под навесом коновязи, а может, не счел это достаточным поводом для обиды, тем более, что ему удалось "поиграть" с тем воришкой. А подобное происходило достаточно редко. Все-таки большинство двуногих, с которыми за свою жизнь сталкивался Серый, очень неплохо представляли себе, на что способны измененные Тьмой животные, и потому предпочитали не рисковать, связываясь с хауком из-за пары седельных сумок... О том, что бы кто-нибудь попытался украсть самого скакуна, можно и промолчать. Самоубийц и в Шаэре, и в Хорогене можно было пересчитать по пальцам, и все они препочитали выбрать какой-нибудь менее экзотический способ свести счеты с жизнью.
      Ваганты, выкатившиеся на площадь, проводили удивленными взглядами удаляющуюся фигуру человека, укутанного в длинный серый балахон, и статного скакуна, следовавшего за ним, как послушная собачка за хозяином, без какого бы то ни было поводка, но тут же забыли о странном пришлом и поспешили дальше. Им еще предстояло устроиться в своих комнатах и занять места в маленьком погребке во внешнем круге университета, где вскоре должен был собраться весь цвет старших курсов для празднования начала очередного года их обучения.
      Ректор оказался предусмотрительным человеком, так что помимо довольно просторных жилых помещений флигеля, кухни и маленькой лаборатории, Т'мор обнаружил и небольшую конюшню, пристроенную к задней стене. Оставлять хаука на попечение университетских конюхов показалось парню не самой лучшей идеей. А так, дело осталось за малым... Точнее, в том, чтобы найти этого самого малого, который мог бы присмотреть за животным, когда новоявленный преподаватель Драгобужского университета будет слишком занят. К сожалению, солнце почти зашло за горизонт, а значит, поиски удальца, который не побоялся бы зайти в денник к его весьма строптивому питомцу, лучше отложить на завтра, а сегодня придется заняться всем самому. Все-таки насколько проще было с этим в Хорогене...
      Расседлав и приведя в порядок довольного вниманием хозяина Серого, уже в темноте Т'мор вошел в дом, миновал небольшой холл с ведущими в подсобные помещения дверьми, и, поднявшись на второй этаж, скинул объемные вьюки прямо в прихожей своих апартаментов. Осталось исследовать новое жилье...
      Парень щелкнул пальцами, и весь второй этаж осветился ровным желтоватым светом подвешенных под потолком светильников. Довольно кивнув, новый хозяин дома двинулся осматривать свои невеликие владения. Обойдя все три комнаты, Т'мор хмыкнул. Оговаривая условия проживания, господин ректор, несмотря на всю свою предусмотрительность, кажется, забыл упомянуть о том, что большую часть обстановки новому преподавателю придется приобретать самостоятельно. Поскольку после отбытия прежнего владельца во флигеле остался самый минимум мебели, и то, как начал подозревать Т'мор, только потому, что вытащить, например, ту же исполинскую кровать с балдахином на улицу можно было, лишь разобрав часть стены. Ни в одни двери эта махина просто не пролезет. Тем более, что разобрать саму кровать - дело хоть и возможное, но трудновыполнимое. Уж так строят мебель в этом странном княжестве. Монументально и на века. Одно интересно, как же ее в спальню затащили? Магией, разве что...
      Кроме чудо-кровати, кстати, без малейших намеков на перины и постельное белье, парень обнаружил здесь же пару несуразно огромных, украшенных затейливой резьбой шкафов для одежды, и такой же массивный обеденный стол в гостиной, на котором лежала внушительная стопка бумаг самого официального вида. Третья комната была девственно пуста. Учитывая отсутствие каких-либо драпировок или обоев, прикрывающих серый камень стен, зрелище было несколько... удручающим, да и гуляющее под сводчатыми потолками эхо от ударов каблуков по каменному полу не добавляло новому жилью уюта.
      Впрочем, отвыкший за последние два года от роскошных интерьеров, парень не стал убиваться по поводу аскетичности предоставленных ему апартаментов, решив устроить на следующий день большой забег по драгобужским лавкам. Благо, финансовых проблем он не испытывал, а сегодня... ну что ж, ему не впервой ночевать в спальнике. Так что одну ночь Т'мор как-нибудь переживет. Тем более, что ванная комната в здешних апартаментах оказалась на высоте. Может потому, что вытащить из отделанной полированным камнем комнаты тяжеленную бронзовую ванну с артефактным нагревателем было не легче, чем кровать из спальни? Ну да, тогда стоит признать, что забирать с собой унитаз или раковину прежнему владельцу было просто стыдно. Ха!
      Определившись с имеющимися в его распоряжении комнатами, Т'мор улыбнулся ходу своих мыслей и, приготовив одежду, отправился в душ.
      Утро для парня началось с визита местного ключника. Пришедший познакомиться с новым преподавателем и узнать, не нужно ли тому помочь с набором слуг и заказом мебели, ушлый старик оказался еще тем жучилой. Плавающие на поверхности его сознания обрывки мыслей о возможном наваре на неопытном юнце заставили Т'мора усмехнуться. Вот что значит отсутствие серьезных специалистов школы Разума. Никакой защиты, никаких мыслеблоков. Хотя... У того же ректора хоть какие-то мыслеблоки имелись, пусть и артефактные. Нет, Т'мор не пытался всерьез забраться в голову своему работодателю, но поверхностно прощупать человека, с которым его свела судьба, это же не преступление, да? Так, легкая форма паранойи, не больше...
      А ключник Вент неплохо устроился! Большая часть слуг в университете была подобрана именно им, причем из, что называется, "своих" людей. С мебелью же дело обстояло и того веселее. Старик доставал основную ее часть из запасников Университета, усилиями пары помощников приводил в порядок и продавал нуждающимся в обстановке своих комнат вагантам... а иногда и преподавателям. Естественно, что мало кто из "облагодетельствованных" таким образом, покидая университет, забирал все купленные у ушлого ключника монструозные предметы интерьера с собой. Вент с удовольствием выкупал их у уезжающих за символическую плату, чтобы с началом следующего года впарить тот же товар новичкам.
      Правда, в случае с Т'мором ключника ждало небольшое разочарование. На предложение помощи новый преподаватель откликнулся с живым интересом, вот только слуга ему нужен был не абы какой, а...
      Увидев злобно оскалившуюся зверюгу, обосновавшуюся в конюшне при флигеле, Вент шумно сглотнул. О хауках в княжестве слышали, но видеть лично порождение Тьмы ключнику за всю его долгую жизнь не доводилось. Кажется, найти слугу для этого странного юнца будет несколько сложнее, чем предполагал Вент. Ну ладно, зато с мебелью...
      Но и здесь ключника ждал большой сюрприз. Привыкший к экономным вагантам, он и предположить не мог, что цены на мебель в Драгобуже, называемые им в полновесных золотых кронах, оставят Т'мора абсолютно невозмутимым.
      - Уважаемый Вент, я буду вам весьма благодарен, если вы сможете предоставить мне вместительный фургон и пару помощников для доставки моих покупок в университет. - Одной фразой Т'мор умудрился вернуть старику приподнятое настроение. Как бы то ни было, без пары монет, Вент сегодня не останется.
      - Разумеется, господин Т'мор. Разумеется. - Старик расплылся в улыбке. - Если пожелаете, я могу вам предоставить не только носильщиков, но и хорошего проводника, разбирающегося в ценах и качестве товаров. Знаете, мой племянник восемь лет проработал приказчиком в одном из торговых домов Драгобужа, но ранение, полученное в стычке с разбойниками, заставило его бросить работу. Дальние путешествия с караванами для него теперь непосильны, а кому нужен приказчик, не способный сопроводить груз? Вот и пришлось ему осесть при университете.
      - Хм. Приказчик, говорите? - Задумчиво протянул Т'мор. - Ну что ж, думаю, это хорошая идея. Согласен. Пусть после завтрака он ждет меня у флигеля вместе с фургоном и носильщиками.
      - Не сомневайтесь. Вы не пожалеете о своем решении. - Ключник хитро прищурился и выбежал из флигеля с удивительной для его возраста скоростью.
      - М-да. Кстати, о завтраке. - Т'мор прислушался к своему желудку и, уловив сдвоенное урчание, усмехнулся. - Ну что ж. Отправимся на поиски обещанной ректором бесплатной еды... Хотя если дело с ней будет обстоять так же, как и с мебелью, то, помимо слуги, мне придется еще и кухаря нанять. Ладно, посмотрим.
      Поправив ринс, парень затянул его шнуровку и шагнул к выходу, мимоходом прихватив со стола обитую металлическими кольцами походную трость.
      Пойманный на выходе из галереи слуга без лишних слов проводил Т'мора в обеденный зал, расположившийся на втором этаже административного корпуса, который встретил нового учителя тихими разговорами и аппетитными ароматами, витающими в воздухе.
      - Коллеги, позвольте занять минуту вашего внимания. - Вошедший в зал следом за Т'мором ректор Ламов встал рядом с парнем. - Представляю вам господина Т'мора, нашего нового преподавателя основ Тьмы.
      Сразу после слов ректора в зале воцарилась полная тишина, а на Т'море скрестились взгляды доброго десятка сидящих за столом людей... и пары торов со знакомыми цветами ленточек, вплетенных в длинные усы.
      - Просто господин Т'мор? - Чуть глуховатым тоном поинтересовался один из торов.
      - Да. - Коротко ответил парень.
      - Что ж, приятно познакомиться. - Торы одинаково кивнули парню, и тот, что заговорил первым, в свою очередь представился. - Тан Грон ах Корг.
      - Тан Архас ах Карр. - Представился и второй тор. После чего имена и фамилии преподавателей посыпались на Т'мора как из рога изобилия.
      Спустя пару минут парень, перезнакомившийся со всеми присутствующими, устроился за столом, оказавшись между златокузнецом Гроном ах Коргом и преподавателем алхимии Славомиром, молодым человеком, напрочь отказавшимся от официального к нему обращения.
      - Тан Грон, просветите меня, пожалуйста. Я правильно понимаю, что раз есть должность мастера-златокузнеца, то в Университете готовят в том числе и артефакторов? - Осведомился у тора Т'мор.
      - Именно так. - С достоинством кивнул тор, отчего длинные ленточки в его усах чуть не окунулись в тарелку. - А вас интересует это искусство?
      - О да. - Искренне согласился Т'мор.
      - Что ж. И я, и мой коллега, глава кафедры артефакторики тан Архас, с удовольствием пообщаемся с вами на эту тему. Да и Славомир, думаю, не откажется поучаствовать в нашей беседе. У него, знаете ли, есть несколько интересных идей по поводу нанесения рун на зачаровываемые предметы.
      При этих словах ах Корга сам Славомир мучительно покраснел, а Т'мор отметил для себя, что к разработкам этого человека стоит присмотреться повнимательнее. Уж если скупые на похвалу чужих трудов торы отмечают его работу, значит, это должно быть что-то действительно выдающееся...
      - Осторожнее, господин Т'мор. Что Архас, что Грон, настоящие фанатики своего дела. Оглянуться не успеете, как они втянут вас в свои исследования. - Улыбнулась сидящая напротив парня дама. Ирисса Лато, мастер сил школы Огня и второй преподаватель соответствующего предмета в университете, с комичной серьезностью кивнула названным преподавателям.
      - О, поверьте, Ирисса, им не придется прилагать для этого чересчур много усилий. - Ламов рассмеялся. - Рекомендатель господина Т'мора в своем письме сообщил, что наш коллега и сам является неплохим артефактором. Так что, думаю, скоро команда наших исследователей получит серьезное пополнение. Не так ли, господин Т'мор?
      - Вполне возможно. - Не стал отрицать слов ректора, парень. - Если, конечно, уважаемых танов и господина Славомира не смутит разница в наших подходах к конструированию и запитыванию артефактов.
      Упомнятые торы и человек в ответ только покачали головами. Ирисса же фыркнула. Судя по всему, барышня не очень жалует предметную магию, определил для себя парень. Хрупкая и изящная, госпожа Лато произвела на Т'мора двоякое впечатление. Юное личико, светящиеся наивностью огромные фиолетовые глаза в обрамлении длинных ресниц... и паутина тончайшей защитной вязи невообразимой сложности, огненными блестками окутывающая Узор... Непростая дама, очень непростая.
      Вообще, кроме ректора Ламова, главы кафедры Жизни Радова, да пары торов-артефакторов, все преподаватели университета оказались на удивление молоды, и при этом, как понял Т'мор, очень искусны в своих областях. Это было видно по четкой структуре их Узоров и поддерживаемым щитам, многие из которых если и уступали защите той же госпожи Лато по сложности, то по своей мощи вполне соответствовали ее уровню. Иначе говоря, среди преподавателей не было ни одного чистого теоретика, и каждый из них, по факту, был, как минимум, мастером Сил. Впрочем, странно было бы ожидать иного от преподавателей университета, расположенного в непосредственной близости от пустыни Негур и неспокойного пограничья с империей Хань.
      - Позвольте вопрос, господин Т'мор. - Раздался голос с противоположного конца стола. Глава кафедры Жизни, седовласый мужчина самого что ни на есть аристократического вида, упакованный в богато украшенный жестким шитьем камзол, промокнул губы салфеткой и вперил взгляд в нового преподавателя. - Как вы наверняка заметили, в нашем кругу не принято маскировать свои основные щиты. Могу ли я просить вас об одолжении принять эту нашу традицию?
      - С превеликим удовольствием последовал бы вашему предложению, уважаемый мастер Радов. - Медленно проговорил парень. - Но увы... Я не держу активных щитов. Так что, мне просто нечего демонстрировать в качестве подтверждения своего статуса. Я ведь правильно понимаю смысл подобного действа?
      - Хм. Неожиданно. - Радов приподнял бровь. - Но если уж вы раскусили "смысл действа", может, все-таки удовлетворите наше любопытство?
      - Желательно без разрушений. - Быстро заметил ректор. А судя по взглядам, бросаемым на Т'мора остальными преподавателями, этот вопрос интересовал и их.
      - И как вы себе это представляете? - Парень покосился на ректора, единственного человека из присутствующих, кто хоть как-то был осведомлен об особенностях своего нового преподавателя. Но тот красноречивый взгляд Т'мора проигнорировал. - Ладно, попробуем...
      Под любопытными взглядами учителей, парень вздохнул, и в следующую секунду, на его плечи привычно легла прохлада тьмы, а вокруг тела взвился призрачно-черный вихрь.
      - Ну вот, как-то так. - Голос парня, искаженный его странной защитой, стал больше похож на змеиное шипение.
      - Впечатляет... - Под удивленные охи Ириссы и Славомира медленно проговорил Радов, не сводя взгляда с обманчиво-неторопливых потоков темной силы, скользящих вокруг Т'мора. - Но... я не вижу структуры... Где плетение?
      - А его и нет. - Пожал плечами парень, отпуская Тьму. - Это же первостихия. Ею нельзя напитать обычные плетения. Разорвет во мгновение ока вместе с носителем, и "мама" сказать не успеет. Потому-то я и интересуюсь артефакторикой. Это один из немногих известных мне способов более или менее упорядоченного воздействия тьмой.
      - Э-э... - Радов на мгновение запнулся, и с него тут же слетел весь аристократический лоск. Теперь перед Т'мором сидел ученый, желающий во что бы то ни стало разобраться в непонятном явлении. - Постойте, но ведь для призыва Света или Тьмы нужны направляющие, ограничители... А вы просто оформили призыв, не так ли?
      - Разумеется. - Кивнул парень. - В этом и состоит суть работы с первостихиями. Прямое волеизъявление - это все, что требуется для призыва.
      - Но ведь известно, что без соответствующих ритуалов призыв может быть смертельно опасен! - Воскликнул Славомир.
      - Несомненно. Если не соизмерять свои силы и пропускные возможности Узора, последствия призыва могут оказаться фатальными. Кроме того, имеет значение и сама воля. Например, любому магу школы Разума, чье сознание максимально структурировано и эффективно, призыв родной стихии дастся куда проще и с большей вероятностью приведет к требуемому результату, нежели тот же призыв, осуществляемый с помощью ритуалов, но без четкого волеизъявления призывающего. - Согласился Т'мор.
      - Следует ли из этих слов вывод, что вы сами неплохой маг школы Разума? - Взвешивая каждое слово, поинтересовался глава кафедры Жизни, прочно взявший лидерство в этом своеобразном допросе новичка.
      - Это так. - Кивнул Т'мор. - Но на вашем месте, я не стал бы сразу ставить крест на идее прямого контроля стихии, только исходя из того, что вы не обладаете необходимым талантом к школе Разума. Да, магам нашей школы изначально куда легче дается этот контроль, но только потому, что для нас четкое волеизъявление, предельная конкретизация мыслеобраза и структурирование собственного сознания - действия уже привычные, они - основа нашего искусства. Но человеку несведущему в школе Разума достаточно воспользоваться некоторыми дисциплинирующими мышление методиками нашей школы, и дальнейшее развитие его таланта прямого контроля родной стихии будет зависеть только от пропускной способности его собственного Узора.
      - Это касается только первостихий? - Тихо поинтересовался ректор.
      - Отчего же? - Пожал плечами Т'мор. - Неужели вы никогда не слышали о воплощениях стихий? Воплощение воздуха, воды, огня...
      - Ор-Леон! Солнечный лев. - Прошептала Ирисса. Кто бы сомневался. Кому, как не магу огня вспомнить о легендарном короле-основателе, согласно той же легенде, бывшим последним воплощением этой своенравной стихии.
      - Так, господа! Время не стоит на месте. - Вдруг встрепенулся ректор, взглянув на каминные часы. - Предлагаю продолжить нашу увлекательную беседу за обедом. Ваганты уже ломятся в учебные залы... Прошу прощения, Т'мор, но вашу увлекательную лекцию придется прервать. У нас осталось всего пять минут до начала первой лекции.
      Кивая на ходу новому коллеге, несколько пришибленные преподаватели потянулись к выходу из зала, а сам парень, удивленный столь странной реакцией на свои слова, вздохнув, вспомнил о затеянной поездке в Драгобуж. Вент наверняка уже приготовил все необходимое. Но как бы парень ни горел желанием поскорее привести свое новое жилище в пристойный вид, ему пришлось задержаться по воле ректора.
      - Господин Т'мор... - Ламов в задумчивости побарабанил пальцами по крышке стола. - Даже не знаю, как сказать...
      - Прямо, господин ректор. - Усмехнулся Т'мор. - И желательно без "господина".
      - Хорошо... коллега. Думаю, мы действительно можем обойтись без этого официоза, тем более, что так и принято между преподавателями нашего университета, в отсутствие вагантов, разумеется. - Согласился Ламов, чуть расслабившись. - Так вот, Т'мор, только что вы говорили об удивительных вещах. Простых, и тем более невероятных. Исходя из ваших слов, я могу сделать вывод, что теоретически любой маг может стать воплощением своей стихии, это так?
      В той или иной мере. - Пожал плечами Т'мор. - Это уж зависит от усердия мага, его способностей. И простите, но я не вижу в этом ничего удивительного. Что вас так изумило в моих словах, не понимаю.
      - Вижу. - Вздохнул ректор. - Попробую кратко объяснить. Понимаете, для нас, я имею в виду людей, воплощения стихий давно уже стали легендой, можно сказать, мифом. И вдруг появляется некий молодой человек с заявлением, что стать такой легендой способен любой маг. Теперь понятно?
      - Не знал, что люди утратили это знание. - Нахмурившись, парень взглянул на ожидающего продолжения ректора и вздохнул, - я-то учился в Аэн-Море, а хоргам, как и риссам, кстати, это прекрасно известно. Более того, у них Мастером Вязи может стать только маг, показавший полный волевой контроль над своей стихией. Правда, им изначально легче, поскольку каждый хорг или рисс в той или иной степени наделен крохой дара школы Разума, редко настолько большим, чтобы определяющие артефакты выявляли этот дар, но достаточным, чтобы изучение основ защиты мыслей было обязательным для каждого жителя темных земель.
      - Но у нас нет и этих крох. - Заметил ректор. - Маги разума чрезвычайно редки среди людей. Уж вам ли этого не знать?
      - И что? У некоторых хоргов эта способность дальше спонтанной эмпатии не идет, хоть убейся, но это не мешает им практиковать волевой контроль, и добиваться неплохих успехов, между прочим. Я уж молчу о том, какие усилия им приходится при этом прикладывать, чтобы усмирить собственное темное начало. Хаос, знаете ли, не большой любитель какого бы то ни было контроля.
      - Звучит заманчиво, но... - Начал было ректор, но тут же перебил сам себя. - Кстати, вы же владеете необходимыми волевыми техниками, да?
      - Разумеется. Хотите попробовать пойти по этому пути? - Догадался Т'мор.
      - А вы можете предложить другие доказательства своей правоты? - Приподнял бровь Ламов.
      - Хм. Ну, если смотреть с этой точки зрения... - Развел руками парень и усмехнулся. - Я принесу вам записи... Но размножать их вам придется самому.
      - Размножать? - Не понял ректор.
      - А вы думаете, остальные наши коллеги пропустили мои слова мимо ушей? - Хмыкнул Т'мор.
      - О нет... - Дошло до Ламова.
      Поездка в Драгобуж удалась на славу. Присланный Вентом бывший приказчик действительно оказался неплохим знатоком в своем деле, так что большая часть покупок обошлась Т'мору куда дешевле, чем он сам ожидал. В общем, славный малый, ну а то, что при этом он еще и сумел себя не обидеть, так честь ему и хвала. Риссы научили Т'мора ценить подобные таланты. Да и ленивых грузчиков Брадмир, а именно так звали хромого приказчика, быстро привел в рабочее состояние и внимательно следил, чтобы те по небрежности или раздолбайству не причинили ущерба покупкам.
      В общем, коротким путешествием в столицу княжества Т'мор был доволен. Хотя, конечно, основным поводом для удовольствия стала оценка "светлых камней", в свое время полученных им в Лиисте в качестве части оплаты за трофеи. Как оказалось, торы крайне неохотно заглядывают в Староозерное княжество, а уж за море и вовсе носа не кажут, так что приходится купцам самим снаряжать караваны и корабли к полуденному побережью Долгого моря, в единственный портовый город Торинира. Вот и получается, точно как в поговорке росичей, оставшихся в далеком полуразрушенном мире: "за морем телушка - полушка, да рубль перевоз". Так что, цены на изделия крепышей в человеческих землях соответствующие, что несказанно порадовало Т'мора, равно как и наличие у людей собственной банковской системы с отделениями во всех крупных городах. Благодаря ее существованию, парню не пришлось таскаться по застроенному старобранианскими зданиями Драгобужу с мешком золота, прилично оттягивающим плечо, и уже через час после сделки с местным купцом, разом выкупившим у Т'мора половину камней, вырученные пять тысяч крон улеглись в банковском сейфе. Главное, чтобы они не повторили судьбу тех денег, что мертвым грузом повисли в одном из хранилищ Хорогена на счету, которым Т'мор вряд ли сможет воспользоваться в ближайшие годы.
      Вспомнив об этом, парень поморщился и постарался отвлечься, любуясь окружающими красотами. А посмотреть было на что. Дорога к университету, по которой катился фургон, запряженный парой лохматых лошадок, пролегала через небольшую рощицу, щедро усыпанную багрянцем и золотом листвы. Вскинув голову, Т'мор потянул носом прохладный воздух, напоенный ароматами леса, и, любуясь небесной синевой, пробивающейся через яркую листву деревьев, склонивших над дорогой свои ветви, довольно кивнул. Хорошо. Серый, словно уловив мысли хозяина, поддержал его тихим рыком и чуть прибавил ходу.
      Вскоре роща сменилась выкошенным полем, своеобразным поясом окружившим небольшой холм, на вершине которого, в обрамлении красных черепичных крыш, виднелись четкие силуэты высоких зданий университета, а у подножия громоздились высокие стены, ощетинившиеся парой десятков башен.
      Миновав подвесной мост над глубоким, хотя и безводным рвом, Т'мор въехал в открытые ворота университетского городка, а следом за ним, громко стуча стальными ободами по брусчатке, на внешний круг вкатился и фургон с покупками. Широкая улица, идущая вдоль всей крепостной стены, торговая часть городка, встретила Т'мора шумом и гвалтом. Занятия уже закончились, и вокруг то и дело мелькали форменные темно-синие камзолы вагантов, снабженные значками своих факультетов, или, как принято говорить в университете, "скамей".
      Т'мор почувствовал урчание в животе, к которому тут же присоединились требовательные мыслеобразы Уголька, и завертел головой в поисках отставшего в суете внешнего круга фургона.
      - Брадмир. - Парень окликнул возницу, и тот вопросительно взглянул на нового преподавателя. - Езжай к моему флигелю, проследи за разгрузкой, а я пойду перекушу... и еще, если не сложно, отведи Серого в конюшню за домом. Договорились?
      - Сделаем, господин Т'мор. - Уважительно кивнул бывший приказчик. Ему понравился молодой маг, знающий цену деньгам, и не падкий на бессмысленную роскошь, коей полно на торгу Драгобужа. Все вещи, выбранные новым преподавателем университета, отличались добротностью, не были лишены известного изящества, но при этом оставались предельно функ-цио-наль-ны-ми, что говорило об обстоятельности человека. А уж то, что, понаблюдав за торгом приказчика в лавке старого скупердяя шорника Лешко, Т'мор просто всучил Брадмиру тугой кошель, и впредь занимался только выбором необходимых покупок, оставляя споры о цене бывшему приказчику, и вовсе в глазах Брадмира подняло мага на пьедестал. Разглядел же он как-то, что приказчик соскучился по любимой работе, да не побоялся большие деньги доверить. Ну и с оплатой помощи не поскупился. Хороший человек, одним словом. Правда, коняга у него, врагу не пожелаешь. Ишь, как зубами клацает, того и гляди кусок бочины вырвет. Бр-р.
      Бывший приказчик глянул вслед удаляющемуся от повозки магу, и решительно направил лошадей на лучевую улицу, придерживая длинный повод идущего рядом с фургоном, недовольного расставанием с хозяином Серого.
      Т'мор с трудом вытряхнул из головы залетевшие туда обрывки мыслей Брадмира и, подумав, выставил легкий мыслеблок. Если все окружающие будут так громко думать, то обед точно будет испорчен.
      Оглядевшись, парень заметил большую вывеску и, подозрительно прищурившись, прочел название.
      - Да, будет чистой удачей, если мне удастся здесь поесть без приключений. - Пробормотал Т'мор. - С таким-то названием... хм. С другой стороны, никакой альтернативы поблизости все равно не наблюдается, до ужина в университете далеко, а кушать хотца.
      Договорившись сам с собой, парень перехватил поудобнее трость и решительно шагнул к заведению, название которого его так насторожило. Открыв дверь, Т'мор насладился долгим переливчатым звоном и нырнул в полумрак обеденного зала, не собирающийся уступать под натиском не по-осеннему яркого солнца, лучи которого с трудом продирались через мелкие стеклышки в деревянных переплетах узких окон. Хотя это, конечно, не помешало Т'мору хорошенько осмотреться.
      "Веселый задира" оказался добротным трактиром, обставленным неподъемно тяжелой и массивной мебелью. Подобный дизайн, должно быть, призван был осложнить ее использование в качестве оружия метательного или ударно-дробящего действия, вот только Т'мор порядком сомневался, что это кого-либо останавливало от попыток навернуть ею ближнего своего по голове.
      В зале было почти пусто, наверное поэтому многочисленные светильники, развешенные под потолком над столами, и не были зажжены. Лишь какая-то воркующая парочка в темно-синих цветах вагантов устроилась в дальнем углу, у открытого по хорошей погоде окна, да за высокой стойкой клевал носом длинный как жердь трактирщик. Впрочем, стоило Т'мору приземлиться за один из широких столов, как рядом тут же нарисовалась пышная розовощекая служанка в длиннополой темно-красной юбке и беленой вышитой блузе с низким вырезом, демонстрирующим немалые достоинства шустрой особы.
      - Чего желает достойный маг? - С придыханием проговорила пышка и, правильно поняв удивление проступившее на лице Т'мора, кивнула куда-то в сторону входа в зал. - Определитель на входе.
      Парень глянул в указанном направлении внутренним оком и тихо хмыкнул. То, что он принял за дверной колокольчик, оказалось простеньким звуковым плетением, реагирующим на упорядоченный Узор входящего. Оригинальное решение... а вот воплощение подкачало. Такое впечатление, что этот "колоколец" на коленке зачаровывали. Ну да ладно.
      - А что может предложить ваше заведение усталому прохожему? - Вернулся в реальность Т'мор.
      - Все, что угодно господину магу. - Недвусмысленно мурлыкнула служанка, чей голос в этот момент удивительно напомнил парню интонации Риллы, отчего Т'мор еле слышно недовольно хмыкнул.
      - Кувшин лагра, сразу. Мяса жареного побольше, с кровью, свежие овощи, гранник огневки. - Безразличным тоном проговорил парень. Служанка кивнула, повела пухлым плечом и испарилась. Не прошло и минуты, как к столу подошел трактирщик с кувшином душистого пенного лагра, большой керамической кружкой и тарелкой копченого сыра на подносе.
      - Благодарю. - Кивнул Т'мор. В ответ трактирщик буркнул что-то маловразумительное и, выгрузив содержимое подноса на стол, ушел обратно за стойку. Пригубив лагр, Т'мор блаженно улыбнулся и, вытянув под столом гудящие после долгой ходьбы по драгобужскому торгу ноги, подхватил с тарелки пару ломтиков сыра. Красота!
      К тому моменту, когда парень ополовинил кружку, в зале начал собираться народ. В большинстве своем это были вездесущие ваганты, спешащие отпраздновать начало нового учебного года. Но было и несколько птиц совсем иного полета. За соседним столом, например, устроилась весьма колоритная парочка: солидный седой купчина с изборожденным морщинами лицом, но крепкого, совсем не стариковского телосложения, и его более молодая копия, облаченная в укрепленный доспешными пластинами ринс и с тяжелым мечом на поясе. С такой экипировкой он был больше похож на преуспевающего наемника, нежели на папеньку-купца. А дальше, перекрывая подходы к этой парочке от дверей, за столом, стоящим чуть ли не в центре зала, устроилось трое наемников, судя по всему подчиненных отпрыска купчины, в данный момент сверлящего Т'мора хмурым взглядом.
      Парень уже хотел было поинтересоваться, чем он привлек внимание этого господина, но тут рядом возникла давешняя служанка, и ноздри Т'мора затрепетали, почуяв аромат горячего мяса. Взвесив все "за" и "против, парень мысленно плюнул и на купца, и на его подозрительно поглядывающего сынка, и на их охрану, после чего еще раз втянул носом дразнящий аромат и, подвинув к себе огромную тарелку, принялся кромсать истекающее горячим розовым соком мясо. Огневка кометой скользнула в желудок, еще больше распаляя аппетит, следом за ней отправился кусок мяса и хрустящий поджаристой корочкой, еще теплый хлеб.
      Уголек только что хвостом не бил от радости, а сам Т'мор на какое-то время выпал из реальности. Ровно до тех пор, пока не опустошил тарелки. Довольно крякнув, парень вытер руки салфеткой, потянулся к кувшину, с появлением еды отодвинутому на край стола... и еле успел удержать лагр от падения на пол, когда напротив него, основательно качнув стол, на лавку приземлился здоровый детина в камзоле ваганта.
      - Ну ты жра-ать... - Прогудел детинушка, с деланным восхищением, но тут же заговорил совсем иначе. - Поел? Попил? А теперь освободи стол, подмастерья тоже хотят кушать и пить.
      - Вот за что мне это? - С тяжким вздохом обратился к купцу с сыном Т'мор. Те, несколько насторожено следившие за происходящим, на автомате пожали плечами. Т'мор печально покивал, соглашаясь. - И я не знаю. Но надоело до жути. В какой трактир ни зайду, обязательно какая-нибудь гадость происходит.
      Т'мор перевел взгляд на недоуменную рожу ваганта.
      - Гадость, тебе чего надо? Или ты тоже на статистику работаешь?
      - Борзеешь, наемник. - Рыкнул детина, сжимая кулаки, а за его спиной возникло еще четверо таких же синекамзольных, молча уставившихся на Т'мора.
      - Вот люди. - Снова обратился к соседям парень. - Ни поесть спокойно не дадут, ни лагра попить. Тьфу.
      - Господин Т'мор! Господин Т'мор! - К столу пробрался непонятно как очутившийся здесь Вент и, не дав налившемуся яростью наглому ваганту вскипеть, затараторил, - господин Т'мор, госпожа Ирисса просила вас зайти к ней до ужина, а до него всего-то с час осталось. Уж извините, еле вас нашел. Если бы не Брадмир, уж и не знаю, как бы я управился. Извините, господин Т'мор. Я, вот, как только она попросила, тут же к вам домой отправился, а вас нет. А Брадмир говорит, он там за грузчиками присматривал, так вот Брадмир и говорит, мол, вы его попросили фургон доставить, разгрузить, да лошадь в конюшню свести, а сами во внешнем круге остались, я сюда, а вас никто не видел, спрашиваю, никто ничего сказать не может. Вот только сейчас и нашел. Вы уж не сердитесь...
      - Вент, Вент, постойте, не мельтешите. - Поморщился Т'мор, краем глаза глянув на застывших соляными столбиками вагантов. - Госпожа Ирисса не сказала, зачем я ей понадобился?
      - Ох, вот не знаю, право, господин Т'мор. - Снова начал набирать обороты Вент, но был тут же остановлен.
      - Все. Все. Спасибо, господин ключник. Я все понял. Уже иду. - Т'мор повернулся к наблюдавшим всю эту сцену соседям, и, учтиво кивнув, поднялся из-за стола. Те так же молча ответили. Купчина понимающе, а вот в глазах его сына явно проскользнуло разочарование. Ну-ну. Проходя мимо детины, парень услышал его сдавленный шепот.
      - Мы еще встретимся, наемник.
      - Сколько пафоса. Конечно, встретимся. И гораздо раньше, чем ты думаешь. - Усмехнулся ему на ходу Т'мор, но вдруг развернулся, и звонко щелкнул по столу ногтем. - Хороший стол. Был.
      Следуя за постоянно оглядывающимся ключником, Т'мор добрался до стойки и, выудив пару "белых" - серебряных монет, вручил их трактирщику.
      - Это за обед и стол. - На что получил в ответ недоуменный взгляд и пояснил, ткнув пальцем в сторону устраивающихся на его месте вагантов под предводительством все еще пыхтящего от злости детинушки. Как раз в этот момент "отвоеванный" у Т'мора предмет мебели заскрежетал, дрогнул и, немыслимо изогнувшись, вдруг осыпался мелкой трухой. Глаза трактирщика округлились, а Вент только вздохнул. Ваганты взревели, а как отреагировали купец с сыном, Т'мор не увидел, слишком далеко, да и народу в зале значительно прибыло. А уж после ора синекамзольных, многие посетители еще и с мест повставали, стараясь рассмотреть, что же произошло у вагантов. А когда разобрались и пришли к выводу, что это сами университетские чего-то не того наколдовали, Т'мор уже шел следом за Вентом по одной из лучевых улиц, ведущих к центру городка.
      - Спасибо вам, господин ключник. - Проговорил парень у дверей в комнаты Ириссы.
      - За что?
      - За то, что так вовремя меня нашли... и за то, что так печетесь о своих родственниках. - Скривил губы в страшноватой улыбке Т'мор. - Не хотелось бы мне начинать работу в университете с избиения учеников. Это непедагогично, не находите?
      Вент заторможено кивнул, мысленно пообещав себе всыпать оборзевшему от безнаказанности внуку пару "горячих" и, развернувшись, потопал по своим делам. Может, ему показалось, конечно, но он мог бы поклясться, что за его спиной раздался тихий голос нового преподавателя.
      - Раньше надо было. Теперь уж поздновато.
      Обернувшись, ключник увидел только пустой коридор и закрытую дверь. Куда он делся? Нет, точно показалось... Но... как этот учитель узнал, что Мечислав Венту родня?!
  

ЧАСТЬ I. ДРАГОБУЖ

Глава 1. Светлые... Темные... под грязью не видно!

   Апартаменты Ириссы, хоть и находились непосредственно в здании Университета, почти ничем не отличались от тех комнат, что достались Т'мору. Если не считать обстановки, разумеется. Любой, кто зашел бы сюда, с уверенностью мог бы сказать, что он находится во владениях принадлежащих женщине. Нет, здесь не было обилия рюшечек, кружавчиков или пошлого розового цвета. Но во всей обстановке чувствовался уют, создать который способна только настоящая женщина. Т'мор огляделся и, не заметив присутствия хозяйки, громко постучал по мощному дубовому косяку двери.
   -А, господин Т'мор! Я и не слышала, как вы вошли. - Проговорила Ирисса, выходя в холл. - Идемте в гостиную, там нам будет удобнее. Вент вас все-таки нашел, да?
   - О да. - Усмехнулся Т'мор, следуя за хозяйкой, в драпированную темно-зеленой тканью, комнату, заставленную массивной, но удобной мебелью. - Удивительно вовремя, надо сказать...
   - Я вас сильно отвлекла? - Приподняла бровь Ирисса, усаживаясь в глубокое кресло и, жестом предложив Т'мору, соседнее.
   - О, кажется, мы друг друга недопоняли. - Качнул головой парень, устраиваясь напротив хозяйки квартиры. - Просто, если бы не появление Вента, одним трактиром в городке стало бы меньше.
   - Неужели нашелся сумасшедший, рискнувший задеть преподавателя университета? - Удивилась мастер Огня.
   - Хм. Должен признать, здесь есть доля и моей вины. Утром я забыл надеть медальон. - Вздохнул Т'мор, - а в лицо, как вы понимаете, меня здесь еще никто не знает.
   - А! - Ирисса весело рассмеялась, продемонстрировав Т'мору жемчужные зубки. - Это уже, наверное, можно назвать традицией. В свой первый день, я тоже забыла медальон, и это закончилось небольшим пожаром и серьезными ожогами ниже пояса одного любвеобильного самца не понимавшего слово "нет". А чем это закончилось для вашего противника?
   - Не поверите, - усмехнулся парень. - Кроме одного рассыпавшегося в труху стола, никаких последствий.
   - Надо же... И это темный маг. - В притворном негодовании наморщила носик женщина, но тут же улыбнулась. - Признайтесь, вы представляетесь таковым, только чтобы произвести впечатление на окружающих.
   - Вы меня раскусили, госпожа Ирисса. Преклоняюсь перед вашим интеллектом. - Вздохнул Т'мор. - Но я надеюсь, что вы не станете открывать этот секрет нашим коллегам?
   - Ну что вы, господин Т'мор. - Протянула мастер Огня. - Разумеется, я сохраню это в тайне... По крайней мере, постараюсь.
   - О? И что же я могу сделать, чтобы ваши старания наверняка увенчались успехом?
   - Сущий пустяк. - Захлопала ресницами Ирисса. - Ректор просил меня скопировать некие записи...
   - Милая Ирисса, вы из меня просто веревки вьете. - Усмехнулся Т'мор. - Как насчет того, чтобы получить их после ужина?
   - Это было бы просто замечательно. - Кивнула собеседница. - А сейчас, если уж мы закончили с вопросами шантажа, может чаю?
   - С удовольствием. - Согласился Т'мор.
   За беспечным разговором ни о чем, подошло время ужина, после которого Т'мор передал Ириссе обещанные записи... и следующую пару дней он проклинал себя за длинный язык. Преподаватели, среди которых, откопированные записи разлетелись как горячие пирожки, завалили его вопросами и просьбами "пояснить некоторые моменты", порой сводившиеся к самым натуральным практическим занятиям.
   - Ничего. Зато после такой практики, занятия с вагантами покажутся вам настоящим отдыхом. - Усмехнулся ректор Ламов, когда Т'мор, вломившись в его кабинет, высказал свое мнение о столь активном интересе преподавателей.
   - Может быть. Только вынужден предупредить, что с началом лекций, я уже не смогу уделять каждому желающему столько же времени, как сейчас. - Нахмурился Т'мор, но тут же расплылся в ехидной, хоть и чуть жутковатой улыбке. - Может, стоит организовать класс из преподавателей, а?
   - Кха-х. - Поперхнувшийся чаем, ректор смерил Т'мора странным взглядом. Похоже, идея усадить коллег за парты, с трудом укладывалась в его голове. - Я подумаю над этим... Когда у вас первая лекция?
   - Завтра. - Вздохнул Т'мор, вспоминая, сколько еще работы ему предстоит проделать за сегодняшний вечер, чтобы с утра во всеоружии встретить толпу вагантов, чье внимание еще нужно будет как-то удержать, что было большой проблемой, если, конечно, верить рассказам коллег...
   Глядя на свое отражение в тусклом зеркале, Т'мор провел рукой по стягивающему его щеку шраму, и лицо его словно выцвело. Четко обозначились желваки, в серых глазах взвихрилась темная метель, но через мгновение опала, только радужка стала значительно темнее. И все. Казалось бы, ничего серьезного не произошло но, только что живое, лицо человека превратилось в каменную маску. Т'мор накинул капюшон своего плаща и, резко развернувшись, так что полы одежды взметнулись за его спиной, вышел из предоставленных ему апартаментов.
   Именно таким и увидели своего нового преподавателя, ваганты четвертого года обучения, шумной гурьбой ввалившиеся в огромный подземный круглый зал, облицованный гранитными плитами. Голоса будущих магов гулким эхом носились под высоким прячущимся в густой мгле потолком, поддерживаемым массивными колоннами.
   - Тишина. - Негромкий, но требовательный голос, несмотря на стоявший в зале гвалт, услышали все ваганты, так, словно, это слово произнесли прямо над ухом каждого из них. Шум утих, и все взоры обратились ко входу в лаборатории. Именно оттуда обычно выходил их прежний преподаватель, и именно там стоял обладатель требовательного голоса.
   - Мое имя - Т'мор, для вас - учитель Т'мор. Я здесь, чтобы ознакомить вас с тем, что некоторые, "особо умные" личности именуют черной магией. - Фигура в длинном плаще с накинутым на голову капюшоном, двинулась вперед, и казалось, что густая тьма, клубящаяся за его спиной, качнувшись, потекла следом, медленной, но неумолимой волной накатывая на сгрудившихся в центре зала учеников. В страхе, ваганты одновременно подались назад. Чутье будущих магов, если не вопило, то уж точно шептало своим хозяевам, что от этого типа лучше держаться подальше. А учитель тем временем бесшумно шел прямо на них, только глухо ударяла в пол, обитая стальными кольцами трость в его руке. Остановившись в центре зала, он замер на месте. Капюшон шевельнулся, словно преподаватель обвел взглядом оказавшихся выстроенными перед ним полукругом, вагантов. А потом по залу разнесся абсолютно безэмоциональный голос, ледяной, словно пики Таласса. - Замечательно. Именно так вы и будете стоять на каждом занятии.
   - Э-э... Учитель Т'мор? - Один из учеников, сделал осторожный шаг вперед, и эхо его голоса и шагов заметалось под потолком.
   - Слушаю, вагант...? - В отличие от собеседника, голос преподавателя вообще не дал никакого эха.
   - Латмир, старший вагант скамьи Ререка. - Откликнулся ученик, смуглый паренек небольшого роста, с очень серьезным выражением лица. - А наши парты?
   - Парты? Ваши? - Лицо учителя на мгновение обозначилось в тени капюшона. Т'мор окинул безразличным взглядом удивленных его юным видом вагантов. - Парты принадлежат университету, и на моих занятиях они вам не понадобятся, смею вас уверить. А теперь, если больше вопросов нет, начнем, пожалуй. Я ознакомился с записями своего предшественника на этой должности, и остался крайне недоволен их содержанием.
   В зале поднялся ропот, но прыгнувшая из-за спины преподавателя Тьма моментально его подавила, окунув вагантов в непроглядный мрак и безмолвие.
   - Я требую тишины, и я ее добьюсь... так или иначе. - Шепот учителя змеей заползал в уши каждого замершего от ужаса ваганта. Миг, и вот уже ученики моргают от кажущегося им слишком ярким света немногочисленных светильников, а их преподаватель по-прежнему стоит в центре зала, положив руки поверх выставленной перед собой трости. Тихо прошелестел капюшон, вторя повороту головы оглядывающего толпу вагантов темного мага. - Раз вы готовы слушать, я продолжу. После прочтения записей предыдущего преподавателя у меня сложилось мнение, что он вел не тот предмет. Ему бы больше подошло что-нибудь вроде "Сказок и мифов народов Мор-ан-Тара". По крайней мере, его трактовка обычаев, этикета и правил сосуществования темных народов вообще, и их магов и жрецов в частности, наводит именно на такие мысли. Что, впрочем, не удивительно. Если учесть подкачавшее происхождение этого, с позволения сказать, учителя. Большего бреда, чем ведомый двуязыких преподающий основы Тьмы, я не встречал... У вас есть вопрос? - Т'мор повернулся в сторону руки, робко поднимающейся над головами, где-то в гуще толпы. - Смело. Что ж, в этом случае прошу вас проявить еще немного храбрости и выйти вперед. Я желаю видеть глаза того, с кем разговариваю. Ну же...
   В толпе наметилось какое-то шевеление, рука исчезла, но спустя несколько секунд ее обладательницу буквально выпихнули из рядов вагантов, точно напротив преподавателя.
   - Итак, вагантесса...
   - Тара. - Тихо пискнула черноволосая, чуть бледноватая девушка, и почувствовав на себе изучающий взгляд учителя, поежилась.
   - Слушаю вас, Тара. - Ей почудилось, или в голосе преподавателя действительно проскользнули вполне человеческие нотки?!
   - Я... У меня вопрос, учитель Т'мор. - Собравшись с духом, девушка расправила плечи, и посмотрела в глаза собеседника... ну, туда, где они теоретически должны были бы находится, и где в реальности был виден только темный провал капюшона. - А чем плох ведомый эйре в качестве наставника основ Тьмы, и кто такие эти ведомые вообще?
   - Ой, как все запущено... - Вновь прошелестел капюшон, словно учитель покачал головой, но на этот раз Тара действительно услышала самую настоящую иронию в голосе мага. - Ну да ладно. Вопрос задан, и как ни странно имеет прямое отношение к теме наших встреч. Можете занять свое место, или встать в первом ряду, Тара, если желаете. Хоть сегодняшняя лекция является обзорной, и не предполагает углубленного подхода, но на этот вопрос я обязательно отвечу. Можете считать это проявлением моей антипатии к представителям эйре и их идейным прихлебателям.
   Тара попыталась ввинтиться в толпу сокурсников, но те стояли насмерть. Что, впрочем, совсем неудивительно, учитывая отношение вагантов к сокурснице, славившейся в университете своим "дурным глазом".
   - Вагантесса Тара, если ваши однокашники настолько не хотят жить, что не дают пройти темной жрице, пусть и потенциальной, это их проблемы. Просто позвольте своей стихии их обеспечить. - Насмешливый голос преподавателя заставил Тару покраснеть. Именно за спонтанные выбросы силы - "дурной глаз", ее и недолюбливали однокурсники. И со стороны учителя было крайне "мило" заострить внимание окружающих на этом факте.
   - Но... они же мои однокурсники. - Тихо пробормотала Тара. - И вообще, я так не могу. Это неправильно.
   Рядом раздались издевательские смешки оценивших шутку вагантов, и замершая перед ними девушка совсем было пала духом, но странный учитель моментально расставил точки над и.
   - Для тех, кто за последние четыре года обучения, так и не соизволил открыть кодекс Тьмы, где описываются правила поведения разумных при общении с представителями темной ветви Мор-ан-Тара, хочу заметить, что смеяться над жрицей Тьмы, это вообще самый прямой путь к долгой и мучительной смерти. Для тех, кто не понял, объясняю популярно. - Преподаватель стукнул тростью об пол, и невидимая, но ясно ощущаемая Тарой сила, в один миг опрокинула толпу вагантов, и прижала их тела к полу, не давая шевельнуть даже пальцем. Учитель же кивнул оставшейся на ногах вагантессе на место у одной из колонн, подпирающих свод подземелья и, дождавшись, когда она займет указанную точку, одним жестом отпустил призванную стихию. Едва кряхтящие, пребывающие в тихом шоке от подобных методов преподавания, ваганты поднялись, организовав уже привычную толпу, Т'мор заговорил снова.
   - Запомните раз и навсегда! Кодекс Тьмы, это не замшелые закорючки, написанные выжившими из ума идиотами. Кодекс, это правила техники безопасности, которые НУЖНО соблюдать, если хочешь остаться жив при общении с представителями первостихии Хаоса. Оскорбить темного мага опасно для здоровья, но оскорбить темного жреца, - жить не хотеть. Тьма умеет и любит мстить. Если темный маг не способен отомстить, он, скорее всего, умрет сам. Тьма не любит слабость. Если же отомстить за себя не может жрец, Тьма сделает это за него, сама. И поверьте, в этом случае, возмездие будет многократно превосходить обиду. Это, пожалуй, единственное правило, неукоснительно соблюдаемое столь переменчивой стихией. И это не метафоры. Все что я сейчас сказал, вам следует понимать буквально. Кстати, вагантесса Тара, получите свой балл. - Маг ткнул тростью в сторону ученицы и, сорвавшийся с ее оконечника багровый разряд, оставил на ладони девушки пульсирующую точку. - После лекции приложите ладонь к рабочей тетради, она зафиксирует получение отметки.
   - За что? - Вырвалось у непонимающей происходящего Тары.
   - Вопрос с места... но я сегодня поразительно добродушен. - Хмыкнул Т'мор. - За сдержанность. Ваганты запомните еще одну вещь. Есть несколько способов избежать мщения Тьмы за обиду, нанесенную темному жрецу. Способ первый - умереть. Способ второй, более сложный, если жрец хотя бы инициирован - победить его в поединке. Способ третий - получить прощение самого жреца. Способ четвертый, иногда проистекающий из третьего - жрец может сам отказаться от мести, что и продемонстрировала вам вагантесса Тара. Но с этим способом, все несколько неоднозначно. Тьма может решить не мстить за отказавшегося адепта, а может... пошалить. И можете мне поверить, шалости первостихии могут оказаться подчас куда затейливей самой изощренной мести. Уяснили?
   Гробовое молчание было ему ответом. Краем глаза глянув на Тару, Т'мор мысленно выругался. Кажется, он все-таки перестарался со спецэффектами. Вон, девушка, после его наглядных методов преподавания, до сих пор пребывает в глубокой прострации.
   Молчание затягивалось, но, наконец, ваганты все-таки поняли, что от них ждут осмысленного ответа, и нестройно, но согласно загудели.
   - Вот и замечательно. Надеюсь, все вы также поняли, что для выживания на моих лекциях... про практические занятия, я вообще молчу, вам необходимо будет знать Кодекс наизусть? Отлично. Потому как без знания техники безопасности, к работе с темным источником я вас просто не допущу. А теперь переходим к следующему номеру нашей программы. Эйре и их ведомые. Как вы несомненно знаете, в Мор-ан-Таре представлены расы двух первостихий. Кто мне их назовет? Может, вы Латмир?
   Названный вагант тяжело вздохнул, но наученный опытом сделал шаг вперед, и довольно бордо назвал все темные и светлые расы, выделив среди них только торов, по поводу которых, копья продолжали ломаться с завидным постоянством.
   - Вот так. Великолепный образчик преподавания под диктовку эйре, чтобы там не плел наш многоуважаемый ректор. - Проговорил Т'мор, едва Латмир умолк. - Нет-нет, вагант Латмир, вы почти все сказали верно. Хотя и допустили одну неточность. Человечество относится не только к светлым, но и к темным расам. Иначе бы, откуда среди людей появлялись темные маги?... Вот только не надо нести бред о добре и зле. Эйре, знаете ли, во время войн, тоже не цветочки нюхали. Да и конкурентов, будь то финансовых или политических, к праотцам спроваживают, будьте нате, и работорговлей не гнушаются, так что, уж извините, но нет. Все гораздо проще. Эйре есть создания Света, или иначе Порядка. Хорги и риссы, чистые порождения Тьмы, иначе говоря, Хаоса. А вот люди, люди это особая статья. Человек есть дитя Света и Тьмы. Точка. Подтверждается это хотя бы тем фактом, что у человека в отличие от представителя любой другой расы Мор-ан-Тара, два источника сил. И Тьма и Свет. И какой стихией будет пользоваться каждый конкретный человек, выбирать только ему самому. По уму это стоит делать, определяя предрасположенность потенциального мага к той или иной первостихии. Ведь, как у людей нет одинаковых Узоров, так не бывает и одинаковой склонности к Тьме или Свету. Всегда есть крен в какую-то определенную сторону, и его надо учитывать, но демагогия эйре из любого одаренного человека делает светлого мага. И если конфликт стихий в нем слишком велик, получается абсолютная посредственность, чей дар Тьмы забит, а Дар Света просто слишком мал, чтобы из него выжать что-то путное. Есть здесь, и еще пара подводных камней, а именно: выбрав один источник, человеку будет крайне тяжело обращаться к другому. Слишком разные принципы работы. По крайней мере, так будет поначалу. Сильнейшие маги, потратившие не один десяток лет на изучение одного источника, подчинив его своей воле, могут превзойти и его антагониста. К сожалению, сейчас таких уникумов, благодаря все тем же эйре, почти нет. Хотя один конкретный дуальный маг мне известен. В данный момент проживает в Хорогене, и его любимое развлечение, в тамошних трактирах бить морды местным жителям. Что он и проделывает на протяжении добрых трехсот лет. Думаю, это немало говорит о его силе... и наглости, разумеется. Но это лирическое отступление. И второй подводный камень, это жрецы. И у жрецов Света, и у жрецов Тьмы, есть одно общее сходство. От рождения являясь проводником одной первостихии, их дар к стихии антагонисту ничтожен, и чаще всего полностью подавляется избравшей их своими "глазами" силой, уже на втором году жизни будущего адепта. Зато при общении со своей стихией начинающий, инициированный жрец легко заткнет за пояс среднего мага, что в свою очередь нивелируется малой способностью жрецов к работе с рунными связками, или как их еще называют, плетениями. Например, я более чем уверен, что вагантесса Тара, если и выбивается по каким-то магическим предметам в лучшие ученики, то лишь за счет усиленного заучивания теории, в то время как практическое применение знаний у нее хромает на обе ноги. Я прав?
   Тара только смущенно кивнула.
   - Что и следовало ожидать. - Пожал плечами Т'мор. - Но дайте срок, проведем инициацию, и вот тогда... Я не позавидую и боевой звезде, буде таковая осмелится бросить ей вызов... Не понял, что такого страшного я сказал?
   Преподаватель повернулся лицом к резко побледневшей вагантессе. А ученики, наоборот, отчего-то пришли в крайне веселое настроение. Т'мор аккуратно приподнял мыслеблок и распустил щупы разума, собирая поверхностную информацию из обрывков мыслей вагантов. Полученная информация его, мягко говоря, не обрадовала.
   - М-да, такого маразма от эйре, даже я не ожидал. - Тихо проговорил учитель, и в зале тут же повисла тишина. - Да будет вам известно, господа ваганты, что инициация жреца, или же иными словами, его посвящение первостихии, не имеет никакого отношения к тому разврату, что вы себе нарисовали при помощи этого вашего бывшего преподавателя. Встречу, похороню. Так вот. В случае посвящения Хаосу, жреца, к вашему сведению, просто погружают в купель или колодец Тьмы, именно так называют... естественные источники этой стихии. В купели, жрец проводит от часа, до нескольких суток. За это время его Узор полностью раскрывается, и пропитывается силой Ночи. Все. На этом инициация завершена. И если я еще раз услышу что-то подобное тому бреду, которым вас пичкал ведомый, и который вы с такой охотой мне транслировали... Читайте Кодекс, узнаете, чем может для вас обернуться оскорбление Тьмы - На последних словах Т'мор только что не шипел, но все-таки справился с собой и, обведя взглядом нервничающих вагантов, продолжил уже более или менее нормальным тоном. - Теперь, об эйре и их ведомых. Здесь, все достаточно просто. Двуязыкие, эйре, дети Света, великолепные и так далее... При всем том, что все они магически одарены, в их расе наблюдается огромный перекос в пользу жрецов. Происходит это от того, что Свет не терпит своеволия, коим отличаются любые маги. А жрецы Порядка, куда как более управляемы. Но, жрецы не могут обеспечить комфортной жизни, а магов не так много. Вопрос: что делать? Эйре нашли выход, простой и гениальный. Нужных им магов они набирают среди людей. Двуязыкие, как и их антагонисты - хорги, поголовно наделены небольшой долей дара магии Разума, но если для тех же хоргов, это метод общения с себе подобными и способ выражения эмоций в личном круге, то эйре используют его для привязки магов-людей к себе, что обеспечивает им абсолютную верность привязанных магов. Ведомый потому так и зовется, что в его промытых мозгах есть только одна цель - следовать за ведущим. Кстати, о разврате. Связь ведущего и ведомого подразумевает наличие хотя бы одного сексуального контакта между ними, и половая принадлежность в этом случае играет далеко не первую роль. Кроме того, вы видели когда-нибудь двуязыких со свитой?
   Ошалелое молчание вагантов было прервано несколькими согласными возгласами.
   - Ага, значит, замечали, что в окружении одного эйре бывает до десятка людей-магов? Вот это и есть ведомые. Ничего себе гаремы, а? Кстати, именно возможностью потерять ведомого, объясняется собственническая ревность двуязыких к себе подобным. При том, что ревность со стороны ведомых ими начисто игнорируется... Ну как, я вас не очень шокировал? Вагантесса Тара, вы получили ответ на ваш вопрос. Более подробно эта тема освещается в книге: "Традиции и обычаи жителей Мор-ан-Тара. От Сумерек до наших дней".
   - Изданная в Аэн-Море, разумеется. - Раздался дрожащий от негодования голос одного из вагантов. Не всем, ох не всем пришелся по вкусу незатейливый рассказ нового преподавателя основ Тьмы.
   - В Торинире. И, будьте так любезны, вагант. В следующий раз выходите вперед, если хотите что-то сказать. - Ровным тоном проговорил Т'мор. - Могу пообещать, что не причиню такому смельчаку вреда. Более того, если аргументация моего оппонента будет признана лучшей, такой вагант может рассчитывать на пару баллов по моему предмету. Да, вагантесса Тара?
   - Извините, я только хотела спросить, а кто будет определять победу в этих спорах? - Тихо спросила девушка.
   - Ректор Ламов устроит вас в качестве арбитра? Вопрос ко всем присутствующим.
   Ответом стало одобрительное гудение вагантов.
   - Замечательно. Значит договорились. Одно условие. Время для подобных диспутов будет отводиться также по согласованию с ректором. Устраивает?
   И снова одобрительный гул, который внезапно был прерван звоном колокола, возвестившего об окончании лекции.
   - К следующей лекции, жду от вас собственных соображений по материалу упомянутого Кодекса Тьмы, в письменном виде, а для желающих показать себя в диспутах, советую все-таки отыскать указанную мною книгу о расах Мор-ан-Тара. Если не найдете, не отчаивайтесь. На следующей декаде должна прибыть моя библиотека, и ее копию я размещу в своей секции университетского книгохранилища. Доступ свободный. - Ровный голос Т'мора всколыхнул толпу слушателей, и ваганты, обалдевшие от всего происходившего на лекции, потянулись к выходу из подземелий.
   - Оригинально. Таких лекций в стенах нашего университета еще не было. Даже не знаю, я в восхищении или в ужасе? Не считаете, что использовать мощь первостихии для поддержания порядка на лекции, несколько... неуважительно? - Голос ректора вошедшего в зал, едва последний вагант скрылся на лестнице, заставил Т'мора, уже направлявшегося в лабораторию, остановиться.
   - По отношению к кому, Ламов? - Поинтересовался парень.
   - Хотя бы по отношению к самой стихии... - Чуть сбился с тона ректор, явно не ожидавший такой спокойной реакции от нового преподавателя. - В конце концов, в правилах Университета есть четкое указание о недопустимости применения преподавателями магии в отношении вагантов.
   - Поверьте, она не обидится. - Покачал головой Т'мор. - А насчет соблюдения устава Университета... так ведь я его и не нарушил. Никакого воздействия на вагантов не было. Присутствие же эманаций первостихии в помещении... Знаете, вчера, знакомясь с университетом, я случайно забрел в ваш лекторий, и видел там, на столе, один забавный артефакт Порядка. Вы же не будете отрицать, что его эманации влияют на способность присутствующих к структурированию получаемой от лектора информации? У меня, к сожалению, подобного артефакта нет, вот и приходится выкручиваться. Нет, если вы настаиваете, думаю, Грон и Архас не откажутся поучаствовать в создании темного артефакта подобной направленности. Правда, сколько времени займет подобный опыт, и какие понадобятся материалы, ург его знает...
   - Уел. - Усмехнулся ректор.
   - Один-один. - Отразил усмешку Ламова. Т'мор. Правда, из-за шрама, получилось это несколько криво.
   - А? Ну да. - Согласился ректор, вспомнив их первую встречу. - Я, собственно, зашел поинтересоваться, не составите ли вы мне компанию за обедом, Т'мор? У вас ведь, сейчас перерыв, я не ошибаюсь?
   - Не ошибаетесь. Я с удовольствием составлю вам компанию, господин ректор. Честно говоря, меня весь этот цирк порядком вымотал. Да и мой личный дракон, уже хвост жует. - Кивнул парень. - Но, как я понимаю, до общего обеда еще часа полтора...
   - Дракон? А, поговорка... Образно. Но знаете, тут я вам помогу. Хорошо перекусить в Университете можно не только в официальном, так сказать, порядке. Внешний круг, знаете ли, буквально напичкан всяческими трактирами. Иногда мне даже кажется, что их чересчур много. - Доверительно сообщил Ламов, открывая дверь. - Но, каждый последний день учебного года, убеждает меня в обратном.
   - Вот как? Ни за что бы не подумал. Знаете, я прошелся по внешнему кругу, после того, как закупил обстановку для моих комнат. - Заметил Т'мор, направляясь следом за ректором, - но нашел только один трактир. Книжные лавки, алхимические, магазины одежды, все это помню. А вот трактиров...
   - Ничего удивительного. Большая их часть расположена в переулках внешнего круга, в полуподвальных помещениях. Потому, кстати, у нас и принято называть их погребками.
   - Ну что ж. Ведите, господин ректор. Будем приобщаться к староозерной кухне.
   - Думаю, вы не будете разочарованы. - Кивнул ректор, по ходу движения бросая по сторонам странные взгляды. Кажется, его сильно удивил тот факт, что при его появлении, ваганты отпрыгивают в стороны, словно на них лавина несется.. Впрочем, спустя минуту, Ламов догадался взглянуть на своего спутника. Слухи о новом преподавателе основ Тьмы уже разнеслись по всему университету. - Э-э, Т'мор?
   - Слушаю. - Раздался холодный, чуть шипящий голос.
   - Вы не могли бы отозвать Тьму? А то, боюсь, наши ваганты рискуют от страха переломать себе ноги, выпрыгивая из окон. - Ламов кивнул в сторону одного из учеников судорожно пытающегося открыть окно. Здоровяк-вагант, чуть слышно подвывая, и ломая ногти, скреб пальцами по раме, а в глазах его плясал самый настоящий ужас.
   - Какая встреча... - Неожиданно для ректора, чуть ли не промурлыкал Т'мор. От этих слов, здоровяк вдруг побледнел, икнул... и оплыл бесформенной кучей на пол. Ламов недоуменно посмотрел на пребывающего в отключке ваганта, потом перевел взгляд на мечтательно улыбающегося Т'мора, и вздохнул. С прошлым преподавателем основ Тьмы, таких эксцессов не возникало...
   - Эй, кто-нибудь! - Зычный голос нового преподавателя, успевшего отозвать свою стихию, разнесся по коридору. - Оттащите этот кусок навоза к целителям... Или может сразу в дурку? - Осведомился Т'мор у ректора.
   - Не вижу поводов для смеха, господин Т'мор. - Попытался одернуть коллегу Ламов. - Кто вам позволил нападать на ваганта университета?!
   - Ой, можно подумать все так страшно. - Фыркнула выглянувшая на шум из дверей очередного лектория, Ирисса. - Это он и есть, Т'мор?
   - Ну да. - Кивнул парень.
   - Тогда все в порядке. - Махнула рукой мастер Огня, и пояснила пребывающему в недоумении ректору. - Мечислав это заслужил, господин ректор. Будучи в "Веселом Задире", он позволил себе неуважительное обращение к преподавателю. К сожалению, назначить взыскание в тот момент, Т'мор не мог, он опаздывал на важную встречу... Вообще-то, будь я на месте нашего темного мага, этот придурок так легко не отделался бы. Но, думаю, некоторую мягкость господина Т'мора можно списать на его неопытность... Обещаю, господин ректор, он непременно исправится.
   Представив, что будет твориться в коридорах университета, если Т'мор действительно решит "исправиться", Ламов обреченно вздохнул.
  

Глава 2. Прошлое напомнит...

   Разбирая планы лекций оставленные предшественником, Т'мор никак не мог отделаться от мысли, что занимается совершенно бессмысленным делом. И действительно, о какой корректировке может идти речь, если весь лекционный материал можно смело отправить в помойку?!
   Естественно, что настроение Т'мора было весьма далеким от радужного. Тем не менее, забросить разбор макулатуры он не мог, поскольку, только ознакомившись со всем изложенным в нем бредом, маг мог составить хотя бы примерный план того, как исправлять весь нанесенный вагантам его предшественником, вред. Хорошо еще, что даже такие куцые и инвалидные методики хоть как-то, пусть самую малость, но теребили темный источник учеников, не давая тому окончательно загнуться под давлением своего светлого собрата...
   Вот и приходилось Т'мору корпеть над многочисленными свитками, исписанными витиеватым, трудночитаемым из-за обилия завитушек, почерком. К концу этой гигантской работы, раздражение Т'мора аукнулось даже ректору Ламову, как косвенному виновнику его мучений, которого просто завалили жалобами некоторые особо упертые ваганты. Но, в конце концов, кто, как не ректор принял на работу его предшественника? Вот пусть сам и объясняет ученикам, почему так резко увеличилась нагрузка на занятиях по основам Тьмы.
   Может еще и поэтому лекции Т'мора становились все жестче, а Тьма на его занятиях уже просто не оставляла вагантов в покое. Но были и положительные моменты. Спустя каких-то три декады, добрая половина учеников уже могла, твердо стоя на обеих ногах, переносить накатывающие в подземелье волны стихии, что на первом уроке заставляли их распластаться на полу. Узоры учеников наконец-то получили должный толчок для развития, и с каждым разом приспосабливались к пропуску все более мощных потоков сил Ночи. Кроме того, изучившие, под давлением Т'мора, кодекс Тьмы, ваганты хоть и с чудовищным скрипом, нехотя, но начали менять и свое отношение к некоторым вещам, прежде вызывавшим у них вполне однозначную негативную реакцию. Так, например, теперь никто из учеников не кривился в презрительно-гадливой гримасе, слыша такие словосочетания как жертвенный ритуал или арканы крови. Лекции и книги из личной библиотеки Т'мора делали свое дело, медленно, но верно выбивая из учеников привитое им отвращение к Ночи и то искаженное, а точнее ложное представление об аспектах работы с ней, что веками культивировалось двуязыкими среди людей.
   Т'мор оторвался от очередного свитка, и с усмешкой вспомнил их первое НАСТОЯЩЕЕ занятие.
   - Итак, господа ваганты... - Стремительно влетев в зал, Т'мор обежал взглядом выстроившийся перед ним полукруг бледных лиц, одним движением скинул привычный капюшон, и вдруг, усмехнулся, зло и одновременно весело. - Поздравляю вас с первым практическим занятием. Сегодня мы начнем знакомство с одним из важнейших разделов магии Тьмы. Жертвенные ритуалы.
   От поднявшегося после этих слов гвалта, маг чуть не оглох. В принципе, он мог понять учеников. Даже вызубрив кодекс наизусть, и ознакомившись с парой копий текстов из "Введения в искусство Ночи" изданной под редакцией прадеда Арролда книги о практических методах работы с капризной стихией, ваганты, на тот момент, не знали ничего, кроме наименований соответствующих разделов, по вполне ясным причинам повергавших их в ужас. Все-таки многолетние плоды трудов эйре, пусть даже ослабленные их минимальной активностью по эту сторону Долгого моря, было не так-то легко вытравить.
   - Тишина. - Трость ударила в пол, и ученики невольно подались назад. Они уже привыкли, что обычно вслед за таким ударом, следовала волна стихии. Но в этот раз обошлось. Преподаватель только вздохнул, и тихим бесцветным голосом продолжил. - Предвзятость, самоуверенность и непонимание. Вот три фактора, которые сейчас определяют ваше поведение. Вы еще не знаете, о чем пойдет речь, но уже возмущаетесь, забыв, зачем вообще пришли в Драгобужский университет.
   - Как это не знаем?! - Возмутился один из вагантов, стоявших в первом ряду. - Принесение жертвы, самое страшное преступление!
   - Кто сказал? - Все тем же спокойным тоном поинтересовался Т'мор.
   - Э-э... Вагант третьего года Ми... - Начал ученик, уже значительно тише, но преподаватель его прервал.
   - Я помню твое имя, Мидов. Я спросил, откуда вам это известно? От эйре? - Т'мор смерил взглядом пышущего недовольством ваганта, и махнул рукой. - Впрочем, это неважно. Советую дослушать мои слова, а уже потом делать выводы. Итак. Жертвенные ритуалы. С одной стороны, это самая простая часть магии Ночи, с другой, самая коварная. Постараюсь объяснить как можно более доходчиво... Жертвенный ритуал, это всегда Сделка. И как любая сделка, она подразумевает обязательства и ответственность обеих сторон. Маги идут на такой шаг, в случае когда их собственная сила недостаточно велика, чтобы самостоятельно контролировать направление потоков Тьмы, для получения желаемого эффекта, в каком-то действии требующем активного использования силы первостихии. Суть жертвенного ритуала проста. Не имея возможности заставить Тьму действовать угодным нам способом, мы договариваемся с ней об оплате, что позволит нам получить необходимый результат, не затрачивая усилий на то, чтобы заставлять и направлять стихию действовать нужным нам способом. Что может выступать в качестве оплаты, как вы думаете? Вагант Мидов?
   - Э-м. Жизнь человека, его душа? - Тихо, но упрямо проговорил тот.
   - Хм... - Т'мор улыбнулся. - Да. Возможно и такое. Если жизнь принадлежит самому жертвователю, то это вполне приемлемая цена Сделки. Так, например, подобный жертвенный ритуал применяется как заключительная часть становления лича. Но я так понимаю, что вы имели в виду принесение в жертву жизни другого человека? Извините, ваганты, здесь я вынужден вас разочаровать. Подобное действие крайне негативно скажется на самом жертвователе. Да, жертву, точнее освободившуюся от жизни душу, примет кто-то из темных богов, каких, надо заметить немало скрывается под завесой Ночи, и желаемая цель жертвователя, вполне может быть достигнута, ведь даже эти существа не могут идти против Сделки. Вот только Тьма не преминет наказать глупца, посмевшего оскорбить ее подношением того, что не принадлежит жертвователю по праву. Не было им создано, куплено или получено как-то иначе, как результат его собственных усилий. Вспомните кодекс. Понимаю, не всем пришлась по вкусу его мрачноватая и несколько пафосная риторика, но за это нужно сказать спасибо хоргам. Так вот по поводу души, в кодексе есть вполне недвусмысленная фраза: "Жизнь, есть дар душе, и лишь душа вольна в ее распоряжении. Душой же, не распоряжается никто!" А убивая свою жертву, маг, тем самым, пытается принести в дар Тьме именно душу!
   - Извините, учитель Т'мор... - Над головами вагантов взвилась рука, и вперед вышел худощавый паренек, в глазах которого не было и намека на страх или отвращение. Только чистое любопытство. Т'мор кивнул. - А как же рабы? Они-то могут быть, и куплены, и получены в дар? И еще... о каких темных богах вы говорите? В людских пантеонах, по крайней мере, известных нам, таких нет...
   - Рабы... Раба можно купить, продать, избить, убить... Но что владелец может сделать с его душой? Ничего. Хозяин тела раба не властен над ней. Душа раба принадлежит только ему самому. Что касается, темных богов, то это, в сущности, порождения Тьмы. Иногда безымянные, а иногда нашедшие своих почитателей в некоторых мирах. - Ответил учитель, и челюсти вагантов ожидаемо грохнули об пол. - Что, удивлены? Вообще-то, это уже область чистой философии. Но если говорить коротко, то суть примерно такова: Тьма не нарушает свободы воли, но не терпит оскорблений. И темные божества были созданы как воплощение возмездия как раз за жертвоприношение чужой жизни. Принесенная в жертву душа и ее личность становится частью темного бога, выделяя при этом огромное количество силы, которое божество и направляет на исполнение своей части сделки с жертвователем... и после смерти горе-мага, с ним происходит тоже что и с его жертвами... Но поскольку последних обычно куда больше, чем тех, кто их приносит... Нужно ли объяснять, что происходит с душами жертвователей, оказывающимися в пределах досягаемости всех тех, кого они и их коллеги замучили ради призрачного могущества?
   Ваганты, и так пребывающие в легком шоке от свалившейся на них информации, чуть было не впали в абсолютный ступор от последних слов учителя, но тот быстро привел их в чувство.
   - Есть тут, конечно, и свои сложности, но это уже тема для отдельной лекции, а мы, и так уклонились от цели нашей сегодняшней встречи. Так что, если я удовлетворил ваш интерес, предлагаю двигаться дальше. Если нет, то более подробную информацию вы сможете найти в книге "Практическая Философия Тьмы", в вашей библиотеке.
   - Практическая? - Хмыкнул кто-то из вагантов.
   - А Ночь, знаете ли, вообще не большая любительница абстрактного теоретизирования. - Развел руками Т'мор. - Так что, все изложенное в книге можете воспринимать буквально. Она была создана на основе именно практических исследований, и не содержит пустых домыслов. А теперь, все-таки, обратимся к настоящим жертвенным ритуалам, то есть обращенным к Ночи, и благосклонно ею принимаемым. Самой простой жертвой в таком действе может послужить любой предмет, принадлежащий жертвователю. Здесь следует учитывать, что чем он дороже, тем эффективнее будет воздействие стихии. Но! Под дороговизной следует понимать не столько стоимость предмета в золоте, сколько труд вложенный магом для его получения. В качестве примера того, что я имею в виду, могу привести следующий случай. Самым эффективным предметом-жертвой, на моей памяти стали ночные тапочки владыки Хорогена, украденные одним моим знакомым из его спальни, прямо под носом у хозяина и десятка его охранников. Забавные такие тапки с большими сиреневыми помпонами... Ночи понравились.
   Ваганты нервно хохотнули. Да и сам Т'мор с трудом удержался от довольной улыбки, вспомнив про этот случай. Впрочем, он почти тут же одернул и себя и учеников.
   - Ну что ж. А теперь приступим собственно к самому ритуалу. Советую вместо перьевых ручек взять в ваши ручки карандаши, и зарисовать следующую схему... - Т'мор взмахнул рукой, и с пола под его ногами, словно сдернули темное покрывало, под которым оказался тщательно выполненный мелом рисунок. Небольшой, незамкнутый круг в обрамлении десятка рун шаэрре, выйдя из которого, учитель бросил в центр круга какую-то брошь, и одним росчерком мелка замкнул линию.
   Воспоминания Т'мора были прерваны тихим стуком в дверь его апартаментов. С трудом разогнув затекшую от долгого сидения за столом спину, парень скривился, но все же двинулся к двери, в которую кто-то продолжал тихо, но настойчиво стучать.
   - Господин Т'мор, ректор просил вас срочно зайти к нему. - Нервничающий вагант, посланный ректором, переминался с ноги на ногу. Он явно не горел желанием сопровождать темного мага к кабинету ректора. Как будто в этом была какая-то необходимость? Т'мор и так прекрасно видел, что парень не врет, и это приглашение не глупый розыгрыш. И в тоже время вагант не решался смыться без разрешения "самого злобного преподавателя университета".
   - Угу. Свободен. - Пробормотал Т'мор, натягивая привычный серый балахон, уже ставший ему чем-то вроде униформы. Вагант же не заставил себя долго упрашивать и испарился с такой скоростью, что Т'мор почти всерьез заподозрил его в умении творить мгновенные порталы. Впрочем, в последнее время, почти каждого ваганта можно было подозревать в утаивании столь великого открытия, а некоторых следовало бы проверить и на наличие дара предсказателя. Уж больно шустро они убирались с дороги преподавателя основ Тьмы, порой, угадывая его появление в очередном коридоре университета за добрые две-три минуты до прибытия туда Т'мора.
   Примерно с такими мыслями, Т'мор и ввалился в кабинет ректора, где его ждало довольно представительное собрание. Помимо самого Ламова, здесь присутствовал и франтоватый глава кафедры Жизни, и его коллега с кафедры Огня, упитанный рыжебородый Палов со своей очаровательной заместительницей Ириссой, даже тан Архас зачем-то выполз из своей лаборатории.
   - Вы меня вызывали? - Осведомился Т'мор, недоумевая, зачем ректор, в неурочное время собрал столько народу. Парень не ждал неприятностей, но по привычке приготовился скользнуть в тень, одновременно отслеживая пространство вокруг себя. На всякий случай...
   - Пригласил. - Задумчиво проговорил Ламов, поймав взгляды Ириссы и Палова. Ну да, огневики - боевые маги, враз почуяли, что визитер напряжен и готов к любым неожиданностям. О чем не преминули просигнализировать своему шефу, но тот только пожал плечами и снова обратил свое внимание на Т'мора. - Понимаете, у нас тут произошло своего рода чрезвычайное происшествие...
   - Вот как? И что случилось? - Все так же настороженно поинтересовался Т'мор.
   - На территории университета было задержано... э-э отловлено... поймано странное существо. Явно темное. И оно кого-то искало. Как вы понимаете, вывод мы можем сделать только один. - Медленно проговорил ректор.
   - Понимаю. Вы решили, что оно искало меня. - Кивнул Т'мор. - Могу я поинтересоваться, что это было за существо и где оно сейчас?
   - Разумеется. - Взмахнул руками ректор, отходя от стола, который до этого он закрывал своей спиной, и пояснил открывшуюся Т'мору картинку, - в руки оно не давалось, вот и пришлось его нейтрализовать в замри-сфере.
   На столе лежал небольшой серебристый шар, в глубине которого виднелись очертания какой-то мелкой тварюшки. Взглядом попросив разрешения, Т'мор взял сферу в руки и попытался рассмотреть ее содержимое. Сначала ему показалось, что внутри шара оказалась заперта крикса, но они не любят яркий свет, и никогда не покидают пещер и штреков, к тому же, присмотревшись к существу внимательнее, парень понял, что не прав, и это открытие его не очень-то порадовало.
   - Можете снимать сферу. - Вздохнул Т'мор, скривившись. - Это обычный гонец.
   - Обычный?! - Ошарашено проговорил Радов. - Вот эта зубастая тварь, по-вашему, просто письмоносец?
   - Это химерик. - Ровным тоном проговорил Т'мор. - Они созданы риссами-целителями с помощью Тьмы, чтобы доставлять послания адресатам, чье местонахождение неизвестно.
   - Э-э, Т'мор, а вы уверены, что это не опасно? Зубки-то у него, как и когти, очень внушительные. - Заметил Палов, вертя в беспокойных руках небольшой сгусток пламени.
   - Посланник должен уметь защитить себя в пути. - Пожал плечами Т'мор, настроение которого, с каждым взглядом на сферу, падало все ниже. Риссы не разбрасываются такими письмоносцами по мелочам, а значит, в послании должно быть что-то очень важное и наверняка крайне неприятное... Хороших новостей парень давно уже ниоткуда не ждал.
   - Т'мор, я могу снять сферу... но настаиваю на своем присутствии во время чтения письма. - Проговорил ректор и, уловив раздраженный взгляд парня, поспешил объясниться. - Я понимаю, что это может быть очень личным, но и вы поймите меня. Темный посланник в стенах нашего университета, да не откуда-нибудь, а из Шаэра... Я должен быть уверен, что его появление никак не отразится на защите моего учебного заведения. И как бы я не доверял вашему рекомендателю, не думаю, что он мог предусмотреть возможность такого поворота событий.
   - Понимаю ваше беспокойство... - Т'мор аккуратно положил шар на стол, и погрузился в размышления. За ним молча наблюдали все присутствующие, и ни один из них, ни жестом, ни взглядом не выдал своего нетерпения. Наконец, парень оторвал взгляд от сферы с посланцем и, кивнув каким-то своим мыслям, заговорил вновь. - Что ж. У меня к вам встречное предложение. Как я понимаю, все здесь присутствующие составляют костяк защиты университета, а значит, даже если я возьму с вас, ректор, слово молчания, присутствующим здесь, все равно станет известно содержание письма...
   Преподаватели удивленно переглянулись. О том, что университетский город обложен защитными плетениями, знали многие, но то, что основная их часть, усиленная клятвой защиты, завязана на преподавателей, никто и не догадывался. А тут... Одним словом, стоило Т'мору договорить, как маги пришли в боевую готовность. На что преподаватель основ Тьмы только вздохнул.
   - Не держите меня за идиота, ладно? Что еще могло вас собрать в такой момент в одном месте? Любопытство? Или может, вы все вместе работали загонщиками в охоте на посланника... - Парень обвел глазами учителей и махнул рукой. - В общем, у меня такое предложение. Мы даем друг другу слово молчания, и вместе слушаем это ургово письмо. Я клянусь, что никому не сообщу о защите университета и вашем в ней участии, а вы, в свою очередь, обещаете нигде и никому не разглашать все здесь услышанное.
   - Если это не касается безопасности княжества, его подданных или университета. В противном случае, вы обязуетесь, не нарушая слова молчания, немедленно покинуть пределы Староозерного княжества. - Тут же добавил Радов, блеснув хищной улыбкой.
   - Договорились. - Кивнул Т'мор, вытягивая вперед руку ладонью вверх. Его жест тут же повторили все присутствующие, а спустя минуту, стихии признали взаимную клятву преподавателей.
   - Ну что? Давайте снимем сферу? - Натянуто улыбнулся ректор. Странно, но Т'мору показалось, что именно Ламову, да еще может, Ириссе было немного неудобно от того, что они вынуждены были стребовать с преподавателя основ Тьмы такую клятву. Что Палов, что Архас с Радовым отнеслись к этой процедуре куда как спокойней.
   - Снимайте. - Кивнул Т'мор.
   Ректор повел рукой вдоль шара, и тот беззвучно осыпался на стол моментально растаявшими снежинками. Химерик, оказавшись на свободе, встрепенулся, отчего его угольно-черный мех пошел блестящими волнами, расправил кожистые крылья и, найдя взглядом черных глаз-бусин, Т'мора, мгновенно оказался у него на плече, сопровождаемый настороженными взглядами учителей. Полная острых стальных зубов, пасть посланника раскрылась, и в кабинете ректора зазвучал голос, который Т'мор в ближайшее время предпочел бы не слышать.
   - Сьерр Т'мор, гардэно'Рауд Шаэр-и-Нилл! За предательство интересов Дома Шаэр-и-Нилл и умаление его величия, своим словом и волей князя Дома Шаэр-и-Нилл, я, дом Рион ан-Рауд гардаэн'Шаэр-и-Нилл лишаю тебя своего покровительства и отказываю тебе в праве защиты Дома. Сьерр Т'мор, гардэно'Рауд! За предательство интересов клана и ущерб его славе, своим словом и волей главы клана Рауд, я дом Рион гардаэн'Рауд Шаэр-и-Нилл, лишаю тебя своего покровительства и отказываю тебе в праве защиты клана Рауд. От года 3077 эпохи Негур до скончания веков, для Клана и Дома ты мертв. Прощай, гардэ.
   В полной тишине, повисшей в кабинете ректора, химерик взвился с плеча Т'мора и растворился, выполнив свою задачу. А парень так и остался стоять на месте. И в глазах его была пустота...
   - Что одна семья, что другая... - Резкий безжизненный хохоток вырвался из глотки бледного как смерть парня и также внезапно с хрипом оборвался. - Твари.
   И столько боли и ненависти было в этих словах, что присутствовавшие вздрогнули. А в следующую секунду, за Т'мором хлопнула входная дверь.
   - Ирисса, ты не могла бы присмотреть за... - Спустя несколько долгих секунд заговорил ректор, но успевшая выглянуть за дверь кабинета, девушка отрицательно покачала головой.
   - Извините, Ламов. Я еще жить хочу. - Тихо проговорила она.
   - Оставьте его, ректор. - Поморщился Радов. - Любой из нас, сейчас ему будет поперек горла. Некрасиво получилось.
   - Это точно. - Хмыкнул Палов. - Вот интересно, как он умудрился пролезть в клан риссов?
   - Не знаю, не знаю. - Покачал головой ректор, и прихлопнул рукой по лежащей на столе книге. - Ладно. Посмотрим, что будет дальше. Надеюсь, сегодняшнее происшествие не приведет Т'мора к идее покинуть стены университета.
   - Да, это было бы не очень приятно. - Кивнул Радов. - Вынужден признать, что, хоть мне и не нравятся методы преподавания господина Т'мора, их эффективность, тем не менее, не подлежит сомнению. И потеря такого специалиста негативно отразится на всем процессе обучения. Уже сейчас, я могу назвать нескольких вагантов, чей темный источник стал настолько сильнее, что им вскоре предстоит отказаться от моего курса основ Света. И это, спустя всего сорок дней от начала занятий господина Т'мора!
   - Радов, вы серьезно? - Глава кафедры Огня испытующе взглянул на коллегу, но тот в ответ, только пожал плечами. Мастер сил Жизни сильно недолюбливал Палова, а потому попросту проигнорировал его вопрос.
   - Тем более, мы должны постараться его удержать. А сейчас, господа и дама, прошу вас вспомнить об оставленных в лекториях вагантах, и вернуться к занятиям. - Заключил ректор, давая понять, что собрание закончено, но когда преподаватели, вспомнив про свои сорванные лекции, двинулись на выход из кабинета, проговорил в спину Радову, шедшему последним, - но, все-таки, приглядывать за ним будем так же как и раньше. Во избежание, так сказать...
   А Т'мор, разрываемый обидой и яростью, шел по коридору, не замечая испуганных вагантов, моментально убирающихся с его пути, не слыша настырного клекота Уголька, отставшего чтобы подслушать разговор преподавателей, у дверей кабинета ректора, и теперь догоняющего его тенями. Он просто шел. Вперед, на свежий воздух. Там должно стать полегче. Должно. Обязательно... Ведь, когда-нибудь должно, правда?
   Т'мор прибавил шагу и вылетел на парапет у ратушной площади, ярко освещенный еще по-летнему теплым солнцем. Парень уселся на прогретые ступени пологой каменной лестницы, и, прикрыв глаза, подставил лицо ласковым лучам. Его еще немного потряхивало, но в голове уже потихоньку начало проясняться, ярость и злость стали сдавать позиции давно привычному расчету и холодному рассудку. Знакомо лязгнули где-то в глубине разума восстановленные мысленные щиты, снесенные было недавним эмоциональным шквалом, и Т'мор, наконец, смог судорожно, но с явным облегчением вздохнуть, чтобы через мгновение ощутить, как метнувшийся от входа в здание черной стрелой, Уголек растворился в его сознании, привычно нагрев татутировку на плече.
   Резко открыв глаза, парень одним движением поднялся со ступеней лестницы, и, скупыми жестами отряхнув балахон, решительно направился к своему флигелю. Сегодня у него еще очень много дел, и совсем нет времени на лелеяние своих обид... Тем более, что скоро ему придется определять, кому из вагантов предстоит перейти к более углубленному изучению Тьмы, а кому суждено остаться светлым магом, и всемерно развивать свой талант на службе Упорядоченному. А еще нужно найти какой-нибудь естественный колодец Тьмы и инициировать Тару, пока ее источник не пошел в разнос. Да и про работу в артефактной лаборатории Архаса со Славомиром, тоже забывать не стоит. Жаль, конечно, что его нынешние коллеги присутствовали при чтении письма этой двуличной котоподобной мрази, но с другой стороны, это лучше, чем если бы представители Раудов заявились непосредственно в университет, чтобы высказать парню свое "фи". В княжестве такому повороту не обрадовались бы. Вряд ли, конечно, появление пары десятков вооруженных и хорошо оснащенных магически риссов у стен университета спровоцировало бы войну, но вот самому Т'мору, в проживании на территории княжества, после такого шоу, точно было бы отказано. Наверняка.
   А ректор, значит, за ним присматривает... Устроившись поудобнее в кресле за столом, в своем флигеле, Т'мор фыркнул, ознакомившись с услышанным Угольком разговором преподавателей. Конечно, это не такая уж новость для парня. Он и сам предпочел бы перестраховаться, нанимая на работу подобного учителя. Вот только присмотр этот, какой-то странный. Слежки Т'мор за собой не чувствовал, особого интереса к его персоне, тоже никто не проявлял... В общем, создается впечатление, что это самое наблюдение ведется спустя рукава. "Для галочки", так сказать.
   Т'мор помотал головой, выбрасывая из нее ошметки идей и параноидальных мыслей об очередной возможной интриге. Происшествие с химериком, явно не пошло на пользу его спокойствию. Кажется, теперь ему везде и всюду будет мерещиться предательство и заговоры.
   Откуда-то из глубины сознания накатила успокаивающая волна эмоций Уголька, и Т'мор, наконец, смог окончательно расслабиться. Ну а чтобы уж совсем избавиться от последствий сегодняшнего происшествия, парень решил взяться за работу. В конце концов, изгнание из клана и Дома еще не повод, чтобы забить болт на работу, за которую получаешь жалованье! Пусть даже такое маленькое...
   Покосившись на заваленный записями предшественника обеденный стол, виднеющийся в проеме открытой двери в гостиную, парень скривился. Возвращаться к разбору этого маразма сейчас, он не имел никакого желания. А потому... Т'мор взмахнул рукой и, выудив из Тени небольшой, обитый коричневой кожей, продолговатый и тонкий пенал с металлическими уголками, откинул украшенную тиснением крышку. Сверкнул под лучами падающего в окно, солнечного света, набор сияющих перламутром пластин с вытравленными буквами алфавита, незнакомого никому из жителей Мор-ан-Тара, и пальцы человека привычно стремительно забегали по костяным пластинкам. Над откинутой крышкой пенала развернулась иллюзия мелькающих таблиц, пиктограмм и текстов. Спустя минуту, лежащая на краю стола, большая массивная шкатулка, по исполнению идентичная пеналу, издала тихий мелодичный перезвон. Т'мор оторвался от сменяющих друг друга картинок двухмерной иллюзии и, открыв шкатулку, вытащил из нее солидный томик с блеснувшей позолотой надписью: "Контроль в стихийных плетениях темного спектра". Радов прав, скоро часть вагантов вынуждена будет перейти на темный источник, а значит, им понадобится совершенно иной, непривычный светлым магам подход к работе с плетениями. И только что распечатанный Т'мором томик, здесь придется как нельзя более кстати.
   Парень бегло пролистал книгу и, удовлетворенный качеством печати и исполнения обложки, мягко ступая по пушистому ковру, отнес томик на книжную полку, ряды которых заполнили две стены, когда-то пустой комнаты, ставшей ему кабинетом.
   Вернувшись за стол, Т'мор вновь взялся за работу. Повинуясь командам, иллюзия над пеналом развернула перед ним список вагантов Университета. Некоторое время парень просто изучал перечень, а потом, его пальцы пробежались по пластинам. Иллюзия поплыла, но спустя секунду вновь стала яркой. Т'мор коснулся пальцем первой фамилии в списке, и рядом с ней развернулось еще одно поле, на котором была выведена информация по ваганту, его изображение и небольшой цветной график. Пробежав взглядом по этому своеобразному досье, содержащему основные сведения об ученике, включавшие медицинскую информацию, данные о склонности к стихиям и динамические показатели развития источника, Т'мор кивнул и, коснувшись пустого поля перед фамилией ваганта в перечне, выставил темно-зеленую метку. Судя по показаниям, у Латмира, старшего ваганта скамьи Ререка, темный источник был не только значительно сильнее светлого, но уже достиг той стадии, когда следует браться за его подчинение. Свернув поле с информацией по Латмиру, Т'мор перешел к следующему в перечне ваганту.
   Спустя два часа, перед преподавателем основ Тьмы лежало три рукописных списка с фамилиями вагантов. В первом, самом коротком списке всего из десятка имен, были сведены все те, чей дар к Тьме, уже проснулся и оказался настолько силен, что никакое обучение по методикам Света им не подойдет. Во втором перечне, содержащем почти девять десятых всего ученического состава Университета, были выписаны фамилии тех, кому требовалось еще некоторое время для активации темного источника, или в чьих источниках наблюдалось равновесие сил, так что выбор пути оставался за самими вагантами. А в третьем списке были те, чей светлый источник превалировал над темным, а значит их обучение работе с темным источником, привело бы к появлению абсолютных посредственностей в темной магии. И таких набралось добрых два десятка человек.
  

Глава 3. Забивать гвозди микроскопом неудобно... но эффективно.

