Демченко А.В.: другие произведения.

Книга 2. Воздушный стрелок. Учитель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.78*421  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновик завершён 20.06.15. Книга издана 12.2015., в издательстве Альфа-Книга.
    "Бумажную" и аудиоверсию книги можно приобрести здесь:Литрес
    Электронную книгу с иллюстрациями и зарисовками Н.Кулик можно приобрести здесь:Author.today


   Антон Демченко
  
   Воздушный стрелок. Учитель
  
   Пролог
  
   Я поднялся на веранду и, глянув на резвящихся в пруду учениц, недовольно хмыкнул. Нет, виды были... кхм, замечательными, да, но сейчас они меня совершенно не волновали. Точнее, волнение было, куда от него денешься, когда твоему телу всего пятнадцать и гормон правит реакциями, по крайней мере, физическими... Но проблема, вставшая передо мной, с легкостью перекрывала этот факт...
   Я просто не мог понять, что именно делаю не так. По всем расчетам, близняшки и Ольга уже должны были совершить качественный скачок в своем развитии, но... его не было. Нет, они продолжают развиваться, двигаются вперед, осваивая прием за приемом... Да только все их потуги даже отдаленно не напоминают успехов моих прежних учеников, не отягощенных такой мутью, как Эфир или стихийные техники. Грубо говоря, имеем парадоксальный результат: одаренные, даже встав на цыпочки, не могут повторить достижений своих предшественников, для которых огнешары и водяные плети были не более чем элементами фэнтези из книжек и фильмов. Хм... Не понимаю, что не так?
   Устроившись на веранде, я налил себе горячего, парящего на холодном осеннем ветру чаю и, обхватив ладонями здоровую полулитровую кружку, уставился, что называется, в никуда.
   Лес за забором моей "фазенды" уже потерял большую часть листвы и стал прозрачным. Яркое солнце почти не дарит тепла, а температура днем не поднимается выше десяти-двенадцати градусов по дядюшке Андерсу... Осень... ноябрь уж скоро. А там и зима не заставит себя ждать.
   Я покосился на плещущихся в подогретой воде пруда девчонок и хмыкнул. На ум пришла фраза из книги любимого автора: "Пора переходить на плавки с меховым гульфиком..." Прав был Владимир Маркович Санин, ой, прав. А мне ведь еще надо успеть сруб бани на месте конюшни сложить. Зря, что ли, я убил целую неделю на согласование околоюридических вопросов со своей недвижимостью? До снега надо успеть коробку поставить, пускай трещит всю зиму. Глядишь, следующей осенью доведу баню до ума, тогда к зиме можно будет уже париться...
   Вспомнив "бой" с представителями муниципалитета за мое право поставить на участке баню, я фыркнул. Ну да, чинуши нюхом почуяли возможность срубить деньжат на эксцессе с конюшней и уже было завели шарманку о расторжении договора для ускорения процесса отъема дензнаков, но... Арендовал-то я землю "со стоящим на ней зданием общей площадью шестьдесят восемь квадратных метров", и сгоревшая конюшня в договоре если и упоминалась, то только в составе "иных временных сооружений, расположенных на арендуемом участке", перечень которых начисто отсутствовал... А учитывая документы пожарного расчета, подписанные Гдовицким, любые претензии по поводу сгоревшего "сооружения" муниципальные чиновники должны были бы адресовать роду Громовых, взявшему на себя ответственность за пожар в бывшем конном клубе...
   В общем, бодались мы недолго. Ровно до того момента, как мой спор с господином Ренном, представлявшим муниципалитет, стал известен его непосредственному начальству. После чего вопрос рассосался словно сам собой, и мне было позволено возвести на месте сгоревшего сооружения, что пожелаю... в пределах разумного, определенных соответствующими положениями о строительстве в черте города, разумеется. Правда, договор, все равно пришлось менять... да и денежек отдать немало, зато теперь я могу строить на участке что хочу и как хочу, никто и слова поперек не скажет. Даже суд. Точнее, особенно суд, благо он свое мнение по этому поводу уже высказал и решение его должно вступить в силу в октябре, то есть вот-вот. Буквально пара дней осталась.
   Я вспомнил свое недоумение, когда речь только зашла о возможном исходе дела, и, лишь согласившись с предложенной главой муниципалитета идеей, услышав на прощание: "Передавайте привет боярину Громову", -- понял, с чего вдруг вообще завертелась вся эта свистопляска. А уж как я смеялся, когда Федор Георгиевич на мой прямой вопрос об участии рода в этих играх с недвижимостью искренне признался, что вообще не понимает, о чем идет речь... В общем, стало понятно, что вся эта бюрократическая игра стала возможной, лишь поскольку глава муниципалитета убежден в том, что за моей спиной по-прежнему стоит богатый боярский род, иначе с чего бы им стало нужно брать на себя ответственность за пожар, в котором сгинуло арендованное мною имущество. Ну, не переубеждать же мне его было!
   М-да, о чем бы ни думать, лишь бы не о делах... С другой стороны, после феерической встречи со старшими представителями рода Громовых, устроенной Федором Георгиевичем на заимке, моя жизнь немного устаканилась и впервые за все мое пребывание здесь перестала напоминать пожар в борделе во время наводнения. Так что желание отдохнуть от навалившихся дел и проблем можно считать вполне естественным. Я даже временно забросил изучение истории семьи, отчего тот же Бестужев-старший только облегченно вздохнул, поскольку во время своих довольно частых, надо сказать, визитов к нему в гости я перестал доставать боярина расспросами о моих родителях.
   От дел Громовых я тоже устранился, вежливо напомнив братьям Георгия Дмитриевича и его сыну о договоре, заключенном между мной и родом Громовых, по которому мы не вмешиваемся в дела друг друга. Да-да, "банк не торгует семечками, а я не даю денег в долг"... Но ведь договор заключен, а значит, должен исполняться. Господа бояричи поскрипели-покряхтели, но вынуждены были сдать назад и исключить мою персону из своих еще толком не сформированных планов.
   Я вздохнул и, допив остатки чая, поднялся из-за стола. Четверть часа отдыха закончилась. Пора вылавливать девчонок из пруда, выпроваживать их и... вперед, на разборку трофеев с базы наемников. Уже почти месяц прошел, о войне с Томилиными никто и не вспоминает, мой банковский счет пополнился внушительной суммой в три сотни тысяч рублей, а коробки с хабаром так и лежат неразобранными в подсобке, запертой на обычный навесной замок. Хм...
   Впрочем, выуживать близняшек и Ольгу из пруда мне не пришлось. Сами вылезли и, приведя себя в порядок, устроились за столом. Ладно, полчаса погоды не сделают. Я покосился на девчонок и, вздохнув, отправился на кухню за чашками.
   -- Кирилл, у меня к тебе просьба, -- прервала молчание Ольга, когда я вернулся и, усевшись напротив учениц, разлил по кружкам горячий чай. Лина с Милой сделали вид, что ничего не слышат и вообще полностью заняты оценкой вкуса и аромата плещущегося в их чашках напитка. Но если бы у них были лисьи уши, клянусь, они выдали бы своих хозяек с головой.
   -- Слушаю.
   -- Через три недели, девятого ноября, у нас в доме будет небольшой пир... Приходи, пожалуйста, -- как-то уж очень неуверенно проговорила Ольга.
   -- Хм... Но без приглашения... -- я нахмурился.
   -- Нет-нет, отец пришлет его тебе завтра или послезавтра, просто... -- проговорила девушка и закончила уже совсем тихо: -- Просто ты ведь можешь отказаться...
   -- А тебе очень нужно, чтобы я пришел, -- договорил я за нее.
   -- Я очень хочу, чтобы ты пришел, -- поправила меня Ольга. -- Пожалуйста, Кирилл.
   -- А что за повод? -- поинтересовался я.
   -- Именины отца. Придешь?
   -- Почему бы и нет? -- увидев расцветающую на лице Ольги улыбку, еле задавил я желание улыбнуться вслед за ней.
   Как я и предполагал, чаепитие не затянулось надолго, так что уже через полчаса ученицы покинули мой дом, и я наконец смог заняться делом, которое почти месяц откладывал на потом. Лязгнул амбарный замок, тихо скрипнула широкая и низкая дверь пристройки-подсобки, и в залитом солнечным светом проеме тут же заискрился целый рой пылинок... М-да уж. Прочихавшись, я недовольно покосился на пыльные ящики и, вздохнув, запустил в подсобку небольшой, но очень работящий смерч повышенной влажности. Покрутившись по подсобке минут десять, он, уже заметно потемневший, вылетел во двор и распался. Только шматок грязи шлепнулся наземь. Хороший пылесос получился. Надо запомнить прием. В конце концов, должна же быть какая-то выгода от моих стихийных недоспособностей, правильно?
   Я вновь заглянул в подсобку и довольно кивнул. Ну, совсем другое дело! Сиять, конечно, здесь нечему, но и впечатления пыльной гробницы какого-нибудь Тутанхамона сие помещение больше не производит.
   Подхваченные теле... Эфиром, ящики один за одним выплывали из подсобки и укладывались в эдакий штабель на веранде. Восемь, девять, десять... и две маленькие коробки сверху. Итого -- дюжина. Обойдя вокруг получившейся кучи одинаковых ящиков военного образца, я вздохнул и решил начать с "неформата". Пластиковые контейнеры, несмотря на свои невеликие размеры, оказались довольно тяжелыми, а запах от них шел... кто хоть раз был в оружейке, тот поймет... И это уже интересно. Вроде бы Громовы не собирались снабжать меня арсеналом, да и разрешения на него у меня нет. Ладно, посмотрим.
   Первый контейнер приземлился на убранный после чаепития стол. Щелкнули замки-зажимы, и, аккуратно сняв крышку, я принялся разгребать промасленную бумагу... Хм. Кажется, пора искать приличное стрельбище. Я окинул взглядом ящик и покачал головой. Тут же тысячи три-четыре выстрелов, и кстати говоря, размерность у этих стрелок совсем не та, что у приснопамятной "трещотки". Я взял в руку одну из картонных коробок, в которые были упакованы боеприпасы, и попытался прочесть мелкий шрифт. Производитель: "Ruger Waffenwerkstatt" GmBh, Гамбург. 100 зарядов типа "Стандарт", 2/3R. Две третьих? Надо будет разобраться с местными калибрами... Кстати, раз есть боеприпасы, значит, должно быть и то, из чего ими стреляют, так?
   Второй "неформатный" контейнер оказался на столе и был распотрошен в считаные секунды. Точно, вот они... О, какая интересная конструкция. Я вытащил из коробки один из двух лежавших в ней "пистолей" и попытался определить, что же такое несуразное попало мне в руки. А потом долго чесал пятерней в затылке. Такого... изврата, иначе не скажешь, я еще никогда не видел. Автоматический пистолет с подствольным боепитанием -- это... сурово.
   Зачем надо было так издеваться над конструкцией, я не понял... Сначала. И, лишь отыскав в паутинке описание попавшего мне в руки оружия, смог немного разобраться в логике создателя этого оригинального устройства. В отъемный трубчатый магазин очень удобно вставлять оперенные стрелки, те самые заряды типа "Стандарт". Тонкие "крылышки" стабилизаторов сворачиваются, фиксируя тем самым боеприпас в распор. В донце трубки расположен небольшой кристалл, одновременно питающий эфирную "пружину" и кольцо направляющих на довольно коротком стволе. А в рукояти расположен основной питающий кристалл и... пластина зарядного артефакта. Во как! Теперь понятно, почему мне отдали эти "гаубицы".
  
   Часть первая. И мирное небо над головой
   Глава 1. Кот в мешке
  
   Оружие для одаренных. Имея подтвержденную ступень, пусть даже всего лишь новика, владелец ствола не нуждается в разрешении на его ношение. И, в принципе, это логично. Если уж одаренный сам представляет собой ходячее оружие, то какой смысл в дополнительной волоките и оформлении каких-то разрешений? Достаточно записи в архивах, подтверждающей его ступень. Единственное, что мне нужно сделать, -- это отослать уведомление в картотеку Сыскного приказа, с номерами оказавшихся у меня стволов.
   Пара щелчков по браслету с моим настоящим идентификатором -- и передо мной развернулся экран. Все-таки хорошая штука эта паутинка! Да, особым разноцветьем, столь знакомым мне по Интернету, она не блистает, но и рекламы, мусорного контента и прочего хлама в ней куда меньше. При этом в паутинке есть все необходимое, на мой взгляд.
   Вот, например, как сейчас... Чем тратить время на поездку в Сыскной приказ, я просто вбил его в поиск, и уже через минуту передо мной открылся лист небольшой анкеты. Паспортные данные, номер оружия, когда и как было приобретено. С последним пунктом вышел небольшой затык, но, полистав справку, я нашел подходящий ответ и честно написал в соответствующей графе: награда от рода Громовых.
   Все! Я в восторге. Пробежав взглядом письмо-подтверждение из приказной картотеки, я довольно кивнул и... вновь полез в паутинку, на этот раз на поиски информации по имеющимся у меня, теперь уже на абсолютно законных основаниях, пистолетам "Ruger" модели "Seufzer". Рюгер "Зойфцер", а если совсем уж по-русски, то Рюгер "Вздох". Хм... интересно, это намек на низкую шумность выстрела или просто свидетельство отсутствия фантазии у автора названия?
   Итак, что мы имеем с гуся? Двенадцатизарядный автоматический пистолет так называемого "продольного" типа, внутренний диаметр ствола -- две русские линии. Вот что значит та самая буква "R". А тройка -- соответственно означает длину пули... то есть, стрелки. Три линии... эдакая "мосинка" поперек. Направляющее кольцо "мерцающего" действия, хм... ага, вспомнил. Так, кольцо обеспечивает разреженность от 0,2 до 0,7 от плотности окружающей среды. Однако... это, получается, я сам могу регулировать плотность направляющего "луча" и скорость полета стрелки? Для чего такие излишества? А, кажется, понял. Больше плотность -- меньше скорость, тише звук, и меньше возмущений как в Эфире, так и в видимом диапазоне. Помню-помню белесый след за летящими из "трещотки" стрелками. Хм... а что, неплохо. Точно. Начальная скорость стрелки от двухсот девяноста метров в секунду при коэффициенте плотности 0,7 -- до четырехсот шестидесяти метров в секунду при коэффициенте 0,2. Вес -- ну, тут я и сам убедился. Граммов шестьсот пятьдесят -- семьсот, не больше. Рекомендуемый боеприпас... кто бы сомневался, все тот же Рюгер. Так, а теперь нужно найти место, где можно опробовать мои новые игрушки. Тир-тир-тир...
   Стоп! Отставить. Прежде чем лезть искать тир или стрельбище, нужно разобраться с остальными трофеями. А вдруг там еще что-нибудь интересное найдется... покрупнее. Например, что-то, с чем в обычный тир не сунешься.
   Придя к такому заключению, я убрал оружие обратно в контейнер и, закрыв обе коробки, потащил их в дом. Вернувшись на веранду, окинул взглядом гору темно-зеленых ящиков и, довольно потерев руки, принялся за их потрошение. Первый "пациент" тяжело грохнул о крышку стола, слетели металлические замки-зажимы, и... я разочарованно вздохнул. Полный ящик питающих кристаллов и пустых "трубок" магазинов. На кой мне столько?! Вздохнув, захлопнул крышку, защелкнул замки и потащил ящик в дом, определив его в соседи к коробкам с боеприпасами и оружием. Следующий...
   Похоже, ушлые интенданты Громовых решили надо мной поиздеваться. Открыв очередной ящик, я нашел в нем целых пять (!) разгрузочных жилетов и столько же совместимых альпинистских подвесных систем. Про веревки, репшнуры, ролики и прочие зажимы вообще молчу. Они что, меня в дивизию "Эдельвейс" собирают?!
   По мере проведения "вскрытий" я все больше и больше убеждался в том, что человек, составлявший этот вот набор, комплектовал его по принципу "на тебе, боже, что нам негоже"... Большей частью трофеи состояли из разнообразной военной "снаряги" -- от фляг и тактических фонариков до боевого тактического планшета и пяти шлемов с ИК-подсветкой. Хорошие вещи, в принципе, но... разнобойные и большей частью совсем не русского производства. А значит, не подходящие гвардии Громовых ввиду невозможности интегрировать все это богатство в имеющиеся стандарты. Здесь нашлась даже неплохая сеть, на десяток гарнитур, в которую также вписались и те самые угольно-черные шлемы, и пара выпотрошенных на предмет информации вычислителей военного образца. Как я определил, что они выпотрошены? Так, заботливые "громовцы" к каждому из них пришпандорили бумажки-самоклейки веселенькой расцветки, на которых размашистым почерком были записаны пароли.
   Перебрав все ящики, я разделил их на две части -- то, что мне может пригодиться, и то, что мне на фиг не нужно... сейчас. Исходя из этого и принялся растаскивать трофеи по углам. Что обратно в подсобку, что в дом, что-то... вокруг дома. Да, после недолгого размышления я решил, что с меня хватит нежданных визитов, заканчивающихся то смертью без похорон, то похоронами без смерти, и выгреб из ящика, забитого всякой околотехнической фигней, добрых полсотни самых разнообразных датчиков. Включив один из доставшихся мне вычислителей, "залил" в него программку из своего браслета, в свое время так подсобившую мне с наблюдением за базой наемников и школьными входами-выходами, и принялся уговаривать этот чертов ящик "увидеть" разложенные рядом с ним датчики. Протоколы... шмратоколы...
   Три часа шаманских плясок с бубном вокруг этого порождения забугорного гения -- и вычислитель доложился о том, что у него появилось аж пятьдесят восемь периферийных устройств. Есть! Запускаю тест...
   Еще три часа возни и мата. Зато теперь этот... этот выкидыш двоичной логики не только видит эти самые устройства, но правильно их определяет, а снимая сигналы со всех датчиков, правильно их интерпретирует, заодно еще и по-русски заговорил, продукт агрессивной военщины вероятного противника, понимаешь...
   А все потому, что я снес к чертям собачьим его ущербную англоязычную систему и влепил ОСО, открытую системную оболочку, разработанную студентами Тверского политеха специально для совмещения импортных железок разных производителей. Очень неплохо получилось, между прочим...
   Глянув за окно, я присвистнул, а переведя взгляд на часы, вздохнул и решил отложить установку сигнализации и системы наблюдения до завтра. Ползать в темноте по деревьям -- удовольствие невеликое, а уж в полночь-то и подавно. Так что все завтра, завтра. А сейчас легкий ужин, душ -- и баиньки. Эх, хорошо, что завтра воскресенье...
   М-да, воскресенье. Люди идут гулять, в парк, в центр города, в соседний сквер, на худой конец... А я тут, понимаешь, изображаю из себя дятла. Сижу на дереве и стучу, стучу, стучу... Хорошо, хоть молотком, а не головой. А что делать, если крепление у датчиков не предусмотрено... или, что скорее, "громовцы" решили оставить крепежи себе. Наверное, они универсальные, а значит, и порядок в отчетности и возможность использования для собственных нужд сохранены. У-у, куркули... вот и приходится извращаться, чтобы разместить эти самые датчики желательно так, чтобы их не было видно за километр. Эх...
   -- Кхм, Кирилл... если не секрет, а что ты тут делаешь? -- Раздавшийся снизу голос, заставил меня дернуться. Понятно. Ольга пожаловала. Значит, скоро и близняшки объявятся.
   -- Что делаю, что делаю... -- пробурчал я. -- Лешего зову, не видишь, что ли?
   -- Эм-м... Кирилл? -- А в голосе натуральное беспокойство, между прочим. Ну-ну...
   Закрепив наконец датчик, я спустился вниз и окинул взглядом выжидающе посматривающую на меня Бестужеву.
   -- Что? -- Да, я груб. Знаю. Но это уже двадцать шестой датчик, а значит, впереди их еще тридцать два. Тридцать два раза я должен буду залезть на дерево, найти местечко поудобнее и всандалить в него цилиндрик датчика так, чтобы он полностью соответствовал схеме в моем браслете... Тут не то что рычать на окружающих будешь -- на луну завоешь от такой перспективы!
   -- Хм... У тебя что-то случилось? -- никак не отреагировав на мой тон, спросила Ольга.
   -- Случилось, -- кивнул я, постепенно успокаиваясь. Ну, она же не виновата в том, какую свинью я подложил сам себе с этой чертовой сигнализацией. -- Идем в дом. Попьем чаю, заодно и расскажу, в чем дело.
   За чашкой чая, на этот раз для разнообразия распитой не на веранде, а в доме, я поведал Ольге все перипетии своей эпопеи с установкой самодельной сигнализации, по ходу дела посетовав на невозможность снабдить ее еще и автоматической охранной системой... хоть парой-тройкой турелей, да. Но не судьба. Я же не именит, а обычным мещанам установка вокруг дома минных полей и станковых стрелометов для защиты собственности запрещена.
   За этим разговором я и сам не заметил, как на столе рядом со сластями и пиалами с чаем появился тот самый вычислитель, на экране которого развернулась сляпанная мною схема...
   -- Кирилл, ты меня умиляешь, -- покачала головой Ольга, рассмотрев то, что я наваял... -- В пятнадцать лет измыслить такое... у тебя талант.
   -- Да какой там талант, -- поморщился я. -- Чуть-чуть логики, чуть-чуть знаний...
   -- М-да, с логикой у тебя действительно все в порядке, а вот со знаниями, извини, чувствуется нехватка, -- проговорила Ольга и, заметив мой недоуменный взгляд, поторопилась добавить: -- Профессиональных знаний, я имею в виду.
   -- Поясни.
   -- Хм... это долго. А сейчас уже должны Лина с Милой прийти. Давай после тренировки, а?
   И действительно, стоило Ольге договорить, как в сенях раздались шаги и в комнату вошли близняшки, как всегда, сопровождаемые Николаем, их бессменным водителем-охранником. Ну что ж, отложим разговор до окончания занятия.
   Казалось, с чего бы мне так внимательно прислушиваться к словам Оли? Но я еще не забыл, что в свои семнадцать лет эта девушка уже имеет сертификаты техника эфирных сетей и оператора БИЦ, который будет посложнее пульта охраны, да не на один порядок. А сейчас Ольга учится на втором курсе Павловского военного университета, и здешний аналог тамошней "Можайки" -- совсем не то учебное заведение, где волосатая боярская лапа поможет сдавать сессии...
   Занятие прошло ожидаемо ровно. Лина и Мила уверенно выполняли упражнения, Ольга от них не отставала. А спустя четыре часа, когда тренировка закончилась, близняшки быстро привели себя в порядок, тихо попрощались и укатили по своим делам. Мысленно я облегченно вздохнул. До недавнего времени Мила всеми силами старалась оттянуть время отъезда и старалась не отходить от меня не на шаг, но... потихоньку-полегоньку она начала приходить в себя и наконец перестала изображать мою тень. Даже улыбаться начала. Что ж, уже неплохо. Единственное, что меня беспокоит, -- это время от времени бросаемые ею на меня взгляды... странные такие. И даже через Эфир не понять, чего в них больше -- вопроса, опасения или... черт, да там такой коктейль эмоций, что без поллитры не разберешься... А вот Лина, в отличие от сестры, возвращаться к своему прежнему поведению не собирается. После истории со смертью матери и Романа она стала строже, язвительнее... И, похоже, именно в эту "ядовитость" и ушла вся ее прежняя вспыльчивость. Теперь Лина не старалась устроить аутодафе каждому, кто выведет ее из себя, зато злой язык близняшки не знал пощады. Правда, меня она задевать явно опасалась, Ольга ее демонстративно игнорировала, так что весь яд доставался Миле... и одноклассникам. А староста в раздраженном состоянии -- это опасно. Мой класс тому свидетель...
   Проводив близняшек и получив напоследок от Милы подозрительный взгляд, мы с Ольгой вернулись в дом, где нас дожидался собранный мною из доставшихся трофеев конструктор "Сделай свою сигнализацию сам"... И, конечно, чай. В Москве этот напиток популярен как нигде. Традиция...
   Пальцы Ольги запорхали над призрачной клавиатурой вычислителя, и по огромному экрану поползли строчки сервисной информации.
   -- Вот смотри, Кирилл. -- Узкий коротко остриженный ноготок ткнулся в описание одного из датчиков визуального контроля. -- Видишь, какой объем он может контролировать? А теперь вспомни площадь своего дома, вместе с прилегающей территорией... Она ведь примерно такая же. Так зачем тебе выносить такой фиксатор за ее пределы? Размести четыре штуки по вершинам. Два на крыше дома, один над пристройкой... и вон, на столбе линии передач. Только последний датчик нужно будет перенастроить, чтоб не ловил помех от эфирной линии. И все...
   -- Хм... -- Да, это я лоханулся. Иначе не скажешь. Инерция мышления... это ведь не тамошние видеокамеры, а эфирные датчики. У них угол обзора постоянные триста шестьдесят градусов и по вертикали, и по горизонтали. А это сфера диаметром в добрых полсотни метров. -- Хм, ну, хотелось бы, чтобы контролируемый объем был побольше...
   -- Хорошо. Допустим, ты хочешь нечто большее, чем простую систему защиты от воров, -- кивнула девушка, ни словом, ни жестом не показав, что она думает о такой "отмазке". -- Тогда вместо четырех фиксаторов ты мог бы разместить десяток по периметру участка. Это уже даже не четырех-, а десятикратное перекрытие территории самой ус... самого участка и двойное-тройное -- прилегающих территорий. То же самое с сейсмодатчиками. А вот систему датчиков движения уже нужно выстраивать иначе. Смотри...
   Вновь тонкие пальчики порхают по клавиатуре, сменяются настройки, числа скачут как сумасшедшие, и на экране возникает довольно сложная сеть датчиков, выстроившаяся вокруг бывшего конного клуба.
   -- Ну, вот как-то так. При такой раскладке у тебя под контролем оказывается не только сам участок, но и четыре гектара прилегающей территории. Считай, все подходы к бывшему клубу на глубину в пятьдесят-шестьдесят метров. Плюс остается еще почти десяток датчиков, как раз на "усы" хватит, -- потянувшись, довольно кивнула Ольга. -- Нет, в принципе максимальную контролируемую площадь при имеющемся количестве и наборе датчиков можно сделать и в три раза больше, но она будет слишком "тонкой".
   -- Тонкой? -- Я состроил непонимающую физиономию.
   -- Это значит, что в такой системе не будет зон взаимного перекрытия, -- с легкой улыбкой пояснила Ольга. -- А "усы" -- это датчики, вынесенные за пределы общего объема на наиболее опасных направлениях. Что-то вроде системы раннего обнаружения. Теперь понятно?
   -- Поня-атно, хозяйка. Чай, мы тоже не лаптем деланы, не пальцем щи хлебаем. Разумение имеем, -- покивал я под хихиканье специалиста по системам наблюдения и контроля. Но стоило мне заговорить без ерничанья, тут же посерьезнела. -- Ладно, предложение я понял и принял. А раз так, давай-ка бери вычислитель -- и пошли монтировать эту твою сеть...
   -- Кха. Мою сеть?! -- Ольга с удивлением взглянула на меня и получила широкую улыбку в ответ.
   -- Инициатива имеет инициатора, так что подъем. Труба зовет, -- развел я руками.
   -- Ты все грозишься, -- тихо пробурчала Ольга, но не услышать ее с такого расстояния было невозможно.
   -- Красавица, не нервируй меня. Я ведь твои слова и за намек принять могу, -- хмыкнул я в ответ на ее ворчание.
   Девушка покосилась на меня с некоторой ошалелостью во взоре и подорвалась с места. Спустя пару секунд она уже стояла у выхода на веранду, сжимая в руках противоударный пенал вычислителя.
   -- Мы идем, или как? -- поинтересовалась Ольга, старательно поправляя прическу. Ну да, ну да... А то я не заметил, как у нее уши заалели... и щеки. Вот ведь! Детский сад, честное слово. И вообще, я что-то не догоняю: кто здесь кого стесняться должен... исходя из физических кондиций и соотношения возрастов... Официальных, разумеется.
   -- Идем-идем, -- полюбовавшись на пытающуюся справиться с румянцем девушку, вздохнул я и, подхватив поставленную у выхода коробку с датчиками и инструментами, толкнул дверь.
   Первый час нашей возни с датчиками Ольга молчала... Нет, что-то она говорила, конечно, но исключительно по делу, коротко и отрывисто. И только к окончанию работы моя нареченная постепенно "оттаяла". Настолько, что в ней вновь проснулось любопытство.
   -- Кирилл, а зачем тебе это? -- поинтересовалась она, когда я закрепил последний из датчиков и вычислитель писком подтвердил его регистрацию.
   -- Что "это"?
   -- Ну, вот все это... система наблюдения, оруж... -- тут же осеклась Ольга.
   -- О как. Интересно-интересно... -- Я уставился на нареченную. -- Неужто ты забралась в мою спальню?
   -- Кхм. -- Ольга поперхнулась. А пунцовый цвет ей к лицу... Жаль, на этот раз она справилась со своим смущением куда быстрее. -- Не лазала я в твою спальню! Делать мне больше нечего!
  

* * *

   От заявления Кирилла Ольга смешалась. С чего он взял, что она забиралась к нему в спальню?! Да еще после той оговорки... Ну... ну что за день такой дурацкий, а?
   -- Тогда откуда сведения об оружии? -- склонив голову к плечу, поинтересовался стоящий напротив нее мальч... да нет, не мальчишка. Парень. Подтянутый, спортивный... и спокойный, как слон. Хотя... Ольга присмотрелась к Кириллу и, поймав его взгляд, обреченно вздохнула. Издевается, гад. Смеется и издевается... Ну ладно!
   -- А нечего ветошью, измазанной в оружейном масле, по дому разбрасываться, -- справившись с собой, фыркнула Ольга. -- У тебя его запахом вся гостиная пропиталась. Да и ящики в сенях лежат... зелененькие такие... Кстати, откуда они у тебя?
   -- Трофей с базы наемников. Моя доля за их главаря. -- Взгляд Кирилла, что называется, подернулся ледком, а из голоса напрочь исчезли веселые нотки. И Ольга смутилась. Опять...
   -- Кхм. Извини, -- пробормотала девушка, не зная, что еще сказать, но собеседник лишь пожал плечами.
   -- За что? Все в порядке. Кофе хочешь?
   -- Эм? -- Ольга удивленно взглянула на Кирилла, но тот, казалось, был абсолютно серьезен. Пятнадцатилетнего паренька ничуть не расстроило напоминание о не таком уж давнем происшествии, когда он вынужден был лезть на защиту идиотки-кузины, отчего-то решившей, что ее никак не касается война родов, и ринувшейся на свидание к возлюбленному из стана противника... Тоже мне, Джульетта недоделанная! А ведь Кириллу пришлось за нее убивать...
   -- Так что насчет кофе? -- повторил вопрос "малолетний убийца", и Ольга поняла, что слишком долго молчала.
   -- Лучше чаю. У тебя хороший чай получается... -- слабо улыбнулась она.
   -- Как скажешь, звезда моя. Идем пить чай... У меня как раз и ватрушки есть. Утром купил, свежие. -- Подхватив под руку, пребывающую в несколько заторможенном состоянии девушку, Кирилл уверенно повел ее в дом.
   Этих нескольких минут Ольге хватило, чтобы прийти в себя и попытаться вновь настроиться на беспечную беседу... К тому же... ей действительно было интересно, зачем нареченный пытается устроить из своего дома эдакий эрзац загородной боярской усадьбы.
   -- Вот упертая, -- вздохнул Кирилл, услышав вопрос. На этот раз он не стал раскочегаривать самовар и вскипятил булькавшую в нем воду одним точным и коротким воздействием из стихии воздуха, после чего принялся выставлять на стол чайные принадлежности. Но, услышав вопрос Ольги, отвлекся и, поставив перед ней тонкую узбекскую пиалу, покачал головой.
   -- Ну правда, Кирилл... мне же интересно! -- Ольга обезоруживающе улыбнулась.
   -- Мой дом -- моя крепость, -- все-таки нареченный решил ответить на ее вопрос и, разлив чай, уселся напротив. Покрутил в ладонях пиалу и договорил задумчивым, отстраненным тоном: -- Дом должен быть самым безопасным местом для человека. Я так считаю и хочу, чтобы мой дом был именно таким. Раньше мне с этим как-то не очень везло, вот я и... стараюсь.
   -- Не везло? -- нахмурилась Ольга, но Кирилл встрепенулся и, криво ухмыльнувшись, развел руками. Мол, извини, дорогая, но это не тема для застольной беседы... Ладно-ладно. Она и сама все узнает. Благо занятий с близняшками никто не отменял...
  
   Глава 2. Учить и учиться
  
   Школа, гимназия, зоопарк... охотничьи угодья для мелких хищниц. За моими маневрами и уходами от девушек, желающих приобщиться к кулинарному искусству, с наслаждением наблюдает весь класс. А Леонид с Марией, кажется, даже устроили тотализатор. Забавно, да... было первые две недели, а сейчас уже как-то не очень. Пора прекращать этот маразм, и желательно побыстрее. Заодно и затею с тотализатором ушлой парочке обломаю...
   Но как следует обдумать эту идею мне не удалось. Помешал завибрировавший на руке браслет.
   -- Да?
   -- Кхм... Кирилл, привет. -- Появившаяся на экране Лина нервно улыбнулась. О как. Это что за новости? Наша штатная змея подавилась собственным ядом?
   -- И тебе не кашлять... Слушаю внимательно.
   -- Эм-м... я бы хотела поговорить... с глазу на глаз, -- помявшись, проговорила Лина и, чуть помолчав, добавила: -- И не только я. Ты не мог бы подойти к школьным воротам?
   -- Сейчас? -- Я машинально покосился на часы над дверью: до конца перемены оставалось еще добрых четверть часа. Вздохнул. -- Это не может потерпеть до конца уроков?
   -- Пожалуйста.
   Хм... Она что, Милу съела? Откуда столько вежливости? В последнее время Лина, насколько я помню, вообще предпочитала обходиться без этих "атавизмов современного общества", как высказался один придурок Там. Нет, положительно, стоит выполнить ее просьбу, просто для того чтобы убедиться в реальности происходящего.
   -- Ладно. Через пять минут буду, -- кивнул я. Лина облегченно улыбнулась и, пробормотав что-то вроде "спасибо", если мне не послышалось, конечно, отключилась.
   Интересно, что же там такое произошло, что кузина наступила на горло своей песне и не выдала ни одного язвительного комментария? Впрочем, а что бы она могла прокомментировать, если вся беседа свелась лишь к паре фраз...
   Двигаясь на выход из корпуса, я со вздохом миновал поворот к столовой, мысленно пообещав себе устроить небольшой перекус на следующей перемене. В холодильнике в моем кабинете еще должен оставаться мясной пирог... если его, конечно, не сожрали эти проглоты-моделисты, повадившиеся шариться в моих закромах, как на собственной кухне. Хотя нет... если я правильно рассчитал, теперь, после первой же попытки "взломать" холодильник, им должно стать не до еды. Совсем не до еды.
   Так, улыбаясь собственным мыслям, я миновал стоянку и вышел к воротам гимназии, за которыми, прямо у кромки тротуара, был припаркован массивный "вездеход" с характерными миниатюрными флажками на капоте, украшенными гербом Громовых, а рядом в нетерпении крутилась Лина. Интересно... И что на сей раз понадобилось боярскому роду от мещанина?
   -- Кирилл, здравствуй. -- Когда я был уже в паре метров от машины, пассажирская дверь распахнулась, и из "вездехода" вышел мой двоюродный братец.
   -- И тебе не хворать, Алексей. -- Я мельком глянул на его левую ногу. Уж больно аккуратно он "переносил" ее через порог.
   Проследив мой взгляд, Громов неопределенно пожал плечами.
   -- Ерунда. Каменной крошкой отрикошетило... Иннокентий Львович залечил за два дня, правда, просил поберечь ногу.
   -- Понятно. Спортивная травма... -- кивнул я.
   -- Скорее, производственная, -- улыбнулся Алексей. -- При штурме волгодонских складов зацепило. Дурака свалял, сунулся куда не надо.
   -- Хм... Понятно. -- Чую, штатному эскулапу Громовых не только ногу Алексея лечить пришлось, но и исполосованную задницу. А вообще хороша "царапина", что до сих пор приходится ногу беречь... Я хмыкнул. -- Сочувствую. А теперь, поскольку у меня нет никакого желания говорить об этой мерзкой погоде, а с прочими экивоками мы покончили, я хочу спросить: чего тебе от меня надо?
   -- С места в карьер... -- поморщился наследник. -- Что так невежливо, Кирилл? Мы все-таки родственники.
   -- Ты действительно хочешь услышать, что я по этому поводу думаю? -- поинтересовался я. -- Или просто ляпнул, не подумав?
   -- Ладно-ладно. -- Громов выставил перед собой ладони. -- У меня и правда к тебе дело. Важное.
   -- Слушаю. Внимательно, -- ответил я тем же тоном и покосился на Лину. Открывшая было рот кузина тут же его захлопнула и явно инстинктивно подалась на пару шагов назад. Боится? Хм... еще интереснее.
   -- Ну... не здесь же! -- оглянувшись по сторонам, проговорил Алексей.
   -- Не томи, родственник. Выкладывай уже. У меня урок через пять минут начнется, -- поторопил я его, и он, смирившись, махнул рукой.
   -- Черт с ним. Слушай. Тут Гдовицкой шепнул, что в школу, где ты проходил экзамен, пришло аж три запроса от дедовых братьев... Ты же понимаешь, после той рыбалки они основательно насели на деда. Так вот, это мягко сказано. Заключенные от его имени договора шерстит целый отряд юристов из "Борга и сыновей", а родовую переписку читают все три Дмитриевича, причем друг другу и вслух. В общем, всплыл ваш договор ученичества, его же тоже дед подписывал, и теперь старшие хотят увидеть, на что расходуются такие средства. Должно быть, решили зацепить его на перерасходе...
   -- Вот как? А почему он сам мне об этом не сообщил? -- нахмурился я, и Алексей развел руками...
   -- Ты действительно хочешь услышать мой ответ? -- ехидно усмехнулся кузен... И до меня дошло. Гдовицкой -- глава СБ рода, боярский сын, он НЕ МОГ сказать мне этого прямо, поскольку это было бы прямым нарушением его вассальной присяги. Я ведь больше не член рода...
   -- Нет, что ты. Это я ляпнул, не подумав, -- отразил я его улыбку.
   Вот интересно, а почему же Владимир Александрович не передал это предупреждение через близняшек? Побоялся, что не поймут и не передадут? Тогда, выходит, он считает Алексея куда умнее сестер? Хм... спорно, конечно. С другой стороны, даже я не могу не признать, что кузен сильно изменился с тех пор, как дядька всыпал горячих нашей далеко не дружной компании...
   А вот насчет того, что братья решили подловить Георгия Дмитриевича на перерасходе средств, боюсь, Алексей ошибается. В рамках тех средств, которыми может свободно оперировать род Громовых, эти шестьдесят тысяч -- пустяк... Не копейки, конечно, но близко. Так что сама по себе цена договора здесь не прокатит... А вот пойти довеском к более серьезным обвинениям -- может вполне... заодно сработает и как средство, чтобы пристегнуть меня к своим делам. Как? Да очень просто. По договору мы не лезем в дела друг друга, но я же получаю "неоправданный" доход, а значит, нарушаю соглашение -- не букву, конечно, но его дух. А в этом случае род Громовых вполне может посчитать себя вправе подтвердить расторжение договора и опять всеми лапами влезть в мою жизнь. Ага, всеми шестнадцатью, считая по четыре штуки на каждого брата... которые Дмитриевичи. Конечно, можно сказать, что эта идея притянута за уши, но общая ситуация проще не станет. Паранойя? Хм... Как говорится, ее наличие еще не отменяет факта слежки. Неприятные новости, в общем, принес мне Алексей. Не плохие, но однозначно тревожные.
   -- Кирилл! -- Я поднял взгляд на Алексея, и тот вздохнул. -- Ну, наконец-то. А то я тебя зову-зову... Ты в порядке?
   -- В полном. Не о чем беспокоиться, -- пожал я плечами. -- А когда деды хотят устроить проверку, Гдовицкой не говорил?
   -- Извини, нет, -- развел руками кузен. -- Но, скорее всего, до наступления нового года. Первого января дед Пантелей и дед Игорь уезжают на Урал инспектировать перерабатывающий комплекс, а шестого января дед Григорий отправляется с тем же на двинскую верфь. Так что, считай, у тебя еще есть время до середины декабря, по крайней мере, так считает Владимир Александрович, а там...
   -- Хм. А что помешает им нагрянуть завтра? -- Я приподнял бровь.
   -- Все должно быть показательно честно, -- поморщился Алексей -- Полтора месяца слишком малый срок, чтобы достичь хоть чего-то... А вот три -- это уже другое дело. Промежуточные экзамены в эфирных школах сдаются как раз через каждые двенадцать недель. Но это не мое мнение, и уж тем более не истина в последней инстанции, предупреждаю.
   -- Понятно. -- Я перевел взгляд на беззастенчиво "греющую уши", а потому тихую, как мышка, Лину и усмехнулся. Вот сейчас ей счастья-то привалит. -- Поздравляю, ученица. Отныне занятия будут проводиться ежедневно, а не три-четыре раза в неделю. Можешь пойти и обрадовать сестру.
   Кузина насупилась и тяжело вздохнула.
   -- И чего стоим, кого ждем? -- поинтересовался я у нее. Лина гордо вздернула носик и поплыла к зданию школы.
   -- Бегом! -- От моего рева, девушка на миг сбилась с шага и припустила по дорожке, словно ужаленная. Великое дело правильные рефлексы... Правда, через пару шагов она опомнилась и сбавила ход до быстрого шага.
   -- Хм. Злой ты, Кирилл... мстительный, -- помолчав, проговорил Алексей и, поймав мой взгляд, грустно улыбнулся. -- Неужели никогда не слышал: кто старое помянет, тому глаз вон?..
   -- ...А кто забудет -- тому оба, -- добавил я. -- Это не злость, Алексей, и не месть. То, что было до реанимации, мы проехали, а за все косяки после Лина уже свое получила. Больше она подобных ошибок не делала.
   -- Тогда, зачем ты с ней... так? -- спросил кузен.
   -- За то, что не торопилась исполнить распоряжение учителя, -- я меланхолично пожал плечами. -- Ничего личного. Ты же не обижался, когда Гдовицкой тебя на полигоне матом крыл за нерасторопность? Вот и здесь то же самое. Обычный учебный процесс.
   -- Ладно-ладно. Тебе виднее. -- Тут Алексей глянул на свой тихо запиликавший браслет и, резко свернув разговор, наскоро попрощавшись, полез на заднее сиденье "вездехода".
   Ничто так не успокаивает нервы, как хороший обед. А уже если еще и в приятной компании -- так вообще замечательно. Но все когда-нибудь заканчивается, так что ровно в два часа дня, попрощавшись с Резановым и моделистами, насупленно взирающими на меня из-под зеленых бровей, я приоткрыл дверь кабинета и, убедившись, что снаружи нет ни одной из упертых "охотниц", вышел в коридор.
   А вот ученицы меня расстроили. Сначала Ольга опоздала, хотя, когда я связывался с ней через браслет, чтобы сообщить об изменении нашего расписания, она клятвенно обещала, что будет вовремя. Потом Лина с Милой отчего-то взялись дурить, так что простейшие приемы, получавшиеся у них до сегодняшнего дня с первого раза, стали выходить какими-то кривыми и... в общем, невнятными.
   -- Мила, повтори сейчас то, что ты сделала. -- Я уставился на хмурую кузину. Мила закусила губу и ответила мне непонимающим взглядом. -- Что? Да-да, я имею в виду именно то непотребство, что ты пыталась выдать за "обманку".
   Девушка тяжело вздохнула, сконцентрировалась и... м-да уж. Лучше было бы и не пробовать. Мысли у кузины явно не о том. Сделав пару шагов, она сбилась, и неровные "рваные" движения смазались, превращаясь в невнятное дерганье, совершенно не напоминающее то, что требовалось.
   -- Не получается, -- развела руками Мила.
   -- Вижу, -- кивнул я. -- Лина, твоя очередь.
   Близняшка поднялась с лавки и, скользнув в сторону, на вдохе попыталась повторить упражнение, которое не получилось у ее сестры. И продержалась ровно четыре шага, после которых выдала тот же самый результат. Учитывая, что исполняли этот фокус близняшки далеко не в первый раз, сегодняшний результат, точнее, его отсутствие -- обескураживало.
   -- Отставить. Это не "обманка", ученицы. Это припадок эпилептика... пляска святого Витта, какая-то. -- Я вздохнул и покачал головой. -- О чем вы думаете, хотелось бы мне знать?
   В ответ, сестры переглянулись и, одинаково тряхнув блондинистыми гривами, пожали плечами.
   -- Мы стараемся, -- тихо, но как-то отстраненно проговорила Мила. -- Но... сконцентрироваться не получается.
   -- Предлагаете вернуться к трансовым тренировкам? -- хмыкнул я. -- Не выйдет. Время костылей прошло. Теперь все своими силами... Впрочем, кое в чем жизнь я вам облегчить могу.
   Девчонки тут же вскинули головы, даже Ольга не удержалась, хотя как раз у нее-то проблем с "обманкой" не наблюдалось. Секунд десять-пятнадцать она уверенно выдерживала.
   -- Что нужно делать? -- спросила Лина.
   -- Хм... садитесь. -- Я указал ученицам на вспененные коврики, лежащие на толстых досках веранды, и, дождавшись, пока они займут указанные места, заговорил. -- А теперь, смотрим четко перед собой. Да-да, на песок. Ваша задача -- создать и удерживать эфирный поток, который "выгладит" дорожку от нижней ступени веранды до вот этой черты.
   Я провел ногой по песку метрах в трех от веранды. Девушки пожали плечами и принялись за выполнение задания. А я... я устроился на лавке и тронул Эфир, прислушиваясь к создаваемым возмущениям.
   Не то чтобы это упражнение само по себе помогло им в выполнении "обманки", но выровнять поток силы, пропускаемый через тело, должно. А они в этом нуждаются, судя по тому как возмущенно и резко вздрагивает побеспокоенный ими Эфир. И если у Ольги дела обстоят вполне неплохо, то у близняшек возмущения просто зашкаливают. Если сравнивать их действия, то сила нареченной струится несильным, чуть вздрагивающим потоком, тогда как у сестер Эфир бьется и плюется, словно открытый на полную кран, в который только-только подали воду после долгого перерыва. Хм...
   Четверть часа упорного пыхтения привели к тому, что перед Ольгой образовалась четкая, хоть и заметно волнистая дорожка "выглаженного" песка, а вот результат близняшек больше походил на след доброго десятка проползших по песку змей. Волны, росчерки... жуть и ужас.
  

* * *

   -- Рассказывайте, -- недовольно покосившись на "творение" сестер, резко проговорил Кирилл. Ольга тут же постаралась стать как можно незаметнее... пока не погнали. Впрочем, судя по брошенному "тренером" короткому взгляду, ей это не особо удалось... но гнать Ольгу он не стал. Только хмыкнул неопределенно и вновь уставился на нервно заерзавших сестер.
   -- Ты о чем? -- состроив непонимающую гримаску, нарочито ровным тоном поинтересовалась Лина. А вот Мила нахмурилась, но промолчала.
   -- О том, что с вами произошло сегодня. Почему уже отработанное до приемлемого уровня действие вдруг стало вызывать у вас такие сложности, -- таким же тоном, холодно пояснил Кирилл. А стоило Лине открыть рот, как он со вздохом покачал головой. -- Вот только врать не надо. Давно должны были понять, что любую вашу ложь я чую еще до того, как она срывается с языка. Итак, я слушаю.
   Лина захлопнула рот и вопросительно покосилась на сестру. Та в ответ только пожала плечами. Близняшки некоторое время помолчали, после чего Лина все-таки решила ответить.
   -- Сегодня по возвращении из гимназии в городскую усадьбу дед Пантелей попросил нас показать, чему мы научились на твоих занятиях...
   -- И был крайне недоволен тем, что мы не смогли показать ему даже самых простых эфирных техник, -- закончила за сестру Мила.
   -- А... вот оно что. -- Кирилл неопределенно хмыкнул и, саркастично усмехнувшись, озвучил невысказанную мысль своих кузин. -- И теперь вы нервничаете, сомневаетесь и вообще готовы поверить, что все это время занимались полной ерундой. Еще бы! Я же не научил вас никаким приемам, так?
   Кирилл внезапно ткнул в сторону Лины пальцем.
   -- А ну-ка... За твоей спиной, на лавке лежит книга. Найди ее и передай мне. Эфиром, разумеется, -- резко приказал он. Девушка нахмурилась, но послушно прикрыла глаза, и спустя полминуты, дергаясь из стороны в сторону, а то и вовсе норовя улететь куда-то вдаль, небольшой томик исторических очерков все-таки переместился в руки Кирилла. Лина открыла глаза и выжидающе уставилась на "тренера". Тот взвесил на ладони книжку и фыркнул. -- А теперь назови мне техники, с помощью которых ты проделала этот фокус... или хотя бы их аналоги в стихийных приемах.
   Ответом Кириллу стала полная и оч-чень глубокомысленная тишина. Сестры переглянулись, перевели взгляд на книгу в руке брата и... одновременно пожали плечами.
   -- Стихийные техники могут только уничтожить эту книгу... или забросить ее к черту на рога, -- тихо заговорила Ольга, и близняшки вздрогнули, словно не ожидали, что рядом еще кто-то есть... или просто забыли о присутствии Бестужевой.
   -- Правильно. Так что, неужели вы не могли продемонстрировать Пантелею Дмитриевичу хотя бы это? -- кивнул Кирилл.
   -- Я не подумала, -- покачала головой Мила, и сестра поддержала ее долгим и выразительным вздохом.
   -- Техники-техники. Вы поверн... -- Кирилл вдруг замер, потом обвел сидящих перед ним девушек взглядом лихорадочно заблестевших глаз и внезапно расхохотался в голос. -- Ну конечно! Я болван! Вот, вот оно в чем дело! Вы повернуты на техниках. Моментальное сосредоточение, формирование посыла и мгновенный выплеск в стихиях... а в результате получаем очередной стихийный выброс с громким и пафосным названием. Ла-адно. Диагноз ясен, осталось определиться с лечением...
   Ольга недоуменно хмыкнула. Мысль Кирилла была ей почти понятна... почти, но... вот именно. "Почти" не считается, и Бестужева попыталась устроить мозговой штурм. Не вовремя.
   -- Оля, не спать! -- оказавшийся рядом "тренер" легко улыбнулся. -- Давай-давай, поднимайся. Потом поразмышляешь над судьбами мира. А пока... продемонстрируй девочкам "обманку"... А вы, -- Кирилл повернулся к сестрам, -- попробуйте почувствовать, что она делает... в эфире. Принцип здесь тот же, что использовала Лина, когда я попросил ее "найти" и передать мне книгу, так что проблем с восприятием у вас быть не должно. Начали.
   Хлопок в ладоши, и занятие продолжилось, словно и не было только что никакого перерыва...
   По дороге домой Ольга задумчиво рассматривала пролетающие мимо окна машины городские пейзажи и... мучилась от неизвестности. Как бы она ни хотела переговорить с близняшками на некоторые темы, сегодня ей это явно не удалось. Во время тренировки Кирилл жестко пресекал любые попытки общения между учениками, а по ее окончании близняшки вымотались настолько, что даже не остались на чаепитие, как это было обычно. Молча привели себя в порядок и поплелись к ожидавшему их "вездеходу", усталые и сонные...
   А еще Ольга не могла понять, за что же, в конце концов, Кирилл ее сегодня хвалил. За "обманку"? Так вроде бы она уже не в первый раз выполняет этот фокус. Тогда за что?
   Вот ведь учитель малолетний! Хоть бы объяснил толком. Так ведь нет! "Умница, Оля. Хорошо сделано, продолжай в том же духе..." В результате злые взгляды близняшек в награду и неутоленное любопытство... Нет, и надо было отцу позвонить и выдернуть ее из-за стола аккурат в тот момент, когда Ольга собиралась как следует расспросить Кирилла на тему спетых им в ее честь дифирамбов... И с сестрами "тренера" поговорить не удалось, и даже узнать, что их так выбило из колеи на самом деле, не получилось. Да, именно "на самом деле"! Уж Ольга-то понимает, что неудачная демонстрация своих умений не могла так повлиять на Милу и Лину. Там, совершенно точно, должно было быть что-то еще...
   И Кирилл был странно недовольным... Как она это узнала? Почувс... Стоп-стоп-стоп. Только вот этого еще не хватало. Ольга встрепенулась и, тихонько фыркнув, активировала браслет. Нужно срочно отвлечься... И паутинка как раз подойдет для этой цели как нельзя лучше... А о Кирилле... Выкинуть, выкинуть все мысли о нем из головы, пока не... поздно.
  
   Глава 3. Весь мир -- театр... или школа?
  
   Казалось бы, по логике я сейчас должен метаться в поисках ответов на очередные вопросы... или, как минимум, уточнений той информации, что донес до меня Алексей. А вместо этого, я устроился в доме и, вспомнив старую, еще тамошнюю привычку, взялся за чистку оружия. Этот нехитрый прием всегда позволял мне сосредоточиться на проблеме, требующей решения, и частенько помогал это самое решение найти. Вот и сейчас я достал из своего "арсенала" все стреляющие игрушки в количестве трех штук и, вооружившись необходимыми причиндалами для чистки, устроил оружию самый настоящий ПХД... как-то мимоходом заметив про себя и порадовавшись, что имеющиеся стволы, ввиду их специфики, требуют куда меньшего ухода, чем их тамошние "собратья".
   Итак, дано... Отвратительный контроль близняшек, да и у Ольги он, честно говоря, изрядно хромает, хотя и в куда меньшей степени, чем у сестер-"зажигалок". Вопрос -- в чем причина этой бяки? Разберусь с первоисточником -- можно будет подумать о решении. Хм. Ну, первое и самое очевидное, буквально бросающееся в глаза -- это самая обычная, я бы даже сказал оголтелая, зашоренность. Они привыкли к разложенным по полочкам, до малейших нюансов и последней "запятой", так сказать, стихийным техникам. Заученным до автоматизма приемам и принципам их воплощения.
   Желание, Эфир, дозированный выплеск стихии. Результат будет именно таким, какой требуется. Отклонения при правильном исполнении почти невозможны... И когда речь идет о создании единомоментных эфирных техник, эта привычка не мешает. Принципы-то те же. Разве что элемент "хочу" меняется на "надо"... Но! Здесь и кроется подвох, Эфир куда более многогранен и... пластичен, что ли. И при попытке создать что-то более долговечное, нежели простой кинетический щит, может извернуться так, что сам репу чесать будешь в недоумении: это что я сейчас такое учудил?... Если выживешь и удержишь контроль над "поехавшей" техникой, м-да.
   Там такой проблемы не было. Любое действие, которому я учился сам и обучал других, всегда было построено на предельной концентрации, уточню: продолженной во времени концентрации. Как отвод глаз, например... или та же "обманка", которую некие несознательные граждане ошибочно именуют "маятником"... Хотя задача и ее решение схожи. Заставить противника нажать на спусковой крючок не тогда, когда это нужно ему, а тогда, когда это не принесет вреда тебе... по крайней мере, в теории. Убедить его, что вот-вот, буквально в следующий миг ты окажешься на линии прицела... и обломать. Только "маятник" основан на чистой физике и человеческих рефлексах, а "обманка", как я теперь понимаю, на эфирном воздействии, когда даже чутье противника ему отказывает. Эдакий "маятник" в Эфире...
   Ха, да если бы не волнение близняшек, я бы еще долго не заметил, что они пытаются проделать этот прием не одним слитным действием, а чередой кратких возмущений Эфира. Можно сказать, повезло. Вот и вторая причина нарисовалась. Ошибка воздействия... и ошибка в обучении. Что? Сложно держать постоянный контроль над Эфиром? Так просто в этой жизни только дерьмо случается... впрочем, как и в той. В общем, будем исправлять.
   Да, когда они занимались трансовыми тренировками, эта проблема отсутствовала, но ведь, по сути, тогда Эфир контролировал я сам. Да, это здорово продвинуло девчонок в способностях к оперированию Эфиром без постоянных срывов в стихии, но, к сожалению, не дало понимания правильного взаимодействия с этой нейтральной и довольно аморфной силой. А значит... значит, надо придумать такие тренировки, при которых они научатся удерживать Эфир в узде не на доли секунды, как это требуется при создании стихийных техник, а много-много дольше. На порядок дольше. Как минимум. Иначе так и будут изображать фыркающий и плюющийся водопроводный кран.
   Тихо щелкнул фиксатор, намертво закрепляя трубчатый магазин под стволом рюгера, и я, оглядев дело рук своих, довольно кивнул. Оба пистолета вычищены, а "трещотка-плевалка"... я взглянул на детали разобранного самопала, разбросанные по столу и, вздохнув, все-таки решился при первой же возможности переделать его. Хорошенько повозившись с нормальным оружием и изучив его рунескрипты, я пришел к выводу, что мою самопальщину по-хорошему стоило бы вообще выкинуть и забыть, как страшный сон... но, окоротив взбунтовавшегося внутреннего транжиру, чуть ли не мурлыкающего при взгляде на рюгеры, решил сохранить и доработать этот "нелегальный" ствол. Конечно, до стандартов фабричного производства мне его не дотянуть, но сделать более надежным -- вполне. А лишний козырь в рукаве вредит только неопытным шулерам, хех.
   Но с этим не сейчас. Я глянул на часы и, кивнув сам себе, принялся собираться. Через час, то есть в девять вечера, у меня назначена встреча в тире на Преображенке... точнее, в Преображенском. Здесь этот район официально находится за территорией города и, по сути, представляет собой эдакий разросшийся военный городок с относительно свободным доступом. Когда-то на его месте располагались части Первого и Второго Преображенского полков, которые государи России, по-моему, специально держали в непосредственной близости от боярского городка. Но время идет, и теперь о прошлом Преображенского напоминают разве что названия улиц, здание Малого арсенала и десяток тиров и стрельбищ, разбросанных вдоль северных окраин села. По крайней мере, насколько я могу судить по паутинке, картам и нескольким поездкам в те места на "Лисенке". С другой стороны, есть у меня подозрение, что огромное огороженное пространство севернее Преображенки как раз и занято тем самым полком... но, возможно, это только мои подозрения. Никаких подтверждений им я так и не нашел. Да и не особо искал, если честно.
   Покрутив головой, я вытряхнул из нее несвоевременные мысли и принялся за сборку "трещотки". Пора собираться, одеваться и выдвигаться. Хотелось бы появиться в тире немного раньше, чтобы успеть чуть-чуть "принюхаться" к сосватанному Прутневым месту, до того как назначенный инструктор явится по мою душу.
   Брать с собой самопал я не собирался. Это все-таки не законный трофей, и засвети я его в том же тире, получу вместо долгого и вдумчивого освоения рюгеров не менее долгое и вдумчивое собеседование с полицией, а потом... В общем, на фиг, на фиг такое счастье. Но пат... э-э-э, пуль? Тьфу ты, стрелок, конечно! Да, стрелок к нему надо будет прикупить. Думаю, там, где располагается такое количество тиров и стрельбищ, должны найтись и оружейные магазины. Не может быть иначе.
   Регулируемая разгрузка -- замечательная вещь. А уж когда она словно специально заточена под имеющийся арсенал, и подавно. Впрочем, почему "словно"? Вполне возможно, что у нее был тот же владелец, что и у стволов, иначе чем объяснить наличие идеально подходящей для рюгера нагрудной кобуры и доброго десятка своеобразных "газырей", не менее идеально подходящих под трубчатые магазины к моему оружию? А вот второй пистолет пришлось пристроить в его собственной кобуре, на бедре. Благо двойное крепление позволяет. Туда же, в специальные гнезда, отправились еще две "трубки". Хм... надо бы, наверное, еще пяток-другой магазинов забросить в рюкзак. Хуже точно не будет. Как говорится, боеприпаса бывает очень мало, мало и "маловато, но больше уже не унести". А уж с какой скоростью расходуется этот самый "припас" в тире и на стрельбище, у-у-у! Решено: возьму с собой еще десяток "трубок".
   Облачившись и почувствовав на плечах знакомую тяжесть, я вздохнул. На миг вернувшиеся ощущения из Той жизни накатили волной и схлынули, зарядив меня совсем не вечерней бодростью. Покрутившись так и эдак, я подтянул ремни-регуляторы и, убедившись, что разгрузка сидит как надо, потопал в спальню пополнять боезапас. А когда вошел и случайно глянул на себя в зеркало платяного шкафа, не удержался от смеха. Все-таки пятнадцатилетний пацан в таком вот боевом "прикиде" выглядит довольно... хм, необычно, скажем так.
   Закинув в рюкзак пяток "трубок", я подумал и, отыскав в шкафу просторную кожаную куртку, купленную мною "на вырост", надел ее поверх разгрузки. Глупо? А зачем дразнить гусей? Ведь до тира еще добраться надо... Мысль сложить разгрузку вместе с оружием в рюкзак мне и в голову не пришла. Это тело непривычно к тяжести военного снаряжения, а судя по первым трем месяцам моей жизни здесь, навык ношения разгрузки мне еще может пригодиться. Да и наработать навыки обращения с необычным снаряжением тоже не помешает. "Трубки" -- все-таки совсем не то же самое, что и привычные мне Там магазины... а сноровка сама собой не появится.
  

* * *

   Когда ехидная дочка Старика сообщила Сергею, что на девять вечера у него забронировано время на "малой дорожке", инструктор недовольно поморщился. Вот ведь стерва! И как узнала, что у него на половину девятого назначена встреча с ее сестрой? Все никак прошлых обид забыть не может... Хотя, казалось бы, если кому и стоило обиды лелеять, так это ему, а не этой с-с... сероглазой язве.
   А уж когда он прочитал в карточке заказа данные гостя, все с той же милой улыбочкой предоставленной ему Настасьей, настроение и вовсе пропало. Хотя-а... Сергей Одоев ухмыльнулся и, покосившись на моментально напрягшуюся девушку, сегодня дежурившую на приеме, активировал браслет.
   -- Олег Палыч, добрый вечер, -- заговорил он, едва на экране появился владелец тира, нестарый еще, длинноусый и седобородый дядька, бывший гвардии полковник Брюхов, а ныне владелец стрелкового клуба "Девяточка", по прозвищу Старик.
   -- А, капитан! Слушаю тебя, -- глубоким басом пророкотал Старик.
   Сергей мысленно вздохнул. Он уже три года как в запасе, но объяснять это точно такому же "запасному" бывшему командиру бесполезно. На это у Старика всегда один и тот же ответ: "Гвардейцы бывшими не бывают!" И точка.
   -- Кхм, Олег Палыч, просьба у меня. -- Чуть помявшись, Одоев глубоко вздохнул и рубанул наотмашь: -- Разрешите пригласить вашу дочку сегодня в тир.
   -- Кха! -- Как раз в этот момент отхлебывавший чай из кружки, поданной ему девичьей рукой, Старик выплюнул набранный в рот напиток и вытаращил на Сергея глаза. -- Ты оборзел, капитан?
   Вопрос был задан тихо, так что Одоев отчетливо услышал чей-то сдавленный писк. Но была это сидящая за стойкой перед ним Настасья или подававшая полковнику чай Татьяна, не разобрал.
   -- Никак нет, господин полковник! -- вытянувшись во фрунт, лихо, как и было принято в их полку, отчеканил Сергей. -- Имею в виду исключительно воспитательную цель! Для Татьяны это будет очень полезный урок, господин полковник!
   -- Не понял, -- помотал головой Старик, а Одоев аж поежился от сверлящего взгляда Настасьи. Но отступать поздно, да и... Тут полковник прервал размышления Сергея и приказал: -- Излагай, капитан... только не ври. Кишки на кулак намотаю.
  

