Демченко А.В.: другие произведения.

Воздушный стрелок 2 Часть 6. Смешались в кучу кони, люди

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


ЧАСТЬ VI. СМЕШАЛИСЬ В КУЧУ КОНИ, ЛЮДИ...

Глава 1. Два сапога... страшная сила

   Ничуть не сомневаюсь, что Вербицкий был очень удивлён моими вопросами, если учесть, что за несколько минут до этого, ему пришлось извиняться за попытку подставить меня под разборки с "Северной Звездой". Рассказывать возможному союзнику об исчезновении Ольги и своих, теперь уже подтвердившихся подозрениях о причастности к этому происшествию столь долго мотавших мне нервы наёмников, я не стал. Почему? А потому, что он, всё равно, ничего не сможет с этим поделать. Иные неписаные традиции куда сильнее, чем тонны толстенных томов закона, а уж когда они подтверждены тонкими листиками внутренних инструкций... В общем, государевы люди старательно и показательно не вмешиваются в разборки меж именитыми, без их личной просьбы. А Бестужев-старший, хоть и входит в число служилых бояр, но при этом не перестаёт быть владетелем... и просить помощи у государства, поступаясь традициями и древними привилегиями, не станет. Общество не поймёт... а дипломат отвергнутый светом, это... В общем, пока не исчерпает собственные возможности, на поклон государю, Бестужев не пойдёт. Впрочем, возможно, после нашего разговора с Валентином Эдуардовичем, ситуация несколько изменится, посмотрим. Хотя, мне бы не хотелось привлекать Пятый стол к этому делу, даже в личном порядке. Чёрт, да в этих традициях непотизма, хрен разберёшься! Что позволено, что не дозволено, что прилично, а что... Ну его! Пусть, Бестужев сам разбирается с кем договариваться... он дипломат, ему и карты в руки. А я... я займусь тем, что умею лучше всего.
   Может быть, Бестужев и хотел бы меня окоротить, вот только, к моему счастью, когда я позвонил ему после разговора с Вербицким, в кабинете отца моей наречённой оказался командир его гвардии. Аристарх Макарыч очень быстро угомонил боярина, когда тот попытался взбунтоваться против предложенного мною варианта действий.
   - Валик! Угомонись. Если не справимся мы, не справится никто. - Положив лапищу на плечо Бестужева, прогудел Хромов.
   - Боевик и мальчишка! Великолепная команда. - Огрызнулся боярин, но опустился в кресло и действительно постарался взять себя в руки.
   - Ярый и гранд, Валентин. Ярый и гранд. - Покачав головой, поправил его Аристарх и, убедившись, что Бестужев не собирается буянить, обратился ко мне. - У нас ещё одна цель. Охранник. По договорённости, после того, как он отвез Ольгу по её делам, Михаил мог считать себя в увольнении. Именно поэтому, мы и не стали поднимать шума, когда его браслет перестал подавать сигналы... дело молодое... Но теперь... - Аристарх скривился. - Миша, мой крестник, и я очень не хочу думать, что он в этом замешан.
   - Попытаемся узнать это на месте. - Я развёл руками. - Никаких других вариантов у нас нет.
   - Понимаю. - Хромов покосился на бледного Бестужева, молча уткнувшего взгляд в стол. - Когда начнём?
   - Я начну прямо сейчас. У нас слишком мало информации о базе наёмников. Схожу на разведку, "принюхаюсь"... посмотрю, что к чему.
   - Идиотизм. - Тихо пробормотал Бестужев и вдруг вскинулся. - Мальчишка! Тебя схватят, а моя дочь...
   - Охолони, Валентин. - Рыкнул Хромов и криво усмехнулся. - Если он пойдёт так же, как... хм, недавно.. То вряд ли, попадётся. Уж что-что, а быть незаметным Кирилл умеет. Я уже имел возможность в этом убедиться. Так что, просто поверь мне на слово. Он сможет.
   - Всё равно. Один не пойдёшь. - Глухим невыразительным голосом проговорил Бестужев. - Аристарх тебя поддержит.
   - Со стороны. Моих возможностей может не хватить, чтобы прикрыть Аристарха Макаровича.
   - Ладно... Когда и где встречаемся? - Поинтересовался Хромов.
   - У вас. Скоро буду.
   - Хм. На фоне твоей просьбы изображать, что "в Багдаде всё спокойно", такое предложение не выглядит разумным. - Заметил Бестужев, кажется, начав приходить в себя. - Учитывая, где был найден браслет Оли, и почти стопроцентную гарантию наличия наблюдения за нашими домами, твой визит может взбудоражить похитителей раньше времени. А мы ведь стараемся этого избежать, не так ли?
   - Никто ничего не заметит, Валентин Эдуардович, обещаю. - Я кивнул и, дождавшись ответных кивков собеседников, выключил экран браслета.
   Оглядевшись по сторонам, я вздохнул, потёр ладонями лицо и, поднявшись из-за стола, на котором был разложен вычислитель, отправился собираться. Я не знаю, с какой стати наёмники ко мне прицепились и кто им платит, но выходка с Ольгой... Не надо было этого делать. Просто, не надо.
   Сборы не заняли много времени. Комбинезон из "романовых" запасов, разгрузка, магазины для "Берреров"... и трещотки, которую я тоже решил прихватить с собой. А с нею и взрывпакеты, незаслуженно позабытые в закружившей меня суете.
   Покосившись на россыпь мелких кристаллов-накопителей, я на миг задумался... и, нацепив тактический шлем, единственный, оставшийся у меня после изъятия приказными "вещдоков", быстро защелкал менюшками встроенного вычислителя. Есть! Теперь, вместо двух десятков "батареек", в моём распоряжении зарегистрированные маячки. Слабенькие, конечно, но при наличии активных сенсоров на шлеме, это не проблема. Пригодятся.
   До базы наёмников мы с Аристархом добирались "огородами". Благо, с севера боярский городок граничит с Лосиным островом. Вот, через узкий перешеек, отделявший Сокольнический лесопарк от основного массива, мы и подбирались к небольшому загородному имению на Яузе, арендованному наёмниками.
   Имение оказалось невелико. Всего-то, раза в два больше моих "владений". А вот защищено куда лучше... Один трехметровый забор со спиралью Бруно... или как она Здесь называется, чего стоит. Вышки по углам, прожектора... фиксаторы на стенах и основном здании. Автоматические турели на тех же вышках. Дозоры вдоль стен... Серьёзно окопались наёмники.
   Вообще, везёт мне на гостей нашей великой и необъятной. Уже вторая группа и опять с Балкан. Правда, в отличие от "романовских", здесь только бывшие подданные России и только неименитые. По крайней мере, именно такую информацию предоставил мне Вербицкий. Ярых и гридней нет. Зато, из двух десятков бойцов, пятеро - вои. Все достигли потолка, и ни один не дошел до старшего... Что не может не радовать...
   Впрочем, сейчас я не собираюсь устраивать тотальный геноцид бывших подданных нашего государя. Моя задача - просочиться на территорию и, облазив её сверху донизу, попытаться отыскать Ольгу. Получится её вытащить самостоятельно, замечательно. Нет? Придётся звать на помощь Аристарха. Если же наречённой здесь нет... то наёмники будут умирать долго и очень неприятно... как минимум, до тех пор, пока не узнаем, где её спрятали. Обещаю.
   Вот, сразу видно, что имение строил совсем не тот человек, что отвечает здесь за безопасность периметра. Иначе бы он ни за что не сделал одну из вышек в виде воротной башни. Красиво, конечно, но это даже не тропинка для диверсанта, а целое шоссе... восьмирядное. Ну, если "гость", конечно, под отводом глаз и не желает терять время, перебираясь через колючую ленту спирали Бруно, вьющейся над каменными стенами ограды.
   Оставив Аристарха на границе действия фиксаторов имения, я попрыгал на месте, проверяя, как закреплена моя амуниция и, убедившись, что дополнительных хлопот по скрытию не предвидится, двинулся в гости к наёмникам.
  

* * *

   Рослый детина в темно-синем комбинезоне с шевроном "Северной Звезды" на плече, почесал бритый затылок и задумчиво уставился на тяжёлую металлическую дверь, за которой, в маленькой камере находился потенциальный доход отряда, запертый там командиром. Илья дёрнул перебитым носом и, бросив короткий взгляд на напарника, задремавшего на стуле, тихонько вздохнул. А хорош "доход"... такая красотка... Жаль, на неё препараты Доктора почти не подействовали, а брать девку силой, командир запретил. Эх, жаль.
   О том, что девчонку собирались накормить какой-то химией, полностью срывающей тормоза, Илья услышал от самого Доктора, когда тот расписывал эффект от своих "колбочек-скляночек" командиру. Ох как обрадовался боец возможности спустить пар... Месяц же не выбирался за периметр! И тут такой облом. Только девке вкололи препарат, как её затрясло, а потом и вовсе вырубило. Напрочь! Доктор было оправдывался какими-то "личными реакциями", но командир ему всё равно чуть голову не снёс. Илья было сунулся с замечанием, мол, не всё ли равно, в сознании девка или нет... идиот. Тоже попал под раздачу. Два часа потом носовую перегородку сращивал... Сам. Потому как Доктора только утром в себя привели, да и то, кое-как. А девка так и спит себе в камере. И зачем было непременно нужно, чтоб она сама на мужиков кидалась?
   Хотя-я... если подумать... Илья вновь заскрёб неровно обрезанными ногтями по затылку, но, так и не придя ни к каким выводам, вынужден был ограничиться стандартным ответом на любую непонятку: "командиру виднее"...
   Боец вздохнул, и уже хотел окликнуть своего дремлющего напарника, но когда повернул к нему голову, замер. Валерка сидел на стуле, запрокинув голову, а на его горле зияла кровавая "улыбка". Как?! Он же ничего не слышал!
   Поднять тревогу Илья уже не смог. Мелькнула рядом стремительная тень, рассмотреть которую он не успел, и наёмник захрипел, когда лезвие перечеркнуло его шею... и, вздрогнув, замер на месте, пришпиленный к стулу странным изогнутым ножом, с еле слышным хрустом пробившим грудину.
   Седой старик, неподвижно сидевший в кресле у растопленного камина и отрешённо наблюдавший за игрой лепестков тихо гудящего пламени, вдруг вздрогнул от звука пришедшего на браслет сообщения, неожиданно громко прозвучавшего в тишине погружённого в полумрак кабинета. Развернув экран, он прочёл несколько коротких строчек, и вздохнул.
   - Не успели. Да... Что ж, туда и дорога. Молодец, мальчик, ещё одной мразью в государстве стало меньше. - Экран схлопнулся и старик, еле заметно усмехнувшись, вновь уставился на танцующий в зеве камина огонь.
  

Глава 2. Ожидая неожиданное...

   Первый, разведывательный выход прошёл... штатно. Скрывшись с глаз Хромова, я взобрался на вышку-башню и, "прислушавшись" к Эфиру, скользнул к люку ведущему на лестницу. Вот я и на территории противника. Подозреваемые? Не-не-не... я не следователь, я горлохват. Пусть на том свете доказывают свою непричастность и настаивают на презумпции невиновности...
   Выглянув во двор, я пропустил мимо парочку скрипящих по щебню охранников, наматывающих круги по периметру и, оглядевшись по сторонам, неторопливо направился к длинному приземистому зданию, единственному, кстати говоря, на территории.
   Здесь, у резного крыльца тоже оказалась парочка бойцов, расслабленно обсуждающих... пленницу? Ольга здесь? Какая удача... "Послушав" наёмников, я тихо втянул носом воздух. Ничего, ребята... заверяю, вам такие радости в будущем не грозят. Мертвецам красавицы ни к чему...
   Один из бойцов вдруг поёжился и, оглянувшись по сторонам, резко затушил "бычок" о стоящую у крыльца урну.
   - Ладно, Жор. Пойду я на пост... что-то мне как-то... - Протянул наёмник под короткий хохоток приятеля. Неужто почуял что-то...
   - Я всегда говорил, что вы, эфирники, слишком мнительные. - С ухмылкой проговорил "Жора".
   - Иди ты... Это не мнительность, а интуиция. - Огрызнулся тот и, поправив ремень автомата на плече, загрохотал каблуками по деревянным ступеням. О... кажется, это мой поезд.
   Проскользнув следом за напряжённым "интуитом-эфирником", я, наконец, оказался в доме... О, а вот и пультовая. Он что, один здесь сидит? Удачненько. Та-ак, где у нас тут фиксаторы? Ех-х... Аж три штуки, нехорошо. Ну да ладно. Ты же у нас интуит, да? Чувствительный, значит...
   Дождавшись, пока наёмник доберётся до кресла перед экранами системы наблюдения, я подгадал момент и, в ту секунду, когда этот "орёл" рухнул в объятия обтянутого кожей офисного монстра, аккуратно и очень нежно придавил кое-какую точку на его шее. Короткий эфирный разряд волной прошёл через тело замершего в кресле охранника и он тут же прикрыл глаза, чтобы уже через несколько секунд вновь их открыть и, выматерившись, вскочить на ноги. А дальше, правильно... на полусогнутых в туалет, быстро, но очень аккуратно, чтобы не опозориться по дороге.
   Есть! Не просматриваемое помещение без единого окна и... что может быть беззащитнее человека сидящего на унитазе со спущенными штанами?
   Закончив короткий допрос охранника, я благополучно отправил его в небытие и, устроив тело поудобнее на унитазе, отправился обратно в пультовую. С новостями от наёмника, придётся кое-что изменить в нашем плане. Сомневаюсь, что мне удастся укрыть Ольгу под "отводом" от фиксаторов, а оставлять даже минимальную возможность доказать моё присутствие здесь, нельзя. Пусть, через десять-пятнадцать минут здесь разверзнется ад, но если выживет хоть один фиксатор, у меня будут проблемы. А значит...
   Короткая пробежка до пультовой, вывести на экран схему здания... М-да, это всё-таки не крепость, и даже не боярское имение. Могли бы хоть пароль повесить, что ли? Ну, хоть для имитации какой-то защиты... Стоп! А вот это я уже видел...
   Губы сами собой разошлись в улыбке... и я активировал меню связи на визоре своего шлема. Браслет послушно развернул клавиатуру.
   - Ар - Мелочи.
   - Слушаю.
   - Диспозиция меняется. Дым без огня.
   - Уверен?
   - Абсолютно.
   - Жду. Отбой.
   Отыскать Ольгу в подвале длинного приземистого здания оказалось не просто, а очень просто, хотя на такую удачу я, признаться, не рассчитывал. Почему-то казалось, что здесь я смогу найти ответы на вопросы, но вот то, что надобность в большей их части отпадёт... удивительно. На месте наёмников, я бы побыстрее сбыл "заказ" с рук, а эти... Хм...
   По мере приближения к камере, где эти идиоты заперли Олю, я старательно минировал все встречающиеся на моём пути фиксаторы. Взрывпакеты с маячками-детонаторами уютно разместились под вмонтированными в потолки металлическими полусферами. Моих сил вполне хватит, чтобы "замылить им глаза", но запись "снега" останется, как в самих фиксаторах, так и в накопителях пультовой, и кто знает, что смогут из неё вытащить специалисты того же Пятого стола, допустим. А значит, после отхода систему лучше уничтожить... на всякий случай.
   Убрать двух боровов-охранников, было несложно. Закинув тела в камеру, запиравшуюся на единственный засов, я покачал головой и, подняв Олю на руки, вышел в коридор.
   Фиксаторы послушно отключались на моём пути, пока я бежал по коридорам дома, а я не прекращал радоваться, что отвести глаза людям, куда легче, чем "спрятаться" от системы наблюдения.
   Сдав невесту на руки мечущемуся по опушке Аристарху, я содрал с головы шлем и, пригладив взмокшие волосы, тяжело вздохнул.
   - Ну? - Оторвавшись от диагностики Ольги, хмуро рыкнул Хромов. - Почему отменил атаку?
   - Не отменил. Отложил. - Я облизал высохшие губы. - Аристарх, ты мне веришь?
   - Хм... - Ярый смерил меня долгим взглядом, потом перевёл его на лежащую у ног Ольгу и медленно кивнул.
   - Замечательно. - Я растянул губы в улыбке. Очевидно, получилось не очень хорошо, уж больно странно покосился на меня Хромов. Ладно... - Тогда поступим так. Я вернусь туда и начну... охоту. А ты... вызывай гвардию. Пригодится.
   - Зачем такие сложности? - Не понял Хромов. - И что, по-твоему, должен делать я, всё это время?
   - Это не сложности. Показательная карательная акция владетельного боярина в ответ на покушение на его дочь. В которой некоего Николаева и рядом нет. А ты, в это время, будешь заниматься охраной Ольги...
   - Кирилл... ты уверен... - Помедлив, проговорил Аристарх. М-да, представляю, как это выглядит для него...
   - Уверен. - Я кивнул и, уже напяливая на голову шлем, попытался улыбнуться снова. - Вызывай кавалерию...
   Второй визит на базу наёмников ознаменовался быстрой смертью расхаживавших по периметру охранников. А потом, взвизгнувшие сервоприводы автоматической турели заставили меня шарахнуться в сторону. Чёрт, поторопился!
   Направленным ударом я сжёг ближайшие ко мне фиксаторы и... тишина. Хм? Ла-адно, будем считать, пронесло. Покружив по обширному двору владения и убедившись, что больше здесь никого нет, я решил немного облегчить работу гвардии Бестужева и полез на башни, выводить из строя эти нервные устройства...
   Ну вот, турели заклинены, можно и в курятник лезть. Добравшись до дома, я приоткрыл дверь... и тут же, чуть ли не нос к носу столкнулся с выходящим из пультовой наёмником, тем самым, что так недоверчиво отозвался о предчувствиях своего приятеля. Что, потерял, да? Ещё одна полусфера фиксатора тихо треснула и испустила лёгкий, почти незаметный дымок.
   Взмах ножа, и наёмник кулём осел на пол, заливая его кровью. Восемь минут до подхода "кавалерии"... Аккуратненько, аккуратненько...
   Выстрелы начались за минуту до того, как Хромов сбросил инфу о прибытии гвардии. Чуть раньше, но... ладно. Пусть так. Еще две минуты и в доме разом грохнули взрывпакеты, уничтожая большую часть фиксаторов и пультовую. Штурм!
  