   Спустя декаду, Т'мор поймал себя на мысли, что его достали бросаемые украдкой в его сторону взгляды преподавателей, и их "ненавязчивые" попытки разговорить темного мага. Нет, учителя были довольно деликатны, и не задавали вопросов, что называется "в лоб". Но и их предположения о прошлом коллеги, строящиеся на вытянутой из него косвенной информации и случайных оговорках, могли вывести из себя даже гигантского ленивца, впервые увиденного Т'мором, в недавно заглянувшем в университетский городок бродячем цирке... Что уж там делало это существо, одной Тьме известно. По крайней мере, Т'мор был убежден, что заставить зверюгу даже просто сдвинуться с места, задача нереальная, а уж о том, чтобы заставить его участвовать в представлениях и вовсе речи быть не может.
   Тем не менее, Т'мор продолжал стоически терпеть гуляющие по университету слухи, то и дело множащиеся трудами самих преподавателей. Даже ваганты включились в этот процесс, поскольку кое-кто из младших ассистентов на кафедрах имел глупость строить предположения о прошлом Т'мора, в присутствии учеников. Правда, с вагантами, как и с младшим звеном преподавательского состава, Т'мору было несколько легче, поскольку ни первые, ни вторые не рисковали лезть с вопросами к "этому жуткому темному магу". Зато старший преподавательский состав отрывался по полной. В общем веселье не участвовал только ректор Ламов и глава кафедры Жизни Радов, остальные же... В конце концов, Т'мор даже есть стал в городке, и уже начал подумывать о том, чтобы обзавестись персональным кухарем, потому как находиться в обеденном зале университета было попросту невозможно. Не проходило и минуты с его появления на завтраке или обеде, как кто-нибудь из учителей пытался заговорить с Т'мором. Темы могли быть самыми разными, от стабильно хорошей погоды установившейся в окрестностях Драгобужа, и тонкостей в обучении волевым техникам, захватившими весь преподавательский состав, до внешней политики Староозерного княжества...
   - Доброе утро и приятного аппетита, Т'мор. - Ректор сегодня решил усесться напротив нового преподавателя, а не на своем обычном месте во главе стола. - Знаете, сегодня прибыл представитель князя из Драгобужа, и привез кое-какие новости... В конце следующей декады в княжество прибудут послы ханьцев...
   - И вы туда же? - Устало вздохнул Т'мор, отодвигая тарелку.
   - Извините? - Не понял ректор, и оглянулся, словно в поисках того, кто может объяснить ему странную реакцию темного мага. Но окружающие, успевшие нарваться с утра пораньше на рык Т'мора, только отводили в сторону взгляды, и старательно делали вид, что они не при чем. Еще больше удивившись происходящему, Ламов повернулся к парню. - Не понимаю.
   - Это вы меня извините. - Махнул рукой Т'мор, успевший оценить реакцию ректора на свои слова, и убедиться в его искренности. Все-таки артефакт защищающий сознание и эмоциональный фон Ламова, был слишком слаб, чтобы надежно укрыть объект защиты от посягательств мага Разума. - Не стоит внимания. Так что вы говорили о послах?
   - А? Да. Они будут в Драгобуже через десять дней, и князь настоятельно просил предоставить на время их пребывания в княжестве пару магов для... представительности.
   - То есть, говоря нормальным языком, для защиты? - Т'мор дернул уголком рта. - Но почему вы обратились именно ко мне? Ведь в штате университета есть отличные боевики. Одна госпожа Ирисса чего стоит?
   Преподавательница школы Огня, сидевшая неподалеку, в ответ наградила Т'мора благодарным кивком, приправленным изрядной долей иронии. Уж как она смогла передать ее одним легким движением, присутствовавшие могли только гадать.
   - А госпожа Лато непременно будет включена в состав команды. - Сохраняя полную невозмутимость, проговорил ректор. - Но, как я уже сказал, князь говорил о двух магах, и ваше присутствие, крайне желательно. Дело в том, что по имеющимся у нас данным, в сопровождении посла прибудет довольно сильный маг школы Разума... Сами понимаете, это не очень хорошие новости для любого правителя, по долгу своего положения посвященного во многие секреты.
   - Понимаю. И хороший защитный артефакт его, в этом смысле, не устроит. Я прав?
   - Разумеется. Даже такой мощный амулет, как тот, что защищает мое сознание, не стал бы достаточной гарантией спокойствия князя. - Проговорил Ламов.
   - Это точно. - Т'мор не сдержал легкой кривой ухмылки. Если говорить честно, то этот "мощный" артефакт хорошему магу Разума, что фольга. Ткни пальцем и развалится. Скорее всего, весь смысл этого предмета и состоит в том, чтобы указать владельцу на факт попытки чтения его мыслей. Хорошо еще, что Т'мор привык довольствоваться лишь ворохом тех обрывков мыслей и эмоций, что кружит на самой поверхности любого разума, или, как в случае с Ламовым, прорывается сквозь защиту амулета, и не пытался лезть глубже в мысли окружающих. Иначе, сейчас, неприятная беседа с рассерженным ректором ему была бы обеспечена.
   - А поскольку в силу существующих правил, князь был осведомлен мною о наличии в университете преподавателя с такой редкой специализацией, он, естественно, желает воспользоваться вашими услугами. - Ректор откинулся на спинку стула, и вздохнул. - Вообще-то, в этом случае, у меня и выбора особого нет. Князь высказал свое пожелание, и по заключенному между нами соглашению, я обязан предоставить в его распоряжение любого преподавателя обладающего необходимыми государю навыками. В обычной ситуации, я мог бы сам выбрать мага способного выполнить поручение князя, но в данном случае, как вы понимаете, это невозможно.
   - Что ж. Если государя Староозерного княжества не страшит тот факт, что неприкосновенность его разума будет обеспечивать темный маг, я не буду возражать против КРАТКОЙ командировки... Тем более в компании с прекрасной Ириссой. - Развел руками Т'мор.
   - О, не сомневайтесь, командировка действительно будет предельно короткой. Послы пробудут в княжестве не больше двух-трех дней, после чего вернутся в империю, и вы с госпожой Лато, отбудете в университет, как только они выедут из ворот Драгобужа. И, Т'мор... - ректор на мгновение замялся. - Я бы посоветовал вам обратиться к Ириссе за помощью в выборе подобающего костюма для визита ко двору нашего князя. Знаете, протокол и прочее... А госпожа Лато у нас является признанным специалистом в подобных вопросах.
   - Разумеется. - Т'мор чуть усмехнулся. Еще никто так тонко не намекал ему, что он выглядит оборванцем.
   - Не поймите меня неправильно, в повседневной жизни, ваши костюмы более чем уместны. - Поспешил объясниться ректор, моментально догадавшийся о смысле усмешки парня. И тут же рядом раздался презрительный фырк Радова. Да уж, глава кафедры Жизни вполне мог позволить себе подобную реакцию. На фоне его разукрашенных камзолов, потертый, хоть и крепкий повседневный ринс Т'мора и впрямь выглядел очень бедно.
   - Моя прекраснейшая госпожа, простите, что отвлекаю вас от этой чудесной запеканки... - Не обращая внимания на презрительно скривившегося Радова, обратился к преподавательнице Т'мор, заслужив офигевшие от такого обращения, взгляды ректора и учителей.
   - О, поверьте, мой уважаемый господин Т'мор, удовольствие от этого блюда ничто, по сравнению с той радостью, которую я испытываю от общения с вами. - Благосклонно улыбнулась Лато, чем только усилила ошеломление в рядах коллег, еще ни разу не бывавшими свидетелями бесед Т'мора и Ириссы.
   - Боюсь, она не идет ни в какое сравнение с тем восхищением, что я испытываю при одном взгляде в вашу сторону, госпожа Ирисса. Это чувство так велико, что мне трудно даже сформулировать свою просьбу, в надежде на выполнение которой, я и обратился к вашему острому уму, прекраснейшая. - Чуть ли не промурлыкал Т'мор в полнейшей тишине.
   - Ах, льстец. - Взмахнула ресницами госпожа Лато. Тут парень уже не выдержал, и сорвал представление, расхохотавшись в голос. Через секунду к нему присоединился и звонкий смех Ириссы. Только теперь до окружающих дошло, что все произошедшее было лишь спектаклем, и на их лицах начали появляться улыбки. Немного успокоившись, она погрозила Т'мору пальцем. - Испортил такое зрелище. Когда еще выдастся возможность полюбоваться на открывшего от удивления рот, ректора?
   - Ну уж прости. - Фыркнул Т'мор.
   - Чего уж там. - Ирисса повернулась к Ламову. - Господин ректор, я не думаю, что Т'мору так уж необходима моя помощь в выборе одежды для представления ко двору. Поверьте, он и сам неплохо справится с этой задачей.
   - Я уже понял. - Хрипло ответил Ламов, и вдруг весело усмехнулся. - Вам бы на пару в княжеском театре выступать. Т'мор, если не секрет, где вы так научились? Может, порекомендуете нам своего учителя, как преподавателя этикета? А то некоторые наши ваганты, в этом плане представляют из себя уж очень жалкое зрелище...
   - Боюсь, это невозможно. - Улыбка Т'мора чуть угасла. - Учителем, который вбивал в меня практические навыки высокой речи, была одна крайне неуравновешенная рисса, очень любившая брать в руки тяжелую шпагу, когда я оказывался недостаточно велеречив. Думаю, это не тот метод обучения, который приветствуется в стенах нашего университета...
   - Женщина со шпагой? - Подал голос Радов. - Забавно.
   - Так кажется, пока не узнаешь, что эта женщина - Мастер Танца. - Спокойно кивнул Т'мор.
   - Тогда, вам должно быть крепко доставалось. - Тихо произнес ах Карр, до этого лишь молчаливо наблюдавший за происходящим.
   - Бывало. - Не стал отрицать Т'мор.
   - Да уж. - Вздохнул ректор. - Но мне почему-то кажется, что иногда подобные методы были бы куда более эффективны, чем любые попытки вдолбить что-то в головы наших вагантов безвредными лекциями.
   - Кстати о лекциях. - Вскинул голову Радов. - Т'мор, вы обещали предоставить мне список вагантов переходящих под ваше крыло. Могу я узнать, когда вы планируете его составить?
   - Да, конечно. В принципе, перечень уже готов. Осталось опросить самих вагантов. - Пожал плечами Т'мор, вызвав своими словами несколько удивленных взглядов, в том числе ректора и Ириссы. А вот Радов только согласно кивнул в ответ.
   - То есть переход к обучению по вашей программе будет сугубо добровольным? - Уточнил Ламов.
   - Не совсем. Есть несколько учеников, чье присутствие на моих занятиях будет обязательным. Их темный источник куда сильнее, и просто не позволит им стать полноценными светлыми магами. Также имеется группа вагантов которым обучение у меня просто противопоказано, поскольку их светлый источник в разы сильнее темного. Остальные же, вправе выбирать кафедру сами.
   - У вас ее еще нет. - Проворчал Радов. В отличие от ровных, а в случае с Ириссой или торами, даже дружеских отношений установившихся с большинством учителей, отношения между главой кафедры Жизни и Т'мором оставляли желать много лучшего.
   - К зимней праздной декаде будет. - Отмахнулся от коллеги ректор, и обратился к Т'мору, не замечая короткого неприязненного взгляда, которым одарил его Радов. - С князем этот вопрос уже решен. Собственно, это еще одна причина, по которой он хочет вас видеть. Университет во многом подчиняется воле государя, и такой вопрос как образование новой кафедры и назначение ее главы не мог пройти для него незамеченным.
   - Понимаю. - Покивал Т'мор. - Что ж. Благодарю за предупреждение. Не хотелось бы мне, при общении с государем, гадать чем вызван его интерес к моей персоне.
   - Вот и ладно. А теперь... господа, разве каникулы уже начались? Если не ошибаюсь колокол будет бить уже через пару минут. Не заставляйте жаждущих знаний вагантов, иссохнуть у дверей в лектории. - Ректор обвел взглядом преподавателей, и те начали споро собираться на лекции.
   - Господин ректор, могу я занять у вас еще немного времени для решения пары организационных вопросов? - Спросил Т'мор, когда большая часть учителей уже покинула зал, и Ламов собирался последовать их примеру.
   - Я вас внимательно слушаю, Т'мор.
   - Сегодня я планирую провести опрос вагантов, в том числе и о выборе кафедры. Мои часы стоят последними в расписании у вагантов третьего года, а остальные ученики в это время уже свободны. Так вот, мне бы хотелось объединить всех вагантов на сегодняшней лекции, чтобы не растягивать процесс опроса до конца следующей декады. Тогда, еще до отъезда в Драгобуж, я смог бы провести несколько уже полноценных практических занятий, и дать им самостоятельные задания на время моего отсутствия.
   - Здраво. - Согласно кивнул ректор. - Что ж, договорились. Мой помощник сделает соответствующее объявление в лекториях. Что-нибудь еще?
   - Э-э... Да, если можно, я хотел бы провести эту лекцию в другом помещении. В моем подземелье это будет не очень удобно. Слишком много народу.
   - Ну да. И отсутствие парт, а? - Усмехнулся ректор.
   - И это тоже. - Не стал отрицать очевидного Т'мор.
   - Не боитесь, что большая часть вагантов откажется от обучения под вашим руководством из-за вашего стиля преподавания? - Ректор окинул Т'мора заинтересованным взглядом.
   - Мне же легче. - Усмехнулся в ответ парень. - Не велико удовольствие преподавать такой тонкий предмет куче лоботрясов, "отбывающих номер", а не желающих приобщиться к высокому искусству. К тому же, Тьма не любит трусов... хотя ценит осторожных.
   - Что ж. Не могу сказать, что всецело одобряю избранную вами тактику, но и препятствовать не буду. А сейчас, извините, Т'мор. Мне пора.
   - Эх. Мне тоже. Первогодки ждут.
   Ваганты недовольно шумели, высыпав в коридоры университета. И для возмущения у них была вполне весомая причина. Мало того, что в их расписании сегодня появилось дополнительное занятие, так еще и вести его будет новый преподаватель, при воспоминаниях об уроках которого, передергивало даже младший преподавательский состав, по настоянию ректора поголовно побывавший на его лекциях, в целях повышения квалификации. Среди моря недовольных физиономий вагантов, правда, особо выделялись ученики третьего года, радостные, что сегодняшний кошмар они смогут честно поделить с коллегами...
   А при входе в выделенное для этого занятия помещение, вагантов ждал легкий шок. В лектории были парты! Более того, все шторы были раздвинуты, так что огромный зал оказался буквально залит светом.
   - Ну, и долго вы там будете стоять? - С комфортом расположившийся в кресле на возвышении в противоположном конце зала, преподаватель основ Тьмы, где-то позабывший свой знаменитый балахон, приглашающе взмахнул тростью. - Проходим, рассаживаемся за парты, и побыстрее, пожалуйста. Чем раньше мы сегодня начнем, тем раньше закончим. Ну же, господа будущие маги...
   Настороженные странным поведением Т'мора, ученики довольно быстро расселись по местам, стараясь располагаться по "скамьям" и курсам. Едва последняя парта оказалась занята, мощные двойные двери с грохотом захлопнулись, заставив вагантов вздрогнуть, и в зале воцарилась мертвая тишина.
   - Приятно осознавать, что все вы так уважаете мой предмет. - Довольно хмыкнул Т'мор, обведя взглядом заполненный до отказа лекторий. - Ни одного ваганта, решившего прогулять внеочередное занятие. Это ж надо! Кажется, Ирисса проспорила мне пять крон. Благодарю вас, господа ваганты. Поверьте, я ценю вашу самоотверженность.
   Не смотря на добродушный тон преподавателя, ученики не спешили расслабляться. За то короткое время, что они провели на лекциях Т'мора, все ваганты успели понять, что улыбка преподавателя не несет им ничего хорошего. А сейчас, Т'мор разве что не сиял, и это еще больше настораживало присутствующих.
   - Итак. Перед каждым из вас лежит лист с вопросами. Внимательно ознакомьтесь с ними, и постарайтесь ответить на все. Да, не советую обращаться за помощью к соседям, результат может вам не понравиться.
   - Контрольная?! Но нас же никто не предупреждал! - Не выдержал кто-то из учеников. Соседи несдержанного на язык ваганта уже было собрались его заткнуть, опасаясь непредсказуемой реакции учителя, но были остановлены Т'мором.
   - Это НЕ контрольная. Я же просил ознакомиться с вопросами. Если бы вы последовали этому совету, господин Мидов, то сейчас не потирали бы ребра, по которым прошлись локти и кулаки ваших сокурсников. - Преподаватель усмехнулся, и развел руками. - Сдержанней, сдержанней надо быть, господа ваганты. Можете приступать. Во времени вы не ограничены. Если возникнут какие-то сложности, не стесняйтесь подойти за помощью ко мне. Обещаю не кусаться.
   И заскрипели ручки. К удивлению учеников, на доставшихся им листах действительно не было ни одного вопроса по темам предмета. Большинство из них предлагали некоторый набор ситуаций, и список возможных выходов из них, среди которых вагант должен был выбрать более всего подходящий ему лично. А некоторые вопросы и вовсе поражали своей неожиданностью. Ну скажите, зачем, например их преподавателю понадобилось знать какой цвет из предложенных вариантов больше импонирует, а какой вызывает отрицательные чувства?
   В один момент, кто-то из учеников вдруг громко вскрикнул. Окружающие оглянулись на неудачника, цвет кожи которого внезапно приобрел насыщенный фиолетовый оттенок.
   - Я же предупреждал, списывать не надо. А советоваться лучше со мной. Иначе получите в награду разряд тока и приятный довесок в виде веселенькой расцветки. Вагант Рамир, не расстраивайтесь, вам достался не самый худший цвет... по крайней мере всего один, и без дополнений вроде узора "в горошек". - Насмешливо протянул Т'мор, но тут же посерьезнел, и махнул фиолетовому ученику рукой. - Подойдите ко мне и расскажите, что именно вызвало у вас затруднение. Только прихватите с собой опросный лист.
   Не посмев ослушаться преподавателя, вагант второкурсник медленно двинулся через зал, провожаемый ехидными или сочувствующими, но одинаково внимательными взглядами. Впрочем, ожидания учеников не оправдались. Мало того, что Т'мор вполне внятно, хотя и неслышно для первых рядов, вытянувших шеи в тщетной надежде разобрать хоть слово из беседы учителя с невезучим однокашником, разъяснил тому непонятый вагантом вопрос, так он еще и вернул Рамиру нормальную расцветку, просто стукнув разок пальцем по опросному листу.
   Еще несколько учеников порадовали своих коллег громкими воплями и веселыми оттенками с обещанным учителем узором "в горошек", "елочку" и даже "в цветочек", в остальном же, опрос прошел на удивление мирно, хотя последнего ваганта сменившего окрас уже во второй раз, Т'мор не стал "лечить", заявив, что помогает ошибившимся, а не идиотам. Так что пришлось некоему ваганту Мешко проходить остаток дня, радуя окружающих ярчайшим оранжевым цветом своего лица, что в сочетании с его от природы огненной шевелюрой, выглядело просто феерично. Некоторые ваганты даже пожалели, что уже на следующий день, к нему вернулся нормальный цвет кожи.
   - Ну и зачем ты это сделал? - Поинтересовалась Ирисса, когда вечером того же дня, Т'мор заглянул к ней на чашку чая.
   - Ты о чем? - Не понял парень.
   - О твоей затее с покрасочными работами. - Улыбнулась девушка.
   - Тебе понравилось?
   - Не уходи от темы.
   - Ладно-ладно. Мы просто проверяли одну идею. - Тут же сдался Т'мор.
   - С торами?
   - И Славомиром. - Кивнул он. - Создание дешевых артефактов, схожих по принципу действия со свитками, но имеющими возможность повторного использования.
   - И как? - Подалась вперед Ирисса.
   - Как видишь, получилось. Эффект держится до сих пор, хотя мы рассчитывали часа на три, не больше.
   - А затраты при зарядке?
   - Такие же, как при создании свитка.
   - Неплохо. Но я все-таки не понимаю, почему именно покраска?
   - Плетение по мощности и сложности соответствует полевому кровесвертывающему. - Объяснил Т'мор. - По крайней мере, так утверждает ах Карр.
   - Вы молодцы. - Задумчиво проговорила Ирисса, и почти тут же расплылась в довольной улыбке. - Подумать только, теперь не придется вечерами корпеть над вырисовкой рун и их запитыванием, для пополнения запасов этих урговых свитков на военных складах. Достаточно снабдить санитарные и штурмовые пакеты десятком таких листов, и пополнять их заряд по мере надобности. Счастье-то какое!
   - А ты думаешь, зачем мы взялись за это? - Хохотнул Т'мор. - Когда ректор огорошил меня заявлением, что я обязан сдавать по пять свитков в декаду, мне резко поплохело. Я уж молчу о том, что единственную подвластную мне силу невозможно влить ни в одну обычную рунную связку, но сам факт, что меня пытаются заставить заниматься такой ерундой, был возмутителен. Вот и...
   - Лентяй. - Припечатала Ирисса.
   - Лень - двигатель прогресса. - Парировал Т'мор, и в доказательство помахал перед носом девушки одним из принесенных экспериментальных листов.
   - И ведь не поспоришь... - Вздохнула Ирисса. - Вот кстати. А почему листы? Нельзя что ли было использовать какой-нибудь другой материал?
   - Почему? Можно. Просто для листов, самый простой способ травления рунной вязи, к тому же их у нас много, так что не жалко. Но Славомир уже разработал алхимические составы для травления кости, металлов, и даже дерева. Правда, пока еще мы не до конца разобрались с резервирующими составами для этих материалов, но Славомир парень головастый и упертый. Так что, думаю и эту проблему мы решим.
   - Мы? - Чуть приподняла одну бровь Ирисса.
   - Ну хорошо, он разберется. - Вздохнул Т'мор. - А теперь, может все-таки расскажешь, зачем ты пригласила меня на чай? Ведь не для того, чтобы пожурить за шутку с покраской вагантов?
   - А вдруг? - Улыбнулась девушка. - Может ректор дал мне задание вправить мозги одному неугомонному темному магу, обожающему дурацкие розыгрыши, позорящие высокое звание преподавателя Драгобужского университета...
   - Хм? - Т'мор окинул собеседницу недоверчивым взглядом. - Знаешь, вообще-то время уже позднее, а мне завтра очень рано вставать.
   - Да ладно тебе. - Отмахнулась Ирисса, но заметив, что Т'мор поднимается с кресла, сменила тон. - Ну хорошо. У меня действительно есть к тебе один вопрос. Сегодня утром ректор задел тему нарядов...
   - Женщины! Неужели вы не можете думать ни о чем другом? - Простонал Т'мор.
   - Прекрати. Можешь не верить, но для меня это действительно важно. Нет, я уверена, что ты и сам подберешь себе подходящий костюм, но мне нужно знать, какой он будет расцветки, чтобы мы с тобой могли произвести хорошее впечатление при дворе, а не выглядели как пара вагантов, разом опробовавших на себе действие чар всех твоих опросных листов.
   - Понял. Все официально и строго... А значит... Ладно, тогда так. На мне будет одежда черного цвета и темно-бордовый шейный платок. Устроит?
   - Хм... Ну, в принципе, сойдет. Подберу что-нибудь соответствующее. - На секунду задумавшись, произнесла Ирисса, и добавила, - но если в моем гардеробе не найдется подходящего наряда, придется съездить в Драгобуж за покупками.
   - Только не говори, что это тебя расстраивает. - Фыркнул Т'мор. - Не поверю.
   - Зато я тебя сейчас расстрою. - Хитро улыбнулась девушка.
   - Нет. Даже не мечтай! - Тут же среагировал Т'мор. - Я с тобой не поеду!
   - Неужели ты отпустишь меня одну в этот страшный город?! - Надула губки Ирисса. - А кто же защитит бедную девушку от покушений орд возбужденных самцов, снующих по тому оплоту греха, что зовется столицей?!
   - Переигрываешь. - Заметил Т'мор.
   - Да? Исправлюсь. - Таким же спокойным тоном ответила Ирисса, и тут же захлопала ресницами. - Т'мо-о-о-р?
   - Что? - Хмуро спросил парень.
   - Ты составишь мне компанию в прогулке до Драгобужа? Обещаю хороший обед в самом лучшем ресторане.
   - Я много ем. - Предупредил ее парень.
   - А у меня большой доход от поместья. - Радостно улыбнулась Ирисса.
   - Ург с тобой. Уговорила. - Махнул рукой Т'мор.
   - Замечательно. А может, продемонстрируешь мне свой костюм?
   - Там не на что особо смотреть. Обычный ринс.
   - Мало того что лентяй, так ты еще и жуткий консерватор, оказывается! - Всплеснула руками девушка. - К твоему сведению, сейчас в ринсах ходят только наемники, а нормальные люди предпочитают камзолы.
   - Ну, если предпочитающие гольфы с банитками и рюшечками, мужики считаются нормальными, то я предпочитаю слыть сумасшедшим.
   - Ретроград. - Вздернула носик Ирисса.
   - Вертихвостка. - Не остался в долгу Т'мор.
   - Ах так?! - Взвилась девушка. - С тебя еще два часа походов по торгу, к тем пяти, что ты мне обещал.
   - Пяти? - Изумился Т'мор.
   - Прошу прощения, конечно шести. - С милой улыбкой поправилась Ирисса.
   - И обед превратится в ужин. - Пригорюнился парень.
   - Скажи спасибо, что не в завтрак. - Отрезала девушка, но поймав на себе какой-то оценивающий взгляд собеседника, застыла на месте. - Что?
   - Знаешь, а я бы не отказался. - Вдруг проговорил Т'мор.
   - Ну ты ха-ам. - Дошло до Ириссы.
   - Ты сама это предложила. - Ухмыльнулся парень.
   - Так. Все. Стоп. - Замахала руками его собеседница. - У меня уже голова не варит. Так что давай перенесем нашу пикировку на завтра.
   - Как скажешь, моя прекраснейшая госпожа. - Довольно мурлыкнул Т'мор.
   - Еще час. - Предупредила его Ирисса, но парень только шире растянул губы в улыбке.
   - И перспектива совместного завтрака стала еще отчетливей. - Заметил он.
   - Убью. - Тихо и как-то обреченно проговорила Ирисса.
   - Понял. Исчез. - Ответил Т'мор, легко взмыл с кресла и, на мгновение поднеся к губам руку девушки, выскользнул за дверь.
   Следующее занятие обновленных групп вагантов у Т'мора, было не менее удивительным, чем общий сбор всех учащихся на опрос. Для начала, ученики оказались в подземелье, ярко освещенном светом многочисленных факелов и магических светильников, парящих под сводчатым потолком. Во-вторых, за все время лекции их ни разу не подвергли волне Тьмы, ставшей уже привычным испытанием. И в-третьих, в конце лекции, в подземелье пожаловали нежданные гости. Точнее, сами гости ждали Т'мора на ратушной площади, а вот вагантам довелось наблюдать уникальное зрелище - паникующий ректор, и вихрем несущийся преподаватель основ Тьмы, на бегу орущий что-то вроде: "не сметь, всех порву, один останусь"... и прочую ахинею в том же духе. Естественно, все произошедшее не могло оставить учеников равнодушными, и они сломя голову понеслись следом за Т'мором, в надежде на продолжение представления. И не ошиблись. Вот только, личности гостей ожидавших их учителя на площади, в окружении доброй сотни стражников, нацеливших на них свои арбалеты, заставили вагантов замереть на месте от ужаса.
   - Опустить арбалеты, или я вам их в задницы повставляю!!! Арролд! Ллайда! Какого урга вы здесь делаете?! - Прорвав кольцо стражников, словно бумагу, Т'мор подлетел к хоргам и, захохотав, обнял обоих разом. А ошалевшие люди вокруг могли наблюдать невообразимое, искренне улыбающуюся парочку белогривых, ничуть не стесняющихся того, что их нагло облапило "низшее существо".
   Над площадью повисла гробовая тишина.
  
  

Глава 4. Не все родственники одинаково полезны.

   Арролд, наконец, смог вырваться из объятий побратима, и теперь как раз решал, как бы посподручней избавить от этих стальных тисков свою обожаемую супругу, когда над площадью разнесся звонкий голос, в котором явно читалась угроза.
   - Что здесь происходит?! - Ирисса стояла на лестнице у входа в здание университета вместе со всем старшим преподавательским составом, и сверлила не обещающим ничего хорошего взглядом, Т'мора и обнимаемую им Ллайду. Парень фыркнул.
   - Знаешь, иногда мне кажется, что она каким-то боком принадлежит твоей семейке, Ллайда. Сходство с твоей младшей сестричкой, просто поразительное. - Тихо проговорил Т'мор, отпуская, наконец, из своих объятий супругу побратима, но в царящей на площади тишине, его слова разнеслись по всем закоулкам. Толпа вагантов, сгрудившаяся у входа в подземелья, загомонила, а стражники, и без того изрядно бледные, подались назад. Разве что ректор старался сохранить лицо, хотя и его несколько ошарашило заявление Т'мора. Тогда как по мнению большинства присутствующих, за такое оскорбление, хорги могли вырезать весь университетский городок! Но...
   Ллайда в ответ, лишь улыбнулась Т'мору и, легко коснувшись его щеки губами, взяла Арролда под руку.
   - Тогда тебе стоит поменьше обниматься с посторонними женщинами, братец. Если сходство действительно так велико как ты говоришь, ревность легко может вскружить ей голову. И что ты будешь делать? - Проворковала белогривая.
   - Прием уже отработан и выверен, так что ничего нового придумывать не надо. Остается только быстрее перебирать ногами. - Ухмыльнулся Т'мор, и повернулся к молчаливо стоящему рядом побратиму. - Здравствуй, Ари.
   - Как всегда, куча эмоций, гримас, и никакого понятия о вежливости. - Заключил Арролд, окинув взглядом Т'мора, и вдруг сам от души сжал парня своими клешнями. - И ург бы с ней. Я рад тебя видеть живым, брат!
   - А уж я-то как рад. - Хмыкнул Т'мор. - Ну да ладно. Кажется, пора заканчивать наше представление. А то, господ стражников, того и гляди родимчик хватит.
   - Опять эти байдовские словечки... - Вздохнул Арролд. - Мог бы уже, и избавиться от них... Ладно, веди, представляй нас местной власти. Наверняка же все местные шишки давно у тебя в лепших корешах ходят.
   - И этого хорга беспокоит моя речь! Вот уж на кого Байда действительно дурно влияет, так это на тебя. - Ухмыльнулся Т'мор и, развернувшись спиной к белогривым, шагнул в сторону Часовой башни. Стражники, чуть поколебавшись, ушли с его дороги, пропуская и следующих по пятам за Т'мором хоргов, уже успевших нацепить фирменные каменные маски на лица. Остановившись у подножия лестницы, парень дождался, когда к нему подойдет ректор, в сопровождении сбежавших с собственных лекций преподавателей и, коротко кивнув, заговорил.
   - Господин ректор, позвольте представить вам моего названного брата и его супругу, Арролда и Ллайду ап Хаш. - Сохранивший завидную выдержку, ректор отвесил хоргам учтивый, полный достоинства поклон.
   - Болярин рода Створичей Ламов, ректор Драгобужского университета. - Ровным тоном представился в свою очередь ректор, и Т'мор с удивлением понял, что впервые слышит фамилию Ламова. Даже в университетской документации, не упоминалось ничего подобного. По крайней мере, в той, к которой Т'мор имел доступ. - Думаю, познакомиться с остальными преподавателями, будет лучше в помещении. Не так ли?
   - С удовольствием, господин ректор. - Кивнул Арролд и покосился в сторону стражников, судорожно сжимающих ложа опущенных к земле арбалетов. - Но сперва, мне кажется, стоит успокоить жителей... Уж очень они у вас нервные.
   - Немудрено. Большая часть наших подданных воспитана на байках эйре. А они, как вы понимаете, вряд ли скажут что-то хорошее, когда речь заходит о темных расах. Счастье еще, что князь понимает всю дикость подобных взглядов... Но я увлекся, простите. Что вы можете предложить для успокоения обывателей? - Спохватился Ламов, почти не удивившийся совершенно несвойственному хоргам поведению. Сейчас, ректор просто недоумевал. Где фирменное презрение и каменные физиономии белогривых? Где хоть толика столь присущей им спеси? Впрочем, было бы странно ожидать стереотипного поведения от хоргов, объявивших человека своим родственником. Так что...
   - Слово хозяина на слово гостя. - Предложил Арролд, и ректор согласился. Не мог не согласиться. Такая клятва неплохо оградит университетский городок от проблем связанных с пребыванием в нем двух белогривых. А в том, что они собираются здесь задержаться, у ректора почти не было сомнений.
   Втроем, Ллайда, Арролд и Ламов, вернулись в центр ратушной площади под сотнями заинтересованных и испуганных взглядов. Чуть в стороне от них, молча признав друг за другом права поручителей, разместились Т'мор и Радов. Едва все участники действа заняли свои места, к ясному небу понеслись громкие, и чересчур пафосные, на взгляд Т'мора, слова древней клятвы Хозяина и Гостя. Выверенные, отшлифованные веками практики формулировки, что не позволят хозяевам и гостям города поднять руку друг на друга, лились сплошным потоком, прерываясь лишь сполохами ярчайшего Света и взметывающейся темным фонтаном силы Ночи, над вытянутыми к небу руками поручителей.
   Ректор был доволен предложением хорга. Лучшего способа оградить жителей городка от паники, нельзя было и придумать. Даже если кто-то и не поймет смысла действа, такому невежде, окружающие быстро объяснят суть произошедшего, так что можно не опасаться каких-либо проблем со стороны обывателей. Хотя вечерние патрули, все же стоит усилить. На всякий случай. А еще, неплохо было бы узнать, как эти двое смогли попасть в город, минуя его стражу и ретарийские разъезды, курсирующие по всем основным приграничным трактам княжества.
   Только поздним вечером, в гостиной своего флигеля, Т'мору удалось нормально, без лишних ушей поговорить с Арролдом и Ллайдой. Да и то недолго. Уж очень они вымотались за целый день, да и сам Т'мор, чувствовал себя усталым.
   - Я так понимаю, что раз вы не сказали о цели своего приезда сходу, значит, нигде ничего не горит? - Осведомился Т'мор, разливая по чашкам ллиал, и подвигая свое кресло поближе к камину.
   - Правильно понимаешь. - Кивнул Арролд. Ллайда, как это уже частенько бывало, отдала мужу право вести беседу, но можно было не сомневаться, в случае чего, она благоверного и поправит, и одернет, и даже заткнет, если надобность будет. А сейчас бывшая жрица нижнего храма просто наслаждалась привычной обстановкой. Жаркий огонь в камине, кружка ароматного ллиала в руке, муж под боком и его ехидный побратим в кресле напротив. Все, как и два года назад. Хорошо!
   - Совсем без меня распустились. Кто блоки держать будет, госпожа ап Хаш? - Оскалился Т'мор.
   - Если еще и от вас с Ари закрываться, то на кой тогда вообще жить? - Вздохнула Ллайда, устало вытягивая к каминной решетке свои длинные ноги, затянутые в кожу походного костюма.
   - Ой подруга, да ты в печали! - Покачал головой парень, и ткнул в побратима пальцем. - Арролд, ты зачем супругу до депрессняка довел, признавайся!
   - Не обращай внимания. В ее положении такие перепады настроения, в порядке вещей. - Усмехнулся хорг, и тут же получил удар маленького, но твердого кулачка супруги, под ребра.
   - Е-ек?! - Выдавил Т'мор и обвел друзей ошалевшим взором. - Это то, о чем я думаю?
   - А ург тебя знает, что ты там себе навоображал. - Деланно равнодушно пожал плечами белогривый. - Но если ты предположил, что в скором времени Мор-ан-Тар посетит наследник главы рода ап Хаш, то мы с Лладой признаем твою правоту.
   - Ох-ре-неть! - Т'мор весело расхохотался. - Мои поздравления!
   - А я тебе что говорил?! - Повернулся к супруге Арролд и выжидающе протянул ей руку. Под удивленным взглядом Т'мора, та отстегнула от пояса увесистый кошелек и. выудив из него злотень, вложила монету в ладонь мужа.
   - Ребята, а вы точно с котоподобными не в родстве, а? - Поинтересовался притихший Т'мор, за что заслужил два испепеляющих взгляда. - Понял, замяли. Но может, хоть расскажете, о чем был спор?
   Арролд с Ллайдой переглянулись, и от Т'мора не ускользнула некая виноватая искорка в глазах бывшей жрицы, когда она перевела свой взгляд с мужа на него.
   - Ну, в общем... Арролд мне рассказывал, как ты отнесся к некоторым обязанностям фамильяра клана...
   - Понял. - Вздохнул Т'мор. - Ты подумала, что узнав о предстоящем рождении наследника, я, первым делом, откажусь от наставничества, да?
   - Угум. - Тихо произнесла Ллайда, избегая смотреть Т'мору в глаза.
   - Ты ошиблась. - Ровно проговорил парень. - Я не имею права так поступить. Но и винить тебя за такое предположение, я тоже не могу. Хоть мы и стали друзьями, но нам еще очень многое нужно узнать друг о друге. - Тут Т'мор неожиданно улыбнулся. - А нам с Арролдом, впредь будет урок о том, что не все наши шутки, так уж забавны.
   - Это точно. Особенно те, что некоторые наглые человеки устраивают на спор. - Хмыкнул Арролд, прижимая к себе супругу, заметно расслабившуюся после слов парня.
   - Ты мне до скончания времен будешь поминать эти тапки? - Простонал Т'мор.
   - Я не злопамятный, отомщу и забуду. - Весело ответил хорг, но почти тут же посерьезнел. - Кстати о мести... Мы ведь прибыли твоим порталом, не только для того, чтобы поставить тебя в известность о грядущем пополнении рода ап Хаш.
   - Понимаю. - Кивнул Т'мор. - Прибавление в семействе, новость очень важная, но не настолько срочная, чтобы нужно было нестись сюда сломя голову, да еще и экстренным способом.
   - Именно. По уму, достаточно было бы прислать тебе официальное приглашение от Круга семьи, для обсуждения всех вопросов связанных с рождением наследника. - Согласился Аррролд. - Так что основная причина нашего приезда не в этом.
   - Не тяни кота за... - Т'мор заткнулся, глянув на Ллайду, но та и бровью не повела. А вот Арролд усмехнулся.
   - Именно, что кота... - Проговорил хорг. - К нам в поместье прибыл гость из-за перевала. В общем, гардэ Гор передает тебе большой привет.
   - Что-о?! - От такой новости, Т'мор чуть в камин не свалился.
   - Именно так. Две декады тому назад, патруль горных стрелков приволок в Аэн-Мор бесчувственную тушу рисса. Как еще не прирезали по дороге, не ясно. Тем не менее, его доставили в храмовый лазарет, и отдали на попечение жрецов. Котяра был в жутком состоянии. Удивительно, как он вообще мог дышать... целители диагностировали у него переломы всех ребер. Два из них проткнули легкое. Плюс обширное кровоизлияние в брюшной полости и тяжелое сотрясение мозга. Про переломанные конечности, я вообще молчу. Общее впечатление было такое, что рисс повздорил с осадной катапультой, и словил ее снаряд прямо в грудь. При осмотре, целители заявили, что не понимают, почему тот еще жив, но, несмотря на это, добросовестно сложили его по кусочкам, и умыли руки. По фибуле опознали клан, к которому принадлежал котяра. В обществе только и разговоров было, что об этом риссе. Так мы его и нашли. Он был в сознании, когда мы пришли в лазарет. Дальше, сам понимаешь... Узнав, что мы ап Хаш, он, в свою очередь, представился как гардэ Гор, и попросил найти тебя, после чего просто вырубился. Ллайда организовала его переезд в наш дом, и вот уже полторы декады, он живет в твоих комнатах. Причем выздоравливает с умопомрачающей скоростью, и ни в какую не подпускает к себе целителей. Вчера он уже обедал с нами в столовой. Просто поразительная регенерация... Слушай, Т'мор, а у него что, яма желудка? Или он от тебя заразился? Жрет же кошак драный, как не в себя. Даже Байда за ним угнаться не может. - Неожиданно закончил свой рассказ Арролд.
   - Однако. - Т'мор погрузился в размышления и начисто проигнорировал вопрос побратима. Арролд хотел было что-то сказать, но Ллайда коснулась пальцами его ладони, и когда хорг перевел на нее взгляд, отрицательно покачала головой, вынудив супруга промолчать. Спустя несколько минут, Т'мор отвернулся от камина и, обведя ничего не выражающим взглядом друзей, проговорил, - я так понимаю, что он хочет увидеться? Именно поэтому вы так срочно прибыли в Драгобуж?
   - Именно так. - Согласно кивнула Ллайда. - Судя по его беспокойству, это должно быть что-то крайне важное.
   - Значит, гардэ... - Пробормотал невпопад парень, задумчиво крутя в руках пустую кружку из-под ллиала. Но уже через секунду, Т'мор встряхнулся. - Он что-нибудь рассказывал? Например, о том, что привело его к перевалу?
   - Немного и крайне смутно. Что-то вроде того, что он что-то там такое-эдакое узнал, отчего окончательно поссорился с родственниками и, проиграв бой, перенесся к какой-то пещере за Сандоварским перевалом. Оскользнулся при входе, и скатился вниз по склону, доламывая то, что не успел ему сломать противник...
   - Может быть, может быть. Если в прыжке он нацеливался на меня, то его вполне могло утянуть в пещеру. Я там оставил маяк с отблеском своего Узора. - Покивал Т'мор. - А кто был его противник, он не сказал?
   - Нет. - Развел руками Арролд. - Вообще, меня в этой истории больше всего смущают два технических момента. Первый, это то, каким образом он смог во мгновение ока переместиться в сердце Таласса. Ведь, если я не ошибаюсь, когда вы виделись в последний раз, ты еще не воссоздал портальные кольца? И второе, как он смог выжить с такими ранениями?
   - Это как раз просто. - Вздохнул Т'мор. - Гор когда-то был вынужден отказаться от Дара. Сменил его на возможность ходить меж мирами, Так что моментальные перемещения для него не проблема. Ну а с таким талантом, да не приспособиться прыгать в пределах одного мира, было бы просто глупо. Тем более, что принцип-то остается тем же, а усилий нужно затрачивать намного меньше...
   Т'мор сгорбился, и снова надолго замолчал, Ни Арролд, ни Ллайда, догадывавшиеся, что парень вновь вспоминает какие-то неприятные события двух-трехлетней давности, не стали его тормошить. Но тот заговорил сам.
   - Он меня предал. - Тихо, словно разговаривая сам с собой, произнес парень, отрешенно глядя на огонь. - Единственный раз, когда мне действительно была позарез нужна его помощь. Может, если бы он был там, все повернулось совсем иначе. А теперь... - Голос Т'мора стал громче, а тон жестче. - Теперь, он появляется, и я должен отбросить все свои дела и нестись сломя голову, к постели несчастного избитого котейки? С какой стати?
   - Т'мор, перестань. Что произошло, уже не изменить. - Покачала головой Ллайда. - Хоть ты толком не рассказывал нам, что произошло с тобой, после исчезновения из Аэн-Мора, и мы не можем судить о случившемся с тобой в Шаэре, но даже если этот рисс перед тобой в чем-то виноват, подумай, может он хочет все исправить? Ведь не зря же он, избитый до полусмерти, тащился в Хороген, к тебе, зная, что появление на нашей территории может грозить ему большими неприятностями, скажем прямо, смертельными неприятностями?
   - Исправить? Даже если бы при нем был его дар, исправить произошедшее ему не по силам. - Горько рассмеялся парень, и осекся. - Но в одном ты права. Жалеть о случившемся бессмысленно... Что же касается твоего, Арролд вопроса, по поводу регенерации, думаю, это остатки Дара некронома не дали Гору загнуться. Кстати, о некрономах. Ты ничего странного в его поведении не замечал? Например, как Гор реагирует на твое присутствие?
   Понять, что фамильяр клана очень хочет сменить тему, было не сложно, и Арролд с радостью поддержал его начинание.
   - Поначалу никак не реагировал, а как начал вставать... А что?
   - Дергается? - С холодным любопытством поинтересовался Т'мор.
   - Именно. И нос морщит постоянно. - Добавила Ллайда.
   - Гор чует некрономов, как кот валерьянку. - Пояснил хоргам парень, и ткнул пальцем в Арролда. - У него на вашего брата, странная аллергия. Пока не врежет по кумполу, не успокоится. Своеобразный условный рефлекс, можно сказать.
   - То-то у него постоянно морда такая несчастная! - Усмехнулся Арролд. - Тянет почесать кулаки о мою физиономию, да совесть не позволяет...
   - Вот-вот. - Согласно кивнул Т'мор. - Хотя откуда у него могла бы взяться совесть, я лично, не представляю. Ладно, друзья мои, время позднее, пора и баиньки, согласны? Тогда, моя спальня в вашем распоряжении.
   - А ты сам куда денешься?
   - А у меня есть великолепный диван в кабинете. Там и переночую. - Т'мор махнул рукой в сторону плотно притворенной двери.
   - Ну, тогда хорошей ночи, братец. - Ллайда вскочила с места, и потянула за собой Арролда, так и не дав ему узнать у Т'мора, о его решении насчет поездки в Хороген.
   - И вам того же. - Вслед закрывшейся двери, тихо проговорил Т'мор и, налив себе еще одну чашку ллиала, уставился на лепестки огня, пляшущие в камине.
   Утром, Арролд и Ллайда обнаружили на обеденном столе обильный завтрак, короткую записку с приглашением посетить занятие Т'мора, в подземелье под флигелем и кучу каких-то записей сделанных незнакомым почерком, сваленную в угол комнаты. Заметки предшественника, Т'мор не посчитал достойными того, чтобы найти им более подходящее место. Впрочем, если бы не необходимость разобраться с этой писаниной, парень наверняка определил этот ворох в мусорную корзину. Но пока, до этого сладостного мига было еще далеко.
   В общем, нет ничего удивительного в том, что за завтраком Арролд и Ллайда наслаждались перлами творчества предыдущего преподавателя основ Тьмы.
   Посмотреть, как Т'мор справляется с новым для себя амплуа преподавателя, в этот раз хоргам не удалось. Довольный и улыбающийся побратим Арролда вошел в гостиную, едва они успели расправиться с завтраком. От вчерашнего смурного его вида не осталось и следа. Кажется, даже шрам потерялся за искренней улыбкой Т'мора.
   - Хорошего дня, Арролд, Ллайда. - Кивнул парень и, заметив бумаги на столе, хмыкнул. - Ну и как вам это творчество?
   - Забавно. - Отбросил от себя очередной образец творчества предыдущего учителя, Арролд. - Как они с таким подходом еще хоть чему-то научиться могли?
   - А вот так. - Развел руками Т'мор. - Видел я в приграничье пару здешних темных... Удручающее зрелище. Источник еле теплится, откат схватывают чуть ли не от простейших плетений. Никакого контроля.
   - Вот кстати, а что они по пограничью-то прячутся? - Поинтересовалась Ллайда. - Вроде, местный князь к темным вполне терпимо относится...
   - Ага. Терпимо. А знаешь почему? - Усмехнулся Т'мор. - Вся здешняя аристократия, от князя до последнего болярина, род ведет от темных магов, бежавших из Брана, когда их там совсем уж поприжали. Потому-то их потомки, худо-бедно, но отличия светлых от темных, понимают, и не боятся. Хотя сами, зачастую, даже крупицы дара лишены. Тогда как у обывателей, что начали сюда стекаться, когда первопоселенцы основательно почистили здешние места от измененных пустыней тварей, мозги уже были основательно промыты двуязыкими. Так и получается, власть темных при засилье светлых подданных. И как этим магам недоделанным, жить в такой обстановке? Вот и бегут на окраины. Жителям фронтира-то, принадлежность к первостихии, по фигу. Им бы выжить, а уж, каким пламенем будут гореть налетевшие ханьцы или выползшие из пустыни твари, черным ли, белым ли, им по барабану. Вот такая чехарда.
   - М-да. - Пробормотал Арролд, переглянувшись с супругой. - Занятная история.
   - Уж какая есть. - Развел руками Т'мор. - Ну что, не желаете прогуляться, городок посмотреть?
   - Подожди, братец. - Покачала головой Ллайда. - Давай сначала с делами решим.
   - Так тут и решать нечего. - Пожал плечами Т'мор. - Вот выпроводит князь ханьских послов, и съездим. Мне ведь тоже интересно, чего такого натворил Гор, что Рион поступил с ним так же как со мной.
   - Не понял. - В удивлении привстал со стула Арролд.
   - А что тут неясного? - Пожал плечами Т'мор. - Декаду назад, князь Рион прислал мне химерика с отречением от Дома.
   - Однако. - Покачал головой Арролд. - У меня возникает ощущение, что даже если ты не участвуешь в событиях, они все равно найдут возможность втянуть тебя в приключения.
   - Ну да. А вот мне кажется, что коты почему-то очень не хотят, чтобы ты вдруг решил объявиться в Шаэре. - Заметила Ллайда.
   - Хочешь сказать, что меня последовательно выживают из темных земель? - Приподнял бровь Т'мор и, задумавшись, принялся выстукивать своей бессменной тростью какой-то рваный ритм.
   - Не сказала бы, что вижу последовательность... - Начала Ллайда, но Т'мор ее перебил.
   - Просто ты, как и Арролд, кое-чего не знаешь. - Парень нахмурился, но быстро вернул себе безмятежный вид и, заметив вопросительные взгляды хоргов, проговорил. - Клятвенно обещаю, что расскажу вам все что знаю, только, давайте не сейчас, а, скажем, после встречи с Гором. Ладно?
   - Уговорил. Вот только когда это будет? - Вздохнула Ллайда.
   - Как? Я же говорю, съездим в Аэн-Мор, сразу после отбытия послов из Драгобужа.
   - Вот только нам неизвестна дата их отъезда. - Улыбнулась Ллайда.
   - О! Извини. - Стушевался Т'мор. - Думаю, это будет не позже середины следующей декады.
   - А с чего вдруг такая дата? - Рассеяно поинтересовался Арролд, заглядывая в пустой кувшин для ллиала.
   - Мы с Ириссой Лато должны будем присутствовать во время переговоров князя с послами, в качестве охранников, ну и его ходячих понтов. - Ответил Т'мор, со вздохом.
   - Это, не та ли огненная девушка, что так оригинально приветствовала наш приезд? - Ехидно улыбнулась Ллайда. Да уж, если и были положительные моменты в общении хоргов с Т'мором, то это разве что заметный прогресс в мимических упражнениях...
   - Она самая. - Кивнул парень.
   - Как интересно... - Протянула Ллайда, хитро поглядывая на мужа. - А она не составит нам компанию на прогулке?
   - А не боишься, что она накоротке сойдется с твоим супругом, на почве интереса к одной и той же стихии? - Ухмыльнулся Т'мор.
   - О... - Оживился Арролд. - Кстати, действительно, мне было бы очень интересно пообщаться со светлым магом огня, сравнить, так сказать, наши методы.
   - Я тебе сравню! Я тебе так сравню... Оторву равнялку, и скажу, что так и было! Кобелина!!! - Взвилась Ллайда.
   - Оп-па. - Арролд втянул голову в плечи, и попытался стать невидимым. Естественно безуспешно. А гнев его супруги только начал набирать обороты, вследствие чего, на бедного хорга обрушился целый водопад самых разных эпитетов и образных сравнений.
   - Э-э, Ллайда, а ничего, что она человек? - Тихо поинтересовался Т'мор, как раз в тот момент, когда белогривая на мгновение умолкла, чтобы набрать побольше воздуха в легкие. Услышав Т'мора, Ллайда полоснула по нему яростным взглядом, но парень только ухмыльнулся. - Или ты всерьез считаешь, что твой супруг настолько плох?
   - Эк? - Замерла Ллайда, непонимающе глядя на Т'мора.
   - Ой как все запущено... - Вздохнул парень, и обратился к хоргу. - Вот Арролд, скажи, ты любишь свою супругу?
   - Да.
   - Считаешь ее красивой?
   - Самой красивой. - Уточнил Арролд. - Да.
   - Умной? Прошу прощения, самой умной?
   - Да.
   - Так чего тебе еще надо? - Повернулся к Ллайде Т'мор.
   - Да ну тебя! Может беременная женщина немного поскандалить? - Фыркнула Ллайда, и тут же переключилась на другую тему. - И вообще, я не поняла, мы идем на прогулку, или нет?
   - Как ты с ней уживаешься? - На выходе из гостиной, тихо, так, чтобы не услышала уже спускающаяся к выходу Ллайда, пробормотал Т'мор. - Я бы уже повесился.
   - У тебя будет такая возможность, когда сам обзаведешься спутницей. - Почти не шевеля губами, проговорил Арролд. Побратимы переглянулись и одновременно расхохотались.
   - Если вы закончили обсуждать матримониальные планы Т'мора, я бы все-таки хотела узнать, когда к нам присоединится эта самая Ирисса... - Раздался с первого этажа, голос Ллайды.
   - Мне кажется, или она ОЧЕНЬ изменилась с момента нашей последней встречи? - Ухмыльнулся Т'мор.
   - Скорее с момента, когда поняла что беременна. - Вздохнул Арролд.
   - Хех. Могу только посочувствовать.
   - Взаимно. - Фыркнул Арролд. - Потому как тебе теперь придется общаться с ней, немногим меньше, чем мне.
   Ирисса присоединилась к прогулке двух хоргов и преподавателя основ Тьмы, когда те уже вышли во внешний круг городка, и медленно, но верно продвигались по заполненной снующим народом улице, в сторону полночных ворот. Не прошло и пяти минут, как Ллайда с Ириссой нашли общий язык и, оставив своих сопровождающих позади, устремились к лавке, над которой раскачивалась вывеска, с угрожающей надписью: "Платья и ткани Касто".
   Не сговариваясь, Арролд и Т'мор пришли к заключению, что в такую хорошую погоду у них нет никакого желания торчать в душной лавке, и они вполне могут подождать дам на улице. Уведомленные об их решении, Ллайда с Ириссой только фыркнули, и скрылись в дверях лавки.
   - Вот и замечательно. - Пробормотал Т'мор, опираясь на столб, подпирающий навес, перед входом в соседний магазин. - Абсолютно не горю желанием, торчать среди всех этих тканей.
   - Ну да, теперь понятно, почему ты носишь только ринсы. С такой-то нелюбовью к одежным лавкам. - Усмехнулся Арролд.
   - Уж кто бы говорил. Или это твой призрак стоит сейчас рядом со мной?
   - Но мой гардероб, по крайней мере, отличается хоть каким-то разнообразием, в отличие от твоего...
   - С дороги!!! Посторонись!!! - Свистнувшая рядом с Арролдом плеть, проезжавшего мимо всадника, расчищающего дорогу какой-то карете, заставила хорга отпрянуть в сторону. Но не успел размахавшийся плетью воин проехать и двух шагов, как оказался на брусчатке мостовой, воя от боли. Горожане ринулись в стороны, а окружавшие карету драбанты, обнажили палаши, и часть из них направила лошадей на побратимов.
   - Как ты говоришь? Даже если я не участвую в событиях, они все равно втянут меня в приключения? - Хмыкнул Т'мор. Арролд же, сдернувший всадника за ногу, в ответ лишь виновато вздохнул и потянулся к шпаге.
   - Отставить. - Рык, донесшийся из кареты, заставил драбантов остановить лошадей. Дверца повозки отворилась, и оттуда выбрался высокий мужчина в расшитом золотой канителью камзоле. Среднего возраста, с грубыми, но довольно правильными чертами лица и холодными серыми глазами, на мгновение застыл на подножке кареты, и шагнул вперед. Преградивший ему дорогу драбант моментально подал свою лошадь в сторону, освобождая путь, и через несколько секунд, владелец выезда оказался в двух шагах от Т'мора и Арролда.
   - Вложите шпаги в ножны, будьте добры, господа. Я, болярин Камов, из рода Створичей, прошу простить моего слугу. Он недавно в княжестве, и некоторые правила поведения, принятые у нас, с трудом укладываются в его тупой голове. - Проговорил владелец выезда. В этот момент, рядом с ним возникла дама, в сверкающем драгоценными камнями платье. Алебастровая кожа, холеные пальцы унизанные кольцами, надменный взгляд...
   - Дорогой! Мы опаздываем к ректору! Дай этим пару монет, и поедем! - Холодно проговорила спутница болярина, не заметив его тяжелого взгляда.
   - Еще раз прошу меня извинить, эр... - Стиснув зубы, заговорил болярин, до боли сжимая локоть своей чересчур говорливой спутницы.
   - Владетельный эр, Арролд ап Хаш. - Поправил вляпавшегося вельможу Т'мор, и тот вздрогнул. Видимо, неплохо знал, чем отличается владетельный эр от рядового члена семьи. А вот, спутница болярина, явно не отличалась глубокими познаниями в этикете темных рас.
   - Отродье Хаоса?! Муж мой! Убейте его! Чего вы ждете?!
   - Молчать. - Глаза Арролда полыхнули гневом, а над его ладонью вспыхнул мощный огневик.
   - Действительно, господин Камов. Вам стоило бы поучить супругу вежливости. После третьего оскорбления, клятва гостя, данная моим другом этому городу, утратит свою силу, а это может отрицательно сказаться на вашей семье. - Обратился Т'мор к болярину. Тот, моментально оценив все последствия болтовни своей неугомонной второй половины, на мгновение закрыл глаза, успокаиваясь, и повернулся к жене.
   - Идите в карету, моя дорогая. НЕМЕДЛЕННО. А вы, господа, примите мои искренние извинения за поведение моей супруги и ее слуги. Если же, мои извинения вас не устраивают... я готов встретиться с вами за пределами этого города, в любое удобное время. - К окончанию фразы, у болярина было такое лицо, словно он лимон целиком разжевал.
   - Оставьте. - Арролд погасил огневик. - Мне это не интересно. Если кто и заслуживает наказания, так это ваша супруга и ее слуга. И будь мы вне стен этого городка, вряд ли что-то удержало бы меня от их убийства...
   - И вы так легко поднимете руку на женщину? - Раздавшийся из-за спины побратимов голос Ириссы, заставил их обернуться.
   - Каждый должен отвечать за свои слова. Сам. - Ответила вместо мужа, Ллайда, выходя из лавки. - А теперь, может наши мальчики расскажут, во что они вляпались на этот раз?
  

Глава 5. Обоюдный интерес еще не залог сотрудничества.

   Еще одна встреча с родичами ректора ждала Т'мора по возвращении в университет. Отказавшиеся от ужина с преподавателями, Арролд и Ллайда решили наведаться в какой-нибудь из погребков, разрекламированных Ириссой, так что в обеденном зале, Т'мор появился в одиночестве, и практически сразу заметил присутствие Камова с супругой, сидящих за столом, невдалеке от ректора. Поприветствовав не встреченных днем преподавателей, Т'мор прошел к ставшему привычным ему месту, рядом со Славомиром, и уже через несколько секунд погрузился в спор с молодым алхимиком и тором-артефактором, не обращая никакого внимания на испепеляющие взгляды супруги Камова. Впрочем, когда в наступившей тишине, Славомир вдруг толкнул в бок увлеченного Т'мора, парню все же пришлось отвлечься от разбора набросанной артефактором, здесь же, на обрывке бумаги, схемы нового амулета, и обратить свое внимание на присутствующих.
      - Что, простите? - Он обвел непонимающим взглядом преподавателей.
      - Я спросил, не могли бы вы, Т'мор, рассказать нам о сегодняшних событиях у полночных ворот. - Повторил свой вопрос ректор.
      - Хм. А в этом есть какая-то необходимость? - Нахмурился парень. - По-моему, господин Камов, его супруга, и присутствующая здесь госпожа Ирисса Лато, могли бы сделать это не хуже?
      - Мой младший брат, как и его супруга, лица заинтересованные, а госпожа Лато не видела всего происшествия целиком. Так что... - Развел руками ректор.
      - Понятно. Собираете свидетельские показания. - Кивнул Т'мор, но не стал спорить с воплощающим высшую власть университетского городка ректором и, сжато, буквально в двух словах рассказал об увиденном. Узнав, с чего начались события, чуть не приведшие к нарушению "слова хозяина и гостя", преподаватели взволновались. Даже Ламов не удержался от осуждающего взгляда в сторону своих родственников. А Радов так и вовсе не посчитал необходимым промолчать.
      - Извините, ректор. Но это ни в какие ворота не лезет. Господин Камов, как вы могли позволить слуге разгонять толпу плетью? Или законы княжества написаны не для вас? - Осведомился глава кафедры Жизни.
      - Я уже говорил, и могу повторить. Когда слуга получил приказание ускорить продвижение кареты, мне и в голову не могло прийти, что он воспользуется таким варварским методом. - Кисло проговорил Камов. Очевидно, бедняге уже надоело объясняться по поводу произошедшего инцидента. А зная, каким дотошным может быть ректор, когда его что-то интересует, Т'мор не сомневался, что Ламов его просто достал, заставляя раз за разом пересказывать эту неприглядную историю. А тут еще и Радов вылез... В общем, Т'мор мог только посочувствовать болярину.
      - Поверьте, господин Камов, и мне, и моим коллегам вполне понятна ваша попытка нивелировать участие супруги в этой истории, тем не менее, очевидно, что ее знания законов нашего княжества оставляют желать лучшего. - Проговорил глава кафедры Жизни, устремив взгляд на спутницу болярина. - Как законоговоритель нашего князя, советую исправить это упущение, дабы впредь ее незнание не стало причиной событий подобных тем, что мы имели место наблюдать сегодня.
      Оп-па! А вот о том, что Радов, помимо того что является главой кафедры Жизни университета, еще и представляет закон от лица князя, в этом городке, Т'мор не знал. Справившись с этой новостью, парень хмыкнул и прислушался к тому, что говорит супруга болярина.
      - Будь мы в Бране, никто и слова бы не сказал, из-за пары ударов плетью по спинам черни. А хорга, так вообще уничтожили бы еще на границе! - Не выдержала женщина, напрочь теряя столь лелеемый ею лоск и гордый вид.
      - Вы больше не в Бране. А в Староозерном княжестве нет черни! Есть обыватели и арендаторы, платящие налоги, и находящиеся под защитой князя... Надеюсь, это понятно? Что касается хоргов, то они дали "слово гостя", а значит, обещали не причинять вреда жителям города. Так за что их надо убивать?
      - Но они же темные!
      - Я тоже. - Усмехнулся Т'мор, когда на нем скрестились взгляды преподавателей, явно ожидавших вспышки гнева. Но здесь парень их обломал. Довольно много воды утекло с тех пор, как он в последний раз позволил своим эмоциям влиять на поступки. - Скажу больше. Я преподаю в этом университете основы Тьмы, и уже сейчас под моим началом находится чуть больше сорока человек, которые, так или иначе, выбрали путь темного мага. И ничего. Вроде пока, массовых убийств, мора, глада и хлада, никто из них не устраивал.
      - Оставьте пререкания. - Вздохнул ректор, и его брат одним взглядом заставил уже открывшую рот супругу, поперхнуться заготовленным для Т'мора ответом. Ламов благодарно кивнул болярину, и договорил. - Давайте заканчивать наш обед. Наверняка у всех здесь присутствующих найдутся дела, требующие неотложного внимания. А нашу занимательную беседу, можно будет продолжить за ужином. Вы ведь останетесь на ужин, брат мой?
      И было что-то такое в словах ректора, что болярин, даже не раздумывая, отрицательно покачал головой.
      - Извини Ламов, но у меня тоже найдутся дела требующие "неотложного внимания", так что я планирую отбыть в имение не позже чем через два часа. - Проговорил Камов и, бросив на супругу неопределенный взгляд, добавил, - думаю, этого времени хватит, чтобы обсудить с тобой вопрос, ради которого мы и сделали такой крюк по пути из Драгобужа в Створ.
      Покинув обеденный зал, вместе с большинством преподавателей, Т'мор несколько минут боролся с желанием подослать в кабинет ректора Уголька, в качестве портативной многофункциональной системы аудио и видеонаблюдения, но все же удержался. Причем, не столько из-за того, что кто-то мог случайно увидеть его питомца... для этого Уголек слишком мастерски укрывался в тенях, сколько потому что и так знал, точнее мог предположить, какую выволочку устроит ректор своему младшему брату и его драгоценной супруге за недостойное поведение, а засылать дракона, просто для того, чтобы иметь потом возможность посмотреть его воспоминания об этом представлении, казалось Т'мору стрельбой по воробьям. Хотя искушение было велико.
      На следующий день хорги все же составили парню компанию на его занятии и, обосновавшись у одной из поддерживающих своды подземелья колонн, долго и с нескрываемым удивлением рассматривали стоящих полукругом вагантов, боящихся не то что пошевелиться, вздохнуть слишком громко, пока Т'мор, мерно отстукивая ритм своей тростью, ровным сухим тоном давал им указания по новой теме. Лишь когда преподаватель закончил объяснение, над толпой вагантов начали, то тут, то там, подниматься руки. По кивку Т'мора, из рядов учеников вышла хрупкая черноволосая девушка, и тихо, явно смущаясь, начала рассказывать что-то из основ практической философии тьмы. Все то время, пока она делала доклад, Т'мор не переставал кидать странные взгляды на Ллайду. И лишь когда от белогривой ощутимо плеснуло удивлением, Т'мор чуть заметно улыбнулся и остановил докладчицу, как раз подходившую к завершению своего рассказа.
      - Спасибо Тара. Я вижу, ты неплохо подготовилась. Может, у наших гостей будут какие-то вопросы? - Т'мор резко развернулся к хоргам.
      - Только один. - Резко ответила Ллайда, ощущая легкое беспокойство, исходящее от не понимающего, но прекрасно чувствующего, что происходит нечто странное, супруга. - Тара, да...
      Испуганная вниманием хоргов, девушка нервно кивнула.
      - Хорошее имя. - Заметила Ллайда и в полной тишине двинулась к освещенному многочисленными светильниками центру зала, громко цокая подбитыми каблуками высоких сапожек. Обойдя забывшую как дышать Тару по кругу, белогривая замерла в шаге от девушки и, склонив голову к плечу, внимательно посмотрела ей в глаза. - Пойдешь в жрицы? Я помогу.
      Т'мор ликовал. На такой исход он не смел и надеяться! За прошедшее в университете время, парень чуть мозги себе не вывихнул, пытаясь придумать, как и где можно инициировать Тару, и лишь появление побратима с супругой, дали ему надежду на возможный успех этого предприятия. Но он и представить себе не мог, что Ллайда с такой легкостью сама предложит девочке инициацию, да еще и при поддержке храма!
      Тут взгляд Т'мора упал на Тару, и парень моментально себя одернул. В глазах девушки не было и намека на понимание того, что ей предложили, а в таком состоянии, да еще под взглядами однокашников, она вполне может сделать глупость. А значит...
      - Думаю, об этом говорить пока рано, Ллайда. - Ставшим привычным сухим тоном проговорил он. - Таре еще нужно многое узнать и понять, прежде чем делать выбор. Буду рад, если ты не станешь давить на мою ученицу.
      Поймав почти благодарный взгляд испуганной таким вниманием со стороны хоргов, девушки, Т'мор лишь кивком указал ей вернуться к однокашникам, уже начавшим вполголоса обсуждать предложение белогривой и, повернувшись спиной к толпе вагантов, широко улыбнулся Ллайде.
      - Спасибо. - Одними губами произнес он, плеснув в сторону подруги своей радостью. Ллайда же в ответ, только покачала головой и, не проронив более ни слова, вернулась ко все еще пребывающему в недоумении супругу.
      Но надо отдать ей должное. После выступления Тары, белогривая, с неослабевающим интересом слушала и внимательно рассматривала каждого ваганта, вызывавшегося Т'мором для доклада. И хотя самородков, подобных Таре среди них не оказалось, но и те что были, нашли, чем удивить бывшую жрицу Ночи, хотя с начала их занятий прошло совсем немного времени...
      - И что это было? - Поинтересовался Арролд, едва толпа вагантов, услышав гул колокола, дружно скрылась за дверями.
      - Это ты сейчас о чем? - Сделал удивленное лицо, Т'мор, и Ллайда вздохнула. Ей было совершенно понятно, что теперь фамильяр клана, просто из чистой вредности ни в чем не признается.
      - Все просто, о супруг мой! - Сверля взглядом Т'мора, проговорила белогривая. - Твой брат очень изящно повесил мне на шею неиницированную жрицу тьмы. Человечку Тару.
      - Эй, ты сама предложила ей помощь, разве нет? - Деланно возмутился Т'мор.
      - Ну да, я просто не имела права поступить иначе... А ты здесь, конечно, совершенно не при чем! - Взвилась Ллайда.
      - Именно так. - Сохраняя спокойную улыбку на лице, кивнул парень. - Я просто вызвал вагантессу, подготовившую к этому занятию доклад.
      - Арролд, это все ты виноват! - Вдруг заявила клокочущая Ллайда, поворачиваясь к и без того пришибленному новостью мужу. Услышав же заявление супруги, хорг только тяжко вздохнул.
      - И чем же, интересно, я могу быть виноват в ситуации, к которой не имею ни малейшего отношения? - Даже не пытаясь спорить, поинтересовался хорг.
      - Узнаю твой стиль в том, как он подвел мне эту самую Тару. - Объяснила Ллайда, так же моментально успокаиваясь. - А раз ты во всем виноват... Поможешь мне устроить девочку в храм?
      - А куда я денусь... - Протянул Арролд, до которого наконец дошло, какую свинью подложил ему дорогой побратим. Такими темпами, род ап Хаш, и до сих пор славившийся среди консервативных хоргов излишней экстравагантностью в выборе вассалов и фамильяров клана, вскоре и вовсе прослывет безумным! А что, единственный на весь Мор-ан-Тар, сумеречный дракон в клане уже есть, осталось обзавестись человеческой жрицей тьмы, в качестве вассала... Кстати...
      - Что, она настолько сильна, что ее принадлежность к людям не застит глаза твоим коллегам?
      - Ха! Да, будь она хоть эйре, хоть инфернал! С такой мощью, храму будет, как любит выражаться Т'мор, по барабану, какой она расы. Лишь бы прошла инициацию, и осталась при Верхней обители. - С неожиданной для белогривых горячностью, проговорила Ллайда.
      - Я бы на твоем месте, помог супруге ввести Тару в храм. - Отстраненно заметил парень, внимательно рассматривая кольца на своей трости.
      - Не дурак, понял. Помогу, конечно. - Вздохнул Арролд, и кивнул. - А Ллайда права, это все ты виноват. Тьма, как же без тебя спокойно жилось, Т'мор! И вдруг, за каких-то три года знакомства, ты умудрился превратить нашу жизнь в ург знает что, паноптикум какой-то! Кого только нет в моем клане, вон даже бродячий кот приблудился... а теперь еще и это!
      - Ллайда, мне кажется, или твой супруг под паноптикумом понимает и тебя тоже? - Пробормотал Т'мор. Услышав его слова, Арролд осекся, но было поздно. Никогда, слышите, никогда не злите беременную женщину....
      С трудом вырвавшиеся из подземелья, в изрядно подпаленных одеждах, Т'мор и Арролд прислонились к входной двери, и устало вздохнули.
      - И что это, вы господа, такие запыхавшиеся? - Поинтересовалась неизвестно откуда нарисовавшаяся Ирисса. Побратимы смерили ее одиноково задумчивыми взглядами и, переглянувшись, согласно кивнули друг другу, что, естественно не укрылось от мастера Огня.
      - Ирисса, душа моя, к сожалению, все гораздо хуже. - Проникновенным тоном, заставившим госпожу Лато насторожиться еще больше, проговорил Т'мор. - Видишь ли, супруга Арролда чем-то растроенна, и мы просто сбились с ног, не зная как ее успокоить. Что мы только не делали... Может ты нам поможешь? Все-таки, ты тоже женщина, тебе будет легче ее понять...
      - О! Да вы никак соизволили это заметить, господин Т'мор?! - Нарочито удивленно всплеснула руками Ирисса.
      - Ну что вы, прекраснейшая, с момента нашей первой встречи, я пленен вашей женственностью и красотой. А уж когда вы удостоили меня беседы, я, ко всему прочему, убедился и в несравненной остроте вашего ума. - На одном дыхании выпалил Т'мор.
      - Льстец. - Вздернула подбородок смеющаяся Ирисса. - Ладно уж, показывай, где она...
      - Там. - В унисон заявили хорг и человек, и, отойдя от двери в подземелья, ткнули в нее пальцами.
      - Вот и ладненько. Идите, погуляйте, а мы тут сами разберемся. - Кивнула Ирисса и скрылась в дверях.
      - Теперь у нас есть две возможности. - Проговорил Т'мор. - Либо она ее успокоит, либо...
      - Уходим. - Тихо проговорил сбледнувший с лица Арролд. - Двойного такого шторма, я не переживу.
      - Резонно. - Кивнул Т'мор, набирая скорость следом за побратимом, направившимся к ближайшему проулку, уходящему от ратушной площади, к внешнему кругу. - Предлагаю переждать его в каком-нибудь погребке. Подальше и потише.
      После этого случая, Ирисса не разговаривала с Т'мором до самого отъезда ко двору князя в Драгобуж. Ни о каких вечерних посиделках за чашкой чая не могло быть и речи. Лишь в вечер накануне отъезда, с завистью поглядывавший на довольного жизнью и прощенного супругой Арролда, Т'мор, наконец, смог сломать лед, возникший между ним и Ириссой. А ледоколом послужил небольшой оберег, сделанный парнем собственноручно из витой золотой броши, украшенной темным рубином. Памятуя о том, что в посольстве будет присутствовать маг разума, Т'мор, пользуясь наработками арнов, сотворил из банального украшения, мощнейший защитный артефакт, оберегающий носителя от попыток вторжения в его разум. Белый шум, создаваемый оберегом при соприкосновении с Узором хозяина, просто топил в себе сознание любого мозголома. Т'мору было чем гордиться. Кустарная поделка, выдаваемая ректором за мощный артефакт, и в подметки не годилась воплощенному им творению арнов.
      Ирисса по достоинству оценила этот заход, так что утром, в день отъезда в Драгобуж, Т'мору пришлось изрядно постараться, чтобы разбудить безмятежно сопящую у него на плече девушку, а потом еще и выслушать ее довольно долгий монолог с упреками по поводу ранней побудки, впрочем, прерванный самым приятным способом. В результате, с постели Т'мор встал, только когда в дверь апартаментов Ириссы постучал Вент с докладом о том, что коляска заложена, завтрак давно остыл, спутник госпожи Лато исчез, а сама она уже порядком опаздывает... Потом Вент понял, что говорит это все открывшему ему дверь Т'мору, и облегченно вздохнув, вновь завел свою шарманку. На сей раз. он затараторил, повествуя эпопею своих поисков неуловимого преподавателя основ Тьмы, но был прерван парнем на полуслове, награжден кроной, выуженной из кармана поспешно натянутых штанов и, понимающе ухмыльнувшись, смылся, так и не почуяв тонкой ментальной петли, наложенной парнем, чтобы обезопасить себя и Ириссу от досужей болтовни и сплетен. Вздохнув, Т'мор закрыл дверь, но не успел вернуться в спальню, с четким намерением все-таки поднять с кровати нежившуюся там Ириссу, как снова услышал стук. Рыкнув что-то маловразумительное, парень дернул на себя дверную ручку... и мысленно поблагодарил ушлого Вента. На пороге стоял взмыленный поваренок с подносом накрытым сияющей белизной салфеткой.
      - Завтрак, господин Т'мор. - Пролепетал мальчишка, явно не ожидавший, что дверь ему откроет темный маг. Как и большинство обитателей университета, обслуга побаивалась нового преподавателя, вот только вряд ли это удержит их от сплетен по поводу их с Ириссой отношений. Придя к такому заключению, парень благодарно кивнул поваренку, взял с его рук поднос и, повторив операцию с наложением ментальной петли, снабдил мальчишку парой "белых", после чего, с чистой совестью захлопнул дверь, и запер ее на засов.
      - Теперь, как честный человек, ты просто обязан на мне жениться. - Промурлыкала Ирисса, когда Т'мор опустил на кровать поднос с завтраком.
      - Ты ничего не забыла? - Ухмыльнулся Т'мор. - Я же черный маг! Это моя работа, обесчещивать красивых барышень и, злодейски захохотав, скрываться в ночи.
      - Ну, до ночи, положим еще далеко... - Протянула барышня, поглядывая на окно, за которым солнце только подползало к полудню.
      - Э, нет дорогая. На сегодня у нас другие планы. - Покачал головой Т'мор. - Если ты не забыла, то нас ждет поездка в столицу. Так что завтракай, и давай собираться. Коляска уже заложена.
      - Ничего. Лето уже закончилось, так что карета будет наверняка закрытой, а до Драгобужа не меньше трех часов пути. - Плотоядно улыбнулась Ирисса, и принялась за истребление завтрака. И лишь сьев последнюю хрустящую булочку, девушка вдруг нахмурилась. - Стоп. Кто принес этот завтрак?
      - Какой-то поваренок. Его Вент прислал. - Пожал плечами Т'мор, рыская по комнате в поисках своей рубашки. Ирисса замерла.
      - То есть, ты хочешь сказать, что теперь весь университет в курсе того, что ты провел эту ночь у меня?! - Округлила глаза барышня.
      - А что такого? - Деланно безразлично хмыкнул Т'мор. - Ты же сама хотела, чтобы я на тебе женился... И чем тебе не по нраву такой способ объявления о помолвке? А к декаде Первоцвета, соберем гостей и сыграем свадьбу. Знаешь, у меня есть небольшой капитал, да и побратим, если что, подкинет деньжат... - Т'мор подпустил в голос мечтательных ноток. - Так что, купим небольшое поместье с садом, ты родишь мне наследника и дочь, близняшек. С мальчиком я буду заниматься магией и фехтованием, научу его разбираться с управлением делами поместья и арендаторами, а дочку ты научишь вышивать и играть на арфе. А может, стоит завести побольше детей, как ты думаешь, милая?
      - Эй-эй. Придержи коней, Т'мор! - В голосе Ириссы послышался самый настоящий страх. - Я еще слишком молода, чтобы думать о замужестве! В конце-концов, я маг, а не домохозяка! У меня совершенно нет времени на эти глупости!
      - Ну вот, а я-то дурак размечтался... - Печально вздохнул Т'мор, всеми силами скрывая выползающую на лицо улыбку. - Нет, все-таки я правильно сделал, что наложил блок на память Вента и поваренка. А то какой конфуз вышел бы со свадьбой! Я бы просто не пережил такого позора.
      Последние слова, Т'мор произнес, уже чуть ли не всхлипывая от душившего его хохота.
      - Ах ты, мерзавец! - Захлебнулась от негодования Ирисса, но в следующее мгновение, оценив красоту момента, звонко рассмеялась. - Настоящий черный маг. Верю. Так запудрить мозги бедной девушке, чтобы она сама отказалась идти замуж за своего соблазнителя, ни один светлый не сможет.
      - Куда уж им. - Гордо вскинул подбородок Т'мор, за что тут же получил тычок в живот.
      - Не задирай нос, а то не заметишь лужи. - Порекомендовала Ирисса. - И вообще, хватит кривляться, лучше помоги мне одеться.
      - Уверена? - Т'мор прогулялся голодным взглядом по изящной полуобнаженной фигурке Ириссы, едва прикрытой тонкой простыней. - Я вообще-то, больше по обратной процедуре специализируюсь.
      - Я заметила, поверь. - Кивнула девушка. - Вчера ты продемонстрировал это умение во всей красе. Но, как говорится, любишь кататься, люби и саночки возить, так что...
      - Понял, не дурак. - С готовностью согласился Т'мор.
      Вскоре, они спустились ко входу в здание, и Т'мор, устроив Ириссу в действительно закрытой коляске, метнулся к своему флигелю, за вещами. Да и с Арролдом и Ллайдой не мешало бы попрощаться. Как-никак, пару дней, в университете, его точно не будет.
      - Я был прав. - Обернулся к супруге Арролд, едва Т'мор ворвался в гостинную.
      - Кто бы сомневался. - Вздохнула Ллайда, и кивнула Т'мору в сторону его кабинета. - Твои шмотки в сумке у рабочего стола, герой-любовник.
      - Ллай, ты чудо! - Улыбнулся парень, по пути к флигелю намеревавшийся просто покидать что ни попадя в сумку. Времени на продуманные сборы у него не было совсем... Впрочем, ему не на что жаловаться.
      - Т'мор, - заходя в кабинет следом за побратимом Арролда, весьма серьезным тоном заговорила Ллайда. - Думаю, тебе стоит знать... Благодаря вашей выходке, я неплохо сошлась с этой человечкой... В общем мне кажется, ничего серьезного у вас не выйдет.
      - Ллай, не держи меня за полного идиота. - Фыркнул Т'мор. - Нам и не нужно ничего серьезного. Ни в ее, ни в мои планы пока не входит обзаведение семьей.
      - Ключевое слово в таких вещах, Т'мор, "пока". - Покачала головой белогривая, и добавила, уже покидая комнату. - Да и вообще, будь аккуратнее с ней. Ладно?
      - Обязательно. - Кивнул парень и, окинув напоследок взглядом кабинет, как бы проверяя, не забыл ли он чего важного, двинулся к выходу.
      - Ну что, поехал? - Поднялся навстречу Т'мору Арролд.
      - Ага. - Парень обнял Ллайду, схлопотал от нее легкий подзатыльник и, обменявшись рукопожатиями с побратимом, отправился обратно на площадь, где его ждала Ирисса в закрытой коляске, и долгое трехчасовое путешествие в Драгобуж.
      Поездка прошла... томно. Но тихо. Предусмотрительно наведенный Ириссой Полог пустоты, с успехом скрывал не только звуки, но даже вибрации подрессоренной повозки, так что вознице не удалось подслушать важные "магические" разговоры сидящих в этой коробке на колесах, людей.
      Драгобуж встретил их привычным, хотя и усиленным в десятки раз, по сравнению с университетским, уличным гамом. Многочисленные повозки, телеги, фургоны, коляски, так и сновали по широким, мощенным деревянными плахами улицам нижнего города. Тут и там раздавались то смех, то ругань. Коляска как раз миновала одну из торговых площадей столицы, и должна был въехать в ворота ведущие в верхний город, пристанище аристократии и богатых купцов, когда в дверцу университетской повозки впечаталось что-то тяжелое. Причем с такой силой, что даже Полог пустоты не смог справиться с ударом. Возница резко натянул вожжи, и повозка встала, не доехав десятка метров до ворот.
      Выглянув в окошко, Т'мор увидел распластавшегося рядом с коляской мальчишку. Сначала, парень подумал, что тот убился, но нет. Мальчонка приподнялся на локтях, огляделся, а увидев приближающихся к месту аварии стражей, моментально сгруппировался, и вдруг порскнул под коляску, чтобы через мгновение вылететь с другой стороны, и исчезнуть в перекрытом университетской повозкой переулке.
      - Убери свой шарабан, деревня! Дорогу! - Рыкнул один из стражей на возницу, и тут же обернулся к одному из своих коллег. - Проследи, чтобы далеко не уехали. Допросим, вдруг они заодно.
      Действительно, коляска хоть и была достаточно удобна и комфортна, но без каких-либо гербов на дверцах, что разом понижало ее ранг в глазах окружающих, так как свидетельствовало либо о том, что коляска казенная, либо о том, что это наемный экипаж. И с тем и с другим, стражи Драгобужа предпочитали не церемониться. Вот и сейчас не обратив никакого внимания на сидящих в коляске людей, чуть шатающийся начальник патруля решил давить авторитетом. Зря. Т'мор и не уследил, как Ирисса распахнула дверцу, и выпорхнула на мостовую.
      - Сержант, в чем дело? - Стальным тоном спросила девушка, но тот не обратил на нее ровным счетом никакого внимания, пытаясь поторопить возницу, убрать с пути коляску. Ирисса похлопала стража по плечу, привлекая к себе его внимание.
      - Да уберите ее от меня, олухи! - Протянувшие к опешившей Ириссе руки, двое коллег сержанта, вдруг замерли, и рухнули наземь, без сознания.
      - Сержант, вас, кажется, дама спросила, в чем дело? - Угомонив ретивых служак, проговорил Т'мор. Вояка дыхнул перегаром, зарычал и, взяв глефу на изготовку, буром попер на сопляка, вздумавшего помешать преследовать вора, стянувшего у стража кошелек на глазах всего торга!
      Все эти мысли, и кое-что еще, Т'мор с легкостью выловил из головы самого служаки, равно как и тот факт, что сержант был пьян до полного изумления, а посему вряд ли мог контролировать себя и свои действия. Оценив масштаб возможных неприятностей, парень, аккуратно, стараясь остаться незамеченным, вложил свои умозаключения в голову Ириссы, а сам принялся крайне осторожно расплетать мысленные щупы.
      - Еще шаг, и мне придется объясняться с князем о причинах твоего испепеления. - Мило улыбнулась мастер Огня стражнику, подбрасывая на ладони небольшой огневик, а Т'мор, одновременно с ее словами, подхватил покачивающегося вояку под локоть и, чуть прочистив ему мозги, замкнул одну из свободных мысленных плетей в пустой круг.
      - Э? - В затуманенные вином и яростью буркалы сержанта, наконец забрела какая-то вменяемая мысль, и он, тихо хрюкнув, сдал назад. - Извините, госпожа магесса, темный попутал. Простите...
      - Ничего страшного. - Обменявшись с Ириссой веселыми взглядами вызванными таким речевым оборотом, проговорил вместо подруги Т'мор. - Это от усталости. Вы же, уважаемый Ромир с ночи на ногах, вот и помутилось в голове. Давайте, берите ваших подчиненных, и потихоньку, не торопясь, идите куда-нибудь, где можно посидеть, отдохнуть.
      - Да. Конечно. Идем ребята. - Чуть заторможено проговорил сержант и, одним движением поставив на ноги своих еле-еле прищедщих в себя подчиненных, медленным шаркающим шагом повел их куда-то вниз по улице.
      - Что это было, Т'мор? - Едва они забрались в коляску, поинтересовалась Ирисса, вновь подвешивая Полог пустоты. Так что, они уже не слышали как возница щелкнул кнутом, трогая лошадей, а начало движения угадали по тому, как поплыли назад дома за окошком коляски.
      - Не что, а кто. - Вздохнул Т'мор, уверившись, что защита наложена как надо. - Видела, на углу площади стояла троица ребят в колетах?
      - И?
      - Ручаюсь, что один из них, и есть тот маг Разума, ради которого князь вытащил меня в Драгобуж. Он очень ловко оседлал этих пьяных стражников. Тонкая работа.
      - Но зачем? - Не поняла Ирисса. - И как он догадался, что мы именно те, кто ему нужен?
      - Догадался он, весьма просто. Наверняка у них был человечек среди того скопища народа, что толпится у въезда в нижний город, на университетском тракте. И этому человечку не составило особого труда, заприметив одинокую коляску без опознавательных знаков, следующую к городу, предупредить мага, о нашем визите. Не понимаешь? Тогда попробуй вспомнить, сколько раз ты видела чужие казенные экипажи в университете?
      - Хм. Кажется ни одного. - После недолгого размышления заключила Ирисса. - Если кто приезжает от князя, то обычно это люди с собственным выездом. А ваганты, либо набиваются попутчиками к друзьям, либо добираются сами, пешком или телегами.
      - То-то и оно. И наемные коляски без сопровождения, из столицы ни на шаг. - С готовностью ответил Т'мор. - Теперь понятно, как они нас вычислили? А что касается вопроса "зачем"... Тут и вовсе просто. Уж очень хотелось господину магу узнать, что за птицы такие будут охранять князя на переговорах. Вполне себе нормальное желание.
      - То есть, он теперь знает, кто ты? - Нахмурилась Ирисса. - Это не очень-то хорошо. Куда лучше было бы сохранить наш козырь в тайне.
      - А кто тебе сказал, что он знает? - Усмехнулся Т'мор, выглядывая в окошко. - Приехали, дорогая госпожа Лато.
      - Что ты имеешь в виду?
      - Что нам пора выходить. - Сделал морду попроще, Т'мор.
      - Не увиливай. - Хлопнула перчаткой по руке парня, Ирисса.
      - Ладно. Ты думаешь, единственная, у кого имеется такое украшение? - Т'мор ткнул пальцем в подаренный им амулет, и продемонстрировал фибулу для своего балахона, выполненную в том же стиле, но из черненного серебра. - Маскировка, наше все. Тот маг даже не понял, что его лошадка сорвалась с привязи.
      - Подожди, но ты же говорил, что через такой амулет невозможно пробиться ни изнутри, ни снаружи! Как же ты воздействовал на стража?
      - Ну да. Если нет прямого контакта с телом читаемого, невозможно. Но должен же я был оставить хоть какую-то лазейку? Милая, я не ангел, я темный маг. - Ухмыльнулся Т'мор и, не дав вымолвить возмущенной подруге больше ни слова, потянул ее на улицу. - И вообще, нам пора. Князь уже, небось, заждался.
  

Глава 6. С волками жить... какое извращение!

   В княжеском замке, а иначе и не назвать это гигантское каменное сооружение, грозно взирающие на Драгобуж многочисленными узкими бойницами, с высоты своих многометровых неприступных стен, магов встретил управитель, одетый в скромный черный камзол, с тяжелым мечом на перевязи. Вообще, осмотревшись в небольшом дворике замка, можно было прийти к выводу, что владельца этого архитектурного изыска уже привычной старобранианской постройки, больше волнует не внешний вид его слуг, а безопасность. Впрочем, учитывая странно близкое расположение столицы Староозерного княжества к его восходным границам, эта мера показалась Т'мору вполне оправданной, хотя вооруженные длинными кинжалами слуги, не переставали его удивлять.
   - Госпожа Лато, уважаемый маг, приветствую вас в резиденции нашего князя. Позвольте представиться, мое имя болярин Платов, и я вот уже десять лет командую здешней армией слуг. - Чуть насмешливым тоном поприветствовал Ириссу и Т'мора управитель.
   - И вам здравствовать, господин Платов. - Прощебетала магесса, давно знакомая с отставным воякой, хлопая своими дивными ресницами, и вовсю строя из себя наивную дурочку.
   - Рано, Ирисса. - Улыбнулся Т'мор. - Время демонстрации твоих актерских способностей еще не пришло. Вот объявятся послы, тогда и изображай светскую клушу, попавшую на теплое местечко придворного мага, благодаря... Хм.
   - Ну-ну. Продолжай... - Уперла руки в боки Ирисса, под сдержанное хмыканье Платова.
   - Э-э, ну я же говорю, у тебя определенно есть талант к актерскому мастерству. - Запнувшись, медленно проговорил Т'мор. - Видишь, даже я на мгновение проникся...
   - Вот и не мешай мне репетировать. - Отрезала Ирисса, под уже не скрываемые смешки Платова, и тут же утратив всякий интерес к Т'мору, повернулась к управителю. - Будьте любезны, господин Платов, покажите нам наши комнаты, и если можно, узнайте, когда государю будет угодно нас принять.
   - О да, прошу вас, идемте. - Болярин повел рукой в сторону входа в основное здание замка. - О багаже можете не беспокоиться, слуги все доставят в целости и сохранности.
   - В этом нет необходимости. - Любезно улыбнулась Ирисса, и кивнула в сторону своего спутника. - Т'мор возьмет мои сумки.
   - Конечно, конечно. - Изобразил чуть смущенную улыбку парень, вынимая из коляски багаж под пристальным взглядом Платова, в котором, на мгновение мелькнуло презрение.
   - Может, все-таки лучше позвать слуг? - Чуть неуверенно предложил управитель, наблюдая, как Т'мор пытается ухватить одновременно три саквояжа. Но Ирисса, лишь отмахнулась.
   - Лишнее, господин Платов. В конце концов, должна же быть хоть какая-то польза от всех этих ухажеров? - Ничуть не снижая тона, произнесла магесса, так что Т'мор просто не мог не услышать ее слов. Но парень лишь в очередной раз слабо улыбнулся, продолжая тянуть тяжелый багаж, в двух шагах позади идущих бок о бок Ириссы и управителя. На этот раз, Платов, оглянувшись на Т'мора, даже не стал скрывать презрительной гримасы. Чему парень только порадовался.
   При дворе староозерского князя, Ириссу знали многие. Большинство было уверено, что эта красавица всего добилась своим роскошным телом, и не принимали ее всерьез, а те немногие, включая самого князя, кто знал ее истинное лицо боевого мага, вполне осознанно позволяли ей вести эту игру. В конце концов, при дворе, каждый выживает, как может. О чем девушка и рассказала Т'мору, по дороге в Драгобуж, дабы избежать его удивленных взглядов, которые могли бы запросто разбить ее маску. В общем, подумав над ее словами, Т'мор предложил Ириссе подыграть ему в амплуа безнадежно влюбленного в красавицу магессу, идиота.
   - Я поддержу твою игру, при условии, что ты честно объяснишь мне причины. - Так она выразилась.
   - Понимаешь, милая, если я чему и научился за прошедшее время, так это держаться подальше от любых правителей. Но раз уж так получилось с этим посольством, я должен придумать что-то, что обезопасит меня от практического интереса князя и его окружения. Ну не хочу я участвовать в дворцовых интригах, и здесь, маска влюбленного будет очень кстати.
   - Вот как? - Скептически хмыкнула Ирисса.
   - Именно. - Уверенно кивнул Т'мор. - Посмотри, те кто знает тебя как светскую пустышку, если и обратят на меня внимание, то лишь как на курьез, неудачника, которому, наверное единственному из сонма ухажеров, не обломилась сладкая ночь в твоих объятьях. - Тут Т'мор не сдержал смешка, за что получил шутливый подзатыльник, и продолжил, - те же придворные, кто в курсе твоего настоящего лица, будут уверены, что перед ними хороший специалист в своей области, но из-за своей безответной влюбленности в неприступную госпожу Лато, абсолютно бесперспективный кадр в возможных властных раскладах. Итог, и те и другие не воспримут меня всерьез, а значит, моя цель будет достигнута, и я смогу спокойно жить, не ввязываясь в придворные игрища.
   - Складно. - Задумчиво проговорила Ирисса. - Ну, а если вдруг ты кому-то чем-то помешаешь, и он решит тебя... подвинуть?
   - Тогда, этот "кто-то" поймет, как крупно ошибся. Но перетянуть меня в свой стан добровольно, уже не получится. - Хищно ухмыльнулся Т'мор.
   - А недобровольно? - Заинтересовалась Ирисса.
   - Может быть, но только на очень короткий период. А потом я просто уничтожу того идиота, что решится на подобное. Поверь, у меня получится. Не в первый раз, все-таки. - Пожал плечами Т'мор, и Ирисса удовлетворенно кивнула, для себя, уложив еще один грубо раскрашенный кусочек в мозаику под названием "Новый преподаватель основ Тьмы".
   И вот теперь, Т'мор тащил багаж по замковым галереям, изображая неимоверную усталость, пока идущие впереди Платов с Ириссой, мило о чем-то беседовали, не обращая на него никакого внимания. Театр.
   Обустройство магов в отведенных им апартаментах, было прервано очередным визитом болярина Платова.
   - Госпожа Лато, государь ожидает вас в своем кабинете, через полчаса. - Проговорил управляющий, мельком окинув взглядом, небольшую общую гостиную затянутую золотистыми тканными обоями, в которую выходили двери спален Т'мора и Ириссы.
   - Благодарю вас, господин Платов. - Ирисса поднялась с кресла и нехотя направилась к двери ведущей в комнату Т'мора. Но не успела она сделать и пары шагов, как та отворилась.
   - Верно ли я расслышал? Государь готов принять нас? - Обратился к Ириссе Т'мор. В ответ, магесса лишь небрежно кивнула и, развернувшись, пошла в свою комнату. - Замечательно. Но, госпожа Лато, куда же вы?
   - В отличие от некоторых, я не считаю возможным предстать перед князем в пропыленном дорожном платье. - Бросила через плечо Ирисса, открывая дверь в свою спальню, и Т'мор мучительно покраснел.
   - Я пришлю вам служанку для помощи, если не возражаете. - Утвердительно заявил Платов, но был остановлен Ириссой.
   - Не стоит беспокойства, господин Платов. - Покачала она головой. - Я вполне в состоянии справиться сама.
   - Как пожелаете. - Кивнул болярин. - В таком случае, я зайду за вами к назначенному сроку.
   Высокие, часто украшенные росписями, потолки и завешенные старинными гобеленами стены широких помпезных галерей, в нишах которых прятались многочисленные статуи, постепенно и как-то незаметно сменились довольно узкими коридорами с ровно оштукатуренными стенами мягкого песочного оттенка, изредка украшенными изящными фресками, и сравнительно невысокими сводами потолков, опирающимися на строгие пилястры. Смена интерьеров четко говорила о том, что представительская часть замка осталась позади, и идущие на встречу с князем маги уже находятся в личном крыле правителя. Двигаясь в арьергарде Ириссы и Платова, петляя по многочисленным коридорам и галереям, спускаясь и поднимаясь по самым разнообразным лестницам, Т'мор по достоинству оценил вежливость управителя, решившего сопровождать их в походе к кабинету князя. Заплутать в многочисленных переходах личных покоев княжеской семьи, было проще простого. Впрочем, кажется, Ирисса, как и Платов, с легкостью разбиралась в этих хитросплетениях.
   - Маги Драгобужского университета, к князю. - Объявил управитель, остановившись в небольшом, ничем не примечательном холле, у низкой, но массивной двери, охраняемой двумя дюжими воинами в лазоревых кереях и высоких тканных шапках с меховой опушкой, вооруженными короткими пиками и странными изогнутыми саблями без гард, на широких поясах. "Шашки" - вспомнил их название Т'мор.
   Стоящий за пюпитром, чуть поодаль от воинов, молодой человек в зеленом камзоле, обвел пришедших взглядом снулой рыбы и. медленно кивнув, шагнул к двери в кабинет. С натугой потянув на себя массивную ручку, секретарь ужом проскользнул в образовавшуюся щель, чтобы уже через полминуты, распахнуть дверь во всю ширь.
   - Государь ждет. - Невыразительным, тихим голосом проговорил секретарь.
   Небрежным кивком попрощавшись с Т'мором и не забыв приложиться к ручке Ириссы, управитель исчез в переходах замка, а маги двинулись в кабинет на встречу с правителем Староозерного княжества.
   Князь, до прихода гостей сидевший в высоком кресле, за небольшим столом в углу обширной комнаты, стены которой скрылись за книжными полками, поднялся навстречу Ириссе и Т'мору. Невысокого роста, плотный мужчина с уже подернувшимися сединой висками, грубоватыми чертами лица и буйной шевелюрой усмиряемой тонким серебряным обручем, правитель пригладил аккуратную бородку и, усмехнувшись в усы, указал гостям на кресла приставленные к его столу.
   - Добро пожаловать в мой замок. Присаживайтесь. - Голос у князя оказался под стать его виду. В меру низкий, с интонациями человека привыкшего не говорить, а повелевать. Даже показное дружелюбие с которым он приветствовал гостей, не могло скрыть этого.
   - И вам здравствовать, государь. - Склонила голову магесса, приседая в формальном реверансе. Т'мор же, лишь молча отвесил положенный поклон.
   Опустившись вслед за Ириссой в предложенное кресло, парень аккуратно распустив мысленные щупы, потянулся к разуму князя, и почти не был удивлен наткнувшись на уже знакомую преграду в виде хрупкого артефакта, близнеца того самого амулета, которым так гордился ректор университета.
   - К сожалению, подготовка к переговорам, ради которых вы и были приглашены в Драгобуж, отнимает у меня слишком много времени. А потому, если вы не против, я бы хотел оставить формальности и перейти сразу к делу. - Уведомил магов князь, устраиваясь в своем кресле. - Итак. Не ошибусь, если предположу, что вы, Т'мор, и есть тот самый темный маг школы Разума, которого нанял господин ректор?
   - Именно так, государь. - Кивнул парень.
   - Отлично. - Князь побарабанил пальцами по столу. - Мне будет нужна ваша помощь во время переговоров. Но тут есть один, беспокоящий меня момент, господин Т'мор. Вы не являетесь подданным моего княжества.
   - Это интерес властителя, желающего увеличить поголовье одаренных в своих землях, или вопрос доверия в виду предстоящих переговоров с давним неприятелем? - Приподнял бровь парень.
   - Оба. - С легким интересом глянув на Т'мора, ответил князь.
   - Извините, государь, но тут я ничем не могу вам помочь. - Покачал головой парень. - Дать вассальную присягу, как это делают все маги княжества, я не могу. Разве что, слово молчания...
   - Подтвержденное первостихией? - Прищурился князь.
   - Разумеется.
   - Что ж. Пока, - с нажимом проговорил князь, - пока, меня это устроит.
   - Замечательно. - Т'мор чуть расслабился. - Тогда, если позволите, государь, я бы хотел начать свою работу.
   - Прямо сейчас? - Удивился тот, переглянувшись с хранившей все это время полное молчание, Ириссой.
   - Именно. - Уверенно кивнул парень, и над его вытянутой ладонью возник клубок непроницаемой тьмы, на который князь уставился как ребенок на новую игрушку. - Итак, вы примите мое слово, государь?
   - Да. - Резко ответил князь.
   - Тогда... Я, маг Т'мор, силой Тьмы клянусь... - Т'мор проговорил формулировку клятвы и, едва клубок Тьмы, взвившись над его рукой черным туманом, исчез, парень обратился к князю. - Государь, у вас на шее я заметил амулет, сродни тому, что охраняет разум ректора Драгобужского университета.
   Князь нахмурился.
   - Нет-нет. Я не буду просить вас снять его. - Покачал головой Т'мор. - Наоборот, я настоятельно советую вам носить его постоянно. Он, хоть и не сможет остановить мага Разума, но зато вполне способен предупредить вас о том, что кто-то пытается прочесть ваши мысли, или иным образом воздействовать на разум.
   - Уверены? - Недовольно поморщился князь.
   - Абсолютно. - Ответил парень. - Тем не менее, мне, как хранителю неприкосновенности вашего разума, на время этих переговоров, хотелось бы, чтобы вы были защищены от чужого вторжения в мысли, постоянно, а не только в мое присутствие. Посему...
   Т'мор выудил из кармана ринса небольшую коробочку, внутри которой оказался неприметный серебряный значок.
   - Отдайте его вашему придворному артефактору, пусть проверит на безопасность. Это амулет моей выделки, и поверьте, он действительно может защитить ваш разум от любой атаки. - Прокомментировал Т'мор.
   - Но к чему такие сложности? - Положив коробку на край стола, поинтересовался князь.
   - Государь, я предложила Т'мору временно скрыть его умения от окружающих. При дворе и так мало кто в курсе его специализации, так что это будет нетрудно. - Проговорила Ирисса, стрельнув глазами в сторону темного мага.
   - Что ж. Разумно. - Кивнул князь. - Такие козыри, действительно лучше держать при себе и в тайне. Добро. У меня только один вопрос... У вас тоже есть такие артефакты?
   - Само собой. - Маги одновременно продемонстрировали свои экземпляры.
   Из кабинета князя, они выбрались только через час, с наказом явиться в тронный зал к закату. Государь просто загонял их своими расспросами, при этом тактично обходя тему отказа Т'мора, присягнуть Староозерскому князю, как сюзерену.
   Первый этап переговоров с послами империи Хань, был назначен на вечер этого же дня, сразу после их представления князю и двору, так что, в темпе подкрепившись в одном из трактиров верхнего города, Т'мор и Ирисса тут же вернулись в замок. Представление послов, действо официальное, а значит, магам нужно было явиться в тронный зал при полном параде, что в свою очередь требовало некоторой подготовки.
   Облачившись в шелковую рубаху, расшитый черной канителью почти невидимой на черной же, бархатной ткани, ринс и того же цвета, кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги, украшенные тиснением, Т'мор крутанул в руке бессменную трость и, поправив темно-бордовый шейный платок, заколотый блокирующим амулетом, подхватив плащ, вышел в гостиную.
   Минут через двадцать, из своей спальни выплыла и Ирисса. В отличие от Т'мора, отдавшего предпочтение черному цвету, магессе больше пришелся по нраву темно-бордовый. Длинное декольтированное платье, украшенное россыпью мелких, кажущихся почти черными на фоне ткани, гранатов, смотрелось на Ириссе просто великолепно. Высокая прическа, удерживаемая несколькими золотыми спицами, открывающая шею и накидка из блестящего черного меха, лежащая на обнаженных плечах девушки, скрепленная подаренной Т'мором брошью, изумительно подчеркивали алебастровую белизну ее кожи и изящество молодой женщины.
   Потянув носом воздух, парень склонился перед Ириссой в глубоком поклоне.
   - Моя прекраснейшая госпожа Лато, вы просто обворожительны. - Проговорил Т'мор самым что ни на есть великосветским тоном.
   - Благодарю вас, господин Т'мор. В свою очередь, не могу не признать, что ваш наряд, хоть и несколько необычен для здешних мест, но весьма и весьма изящен. - Вернула комплимент темному магу Ирисса.
   - О! Я всего лишь тень, сопровождающая вашу красоту этим вечером. - Улыбнулся парень, и продолжил уже нормальным тоном. - Нет, действительно, милая, кажется, я не зря прихватил с собой трость. Будет чем отгонять от тебя всякую придворную шушваль!
   - Как-как? - Переспросила довольная произведенным впечатлением Ирисса.
   - Э-э, ну, это помесь шушеры и швали. - Пояснил Т'мор.
   - Весьма точно замечено. - Со вздохом согласилась Ирисса и, окинув своего спутника весьма недвусмысленным, хищным взглядом, добавила, - жаль, что дамам не положено таскать трость. Боюсь, сегодня она и мне пригодилась бы, чтобы отваживать местных шлюх от некоего темного мага.
   - Помочь столь прекрасной даме, долг каждого рыцаря! - С пафосом провозгласил Т'мор. - Так что, я с удовольствием одолжу тебе свою трость, в случае необходимости...
   - А что, сам отогнать их от себя не сможешь? - Ехидно осведомилась Ирисса, на что Т'мор только развел руками.
   - Извини, но тот же рыцарский долг, не позволит мне поднять руку на женщину.
   - Рыцарь-темный маг? - Рассмеялась Ирисса. - Это что-то новенькое!
   - Ты права. - Согласно кивнул парень. - Увлекшись твоей красотой, я совсем об этом запамятовал. Но тогда... зачем мне их отгонять? Ведь это такой великолепный способ исполнить свои обязанности настоящего темного мага!
   - Не поняла. - Демонстративно нахмурилась Ирисса.
   - Неужели ты забыла?! - Возмутился парень. - Мы же только сегодня утром об этом говорили! Азы моей работы: обесчещивать красивых барышень и, злодейски захохотав, скрываться в ночи.
   - Э-э, Т'мор? - На мгновение задумавшись, воркующим голоском протянула Ирисса. - Во-первых, смею тебя заверить, что там все обесчещено задолго до тебя, вдоль и поперек, причем много, очень много раз.
   - Это прискорбно. - Вздохнул парень. - А во-вторых?
   - А во-вторых, я хотела бы тебя попросить, не мог бы ты одолжить мне свою трость?
   - Что, прямо сейчас? Зачем?
   - Чтобы я переломала тебе все кости. - С милой улыбкой и опасным блеском в глазах, проговорила девушка.
   - Эм. Милая, может тебе покажется, что я повторяюсь, но... зачем? - Чуть отступил назад парень.
   - Чтобы быть уверенной в том, что ты не рванешь убеждаться в моей правоте относительно чести присутствующих в замке придворных дам. - Все с той же улыбочкой, но цедя слова сквозь зубы, ответила Ирисса.
   - Извини, но... - Развел руками парень. - Кто же тогда, защитит тебя от шушвали? Нет, на это я пойтить не могу!
   - Тогда пообещай мне, что не станешь ухлестывать за этими великосветскими шлюхами. - Уже ничуть не шутя и не кривляясь, потребовала Ирисса.
   - В обмен на аналогичное обещание относительно флирта с шушвалью. - Прищурился парень.
   - Договорились. - Вполне серьезно кивнула девушка.
   Т'мор подошел к ней вплотную, мягко обнял, и касаясь губами мочки ушка магессы, тихо прошептал:
   - Обещаю.
   - И я. - Чуть вздрогнув от прикосновения сухих губ, проговорила Ирисса.
   - Вот видишь, как здорово быть темным магом. - Чмокнув девушку в нос, вдруг рассмеялся Т'мор, предусмотрительно выпустив ее из объятий, и сделав пару шагов назад. - Сколько времени понадобилось бы любому обычному человеку, чтобы убедить свою даму отказаться от флирта с другими мужчинами, на балу? Вечность, не меньше!
   - С-сволочь ты, Т'мор. - Надулась Ирисса, но тут же усмехнулась и продемонстрировала ему язык. - Но ведь и ты, оказался в том же положении?
   - А какой интерес флиртовать с дамами легкого поведения? - Непритворно изумился Т'мор. Ирисса хотела было что-то ответить, но ее прервал стук в дверь, и темный маг поспешил ее открыть. На пороге оказался один из замковых слуг, по причине приезда посольства, наряженный в длиннополую темно-зеленую ливрею, со множеством застежек.
   - Госпожа Лато, господин Т'мор, управитель велел передать, что прием начнется через полчаса, и вам необходимо прибыть в тронный зал вместе с государем. Я здесь, чтобы сопроводить вас в приемные покои князя. - Отчеканил слуга.
   - Что ж. Мы готовы. - Проговорила Ирисса. - Веди.
   Приемными покоями оказался уже знакомый Т'мору холл перед кабинетом князя. Слуга, доставив магов, тут же развернулся и исчез в хитросплетениях переходов, оставив Т'мора и Ириссу наедине с очередной парой стражей из личной сотни князя. Впрочем, им не пришлось долго ждать. Уже через пару минут, дверь в кабинет отворилась, и на пороге показался сам государь Староозерного княжества, облаченный в жесткий от обилия золотого шитья и бриллиантов, камзол и сияющую алым шелком мантию, с подбоем из кротовьего меха. Тонкий серебряный обруч, сменила украшенная листовидными зубцами, усеянная мелкими рубинами, золотая корона, с алым же, шелковым верхом, прижимаемым двумя поперечными золотыми полосами.
   - Ну и как вам, Т'мор? Не желаете примерить? - Усмехнулся князь, заметив интерес парня к его головному убору.
   - Увольте, государь. Тяжеловата она для меня будет. - Покачал головой Т'мор.
   - Ну и ладно. Тогда, думаю, можем идти. - Пожал плечами князь, и его стражи, приняв команду, дружно шагнули вперед. Следом за ними двинулся князь, а позади него, отстав на пару шагов, последовали и маги.
   Когда на следующем повороте, к их процессии присоединились еще два стража, занявший позицию за спиной государя, до Т'мора дошло, зачем Ирисса придержала его за локоть. Если бы они следовали в прежнем порядке, стражам пришлось бы замыкать процессию за спинами магов, а это уже нарушение этикета, поскольку находиться "под конвоем" князя, дозволено лишь его семье и воеводе личной княжеской сотни.
   Где-то на полпути к их представительной, хоть и небольшой команде присоединилась и супруга князя, статная дама, красивая той зрелой красотой, что просыпается лишь в некоторых женщинах перешагнувших сорокалетний рубеж. Гордая, величавая. Неприступная. Правда, не надо было быть хорошим физиономистом, чтобы заметить, как исчезает эта неприступность при взгляде княгини на мужа, уверенно шагающего рядом, и всем своим видом являющего ту самую стену, на которую может опереться даже самая гордая, самая неприступная женщина, ни на миг, ни на йоту не умалив своего величия. Тем более, что такая женщина, может быть только одна.
   Т'мор невнятно выругался. Неприкрытые эмоции и мысли княгини, для него, уже начавшего работать и распустившего мысленную сеть для контроля пространства вокруг князя, были словно огромными молотами, колотящими в огромный колокол, каким-то чудом уместившийся в несчастной Т'моровой черепушке.
   - Что такое? - Тихо спросила Ирисса.
   - Ничего. - Сквозь зубы процедил Т'мор, отсекая эмоции княгини, и не переставая мысленно корить себя за то, что не подумал об амулете для супруги князя. Наконец, справившись с потоком образов княгини, парень немного оправился, и прошептал Ириссе. - Государь, счастливый человек. У него есть любовь преданной ему женщины.
   - Откуда... О, Тьма! Артефакт! - Поморщилась магесса, едва до нее дошел смысл слов Т'мора. - Что будем делать?
   - Думаю, мне придется отдать ей свой. - Пожал плечами парень. - У меня вполне может получиться сымитировать работу амулета, но только на мне самом.
   - Государыня. - Окликнула княгиню Ирисса, просчитав возможные варианты. То, что предложил Т'мор, в данном случае, было наилучшим из них.
   - Да, Ирисса? - Княжеская чета остановилась.
   - Государыня, я хочу просить вас... Не могли бы вы надеть этот амулет? - Магесса протянула княгине заколку, снятую ею с платка Т'мора.
   - Амулет? - Непроизвольно коснувшись края мантии, догадался князь. В ответ, Т'мор только кивнул. - И почему же вы не передали его нам раньше?
   - Мне никто не сообщил, что на приеме будет присутствовать княгиня. - Ровным тоном ответил парень. - Если желаете, можете и его отдать на проверку вашему артефактору, но я ручаюсь, что он полная копия того же оберега, что я передал вам сегодня днем.
   - Ранова ко мне, немедленно. - Произнес в пустоту князь, продолжая сжимать руку супруги, удивленно рассматривающей заколку на ладони Ириссы. Не прошло и минуты, как рядом с князем появился сухонький дедок в потертом, заляпанном какими-то реактивами, местами прожженном плаще. Выслушав своего повелителя, он моментально схватил длинными пальцами артефакт, и принялся жадно его осматривать.
   - Да-да... конечно, разумеется. О, и даже так?! - Седые брови артефактора исчезли под шапочкой-таблеткой, и он вперил жалобный взор в князя. - Государь, заклинаю, скажите кто это сделал. Вот уже второй раз за день я держу в руках настоящее чудо, явно вышедшее из-под руки одно и того же мастера!
   - Мастер Ранов, сейчас совсем не время для этого. Просто скажите, этот оберег так же безопасен для носителя? - Нетерпеливо спросил князь.
   - О да! Чудная, просто чудная работа! - Бешено закивал Ранов, отчего его худая старческая шея, того и гляди, могла переломиться. - И все же, государь, я умоляю...
   - Не сейчас, мастер. - Вздохнул князь. - После приема послов, я обязательно познакомлю вас с человеком, который изготовил этот амулет. Если он сам этого захочет.
   Князь бросил на Т'мора короткий взгляд, на который тот ответил тихим вздохом и умоляющим взором в сторону изобразившей каменную статую Ириссы. Играть, так играть.
   - Конечно, конечно. Благодарю вас, государь. - Опять принялся кивать мастер Ранов, увлеченно рассматривая кулак князя, в котором тот спрятал заколку. Кажется, артефактор оказался единственным, кто в этой компании не заметил перестрелки взглядами. Даже княгиня бросила заинтересованный взгляд сначала на Т'мора, а затем и на Ириссу, после чего чуть заметно покачала головой.
   - Хорошо, девочка. Я возьму эту заколку, хотя, должна сказать, она совсем не сочетается с моим нарядом. - Проговорила княгиня, пока ее супруг пытался отделаться от собственного артефактора. - И кстати о нарядах... По завершении сегодняшней встречи с послами, загляни в мои покои, поболтаем...
   - Непременно, государыня. - Присела в реверансе Ирисса. Тем временем, князь-таки спровадил артефактора, передал супруге оберег, и процессия вновь тронулась в путь к тронному залу.
   Там уже толпилось порядочно увешанных наградами и титулами придворных собравшихся в зале в ожидании редкого представления, а учитывая, что послы тоже явились в Драгобуж, отнюдь не вдвоем, скоро народу должно было стать еще больше.
   Княжеская чета с комфортом расположилась на тронах, установленных на помосте под алым балдахином, Четверка их стражей, подняв пики, встала по краям этого возвышения, а Т'мору и Ириссе достались места по бокам от повелителя Староозерного княжества и его супруги.
   Едва все они заняли места согласно протоколу и этикету, как над головами придворных бодро рявкнули трубы, заставив толпу почтительно заткнуться, и вышедший в центр зала управитель, ради торжественного момента, сменивший свой черный камзол на расшитую золотом ливрею, громко шваркнул об пол золоченым-же посохом.
   - Первый полномочный посол империи Хань с сопровождающими его лицами, к государю и великому князю Староозерскому и Североморскому, с поклоном.
   После слов управителя произнесенных зычным голосом, широкие двойные двери бесшумно отворились, и в зал, уверенным шагом вошел посол "и сопровождающие его лица", увидев одно из которых, Т'мор не сдержался.
   - И чего я, дурак, в подземельях не остался? - Мысленно простонал Т'мор. - Там ведь так спокойно было! Ну что мне стоило плюнуть на этот совет семей? Кто бы меня из дома Арролда или с базы выковырял, а? Так нет же, потянуло путешествовать, видите ли... Идиот.
   Князь с интересом покосился на что-то невнятно шипящего темного мага, но более ничем не выдал своего интереса. А вот ставший причиной возмущения Т'мора, гость, заметивший стоящего одесную князя, парня, изумленно округлил глаза, и неверяще помотал башкой. Сьерр Джорро всегда отличался некоторой порывистостью...
  