* * *

   И здесь близнецы. Это была первая мысль, которая пришла мне в голову, когда в холл стрелкового клуба из двери за стойкой вышел обещанный мне инструктор в сопровождении точно такой же черноволосой барышни, как и та, что сидела у стойки приемной. У них не только фигурки и лица одинаковые, но даже одежда -- полувоенного покроя неброского темно-серого цвета, один в один. Но одежка ладно. Судя по строгому военному френчу инструктора такого же серого оттенка, это здешняя униформа. А вот одинаково обиженные выражения лиц -- на мой взгляд, это уже перебор. И судя по взглядам, которые сии едва ли двадцатилетние "чудесные видения" бросали на хмурого инструктора, причиной такого настроения был именно он. Я присмотрелся к девушкам и невольно хмыкнул. Все-таки они не так уж и похожи. По крайней мере, цвет глаз различался. У той, что сидела за стойкой, они серые, с этаким стальным блеском, а вот у ее сестры, идущей хвостиком за инструктором, почти зеленые... Интересно. Семейный подряд у них здесь, что ли?
   Последний вывод я сделал, заметив на высокой груди сероглазой бейджик, на котором значилось: Настасья Брюхова. Точно такая же фамилия, если верить паутинке, была и у владельца этого клуба.
   -- Господин Николаев? -- Подтянутый, с военной выправкой, довольно молодой инструктор остановился в четырех шагах и смерил меня изучающим холодным взглядом. Чтобы получить такой же в ответ.
   -- Инструктор Одоев? -- поинтересовался я, копируя моего собеседника в интонациях и жестах. Ноги на ширине плеч, руки за спиной. Ну прямо американский солдат по команде "вольно". Комично? Зато вон даже барышни заулыбались, глядя на мою карикатуру.
   Одоев хмыкнул, покосился на стоящую чуть в сторонке, старательно давящую улыбку девушку, с которой вышел в холл, и явно чуть расслабился. Так что ответил он на мое передразнивание довольно добродушно и без всякого следа агрессии.
   -- Он самый. Сергей.
   Пожав протянутую мне сухую и сильную ладонь, я кивнул в ответ.
   -- Кирилл. -- Я повернулся к сопровождавшей инструктора девушке и вопросительно на нее взглянул.
   -- Татьяна, -- тихо представилась она. -- Помощник инструктора по физической подготовке.
   -- Очень приятно. -- И правда приятно. Девушка весьма привлекательная и спортивная... Да только я вроде бы не собирался здесь физо заниматься. Хм... Ладно, оставим пока.
   -- Вот и познакомились. Так. Время довольно позднее, на дорожках уже никого, поэтому предлагаю разместиться не в классах, а непосредственно в тире. Там и поговорим, и постреляем. Если успеем. Возражения? -- Бросив взгляд на меня и на свою спутницу, Сергей получил в ответ два согласных кивка и заключил: -- Замечательно. Тогда вперед.
   -- Кхм. У меня вопрос, -- чуть притормозил я уже развернувшегося Сергея. -- Где можно вещи оставить?
   -- В тире скинешь. Там есть где бросить куртку и рюкзак, -- махнул рукой инструктор в сторону ведущей куда-то в подвал лестницы. Ну ладно. С собой, так с собой.
   И мы пошли. Втроем. А спускаясь по лестнице, я буквально спиной чувствовал взгляд оставшейся в холле Настасьи, провожавший нас до тех пор, пока мы не скрылись из виду. Хм... Кажется, не у одного меня проблемы с "близнецовой коммуникацией". Ха!
   М-да. А вот о чем я не подумал -- так это о том, как буду выглядеть в глазах инструктора, когда сниму куртку... Про отвисшую челюсть его спутницы я и вовсе молчу. Девушка вздрогнула, сдавленно ойкнула и спряталась за спину Сергея.
   Хотя, вспомнив свое отражение в зеркале, не могу не согласиться с благоразумием такого поступка. Пятнадцатилетняя ремба -- это... пугает. Кто знает, что ему, то есть мне, в голову взбредет. А ну как начну палить из всех стволов куда ни попадя? Да уж.
   С другой стороны, уверенный новик не уступит в убойности тому же рюгеру, а их, пятнадцати-шестнадцатилетних, по Москве немало бегает. Так ведь помимо новиков есть еще и вои... которых при определенных обстоятельствах можно и с гранатометами сравнить. Их-то, конечно, поменьше будет. В нашей гимназии, например, как я узнал от всезнающего Леонида, всего пять учеников этой ступени числятся, но все равно... это не так уж мало. И что-то я не замечал, чтобы люди от стихийников шарахались, даже когда те в дождь над головами вместо зонтиков стихийные щиты разворачивают, ага.
   -- М-да. Все еще хуже, чем я думал, -- задумчиво протянул Сергей, но заметив мой вопросительный взгляд, вздохнул. -- Да нет, твое дело, конечно, но чем ты думал, когда в таком виде по городу рассекал?
   -- Во-первых, под курткой не видно, -- ответил я. Инструктор выразительно глянул на набедренную кобуру, и я пожал плечами. -- А во-вторых, я не люблю грязь.
   -- А это здесь при чем? -- не понял Сергей.
   -- На улице дождь, и я щитом прикрывался всю дорогу, чтобы не стать похожим на поросенка. Так что рассмотреть что-то за вспененным грязным потоком воды вокруг моего мотоцикла было невозможно, -- пояснил я.
   -- Хм, не удивлюсь, если есть еще и "в-третьих", -- повернувшись к своей спутнице, с улыбкой прокомментировал мои слова Сергей.
   -- А как же, -- невозмутимо подтвердил я. -- Жизнь у меня беспокойная, вот и приучаюсь на себе эту амуницию таскать.
   -- Кхм... разумно, -- посерьезнев, кивнул инструктор и вновь обратился к своей знакомой. -- Видишь, Таня, как надо беспокоиться о целостности своей шкуры по-настоящему? Учись.
   -- А по-моему... -- заговорила было девушка, но, очевидно, что-то разглядела в глазах отвернувшегося от меня Сергея и, запнувшись, свернула тираду не тем, чем хотела. -- Я приму это к сведению, инструктор.
   -- Вот и замечательно. Олег Павлович, несомненно, будет рад это слышать, -- ответил он, но Татьяна его перебила:
   -- Кирилл, извини за назойливость, но... я, знаешь ли, сама люблю погонять с ветерком и... в общем, с каких пор на мотоциклы стали ставить щитовые артефакты? Или у тебя самоделка?
   -- Да нет. Я же новик, -- пожал я плечами. -- Уж на такое "колдунство" моих силенок хватает.
   -- О... поня-атно, -- протянула Таня, победно взглянув на Сергея. Это что, она решила намекнуть на то, что я просто выпендриваюсь? Однако... А следующий ее вопрос доказал правильность моих подозрений. -- Тогда, зачем тебе нужны пистолеты?
   Переведя взгляд вновь на меня, девушка ткнула пальцем в рюгер. Не узнала оружия? Хм. Странно. И что ей ответить?
   -- В отличие от меня, в пистолете можно заменить боеприпас на такой, что даже вою не поздоровится, -- ответил я.
   -- Ну да, а учиться техникам и развиваться дальше лень, -- тихо фыркнула Татьяна... и, моментально побледнев, тут же зажала себе рот ладошкой. Очевидно, дошло, что разговаривает не со старым знакомым, а с клиентом клуба, в котором сама же и работает. -- Прошу прощения, я не должна была... Извините.
   О как... А у нее не все так плохо с мозгами, как я успел подумать. Правда, речь все равно обгоняет разум, но, судя по всему, не я причина ее нынешнего состояния. Только мне почему-то кажется, что если дать девушке сейчас уйти, дальнейший урок мне сильно не понравится... а может быть, и все следующие занятия, ну если судить по тому, в каком настроении сейчас пребывает Сергей... Нет уж, этого я допустить не могу и не хочу. Обстановка на занятиях должна быть комфортной, а с такими вот вывертами о комфорте можно будет забыть. И мне совсем не улыбается идея вновь названивать Прутневу с просьбой подыскать другой стрелковый клуб.
   -- Ничего страшного, Татьяна. У меня возраст такой, что люди не воспринимают всерьез ни меня самого, ни мои затеи. Все в порядке. А насчет развития... я почти достиг своего потолка. Выше слабого воя, да и то в самом-самом лучшем случае, мне не подняться... так что после недолгих размышлений я пришел к выводу, что там, где мне не могут помочь природные способности, их можно дополнить, хм-м, техническими решениями, -- проговорил я, мягко удерживая за локоть девушку, уже собравшуюся задать стрекача, пока Сергей не взорвался. Как я это определил? Ну, если лицо человека приобретает такой вот малиновый оттенок, легко предположить, что ему требуется сбросить давление, чтобы крышечку не сорвало. И в самом деле, не успел я договорить, как Сергей с шумом выдохнул и вновь сменил цветовую гамму... на более спокойную. А Татьяна как раз перестала тянуться к выходу, так что я отпустил ее локоть и сделал пару шагов назад.
   -- Так. Понятно. Оружие у тебя, как кое-кому должно быть известно, из разрешенных для ношения одаренными, -- справившись с собой, проговорил Сергей.
   -- Разумеется. И зарегистрировано в Приказе, как положено. -- Пожал я плечами.
   -- Твое собственное? Или... -- все тем же деловитым тоном продолжил инструктор.
   -- Свое. Для постоянного ношения, так сказать.
   -- Угум. -- Сергей, нарочито игнорируя притихшую Татьяну, обошел вокруг меня и неопределенно хмыкнул. -- Но ходить в таком виде по улицам -- это все-таки перебор. Я бы рекомендовал тебе заменить разгрузку на оперативную кобуру. Рюгеры пистолеты небольшие, а ты парень габаритный, так что особых проблем с размещением оружия под верхней одеждой или даже пиджаком быть не должно. А боезапас... раз уж ты такой жадный, носи в наручах. "Трубки" недлинные, мешать не будут... когда привыкнешь. Но о ветровках тогда и речи быть не может, сам понимаешь. Только свободные рукава...
   -- Понимаю. Куплю. Но хотелось бы потренироваться и в таком виде, -- кивнул я.
   -- Хм. Ладно, устроим. Я так понимаю, ты не хочешь брать готовый курс, а будешь заниматься на результат? Учти, свободный абонемент обойдется дороже, чем обычное обучение. -- Получив в ответ еще один кивок, инструктор смерил меня странным взглядом. -- Что ж, тогда у нас будет возможность покрутить разные варианты. Теперь так. Что у тебя с подготовкой?
   -- Ну-у... -- протянул я -- Скажем так, в имении у меня не было достаточно практики, так что могу ручаться только за технику безопасности и основные приемы.
   Сергей глянул на лавку у стены, где тихо, как мышка, устроилась Татьяна, и, вздохнув, взялся за работу.
   -- Что ж. Тогда, давай проведем небольшой экзамен... -- решил он.
   Понеслась.
  
   Глава 4. Мнения и обсуждения
  
   Занятие оказалось на диво плодотворным. Сергей даже фамильярность свою растерял. Сухо, жестко и дотошно он протащил меня через весь "комплекс", и, честно говоря, мне было трудновато удержать некоторые привычки, въевшиеся за время службы. Хорошо еще, что моменты, которых скрыть просто не удалось, инструктор записал в заслуги моих гипотетических наставников в имении.
   И в то же время это было весьма познавательно. Работа с рюгерами, как я и подозревал, требовала немного иных навыков, чем привычный мне огнестрел. Ничего сверхнеобычного, но и отбрасывать подобные моменты в сторону значило бы сделать глупость, которая могла дорого обойтись в боевой обстановке. А это, понятное дело, меня совсем не устраивало.
   В общем, как инструктор Сергей оказался на высоте, а его фамильярность перед началом занятия... Да черт с ней. Честно говоря, окажись я на его месте Там, тоже был бы не в восторге от перспективы возиться с пятнадцатилетним мажором. К тому же, если я правильно понял ситуацию, все устроенное Сергеем и Татьяной шоу было если не запланированным, то великолепной импровизацией, точно. Уж очень отличалось поведение девушки во время беседы и во время занятия. Поначалу, когда инструктор только принялся гонять меня на предмет выяснения подготовки, я ожидал, что Татьяна не удержится от замечаний, но... Нет, девушка далеко не дура, и ее изучающий взгляд, неотрывно преследовавший меня все занятие, только укрепил в этом мнении. А если еще учесть попытки отследить меня в Эфире... коллега, что тут еще скажешь. Про постоянно ведущуюся запись занятия я и вовсе молчу. Причем запись шла не только в стационаре, Татьяна тоже активировала фиксатор своего браслета...
   Впрочем, чего еще можно было ожидать от протекции Прутнева? А в том, что "Девяточка" имеет непосредственное отношение к клубу эфирников, можно не сомневаться. Достаточно "принюхаться", и все сомнения отпадут. И Сергей, и Татьяна, и даже Настасья за стойкой в приемной уверенно себя контролировали, так что истечение Эфира от них, характерное для любого одаренного, было минимальным. Собственно, если не "приглядываться" внимательно, их вообще можно было бы принять за обычных людей без крохи Дара... пока не увидишь, как ловко, буквально в два касания, тот же Сергей заполняет накопитель пистолета Эфиром и как привычно и уверенно та же Татьяна активирует стационарный кинетический щит перед началом стрельбы. Это при том, что сам пульт находится у входа в зал, а девушка устроилась на лавке у стены, недалеко от дальней дорожки, которую, собственно, и облюбовал Сергей для нашего занятия. А это, навскидку, метров тридцать...
   В общем, чего-то в этом роде и стоило ожидать. Хоть Прутнев и говорил, что мой прием в "клуб" уже состоялся, но чтобы подобное дело обошлось без проверки? Не верю. И нынешнее поведение сотрудников тира -- наилучшее тому подтверждение. Хотя и грубоватое. Впрочем, они же рассчитывали свою игру на пятнадцатилетнего мальчишку, так что нет ничего удивительного в том, что спектакль с язвительный помощницей инструктора по физо, ни в грош не ставящей стрелковое оружие, показался мне несколько топорным... А вот на прежнего Кирилла он бы почти наверняка оказал свое действие. Парень бы из кожи вон вывернулся и наверняка накосячил. Хм. А может быть, и нет... Все-таки к близнецам, тем более женского пола, у Кирилла было совершенно нетипичное отношение, описываемое кратко, но емко: тотальное недоверие.
   И о чем это говорит? Прежде всего о том, что теплая компания "Девяточки", как минимум, понятия не имеет об истории взаимоотношений Кирилла с сестрами, иначе бы постановка была совершенно иной. Значит, Гдовицкой молчит и не распространяется обо мне даже своим собратьям-эфирникам. Правда, обольщаться таким благородством не стоит. Скорее всего, причина его молчания никак не связана с благожелательным отношением главы СБ Громовых к мещанину Кириллу Николаеву, выходцу из одноименного рода, и предсказуемо проста. История моих прошлых взаимоотношений с Линой и Милой напрямую касается имени Громовых, а Владимир Александрович отличается абсолютной преданностью присяге, так что болтать о делах рода не станет. По крайней мере, без одобрения со стороны самой семьи... точнее, наследника главы рода. Проверено на личном опыте.
   Я выключил душ и, насухо вытеревшись найденным в шкафу раздевалки новеньким полотенцем, отправился в раздевалку. Да, после "экзамена" у Сергея я чувствовал себя как после хорошего марш-броска, и душ был мне просто необходим.
   Одевшись и упаковав опустевшую разгрузку в рюкзак, я миновал зал тира и, поднявшись по лестнице, оказался в холле. Настасьи не было, зато на ее месте обнаружилась Татьяна, тихо воркующая о чем-то с облокотившимся на стойку Сергеем.
   -- Кхм.
   Услышав мое покашливание, инструктор тут же отвлекся от флирта.
   -- О, Кирилл, ты уже здесь... -- проговорил он. -- Полагаю, хочешь услышать об итогах нашего первого занятия?
   -- Хотелось бы, -- кивнул я.
   Когда я спросил его об этом, сразу по завершении "урока", Сергей только головой мотнул и отправил меня приводить себя в порядок. Дескать, как раз у него будет время подвести итоги.
   -- Ну что я могу сказать... Основа у тебя есть, и даже больше. Твои наставники очень хорошо поработали. Только тебя учили работать явно с другим оружием... Что-то с довольно большой отдачей и иным способом заряжания. Я прав?
   -- Да, -- я коротко кивнул и замолк. Ну правда, не рассказывать же ему... правду. Хм, почти каламбур.
   -- Ясно, -- после недолгого молчания, поняв, что объяснения не последует, продолжил Сергей. -- В общем, так, переучивать тебя -- только портить. Поэтому для начала поработаем над "доводкой" необходимых навыков, затем введем тренировки с другими видами оружия, а там... там посмотрим. Жду тебя на следующем занятии. Я здесь каждый день во второй половине дня, до двадцати трех ноль-ноль. О времени визита предупреждай за день. Вроде бы все... А, да, и постарайся все-таки приезжать в тир в цивильном. Лучше уж тут свою разгрузку надевай, раз тебе так нужно к ней привыкнуть.
   Поняв, что большего я не услышу, я попрощался и, махнув этой сладкой парочке рукой, потопал на выход.
  

* * *

   -- И что это был за спектакль? -- Отставной полковник отключил запись только что завершившегося занятия, откинулся на спинку широкого, жалобно заскрипевшего под его огромным телом кресла и окинул недовольным взглядом Сергея.
   -- Хм, а по-моему, все прошло очень даже неплохо, -- проговорил тот в ответ, ничуть не смущаясь сверлящего взгляда бывшего командира и нынешнего работодателя.
   -- Я тебе покажу "неплохо", -- прорычал Брюхов. -- Если на следующем занятии этот парень не появится, ты сам за ним отправишься и приведешь в клуб за руку. Понятно?
   -- Так точно, -- моментально вытянувшись во фрунт, отчеканил тот. И уже тише добавил: -- Но он придет... сам.
   -- Откуда такая уверенность? -- прищурился Олег Павлович.
   -- Татьяна... -- вместо ответа Одоев повернулся к дочери Брюхова. -- Твое мнение...
   -- Вернется. Он... ему любопытно, -- после недолгого размышления проговорила девушка.
   -- Ему... что, простите? -- густые седые брови хозяина клуба удивленно поползли вверх.
   -- Я не знаю, как объяснить, -- после нескольких минут сосредоточенного молчания заключила Татьяна и взглянула на сестру. Та хмыкнула, но все-таки соизволила вставить свои две копейки.
   -- Кириллу интересно, почему Михаил отправил его именно в наш клуб. А уж после представления, устроенного Сергеем и моей дражайшей сестрицей, любопытство и вовсе зашкалило. -- Тут Настасья на миг прервалась и договорила уже куда более едким тоном. -- Но учти, Сергей, еще раз попробуешь "раскачать" нашего гостя -- и он почти наверняка плюнет на то, что все это лишь спектакль, и устроит тебе несчастный случай на производстве. Так что не советую больше рисковать.
   -- Хотелось бы взглянуть, -- гулко хохотнул Брюхов. -- Мастер Эфира против старшего воя... это должно быть весело.
   -- Хм, да я и не собирался его "раскачивать", это Танеч... прошу прощения, это Татьяна решила вдруг проверить протеже Прутнева на толстокожесть, -- развел руками Сергей. -- Мне оставалось только подыгрывать.
   -- Надо же, впервые на моей памяти капитан Одоев не выгораживает собственного подчиненного, -- фыркнув в усы, заметил бывший полковник и кивнул дочери. -- Ну, что скажешь, Танюша? С чего вдруг ты поломала весь рисунок встречи?
   -- Да... -- Девушка помялась и, выдохнув, решительно рубанула: -- Взбесил он меня. Мальчишка же еще, а взглядом чуть не до исподнего раздел, а потом... потом и вовсе стал смотреть будто взрослый папа на выступление детей на утреннике. Бр-р. Вот я и решила его немного "потрясти".
   -- О... да у тебя, сестрица, гордость взыграла, а? -- захихикала Настасья, но под суровым взглядом отца тут же осеклась.
   -- Неужели он такой самоуверенный? -- поинтересовался у инструктора бывший полковник
   -- Скорее, просто уверенный, -- уточнил Сергей. -- Уверенный в своих силах, умениях... и без зазнайства. Странный молодой человек. Чую, это будет очень интересная работа.
   -- А что Гдовицкой? Михаил же с ним разговаривал? -- поинтересовалась вдруг Настасья.
   -- Молчит боярский сын. Как рыба молчит, -- машинально ответил Брюхов, но тут же встрепенулся и нахмурился. -- Та-ак. А ну, отставить эти ваши штучки! Взяли моду, понимаешь, на начальстве свои кунштюки отрабатывать!
   -- Есть, -- все трое встали по стойке "смирно".
   Хозяин клуба окинул дочерей суровым взглядом, вздохнув, пробубнил что-то вроде: "Все в мать", -- и обратился к инструктору:
   -- Значит, так. Отныне, работу по "Николаеву" ведешь один. Девчонок в нее не втягиваешь. Это тебе не полигонные испытания, да и кандидат... не "кукла". По завершении работы развернутый анализ и доклад -- мне на стол. Подчеркиваю: развернутый доклад! Это понятно, капитан?
   -- Так точно, -- кивнул тот.
   -- Уже хорошо, -- вздохнул Брюхов. -- И постарайся обойтись без экстрима и этих ваших импровизаций.
   -- А мы? -- в унисон проговорили сестры.
   -- А вы... вы идете готовить ужин. Время за полночь, а мы еще не ели. На этом заседание считаю закрытым, -- проговорил полковник и, смерив дочерей деланно недоуменным взглядом, спросил: -- Вы еще здесь?..
  

* * *

   Я смотрел на стоящих передо мной Милу и Лину -- и ждал. Просто ждал, когда преградившие мне путь к школьной стоянке кузины наконец объяснят, что им нужно. А они стояли и молча переглядывались... Не решили, кто будет говорить, или не знали, как сказать то, ради чего вообще подошли? В принципе, ни тот ни другой вариант мне не нравился. Заранее...
   Поняв, что если их не расшевелить, они так и будут изображать двойной шлагбаум на моем пути, я вздохнул.
   -- Ну, и что у вас случилось на этот раз? -- поинтересовался я.
   -- Кхм... -- Лина аккуратно, но точно заехала локтем под ребро сестре, и та наконец заговорила:
   -- Кирилл, ты же помнишь о предстоящем пире у Бестужевых?
   -- Конечно, -- кивнул я, вспомнив доставленное мне вчера посыльным приглашение.
   -- Понимаешь, мы тоже туда приглашены... в смысле, Громовы. Точнее, отец с Алексеем... и мы с Линой, -- проговорила Мила и, зависнув на секунду, закончила фразу откровенной скороговоркой: -- Помоги нам собраться к пиру, пожалуйста.
   О как. От такого поворота я немного опешил. Ладно, еще были бы очередные новости из дома Громовых или... Да хоть известие о всеобщей мобилизации одаренных... но вот такого заявления я никак не ожидал.
   -- Эм-м... Может, вам лучше поговорить на эту тему с Ольгой? -- осторожно поинтересовался я.
   -- Это будет невежливо, -- вздохнула Мила. -- Кирилл, пожалуйста. А мы поможем тебе.
   -- Мне? Разве мне нужна помощь? -- не понял я.
   -- Неужели ты уже сшил себе костюм? -- в деланном удивлении приподняла бровь молчавшая до этого Лина.
   -- Хм. Да у меня есть вполне приличные костюмы. Я же не с пустой сумкой из имения уезжал. Зачем заказывать-то?
   В ответ сестры одновременно осуждающе покачали головами и вновь переглянулись. И чего такого я сказал?
   -- Ольга была права, -- тихо пробормотала Лина, а Мила, нахмурившись, согласно кивнула и перевела взгляд на меня.
   О как... Ситуация проясняется. Ну нареченная, ну конспиратор! Ла-адно. У меня еще будет время сказать ей "спасибо".
   -- Кирилл. Так не пойдет. Этот пир фактически будет твоим первым выходом в свет. На тебе должен быть НОВЫЙ костюм. И не абы какой, -- сказала наша мисс Рассудительность.
   -- Стоп-стоп-стоп, -- я замахал руками. -- Какой первый выход?! Я же уже был на пирах. У тех же Томилиных, например.
   На лицо Лины на мгновение словно тень наплыла, но она тут же справилась с собой. И поддержала сестру.
   -- Во-первых, появляться на разных пирах в одном и том же костюме -- дурной тон. Уж это-то ты должен знать, разве нет? -- Заговорила наша язва, смерив меня подозрительным взглядом. -- А во-вторых, прежние визиты не в счет. Ты там был как домочадец рода Громовых, один из... А через десять дней тебе предстоит самостоятельный выход, от своего собственного имени. Понимаешь?
   -- Ладно-ладно.
   Эти заморочки были мне почти неизвестны. О них даже Агнесса на занятиях не говорила, по крайней мере, мне и Алексею... Но ведь у девчонок, как, впрочем, и у нас, были и отдельные уроки... И тут стоит вспомнить, что подготовка к пирам и к походам на таковые всегда лежала на плечах женской половины рода. В общем, если допустить, что на тех занятиях речь шла именно о подобных нюансах, становится понятным, зачем вообще были нужны раздельные уроки этикета... Я покосился на выжидающе посматривающих на меня кузин и вздохнул:
   -- Когда идем по магазинам?
   -- Ателье, Кирилл! Только ателье, -- фыркнула Линка.
   -- Ха! До пира осталось чуть больше недели, сами говорили! -- воскликнул я. -- Какое ателье сошьет костюм за такой срок?
   Сестры в очередной раз переглянулись и сожалеюще вздохнули. Типа, что взять с убогого? У-у, буржуйки.
   -- То, в котором ты заказывал свою школьную форму, -- под негодующее сопровождение Лины произнесла Мила. -- А как ты думаешь, почему в списке, предоставленном гимназией, нет ни одной лавки готового платья? Именно из расчета на такие вот случаи, когда срочно нужна официальная одежда. Это обычные ателье и портные могут себе позволить строить костюмы месяцами, а мастерские из гимназического списка куда расторопнее.
   После недолгого размышления я согласился с доводами сестер.
   -- Хм... Ладно. Уговорили. И когда начнем?
   Мне откровенно не хотелось ударить в грязь лицом на пиру у Бестужевых. Там и так наверняка на меня будут коситься как на "неведому зверушку", так что подводить хозяев, точнее, хозяйку, своими собственными "косяками" мне не хочется. И помощь Милы с Линой будет кстати. А еще, кажется, пришло время вытаскивать конспекты Кирилла с занятий по этикету... хм.
   -- В том-то и дело, -- вздохнула Мила. -- Если мы хотим успеть к пиру, то начинать надо сегодня. -- И уточнила: -- Сейчас.
   -- Понятно. И одним-двумя визитами к портным мы явно не отделаемся, -- догадался я. На фоне грядущей инспекции старперов это напрягало. Впрочем... -- Ладно. Но занятия не отменяются. Это ясно?
   -- Да, -- дружно кивнули близняшки, и Лина махнула рукой в сторону школьных ворот:
   -- Машина ждет. Едем?
   -- А Рыжего я здесь оставлю? Ну уж нет. Не хочу завтра добираться до гимназии пешком. Так что поступим иначе. Скиньте мне адрес вашего ателье, я заеду домой, брошу вещи -- и встретимся уже там, -- покачал я головой...
   И сестры так же дружно повторили мой жест.
   -- Начинать нужно с твоего костюма, -- пояснила Мила и, заметив скептическое выражение моего лица, пояснила: -- Его шить дольше. Так что сначала -- в твое ателье.
   -- Хорошо, -- я не стал спорить. Зачем? Девчонкам виднее. -- Тогда ловите адрес.
   Отправив им на браслеты найденные в школьной паутинке данные мастерской, в которой заказывал свою форму, я свернул экран и взглянул на сестер.
   -- Ну что, погнали?
   Лина с Милой довольно закивали и, развернувшись, поплыли к школьным воротам.
   -- Да, совсем забыл уточнить, -- бросил я им в спины. -- После "забега" по ателье жду вас у себя дома. Предупредите охрану, что вернетесь ночью.
   Близняшки замерли на месте и, медленно обернувшись, уставились на меня в немом изумлении.
   -- Что? Я же говорил: занятия не отменяются, -- пожал я плечами и махнул рукой в сторону ворот. -- Ну, и чего замерли? Езжайте-езжайте, Ольгу я сам предупрежу.
   Кто бы знал, какая это мука -- возиться с выбором тканей, фасонов и прочего! Насколько проще было с заказом формы. Есть установленный образец ткани, жестко регламентирован покрой, остается только подогнать все это дело по фигуре -- и аллес. А выходной костюм... Нет, в памяти Кирилла были воспоминания о визитах портных в имение, но тогда выбор всей этой чепухи ложился на кого-нибудь из жен боярских детей рода, а от самого Кирилла опять же требовалось только присутствие на примерке.
   В этот же раз все было совершенно иначе. Лина с Милой, увлеченно переругиваясь между собой, умудрились втянуть в свой спор не только меня, но и отчаянно грассирующего Иосифа Марковича, вместе с обеими его помощницами в торговом зале...
   В общем, до портного близняшек мы добрались только спустя три часа... и пробыли у него всего час. Оказывается, сестры уже выбрали себе ткани и покрой, и мое присутствие нужно было лишь для того, чтобы оценить их же собственный выбор. Ну что я могу сказать... Сложить два и два было не так уж сложно. Равно как и понять, что надобности в моем присутствии здесь не было ровным счетом никакой. А посему я решил немного похулиганить. Так сказать, маленькая месть за шоу у Марковича...
   Пока девчонки общались с помощницами своего портного, рассматривая образцы чего-то там... я подошел к их мастеру.
   -- Петр Николаевич...
   -- Да-да. Внимательно вас слушаю, молодой человек, -- тут же обернулся ко мне толстенький портной. Эдакий задорный колобок в вельвете, фонтанирующий неподдельным энтузиазмом.
   -- Кхм... я хотел бы с вами посоветоваться, -- потихоньку проговорил я. -- У меня скоро будет первый самостоятельный выход...
   -- О да, внимательно вас слушаю!
   -- Понимаете, какое дело... -- поглядывая в сторону сестер, заговорил я...
   Надо отдать должное господину Елину, он понял идею с полуслова и, довольно покивав, согласился с моими доводами. А дополнительная сумма в виде пяти красных бумажек номиналом в десять рублей каждая и вовсе сняли последние вопросы портного. Вот и замечательно, вот и договорились. Будет им сюрприз... А нечего из меня идиота делать! Тоже мне три лисы... Почему три? Потому что без Ольги здесь дело точно не обошлось. Ну, с ней я тоже разберусь. Попозже... Есть у меня одна идейка...
  

* * *

   -- Лина, тебе ничто не показалось странным сегодня? -- поинтересовалась Мила у клюющей носом сестренки, сидящей рядом с ней на заднем сиденье "вездехода". За окном мелькали залитые дождем ночные пейзажи Москвы, ярким желтым светом фонарей полосуя салон несущейся в боярский городок машины.
   -- Хм... -- Лина на миг приоткрыла глаза и, зевнув, пробормотала: -- Если не считать странных улыбочек Кирилла, ничего...
   -- Вот и я о том же, -- задумчиво кивнула Мила и, почувствовав на себе взгляд близняшки, вздохнула. -- Может, предупредить Ольгу?
   -- Ага. Хочешь, чтобы мы вдвоем отдувались за ее идеи? -- проворчала Лина. -- Нет уж... Да и не факт еще, что он действительно догадался...
  
   Глава 5. Учения, как они есть
  
   Звонок от Прутнева застал меня аккурат в тот момент, когда я как раз собирался оседлать "Лисенка", чтобы отправиться в гимназию. И, честно говоря, выслушав Михаила, я почти не был удивлен. На мой взгляд, Гдовицкому с дядей Федором изначально нужно было организовать канал связи именно через него, а не передавать информацию, используя отпрыска наследника рода в качестве курьера... Тем более что никаких особо "тайных" известий Алексей мне не предоставил. Или?.. Тьфу. К черту! Еще не хватало заморачиваться на эту тему. Мне и без конспирологии есть чем заняться.
   В общем, от души поблагодарив Прутнева за беспокойство и клятвенно пообещав прибыть к нему в гости не позже половины третьего, я поддал огня, и Рыжий, сорвавшись с места, с ревом помчался вперед по просеке, заставив шарахнуться в сторону какого-то явно заблудившегося прохожего.
   А в гимназии меня ждали сразу две замечательные новости. Очевидно, в качестве довеска к известиям Михаила. Что ж, когда-то же это должно было случиться? Да и... мне ли бояться какой-то контрольной по истории? Да, истории... хм. Кажется, меня ждут большие неприятности. В чем проблема? В том, что я помню ДВЕ истории... Точнее, даже не так: я частично помню две истории... А теперь -- внимание, вопрос. Как мне отделить одну от другой? Я же их наверняка перепутаю! То-то будет радости преподавателю, когда он станет читать мою "альтернативку"...
   -- Хм, Кирилл, если не хочешь иметь долгую беседу с заместителем директора по АХЧ, советую отпустить край парты... Пока окончательно ее на дрова не пустил, -- тихо проговорил сидящий рядом Леонид, и я, опустив взгляд на свои руки, зашипел. Лакированная поверхность столешницы действительно покрылась трещинами, расходящимися от небольших вмятин, оставленных моими пальцами... Однако нервы. Хм.
   Ну да, я еще в Той, как недавно казалось, прочно забытой школе терпеть не мог всяческих контрольных, тестов и прочих "срезов знаний", что бы ни значил этот идиотский бюрократический термин, каким-то образом приблудившийся в школьный, точнее, учительский "арго". Тьфу.
   -- Заместитель, у тебя есть шанс спасти начальство, -- вздохнул я и имел удовольствие наблюдать удивленную физиономию Леонида. -- С тебя подсказки на контрольной.
   -- Эм... не вопрос, -- пожал тот плечами, и я облегченно вздохнул. Минус одна проблема. Осталась еще одна... но за ее решение ни Леонид, ни наш штатный "худрук" "спасибо" мне точно не скажут... Впрочем, это уже будет не моя проблема. Это станет их проблемой. Ссориться с Катериной... м-м... да что ты будешь делать?! Фо-ми-ниш-ной... я не собираюсь.
   Раз уж Ее Великолепие соизволили намекнуть на неподобающее старосте класса и вообще серьезному человеку поведение и недопустимость постоянных игр в "Охоту на лис" с желающими приобщиться к тайнам кулинарии... В общем, разочаровывать госпожу Нелидову я не хочу. А значит, настал окончательный и бесповоротный финиш моим пряткам. А жаль, хорошая тренировка была... эх!
   Кое-как расправившись с контрольной по истории и отсидев оставшиеся уроки, я прикинул, сколько времени мне потребуется на решение вопроса с факультативом, и... отложил его на следующий день. Того получаса, что имеется в запасе, мне явно не хватит. Разве что... Хм.
   Ухитрившись остаться незамеченным и разместить на двери "своего" кабинета объявление, я полюбовался на ровный строгий шрифт и, развернувшись, потопал на выход, старательно избегая скоплений учеников, среди которых могли оказаться вездесущие "охотницы". Надеюсь, моя затея сработает и они наконец перестанут искать моего общества, прикрываясь любовью к кулинарии. Хм...
   Известное здание на Трехпрудном встретило меня уже знакомой суетой и тихим гулом курсантов, снующих по этажам с самым сосредоточенным видом. Лавируя между ними и привлекая к себе внимание "неуставным" френчем и скромным букетом в руках, я все же миновал холл школы и, потянув на себя тяжелую дверную створку, шагнул во внутренний двор. Здесь, несмотря на холодную и пасмурную ноябрьскую погоду, то и дело "радующую" мерзкой моросью, народу оказалось не меньше, чем в самом здании. Тут и там мерцали поднимаемые эфирные щиты, неподвижно парили в воздухе и носились по самым причудливым траекториям пластиковые шарики для пинг-понга, небольшие камешки и даже книги. Впрочем, судя по обозленной физиономии какого-то курсанта, тут же принявшегося читать нотацию развлекавшемуся с литературой однокурснику, такое непрофильное использование типографской продукции здесь не в почете.
   -- Молодой человек! Остановитесь! -- отвлекшись от своей жертвы, вдруг заявил этот блюститель порядка. Должно быть, почувствовал на себе мой взгляд... Я активировал браслет и, убедившись, что время еще есть, выжидающе замер.
   -- Стою.
   -- Кто вы, и как попали на территорию школы? -- скороговоркой протараторил курсант, оказавшись рядом. Ближайшая компания затихла, явно прислушиваясь к нашему диалогу. Я окинул взглядом своего собеседника. Высокий, лет семнадцати-восемнадцати, на лице написано буквально: "Ответственность и порядок". Что-то вроде старосты... или как они здесь называются? Наверняка. Я покосился на наблюдающих за нами курсантов...
   -- Во-первых, вежливые люди сначала представляются, а потом уже задают вопросы, -- проговорил я.
   Мой собеседник нахмурился и чуть заметно покраснел. В глазах мелькнули отблески злости, а Эфир вокруг него недовольно взбурлил. О как...
   -- Старшина четвертого курса, слушатель Тормашев, -- катнув желваки, процедил курсант. -- Повторяю вопрос: кто вы, и что вы делаете на территории режимного объекта?
   -- Режимного? -- хмыкнул я.
   -- Наша школа относится к ведомству Оборонного приказа, и доступ на ее территорию ограничен, -- выпустив воздух сквозь плотно сжатые зубы, проговорил старшина, сверля меня злым взглядом. И чего он так нервничает? Беспокоится о хихикающих однокурсниках за его спиной?
   -- Думаю, если дневальный на входе меня пропустил, то и у вас не должно возникнуть вопросов на тему обоснованности моего нахождения на территории данного учебного заведения, -- пожал я плечами.
   А что? Какой вопрос, такой ответ.
   Такого... хм... витиеватого посыла старшина не выдержал и, побагровев, зашипел на меня змеей.
   -- Издеваешься, мелочь?
   -- Ничуть. -- Я даже головой помотал... но продолжать беседу не стал. У входа в часовню возникла знакомая фигура, и я поторопился попрощаться. -- А теперь извините, старшина Тормашев, вынужден вас покинуть. Меня ждут.
   Обогнув застывшего соляным столпом курсанта, я двинулся по дорожке в сторону Прутнева... Но далеко не ушел. Старшина не выдержал смешков товарищей по учебе и ухватился за мое плечо. Эфир вокруг него взревел и... бессильно опал после первого же удара в солнечное сплетение. Вот ведь! Ну, кто его просил распускать руки?! Идиот...
   Смех моментально смолк, и рядом с согнувшимся пополам Тормашевым тут же возникли его однокурсники. Двое из них взяли под руки хватающего ртом воздух старшину, а еще трое двинулись прямо на меня, с явно недобрыми намерениями...
   -- Отставить! -- громовой голос Прутнева, явно усиленный какой-то техникой, пронесся над нами, заставив дернуться всех присутствовавших во внутреннем дворике. Михаил же, убедившись, что все участники действа замерли на месте, не торопясь прошел через половину двора и, оказавшись рядом, окинул нас долгим взглядом. -- Гладышев, Волин! Отведите старшину к моему кабинету. Остальные -- разойдись!
   Двое курсантов, поддерживавших Тормашева, кивнули и преувеличенно осторожно повели уже отдышавшегося однокурсника в здание. Артисты. Трое же моих несостоявшихся противников исчезли, словно их и не было.
   -- Кирилл, ты что творишь? -- осведомился Прутнев, подняв вокруг нас прозрачный купол щита.
   -- Я творю?! -- изобразив саму невинность, я ткнул себя пальцем в грудь. -- Неправда ваша, Михаил! Он первый начал!
   -- Ох. -- Прутнев хлопнул себя ладонью по лбу и забормотал: -- Пятнадцать... только пятнадцать. Ничего, это временно, это пройдет...
   Я тихонько хмыкнул, и Прутнев закончил этот спектакль. Отняв ладонь от лица, он устало взглянул на меня и, заметив небольшой букет, вздохнул.
   -- Ладно. Идем в часовню. Там поговорим, подальше от любопытных глаз и ушей. Заодно познакомишься с одним интересным человеком. Он как раз должен подойти...
   Щит исчез, и я двинулся следом за Прутневым, провожаемый заинтересованными взглядами курсантов. Ну да, вот ни на секунду не сомневаюсь, что среди них обязательно найдется десяток-другой умеющих читать по губам. Не зря же Прутнев устанавливал прозрачный щит от подслушивания. П-педагог, чтоб его...
   Цветы, четыре идеально черные розы легли на подставку под каменной плитой с выбитыми на ней именами, и мы с Прутневым вошли в полумрак, под своды высокой, устремленной к небу часовни, увенчанной золотым восьмиконечным крестом.
   А вот поговорить о делах наших сразу не получилось. Поскольку обещанный Михаилом человек вошел в помещение чуть ли не через пару минут после нас.
   -- О! А вот и он, -- улыбнулся Прутнев, прерывая фразу на половине и поворачиваясь лицом ко входу, где как раз замаячила чья-то фигура. -- Знакомьтесь. Кирилл Николаев, а это, Кирилл, наш отец Илларион.
   Поп. Хм... а собственно, кого еще можно было дожидаться в часовне?
   -- Доброго дня, Михаил. Рад знакомству, Кирилл, -- ровный голос церковника, тихий, но глубокий, разнесся под сводами.
   Я пригляделся к стоящему напротив меня невысокому, крепко сбитому, чего не могла скрыть даже ряса, довольно молодому человеку с густой, но короткой бородой и темными, глубоко запавшими глазами на обветренном лице -- и... расслабился. Этот не из толстопузых, явно. А учитывая, как он движется... Скорее всего, до службы горнему батюшка успел послужить и земному... И тогда вместо креста на груди он наверняка носил погоны на плечах.
   -- Взаимно, отец Илларион, -- проговорил я, склонив голову. А что делать? Этикет...
   Отец Илларион... м-да. Если у него и были погоны, то исключительно с васильковыми просветами. Как ни забавно такое совпадение, но здесь, как и Там, некоторые службы предпочитают именно этот цвет... и на непривычно высоких околышах фуражек, больше напоминающих сильно урезанные кивера, и в отделке мундиров. Этот... отче всю душу из меня вытряс за время беседы. А ведь поговорили-то всего четверть часа.
   Тряхнув головой, чтобы избавиться от воцарившегося в ней после беседы с отцом Илларионом шума, я тяжело вздохнул и постарался упорядочить мысли, скачущие, словно испуганные зайцы от волков.
   Итак... Первое. Встреча со слушателем, тем, что представился старшиной четвертого курса. Не знаю, была это проверка или совпадение, но ввиду моей паранойи буду предполагать проверку на реакцию, в рамках все того же тестирования перед приемом в клуб эфирников.
   И здесь все очень неплохо. Из образа быстрого на язык и удар юнца я вроде бы не выпал. По крайней мере, ничего эдакого в эмоциях Прутнева, когда он "наказывал невиновных и награждал непричастных", не ворохнулось. Ну, а если я ошибаюсь и все это было лишь случайностью, то... господин старшина получил неплохой урок на будущее. А вот не надо лезть не в свои дела, не имея соответствующих полномочий.
   Часть вторая. Беседа с... Ну да, этого Иллариона попом назвать -- все равно что эсминец окрестить рыболовецким траулером. Тертый дядька, терпеливый... и дотошный, как наш бывший особист, еще Той, советской школы. Вот уж кто совершенно точно от "клуба" работал. Да он, собственно, этого и не скрывал. Ну, почти. Прямым текстом о своей причастности к этой теплой компании отец Илларион не говорил, но намеки, недоговоренности и многозначительные переглядывания с Прутневым... Точно, коллега будущий.
   Вспомнив беседу с этим мозговыворачивателем, я вздрогнул. Черт, да он же из меня чуть всю историю короткой жизни Кирилла не вытянул! Исподволь, потихоньку-полегоньку... еще немного -- и я бы ему содержание медицинской карты цитировать начал, с описанием всех событий, благодаря которым она пополнялась. Бр-р.
   Но это бы еще ничего... Я в своей жизни с кем только не встречался. Сталкивался и с такими же умельцами, как отец Илларион. А вот концовка нашей с ним "частной" беседы -- это интересно. Очень.
   Сей достойный муж, выслушав мою "исповедь" и отпустив грехи, вольные и невольные, наложил на меня епитимью. А если быть точнее, отправил на богомолье. Вот так просто. И даже адресок подкинул, в каком именно монастыре на это Рождество ожидается самая устойчивая связь с небесной канцелярией.
   Я бы, может, и послал подальше эту затею, и адресок в ближайшее мусорное ведро выкинул, да вот не водятся таковые в часовне при военизированной школе эфиников... И Прутнев так многозначительно кивает, словно уговаривает: "Бери-бери, дурак, от счастья ж отказываешься!"
   М-да... Аркажский монастырь, под Новгородом. Ничего так каникулы у меня будут. Веселые.
   -- Что нос повесил? -- поинтересовался у меня отчего-то довольный Михаил, когда отец Илларион, попрощавшись, покинул часовню.
   -- Да вот думаю, как бы еще пару лишних часов к суткам присобачить... -- вздохнул я. -- Рассчитывал-то хоть на рождественские каникулы отдохнуть -- ан нет. Вот в командировку наладили. Может, не ехать?
   -- Хм... Дело, конечно, твое. Можешь и не ехать, -- легко кивнул Прутнев, а когда я на него заинтересованно взглянул, усмехнулся. -- Только я бы на твоем месте не отказывался. Там тебя еще одна беседа ждет... с одним из наших. Если не хочешь вступать в клуб -- пожалуйста. Сиди дома, празднуй...
   -- Понятно. Значит, ехать все-таки придется, -- заключил я. Вот и третья часть проверки перед вступлением в клуб эфирников нарисовалась.
   И ведь понимаю, что о настоящих причинах моего желания присоединиться к сообществу эфирников Прутнев ни сном, ни духом, что называется, а все равно сомнения имеются. Не предчувствия, нет. Просто... просто не хочется лезть в эти дела.
   Черт его знает. А может, сам факт, что решение о вступлении в клуб, вынужденное... и окончательное, так на меня давит. Другое дело, что принято оно было аккурат после "рыбалки" с громовскими старперами. Именно тогда я понял, что из сложившейся ситуации у меня есть только два выхода. Либо вступить в клуб эфирников, получив определенную защиту от посягательств со стороны ушлых бояр и иных ухарей, либо и дальше жить как ни в чем не бывало и ждать визита иезуитов или подставы все тех же бояр... нет, не со зла или из мести, а из нежелания упускать из своих загребущих лап мастера Эфира. Конечно, мастер -- не бог весть какая птица, да только не любят именитые бесхозных вещей и... людей. Настолько не любят, что готовы прибрать их к рукам в любой момент, а то и организовать такую ситуацию, что иного выхода, кроме как проситься под их опеку, не найдется. А мастер Эфира -- это не стихийник-слабосилок, которого и из рода турнуть не зазорно... Применение такому всегда найдется.
   Я вспомнил беседу с родственничками на заимке и вздрогнул. Это была не самая простая встреча в моей жизни. Из трех присутствовавших братьев Георгия Дмитриевича я знал только деда Пантелея, да и то лишь потому, что пару лет назад Кирилла сплавили в тверское имение Громовых, где как раз и проживает многочисленная семья самого младшего брата боярина. Это было самое спокойное и веселое лето в жизни Кирилла со времени смерти его родителей. С двумя другими я общался впервые, хоть и видал их прежде на официальных мероприятиях рода. Но впечатление они на меня произвели... Хм. Особенно тем, что чуть ли не в первый же момент нашей встречи на заимке предложили идти в боярские дети. И даже уточнили, к кому именно. Дед Пантелей, высокий, чуть сутулый дядька с побитой сединой шевелюрой, порадовал меня своей фирменной кривой улыбочкой и тут же заявил, что его внуки будут рады увидеть меня вновь, а некоторые девчонки из соседнего села изрядно выросли и очень даже округлились... в нужных местах. Конечно. А то я не знаю, что в Ратном живут только боярские дети и за попытку там "погулять" меня моментально приговорят к пожизненному закл... в смысле браку. И никакие помолвки не спасут.
   -- Честно говоря, это не совсем та тема, что меня сейчас волнует, -- вздохнул я тогда, под тихий смешок дяди Федора.
   Ну да, ну да. Очень забавно, конечно. Спасибо маме с папой...
   -- Хм. Не хочешь вновь оказаться под опекой Георгия? -- прищурившись, поинтересовался сидящий рядом с дедом Пантелеем Игорь Дмитриевич. Худощавый, как все старшие Громовы, но, в отличие от братьев, небольшого роста, старший после главы рода, он больше всего походил на лиса. Старого такого, матерого лиса.
   -- Можно и так сказать, -- я осторожно кивнул.
   -- Историю-то хорошо помнишь? -- Одним неуловимым жестом уведя с тарелки соседа -- деда Григория -- кусок белорыбицы и тут же закусив им опрокинутую в рот рюмку водки, Игорь Дмитриевич довольно крякнул и, дождавшись моего кивка, договорил: -- Так вот, тогда ты должен знать такую формулу: вассал моего вассала -- не мой вассал. Пойдешь в личные боярские дети к Пантелею -- и Георгий ничего тебе ни сделать, ни приказать не сможет.
   -- Зато он сможет отдать приказ самому деду Пантелею, как глава рода, -- развел я руками.
   -- А внучок-то с норовом, -- прогудел в бороду молчавший до этого Григорий Дмитриевич. Единственный тяжеловес в компании сухих и подтянутых Громовых, если не считать Федора Георгиевича, но и тому до родного дядьки еще кушать и кушать, жрать и жрать...
   -- Внучатый племянник, если быть точным, -- проговорил наследник главы рода и тут же умолк под тяжелым взглядом Григория Дмитриевича.
   -- Хм. Верно говоришь, -- кивнул мне дед Игорь, словно и не заметив реплик брата и племянника. -- Верно, да не совсем. Тебя с Пантелеем слово свяжет. Рота. А по ней ни он тебе, ни ты ему зла сделать не сможете. Даже если глава рода прикажет. Да Георгий и заикаться о таком не посмеет, это же прямой урон его власти над родом.
   -- Он и без прямых приказов обойтись сможет, -- вдруг тихо проговорил Федор Георгиевич.
   Дед Игорь тут же нахмурился и, вперив взгляд в наследника главы рода, произнес, обращаясь, тем не менее, именно ко мне:
   -- Ты вот что, Кирюша... Сходи-ка проверь снасти, что для рыбалки приготовлены. А там и мы подтянемся. Иди-иди...
   -- Успеется, Игорь Дмитриевич. До заката еще часа полтора, время есть, -- покачал я головой, даже не делая попытки встать из-за стола. И на мне тут же скрестились взгляды всех трех братьев. Уставились, словно говорящую лошадь увидели. -- Что? Федор Георгиевич прав. До сих пор деду и приказов отдавать никому не надо было, чтобы устроить мне веселую жизнь. Где гарантии, что с принятием присяги что-то изменится?
   -- Однако. -- Пантелей с Игорем переглянулись, а дед Григорий смерил меня злым взглядом.
   -- На рожон лезешь, мальчишка, -- зашипел он. -- С кем пререкаться вздумал, недоросль! Сказано было идти снасти готовить -- вот и иди.
   -- Хм. Кажется, мы друг друга не поняли, -- вздохнул я, поднимаясь из-за стола, и повернулся к старательно давящему ухмылку дяде Федору. Старательно, но безуспешно. По крайней мере, скрыть своего эмоционального состояния в Эфире он явно не смог. -- Федор Георгиевич, спасибо за гостеприимство, за стол. Жаль, беседы толковой не вышло. Всего хорошего.
   -- Постой, Кирилл, -- вклинился, не дав ответить дядьке, Игорь Дмитриевич. -- Не крути хвостом. Григорий всегда был скор на язык и скорбен на голову. Присядь... забылся братец, что не с младшим родовичем говорит, а со свободным мастером Эфира, пусть и юным.
   -- Тогда желательно, чтобы он поскорее об этом вспомнил и больше не забывал, -- вновь заговорил Федор Георгиевич, и на этот раз в его эмоциях не было и намека на легкомыслие. -- Отец дал слово, что род не будет сознательно вмешиваться в дела Кирилла без его согласия. Так же как и Кирилл обещал не лезть в дела рода. В свете нынешних событий я подтверждаю этот договор и советую, уважаемые родственники, вести себя соответственно.
   Деды поворчали, но нехотя согласились, и разговор покатился так, словно и не было только что никакой перепалки. Показательно. Именно тогда я и решил, что "клуб" будет для меня меньшим из зол. А теперь вот отдуваюсь... Нет, но монастырь?!
  
   Часть вторая. "Облака -- белогривые лошадки..."
   Глава 1. Долг платежом красен... а вовсе не кровью заляпан
  
   Щебетание младшеклассниц, может, и осталось бы незамеченным Милой... если бы не касалось знакомого имени. Так что по окончании уроков девушка подхватила сестру под руки и потянула ее по услышанному от младших адресу. Информация о том, что Кирилл открывает прием на организованный им факультатив, вызвала у Милы жгучее любопытство, да и Лина явно заинтересовалась происходящим. Нет, слухи о каком-то диком количестве "клубов", организованных младшими в этом году, до них доходили, но... старшие классы есть старшие классы. Какое им дело до затей и выдумок "мальков", пусть даже те и младше всего на год-два? В общем, ничего удивительного в том, что суета вокруг факультативов обошла старшие и выпускные классы стороной, не было. Потому и известие, что один из таких "кружков по интересам" открыл Кирилл, до сестер не добралось. До сегодняшнего дня.
   Каково же было удивление Милы, когда, оказавшись у дверей нужного кабинета, она обнаружила, что тот представляет собой знакомую кухню, где им с Линой пару раз удавалось перехватить чего-нибудь вкусного. Но они-то считали, что это просто "находка" моделистов. А получается...
   -- Кулинария?! -- вырвалось у Милы. -- То есть то, что мы здесь ели, приготовил Кирилл? Сам?!
   -- Не вижу ничего странного, -- фыркнула Лина в ответ на восклицание сестры. -- Он и в имении больше с обслугой общался. Наверняка у них и выучился.
   -- Ни разу не видела его в кухонном блоке, -- пробормотала все еще ошарашенная Мила и постаралась взять себя в руки. -- Но, наверное, ты права. Хотя после недавних событий и новостей я с трудом могу представить Кирилла в поварском фартуке...
   -- Конечно, права, -- криво усмехнулась та и, оглядевшись по сторонам, хмыкнула. -- Меня больше интересует, с чего вдруг такой ажиотаж вокруг этого факультатива и...
   -- Кирилла, -- закончила за нее сестра. Но от улыбки удержалась. Уж больно подозрительно Лина на нее покосилась.
   На близняшек начали обращать внимание собравшиеся у входа в кабинет добрых два десятка младшеклассниц. Действительно, атмосфера здесь была явно нездоровой, и, кажется, сам факультатив волновал пятнадцатилетних учениц в последнюю очередь. В отличие от его организатора...
   -- Да что тут происходит? -- уже значительно тише, чтобы не привлекать внимания столпившихся у кабинета девушек, пробормотала Лина. И тут же получила легкий толчок локтем в бок от сестры. -- Что?
   -- Взгляни, вон у поворота коридора... -- проговорила Мила, обратив ее внимание на парочку, устроившуюся у окна. Младшеклассники, девчонка и парень, с любопытством наблюдали за толпой девушек и явно чего-то ожидали. Только на лицах у них было не нетерпеливое ожидание, а...
   Лина присмотрелась к парочке. Девушку она вроде бы видела в театральной студии, а парень... Белобрысый, невысокий... хм. Бестужев? Ему-то что здесь нужно?
   -- Кажется, они не очень-то довольны происходящим, а? -- заметила Мила.
   -- Или ждут чего-то неприятного. Словно... словно им кто-то поломал какие-то планы, -- согласно кивнула Лина.
   Близняшки переглянулись и одновременно выдохнули: "Кирилл".
   -- Зайдите к "моделистам". -- Раздавшийся за их спинами голос явно принадлежал упомянутому кузену, но когда сестры оглянулись, никого не обнаружили. Впрочем, знакомые с кое-какими фокусами Кирилла, они ни на секунду не усомнились в том, что действительно слышали его голос, и, как послушные ученицы отправились по указанному "адресу". И, естественно, не стали тратить время на удивление, обнаружив в кабинете моделистов сидящего на столе младшего брата.
   -- Это называется, на ловца и зверь бежит, -- ухмыльнулся Кирилл после короткого обмена приветствиями. -- Я уж хотел сам на ваши поиски отправиться...
   -- Кхм, а зачем? -- переглянувшись с сестрой, поинтересовалась Мила. Осторожно поинтересовалась. Уж больно не понравилась ей улыбка Кирилла. Недобрая такая ухмылочка.
   -- Не надо так напрягаться, Мила, -- тут же отреагировал Кирилл. -- Я всего-то хотел, чтобы вы переговорили с одним из старшеклассников... к обоюдной выгоде, так сказать.
   -- А поподробнее? -- прищурилась Лина. -- С кем, для чего... и почему вообще мы должны с кем-то о чем-то говорить?
   -- Не должны, -- тут же согласился Кирилл. -- Дело не касается вашей учебы, а значит, это просто просьба, не больше. Как раз касающаяся столпотворения в коридоре за этой дверью. Выслушаете?
   -- Излагай, -- в один голос заявили сестры. Любопытство -- страшная сила...
   -- Хм. Скажем, так. Я хочу, чтобы кто-то из старшеклассников поспорил с Бестужевым, и... Видели рядом с ним девушку? Они у окна стояли, дальше по коридору. Вот-вот, с ней тоже. Сможете устроить?
   -- И о чем нам с ними спорить? -- поинтересовалась Мила.
   -- Не вам. В этом случае они наверняка почуют подвох. С кем-нибудь другим, -- нахмурившись, проговорил Кирилл. -- А спор... нужно поспорить на то, что после первого занятия в клуб не запишется ни одна из присутствовавших девиц.
   -- На что спорить-то? -- не сводя взгляда с Кирилла, спросила Лина. -- На какую-нибудь гадость, типа желаний?
   -- Нет-нет. Тысячи на две, больше, я думаю, они на своем тотализаторе не заработали, -- покачав головой, задумчиво проговорил кузен, напрочь проигнорировав издевку в голосе двоюродной сестры. Близняшки ошарашенно переглянулись, и вот это Кирилл заметил. -- Да не беспокойтесь, деньги на спор я дам. Десять процентов уйдет "агенту" и десять вам...
   -- По десять, -- тут же отреагировала Лина. Ну да, четыреста рублей -- это же карманные деньги сестер за месяц. Лишними они точно не будут.
   -- Да не вопрос. Договорились, -- к удивлению Милы, отмахнулся Кирилл. -- Мне не деньги нужны. Важен сам факт их проигрыша.
   -- Разбрасываешься наследством, Кирилл Николаевич, -- не удержавшись, пропела Лина. И взгляд кузена тут же похолодел, стал колючим и чужим, придавив и без того понявшую, что полезла не туда, сестру.
   -- Не наследством, а трофеями, -- ровным тоном проговорил он и, прямо взглянув в глаза кузине, добавил: -- Род Громовых неплохо платит за смерть своих врагов.
   Лина дернулась, как от пощечины, и во мгновение ока исчезла из комнаты.
   Мила мысленно выругалась. Вот ведь... Так и знала, что рано или поздно Линка не удержит язык за зубами... и огребет. Все-таки темперамента у нее куда больше, чем мозгов. Определенно.
   -- Извини, Кирилл, -- медленно проговорила Мила, оглядываясь на захлопнувшуюся дверь кабинета. -- Линка, как всегда, брякнула не подумав.
   -- Это точно, -- хмыкнул брат, лицо которого успело утратить сходство с каменной маской, даже взгляд немного потеплел... кажется.
   -- Я пойду поговорю с ней, -- вздохнула Мила. -- И... насчет спора...
   -- Двадцать процентов ваши, как договорились, -- кивнул в ответ Кирилл.
   -- И рассказ о причинах толкнувших тебя на эту... это действо, -- тут же добавила кузина.
   -- Вот уж точно не проблема, -- усмехнулся Кирилл. -- Просто Леонид решил "отплатить" мне за те "прогулы" школы, когда мы жили у Бестужевых. Забыл, что зависть лишь чуть менее бессмысленна, чем жадность. Вот я и решил его проучить.
   -- А эта... Вербицкая? -- не удержалась от любопытства девушка.
   -- А вот тут я не разобрался, -- честно признался кузен, разводя руками. -- Мария барышня эксцентричная, вполне могла пойти на это исключительно из любви к искусству. Буду признателен, если сможешь разгадать эту шараду. Прямолинейной мужской логике она, чую, не поддастся. Только сначала спор. А то до начала занятия осталось меньше получаса...
   Мила в ответ рассмеялась и, пообещав помочь, выпорхнула из кабинета. Теперь ей нужно было срочно найти "агента", а потом... потом можно будет отправиться на поиски психующей Лины. Впрочем, если она действительно вышла из себя, то поиски будут недолгими. Всего-то и надо будет идти на звук боя, или, если у сестры хватит выдержки, на полигон.
   Кстати, а это идея... Мила улыбнулась. Кажется, она знает, кто именно подойдет на роль "спорщика"
  

* * *

   Отпирая дверь в кабинет под нетерпеливыми, заинтересованными и просто обжигающими любопытством взглядами двух дюжин пятнадцатилетних "шпингалеток", я краем взгляда следил за все так же стоящей у окна "сладкой парочкой" и... чуть не выронил из руки ключ, когда увидел возникшего рядом с ними "арамиса". Ну, Мила! Это ж надо было так угадать с "агентом"! Вот уж кого точно не заподозрят в сговоре со мной -- так это Винокурова... Нет, все-таки теорию неравномерного распределения мозгов у близняшек можно считать доказанной...
   Я тряхнул головой и, отперев наконец дверь, сделал приглашающий жест рукой, и кандидаты на мой факультатив, чинно прошествовали в кабинет, на ходу "расстреливая" меня взглядами. Ну-ну...
   Убедившись, что больше желающих присоединиться к нашей компании не наблюдается, я запер дверь и повернулся к успевшим разбрестись по всему помещению девушкам.
   -- Итак, приветствую вас на первом открытом занятии кулинарного факультатива, -- Улыбнувшись во все тр... двадцать восемь, заговорил я...
   Проводив взглядом бледных, кажется, даже отдающих в зелень слушательниц, я довольно усмехнулся и, включив на полную мощность вытяжку, чтобы поскорее избавиться от витавших в помещении, прямо скажу, далеко не приятных запахов, принялся за мытье всей той химической посуды, что натащил в кабинет специально для этого "открытого занятия". Насвистывая незатейливую мелодию, я решительно смахнул "реактивы" в тут же недовольно загудевший утилизатор, явно еще не сталкивавшийся в своей недолгой жизни с такими ядреными отходами, а в следующую секунду вынужден был повернуться на звук открывающейся входной двери.
   -- Что здесь так воняет? -- воскликнула Лина, морща носик и подталкивая в спину остановившуюся в дверях сестру. Та вздрогнула и наконец вошла в кабинет. Хм. Всегда знал, что при выборе между любопытством и злостью женщина выберет первое... а второе отложит до первого же удобного случая, чтобы, когда тот подвернется, припомнить сразу все.
   -- Демонстрационный материал, -- невозмутимо ответил я на вопрос Лины, наблюдая, как следом за близняшками в помещение просочились грустные и явно недовольные Леонид с Марией... и Винокуров. Хм.
   -- Теперь я понимаю, почему ты был так уверен в своей победе, -- вздохнул Бестужев, кивая "арамису". Тот в ответ только дернул головой и молча уставился на меня.
   -- Что? -- Я не выдержал, когда взгляды всех "гостей" скрестились на мне.
   -- Рассказывай, -- наставив на меня свою боевую пилку для ногтей, прищурилась Вербицкая. -- Как ты это сделал?
   -- А что, ты не чуешь этих убойнейших ароматов? -- скривился Леонид. Да только на Марию его слова не произвели никакого впечатления.
   -- Если бы мне предложили блюдо с таким запахом, я бы бежал от повара без оглядки, -- согласно кивнул Винокуров.
   -- Ну, Кирилл, ну расскажи! -- моментально преобразившись, заканючила одноклассница. -- Ну я же умру от любопытства!
   -- Тебя не устраивает их версия? -- кивнул я в сторону Бестужева и своего бывшего противника.
   -- Я же не дура, -- вздернула носик Вербицкая. Пилочка указала на перемытые колбы и мензурки. -- Это совсем не похоже на горшочки для жаркого. Да и запахи сплошь химические, ну, если не считать легкой нотки гнили...
   -- И плесени, -- добавила Мила. -- Такое впечатление, что здесь препарировали труп недельной давности.
   -- Хм. Какие интересные сравнения, -- ухмыльнулся я и, поняв, что еще немного, и мои "гости" задымятся от любопытства, махнул рукой. -- Ладно-ладно, расскажу. Но сначала закончим с делами.
   Правильно меня понявший Винокуров выудил из кармана стопку купюр и, выложив ее на столешницу, насмешливо улыбнувшись, кивнул Бестужеву и Вербицкой. Какой понятливый молодой человек, а? Мои одноклассники проводили деньги непонимающими взглядами, тут же ставшими возмущенными, едва я наложил на стопку купюр свою лапу. Разметав доли участникам аферы, я повернулся к недовольному Леониду.
   -- Понял, за что?
   -- Хм. За подставу под "охоту", -- вздохнул он, отводя взгляд. М-да, не дошло.
   -- Неверный ответ. -- Я покачал головой. -- Если бы дело было только в этом, я бы первым посмеялся над такой забавной шуткой. После того как отомстил в том же духе, разумеется.
   -- А за что тогда? -- склонив голову к плечу, спросила Вербицкая, кажется, уже позабывшая, что ее только что развели на немаленькую сумму. Ну да...
   -- За жадность и зависть, -- ответила вместо меня Мила. Я всегда говорил, что у нее есть мозги. Еще бы пореже шла на поводу у сестры -- и цены бы ей не было. -- Не надо было превращать месть в заработок. Это скользкая дорожка.
   -- Ладно-ладно. Мы поняли, -- кивнула Мария, явно не пребывающая в восторге от начавшейся нотации. Да и Леонид рад был сменить тему. -- Больше не повторится. А сейчас, Кирилл, рассказывай давай, как ты от них избавился?!
   Актриса... прирожденная. Так изобразить легкомысленную наивность -- это же какой талант пропадает, а?
   -- Баш на баш, -- предложил я. -- Ты расскажешь, как умудрилась сподвигнуть школьниц на "охоту".
   -- Договорились. Расскажу... хм, наедине, с твоего позволения, -- протянула Вербицкая. -- Но ты первый.
   -- Хорошо, -- согласился я. -- В принципе, тут не было ничего сложного. Вспомни, с чего начинается первое занятие по любому практическому предмету, где используется оборудование или вещества, представляющие потенциальную опасность?
   -- С техники безопасности, -- ответил вместо Марии Винокуров.
   -- Вот с нее я и начал.
   -- Не поняла, -- три голоса слились в один. Да и "арамис" с Бестужевым явно пребывали в недоумении.
   -- Ну, это же просто! -- развел я руками. -- Какая первая опасность угрожает при обращении с продуктами? Истекший срок хранения! Знаете, как сложно было найти лежалую говядину? А протухшие яйца? Хорошо еще, что с видеоматериалами проблем не было... Хотя отыскать изображения, иллюстрирующие заражение человека ленточными червями, было тоже непросто. -- Я щелкнул пультом, и на стене появилась проекция одной из записей. Девчонки дружно охнули и отвернулись, а Бестужев с Винокуровым судорожно сглотнули.
   -- Хм... Но ведь лекции по технике безопасности обычно читаются только один раз... -- нехотя протянула чуть побледневшая Вербицкая, отворачиваясь от неаппетитного изображения на стене. -- А дальше...
   -- А темой следующего занятия я заявил сводку по простым однокомпонентным пищевым ядам и признакам интоксикации ими. Практика же -- способы нейтрализации в домашних условиях, -- ухмыльнулся я. -- Идея клизмы и рвотного не пришлась дамам по душе. Ну, и были еще варианты... вроде поиска и определения съедобных насекомых в полевых условиях и особенностей экзотических кухонь мира. Ну, знаете: жареные змеи, саранча в кляре, брюшки тарантулов во фритюре... В общем, у меня был неплохой план занятий. Жаль, кандидаты его не оценили... или, наоборот, оценили слишком высоко -- как посмотреть.
   -- Кто бы тебе такое позволил в стенах школы? -- кое-как справившись со взбунтовавшимся организмом, заметила Мила.
   -- Главное -- подача материала, -- я хмыкнул, глядя на моих собеседников. О как! Даже парней пробрало. -- Никому из кандидаток даже в голову не пришло, что подобные эксперименты не будут одобрены администрацией.
   -- А какое это имеет отношение к кулинарии? -- вдруг спросил Винокуров, нервно облизав губы. -- Я имею в виду яды.
   -- Самое прямое, -- состроив серьезную физиономию, ответил я. -- Учить готовить девушек, которых с малолетства наставляли в умении вести хозяйство, просто глупость. Зато разбираться в ядах, их применении, симптомах и эффектах, что в вашем высшем обществе совсем не лишнее, никто не учит. А ведь большинство ядовитых веществ проще всего подать цели именно в пище... И иногда достаточно просто знать, в какое блюдо какой "неучтенный ингредиент" можно подсунуть, чтобы "клиент" его не учуял, и принять соответствующие меры, чтобы не оказаться на том свете, например, от убойной дозы гликозида амигдалина в абрикосовых косточках.
   -- Но почему "кулинарный"? -- поддержал "арамиса" Леонид и заработал сожалеющий взгляд от Вербицкой.
   -- Ну конечно, почему бы сразу не обозвать это сборище "сообществом последователей Борджиа" или "клубом почитателей синьоры Тофаны"? Или нет, лучше "Медичи и Руджиери", -- язвительно заметила Мария и, повернувшись ко мне, мило так улыбнулась. -- Кирилл, а можно я приду на следующую лекцию?
   -- Давай я лучше просто скину тебе нужные тексты, -- вздохнул я. -- Не зря же я их в паутинке искал...
   Через полчаса, то есть одно чаепитие спустя, мы дружной толпой вывалились из кабинета и разошлись в разные стороны. Впрочем, с близняшками мы вскоре пересеклись у моего портного, куда они приехали посмотреть, как идет постройка костюма, а после отправились на очередную тренировку, где дела наконец стронулись с мертвой точки.
   Сестры все-таки поняли, что манипуляции Эфиром -- совсем не то же самое, что заученные стихийные техники, и здесь нет необходимости в формальном подходе и делении на те умения, что доступны старшему новику и совершенно недоступны младшему. Эфир куда более гибок. Да, купол тишины радиусом в десяток метров у начинающего эфирника, скорее всего, не получится, но два-три метра -- почему бы и нет?
   Надо было видеть удивление на их лицах, когда, следуя моим указаниям, Мила смогла поднять сестру в воздух, разместив под ней кинетический щит. Правда, сил на него у кузины ушло куда больше, чем даже если бы она развернула подряд пяток техник уровня воя. Концентрацию надо тренировать, концентрацию!
   За то, что она уронила Лину с двухметровой высоты, я загнал Милу на медитацию и, всучив пару металлических шариков для последующей за нею отработки телекинеза, занялся шипящей от боли в отбитой попе близняшкой.
   Как результат, по окончании занятия сестры на пару приводили в порядок нашу "песочницу", используя для выравнивания покрытия все те же кинетические щиты. Благо той дури, что они могли вкачать в эти простые эфирные приемы, хватило бы, чтобы заменить ими двадцатипятитонный трамбующий механизм.
   В общем, толк был, и это не могло не радовать. Так что засыпал я с улыбкой на губах. Волнение от грядущего визита громовских "инспекторов", с каждым проходящим днем подкрадывавшееся все ближе, отступило, недовольно ворча, и я уже было совсем уснул... но тут до моего слуха донесся прямо-таки истошный вопль автомобильного клаксона, моментально сорвавший дремоту, словно теплое одеяло с плеч. Наученный горьким опытом, я скатился на пол, успев выдернуть из-под подушки один из рюгеров, и, скрывшись за отводом глаз, принялся сканировать окружающее пространство. Вездеход на улице. Один. Людей -- двое. Знакомые. Теперь понятно, почему сигнализация не подняла тревогу. Гости из допущенных и наверняка дали нужный код.
   Тьфу ты. Выбравшись из-под стола, я надел штаны и, так и не выпустив из руки ствол, отправился встречать гостей.
   -- Добрый вечер, Кирилл.
   -- Два вопроса. Ты на часы смотрела? И как, половина второго ночи -- это, по-твоему, "доброе" время? -- вздохнул я и повернулся к сопровождавшему мою нежданную гостью мужчине. -- Здравствуйте, Аристарх Макарович...
  