* * *

   Сдав Ольгу на руки подъехавшим вместе с гвардией медикам, Аристарх обвёл взглядом выстроившихся перед ним старших "пятёрок" и, вздохнув, принялся отдавать приказы. Раз, на браслеты прилетели схемы объекта. Два, гаснут выключенные Кириллом турели. Три, обозначаются опасные места...
   Минута и в окнах дома сверкнула вспышка под глухой раскат серии взрывов. Штурм начался.
   - Аристарх! Четверо в гараже, я до них добраться не успею. Бей прямым и потяжелее! Если они доберутся... - В наушнике раздался голос Кирилла. - Сил не жалей. Там броня!
   Удар ярого, это страшно. Над головами штурмующих пронёсся чудовищный порыв холодного ветра и нечто невидимое, оставляющее в воздухе снежный хвост, впечаталось в дом, прямо в левое крыло, где виднелись широкие ворота гаража. Двухобхватные брёвна сруба затрещали и, осев, рассыпались мерзлыми кусками, открывая взорам атакующих покорёженную металлическую клетку, искрящую в местах прорыва. Неровно мерцающий щит выдержал ещё два удара ярого и, вспыхнув напоследок, рассыпался искрами. А ревущий поток пламени окончательно разметал то, что несколько секунд назад было частью дома, построенного из огромных брёвен... Это была точка в штурме. Наёмники попытались бросить оружие, но... ворвавшиеся в дом гвардейцы не оставили им шансов. По крайней мере, так заключили следователи Пятого стола, неизвестно какими путями пронюхавшие об этой атаке и заявившиеся к Аристарху с претензиями. В ответ, тот кивнул своим бойцам, и те, даже не подумав пропустить приказных на территорию захваченного объекта, просто притащили к ногам визитёров тела наёмников.
   - Исследуйте, осматривайте... можете даже попытаться их допросить. - Усмехнулся Аристарх. - Но на базу вы не пройдёте... три дня. Как и положено по Правде.
   - Но... они же не бояре. - Заикнулся было один из следователей, и получил в ответ уничижительный взгляд.
   - Похищение дочери боярина Бестужева требует компенсации. Мы в своём праве. - И, развернувшись на каблуках, удалился. Ему ещё нужно было узнать, зачем Кирилл так истошно требовал зачистить гараж...
  

Глава 3. Один раз - случай, два раза... уже даже не совпадение

   Это, кажется, уже становится традицией... или по крайней мере, тенденцией, которая мне очень, просто очень не нравится. Я вздохнул и, пнув валяющегося связанным у моих ног командира наёмников, покачал головой. В отключке. Слишком сильно я его приложил... Ну, да это не удивительно. Защищался сей кадр просто отчаянно и времени на то, чтобы с ним совладать у меня ушло немало. Собственно, если бы не он, я бы наверняка не упустил ту четвёрку одарённых, что ломанулась в гараж, и мне бы не пришлось взывать к Аристарху, за помощью. Впрочем, если бы не моя просьба, гвардейцам Бестужева пришлось бы несладко. А майор "Северной Звезды" меня удивил, да... Такая реакция и скорость... Если б не мой разгон, сильно сомневаюсь, что мог бы справиться с этим воем... Вот что боевые коктейли с одарёнными творят.
   - Итак. - Аристарх появился рядом неслышно. Возник, словно гигантский бесшумный кот из темноты и остановился рядом, вглядываясь в поляризованный Т-образный визор моего шлема. Если меня и увидят "наблюдатели", пусть у них не будет доказательств присутствия некоего мещанина Николаева в месте где "веселилась" боярская дружина. А лёгкое искажение в Эфире, только добавит неопределённости. - Что же такого ты здесь нашёл, что понадобилась поддержка гвардии?
   В ответ, я топнул ногой по рифленому металлическому полу бывшего гаража.
   - Слышишь?
   - Пустоты? Ничего удивительного. Под нами должен быть подвал. - Пожал плечами Хромов.
   - Ага. Вот только попасть в него из той части, где держали Ольгу, невозможно. - Ухмыльнулся я. - Я проверил.
   - И что? - Пожал плечами ярый, но в глазах его явно проскользнуло любопытство. И я кивнул.
   - Именно. Зачем возводить подвал, в который невозможно попасть? Учитывая, что дом расположен на небольшом возвышении, грунтовые воды далеко... Расточительно, а?
   - Не тяни. - Вздохнул Аристарх. Что ж, как скажете, господин ярый. Тем более, что помимо сюрприза, у меня ещё есть одно желание, воплотить которое, мне не позволили медики, внаглую отогнав от сладко спящей Ольги. Эх... придётся ждать.
   Убедившись, что командир бестужевской гвардии достаточно заинтересовался, я подвёл его к установленному у задней стены дома мощному генератору с огненным движком и, совершив уже знакомые манипуляции с силовым кабелем, кивнул в сторону уже очищенной гвардейцами от мусора площадки на месте гаража. Загудели сервоприводы и, под удивлёнными взглядами боярских детей, часть пола пошла вниз, превращаясь в аппарель.
   Правда, в отличии от "романовской" захоронки, здесь нашлось только два контейнера и лишь в одном из них были ожидаемые мною ТК... на этот раз, немецкие легкие "Визели" . Для разнообразия, должно быть. Ничего удивительного. Если я не страдаю амнезией, то в команде "Северной Звезды" было только пять операторов ТК, так что, большее число комплексов им было просто ни к чему. Зато второй контейнер был достоин того, чтобы на него поместить вывеску "Оружейный магазин". Добавлю, Военный Оружейный Магазин. Именно так, с больших букв, поскольку его содержимое на сто процентов было представлено военными образцами вооружения. От лёгкой "стрелковки", до тяжёлых станковых стреломётов и автоматических гранатомётов. Всё для ведения городских боёв. Чёрт, да с таким вооружением, запросто можно было бы взять "на копьё" какую-нибудь "банановую" республику... или кокосовое царство, ага.
   Трофеи... С одной стороны, это, конечно, хорошо, а с другой... мне очень не нравится, что это уже второй подобный схрон. Закрадывается подозрение, что всё это вовсе не совпадения. Одинаковые по типу "заначки", одинаковые способы хранения. Это, не то что намекает, а прямо-таки вопит об одном и том же хозяине... которому, я, получается, уже дважды наступил на хвост. Не хорошо. Совсем нехорошо. И ведь не докажешь же, что это только совпадения. Впрочем...
   Мда. Какие уж тут совпадения?! В первый раз, столкновение произошло, когда Томилины решили повоевать с Громовыми. Второй раз, когда неизвестному заказчику о-очень захотелось зачем-то заполучить Ольгу... Или меня... Хм.
   Полюбовавшись на вытянувшееся от удивления лицо Аристарха и ошарашенные физиономии пары гвардейцев, запущенных в подвал перед командиром, для проверки, я вздохнул и потопал наверх. Надо привести в себя единственного уцелевшего наёмника и поговорить с ним... по душам.
   Довольно молодой парень, оказывается, этот майор. Вой, да. Любимая стихия - лёд, судя по тому, как активно он пытался нашпиговать меня сосульками во время поединка.
   Я похлопал своего визави по щекам, а когда тот соизволил-таки открыть глаза, снял уже изрядно поднадоевший мне шлем. В конце концов, я самолично повыбивал в этом подвале все фиксаторы, так что опасаться, что кто-то увидит моё лицо, нечего. Майор? Так, ему это, как, собственно, и валяющимся в углу телам его бывших подчинённых, должно быть всё равно.
   - Идиот. И ты думаешь, что узнав об этом, я стану о чём-то с тобой говорить? - Усмехнулся разбитыми губами наёмник, и дёрнулся вперёд. Наверное, он хотел попугать пятнадцатилетнего мальчишку, но добился только того, что полетел вместе со стулом, за спинкой которого подавители сковали его руки, на пол. Я поднялся с точно такого же стула из гнутых трубок и, полюбовавшись валяющимся у мысков моих ботинок бойцом, кивнул.
   - Не поверишь, но я не просто думаю, уверен, именно надежда на то, что вскоре ты сможешь присоединиться к своим людям, сделает тебя очень разговорчивым. - Похлопав собеседника по плечу, я вздернул его за шкирку и вернул в прежнее положение... в смысле, которое он занимал до того, как попытался напугать меня своим броском.
   Форсированный допрос... допрос третьей степени, полевой допрос... Кто говорит, что не выдаст ни слова даже под пытками, понятия не имеет, что это такое на самом деле. И уж тем более, не может себе представить, насколько сложно выдержать такую "беседу", когда допрашивающий знает КАК нужно спрашивать и на что обращать внимание... Не могу сказать, что я великий спец по таким вещам. Там, эта малосимпатичная, мягко говоря, обязанность лежала на нашем штатном "чехове", совмещавшем должность медика группы с ношей радиста... и профессией полевого дознавателя. Но контролировать одновременно с допросом шесть параметров "правды", вместо четырёх минимально необходимых, я вполне способен, что вкупе с эфирными умениями, в общем... соврать мне майор так и не смог. Хотя выдавить из него имя заказчика Ольги, оказалось очень и очень непросто.
   Я сдержал обещание и "отпустил" майора, едва он, перестав лгать, рассказал всё, что я хотел узнать. А чтобы не давать повода к кривотолкам, просто взорвал его тело пятью прихваченными из найденного арсенала наступательными гранатами. Чтоб наверняка...
   Аристарх был недоволен. Ещё бы, ярый хотел знать, какая сволочь посмела раззявить рот на ребёнка его сюзерена, а злобный малолетка обломал ему эту возможность на корню, просто подорвав мавкина наёмника гранатами, да ещё и так, что стены подвала от заляпавшего их фарша, хрен ототрёшь. Но вдоволь повозмущаться Хромову не удалось. Пришедшая в себя Ольга, услышав нашу тихую перебранку, выскочила из машины медиков, невзирая на их попытки её остановить и, пролетев десяток метров, по-моему, вовсе не касаясь голыми ступнями земли, финишировала у меня на шее.
   Открывшись наречённой, я аж вздрогнул... и пожалел, что не могу ещё раз взорвать этого чертова наёмника. От Ольги исходила такая жуткая смесь ужаса и облегчения, что меня натуральным образом зашатало от этого эмоционального шторма. Я перевёл взгляд на Хромова.
   - Нам надо домой. Срочно. - Очевидно, что-то поняв по моим шалым глазам, ярый молча кивнул и уже через минуту, мы с Ольгой сидели на заднем сидении очередного вездехода, с рёвом несущегося по ночному шоссе в сторону боярского городка. Точнее, я сидел на сиденье, а Оля, обхватив меня руками и ногами ни в какую не желала разжимать объятий. Так что, даже на Красное крыльцо бестужевского дома, мне пришлось подниматься, с нею на руках. Впрочем, я не в претензии, а Оле, кажется, действительно становилось полегче, когда она чувствовала, что я рядом... очень рядом, если можно так выразиться. Чем ближе, тем лучше.
   В результате, показавшись пред ясны очи боярина и его наследника и переждав, пока Валентин Эдуардович свяжется с доктором, который подтвердил мой короткий доклад о состоянии Оли, мы отправились прямиком в спальню. Нет-нет, никаких постельных игр. Просто, Ольге требовался отдых, сон... и моё присутствие под боком. Что ж, не имею ничего против...
   Утро началось с того, что я почувствовал прикосновение к губам... но отвечать на поцелуй... впрочем, а стихийные техники на что?! Уж на такой-то фокус моих сил точно хватит! Оторвавшись друг от друга, мы перевели дыхание и Ольга, устроившись у меня на груди, испустила долгий облегчённый вздох.
   - Если бы ты знал, как я боялась, что это только сон... - Пробормотала моя наречённая. Уже примерно понимая, о чём идёт речь, я всё-таки уточнил.
   - Галлюцинации? - В ответ, Ольга кивнула.
   - Они пичкали меня какой-то дрянью... но, она подействовала явно не так, как ожидалось. Меня скрутило судорогой, а потом... потом начался бред. Мне казалось, что ко мне подходишь ты, наклоняешься... а потом в нос шибал такой запах, что меня чуть не наизнанку выворачивало. Это был ужас какой-то... - Тихо проговорила Оля. - И ведь я понимала, что на самом деле, тебя рядом нет, что меня похитили какие-то уроды... Знаешь, больше всего я боялась, что меня... но они ничего не стали делать... хоть и облапали всю...
   - Тебе ввели препарат... наркотик, скажем так, возбуждающего свойства, но... он почему-то не сработал.
   - Препарат, да? Чтоб сама кидалась... А потом всплыла бы где-нибудь пикантная запись. Ур-роды. - Успокоившаяся было Ольга передёрнулась а потом обхватила меня руками и ногами, совсем как вчера, спрятала лицо за завесой растрепанных волос и... её обнажённые плечи дрогнули.
   - Эй-эй, Оленька, солнце! Ты что?! - Я забеспокоился, почуяв накатывающие от наречённой чувства. Неужели истерика?
   - Ох, Кир... Когда окажусь "там", я от всей души поблагодарю наших мам. - Не по... Ну, мамы... ну... спасибо.
  