Глава 7. Диагноз: "здоров", крест на компетентности психиатра

   Ирриса пропала в крыле княгини, артефактор Ранов пока еще не узнал имя автора так восхитивших его амулетов, имперский посол Блай отправился в выделенные ему апартаменты, а у Т'мора выдалась возможность пообщаться со своим первым учителем магических премудростей. С глазу на глаз.
   - Кто здесь?! - Громко спросил Джорро, одновременно скатываясь с кровати, и выплетая какое-то убойное заклятье. Тишина... Но рисс мог бы поклясться, что слышал какое-то шуршание... и это не были мыши или крысы. Джорро настороженно огляделся, но в темноте спальни, он явно находился один. Откуда же тогда взялось это проклятое шуршание?! Рисс повел носом, стараясь учуять хоть что-то, но прежде безотказный способ не дал никакого результата. Вот опять! Шорох! Острое, поистине кошачье зрение уловило легкое шевеление на прикроватном столике. Рисс медленно, словно перетекая, сместился в сторону так, чтобы можно было охватить взглядом возможно большую часть комнаты, и снова глянул на столик. Словно издеваясь над Джорро, легкий порыв ветра шевельнул лист бумаги, придавленный к крышке столика тяжелой вазой, и тот снова зашуршал. Рисс мог бы поклясться, что пять минут назад, когда он ложился в постель, никаких бумаг там не было и в помине, а развитое чутье на магию признанного мастера Сил, молчало как дохлая рыбина.
   Медленно, очень медленно рисс протянул руку к столу, и коснувшись листа, резко сжал его в ладони. Поднеся бумагу поближе, продолжая контролировать пространство вокруг, он аккуратно расправил смятый листок, и прочитав короткую надпись на нем, нахмурился. Поразмыслив над написанным несколько секунд. Рисс уверенно кивнул, и развернул в комнате Полог пустоты.
   - Другое дело. - Голос раздавшийся от окна, заставил Джорро подпрыгнуть. Только что пустая оконная ниша, вдруг перестала быть таковой. На подоконнике обнаружился гость. Тот, кого рисс меньше всего ожидал встретить в Драгобуже, и уж тем более в своей комнате. - Ну, здравствуй, мастер Джорро.
   - Доброй ночи, Т'мор. - Вернув себе привычное самообладание, кивнул гостю рисс.
   - Может, включишь свет, и предложишь старому знакомому что-нибудь выпить? - В голосе Т'мора явно слышались ехидные нотки, но рисс их проигнорировал и, кивнув, потянулся за брошенным на пуфик у кровати халатом. Затянув пояс, Джорро щелкнул пальцами, зажигая свет.
   - И чего бы ты хотел выпить? - Поинтересовался рисс у непринужденно устроившегося на подоконнике человека.
   - Что-нибудь, на твой вкус. - Отмахнулся Т'мор, продолжая внимательно рассматривать временного хозяина комнаты. Джорро двинулся к бару, и молча, принялся перебирать бутылки. В помещении повисла тяжелая, нервная тишина.
   - Странно, да? - Тихо спросил парень. Рука рисса замерла на весу.
   - Что? - Хрипло переспросил Джорро.
   - Да все вот это. Встреча эта наша идиотская, молчание... Казалось бы, что тут такого, ну пересеклись пути двух старых знакомых. Так хлопнули бы друг друга по плечам, порадовались нежданной встрече, поболтали за жизнь... А тут. Ты же тоже не знаешь, что сказать, да?
   Рисс ссутулился, и молча кивнул.
   - Вот-вот. Странно это все. Не находишь? - Вздохнул Т'мор.
   - Еще как странно. - Разлепил наконец губы Джорро. - но может, стоит попробовать действовать по твоему варианту?
   - Почему бы и нет? - Согласно кивнул парень.
   - Ну, тогда, может разопьем бутылочку рассветного, за встречу? - Предложил рисс.
   - Давай. Бокалы-то у тебя найдутся?
   - Обижаешь. Маг я, или погулять вышел? - Фыркнул рисс и, поставив обещанную бутылку белого вина на стол, одним отточенным движением, выловил из воздуха пару изящных бокалов. Тут же рядом с бутылкой на столе появилась выуженная из холодильного шкафа под баром, тарелка сыров и плошка с засахаренными орехами. - Прошу к столу, сьерр Т'мор.
   - Нашел сьерра! - Точь в точь как сам Джорро, фыркнул парень, спрыгивая с подоконника.
   - Ну, если я не ошибаюсь, ты и есть один из тех магов, что прибыли для защиты князя на время переговоров... - Протянул Джорро.
   - Ну да, а ты состоишь в свите этого Блая, так что мне теперь, называть тебя господином атташе? - Усмехнулся Т'мор, но наткнувшись на серьезный взгляд Джорро, погасил усмешку.
   - Вообще-то, я и есть атташе первого посла империи Хань, специалист по межрасовым отношениям. - Медленно проговорил рисс.
   - Весело. Два ходячих трупа из Шаэра, на службе у людских правителей. - Покачал головой Т'мор, крутя в руках бокал с вином.
   - Два? - Не понял Джорро. - Нет, мне говорили о твоей смерти, но почему два?
   - Может потому, что и мне про тебя было сказано тоже самое? - Хмыкнул удивленный Т'мор, вообще-то под своей смертью подразумевавший формулу изгнания из Дома.
   - Это кем же? - Опешил рисс.
   - Твоим любимым мастером Вязи Лонно, князем и-Нилл... достаточно?
   - А теперь, тоже самое, только медленно и по порядку. - Сильно побледнев, проговорил Джорро.
   - Ты первый. - Покачал головой Т'мор.
   - Н-ну, ладно. - Джорро потер переносицу и, поудобнее устроившись в кресле, медленно заговорил, - В принципе, моя история достаточно коротка... Просто, в один далеко не прекрасный день, почти три с половиной года тому назад, князь Рион рассказал мне о том, что защитник клана Рауд, гардэно Т'мор погиб в подземельях Аэн-Мора.
   - Хм... А это было до того, как князь с сыном в спешке умчались "по делам"? - Усмехнулся Т'мор.
   - Да... Было такое, вскоре после объявления траура. - Нахмурившись, кивнул Джорро, и бросил на Т'мора какой-то странный взгляд.
   - Я в курсе. Можешь не говорить об этом. - Резко кивнул парень, и Джорро заметно расслабился. - Ну, а как тебя занесло к ханьцам, может поведаешь? Обещаю, после этого ты услышишь мою часть истории.
   - Уговорил. И ты уж не обессудь, но и этот рассказ уложится в пару предложений. - Вздохнул рисс. - В общем, после того случая, какое-то время у нас было довольно тихо и спокойно. А потом, по Столице прокатилась череда странных смертей. Их было не так что бы уж очень много, но достаточно, чтобы поднять на уши всю гвардию князя князей. Чем закончилось расследование да'хаар, я не знаю. Примерно в это же время, Мастер Вязи дал мне задание, для выполнения которого я должен был отправиться в империю Хань. Сначала, со мной собирался ехать и Гор, но что-то его задержало в Шаэре, и мне пришлось ехать одному. Договорился с торами, они доставили меня в свой порт, а там, на торговой ханьской джанне, из Долгого моря вышел в Студеный залив и Полночным океаном попал в империю. С тех пор, там и обитаю.
   - А что за задание дал тебе Лонно? - Тихо поинтересовался парень.
   - Т'мор, если я задам тебе вопрос, что ты делаешь в этом княжестве, ты ответишь? - Пристально взглянул на него, рисс.
   - Конечно, в этом нет никакой тайны. - Пожал плечами Т'мор. - Я преподаю основы Тьмы в здешнем университете.
   Наградой ему, стала отвисшая челюсть обалдевшего рисса.
   - Шутишь? - Выдавил Джорро.
   - Ничуть. - Покачал головой Т'мор, довольный произведенным эффектом. - Твоя очередь.
   - Да понял я. - Джорро залпом осушил свой бокал. - Но, вообще-то странно, за всю нашу встречу, говорить пока пришлось только мне.
   - Что поделать. Моя история будет уж очень длинной. - Развел руками Т'мор.
   - Ладно уж, слушай. С империей Хань, впрочем, как и с другими людскими государствами Шаэр практически не общается. Официально, по крайней мере. Но если в случае с закатными странами, такое общение просто смертельно опасно из-за их предвзятого отношения к темным расам, то с имперцами дело обстоит чуть лучше, у них как и у староозерцев большие проблемы с развитием темного дара. Просто нет учителей. Вот, и обратились в Шаэр... неофициально, разумеется.
   - А почему не к хоргам?
   - Ха! У ханьцев имеются некоторые расхождения с белогривым в отношении принадлежности остатков Озерного края, точнее, их полуночной части, так что не думаю, что хорги согласились бы помочь империи. Твоя очередь... коллега.
   - Добро. Но ты дашь мне слово молчания... коллега. - Кивнул Т'мор и, выжидающе уставился на Джорро. Рисс несколько секунд раздумывал, но потом согласно кивнул и, вытянув перед собой руку, призвал Тьму.
   Выслушав клятву Джорро, Т'мор, словно в оплату за нее, наполнил бокал своего бывшего учителя терпким вином, и тихо заговорил.
   Когда парень дошел в своем повествовании до истории с подземельями Аэн-Мора, глаза удивленного рисса сами собой полезли наверх. А слушая продолжение этой истории, Джорро только и оставалось, что скрежетать зубами от злости.
  
   Первый миг после неожиданно быстрой победы над личем, для Т'мора оказался отмечен довольством и легкой опустошенностью от совершенной мести. Особой эйфории не было, но драконья сущность исторгла торжествующий рык из призрачной глотки, тяжелым, почти ощутимым громом всколыхнувший толпу хоргов, явившихся посмотреть на бой главы круга мастеров Вязи.
   Почти сразу после этого, в Круг вышел Байда, а следом за ним, и Арролд призывно замахал Т'мору руками, стоя в самом центре боевой площадки. Дракон даже фыркнул, настолько это было похоже на жесты техника, командующего пилоту истребителя, что Т'мор не раз видел голофильмах, еще в Свободном городе.
   Дракон распластал крылья в воздухе и, поддерживаемый самой стихией, в полной тишине, аккуратно опустился наземь, рядом с побратимом.
   - Давай уже, призрак хвостатый, возвращайся к нормальному виду. - Тихо пробурчал Байда, не рискуя, впрочем, приближаться к полупрозрачному, словно сотканному из дыма дракону.
   - А чем тебе мой крылатый вид не по нраву? - В глазах моментально преобразившегося Т'мора мелькнуло веселье, но тут же погасло, при виде приближающейся к их троице, весьма представительной компании белогривых, под руководством их правителя, и под защитой уймы самых убойных заклятий готовых сорваться к цели, в тот же момент, как кому-то из хоргов придет в голову, что Т'мор решил на них напасть.
   - Вот не было печали... - Пробормотал парень, стиснув ладонью навершие трости, и бросил укоризненный взгляд на Байду, уговорившего его раскрыть свою сущность.
   - Ну извини, если тебе больше по нраву было умереть от первой же атаки того супового набора, так бы и сказал. - Тихо пробурчал, прекрасно понявший смысл гневного взгляда парня, Байда.
   - Да ладно вам. Сейчас пообщаемся с повелителем, и всего делов. - Шикнул Арролд.
   - Ага. Разберут на ингридиенты, и всего делов. - Согласно кивнул Т'мор.
   - С какой это стати, и кто осмелится поднять руку на члена клана ап Хаш? - Чуть громче чем следовало, осведомился Арролд. И его слова не остались незамеченными подходящей к ним делегацией хоргов. По крайней мере, те, отчего-то несколько поумерили пыл, и растворили большую часть атакующих плетений, оставив наготове лишь мощные защитные пологи.
   - Я не ослышался? - Холодный тон владыки Хорогена, кажется, был способен заморозить небольшое озеро. - Клан ап Хаш принял в род сумеречного дракона?
   - Да, владыка. - Склонился в неглубоком поклоне Арролд, и Т'мор с Байдой, поспешили последовать его примеру. - Эр Т'мор спас мою жизнь, и я посчитал возможным предложить ему вхождение в род ап Хаш на правах фамильяра клана.
   - Я всегда говорил, что там где вашему клану не достанет благоразумия, вы возьмете свое удачей... - Задумчиво проговорил владыка, окинув взглядом, стоящую перед ним тройку магов. - Быть по сему. Благородные эры, думаю, мы просто обязаны приветствовать победителя Броза, благородного эра Т'мора ар Хаш, первыми. Поздравляю с победой, это был короткий, но удивительный бой.
   - Благодарю вас, Владыка Аллин. - Оправившись от удивления, еле удержанного им за прочными стенами мыслеблоков, проговорил Т'мор.
   - Что ж... герольд! Объявите о честной победе эра. - Обернувшись, бросил приказ куда-то в толпу свитских, правитель Хорогена, и тут же вновь обратил свое внимание на ставшего главной новостью дня, парня. - Если вы не против, приглашаю вас на ужин в мою резиденцию. Мне бы о многом хотелось поговорить...
   - С радостью принимаю ваше приглашение, владыка Аллин. - Склонился в поклоне Т'мор, адресовав Байде еще один взгляд. Но правитель хоргов понял его по-своему.
   - Разумеется, мое приглашение касается и главы вашего клана, и... Байда, теперь не отвертишься, старый хрен. Только попробуй не прийти. - Все тем же холодным тоном, но изрядно плеснув довольством в сторону троицы магов, проговорил хорг.
   - Да понял я. - Поморщился артефактор. - Куда ж от вас денешься.
   - Ты мне поговори еще. Все. Жду вас к закату. - Правитель хоргов развернулся и, махнув рукой своей свите, отправился в обратный путь, под грохот усиленного каким-то заклятьем голоса герольда, уведомлявшего присутствовавших белогривых о воле их владыки.
   Спустя несколько минут, местный "коллизей" опустел, и Арролд решил, что теперь можно выбираться домой, не рискуя оказаться в плену толпы зевак.
   - Слушай, Байда, а откуда ты так хорошо правителя знаешь? - Прищурился Т'мор, когда они наконец покинули Круг.
   - Да так... Получилось вот. - Вздохнул тот, и замолчал, ясно давая понять, что не намерен распространяться на эту тему.
   - А как ты думаешь, почему он смог столько прожить в Аэн-Море, без особых проблем, с его-то характером? - Пустился в объяснения Арролд. - Если бы не знакомство с отцом нашего повелителя, вряд ли его жизнь была бы такой спокойной, как сейчас. Вытащил старый Ннес нам это счастье, на головы. И где только нашел?
   - В Бездне. - Буркнул Байда, отворяя неприметную дверь, ведущую в очередной коридор внутренних помещений, прячущихся под трибунами Круга Чести.
   - Скорее всего. - Согласно кивнул Арролд, и еле успел увернуться от подзатыльника артефактора.
   - Поболтай мне еще. - Пригрозил белогривому мастер, но на того угрожающий тон человека не произвел ровным счетом никакого впечатления.
   - Я вас уже заждался. - Проскрипел, вынырнувший из-за поворота эр Ассан. - И не только я. Кажется, некая молодая эрия тоже будет не в восторге от вашей медлительности.
   - О! Неужели, я, наконец, смогу нормально познакомиться с Ллайдой? - Воскликнул Т'мор, ухмыляясь во все тридцать два зуба. Арролд же, в ответ на эту подначку, только закатил глаза. Тогда парень обратился к старому хоргу. - Скажите, эр Ассан, она в резиденции?
   - Да, арн. - Удивительно, но старик даже не поленился склонить голову при ответе, чем обескуражил Т'мора.
   - Э-э, уважаемый эр Ассан, не могли бы вы вернуться к прежнему стилю нашего общения? - Тщательно подбирая слова, проговорил парень.
   - Что ж, если такова ваша воля, арн...
   - А я тебе что говорил? - Ухмыльнулся медленно шизеющему Т'мору, Байда. - Думаешь, я преувеличивал, когда утверждал, что самый сумасшедший хорг не пойдет против тебя?
   - Вот ведь... - Поморщился парень. - И за что мне это?
   - Хорги умеют уважать достойных врагов. - Невозмутимо заметил Ассан, заставив Т'мора споткнуться на ровном месте.
   - Та-ак. И чего я еще не знаю?!
   - Может, стоит продолжить нашу беседу в резиденции? - Осведомился старый хорг. - Все-таки здешние коридоры не самое лучшее место для подобных разговоров. А она, кажется, будет долгой.
   - Вы как всегда правы, эр. Оставим эту тему до возвращения домой. - Поддержал его Арролд, и махнул рукой в сторону очередного ответвления галереи. - Нам туда.
   Резиденция ап Хаш встретила хозяев и гостей шумом и праздничной иллюминацией. Выстроившиеся на лестнице парадного крыльца, громи под предводительством Лероя, отвесили глубокий поклон, и с почетом проводили прибывших хоргов и людей в гостиную, куда матушка Ирна уже приказала подать прохладительные напитки.
   - Вот это правильно. - Высоко оценил приготовления домоправительницы Байда. - Со щитом, или на щите, а выпить чего покрепче, все одно не помешает! Да, и эрия Ллайда, здесь... Здравствуйте, темнейшая. Вы на праздник или на поминки?
   - На помолвку. - Холодно отрезала эрия, возмущенная беспардонностью человека. А уж как ей хотелось стереть эту дурацкую ухмылку с его довольной физиономии!
   Т'мор дернул головой, и укоризненно взглянул на Ллайду.
   - Благородная эрия, не могли бы вы думать несколько потише? - Попросил он девушку, и получил в ответ три изумленных взгляда. Байда, в отличие от хоргов, остался невозмутим.
   - Надо же, прорезался! - Хмыкнул мастер-артефактор. - А я-то все думал, что ж так долго-то?
   - Это ты сейчас о чем? - Нахмурился Т'мор, но Байда отмахнулся.
   - Давай попозже поговорим на эту тему. Если не ошибаюсь, сейчас сюда начнут вваливаться твои новые родственнички с поздравлениями...
   И действительно, не успел мастер-артефактор договорить, а Ллайда поинтересоваться смыслом странного заявления Т'мора, как дверь в гостиную отворилась, и в комнату чинно вошли все члены совета семьи ап Хаш.
   Коротко поприветствовав всех присутствующих и, отвесив отдельный поклон Т'мору, напомнивший тому о еще одном вопросе требующем ответа, принялись торжественно поздравлять Арролда и Ллайду с помолвкой. И если глава клана не проявил по этому поводу никаких эмоций, то Ллайда явно, по крайней мере для Т'мора, чувствовала себя не в своей тарелке. В принципе, эрию можно было понять. Мало того, что она находится всего в паре шагов от человека, на жизнь которого покушалась, так еще и вынуждена в насквозь неофициальной обстановке общаться с довольно известными в магическом мире Аэн-Мора хоргами, обходясь при этом без столь спасительного в таких случаях официоза.
   Поняв, что опять с легкостью улавливает чужие эмоции, Т'мор вздохнул, и решительным шагом направился к родственникам, упорно старающимся втянуть эрию в беседу.
   - Прошу прощения, благородные эры. - Вклинился он в монолог одного из хоргов. - Эрия Ллайда, не могли бы вы уделить мне немного вашего времени, для приватной беседы? С разрешения вашего жениха, разумеется...
   - Да, конечно. - Чуть нервно кивнула девушка, и это лучше всяких слов показало Т'мору, в каком взвинченном состоянии находится пассия Арролда, чересчур увлекшегося каким-то замудренным спором с коллегой и родственником.
   - В таком случае, давайте прогуляемся по саду. Подышим свежим воздухом. - Чуть заметно улыбнулся парень, стараясь спроецировать на Ллайду собственное спокойствие. К удивлению Т'мора, у него это неплохо получилось, так что, к тому моменту, когда они оказались в саду резиденции, эрия почти успокоилась, хоть и не переставала с некоторой опаской поглядывать в сторону идущего рядом с ней человека.
   - Вы хотели о чем-то поговорить? - Наконец, с вызовом спросила Ллайда, не выдержав тишины.
   - Вам уже стало лучше? - Проигнорировал выпаленный девушкой вопрос, Т'мор.
   - Да... спасибо. - Чуть смутилась Ллайда, окончательно забыв про выдаваемую каждому хоргу при рождении, каменную маску. Парень же, с интересом понаблюдав за редким зрелищем краснеющей эрии, в ответ изобразил легкий поклон.
   - Что ж, я рад. Тогда теперь, я думаю, у нас действительно найдется пара тем для обсуждения. - Усмехнулся Т'мор и. остановившись у старинной беседки в глубине сада, вдруг резко спросил, - зачем вы так настойчиво пытались меня убить, эрия Ллайда?
   - Ох. - Лицо белогривой словно выцвело, и лишилось какого бы то ни было выражения. Даже серые глаза потускнели. - Вы все-таки решили меня убить, арн?
   - Тьфу. - Сплюнул Т'мор. - На кой, спрашивается?
   - Что? - Не поняла Ллайда. - Извините.
   - Не выкай. Я тебя младше, хрен знает насколько. Повторяю вопрос, на кой мне было тебя тогда спасать? - Ощерился парень, наступая на пятящуюся эрию, на лице которой проступило полное непонимание происходящего. В конце концов, девушка коснулась спиной беседки и, тихо ойкнув, сползла вниз по стеночке. Такого поведения от хорга, Т'мор никак не ожидал, и застыл в паре шагов от белогривой, в полном недоумении. Прочистив горло, парень тряхнул головой, и заговорил снова, тихим, спокойным голосом. - Так у нас ничего не получится. Давай попробуем начать сначала. Ллайда, ты меня слышишь?
   Эрия подняла взгляд на стоящего перед ней человека, протягивающего ей руку и, мгновение поколебавшись, ухватилась за нее, как за спасательный круг.
   Легко поставив девушку на ноги, Т'мор указал ей на вход в беседку. Устроившись за широким каменным столом, напротив Ллайды, парень отцепил от пояса флягу с огневкой и, наполнив алкоголем крышку-стаканчик, протянул его собеседнице, сам предпочтя сделать длинный глоток прямо из горлышка. Ллайда внимательно пронаблюдала за тем, как Т'мор пьет крепкий напиток и, в свою очередь, лихо опрокинула содержимое стаканчика в рот, даже не поперхнувшись.
   - Ну вот, полегчало? - Поинтересовался Т'мор. Эрия в ответ, только смерила глазами фляжку в руке парня. Правильно поняв ее взгляд, Т'мор еще раз наполнил стаканчик огневкой и, сделав глоток из фляжки одновременно с Ллайдой, опустошившей свою посуду, выжидающе посмотрел на девушку... Та вздохнув, согласно кивнула.
   - Замечательно. А теперь... нет, об этом позже, а то еще опять в ступор впадешь... Вот! Расскажи, зачем нижнему храму понадобилось нападать на нас тогда, в трактире у Башен? - Как можно искреннее улыбнулся Т'мор. Спаивать своих несостоявшихся убийц ему еще никогда не доводилось...
   - Это не храм... - Тихо проговорила Ллайда, для достоверности покачав головой. - Это... я.
   - Война эмоций? - Понимающе поинтересовался Т'мор, вспомнив философствования другого несостоявшегося убийцы и, по совместительству, вполне состоявшегося целителя. Мир его праху. Ллайда в ответ, сначала недоуменно взглянула на парня, но потом до нее дошел смысл сказанного и девушка смущенно кивнула.
   - А меня-то зачем было так упорно стараться убрать? Нет, стоп! Сначала выпей. - В руки Ллайды ткнулась третья порция огневки, которую белогривая, тут же послушно проглотила.
   - Я жрица. - Проговорила через полминуты эрия, так, словно это все объясняло. Но явно не Т'мору.
   - И?
   - Ты меня победил, Тьма могла решить отомстить за мое поражение, а рядом с тобой постоянно находится ОН! - Чуть ли не по слогам проговорила Ллайда.
   - Он, это Арролд. Понятно. Месть Тьмы за жреца или жрицу, это тоже понятно. Читал, знаю. Твои опасения того, что в результате мести Ночи, может пострадать постоянно находящийся рядом со мной Арролд, тоже не вызывает недоумения... - Перечислил Т'мор, и вдруг сделал неожиданный вывод. - Уходить тебе надо из храма, Ллайда.
   - Почему это? - Опешила девушка.
   - Да вот так. На кой Ночи нужна такая хреновая жрица? - Насмешливо улыбнулся Т'мор но, заметив разгорающийся в глазах белогривой яростный огонь, погасил улыбку. - Матчасть учи!
   - ???
   - А, ну да. Тебе кто-нибудь лекции по основам Ночи читал? Или кодекс Тьмы? - Вздохнул Т'мор и, получив в ответ очередной утвердительный кивок, неопределенно хмыкнул. - Знаешь, что-то не верится. Нет, я понимаю, что ты могла посчитать отказ от мести недостаточным основанием для того, чтобы Ночь отказалась от небольшой шутки. Но вспомнить о том, что Тьма не мстит за побежденного в поединке жреца, ты была просто обязана!
   - Ой. - Опять выдала Ллайда.
   - Вот именно, что "ой". - Вздохнул Т'мор. - Ладно. Надеюсь, больше попыток отправить меня на свидание с предками, ты предпринимать не будешь... А теперь, будь добра, поведай, что творится с твоим эмоциональным контролем? Более неуравновешенного хорга чем ты, я еще не встречал. Даже удивительно, как ты еще не нарвалась на неприятности с сородичами.
   - Каждый жрец чем-то платит за свою инициацию. И Тьма сама выбирает, что именно станет ценой. - Чуть грустно проговорила Ллайда.
   - И в твоем случае, такой платой стало отсутствие эмоционального контроля? - Изумился Т'мор.
   - Что-то вроде. Раньше, я еще могла хоть как-то сдерживать эмоции. В конце концов, для этого не обязательно использовать дар, но после встречи с Ари...
   - Ого. Извини, Ллайда. Не хотел оттаптывать тебе мозоли. - Т'мор хмыкнул. - С Байдой не пробовала поговорить на эту тему? А то фонишь на весь Аэн-Мор...
   - Я с Байдой не знакома, как и с артефакторами, вообще. А чужим таких оберегов не делают.- Хмуро заметила эрия.
   - Зато Арролд с ним знаком, да и я тоже... - Т'мор прихлопнул рукой по каменной столешнице. - Решено. Идем в дом!
   - З-зачем? - Замерла на месте Ллайда, явно не горящая желанием общаться с Байдой.
   - Ну, вообще-то, если не ошибаюсь, кто-то сегодня представляется семье своего жениха... - Протянул Т'мор. - И этого кого-то, скоро начнут искать с факелами по всему саду. В общем, не задавай глупых вопросов. Идем.
   - Почему вы... ты... - Начала девушка, поднимаясь из-за стола, следом за Т'мором.
   - Почему я решил тебе помочь? - Закончил за нее парень, направляясь к резиденции.
   - Да.
   - Может потому, что Арролд мой побратим, и ссориться со своей семьей последнее дело? - Хмыкнул Т'мор. - А ты, как-никак скоро станешь ее частью.
   - Но ведь пока я не являюсь супругой Арролда. - Нахмурившись, пробормотала Ллайда, одновременно пытаясь переварить тот факт, что идущий впереди нее человек, является фамильяром клана ап Хаш, а значит, в какой-то мере действительно может стать ее родственником.
   - Если бы я тебя убил, остался бы без брата. - Откликнулся на ее вопрос Т'мор и договорил тихим, глухим голосом. - Одна семья от меня уже отказалась когда-то, и я не горю желанием повторять этот опыт.
   Ллайда поежилась, и до самого дома больше не проронила ни слова.
   Вопреки предположениям Т'мора, ни Арролд, ни члены кланы вовсе не были обеспокоены отсутствием невесты в гостиной.
   Не теряя времени, Т'мор потянул невесту побратима к Байде, но не успел открыть рта, как оказался прерван вошедшей в комнату матушкой Ирной, возмутившейся тем, что никто из присутствующих так и не воспользовался приготовленным ею баром. Бодро взяв командование в свои руки, домоправительница чуть ли не силой рассадила уже привычных к ее командованию членов клана по креслам и всучила им бокалы с напитками. Байда, как и Т'мор, отбивший к тому же у матушки Ирны невесту Арролда, немало удивленную поведением домоправительницы, от подобной помощи отказались и, прихватив со стола бутылку огневки с тарелкой вяленой оленины, неплохо устроились у камина. Байда заинтересовано покосился на снова начавшую нервничать эрию, и перевел взгляд на Т'мора.
   - Ну, и чего тебе надобно, старче? - Усмехнулся мастер-артефактор.
   - Оберег для благородной эрии Ллайды. - Коротко ответил парень. Не обратив никакого внимания на кривляния собеседника.
   - Ясно. - Вздохнул тот, и вдруг хитро прищурившись, выдал, - а что, сам не займешься?
   - Каким это образом? - Удивился Т'мор. - Это ты у нас артефактор, а не я.
   - Ну так, я ведь и научить могу... С такими-то генами, самое что ни на есть твое дело. - Заметил Байда.
   - Идея интересная, но давай вернемся к ней как-нибудь позже. А пока ответь на поставленный вопрос. - Т'мор выжидающе уставился на артефактора. Тот для порядка поскрипел, покряхтел, но через минуту сдался.
   - Да сделаю, сделаю я ей амулет. Вот ведь взгляд, что сверло! - Согласился Байда.
   - Спасибо. - Пискнула из глубины кресла Ллайда, но артефактор только отмахнулся.
   - Благодарить будешь, когда работу примешь, и не словами, а звонкой монетой. Я бесплатно не работаю.
   - Ничего. Арролд оплатит. Я позабочусь. - Улыбнулся Т'мор эрии, и повернулся к Байде. - А я денежки принесу. Поторгуемся.
   - Тьфу ты, бисова сила. - Демонстративно скривился мастер-артефактор.
   - Не ругайся при дамах. - Рассмеялся парень. В этот момент, подошедший к их компании Арроолд, что-то прошептал на ухо Ллайде, и та, извиняюще улыбнувшись Т'мору и Байде, слиняла следом за женихом.
   - Замечательно. А теперь, когда это стихийное бедствие нас покинуло, может расскажешь о моем сбрендившем даре? - Поинтересовался Т'мор у Байды, едва домоправительница покинула гостиную.
   - А тут и пояснять нечего. - Пожал плечами артефактор. - У таких как ты, дар школы Разума раскрывается не сразу. Он, как бы, идет в ногу со слиянием. Вот попробуй вспомнить, в Шаэре у тебя с чтением чужих эмоций как дела обстояли?
   - Хреново. - Честно признался Т'мор. - Мне для этого немало напрягаться нужно было, да и то не всегда получалось.
   - А теперь сравни это с тем, как ты чувствуешь эмоции окружающих сейчас... - Кивнул Байда. - Понял?
   - Но... я думал, это как-то связано с тем, что хорги целенаправленно контролируют свое состояние. - Нахмурился Т'мор. - И делятся эмоциями с конкретными адресатами...
   - Контролируем. Но насчет адресатов, это вряд ли. - Покачал головой незаметно подошедший к камину, Ассан. - Мы просто приспускаем эмоциональные блоки, когда хотим поделиться своими чувствами с окружающими. Делать это выборочно... скажем так, на такое способны только действительно сильные маги Разума. А их вообще-то, не так уж много. Каждый сотый хорг, примерно.
   - Понятно. - Протянул Т'мор. - То есть с чтением мыслей, у меня сейчас та же петрушка выходит?
   - Ага. - Согласился Байда. - Если раньше, тебе приходилось прикладывать некие усилия, чтобы прочесть мысли соседа, то теперь, поверхностные мысли, или сопровождаемые сильными эмоциями, будут сами ломиться в твою голову. Так что, держи блок. Не то свихнешься, а...
   - А свихнувшийся маг разума, это та еще катастрофа, бороться с которой, во всех странах предпочитают крайне радикальными методами. - Вспомнил пояснения побратима, Т'мор.
   - Вот-вот. - Кивнул Байда.
  

ЧАСТЬ 2. ПОЛЕТ ТЕНИ

Глава 1. Среднее полуподвальное и высшее подземельное...

   Наверное, вечер в резиденции ап Хаш так и закончился бы мирными посиделками, если бы не взмыленный гонец, примчавшийся из дворца владыки, про визит к которому, все приглашенные дружно позабыли. Ну, упрекать в этом уставшего от перипетий этого дня Т'мора, как и изначально не горевшего желанием ехать в гости к правителю хоргов Байду, было бы бессмысленно. Но вот то, что о предстоящем визите забыл Арролд, явно свидетельствовало о том, что и для хорга этот день не прошел бесследно.
   Как бы там ни было, но примчавшийся из дворца владыки посланец с письмом от Рраена, в котором глава клана-союзника сообщал, что владыка уже дважды спрашивал об Арролде и Т'море, и глава клана ап Хаш тут же отдал громи приказ закладывать карету, поскольку появиться на территории дворца владыки в седле, было бы неуважением. Такое позволялось только во время войны, либо курьерам, да и то не всем, а только той их части, что звалась "соколами", особым посланцам, занятым перевозкой лишь бумаг государственной важности.
   К удивлению Т'мора, родственники Арролда отнеслись к срочному отъезду хозяина дома, чуть ли не наплевательски. Разве что Ллайда крайне настойчиво попросила будущего супруга "не задерживаться в гостях", но и она не видела в отсутствии хозяина дома на собственном торжестве ничего странного.
   Во дворце владыки, прибывших в шикарной карете гостей встретили довольно скромно, но с уважением. Распорядитель дворца лично сопроводил Арролда и Т'мора с Байдой в приемный зал, наполненный многочисленными хоргами из личной свиты владыки и приглашенных на этот прием глав кланов. К счастью, как объяснил Арролд, сегодняшний вечер считался неофициальным, а потому в течение всего приема действовал упрощенный протокол, не требовавший соблюдения кучи формальностей, одно перечисление которых могло бы испортить настроение даже самому завзятому светскому льву.
   Пока глава клана ап Хаш расшаркивался с присутствующими в зале хоргами и искал главу клана Рраена, правильно понявшие его намек, Т'мор с Байдой переглянулись, и отправились на поиски стола с напитками. Но насладиться изысканными букетами вин, подаваемых на приеме правителя хоргов, им не удалось. Уже спустя четверть часа после их появления во дворце, троицу расхаживающих по залу гостей, отыскал один из многочисленных, шныряющих по залу слуг-громи и, заявив, что ему приказано доставить гостей в малый обеденный зал дворца, повел их через анфиладу богато обставленных комнат.
   Пустая пока еще комната, в которой был накрыт стол для ужина повелителя хоргов, ничуть не напоминала вычурные залы дворца, только что увиденные Т'мором. Это было сравнительно небольшое помещение, в центре которого, стоял накрытый белоснежной скатертью, длинный прямоугольный стол, в окружении массивных, украшенных искусной резьбой стульев с высокими спинками. Свет немногочисленных настенных светильников отражался в зеркальном лаке хитро выложенного узорчатого паркета, и в серебре огромного зеркала, висящего над каминной полкой, а в воздухе витал тонкий незнакомый аромат. Только оказавшись рядом с одной из стен, Т'мор понял, что этот запах исходит от темных деревянных панелей, которыми была обшита комната.
   - Таласский саар. - Заметив интерес парня, затянутый в ливрею слуга, с такой гордостью, словно он сам был создателем этих панелей, охотно пустился в объяснения. - Мало кто может похвастаться тем, что владеет хотя бы шкатулкой из этого дерева. Уж очень дорогой материал, в прямом смысле этого слова, на вес золота.
   - Я думаю. - Хмыкнул нарисовавшийся рядом Байда. - Помимо запаха, это еще и великолепный природный нейтрализатор, с успехом поглощающий даже очень мощные эманации сил.
   - Ну-ну. - Протянул Т'мор. - Это все, конечно интересно, а где хозяин? Есть-то, между прочим, хочется!
   - О, можете не волноваться по этому поводу, эр Т'мор. - Неслышно вошедший через двери в противоположной стене комнаты, хорг решил ответить на вопрос парня.
   - Владыка Аллин. - Троица гостей склонила головы в приветственно поклоне.
   - Прошу за стол, эры. - Кивнул им, правитель. - И... без титулов. В конце концов, не каждый день за одним столом можно встретить хоргов, людей и арнов.
   - Как пожелаете, вла... - Арролд проглотил окончание фразы, под взглядом правителя, и поправился, - эр Аллин.
   - Другое дело. - Дождавшись, пока гости устроятся за столом, хозяин дома кивнул слуге, и тот с готовностью отворил неприметную дверцу в углу комнаты, из-за которой тут же начали появляться его коллеги, с подносами в руках. Заметив удивление гостей от количества блюд вносимых слугами, правитель решил объясниться. - До меня дошли слухи об аппетите некоторых присутствующих.
   - У меня растущий организм. - Фыркнул Т'мор, чувствуя, как исчезает напряжение, повисшее в комнате с появлением владыки хоргов.
   - Ну да. Мы заметили. - Хмыкнул в ответ Байда. - Сегодня в Круге это было видно очень отчетливо.
   - Эй! Я другое имел в виду, а дракон вообще-то призрачный. - Возмутился Т'мор.
   - Вы отделяете себя от его сущности? - Поинтересовался хозяин дома. И было видно, что ему действительно это интересно.
   - А? Нет, конечно. - Покачал головой Т'мор, одновременно накладывая в свою тарелку какой-то мудреный салат. - Просто я еще не совсем привык, что меня может быть так... много.
   - Могу ли я предположить, что вы совсем недавно прошли слияние? - Наблюдая как громи наполняет его бокал рубиновым вином, продолжил расспросы правитель. Арролд и Байда же, казалось, напрочь потеряли интерес к беседе, и были заняты лишь едой.
   - Вот интересно, почему все вокруг осведомлены обо мне куда лучше, чем я сам? - Отстранившись от стола, хмуро бросил в пустоту парень.
   - Извините, эр Т'мор. - Тут же сдал назад хорг. - Я не предполагал, что вы не в курсе. Неужели ваши родители...
   - У меня их нет, эр Аллин. - Перебил его Т'мор. - И до недавнего времени, я даже не знал, что не являюсь представителем расы людей.
   - О! Но это не так. - Покачал головой хорг. - Видите ли, в силу того, что мы живем, фактически, на фундаменте цивилизации арнов, мы многое знаем о них самих и их происхождении, хотя, к сожалению, нам недоступна та сила, с помощью которой они достигли вершин своего развития. Так вот, в силу этих обстоятельств, я могу вас уверить, что арны - люди. Точнее были ими когда-то. Они нашли способ объединить свои источники, темный и светлый. Мы не знаем, как они это сделали, но в результате появились арны - сумеречные драконы...
   - Весьма занимательная история. - Хмыкнул Т'мор.
   - Вы могли бы найти ее в библиотеке Великих Башен. - Заметил хорг.
   - Если бы я мог в нее попасть. Усилиями ее хранителей, меня даже на порог этого пылесборника не пускают, не смотря на разрешение совета мастеров Вязи.
   - Как интересно-о. - Протянул правитель. - Обещаю, я выясню в чем дело. А пока... Думаю, и в моем хранилище найдется кое-что о ваших предках. Да. Так и поступим. Я дам указание моему архивариусу, он подберет вам все возможные материалы.
   - Благодарю вас, эр Аллин. - Удивленно проговорил Т'мор.
   - Это не составит для меня большого труда, так что вам не за что меня благодарить. - Отмахнулся правитель, и обратил свое внимание, на молчаливых спутников Т'мора. - Эр Арролд, если не ошибаюсь, вас можно поздравить с предстоящей свадьбой?
   - Благодарю, эр Аллин. - Кивнул тот. - Эрия Ллайда действительно дала согласие пойти со мной к колодцам Тьмы.
   - Ну да, она же жрица нижнего храма, да? А им без благословения Тьмы и шагу не ступить. - Вспомнил правитель.
   - Это ненадолго. - Вздохнул Арролд, покосившись на задумавшегося о чем-то побратима. - К моему удивлению, один мой родственник уже провел беседу с эрией, и та пришла к выводу, что больше не может состоять в храмовниках. Уж не знаю, как именно он смог ее в этом убедить, но наш брак станет для эрии Ллайды последним храмовым обрядом.
   - Я, кажется, даже знаю имя этого родственника. - Ухмыльнулся Байда, отвлекшись от поглощения аппетитного свиного бока...
   К окончанию ужина, у Т'мора сложилось впечатление, что владыка хоргов несколько разочарован тем, что парень почти ничего не знает о своем происхождении. Но тем яснее гостям стала причина их приглашения на эту встречу. Кажется, эр Аллин очень интересовался прошлым Мор-ан-Тара вообще, и арнами в частности... И не смотря на свое разочарование, кажется, не намеревался отстать от Т'мора, в расчете на то, что происхождение парня, его врожденные умения и таланты, все же позволят пролить свет на некоторые темные пятна в знаниях хоргов о своих предшественниках.
   В полночь, владыка поднялся из-за стола, тем самым заканчивая ужин, и довольно тепло, если так можно сказать про хорга, попрощавшись с гостями, велел громи проводить их в приемный зал.
   Правда, едва они покинули столовую, как Арролд тут же потребовал от слуги провести их к выходу из дворца. Помнил хорг о наказе Ллайды!
   Байда сдержал свое обещание, так что уже на следующий день, прямо с утра, Т'мор оседлал Серого и, промчавшись по улицам Аэн-Мора, прибыл в его лавку, для начала занятий артефакторикой. Мастер встретил его у входа и, махнув Т'мору в сторону конюшни, широко зевнув и поправив кисти пояса расшитого атласного халата, отправился в дом, готовить утреннюю порцию... чая.
   - И что ты так на него уставился? - Ворчливо поинтересовался Байда, заметив, с каким нескрываемым удивлением Т'мор рассматривает исходящий паром чайник и пиалы, аккуратно расставленные на небольшом приставном столике, в дальнем углу рабочего кабинета мастера. Это, похоже, было единственное место в комнате, где сохранялся хоть какой-то порядок. Остальная часть кабинета была буквально завалена какими-то книгами, фенечками, мулечками, и прочим хламом, судя по всему, когда-то обещавшим стать артефактами.
   - Не знал, что в Хорогене растет чай. - Растеряно проговорил Т'мор.
   - А он здесь и не растет. Местный чай выращивают в империи Хань, а некоторые сорта, в серьезных количествах, можно найти только в Порт-Лиане. Твой родной Дом, между прочим, весьма плотно сидит на межмировых поставках, как чая, так и кофе. Странно, что тебе это неизвестно! - Байда покачал головой.
   - Ну, не так уж это и странно. - Пожал плечами Т'мор. - Хоть я и провел среди риссов около года, но у меня хватало и иных забот, помимо межмировой торговли, о которой к тому же, мне никто ничего не рассказывал.
   - Ясно. Ну что, выпьем чаю, и можно приступать к работе... - Чуть задумчиво кивнул Байда.
   Терпкий вкус напитка напомнил Т'мору Деда, любившего посидеть вечером у огня, с чашкой крепко заваренного чая. Где старик раздобыл свой, казалось, нескончаемый запас этого напитка, Т'мор не знал. Но бывало, что эти сушеные, скрученные листочки помогали им выжить. Когда поиск совсем уж не задавался, а кладовые оказывались пусты, Дед, кряхтя, доставал из заначки очередную банку, набитую чаем, и отправлялся к росичам, для обмена.
   - Не спи, замерзнешь! - Выдернул парня из его воспоминаний Байда, подвигая поближе пиалу. - Пей лучше. Это ханьский, весьма, знаешь ли, неплохой чаек.
   - А что, у риссов не покупаешь? - Поинтересовался Т'мор.
   - Ха! Я еще не выжил из ума, чтобы платить такие бешеные суммы, за то пойло, что они таскают в этот мир. - Хмыкнув, выдал Байда. - Ханьский лучше. Да только разве это кому докажешь?
   После недолгого чаепития, окончательно проснувшийся мастер-артефактор, с грохотом отодвинул табурет, монументальный, как впрочем и вся обстановка кабинета, и, поманив Т'мора за собой, двинулся в неприметной двери, за которой скрывалась узковатая для габаритов Байды, винтовая лестница. Спустившись на пару витков, мастер открыл очередную дубовую дверь, и Т'мор оказался в просторном облицованным странным зеленоватым камнем, подземелье, заставленном многочисленными столами и шкафами с наглухо запертыми дверцами. Если кабинет артефактора напоминал свалку ненужных вещей, то комната, в которую Байда привел Т'мора сейчас, скорее сошла бы за дикую смесь алхимической лаборатории и слесарного цеха. Здесь даже имелся небольшой горн, и не менее миниатюрная наковальня.
   - Вот здесь и будет проходить первый этап твоего обучения нелегкой профессии артефактора. - С деланным пафосом в голосе провозгласил Байда. - Но начнем мы не с этих интересных приборов и булькающих смесей, а с чего?
   - С чего? - Переспросил Т'мор.
   - С теории, друг мой, с теории! - Указательный палец правой руки артефактора устремился вверх. - Идем, присядешь на стул, вон в том углу. А я, пока буду возиться с заказом, послушаю, что ты уже знаешь...
   - Э-э... Байда, я тебе прямо сейчас могу сказать, что я знаю об артефакторике. Ровным счетом, ничего. - Пожал плечами Т'мор, тем не менее, послушно проследовав к указанному предмету обстановки.
   - Да ну? - Чересчур явно удивился Байда, цепляя фартук прямо поверх своего роскошного халата, и придвигаясь поближе к столу, заставленному разнообразной стеклянной тарой, вроде реторт и пробирок. - Не верю. Вот что, давай-ка зайдем с другого боку. Расскажи мне, какие артефакты тебе известны.
   Незаметно, направляемый редкими вопросами Байды, Т'мор развернул ответ на добрых полчаса непрерывного текста, и замолчал, лишь почувствовав першение в горле.
   - Ну вот, а прибеднялся! - Довольно ухмыльнулся мастер, все это время не прекращавший своей возни с посудой. Байда встряхнул какую-то пробирку, и внимательно рассмотрев ее содержимое на свету, удовлетворенно кивнул... и пробирка отправилась в громоздкий металлический ящик, стоящий на полу у стола. Сундук тихо уркнул, и засветился ровным голубоватым светом. Заметив заинтересованный взгляд Т'мора, Байда походя пояснил, - утилизатор и стерилизатор в одном флаконе. Избавляет от последствий неудачных экспериментов. Все лучше, чем драить эти урговы пробирки вручную. Но мы отвлеклись. На столе у стены найдешь пару-тройку десятков простеньких артефактов. Твоя задача рассортировать их. Для начала, по стихийной принадлежности. Задача ясна?
   - Вполне. - Кивнул Т'мор.
   - Тогда чего сидим, кого ждем? - Приподнял бровь Байда и, усмехнувшись в усы, кивнул в сторону дальней стены. - Вперед, трудовой подвиг тебя ждет, мой юный друг.
   Насчет двух-трех десятков, мастер, как оказалось, слегка преуменьшил. На указанном им столе грудой было свалено под сотню различных финтифлюшек, исполненных в уже знакомой Т'мору манере Байды, в виде различного рода кубиков, цилиндриков и прочих подобных геометрических изысков, усыпанных россыпями рун. Разобраться с принадлежностью артефактов к стихиям, не составило для Т'мора проблем, все-таки на близорукость внутреннего ока, если можно так выразиться, он еще не жаловался. Через полчаса, творения Байды были раскиданы по разным кучкам в соответствии с их наполнением.
   - Я закончил. - Объявил Т'мор, и обернулся в поисках новоявленного учителя. Байда обнаружился за массивным, отдельно стоящим столом, загроможденным непонятными конструкциями, при взгляде на которые внутренним оком, Т'мор чуть не "ослеп", настолько яркими, и одновременно тонкими были потоки сил в этих конструкциях, сливавшиеся в невообразимо сложную, многослойную сеть. За этим сиянием совершенно невозможно было рассмотреть, чем же занят артефактор.
   - Да? Интересно. - Тут же отвлекся от своего занятия Байда и, наложив какое-то хрупкое плетение на объект своей работы, двинулся к Т'мору. Подойдя к столу, артефактор небрежно поворошил пальцами кучки артефактов, и тяжело вздохнул... - Как я и думал. Неуд тебе, дорогой товарищ.
   - Как? - Удивился Т'мор, глядя как Байда одной рукой безжалостно сгребает свои творения в одну груду. - Я же сделал все, как ты сказал!
   - Внимательность, ученик. - Неожиданно холодным тоном, проговорил Байда. - Работа артефактора не терпит безалаберности! Ну-ка, повтори данное тебе задание.
   - Разложить артефакты по стихиям. - Непонимающе проговорил Т'мор, и еле увернулся от запущенного в него Байдой, тонкого разряда молнии. - ты что творишь?!
   - В следующий раз, если не будешь внимательно слушать, я не промахнусь. - Невозмутимо ответил Байда. - Задание было, разложить их по принадлежности стихиям. А ты что сделал?
   - А что? - Недоуменно поглядел на кучу магических прибамбасов, Т'мор.
   - А то! - Байда выудил из груды невзрачный костяной кубик, и бросил его парню. - Какая стихия?
   - Огонь. - Уверенно заключил Т'мор, наблюдая чуть заметные сполохи характерного красноватого оттенка в плетении артефакта.
   - Хрен тебе по всей морде! - Рыкнул Байда, недовольно нахмурившись. - Настоящий артефактор всегда смотрит руны, а не наполнение силой. Ясно?
   Т'мор пробежался взглядом по рунным связкам и, найдя итоговую вязь, удивленно хмыкнул.
   - Ну так, какой вердикт, ученик? - Заметив, реакцию парня, прогудел мастер.
   - Водяная ловушка. Но... как?! - Неверяще покачал головой Т'мор.
   - Каком кверху. - Фыркнул Байда. - Посмотри вот на вязь противоположной грани. Видишь? Это, преобразователь. Сейчас, артефакт действительно запитан силой Огня, что и ввело тебя в заблуждение. Но! Как только будет подана команда на активацию, заряд будет принят именно вязью-преобразователем, а оттуда, по проводнику из уже знакомого тебе металла, уже преобразованная в стихию воды, энергия подается на итоговое плетение. Понятно?
   - Охренеть. - Выдавил Т'мор, внимательно рассматривая вытравленный на грани артефакта мелкий рисунок из множества рун образующих вязь преобразователя. - Это ты создал ее?
   - Если бы. - Усмехнулся Байда. - Наследство твоих предков, можно сказать, то немногое, что нынешние жители Мор-ан-Тара смогли понять и приспособить под свои нужды.
   - А я-то дурак, голову ломал, как арны могли заниматься артефакторикой, не имея никаких талантов к стихиям. - Вздохнул Т'мор, и встрепенулся. - Подожди, то есть, получается, что в преобразователь можно направить любую энергию?
   - Схватываешь на лету, ученик. - Ухмыльнулся в усы, Байда. - Да, используя преобразователь, можно запитать артефакт хоть Тьмой, хоть Светом. Эффект будет тот же. Вот только сможешь ли ты дозировать эту подпитку так, чтобы накопитель артефакта не разнесло к чертовой бабушке?
   - А давай попробуем. - Загорелся Т'мор.
   - Ну... рискни. - Нехотя кивнул Байда, выуживая из кучи артефактов, невзрачный матовый восьмигранник из какого-то странного сплава. Отдав артефакт парню, сам Байда тут же отшагнул назад и накрыл себя мощным пологом. - Как запитаешь, швыряй его в стену, а сам падай на пол... В принципе, ничего опасного быть не должно, но кто его знает?
   На этой оптимистичной ноте, Байда умолк, и принялся с интересом наблюдать за действиями Т'мора, которому не оставалось ничего иного, кроме как последовать краткой инструкции мастера-артейактора. За свою безопасность, парень не особо переживал, зная что может в любой момент укрыться в тени, где его можно будет достать разве что первостихийным амулетом... а вот за обстановку подземелья, парень беспокоился. Не то, что ему было так уж жалко чужую собственность, но вот последующий возможный торг о возмещении убытков хозяину дома, его совсем не вдохновлял.
   - Ну, долго еще тянуть будешь? - Поторопил задумавшегося ученика, Байда.
   - На твой страх и риск. - Т'мор подмигнул мастеру и, не обращая никакого внимания на его скривившуюся физиономию, принялся аккуратно накачивать артефакт Тьмой. Ощущения при этом были самые странные. Больше всего процесс походил на то, как через герметично закрепленный на канистре шланг, в емкость, под небольшим напором, подается вода. В тот момент, когда накопитель артефакта был заполнен, Т'мор ясно почувствовал сопротивление первостихии, и оборвал питающую артефакт, нить. Под изучающим взглядом Байды, амулет вдруг неярко полыхнул черной вспышкой... и все.
   - Чего ждешь? Активируй его, и об стену. - Поторопил Байда, внимательно рассматривающего заметно похолодевший артефакт, ученика.
   Миг, и восьмигранник со свистом летит по указанному адресу, а Т'мор в тот же момент оказывается на полу, под защитой массивной задней стенки стола. Громкий щелчок, хруст и шорох осыпающейся каменной крошки, последовали незамедлительно.
   Парень выглянул из-за приютившего его предмета обстановки, и довольно улыбнулся.
   - Сработало. - Заключил он.
   - Ага, даже за пределы погрешностей не вышел. - Согласился с Т'мором, мастер, так же внимательно рассматривая аккуратную выемку в виде конуса, диаметром около метра, появившуюся на стене, после удара о нее, артефакта. - Ну что, теперь разберешься с артефактами?
   - Обязательно. - Кивнул Т'мор, становясь перед заваленным амулетами столом.
   - Э-э, нет. Ты сначала порядок наведи, а потом уж, можешь и другими делами заняться. - Насмешливо протянул Байда, указывая Т'мору на кучу мусора под пострадавшей стеной.
   После обеда в знакомом трактире у лестницы к Башням, парень двинулся к дворцу владыки, на встречу с его личным архивариусом.
   Привыкший к тому, что на этой должности ему в основном встречались хорги и риссы весьма пожилого возраста, Т'мор оказался немало удивлен, когда в приемную, где он ожидал встречи, вплыла юная эрия, весьма аппетитных форм, но с такой надменностью во взгляде, что парень даже удивился. Кажется, ему не повезло столкнуться с таким же представителем молодого поколения Хорогена, как убитые им и Арролдом, в Меельсе, хорги.
   Увидев Т'мора, эрия наморщила было носик, но, вспомнив, что повелитель говорил о предстоящей ей встрече с победителем Броза, старого и очень могущественного лича, долгие столетия возглавлявшего совет мастеров Вязи, смешалась и замерла на месте. В прелестной головке с трудом укладывался тот факт, что этот самый победитель - хуман...
   Все эти мысли, Т'мор с легкостью выловил из еле прикрытого мысленными щитами сознания эрии, мимоходом подивившись тому, что девушка словно и понятия не имела о том, что произошло в Круге Чести.
   - Владыка просил меня собрать для вас все имеющиеся в его библиотеке сведения об арнах... - Придя в себя, и вернув надменное выражение лица, медленно проговорила эрия, старательно глядя в стену, поверх головы сидящего в кресла Т'мора.
   - Попросил? Владыка? Мы говорим об одном и том же эре Аллине, не так ли? - Улыбнулся Т'мор. Ноздри девушки раздулись, а взгляд похолодел еще на десяток градусов.
   - Так вот, осмотрев хранилище, я пришла к выводу, что сделать это не представляется возможным. Книги слишком стары, чтобы их можно было бы без опаски выносить из библиотеки. - Проигнорировав слова Т'мора, продолжила эрия. Изначально, обследовав хранилище, она доложила об этом владыке, и тот распорядился допустить гостя в помещения, если он того захочет. Но ведь тогда Минна не знала, что этот гость - хуман!
   - Ничего страшного. - С так и не сошедшей с его губ улыбкой, проговорил Т'мор, мысленно удивляясь слабости защиты разума девушки. - Я ознакомлюсь с ними в помещении библиотеки. И... эрия Минна, уважающие себя хорги, представляются первыми, входя в комнату. А теперь, будьте любезны, проводите меня в хранилище.
   От возмущения, Минна потеряла дар речи, и несколько секунд просто неверяще всматривалась в лицо наглого хумана, после чего, кое-как справившись с шоком, резко развернулась на каблуках, так что юбка хлопнула по ногам и, бросив через плечо, что провести в библиотеку его может любой слуга, исчезла за дверью.
   Покачав головой, Т'мор все же последовал предложению эрии, и очередной, обряженный в ливрею громи, с удовольствием проводил парня в хранилище, где он обнаружил целый стеллаж книг, еще с утра подготовленный Минной, для гостя владыки. "Но ведь она не знала, что этот гость - хуман!" Вспомнив заполошную мысль эрии, Т'мор непроизвольно улыбнулся, и углубился в чтение приготовленных для него книг.
   Так и пошло. Каждый день начинался у Т'мора с визита к Байде, а заканчивался в библиотеке дворца, или в хранилищах Великих Башен, куда его, спустя декаду, маги все-таки допустили. Мирная и спокойная жизнь, разнообразие в которую вносили короткие походы в подземелья Аэн-Мора, где Т'мор осваивался с базой и разживался некоторым количеством трофеев, когда местные обитатели вдруг решали разнообразить свое меню проходящим мимо человеком.
   К удивлению Т'мора, выбить из магов разрешение на походы в подземелья оказалось на удивление просто. Или это на них так повлияло отсутствие Борза?
   Но ведь правду говорят, что настоящее спокойствие возможно только в могиле. В первый день Полуденной декады, Арролд ворвался в мастерскую Байды, в поисках побратима, и весь его вид ничуть не напоминал привычного Т'мору, уравновешенного, ироничного хорга.
   - Байда! Где он?!
   - С глузду съехал, Ари? Что с тобой? - Удивился артефактор, увидев мечущегося по залу белогривого.
   - Где Т'мор? Он нужен мне, немедленно! - Рыкнул тот.
   - Вот разбушевался. - Покачал головой Байда и, развернувшись, тронул небольшой колоколец, стоящий на конторке. Где-то в глубине дома раздались шаги, хлопнула дверь, и в зал вошел Т'мор, на ходу снимая с себя фартук.
   - Что случилось?
   - Едем. Нас ждут во дворце. - Мотнул головой Арролд. Т'мор удивленно вздернул бровь но, переглянувшись с Байдой, решил отложить все расспросы. Уж больно взбудораженным выглядел побратим.
   На улице Т'мора ждал еще один сюрприз. Арролд приехал верхом!
   - Мы что, еще и в резиденцию поедем? - Поинтересовался парень.
   - Времени нет. - Отмахнулся Арролд, взлетая в седло. - Давай, Т'мор, не тормози! Где там твой Серый?
   Заразившись торопливостью Арролда, Т'мор за несколько минут управился со сбруей, и вскоре два всадника понеслись ко дворцу владыки хоргов.
   Въезжать во двор они, правда, не стали. Памятуя о правилах хорошего тона, Арролд привязал поводья своего коня к луке седла хаука, а Т'мор накинул его повод на выступ фонарного столба у края дворцовой площади. Вряд ли в Аэн-Море найдется сумасшедший рискнувший бы угнать Серого, или находящегося под его защитой Лу.
   Миновав часовых, Арролд взлетел вверх по лестнице, подгоняя Т'мора и, вихрем промчавшись через добрый десяток комнат, застыл перед закрытыми дверьми, под охраной очередной пары застывших истуканами стражников.
   - Ну? - Т'мор кивнул в сторону дверей.
   - Ждем. - Одними губами проговорил Арролд, и Т'мор почувствовал, что и его начинает донимать тот же мандраж, что и побратима, сейчас, старательно пытающегося выглядеть невозмутимым перед стражниками.
   Спустя пару минут, одна из створок двери отворилась, и из помещения за ней, вышел подтянутый хорг, в тяжелой официальной мантии придворного мага.
   - Владыка Аллин ждет вас. - Кивнул он Арролду с Т'мором, и посторонился, пропуская побратимов к двери. Едва они вошли в комнату, как дверь за их спинами закрылась, а на дверной проем легла мощная глушащая вязь Полога недосягаемости.
   - Эр Т'мор, эр Арролд. Рад вас видеть. - Проговорил правитель хоргов, расположившийся за массивным столом в глубине ярко освещенного кабинета. - Проходите к столу, присаживайтесь... У нас тут весьма интересная беседа, и ваше присутствие будет очень кстати.
   Только сейчас Т'мор и Арролд заметили, что небольшой переговорный шар, расположенный в углу кабинета, сияет мягким оранжевым светом.
   - Эр Т'мор. Прежде чем вы сядете в кресло, будьте добры, коснитесь шара рукой. Наш собеседник не пожелал представляться в ваше отсутствие, и даже имел наглость заявить, что любая конструктивная беседа будет возможна, только в том случае, если он убедится в том, что вы являетесь ее участником. А мое любопытство, право, не дало мне просто напросто отключить шар.
   - Понятно... - Т'мор подошел к шару и аккуратно коснулся его прохладной поверхности. Шар полыхнул ярким светом, и в глубине его возникло знакомое парню лицо.
   - Рилла?! - Удивленно выдохнул Т'мор.
   - Т'мор, я... - Девушка прерывисто вздохнула, но уже в следующую секунду, взяла себя в руки. - Здравствуй. И вам здравствовать, владыка Аллин. Я прошу прощения за свою наглость, но этот разговор действительно важен. Очень.
   - Ну что ж. Вы добились своего, домесса Рилла. - Чуть склонил голову хозяин кабинета.
   - Домина, с вашего позволения, владыка Аллин. - Таким родным для Т'мора голосом, поправила хорга Рилла.
   - Прошу прощения, домина. - В голосе Аллина явно проскользнула усмешка, хотя лицо, разумеется, так и осталось бесстрастным. - Что ж, теперь, когда вы убедились, что Т'мор жив, может, все-таки расскажете, что сподвигло вас на такой шаг, как использование личного переговорного шара Тсар но'Шаэр, без его разрешения?
  

Глава 2. Академ по семейным обстоятельствам...

   Разговор с Риллой оставил в душе Т'мора странный осадок. Жутковатая смесь радости от общения с любимой девушкой и ошеломления переходящего в ярость, неприятно холодили затылок, и заставляли сжиматься кулаки. И если с радостью все было вполне понятно, в конце концов, не он ли, пусть и в шутку, но делал риссе определенные намеки о браке, то с гневом нужно было разбираться отдельно. Новость, сообщенная Риллой, привела в ступор не только самого Т'мора и Арролда, но даже находившийся рядом владыка хоргов был в шоке. Броз жив! И мало того, он великолепно себя чувствует, находясь в одном из поместий Дома и-Нилл! Ург его знает, как этот мешок костей смог выжить в Круге и смыться, но не верить словам Риллы, Т'мор не мог.
   - А теперь, тоже самое, только как можно подробнее... - Побледнел Т'мор, услышав от девушки рассказ о странном жильце, случайно обнаруженном ею.
   - Я же говорю, после того как родители заговорили о помолвке, я решила скрыться из Столицы, туда, где меня никто не сможет найти. Мне... мне надо было подумать. Но мне известно только одно такое место. Это охотничий домик в маленькой долине у отрогов Таласского хребта, недалеко от Сандоварского тракта. Но на самом деле, он так только называется. Его, по-моему, построили специально для ведения переговоров с хоргами, потому он и находится всего в десятке миль от перевала, и всего в одном дневном переходе от старого военного портала. И места там глухие, даже придорожных трактиров, и то нет. Так что, если там кто и бывает, то только на самом тракте. - Послушно начала рассказывать по второму разу рисса. - В общем, до заимки я добралась поздно вечером. Охранные чары меня спокойно пропустили, и я уже хотела отвести Сирень в стойло, когда услышала конское ржание.
   - Именно ржание? - Уточнил Т'мор.
   - Я что, по-твоему, не могу отличить ржание хорогенского рысака от рыка хаука?! - Зло блеснула синими глазищами Рилла. - Это ты у нас, в седло меньше года, как сел, а я ездить верхом научилась, чуть ли не раньше, чем ходить!
   - Ну извини, милая, извини. - Тут же повинился Т'мор. - Продолжай, пожалуйста.
   - Может и извиню. - Хлопнула в ответ ресницами Рилла, но, вспомнив о присутствующих, тут же вернулась к деловому тону. - В общем, так. Я точно знаю, что никто из Раудов, и вообще и-Нилл, не держит лошадей, и потому сочла за лучшее спрятаться. Сирень пришлось оставить в леске за домом, в пределах действия защитных вязей. Да, меня сильно удивило то, что пришельцы без всяких проблем миновали защиту имения, и вообще вели себя так, словно это они хозяева дома! Их было около трех десятков и, как я смогла рассмотреть, там не было ни одного рисса, только хорги! Вот тогда я поняла, что происходит что-то действительно странное. Под имением есть несколько ходов, соединенных с тайными переходами в доме и прилегающих службах, так что я решила воспользоваться ими, чтобы выяснить все досконально.
   - О том, что это может угрожать твоей жизни, ты, конечно, даже не подумала. - Хмуро заключил Т'мор.
   - Но, Ти! Если бы я сбежала докладывать об увиденном в имении, это заняло бы очень много времени, я же говорю, ближайший портал расположен в целом дневном переходе от имения! А они могли исчезнуть в любой момент! Кроме того, учитывая как легко хорги преодолели защиту, изначально настроенную на членов Дома и-Нилл, я не могла доверить эту информацию кому попало, разве что Гору, но он был в патруле когда я уезжала, и неизвестно когда должен был вернуться, а князь вместе с сыном, были в отъезде...
   - А на родителей ты была обижена, за их попытку найти тебе пристойного жениха, да? - Чуть улыбнулся Т'мор.
   - Полегче, эр Т'мор. - Тихо пробурчал владыка хоргов, с неослабевающим интересом следя за пересказом Риллы.
   - Надо же, хорг, а дело говорит. - Фыркнула девушка, в глазах которой, на мгновение блеснула тень обиды. - Так что, следуя его совету, не перебивай меня, Ти, хорошо?
   - Извини, солнышко. Я нем как рыба. Рассказывай дальше. - Виновато склонил голову парень.
   - То-то. Короче говоря, проплутав полтора часа по этим пыльным переходам, я пробралась к обеденному залу. Там как раз собралась вся компания "гостей". И главным среди них был жутко древний высохший старик, от которого за милю шибало некрономикой! Это был самый настоящий хорогенский лич! Уж такие вещи, я научилась определять, спасибо домессе Лоране, за ее уроки по выбиванию брезгливости. Бр-р. Как вспомню, так вздрогну. Кстати, надо не забыть и тебя "отблагодарить" по возвращении, за то, что засунул меня на эту пытку! Но это позже. - Рилла вздохнула, и вернулась к основной теме. - Т'мор, я испугалась. Очень. Они говорили о тебе. Этот их старик-предводитель долго распинался по поводу того, что он кого-то недооценил, опоздал, и вообще грозился всяческими карами как тебе, так почему-то и князю Риону. Остальные хорги его внимательно слушали, и было похоже, что они во всем его поддерживают. Ти, во что ты снова вляпался?!!!
   - В то, чем оно и пахнет. - Хмуро ответил Т'мор. - Что было потом, Ри?
   - Ну, этот лич передал одному их хоргов какой-то свиток и небольшое письмо. Свиток он велел доставить в какой-то Росст, а письмо открыть только после передачи свитка главе клана, названия он не упомянул. Не раньше и не позже. В общем-то все. После этого, большая часть хоргов выскочила из зала, а старик остался там, с пятеркой белогривых.
   - Боевая звезда. - Пробормотал правитель хоргов, и заговорил в полный голос. - Вы принесли очень, очень интересные и важные новости, домина Рилла. Как владыка Хорогена, я благодарю вас... Ну а теперь, уважаемая домина, может, все-таки поведаете нам, как вам удалось воспользоваться этим переговорным шаром?
   - Я... ну, в общем, когда я вернулась домой, отец решил выяснить наши разногласия... - Замялась Рилла. - И мне очень не понравилась его аргументация.
   - И? - Протянул Т'мор, догадываясь, что под аргументацией ан-Торр понимал свой широкий боевой пояс...
   - Я улизнула из наших апартаментов, а по пути к Сирени, меня перехватил Гор. Он только вернулся из патруля... Даже костюма сменить не успел. В общем, я ему рассказала об увиденном, и он сначала предложил отправить тебе химерика.
   - Но в результате, ты связалась со мной иначе... - Заметил Т'мор.
   - Да. Неизвестно сколько химерик потратил бы времени на твои поиски. А мы не знаем, насколько информация о личе для тебя важна. В общем, по размышлению, Гор предложил вариант с этим шаром. Благо, сегодня ему нужно было предоставить полугодовой отчет и аналитику по патрулированию князю князей, чем он сейчас и занят. А я тут, в кладовке.
   - Где?! - Вскинулся владыка хоргов. - В кладовке?!
   - Н-ну да. Здесь хранятся все дары... ой. - Рилла отчаянно запунцовела.
   - Нет, ну это ж надо, а? - Бесстрастия владыки как не бывало. Сейчас, он готов был то ли крушить все и вся, то ли расхохотаться. Т'мор это чувствовал особенно отчетливо. И от такой реакции хорга, ему было слегка не по себе. А уж когда ошеломленный белогривый продолжил, парень понял, что его синеглазка запросто может стать причиной дипломатического скандала между Хорогеном и Шаэром. - Я! Стараюсь, понимаешь, ночей не сплю, думаю, что подарить этому... этому котяре на очередной день рождения, а он мои подарки в кладовку спихивает?! Да еще и общедоступную?! Там же... редкие артефакты!
   - Это вы про ту книжку с похабными картинками? - Невинно осведомилась Рилла.
   - Я ему усы вырву. И кисточки на ушах подпалю! - Чуть ли не простонал хорг. - Девочка, или ты поклянешься, что забудешь все, что видела в этой к-к-кладовке, или я лично тебя придушу...
   - Полегче на поворотах эр Аллин. - Пробормотал Т'мор, и Уголек сверкнул багровыми огоньками в глубине его глаз.
   - Извини, эр Т'мор. Я погорячился. Но кто же знал, что этот дуболом ясновидящий, учудит такое! - Вздохнул белогривый, заметивший взгляд парня. Вряд ли он, конечно, испугался, но и ссориться с сумеречным драконом, из-за сказанных по запарке слов, ему не было никакого резона. Владыка Хорогена явно рассчитывал на долгое с ним сотрудничество.
   - Да ладно тебе, Т'мор. Если бы кто-то полез смотреть мои личные вещи, я бы тоже была в ярости. - Неожиданно заступилась за хорга Рилла, и обратилась к белогривому. - Если желаете, я принесу клятву стихией, что не буду распространяться об увиденном в этом помещении, и вообще о наличии такой комнаты во дворце князя князей.
   Над ладонью девушки взвился клубок Тьмы, отчетливо видимый в стекле переговорного шара. Аллин некоторое время внимательно на него смотрел, а потом согласно кивнул.
   - Принимаю. - После слова владыки хоргов, шарик тьмы расплылся туманом и исчез. Хорг некоторое время просидел, задумавшись, а потом все-таки спросил, - домина Рилла, не просветите меня, почему вы выбрали такой хлопотный способ связи? Неужели трудно было связаться с моим распорядителем?
   - По правде, шар распорядителя дворца Тсар но'Шаэр, через который только и можно связаться с Хорогеном, если не считать этого, конечно... - Постучала по стеклу Рилла, - охраняется не в пример лучше. Мне бы попросту не удалось до него добраться. К тому же, мы рассчитывали, что если эта идея удастся, то вы Т'мора даже из-под земли вытащите, а если нет, ему все равно ничего не грозит. Он же не виноват в том, что я добралась до шара. Да и скандала по такому незначительному поводу, вряд ли стоило опасаться... А можно я задам вопрос?
   - Ну, попробуйте. - Кивнул заметно успокоившийся хорг, проанализировавший предположения девушки, и нашедший их почти безупречными. - В конце концов, победителей не судят.
   - Спасибо, владыка Аллин. Наши страны же очень долго воевали, как... как вы подружились с князем князей? - Тихо спросила Рилла, и Т'мору тоже стал интересен ответ на этот вопрос.
   - Иногда ссамые непримиримые враги сстановятсся ссамыми верными друзьями. - Ответ пришел тоже из шара, неожиданно сменившего цвет на чуть заметное белое сияние. Рядом с Риллой возник еще один рисс. Князь князей, Тсар но'Шаэр, собственной персоной.
   - Вечно тебя тянет на пафос. - Покачал головой хорг. - Здравствуй, брат.
   - Ох-ре-неть. - Выдавил из себя, молча наблюдавший за происходящим Арролд, и снова заткнулся, на этот раз пребывая в глубочайшем шоке от открытой присутствующим информации.
   - На самом деле, мы и не были никогда врагами. Личными, я имею в виду. - Пояснил ошарашенным слушателям по обе стороны переговорного шара, князь князей, как и в последнюю встречу с Т'мором, вдруг резко утратив свой необычный акцент. - Все эти войны и конфликты между нами, следствие столкновения интересов и амбиций различных влиятельных партий в наших странах. Маги Башен рвались в Шаэр за остатками знаний об Ушедших. Кстати, спасибо за посылку Т'мор, в Шаэре тебя ждет награда... Так вот, Высокие Дома желали получить новые земли, а их маги были совсем не против, наложить руки на Аэн-Мор... Вот так-то. Ну и куда было деваться несчастным правителям, пытающимся удержать на плаву доставшиеся им в наследство государства, и не дать амбициям подданных утянуть их на дно истории, что, при наличии такого деятельного и опасного внешнего врага, как эйре, было бы неминуемо? Только заключить союз. Тайно, разумеется. Ну а чтобы избежать возможного предательства, мы и выбрали побратимство под сенью Тьмы. Лучшего гаранта нашему эффективному сотрудничеству придумать было крайне сложно.
   - А как же Сандовар? - Как-то жалобно протянула Рилла.
   - А что Сандовар? - Хмыкнул князь князей. - Нам пришлось немало потрудиться, чтобы там собрались самые бедовые наши подданные. Зато, после их геройской гибели, на Темной стороне уже не один десяток лет все спокойно...
   - Вы так легко об этом говорите. - Нахмурилась Рилла, осуждающе покачав головой.
   А вот Т'мор, прекрасно понял смысл совершенного правителями действа. Это было очень похоже на то, как он сам однажды столкнул два небольших отряда поисковиков, спровоцировав между ними самую настоящую бойню, потому как, обе банды изрядно допекали его, гоняя от перспективных участков, или пытаясь захватить, когда Т'мор возвращался из поиска с хабаром. Естественно, что о захвате парня живьем не было и речи. В конце концов, Т'мору надоело, изображая из себя давно вымершего зайца, петлять, уходя от погони, и он решил разобраться с противниками окончательно. Выследив временный схрон первой группы, однажды ночью Т'мор ломанул его, и выудив оттуда самое ценное и приметное, направился на один из участков, где вели поиск ребятки из второй банды. Проскользнув мимо сладко посапывавшего охранника, Т'мор, за какой-то час, распихал цельнотянутое по нычкам, и спокойно свалил в ночь. Эффект не заставил себя долго ждать. Как только счастливые поисковики сдали свои ценные "находки" в одну из лавок, что, естественно не могло не вызвать шепотков и кривотолков среди причастных к этому бизнесу людей, потерпевшие, быстро сложив два плюс два, не мудрствуя лукаво, устроили им бойню. Ну а в результате, остатки этих банд вынуждены были разбежаться по другим командам, чьи интересы лежали далеко в стороне от того места, где работал Т'мор.
   Что-то в этом духе, сделали и правители Шаэра и Хорогена. Аллин сообщил своим "ястребам" о наличии чего-то жуткого древнего и ушедшего, в запирающей выход с перевала, шаэрской крепости, а князь князей, предварительно подогрев ярость и жадность, двинул на защиту этого самого "нечта", своих "птичек", лелеющих мечту, въехать в Хороген на плечах бегущих белогривых. Результатом этой нехитрой манипуляции и стала знаменитая битва при Сандоваре.
   - Девочка моя, посмотри на это с нашей точки зрения. Родовитые, амбициозные аристократы, привыкшие доставать каштаны из огня чужими руками, столетиями сталкивали Шаэр и Хороген в бессмысленных сварах. Сколько они загубили народу, посчитай, у тебя волосы дыбом встанут. А мы просто свели их самих в бою. Да, это было жестоко. Но, позволив им уничтожить друг друга, мы спасли сотни тысяч жизней. Ты заметила, что Сандоварский конфликт, самый упоминаемый в Шаэре, хотя до него было немало битв с куда более кровавым исходом, не задумывалась, почему же его поминают чаще всего?
   - Н-нет. - Покачала головой Рилла, в ответ на речь князя князей.
   - А все просто. Если до того, гибли, по большей части, рядовые подданные, о которых кроме соседей, да ближайших родственников никто и не помнил, то при Сандоваре огромные потери понесли те, кто заставлял их проливать кровь, то есть аристократы, и это их несколько отрезвило. Знаешь, больней всего, когда бьешь молотком по своему пальцу, а не голове соседа. Вот так-то. - Ответил вместо своего коллеги владыка хоргов. - А теперь, давайте-ка, эры и домина, клянитесь, что все услышанное не выйдет за пределы нашей теплой компании. Не только вы жить хотите.
   Требование хорга было принято моментально, так что, спустя минуту, очередная клятва была принесена и подтверждена первостихией.
   - Т'мор, что ты собираешься делать теперь? - Поинтересовался Арролд, едва они покинули дворец.
   - То, что и говорил правителям. Урою эту тварь. - Хмуро ответил парень, подходя к спокойно стоящему на прежнем месте хауку. - Ты же слышал слова Риллы, он не успокоится.
   - И как ты планируешь завалить десятитысячелетнего мага? - Спросил хорг, забираясь в седло Лу.
   - В прошлый раз, этот вопрос тебя не очень-то и заботил. - Буркнул Т'мор.
   - Байда тогда убедил меня, что ты в состоянии справиться с этим. - Нехотя заметил Арролд. - Но после новостей из Шаэра, я не могу сказать, что так уж уверен в его словах.
   - Вот интересно, кстати, - Невесело усмехнулся Т'мор, давая шенкеля Серому, - откуда этот ургов кузнец столько обо мне знает?
   - Никому неизвестно, откуда Байда знает те или иные вещи. А спрашивать его бесполезно. - Пожал плечами Арролд, всем своим видом демонстрируя, что знающие артефактора, хорги давно привыкли к такому положению вещей, и не считают нужным что-то менять. - Ну что, в резиденцию?
   - Не-а. - Помотал головой Т'мор. - У тебя там, полным ходом подготовка к свадьбе идет. Хочешь, чтобы матушка Ирна и меня припахала? Не выйдет.
   - Но это была неплохая попытка, согласись? - Возвращаясь к хорошему расположению духа, заметил Арролд.
   - Спорить не буду. Могло и прокатить. - Усмехнулся Т'мор. - А если серьезно, то я хочу наведаться к Байде, и по библиотекам. Да и в подземелья надо бы заглянуть. Вдруг там что-нибудь отыщется по личам?
   - Решил подготовиться к встрече? - Одобрительно кивнул Арролд. - Это правильно. Слушай, Т'мор, как думаешь, что владыка предпримет в отношении посланников в Росст?
   - Откуда мне знать, Ари? - Приподнял бровь парень. - Я даже не знаю, где этот самый Росст находится.
   - А зря. Ладно, у меня есть предложение. Отложи на часок поездку к Байде, пообедаем, заодно я тебе расскажу о том, что связывает Росст и лича. Идет?
   - Хм. Договорились. - После недолгого размышления согласился Т'мор, и направил своего хаука, к так приглянувшемуся ему трактиру у лестницы к Башням.
   Рассказ Арролда не затянулся надолго, так что вместе с обедом, они действительно уложились в обещанный им час. И рассказанное Арролдом заставило Т'мора хорошенько задуматься. То, что у лича могут быть сторонники, было ясно и раньше. Тот же Ссист, и описанные Риллой сопровождающие, ясно об этом свидетельствуют. Но вот то, что бывшего главу совета мастеров Вязи поддерживало целых три клана, а не только отдельно взятые их представители, было уже куда серьезней.
   Арролд предположил, что лич, в своем письме как раз и уведомлял их глав о том, что он жив. На логичный вопрос Т'мора, о том, что же за хорги были вокруг него, когда он заявился в Шаэр, белогривый только усмехнулся, и сообщил, что сразу после посещения Башен представителями Владыки и Круга семей, резиденция лича опустела. В ней не осталось ни учеников, ни охранников, при том, что еще накануне, их, в общей сложности, насчитывалось около тридцати.
   - Но почему же он так долго ждал? - Недоуменно протянул Т'мор.
   - Ну, ему же надо было добраться до безопасного места, причем так, чтобы никто не видел... Знаешь, если бы только прошел слух, что кто-то, где-то увидал лича, Владыка устроил бы настоящую облаву. Сбежавший из Круга Чести становится дичью. Это старый неписанный закон, давно не применявшийся, но ради лича, его бы с удовольствием вспомнил и Круг семей и сам Владыка.
   - Век живи, век учись. - Вздохнул Т'мор, все больше погружаясь в собственные, далеко не радужные мысли.
   - В твоем случае, бесполезно. - Плеснул весельем Арролд.
   - Это еще почему?
   - А все равно, дураком помрешь! - Небрежно ответил хмурому побратиму хорг, и еле успел увернуться от его кулака.
   - Ну вот, ожил наконец. - Как ни в чем ни бывало, кивнул Арролд, и не обращая внимания на начавших коситься в их сторону посетителей трактира, треснул Т'мора в лоб ложкой, тут же пояснив, - Для верности.
   - Арролд, как же мне порой жаль, что тебя уже нельзя заказать Ссисту! - Выдохнул Т'мор.
   - Зато, ты снова с нами. - Невозмутимо пожал плечами хорг. - А то сидело тут эдакое нечто, расплывшееся в собственных тяжких думах. Смотреть было противно.
   - Ладно-ладно. Я понял, что ты, просто-напросто печешься о моем душевном здоровье. - Поднял руки парень. - Все. Можешь поверить, я пришел в себя, и не собираюсь куда-либо уходить.
   - Тогда чего расселся? - Поинтересовался Арролд. - Вроде бы, мы уже поели, поговорили о Брозе, а кто-то хотел наведаться к Байде и прошвырнуться по библиотекам...
   - Подожди. - Притормозил побратима, Т'мор. - Ты, своей ложкой, сбил меня с важной мысли...
   - Т'мор! - Угрожающе протянул Арролд.
   - Нет, сначала выслушай. - Покачал головой парень. - Смотри, что у нас получается. Броз отправил гонца два дня назад. А Росст находится в пяти днях пути от перевала. Значит, у нас есть еще три дня. Так?
   - Ну.
   - Я ничуть не сомневаюсь, что у клана найдется хотя бы один представитель в этом самом Россте, и, почему-то мне кажется, что этот представитель, наверняка маг, и у него найдется переговорный шар с резиденцией клана в Аэн-Море.
   - Не многовато предположений? - Усмехнулся Арролд.
   - В самый раз. - Уверенно кивнул Т'мор.
   - Ну, что ж, не смею тебя разочаровывать. Да, в одной из Башен Росста найдется маг ап Хаш, естественно обладающий средствами связи с кланом. Хочешь, чтобы он попытался разузнать побольше о намерениях лича?
   - Разумеется. - Кивнул Т'мор.
   - А не боишься, что тем самым мы можем перейти дорожку службе владыки?
   - Говоришь, сбежавший из Круга - дичь? Так с какой стати мне опасаться того, что эр Аллин решит помешать мне выслеживать мою законную добычу? - Прищурился Т'мор.
   - Логично. - Чуть поразмыслив, кивнул Арролд. - Только не забывай, это действительно очень старый, неписаный закон. Вполне может статься, что при разборе, о нем и не вспомнят.
   - Напомним, если что. - Уверенно прихлопнул по столу рукой, парень.
   - Ладно. Я велю Рриту присмотреться к происходящему в Россте. - Согласился Арролд. - Но на многое не рассчитывай, он хоть и толковый маг, но все же не ищейка.
   - И на том спасибо. - Улыбнулся Т'мор. - А сейчас, извини, мне действительно пора, и... Арролд?
   - Да?
   - Будь другом, отмажь меня перед матушкой Ирной, а? - Просящим тоном проговорил Т'мор.
   - Иди уже. - Отмахнулся от него побратим,
   - Ладно-ладно. Уже ушел. Только одна просьба.
   - Ну что еще? - Закатил глаза Арролд.
   - Будешь разговаривать с Рритом, не забудь пригласить меня. Есть одна мысль. Надо будете проверить. - Скороговоркой произнес Т'мор и, кивнув побратиму на прощание, смылся. У него, действительно, впереди была еще куча дел, и одна идейка, уловив которую, где-то в глубине сознания хозяина, предвкушающе заерзал Уголек, Уж больно долго он не выбирался на свежий воздух.
   По дороге к лавке Байды, Т'мор решил, что не станет объяснять артефактору, зачем ему, на самом деле, понадобилось обновлять экипировку. Сойдет и байка о походе в подземелья. Тем более, что он действительно намеревался посетить базу перед возможным отъездом, вдруг в тамошней библиотеке найдется что-нибудь интересное. Но лгать наставнику не понадобилось. Едва Т'мор заикнулся о боевых одноразовых артефактах, мастер довольно ухмыльнулся.
   - Никак собрался небольшую войну устроить? - Шевельнул усами Байда, и неожиданно рубанул воздух ладонью. - И правильно. Давно пора. А то, понимаешь, вояки эти, поросли мхом, воевать разучились, самое время им мозги вправить.
   - Эй, Байда, ты меня ни с кем не спутал? - Осторожно поинтересовался Т'мор.
   - Тьфу на тебя. Помечтать не дает, засранец. - Насупился мастер, но тут же стер с лица выражение скорби. - Ладно уж. Идем на склад, подберем тебе игрушки.
   Уже знакомые, по первому походу в подземелья, нумерованные фенечки заняли свое место в специальных кобурах, на поясе, зачарованных для удобства и безопасности хранения артефактов. Необходимость таких кобур, стала очевидна Байде после беседы с Т'мором по его возвращению из очередного похода в подземелья, во время которого, от нечаянного всплеска магии, несколько защитных артефактов сработали самопроизвольно. Тогда, Т'мор еще обрадовался, что сработали именно защитные обереги, а не какие-нибудь из атакующих, разорвавших бы его тело на сотню кусков. Что не помешало, по возвращении в лавку артефактора, хорошенько пропесочить старого экспериментатора. Надо отдать должное Байде, тот принял головомойку с достоинством. Согласился с тем, что такая ситуация неприемлема и обещал подумать над тем, как обезопасить ношение его творений. А уже через пару дней, Байда, ехидно ухмыляясь в усы, усадил своего ученика за стол, с разложенными на нем, кожаными чехлами с многочисленными отделениями, формой напоминающими, очертания артефактов, и выдал листы с изображенными на них рунными вязями. Т'мору пришлось изрядно поломать голову, что бы разобраться в нагромождении защитных плетений, созданных артефактором, и определить, какие цепочки рун, куда наносить, ведь от их расположения на кобурах, зависела и эффективность защиты!
   Так что, можно сказать, что сейчас Т'мор набивал артефактами их совместное с Байдой творение. В каждой кобуре помещалось по десятку артефактов, сидящих каждый в своей ячейке, как патрон в патронташе, а весь набор кобур крепился либо к поясу, что при его малом весе и толщине, не очень-то и сказывалось на удобстве, либо на наплечных перевязях, где Т'мор обычно носил своих "стрижей".
   - Хм. Байда, а как насчет того, что бы заменить вот эти грохоталки, чем-нибудь тихим.
   - Можно, конечно... Если не боишься проблем с законом. - Протянул Байда. - Тихая смерть, знаешь ли, штука запрещенная... Если, конечно, я прав, и ты не имеешь в виду, артефакты парализующего или усыпляющего действия?
   - Хм. - Т'мор задумчиво потер подбородок, и мимоходом отметив, что не мешало бы побриться, проговорил. - Да нет, в качестве усыпляющего сойдут и егерские пули.
   - Ну да, в принципе, верно. - Кивнул Байда, и тут его взгляд остановился на "стрижах". - А знаешь что, давай-ка сюда свои ножики, и идем в лабораторию. Сейчас я над ними пошаманю, заодно и ты поучишься, и лучшего магического оружия для средних дистанций тебе и не нужно.
   Заинтригованный энтузиазмом Байды, Т'мор отстегнул давно ставшую привычной перевязь и, протянув ее артефактору, двинулся следом за ним в подвал. Там, сверкающий глазами в предвкушении интересной работы, Байда, одним движением смахнул с ближайшего стола какой-то хлам и, разложив на столе "стрижей", принялся придирчиво их осматривать. В конце концов, довольно хмыкнув, Байда поманил пальцем стальной короб, стоящий в углу лаборатории, и тот, скрипя колесиками, шустро покатился к хозяину.
   - Так. Посмотрим, что здесь можно сделать. Т'мор, смотри внимательно. Сталь ножей хороша, и неплохо подходит для нанесения рунных цепочек, но она не может служить накопителем, а значит, нужно будет их вмонтировать. Теперь, надо определить, какие свойства мы хотим придать этим "птичкам". Что скажешь, заказчик?
   - Знаешь приницп: "бросил и забыл"? - Поинтересовался Т'мор.
   - Разумеется. - Кивнул Байда. - Что ж, я понял. Хотелось бы мне, конечно, хорошенько поизгаляться над твоими ножами, но нет, так нет. Самонаведение же ты не имел в виду.
   - Нет, конечно. - Рассмеялся Т'мор. - Хоть я и начинающий артефактор, но даже моих скромных знаний хватит, что бы понять насколько это трудновыполнимая задача.
   - Да уж без увеличительной аппаратуры, при таких размерах заготовки, в этом случае не обойтись. - Подтвердил Байда, кивая в сторону стола, чье назначение заинтересовало Т'мора еще в тот раз, когда он впервые спустился в эту лабораторию. - Так. Ну что ж. Значит, требования мы определили, теперь скажи мне, как, на твой взгляд, можно воплотить эту идею в жизнь. Какие действия должны осуществить цепочки?
   - Проникновение и разрушение. - Пожал плечами Т'мор.
   - Внимательность, ученик! - Рявкнул Байда. - Тебе ведь нужно, что бы нож мог преодолеть защиту магическую, и, возможную защиту физическую!
   - Ну?
   - Тебя вообще, чему эти кошаки учили, а? - Недовольно вздохнул Байда, качая головой. - Магический щит нельзя обойти, можно только разрушить...
   - Точно. - Хлопнул себя по лбу Т'мор, мысленно коря себя за то, что чуть не спалился. Тень-то как раз позволяла именно обходить щиты, проникать сквозь с них, не разрушая. И парень поторопился добавить. - А если на противнике будет доспех, то мне вовсе не нужно его разрушать. А значит действия, должны идти в другом порядке. Сначала разрушение, затем проникновение.
   - И как будет выглядеть рунная цепочка?
   - Хаал и Турр. - Отчеканил Т'мор, на секунду задумался, и договорил, - но я бы наложил их на Рааду, как центральную руну.
   - Замечательно. Ограждающие руны будешь наносить сам. А направляющими займусь я.
   - Ну конечно... - Вздохнул Т'мор. - Мне, значит, всю эту мелочь выписывать, а себе...
   - Т'мор, не ной. Я просто хочу, что бы ты помнил ограждающие сочетания, как собственное имя. - Отмахнулся от него Байда. - Давай, неси ножи к наковальне. Будем готовить гнезда для накопителей. А уж потом займемся прорисовкой вязи. А пока я с железом вожусь, иди подготовь резерв для травления.
   Несмотря на все свои планы, из лавки Байды, Т'мор вывалился только перед закатом. О том, что бы навестить сегодня еще и библиотеку, не могло быть и речи. Хотя парень с удовольствием бы заявился в дворцовое хранилище, просто что бы понервировать Минну. Но... Его ждало еще одно дело, в резиденции, и Т'мору не хотелось бы, что бы оно не выгорело только из-за того, что Арролд пообщался с Росстовским магом Рритом, в его отсутствие.
   Посему, Т'мор вывел из конюшни Серого, и помчался в резиденцию ап Хаш, которую в последнее время, он все чаще называл домом.
  

Глава 3. Туристы, они бывают разные...

   По началу, желая присутствовать при разговоре с Рритом, Т'мор хотел попробовать прочесть мага через переговорный шар и, если получится, ознакомиться таким образом с городком Росстом, после чего отослать Уголька пошпионить за резиденцией его клана-покровителя.
   И сейчас, утопая в глубоком кресле у камина, в кабинете главы клана ап Хаш, краем уха следя за беседой Арролда с магом, парень пришел к выводу, что эта идея оказалась нежизнеспособной. Нет, Т'мор ничуть не сомневался в умственных способностях своего питомца. Но переговорный шар наглухо блокировал любые попытки проникновения в разум любой из сторон. Что ж. Значит, придется действовать иначе... Т'мор послал Арролду несколько коротких мыслеобразов. Тот удивленно хмыкнул, но, получив еще один яркий и четкий образ от побратима, не стал противиться.
   - Ррит, завтра утром, в Росст прибудет мой представитель. Будь любезен, обеспечь его всем необходимым. - Бросив короткий взгляд на спинку кресла, за которой скрывался Т'мор, проговорил Арролд.
   - Должен ли я арендовать дом, на время пребывания гостя? - Сухим тоном поинтересовался молодой хорг.
   - Не думаю, что в этом есть необходимость. - Покачал головой Арролд. - Он прибудет один, и ненадолго, так что, остановится в трактире.
   - Хм... Могу я узнать, в каком именно, что бы представиться гостю по его прибытии? - Медленно проговорил Ррит.
   - Сомневаюсь, что он сам знает, в каком заведении остановится. Видишь ли, мой представитель еще ни разу не был в Россте, так что думаю, он определится с этим, когда будет на месте.
   - Могу предложить свою помощь в выборе...
   - Не стоит беспокойства. - Отмахнулся Арролд, чуть скривив губы в намеке на улыбку. - И, Ррит... Он сам тебя отыщет, хорошо?
   - Как скажете, эр Арролд. - Поклонился Ррит, - Это все, о чем вы хотели со мной поговорить?
   - Да, можешь возвращаться к своим делам. Удачи, Ррит. - Арролд одним взмахом ладони потушил шар, даже не выслушав ответа хорга и, встав из-за стола, переместился в кресло, напротив Т'мора. - Ты уверен, что хочешь туда ехать?
   - Если мы хотим узнать, что конкретно затевает лич, то другого выхода я не вижу. - Пожал плечами Т'мор. - Знаешь, когда мы только начали этот разговор, я подумал, что можно было бы воспользоваться одним фокусом Тени, что бы разведать нужную информацию. Не получилось. Тогда, я решил, что можно ограничиться тем, что сможет нарыть этот твой Ррит...
   - Наш, Т'мор, наш. Привыкай. - Поправил побратима Арролд.
   - Пусть наш. - Согласился Т'мор, и продолжил свою мысль, - так вот, не думаю, что из этой идеи выйдет что-нибудь хорошее. Ррит, по первому впечатлению, хорг настырный, но уж очень прямолинейный. Он либо не справится, либо провалится... что, для нас, одно и тоже.
   - Тут ты прав. - Вздохнул Арролд. - Ррит, действительно, прям и болезненно честен. Ты же слышал наш разговор, он даже не скрывал, что обеспокоен приездом некоего представителя. Думаю, только его чувство собственного достоинства не позволило в лоб спросить меня, главу клана, кто под него копает, и зачем... Но с этим, тебе придется теперь разбираться самому.
   - Я понял. - Вздохнул с улыбкой Т'мор.
   - Именно. Считай это моей маленькой местью за то, что линяешь из Аэн-Мора в самый разгар подготовки к свадьбе!
   - Ург с тобой и твоей мстительностью, разберусь как-нибудь. - Хмыкнул Т'мор, поднимаясь с кресла. - А сейчас, извини, но я подойду спать. Вымотался жутко, а мне еще полночи крыльями махать.
   - Да уходи уж... ушедший! - Махнул рукой Арролд. - Я оставлю для тебя карту Хорогена на столе, можешь взять с собой, если хочешь. Хорошей ночи, Т'мор.
   - И тебе того же. - На выходе из комнаты, Т'мор посторонился, пропуская идущую в кабинет Арролда Ллайду и, уже выскальзывая в коридор, хитро ухмыльнувшись, добавил на прощание, - хотя, кому я это желаю? У тебя с ночами и так все в порядке.
   Арролд что-то фыркнул ему вслед, а вот лицо промолчавшей Ллайды даже не дрогнуло. Все-таки хороший оберег они с Байдой сочинили!
   Проснулся Т'мор сразу после полуночи. Ему совсем не хотелось, что бы жители Аэн-Мора, получили возможность, с утра пораньше, наблюдать полет призрачного дракона над крышами их домов, а значит и лететь стоило бы в темноте. Благо, вряд ли кто сможет рассмотреть черную полупрозрачную тень в ночном небе.
   Парень быстро умылся, оделся в привычный ринс, прихватил со стола перевязь с зачарованными "стрижами" и, закрепив на поясе выцыганенные у Байды кобуры с амулетами, двинулся к выходу из комнаты, не забыв прихватить и свою излюбленную трость.
   Но не успел Т'мор сделать и десятка шагов по спящему дому, от кабинета Арролда, где он перед отлетом разжился обещанной побратимом картой, как навстречу ему, из служебного коридора вывернула матушка Ирна. Окинув путешественника критическим взглядом, домоправительница тяжко вздохнула и, не слушая никаких возражений, всучила Т'мору вместительный баул, от которого исходил умопомрачающий запах домашней еды.
   - Уж не знаю, о чем ты думал, когда решил не сообщать об этом урговом путешествии, но гробить свою требуху пережаренным мясом в придорожных трактирах, я тебе не позволю. - Прогудела женщина. - А теперь иди. Легкого пути тебе, эр Т'мор.
   - Спасибо, матушка Ирна. - Улыбнулся Т'мор и, махнув домоправительнице рукой, двинулся к выходу.
   Сад встретил его тишиной и легким ветром, путающимся в густой листве старых деревьев. Т'мор полной грудью вдохнул свежий прохладный предрассветный воздух Таласских гор и, глянув на усыпанное нереально огромными звездами, небо, резко подпрыгнул вверх, что бы через секунду, расплыться в воздухе плотным черным дымом. Где-то в глубине этих клубов сверкнули два алых угля, а еще через миг, над садом в полной тишине, бесшумно поднялось призрачное тело дракона, что бы вскоре без следа раствориться под покровом ночи.
   Первый, более или менее нормальный, продолжительный полет вызвал у Т'мора двоякое впечатление. С одной стороны, он будоражил память, вызывая воспоминания о детских снах, и будил дикий восторг от того, что это происходит наяву... А с другой, к этому чувству эйфории от набегающего потока воздуха и расстилающегося под телом огромного пространства, примешивались и совсем незнакомые, точнее почти незнакомые чувства. Зато наслаждающемуся Угольку, эти ощущения были известны лучше чем кому бы то ни было. И тепло плещущегося далеко внизу океана неповоротливой медленной силы земли, изредка прорываемое яркими сполохами неистового жара пламенной стихии, и игривые потоки сил воздуха, заставляющие трепетать крылья, нежно поддерживающие его в этом стремительном, сумасшедшем беге среди белоснежных клубов, на поверку оказывающихся сгустками скользкой и холодной, но такой бодрящей стихии воды, и бескрайний полог огромной мощи, таящейся в глубине неба, бесстрастный и немой. Т'мор наслаждался этим калейдоскопом ощущений, и чуть не заблудился. Только легкий мысленный посыл Уголька, вернул его хозяину более или менее трезвый взгляд и понимание происходящего.
   Т'мор немного ошибся с расчетами, все-таки у него не было серьезного опыта в обращении со своей призрачной ипостасью, так что даже с учетом его незапланированных кульбитов в воздухе, рассвет он встречал в своем человеческом обличье, сидя на огромном булыжнике, у полуденных ворот Росста. Что бы не пугать местных жителей своим колоритным видом, Т'мору пришлось приземлиться в недалекой рощице, и там сменить ипостась. Расположившийся на равнине, окруженный невысокой крепостной стеной, с пока еще запертыми по раннему времени воротами, крепость не произвела на парня сильного впечатления. Ну да, было заметно, что строили крепостные стены отнюдь не люди или риссы, но даже при наличии всех элементов, довольно изящной хорогенской архитектуры, городок производил какое-то унылое впечатление, своей типичностью, что ли? Даже по сравнению с Меельсом, которому было ой как далеко до Аэн-Мора, стены города, под которые Т'мора занесло на этот раз, выглядели жалко.
   Еще раз окинув взглядом крепость, и виднеющиеся к восходу от нее посады, сбегающиеся к широкой реке Бране, отвоевывающие ее владения многочисленными пирсами и пристанями, парень хмыкнул и, не спеша, принялся инспектировать содержимое мешка с едой, переданного ему домоправительницей.
   За поглощением пирожков с дичиной, он и не заметил, как к воротам городка начал стекаться окрестный народ. Но это длилось недолго. Внимание Т'мора привлек небольшой инцидент на тракте, произошедший прямо напротив камня, заменившего парню и стол и стул.
   Трое конных хоргов, не пожелавших разбивать свою компанию, что бы объехать неторопливо катящуюся к городу телегу, потребовали от возницы, очистить путь. На что тот, не оборачиваясь, естественно, их послал, поскольку места на тракте, что бы обогнать его телегу, было вполне достаточно. Для телеги или двух всадников... но никак не трех. Понятно, что такой ответ белогривым не понравился, и самый прыткий из них, потребовал от возницы остановиться. Оглянувшись на хамов, тот и затормозил, хотя скорее от неожиданности, чем от испуга. И теперь, небогато одетый хорг в компании двух столь же потрепанных приятелей, раздраженно цедил что-то, поглядывая сверху вниз с высоты своего скакуна, на попеременно бледнеющего и краснеющего, молодого ухоженного тора, в опрятном кафтане дорогого сукна, сидящего на телеге, запряженной двумя крепкими, низенькими лошадками. Несмотря на то, что лица белогривых хранили бесстрастное выражение, легко можно было понять, что говорящий сильно раздражен, да так, что, кажется, готов был убить тора на месте. Но по каким-то причинам, до сих пор этого не сделал.
   Вообще, устройство общества белогривых Т'мора несколько удивляло. Точнее, не самих хоргов, а их государства. Сами белогривые были в нем аристократией. Не все, конечно, хватало здесь и обычных семей хоргов, не относившихся к какому-либо клану, и не обладавших собственными угодьями, владение которыми автоматически превращало такую семью в новый клан. Подобные представители белогривых зарабатывали на жизнь либо магией, либо службой, и имели не так много возможностей пробиться на самый верх. Именно они составляли ту среду, что поставляла Хорогену солдат, управляющих низшего и среднего звена, магов-бытовиков, и тому подобные кадры. По крайней мере, Т'мору было точно известно, что сейчас, в круг семей, совет Башен и Верхнюю Обитель Храма, входили только представители влиятельных кланов. Что же касается других рас, населяющих Хороген, то их взаимодействие с белогривыми, больше напоминало сосуществование разных систем на одной территории, нежели жизнь единого государства. Их общины старались держаться от властей Хорогена подальше, и хотя отчисляли в казну налоги, а кланам арендные платежи, если проживали на их территории, но имели собственное управление и даже собственную судебную систему, которая, правда, разбирала лишь внутренние дела расы. Едва дело выходило за эти рамки, как в разбирательство вмешивались хорги, и если их представитель считал, что суд нарушает права одной из сторон, то решение по делу переходило в компетенцию белогривых, которые жестко пресекали любые межрасовые конфликты, не стесняясь при необходимости применять силу. Самое интересное, что такое сосуществование устраивало абсолютно всех! И общины, получавшие возможность жить собственным трудом под защитой властей, и хоргов, лишенных необходимости самим обрабатывать землю, выхаживать скот и заниматься "низкими" ремеслами. Вот только не все хорги, особенно молодые, правильно понимают суть собственной системы, считая, что сами они выше установленных ими же правил. Как в данном случае, например...
   Размышляя таким образом, и одновременно наблюдая за набирающим обороты конфликтом, Т'мор заметил, что один из хоргов потянул рукоять тяжелой шпаги.
   - На вашем месте, эр, я бы убрал клинок в ножны. - Не сдержался Т'мор, заметив то, чего ни один из хоргов, увидеть не пожелал. Но белогривый даже головы в его сторону не повернул. - Эр, я вынужден настаивать.
   - Заткнись, хуман. - Бросил ему хорг, продолжая пялиться на бледного тора, окончательно определившегося с расцветкой, и теперь, выбирающего тон своей кожи, с каждым словом наезжающего на него белогривого становившийся все белее.
   - Ну и ладно. - Хмыкнул Т'мор. - Только, когда вас утыкают болтами, не жалуйтесь, что я вас не предупреждал...
   Только сейчас троица хоргов соизволила оглядеться, и обнаружила у себя за спиной десяток очень хмурых, облаченных в тяжелые пластинчатые доспехи крепышей, девять из которых были вооружены арбалетами и длинными пиками, а десятый, судя по всему, предводитель, стоял чуть впереди, сжимая в руке эфес короткого меча, покоящегося в богато украшенных ножнах и с мрачным интересом наблюдал за происходящим. Их караван, состоящий из доброго десятка тяжелых телег, запряженных приземистыми широкогрудыми быками, остановился в паре десятков метров от места событий, ожидая развязки,
   Белогривый, что щеголял обнаженным оружием, с силой вложил шпагу в ножны и обжег Т'мора яростным взглядом.
   - А я здесь причем? - Развел руками парень, соскальзывая с камня. Не обращая никакого внимания на застывших в неподвижности, сверлящих друг друга тяжелыми взглядами хоргов и торов, Т'мор аккуратно упаковал остатки своего пиршества обратно в мешок и, закинув его за спину, пошагал к медленно открывающимся воротам города, весело постукивая тростью по старому камню тракта.
   Миновав ворота, парень увидел несколько топчущихся у караулки стражников-хоргов, начальником которых, к удивлению Т'мора, оказался полуйотун. Ухмыльнувшись, парень направился прямиком к ним.
   - Хорошего дня, господа. - Поприветствовал стражей парень и, проигнорировав удивление великана, принялся излагать цель своего "визита". - Знаете, по пути к городу мне встретилась удивительная скульптурная композиция. Буквально в ста метрах отсюда. Десяток одоспешеных торов, стоящих напротив троицы конных хоргов. Весьма реалистичное исполнение. Мне понравилось.
   Белогривые стражи переглянулись, и утратили к шуту-хуману, какой-либо интерес, а вот их сержант хмыкнул и выглянул за ворота. Через секунду, над головами присутствующих раздался такой отборный мат, что если бы Т'мор временно не оглох от громкости вопля сержанта, он бы наверняка покраснел.
   А стражи тем временем встрепенулись и, не сговариваясь, быстрым шагом двинулись в сторону скрывшегося в проеме ворот начальства. Проследив за ними взглядом. Т'мор усмехнулся и полез на смотровую площадку надвратной башни, полюбоваться продолжением шоу. Если бы кто-нибудь его спросил, зачем ему понадобился весь этот балаган, парень вряд ли смог бы внятно ответить, в лучшем случае просто пожал бы плечами и пробормотал что-нибудь на тему того, как ему надоели постные физиономии белогривых.
   Нет, Т'мор понимал, что такое поведение, всего лишь попытка его собственной психики справиться с последствиями от свалившихся на него известий о чертовом, вечно живом личе. Прежде, появление в жизни Т'мора более или менее серьезно настроенного врага, обязательно приводило к существенным, порой весьма неприятным переменам в жизни, и хотя Т'мор не привык прятать голову в песок, аки вымерший когда-то страус, признавать, что наступил еще один такой этап, парню не хотелось. Но куда деваться... любимая паранойя уже сладко потягивалась и зевала, просыпаясь после недолгого сна...
   Понаблюдав за матерящим всех и вся полуйотуном, расхаживающим между рядами торов и хоргов, так и не двинувшихся с тех мест, где их оставил Т'мор, парень помотал головой, вытряхивая из нее мрачные мысли и, сбежав по крутой лестнице, отправился на поиски приличного трактира, где он мог бы остановиться на пару-тройку дней.
   Получасовая прогулка по улицам торговой стороны города, пара "белых" брошенных подростку-йотуну, явно кузнецу-подмастерью, и Т'мор стоит на пороге двухэтажного, добротного каменного здания с комичной, можно сказать парадоксальной вывеской: "У маленького утта".
   Хмыкнув, Т'мор толкнул массивную дверь, и вошел внутрь. Большой холл обитый деревом, неяркие светильники на стенах, широкая лестница, слева двери в обеденный зал. Обычный интерьер, одним словом. А утт здесь и правда был. И действительно маленький. Ну, если это слово применимо к лохматому белоснежному амбалу в вышитой безрукавке, ростом около двух с половиной метров, развалившемуся за небольшой конторкой, рядом с дверьми в зал. Заметив гостя, амбал потянулся, одновременно вставая со стула, и ощерился в угрожающей улыбке.
   - Ба! Человечек... настоящий! УХ. - На последнем звуке утт захлопнул пасть, да так что лязг его игольчатых зубок был слышен, наверное и на втором этаже. В ответ на странное приветствие, Т'мор только приподнял бровь, в лучших традициях Арролда.
   - Хм... Какой большой, славный, удобный, меховой коврик... - Улыбнуться так же широко, как и собеседник, Т'мор не смог бы при всем желании, но он очень старался.
   - Однако. И не боится ведь. - Задумчиво протянул утт, но в следующую секунду узрел болтающийся на шее Т'мора медальон Школы, и понимающе кивнул. - А! Так ты из наших... А я-то уж губы раскатал.
   - Можешь закатать обратно. - Хмыкнул парень. Кажется, Угольку тоже не понравилось его настроение, и он решил по мере возможностей помочь хозяину, на свой манер. Впрочем, сейчас, Т'мор не имел ничего против той веселой злости, что поселилась в его душе стараниями ушлого дракона.
   - Да понял уже. - Вполне мирным тоном проговорил утт. - Ты как, пожевать зашел, или комнату снять?
   - И того, и другого. - Кивнул парень. Прямолинейность и неприятие расшаркиваний великана, начали Т'мору импонировать.
   - Эт хорошо. Эт правильно! - Потер огромные ладони утт. - Значит так, слушай сюда. Насчет поесть, это вон за теми дверьми. А комната, на втором этаже, последняя по коридору, обойдется тебе в три "белых" в сутки. Держи ключ.
   - Эй, а поторговаться? - Возмутился Т'мор.
   - А что, думаешь надо? - Утт невзначай продемонстрировал широкие и плоские треугольные когти на руках.
   - А как же. - Зло усмехнулся Т'мор, в свою очередь, нечаянно снимая стружку с крышки конторки хозяина дома, отращенными длинными кинжальными когтями.
   - Уговорил. Плюс завтрак. - Невозмутимо кивнул утт, и добавил невпопад, словно только что вспомнив о правилах хорошего тона. - Меня кстати Грымом зовут. И ты зови.
   - А я Т'мор. Приятно познакомиться со столь практичной личностью как ты, Грым. - Кивнул парень.
   - Взаимно, Т'мор. Ты хороший гость. Правильный! - Утт воздел над головой указательный палец.
   - Вот как? Откуда такая уверенность? - Полюбопытствовал парень.
   - Ха. Так обычно, кто зайдет, видит меня... и уходит. Даже хорги. Боятся они больших меховых ковриков. Ага. А таких как ты, мало. В основном мои бывшие сослуживцы, да наемники, из тех, что постарше... Что, в принципе, одно и тоже. - Заключил Грым, и весело блеснув черными глазами, кивнул в сторону обеденного зала. - Ну что, пойдем, перекусим? Вряд ли сегодня еще кто пожалует...
   - Идем. - Кивнул Т'мор. Маленький утт нравился ему все больше и больше. Нет, ну действительно, это ж чудо, а не собеседник, особенно на фоне тех же хоргов, при общении с которыми, даже за пожеланием хорошего дня, нужно искать второй смысл...
   Стоило им войти в обеденный зал, как на рык утта, откуда-то из-за стойки вынырнул похожий на колобка тор. Удивленно округлив глаза при виде нового гостя, "колобок" выслушал пространный заказ Грыма, смысл которого можно было бы свести к двум словам: "всего и побольше", и так же незаметно, как и появился, исчез.
   - Идем за тот стол, в уголке. - Махнул ручищей утт. - Удобное место. Всех видно, все видно, и за спину никто не зайдет.
   - Ага. - Т'мор первым шагнул вперед, и едва они с Грымом устроились за столом, как все тот же круглый тор, опять вынырнувший непонятно откуда, принялся заставлять столешницу блюдами. Бедняге пришлось совершить три похода на кухню, прежде чем удовлетворенный количеством еды, хозяин гостиницы довольно кивнул.
   Но не успели они приступить к завтраку, как тишину трактира нарушил основательный грохот в холле, а через секунду, в зал ввалились уже виденные Т'мором боевитые торы, в доспехах. Зыркнув по сторонам, они на мгновение скрестили взгляды на странных посетителях, устроившихся за угловым столом сплошь заставленном блюдами, и принялись чинно рассаживаться недалеко от входа.
   - Слышь, Т'мор. Кажется, с твоим появлением, в мой дом заглянула сама Удача. - Чуть удивленно протянул Грым, внимательно разглядывая все прибывающих в зал торов. И как такое количество крепышей уместилось всего на десятке телег? Т'мор хмыкнул и, не обращая никакого внимания на взгляды заметивших его одоспешенных торов, потянулся за ложкой.
   Уничтожив завтрак, Грым и Т'мор сыто отвалились от стола.
   - У тебя родственников из наших не было? - Вдруг поинтересовался утт, заставив Т'мора поперхнуться ллиалом.
   - Интересно, как ты себе это представляешь? - Выдавил, наконец, Т'мор.
   - Да не, я понимаю, что это нереально... - Отмахнулся Грым, - но должно же быть какое-то объяснение твоему аппетиту?
   - А как же! Я расту! - Кивнул в ответ Т'мор, вызвав тем самым громовой хохот хозяина гостиницы.
   - Ну да, об этом я как-то не подумал. - Спустя минуту, утирая слезы, пробормотал утт, продолжая хихикать вполголоса,
   - Досточтимые господа... - Отделившийся от компании дружно жующих собратьев, давешний предводитель миниармии каравана, нарисовался у стола, за которым устроились человек и утт.
   - Приветствую гостей моего дома. - Грым не поленился подняться из-за стола, и отвесить тору вежливый полупоклон. И куда только подевался грубоватый великан?
   - И я рад приветствовать друга гор. - Так же учтиво ответил тор. - Служитель сказал, что мы можем решить вопрос проживания в этой гостинице, только с вами...
   - Это так. - Покивал утт и, подмигнув Т'мору, сделал шаг в сторону. - Идемте, обсудим этот вопрос за вашим столом. Не будем мешать моему постояльцу.
   - Кстати... - Тор пристально посмотрел на Т'мора и вдруг коротко ему поклонился. - Благодарю вас за помощь у ворот. Стража появилась очень вовремя. Еще минута, и мои бойцы не выдержали бы оскорблений. А Ториниру совсем не нужны дипломатические скандалы с Хорогеном, тем более по такому пустяковому поводу.
   - Пожалуйста, тан. - Кивнул в ответ Т'мор. Грым бросил на человека быстрый взгляд и, хмыкнув, направился к компании торов, следом за их предводителем.
   - А ты шустрый малый... - Бросил он на ходу. В ответ, Т'мор только развел руками.
   Расправившись с ллиалом, парень не стал дожидаться, пока Грым закончит торговаться с потенциальными постояльцами, и подозвал обслуживавшего его стол, тора. Вызнав у служки, где находится башня мага, парень поднялся из-за стола и, махнув рукой вопросительно глянувшему на него Грыму, двинулся к выходу из зала. Забросив мешок в свою комнату, Т'мор бодро скатился вниз по лестнице и, выйдя на улицу, отправился на поиски башни Ррита.
   Местное отделение Башен Аэн-Мора нашлось довольно быстро. Т'мор окинул взглядом невысокое строение, сложенное из дикого камня, потрепанную вывеску над тяжелой дубовой дверью и, хмыкнув потянул на себя массивную затейливую ручку. Дверь неслышно открылась, тихо звякнул небольшой колокольчик, подвешенный над ней, и в лицо Т'мору пахнуло прохладным, напитанным ароматом каких-то пряностей, воздухом.
   - Одну минуту. - Голос, раздавшийся откуда-то из глубины полутемного помещения, Т'мор узнал сразу. Именно его он слышал, сидя в кабинете Арролда, когда тот разговаривал с Рритом.
   В ожидании мага, Т'мор принялся с интересом оглядываться по сторонам. Но очень быстро разочаровался. В обширном круглом помещении, заставленном небольшими витринами с разложенными в них свитками, артефактами и немногочисленными книгами, парень не обнаружил чего-нибудь интересного.
   - Чем могу... - Начал Ррит. Вынырнувший из-за занавеси, прикрывавшей вход во внутренние помещения башни, но обнаружив, кто пожаловал к нему в гости, чуть напрягся. - Итак. Чем могу помочь?
   - О! Да. Вы можете мне помочь. - Т'мор на мгновение сверкнул браслетом. - Вас должны были предупредить о моем прибытии, эр Ррит.
   - Интересных проверяющих присылает глава клана... - Тихо пробормотал тот, пристально рассматривая стоящего перед ним человека, небрежно крутящего в руках старую трость.
   - Не проверяющих, эр, представителя. - Поправил хорга, Т'мор.
   - Пусть так. Так чем я могу вам помочь, господин представитель. - Сложив руки на груди, все тем же холодным тоном поинтересовался Ррит.
   - Действительно, перейдем к делу. - Кивнул Т'мор. - Итак. Мне необходима карта города с нанесенными на нее отметками местонахождения резиденций местного клана-покровителя, и вся возможная информация об их защите.
   - Смеетесь? - Не меняя позы, спросил Ррит.
   - Ничуть. - Покачал головой Т'мор. - Я же не требую от вас действительно ВСЮ информацию. Только ту, что можно найти. В идеале, конечно, я бы с удовольствием пообщался с магом этого клана, занимающимся поддержкой защиты резиденций.
   - Ну и запросы у вас... - Качнул головой Ррит и, на миг задумавшись, предложил, - За картой дело не станет. Это не трудно. С защитой резиденций, я вам помочь не смогу, просто потому, что ни разу там не был, и не представляю их устройства. Что же касается вашего "идеального" запроса... Я мог бы указать вам мага ап Ннест, но не более того.
   - Что ж. И то хлеб. Давайте попробуем. - Кивнул Т'мор, чем заслужил странный взгляд хорга.
   - Вы уверены, что больше вам ничего не требуется? - Помолчав несколько секунд, спросил Ррит.
   - Пока не знаю. В таком деле, вообще нельзя быть ни в чем уверенным, знаете ли. - Протянул Т'мор.
   - Хм... Господин...
   - Т'мор.
   - Да. Господин Т'мор, может я, конечно, вмешиваюсь не в свое дело, но... Эр Арролд, что, решил развязать войну кланов? - Спросил Ррит.
   - Вообще-то, это, действительно, не ваше дело. Но... как члену клана ап Хаш, могу вам сказать, что эр Арролд не планирует ничего подобного... Но, желает быть готовым к такому обороту дел, при котором, подобное желание может возникнуть у других. В частности, у главы клана ап Ннест.
   Заметив тщательно скрываемое беспокойство хорга, Т'мор тяжело вздохнул.
   - Я понимаю, эр Ррит, что мои приготовления кажутся вам угрожающими. Но можете мне поверить, я здесь, только для того, что бы узнать несколько фактов, и совсем не собираюсь что-то красть, или, тем более, кого-то убивать. Говорю вам это, как представитель главы клана ап Хаш.
   - Думаю, мне не остается ничего иного, кроме как принять ваши слова на веру... - Медленно проговорил Ррит.
   - Ну, вы можете связаться с Арролдом. Если не верите моим словам. - Пожал плечами Т'мор.
   - Посмотрим. - Ррит отступил на шаг. - Мне нужно немного времени, что бы подготовить карту. Где я могу вас найти?
   - Я остановился "У маленького утта". - Ответил Т'мор, поворачиваясь к входной двери. Лицо хорга даже не дргонуло. Но всей своей сутью Т'мор почувствовал удивление белогривого.
   - Что ж. Я приду. - Кивнул Ррит в спину выходящему из башни гостю.
   - Буду ждать. - Ответил уже с самого порога Т'мор, и шагнул на улицу.
   После разговора с хоргом, у парня появилось немало свободного времени, которое он решил потратить на прогулку по Россту. В конце концов, с теми делами, что начали заворачиваться после его мнимой победы над личем, кто знает, когда выдастся возможность, вот так, никуда не торопясь, прогуляться по залитым солнечным светом старинным мостовым, заглядывая от скуки в попадающиеся по пути лавочки?
   Вот кстати о личе... Как этот урод смог исчезнуть из Круга Чести, оставив после себя только пепел? Нет, если бы он обладал возможностями сродни тем, что достались Гору, или же местные маги умели создавать личные мобильные порталы, все было бы ясно. Но, насколько было известно Т'мору, единственным способом заполучить такую способность как у его котоподобного побратима, был визит к Горнилу Хаоса, но тогда лич был бы лишен Дара... Да и кто пустил бы немертвого хорга в Столицу Шаэра? Что же касается порталов... То, насколько Т'мору было известно, принцип их создания был утерян с уходом арнов. Хм, а ведь лич достаточно стар, чтобы помнить прежних хозяев Мор-ан-Тара. Так может, у него сохранился один из их артефактов? Такое вполне возможно, а значит надо бы заглянуть на базу, поискать способы противодействия таким артефактам, что бы лич не смог бежать, при их следующей встрече.
   За размышлениями, Т'мор и не заметил, что после долгой прогулки, ноги сами привели его к гостинице, у входа в которую, уже прохаживался Ррит.
   Не задерживаясь в холле, они поднялись в комнату, где, разложив на столе подробную карту Росста, Ррит пустился в объяснения.
   - Ну что ж. - Удовлетворенно кивнул Т'мор, выслушав хорга. - Осталось познакомиться с их магом. Когда вы сможете мне его показать?
   - Сегодня вечером, он будет в башне. Придет за заказом из Аэн-Мора.
   - Замечательно. - Растянул губы в улыбке, Т'мор. - Тогда, до вечера, эр Ррит... И не волнуйтесь о последствиях. Маг меня даже не увидит.
  