   Глава 2. Карты, Ольга, два ствола
  
   Хромов кивнул и, бросив красноречивый взгляд на пистолет в моей руке, тоже прогудел что-то приветственное. Посторонившись, я пропустил гостей в дом и, закрыв за ними двери, потопал ставить самовар. Чую, это не просто поздний визит в гости... ну да, в середине ночи, куда уж позже-то... дальше только "раньше" получится. А раз так, значит, предстоит нам долгий разговор. Ну а какая беседа без чая?
   С любопытством посматривая, как я вожусь с пузатым самоваром и прилаживаю к нему выведенную в форточку трубу, Хромов ходил вдоль немногочисленных пока полок с книгами, не зная, чем себя занять. Ну да, Ольга, на правах "знакомой с домом", умчалась в кухонный закуток, в поисках заедок к чаю, я самоваром занимаюсь... молча. Вот и бродит по комнате ярый гвардеец, словно неприкаянный. Тоже мне привидение отца Гамлета.
   Но вот на столе появились теплые ватрушки, медовики и пирожные, и самовар, отшумев, ворчливо забурлил, словно подавая сигнал к началу чаепития.
   -- Я вас слушаю... внимательно, -- проговорил я, когда были сделаны первые глотки обжигающе горячего крепкого чая. М-да, сюда бы еще лесных травок... или хотя бы мяты. Цены бы такому чаю не было.
   Ольга переглянулась со своим телохранителем и, вздохнув, призналась:
   -- Я из дома сбежала.
   -- Ну и дура, -- хмыкнул я и, получив в ответ два изумленных взгляда, пожал плечами. -- Что? Если уж бежишь из дома, то с собой надо прихватывать что-нибудь компактное и легко конвертируемое в "кров и стол", а шкафы таскать -- последнее дело. Даже хуже, чем чемодан без ручки. Его тащить неудобно, а бросить жалко. А шкаф еще и тяжело.
   -- Какие шка... -- Ольга перевела взгляд на Хромова и захихикала. А вот самому гвардейцу сравнение явно не понравилось.
   -- Издеваешься, Кирилл Николаевич? -- хмуро поинтересовался он.
   -- Я? Да ни в жисть, -- округлив для пущей достоверности глаза, замотал я головой. Но тут же посерьезнел. -- Это вы надо мной издеваетесь. Или скажете, что тоже в бега подались, Аристарх Макарович? А вам-то чем боярин Бестужев насолил? Ну ладно Ольга. У нее, понимаете ли, уважительная причина, любит она меня больше жизни, а грозный папенька, что называется, не велит... А вам он чего запретил?
   -- Когда это я такое говорила?! -- возмутилась заалевшая Ольга.
   -- А что, нет? -- "удивился" я. -- Тогда тем более не понимаю, зачем вам было сбегать из дома, если только...
   Я перевел взгляд с нареченной на Хромова, и тот немедленно налился багровым цветом. Хм. Да уж, Ольга с алыми щечками выглядит куда привлекательнее.
   -- Ты что имеешь в виду, охальник?! -- рыкнул Аристарх Макарович. Ольга непонимающе взглянула сначала на Хромова, потом на меня... а потом до нее дошло то, что я недосказал.
   Уклонившись от просвистевшей над головой пиалы, с жалобным звоном разбившейся о стену, я проводил ее взглядом и вздохнул.
   -- Да. Согласен. Идея дурацкая, к тому же я только что получил доказательство ее несостоятельности, -- тираду эту я выдал, уже прикрывшись кинетическим щитом. Правда, услышав мою речь, Ольга взяла себя в руки, но... на всякий случай обезопаситься не помешает. -- Все-таки любит она меня, а не вас.
   -- И с чего же такой вывод? -- рассерженно осведомилась Ольга.
   -- Ну, чашки-тарелки ты уже колотить начала, так что можно сказать, первая репетиция семейной жизни прошла удачно. И какие выводы еще я могу сделать из такой твоей более чем основательной подготовки? -- я развел руками.
   -- Стоп-стоп-стоп. Кирилл, притормози, -- старательно давя улыбку и косясь на растерянно-удивленное лицо Ольги, проговорил Хромов. -- Хватит уже этих твоих выдумок.
   -- Хм... -- Я снял щит и, поставив перед Ольгой послушно прилетевшую из шкафа целую пиалу, вздохнул. -- Что ж, тогда я вас внимательно слушаю... И надеюсь, вторая попытка выйдет удачнее
   И действительно, история о том, как Ольга решила сбежать от подготовки к пиру, сбросив свои обязанности хозяйки дома на зазнобу отца, звучала куда лучше, чем короткое "я сбежала из дома", сказанное сонному нареченному в половине второго ночи, на пороге сеней его собственного дома. Задавать идиотский вопрос на тему нежелания Ольги отправиться в загородное имение Бестужевых я не стал. Хотя подозреваю, что ответ у нее уже был заготовлен.
   В общем, через полчаса я перестелил собственную постель и, оставив спальню в распоряжении нареченной, отправился в общую комнату, где Хромов уже раскладывал кресло, превращая его во вполне удобную кровать. Обеспечив гвардейца постельным бельем и подушкой, я вздохнул и, отперев дверь в небольшую комнатку-закуток, изначально рассматривавшуюся мной как гостевая, шагнул через порог. Над полом тут же взвились фонтанчики пыли. Я оглядел помещение, заваленное стащенным со всего дома хламом, и поморщился. Вот сколько раз обещал себе, разобрать эту барахолку -- и все время ведь находились какие-то более важные дела. М-да.
   Поднятый Эфиром вихрь вымел весь сор и пыль в предусмотрительно распахнутое мною окно и, протащив мелкий мусор через двор, распался где-то за воротами. Вот заодно и комнату проветрил.
   На организацию спального места ушло еще минут десять. Благо в комнате стояла вполне приличная кровать, купленная мною одновременно с остальной мебелью. Другое дело, что, спихивая в "гостевую" всякий ненужный хлам, я успел завалить эту самую кровать кучей каких-то коробок... Пришлось перетаскивать их в свободный угол комнаты.
   Окинув взглядом итог незапланированной уборки, я удовлетворенно кивнул и, постелив перетащенное из своей спальни постельное белье, со сладким зевком рухнул на кровать. Глаза слипались, и спать я хотел просто неимоверно. Но не судьба...
   Легкие шаги за дверью я расслышал позже, чем выкрученная для тренировки на повышенное внимание чуйка сообщила, что по дому шарится одна неугомонная нареченная. Вот входная дверь в мою комнату тихонько скрипнула.
   -- Кирилл, ты не спишь? -- тихий шепот, раздавшийся в помещении, заставил меня вздохнуть.
   -- Нет, но предупреждаю: вопрос "почему?" станет последним в твоей недолгой и такой яркой жизни, -- пробурчал я, открывая глаза. Не то чтобы я хотел что-то увидеть, но... если они останутся закрытыми, то, чувствую, не пройдет и минуты, как я провалюсь в сон.
   Открыл. Черт! Лучше бы я уснул. Моих собственных умений и лунного света, льющегося в окно, оказалось вполне достаточно, чтобы рассмотреть наряженную в полупрозрачное нечто гостью. Как там... "Обходя окрестности Онежского озера, отец Онуфрий обнаружил обнаженную Ольгу..." Твою дивизию, ну за что?!! Чертовы гормоны, чертовы евгеники... арргх!
   -- Девушка, если ты сейчас не исчезнешь из моей комнаты, одной девушкой на свете станет меньше. Это я тебе могу пообещать, -- прикрыв глаза и пытаясь избавиться от продолжающей маячить перед мысленным взором соблазнительной картинки, тихо проговорил я. Р-родители-экспериментаторы, чтоб им... ну мамы, ну подсуропили!
   -- Ты меня убьешь? -- так же тихо поинтересовалась Ольга. Вот только тон... и направление движения как-то не соответствовали предположению. Ей бы к двери податься...
   -- Это заразно, -- констатировал я, все еще стараясь избавиться от сладкого видения под закрытыми веками. Безуспешно, разумеется.
   -- Что именно? -- А вот теперь в голосе нареченной явно послышалось любопытство.
   -- Дурость женская, обыкновенная. Судя по всему, она передается воздушно-капельным путем, и ты ею заразилась. От Линки, должно быть.
   -- Что?! -- Кхм, кажется, я что-то не то сказал. Или меня не так поняли... Впрочем, разбираться буду потом. А пока...
   Рывком переместившись за спину уже приготовившейся к удару Ольги, я мысленно перекрестился и... сжал ее в объятьях, пока нареченная не разнесла комнату к чертям... Один раз такой фокус мне уже удался, так почему бы и не повторить?
   Кипевший вокруг девушки Эфир неохотно улегся, но не успел я перевести дух, как входная дверь буквально впечаталась в стену, а в проеме возникла массивная фигура Хромова.
   -- Ох. Прошу прощения, я подумал... впрочем, не суть важно, -- рассмотрев Ольгу в моих объятиях, прогудел гвардеец и, заговорщицки мне подмигнув, исчез, словно его и не было. И только тут я понял, что нареченная уже не прижимается ко мне спиной и... тем, что ниже, а, неведомым образом развернувшись в кольце рук, внимательно смотрит мне в глаза.
   -- Я поговорю с тобой о Малине Федоровне... утром, -- тихонько проговорила Оля, прижимаясь ко мне... И, честно, я даже возражать не стал. Ни о времени, ни о теме. Не до того...
   И черт с ним, со сном, на пенсии отосплюсь!
  

* * *

   Валентин Эдуардович Бестужев перечитал записку, оставленную ему сбежавшей дочерью, после чего активировал браслет и заново прочел присланное утром письмо от Хромова. Прикрыл глаза, вздохнул и... ухмыльнулся.
   -- Всех обошла. Все споры разом... Но бедный Кирилл. Ему же теперь от разъяренных ухажеров отбиваться и отбиваться. Впрочем... -- вспомнив короткий рассказ гвардейца о способностях бывшего Громова, Бестужев хмыкнул. -- Большой вопрос, кому в действительности нужно сочувствовать. Ему или его будущим противникам.
   Тут браслет вновь подал сигнал, и его владелец углубился в изучение еще одного письма... по прочтении которого довольная улыбка Бестужева превратилась в веселый оскал, а потом Валентин Эдуардович разразился гомерическим хохотом.
   -- Ну Кирилл, ну затейник! Ладно, помогу и сообщу... вовремя. -- Бестужев залил присланную копию чека в память браслета и, рассмеявшись, покачал головой. -- Да. Вот уж действительно два сапога -- пара.
  

* * *

   Утром выяснилось, что ни я, ни Ольга толком не знаем, как нам себя вести. У нареченной это вообще первый опыт, а я... я попросту уже забыл, каково это -- просыпаться в одной постели с женщиной, и от накативших, казалось, давно и прочно забытых ощущений пребывал в состоянии томной задумчивости. Тормозил, проще говоря. А учитывая гормональный шторм в наших организмах, Ольгино смущение и еще больше усугублявшие его ехидные ухмылки Хромова... В общем, это было сложное утро. Хорошо еще, что Оля оказалась в курсе кое-каких специфических лечебных техник, которые легко справились с некоторыми последствиями бурной ночи и изрядно облегчили ее первый опыт.
   А вот то, что меня периодически накрывает волнами ее эмоций, в которых страшным коктейлем смешалась нежность, радость, смущение и старательно, но безуспешно подавляемое желание... стало для меня сюрпризом. Причем мне даже не нужно напрягаться, чтобы уловить исходящий от Ольги эмоциональный фон. И кажется, этот процесс обоюдный. Нас словно что-то "настроило" друг на друга, как два передатчика. "Что-то"? Хм, а я был бы не против повторить процесс "настройки", м-да...
   Стоп. Я поднял взгляд на девушку, сидящую напротив меня за накрытым к завтраку столом, и покачал головой.
   -- Оля, возьми себя в руки. Сосредоточься, -- медленно, с расстановкой проговорил я, но в себя Ольга пришла только после насмешливого фырканья Хромова, сидящего рядом и уничтожавшего завтрак с методичностью и скоростью шредера.
   -- Я... -- Девушка бросила короткий взгляд на успевшего принять самый невозмутимый вид гвардейца и замолчала. Ладно, после завтрака поговорим... А то, кажется, чем дальше, тем больше Ольгу охватывает смятение. Черт... как они, в смысле женщины, в этом ворохе чувств вообще разбираются?!
   Разговор получился коротким, но довольно продуктивным. Как оказалось, в смятение Ольгу привел тот факт, что в какой-то момент она просто перестала чувствовать мои эмоции... и со свойственной слабому полу логикой решила, что я в ней с какого-то перепугу разочаровался и наша обоюдная "настройка" просто сбилась. А я всего-то пытался закрыться от ее чувств, захлестывавших меня с головой. Сняв боевые блоки, которыми не пользовался со времен службы, я "раскрылся" -- и в ту же секунду девушка облегченно вздохнула и, уткнувшись носиком мне в плечо... блаженно засопела.
   -- Эй-эй! Не время для эмоциональных оргазмов! Мне вообще-то в школу пора! -- воскликнул я, поняв, что Оля просто "купается" в моей нежности. Нареченная встрепенулась, ошарашенно взглянула... и мы расхохотались. Да уж, фразочка -- самое то...
   -- Чувствую себя извращенкой. Тебе же еще только пятнадцать, -- отсмеявшись, вздохнула Оля.
   -- Хм. Во-первых, не обманывай, ничего такого ты не чувствуешь, -- усмехнулся я. -- Разве что желание повторить... А во-вторых, я что, так похож на ребенка?
   Ольга, чуть покраснев, улыбнулась и, окинув меня до-олгим взглядом, покачала головой.
   -- Хм... -- Я демонстративно глянул на часы, и нареченная, тут же встрепенувшись, повторила мой жест.
   -- Ой! Я опаздываю! У меня пара через час начнется!
   И сбежала... Я даже слова сказать не успел.
   Ладно. Мне тоже надо собираться. Сегодня после гимназии у меня назначена очередная встреча в тире, так что придется брать снаряжение с собой. Я нахмурился, вспоминая, перенес ли занятие с ученицами на вечер, но показавшаяся на пороге спальни Ольга развеяла мои сомнения одним вопросом:
   -- Кирилл, а если не секрет, чем ты будешь занят после гимназии? -- роясь в чемодане, спросила девушка. На миг в ее эмоциях мелькнуло что-то такое... какой-то диссонанс, заставивший меня нахмуриться. А когда она еще и смутилась...
   -- Ой-ей-ей, да вы, оказывается, собственница, Ольга Валентиновна! Кто бы мог подумать! -- я рассмеялся. Однако о такой вот стороне нашей обоюдной чувствительности я как-то и не подумал. И судя по ее вопросу, Ольга тоже... Моя нареченная попыталась изобразить оскорбленную невинность, но... что тут скажешь? Поздно пить боржоми, когда почки отвалились... хм, во всех смыслах. Я ухмыльнулся. -- Занятие у меня. Не только же вам учиться надо, меня тоже не миновала чаша сия.
   -- О... А какое занятие? -- Любопытство в один момент смыло и смущение, и недовольство собой из эмоций девушки.
   -- Стрельба, -- я продемонстрировал Ольге выуженный из оружейного ящика рюгер и, бросив в рюкзак пяток "трубок", отправил следом за ними сложенную разгрузку. М-да, таким макаром скоро мой рюкзак превратится в полноценный туристический комплекс. Взвесив в руке изрядно распухший и потяжелевший баул, я вздохнул и, "словив" кое-чье недоумение, обернулся к Оле, ради наблюдения за моими сборами даже прекратившей рыться в своем чемодане.
   -- И зачем тебе это? -- нахмурилась моя нареченная.
   -- Ты не забыла, что я слабосилок? А стволы могут стать неплохим козырем, в случае чего... -- объяснил я.
   -- Но ты же гранд. -- Пальчик девушки обвиняюще ткнул в мою сторону. -- Аристарх Макарыч рассказывал нам о том, на что способны такие, как ты.
   -- Гранд -- это не козырь, милая.
   -- А что? -- непонимающе взглянула на меня Оля.
   -- Джокер, -- улыбнулся я. -- А сила джокера в его внезапности. Именно поэтому мало кто вообще знает, что я гранд. И пусть так и будет дальше.
   -- Хм... а не боишься, что мы разболтаем? -- хитро прищурилась Оля, и почти тут же хлопнула себя по лбу ладонью. -- Договор ученичества!
   -- Видишь, ты сама все прекрасно поняла, -- развел я руками. -- Жаль, конечно, что так поздно... но ты ведь еще никому ничего не говорила?
   -- Н-нет, -- помотала головой Ольга. Искренне.
   -- Значит, все в порядке. Но на будущее постарайся не забывать подобные вещи. Ладно?
   В эмоциях девушки скользнули нотки вины, но тут же растворились под напором неугасающего любопытства.
   -- Но остаются дядька Аристарх, мой братец и отец... -- кивнув, продолжила расспросы моя нареченная.
   -- Ну, что касается Аристарха Макаровича... думаю, его тоже связывает определенное слово, не так ли? -- Я обернулся к неслышно появившемуся на пороге спальни Хромову.
   -- Да уж, его высочество меня по головке не погладит, если я о таких вещах трезвонить начну, -- нехотя кивнув, криво ухмыльнулся он.
   Ну да, устава клуба эфирников еще никто не отменял... Но кто бы мог подумать... Впрочем, какой еще куратор может быть у ярого?
   -- А папа и брат?
   -- Хм. Боярину ни к чему, чтобы эта информация ушла на сторону, так что ни он, ни Леонид не станут болтать.
   -- Уверен? -- медленно проговорила Оля, а когда я уверил ее в этом, моментально переключилась и тут же выгнала меня из спальни под предлогом того, что ей нужно переодеться.
   -- Вообще-то это моя спальня! -- напомнил я в "лицо" захлопнувшейся перед моим носом двери. -- И вообще можно подумать, я там еще не все видел...
   Ответом мне был смешок Хромова. Я обернулся и, смерив взглядом привалившегося к стене гвардейца, тяжело вздохнул.
   -- Молодежь... какие же вы смешные, -- констатировал с улыбкой Аристарх Макарович и махнул рукой. -- Идем чаю попьем. Она все равно раньше чем через полчаса не соберется.
   -- Через полчаса? -- "удивился" я, нашаривая в кармане портсигар. Глянул на часы. -- Но у нее же пара...
   -- Сами виноваты. Нечего было до самого утр... кхм, -- Хромов оборвал сам себя и, недовольно покосившись на сигарету в моей руке, двинулся в общую комнату.
   Открыв форточку, я устроился за столом и, включив самопальную вытяжку на воздушных техниках, выжидающе уставился на разливающего по пиалам чай гвардейца. Щелкнула зажигалка, и дымок потянулся в сторону распахнутой форточки.
   -- Отвезешь боярышню в университет? -- поинтересовался Хромов.
   -- С удовольствием, -- кивнул я.
   -- Замечательно. Тогда, давай договоримся. Каждое утро машина будет забирать ее отсюда и после занятий привозить сюда же. Если вдруг возникнет желание прокатиться с ветерком, предупреждайте заранее, хотя бы за час, чтобы не гонять машины попусту. Идет?
   -- Договорились. Вы, я так понимаю, уезжаете?
   -- Разумеется, -- пожал плечами Хромов. -- У меня в усадьбе дел невпроворот. Да и... вас стеснять тоже не хочется.
  

* * *

   Рыжий, дорожный "Лисенок", окутанный слабым маревом какой-то воздушной техники, с утробным рыком промчался по бульвару и, не сбавляя хода, влетел на открытую стоянку перед вторым учебным корпусом Павловского военного университета. Остановившись в гостевой зоне, мотоцикл на миг полыхнул синевой, и воздушный кокон, окружавший его, опал, позволяя детальнее рассмотреть седоков. Впрочем, лица "всадников" были скрыты за поляризованными забралами одинаковых рыжих шлемов, так что смотреть особо было не на что... если не считать точеной фигурки пассажирки, затянутой в форму слушателя университета. Но вот она скинула свой шлем, и стоявшая невдалеке компания молодых людей в такой же форме удивленно загудела. Бестужева? На мотоцикле?!. А уж когда девушка заставила "водителя" снять шлем и наградила его долгим, совсем не дружеским поцелуем, удивление наблюдателей и вовсе превратилось в ошеломление. Кажется, одним слухом в университете стало больше. И каким слухом!
   Тем временем признанная красавица и недотрога оторвалась от своего спутника и, махнув ему на прощание рукой, уверенно двинулась к дверям учебного корпуса, мечтательно улыбаясь и не обращая никакого внимания на скрестившиеся на ней взгляды. Когда, куда и как исчез ее спутник на рыжем мотоцикле, никто и не заметил. Впрочем, слушателям было не до того...
  
   Глава 3. "Всякой твари по паре..."
  
   Кто бы сомневался, что изменение наших с Ольгой отношений не пройдет незамеченным для Милы и Лины. Не то чтобы меня волновала их реакция, куда больше беспокоило, какое влияние это окажет на наши занятия, но... и в том, и в другом случае близняшки смогли меня удивить. Не скажу, что они встретили новость индифферентно, но даже Лина со своей язвительностью ограничилась лишь парой почти беззлобных шуточек в адрес Ольги. Мила же и вовсе обошлась хмурым взглядом в мою сторону. В общем, на серьезности отношения сестер к занятиям сие событие не оказало никакого влияния, и я успокоенно вздохнул. Ненадолго...
   -- Не понимаете... -- Я прошелся перед сосредоточенно нахмурившимися сестрами, только что завершившими очередную неудачную попытку почувствовать друг друга. -- Совсем не понимаете. Вы пытаетесь отыскать друг друга в Эфире, а нужно искать в себе... Попробуем иначе. Сейчас я установлю контакт с Ольгой, а вы "принюхайтесь" к Эфиру вокруг нас.
   Мне даже не понадобилось звать нареченную в дом, где проходило это занятие. Достаточно было просто потянуться к тому клубку чувств, что маячил где-то на краю моего сознания, чтобы уже через минуту Оля покинула "песочницу" и вошла в дом. Я окинул взглядом близняшек.
   -- Ну, и чего ждем? -- Мила с Линой переглянулись и внимательно уставились на нас с Ольгой. Девушка тут же вопросительно приподняла бровь.
   -- Они пытаются найти нашу связь, -- вслух ответил я. Нареченная тихонько хмыкнула и, пожав плечами, взялась было за металлические шары для тренировки телекинеза, но бросила на меня взгляд и, заметив легкое покачивание головой, отложила тренажер в сторону.
   -- Гр-р, -- внезапно подала голос Лина и, сложив руки на груди, зло фыркнула. -- Ну, не чувствую я ничего. Вы, по-моему, вообще сейчас Эфиром не пользовались.
   -- Можно и так себе это представить, -- кивнул я. -- Но точнее будет сказать, что мы пользовались Эфиром в себе, а не вокруг. Связь уже есть, ее и надо найти, а не создавать новую. Как? Ну, любое действие, событие, предмет или чувство оставляет свой след в Эфире. Вот и попробуйте поискать его в себе. Что может помочь? Просто думайте друг о друге, прокрутите несколько разных воспоминаний, найдите, чем они похожи в Эфире, -- это и будет та ниточка, что поможет вам почувствовать друг друга.
   Я повернулся к Ольге, почуяв, как от нее пахнуло недовольством, и увидел, что нареченная явно читает что-то с экрана браслета. Хм. Что-то случилось?
   Оставив близняшек разбираться с полученной информацией, я подошел к Ольге.
   -- Что там? -- оказавшись в шаге от нее, поинтересовался я.
   Она бросила короткий взгляд на сосредоточенно пыхтящих над заданием сестер и все же решила ответить сразу.
   -- Отец прислал сообщение, что за Леонидом сегодня кто-то следил. Просит быть осторожнее и... в общем, он хотел бы, чтобы я чаще пользовалась машиной, которую он выделил.
   -- Мягкий намек на нежелательность поездок на мотоцикле со мной... -- хмыкнул я.
   -- Он не против! -- тут же покачала головой Ольга. -- Просто... машина в такой ситуации безопаснее.
   -- Я бы мог поспорить с этим утверждением... -- протянул я. -- На "Лисенке" оторваться от преследования намного проще, чем на этих черных "гробах". А в случае покушения... Хм, толковой атаки не переживет даже бронированный монстр, из тех, что делают для бояр... но подготовка к ней влетит в изрядную копеечку, что заметно снижает круг тех, кто может позволить себе подобную роскошь.
   -- Вот-вот. А на мотоцикле... -- Ольга нервно передернула плечами. Тема нашей беседы явно была ей не по вкусу.
   -- Не факт, милая моя. Совсем не факт. Учитывая, что в седле Рыжего будут крепкий вой и гранд... Хм, скорее уж это нам на руку. Простора для действий куда больше, чем в "сейфе" вездехода, где даже ярый не больше, чем пассажир, и даже контратаковать не может, не покинув машины.
   Нареченная хотела было что-то сказать, но...
   -- И вовсе я не ревную! Дура! -- Это восклицание заставило нас с Ольгой подпрыгнуть на месте. А развернувшись на голос, я не удержался от смешка. Мила с самым невинным видом разглядывала темные потолочные балки, а стоящая в двух шагах от нее Лина так и сверлила сестру злым взглядом. Однако...
   -- Хм. Полагаю, что-то у вас все-таки получилось.
   Взгляды близняшек тут же скрестились на мне. Один деланно спокойный, а второй злой и... смущенный? Не понял.
   Но тут Лина отвела взгляд, мимоходом мазнув им по Ольге, и на меня отчетливо пахнуло легким страхом... который тут же оказался смыт нарастающим любопытством моей нареченной... Черт, я свихнусь с этими эмоциональными взбрыками!
   -- Так. -- Оля явно почуяла мое недовольство и хлопнула в ладоши. -- Предлагаю сделать перерыв на чай... Кирилл?
   -- Да? -- вздохнул я, уже понимая, что сейчас будет. Ну, в самом деле: не возиться же девушкам с тяжеленным самоваром!
   -- У тебя он лучше получается... Заваришь? -- улыбнулась Ольга.
   -- Куда же я денусь! Идите мойте руки, собирайте на стол. -- Я бросил взгляд на часы и присвистнул. -- Однако мы увлеклись... Время-то к полуночи. Предлагаю на этом наше занятие и закончить. Возражения есть?
   -- Нет, -- вразнобой, но с почти одинаковым энтузиазмом откликнулись ученицы... и через секунду комната опустела.
   Эту ночь я решил провести в своей, а не гостевой спальне... Тем более что и кровать там куда больше и удобнее. Это и Ольга подтвердила... после натурных испытаний, хм.
   -- Кирилл, а почему ты так уверен, что Рыжий лучше, чем вездеходы? -- неожиданно поинтересовалась она, когда я уже проваливался в сон.
   -- Я же говорю: больше возможностей для маневра и контратаки. К тому же "Лисенка" черта с два загонишь в засаду. Верткий, -- пробормотал я. -- А вообще все это только наши с тобой домыслы. Кто его знает, как там на самом деле. Завтра поговорю с Валентином Эдуардовичем -- глядишь, окажется, что ничего такого страшного и не случилось...
   -- Угум. Поговори... -- после недолгой паузы согласилась Ольга и моментально переключилась на другую тему -- Кстати о папе, ты уже приобрел подарок?
   -- Заказал. Послезавтра привезут, -- зевнув, проговорил я. -- Слушай, давай спать, а? Нам вставать через четыре часа...
   -- Спа-ать? -- протянула Ольга, прижимаясь ко мне всем телом.
   Да ну его в болото! Четыре... три... какая разница?
  

* * *

   -- Жора, ты узнал, кто владелец этого драндулета? -- Молодой человек, невысокий, худощавый, с серьезными черными глазами и тонкими чертами бледного лица, хлопнул стеком по голенищу форменного, до зеркального блеска надраенного сапога и выжидающе уставился на переминающегося перед ним с ноги на ногу ровесника в такой же темно-синей, почти черной, форме слушателя Павловского университета.
   -- Извини, Платон. В базе "дорожников" его нет, -- пожал плечами тот и, заметив, как зло прищурился его товарищ, поежился. Кадык на худой шее судорожно дернулся, но Платон, кажется, не обратил никакого внимания на эти метаморфозы. Его занимали совсем другие мысли.
   -- Не понял. Как это "нет"? -- тихо, но с явной угрозой в голосе спросил Платон, сжимая в кулаке украшенный изящной резьбой стек так, что тот едва не сломался. А в следующую секунду голос "павловца" поднялся до "крещендо". -- Какой-то хрен с горы катает Бестужеву на рыжем угребище, целуется с ней... при мне! Слышишь, ты... отрыжка Эфира! При мне! А все, что ты можешь сказать, -- "нет в базе"?! Жора, я за что тебе деньги плачу? Или ты хочешь снова жить на один государев кошт? Так ты не стесняйся, скажи прямо, и я тут же заблокирую твой счет. Ну? Что молчишь?
   -- Я... я узнаю. Не надо... счет, -- забормотал Жора, стирая со лба капельки выступившего пота. -- Ты же знаешь... сестра...
   -- Короче, гений вычислений... Мне нужна информация по этому рыжему мотоциклисту. Кто, что, откуда... Сроку тебе три дня. Если в понедельник ты не притащишь мне в своем кривом клюве то, что нужно... О деньгах на лечение твоей мелкой можешь забыть. Сдохнет -- туда ей и дорога... Ты меня понял?
   Дождавшись судорожного кивка, Платон смерил собеседника коротким презрительным взглядом и, развернувшись, покинул комнату отдыха. И слава богу, что, уходя, он в своем мнимом "величии" не обернулся, не почувствовал остановившегося на его идеально прямой спине тяжелого взгляда замершего посреди комнаты Георгия. Иначе тот вряд ли дожил бы до понедельника. Потому что людей, которые смотрят с такой многообещающей ненавистью, именитые в живых не оставляют. Опасно.
   Но все делают ошибки, и Платон не стал исключением. Слишком сильно надавил, пережал, передержал... можно назвать это как угодно... и в результате добился эффекта, противоположного тому, которого добивался.
   А вот дожидавшийся Платона у входа в комнату отпрыск боярского сына из его рода, кажется, что-то заметил... мельком, в тот единственный миг, когда фигуру побледневшего Жоры можно было увидеть, пока за его требовательным собеседником закрывалась дверь...
   -- Ты не слишком круто с ним, а? -- поинтересовался неофициальный вассал Платона.
   -- Ничего. Ему это только на пользу, -- отмахнулся тот. -- Батя вон миндальничал с отцом этого глиста, денег их малявке на лечение подкидывал... просто так, по доброте душевной, -- а толку? Все равно, как только возможность подвернулась, тот... урод очкастый свалил под Бельских. Не-эт, Вова. С этими умниками только так и надо. Страх -- вот что их в узде держит. Точно говорю.
   Владимир покачал головой, но промолчал. Не с его шестка донимать Платошу советами. Но вот доложить отцу можно... и нужно. А то ведь наломает дров будущий наследник, лишит род перспективного технаря. А это уже совсем нехорошо.
  

* * *

   Разговор с Валентином Эдуардовичем оказал на меня успокаивающее действие. Да, за Леонидом в его поездке по городу после гимназии следили, но топорно. Это была даже не любительская слежка, а... абсолютное дилетантство. Ни сменных филеров, ни машин, ни страховки. Только два "сыщика", толком даже не пытавшихся как-то скрываться. В общем, смех, а не слежка...
   И, естественно, услышав мой рассказ, Ольга тут же потребовала, чтобы я доставил ее в университет на мотоцикле. В отличие от гимназии, занятия у "павловцев" шли шесть дней в неделю, так что тот факт, что нынче суббота, никак не освобождал мою нареченную от необходимости поездки в университет.
   Рыжий радостно зарычал и покатил по просеке, чтобы спустя полчаса промчаться по центру города и, свернув на угрюмый ввиду подступающей все ближе зимы бульвар, замереть на стоянке перед серым учебным корпусом, громада которого безуспешно пряталась за черными скелетами деревьев, протыкающими своими острыми ветками низкое, затянутое облаками небо.
   Стерев след помады, оставленный мне Ольгой на щеке и губах, я проводил взглядом уплывающую к крыльцу корпуса нареченную, вздохнул и, щелкнув портсигаром, задымил первой за утро сигаретой. Хм... надо будет потрясти запасы Николая, когда он привезет близняшек на занятие.
   Докурив сигарету и бросив короткий взгляд в сторону толпящихся у корпуса "павловцев", я нацепил шлем и только хотел завести мотоцикл, как услышал утробное урчание. Желудок "завелся" первым... Впрочем, это неудивительно, учитывая, что половину моего завтрака сегодня съела Ольга. Незаметно так вытягала из тарелки все самые вкусные кусочки. То, что осталось, завтраком назвать было уже сложно... так, перекус, не более того. Что ж, значит, надо искать "заправку", желательно где-нибудь поблизости. Вот ни за что не поверю, что в окрестностях такого большого учебного заведения не найдется какой-нибудь кафешки. В конце концов, это же центр города!
   Долго искать не пришлось. Стоило вырулить со стоянки обратно на бульвар, как в глаза бросилась вывеска на соседнем здании. "Марон". Ну, "Марон" так "Марон". Надеюсь, он открыт. Время-то еще довольно раннее...
   Мне повезло. В тот момент, когда я подкатил к витому чугунному навесу над входом в кафе, двери в него отпер наряженный по всем правилам здешнего хорошего тона официант... Молодой человек в идеально черных брюках, о стрелки которых, наверное, можно порезаться, в белоснежной рубашке и черном же атласном жилете. Не хватало только длинного белого фартука. Впрочем, когда я приземлился за столом, он уже исправил это упущение, так что заказ принимал при полном параде. Блинчики с красной рыбкой, омлет, апельсиновый сок и черный кофе на десерт под еще одну сигарету и недовольный взгляд официанта. Хорошо, хоть с замечаниями не полез... Такой завтрак грех портить.
   -- Извините. -- Браслет на руке пискнул и вырубился. Пришлось оторваться от чтения кое-каких материалов по этикету, которыми я освежал свою, точнее, Кириллову память в преддверии грядущего пира у Бестужевых. А тут еще и гость... я поднял взгляд. Перед моим столом переминался с ноги на ногу высокий, чуть сутулящийся молодой человек в форме "павловцев".
   -- Да? Я вас слушаю.
   -- Кхм... это... это ваш мотоцикл, там на улице? Рыжий такой? -- кивнул на окно гость.
   Я бросил взгляд на лежащий на стуле шлем.
   -- Да, мой. А что, с ним что-то случилось? -- Вот только этого мне не хватало. Не дай бог, кто-то решил взять Рыжего "покататься". Покупать новый в мои планы как-то не входило...
   -- Нет-нет, с ним все в порядке, -- замахал длинными руками мой собеседник и тут же, запнувшись, уточнил: -- По крайней мере, когда я входил, он был в порядке. Я, собственно, вот к чему... меня... меня просили передать хозяину мотоцикла вот эту записку. Только не спрашивайте, от кого, я не знаю, как и содержание письма. Какой-то старшекурсник... я здесь ни при чем.
   -- Хм. Понятно, -- протянул я, настороженно разглядывая моего визави и положенную им на стол записку. Вот не верю я этому нервному... врет он все. И отправителя знает, и содержание записки... да и насчет "ни при чем" можно поспорить. Ладно. Вздохнув, я смерил "почтальона" долгим взглядом, старательно запоминая каждую черточку лица. Я бы и фиксатор включить не постеснялся, вот только он вырубился вместе с браслетом. -- Что ж, благодарю.
   "Курьер" резко кивнул и смылся... словно и не было здесь только что никакого долговязого "павловца". Шустрый... О! И браслет сразу заработал. Замечательно. Надо будет спросить у Ольги, знает ли она способы такого вот дистанционного отключения артефактов, не требующие личного эфирного воздействия. Очень интересно. А учитывая, с какой легкостью мой гость отрубил "военный" браслет... я хочу пообщаться с изобретателем. Пока его не отловили спецы из инженерного бюро тех же "Гром-заводов", например.
   Вздохнув от пришедшего понимания, что раньше меня и громовских инженеров "новатор" попадется на крючок Оборонному приказу, я вздохнул и развернул лежавшую на столе записку.
   М-да. "Какая отвратительная рожа..." -- кажется, так говорил персонаж из "Джентльменов удачи"? Вот-вот, полностью с ним согласен. Лощеная физиономия с презрительным прищуром, пялящаяся на меня с распечатки, почему-то не вызвала положительных эмоций. Это женщинам такие вот "роковые красавчики" по нраву...
   Прочитав короткую записку, приложенную к фото, и перепроверив доступную информацию через паутинку, я тяжело вздохнул и покачал головой. Никогда не любил мажоров. А судя по тому, что я прочел, герой письма принадлежит именно к этой когорте. Нет, я не имею ничего против детей обеспеченных или богатых родителей, но только когда эти самые дети пытаются доказать, что они не хуже своих предков и делают все, чтобы не уронить доставшегося имени. А вот одуревших от бабла и вседозволенности лишенных всяких тормозов идиотов я органически не перевариваю. Хуже них могут быть только умные отморозки.
   К сожалению, образчик, представленный на фото, кажется, относится именно к последнему типу, иначе в "павловцы" бы не попал. В остальном же типичный мажор. Отпрыск боярского рода в пятом поколении, единственный сын наследника боярина Шутьева. Отец -- глава Московского дорожного приказа, дед -- заправляет небольшой строительной "империей"... А вот сынок ни на государеву службу, ни на семейное дело смотреть не хочет. Да и те особо по нем не плачут. Почему? Потому что с восемнадцатью административными взысканиями на госслужбу такого вот орла не примут ни за какие коврижки, а с висящим на шее условным сроком о главенстве в семейном деле можно забыть. Слишком большой урон чести для любого рода вести общие финансовые дела с уголовником... Сюда же ночные гонки на "вездеходах", погромы в клубах... В общем, полный набор, если верить представленной мне краткой биографии господина Шутьева Платона Ниловича... и найденным в паутинке публикациям. И вот "это" претендует на внимание Ольги... М-да уж.
   Ладно. Верить анонимкам я не приучен, но и хорошенько проверить полученную информацию не помешает. Как говорится: praemonitus -- praemunitus. Надо только прикинуть, где искать нужную информацию. Ну, первым делом, конечно, Бестужевы. Сначала Леонид... этот все что угодно найдет и узнает. Потом Ольга... но тут надо аккуратнее, а то еще подумает невесть что. И только потом, можно будет обратиться к старшему Бестужеву. За официальной информацией и чтобы узнать, так сказать, официальную же позицию рода по отношению к сему кадру... если таковая, конечно, у Бестужевых в отношении Шутьевых или одного конкретного их представителя вообще имеется. Но беседу с Валентином Эдуардовичем можно отложить до вечера. А до тех пор воспользуюсь другими каналами... Например, дядя Федор -- вполне неплохой вариант.
   Определившись с планами на следующие три-четыре часа, я расплатился по счету и, подхватив со стула свой шлем, двинулся на выход из кафе.
   Вот это и называется: на ловца и зверь бежит... Кажется, знакомство с господином Платоном Шутьевым состоится несколько раньше, чем я мог предполагать.
  

* * *

   Когда посреди пары у Платона вдруг затрезвонил браслет, что тут же вызвало угрожающий взгляд лектора, Шутьев скривился и, извинившись, покинул аудиторию, мысленно обещая звонящему все кары земные и небесные.
   -- Жора? Ну ты попал, кривоносый, -- прошипел Платон, когда увидел на экране абонента. Тот испуганно поежился. -- Лекция идет, придурок! У Кощея! Он же с меня теперь три шкуры спустит, кретин ты безмозглый!
   -- Из... извини, Платон, -- проблеял тот. -- Но... я тут... в общем, опоздать боялся.
   -- На тот свет? Не бойся, успеешь. Я тебе лично экспресс туда обеспечу, -- скривился Шутьев.
   -- Подожди-подожди, Платон. ОН здесь.
   -- Что? Кто "он"? Совсем крыша от страха поехала?
   -- Да нет... этот... мотоциклист, -- чуть ли не заикаясь, проговорил Жора. -- Он снова Бестужеву привез. Сейчас в "Мароне" сидит. Я видел.
   -- Ну надо же... И от тебя, оказывается, толк может быть, -- ощерился Платон и договорил, уже отключая связь: -- Ладно, кривоносый, живи... пока.
   Шутьев покачал головой. Жаль, что Владимир приедет только к следующей паре. Придется идти одному.
   А в этот момент Георгий, отключив экран, тяжело вздохнул и покосился на стоящую рядом девушку.
   -- Ой, да не трясись ты так, Жорик, -- улыбнулась она в ответ. -- Ты же хотел отомстить? Вот и иди, занимай места в партере. Обещаю, Платошу ждет бо-ольшая взбучка.
  
   Глава 4. Готовились к бою, а получили наряд на ассенизационную колонну
  
   Ну вот не верю я, ни на секунду не верю, что все это обычная случайность. Во второй раз подвожу Ольгу до университета -- и тут же сталкиваюсь с одним из ее воздыхателей. Так мало того, мне же буквально за четверть часа до этой встречи еще и информацию по нему предоставили. Ох, Оля, Оля... Кажется, рановато я расслабился. Что ж, значит, все-таки придется доводить шутку до логического конца. Но сначала надо разобраться с пришедшим по мою душу Платоном. Почему я уверен, что он сюда явился именно из-за меня, а не просто перекусить? Да потому, что так виться вокруг "Лисенка" будет либо фанат конкретно этой модели завода Ярцевых, либо тот, кому зачем-то понадобился хозяин агрегата. В общем, шанс, что Платона интересует совершенно рядовой "дорожник", можно отбросить не только как близкий к нулю, но и как стремящийся к нему... с ускорением в десяток-другой тысяч Гал.
   -- Чем могу помочь, господин слушатель? -- окликнул я Платона, выходя на крыльцо кафешки.
   -- А... -- Шутьев обернулся и, смерив меня брезгливым взглядом, чуть удивленно протянул. -- Вот не думал, что Ольга западает на малолеток...
   -- Я, пожалуй, не буду отвечать банальностью на банальность... и рассуждать о проходящих недостатках. Чего надо?
   -- Да вот, хотел потолковать с ухажером Бестужевой, да не ожидал, что им окажется какая-то мелочь. Чем ты ее купил, шкет?
   Я вздохнул. Идиот, что с него взять. Вот никогда не мог понять этой "пацанской" логики, зачем нужно смешивать с грязью имя нравящейся девушки, да еще и за глаза? Форма самоутверждения, что ли?
   -- Шел бы ты учиться, болезный. Все одно нужной валюты, чтобы повторить мой успех, у тебя нет. А так хоть чем-то полезным займешься, -- покачав головой, заключил я и подал эфирный сигнал на систему зажигания Рыжего. Мотоцикл тихо рыкнул, и не ожидавший этого опершийся на бак Шутьев, выматерившись, отшатнулся в сторону.
   -- Нарываешься, зам-морыш, -- прошипел Платон, почти мгновенно разворачивая перед собой водяной невод. Полупрозрачные струи воды, шипящие в местах пересечений, взбаламутили Эфир так, что у меня чуть зубы не заныли... или это от неприятных воспоминаний Кирилла?
   Сорвавшийся в полет невод просвистел над головой и впечатался в стену дома за моей спиной. Мысленно поблагодарив привычный разгон, позволивший мне уклониться от удара, я услышал треск разнесенной штукатурки и тут же прыгнул вперед. Рыбкой перелетев через мотоцикл, я ударил по открытому, абсолютно уверенному в своем успехе Платону страхом. Эфир словно пошел волной, глаза Шутьева, явно успевшего почуять этот бросок, удивленно распахнулись, а в следующий миг по ушам резанул дикий крик ужаса -- и мой противник, как был, сорвавшись с места, помчался в сторону учебного корпуса, оставляя на асфальте за собой след из темных пятнышек... Хм. Странно. Первый раз вижу такую мощную реакцию. Переборщил, что ли? Да нет, не может быть! Иначе бы он прямо тут концы отдал...
   Я вышел из разгона и задумчиво взглянул на забрызгавшую сухой асфальт жидкость, пунктиром отметившую путь такого неожиданного отступления противника. А потом до меня дошло... М-да. Давненько я так не веселился!
   С другой стороны, Платону где-то даже повезло. Трусы от страха не умирают. Обмочиться, обделаться -- это пожалуйста, вон на тротуаре реальное подтверждение высыхает, но сдохнуть от страха не могут. Они в этом плане тренированные, так сказать. Закаленные... М-да. А ведь Шутьеву, кажется, действительно повезло. Не рассчитал я. Будь на его месте кто-нибудь более... хм-м... устойчивый -- мог бы и копыта отбросить. Нехорошо получилось...
   Задумавшись над причинами такой позорной утраты контроля над Даром, я вздохнул. В голову пришел только один более или менее обоснованный вывод: это результат взбрыка памяти Кирилла. Уж больно паскудный опыт был у него связан с таким вот водяным неводом.
   Нет, определенно, Платоша натуральный счастливец! Ведь мог бы и с приступом грохнуться, а отделался... Я глянул на почти высохшие пятна на асфальте и не удержал смешка.
   -- Кирилл! -- Голос раздавшийся от ворот, запирающих территорию университета, заставил меня замолчать. Я поднял взгляд на спешащую в мою сторону Ольгу и... поспешно возвел чувственный блок. Еще не хватало с ней сейчас делиться тем ворохом эмоций, что бурлили в душе.
   Девушка вдруг затормозила в паре метров от меня и явно к чему-то прислушалась. А-а, это она нашу связь ищет, ну-ну...
   -- Да? -- проговорил я, выводя ее из задумчивости.
   -- Кирилл... -- Ольга неуверенно взглянула на меня и нахмурилась. -- Ты... ты опять закрылся, да?
   Я кивнул.
   -- А зачем? -- тихо спросила нареченная, подходя ближе.
   -- Тебе совсем незачем испытывать мою злость. Не находишь? -- пожал я плечами.
   -- Но... Кирилл, не закрывайся, пожалуйста, -- прикусив губу, вдруг выдала Ольга. -- Я себя очень неуверенно чувствую, когда не чувствую... в общем, ты меня понимаешь, да?
   -- Извини. Я и вправду сейчас слишком зол. Ты не сумеешь отстраниться, точно говорю. И зачем тебе нужны проблемы с однокашниками, на которых ты обязательно сорвешься из-за моей злости? -- Я примирительно улыбнулся. А вот знать, что часть этой злости направлена конкретно на нее, Ольге тем более незачем. -- А вообще, милая барышня, сообщите мне, что вы здесь делаете? Если не ошибаюсь, сейчас у вас полным ходом должна идти лекция?
   -- Я... -- Ольга запнулась, зажмурилась и вдруг выпалила: -- Кирилл, прости меня, пожалуйста!
   -- О как! И за что это?
   Ольга как-то незаметно подобралась ко мне вплотную и, уткнувшись носиком в плечо, тихо заговорила. Рассказ о том, как вчера после занятий ее нашел один из студентов, тот самый долговязый технарь, если я правильно понял, и признался, что Платон запряг его собирать информацию обо мне, как Ольга придумала простенькую двухходовку, чтобы наказать зарвавшегося Шутьева... В общем, рассказ этот не затянулся надолго и полностью подтвердил мои подозрения.
   -- Милая моя, ты уже второй раз делаешь одну и ту же ошибку, -- вздохнул я, когда Оля замолчала и выжидающе уставилась на меня. Будто приговора ждала, хм...
   -- Я должна была рассказать тебе все заранее, -- кивнула она, не дождавшись от меня продолжения, но тут же нахмурилась. -- А когда был первый раз?
   -- Когда ты подослала близняшек, чтобы они подобрали мне костюм подстать твоему платью, -- усмехнулся я. -- И предупреждаю, пока не отомщу за обе попытки использовать меня втемную, не успокоюсь.
   -- Ой. -- Ольга дернулась, но я ее удержал.
   -- Что такое?
   -- Да... кхм... рассказ Милы вспомнила, о том, как ты Лине отомстил за распускание слухов об изгнании, -- нехотя проговорила Ольга.
   -- Моя слава бежит впереди меня, -- я не удержался от хохотка. -- Не волнуйся, руки-ноги тебе ломать я точно не собираюсь. Как-то это... некомильфо по отношению к собственной нареченной, не находишь?
   -- Ха! Попробовал бы только! -- вскинулась Ольга, но в глазах ее я увидел облегчение... Уверена, что гроза миновала? Зря.
   -- И пробовать не буду. Ты мне нужна живая и здоровая, -- уверил я ее. -- У меня, знаешь ли, огромные планы, и они целиком зависят от того, насколько ты будешь цела и невредима. Так что "бьет -- значит, любит" -- это не наш вариант, совершенно точно.
   -- О! -- протянула Ольга с легкой улыбкой. -- Может, поделишься своими планами? Или это и есть твоя жуткая месть? Будешь держать меня в неведении, как я тебя?
   -- Даже не рассчитывай так легко меня купить, милая. Месть вдвойне слаще, когда жертва мечется в том самом неведении, о котором ты говоришь, -- фыркнул я в ответ. -- А что касается моих планов... думаю, сегодня вечером я поделюсь ими с тобой. А может быть, мы даже кое-что из них попробуем воплотить. Главное, чтобы кровать выдержала.
   -- Пошляк! -- вздернула носик Оля... прислушалась к себе и, вздохнув, сменила тему. -- Что, Платон действительно успел тебя так сильно разозлить?
   -- Не то слово, -- кивнул я.
   -- Но ты же его победил... Разве достойно воина злиться на поверженного врага? -- подпустив пафоса в голос, поинтересовалась моя нареченная.
   -- Победил? -- я хмыкнул. -- Да нет... это не победа. По крайней мере, победа формальная. Я его просто напугал... до мокрых штанов, а это немного не то.
   -- Как это? -- нахмурилась Ольга.
   -- Как-как... буквально. Я его в Эфире страхом ударил, а он... оно... описалось и сбежало, -- вздохнул я.
   -- Платоша описался? Вой?! -- Ольга неверяще взглянула на меня, всхлипнула... и зашлась в безудержном хохоте. -- Ой, ой, не могу! Кирилл! Только не говори, что у тебя не осталось записи! Умоляю...
   -- Да держи, мне не жалко, -- пожал я плечами и, активировав браслет, скинул ей резаный эпизод, начинавшийся аккурат с того момента, когда я оказываюсь перед Шутьевым.
   Ольга тут же прокрутила запись и, от души насмеявшись, блаженно зажмурилась. Хм. Мне на миг даже жалко стало этого самого Платона. Судя по всему, он успел весьма основательно достать Олю, а учитывая ее мечтательный вид и наличие этой записи... Кажется, жизнь в университете у мажора скоро станет далеко не сахарной. М-да. Женщины, вот кому поголовно можно присваивать прозвище "Росомаха". Я покачал головой и... плюнул на все. В конце концов, Шутьев сам виноват.
   Стрельбище встретило меня шумом и оживленной суетой. Ничего удивительного, сегодня я приехал в Преображенское едва ли не к семи вечера. День будний, так что недостатка посетителей стрелковый клуб не испытывал. В общем, ничего странного в том, что большая часть "дорожек" в тире оказалась занята, не было. Тут и там слышались негромкие хлопки выстрелов, лязг перезаряжаемого оружия и тихое жужжание подъезжающих расстрелянных мишеней. Жизнь кипит, что называется. Ну и ладно.
   Я втянул носом, кажется, на века въевшиеся в стены этого заведения оружейные запахи и, приветственно кивнув паре знакомых лиц, решительно направился к "своему" месту, в дальнем конце зала. Привычно разложив перед собой рюгеры и заряды к ним, я довольно вздохнул и уже готов был приступить к расстрелу боеприпаса, когда завибрировавший на руке браслет обломал весь кайф предвкушения.
   -- Да? -- Развернувшийся экран продемонстрировал мне близняшек. Весьма обеспокоенных, судя по их виду.
   -- Кирилл, привет, -- Мила махнула рукой и, помявшись, договорила: -- А... ты где?
   -- Хм. На стрельбище, а что?
   -- Эм-м, просто, дед Пантелей только что спрашивал о тебе. Точнее, его интересовало, почему мы сейчас не на занятии, но... ты же понимаешь, что он имел в виду. -- Мила пожала плечами, только на лице у нее было написано беспокойство. В принципе, сестер можно понять. Вопрос обучения эфирным воздействиям важен не только для них, а для всей семьи Громовых как техника, потенциально способная повысить боевые возможности членов рода. Сомневаться же в том, что по завершении нашего договора на близняшек повесят обучение боярских детей Громовых, не приходится.
   -- Понимаю-понимаю, -- кивнул я. -- А фокусы показывать он больше не просил?
   -- Н-нет... но, Кирилл, а если... -- Близняшки переглянулись.
   -- А вот "если" -- покажете ему телекинез. Пусть успокоится, -- фыркнул я, но, взглянув на серьезные личики сестер, и сам посерьезнел. -- Спасибо, что предупредили насчет деда. Но учтите, форсировать обучение только из-за того, что старшие Громовы чем-то там недовольны и желают большего, я не стану. Это понятно?
   -- Поня-атно, -- в унисон вздохнули сестры.
   -- Вот и замечательно... Кста-ати! -- Вспомнив об одной мелочи, я улыбнулся. Близняшки дернулись. -- У меня есть к вам предложение... Насколько я понимаю, Ольга уже получила нужную информацию о моем костюме?
   -- Ну-у... -- Мила с Линой переглянулись и настороженно уставились на меня.
   -- Если поможете, то я забуду о вашем участии в этой попытке использовать меня втемную, -- предложил я, и сестры согласно кивнули.
   -- Замечательно, -- я потер руки. -- Тогда жду от вас ответной любезности. Надо же нам восстановить попранную справедливость, правильно?
   -- Кирилл, а если без пафоса? -- поморщилась Лина.
   -- А если без пафоса, то я хочу знать, в чем именно моя нареченная выйдет на пир. Желательно вплоть до указания артикулов и количества тканей, пошедших на ее платье. -- Я ухмыльнулся, глядя на ошеломленных близняшек.
   -- Кхм... В принципе, это несложно, -- протянула Мила, а удивление в глазах сестер почти моментально сменилось любопытством. -- Но если не секрет, а зачем тебе это?
   -- Между нами? -- уточнил я.
   Сестры возмущенно зафыркали:
   -- Конечно! -- Правильно говорят: лучшее "стерео" -- это два "моно". На диво слаженный дуэт.
   -- Скажем так, если выходка с костюмом была вполне безобидна и даже забавна, так что стоила не больше одной легкой шутки в ответ, то вторая попытка манипулирования мне не понравилась... от слова "совсем". Потому ответ будет вполне адекватным... и честным.
   -- Да что ты задумал-то?! -- не выдержала Лина.
   -- Увидите... -- Я хмыкнул, но заметив, как разочарованно вытянулись лица близняшек, сжалился. -- Хм. Намекну: не только у вас были "специальные" уроки этикета. Нас с Алексеем, Гдовицкой гонял не меньше. Большего не ждите. Пусть это будет сюрприз. Для всех.
   -- Ла-адно, -- протянули сестры. Вот ни на секунду не сомневаюсь, что кузнечика ждет планомерная осада, штурм и блиц-допрос в полевых условиях. Ха. Ничего, пускай тренируется, ему полезно.
   -- Скинете мне завтра информацию? -- поинтересовался я и, получив в ответ два очень задумчивых взгляда и осторожных кивка, закруглился. -- Вот и ладушки. Тогда до встречи.
   Близняшки попрощались и отключились, а я наконец смог заняться стрельбой. Правда, как выяснилось, ненадолго.
   -- Кирилл? -- Неслышно появившийся рядом инструктор остановился у соседней, пустой "дорожки" и, только дождавшись, пока я опустошу очередную "трубку", привлек мое внимание.
   -- Добрый вечер, Сергей, -- откликнулся я, меняя магазин.
   -- Самостоятельная работа, а? -- усмехнулся Одоев, кивая на рюгеры.
   -- Именно. Не все же под твоим чутким руководством заниматься, -- улыбнулся я.
   -- Тоже верно. -- Инструктор помолчал и договорил: -- Найдется пара минут для разговора?
   -- Не вопрос. Здесь? -- Я пожал плечами и, положив ствол к его "собрату", окинул заваленный оружием и боеприпасами столик многозначительным взглядом. Одоев меня понял, и спустя секунду на "кабину" стрелковой ячейки опустился стационарный кинетический щит. Ага, значит, беседа все-таки будет не здесь. Ладно.
   Миновав зал, а следом за ним и фойе, мы поднялись по узкой, явно служебной, лестнице и оказались в небольшом тамбуре, за которым расположился просторный, но аскетичный кабинет. Здесь разве что огромная видеопанель выбивалась из стиля "военного минимализма", в остальном же все было строго, лаконично и... добротно. Что называется, сделано на века. Никакого хрупкого пластика, только сталь и дерево. А, да! Еще огромный ковер мягкого медового цвета, устилавший пол от стены до стены.
   Гвардии Преображенского полка полковник запаса Брюхов, вошедший в кабинет спустя минуту, оказался довольно объемистым дядечкой, седоусым и седобородым, но при этом... не старик, далеко не старик. И судя по тому, как он двигается, слава Преображенского полка, как одной из самых боеготовых частей русской армии, возникла не на пустом месте. У такого полковника солдаты точно не будут огороды копать и генеральские дачи строить. Суровый дядечка.
   А вот поднятая им тема меня откровенно... хм-м. Удивила? Да нет, скорее ввела в недоумение, причем полное.
   -- Рад познакомиться, Кирилл Николаевич. -- Брюхов, не чинясь, пожал мне руку и, кивнув Сергею, тут же исчезнувшему за дверью, указал на диван в углу кабинета. -- Присаживайся. Ты же не возражаешь, если я буду обращаться на "ты"?
   -- Ничуть, господин полковник. -- Я улыбнулся краем губ. Лицо Олега Павловича тут же "изобразило" знак вопроса. -- Паутинка, великолепное изобретение. А уж узнать через него имя человека, возглавляющего один из лучших стрелковых клубов столицы, и вовсе было делом четверти часа.
   -- Хм... Как-то не подумал. Ну да, нам, старикам, простительно. Все эти новомодные штучки... это для молодежи, -- со вздохом покивал полковник, располагаясь в кресле напротив. Ну да, ну да... я бросил короткий взгляд сначала на огромную видеопанель в полстены, а потом и дорогой браслет "для рисковых", красующийся на руке собеседника. Титан и фуллеритовые накопители... ага, тысячи полторы такой стоит, как минимум. А учитывая значок родного "Гром-завода", могу предположить, что там и комплекс ЗАС найдется, причем полноценный, а не та коммерческая ерунда, что у обычных производителей именуется "системой шифропередачи данных". Отсталый старик, конечно...
   Заметив мой взгляд, Брюхов тихонько фыркнул себе под нос и, нарочито громко вздохнув, развел руками.
   -- Ладно, оставим это, Кирилл Николаевич, -- полковник махнул рукой. -- Я, собственно, вот зачем тебя пригласил... Просьба у меня имеется. Небольшая.
   -- Слушаю, Олег Павлович, -- я помимо воли насторожился.
   -- Только прошу, отнесись к ней серьезно, -- медленно проговорил Брюхов и, дождавшись согласного кивка в ответ, договорил: -- Воздержись пока от визитов в школу к Прутневу.
   -- Да я вроде бы и не собирался... Хм... Следят за ним или за мной? -- перебил я сам себя. Брюхов озадаченно крякнул. Потом посмотрел на меня так, словно говорящего слоника увидел... розового. И умолк. Надолго...
   -- За тобой... -- прервав воцарившуюся в кабинете тишину, наконец выдал полковник. Я кивнул. -- А тебя это, кажется, не так уж и удивляет, а?
   -- За моим одноклассником тоже ведется слежка.
   -- Что за одноклассник? -- нахмурился Брюхов.
   -- Леонид Бестужев. Но там охрана вскрыла филеров в первый же день. Валентин Эдуардович сказал, что работали абсолютные дилетанты. А я... впрочем, я же тоже не профессионал, мог и не заметить, если за мной кто следил, -- развел я руками.
   -- Хм... Не знаю, не знаю, -- покачал головой полковник. -- Как раз тебя ведут именно профессионалы. Серьезно ведут...
   Тут Брюхов спохватился и, натужно улыбнувшись, поторопился меня "успокоить".
   -- Да ты не переживай. Приказ о твоем прикрытии уже получен. Так что на каждого "их" филера, найдется пара-тройка "наших". В обиду не дадут. А информацию о Бестужеве-младшем мы проверим. Обязательно. Тут ведь лучше перебдеть, чем...
   Да-а... ошарашил меня господин полковник. Как есть, ошарашил. Интересно, и кому мог понадобиться пусть эмансипированный, но пятнадцатилетний мальчишка?
  