Глава 4. Доверяй, но проверяй... проверяй и проверяй

   Догадаться, кому именно предполагалось подсунуть эту запись было несложно, даже без откровений командира наёмников. И это не добавляло мне благодушия, геометрически увеличивая счёт, который я уже почти готов был предъявить к оплате виновнику всех недавних событий, заставивших меня крутиться, как уж на сковородке.
   Но... полагаться на один источник информации, каким бы достоверным он ни был, когда есть возможность получить сведения из двух и более, глупо. Жаль, что воплотить сию мудрую мысль в действие сразу, мне не удалось. Оля, похоже, взяла пример с Милы, и теперь старалась не оставлять меня одного ни на секунду. Ходила хвостиком по бестужевскому дому... и чёрт возьми, я ничем не мог возразить. Да и не хотел, честно говоря. В общем, доктор сделал мне ещё одну справку и следующие три дня я провел в компании наречённой, быстро приходящей в себя от этого "приключения", и старательно это скрывающей от окружающих. Ну, как маленькая, честное слово...
   А Михаила, кстати, того самого крестника Аристарха, отыскали там, где и предсказывал майор "Северной Звезды"... в борделе. И, в отличие от Ольги, схлопотавшему дозу "лекарства" и не имеющего нашего "иммунитета", бедняге пришлось и в самом деле надолго зависнуть в медблоке бестужевского имения... реабилитация, штука тяжелая.
   И дело тут не в его физическом состоянии, хотя оно и оставляло желать лучшего после двухдневного секс-марафона, нет. Проблема была у Миши с головой... парень пребывал в розовых облаках и каждый его... м-м-м... "заход", словно забрасывал несчастного ещё выше на волнах эйфории... иными словами, оргазм действовал на него, как наркотический приход и, в отличие от обычных наркотиков, с каждым разом эффект только возрастал, так что, в последние несколько часов проведённые им в борделе, парень был уже в абсолютном неадеквате. Настолько, что даже привыкшая ко всякому владелица этого заведения уже начала подумывать о том, чтобы сбагрить неугомонного и практически невменяемого клиента, затрахавшего весь бордель, в прямом смысле этого слова, то ли врачам, то ли полиции, и останавливала её только жадность, поскольку деньги за "развлечения" списывались с болтавшегося на руке клиента браслета, каждый "отработанный" час...
   Впрочем, бестужевский доктор говорит, что его вовремя доставили, и вернуть Михаила к нормальному состоянию будет несложно. Хотя недели две-три на это уйдёт, точно.
   Услышав эти новости, Аристарх сначала нажрался, потом посетовал, что не ему так повезло... поперхнулся под злым взглядом сюзерена и, наконец, пообещав, что набьет крестнику морду, когда тот вернётся из "рая" на грешную землю, попытался вырубиться прямо в кабинете Бестужева.
   - А морду-то за что? - Растеряно глядя на сладко похрапывающего в кресле, наклюкавшегося ярого, вопросил пустоту мой будущий тесть.
   - Может, за ненадлежащее исполнение обязанностей? Или... - Пожав плечами, предположил я, но договорить мне не удалось.
   - Из зависти. - Неожиданно отчётливо произнёс Аристарх, приоткрыв один глаз, и снова захрапел, как ни в чём ни бывало. И наш с Бестужевым хохот ему совершенно не мешал.
   А вот Вербицкий, приславший приглашение на беседу, не смеялся. Ольга, наконец, пришла в себя окончательно, так что в гости к Пятому Столу я отправился в сугубом одиночестве. Встретивший меня у входа в невзрачное здание довоенной постройки в одном из арбатских переулков, такой же невзрачный человечек в мышино-сером костюме, стал для меня гидом... очень молчаливым, надо заметить. Проводив меня до одного из кабинетов на втором этаже здания, "гид" исчез так же тихо и незаметно, как и появился рядом, когда я перешагнул порог штаб-квартиры Пятого Стола Преображенского Приказа.
   - Здравствуйте, Кирилл Николаевич. - Оторвавшись от набора какого-то текста на вычислителе, проговорил Вербицкий и кивнул мне на довольно удобное с виду кресло поставленное с торца от его двухтумбового стола.
   - Добрый день, Анатолий Семёнович. - Воспользовавшись разрешением, я приземлился на подпружиненное сиденье, и закрутил головой. - Хм... не похоже это на знаменитые преображенские застенки. Дубовые панели на стенах вместо бетонной "шубы", люстра вместо забранного в решётку плафона... Даже стул, и тот совсем не жёсткий. Не отказался бы от такого кресла дома, кстати...
   - Я дам вам адрес моего поставщика. - Скривил губы в холодной улыбке Вербицкий. - Но... позже. А пока, Кирилл Николаевич, прошу вас ознакомиться вот с этим документом...
   Передо мной оказался лист, украшенный печатью в виде золотой короны на алом щите. Пробежав взглядом по ровным, написанным от руки строчкам, я поднял взгляд на полковника и покачал головой.
   - До недавнего времени, я бы, наверное, ни словом не возразил против этих условий, но сейчас... извините, Анатолий Семёнович, мой ответ: "нет".
   - А если вы получите обещание, что ваш... хм-м... недруг понесёт наказание п о з а к о н у? - Чуть помедлив, проговорил Вербицкий.
   - При оказии и в том случае, если это не будет противоречить текущим интересам государства? - Усмехнулся я... и, заметив, как скривился мой собеседник, покачал головой. - Нет, Анатолий Семёнович. Увы... такой вариант меня не устраивает.
   - Тогда... - Начал было Вербицкий, но я его перебил.
   - Извините, могу обещать только одно. Пока он не пытается добраться до меня или моих близких и учеников, я не буду предпринимать никаких шагов. Точка.
   - Здоровая наглость. - Ощерился Вербицкий и, неожиданно выхватив у меня из рук бумагу с грифом "корона", порвал её на мелкие кусочки с самым довольным видом. А заметив мой взгляд, беззаботно пожал плечами. - Ну, ты же был недоволен игрой "в тёмную", а как-то определить твои приоритеты мне было жизненно необходимо.
   - А о нём как узнали? - Фыркнув, я кивнул на клочки бумаги уже тлеющие в пепельнице. Что и говорить, такой способ проверки устраивал меня куда больше, чем попытки подставить меня как "живца".
   - Хм... скажем так, глава одного муниципалитета слишком уж рьяно взялся за вскрытие недостатков среди своих подчинённых, а учитывая определённый интерес моего ведомства в твоём отношении, как только среди докладов отдела "А" мелькнула фамилия Николаев... в общем, вызвать главу на беседу и выяснить, что тот решил исправить "ошибку" совершённую им в надежде на поддержку некоего известного лица... и кинулся в другую крайность, при полной поддержке последнего, было несложно. А там и остальные странности улеглись в одну систему.
   - Что ж, это... неплохо. Значит, мне не придётся тратить время на расспросы... - Подумав, улыбнулся я. - Хм, Анатолий Семёнович, это единственная причина, по которой вы пригласили меня... на беседу?
   - Ну, я надеялся, что ты поведаешь мне о событиях третьего дня, когда гвардия Бестужева... - Тут лицо полковника на миг окаменело, и он буквально выдохнул. - Это что, тоже Он?!
   - Не понимаю, о чём вы. - Пожал я плечами. Руки полковника заскользили по столу, бездумно перебирая всякую мелочёвку...
   - М-да, а ведь догадаться было несложно... но... Тебя же там не было. - Пробормотал вроде бы про себя полковник и бросил испытующий взгляд в мою сторону. Мне осталось только вновь пожать плечами.
   - Ваши наблюдатели наверняка сообщили, что я не покидал территорию усадьбы Бестужевых в тот вечер.
   - Да-да... Получил у меня нужную информацию и передал её тем, кто может действовать с полным правом. - Покивав, вздохнул Вербицкий... - Ну что ж... Могу сказать только одно: больше никаких проверок, Кирилл Николаевич. Ты действительно тот, кто мне нужен, и смею заметить, наше сотрудничество будет взаимовыгодным и... полностью прозрачным. Обещаю.
   - Я рад, что оправдал ваше доверие, Анатолий Семёнович. И в е р ю, что это взаимно. - Я не поленился подняться со стула и отвесить собеседнику короткий поклон.
   - Не сомневайся, Кирилл Николаевич. - Явно поняв намёк, кивнул полковник, в свою очередь поднимаясь из-за стола.
   Мы ещё пару минут обменивались любезностями, пока Вербицкий наконец не фыркнул и, пробормотав что-то в роде: "чёртов этикет", предложил хлопнуть по пятьдесят коньяка для окончательного закрепления договора. Я не нашёл причин для отказа.
  

* * *

   Едва за юношей закрылась дверь, полковник рухнул в своё кресло и, протяжно вздохнув, выудил накопитель из приёмного гнезда. Недоумённо покрутив в руках потемневший, явно треснувший кристалл, Вербицкий хмыкнул и сделал то, что делать не любил. Очень. Обратился в службу технической поддержки.
   - Извините, господин полковник, но... у нас нет записей из вашего кабинета. - Смущённо признался молодой техник на экране и пожал плечами. - Какой-то сбой сжёг все фиксаторы на этаже.
   - Как все? - Не понял полковник.
   - Все до единого. - Вздохнул его собеседник и развёл руками. - Мы разбираемся в причинах, но...
   - Понятно. - Вербицкий отрывисто кивнул. - Не для записи. В моём кабинете было использовано устройство одной из наших лабораторий. Результаты расследования причины аварии под гриф, и мне на стол. Ясно, лейтенант?
   - Так точно, господин полковник. - С готовностью кивнул техник и экран погас.
   - М-да уж... И как я теперь буду отчитываться перед его Высочеством? - Вербицкий почесал затылок, вздохнул и, так и не придя к какому-то решению, принялся собирать документы для визита в Кремль. Проблемы проблемами, техника техникой, а менять график встреч наследника престола, ради него не станут точно...
  

Глава 5. Лучший отдых, это смена деятельности?