Глава 4. Кто ходит в гости по ночам...

   Т'мор ни словом не обманул Ррита. Более того, он и не собирался атаковать мага ап Ннест в башне. Все что он хотел, это приглядеться к будущему противнику, и проследить за ним. А в том, что белогривый принадлежащий к клану-покровителю Росста, в очень скором будущем станет его противником, Т'мор не сомневался. Слишком мало времени оставалось до приезда гонца лича, а значит долгие, мягкие методы в общении с магом не подходят.
   Тррон заявился почти перед самым закатом, за несколько минут до закрытия Башни. Впрочем, и он сам и ап Хаш давно привыкли к этим визитам, совершаемым представителем клана ап Ннест с завидным постоянством, раз в два дня, в одно и тоже время.
   Ррит протянул коллеге заранее приготовленный сверток с заказом, перекинулся с ап Ннестом парой фраз, но так и не заметил, не то что каких либо действий, но даже самого присутствия странного хумана, присланного главой клана.
   А Т'мор, в этот момент, стоял в темном углу Башни и, укрывшись в тени, старался как можно аккуратнее и незаметнее подобраться к мысленным щитам ап Ннеста, исследуя их строение и пытаясь понять, чего можно ожидать от довольно сильного мага школы Воды в предстоящем поединке. Нет, он не собирался вызывать Тррона на дуэль, более того, ему бы хотелось, что бы тот вообще не узнал об атаке человека, но ведь всегда нужно учитывать самые худшие варианты, не так ли? Вот Т'мор и перестраховывался.
   За то недолгое время, что белогривые потратили на короткую ничего не значащую беседу, парень успел присмотреться к верхним слоям довольно сильной защиты разума Тррона, и даже мысленно набросал примерный план вторжения, которое скорее стоило бы назвать диверсионной операцией. Вся сложность была в том, что будучи неплохим магом школы разума, "водник" вполне мог почуять манипуляции противника с его сознанием, что было Т'мору абсолютно ненужно. А значит, действия парня должны быть как можно более скрытыми и предельно аккуратными. Не сказать, что перспектива столкнуться с мощным сопротивлением пугала Т'мора, но тем не менее он бы предпочел действовать в наиболее благоприятных для себя условиях, например, когда Тррон уснет и не сможет сознательно контролировать собственные щиты.
   Наконец, хорги попрощались, и ап Ннест, так и не заметивший, что за эти десять минут, кое-кто неплохо ознакомился с его щитами, двинулся на улицу, а Т'мор, естественно, последовал за ним, не покидая при этом уютных объятий тени.
   После ухода гостя, Ррит, обходя помещение перед закрытием Башни, нашел на своем столе короткую записку, исполненную чуть небрежным почерком: "Благодарю за помощь. Т'мор". Хорг задумался, но даже через полчаса размышлений, он так и не смог понять, каким образом, этот обрывок оберточной бумаги смог здесь оказаться, учитывая, что кроме все того же Тррона, посетителей в Башне, сегодня не было.
   Т'мор скользил в тенях следом за ап Ннестом, не переставая удивляться неугомонности "водника". С того момента, как Тррон покинул Башню, прошло уже около двух часов, солнце давно скрылось за горизонтом, а этот живчик метался по центральной части города как заведенный, при этом, умудряясь нигде не задерживаться больше чем пять-десять минут. Наконец, ближе к полуночи, Тррон, очевидно, все-таки решил закончить с визитами и, выйдя из очередного особняка, обозначенного на карте Т'мора, как владение наследника главы клана ап Ннест, где он пробыл неожиданно долго, неуверенно покачиваясь и распространяя вокруг характерное амбре, потащился куда-то на полуночную сторону Росста.
   С удивлением, Т'мор осознал, что впервые видит столь основательно упившегося хорга. Попойку на борту корабля, доставившего его самого в Хороген, парень не считал, во-первых, потому что будучи практически незнакомым с культурой белогривых, не мог оценить всей прелести зрелища, а во-вторых, поскольку и сам тогда неплохо нагрузился, что тоже не способствовало адекватному восприятию окружающей реальности.
   В конце этого долгого похода по следам Тррона, уже изрядно подуставший от слежки за колеблющимся на ветру хоргом, Т'мор с удовольствием отметил, что пришли они, кажется, к берлоге самого мага.
   Судя по довольно ветхому виду небольшого двухэтажного домика с высокой двускатной крышей, расположившегося в самом конце узкого извилистого переулка, он служил пристанищем далеко не первому поколению этой ветви клана. Тут, в голову парня закралась неприятная мысль о возможном наличии у хорга домочадцев, но также поспешно как появилась, она и пропала. Когда Тррон входил в дом, там не горело ни одного огонька, да и с его появлением, свет зажегся только в прихожей. А это значило что, либо белогривый живет один, либо его домашние спят просто-таки беспробудным сном, которому не в силах помешать даже грохот рухнувшего прямо в прихожей тела хозяина дома.
   Полет белогривого Т'мор наблюдал своими глазами, в распахнутую входную дверь и, не заметив, что бы кто-то выглянул на шум, проскользнул внутрь, что бы насладиться видом с трудом поднимающегося на ноги хозяином дома.
   Пьяный-то он пьяный, но поднявшись, первым делом запер дверь и активировал защиту дома. Благо для этого не требовалось каких-то магических действий. Другое дело, что отключить ее так же легко, у Т'мора не получится. Судя по виду, плетения очень серьезно завязаны на кровь хозяина, так что уходить парню придется с опаской и очень осторожно, что бы не потревожить ненароком сигналку.
   Пока Т'мор осматривался, его подопечный неверной походкой направился к лестнице на второй этаж. Несколько раз чуть не сверзившись с крутых ступенек, белогривый все-таки преодолел подъем и, едва не проломив резные перила, вывалился в широкий коридор. Тяжко вздохнув, Тррон вперился мутным взглядом куда-то вперед, и двинулся по коридору. Судя по всему, силы хорга ушли на то, что бы добраться до дома. Потому как, если на улице он всего лишь покачивался, то взобравшись на второй этаж собственного дома, уже просто плелся, выписывая немыслимые зигзаги от стены к стене и, каким-то чудом, умудряясь при этом не сносить многочисленные настенные светильники. Наконец, Тррон добрел-таки до цели и, отворив лбом дверь, вломился в собственную спальню. Наблюдая за попытками вусмерть пьяного хорга справиться с многочисленными застежками камзола, замерший в темном уголке, Т'мор поймал себя на мысли, что готов попросту оглушить этого неадекватного белогривого, только что бы побыстрее разделаться с поставленной задачей и, обшарив мозг мага, слинять, наконец, из успевшей провонять перегаром комнаты.
   Очевидно, уловив мысли парня, хорг все-таки махнул рукой на собственные попытки разоблачиться и, ограничившись снятием сапог, растянулся на кровати. Не прошло и минуты, как спальню огласил его громоподобный храп. Уже было вытащивший из кобуры егерскую пулю, Т'мор вернул усыпляющий снаряд на место, и скользнул поближе к... ну, наверное, подопытному, потому как назвать противником, это храпящее и изрыгающее алкогольную вонь тело, у парня бы язык не повернулся...
   До "маленького утта", Т'мор не дошел, а практически дополз, проклиная на чем свет стоит и свои способности, и куцые знания... Голова раскалывалась, в глазах у парня двоилось, а каждое движение вызывало тошноту. Если бы не помощь сердобольного Уголька, своей железной волей направлявшего человека, скорее всего, Т'мор свалился бы в каком-нибудь переулке, и отключился, ничуть не опасаясь вывалиться из тени. Ему уже было просто плевать на такие мелочи. Тем не менее, кое-как добравшись до гостиницы, парень еще нашел в себе крохи сил, и одним тягучим слитным движением, распластавшись в тени, последним рывком "перетек" в свою комнату. Не раздеваясь, он рухнул на широкую мягкую кровать и, поболтавшись несколько секунд меж явью и сном, вырубился. Последней осознанной мыслью Т'мора было: "Никогда в жизни не полезу в мозги спящего пьяного!"
   К счастью, утром Т'мор чувствовал себя в полном порядке. Разве что настроение его находилось на точке замерзания, а сама она, по его личным ощущениям, располагалась где-то недалеко от абсолютного нуля. Тем не менее, вспоминая эпопею с чтением пьяного мага, парня ощутимо передергивало. Рухнувшие под воздействием алкогольного сна щиты, беспрепятственно пропустили Т'мора в разум хорга, вот только разобраться в той дикой мешанине образов, что грязной мутью всплывала на поверхность его сознания оказалось совсем не просто. Сначала Т'мор попытался действовать деликатно, но его просто сносило потоком мыслеобразов, хлещущих из пребывающего в пьяной нирване белогривого. Тогда, парень отбросил осторожность и танком вломился в сознание хорга, только для того, что бы в следующую секунду понять, что буквально тонет в облепивших его собственное сознание дурных сюрреалистических картинках пропитанного винными парами мозга Тррона. С трудом вырвавшись из этой идиотской ловушки, Т'мор на время отступил, пытаясь решить вставшую перед ним проблему. Спустя несколько минут напряженных размышлений, парень решил повторить попытку вторгнуться в сознание "клиента", но на этот раз его действия больше напоминали работу МАПК, редкой, и чрезвычайно дорогой в Свободном городе, штуки, а точнее, ее хирургической установки. Мысленный щуп обрел мощь и неумолимость лазерного луча рассекающего плоть, только сейчас, роль плоти исполнял верхний слой сознания хорга. С легкостью проникнув сквозь бурлящую муть пьяных образов, луч превратился в зонд с сотнями щупалец, ринувшихся на поиски нужной информации. Перед внутренним взглядом Т'мора полетели ворохи полноценных, весомых образов, связанных между собой многочисленными нитями ассоциативных и логических цепочек. Через полчаса исследований, парень уже знал все, что ему было нужно, и даже немного больше. Довольный, Т'мор вынырнул из сознания хорга и, убедившись, что не оставил сколько-нибудь заметных следов, попытался встать. Не тут-то было. При первой же попытке подняться на ноги, Т'мор почувствовал головокружение, и едва успел ухватиться за спинку кровати. Неожиданно, ноги стали словно ватные, а в виски, моментально покрывшиеся бисеринками холодного пота, ударило набатным колоколом. С трудом понимая, что он делает, парень ухитрился сменить ипостась, и черным дымом скользнул в зев потушенного камина. Как он спускался с крыши и превращался обратно в человека, Т'мор вспомнить так и не смог. Он даже не мог со стопроцентной вероятностью сказать, сработали охранные чары дома на его чудачества или нет...
   Хотя, судя по тому, что никто из ап Ннест до сих пор не явился в гостиницу по его душу, можно предположить, что все обошлось. Т'мор вздохнул.
   - Ты что такой кислый, а? - Грым приземлился напротив парня, за столом в обеденном зале. - Признавайся, где нажрался?
   - А тебе-то какое дело? - Изумился наглости утта, Т'мор.
   - Как это?! - Округлил глаза тот. - Мой постоялец, тратит деньги на выпивку в каком-то притоне, а потом еще и спрашивает, какое мне дело?! Ау, парень, ты же мне торговлю рушишь, и репутацию! Мои постояльцы должны нажираться в моем трактире, а не где-то на стороне! Иначе, что скажут окружающие? Что у Грыма настолько плохая кухня и бедные подвалы, что его постояльцы ходят по рыночным трактирам! А оно мне надо?!
   - Все-все. Я понял. - Понял руки в жесте сдающегося Т'мор. - И больше такой ошибки не допущу.
   - Вот так-то лучше. - Довольно оскалился Грым. - А сейчас... Может, желаешь поправить здоровье?
   - Вот уж, нет уж. - Помотал головой парень. - Я себя не настолько плохо чувствую.
   - Ну-ну. - Скалясь во все свои семьдесят два зуба, проговорил Грым, поднимаясь из-за стола. - Если что понадобится, кликнешь.
   Вот ведь чуднОе существо! Т'мор даже головой покачал от удивления. С одной стороны, Грым вроде бы прямой и незатейливый, как бревно, но с другой стороны, такту этого грубияна, как бы парадоксально это не звучало, мог позавидовать любой хорг-аристкрат! Вот и сейчас, понял же как-то зубастый утт, что Т'мор совсем не настроен на легкую беседу, и тут же свалил в туман.
   Парень оглядел пустой по утреннему времени зал и, немного поразмыслив, решил прогуляться по городку, уделив особое внимание архитектуре отмеченных на карте особняков клана ап Ннест. До прибытия гонца осталось около суток, так что терять время не стоило.
   Приняв решение, Т'мор вышел на улицу, и, пользуясь воспоминаниями Тррона, двинулся по адресам. Первым на очереди был особняк главы клана - обширное здание, выстроенное на главной площади, четко напротив ратуши. По мнению Т'мора, в первую очередь, гонец лича должен будет наведаться именно сюда, и только в том случае, если глава клана будет отсутствовать, посланник двинется дальше, на его поиски.
   Т'мор окинул беглым взглядом массивный особняк, нависающий над главной площадью города и, освежив в памяти узлы защитных вязей, наложенных на здание, довольно хмыкнул. Мелкоячеистая сеть, образующая купол над домом, была хороша для защиты от любой внешней магической атаки. Разрушить ее, находясь снаружи, можно было бы только перегрузив, что, учитывая наличие огромных накопителей в подвалах особняка, потребовало бы просто нереальных энергозатрат.
   Убедившись, что с защитой особняка дело обстоит именно так, как это было в памяти Тррона, парень еле заметно улыбнулся, и повернулся к ратуше, так и не заинтересовав охранников-хоргов, стоящих при входе в особняк главы клана. Второй номер в его списке возможных целей, хоть и не отличался мощью защиты предыдущего особняка, но сделана она была по тому же принципу сети, окутавшей здание ратуши. Только часовая башня, возвышающаяся над домами, оказалась вне защитного полога. Впрочем, Т'мор не сомневался, что внутри самой башни найдется немало сюрпризов для незваных гостей, возжелавших войти в ратушу незамеченными. Здесь дело осложнялось тем, что Тррон не был тем магом, который обслуживает защитные вязи этого олицетворения власти города Росста. У управителя города и его совета, был свой специалист, а Тррона лишь приглашали для поддержки в особо сложных случаях, либо, когда городской маг, по каким-то причинам не мог исполнять свои обязанности. А это, в свою очередь, означает, что знания мага ап Ннест, касательно ратуши, были весьма неполными. Т'мор вздохнул, и понадеялся, что глава клана не будет столь беспечен, что бы принимать гонца в этом здании.
   К вечеру, облазивший полгорода, Т'мор притащился в гостиницу, заказал себе обильный ужин, и, наконец, устало рухнул на облюбованное им еще вчера место, в дальнем углу зала.
   - Вот теперь вижу, что ты действительно прислушался к моим словам, парень! - Жизнерадостный утт, увидев отдыхающего Т'мора, тут же направился к нему, размахивая внушительной кружкой и, на ходу кивая посетителям, среди которых преобладали весьма колоритные личности, для которых оружие явно не было украшением, скорее уж, просто привычной частью одежды... Таких, в вечернем зале набралось с полтора-два десятка, сидящих за разными столами, и время от времени перебрасывающихся репликами между собой. Судя по всему, это и были те самые отставники и наемники, о которых упоминал Грым. Хорги, утты, торы... разные, но в чем-то очень похожие...
   - Хорошего вечера тебе, Грым. - Кивнул хозяину гостиницы, Т'мор. - Составишь мне компанию?
   - Хех. Я-то с удовольствием. - Хмыкнул утт, бросая быстрые взгляды по сторонам. - Да только, хочу предупредить, это может привлечь к тебе внимание, и веселый вечер будет гарантирован. Уж извини, но мешать потехе я не стану.
   - Добро. - Вздохнул Т'мор, смиряясь с тем, что и здесь ему не избежать преследующих его в Мор-ан-Таре, трактирных приключений. - Дело-то привычное. Главное, не вздумай потом мне счет выставить.
   - А счет оплачивает тот, кто к концу веселья, сам отсюда уползти не может. - Ухмыльнулся Грым. - Так что...
   - Понятно. Хочешь сказать, что все в моих руках, да? Но хоть поесть-то я успею? - Фыркнул Т'мор, чувствуя как Уголек в его сознании, только что не разрывается между желанием поесть и желанием подраться. - А то весь день по городу носился, как угорелый, даже перекусить времени не было.
   - Обижаешь! - Деланно возмутился Грым. - Заказ уже сделал, или ждешь Брина?
   - Сделал. - Кивнул Т'мор, ловя на себе изучающие, заинтересованные взгляды завсегдатаев.
   - Ну и ладненько. - Грым отхлебнул из своей гигантской кружки какое-то пойло и, откинувшись на спинку стула, блаженно зажмурился.
   Через несколько минут, Брин притащил заказ Т'мора и, загромоздив им стол, тут же слинял в подсобку. Видимо чуял скорое развлечение, и совсем не горел желанием в нем участвовать. А вот сидевшие особняком давешние гости из Торинира, в которых Т'мор узнал неполную команду бойцов под предводительством командира каравана, вдруг начали перемещаться поближе к столу, занятому уттом и человеком. Только сейчас Т'мор заметил, что пара из них щеголяет шикарными фингалами, а еще один немного прихрамывает. Кажется, и торов не обошло стороной знакомство с обычаями этой странной гостиницы. Вот только почему они остались здесь, а не съехали прочь?
   Заметив взгляд человека, предводитель бойцов Торинира вежливо ему кивнул, но желания подойти не выказал. И Т'мор, с легкой душой, принялся наворачивать свой заказ, должный заменить ему и обед и ужин.
   Поглядывая, как исчезает очередной солидный шмат мяса, или стремительно опустошается блюдо с пирожками, Грым только крякал, но комментировать аппетит своего визави, не стал. Лишь когда Т'мор полностью опустошил стол, и, с сытой улыбкой откинувшись на спину стула, принялся потягивать мелкими глотками ллиал, Грым позволил себе небольшую реплику.
   - Нет, у тебя в роду, точно утты были. Не может обычный хуман столько сожрать и не лопнуть.
   - Извини Грым, но если бы среди моих предков затесались меховые коврики, я бы при рождении пуповиной удавился. - Рассмеялся Т'мор.
   - Это еще почему? - Демонстративно обиделся Грым. - Брезгуешь?
   - А ты представь, как бы я выглядел в этом случае... Мелкий, худой, шерстистый... Ну на фиг.
   - Хм. А знаешь, в чем-то ты, наверное, даже прав. - Подумав, ухмыльнулся Грым. - Такую злую пародию, любой мой сородич, с радостью прикончил бы, причем убивали бы тебя долго и мучительно.
   - Вот-вот, а я о чем? - Согласно покивал Т'мор, но договорить ему не дал подваливший к их столу, бочкообразный тор из завсегдатаев, наряженный в довольно забавно смотрящийся на его приземистой фигуре, потрепанный, но старательно вычищенный ринс, усиленный латными вставками.
   - И чего это твой знакомец все лыбится, а Грым? Мои соседи по столу, смею заметить, весьма уважаемые господа, интересуются, не в их ли адрес, случаем, направлены эти ухмылки?
   - Ну, вот и началось. - Развел руками Грым.
   - Эй, приятель, ты опять решил нам все развлечение испортить? - Тут же понявший о чем говорит утт, тор вскинул голову.
   - Зато обойдемся без претензий. - Хмыкнул, ничуть не напуганный недовольством тора, Грым.
   - То есть? - Не понял тот.
   - То есть, мой гость не возражает против вашего "развлечения". - Отмахнулся утт, а внимательно прислушивавшиеся к их беседе, бойцы из Торинира, недоуменно переглянулись. Их предводитель смерил Т'мора изучающим взглядом и, что-то, очевидно, для себя решив, так же молча, как и в прошлый раз, кивнул парню. И Т'мор дал себе зарок обязательно поговорить с ним после "веселья". В том, что он будет в состоянии вести беседу, парень не сомневался. В конце концов, если дело примет дурной оборот, всегда можно слинять в тень...
   А зал, тем временем, загудел. По столам пошла какая-то потрепанная шапка, из которой каждый присутствовавший что-то доставал. Если Т'мор правильно понял, наемники тянули жребий. Вот, кто-то из хоргов вытянул белую костяшку и воздел ее над головой, под разочарованное гудение остальных посетителей. Тут парень не сдержал удивления, он и не предполагал, что эти снобы будут участвовать в предстоящем абсурде. А вот же ж.
   - Какие условия, Грым? - Понявший, что жребий определил его противника, поинтересовался Т'мор.
   - А как договоритесь. Хоть сталью, хоть магией. Но желательно без смертоубийства. Хотя, конечно, в веселухе бывает, и не удержишься, но все же... - Хмыкнул утт, наблюдая, как завсегдатаи шустро растаскивают столы, освобождая центр зала. - Вот только выбирать полностью магический поединок, не советую. Не всем это нравится, а значит, могут и попытаться продолжить бучу, если не устроит исход боя.
   - Значит сталь? - Уточнил Т'мор. - А если я его покалечу?
   - А целитель на что? Он у нас любое ранение за минуту вылечит, даже конечности приставит, если надо. Правда, голову приращивать так и не научился, двоечник. Но какое веселье без риска?
   - Ого. Но это же дорогое удовольствие?
   - Так, для своих же. А гостя, если что, к городскому магу оттащат. Шучу. А если серьезно, то имей в виду, сталью можете махаться, хоть до смерти, мстить, если что, никто не станет. А вот если победишь магией... Ну, ты понял, да? Только учти, Иггнис Ннорт очень неплохой мечник. Не мастер клинка, конечно, но все-таки...
   - Хм. Понял. - Вздохнул Т'мор. - А если без оружия?
   - Идиот? Это ж хорг! Без оружия, ты против него, как он против меня. Мявкнуть не успеешь, как на тот свет отправишься. - Покрутил пальцем у виска Грым.
   - А со сталью будет наоборот. - Развел руками Т'мор, выуживая из-за воротника, медальон с крылатым мечом.
   - Ек! - Содержательно высказался Грым, чеша затылок. - Ну, ты это... Давай, я, что ли... ну... скажу этим остолопам...
   - Хоргу скажи, и предложи поединок без оружия и магии.
   - Первый раз в жизни вижу сумасшедшего мастера клинка. - Пробормотал Грым, но спорить не стал, и отправился договариваться с противником Т'мора.
   Выслушав тихо бормочущего утта, хорг окинул Т'мора внимательным взглядом и, резко кивнув, принялся демонстративно разминать пальцы. Он что хочет "защипать" Т'мора до смерти?
   - Значит так! - Рык Грыма пронесся над залом, заставив присутствующих отвлечься от ставок. - Слушать сюда. Раз уж наш гость согласился повеселиться без обычных уговоров, думаю, стоит пойти ему навстречу в его маленькой просьбе. Иггнис, кстати, тоже так считает.
   - Что за просьба, Уттенок? - Выкрикнул кто-то из сородичей Грыма, и Т'мор чуть пополам не сложился, фыркая от сдерживаемого смеха.
   - Никакой стали... - После этих слов, зал недовольно затих, а утт не обращая никакого внимания на реакцию окружающих, договорил, - и никакой магии.
   - Это что, хуман с хоргом на кулачках, что ли сойдутся? - Растеряно проговорил бочкообразный тор.
   - Именно. - Кивнул молчавший до этого противник Т'мора. - Если уж хуман так хочет умереть, я не могу отказать ему в этакой малости. Это было бы невежливо.
   Т'мор, в ответ только хмыкнул, стягивая с себя ринс, и хорг, поняв, что скромная попытка разъярить противника не удалась, последовал его примеру, аккуратно складывая на стуле свой колет.
   После первого полета к стене, от удара в челюсть, и изумленного вопля некоторых несдержанных наемников, Иггнис уже не был так уверен в своих словах, что не помешало ему почти моментально вскочить на ноги и ринуться на преподнесшего неприятный сюрприз, человека. Но на этот раз, хорг был осторожней. Они несколько минут кружили по залу, и одновременно бросились вперед, сокращая дистанцию. Вихрь ударов, последовавший за сближением противников, и снова разрыв дистанции. Хорг подволакивает ногу, а человек, резким движением смахивает кровь, тонким ручейком бегущую из рассеченной брови. Миг, и снова бросок вперед. Теперь даже не все хорги могут различить наносимые с бешеной скоростью удары противников, а когда те, в полной тишине разлетаются в стороны, наемники с удивлением рассматривают длинные прорехи на рубахе их соратника, края которых быстро пропитываются кровью. Когда злые взгляды скрестились на Т'море, парень, рисуясь, щелкнул отросшими когтями и, ухватив ими что-то, потянул руку в сторону. Пальцы Т'мора сжимали длинную, тонкую иглу, словно окрашенную в густой алый цвет. Наемники заворчали...
   - Иггнис, условие было, без стали. - Укоризненно покачал головой Грым. Но, глянув в помутневшие от ярости глаза хорга, вздохнул, и со всей дури опустил свой кулак на макушку поединщика. Белогривый дрогнул, и кулем свалился на заляпанный кровью пол.
   - Рамми, тащи сюда свою пьяную задницу! - Рыкнул утт, и наемники молча вытолкнули в круг худющего тора. Забрав у Т'мора спицу, аккуратно ухватив ее когтями за тупой кончик, Грым сунул железку под нос Рамми. - Глянь-ка, яда на ней нет?
   - Что значит нет? - Пьяно возмутился Рамми. - Как это нет, когда я сам вчера обрабатывал эту, и еще десяток ей подобных спиц, самым лучшим темризским хайфом!
   - Противоядие где? - Прошипел Грым.
   - В сумке. - Икнул Рамми, начиная стремительно трезветь.
   - А сумка?
   - Под столом... - Кивнул в сторону оставленного им места тор.
   - Так тащи, отрыжка урга!
   Что ответил тор, Т'мор уже не видел. Перед глазами засияли радужные круги, картинка перед глазами смазалась, и он рухнул во тьму, ласково принявшую его в свои объятия. Ненадолго.
   В себя парень пришел от мощной оплеухи, которую ему закатил Грым.
   - Жив, человечек! - Радостно рыкнул утт, заметив, как Т'мор захлопал глазами. - Я же говорил, наш Рамми кого угодно с того света вытащит! Минуты не пройдет!
   - Да? Знал бы, что у вас так принято придерживаться условий поединка, и помощь этого вашего Рамми точно не понадобилась бы. Ни тебе, ни твоим приятелям. - Хмуро заметил Т'мор, поднимаясь с пола. - Уронил бы этот ваш вертеп в Хаос, и амба. Наемнички.
   - Т'мор, не кипятись. - Покачал головой Грым. - Не все здесь, такие как Иггнис. Поверь. Да и сам он никогда бы не пошел на такое, будь он в здравом уме.
   - Поверить? С какой стати, Грым? - Приподнял бровь Т'мор, чувствуя как в душе начинает подниматься ярость, а за плечами расправляется чудовищный плащ Тьмы. - Из-за твоей обаятельной улыбки, что ли?
   - Остынь, хуман. - Холодный голос одного из хоргов-наемников, единственного из присутствующих, не отшатнувшегося при виде появившегося за спиной человека, черного, источающего смертельный холод марева, заставил Т'мора резко развернуться на каблуках, лицом к белогривому. - Иггнис просто впал в гнев. Так бывает. В обычной драке, он бы и не подумал воспользоваться спицами. Но...
   - Что? То, что я человек, развязало ему руки? - Прошипел парень, подавшись вперед, и хорг с удивлением увидел зазмеившиеся по лицу хумана, тонкие дорожки угольно-черных чешуек. Впрочем, хумана ли?
   - Прошу вас, господин Т'мор. - Руки парня коснулся командир торинирского каравана, неизвестно каким образом сумевший пробраться к месту действия, через толпу угрюмо сопящих наемников. - Это и в самом деле, из ряда вон выходящий случай. За такое нарушение поединка, виновника обычно казнят... Ничуть не сомневаюсь, что и сегодня это правило не будет нарушено.
   Т'мор невольно отдернул руку, и на мгновение замер. В затуманенном яростью сознании, проскользнула какая-то мысль, и парень, пусть с трудом, но сумел за нее ухватиться. Тор ведь не из наемников... ему нет повода лгать... И... Разве не сам Т'мор виноват в произошедшем? Это каким надо быть идиотом, что бы при исполнении серьезного дела, так запросто пойти на неоправданный, никому ненужный риск?! Разве этому его учили? Да Дед в гробу перевернулся бы, узнай он о выходках своего подопечного!!!
   Ярость печально булькнула, и... обратилась чувством стыда. Даже Уголек, только что ревевший от предвкушения боя, пристыжено затих. Т'мор судорожно втянул носом воздух и, чувствуя, как отступает волна изменений, чуть не превративших его в дракона на глазах у посторонних, осторожно, очень осторожно выдохнул. Марево за его спиной дрогнуло, и истаяло на глазах, заставив кое-кого из наемников, облегченно вздохнуть.
   - Благодарю вас, тан, эр... - Хрипло проговорил парень и, дождавшись кивка тора и хорга, повернулся к утту. - И ты прости, Уттенок Грым. Накатило.
   Грым окинул Т'мора внимательным взглядом, и вдруг расплылся в своей самой располагающей, то есть предельно зубастой улыбке.
   - Бывает. Можешь гордиться собой, человек. Ты умудрился напугать отряд самых безбашенных наемников Полуночного Хорогена, а это дорогого стоит, знаешь ли! Уж, по крайней мере, бочонка-другого моей фирменной настойки, точно.
   После слов Грыма, наемников словно прорвало. Они радостно заревели, и тут же принялись составлять столы, одновременно, с жаром обсуждая перипетии только что произошедшего боя. Кажется, несмотря на забавное прозвище, хозяин гостиницы пользовался у них непререкаемым авторитетом. Т'мор хмыкнул, и расслаблено повел плечами. В глубине души его продолжал грызть стыд за свою глупость, но это было лучше, чем та всепоглощающая ярость, из-за которой он чуть не устроил маленький армагеддец в одном отдельно взятом трактире.
   - Я никогда не понимал, почему наши предки официально называли арнов "страшным" врагом. Думал, у них крыша поехала, на почве пафосной поэзии, и выспренных выражений. - Еле слышно пробормотал хорг.
   - И? - Так же тихо поинтересовался белогривый, стоявший за его спиной.
   - Теперь понял. - Коротко ответил тот. - Как только своими глазами увидел, так и понял.
   - Так это...? Тот самый, что Броза уделал?
   - А много ты видел хуманов в чешуе и с дециметровыми когтями?
   - Е-о. То есть, когда он говорил, что уронит гостиницу в Хаос...
   - То он, действительно, именно это и имел в виду.
   - Эй, может хватит шептаться? Идемте, выпьем за удачный вечер. - Пробухтел тор-наемник, обращая внимание хоргов на то, что присутствующие уже собралась за сдвинутыми вместе столами. Там же, кстати, маячил и предмет их обсуждения, и вчерашние противники из Торинира, усевшиеся неподалеку от него, словно взяв странного человека под свою негласную опеку. Хорги переглянулись, и устремились к столу. Выпить им точно не помешает.
  

Глава 5. Кто первым встал, того и тапки...

   Какое счастье для Т'мора, что в этом маленьком городке всего двое ворот. Первые, те, через которые он сам въехал в Росст, а вторые ведут к портовой части города и, соответственно не представляют для него никакого интереса, поскольку гонец лича не мог прибыть по реке. Именно поэтому, Т'мор и не стал заморачиваться на тему, как ему не упустить гонца. Достаточно было устроиться на запущенной смотровой башне, на которую, судя по всему, лет сто уже никто не поднимался, и постараться не пропустить небольшой отряд запыленных всадников, благо таковые редкость и в куда больших городах, нежели Росст.
   Т'мор потянулся, устраиваясь поудобнее меж зубцами ограждающими открытую площадку на вершине, заброшенной по ненадобности, башни и, бросив взгляд на скудный ручеек прибывающих в город окрестных жителей, протяжно зевнул. Рассвет наступил совсем недавно, да и не выспался Т'мор, из-за пьянки с наемниками и торинирскими караванщиками. Спасибо Грыму, разбудил еще до открытия ворот, и не пожалел чарки крепкой настойки и тарелки жирной похлебки для страдающего с похмелья гостя. Жаль конечно, что Байды рядом нет, у него наверняка можно было бы рассолу позаимствовать... Т'мор вздохнул, и снова уставился на дорогу.
   Отряд хоргов появился только к полудню, когда Т'мор, разморенный припекающим солнышком, уже начал клевать носом. Услышав дробный стук копыт по вытертой брусчатке, парень встрепенулся, и мигом слетел вниз по лестнице. Прижавшись к стене, он утонул в непроглядной тени и скользнул к выходу из башни. Заметив куда двинулся отряд, Т'мор с некоторой натугой миновал залитый ярким солнечным светом пятачок маленькой площади у ворот, и устремился следом за хоргами. Не прошло и десяти минут, как он, удобно устроившись под резным балконом одного из домов, на ратушной площади, наблюдал спешившихся хоргов, торопливо поднимающихся по ступеням особняка главы клана ап Ннест. Довольно улыбнувшись, Т'мор еще раз напомнил Угольку схему расположения сигнализации дома, и змей, не выбираясь из тени, метнулся ко входу в особняк. Теперь, осталось только ждать. Опять. Парень вздохнул и, усевшись на каменный выступ фундамента дома, принялся сверлить взглядом владения клана ап Ннест.
   А Уголек тем временем, изображал из себя настоящего диверсанта, сведения о которых, неугомонный змей почерпнул из разума хозяина. Игра пришлась по душе хвостатому, и теперь он крался по потолку, следуя за белогривыми, двигающимися куда-то вглубь особняка в сопровождении своих же собратьев, бывших здесь чем-то вроде охраны, или свиты главы клана. Впрочем, кем являлись эти двуногие, Угольку было не слишком интересно. Главное, что они вели пришельцев к хозяину дома, а значит, скоро змей сможет сообщить хозяину о выполнении задания. Уголек, старательно изображавший из себя тайного агента, вдруг резко подался в сторону, избегая контакта с темно-синей плетью какой-то защитной вязи. Увлекся... И чуть не провалил всю операцию. Уголек недовольно фыркнул, выпуская из ноздрей призрачные искры, но тут же спохватился, со злости, чуть не огрев себя по морде лапой. Нет, он был уверен, что никто ничего не услышит. Тень, на то и тень, что бы тщательно укрывать своих питомцев от любого внимания. Но это было так... так непрофессионально!
   Змей спустился на стену, что бы быть поближе к цели, и проскользнул следом за хоргами, в широкий, дверной проем, за которым оказался большой просторный кабинет с высокими потолками и богатым убранством. Последнее, правда, Уголька ничуть не тронуло. В конце концов, он на задании, а подобными финтифлюшками можно полюбоваться и в Аэн-Море, у Арролда или этого... к которому они недавно в гости ходили... Аллина, что ли? Да, точно. У него, кстати, обстановочка повкуснее будет... в смысле золота. Ох, как же Угольку хотелось попробовать на зуб пару безделушек, валявшихся на столе у того хорга... м-мм! Но нельзя, конспирация! А в этом кабинете, золота куда как меньше, да и... Уголек задумчиво поковырял когтем золотистый держатель настенного светильника, и печально вздохнул. Подделка. Желтого металла, едва-едва хватает, что бы прикрыть стальной блеск. Даже поглодать нечего. Фе, обманщики.
   А хорги, тем временем, прекратили расшаркивания, и перешли к сути встречи. Стоящий впереди пришлых белогривых, гонец. с легким полупоклоном. протянул солидно выглядящий свиток со свисающими с него печатями собеседнику, худощавому, невысокому хоргу с длинной косой, белоснежной естественно, и отступил на пару шагов назад. Не мешкая, хозяин дома сорвал печати, и углубился в чтение письма. Судя по всему, оно оказалось довольно коротким, потому как уже через минуту, хорг оторвался от чтения, и смерил гостей, долгим изучающим взглядом.
   - Вы принесли радостные вести, эр Ззон. - Наконец, удовлетворившись осмотром, довольно тихо произнес глава клана ап Ннест. - Я с превеликим удовольствием выполню волю мудрейшего Броза. Он пишет, что вы, со своим отрядом остаетесь при мне... Вынужден спросить, это соответствует вашему желанию?
   - Я не могу ослушаться наставника, владетельный эр Римм. - Медленно проговорил гонец. - И мои желания здесь роли не играют. Никакой.
   - Что ж... - Хозяин кабинета, словно удовлетворенный ответом гостя, чуть заметно кивнул. - Тогда, прошу вас оказать честь моему клану, и принять гостеприимство нашего дома.
   - С удовольствием. - Резко наклонив голову, ответил тот.
   - Мои родичи покажут вам ваши покои, владетельный эр Ззон. Прошу, отдохните с дороги, а вечером, на пиру, я представлю вас и ваших спутников клану. - Хорги обменялись очередными поклонами, и гонец вышел из комнаты, вместе со своим отрядом, следом за парой представителей клана ап Ннест. Уголек было дернулся за ними, но вспомнив замысел Т'мора, решил немного подождать. И не прогадал. Еще не успели стихнуть шаги ушедших хоргов, как в комнату проскользнул еще один белогривый, и застыл перед столом, за которым успел усесться хозяин кабинета.
   - Иллой, собери круг семьи. У нас есть что обсудить. - Приказал эр Римм.
   Через десять минут, в кабинете был собраны все члены круга. Они молча расселись вокруг длинного стола, и выжидающе уставились на хозяина дома.
   - Я собрал вас, что бы сообщить две новости. Первая - Броз жив. - Тихо проговорил эр Римм, обводя присутствующих тяжелым взглядом. Ответом ему была тишина. - И вторая новость, мы выходим на охоту.
   - Цель? - Проронил нестарый еще хорг, сидевший в глубоком кресле, напротив главы клана.
   - Один из представителей клана ап Хаш. - После этих слов, присутствующие начали переглядываться, но опять же, молча. Глава клана дождался, пока все взгляды не скрестятся на нем, и пояснил, - это не война кланов. Нас интересует только его глава... и, возможно, его будущая супруга. Но сам глава, все же, предпочтительнее. И еще один момент. Он нужен нам живым.
   - Зачем? - Спросил все тот же хорг, взявший на себя обязанности Голоса круга семьи ап Ннест.
   - Этого, Броз не сообщил. Наша задача проста. Захватить Арролда ап Хаш и, как можно скорее доставить его к месту, известному присланному личем гонцу. Доведите эту информацию до подчиненных, и начинайте собирать боевые звезды.
   - Римм, я говорил тебе это уже не раз, но повторю снова. Броз погубит наш клан. Он фанатик. И то, что ты сейчас нам поведал, лучшее тому подтверждение. - Сухо заговорил Голос клана. - По приказу этой мумии, ты собираешься распалять распри меж кланами. Мы только-только начали оправляться от последствий Сандоварской трагедии, а ты, следом за этим мешком с костями, снова хочешь втянуть нас в очередную бойню...
   - Это, всего лишь Охота! - Бесстрастная маска главы клана дала ощутимую трещину.
   - Нет, именно бойня. - Спокойно повторил его оппонент. - Подобными действиями мы противопоставим себя, пусть небольшому по количеству владений, но одному из сильнейших магических кланов Хорогена, в который, к твоему сведению, входит существо, сумевшее победить твоего обожаемого Броза в Круге Чести.
   - Броз жив. - Возразил хозяин кабинета.
   - Он бежал. - Припечатал хорг. - А это поражение. Но, пусть. Ты знаешь, что это было за существо? Нет?
   - Какое это имеет значение? - Чуть успокоившись, медленно произнес эр Римм.
   - Большое. Противником мумии, был сумеречный дракон. Арн. - Ответил Голос круга и, присмотревшись к главе клана, проговорил. - Так я и думал. Ты не знал. Как всегда, происходящее в столице тебя не интересует... А теперь, ответь. Ты действительно хочешь устроить в Хорогене войну кланов, по воле сбрендившего от старости фанатика, до сих пор мечтающего "очистить мир от светлых ублюдков"?
   - Круг отказывается повиноваться? - Тяжело поднявшись из-за стола, официальным тоном спросил хозяин дома, оставляя речь оппонента, без ответа.
   - Круг не считает возможным привлекать воинов клана для решения личных вопросов его главы, но не может отказать главе в иной помощи. - Так же поднявшись из-за стола, проговорил Голос круга. - Деньги, артефакты, связи. Располагайте ими, владетельный эр Римм, по вашему усмотрению, на ВАШ страх и риск.
   - Что ж. Благодарю. - Глава клана отвесил, поднявшимся со своих мест членам круга семьи, короткий полупоклон, и те, одновременно поклонившись в ответ, потянулись к выходу.
   - Иллой! - Как и в прошлый раз, помощник главы клана появился бесшумно. сразу после ухода очередных посетителей, и застыл перед разъяренным хозяином дома. Эр Римм смерил помощника коротким яростным взглядом, и приказал, - Казну открыть. Немедленно отправляй своих подчиненных по трактирам, здесь, в Россте, в Маррше и Грооте, мне нужно три-четыре десятка наемников. Лучших наемников, Иллой. Тебе понятно?
   - Да, эр. - Кивнул белогривый.
   - Денег не жалей. Заказ на две-три декады, возможно с кровью. Свободен. И... - Голос хозяина дома остановил ринувшегося исполнять приказ белогривого, на пороге кабинета. - Постарайся обойтись без особого шума.
   - Будет исполнено, эр. - Склонившись в глубоком поклоне, Иллой исчез за дверью. На комнату тут же опустился Полог тишины, а в следующий миг, в стену рядом с окном, с жутким грохотом врезалось тяжелое пресс-папье в золотой оправе. Эр Римм, наконец-то, дал выход своей злости, и принялся крушить собственный кабинет. Он настолько увлекся процессом, что даже не заметил, как шваркнутый им об стену аксессуар исчез в тени. И уж тем более, ему не дано было увидеть, как сжимающий в передних лапах драгоценную безделушку, довольный угольно-черный змей понесся к выходу из особняка.
   Получивший информацию от Уголька, Т'мор на мгновение впал в ступор... Зачем личу понадобился Арролд? Из мести? Но тогда, почему его должны, непременно, доставить живым? Что бы помучить, что ли? Бред какой-то... Если только это не шантаж. Но, кого хочет шантажировать Броз? Владыку Хорогена? Смешно. Клан ап Хаш? А ведь, как вариант... Нет, он же не в курсе, что Т'мор - фамильяр клана, и первый претендент на главенство, пусть и формальный... или в курсе?
   От наплыва эмоций, Т'мор хрястнул со всей дури по камню укрывшего его своей тенью, дома, и вдруг, в голове его, словно что-то щелкнуло. Конечно! Личу вовсе нет дела до какого-то клана. Шантажировать он собирается самого Т'мора! Ведь именно у него хранится пресловутый кристалл, из-за которого и заварилась вся эта каша... М-да уж. Хорошо еще, что личу ничего неизвестно о Рилле! А то бы головной боли, у Т'мора стало бы куда как больше... А ему, и уже имеющейся, с лихвой хватает.
   И что теперь делать? У Арролда впереди свадьба, куча всяких разъездов с визитами, приемы... А у клана, действительно, не так много возможностей охранять своего главу. Да и взбрыкнет Ари от такой опеки, это как пить дать! Ну, ничего... глава ап Хаш и сам маг не из последних, да и Т'мор рядом будет. Эх... Еще бы с десяток бойцов для прикрытия Ллайды найти, на всякий случай, и Броз, вместе со своим последователем Риммом, могут идти лесом. А это идея! Сам Арролд от охраны будет отбрыкиваться руками и ногами, а вот если организовать охрану не ему, а супруге, он это скушает. Осталось дело за малым, уговорить Ллайду и найти ей телохранителей... Ну, что касается последнего, то, кажется, случай и собственная глупость Т'мора, сделали эту работу за него, не далее как вчера вечером. Так что, с охраной проблема вполне решаема, но вот с Ллайдой... Придется постараться уговорить.
   Т'мор вздохнул, поднимаясь с прохладного камня, и только тут заметил, что Уголек пытается запихнуть ему в карман какой-то тяжелый предмет.
   - Ты где это взял, клептоманище? - Выхватив из лап недовольного змея пресс-папье, парень подкинул его на ладони, мимоходом отметив несколько погрызенный вид добычи своего питомца и, получив от него сердитый мыслеобраз, расхохотался. - А я-то думаю, куда у меня из карманов злотни пропадают?
   Уголек сердито насупился, и что-то невнятно фыркнул, обдав Т'мора палящим жаром.
   - Куда тебе еще расти?! - Возмутился парень. - И так уже, колбасой двухметровой заделался!
   Глаза змея опасно сверкнули.
   - Ну, ладно-ладно. Не обижайся. Раз тебе это так сильно нужно, не смею мешать... Но все-таки, постарайся ничего больше не тырить. Захочешь поглодать золота, лучше просто скажи мне. Уж пара-тройка монет, у меня для тебя всегда найдется. Лады?
   Уголек чуть успокоился, смерил хозяина изучающим взглядом и, согласно кивнув, почти моментально растворился в татуировке. А Т'мор, не раздумывая, направился в гостиницу. Уж очень ему хотелось опередить Иллоя в его поисках наемников.
   И у него это получилось.
   - Грым... - Т'мор застыл на пороге гостиницы, глядя на задремавшего у конторки утта.
   - А? О, Т'мор... - Грым потянулся, сладко зевнул, и вопросительно уставился на визитера. - Ты что-то хотел?
   - Именно. Можешь на время прикрыть трактир? Все равно до заката посетителей не будет, а у меня к тебе есть серьезный разговор.
   - А вдруг? - Хмыкнул утт.
   - Возможные убытки, я возмещу. - Быстро ответил Т'мор.
   - Ург с тобой. - Вздохнул Грым, поднимаясь из-за конторки. - Злотень на бочку, и моя гостиница в полном твоем распоряжении. До заката, разумеется
   - Договорились. Поговорим в зале? - Кивнул в сторону дверей парень, одновременно вытаскивая из кармана золотую монету. Сейчас, он экономить не собирался. Утт в очередной раз хмыкнул и, быстро заперев дверь трактира, потопал в указанном направлении, даже не поинтересовавшись причинами такой секретности. В конце концов, если этому магу так нужно поговорить, то он и сам все расскажет...
   - Значит, наемники, да? Зачем они тебе нужны, я расспрашивать пока не стану, не время. - Потер переносицу Грым, выслушав вопрос Т'мора, и заерзал на стуле, поудобнее устраиваясь за столом в пустом, по дневному времени, обеденном зале. - Но рассказать о них потенциальному нанимателю, почему бы и нет? Только учти, Полуночный Хороген, особое место, знаешь ли. И здешние наемники, тоже особые, не за всякий заказ возьмутся.
   - И в чем же ваше отличие от прочих? - Поинтересовался Т'мор.
   - В пустыне Негур. - Ухмыльнулся утт. - Все наемники близлежащих городов, прежде всего, проводники. Мы водим караваны торов через ее полуденные пределы, за Озерный край, к ханьцам, и могу тебя уверить, никто не знает эти места лучше нас. Нет, в соседних с нами городках, Маррше или Грооте, например, можно найти и обычных наемников, из тех, кому без разницы, чем заниматься, лишь бы монета звенела. Но их немного. Десятка два, от силы, три. Здесь, в Россте, таких нет. Нам, знаешь ли, конкуренты не нужны.
   - Хм... Значит ли это, что пригласи вас кто-нибудь из владетелей для участия в "особой охоте", твои коллеги откажутся? - Протянул Т'мор.
   - Не могу утверждать этого, наверняка. - Покачал головой Грым. - Мы ведь тоже отнюдь не душки, так что здесь многое будет зависеть от цены... и "дичи". Могу только заверить, что в откровенную грязь ни один полуночник не полезет...
   - Ты не понял меня, Уттенок. - Рассмеялся Т'мор, прекрасно понявший осторожность собеседника в выражениях. - Я вовсе не горю желанием на кого-то охотиться. Речь о другом. Вам могут предложить такой заказ в ближайшее время, на главу моего клана или его супругу... Как ты понимаешь, это со стопроцентной вероятностью разведет нас по разные стороны щита. А мне, знаешь ли, хоть и не пришлась по душе выходка покойного Иггниса, но и воевать с вами, я вовсе не хочу.
   - Хм. Твоего клана... Значит, наши белогривые были правы, а? - Грым на мгновение задумался, а потом рявкнул, - Бринн! Тащи шар!
   - Зачем тебе это? - Насторожился Т'мор, но утт только отмахнулся.
   - Подожди, сейчас все поймешь. - Грым дождался, пока тор принесет переговорный артефакт, и положил на него руку. - Общий сбор.
   - Здорово Уттенок, здесь Хаган Рык, синдик наемников Маррша. - Донесся голос из потемневшего шара, так и не отобразившего собеседника Грыма.
   - Приветствую синдика Росста. Здесь Маррл Рраена, командир отряда "Гроот". - Второй голос, донесшийся из артефакта, заставил Т'мора хмыкнуть.
   - Хорошего дня. - Пророкотал Грым. - Со мной рядом находится человек... из Аэн-Мора, и он принес кое-какие новости, думаю, вам будет очень полезно их выслушать.
   - Человек? - В голосе Хагана явно слышалось удивление. - Надеюсь, его наставник там же?
   - Этому человеку наставник ни к чему. - Ухмыльнулся утт.
   - Даже так? - Холодный тон Маррла чуть потеплел. - Я знаю одного такого хумана, слышал о нем, от главы клана. Приветствую, эр Т'мор.
   - Рад слышать представителя клана Рраена, эр Маррл. - Ответил удивленный парень.
   - Бывший представитель клана. - Без неприязни поправил Т'мора, хорг, и так же легко пояснил. - Я покинул семью сотню лет назад. А теперь, Грым, выкладывай свои новости, Мы слушаем.
   Утт пересказал короткую беседу с Т'мором, и замолк. Первым, тишину нарушил Рраена.
   - Я, конечно, давно не завишу от своего клана, но становиться врагом собственной семьи, не намерен. - Проговорил хорг. - Обещаю, что удержу своих бойцов от заказа.
   - Причем здесь твоя бывшая семья, Маррл? - Осведомился Хаган.
   - У них союзный договор с ап Хашами. - Спокойно ответил тот. - А если я правильно понимаю, то заказ будет именно на Арролда ап Хаш. Главу клана.
   - Или его будущую супругу. - Добавил Т'мор. - Свадьба со жрицей Тьмы Ллайдой, назначена на исход лета.
   - Так здесь еще и жрецы замешаны? - Воскликнул Хаган и, справившись с собой, быстро проговорил. - Вот уж с кем я точно не хочу воевать. Поддерживаю Маррла.
   - Замечательно. - Рыкнул Грым, довольно потирая руки. - Осталось договориться об оплате, парень.
   Т'мор, до этого, несколько удивленный покладистостью наемников, понимающе ухмыльнулся.
   - А удержать свободных наемников вы сможете?
   - Вот, чего нет, того нет. - С сожалением ответил Хаган. - Они не входят в наш цех. Но, думаю...
   - Согласен с Рыком. - Перебил его хорг. - Мы предупредим тебя, эр Т'мор, если они возьмутся за заказ. А теперь, думаю, можно обсудить размеры оплаты...
   - Сколько? - Вздохнул Т'мор, приготовившись к основательному кровопусканию уготованному его кошельку.
   - Деньги нас сейчас не интересуют. Но, скоро придет пара караванов, хотелось бы обновить запасы артефактов... - Проговорил хорг, и начался долгий, утомительный торг.
   По прикидкам Т'мора, только нейтралитет цеха полуночников обошелся ему в довольно кругленькую сумму, даже с учетом того, что большая часть требуемых артефактов была на складах клана ап Хаш... После этих подсчетов, он даже немного скис, представив, во что обойдется найм охранников для Ллайды...
   Но, все оказалось куда радужнее, чем он предполагал, и три сотни злотней с легкостью решили проблему телохранителей. Хаган, правда, чуть не поссорился с Грымом, доказывая, что именно его полуйотуны должны отправиться в Аэн-Мор, но обошлось. Так что, по завершении заседания синдиката цеха, Грым довольно вздохнул.
   - Когда отправляемся, господин заказчик? - Усмехнулся утт.
   - Думаю, сегодня вечером. Но, предупреждаю, вы отправитесь без меня. Я вас встречу уже в Аэн-Море. - Развел руками Т'мор.
   - Думаешь, успеешь? - Недоверчиво спросил Грым.
   - Вполне. Особенно, если выберусь прямо сейчас. - Ответил парень.
   - Ну, смотри. Мы выедем, как только сюда прибудет отряд из Маррша, заменить моих бойцов, в сопровождении каравана торов. - Проговорил утт.
   - А сами торы, против не будут? - Осведомился Т'мор. - Все-таки, у вас с ними, заключен договор, нет?
   - Договор заключается с синдикатом, и только мы трое можем решить, кто именно будет сопровождать караван на его пути в империю Хань. - Пояснил Грым. - Так что, никаких проблем с заказчиками не будет...
   Их разговор был прерван появившимся в зале Бринном, сообщившим, что у входа толчется несколько хоргов клана ап Ннест, всенепременно желающих побеседовать с владельцем гостиницы.
   - Кажется, мне пора. - Хмыкнул Т'мор.
   - Ты поэтому просил прикрыть трактир? - Ухмыльнулся Грым.
   - Ну да. - Согласился парень. - А теперь, извини, но я очень не хочу встречаться с этими белогривыми в твоем доме, поэтому... до встречи в Аэн-Море, Грым.
   - И как же ты собрался уходить, интересно? Может проводить тебя до черного хода?
   - Нет надобности, я выйду через окно в своей комнате. Мне же еще нужно забрать свои вещи. - Ухмыльнулся Т'мор, и унесся наверх.
   - Ну-ну. До встречи, Т'мор. - Пробормотал утт, и двинулся в холл, открывать двери покровителям Росста.
   Вихрем промчавшись по лестнице, Т'мор влетел в свою комнату, в несколько движений запихал в сумку пару купленных в местных лавках безделушек и, скрывшись в тени, выскользнул в окно.
   До башни мага, парень добрался в считанные минуты. Ошарашив хозяина дома требованием предоставить ему переговорный шар, Т'мор связался с резиденцией клана в Аэн-Море.
   Арролд был немного удивлен требовательным тоном побратима, но, поняв, что без серьезной причины, тот не стал бы так себя вести, клятвенно пообещал, что Ллайда обязательно будет вечером дома и никуда не исчезнет, до возвращения Т'мора из Росста.
   Фактически, на бегу, попрощавшись с ошеломленным Рритом, Т'мор вышел из башни и, почти бегом направился к городским воротам. Миновав стражу у въезда в Росст, Т'мор быстро добрался до ближайшей рощи, с сожалением покосился на все еще высокое солнце и, углубившись в заросли, перевоплотился в дракона. Миг, и черный призрак понесся вперед, с легкостью проходя сквозь деревья и кустарник. Подниматься на крыло, Т'мор не решился, а потому стелился над землей, стараясь держаться направления на Аэн-Мор.
   К закату, дракон уже видел исполинские Башни горного города, а к полуночи, в ворота Аэн-Мора, вошел худощавый молодой человек в черном ринсе, и постукивая тростью по брусчатке, двинулся к центру города.
   Арролда и Ллайду, Т'мор нашел в полюбившейся ему гостиной. Здесь же, клевал носом у потушенного камина, и Байда, встрепенувшийся, едва хлопнула входная дверь.
   Рассказ парня о событиях в Россте, свидетелем и участником которых ему довелось стать, заставил Арролда и Ллайду сильно взволноваться. Если недавняя новость о выжившем личе, была принята почти спокойно, то известия о том, что Броз не отступился, и готов пойти даже на прямое противостояние кланов Хорогена, в своих попытках завладеть кристаллом, напрягли Арролда куда сильнее. Да и не только Арролда. Байда, присутствовавший при их разговоре, выматерился на языке росичей, и почти тут же откланялся. На вопрос Т'мора, куда артефактор так торопится, тот лишь буркнул, что эту информацию нужно сообщить Аллину, и свалил.
   - И что теперь? - Ллайда перевела взгляд с Арролда на Т'мора.
   - Теперь? Ничего. Дождемся твоих телохранителей, и будем продолжать подготовку к свадьбе. - Ответил глава клана и. повернувшись к побратиму, благодарно кивнул. - Это была очень славная идея, Т'мор, благодарю.
   - Хм. - Будущая супруга Арролда явно не разделяла мнения хорга, но перечить, к удивлению Т'мора, не стала. А ведь парень всю дорогу до Аэн-Мора, мысленно готовился к словесной баталии с эрией, по этому поводу.
   - Не стоит. - Махнул рукой Т'мор. - Это и в моих интересах. У меня, знаешь ли, нет совершенно никакого желания оставаться в наследной линии клана. А Ллайда, это мой единственный способ избежать нежелательного развития событий, если что...
   - Хам. - Припечатала эрия.
   - Уж какой есть. - Развел руками Т'мор. - Ну да ладно. Новости я вам рассказал, о наемниках доложил, можно и делом заняться.
   - Каким делом? Куда это ты собрался? - Покачал головой Арролд. - Ты теперь будешь вместе с нами заниматься подготовкой к свадьбе.
   - Извините, други, но нет. - Не согласился Т'мор, с глубоким, хотя и несколько деланным, печальным вздохом. - Ари, вы и без меня прекрасно справитесь. А у меня сейчас есть более жизненно важное занятие.
   - Т'мор, я ведь и обидеться могу. - Чуть нахмурился побратим, но Ллайда его перебила...
   - И что же это такое?
   - Надо найти способ упокоить Броза. Если я правильно понял, то он из тех фанатиков, кто никогда не отступается от однажды принятого решения. А ждать, пока он подохнет сам, как показывают тысячелетия, бесполезно.
   - Хм-м... - Ллайда побарабанила пальцами по подлокотнику своего кресла, и вдруг хитро улыбнулась. - А если я помогу тебе найти способ его упокоения... ты поможешь с подготовкой обрядов к свадьбе?
   - Настоящая женщина. - Хмыкнул Т'мор. - Всегда знает, что в этом мире действительно важно, а что, просто пыль под ногами... Согласен, эрия.
   - Смотри, ты обещал. - Ллайда поднялась с кресла. - Подождите пару минут. Кажется, в здешней библиотеке я видела кое-что, что может нам пригодиться.
   Арролд с Т'мором переглянулись и одновременно кивнули, но Ллайда, уже направившаяся к двери, этого даже не заметила. Спустя десять минут, которые побратимы провели в полном молчании, эрия вернулась в гостиную с толстенным старинным фолиантом подмышкой.
   - Вот. - Она торжествующе воздела находку над головой и, усевшись в кресло, начала быстро перелистать страницы древней книги, удобно устроившейся у нее на коленях. Наконец, Ллайда, очевидно, отыскала нужный текст, быстро пробежала по нему глазами, и заговорила. - Значит так. Слушайте внимательно. Немертвые, они же личи, на конечном этапе своего становления, жертвуют свою жизнь Тьме. Такая жертва становится своего рода платой, за отсутствие смерти. Но! Это не значит, что лич бессмертен. Он, всего лишь не может умереть от естественных причин. Да, убить немертвого довольно сложно, как может быть проблематично сломать какой-либо самовосстанавливающийся артефакт, в который собственно и превращается тело лича после окончательной трансформации. Но, как и всякий артефакт, его тело может быть разрушено, например, пламенем... Кстати, твое призрачное пламя, оно же, "дыхание Хаоса", в этой книге тоже фигурирует, как представляющее чрезвычайную опасность для лича. - Проговорила Ллайда.
   - Хм. Что-то не верится. Уж больно лихо он избежал этого самого "дыхания" в нашу последнюю встречу. - Протянул Т'мор. - Кстати, а что это за книжка такая?
   - Ну, вообще-то, это трактат лиги Отрешенных, организации некрономов и целителей, запрещенной еще семьсот лет назад, за пропаганду философии Смерти, "ведущей к полному вырождению великой расы хоргов", как было сказано в обвинительном акте. - Чуть смущенно, как показалось Т'мору, хмыкнула девушка. - Я по делу Отрешенных, писала эссе во время обучения в Храме... Помнится, мне тогда этот трактат разрешили прочесть, лишь под присмотром наставника. А тут, он запросто валяется на всеобщем обозрении. Весело, да?
   - Слушай, ну валяется и валяется. Тебе что, завидно? - Протянул Арролд.
   - Между прочим, за хранение подобной литературы, можно и порицание владыки схлопотоать. С поражением в правах и неполной конфискацией имущества. - Заметила Ллайда, вздохнувшему хоргу.
   - А книжка эта, она о чем? - Прервал начинающуюся пикировку Т'мор.
   - О том, как стать немертвым и какие сложности ждут адептов на этом пути. - Тут же оттарабанила Ллайда.
   - То есть, практическое пособие, и правила техники безопасности... - Задумчиво протянул Т'мор. - Ладно, ург с ним. Но как быть с тем, что мое пламя не подействовало на лича. Что это, ошибка в книге?
   - Нет. - Покачал головой Арролд. - В книге все точно. Ручаюсь. И не надо на меня так смотреть! Моего прапрадеда, который как раз и состоял в лиге, сожгло именно "дыхание Хаоса". И, нет Т'мор, - заметив, что следом за Ллайдой, что-то пытается сказать и побратим, Арролд махнул рукой, - твое призрачное пламя, это именно "дыхание" и есть. Его ни с чем не перепутаешь. Вывод может быть только один. Броз, каким-то образом, мгновенно переместился в пространстве. И я склоняюсь к тому, что помог ему в этом личный портал, вроде тех, что использовали арны. Все-таки, лич жил и в то время, когда твои предки, Т'мор, еще ходили по Мор-ан-Тару, и вполне мог разжиться у них, если не схемой изготовления подобного артефакта, то уж самим порталом, наверняка.
   - Так сколько лет прошло! Он бы рассыпался давно. - Хмыкнул Т'мор.
   - Ну-ну. Как и ловушки в подземелье, да? - Насмешливо покивал головой Арролд. и парень не нашел, что возразить.
   - Если честно, то мне тоже приходил в голову вариант с перемещением. По-крайней мере, ничем другим, объяснить причину его выживания я не могу. - Пробормотал Т'мор. - А значит, мне все равно придется лезть в библиотеку базы, и искать способы блокирования различного рода перемещающих артефактов.
   - Уверен, что найдешь? - Приподнял бровь Арролд.
   - Нет. - Вздохнул Т'мор. - Там, конечно, обширная коллекция, но большая ее часть содержит довольно специфическую информацию. Так что...
   - Рыться в этой библиотеке, можно до скончания веков. А у нас на это нет времени, так? - Закончила за него Ллайда.
   - Ну... - Хмуро кивнул Т'мор.
   - Так почему бы не просить о помощи Тьму? - Проговорила эрия.
   - Как ты себе это представляешь? Прыгнуть в колодец, и спросить?
   - Если жертва будет достаточно сильна, то Тьма может наградить некой способностью. Временной или постоянной, опять же будет зависеть от силы жертвы. Не понимаете? - Вздохнула Ллайда. - Ладно. Попробуем с другого бока. Когда риссы проходят Горнило Хаоса, они жертвуют свой дар в обмен на ту же способность перемещения меж мирами, так?
   - Ты хочешь сказать, что если принести серьезную жертву, то Тьма может в ответ дать способность блокировать любые портальные перемещения? - До Арролда дошло, первого.
   - Если правильно рассчитать ритуал, то да. Но уж с этим-то я справлюсь, не впервой. - Отчетливо усмехнулась Ллайда.
   - Кажется, мне все-таки придется участвовать в приготовлениях к свадьбе. - С улыбкой, заключил Т'мор.
  

ЧАСТЬ 3. САНДОВАР

Глава 1. Дорог не подарок, дорого внимание...

   Расчеты и подготовка к принесению жертвы заняли у Ллайды не так уж много времени. И Т'мор искренне недоумевал, почему эрия бросает на него такие злобные взгляды, стоит ему попасть в поле ее зрения... Разве пять дней, это так много? Сам он проводил по двадцать часов в сутки в библиотеках или лаборатории Байды, и приползал в резиденцию ап Хаш, частенько за полночь, но ведь не рычал и не прожигал никого смертоубийственными взорами...
   На исходе пятого дня, Ллайда, оставив за дверью недавно приехавших из Росста, и тут же приступивших к своим обязанностям телохранителей, ввалилась в комнату только что заснувшего Т'мора и, растормошив его, потащила в подвал, демонстрировать выполненную работу. Еще толком не проснувшийся парень, обвел взглядом исчерченный плотными витками рунического письма пол небольшого помещения, в центре которого возвышался украшенный таким же оригинальным "орнаментом", каменный постамент, и вяло хмыкнул.
   - Круто. И?
   - Что? - Не поняла Ллайда.
   - Ну вот, начертила ты это все, и что дальше? - Пояснил Т'мор.
   - Дальше? - Девушка как-то резко выдохнула. - А дальше, придурок, ты найдешь то, что мы принесем в жертву. Или на этом алтаре окажется твоя тупая башка. Все ясно?
   - Ага. - Разом проснулся парень, и протараторил на одном дыхании, - все понял, осознал, каюсь. Благодарю тебя, Ллайда. Ты просто замечательно все сделала...
   - Убью, хуман. - Почти прошипела эрия, медленно надвигаясь на Т'мора.
   - Ну извини. Я сейчас немного не в том состоянии, что бы по достоинству оценить твой труд. - Уже серьезно проговорил парень, потирая красные от недосыпа глаза. Работа в библиотеке и ударный труд в лаборатории артефактора, действительно отразились на Т'море не самым лучшим образом. Темные мешки под глазами, усталость, и постоянное желание выспаться, усугубленное неприятным чувством опустошенности источников, за каких-то пять дней стали для него нормальным состоянием. Но поскольку в резиденции он появлялся лишь поздно ночью, и уходил в город с рассветом, этого никто не замечал. Только сейчас, окинув внимательным взглядом побратима своего будущего супруга, Ллайда заметила, что тот еле стоит на ногах.
   - Когда ты последний раз ел?
   - Э-э... Вчера? - Попытался вспомнить Т'мор, но, наткнувшись на потемневший взгляд эрии, лишь виновато пожал плечами.
   - Идиоты. - Констатировала Ллайда и, выглянув за дверь, подозвала одного из двух своих "конвойных". - Брагги, будь добр, доставь Т'мора обратно в его комнату. А Литан пока побудет со мной. Я все равно не собираюсь сегодня покидать резиденцию. Иди. Найдешь меня потом в кабинете главы клана.
   - Сделаю. - Коротко пробасил бочкообразный тор и, проследив взглядом за направившимся к лестнице, покачивающимся Т'мором, отправился следом, стараясь держаться так, что бы успеть подхватить его, если тот вдруг потеряет равновесие.
   На следующее утро Т'мор проснулся на диво отдохнувшим, и в замечательном настроении. Правда, едва он увидел заглядывающее в окно его спальни полуденное солнце, радости на лице парня немного поубавилось, и он вскочил с кровати, с твердым намерением одеться и нестись в лавку Байды, где они, с хозяином мастерской, все последние дни работали над парой сложнейших артефактов. Но не тут-то было. Стоило Т'мору встать на ноги, как появившаяся в дверях его спальни, домоправительница, коротко и доходчиво, буквально в двух словах, объяснив парню всю глубину его ошибки, безапелляционно потребовала, что бы тот вернулся в постель.
   - Но, моя работа... - Начал было Т'мор, за что схлопотал уничижительный взгляд полуйотунши.
   - Ваши побрякушки, Байда вчера закончил. Они в ларце на твоем рабочем столе. А теперь, марш в кровать.
   - Как, вчера?! - Опешил Т'мор, на автопилоте забираясь под одеяло. - Там же работы было еще дня на два, как минимум.
   - Четыре. - Коротко ответила домоправительница, подсовывая парню несколько разноцветных фиалов, но заметив недоумение на лице парня, сжалилась. - Без тебя, Байда управился за четыре дня.
   - Не понял. Я что, четыре дня спал? - Офигел Т'мор.
   - Ну да. - Невозмутимо кивнула домоправительница. - И скажи спасибо Ллайде, если бы она не увидела, в каком ты находишься состоянии, то при таком раскладе, думаю, сегодня, тебя как раз волокли бы на погребальный костер.
   - Неужели? - Пробормотал Т'мор, глотая горькую жидкость из фиала, сунутого ему в руку, домоправительницей.
   - Ну, может, я немного преувеличиваю... - Пожала плечами матушка Ирна, - но, разве что самую малость. А теперь отдыхай.
   - Да я и так... - Попытался протестовать Т'мор, но уже через секунду его глаза сомкнулись, и парень провалился в глубокий сон.
   Во второй раз, Т'мор проснулся около полуночи, оделся и, стараясь не шуметь, выскользнул из спальни, прихватив с собой ларец с артефактами, изготовление которых, так его вымотало. Впрочем, сейчас, Т'мора больше интересовали не созданные на пару с Байдой магические прибамбасы, а куда более приземленные вещи, вроде большого количества еды. Иначе говоря, парня терзал зверский голод. Даже два, если учесть наличие Уголька, вынужденного поститься за компанию с хозяином. К облегчению Т'мора, на кухне было пусто, и он, со спокойной душой опустошив холодильный шкаф, принялся готовить себе ужин.
   Завалив разделочный стол едой, парень удобно устроился на массивном тяжелом стуле, явно предназначенном для солидных габаритов домоправительницы, и приступил к ужину, благоразумно отложив осмотр артефактов на потом. Но, не успел он толком насытиться, как на кухню вошел сонный Арролд. Впрочем, сон с него слетел в ту же секунду, как он увидел Т'мора.
   - Однако... Хорошей ночи. - Протянул хорг.
   - И тебе того же. - Кивнул Т'мор, старательно прожевывая очередной кусок мяса. Наконец, он его проглотил, и договорил, уже куда более внятно. - Ну, чего встал как не родной? Ты же тоже перекусить пришел? Ну, так присоединяйся... пока я все не съел. Заодно расскажешь, что тут происходило, пока я был в отключке.
   - Хам. - Хмыкнул Арролд, вооружаясь двузубой вилкой и подвигая к заваленному едой столу, табурет.
   - Аристокра-ат... - Протянул в ответ парень, наблюдая, как Арролд подхватывает пальцами одиноко лежащий на тарелке скользкий соленый гриб.
   - А ты попробуй его вилкой догони... - Прожевав добычу, ответил хорг.
   - Ну-ну. - Покивал парень. - Так все-таки, есть какие-нибудь новости?
   - Есть. А как же... - Проговорил Арролд и, замолчав, принялся шарить по блюдам и мискам в поисках чего-нибудь вкусненького.
   - Мне из тебя клещами сведения тянуть прикажешь? - Осведомился Т'мор, убедившись, что его собеседник не собирается ничего рассказывать.
   - Слушай, Т'мор, дай поесть, а? Вот перекушу, пойдем в кабинет, сядем у камина, и там поговорим.
   - Как скажешь. - Отступил парень, возвращаясь к своей тарелке.
   В кабинет они попали только через полчаса.
   - Значит так. Что касается новостей... - Заговорил Арролд, устроившись в своем любимом кресле. - Новость первая. Пока ты приходил в себя, Ллайда еще раз проверила ритуалы, и пришла к выводу, что повторить эффект Горнила Хаоса, ей не по зубам.
   - Не понял... - Покачал головой Т'мор. - То есть, все то, что она начеркала в подвале, коту под хвост?
   - Нет, почему же. - Отмахнулся Арролд. - Чертеж правильный, рунные связки верные, просто объектом воздействия в ритуале, как выяснилось, может быть только какой-либо предмет. На живых существ, у Ллайды просто сил не хватит. Иначе говоря...
   - Вместо приобретения способности, мы получим первостихийный артефакт. - Договорил Т'мор. - А что может быть жертвой, Ллайда не сказала?
   - Ну, ты же понимаешь, что это почти невозможно просчитать. - Вздохнул Арролд. - Придется что-нибудь придумывать. Причем, тебе.
   - Это с чего вдруг? - Вскинулся Т'мор.
   - Ну как? Ты же у нас артефактор. Создай что-нибудь эдакое, мы его в жертву и принесем. - Фыркнул хорг.
   - Спасибо. Я уже насоздавался. - Скривился Т'мор. - Слушай, а может, просто выкрасть что-нибудь хорошо охраняемое, или просто что-нибудь, но из очень хорошо охраняемого места?
   - И это представитель древнего уважаемого клана, и не менее древнего и уважаемого Дома... - Удрученно вздохнул белогривый. - Тебе в детстве мама не говорила, что воровать не хорошо?
   - Если бы я слушал, и исполнял все, что говорила моя мама, то давно бы с голоду сдох. - Огрызнулся Т'мор, зло сверкнув глазами. Но, почти тут же успокоился. - Нет, ну в самом деле, Ари! Это же не обязательно должна быть дорогая вещь? Достаточно будет того, что ее сложно заполучить!
   - Ладно, ург с тобой. Делай что хочешь. Мне только одно интересно, откуда ты так хорошо знаешь теорию жертвоприношений, а? - Поинтересовался хорг.
   - Откуда-откуда, я, между прочим, в академию не просто так ходил!
   - У риссов, что ли? - Зачем-то уточнил Арролд.
   - У них. - Т'мор вспомнил Риллу, и на губах у него заиграла улыбка. Ничего, вот разберется с личем, а там можно будет и к дому ан-Торру наведаться, обсудить различие взглядов на будущее синеглазки.
   - Эй, Т'мор! Ты куда уплыл? - Арролд пощелкал пальцами перед лицом парня, и тот встрепенулся.
   - Чего?
   - Новости, говорю, дальше слушать будешь? - Спросил хорг.
   - Конечно. Выкладывай.
   - В тот день, когда ты вырубился, Грыму пришло сообщение от синдиката, что два десятка вольных наемников покинули Маррш и Гроот. А вчера, они прибыли в Аэн-Мор, и не одни. Гонец и заказчик тоже приехали, с собственной свитой. В общей сложности, у них в распоряжении сорок семь бойцов.
   - Вот как... Маленькая армия, однако. - Протянул Т'мор. - Это точно?
   - Еще бы. - Кивнул Арролд. Грым выставил своих наемников на всех воротах, а поскольку, каждый из них знает конкурентов в лицо, ошибка исключена. Кстати, в Аэн-Мор, они прибывали небольшими группами по пять воинов. И все группы смешанные, ни одной полностью состоящей из наемников. В каждой был представитель заказчика.
   - Скорее уж гонца. - Заметил Т'мор. - Ты же помнишь, я говорил, что круг семьи отказал главе клана ап Ннест, в предоставлении собственных воинов.
   - И ург бы с ними. Нам еще битвы кланов не хватало, для полного счастья. - Ответил Арролд. - Но знаешь, четыре боевых звезды наемников, да при поддержке пяти звезд лича, это тоже немало. Как только Грым сообщил о выходе ап Ннеста, я объявил общий сбор. Сейчас, все ап Хаш, что находятся в Аэн-Море, несут дежурство в резиденции, так что, народу у нас прибавилось. Хорошо еще, что все эти приготовления удается списывать на подготовку к свадьбе... Иначе, по городу уже поползли бы неприятные слухи. А мне совсем не хочется сообщать противнику, что мы готовы к нападению... Пусть уж лучше ап Ннесты остаются в неведении относительно нашей информированности.
   - То есть, фактически, мы уже на осадном положении? - Уточнил Т'мор.
   - Именно. - Кивнул Арролд. - Но я думаю, это ненадолго. Ап Ннест не станет штурмовать резиденцию. Слишком много здесь защитников, а значит, без шума не обойдется. Но и ждать окончания торжеств ему тоже не с руки. А значит...
   - А значит, - подхватил Т'мор, - атаковать они будут на одном из ваших выездов в город. Остается только подготовиться к этому.
   - Точно. - Арролд присмотрелся к сияющему, как новенький злотень, Т'мору, и прищурился. - Ты ничего не хочешь мне сообщить?
   - Может быть, может быть. - Т'мор демонстративно погладил крышку, притащенного с собою ларца.
   - И? - Протянул Арролд. В ответ, парень ухмыльнулся и, открыв шкатулку, вынул из нее пару простеньких стальных колец, усыпанных мелкими черными опалами. Положив их на ладонь, Т'мор взглянул на кольца внутренним оком и, послав несколько волн силы в стальной ободок, удовлетворенно кивнул, когда те откликнулись чистым тонким звоном.
   - Держи. Одно тебе, другое Ллайде. - Т'мор протянул изделия Арролду, и тот принялся внимательно их осматривать.
   - И что это за убож... хм-м... бижутерия? - Недоуменно спросил хорг, так и не заметив ничего необычного в невзрачном подарке побратима. Разве что несколько тусклых, почти незаметных линий силы мелькнули где-то в глубине металла, но и только...
   - А ты попробуй, надень на палец, и запитай своей силой. Хочешь огнем, а хочешь напрямую из источника. - Ухмыльнулся Т'мор, и когда Арролд, уже уверенный, что его собеседник не заметил оговорки, начал примерять одно из колец, Т'мор договорил, - а на счет убожества, я передам Байде, твое мнение о его художественном вкусе.
   - Смерти моей хочешь? - Хмыкнул хорг.
   - Что ты, ни в коем случае... - Замахал руками Т'мор. - Но вот хорошая трепка тебе точно не помешает!
   - Ну, извини. Просто я как-то не привык стальным кольцам. - Повинился белогривый. - Все-таки даже артефактные украшения, у нас делаются из драгоценных металлов.
   - Поверь, эта сталь, хоть и недорога, но по своим свойствам, даст форы любому драгоценному металлу. - Заверил побратима, парень. - Она обладает способностью собирать небольшое количество энергии из окружающей среды самостоятельно. А это значит, что даже при полной разрядке опалов-накопителей, или если ты окажешься не в состоянии запитать кольцо своей силой, оно все равно будет работать. Конечно, в этом случае, его функционал будет сильно урезан, но...
   Недоверчиво повертев подарок в руке, Арролд, нацепил кольцо на палец, и охнул... На мгновение, стальной ободок окутался темной дымкой, которая тут же всосалась в замерцавшие от притока энергии камни.
   - Что это было? - Прислушиваясь к странным ощущениям, проговорил хорг.
   - Оно настроилось на тебя. Теперь, снять это кольцо можешь только ты сам, и лишь по доброй воле. Даже под чужим давлением, сделать это невозможно... А чтобы ни у кого не возникло желания его снять, у кольца есть возможность стать невидимым... точнее, его можно скрыть в тени.
   - И все?
   - Ха! Все! Скажешь тоже... Это так, меры предосторожности. - растянул губы в улыбке Т'мор. - Основная функция этого кольца, в том, что ты всегда сможешь узнать где находится твоя супруга... если, конечно, она согласится надеть свое кольцо. В нем, кстати, есть аналогичная опция.
   - Т'мор... Это очень грубый намек. - Серьезно посмотрел на него Арролд.
   - Ты о чем подумал, похабник?! - Искренне возмутился парень. - Я ему толкую о том, что в какую бы передрягу не попала его жена, он всегда сможет ее отыскать, а этот хорг все сводит к блуду.
   - Оп. Извини. Просто, ты так сказал... - Сдал назад Арролд.
   - Ург с тобой. Слушай дальше. - Отмахнулся Т'мор. - В случае опасности, достаточно дать кольцу сигнал, и владельца укроет Полог полного отрешения. Он, кстати, может скрыть и спутников владельца. Радиус Полога варьируется от метра, до пяти.
   - Ч-чего? - Не въехал Арролд. - Это что за бред? Такого названия нет.
   - Теперь есть. Спасибо Байде. - Вздохнул Т'мор. - В общем-то, это действительно, только название. На самом деле, полог представляет собой, своего рода пузырь, оболочка которого, по сути, ничто иное, как скованный Хаос. Пробить невозможно. Ничем. Любой касающийся его поверхности предмет, существо, заклятье, излучение, все преобразуется в тот же Хаос, питая саму оболочку и ее скрепы. Если бы ты только знал, как мы намучались с ограничениями, что бы этот пузырь не лопал все пространство и материю, что с ним соприкасается!
   - А... это не опасно? - Покосился на свое кольцо Арролд.
   - С чего бы? - Пожал плечами Т'мор. - Обычными же артефактами ты пользуешься без проблем?
   - Ну... И они, бывает, выходят из строя. - Задумчиво протянул хорг.
   - Чаще всего, артефакты ломаются из-за того, что стирается рунное письмо на них. - Усмехнулся Т'мор. - А здесь, это, в принципе, невозможно. Все рунные связки проверены, сотни раз отработаны и спрятаны внутри кольца. В толще металла. Так что им ничего не грозит, пока не будет разрушено само кольцо. Но к тому времени, волноваться тебе, скорее всего, будет уже не о чем.
   - То есть?
   - Кольцо можно разрушить, лишь уничтожив носителя. Но, на всякий случай, мы перестраховались, так что, надев кольцо, ты вплел его структуру в собственный Узор. А это значит, что при малейшем намеке на нарушение целостности рунных связок в нем, кольцо будет восстанавливаться за счет той матрицы, что хранится в твоем Узоре.
   - Я думал, Байда единственный сумасшедший артефактор в Мор-ан-Таре. Кажется, ошибся. - Пробормотал ошалевший Арролд.
   - О! Это еще не все... - Улыбнулся Т'мор.
   - Подожди. - Перебил его хорг. - А как вы внесли руны ВНУТРЬ кольца?
   - Хм-м. Принцип лазерной гравировки микровзрывами... тебе это о чем-нибудь говорит?
   - Ну...
   - Ясно. Тогда, попробую объяснить на пальцах. Мы привыкли наносить руны на поверхность артефактов, вытравливая их специальными составами, или "прожигая" собственной силой. Здесь, почти тоже самое. Только руны "выжигаются" исключительно силой, внутри материала, Благо, он не является препятствием для внутреннего ока. Главное в этом деле, точность и аккуратность. Ну и хорошее пространственное воображение, разумеется.
   - Твоя идея? - Поинтересовался Арролд, и пояснил, - Спрашиваю, потому как, до сих пор, Байда ничего подобного не делал.
   - Если бы... - Фыркнул Т'мор. - Библиотека в подземельях. Вычитал в подшивке рационализаторских предложений, отправленных в патентный отдел. Какой-то умелец предложил этот способ, для нанесения рун в артефакты, чьи поверхности должны сохранять чуть ли не идеальную чистоту... Но ты меня сбил. Я еще не закончил рассказывать о функционале колец, между прочим.
   - Слушаю. - Кивнул Арролд.
   - Так. На чем я остановился? А! Полог полного отрешения... Да, кроме него, в кольцо встроен передатчик. Если ты, или твоя супруга, влипнете в неприятности, то, отдаете команду артефакту, и он тут же отошлет сигнал на другое кольцо, после чего перейдет в режим маячка. И вот здесь, вступает в действие особенность материала, из которого изготовлены эти артефакты. Даже при полном отсутствии заряды, мощности сборщика хватит, что бы транслировать сигнал... По расчетам Байды, в пределах материка. Кроме того, у колец есть возможность расширения. То есть, мы можем сделать, допустим, по кольцу для каждого члена клана, с функцией оповещения и маячка, на всякий пожарный. Тогда, получив сигнал, любой ап Хаш сможет прийти на помощь родичу. Ну, а у вас появиться возможность собирать всех представителей клана, не заморачиваясь с их поисками. Из основного, все. - Вздохнул Т'мор. - Остальное прочтете в инструкции. В том числе, и то, каким образом отдаются команды.
   - И зачем ты, тогда, все это мне рассказывал, а? - Усмехнулся Арролд.
   - Эй! Должен же я был похвастаться! - Деланно оскорбился Т'мор.
   - Знаешь... А ведь это неплохая вещь для ритуала. - Задумчиво протянул Арролд, крутя кольцо на пальце.
   - Теперь ты решил меня обидеть. - Уже всерьез нахмурился парень. - Знаешь, там... в моем прошлом мире... ну, еще до войны, была такая традиция: люди, решившие соединить свои жизни, обменивались кольцами, в знак преданности друг другу. Это было очень важной частью свадебного обряда. И конкретно эти кольца, наш с Байдой подарок вам на свадьбу. Жаль, конечно, что пришлось нарушить другую традицию, и подарить их вам раньше. Но...
   - Я понимаю. - Кивнул Арролд. - Извини, что ляпнул...
   - Ну, ты ведь не знал... А мысль, действительно хорошая. - Пожал плечами Т'мор.
   - Эй! Все, поздно! Не отдам. - Хорг одним движением подвинул к себе ларец, и крепко зажал в кулаке кольцо Ллайды. Но почти тут же, улыбнулся и благодарно кивнул Т'мору. - Это замечательный подарок. Спасибо, от меня и Ллайды.
   - Хм. Байду благодари, его идея была. Я-то и про традицию эту, большей частью, именно от него узнал. - Тут, лицо Т'мора расплылось в ехидной ухмылке. - И вообще, я же о себе забочусь. Мало мне своих проблем, а если с вами что случится, так еще и от ап Хашей бегать? На фиг, на фиг!
   - Эгоист. - Фыркнул Арролд.
   - На том стоим. - Гордо ответил парень.
   - Кстати, себялюбец, а Рилле ты подарок приготовил? - Поинтересовался Арролд.
   - А как же. - Кивнул парень. - Но демонстрировать не буду, даже не надейся. Это личное.
   - Хм. Ну, хоть скажи, сам мастерил, или как?
   - Почти. Заготовку купил еще в Лиисте, но, честно говоря, тогда я еще даже не подозревал, что этим дело не ограничится.
   - Зуд артефактора, да? - Тихо рассмеялся Арролд.
   - Ну, да... что-то вроде. - Кивнул Т'мор.
   Проболтав о том, о сем, еще с час, побратимы разбрелись по своим спальням. Следующий день обещал быть довольно насыщенным.
   Несмотря на то, что Т'мор уснул только в третьем часу ночи, поднялся он с рассветом. Очевидно, сказался долгий отдых после перенапряга с подарком Арролду и Ллайде. Заглянув в столовую и увидев там добрый десяток хоргов, включая Ассина, парень пожелал им хорошего утра и решил позавтракать в каком-нибудь трактире, по пути в лавку Байды. Сидеть в компании чопорных белогривых, большую часть которых, он, попросту, не знал, у парня не было никакого желания.
   Уже на выходе из особняка, его перехватила Ллайда, но, в отличие от встреченной на пути в столовую, домоправительницы, пытавшейся заставить Т'мора вернуться в свою комнату, девушка только тепло поблагодарила парня, продемонстрировав ему мгновенно проявившееся на пальце кольцо, и, пожелав удачи, исчезла в одном из коридоров резиденции.
   Оседлав давно скучающего Серого, парень повел его к воротам имения, но на выходе его ждал сюрприз. Устроившийся на скамейке, рядом с низкой калиткой, незнакомый молодой хорг с на удивление слабо выраженным Даром, лениво поднялся при приближении Т'мора...
   - Х-х... Эр, выход из резиденции без разрешения главы клана, запрещен. Сожалею. - Ну, это он, конечно, соврал. По крайней мере, даже не скрываемый хоргом эмоциональный фон говорил о том, что кроме брезгливости, никаких иных чувств по отношению к Т'мору, сей белогривый не испытывает.
   - Благодарю за сведения, эр. - Вздохнул парень, разворачиваясь спиной к хоргу. Ссориться с этим павлином, у него не было ровным счетом никакого желания... а будить Арролда, тем более.
   Потому, ошарашенному хоргу осталось только наблюдать с отвисшей челюстью за тем, как отведя хаука на полсотни метров, Т'мор запрыгнул в седло, и дав Серому шенкеля, погнал скакуна прямиком на ворота. Рыкнув на застывшего столбом белогривого, хаук оттолкнулся от земли, и одним махом перелетел через двухметровые створки ворот. Все-таки не зря пастухи риссов в горах предпочитают передвигаться на сородичах Серого. Конечно, по прыгучести, прошедшие Горнило Хаоса скакуны, до горных козлов не дотягивают, но перенести седока через двухметровый забор, для этих монстров, совершенно точно не составляет проблем.
   Улыбнувшись, вспомнив шалый взгляд одураченного хорга, Т'мор, уже через мгновение, посерьезнел. Такая защита поместья его совершенно не устраивала. И с этим, совершенно точно, нужно что-то делать. Причем быстро! Нет, может быть маги в доме, действительно сильны, парень не присматривался к их Узорам, когда вломился в столовую. Но ведь, прежде чем зайти в дом, нужно преодолеть сад, и Т'мор искренне не понимал, почему из него не сделали серьезную линию обороны. Ведь при должном подходе, в саду можно было бы устроить такой филиал ада, что ни один наемник просто не смог бы приблизиться к дому...
   С этими мыслями, Т'мор и не заметил, как умный Серый остановился у знакомого трактира на площади перед лестницей к Великим Башням. Но сейчас, парень не планировал надолго задерживаться в обеденном зале, а потому, быстро перекусив, и пулей понесся к Байде. Помимо повседневных дел, у него появилась важная тема для разговора с артефактором.
   Мастер встретил Т'мора уже привычным ворчанием о шиле в заднице у некоторых представителей рода человеческого, и чашкой терпкого, крепкого чая.
   Не желая тратить время на праздную болтовню. Т'мор начал рассказывать об утреннем происшествии в резиденции клана, даже не допив чай. От такого неуважения, Байда даже скривился. Но, выслушав темпераментную, полную возмущения речь парня, только хмыкнул и, отставив недопитый чай в сторону, потопал в подвал.
   - Я понял тебя, Т'мор. - Наконец проговорил Байда, отпирая небольшую кладовку, в которой хранились уже готовые артефакты. - Давай глянем, что мы можем сделать, что бы превратить этот их детский сад в Форт-Нокс... И чего ты фыркаешь, позволь узнать?
   - Да нет... это я так. - Ухмыльнулся Т'мор. - Был я в этом самом форте, консервную банку вскрыть, и то сложнее...
   - Ну да, ну да... - Покивал Байда. - Посмотрел бы я на то, как ты пробрался туда, до войны...
   - Ну, вряд ли тогда, там были более мощные стены, чем сейчас.
   - А причем здесь стены? - Недоуменно приподнял бровь Байда. - Не знаю, что в Форте Ноксе творится сейчас, а раньше там хранились золотые запасы нескольких стран. Так что, поверь, помимо мощных стен там была еще и очень мощная система безопасности. Ну да ладно, не о том речь... Глянь сюда. Из готовых артефактов для защиты дома, могу предложить следующее. Во-первых, в качестве первой преграды, предлагаю задействовать вот эту штуку... - Байда выудил из какого-то ящика, пару небольших коробок. - Оччень симпатичная вещь. Мы ее разрабатывали на пару с одним очень толковым магом Жизни и Земли. Называется: Ловец. В первой коробке, семена вечнозеленого кустарника, связанного единой силовой линией, вот с этим коммуникатором и накопителем. Через пять минут после посадки, вдоль очерченной территории вырастает этот самый кустарник, кстати, довольно устойчивый к магическим воздействиям, но главное, способный повязать любого нарушителя. А здесь, - Байда открыл вторую коробочку, продемонстрировав Т'мор набитые в нее костяные кубики. - Набор ловушек, в которые и закидывается незваный гость. Не фыркай. Это же всего лишь заготовки. Раскидываешь по территории, подключаешь к коммуникатору, активируешь, и в нужный момент на месте каждой костяшки образуется мощный защитный полог, Только накопитель для ловушки должен быть очень мощный. А в идеале, ее надо запитывать от большого стационарного. Тогда, никаким мобильным артефактом полог не разрушить. Ясно?
   - Ясно. Только почему бы не объединить ловушку с самим ловцом? Зачем такие сложности? - Проговорил Т'мор.
   - Пробовали. - Скривился Байда. - Сбоит со страшной силой. Количество удерживающих и направляющих рунных связок вырастает на порядок! Так что, пришлось оставить в таком виде.
   - А, почему тогда, не объединить костяшки в одну ловушку?
   - Ха. Как только костяшка срабатывает, захватив нарушителя, внутрь нее уже ничего не поместить. А ведь гостей может быть куда больше... Дошло?
   - Ага. - Кивнул Т'мор. - В общем, берем. Если, конечно кустарник красивый. Он ведь красивый?
   - Ну... да, наверное. - Почесал затылок Байда. - Мы, честно говоря о такой мелочи не заморачивались... Хотя, да! При испытаниях, кустарник цвел такими симпатичными белыми цветочками.
   - Самое главное. - Облегченно вздохнул парень.
   - Не понял. Т'мор, ты башкой в последнее время не ударялся, нет? Мы о системе защиты говорим, вообще-то...
   - Угу. - Согласно хмыкнул парень. - И если она не понравится Ллайде... знаешь, куда она нам эти кустики запихнет?!
   - Предполагаю. - Серьезно кивнул артефактор. - Разъяренная невеста, это страшно. Проверено на собственном опыте. Но тут, обещаю, цветы действительно красивые, и пахнут приятно, хотя и не сильно. Ну что, берем?
   - Берем. - Решительно махнул рукой Т'мор.
   - Замечательно. - Ухмыльнулся Байда. - Идем дальше? Посмотрим, что еще я смогу предложить...
   И Т'мор с Байдой погрузились в обсуждение возможных способов защиты резиденции, провозившись с этим делом до самого полудня. Уж больно велик и разнообразен оказался выбор, даже не артефактов, а целых систем, построенных на них, служащих, как для обнаружения проникновения, так и для уничтожения незваных гостей.
   А уже к обеду, удивленные обитатели резиденции ап Хаш, смогли наблюдать картинку из двух матерящихся хуманов, мечущихся по саду имения, или увлеченно спорящих о чем-то, не обращая ровным счетом никакого внимания на окружающих. Эр Ассин решил полюбопытствовать, а что собственно происходит, но был послан к Арролду...
   - Да, и может кто-нибудь займется этим идиотом на воротах... - Пробурчал Байда вслед удаляющемуся Голосу круга семьи.
   - Молодой Ррут... А что с ним не так? - Тут же обернулся хорг, с любопытством посматривая на хуманов.
   - Ну... он, в общем, он не хотел пускать нас на территорию. Такой старательный молодой че... в смысле, хорг. - Проговорил Байда.
   - Но вы все-таки прошли. - Утвердительно кивнул Ассин. - И что же заставило Ррута передумать?
   - Ничего. - Буркнул Т'мор. - Он просто устал с нами спорить.
   - И...? - Не дождавшись продолжения поторопил хуманов белогривый.
   - Что "и"? - Хмыкнул Байда. - Ясно же сказано: устал он, теперь, вон лежит на лавочке, отдыхает...
   - А как же охрана ворот? - Еле сдержав ухмылку, проговорил Ассин.
   - Теперь, - С нажимом проговорил Т'мор, - все в порядке. И не только с воротами. Вот только, пока мы не закончим с установкой периметра, никому не советую покидать территорию. Кусты еще не подключены к системе опознавания...
   - К-какие кусты?! - не понял Ассин, но его прервал дикий вопль, донесшийся откуда-то от ворот.
   - Вот эти самые. - Со вздохом ответил Байда, флегматично наблюдая за тем, как несколько огромных плетей, выстрелив в сторону крыльца, бросили на лестницу туго спеленутое чем-то вроде лиан, извивающееся тело. Павлин Ррут оказался первым, кто испробовал на себе действие первой охранной гряды резиденции ап Хаш.
   - Кажется, их надо откалибровать. - Заметил Т'мор, распаковывая небольшую коробку, и не обращая никакого внимания, на повязанного по рукам и ногам хорга.
   - Зачем? Активируем тюремную ловушку, они сами на нее настроятся. - Пожал плечами Байда.
   - Извините, что вмешиваюсь в вашу беседу, молодые люди... - Вкрадчиво проговорил Ассин, краем глаза наблюдая, как из дверей дома вываливается десяток его сородичей. - Но, может, вы все-таки освободите Ррута?
   - Не-а. - Покачал головой Байда, пропуская мимо ушей, заявление хорга о его предполагаемой молодости. Но, заметив взгляд Голоса круга семьи, пояснил. - Уж очень он шебутной. Я же ему четко и абсолютно ясно сказал, что бы не смел приближаться к кустам, ближе, чем на три метра. И что? Стоило отвернуться, и вот результат. Так что, даже не просите. Вот настроим систему, тогда, пожалуйста...
   - Т'мор, Байда, может уже хватит издеваться над моими родственниками? - Голос Арролда заставил обоих хуманов обернуться.
   - Ну вот. Такое шоу испортил... - Тихо вздохнул Т'мор.
  