   Глава 5. Личный опыт как часть учебного процесса
  
   То, что предупреждение Брюхова... точнее, стаи товарищей эфирников, вовсе не дурацкая шутка, я и так знал, однако не предполагал, насколько скоро мне придется столкнуться с подтверждением слов полковника. Два дня спокойствия -- ровно столько, как оказалось, отвела мне насмешница-судьба, за что я, с одной стороны, ей благодарен, а с другой... м-да.
   Я проводил Ольгу домой к отцу, благо до пира оставалось всего несколько дней и ей просто необходимо было окинуть сотворенное Раисой хозяйским взглядом. Ну, а поскольку нареченная моя барышня основательная, она и взяла время с запасом на исправление возможных огрехов... В общем, стоило мне выгрузить Ольгу, не пожелавшую добираться на батюшкином вездеходе, у Красного крыльца городской усадьбы Бестужевых и вывести "Лисенка" за ворота, как неприятности покатили валом. Сначала мне "упал на хвост" огромный черный внедорожник, в лучших традициях здешней моды увешанный "люстрами", "лосятниками-кенгурятниками" и уделанный хромом по самые брови. А стоило выехать за пределы боярского городка -- это чудо польского автопрома взревело раненым бизоном и, рванув на обгон, попыталось прижать меня к обочине. Идиоты. Кинетический щит -- это не только защита, при правильном подходе он с успехом заменит трамплин. Что я и доказал. Сотворив на пределе сил своеобразную "горку", я просто перелетел через вездеход и, лишь приземлившись, позволил себе перепугаться. Выматерившись, глянул в зеркало... и чуть не заплевал забрало шлема. Конечно, черта лысого в нем разглядишь!
   Я ощерился. Удирать? Вот еще! Удар по тормозам, поворот руля и вывернутая на полную подача огня. Взвизгнула резина покрышек, развернув Рыжего на месте. Короткий разгон, торможение. А какая знакомая физиономия у водителя!
   Спрыгнув с мотоцикла, я с ходу схватился за ручку водительской двери и спустя секунду вытащил идиота на проезжую часть. Попытавшийся вмешаться пассажир полез следом за водилой, но получил дверью по башке и обмяк.
   -- Здравствуй, друг мой. Тебя кто водить учил?! -- ухватив за грудки пытающегося подняться на ноги Шутьева, прорычал я.
   -- К-конец тебе, мразь. На боярича руку поднял, -- прохрипел тот.
   Точно, идиот. Клинический.
   Я вздернул уродца на ноги и, демонстративно отряхнув... точнее, размазав грязь на его форме, отвесил шутовской поклон.
   -- Ах, извините, вашество, не признал-с. Как же, как же...
   Честно, все, чего я хотел, -- это отрихтовать придурку физиономию, но... не успел. Рядом раздался визг тормозов, и из двух неприметных легковушек выскочили широкоплечие ребятки с о-очень интеллектуальными лицами. Эфир взбурлил, а тело будто само прыгнуло в разгон... да только этим "интеллигентам от Калашникова" я оказался совершенно неинтересен. Миг -- и Шутьев вместе с пассажиром спеленаты и наряжены в подавители, по совместительству наручники. А в следующую секунду хлопнули двери автомобилей, и я остался на проезжей части в сугубом одиночестве. Как идиот. Эти орлы даже вездеход Платоши прихватили... могли бы и оставить, на память, так сказать. Скинув шлем, я почесал затылок и, глянув вслед укатившим прочь шустрикам, тяжело вздохнул. Как говорил один персонаж: "Что это было?" От размышления меня отвлек шум еще одного подъезжающего автомобиля.
   -- Кирилл?
   И почему я не удивлен? Развернувшись, я выжидающе взглянул на выбирающегося из очередного -- чтоб его! -- вездехода Хромова и вздохнул. Чую, скоро у меня на джипы разовьется самая настоящая аллергия.
   -- Да, Аристарх Макарович, внимательно вас слушаю.
   -- Что здесь произошло?
   -- Честно? Самому интересно, -- развел я руками. Ну в самом деле, с чего я должен ему рассказывать о своих подозрениях и предположениях? -- Только мы собрались поговорить по душам, как тут же налетели, схватили, убежали... Вот не знал, что в Москве бояричей похищают прямо у боярского городка. Впору порадоваться своему статусу мещанина, не находите?
   -- И... с кем же ты хотел "поговорить по душам"? -- прищурился Хромов.
   -- Некий Шутьев. Очень ему не понравились наши с Ольгой взаимоотношения. Что будет, когда бедняга узнает о помолвке, я даже подумать боюсь... Сляжет ведь от горя, болезный, точно говорю.
   -- Ну-ну. И его сейчас... украли? -- уточнил гвардеец.
   -- Ага, прямо из-под носа увели, -- развел я руками и, заметив выражение лица Хромова, заверил: -- И я тут ни при чем, честное мещанское... Кстати, Аристарх Макарович. Извините за нескромный вопрос: а вы что здесь делаете?
   -- Кха! -- Хромов аж поперхнулся. -- Имей совесть, Кирилл! За тобой я ехал. Мне с пульта передали, что Шутьев с самого утра у нашей усадьбы кого-то поджидает... ну а когда ты Ольгу привез... В общем, я решил, что надо за тобой присмотреть. Кто знает, что взбредет в голову этому... лоботрясу. Но похищать?! Мне делать больше нечего...
   -- Значит, это были снусмумрики, -- заключил я. Хромов наградил меня совершенно нечитаемым взглядом и тяжко... очень тяжко вздохнул.
   -- Знал я, что влюбленные дуреют, но чтобы т а к... -- пробормотал он и, включив браслет, тут же окутался коконом защиты от подслушивания. Вроде бы надо его успокоить, но... Хотя а что я теряю, собственно говоря? Короткое письмо-просьба ушло Одоеву. А через пару минут я уже получил ответ, правда, за авторством полковника.
   Постучав согнутым пальцем по тут же недовольно загудевшему кокону и дождавшись, пока Хромов его свернет, я продемонстрировал ему письмо Брюхова. Хорошо еще догадался письменно общаться, и то половину слов в его послании нужно вымарывать. Обсценная лексика -- не самое лучшее украшение текста. А что было бы, если бы я с полковником по голосовой связи пообщаться решил? Уши бы в трубочку свернулись наверняка.
   -- Какая интересная жизнь у некоторых, -- покачал головой гвардеец, прочитав послание Брюхова, и, махнув рукой, открыл дверь вездехода. -- Да черт с вами, приключенцами. Не надо и не надо. До встречи на пиру, Кирилл.
   -- И вам не хворать, Аристарх Макарович... и спасибо! -- откликнулся я, заводя "Лисенка".
   -- Не за что, неугомонный, -- уже устроившись на переднем сиденье авто, отозвался Хромов и, тут же посерьезнев, погрозил мне кулаком. -- Но не дай тебе бог втянуть в эти игрища Олю. Кишки на кулак намотаю.
   -- Обещаю обойтись своими силами, -- кивнул я. Гвардеец смерил меня долгим испытующим взглядом и, кажется, убедившись в серьезности этих слов, что-то буркнул водителю. Тонированное стекло поднялось, закрывая от меня охрану Бестужевых, и внедорожник, лихо развернувшись на месте, умчался в сторону боярского городка.
   Жаль, конечно, что пришлось засветить "стрелков" перед Хромовым, но с другой стороны, иных вариантов в данной ситуации у меня и не было. Опять же полковник Брюхов, хоть и матерился, как прапорщик... м-да... но ведь и он возражать не стал, а значит.. значит, буду считать это рабочим моментом. В конце концов, Аристарх и сам из той же "песочницы", так что болтать не будет. Черт, но как же неудачно получилось-то, а! И с филерами, похоже, дело табак. Кто бы ни следил за мной, увидев происшедшее с Шутьевым, наверняка насторожится. Если это, конечно, были не его люди... Но в этом случае остается только ждать их визита. Должны же господа "следопыты" попытаться вызнать, куда делся их... кхм... работодатель. Да и самого Платона "эфирники" наверняка расколют до донышка. А вот если филеры не имеют к нему отношения... Тогда точно швах. Затихарятся, затаятся -- и фиг их выцарапаешь. Плохо? Не то слово. Но что сделано, то сделано... Остается только ждать.
   Браслет тихо тирлинькнул, и я, глянув на развернувшийся экран, выругался. Опаздываю! Рыжий сорвался с места и, влившись в редкий поток машин, покатил в центр города. Подарок для Бестужева я заказал и давно получил, но ведь найти презент -- это было только полдела, а ведь нужно было еще сделать на нем соответствующую гравировку, и именно сегодня мастер обещал закончить работу. Если быть точным, то мы договорились встретиться в два часа дня у него в мастерской, а сейчас уже половина второго. Так что поддать огоньку -- и вперед!
  

* * *

   -- Значит, говоришь, эфирники его прикрыли? -- нахмурившись, переспросил Бестужев.
   -- Две машины оперативников... как еще это можно понять? -- пожал плечами Аристарх, бездумно теребя браслет.
   -- Но не могли же они приставить к нему охрану просто "на всякий случай"! -- Боярин поднялся из-за стола и, совершив круг по кабинету, замер перед сидящим на диване командиром гвардии. -- Там что-то должно быть. Чую, Аристарх.
   -- Я уже объявил готовность два, если ты об этом, -- откликнулся Хромов. -- Но лезть к Кириллу не стоит. Видел я тех оперативников, это не гвардия и не частные охранники. Контора. Уж их ухваточки мне знакомы, можешь поверить. Мы там только под ногами путаться будем, причем, как ты сам понимаешь, очень недолго. Буквально до первого окрика...
   -- Хорошо, в крайнем случае, он... тот, кто он есть, и должен суметь позаботиться о своей безопасности сам, -- медленно проговорил боярин. -- Но приглядеть... Аристарх, только приглядеть за ним будет не лишним.
   -- Понял. -- Хромов кивнул и тут же насмешливо прищурился. -- Все же беспокоишься о будущем зяте, а?
   -- Будет он мужем Ольги или нет -- пока неизвестно, но то, что мой партнер должен быть способным решать свои проблемы самостоятельно, это факт. Иначе даже затевать дело не стоит, -- вздохнул Бестужев.
   -- Э? -- Глаза Аристарха удивленно округлились. -- Но... они же...
   -- Я обещал матери Ольги, что дочь выйдет замуж за того, кого сама выберет. Будь то ее нареченный или... какой-то другой счастливчик, -- отрезал боярин и тут же вздохнул: -- Хотя Кирилл представляется мне чрезвычайно удачным вариантом.
   -- А дочка в курсе такой вот "свободы воли", говоря языком вероятного противника? -- протянул Хромов.
   -- Я похож на мазохиста? -- ответил вопросом на вопрос Бестужев.
   Командир гвардии хохотнул.
   -- Ну, ты же хочешь отдать ее замуж за человека, умудряющегося находить приключения на ровном месте.
   -- Главное, у него достаточно силы и удачи, чтобы выходить из них живым, здоровым и с прибытком. А удача, Аристарх, -- отличительная черта настоящего боярина, -- невозмутимо пояснил Бестужев.
  

* * *

   Я откинул крышку строгой палисандровой шкатулки и, полюбовавшись сверкающим на черном бархате серебром, украшенным тонким чернением, покрутил в ладони перьевую ручку, стилизованную под кинжал, на "гарде" которого был выгравирован чуть видоизмененный, но узнаваемый девиз, от которого здесь до сих пор у знающих людей пробегают по спинам толпы мурашек. "Словом и Делом". Куда тут иезуитам с их "Деи глориам"... Впрочем, Там этот девиз тоже не забывали, хотя в последние сто лет старались не упоминать. Другие лица, другая история. Хм. Хотелось бы мне взглянуть на Бестужева, когда он рассмотрит подарок как следует. Аккуратно защелкнув миниатюрный замок шкатулки, я отложил ее в сторону и покосился на второй из приготовленных мною "сюрпризов". Правда, этому предмету подарком не бывать, но ручаюсь, говорить о нем будет весь московский свет... да и новгородский тоже. Ведь если я правильно помню, то Бестужевы ой, как крепко сидят именно в тамошних землях.
   А здесь Новгород -- все равно что Там Петербург. Тоже ведь не раз столицей становился, причем уже после правления Ивана Калиты... Да-да, все тот же затейник Иоанн Пятый на целых шестьдесят лет утвердил Великий Новгород новой столицей России, и не побоялся, что дети примученных при его батюшке горожан какую-нибудь пакость подстроят. Не подстроили... или сведения о тех каверзах до нынешних времен не дошли... А его внучатый племянник, в свой срок сменивший на престоле бездетного внука Иоанна Иоанновича, вполне официально провозгласил Новгород Летней резиденцией русских государей, в каковом качестве этот город до сих пор и пребывает. Но самое забавное, что зимними государевыми квартирами зовется... Ливадия, куда правители приезжают исключительно летом. Москве же остался столичный статус и полная неопределенность в статусе светском. Вот и кочуют бояре из Новгорода в Москву, из Москвы в Ливадию... И, естественно, всюду натыкаются на "проклятых местных с их дурным укладом". Весело живут, короче говоря...
   Вот и я сегодня присоединюсь к этому "веселью". Кстати! Бросив взгляд на часы, я уже хотел было начать вызванивать оператора, но в этот момент с улицы раздался басовитый гудок... вовремя. Заказанное для пущей авантажности "такси", если, конечно, можно так назвать этого длиннющего, черного как ночь монстра с гордым логотипом "АМО" над огромной хромированной решеткой охладителя. Хотя, будь моя воля, поехал бы на "Лисенке", но... увы. Этикет. Рыжий мотоцикл среди предстоящего апофеоза человеческого тщеславия будет выглядеть либо дурным тоном, либо тонким издевательством над остальными гостями. И хотя я не против такой вот издевки, боюсь, те самые гости... "не поймут ведь, азияты!" Ну и черт с ними, лишаться мобильности я все равно не намерен. И именно поэтому "Лисенка" доставят в усадьбу Бестужевых уже этим вечером.
   Я подошел к ростовому зеркалу, с некоторых пор занимающему полстены в моей спальне, и, окинув свое отражение придирчивым взглядом, вздохнул. Светло-серая "тройка", синий галстук-пластрон в цвет юбке Ольги -- и такой же платок в нагрудном кармане, дневной костюм, чтоб его! А ведь есть еще и вечерний, но он, по договоренности с хозяином дома, со вчерашнего дня дожидается меня в одной из гостевых комнат городской усадьбы Бестужевых. Все тот же чертов этикет!
   Поправив манжеты, я подхватил с кровати серую же шляпу, накинул на плечи легкое пальто... конечно, того же цвета, а как же! Перчатки, трость... да-да, именно так. С некоторых пор имею полное право, точнее обязанность, щеголять на приемах с этим дрыном. А что делать, если патриархи некоторых родов помнят еще те времена, когда выйти из дома без шляпы, трости и перчаток для мужчины было просто немыслимо! Тому же боярину Громову, между прочим, в следующем году стукнет ни много ни мало сто двадцать лет, и могу поспорить, что эта старая перечница рассчитывает прожить еще лет двадцать, как минимум! Что уж тут говорить о традициях...
   Впрочем, именно сегодня я готов смириться и с "удавкой" в цвет платью Ольги, и с понтовой заколкой для пластрона, и с запонками, и с печаткой, и даже с тростью... Кстати, об аксессуарах! Чуть не забыл последний штрих... Самое главное!
   Лимузин доставил меня к усадьбе Бестужевых точно в назначенное время и, прошелестев широченными шинами по мерзлому гравию подъездной дорожки, остановился напротив Красного крыльца, где уже возвышался замерший в ожидании гостей мажордом... конечно, Хромов. Кому, как не командиру своей гвардии, Бестужев мог доверить такое дело, как встречу гостей. Бедняга! А ведь ему здесь придется торчать почти безвылазно. Сначала он встретит всех "дневных" визитеров, потом их проводит, потом начнет встречать гостей, прибывающих на пир, среди которых, кстати, будут и уже переодевшиеся в соответствующие наряды "дневные" визитеры. На второй круг пойдут, ага.
   -- Кирилл Николаевич, ра... -- Хромов окинул меня взглядом, задержался на руке без перчатки, сжимающей трость, и, еле справившись с собой, все-таки договорил: -- Рад приветствовать вас в доме Бестужевых. Прошу...
   -- Благодарю, Аристарх Макарович. -- Я вежливо кивнул и поднялся по лестнице, успев заметить тщательно, но безуспешно скрываемую улыбку гвардейца. А вот принявший у меня в холле пальто и шляпу один из боярских детей Бестужевых справился с собой куда лучше. Каменная физиономия... образец игрока в покер. Ничего-ничего. Еще не вечер. Я попросил подчиненного Хромова забрать из доставившей меня машины рюкзак и, глянув на себя в зеркало, глубоко вздохнув, двинулся к дверям, ведущим в пиршественный зал.
   Как и положено, согласно все тому же долбаному этикету и мнению некоторых именитых старперов, я прибыл в тот самый промежуток времени, что и приличествует молодому неженатому мужчине, принятому в доме хозяев пира, то есть чуть позже начала этого... Марлезонского балета. Первой его части, если быть точным.
   Ну-с, есть будем еще не скоро, а значит... значит, сейчас я, как положено, должен обойти кучкующихся по залу, разодетых в пух и прах... по последней моде середины прошлого века гостей, поприветствовать знакомых и представиться незнакомым. То, что надо!
   Хм, судя по тому, как посматривают на меня окружающие, Ольга уже показывалась гостям. Что вы, какое совпадение? Все есть так, как оно выглядит, не больше, не меньше... Отслеживая напряженной до предела чуйкой поползшие по залу шепотки, уже через пару минут я вслед за Хромовым пытался удержать на лице бесстрастное выражение и не позволить губам изогнуться в довольной улыбке.
   -- Кирилл, ты ли это? Франт, настоя... -- Взгляд неведомо откуда появившейся Лины упал на трость в моей руке, и глаза девушки ошеломленно расширились. Она замерла, но в конце концов не выдержала и тихонько рассмеялась.
   -- Тс-с... Лина, что ты тут хихикаешь? Кирилл, привет. -- Мила улыбнулась, окинула удовлетворенным взглядом мой наряд, но и ее взгляд наткнулся на трость, а потом и на обмотанную вокруг ее набалдашника Ольгину ленту. -- Ки... ки...
   -- И эта туда же, -- деланно грустно вздохнул я.
   -- Ну ты даешь. -- Мила неверяще покачала головой, вновь окинула взглядом мой наряд и, явно еле сдерживаясь, пробормотала: -- А Ольга... пометила нареченного платочком, называется! И кто на кого здесь права заявил, а?
   -- Скажите спасибо моей доброте и обещанию не мстить за помощь Ольге в ее игре со смыслами, -- прищурился я. -- Иначе сейчас ленты в ваших замечательных прическах были бы того же цвета, что и мой костюм.
   -- Что? -- сестры изумленно переглянулись. -- Как?!
   -- Пятьдесят рублей вашему портному -- и он был счастлив вплести по одному маленькому рунескрипту в каждую ленточку. Как я и говорил, у нас с Алексеем тоже были отдельные уроки этикета, -- ухмыльнулся я, а когда до сестер дошло, мимо чего они так удачно просквозили, деланно поинтересовался: -- А что, вы бы не хотели таким образом признаться в любви своему учителю?
   Сестры смущенно переглянулись, покраснели, но справились с собой.
   -- Ну ты даешь, братец... -- выдохнула Лина и, мечтательно глядя куда-то поверх голов фланирующих туда-сюда гостей, тихонько протянула, явно сдерживая смешок: -- Я хочу видеть выражение лица Ольги, когда она увидит... это. Очень...
   -- А я бы хотела видеть ее реакцию на наши ленты в цвет костюма Кирилла, -- улыбнулась Мила.
   Сестры переглянулись, фыркнули и, пробормотав какое-то подобие извинений, скрылись в холле. Ладно-ладно. Я подожду до момента встречи с нареченной. Мне не трудно... Впрочем, вру. Это чертовски трудно! Натыкаться на ошеломленные, удивленные и растерянные взгляды гостей и удержать в себе смех... положительно, больше получаса я не выдержу! Эх, ладно. Пойду общаться с народом... боярским, ага.
   -- Елена Павловна, доброго дня, рад вас видеть... -- Я поклонился удобно устроившейся в троноподобном кресле в углу зала вдовой новгородской боярыне Посадской, которую по праву стоило бы называть Филипповой, женщине, знакомой Кириллу по визитам к тем же Томилиным, где эта дама наводила просто панический ужас на представителей московского боярства своим неуемным характером и полным пренебрежением к столичному укладу.
   Встретив ее здесь, я не мог удержаться и не поприветствовать легендарную женщину из не менее легендарного рода. Достаточно сказать, что здесь ее шесть раз прабабка никогда не выходила замуж за посадника Борецкого, зато, мстя ему за смерть своего мужа боярина Филиппа и старших сыновей, сговорила двух других дам высшего новгородского света и поддержала Иоанна Третьего в его войне с Казимиром Литовским. А когда услышавший о возможном отложении Новгорода московский государь, потрепав Литву, повернул войска на непокорный город, именно Марфа Филиппова, в девичестве Лошинская, свернув шеи добрым двум десяткам Золотых Поясов, громче всех вопившим об отъезде Новгорода к литвинам, прибыла в Гнездово на переговоры с Иоанном Васильевичем. Результатом был так называемый Гнездовский мир, а Марфа стала настоящей посадницей. Более того, государь дозволил ей вести боярский род по женской линии, чего больше никогда не бывало ни до, ни после.
   Потом было много всякого, и хорошего и плохого, дочери и внучки Марфы даже побывали в заточении, когда Новгород после ее смерти вновь попытался отложиться. И опять Иоанн Васильевич помог, только в этот раз уже Четвертый, прозванный Монахом. И опять Филипповы-Посадские оказались, что называется, на коне... В общем, богатая история, знаменитый род... Ну как тут было пройти мимо, особенно когда глава этого самого рода окликает гулким басом и, покрутив внушительным носом с нагло эпатирующей ухоженную публику огромной родинкой в стиле Бабы-Яги, в голос, не стесняясь никого и ничего, интересуется, сколько раз юный Громов уже успел оприходовать боярышню Бестужеву?!
   -- Милая Елена Павловна, ваша проницательность воистину не знает границ, но как мужчина я не могу ответить на этот вопрос... По крайней мере, во всеуслышанье и без разрешения моей нареченной. -- Улыбнувшись, я потеребил ленту на трости и услышал в ответ басовитый хохот матриарха одной из сильнейших боярских фамилий Новгорода... и не только.
   -- Ха! Юный повеса, да ты, никак, меня, старую, в альков зазываешь, для "личной беседы"? Оха-альник. Эх, будь я лет на двадцать моложе, сама бы тебя туда затащила. А сейчас, уж прости... поздновато. -- Тут эта мощная тетка мне подмигнула и договорила, не обращая никакого внимания на воцарившуюся в зале тишину: -- Но ежели хочешь, перед внучками за тебя словцо замолвлю. Глядишь, и сладите. А что, у тебя руда густая, злая! Знать, и моим девкам чуток той злости перепадет...
   -- Вы уж простите, Елена Павловна, но пять ваших очаровательных внучек -- это уже перебор, -- вздохнул я, разводя руками. -- Вашим младшеньким-то едва по десять лет исполнилось. Рановато. Да и Вере с Ниной еще расти и расти.
   -- Тоже верно. -- Черные, абсолютно серьезные глаза требовательно сверкнули, и Посадская договорила все тем же веселым громогласным тоном: -- Сойдемся на одной. Жди, на днях пришлю за тобой или Лизавету пришлю. Глядишь, и сговоримся, а, мастер?
   Я кивнул в ответ, но почти тут же отвлекся, почуяв кое-чье присутствие. О да! Обернувшись, я улыбнулся и подмигнул застывшей в ступоре на пороге зала Ольге, в изумлении уставившейся на символ своего девичества, обвивший серебряный набалдашник моей трости. Месть? Ну что ты, милая! Это всего лишь воспитательный процесс... И он только начинается.
  
   Часть третья. Зимняя гроза
   Глава 1. "Куда вас, сударь, к черту, занесло?"
  
   Бестужев смотрел на мечущуюся по его кабинету дочь и старательно прятал ухмылку. Ну, уж очень потешно смотрелась взбешенная, раскрасневшаяся Ольга, наворачивающая круги по ковру и буквально искрящая во все стороны короткими трещащими разрядами, распространяя вокруг себя запах озона. Понаблюдав несколько минут за метаниями дочери, боярин покачал головой и звучно хлопнул ладонью по дубовой крышке стола. От удара вздрогнула стоящая на столе лампа, тихо звякнув узорчатым стеклянным абажуром, а дочь замерла на полушаге.
   -- Угомонись, егоза, -- тихо, но веско проговорил дипломат. На что Ольга гордо вздернула носик, но не стала продолжать свой "забег" и, сделав шаг в сторону, присела на краешек кресла. Боярин, проследив за ней взглядом, кивнул. -- Так-то лучше. Ну, а теперь давай, сделай пару этих ваших дыхательных упражнений, успокойся и расскажи -- с чего вдруг ты так взбеленилась?
   -- Как?! Ты что, не видел, что этот... этот... сотворил на приеме?! -- Ольга аж задохнулась от гнева, и боярин вздохнул. До чего же она сейчас была похожа на мать...
   -- Не понимаю, о чем ты, -- нарочито отстраненным тоном проговорил Бестужев, отгоняя мысли-воспоминания.
   -- Что?.. Ты... ты с ним заодно, да?! -- возмутилась Ольга.
   -- Дыхание, дочь. Не заставляй думать, что я зря выбрасываю деньги на твое обучение у Кирилла, -- покачал головой боярин. Дождался, пока сверлящая его возмущенным взглядом боярышня отведет глаза и примется за дыхательную гимнастику, и, лишь убедившись, что та немного успокоилась, продолжил: -- Я так понимаю, ты говоришь о своем учителе. Я прав?
   Сердитый кивок в ответ.
   -- И что же сей уважаемый мастер и мой личный гость сделал не так, что ты на него взъелась? -- тихо поинтересовался Бестужев и, заметив, как дернулась дочь, остановил ее одним жестом: -- Без крика.
   -- Трость... Он пришел с тростью, -- старательно сдерживаясь, проговорила Ольга, почуяв нешуточное давление в Эфире, исходящее от отца. Такое с ним бывало разве что когда он бывал чем-то о-очень недоволен... или кем-то.
   -- И в чем проблема? -- убедившись, что дочь готова слушать, проговорил боярин. -- Он взрослый самостоятельный человек. Неженатый, не вдовый и не старый. Будь он офицером -- носил бы кортик или бебут, но он гражданский человек и ОБЯЗАН являться на пиры с тростью, если не хочет сидеть за детским столом. Ты об этом забыла? Или... или, устроив представление с платком и пластроном в цвет своего платья, ты решила сделать из него эдакого юного пажа, восхищенного твоей красотой и вздыхающего о тебе с "детского" балкона над приемным залом? А теперь, значит, бесишься от того, что он поломал твою затею...
   -- Ничего такого я не хотела, -- нахмурилась Ольга. В словах отца был определенный резон, и теперь она не понимала, как могла упустить этот момент с тростью, обязательной для молодых людей, выходящих в свет. Но... лента! Эта бесова головная лента, точно такая же, как та, что и сейчас удерживает ее волосы в кажущейся такой простой и незатейливой прическе! Ольга и сама не заметила, как вновь затрещал воздух от разрядов электричества вокруг нее, и подняла взгляд потемневших глаз на отца. -- А ленту он тоже обязан был на трость повязать?! Дражайшая Елена Павловна была в полном восторге, а уж ее комментарий...
   -- Знаешь, вот думать не думал, что ты у меня, оказывается, выросла такой дурой, -- неожиданно грустно заключил Бестужев, наградив дочь сожалеющим взглядом. Дескать, это ж надо, а? И как у нас с твоей матерью могло получиться... такое?!.
   -- Но... но... -- Ольга даже растерялась и непонимающе захлопала неправдоподобно длинными ресницами.
   -- Вот-вот. Только в блондинку покрасить осталось, -- кивнул боярин и, присмотревшись к лицу дочери, вздохнул. -- "Опахала" перед вечерним пиром отклеишь. И чтоб больше я этого убожества не видел. Только глаза уродуешь. Ясно?
   Ольга заторможенно кивнула.
   -- Замечательно. Вернемся к Посадской. Ты что, не знаешь, что эта старая кар... почтенная боярыня славится своим презрением к условностям и готова высмеивать их где угодно, как угодно и когда угодно? А уж в интерпретации и без того запутанных значений всех этих символов, знаков и прочих забав великосветских затейников ей и вовсе равных нет.
   -- Но ведь... -- заговорила было Ольга, но отец, повторно махнув рукой, заставил ее умолкнуть.
   -- Итак. Раз уж ты удосужилась продемонстрировать мне столь удручающе малые познания в правилах этикета, давай разбирать "сотворенное" Кириллом вместе. Начнем с трости. Слушаю.
   -- Па-ап.
   -- Не "папкай". Я жду. -- Хоть давление Эфира и исчезло почти полностью, но тон, которым боярин окоротил дочку, ясно подсказал ей, что спор неуместен... и неожиданно зачесавшаяся от неприятных воспоминаний попа согласилась с разумом.
   -- Так. -- Ольга глубоко вздохнула и, сосредоточившись, начала отвечать, словно на экзамене по этикету. -- Трость -- обязательный атрибут, без которого ни один самостоятельный неженатый человек не может появиться на пиру или ином официальном мероприятии, за исключением государевых приемов, где оружие, к которому приравнивается и трость, недопустимо, поскольку нет в государстве места безопаснее, чем под защитой ока государя...
   -- Ну, и чего замолчала? Спросить что-то хочешь? -- подбодрил ее Бестужев.
   -- Да... Отец, но ведь у трости есть и другое значение, -- чуть помявшись, проговорила Ольга. -- Ну... что молодые люди берут на прием трость... после того как...
   -- Не мямли. Ты дочь дипломата или кто? -- резко оборвал дочь боярин.
   -- Ох... м-м. Существует мнение, что наличие трости говорит о том, что мужчина, ее носящий, уже познал женщину, -- сосредоточившись, выпалила на одном дыхании боярышня. Отец хмыкнул, и Ольга развела руками. -- Но ведь правда, многие молодые люди носят с собой трости именно поэтому. Сама видела... и слышала их похвальбы.
   -- Разумеется. Но если бы ты была внимательнее, то несомненно заметила, что они всегда носят трость на малые, неофициальные вечера и... гулянки, но никто их не попрекает ОТСУТСТВИЕМ трости, когда они сопровождают своих родителей на официальных пирах и мероприятиях.
   -- Э-э... -- Ольга недоуменно взглянула на отца, но ответить не успела. Вместо нее это сделал знакомый голос, раздавшийся от дверей. А в следующий момент девушка почувствовала, как ноющая пустота в груди, поселившаяся там с того самого момента, как Кирилл привез ее в усадьбу, заполняется целым ворохом чувств и эмоций. И среди них не было ни насмешки, ни удовлетворения от сделанной пакости. Только нежность, в которую девушка тут же и окунулась... "с головой". Да так, что не сразу поняла следующие слова Кирилла:
   -- Возможно, они так ведут себя потому, что знают: стоит им появиться на официальном приеме самостоятельно, без родителей -- и никакая трость не спасет их от участи присутствия за "детским" столом, на "детской" же галерее?
   -- А... как это? -- прогоняя сладкий туман, помотала головой Ольга, но успела заметить, как переглянулись мужчины.
   -- Оленька, ты же сама только что сказала: "Самостоятельный неженатый мужчина", -- со вздохом пояснил боярин. -- А много ты знаешь самостоятельных и неженатых среди боярских отпрысков? Вот-вот, система построена так, что они либо еще несамостоятельные, либо уже женатые. Зазор слишком мал. Это Кирилл у нас выделился... опять. Впрочем, вру. Некоторое количество подобных счастливчиков имеется и среди бояричей, но их число невелико. Весьма невелико.
   Девушка резко запунцовела и только что не застонала от собственной бестолковости. Но, вспомнив о стоящем рядом Кирилле, под его же одобрительный хмык, тут же взяла себя в руки и, успокоившись с помощью все той же набившей оскомину дыхательной гимнастики, уставилась на нареченного.
   -- Но если все так, то зачем ты нацепил эту ленту? И, кстати, где ты ее взял? -- спросила Ольга.
   -- Близняшки сдали твоего портного. Хотя я просил только указать тип и рисунок ткани, -- пожал плечами Кирилл.
   -- Э-э... Но... Я убью их, -- заключила Ольга, отойдя от шока. Такой подставы от сестер нареченного она не ожидала, а ведь они вроде бы подружились...
   -- Не стоит. Они не виноваты, просто я умею быть убедительным, -- расщедрился на улыбку Кирилл.
   -- Так. Не сбивай меня, я сама собьюсь, -- нахмурилась Ольга. -- Лента. Зачем ты ее нацепил... если отбросить вариант этой... этой Посадской?
   -- Сынок, она не понимает, -- буркнул, давя широченную улыбку, Бестужев.
   -- Какая недогадливая у меня невеста, батюшка, -- согласился Кирилл и, пристально взглянув на ошеломленное лицо Ольги, кивнул. -- Не понимает. Кстати, эти идиотские реснички надо отклеить. Глаза портят.
   -- Дались вам эти накладки!!! И о чем вы вообще, черт возьми, говорите?! -- взбеленилась девушка.
   -- Сынок, твои словечки. Проследи, чтобы она от них избавилась, -- в деланном недовольстве покачал головой боярин, а когда Ольга уже была готова броситься на... да без разницы, на кого из них, лишь бы глаза выцарапать, Кирилл сжалился.
   -- Понимаешь, по итогам подстроенной тобой встречи с Шутьевым я решил, что таить нашу помолвку больше не имеет смысла. Все одно, как показала практика, найдутся желающие потеснить меня в сторону. Так пусть у меня будут легитимные полномочия, чтобы размазать таких охотников по всем правилам этого вашего дурацкого света. В общем-то, именно для этого мне и понадобилась твоя лента. Более красноречивого знака нашей помолвки никакие традиции не предусматривают. Ясно? Хотя интерпретация боярыни Посадской мне понравилась. Феерическая женщина. Настоящая капитал-фрау. Не знаю, поженимся мы с тобой или откажемся от помолвки, но на моей свадьбе боярыня Филиппова-Посадская точно будет посаженной матерью.
   Выслушав эту тираду, Ольга перевела неверящий взгляд с отца на Кирилла и, оценив их улыбающиеся лица, тихо застонала. Засада!
  

* * *

   Глянув на обескураженную нареченную, я хмыкнул и, напомнив Бестужеву-старшему о его обещании помочь в образовательном процессе, оставил отца и дочь наедине, а сам отправился переодеваться ко второй, вечерней части пира. Да и отдохнуть от этих мотыляний по залу для знакомства с ближним кругом боярина мне совсем не помешает. Но... не судьба. Стоило мне переодеться в выделенной хозяевами комнате, кстати, той же, что я занимал, когда мы с сестрами "скрывались" от Томилиных, и устроиться в кресле с развернутым на экране браслета очередным классическим произведением, которые я неожиданно полюбил перечитывать в поисках расхождений со знакомыми мне сюжетами, как в дверь постучали.
   -- Открыто! -- Я свернул экран и уставился на отворяющуюся дверь.
   -- Фух. -- Леонид тяжело вздохнул и, не спрашивая разрешения, рухнул на кровать. -- Как же я за-дол-бал-ся!
   -- Где ваши манеры, Леонид Валентинович? -- состроив брезгливую физиономию, поинтересовался я, наблюдая, как одноклассник с наслаждением срывает с шеи завязанный пышным узлом пластрон.
   -- Не начинай, Кирилл. А то не посмотрю, что ты староста и вообще весь из себя... мастер, -- покосившись на меня, проговорил Леня. -- Кстати, насчет старосты... Ты, когда затеял всю эту возню с клубами, знал, что участникам надо будет отчитываться об их деятельности?
   -- Разумеется, -- кивнул я. -- В правилах это было описано. А что? Трудно написать пару листов отчета?
   -- А... понятно. Думаешь, самый умный, да? -- прищурившись, кивнул Леонид. -- Так вот, я тебя сейчас спущу с небес на землю. Чтобы ты знал, помимо "пары листов" отчета, нужно представить администрации практическую часть. Проекты, Кирилл... проекты! Ладно моделисты с артефакторами -- они любую модель могут притащить, вот и готов полноценный проект. А остальные? Рукопашники, вышивальщицы, музыканты и хор... да ты сам, наконец, со своим "ядовитым клубом"... Кого травить будешь в качестве проекта, а?
   -- Твою же дивизию... -- протянул я. Как говорил наш ротный во времена оны: "Это залет, боец!" Попал. Так, стоп. Спокойствие, только спокойствие. Леонид только что об этом узнал? Ой, вряд ли. Вот не верю я, что этот самопальный букмекер и сын дипломата по совместительству мог пропустить такую информацию мимо ушей. Не при его отношении к делу. А значит, кто-то просто решил мне попенять за то, что я забросил свои обязанности. -- Та-ак. И когда же нас ждет это счастье? Завтра?
   -- Если бы показ проектов был назначен на завтра, ты был бы уже трупом, -- с ехидной улыбкой просветил меня Леонид и, заметив недоумение в моих глазах, с готовностью пояснил: -- Мы бы тебя всеми младшими классами закопали на заднем дворе школы. И памятник поставили бы... с табличкой: "Посвящается ленивым старостам". В общем, все не так страшно. Перед рождественскими каникулами будет общешкольный показ. Участвуют все клубы. Думаю, изначально предполагалось, что все будет как и раньше. То есть дело ограничится небольшим марафоном-попурри сцен из разных спектаклей плюс открытое заседание дискуссионного клуба, ну и короткое выступление тех же фехтовальщиков... Говорят, классное представление, кстати. Но тут влез один староста...
   -- Нечаянный староста, напомню, -- вмешался я в диалог Леонида, и тот моментально сбился. Но тут же оправился от моего "подлого удара".
   -- Именно так, обиженный нечаянный староста, -- ухмыльнулся Бестужев-младший. Язва этакая. -- И дело приняло совсем необычный оборот... В общем, двадцать шестого числа для наших клубов выделяют основной зал. Места хватит всем... но никто не знает, что делать. Так что... у нас проблемы, Кирилл Николаевич.
   -- Понял, -- вздохнул я. -- И вот надо же было тебе рассказать мне об этом именно сегодня, а, Леонид Валентинович?
   В ответ тот только руками развел.
   -- Кирилл, это ведь действительно была твоя затея. Помоги ребятам, а то мы вчера после занятий и так три часа головы ломали -- и ничего толком не придумали.
   -- Да я же не отказываюсь, Лень. Просто... черт, как же не вовремя. -- Я поднялся с кресла и, встав у окна, уставился на раскинувшийся за ним парк. -- Ладно. Я подумаю, что можно сделать. Скинь мне последние данные по клубам. Кто управляет, сколько человек... и номера браслетов руководителей для связи. У тебя они наверняка есть.
   -- Уже, -- голос заместителя повеселел. Вот интересно, с чего бы это? Неужто так верит в своего старосту? Я покосился на Леню, сосредоточенно бьющего по невидимой мне клавиатуре браслета, и вздохнул. Вот кого надо на эту должность ставить. С таким старостой класс будет как за каменной стеной. А я со своими вечными делами вне школы... Нет, решено. После каникул проведем "перевыборы". Думаю, никто не будет возражать против замены "игрока". А Леня? Хм... вот уж этот точно никуда не денется. -- Кирилл, я, собственно, чего зашел. Это правда, что ты фактически заявил о помолвке с моей сестрой?
   -- Да, -- кивнул я, отвлекаясь от размышлений, и дернулся, когда младший Бестужев вдруг подскочил с кровати и, оказавшись рядом, уставился на меня о-очень серьезным взглядом.
   -- Кирилл, ты же не обидишь мою сестру? -- неожиданно спросил Леонид. Я в ответ только покачал головой. Впрочем, уже через секунду на меня смотрел все тот же неугомонный заместитель с вечной полуулыбочкой на устах. -- Это хорошо. Итак. Когда свадьба?
   -- А ее может и не быть, -- пожал я плечами, разом стирая с лица приятеля его улыбку.
   -- А в лоб? Кирилл, я серьезно. Ведь не посмотрю на разницу в силе.
   -- Да угомонись ты, Аника-воин. -- Я толкнул насупленного Бестужева, и тот рухнул в кресло, не переставая сверлить меня недовольным взглядом. -- Ни Ольга, ни я пока не собираемся устраивать свадьбу.
   -- Но-о... вы же... вы... Да что, я не видел, как вы друг на друга смотрите, что ли?! -- возмутился Бестужев. М-да уж, заявочка. Р-романтик, чтоб его... -- Да вы когда в одной комнате находитесь, Эфир с ума сходит... Я же не бездарный, чувствую!
   Оп. А вот этого я не замечал... хотя, если подумать, иначе и быть не могло. Мы же с Ольгой постоянно в резонансе. Ничего удивительного, что сами этих возмущений не чувствуем. А вот окружающие... М-да. Хорошо, что я разблокировался только в кабинете Валентина Эдуардовича. Иначе, боюсь, никто из гостей и не подумал бы, что Посадская просто пошутила в своем репертуаре.
   -- Так, Леонид, угомонись. Во-первых, спасибо, что сказал о возмущениях. Мы с Ольгой просто не замечали своего влияния на Эфир... в этом плане. Во-вторых. Да, мы действительно очень хорошо относимся друг к другу. Только не забывай, что это не просто наша с Ольгой влюбленность, а еще и результат воздействия наших мам. Уж не знаю, как и что наворотили эти биологи и евгеники, но крышу у нас сносит капитально. И именно поэтому мы не хотим торопиться.
   -- Чтобы если вдруг... то не пришлось пожалеть? -- понимающе протянул Леонид.
   -- Именно. Представь, года через полтора воздействие сойдет на нет, и мы с Ольгой вдруг поймем, что совершенно не подходим друг другу. А кольцо уже на пальце. И что, добиваться аудиенции у государя, чтобы просить о разрешении на развод, которого тот еще может и не дать? Были бы живы мамы -- можно было бы узнать у них, сколько продлится этот... эффект, а так... Лучше мы подождем.
   -- А я читал, что невозможно заставить двух людей полюбить друг друга... -- вздохнул Леонид. -- После того разговора, помнишь, когда ты только-только к нам приехал? Вот тогда я очень много информации нашел по этому поводу. И все источники сходятся в одном: невозможно насильно привить любовь к кому-нибудь. Заставить возжелать... э-э... физически, так сказать, -- пожалуйста. А вот чтобы как у вас с Ольгой...
   -- Я не думаю, что родители делали что-то подобное. Скорее, воспользовались уже заложенным соответствием и как-то обеспечили срабатывание механизма "отбора", так сказать. Но как они это сделали, я не понимаю. И Ольга тоже. А рисковать мы не хотим. Так что со свадьбой придется подождать как минимум до моего официального совершеннолетия. А там уж видно будет, -- я развел руками.
   Леонид покивал и, бросив взгляд на браслет, неожиданно выругался.
   -- Извини, Кирилл. Но я опаздываю. Вот-вот должны начать собираться гости, и мне нужно присутствовать. Сегодня детский сад на моей шее. -- Последние слова Леонид договаривал уже с порога и, выкатившись в коридор, исчез. А через секунду дверь вновь открылась, пропуская уже переодевшуюся к пиру Ольгу.
   Я окинул взглядом ее точеную фигурку, облаченную в какое-то невообразимое кремовое платье, одновременно облегающее и словно струящееся... и невольно замер в восхищении.
   -- Ты бесподобна, -- хрипло проговорил я, когда девушка, явно заметившая произведенное ею впечатление, подошла... нет, скользнула по паркету, словно проплыла, и оказалась в шаге от меня.
   -- Спасибо. -- Оля медленно кивнула и вдруг, тряхнув головой, с улыбкой попросила: -- Кирилл, закройся на секунду, пожалуйста! А то так недолго и манию величия заработать. Ох. Вот так-то лучше. Честно говоря, никогда не верила, что мужчины способны на такое... такое чувство.
   -- Что ж мы, по-твоему, совсем "чурбаны бесчувственные"? -- возмутился я, когда ко мне вернулась способность говорить.
   -- Нет, конечно, просто... просто я всегда считала, что мужчина так смотрит на женщину, когда... ну...
   -- Ну да, а факт, что мы способны восхищаться красотой, как таковой, вам и в голову не приходит, -- вздохнул я.
   Ольга виновато развела руками. Но тут же улыбнулась и протянула мне... ленту. Под цвет вечернего платья, разумеется.
   -- Вот, возьми... -- проговорила она и, помявшись, добавила: -- И прости. Я больше не сделаю такой ошибки, как в случае с Платоном. Никаких игр "втемную"... Отец прав, это унизительно.
   Я и не подозревал, что у Валентина Эдуардовича такой талант воспитателя... Хм. Что ж, честь ему и хвала. Я-то думал, что придется устраивать еще не один сеанс аллопатического лечения, а оно вон как вышло. Отрадно!
   Если бы еще не слуги, каждые пять минут долбящие в дверь, я был бы вообще счастлив, а так пришлось прервать Ольгины извинения на самом интересном месте... Ну да ладно, пир не вечен, и у нас впереди целая ночь.
  
   Глава 2. Хоть Бог и запретил...
  
   Поправив соскользнувшее одеяло, я полюбовался сладко посапывающей Ольгой и, осторожно выбравшись из кровати, побрел в ванную. Закончив с утренними процедурами, вернулся в комнату и, окинув взглядом разбросанные по ней вещи, хмыкнул. М-да, зажгли, называется. Впрочем, ничего удивительного. Пир хоть и не обязывал шататься по залу с приклеенной улыбкой, вежливо раскланиваясь с гостями, тем не менее, оказался штукой не менее тягомотной, нежели дневной прием. В общем, нам с Ольгой просто необходимо было сбросить пар... и вот, честное слово, получилось просто замечательно...
   Впрочем, вру, кое-что интересное на пиру было, но не думаю, что моя нареченная одобрит происшедшее. Я бросил взгляд на явно не собирающуюся просыпаться Олю и, решив ее не будить, полез в шкаф, куда вчера по приезде в усадьбу забросил свой бессменный рюкзак. Отыскав под амуницией спортивный костюм и кроссовки, я быстренько оделся и отправился на пробежку. Оля? Пускай спит. Времени только шесть утра, а у меня к тому же есть одно дело, во время разруливания которого ее присутствие совсем нежелательно.
   Кивнув охраннику, я дождался, пока тот ответит на мое приветствие и откроет ворота, после чего Рыжий взревел двигателем и буквально прыгнул вперед, на пустынную по раннему времени улицу боярского городка. Понеслись мимо меня длинные каменные ограды, за которыми сливались в одну серо-черную пелену ветви голых деревьев. Редко-редко навстречу попадались автомобили, среди которых, к моему удивлению, не было ни одного столь любимого именитыми "вездехода". Впрочем, для них пока слишком рано. Сейчас время небольших грузовичков доставки и легковых машин, принадлежащих едущим по делам слугам или небогатым боярским детям. А вот за мной машин не было, хотя я и обогнал пару-тройку тихоходок. Я еще раз сосредоточился и, убедившись, что Эфир за спиной чист, облегченно вздохнул. Ну да, да, дую на воду. Но мне действительно очень не хочется повторения опыта с Платоном... кстати, надо будет заглянуть в "Девяточку", пострелять, поболтать. Заодно узнаю, чем черт не шутит, может, Шутьев что-нибудь сказал... интересное. Хотя... скорее, это ему что-то сказали. Уж больно тих и незаметен был боярич вчера на пиру. Даже не поел толком, хотя на столе прямо перед ним лежали такие замечательные перепела... я пять раз просил его передать мне блюдо с этими птичками. А что? Они хоть и вкусные, но мелкие... на один зуб, буквально! А паштеты... нет, положительно, Валентину Эдуардовичу просто несказанно повезло с зазнобой. Раиса просто кудесница кастрюль и поварешек...
   Так, бубня про себя бессмертное Там творение Владимира Маяковского "Ешь ананасы, рябчиков жуй...", я заглушил двигатель "Лисенка" у спуска к памятному пруду и, закинув шлем на сгиб локтя, принялся спускаться к пристани. Судя по тому, что рядом с моим мотоциклом не оказалось ни одной машины, я сделал вывод, что приехал первым, и, оказавшись у зеркала пруда, уверился в своей правоте. Тихо, прохладно... и никого. Уток с лебедями -- и тех нет, улетели по осени.
   Глубоко вдохнув чистый воздух... ну, почти, чистый, но новик я или нет, в конце-то концов? Я огляделся по сторонам и, не увидев ничего интересного, уселся на небольшую скамейку под раскидистым боярышником, цепляющимся своими корнями за крутой склон. Но долго наслаждаться тишиной и одиночеством в это холодное утро мне не пришлось. Чуйка, с самого утра работающая как папа Карло, доложила о приближении гостей. И в самом деле -- не прошло и десяти секунд, как наверху раздался чуть слышный скрип тормозов, хлопнули двери, и на спуске показалась троица ожидаемых мною... хм-м... собеседников. Точнее, к таковым относился лишь один из визитеров, остальные же должны были стать... ну да, да... секундантами они будут. Я же говорю, на пиру не обошлось без интересностей...
   -- Доброе утро, господа. -- Я кивнул всем троим, но ответ получил лишь от двоих -- тех самых будущих секундантов.
   Подтянутые, спортивные ребятки с невыразительными лицами, одинаково короткими военными прическами, в одинаковых костюмах, которые можно было бы назвать деловыми, если бы не кое-какие мелочи... человеку несведущему незаметными, но превращающими с виду обычный костюм во вполне удобную для активного движения одежду. Телохранители моего противника, собственно, как мы и договаривались. Ну да, тащить в качестве секунданта Леонида было бы тонким издевательством над вызвавшим меня бояричем. Это же не поединок со школьниками, а полноценная дуэль между взрослыми... м-да уж, людьми. Привлекать же того же Хромова мне было бы не по чину... боярский сын рода Бестужевых... Нет, никаких традиций я бы не нарушил, и никто бы ничего не сказал, но выводы заинтересованные лица сделали бы. Они же не знают, что у меня просто нет взрослых людей, знакомых настолько хорошо, что я мог бы доверить им право наблюдателя на дуэли... Так что пусть будут люди моего оппонента. Тем более что наш разговор видело и слышало вчера достаточно людей, чтобы я мог не опасаться за честность поединка. Каким бы ни был исход нашей встречи, в случае смерти одной из сторон разбираться в обстоятельствах будут скрупулезно... и совсем не бояре. Ну а причин сомневаться в том, что и мой противник это понимает, у меня нет.
   -- Кирилл Николаевич. -- Оказавшийся рядом со мной, один из "гостей" коротко, по-военному резко кивнул и представился, -- Меня зовут Андрей Аполлинарьевич Вешков. Я буду вашим секундантом, если не возражаете.
   -- Ничуть. Приятно познакомиться, Андрей Аполлинарьевич, -- качнув головой, ответил я. Помню его, весь вечер ходил за своим бояричем, как привязанный. Что ж, это даже к лучшему...
   -- Взаимно. Вы готовы?
   Получив утвердительный ответ, Вешков сухо извинился и отправился навстречу ожидающему его в пяти метрах напарнику-коллеге. Мой же противник остался стоять еще дальше, метрах в десяти от своего секунданта.
   Наблюдатели переговорили, и через десять минут ритуальных "танцев с бубнами", вроде обязательного предложения о примирении, и перечисления запрещенных к использованию мощных площадных техник, из которых я не мог выполнить ни одной, в отличие от моего противника-"воя", молвой причисляемого к "старшим"... В общем, спустя еще десять минут с формальностями было покончено, и нас четверых накрыло артефактной полусферой диаметром в добрых полсотни метров, призванной защитить окружающее пространство от возможных разрушений.
   Понеслась! Разгон, легкий кинетический щит возник передо мной словно сам по себе -- и тут же развернулся под небольшим углом, пропуская вскользь запущенную в меня метровую сосульку, по какому-то недоразумению названную "ледяной иглой". Шустрый парень! Но ведь все равно не успеет...
   Перелетая на полной скорости через замерцавший щит, я выпростал руки из-под куртки. Вперед-вперед-вперед! Оказавшиеся в моих ладонях рюгеры захлопали, изрыгая напичканные под завязку энергией иглы, заставляя искажаться и расползаться водяной щит моего противника. Изумленное лицо боярича стало достойной наградой за преподнесенный сюрприз и вчерашнее поведение. А через секунду я оказался в полуметре от него, просто порвав не выдержавший двух десятков попаданий щит. Опустевшие пистолеты не успели упасть на деревянный настил пристани, когда мой кулак врезался в челюсть противника, сминая ее и разбивая полные губы, вчера на пиру так кривившиеся от презрения, цедившие, прямо скажем, весьма неприятные слова в мой адрес. Не останавливаясь, другой рукой "правлю" картину, сворачивая челюсть боярича в противоположную сторону. Серия ударов в корпус, на которую ошеломленный, "поплывший" противник не может ответить, и, как завершение, мощный удар в нос. В стороны медленно, веером разлетаются брызги крови. В детстве мы это называли "пустить юшку"... Хм. К моему удивлению, дуэлянт закрывает глаза и... падает, словно подрубленное дерево. Не расслабляя чуйки, выхожу из разгона и оглядываюсь на замерших на своих местах секундантах. М-да. Перевожу взгляд на лежащее, вытянутое, словно по струнке, тело противника. Мортал Комбат, чтоб его... Флоулесс виктории. Кхм.
   -- Господа? -- подтягивая "телекинезом" рюгеры, обращаюсь к секундантам, уже успевшим прийти в себя.
   -- Кирилл Николаевич, у нас нет претензий, -- тихо произносит Вешков, знаком приказывая своему напарнику опустить выхваченный ствол. Тот морщится, но пистолет убирает. А вот молчать он явно не собирается.
   -- Андрей, но он же стрелял!
   -- Когда Кирилл Николаевич получил вызов, он задал вопрос касательно оружия. Вячеслав Еремеевич ответил, цитирую: "Хоть из гаубицы пали..." -- конец цитаты, -- ровным тоном ответил мой секундант, опустив пару эпитетов своего шефа, которыми тот сопроводил свое "дозволение", и второй секундант сник окончательно. Ну да, стал бы я заморачиваться с прямым нарушением правил? А так боярич сам дал мне великолепную возможность для маневра. Но даже если кто-то попробует возмутиться... иглы были заправлены под завязку чистой энергией, а не рунными зарядами, которые, кстати, только и могут нанести урон стихийникам... теоретически. Убивать-то этого шустрика я совсем не собирался...
   -- Хм, Кирилл Николаевич, позвольте один вопрос. -- Пока секундант боярича пытался привести своего валяющегося в отрубе шефа, в чувство и вправлял на место его перекошенную челюсть, вовсю фоня целительскими техниками, Вешков подошел ко мне и, наблюдая, как я меняю трубчатые магазины рюгеров, поинтересовался. -- А если бы я не успел остановить Артура?
   Я кивнул за спину телохранителя, а когда тот обернулся, чтобы посмотреть, на что я указываю, скамейки, рядом с которыми, собственно, и стояли секунданты во время боя, взмыли в воздух и с грохотом обрушились наземь.
   -- Впечатляет. На такую атаку мы бы могли и не успеть отреагировать. -- Почесав бровь, секундант хмыкнул. -- Но... впрочем, ничем другим место для дуэли разметить здесь нечем. Вы предусмотрительный человек, Кирилл Николаевич. А...
   Не знаю, что еще хотел сказать Вешков, его прервал слабый голос с трудом поднимающегося на ноги боярича Вердта.
   -- Поздравляю с победой. Это была самая хреновая дуэль в моей жизни. -- Ну да, говорит невнятно, зато самоиронии хоть отбавляй. -- Кирилл, вы не против, если я буду звать вас по имени? Все-таки разница в возрасте у нас довольно большая...
   -- Десять лет -- это две трети моей жизни, Вячеслав Еремеевич. Не возражаю, -- кивнул я.
   -- Тебе пятнадцать?! -- Боярич было расхохотался, но тут же застонал от боли в отбитых ребрах... и челюсти. -- Ух... е-эо. Кому сказать, что меня так мальчишка отделал, не поверят. Камнедробилка, а не кулаки... Прошу извинить за вчерашнее, Кирилл. Честно говоря, увидев, кому повезло получить руку и... думаю, не ошибусь, если скажу -- сердце Ольги, я был несколько...
   -- Взбешен, -- подсказал я, и боярич вновь попытался рассмеяться. С тем же результатом.
   -- Именно. -- Вячеслав кивнул и, окинув меня долгим взглядом, протянул руку. -- Мир, Кирилл?
   Вердт, гвардеец Московского легкого бронеходного полка, оказался типичным рубакой и повесой, словно сошедшим со страниц истории. Эдакий классический гусар. Бретер, балагур, пьяница, ловелас и игрок. Честное слово, вот не думал, что такие еще есть! Впрочем, здешняя история сильно отличается от тамошней, а некоторые традиции, как оказалось, гораздо легче переживают века, чем революции. В общем, так неудачно начавшееся знакомство завершилось вполне мирно. Ну да, полаялись, подрались... можно и мировую выпить. Кхм. А вот тут мне пришлось развести руками. Вячеслав сначала нахмурился, потом задумался, а уж после расхохотался во весь голос.
   -- Простите, Кирилл. Меня опять ввела в заблуждение ваша серьезность, -- признался Вердт, когда во время заказа завтрака в небольшом заведении у Каланчовой площади я отказался от алкоголя. -- Совсем забыл о возрасте. Но, может, все же по бокалу вина? Хотя бы попробуете, что это такое.
   -- Извините, Вячеслав, но нет, -- я покачал головой.
   -- И почему же? -- приподнял бровь мой собеседник, одновременно принюхиваясь к принесенному официантом горячему паштету.
   -- Во-первых, потому что уже пробовал алкоголь и не нахожу его столь уж притягательным. Во-вторых, закон запрещает продажу вин лицам, не достигшим совершеннолетия. Ну а в-третьих...
   -- Да-да? -- с легкой усмешкой поторопил меня Вердт.
   -- А в-третьих, в отличие от вас, Вячеслав, я не мучаюсь с похмелья и не имею нужды употреблять вино в... половину восьмого утра. -- Я отразил улыбку моего собеседника. А когда тот демонстративно покаянно поник головой, договорил: -- Кстати, советую лечиться не вином, а рассолом. Лучше всего капустным... по крайней мере, мне он кажется вкуснее того же огуречного. Но это уже на ваш выбор.
   -- Кирилл, открою вам страшную тайну... -- Прекратив изображать кающегося грешника, Вердт фыркнул. -- Рассол не панацея. Особенно когда вечером угощаешься не водкой, а вином и коньяком.
   -- Что ж, вам виднее, Вячеслав, -- пожал я плечами, налегая на рисовую кашу с изюмом, от вида которой моего собеседника ощутимо передернуло. Да-да, по сравнению с заказанными им блюдами мой скромный завтрак казался нарочито детским... Зато вкусным и сытным, в отличие от микроскопических порций "навороченных" закусок, стоящих перед Вердтом.
   -- Кирилл, а где вы научились так стрелять? -- неожиданно перевел тему мой бывший противник. -- Судя по тому, как расползался мой щит, вы били в одну и ту же точку. Хм... если посчитать... да, разброс был не больше десяти-пятнадцати сантиметров. На бегу, из автоматического оружия, с двух рук... Это была незаурядная стрельба, должен сказать.
   -- Что значит "научился"? -- Я поставил на стол стакан с апельсиновым соком. -- До сих пор учусь. Стрелковый клуб "Девяточка" в Преображенском. Там замечательное стрельбище, скажу я вам.
   -- Ого! -- Вячеслав покачал головой. -- Однако... Недешевое место.
   -- Вы знаете этот клуб?
   -- Нет, именно "Девяточка" мне незнакома. Но в Преображенском просто нет недорогих заведений. Да и попасть без протекции в большинство тамошних клубов почти невозможно. Ну да ладно. Собственно, я вот к чему веду... -- Вердт побарабанил тонкими пальцами по столу и решительно кивнул сам себе. -- Как смотрите на то, чтобы заглянуть на наше стрельбище? Мы хоть и бронеходы, но стрелковое оружие ценим, и среди моих однополчан найдется не один любитель пощеголять своей меткостью.
   -- Почему бы и нет? -- согласился я, и гвардеец мечтательно улыбнулся.
   Хм, вот я не я буду, если он уже не представляет себе, как собьет спесь с кого-то из своих сослуживцев.
   Жаль, что нашу беседу вскоре пришлось свернуть. Одновременно зазвонили браслеты, и мы, переглянувшись, одинаково пожали плечами. В один голос рассмеявшись, мы с Вячеславом пожали друг другу руки и, оставив на столе плату за завтрак, потянулись к выходу. Каждый по своим делам. Уж не знаю, кто вызывал бронеходчика, а мне пришло сообщение от Ольги, в котором нареченная очень вежливо интересовалась, куда это унесло ее любовника, жениха и по совместительству учителя из теплой постели, да с утра пораньше.
   -- Уже еду, милая. -- Сбросив короткое послание, я оседлал "Лисенка" и, захлопнув забрало рыжего шлема, поддал огня. Обогнав амовского "толстяка" Вячеслава, я просигналил ему на прощанье и, получив в ответ рев клаксона, больше напомнивший мне вой корабельного "ревуна", прибавил ходу.
   Вопреки моим ожиданиям, первым человеком, встретившемся мне в усадьбе, если не считать охранника на воротах, была вовсе не Ольга и даже не Леонид. Бестужев-старший, стоя на Красном крыльце, окинул меня внимательным взглядом и довольно кивнул.
   -- Доброе утро, Кирилл, -- прогудел боярин, когда я поднялся по высокой лестнице и оказался рядом с ним.
   -- Доброе, Валентин Эдуардович, -- кивнул я и, заслужив еще один очень внимательный взгляд, не выдержал: -- Что-то не так?
   -- Да вот, ищу страшные раны... и проверяю наличие головы, -- вздохнув, усмехнулся Бестужев. Но тут же стал убийственно серьезным. -- Кирилл, ты каким местом думал, ввязываясь в дуэль? Вердт старше тебя на десяток лет, он гвардеец, воин. А ты? Юнец, ты о чем думал вообще? Или решил, что раз ты весь из себя такой монстр Эфира, то вой тебе на один зуб?!
   -- Валентин Эдуардович, давайте продолжим наш разговор в кабинете? -- негромко попросил я. И вот понимаю же, что человек просто волнуется за меня, но... желания попустительствовать таким наездам этот факт мне не добавляет.
   Бестужев, кажется, и сам понял, что несколько переборщил, поскольку, едва мы оказались в его кабинете и устроились за журнальным столом, тут же заставленным чаем и заедками к нему, Валентин Эдуардович покосился на меня с некоторым смущением... может быть, и деланным, но ведь дал же он себе труд хотя бы продемонстрировать это чувство...
   -- Извини, Кирилл. Увлекся, -- посетовал боярин, разливая по чашкам ароматный и горячий напиток. -- Просто когда охрана доложила, что ты куда-то уехал, да еще и с оружием... Хм. Жаль, что Хромов не успел просмотреть все записи с пира до твоего отъезда... Мы бы хоть охр... секундантами тебя обеспечили.
   -- Валентин Эдуардович! -- воскликнул я. -- По-моему, вы утратили веру в человечество. Неужели вы всерьез предполагаете, что кто-то из ваших гостей мог оказаться настолько... непредусмотрительным, что при встрече с ними мне было не обойтись без... своих секундантов?
   -- Не ерунди, Кирилл, -- покачал головой Бестужев. -- Сам же все прекрасно понимаешь...
   -- Не совсем, -- после минутного молчания ответил я. -- Объясните, Валентин Эдуардович. Я ни на секунду не поверю, что вас беспокоит только возможное бесчестное поведение моих противников на дуэлях. В чем дело?
   -- Ты уже забыл про происшествие с Шутьевым? -- вопросом на вопрос ответил боярин. -- Или думаешь, если он затих, то и проблем не доставит? Ошибаешься. Я уж молчу про тех людей, что его похитили. Не просто же так они появились рядом с вами на той дороге? Кирилл... я пока не знаю, что вокруг тебя происходит, но что-то есть. Чую. А своему чутью я привык доверять, знаешь ли. Так что послушай доброго совета, будь аккуратнее...
   -- Валентин Эдуардович, ну что вы такое говорите? -- "удивился" я. -- Шутьев? Да вам ли не знать, с какой стати он на меня взъелся? Наверняка ведь Ольга все рассказала. Так? Так. Похитители? Об этом самого Платона нужно спрашивать. А может быть, кого-то из его родни. Того же боярина Шутьева, например.
   -- Не надо пудрить мне мозги. Хромов узнал в нападавших государевых людей. И я могу тебя уверить, род Шутьевых не имеет никаких проблем с законом и никогда не привлекал к себе такого... негативного внимания государя. Они, конечно, не опричники, но в политику не лезут. Уж в этом я могу тебя уверить со стопроцентной гарантией. А значит, дело касается тебя...
   -- Почему сразу меня? -- возмутился я. -- Может, сам Платон что-то натворил, и род к его проблемам не имеет отношения?
   -- Потому что, в отличие от Шутьевых, при первой же попытке навести справки о тебе мои источники в Преображенском приказе резко замолчали. Ясно? -- Бестужев на миг умолк и, вздохнув, договорил: -- Ладно. Не скажу, что меня устраивает твое отношение к происходящему, но тут я ничего не могу поделать. Поэтому просто прошу: будь осторожен. Подумай об Ольге...
   Срезал.
   -- Я буду трижды осторожен, Валентин Эдуардович, -- помолчав, ответил я. -- Обещаю.
   -- Вот и ладно. Вот и хорошо, -- облегченно вздохнул Бестужев, откидываясь на спинку кресла. Но уже через секунду глаза его широко раскрылись. -- Стоп! Что значит "дуэлях"?! Сколько у тебя их назначено?
   -- Сегодня была одна, -- честно ответил я. -- Кстати, Вердт оказался совершенно замечательным типом. Мы договорились с ним съездить как-нибудь на стрельбище его полка. Надеюсь, мне позволят там порулить боевой платформой.
   -- Мальчишка! Не заговаривай мне зубы. Сколько всего?!
   -- Хм... -- Я открыл кондуит браслета и, пробежавшись по списку, сообщил: -- Еще четыре осталось.
   -- Отошлешь условия Хромову, он даст тебе секундантов, -- обреченно покачав головой, пробормотал Бестужев.
   -- Извините, Валентин Эдуардович, не хочу вас обидеть, но у меня уже есть секундант, -- усмехнулся я, отчего лицо моего собеседника перекосило.
   -- И кто же он, надеюсь, не Леонид? Такого издевательства тебе противники не простят, -- успокоившись, сказал боярин.
   -- Понимаю. Поэтому и отказался от его помощи, хотя Леня настаивал. А секундантом на моих следующих дуэлях обещал быть Вердт. Я же говорю, совершенно замечательный тип...
   Бестужев хлопнул себя ладонью по лбу, и я, клянусь, услышал его тихие слова... Крик души, можно сказать:
   -- Да, два дебила -- это сила...
  
   Глава 3. У нас в стране на каждый лье...
  