   Кабинет Бестужева-старшего был полон дыма, тяжёлого и ароматного, какой только и бывает от хорошего трубочного табака. Честно говоря, я впервые видел, чтобы Валентин Эдуардович курил, но не могу не признать, с трубкой в зубах сей боярин смотрится удивительно импозантно. Впрочем, гораздо больше меня занимал наворачивающий круги по ковру Хромов, на лице которого явственно была видна борьба жадности и... честности. Могу его понять. Это моему вдовому дядюшке с его заводами и производствами, десятком ТК больше, десятком меньше, не особо важно. А вот для боярского сына служилого, пусть и владетельного боярина Бестужева, как, собственно, и для самого хозяина этого дома, даже пять легких комплексов "Визель", это огромное искушение. Вот кстати, при существующем тотальном запрете на снаряжение частных военных структур экзоскелетными боевыми комплексами, мне на них как-то удивительно "везёт"... если не сказать точнее. Ну, не бывает таких совпадений. Не бы-ва-ет. И сказать, что такая ситуация меня беспокоит, будет слишком мягко. Напрягает и настораживает, вот это уже точнее. Как совсем недавно напрягали все эти нападения на дом и прочие непонятки... Хорошо ещё, что с "травлей" дело немного прояснилось и теперь, я хотя бы знаю, кому задать вопрос "почему"... перед тем как вырвать уроду кадык, но... рано ведь, чёрт возьми. РА-НО!
   - Кирилл... - Голос Бестужева-старшего вывел меня из задумчивости, заодно отвлекая от вновь поднимающей голову ярости, вспыхивающей каждый раз, как я вспоминал, что именно пытался сотворить с моей наречённой этот... этот... Арргх.
   - Слушаю вас, Валентин Эдуардович. - Кое-как задавив злость, я взглянул на Бестужева.
   - Слушаешь, да не слышишь. - Вздохнул боярин, откладывая в сторону трубку. - Что с трофеями-то делать планируешь? Решать надо...
   - Надо. - Кивнул я, переводя взгляд с Бестужева на Хромова. - А в чём проблема?
   - Ты дурачком-то не прикидывайся. Можно подумать, сам не понимаешь, что никто не позволит держать на вооружении боярской дружины тактические комплексы. - Фыркнул Аристарх. С некоторых пор из его речи напрочь исчезли снисходительные нотки обращения старшего к младшему, и остался только довольно язвительный тон... Если это отношение равного к равному, то не пошло бы оно...
   - Хм... а оставить хочется, да... - Улыбнулся я. Хромов с подозрением покосился на меня и вздохнул.
   - Издевается, паршивец. - Обратился он к Бестужеву, на что тот только руками развёл... и скопировал мою улыбку. Ну да, боярину есть от чего пребывать в хорошем настроении. Дочь в безопасности, все живы и здоровы... трофеи, опять же. Аристарх зарычал. - И ты туда же...
   - "И ты Брут?"... "И я, Цезарь"... "Не ожидал"... "Сюрприз"... - Пробормотал я. Легенда об этом предательстве известна и Здесь, но вот такой интерпретации мои собеседники явно никогда не слышали. Хромов даже бегать перестал. Застыл на месте, хрюкнул... и расхохотался. А следом за ним и Бестужев заухал филином. Тоже мне, нашли комика всех времён и народов.
   А ведь, действительно, с трофеями нужно что-то решать... По логике, мы должны были бы заявить о них Оборонному приказу и сдать агрегаты в государеву оружейную, но... вот именно. Не даёт мне что-то покоя, зудит желание оставить ЛТК у себя, ну точь-в-точь, как у Аристарха. И вертится... вертится что-то в голове. Но, что именно, хоть убей, не могу понять...
   А "Визели" эти, штука классная, однозначно. Облазил я один агрегат, как только их доставили в усадьбу. Не машина, песня... Поменьше, конечно, чем тот же "Гусар", бронирование меньше, вооружение попроще, но он легче и, если верить ТТХ быстрее и ловчее своего польского сородича. А самое главное отличие, у "Визеля" нет двигателя, что уродливым горбом выпирает на "спине" того же "Гусара", добавляя добрых полсотни килограмм к собственному немалому весу машины. "Визель" же, работает только за счёт подпитки от одарённого. Таким, не всякий ЛТК может похвастать, между прочим. Всего три модели, если быть точным. С другой стороны, это условие изначально снижает количество возможных пилотов, а сами одарённые, в большинстве своём, предпочитают полагаться на собственные силы и умения, а не на технику. Снобы. Эх, опробовать бы этот агрегат "на воле"... Но, наверное, не судьба. Хотя? Отставить.
   Я глянул на своих собеседников, подумал, и...
   - Валентин Эдуардович, а у вас найдётся хороший юрист и очень хороший техник? - Поинтересовался я, а когда Бестужев, явно подобравшись, с интересом уставился на меня, поправился. - Нет, с техником позже. А вот толковый юрист был бы очень кстати.
   - Хм... - Боярин задумчиво потёр подбородок и, поймав выжидающий, горящий надеждой взгляд Аристарха, со вздохом кивнул. - Найдётся, конечно... Но если ты лелеешь мысль отсудить у государя наши трофеи, скажу сразу, можешь закатать губу обратно.
   - Не отсудить... сделать так, чтобы их не пришлось отдавать. - Уточнил я. Бестужев хмыкнул что-то вроде "ну-ну", но уже через несколько секунд на мой браслет пришло сообщение с контактами частного правоведа. - Это очень знающий и толковый господин, но даже если он сам не сможет по каким-то причинам тебе помочь, то уж посоветовать хорошего специалиста для него труда не составит. Знает всех... и что ещё важнее, эти самые "все" его тоже хорошо знают... и ценят.
   - С вашими тремя ТК тоже буду я разбираться? - Поинтересовался я и Бестужев аж вздрогнул под взглядом Аристарха.
   - Это будет интересно... - Медленно проговорил боярин и, совершенно правильно поняв недосказанное мною, усмехнулся. - Плюс десятая часть от стоимости трофеев, Кирилл. Как будущему родственнику.
   - От стоимости всех трофеев. - Уточнил я. - Как будущему родственнику.
   - Идёт. - Рассмеялся Бестужев. Уж не знаю, откуда у Хромова такая вера в мои таланты, но я явственно услышал его облегчённый вздох. А уж какая волна довольства прокатилась от него в Эфире... Хм.
   К рекомендованному боярином правоведу, мы поехали вместе с Ольгой. А по пути я рассказал ей о своих планах и о том, зачем вообще мне понадобился этот самый юрист... и техник. Кстати!
   - Оленька, а скажи мне, пожалуйста, ты не хочешь поучаствовать в этом "хомячестве"? - Поинтересовался я, лавируя меж автомобилями, заполонившими улицы города. Хм, а вроде бы, до часа пик ещё далеко...
   - Каким образом? - Раздался голос наречённой в аудиосистеме шлема.
   - Нужен хороший, толковый, но не зажравшийся техник. А лучше, двое, чтобы разобраться с "фаршем" этих самых Визелей и, в случае удачного разрешения дела, аккуратно вырезать "лишнее".
   - О... думаю, я смогу помочь. - Промурлыкала Ольга, еще сильнее прижимаясь к моей спине. - И даже двух таких техников найду. Но... а что мне за это будет?
   - Есть предложения? - Осведомился я.
   - Хочу один Визель себе. - Огорошила меня наречённая. М-да. Заявочка. Как там, про чертей в омуте? Вот-вот, тот самый случай. С другой стороны... почему бы и нет? В два комплекса сразу, я всё равно никак не заберусь. А может быть, удастся раскрутить Аристарха... хм, а вот это уже вряд ли. Судя по его поведению, Хромов за эти комплексы удавится. Если, конечно, у нас всё получится...
   - Милая, а тебе не кажется, что делить шкуру неубитого медведя... немного рановато? - Поинтересовался я, бросая "Лисёнка" в правый ряд.
   - Так ведь, мы и не делим. - Ответила Оля. - Просто оговариваем стоимость услуг двух очень хороших техников. Подчеркну, Кирилл. Очень хороших.
   - Хм... Ну, ладно. Об одном из них и спрашивать нечего. Признайся, тебе просто не терпится запустить руки в рунные цепочки этого творения сумрачного тевтонского гения? - Вздохнув, спросил я. В ответ, от Ольги пришла волна согласия и удовольствия. Ага, словно по головке потрепала: "какой ты у меня умный!". Язва...
   - Представь себе. Мне действительно интересно будет повозиться с ТК. - Со смешком проговорила Оля, получив от меня в ответ образ надутого, словно воздушный шарик, индюка.
   - А кто второй? - Посерьёзнев, поинтересовался я.
   - Эм-м... Помнишь Жорика? Ну, того паренька, что принёс тебе записку в кафе у моего университета... ты, тогда ещё Платошу до мокрых штанов напугал... - Напомнила Оля. О, да... такое не забывается. Так это она о том долговязом говорит, что мой браслет на раз вырубил?
   - Вспомнил. - Кивнул я. - Никаких возражений не имею. А он согласится?
   - Да. За хорошую плату, конечно, но... оно того стоит. Георгий, артефактор от бога. Его уже сейчас профессура чуть ли не на руках носит. Особенно, прикладники. - Рыжий замер у кромки тротуара и я, дождавшись, пока Ольга слезет с мотоцикла, заглушив двигатель, выбрался из седла.
   - Ладно. Если всё получится, то деньги на его найм мы найдём. - Кивнул я и, сверившись с адресом высвеченном на визоре, снял наконец шлем и повернулся к Оле, уже пытающейся привести в порядок измятые рыжей "каской" волосы. - Ну, вот мы и на месте. Идём?
   - Идём-идём. - Улыбнулась Ольга, подхватывая меня под руку. - Оч-чень хочется узнать, как ты думаешь отвоевать эти "машинки" у нашего государства.
   Не тебе одной, милая. Не тебе одной... Что ж, посмотрим, что может предложить здешняя крючкотворная братия.
  

Глава 6. Дышловёрты и гайкокруты. Принципы взаимодействия

   Вот, казалось бы, я сейчас должен не разговоры разговаривать а готовиться к походу в гости к той твари, что решила превратить мою наречённую в конченую нимфоманку, а вместо этого занимаюсь чёрт знает чем... Правильно. Точнее, это было бы правильно, если бы не одно "но"... Я хочу пережить грядущую встречу, и не загреметь при этом под фанфары в тот самый изолятор, что не так давно продемонстрировал мне ныне покойный приказной... опять же, с подачи того же самого урода. А это значит, что мне нужно хорошенько подготовиться к предстоящему визиту и... успокоиться. Состояние, в котором я пребываю уже неделю, просто не позволяет мне заниматься серьёзными делами. Срываюсь...
   Хорошо ещё, что Оля рядом. Наречённая каким-то неведомым образом приводит меня в порядок, и я уже не взрываюсь каждый раз, вспоминая о её похищении и о том, чем именно оно могло закончиться. Ну, по крайней мере, стараюсь не взрываться... И у меня даже получается. Правда, пока только через раз. Эх, ну почему у меня не такой лёгкий характер, как у Оли? Вот, кто действительно пережил эту неприятность. Всего три дня, и она уже готова идти вперёд, а я... Тьфу. Отставить сопли...
   Я вспомнил беседу с правоведом, моложавым дядькой, плотным, словно борец или штангист, но на удивление подвижным, напрочь лишенным той обманчивой неповоротливости, что частенько встречается, как раз у тех самых спортсменов... и медведей. А вообще, если бы не брызжущая фонтаном энергия и эмоции, я запросто счёл бы хозяина товарищества "Бессонов и Ко" родственником Бестужева. Похожи обликом... но и только. Стоило присмотреться к хозяину кабинета на Тверской, и сразу становилось понятно, при всей внешней схожести с боярином, они разные, как земля и небо.
   Добрых полчаса я задавал вопросы на интересующую меня тему, и чувствовал, как собеседник всё больше и больше нервничает. Точнее, сердится. Наконец, терпение юриста истекло.
   - Молодой человек, прекращайте морочить мне голову. Я понимаю, в вашем возрасте кажется, что достаточно почитать "нормативку", разъяснить конкретные вопросы у специалиста, и вы тут же решите возникшую перед вами юридическую закавыку. Но подумайте сами, если бы всё было так просто, зачем бы я семь лет потратил на получение образования? - Сняв с носа маленькие круглые очки, Василий Маркович обвёл нас с Ольгой грозным взглядом и тяжело вздохнув, махнул рукой. - Молодо-зелено. Впрочем, это от возраста не зависит... Ладно... Попробуем сначала. Кирилл Николаевич, будьте любезны изложите с у т ь вашей проблемы, и позвольте мне самому оценить возможности её решения.
   - Кхм... - Оля улыбнулась. - Извините, но... вопрос может показаться вам несколько... хм-м...предосудительным. А нам бы очень не хотелось ставить вас в неловкое положение.
   - Ольга Валентиновна, душа моя... Для того, чтобы поставить юриста в неловкое положение, нужно отменить все законы. Но поверьте, даже в этом случае, при небольшой подготовке, хороший юрист просто станет апеллировать к законам природы... если вы понимаете, о чём я говорю. - К ответной улыбке правоведа, так и просилось прилагательное "акулья". - А если серьёзно, то прошу вас не забывать, что в моей работе, как и в труде целителя есть понятие конфиденциальности. Хотя, тут ближе, всё-таки не врачебная тайна, а тайна исповеди... Правда, боюсь, отец Евстафий за такое сравнение, на меня епитимью наложит. Ну да и бог с ним... Итак, молодые люди, рассказывайте.
   Что ж, надо признать, в чём-то шустрый Бессонов был прав. Услышав моё повествование и задумку, он довольно быстро сориентировался и, вывалив на стол добрый десяток толстенных книг, принялся что-то быстро наговаривать на браслет. Понять, что именно он говорит, мне было сложновато. Уж очень архаичный язык, к тому же перемежаемый самой что ни на есть натуральной латынью... Наконец, книги были отложены в сторону, но как оказалось, только для того, чтобы видеопанель вычислителя тут же заполнилась огромным количеством стремительно открываемых документов...
   Два часа... два часа мы ждали, пока хозяин кабинета закончит этот "книжный марафон". Хорошо ещё, что секретарь Бессонова, довольно милая особа лет двадцати пяти, снабдила нас с Ольгой чаем. Конечно, не мой домашний "набор", но и не пакетированное убожество... да и сласти оказались хороши... если судить по тому, с какой скоростью Оля их уничтожает.
   - Нашёл. - Упав в свободное кресло и глотнув почти остывший чай, проговорил Бессонов и, погрозив мне пальцем, довольно рассмеялся. - Каюсь, Кирилл Николаевич, недооценил я вас. Хорошая идея, право слово. Конечно, сырая, но... ничего, для этого я и нужен, а? Доведём до ума... всё устроим. Я напишу условия, при которых ваши... приобретения можно будет переквалифицировать. Пусть техники обратят на них особое внимание. Предупреждаю, малейшее несоответствие, и можете прощаться со своими "игрушками". Но задумка хороша... да-а! Повезло вам с машинками... ТК "заточенные" под одарённых, это ж редкость неимоверная! - Бессонов аж зажмурился. Потом приоткрыл один глаз, так и горящий хитростью и поинтересовался. - На юридический не думаете попробоваться, а, Кирилл Николаевич?
   - Нет уж, спасибо. - Я еле удержался, чтобы не передёрнуться. Ненавижу бюрократию.
   - Жаль-жаль. - Искренне вздохнул правовед. - Из вас мог бы выйти настоящий мастер "дышловращения"... Нет, это ж надо додуматься, провести параллель между стрелковым оружием для одарённых и ЛТК? Знаете что, Кирилл Николаевич... Я клянусь, что не возьму с вас ни копейки за свою работу, при одном условии...
   - Каком, Василий Маркович? - В унисон спросили мы с Олей.
   - Вы позволите мне присутствовать в Дорожном столе, когда будете регистрировать ваши "игрушки" в качестве транспортных средств. - Растянул губы в широчайшей улыбке Бессонов. О да... как я его понимаю...
   Технические требования, правовед прислал уже на следующий день. А вчера, в гараже бестужевской усадьбы обосновались все пять ЛТК со своими стендами, вокруг которых тут же принялся наворачивать круги знакомый мне по единственной встрече, Георгий Рогов - слушатель третьего курса Павловского Военного Университета, гений рун и крайне слабый стихийник... Вопреки моим ожиданиям, разрекламированный Ольгой "гений" не стал кочевряжиться и быстро согласился на предложенную работу... правда, услышав о непременных требованиях, скривился, но... этим дело и ограничилось. И вот теперь, они вдвоем с Ольгой корпят над схемами ЛТК... А я ломаю голову, как развести дядю Федора на "нашу" программную оболочку для ЛТК, просто-таки затребованную Роговым, после оценки фронта работ... при полной поддержке Ольги.
   - Ты не понимаешь! Это не просто броня, это часть силового набора! Её нельзя снимать... - Трубно гудел голос Георгия. Ну, точно, опять что-то не поделили.
   - Это ты не понимаешь. - Я прислонился к дверному косяку и с интересом принялся наблюдать за работой двух "сумасшедших ученых"... А как Оля кипятится, это что-то! - В требованиях сказано, снизить степень бронирования до третьего класса! Щиты мы убрать не можем. Значит, надо менять бронеплиты на более легкий сплав! Да, мне тоже не нравится эта идея. Но ничего другого сделать нельзя. Слышишь ты, дубина!
   Оп. Кажется, пора вмешиваться. А то, как бы до рукоприкладства не дошло... Да и Георгий... ну, куда ему с Ольгой спорить? Абсолютно же мирный человек... трудяга...
   - Привет передовикам производства! - Отлепившись от дверного косяка, я подошёл к спорщикам, те непонимающе взглянули на меня... Ну да, Здесь о таком не слышали. - Итак, что вы опять не поделили, признавайтесь.
   - Да вот... - Ольга хлопнула ладонью по явно допёкшему их дуэт, листу с тех. требованиям и вздохнула. - Бессонов пишет, что бронирование должно быть не выше третьего класса. А у нас, только корпус тянет на пятый. Вот пытаюсь втолковать Жоре, что надо снять замеры и отослать заказ на детали для замены, а он... уперся, как баран. "Не надо, не надо".
   - И повторю. - Набычившись, что при его долговязой и нескладной фигуре выглядело довольно комично, прогудел Рогов. - Незачем выкидывать деньги на ветер и превращать хорошую вещь в сплошное непотребство!
   - А что ты предлагаешь? - Поинтересовался я, вспомнив старый как мир принцип: инициатива имеет инициатора... во всех смыслах. Предложил? Реализуй.
   - Да всё же просто! - Фыркнул Георгий. - Фиксируем бронеплиты корпуса в положении: "открыто для тех.обслуживания", так же блокируем систему щитов, СЭП и СУО, сводим всё это в одну систему с административным доступом "только для производителя". Всё. Сверху ложится "громовская" оболочка и ни одна проверка, не то что третий класс защиты, даже второго не подтвердит! А при необходимости, один сигнал с мастер-ключа и в вашем распоряжении полный функционал ЛТК "Визель".
   - Ага, и первый же выход в город... - Тут Ольга словила наши с Роговым ошарашенные взгляды и, зардевшись, хлопнула себя ладонью по лбу. - Вот ведь... Это всё Бессонов с его "регистрацией транспортных средств".
   - Фух... Напугала. - Облегчённо вздохнул я. - Я уж подумал, что ты всерьёз собралась "рассекать" на ЛТК по городу.
   - Говорю же, Бес...сонов попутал. - Развела руками моя наречённая и мы дружно рассмеялись.
   - Ладно, не буду вам мешать, и... Оля... - Отсмеявшись, я постучал пальцами по браслету. - Если и сегодня вздумаешь забить на тренировку, устрою экзамен покруче деда Пантелея.
   В ответ, подруга печально вздохнула, покосилась на спроецированные браслетами взрыв-схемы "Визеля" и кивнула. Близняшки уже успели рассказать ей и о недавнем экзамене и о новой ученице... И скажу честно, чувствовать ревность своей "второй половинки" оказалось куда неприятнее, чем ревновать самому...
   А после тренировки на полигоне усадьбы, и очного знакомства Оли с Елизаветой, меня ждал сюрприз. Большой.
   - Кирилл, извините, могу я с вами поговорить? - Рогов поймал меня на выходе из раздевалки, когда я, чистый и благоухающий уже предвкушал скорый ужин.
   - Слушаю вас, Георгий. - Я притормозил. Рогов помялся, вздохнул и... вдруг, резко опустившись на одно колено, выдал...
   - Прими мою роту... атаман. - Твою ж дивизию... Что ж вы все такие хитровымудренные, а?!
  