Глава 2. Ищущий да обрящет... но пусть потом не ноет!

   По требованию главы клана, хорги покинули сад, оставив хозяина дома наедине с наглыми хуманами. Хотя правомерно ли причислять к этой расе обитающего в Хорогене больше трех сотен лет, знаменитого мастера-артефактора Байду и фамильяра клана ап Хаш, оказавшегося настоящим сумеречным драконом?
   - Ну, и что вы здесь устроили? - Устало вздохнул Арролд, усаживаясь прямо на ступени лестницы.
   - Мы?! - Возмутился Т'мор. - Это что ты здесь устроил? Когда вечером, ты заявил мне, что призвал для защиты резиденции чуть ли не всех находящихся в городе членов клана, я успокоился, но то, что я увидел этим утром, защитой назвать нельзя. Это... это пародия какая-то! Один дохлый маг Воды на воротах, это как, по твоему, достаточно?! Да при такой постановке защиты, любой идиот проберется в резиденцию, и без проблем вынесет хоть парадную лестницу!
   - Не хипеши, Т'мор. В доме постоянно крутится с десяток магов. - Заговорил Арролд. - Неужели ты думаешь, что никто не обратит внимания на штурм?
   - Ари, ты издеваешься, да? - Под молчаливый одобрямс Байды, вздохнул Т'мор. - Я, вчера ночью прошел через весь особняк, и хоть бы одна сволочь чухнулась.
   - Ты свой, Т'мор. А особняк находится под защитой громи. Тот же Лерой сразу почувствует, если в дом проникнет незваный гость, и моментально доложит ночному стражу.
   - Да? Ну-ну. Лерой! - Вдруг рявкнул Т'мор, и меньше чем через минуту, на крыльце объявился вертлявый громи, при виде которого, губы Т'мора невольно разошлись в улыбке. - Лерой, скажи, ты действительно почувствуешь, если в доме обнаружится чужой?
   - Если ему не покровительствует Тень. - Кивнул громи.
   - Вот как... А как скоро ты сможешь сообщить об этом хозяевам дома?
   - Если они в пределах особняка, то... за две-три минуты. - Чуть запнувшись, проговорил Лерой.
   - Замечательно. - Т'мор перевел взгляд на Арролда. - А скажи-ка, Лерой, на громи действуют егерские пули? Я имею в виду сонные заряды для арбалетов?
   - Как и на всех живых. - Пожал плечами громи.
   - С учетом всего вышесказанного, брат мой, я могу сделать следующий вывод... - Продолжил Т'мор, обращаясь, естественно, уже к Арролду. - В случае штурма, нападающим будет достаточно, за две минуты подобраться к стенам дома, и завалить окна сотней-другой егерских пуль. Так что, к тому моменту, когда громи доберется до адресата, если, конечно сам не уснет по дороге, все обитатели особняка будут спать сном праведников... И после этого тебя еще удивляет, что не устраивает меня в защите резиденции?
   - Т'мор, но это же очень маловероятный вариант! Ап Ннест не идиот, он не станет ломиться в резиденцию. Его остановит сам факт того, что в доме постоянно находится большое количество магов... Мы же об этом говорили.
   - Ари, ваша беспечность даже меня поражает. - Наконец заговорил и Байда. Причем голос у мастера был не очень-то веселый. - С каких пор ты начал полагаться на непроверенные, бездоказательные предположения, а? Посмотри в глаза фактам! С того момента, как ап Ннест покинул Росст, клан ап Хаш находится в состоянии войны, а вы какой-то ерундой занимаетесь, вместо того, что бы налаживать оборону, и думать, как нейтрализовать противника.
   - У вас точно паранойя. - Покачал головой Арролд. - Еще раз повторяю, он не полезет на штурм.
   - Откуда такая уверенность?
   - Если он это сделает, начнется война кланов. - Убежденно проговорил хорг.
   - А тебе не приходило в голову, что ему может быть на это плевать? - Тихо спросил Т'мор. - Арролд, я же был там. Можно сказать, я своими ушами слышал и разговор ап Ннеста с гонцом, и его беседу с кругом семьи. Голос круга впрямую обвинял главу клана в том, что его действия по указке лича ведут к бойне среди кланов, но тот просто игнорировал эти слова. Понимаешь? Ему по фиг, к чему приведет столкновение. Он собирается выполнить приказ Броза и свалить в горы, под крыло лича.
   - Вот кстати, я поверил твоим словам, о нападении, да и появление ап Ннеста в Аэн-Море говорит за твою правоту, но, может, объяснишь, как ты узнал все это? - Попытался свернуть в сторону Арролд.
   - Тень. - Коротко ответил Т'мор, укоризненно поглядывая на побратима. А когда на него с тем же выражением глянул и Байда, хорг сдался.
   - Ладно-ладно. Поступайте, как считаете нужным, только без шума, пожалуйста. - Махнул он рукой. - Мне совсем не нужно, чтобы...
   - По городу поползли слухи. - В унисон закончили предложение за Арролда, оба хумана.
   - Какие понятливые, а? - Покачал головой хорг и, глянув на давно сомлевшего сородича, договорил, - и будьте любезны, приведите в порядок Ррута.
   - Только если он не будет путаться у нас под ногами. - Фыркнул Байда, и вдруг, одним движением моментально выуженного из перевязи Т'мора "стрижа", разрезал путы на Рруте. - Забирай его в дом, и оставьте, наконец, нас в покое. Тут еще работы, непочатый край!
   - Кстати о работе, - задумчиво проговорил Т'мор, наблюдая, как Арролд утаскивает в дом жертву "кустарной", в прямом смысле этого слова, защиты. - Байда, можешь дать совет?
   - На тему? - Буркнул в усы артефактор, распаковывая очередной сверток с магическими причиндалами.
   - Нам для одного ритуала, нужна какая-нибудь ценная вещь. Но желательно, не купленная, а сделанная собственными руками, или добытая с серьезными усилиями.
   - Стащенная, что ли? - Ухмыльнулся Байда.
   - Ну, можно и так, конечно. - Кивнул Т'мор.
   - И ради чего вы собираетесь приносить жертву?
   - А, ты в курсе... - Протянул Т'мор. - Хотим сотворить первостихийный артефакт, блокирующий возможность мгновенного перемещения.
   - Ну, было бы странно, если бы мастер-артефактор не был знаком с таким способом создания амулетов, а? - Байда справился со свертком, и наземь выспалось с десяток украшенных многочисленными рунами металлических шариков. - Вот только, зачем такие сложности? Что, неужели без Тьмы вы не можете справиться с этой задачей?
   - Если бы у нас была технология создания порталов, обошлись бы без таких наворотов. - Вздохнул парень, помогая собеседнику собрать раскатившиеся по дорожке шарики.
   - Хм. М-да. А ведь риссы умеют создавать порталы... Не так ли?
   - Знаешь, я об этом как-то забыл... - Смутился Т'мор. - Так что же, мне теперь в Шаэр мчаться?
   - Зачем? У стационарных порталов совершенно иной принцип действия, нежели у мобильных... - Пожал плечами Байда, но заметив испытующий чуть прищуренный взгляд парня, встрепенулся. - Эй! Только не думай, что я знаю эти принципы! Было бы это так, я бы давно стал самым богатым жителем этого мира.
   - Верю... - Вздохнул Т'мор, отводя глаза в сторону. - Но знаешь, чем больше я тебя узнаю, тем чаще задаю себе один и тот же вопрос: откуда тебе столько известно?
   - У каждого свои источники, парень. - Ухмыльнулся Байда. - Может когда-нибудь, я тебе и расскажу свою историю, а пока, давай-ка все-таки займемся делом.
   - А как же насчет совета?
   - А что? А, ты имеешь в виду, поиск жертвенной вещи... - Протянул Байда, и на мгновение задумался. - Знаешь, вот кому другому, я бы посоветовал наведаться в подземелья... Трудностей там, хоть отбавляй. Да и много интересного найти можно. Но тебе такой способ не пойдет... Хм. Даже не знаю. Разве что дворец Аллина ограбить? Он ведь еще арнами был построен, к тому же для себя любимых. Так что, защита от твоих фокусов, там весьма основательная... должна быть.
   - Идея. - Кивнул Т'мор.
   - Вообще-то, я пошутил. - Вполне серьезно заметил Байда.
   - А я нет. - Расплылся в улыбке парень.
   - Какой же ты еще мальчишка, Т'мор! - Хохотнул мастер. - Ладно, твое дело. Но если что, я тебя из тюряги вытаскивать не буду...
   - Почему-у? - Жалобным тоном вопросил Т'мор.
   - Сам выберешься, не дите, чай. - Отмахнулся Байда, протягивая парню собранные шары. - На вот, закинь на уступ второго этажа, по всему периметру дома. Шаг, до семи метров.
   - Нет, чую, нам все-таки придется с тобой серьезно поговорить на тему необъяснимой обширности твоих знаний. - Покачал головой Т'мор, забирая у мастера артефакты. После чего, развернулся лицом к дому, и направился к закатной стене, окна на которой начинались только со второго этажа, а значит, увидеть через них, как прижавшийся к стене парень исчезает в тени, было проблематично.
   С легкостью взмыв на указанный Байдой уступ, Т'мор быстро обежал по нему все здание, то и дело оставляя за собой артефакты. Стоило парню приложить их камню и, слегка придавив, повернуть против часовой стрелки, как металлические шарики тут же словно бы врастали в поверхность, принимая вид все того же камня, словно хамелеоны. Впрочем, в чем-то они и были такими хамелеонами...
   - Ну? - Спросил Байда, едва Т'мор вынырнул из-за угла дома.
   - Готово. Идем дальше?
   К закату, уставшие люди ввалились в дом, и направились прямиком на кухню.
   - Варвары! - Голос домоправительницы сотряс стены старого особняка, всего минуту спустя. - Вон отсюда! Мыть руки, и за стол, ну?!... Я сказала. НЕМЕДЛЕННО!
   Т'мор и Байда пулей вылетели за двери и, не обращая внимания на косые взгляды некоторых хоргов, дружно потопали выполнять приказ матушки Ирны.
   - Что, и вам досталось? - Ухмыльнулся попавшийся навстречу хуманам Грым, и уважительно кивнул в сторону кухни. - Гром-баба!
   - Хорошего дня, Уттенок. - Улыбнулся в ответ Т'мор, ощущая легкие волны радости от встречи, распространяемые уттом. - Извини, что не смог встретить, как договаривались.
   - Да ладно! Я же понимаю. - Отмахнулся тот, поглядывая на Байду и, очевидно, мысленно сравнивая габариты. Впрочем, мастер артефактор тоже не оставался в долгу, и с таким же интересом рассматривал утта. - Вот не думал, что в Аэн-Море нынче столько человечков обитает...
   - А что делать, если утты предпочитают отсиживаться по глухим провинциям? - В тон наемнику хмыкнул мастер-артефактор, и первым протянул руку. - Байда.
   - А-а... как же, как же. Наслышан, и до наших "глухих провинций" вести о тебе доходят. - С видимым удовольствием сжал руку человека Грым но, не дождавшись ожидаемой реакции, ослабил хват, собираясь убрать ладонь. Не тут-то было, в следующую секунду, Байда с ласковой улыбкой, в свою очередь сжал кисть утта, да так, что Т'мору показалось, что он слышит хруст костей. И это взрослые лю... э-э-э... разумные! А кое-кто из них, еще и обзывал Т'мора мальчишкой! Парень приглушенно хмыкнул.
   - Силео-он... - Выдавил наемник, выдрав ладонь из тисков кузнеца, и оскалился в широкой ухмылке. - Выпьем?
   - А то. - Кивнул Байда. - Только мы с Т'мором, перекусим сначала. А то с утра маковой росинки во рту не было.
   - Это правильно, мы все ж не голь кабацкая, чтоб на голодный желудок напиваться! Буду ждать вас обоих в нижнем зале. Наши там уже собираются, а нам еще надо кое-что обсудить. - Уже серьезно проговорил утт. И на немой вопрос Т'мора, ответил, почти жалуясь. - Это по поводу организации охраны. Такое впечатление, что ваши белогривые даже азов не знают. Не воины, а детский сад какой-то. Да и то, наши отроки поболе знают...
   - Так тут настоящих воинов-то, раз-два и обчелся. Арролд, разве что, да может еще парочка пней из круга семьи... - Объяснил Байда, с легкой усмешкой. - Они ж, по большей части, маги, сам должен понимать какие из них вояки... В лучшем случае, приличные поединщики или тяжелая артиллерия на поле боя, а в худшем... служба снабжения и метеобюро.
   - Не скажу, что понял все, что ты мне сказал, но на всякий случай, соглашусь... - Покивал наемник, потирая руку. - Ладно. Значит, договорились, да? После ужина, в нижнем зале.
   Плотно поужинав в компании Арролда и в очередной раз недовольной чем-то Ллайды, Т'мор и Байда двинулись на встречу с наемниками, не забыв пригласить с собой и главу клана. Если бы во главе нанятого парнем отряда, стоял хорг, Т'мор бы позвал и эра Ассина, но в данном случае он почти искренне опасался того, что Уттенок не вынесет официоза Голоса круга семьи, и просто навернет бедняге кулаком по темечку, как недавно проделал это с Иггнисом. Эру Ассину Т'мор симпатизировал, и не желал подобной участи. А значит и на разговор с Грымом, решил его не приглашать. Шутки шутками, но... мало ли, как оно обернется?
   В так называемом нижнем зале, расположенном на цокольном этаже особняка, пришедших встретили легким гомоном и изучающими взглядами. Здесь собралась ровно половина приглашенного Т'мором в Аэн-Мор отряда, вторая же часть, рассредоточилась по имению, неся охрану на территории.
   - Хм... Так даже лучше. - Коротко прокомментировал присутствие Арролда, Грым. - Господа заказчики, Байда, прошу, присаживайтесь. В первую очередь, я хотел бы поговорить о некоторых проблемах, возникших у нас при исполнении наших обязанностей. А именно...
   Услышав гладкую речь Грыма, Арролд на мгновение выпал из реальности. Заметив отсутствующий взгляд хорга, Т'мор понимающе хмыкнул. Кажется, до этого момента, Уттенок не торопился демонстрировать нанимателю свое истинное лицо, ограничившись маской недалекого вышибалы. Ну да... Скорее всего, вместо него все общение с представителями клана ап Хаш легло на плечи того самого хорга, который первым после боя с Иггнисом опознал Т'мора. Что ж, вполне естественный ход... Т'мор толкнул Арролда в бок, угодив точно под плавающее ребро, и тот, охнув от неожиданной боли, встрепенулся как раз вовремя, чтобы услышать заключительные слова Грыма.
   - Короче, если эти малахольные будут нам мешать нести охрану, я верну задаток, оставленный нам вашим представителем, владетельный эр.
   - Хм. И что вы можете предложить, чтобы избежать подобного поворота событий? - Вывернулся хорг.
   - Для начала, отстранить ваших родичей от охраны, чтобы не путались под ногами. - Вздохнул Грым, а Арролда ощутимо передернуло. Ему уже не первый раз за день предлагают нечто подобное. Утт, тем временем, продолжил, - нет, я ни в коей мере не сомневаюсь в бойцовских качествах представителей вашего клана, владетельный эр, но конкретно эта работа требует определенных навыков, приходящих только с опытом. И у ваших родичей такого опыта просто нет.
   - Круг семьи взвоет. - Тихо пробормотал Арролд, но Байда его услышал.
   - Так займи их чем-нибудь другим. Ну, хотя бы пусть узнают, где квартируют наши противники... с кем общаются. А если им удастся разведать планы ап Ннеста и гонца, будет вообще замечательно. - Посоветовал Байда. - В конце концов, маги они или нет? Пусть организуют слежку, прослушивание своими средствами... А непосредственной охраной займутся те, кто всю жизнь занимается этим делом.
   - Ну что ж, думаю, это возможно. - Согласился Арролд, выслушав Байду. - Но, все-таки, пару магов я оставлю при Ллайде, с жестким приказом, повиноваться каждому слову старшего ее охраны. Идет?
   - Добро. - Кивнул Грым, довольный помощью Байды. - Я бы хотел еще сказать пару слов по поводу безопасности поместья, но мне доложили, что сегодня ею наконец занялись всерьез, так что этот вопрос снимается. Осталось последнее, даст ли клан разрешение на адекватный ответ в случае открытого боестолковения, или же мы будем играть исключительно от обороны?
   - Клан даст добро на ликвидацию любой угрозы. - Холодно улыбнулся Арролд.
   - Замечательно. - Отразил его ухмылку Грым. - Это все что мы хотели знать. Владетельный эр, эр Т'мор, будут ли у вас какие-то пожелания по исполнению нашего контракта?
   - Только одно. - Медленно проговорил Т'мор. - Насколько я знаю, вам известны все вольные наемники пошедшие за ап Ннестом, так?
   - Именно.
   - Могу ли я просить кого-либо из присутствующих здесь, открыть свой разум, что бы я мог получить информацию о них, и передать ее магам клана?
   - Хм... Пусть это буду я. - После недолгого молчания, ответил Грым. - При условии, конечно, что ничего иного ты искать не станешь.
   - Мне поклясться стихией? - Невозмутимо спросил Т'мор, вытягивая вперед руку ладонью вверх.
   - Будь любезен. - Кивнул Грым, и мгновение спустя, полыхнувший тьмой шарик над ладонью Т'мора, рассеялся в воздухе. Утт удовлетворенно хмыкнул. - Тебе нужно что-то для лучшего контакта?
   - Совсем нет. Просто думай об этих наемниках. - Качнул головой Т'мор, медленно погружаясь в водоворот мыслей собеседника. Присутствующие с любопытством поглядывали на застывших в креслах напротив друг друга человека и утта, и молчали. Нечасто удается наблюдать такую "открытую" работу мага Разума. Но это длилось недолго. Не прошло и минуты, как Т'мор вынырнул из сознания Грыма. - Спасибо, Уттенок.
   - Не за что, человечек. - Ухмыльнулся утт. - Знаешь, а я ведь даже ничего не почувствовал...
   - Ну, так и должно быть. Я же не стремился выудить что-то из глубины твоей памяти. А мысли о наемниках крутились на самой поверхности, так что мне даже ловить их не пришлось. - Развел руками Т'мор. - На удивление четкие мысли, надо сказать...
   - Хе. Так не в первый раз мысленный отчет составляю. - Хохотнул Грым.
   - Ну что ж. Если мы закончили, я, пожалуй, пойду. - Поднялся с кресла Арролд. - Нужно еще отдать необходимые распоряжения родичам... Т'мор, ты со мной? Думаю, кое-кто из специалистов захочет получить информацию о противнике, уже сейчас...
   - Ох. Ладно. Но потом, чур, меня не дергать. И так дел невпроворот, а тут еще на всякие мелочи отвлекаться... - Начал ворчать парень, следуя за побратимом.
   - Каких дел? - Поинтересовался Арролд. едва за ними закрылись двери в зал, заглушив звуки открывающихся бутылок и выбиваемых днищ у бочонков с лагром. Дневная смена охраны собиралась ужинать...
   - Надо пробежаться до дворца Аллина, глянуть что да как, может удасться просочиться внутрь... все-таки его не раз перестраивали, глядишь и найдется лазейка... Ну а если нет, то прикинуть варианты как обойти тамошнюю защиту традиционными методами, скажем так...
   - Э-э, Т'мор, ты это сейчас, вообще, о чем? - Нахмурился хорг, но через секунду его лицо просветлело. - Ты что? Решил ломануть дворец владыки?!
   - Где ты таких слов нахватался? "Ломану-уть"... Я бы сказал мягче: навестить. - Вздохнул Т'мор. - И вообще, ты что-то имеешь против? Тогда иди и попробуй найти жертвенный предмет сам! А я с удовольствием займусь ап Ннестом и его бандой.
   - Не злись, Т'мор. - Хлопнул его по плечу Арролд. - Надо, значит надо. Аллин нам потом еще спасибо скажет... если ты, конечно, не вынесешь всю его сокровищницу.
   - Больно надо. - Хмыкнул парень, но потом прикинул расходы на наемников и предоставленные Байдой артефакты, сравнил с размером своего счета в хранилище, и задумался...
   - Эй! Не вздумай даже! - Правильно понял молчание побратима Арролд. - Если тебе нужны деньги, лучше скажи мне. У клана тоже имеется сокровищница, и насколько я знаю далеко не пустая!
   - Уговорил. - Рассмеялся Т'мор. - Я передам тебе счета за охрану. Только смотри, в обморок не упади, когда их увидишь.
   - Ха! А казначей на что? - Отмахнулся Арролд. - Идем. Скинешь мыслеобразы нашим мастерам. Пусть лучше, действительно, своим делом займутся, а не этим дуракавалянием... А то мне даже как-то стыдно стало перед этими твоими наемниками.
   - Вот кстати, Арролд. Что за ерунда такая с магами? - Поднимаясь следом за побратимом к его кабинету, поинтересовался Т'мор.
   - Ну, а чего ты хотел? Здесь же из настоящих мастеров, сейчас, только круг семьи, да пара узких специалистов-исследователей. - Объяснил странное положение Арролд. - Остальные, это студенты, типа того же Ррута. Откуда у них взяться опыту наемников? А большинство мастеров, из тех, что не понаслышке знакомы с боевой магией, рассеяны по всему Хорогену. У каждого свое дело, свой заработок. Не мог же я их оторвать от дома, только из-за опасения за свою шкуру, и жизнь Ллайды. Не поймут. Обвинят в трусости, в том, что пытаюсь спрятаться от своих собственных проблем за спинами сородичей... Оно мне надо? Вот если бы опасность грозила всему клану, тогда да. Прибежали бы как миленькие, весь Аэн-Мор на уши бы поставили, без проблем.
   - То есть, получается, что от частных бед за спинами родни прятаться нельзя, а за спинами наемников можно... Так что ли? - Уточнил Т'мор. - Какая-то ущербная логика, по-моему.
   - Не скажи, - покачал головой Арролд, открывая дверь в кабинет. - Если я беру наемников для собственной защиты, это говорит о моей осторожности. Но если я напрягу для охраны свой клан, значит, поставлю под удар родичей. Понимаешь?
   - Ну, если так посмотреть на проблему... - Хмыкнул Т'мор, устраиваясь в кресле напротив побратима. - Тогда понятно. Но... Слушай, а как же с этим вяжется твой общий сбор всех находящихся в Аэн-Море клановцев?
   - Так ведь, я их созвал не мою тушку защищать, и даже не Ллайду, а резиденцию клана. Чуешь разницу?
   - Вот почему у вас, белогривых, все так сложно, с подвыподвертом, а? - Вздохнул парень.
   - Особенности менталитета. - Усмехнулся Арролд. - А вообще, не бери в голову. Давай сейчас позовем наших спецов, ты им скинешь все, что узнал от Грыма, и можешь заниматься своими черными делами... Я так понимаю, что к дворцу ты хочешь наведаться сегодня ночью?
   - Всяко не раньше, чем выпью кувшин ллиала. - Кивнул Т'мор.
   - Ну вот и ладно. - Арролд взял в руку стоящий на краю стола колоколец, и по комнате поплыл нежный перезвон...
   На дворцовую площадь, Т'мор отправился незадолго до рассвета, привычно проскальзывая тенью по слабо освещенным улицам, под стенами крепко спящих домов. Достигнув цели, парень вынырнул на площадь, и застыл на месте. В том сером мире, что представал его взору из тени, замок владыки Хорогена выглядел непроницаемо-черной глыбой, пятном безупречного мрака, ярко выделяющимся на фоне окружающих зданий. Разглядев пустой по ночному времени, узкий темный переулок, уходящий куда-то в закатную сторону города, вдоль замковой стены, парень решил, что это лучшее место для его опытов.
   Оглядевшись вокруг и не заметив присутствия кого-либо в пределах видимости, Т'мор глубоко вздохнул, и приступил к проверке. Но, попытавшись подойти к стене дворцового комплекса, обернувшись в свою драконью ипостась, парень почувствовал неожиданное нарастающее сопротивление, пока мягкое, но уж очень настойчивое, и отступил. О том же, чтобы проникнуть во дворец тенями, речи быть не могло, тем более, поскольку в черном монолите здания не было видно ни единой щели, через которую он мог бы проскользнуть... И это несмотря на то, что главные ворота дворца были демонстративно распахнуты! Как оказалось, не для него. По крайней мере, не в тени, точно.
   Т'мор отступил в сторону и, вспомнив свой опыт на корабле змееязыких, взглянул на замок внутренним оком. Многоцветье титанически мощных плетений обрушилось на него, словно водопадом... Огонь, Земля, Вода, Воздух, Жизнь и Смерть, чудовищные по своей сложности и насыщенности вязи, укрывали дворец владыки многослойным, сияющим пологом, прямым текстом заявляя о неприступности этого древнего здания.
   - От, ни хрена ж себе... - Пробормотал Т'мор, инстинктивно делая еще несколько шагов назад. - Нет, ну ни хрена же себе!
   Отступив на другую сторону проулка, парень уселся на небольшую каменную лавку у стены какого-то особняка, и постарался отойти от шока. Такой защиты, он не ожидал... Нет, Т'мор прекрасно понимал, что дворец правителя не может обойтись обычными защитными вязями, но такое! Хотя... Парень хмыкнул, чувствуя, как успокаивается дыхание, и приходит в порядок Узор, взбаламученный влиянием магии замка... Может, оно и к лучшему? Такие трудности действительно могут сделать подходящей жертвой, чуть ли не любой предмет из дворца. Вопрос только один. КАК ЕГО ОТТУДА ДОСТАТЬ?!!!
   Чуть успокоившись и справивишись с собой, Т'мор вновь подошел к замковой стене и принялся внимательно осматривать вязи Полога, сияющие и даже, кажется, чуть слышно гудящие... Чем дольше Т'мор присматривался к ним, тем больший интерес вызывали у него два конкретных слоя. А именно, вязь Жизни расположившаяся за плетениями стихий, связующая стихиальные плетения Полога, и покров вязи Смерти, мягко мерцающий сразу за своей противоположностью на фоне черного непроницаемого для тени монолита стены, призванный остановить любые проявления некрономики, если таковые попытаются проникнуть на территорию дворца. Таким образом, защита перекрывает вход и живым и неживым, будь то зомби, лич, или "стихиальный дух". Т'мор еще раз окинул взглядом разноцветные мелкоячеистые сети вязей, и вздохнул. С налету решить вопрос ему явно не удастся. А ведь еще желательно пройтись и по самому дворцу, глянуть на то, какие ловушки заготовлены для нежеланных гостей в помещениях... И как это сделать?
   От дворца владыки Т'мор уходил, когда солнце уже выкрасило вершины Таласса в розовый цвет. И мысли его крутились только вокруг увиденного этой ночью. Мощь препятствий выстроенных магами вокруг замка, позволяла надеяться, что задумка с жертвенным предметом может быть воплощена, вот только, та же мощь сводила к самому минимуму шансы на успех добычи этого самого жертвенного предмета.
   Впрочем, одна идея, в голове Т'мора все-таки возникла. Вот только возможность ее воплощения напрямую зависела от того, сможет ли Т'мор официально попасть во дворец, чтобы нормально осмотреться на местности...
   В резиденции, парня уже ждал неожиданно рано вставший Арролд, сидевший в гостиной со своей будущей супругой, опять выглядевшей чем-то недовольной.
   - Хорошего утра, владетельный эр, эрия. - С улыбкой приветствовал побратима с Ллайдой, Т'мор.
   - Издеваешься? - Хмыкнул Арролд. - Ну-ну. Лучше б делом занялся.
   - А я и занимался. - Пожал плечами парень, усаживаясь в кресло, напротив друзей.
   - Да? - Словно сомневаясь в правдивости собеседника, выгнул бровь Арролд, и добавил с заметным сарказмом, - а мы-то думали, ты просто решил поразмять крылья...
   - Да что с вами? - Непонимающе переводя взгляд с побратима на эрию и обратно, спросил Т'мор. - Арролд, твоя невеста дурно на тебя влияет. Сама вон меня взглядами испепеляет, а теперь еще и ты за ней следом. Злые вы. Уйду я от вас.
   - Кхм. Извини, Т'мор. - Чуть не поперхнулся Арролд. - Вот не думал, что это выглядит так...
   - Как? - Осведомился парень.
   - Серьезно. - Ответил хорг. - В общем, это не совсем то, точнее, совсем не то... Урговы потроха! Я не знаю как объяснить...
   - Тогда, может Ллайда попробует? - Уже с заметным интересом спросил Т'мор.
   - Я... попробую. - Тихо проговорила девушка. - В общем, мы с Арролдом тут немного поссорились...
   - О, нет. - Изменился в лицу Т'мор. - Только не говорите, что свадьба отменяется! Я этого не переживу...
   - Да нет. - Переглянувшись, хором ответили хорги, вызвав у парня облегченный выдох.
   - Фух... Тогда, в чем проблема?
   - В тебе. - Сказал, как отрезал Арролд, и у Т'мора отвисла челюсть.
   - А можно по порядку? - Жалобно попросил парень. - А то, получается, поссорились вы, а виноват почему-то я...
   - Да не виноват ты ни в чем! - Сорвалась вдруг Ллайда, и даже изготовленный Т'мором и Байдой артефакт не смог полностью удержать ее эмоции. - Это я виновата, что не смогла помочь с ритуалом обретения!
   - И теперь, Ллайда боится, что раз она не сдержала обещания, ты... - Тихо продолжил за невесту Арролд, удерживая разволновавшуюся девушку за руку.
   - Что, закопаю ее в саду? - Фыркнул Т'мор.
   - Вот и объясни ей, что ты не собираешься этого делать. - Буркнул Арролд. - Лично я сдался...
   - Дурдом какой-то. - Вздохнул Т'мор, стараясь не глядеть в сторону, как оказалось расстроенной, а вовсе не обиженной непонятно на что, Ллайды. - Слушай, Арролд, мы же вроде договорились насчет жертвы. Ну какая нам разница, будет это личная способность, или первостихийный артефакт?
   - Вообще-то, такие изделия запрещены к использованию на территории Хорогена. - Грустно заметила Ллайда.
   - Но изготавливать-то не запрещено, как меня просветил Байда. А использовать артефакт здесь, в Хорогене мы и не будем. - Пожал плечами Т'мор. - Лич-то, за перевалом обосновался... А там уже земли Шаэр. И хотя, риссы тоже не горят любовью к тем, кто использует подобные безделушки на территории их государства, но уж думаю там, я смогу договориться о снисхождении. Особенно, когда князю князей станет известно о смерти пробравшегося на его земли немертвого хорга-преступника, признанного персоной нон-грата, даже в собственной стране.
   - Ну... Тогда дело за малым. - Наконец улыбнулась Ллайда. - Жертва.
   - Я как раз работаю над этим вопросом. И в связи с этим, у меня есть одна просьба к главе клана.
   - Какая? - Тут же насторожился хорг.
   - Мне очень нужно попасть во дворец владыки... Провести разведку, так сказать. - Проговорил Т'мор.
   - Ты спятил? - Тихо спросила Ллайда, моментально поняв, зачем Т'мору понадобился допуск во дворец.
   - А ты можешь предложить другие варианты? - Усмехнулся Арролд.
   - Ну... Подземелья, например. - На секунду задумавшись, проговорила эрия.
   - Где я чувствую себя как дома? Да меня там теперь каждый лоскутник в лицо знает, при встрече кланяется и включает задний ход. - Т'мор хмыкнул.
   - Ну, тогда... тогда, пустыня Негур? - Полувопросительно проговорила Ллайда.
   - И кто из нас охренел?! - Выпал в осадок Т'мор. - Там же вообще выжить невозможно!
   - А во дворце тем более. - Буркнула Ллайда.
   - А вот этого мы не знаем. - Наставительно указал ей Т'мор.
   - Потому и не знаем, что в истории подобных идиотов еще не было. - Огрызнулась эрия.
   - Значит, я буду первым. Только и всего. - Рассмеялся Т'мор. - Ллай, пойми, это, действительно, единственный доступный нам на данный момент способ обзавестись гарантированным жертвенным предметом. В любое другое здание Аэн-Мора я могу войти, как и выйти из него, без всяких проблем. Меня просто никто не увидит. А вот дворец владыки, совсем другое дело.
   - Ург с вами. - Отступилась Ллайда. - Но если тебя там убьют, не говори потом, что я не предупреждала...
   - Договорились. - Кивнул Т'мор.

Глава 3. Размер имеет значение...

      Приглашение во дворец Т'мор получил уже следующим вечером. Но для этого ему пришлось полдня провести в седле, сопровождая Ллайду в ее уже ставших привычными за последнее время визитах к портному для очередной примерки свадебного наряда и в храм для подготовки к обряду сложения жреческого сана, пока Арролд улаживал вопрос с походом в гости к владыке Хорогена. А вот сопровождавшие выезд наемники ничуть не тяготились тем, что вынуждены были таскаться под палящим солнцем по городу в полной экипировке. Хотя, наверное, после походов по пустыне Негур, поездка на лошадях по Аэн-Мору была для них всего лишь легкой прогулкой. Правда, это ничуть не сказывалось на тщательности, с которой они старались выполнять свою работу.
      Распечатав небольшой черный конверт, брошенный ему Арролдом, Т'мор углубился в чтение, но уже через несколько секунд обратил недоуменный взор на довольного хорга, с удобством расположившегося в своем любимом кресле у камина.
      - Я ходатайствовал? - Т'мор махнул листком.
      - Ну, а кто? Тебе же нужно туда попасть... - Равнодушно пожал плечами Арролд.
      - Нужно. Вот только я и не думал о встрече с Аллином. - Кивнул Т'мор. - И о чем же, по твоему мнению, я должен с ним разговаривать?
      - Не знаю... - Хорг выдержал паузу. - Может, стоит рассказать ему о встреченных в Аэн-Море отверженных, которых должны были арестовать еще в имении Броза?
      - Ой, что-то мне не верится, что эта информация еще не дошла до ушей владыки. - Покачал головой Т'мор. - Особенно на фоне того, что нам о нем известно... Крутишь ты что-то, братец. Сильно крутишь. Рассказывай давай, что удумал.
      - А ты попробуй подумать сам. - Фыркнул белогривый, демонстративно переключая все свое внимание на бокал с вином, взятый им со столика.
      - Мне сейчас не до твоих ребусов, Ари. - Скривился Т'мор.
      - И все же попробуй. Надо же тебе этому учиться когда-нибудь. А то ведь с твоим мышлением тебя даже на приемы приглашать страшно. Либо ляпнешь что-нибудь не то, либо грохнешь кого ненароком, неправильно все поняв. - Пожал плечами хорг.
      - То-то Байда так любит на приемах драться... - Ухмыльнулся Т'мор. - Это он, оказывается, просто выдрессировал хоргов, чтобы ему словоблудием не докучали, да в интриги не ввязывали...
      - А ты думал, он только из любви к искусству мордобития учиняет? - Вздохнул Арролд. - У каждого свои методы, Т'мор.
      - Ладно, я понял. Значит, говоришь, самому разобраться... Ну что ж. Попробую. - Парень поднялся с облюбованного кресла, и подошел к высокому окну, за которым виднелся погруженный в вечернюю тишину старый сад. Некоторое время Т'мор молча всматривался во тьму за окном, а потом вдруг резко развернулся. - Скажи-ка, Ари, кто, согласно традициям Хорогена, может просить владыку о снисхождении в кровной мести?
      - М-да. Не буду спрашивать, откуда ты взял эту формулировку, сам знаю, что нашел в Малом своде. - Арролд поставил бокал обратно на столик и, смерив Т'мора изучающим взглядом, договорил, - потому как, если бы у тебя хватило духу прочесть полную версию, то такого вопроса ты бы точно не задал. Но в своем выводе ты прав, просить опалы и высылки для клана может только сам пострадавший, и только в том случае, если не считает себя отомщенным... и не имеет иной возможности совершить месть, не развязав клановой войны. Но почему ты решил, что я направляю тебя на встречу с эром Аллином именно для этого?
      - А разве я не прав? - С интересом глянул на побратима Т'мор.
      - Прав. Но все же, объясни мне, как ты дошел до этого умозаключения? Это действительно важно.
      - Ну... несколько факторов, на самом деле. Первый, это то, что темы для беседы с владыкой Хорогена, кроме лича, у меня не имеется. Второй, ты сам подтвердил, что нам с ним действительно есть о чем говорить. Ну и третий: поскольку о происходящем сейчас, так сказать, "на фронтах", я, все-таки, осведомлен не хуже, чем ты, и ни один из возможных практических шагов не подразумевает необходимости участия такой тяжелой артиллерии, как правитель белогривых, значит, смысл твоих действий лежит в той плоскости, о которой я осведомлен хуже всего на данный момент. То есть в каких-то ваших запутанных традициях. Вспомнив то немногое, что мне довелось прочитать о них, я и пришел к выводу, что вопрос касается кровной мести. Ну а дальше...
      - Понятно. - Кивнул Арролд. - Будем надеяться, что и впредь, при общении с моими сородичами в официальной обстановке приемов, ты точно так же будешь опираться на эту логику. - Тихо проговорил Арролд.
      - И для чего нужна была эта проверка? - Хмыкнул Т'мор.
      - Ну, если помнишь, то меньше чем через три декады, грядет наша с Ллайдой свадьба. И мне бы очень хотелось, чтобы ты был готов к этому событию... Потому что в ином случае, боюсь, высший свет Хорогена не выдержит еще одного мастера-артефактора, отвечающего на изысканные речи ударом кулака в лоб! - Снизошел до объяснения хорг.
      - Вот только, мне кажется, это довольно скользкая тема. - Неожиданно проговорил Т'мор. - Ведь лич был в Круге Чести и проиграл... Я уж молчу о том, что для всего Хорогена он мертв, но, даже если учесть, что владыка сам в курсе его исчезновения, разве побег Броза не считается его поражением?
      - А ты считаешь, что заставив его сбежать, ты отомстил за попытку убийства? - Поинтересовался Арролд.
      - Вот еще! - Фыркнул Т'мор. - Он, значит, так и будет вести за мной охоту, а я его просто возьму и прощу? Извини, братец, но я не господь и даже не прекраснодушный идиот, всепрощением не отличаюсь. Вот плюну на его могилу, тогда да, может и прощу...
      - Так почему же ты обвиняешь хоргов в таком идиотизме? - Тут же спросил Арролд. - Поверь, уж кому-кому, а нам прекрасно известно, что лучший враг, это мертвый враг. Так что, думаю, с ходатайством владыке у тебя особых проблем не возникнет. Другое дело, что кричать об опале далеких потомков Броза на всех площадях глашатаи точно не станут. Как ты правильно заметил, для всех жителей Хорогена Броз упокоился в Круге Чести, но до сведения отправившихся по наши головы молодчиков стража владыки эту информацию точно донесет. А при необходимости и проследит, чтобы те действительно покинули пределы страны. Если, конечно, ты найдешь убедительные для эра Аллина основания того, что изгнание клана Броза необходимо...
      - Ты не забыл, что мой визит во дворец преследует несколько другую цель?
      - Т'мор, чем больше целей поражает одно действие, тем лучше. Это же азы! - Вздохнул хорг. - Пойми, в идеале даже отрицательный результат должен работать на решение основной задачи...
      - Эр Арролд! - Ворвавшийся в кабинет главы клана молодой хорг вихрем пронесся мимо удивленно наблюдающего за ним Т'мора и протянул владетелю небольшой сложенный вчетверо лист бумаги . - Мы смогли перехватить один разговор в "Старой Голубятне"... Здесь расшифровка.
      - Благодарю, Ррут. - Арролд принял из рук клановца бумагу и, развернув ее, быстро пробежал глазами по тексту. Закончив чтение, хорг аккуратно сложил листок и протянул его Т'мору со словами, - а вот, кажется, и наше "убедительное основание". Благодарю, Ррут, можешь быть свободен.
      Через три дня, в урочное время, из ворот резиденции ап Хаш выехала небольшая кавалькада из десятка всадников. Впрочем, если присмотреться, то в этой разношерстой компании была и одна эрия-всадница, которую, вместе с ее белогривым спутником, облаченным в церемониальную накидку главы клана, собственно, и охраняли, взяв в "коробочку", остальные члены отряда.
      Кавалькада бодрой рысью миновала несколько площадей и, вывернув на неширокую улицу, ведущую к торговым кварталам, чуть прибавила ходу. Но перед самым мостом, образовавшим своеобразные ворота в нижний город, вынуждена была остановиться. Дальнейший путь оказался наглухо перекрыт двумя солидными груженными до прогибания осей телегами, намертво сцепившимися друг с другом.
      Не успел командир охраны, матерый воин-хорг отдать приказ одному из своих подчиненных, чтобы тот растащил мутузящих друг друга под мостом торов - хозяев телег, как с повозок в одно мгновение слетели накрывавшие их холсты, и навстречу отряду ударил арбалетный залп... не нанесший все так же неподвижно замершим на месте воинам и их скакунам никакого вреда. Болты прошили их насквозь, но не последовало ни криков раненых, ни ржания коней. Болты словно в воду канули. А в следующую секунду словно рухнувшие с неба наемники из Росста врубились в укрывшихся за возами стрелков. Они не убивали, орудовали массивными дубинками, обмотанными каким-то тряпьем. Лишь пару раз сверкнула сталь кинжалов, когда кто-то из стрелков потянулся за мечом, но и только. Спустя минуту о произошедшем у моста столкновении напоминала только небольшая лужица крови да растащенные в стороны возы. А наемники клана ап Хаш, сноровисто закинув своих связанных коллег в пару темных запряженных четвериком карет, взмыли в седла и двинулись обратно в верхний город.
      - Хорошая получилась иллюзия. - Заметил Арролд, и Байда с Т'мором отсалютовали друг другу бокалами с вином, принимая похвалу. Они полночи убили на создание доброго десятка замысловатых артефактов-проекторов, которые Т'мору пришлось оставшиеся полночи размещать на стенах домов по пути предполагаемого маршрута кортежа.
      - И все-таки я не понимаю, как вы смогли устроить такое, если не знали о готовящейся засаде? - Уже изрядно доставший присутствующих своей педантичностью, спросил главу клана ап Хаш прибывший в резиденцию дознаватель нижегородского управления стражи.
      - А кто вам сказал, что мы не знали? - Удивленно приподняла бровь эрия Ллайда.
      - Тогда почему не оставили это дело на попечение нашего ведомства? - Не отставал хорг.
      - Потому что знали, что вполне в силах справиться с этой напастью самостоятельно. - Ответил Арролд. - А как бы дело повернулось, если бы мы положились на компетентность вашего отделения, еще неизвестно...
      - Согласно уложению, каждый обитатель Хорогена, если ему становится известно о готовящемся преступлении, обязан доложить об этом в наше ведомство. - Сухим тоном проговорил дознаватель. - А не заниматься самодеятельностью.
      - Вы считаете, что лучше меня осведомлены, как я должен защищать жизнь своей будущей супруги и честь собственного клана? - Абсолютно ровным тоном спросил дознавателя Арролд, но при этом от него повеяло таким холодом, что его почувствовали все собравшиеся в гостиной резиденции ап Хаш.
      - Есть установленные правила. И все мы обязаны им следовать. - Все так же бесстрастно ответил дознаватель. - Я, конечно, доставлю захваченных вами жителей в ведомство. Мы проведем тщательное расследование, но... сейчас, благодаря тому, что вы решили действовать по своему усмотрению, у нас нет ровным счетом никаких доказательств, что находящиеся в подземелье этого дома жители Хорогена совершили нападение на ваш кортеж. Который, к тому же, по вашим же словам, оказался иллюзорным.
      - Я знаю законы. К вашему сведению, эр, информацию о готовящемся нападении я передал в ваше ведомство чуть ли не сразу после ее появления. Под роспись, между прочим. - Заметил Арролд.
      - Мы ничего не получали. Это совершенно точно. - Почти тут же ответил дознаватель. - Но... разберемся. Прошу проводить моих подчиненных к подвалу и передать им захваченных жителей.
      - Вот как? - Арролд вдруг успокоился, и откинулся на спинку кресла. - Что ж, я могу это устроить. Грым!
      В гостиную ввалился Уттенок, и из-за его спины тут же выкатился десяток наемников с обнаженными мечами. В одно мгновение пятерка стражей вместе с их командиром-дознавателем была обезоружена и связана.
      - Грубая работа, эр дознаватель. - Вздохнул Арролд. - Видите ли, помимо подписи дневального на копии моего извещения, направленного в ваше ведомство, у нас еще имеется аж три кристалла, на которых подробнейшим образом записан как разговор в "Старой Голубятне", так и нападение на наш иллюзорный кортеж... Да и все, происходившее здесь сейчас, тоже. Вы плохо служите своим хозяевам, как официальным, так и неофициальным... Грым, будь любезен, обыщи наших гостей хорошенько, и отведи к остальным "отдыхающим".
      Дознавателя вместе со стражами шустро выволокли в соседнюю комнату и, не став заморачиваться с обыском, просто посрывали одежду, после чего, напоив сонным отваром, по очереди спустили в камеры, где спокойно посапывали утренние стрелки вместе со своим прикрытием, сваленным такими же дубинками еще на подходе наемников к засаде. Благо определить, где засядет это самое прикрытие, по разговорам в Голубятне удалось достаточно точно, так что захват прошел без эксцессов. В общей сложности в подвалах резиденции ап Хаш обосновалось два с половиной десятка вольных наемников, пятеро подручных гонца Броза, и на закуску, прибывший из исследовательского отделения городской стражи дознаватель сотоварищи, пытавшийся нахрапом вытащить засветившихся бойцов из цепких лап Арролда. Вообще, дознаватель повел себя донельзя глупо, но тут, как предположил Грым, сыграл свою роль тот факт, что все пришлось делать в спешке, и страж просто провалил затею с мнимой доставкой наемников в казематы исследовательского отделения, спалившись на собственной болтовне. Зря он стал утверждать, что никакого заявления у них в управлении нет.
      - Ну а кроме того, судя по его виду, с настоящими кланами этот хорг дела никогда не имел. Сидел себе в нижнем городе, возился с местными торговцами и небогатыми семьями, и то, что кто-то может просто проигнорировать его принадлежность к страже, просто не могло прийти ему в голову. Привык, что обыватели при одном упоминании его ведомства в струнку вытягиваются, вот и приборзел малость. - После недолгого размышления добавил Грым, усаживаясь в единственное в этом доме кресло, способное без ущерба выдержать его немалый вес.
      - Вот не думал, что среди хоргов есть такие, для кого ваши замудренные традиции и правила, столь же темный лес, как для меня. - Протянул Т'мор.
      - Ну, в этом нет ничего удивительного. - Пожал плечами Арролд. - Традиции хранят в кланах, и только. Если хорг не является частью клана, то очень скоро его потомки превращаются в обычных обывателей, с довольно практичным, но примитивным укладом жизни, в котором просто нет места для тех ценностей, что несут наши традиции. Особенности разных кругов общения...
      - Как по-писаному чешет! - Громким, деланно восторженным шепотом проговорил Байда, заслужив тем самым испепеляющий взгляд главы клана ап Хаш.
      - А вообще, хоть я и не отрицаю всего того, что предположил наш начальник охраны, но склонен видеть в поведении дознавателя еще и другой мотив... - Убедившись, что его взгляды на Байду не оказывают никакого влияния, продолжил Арролд. - Подозреваю, что эту засаду кто-то неплохо прикрывал, как раз из управления стражи. И как только затея провалилась, этот "кто-то" поспешил вытащить наемников, пока они не начали болтать. Вот только исполнитель попался уж очень... прямолинейный. М-да. Думаю, Т'мор, об этом можно будет упомянуть на предстоящей встрече, согласен?
      Аудиенция у владыки Хорогена была назначена на следующий день, так что он начался для Т'мора весьма ранним утром. Облачившись в вычищенную и подготовленную громи одежду, после недолгого размышления парень решил оставить перевязи со "стрижами" и боевыми артефактами в доме, ограничившись тем, что возьмет с собой лишь бессменную трость.
      После скромного завтрака в полном одиночестве, Т'мор вышел во двор, где Лерой уже держал в поводу Серого и, оседлав хаука, выехал за ворота резиденции.
      Не доезжая до входа во дворец, парень спешился и, оставив хаука у коновязи на площади, направился к гостеприимно распахнутым створкам въездных ворот. Встретивший Т'мора в холле хорг в ярком алом камзоле окинул парня придирчивым взглядом и, не сказав ни слова, двинулся к массивной парадной лестнице, ведущей на второй этаж дворца. Тихо фыркнув себе под нос, Т'мор последовал за ним, одновременно осматриваясь вокруг внутренним оком и стараясь примечать любые проявления магии на своем пути.
      У приемной толпилось под полсотни разодетых в пух и прах хоргов, ожидающих не пойми чего, но провожатый Т'мора даже головы не повернул в их сторону и повел парня дальше, через анфиладу небольших оформленных в разных стилях комнат, куда-то вглубь дворца. Свернув в одной из таких комнат, уставленной охотничьими трофеями, к боковой двери, хорг отворил ее и, мягким движением скользнув в сторону, кивнул Т'мору на открывшийся за дверью проход в уже знакомую трапезную.
      - Эр Аллин немного задерживается. - Впервые с момента встречи, открыл рот белогривый. - Устраивайтесь, эр. Бар в вашем распоряжении.
      Повинуясь жесту хорга, зеркало над камином дрогнуло и исчезло, открывая взору ряды разномастных бутылок и сияющих хрусталем бокалов, рюмок и стаканов. Оставив Т'мора в одиночестве разбираться с этой роскошью, белогривый тут же свалил.
      - Хорошего дня, эр Т'мор. - Голос, раздавшийся из-за спины парня, рассматривавшего коллекцию вин хозяина, заставил Т'мора резко развернуться на месте, и склонить голову в почтительном поклоне.
      - Хорошего дня, владыка Аллин.
      - Кажется, мы уже говорили на тему титулования? - Чуть похолодевшим тоном произнес правитель хоргов, подходя к Т'мору на расстояние вытянутой руки.
      - Извините, эр Аллин. Запамятовал. - Повинился парень.
      - Присаживайся, эр Т'мор, и расскажи, что за дело привело тебя в мой дом на этот раз. - Аллин повел рукой в сторону кресел у окна и первым направился к одному из них.
      - Благодарю, эр. - Кивнул Т'мор, устраиваясь в кресле напротив Аллина, и стараясь при этом не утонуть в его глубине.
      - Итак? - Правитель Хорогена вопросительно взглянул в глаза человека.
      - Эр Аллин, я прошу вас о снисхождении в кровной мести для клана Броза. - Собравшись с духом, проговорил Т'мор. Хорг же ни единым словом или жестом не выдал своего настроя, продолжая рассматривать собеседника с каким-то равнодушным любопытством.
      - Вот как? - Наконец прервал воцарившуюся тишину белогривый. - Я, разумеется, в курсе, что потомки лича вернулись в Аэн-Мор, но без главы клана они не смогут доставить больших проблем Хорогену, так зачем мне участвовать в вашей распре?
      - Боюсь, вы недооцениваете сложившуюся ситуацию. - Стараясь подбирать слова, ответил Т'мор. - Клан Броза вступил в сговор с главой клана ап Ннест, что в полуночном Хорогене, с целью захвата эра Арролда ап Хаш и его будущей супруги... Нападение удалось предотвратить, но намерения наших противников остались прежними. Более того, по нашим догадкам, они каким-то образом сумели привлечь на свою сторону городскую стражу... Как вы знаете, ап Хаш - небольшой род, и тот факт, что против нас выступили сразу два клана, не может не повлиять на действия эра Арролда. Боюсь, что если вы не вмешаетесь, он будет вынужден призвать союзников и открыто выступить против кланов Броза и ап Ннест.
      - Даже так? И, конечно, рядом с симонорами ап Хаш поднимутся и вымпелы Рраена, со всеми их вассалами... Ох. Война - это не то, что нужно Хорогену в данный момент. Тем более, такая война... - Аллин покачал головой, но тут же устремил на собеседника вопросительный взгляд. - А что за нападение, эр Т'мор? Мне никто ничего не докладывал об этом...
      - Это только подтверждает наше предположение о том, что ап Ннест и клан Броза смогли привлечь на свою сторону кого-то из управления городской стражи. С того момента, как мы узнали о планах Броза, за воротами Аэн-Мора велось постоянное наблюдение. Несколько дней назад в город въехал ап Ннест с представителями лича и в сопровождении отряда наемников. Естественно, что мы приняли все меры для того, чтобы быть в курсе их действий, более того, мы даже уведомили управление городской стражи о возможных проблемах, правда, они это предупреждение проигнорировали. В результате, вчера утром на закатном въезде в нижний город засада ап Ннеста попыталась утыкать болтами иллюзию кортежа эрии Ллайды, но наемники были обезврежены и доставлены в подвалы резиденции ап Хаш. А уже к обеду нам нанес визит дознаватель нижегородской стражи с бойцами. Вел он себя крайне нагло, у меня даже возникло впечатление, что о правилах поведения хоргов в обществе и клановых обычаях он знает куда меньше меня. Так вот, фактически прямым текстом дав понять, что схваченные наемники будут освобождены сразу после того, как мы передадим их ему на руки, дознаватель был также разоружен, и помещен в соседнюю с наемниками камеру, вместе со своими бойцами.
      - Это не очень-то законно, эр Т'мор. - Покачал головой правитель Хорогена.
      - Повинную голову меч не сечет, эр Аллин. - Заметил парень. - К тому же, действия городской стражи, точнее, некоторых ее сотрудников, определенно наводят на мысль, что ап Ннест был отнюдь не единственным, с кем Броз поручил связаться своему гонцу.
      - Ты уже не в первый раз высказываешь это предполжение. - Заметил правитель. - А доказать можешь?
      - К моему великому сожалению, кроме нескольких коротких записей на кристаллах, у меня нет иных доказательств. - Покачал головой Т'мор. - Но ведь круг семьи - это не суд Хорогена. И для того, чтобы одобрить выступление против ап Ннеста, им не потребуются такие же железные доказательства, каких требует справедливый суд...
      - Это уже похоже на угрозу. Ты уверен в своих поступках? Не боишься пожалеть? - Вот теперь это был настоящий правитель Хорогена, а не моложавый белогривый с вечной скукой в глазах. Острый, холодный взгляд и подавляющая мощь, разливающаяся вокруг. Танк, а не хорг.
      - Владыка Аллин, - перешел на официальный тон Т'мор, одновременно вскакивая с кресла. До него только дошло, КАК именно можно трактовать высказанные им размышления. Прав был Арролд, Т'мора и на пушечный выстрел нельзя подпускать к переговорам хоргов. - Все, что я сказал, это лишь мои мысли и теории. Если вы усмотрели в них угрозу, прошу прощения...
      - Сядь, эр Т'мор. - Неожиданно расслабленно проговорил его собеседник, указывая на только что покинутое Т'мором кресло. - Я ведь тоже на секунду забыл, что передо мной не искушенный в интригах глава клана, а всего лишь непонятно каким ветром занесенный в наши края сумеречный дракон... Но в будущем, ты уж будь добр, хоть немного думай, что и кому ты говоришь.
      - Обязательно. - Вздохнул парень.
      - Вот и славно. А теперь доставай эти записи, я хочу посмотреть, из-за чего вы чуть не устроили бойню родов.
      Т'мор выудил из кармана три кристалла и протянул их собеседнику. Отсмотрев короткие записи, правитель побарабанил пальцами по подлокотнику и, чуть помедлив, взялся за изящный колоколец, стоящий на подоконнике,
      - Вы звали, владыка? - Давешний хорг в алом мундире возник на пороге еще до того, как стихло эхо звона колокольчика.
      - Да, Ннорт. Доставай бумагу и перо. - Кивнул не обратившему никакого внимания на сидящего в присутствии правителя человека хоргу эр Аллин и принялся быстро надиктовывать текст на шаэрре. Причем с такой скоростью, что Т'мор понимал его лишь с пятого на десятое. Впрочем, этого хватило, чтобы узнать формулу изгнания и имя Броза. Закончив диктовку, Аллин взял из рук секретаря листок, пробежал его глазами, и шлепнув оттиск массивного перстня-печатки в уголке, вернул бумагу помощнику. - Снисхождение объявить сегодня же. А завтра к утру ни одного представителя клана Броза в Аэн-Море быть не должно. Ступай.
      "Алый камзол" поклонился и тут же исчез за дверью.
      - Я удовлетворил твое прошение, эр Т'мор. - Объяснил очевидное эр Аллин, - а теперь я хотел бы кое-что узнать о способностях арнов, если ты не против...
      От любопытного хорга Т'мор смог отделаться только два часа спустя, но зато получил разрешение прогуляться по дворцу, в сопровождении одного из секретарей, естественно. Глянув на очередного алокамзольного, парень не сдержал легкого хмыканья. Меньше всего на свете этот плечистый хорг с цепким взглядом и характерными мозолями на ладонях напоминал секретаря. Но уж лучше так, чем охрана из гвардейцев, предложенная в качестве альтернативы заметившим реакцию человека Аллином. Естественно, что Т'мор тут же согласился на секретаря... поскольку двухметровые, вооруженные до зубов гвардейцы вызвали у парня стойкую ассоциацию с конвоем.
      Побродив по этажам замка, Т'мор умудрился дойти аж до личных покоев владыки, где его, правда, довольно вежливо завернул в обратную сторону приставленный "секретарь". Но парень был доволен. Программу минимум на сегодня он выполнил с блеском. А если учесть высылку клана Броза, то это даже не минимум, а скорее оптимум!
      С этими мыслями Т'мор и отправился в лавку Байды, у него были грандиозные планы на остаток дня, и для их воплощения консультация артефактора была жизненно необходима!
      К счастью, мастер оказался на месте, но едва Т'мор открыл рот, чтобы вывалить на него все новости и идеи, остановил порыв парня одним взмахом руки.
      - Стой! Я голодный, как медведь-шатун. Да и ты тоже пожрать никогда не отказываешься. Поэтому поступим так. - Прогудел Байда. - Я сейчас закрою лавку, мы с тобой засядем в трактире, поедим, и отправимся в резиденцию ап Хаш. А уже там ты изложишь все что накипело. Лады?
      - Договорились. - Взвесив все "за" и "против", согласился Т'мор.
      Блюда в давно облюбованном ими трактире у лестницы к Башням как всегда оказались выше всяких похвал. А посетители давно зареклись даже смотреть в сторону Байды, так что обед для него прошел в приятной атмосфере и без каких бы то ни было эксцессов. Правда, чем больше проходило времени, тем все более нетерпеливым становился Т'мор, которого прямо-таки распирало от желания поделиться новостями. Чинно пережевывавший мясо Байда, заметив это, только неопределенно фыркнул, весело сверкнув глазами. Но скорости не увеличил, так что уже наевшемуся Т'мору пришлось заказать еще кружку ллиала, чтобы хоть чем-то занять себя, пока его коллега неторопливо насыщается. Но вот Байда, наконец, опустошил свою тарелку и они отправились в резиденцию, в холле которой встретили нервно расхаживающего по холлу Арролда.
      - Да вы действительно близнецы-братья. - Не сдержавшись, хохотнул Байда. - Что один, мне спокойно поесть не давал, все сюда бежать порывался, что второй, от волнения тигру изображает!
      - Идемте, поговорим в кабинете. - Даже не обратив внимания на подколку артефактора, обронил Арролд и понесся по коридорам дома.
      В кабинете Т'мор подробно, чуть ли не дословно, изложил беседу с правителем хоргов, получил втык от охреневшего Арролда за самодеятельность в виде высказанных владыке мыслей об отличии круга семьи от суда.
      - Ну ты даешь! - Изумленно заржал Байда. - Таких номеров я даже с батькой Аллина не откалывал!
      - Да кто ж знал-то?! - Чуть не простонал Т'мор.
      - А я тебе о чем талдычил? Чему учил, а? Думать надо до того, как рот откроешь, а не после. - Арролд хлопнул ладонью по подлокотнику кресла, и тот затрещал. Глянув на него, хорг несколько пришел в себя. - Ладно, давай дальше...
      Зашедшая через пару часов в кабинет, Ллайда могла наблюдать лишь склонившиеся над какими-то чертежами затылки хорга и двух хуманов, а до ее слуха донеслись лишь обрывки какого-то странного разговора.
      - Да куда ты ее... Не видишь, что здесь линия Ари идет?
      - Сам глаза протри, они в разных слоях, у Арролда третий, а у меня только второй.
      - Хватит ссориться, вы лучше тягу еще раз рассчитайте, а то получим вместо быка гончую. А оно нам надо? И внимательнее, внимательнее, урговы дети! Здесь же узел второго порядка, а вы на него уже восьмой контур вешаете... Вот.
      - Да, так может что-то и получится.
      - Я же говорил!
      - А ты не торопись, Т'мор. Еще неизвестно, как эта двустихийная мелочь себя в реале поведет. - Пробубнил, разгибаясь, Байда и заметил Ллайду. - О, привет! А мы тут плюшками балуемся...
      - Чего? - Не поняла эрия.
      - Не обращай внимания, Ллай, это наш мастер перетрудился. - Пихая в бок увлекшегося какими-то вычислениями Арролда, проговорил Т'мор.
      - Ой, извини, мы тут увлеклись немного. - Наконец обратил внимание на присутствие невесты Арролд.
      - И чем это, интересно? - Спросила девушка, подходя к столу. Взяв в руки один из исчерканных листов, она пробежала по нему глазами, но так ничего и не поняла в нагромождении рун и каких-то чисто некрономских отметок на невнятном чертеже.
      - Да все то же. - Усмехнулся Т'мор. - Вот придумываем отмычку для дворца Аллина.
      - И как? - Тут же поинтересовалась Ллайда.
      - Вполне. - Ответили в один голос Арролд с Байдой.
      - Понимаешь, там стоит разнесенная защита. - Пустился в объяснения ее жених. - Отдельные, но коммутируемые щиты от всех стихий, вплоть до Жизни и Смерти. Причем все пологи очень мелкоячеистые. Вот мы и придумываем то, что сможет проникнуть за их пределы.
      - Рассказывайте. Щиты невозможно преодолеть, не разрушив. - Фыркнула Ллайда.
      - Если только то, что проникает за пределы не может пройти не коснувшись линий сети. - Воздев указательный палец к потолку, уточнил Байда.
      - Это ж какого размера должен быть этот самый проникающий?
      - Маленького. А еще оно должно быть неживым, поскольку все полы во дворце накрыты сплошной пленкой артефакторного полога Жизни.
      - Бред какой-то. - Констатитировала Ллайда. - И что же это? Муравьи-зомби?
      - Умничка. - На полном серьезе кивнул Арролд.
      - Но... они же... мелкие, хрупкие, слабые, в конце-концов, как вы собираетесь ими управлять? Какой с них толк?
      - Ну, во-первых, не такие уж они и слабые, а во-вторых, мы как раз и занимались тем, чтобы сделать их попрочнее и потяговитей, если можно так выразиться. А насчет управления... существуют такие штуки как радио и эхолокация... И Байда знает, как их присобачить к этим ползунам. - Пояснил Т'мор, выставляя на стол банку с притащенными Лероем из сада муравьями.
      - Ну хорошо. - Вздохнула Ллайда. - А как они протащат украденный предмет?
      - Так же, как и пройдут туда. - Усмехнулся Т'мор. Из руки парня вырвался жгут Тьмы, обволок стоящую на столике статуэтку и легко перенес ее через всю комнату. - Как только наши "коммандос" минуют защиту Тени, я проделаю с ними и их грузом то же самое. Стихийные щиты ничего не смогут противопоставить чистой Ночи. Не тот формат, можно сказать, они ее просто не увидят.
      - Вы сумасшедшие. - Покачала головой Ллайда.
      - А то! Знаешь, если бы год назад кто-то мне сказал, что я буду заниматься доводкой систем эхолокации и радиоуправления для зомбомуравьев на магическом приводе, я бы того в психушку сдал. - Хохотнул Байда. - А вот, поди ж ты! В общем так. Сейчас мы отправляемся в мою лавку. Здесь без специального оборудования все равно не обойтись, а к утру ты должна быть готова начать ритуал. Ясно?
      - Ясно. - Кивнула Ллайда. - Буду ждать, хоть мне и не верится, что у вас выйдет из этого что-то путное...
      Аллин проснулся от странного шороха, раздавшегося в его комнате. Чуть приоткрыл глаза. Вроде пусто, но левая рука уже сжала фамильный амулет, а правая скользнула к стоящему у изголовья кровати обнаженному мечу. Замшелая традиция, однако же, как показывает практика, порой весьма полезная... А Аллин не тот хорг, чтобы отказываться от полезностей. Владыка Хорогена прислушался, но в спальне было тихо. Все-таки пусто. Странно.
      Обследовав все пространство вокруг с помощью магии, хорг убедился, что в комнате никого нет, и опустил ноги на пол, в привычно стоящие у кровати, подаренные шутником-риссом, удобные тапки с большими сиреневыми помпонами... Но вместо теплого прикосновения меха, ступни ощутили только холод каменного пола...
  

Глава 4. Герои, есть необязательное следствие провала тактиков.

   В резиденции ап Хаш, еще недавно бывшей на осадном положении, в этот поздний час было шумно и светло, несмотря на давно сгустившиеся сумерки. Сегодня днем, владетельный эр Арролд ап Хаш ввел в дом новую хозяйку, и устроил по этому поводу прием.
   Т'мор отступил чуть в сторону, пропуская немолодую пару хоргов вперед и, подхватив со стола бокал с ароматным вином, двинулся к выходу на террасу, старательно огибая кружащихся в танце гостей. Но вот, бальный зал остался позади, парень скользнул за приопущенную портьеру и, выйдя на свежий воздух, прикрыл за собой дверь. Оказавшись в одиночестве, парень тут же расстегнул верхние пуговицы камзола, воротник-стойка которого фиксировал его шею, не давая опустить головы, словно в корсете из полевого сан.набора, и ослабил пышный на вид, но такой тугой узел шейного платка фамильных цветов клана ап Хаш. После наполненного музыкой и гомоном гостей дома, сад показался парню тихим и умиротворенным. Т'мор облегченно покрутил головой и с шумом втянул носом свежий ночной воздух, после чего, облокотившись на мраморные перила, уставился в темноту. После успешного создания амулета-блокиратора и скандального вышвыривания клана Броза из Хорогена, на парня навалилась куча дел и занятий, затянувших его в такой круговорот, что последние дни он чувствовал себя выжатым как лимон. Хорошо еще, что вчера Т'мору удалось нормально выспаться, и наполнить изрядно опустошенные занятиями артефакторикой, источники.
   - Скучаешь? - Голос раздался откуда-то снизу, и парень перевесился через перила, чтобы разглядеть говорившего.
   - Байда? Я думал тебя и калачом не заманить на подобное мероприятие!
   - Я бы может и не пришел, да только ни Арролд, ни этот старый хрыч Ассан меня не поняли бы. - Хохотнул тот. - Спускайся вниз, поболтаем.
   - Уже. - Т'мор, внимательно оглядевшись вокруг внутренним оком и, не заметив характерного сияния ничьих Узоров, кроме темно-синего, чуть приглушенного сияния Байды, шагнул в тень, и через миг оказался рядом с артефактором, удобно устроившимся на старой каменной скамье под раскидистым деревом. Смысла скрывать свои умения от того, кто и так в курсе, парень не видел.
   - Ого! Да у тебя тут пир горой! - Воскликнул парень, рассмотрев прячущийся за массивной спиной Байды, столик, заставленный многочисленной посудой из "малого гостевого сервиза".
   - А то. Если бы клан ап Хаш не позаботился о комфорте приглашенного ими гостя, то их не понял бы уже я. - Усмехнулся в усы Байда. - Присоединяйся. Я же знаю, что на этих урговых приемах, толком, даже пожрать нельзя. Так что, можешь не стесняться. Вина?
   - Благодарю. - Кивнул Т'мор, подставляя один из бокалов. - С этими торжествами, я действительно, даже не позавтракал толком. Так что, твое предложение, подоспело в самый раз.
   - Кто бы сомневался. Уж что-что, а твой аппетит, по-моему, уж стал притчей во языцех в Аэн-Море.
   - С чего бы это? Я что, победил на каком-нибудь общехорговском состязании обжор? - Не понял Т'мор. На что Байда только чуть удивленно покачал головой.
   - С ума сойти. Нет, парень, все куда проще. Поверь, в этом урговом городке найдется немало свидетелей твоих трапез в трактире у лестницы, где ты ежедневно обедаешь после наших занятий.
   - Можно подумать, тамошним посетителям есть хоть какое-то дело до обедающего хумана? - Пожал плечами Т'мор, налегая на очередное творение матушки Ирны.
   - Ну, учитывая тот факт, что ты не просто хуман, а сумеречный дракон, думаю, их можно понять. В конце концов, у местных жителей нет такой роскоши как радио, телевидение или памятное тебе "голо". - Ополовинив свою кружку, проговорил Байда. - Вот и приходится перебиваться слухами и редкими зрелищами, в том числе и видом обедающего арна.
   - Издеваешься? - Нахмурился Т'мор.
   - Ничуть. - Покачал головой Байда. - Мне только интересно, что с тобой происходит, и почему ты сам не замечаешь ничего вокруг?
   - Ты о моей "знаменитости"? - Прищурился Т'мор, отодвигая от себя тарелку. - Так это тебя стоит за нее благодарить...
   - Да ург бы с ней и могильную плиту им сверху. Другого выхода у тебя все равно в той ситуации не было. - Отмахнулся Байда. - И вообще, было бы о чем беспокоиться! Нет, Т'мор. Меня интересует не твое отношение к неизбежному, а то, почему ты так странно стал себя вести...
   - Ну... Давай подумаем вместе. - С деланной задумчивостью протянул Т'мор, потирая чуть покалывающий руку подбородок. - Может, дело в том, что с того момента, как вытурили из страны посланцев лича, меня старательно нагружают всякой ерундой, так чтобы ни на что иное просто не хватало времени? Сначала Арролд безапелляционно требует моей помощи в организации артефакторной защиты на время проведения свадебных обрядов, затем Ллайда устраивает мне променады по торговым рядам на примерку подобающей одежды и поиски аксессуаров, в которых черт ногу сломит. Потом, эр Аллин каждые два дня заставляет меня мотаться к нему на чашку ллиала, где терзает вопросами о предках, и требует перевода тех обрывков записей арнов, над которыми так трясется его библиотекарша Минна! Ну и наконец, занятия у великого артефактора Байды, выматывающие меня до полного истощения источников. Вот кстати, не подскажешь, великий артефактор, почему оберегами для свадебных обрядов должен заниматься я, а не ты, признанный мастер, а?... Знаешь, я ведь теперь, только в библиотеке подземелья могу спокойно расслабиться, занимаясь своим образованием. Да и там вынужден тратить большую часть времени на поиски сведений о быте и истории арнов, для Аллина. А ты говоришь о странностях в поведении...
   - М-да. Это, мы как-то... упустили. - Чуть смущенно протянул мастер, заставив Т'мора напрячься. - Не додумались договориться, вот и перестарались...
   - Мы? Перестарались? - Голос парня ощутимо похолодел, а Байда почувствовал, как по его мыслям словно ветер прошелся. Странное ощущение. Т'мор же вздохнул и, уставившись куда-то поверх головы артефактора, протянул, - поня-ятно. Давно надо было прошерстить вашу память, а я, дурак, в благородство играл...
   - Э-э, Т'мор? - Тихо спросил Байда, моментально поняв, что именно проделал с ним парень... Но тот не дал ему договорить.
   - Значит, решили оградить меня от "приключений", да? - Все тем же ровным "хорговским" тоном проговорил парень. - Навалим побольше дел, пусть увязнет, а за это время наемники разберутся с ап Ннестом, личная гвардия владыки с городской стражей, а там и с личем что-нибудь придумаем... Занятно. Вот интересно, а чья это была идея? Аллина? Ну да, его, конечно... Вот только меня, почему-то, никто даже не спросил! Или вы думали, что я, "пылая жаждой мести", ломанусь убивать прихвостней Броза?
   - Ну...
   - Можешь не отвечать. Это был риторический вопрос. - Отмахнулся Т'мор, и вдруг тихо рассмеялся. Вот только в этом смехе вообще не было веселья. - Нет, ну кто бы мог подумать?! Какие изощренные умы! Столетия... нет, какое там, тысячелетия интриг и закулисных баталий! И такое убожество... Ну да спишем все это на маниакальное желание некоторых хоргов и людей, во что бы то ни стало пополнить копилку знаний информацией об арнах и их умениях. Конечно, кто же еще переведет их книги?...
   Не дождавшись каких-либо вразумительных слов от собеседника, Т'мор вздохнул.
   - Хочешь, я открою тебе маленький секрет, Байда? - Все так же глядя поверх головы артефактора, произнес парень, и уже не дожидаясь реакции, проговорил, - книги арнов... Те, что они писали для себя, естественно... Так вот эти их книги написаны на латыни. Забавно, да?
   - Как? Там же ни строчки не разобрать... Муть какая-то, от которой в глазах двоится. - Ошарашено пробормотал Байда, выбитый новостью и резкой сменой темы, из колеи.
   - Ничуть не сомневаюсь, что тебе знаком этот язык. Просто, как я и сказал, это книги взрослых арнов и ДЛЯ взрослых арнов. То есть, их, попросту, нужно читать в тени. - Развел руками Т'мор. - А теперь, извини, мне пора.
   Оставив ошеломленного Байду в одиночестве переваривать преподнесенный ему сюрприз, Т'мор шагнул в тень, и взмыл по стене особняка на третий этаж. Он не горел желанием встречаться с кем-то из гостей или хозяев дома, а потому выбрал этаж, на котором гарантировано никого не будет. Все празднующие оставались на первом и втором.
   Пройдя по полутемным коридорам, Т'мор свернул было в сторону лестницы, но тут же нахмурился. В вестибюле второго этажа, было не протолкнуться. Более того, парень прекрасно расслышал голоса Арролда и Ллайды, а встречаться с ними после короткой беседы с Байдой, Т'мор точно не хотел. Нет, он не обиделся на этих двоих, прекрасно понимая мотивы поведения главы клана, не желавшего отпускать своего побратима куда-то там, для "героического сражения со злобной нежитью". Вот только способ, к которому прибегли белогривые, ему совсем не пришелся по душе. Они почему-то решили, что вправе решать за него, что и как ему делать в этой жизни. Но если в ситуации с риссами, такой подход его не особо-то коробил, поскольку Т'мор был благодарен Гору за то, что тот вытащил его из радиоактивной помойки, и вполне понимал, что за подобный "акт доброй воли" нужно расплачиваться... То сейчас, он никому ничем не обязан, а значит, как было сказано в одной старой книге, найденной Т'мором в Свободном городе, правда сказано по совершенно другому поводу: "...И с этим нельзя не считаться, господа мои спесивые, с этим нельзя не считаться, так что извольте опустить профиль на квинту и поумерить спесь...".
   Наблюдая из темноты за происходящим на втором этаже через пару лестничных пролетов от него, Т'мор и не заметил, как рядом с ним появился Лерой. Громи, поняв, что его не замечают, тихонько кашлянул.
   - Лерой?
   - Мастер Т'мор. Вы хотите уйти? - Интересно, а происходило ли в этом доме, когда-нибудь, хоть что-то, не ставшее известным этому громи?
   - Да. - Коротко кивнул Т'мор, почти не удивившись пониманию. толком, почти незнакомого ему громи, и тихо продолжил, - пора прогуляться в Шаэр. А то засиделся, я что-то на одном месте...
   - Идемте. Я проведу вас нашими ходами. Так вы избежите встречи с неугодными вам лицами. Вы ведь этого хотите? - Произнес Лерой и, не дожидаясь ответа, довольно быстро двинулся по коридору, куда-то вглубь дома. Т'мор не стал тратить время на лишние размышления и последовал за своим проводником. Свернув в какой-то узкий проход, прикрытый тяжелой портьерой, они миновали несколько поворотов и, спустившись по каменной винтовой лестнице, оказались у низкой двери. Не сказав ни слова, Лерой поднял защелку и легонько толкнул ее, открывая вид на спальню Т'мора.
   - Ваша экипировка сложена в шкафу. Артефакт-блокиратор лежит в шкатулке, на верхней полке. Арбалет вычищен и лежит на нижней. Там же найдете мешок со снаряжением к нему и провизией от матушки Ирны. Ей, знаете ли, тоже не пришлась по душе идея хоргов. Да... И еще... почему-то мне думается, что хаук вам, в вашем походе не понадобиться... Я прав? - Проговорил громи, пропуская парня в комнату.
   - Верно. Спасибо, Лерой. Присмотришь за Серым, в мое отсутствие?
   - Разумеется. - Кивнул громи.
   - Замечательно. Ну что ж, тогда... до встречи, хранитель резиденции клана ап Хаш. - Т'мор быстро пожал руку Лероя и, скользнув мимо него в комнату, двинулся прямиком к шкафу.
   - Удачи вам, мастер Т'мор. - Тихо проговорил громи, закрывая за собой дверь.
   На то, чтобы облачиться в привычный костюм, у Т'мора ушло не более пяти минут. Комплект из кожи крикс занял свое место, следом, Т'мор закрепил перевязи, накинул плащ и, защелкнув фибулу защитника клана Рауд, подхватив трость, направился к окну. Поправив повешенный на плечо, собранный матушкой Ирной мешок с притороченным к нему арбалетом, парень отодвинул щеколду окна и, выглянув из него, окинул изучающим взглядом пустой сад. В принципе, он мог бы обернуться и здесь, после чего вылететь сквозь стену, но этот вариант ему не нравился. В конце концов, к чему скрывать следы своего ухода? Он же не бежит из этого дома! Ведь так?
   Тихо скрипнуло на ветру отворенное окно, и столб призрачного дыма устремился в темное небо, быстро превращаясь в почти невидимый силуэт парящего дракона...
   Полет сквозь ночь, стремительный, бесшумный... Т'мор взрезал низкие облака, словно убегая от алого света, заливавшего горизонт за его спиной. Не убежал. Восход нагнал его в десятке миль от знаменитого перевала Сандовар, ставшего ареной самой известной битвы последнего времени в Темных землях. Оглядевшись вокруг, и не заметив каких-либо признаков живых существ, не считая маячивших у самого перевала Узоров пограничной стражи, Т'мор пошел на снижение, придерживаясь вьющейся слева от него горной дороги, почти тропы, идущей от перевала вглубь Хорогена. Сандоварский тракт по эту сторону Таласса был запущен, и Т'мор с трудом представлял себе, как здесь могла пройти армия белогривых, вместе со всеми их обозами. Впрочем, это не его дело. Арн окинул взглядом сжимавшие дорогу кручи, и приподнялся чуть выше. Ему повезло. Уже через несколько минут усиленных поисков, он нашел необходимое. Небольшая пещера с площадкой под ней, словно специально созданной для отдыха уставших драконов, привлекла внимание Т'мора, и он плавно опустился на небольшой каменный пятачок, расположившийся в доброй сотне метров над трактом. Здесь можно было спокойно переждать дневное время суток, а с закатом отправиться дальше...
   Перекусив деликатесами от домоправительницы Арролда, парень задумался. У него было два варианта действий на выбор. Первый, отправиться сначала в Столицу, встретиться с Риллой и, узнав от нее местоположение охотничьего домика, отправиться в гости к личу. А второй вариант подразумевал, что поиски убежища Броза, парню придется вести самостоятельно. Понятно, что первый способ привлекал его куда больше. Все-таки с Риллой он не виделся очень давно, и сильно соскучился, но Т'мор также прекрасно понимал, что окажись он в объятиях синеглазки, и месть личу будет отложена на неопределенный срок. А этого допускать было нельзя. Т'мор был более чем уверен, что глава клана ап Ннест и хорги из городской стражи Аэн-Мора, вовсе не единственные подручные у Броза, а значит безопасность Арролда и Ллайды, до сих пор находится под угрозой. Кроме того, Т'мора терзали некоторые сомнения и на счет дома и-Нилл, на территории которого скрывался сейчас лич. Та уверенность и легкость, с которой немертвый хорг миновал кровную защиту Дома, внушала Т'мору вполне законные опасения и в отношении Риллы. Ведь кто знает, к чему может привести его встреча с синеглазкой? Не станет ли она тем средством для шантажа, которое так желает заполучить белогривая мумия? А значит... Т'мор вздохнул. Значит, Рилле придется подождать, пока он не разберется с Брозом. Решено. Девушка дала довольно точные ориентиры, так что сначала Т'мор найдет лича, а уж потом отправится в Столицу. Да и разговаривать с гардэно и-Нилл ан-Торр, ему будет куда проще, после уничтожения Броза, чем до. А в том, что ему по силам справиться с немертвым, Т'мор не сомневался... Почти. Собственно из-за этого "почти", он и планировал не честную дуэль, а хорошо продуманное, тихое убийство... точнее, упокоение. Мысли о том, что это не честно и подло, Т'мору даже в голову не приходили. Он вообще не понимал, что может быть подлого в убийстве подлеца... И вообще, хорг первый начал!
   Определив для себя маршрут дальнейшего движения, Т'мор спрятал остатки пиршества в недораспотрошенный мешок и, устроив его себе под голову вместо подушки, спокойно уснул, отвернувшись носом к пещере и, соответственно спиной к выкатившемуся на небо солнцу. Забираться в саму пещеру парень не стал. Уж очень холодно там оказалось, наверное из-за небольшого родника, бьющего в ее глубине.
   Проснулся Т'мор, когда над Талассом уже высыпали звезды. Потянувшись, он попытался подняться, но тут же охнул. От долгого лежания на холодном камне, тело задубело, и Т'мор, скрипя зубами от ломоты в затекших конечностях, принялся осторожно их разминать. Эта разминка вылилась в полноценную зарядку, точнее комплекс упражнений привычка к которому, привитая ему Дедом, еще не забылась окончательно. Вдоволь намахавшись руками и ногами, разогревшийся Т'мор довольно вздохнул, умылся ледяной водой из родника и, окинув напоследок взглядом длинную ленту тракта, черным полупрозрачным драконом взмыл над скалами. Описав круг над перевалом, арн скользнул вдоль стены крепости хоргов, миновал заставу риссов и, не сбавляя скорости, помчался вперед, стараясь не упустить из вида сандоварский тракт, его шаэрскую часть.
   Несмотря на уникальность зрения дракона, Т'мору пришлось попотеть, выискивая место, где обосновался лич. Даже видя неровную пульсацию военного портала, светящегося для Т'мора ярче какого-нибудь маяка, и слабое сияние обжитых рисами мест, он был вынужден потратить почти всю ночь на поиски спрятавшегося в лесном массиве, охотничьего домика. Несколько раз ему казалось, что уж теперь-то он точно нашел то, что нужно, после чего приземлялся в добром километре от найденного места, оборачивался и, шагнув тень, несся проверять обнаруженный дом. Ближе к зданиям он не высаживался из опасения, что у лича может оказаться какой-нибудь артефакт, отслеживающий перемещения в пределах километровой зоны от дома. Для того же, чтобы контролировать больший радиус, как теперь знал Т'мор, вконец замордованный учебой у мастера-артефактора Байды, требовались стационарные накопители большой мощности, которые личу неоткуда было взять... Просто потому, что подобные накопители требовали довольно много времени на создание, и делались исключительно под конкретную местность с учетом всех особенностей ее наполнения энергией, и самое главное, под определенного владельца, кроме которого никто не мог получить доступ к накопителю. Собственно, именно это и позволяло производителям подобных артефактов, иметь постоянный и очень неплохой доход, ведь со смертью заказчика, такой накопитель рассыпался в пыль, а значит новые владельцы дома, были вынуждены идти к производителям, и заказывать новый. Так что, за пределами километровой зоны, парень мог чувствовать себя в полной безопасности...
   Четыре раза Т'мор совершал вынужденные посадки и мотался тенью до найденных в лесу зданий. А положительный результат принес Т'мору только пятый, обнаруженный им дом. Но уже близился рассвет, парень изрядно вымотался, а потому решил отложить свой первый визит в гости к личу на следующую ночь. Сейчас же, он ограничился лишь тем, что устроил себе на дереве своеобразное "гнездо" и отпустил Уголька проветриться и поохотиться, а заодно и аккуратно понаблюдать за логовом Броза. Ломиться к личу наобум, размахивая мечами, парень даже не думал. Нет уж, он сначала определится на местности, посмотрит как обстоит дело с охраной особнячка, может быть даже послушает о чем болтают обитатели... а вот пото-ом! Губы Т'мора разошлись в предвкушающей улыбке, больше похожей на оскал и парень, получше завернувшись в накидку, провалился в глубокий безмятежный сон.
   На закате, Т'мор спустился с дерева, предварительно окинув внутренним оком окружающие заросли, и не обнаружив никаких следов присутствия разумных, начал приводить себя в порядок. Сон на дереве оказался намного приятнее, чем на голых камнях продуваемой всеми ветрами площадки над перевалом. И дело было даже не в перепадах температур, к ним арн, как показала подземельная практика, был почти равнодушен, но вот что касается удобства для тела... Если после сна на камнях. Т'мору пришлось провести целый разминочный комплекс, что бы затекшие мышцы обрели привычную эластичность, то выбравшись из "гнезда" сооруженного им на дереве, парень ограничился лишь парой наклонов и пробежкой до ручья, звеневшего в десятке метров от стоянки.
   Умывшись, Т'мор в очередной раз распотрошил мешок и приступил к завтраку, одновременно знакомясь с той информацией, что сумел достать Уголек. Впрочем, выудить из эмоционального "доклада" змея, насыщенного удовольствием от долгого полета и веселой охоты, Т'мору удалось не так уж много. Лич сотоварищи вели себя тихо, как мышь под веником. Они почти не выходили из дома. Даже во дворе охотничьего домика хорги появлялись только по хозяйственным надобностям, а уж о том, что бы выглянуть за ворота огороженного двухметровым каменным забором особняка, и речи не шло. Зато Т'мор получил возможность ознакомиться с расположением построек этой "заимки", по размерам, не уступающей хорошему купеческому особнячку, в самой фешенебельной части нижнего города, того же Аэн-Мора. Планировка заимки оказалась достаточно проста и незатейлива. Огороженный глухой каменной стеной квадрат, около полугектара, противоположную от въездных ворот стену, образует непосредственно особняк. Слева от въезда конюшни и что-то вроде выгона, справа хозяйственный постройки, включающие в себя дровяной сарай, погреб, просторную кухню, скорее всего, предназначенную для слуг, и несколько жилых комнат для них же. Но, поскольку хорги приехали без слуг, сейчас эти помещения пустовали. Сам особняк представлял из себя двухэтажный дом из темного необработанного камня, с высокой двускатной крышей, крытой темно-коричневой черепицей, и узким балконом, опоясывающим весь второй этаж. Такая же крыша широкого крыльца поддерживается парой массивных каменных колонн. Пятнадцать окон выходят на двор, из них девять на втором этаже, и по три с каждой стороны от крыльца, на первом. В отличие от противоположной стороны дома, возвышающейся над широким стремительным ручьем, почти речкой, где окон всего шесть, и все они находятся на уровне второго этажа, на лицевой, так сказать, стороне, имеются еще и небольшие окошки, почти у самой земли. Должно быть, там находятся подсобные помещения. На первом, самом высоком этаже дома, скорее всего, расположились трапезная и общие комнаты, а вот личные покои, уже на втором. Под вопросом остается внутренняя планировка дома, те самые секретные ходы, о которых упоминала Рилла, и... чердак. При такой высокой крыше, в доме просто не может не быть отличного, просторного чердака...
   Т'мор еще раз пробежался по образам, предоставленным Угольком, на этот раз не отделяя обычный вид от магического, и отметил места наибольшего скопления энергии. Нельзя сказать, что охотничья заимка поразила его мощью защиты, но Т'мор искренне порадовался, что принял меры предосторожности, приземляясь больше чем в километре от дома. Поисковые плети то и дело выстреливали откуда-то со стен заимки в разные стороны, по совершенно невообразимым траекториям, с достаточно большой скоростью и, в принципе, вполне могли засечь приближение "низколетящей цели". А дальше... дальше довольно простые сети защитных плетений, большая часть которых вообще бытовая! Только стены особняка подсвечены действительно серьезными Пологами, но и они не представляют для Т'мора какой-либо преграды. Благо в строительстве этого дома не принимали участия арны, так что защиты от проникновения тенью здесь и не пахнет. Ну что ж, пора на разведку!
   Сняв плащ, длинна которого могла сильно помешать ему в передвижениях по территории заимки, Т'мор подтянул снаряжение, забросил на спину арбалет, проверил "зарядную шкатулку" и, убедившись, что та набита егерскими пулями, уложил ее в специальный карман на перевязи. Завернув походный мешок в плащ, Т'мор хмыкнул и закинул сверток в свое "гнездо". Судя по всему, хорги не организуют патрулей, а значит и ждать обнаружения его "заначки", стоит разве что от местных любопытных медведей...
   По старой привычке попрыгав на месте и, уверившись, что ничего не брякает, Т'мор сам себе ухмыльнулся, и тенью скользнул в сторону заимки. Конечно, в таком состоянии его невозможно не только увидеть, но и услышать, но отказываться от полезной привычки Т'мор не собирался. На всякий случай.
   Просквозив через заросшие подлеском буреломы, Т'мор вышел на опушку леса, вдоль которой неслась по каменистому ложу, стремительная речушка, над которой возвышалась темная скала "охотничьего домика". Один стремительный рывок сквозь слабо сияющий защитный полог школы Жизни и вот, Т'мор уже касается рукой холодной шероховатой поверхности каменной кладки дома. Миг и он взмывает вверх, что бы через несколько секунд оказаться на коньке высокой крыши дома. Отсюда, Т'мор мог видеть весь двор, тихий и пустой по ночному времени. Аккуратно переступая по узкому коньку, парень добрался до небольшого слухового окна. Закрытого. Внимательно оглядев прочные двойные створки из крепкого дуба и мелкие квадратики пыльного стекла, по которым расплывалась заметная лишь внутреннему оку, радужная пленка очередного полога, Т'мор провел рукой вдоль рамы, выпуская из ладони тонкие ленты послушной Тьмы, обволакивающих окно и медленно вгрызающихся в защитную магию дома. А спустя несколько томительных минут, уже полностью окутанные черной дымкой, створки окна тихо хрустнули и подались внутрь, взметнув небольшие облачка пыли вокруг. Очевидно, их очень давно не открывали. Т'мор на мгновение замер, вглядываясь в темноту, царившую на чердаке, и только убедившись в отсутствии какой-либо реакции на его рискованную игру с защитным пологом дома, скользнул внутрь. Аккуратно притворив потревоженные створки, парень окинул место своего проникновения внимательным взглядом и, скептически хмыкнув, пошел на поиски лестницы, или на худой конец, какой-нибудь щели в полу, которая могла бы вывести его на второй этаж.
   Спустя добрый десяток минут расхаживаний меж балками и опорами крыши, среди куч какого-то хлама, сваленного на чердаке за ненадобностью, Т'мор, наконец, набрел на запорошенный пылью, и потому почти невидимый люк в полу.
   Не желая обрушиться на второй этаж, пусть даже невидимым, но в клубах пыли, на виду у какого-нибудь случайно оказавшегося поблизости хорга, парень изо всех сил напряг внутреннее око, стараясь увидеть хоть что-нибудь сквозь настил пола. Вроде бы пусто. По-крайней мере, никаких признаков чьих-либо Узоров не заметно.
   Т'мор медленно потянул на себя незащищенную никакими плетениями крышку люка, в любой момент ожидая предательского скрипа от давно несмазанных петель, но обошлось. Едва меж полом и люком показалась полоска света, парень тенью стек сквозь нее вниз и, едва коснувшись ногами пола, тут же отпрянул в сторону, прижимаясь к стене довольно ярко освещенного, длинного коридора, пропуская спокойно идущего посередине коридора, хорга, Узор которого, оказывается, был почти невидим! Счастье еще, что люк не скрипнул, и белогривый не заметил, как Т'мор его приоткрывал... Парень проводил взглядом удаляющуюся по коридору фигуру хорга, словно заключенную в странный слабо мерцающий и почти непроницаемый для внутреннего ока кокон. Такой маскировки Т'мор еще не видел, и даже не слышал о чем-то подобном, хотя занимаясь с Байдой, он старался узнать как можно больше о возможных способах маскировки... В том же, что хорга прикрывает какой-то амулет, Т'мор не сомневался, поскольку воздействовать на Узор за счет собственного источника, было бы слишком накладно. Защитные плетения вообще штука энергоемкая, а уж искажающие Узоры, как, например, те, что применяют некоторые "специалисты" для изменения отблеска собственного Узора, и подавно. С таким расходом, у мага просто не будет хватать концентрации и сил на какие-то иные действия... А значит, возможен лишь один единственный выход: амулет. Вот только, Байда, показывавший Т'мору запрещенные законом образчики подобных искажающих Узоры оберегов, "для повышения уровня образования ученика", ни словом не обмолвился о том, что возможно создание амулетов полностью скрывающих Узор.
   Тряхнув головой, Т'мор избавился от несвоевременных мыслей и, дождавшись пока хорг окончательно скроется из виду, отправился на осмотр помещений. Цель его шатаний по дому была довольно проста. Парень был намерен как можно лучше ознакомиться с планировкой, и отыскать те самые тайные ходы, которыми, по словам Риллы, были буквально испещрены стены этого дома. В принципе, он мог бы заняться устранением Броза прямо сейчас, вот только очень уж Т'мору хотелось послушать, о чем, возможно, будет говорить лич со своими помощниками. Может, удастся узнать что-то интересное? А месть? Ну, так ведь, не даром же говорят, что это блюдо стоит подавать холодным...
   Проскальзывая в пустые, пыльные спальни, расположенные по разные стороны от коридора, Т'мор пытался высмотреть в тени хоть какие-то следы наличия тайных ходов. Но повезло ему, только когда Т'мор зашел в последнюю не исследованную им комнату, находившуюся прямо напротив широкой изогнутой лестницы, ведущей на первый этаж. За огромным ростовым зеркалом, чуть прикрытым старой, серой от пыли занавесью, в тени блеснула белым светом длинная узкая щель, и Т'мор, почти не раздумывая, шагнул к ней. За зеркалом действительно оказался узкий неосвещенный проход, пол которого был на добрый метр ниже пола второго этажа. Прикинув свое нынешнее местонахождение, парень повернул налево, и вскоре уже спускался по неудобным, высоким ступеням. От подножия лестницы коридор делал резкий поворот и продолжался, чуть ли не до противоположной внешней стены дома. На протяжении всего коридора пространство пересекали скудные, почти незаметные лучики света, проникавшие в него через небольшие отверстия в правой стенке. Заглянув в одно из таких отверстий, Т'мор довольно хмыкнул. Смотровая щель демонстрировала прекрасный вид на трапезную, занимавшую едва ли не половину первого этажа. А кроме того, сквозь эти отверстия было прекрасно слышно все происходящее в зале, где сейчас, как раз, собрались, кажется, все нынешние обитатели этого дома.
   Т'мор глянул на сидящего во главе стола немертвого хорга, и довольно улыбнулся. Кажется, ждать осталось не долго. Но тут размышления Т'мора прервал скрип отворяющихся дверей.
   - Эр Броз! - Вошедший в зал, хорг склонился в глубоком поклоне перед личем.
   - Да, Ниррт. - Лич кивнул, разрешая белогривому говорить.
   - Встреча состоится завтра. Союзники будут здесь к закату. - Рублено произнес хорг, так и не распрямив спины.
   - Благодарю за хорошие известия, Ниррт. - Лич откинулся на спинку кресла, и оперевшись локтями на подлокотники своего троноподобного кресла, свел вместе иссохшие пальцы рук, больше похожие на лапки какого-то диковинного паука. - Что с нашим гарантом?
   - Везут. - Немногословность хорга, Т'мора удивляла.
   - Надеюсь, больше проколов не будет. Ниррт, подготовь помещения для... хозяев этого гостеприимного дома. - Отдал приказ лич, и хорг, поклонившись, выскользнул за дверь. А Т'мор недоуменно нахмурился. Известие о приезде риссов, да еще с неким гарантом, довольно сильно его обеспокоило. Причем, ко вполне понятному недовольству от возможного прибавления, опять же, возможных свидетелей устранения лича, примешивалось что-то еще. Какое-то иррациональное предчувствие грядущих неприятностей. Лишь огромным усилием воли Т'мор сумел подавить эти ощущения и сосредоточиться на тихом голосе Броза, продолжавшем отдавать приказы своим подчиненным. Об участии котоподобных и прочем, можно подумать и попозже. Все равно, Т'мор довольно давно смирился с тем, что среди риссов дома и-Нилл нашелся кто-то, кто поставил выгоду сотрудничества с личем, выше номинального родственника введенного в клан Рауд. Правда, это не значит, что Т'мор готов был спустить затейнику игру с его жизнью... Но не сейчас же ломать над этим голову?
  

Глава 5. В вопросах верности, враги куда принципиальнее друзей.