   Подумав над разговором с Бестужевым, я вынужден был признать, что легкость, с которой я отнесся к происходящему вокруг, просто непозволительна. Дуэли? Да черт с ними. Но вот то, что я так просто и незатейливо забыл о своих разногласиях с Громовым-старшим, иначе как шапкозакидательством назвать нельзя. Да и слежка, обнаруженная людьми Брюхова, как бы намекает... что не один Георгий Дмитриевич имеет на меня какие-то виды. Хм... А может, это как раз его рук дело? Но зачем?
   Я потер лоб, словно это могло помочь ускорить мыслительный процесс, но, заметив зашедшую в трапезную Ольгу, оставил размышления и, улыбнувшись, шагнул ей навстречу.
   Может быть, мы с Олей так и проворковали бы до самого вечера, если бы не ворвавшийся в комнату Леонид. Успев заметить, как мы отшатнулись друг от друга, Бестужев-младший фыркнул и выжидающе уставился на меня. Что?
   -- Проекты, Кирилл. У нас всего семнадцать дней, это две с половиной недели. Ты же не хочешь памятник? -- со вздохом напомнил мне заместитель. Точно. Еще и это...
   -- Извини, Лень. У меня пока не было времени подумать над этим, -- признался я.
   -- Конечно-конечно. Ты ведь у нас теперь так занят... -- издевательски протянул боярич. -- То сестру мою потискать надо, то по городу побегать, с утра пораньше...
   -- Кстати, Кирилл, ты так и не сказал, где был утром, -- заметила Ольга, пропустив мимо ушей замечание брата насчет "тисканья". Но если судить по эмоциям моей нареченной, это была только видимость. Да и то, что братец прервал нашу... хм... беседу, ей явно не понравилось.
   -- Решал дела, связанные с моим новым статусом, -- развел я руками.
   Оля нахмурилась, что-то вспоминая, а через секунду ее взгляд зашарил по мне, очевидно в поисках повреждений. Не удовлетворившись этим, девушка взмахнула ладонью, окутывая меня диагностическим воздействием, и, лишь убедившись, что все в порядке, облегченно вздохнула:
   -- Мог бы и предупредить...
   -- Чтобы ты поволновалась зря? -- пожал я плечами.
   Только продолжить начинающееся препирательство нам не удалось, хотя желание Ольги хорошенько меня отчитать просматривалось в ее эмоциях очень четко. Но вмешался Леонид, за что ему большое спасибо.
   -- Эй, вообще-то я здесь. Забыли?! -- Бестужев-младший уселся на стол и повернулся ко мне. -- Кирилл, пожалуйста, свяжись с нашими, переговори. А то они меня уже достали. Браслет звонит чуть ли не с шести утра, не прекращая. У меня больше полусотни сообщений уже, и чую, будет еще больше!
   М-да, не забыть бы еще и о слежке за Леонидом... Надо будет поинтересоваться у Валентина Эдуардовича -- может быть, его люди уже выяснили, кто устроил этот фарс?
   -- Алло! Кирилл, ты меня слышишь?
   Я взглянул на насупившегося, сверлящего меня недовольным взглядом Бестужева-младшего...
   -- Да, извини, Лень. Задумался. -- В ответ на эти слова заместитель побагровел, но тут же сдулся, услышав окончание фразы: -- Я сегодня же всех обзвоню и переговорю. А в понедельник соберемся после занятий и совершим мозговой штурм. Устраивает тебя такой вариант, совесть старосты?
   -- Договорились, -- Леонид просиял и, соскочив со стола, отправился на выход. Открыв дверь, он повернулся к нам с Ольгой и, отвесив шутовской поклон, рассмеялся. -- Шефа проблемами нагрузил, сестре удовольствие обломал... Надо же, еще и полдень не наступил, а день уже удался. Замечательно. Воркуйте дальше, голубки!
   И под аккомпанемент рассерженного шипения Ольги скрылся из виду... язва. Правда, долго сердиться на брата нареченная не стала, любопытство победило, и она вцепилась в меня клещом, пытаясь вызнать, что за проблемы такие образовались у меня в школе. А ведь потом еще и до дуэли доберется... Эх. Леня-Леня, подложил все же свинью, заместитель.
   Но, как оказалось, переживал я зря. Ольга, дотошно выспросив меня на тему предстоящих демонстраций клубных проектов и участвующих в этом деле школьных организаций, выкатила совершенно замечательную идею. Конечно, времени на воплощение ее затеи у нас оставалось совсем немного, но были и плюсы, на которые нареченная и не преминула мне указать.
   -- Ты пойми, эти ваши клубы... они же новые. И создавались людьми, которые уже чуть-чуть соображают в том деле, что собрались "продвигать в массы". Правильно? То есть там не может быть много новичков-неумех, которые вообще ничего не понимают в выбранной стезе, но очень хотят научиться. А значит, у них уже есть что-то... ну, не знаю. У девчонок из клуба вышивки наверняка найдутся дома какие-то старые работы. Про моделистов ты сам говорил, что у них постоянно что-то жужжит и летает по кабинету. -- Ольга с энтузиазмом взялась за агитацию. Как будто я в ней и в самом деле нуждаюсь. Ха!
   -- Понял-понял. Предлагаешь поскрести по сусекам, а? -- кивнул я.
   -- Именно. Давай, начинай обзванивать своих, пусть готовятся. А в понедельник соберем всю информацию по имеющимся возможностям и... будем определяться с концепцией вашего выступления. -- Ольга подскочила и, выбравшись из моих объятий, нацелилась на выход.
   -- Э-э, нет, милая. А ну стоять! -- гаркнул я, и нареченная замерла на месте, в двух шагах от дверей. -- Куда это ты собралась?
   -- К себе, -- честно призналась Ольга.
   -- А учиться кто будет? Или ты решила, что именины отца избавляют тебя от тренировок? Вот уж нет уж. Давай садись на пол... ничего-ничего, он теплый и вполне удобный... и приступай к медитации. -- Выщелкнув из трубки магазина все двенадцать игл, я подбросил их на ладони и положил на стол. -- Приступай. Что делать с железками, сама знаешь. Вперед.
   -- А ты? -- протянула Ольга, одновременно усаживаясь на пол.
   -- А я займусь обзвоном. Заодно и тебя проконтролирую. Чтобы не филонила, -- улыбнулся я в ответ, разворачивая экран браслета.
   -- Вот она, благодарность, -- вздохнула нареченная, бросив на меня обиженный взгляд. Однако в эмоциях ее не было и следа демонстрируемых чувств.
   По окончании тренировки, к которой присоединились и вызванные мстительной Ольгой близняшки, я продолжил заниматься уговорами руководителей наших школьных клубов. Надо заметить, что только малая их часть отнеслась к предложению Ольги скептически. В основном это были рукопашники и... моделисты. Впрочем, здесь нет ничего удивительного. Если большинство "клубников" просто не могли представить какие-то серьезные проекты ввиду слишком малого времени, отведенного на подготовку, то те же руконогомахатели вполне могли отделаться показательными выступлениями, а у моделистов всегда можно найти пяток-другой летающих моделей, заброшенных ввиду того, что "там уже разбираться нечего, летают и ладно. А вот заставить порхать вон ту, совершенно не аэродинамичную хреновину -- это интересно..." Но против лома нет приема, то есть против старосты. И плевать, что двое таких заартачившихся руководителей клубов по какому-то странному стечению обстоятельств оказались "выходцами" из параллельных классов. Староста старосте глаз не... ну, в общем, понятно. Так что два звонка "коллегам" -- и упрямые главы клубов уже готовы сотрудничать со всем возможным рвением. В общем, дело сдвинулось с мертвой точки, и теперь все будет зависеть от той концепции, как высокопарно обозвала сие действо Ольга, что мы выработаем послезавтра на общем сходе. Но самое главное, идею общей программы все приняли, дело за малым...
   За всеми этими переговорами я и не заметил, как пролетело время. Так что когда Ольга отвлекла меня от составления очередного наброска проекта, за окном уже начало темнеть. Черт!
   -- Кирилл, ты куда? -- удивилась она, когда я подорвался с места.
   -- У меня же сегодня занятие в "Девяточке"... -- на ходу ответил я, судорожно обыскивая свой рюкзак и убеждаясь, что без визита домой дело не обойдется. Боеприпасов почти нет, да и заниматься в вечернем костюме, равно как и в спортивном, -- значит, привлечь к себе лишнее внимание. А мне его и так хватает, как самому юному стрелку в клубе...
  

* * *

   -- Значит, так. Сергей, сегодня на занятие... придет же сегодня наш вундеркинд? -- уточнил Брюхов и, получив в ответ кивок Одоева, продолжил. -- Так вот, на занятие возьмешь Татьяну... Пусть разведет парнишку на спарринг.
   -- Зачем? -- не понял Сергей. -- Олег Павлович, вы же сами говорили...
   -- Я лучше тебя знаю, что и когда говорил, -- жестом оборвав подчиненного, проворчал в усы Старик. -- Но тогда у меня не было той информации, что есть сейчас.
   -- Хм? -- Одоев вопросительно изогнул бровь.
   -- Что, интересно? -- усмехнулся Брюхов. -- Наблюдение притащило запись дуэли нашего постреленка. Противник, конечно, не преображенец, но московские бронеходы -- тоже гвардия...
   -- Олег Палыч... -- возник было Сергей, но командир только покачал головой.
   -- Э-э, нет. Уж извини, но правила тебе известны. Не могу. Да ты не переживай. Раскрутит его Таня на спарринг -- сам все увидишь. Вживую оно должно выглядеть еще интереснее. Все, иди... нет, стой. Когда закончите игры и пострелушки, загляните ко мне. Кирилл хотел поговорить? Вот и побеседуем.
   Сергей коротко кивнул и вышел из кабинета начальства. Ну а что ему оставалось? Большего полковник ему все равно не расскажет, Старик высказанного мнения без причин не меняет, да и до приезда Кирилла времени осталось всего ничего, а Сергею еще нужно отыскать Татьяну и предупредить ее о предстоящем... тесте. Хотя, судя по намекам начальства, тут еще вопрос, что это будет. Тест для Кирилла или способ сбить спесь с "зазвездившейся" в последнее время рукопашницы...
  

* * *

   Чтобы понять, чего добивается вновь оказавшаяся в нашей компании Татьяна, много ума не нужно. Но, черт возьми, неужели нельзя просто подойти и прямо задать простой вопрос: "Кирилл, давай устроим небольшой спарринг?" Так ведь нет, надо же ходить почти сорок минут вокруг да около, тяжко вздыхая и время от времени пытаясь довести меня до кипения своими замечаниями... Впрочем, от такого подхода тоже была определенная польза. Сохранять концентрацию, когда кто-то постоянно зудит у тебя над ухом и вообще всячески старается сбить настрой, да при стрельбе из незнакомого оружия, это... мобилизует. А оружие интересное. Сегодня Одоев притащил в дальний зал тяжелую штурмовую винтовку, самую настоящую. Первое увиденное мною в этом мире нарезное оружие, естественно, вызвало огромный интерес, и активно мешающая процессу знакомства с новинкой Татьяна была ну совсем не в кассу.
   В конце концов поняв, что дальнейшая работа с оружием, я имею в виду нормальную работу, мне не светит, отложив в сторону легкую, несмотря на тип, винтовку, я вздохнул и повернулся лицом к стоявшей за моим плечом девушке.
   -- Достала, -- констатировал.
   Татьяна сделала удивленное лицо и отступила на шаг назад.
   -- Хм. Извини?
   А вот непонимающее лицо делать совсем необязательно. Я покосился на демонстративно сосредоточенно набивающего магазин винтовки инструктора и, поняв, что тот не собирается вмешиваться, тяжело вздохнул. Ну да, а чего еще можно было ожидать? Наверняка идея Брюхова. А что, увидев запись, он, скорее всего, просто не мог удержаться от небольшой проверки... может быть, даже и помощникам своим показал то "видео".
   В том, что запись дуэли имеется, я почти не сомневаюсь, говорил же Олег Павлович о "прикрытии"... а учитывая продемонстрированное мною во время драки с Вердтом, м-да... ничего удивительного в такой реакции клуба эфирников нет. Как и в том, что спустя пять минут после того, как я отложил винтовку в сторону, мы с Татьяной оказались в небольшом спортивном зале, точнее у ринга, расположенного в самом его центре. Хм. А может, девушка просто решила похвастаться новым залом? Ну, хвастаются же они всякими туфельками-сумочками... маникюром... А то, что зал если и не новый, а только что отремонтированный, просто бросается в глаза. Чистота почти стерильная, а запах... м-да. Краска -- она везде краска.
   Пока я оглядывался по сторонам, Татьяна успела скинуть кроссовки и взлететь на ринг.
   -- Кирюша, иди сюда... не бойся. Я тебя не больно побью, -- широко улыбаясь, подначила девушка, явно почувствовав себя в родной стихии.
   Ну да ладно. Вы так, а я эдак. В конце концов, не одним разгоном жив человек. И ежедневных тренировок никто не отменял. С тем же Одоевым я, может быть, и не рискнул биться... честно, так сказать. Но с Татьяной можно попробовать. Разница в массе в мою пользу, опыт... хм, м-да. Умения и скорость? А вот тут, что называется, будем посмотреть...
   В общем-то, чего-то подобного стоило ожидать. Татьяна оказалась сильным и быстрым, непредсказуемым противником... но чересчур горячим. Одно меня удивило: в эмоциях девушки, как, собственно, и присутствовавшего здесь же Сергея, даже через пять минут поединка не было и намека на разочарование. Злость и недовольство присутствовали... у Татьяны. От Одоева только любопытство. Так что, получается, Брюхов не стал распространяться о подробностях дуэли? Ушлый Старик... решил и меня "прощупать", и дочке урок преподать...
   Впрочем, стоило промелькнуть этой мысли, как Татьяна отскочила к канатам, Эфир вокруг нее знакомо взбурлил, и я еле успел уйти в сторону от мощного огненного шара, расплескавшегося о замерцавший у стены зала щит. Ни черта себе?! Договаривались же о рукопашке! Ну нет, идите вы лесом с таким честным спаррингом!
   Разгон. Удар.
   Еще одно подрубленное дерево. Хм. Не переборщил? Вроде бы нет. Девушка приподнялась на локтях и, тряхнув головой, уставилась на меня. Точно, не видели они запись. И от Татьяны, и от застывшего Сергея одинаково шибануло изумлением.
   А что я? Договаривались о рукопашном спарринге -- так нечего было из себя огнемет изображать...
   -- Цела? -- Я протянул руку, на которую девушка, чуть помедлив, оперлась. Не доверяет или не успела отойти от удара? Но глаза вроде чистые... мути нет. Да и бил я предельно аккуратно. Хм.
   Помогая ей подняться, я постарался отследить движения. Да нет, все в порядке, координация не нарушена, цвет лица ровный, естественный... значит, о сотрясении мозга можно не беспокоиться.
   -- Как ты это сделал? -- помолчав, спросила Татьяна, не торопясь отпускать мою руку.
   -- Подошел и ударил, -- пожал я плечами. -- А вот зачем ты устроила этот фейерверк?
   -- Я-аа...
   -- Рефлекс у нашей Танечки такой. Вредный, -- хмыкнул инструктор, раздвигая канаты, чтобы нам было проще выбраться с ринга. И добавил почти мечтательно: -- Может, хоть это происшествие ее исправит. А что? Метод кнута и пряника, говорят, действенная штука. Ты будешь кнутом... а я пряником.
   -- Смотри, Сереженька, ведь по шее получишь... пряник, -- прищурилась Татьяна. Может, она и хотела добавить еще что-то, но ее перебил громкий звонок браслета. Развернув экран и выслушав абонента, девушка скривилась, но, нехотя кивнув, повернулась к нам, -- Олег Павлович ждет. Идемте?
   И все равно не понимаю -- зачем нужно было действовать именно так? Не проще было просто и честно попросить меня о спарринге?
   Это был первый вопрос, который я задал Брюхову после обмена приветствиями. И далеко не последний.
  

* * *

   Бывший гвардии полковник смотрел трансляцию спарринга и тихо матерился. Нет, идея была хороша. Раскручивая Кирилла на спарринг, Татьяна и сама завелась по полной программе, на что и рассчитывал Олег Павлович. Да только ушлый мальчишка, словно назло, вообще ничем не выдавал своих способностей, столь ярко продемонстрированных на дуэли. Нет, уровень, показываемый Кириллом сейчас, довольно высок. Скупые, четкие движения, скользящие блоки, которыми он отводил и смягчал мощные удары ног своей противницы, но... это все не то... Хотя... Брюхов чуть удивленно вздернул брови. Вот этот удар, доведи Кирилл его до конца, вполне способен был сломать Татьяне как минимум два ребра. А вот этот... полковник вздрогнул всем телом. Убийственный, в прямом смысле этого слова, прием. Хорошо еще, что парень так хорошо контролирует себя и свое тело, иначе реанимация дочери была бы уже обеспечена. Кажется, это дошло и до Татьяны, вон как взвилась! И любимый огнешар... Ага!!!
   Олег Павлович с какой-то смесью удовольствия и удивления хлопнул себя ладонями по коленям, когда фигура Кирилла на экране вдруг исчезла и тут же появилась вновь, но уже рядом с падающей на ринг Татьяной. Как будто кадр сменили. Раз -- и все. Был там, оказался тут. И никакого намека на стихийное перемещение... Иначе, даже если опустить все несоответствия вроде отсутствия характерного возмущения в Эфире, зрительного следа стихии на старте и финише и совершенную невозможность подобного действа в исполнении новика... можно было бы увидеть хотя бы сам удар. Ан нет... Ладно. Посмотрим, что покажут записывающие приборы, которыми бригада артефакторов полдня напичкивала спортзал, разворотив для этого три стены из четырех, пол и потолок. Хорошо еще, что успели все привести в порядок... и то в зале до сих пор краской воняет, никакие воздушные техники не помогают. Несильно, но... Ладно. Надо звать эту гоп-компанию, пока они второго спарринга не устроили.
   Отключив видеопанель, Брюхов коснулся браслета и, развернув экран, передал приглашение через Татьяну. А когда вся троица оказалась в его кабинете, Кирилл вновь смог удивить полковника, сходу задав неудобный вопрос. Ну, право, не отвечать же пареньку, что таким способом Олег Павлович хотел лишь правильно настроить дочь на бой... в ее же присутствии?
   Впрочем, Татьяна опередила бывшего полковника. Догадливая дочка.
   -- Чтобы я сама себя накрутила и на ринг вышла не для галочки, а с настоящим желанием тебя отметелить. Папа, хоть и прикидывается солдафоном, на чувствах умеет играть не хуже профессиональных "мозголомов", -- пропела Татьяна, бросая на отца очень многообещающий взгляд. Брюхов вздохнул и, улыбнувшись в усы, развел руками. Мол, что поделаешь...
   -- А с вами иначе нельзя, вертихвостка. Иначе на пару с сестрой на шею мне сядете и уздечку напялите. Слышишь, Сергей! Тебя предупреждаю, свяжешься с ними -- сам не заметишь, как будешь на коротком поводке бегать. -- Брюхов хохотнул, но Кирилла, кажется, этот показной дружелюбный тон для своих ничуть не ввел в заблуждение. Настороженный взгляд стал еще холоднее, а появившаяся в дверях Настасья сделала большие глаза и замотала головой. Что ж, полковник никогда не был идиотом и давно научился доверять чутью дочери, а потому тут же сбросил маску доброго дядюшки.
   -- Ладно, оставим досужую болтовню. Присаживайся, Кирилл. Поговорим о делах. Сергей, Татьяна -- свободны.
   -- А Настасья? -- склонив голову к плечу, поинтересовался гость. Увидеть ее он не мог, стоит спиной ко входу... Значит, почуял. Все интереснее и интереснее...
   -- И Настасья сможет вернуться к своим обязанностям, как только принесет нам чаю, -- согласился Брюхов. Тихо прозвучали шаги молча удаляющихся Татьяны и Сергея, прекрасно понимавших, до какого момента можно спорить с полковником, а когда стоит умерить пыл и не отсвечивать. И до того момента, пока за принесшей поднос с чаем и булками Настасьей не закрылась дверь кабинета, напрочь отрезая оставшихся там хозяина и гостя от внешнего мира, в помещении царила полная тишина.
   Разумеется, бывший полковник не преминул записать состоявшийся между ним и Кириллом Николаевым разговор, и когда молодой человек покинул "Девяточку", эта запись была запущена сразу после перемонтированного видео спарринга.
   -- Ну, что скажете? -- поинтересовался полковник у дочерей, когда обе записи были отсмотрены по третьему разу.
   -- А что тут скажешь? -- пожала плечами Татьяна. -- Возмущения в Эфире на записи практически отсутствуют. Он просто ОЧЕНЬ быстро двигался. Скорее всего, это следствие какого-то внутреннего воздействия Эфира на организм...
   -- Он решил нам раскрыться, -- неожиданно и вроде бы невпопад вдруг проговорила Настасья. -- Чуть-чуть.
  
   Глава 4. Заранее заказан пропуск в рай
  
   Новости, сообщенные мне бывшим полковником, еще раз подтвердили недавнее решение смотреть в оба. Нет, господин Брюхов не был особо откровенен, рассказывая об итогах "наблюдения", таковых, судя по всему, особо и не было, так что снимать с моего хвоста "топтунов" пока никто не собирается. Но вот в свободе действий их изрядно ограничат. То есть реагировать они должны будут только в том случае, если меня начнут убивать, не раньше и не позже. Обнадежил, называется. Ладно, главное -- чтобы не опоздали...
   А вот о вежливой беседе в Преображенском приказе, состоявшейся между приказными и бояричем Шутьевым с его приятелем, Олег Павлович рассказал довольно подробно, и, что интересно, больше надежд на то, что Платон прекратит преследование, Брюхов... точнее, приказные, возлагают не столько на самого Шутьева, сколько на сопровождавшего его боярского сына, как оказалось, приставленного к Платону заботливыми родичами специально для того, чтобы тот купировал у боярина приступы несвоевременной активности. Когда же я поинтересовался, не приведет ли эта "беседа" к противоположному варианту действий со стороны рода неудачливого ухажера Ольги, Брюхов только коротко рассмеялся.
   -- Кирилл, если бы именитые были столь вольны в своих действиях, как ты сейчас предположил, государство давно развалилось бы на лоскутки, -- не стирая с лица усмешки, пояснил Брюхов. -- Ты совершаешь классическую ошибку родовитого, считающего, что принадлежность к боярской фамилии возвышает простолюдина над теми, кто не служит какому-либо из именитых родов.
   -- А что, это не так? -- удивился я. На самом деле удивился. Ведь если память Кирилла меня не подводит, служить в боярских детях или даже просто работать "по ряду" в компании или на заводе, принадлежащем боярскому роду, считается здесь весьма и весьма почетным делом... А герб рода, вышитый на воротнике рубашки или нагрудном кармане рабочего комбеза, чуть ли не признаком успешности. -- А как же защита рода, преференции сотрудникам родовых компаний?
   -- Точно так же, как и идущие с ними в комплекте ограничения, такие, например, как запрет на любое участие в выборах: от голосования на избрании городского головы до выставления собственной кандидатуры в гласные Земского Собрания... -- подхватил Брюхов, заставив меня покраснеть. -- Пойми, Кирилл, в России нет "ничьих" людей. Есть те, что находятся под защитой именитых, и государевы подданные. Понимаешь? Меж собой именитые могут устраивать хоть войны, хоть бойни, хоть скачки на деревянных лошадках. Но нет более верного способа для боярина попасть в опалу, чем вляпаться в историю с нанесением ущерба государевым подданным. Любое подобное происшествие расследуется исключительно преображенцами, а "Слово и Дело" еще никто не отменял. Так-то. В общем, учитывая твое "мещанское" настоящее, ты можешь не опасаться недовольства со стороны Шутьевых. Нет, я не говорю, что все так уж радужно... будь ты "беспризорным", а проблема чуть серьезнее, род мог бы и закрыть глаза на твое "мещанство". Ну, пропал мальчишка и пропал. Сделали бы все чисто, глядишь, приказные и не ворохнулись бы... но, получив столь явное предупреждение вкупе со свидетельством о том, что ты уже находишься под наблюдением преображенцев, Шутьевы не станут ввязываться в это дело и окоротят разошедшегося отпрыска... Кхм, кстати, Кирилл, неужто ты действительно так сильно его напугал при встрече? Чем?
   -- Уверены, что хотите это знать, Олег Павлович? -- Я прищурился.
   -- Эфир?
   -- Да.
   -- Кхм... ну, скажем так, был бы не против узнать что-то новое, тем более что по вступлении в "клуб", скорее всего, твоим "ведущим" на первых порах, стану именно я, -- развел руками Брюхов.
   -- Не могу не согласиться с вашим выводом, Олег Павлович, -- кивнул я. -- Готовы?
   В тот же миг Брюхов окутался странным, почти невидимым коконом. Только легкий всплеск в Эфире да дрожание воздуха, похожее на марево, поднимающееся над раскаленным асфальтом, выдавало наличие некой защиты.
   Осторожно "прощупав" незнакомый щит, я на миг задумался о принципах его построения, но... решил, что у меня еще будет возможность его изучить и, войдя, на всякий пожарный, в разгон, отправил в сторону собеседника волну жути... Не очень сильную, а то еще прихватит сердечко у господина полковника, и амба.
   Щит Брюхова чуть дрогнул, но сдержать атаки явно не смог. Не тот уровень воздействия... Полковник побледнел словно мел, зрачки его расширились, скрывая радужку, и тут же сжались в точку. По виску побежала капля пота, Олег Павлович вздрогнул, а в следующий миг тело старого вояки взметнулось вверх. Монументальное кресло с грохотом впечаталось в стену, а сам Брюхов вдруг оказался в центре комнаты, сжимая в ладонях пару самых настоящих огненных мечей... иначе нервно подрагивающие в его руках продолговатые сгустки пламени и не назвать. И все это меньше чем за пару секунд!
   М-да. А ведь хотел "полегче"... Аккуратнее надо быть. Аккуратнее и точнее.
   Пока я, слиняв в угол комнаты, подальше от разошедшегося гвардейца, наблюдал за его реакцией, Брюхов, кажется, успел взять себя в руки. С легким шипением огненные мечи в его руках рассыпались ворохом безобидных искр, а на закаменевшем было бледном, словно мраморном, лице проступили первые эмоции. Страх, бешенство, растерянность и смущение промелькнули калейдоскопом. Полковник покосился в мою сторону и облегченно вздохнул. Ощутимо расслабившись, он отпустил наконец Эфир, шагнул к валяющемуся у стены креслу и, легко и беспечно подняв этот монументальный предмет обстановки, вернул его на прежнее место. С удобством устроившись в кресле, Брюхов смерил меня долгим взглядом и, крякнув, приглашающе махнул рукой, указывая на диван.
   -- Знаешь, теперь я, кажется, понимаю, почему Шутьев так отреагировал на твое воздействие, -- задумчиво протянул мой визави, когда я занял предложенное место. -- Это... это было сильно. Словно вновь оказался в Антарктике.
   -- Почему в Антарктике?! -- удивился я.
   -- А, ты же не знаешь... Да было у нас одно очень жаркое дело в тех местах, -- все так же задумчиво проговорил Брюхов, погружаясь в воспоминания. -- Окопался там один "гений" с кучей приспешников, действовавших под лозунгом "Die Macht uber alles"... Эдакий антипод папским выкормышам из-за океана. Давно это было. Я только-только пришел на службу в полк, безусый гвардеец... Половину империи пришлось перерыть, пока вышли на след этого "арийца". Тьфу! Скольким людям он головы задурил, сколько имперских семей лишились своих наследников... А под конец, когда этого чертова сектанта дожали, он собрал вещички и смылся вместе с последователями-фанатиками. Как раз в ту самую Антарктиду. Ну, а нас отправили за ним... Поганое местечко была эта Новая Валгалла, знаешь ли. А уж в тамошних лабораториях мы и вовсе чуть не свихнулись от давления Эфира. Эти уроды ставили эксперименты на людях. Разных. Одаренных и нет, черных, белых, желтых... мужчинах, женщинах, стариках, детях... Жуткое место. Эфир вопил от боли так, что техники срывались сами собой. Очень похоже на то, что ты сейчас продемонстрировал. Вот... Посмотрели мы на эти самые лаборатории, на то, что осталось от пленников, проблевались... а потом наш командир вызвал неодаренных следователей, которые только и могли работать в тех условиях, а когда те закончили сбор материалов, полковник пригласил малый круг ярых.
   -- И?
   -- И все. Теперь там самый южный действующий вулкан в мире, -- пожал плечами Брюхов и, выпав из своих воспоминаний, тряхнул головой. -- Ладно. Что-то я... Кирилл, прошу, впредь будь осторожнее. Я же чуть в атаку не сорвался.
   -- Постараюсь, Олег Павлович, -- кивнул я. Что-что, а увидеть в действии после такого удара сбрендившую от выброса адреналина боевую машину мне совсем не хочется.
   -- Полагаю, этот ужас не единственное оружие в твоем арсенале? -- поинтересовался бывший полковник.
   -- Чувство может быть любым... в принципе, -- пожал я плечами. -- Другое дело, что не каждое годится для атаки.
   -- Ну, я же не только об эмоциональных проекциях говорю, -- пояснил Брюхов. -- Например, показанная тобой скорость...
   -- Я слабосилок, Олег Павлович, -- сообщил я и без того известный факт. -- На дистанции от меня мало толку. Один огнешар -- и добро пожаловать в медблок. Вот отец когда-то и научил простому упражнению. Скажу сразу, вам оно не поможет.
   -- О как... Почему же?
   -- Вы же гридень, не меньше? -- уточнил я и, получив в ответ кивок, продолжил: -- Тело не выдержит потока Эфира. А оперировать малыми... хм... объемами вы непривычны, слишком тонкая, филигранная работа здесь нужна. Напитывать придется не просто все подряд и совсем не абы как. А синхронно питать и контролировать потоки Эфира, наполняющие мышцы, кости, сухожилия, нервную систему, кровеносную, сердце и прочие внутренние органы... Нет, если займетесь всерьез, лет через двадцать, может, и получится некое подобие разгона, но... вряд ли. Один перекос в подпитке, на миг упущенный контроль -- и амба. Скажите "спасибо", если лишитесь только руки или ноги, но скорее просто сгорите целиком. А из праха даже наша продвинутая медицина вас не восстановит.
   -- Но у тебя-то получилось? -- нахмурился Брюхов.
   -- Правильно, получилось. Только когда отец начал меня учить, я был совсем крохой. А у детей психика очень пластична. Начни я обучаться этому сейчас -- наверняка свихнулся бы от напряжения. Кроме того, я новик, и это мой потолок... почти. Количество Эфира, которое я могу пропустить через себя, по сравнению с вами, ничтожно, так что максимум, что меня ждало, -- это сбой в работе внутренних органов или временное поражение тканей, -- пожал я плечами. -- А рядом всегда был медблок, в котором все "косяки" исправлялись на раз. Да и матушка была с медициной на "ты". У вас же любой всплеск силы просто обратит в пепел напитываемый орган.
   -- Но ведь можно выработать какую-то технику... -- предположил бывший полковник.
   -- Сомневаюсь, -- покачал я головой. -- Слишком много переменных. Тело ведь не кирпич, оно слишком изменчиво и постоянно находится в движении, представляете, сколько параметров надо отслеживать? Точнее, даже не так. Технику создать можно, я тому пример, но... она будет для каждого своя. Индивидуальная, так сказать. Вариант разбить разгон на приемы и обучить им пару тысяч учеников -- хорош только для клуба самоубийц... или мазохистов. Прежде чем они добьются положительного результата, девяносто девять и девять десятых процента погибнут или станут калеками, уничтожив собственную нервную систему.
   -- Ты уверен?
   -- Ну, если у вас есть на примете знакомый гранд Эфира, спросите у него, -- я развел руками. -- Отец считал именно так.
   Упоминание об отце в данном контексте подействовало на Брюхова обескураживающе, и он переключился на другую тему -- наверное, решил отомстить. Иначе объяснить поведанный мне факт исчезновения слежки я не могу. Все же спугнули.
   И вот понимаю же, что ожидать чего-то иного, после выходки приказных с "похищением" Платона и его "няньки", не стоило. Но... обидно все-таки, и тем более я не могу понять той легкости, с которой отнесся к потере "топтунов" Брюхов. И дело не в том, что в ответ на мой расстроенный вздох он просто отмахнулся. Нет, даже будь у него время, чтобы успокоиться после провала наблюдения, какое-то недовольство все равно должно было остаться. А тут... ноль. Словно это несущественно. С другой стороны, мое сопровождение так и не было отозвано, а значит, и решения спустить дело на тормозах не было.
   Ну, хоть причины слежки за Леонидом стали понятны, и то хлеб. В общем, узнав, что за моим заместителем хвостом ходил один из прихлебателей Платона, решившего, оказывается, устроить тотальную слежку за всеми Бестужевыми в надежде, что один из них выведет его на меня, мне оставалось только развести руками. Ничего удивительного в том, что действия этих филеров оказались столь непрофессиональными, тут не было. Ну, не созданы для подобной работы всякие повесы и нахлебники-дармоеды, прожигающие жизнь в клубах. И плевать, сколько колен их предков какому роду служили... и как.
   Как бы то ни было, одной проблемой стало меньше, и я с более или менее спокойной душой пустился в круговерть подготовки к демонстрации проектов в гимназии.
   Громогласное обсуждение программы продолжалось два дня... с перерывами, естественно, но голова у меня после каждой встречи участников просто гудела. А старшие классы вдруг стали обходить младших стороной. По крайней мере, тех, кто участвовал в "новых" клубах. Следили этак ненавязчиво издалека -- и не вмешивались. Впрочем, оно и к лучшему. К тому моменту, когда мы наконец выработали стоящий план, нервы у всех были на пределе. Без ругани дело не обошлось, и хотя в результате консенсус был достигнут, подходить к некоторым участникам дебатов было небезопасно, по крайней мере без асбестовых костюмов. Гурьба раздраженных, не успевших успокоиться пятнадцатилетних одаренных -- это... хм, не фунт изюму, в общем.
   Как бы то ни было, план был принят, и работа закипела. Дело нашлось всем. Даже моделисты, у которых вроде бы все собранные агрегаты, включая созданные до поступления в гимназию, работали как часы, вынуждены были сдаться под напором своего штатного артефактора и, понукаемые Резановым, занялись проверкой моделей. Но больше и дольше всех бушевали вышивальщицы. Ну да, их кропотливая работа не терпит суеты, а тут требовалось сотворить кучу всего, да за столь малый срок.
   Вот, кстати, сильно подозреваю, что сроки подготовки проектов для нас были сдвинуты почти на месяц не случайно. И Леонид был согласен с моими выводами... а уж когда к тому же мнению пришла и Вербицкая, мимоходом озвучив эту мысль на перемене и подтвердив свою осведомленность ссылкой на утверждение Екатерины Фоминишны, с которой ушлая девчонка умудрилась найти общий язык... или родственников, кто их разберет... в общем, младшие классы заворчали еще больше. Старшие сначала улыбались, а когда получили в ответ предупреждающий оскал, попытались "показать новичкам их место" и ожидаемо сели в лужу. Ну да, а как еще это назвать, если два самых "умных" старшеклассника не нашли иного способа, чтобы продемонстрировать свою удаль иначе, чем прижав огрызнувшегося на них младшего.
   Промахнулись. Взбудораженный последним обсуждением, недовольный предстоящим количеством работы, что отнимет его личное время, и без того невеликое ввиду идущей полным ходом домашней учебы, младшеклассник ответил воздушным копьем и универсальным кличем на все времена: "Наших бьют!"
   Клич не остался без ответа, и два десятка его однокашников вынесли "удальцов" из школы стихийной атакой, да так, что за время своего полета к выходу те ни разу не коснулись пола. Так и просвистели в распахнутые двери мячиками для пинг-понга, под веселый и злой рев младших и изумленное молчание попавшихся на пути старшеклассников, нашедших в себе мудрость не вставать на пути у лавины.
   Влетело всем. Младшим за непочтительность и разгул, старшим -- за то, что не остановили и не вразумили, старостам... за все сразу. Но итог стоит признать скорее положительным. Одного выступления обозленных младшеклассников хватило, чтобы старшие стали держать дистанцию. Ну а лично для меня, как для старосты, принявшего на себя всю ответственность за происшествие... да-да, "удальцы"-то решили устроить "дедовщину" в отношении Леонида... В общем, Совет учителей выслушал мою короткую речь и, ввиду очевидного раскаяния виновника и его "содействия следствию", так сказать, ограничился решением лишить меня статуса старосты сразу по окончании триместра. О, надо было видеть физиономию Леонида, когда он узнал об этом "приговоре". Ха! Как будто я не знал, что втайне мой накосячивший заместитель холит и лелеет надежду, что так и останется на вторых ролях. Вот уж дудки.
   На радостях я даже сумел отловить с некоторых пор постоянно избегавшую меня Марию Вербицкую и напомнил ей о нашей договоренности.
   -- Итак. Любезная Мария Анатольевна, я жду ответа на давний и, судя по вашей неуловимости, не забытый вами вопрос. Надеюсь, в своей снисходительности вы все-таки поведаете мне, что подвигло вас на затею с "охотницами"...
   -- Ах, Кирилл Николаевич, право, я совершенно не понимаю, о чем вы говорите, -- захлопала ресницами первая красавица класса. Однако нервно крутящаяся в ее руках пилочка говорила о том, что барышня не так спокойна, как хочет казаться.
   -- А мы знаем... -- в унисон пропели появившиеся непонятно откуда близняшки. Сестры тут же взяли мою одноклассницу в "коробочку" и, зафиксировав ее, схватив под руки, словно лучшие подружки, ласково улыбнулись.
   Вот как у них это получается, а? Один взгляд, одна улыбка -- и вместо "зоикосмодемьянской" передо мной оказалась поникшая и готовая к сотрудничеству особа. М-да уж.
   -- Я сама расскажу, -- вздохнула Мария, бросив короткий и недовольный взгляд сначала на одну близняшку, а потом на другую. Я ее понимаю. Ум Милы да характер Лины -- сочетание убойнейшее, кого угодно до цугундера доведет.
   Впрочем, не все было так страшно, и рассказ свой Мария начала только после того, как была отконвоирована сестрами в "кулинарный" кабинет, а на столешнице перед нами появился чай со всем к нему причитающимся. Так что допрос довольно быстро превратился в дружескую беседу... По крайней мере, до тех пор, пока я не узнал, что вся эта эпопея с охотящимися на меня ученицами была инспирирована госпожой Вербицкой с одной незатейливой целью... Услышав которую, я в очередной раз вынужден был признать, что не понимаю женскую логику. Вообще.
   Устроить мне нашествие потенциальных невест только для того, чтобы присмотреться получше к "жертве" и оценить возможные и необходимые шаги для моего "приручения"... это выше моего понимания. А вот Мила с Линой глянули на Вербицкую с нескрываемым уважением... и толикой злости со стороны Лины, если я правильно расшифровал ее взгляд.
   -- Но сначала ты старательно избегал общения с ними, а вчера я узнала, что опоздала, -- развела руками девушка. -- Ничего не могу сказать. Повезло Ольге Валентиновне.
   -- Ей? Не мне? -- уточнил я, находясь в полном обалдении от обрушенных на мою голову новостей.
   -- Ну, лично с госпожой Бестужевой я не знакома, так что о том, как повезло тебе, я судить не могу. А вот она -- определенно поймала удачу за хвост, -- вздохнула Мария.
   -- Ничего не понимаю, -- признался я. -- Как мещанин может быть удачей для родовитой боярышни? Маша, ты ничего не путаешь?
   -- О... понятно, -- протянула та, с каким-то даже сожалением посмотрев на меня. Перевела взгляд на сестер, но те, кажется, были удивлены не меньше меня, и вздохнула. -- Все с тобой ясно. Кирилл, как будет время, загляни к нам в гости, без официоза. Просто приезжай на чай. Поговорим подробно. Только обязательно.
   -- Хорошо, -- я пожал плечами. -- Значит, отложим продолжение до встречи у тебя дома?
   -- Именно. Школьный кабинет не самое лучшее место для таких разговоров, -- согласилась Вербицкая и, отразив мою улыбку, прощебетала уже совершенно иным тоном: -- Только, любезный Кирилл Николаевич, если вы думаете, что причиной моих действий послужило банальное увлечение или девичья влюбленность, я вас разочарую.
   -- Ну что вы, Мария Анатольевна, как могу я, презренный, даже сметь надеяться на такое счастье? -- я даже голову склонил для пущей убедительности.
   -- Хм. А что, неплохо. Совсем неплохо для дилетанта, -- кивнула Мария. -- Не хочешь присоединиться к школьной труппе?
   -- Сестренка, ты веришь в ее искренность? -- громким шепотом поинтересовалась Лина.
   -- Имеешь в виду отсутствие у этой милой девочки гендерного интереса в отношении нашего братика? -- так же "незаметно" откликнулась Мила.
   -- Именно, -- чуть ли не промурлыкала наша штатная язва.
   -- Фальшивит Машенька. Как говаривал дедушкин старый друг: "Не верю", -- со вздохом покачала головой Мила.
   -- Я тоже. Думаю, нам придется позаботиться о братике. Такая девушка может научить его плохому, -- кивнула Лина.
   -- Поможем Кирюше, -- согласилась сестра, и обе близняшки одарили застывшую на месте Марию ангельскими улыбками. Ну да, ну да. Помню. Подобное выражение лица бывало у них всякий раз, когда они собирались осуществить очередную пакость...
   -- Хм... Маша, думаю, тебе стоит уйти... немедленно, -- проговорил я. Вербицкая подняла на меня удивленный взгляд, и я уточнил: -- Я имею в виду, бежать. И быстро, пока они не могут пошевелиться. Долго я их так не продержу.
   Только тут до Марии дошло, почему обе близняшки вдруг застыли статуями, едва мои руки коснулись их затылков.
   -- А... Кирилл?
   -- Беги, дура! -- уже прорычал я, буквально чувствуя, как утекает из-под ладоней контроль. Все-таки наши тренировки не проходят для девчонок даром, так быстро прийти в себя от станнера -- это... достойно.
   Наконец до Марии дошло, что я не шучу, и она, пискнув, скрылась за дверью. Хм. Вопрос... а мне-то что теперь делать?
  
   Глава 5. Бастилия, еще не Гревская
  
   Выбравшись из кабинета... точнее, улизнув из него при первой же возможности, воспользовавшись выходом в соседнее помещение, я запер за собой дверь и, привалившись к ней спиной, облегченно вздохнул. Окинув взглядом изрядно помятый форменный сюртук, я скривился и принялся приводить его в порядок, но... именно в этот момент почувствовал на себе чей-то взгляд.
   Моделисты вместе с Резановым молча смотрели на меня, с любопытством и ожиданием... и прислушивались к шуму, доносящемуся из-за двери. Это близняшки ломились следом за мной, и, кажется, они уже подбирались к тому состоянию, когда становится плевать на правила, а значит, скоро в ход пойдут их любимые огненные техники.
   Дверь дрогнула от слаженного двойного удара. Сильны... Взгляды моделистов стали удивленными. Потрогав горящие огнем царапины, виднеющиеся из-под разорванного ворота рубашки, я зашипел. Резанов вдруг растянул губы в улыбке и, подмигнув, кивком указал на дверь в противоположной стене.
   -- Иди-иди. Мы ее задержим, -- ухмыльнулся он.
   -- Их, -- машинально поправил я одноклассника, шагая к выходу в коридор.
   -- Две сразу?! Силе-о-о-он... -- присвистнул один из моделистов, когда я уже закрывал дверь. Больше озабоченный необходимостью привести себя в порядок, я не сразу обратил внимание на его слова, но когда они до меня дошли... Твою дивизию!
   Вовремя спохватившись, я прибавил ходу и скрылся в туалете. Остановившись перед зеркалом, окинул взглядом свое отражение и вздохнул. Ну да... А что еще они могли подумать, узрев меня в таком виде?! Сюртук нараспашку, рубашка мало того что не заправлена, так еще и разодрана чуть ли не в клочья, на груди алеют весьма характерные царапины, а на шее -- синяк, который иначе как засосом не назвать. М-да... Попал. Да и сестры такой подставы явно не ждали.
   Вспомнив, в каком виде я оставил их в кабинете, я вздрогнул, представив, что будет, когда они вывалятся "в гости" к моделистам. Дела-а. Хотя думаю, одноклассники будут в восторге. Видок у близняшек должен быть весьма и весьма... хм... пикантным, скажем так. Ладно. Пора домой. Хорошо, что на сегодня уроки окончены, а занятие с сестрами запланировано только на завтра. Как раз у них будет время, чтобы успокоиться. Да и мне не помешает чуть-чуть развеяться.
   С этой мыслью я наконец кое-как привел себя в порядок и отправился на стоянку, где меня ждал верный "Лисенок". К счастью, чтобы приобрести более или менее нормальный вид, мне оказалось достаточно пригладить растрепавшиеся волосы... кстати, надо бы постричься, а то зарос уже... и застегнуть многострадальный сюртук, скрыв под ним порванную рубашку и следы... нашего с близняшками тесного общения, хм. Так что, спускаясь на первый этаж, я не привлекал к себе особого внимания и, спокойно добравшись до стоянки, завел мотоцикл. Рыжий послушно взрыкнул двигателем и, окутавшись легким водяным щитом, покатился прочь от школы. Домой-домой-домой!
   Браслет выдал очередную трель, и по экрану пробежали строчки цифр. Уже третье подобное сообщение на этой неделе. Я нахмурился и, покачав головой, пообещал себе заняться наконец этим вопросом. Сразу после обеда.
   Не успел. Стоило мне выбраться из-за стола, как браслет отрапортовал о новом сообщении, а пульт наблюдения в унисон выдал сигнал тревоги. Твою дивизию! Развернувшийся по моему приказу экран системы продемонстрировал сразу пять человек в охранном периметре. А учитывая, что "усы" не отреагировали на их появление, шли сии гости отнюдь не самыми удобными маршрутами... Впрочем, судя по их виду, это вообще входит в привычку подобных визитеров. Пять размазанных силуэтов, мелькающих в изображении, передаваемом с постоянно переключающихся с режима на режим датчиков, двигались неспешно, с оглядкой, но отнюдь не излучали добро и радость. Вообще очень сложно считать добрыми людей, идущих к тебе в гости с оружием наперевес. Черт, а ведь с этим наблюдением от "клуба эфирников" мне особо и не развернуться... Разгон -- еще туда-сюда, но остальное... препарируют же, чисто из научного интереса! А значит, придется устраивать спектакль с пострелушками на свежем воздухе. Ведь сбежать из дома, который атакуют трое вооруженных неизвестных, -- вполне естественный поступок для пятнадцатилетнего, правильно?
   На то, чтобы экипироваться, у меня ушло не больше тридцати секунд. Еще столько же заняло "откапывание" бывшего арбалета, уже прошедшего очередную глубокую модернизацию. Распотрошив тактический набор, доставшийся мне, как и рюгеры, от наемников Вышневецкого, я напялил на голову шлем... Щелкнула клавиша активатора, браслет на руке вздрогнул, распознавая новое устройство, и по визору перед моими глазами побежали строчки сервисной информации.
   Узкая щель визора будто бы разъехалась в стороны, открывая полный обзор. Если бы не немногочисленные иконки режимов, маячившие в поле моего зрения, можно было бы подумать, что на мне вообще нет никакого шлема. Замечательно.
   Переключив управление системы наблюдения с основного пульта на браслет, я упрятал коробку вычислителя в тот самый тайник, где еще недавно обреталась моя "трещотка", и, убедившись, что информация продолжает исправно поступать на браслет и транслируется на экран шлема, тяжело вздохнул. Тут же мигнула иконка, сопровождаемая неслышным снаружи свистом. Ага, фильтр заработал. Вот и ладненько. Куртка скрывает амуницию, напрочь незаконная "трещотка" отправляется в нижний карман рюкзака, под основным его дном. Совсем уж быстро не извлечь, но за пару-тройку секунд... впрочем, другого варианта у меня нет. Пока нет. Пробежав через весь дом, зашел в чулан. Три шага до следующей двери. Три, два, один.
   Глубоко вздохнув, старательно, как тогда, у громовской усадьбы, отвожу глаза возможным наблюдателям и датчикам слежения, если они есть у моих гостей. Приоткрыть дверь и шагнуть под навес поленницы. Осторожно, аккуратно... Жду.
   "Гости" появились спустя семь минут, и не все... Трое. Значит, я был прав и какое-то средство наблюдения у них все-таки было. По крайней мере, браслет уверенно передает мне на экран информацию о том, что оставшиеся двое визитеров как-то засуетились. Ищут место моего возможного выхода из не такого уж и гипотетического, к слову, подземного хода, не иначе... А теперь двинулись к коллектору, до которого в прошлый раз я так и не успел добраться. Хм... Ладно, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не забеременело.
   С удобством устроившись в темном уголке под навесом у ворот, я с интересом наблюдал, как трое "гостей" преодолевают забор. Точнее, воочию я видел лишь двоих, третий "оградопреодолеватель" оказался скрыт домом, но система исправно демонстрировала его мне в небольшом окошке на экране шлема. Вот интересно, и что же нужно сим достойным людям от одинокого юного и беззащитного мещанина? О как! А судя по стволам в руках, в моей беззащитности гости сомневаются... Или им эти автоматы нужны, чтобы от кого-то другого отмахиваться? Например, от моих незримых, но так легко спалившихся наблюдателей-преображенцев? Кстати, а ведь в пределах действия системы я не вижу ни одного из них. Почему?
   Что ж, так или эдак, но я не могу винить "визитеров" в излишней осторожности. А слаженно действуют, кстати говоря. Вот только посуду им бить совсем не стоило. Я же специально из дома ушел, чтобы не устраивать в нем бойни! Мне только погрома не хватало... Тьфу, гадство. Грохот упавшего шкафа, сопровождаемый звоном бьющихся тарелок, заставил меня скривиться. Нет, так дело не пойдет... На схематической карте, проецируемой системой на экран шлема, мерцали две точки целей, обшаривающих окрестности в поисках скрытого хода. Начинать надо с них. Прикрыв транслятор браслета щитом от прослушки, что когда-то так поразил Гдовицкого, я довольно медленно и аккуратно, не снимая отвода глаз, двинулся в их сторону.
   Чем отличается стрельба обычными зарядами от стрельбы стрелками, под завязку напитанными Эфиром? В данном случае -- только одним. Вместо довольно аккуратной дырки в теле они оставляют рваные раны.
   Выйти за спины "гостям" под отводом глаз оказалось не сложнее, чем прогуляться по набережной в летний полдень. Чуть сместиться к приметному камешку, дождаться, пока расстояние между визитерами станет максимальным, и...
   Первый даже не успел понять, что его атаковали, и, оглушенный, мешком осел наземь. Но как бы тихо я ни действовал, его напарник всполошился не на шутку и, резко сменив направление движения, начал приближаться. Отвод глаз благополучно сполз вместе со щитом. А через несколько секунд, напарник моего "клиента" оказался в зоне видимости. Черт! Вот что значит инерция мышления! Об ускоряющих приемах вроде использованной им "ледяной дорожки" я совсем забыл!
   Разгон! Добрый десяток игл просвистел там, где я только что был, и большая их часть вспорола кору дерева на высоте метра от земли. Вперед-вперед-вперед. Выхваченные в прыжке, рюгеры изрыгнули короткие очереди, от которых мой противник попытался укрыться за воздушным щитом, но первые же три попадания порвали его в клочья. Впрочем, серьезного урона боец не понес, предусмотрительно развернувшись боком. А вот уйти перекатом в сторону, как собирался, он уже не успел. Небольшой доворот стволов -- и лес огласил крик, в моем ускоренном восприятии показавшийся низким ревом. Я думаю. Когда тебе отрывают руку, это больно!
   Побелевшее лицо, сжавшиеся в точку от болевого шока зрачки... Удар. Аккуратно, чтобы не убить. Осталось трое, и, судя по картинке на экране, они уже вовсю спешат сюда... и еще кто-то. Машины. Две. Едут по просеке... точнее, несутся на бешеной скорости. Подкрепление? Вопрос только в одном. К кому эти "чипэндэйлы" спешат на помощь?
   Отвод глаз... После такого скоротечного, но очень затратного столкновения укрыться от чужих взглядов оказалось не так просто, как хотелось бы. Оказывается, резкое переключение между "режимами" качает из меня силы не хуже насоса! Или это последствия глушения браслета? Однако. Хорошо, что во время давешней прогулки по усадьбе Громовых я почти не использовал разгон под отводом. Лишиться сил в самый опасный момент было бы катастрофой. Я покачал головой и медленно двинулся навстречу уже перемахнувшим через забор невежливым гостям. Хм... интересно, а куда это они намылились?!
   Не-не-не. Так дело не пойдет. Срываюсь на бег. Надо бы уйти в разгон, но где гарантия, что после очередного "двойного" у меня хватит сил на бой?
   Не успел. Я как раз достиг края небольшого овражка, когда из него послышался гул двигателей, а через секунду оттуда буквально выпрыгнули три квадроцикла и, выбросив из-под колес фонтаны грязи вперемешку со льдом, взревев, умчались прочь... Жаль. Ну да ладно, у меня еще пара "языков" имеется и два чьих-то автомобиля, с которыми тоже надо разобраться. Точнее, с их пассажирами. Проводив взглядом петляющие меж деревьев "квадрики", я вздохнул и, развернувшись, потопал обратно.
   Разобрался, называется. Я обвел взглядом белоснежные, без единого стыка, стены и скривился, бросив взгляд на сияющий одной огромной лампой потолок, так раздражающий меня своим тихим, но очень неприятным гудением. Оригинальные камеры у господ преображенцев, оказывается. Эдакий белый кубик со сторонами в два метра, без каких-либо удобств. Впрочем, какие к черту удобства, если здесь вообще ничего нет. Даже какого-нибудь завалящего топчана... Унылое местечко.
   Покосившись на еле видимый в стене абрис двери, я вздохнул и, усевшись на холодный, просто до жути холодный пол, в очередной раз погрузился в медитацию. Можно было бы попробовать подстелить под задницу кинетический щит, но... "кубик" оказался не только унылым и начисто лишенным комфорта. Он, зараза такая, был еще и артефактом, вроде браслетов-подавителей. С той лишь разницей, что наручи вытягивают формирующиеся стихийные техники, а эта идиотская камера разрушает даже эфирные воздействия... правда, лишь те, что направлены вовне тела заключенного. Так что с холодом пола я справился, воспользовавшись старыми, еще тамошними методиками. Подкрепленные легкими эфирными воздействиями на мою пятую точку, они позволили начисто игнорировать пробирающий до костей холод. К сожалению, пока на этом мои победы и закончились. Что ж, зато у меня есть время, чтобы разобрать все происшедшее у моего дома и разложить по полочкам. Опять.
   Не успел. Мой уже восьмичасовой, судя по внутреннему хронометру, отдых в этом "кубике" был прерван тихим шипением, с которым дверь камеры ушла в сторону.
   -- Задержанный, встать. Лицом к стене, руки за спину, -- равнодушный, усталый голос проговорил уже слышанную мною сегодня формулу приказа. Что ж, последую совету... Стук двух пар каблуков по полу. На руках щелкнули знакомые браслеты, и руки охранников, подхватив меня под локти, резко развернули лицом к выходу. -- Пошел.
   И ведь знал же, что ничего хорошего от тех "чипэндэйлов" ожидать не придется. И все равно прозевал. Точнее, даже не так. Попал. Поняв, что прибывшие машины -- это и есть та самая пресловутая "кавалерия из-за холмов", как говаривали представители нашего самого вероятного противника Там, я непозволительно расслабился. Ну как же, это же "наши"! А то, что в Преображенском приказе народу служит не много, а очень много, и не каждый из них осведомлен о моем великолепии, как-то не учел. В общем, получилось как в дурном анекдоте: я к ним с распростертыми объятиями, а они меня мордой в пол... Расслабился. Впрочем, не воевать же мне было с государевыми людьми? Я человек наглый, но лезть в одиночку против тех, кого опасаются даже именитые? Хм... Да и приказных тоже понять можно. Выехала тревожная группа на автоматический сигнал опасности. А на объекте, вместо прячущегося под матрацем пятнадцатилетнего юнца, какая-то "минирэмба" стволами размахивает, с тактического шлема пот стирает, и ни следа супостата... Понимаю, да. Картинка настолько нетипичная, что сам господь велел действовать по инструкции. Но мордой в грязь-то зачем?!
   Мимоходом бросив взгляд за спину и чуть не схлопотав от дернувшегося было конвоира предупреждающий окрик с "тычком доходчивости", с удовольствием замечаю грязные разводы на белоснежном полу, оставшиеся после моего пребывания в "кубике". Остальная грязь, к сожалению, до сих пор засохшим ровным слоем покрывает мои ботинки, штаны и руки. Куртку вместе с прочей амуницией у меня отобрали еще перед посадкой в машину. Хорошо еще, что, увидев характерную черно-красную расцветку вездеходов, я предусмотрительно припрятал свою "трещотку", перед тем как выйти этим самым "вроде нашим"...
   Вообще все это, конечно, ерунда. Больше всего меня беспокоит нападение, но за проведенное в "кубике" время я уже успел прокрутить столько вариантов, что голова пухнет. И вывод прост и незатейлив. В отсутствие какой-либо информации любые гипотезы будут абсолютно недоказуемы. А значит... Значит, придется постараться прикрыться со всех возможных сторон и... искать, искать все возможные сведения. Хм... когда выберусь из здешних застенков, разумеется. Ведь выберусь же, а?
   Наш поход по широким безликим коридорам, выкрашенным в деловито-унылый серый цвет, подошел к концу. Окрик конвоя -- и я опять стою враскоряку у стены, пока открывается дверь... в кабинет. Ага. Значит, сейчас будет допр... впрочем, нет. Допрос -- это для обвиняемых. А мне пока ничего не предъявили, только промурыжили почти девять часов в том идиотском "кубике"... Значит, беседа. Которая, конечно, может плавно перейти в допрос обвиняемого... ну, это в худшем случае, и надеюсь, до такого не дойдет. Иначе я буду очень разочарован в господине Брюхове лично и "клубе эфирников" в целом.
   Мне наконец разрешили отлипнуть от стены, и я смог толково рассмотреть помещение, только что увиденное мною, что называется, краем глаза. М-да, это не Эрмитаж. Все те же серые, словно окрашенные шаровой краской стены, низкий потолок... тоже серый. Железный стол со скругленными углами, привинченная к полу табуретка... Ну да, аскетический подвиг моей задницы продолжается. Не отморозил на полу "кубика" -- продолжу в допросной, но доведу процесс до конца.
   Да... а собеседника, похоже, мне подобрали с учетом соответствия общему декору помещения. Блеклое невыразительное лицо, какая-то усредненная вялая фигура, жидкие волосенки неопределенно-мышиного цвета. Сонный взгляд... Снулая рыба какая-то, а не человек. Бр-р. И ведь, судя по обручальному кольцу, кто-то же на него польстился! Впрочем, это я уже со зла ворчу. Кто его знает, может, сей господин просто образец идеального мужа. А что на рыбу смахивает, так... с лица воду не пить. Верно?
   -- Присаживайтесь, Кирилл Николаевич. -- А голос... хоть бы масла выпил, что ли? Скрипит же, как несмазанное тележное колесо! -- Жалобы, просьбы?
   -- Ага. Подстилочки не найдется? А то я в вашем "кубике" себе всю задницу отморозил! -- кивнул я. О! Оно живое! Вон как глазками залупал, болезный... и в Эфире, кстати, что-то эдакое колыхнулось. Ха... значит, не все так страшно. Будем разговаривать. -- И сигаретку бы, если не сложно... а?
   -- Полагаю, вы знаете, что курение до совершеннолетия запрещено? -- почти моментально справившись с собой, проговорил мой собеседник...
  

* * *

   -- А ведь он тебя уел, Законник. -- Досмотрев запись до конца, рослый и тучный майор в черно-красном мундире Преображенского приказа крутанулся на вращающемся кресле, жалобно под ним скрипнувшем, и весело подмигнул сидящему напротив него коллеге из Следственного стола. Тот в ответ лишь лениво пожал плечами, отводя свой рыбий взгляд в сторону, но майор не отстал, наоборот, растянул губы в улыбке и процитировал: -- "Насколько мне известно, запрещена продажа табачных изделий лицам, не достигшим восемнадцати лет. А о запрете указанным лицам курить нигде не сказано"...
   -- Да, я был непозволительно небрежен в формулировках, -- равнодушно кивнув, проскрипел его собеседник. -- Больше такое не повторится, обещаю. И рекомендую подать от Приказа прошение на высочайшее имя о формировании в нашем законодательстве соответствующего запрета на курение для лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста.
   Майор тяжело вздохнул. У него опять не получилось раскачать этого... этого зануду, не сказать еще хуже. Приказной махнул рукой и поставил запись на повтор.
   -- Ладно, давай еще раз посмотрим, что там нагородил наш гость... -- На широком экране опять потянулась тягомотина долгой трехчасовой беседы. Правда, на этот раз майор не стал крутить ее от начала до конца, останавливаясь только на тех моментах, что зацепили его во время предыдущего просмотра.
   -- Проверили его слова об этом бывшем конном клубе? -- тормознув воспроизведение, спросил майор.
   Снулый кивнул:
   -- Да. Есть решение суда, по которому четыре гектара земли, где находится бывшая конная база, принадлежат Кириллу Николаеву на праве собственности. Так что, если следовать закону о защите частной собственности, наш "гость" был в своем праве, пытаясь изгнать незваных посетителей доступными ему методами. Конечно, есть кое-какие огрехи в части отсутствия на территории соответствующих предупреждающих табличек, но в целом...
   -- И как он этого добился, интересно? -- пробормотал майор, небрежно перебивая собеседника. -- Конечно, территория парковая лишь условно, но... вплотную к таковой прилегает, а та точно запрещена к продаже. Что скажешь, Законник?
   -- О! -- В этот момент снулый преобразился. И куда только девалась его сонная заторможенность. Сейчас перед майором сидел именно тот человек, от одного имени которого дрожали все поверенные Москвы. Въедливый гений казуистики, с легкостью щелкавший любые "серые" схемы и процессуальные ловушки, словно белка кедровые орешки. Глаза горят, спина прямая... ну, хоть сейчас на парад! -- Это действительно было красивое решение. Превышение лимита срока аренды, указанного в договоре... на пятьдесят лет. Девяносто девять вместо сорока девяти. Опечаточка. Документарная проверка выявила нарушение, дело было направлено в суд. Штрафы и сборы выплачены сторонами в полном объеме. Умысел чиновника, некоего Ренна, занимавшегося подготовкой договора, не доказан. За халатность получил выговор и... отправлен на курсы повышения квалификации. Скорее всего, по завершении их будет поставлен на должность, соответствующую его навыкам и знаниям, с испытательным сроком, разумеется.
   -- И? -- поторопил разливающегося соловьем приказного майор.
   -- А после завершения разбирательства и уплаты всех присужденных сумм господин Николаев подал иск о признании его права собственности на полностью оплаченную им недвижимость. Ввиду известных обстоятельств суд принял положительное решение по делу, которое и вступило в силу в середине октября.
   -- И никаких аукционов, -- восхищенно покачал головой майор. -- Глава муниципалитета отделался легким внушением, исполнитель получил повышение в качестве компенсации за выговор, а наш пострел -- четыре гектара земли в столице по минимальной цене. Хм. Надеюсь, ты догадался перевести его из карцера в обычную камеру?
   Но, глянув на вытянувшееся лицо коллеги, майор понял: нет, не додумался.
   -- Кошкин! Бегом, пока он не свихнулся, или не начал писать еще один иск, -- пытаясь сдержаться, проговорил он.
   Законник с неожиданной прытью сорвался с места, хлопнула дверь кабинета, и майор наконец позволил себе выматериться.
  