Глава 7. Забытые традиции

   Георгий решился. Другой шанс, скорее всего, ему уже не представится. А искать лучшие возможности... просто нет времени. Совсем нет. Месяц подходит к концу, и скоро придёт пора вносить очередной платёж за продолжение лечебного курса сестры. А денег нет... и не предвидятся. Сволочь Шутьев после недавних событий заморозил выплаты и отказался от покровительства. Как будто Георгий виноват в его проблемах!
   Когда Ольга предложила ему подработку "по профилю", Рогов перерыл все возможные источники в поисках информации о заказчике... а получив её, ухватился за предложение, как утопающий за соломинку. Впрочем, эта работа и была для него той самой соломинкой... Оказавшись на рабочем месте и отойдя от шока, когда понял, чем именно ему предстоит заниматься, Георгий вдруг поймал себя на мысли, что не отказался бы работать с этим заказчиком на постоянной основе. Кирилл, не Платон, у которого кроме боярского гонора и родительских денежек, ничего нет. Хм. Поначалу-то, Рогов решил, что заказчик, как раз из той же когорты и просто пользуется благоволением отца своей невесты... хотя представить, что боярин смог достать запрещённые к распространению и использованию частными лицами и компаниями ЛТК, просто потакая будущему зятю, было сложновато... Но, понаблюдав за Кириллом, Георгий пришёл к выводу, что тот совсем не похож на представителей "золотой молодёжи". Уверен в себе, но без снобизма, не глуп и рассудителен не по возрасту, а к его мнению прислушивается даже командир боярской гвардии. И прислушивается всерьёз! А уж когда Рогов увидел, как Кирилл проводит тренировку, и заметил скорость и чёткость, с которыми ученицы исполняют каждое указание... Ну, и рассказы Ольги о женихе сыграли не последнюю роль. И пусть её мнение было идеализированным, ввиду ясно видимой невооружённым взглядом влюблённости, но... Георгий хорошо помнил, что Ольга крайне редко ошибается в людях, по крайней мере, своего возраста.
   Да, решение было спонтанным и в чём-то неожиданным даже для самого Георгия, но оно было принято и должно быть исполнено. В конце концов, интуиция ещё никогда не подводила ни его самого, ни сестру. А значит...
   Рогов подловил Кирилла аккурат в тот момент, когда тот покинул раздевалку и довольный направлялся куда-то в дом. Обращение само прыгнуло на язык Георгия, когда тот предложил заказчику свою службу.
   - Атаман? - Переспросил Кирилл, с интересом глянув на Георгия. В ответ тот пожал плечами.
   - Насколько мне известно, сейчас вы не принадлежите какому-либо из боярских родов. А единственный известный мне способ поступить на службу по клятве к неименитому, это признать его атаманом своей ватаги. Многие боярские фамилии, кстати говоря, начинались именно так.
   - Ясно. - Кивнул Николаев. - Зачем тебе это?
   - Раньше, я находился под покровительством Шутьевых, но недавно Платон демонстративно отошёл в сторону. - Медленно заговорил Рогов и вдруг грустно усмехнулся. - Скажу без ложной скромности, в Москве найдётся немало родов, что с удовольствием примут мою клятву, но... позже.
   - Смысл? - Поинтересовался Кирилл.
   - Они ждут, пока нужда припрёт меня дальше некуда. Тогда я буду готов дать клятву даже на самых невыгодных для меня условиях. - Проговорил Рогов, но заметив, что Кирилл ждёт объяснений, вздохнул. - Моя сестра тяжело больна. Каждый курс лечения стоит огромных для меня денег. Вот роды и выжидают, пока не выйдут все возможные сроки, и я не соглашусь служить хоть бесплатно, лишь бы лечение Инги было продолжено...
   - Поня-ятно... - Протянул Кирилл. - И сколько стоит это самое лечение?
   - Три тысячи рублей за ежегодный курс.
   - О клятве пока говорить не будем. - После недолгого размышления выдал Николаев, и сердце Георгия дало сбой. Неужели он обманулся? - А вот найм... Предлагаю следующие условия. Пятьсот рублей в месяц и тысяча ежегодной премии. Страховка от несчастных случаев и болезней за мой счёт. Проживание и питание... в моём доме. Обязанности... будешь отвечать за всё, что содержит в себе хоть пару рун. От систем наблюдения, до технического обслуживания ЛТК. И да... информацию по болезни сестры сбросишь на накопитель и передашь Ольге. Устроит такой вариант?
   Георгий только заторможено кивнул в ответ и, получив неожиданно мощный дружеский хлопок по плечу, так и остался стоять в холле бестужевского дома, глядя вслед удаляющемуся по коридору Николаеву.
  

* * *

   Огорошил меня наш "гений". Как есть, огорошил. И ведь как решил вывернуться из сложной ситуации, а? Рота атаману. Словно, я новгородский ушкуйник и собираю судовую рать. У них такие ритуалы были в ходу и почёте. Мало чем отличаясь от вассальной клятвы, рота, в то же время, не требует именитости "сюзерена". И новгородцы вовсю пользовались именно такой формой клятвы, набирая собственные боевые отряды, что не удивительно, учитывая их "особое" отношение к институту боярства, вообще, и собственное положение в частности. Достаточно вспомнить, что половина тамошних Золотых Поясов, ещё в Средние века, хоть и числилась боярством у себя дома, в той же Москве иначе как купечеством считаться и не могла... и гордым новгородцам приходилось ежечасно доказывать свою "именитость". А после Гнёздовского мира, даже шепотки на тему их худородности сошли на нет. Вот тогда о роте и забыли... почти. Но саму традицию никто не запрещал, в ней просто отпала надобность. Пока об этом обычае не вспомнил один не в меру "вумный" Жора Рогов. И ведь не подкопаешься. Да, я мещанин, а не именитый и не имею права ни набирать, ни содержать собственную дружину. Так ведь, я ничего подобного и не делаю, правильно? В роте ни слова не говорится о войне и воинах. Только о честности сторон, верности данному слову, поддержке и разделе добычи... Да и вообще, достаточно взглянуть на веслоподобного Рогова, и вопрос о его возможной службе в дружине вызовет только здоровый смех. А какой договор связывает меня с техником, никого не касается... И Бессонов ещё говорил, что это из меня получится хороший "дышловёрт"?!
   Вообще, дело не в том, что я так уж против идеи обзавестись собственными вассалами, тем более такими, как Рогов. Если думать о перспективе, то дело обстоит ровным счётом наоборот. В конце концов, любой род силён не только экономической и военной мощью, но прежде всего людьми, что его составляют. И Георгий может стать великолепным пополнением для будущего рода Николаевых-Скуратовых. Но... рано пока. Да и чтобы присмотреться к новому человеку, нужно время. Георгий может и в состоянии позволить себе такие вот порывы души, но я-то нет. А значит, пока обойдёмся наймом. Щедрым, но вот это, как раз то, что я себе позволить могу. Спасибо гонорарам за учёбу и трофеям. Как снятым с базы Томилина, так и тому оружейному развалу, что нашёлся во втором контейнере в подвале логова "Северной звезды"...
   После ужина я засел за изучение выкладок Рогова. Ну да, стоило потратить два с лишним часа, чтобы, продравшись через кучу малопонятных терминов, от объяснения которых у Оли, кажется, язык заплёлся окончательно, прийти к выводу, что без поездки к Громовым за новой управляющей оболочкой для "Визеля", мне всё-таки не обойтись.
   - Мы же говорили. - Пожала плечами Оля, в ответ на моё признание. - Нам, так или иначе, придётся менять оболочку. Старая, обнаружив низкоуровневое воздействие, просто не установится на "некомплектное" оборудование.
   - А "громовская"?
   - Открытый код, Кирилл. - Улыбнулась наречённая. - Её словно специально создавали с возможностью установки на "чужую" технику. Но самое замечательное, что после установки громовской оболочки, любое обращение к ЛТК тестирующих систем будет осуществляться только через неё. Низкоуровневое обращение непосредственно к каждому элементу ЛТК будет заблокировано. Саму же оболочку, после её окончательной сборки, взломать уже невозможно... ну или почти невозможно. Спецы КБ Гром-завода явно постарались, чтобы трофейная техника не предавала новых хозяев в самый неподходящий момент.
   - Ну да, именно поэтому вы ничуть не беспокоитесь о том, что в ходе теста возникнет вопрос: "а у кого мастер-ключ", я правильно понимаю? - Хмыкнув, я привлёк к себе довольную словно кошка, налопавшаяся сметаны, девушку.
   - Не только. - Только что не промурлыкала она, устраиваясь у меня на коленях. - Замена управляющих систем и оболочек на отечественные, это стандартная процедура при легализации иностранной техники, и никого не удивит, что наши ЛТК тоже её прошли. Но, самое главное, никакие мастер-ключи подобной модернизацией не предусмотрены. Тут надо сказать спасибо Жорику. Он настоящий специалист по нахождению... и использованию недокументированных возможностей различных рунескриптов.
   Надо сказать? Хорошо, скажем... Позже... Например, завтра. А сейчас у нас найдутся дела... хм-м... поинтереснее. И судя по тому, что я чувствую в эмоциях Оли, она тоже не возражает против переноса благодарности её однокурснику на потом...
   Утро... Будильник... гимназия.
   - Кирилл Николаевич, поднимитесь в административную часть, пожалуйста. Директор вас ждёт. - Екатерина Фоминишна встретила меня в холле гимназии, будто специально караулила... Хм, а что понадобилось от меня директору?
   Я вежливо поблагодарил школьную "богиню" и, получив в ответ суровый недовольный взгляд и осуждающее покачивание головой, двинулся по указанному адресу. Кажется, зовут не на пряники...
   По пути я попытался получить хоть какую-то информацию, но, к моему величайшему удивлению, Бестужев-младший оказался не в курсе причин приглашения старосты младшего "Б" класса на беседу с директором.
   - Но на самом деле, угадать не трудно. - Вздохнул Лёня. - Посчитай, сколько раз ты был в гимназии... Нет, не сколько раз ты отсутствовал на занятиях, а именно посещал школу. Это будет проще, не находишь?
   - Логично. - Пробормотал я и, кивком поблагодарив заместителя, отключил экран и взялся за ручку двери ведущей в приёмную директора...
   - Николаев... - Секретарь директора, желчная сухопарая дама окинула меня неприязненным взглядом и махнула рукой в сторону жестких кресел в углу приёмной. - Присядьте. Я доложу директору.
  