   Те отрывочные сведения, что узнал Т'мор из разговора лича со своими подчиненными, сильно его обеспокоили, нет, даже не так, они привели его в ярость! По всему, выходило, что информация о провале гонца, и о том, что его, вместе с бойцами, выставили из Хорогена в Пустые земли, дошла до лича всего за декаду, и он тут же развил какую-то деятельность, в том числе связался со своими союзниками в Шаэре... А результатом его действий, кажется, должен был стать завтрашний приезд риссов в этот охотничий домик. Несложно догадаться, что в свете произошедших событий, под гарантом, старый немертвый понимает что-то, или скорее кого-то, пригодного для использования в качестве средства давления на Т'мора. И догадка, о том, кто именно будет использоваться Брозом для этой цели, заставляла парня белеть от злости и скрипеть зубами, чувствуя во рту металлический привкус крови. Ну что ему стоило плюнуть на все и рвануть за Риллой, сразу после разборок с прихвостнями белогривой мумии?! Спрятал бы синеглазку где-нибудь в Хорогене, и плевать на все... Так ведь нет... Идиот! А теперь, остается только ждать приезда "гостей". Ловить их где-нибудь в пути поздно, да и не знает Т'мор, по какой дороге едут эти союзнички лича...
   Возвращаться к оставленному в лесу "гнезду", Т'мор не стал. Сразу после завершения заседания лича с его подчиненными, парень, в попытках отвлечься от дурных мыслей, обежал все скрытые коридоры дома и, ознакомился даже с проходами, ведущими к хозяйственным строениям и парой найденных почти случайно, подземных тоннелей, выходивших на поверхность в лесу. Обследовав напоследок обширные подземелья и погреба поместья, Т'мор, незадолго до рассвета, забрался обратно на чердак, который, кажется, никто не посещал лет сто, не меньше. Так и не покинувший тени, даже устроившись поудобнее на одной из широких балок под самой крышей дома, парень, уже выплеснувший часть своего гнева и немного пришедший в себя, решил добиться полного спокойствия медитацией. Но вместо этого, поймал себя на обдумывании способов упокоения лича. И лишь определившись с методом убийства, ему удалось несколько расслабиться, хотя, скорее всего, здесь была не столько заслуга его тренированного разума, сколько результат банальной усталости от долгой и весьма утомительной беготни по узким тайным коридорам поместья. Иначе говоря, Т'мор и сам не заметил, как провалился в глубокий сон, длившийся чуть ли не до полудня.
   Проснувшись и предельно осторожно наведавшись к реке, что бы умыться и избавиться от сухости во рту, появившейся после сна на жутко пыльном чердаке, Т'мор снова отправился тайными ходами, следить за личем. К его великому удивлению, Броз обнаружился в одной из спален второго этажа. Впрочем, лич вовсе не спал, а сидел в кресле и читал какой-то фолиант довольно древнего вида.
   Понаблюдав за своим врагом с полчаса, Т'мор, вдруг, поймал себя на довольно простой мысли: а, собственно, чего он ждет-то?! Увеличения количества противников? Нет, было, конечно, одно немаловажное "но". Необходимо как-то заставить риссов въехать в поместье, чтобы не ловить их по лесам. А если убрать всех хоргов, то вполне возможно, что котоподобные дадут деру, едва обнаружат пустой двор поместья с настежь распахнутыми воротами. И кто знает, чем это может обернуться для Риллы? И все же... все же...
   Приняв решение, и попрощавшись с благоразумной идеей тихого убийства из-за угла, Т'мор вздохнул и, решительно сжав в руке, сотворенный искусной Ллайдой артефакт, тенью скользнул в комнату Броза, начав воплощение своей вчерашней идеи.
   Лич, очевидно, как-то учуявший активацию амулета-блокиратора, тут же взорвался ворохом заклятий полетевших во все стороны и моментально превративших обстановку спальни в груду абсолютно неопределимых, дымящихся обломков.
   - Пришел! Сам. - Прошипел Броз, откинув в сторону кресло, и замер в угрожающей стойке, судорожно сжимая в кулаке какой-то шнурок. - Ну же, покажись, арн!
   На последнем слове, голос лича дрогнул, и он швырнул на пол не сработавший амулет.
   - Что, не получилось сбежать? - Казалось, голос Т'мора звучит со всех сторон, из каждого наливающегося тьмой угла... - Знаешь, у меня вот тоже не все получается, как я хочу. Например, я хотел упокоить тебя по-тихому, а в результате вот, играем в какой-то пошлый ужастик.
   - Так может, прекратишь игру и покажешься? - Настороженно глядя на подползающие с разных сторон языки темной дымки, уже погрузившей комнату в полумрак, проговорил Броз.
   - Думаешь? - С явным сомнением в голосе, протянул невидимый личу противник и в следующий миг проявился в дальнем углу комнаты. - Что ж, давай попробуем...
   Т'мор еще заканчивал фразу, а в него уже летело простое, но мощное заклятие разложения плоти. Взметнувшийся на его пути, язык Тьмы медленно опал, поглотив плетение, а вокруг вытянувшего в сторону Т'мора руку, лича вспыхнуло черное пламя, распространяя вокруг волны невозможного холода. Его аккуратный, полупрозрачный столб протянулся от пола до потолка, заключив лича в кокон. По полу и потолку с легким треском поползла темная ледяная корка, а в воздухе замелькали вьющиеся смерчем вокруг кокона, снежинки... черные. И Броза, немертвого почти десяти тысяч лет от роду, передернуло от страха. Он был готов к смерти, к призрачному дыханию арнов, испепеляющему все на своем пути... Но не к такому. Заклятье Тьмы, уничтожающее демонов Бездны... и нежить, оно растворяет душу в небытие, возвращает ее в Хаос, но не цельной, как должно, а рассеивая в нем же, все ее знания и собственное "я"... навсегда исключая возможность перерождения.
   - Стой! - Захрипел, уже покрытый налетом темной изморози лич, видя, что его противник, устало съехавший по стенке на пол, уже готов совершить такой знакомый Брозу жест - короткий хлопок, сворачивающий заклятье.
   - Почему? - Удивился Т'мор,
   - Неужели не можешь убить меня как-то иначе? - Тихо, еле разборчиво выдавливая из себя каждое слово, проговорил лич. - Я прожил достаточно долго и не боюсь уйти. Но это... Это окончательная смерть. Без шансов на новую жизнь... Прошу...
   - Упокоить, ты хотел сказать? - Приподнял бровь Т'мор. - С какой стати?
   - Я заплачУ...
   - Деньги? Их у меня вполне достаточно. - Хмыкнул парень.
   - Информация. И я готов поклясться в ее правдивости. - Качнул головой лич и замер в ожидании, пока задумавшийся арн примет решение.
   - Хорошо. - Спустя минуту, вздохнул Т'мор. - Снимай защиту разума...
   - Что?
   - А ты думаешь, я позволю тебе наболтать всякой ерунды и сдохнуть от отката? - Слабо усмехнулся парень. - Не держи меня за полного идиота, Броз. Однажды ты уже ошибся подобным образом, разве нет?
   - Ладно. - Медленно кивнул лич, даже не пытаясь возмущаться словам противника. - Я снимаю щиты. Можешь смотреть сам...
   Осторожно, словно двигаясь по минному полю, Т'мор скользнул в разум лича, защита которого выглядела не то что убранной, а полностью разрушенной. Голый пучок пульсирующих, скользящих мыслеобразов нанизанных на мешанину переплетающихся в безумных подвижных узорах ассоциативных и логческих связей, вот что предстало перед магом школы Разума. И этих образов было невообразимо много. Память лича хранила тысячи лет опыта, миллионы дней воспоминаний, ярких и тусклых, но запечатленных навсегда картинок, запахов и ощущений, и только мутная серость там, где должны быть эмоции... Хотя, нет... где-то, далеко в глубине, из-под миллиардов образов просвечивает приглушенный пеплом все той же серости, алым светом, гнев, перемежаясь легкой блекло-голубой дымкой любопытства, того немногого что осталось от когда-то неуемной тяги к знаниям молодого хорга, погребенного под завалами памяти лича, умершего в нем всего несколько столетий спустя, после жесткого ритуала, разделившего мир Броза на две неравные части - яркую жизнь и долгое посмертие...
   На мгновение растерявшись от обилия наплывающих образов, Т'мор чуть приостановил движение. Разобраться в диком месиве, творящемся в голове лича, с налету, было просто невозможно. А значит, надо что-то делать, чтобы не утонуть в этом океане чужих мыслей и воспоминаний. Т'мор и сам не смог бы с уверенностью сказать, как он это проделывает, но уже в следующую секунду, чудовищная сеть мыслеобразов дернулась и поплыла, искажаясь самым невероятным образом, то скрываясь в сероватой дымке, то вдруг, снова выплывая на ее поверхность, демонстрируя странные узоры. Но вот, образы замерли, образовав сложный объемный рисунок полный углов и четких прямых линий. Так, для Т'мора стал выглядеть набор логически связанных воспоминаний и мыслей. Сущий лабиринт, но довольно понятный в плане структуры. Чуть поколебавшись, парень послал навстречу этому массиву короткий импульс-запрос, и в тот же миг, Броз ответил. Часть огромного сияющего лабиринта надвинулась на Т'мора, превращаясь в россыпи тысяч образов.
   Он не знал, сколько времени провел, скользя по связующим воспоминания лича, линиям, изучая мысль за мыслью, воспоминание за воспоминанием, все, что касалось его самого, поисков кристалла Тьмы и планов Броза. Страшноватая картинка складывалась в голове парня. Вот только была она какой-то... незавершенной, что ли?
   Небольшое усилие и выбранные Т'мором цепочки образов снова начинают меняться, обрастая плавными изогнутыми линиями ассоциативных связей, на фоне которых чуть блекнут связи логические. Меркнут, но не исчезают. И несколько таких нитей, тянут Т'мора куда-то вглубь воспоминаний древнего лича. Тяга эта, сильная, почти непреодолимая, увлекает парня, пронося сквозь тысячи и тысячи воспоминаний, и, наконец, вышвыривает где-то в глубине разума Броза, там, где храниться память хорга, не лича, нет, а того самого Броза Бррита, что, девять с половиной тысяч лет тому назад, пришел в Аэн-Мор за знаниями к хоязевам мира Моратаэн - сумеречным драконам, построившим в самом центре Таласского хребта огромный город-университет, в который стекались разумные, со всех сторон света. Хорги и торы, кромы и утты, йотуны, эйре и люди, здесь нашлось место для всех... Вот только не все они пришли в Аэн-Мор, исключительно за знаниями. И Броз Бррит, лучший тому пример. Опытный воин и маг, отправленный Кругом Семей к Крыше Мира в поисках оружия, способного принести победу хоргам в их давнем противостоянии со змееязыкими, вот уже третье столетье отжимающих белогривых на полночно-восходную сторону материка. Растут Пустые земли, выживающие любителей лесов и озер с давно насиженных мест, и те, словно могучий ледник, медленно, но неумолимо отвоевывают у хоргов их земли. По чуть-чуть, шаг за шагом, пядь за пядью. А полночная сторона не резиновая! Здесь и так скопилось немало жителей. Многочисленные людские княжества и царства, мелкие, но воинственные, цепочки торговых поселений торов, деловитых и не упускающих своей выгоды нигде, а значит, с опаской относящихся к потенциальным конкурентам. Прижившиеся вдоль полуденной оконечности Озерного края утты и, облюбовавшие океанское побережье йотуны, с хлопотливостью наседок, опекающие своих "маленьких" подопечных - кромов, в свою очередь обеспечивающих великанские племена столь необходимым им тонким инструментом и прекрасно выделанными тканями.
   Сорок с лишним лет провел Бррит в Аэн-Море, читая, узнавая, изучая. Но, в конце концов, Броз нашел то, что было нужно его народу. Нашел и вернулся с радостной вестью к Кругу Семей. Отступление хоргов перед накатывающим валом змееязыких, было остановлено, а Моратаэн познал тварей Бездны. Могучие, кровожадные, они стали лучшим средством в борьбе с нашествиями диких зверей Пустых земель, натравливаемых на поселения хоргов ушлыми эйре. Ненадолго, конечно. Вскоре, и среди змееязыких появились свои мастера школы Призыва, и война стала тотальной, обратив на себя внимание сумеречных драконов. Что уж там произошло в действительности, Брозу известно не было, но факт остается фактом. После того, как арны попытались умиротворить воюющие стороны путем переговоров, направив послов и к эйре, и к хоргам, наступило некоторое затишье, продолжавшееся около года, пока оба посла арнов не были убиты "ястребами" из семей противоборствующих сторон, прямо в отведенных им резиденциях.
   И война разгорелась с новой силой. Только на этот раз в нее включились и сами сумеречные драконы. Не делая разницы между хоргами и эйре, они появлялись в небе, над очередным полем боя светлых и темных, испепеляли Призывающих магов и тварей Бездны, и исчезали. Но это были лишь рядовые их акции, можно сказать, частные. Спустя три декады после смерти послов, два десятка сумеречных драконов пронеслись поочередно над столицами хоргов и эйре, и, превратив их в пепел, арны вернулись в Таласс и Шаэр, добившись невозможного. Обе воюющие стороны выступили единым фронтом, и началась другая война. В прямом противостоянии, ни хорги, ни эйре не могли выйти победителями из схватки с арнами, а значит, в ход пошли другие средства. Редкие и чрезвычайно мощные яды, кинжалы, всаженные в затылки жертв, гарантировавшие моментальную смерть, засады тварей Бездны. И без того немногочисленная раса арнов стала таять на глазах. Из Шаэра и Таласса были изгнаны представители рас хоргов и эйре, но смерть продолжала находить сумеречных драконов, даже заперевшихся в своих манорах. Как оказалось, в наемные убийцы шли не только белогривые и змееязыкие. Разъяренные потерями, арны начали выдворять со своих территорий представителей всех рас, без разбору. А к моменту обращения Броза Бррита в лича, по Моратаэну пронеслась весть о том, что несколько тысяч оставшихся в живых арнов, обрушили все возможные подходы к Аэн-Мору, и оставили этот мир, сложив с себя ответственность за него. Сначала, конечно, в сказанное никто не поверил, но вскоре... Открывавшиеся тут и там Прорывы Бездны, повергли в шок все население материка. Война была забыта. Спонтанные Прорывы выкашивали разумных с той же скоростью, с которой, недавно, сами разумные умертвляли арнов. Сводные многосотенные отряды патрулировали территории, постоянно рискуя быть сожранными массированными волнами тварей из-за Грани. Моратаэн - мир меж бездной и высью, превратился в Мор-ан-Тар - мир над бездной. Жадной, алчущей крови Бездной.
   Т'мор попытался вернуться в воспоминания лича о недалеком прошлом, но не тут-то было. На полпути его сознание, словно в стену, врезалось в очередной мыслеобраз. Гигантский смерч, поднимающийся над горизонтом, рев, от которого дрожит земля под ногами. И нет сомнений в том, что этот жуткий звук издает исполинский вихрь, уткнувшийся широкой воронкой в небо, и сворачивающий бегущие облака в спираль, так что их изгиб явственно виден даже прямо над головой, в сотнях километров от эпицентра. Откуда-то Т'мор знает, что это падение Озерного края. Там, где буйствует смерч, отчетливо видна волна стихии Смерти и Света, несущаяся во все стороны, словно рябь на воде от упавшего в нее камня. Вот только мощь этой волны такова, что снесет любого со своего пути, подбросит в небо, перекорежит, и наземь упадет уже мертвое иссохшее тело...
   Чудовищным напряжением воли, до крови из носа, Т'мор вырвался из пут воспоминания. Оказывается, лич вовсе не сдался! Просто перевел сражение в другую плоскость... Взметнулись вокруг сознания парня, мощные плиты блоков, и плети разрушительных мыслеобразов, выжигающих воспоминания, рванули в стороны, на ходу уничтожая и фильтры, с помощью которых Т'мор определял принадлежность мысленных связей. Открыв всю картинку происходящего в голове Броза, Т'мор глухо выругался, удваивая количество плетей-разрушителей. Лич атаковал ворохом образов, пытаясь погрести противника в своих воспоминаниях. С трудом, но Т'мору удалось разорвать сжимавшийся вокруг его сознания, поток мыслей старого немертвого мага. Чудом вырвавшись из очередного почти закольцевавшегося образа пыток в каком-то подземелье, парень сжал свое сознание, представляя щит вокруг, в виде сияющей металлической сферы, и рванул в центр аморфного, расползающегося "по швам", бьющегося в бессильной мутно-бордовой ярости, разума хорга. Вновь образовавшиеся отростки плетей-разрушителей, вращаясь с бешеной скоростью, уничтожали всю память лича на своем пути, разнося мыслеобразы Броза в серую бессмысленную пыль. Миг, и пылающее ядро, ворвавшись в средоточие разума лича, развернулось в матово-черную паутину, заволокшую уже не способное к сопротивлению, лишенное большей части воспоминаний средоточие, натянутыми "до звона" матово-черными нитями, обращающими его ровное, хотя и блеклое свечение облаками все той же серой неживой пыли. С еле слышимым, хотя и не существующим шорохом, она осыпалась куда-то во Тьму, медленно, но верно вползающую в средоточие Броза.
   В уши ворвался истошный, дикий вопль, и парень еле успел, хлопнув в ладоши, отпрянуть в тень. А через несколько секунд в спальню ворвались белогривые... И застыли на пороге, в шоке взирая на покрытую черной искрящейся на свету изморозью комнату, и легкую темную дымку, тонкими слоистыми облаками расползающуюся по углам, и там, медленно растворяющуюся в густых не по времени, тенях. На этот раз, от лича не осталось даже пепла... Но теперь, Т'мор был уверен на сто процентов, что уничтожил Броза Бррита, навсегда.
   Чутье, благим матом вопившее об опасности, буквально вышвырнуло хоргов из опустевшей, и от того, еще более жуткой комнаты. А чутью боевые маги привыкли доверять.
   Вот только на этот раз, оно их не спасло. По усталому взмаху руки Т'мора, Тьма почти моментально сгустилась вокруг, погружая спальню в непроглядную темноту беззвездной ночи, и хлынула в двери, захлестывая коридор, окна, и просачиваясь под дверьми в соседние комнаты. Хорги заметались, шарахаясь об стены, в тщетных попытках скрыться от давящего на них Хаоса, но даже не сумели дойти до лестницы, которую, за считанные секунды также заволокло непроницаемым мраком. Пошатнувшись от усиливающегося давления, они рухнули на пол, не дойдя до лестницы всего нескольких шагов. А Т'мор, обведя мутным взглядом вполне приемлемо освещенную, для взора из тени, разумеется, комнату, тяжело поднялся и, стараясь не обращать внимания на дрожащие от слабости колени, медленно двинулся к выходу из спальни, левой рукой опираясь на стену, тогда как правая, вяло описав полукруг, глухо ударяла тростью в пол.
   Ревущий Хаос, надежно спеленавший потерявших сознание хоргов, неохотно заворочался, но, повинуясь жесту Т'мора, начал потихоньку рассеиваться в воздухе. Вывалившись из тени, парень подобрал с пола валявшийся там, не сработавший артефакт Броза, после чего добрался до выхода в коридор и, кое-как сфокусировав "плывущий" от недавнего дикого перенапряжения взгляд на валяющихся в отключке белогривых, чуть слышно хмыкнул. Привалившись плечом к дверному косяку, Т'мор зажал трость подмышкой, нашарил непослушной рукой зарядную шкатулку с егерскими пулями, на своей перевязи, и поковылял к своей "добыче". Ухватив пальцами, затянутыми в кожу крикс, одну из пуль, он, осторожно, стараясь не свалиться от усталости, присел на корточки рядом с первым хоргом, не замечая, как кровь из носа капает на вощеный паркет, отмечая его путь из комнаты, неопрятными темно-красными кляксами. Ладонь легко шлепнула белогривого по лбу, раздавив мягкую оболочку пули, и сонная эмульсия почти тут же впиталась в кожу, превращая "опьянение источника" в глубокий и безопасный сон... ну... условно безопасный. Никто ведь не проверял, как подействует егерская пуля в совокупности с Хаосом, тем более что последний, чуть было не вышел из-под контроля, на радостях от привалившей свободы, затопив весь второй этаж особняка.
   Кряхтя, словно столетний дед, Т'мор переполз к следующему телу и повторил операцию с очередной пулей. Обработав, таким образом, всю боевую звезду, Т'мор устало выдохнул и, отодвинувшись к стене, привалился к ней спиной. После выматывающего противостояния с Брозом, голова раскалывалась просто неимоверно и, что гораздо более странно, общее состояние было такое, словно парня пропустили через шредер. Болело все тело. Каждая косточка, каждый хрящ и каждая мышца. А ведь впереди еще встреча с рисами, которые должны заявиться сюда к закату... Т'мор очень аккуратно приподнял голову и, взглянув в окно, убедился, что этого светлого момента осталось немногим более семи часов. На этой оптимистичной мысли, парень уронил голову на грудь и уснул, доверяя волнующемуся Угольку забот о своем бренном теле.
   В себя, Т'мор пришел, когда затянутое облаками небо за окном, уже окрасилось в алый предзакатный цвет. Очевидно, Уголек действительно взял на себя заботу о хозяине, поскольку Т'мор очнулся в кровати, в той самой спальне, где произошла его встреча с Брозом. Правда, сейчас, в качестве напоминания о смерти лича остались лишь грязные разводы от странной изморози, на стенах и потолке, пара черных луж на полу, да заляпанное черными же пятнами, одеяло, на котором и развалилась тушка Т'мора. А рядом, обвившись кольцами вокруг одного из столбиков кровати, которые должны были бы поддерживать отсутствующий сейчас балдахин, настороженно сверкал глазами Уголек. Увидев, что хозяин проснулся, змей издал что-то среднее между шипением и рыком, и молнией метнулся к Т'мору, чуть не задушив его в объятиях.
   - Ну, ну! Успокойся, черный! - Рассмеялся Т'мор, и тут же охнул, ощущая, как наваливается слабость, сковывая тело. В тот же миг, Уголек ослабил хватку и растворился в татуировке, при этом настойчиво советуя Т'мору обратиться в дракона.
   Летающая ипостась, полыхнув на всю комнату темным пламенем, и стянув в себя остатки Тьмы, до сих пор витающей в затененных углах, легко приняла парня, одновременно погасив боль и слабость в теле. Правильно, призрачное тело ведь не может болеть, верно? Ради эксперимента, Т'мор снова обернулся человеком и удовлетворенно хмыкнул. Подпитка остаточными эманациями Хаоса, явно пошла ему на пользу, сведя на нет последствия боя с Брозом.
   - Удивительно... Интересно, а если бы меня ранили? - Пробормотал Т'мор, но тут же удрученно вздохнул, получив исчерпывающий ответ от Уголька. - М-да. А жаль... Жаль. Ну да ладно, пора бы заняться нашими хоргами... В конце концов, смерть лича не последний акт в нашей маленькой пьесе!
   Напоминание о смерти врага, вызвало у Т'мора слабую, на довольную улыбку на губах, правда, тут же погасшую, поскольку вместе с этим воспоминанием об уничтожении Броза, без всякой для него возможности когда-нибудь переродиться, пришли и мыслеобразы о пока еще живых врагах, часть которых, сейчас, наверняка движется к охотничьему домику. Причем, до их приезда осталось меньше часа, если, конечно, они действительно приедут к закату, как и доложил вчера вечером личу, некий Ниррт.
   Выйдя в коридор и найдя взглядом распластавшиеся тела белогривых там, где он их и оставил, парень смерил их холодным, отстраненным взглядом, удовлетворенно покивал и, снова присев на корточки перед первой жертвой-испытателем совместимости опьянения Тьмой и егерской сонной эмульсии, положил ладонь на лоб хоргу, кстати, оказавшемуся, при ближайшем рассмотрении, тем самым Нирртом. Сосредоточившись, Т'мор предельно осторожно скользнул в расслабленное, абсолютно лишенное какой-либо защиты сознание белогривого и, довольно быстро сориентировавшись, принялся выставлять в мыслях хорга ограничительные метки и маркеры отвлечения внимания, щедро сдабривая эту мешанину установок запретами на определенные действия. Спустя полчаса, кропотливая работа была закончена, и Т'мор буквально вывалился из сознания своего "пациента". Все. Теперь, по идее, Ниррт должен будет себя вести так, словно ничего странного на заимке не происходит. В теории... Все-таки, прежде, Т'мору еще не доводилось проводить такие обширные манипуляции с сознанием разумных... если не считать, конечно, давних опытов над Водяным-риссом, и совсем недавнего боя с Брозом. Нет, даже если что-то пойдет не так, Т'мор был уверен, что хорг не сможет ничего сделать. Уж очень четкий запрет был установлен ему на враждебные действия по отношению к человеку. Вот только не хотелось бы, чтобы, впустив в дом гостей, белогривый свалился замертво... И не потому, что Т'мору его жалко, а потому, что своей смертью, хорг мог раньше времени дать понять риссам, что дела, нынче, идут по совсем иному сценарию, нежели они рассчитывали.
   Попытавшись проникнуть в разум следующего хорга, Т'мор зашипел от боли пронзившей виски и, запалено дыша, отошел в сторону. Кажется, на сегодня, лимит его возможностей в области школы Разума, исчерпан...
   Дождавшись, пока боль немного утихнет, и чуть отойдя от этого, весьма неприятного переживания, Т'мор, ни секунды не сомневаясь в своем решении, обнажил мечи, и по очереди вонзил их в основание затылка, сначала своему несостоявшемуся "пациенту", а затем так же поступил и с тремя его собратьями. Угрызений совести парень не испытывал. В конце концов, он не заставлял этих белогривых участвовать в аферах старого интригана Бррита, а оставлять за спиной готовых мстителей, ему совсем не улыбалось. Что же до Ниррта, то, если безумная затея Т'мора пройдет как задумано, то он ненадолго переживет своих родственников по клану. Равно, как и риссы... По губам Т'мора скользнула злая ухмылка, и исчезла.
   Парень затащил тела в многострадальную спальню, выпустил на мгновение из ладони широкую ленту Тьмы, во мгновение ока слизнувшую кровавые разводы на полу коридора, и начал приводить Ниррта в чувство. Провозившись минут десять с бесчувственным телом хорга, Т'мор выматерился на головоломном языке росичей, который те, почему-то, называли великим и могучим и, вспомнив о своей походной аптечке, собранной предусмотрительным Байдой, вместе с атакующим набором артефактов, в сердцах, хлопнул себя ладонью по лбу. После чего выдал еще одну тираду, на этот раз от боли, поскольку забыл не только об аптечке, но и о металлических вставках в своих перчатках. Процедив напоследок что-то умеренно нецензурное из запасов шаэрре, парень мгновенно распотрошил одну из кобур, выудил из нее небольшой баллончик, и прыснул из него, в лицо Ниррту. Через мгновение веки хорга дернулись, и он открыл глаза. Вперив ошеломленный взгляд в Т'мора, Ниррт вздрогнул.
   - Да. - Кивнул Т'мор. - Ты снова на этом свете. В отличие от главы клана. Хотя, скажу честно, до того света, он так и не добрался. Рассыпался по дороге. А сейчас, слушай меня внимательно...
   Хорг услышав голос Т'мора, встрепенулся и потянулся было за тяжелой шпагой болтавшейся у него на перевязи, но тут его скрутило. Да так, что пена изо рта пошла.
   - Ну как? Дошло, или еще попробуешь? - Осведомился парень, наблюдая за затихающими судорогами хорга.
   - Д-дошло. Маг Разума, да? - Прохрипел хорг, на лице которого, не осталось ни единого напоминания о фирменной невозмутимости этой расы. Сейчас его физиономию только что не кривило от вида человека.
   - Умница. - Холодно усмехнувшись, кивнул Т'мор. - Попробуешь рыпнуться против меня, и подыхать будешь долго и больно. Как? Думаю, ты уже почувствовал. Понравилось? То же самое произойдет, если попробуешь болтать... о ненужном.
   - Что я должен делать? - На удивление шустро понял ситуацию хорг.
   - О, ничего особенного. Встретишь гостей, проведешь их в трапезную... В общем, все, как и задумывалось. Только учти, что помощников у тебя не будет. Они уже отправились на Поля Вечной Охоты. Ясно?
   Ниррт понятливо кивнул.
   - Ну а раз все ясно, то чего сидим? - Осведомился Т'мор. - Гости вот-вот прибудут, если ты вчера не соврал. Так что, вперед, белобрысый. У тебя сегодня будет тяжелый вечер...
   Не ответив ни слова, хорг поднялся на ноги, и шустро, насколько позволяли заплетающиеся конечности, побрел к лестнице. Правда, с каждым движением, шаг его становился все более уверенным и твердым, так что, подойдя к окну, в одной из комнат, Т'мор смог наблюдать как подчиненный ему хорг, вышагивает по двору, направляясь к воротам. На мгновение, в груди Т'мора шевельнулась опаска, но, заметив, что Ниррт даже не пытается открыть ворота раньше времени, тем самым подавая знак о том, что здесь что-то не в порядке, чуть успокоился и, вздохнув, скользнул в один из тайных проходов во внешней стене дома. Пора начинать игру.
   Во мгновение ока добравшись до трапезной, Т'мор вывалился из очередного скрытого хода, отряхнулся и отстегнув кобуры от пояса и перевязи, принялся перебирать имеющиеся в его распоряжении убойные артефакты "мэйд бай Байда". Отложив несколько наиболее приглянувшихся ему образцов, Т'мор довольно шустро соорудил из егерских пуль и приготовленных артефактов, простую схему, отдельные элементы которой, разместились по всей трапезной. Теперь, стоило Т'мору активировать схему, все присутствующие в трапезной моментально вырубятся, а сам парень, мог не опасаться за жизнь Риллы, если, конечно, его догадки верны, и именно она должна была быть использована в качестве того самого "гаранта".
   К удивлению Т'мора, лич ничего не знал о том, кого именно подобрали его союзники на эту роль. После провала с гонцом и ап Ннестом, риссы просто заявили, что решат эту проблему и доставят немертвому хоргу подходящую кандидатуру на роль "гаранта", ну а поскольку их общение подтверждалось клятвами стихий, то никаких дополнительных вопросов лич не задавал.
   Закончив подготовку, Т'мор задумчиво оглядел трапезную и вздохнул... Кажется, все. Можно начинать шоу. Дело за малым, осталось дождаться прихода главных действующих лиц.
   Размышления Т'мора прервал шум, донесшийся со двора. Нырнув в тень и выглянув окно, Т'мор пересчитал въезжающих в ворота, запыленных всадников с нагруженными под завязку, заводными хауками, один из которых вез тщательно упакованный длинный сверток, перекинутый через седло. Лицо парня исказилось в хищном оскале. А вот и гости... и какие знакомые все лица, а!
   Нет, из воспоминаний Броза, Т'мор прекрасно знал, кто составляет верхушку партии риссов, но никак не ожидал, что большая их часть, общим числом в пятнадцать морд, заявится сюда для встречи с личем. Удачнененько... Что ж, тем меньше целей придется вылавливать в замках Шаэра, что не может не радовать.
   Еще раз окинув взглядом спешивающихся риссов, Т'мор хмыкнул и, в один момент собрав со стола все выложенные артефакты, аккуратно разместил их в кобурах, и исчез в тайном ходе, готовясь к финальному на сегодняшний день, выступлению...
  

Глава 6. Когда цветы умеют танцевать, яд становится не нужен...

   Импровизации. Т'мор терпеть их не мог. Может быть потому, что слишком часто ему приходилось полагаться на них. Вот и сейчас, был явно именно такой случай. И, хотя парень уже смирился с тем, что с момента объявления Нирртом о сегодняшнем прибытии риссов, все его планы полетели к ургу в темное место, веселья это не прибавляло. Как и уверенности в том, что его сил хватит, чтобы справиться с пятнадцатью риссами. Но делать нечего, ловушка на взводе, осталось ждать, пока до нее доберутся прибывшие на переговоры союзники упокоенного лича. Т'мор вздохнул и, вытряхнув из головы пессимистичные мысли, припал к наблюдательному отверстию в стене трапезной. Спустя несколько томительно долгих минут, двери в комнату отворились и в трапезную вошли гости, без каких-либо опознавательных знаков. Даже фибулы на их плащах, хоть и были сделаны из серебра, но не несли на себе никаких гербов. Впрочем, Т'мору это было без надобности. Нескольких риссов он знал в лицо, а об именах остальных догадывался, имея в своем распоряжении часть воспоминаний лича, а уж древняя мумия наверняка знала всю верхушку своих подельников... С некоторым разочарованием, Т'мор отметил, что среди гостей был и Тир ан-Рауд. А вот Мастер Вязи Лонно, равно как и князь Рион отсутствовали. Зато... А вот и последний вошел. С Риллой на плече. Все, они в пределах действия артефактов. Три, два, один... пуск. Есть! Спите котики, спите.
   Т'мор повернулся, чтобы дойти до прохода в трапезную.
   - Тиххо, котенок. Только тихо. Обернись, будь добр... - Т'мор мог бы проигнорировать шепот, раздавшийся у него из-за спины, но вот пощекотавшее его затылок стальное острие... Парень медленно повернулся в обратную сторону, так что кончик тяжелой шпаги, любимого оружия домессы Лораны, коснулся его кадыка, напрочь отбивая всякое желание плюнуть на просьбу риссы.
   - Домесса? - Шевельнул губами парень, взглянув на темный капюшон, тень которого надежно прятала лицо риссы. Но только не от мага Тени.
   - А то. - Чуть усмехнулась та. - Пока эти... ждут мертвяка, может, расскажешь, что здесь происходит?
   - Встреча подонков. - Аккуратно отводя двумя пальцами клинок подальше от своего горла, проговорил Т'мор. - Позволь встречный вопрос?
   - Хм. Ну что я могу сказать? - Демонстративно потупила глазки Лорана, бесшумно вернув шпагу в ножны и, сделав стремительный шаг вперед, аккуратно, и так же бесшумно врезала собеседнику поддых. От этого удара, Т'мор согнулся, судорожно пытаясь протолкнуть в легкие хоть немного воздуха, и рухнул на колени. Склонившаяся над ним, Лорана ухватила парня за волосы, и вздернула его голову вверх.
   - Из-за тебя, эти уроды похитили Риллу! Если бы девочка не обмолвилась Гору о том, что она здесь видела, я бы так и продолжала искать ее по всей Столице. Хорошо еще у меня коды от портала сохранились! А теперь поведай мне, что тут происходит, и поживей, пока я не начала отрезать тебе выпирающие части тела. - Прошипела Лорана.
   - А я здесь, по-твоему, из-за чего шхерюсь? - Справившись с собственным дыхательным аппаратом, ощерился Т'мор, отцепляя руку домессы от своих волос и медленно поднимаясь с коленей. - Ладно. Ты хотела узнать, что происходит? Я отвечу, ты же все равно не отстанешь... Рион с Тиром вытащили меня из Свободного города, чтобы найти темный аналог кристалла Света, что по сведениям лича хранится в подземных лабораториях Аэн-Мора...
   - Ты бы еще от исхода Ушедших начал... Подожди, тебя же привел Гор! - Нахмурилась Лорана.
   - Ничего, немного времени у нас есть, благо твои соплеменнички уже отрубились, и проспят не меньше пяти часов. Правда, будь они хоргами, спали подольше... но. В общем, придется тебе выслушать мою историю вкратце, но почти с самого начала. Поскольку, она напрямую относится к происходящему сегодня на этой гребанной заимке. - Хмыкнул Т'мор. - И вообще. Если хочешь узнать, что происходит, тебе лучше меня не перебивать. Время, у нас, конечно, есть, но мне, знаешь ли, хотелось бы побыстрее освободить Риллу и свалить отсюда.
   - Ладно-ладно. Вещай. - Согласилась Лорана, крутя в ладони внушительный кинжал.
   - Ну да. Так вот. Уже довольно давно, между домом и-Нилл и главой совета мастеров Вязи Великих Башен Аэн-Мора, существует некий секретный договор. По нему, риссы умеющие перемещаться меж мирами, должны найти потомка арнов, для выполнения одной довольно важной миссии. Он должен вытащить из подземелий Аэн-Мора, кристалл Тьмы, аналог той фиговины, с помощью которой эйре отгрохали пустыню Негур. Сами хорги сделать этого не могут, поскольку пройти внутрь периметра может только потомок арнов. Там, в подземельях до сих пор работает мощная защита крови. Так вот, поиск Ушедших был организован довольно остроумно. Для этого, имеющийся у и-Нилл осколок - основание кристалла Света, забрасывается в межмировое пространство. Осколок этот, как и его собратья, обладает одной забавной особенностью, будучи неисправной частью системы, он реагирует на присутствие потенциального оператора. Не знаю, кто снабдил его дополнительными плетениями, но в результате из осколка получился неплохой, я бы даже сказал, очень мощный поисковый артефакт, который самостоятельно выбрасывается из междумирья, в пределах нескольких сотен метров от цели. А уже поиск самого артефакта осуществляется по характерному следу оставляемому им в междумирье. Последний такой поиск предпринимался еще при жизни отца нынешнего князя Дома и-Нилл. Но тогда, что-то не срослось. А в моем случае, вышло и вовсе странно. Эйре пронюхали о том, что намечается вывоз осколка за пределы сокровищницы, и организовали его похищение. Гор ринулся на поиски похитителей, отобрал у них кристалл, после чего наткнулся на меня...
   Я не знаю, была ли изначально договоренность меж Рионом и личем о моей смерти сразу после выноса из подземелий кристалла Тьмы, или же это была личная инициатива старой мумии, с которой риссы попросту согласились, но факт остается фактом. Рион и Лонно сделали все, чтобы я прошел необходимую подготовку. Меня даже запихивали в комнату инициации... помнишь фарс с моим арестом? Вот-вот. Как раз незадолго до него мастер Вязи Лонно так удачно рассказал мне о призыве Тени... Так прошла моя инициация, и она, пожалуй, единственное, за что я благодарен этим уродам.
   - И? - Надавила Лорана.
   - Что "и"? - Пожал плечами Т'мор. - Потом меня продемонстрировали князю князей и отправили в Хороген, якобы на поиски информации по школе Тени. Я не сопротивлялся. Понимал, что за спасение моей тушки из Свободного города нужно будет расплачиваться. Ну а по прибытии в Аэн-Мор, я, опять же, в результате пары простых манипуляций, сам сунулся в подземелья. Где меня почти убили мои собственные сопровождающие, едва смогли взять в руки кофр с кристаллом Тьмы.
   - Так он у них? - Рисса явственно побледнела.
   - Щазз. - Ухмыльнулся Т'мор. - Они не дошли до выхода. В отличие от меня.
   - И как же ты выбрался? - С интересом спросила Лорана.
   - Спасибо инициации. - Хмыкнул Т'мор, чувствуя тепло исходящее от Уголька, правильно понявшего своего хозяина.
   - В общем, когда я оказался в Аэн-Море, и рассказал о своих подземных приключениях своему товарищу, в столице Хорогена поднялся жуткий хай. Лича почти тут же сместили со всех должностей, и объявили о Круге Чести для меня и него. Круг Чести, это...
   - Я в курсе. Рассказывай дальше. - Кивнула Т'мору Лорана.
   - Ну, собственно, рассказывать почти что и нечего. Броз бежал прямо из Круга, добрался сюда, и начал строить козни, как и положено "великому злодею". Идея у него была довольно простая. Захватить Арролда и Ллайду, после чего устроить банальный шантаж. То есть, я ему отдаю кристалл, он мне пару хоргов, целых и невредимых. Не получилось.
   - А с какой-такой стати он решил, что ты ринешься защищать каких-то там белогривых? - Протянула Лорана.
   - Так ведь, Арролд, как и Гор, мой побратим. - Вздохнул Т'мор. Распространяться на тему того, чем для него лично обернулась бы смерть Ари, он не стал. К чему?
   - В общем, если я правильно понимаю, то обломавшись с белогривыми, лич решил переключиться на Риллу?
   - Не он. Его союзники предложили ему это решение, когда узнали о проблемах мумии. - Вздохнул Т'мор.
   - Что-о? - Взревела домесса. - Тир пошел против родственницы?!
   - Ну, во-первых, не только Тир, но и Рион, и, как я понимаю, Торр, заставший еще поход эйре через земли Шаэра, и до сих пор мечтающий им отомстить. - Хмыкнул парень. - А во-вторых, им не впервой. Я ведь, хоть и не Рауд по крови, но все-таки побратим Гора... Делай выводы...
   - Охренеть. - Выдавила Лорана. - И что теперь делать? Куда девать этот ургов кристалл? Нести князю князей?
   - Я, конечно, доверяю Тсар но'Шаэр, у меня была возможность проверить его честность. И он, действительно не подозревал, что именно уготовили мне Лонно и Рион с наследником. Но отдавать ему артефакт, нет надобности. Кристалл спрятан. Причем настолько надежно, насколько это вообще возможно. - Отмахнулся Т'мор.
   - Точно?
   - Поверь. Его не сможет получить никто. - Уверенно кивнул парень. - Громи, если ты понимаешь, о чем я говорю.
   - Ты будешь удивлен, но, да, понимаю. Я читала про них в библиотеке у Торра. - Лорана хмыкнула. - Жаль, что они не живут в Шаэре. Идеальный сейф!
   - Именно так. - Согласно наклонил голову Т'мор. - Ну, а теперь, может, ты поможешь мне разделаться с подельниками лича? А там, заберем Риллу и в Столицу...
   - А лич? Нет, белогривых я видела... там, на втором этаже. Кстати, пятый уже тоже там, так что, можешь его не искать. Знаешь, он был на удивление молчалив, когда я его повязала... Так и умер, бедняга. Но где Броз?
   - Уже нигде. Мы с ним поговорили, и пришли к выводу, что его душе совершенно незачем возвращаться в Ночь. - Хищно улыбнулся Т'мор. - Иными словами, я его упокоил, да так, что для этой твари не будет перерождения, никогда...
   - Ты его... развоплотил, сам, в одиночку?! Силёо-он. - Пораженно качнула головой Лорана. - Значит, теперь, к тебе следует обращаться, как к мастеру Вязи Т'мору?
   - Почему это? - Не понял парень.
   - Ну как?! Старинная традиция, можно сказать самый уважаемый способ доказать свои умения и сдать тем самым экзамен на мастера Вязи. - Пожала плечами Лорана. - В фехтовании, кстати, победа над Мастером Танца, тоже считается безусловным доказательством права на этот титул. Так что, поздравляю вас, сьерр Т'мор, с успешной сдачей испытаний на звание Мастера Вязи школы Разума и Тени. Ты рад?
   - Наверное. Мне как-то все равно. - Равнодушно пожал плечами Т'мор, но тут же встрепенулся. - И вообще, мы идем спасать Риллу?
   - Идем-идем. - Рассмеялась Лорана, подталкивая парня к выходу в трапезную.
   Вывалившись в комнату, Т'мор, двинулся в сторону распластавшихся на полу риссов, и первым на его пути попался Тир. Криво усмехнувшись, парень, оглянулся на выжидающе поглядывающую на него Лорану, после чего, в одно мгновение превратив трость в мечи, с коротким хрустом вонзил клинок Младшего в затылок сына князя Риона. И ничего в душе не всколыхнулось. Так, легкое удовлетворение, от того, что придавил наглого таракана, не более. Уловив краем уха довольный хмык Лораны, Т'мор, походя вонзая клинок Младшего под затылок или в ухо попадающимся на пути риссам, быстрым шагом направился к своей синеглазке, свернувшейся калачиком прямо на полу, и сладко посапывающей во сне. Мельком оглядев девушку, Т'мор облегченно вздохнул, никаких видимых повреждений у нее, вроде бы, не было. По крайней мере, на первый взгляд. А за его спиной, Лорана деловито вонзала шпагу в сердца спящих риссов, не пропуская и тех, что уже получили свой "гостинец" от Т'мора и, не переставая при этом считать свои удары вслух.
   Опустившись на колено перед Риллой, Т'мор аккуратно поднял девушку на руки, как раз в тот момент, когда Лорана закончила подсчеты.
   - Четырнадцать. - Проговорила она.
   - Как четырнадцать?! Должно быть пят... - Вскинулся Т'мор, оборачиваясь, но не успел.
   - Пятнадцать. - Насмешливый голос ворвался в уши парня, одновременно с холодной сталью шпаги, входящей ему в спину, и пронзающей сердце. ГО-О-О-О-О-О-ОР!!!
   Не удержавшись, Т'мор начал заваливаться вперед, прижимая к себе Риллу, а клинок Лораны продолжил движение. Уже красный от крови Т'мора, он также неумолимо вошел в тело девушки, прижатое к полу упавшим лицом вперед парнем. Лорана вытащила клинок из тел, и вздохнула. - Не быть тебе мастером Танца, мастер Вязи, сьерр Т'мор. В конце концов, это просто неприлично, быть и тем и другим, сразу...
   Речь убийцы была прервана жутким грохотом в коридоре.
   - Успел-таки позвать братца, гаденыш. - Прошипела Лорана, одним движением распарывая рукав собственного ринса и руку шпагой, после чего, с громким полустоном-полувсхлипом, вывалилась в коридор. - Гор... я... я не успела! Они все... там. Мер-мертвые! Понимаешь?! Все! Тир, Нор, Рилла... Т'мо-о-ор!
   - Надо было мне самому сюда явиться. Вдвоем бы мы, может и успели... Идем, Лори. Идем. Я отведу тебя в Столицу. - Пробухтел через секунду глухой голос Гора, - тебе надо показаться целителям. Потом... потом мы вернемся. Я обещаю.
   Он даже не зашел взглянуть... Только послышался еле слышный хлопок, и в охотничьем домике повисла тяжелая, воистину мертвая тишина. Ненадолго.
   Спустя десять минут, неподвижное тело Т'мора выгнулось дугой, заходясь в судорогах, из приоткрытого рта хлынула черная пена и натужный хрип, переходящий в рыдание. А потом, тело замерцало и, вдруг, окутавшись темным дымом, обернулось огромным, черным, как ночь, драконом с пылающими угольями алых глаз.
   Чудовищный рев понесся над лесом, заставляя умолкнуть птиц и испуганно замереть на месте зверей, на многие километры вокруг заимки. А в следующий миг, охотничий особняк, сложенный из прочного камня, с треском разлетелся в щебень, шрапнелью, ударивший по округе, напрочь выкашивая высокий и плотный подлесок.
   Призрачный дракон тяжко взмахнул крыльями и, аккуратно подхватив полупрозрачными когтями тело юной риссы, воспарил над заимкой. Поднявшись на полсотни метров, он выгнул шею, и поток всепожирающего, почти бесцветного, но от того не менее яростного пламени обрушился на то место, где только что стоял охотничий домик риссов.
   Дракон повернул на восход, и следом за ним потянулись неведомо откуда взявшиеся, тяжелые и низкие, серо-черные тучи, озаряемые багровыми вспышками молний, и сотрясающие землю непрерывными, гулкими раскатами грома.
   Когда тебя пытаются убить, успеть первым - твоя обязанность, исполнение которой приносит лишь облегчение, когда же убивают твоих близких, ношей твоей становится месть, которая не несет ничего, кроме жуткой пустоты. Но выбора нет. Либо месть, либо смерть.
   Т'мор стоял перед телом Риллы, над небольшим каменным постаментом, услужливо вырубленным Тьмою, прямо из массива скалы, на вершине одного из Таласских пиков, серой громадой нависшего над Сандоварским перевалом. Жалящий снежной крошкой, холодный ветер рвал полы одежды, впивался тысячами игл в лицо и обнаженные руки, покрывал инеем растрепанные волосы, и отмечал прозрачным льдом дорожки от катящихся по щекам слез, но Т'мор этого не замечал.
   Он стоял и смотрел. Изо всех сил вглядывался в заострившиеся черты лица девушки лежащей на холодном камне. Словно ждал, что вот-вот дрогнут ресницы и, открывшись, глаза вспыхнут такой родной синевой...
   Зря, конечно.
   Т'мор провел рукой по трепещущим на ветру, черным волосам, пробежал пальцами по забавной кисточке на кончике уха риссы, осторожно погладил заледеневшую щеку и, коснувшись собственными губами, бледных губ Риллы, отступил на шаг назад.
   - Прими ее, Ночь... - Едва ветер сорвал эти слова с его уст, как затянутое тучами небо разразилось потоком молний, а над камнем, взревев, взметнулось черное, неистовое пламя, во мгновение ока поглотив тело девушки, и тут же опало, оставив после себя лишь оплавленный постамент, на котором лежал маленький, ярко-синий, в цвет глаз Риллы, камешек на черной ленте, словно врастающей в него. Помедлив секунду, Т'мор взял оберег в руки и, ничуть не сомневаясь, повесил себе на шею. Грусть и тепло... Вот и все, что он ощутил сейчас, когда камень коснулся груди.
   Развернувшись спиной к постаменту, Т'мор подошел к кромке отвесного склона, окинул взглядом высокие пики, на которые то и дело напарывались пришедшие с Сумеречным драконом тучи и, глубоко вдохнув напоенный озоном воздух, с силой оттолкнулся от края скалы.
   Когда он миновал памятную площадку над перевалом, и до тропы, именуемой Сандоварским трактом, осталось не больше полусотни метров, Т'мор обернулся, и струйкой темного дыма втянулся в ту самую маленькую пещеру над перевалом, где он останавливался на пути в Шаэр.
   Сидя на пороге пещеры, лицом к разгорающемуся рассвету, Т'мор еще долго не мог выйти из ступора, в который его погрузила смерть девушки...
   Он неподвижно сидел на камне и, не щурясь, глядел на встающее из-за горизонта солнце, и вместе с ярким полыхающим шаром в далекой синеве, разгоралось и озеро лавы в его груди, укрытое толстым слоем пепла... А губы сами зашевелились, повторяя слова старого странного текста, не то песни, не то стиха, услышанного Т'мором от одного из росичей, там, в Свободном Городе. Окончание, он уже не шептал, а тихо прохрипел:
   ...Да, мечтал, а вышел кукиш
Эпитафией на прах мой.
Милосердия не купишь,
Не измеришь тетрадрахмой.
Милосердие - для слабых,
Сильным - яду из флакона.
Мне бы слабость, я тогда бы
Не стоял у Рубикона.
Так почему же, боже правый,
Ты играл со мною в прятки?
Почему не дал отравы?
- Тише, Цезарь, все в порядке,
Ты у нас душа святая,
Ты - боец не за награду.
Что, пора уже, светает?
Ну, заходи, мы будем рады.
   Почему ему вспомнилась именно она, Т'мор и сам бы не мог сказать. Только все звенел в голове чуть хрипловатый голос, то шептавший, то взревывавший странные слова древнего автора, переплавляя тяжесть в грусть, а боль в ярость. И ведь действительно... Выхода-то, всего три: милосердие, смерть или месть... Но уж чего-чего, а прощать гибель Риллы, Т'мор не собирался. А значит... значит, будет месть... и смерть. Каждой твари, что сунулась в эту аферу, в надежде, урвать кусочек пожирнее... не считая жизней и литров пролитой крови. Окончательная смерть, без шансов на возрождение. А потом? Потом посмотрим.
   Приняв решение, Т'мор на мгновение прикрыл глаза, чувствуя, как возится где-то в глубине его сознания Уголек, холодит кожу оберег Риллы, и вздохнул. Рука, скользнувшая в карман ринса, нащупала давно исчерпавший себя амулет-блокиратор, и витой шнур личного портала.
   Решив чуть отвлечься от кровожадных мыслей и идей, заняв себя чем-нибудь "общественно полезным", как выражается Байда, Т'мор принялся рассматривать свою добычу, но уже через несколько секунд, озадаченно нахмурился. Шнур амулета был буквально испещрен рунными связками и только что не светился от циркулирующей внутри него силы, но прочесть даже одну единственную руну, Т'мор не мог. Они оказались слишком мелкими для невооруженного взгляда.
   А значит надо отправляться в гости к артефактору, и выцыганить у него время для работы за его чудо-столом...
   Приняв это решение, Т'мор тут же обернулся и, темной дымкой просочившись за выступ скалы, развернул драконьи крылья. На этот раз он не собирался прятаться от жителей Хорогена. Надоело. Да и смысла в этом, особого нет. Все равно, стоит кому-то где-то увидеть человека без сопровождения наставника-надсмотрщика, как этот кто-то тут же делает однозначный вывод: перед ним, эр Т'мор ар Хаш, арн-вассал клана ап Хаш... Хорошо еще, что мало кому известно об истинной природе отношений Т'мора с кланом Арролда.
   Сумеречный дракон, пронесся над Хорогеном, умудрившись не встретить по пути ни одного городка или поселения. По крайней мере, если таковые и были, то они, наверное, прятались в лесных чащах, вплотную подступавших к скальному массиву Таласского хребта, которого и держался в полете Т'мор.
   Приземлился он, лишь, когда перед ним замаячили знаменитые Великие Башни. Недолго думая, Т'мор опустился точно на площадь у лестницы, заставив прохожих шарахнуться в стороны. Даже немногочисленные надменные хорги оказавшиеся здесь, поддались порыву толпы. Обернувшись человеком, парень хмуро огляделся вокруг, обозревая солидное пустое пространство вокруг себя и, не обращая внимания на взгляды окружающих, двинулся по знакомому маршруту, к лавке Байды.
   - О! Здорово, Т'мор. Быстро же ты обернулся. - Артефактор встретил парня у входа в лавку. - Я-то думаю, где найти ту выпивку, что залила глаза нашему Горгу, что ему уже драконы, штурмующие Башни мерещатся? А это, оказывается, мой ученик прилетел... Ну, проходи.
   В ответ, Т'мор только коротко кивнул и прошел в дом, мимо странно посматривающего на него мастера.
   - Вижу, болтать ты не расположен... - Протянул Байда, закрывая дверь лавки. - Но может, хоть скажешь, что тебе так срочно понадобилось?
   - Твой стол. Надо посмотреть структуру связок вот этого шнурка. - Т'мор продемонстрировал Байде портал.
   - Это... то, что я думаю? - Медленно проговорил мастер, чуть ли не обнюхивая артефакт, но не рискуя прикасаться к нему руками.
   - Если ты подумал, что это личный портал, то да. - Ответил Т'мор. - Так как? Могу я занять твой стол?
   - Ну... давай посмотрим. - Потирая руки, и выкидывая из головы мысли о странном поведении парня, произнес Байда, направляясь к знакомой двери, ведущей в кабинет.
   Уже к утру следующего дня, исписав кучу бумаги, и замусорив ею чуть ли не половину лаборатории, Байда с Т'мором переглянулись.
   - Предлагаю сделать небольшой перерыв. - Вздохнул артефактор, потирая красные от напряженного рассматривания амулета, и бессонной ночи, глаза. - Как насчет чая?
   - Можно. - Равнодушно кивнул Т'мор, поглядывая в мощную увеличивающую линзу, не переставая при этом, записывать что-то в очередной листок.
   - Тогда, будь добр, отвлекись от этого ургова поводка и идем в кабинет. В конце концов, лаборатория не место для чаепитий. - Проворчал Байда, снимая фартук и тонкие перчатки.
   - Угу. - Согласно кивнул Т'мор, сосредоточенно грызя карандаш. В следующую секунду, артефактор вырвал у него из-под носа листок, за что заслужил недоуменный взгляд парня. Байда вздохнул, и решил действовать иначе. Очевидно, что в нынешнем состоянии, длинных фраз Т'мор просто не понимает, а значит, нужно их сокращать.
   - Встал. Снял фартук, и марш в мой кабинет. Понял? - Отрывисто проговорил Байда.
   - Понял. - Азартный блеск в глазах погас, оставив только выжженный серый пепел, и парень послушно отложив огрызок карандаша, снял фартук и, аккуратно сложив его на стуле, двинулся к выходу из лаборатории. Байда только головой покачал. Он прекрасно понял, что с Т'мором что-то не так, но не стал лезть в душу, а просто потопал следом за своим подмастерьем.
   В полном молчании опустошив чайник прекрасного ханьского чая, они вернулись в лабораторию, и Т'мор снова погрузился в перебор вариантов рунных связок, а Байда принялся вертеть шнурок под заклятьем увеличения.
   - Не понимаю. - В конце концов, вздохнул артефактор. - Это не связки, а какой-то набор бессмысленных формул.
   - Не совсем так. - Механическим голосом отозвался Т'мор. - Это, безусловно, связки, вот только они выглядят неполными. То есть, мы видим нанесенные на поверхность руны, которые являются лишь частью связок.
   - Может, ее просто нужно сложить, скажем, пополам? - Предположил Байда. В ответ, Т'мор протянул артефактору кипу листов, поднятую им с пола. - Что это?
   - Все возможные варианты по сложению рунных связок. - Пожал плечами парень. - Ни одного совпадения... И я уже молчу о том, что надежного сцепления рунных линий, при таком способе, добиться практически невозможно.
   - Ну, ни хрена себе... - Байда окинул взглядом нехилую стопку, протянутую ему Т'мором, и задумчиво почесал бороду. - По-моему, мы что-то упускаем, тебе так не кажется, коллега?
   - Какое тонкое, и самое главное, своевременное заявление, коллега. - Промычал Т'мор, в ответ.
   - Хамишь? Это хорошо. - Удовлетворенно хмыкнул Байда. - Значит, начал приходить в себя.
   - Прости? - Непонимающе взглянул на него Т'мор, и Байда, спохватившись, тут же махнул рукой.
   - Не бери в голову, это я так... мысли вслух, можно сказать...
   - А... Ладно. - Рассеяно кивнул Т'мор, снова утыкаясь в какие-то расчеты.
   Некоторое время понаблюдав за сосредоточенно черкающим карандашом Т'мором, Байда покачал головой. Ему все больше и больше не нравилось то, что он видел.
   - Скажи Т'мор, а ты по приезду, хотя бы к Арролду догадался заглянуть, или как? - Вкрадчивым тоном поинтересовался артефактор, и получил в ответ лишь неопределенное пожатие плеч. Совсем плохо. - Хм. Я, почему-то так и подумал. Знаешь, думаю, тебе стоит оторваться от нашего интересного времяпрепровождения, и наведаться в резиденцию ап Хаш. И Арролд и Ллайда, места себе не находят с того момента, как ты исчез со свадьбы.
   Т'мор смерил Байду пустым, ничего не выражающим взглядом и, ни слова не ответив, вновь уткнулся в свои записи.
   - Нет, парень. Так дело не пойдет! - Взбеленился вечно спокойный и довольный жизнью артефактор. - Ари, понимаешь, только что по потолку не носится, причитая как квочка какая... А ему, видите ли, все равно! Баста.
   Байда хлопнул по столу ладонью и отдал приказ на деактивацию устройства. Стол погас.
   - Байда, не ори. От твоего крика, в замкнутом пространстве, у меня могут лопнуть барабанные перепонки. - Сухо проговорил парень, и артефактор взревел раненым носорогом.
   - Воон остюда! И раньше завтрашнего дня не появляйся! - Вздернув Т'мора за шкирку, разорялся здоровяк. Появившийся из ниоткуда Уголек, в тот же миг укусил Байду за вытянутую руку, и артефактор взвыл еще громче, вот только речь его при этом стала абсолютно матерной. Никакого удивления у артефактора, он, правда, не вызвал. Словно, как и в случае с Кругом Чести, прекрасно знал о существовании этого странного создания. Разжав ладонь, и смерив Уголька недоверчиво-возмущенным взглядом, Байда, наконец, умолк, и со свистом выпустил воздух из легких.
   - Твоя задача, вообще-то, охранять этого обормота, и от него самого, в том числе. - Нарочито ровным, но укоризненным тоном произнес Байда, глядя в алые глазки змея. Тот, в ответ лишь фыркнул, и растворился в воздухе.
   - Извини, Байда. - Вдруг очнулся парень. - Кажется, мы действительно, несколько заработались. Тебе, наверняка, нужно выспаться, а тут я, с этим шнурком... Прости, я, пожалуй, и в самом деле, пойду, навещу резиденцию ап Хаш. А завтра продолжим. Идет?
   - Ну, наконец-то! - Возвел очи горе артефактор. - Иди уж.
   - Тогда, до завтра, мастер. - Кивнул Т'мор, скидывая фартук. И через мгновение, исчез за дверью.
   По пути в резиденцию. Т'мор не переставал думать о доставшемся ему от лича, артефакте. По крайней мере, это хоть как-то держало его в адеквате... Решив срезать путь через небольшой внутренний дворик, в паре кварталов от особняка ап Хаш, парень наткнулся на классическую картинку ограбления. Пяток вертлявых полукровок, зажав в темном уголке свою жертву, и прижав ей к горлу нож, вовсю развлекались обыском. Учитывая, что жертва в отличие от грабителей была женского пола, и, кажется, весьма миловидна, странного в этом ничего не было. Не ожидавший такого шоу среди бела дня, да еще и в верхнем городе, Т'мор на мгновение замер на месте, но почти тут же пришел в себя, и в следующую секунду, пять стрижей, один за одним отправились в короткий полет, к до сих пор не заметившим его присутствия, грабителей. Пять коротких хрипов и дергающиеся в агонии тела. Вот и весь итог. Впрочем, еще имелась в наличии растерянная эрия... Минна, переводящая взгляд с убитых бандитов на Т'мора, и обратно.
   - Хороший день, эрия Минна. - Чуть наметив поклон. Т'мор двинулся было к выходу из дворика.
   - Э-э... Эр Т'мор? - Неуверенный голос архивариуса владыки Хорогена, заставил Т'мор замереть на месте.
   - Да?
   - А... А вы, что же, так и оставите свои ножи... внутри... ну в телах? - Не нашла лучшего вопроса белогривая.
   - Ножи? Ах, да. Спасибо за напоминание... - Кивнул Т'мор, перемещаясь к уже затихшим телам грабителей. Вынув по очереди все стрижи, Т'мор их аккуратно вытер о куртки полукровок, и вдруг замер на месте... Взгляд его затуманился, и он пробормотал, - артефакты... внутри... ну конечно!
   - Эр Т'мор? С вами все в порядке? - Тихо поинтересовалась, с опаской наблюдавшая за действиями своего спасителя, Минна.
   - Да-да. Разумеется, эрия. - Кивнул Т'мор. - Благодарю за помощь, теперь все ясно, конечно, они внутри! Сверху только определяющие связки, а основа в толще материала!
   Пробормотав эту муть, Т'мор развернулся и рванул в обратную сторону, с такой скоростью, словно за ним твари Бездны гонятся.
   - Спасибо... мне? - Тихо произнесла Минна, наблюдая забег человека, и пребывая в шоке от его странного поведения. - Он что, с ума сошел?... Впрочем, это не моя проблема.
  

ЧАСТЬ 4. ДВЕ СТОЛИЦЫ

Глава 1. И все же ночь - лучшее время для прогулок...

   В тот день закончить работу над артефактом Т'мору так и не удалось. Вернувшись в лавку Байды, он попытался втолковать мастеру, пришедшую ему в голову идею, на что кузнец и артефактор лишь глубокомысленно кивнул и выставил парня за дверь, велев прийти, когда выспится. На все попытки Т'мора вломиться в захлопнувшуюся за его спиной дверь, Байда никак не отреагировал. А просочиться тенью, парню не удалось. Ушлый артефактор растянул по стенам своего дома тревожный полог, сродни той живой пленке, что покрывала полы во дворце правителя Хорогена, не оставив ни малейшей щели-лазейки. А Т'мор все-таки не нежить, чтобы сигнализация не заметила его потуг по проникновению в дом, и не заставила сработать защитные средства. В общем, пришлось парню последовать совету Байды, и отправиться-таки в резиденцию ап Хаш. По дороге к которой, рабочий настрой окончательно выветрился из головы Т'мора, и мысли свернули на уже накатанную колею, заставляя сердце заходиться от тупой боли потери, грусти и жуткой пустоты в груди.
   Как Т'мор добрался до дома Арролда, он и сам представлял себе довольно смутно. Поглощенный тяжелыми мыслями, он и не заметил, как преодолел довольно большое расстояние от торговых рядов, до резиденции ап Хаш, и пришел в себя, только стоя у калитки в высокой каменной стене, отделяющей владения клана от городской суеты.
   В особняке ап Хаш, Т'мора встретила дружная, но хмурая сейчас семья Арролда, громи и матушка Ирна. Вот она-то первая и заметила, что молодой человек явно не в порядке, и разом пресекла любые попытки хоргов устроить дебютный, в их совместной жизни, скандал с родственником. Одно слово: Домоправительница.
   Быстро раздав указания громи и аккуратно выпроводив недоуменно переглядывающихся хоргов, матушка Ирна провела Т'мора на кухню, усадила за стол и, вытащив из небольшого (по ее меркам) поставца, солидную бутылку темного стекла и пару стаканов, выставила их перед Т'мором, после чего уселась напротив и, моментально разлив содержимое бутылки по стаканам, чуть ли не насильно пихнула один из них в руки парня.
   - Пей. - Коротко обронила домоправительница и, в качестве примера, лихо опростала свой стакан. Т'мор поднес довольно солидную емкость ко рту, и в нос ему шибанул терпкий и неимоверно крепкий алкогольный дух, к которому примешивался легкий аромат весеннего леса. Памятуя уроки росичей, Т'мор резко выдохнул, и залпом опрокинул содержимое стакана в рот. Жидкость раскаленным ядром пронеслась по пищеводу, и взорвалась где-то в желудке, распространяя по телу тепло. Не дождавшись от Т'мора никакой реакции, типа кашля, домоправительница довольно кивнула и выставила на стол тарелку с тонко нарезанными полосками ароматного вяленого мяса. Дождавшись, пока парень прожует приглянувшийся кусок, Ирна и сама забросила в рот полоску оленины и, подперев щеку кулаком упирающейся локтем в столешницу руки, принялась внимательно рассматривать сидящего напротив нее, ссутулившегося парня с пустым взглядом.
   - Расскажешь? - Это не было требование, это даже не был вопрос. Просто просьба, и Т'мор ее понял. В ответ, парень медленно кивнул, и, уставившись куда-то в угол комнаты, ровным монотонным голосом принялся рассказывать все, что он натворил за время отсутствия в резиденции. Вряд ли он решился бы рассказать все это даже Арролду или Деду, или, тем более, Гору. А вот одинокой вдове, управляющей резиденцией старого хорогенского рода, рассказал, не скрыв ничего.
   Выслушав парня, домоправительница встала из-за стола, подошла к Т'мору и, по-матерински обняв его, зашептала что-то странным, низким, пробирающим до печенок голосом. Тело парня словно оцепенело, голова показалась неимоверно тяжелой и он, медленно опустив ее на сложенные на столе руки, чуть слышно вздохнул. Веки сомкнулись, прикрывая воспаленные от нервов и недосыпа глаза, и Т'мор погрузился в глубокий сон.
   Повинуясь приказу домоправительницы, встревожено поглядывавшей в сторону спящего человека, громи аккуратно вытащили Т'мора из-за стола и, стараясь не разбудить, со всеми мыслимыми предосторожностями, понесли его бесчувственное тело в отведенные парню покои.
   Т'мор проспал трое суток. Многочисленные обороты и ранение, которое, по идее, должно было отправить парня прямым ходом, на тот свет, изрядно вымотали как его самого, так и Уголька, невесомым теплым облаком продолжавшим маячить где-то на краю сознания Т'мора, все то время, пока парень метался по постели, отбиваясь от накатывающих кошмаров, в которых он, раз за разом переживал смерть Риллы. На исходе вторых суток сна, щедро сдобренного странной магией йотунов, Т'мор просто замер в кровати, вытянувшись словно струна, чтобы в следующее мгновение расслабиться и еще глубже погрузиться в сон. Выматывающие видения, наконец, покинули его, и к вечеру следующего дня, парень проснулся полным сил, хотя и в несколько мрачном расположении духа. Впрочем, как убедились жители резиденции в течение следующей декады, теперь это было обычное для Т'мора состояние. И хотя, довольно скоро к нему даже вернулась способность шутить, находиться рядом с человеком долго, для чувствительных хоргов, стало просто невыносимо. Мало удовольствия терпеть присутствие в комнате существа, распространяющего вокруг себя такие эманации тоски, что хочется завыть. Некоторое облегчение пришло к Арролду и Ллайде лишь спустя еще две декады, когда Т'мор смог восстановить свою мысленную защиту, и полностью заблокировать эмоциональную составляющую, подобно тому, как это делают белогривые. Хотя, время от времени и она не выдерживала всплесков его эмоций, но они уже не были столь однообразны, да и Т'мор довольно быстро научился гасить их проявления.
   Парень так, толком, и не рассказал хоргам, что именно произошло в охотничьем домике на окраине Шаэра. А когда Арролд попытался выведать больше, тот ограничился лишь коротким заявлением, что лич больше не будет угрожать спокойствию клана ап Хаш. После чего так выразительно посмотрел на побратима, что последний почел за лучшее отступиться от мрачного человека. Да и матушка Ирна сыграла в этой ретираде не последнюю роль, взяв на себя труд, популярным солдатским языком, объяснить Арролду и Ллайде, что некоторые вещи им знать совершенно необязательно, поскольку иногда такое неограниченное любопытство может привести к печальным последствиям, а сама домоправительница вовсе не горит желанием, сразу после свадебного обряда, начинать подготовку к погребальному, который, несомненно, светит хозяевам дома, если они не умерят своего стремления к ненужным знаниям...
   Впечатленные ее словами, Арролд и Ллайда прекратили попытки вытянуть из Т'мора подробности его короткого путешествия, а вскоре и сам Т'мор окончательно пришел в порядок, что и продемонстрировал однажды, материализовавшись прямо посреди главного холла резиденции ап Хаш, в самый разгар дня, время, которое он, обычно, проводил в мастерской Байды.
   - Т'мор? - Удивленно протянул Арролд. спускаясь по лестнице. - Ты же, вроде, говорил, что будешь у артефактора?
   - А я там и был. - Гордо кивнул парень. - А теперь я есть здесь!
   - Не понял. - Честно ответил хорг. - Вроде бы громи не предупреждали, что кто-то пересек границу поместья... Да и ваши с Байдой сигнальные сети молчат...
   - Ну, положим, громи-то, как раз, в курсе моего прибытия, просто Лерой еще не успел тебе доложить. А что касается сигнализации, то увы, она и не могла меня учуять. - Развел руками Т'мор.
   - А как же ваши с Байдой вопли, что, мол, безотказная, да наверняка отреагирует! - Поддел побратима Арролд. - Если каждый так может пройти и остаться незамеченным...
   - Ну, наука, то есть, магия не стоит на месте. И то что вчера еще казалось непреложной истиной, сегодня может с легкостью оказаться безнадежно устаревшим. - Пожал плечами парень, механически крутя на пальце какое-то невзрачное колечко. Но, тут же встрепенулся. - Вот только вряд ли, у этого самого "каждого" имеется в распоряжении личный портал.
   Чуть улыбнувшись, увидев вытянувшееся лицо Арролда, Т'мор вздохнул, и растворился в воздухе, чтобы уже через миг оказаться рядом с побратимом. Полюбовавшись на пребывающего в шоке хорга, парень довольно кивнул и, стянув со своего пальца кольцо, протянул его Арролду.
   - Держи. Это твое. Кольцо Ллайды будет готово завтра к вечеру.
   - Но, урговы потроха, как?! - Пробормотал белогривый рассматривая усеянное рунами кольцо лежащее на ладони Т'мора.
   - Просто. Каждая синяя руна отвечает за свое место назначения. Красная руна отвечает за настройку на новую точку перемещения. Но для того, чтобы назначить одной из рун новую точку, необходимо в этот момент находится в ней. То есть, захотел ты, допустим, чтобы у тебя была возможность перемещаться в кабинет Ассана в Великих Башнях. Значит, для этого, ты сначала должен туда прийти на своих двоих, и уже находясь в его кабинете, легким посылом силы, активировать красную руну. Она, в свою очередь, запустит довольно сложную определяющую вязь, и будет чуть сиять все время работы плетения. Когда сияние погаснет, активируй любую свободную, то есть синюю руну. Так, ты назначишь метку для определенной точки перемещения. А в дальнейшем, тебе будет достаточно коснуться силой нужной руны, и ты окажешься в нужном месте.
   - Здесь нет синих рун. - Чуть заторможено проговорил Арролд, крутя перед глазами кольцо.
   - Как только свободной руне назначена точка перемещения, она чернеет. А мне надо было протестировать работу артефакта. Сейчас поправим. - Т'мор выхватил из руки Арролда кольцо, и принялся за манипуляции с ним, одновременно поясняя свои действия. - Принцип тот же, что и с назначением точки перемещения. Разница лишь в том, что для очистки памяти кольца нужно одновременно активировать и красную и очищаемую руны. Вот так... Да, еще один момент...
   - Погоди-погоди, Т'мор. - Остановил парня, хорг. - Ты хочешь сказать, что за четыре декады сумел разобраться в артефакте лича?
   - Ну, во-первых, не лича, а арнов, - Вздохнув, нехотя объяснил Т'мор. - А во-вторых, я же был не один. Большую часть рунных связок расшифровал Байда... После того, как мы поняли, что они выполнены по тому же принципу, что и вязи в ваших обручальных кольцах, это было, не так уж сложно. Так вот. У этого кольца, есть еще один порт. Настроен он на меня и на Ллайду. Включается мысленным приказом, но при этом ты можешь оказаться не так уж близко от цели, где-то в пределах одного километра. Это будет зависеть от того, насколько сильна напряженность сил в точке перемещения.
   - А теперь, тоже самое, только на нормальном языке, пожалуйста. - Ехидно заметил Арролд.
   - Ну что тут непонятного? - Нахмурился Т'мор. - Если точка перемещения будет находиться, допустим, во дворце владыки, то тебя вышвырнет у ограды замка. Понятно?
   - М-да. И как же тебя тогда искать?
   - Кольцо сработает, как указатель. Чем ближе к цели ты будешь, тем ярче оно будет светиться. - Пожал плечами парень.
   - Знаешь, исходя из твоих слов, у меня складывается ощущение, что ты опять куда-то собрался... Я прав? - Прищурился Арролд.
   - Может быть. - Помрачнел парень. - Но постараюсь на этот раз не допускать глупых ошибок.
   - Может, все-таки... - Начал Арролд, но остановился, когда Т'мор перевел на него абсолютно пустой взгляд.
   - Когда-нибудь, Ари. Не сейчас. - Покачал головой парень и, развернувшись, исчез прямо со ступеней лестницы. А следующим вечером, посыльный от Байды принес небольшую шкатулку для Ллайды, с ее личным портальным кольцом. А фамильяр клана ап Хаш снова исчез на целую декаду. Как подозревал сам Арролд и Байда с ним в этом был согласен, парень к чему-то готовился, где-то в подземельях Аэн-Мора. И готовился очень усердно.
   Т'мор сидел в удобном кресле, в самом сердце базы арнов, и механически перелистывал страницы лежащей перед ним на столе, книги. А мысли человека витали где-то очень далеко. Если быть точным, то в Шаэре. Т'мор никак не мог понять действий Лораны, с такой легкостью добивавшей своих, как оказалось, подельников. Спрашивается, зачем? Хотела усыпить бдительность Т'мора? Вряд ли... К тому же, когда он убил Тира, радость Лораны была искренней, скорее даже не радость, а злорадство... Точно также, как в тот момент, когда она пронзила шпагой и самого Т'мора, вместе с его синеглазой девушкой. И теперь человека не покидало ощущение, что он вляпался в еще какую-то разборку, причем, она, вполне могла оказаться, для разнообразия, исключительно шаэрской, без каких-либо признаков влияния эйре или хоргов... Так. А если копнуть в этом направлении? Что известно о домессе Лоране? Попробуем вспомнить.
   Старшая дочь главы клана Ги, гардаэна Шерна, от первого брака, с сестрой прежнего главы Дома и-Длонг, Миссой лей'Длонг... Хм. Вот, кстати, и связующая ниточка с Шархом, который "лишь своими собственными силами пробился в обучение к Мастеру Танца". Но сейчас, речь не о нем. Итак... зачем ей могла понадобиться смерть сына гардаэна Риона и дочери консортаэна Торра Риллы? Наследница главы одного клана, избавилась от наследников двух других кланов, из четырех, входящих в Высокий Дом и-Нилл... Интересно... А кто же у нас становится наследником князя в этом случае?
   Так, Джорро и Маллис Рауды, сводные братья Лораны, дети гардаэна Шерна Ги от второго, вынужденного брака с Тайрой Рауд, старшей сестрой Тира. Эти наследовать не могут, не смотря на то, что были включены в защитники клана Рауд, куда их с удовольствием сплавил сам Шерн, пошедший на брак с их матерью, исключительно из политических соображений, чтобы нивелировать последствия от предыдущего брака с представительницей Дома и-Длонг, серьезного конкурента Дома и-Нилл в сфере торговли. Потомственным магам и-Длонг очень не нравилось то, с какой скоростью раскупаются кое-какие бытовые иномирные приборы, чьи магические аналоги, были основной составляющей бизнеса приморского Дома. Вроде бы именно об этом говорил в свое время Торр, просвещая Т'мора в тонкостях семейных отношений в Доме.
   Андрэс и Лисс, Кларисса и Ронна Торр. Также не могут наследовать княжеский стол, поскольку, являются младшими братьями и сестрами нынешнего консорта клана. Андрэс и Лисс, Кларисса и Ронна Торр. Также не могут наследовать княжеский стол, поскольку, являются младшими братьями и сестрами нынешнего консорта клана.
   Корр - единственный представитель одноименного клана, после отказа от земельного надела, взамен утраченных территорий Корриссэ, под Сандоваром (он же - Хмельной перевал), лишен даже права участия в совете Дома и не имеет детей, которые могли бы претендовать, хотя бы номинально, на местечко в очереди за княжеским столом...
   Гор. Этот может возглавить клан Рауд, но князем ему не стать, поскольку он давно отречен от наследства.
   Хм. Не густо. А ведь женись Т'мор на Рилле, и случилось бы невероятное! По законам Шаэра, женщина стоит в очереди наследия княжеского стола, если это позволяет ее происхождение, но не может стать княгиней, если она не замужем. То есть, если бы не ловкий удар Лораны, Т'мор вполне мог бы стать вторым в очереди на княжение в Высоком Доме и-Нилл, после Тира, разумеется. Как все складно выходит, а? Вот вам и знаменитый пафос риссов, на тему: клан - превыше всего, лишь Дом превыше клана", в действии. Дом, не Дом, но княжеское звание, точно показалось домессе привлекательнее положения Мастера Танца в обществе. Какая, однако, занятная трансформация смысла древнего девиза, кто бы мог подумать...
   Получается, что с вольно-невольной помощью Т'мора, Лорана становится, чуть ли не единственным наследником первой очереди, поскольку нынешние главы кланов, по странному выверту логики законодателей Шаэра, претендовать на место князя не могут... Вот интересно, а кто у нее присмотрен на роль мужа? Гор не катит. Съехавшему на почве гормонального взрыва риссу можно только посочувствовать, кажется, Лоране до него дела нет вовсе. А вот, есть ли у домессы на примете подходящий кандидат, не известно. Но должен быть, наверняка... И если Т'мор его найдет, то можно быть уверенным процентов на семьдесят, а может даже и все восемьдесят, в правильности идеи с наследованием княжеского стола, как причины для действий шустрой Лораны...
   Кстати о наследовании, а поверит ли ее речам Рион, после такой удачной смерти всех соперников, осмотра развалин охотничьего домика, и уверений Гора в том, что когда он уводил оттуда рыдающую стерву, дом был цел? Вот уж вряд ли... Ох и трудненько ей будет отвертеться от закономерных подозрений князя-подельника! А если еще учесть, что она наполовину и-Длонг... Ну да ничего, Т'мор найдет способ избавить Лорану от такой необходимости. Вот навестит ее как-нибудь вечерком, и избавит. В конце концов, какое дело мертвым до подозрительных живых, да?
   И вообще, какое дело Т'мору до целей этой твари, если он все равно не позволит Лоране до них добраться. А ведь есть еще и Рион, Лонно, и трое оставшихся в Столице риссов, чьи имена Т'мору ни о чем не говорят, но счет к которым, у него разве что самую чуточку меньше, чем к решившим его грохнуть "родственничкам".
   Для себя, Т'мор уже решил, что жить в Шаэре он уже не будет, а значит, и как-то скрывать следы своих визитов, не станет. К чему? Даже если кто-то из риссов сможет догадаться о причастности Т'мора к запланированным событиям, доказать это будет нереально... А ведь можно еще и сделать так, что никому и в голову не придет обвинять в произошедшем, темного мага!
   Последняя идея ему понравилась. Губы Т'мора разошлись в холодной и очень неприятной ухмылке, когда он вертел в руках свой портал, выполненный в виде затейливого браслета, почти наруча, испещренного доброй сотней рун, лишь пятая часть которых активировала порталы по заданным координатам.
   Решительно нацепив браслет на левую руку, Т'мор, привычно подхватив трость, и заранее собранный мешок, двинулся к выходу с базы.
   С некоторых пор, арну стало откровенно наплевать на мнение окружающих и он, не стесняясь, взлетал в небеса сумеречным драконом, распугивая невольных свидетелей. Но сейчас, над Аэн-Мором царила ночь, так что пугать оказалось некого, и дракон, сделав круг почета над столицей Хорогена, направился на закат.
   Преодолев Таласский хребет, Т'мор все же решил воспользоваться преимуществом ночных полетов, поскольку в отличие от Хорогена, здесь в вотчине риссов ему было совсем не все равно, увидят его или нет.
   Преодолев три ночных перелета, дракон без проблем добрался до Столицы риссов, и предусмотрительно приземлившись в паре километров от городских стен, обернувшись человеком, тенью направился к воротам.
   Сегодня, Т'мор не планировал ничего серьезного, если не считать короткого визита в сокровищницу и-Нилл, за одним небольшим обломком, так основательно перетряхнувшим всю его жизнь.
   Хорошенько прошерстив библиотеку базы, Т'мор отыскал в ней принципиальную схему работы так называемых кристаллов Тьмы и Света. И довольно долго приходил в себя от полученной информации. Интерес к ней был вполне оправдан. Парень великолепно понимал, что пока эти два кристалла будоражат умы и светлых и темных, покоя ему не видать. Это ведь только хоргам легко понять, что значит, отдать вещь на хранение громи. А те же риссы, например, куда как дремучее в плане ксенологии, и мало кто из них вообще представляет, что есть громи. И значит, попыток приобрести столь желанный артефакт, о применении которого они знают только то, что тот способен сделать большой БУМ, риссы ни за что не оставят. Да и эйре, хоть и сидят где-то на другой стороне Срединного моря, что, правда, не мешает им совать свои длинные носы в дела по эту сторону Огненного залива, тоже не откажутся от общения с обладателем такой занимательной "фенечки". Но самое главное, ни первые, ни вторые, даже не представляют что такое на самом деле, эти кристаллы. А вот Т'мор понял. Через пень-колоду, с техническим словарем, но кое-как разобрался в том, что сотворили его неугомонные предки, восхитился и принялся перерывать всю местную библиотеку, не забывая и про рабочие журналы в лабораториях. Кроме того, имея в загашнике темный артефакт, парень просто-таки загорелся желанием обзавестись и его светлым вариантом. И начать решил с той его части, что лежит ближе всего... и почти без охраны.
   Проскользнув по едва освещенному первому ярусу улиц, Т'мор вышел на знакомую площадь. Кажется, целую вечность назад, он впервые оказался у этих массивных ворот, а потом с отвисшей челюстью наблюдал, как огромный, похожий на вставшего на дыбы медведя, рисс, сжимает в объятиях Тира и Гора, как спустя совсем немного времени, они с Риллой, пикируясь на ходу, выслушивали от того же мастера Корра приказ о заключении парня под арест, как...
   Т'мор тряхнул головой, прогоняя не вовремя накатившие воспоминания, многие из которых заставляли его в ярости скрипеть зубами, и окрашивали мир вокруг в багровый цвет.
   Отлепившись от стены, к которой он, незаметно для самого себя успел прислониться, Т'мор коснулся одной из рун наруча, и тот, чуть нагревшись, оповестил владельца о привязке первой точки. Довольно кивнув, парень потянулся, и сорвался с места. Тенью, бесплотной, неосязаемой, он взлетел над стеной резиденции и-Нилл, что бы, перемахнув через ее светящиеся от мощи защитные вязи, приземлиться в темном пустом дворе.
   Вот и вход, Холл, длинный коридор, лестница ведущая в подвал и на следующий ярус... Т'мор скользил в тенях многочисленных ниш и портьер, двигаясь так, что даже чуткие уши кромов не могли засечь его присутствия.
   Войти в сокровищницу, опутанную бешеным количеством плетений, но даже не запертую на обычный замок, оказалось проще простого. Да уж, это не дворец владыки Хорогена, и даже не особняк ап Хаш, после установки артефактной защиты. Тень легко протащила Т'мора через нагромождение линий сил и, оказавшись внутри, парень ринулся на поиски знакомого ящика с основанием кристалла Света.
   Обернутый тенью артефакт легко покинул свое хранилище, и Т'мор, выставив на наруче еще одну отметку, (а вдруг сработает?), отправился на выход. Быть пойманным, он совершенно не опасался, а потому решил прогуляться по замку, и, в частности, заглянуть в кое-какие комнаты. И первыми в его списке, были апартаменты Нирры и Лира ан-Торр.
   К удивлению Т'мора, даже не предполагавшего, что в третьем часу ночи, хозяева апартаментов могут не спать, дело обстояло именно так. Супруги сидели у камина, и молчали. Приглушенный свет настенных светильников давал не так много света, но даже его оказалось достаточно, чтобы Т'мор смог рассмотреть осунувшееся, изрядно похудевшее лицо домессы Нирры, на котором залегли горькие складки меж тонких бровей и в уголках рта, и огромную печаль в ее обычно таких ярких, сверкающих веселыми искрами глазах. Кажется, Нирра разом постарела на добрую сотню лет. Да и ее супруг выглядел не лучше. Хмурый, с отсутствующим взглядом, он, ссутулясь, сидел на краешке кресла, и, подперев ладонью давно небритый подбородок, казалось, полностью ушел в себя.
   - Давай уедем, Лир. - Тихим голосом, почти шепотом проговорила Нирра, в пустоту, словно бы и не обращаясь к супругу.
   - Куда, Ри? - Рисс медленно повернул голову в сторону домессы. - Мы уже не раз говорили на эту тему. Я не могу оставить Риона одного в Столице. И-Длонг что-то затеяли, И-Лонн уже в открытую выступают в Совете Домов, против монополии нашего Дома на торговлю с иными мирами...
   - А ты до сих пор считаешь этот Дом нашим? - С горечью спросила домесса, и продолжила, повышая голос. - Даже после того, как интриги Риона и Тира убили нашу дочь?! Что это за Дом такой, в котором Мастер Танца, на пару с княжичем, не могут защитить ребенка от нападения сумасшедших хоргов?! Что за Дом отправляет своих защитников в тот же Хороген, на верную гибель?! Что это за Дом, в котором даже Мастер Сил не может чувствовать себя в безопасности?! Я тебя спрашиваю, консорт Торр!!!
   - Успокойся. Это... Это все, какая-то череда нелепых случайностей. - Пробормотал Лир с безнадегой в голосе. Кажется, бывший блестящий дипломат уже привык к вспышкам ярости своей супруги.
   - Мне плевать, как ты это называешь, Лир ан-Торр. Но я не собираюсь рисковать жизнью еще не родившегося ребенка. Делай что хочешь, но обеспечь защиту мне и своей дочери. Надеюсь, с ней у тебя получится лучше, чем с Риллой! - От этих слов Лир дернулся, словно от пощечины, а Т'мор, с отвисшей челюстью наблюдал, как тяжело поднявшаяся с кресла, домесса Нирра, мягко придерживая свой сильно увеличившийся живот, направляется в сторону спальни, не удостоив мужа даже самым коротким взглядом. А тот, так и остался сидеть на краешке кресла у потухшего камина, в огромной гостиной.
   Справившись с ошеломлением, Т'мор выскользнул из комнаты, и привалился к стене, чувствуя, как дрожат руки, а по спине стекает холодный пот. Как бы то ни было, но он в первую очередь заслужил те слова, что несчастная мать адресовала своему мужу. Это ведь он обещал, что защитит, он клялся охранять... и не сдержал, не смог, не уберег, ПРОЗЕВАЛ!... Неслышный, но прекрасно ощущаемый всеми жителями резиденции, безнадежный, полный боли и ненависти вой прокатился по коридорам дворца, заполняя тоской и страхом сны его обитателей. И без того густые, ночные тени заплыли и вовсе непроглядным мраком, с легким треском погасли редкие светильники, и неудержимая черная река рванулась в окна и двери комнат, в жадном поиске. Не давая даже открыть глаза просыпающимся риссам и кромам, она пеленала спящих, и катилась дальше, захлестывая этаж за этажом, коридор за коридором, комнату за комнатой.
   Вот оно. Здесь. Т'мор слышал, всем своим ставшим Ночью телом ощущал заполошное биение сердца единственного обитателя дворца, которому он, ни за что не позволит сегодня уснуть. Нашел!
   Арн глянул на преградившую его путь дверь, и расплылся в хищной ухмылке. Он не хотел сегодня мстить, и пришел лишь за обломком древнего артефакта, но то, что он узнал о Торрах, полностью перевернуло все планы. Оставить в опасности Нирру и ее будущую дочь, единственные настоящие напоминания о Рилле, он не мог. А значит...
   Тяжелая, двустворчатая дверь под яростным взглядом Т'мора, во мгновение ока осыпалась на пол серебристым пеплом, и арн шагнул внутрь, а поднявшаяся за его спиной пелена Тени, надежно закрыла вход в апартаменты, и разлилась по стенам, полу и потолку. Гостиная. Большая, но поменьше чем у Торров. Не то. Гостевая спальня. Не то. Кабинет. Нет. Спальня хозяев. Вот.
   Т'мор потянул носом воздух и только что не зажмурился от сладкого, такого нежного запаха страха, что просачивался даже через плотно закрытые двери спальни. Один мысленный посыл, и запах стал сильнее, расцветая тонкими насыщенными ароматами ужаса, безысходности и боли. И эта дверь перестала существовать, пропуская Т'мора внутрь. Со стороны постели раздался приглушенный всхлип, Арн подошел ближе, и с удовольствием уставился на связанную по рукам и ногам лентами Тьмы, Лорану. Молча оглядев открывшиеся виды на ее действительно прекрасное полуобнаженное тело, Т'мор взмахнул рукой и Ночь послушно обволокла риссу в непрозрачную холодную дымку.
   - Так будет пристойнее, не находишь? - От тихого чуть свистящего, но чрезвычайно низкого голоса, все нутро Мастера Танца словно ледяными когтями продрало. Темная фигура, склонившаяся над ней, расплывающаяся черным маревом, пугала своей невозможностью. Такое просто не может существовать под луной. Ему здесь нет места! А уж когда расширенные от ужаса глаза риссы встретились со взглядом багровых, сочащихся дымными струйками, будто слезами, глаз ее... врага? Да. Врага, настоящего, ненавидящего ее той ослепительной ненавистью, от одного дыхания которой гибнет все вокруг, домесса не выдержала... и завыла.
   - Не так, глупая. - Как-то даже ласково произнес уже почти человеческий голос. - Я покажу как надо... Смотри.
   Холодная ладонь врага, сотканная из тысяч оттенков мрака, нежно легла на лоб риссы, и через секунду та зашлась в настоящем зверином вое. Боль! Ее разум кипел и мутился, а перед глазами мелькали картинки, пока не сошлись, не остановились на одной. Шарх. Растрепанные рыжие волосы, словно языками пламени окружают его голову, стоящую на таком знакомом серебряном блюде залитом черной кровью. И ужас от осознания... это так! Так и есть. Вот прямо сейчас чья-то рука, там в нескольких милях от замка и-Нилл, вот также поставила голову ее любимого на блюдо. То самое блюдо, которое она сама подарила ему на годовщину их свадьбы!
   - Надо же. Как много я не знал, оказывается, а? - Враг тут. И наваждение схлынуло.
   - Но в остальном, приятно знать, что я оказался прав. - Грустно заключил все тот же почти человеческий голос.
   - Не... трогай... его. Я все... сделаю. - Выдохнула Лорана.
   - Бедный, бедный Гор. Какое разочарование для него. - Не меняя тона, произнес голос, и ладонь врага убралась со лба риссы.
   - Причем тут... Гор? Не трогай Шарха... я умоляю.
   - А если бы она могла умолять? - Голос вновь стал шипящим. Полыхнул ненавистью. - Ты бы сжалилась?
   - Кто... - Взгляд Лораны остановился на багровых глазах. - Ты... ты... тебя нет. Ты мертв. Ты должен быть мертв. Я помню. Я...
   - Представь, я тоже помню. До сих пор чувствую ее вздох на щеке. Это больно. Знаешь? Я никогда в жизни не думал, что это может быть ТАК больно. - Со вздохом вырвавшимся у жуткого гостя, мрак из комнаты будто выдуло во мгновение ока, а враг превратился в Т'мора. В знакомого ей мальчишку, хумана, из которого она сама делала мастера меча... Только у этого в глазах не было чего-то важного. Очень важного...
   - Т'мор, я... я не могла иначе. - Сухими губами пробормотала Лорана.
   - Я видел тебя. Здесь. - Указательный палец левой руки Т'мора, ощутимо ткнулся в лоб риссы, острый коготь взрезал кожу, а правая рука вытянула из гнезда на перевязи, "стрижа". - Так что можешь не лгать. Бесполезно. И... да, прости, что вынужден работать таким неподходящим инструментом, но другого под рукой просто нет.
   - Что... ты... - В следующую секунду, Лорана задохнулась от боли, но потерять сознания не смогла, словно кто-то крепко держал ее разум на привязи, не позволяя уплыть ему в небытие.
   - Знаешь, что самое интересное в Тени? - Поинтересовался Т'мор, уже стоя на пороге, и не дождавшись ответа, проговорил, - то, что мне без разницы, Ночь или День. Зато, когда тебя найдут, можешь быть уверена, в Столице поднимется настоящий девятый вал ненависти к эйре.
   И, выйдя из спальни, нырнул в тень, оставив за спиной комнату, где, на залитой кровью постели, неподвижно лежала бывший Мастер Танца, домесса Лорана ан-Ги, гардэно Шаэр-и-Нилл. Трудно, очень трудно плыть в соляной кислоте с отрубленными ногами, а уж остаться действующим Мастером Танца с заторможенным сознанием и отрубленными руками, еще труднее, правда?
   В принципе, хороший целитель, уровнем не ниже Мастера Вязи, может быть, и смог бы восстановить конечности домессы, но только это должен быть Светлый целитель, потому как предусмотрительный Т'мор прижег культи именно этой первостихией, равно как ей же и затормозил, точнее, закольцевал сознание Лораны на смерти Риллы и воображаемой смерти Шарха. Раскается, очнется. А до тех пор, будет непрерывно смотреть этот концерт по заявкам...
   Жестоко? Может быть. Зато честно. Око за око.
  

Глава 2. Главное, не останавливаться на достигнутом...