   Часть четвертая. Туман войны
   Глава 1. Не стоит кидаться чем попало... особенно если попался бумеранг
  
   Как засуетились-то все, как забегали. Приятно посмотреть. Неужто где-то что-то сдохло, и клуб эфирников вдруг меня "нашел"? Хм. Могли бы и пораньше отреагировать. А то за прошедшую ночь я, кажется, переплюнул тибетских монахов, по крайней мере одной вполне конкретной частью тела. Чертов "кубик"! Не знаю, как насчет психологического эффекта, но вот мое сродство со стихией Воды, в ее ледяной части, кажется, продвинуло меня до уровня воя. Выйду -- проверю. А я выйду... Даже если приказные вдруг решат меня оставить здесь навечно. Клянусь. Но тогда об идее школы придется если не забыть, то отложить на неопределенный срок, точно. Потому как я сильно сомневаюсь, что побег из внутренней тюрьмы Преображенского приказа мне простят...
   Наверное, мне стоило поклясться раньше. Потому что, не успел я дать себе это слово, как дверь моего личного "саркофага", знакомо зашипев, отошла в сторону, и уже слышанный голос приказал подняться. Да-да, лицом к стене, руки за спину... разворот, и вот двое конвоиров вновь ведут меня по длиннющим подземным коридорам. Лязгают решетки, отрывисто звучат приказы стоять и идти вперед... Опять "беседа"?
   Как оказалось, нет. Камера-одиночка. Все тот же серый цвет стен, но... тут хотя бы есть топчан и вполне приличный, блистающий нержавейкой унитаз за каменной загородкой. Учитывая, сколько времени я здесь провел... замечательная новость.
   Конвойные втолкнули меня в камеру и явно собрались свалить. Ку-уда?!
   -- Эй, орлы! Браслеты снимите, -- возмутился я.
   А что? Сидеть со сведенными за спиной руками? Нет, здесь я и сам могу их снять, но... зачем пугать людей? А в туалет, между прочим, хочется. Очень.
   -- Одаренным не положено, -- выдавил хмурый детина. Самый разговорчивый из этой парочки.
   -- С позволения сказать, а струю я Эфиром, по-вашему, в очко направлять буду?! Так ведь подавители не позволят! Весь пол уделаю, сами отмывать будете. -- Я прищурился. Нет, явно вовремя слово дал. Дебилы заржали в голос.
   -- Давай-давай. У нас тут самообслуживание. Сам обделаешься -- сам и уберешь. -- С ухмылочкой заявил конвоир.
   -- Ладно, но ответственность за порчу государева имущества лежит на вас. Я предупредил.
   С коротким звоном цепочка, соединявшая браслеты-подавители, лопнула, и я облегченно повел плечами. Конвоиры отпрянули, но тут же потянули из-за ремней классические "демократизаторы".
   -- Уверены, что страховка покроет множественные переломы?
   Злость -- плохой помощник, но двадцать часов в холодном "кубике" под выматывающее нервы гудение с потолка и самого благодушного хомячка превратят в зверя, а я далеко не хомячок...
   Но продолжить "беседу" нам не дал истошный вопль, донесшийся откуда-то из другого конца коридора.
   -- ПРЕКРАТИ-И-ИТЬ!!!
   Снулый. Ну вот, не дал пар выпустить, скотина. Или... "Говорливый" конвоир явно что-то попутал и сунулся в дверной проем с занесенной над головой дубинкой. О да, поехали! Ха!
   Увернувшись от просвистевшего мимо "демократизатора", вновь ухожу в разгон и с наслаждением пробиваю идиоту в грудь. Аккуратно. Мне только трупов тут не хватало для гарантированной прописки в этой чертовой камере!
   Тело атаковавшего меня приказного пушечным ядром впечатывается в стену напротив "моей" камеры. Второй с диким мычанием лезет вперед, не обращая никакого внимания на топот ног и приближающиеся вопли снулого. В челюсть! Она у него, судя по всему, железобетонная, особого вреда не будет. Сотрясение... чего? У него голова болеть не может, она кость!
   -- Стоять! Стрелять буду!
   Что ж ты орешь, как потерпевший, а? Стою я. Стою. А на душе так спокойно и благостно... хоть сейчас на полянку, бабочек ловить. Улыбаюсь снулому, уже успевшему навести на меня ствол, и развожу руками.
   -- Стою. Только не говорите: "стреляю". Это слишком бородатый анекдот, -- вздыхаю.
   -- М-мальчишка! Ты что себе позволяешь?! -- начинает разоряться снулый, но его прерывает неизвестно откуда вынырнувший мордатый тучный дядька с майорскими знаками отличия. Рослый, куда там конвоирам-динозаврам. За два метра точно будет.
   -- Замерли. Оба. Кошкин, убрал ствол, -- прогудел майор и, не обращая на нас больше никакого внимания, принялся осматривать постанывающих на кафельном полу конвоиров. -- М-да. На вид сопля-соплей, а как вломил-то!
   Покачав головой, майор разогнулся и, развернув экран недешевого браслета, разразился целым потоком приказов. Завертелось... Медики, конвойные, какие-то чиновники... и все это при открытой двери в мою камеру.
   -- Ну, и долго ты там торчать собираешься памятником свободе? -- осведомился мордатый майор, когда суета улеглась и в коридоре остались только он сам и пара новеньких конвоиров.
   -- Хм? -- Я смерил собеседника задумчивым взглядом и, придя к выводу, что попал все-таки в дурдом, а не в ужасную и легендарную внутреннюю тюрьму Преображенского приказа, вынырнул наконец из размышлений. -- О! Точно. Спасибо за напоминание.
   Брови майора устремились вверх, почти скрывшись под козырьком фуражки, а когда я добрался до закутка в камере и расстегнул ширинку, приказной вдруг закатился совершенно конячьим... жеребячьим... короче, ржал он -- куда там лошадям!
   Насчет эфирников я оказался прав. В кабинете майора, оказавшегося старшим приказным Следственного стола, меня уже ждал его коллега в штатском, тут же, вместо представления, протянувший мне визитку Прутнева. Интересно, почему не Брюхова? Хотя... может, он не хочет светиться в Приказе? Или таким вот хитровывернутым образом Олег Палыч просто сваливает объяснения по поводу происшедшего на кадровика "клуба"? Не хочет встречаться со злым и продрогшим подопечным, которого он курирует по линии того самого клуба эфирников? Ничего, у меня память до-олгая, а вопросов к Брюхову мно-ого...
   -- И что дальше? -- поинтересовался я, изучив карточку.
   -- От имени Следственного стола Преображенского приказа я приношу вам свои извинения за причиненные неудобства и преступную халатность младших приказных, по чьему недосмотру вы вынуждены были провести более двадцати часов в камере особого режима, -- проговорил "штатский". -- Также я уполномочен объявить, что следствие по вчерашнему происшествию приостановлено.
   -- Ага. Уже хорошо, -- протянул я. -- А что насчет моих "пленников"?
   -- Пленника, -- уточнил тот. -- Тот, которому оторвало руку, мертв. Второй в реанимационном блоке. Как только медики дадут разрешение на проведение допроса, мы незамедлительно им займемся. Собственно, только поэтому дело лишь приостановлено. Если ваши показания совпадут, выживший понесет административное наказание за нарушение неприкосновенности частной собственности. Если же нет, следствие будет продолжено, а решение по делу будет принимать суд.
   -- Что ж. И то хлеб, -- протянул я и небрежно щелкнул ногтем по визитке. "Штатский" в ответ на миг прикрыл глаза. Понятно. Остальная информация у эфирников. Что ж... съезжу, пообщаюсь. И побыстрее, пока еще что-нибудь не произошло. Кстати. -- Я так понимаю, что могу идти?
   -- Разумеется, господин Николаев, -- растянул губы в невыразительной "резиновой" улыбке "штатский". -- Только помните, что в ближайшее время вам запрещено покидать пределы города. Подробности придут вам на браслет.
   -- Понял. Вот кстати, а где я могу получить мои вещи? -- осведомился я.
   Приказные переглянулись.
   -- Видите ли... ваши... ваша амуниция и оружие приобщены к делу, поэтому вернуть их до окончания расследования мы не имеем права, -- развел руками майор.
   А вот это плохо. И рюгеры жаль... но самое главное, шлем и браслет. Придется менять систему шифрования...
   -- Могу я хотя бы получить копию информации, хранящуюся на моем браслете? -- вздохнул я.
   -- Конечно. Я отдам распоряжение, чтобы вам передали носитель вместе с остальными вещами, -- кивнул майор.
   С тем и разошлись. "Штатский" проводил меня к выходу, проследил, чтобы мне отдали мое имущество, и хотел было сбежать обратно в здание, но... не тут-то было.
   -- Одну секунду. Вы считаете, что в таком виде я могу выйти в город? -- Я демонстративно развернул перед носом приказного заляпанную засохшей грязью куртку. Нет, в комплекте с такими же грязными штанами, руками и ботинками, наверное, этот наряд вполне мог сойти за изыск очередного сумасшедшего модельера, но после неполных суток в камере особого режима я точно не был готов к такому эпатажу почтенной публики. "Штатский" на миг застыл, внимательно рассматривая представленный предмет одежды, но тут же решительно кивнул.
   -- Извините, не подумал. -- Развернув экран браслета, он отдал короткий приказ, и спустя минуту рядом с крыльцом остановилась невзрачная "студенческая" амошка. -- Лукьянов, доставишь господина Николаева, адрес он сообщит.
  

* * *

   -- Странный мальчишка, -- задумчиво протянул майор, испытующе поглядывая на своего коллегу, только что вернувшегося в кабинет.
   -- Чем? -- нехотя поинтересовался "штатский".
   -- Всем. Ты ему в лицо заявил, что он убил человека, а парень -- ноль эмоций. И это после почти суток карцера...
   -- А это не первое его убийство, -- усмехнулся коллега. -- Да и карцер ваш, по сравнению с закопанным железным гробом, -- вполне комфортабельная штука...
   -- Не понял, -- опешил майор.
   -- И не надо. Я ничего не говорил, ты ничего не слышал. Правда?
   Молчание, воцарившееся в кабинете после ответа "штатского", не продлилось. Майор побарабанил пальцами по пластиковой крышке контейнера, стоящего на углу его стола, и, вздохнув, кивнул на видеопанель. Знал коллега, на чем можно подцепить старого знакомого. Майор Пенко был любопытен... порой без меры. За что частенько и огребал от начальства, а уж подписок на нем висело -- как блох на уличном кобеле. Сам майор о своем недостатке был осведомлен прекрасно, но... бороться с ним даже не пытался. Натура... Вот и сейчас лениво брошенные коллегой слова заставили его подобраться в надежде на новую интересную загадку.
   -- Думаешь, на допросе он не врал?
   -- Без показаний "гостя" точно сказать не могу, -- пожал плечами "штатский". -- Но если подходить с точки зрения логики, его версия выглядит довольно правдоподобно. Обнаружить нападение и попытаться бежать через подземный ход -- вполне нормальное решение для пятнадцатилетнего подростка, если он не страдает комплексом героя, конечно. Да и то, что на выходе он чуть ли не нос к носу столкнулся с противником... случайность, конечно, странная, но записи датчиков вполне это подтверждают. Сам знаешь, на таком расстоянии увидеть что-либо в толще земли -- нереально. Да и его собственный браслет тогда потерял связь с вычислителем системы наблюдения, это мы установили точно. В общем, если не множить сущности...
   -- И подземный ход нашли... -- вздохнул майор и вдруг треснул кулаком по столу. -- Ну, не верю я в эту сказку! НЕ ВЕРЮ!
   -- Почему? -- поинтересовался "штатский".
   -- Да потому что этот твой подопечный ведет себя насквозь неправильно. У меня в карцере, конечно, всякое случается. И пену в бешенстве пускают, и от страха скулят. Но чтобы, выйдя оттуда, начистить морду конвоирам и при этом вообще не испытывать ни страха, ни сожалений, -- это уже перебор.
   -- А что, он должен был от страха обделаться? -- фыркнул его собеседник.
   -- Да хотя бы! -- взвился майор. -- Леша, это же не игрушки! Должна была быть реакция. И не единомоментная.
   -- Вова, ты его досье видел? -- с сожалением вздохнув, поинтересовался "штатский". -- Он мастер Эфира. Ему твои штучки с купированием связи -- что слону дробина.
   -- Ни черта ты не понимаешь, -- отмахнулся Пенко. -- Этот карцер специально создавался для раскачки психики "клиента". У меня через сутки отдыха в нем бывало, даже гридни рыдали, словно дети. Не все, конечно. Кое-кто и в ступор впадал. А этот... мальчишка... пар сбросил, помочился и пошел! Не бывает таких детей, Лешенька. Это я тебе точно говорю. Поверь профессиональному мозгоправу.
   -- Знаешь, я, конечно, твоей интуиции доверяю... -- медленно проговорил "штатский", убедившись, что майор полностью "заглотил наживку". -- Да, доверяю, иначе бы и не затеял эту возню с доставкой Кирилла к тебе "в гости"... В общем, давай так. Сейчас ты даешь мне подписку о неразглашении, а я выдаю его досье. Ознакомишься, а потом представишь свои выводы. В частном порядке, само собой. Идет?
   -- Так и знал, что этим закончится. И зачем я только поступал на психолога? -- скривился майор и обреченно махнул рукой. -- Ладно. Давай сюда свое досье.
   -- Сначала подписку, Вов. Ты знаешь правила, -- покачал головой тот.
   Его собеседник понимающе, хотя и недовольно кивнул, и через секунду браслет "штатского" пискнул, сообщая о получении документа. Прочитав полученный текст, приказной довольно хмыкнул и, одним жестом отправив файл досье любопытному майору, заметил:
   -- Да, еще одно. Доказательств, как таковых, у меня нет, но патологоанатом, осматривавший тело однорукого, сказал, что того перед смертью, возможно... подчеркиваю, только возможно, подвергли интенсивному допросу. А может быть, ему это просто показалось. Короче, доктор не уверен, но я считаю, что для полноты картины ты должен об этом знать.
   -- Пф... -- Майор откинулся на спинку своего монументального вращающегося кресла и пристально взглянул на собеседника. -- Что за монстра ты мне подсунул, Леша?
   В ответ "штатский" только развел руками.
   -- Ладно. Почитаю, подумаю... на "беседу"-то его пригласить можно будет или как? -- осведомился Пенко.
   -- Если только очень вежливо, Вов. Сам видишь, какая каша заварилась. Аккуратненько надо, -- вздохнул "штатский".
   -- Поня-атно. То-то я смотрю, грабители нынче богатые пошли... экипировочка, как у хорошего наемного отряда, -- пробурчал себе под нос майор. Его собеседник хотел было одернуть, но вспомнил, с кем разговаривает, и махнул рукой. Наравне с любопытством у Пенко была развита и другая, весьма неожиданная черта. Он был абсолютно неболтлив в отношении тех вещей, что вызывали его профессиональный интерес. А уж если этот интерес был подкреплен соответствующими подписками, можно было утверждать, что даже те, кто имеет доступ к соответствующей информации, не вытащат из "вечного" майора ни единого бита информации... без санкции сверху. Собственно, именно поэтому один из самых информированных людей Преображенского приказа носил непонятное, да и просто неизвестное непосвященным, прозвище -- "Сейф". Он и был настоящим хранилищем секретов Приказа, чего совершенно невозможно было ожидать от известного "светского льва", блистающего в обществе красноречием и славящегося своими остротами, расходящимися по России с умопомрачительной скоростью. А уж какие легенды складывали об его пикировках с боярыней Посадской...
   -- Отвлекись от важных государственных дум, Леша. -- Потеребив за край рукава "штатского", Пенко заставил собеседника вынырнуть из так не вовремя накативших размышлений и, убедившись, что тот его слышит, договорил. -- Тебе как, общий психопрофиль нужен или подробный "разбор" личности с возможными вариантами развития?
   -- Лучше и то, и другое, -- улыбнулся "штатский".
   -- Хм-м. Уйдет под "гриф" -- вытаскивать будешь сам, -- предупредил майор, и его собеседнику оставалось только согласно кивнуть и развести руками. Ну да, если Сейф сочтет, что его выводы следует "закрыть", воспрепятствовать ему в этом будет невозможно. Впрочем, в данном случае это не большая проблема. Нужный допуск в отношении информации о Николаеве он получит легко, кроме разве что государевой печати, но... в этом случае лучше будет вообще забыть об этом деле, от греха подальше. Никакая благодарность не стоит головы, тем более головы старшего приказного Следственного стола Алексея Переверзева.
  

* * *

   Пока неприметная легковушка везла меня по городским улицам, я прокручивал в голове итоги моих последних злоключений и скрежетал зубами. Злость, нахлынувшая на меня ни с того ни с сего на пороге камеры, вроде бы утихшая после выпуска пара на конвойных, неожиданно накатила вновь. Правда, теперь я мог мыслить достаточно разумно, чтобы оценить весь идиотизм той выходки в тюрьме. Это ж надо было додуматься лезть в драку с приказными?! Крыша, что ли, протекла?
   Покрутив пришедшую в голову мысль о сумасшествии, я нахмурился и принялся исследовать собственное тело Эфиром. И увиденное-учуянное меня не порадовало. Нет, ничего особо страшного не произошло, если не считать сущей мелочи. Если раньше я мог рассчитывать хоть когда-нибудь стать воем, пусть слабеньким и невнятным, то теперь на этой "мечте", кажется, можно было поставить крест. Потому как видимое сейчас говорит о том, что сегодня я достиг своего потолка, застыв почти на самой границе меж новиком и воем. Иными словами, если бы в здешнем ранжире существовал такой ранг, как "старший новик", мне он подошел бы идеально. И я даже, кажется, догадываюсь, что именно могло столь серьезно повлиять на развитие моего Дара. Точнее, что его застопорило. Чертов "кубик"! Отсюда и агрессия, и отказ тормозов. Хорошо еще, что, сидя в этой "выдумке палачей", я почти все время провел в медитации, иначе нервный срыв грянул бы куда раньше и был намного разрушительнее как для меня самого, так и для окружающих... Остается надеяться, что это не окончательный приговор.
   А теперь вопрос. Тот, кто придумал этот дьявольский агрегат, знал, что именно он сотворил? А те, что меня туда запихнули? Впрочем, идею о том, что авторы задумки сунуть меня в этот гребаный артефакт не знали, что творят, можно отбросить. Не верю я в такую "простоту". Как не верю и в то, что господа наблюдатели из Приказа, приставленные ко мне эфирниками, не могли отреагировать на нападение раньше. Что им стоило остановить нападавших еще на подходе к моему дому? Или по лесу постоянно шарятся вооруженные боевые группы? "Зарница", да? Сюда же абсолютный пофигизм Брюхова во время нашего с ним последнего разговора... Хм. Кажется, я слишком поторопился с определением уровня доверия в отношении одного бывшего полковника гвардии... а может быть, и всей "могучей кучки" эфирников вообще. Потому как, если это был еще один этап проверки, устроенный ими, то... на хрен мне такое счастье?!
   Мысли скакали, словно бешеные кузнечики, а в голове вновь замутило от накатывающей злости. Еще немного, и кому-то очень сильно непоздоровится.
   -- На полигон. Любой. Срочно, -- проскрипел я водителю, и тот, бросив короткий взгляд в мою сторону, не стал спорить.
   -- Преображенское в двух минутах отсюда. Там полно полигонов. Подойдет? -- коротко спросил шофер, тогда как машина, повинуясь ему, вдруг взревела двигателем и пронзительной сиреной и начала стремительно набирать скорость. Вот теперь я понимаю, что такое на самом деле "бешеная табуретка"! Стрелка спидометра послушно "легла", кокетливо коснувшись числа "240", а потом я перевел взгляд на лобовое стекло и почувствовал, как напряжение, нараставшее во мне все это время, трансформируется из жаркой невыносимо душной злобы в дикий восторг. Так что слова водителя до меня дошли не сразу.
   -- Преображенка? А что? Пойдет... "Девяточку" знаешь, на Колодезной? -- Губы мои против воли разошлись в мечтательной улыбке. Шофер нервно дернулся, но кивнул. Великолепно. Такого шанса отыграться за "кубик", выпустить пар и устроить полноценный допрос господину бывшему гвардии полковнику Преображенского полка Олегу Павловичу Брюхову я упускать не собираюсь.
   Хотели увидеть, на что я способен? Увидите. Вот сейчас доедем -- и увидите. Разнесу к чертям эту богадельню, вместе со всеми ее обитателями, чтоб даже духу этой чертовой "Девятки" на свете не осталось.
   -- Приехали. -- Голос водителя выдернул меня из охватившего тело оцепенения.
   Я благодарно кивнул в ответ и, вывалившись из машины, перевел взгляд на основательное добротное здание стрелкового клуба.
   Тук-тук. Кто в теремочке живет?
  
   Глава 2. Прошла мимо, покосилась... только коса вжикнула
  
   Как говорится, "гладко было на бумаге, да забыли про овраги". Стоило мне оказаться в холле клуба и двинуться к стойке, где с удобством расположилась Настасья... кажется... В общем, узнать точно, кто из дочерей полковника нынче встречает гостей, мне не удалось. Уже на третьем шаге увидевшая мою перекошенную рожу девушка нырнула под стол, а навстречу мне ударила широкая полоса белесого пара.
   Уйти в разгон я не успел. Точнее, не так... я даже кинетический щит выставил и уже рванул вперед, чтобы на скорости пройти эту химию, но щит внезапно растаял, а в следующий миг тело стало словно дубовым, ноги подогнулись... и все. Темнота.
   В себя я пришел в незнакомом помещении ярко выраженного медицинского назначения. Белые стены, небольшое количество компактных медартефактов в углу. Белый шкаф, пара коек, на одной из которых, кажется, у окна, лежу я в одних трусах... и ни единой живой души поблизости. За одной дверью санузел, за другой коридор. Тоже пустой. Дальше моего восприятия просто не хватило. Железобетон такая штука -- через него вообще довольно трудно что-то почуять. А уж когда его много...
   Кое-как покрутив головой и "прощупав" окружающее пространство, насколько мог, я пришел к выводу, что никаких фиксаторов здесь нет, и решил провести, так сказать, тест организма. А то мало ли... Может, пока я пребывал в сладких снах, мне уже успели чего-нибудь вырезать... или пришить, что тоже, в общем-то, не лучший вариант. Вот и разберусь, пока никого нет. А потом можно будет заняться и остальными насущными проблемами.
   И начать я решил с головы. Как ни странно, глупая "тыква" вела себя вполне прилично и даже не пыталась доказать, что алкоголь -- это яд, изображая похмелье. Это действительно странно, поскольку "отключающие" препараты в большинстве своем оставляют за собой именно такой след. А тут...
   Я попытался шевельнуться, но понял, что рано радовался. То, что должно было стать энергичным рывком-прыжком с койки, оказалось лишь слабым подергиванием рук и ног. А вот это уже хуже. Очень похоже, что меня приложили чем-то нервно-паралитическим. Гады... А я идиот. Ведь сразу догадался, чьи длинные уши торчат из этой истории с задержанием... и оказавшись на свободе, тут же радостно ломанулся бить морды причастным. И кто я после этого?
   Нет, у меня имеется слабое оправдание этой выходке. В том состоянии, в которое ввел меня "кубик", соображать трезво я не мог. Быстро -- пожалуйста. А вот хорошо -- уже не получалось. Ну, и результат... соответствующий.
   Хотел было треснуть себя по лбу, но рука только слабо дернулась, словно через нее ток пропустили. М-да, этак я еще долго буду мыкаться... Впрочем, а Эфир-то на что?
   Волна тепла, сначала еле ощутимая, прокатилась по телу, следом за ней еще одна, уже куда горячее, я сжал руку в кулак и, убедившись, что конечность не собирается дальше "бастовать", принялся прогонять энергию по телу, до тех пор пока не почувствовал его полностью. Упоительное ощущение, честное слово. Кажется, я мог определить, где находится и как чувствует себя каждая клеточка моего организма. Я облегченно вздохнул и тут же понял, что перестарался. Запуская процесс очистки, я как-то совсем позабыл о некоторых последствиях этого приема...
   На этот раз прыжок получился что надо. Тело слетело с койки, и я, метнувшись из стороны в сторону, матерясь на ходу, что было сил рванул на себя оказавшуюся запертой дверь в санузел. Громко хрупнуло дерево дверного косяка, лязгнула упавшая на кафельный пол "собачка" замка. А вот и белый друг.
   Уже выходя из туалета, я не сдержал недовольного хмыка. Хорош бы я был, застань меня кто в гордой позе горного орла... Нет, все-таки, кажется, история с "кубиком" не прошла для меня даром. Мог бы спокойно отложить очистку организма, по крайней мере, до тех пор, пока не разобрался бы с происходящим вокруг, хоть чуть-чуть. Так ведь нет, опять сыдиотничал. И откуда только взялась эта бездумная импульсивность? Хотя вопрос некорректный. Откуда -- понятно. А вот как с этим бороться?
   Но долго предаваться грустным и несвоевременным размышлениям мне не дали. В конце коридора появился некто, целенаправленно движущийся в мою сторону.
   "Растворившись", я замер в дверном проеме меж кабинетом и санузлом и приготовился. К чему? А к чему угодно. Дверная ручка уверенно пошла вниз -- и в помещение прогулочным шагом вошел мой "клиент".
   -- Кирилл, я тебе одежду... эм-м... Ки... -- Больше ничего сказать Настасья не смогла, потому как в этот момент мои пальцы сжали ей горло, а волна Эфира уверенно заблокировала любые попытки применить какой-либо прием из арсенала одаренных. Конечно, серьезную технику мне не заблокировать, но уж сорвать ее я точно смогу... Доказано на личном опыте.
   Ну да, после истории с моими "похоронами" я был бы полным идиотом, если бы не попытался разобраться в действии "подавителей". Собственно, только то, что "кубик" был построен на каком-то ином принципе, и не позволило мне как следует его разломать. Я просто побоялся лезть в эту круговерть рунных связок.
   -- Ты ведь будешь умницей и не станешь кричать? -- прошептал я на ухо Настасье, судорожно сжимающей в руках какой-то пакет. -- Моргни, если я прав.
   Моргнула. Действительно, умница. Не ослабляя контроля, я подтолкнул девушку к ближайшей койке и, дождавшись, пока она устроится на краешке, приступил к допросу. Пока вежливому.
  

* * *

   Полковник смотрел на стоящего напротив него мальч... молодого человека, наряженного в чуть великоватый ему, но чистый, явно недавно выглаженный камуфляж, и не знал, что сказать. А собеседник, покачиваясь с мыска на пятку, стоял в центре кабинета и следил за каждым жестом бывшего гвардейца в ожидании ответа.
   -- Кирилл... -- Брюхов наконец собрался с мыслями и, вздохнув, заговорил медленно и с расстановкой. -- Я не могу объяснить тебе происшедшее. Постой...
   Почувствовав, как тяжелеет и без того невеселая атмосфера в комнате, ощутимо давя на восприятие нарастающим напряжением Эфира, бывший полковник выставил вперед руку в останавливающем жесте... Эфир на миг дрогнул, но давление вроде бы чуть ослабло... полковник перевел дух и хотел было заговорить, но Кирилл его перебил:
   -- Господин Брюхов, я не возражал ни словом, когда вы, несомненно с подачи ваших коллег, начали устраивать мне проверки. Более того, я принимал их как должное. Не дурак, понимаю, что постороннего человека в любой компании будут "проверять на вшивость", -- глухим бесстрастным голосом проговорил собеседник Брюхова. -- И за прошедшее время я ни разу не просил и не требовал рассказать мне об итогах этих проверок. Но последний эпизод нанес мне вред, которого не простит ни один одаренный. Передайте "клубу" мой отказ от участия в их междусобойчике.
   -- Кирилл, это не была проверка! -- выпалил бывший полковник. -- О том, что ты все это время находился в управлении Преображенского приказа, я узнал только сегодня утром. А уж то, что тебя держали в карцере, -- вообще вне моего понимания.
   -- И "кавалерия из-за холмов" тоже не была частью проверки, да? -- криво ухмыльнулся молодой человек, только взгляд его был совсем невеселым.
   -- Именно, Кирилл, -- покачал головой Брюхов. -- В ситуации с нападением на тебя дома имела место накладка. Группу наблюдения заменили вчера утром. Срочное задание. В результате им на смену вышли две оперативные команды... скажем так, бывшие не в курсе дела. Им дали короткий приказ: наблюдать, в случае нештатной ситуации пресечь...
   -- Я бы вам поверил, если бы один из приказных, тот самый, что меня выпустил, не вручил мне визитную карточку Прутнева. -- Кирилл отвел безразличный взгляд в сторону, и Эфир опять дрогнул. Полковник выпустил воздух сквозь плотно сжатые зубы. Кажется, его собеседник совсем не так спокоен, как хочет казаться... но додумать эту мысль ему не удалось: бывший Громов сбил. -- Считаете, что при имеющихся фактах я еще могу верить вашим утверждениям о непричастности клуба к моим неприятностям с Преображенским приказом?
   -- Не понимаю. -- Брюхов опустился в свое монументальное кресло и озадаченно потер рукой лоб. -- Я совершенно точно знаю, что никто ничего подобного не планировал...
   -- Это уже ваши собственные заморочки. Меня они не касаются. Всего хорошего, господин Брюхов. Надеюсь, больше ни ваших коллег, ни вас я не увижу. -- Попрощавшись коротким кивком, Кирилл развернулся и вышел из кабинета, увлекая за собой грозовую тучу напряженного до предела Эфира.
   Бывший гвардии полковник молча проводил взглядом удаляющуюся фигуру и, прикрыв глаза, откинулся на спинку кресла. У него только что появились очень большие проблемы... и нужно было хорошенько подумать, прежде чем браться за их решение. А еще переговорить кое с кем из клуба на тему своеволия и головотяпства приказных. Но прежде...
   -- Таня, Настя, зайдите! -- Раздавшийся по громкой связи голос заставил сестер переглянуться. Кажется, папа не в духе.
   -- Думаешь, это из-за нашего вундеркинда? -- поинтересовалась Татьяна.
   -- А из-за кого? Он когда очнулся, чуть душу из меня не вытряс... -- поежилась Настя и неожиданно призналась: -- Я ошиблась. Не надо было его парализатором глушить... Но от Кирилла, когда он пришел, так жутью несло, что я просто перепугалась.
   -- Ой, ладно тебе. Не может быть все так плохо, -- ободряюще подмигнула Татьяна. -- Ну, приложила ты его газом, и что?
   -- Хм... Что? Боюсь, теперь он с нами вообще работать не захочет. Прикрыть от атаки его не смогли, хоть и обещали, а потом еще и на сутки в камеру законопатили. И ладно бы, оно, может, все и обошлось бы, да вот только когда Кирилл явился разобраться в происходящем, я его еще и газом траванула. Как, тянет это на честное сотрудничество? -- грустно вздохнула Настя.
   -- Подожди, а разве в камеру его мы запихнули? -- удивилась сестра.
   -- Нет, конечно, но попробуй это докажи, -- развела руками Настя, поднимаясь с кресла и направляясь к кабинету отца.
   -- А чего тут пробовать? Найти того, кто это придумал, да и представить его Кириллу перевязанным подарочной ленточкой, -- пожала плечами Татьяна.
   Сестра споткнулась и, замерев на месте, окинула Таню изучающим взглядом.
   -- Ленточка... да. Надо проверить. Не факт, конечно, но... ищи, кому выгодно...
   -- Имеешь в виду конкурентов на руку и сердце Бестужевой? -- медленно проговорила Татьяна.
   Сестра в ответ только коротко кивнула.
  

* * *

   Один плюс у этого моего "боевого разворота" с последующей ретирадой все-таки имелся. А именно -- в результате эскапады я полностью успокоился, так что по возвращении домой смог мыслить трезво и не поддаваясь эмоциям. А подумать было о чем. Поведение полковника, его речь и искреннее недоумение, тревожившее Эфир, свидетельствовали о том, что он действительно был не в курсе происходившего со мной, начиная с той вечерней атаки неизвестных. Другое дело, что это вовсе не показатель честности клуба. Могли его участники провернуть подобную операцию, не ставя в известность моего куратора? Запросто. Сам Брюхов не имеет никакого отношения к Преображенскому приказу, кроме разве что совпадения названия этого учреждения и его любимого гвардейского полка... да и сведения о наблюдателях он мне представлял как человек, не имеющий к ним прямого отношения. Не показатель, конечно, но... думаю, среди эфирников имеются люди, куда более подходящие для организации подобного взаимодействия. Игры внутри клуба? Ради одного пятнадцатилетнего капи... мастера? Хм. Сомневаюсь что-то. Но отбрасывать этот вариант сходу тоже не стоит.
   Что еще? Ухажеры Ольги... Кто-то из "дуэлянтов" или из не решившихся на вызов? М-да. И как это определить? Стоп. С этим позже. Еще варианты... Громов-старший? Но в роду сейчас идет такая дележка власти, что ему должно быть совсем не до меня. Томилины? Хм... Вспомнили о Роме Вышневецком и моем участии в его судьбе? Совсем-совсем вряд ли. После поражения в войне родов их очень быстро догрызли. Те же Винокуровы неплохо подсуетились. Так что сейчас от рода Томилиных осталось пять человек, больше озабоченных поиском хлеба насущного, чем местью за дальнего родственника-наемника с подмоченной репутацией. Кто еще? А все, если я, конечно, чего-то или кого-то не забыл... Ну что ж, с этим уже можно работать.
   Я потер виски и, прикрыв глаза, откинулся на спинку дивана. Работать -- это хорошо, вопрос в другом. С чего начать? По логике, неплохо было бы допросить уцелевшего визитера, и пообстоятельней, чем первого. А то его коллега, кроме подтверждения участия в слежке, мне ничего толкового не сообщил. Отрубился. Эх, мне бы тогда побольше времени. Впрочем, судя по тому, что мой "клиент" благополучно подох, вряд ли пара-тройка лишних минут сильно мне помогли бы. Расколоть второго подранка я бы за такой срок не успел. Минут за десять-пятнадцать -- еще туда-сюда, хоть как-то, но тогда уж точно без следов не обошлось бы, а это не есть гут. М-да, было бы здорово добиться возможности пообщаться с ним сейчас, желательно часа два и без свидетелей, но.. кто же мне такое позволит-то? Стоп. А это еще кто?
   -- Привет, Кирилл. -- Ольгу я почуял, когда ее авто почти добралось до ворот моего дома, и встретил свою пассию на пороге. Да, после всех событий я решил, что, несмотря на сложность, буду удерживать чутье постоянно. Можно было бы и раньше, но кто бы знал, как это тяжело. Не физически, нет. Морально тяжело постоянно пребывать в Эфире.
   Но тут... в общем, я решил поступиться своим комфортом и наплевать на головную боль, которая гарантирована мне вечером... И начал сразу по выходе из так и не разнесенного в щебень стрелкового клуба. Скажу честно, удерживать в сознании окружающее пространство куда легче сидя в доме на отшибе, чем в городе. Пока добирался до парка, я чуть сознание не потерял от количества информации, что на меня свалилось. Но ничего, справился. Даже головную боль сумел угомонить. А сегодня мне уже даже почти не нужно следить за тем, чтобы чутье работало постоянно. Правда, к вечеру усталость все-таки дала о себе знать, и это притом, что весь этот субботний день я просидел дома. А уж что будет, когда придется выйти со включенной чуйкой в людные места... бр-р. С другой стороны, иного выхода у меня все равно нет, а значит... справлюсь. Не впервой.
   Поцеловав девушку, я обменялся приветственным кивком с сопровождавшим ее Хромовым, пригласил обоих в дом, и пока гвардеец Бестужевых устраивался за столом, мы с Ольгой, не сговариваясь, взялись за приготовление чая. К счастью, самовар у меня был горячий, так что осталось только чуть-чуть его подогреть, да бросить свежей заварки в чайник. Чем я и занялся, пока Ольга перерывала шкафы и холодильник в поиске сластей и печива.
   -- Ты какой-то заморенный, Кирюш. Что-то случилось? -- поинтересовалась Оля, когда мы устроились на лавках, а в руках у нас появились огромные цветастые кружки с горячим дегтярно-черным чаем, сдобренным малиновым листом и мятой.
   -- Ты же меня знаешь, Оленька, -- вздохнул я, разводя руками. -- Со мной постоянно что-то случается.
   -- Поэтому ты вчера не появился в гимназии, да?
   -- А что, Леонид не догадался прикрыть меня перед учителями? -- деланно удивился я, на что Ольга звонко рассмеялась, а охватившее ее беспокойство изрядно сбавило в силе, почти перестав давить мне на мозги. Уже хорошо.
   -- Перед учителями -- да. А вот твоим сестрам он головы задурить не смог, -- пожала плечами девушка. Я тяжело вздохнул, и молча сидевший рядом Хромов не сдержал легкой ухмылки. -- Так что вчера вечером они заглянули к нам в усадьбу, вполне резонно предположив, что именно там ты и обретаешься, забив на реноме прилежного гимназиста, старосты и их учителя.
   -- Понятненько. Значит, скоро эти две... ученицы заявятся сюда? -- Я ткнул пальцем в браслет на руке Оли. В ответ умница-красавица смущенно кивнула, но тут же вспомнив, что при нашей с ней связи никакой маской меня не обмануть, стерла с лица смущение и примирительно улыбнулась.
   -- Ну, у тебя же опять браслет не отвечает. Вот я и... Кстати, а что случилось с твоим браслетом? -- переключилась Ольга.
   -- Хм. Я бы предпочел поговорить на эту тему в присутствии Валентина Эдуардовича. -- медленно проговорил я. Ну а что? Логичный выбор. Уж на его счет я могу быть уверен, что никаких планов "во вред", так сказать, в отношении меня у Бестужева-старшего нет. Насколько вообще в этом мире можно быть в чем-то уверенным. Так что и выбор, с кем посоветоваться о происходящем, тут даже не стоит. Других вариантов у меня попросту нет.
   Ольга понимающе кивнула, а вот Хромов напрягся. Нахмурился и, отставив кружку в сторону, уставился на меня.
   -- Что-то серьезное? -- осведомился он.
   -- Скажем так... странное. -- Я ушел от ответа, но гвардейцу этого хватило. Он понимающе кивнул и, извинившись, вышел из-за стола. Могу поспорить, уже через минуту Бестужев будет в курсе моего горячего желания пообщаться. Вот и славно. Значит, пока я могу немного расслабиться и чуть-чуть отдохнуть... перед предстоящим разговором. А он, чую, будет до-олгим.
   -- Мужчины, -- вздохнула Ольга. -- Все у вас тайны да проблемы...
   -- Ну, уж какие есть, такие есть. -- Я развел руками и, вспомнив кое о чем, встрепенулся. -- Кстати, о тайнах... Скажи мне, о великий специалист по безопасности, раскрой секрет...
   -- Какой? -- опешила Ольга.
   -- Я тут краем уха услышал о такой вещи, как газ... или не газ... взвесь? Короче, услышал, что есть некое летучее вещество, способное отрубить одаренного, даже если тот его не вдохнул. Это правда?
   -- Хм. А зачем тебе? -- нахмурилась Ольга.
   -- За тем же, зачем и система фиксаторов в доме, -- хмыкнул я. -- Так что, это правда?
   -- Ну, как тебе сказать... есть разные вещества, способные воздействовать на одаренных. -- медленно проговорила моя пассия, но тут же уверенно кивнула. -- В том числе и аэрозоли. Подожди. Ты, случаем не про легендарный "Стопор" говоришь?
   -- Легендарный стопор? Это что? -- не понял я.
   -- Ну, ходит такая байка о специальном аэрозоле в арсенале некоторых специфических государственных структур, проникающем за любой щит вроде как за счет наполненности самой смеси Эфиром, -- пояснила Оля и покачала головой. -- Говорят, он даже техники может рассеивать, поглощая энергию. Но это только байка, Кирилл, не больше.
   -- Да? -- Я мысленно вздохнул. Можно было бы сказать ей, что со вчерашнего дня это вещество выбыло из списка легенд ввиду своей реальности, но зачем? А в том, что вырубили меня в "Девяточке" именно им, я почти не сомневаюсь. Иначе с чего бы после пробуждения у меня было такое чувство, будто из меня все силы вытянули? А уж ощущение наполнения Эфиром "пустого" тела я помню хорошо. Точно такое же было, когда я опробовал свои способности, обживаясь в усадьбе Громовых, сразу после "вселения". А ничего себе примочки имеются в распоряжении эфирников, да... Ладно, это можно пока отложить в сторону, а пока... Пока рядом со мной сидит красивая барышня, по которой я успел соскучиться, так что...
   Но приступить к возникшим, словно сами собой, планам нам не дал сначала появившийся в комнате Хромов, а потом и мое чутье подало сигнал о приближении еще одного автомобиля. Дорога здесь одна, и кататься просто так по грунтовке, номинально отделяющей парк от леса, никто не станет. А значит, пожаловали очередные гос... тьи.
   Вместе с близнецами в дом ворвался шум-гам, повальный энтузиазм... а следом за ними в комнату, стараясь остаться незамеченным, просочился громовский водитель Коля... ага, а вот и мои сигареты! Моментально расстреляв беднягу на очередную порцию никотина, я чуть приоткрыл форточку и, с благодарностью приняв из рук Ольги чашку растворимого кофе, устроился на подоконнике. Хорошо... Но вот девичье щебетание как-то поутихло, чашка показала дно, а окурок отправился в пепельницу. Словно только этого и ждали, Мила с Линой переглянулись и уставились на меня. Молча.
   -- Что?
   -- Мы прощения хотели попросить, -- вздохнула Мила. -- За то происшествие в гимназии.
   -- О как? -- удивился я. -- Кажется, что-то большое в лесу сдохло.
   -- Нет, правда, Кирилл. Извини, пожалуйста. Мы не должны были так реагировать на эту... Вербицкую. -- Лина явно хотела сказать что-то другое, но ограничилась лишь фамилией.
   -- Так и просили бы прощения у нее, -- фыркнул я в ответ.
   -- А мы уже. Но она сказала, что мы тебя оскорбили своими действиями, -- протянула Мила. -- Вроде как слабаком выставили. В общем, как-то так.
   -- Одна-ако. Какая буйная фантазия у некоторых девушек, -- я усмехнулся. -- Ну, если вам от этого легче...
   -- Спасибо! -- разулыбавшись, в унисон выдали сестры, а Лина тут же добавила:
   -- Хм, Кирилл, а ты не мог бы объяснить в гимназии, ну не напрямую, конечно... Так, обронить невзначай, что... что...
   -- Что у нас с тобой ничего не было, -- выпалила Мила, и я подавился остатками кофе. Охренеть, заявочка!
  
   Глава 3. Кто ходит в гости по ночам
  
   Разговор с Бестужевым-старшим по сравнению с допросом, устроенным мне Ольгой по поводу заявления близняшек, оказался мирным и спокойным, как беседа двух кумушек за чаем. Хотя кипел и фырчал Валентин Эдуардович не хуже моего любимого самовара. Причем бочку он катил вовсе не на меня, согласившись, что участие в "клубе" эфирников открывало для меня и соответственно для нашего будущего предприятия очень и очень неплохие перспективы. Но вот действия, предпринятые клубом по защите своего неофита от возможной агрессии со стороны неизвестных "топтунов", вызвали у Бестужева-старшего только презрительное хмыканье.
   -- Вот тебе и результат отсутствия собственных структурных подразделений, -- успокоившись, проговорил Валентин Эдуардович, а когда мы с Хромовым молча на него уставились, вздохнув, пояснил: -- Да-да, неужели вы считаете, что, готовясь к открытию ТАКОЙ школы, я не озаботился сбором необходимой информации об организации, которую Николай иначе как "клубом по интересам" не называл? И ведь я с ним согласен. Да, клуб обладает очень большой и разветвленной сетью участников, занятых в самых разных областях, но! У него нет ни одной самостоятельной структуры, подчиненной только клубу. Если им нужны боевики, то к делу привлекается гвардия какого-нибудь рода, чей глава участвует в работе клуба. Нужны серьезные инженеры? Дергается другая ниточка, пара звонков -- и вот уже глава соответствующего КБ с готовностью предлагает своих лучших специалистов... и так во всем. Удобная, довольно слаженная схема, но... как и любая универсальная система, не лишенная своих недостатков. Огромная информированность организации зачастую нивелируется ее неофициальностью и соответственно отсутствием собственных исполнительных механизмов, или хотя бы таких структур, для которых действия по выполнению заданий организации были бы в безусловном приоритете. Как результат, имеем накладки, подобные той, что произошла с тобой, Кирилл.
   -- Накладка, да? -- я прищурился. -- То есть к тому факту, что мне уже никогда не стать воем, я должен отнестись как к... мелочи? В смысле, пожать плечами и сказать: бывает?! Так, что ли?!
   -- Не кипятись, Кирилл, -- выставил перед собой ладони Бестужев. -- С этими последствиями мы еще разберемся. Я, честно говоря, ни разу не слышал об артефактах, способных затормозить развитие Дара, хотя бы на малый срок. О том же, чтобы его купировать... -- отец Ольги покачал головой. -- Это и вовсе из области фантастики.
   -- О! Из разряда летающих блюдец и зеленых человечков, да? -- Я скривился. -- Что ж, тогда просто присмотритесь ко мне и скажите, каков сейчас потенциал развития моего Дара. Лично мои ощущения говорят, что "потолок" достигнут. И где тут можно записаться в "уфологи"?
   -- Разберемся, -- нахмурившись, буркнул Бестужев. -- Но сейчас у нас есть более важная задача, а именно -- нужно понять, кто решил поиграть с тобой в казаки-разбойники, зачем ему это нужно и когда ждать следующего удара.
   Мы с Хромовым переглянулись.
   -- Поясните, -- чуть ли не в унисон проговорили мы.
   -- Хм... конечно, утверждать сейчас что-то наверняка я не могу. Но... -- Валентин Эдуардович поднялся со своего монументального кресла и закружил по кабинету. -- В общем, мне очень и очень сильно кажется, что слежка, атака на твой дом и последующее пребывание у приказных -- все это происшествия одного ряда.
   -- То есть считаете, что все это дело рук одной и той же силы? -- уточнил я.
   -- Хм... можно и так сказать, -- не прекращая хождения по кругу, кивнул Бестужев. -- Это пока только гипотеза, и она еще требует доказательств, но...
   -- Каких доказательств?
   -- Пока не знаю, -- пожал плечами дипломат. -- Не хватает статистики.
   -- О! Понял, -- вздохнул я. -- То есть будем ждать, что еще шандарахнет мне по темечку, и набирать таким образом эту вашу статистику, да?
   -- Хм... -- Бестужев замер передо мной и, склонив голову к плечу, с интересом уставился мне в глаза. -- Ну, ты же все равно не собираешься никуда уезжать, правильно?
   -- Куда? -- пожал я плечами. -- У меня тут дом, гимназия, ученицы... невеста, в конце концов. Да и бегать от проблем -- это совсем не метод их решения. Не находите?
   -- Ну вот, видишь, значит, по темечку тебе так и так будет прилетать, -- усмехнулся Бестужев. -- А значит, и статистика будет набираться. Или ты считаешь, что твой неизвестный неприятель, в конце концов, угомонится и оставит тебя в покое?
   -- Валентин Эдуардович, -- я покачал головой...
   -- Ладно-ладно. Насчет последнего -- извини. Глупость сказал, -- развел руками Бестужев. -- Но кто мешает нам объединить разные подходы? Вы с Хромовым займетесь поиском по-своему, а я пошарю по своим каналам и... буду набирать статистику. Я ведь прав, и вы уже что-то замыслили?
   Хм. Утаить от прирожденного дипломата что-либо, не будучи специалистом его уровня, нереально. Тем более когда одного из "заговорщиков", то есть командира своей гвардии, этот самый дипломат знает как облупленного.
   -- Скажем так, у нас есть одна идея, но оглашать ее мы не будем, -- задумчиво протянул Хромов, и это были его первые слова за все время нашего с Бестужевым разговора. Когда же глава рода недоуменно приподнял бровь, гвардеец только развел руками. -- О некоторых вещах боярину лучше не знать... до поры до времени.
   -- Он пока еще не знает, знает он или не знает... -- медленно протянул я, вспомнив старую потрепанную фантастическую книжку, читанную мною еще Там, в один из спокойных дней между рейдами.
   -- Хм. Я понял, -- покосившись на меня, проговорил Бестужев и вздохнул. -- Ну, вы уж там поаккуратнее, не попадитесь.
   Мы с Хромовым вновь переглянулись и уставились на боярина, а тот, окинув нас взглядом, вдруг махнул рукой.
   -- Хотя о чем это я... гранд и ярый... это будут проблемы тех, кому вы попадетесь. Ладно, черт с ним. Делайте что хотите, но только попробуйте сдохнуть! На том свете найду!
   Поняв, что разговор закончен, мы с гвардейцем поднялись с кресел и двинулись к выходу. Голос Бестужева догнал нас уже на пороге:
   -- Полагаю, глава клуба эфирников тоже "еще не знает"...
   -- Именно так, -- после небольшой паузы ответил Хромов, бросив на меня короткий взгляд.
   Ну-ну. Не надо делать из меня идиота. Как будто я не понимаю что, не уведомив своего куратора в клубе, гвардеец ни за что не полезет в дело, которое может грозить обществу эфирников неприятностями... С другой стороны, тот же Хромов прекрасно понимает, что мне самому эти разрешения... хм, скажем так, до лампочки.
   Спрашивается, зачем я вообще решил вовлечь в дело Хромова... А все просто. Если бы он, "подумав" отказался от участия, это стало бы знаком, что, несмотря на заверения Брюхова, из всей этой каши конкретно так торчат уши клуба. Возможен был и вариант с приглашением моей важнючей и наглючей персоны к кому-то из эфирников повыше рангом того же бывшего полковника, с последующим задушевным разговором. Тут можно было бы предположить некие внутренние игры самого клуба. Тоже информация, почему нет? Ну и последний, сработавший вариант -- молчаливый одобрямс.
   Откуда у меня такая уверенность? Хм... конечно, ветвей возможных решений и действий тут могло быть куда больше, если бы не одно "но". В Эфире Хромов всего лишь подмастерье, зато в стихиях... короче говоря, не зря Бестужев интересовался у своего гвардейца мнением главы клуба. Кого еще и спрашивать, как не его "крестника"? А значит, большинство возможных вариантов решений, принимаемых на более низких уровнях, можно отсечь. Хотя, конечно, нельзя исключить, что глава клуба просто подставляет неименитого ярого. Нет, я далек от мысли, что сей господин позволит себе разбрасываться такими ресурсами, как высший стихийник из прогосударственного служилого боярского рода, но позволить ему оказаться на некоторое время в местах не столь отдаленных он вполне мог. Только... тут появляется другой вопрос, а именно: на хрена городить такой огород?!
  

* * *

   Холодный, пробирающий до костей ветер ворвался в колодец старого доходного дома следом за въехавшим в услужливо распахнутые ворота широким и низким седаном. Ворвался и, с разочарованным воем заметавшись по кругу в тесном дворе, смерчем взмыл вверх, звеня жестяными отливами под слепыми черными окнами. Ветер поднялся над крышами, разметав над ними облако подхваченных во дворе снежинок и, словно облегченно вздохнув, помчался дальше по своим делам. А замерший у одного из подъездов "Руссо-Балт" погасил фары и, словно дождавшись, пока стихнут порывы неугомонной стихии, со щелчком отворил водительскую дверь. Из салона пахнуло теплым воздухом с легким ароматом дорогого табака, и на тротуар шагнул водитель авто. Мягко хлопнула дверь, машина послушно моргнула габаритами и затихла. Водитель бросил короткий взгляд на окна третьего этажа и двинулся к подъезду, скупо освещенному единственным со скрипом покачивающимся плафоном.
   Мужчина поправил папку, зажатую подмышкой, и потянулся было к дверной ручке, но тут матовый, источавший леденцово-желтый свет плафон над его головой вдруг негромко хлопнул и погас, погружая подъезд в темноту. Рука человека автоматически дернулась, пытаясь ухватить рукоять табельного пистолета, но не успела. Ночные сумерки вдруг сменились непроницаемой мглой, и мужчина безвольно повалился наземь. Почти. Размытые, почти невидимые в наступившей у подъезда темноте тени в четыре руки подхватили бессознательное тело, так и не дав ему коснуться грязной кафельной плитки. Вновь моргнули габариты "Руссо-Балта", хлопнули двери, и машина, сделав круг, выехала со двора, чтобы уже через несколько минут раствориться в городском автомобильном потоке.
  

* * *

   Найти место для допроса было несложно. Давешний карьер, в котором меня чуть не похоронили, подошел для этих целей самым лучшим образом. Разумеется, рассказывать Хромову, откуда мне известно это место, я не стал. Да он и не спрашивал.
   Неприметная амошка, на которую мы сменили "Руссо-Балт" нашего пленника в одном из переулков Замоскворечья, запрыгала по замерзшим колдобинам карьера, и командир гвардии Бестужевых, пытаясь объехать наиболее опасные ямы, тихо заматерился, с бешеной скоростью вращая руль, в его лапищах кажущийся этаким бубликом. В ночной темноте та еще задачка, даже при условии использования "кошачьего глаза". А тут еще и наш пленник завозился, приходя в себя.
   Скрипнули тормоза, машина застыла под боком у черной громады экскаватора, и мы с Хромовым принялись вытаскивать спеленатого по рукам и ногам типуса, подсунувшего мне визитку Прутнева. Ну да, собственно, именно поэтому Хромов с такой готовностью взялся помогать в этой затее... Все-таки так легко козырять именем "кадровика" клуба эфирников, это ли не повод вызвать интерес организации, не желающей афишировать свой состав?
   Привязанный к тракам экскаватора пленник давно пришел в себя, но виду старался не подавать. Как будто подобное притворство могло ему помочь. Впрочем, этот факт очень быстро, хотя и несколько болезненно дошел и до нашего "гостя". Аккурат с первым ударом ботинка сорок последнего размера, прилетевшим пленнику по ребрам от Аристарха Макарыча.
   От самостоятельного допроса я устранился. Ограничился лишь тем, что еще во время подготовки к беседе передал Хромову список интересующих меня вопросов... ну и во время разговора подкидывал время от времени фразу-другую. И неплохо получилось, между прочим. Вопреки моим ожиданиям, господин Переверзев раскололся быстро и, что называется, до донышка. Хотя, если вспомнить мой торг с дедом в самом начале этой эпопеи... У ярых всегда находятся убедительные аргументы, м-да.
   Под давлением гвардейца приказной пел как соловей и почти не пытался хорохориться. Пел, разумеется, под запись и будучи предупрежденным о ней. Ну, а поскольку допрос вел Хромов, ничего удивительного в том, что большая их часть касалась клуба эфирников. Короче говоря, Аристарх создал у нашего собеседника полное впечатление, что попал он именно в руки товарищей из клуба, заинтересовавшихся тем, что кто-то посмел приплетать их к своим делам. Узнать допрашивающих, находящихся под эфирными масками, искажающими не только черты лица и голоса, но и эфирные следы, гость все равно не смог бы, так что опознания можно было не опасаться.
   Казалось бы, зачем такие сложности? Но убийство Алексея Переверзева совершенно не входило в мои планы. Я еще не настолько поехал крышей, чтобы вешать себе на загривок такую структуру, как Преображенский приказ. А значит, после допроса наш пленник должен вернуться домой целым и невредимым. Гарантией же того, что он не поставит на уши все свое ведомство, послужит та самая запись его исповеди. Ведь как бы ни было развито здесь такое явление, как непотизм, за использование служебного положения в личных целях, любому приказному грозит наказание... вплоть до смерти. Сторожевой пес должен служить только своему хозяину, а не тому, кто предложит шматок мяса побольше.
   -- Как видишь, Прутнев, а с ним и клуб, здесь вовсе ни при чем, -- проговорил Хромов, когда мы устроили беспамятного Переверзева в его "Руссо-Балте", припаркованном у одного из замоскворецких двориков.
   -- Да, но кто именно здесь "при чем", нам выяснить также не удалось, -- вздохнул я.
   -- Ну нет, Кирилл, -- Аристарх решительно замотал головой. -- Красть начальника этого Переверзева мы не станем. Одно дело допрос мелкой сошки, исполнителя... за который нас, кстати, тоже по головке не погладят, и совсем другое дело -- похищение начальника Следственного стола! Даже если этот самый начальник разбрасывается чужими визитками и приказывает сажать в изолятор несовершеннолетних...
   -- Да у меня и в мыслях не было его похищать, -- фыркнул я. -- Понимаю, что мне это не по зубам... да и жить, честно говоря, еще очень хочется.
   -- Ну да, и личные данные этого самого полковника ты выспросил просто из любопытства, -- хмыкнул Аристарх.
   -- Почему же? -- я улыбнулся. -- Лишняя гарантия, что господин Переверзев не побежит докладываться начальству, которое сам же и сдал.
   -- Вот ведь! -- Хромов витиевато выматерился, помолчал, заводя амошку, и заговорил, лишь когда машина проехала добрых полкилометра. -- И что ты намерен делать?
   -- Хочу проверить, чья лапа волосатей, -- ухмыльнулся я. -- Моя -- или того неизвестного боярина, по чьей просьбе господин Переверзев так обо мне "позаботился".
   -- А подробнее? -- нахмурился Аристарх Макарович.
   -- А зачем?
   -- Кирилл, ну мы же уже выяснили, что клуб здесь ни при чем... и я не пойду вразрез с интересами Бестужевых, которым ты, между прочим, нужен живым, здоровым и довольным, -- вздохнул Хромов.
   -- Это не вопрос доверия или недоверия, Аристарх Макарыч. Усомнись я хоть на секунду в вашей лояльности Бестужевым -- и сегодняшнего "дела" не было бы. Просто, как показал недавний опыт, складывать все яйца в одну корзину, то есть полностью полагаться на компетентность клуба эфирников, я не могу... Что, впрочем, не должно особо помешать им действовать самостоятельно, исправляя свой косяк. Заодно и "протечку" прикроют, ту, что визитками кадровика клуба сорит где ни попадя.
   -- А ты наглый, знаешь? -- хохотнул Хромов.
   -- Да ну? -- Я, прищурившись, взглянул на гвардейца.
   Тот поймал взгляд и передернул плечами.
   -- Ну, в данном случае, признаю, у тебя есть некоторые основания для этого, -- хмыкнул Хромов и, помолчав, со вздохом заключил: -- Ладно, я так понимаю, твое решение окончательно, и рассказывать о своих дальнейших планах ты не собираешься. Так?
   -- Именно.
   -- Ну и черт с ним. Главное, не вздумай сдохнуть в процессе. Мне Ольга за такое голову открутит и на статус не посмотрит, -- пробормотал Хромов и умолк.
   Дальнейший путь почти до самых Сокольников прошел в молчании. Не знаю, о чем думал Аристарх, а я прикидывал, насколько вежливо будет припереться в гости к одному суровому дядьке и в процессе знакомства озадачить его "халтуркой на дом"... И получится ли у меня сегодня удрать из-под надзора Бестужевых. Впрочем...
   -- Аристарх Макарович, можете подвезти меня до моего дома? -- поинтересовался я.
   -- А что не к нам? -- пожал плечами Хромов.
   -- Завтра в школу, а все мои шмотки дома, -- вздохнул я. -- Да и Рыжий... Привык я уже к собственным колесам.
   -- Понятно. Ольге только отзвониться не забудь, -- кивнул Аристарх, и амошка, заложив широкую дугу по кольцу Каланчовой площади, помчалась к Полевым переулкам. Поворот, еще один -- а вот и знакомая просека.
   Попрощавшись с Хромовым, я дождался, пока его машина скроется из виду, и, убедившись, что никаких "лишних" фиксаторов на территории моего дома не появилось, двинулся к подсобке, где меня уже заждался "Лисенок". Что бы я ни говорил Хромову, но оставлять в покое господина полковника я не собирался... да-да, те самые яйца и корзины.
   Полный отвод глаз лег как родной, укрыв и меня и мотоцикл. Рыжий радостно рыкнул и, вырвавшись с территории бывшей конной базы, покатил по просеке в сторону, противоположную той, куда уехал Аристарх. Время -- половина второго ночи, так что у меня есть еще несколько часов, за которые я должен успеть разобраться с этим делом.
   Ветошный, дом семь. Муторный адрес... Пространство меж Красной и Лубянской площадями густо усеяно фиксаторами всех мастей. Да-да, Преображенский приказ здесь располагается на том же месте, что и ФСБ Там. Вот такое вот совпадение... А вообще неплохо устроился господин полковник. И район спокойный, и за охрану из своего кармана платить не надо.
   Именно поэтому я и не стал подъезжать прямиком к нужному дому, а, покрутившись по ночному центру, с облегчением оставив Рыжего в одном из переулков у Тверской, отдышался, восстанавливая силы и нервы после самоубийственного заезда "невидимкой" -- и отправился по искомому адресу, пешочком. Естественно, не снимая ни "отвода", ни эфирной маски, которой меня столь удачно и вовремя научил Хромов. Перестраховка? Ну да... лучше быть живым параноиком, чем мертвым оптимистом.
   Миновав здание Боярской Думы, расположившейся на месте Тамошней многострадальной гостиницы "Москва", я поднялся к Красной площади. Оттуда на Никольскую и, свернув за Верхними торговыми рядами, оказался на нужной мне улочке. Здешний вариант ГУМа закрылся добрых два часа назад, а никаких увеселительных заведений, работающих сутки напролет, в Ветошном нет. Так что сейчас тут пусто, тихо и... холодно. Бр-р.
   Я посмотрел на сплошную стену зданий по левую руку и, сориентировавшись по встроенной карте, выведенной на экран очередного дешевенького браслета, приобретенного мною в день освобождения из-под стражи, недовольно цокнул языком. Варианта два. Первый -- обойти квартал по Никольской и попытаться подойти к дому с "парадного входа", что в Богоявленском переулке... отметаем сходу. Хоть я и уверен в своей маскировке, шляться мимо Рындова двора мне не хочется вообще. Вариант второй -- найти проход меж домов, выходящих непосредственно на Ветошный, -- и тенями... тенями...
   Покрутив головой, я заметил метрах в двадцати от меня мощные и высокие ворота в арочном проеме доходного дома времен позапрошлого царствования и, довольно хмыкнув, направился прямиком к ним. Судя по "козырному" местоположению, здесь должны обитать самые злые дворники в столице, но... надо же искать в людях лучшее, правда? Вот и я буду считать, что они самые лучшие в мире ребята... когда спят зубами к стенке. А чтобы не разочароваться в этом мнении, надо так немного. Всего лишь остаться незамеченным... И легкий ветерок, заметающий следы на снегу, мне в этом поможет. Тут главное -- не переборщить.
   Алле-оп! Господин Беннет, к вам гости.
  