Глава 8. Учат в школе. Не учат в школе. Учат, но не в школе

   Ждать возвращения директорской церберши пришлось недолго... Уже через пять минут, тяжёлая дверь кабинета открылась и, секретарь, процокав каблуками через приёмную, уселась за свой стол. Раскрыла солидную, внушающую уважение толщиной и тёмно-бордовым цветом, папку и углубилась в чтение.
   Я уже приготовился провести в приёмной как минимум полчаса, когда церберша, нахмурившись, словно пытаясь вспомнить что-то, обвела приёмную взглядом и "споткнувшись" им о меня, недовольно поджала губы.
   - Проходите, Николаев. Директор ждёт. - О как? Оказывается, не я один чего-то жду...
   Молча кивнув, я поднялся со стула и направился ко входу в святая святых нашей гимназии. Негоже заставлять директора ждать... да и интересно же, что хочет поведать скромному школьнику сей господин...
   Выяснил на свою голову... И кто бы сомневался, что Леонид окажется прав.
   - Кирилл Николаевич, принимая вас в нашу гимназию я уступил настойчивым просьбам вашего деда, безмерно мною уважаемого, хотя предупреждал, что молодому человеку получившему домашнее образование, будет трудно встроиться в учебный процесс. Георгий Дмитриевич уверил меня, что вы достаточно способны, чтобы выдержать напряжённый темп обучения, задаваемый нашей гимназией... к сожалению, насколько я могу судить по вашим действиям, боярин Громов ошибся. Вы систематически прогуливаете занятия и не участвуете в общественной жизни школы. Я уже молчу про такие вещи, как ваши стычки со старшеклассниками и... тотализатор. Да-да, не делайте такого удивлённого лица. Мне известно решительно всё, что происходит в моей гимназии. И мне совершенно точно не нужны ученики, превращающие учебный процесс в балаган! Молчите, Кирилл Николаевич. Молчите, я знаю все ваши возражения наизусть. Меня не интересуют справки домашнего врача Бестужевых. Да даже наследники боярских родов не смеют так нагло пользоваться своим положением, как вы, молодой человек. Тем более, что как раз вы-то, ни на какое положение рассчитывать и не можете. Или, вы решили, что грядущая женитьба на дочери боярина Бестужева делает вас ровней именитым? Так вот нет, Кирилл Николаевич. Вы мещанин и потолок ваш - боярский сын. А посему извольте убрать это скучающее выражение с вашей физиономии и примите наказание, как должно...
   Хм, чего-то в этом роде стоило ожидать... Правда, формулировочки у господина директора... на грани хамства. Ну ничего, я тоже так умею.
   - Смиренному слуге сильных мира сего... вы ведь это хотели сказать, господин директор? - Я улыбнулся и, демонстративно закинув ногу на ногу, продолжил. - Может быть, вы и правы... в чём-то. Но, прошу вас, давайте будем считать, что вы высказали всё, что хотели о своём отношении к "этому ужасному выскочке Николаеву", и перейдём, наконец, к тому вопросу, ради которого вы меня вызвали... И покороче, пожалуйста, а то у меня через пять минут начнётся урок. Не хотелось бы опаздывать.
   Честное слово, вот с кем другим, я бы не рискнул "зарядить" такую длинную фразу. Но "учительская" привычка директора выслушивать ответы до конца, позволила мне беспрепятственно завершить свой пассаж... О, сколько было криков! Какие эпитеты, сравнения и гиперболы использовал мой внезапно раздухарившийся собеседник. Это, просто песня. Он так живо и образно говорил, что я аж заслушался. Ну а итогом этого концерта, как я и подозревал, стал документ о моём отчислении, оформленный, кстати, вчерашним днём.
   Собственно, придя именно к такому заключению во время первой тирады директора, я и не стал изображать из себя пай-мальчика. А зачем? Если решение уже принято и бумаги подписаны, то все мои попытки предстать белым и пушистым, заранее обречены на провал. Бессмысленны. А раз так, то зачем терять время? Нет, возможность какого-нибудь другого исхода, вроде "последнего китайского предупреждения", я тоже рассмотрел... и признал его маловероятным.
   - Благодарю за то, что уделили мне время, господин директор. - Произнёс я, поднимаясь с кресла, когда мой собеседник окончательно выдохся и швырнул по столу бумагу об отчислении. Ещё раз окинув взглядом полученный документ, я хмыкнул и, небрежно свернув его, положил в карман куртки, после чего потопал к выходу, но замер на полдороги и обернулся к провожающему меня злым взглядом директору. - Последняя просьба приговорённого, если позволите...
   - Ну? - Нехотя выдавил он. Действительно выдохся, надо же... А я бы послал куда подальше наглого юнца. Хм.
   - Подскажете контакты Городского образовательного совета?
   - Жаловаться будешь? - Ощерился директор.
   - Зачем? Оспаривать волю бояр-попечителей? - Хмыкнул я в ответ. - Глупость, даже если учесть, что они не в курсе истинных причин моего отчисления. Нет, хочу подать документы на досрочное получение сертификата о полном среднем образовании.
   - Спросишь у секретаря. - Скрипнув зубами, прошипел мой собеседник и мотнул головой в сторону двери. - Выметайся.
   - С превеликим удовольствием. - Улыбнулся я и, махнув рукой вновь начавшему закипать директору, вышел из его кабинета.
   Вот так. И здесь жмёт... гад. Ладно, выгребемся. Недолго осталось этому уроду портить мне жизнь. А с того света, он точно не нагадит...
   Бросив случайный взгляд на вжавшуюся в кресло "цербершу", я опомнился и, притушив эмоции, стёр с лица предвкушающую улыбку. В ответ на вежливую просьбу, секретарь нервно кивнула и через минуту на мой браслет упали контактные данные ГОСа. И это правильно. Негоже оставаться без образования, только потому, что кто-то... не будем показывать пальцем, решил, что юному Кириллу Николаеву, таковое вовсе ни к чему. Но, этим можно будет заняться и чуть позже. А пока... Хм. Если я правильно понимаю, то идти на занятия мне совершенно ни к чему, а значит, у меня, совершенно неожиданно появилась куча свободного времени...
   В тот момент, когда Екатерина Фоминишна должна была найти у себя на столе шикарный букет цветов с небольшой запиской от одного бывшего ученика гимназии имени Равноапостольного князя Владимира, я, чудом отделавшись от непонятно почему приставшего ко мне, словно банный лист, Николая - охранника и бессменного водителя близняшек, дожидавшегося их у школы, расстрелял громовского бойца на очередную пачку сигарет и, оседлав "Лисёнка", рванул в Часцы, где расположился полигон Московского лёгкого бронеходного полка. Чёрта с два бы меня, конечно, кто-то пустил сюда без предварительной договорённости, но, к счастью, Вердт находился здесь, вместе с вверенным ему подразделением, а потому, едва рыжий замер на небольшой стоянке перед КПП, как Вячеслав, поднырнул под полосатый шлагбаум и, буквально стащив меня с седла мотоцикла, радостно облапил.
   - Ей-ей, Слава! Я не твоя дама, незачем меня так приветствовать! - Вывернувшись из рук улыбающегося гвардейца, проворчал я. Тот на миг опешил, но потом до него дошёл смысл моих слов...
   - Тьфу на тебя, дитя порока! - Хохотнул Вердт. - Я просто рад тебя видеть. Ты себе не представляешь, насколько удачно складываются обстоятельства! Помнишь, разговор о моих однополчанах, любителях стрельбы? Так вот. Сегодня, весь полк на полигоне. До часа дня откатаем "обязаловку" для проверяющих, а потом... Солдат в казармы, а у офицеров свободный день.
   - И?
   - Кто-то обещал мне помочь "укатать" некоторых зазнаек, помнишь? Сегодня, просто замечательный день для этого. - Вячеслав довольно потёр ладони. Ишь какой шустрый...
   - Хм... а кто-то, помнится, обещал мне дать возможность погонять на боевых платформах... - Задумчиво протянул я. Вердт с готовностью кивнул.
   - Не вопрос. Пара легких "коробочек" останется здесь до самого вечера, чтобы любой из офицеров имел возможность потренироваться, так что, здесь проблем не будет. А теперь, если мы договорились, вперёд! С нетерпением жду момента, когда смогу полюбоваться на сдувшиеся физиономии кое-кого из однополчан... Нет, всё-таки, как удачно, что ты решил заглянуть именно сегодня.
   - Вот, кстати, - вспомнил я, когда Вердт передал дежурному на КПП мой пропуск, и мы оказались на территории полигона. - Ты же говорил, что раньше января никаких полковых выездов на полигон не планируется... Что-то изменилось?
   - Да, чёрт его знает, Кирилл. - Отмахнулся мой знакомый. - Нас уже неделю дёргают. Каждый день мотаемся туда-сюда, отрабатываем взаимодействие, повышаем выучку... в общем, дым коромыслом. Сегодня, вот, для завершения картинки, не иначе, сюда пригнали. С утра тут от генералитета было не продохнуть, такую показуху им устроили... как говорит наш полковник: "мама, не горюй". Вымотались все, конечно, изрядно... Ну ничего. В час, колонна уйдёт в часть, солдатам отдых до утра, а мы погуляем... благо, медики у нас не из последних, так что от усталости валиться не будем, точно...
   Только тут я заметил покрасневшие, с лопнувшими капиллярами глаза Вячеслава и его нервные движения. Такое бывает, если не спишь пару суток... Ни фига ж себе их гоняли!
   - Э-э, Слава, так, я, наверное, не вовремя... - Покачал я головой. - Может, лучше в другой раз?
   - Оставь, Кирилл. - Легкомысленно отмахнулся тот. - Ерунда это всё. Полчаса в боксе, под присмотром Митрофаныча, и мы будем в полном порядке. Хоть в атаку, хоть в бордель. А уж пострелушки устроить, и вовсе плёвое дело...
   Я недоверчиво покосился на Вердта, а тот, поймав мой взгляд, вдруг посерьёзнел.
   - Нам нужна разгрузка. Не просто завалиться спать до утра, а хорошенько расслабиться. Пьянку полковник запретил, выезды в город тоже... А тут твой звонок с просьбой. Кое-кто припомнил моё обещание насчёт стрелка, офицерское собрание тут же постановило устроить небольшое состязание, в общем, как-то так... - Вердт развёл руками.
   Соревнование стрелков, да? Пьянка запрещена? А как тогда называть то, во что превратилось это чёртово состязание в момент, когда один из соперников поставил на кон первый ящик шампанского?! Чёртовы гусары! И зачем же я так нажрался?!
  

Глава 9. Гость в дом, радость в дом?

   Утро следующего дня было... тяжёлым. Мало того, что юный организм ответил чудовищным стрессом на выпитые вчера две бутылки шампанского... позорище! Так ещё и похмелье не заставило себя ждать. А уж как опешила Ольга, примчавшаяся, едва узнав о моём отчислении и обнаружив своего наречённого лежащим пластом на диване в гостиной и лупающим красными глазками. Сначала, Оля решила, что моё спокойствие, всего лишь следствие похмелья, но когда я пришёл в себя и даже не подумал выразить беспокойства об отчислении, она... скажем так, сильно удивилась.
   - Кирилл, тебя что, это совершенно не волнует? - Спросила Оля с недоумением, наблюдая за тем, как я с прорезавшимся диким аппетитом налегаю на омлет. В ответ я только пожал плечами. Ну да, не говорить же с набитым ртом? - Но как так можно, Кирилл! Неужели ты не понимаешь, что без сертификата об окончании школы, в жизни никуда?
   - Оленька, я всё прекрасно понимаю, но объясни мне, недалёкому, с чего вдруг ты решила, что я не собираюсь получать сертификат? - Прожевав очередной кусок омлета, проговорил я.
   - Где?! - Всплеснула руками Ольга. - Да после отчисления из этой гимназии, на тебя будут косо смотреть в любой школе! И ещё не факт, что примут... Кирилл!
   - Ты ещё посетуй на то, как я дошёл до жизни такой. - Ухмыльнулся я, а когда Оля, всерьёз рассердившись, уже открыла рот, чтобы вывалить на меня всё, что она думает о моём легкомыслии, перебил её, не дав сказать и слова. - Я не собираюсь поступать ни в какую школу, просто потому, что обучение в них грозит закончиться так же, как и в гимназии князя Владимира. Отчислением. В этом, я уверен почти на сто процентов. Потому, уже на этой неделе я подам документы в городской совет образования и после Нового года сдам выпускные экзамены... экстерном. Поверь, знаний у меня хватит. Ясно?
   - Хм, здраво. - Поразмыслив, чуть успокоилась Ольга. - Но почему ты уверен, что тебя отчислят из любой школы?
   - Ну, если той твари, по чьему приказу тебя похитили, удалось уболтать директора гимназии, то с другими, не столь... защищенными боярским авторитетом директорами, подобный финт ушами провернуть будет ещё проще. Не находишь?
   - Логично. - Признала Ольга, но вдруг встрепенулась. - Кстати, давно хотела спросить, почему ты так уверен, что похищение было попыткой надавить на тебя, а не на отца?
   - Потому, что во взятых с "Северной Звезды" трофеях, нашлись кристаллы с отчётами их командира, составленными для нанимателей и... запись его разговора с заказчиком похищения. Майор был предусмотрительным человеком, и постарался обезопасить себя от возможных проблем в дальнейшем. Так что я знаю наверняка, кто стоит за моей травлей вообще, и за твоим похищением в частности. И поверь, я эту гниду достану. Скоро. Очень скоро.
   Оля "полыхнула" в Эфире огорчением, но тут же взяла себя в руки и переключилась на обсуждение работ по приведению в порядок доставшихся нам ЛТК. Ха, как будто я не понимаю, что отступилась она лишь временно. Взяла тайм-аут, можно сказать. Но идея мстителя-одиночки ей явно не по душе, и отговаривать она меня будет. Что ж, потерплю. А пока обсудим планы по добыче программного обеспечения для "Визелей", тем более, что наметки уже есть, осталось лишь договориться с дядей Фёдором.
   Когда Рогов затребовал "громовскую" оболочку для ЛТК, первой моей мыслью было... дать нахалу по башке. Нет, логику его понять несложно, тем более в здешнем обществе, где родственные связи играют огромную роль. Так что с точки зрения Георгия, попросить у родственников необходимое для "Визелей" программное обеспечение, вполне естественно. Но как же мне не хотелось давать им пищу для размышлений и простор для подозрений... кто бы знал!
   Собственно, именно поэтому, перед тем, как договариваться с дядей, я и решил наведаться в гости к Вердту. Всё-таки, не зря же их полк носит название бронеходного... Не то, чтобы я всерьёз рассчитывал на помощь Вячеслава, но попытка не пытка...
   И каково же было моё удивление, когда в разговоре с одним из офицеров, я узнал, что так называемые РСУ легких боевых платформ, составлявших основное вооружение полка, ничем не отличаются от "оболочек" их же ЛТК, используемых ротой охраны... Разумеется, есть различие в управляемых модулях, но... все они имеются в "базе" любой оболочки, независимо от того, в каком типе техники установлена эта самая РСУ. Громоздко? Так, первое, что делают техники обслуживающие машины, это тонкая настройка систем, по результатам которой, "ненужные" на конкретной машине элементы РСУ просто удаляются, причём совершенно самостоятельно. Вот теперь я понял, почему Рогов так легко говорил о "громовских" оболочках. Всё-таки, боевые платформы различных модификаций распространены куда больше, чем ТК. А мне и в голову не могло прийти, что кто-то додумается унифицировать программное обеспечение для таких разных машин, как боевые платформы и тактические комплексы... Но, это удачно. Просто очень удачно... И даёт возможность вести переговоры с дядей Фёдором, не опасаясь, что он начнёт подозревать меня в незаконном владении ТК.
   Хорошо ещё, что я ничего не забыл после этой феерической пьянки, устроенной офицерами-бронеходами, в честь завершения проверки их полка... и в честь победителя стрелковых состязаний, в которых я не поднялся выше полуфинала... Капитан Седых, командир второго батальона сделал меня, как мальчишку... хм. Правда, у меня имелось одно оправдание. В тире "Девяточки" просто негде было тренироваться в стрельбе из станкового пулемёта.
   На встречу с новым главой рода Громовых, я поехал в выходные, очень удачно и вовремя получив от близняшек напоминание о предстоящем пире по поводу конфирмации нового боярина Громова. Как сказал дядя Фёдор, когда я позвонил ему, чтобы уточнить время визита, "негоже забывать о родне..." Хм. Ну, это как сказать. Конечно, сёстры, вроде бы образумились, а их матушка меня уже не побеспокоит, но... ведь есть ещё Алексей, доверять которому я не могу, поскольку за пару последних наших встреч, довольно коротких, к тому же, я так и не разобрался в его отношении ко мне. Да и бывший глава рода, дедушка Георгий Дмитриевич, чтоб ему икалось...
   Ольга, несмотря на приглашение "на две персоны", решила остаться дома, точнее, в усадьбе Бестужевых. Благо пир проходил по разряду "домашнего обеда", так что клевать нас за такое мелкое нарушение этикета никто не станет. А Олю, как и Рогова полностью захватил процесс "модернизации" ЛТК, так что эти два двинутых на технике гения, только что не ночевали в гараже. Вот и сегодня, наречённая променяла моё общество и визит к Громовым, на разбор очередной схемы ЛТК. Честно, я скоро начну ревновать Ольгу к этому чертову "Визелю"!
   - Кирилл, рад тебя видеть! Совсем ты позабыл к нам дорогу. - Улыбнулся Гдовицкой, встретив меня на пороге основного дома усадьбы. Я пожал руку начальнику СБ и улыбнулся в ответ...
   - Дела-дела... столько всего навалилось, что времени на поездки в гости просто нет... Да и вы давненько не заглядывали ко мне. - Я развёл руками и кивнул в сторону ведущих в столовую высоких двустворчатых дверей. - Я не опоздал?
   - Ничуть. - Покачал головой Владимир Александрович. - Старшие ещё не собрались. Так что, времени у нас ещё полно, пойдём, поболтаем, или ты сначала проведаешь учениц?
   - Сначала надо бы хозяев дома поприветствовать. А там, да можно будет и поговорить. Что же до учениц... Я их и так каждый день вижу, можно и отложить встречу на пару-тройку часов. - Кивнул я беззаботно, хотя внутренне напрягся. Что-то тут происходит, явно... Сбор членов рода, желание начальника СБ "поболтать"... да и приглашение на такое сборище, тоже не надо сбрасывать со счетов. Я ведь теперь к фамилии Громовых не отношусь, так что, по логике, на этом мероприятии меня и в помине быть не должно было. Хм...
   Тем временем, Гдовицкой, согласившись с моим мнением, и хлопнул по плечу.
   - Тоже верно. Начнешь с Фёдора Георгиевича? Он сейчас у себя в кабинете. - Начальник СБ кивнул в сторону лестницы.
   - Именно. - Улыбнулся я. - Вы со мной?
   - А как же! А то заблудишься ещё. - Фыркнул Гдовицкой и первым шагнул на широкие ступени.
   Только поднявшись на второй этаж, я понял шутку начальника СБ. После "ухода" Громова-старшего, его сын основательно переделал эту часть здания, и одной перестановкой мебели, дело не обошлось. Там, где раньше располагалась анфилада комнат, начинавшаяся от лестницы, теперь был большой холл, а в кабинет, расположившийся в противоположном конце здания, вёл широкий коридор, стены которого были увешаны картинами и зеркалами, отражавшими щедро льющийся в высокие окна, солнечный свет. И ни одной боковой двери... Очевидно, войти в помещения за стеной можно только через кабинет главы рода. Личные покои... так сказать. Ну как тут не заблудиться...
   Фёдор Георгиевич, тепло поприветствовавший меня, когда я перешагнул порог его кабинета, тоже не спешил развеивать моё неведение относительно причин приглашения на этот сбор. Поняв, что узнать о готовящемся сюрпризе мне пока не светит, я попытался перевести разговор в деловое русло, но увы...
   - Кирилл, я понимаю, что у тебя есть какое-то дело ко мне, но прошу, давай поговорим о нём после обеда. - Скривился новый боярин Громов, и я не стал настаивать. После обеда, так после обеда.
   Как я и предполагал, за столом собралось больше двух десятков человек. Деды притащили с собой сыновей и дочерей, а Пантелей Дмитриевич, так и старшего внука прихватил, шестнадцатилетнего Вадима. Вообще, самое младшее поколение Громовых было представлено довольно скудно. Алексей с близняшками, да Вадим. И те, как и я пребывают в неведении относительно причин сбора... судя по тому, как они переглядываются. А в ответ на мой вопросительный взгляд, Мила только пожала плечами. Точно, не в курсе. Хм... а ещё, здесь, по-моему, кое-кого не хватает. Георгий Дмитриевич решил пропустить собрание? Обиделся, что ли? Или просто уехал куда-нибудь?.. Это было бы печально, потому как у меня есть разговор не только к нынешнему главе рода, но и к его предшественнику... А нет, вон он идёт. Теперь, все в сборе. Замечательно.
   Патриарх семьи вошёл в трапезную, на миг задержался у принадлежащего теперь его сыну, места во главе стола и, сделав ещё один короткий шаг, уселся в единственное оставшееся свободным кресло, по левую руку от своего бывшего "трона".
  