   Утро Т'мор встречал на небольшом выступе, под окном второго этажа, старого изукрашенного рунной каллиграфией особняка, парадный фасад которого, выходит на неширокую улицу, как раз напротив обширного трехъярусного дома с великолепным садом на крыше, принадлежащего весьма известному в Шаэре риссу из дома и-Ренн, чьи вина славились на весь мир, включая его светлую часть, а это о чем-то да говорит, правда?
   Решив не ограничиваться визитом к Лоране, раз уж так сложились обстоятельства, Т'мор висел в тени оконного портала и терпеливо ждал, когда дом Радан, гардэно Шаэр-и-Ренн, отправится на службу. В принципе, он мог бы выбрать и другую цель, из тех, что известны ему от лича... вот только одна загвоздка. И Рион, и сьерр Лонно, сейчас находятся где-то в предместьях, так что Т'мору совсем не улыбается, мотаться по пригородам Столицы, выискивая этих интриганов. А оставшихся двоих известных ему от лича, риссов, он просто не знает где искать. Т'мор и Радана-то нашел только потому, что несколько раз бывал у него в гостях, на пару с ныне покойным Тиром, когда тот решил познакомить человека с разнообразием вин Шаэра.
   А вот и Радан... Парень окинул взглядом выезжающую из ворот особняка, небольшую закрытую карету и, лихо спрыгнув наземь, мигом оказался на ее запятках.
   Вообще-то, еще во время возни с портальными кольцами, парень рассчитывал, что после разведки в Столице, и "изъятия" грани Света, устроит большую охоту на всех без исключения участников "концессии по добыче кристалла Тьмы". Но события этой ночи, что-то в нем изменили. От прежнего желания уничтожить всех участников эпопеи с добычей артефакта ничего не осталось. Оно угасло с осуществившейся местью Лоране. Разве что желание поквитаться с Рионом и Лонно еще горело, поскольку их вины в смерти синеглазой, по мнению Т'мора, было ничуть не меньше, чем у Лораны. Но первому уже и так неплохо досталось. Все-таки, смерть единственного наследника, то еще наказание... Что, впрочем, не отменяет намерений Т'мора. А второй... для сьерра, парень приготовил участь похуже смерти. Радан же, нужен был ему живым и здоровым. Мстить виноделу парень не собирался, но он был оптимальным источником информации обо всех риссах - участниках "охоты на кристалл", хотя бы в силу того, что оказался единственным, доступным на данный момент Т'мору, риссом, входившим в верхушку организации заключившей союз с личем. И упускать такую возможность разжиться полезной информацией, Т'мор не хотел, предпочитая знать возможных противников в лицо, даже если никакого противостояния с ними не предвидится. Потому и катился он сейчас на запятках кареты Радана, в ожидании удачного момента для задушевной беседы.
   В кабинет рисса, Т'мор пробрался беспрепятственно, после чего, швырнул в Радана егерскую пулю и, заперев комнату массивным ключом, приступил к "потрошению" разума обмякшего в своем кресле, дельца. Сознание рисса, к удивлению Т'мора, оказалось неплохо защищено. Вот только эта защита, вряд ли была рассчитана на противостояние мастеру, а потому не смогла остановить парня больше чем на пару минут. Правда, в отличие от ситуации с давешним хоргом на заимке, Т'мор не стал ломать солидные мыслеблоки Радана. Зачем, если их можно просто обойти, а при известной аккуратности, проделать это так, чтобы очнувшись, Радан даже не заподозрил, что кто-то шарил у него в мозгах...
   Внимательно рассмотрев структуру щитов рисса, Т'мор удовлетворенно кивнул. Как и многие дельцы, Радан оказался весьма приземленным типом, и не подумал, что его эмоции можно связать с некоторыми защищенными мыслеблоками частями сознания. За что и поплатился. Проецируя образы Лонно, отчитывающего винодела за какую-то мнимую провинность. как последнего мальчишку, Т'мор уцепился за ниточку гнева и раздражения и, уже через несколько минут подбора ассоциаций, копался в нужных ему воспоминаниях, лишь иногда отвлекаясь на то, чтобы блокировать закладки рисса, неправильное расположение которых, впоследствии, могло быть обнаружено Раданом. Тонкая, требующая определенной точности, но не такая уж сложная работа, скорее рутинная.
   Вообще, помимо имен и занимаемого в иерархии Шаэра положения "кристалловедов", парень выудил из сознания Радана немало и другой полезной, да и просто интересной информации. В частности, все оставшиеся в живых, союзники были убеждены, что в охотничьем домике произошла бойня, спровоцированная, непонятно как оказавшимся в доме, Т'мором, в результате которой, выжила только Лорана. А официально, смерть риссов была представлена... как происки эйре! Причем, убили их, якобы, непосредственно, в Столице... Зачем этот ход понадобился Риону и Лонно, признанным лидерам союза, и как они смогли убедить в его необходимости, не участвовавшего в этой возне с кристаллом, Гора, Т'мор не понял. Единственное, более или менее толковое предположение которое он мог выдвинуть, это то, что являясь завзятыми ненавистниками двуязыких, Лонно и Рион просто привыкли сваливать на них всю возможную грязь... С другой стороны, эти интриганы никогда и ничего не делают просто так, исходя из голых эмоций. А значит, подобный поворот им зачем-то нужен...
   Узнав все что можно о составе и личностях риссов, входивших в "концессию", Т'мор аккуратно выбрался из головы винодела и, отперев дверь, нырнул в тень. Здесь ему больше делать было нечего. Выбравшись из конторы Радана, Т'мор скользнул в пустой проулок и, хотел было, отпустив тени, портироваться в Хороген, но в последний момент передумал и, отменив активацию руны на наруче, вновь отправился в и-Нилл. Ночная прогулка по дворцу была задумана им, не только из-за желания пройтись по знакомым местам. Но закончить ее так, как хотелось, ему по понятным причинам не удалось. И вот теперь, парень решил все-таки завершить начатое,
   Добравшись под покровом теней до резиденции Дома, Т'мор мельком глянул на массивные ворота крепости и, решившись, проскользнул внутрь. В отличие от ночного времени, сейчас, жизнь здесь била ключом, причем, судя по виду, неприкаянно расхаживающего по широкому крыльцу Гора, ключ был гаечным и бил все время по голове. В принципе, Рауда можно было понять. Сначала смерть побратима и Риллы, теперь вот, шок от известия о ставшей калекой столь любимой им Лоране... Вот только жалости к риссу, Т'мор не ощущал. Не было ее, хоть ты тресни. Обида была, пусть и немного детская, а вот жалость отсутствовала. Что мешало Гору самому проследить за синеглазкой, а не полагаться на Лорану, и это в тот момент, когда он и сам подозревал, что среди и-Нилл могут затесаться риссы, пошедшие на сговор с личем? Почему он даже не заглянул в комнату, из которой вывалилась его истерящая подруга?
   Конечно, Т'мор и сам был не лучше, но жалости к себе у парня тоже не было, ни на грош. Все, что сейчас держало его на плаву, укладывалось в одно слово: долг. Долг перед ан-Торрами, Риллой и ее еще неродившейся сестренкой. И долг Риона и Лонно, играющих жизнями окружающих, как шахматными фигурками на аккуратно расчерченной ими же доске. Вопрос только в том, кто и кому должен.
   Т'мор хмыкнул, и, только что не толкнув в бок, усевшегося на ступени, потерянного Гора, прошел в холл замка.
   Из разговоров пары риссов, недалеко от апартаментов Торров, парень легко выудил информацию о ночном происшествии, и удовлетворенно кивнул, узнав, что все целители, целое утро обследовавшие пребывающую в бессознательном состоянии Лорану, пришли к однозначному выводу: то, что с ней произошло, не может быть ничем, кроме работы эйре.
   Бедные двуязыкие, наверное, уже обыкались, от столь частого поминания их великолепий. Т'мор холодно усмехнулся и двинулся в сторону апартаментов князя Дома.
   Личные покои Риона располагались в старой части замка, и были защищены не хуже дворца Владыки Хорогена, хотя и несколько иным образом. Так что, будь хозяин дома, Т'мор, пожалуй, не рискнул бы лезть в его комнаты. Но, поскольку Рион пребывал в отъезде, у Т'мора появилась возможность пробежаться по личным покоям князя Дома и-Нилл. Так почему бы и не воспользоваться удачным стечением обстоятельств?
   Недолго думая, Т'мор подошел поближе к дверям в княжеские апартаменты и, окинув внутренним оком опутывавшие их вязи, довольно ухмыльнулся. Замечательно! В отсутствие владельца, вся артефактная система защиты сводилась к банальному: "не пущать", не делая различий между посетителями, вообще. То есть, вместо сложной схемы опознавания, работали две довольно плотных сети Жизни и Смерти, которые Т'мор с легкостью мог преодолеть. А вот дальше... Довольная ухмылка сползла с лица парня, и он тихо выругался. Ведь знал же, что резиденция, пусть и сильно перестроенная, сохранилась еще со времен Ушедших! Так почему же он не подумал о том, что и здесь может быть установлена такая же непонятная защита, как и на дворце правителя Хорогена? Идиот, придурок ургов!..
   Вздохнув, Т'мор уселся на пол, бездумно скользя взглядом по стенам... Хотя... Парень еще раз оглядел подступы к покоям Риона, присмотрелся к узкой щели, которую образовывала пленка защиты от Тени, не доходящая пары десятков сантиметров до потолка, и двинулся по коридору, внимательно присматриваясь к стене, отделявшей его от нужных комнат. Ведь как бы там ни было, а замок перестраивали... А значит, велика вероятность того, что где-то имеется вход, не запланированный прежними владельцами, а значит и не защищенный от Тени или призрачной ипостаси арнов... Наверняка. Осталось только его найти!
   Спустя добрых полтора часа блужданий по полутемным коридорам, Т'мор, наконец, нашел что искал. В кордегардии примыкавшей к нужной ему стене, имелась дверь в покои князя, ничуть не обезображенная наличием пресловутой защиты. Правда, это не касалось вязей школ Смерти и Жизни, но они-то как раз, Т'мора ничуть не беспокоили. Внимательно осмотрев вход, Т'мор, ничуть не стесняясь присутствия доброго десятка хмурых стражей, явно успевших огрести от начальства на орехи, за упущенного двуязыкого диверсанта, подошел вплотную к двери, и тенью скользнул в узкую щель под ней, бывшую для Т'мора все равно что огромные распахнутые настежь, ворота. Оказавшись внутри, парень вихрем понесся по комнатам, оставляя на стенах каждой из них по три-четыре шарика-хамелеона, моментально терявшихся из виду. Напоследок, уже выйдя из покоев князя, Т'мор закрепил на стене кордегардии довольно массивный шарик-ретранслятор и, двинулся в библиотеку. Проделав там ту же операцию, что и в покоях Риона, Т'мор последовательно навестил еще несколько помещений пользовавшихся у князя определенной популярностью, всюду разбрасываясь артефактами и, наконец, исчерпав запас, забрался в какую-то кладовку, где, отпустив тени, активировал портал в резиденцию ап Хаш. Теперь, у него была возможность услышать, что и кому говорит князь, находясь в замке и-Нилл. Правда, для этого, Т'мору придется самому навещать крепость, чтобы снимать информацию с "жучков", реагирующих на присутствие приемника, но ведь с порталом, это не такая уж большая проблема, а?
   - Явился, бродяга. - Раздавшийся в холле особняка, голос стоящего на лестнице Байды, прокатился по дому. - Вот интересно, неужели тебе, действительно, так трудно предупреждать нас о своих отлучках?
   - А надо? - Хрипло спросил порядком уставший парень, поднимаясь навстречу артефактору.
   - Да не то что бы... - Протянул Байда, окинув подошедшего Т'мора изучающим взглядом. - Просто, зная примерные сроки твоего возвращения, у нас будет куда меньше поводов для беспокойства, не находишь?
   - Хм. Извини. Не знал, что это так важно. - Индифферентно пожал плечами парень, направляясь в свою комнату. - В следующий раз, обязательно предупрежу. А сейчас, прошу простить, но я просто валюсь с ног. Давай продолжим нашу беседу вечером, или, если ты не остаешься на ужин, завтра, в твоей лавке. Угу?
   - Ладно уж. Иди, отсыпайся. Я предупрежу Ари, что ты вернулся. - Махнул рукой Байда, провожая взглядом тяжело поднимающегося по лестнице парня.
   Рухнув в постель, Т'мор довольно долго провалялся без сна. В голове его, крутилась одна маленькая, но пугающая мысль. Как показала практика, Рион, а следом за ним и некоторые члены Дома и-Нилл, довольно формально относятся к родственным связям, и не испытывают никакого пиетета перед своей родней. А сейчас, учитывая смерть его сына, князь может повести себя совсем некрасиво в отношении ан-Торров, ожидающих рождения ребенка, потенциально имеющего немало шансов стать первым в очереди на наследование княжеского стола... По крайней мере, всемерная поддержка глав кланов, входящих в высокий Дом и-Нилл, сестренке Риллы будет обеспечена. Уж слишком много дров, как выяснилось, наломал дом Рион, за время своего правления. Тот же Шерн с удовольствием поддержит Торров, просто из принципа, про самого Лира и говорить нечего. Остается мастер Корр, но его мнение в совете Дома учитываться не будет... Может, Т'мор, обжегшись на молоке, дует на воду, но ему совсем не нравится то, что происходит в Доме, а значит, нужно что-то делать!
   С такими мыслями, вымотавшийся арн и провалился во тьму. Сон Т'мора оказался наполнен обрывками из памяти Радана и жутковатыми отголосками его собственных воспоминаний. Так что, вечером, поднявшись с кровати, он не чувствовал себя достаточно отдохнувшим. Зато, укрепился во мнении, что Лира и Нирру нужно обезопасить от Риона и его присных. Пусть даже среди них и нет второй Лораны ан-Ги, но и имеющихся родичей-защитников хватит, чтобы шапками закидать куда менее многочисленный клан Торров. С этой убежденностью, приняв ванну и приведя себя в порядок, посвежевший, но хмурый, Т'мор и спустился к ужину.
   - Скажи, Арролд... А у ап Хаш нет в собственности какого-нибудь уединенного имения? - Проговорил Т'мор, когда после ужина, вся их компания, включая Ллайду и артефактора, собралась в малой гостиной, по соседству со столовой.
   - Что, слава заела? - Плеснул смехом хорг. - Решил отдохнуть от глазеющих на тебя прохожих?
   - Не совсем. - Покачал головой Т'мор, не пожелав принять шутку побратима. - Хочу спрятать кое-кого.
   - Э-э... - Молодожены переглянулись, и одновременно непонимающе уставились на Т'мора. - Поясни, будь добр.
   - Ну а что тут не ясного? - Нахмурился парень. - Мне нужно спрятать двух разумных. Полагаю, на довольно длительный срок. Причем так, чтобы об их присутствии на территории Хорогена никто не знал,
   - Если я правильно тебя понял, то речь идет о риссах? - Прищурился Байда.
   - А хоть бы и так. Какая разница? - Пожал плечами Т'мор.
   - О... неужели не понимаешь? - Удивленно протянул Арролд. - Одно дело дать приют паре торов, уттов или даже кромов, но риссы... Да их убьют тут же, как только узнают местонахождение! Нет Т'мор. Извини, но тебя посетила не самая лучшая идея.
   - Уверен? - Холодно поинтересовался Т'мор. На что, Арролд, хоть и понявший, что этот вопрос почему-то очень важен для побратима, лишь развел руками. - Пойми, Т'мор. Как бы опасно им не было находиться там, где они есть сейчас, прятаться в Хорогене куда опаснее. Это верная смерть. Любой хорг почтет за радость отправить рисса на тот свет.
   - Жаль. - Вздохнул парень и, замолчав, уставился на танцующие языки пламени в камине. Сидящая рядом с мужем, Ллайда толкнула Арролда в бок, и кивнула в сторону о чем-то задумавшегося Байды.
   - Но может быть, наш мастер артефактор сможет тебе чем-то помочь? - Правильно поняв супругу, предположил Арролд.
   - Что? - Тут же вскинулся Байда, отвлекаясь от своих размышлений.
   - Мастер? - Вопросительно приподнял бровь Т'мор.
   - Вот не надо. Не надо на меня так смотреть... - Скривился тот, но поняв, что Т'мор не собирается отступать, тяжко вздохнул. - Ну, ладно. Есть у меня небольшой дом... на отшибе. Только, он не в Хорогене. Точнее, не совсем в Хорогене.
   - И?
   - Это довольно уединенное, как ты выразился, место... - Протянул Байда, барабаня пальцами по подлокотнику своего кресла. - Ни одного поселения в радиусе сотни километров. То есть, вообще никого рядом нет. Но подойдет ли оно для твоих целей? И устроит ли подобное убежище риссов? В конце концов, там даже еду негде купить...
   - Хм. Интересно. - Протянул Т'мор, заметно оживляясь и пропуская мимо ушей заявление Байды о невозможности достать в тех местах пищу. - Далеко оно отсюда? Когда можно будет его осмотреть?
   - Парень, ты что, не слышишь? - Удивленно воззрился на собеседника Байда. - Там жрать нечего!
   - И все-таки... - Упрямо наклонив голову, Т'мор исподлобья уставился на артефактора.
   - Эх, на что только не пойдешь ради единственного ученика. - Покачал головой артефактор. - Ладно. Это небольшое имение в холмах, на побережье океана Исхода. Ходу до него, полторы-две декады верхом. Или, сколько нужно, чтобы добраться до подвала моей лавки, а там стационарным порталом...
   - Независимым от храма? - Глядя куда-то в пространство, поинтересовалась Ллайда.
   - Разумеется. Твои бывшие коллеги, все-таки контролируют лишь те порталы, что ими обнаружены, и соответствующим образом помечены. А портал под моей лавкой, к таковым не относится. - Усмехнулся Байда. - Впрочем, теперь это не играет особой роли. С изобретением личных порталов, достаточно пары дней, чтобы влияние Храма сильно пошатнулось...
   - Думаешь, вам это сойдет с рук? - Поинтересовалась Ллайда.
   - О, ни на секунду не сомневаюсь, что в этом случае, Храм объявит на нас Большую охоту, и никакие эдикты Владыки его не остановят. - Согласно кивнул Байда. - Именно поэтому, ни я, ни Т'мор и не горим желанием развернуть торговлю таким замечательным изобретением. Кстати, Т'мор, раз тебя не пугает сказанное мною о доме, могу я сделать вывод, что ты собираешься снабдить этих риссов нашим изобретением?
   - Ну, не таким уж и нашим... - Протянул Т'мор, но наткнувшись на острый взгляд Байды, оборвав предложение чуть ли не на полуслове, утвердительно кивнул.
   - Что ж. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. - Медленно проговорил Байда.
   - Я должен, мастер. - Тихо ответил парень, и добавил, словно бы, про себя. - Если не ее, то хотя бы их, я обязан уберечь.
   - Это ты о чем? - Моментально напрягся Арролд.
   - О некоторых своих ошибках. - Вымученно улыбнулся Т'мор, поднимаясь с кресла. - Ну что, мастер, пойдем, полюбуемся на твою берлогу?
   - Идем. - Кивнул тот, выбираясь из удобного кресла, и старательно игнорируя взгляды хоргов. Тем более, что он и сам не знал, что им ответить. В конце концов, с ним, Т'мор тоже не был откровенен...
   Отстраненность побратима, в последнее время все больше и больше нервировала и Арролда и Ллайду, но что можно сделать, они не знали, а от каких-либо бесед на эту тему, Т'мор старательно ускользал, предпочитая отмалчиваться, а если уж совсем молчать не получалось, парень просто смывался. Вот как сейчас.
   Оказавшись в одном из подвалов лавки Байды, Т'мор принялся осматриваться. Прежде, хозяин дома никогда не пускал своего ученика в это помещение. Сколько раз Т'мор не проходил мимо хлипкой на вид двери, на ней постоянно висел исполинских размеров замок. И вот сегодня, Т'мор впервые переступил порог этой комнаты, только для того, чтобы убедиться, что в ней нет ровным счетом ничего интересного. Лишь полированный каменный, усеянный рунами, круг на земляном полу, выбивался из общего неприглядного вида помещения, с выложенными старым крошащимся кирпичом стенами и сводчатым, кирпичным же, потолком.
   - Налюбовался? - Насмешливый голос Байды, заставил Т'мора развернуться на месте. Артефактор стоял на порог и крутил в руках небольшой, но массивный, похожий на блин для штанги, круг, явно сделанный из того же материала, что и каменный круг на полу комнаты. Подтверждая догадку арна, Байда прошел в центр помещения, и опустил свою ношу в идеально совпадающую с ней, выемку в центре каменного круга. Заметив интерес ученика, Байда пояснил. - Ага. Именно так и выглядит ручная активация портала Ушедших.
   - Хм, а вот когда мы с Арролдом были на охоте, ничего подобного я не видел...
   - Неудивительно. Постоянные, общедоступные порталы, замыкаются дополнительной рунной связкой, а материальный ключ, всегда находится в гнезде. - Кивнул Байда, топнув ногой по уложенному в рунный круг "блину". - Ну что, готов?
   - Всегда готов. - Кивнул Т'мор, ступая на камень.
   - Тогда поехали, пионер. - Хмыкнул Байда, одним движением совмещая рисунки круга и ключа.
   Место, куда привел их портал Ушедших действительно оказалось пустынным. Т'мор и Байда стояли на небольшом скальном уступе в доброй сотне метров над узкой долиной зажатой меж гранитным кряжем и океаном. От небольшой ровной площадки в скальном массиве, на которой они оказались, сбегала вниз неширокая мощеная основательными плитами дорожка, теряющаяся где-то в зарослях подступающей к самым скалам обширной рощи. Обернувшись, Т'мор смерил взглядом отвесный склон гранитного кряжа, возвышающийся на пару сотен метров над его головой, удивленно присвистнул и, отвернувшись, поспешил следом, за уже ступившим на тропу артефактором. Дорожка вела под уклон, так что Т'мор вдоволь налюбовался на открывавшуюся перед ним панораму холмистой, кое-где покрытой зелеными рощами, и прорезанной как минимум десятком речек и ручьев, местности.
   - Вон там и находится мой дом. - Остановившись на очередном повороте тропы, Байда указал в сторону двух горушек, примерно в километре от них, меж которыми играла бликами яркая синева. Океан.
   - Прямо на берегу? - Уточнил Т'мор.
   - Зачем? - Фыркнул Байда. - Чтобы каждый раз после сезона штормов отстраивать его заново? Благодарю покорно. Нет, парень. Дом стоит как раз на склоне холма, того что левее от нас. Правда, сейчас его не разглядеть за деревьями. Идем?
   - Да, конечно. - Кивнул Т'мор, и они устремились вперед по дорожке. - Слушай, Байда, а эта тропинка, ты ее сам делал?
   - Ну, не то чтобы делал... - Пожав на ходу плечами, проговорил артефактор. - Скорее отремонтировал. Кое-где подтесал, кое-где заменил камень, а так, она здесь была еще в тот день, когда я впервые появился на том уступе. Кстати, имей в виду, никаким другим путем попасть сюда нельзя. Кряж, вдоль которого мы сейчас идем, протянулся с полночного восхода на полуденный закат, почти на двести километров, пологой дугой, и везде он отвесный как стена, а с противоположной стороны, нет ничего кроме нагромождения все тех же скал, в которых не только ноги, но и шею свернуть недолго. Так что, туда никто не лезет, и, соответственно, до долинки не доходит. С полуночи же, кряж врезается в океан еще километров на десять, а дальше идет гряда подводных скал, так что, с воды к берегу тоже не особо подберешься. Буруны такие, что, не зная пути, крушения не минуешь, хоть на фрегате, хоть на шлюпке, хоть на плоту. Разобьет в дребезги, и "мама" мявкнуть не успеешь. С полудня же, там где кряж понижается, почти к самому берегу подходит болото. Уж сколько его там, я, честно говоря, без понятия. Но много... Это точно. По крайней мере, больше двух дней ходу. Дальше я, просто, не забирался. То еще местечко, скажу я тебе. Кровососы поедом едят. А уж размеры! Не комары, а вертолеты, что б им... В общем, оттуда гостей тоже можно не ждать... ну если болотных ящериц не считать, но они при должной сноровке, даже к месту. Если их мясо пару часов в молоке с кое-какими травами выдержать, а потом на угольях пожарить, обалденный деликатес получится. Под хороший лагр или белое реннское... м-м-м... пальчики оближешь!
   - Ну вот, а говорил, есть здесь нечего. - Подколол Байду, чуть расслабившийся Т'мор.
   - Ха! Так ты сначала попробуй эту ящерицу поймай! - Расхохотался артефактор, раздвигая низко склонившиеся ветви какого-то тонкого деревца, прикрывшего ими проторенный путь-стежку через рощу. - Поверь, пока ее в первый раз словишь, будешь готов целиком сожрать, без всякого молока и угольев. В сыром виде, вместе со шкурой и когтями. Ага. Они же шустрые, как не знаю кто. Я, помнится, пока первую ловил, чуть "огненным штормом" со злости по ней не жахнул. Да опомнился довольно быстро. Все ж после "шторма", от этой вертлявой твари даже хвостика могло не остаться. Да и азарт, меня тогда взял нешуточный, если честно. Но все ж, имей в виду, одной охотой на ящериц здесь не обойдешься.
   - Кстати, а в молоке-то их зачем вымачивать? - Поинтересовался Т'мор.
   - В молоке с травами... - Уточняюще пробухтел Байда, не оборачиваясь и продолжая шагать по тропе, петляющей меж деревьями. - Я ж говорю, ящерицы - болотные. Да, мясо у них белое, нежное, но тиной уж больно сильно воняет. А молоко с травами, за два часа этот запах полностью отбивает. Вот так-то. - Байда сделал еще пару шагов, отвел в сторону ветви очередного дерева, перекрывшими ход и, пропустив Т'мора вперед, махнул рукой в сторону холма. - Ну, как тебе это?
   То, что Байда скромно именовал домиком, оказалось просторным двухэтажным бревенчатым строением, с широким крыльцом, большими окнами в резных наличниках. А за ним, возвышалась обширная деревянная площадка, одним краем лежащая на вершине холма, а другим опирающейся на массивные столбы, меж которых виднелась небольшая и даже на вид удобная лестница, начинающаяся у балкона второго этажа дома, и выходящая прямиком на вершину холма.
   - Шикарно. - Вздохнул Т'мор. - Я такое, разве что в старых записях видел. Да и то...
   - Ну а теперь имеешь возможность полюбоваться вживую. Идем. - Байда, явно довольный произведенным впечатлением, первым устремился к дому, да так, что Т'мор еле за ним поспевал.
   Дом, пахнущий хвоей, смолой и чем-то еще, неуловимо знакомым, но что Т'мор никак не мог вспомнить, порадовал человека своей планировкой. Здесь не было никаких, давно ставших привычными коридоров и комнат-пещер. Миновав сени-прихожую, Байда и Т'мор вышли в просторный зал. Он занимал, кажется, большую часть дома и представлял собой огромное наполненное воздухом пространство, объединившее столовую, каминный зал и кухню, символически огражденную от остального объема полутораметровой высоты, стенкой. Дальше, в глубине комнаты виднелась широкая основательная лестница, ведущая на балкон. Там, как сказал Байда, расположены спальни, в количестве аж пяти штук.
   - Не хватает только библиотеки, и помещений для слуг. - Хмыкнул Т'мор.
   - Ну, библиотека, положим, имеется. В цоколе, под защитой специальных артефактов, сохраняющих нужную температуру, влажность и еще пару-тройку параметров, в оптимальном для хранения книг режиме. А вот с помещениями для слуг, хуже. Их тут, действительно, нет. - Проговорил Байда. - Впрочем, поскольку дом наполнен самыми разнообразными артефактам и оберегами, надобность в них не так уж и велика. Зато здесь есть баня. Ну а, если спуститься по лестнице на кухне, то окажешься в погребе.
   - Прямо-таки рай для мизантропа. - Улыбнулся Т'мор.
   - Так может, и сам здесь поселишься? - Хмыкнул Байда. - А то, в последнее время, именно на него ты и похож.
   - Рановато. - Отмахнулся парень. - Вот закончу кое-какие дела, тогда подумаю. Но за предложение, спасибо. Буду иметь в виду.
   - Ну так как, подойдет это убежище для твоих риссов? - Внезапно сменил тему Байда.
   - Думаю, да. Дело осталось за малым... - Утвердительно кивнув, вздохнул Т'мор. - Уговорить их, сначала оставить меня в живых, а потом принять мое предложение скрыться из Шаэра.
   - Ну-ну. Что я могу сказать? Удачи.
   - Спасибо. Она мне понадобится. - Кивнул Т'мор, закатывая рукав, и примериваясь к рунным связкам на нем. - Я прихвачу из мастерской пару колец?
   - Да бери уж... - Махнул рукой Байда, но тут же ухмыльнулся. - Отдашь вдвое.
   - Жлоб ты, господин артефактор. - Вздохнул парень.
   - Хам ты, ученичок. - В тон ему хмыкнул Байда. - Вали уже.
   Прекрасно понимая, что в случае неудачного исхода беседы с Лиром и Ниррой, князь будет тут же уведомлен о том, что Т'мор, вопреки заявлениям Лораны, жив и здоров, а значит, представляет немалую угрозу спокойствию Риона и Лонно, арн все же считал необходимым попытаться уговорить ан-Торров покинуть Шаэр. Потому он и появился на площади перед замком, спустя полчаса после разговора с Байдой. Ступив в тень, и стрелой промчавшись внутрь крепости, Т'мор неслышно проскользнул в гостиную ан-Торров.
   Осмотревшись и не обнаружив присутствия кого-либо из хозяев, Т'мор, после недолгого раздумья направился к комнатам синеглазки. Замерев на мгновение в нерешительности перед дверью, парень глубоко вздохнул и просочился в личную гостиную Риллы.
   Тихо и пусто. Мебель накрыта песочного цвета покрывалами, камин погашен, даже часы стоящие на мраморной полке, и те замерли... Мягким шагом, словно боясь потревожить царящий в этой небольшой комнате покой, Т'мор прошел в спальню, одновременно служившую Рилле кабинетом. Постояв на пороге, Т'мор подошел к широкой кровати и, вытащив из кобуры на поясе небольшую, затянутую черным бархатом коробочку, выложил из нее на покрывало в изголовье постели, изящное колье, украшенное сияющими ярким синим цветом камнями в изящной серебряной оправе. С ладони Т'мора скользнула темная дымка, и опустилась на кровать черной, без единого светлого пятнышка, лилией. Отступив на шаг, Т'мор отпустил тени, развернулся и очутился нос к носу с домессой Ниррой, в шоке замершей в двух шагах от него.
  

Глава 3. Быть или не быть, как вопрос веры и воли...

   Разговор с домессой Ниррой и ее супругом был непростым. Нет, Т'мор прекрасно понимал, что это не будет светской беседой за бокалом вина. Но видеть, как в глазах женщины вспыхивает огонь яркой безумной надежды, и знать, что через секунду этот блеск потухнет, наполнившись умноженной разочарованием, болью... Сейчас, Т'мор как никогда ясно понимал, что в древнем обычае умерщвления гонцов принесших дурные вести, мог быть и другой смысл. Иногда посланец, их несущий, сам предпочтет сдохнуть, лишь бы избавиться от этого груза, не видеть жуткой укоряющей пустоты в обращенных на него взглядах...
   Т'мор сидел в кресле, в маленькой гостиной Риллы, опустошенный, уставший и сонный. Вопреки его ожиданиям, в состоявшейся беседе никто не обвинял его в смерти Риллы. Даже вспышку ярости домессы Нирры, обеспечившую появление десятка глубоких, кровоточащих царапин на его лице, скорее можно было отнести на счет короткой истерики, случившейся с домессой, при виде живого и невредимого Т'мора в комнате ее дочери. Но, выплеснув свою ярость, как это порой бывает у беременных, домесса почти моментально успокоилась, и дальнейшая их беседа протекала под ее хлопотание вокруг Т'мора, в попытках привести в порядок, изрядно располосованную физиономию парня. Для чего, домесса буквально загоняла своего супруга, требуя от него принести ей ту или иную мазь из солидных запасов Торров.
   - Не дергайся, Т'мор. - Скомандовала Нирра, когда парень попытался рассмотреть, что за бутылку пытается открыть, выбитый из колеи появлением человека, и его довольно коротким, но жутковатым рассказом, дом Лир.
   - Жжется. - Тихо проговорил он в ответ.
   - Можно подумать, тебе это непривычно. Вон, пока у Лораны учился, килограммами эту мазь пользовал, и ничего...
   - Скажете тоже... Я ею сам ни разу не мазался. - Хмыкнул Т'мор. - А когда меня ею обрабатывали, я, как правило, был в отключке. Так что, уж извините, но я даже не предполагал, что она окажется такой жгучей.
   - Ну да, могу себе представить методики Лораны, по воспитанию бойцовского духа. - Вздохнула Нирра. - Кстати, о ней. Я правильно понимаю, что нынешний переполох в замке, твоих рук дело?
   - Угу. - Коротко кивнул парень. - Долги надо отдавать, правда?
   - Не могу с этим спорить. - Аккуратно разворачивая лицо парня к свету, тихо проговорила домесса Нирра. - Но почему ты ее просто не убил? Это было бы справедливо... Хотя и не вернет нам Риллу.
   - А какой в этом смысл? - Пожал плечами Т'мор. - Смерть должна стать для нее облегчением, а не наказанием.
   - Ну, а если ее вылечат? - Заметила Нирра.
   - Это вряд ли. - Ощерился парень. - Даже если найдется светлый целитель, который согласится провести ее лечение, ему придется, для начала, в одиночку отменить действие Огня Возмездия, что смею надеяться не так-то просто... А потом, кто-то же еще должен будет вытащить Лорану из кольца сознания.
   - Не поняла. - Нахмурилась домесса.
   - Огонь Возмездия, это одна из высших литургий Света, суд и кара первостихии. Для ее исполнения, обвиняемого ставят в центр круга служителей, и если обвинения жрецов истинны, первостихия подтверждает ту кару, что они избрали, если же нет, то... говорят, бывали случаи, когда Свет, даже отрубленные головы приживлял неправедно обвиненным. - Вместо Т'мора ответил Лир, разливая вино. Глянул на супругу и, получив утвердительный кивок, плеснул немного рубиновой жидкости и в ее бокал. - А вот что за кольцо сознания, я, увы, не в курсе. Хотя, полагаю, это что-то из области магии Разума.
   - Ничего особо сложного. - Вздохнул Т'мор, с недоверием следя за тем, как домесса Нирра накаляет длинную изогнутую иглу из походного набора самого гостя, чтобы зашить довольно глубокую рану на его лице. - Лорана все понимает, осознает, но оценивает все происходящее, исключительно через призму смерти Риллы и Шарха. Она даже говорить ни о чем другом не может... у нее теперь любая ассоциация, ведет только к этим двум событиям, и никак иначе, а с логикой вообще полный швах. То есть, если допустим, ее коснется огонь, мысленная цепочка Лораны будет примерно такой: "Боль. Страдание. Смерть. Рилла. Шарх. Голова на блюде. Смерть. Страдание. Боль...". При этом, она даже не подумает отодвинуться от огня. И так во всем. Логика подменяется выбранными мною ассоциациями, а те приводят исключительно к одному и тому же финалу... И сделать с этим, ничего нельзя, по крайней мере, до тех пор, пока при упоминании Риллы, она не начнет выть от угрызений совести.
   - Славная месть. - Нирра медленно кивнула и, чтобы удержаться в рамках с трудом установленного ею равновесия, сменила тему. - А кто этот Шарх?
   - Ее помощник в Зале Танца. - Ответил Т'мор.
   - Как?! Но, он же жив!. - Вскинул голову Лир. - По-крайней мере, вчера с вечера, был...
   - Да. Но не для Лораны. Для нее он труп, чья голова лежит в его собственном доме, на серебряном блюде. И даже если Шарх предстанет перед ней во плоти, так сказать, уверенности Лораны в его смерти это не поколеблет.
   - Не боишься начать мстить невиновным, Т'мор? - Внимательно глядя в глаза парня, спросила домесса Нирра.
   - Это Шарх невиновен? - Чуть удивленно вздернул бровь парень, тут же зашипев от острой боли пронзившей щеку. - Если я правильно понимаю, то идея с наследством княжеского стола и-Нилл, это их совместное творение... Огненный, рисс честолюбивый, даже несколько тщеславный, но котелок у него варит неплохо. Из воспоминаний Лораны, я немало о нем знаю. Когда-то Шарх покинул Дом и-Длонг, поскольку карьера мага его не прельщала. Довольно посредственный, по сравнению со многими родичами, дар, не дал бы ему подняться сколь бы то ни было высоко в иерархии Дома, прежде всего ценящего магические способности. Зато, у него есть природная скорость, сила, и любовь к оружию, так почему бы не возвыситься в Доме за счет этого? Редкие для членов Дома умения, наверняка будут оценены по достоинству. Так считал сам Шарх и стал сначала Мастером меча, а затем поступил в обучение на Мастера Танца. Но вот какое разочарование, и-Длонг плевать хотели на потуги честолюбивого рисса. Воины их интересуют только в качестве телохранителей и охраны караванов с товарами, не больше. Поняв, что звание Мастера Танца не даст ему столь желаемой власти в Доме, сошедшийся накоротке с Лораной, Шарх меняет приоритеты. Если нельзя получить власть в своем Доме, то что мешает сделать карьеру в каком-то другом? И так удачно, что получилось сойтись с Лораной ан-Ги, второй в очереди наследия княжеского стола Дома и-Нилл... Ну а дальше, остается только позаботиться о том, чтобы и-Нилл невзначай и без каких-либо осложнений лишился других двух наследников. Официального наследника крови - Тира, и клановой наследницы - Риллы. Не скажу, что идея с наследниками целиком принадлежит Шарху, конечно, все-таки, Мастер Танца уж слишком сильно недолюбливает Раудов... Но и совсем без его участия в деле не обошлось...
   - В этом есть смысл. - Кивает хмурая домесса Нирра. - Лорана, истинная дочь Шерна и нелюбовь к Раудам она испытывает с детства. Помнится, она и меня пыталась уверить в том, что это Рион виновен в смерти нашей матери. Не сказать, что она была убедительна... Но на фоне всего того, что мы узнали о князе сегодня, ее идея уже не кажется мне настолько бредовой, как раньше... А теперь, Т'мор, будь так добр, замри и дай мне возможность зашить рану.
   Парень послушно замолчал, пережидая острые уколы боли, пока Нирра орудовала иглой, зато слово взял Лир.
   - Т'мор прав, Нирра. - Медленно проговорил рисс. - Нам нужно уезжать отсюда, и как можно быстрее.
   - Я тебе об этом уже не первый день говорю. - Огрызнулась домесса, бросая сердитый взгляд на мужа. - Но может, поведаешь, что именно в словах нашего гостя тебя так быстро убедило?
   - Наследники. В нынешней ситуации, Рион не может себе позволить появления на свет потенциальных клановых наследников трона, раньше, чем сам обзаведется наследником кровным... - Глухо произнес Лир, крутя в руках бокал с вином. Пальцы домессы сжимающие иглу, дрогнули, но рисса тут же взяла себя в руки и, лишь закончив "штопать" Т'мора, и обработав шов, устало опустилась в кресло.
   - Я же чувствовала... - Прошептала Нирра, прижимая руки к животу. - И как теперь быть?
   - Так, а я зачем пришел? У меня есть хорошее убежище для вас. Там никто и никогда не сможет вас отыскать. - Проговорил Т'мор. - Это большой дом на побережье, добраться до которого, без помощи портала очень и очень трудно. Можно сказать, почти невозможно. Кроме того, он находится не в Шаэре, что так же изрядно осложнит жизнь тем, кто станет искать вас по приказу князя...
   - Если дела обстоят так, как мы предполагаем, то нас никто не выпустит из замка... - Покачал головой Лир, и вдруг с яростью швырнул бокал в стену. - Урговы потроха! Ну почему я не слушал!!! Сейчас были бы уже в родовом замке, заперлись с вассалами, и никакая тварь не выковыряла бы нас оттуда...
   - Успокойся Лир. - Вздохнула рисса и перевела взгляд на Т'мора. Несколько секунд, она внимательно вглядывалась в лицо парня, после чего решительно кивнула. - Ты говоришь, что туда невозможно добраться... Значит ли это, что и оттуда выбраться нереально?
   - Вы не будете пленниками. - Покачал головой Т'мор. - Я же говорю, что туда тяжело добраться без портала, А уж его-то, я вам обеспечу, и если хотите, могу даже настроить его на ваш родовой замок. Только с одним условием. Никто не должен бывать в вашем убежище... И, как вы понимаете, вне дома, я не смогу должным образом обеспечить вашу безопасность. Так что, выбираясь в Шаэр, будьте предельно осторожны...
   - Мы согласны. - Выдохнула Нирра.
   - Тогда, собирайте вещи, домесса Нирра, дом Лир. - Т'мор поднялся с кресла. - А заботу о том, как покинуть крепость, не привлекая внимания, оставьте мне.
   - Очередной портал? - Слабо улыбнулась домесса.
   - Он самый. - Кивнул Т'мор.
   - Вещи... Одежда, оружие, золото... все это, не проблема. Но Нирре нужен будет присмотр хорошего целителя. А обращаться в данном случае к помощи магов Жизни Дома, я не могу. Да что там, я даже не могу довериться целителям нашего клана... - Мотнул головой Лир, не сводя взгляда с бледной супруги.
   - Я найду хорошего и, главное, надежного специалиста. - Кивнул Т'мор, принимая к сведению слова рисса. - Он будет рядом все время, пока домесса не разрешится от бремени. А если понадобится, то и дольше.
   - Что ж. Тогда, я думаю, нам пора собираться... - Вздохнула домесса Нирра, поднимаясь с кресла.
   Сборы, проводимые без привычной помощи слуг, заняли у них, ни много ни мало, четыре часа. И вопреки ожиданиям Т'мора, домесса Нирра, первым делом, взялась не за упаковку своего гардероба, а за размещение немаленького арсенала лечебных средств и артефактов самого разного предназначения. Лир же, вовсю увлекся сборами различных колюще-режущих и ударно-дробящих игрушек, ворча при этом, что негоже оставлять фамильное оружие в доме врага. Как результат, к моменту окончания подготовки к походу, в центре гостиной образовалась немаленькая гора из чемоданов, сундуков и разного рода ящиков, набитых под завязку.
   Обойдя по кругу кучу собранных вещей, Т'мор мысленно прикинул массу перемещаемого груза и, выудив из очередной кобуры на поясе, пару заполненных какой-то темной жидкостью склянок с пульверизаторами, принялся шустро очерчивать вокруг сложенных в пирамиду вещей, большой рунный круг, должный определить объем, который и будет перемещен порталом, в дом Байды. Закончив "малярные" работы, Т'мор мельком глянул на стоящих позади него риссов, с любопытством рассматривающих длинные цепочки рунных связок, вычерченные прямо на дорогом ковре, устилающем пол, и активировал сразу несколько рун на своем наруче. Неяркая вспышка света, тихий хлопок, и груда вещей испарилась, словно ее и не было. Вот только дыра...
   - Кажется, перестарался. - Парень почесал затылок, недоуменно разглядывая идеально ровное, круглое сквозное отверстие в каменном полу, диаметром около двух метров. Но, услышав доносящиеся с нижнего этажа удивленные крики, тут же сориентировался и, ухватив изумленных Нирру и Лира под руки, портировался следом за перенесенными вещами. В случае с живыми объектами, никаких визуальных или звуковых эффектов не было. Так что, трое беглецов просто растворились в воздухе.
   Вид нового жилища, откровенно поразил риссов. Кажется, с подобным типом строений они раньше не сталкивались. Ну да, за все недолгое проживание в Шаэре, Т'мор не видел у риссов ни одного сруба. Очевидно, что в архитектуре, котоподобные, впрочем, как и их восходные соседи - хорги, предпочитают камень... и все-таки, странно это...
   - Идемте в дом. Хозяин, небось, уже заждался. - Чуть напрягшись, Т'мор левитировал сваленные у высокого крыльца вещи и, махнув рукой риссам, двинулся вверх по массивной лестнице, ступени которой представляли из себя распиленные вдоль, двухметровые бревна. В тот же момент, отворилась одна из створок тяжелой двери, ведущей в сени, и на пороге показался здоровый хуман, самого что ни на есть разбойного вида, прячущий ухмылку в густой, хотя и коротко подстриженной бороде, и усах, с лихо закрученными кончиками.
   - Проходите, гости дорогие. Уж и чай поспел. - На языке росичей прогудел Байда, за что заслужил укоризненный взгляд Т'мора и, хмыкнув, тут же повторил фразу на более привычном риссам, темном наречии, после чего гостеприимно распахнул настежь вторую створку двери, и посторонился, пропуская Т'мора, левитирующего многочисленные сундуки, и их хозяев, маячащих за его спиной.
   Переглянувшись, Лир и Нирра нерешительно двинулись следом за Т'мором. Как оказалось, чай действительно поспел, о чем свидетельствовал огромный пыхтящий паром, желтопузый, до блеска надраенный бочонок с краником, гордо возвышающийся посреди гигантского, накрытого белоснежной скатертью стола, заставленного мисками, плошками, чашками и еще, ург знает какой, посудой, причем явно не пустой. Такое, Т'мор видел, разве что по головидео у тех же росичей, тщательно хранивших любую информацию об обычаях своих не таких уж далеких предков.
   - Позвольте представиться, Байда, хозяин этого дома. - Прогудел артефактор, когда риссы оказались в доме. Выслушав имена гостей, он удовлетворенно кивнул и, дождавшись, пока Т'мор сложит вещи в углу обширной комнаты, указал рукой в сторону, окруженного лавками дубового стола, возвышавшегося у противоположной от входа в комнату, стены.
   Усадив гостей за стол, Байда на правах хозяина, принялся разливать чай, по ходу перечисляя названия многочисленных варений и печева, посудой с которыми был уставлен весь стол.
   Добродушие и гостеприимство хозяина дома, все-таки сыграли свою роль, и риссы, наконец, расслабились. Как выяснилось, слава знаменитого кузнеца-артефактора достигла ушей не только князей Дома и-Нилл в Шаэре, но и клана Торр, так что довольно скоро, между Байдой и Лиром, как оказалось, не чуждым артефакторики, хотя и относящимся к ней, как к хобби, завязалась оживленная беседа, в то время как Т'мор занял разговором домессу Нирру, стараясь поддерживать уверенный и спокойный тон.
   Однако долго застольный треп продолжаться не мог. И Лир и Нирра, пережили не самый лучший день в своей жизни, и домесса вскоре начала клевать носом. На пару с Лиром, Т'мор помог ей добраться до спальни, приготовленной предусмотрительным Байдой и, пожелав ей хорошего отдыха, вернулся в комнату. Скоро туда же подтянулся и Лир. Договорившись с риссом, что завтра они заглянут в гости и заберут список необходимых Торрам вещей, а заодно и постараются решить вопрос с лекарем и личными порталами, Т'мор и Байда откланялись и, выйдя из дома, портировали в Аэн-Мор, оставив риссов спокойно обживаться на новом месте.
   - Ну и жильцов ты мне подкинул, Т'мор. - Вздохнул Байда, когда они оказались в резиденции ап Хаш. - Хех, а из этого Лира, вполне мог бы выйти толк... если бы он не тратил время на всю эту политическую ерунду, а еще в их кошачьей Академии приналег на артефакторику!
   - Ну знаешь, во-первых он не политик, а дипломат. - Запротестовал парень, вступаясь за рисса. - А во-вторых, может ему больше нравиться заниматься именно этим, а не твоей артефакторикой, которая для Лира, не больше чем развлечение, своего рода тренировка мышления.
   - Хрен редьки не слаще. - Фыркнул Байда. - Сам посмотри, куда его завела эта дипломатия... Шхерится теперь на краю света, как мышь в подполе, причем не от врагов, а от собственного сюзерена...
   - Ну кто же знал, что этот сюзерен такой скотиной окажется? Я, вон, в Горе тоже был уверен, а что вышло? - Вздохнул Т'мор, чувствуя как его более или менее исправившееся настроение снова устремляется куда-то в минус.
   - А что вышло? - Раздавшийся от входной двери особняка голос, заставил Т'мора резко обернуться. Арролд, в официальной накидке, расшитой симонорами клана ап Хаш, только что вошедший в дом, с любопытством уставился на побратима.
   - Ничего хорошего. - Моментально заледеневшим тоном ответил парень.
   - Эй, братец, сбавь обороты! - Вскинул руки в примирительном жесте Арролд, и поинтересовался у Байды. - Я правильно сказал?
   - Ага. - Кивнул тот.
   - Так вот, Т'мор, я же не собираюсь тебя допрашивать, просто... Ты в последнее время сам не свой, общаться с нами почти перестал. Все время, то в подземельях болтаешься, то в библиотеке бумагу переводишь, на ужинах и то не всегда появляешься. Разве что с Байдой, более или менее нормально разговариваешь, да и то время от времени. И ничего не объясняешь... - Устало проговорил Арролд, опускаясь на небольшое полукресло у стены холла. - Это как-то связано с теми кошками, что вы поселили в доме Байды?
   - Объяснить? - Т'мор, только-только начавший оправляться от последствий утреннего разговора с Торрами, с отстраненным любопытством глянул на побратима, и криво усмехнулся, чувствуя как в душе начинает подниматься волна ярости. - Что ж. Ты своего добился. Объясняю... Скажи, чья идея была, загрузить меня всякой хренью, до самой вашей свадьбы? Твоя, или великого владыки Аллина? Или это ваше совместное с Ллайдой творчество?
   - Э-э... - Т'мор всяким видел Арролда, но таким растерянным, пожалуй, наблюдал его впервые. - Ну, это, вообще-то...
   - Понятно. Ну так, можешь взять с собой Ллайду и Аллина, и вместе с Байдой смотайтесь до его дома на море, где сейчас живут эти самые "кошки", и попробуйте им объяснить, что я не смог помочь их дочери, только потому, что вы не считали необходимым дать мне немного свободного времени, чтобы добить лича... Они добрые риссы, может, отделаетесь таким же украшением на лице, как и я...
   - Ничего не понимаю. - Тихо пробормотал Арролд, наблюдая как вокруг присутствующих в холле, сгущается мрак. И в ту же секунду мощный удар Байды сбил Т'мора наземь. Светильники в холле одновременно мигнули, и словно бы ярче засияли, хотя Арролд был уверен, что это просто тьма решила отступить.
   - Очухался? - Резким тоном спросил у Т'мора, Байда.
   - Ох. Да. Спасибо, мастер. - Мотая головой и пытаясь утихомирить звон в ушах, пробормотал парень. - Если б не ты, подумать страшно, что бы я учудил...
   - То-то же. - Расслабился артефактор и хлопнул парня по плечу. - Совсем ты замотался. Может тебе и эту, пассию твою, к Торрам на море привезти? А что, места там хва...
   - Ургово дерьмо, Байда, шах твою эре, нод'риш саэлле, ам нарт сих тоор. Харра эс риш, нод'ланг. Риш эс хаар!!! - Проорал Арролд, рыбкой ныряя в окно, от рванувшей во все стороны Тьмы. И уже через секунду, из сада, смог наблюдать как мощные двойные двери, ведущие в дом, срывает словно пушинку с петель. Тут же, через опустевший дверной проем, в сад, ломая телом кусты, диковинным снарядом влетает мастер артефактор, а следом, с диким воем, выносит какое-то непонятное черное пятно, сияющее двумя алыми сполохами. После чего раздался странный, то ли всхлип, то ли вздох, и из выбитых окон и дверного проема, взметая бешенные вихри, полез сплошной вал мрака.
   Коротко взвыли сигнальные системы и тут же смолкли, вместе с обрушением артефактных сетей, установленных перед свадьбой Арролда, и на сад опустился огромный Полог пустоты.
   Вылезший из зарослей вечнозеленого шипастого кустарника, Байда глянул на творящееся у центрального входа в дом, безумство Хаоса и, глухо выматерившись, с размаху запустил в самую гущу тьмы, какой-то шарик, уже в полете развернувшийся в плоский диск, диаметром около полутора метров, который, завывая, устремился ко входу в особняк, по пути, словно бы вбирая в себя эманации мрака. По мере приближения диска к эпицентру, скорость его вращения все увеличивалась, и тьма, все стремительнее стягиваясь к нему, закрутилась, образуя вокруг странного артефакта, сотканный из темной дымки, тихо свистящий смерч.
   Арролд было сунулся вперед, но Байда его притормозил.
   - Погоди. Еще рано.
   - Но там же... - Начал хорг, но артефактор его перебил.
   - Да ничего с ним не случится. Сейчас выдаст дневной запас источника и заснет аки младенец. Так что, подожди немного... Слушай, Ари, может ты объяснишь, какого урга он рванул? Ты же, кажется, что-то такое понял, там, в холле, да?
   - Эм-м. - Арролд нахмурился, но все же решил ответить честно. - Думаю, да. Понял... кажется.
   - Ну?
   - Эти риссы, Торры, да? Они кто... ну в смысле братья-сестры? - Вопросом ответил Арролд.
   - Нет. Муж и жена, средних лет. Нирра, вон, ребенка ждет. - Непонимающе проговорил Байда. - А что?
   - Ой как все хреново-то... - Протянул Арролд, опускаясь наземь.
   - Да ты можешь, нормально объяснить, или нет?! - Взбеленился артефактор.
   - Ага. - Кивнул Арролд, и продолжил бесцветным тоном. - Знаешь, как пассию Т'мора зовут? Точнее, теперь уже, наверное, звали... Рилла Торр. Я видел ее в шаре связи у Аллина во дворце.
   - Еоп... - Байда опасливо глянул туда, где еще продолжал бушевать смерч тьмы, и коротко, сквозь зубы выдохнул. - Может, не все так плохо... Ну, я не знаю... Ранена она там, на лечении находится, а?
   - И Т'мор бы ее оставил? Родителей, значит в твой домик на берегу моря, а ее оставил? - Скептически хмыкнул Арролд.
   - Плохо. Все очень-очень плохо. - Скороговоркой забормотал побледневший Байда. Кажется, эти новости напугали его куда сильнее, чем Арролда.
   - Да уж куда хуже. - Согласно кивнул хорг.
   - Ты не понимаешь. Ровным счетом, ничегошеньки не понимаешь... И эти интриганы, кардиналы, мать их серую, не поняли. Урга вам в задний мост! Ну нельзя же быть такими идиотами!!! - Уже даже не говорил, а рычал Байда, бешено сверкая глазами.
   - Эй, мастер. Я понимаю, что чего-то не понимаю, но может, соизволишь объяснить нормальным языком? - Вспылил, наконец, Арролд, которого поведение Байды, начало откровенно пугать.
   - Страшно, да? - Глядя в глаза хоргу, выдавил из себя артефактор. - А уж мне-то как страшно! Это ж надо быть такими придурками, чтоб догадаться убить женщину арна... Это просто п****ц.
   - Чего? - Недоумевая, но уже начиная поддаваться панике человека, переспросил Арролд.
   - Всего, белобрысый ты мой, банального всего. - Вдруг резко успокоившись, проговорил Байда и, усевшись на землю рядом с хоргом, устремил бессмысленный взгляд, в сторону все еще крутящегося в холле особняка, темного вихря, видневшегося в пустом дверном проеме.
   - Байда... а можно конкретнее? - Осторожно поинтересовался Арролд.
   - Можно и поконкретнее. - Безучастно кивнул тот. - Ты же знаком с повадками драконов?
   - Ну... - Кивнул Арролд.
   - Баранки гну. - Вздохнул артефактор. - Что будет, если лишить дракона его самки?
   - Он мстить начнет. - Решив терпеть до последнего, честно ответил Арролд.
   - Кому? - Все тот же безучастный взгляд и ровный тон.
   - Э-э... Да всем подряд. - Пожал плечами хорг.
   - Вот именно. - Кивнул Байда. - И долго мстить будет?
   - Пока его не прибьют или он новую самку не встретит... А новая самка его может заинтересовать, не раньше, чем года через три - четыре. - Вспоминая все свои скудные знания о летающих огнеметах, выдал Арролд.
   - Правильно.
   - Ну и?
   - Что?
   - Шах твою эре, Байда! Ты что издеваешься?! - Не удержавшись, рыкнул Арролд.
   - Это не я издеваюсь, это ты тупишь. - Хмыкнул тот в ответ, но поняв, что еще немного, и Арролд просто взорвется от гнева, вздохнул. - Т'мор у нас кто?
   - В смысле расы? Арн. - Четко ответил белогривый, и вдруг замер с открытым ртом... - Подожди, но... но он же человек! Сумеречный дракон - это же только прозвище, нет?
   - Угу. Помнишь как это "только прозвище", Круг Чести до состояния стекла заполировало?
   - И... и что теперь будет? - Каким-то жалобным тоном спросил глава ап Хаш.
   - А хрен его знает. - Предельно честно ответил Байда, пожав плечами. - Мне точно известно, только одно. Если его не одергивать, то вот такие шоу, как сегодня, станут постоянной составляющей нашей жизни. Если мы, конечно, сможем их пережить. Вместе с городом... И ты учти, то что мы видим сейчас, это еще цветочки. А вот если он разъярится по-настоящему...
   - То есть? А сейчас, он что это, "понарошку", буянит что ли? - Окончательно ошалел Арролд.
   - Скажем так. Он ведь, в отличие от обычных драконов, разумен. Так что, понимает, что здесь ему мстить некому, и потому сдерживался... До моей фразы, понятное дело... Вот ведь... Надо же мне было ляпнуть такое? И ведь подозревал, подозревал же! Но нет... Высказался, ети его йети.
   - Понятно. Слушай, Байда, а вот это вот непотребство, оно надолго украсит холл моего дома? - Кое-как оправившись от новостей артефактора, спросил Арролд, стараясь свернуть артефактора с тропы самобичевания.
   - Да нет. Еще минут десять и выдохнется. - Пожал плечами тот, вновь утыкаясь безучастным взглядом куда-то вдаль.
   - Понятно. - Кивнул Арролд. - Тогда дождемся, когда это дело утихнет, а потом прихватим Ллайду, благо, она скоро должна вернуться с прогулки, и бегом на встречу с Аллином. Может, он придумает, что делать.
   - Ага, как же. Он один раз уже придумал. Теперь, как бы ему своего владычества не лишиться. - Махнул рукой Байда.
   - Что, думаешь, кто-то может воспользоваться моментом? - Нахмурился Арролд.
   - Да причем здесь кто-то и твои моменты? Просто, если однажды Т'мор не удержится, то владычествовать может оказаться просто не над чем... Плюнет наш Т'мор, дунет, и амба Аэн-Мору, со всеми его башнями...
   - Шутишь?
   - Чуть-чуть. - С абсолютно серьезным видом, согласился Байда, поднимаясь с земли, и вдруг резко обернулся к внимательно слушающему его черному змею с призрачными крыльями, сверкающему алыми угольками глаз, сидя на надломленной ветке дерева. Увидев странное химерическое создание. Арролд даже немного растерялся. Таких существ, ему еще встречать не приходилось. Зато теперь он понял, что за темное пятно просвистело следом за вылетевшим из дверей артефактором. Осталось только понять, как оно оказалось в его доме...
   Пока Арролд хлопал ресницами, рассматривая змея, Байда, ничуть не опасаясь, подошел к этой причудливой твари почти вплотную.
   - Ты ведь ему все передашь, да? - В ответ, змей, с уморительной серьезностью кивнул. Артефактор улыбнулся. - Тогда будь добр, передай ему весь наш разговор без исключений, ладно? Я очень не хочу, чтобы у парня снесло крышу. Может, понимая, что к чему, он сможет удерживать себя в рамках... И, помоги ему, ладно? Ты же тоже его часть. - После этих слов змей задумчиво глянул на Байду, и демонстративно отвернулся, изображая полную потерю интереса к разговору. Но артефактор не повелся. - Знаю-знаю, тебе очень нравится греться в его гневе, но пойми, если Т'мор сгорит, утратит разум... ты ведь тоже исчезнешь. Совсем.
   Крылатый, на мгновение замерев на месте, словно бы в раздумьях, все же соизволил повернуть изящную, украшенную целой короной шипов, удлиненную голову в сторону Байды и, выдохнув небольшой язычок самого настоящего призрачного пламени, надменно кивнул.
   Арролд, и без того лишенный всем произошедшим за последние полчаса, своих мысленных щитов, чуть не расхохотался. Но, вовремя заметив угрожающий блеск в глазах, как Байды, так и странного крылатого змея, предпочел изобразить мучительный кашель. Как бы комично не выглядело со стороны их общение, хорг ни на секунду не сомневался, что змей, в случае чего, не преминет воспользоваться своим природным оружием... А призрачное пламя, даже в небольших количествах, совсем не способствует увеличению продолжительности жизни.
   В общем, когда хорг справился с приступом "кашля" и поднял глаза на устроившегося в ветвях дерева, змея, того уже и след простыл. А потом...
   - Хм. А могу я поинтересоваться, что здесь происходит? Куда делись окна, двери... И кто распорядился поставить в холле эту безвкусную иллюзию Призвания Тьмы, а? - Голос Ллайды, раздавшийся за спиной Арролда, был совсем нерадостным.
  

Глава 4. С кошками, обычно, никаких хлопот... но, не всегда.

   В кои-то веки спустившийся к завтраку, Т'мор был несколько обескуражен воцарившимся, с его появлением за столом, напряжением. Единственной, кто не выказывал никакого беспокойства, стала матушка Ирна... И хотя, благодаря напомнившему ему о вчерашнем взрыве Угольку, Т'мор морально был готов к подобной встрече, подтверждение этого предчувствия не добавило ему радостных эмоций. А потому, быстро расправившись с обильным завтраком, Т'мор коротко кивнул Арролду и Ллайде и, поблагодарив домоправительницу, пулей вылетел из резиденции, по пути, стараясь не обращать внимания на перекореженный его усилиями холл особняка, пустой проем с повисшими на петлях обломками тяжелых створок дверей, и россыпи стеклянного крошева в саду, от выбитых окон. Арну было откровенно стыдно смотреть на результаты своей вчерашней истерики. Пусть даже она и была лишь следствием его происхождения, легче от этого, молодому человеку не становилось.
   Избавившись от пунцового оттенка на щеках, первым делом, Т'мор наведался к тому самому тору, что не так давно лечил его после боя с наемниками племянника эра Ссиды Рраена. Можно было бы, конечно, обратиться и непосредственно в гильдию целителей, вот только в этом случае, уже на следующий день после возвращения нанятого мастера в Хороген, весь Аэн-Мор будет знать, о том, что клан ап Хаш благоволит к риссам. А вот Хорт... Из разговоров с матушкой Ирной, Т'мор знал, что тор-целитель, не заканчивавший Академию Аэн-Мора и, следовательно, не состоящий в Хорогенской гильдии целителей, тем не менее, пользуется немалым уважением среди общин Аэн-Мора, не только из-за репутации мастера своего дела, но, в том числе и потому, что совсем не болтлив. Из чего следовало, что он может стать идеальным вариантом для риссы, за присмотр и принятие родов у которой, не возьмется ни один целитель-хорг.
   Найти жилище Хорта не составило для Т'мора особого труда, так что, вскоре арн уже остановил Серого у небольшой коновязи при входе в скромный двухэтажный домик, недалеко от въезда в верхний город. Окинув взглядом ухоженный особнячок, увитый диким плющом, чуть ли не по самую крышу, Т'мор удовлетворенно кивнул и, небрежно накинув повод Серого на столб коновязи, шагнул к крыльцу.
   - Мастер Хорт? - Выйдя из прихожей в довольно скудно освещенную комнату, заставленную тяжеловесной, основательной мебелью, позвал целителя Т'мор, убедившись, что в приемной никого нет. В ту же секунду, над его головой что-то приглушенно бумкнуло, с деревянного потолка посыпалась какая-то труха, и на лестнице, ведущей на второй этаж, показался хмурый, по уши перемазанный в саже тор, бормочущий себе под нос, что-то явно матерное. Увидев посетителя, Хорт удивленно приподнял бровь, впрочем, не став выглядеть от этого сколько-нибудь приветливее.
   - Эм-м? Господин Т'мор, если я не ошибаюсь? - Пожевав губами, припомнил имя своего не такого уж и давнего пациента, тор. - Что-то случилось? Вы недовольны лечением? Неужто, ваша рана снова открылась? Если это так, что удивительно, то позвольте вас уверить, моей вины здесь нет!
   - Подождите, подождите, господин Хорт. - Замахал руками человек. - Я вовсе не поэтому решил вас навестить. Мне нужна ваша помощь, в одном, хм-м, конфиденциальном и щедро оплачиваемом деле.
   - Вот как? - Тор, спустившись на несколько ступеней вниз, так чтобы его глаза оказались на одном уровне со взглядом Т'мора, хмыкнул. - Что ж. Тогда, прошу вас, располагайтесь в приемной, а я, с вашего позволения, приведу себя в порядок, и через несколько минут, буду в вашем распоряжении. Результат неудачного опыта, знаете ли... Ллиал, чай или кофе?
   - Кофе, если не возражаете. - Кивнул Т'мор, опускаясь в старое кресло у окна.
   - Великолепно. Я и сам предпочитаю именно его. - Услышав о щедрой оплате, тор явно подобрел.
   Так что, когда спустя десять минут, Т'мор, попивая очень неплохой кофе из запасов тора, завел речь о необходимой его знакомой поддержке целителя, минимум, до конца текущего года, его слова были приняты вполне добродушно. Тор несколько помялся перед тем, как в свою очередь высказываться по поводу довольно размытых предложений Т'мора.
   - Хм-м. Если я правильно понимаю все вами сказанное, то вы предлагаете мне провести довольно продолжительное время в удаленных от Аэн-Мора местах, контролируя... м-м... состояние вашей знакомой, так? - Проговорил Хорт, исподлобья поглядывая на собеседника.
   - Именно.
   - И смею предположить, что эта ваша знакомая вовсе не больна, а банально, ждет ребенка...
   - Догадаться не трудно. - Усмехнулся Т'мор.
   - Что ж. Не мое дело, в чем причины той таинственности, что вы создаете вокруг этой ситуации, но если сумма моих услуг вас устроит, я согласен.
   - И какова же сумма? - Поинтересовался арн.
   - Не меньше трехсот злотней за весь период. - Тут же ответил тор и, не заметив какой-либо негативной реакции собеседника, добавил, - без учета стоимости агентов и оберегов, разумеется.
   - По рукам, господин Хорт. - Кивнул Т'мор, доставая кошель и отсчитывая пятьдесят золотых монет, и оставив себе тем самым, на текущие расходы, едва ли десяток их собратьев. - Здесь ваш задаток. Вечером мы отправляемся. Буду ждать вас на закате, в трактире у лестницы к Башням. Да, о дорожных расходах можете не беспокоиться, их я также беру на себя.
   - С вами приятно иметь дело, молодой человек. - Довольно улыбнулся тор.
   Распрощавшись до вечера с ушлым целителем, Т'мор оседлал хаука и, после недолгих размышлений направился к лавке Байды. В конце концов, ему еще нужно сделать пару портальных колец для риссов, как он и обещал в недавнем разговоре.
   Байда встретил ученика, как и обычно в последнее время, на пороге лавки. Вот только сегодня, он выглядел совсем не так, как привык Т'мор. Куда только подевалась вальяжность дородного артефактора? Сейчас перед арном переминался с ноги на ногу, явно нервничающий человек...
   - Эм-м, хорошего дня, Т'мор. - Прогудел артефактор, пропуская арна в лавку. - Я... ну, ты меня извини, а? За то, что я вчера в резиденции ляпнул.
   - Можно подумать, ты сделал это специально... - Скривился Т'мор. - Проехали, Байда. Я ведь тоже повел себя, прямо скажем, не лучшим образом.
   - Ну, вообще-то, чего-то подобного стоило ожидать. - Уже облегченно вздохнул артефактор. - И я дурак, со своими принципами... не потрудился объяснить тебе кое-какие нюансы. Решил, что ты своим умом до всего доходить должен, и напрочь вылетело из головы, что у твоих предков были свои наставники, объяснявшие им что к чему...
   - Стоп-стоп-стоп. Это ты сейчас о чем вообще говоришь? - Прищурился Т'мор.
   - Ну... понимаешь, у арнов-то, психика со своими вывертами, многое им от драконов перепало... да и не только от них, если честно. - Двигаясь в сторону кабинета, бухтел Байда. - Но по традиции, их молодежь с этими вывертами обязана была справляться самостоятельно. Вот только им, в отличие от тебя, об ожидающих в жизни трудностях рассказывали родители, наставники... А у тебя-то их нет. То есть, ты попросту не знаешь, чего можно и нужно ожидать и опасаться от самого себя, точнее, от драконьей твоей части. А я... в общем, упустил этот момент, насчет наставников, решив, что и ты, должен сам справляться со своими вывертами.
   - Я уже говорил, что мне очень интересно, откуда тебе столько известно об арнах? - Ровным тоном проговорил Т'мор, спускаясь следом за Байдой, по лестнице в подвал.
   - Говорил. - Кивнул артефактор, останавливаясь перед дверью в лабораторию. - Вот только давай, все-таки, перенесем нашу беседу на эту тему. Поверь, не у тебя одного за спиной есть события, которыми ты не хотел бы делиться.
   - Но когда-нибудь... - Поняв Байду, с вопросительной интонацией произнес Т'мор.
   - Я расскажу. - Согласился артефактор, отпирая дверь.
   Уже немного отлаженная схема создания личных порталов, позволила Т'мору и Байде уложиться в несколько часов работы, результатом которой стало два безразмерных кольца, только и ждущих, когда их новые владельцы окропят матовый металл каплей своей крови, тем самым, навсегда привязав их к себе.
   - Ты подумал о том, как доставишь этого Хорта на побережье? - За чаем поинтересовался артефактор у ученика, когда тот завершил свое короткое повествование о найме жадноватого целителя.
   - Подумал, конечно. - Кивнул Т'мор. - В подземелье Аэн-Мора, в трех штреках от "башенного" входа, есть небольшай зал со стационарным порталом. Собственно, насколько я понял, это единственный существующий там портал. И хотя само помещение полностью экранировано, портал находится в нерабочем состоянии. Очевидно, внутренняя трещина в плите... Вот оттуда мы и двинемся.
   - "Башенный вход", да? - Усмехнулся Байда. - Из этой оговорки, я могу сделать вывод, что есть и "небашенные"?
   - Можно подумать, для тебя это такая уж новость. - Фыркнул Т'мор. - Разумеется, есть. Но большая их часть, либо завалена, либо находится слишком далеко в горах.
   - Ясно. И куда же ты портируешь целителя? - Поинтересовался Байда. - На площадку у скал не выйдет, слишком велики возмущения потоков.
   - Так у тебя же перед домом, теперь лежит великолепный каменный круг, часть пола, что я нечаянно украл в Шаэр-и-Нилл... - С улыбкой проговорил Т'мор. - Сниму матрицу с портала в соседней комнате, я нанесу ее на этот самый круг на побережье, и пусть тор попробует не поверить, что портальный круг настоящий.
   - Мысль. - Согласился Байда, отсалютовав Т'мору пиалой с чаем. - Но учти, сломаешь матричник, удушу.
   - А там есть чему ломаться?
   - Зная тебя, ты железный шар сломаешь. - Вздохнул Байда. - Ладно уж, бери. Вернуть только не забудь.
   - Спасибо. - Кивнул Т'мор, поднимаясь с кресла.
   - Да не за что. Ты все очень неплохо придумал... - Отмахнулся артефактор, и когда арн оказался уже у выхода из комнаты, добавил. - надеюсь, о необходимости прислуги в доме, ты не забыл? Насколько я понимаю, из домессы Нирры получится неважный повар. Про уборку, я вообще молчу.
   - Вот ведь... - Хлопнул себя по лбу Т'мор. - И что же теперь делать?
   - Поговори с матушкой Ирной. Может она что-нибудь посоветует. - Заметил Байда, усмехаясь в бороду.
   - Так и сделаю. Благодарю. - Облегченно кивнул Т'мор, и выскочил за дверь.
   Снятие копии рисунка с портального круга, дело недолгое, так что уже через несколько минут, риссы могли наблюдать как Т'мор наворачивает круги вокруг так удачно свистнутой им из замка и-Нилл, плиты, лежащей перед самым крыльцом дома Байды, а ленты Тьмы, послушные его воле, скользящие по поверхности камня, с шипением прорезают в нем неглубокие выемки, точно по нанесенным на камне, тонким линиям рунных узоров. Наконец, работа была закончена, и темные ленты, растворились в воздухе.
   - Хорошего дня, домесса Нирра, дом Лир. - Кивнул временным хозяевам дома, арн.
   - Приветствую, Т'мор. Могу я узнать, что ты делаешь? - Первым ответил рисс.
   - О, да. Конечно. - Поднявшись на крыльцо, кивнул Т'мор. - Скажем так, готовлю фальшивый портал для приглашенного мною целителя, и будущей обслуги дома.
   - Фальшивый? - Удивилась Нирра.
   - Естественно. И я, и мой учитель артефакторики еще слишком хотим жить, чтобы бездумно открывать секрет существования у нас личных порталов, кому ни попадя.
   - Разумно. - Кивнул Лир. - Но, может быть все-таки, пройдем в дом и поговорим там?
   - Сожалею, но у меня сейчас совершенно нет времени... - Виновато развел руками Т'мор. - Давайте поступим иначе. Вы, сейчас отдадите мне списки всего вам необходимого на новом месте, если они уже готовы, а вечером, я привезу целителя, вот тогда и побеседуем более основательно, а?
   - Что ж, не смеем настаивать. - Согласился Лир. - Только один вопрос, что насчет наших порталов?
   - Они уже готовы. - Усмехнулся Т'мор. - Осталось заложить в них координаты вашего родового замка... Ох! Совсем забыл. Дом Лир, не могли бы вы объяснить мне, где он находится? А то ведь, чтобы ввести привязку, мне необходимо быть уже в точке назначения, а я, к стыду, своему, даже не знаю где искать этот ваш замок...
   - Что ж, тогда, думаю, все-таки придется вам зайти в дом. - Бледно улыбнулась Нирра.
   - Видимо, да. - Согласился Т'мор.
   Несмотря на слова Байды о кулинарных талантах домессы, все оказалось совсем не так плачевно. Очевидно, перед появлением Т'мора, риссы как раз собирались садиться за стол, так как, когда арн вошел в дом, в общей комнате их уже ждал накрытый стол. Только почувствовав ароматы, исходящие от выставленных блюд, Т'мор понял, что завтрак был давно, а на чае и кофе, его привыкший к регулярному и обильному питанию желудок долго не протянет. Так что, риссам, не пришлось его даже толком уговаривать присоединиться к ним за обедом.
   - Ведь не успеваю же ничего. - Протянул арн, садясь за стол, под насмешливым взглядом Лира. Даже домесса не удержалась от слабой улыбки, наблюдая терзания Т'мора.
   Пообедав и получив от ан-Торров список необходимых им вещей и примерное описание местонахождения родового замка, арн направился на переговоры с матушкой Ирной, решив воспользоваться советом Байды по поиску прислуги.
   Домоправительница, действительно оказалась хорошим знатоком этого сложного вопроса, так что уже через десять минут ее общения по реквизированному у Арролда шару связи, с какой-то из ее дальних родственниц, Т'мору был вручен листок с данными будущей хозяйки кухни и кладовых дома на побережье, под строгий наказ: "не платить этой старой кошелке больше дюжины злотней за четыре декады".
   Уже на выходе из резиденции ап Хаш, Т'мора отловил Лерой. Громи несколько минут мялся, но потом все-таки заговорил.
   - Извините, мастер Т'мор. Я слышал, что вы обживаете дом господина Байды, на побережье океана Исхода, это так? - Проговорил Лерой, когда Т'мор уже начал притопывать от нетерпения ногой.
   - Да. - Согласно кивнул арн.
   - Знаете, а ведь в тех краях нет ни одного из нас. - Произнес громи, и выжидающе уставился на Т'мора.
   - Хочешь сменить место, Лерой?
   - Нет, что вы?! - Даже замахал руками тот, но через несколько секунд успокоился, и пустился в объяснения. - Я точно не хочу отсюда уходить. Но ведь среди моих сородичей есть и такие, у кого просто нет своего места для хранения... Можно, конечно, подыскать таким громи какой-нибудь живописный уголок на природе, но ведь хранить дом, куда интересней... А без приглашения, брать под опеку чужие творения мы не можем...
   - Понял. - Кивнул Т'мор. - Хочешь оказать протекцию родственникам, а?
   - Можно сказать и так. - Неожиданно серьезно согласился Лерой.
   - Ну что ж. Я спрошу Байду. Если он будет не против, то и я не могу возражать. - После непродолжительного раздумья произнес Т'мор.
   - Замечательно. - Просиял Лерой. - Тогда, я, пожалуй, отлучусь, сообщу приятные новости Сою и Тари. Вы же не возражаете, если у дома будет пара хранителей?
   - Подожди, шебутной! Сначала надо узнать, что по этому поводу думает Байда. - Вздохнул арн, но Лероя уже было не остановить.
   - О! Поверьте, мастер Т'мор, он не будет против, это совершенно точно!
   - И все-таки. Будь любезен. Подожди, пока я с ним переговорю. Хорошо? - Настоял на своем арн.
   - Конечно-конечно. - Закивал Лерой. Но почему-то, Т'мор не поверил в искренность последних слов этого странного существа...
   - Ург с тобой. - Махнув рукой, вздохнул Т'мор и, ступив в тени, помчался в лавку Байды, чтобы забрать Серого и, навестив торговые ряды, отправиться на встречу с Хортом и будущей домоправительницей, назначенную в излюбленном трактире на площади у Великих Башен.
   Байда действительно оказался совсем не против появления в его прибрежном жилище, двух хранителей. Более того, Т'мор имел возможность наблюдать на лице артефактора такую довольную ухмылку, что чуть ли не всерьез начал размышлять о возможности открытия бюро по найму громи - хранителей домов. Идея еще больше окрепла, когда Байда соизволил объяснить причины своей радости. Оказалось, что с момента ухода арнов, ни один громи не смог стать полноценным хранителем какого-либо дома. Что-то случилось с их странной магией, а может, дело было в том, что заключенный между ними и Ушедшими договор, частично утратил свою силу... Кто знает... Но итогом стало то, что после исчезновения сумеречных драконов, даже взяв под опеку чье-либо жилище, громи не мог и сотой доли того, что могли и умели его сородичи, ставшие хранителями при арнах...
   В очередной раз подивившись разнообразию и заковыристости Мор-ан-Тара, Т'мор кивнул на прощание артефактору, и двинулся в торговые ряды. Закупка самого-самого необходимого, по малому списку ан-Торров, заняла у молодого человека почти полтора часа, так что к месту встречи с тором и домоправительницей, Т'мор примчался буквально за несколько минут до заката. Где стал свидетелем забавной картины. Коротышка тор, в обычном для него черном облачении, то и дело дергая себя за роскошные, хотя и не заплетенные по правилам сородичей, усы, вовсю спорил с дородной дамой, казавшейся еще больше из-за широких и пышных юбок, казалось раздраженно шелестящих от каждого движения своей, все более ярящейся, хозяйки, в роду которой, явно затесались родственники матушки Ирны. В общем, довольно комичное зрелище, которое Т'мору даже не хотелось прерывать. Но пришлось...
   Как оказалось, Хорт и потенциальная домоправительница, были неплохо знакомы, так что ничего странного в том, что они затеяли перебранку в трактире, не было. И уж тем более не стоило удивляться, что в своем ворчании, эти двое тут же сплотились против нанимателя, когда он заявил, куда именно они направляются... Нет, побережье их не пугало. А вот предстоящий подъем по гигантской лестнице... К тому моменту, когда они оказались на площадке перед воротами в Башни. Т'мор, мысленно проклял все и вся. В общем, поняв, что госпожа Арга и Хорт пошли на второй круг в своем обсуждении нравов молодежи, арн не выдержал, рявкнул что-то от души на шаэрре, добавив в голос рычащих ноток своей второй ипостаси... И наступила благословенная тишина.
   Коротко кивнув привратнику-хоргу, Т'мор поправил на плече объемный мешок с покупками и, махнув рукой ошарашенным спутникам, двинулся внутрь Башни, уверенно взяв курс на вход в подземелья.
   Ближайшие к Башням коридоры были основательно вычищены, так что путь не представлял особой опасности... ну разве что, какой ополоумевший пещерник или крикса попадутся, а так, тишина, лепота. Только спутники за спиной сопят испуганно, да насторожено. Но и они довольно быстро пообвыклись, заметив, что их проводник шагает вперед как по проспекту. Ну откуда им знать, что сейчас, несмотря на все видимое спокойствие, Т'мор всего в одном шаге от обрастания чешуей? Любой н е п р а в и л ь н ы й шорох, и в бой сорвется черная, размытая тенями фигура, сметая любую потенциальную угрозу еще до того, как та воплотится в реальную опасность. Вот и идут уже изрядно успокоенные спутнички, ворча друг на друга. Того и гляди в еще одну перебранку с криками да матами ввяжутся... Хорошо еще, что до портала всего один поворот остался.
   Т'мор на мгновение замер. Нахмурился, потянул носом воздух и, мгновенно скинув с плеча мешок с покупками, скользнул вперед, сжимая в руках привычные рукояти Старшего и Младшего. Шаг, другой, поворот, и следом сразу, перекат и резкий секущий удар Старшим понизу.
   Резкий, хуже железа по стеклу, вой заставил спутников арна замереть, не доходя нескольких шагов до пересекающего "их" коридор, штрека. Тор с полуйотуншей переглянулись, будущая домоправительница подняла повыше светильник, как раз вовремя, чтобы увидеть как из темноты поворота в стену их коридора ударила мощная струя черной в оранжевом свете слабого светильника, крови, и тут же шелест и свист разрезаемого сталью воздуха сменился глухим ударом, и тихим неровным перестуком, будто тыква по полу покатилась. Замершие на месте спутники Т'мора, с нескрываемым ужасом уставились на выкатившуюся из-за поворота голову... своего нанимателя.
   - Ну, и чего вы на нее уставились? - Тут же раздался голос Т'мора, а через секунду и он сам показался из темноты штрека. Взглянул на округлившиеся глаза спутников, перевел взгляд на лежащую на полу часть тела... и, подхватив свой мешок, довольно хмыкнул. - Обычный пересмешник. Ничего страшного.
   Словно послушная его словам, голова вдруг покачнулась, и черты лица поплыли, изменяясь до полной неузнаваемости. Через несколько секунд, лицо вообще перестало напоминать человеческое, превратившись в жутковатую маску. Огромные навыкате глаза, поросшая жестким черным волосом морда, и дикий оскал игольчатых клыков, от уха до уха.
   - Налюбовались? - Поинтересовался арн, отчего его спутники ощутимо вздрогнули. - Ну и идемте. Тут недалеко...
   Свернув следом за Т'мором в узкий штрек, тор с полуйотуншей аккуратно обошли лежащее на полу тело с обрубками вместо лап, валяющихся тут же, и, стараясь не вляпаться в разлившуюся огромной лужей, неприятно пахнущую кровь пересмешника, чуть ли не на цыпочках пошли след в след за арном... молча.
   Портальный зал, к их немалому облегчению, был пуст. По крайней мере, Т'мор уверял в этом со всей искренностью, но время, все же, терять не стал, сразу запихнув спутников на рунный камень, и, ухватив их за руки, не иначе, чтоб не сбежали по дороге, активировал вязь. Круг полыхнул странным темно-синим свечением, и уже в следующий миг вся троица путешественников по подземельям Аэн-Мора, оказалась на точно таком же рунном круге, только в совершенно другом месте, о чем свидетельствовали далекий шум прибоя, и легкий соленый ветерок, качающий возвышающиеся в нескольких шагах, высокие деревья.
   - Ну вот и прибыли. Господин Хорт, госпожа Арга, прошу вас пройти в дом, я представлю вас хозяевам. - Т'мор махнул рукой в сторону скудно подсвеченного небольшим фонарем, крыльца, и первым двинулся вверх по ступеням.
   На знакомство и выход из ступора, после него у тора и полуйотунши ушло не так много времени, так что уже через четверть часа, Арга приступила к инспектированию кухни, а Хорт, ухватив покрепче тяжелую суму с инструментарием, потребовал показать ему комнату, пригодную для проведения там осмотра его пациентки. Получив требуемое, он тут же уволок домессу Нирру за собой, на ходу перебирая россыпи артефактов из своего баула, и не переставая ворчать себе под нос что-то сошедшем с ума мире. В результате, дом Лир и Т'мор оказались предоставлены сами себе, чем и воспользовались, откупорив бутылку реннского закатного из запасов Байды, затеяв тихую беседу ни о чем. Надо сказать, что хоть с момента появления риссов на побережье и прошло немного времени, перемены в их поведении уже можно было заметить невооруженным взглядом. Лир расправил плечи, и глядел вокруг с готовностью перегрызть глотку любому, кто осмелится покуситься на его супругу, а сама домесса Нирра, хоть и была все еще бледна, но уже не производила впечатления трупа на опознании. Вымотанные смертью дочери и вынужденной изоляцией в замке и-Нилл, под предлогом некой мифической опасности грозящей их семье, за стенами крепости, уже на второй день пребывания вдалеке от интриг Риона, Лир и Нирра стали выглядеть, да и чувствовать себя, намного лучше.
   - Т'мор, позволь задать тебе пару вопросов... - После долгого молчания, проговорил рисс.
   - Слушаю.
   - Откуда тебе известна литургия Света? - Явно собравшись с духом, спросил Лир. - Ты пользовался каким-то артефактом, или тебе кто-то помог?
   - Сам, все сам. - Усмехнулся Т'мор.
   - Темный маг обратился к Свету? Тебя должно было спалить на месте. Разве нет? Ну хорошо, даже если, благодаря какому-то хитрому амулету, ты смог пережить призыв... Где же ты взял ритуал этой самой литургии?! В Темных-то землях!
   - Хм. А я ее и не брал. Скажу больше, она мне неизвестна. - Развел руками Т'мор.
   - Как же так? - Опешил рисс.
   - Интуиция, и два источника. Не забывайте, дом Лир, я не темный маг, и не светлый. Я - адепт Тени. А это совсем другое дело. - Вздохнул Т'мор.
   - Не темный, не светлый? Не понимаю.
   - Дом Лир... скажите, что вы знаете о Тени? - Спросил Т'мор.
   - Ну, Тень, одна их темных стихийных школ Мор-ан-Тара... - Начал было Лир, но тут же был перебит собеседником.
   - Ошибка. Тень, это первостихия, такая же, как Свет и Тьма. Нейтральная полоса между ними, или линия фронта, как вам удобнее. - Со вздохом произнес Т'мор. - И как адепт этой стихии, обладающий по своей человеческой природе двумя источниками, я могу обращаться и к той и к другой стороне. Вот только происходит это больше на интуитивном уровне. То есть, я не черчу зубодробительные направляющие и удерживающие рунные контуры, не устраиваю призывающих и ограждающих ритуалов, песнопений и прочих танцев с бубнами. Просто обращаюсь к Тьме или Свету и получаю результат. Это как... волевой контроль Мастеров Вязи, наверное, только в приложении к первостихиям. Сравнение, конечно, убогое, но хоть что-то. Другое дело, что руководить воздействием первостихии довольно трудно. Хаос неподатлив и своеволен, он все время норовит вырваться и сотворить что-нибудь эдакое, если не вместо требуемого, то вместе с ним. Правда, и результаты обычно куда как впечатляющи, ведь для Тьмы нет запретов. А Свет труднее призвать, зато покорившись зову, он будет предельно послушен, как вагонетка на рельсах. Куда их проложили, туда она и катится. Правда, чтобы ее свернуть с этого пути, нужно либо рельсы разобрать, и тогда может случиться большой БУМ, либо перенаправить их в нужную сторону, что довольно сложно само по себе. Иначе говоря, чем больше моя уверенность в собственной правоте, тем легче проходит призыв Порядка. Вот, в случае с Лораной, я был на сто процентов уверен, что ее жизнь должна превратиться в ад, и Свет откликнулся первым. А будь я чуть менее уверен в своих желаниях, и Хаос его наверняка опередил бы, чтобы "поиграть" с такой лакомой игрушкой. Для Тьмы, неуверенность - великолепная лазейка пошалить на свободе, и если не держать ее в узде, то закончиться такие шалости могут очень плохо. Причем, и в том и в другом случае, запирающими элементами при работе с первостихиями, являются их противоположности.
   - Это как? - Лир явно заинтересовался своеобразной лекцией Т'мора.
   - Не скажу, что просто, но эффективно. - Хмыкнул арн. - Пример. Я призываю Тьму для того, чтобы, скажем, разрезать этот стол, и из моей руки послушно вырастает лезвие, сотканное из чистого мрака. Но, стоит мне ослабить контроль, как оно может превратиться во все что угодно. В туман, разъедающий все живое, или плеть, извивающуюся так, как ей самой угодно... А контроль, есть навязывание определенного Порядка. Понимаете?
   - То есть, Тьму ты контролируешь Светом. - Заключил Лир.
   - Именно. В тоже время, призвав Свет, я не нуждаюсь в тотальном его контроле, просто потому, что сама его природа не позволит стихии выйти за рамки "задания", если так можно выразиться. Но здесь есть другая опасность. Если не ограничить Свет во времени, или в глубине воздействия, он так и будет переть буром, выполняя заложенную программу-задание. А чтобы остановить такое воздействие, нужно поставить препятствие, иначе говоря...
   - Размыть желание, послужившее ему направляющей. - Закончил за Т'мора Лир. - То есть, попросту позволить Хаосу смешать мысли. Сделать то, от чего предостерегают всех без исключения темных магов и жрецов.
   - Дозированно, естественно. - Кивнул Т'мор. - А для гарантии, еще и материализовать что-нибудь темное, одновременно отрезая оба воздействия от источников. Тогда риск бабаха, будет сведен к минимуму.
   - Что, опять же говорит о контроле и Порядке.
   - Именно так. Вот это и есть Тень. Интуитивный баланс между двумя первостихиями. Я ответил на ваш вопрос о литургии Света?
   - И не только. - Усмехнулся Лир. - Удивительно только, что все это ты нашел в библиотеке Аэн-Мора, а в нашей Академии на эту тему, ничего нет.
   - В Хорогене тоже. - Вздохнул Т'мор.
   - Как это? Откуда же ты, тогда, все это взял?
   - Я неточно выразился. - Покачал головой арн. - Кое-какие обрывки сведений, есть и там и там. Но они слишком... разрозненны и не могут быть сведены в одну систему. Львиную долю сведений я почерпнул из библиотеки арнов, в подземельях Аэн-Мора.
   - Ушедших?
   - Ага. Предки, чтоб им икалось, позаботились о том, чтобы книги по истории и философии расы, были всегда под рукой. Правда, сколько времени я угробил на поиски этих книжек... до сих пор злость берет.
   - Так. Стоп. - Замахал руками Лир. - У меня сейчас крыша поедет. Давай временно отложим разговор об Ушедших, хотя бы на пару дней. Да и вообще-то, спать давно пора. Боюсь, скоро придет Нирра, и затребует меня в комнату.
   - Согласен. - Рассмеялся Т'мор, поднимаясь с кресла, но рисс его притормозил.
   - Договорились. Только... Разреши один короткий вопрос. Это важно. - На секунду замялся Лир.
   - Говори.
   - Если ты решил мстить, почему не обратился к тем же и-Длонг? - Явно нервничая, выдохнул ан-Торр.
   - Хм... Может, потому, что я мщу не клану Рауд и не Дому и-Нилл, а конкретным их представителям? - Хмыкнул Т'мор. - С точки зрения сиюминутной целесообразности, ты наверное прав, Лир. Мне стоило бы объединить усилия с природными конкурентами и-Нилл, и тогда уже через декаду, от Дома остались бы только дымящиеся руины... Вот только тот же Джорро, например, мне не враг. Как и ты, и Нирра, даже Гор, несмотря на свое идиотское поведение, не стал мне врагом... Так зачем же я буду уничтожать невинных?... Ну, и чтобы разбавить этот пафос, скажу еще одну вещь, сугубо прагматичную, на мой взгляд. А именно. Если бы я объединился с кем-то из врагов и-Нилл, то не пережил бы Дом и на три дня, в силу своей опасности для союзников... Понимаешь?
   - Понимаю. - Эхом отозвался Лир. - Кстати... Не хотел бы тебя расстраивать, но...
   - Что? - Замер арн, загривком почуяв накативший холод.
   - Рион на днях объявил Дому, что Джорро пропал без вести в Долгом море. - Тихо проговорил Лир. Т'мор вздрогнул и молча упал в кресло.
  

Глава 5. Ничто так не освежает, как снег на голову...

   Т`мор сидел в кресле на балконе третьего этажа резиденции ап Хаш и, потягивая ллиал из небольшой кружки, бездумно смотрел на пики Таласса, окрашиваемые наступающим рассветом в нежно-розовый цвет. Арн только что вернулся из очередного путешествия к побережью, доставив в дом Байды, громи Соя и Тари, а заодно, и оставшиеся заказанные риссами вещи. Лир пребывавший в тихом шоке от возросшего количества жильцов в доме, долго выпытывал у человека, во что же ему все-таки обошелся найм обслуги, и закупка всего необходимого по спискам Нирры, но так и не получил сколько-нибудь внятных ответов. Вместо этого, арн вручил ему кольца с уже настроенными привязками к родовому замку Торров, и смылся.
   Т'мор отставил опустевшую кружку на небольшой кованый ажурный столик и, поднявшись с кресла, потянулся. События последнего времени сильно его вымотали, но остановиться сейчас он не мог. То, что он видел в замке Торров, ему очень не понравилось. Тамошняя челядь с мрачными лицами носилась по коридорам, как наскипидаренная, завешивая картины и зеркала черной тканью. Замок одевался в траур... по консорту и его супруге. Как выяснил Т'мор, прослушав разговор, записанный в покоях Риона, это было сделано во исполнение личного приказа главы Дома.
   Вывод мог быть только один. Рион решил избавиться от еще не родившейся клановой наследницы довольно простым способом, а именно, объявив ее родителей мертвыми. При этом, ургов интриган не мог не понимать, что ан-Торрам помогли бежать, а значит... Вот тут перед Т'мором вставал сложный вопрос. Рион мог решить, что с побегом ан-Торрам помог кто-то из своих... тот же Шерн аэн Ги, к примеру. Еще один вариант подразумевал помощь извне, какой-то из противных и-Нилл Домов, скажем, и-Длонг... или, давно ставящий палки в колеса, и-Лонн. Ну и третий вариант, который арну больше всего не нравится, но к которому он все больше и больше склонялся, хотя бы и идя на поводу у собственной паранойи: Рион догадался об участии в побеге Т'мора. Как? Довольно просто, хотя эта мысль пришла в голову арну уже после разговора с Лиром, декаду назад. Ну уж лучше поздно, чем никогда. Тогда, он сказал Лиру, что сведения о Тени, в библиотеках Шаэра и Хоргена очень разрозненны и неполны, но упустил из виду одну деталь... сведения бывшие доступными ему самому! А кто сказал, что среди той информации, что была закрыта от Т'мора, даже при всей ее гипотетической неполноте, не было описаний возможностей адептов Тени, в плане использования источников? И кто гарантирует, что там не нашлось информации о живучести арнов? В том же, что от него кое-что скрыли, Т'мор не сомневался. Уж больно удачно накладывались друг на друга кое-какие события его жизни в Столице. Взять хотя бы призыв Уголька, состоявшийся в подземелье и-Нилл, чуть ли не сразу после того, как Лонно рассказал о странном ритуале. Какое удачное стечение обстоятельств, ага!
   А если так, то хоть случившееся с Лораной, в первую очередь, укажет на участие эйре, но, Глава Дома и-Нилл, отнюдь не дурак, и вполне может задать себе простой вопрос: за что им так поступать с риссой? Разве что в качестве мести за пущенные слухи об убийстве полутора дюжин котоподобных? Мелко, как то, да и нецелесообразно. Какое дело эйре, что о них думают обитатели Шаэра?
   Из этих замечаний следует простой вывод: мстил Лоране кто-то другой. О том, что проделанное с Мастером Танца, если не демонстрация, то чья-то жутковатая месть, догадаться не трудно. А кто у нас такой шустрый, владеющий Светом, может настолько ненавидеть Мастера Танца, и за что? Но, если по вопросу "за что", и Рион и Лонно могли пребывать в неведении и перебиваться смутными догадками, что, дескать, не все так просто было на заимке, как поведала Лорана, то что касается, вопроса "кто"... Но опять же, догадки, они и есть догадки. А паранойя, говорят, не лечится.
   Т'мор вздохнул. Сколько он не крутил в голове возможные варианты, все равно приходил к одному и тому же выводу. Валить надо... Причем не куда-то, а кого-то. А именно, Лонно и Риона...
   Вот и займемся. Арн коснулся наруча и, спустя мгновение, оказался в переулке, у площади перед крепостью и-Нилл. Но в замок, окрасившийся под взглядом внутреннего ока, многоцветьем защитных плетений, и вываливший на свои стены усиленные караулы, он не пошел. Сегодня, ему там просто нечего делать. Зато, не преминул снять информацию, накопленную разбросанными в покоях Риона "жучками". Спасибо Байде за экипировку. Жаль, что тоже самое, не сразу удалось провернуть в доме Лонно. Когда Т'мор заявился туда в первый раз, на следующий день после знакомства Торров с Хортом и Аргой, то был обескуражен. То ли предусмотрительный маг восстановил стены своего особняка в том виде, в котором они были при арнах, то ли всем владельцам этого дома оказывалась по душе древняя планировка... В общем, пролезть сквозь защиту от Тени, Т'мору так и не удалось... Самому. Зато, отправленные в атаку на дом, зомбомуравьи, за которыми Т'мору пришлось специально возвращаться в Хороген, справились с этой задачей на ура, а проникшийся их эффективностью, Т'мор, с того момента, постоянно таскал их с собой. Он даже потратил пару дней в лаборатории Байды, чтобы разнообразить их снаряжение, превратив, тем самым, безобидных немертвых насекомых, в натуральный диверсионный отряд. Разумеется, круг задач зомбиков, был не так уж велик, но и то что есть, не могло не впечатлять.
   А вот и нужный дом. Т'мор выудил артефакт-приемник, и активировал его легким нажатием на, тут же засиявшую ровным синим светом, руну Анса. Неприметный серый камешек, похожий на обычную речную гальку, чуть нагрелся и мелко завибрировал в руке мага. Спустя еще минуту, дрожание прекратилось и руна погасла, а сам артефакт заметно потемнел, словно его окунули в воду. Готово. Осталось найти место, где можно спокойно прослушать полученные записи... Не резиденция ап Хаш, ни дом на побережье, для этой цели не подойдут, равно как и лавка Байды. Ему просто не дадут уединиться. Особенно, после представления в холле резиденции клана... Можно, конечно. наведаться в подземелья, но уж больно много времени займет путь до базы... Остается только давешняя пещера над Сандоварским трактом.
   Т'мор окинул долгим изучающим взглядом дом Лонно и, вздохнув, портировал на продуваемую всеми ветрами маленькую площадку в горах Таласса. На этот раз перемещение не было мгновенным, а словно бы растянулось во времени. По крайней мере, по ощущениям Т'мора прошло никак не меньше пяти секунд, прежде чем перед его взором оказались каменные кручи Сандовара. Глянув на мерцающую угрожающим красным светом руну, у самой застежки наруча, арн выругался. Слишком частое использование артефакта, привело к тому, что его камни сил попросту исчерпали свой резерв. Недолго думая, Т'мор запитал камни от собственного источника и, устроившись поудобнее в тяжелом кресле, притащенном им в пещеру в один из визитов, вместе с минимумом других необходимых вещей, взял в руки амулет-приемник.
   Прослушивание разговоров в покоях Лонно и Риона заняло у мага немало времени, зато принесло твердую убежденность в своей правоте. Оба рисса подозревали, что Т'мор жив, о чем пару раз упоминали в беседах между собой, количество которых, кстати, с момента прошлого прослушивания Риона, увеличилось чуть ли не вдвое, что говорит о немалой настороженности риссов. И если волнение Риона можно списать на общий нервный фон и последствия распространения по Шаэру смутных слухов о свалившихся на Дом и-Нилл бедах, то беспокойство Мастера Вязи явно отдавало манией преследования. Кажется, достойный сьерр вбил себе в голову, что отданный им на заклание темный маг, обязательно заглянет к нему в гости, с целью осведомиться о состоянии здоровья, и если таковое арна не устроит, он тут же поправит дело, избавив тем самым Лонно вообще от какой-либо необходимости заботы о том самом здоровье. Прибьет, проще говоря.
   Этот перл, высказанный самим Лонно, во время последней беседы главы Дома и-Нилл и Мастера Вязи, состоявшейся дня два назад. немало позабавил Т'мора, отметившего, что в страхе... то есть, обеспокоенном состоянии, Мастера Вязи неудержимо пробивает на зубодробительные формулировки своих мыслей. Впрочем, это заметил и Рион, поскольку в ответ на выданный Лонно перл, глава Высокого Дома и-Нилл, с ехидцей поинтересовался, тут Т'мор невольно навострил уши, отчего же раньше достойный сьерр не проявлял такого беспокойства по поводу возможных осложнений с беглым "недоарном".
   - Да потому, что он не должен был инициироваться полностью! - Рявкнул в ответ, выведенный из себя Мастер Вязи. - Все наши действия были рассчитаны таким образом, чтобы этот ургов выкормыш, разбудив в себе память крови, добыл кристалл и сдох от рук помощников Броза! Т'мор не должен был стать полноценным арном...
   - А он-таки им стал? - Голос Риона хоть и лишился ехидных интонаций, но своей самоуверенности не лишился.
   - Ты был на заимке вместе со мной. - Устало проговорил Лонно. - Видел тоже, что и я. Ну?
   - Что "ну"? - Не понял Рион. - Что там было смотреть, если взрывом разметало дом не то что на куски, в мелкий щебень!
   - Идиот. - Вздохнул, внезапно успокоившись, Лонно. - Вспомни, во что превратился фундамент особняка. Он же оплыл, словно восковой. При взрыве, такого произойти не могло, по определению. Значит, что?
   - Что, хочешь сказать, это мальчишка его так? Интересно, чем?
   - Пламенем, гардаэн, призрачным пламенем арнов. Он получил свою вторую форму. Уж не знаю, было ли это результатом действий Броза, или Лораны, но это факт. И кстати, я склоняюсь к тому, что за Покорение пламени, он должен сказать спасибо Лоране, поскольку Броз ни словом не обмолвился об этом факте, а ему совершенно ни к чему было скрывать от нас подобную информацию...
   - Он и сказал ей... на свой манер. - Хмыкнул Рион.
   - Риош, объясни мне одну вещь... - Вкрадчивым тоном проговорил Мастер Вязи. - Ты что, не понимаешь, чем нам может грозить появление одержимого местью сумеречного дракона? Он же камня на камне не оставит ни от твоего Дома, ни от Шаэра...
   - Ну, тут, думаю, ты не прав. - Откликнулся Рион. - Если нынешнее состояние Лораны, его рук дело, как мы подозреваем, то паренек отчетливо показал, что не собирается мстить всем подряд. Вряд ли он станет разрушать Дом, поскольку тут имеется несколько риссов, к которым у него нет и не может быть претензий. Тот же Гор, мастер Корр и Торры, наконец... - К концу перечисления, Рион явно запнулся.
   - Вот-вот. И где же сейчас, эти самые Торры, позволь спросить? - Поинтересовался Лонно. - Идем дальше. Корр... Это не тот ли самый мажордом, что декаду назад заперся в сторожевой крепости у Сандоварского перевала, и отказывается оттуда уезжать? Гор... Ну, твой братец вообще помешался на своей любви, и ни до кого ему дела нет. Ну и наконец, старый архивариус... О! Это ведь была его идея, попытаться притащить в Мор-ан-Тарр наследника арнов... Но ты сам лишил себя его поддержки, когда проболтался о предполагаемой смерти этого самого наследника. Как ты еще не выболтал настоящую цель добычи кристалла... Думаю, узнай Торр, об идее организации Темной пустыни в Эйреаллане, он бы тебя своими руками придушил бы. Рион, твой Дом на грани войны, ты это понимаешь, или нет? Вассалы Шерна смотрят своему главе в рот, и полностью его поддерживают, тогда как среди твоих собственных вассалов и гвардейцев, разброд и шатания... Скажи спасибо Торру, что он отошел в сторону! Иначе, уже сейчас ты бы имел полноценный рокош в Доме...
   - Ты еще смерть Джорро на меня повесь. Твоя идея с посланцем, между прочим. - Глухо проговорил Рион.
   - Его отъезд был необходим... Стал необходим, точнее. - Лонно выматерился на шаэрре. - Ты точно ничего не понимаешь. Останься Джорро здесь, он как наставник, по долгу Тьмы, выступил бы на стороне Т'мора, или, как и Торр, отойдя в сторону, по крайней мере, попытался бы вытащить ученика из заварухи. Ты хочешь, чтобы и твои вассалы последовали его примеру, сложили оружие, и позволили Шерну возглавить Дом?
   - Что ты тыкаешь мне этим урговым Шерном! - Взбеленился рисс. - Напомнить, кто пестовал этого урода, чья внучка дула ему по ночам в уши, настраивая против собственного Дома?
   - Не ори! И-Длонг вообще не имеют к этому никакого отношения! Это ты, ты сам, своей подозрительностью и ненавистью к прибрежным, воспитал себе врага. Кто отравил Мису лей'Длонг, едва целители заверили, что она ждет наследника? А по чьему приказу гнобили ее дочерей, пока одна, только что не переселилась в собственный зал, а другая, даже выйдя замуж, пряталась по подземельям, напомнить?! - Заорал в ответ Мастер Вязи.
   - Не стоило тебе этого говорить, Лонно. Совсем не стоило. - Внезапно похолодевшим, мертвым тоном произнес Рион, после чего раздался звук отодвигаемого кресла, тяжелые шаги, и хлопок двери.
   - Вот так... - Тихо пробормотал Лонно. - Был один дурной козел, всю отару в пропасть свел.
   Дослушав запись до конца, Т'мор, разжав пальцы, уронил артефакт на пол, и невидящим взглядом уставился в стену. Какие только скелеты не вылезают из некоторых шкафов... И как только Т'мор умудрялся не обращать внимания на кипение страстей во владениях и-Нилл, не так давно бывших и его Домом. Хотя, тогда ему, явно было не до того.
   Подняв с пола артефакт, Т'мор покрутил его в руках, после чего, со вздохом убрал камень в одно из многочисленных отделений на перевязи, и вышел на площадку перед пещерой.
   Кажется, пора нанести визит Мастеру Вязи. Не дожидаться же, пока они с Рионом помирятся, и смогут организовать какую-нибудь подлянку-ловушку. Странно еще, что они до сих пор до этого не додумались. Правда, у них там, оказывается, такие дела заворачиваются, что на пакости, наверное, просто времени не остается. А значит... значит, не теряя темпа, нужно разделываться с этими урговыми котами. Пока не очухались, ага.
   Криво ухмыльнувшись, Т'мор проверил состояние наруча и удовлетворенно кивнул, отметив, что красное предупреждающее свечение пропало. Можно отправляться, только... Оглядевшись, маг почесал затылок. Мастер Вязи, все-таки не Лорана, и ломиться на него дуриком, не имея вариантов отхода, совсем не хорошо. Нужно что-то придумать...
   После недолгого размышления, Т'мор остановился на маяке возврата с адресом в резиденции ап Хаш. Вот только мощности рунной связки-маяка, даже с полным зарядом в камнях силы наруча, не хватит на такое большое расстояние. А значит, нужно организовать цепочку таких маяков... И первый из них пусть будет именно тут. Небольшая рунная связка, начертанная Т'мором прямо на стене пещеры с вплавленными в нее Тьмой парой камней силы, щедро сдобренная кровью и завязанная тем самым на собственный Узор темного мага, замерцала бордовым светом, и тут же погасла. Вот и первый маяк. Прикинув на глаз мощность получившейся вязи, Т'мор хмыкнул. С таким наполнением, кажется, можно обойтись всего двумя маяками...
   Зажав рукой глубокий порез на предплечье, Т'мор дотянулся заляпанным кровью большим пальцем, до активирующей переход руны, и в следующую секунду, он уже стоял в своей спальне в резиденции ап Хаш. Тоже самое действо изуродовавшее стену его комнаты, заняло в два раза меньше времени, чем первый художественный опыт. Теперь, осталось только предупредить матушку Ирну, и можно отправляться в путь.
   Оказавшись вновь в Столице Шаэра, Т'мор привычно укрылся в тенях и довольно быстро заскользил в сторону Академии. Где и искать его главу в разгар учебного дня, как не на рабочем месте... Нет, может он и отлучился куда, но в стенах Академии появится обязательно.
   Миновав знаменитое Горнило Хаоса, Т'мор спокойно вошел в главный корпус и, спустя несколько минут легкого ментального чоса в голове одного из недавних студентов, а ныне практика кафедры Огня, уверенно двинулся к кабинету ректора. Сидящий в богато, хотя и несколько безвкусно обставленной приемной, глыбоподобный рисс, призванный, очевидно, изображать референта, схлопотал егерскую пулю в лоб, и тут же обмяк в кресле. Т'мор, тем временем, уронил на пол очередной одноразовый артефакт из своей обширной коллекции, и раздавил его каблуком. Из-под ступни рванул сизый дым, моментально расползшийся по полу, и принявшийся активно покрывать собой стены приемной. Полог Пустоты в артефактном исполнении, был куда надежней и эффективнее своей обычной версии, хотя бы потому, что использовал единовременно такое количество силы, что ни один маг не смог бы вложить в подобное плетение.
   Полюбовавшись на работу артефакта, уже заволокшего сизой дымкой не только пол и стены, но и потолок приемной, и теперь активно впитывающийся в камень. Т'мор довольно кивнул, и подошел вплотную к двери в кабинет ректора, ослепительно сиявшей от количества наложенных на нее чар. Сходу такое и не взломаешь... Вот только Т'мор и не собирался ничего взламывать. Очередной амулет покинул свое место в кобуре, несколько касаний по рунам настроек на боковых гранях артефакта, щелчок активации, и амулет, прилепленный ударом ладони к стене рядом с массивным дубовым дверным косяком, низко загудел. Если бы не Полог Пустоты, предусмотрительно наложенный Т'мором на комнату, от этого звука, сейчас, у всех находящихся на этом этаже, зубы ныли бы, хоть вешайся. А так, только один заботливый арн и страдает.
   С нетерпением ожидая момента, когда артефакт закончит работу, Т'мор следил за тем, как из-под костяного кубика, осыпается тонкой струйкой, перемалываемый им в мелкий песок, камень стены, образуя, почти незаметное невооруженным взглядом отверстие, сквозь которое и предстоит протиснуться, можно сказать, просочиться тенью. Пробраться через щели в неплотно прилегающих дверях, затянутых сотнями пересекающихся и накладывающихся друг на друга плетений, не получится, Слишком велика опасность, нарваться на реакцию сигнальных нитей, наверняка, при беспокойстве, моментально врубающих нечто убийственное. Уничтожать их, по той же причине, бессмысленно... Собственно, и тот и другой варианты равнозначны по своему результату, сравнимому, разве что, с наглым выносом дверей с ноги, сопровождаемым приветственным воплем а-ля: "Отворяй сова, медведь пришел!". Нет, этого Т'мору совсем не нужно. В идеале, он вообще собирался тихо прийти, бесшумно сделать большую пакость и не менее тихо уйти. И пока этот план работает безукоризненно. По крайней мере, первая треть уже выполнена. Осталось... будем оптимистами, чуть больше половины.
   Уже проскользнув внутрь кабинета главы Академии, Т'мор понял, что поторопился с оптимизмом. Каким-то образом, Лонно почуял, что оказался в кабинете не один, и, не говоря лишних слов, атаковал. Паранойя - страшная сила! Стоило ногам арна коснуться пола, как над его головой с треском пронесся нехилый разряд молнии, превративший интеллигентно незаметный проход, проделанный артефактом в каменной стене, в оплавленную дыру, диаметром в добрых полметра. От следующего разряда, Т'мор ушел перекатом, с ужасом ощущая, как по тем участкам пола, где мгновение назад находилась его тушка, бешеной очередью прошлись точно такие же разряды. От бушующего электричества, у парня волосы дыбом встали. Выматерившись сквозь зубы на шаэрре, арн подпрыгнул, уходя из-под следующего удара, и вдруг понял, что молний больше нет. Впрочем, стоило ему отлипнуть от потолка и приземлиться на пол, как пришлось тут же снова изображать из себя кузнечика. Но на этот раз, Т'мор влип ладонями и ступнями в стену, и принялся очень внимательно осматриваться.
   Стоящий в центре кабинета Лонно, замер на месте с поднятыми вверх руками, меж которыми то и дело сверкали все те же убийственные разряды молний, не наносившие, впрочем, этой ходячей электростанции какого-либо видимого вреда... Не понимая, чего ждет противник, арн аккуратно сполз вниз по стене и, решив проверить мелькнувшую в голове догадку, коснулся ногою пола. Только выработанная годами скорость реакции спасла Т'мора от молнии в лоб. Сиганув с места, он прилип к правой от входа стене кабинета, и, перейдя на внутреннее око, попытался определить наличие у Мастера Вязи каких-либо артефактов. Бесполезно. Как и все маги, с легким презрением относящиеся к "предметникам", Лонно был пуст. Никаких активированных плетений или горящих силой камней... Но ведь как-то он определил местонахождение противника?
   Тем временем, рисс явно начал терять и без того невеликое свое терпение, изрядно подточенное сезонным обострением мании преследования, и в стены в хаотичном порядке полетели, уже порядком доставшие Т'мора, молнии. Пришлось адепту Тени перебазироваться на потолок. Благо туда, по какой-то причине, Лонно не запузырил еще ни одного "подарка". Может, не подозревал о том, что для противника в Тени, любая поверхность может быть вполне надежной опорой?
   Т'мор присмотрелся внимательнее к окружающей их обстановке, в расчете на то, что сможет обнаружить хоть что-то похожее на артефакт, позволивший Мастеру Вязи отслеживать его перемещения... но, через несколько долгих, хотя и относительно спокойных секунд, был вынужден отказаться от этой идеи. Активированных артефактов здесь не было. Вот только... Арн присмотрелся к напольному покрытию кабинета, и чуть не присвистнул от удивления. Весь пол оказался затянут тончайшей полупрозрачной пленкой Тьмы, явно сгущавшейся у фигуры рисса, и бледнеющей ближе к стенам кабинета. Причем, держал эту пленку Лонно, своим собственным источником. Как у него при этом получалось еще и молниями швыряться, одному ургу известно. Но зато, стала очевидна и разгадка поразительной точности Мастера Вязи. Тьма, конечно, нематериальна, по крайней мере в этом воплощении, но моментально реагирует на прикосновения других стихий, будь то Свет, Тень, Вода или Смерть, ей неважно. Она соприкасается с силой и вибрирует, а Лонно ловит отзвук вибрации и долбит в ее эпицентр... Эхолот недоделанный!
   Ухмыльнувшись своему открытию, Т'мор мягко спланировал на стол ректора, заваленный десятками каких-то оберегов и амулетов, и, оказавшись за спиной Лонно, потянул в его сторону ленты Тьмы. Взвился за спиной уже знакомый, за долгое время ставший почти родным, плащ Хаоса, сгущая в кабинете сумерки, дернулся расправляясь, и черным неудержимым потоком, устремился следом за лентами, торопясь укрыть рисса плотным коконом.
   В последний момент Лонно, словно почуяв что-то, резко развернулся, лицо его исказилось в странной гримасе, а глотка, за мгновение до того, как рисса накрыло Тьмой, исторгла непонятную рычащую фразу. Не успев порадоваться своей победе, Т'мор охнул, почувствовав, как его втягивает в невидимую воронку. Сознание арна помутилось и рухнуло в темноту, как всегда ласково принявшую своего последователя. Только на этот раз, рядом был еще и Свет. Острый, колючий, и почему-то отдающий невообразимым, прямо-таки космическим холодом. Он стеной вырос по левую руку от Т'мора, тогда как справа оказалась Тьма, и две стихии начали надвигаться друг на друга, грозя раздавить застрявшего между ними человечка, размазать в лепешку, в кровавые брызги... Раскинув руки, арн почувствовал, как левую ладонь обожгло смертельным холодом, покрывающим кожу сверкающим инеем, тонкими иглами вонзающимся, в плоть, прорастающим внутрь ее острыми кристаллами льда, а правая натолкнулась на языки живого, всепоглощающего пламени, обугливающего пальцы так, что с каждым мигом становятся все отчетливее видны кости. В нос ударила гарь паленой плоти и аромат зимнего утра. Невозможное, немыслимо гадкое сочетание, выворачивающее наизнанку все естество Т'мора. А иней все ближе, потрескивает лопающаяся под его напором кожа и осыпается ледяными кристаллами ткань рубахи, и справа подползает едкий дымок, облизывает черными язычками руку, заставляя скручиваться волоски и темнеть кожу предплечий.
   Не выдержав пытки, Т'мор заорал, завыл, долго, протяжно, до крови из носа, хрипа в глотке, бульканья в легких. И тут же ударил наотмашь хлыст Тьмы, распарывая щеку, но приводя в сознание, выпинывая разум из океана истерии, а следом, по той же щеке пришелся удар ледяного копья слева, не давая забыть о себе, скатиться в небытие. Решай. Быстрее. Сейчас. Решай, ну же! Быстро. Немедленно. Сию секунду! Иначе будет еще больше Боли, дольше Боли! Моря, бездонные глубины Боли на веки вечные, ну!
   Рев перешел в рык, и Т'мор выплеснул свет и тьму, выплеснул из себя, из собственных источников, души, разума... Истошным, рвущим грудь и барабанные перепонки, криком, вымел чистую, низким угрожающим басом рокочущую волну, сверкающую ослепительно белым гребнем, поднимающуюся из непроглядной тьмы, сметающую все и вся, раздвигающую Порядок и Хаос, словно утверждающую свое место меж ними. Жестко, точно, бесповоротно... размазывающую хозяина, будто желая его кровью отметить свои границы меж Тьмой и Светом... И те послушно сдают назад, усмирив норов, лишь чуть касаются нового соседа, словно пытаясь понять, что за диво развело их в разные стороны...
   Плачущий от боли, полуослепший и полуоглохший, Т'мор вывалился на вощенный паркет, безуспешно пытаясь втянуть в обожженные жаром и разорванные льдом легкие, хоть каплю воздуха. Миг, тяжелый сипящий вдох, кровавый клекот в груди и тело скручивает в безумной судороге, желудок выворачивает наизнанку, заливая пол черной пенящейся жижей. Арн обводит красными, от лопнувших капилляров, сочащимися кровавыми слезами, глазами собственную спальню, скрипит зубами от рывков корежащих тело невидимых лап, и дом вздрагивает вместе с ним, стуча хлопающими о косяки дверями, звеня от боли стеклами в витражах... Бьется, словно пытаясь забрать хоть часть этой муки... Топот ног слышен, словно через вату. Хлопок двери, чьи-то причитания, отдающиеся тупой болью в затылке, и тишина беспамятства. Только верный Уголек парит над отдыхающим в сером океане сознании, обдавая уставший, вымотанный до предела разум волнами участия и теплой заботы. А что еще нужно для спокойного отдыха?
   Только тишина и покой... Вот только всегда в этом мире найдется какая-нибудь сволочь, которой плевать на то, чего ты хочешь. Даже если ты этого заслужил.
   Это, Т'мор понял, когда его разбудили вопли обиженного носорога. И чего Байде опять неймется?
   - Вы бы еще ревун с маяка сюда притащили... - Простонал арн в пространство. И в комнате, чудесным образом, воцарилась блаженная тишина.
   - Жив? - С облегчением в голосе, шепотом выдал артефактор, и уже куда убежденнее добавил. - Точно жив. Сволочь.
   - И за что ты меня так? - Попытавшись приоткрыть глаза, но не добившись в этом почти никаких результатов, пробормотал Т'мор, чувствуя себя, как после хорошей пьянки с обязательными вертолетами.
   - За что?! Да тебя убить мало! - Рыкнул Байда.
   - Уже пытались, как видишь, безрезультатно. - Дернул плечами Т'мор, и тут же застонал от приступа головокружения сопровождающегося мощными позывами к рвоте.
   - Удавлю. Вот ей-ей, удавлю. Просто, чтоб нервы мне не трепал. Пей, давай, придурок. - Вздохнул Байда. В губы парня ткнулся край кружки, и после некоторого усилия, он все-таки сумел разжать челюсти и проглотить энное количество какого-то странного отвара. Сознание дернулось, и медленно уплыло в сон, к счастью, без всяких вертолетов.
   Т'мор уже спал, а потому не видел, как разъяренный отношением Байды. Уголек материализовался прямо перед артефактором, и хищно прищурившись, пошел прямиком на обидевшего хозяина, человека. Артефактор, не будь дурак, тут же смекнул, чем ему грозит сосредоточенно-прицельный взгляд змея, и браво отступил за замершую в полной неподвижности матушку Ирну, ошарашенную появлением столь странного существа на ее подведомственной территории. Когда же до полуйотунши дошло, что метящий своими огненными плевками в бороду Байды дракон, вовсе не глюк и не сложная иллюзия, от визга домоправительницы, резиденция вздрогнула от фундамента до крыши... Уголек на мгновение опешил, но заметив ретирадный маневр Байды к дверям в спальню, затрубив в унисон с матушкой Ирной, храбро ринулся в атаку. Вскоре к погоне присоединились и Арролд с Ллайдой, возжелавшие разобраться в происходящем.
   Спустя четверть часа, особняк напоминал поле боя, а обе воевавших стороны, устроившись на кухне, вовсю отмечали перемирие, опустошая многочисленные кастрюльки, сковородки и блюда, пока не пришла оправившаяся от явления Уголька народу, домоправительница и не выгнала высокие договаривающиеся стороны со своей территории, не забыв, правда, снабдить "этого страшноватого, но удивительно милого дракона" лукошком, чудом избежавших разграбления, пирожков с зайчатиной и грибами. Короче, весело было всем, а Т'мор был просто счастлив от того, что никакая сволочь не рвется его будить...
  