   Глава 4. Опоздание, или "Что такое "хорошо" и что такое "плохо"
  
   Второй этаж, угловая квартира. Хм. Эти окна... или те? Ну вот почему архитекторы так поздно додумались до типовой планировки, а?! А мне теперь мучиться выбором. Тьфу.
   Я перевел взгляд с одного окна на другое и, вздохнув, решил уже было попытаться пройти обычным путем, то есть через двери, чего мне очень не хотелось, но тут мой взгляд зацепился за приоткрытую форточку, из которой, неугомонный ветер умудрился вытащить часть шторы и теперь трепал ее так, что казалось, кто-то машет кому-то платком на прощание. Хм. А что? Этаж тот же... И даже если это не квартира полковника Беннета... Что, я не смогу пройти через нее незамеченным?
   Спрашивается, зачем такие сложности? А все просто. Входные двери в подъезды этого чертова дома оказались снабжены специальными фиксаторами, реагирующими на открытие-закрытие. И все бы ничего, если бы не одно "но". Фактически эти фиксаторы образуют единое целое с подключенными к ним дверьми. Это значит, что как бы я ни укрывался отводом глаз, какие бы техники скрыта к себе ни применял, дверь-то все равно будет открываться-закрываться, чертов фиксатор это непременно определит и даст сигнал на пульт. Могу только представить, как удивится охранник, получивший этот сигнал, взглянув на экран и не увидев на нем ни единой живой души. Я бы в такой ситуации точно сыграл тревогу...
   Можно, конечно, заглушить фиксатор, чтобы тот не мог передать информацию на пульт, но сомневаться в том, что против такого вот логичного действа у охраны найдется своя защита... не приходится, м-да. В общем, открытая форточка подвернулась как нельзя вовремя. А если мне повезет и окажется, что это окно в квартире Беннета... будет вообще замечательно.
   Осмотрев стену, украшенную лепниной, я передернул плечами от пробирающего холода и, уцепившись за ближайший выступ, медленно и осторожно пополз вверх. Кажется, второй этаж, какая ерунда! Я бы, может, и согласился с этим, если бы речь шла о каком-нибудь типовом доме Там. Но это... Мало того что окна первого этажа расположились на высоте трех с половиной метров, так высота самих этих окон -- почти столько же... В результате окна второго этажа расположены на высоте примерно девяти метров. Хорошо еще фрамуга нужного мне окошка явно находится в хозяйственной части квартиры, а там оконные проемы поменьше, так что мне не пришлось карабкаться еще выше, чтобы добраться до распахнутой форточки. Вот, кстати, и еще один момент защиты нарисовался. Все стены прикрыты щитами, очень похожими на те, что были установлены на базе наемников. "Заглянуть" внутрь невозможно... и воздействовать телекинезом на запоры не получится. Так что открытая форточка, разомкнувшая контур защиты, -- это просто очень, очень хорошо. Нет, я ни на секунду не сомневаюсь, что в случае надобности обошел бы все эти охранные навороты. Если не щиты, то фиксаторы на входных дверях -- точно. Но... время, время! Нужно непременно успеть до утра, пока Беннет не укатил в управление. Кто его знает, на что способен господин Переверзев? Конечно, возможность того, что он пойдет каяться к начальству, совсем невелика, но сбрасывать ее со счетов тоже нельзя. А значит, надо успеть раньше. И желательно так, чтобы ни одна сволочь не могла даже заподозрить, что сегодня кто-то побывал в гостях у Беннета.
   Я поднапрягся и, убедившись, что никаких подлянок вроде дополнительных фиксаторов на окне не имеется, аккуратно потянул рукоятку запора вверх. Окно послушно отворилось, и я, просочившись внутрь, аккуратно прикрыл его за собой. Кухня? Хм... Оглядевшись по сторонам, миновал темное помещение с мерцающими в отсветах уличных фонарей медными баками, кастрюлями и сковородами, развешанными над расположившейся в центре комнаты плитой, и тихонько-тихонько двинулся вперед по коридору, не забывая заглядывать в попадающиеся по пути помещения. Чулан, санузел, пара небольших и явно давно пустующих комнат для прислуги... гостиная. Две спальни, попавшиеся мне на пути, тоже оказались пустыми, хм... а ведь действительно квартира Беннета. Я окинул взглядом стену, на которой красовался добрый десяток разнообразных грамот, в коих упоминался мой будущий визави, и хмыкнул. М-да, а дядечка честолюбив и скрытен, будь иначе -- и грамоты с похвальными листами заняли бы место либо в каком-нибудь ящике в кабинете, либо там же, но на стене... либо в гостиной, аккурат над каминной полкой. Учтем. Кстати, если я правильно понимаю, именно в кабинете и должен сейчас обретаться мой клиент. Больше просто негде... ну, если, конечно, он вообще, дома. Хм.
   Я покинул спальню и, сделав несколько шагов по короткому и довольно узкому коридору, попутно заглянув в пустую ванную, оказался у невысокой двери, из-под которой пробивалась тонкая полоска света. Напрягая чутье, попытался прощупать пространство за дверью и нахмурился. Неужели его действительно нет дома?
   Отвод глаз "зацепил" дверь, и я плавно потянул на себя тяжелую дубовую створку. После полумрака, в который была погружена квартира, яркий свет кабинета слепил глаза, даже несмотря на то что, открывая дверь, я предусмотрительно сомкнул веки. А когда вновь их открыл...
   Мля! Он дома... Но лучше бы его не было!
   В центре комнаты, на дорогом шелковом ковре, распростерлось тело полковника, начальника Следственного стола Преображенского приказа Германа Виллимовича Беннета. Остекленевший взгляд, вперившийся в потолок, раскрытый в немом крике рот, аккуратное отверстие четко по центру лба... и липкая темная лужа, растекшаяся из-под головы, успевшая основательно пропитать ковер. Труп.
   Присев на корточки, я вздохнул, и тяжелый запах крови ударил в нос. Я коснулся кончиками пальцев шеи покойника... что вы, какой пульс, с дыркой-то в черепе? Я хотел знать время смерти. По крови, тем более впитавшейся в ковер, этого не определить. А вот температура тела... Хм. Градусов тридцать пять, а это значит, что смерть наступила не больше двух часов назад. Самоубийство? Сильно сомневаюсь. Стрелять себе в лоб не очень-то удобно, хотя... Нет, не уверен. В принципе, отдача здешних стволов куда меньше, чем у привычных мне огнестрелов, но не думаю, что это сильно сказывается на удобстве стрельбы себе в лоб...
   Эту мысль я додумывал, уже выбираясь в окно. И прервал мои размышления шум моторов и захлопавшие двери автомобилей. О как. Вовремя я ушел.
   Домой я приехал вымотанным донельзя. Еще бы! Три часа под полным отводом глаз, из которых два пришлось крутить на мотоцикле, да по зимней столице, ночью! Хорошо хоть машин немного. Иначе этот заезд был бы форменным самоубийством!
   И, лишь загнав Рыжего в подсобку и оказавшись в доме, я позволил себе расслабиться и скинуть осточертевший "отвод". После чего заварил кофе и, прихватив турку и сигареты, полез в горячую ванну отогреваться после этого дурацкого вояжа, когда я не мог даже воспользоваться стихиями для защиты от грязи и ветра, чтобы не слетел отвод глаз.
   Глупо пить кофе на ночь? Но иначе я просто вырублюсь в ванне, а идея самозатопления меня как-то не привлекает.
   Восемь часов утра наступили быстро и неотвратимо. Покосившись на холодную темноту за окном, которую кто-то посмел назвать славным теплым словом "утро", я тихо выматерился и, поднявшись с постели, поплелся приводить себя в порядок.
   Зарядка, душ, завтрак... Все это я проделал на полном автомате и, невыспавшийся и недовольный, отправился в подсобку за Рыжим. Слава богу, что уж сегодня я спокойно смогу воспользоваться своими невеликими возможностями и защитить во время поездки и себя, и мотоцикл от холода и грязи. После ночных приключений и сумасшедшей езды на прикрытом отводом глаз Рыжем, без всякой защиты, эта мысль грела...
   Правда, при взгляде на заляпанного, покрытого какими-то серо-коричневыми разводами "Лисенка" радость моя несколько померкла, и я понял, что поездка несколько откладывается. Впрочем, кто сказал, что здесь обязательно нужно действовать руками и тряпками?
   Небольшой туманный смерчик сорвался с ладоней и устремился к мотоциклу. Ему понадобилось всего несколько минут, чтоб очистить Рыжего от грязи и соляных разводов, после чего "уборщик" был отправлен в лес, где и развеялся.
   Я посмотрел на сияющий чистотой мотоцикл и, хлопнув себя ладонью по лбу, помчался в ванную. Отыскав там свою замызганную одежду, тихо выматерился, и еще один смерчик нашел себе работу. Развеяв его где-то за территорией, я прошелся по одежде горячими "воздушными линзами" и, раскидав ее по шкафам, с облегчением вздохнул. Вот теперь другое дело. Не был, не знаю, не видел, не слышал. И вообще спал дома, ага.
   Школа-школа-школа... Подготовка к грядущему шоу шла полным ходом, народ носился по клубным кабинетам, как ошпаренный, а стоило мне появиться в пределах видимости -- я тут же становился объектом повышенного внимания. Всем что-то нужно, у каждого какой-то вопрос или проблема... и помочь им может, как оказалось, только староста младшего "Б" класса. Дурдом на выезде. Меня чуть не порвали на сотню маленьких Кириллов, честное слово!
   Но все когда-нибудь заканчивается, закончились и уроки, а следом за ними и "совет клубов", как язвительная Вербицкая окрестила наше сборище. Вот, кстати, и она.
   -- Мария Анатольевна, не уделите мне несколько минут вашего драгоценного времени? -- догнав Вербицкую у самого выхода из школы, проговорил я.
   -- Внимательно вас слушаю, Кирилл Николаевич. -- Бессменная пилочка вновь появилась в ее руках словно из ниоткуда.
   -- Я хотел бы напомнить о недавнем предложении навестить ваш дом...
   -- О! -- Из глаз Марии тут же исчез столь присущий им лукавый блеск, и девушка заговорила уже куда более серьезным тоном. -- Буду рада тебя видеть. Когда думаешь почтить нас своим визитом?
   -- Если не возражаешь, то сегодня, -- ответил я.
   -- Хм. Выходит, не только нам от тебя что-то нужно... -- задумчиво проговорила Мария, коснувшись пилочкой губ, и, неожиданно улыбнувшись, подмигнула. -- Обоюдный интерес, а? Кирилл Николаевич?
   -- Не стану спорить, Мария Анатольевна, -- возвращаясь к преувеличенно вежливому тону, кивнул я.
   -- Что ж... Я не буду возражать, но... При одном условии, -- не прекращая улыбаться, протянула Вербицкая.
   -- Каком же? -- Я уже приготовился выслушать что-нибудь вроде предложения поучаствовать в очередной постановке в роли пятого телеграфного столба или кофейного столика, но... В общем, Мария и тут сумела меня удивить:
   -- Подвезешь меня на своем Рыжем, а? Всю жизнь мечтала прокатиться на мотоцикле. А родичи запрещают. Невместно, видите ли! -- со вздохом произнесла Вербицкая. И такая в ее голосе была надежда... Актриса, прирожденная актриса!
   К счастью, мне удалось уговорить нашу классную "звезду" перенести визит в гости на вечер. Но от расплаты меня это не избавило. И до дома Мария доехала с ветерком и веселыми взвизгами. А я, развернув "Лисенка", помчался домой, где меня уже должны были дожидаться ученицы. Собственно, так оно и получилось. Рыжий въехал во двор дома, и мне пришлось изрядно покрутить рулем, прежде чем я смог объехать аж три вездехода, занявшие немалую часть площадки перед домом. А вот чего я точно не ожидал -- так это того, что вместе с близняшками меня почтит присутствием сын наследника рода Громовых. Впрочем, нет. Была еще одна вещь, которой я ожидать никак не мог. А именно -- прием, который оказали мне мои ученицы. Витающую в воздухе злость и ревность, кажется, можно было резать ножом. Хм, не понял...
   -- Кирилл, когда девочки просили тебя продемонстрировать гимназии, что между вами ничего нет, они вовсе не имели в виду, что ты должен показать, насколько близок с некой Марией Вербицкой.
   От холодного тона Ольги у меня даже зубы ломить начало, как от глотка колодезной воды в жару.
   -- Не понял, -- честно признался я, усаживаясь за стол рядом с Алексеем. Ольга недоуменно моргнула, прислушалась к Эфиру и, повернувшись к насупившимся близняшкам, развела руками.
   -- Девочки, извините. Но он, кажется, действительно, понятия не имеет, что натворил.
   И вот тут до меня дошло... Ну да, а как еще ученики, чье состояние можно описать одной фразой "гормон пришел", могли отреагировать на наш с Вербицкой совместный отъезд? По их логике, я же ее "до дома проводил". Дьявольщина! Чертова актриса! Наверняка, в отличие от меня, она этот момент прекрасно просчитала. Ну спасибо, Машенька, ну удружила...
   Заметив, что в Эфире ощутимо убавилось желания убийства, я огляделся и вздохнул. Они уже хохочут. Покосился на Алексея, но тот немедленно сделал вид, что поперхнулся печеньем, и прижал ко рту белоснежный платок. Как будто это могло скрыть возмущение в Эфире! Впрочем, смеялись барышни недолго. Уже через пять минут они были отправлены на полигон с персональными заданиями, после чего я налил себе кофе и, закурив, уставился на успевшего посерьезнеть Алексея.
   -- Итак? Что привело сына наследника боярского рода в мое скромное жилище? -- поинтересовался я.
   -- На этот раз я только посланник, Кирилл, -- развел руками двоюродный брат и, поднявшись из-за стола, чуть ли не торжественно вручил мне письмо из разряда личных официальных. По крайней мере, почерк...
   -- Хм, если я еще не забыл уроки госпожи Поляковой, то родовой печатью закрываются только письма главы рода, -- протянул я, подняв взгляд на Алексея. -- А Федор Георгиевич, чьего почерка я пока, славу богу, тоже еще не забыл...
   -- Советом рода признан новым боярином Громовым. Георгий Дмитриевич отстранен от главенства по состоянию здоровья. Два дня назад государь прислал конфирмацию. -- Алексей вздохнул. Я недоуменно приподнял бровь, и кузен, бросив короткий взгляд по сторонам, тихо договорил, отвечая на невысказанный вопрос: -- Дед вроде как с ума сошел... Но этого, сам понимаешь, даже в родовых архивах не будет. Так-то...
   Приглашение на пир по случаю вступления в наследство. М-да. Дико звучит: "вступление в наследство", при живом-то наследодателе. Черт! И ведь не отвертишься теперь. Впрочем... отношения с дядей Федором у меня куда лучше, чем с остальной частью кровных родичей... да и близняшки вроде бы исправляются. Алексей? Хм, посмотрим-посмотрим. А вот остальные дедушки -- это такие хинные пилюли, что так и хочется плюнуть и забыть.
   -- Я приеду.
   -- Спасибо, Кирилл, -- Алексей устало улыбнулся. -- Мы будем ждать... Да, приглашение на две персоны, учти!
   Ага. На невесту мою решили взглянуть, значит. Ну-ну. Распрощавшись с теперь уже наследником рода, я потер лоб и... пришел к выводу, что пора обзаводиться кондуитом вроде Ленькиного. Иначе того и гляди что-то забуду. Леонид... вспомнив заместителя, я улыбнулся. Если бы не его "база данных" на наших одноклассников, я бы, наверное, и не додумался до той идеи, что сегодня приведет меня на порог дома Вербицких. Остается только надеяться, что поход в гости будет удачным.
  

* * *

   Просторный кабинет, обитый темными фигурными панелями мореного дуба, заставленный многочисленными стеллажами книг, был тих и пуст. В высокие окна лился тусклый свет позднего зимнего утра, на высокой мраморной полке камина размеренно тикали массивные часы... Но вот откуда-то из-за высоких двойных дверей накатил неясный гул, в котором, по мере приближения, все яснее слышались уверенные шаги и голоса. Несколько голосов.
   Дверные створки дрогнули и распахнулись, в кабинет стремительной походкой ворвался хозяин. Молодой человек, высокий, сухопарый, лет двадцати пяти на вид, он, недовольно хмуря брови, бросил на широкий двухтумбовый стол внушительную папку и, застыв на миг у окна, вдруг резко развернулся к притормозившим у порога сопровождающим.
   -- Нет, господа. Так дело не пойдет. Меня совершенно не устраивают ни действия Приказа, точнее его бездействие, ни отговорки оперативников! -- Чуть вытянутое лицо с характерным крючковатым носом дернулось в недовольной гримасе. -- Да пройдите же вы. Или я должен кричать на весь этаж?!
   Топтавшиеся у входа офицеры в парадных, сверкающих наградами мундирах тут же шагнули за порог, и, повинуясь единственному жесту хозяина кабинета, тяжелые двери захлопнулись за их спинами. А в следующую секунду у всех присутствующих заложило уши от заработавшего на полную мощность купола тишины.
   -- Слушаю вас, господа. Внимательно. Кто начнет? -- Окинув взглядом обоих вытянувшихся перед ним офицеров, молодой человек, очевидно, что-то такое углядел. Кивок. -- Полковник Вербицкий. У вас есть что сказать по этой нелепой истории?
   -- Ваше высочество, смерть сразу двух приказных Следственного стола вряд ли можно назвать нелепостью, -- тихим голосом проговорил названный полковник.
   Хозяин кабинета недовольно поморщился, но не стал окорачивать человека, присланного к нему отцом.
   -- Согласен, но я говорил не об их смертях, а той истории, что вскрылась в связи с ними.
   -- Ваше высочество, не стоит доверять непроверенной информации. Нет никаких оснований полагать, что офицеры Беннет и Переверзев замешаны в... -- тут же вскинулся полноватый крепыш в мундире главы Преображенского приказа.
   -- Господин генерал, у вас еще будет возможность высказаться, -- покачал головой цесаревич, жестом прерывая возмущенного офицера. -- А пока я хотел бы услышать доклад полковника Вербицкого. Итак, Анатолий Семенович, отец уверял, что у вас есть что сказать по этому поводу. Я слушаю.
   -- У меня есть что вам показать. И есть о чем спросить, -- все тем же мягким голосом поправил наследника престола Вербицкий. Цесаревич готов был уже вспылить, но окинул полковника испытующим взглядом и неожиданно усмехнулся. Отец всегда умел подбирать толковых людей...
   -- Что ж. Давайте посмотрим, -- кивнул он и, сделав шаг к столу, подвинул расположенный на нем приемник поближе к собеседнику. -- А потом поговорим.
   Кристалл-накопитель утонул в приемном гнезде, и на видеопанели, развернувшейся на стене кабинета, появилось черно-белое изображение. Запись явно велась ночью и не профессиональным фиксатором, а скорее всего, встроенным в браслет. На ней, прикованный к каким-то железкам, бледный человек сбивчиво и быстро говорил, отвечая на вопросы, задаваемые глухим, явно измененным голосом.
   Четверть часа прошли в полной тишине, зрители, молча ловили каждое слово записи. Но вот экран погас, и приемник выплюнул кристалл из своего артефактного нутра. Полковник хотел было забрать носитель, но наследник его опередил, и кристалл оказался в одном из ящиков стола, рядом с десятком точно таких же накопителей, среди которых был и полный аналог принесенного полковником... вплоть до содержания. Впрочем, Вербицкий особо и не возражал против такого "грабежа" и, пожав плечами, отошел в сторону, заняв прежнее место.
   -- Как интересно... -- протянул хозяин кабинета. -- И откуда же эта запись у Пятого стола Преображенского приказа?
   -- Это частный источник, ваше высочество, -- улыбнулся одними губами полковник. -- И могу вас уверить, на тот момент, когда он предоставил мне эту запись, этот самый источник даже не подозревал о случившемся несчастье.
   -- Господин полковник, давайте не будем ходить вокруг да около, -- возмущенно запыхтел генерал.
   -- И в мыслях не было, -- покачал головой Вербицкий, искоса глянув на своего формального начальника.
   -- Если вам известны лица, проводившие этот... "допрос", задержите их и покажите, как это делается "по-настоящему". И я вам ручаюсь, тут же выяснится, что ваш источник замечательно осведомлен о происшествии, -- фыркнул генерал.
   -- Запрещаю. -- Одно короткое слово -- и присутствующие замерли. А наследник, смерив долгим взглядом главу Приказа, тронул Эфир и, убедившись в готовности генерала чуть ли не распотрошить своего номинального подчиненного, но вызнать источник информации, покачал головой. -- Дело под гриф "Корона". Полковник Вербицкий, моим указом, как нового председателя Тайного кабинета, ведение расследования ложится на ваш Стол. Список допущенных к нему будет прислан вам в течение часа. Лев Николаевич, передайте полковнику всю имеющуюся у вас информацию по этому делу.
   -- По убийству? -- отдуваясь, скривился тот.
   -- В том числе. И не забудьте все сведения по фактам, изложенным в просмотренной записи. Ведь внутренние расследования находятся в ведении Пятого стола, не так ли? Вот пусть и занимается своими непосредственными обязанностями.
   -- Будет сделано, ваше высочество, -- покраснев пуще прежнего, кивнул генерал.
   -- Вот и замечательно. -- Наследник растянул губы в улыбке и, присев в кресло за столом, уставился на генерала. -- А теперь будьте любезны, поведайте мне, каким образом вверенное вам ведомство докатилось до жизни такой и вдруг взялось обслуживать интересы бояр?
   Уже багровый, генерал крутанул головой и, дернув толстыми пальцами украшенный жестким золотым шитьем тесный воротник вицмундира, шумно выдохнул. От вопроса нового председателя Тайного кабинета явно повеяло сибирским морозом. Это будет очень неприятный разговор...
   Проводив взглядом поникшего и изрядно перенервничавшего генерала, цесаревич подкинул на ладони пару кристаллов с одинаковыми записями и, хмыкнув, бросил их обратно в ящик стола. Николаев, значит... м-да. Ушлый мальчишка, прав был Аристарх. И додумался же... Впрочем, чего-то в этом роде и следовало ожидать, не даром же он сумел эмансипироваться в пятнадцать лет? Да и тряхнуть организацию, пообещавшую ему защиту и так бездарно про... кхм, нарушившую свое слово... В общем, понятно. Но каков наглец, а? И ведь не побоялся рискнуть вновь оказаться в камере... Правильно все-таки говорят, что у их брата-гранда мозги набекрень.
  
   Глава 5. Ворон ворону...
  
   -- Кирилл, ты понимаешь, что вот это... -- Вербицкий постучал пальцем по кристаллу, только что извлеченному из приемника. -- Прямая дорога в следственный изолятор?
   Понимаю-понимаю, Анатолий Семенович. Но думается мне, что долго я там не просижу. Если уж клубу эфирников так нужен внук и сын грандов Эфира, то меня оттуда вытащат быстрее, чем высохнут чернила на обвинительном заключении. Тем более что эта самая запись дает мне замечательное алиби на время смерти господина Беннета. Если же междусобойчик моих "коллег" опять отличится... Хм. Что ж, значит, дождусь окончания разбирательства и свалю отсюда куда подальше. Думаю, Ольга не станет возражать против переезда.
   -- Изолятор в благодарность за раскрытие преступления, совершенного приказным? Это говорит сотрудник организации, в чью обязанность входят внутренние расследования в Преображенском приказе? -- Я чуть приподнял уголки губ.
   Отец Марии смерил меня долгим взглядом и тяжело вздохнул.
   -- Благодарность благодарностью, а похищение приказного и подозрение в двойном убийстве -- это уже совсем другое дело, -- после недолгого молчания проговорил Вербицкий.
   -- Убийство? -- Стоп. Какого-такого двойного?! Мне даже играть не пришлось. Удивление само собой расползлось по морде. Ладно Беннет. А кто второй? Неужели Переверзев?! Ой, горячо... Ой, нехорошо-то как!
   Так, надо собраться.
   -- Именно, Кирилл. Именно, -- покивал Анатолий Семенович. -- Вчера ночью были убиты и полковник Переверзев, и полковник Беннет. А учитывая эту запись... Сам понимаешь, ты первый подозреваемый.
   -- Подождите-подождите, Анатолий Семенович! -- замахал я руками. Вербицкий с интересом уставился на меня в ожидании, а я... я принялся за дыхательную гимнастику. Наконец мысли пришли в порядок, и я выдохнул. -- Время смерти?
   -- Чьей? -- приподняв бровь, спросил мой собеседник.
   -- Анатолий Семенович, вот сейчас мне не до игр, -- прищурился я. -- Обоих, разумеется.
   -- Хм. Эка тебя пробрало, -- усмехнулся полковник. -- Ладно. Первый -- Беннет. Смерть наступила около половины первого ночи. Предположительно, самоубийство. Переверзев, соответственно, второй. Время смерти -- около шести утра. И тоже, предположительно, самоубийство. Однако надо быть идиотом, чтобы поверить в такое совпадение.
   -- Ну да, -- хмыкнул я и кивнул на лежащий перед Вербицким кристалл. -- Во время "предположительного самоубийства" Беннета я как раз беседовал с господином Переверзевым. Временные метки на записи это подтвердят.
   -- Долгое дело -- переставить часы на браслете, -- возразил Вербицкий.
   Да только в Эфире от него так и несло любопытством и интересом... энтомолога при виде неизвестной бабочки.
   -- Часы фиксаторов прошиты "намертво" и не зависят от времени, выставляемого в браслете, -- покачал я головой. -- Это знают даже пятилетние дети.
   -- Хм. Согласен. А что по смерти самого Переверзева? -- еле заметно усмехнувшись, проговорил полковник.
   -- А в это время я видел десятый сон у себя дома, -- развел я руками.
   -- О! Ну это, конечно, замечательное алиби, -- преувеличенно серьезно покивал Вербицкий и тут же с деланным сожалением заметил: -- Одна проблема. Кто его подтвердит?
   -- Хм-м... Преображенский приказ? -- улыбнулся я.
   -- Поясни, -- тут же нахмурился полковник.
   -- Ну, это же просто. У Оперативного стола в отношении моей персоны есть приказ "следить и не мешать". Собственно, результатом нарушения ими последней части приказа и был мой вынужденный визит в Преображенский приказ, с последующей отсидкой в карцере. И именно ради выяснения причин такого "особого" ко мне отношения и пошел я на "беседу" с полковником Переверзевым. Ни на секунду не сомневаюсь, что у наблюдателей имеется запись о том, как я вернулся домой после этой "встречи", а вместе с ней и подтверждение, что я не покидал территории своего владения до самого утра.
   -- Ех... -- Вербицкий крякнул, помолчал... а через секунду его брови устремились на встречу с прической, и полковник изумленно вытаращился на меня. -- Подожди. Ты хочешь сказать, что допрашивал приказного фактически под присмотром Оперативного стола?!
   -- Ну да, -- пожал я плечами и добавил: -- Наверное. Прежде чем "пригласить" Переверзева на разговор, я покрутился по городу, но не уверен, что мне удалось скинуть наблюдателей с "хвоста".
   -- И откуда у тебя была такая уверенность, что ВАС не возьмут "на горячем"? -- мягко и прозрачно намекнув на количество участвовавших в допросе Переверзева, поинтересовался полковник.
   -- А вот этого, извините, Анатолий Семенович, я вам сказать не могу, -- вздохнул я и, заметив, как нахмурился Вербицкий, чуть помедлив, договорил: -- Но могу заметить, что этот вопрос отпадет, если знать, кто отдал приказ об установке наблюдения.
   Да, последнее было блефом чистой воды. Точнее, я просто сделал предположение, исходя из известных мне фактов и... знания личности куратора Аристарха Макаровича Хромова от клуба эфирников.
   -- Я ведь проверю, -- тихо пообещал полковник, сверля меня взглядом.
   -- Пожалуйста, -- я пожал плечами.
   Вербицкий вздохнул и активировал свой браслет. "Отщелкав" послание, Анатолий Семенович откинулся на спинку кресла и замер в ожидании. Ладно, помолчим-подождем... Ответ пришел минуты через две. Полковник прочел невидимое мне письмо и воззрился на меня с форменным недоумением во взгляде.
   -- Гриф "Корона"? Кирилл, какое отношение пятнадцатилетний эмансипированный мещанин-слабосилок может иметь к царской семье? Ничего не хочешь мне рассказать?
   -- Извините, Анатолий Семенович, -- вздохнул я, старательно давя радостные эмоции. Да! Да! Я был прав! Гриф "Корона", то есть запечатано личным словом государя!
   -- Хм. Если пять минут назад я был уверен, что наш разговор о будущем сотрудничестве, как минимум, ограничится общими словами и договоренностями, то сейчас... -- Полковник сложил ладони в "молитвенном" жесте перед собой и, прикрыв глаза, замолчал, явно о чем-то задумавшись. Правда, стоило мне поерзать в кресле, как он тут же вернулся на грешную землю. -- Завтра я буду на приеме у государя и выясню, что к чему. А пока... Давай поговорим о том, ради чего я и звал тебя в гости.
   -- С удовольствием, Анатолий Семенович. Только один вопрос. Что заставило вас передумать?
   -- Именно это... -- почти про себя проговорил Вербицкий и, вскинув голову, улыбнулся. -- Ты очень необычный человек, Кирилла Николаевич. Очень. Умеешь выжидать, но умеешь и действовать быстро, без оглядки на авторитеты. Ты думаешь и делаешь, и, кажется, совсем не собираешься, как говорите вы, молодежь, "сидеть на попе ровно". Когда приглашал тебя, я рассчитывал только приглядеться и, скажем так, навести мосты. Но... как ты правильно заметил, передумал. Причина проста. Я намеревался, присмотревшись, разумеется, в недалеком будущем предложить тебе одно дело, интересное и перспективное, после чего "взять на буксир"... чтобы через пару лет ты мог выйти в свободный полет, будучи уже знающим и опытным человеком...
   -- Анатолий Семенович, а если не ходить вокруг да около? -- вздохнул я.
   -- Как ты относишься к Марии? -- моментально перестроившись, вдруг спросил Вербицкий.
   -- Эм-м... как к однокласснице, умной и красивой. -- Я чуть опешил от такой резкой смены темы и тона.
   -- И все?
   -- Э, Анатолий Семенович, у меня вообще-то, как вам должно быть известно, имеется невеста, -- посчитав, что понял, к чему клонит собеседник, заметил я.
   Вербицкий хлопнул глазами, открыл рот и вдруг расхохотался, но почти тут же оборвал смех.
   -- Понимаю. Но я и не говорю о браке. Точнее, не совсем о браке. -- Я недоуменно уставился на полковника, а тот вдруг замолчал, покрутил в руках пресловутый кристалл-накопитель и лишь спустя минуту, подняв на меня посерьезневший взгляд, договорил: -- Раз ты знаешь о моей должности, то должен знать и то, что род Вербицких не именит. Мы не бояре.
   -- Мне это известно, -- кивнул я. -- Равно как известно и то, что вы уже третий человек подряд в роду Вербицких, принесший личную клятву верности государю. А значит...
   -- Значит, труд трех поколений пошел насмарку после выходки моего сына, -- с горечью заметил Вербицкий. -- А Маша... она никогда не станет личным вассалом государя... если, конечно, не прыгнет к нему в постель, но такой судьбы я ей не желаю. А значит, уже ее потомкам придется зарабатывать право вассалитета служением, чтобы пятое поколение вошло в боярство, да и то лишь в служилое, то есть без выделения родовых земель и возможности иметь собственную гвардию.
   -- Выходк... стоп. И при чем здесь я?
   -- Мать Машеньки -- дочь бастарда Скуратовых-Бельских. И если ребенок Марии будет носителем линии того же рода, то для возрождения фамилии и передачи ему титула нужно будет только подтверждение экспертизы...
   Из меня хотят сделать быка-производителя?! Мама, роди меня обратно.
   Впрочем, все оказалось не так страшно, как мне нарисовало неуемное воображение. Полюбовавшись на мою ошалевшую физиономию, Вербицкий мимолетно усмехнулся, но почти тут же вновь стал серьезным и пустился в объяснения.
   -- Тебя никто не просит спать с Марией, -- вздохнул полковник. -- Хотя, разумеется, если отцом ребенка станешь именно ты, это будет самый лучший вариант. Ты ведь не просто носитель линии, но и генотипа... Но тут я не настаиваю. Я все же не боярин, чтобы указывать своей дочери, от кого ей беременеть и за кого замуж идти.
   -- А линия и генотип -- разве не одно и то же?! -- удивился я, мысленно облегченно вздохнув. Да мне Ольга темную устроит за такие полигамные допущения!
   -- О... -- Вербицкий хлопнул себя ладонью по лицу и тяжело вздохнул. -- М-да, об этом я не подумал... Извини, что напугал, Кирилл. Но ты же боярич, мало того, эфирник, как и все Скуратовы со времен Иоанна Монаха, и должен бы знать об этом.
   -- Напомню, что моих родителей нет на этом свете уже восемь лет... почти. А когда они были живы, я был слишком мал.
   -- А Громовы что... -- произнес было Вербицкий, но тут же стушевался. -- Стоп. Прости, это не мое дело... Хм. Ладно. В общем, так. Линия -- это наследственная схожесть эфирного следа и предрасположенность носителей к определенному способу оперирования Эфиром. У тех же Громовых она выражена в особой любви к Пламени. У рода твоей невесты -- это электричество на основе воздушной стихии. А у Скуратовых это были чистые эфирные техники. Линию можно усиливать соответствующим воспитанием ее носителей. Того генома, что унаследует будущий ребенок Маши, достаточно для претензии на право наследования боярского звания, а вот усиление его линии твоими техниками, по подсчетам моего евгеника, даст стопроцентную гарантию получения титула. Владетельного титула, а это значит -- право объявления приобретенных земель родовыми, право содержать собственную гвардию и прочие... привилегии. Я предлагаю тебе стать в будущем регентом наследника Скуратовых-Бельских.
   -- Иными словами, нянькой, -- вздохнул я.
   -- Скорее, учителем и наставником. "Дядькой", если хочешь, -- поморщился Вербицкий.
   -- Вот кстати о дядьках. -- Я встрепенулся, вспомнив один момент из досье Леонида на Вербицких... и его облом с агентом на тотализаторе. -- А почему ваш сын не может взять на себя ту же ношу, что и вы?
   -- Потому что он идиот, -- нахмурился Вербицкий и вздохнул. -- Или я недосмотрел... но месяц назад Василий купился на посулы все тех же Бельских и ушел к ним в боярские дети... по клятве. Эх... Теперь понимаешь, Кирилл?
   -- Понимаю, но... а мне-то какая выгода? -- поинтересовался я.
   -- А для тебя это тоже возможность получить собственный титул. Причем без многолетних мытарств нескольких поколений. Воспитание наследника рода, возрождение угасающей линии и рода... Регент наследника -- это фактически прямой билет в именитые. И государь не сможет отказать тебе во владетельном титуле. Боярин Николаев-Скуратов... Звучит, а?
   -- А почему двойная фамилия? Это же будет новый род, получается, а не...
   -- По регентству. Традиция, -- пояснил Вербицкий, пожав плечами.
   Традиция, значит... Ну-ну.
   -- Вот как? А что мешает мне получить титул сейчас, как носителю и генома, и эфирной линии? -- прищурился я.
   -- Противостояние Бельских, в чьем распоряжении сейчас находится титул со всеми полагающимися ему правами и привилегиями, и отсутствие тех, кто замолвит за тебя сло... -- Вербицкий покосился на свой браслет и побледнел.
   Что это с ним? А!.. Вспомнил про гриф и того, кто его поставил на "моем" деле. Бедняга... то-то у него такой вид, словно ему "винчестер" с любимой порнухой форматнули... м-да. Надо спасать дядечку, а то как бы его сейчас инфаркт не хватил... Впрочем, спасать -- это, конечно, дело хорошее, только сначала надо решить один маленький вопрос. Итак, дано... Как наследник по женской линии, я могу претендовать на титул дедушки Скуратова-Бельского, с перспективой возглавить род... и тоже, кстати говоря, под фамилией Николаева-Скуратова. Хорошая новость, конечно. Многообещающая. Но претендовать -- еще не значит получить. Наследование по женской линии, насколько мне известно, здесь не в чести, хотя и случается, особенно если роду грозит угасание. Но даже в этом случае бастарду проще стать главой рода, чем родственнику по женской линии... И решение о таком наследовании принимается исключительно государем, и то лишь по предложению и докладу Гербового приказа. В общем, без солидной поддержки любые мои попытки будут завернуты еще на уровне обсуждения этого вопроса в Герольдии... Но ладно, допустим, у меня найдется эта самая поддержка. Хотя бы те же Бестужевы... и даже, наверное, эфирники. Правда, чтобы последние ТАКИМ образом загладили свою вину, одного "косяка" с моим почти суточным сидением в артефактной камере с их стороны будет маловато.
   И? Допустим даже, поддержка помогла, и государь оказался в хорошем расположении духа. И что дальше? А дальше... еще раньше, чем высохнут чернила на конфирмации, по мою голову придут Бельские, в чьем распоряжении сейчас находится титул, и устроят мне форменный секир-башка. Может быть, даже по всем правилам, с объявлением войны и прочими паркетными танцами... Это если еще до подписания государем документов на мой титул ко мне не заглянут посланцы вот этого самого сидящего передо мной главы Пятого стола Преображенского приказа Анатолия Семеновича Вербицкого. А в свете рассказа моего собеседника причины для моего убийства у него будут куда более веские, чем у Бельских. Ну, что им права на удвоение гвардии и их вооружения, даруемые титулом? А вот полковнику Вербицкому последний упущенный шанс увидеть свою фамилию в Бархатной Книге может и крышечку сорвать. По крайней мере, более последовательного врага у меня не будет, точно. А значит... рано или поздно, но он меня затравит, может быть даже на пару с Бельскими. Хм... Невеселая перспектива.
   С другой стороны... то, что сейчас ч е с т н о озвучил Анатолий Семенович, -- это... это то самое предложение к сотрудничеству, которого мне так не хватает. Боярство? Титул мне не так уж нужен, а вот личные... мои собственные связи в этом гадюшнике, что по какому-то недоразумению называется "светом", ой, как пригодятся. И дело тут не в недоверии к Бестужевым, а в обычном... кхм, кажется, фраза о яйцах и корзине прочно поселится в моем лексиконе. М-да, интересные дела творятся в мире...
   Что ж, минусы и плюсы взвешены и оценены, можно и спасением будущего союзника заняться. Возможного союзника... поскольку сходу кидаться составлять договор я не стану, точно. Нет, принципиальное согласие я дам, а вот о деталях... над ними надо будет хорошенько посушить голову. И желательно не в одиночку. Решено.
   -- Анатолий Семенович, -- окликнул я зависшего полковника.
   -- А? -- полковник перевел на меня потухший взгляд.
   -- Я согласен.
   Каменная маска на лице Вербицкого дала трещину и "осыпалась", открывая безмерное удивление.
   -- Почему? -- после минуты молчания хрипло спросил полковник.
   -- Я был бы идиотом, наживая себе таких последовательных врагов, как род Вербицких, -- пожал я плечами.
   -- Последовательных? -- явно еще не веря в мои слова, нахмурился собеседник.
   -- То упорство, с которым вы идете к цели, очень многое говорит о семейных чертах характера, и я не думаю, что это свойство распространяется лишь на стремление к титулу. А значит, в случае чего, и противниками вы будете не менее настойчивыми, не так ли? -- Я улыбнулся. -- Ну, а кроме того, зачем плодить врагов, если есть возможность обзавестись друзьями? Где мне расписаться кровью, Анатолий Семенович?
   -- Р-ра! -- Полковник взвился над столом и, хлопнув по кнопке селектора, буквально прорычал в него, что абсолютно не вязалось с расплывшейся на лице улыбкой. -- Саня, Марию сюда, немедленно!
   Надо отдать должное девушке, слова отца о будущем учителе ее еще не существующего даже в проекте ребенка Мария встретила стоически. Внешне. Потому как Эфир все-таки дрогнул от ее смущения.
   -- Учителем... ага. Уже хорошо, -- вздохнув, задумчиво проговорила девушка, и взгляд ее неуловимо изменился.
   -- Но-но! За избыток кальция в организме Ольга нас обоих на электрический стул пристроит, -- фыркнул я, распознав засветившие Эфир эмоции. -- А близняшки еще и помогут зафиксировать, чтоб не дергались.
   -- Э-э... -- Лицо девушки приняло недоуменное выражение. -- А ты с ними что... тоже?..
   Это называется фейспалм!
   -- И ты туда же?! -- Это был стон души, честное слово!
   -- А, значит, правду про вас в гимназии говорят, -- торжествующе провозгласила Мария под изумленным взглядом своего отца. Да чтоб его!
   -- Маша, предупреждаю, еще хоть одно слово этого бреда -- и учителем твоих детей мне не стать никогда в жизни, -- со свистом выпустив воздух через сжатые челюсти, процедил я. -- У покойников детей не бывает, знаешь ли.
   -- Да ладно-ладно... -- фыркнула улыбающаяся Вербицкая. -- Не буду я разбалтывать твои маленькие тайны.
   -- Кажется, я зря тогда спас тебя от близняшек, -- кое-как успокоившись, проговорил я. И на этот раз Мария промолчала. Слава богу.
   -- Вы закончили пикировку, надеюсь? -- осведомился Вербицкий и, вперив изрядно похолодевший взгляд в дочь, отчеканил: -- Подобное отношение к будущему регенту наследника Вербицких-Скуратовых, кровному родичу и будущему главе союзного рода Николаевых-Скуратовых, недопустимо. Я ясно выразился, Мария?
   -- Да, отец. -- Улыбка нашей классной "звезды" поблекла.
   -- Не надо так строго, Анатолий Семенович, -- я покачал головой. -- Мы не на приеме, а там Мария Анатольевна просто не унизится настолько, чтобы вести себя подобным образом.
   -- Я... Извини, Кирилл, -- после недолгого молчания проговорила Вербицкая. -- Это больше не повторится.
   -- Очень надеюсь. Не хотелось бы вновь включать в воспитательный процесс розги. Мне казалось, мы прошли этот этап еще три года назад, -- вместо меня ответил полковник и, убедившись, что дочь всем своим видом являет одно сплошное раскаянье, довольно кивнул. -- Ладно. С этим разобрались. А теперь, Маша, что у нас с ужином?
   -- Матушка сказала, чтобы через полчаса мы были в столовой.
   -- Замечательно. Тогда неси кофе и коньяк. Как раз успеем чуть-чуть отпраздновать, -- покосившись на меня, проговорил Вербицкий.
   А что я? От глотка коньяка мне хуже не будет, это точно. Такие новости вообще-то нужно запивать чем-нибудь успокаивающим... Кстати, о новостях. Пока Мария побежала исполнять приказ отца, я решил уточнить кое-какие моменты.
   -- Анатолий Семенович, а если я, вопреки всему, вдруг все же окажусь виновным в убийстве приказных? Неужели вы, начальник Пятого стола, вот так легко мне поверили?
   -- Ты прав, Кирилл, я не верю никому и ничему. На слово. Но в полученном мной отчете наблюдателей, том самом, что под "Короной", есть замечание и о вашем с господином Хромовым допросе "некоего лица", и подтверждение твоего алиби, -- ухмыльнулся полковник и договорил: -- И, кстати, сей могущественный господин через четверть часа после твоей доставки домой был зафиксирован на въезде в "боярский городок", который он покинул в шесть семнадцать утра, что также было зафиксировано штатными системами наблюдения...
   -- И это тоже было в отчете? -- удивился я.
   -- Представь себе, было, -- хмыкнул Вербицкий. -- История с твоим "гостеванием" в Преображенском приказе только-только начала раскачиваться, а господа приказные уже изображают такое служебное рвение, что просто диву даешься. Знают кошки, чье мясо съели. А тут еще и двойная смерть их коллег... Вообще забегают, как наскипидаренные.
   -- Ясненько.
   -- Так что ты особо не расслабляйся. И не удивляйся, если вдруг снова в изолятор загремишь, как ценный свидетель. Не факт, конечно, но вполне возможно. А уж то, что тебе придется ко мне на собеседование пару раз зайти, -- это я тебе прямо сейчас обещаю. Как бы то ни было, похищать приказных -- это не та шалость, которую легко можно простить, -- неожиданно преподнес пилюлю мой собеседник.
   -- Ну, если без карцера и ненадолго, то ладно, -- вздохнул я.
   В самом деле, индульгенцию мне никто не выписывал, да и... знал я, на что иду. И когда за Переверзевым лез, и когда к Вербицким шел. Хорошо еще, что прямо сейчас никто в подавители не закатывает.
   -- Кстати, а с чего у тебя такая нелюбовь к карцеру-то? -- вдруг поинтересовался полковник, а заметив мой взгляд, напрягся. -- Нет, я понимаю, место неуютное, и долго там не просидишь, но... два часа-то выдержать можно, разве нет?
   -- Не два, а двадцать, -- ощерился я. -- Вечером доставили, запихнули в этот "кубик", через несколько часов вытащили на допрос и убрали обратно. И только перед тем, как выпустить, перевели в обычную камеру, где я и получаса не пробыл. Как результат, купированный Дар. Была надежда, что "доплетусь" до границы с воем, а после карцера выяснилось, что новик -- мой "потолок".
   Вербицкий нахмурился и уже открыл было рот, чтобы что-то спросить, но тут в кабинет вошла Мария с подносом и, довольно улыбаясь, принялась выставлять на стол графин с плещущейся на донышке янтарной жидкостью, пару хрустальных "тюльпанов", кофейный прибор и... пепельницу. Наблюдательная дочка растет у полковника, хм. Я благодарно кивнул и...
   Затрезвонивший на руке браслет заставил меня дернуться. Этот сигнал я выставлял только на домашнюю сигнализацию...
  
   Часть пятая. Театр военных действий
   Глава 1. Экстатический восторг, или Экзотика кстати
  
   По логике, я должен был бы бросить все и мчаться домой выяснять, что там происходит и почему сигнализация, подав истошный вопль, вдруг заткнулась, а все имеющиеся в доме фиксаторы отключились ровно через шесть секунд после сигнала тревоги. Должен бы, но... признаю, некоторые стороны политики государственного непотизма мне начинают нравиться, несмотря на всю их очевидную замшелость, если не сказать, вредность. Темная сторона затягивает, да...
   В общем, вместо меня в Сокольники отправилась группа "специалистов" Пятого стола. Благо базируются они в "древнем пристанище" Преображенского приказа, а именно -- чуть ли не в центре одноименного села. Вообще весьма характерное соседство. С одной стороны, под боком зимние квартиры Преображенского полка, а с другой, до боярского городка рукой подать. Честное слово, иногда я начинаю думать, что государь неспроста держит такой "набор инструментов" по соседству со своими владетельными подданными. Впрочем, сейчас мне было не до того. Мне очень не нравилась воцарившаяся вокруг меня и моего дома суета, и, сидя в уютном кабинете Вербицкого, я пытался понять, кому и зачем вообще могло понадобиться устраивать весь этот переполох. Слежка... попытка давления приказных... и уже второе нападение на дом. Кому и зачем это могло понадобиться? Уточню: для кого эта игра настолько серьезна, что он... или она... не остановился даже перед смертью двух сотрудников Преображенского приказа, несмотря на опасность обратить против себя государственный механизм, со всеми вытекающими последствиями?
   Черт! И почему во время первого налета у меня не было чуть больше времени? Хоть архаровца того с толком допросил бы! Так ведь нет. Налетели, скрутили... а теперь... хоть с еще одной просьбой к Вербицкому лезь. Нет, не то чтобы я его упрашивал помочь мне сейчас с проверкой дома, тут Анатолию Семеновичу хватило одного взгляда. Он моментально понял, что дело не в школьных проблемах, и, парой вопросов уточнив ситуацию, вызвал "кавалерию", без единой просьбы с моей стороны.
   -- Кирилл? -- Хозяин дома выжидающе взглянул на меня, когда я щелкнул пальцами. -- Ты что-то вспомнил?
   -- Да, Анатолий Семенович. Полагаю, вся эта ситуация с нападениями и моим незаконным удержанием в карцере вас интересует не только в разрезе происшествия с двумя приказными? -- уточнил я.
   -- Разумеется, -- пожал плечами мой собеседник. -- Я думал, ты это уже понял... тем более в свете нашего недавнего разговора: у меня появились и личные причины для интереса к этому делу. А что?
   -- Да я вот сейчас вспомнил, что в больничном крыле Приказа должен находиться один из тех налетчиков, из-за которых я угодил в гости к вашим коллегам, -- протянул я.
   Никогда не понимал выражения "сделал стойку"... до сего момента. Обозвать иначе происшедшие с Вербицким метаморфозы я не могу.
   Вопросы посыпались, как из рога изобилия. Кто, когда, зачем, почему... Успокоился мой собеседник, только связавшись с больницей и убедившись, что мой "трофей" на месте и покидать место своего нынешнего пребывания, то есть реанимационное отделение, не собирается.
   Дожидаясь доклада посланной к моему дому группы, мы успели посидеть за столом, где я познакомился с матушкой моей одноклассницы. Весьма... эффектной дамой, возраст которой с трудом определил бы даже гений пластической хирургии. Впрочем, учитывая и без того немаленькую продолжительность жизни одаренных вообще, и контроль Эфира у этой дамы в частности, могу предположить, что скальпель врача никогда не касался ее нежнейшей белизны кожи. Целитель... и явно не из последних. Достаточно "принюхаться" к той ауре покоя и безмятежности, что с профессиональной "дозировкой" и точностью распространяет вокруг себя дражайшая Василиса Тимофеевна, чтобы тут же вспомнить штатного эскулапа Громовых... Очень схожие ощущения. А если вспомнить профессионализм Иннокентия Львовича, в общем... с интересами супруги хозяина дома все понятно и прозрачно. Правда, судя по четкости все того же эфирного следа, она не мастер, подмастерье... может быть, уровня того же Хромова, но медицинскими техниками владеет виртуозно. Хорошо...
   Вопреки моим ожиданиям, ужин не сопровождался "светской" беседой и был по-домашнему уютен. Может быть, это и был результат старания женской половины дома показать себя белыми и пушистыми, и вообще самыми лучшими в будущем союзниками и друзьями, но я был благодарен им за подаренные минуты спокойствия, рассчитывать на которые в свете имеющихся новостей даже не предполагал.
   Но, как бы то ни было, ужин не очень продлился, чтобы я окончательно расслабился, а потому, едва мы оказались опять в кабинете Вербицкого, вернулся к своим размышлениям... Было, было у меня ощущение, что я что-то упустил, и мне хотелось восстановить весь ход нашей беседы с Вербицким до ужина, но... не судьба, кажется. Стоило закрыться двери кабинета, а на столе возникнуть бокалу гранатового сока для меня и уже знакомого коньячного набора для хозяина дома, как последний, раскурив ароматную сигару, тут же отвлек меня от раздумий-воспоминаний.
   -- Кирилл, а ведь для тебя известие о возможном возвращении в именитые было неожиданностью, а? Я имею в виду -- главой собственного рода, а не вхождением в чужой, примаком или боярским сыном... -- поинтересовался Анатолий Семенович.
   -- Не скрою. Прежде такая мысль мне и в голову не приходила, -- кивнул я и, окинув взглядом выжидающе посматривающего на меня Вербицкого, договорил: -- Да и желание тоже.
   -- Хм... Интересно. Ты настолько не амбициозен? -- тихо проговорил он. -- Любой юноша твоего возраста даже раздумывать не стал бы, представься ему подобная возможность.
   -- Я, может быть, и юн, но не идиот, -- пожал я плечами. Ты хотел честности? Ты ее получишь. -- Не забывайте, я не только читал истории о богатырях и самоотверженных боярах, чья жизнь -- служение трону и стране. Но и видел, как это выглядит... изнутри, так сказать. И не могу подтвердить, что нашел много совпадений между провозглашаемым и действительным. Гордости за предков, переходящей в надменность, хоть отбавляй. Надменности богатеев, переходящей в форменное чванство, -- еще больше. А вот со служением... как-то глухо.
   -- Хм... -- Вербицкий кивнул, словно приглашая продолжить. Да пожалуйста.
   -- Знаете, после пира у Бестужевых я, впечатленный количеством гостей и их разнообразием в занятиях и интересах, решил поинтересоваться статистикой занятости именитых, -- медленно продолжил я.
   Глаза Вербицкого удивленно распахнулись во всю дарованную природой ширь. А это немало...
   -- Какой... оригинальный интерес... -- справившись с собой, проговорил мой собеседник и закончил уже нормальным тоном... для обретения которого ему пришлось смочить горло добрым глотком коньяка. -- И где же ты отыскал такие сведения?
   -- Обычный запрос в поисковике Герольдии, -- пожал я плечами. И да, да, это была идея Ольги. Но ведь сработало же!
   -- Открытый запрос?! -- Вербицкий подобрался.
   -- Ну да, -- кивнул я.
   Мой собеседник шумно выдохнул и добил оставшийся в бокале напиток.
   -- И?
   -- Что "и"? По сведениям Герольдии, лишь две десятых представителей именитых боярских родов заняты на той или иной службе. Остальные же... "радеют о процветании рода на семейных предприятиях". И это с учетом служилых бояр и их отпрысков. Как-то маловато для опоры трона и вернейшей части подданных, не находите, Анатолий Семенович?
   -- Да уж, -- согласился тот. -- И какой смысл, спрашивается, в секретности, если закрытую информацию уровня "ДСП" и "СС"1 можно отыскать, просто заглянув на инфор Гербового Приказа?! Бардак.
   -- От такого результата я еще полчаса в себя приходил. -- Старательно пропустив мимо ушей слова собеседника, я продолжил: -- И желание вращаться в свете этот факт поубавил как бы не больше, чем весь мой невеликий опыт общения с боярами.
   -- Хм. Понятно. А чем же ты собирался заниматься... вне света? -- Вербицкий явно оправился от известий. Быстро он. Впрочем, чего еще можно было ожидать от руководителя такой структуры, как Пятый стол?
   -- У меня талант к Эфиру. И отец и дед были грандами... -- пожал я плечами. -- А отец -- так вообще успел заключить договор с Валентином Эдуардовичем... боярином Бестужевым, я имею в виду... об открытии школы.
   -- Талант -- это хорошо, -- задумчиво покивал Вербицкий. -- Но когда ты сможешь подтвердить его статусом?
   -- Чисто технически я мог бы уже сейчас преподавать... по стандартной методике. Но активы школы заморожены до моего восемнадцатилетия, -- развел я руками. -- Так что придется подождать.
   -- Кхм... Мастер в пятнадцать лет. -- Полковник вздохнул и, плеснув себе еще коньяку, щелкнул пальцем по своему браслету. -- А... он в курсе?
   -- Да. И не в пятнадцать, а в четырнадцать, -- с тщательно... э-э-э, наверное, все-таки демонстрируемой, чем скрываемой, гордостью ответил я.
   -- Теперь понятно, почему на твоем деле гриф "Корона", -- заключил Вербицкий и, потерев ладонью лоб, с интересом уставился на меня. -- Знаешь, я в очередной раз поймал себя на мысли, что не зря поторопился с изложением своей просьбы. Думаю, приди я к тебе с предложением о боярстве хотя бы через три года -- не факт, что ты согласился бы на эту идею. Это если бы я вообще смог тебя отыскать под защитой государя.
   -- Думаю, смогли бы, Анатолий Семенович, -- улыбнулся я. -- Уверяю вас, что моя школа Эфира к тому времени стала бы уже достаточно известна... хотя почему "стала бы"? Будет известна. Ручаюсь.
   -- Да-да. Только любой "неправильный" интерес к ней будет грозить большими проблемами. Уж что-что, а травить неугодных умеют не только бояре. Государь наш, как и его родственники, тоже не отличается в этом плане особым добродушием, -- усмехнулся Вербицкий.
   Ничуть не сомневаюсь. У именитых это, кажется, вообще искусство из искусств... Хм.
   На этот раз, налет на мой дом почти удался. Силовики Вербицкого повязали визитеров как раз в тот момент, когда те уже увлеченно громили обстановку. Пятеро мордоворотов явно криминального вида были порядком удивлены, когда ворвавшиеся через несколько минут после них суровые дядьки в темно-серых комбезах без знаков различия наставили на незваных гостей весь свой немалый арсенал. Ну а дальше... дальше все было просто. Короткий предварительный допрос на месте, затем доставка в Преображенское, на базу Пятого стола, и уже куда более серьезная и вдумчивая беседа. Правда, выдавить из хитровской отморози хоть что-то полезное не удалось. Наняли их в какой-то забегаловке, предложив "по-быстрому сшибить деньгу на хулиганке". Обозначили объект, объявили цену и... отправили бить горшки. Кто нанял? Какой-то холеный тип, явно "не из их песочницы". Холеный, но неприметный. Одет по погоде, легкое пальто, шляпа... ботиночки у него недешевые и чистые, явно не пешком наниматель до той забегаловки добирался.
   Искать этого типа по описанию -- дело гиблое. Кафешка, где зависали "хитрованы", фиксаторами не оборудована... точнее, они там перманентно разбиты... как и на соседних с забегаловкой улицах. Ну да, среди криминалитета тоже умные люди имеются, что свои физиономии светить не любят. Было бы удивительно, будь иначе.
   В общем, как заверил меня Вербицкий, поиски будут вестись, но рассчитывать на результаты по имеющимся следам -- слишком оптимистичная мысль. В худшем случае, ниточка оборвется на краденых номерах авто, доставившего заказчика в "мертвую зону", а в лучшем... выяснится, что он сам просто посредник и в глаза не видел настоящего нанимателя. Ну да, значит, будем ждать следующей выходки моих недоброжелателей... Бесит. А тут еще и эти дуэли, о которых я, признаться, успел позабыть. Спасибо Вердту, напомнил! Да что ж за хрень вокруг творится, а? Будет у меня хоть несколько дней покоя?!
   Я потер виски, пытаясь избавиться от накатившей головной боли, но, поняв, что таким примитивом дело не поправить, "нырнул" в себя. Медитация хороша не только как метод сосредоточения... м-да. Если бы меня еще не отвлекали от нее...
   -- Кирилл Николаевич, я вам не мешаю своим бубнежем? -- Наш "классный", чей урок как раз сейчас я и пытался скрасить процессом самолечения, остановился возле моей парты. Он еще улыбается...
   -- Нисколько, Иван Силыч, -- протянул я и, не дожидаясь, пока до классного "папы" дойдет смысл моих слов, поднялся со своего места. -- Разрешите покинуть занятие...
   -- Хм... Надеюсь, у вас есть уважительная причина для столь стремительного ухода? -- чуть прищурился Иван Силыч.
   М-да, эту выходку он мне еще припомнит, кажется. Да и черт с ним.
   -- Есть, -- кивнул я, начиная собирать рюкзак.
   -- Ну что ж, тогда не смею задерживать, Кирилл Николаевич. Отметку о вашем отсутствии я проставлю сам, -- поняв, что более развернутого ответа он не дождется, проговорил учитель.
   -- Благодарю, Иван Силыч.
   Я подхватил свой баул и вывалился из кабинета, чувствуя на себе взгляды всего класса.
   Оказавшись на улице, в седле "Лисенка", я облегченно вздохнул и, защелкнув фиксатор шлема, поддал огня. Другое дело. Мне просто необходимо немного развеяться. А что может быть лучше для проветривания мозгов, чем покатушки на мотоцикле? Впрочем... хм. А почему бы и нет? В конце концов, мне не только нужно обзавестись заменой рюгерам, но и приобрести что-то из "холодняка" для грядущей дуэли, а миллионы женщин Там уверяют, что шопинг тоже неплохо спасает от дурного настроения. Вот и совмещу проверку их утверждения с хорошим делом.
   Движок ревет, щит послушно принимает на себя потоки жижи, летящей из-под колес, мотоцикл катит вперед, легко и непринужденно обходя попутные машины, пожирая километр за километром и приближая меня к Замоскворечью, где, если верить карте браслета, транслируемой на стекло шлема, располагался один из самых больших оружейных торгов города.
   Действительно большой. Упаковав шлем в рюкзак на входе, я шагнул внутрь и невольно присвистнул. Это же целый торговый центр! Огромное количество всевозможных лавок, площадью от нескольких квадратных метров до огромных магазинов, сияющих десятками натертых до блеска витрин. Всевозможная экипировка -- от одежды до стропорезов, оружие -- от дамских "игрушек" и охотничьих длинностволов до легких спортивных "винтовок" и штурмовых комплексов, увешанных грозными предупреждениями: "Только по лицензии"... И чего я, спрашивается, раньше не поинтересовался этим местом? Глядишь, и не пришлось бы заморачиваться с "трещоткой"... Хотя... "чистый" ствол -- штука хорошая, нужная... Особенно учитывая творящиеся вокруг непонятности. Нет-нет, да и пригодится. Хм, а вот обзавестись легальным оружием под тот же "заряд" было бы неплохо. Совсем неплохо. Унификация -- наше все... всегда и везде... правда, лучше не во всем. Меру надо знать.
   Не могу сказать, что кого-то из торговцев удивил пятнадцатилетний пацан, фланирующий меж стоек с оружием и различным снаряжением, нет, поглядывали, конечно... но так, исключительно для порядка. А когда я заинтересовался парой "Берреров" Зауэра, мощными автоматическими стволами под знакомую мне "стрелку", один из приказчиков тут же нарисовался рядышком. И, ничуть не смущаясь возрастом возможного покупателя, начал заливаться соловьем о непревзойденном качестве этого творения тевтонов, не забыв мимоходом упомянуть, что это оружие предназначено исключительно для одаренных. А то я не знаю... В "Девятке" не раз из такого стрелял. Хорошая машинка. Мощная, скорострельная... но не слишком. Под разгоном с такой работать -- одно удовольствие.
   -- Сколько?
   -- Хм-м. -- Продавец споткнулся на полуслове, хлопнул белесыми ресницами... -- Восемьсот семьдесят рублей.
   -- Две штуки, пожалуйста. И пару коробок зарядов к ним. С кристаллами, разумеется, -- кивнул я.
   М-да, кусаются цены... С другой стороны, чем не способ сдержать покупательскую активность? Да и... при такой доходности любой производитель будет защищать свою продукцию от воровства так, что ни один "несун" не просочится.
   -- Заряды... русские, германские? -- тут же, спохватившись, затараторил приказчик... сразу, как только сверил данные моего "официального" браслета. -- Я бы рекомендовал германские, производства тех же Зауэр унд Зон.
   -- Благодарю, но нет. Вон там, на стойке, я вижу у вас "Русские черные". Давайте их.
   -- Эм, но они "пустые", -- предупредил меня продавец. -- И дороже.
   -- И все-таки, -- я покачал головой.
   Приказчик в ответ пожал плечами и, замолчав, принялся выгружать на прилавок заказанное. А пока перед ним росла куча положенных "в нагрузку" прибамбасов, я крутил головой, рассматривая то, что не успел увидеть, пока ходил от витрины к витрине. Вот за стеклом одной из них я и увидел... их.
   Лет десять назад, когда я уже обжился в Центре, приезжал к нам один удивительной судьбы дедок. Нет, я не знал истории его жизни, и личного дела не читал. Но кто скажет, что гуркх в средней полосе России -- это не удивительно, пусть бросит в меня камень. А дедок был самым настоящим гуркхом и, несмотря на почтенный возраст, боевым донельзя. Кажется, его войны начались еще до Фолклендов, которые он, кстати, тоже зацепил. И продолжались до середины девяностых в местах, историей не освещаемых. По крайней мере, при жизни участников.
   Уж как этого джемадара занесло в наши пенаты, я не представляю, тем не менее, старичок великолепно устроился у нас в Центре и полюбил гонять чаи в компании нескольких постоянных обитателей базы. Среди которых был и я... Сдружились мы с этим служителем Кали, хоть и не одобрял он моего учительства... Правда, когда я попытался дознаться у него, что же заставляет "коллегу" общаться с человеком, чью работу он считает недостойной, и мало того что общаться, еще и учить его... жизни, старик только хмыкнул что-то вроде: "Ей нравится смотреть из-за моего плеча на того, кто стоит за твоим"... Не дословно, конечно, но как-то так. С русским у гуркха было и по трезвянке не очень, а уж после "чая"... в общем, чудо, что я хотя бы это разобрал. М-да уж... славный был дед. Одаренный, кстати, но, как я понял, среди ему подобных это было скорее правилом, чем исключением.
   И вот спустя десять лет стою я посреди торгового зала оружейного магазина в ином мире и реальности и самым пошлым образом пялюсь на знакомые хищные обводы ножей, занятием с которыми начинал когда-то каждое утро тот самый удивительный пьяница-гуркх. Уж поверьте, ЭТИ кхукри, украшенные "посвящением" Кали, я опознаю из тысяч.
   -- Сколько?
   Наверное, что-то случилось с моим голосом, потому что перебиравший за стойкой мои покупки приказчик нервно дернулся. Покрутив головой, он наконец определил, на что именно я указываю, и еле слышно снисходительно произнес:
   -- Это вам надо спрашивать у владельца. Но я думаю, он их вам не продаст. Он их уже лет пять на витрине держит и никому не продает... Зачем только выставил?
   Да плевать мне, что думает торгаш! Я же этому чертову джемадару за них чего только не предлагал! А он все усмехался: придет время -- получишь. Как знал, старый... Кхм... А ведь я начисто забыл и о гуркхе, и об его ножах... Пока вот не столкнулся.
   Не знаю, что послужило причиной, но появившийся на зов приказчика владелец соседней лавки, обычный русак, кстати говоря, только окинув меня взглядом и услышав вопрос, кивнул.
   -- Пять тысяч. За каждый, -- обронил продавец, и, клянусь, я услышал, как загрохотала по полу челюсть приказчика, все еще возившегося с оформлением моих зауэров.
   Да уж, цена не детская, но... может, прав был гуркх? Зачем-то ведь они попались мне на пути именно сейчас? А послезавтра, кстати говоря, у меня вторая дуэль... с холодным оружием, между прочим. Ха! Судьба, однако...
   Я честно старался выглядеть невозмутимым, переводя со своего счета десять тысяч полновесных рублей, но... впрочем, давешний приказчик пребывал в таком заторможенном состоянии, что вряд ли мог оценить мои актерские потуги по достоинству. А вот продавец кхукри, только что облегчивший мой счет на круглую сумму, явно был доволен.
   -- Пусть они служат вам, как служили хозяйке. -- Русак-то он русак, но до чего же знакомые повадочки, а...
   Приняв у продавца завернутые в ткань и уложенные в пакет кхукри, я вернулся к стойке, где меня уже дожидался кофр с зауэрами. Избавившись еще почти от двух тысяч рублей, я подхватил покупки и, кое-как упихав их в рюкзак, осторожно двинулся дальше. Осторожно, потому как совсем не горел желанием лишиться еще большей суммы. А здесь, как оказалось, это проще простого. Впрочем, насладиться променадом мне не дал звонок близняшек. Учеба продолжается... несмотря ни на что.
  
   Глава 2. Росомаха -- не белка, в колесе не бегает
  
   Ольга проводила взглядом устало забирающихся на заднее сиденье вездехода близняшек и, махнув им на прощание рукой, побрела обратно в дом. Сегодня Кирилл превзошел самого себя... в учительском рвении. Так за все недолгое время занятий у него девушки еще никогда не выматывались. Бестужева прикусила губу и вздохнула. Можно было бы предположить, что этому "авралу" поспособствовали новости о грядущем визите одного из старших Громовых, назначенном на двадцать пятое число... но высказанное вслух предположение об этом Кирилл встретил абсолютно равнодушно. Точнее, как подсказывала установившаяся между ними связь, причины нервного состояния, в котором находился нареченный и которое он всеми силами скрывал от окружающих, были в чем-то другом... Ольга задумчиво провела рукой по длинной царапине, неизвестно когда успевшей "украсить" обеденный стол, и нахмурилась. Этого не было в ее прошлый визит.
   Взгляд девушки заскользил по комнате, наткнулся на треснувший камень в каминной кладке, потом на треснувший подоконник... если можно так назвать дубовую доску двух дюймов толщиной... и ряд широких, еще свежих царапин на деревянной обшивке потолка, словно оставленные когтями гигантской кошачьей лапы, а потом взгляд уперся в новенький чайный сервиз, из которого их компания сегодня пила чай. Последней каплей стал замеченный боярышней помятый бок любимого самовара хозяина дома. Что здесь произошло?!
   Тряхнув головой, Ольга решительно... но медленно двинулась к выходу на веранду. Быстро после сегодняшнего занятия у нее все равно не получилось бы. Зато с решительностью все было в порядке.
   Распахнув настежь дверь, в которую тут же с радостным свистом устремился холодный ноябрьский ветер, Ольга шагнула на порог и... застыла на месте.
   Кирилл, закрыв глаза, медленно, стелящимся шагом перемещался по песчаной площадке своего импровизированного полигона, а вокруг него... сначала Ольга приняла этот блеск за один из "активных" щитов Воды, но тут же усомнилась. Во-первых, для формирования "капель" боец должен иметь статус не ниже воя, во-вторых, эти самые "капли" должны вращаться вокруг тела стихийника, а не следовать за его ладонями, а в-третьих... ну не гудит этот щит, как растревоженный пчелиный рой.
   Словно почувствовав, что за ним наблюдают, Кирилл остановился, и мерцающие всполохи вокруг рук исчезли, оказавшись двумя странно изогнутыми ножами, рукояти которых сами собой легли ему в ладони... впрочем, почему "словно"? Именно почувствовал. Юноша обернулся к наблюдающей за ним Ольге и улыбнулся. Только сейчас она поняла, что не чувствует в нем той взвинченности, переходящей в раздражение, которой он "фонил" весь урок. А сейчас ее и вовсе накрыло волной нежности, накатившей от Кирилла, на которую Ольга не могла не ответить.
   Очнулась она, только оказавшись в его объятиях, услышав чуть хриплый голос.
   -- Ой-ей, милая... Полигон в ноябре -- не самое лучшее место для таких занятий. -- И, словно подтверждая слова Кирилла, по площадке ударил снежный заряд, ничуть не ослабленный окружающим владение частоколом голых деревьев.
   -- Ну, уж на купол-то нас точно хватит, -- промурлыкала Ольга, сильнее прижимаясь к нареченному.
   -- Нет уж, нет уж. Я не намерен отвлекаться даже на такую малость, -- проговорил он, как-то неуклюже разводя руки в стороны. -- Идем в дом.
   Ольга с сожалением отстранилась и, сделав шаг назад, тихо хмыкнула. Теперь понятно, почему жест Кирилла показался ей таким неуклюжим. Ножи из его ладоней никуда не делись, и он просто не хотел, чтобы девушка порезалась об их странные вогнутые лезвия. Да и сама хороша! Додумалась же когда в объятия кидаться...
   Кирилл, поймав недовольство Ольги, успокаивающе кивнул.
   -- Все в порядке. Просто нам нужно немного привыкнуть... обоим.
   И тут ее нареченный сделал нечто, что заставило Ольгу недовольно поморщиться. Как-то привычно и обыденно перехватив ножи, Кирилл сделал ими пару небольших надрезов на пальце, после чего, аккуратно протерев лезвия, так же стремительно и уверенно отправил странные клинки в ножны на поясе.
   -- Что? -- Уловив недоумение нареченной, Кирилл приподнял бровь.
   -- Мальчишка, -- вздохнула Ольга, покачав головой. -- Я все время забываю, что ты все еще пятнадцатилетний мальчишка...
   -- Хм. Может быть. -- Кирилл улыбнулся и, "закрыв" надрезы, вновь ее приобнял, на этот раз за плечи, и проговорил, подталкивая в сторону веранды: -- Идем домой. Холодно, и есть хочется.
   Ольга покосилась на нареченного и, кивнув, двинулась вперед. Медленно-медленно. И куда только делась та стремительность, с которой она оказалась в кольце его рук минуту назад?
   -- Нет, так дело не пойдет, -- покачал головой Кирилл, обволакивая девушку своим сочувствием. И где оно было, хотелось бы знать, когда он гонял учениц по полигону?! -- Эдак мы ужинать сядем в полночь, а до кровати доберемся и вовсе к утру.
   А в следующую секунду Ольга почувствовала, как ее тело, подхваченное не по-мальчишечьи сильными и крепкими руками, взмывает в воздух. Миг -- и она уже на руках у Кирилла. Мр-р... Всю жизнь бы так провела...
   -- Как мало нужно некоторым для счастья, -- фыркнул голос у нее над ухом. Послушная воле эфирника дверь в дом распахнулась, а когда Кирилл перенес Ольгу через порог, так же послушно захлопнулась.
  