Глава 10. Кому я должен, с тем прощаюсь...

   Кто бы мне сказал, чем обернётся покупка "оболочки" для наших ЛТК... Двадцать шесть тысяч рублей! Рехнуться можно, но... оно того стоило, честно слово. Правда, дядя Фёдор косился на меня как на сумасшедшего, пока я выбирал подходящий "довесок"... Ну да, приобрести РСУ в открытую нельзя, зато можно взять нечто, где эта самая оболочка уже установлена. Другое дело, что подобное "нечто" должно быть новьём абсолютным и ни разу не активированным, в противном случае, РСУ достанется уже урезанная до необходимого конкретному агрегату состояния, а значит, переносить её на ЛТК будет бессмысленно. С другой стороны, список техники доступный для приобретения частными лицами, в номенклатуре "Гром-заводов" не так уж и велик... И дешёвых платформ среди них практически нет. Но, я нашёл необходимое и, честно говоря, платформа понравилась мне настолько, что я даже не стал трогать деньги выделенные Бестужевым на покупку. Обошёлся собственным худеющим кошельком. Ну да, ничего. Вооружение "Северной звезды" уже выставлено на аукцион в Речи Посполитой, так что, скоро моя калита должна пополниться некоторой суммой. Может быть, даже и отобью стоимость купленной платформы... надеюсь.
   - Кирилл, и всё-таки, объясни, зачем тебе понадобилась эта спасплатформа? - Недоумённо проговорил Фёдор Георгиевич, едва получив подтверждение из банка о поступлении оплаты.
   - Я летом собираюсь отправиться путешествовать по стране. - Пожал я плечами, с удовольствием разглядывая изображение только что приобретенного агрегата. ПС-У, девятиметровый монстр на шести колёсах почти полутораметрового диаметра, выкрашенный в яркий оранжевый цвет. Настоящий вырвиглаз. Ничего, перекрашу.
   - Без прав? - Приподнял бровь боярин. - На платформе спасателей? Оригинально.
   - А я с Ольгой поеду. У неё-то права есть. И да, именно на платформе. А что? Медицинский блок переделаю в жилой, санузел имеется... маленький правда, ну так я его расширю за счёт бака для огнетушительной смеси. Водорегенерационный комплекс есть, так что проблем с водой точно не будет. Я уж молчу про эфирную установку! Никаких расходов на заправку, знай себе накопители подзаряжай вовремя... Представляете, какая экономия на отелях получится? - Ухмыльнулся я и демонстративно почесал затылок. - Вот только не знаю, во что переделать отсеки для пожарных скафандров... мне-то они, как-то без надобности. Ну да ничего, что-нибудь придумаю.
   Тут я слукавил, конечно. Думаю, если напрячь Рогова, то в нишах, предназначенных для пожарных скафандров можно будет упихать стенды для наших ЛТК, вместе с самими "Визелями"... Хотя, конечно, голову Жорику придётся "посушить" изрядно. - Кирилл, ты сумасшедший. - Заключил Фёдор Георгиевич, и нахмурился. - Подожди, а учёба как же? В смысле, ты же не собираешься Милу с Линой с собой брать?
   - Нет, конечно. Места в платформе не так много, чтобы вчетвером можно было с комфортом разместиться. Про охрану, которую вы им обязательно всучите, и вовсе промолчу. А рассекать по стране кортежем... ну это уж точно, глупость. Да и вообще, пускай отдохнут от меня месяц-другой. Заодно, по возвращении, смогу оценить насколько усердно они способны заниматься самостоятельно. - Заключил я.
   - М-да. Удивил ты меня, Кирилла... - Покачал головой боярин Громов и, побарабанив по столу пальцами, вздохнул. - Ладно, завтра к вечеру тебе доставят "обновку" домой, жди. Потом, как-нибудь покажешь, во что превратил несчастную платформу. Мне интересно...
   - Не вопрос. - Кивнул я. - Спасибо за помощь.
   - Да не за что. Деньги-то твои. - Отмахнулся дядя Фёдор и нахмурился. - М-да... Ладно. А теперь, с твоим делом мы закончили, я так понимаю?
   - Вроде бы. - Я пожал плечами и, помедлив, поинтересовался. - А у вас ко мне тоже имеется какое-то... дело, так?
   - У нас, да... - Задумчиво протянул боярин и, откинувшись на спинку кресла, замолчал. Хм, а вот отцов "трон" в кабинете, где мы с дядькой устроились сразу по окончании долгого "домашнего" обеда, Фёдор Георгиевич, в отличие от остальной обстановки, оказывается, не поменял...
   - Я вас слушаю, дядя Фёдор. - Поторопил я собеседника, кажется, потерявшегося где-то в собственных мыслях.
   - Да... извини, Кирилл. Задумался. - Очнулся он и, бросив на меня острый, оценивающий взгляд, тихо заговорил. - Как ты понимаешь, приглашение на обед было только поводом для нашей встречи. Я... наслышан от близняшек, что у тебя возникли определённые трудности и... хочу напомнить свои слова. Ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью, Кирилл.
   - Я помню, Фёдор Георгиевич. - Кивнул я. - И благодарен вам за это. Но, честное слово, с происходящим со мной, я должен справиться сам. Подождите, не перебивайте. Тому есть две причины. Первая, это моя эмансипация. Штука редкая, так что, сейчас, на меня, как на зверька в зоопарке, направлено внимание всего московского света. Справится, не справится, выплывет или потонет. Да, я могу воспользоваться вашей помощью, но... где же здесь самостоятельность? И второе... я знаю, кто меня травит, и не хочу лишних проблем для рода Громовых.
   - Кто? - Фёдор Георгиевич аж вперёд подался.
   - Бельские. Чуят твари, что я могу лишить их половины гвардии и привилегий, заявив права на главенство в роду Скуратовых, вот и устроили травлю. Убить меня, когда я под прицелом внимания всего света, значит потерять лицо. А так... полагаю, они рассчитывали, что я сломаюсь, или наделаю ошибок, после которых Государь даже рассматривать возможности передачи мне титула Скуратовых не станет. Вот только, их психологи совершили ошибку. Они рассчитывали давление на "золотого мальчика", выросшего в теплице, а я...
   - Да уж, а условия твоей жизни, тепличными точно не назовёшь. - Грустно кивнул Громов. - Но, как ты узнал?
   - Я распотрошил вычислители наёмников, что похитили Ольгу. Как я уже говорил своей наречённой, майор "Северной звезды" был очень предусмотрительным человеком и хранил записи своих переговоров с нанимателями...
   - Ну да, теперь понятно, что ты имел в виду под проблемами для нашего рода. Если мы вступимся за тебя, то это может оказатсья началом большой войны родов. Так?
   - Именно. И я не хочу стать причиной такой бойни.
   - Во-от как... - Боярин вздохнул и, прикрыв глаза, снова задумался. В кабинет воцарилась тишина. Ненадолго. Фёдор Георгиевич открыл глаза, и вдруг усмехнулся. - Вот как, значит... Ладно, думаю, здесь мы можем сделать, как ты выражаешься "финт ушами". Кирилл, выслушай меня, пожалуйста, и не перебивай, пока я не закончу. Хорошо?
   - Конечно. - Кивнул я. Интересно, что задумал мой драгоценный дядюшка?
   - Ты правильно сказал насчёт внимания к эмансипированному. Действительно, таковые, редкие птицы в наших краях. И мы тоже внимательно следили за творящимися вокруг тебя событиями... не нарушая, естественно, наших договорённостей. Да, и кое-какие подозрения насчёт Бельских у нас тоже имелись... Так вот, сегодняшний сбор совета рода, оценив твои действия, умения и возможности, решил дать... Тьфу, к чёрту, этот велеречивый бред. Короче, Кирилл, если ты прав относительно авторов травли, то оставить тебя без поддержки я не могу, это было бы предательством памяти моего брата и его жены, твоей матери, но... у нас имеется возможность избежать войны с Бельскими, и одновременно, обезопасить тебя от их нападок. Наше старичьё, наконец, прекратило переливать из пустого в порожнее... за что надо сказать "спасибо" недавнему шоу, что ты устроил с близняшками для Пантелея... В общем, род Громовых предлагает тебе стать главой младшей ветви. Условия, естественно, обсуждаемы. Никакого давления в стиле моего батюшки. Всё на паритетных началах. Что скажешь, Кирилл Николаевич?
   Вот это заявление... А оно мне надо, такое-то счастье?!
   - Я... я должен всё хорошенько обдумать, Фёдор Георгиевич. - Немного оправившись, выдавил я из себя.
   - Разумеется. Я тебя не тороплю... и, учти, каким бы ни было твоё решение, я его поддержу. - В Эфире словно волна прошла... Усталость, грусть... а ещё уверенность в собственном решении и... смирение? Однако...
   Я проследил за взглядом Фёдора Георгиевича и наткнулся в фотографию его отца, стоящую на книжной полке... М-да...
  

* * *

   Холодный зимний ветер взметнул шторы у открытого окна в тёмной спальне, но пробравшись в комнату, моментально присмирел. Коснуться стужей спящего на огромной кровати старика, ему не удалось, помешал исходящий от него жар. А вот появившаяся в спальне, невидимая в ночи, тёмная фигура, совершенно спокойно преодолела огненную защиту спящего и мягко коснулась ладонью его шеи. А в следующую секунду, запястья старика "украсили" два широких кожаных браслета.
   Кокон тепла окружавший старое тело, рассеялся и холодный ветер тут же вцепился морозом в щёки и нос спящего. Старик дёрнул головой, распахнув глаза, но даже закричать не смог. Парализованное прикосновением тело, верой и правдой прослужившее ему добрую сотню лет, вдруг отказалось подчиняться хозяину. Он попытался призвать свой Огонь, но тот, плеснув, бессильно разбился об оковы подавителей.
   - Ну-ну, не надо так сердиться, Георгий Дмитриевич. - Прошептал незваный гость. Бешено сверкающие глаза старика нашарили в темноте фигуру визитёра, и ярость в них, сменилась ужасом. - Угадал, это я. Пришёл попрощаться... О да, ты всё правильно понял. Я, видишь ли, больше доверяю личному допросу, а не чьим-то записям. А со мной, наёмник был откровенен, уж можешь поверить. Ладно, время вышло. Спокойной ночи и... пусть земля тебе будет пухом.
   Кирилл ощерился, глядя в сереющее лицо Громова, а в следующий миг сердце боярина сбилось с ритма и... замерло.
  