Глава 6. С больной головы на здоровую...

   Отлеживаясь после сражения с Лонно, в первые дни, Т'мор был вынужден вытерпеть как минимум с десяток визитов приглашенных Арролдом целителей, мнение которых, в его случае, было поразительно единодушным, для этой братии. Все эти маги Жизни, только разводили руками, не в силах даже назначить какое-то лечение. Полная закупорка источников. Никакие чары, зелья или артефакты, здесь помочь не могут. Нужно просто ждать. И ждали. После того как Т'мор, изрядно умученный посещениями целителей, продемонстрировал очередному магу Жизни, зажатый в руке артефакт из своей коллекции, принесенный по его просьбе Лероем, и тихим, но внушительным голосом объяснил назначение невзрачного костяного кубика, визиты прекратились, при полном понимании всех обитателей резиденции. Даже Арролд старался не слишком часто тревожить побратима, памятуя о неуравновешенном его состоянии. И по той же причине, ограничил доступ к нему остальных членов клана и просто знакомых. Вообще, отношение к Т'мору в резиденции, в последнее время, больше походило на отношение к дорогой старинной фарфоровой вазе: не дышать, не трогать, и вообще, держаться на расстоянии. И арн был благодарен за это, сам прекрасно понимая, чем могут грозить ему самому и окружающим, вспышки гнева сумеречного дракона. Байда оказался крайне убедителен в своей речи, в тот вечер, когда арн разнес холл резиденции. А сейчас, дело осложнялось еще и тем, что при закупоренной силе, впав в ярость, Т'мор мог просто взорвать себя самого, попутно организовав немалый кратер на месте резиденции.
   На восстановление сковывавших его эмоции волевых щитов и размыкание источников, у арна ушло четыре декады, половину которых он провалялся в постели, будучи не в силах даже доползти до ванной комнаты. И сейчас, впервые после долгого отсутствия, появившись в гостиной и пережив поток поздравлений с выздоровлением от Арролда, Ллайды, эра Ассана, Байды и, неизвестно каким ветром занесенных в резиденцию ап Хаш, Лира и Нирры, арн был ошарашен целым потоком новостей. Например, владыка Хорогена, эр Аллин, к которому таки обратился глава клана, после давешнего представления в холле резиденции ап Хаш, назначил всем участникам тех событий аудиенцию, которую, в свою очередь пришлось перенести из-за тяжелого состояния арна. Следующая новость, в отличие от первой, вызвала на лице Т'мора злую, кривую от приобретенного в столкновении с первостихиями, глубокого шрама, улыбку. Сьерр Лонно, Мастер Вязи и ректор Столичной Академии Шаэра впал в кому, и никакие попытки целителей вернуть ему сознание, пока не привели к каким бы то ни было успехам. Эту новость сообщил Лир ан-Торр, уважительно поглядывая на бледного и хмурого молодого человека, устроившегося в глубоком кресле у камина. Информация вернейшая, Лир получил ее во время очередного испытания портального кольца, когда нос к носу столкнулся в кабинете своего родового замка с Торром. Старый архивариус бежал из крепости и-Нилл, мотивируя свой поступок тем, что он де, не хочет находиться под одной крышей с окончательно сбрендившим после происшествия с Лонно, князем и, кажется, был искренне рад тому, что его потомок с супругой, живы и здоровы, и наслаждаются жизнью вдалеке от тех пертурбаций, что сотрясают Высокий Дом... И еще одну серьезную новость, немало удивившую и заинтересовавшую Т'мора, сообщил Арролд. Не прошло и десяти дней с момента обнаружения Лонно в овощеподобном состоянии, как о себе напомнил синдик наемников Росста.
   Утт был немногословен, но даже того, что он поведал, хватило, чтобы Арролд начал трясти Байду на предмет восстановления артефактной защиты резиденции. Кто-то снова стал набирать бойцов для работы в Аэн-Море, обещая очень неплохие деньги. Это, конечно, еще не повод для такой бурной реакции, но только если не учитывать почти официальную цель найма, и некоторые дополнительные факты... А цель была объявлена как единичная, и крайне опасная. Разумеется, такой целью может оказаться и кто-то из глав кланов, или при должной фантазии, даже сам владыка Хорогена, благо обещанная плата, позволяет сделать и такой вывод. Но по ряду признаков, Грым пришел к выводу, что в качестве дичи, заказчик рассматривает отнюдь не их, а одного шибко шебутного арна, о чем и сообщил Арролду в короткой беседе по шару связи.
   - И кто это может быть, как думаешь? - Задумчиво протянул Т'мор, рассеяно рассматривая осенний пейзаж за окном гостиной. - Кто-то из изгнанных решил отомстить за смерть Броза?
   - Сомневаюсь. - Покачал головой ап Хаш. - Все резервы его клана были арестованы, хранилища опечатаны, а сами подопечные, находясь в Пустых землях, вряд ли могли найти нужную сумму, да еще и за такой короткий срок. Да даже если бы они и нашли какую-нибудь захоронку, вывести деньги из Пустых Земель в Хороген, задача не на один год. Крупные суммы из-за кордона неминуемо привлекут внимание стражей... а уж приходящие нелегально, тем более... Скорее уж, это кое-кто из риссов, союзников лича, воду мутит...
   - Думаешь, у Риона есть выход на здешних наемников? Сомневаюсь, что-то...
   - У самого князя и-Нилл, вряд ли. - Согласно кивнул Арролд. - А вот связи с кланами, поддерживавшими Броза, могли сохраниться. Сами кланы, после произошедшего с ап Ннестом и изгнания Брозовых выкормышей, в драку не полезут, но оказать небольшую помощь тому, кто решится на активные действия, одновременно оставаясь в стороне, наверняка не откажутся.
   - Понятно. Что ж, если наемников собирают, действительно, по мою душу, то других претендентов, кроме как Рион, и в самом деле не наблюдается. Наверное... Вот только, как бы в этом убедиться? - Проговорил Т'мор.
   - Думаю, это, как раз, не проблема. - Небрежным тоном произнес Арролд.
   - Вот как? Интересно... - Арн с любопытством покосился на Арролда, поудобнее устраиваясь в кресле.
   - Ну, здесь, спасибо надо говорить все тому же Грыму... - Хмыкнул хорг, поднимая бокал с вином. - Он посчитал, что оплата в виде артефактов, полученная за извещение о готовящейся акции, слишком велика, но вернуть часть полученного... хм, он все-таки утт, а у них даже первое слово в жизни, говорят, не "мама", а "мое!". В общем, наш пушистый друг решил отдариться... Посылка от него, на днях должна прибыть в Аэн-Мор.
   - И? Что это за посылка такая, что может помочь нам определить личность заказчика? - Не понял Байда.
   - Это не что, а кто... - Поднял вверх указательный палец Арролд. - Вербовщик заказчика, если быть точным. Конечно, нет никаких гарантий, что он в курсе, кто в действительности, является инициатором охоты. Вполне возможно, что это мелкая сошка, ничего, толком, не знающая, кроме, разве что, имени отдавшего ему приказ. Но и это, ведь, уже кое-что, разве нет?
   - Однако. - Пробормотал Байда...
   - Вот интересно, во сколько же заказчик оценил мою голову... - Со вздохом проговорил Т'мор.
   - Что, самомнение беспокоит? - Хмыкнул ап Хаш. - Меньше чесать надо. А вообще, вот приедет наша посылка, у нее и узнаешь... в смысле у него.
   - М-да... Общение с уттом, явно не пошло на пользу твоему слогу. - Хмыкнул Т'мор, и тут же улыбнулся. - Ну, так может, все-таки, утолишь мое любопытство? Вот не верю я, что ты не в курсе такой мелочи. А?
   - Ург с тобой. - Махнул рукой Арролд. - Грым говорил, что заказчик собирает три десятка наемников, традиционное число, наверное. Это, пять-семь тысяч злотней, плюс премия в случае удачной охоты, еще около пяти тысяч... Ну как?
   - Четверть стоимости моей трости. - Хмыкнул Т'мор. - А они жадины, да... Подожди, Арри, ты сказал: "собирает"? Значит ли это, что неведомый заказчик, до сих пор, так и не смог набрать нужного числа бойцов?
   - Зришь в корень. - Кивнул Арролд. - После летнего выступления, вольные наемники Полуночного Хорогена совсем не горят желанием лезть в Аэн-Мор, и второй раз наступать на одни и те же грабли.
   - Хм... Т'мор? - Возникшую в разговоре долгую паузу нарушил Лир, в обществе хоргов чувствовавший себя несколько неуверенно, но старательно скрывавший свое состояние от окружающих. Если бы не довольно странная молчаливость бывшего дипломата, даже арн вряд ли бы догадался о его нервозности.
   - Да?
   - Может, расскажешь, что ты сделал с Лонно? - Поинтересовался Лир. И судя по оживленной реакции окружающих, он был не единственным, кого интересовал этот вопрос. Особенно это было заметно по Ллайде, бывшая жрица храма, так выразительно уставилась на бледного арна, что тот почувствовал себя не в своей тарелке.
   - Ну, целители же установили, что он в коме... - Медленно проговорил Т'мор.
   - Уж извини, но помня, как ты поступил с Лораной, - покачал головой Лир, - я не очень-то верю, что кома Мастера Вязи была настоящей целью...
   - Ну... в принципе, верно. - Кивнул Т'мор. - Вообще-то, я не думал, что подобное произойдет. Все, чего я добивался, это лишить Лонно возможности обращения к источнику. Почему он впал в кому, я понятия не имею... С Водяным такого не было.
   - С Водяным? А, тот студиоз и-Лонн, которого ты лишил магии, во время учебного поединка! Помню-помню. - Усмехнулся Лир.
   - Лишил магии? - Задумчиво пробормотала Ллайда, переводя взгляд на рисса. - Дом Лир, скажите, а сколько лет этому самому мастеру Вязи?
   - Ох, эрия, спросите что-нибудь полегче. - Ответил Лир. - Одно знаю точно, когда я поступал в Академию, сьерр Лонно уже был ее ректором, и, по-моему, не первую сотню лет. Так что думаю, лет семьсот, ему есть.
   - Тогда, я, кажется, знаю, почему атака Т'мора вызвала такую реакцию...
   - Ну-ка, ну-ка? - Встрепенулся Байда.
   - Понимаете, в арсенале жрецов есть подобный ритуал, точнее проклятие. Презрение Тьмы, называется. - Задумчиво проговорила Ллайда. - И у него есть такая особенность: при наложении этого проклятия на существо, перешагнувшее отмерянный природой рубеж жизни, проклятый, отрезанный от своего источника, за счет которого, по сути, и поддерживается его существование, начинает быстро угасать. И кома в таких случаях, всего лишь эффект от лишения доступа к источнику. Думаю, к зиме, Лонно придет в себя... вот только, это будет лишь временное улучшение. А там, полгода максимум, и он умрет.
   - А с тобой опасно ссориться, парень... - Покачал головой, впечатленный Байда.
   - Может оно и к лучшему. - Пробормотал Арролд, и Лир поддержал его энергичным кивком. Но, заметив недоумение Т'мора, белогривый вынужден был пояснить свои слова. - Если бы не эта кома, то, даже лишив сьерра его Дара, ты все равно оставил бы за спиной весьма могущественного, и самое главное, разъяренного врага. Пусть даже его могущество оказалось бы сведено к острому уму, влиянию и финансам, поверь, этого могло быть более чем достаточно, чтобы основательно попортить тебе жизнь.
   - Не успел бы. - Проворчал Т'мор, мысленно отвешивая себе мощный подзатыльник за то, что в действительности, даже не подумал о подобной возможности, в погоне за местью. Ну, а закончив с мысленным самоистязанием, арн поспешил сменить тему беседы. - Лир?
   - Да?
   - А что там такого натворил Рион, что твой славный предок сбежал из любимой библиотеки в ваше родовое гнездо?
   - Ну, если без подробностей, то Рион поставил на уши весь Дом. Крепость наводнили вассалы Раудов, Шерн аэн'Ги со своими присными, еле успел слинять в загородное имение, короче, полное впечатление, что после происшествия с Лонно, у князя основательно поехала крыша. Он боится, Т'мор. И я даже догадываюсь кого именно...
   - Надо же... - Губы Т'мора разъехались в кривой усмешке. - Никогда не думал, что новость о том, что тебя кто-то боится, может быть такой приятной.
   Вошедшая в гостиную, сразу после этой фразы, домоправительница моментально, одним суровым взглядом, свернула обсуждение новостей и, сообщив, что в столовой уже стынет обед, развернувшись, выплыла из гостиной. В результате, не рискнувшая обидеть полуйотуншу, разношерстая компания с гомоном направилась к столу.
   На следующий день, Арролд поднял Т'мора ни свет ни заря, а когда арн попытался возмутиться, перевел все стрелки на Ллайду, возжелавшую привести в порядок гардероб человека перед официальным визитом к правителю Хорогена. Не то, чтобы это было обязательно... в конце концов, и Т'мору и Арролду еще памятен их приезд к эру Аллину в повседневной одежде, когда одна ушлая синеглазка добралась до шара связи во дворце Тсар но'Шаэр. Но одно дело, срочная надобность и совершенно иное, визит по официальному приглашению владыки. А посему, пришлось Т'мору выбираться из резиденции, и под конвоем Ллайды Темнейшей отправляться в повторный тур по лавкам Аэн-Мора. Чем эрию не устроил тот костюм, что был на Т'море в день ее свадьбы с главой клана ап Хаш. Ллайда не пояснила. Только фыркнула пренебрежительно, и потянула арна под очередную вывеску в торговых рядах.
   В результате, до любимой лаборатории в подвалах Байды, Т'мор добрался только после обеда, причем в таком состоянии, словно только что пережил еще одну битву со стихиями. Бледный, уставший и абсолютно апатичный. Впрочем, последнему обстоятельству артефактор был только рад. Уж очень ему не хотелось, чтобы сумасшедший дракон сорвал свою злость на ни в чем не повинной лавке кузнеца.
   - Какие планы на завтра, Т'мор? - Поинтересовался Байда, когда они закончили возиться с очередным заказом мастера и устроились в кабинете артефактора, вооружившись чайником и пиалами, наполненными терпким, горячим чаем.
   - Да вот, думаю навестить домессу Нирру на побережье. - Пожал плечами арн. - Хотелось бы узнать как у нее дела, да и вообще...
   - А когда собираешься в Шаэр? - Словно между делом, поинтересовался Байда.
   - А что я там забыл? - Неподдельно удивился Т'мор.
   - Ну как... Ты же, вроде бы, долги возвращаешь, так разве у тебя там не осталось должников? - Прихлебывая ароматный ханьский напиток, пробормотал артефактор.
   - Это ты о Рионе, что ли? - Т'мор непроизвольно коснулся рукой отметины на щеке, избавиться от которой ему не помог даже оборот. Очевидно, нанесенные первостихиями, шрамы так просто не сходят...
   - Хотя бы и о нем. - Пожал плечами Байда.
   - Вот уж на фиг. - Хмыкнул Т'мор. - Судя по тому, что рассказал Лир, этот ургов князь уже намало огреб, а если дела пойдут так же и дальше, то ему и вовсе грозит остаться без титула. И пусть еще радуется, если с должности главы клана не попрут...
   - Однако... - Мастер почесал затылок. - Вот не думал, что ты так легко к этому отнесешься.
   - Байда, я, конечно, сумеречный дракон, и все такое, но кроме этого, я еще и человек, так на всякий случай. Более того, смею тебе напомнить, что я еще и мастер школы Разума, и смею надеяться, отнюдь не из последних. Так что уж что-что, а контролировать себя, я худо-бедно могу. И уж тем более, не позволить инстинктам дракона взять верх над разумом.
   - Знаешь, это, конечно, приятно слышать. - Недоверчиво хмыкнул мастер-кузнец, - Но, в свете недавних событий, твое заявление звучит чересчур самоуверенно, не находишь?
   - Извини, Байда, тебе знакомо такое средство передвижения, как велосипед? - Со вздохом спросил Т'мор.
   - Ну, естественно. Я и ездить на нем умею... - Недоуменно кивнул собеседник. - А к чему ты о нем вспомнил?
   - Как пример. Вот скажи, ты когда впервые сел за руль велосипеда, сразу поехал?
   - Конечно, нет. - Фыркнул Байда. - Пришлось локтями да коленями, с землей поздоровкаться, и не раз.
   - Ну, вот и с моим самоконтролем, тоже самое. - Развел руками Т'мор, и потянулся к чайнику. - Когда не знаешь как защититься от инстинкта, он побеждает, но как только находишь равновесие... Понятно?
   - Сумбурно, но, в принципе, понятно. - Согласился Байда, и усмехнувшись расправил усы. - Оно и к лучшему, а то я задолбался уже носиться с твоей ранимой психикой, как с банкой нитроглицерина...
   - Только ты смотри, не переусердствуй теперь в язвительности. - Хмыкнул Т'мор, криво ухмыляясь. - А то ведь, из меня "велосипедист" пока что неопытный... Спровоцируешь, а я ка-ак жахну, чем-нибудь зебристым...
   - Каким?! - Закашлялся Байда.
   - Зебристым. - С гордостью повторил Т'мор. - А что, как еще можно назвать смесь чего-нибудь убойно-темного и смертельно-светлого?
   - Как насчет "тени"? - Отсмеявшись, спросил Байда.
   - Не получится. Тень, она мягкая, нежная, ей жахнуть, ну никак не выйдет... Это все равно, что подушкой огреть. Вроде и сильно врезал, а толку чуть. - Вздохнул арн.
   - Ург с тобой. Вот теперь действительно верю, что ты в себя пришел. - Махнул рукой Байда. - Оно и к лучшему. Мстить надо с холодной головой.
   - Да далась тебе эта месть?! - Возвел очи горе Т'мор. - Я же сказал, пусть Рион сам себе мстит, у него, кстати, неплохо получается. Знаешь же поговорку: "Задумал мстить, копай две могилы. Одну для врага, вторую для себя". Я вот, после боя с Лонно, отчетливо понял всю ее глубину. Так что...
   - Да причем здесь князь и-Нилл! - Вздохнул Байда. - Если ты считаешь, что эта месть состоялась, то великолепно... И ург бы с ним. Но есть еще кое-кто, о ком ты, кажется, позабыл в суматохе.
   - Это еще кто? - Нахмурился Т'мор, но через секунду, глаза его полыхнули алым отблеском, и он кивнул. - Ну конечно, Шарх!
   - Именно. - Щелкнул пальцами Байда. - Не знаю как, но ты должен с ним разобраться.
   - С чего бы это я ему еще что-то должен? - Возмутился Т'мор, хотя подспудно почувствовал правоту Байды. И это было... странно.
   - Тут вот какое дело... - Замялся Байда. - Понимаешь, это из той же серии: "что еще придурок-артефактор не рассказал об арнах". Ты определил для себя круг тех, кому НУЖНО отомстить. Так? И большая часть работы, так сказать, уже проделана. Думаю, кстати, это одна из причин, почему тебе стало легче себя контролировать. Хотя и твоей собственной заслуги в "усмирении" своего внутреннего дракона, я умалять не собираюсь. Но дело нужно довести до конца, иначе спровоцировать твою ярость, не составит никакого труда, кому бы то ни было... и еще очень долгое время. Понимаешь?
   - Бред какой-то. - Потер шрам Т'мор. - То есть, я должен надавать по шапке Шарху, только для того, чтобы обрести внутренне равновесие, так что ли?
   - Не обрести, а полностью восстановить. - Вздохнул Байда. - В общем-то, это одна из причин, почему арны были самой малочисленной расой в Мор-ан-Таре. Всего-то чуть больше трех с половиной тысяч человек. Очень мстительных человек, надо заметить.
   - Это ты так аккуратно намекаешь, что если я не разделаюсь с Шархом, то могу в любой момент распрощаться с собственным рассудком, и как следствие с жизнью, да? - Скривился Т'мор. - Ведь как однажды сказал Арролд: "Сумасшедший маг Разума, это проблема, с которой принято разбираться кардинально".
   - Ну не все так страшно. - Покачал головой Байда, и помолчав, тихонько добавил, - мне так кажется.
   - А мне кажется, что если я стану мстить всем и вся, то очень скоро гарантировано прослыву сумасшедшим, и итог будет тот же самый. В смысле, травить меня станут как дикого зверя. - Мрачно отреагировал Т'мор.
   - Твое дело, парень. Это исключительно твое дело. - Развел руками артефактор. - Я всего лишь обрисовал тебе ситуацию. А как поступать, это...
   - Да понял я. - Вздохнул Т'мор. - "это мое дело".
   - Именно. - Кивнул мастер и, усмехнувшись, по-дружески ткнул собеседника в плечо. - Да не раскисай ты. У тебя же есть великолепный выход!
   - Это какой?
   - Ну как же?! - Деланно изумился Байда. - Нужно просто перестать клепать себе врагов, которым нужно было бы за что-то мстить!
   - Вот ты умный. - Не менее фальшиво восхитился Т'мор. - Охренеть, какой классный совет. И как я сам недотямкал, а?
   - Просто ты еще слишком молод, дитя мое. - Дребезжащим старческим тоном протянул артефактор, стараясь не расхохотаться. Впрочем, глядя на него и Т'мор не удержался от короткого смешка.
   - Ладно, умудренный жизнью старец. Попробую решать проблемы по мере их поступления. - Хмыкнул арн. - В конце концов, Шарху действительно есть за что мстить...
   - О! Слова не мальчика, но мужа! - Воскликнул Байда, салютуя ученику пиалой с чаем.
   - Ург с тобой. - Отмахнулся парень. - И вообще, уже вон за окном темно, а ты все никак не отпустишь меня восвояси. Рабовладелец!
   - Кто, я?! - Возмутился артефактор. - Нет, вы только посмотрите на него, а! Заявляется, понимаешь, чуть ли не каждый день, наливается под завязку моим любимым чаем, пользуется моим оборудованием, материалами, чего-то там химичит, учится, опять же, абсолютно бесплатно! И еще обзывается. Хам! Вали в свои "свояси", неблагодарный!
   - Уже ушел. - Рассмеялся Т'мор, исчезая в тени.
   - Позер. - Пробурчал Байда.
   На следующий день, Т'мор, как и планировал, наведался на побережье, в гости к риссам. Пообщался с Ниррой, справился о ее здоровье у Хорта, насладился стряпней полуйотунши Арги, и передал привет от Лероя Сою и Тари. И только совершив все эти экзерсисы, смог спокойно переговорить с Лиром, за бутылочкой уже привычного, реннского закатного, поведавшим гостю подробности своей встречи с Торром.
   Как оказалось, сбылось предостережение Лонно о целях добычи кристалла Тьмы, ставших известными старому архивариусу. Уж кто именно выболтал эту информацию основателю одноименного клана, Торру, неизвестно. Но то, что в гневе, старик умудрился разнести чуть ли не половину княжеских покоев, после чего, удалился, громко хлопнув дверью, напоследок, знала вся Столица. Равно как и предупреждение Торра, что Рион сам накликал неприятности на собственную задницу, и теперь может выворачиваться как хочет, а сам глава клана Торр удаляется в свой фамильный замок, поскольку не желает иметь дела с князем-идиотом, пошедшим на поводу у фанатиков. Мало кто понял, о чем говорил старый рисс, но его демонстративный уход из крепости, фактически отречение от князя Дома, показало, всю серьезность положения... А Торру привыкли доверять. Патриарх риссов редко ошибался в своих решениях, так что для Риона, настали тяжелые времена. И князь и-Нилл ударился в панику... Уход Торра ударил по его репутации, и репутации Дома так, что Риону осталось только запереться в крепости со своими вассалами, и не высовывать оттуда носа. Потому как исправить положение, пока отсутствуют, фактически, главы всех входящих в Дом кланов, не представляется возможным. В глазах столичных жителей и других Высоких Домов, и-Нилл рухнул ниже плинтуса. Даже Тсар но'Шаэр, обычно вмешивавшийся в случае, если в каком-то Доме возникал некий кризис, занял строго выжидательную позицию, и молча наблюдал за развитием событий. А те не заставили себя ждать. Две декады назад, дом Шерн аэн'Ги, собрав своих вассалов, поднял рокош. Правда, к активным боевым действиям он переходить не спешил. Зато, укрепив оборону своих владений, перевел все крепости клана в осадное положение, поднял мосты, и закрыл города, запретив вывоз из них налоговой доли Дома. Клан Торр же взирал на эти приготовления с откровенным пофигизмом, хотя и из его городов, в казну Дома не поступило обычного ежемесячного платежа. А когда князь заикнулся о том, что дескать, пора и мажордому заняться его прямыми обязанностями, мастер Корр в ответ, на голубом глазу, ответил, что именно этим он и занимается. А именно, готовит княжеские крепости в предгорьях Таласса к обороне. И отвлекать его во время этого важнейшего процесса не надо. Во избежание... Что забыли запершиеся в полуденной части земель и-Нилл, подчиненные клана Ги, в полночно-восходной части тех же владений Дома, мажордом объяснять не стал. Впрочем, князь и не спрашивал, прекрасно поняв, по какому адресу его отправил собственный воевода. Вот только от понимания этого, легче не становилось... Тем более, под дамокловым мечом, обещанной старым Торром мести со стороны арна, неотвратимость и ужас которой, от души расписанные ушлым риссом и подкрепленные событиями с Лораной и Лонно, кажется, начисто отрубили у мечущегося меж многочисленных огней накативших проблем, Риона, способности к рациональному мышлению. Впрочем, на одно суматошное действие, его все-таки хватило. Фактически сразу после отъезда Торра, князь собрал оставшихся в крепости риссов, и официально объявил о том, что известие о смерти Т'мора были, что называется, сильно преувеличенны. Более того, по мысли князя Дома и-Нилл, выходило, что пригретый на обширной груди Гора, новоявленный защитник клана, предал все и вся, стакнулся с вечными врагами риссов, хоргами, и даже провел часть из них на территорию и-Нилл! К счастью, домесса Лорана сумела помешать коварным планам предателя, и приведенный им в охотничий домик у Сандовара отряд убийц был уничтожен. А сам Т'мор бежал.
   Зачем Риону понадобилось нести этот бред, Т'мор так и не понял. Очевидно, у князя, действительно, поехала крыша, если он решился на такой идиотизм, но поделать ничего уже было нельзя. Гвардейцы и вассалы Раудов дружно осудили и заклеймили "предателя", пообещав уничтожить его, едва только встретят... Здесь, Т'мор откровенно презрительно хмыкнул, но комментировать не стал. А уж когда Лир заметил, что присутствовавший при этой феерии маразма, Гор на вопрос Риона, отречется ли тот от названного брата, лишь махнул рукой, арн и вовсе замкнулся.
   Да, поведение побратима задевало Т'мора и раньше. Да, он мог понять, что Гор, возможно, страдал от произошедшего с Лораной, не меньше, чем Т'мор от смерти Риллы, но настолько наплевательское отношение названного брата, напрочь выморозило хоть какие-то положительные чувства, по отношению к Гору, что еще теплились где-то в глубине души арна. Правда, и ненависти к нему, Т'мор тоже не испытывал, Побратим стал ему попросту безразличен.
   Поняв по виду человека, что тема стала ему неприятно, Лир довольно шустро перешел на другие рельсы, так что следующие полчаса, они с Т'мором посвятили обсуждению возможных диагнозов заболеваний, терзающих довольно быстро съезжающего с катушек, Риона, и возможностей пополнения запасов вина, поскольку с приездом Торра в родовой замок, доступ Лира к собственным погребам оказался несколько затруднен.
   - А мне, знаешь ли, бокал реннского необходим для хорошего сна. - Со вздохом пожаловался Т'мору Лир.
   - Кхм, кхм. Не помешаю? - Осведомился Хорт, появившийся на площадке веранды как раз в тот момент, когда рисс вздыхал о реннском.
   - Что вы, мастер! Разумеется, нет. Проходите. Вина? - Тут же встрепенулся Лир.
   - Не откажусь. - Степенно кивнул Хорт, присаживаясь на низкую скамеечку, и задумчиво рассматривая багрянец и золото, укрывшие небольшую долину. Дождавшись, пока рисс передаст ему вино, тор качнул в руке бокал тонкого стекла и, втянув массивным носом, аромат рубиновой жидкости, всколыхнувшейся на его дне, аккуратно расправив длинные усы, осторожно пригубил напиток. - Великолепно.
   - Согласен. - Со вздохом кивнул Лир.
   - Я слышал, что у вас возникли некоторые проблемы с восполнением запасов этого напитка. - Медленно проговорил тор. - Если желаете, я мог бы поговорить с родственниками, и...
   - Поставка из Шаэра в Хороген реннских вин ограничена конвенцией. - Заметил рисс, поняв, к чему клонит Хорт.
   - Ну да, и именно поэтому, такое вино есть в погребе любого мало-мальски значимого клана белогривых. - Фыркнул тор, весело блеснув глазами.
   - Вот как... Не знал, что и-Ренн с такой легкостью нарушают правила. - Задумчиво проговорил Лир.
   - Ну, неужели вы думаете, что все так просто? - Покачал головой Хорт, делая еще один глоток вина. - На самом деле, оно еще проще. Среди моих сородичей, ведь, тоже есть любители этого напитка. Так что, если один тор покупает у уважаемого Дома несколько бочек вина, это никого не удивляет. Ну а поскольку для нас не существует границ... То нет ничего удивительного, что часть этих бочек вдруг оказывается у другого моего сородича, уже по эту сторону Таласского хребта. А что мешает доброму тору поделиться этой радостью с хорошими знакомыми?
   - Я вас понял, уважаемый мастер Хорт. - Улыбнулся рисс. - И во сколько же мне обойдется наше с вами хорошее знакомство?
   - Думаю, мы договоримся, уважаемый дом. - Склонил в ответ голову тор, зыркая в сторону Т'мора. Тот понятливо хмыкнул.
   - Ну что же, господа, думаю, с этим вы и без меня разберетесь. А мне, пожалуй, пора. Дел на сегодня еще немало, а вот времени...
   И, тепло попрощавшись с обитателями дома у моря, Т'мор, спустившись к поддельному рунному кругу, портировал в Аэн-Мор.
  

Глава 7. Иногда, быть вместе, не значит быть рядом...

   Аудиенция у правителя Хорогена вымотала Т'мора до невозможности. Мало того, что эр Аллин, осведомленный Арролдом и Байдой о временной неуравновешенности арна, чуть ли не в ультимативной форме потребовал, чтобы Т'мор свел свои прогулки по Хорогену к минимуму. Так он еще и настоял на том, чтобы в тех случаях, когда темный маг покидает пределы резиденции ап Хаш, при нем находился кто-то из присутствовавших на аудиенции. То есть, кто-то из сладкой парочки, с потрохами сдавшей Т'мора владыке Хорогена. И это еще можно было считать победой, поскольку, изначально, эр Аллин вообще настаивал на сопровождении Т'мора в его прогулках по городу, взводом владычьих гвардейцев! Понятно, что все это подавалось под соусом а-ля защита от предполагаемых наемных убийц, большая вероятность появления которых, правителю откуда-то была известна, но арну от этого легче не было. Ну а когда, не без помощи Арролда, Т'мору все же удалось отстоять свое право не таскать по городу хвост громыхающего убийственным железом конвоя, и аудиенция близилась к завершению, расслабившийся от своей маленькой победы, арн пропустил-таки удар.
   - Эр Т'мор, в завершение нашей беседы, я бы хотел задать вам несколько вопросов... - Мягко проговорил эр Аллин, и тут же уточнил, словно успокаивая молодого мага. - Нет-нет, речь пойдет не о ваших предках. Об этом мы еще успеем поговорить, не так ли?
   - И на том спасибо. - Тихо, себе под нос, буркнул Т'мор, которого откровенно достала любознательность правителя в отношении сумеречных драконов.
   - Да, так вот, у меня к вам пара маленьких вопросов... Скажите, эр Т'мор, как вы прошли защиту дворца? - С самым невинным видом поинтересовался эр Аллин, и Т'мор возблагодарил все и вся за то, что его эмоциональные блоки, после недавней встряски, уже несколько дней, как окончательно пришли в норму, и на лице не отразилась вся та гамма чувств, что вихрем пронеслась в его душе.
   - Эр Аллин? - Приподнял бровь Т'мор, изображая удивление и непонимание.
   - Ну же, эр Т'мор, не надо строить из себя белую овечку. - Покачал головой правитель Хорогена. - Мои подчиненные провели большую работу, чтобы понять, кто именно вскрыл защиту дворца. Для чего это было сделано, понятно и так. Вопроса лишь два. ЗАЧЕМ вы это сделали, и КАК?
   - Эр Аллин, я не...
   - Т'мор, я же сказал, не стоит. - Тон хорга похолодел, а Арролд с Байдой постарались сделать вид, что их в кабинете вообще нет.
   - И все-таки, могу я хотя бы узнать, почему ваши подчиненные решили, что это я проник во дворец? - Вздохнул Т'мор.
   - О, нет ничего проще. Во время планового обхода внешних стен, той ночью, дневальный маг обнаружил на мостовой, чуть ли не вплотную к периметру, отблеск Узора разумного существа. К вашему сведению, уставом караульной службы предусмотрено снятие слепка отблесков с прилегающей к периметру территории, и их последовательная сверка, каждые два часа, по ночному расписанию. Так вот, судя по интенсивности, разумный, оставивший этот отблеск, провел у стены не менее часа. Согласитесь, весьма странное обстоятельство. Надо ли говорить, что после масштабной сверки известных моим службам Узоров, совпадение было обнаружено? Специалисты дают девяностодевятипроцентную вероятность того, что отблеск принадлежал именно вам. И это в ту самую ночь, когда был совершен взлом защиты дворца...
   - Мало ли? Может, у меня там свидание назначено было? - Пробурчал Т'мор.
   - Глухой ночью, в темном переулке, без всяких ориентиров для возможной встречи? Вы плохо думаете о моих розыскниках. А они привыкли делать свою работу очень качественно. Ну, кто станет торчать заполночь у глухой дворцовой стены просто так? Не смешно, эр Т'мор.
   - Скажите, эр Аллин, а я, вообще-то выйду отсюда самостоятельно? - Хмыкнул арн.
   - Клянусь стихией, что не стану наказывать вас за проникновение во дворец и кражу имущества, если ответите на два моих вопроса, о причинах и способе вашего проникновения во дворец. - Милостиво кивнул Аллин, и над его вытянутой ладонью вспыхнул клубок Тьмы.
   - Зачем и как? - Вздохнул Т'мор.
   - Именно. Я вижу, мы понимаем друг друга... Т'мор, я, действительно, не собираюсь сажать вас в темницу или казнить... В конце концов, кража тапочек не самое ужасное преступление в мире... Но вы, каким-то образом, умудрились за полчаса проделать то, что не удавалось ни одному магу, меньше чем за полгода! И нам жизненно важно знать, как вы это сделали... - Проговорил Аллин и, сделав небольшую паузу, продолжил. - Так что?
   - Хорошо. - Кивнул Т'мор, обменявшись с Арролдом ворохом мыслеобразов. - Я расскажу.
   К концу повествования арна, Аллин полностью растерял свою фирменную невозмутимость хорга.
   - Но зачем это вам понадобилось?! - Правитель обвел испытующим взглядом троицу визитеров, и Т'мор, со вздохом выложил на стол два артефакта, так и проболтавшихся все это время в одном из многочисленных карманов его экипировки. Объяснение того, зачем именно два человека и хорг ломанули дворец владыки, заставило Аллина, окончательно забыть о том, что он хорг, и зайтись в сумасшедшем хохоте.
   - Нет, ну это ж надо! Взломать дворец, поднять на уши оба Кабинета и всех городских хранителей, включая корпус дознавателей, только для того, чтобы подарить Тьме тапочки с сиреневыми помпонами!!! Ох-ре-неть! - Со всхлипом проговорил Аллин, а когда немного успокоился, глубоко вздохнул и продолжил уже нормальным тоном. - И это вместо того, чтобы просто прийти ко мне и посоветоваться... Ну ладно, Арролд и Т'мор, но Байда! Ты же провел в моем артефактории больше времени, чем его нынешний хранитель! Неужели было трудно, для начала, попробовать отыскать необходимый амулет там?
   - А он там есть? - Тихо спросил артефактор.
   - В том-то и дело, что да. - Кивнул Аллин. - Когда я узнал, что Броз выжил после Круга Чести, меня крайне заинтересовал способ его побега. После недолгих поисков в библиотеке, я пришел к выводу, что это мог быть только личный портал. Вот тогда я и обратился к хранителю артефактория, и тот довольно быстро принес мне амулет-блокиратор. Я думал передать его Т'мору, но... Вы решили вопрос иначе, и просьбы о помощи я так и не дождался... Теперь понятно, почему.
   - А сообщить нам об амулете было сложно? - Хмыкнул Т'мор.
   - Плох тот правитель, что решает проблемы своих подданных, вместо того, чтобы помочь им решить их самостоятельно. - Ровным, "хорговским" тоном проговорил, окончательно пришедший в себя, эр Аллин. - Что ж. Как и обещал, я не стану наказывать вас за проникновение во дворец и кражу коронного имущества. Только один вопрос...
   На лице Байды явно проступило выражение, а-ля "ну чего еще тебе с под нас надо?!". Арролд толкнул артефактора в бок, а Т'мор напрягся. Вопросы Аллина его откровенно достали. До самых печенок.
   - Не надо так сурово хмуриться, эр Т'мор. Это просто мое любопытство. - Заметил выражение лица арна правитель, и весело усмехнулся - Скажите, а Тьме понравились тапочки?
   - Она была от них в восторге, эр Аллин. - Сухо ответил Т'мор, поднимаясь с места. Это было невежливо. Если уж владыка разрешил сидеть в его присутствии, то встать можно было, тоже, лишь с его позволения. Впрочем, хозяин кабинета, кажется, даже не заметил этого нарушения этикета.
   - Что ж, эры. Благодарю вас. Вы с успехом развеяли мою скуку. Аудиенция закончена. - Все так же пряча в уголках рта улыбку, чопорным тоном произнес правитель Хорогена и, поднявшиеся с кресел визитеры, отвесив церемониальный поклон, покинули кабинет. А на выходе из замка, их догнал один из дворцовых слуг, всучил Т'мору конверт весьма официального вида, обвешанный печатями и запечатанный сургучом, и тут же исчез, так и не проронив ни слова.
   Арн хотел было вскрыть конверт прямо на ступенях дворца, но Арролд, молча освидетельствовав печати, только покачал головой, и отобрав письмо, спрятал его за отворотом камзола. На удивленный взгляд Т'мора он ответил: "Вскроем дома".
   До резиденции добирались молча. И дело было не только в том, что, по сути, владыка Хорогена за время аудиенции чуть не вывернул им мозги наизнанку. У каждого из троицы, сидящей в экипаже, катящемся по древним мостовым Аэн-Мора были свои причины для задумчивости. У Арролда в голове крутились пункты подготавливаемого им и Ассаном, соглашения с дукой ап Рраш, Т'мор размышлял о предстоящем визите в Столицу риссов к Шарху и только что полученном письме, а Байда... впрочем, о чем думал странный артефактор, было несложно понять по ровному голодному урчанию его брюха.
   - Арролд... - Отвлекшись от мыслей о Шаэре, произнес Т'мор. - От Грыма вестей нет? Вроде бы "посылка" уже должна быть у нас, а о ней ни слуху, ни духу...
   - Грым в Россте. - Задумчиво ответил Арролд. - А посылка в пути. Даже если с ней... тьфу ты, с ним, что-то случилось, мы этого не узнаем, пока наемники не приедут в Аэн-Мор, или не вернутся домой.
   - Значит, ждем? - Вздохнул Т'мор.
   - Значит, ждем. - Согласно кивнул хорг. В экипаже снова повисла тишина.
   Письмо вскрыли за обедом и, прочитав его, Т'мор только хмыкнул. Содержание письма весьма успешно отвлекло его от бесплодных попыток размышлений о Шархе...
   - Что там? - Поинтересовался Арролд. - Чем нас решил порадовать эр Аллин, на десерт?
   - А ты откуда знаешь, что это он? - Арн удивленно воззрился на хорга. На что, тот только пожал плечами.
   - Обвес. Печати малого совета кланов и личная печать владыки. По ним не трудно догадаться, кто автор этого творения. - Заметил Арролд. - Так о чем он тебя извещает?
   - Предупреждает. - Криво усмехнулся Т'мор. - Пишет, что в случае первого же серьезного инцидента с моим участием, совет кланов будет вынужден выслать меня из Хорогена, не меньше чем на пять лет.
   - Вот так, так. - Байда побарабанил пальцами по столешнице. - Что-то, мне это не нравится, други. Очень не нравится... Подобная плюха совсем не в стиле нашего владыки...
   - Ну, в данном случае, поделать ничего уже нельзя. - Флегматично пожал плечами Арролд, успевший отобрать у Т'мора конверт и бегло пробежаться по нему взглядом. - Решение уже принято. Фактически, это готовый приговор с отсрочкой исполнения. Так что, братец, тебе остается только очень внимательно смотреть по сторонам, и постараться не вляпаться ненароком в какую-нибудь дурнопахнущую историю. Что, в свете известий от Грыма, выглядит достаточно проблематично...
   - М-да, уж. Вот тебе и отсутствие наказания. - Вздохнул Т'мор.
   - Точно. - Просветлев, щелкнул пальцами, пребывавший до этого в задумчивости, Байда. - Арролд посмотри внимательно. На самом письме есть печать владыки?
   - Нет... - Нахмурившись, ответил тот, внимательно осмотрев подвешенные к листу печати. - Думаешь...?
   - Именно. - Удовлетворенно кивнул артефактор. - Вполне, и это уже в духе Аллина.
   - А теперь можно, тоже самое, только внятно? - Поинтересовался Т'мор.
   - Печать владыки стоит только на конверте. Он не удостоверял сам текст. А это значит, что если даже ты вляпаешься, то прежде чем тебя выслать, малому совету будет необходимо заручиться согласием владыки, или вынести вопрос на решение всего круга семей. Так что, можешь считать это письмо предупреждением о том, как могут развернуться события... - Пояснил Байда.
   - И не только. - Перебил артефактора Арролд.
   - Что ты имеешь в виду? - Не понял мастер.
   - Эр Аллин еще и соизволил приоткрыть нам часть чьей-то задумки по нейтрализации одного сумеречного дракона. - Арролд откинулся на спинку кресла, и окинул довольным взглядом сидящих напротив людей. - Если я правильно понимаю, то этот документ, Т'мор, ты не должен был бы увидеть ни при каком раскладе, до тех пор, пока ему не придет время вступить в игру.
   Смотрите, что у нас получается. Кто-то, пусть будет Рион, задумал расправиться с Т'мором с помощью наемников. Кланы, из тех, что поддерживали Броза, об этом знают. Еще бы, ведь именно на их плечи лег поиск подходящих охотников. Так? Но, в исходе охоты, они не уверены, а убрать с глаз долой неуравновешенного сумеречного дракона, в любой момент готового испепелить обидчика, хочется. Уж очень им неуютно от такого соседства, и гложут опасения, что именно на них окажется направлена ярость арна, в случае неудачи наемников... И в результате появляется вот такой текст. Иначе говоря, как не повернется дело, а дракон будет нейтрализован. Так или иначе. Главное, при провале охоты, не дать ему времени на сбор информации и оперативно выкинуть из Хорогена. А там, можно будет и спокойно подчистить хвосты.
   - С твоих слов получается, что в их глазах, я, просто, какой-то одержимый манией мести, сумасшедший... - Пробурчал Т'мор.
   - Эй! Не забывай, что о сумеречных драконах, большинству хоргов известно только то, что говорится в легендах. - Усмехнулся Байда. - Помнится, лет двести назад, в здешних театрах даже была мода на пьесы с непременным участием арнов, мстящих за что ни попадя.
   - Ладно-ладно. Я понял. - Вздохнул Т'мор и нахмурился. - Остается только удивляться, отчего Броз не был в курсе этой мифической тотальной мстительности моих предков.
   - О, думаю, как раз он, прекрасно знал особенности психологии арнов. Иначе бы и не стал затевать всю эту чехарду с заложниками. - Задумчиво протянул Байда. - Так или иначе, но по его расчетам, ты должен был отдать ему кристалл, а дальше... Либо умирает и арн и заложник, либо только заложник, но виновными оказываются риссы. А лич, таким образом, избавляется от ставших ненужными союзников. Правда, не ясно, как, в этом случае, он намеревался выжить сам... Но это только мои догадки...
   - Думаю, второй вариант вернее. - Апатично кивнул Т'мор, старательно удерживая в себе клокочущую ярость и боль, поднимавшиеся в душе каждый раз, когда он вспоминал о событиях на заимке. - Не зря же, он, сначала, хотел использовать как заложников, хоргов? Вражда темных рас, и так далее... Да и о том, что я прошел Слияние, риссам он так и не рассказал. Думаю, тоже не без задней мысли, а?
   - Может быть. Может быть. - Покивал Арролд, но заметив как побледнело лицо побратима, тут же встрепенулся. - Матушка Ирна! Скорее!
   Ворвавшаяся в столовую полуйотунша, только взглянув на медленно расползающуюся вокруг Т'мора, почти незаметную темную дымку, возмущенно фыркнула на, не уследивших за речью, Арролда и Байду. После чего, подлетела к арну, встала за его спиной и, обняв за плечи, запела что-то тихим, но очень низким голосом. Т'мор дрогнул и обмяк в кресле, а призрачный туман вокруг моментально рассеялся.
   - Фух. Напугали старую. - Распрямившись, покачала головой домоправительница. - Все с ним в порядке. И чего было шум поднимать?!
   - М-да? - Недоверчиво покосился на Т'мора Арролд.
   - Именно. - Кивнула полуйотунша. - Я бы даже сказала, что он сам спровоцировал этот всплеск. Зачем-то ему это понадобилось...
   - Зачем-то... Надо же мне что-то с Шархом решать, а голова абсолютно никаких идей выдавать не хотела... - Пробурчал, поудобнее устраиваясь в кресле, очнувшийся от йотунской "колыбельной", Т'мор.
   - Ну конечно... А предупредить ты нас не мог? - Вспылил Арролд.
   - А тогда бы ничего не получилось... - Развел руками парень. - Но... Вы уж извините меня, просто, этот ургов рисс у меня с самого дворца из головы не выходит. Вот я и...
   - Блин, куда я попал! Т'мор, тебя что, Арролд покусал? Это заразно, да? - Возвел очи горе Байда.
   - Ты это о чем? - Не понял хорг.
   - А то ты не понял, интриган белобрысый! Он же, не только собственными чувствами манипулировал, он еще и нас к нужной теме для пущего эффекта подвел!
   - С кем поведешься... - Развел руками Т'мор. - И вообще, что, у вас одних монополия на использование окружающих в своих далеко и близко ползущих планах?
   - Это когда это мы тебя использовали? - Возмутился Арролд, но, под насмешливыми взглядами остальных присутствующих, включая матушку Ирну, сдулся.
   - Напомнить? - Только что не промурлыкал арн.
   - Не надо. - Вздохнул хорг, и перевел тему. - С Шархом-то, что-нибудь решил?
   - Вроде бы да... Но надо будет на месте посмотреть. - Неопределенно пожал плечами Т'мор.
   Их весьма занимательную беседу прервало появление Лероя. Шебутной громи вихрем пронесся по столовой и, замерев перед хозяином дома, доложил, что перед воротами остановилась повозка и шестеро конных наемников.
   Посланников Грыма с комфортом разместили в цокольном этаже резиденции, а пленника устроили прямо под ними, в подземелье. Допрос же, решили отложить на вечер, тем более, что после манипуляций с собственными эмоциями, Т'мор еще не чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы исследование разума притащенного наемниками хорга со смутно знакомой физиономией, прошло без последствий для здоровья для самого допрашиваемого. Все-таки, сознание, штука тонкая, и сломать его порой, куда легче, чем кажется.
   Едва стемнело, в камеру к только-только очухавшемуся от непомерной дозы снотворного, и еще, толком, даже не разобравшемуся где он находится, вербовщику, вошли трое. Два человека и хорг.
   - Хороший вечер, эр Иллой. - Проговорил молодой хуман, шагнув к лежащему на топчане белогривому. - Неужели, владетель ап Ннест все никак не успокоится? Вроде же наглядно доказали ему, что не стоит лезть к ап Хаш...
   - Де... а? - Обведя мутным взором темное помещение, пробормотал хорг.
   - Ну-ну, эр... Не стоит так уж переигрывать. - Покачал головой хуман, присаживаясь на корточки перед пленником. - И нападать на меня тоже не стоит, ничем хорошим для вас, это определенно не обернется... Ну, я же говорил.
   Последние слова Т'мор произнес, ухватив за шею, впечатавшегося спиной в дикий камень стены, хорга, так, что из-под совсем не человеческих когтей на пальцах, впившихся в горло Иллоя, выступили мелкие красные капельки. Хорошенько встряхнув белогривого, так что у того аж зубы клацнули, Т'мор опустил его обратно на топчан.
   - Будьте паинькой, эр. Не заставляйте меня злиться. - Чуть полыхнули в темноте алым отсветом глаза хумана, и в следующий миг, хорг обмяк, а Т'мор положил ему на лоб свою ладонь, и замер на месте, прикрыв глаза.
   Очнулся Иллой от лязга захлопнувшейся обитой железом, мощной двери в его камеру, и еще услышал как один из спутников странного хумана, что-то пробормотал, а потом глаза хорга закатились, и он уснул. Забылся тяжелым сном, очень крепким сном.
   - Ну и зачем ты устроил это представление? - Поинтересовался Байда у Т'мора, едва они покинули камеру вербовщика.
   - Мастер, Иллой провел во сне почти декаду. Его Рамми, это лекарь грымовский, чуть ли не на внутривенном питании держал. Представляешь, в каком заторможенном состоянии он проснулся? С одной стороны, это вроде бы и неплохо. Все его мыслеблоки давно упали, и мозг беззащитен, словно он только что родился. Но с другой стороны, представляешь, как сложно что-то найти в заторможенном сознании, когда, ни логические, ни ассоциативные цепочки толком не работают? И что, прикажешь мне самому всю его память шерстить, пока на нужное воспоминание не наткнусь? Это ж, сколько времени надо... - Поднимаясь по лестнице, отвечал Т'мор. - А так, хороший выброс адреналина великолепно стимулировал работу мозга, что и позволило мне справиться с работой за считанные минуты.
   - Байда, не задавай ему больше таких вопросов... - Попросил Арролд. - Еще одну такую лекцию, я, без вреда для моей хрупкой психики, не выдержу... А тебе Т'мор, надо лекции в академиях читать. Любого студиоза на раз-два усыпишь.
   - Ну-ну... - Хмыкнул Т'мор, открывая дверь в излюбленную гостиную. - Смейся-смейся. Зато я знаю, кто заказчик, а ты - нет.
   - Можно подумать, оно так уж важно. Уже из личности этого вербовщика понятно, кто отдал приказ. - Фыркнул Арролд, падая в кресло. - Ап Ннест, явно, никак не хочет успокаиваться. Ну а раз, верна эта часть моих умозаключений, то думаю, можно допустить, что и вторая половина, о причастности Риона, тоже верна.
   - А я, а я... а вот щас как дам, больно! - Вспомнив старый анекдот, процитировал Байда. Т'мор тихо рассмеялся, а вот Арролд, явно не знакомый с творчеством "одномирян", обосновавшихся в его гостиной хуманов, только пожал плечами.
   - Как ни странно, но ты прав. - Деланно удивленно покачал головой Т'мор. Рион, действительно, связывался с ап Ннестом по переговорному шару, и просил помочь в поисках наемников для моего устранения. Причем, судя по воспоминаниям присутствовавшего при этой знаковой беседе, Иллоя, князь и-Нилл, кажется, действительно, слетел с катушек. По крайней мере, видок у него так себе... Что не помешало ему назначить сорок тысяч золотых марок за мою голову, а ап Ннесту, заочно, прикарманить большую их часть.
   - Хех... Никак, котоподобный решил отбить те деньги, что его папенька отдал за твою трость. - Хохотнул Байда.
   - Похоже на то. - Ухмыльнулся Т'мор.
   - Все это, конечно, весело. Но, что мы теперь будем делать? - Вздохнул Арролд, принимая из рук бесшумно нарисовавшегося в комнате Лероя, кружку с ллиалом. - Опять созывать членов клана, и нанимать Грымовых мордоворотов? Не жирно будет?
   - О как? Арролд, владетельный эр ап Хаш! От вас ли я слышу столь меркантильные слова? - Деланно изумился Байда. - Неужели сбылись мечты вашего покойного батюшки, и вы наконец, научились ценить эти маленькие, смешные желтые монетки? Старик от счастья, в гробу перевернется...
   - Оставь, Байда. - Отмахнулся Арролд. - Просто, те суммы о которых идет речь, могут пробить брешь даже в немаленькой казне нашего клана, знаешь ли.
   - Посмотри на это с другой стороны, Арри. - Задумчиво проговорил Т'мор, принюхиваясь к аромату ханьского чая, принесенного Лероем для мастера-артефактора. - Это же неплохое вложение средств.
   - Вот как? Ну-на, поясни. Не понимаю. - Заинтересовался Байда, даже не заметив, как арн стянул у него из-под руки только что наполненную чаем пиалу.
   - А что тут понимать? - Пожал плечами Т'мор. - Сейчас у нас уже есть неплохие отношения с наемниками Росста. А кто является основным тамошним покупателем артефактов?
   - Они и являются. Местные жители, в основном, всякую ерунду-мелочевку заказывают... - Пробормотал Арролд, а через мгновение, в его глазах мелькнуло понимание. - Ну конечно! Раньше, они закупались амулетами-обрегами у самого клана ап Ннест, под чьим покровительством и находится город, либо вынуждены были делать персональные, а следовательно дорогие заказы через Башню... Ррит, конечно, не мог особо высунуться, чтобы не огрести от магов ап Ннест за излишнюю ретивость... Хотя, я с ним еще поговорю о правильном ведении дел клана на местах. Но сейчас, у нас есть, фактически, налаженный канал сбыта... А если еще договориться с Гроотом и Марршем, то, при нынешнем, скажем так, условно-плачевным состоянием дел клана ап Ннест, и без того больше ориентированного на арендные доходы, мы имеем очень неплохую возможность подмять под себя торговлю артефактами по всему Полуночному Хорогену... Об этом нужно поговорить с Рраена. Если старик согласится, то другим поставщикам на полуночи вообще делать нечего будет... И Ассан. Обязательно нужно столковаться с ним. Пусть прошерстит наши производственные возможности.
   - И со мной. - В пустоту заметил Байда, а уловив на себе взгляды Т'мора и Арролда, пожал плечами. - А вы как думали? Я тоже люблю хорошо покушать, а для этого, обычно, нужно хорошо поработать, и самое главное, хорошо расторговаться наработанным. Так что, если ты Арролд. всерьез решил начать торговую экспансию на полночные марки, то я в деле.
   - А кто-то говорил, что если разумный, настоящий ценитель качественной работы, то ему должно быть не влом добраться до Аэн-Мора... Не помнишь, кто бы это мог быть? - Елейным тоном поинтересовался Арролд.
   - Ха! Я от своих слов и не отказываюсь. - Закрутив ус, ухмыльнулся Байда, которому Лерой уже принес другую пиалу. - Но кто сказал, что я собираюсь торговать своими артефактами? Ученик мне на что даден? У меня от его поделок, уже четыре шкафа по швам трещат...
   - Ну ты уха-арь. - Восхитился Т'мор. - Пополам?
   - На моем оборудовании? - Скорчил высокомерную мину артефактор. - Четверть.
   - Согласен. Тебе. - Кивнул Т'мор.
   - Ладно уж. Треть. - Вздохнул Байда и, взглянув на выжидающе уставившегося на него арна, пояснил, - мне. Мне треть, тебе две. Договорились?
   - И материалы твои. - Утвердительно кивнул Т'мор.
   - Плюс четверть от тех трофеев, что ты притаскиваешь из подземелий. - Тут же отреагировал Байда.
   - Шестая часть. У меня еще обязательства перед алхимиками. - Покачал головой Т'мор.
   - Пятая, и я дам тебе допуск к моим записям по распознающим плетям.
   - И очищающим...
   - Зачем тебе эта рухлядь?
   - Не важно. Так что?
   - А! Ург с тобой. - Махнул рукой Байда. - И все-таки?
   - Ну, если я правильно понимаю, ими же можно не только воду от примесей чистить, но и металлы... Да и осадок фильтровать. - Ухмыльнулся Т'мор.
   - Ха! Молоток. Мысль интересная. Поработаем вместе?
   - А то. - Согласно кивнул арн.
   - Эй, торговцы, я вам не очень мешаю? И вообще, ничего, что я еще не дал согласия на торговлю вашими поделками через наше представительство в Россте, которое, по-хорошему, еще и не существует, толком? - Вклинился в переговорный процесс Арролд, но люди только хмыкнули в унисон.
   - С моим-то клеймом? Сам себя прибыли лишаешь. Законных десяти процентов. Т'мор, это с твоей доли, между прочим.
   - С какого перепугу? - Возмутился арн.
   - За использование моей торговой марки. - Развел руками Байда.
   Наконец, поняв, что эти двое, пока не договорятся, не успокоятся, Арролд поднялся с кресла, и отправился на поиски своей супруги, с обеда, прочно обосновавшейся где-то в дебрях библиотеки.
   А на следующее утро, Т'мор отправился в Шаэр. Проведать Шарха.
   Тенью скользнув по полупустым, продуваемым ветрами улицам Столицы, арн, для начал решил заглянуть в Зал Танцев, принадлежащий Лоране, и, с удивлением заметил, что тот открыт.
   Войдя во двор, арн огляделся. Несмотря на то, что ворота были открыты, свидетельствуя о том, что какая-то жизнь в этом здании есть, открывшееся его взору зрелище, создавало унылое впечатление. Выключенный, засыпанный облетевшей листвой фонтан, давно не метеные дорожки, по которым ветер гоняет пыль и всю ту же, вездесущую палую листву, и тишина. Хотя... Откуда-то изнутри здания доносятся еле слышные звуки ударов, словно кто-то колотит тяжелым деревянным макетом, по не менее деревянному манекену, отрабатывая точность ударов. Интересно. Кто бы это мог быть?
   Пройдя через внутренний двор и испытательную полосу, навевавшую не самые лучшие воспоминания, Т'мор углубился в переходы здания, и вскоре выскользнул на небольшую галерею под потолком самого зала Танцев, огромного, пустого помещения с высокими стрельчатыми окнами, сквозь которые, на песчаный пол зала лились нескончаемые потоки света. А в центре этого помещения крутилась, время от времени размываясь в пространстве, огненноволосая фигура, с остервенением лупцующая вконец замордованный манекен, длинным разлохматившимся у "острия" дрыном.
   Еще с полчаса, Т'мор наблюдал этот неистовый танец, а потом, Шарх просто упал, там где стоял. Распластался под ногами своего "противника" в полном изнеможении. Т'мор спустился к нему, и аккуратно проник в сознание мастера клинка. Это было удивительно несложно. Щиты, как таковые у Шарха если и были, то пребывали в самом плачевном состоянии. Он вообще оказался вымотан до предела...
   - А ты оказывается, действительно ее любишь, да? А я-то голову ломал, что бы такого придумать, чтоб тебя по-настоящему проняло... - Голос, раздавшийся над головой рисса, заставил Шарха раскрыть глаза, и вскочить на ноги, озираясь по сторонам в ожидании нападения. Но... вокруг было пусто. Рисс было расслабился, посчитав, что ему послышалось от усталости, но раздавшийся чуть ли не в его голове смешок, заставил откинуть его встрепенуться. - Почему же "чуть ли не в голове"? Именно там я и есть. Знаешь, я хочу рассказать тебе одну историю... Тебе понравится. Лорана, по крайней мере, от нее оторваться не может. Да... Послушаешь? Впрочем, о чем это я? Конечно, послушаешь. И посмотришь...
   Шарх сдавил голову руками, пытаясь избавиться от голоса начавшего нашептывать ему что-то странное, страшное, но все было бесполезно. Тот, если и реагировал на потуги рисса, то разве что, коротким, холодным смешком, и снова начинал шептать, нагоняя жути, подкидывать какие-то странные безмолвные картинки, от которых веяло страхом, болью и безысходностью. Через секунду, Шарх захрипел, лицо его побагровело и, закатив глаза, рисс повалился на пол, судорожно суча ногами.
   Отпустив тени, Т'мор склонился над тяжело дышащим врагом. Всмотревшись в искаженное ужасом лицо, он удовлетворенно кивнул, распрямился и вышел вон. Боль за боль. Это честно.
  

ЭПИЛОГ

   По возвращении в Аэн-Мор, Т`мор потратил остаток дня и всю ночь на то, чтобы откорректировать память Иллоя. Не хотелось бы дать понять ап Ннесту, что его приготовления в очередной раз раскрыты. Правда, кое-кто из наемников предлагал попросту прирезать спящего хорга, но эта идея не вызывала у Т'мора особого энтузиазма... К тому же, когда еще выпадет возможность попрактиковаться в сложном искусстве ментальных манипуляций? И арн принялся за дело. Для начала, он придумал историю, которая оправдает долгое безвестное отсутствие Иллоя. После недолгих размышлений арн остановился на идее ранения белогривого, каким-нибудь приблудившимся инферналом, от когтей-зубов-копыт коего, эра спасли доблестные наемники, также случайно, оказавшиеся поблизости от места боя. С караваном шли, например... шли-шли и нашли истекающего кровью хорга, над которым уже нависла, готовая пообедать, тварь из Бездны. Наемники, тварь забили, а беспамятного героя, припомнив, что видали похожего белобрысого в Россте, погрузили в повозку и отдали на излечение своему лекарю. А что, неплохой экшен получается... Жаль, что просто придумать новые воспоминания невозможно, они будут слишком "пресными". Голое знание о произошедшем, как информация, вычитанная из занудной книги, не будет ощущаться прожитым. Иначе говоря, таким воспоминаниям просто не хватит достоверности. Запахи, звуки, картинки и тактильные ощущения, проскальзывающие фоном обрывки мыслей, все это своеобразные якоря, струны, касаясь которых, разум вызывает вал ассоциаций. Но ведь это не повод отказываться от затеи, правда? И Т'мор немного поразмыслив, крайне аккуратно, отслеживая малейшие нюансы, и не стесняясь шерстить сознание Иллоя в поисках подходящих правдоподобных ощущений, вплел в память хорга часть воспоминаний Арролда о битве с бронированными кабанами, по дороге из Меельса в Лиист. Чуть-чуть, только чтобы сам вид одного из "кабанов" мелькал в сознании Иллоя при попытках вспомнить, что же конкретно с ним случилось после его отъезда из Гроота, где он пытался нанять несколько бойцов по заданию ап Ннеста. Труднее всего было найти в памяти белогривого боль, которая могла бы сравниться с той, что причинил бы ему настоящий "броневик", доведись Иллою попасться тому на клык. Но Т'мор справился и с этой задачей, а дальше, дело пошло куда быстрее... Большая часть дальнейших воспоминаний хорга, вполне соответствовала идее Т'мора. Скрип телеги на тряской дороое, иногда доносящийся даже сквозь туман забытья, склонившееся над Иллоем, в один из редких моментов просветления, расплывающееся лицо лекаря Рамми... Осталось только убрать из памяти хорга воспоминание о времени проведенном в подземелье резиденции ап Хаш. Ну и как завершающий штрих, короткий удар Тьмою, со стопроцентной гарантией списывающий столь долгую болезнь и бессознательное состояние белогривого, на почти уничтоженный тварью Бездны, Узор.
   Скользнув для проверки по получившемуся рисунку воспоминания, Т'мор легкими касаниями поправил несущественные огрехи, вынырнул из сознания Иллоя и, довольно хмыкнув, отправился спать. Уже утром, наемники погрузят белогривого в телегу, и все в том же бессознательном состоянии доставят вербовщика ап Ннесту. Конечно, глава клана вряд ли успокоиться, но пока он отправит своих подчиненных на полдень, пока они договорятся с тамошними наемниками, если еще договорятся... пока те доберутся до Аэн-Мора... В общем, время есть и его немало. А это уже неплохо.
   Спокойные дни тянутся долго, а заканчиваются почему-то быстро. Так произошло и с Т'мором. Пока Арролд с Ассаном и Ссидой ап Рраена готовили крупномасштабную акцию захвата полуночного рынка артефактов, сам арн, как и многие представители клана ап Хаш, с головой погрузился в создание товарной составляющей будущей экспансии, отвлекаясь лишь на изучение библиотеки базы и редкие визиты в дом на побережье, в гости к Торрам. Так закончилась для него осень, и также прошла зима в Аэн-Море, полная холодного воющего ветра, мечущегося меж домами столицы Хорогена и жестоких метелей, заставляющих жителей прятаться по домам.
   События сорвались в галоп с приходом весны и декады Первоцвета. В один из визитов к Торрам, Т'мор бы ошарашен царящей в доме на побережье суетой и шумом. В этом бедламе, на гостя, поначалу, даже не обратили внимания. Впрочем, когда удивленный арн отыскал в одной из комнат, меряющего ее шагами из угла в угол, нервничающего Лира, ситуация прояснилась. Ничего страшного не произошло, просто домессе подошел срок, и сейчас, Хорт, как раз, принимал роды...
   Влив, по совету Арги, в чересчур нервного рисса, бутылку настойки из запасов Байды, Т'мор только собирался расправиться с принесенным полуйотуншей, наспех приготовленным ужином, как дверь в комнату отворилась, и на пороге показался суровый тор. Лицо уставшего целителя было непроницаемым. Он, молча, провожаемый взглядами Лира и Т'мора, подошел к столу, наполнил до краев стакан настойкой... и, отсалютовав им риссу, махом опрокинул содержимое в рот.
   - Поздравляю, дом Лир с пополнением в роду. - Выдохнул Хорт. - Ох, и тяжелые же детишки получились...
   - Близнецы? А говорили... - Удивился Т'мор, но продолжение фразы утонуло в ликующем вопле рисса, тут же сорвавшегося с места, и пулей вылетевшего из комнаты.
   - Пустое, эр Т'мор. - Отмахнулся Хорт, проводив взглядом умчавшегося Лира. - В таких случаях очень трудно определить истинное положение дел. Узоры-то еще не до конца сформированы, да и наложение там приличное, все же близнецы... А насчет дома Лира, можете не волноваться, его там, у входа в спальню, госпожа Арга встретит, так что, понапрасну тревожить своими воплями и необдуманными действиями домессу Нирру, он не станет. Уверяю. Капитальная женщина.
   - Домесса? - Улыбнулся Т'мор.
   - И она тоже. - На мгновение задумавшись, решительно кивнул Хорт. - Роды, конечно, были непростые, да и я, честно говоря, впервые в практике с близнецами сталкиваюсь, редкое это событие у темных-то, но держалась рисса просто великолепно.
   - Она в порядке? А дети?
   - Эр Т'мор! Вы меня обижаете. Неужели, я сидел бы сейчас здесь и пил этот небесный нектар, если бы с ними было что-то не так? - Укоризненно проговорил тор и, расправив усы, начал сооружать себе солидный бутерброд, не переставая поглядывать при этом, на початую бутылку фирменной байдовской настойки.
   Сообщив Арролду новости с побережья, Т'мор, сам того не ожидая, вызвал вторую волну суматохи, на этот раз прокатившуюся по резиденции клана ап Хаш, и серьезно ударившую по кошельку главы клана.
   Не сказать, что отношения меж Торрами и хоргами в лице Арролда и Ллайды, за полгода превратились в дружбу не разлей вода. Нет, в их общении еще присутствовала некая скованность, но вот враждебности не было, точно. Скорее легкая настороженность, впрочем, довольно успешно нивелируемая их общим благоволением Т'мору. Понимая, что форсировать события не стоит, арн, тем не менее, всячески способствовал перерастанию их приятельских отношений в дружбу, но в меру. В общем, в свете этого, Т'мор был даже рад, когда Ллайда, узнав о рождении риссов-близнецов, развила столь бурную деятельность, результаты которой вылились в захламление гостиной резиденции уймой подарков, начиная от практичных и действительно полезных, иногда даже необходимых вещей, до замысловатых игрушек и артефактов самого странного назначения...
   Посмотрев на разрастающиеся терриконы коробок, коробочек и сундучков, Т'мор решил внести и свою лепту в эту оду расточительности, для чего, на добрые сутки заперся в лаборатории Байды. Результатом стал набор из четырех стальных колец, сродни тем, что они с Байдой подарили на свадьбу Арролду и Ллайде. Безразмерные, зачарованные так, что только не светились от количества закачанных в усыпавшие их поверхность мелкие темные камешки, сил, снабженные добрым десятком самых разных функций и возможностей, эти колечки стали для темного мага настоящим экзаменом на знания артефакторики. Даже Байда не раз удивленно цокал языком, рассматривая рабочие записи по созданным его учеником, колечкам. А по завершении чтения, хлопнул Т'мора по плечу, и заявил, что тому пора обзаводиться собственным клеймом. Представив себе ворох уже имеющихся у него всяческих побрякушек, начиная от крылатого меча мастера клинка до медальона темного мага и причитающегося, еще с выхода из Круга Чести, со слов эра Аллина, но так до сих пор и не полученного кулона Мастера Вязи, арн только устало вздохнул и обещал подумать. Создание сразу четырех, пусть и однородных, но очень насыщенных, мощных артефактов вымотало его слишком сильно. Так что, допив чай, маг не стал задерживаться для беседы с Байдой и засобирался в резиденцию, поторапливаемый одной мечтой - отоспаться.
   В резиденцию, Т'мор отправился тем же путем, что и прибыл в лавку артефактора, то есть верхом на основательно заскучавшем от долгого пребывания в конюшне, хауке, почти всю зиму вынужденного довольствоваться лишь короткими выходами в сад, где приличному скакуну и порезвиться-то, толком, негде.
   Первый выстрел Т'мор пропустил. Лишь шрам обдало дуновением воздуха, потревоженного пролетевшим в считанных сантиметрах от лица, болтом, отклоненным простеньким защитным амулетом, таскаемым арном, как раз на подобный случай. В следующую секунду, арн соскользнул с седла и, отступая в тень, хорошенько хлопнул хаука по крупу. От довольно болезненного удара, вошедшего в боевой темп хозяина, Серый зарычал и, взвившись на дыбы, резко прыгнул вперед, как раз на выметнувшегося из подворотни наемника в темной, почти неразличимой в наступивших сумерках, одежде. Впрочем, такая маскировка, сейчас, оказала дурную услугу своему владельцу. Угодив мощным копытом в лоб нападавшему, от неожиданности, хаук рявкнул и тут же поступил так, как велел ему инстинкт измененного Тьмой создания, то есть, со всей дури вонзил клыки в оседающее на мостовую тело. Из тени, Т'мору было отчетливо видно, как дернулось тело наемника и из его прокушенного Серым горла, хлестнул фонтан. Хаук отпрянул в сторону, нервно крутя основательно залитым кровью храпом, и рванул вперед, пройдясь уже всеми четырьмя копытами по рухнувшему наземь противнику. А Т'мор, убедившись, что его питомец улепетнул, принялся осматриваться. Вовремя. Над крышами двух домов, стоящих по разные стороны переулка, появились чьи-то Узоры. Очевидно, остальные участники решили обыскать переулок.
   - Да здесь он где-то. Я ж видел, как он с коня-то спрыгнул. - Нервно шипел один голос.
   - Коня? Это не конь, это инферн какой-то. Видел же, что он с Бузой сделал... - Шептал другой. - Не... и заказ этот мутный какой-то. Ну не мог же он невидимкой стать? А...
   - Да какой там. У него просто плащ темный, вот он к стенке прижался, да и утек в ту дыру, через которую Буза выскочил... на свою голову.
   Это засада? Это просто цирк какой-то! Т'мор стоял в двух метрах от склонившихся над поломанным сообщником, трех наемников, и недоумевал. Как вот ЭТО собиралось его грохнуть?! Бред. Хотя, если бы болт был зачарован.. Нет, Т'мор бы его учуял еще на подлете, успел бы уйти в тень. Но даже если так, то ставить на один выстрел, это просто идиотизм. Да и не похожи эти придурки на бойцов. Настоящий убийца, либо уже слинял, либо сидел и ждал, прикинувшись ветошью, пока объект себя не покажет, или не уйдет, наверняка. А эти убогие... Их даже убивать противно.
   Но тут произошло то, что напрочь выбило Т'мора из колеи. Заводила этих горе-наемников, стоявший меж двух своих подельников, как-то странно дернул руками и те рухнули, аккурат по обе стороны остывающего Бузы. Не хило.
   Помотав головой от нелепости происходящего, Т'мор скользнул за спину единственному, оставшемуся на ногах убийце и, на мгновение отпустив тени, аккуратно тюкнул его навершием трости по прикрытой капюшоном макушке. С этим надо разобраться.
   Оттащив "языка" в подворотню, Т'мор вернулся к валяющимся на мостовой телам и, осторожно, осмотрел последних двух жмуров, оказавшихся хоргами. У обоих, под потрепанной одеждой, рубахами незнакомого покроя, на том боку, что был обращен к их главарю, растекалось по здоровому синюшному пятну, а при взгляде внутренним оком, было заметно, что это пятно, приобретшее вид какой-то странной поблескивающей паутинки, распространяется не только по коже, но и вглубь тканей. Яд. Мгновенный. Но неопознаваемым его назвать нельзя. Уж больно странная картинка им рисуется, ни на что не похожая.
   Уже привычно затерев Тьмой отблеск своего Узора, оставленный при осмотре на телах убитых, явно приехавших откуда-то издалека хоргов, Т'мор вернулся в подворотню, и разочарованно выматерился на шаэрре. Пленник сбежал. То ли у него от природы черепушка такая крепкая, то ли тоже не дурак артефактами побаловаться, но факт остается фактом. Сбёг, собака, как говаривал Дед, рассматривая пустые, развороченные мутировавшей дичью, силки. И не спросишь теперь, что за интересный яд такой использовал шельмец...
   Вздохнув, Т'мор отряхнул, как мог, изгвазданный в весенней грязи плащ, полы которого так активно вытирали мостовую, пока арн осматривал тела, и отправился в резиденцию пешком... правда, лишь до первого поворота, за которым обнаружился все еще недовольно фыркающий от запаха крови, хаук. Улыбнувшись верному скакуну, Т'мор, без всякой жалости содрал с себя плащ и старательно обтер храп недовольного Серого. Окинув взглядом, окончательно превратившийся в грязную тряпку предмет гардероба, арн закинул его в притороченную к луке сумку и, запрыгнув в седло, направил хаука к резиденции.
   Официальный, хотя и необъявленный во избежание запрета Хорта, визит четы ап Хаш к супругам Торр, с поздравлениями, состоялся на следующий день. Т'мор просто умотался перетаскивать груды подарков из гостиной на ту каменную площадку, что изображала портал перед домом на побережье.
   Сказать, что Торры были удивлены приходу хоргов, значит, ничего не сказать. Так что уже через несколько минут после их прибытия, Арга уже колдовала на кухне, а громи носились у нее на подхвате, при этом не забывая вовремя обновлять напитки гостей и хозяев.
   В разгар их посиделок, во дворе дома раздался какой-то грохот, и уже через секунду, вся мужская часть пребывающих в доме была готова к отражению атак неизвестного противника. Впрочем, это оказалось лишним, потому как, услышав нехилый загиб на шаэрре, произнесенный знакомым Т'мору голосом, Лир расплылся в соврешенно несвойственной бывшему дипломату улыбке, и успокаивающе махнул присутствующим рукой.
   - Дедушка приехал...
   После этой фразы, обалдевшие от заявления Лира, Арролд, Т'мор и Хорт дружно высыпали на крыльцо. Ллайда же, осталась вместе с Ниррой и детьми.
   Взглядам любопытных предстала довольно забавная картинка. У подножия лестницы, спеленутый огромным количеством крепких веревок, лежал, извиваясь, самый старый рисс Мор-на-Тара и самозабвенно матерился, поминая всех своих предков и потомков, вплоть до Лира и Клариссы. Заметив, что его присутствие обнаружено, Торр разразился совсем уж невообразимой тирадой, но спустя минуту оборвал ее на полуслове, и проговорил абсолютно спокойным тоном - Может, перестанете изображать пучеглазых плимов, и развяжете меня, наконец?
   - Одну секунду, дедушка. - Тут же подорвался Лир, и повернулся к Т'мору. - Распутывай, давай.
   - С чего бы это? - Прищурился, успевший прийти в себя арн.
   - Ну, это же, Торр!
   - Это, прежде всего, и-Нилл, непонятно каким образом, попавший в ваше убежище. - Отрезал Т'мор.
   - Почему это, "непонятно каким"? - Чуть смутившись, пробормотал рисс, отводя взгляд. - Я ему портальное кольцо дал, как раз на этот случай. Ты же говорил, что оно на крови привязано... вот мы и проверили...
   - А голову свою, ты не забыл ему отдать... на проверку? - Помрачнев, осведомился Т'мор. - И ведь разобрались, что с доброй волей, да для родной крови это может выгореть... надо было определяющие связки внутрь утрамбовывать...
   - Эй, человек! Т'мор! Между прочим, у него и выбора особого не было. - Заступился за потомка старый архивариус. - Да и я вовсе не враг своим детям.
   - Не очевидно. - Мотнул головой Т'мор, но, поразмыслив, все же деактивировал первую линию домашних ловушек, оставив включенными все остальные... на всякий случай. А вдруг старик обиделся и, почуяв свободу, бросится в атаку?
   Но нет. Архивариус спокойно дождался, пока тросы уберутся в гнезда под лестницей, и только когда они скрылись из вида, встал на ноги, постаравшись принять величественный вид, подобающий пятитысячелетнему мудрецу... Ну, насчет последнего, у Т'мора были свои мысли, озвучивать которые, он не стал. Убедившись в том, что рисс не намерен нападать на присутствующих, арн деактивировал оставшиеся на пути Торра ловушки, и кивнул Лиру.
   - Рад тебя видеть, дедушка. Прошу в дом. - Рисс чуть наклонил голову, и повел рукой в сторону распахнутых дверей.
   - Вижу я, как вы рады. - Проворчал Торр, от взгляда которого не укрылись манипуляции арна с управляющим медальоном. Т'мор только молча развел руками... В ответ, старый рисс неожиданно усмехнулся и понимающе кивнул, будто говоря: "ну, ты же понимаешь, что старикам обязательно нужен повод поворчать...".
   С этим безмолвным утверждением, Т'мор спорить не стал, вспомнив Деда. Тот тоже был большим любителем помотать нервы ближнему.
   В общем, вечер встреч удался на славу, хотя хорги и бросали изредка весьма прохладные взгляды на патриарха риссов, а тот, в ответ, искоса следил за каждым резким движением белогривых... Как еще косоглазие не заработал. С порывистыми манерами Ллайды, это было бы совсем несложно.
   Когда же, хорги с Т'мором, откланялись, причем последний изо всех сил старался пропускать мимо ушей любые намеки о портальных кольцах, запавших в душу патриарху риссов, и вернулись в резиденцию, их там уже поджидал знатный сюрприз в виде грозного официальнейшего вида, свитка, увешанного печатями так, что казалось, места еще для одной подвески на нем не найдется. И адресован этот образчик канцелярского творчества, никому иному как "проживающему в резиденции клана ап Хаш в Аэн-Море, человеку и темному магу школы Разума и Тени, Т'мору из земель Шаэра".
   - Это же приглашение на заседание малого совета кланов Хорогена... в присутствии Аллина. - Удивленно приподнял бровь Арролд, пробежав взглядом по вычурному тексту письма, переданного ему Т'мором. - Кажется, мы чего-то не знаем?
   - Хм. А ведь действительно. - Почесал затылок Т'мор. - Со всей этой суматохой, совсем забыл вам рассказать о недавнем происшествии.
   Закончив рассказ уже в гостиной, Т'мор обвел взглядом разом посмурневших супругов.
   - Вот так. - Вздохнул Арролд, катая меж ладонями бокал с вином, поднесенный предупредительным Лероем. - Мы думали, что будет череда покушений, а они решили вопрос куда проще... И плевать этим кланам на Риона с его затеями... Что ж, поздравляю, Т'мор. Кажется, можешь начинать паковать вещи.
   - У них ничего нет. Следы Узора я затер. - Проговорил Т'мор.
   - Ага. И горло, прокушенное хауком, заметь, единственным на весь Аэн-Мор, если не Хороген, тоже срастил, да? Про яд ничего не могу сказать, не специалист, но раз им воспользовались, значит у тех, кто это задумал, есть какое-нибудь "неубиваемое" доказательство, что им воспользовался именно ты. - Договорив, Арролд скептически хмыкнул.
   - Яд? Подождите. - Ллайда приподняла руку в останавливающем жесте, одновременно, явно пытаясь что-то вспомнить. Через секунду, ее глаза торжествующе блеснули. - Есть! Вспомнила. Существует такое растение в Пустых землях, хищное, между прочим, называется "балла серая". Так вот, ее яд, известен тем, что его воздействие практически неотличимо от эффекта одного очень старого жреческого проклятия. В свое время, среди наших схоластов даже споры шли, на тему, кто же первым использовал этот способ умерщвления: балла ли, подтолкнула создателя проклятия, или древние темные создали баллу, наделив ее свойствами известного им убийственного действа...
   - И чем закончился спор? - Уныло поинтересовался Т'мор.
   - А кто сказал, что он закончился? Утих на время... но, благодаря твоему вчерашнему приключению, у него есть шанс вспыхнуть с новой силой. - Ответила Ллайда.
   - Замечательно. Тогда, в изгнании меня будет греть мысль, что я поспособствовал приближению сладостного мига прояснения истины, в этом, несомненно важном для всего мироздания, вопросе. - Ядовитым тоном, заключил Т'мор.
   - Не раскисай, братец. Мы еще поборемся. - Постарался улыбнуться хорг.
   Но даже такому далекому от интриг придворной хорогенской аристократии, человеку, было ясно, что не имея никаких сведений о возможных козырях противника, не зная даже кто именно из малого совета кланов выступает на "той" стороне, говорить о серьезных шансах на победу, просто смешно. Будь у них хоть немного времени, тогда да, можно было бы собрать информацию, а там, глядишь, удалось бы и потягаться с интриганами совета, но вот как раз времени-то и нет, Заседание совета назначено на следующий день... А значит, остается только одно, брать нахрапом. Той самой неповторимой, с удовольствием проецируемой Угольком в сознание Т'мора, драконьей наглостью.
   Малый совет собрался в небольшом отдельно стоящем здании на территории владычьего дворцового комплекса. Небольшой светлый павильон с высокими окнами и небольшим стеклянным куполом прямо над залом заседаний, встретил Т'мора распахнутыми дверьми и конвоем из личных гвардейцев правителя, сменивших двух магов клана ап Хаш в церемониальных накидках, по традиции сопровождавших сородича на суд.
   Пройдя под конвоем через короткую анфиладу, всего из трех довольно больших и помпезных комнат, Т'мор, по жесту стражника, застывшего у закрытых двустворчатых дверей, остановился в нескольких метрах от входа в зал заседаний, и принялся, с самым скучающим видом, оглядывать окружающую его обстановку.
   Т'мору пришлось добрых полчаса проторчать в этом "предбаннике", прежде чем двери, наконец, открылись, и вышедший из зала, надменный хорг в вычурном форменном камзоле свитского шаркуна, выкликнул его имя, при этом демонстративно не замечая стоящего чуть ли не прямо перед ним, арна.
   Как оказалось, Т'мора пригласили вовсе не на само разбирательство, а для оглашения уже принятого малым советом и одобренного владыкой Хорогена, решения. Арна никто даже не захотел выслушать...
   - Клятва стихией? От вас? - Если бы не этикет, председатель совета, наверняка бы, попросту расхохотался в лицо Т'мора, услышав его предложение. Но сдержался, лишь чуть скривив губы, и отказал. - Эр Т'мор, нам известно, что однажды, данная вами клятва стихиями, уже не сработала. Я имею в виду, инцидент в Лиисте... А значит, у нас не может быть уверенности в том, что сказанное вами под клятву, сейчас, будет правдиво... А теперь, выслушайте наше решение. Итак, малым советом кланов Хорогена, с изволения Владыки его, эру Т'мору ар Хаш отныне запрещено находиться на землях Хорогена. Решение принято и вступает в силу завтра, в восьмой день четвертой декады весны, и может быть обжаловано не раньше чем через пять лет. Заседание Совета закончено.
   Присутствовавший на совете, жрец ударил резным посохом об пол, зал на мгновение заволокло Тьмой, и хорги, поднявшись со своих кресел, потянулись к выходу, не обращая более никакого внимания, на арна.
   В резиденцию Т'мор вернулся в очень плохом настроении, что не помешало Арролду устроить побратиму небольшой допрос.
   - Интересно. - Протянул хорг, когда Т'мор закончил расписывать то театральное представление, свидетелем которого он стал на малом совете. Арролд шагнул к окну в гостиной и, уставившись на покрывающийся робкой зеленью сад, вздохнул. - Значит, им было угодно не заметить того факта, что клятва не была нарушена, поскольку бой был не с Рраена... И они предпочли списать это на твои врожденные способности арна. А что владыка?
   - Аллин даже не показался на совете. - Махнул рукой Т'мор.
   - Ну да, этого следовало ожидать. - Кивнул хорг. - Позволить произойти подобному фарсу, правитель еще может, а вот участвовать в нем... это совсем другое дело. Да кстати, курьер принес тебе пакет от владыки. Я велел Лерою отнести его в твою комнату.
   - Извинения? - Хмыкнул Т'мор.
   - Тогда это очень увесистые извинения. - Чуть улыбнулся Арролд. - Покажешь?
   - Куда ж я от тебя денусь. - Вздохнул Т'мор, поднимаясь с кресла. - Идем?
   В пакете, присланном владыкой, оказалась небольшая шкатулка и короткое письмо. В шкатулке, Т'мор обнаружил кулон Мастера Вязи и витой шнур из серебряных и золотых нитей, с крупным ониксом в витой же оправе, на конце, обернутый вокруг небольшого пергаментного свитка.
   - Шнур мастера-артефактора. - Удивленно протянул Арролд. - Т'мор, такими темпами, ты скоро соберешь все возможные почетные звания...
   - Угу, а ты не верил, что в пакете извинения владыки. - Фыркнул Т'мор. - Я только одного понять не могу. На кой мне сдались все эти цацки?!
   - Ну, не скажи... - Покачал головой Арролд. - Наличие этих, как ты выразился, "цацек", откроет тебе очень многие двери. Поверь.
   - А то они сейчас закрыты, да? - Усмехнулся Т'мор, но вспомнив, в каком положении он находится, тут же сник. - хотя, да, именно сейчас, это как нельзя более актуально.
   - Эй, я, между прочим, говорю не только о Хорогене и Шаэре. Если помнишь, есть еще и Торинир, и некоторые анклавы Пустых земель, и даже фронтир Озерного края. Я уж молчу о том, что быть принятым в доме, только благодаря тому, что ты ап Хаш, это совсем не то, что входить во дворцы по праву собственного положения.
   - Ясно. А что за фронтир? Это пустыня Негур, что ли?
   - Не совсем. Хотя на ее границах, тебя тоже особо никто тыкать носом в приказ о высылке не станет. - Арролд почесал переносицу. - Фронтир же, это область Хорогена, на полночном восходе. Остатки прежнего Озерного края, меж нами и империей Хань, за которые наши страны периодически грызутся. Но и это не главное, Т'мор. А главное то, что имея звание свободного мастера-артефактора и Мастера Вязи, любые твои действия отныне подпадают под юрисдикцию Башен. А там, как ты понимаешь, после ухода лича, особое влияние имеет наш клан...
   - Вот как? То есть, если я захочу обжаловать решение совета... - Встрепенулся Т'мор.
   - Зришь в корень. - Удовлетворенно кивнул Арролд. - Совет Мастеров Вязи без промедления ответит согласием на твое прошение, а Аллин, также легко его подтвердит.
   - Уверен? Насчет владыки, я имею в виду... - С сомнением протянул Т'мор.
   - Более чем. То, что Аллин передал тебе регалии уже после изгнания, и не стал препятствовать твоему устранению из Хорогена, может говорить только об одном: правитель что-то задумал в отношении заигравшихся с риссами кланов, и твое присутствие может испортить его партию...
   - А еще, Аллин не хочет рисковать жизнью единственного живого на данный момент арна, потому и позволил совету меня изгнать, чтобы те не пошли на более суровые меры, что, при финансовой поддержке со стороны Риона, вполне возможно... - Проговорил Т'мор, бегло ознакомившись с коротким письмом.
   - Это он так написал? - Осведомился Арролд.
   - Ну да... И знаешь, его вариант, мне нравится больше. По крайней мере, он греет мое самолюбие. - Усмехнулся арн.
   - Зато мой правдивей. - Отразил его кривую ухмлыку хорг. - Ну да ладно. Те решил, куда поедешь?
   - Для начала в подземелья Аэн-Мора. Думаю, как раз теперь у меня будет достаточно времени, чтобы основательно поработать с тамошней библиотекой.
   - Вообще-то, совет тебя изгнал, ты не забыл? - Медленно проговорил Арролд.
   - Ха. Можно подумать, что кто-то сможет меня там найти. - Отмахнулся Т'мор.
   - Ну смотри. Дело твое. Хаука, я так понимаю, ты оставляешь здесь? Все равно ему в подземельях делать нечего. - Заметил хорг.
   - Разумеется. - Кивнул арн. - Только одна просьба, не пытайтесь его оседлать, покусает. А я буду заглядывать по праздным дням...
   - Не выйдет. - Покачал головой Арролд.
   - Это еще почему? - Не понял Т'мор.
   - Да потому. Решение Совета обеспечено поддержкой Тьмы. Помнишь жреца? Вот он-то и подтвердил вердикт силой Ночи. Скажи спасибо, что тебе запретили находиться НА ЗЕМЛЯХ Хорогена, а не в его пределах, иначе ты мог бы забыть о своей идее с подземельями.
   - Хочешь сказать, что если я не смоюсь к завтрашнему утру, Тьма вышвырнет меня из Хорогена сама?
   - Ну да. Причем, еще неизвестно, куда именно она тебя забросит. Сам понимаешь, Хаос штука непредсказуемая... - Кивнул Арролд.
   - М-да. Жаль, конечно... Ну что ж, тогда, думаю стоит отвести Серого на побережье, пусть будет под присмотром Нирры и Лира. Им будет легче найти общий язык с этим привередой. Да и я смогу навещать его там без всяких проблем. - Заключил Т'мор. - Слушай, Арри, а у тебя найдется переговорный шар? Раз уж я не смогу приходить к вам в гости, можно было бы связываться по нему, время от времени, а увидеться вживую можно будет все в том же доме Байды, а?
   - Хорошая мысль. - Кивнул Арролд. - Тогда поступим следующим образом. Я пока зачарую пару переговорников, а тебе пришлю Лероя. Пусть поможет собрать вещи. Угу?
  
   Джорро помотал головой, вытряхивая из нее обрывки странного сна о своем ученике, но тут же замер на месте. Уж больно четкими, ясными и связными были ночные видения, за некоторыми исключениями, но все-таки...
   - Эге. Никак уже все посмотрел, а Джорро? - Раздавшийся от дверей голос, заставил рисса подпрыгнуть в кровати.
   - Т'мор? Так это был не сон? - Прохрипел маг, вытаращив глаза на Т'мора.
   - Сон? Нет, конечно, просто я вложил тебе свои воспоминания. - Пожал плечами тот, усаживаясь в кресло. - Это, показалось мне куда удобнее, чем молоть языком. Представляешь, сколько времени бы потребовалось, чтобы я рассказал всю историю вслух?
   - Мрак. - Вздохнул рисс, проворачивая в голове особо запомнившиеся ему моменты из жизни ученика.
   - Извини, Джорро, я, наверное, пока тебя покину. - Проговорил Т'мор, заметив задумчивое выражение лица рисса. - Тебе нужно время, чтобы хоть чуть-чуть прийти в себя.
   - А? Да... да, ты прав. - Кивнул Джорро, совсем иначе взглянув на своего ученика. Чувствовал себя при этом, мастер Сил, крайне неуверенно. Уж больно много событий произошло с его отъезда... И большая их часть вовсе не была приятной. - Только пара вопросов, Т'мор.
   - Слушаю. - Кивнул тот.
   - Ну, наверное, самый главный... Ты ведь так и не отомстил Риону, если я правильно понимаю.
   - Сразу к делу, да, Джорро? - Усмехнулся Т'мор, но тут же посерьезнел. - А зачем мне марать о него руки? Он, в своем сумасшествии сам себя казнит. И-Нилл уже полтора года раздирает рокош, дела Дома в полном раздрае, а Рион трясется над тем, чего у него давно уже нет. Держится за призрак былой власти, напрочь утеряв всякую связь с реальностью. Пытается избавляться от всех возможных претендентов на титул наследника князя Дома, даже самых маловероятных. Дошло до того, что недавно он прислал мне химерика с отречением, как я подозреваю, именно потому, что формально, являясь побратимом Гора, я мог бы претендовать на трон Риона, по крови и ритуалу. Представляешь? И плевать этому сумасшедшему, что меня не поддержит ни один клан Дома. Про то, что мне эта власть и вовсе не нужна, я уже молчу...
   - Он и мне отречение прислал, когда наше посольство было уже на пути сюда. - Протянул Джорро.
   - Интересно... А ведь и он и Лонно были абсолютно уверены, что ты погиб в Долгом море. - Хмыкнул арн. - Точно с катушек съехал. Кстати, не скажешь, как это могло произойти?
   - Да все просто. - Вздохнул Джорро. - Я попросту опоздал на то судно, которое должно было доставить меня в Хань. А там шторм, в результате, я застрял в Торинире на добрую декаду. И только перед самым выходом в море, уже на другом корабле, естественно, узнал что "мое" судно, разбилось о скалы. Рыбаки нашли обломки, и сообщили о находке в Торинир, вот так.
   - Судьба. - Покачал головой Т'мор. - Но все-таки, интересно, почему он отправил тебе химерика...
   - Он мог и не отправлять его конкретно мне. - Покачал головой Джорро. - Знаешь, раньше химерики использовались для сбора большого совета клана и Дома. В этих случаях, глава брал в руки перечень отблесков всех входящих в клан или Дом защитников и специальный артефакт, после чего, ставил магические метки напротив приглашенных и надиктовывал текст послания. Все. Артефакт завязаный на химериков, передавал им эту информацию и отблеск Узоров адресатов... Понимаешь?
   - Хочешь сказать, он просто, чохом, отрек от Дома весь клан Раудов? - Изумился Т'мор.
   - Ну, ты же сам сказал, что он сошел с ума... А может, он просто узнал как-то, что я жив. Опять же, учитывая сказанное тобой, по поводу устранения претендентов на стол, я ведь хоть и не состою в первой очереди наследия, но...
   - А как он мог узнать, что ты жив?
   - А ург его знает. - В тон Т'мору, ответил Джорро, и вдруг замер. - Отчеты! Все это время я писал отчеты князю князей. Рион наверняка их увидел...
   - Почему именно ему?
   - Потому что задания, подобные моему, связанные с работой в других странах, даже если они инициируются каким-то Домом, все одно являются Тсар но'Шаэр да хаар.
   - Не срастается. - Вздохнул Т'мор. - Могу точно заявить, что до недавнего времени, Рион был стопроцентно уверен в твоей гибели. А когда ты отписал свой первый отчет?
   - Фактически через декаду, после прибытия в Хань. - Нахмурился Джорро.
   - Вот именно.
   - Но, ведь к тому времени, как я понимаю, в Доме и-Нилл уже началось противостояние... - Задумчиво проговорил Джорро. - Тогда, нет ничего удивительного в том, что князь князей придержал информацию обо мне. Наверняка, у него есть какие-то задумки по Дому.
   - Ты так спокойно об этом рассуждаешь. - Усмехнулся Т'мор. - Можно подумать, что тебя совсем не трогает происходящее в и-Нилл. Где же знаменитая верность риссов своему клану и Дому?
   - Доверие, Т'мор, должно быть обоюдным. - Мрачно изрек Джорро. - То что ты мне показал, свидетельствует только об одном. В и-Нилл им и не пахнет. Везде и всегда, во всех кланах, жизнь защитника, его благополучие, должны охраняться в безусловном порядке. Рион забыл об этом, и получил то, что заслужил. Единственное что мне не нравится, это то, что Рион разваливает Дом, а никто не хочет пошевелить и пальем, чтобы удержать и-Нилл на плаву... Чего ждет Шерн, чего выжидают Корр и князь князей? Почему ты, в конце концов, бездействуешь?! Или что? Отрекли от Дома, так и пошли на...? А, Т'мор?!
   - О! - Наблюдая за распалившимся риссов, насмешливо протянул арн. - Как ты заговорил! Где был этот ваш сраный Дом, когда из меня готовили, фактически, самоубийцу, и ты был первым, кстати? Где был Дом, когда Лорана пригвоздила Риллу к полу? Где, в конце концов, был этот гребанный, всеми ургами облеванный Дом, когда нас от него отрекали? Молчишь?
   - А как же Гор? Вы же побратимы. - Вдруг очень тихо заметил Джорро.
   - О. Хорош брат. - Зло рассмеялся Т'мор, и заговорил медленно, с расстановкой, словно вбивая каждое слово в голову собеседника. - Ты видел мои воспоминания. Помнишь бойню на заимке. Он ведь тогда, даже не полюбопытствовал, что же произошло. Не проверил, может там был кто живой... Но нет, он увидел царапину на руке любимой, и тут же уволок ее в Столицу. А Риллу, может быть, еще можно было спасти. И где был Гор, когда Рион, против меня, чуть ли не крестовый поход объявил? Знаешь? А я знаю. Он в лесах и-Штах охотился. Приводил себя в порядок, после случившегося с его Лори. Так скажи, зачем мне такой родственник? Спасибо, не надо. У меня уже был подобный.
   - По-моему, ты слишком строг к Гору. Он ведь не со зла так поступал... - Заметил Джорро, уже более спокойным тоном, а через миг, будто опомнившись, встрепенулся, - извини, а что значит "подобный", у тебя что, в Свободном городе был брат?
   - Хм... - Т'мор окинул хмурым взглядом своего первого учителя. - Нет. Не в Свободном городе.
   - Но... как же? - Сказать, что Джорро был удивлен, значит, ничего не сказать. - Ты же...
   - Я же. - Кивнул Т'мор. - Я Тиммор Безымянный, сын четвертого претора, всадника Галла. Мне было десять, когда мой старший брат упал с гравиборда. У него были очень тяжелые травмы, и отец, на всякий случай, хоть и с большой неохотой, начал готовить меня к принятию наследства. Я не верил, в то, что Киннор умрет, но кто будет слушать десятилетнего пацана?! А брат выжил. Он боролся полтора года, но смог победить болезнь. Вот только в тот момент мне было уже двенадцать лет, и я прошел инициацию... Но, как оказалось, двум наследникам нет места в одной семье. Учитывая, что мой дар менталиста был запечатан с самого рождения... такое иногда случается в старых родах, вопрос был решен в пользу Киннора, о чем он мне и сообщил. Я тогда еще не понимал, чем это мне грозит, как не понял и грустного, смирившегося взгляда брата... Тогда, я был просто рад, что мне не придется больше учить всю ту муть, которую обязан знать наследник. А следующим вечером, отец с матерью взяли меня за руки и отвели в портальный зал. Я до сих пор помню взгляд, которым провожал меня Киннор... Представляешь мое удивление и шок, когда миновав рамку портала, я очутился в полном одиночестве на какой-то свалке, а не в гостях у моего приятеля, как обещали родители? Что случилось на самом деле, я понял только через два дня... Вспомнил историю родов и свое возмущение от того факта, как их главы поступали в случаях появления двух наследников... Раньше мне и в голову не могло прийти, что подобное может произойти и со мной. Родители ведь меня любят! И брат тоже... А он смирился. Понимаешь, Джорро? Он все знал и смирился. И чем Гор от него отличается?
   - Еоп... - Рисс молча смотрел на сидящего в кресле человека, и пытался осознать то, что тот ему только что рассказал, и только через пару минут смог говорить, - И... и что ты собираешься делать теперь?
   - Это твой второй обещанный вопрос? - Приподнял бровь арн.
   - Считай, так. - Чуть нервно, а потому резко, кивнул рисс. - Я имею в виду, с развалом Дома и-Нилл...
   - Жить, Джорро. Просто жить. Долго и, по возможности, счастливо. - Усмехнулся Т'мор.
  
  
  
  
  
   Ретарийские разъезды - здесь, своеобразная пограничная конная стража, курсирующая вдоль границ Староозерного княжества, и по его трактам, до ближайших к границе городков и обратно. Слово "ретарийские" образовано от старобранианского "ретарь", то есть, одоспешенный всадник.
   Керея (чекмень) - Верхняя одежда жителей Вольной Цепи, земель, что прилегают с полуночи к Хумарским пустошам. В Староозерном княжестве, кереи - отличительный признак личной княжеской сотни, набираемой исключительно из воинов Вольной Цепи, по давнему договору с Киевогорским княжеством, под чьим довольно номинальным протекторатом и находится Вольная Цепь.
   МАПК - Медицинский Автономный Полевой Комплекс, включающий в себя автохирурга, для проведения срочных оперативных вмешательств в условиях, не позволяющих обеспечить полноценное лечение пациента в стационаре под контролем врача.
   Стихиальный дух - творение магии Огня, Земли, Воздуха или Воды, наделенное магом-создателем псевдоразумом, точнее набором программ действий в определенных ситуациях. Довольно мощные создания, применяемые как для работы в своих стихиях вместо самого мага (дух воды, например, прекрасно себя чувствует в водоемах, и частенько используется для их очистки, строительства на дне, и пр.), так и для ведения боевых действий...
   Малый свод - Экстракт из основных традиций хоргов, включающий в том числе и общие статьи о разрешении споров меж кланами, кровной мести и прочих малоаппетитных вещах.
   Серия о майоре Станиславе Свароге, книга "Нечаянный король" автор: А. Бушков
   Опьянение источника - легкая форма реакции организма при перенасыщении источника силой. При большем же переизбытке, источник может быть дестабилизирован, что приведет к его самоуничтожению и, как следствие, смерти владельца.
   Отрывок из известного текста А. Симакова на музыку А. Крупнова, исполнявшегося группами "Черный обелиск" и "Крупский сотоварищи"... За что им большое спасибо. (Прошу читателей простить мне эту вставку, но она идеально подходит к настроению Т'мора, и чего он сходу не дотямкал? Не понимаю.).
   Консортаэн (аэн консорт) Лир Торр - Правящий наследник главы клана Торр при живом главе - основателе клана Торре, не вмешивающемся в политику Дома и-Нилл.
   Нод'риш саэлле, ам нарт сих тоор. Харра эс риш, нод'ланг. Риш эс хаар!!! - Очередной экспрессивный многосмысловой конструкт на языке шаэрре, призванный сообщить окружающим, что говорящий сомневается в естественном происхождении оппонента, и определяющий его способности к мышлению, близкими к нулю, что не может не отразиться на результатах любых действий вышеозначенного оппонента. Подробнее об особенностях подобных построений, можно узнать из уже упоминавшегося монографа о сравнительном анализе идиоматических и вербально-магических многосмысловых конструктов Древних, за авторством эра Арролда ап Хаш, выпущенного типографией Аэн-Мор в 3081 году эпохи Негур.
   Агенты - здесь, диагностирующие артефакты, используемые целителями для ведения наблюдения за состоянием пациента, работой его внутренних органов и пр.
   Матричник - Здесь, артефакт, позволяющий снимать копию видимого рисунка рунной вязи, для переноса его на другой носитель, упрощая тем самым, создание полноценной копии оберега.
   "Пересмешник - представитель вымирающего, псевдоразумного вида, обладающего большими способностями к мимикрии и полиморфизму. Обитает в пещерах, скалах и прочих подземельях. Труслив, всеяден, для разумных представляет опасность только если голоден без меры, в иных случаях прикидывается частью ландшафта или сбегает. Какой-либо ценности для артефакторов не представляет...". Выдержка из сорок восьмого дополненного издания "Краткого Бестиария Охотника", издательства Академии Шаэр. Том 15, часть 6, статья 18.
   Рокош - здесь, насильственная смена правящего клана в Доме, чаще всего путем мятежа родов, входящих в совет кланов. По сути, маленькая гражданская война в отдельно взятом Доме, пресечь которую, не всегда удается даже усилиями Тсар но'Шаэр, и его гвардии...
   Слова из старой пастушьей песенки, ставшие поговоркой. В Шаэре, во главе овечьей отары, пастухи пускают не барана, а козла, отсюда и выражение.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

~ 178 ~

  
  
  
  
  

Оценка: 7.69*66  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"