Эпилог

   От необходимости дать ответ на предложение дяди Фёдора меня избавила поднявшаяся шумиха и суета вокруг смерти его отца. И это было неплохо. У меня нет совершенно никакого желания вливаться в дружную семью Громовых. Вообще. Но вот рубить правду-матку сходу и посылать их подальше... аккуратнее надо, аккуратнее.
   Известие о смерти патриарха облетело столицу в считанные часы. Собственно, даже я "узнал" эту новость сначала от Ольги, а потом уже от Фёдора Георгиевича, нашедшего время позвонить мне, несмотря на весь царящий в его доме переполох. Тон боярина был сух и ровен, но в глазах... в глазах отчётливо было видно... облегчение. М-да, дела...
   Дождавшись окончания моего разговора с Фёдором Георгиевичем, необычно задумчивая и чем-то... нет, далеко не довольная, но явно встревоженная, Ольга позвала меня обедать. Сегодня, для разнообразия, она сама встала у плиты...
   - И что случилось? - Поинтересовался я, когда мне надоели её попытки закрыться.
   - Кирилл, скажи... - Оля прикусила губу, на миг замолчав, и набрав полную грудь воздуха, вдруг выпалила. - Судя по твоему спокойствию... эта... травля... закончилась, ведь так?
   Я моргнул. М-да уж... Кто бы сомневался, что у моей наречённой хватит ума сопоставить факты.
   - Да. - Кивнул я. - Закончилась.
   - Значит, это был Громов-старший? - Тихо спросила она. Ну, точно...
   - Хм. - Я поднялся из-за стола и, усевшись на привычное место под форточкой, задымил сигаретой. Тихий треск одним ударом выведенных из строя фиксаторов, показался оглушительным. - Да.
   - Ты знал... - Уже не спрашивая, утверждая, проговорила Оля. - И...
   - Нет. Он умер от сердечного приступа. Думаю, старик до конца не верил, что родня безоговорочно примет сторону Фёдора. Это его и подкосило. Но, если бы не приступ...
   - Ты убил бы его... - Закончила за меня, невеста. - Из мести?
   - Вот ещё. - Фыркнул я. - Из соображений безопасности. Мне с головой хватило твоего похищения, и я не мог... бы позволить себе риск оставить его в живых. Кто знает, что пришло бы ему в голову, в следующий раз!
   Глаза Оли сверкнули, она шумно втянула носом воздух и... разрыдалась. Твою ж дивизию! И... и что мне теперь делать? Поднявшись, я скользнул к невесте и осторожно положил руки ей на плечи. А в следующую секунду она вцепилась в меня так, что только рёбра затрещали. А вот в эмоциях у неё... такое облегчение... Выходит, не одного меня давило происходящее, а я дурак, не замечал? Впрочем, может потому так и трясло, что на мой собственный раздрай накладывались чувства Ольги?
   Да и чёрт с ним со всем! Самое главное, что теперь всё в порядке... Вот только бы ещё узнать, на кой это всё было нужно старому уроду?
   Отвертеться от присутствия на погребении Георгия Дмитриевича я не смог. Да и не очень-то и пытался, честно говоря. Мы же не враги... теперь. Именно поэтому, заказанную платформу привезли лишь через неделю, по моей просьбе сдвинув срок поставки. Надо было видеть лицо посвежевшей, довольной жизнью Ольги, наконец, окончательно отпустившей недавние события с похищением, и физиономию Рогова, когда они узрели этого вырвиглазного монстрика... Наречённая, вместе с моим штатным техником уже готовы были бросить всё и заняться обновой, но я их притормозил. Слона нужно кушать по кусочку, а то подавимся. Так и пошло. Рогов, в свободное от учёбы время, адаптировал РСУ к ЛТК, Ольга разрывалась между университетом, гаражом и тренировками, а я, в срочном порядке догрызал программу своего класса и рассчитывал вскоре перейти к темам среднего, перемежая учёбу всё с теми же тренировками. Понимание, что с надеждой сдать экзамены на сертификат сразу после новогодних празднеств, я ухватил кусок не по зубам, пришло за пару дней до наступления рождественских каникул... вместе с приглашением хозяина стрелкового клуба "Девяточка".
   За время моего отсутствия, клуб ничуть не изменился. Всё те же запахи оружейной смазки и глухое стаккато выстрелов на "дорожках". А вот состав встречающих удивил. Хотя, наверное, чего-то в этом роде, следовало ожидать, да... Поднявшись в приёмную и не обнаружив там ни единой живой души, я прислушался и, учуяв в кабинете Брюхова чьё-то присутствие, осторожно шагнул к двери.
   - Кирилл, проходи, не мнись на пороге. - Раздавшийся из приоткрытой створки голос, заставил меня удивлённо хмыкнуть.
   - Михаил? Хм... Отец Илларион, вы ли это? Вот уж, кого не думал здесь встретить! - Покачал я головой, одновременно пожимая руку Прутневу. Священник же, в ответ, устало улыбнулся. Я, и правда, еле его узнал. Без "формы", это совершенно другой человек... и в этом оружейном "раю" он смотрится куда уместнее, чем у аналоя, честно говоря.
   - Добрый день, Кирилл. - Знакомым мне тихим, но сильным голосом, пророкотал священник. - Я, как видишь, не "при исполнении", так сказать, так что обращайся ко мне мирским именем. Севастьян.
   - Илларион, Севастьян... Ладно. - Пробормотал я, и утвердительно кивнул, подтверждая, что исполню просьбу... Михаил, тем временем, устроился за большим круглым столом, и демонстративно отодвинул соседнее со своим, кресло.
   - Присаживайся, Кирилл. Подождём остальных, они обещали быть с минуты на минуту. - Проговорил Прутнев.
   Брюхов, Прутнев, Гдовицкой, от... Севастьян... Это был форменный вынос мозга. Сначала, вся эта компания дружно каялась, что дескать, "не уследили", "виноваты" и "никогда впредь". А потом, когда я уже устал от этого словоизлияния, принялись обхаживать меня, словно гусары институтку.
   - Сейчас взорвусь. - Честно предупредил я, когда Прутнев пошёл на третий круг в своих обещаниях поддержки и помощи от клуба "эфирников". Михаил тут же заткнулся и, переглянувшись с Севастьяном-Илларионом, развёл руками.
   - Вот, объясните мне, только честно, какого... вы в меня вцепились? - Вздохнул я. - Михаил, у вас полное училище "эфирников", вам мало? Владимир Александрович, а вам какое дело до моих отношений с клубом? Про господина полковника уже не говорю, но Севастьян... вам-то я на кой сдался?!
   Все четверо замолчали и начали переглядываться. Первым не выдержал Брюхов.
   - А я предупреждал, что надо прямо сказать. Мои дочки знают, что советовать. - Буркнул он. Гдовицкой согласно хмыкнул. Севастьян же, только руками развёл, глядя на Прутнева.
   - Ладно. Согласен. - Вздохнул Михаил, откидываясь на спинку кресла. - От... Севастьян, расскажешь?
   - Почему бы и нет. - Пожал плечами тот и повернулся ко мне. - Кирилл, ты помнишь, во время нашей предыдущей встречи, я просил тебя съездить на рождественских каникулах, в Аркажский монастырь?
   - Помню, разумеется. - Кивнул я. - Собственно, я так и намеревался поступить, несмотря на... определённые разногласия возникшие между мной и вашим клубом.
   - Я же говорил! - Прогудел Брюхов. - Тьфу на вас, интриганы доморощенные. Что, трудно было в лоб спросить?
   На этот раз, во взглядах Прутнева и отца Иллариона явно промелькнуло смущение. Нет, вот это надо же, потратить столько времени, ради такой ерунды, а?
   - Спасибо, Кирилл. И извини за этот... балаган. - Справившись с собой, проговорил Севастьян-Илларион.
   - Да ладно, чего уж там... Но, если это единственная причина, по которой вы меня пригласили, то...
   - Как это, единственная? А абонемент?! Я, знаешь ли, не привык получать деньги ни за что. - Фыркнул полковник. - Оплатил, так будь добр... пользуйся. Кстати, господа, а не пойти ли и нам пострелять, а?
   Присутствующие переглянулись и, дружно кивнув, стали выбираться из-за стола. Отказываться от предложения Брюхова, никто и не подумал. Дурдом.
   А внизу, нас уже ждал Сергей-инструктор с дочерьми Брюхова. Вот только, когда вся эта гоп-компания направилась в оружейку, именно он и преградил мне дорогу.
   - Подожди, Кирилл. Тут, кое-кто тебе подарочек передал... точнее, не подарок, а... - Тут Одоев понял, что запутался, и махнул рукой. - Ладно, в общем, держи, сам поймёшь.
   Рядом тут же нарисовалась Татьяна и, с улыбкой протянула мне небольшой, но увесистый чемоданчик. Поблагодарив девушку, я принял "подарок" и, заинтригованный тут же его открыл. На пористой формованной подложке, красовались, два знакомых воронёных ствола, с парой сменных и явно набитых под завязку трубчатых магазинов и не менее знакомый браслет-коммуникатор. Рюгеры... мои рюгеры! За-ме-ча-тель-но!
   - Там ещё письмо должно быть. - Тихо проговорила дочка Брюхова, заглядывая в чемодан через моё плечо. Интересно, это кто же мне пишет?
   Настасья шикнула и оттащила сестру в сторону, едва заметила, что я разворачиваю приложенное к рюгерам послание. О как... Владимир Демидович Пенко... Это, кто ж такой-то?
   Пробежав взглядом послание, я понимающе кивнул. Вот, теперь ясно. Тот самый господин майор, что сначала запер меня в том чёртовом "кубике", а потом из него же и выпустил. Сожаление выражает, значит... Ла-адно. Встретимся как-нибудь, поговорим... о сожалениях. Я смял письмо и, сунув его в карман куртки, тряхнул головой. На фиг, всё это. Не время...
  

* * *

   Маленький двухместный экраноплан, сверкающий, словно ёлочная игрушка, сошёл с заснеженного речного русла и, скользнув по выкату, понёсся прямо через поле в сторону теряющихся на фоне снежной белизны, невысоких кряжистых стен древнего монастыря. В считанные минуты преодолев снежные заносы, дорогая машина замедлила ход и мягко опустившись на снежный наст, замерла в считанных метрах от широкого зева ворот, в тени древнего надвратного храма Симеона Столпника.
   Хлопнула пассажирская дверь, вынырнувший из затемнённой кабины экраноплана, человек махнул рукой и шустрая машинка, в тот же миг взвыв двигателем, лихо развернулась на месте и, обдав пассажира снежным облаком, умчалась, словно её и не было.
   Молодой человек посмотрел вслед удаляющемуся сверкающему зеркальным покрытием аппарату и, покачав головой, повернулся лицом к монастырю. Он как раз шагнул под своды широкого зева ворот, когда над землёй пронёсся глубокий и сильный колокольный звон...
   - Ну надо же, словно самого государя встречают. Только процессии святых отцов не видно... Замешкались, очевидно - Фыркнул себе под нос молодой человек, шагая на вымощенный брусчаткой, чисто выметенный двор монастыря. И тут же ухмыльнулся, заслышав доносящиеся со стены шаги спешащего... послушника, что ли?
   Вот, он скатился по крутой лестнице и, выйдя во двор тут же замедлил шаг, демонстрируя неспешность. Забыл, очевидно, как по деревянным ступеням сапогами грохотал.
   Послушник, оказавшийся парнем едва ли на пять-шесть лет старше гостя, оказавшись рядом с ним, еле заметно откашлявшись, старательно пробасил приветствие и, выслушав ответ, поинтересовался, чего ищет путник в их обители в столь поздний час. Но ответить гость не успел. Вместо него это сделал, неизвестно откуда появившийся сухонький старичок в грубой рясе.
   - Не ко времени спрашиваешь, Илюша. - Вот и стало понятно, кого пытался изобразить покрасневший послушник. - Иди, иди. Исполняй послушание.
   - Благослови, отче. - Дождавшись, пока монах отведёт острый взгляд от удаляющегося послушника, проговорил гость, склонив голову.
   - Бог благословит. - Монах положил руку на плечо молодому человеку. - Идём, тебя уж заждались.
   - Уверены, что меня, отче? - Спросил тот.
   - Уверен, Кирилла, уверен. - Покивал с лёгкой усмешкой старик и махнул рукой в сторону появившихся из-за угла древнего храма монахов. Рослых таких детинушек... - Видишь, все глаза уж проглядели, все жданки прождали... Идём.
   Молодой человек, услышав последние слова монаха, напрягся, но... коснувшись Эфира, тут же расслабился, под понимающий хмык старика. И не стал нервничать, даже когда иноки в явственно потрескивающих на их телесах рясах, как-то незаметно взяли гостя и сопровождающего его старика в "коробочку" и отконвоировали, иначе не скажешь, к длинному и приземистому строению с узкими и маленькими, глубоко утопленными в толстую каменную кладку, окнами, больше похожими на бойницы. Поднявшись на второй этаж по крутой и узкой, жутко неудобной, зажатой в каменные тиски лестнице, "охранники" замерли в самом начале длинного коридора, да так и остались там стоять. А старый монах, по прежнему, не снимая ладони с плеча гостя, повёл его к одной из низких и массивных, обитых железом дверей. Постучал свободной рукой по железному переплёту и, отпустив плечо молодого человека, вдруг улыбнулся.
   - Не боись, Кирилла, ничего худого тебя здесь точно не ждёт. Слышишь, зовёт. Иди... - Из-за двери действительно послышался приглушённый голос.
   Гостю пришлось изрядно наклониться, чтобы не удариться о низкий дверной косяк. Оказавшись в небольшой комнате, которой больше подошло бы слово келья, он отвёл взгляд от каменных плит пола и, распрямившись, огляделся вокруг. Да, подошло бы, если бы не обстановка. Добротная дубовая мебель, простая, но не лишённая известного изящества. Тяжёлые дубовые же книжные шкафы, заставленные потемневшими от времени книгами, нередко с нечитаемой, облупившейся позолотой надписей... и видеопанель вычислителя, освещающая рабочий стол затянутый зелёным сукном, за которым расположился высокий, кряжистый, как стены монастыря, мощный старик. Вскинув на вошедшего, тёмно-серые, ничуть не поблекшие от старости глаза, умные и цепкие, хозяин кабинета, вопреки ожиданиям, наряженный вовсе не в рясу, а в обычный, хоть и чуть старомодный серый костюм-тройку, огладил короткую седую бородку и, растянув губы в радостной, до боли знакомой улыбке, легко, словно молодой, поднялся навстречу гостю.
   - Ну, здравствуй, Кирюша... Вымахал-то как, а! Совсем здоровый стал. Отцова стать, а? Похоже, похоже...
   - Отцова, значит... - Оправившись от удивления, и вглядываясь в лицо хозяина кабинета, словно в собственное изрядно постаревшее отражение, протянул Кирилл. - Похоже, значит... Ла-адно. Где один, там и второй.
   Кабинет был небольшим, так что молодому человеку хватило двух шагов, чтобы оказаться рядом с собеседником. Тот только брови удивлённо вскинул, а в следующую секунду, в скулу хозяина кабинета, с молодецким хеканьем влепился немаленький кулак, отправивший того в короткий полет к стене.
   - И тебе, не хворать, дедушка. - Проговорил Кирилл, с мрачным удовлетворением поглядывая на мотающего головой и безуспешно пытающегося подняться с пола, хозяина кабинета.
   - Не... не в батьку. Точно. Моя кровь. - Сфокусировав взгляд на госте, пробормотал тот и, вдруг хохотнув, гаркнул во всю силу лёгких. - Ефимий, старый клещ! Тащи бочонок и чарки! Ко мне внук приехал... знакомиться будем!
   - Несу, Никита Силыч. Уже несу. - Протиснувшийся мимо Кирилла, монах, что провожал его от ворот, грохнул на стол вёдерный, запылённый бочонок. Тут же брякнулись рядом три серебряных, украшенных затейливой чеканкой чарки, и старик, не обращая никакого внимания на кое-как поднимающееся на ноги начальство, принялся метать на стол из холодильного шкафа замаскированного под тумбочку в углу, тарелки с закуской.
  
   "Визель"("Wiesel" (нем.) - "Хорь") здесь, речь идёт об экзоскелетном легкобронированном боевом комплексе (т.н. ЛТК - легкий тактический комплекс) производства германской компании Wanderer-Werke AG. "Визель" - ЛТК поля боя, предназначен для уничтожения живой силы и техники противника. В ограниченных условиях может применяться для противодействия тактическим комплексам противника, а при соответствующем оснащении, может быть использован для проведения диверсионных мероприятий и в качестве средства ЭП (эфирного противодействия (аналог известным нам средствам РЭБ). Ввиду конструкционных особенностей ЛТК "Визель", операторами таких комплексов могут быть только одарённые.
   СЭП, СУО - система эфирного противодействия и система управления огнём, соответственно.
   РСУ - Рунная система управления (она же, "оболочка"). Программное обеспечение используемое в технике, от ЛТК и ТТК, до боевых платформ и авиации.
   ПС-У - платформа спасательная, универсальная. Транспортное средство повышенной проходимости, используется для доставки пожарных групп на пересечённой местности, тушения лесных пожаров и оказания первичной медицинской помощи в полевых условиях.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"