* * *

   После недолгого, ввиду нашего разгулявшегося аппетита, ужина мы устроились чаевничать. Точнее, Оля с наслаждением пила чай, а я, вооружившись чашкой кофе и вечерней сигаретой, устроился на своем излюбленном подоконнике. Нареченная недовольно покосилась на тонкую струйку дыма, который, закручиваясь спиралью, вытягивался в приоткрытую форточку, для верности направляемый легкой воздушной техникой, но промолчала. И правильно. Мои невеликие возможности новика с легкостью удаляют все, без исключения, "внешние" последствия курения, а целительские эфирные приемы гарантированно сводят на нет возможность появления любых заболеваний, связанных с этой дурной привычкой. Зато эффект релаксации остается. А мне большего и не надо.
   -- Кирилл, ты не хочешь мне рассказать, что здесь произошло? -- Оля постучала ноготком по вмятине на блестящем боку самовара.
   -- Воры залезли, -- хмыкнул я. -- Или хулиганы...
   -- Вот как... -- Девушка демонстративно чиркнула пальцем по длинной царапине, пересекшей стол. -- А ты...
   -- А я в это время был на важной встрече. Получил сигнал системы... за настройку которой, кстати, я тебе до сих пор должен... и вызвал наряд полиции. Собственно, то, что ты видишь, -- это результат их встречи.
   -- Однако... И кому мог понадобиться стоящий на отшибе дом, в котором и брать-то нечего... -- протянула Оля.
   -- Это для тебя или даже для меня. А для некоторых одна только видеопанель стоимостью в шестьдесят рублей -- уже прибыток, и немалый.
   -- Так у тебя же ее нет, -- нахмурилась она.
   -- Ну, они же этого не знали, -- пожал я плечами. -- Да ладно... ерунда это все. Вчера приходил околоточный надзиратель с техниками, заключили договор. Так что теперь если кто и полезет ко мне в гости без спроса, наряд я вызову одним сигналом на пульт.
   -- Хм... -- Оля смерила меня изучающим взглядом. -- Значит, есть еще что-то...
   -- В смысле? -- не понял я.
   -- Ты сегодня был очень взвинчен. Потом вроде бы немного успокоился, а сейчас вот снова начинаешь нервничать. Вторую сигарету закурил, -- объяснила она.
   М-да уж, Шерлок Холмс в юбке... я перевел взгляд на стройные ножки нареченной... Точнее, в халате. Коротеньком таком, легком халатике, под которым...
   -- Кирилл! -- Оля возмущенно уставилась на меня, явственно покраснев... и вряд ли от смущения. -- Не сбивай меня!
   -- Все-все-все. -- Смеясь, я поднял руки в жесте сдающегося, одновременно чувствуя, как тугая пружина, сжимавшаяся где-то внутри меня в последние дни, лопается с почти слышимым звоном. Надо же, отпустило...
   Ольга только взвизгнула, когда я, вновь подхватив ее на руки, устремился в спальню. Нет, уже когда я был на пороге, она попыталась что-то сказать, но... трудно говорить, целуясь. Очень.
   Утро... хмарь за окном... Да и черт бы с ней. В постели тепло, рядом уютно сопит Оля... хо-ро-шо.
   -- Кирилл... а тебе не пора? -- Голос, раздавшийся рядом, заставил меня вздрогнуть. Надо же, я даже не заметил, как она проснулась. Повернувшись, я заглянул в глаза нареченной... и сна в них не было. Вообще.
   -- Ты зачем закрылась? -- поинтересовался я. Пора-то, пора, но ей откуда это знать?
   -- Мне надо было подумать, -- вздохнула Оля и повторила вчерашнюю фразу: -- Ты меня не сбивай. Лучше ответь... с кем у тебя дуэль?
   -- Нет, ты не Холмс. За ночь я в этом убедился, и не раз... -- вздохнул я. -- Но в предках у тебя явно затесался не один десяток детективов. Как догадалась?
   -- А с чего еще вдруг ты стал бы вчера упражняться с этими ножами? -- Она пожала плечами. -- Будь это обычная тренировка -- ты выбрал бы другое время, согласись... и не ограничился бы получасовой разминкой. Итак, с кем у тебя дуэль?
   -- С неким Архипом Владимировичем Бродовым, -- признался я, и блок Ольги рухнул от поднявшегося страха.
   -- Кирилл! Он же бретер! Профессиональный убийца!
   Вот так-так... Я потер переносицу. Интересно, а почему Леонид мне об этом не сообщил, когда готовил свою "справку", -- неужто не знал?
   На встречу с Бродовым я ехал в довольно мрачном настроении. И вовсе не потому, что был расстроен ошибкой Леонида. Вовсе нет. Бестужев-младший действительно вполне мог и не знать о том, что мой противник фактически наемный убийца. Ольга, например, узнала об этом совершенно случайно, когда один из ее однокурсников оказался втянут в дуэль с этим человеком. Точнее, подставлен под его клинок, с закономерным и печальным итогом.
   Ничего удивительного в такой "неизвестности" я не вижу. Любой такой "бретер" будет стараться избегать подобной славы, ведь одно дело -- честная дуэль, и совсем другое -- прикрываемое фиговым листочком дуэльного кодекса убийство, за которое родные жертвы могут и отомстить... точнее, наверняка будут мстить. И если "справочная" Бестужевых не владеет информацией относительно Бродова, значит... значит, он, как минимум, умен и предусмотрителен. Хм... собственно, такой вывод можно сделать и исходя из его выбора оружия. Чистая сталь... в двадцать первом веке, даже в таком патриархальном и традиционном обществе, как боярство, она довольно редко прописывается условием в дуэльных протоколах, как ни крути. И настоящих профессионалов обращения с острым железом можно пересчитать по пальцам. Нет, боярских отпрысков и неименитых родовичей, конечно, обучают обращению с длинноклинковым оружием, но проходит эта учеба по тому же списку, что и рукопашный бой. Исключение составляют лишь гвардейцы... по крайней мере, те из них, что используют ЛТК и ТТК... А Кирилла, как и большинство родовитых, учили фактически только началам фехтования. А это значит, что сейчас я нахожусь примерно в тех же условиях, что и мои прежние противники... Поправка: находился бы, если бы не два ножа, что сейчас покоятся в ножнах на моем поясе и не школа старого пьяницы-джемадара...
   Не могу сказать, что я такой уж титан обращения с кхукри, в этом деле до урожденных гуркхов мне далеко. Эти сумасшедшие начинают обучение своих детей, когда тем лет пять исполняется, но... сомневаюсь, что Бродову доводилось сталкиваться с мастерами-гуркхами. Да и... что не даст умение, то можно нагнать скоростью и силой. Подло использовать Эфир там, где предполагается "честная схватка на мечах"? К черту. Мой противник -- не ангел с крылышками, и настоящие причины нашей дуэли кроются отнюдь не в вопросах чести. Так что главное -- прикрыть возмущения в Эфире, чтобы секунданты не засекли использования Дара, и моя совесть может спокойно спать дальше. Жаль только, что придется отказаться от телекинеза. Как показал вчерашний недолгий опыт, попутно, кстати, раскрывший тайну некоторых фокусов джемадара, продемонстрированных им как-то... после чая... так вот, судя по вчерашнему опыту, самостоятельно "летающие" ножи, могли бы стать очень и очень неприятным сюрпризом. Ну да ладно, обойдусь. Это же не последняя моя дуэль все-таки. Успею еще опробовать приемы одаренного джемадара Шива... Хм. Стоп. А вот самонадеянность -- это уже плохо. Надо успокоиться.
   Оказывается, некоторые формы медитации вполне можно использовать даже за рулем мчащегося по дороге мотоцикла... без последствий в виде аварий и прочих неприятностей. Я притормозил на светофоре и, свернув в переулок, медленно покатил мимо высоких домов, нависающих надо мной и превращающих переулок в эдакое ущелье. Ага! Вот и нужный мне въезд во двор.
   -- Кирилл, вы уже здесь! -- Вердт, довольный, как обожравшийся сметаны кот, оказался рядом со мной, едва я заглушил двигатель "Лисенка" в гулком дворе-колодце. Хм, а неплохое место выбрал мой противник. Я покрутил головой, отмечая слепые, замазанные белой краской окна явно пустующего дома, и, "принюхавшись" к окружающему пространству, довольно кивнул. Пусто, как и следовало ожидать. Бродов в очередной раз подтвердил мое мнение о нем как об умном человеке. Иначе он непременно посадил бы в доме пару-тройку "помощников", вооруженных чем-нибудь стреляющим. Все-таки смерть от разрывного заряда во время дуэли на холодном оружии была бы... несколько необычна, мягко говоря.
   Я скинул с головы шлем и, устроив его на сиденье "Лисенка", улыбнулся идущему навстречу гвардейцу.
   -- Здравствуйте, Вячеслав. Вот решил приехать чуть пораньше, осмотреться на месте...
   -- Это дело, -- кивнул Вердт, окидывая взглядом пустой двор. -- Кстати, Кирилл, не удовлетворите мое любопытство, пока наши оппоненты не прибыли?
   -- Слушаю вас, Вячеслав.
   -- Как получилось, что выбор оружия и места проведения дуэли остался за вызывающей стороной? Ведь по традиции выбор оружия обычно остается за стороной вызванной.
   -- Случайность, Вячеслав. Обычная случайность, -- пожал я плечами. Ну не объяснять же, что ушлый Бродов специально выстроил наш диалог так, чтобы выбор оружия остался за ним. Место? Это уже действительно случайность... по-моему. А вот время выбирал уже я.
   -- Странная случайность, -- потер подбородок Вердт, но тут же задумчивость куда-то слиняла из его глаз. -- Впрочем, если вас все устраивает... кстати, а вот, кажется, и противник.
   Из въездной арки действительно донесся гул двигателя, и на пустырь вкатил... ну да, очередной вездеход. Такой же толстяк "АМО", как и припаркованный у стены дома автомобиль Вердта. Хотя в данном случае подобный транспорт куда предпочтительнее. Все-таки перевозить в джипе раненого куда удобнее, чем в легковом авто... Да и труп, если такой образуется. Ну, не в багажнике же его везти? Эдак можно и оконфузиться перед родными проигравшего, которым, по традиции, победитель и должен лично доставить тело после дуэли.
   Бродов, высокий подтянутый... движется легко, как танцор или... фехтовальщик, разумеется. Чуть тяжеловатая челюсть, небольшие глубоко посаженные глаза смотрят без всякого выражения. В них не заметно ни превосходства, ни скуки или азарта. Ничего. Так смотрит медведь... абсолютно невыразительное, хотя и запоминающееся лицо. Оружие? Тяжелая шпага... почти меч. Не силен в истории холодняка, но кажется, это испанский вариант. А если Испания, то... Бродов поклонник Дестрезы? Хм...
   Я заметил взгляд, который мой противник бросил на ножны у меня на бедрах, и попытался прислушаться. Нич... а, нет. Не прав. Господин Бродов удивлен, но виду не подает. А вот настороженности нет. Уже хорошо.
   Пока секунданты были заняты последними приготовлениями и делали финальное предложение о примирении, мы с моим оппонентом так и стояли друг напротив друга. Молча смотрели, оценивали. Наконец на наших запястьях замкнулись подавители... Главное теперь -- не показать настоящую скорость под разгоном и при этом остаться быстрее противника. Иначе все мои ужимки по скрытию воздействий в Эфире окажутся просто бесполезными. Не переборщить и... не медлить.
  

* * *

   Вердт недовольно покосился на своего "подопечного". Да, дуэль на холодном оружии подразумевала некоторую вольность в выборе клинков, и Бродов согласился с тем, что его противник будет биться ножами. Да и сам Кирилл не возражал сойтись в схватке с ножами против шпаги... и даги. Но... не глупость ли это? С другой стороны, оружие необычное и, возможно, заставит Бродова осторожничать хотя бы до тех пор, пока он не присмотрится к его возможностям. А это шанс для Кирилла...
   Гвардеец-бронеходчик вздрогнул от неожиданного возгласа второго секунданта: "Бой!"
   И противники двинулись навстречу друг другу. Вердт ожидал, что вот сейчас длинные странно изогнутые ножи замелькают в руках Кирилла в попытке сбить с толку Бродова, но нет, никаких финтов. Парень просто застыл на месте, внимательно следя за пошедшим по кругу Бродовым. Атака!
   Кирилл совершенно змеиным движением отпрянул в сторону от устремившегося к нему клинка шпаги и, пропустив стальное жало мимо, вдруг резко ударил по клинку, сбивая его в сторону. Зачем?!
   Подшаг, удар! Изогнутое лезвие бьет по выставленной в защите даге... и в руке Бродова остается только рукоять и обломок клинка не более двух дюймов длиной.
   Противники разорвали дистанцию, и оппонент Кирилла вновь начинает наматывать круги... Вердт покосился на стоящего чуть в сторонке, дожидающегося окончания дуэли врача, потом на секунданта Бродова, но те, явно увлеченные боем, этого не заметили. А сам Вячеслав пропустил очередную атаку фехтовальщика. На этот раз это не был пробный удар, проверяющий реакцию и скорость противника. Шпага молнией метнулась вперед, в явной попытке обезоружить правую руку Кирилла. Но вместо того чтобы парировать удар или вновь разорвать дистанцию, парень, вдруг скрутившись пружиной, с совершенно сумасшедшим ускорением рванул прямо под летящий клинок. Взмах, другой, и ножи окрасились в алый цвет, разбрызгивая вокруг веера крови. С глухим стуком упала наземь зажатая в отрубленной руке шпага, и противник Кирилла с каким-то бульканьем завалился набок.
   Восемь-десять секунд на всю дуэль! Вердт с удивлением взглянул на поверженного противника своего "подопечного" и, лишь увидев кровь, толчками бьющую из зияющей на шее Бродова раны, понял, что произошло. Но не успел он облегченно вздохнуть, как Кирилл пошатнулся и рухнул на колени, зажимая рукой бок, с быстро расплывающимся по нему пятном. Но как?!
   -- Сломанной дагой засадил, сволочь, -- выдохнул Кирилл, когда Вердт подлетел к нему на помощь, и договорил с мрачной ухмылкой. -- Что не съел, то понадкусывал... Посмотри там за секундантом. Чтобы все правильно...
   Вердт поднял голову как раз в тот момент, когда врач, осматривавший Бродова, глянув на его секунданта, отрицательно покачал головой.
   -- Перерублены шейные позвонки. Не жилец.
  
   Глава 3. Некоторых не надо учить плохому, они уже и так все умеют... от рождения
  
   В себя я пришел рывком. Бок тут же отозвался болью, но какой-то... неуверенной, что ли. А через несколько секунд от нее не осталось и следа. М-да, здешняя медицина -- это что-то... Я огляделся по сторонам и без удивления констатировал, что нахожусь в медбоксе. Хм, было бы странно, если бы оказалось иначе. Осталось определить, чей он.
   Впрочем, долго гадать мне не пришлось. Не прошло и минуты с момента моего пробуждения, как в бокс ворвался фонящий беспокойством и волнением ураган, при ближайшем рассмотрении оказавшийся Олей. А за ее спиной маячила фигура бестужевского доктора, который тут же отогнал девушку в сторонку и пропустил ее ко мне только после основательного осмотра "ранетого" тела.
   -- Ну что ж, поздравляю, Кирилл Николаевич, -- удовлетворившись осмотром, степенно кивнул доктор. -- Легко отделались, дражайший. Будь обломок хоть на дюйм длиннее -- и сутками интенсивного восстановления вы бы не отделались. Регенерация печени -- процесс хоть и отработанный, но очень небыстрый, знаете ли... И как вас угораздило так напороться?
   -- Вот именно, что "напороться", -- вздохнул я, вспоминая бой.
   Вот, я "ввинчиваюсь" под атаку Бродова, уходя от удара в мое правое предплечье... бросок вперед... и вправо. Левый нож "отмашкой" отрубает кисть руки... ничего удивительного, даже под таким минимальным разгоном. Бродова ведет вниз, разворачивает... вот... вот этот момент! Будь я под привычным ускорением -- он бы даже дернуться не успел, а так... времени хватило, чтобы в тот миг, когда я, разворачиваясь в броске, рубанул его правым ножом по шее, в мой бок вонзился обломок даги, направленный противником и невольно мною ускоренный.
   М-да уж... Знатно я прокололся. Мне бы тогда не под клинок нырять, а уйти влево и, уже под прикрытием атаковавшей руки Бродова, рвать вперед, тогда ничего подобного точно не случилось бы, и дело обошлось тем самым ударом по шее, только не справа, а слева... всего-то разницы... А все моя самонадеянность и легкомыслие. Не помогли мне медитации за рулем, однако. Вывод: думать надо, а не буром переть, полагаясь на разгон... думать и возобновлять тренировки с холодным оружием, чтобы больше так не подставляться.
   -- Кирилл, ты так вздыхаешь, будто проиграл, -- тихо заметила Ольга, выводя меня из задумчивости.
   В ответ, я только развел руками. А что тут скажешь? Я действительно недоволен исходом боя. Точнее, своим поведением во время оного. Как говорил один очень одиозный дядечка: "Головокружэние от успэхов"...
   -- Не проиграл, но... выехал, кажется, только за счет везения. Если бы обломок даги был хоть на дюйм длиннее...
   -- Да-да, доктор. -- Настроение у моей нареченной, кажется, не очень. -- Пришлось бы регенерировать печень. Вы это уже говорили. А сейчас не могли бы вы оставить нас наедине?
   Тот покосился на Ольгу, но ничего не сказал. Только усмехнулся и, развернувшись, потопал на выход. Правда, уже шагнув за порог, все-таки не удержался:
   -- Только не увлекайтесь, молодые люди. Подождите денек-другой, пока восстановление не будет завершено, -- и исчез за дверью.
   -- За что ты с ним так? Хороший же дядька, -- поинтересовался я, когда мы остались вдвоем.
   -- За что? Он меня к тебе два дня не пускал! -- возмущенно заявила Оля, приземляясь на край моей постели.
   В общем-то, на этом мои самокопания и завершились, до поры до времени. Потому что очень трудно заниматься самоедством, когда в собственные чувства врывается совершенно крышесносный поток нежности, а тело... м-да. В общем, пожелания доктора так и остались только пожеланиями. Но мы были предельно аккуратны!
   Следующим утром я проснулся совершенно здоровым человеком. Глянул на сладко посапывающую на моем плече Олю и, улыбнувшись, постарался аккуратно освободиться из сладкого плена. Почему именно "плена"? Да потому что она не только мое плечо "захватила", а умудрилась обнять всеми конечностями, так что задачка передо мной стояла та еще. А решить ее желательно было побыстрее...
   И я справился на "отлично". Правда, когда вернулся из ванной, Оля уже проснулась. Я замер на пороге и вздохнул. Нет ничего прекраснее, чем потягивающаяся в постели обнаженная женщина... моя женщина. Красота неописуемая...
   -- Кирилл! -- Очевидно, до Ольги докатилось мое восхищение, и она тут же закуталась в соскользнувшее было одеяло. Только блеск в глазах и явное удовольствие в эмоциях...
   После полудня мы все-таки покинули медицинское крыло городской усадьбы Бестужевых и даже успели к обеду, собственноручно приготовленному Раисой, которая, несмотря на свое изменившееся положение в иерархии рода, наотрез отказалась сдавать "пост" шеф-повара.
   Вернувшийся из школы Леонид поглядывал в мою сторону, явно раздираемый любопытством, Оля вовсю изображала наседку, норовя покормить "раненого героя" чуть ли не с ложечки и испытывая явное наслаждение от такого издевательства... или от того, как я воспринимал эту ее гипертрофированную заботу, тут я не разобрался. А Бестужев-старший с удовольствием наблюдал за этим представлением, время от времени усмехаясь в усы и бросая многозначительные взгляды на свою пассию. Раиса же старательно делала вид, что происходящий за столом балаган ее никак не касается. Но ответной "стрельбы" глазками в сторону хозяина дома это не отменяло.
   Это был славный день. Уже вечером, точнее, ночью, когда мы с Ольгой угомонились и почти уснули, я понял, что за сегодняшний день отдохнул так, как не отдыхал, должно быть, с самого своего появления здесь. Понял и, умиротворенно вздохнув, уснул, с твердым обещанием самому себе продолжить отдых на следующий день.
   И ведь получилось... почти. Но если забыть о делах, то рано или поздно они обязательно мутируют в проблемы. И увидев примчавшихся с утра пораньше близняшек, я понял, что еще немного, и так оно и будет.
   Взвинченные и нервные Лина с Милой так "фонили", что даже Ольга, получая от меня отголоски их эмоций, начала морщиться и недовольно вздыхать. Пришлось прервать тренировку для приведения учениц в тонус.
   Окинув взглядом хмурых сестер, я покачал головой.
   -- Ну, и что с вами происходит?
   -- Послезавтра дед должен приехать, а мы... кроме телекинеза ничему толком не обучились, -- после недолгого переглядывания Мила, очевидно, как наиболее уравновешенная из сестер, взяла на себя обязанности переговорщика.
   -- Ага. Ничему не научились, значит... ну-ну, -- смерив учениц взглядом, я хмыкнул. В отличие от близняшек, Ольга вовсе не была недовольна темпом обучения. А может быть, до нее просто быстрее дошел смысл наших занятий. -- Ла-адно.
  

* * *

   Ольга с интересом следила за нареченным. Не сказать, что она безоглядно верила в учительский талант Кирилла, -- истинная дочь дипломатов точно знала, что абсолютно бесспорных вещей в этом мире крайне мало, но в данном случае она не видела никаких причин для сомнений. Тем более что и Аристарх Макарович, будучи не только ярым, но и вполне профессиональным эфирником, увидев нынешние умения Ольги, был если не впечатлен прогрессом, то доволен уж точно. И теперь девушке было очень интересно, как Кирилл собирается угомонить нервничающих близняшек и вселить в них уверенность в своих силах.
   А тот, кажется, действительно придумал что-то... необычное. Предусмотрительно сваленные в углу тренировочной площадки валуны, использовавшиеся в их тренировках то вместо стульев, то в качестве пособий, послушно выкатились на середину полигона и замерли. По одному напротив каждой из учениц.
   -- Расскажите мне об этих камнях, -- с абсолютно невозмутимой физиономией заявил нареченный.
   -- Что? -- в унисон протянули близняшки, недоуменно глядя на брата и учителя.
   -- А что узнаете, то и расскажите, -- легкомысленно улыбнулся тот в ответ и повернулся к Ольге. -- Тебя, это, кстати, тоже касается. Так что вперед...
   Ученицы переглянулись и медленно и неуверенно потянулись к "учебным пособиям". Остановились в метре от камней и, вновь обменявшись непонимающими взглядами, одинаково вздохнули.
   Полтора часа! Полтора часа они ходили вокруг этих чертовых обломков, пытаясь понять, что о них можно рассказать и, самое главное, как узнать это "что-то". Обращаться к Кириллу за разъяснениями уже не пробовали. После первой же попытки тот ясно дал понять, что не намерен вмешиваться в их "исследования".
   Ольга бросила взгляд на укутавшегося в воздушную защиту нареченного, ограждающую его от порывов по-зимнему холодного пронзительного ветра, и попыталась "пробраться" в его эмоции. Ответом стал ощутимый щелчок по носу.
   -- Не меня -- его, -- со вздохом Кирилл ткнул пальцем в лежащую перед Ольгой глыбу. Кажется, учителю тоже надоело смотреть, как ученицы водят хороводы вокруг трех камней.
   О!.. Оля хлопнула ресницами, перевела взгляд на уже изрядно бесивший ее камень... Серый, с редкими темно-красными прожилками и явно видимыми длинными бороздами, с застрявшими в сколах и трещинах давно высохшими клочками мха... Девушка сосредоточилась и попыталась коснуться его так же, как только что "прислушивалась" к эмоциям Кирилла. А в ответ -- тишина... Нет: гул. Больше всего, отклик походил на тяжелый, напряженный гул, к которому вскоре добавилось ощущение давления... словно со всех сторон его плотно сжимают мощные пласты земли, которым камень сопротивляется, не давая раскрошить себя в пыль. Глухой рокот и треск расходящейся земли... холод... потоки ветра, из года в год полосующие его шершавую шкуру. Ветра, которые оказались крепче породившей глыбу земли и за многие тысячелетия сумевшие оставить на нем куда больше отметин, чем родная стихия... Ольга тряхнула головой, приходя в себя, и изумленно уставилась на усмехающегося Кирилла. Что это было?!
  

* * *

   Долгий отдых... М-да уж, в моем случае такая роскошь, кажется, не предусмотрена. По крайней мере, на данном этапе. И визит "инспектора" от Громовых прекрасно это доказывает. Впрочем, несмотря на то что демонстрация невеликих пока умений близняшек заняла больше половины дня под ехидные комментарии деда Пантелея, естественно, куда больше нацеленных на меня, нежели на сестер, дело обстояло не так уж плохо.
   Хм. Вообще-то, будь мне действительно лет пятнадцать, я бы уже давно кипел, как мой самовар... Но беситься на ворчание старого волчары у меня желания не было. Тем более потому, как ему просто не за что было зацепиться. Естественно, программы промежуточных испытаний государственной школы ученицы выдать не могли... просто-напросто потому что подход к оперированию Эфиром я им поставил совсем иной. Никаких стандартных техник в нем нет, зато есть... чувственное восприятие Эфира. Когда ты ощущаешь текущую сквозь тебя энергию, как... часть себя, вопрос "дозировки" Эфира, необходимого для того или иного действия, просто не стоит. Ты просто з н а е ш ь, сколько именно сил потребуется для любого начатого воздействия и можешь определить, потянешь такую нагрузку или нет... Это как с гирей. Достаточно начать ее поднимать -- и мышцы сами напрягаются ровно настолько, сколько требуется для выполнения приема. Конечно, можно надорваться, если плюнуть на сигналы, которые посылает организм при перегрузке, но... именно если плюнуть.
   Дед Пантелей долго разорялся, когда не смог добиться от сердитых сестер ни одной техники. Но...
   -- Задачи, Пантелей Дмитриевич, -- проговорил я, подзывая мнущихся на холодном ветру сестер на веранду.
   -- Что? -- Кажется, "инспектор" реально удивлен. Его проблемы.
   -- Я говорю, что вы неправильно ставите задачи. -- Повернувшись к протянувшему близняшкам чашки с горячим чаем Гдовицкому, я улыбнулся. -- У нас же здесь имеется целый мастер Эфира, не понаслышке знакомый с системой обучения и экзаменации одаренных. Думаю, он может подтвердить мои слова. Не так ли, Владимир Александрович?
   -- О как... Значит, неправильно экзаменую, да? -- с каким-то странным интересом уставился на меня дед Пантелей и перевел взгляд на начальника охраны. -- Ну, и что скажешь... мастер?
   -- Кхм, Кирилл Николаевич несколько резок, конечно, но рациональное зерно... -- медленно заговорил Гдовицкой, но был тут же перебит Громовым:
   -- Ну надо же! Рациональное зерно! Эка завернул, Вова... -- Дед фыркнул с усмешкой, но тут же посерьезнел. -- Ладно, командуй парадом ты. Эй, пигалицы, ну-ка быстро допили чай -- и на площадку!
   Лина с Милой вздохнули и, отставив в сторону кружки, вышли из-под навеса. А следом закрытую легким воздушным щитом веранду покинул и Гдовицкой.
   В отличие от деда Пантелея, Владимир Александрович не стал требовать от сестер создания эфирных техник. Он поступил проще и правильнее.
   Развернувшись в мою сторону, он чуть помедлил и, окутав нас куполом от подслушивания, попросил включить все имеющиеся у меня фиксаторы.
   -- Они и так работают, -- пожал я плечами.
   -- Замечательно. -- Владимир Александрович развеял технику купола и обратился к сестрам: -- Определите количество имеющихся на территории пом... владения работающих артефактов. -- Дав задание, Гдовицкой тут же развернул экран браслета и отправил какое-то сообщение. А... понятно. Браслет Громова тут же пискнул. Ответ на свой вопрос прислал, чтоб дедушка чего не заподозрил. Хм... однако, чую, ждет их обоих большой сюрприз.
   -- Семьдесят восемь, -- в унисон выдали сестры.
   -- О как! Промахнулись, милые, -- покачал головой дед. А вот Гдовицкой, кажется, что-то понял. Вон как головой закрутил.
   -- Ничуть. Они совершенно правы, -- откликнулся я. -- Двадцать восемь штук в пределах ограждения, остальные пятьдесят -- на подступах.
   -- Володя? -- нахмурился дед Пантелей.
   -- Кхм. На таком расстоянии я их не чувствую. Тут другая техника нужна, -- со вздохом признал начальник охраны, прикрыл глаза и, постояв так почти минуту, начал ме-эдленно поворачиваться вокруг своей оси. Закончив оборот, побледневший от перенапряжения Гдовицкой открыл глаза и вздохнул. -- Да, что-то около того. В радиусе сотни метров примерно.
   -- Хех. Система наблюдения, а, Кирилл? -- хмыкнул дед.
   -- Да, -- кивнул я. -- Очень полезная вещь, как выяснилось. Хотя и не панацея.
   -- Да уж, не панацея, это точно, -- вздохнул Пантелей Дмитриевич. -- А вот будь ты в роду -- и вся охрана была бы в твоем распоряжении. Не пришлось бы обходиться полумерами...
   Хм. Это намек?
   -- А ты, Володя... неужели хочешь сказать, что девчонки действительно отыскали артефакты быстрее тебя, мастера Эфира? -- вдруг встрепенулся дед, переключаясь на Гдовицкого. "Хм" еще раз. Как говорил один персонаж: "Меня терзают смутные сомненья"... Хотя... нет, если с карцером в этом случае становится все ясно... Громовы решили показать убежавшему колобку, как страшно жить без автомата? Но на фига было устраивать танцы с саблями насмерть? Да и убийства приказных к этому предположению как-то... не пристегиваются. Или это кто-то другой постарался? Например, один из неудавшихся Ольгиных ухажеров? Стоп. Не сейчас...
   Я отвлекся от размышлений и прислушался к разговору Гдовицкого с дедом.
   -- М-да. Но они явно использовали незнакомую мне технику, -- покосившись на меня, признался Владимир Александрович.
   -- Дуришь меня, Володя... -- тихим угрожающим тоном проговорил Громов но, заметив, как Гдовицкой покачал головой, пожевал губами и усмехнулся. -- Ла-адно. Проверим. Ну-ка. Ты сейчас купол тишины ставил... Вот пускай они его... пройдут.
   Ни хрена же себе запросы у старого! Да меня на экзамене на статус так гоняли!
   -- Но... это практика уровня подмастерья, -- нахмурился Гдовицкой... и осекся. Ну да, а что тут скажешь. Громов -- он Громов и есть. Только глянет -- и любые возражения в глотке застревают... р-родственничек боярского розлива.
   Услышав слова деда, сестрички явственно задергались. Не вовремя. Хм... А впрочем... Экзамен, говорите? Я повернулся к близняшкам и, сосредоточившись, попытался проделать то же самое, что и на своем испытании. Эмоциональный пакет с образами волной ушел в их сторону. Мила с Линой удивленно взглянули на меня и... неуверенно кивнули. А вот это уже дед заметил.
   -- Кирилл, будь добр, отойди в сторонку... для чистоты эксперимента, -- безразличным тоном проговорил дед. Очень мне надо его дурить...
   Гдовицкой вернулся на помост веранды и, остановившись рядом с Громовым, снял защиту от ветра.
   -- Не вопрос. -- Сделав пару шагов в сторону, я сошел с веранды и, опершись спиной на деревянный столб, поддерживающий навес, принялся наблюдать. Вроде бы они все поняли правильно. Черт, все-таки насколько было бы проще, если бы проверку с самого начала вел Гдовицкой. Уже давно бы закончили с этой тягомотиной и разбежались по своим делам. Ну вот как, как может человек совершенно не знакомый с Эфиром и его применением, проверять знания по этой дисциплине? Бред...
   Я ощутил, как рядом развернулся купол тишины, и плотнее прижался спиной к столбу. А Мила с Линой, сосредоточившись, "потянулись" прямиком к выстроенной Гдовицким защите. Э-э, не-не-не... я чуть слышно притопнул каблуком по мерзлому грунту. О, умницы, поняли. Да, заставить поисковик работать на разных поверхностях они пока не могут, но сейчас им это и не нужно, не зря же я тут звукоснимателем работаю...
   Мила еле заметно кивнула и коснулась руки сестры. Ха, и работать над резонансом я их заставлял тоже не зря! Замечательно... Минута, другая... и Гдовицкой, заметив, как вскинулись белобрысые головы близняшек, снял купол.
   -- Только с разрешения учителя! -- эк они, в унисон-то!
   -- А ты что скажешь, Кирилл? -- поинтересовался дед, никак не отреагировав на выполнение задания. Ну на фиг!
   -- А о чем речь, Пантелей Дмитриевич? -- поинтересовался я... Ну правильно, я же "ничего не слышал".
   -- Да вот я как раз Володе говорил, что Антуфьевы интересовались возможностью заключения брачного соглашения...
   -- Рано им замуж, -- покачал я головой. -- Вот обучение закончат -- тогда пусть сами решают. А сейчас... Нет, если хотите через неделю после свадьбы платить виру за каждого убитого мужа... то пожалуйста. Но я бы не рекомендовал.
   Дед ощутимо дернулся. А ты что думал, старый? Если мне пятнадцать лет, то я от перспективы избавиться от учениц голову потеряю, хвостом завиляю и сдамся? А вот выкуси.
   Хм. Нет, когда тебя недооценивают, это, конечно, хорошо. Но вот когда считают идиотом...
   -- Экий ты резкий... -- Громов вздохнул. -- Можно же и таких мужей подобрать, чтобы и по статусу, и по опыту...
   -- Не выйдет. Все равно грохнут, -- развел я руками и повернулся к сестрам. Достал меня этот хитровымудренный дедушка... окончательно достал. -- Девочки, давайте-ка на касаниях пурпурную серию, во-он в тот валун. А вас, Пантелей Дмитриевич, я попрошу установить "щит Перуна" на него же... От души.
   Необходимый "инвентарь" я телекинезом вытянул из кучи таких же камней, оставшихся после разборки фундамента бывшей конюшни, и установил точно по центру тренировочной площадки.
   Дед неопределенно хмыкнул, пожал плечами, но просьбу выполнил, и двухметровый в диаметре валун затянуло пепельным маревом защиты уровня гридня... Древний щит, но очень мощный. От площадных дистанционных атак -- самое то...
   Сестры переглянулись, улыбнулись... и в щит полетела длинная очередь мелких пурпурных шариков света. О-оп! Переборщили, явно! Похоже, дедушка достал не только меня... Эту мысль я додумывал, уже падая наземь с криком "Бойся!".
   Камень рванул, словно хороший фугас, и мы едва успели укрыться щитами, когда нас накрыло дождем каменных осколков.
  
   Глава 4. Лицедейные лицедеи в лицедействе
  
   Пантелей Дмитриевич был впечатлен... возмущен и ошарашен. Такой вывод я сделал, когда в ушах прошел звон от близкого взрыва... хотя чему в том валуне было так "бахать", я до сих пор не пойму. А вывод был основан на той матерной руладе, что доносилась до нас из-под черного купола, окутавшего деда. Хм... кажется, уходя в отставку с должности командира тяжелой минометной бригады, Пантелей Дмитриевич забыл сдать часть личной экипировки. По крайней мере, если меня не обманывает память Кирилла, именно так и выглядит "последний шанс" -- личный щит, входящий в обязательный артефактный комплект каждого офицера русской армии.
   Не ожидал дедушка такого выверта от пацифистских эфирных техник. Точно. А вот я не ожидал от него такой реакции. Ну в самом деле, кто бы мог подумать, что бывший военный, старший вой может так перепугаться?
   Но вот маты стихли, щит свернулся, и Громов, с кряхтением разогнувшись, поднялся с дощатого пола веранды. Окинул нас взглядом и... сбежал. Нет, честное слово, он просто развернулся и потопал на выход... очень быстро потопал. Ну и черт с ним. Зато теперь совершенно точно никто не сможет сказать, что я плохо учу близняшек. Хотя, конечно, использовать такую мощную напитку воздействий им все-таки пока рановато. Вон как побледнели...
   Переглянувшись с Гдовицким, я кивнул, давая понять, что позабочусь о пошатывающихся от перенапряжения сестрах, и Владимир Александрович, ответив таким же кивком, отправился догонять Громова.
   Я окинул взглядом близняшек и вздохнул. Вот ведь чертов Пантелей! Не мог, что ли, прихватить девчонок с собой?
   Проводив сестер в свою спальню, где они, что-то невнятно пробормотав, тут же завалились на кровать и моментально уснули, я вздохнул и отправился готовить обед.
   А на следующий день меня ждал еще один "экзамен"... Двадцать шестое ноября -- день демонстрации клубных проектов. В моем случае это означает, что первую половину дня я вынужден буду провести у плиты... Хорошо еще, что большую часть "подготовительной работы" я провел заранее, убив на это остаток дня после визита Громова.
  

* * *

   Екатерина Фоминишна Нелидова отключила видеопанель и, потянувшись, поднялась из-за стола. До начала просмотра проектов новых клубов осталось всего четверть часа, а значит, пора собирать учителей, назначенных директором "судьями", и идти в главный зал, где с самого утра стоит дым коромыслом.
   Шум и гул учителя услышали еще на лестнице. А спустившись на первый этаж, и вовсе замерли в удивлении. Все пространство холла перед главным залом оказалось заполненным учениками гимназии, среди которых можно было увидеть несколько островков спокойствия, представляющих собой небольшие компании взрослых, получивших персональные приглашения на представление.
   -- Екатерина Фоминишна, а почему они все здесь... а не в зале? -- поинтересовался директор, окинув взглядом толпу. Но ответ на этот вопрос пришел совсем с другой стороны.
   -- Потому что представление еще не началось. Вы позволите? -- Русоволосый младшеклассник, наряженный почему-то в костюм мажордома Большого протокола, выскочил из-за спин застывших на лестнице учителей и, спустившись на пару ступеней, провозгласил, иначе не скажешь: -- Дамы и господа, мы начинаем представление клубов Гимназии имени святого равноапостального князя Владимира! Прошу вас пройти в зал!
   Голос ученика, с неожиданной легкостью перекрывший шум в холле, заставил будущих зрителей развернуться к нему. А Бестужев-младший, ничуть не смутившись таким вниманием, коротко кивнул и грохнул о ступень тяжеленным посохом, увенчанным двуглавым орлом. В ту же секунду высокие двери главного зала разошлись в стороны, и холл наполнила музыка гимна времен начала прошлого царствования.
   -- Мне казалось, что сегодня мы будем смотреть совсем не выступление театрального клуба, -- тихо проговорил директор, оказавшись в своеобразном амфитеатре, выстроенном в главном зале.
   -- Не вам одному, -- согласилась Екатерина Фоминишна, покосившись на руководителя младшего "Б" класса. Но тот, поймав ее взгляд, только невинно улыбнулся.
   Зрители заняли места, и в зале тут же начал гаснуть свет. Музыка затихла, и до слуха гостей донесся негромкий приглушенный голос все того же Бестужева-младшего:
   -- Эта история началась в одна тысяча девятьсот тридцать пятом году...
  

* * *

   На самом деле она началась на семь лет раньше... именно тогда канцлером Второго рейха, по выбору имперских князей, стал Фридрих Отто Рейтнер, регент при малолетнем императоре Вильгельме Третьем. Именно благодаря усилиям регента, поддержанным курфюрстами, герцогами и прочими владетелями, Второй рейх, с таким трудом собранный Бисмарком, оказался вновь раздроблен на куски. А в тридцать пятом году русские князья созрели для повторения этого сценария у себя на родине. Благо обстановка в стране соответствовала... за исключением регента. При шестнадцатилетнем Василии был не ставленник князей, послушный и сговорчивый, а опричный боярин. Но это означало только одно: перед дележом страны нужно было устроить маленький дворцовый переворот...
   Темное пространство в центре зала осветилось софитами, и зрители увидели интерьер небольшой спальни, явно копирующий известную комнату в Старом дворце, когда-то объявленную мемориальной. Огромная кровать с балдахином, среди подушек которой потерялась фигурка дремлющего юноши, небольшое бюро в углу, отгороженном ширмой, за которым сидит человек и что-то пишет под тусклым светом небольшой лампы. Тени мечутся по стенам... зал прорезает вспышка, и тут же раздается грохот грома.
   -- Игнат! Слышишь?
   -- Спи, государь. Это гроза... это только гроза, -- оторвавшись от письма, говорит боярин... Но поднимается со стула и, словно прислушиваясь к чему-то, застывает на месте.
   А в следующий миг интерьер озаряет еще одна вспышка, и боярин срывается с места к двум темным фигурам, неизвестно откуда появившимся в комнате. Бой короток, и несколько секунд спустя в центре комнаты уже лежат тела убийц, так и не добравшихся до своей цели. Но они не последние, и спальня юного правителя наполняется людьми. Эфир дрожит от применяемых техник, холод и жар сменяют друг друга... В какой-то момент боярин швыряет юношу себе за спину, и тот кубарем влетает в проход, неожиданно открывшийся в стене. Фальшпанель тут же встает на место... и бой продолжается... пока в комнате не остаются лишь распростертые на полу тела регента и шести нападавших.
   Сцену скрывает темный купол, а в зале вновь разгорается свет. Зрители, до этого молча наблюдавшие представление, начинают переговариваться, делясь впечатлениями, но раздается голос Бестужева-младшего, явно взявшего на себя роль ведущего этого странного представления, и в зале вновь воцаряется тишина.
   Василий Шестой бежал из столицы, а собранный тем же утром совет князей объявил о его смерти... от руки регента. Начинаются гонения на бояр, присягавших государю. Боярская Дума молчит. Династия, правившая Русью на протяжении тысячи ста лет, обезглавлена, и князья готовятся делить огромную страну на части, словно пирог. Но перед этим нужно задавить город, который никогда не смирится с таким дележом... не из какой-то неземной любви к правителю, а просто потому, что большинство тамошних бояр -- личные вассалы государя, и их смертей роды князьям не простят. И спустя год после взятия власти Княжеский круг отправляет свои войска "на подавление бунтов" в Новгороде.
   Купол, скрывавший "сцену", исчезает, и перед гостями оказывается искусно сделанный макет Великого Новгорода и его предместий. К городу тянутся звенья миниатюрных истребителей, сопровождающих внушительные по сравнению с ними тушки бомбардировщиков, и им навстречу тут же бросаются самолеты защитников города. В воздухе завязывается бой, а по земле уже ползут коробочки танков, смешных, угловатых, ничуть не похожих на современные. Крошечные язычки огня вырываются из стволов, и над позициями защитников взметываются султанчики взрывов. Но вот артиллерию нападающих, долбившую по городу, вдруг накрывает настоящий огненный дождь, а следом за ним рвущееся вверх столбом облако блистающих в свете софитов снежинок промораживает насквозь целую группу танков... Между атакующими машинами расцветают взрывы, а на позиции княжеских войск, появившись словно из ниоткуда, обрушиваются штурмовики с двуглавыми орлами на фюзеляжах, и бой постепенно превращается в бойню.
   Разогнанные было гвардейские полки появились под Москвой через две недели после неудачной для князей битвы под Новгородом. Вооруженные со складов опричников, под государевым стягом, они почти без сопротивления взяли столицу, где в это время уже шла резня всех со всеми. Князья добивали ослабевшие роды неудачников, участвовавших в "подавлении бунта", уменьшая количество участников дележа "пирога", и не обращали внимания ни на что вокруг. А может и обращали, да только времени, чтобы дать отпор государевым войскам, у них просто не было. А тут еще и переметнувшиеся к ним во время переворота бояре решили напомнить, что предавший однажды предаст не раз, и рьяно взялись резать своих недавних "благодетелей".
   В результате от изначального Княжеского круга из двадцати шести родов до суда дожили только пять, да и то изрядно прореженные. Настолько, что из прямых участников заговора уцелели только трое князей...
   Вновь, темный купол окутал "сцену", а когда он исчез, перед гостями оказались интерьеры Старого дворца. На плечи молодого государя ложится расшитая обережная рубаха, бояре подносят коронационное облачение... И вот Василий уже в соборе, под пение хоров принимает царский венец... Чтобы первым своим решением на престоле отправить оставшихся в живых князей на плаху и изгнать их роды из пределов государства. А вторым указом становится объявление о мобилизации. Бушевавшая в Европе уже три года война постучалась в двери России.
   -- На этом, первую часть нашего представления, объявляю закрытой... а столы уже накрыты и ждут. -- Звонкий голос Бестужева вырвал гостей из задумчивой тишины, воцарившейся в зале, когда сцена вновь была скрыта уже знакомым куполом.
  

* * *

   Двое из приглашенных взрослых устроились в нише у высокого окна школьного холла и, время от времени прихватывая со стоящих на подоконнике тарелок канапе, тихо перебрасывались короткими репликами. Предметом их обсуждения стал только что завершившийся показ проектов новых школьных клубов, созданных неугомонными младшеклассниками.
   -- Хм, вот интересно, а кто-нибудь кроме господина "историка" понял, что именно показали эти детки? -- задумчиво протянул высокий и худой, словно щепка, мужчина, тряхнув пышной седой гривой.
   -- Имеешь в виду концовку? Это самое... "продолжение следует", да? -- усмехнулся второй, являвшийся словно бы полной противоположностью своего собеседника. Приземистый, полный и абсолютно лысый. Он пощелкал пальцами над тарелкой с закусками и, наконец определившись, подхватил небольшой рыбный "завиток". -- Хм... сиг? Интересно, где повар его достал?
   -- Ваня, не увлекайся, -- со вздохом покачав головой, проговорил "щепка".
   -- Что "не увлекайся"? Ты знаешь, как трудно найти в Москве свежего сига?! -- приземистый Ваня фыркнул.
   -- По-моему, он соленый, нет? -- Седому явно показалось проще побыстрее разделаться с гастрономической темой, чем пререкаться с собеседником в попытках "вернуться на прежние рельсы".
   -- Игорь, мы с тобой знакомы уже... сколько? Двадцать? Двадцать пять лет?
   -- Двадцать два года, если быть точным, -- меланхолично заметил его собеседник, уже поняв, к чему клонит Иван.
   -- Вот! И все эти годы я учу тебя правильно относиться к пище! И что же я слышу?! За все это время ты так и не усвоил даже азов! Это сиг слабого посола, друг мой. Для такого подходит только свежайшая рыба. Утром она еще бьет хвостом в воде, а к обеду уже должна быть разделана и посолена. Никак иначе! Слышишь? -- воздев указующий перст к небу, провозгласил Иван. -- Никак иначе.
   -- Понял я, понял, -- вздохнул худой Игорь. -- Но с чего такой ажиотаж, Вань?
   -- С того, что я не знаю, где в Москве можно найти свежего сига, а какие-то малолетние поварята выставляют его на стол, словно так и надо, -- сдувшись, недовольно проворчал его полный собеседник. Но тут же встрепенулся и, прищурившись, поинтересовался: -- Так что тебе в концовке представления, а?
   -- Ничего особенного, если не считать некоторой двусмысленности, -- пожал плечами Игорь. -- Согласись, если провести определенные параллели, то в увиденном нами "шоу" можно найти весьма непрозрачные намеки на нынешнее положение в стране.
   -- Извини, не соглашусь. Ты, как всегда, ищешь подвох везде и всюду, -- помолчав, неожиданно серьезным тоном проговорил Иван.
   -- Это профессиональное, уж извини, -- развел руками Игорь с легкой полуулыбкой. -- И все же... те самые параллели действительно прослеживаются. Хотя, конечно, владетельные бояре -- совсем не то же самое, что и князья...
   -- Угомонись уже, Игорь, -- покачал головой Иван и ткнул толстым пальцем-сарделькой в тарелку приятеля. -- Вот лучше съешь вот это... Все больше толку будет.
   -- Умх... -- прожевав миниатюрный бутерброд, седовласый Игорь довольно покивал. -- Вкусно. Что это?
   -- Не горчит? -- с подозрением уточнил приятель, а когда тот отрицательно покачал головой, тут же ухватил с тарелки точно такое же угощение и мигом отправил его в рот. Лицо гурмана расплылось в довольной улыбке но, заметив, что Игорь до сих пор ждет ответа на свой вопрос, вздохнул: -- Это, друг мой, еще одна закуска, которую в Москве найти практически невозможно. Печеночный паштет хариуса со специями на ржаных тостах... Нет, положительно, я просто обязан познакомиться с поставщиком здешнего кулинарного клуба. Это же просто...
   -- Да-да... просто возмутительно скрывать такое чудо от ценителя, -- с ухмылкой договорил за приятеля седовласый.
   -- Чего бы ты понимал, бездарь! -- вздернул нос-картошку Иван. -- К твоему сведению, такой паштет делается исключительно в домашних условиях. Промышленное производство нерентабельно... так что...
   -- Да понял я, понял, -- вздохнул худой, тряхнув седой гривой. -- Сейчас найдем твоего кулинара. А вот насчет поставщика, уж будь добр, договаривайся сам... зануда.
   Лысый толстяк довольно улыбнулся, никак не отреагировав на последнее слово собеседника, а тот уже крутил головой в поисках кого-то... Затягивать с выполнением данного обещания Игорь явно не собирался.
  

* * *

   Леонид отыскал нас с Ольгой в тот самый момент, когда моя нареченная с явным интересом слушала короткую импровизированную лекцию наших "моделистов". Да-да, возможности беспилотных летательных аппаратов заинтересовали ее куда больше, чем особенности представленной рядом обережной вышивки... от мощи которой Эфир просто дрожал. Но не мог же я оставить беззащитную девушку в компании двух чрезмерно увлекшихся разгорающимся спором одноклассников просто ради удовлетворения собственного любопытства. Хотя взглянуть поближе на вышитые рунные цепочки очень хотелось.
   -- Кирилл, наконец-то я тебя нашел. -- Возникший рядом Бестужев-младший отдышался, словно после долгой пробежки, и, фыркнув, кивнул в сторону уже начавшей горячиться сестры. -- Это надолго. У нее курсовая на носу, как раз по всяким летающим штукам... не помню точно, как называется.
   -- Мобильные беспилотные комплексы воздушного наблюдения и их применение в условиях жесткого противодействия систем ПВО, -- кивнул я.
   -- Запиши мне это на бумажке... и я удивлю ее этой фразой сегодня за ужином, -- после недолгого молчания, хлопнув ресницами, удивленно проговорил Леонид.
   -- С твоим куцым мозгом ты даже прочесть ее правильно не сможешь, -- обернувшись, улыбнулась Оля.
   -- Ничего, у меня будет время потренироваться до ужина. Уж как-нибудь справлюсь, -- фыркнул в ответ Леня, а когда его сестра уже приготовилась вонзить следующую шпильку, выставил перед собой ладони. -- Стоп-стоп-стоп, сестренка! Я вообще-то искал Кирилла по делу. Позубоскалим позже, ладно? Например, сегодня вечером, договорились?
   -- Завтра, -- вмешался я. -- Оля вернется домой только завтра.
   -- Ладно. Пусть так, -- неожиданно легко и без подколок согласился Бестужев-младший. Ого, и ни одного замечания о наших с Ольгой планах? Хм, кажется, Леня действительно искал меня не просто так. Что он тут же и подтвердил. -- Кирилл, идем, с тобой хотят познакомиться представители Совета попечителей.
   -- Оленька, составишь мне компанию или подождешь здесь? -- поинтересовался я. Ольга в ответ, словно сравнивая, окинула взглядом окружающую стенды с участвовавшими в представлении проектами и окружающую нас толпу, перевела взгляд на двери, ведущие в холл, и, чуть поколебавшись, вздохнула.
   -- Я лучше побуду здесь... Когда еще доведется вот так поностальгировать? Альма-матер, как-никак, -- с извиняющейся улыбкой проговорила она.
   Ну и ладненько... Кто знает, какие темы намерены обсуждать со мной господа из Совета?
   -- Хорошо. Я найду тебя сразу, как переговорю с ними, -- кивнул я и двинулся через толпу, стараясь не потерять из виду пробирающегося в нескольких шагах впереди Леонида.
   Я что-то не понял. Бестужев поднял такой шум только для того, чтобы вот этот вот гурман получил информацию о моем поставщике?! Хм... и ведь не спросишь его. Представил Толстому и Тонкому и слинял, словно его здесь и не было... Хм. Ладно.
   -- Честно говоря, уважаемый Иван Архипович, у меня нет каких-то специальных поставщиков, -- пожал я плечами. -- А столь понравившаяся вам рыбка -- это небольшой презент от одной моей хорошей знакомой. Узнав о скором представлении в гимназии, она великодушно помогла решить мне вопрос с некоторыми рыбными блюдами и соленьями, подготовить которые самостоятельно я не мог в силу отсутствия соответствующих помещений как в гимназии, так и дома.
   -- Хм... -- Мой собеседник чуть скис, но напора не утратил. -- Понимаю. А могу я узнать имя этой вашей знакомой?
   -- Разумеется, это вовсе не секрет. Елена Павловна Филиппова, -- улыбнулся я, а Толстый и Тонкий одновременно поперхнулись. Один очередным завитком из сига, а второй квасом, которым, наравне с соками и минералкой, пришлось обходиться всем присутствующим вместо вин и прочего алкоголя, ввиду полного запрета последнего на территории гимназии.
   -- Кхм... Речь идет о боярыне Посадской, я полагаю? -- придя в себя, осведомился Иван Архипович.
   -- Разумеется, -- кивнул я.
   Приятель моего собеседника хотел было что-то уточнить, но тот не дал вымолвить ни слова.
   -- Извини, Игорь, мы тебя оставим на пару минут... -- И подхватив меня под локоть, потащил в сторону, не переставая тараторить о своей удаче и благодарности юному Бестужеву за помощь.
   -- Вы так радуетесь, Иван Архипович... просто удивительно. Неужто найти в Москве ладожскую рыбу такая проблема?
   -- Экранопланы, совершающие рейсы из Старой Ладоги в Москву, есть только у рода Посадских... -- вздохнул толстяк. -- И они не коммерческие. Так что возможность разжиться по-настоящему свежей рыбкой из тех мест выпадает нечасто...
   Но тут мы удалились на достаточное расстояние от заполонившей холл толпы, и мой собеседник вдруг резко изменился.
   -- Кирилл, прошу прощения за этот спектакль. -- Толстяк поднял вокруг нас купол приватности, каких вокруг и без того было немало, и, выудив из внутреннего кармана пиджака письмо, протянул его мне. А на немой вопрос только развел руками. -- Сами понимаете, некоторые вещи не стоит афишировать. А уж неформальное общение лица, замешанного в следствии, с ведущим его главой Пятого стола -- тем более. Здесь кое-какая информация по известному вам делу, несколько рекомендаций и... на словах Анатолий Семенович велел передать, что, в отличие от него, у вас полностью развязаны руки. Единственная просьба: не наломайте дров. Это все... А теперь, с вашего позволения, вернемся к рыбе...
   И купол над нами исчез.
  
   Глава 5. В охоте на росомаху охотников всегда двое. Но один из них заблуждается.
  
   В очередной раз развернув лист, исписанный мелким, но уверенным и твердым почерком, я хмыкнул. Какие тайны плаща и кинжала, однако. Можно подумать, что все написанное нельзя было передать посланием на браслет? Впрочем, если учесть, что уважаемый Анатолий Семенович не знает о наличии у меня "левого" коммуникатора и не доверяет защите официального, "громовского", подобная передача информации вполне логична. Да и то, что он не пожелал передавать письмо через дочь, тоже понятно. Кому захочется втягивать своих детей в дела, попахивающие кровью и грязью... А в том, что здесь буквально воняет, я не сомневаюсь ни на секунду. Такие вот убийства приказных просто не могут обойтись без соответствующего душка. М-да уж. Надо сообщить Вербицкому номер "левого" браслета, чтобы впоследствии обходиться без этих игр в "штирлицев".
   Я вспомнил позавчерашнюю встречу с лысым гурманом и невольно ухмыльнулся. Забавный дядечка... а как он вцепился в тему поставки ладожской рыбки... и ведь не играл ни капельки. Уж чтобы определить это, моего чутья хватит за глаза. Но вот легкость, с которой он скрывал реальную суть нашей встречи за гастрономическим интересом, меня если не поразила, то удивила точно. Неужто все выпускники этой гимназии в будущем могут превратиться в таких вот монстров лицедейства, как этот любитель свежей рыбы?
   Мысль непроизвольно перескочила на тему "поставщиков" этой вкуснятины, а точнее -- на встречу со старшей внучкой Филипповой-Посадской, заглянувшей в мой дом накануне школьного представления, во исполнение договоренности с ее замечательной во всех отношениях бабушкой. Впрочем, думаю, в свете найдется мало храбрецов, кто отважился бы так назвать новгородскую боярыню. Несмотря на то что сама она себя спокойно называет старой каргой, я ни на секунду не сомневаюсь, что любой, кто позволит себе назвать ее так же, поимеет очень большие неприятности. И внучка от нее не отстает. Это и Лина с Милой могут подтвердить.
   Когда система наблюдения оповестила о приближающемся автомобиле, я как раз заканчивал чистить морковь, а девчонки все еще отсыпались после визита деда Пантелея. Ольга у себя дома, гостей я не ждал, так что повод напрячься у меня был, и встречать незваных я вышел во всеоружии. А когда увидел флажки с гербом Посадских на капоте вездехода, затормозившего у ворот... В общем, "красиво" встретил гостью, об обещанном визите которой я, честно говоря, успел позабыть. Да я и о переговорах с Посадской по коммуникатору-то забыл за всей этой суетой... Конфуз, однако.
   Впрочем, Елизавета даже бровью не повела, увидев у меня на поясе кобуру с "Беррером". Милое спокойное лицо, в глазах любопытство и интерес, подтянутая фигурка в брючном костюме... естественно, очень немалой стоимости. Именно такой я и представлял себе старшую внучку Посадской, возможную наследницу боярыни. Разве что не чувствовалось в ней той уверенности и силы, что так и сквозила в каждом жесте и слове ее бабки. Ну да какие ее годы... приложится, усвоится...
   Поприветствовав гостью, я провел ее в дом, где двадцатилетняя особа, увидев мои приготовления, тут же, без всяких намеков и просьб, нацепила фартук и принялась помогать, выстреливая при этом под сотню вопросов в минуту, обо всем подряд. Начиная от обучения контролю Эфира и заканчивая названиями блюд, которые я готовился подать на стол в перерывах между частями демонстрации проектов в гимназии. И про сами проекты, и об одноклассниках, и...
   В общем, к тому моменту, когда Мила с Линой проснулись и выбрались из спальни, мы с Елизаветой уже общались, словно старые добрые знакомые. Весьма располагающая к себе особа... была до того момента, пока Лина не смогла удержать за зубами своего острого язычка и осведомилась, где я поздним вечером умудрился найти себе кухарку...
   Вот тут-то я и смог понаблюдать практическое воплощение поговорки о яблоне и яблоках. Елизавете понадобились два взгляда, один жест и пять слов, чтобы заставить Лину замолчать. В фирменном стиле Посадских... коротко, доступно и не стесняясь жестких выражений на грани приличия, очаровательная внучка Елены Павловны разъяснила Лине всю глубину ее заблуждений, за что и заработала овации от меня и Милы. А когда услышала наши аплодисменты, вдруг покраснела и, пробормотав невнятные извинения, попыталась смыться. Ага, как же... от близняшек так просто не скроешься. Елизавету тут же ухватили в четыре руки и усадили за стол, на котором словно по мановению волшебной палочки появились все принадлежности для чаепития... Пришлось отрываться от шинковки овощей и идти ставить самовар.
   К моему удивлению, девушка легко и естественно вписалась в компанию близняшек, так что по окончании чаепития эта троица, вместо того чтобы разъехаться по домам ввиду позднего времени, принялась помогать мне с готовкой. Что не могло не радовать, поскольку еще с курсантских времен я терпеть не могу чистить картошку. Ну, как тут было не воспользоваться подвернувшейся возможностью? Я и воспользовался.
   А следующим утром, когда я ждал заказанную машину для перевозки продуктов в гимназию, посыльный от Посадских привез туеса с теми самыми ладожскими деликатесами и запиской от Елены Павловны, в которой старая боярыня с присущим ей... хм... юмором, скажем так, поблагодарила за участие в судьбе внучки... Плюс еще одна ученица. Хм... если так пойдет и дальше, то школу Эфира впору будет назвать женской. М-да...
   Впрочем, если дела действительно и дальше пойдут именно так, то вполне возможно, что до открытия школы я просто не доживу. Особенно учитывая ту информацию, что передал мне в письме Вербицкий.
   Разговорился отправленный мною в реанимацию наемник. И то, что он сообщил, заставило меня сильно обеспокоиться. Нет, нанимателя он не назвал. Просто потому что ему, рядовому бойцу, никто таких сведений не доверял, но зато он совершенно точно знает, что заказчик из титулованных. Уж больно характерно, как он сказал, вел себя командир отряда, плевался, как всегда после общения с боярами, на которых у него было что-то вроде аллергии. Ну, не любит майор Шаховцев именитых, не любит... но заказы от них принимает. А куда денешься, если достойную оплату найма в России могут обеспечить только они? Простому люду содержать наемные отряды запрещено, а идти в охрану фирм и корпораций, превращаясь из волкодавов в дворовых шавок, претит. Вот и крутится майор отряда "Северная Звезда", как может. Зарабатывает денежку для доснаряжения своего отряда парой ТТК. Хм... майор желает свалить из страны? Похоже, очень похоже на то. Только в этом случае он может рассчитывать на приобретение тактических комплексов. Использовать их в России у него не выйдет. Запрещено.
   Тогда становится понятной и безбашенная наглость наемников, взявшихся пощипать мещанина. Какая разница, как отнесется к этому закон, если самих "щипачей" к моменту раскачки бюрократической машины уже просто не будет на территории государства? Нет, понятное дело, что за имеющиеся у них грешки передо мной максимум, на что способен закон, это оштрафовать наемников... или даже дать им условные сроки за нарушение права частной собственности... Ну, еще, правда, могут ввести запрет на их найм на территории России, но это уже вряд ли. Слишком незначителен проступок. Но это ведь не значит, что "Северная Звезда" успокоится на существующем положении вещей. Судя по информации Вербицкого, слежку они не прекращают, хотя и стараются вести ее тихо и незаметно. А значит... значит, я никак не застрахован от "продолжения банкета".
   И это были еще не все новости. Хотя, если честно, второе известие меня удивило... мягко говоря. С какой-то радости засуетился глава муниципалитета. Ушлый дядечка, нехило погревший руки на продаже мне земельного участка, вдруг дал указание своим подчиненным о проведении внутренней проверки... и те рьяно принялись за дело, явно копая под Ренна. И если аналитики Вербицкого не зря едят свой хлеб, то проделывается все это с целью сделать беднягу-юриста козлом отпущения... а в этом случае у меня могут попытаться отсудить землю в пользу муниципалитета. Нехорошо. Вот интересно, а с чего вдруг господин Коржин так осмелел? Помнится, речь зашла о продаже бывшего конного клуба, едва он завидел у меня за спиной тень Громовых... И что же изменилось, что незримое присутствие моих именитых родственников перестало столь благотворно воздействовать на главу муниципалитета? Он понял, что Громовы не при делах, и решил дать задний ход? Поздновато что-то, на мой взгляд, да и... опасно, причем прежде всего для самого советника... Правосудие штука такая, если сорвется с повода, то начинает глушить по площадям, так что и самому правдоискателю может непоздоровиться, особенно если у того и так рыльце в пушку. М-да...
   Хм. Кажется, у меня есть повод для близкого знакомства с некоторыми представителями нашего общества. Как там сказал Иван Архипович про развязанные руки и ломание дров? Клянусь, я буду предельно аккуратен... по возможности. Уж очень мне не нравится замечание наемника о возможно торчащих из этого дела ушах бояр. Ну как "возможно"? Если сопоставить это с результатами допроса того приказного... это слово можно вычеркнуть. Жаль только, что он не знал, кто именно из бояр затеял эти "кошки-мышки". Биться с их армиями у меня нет никакого желания, а значит, надо попытаться обойтись без крови. Только для этого нужно, как минимум, знать личность устроившего мою травлю боярина, а еще лучше -- причины, подвигнувшие его на этот шаг. Что ж, надеюсь, разговор по душам с майором "Северной Звезды" прояснит этот вопрос. Да и к господину городскому советнику Коржину, главе Сокольнического муниципалитета, заглянуть не помешает. Вопрос один. С кого начать?
   Хотя... думается мне, что вариант с Еремеем Власьевичем, то есть господином Коржиным, будет потише и обойдется без стрельбы и смертей, чего нельзя сказать наверняка о встрече с наемниками... А мне сейчас активные действия, пусть даже и неформально разрешенные, так сказать, совсем ни к чему. Решено. Оставлю наемника "на сладкое", а начну с советника.
   Я поднялся из-за стола и, спалив письмо раскаленным потоком воздуха в пепельнице, прикурил сигарету. Но не успел я сделать себе кофе и устроиться на подоконнике, как браслет завибрировал, и на экране появилась физиономия Леонида.
   -- Кирилл, привет, -- хмуро кивнул мне заместитель.
   -- И тебе не кашлять, -- ответил я, уже понимая, что Леня готовится сообщить какие-то неприятные новости. Сердце отчего-то вдруг замерло и, кажется, судорожно бухнуло о грудную клетку. -- Что случилось, Лень?
   -- Можно и так сказать. Я сегодня был в гимназии, хотел договориться о предоставлении нашим рукопашникам права заниматься на полигоне. В общем... там у Екатерины Фоминишны на столе лежала одна бумага... я в нее заглянул... случайно. -- Он вздохнул. Ну-ну. Скорее уж она позволила ему заглянуть в документ. -- В общем, это жалоба по поводу кулинарного клуба. Вроде как помещения, где готовились блюда, не проверялись на соответствие саннормам, нет заключения о качестве исходных продуктов... Короче, если ей дадут ход, то клуб может и закрыться...
   -- Поня-атно. Ладно, разберемся. И... спасибо, Лень.
   Плохо, конечно, но не смертельно... Черт, да что такое творится-то, а? Нервяк не проходит, скорее, даже усиливается. Что-то не так. Совсем не так... Хм, спросить?
   -- Да ладно, о чем речь! Если что, приезжай, отец обещал помочь разобраться в ситуации... -- Заместитель улыбнулся. -- И слушай, скажи Ольге -- пусть включит наконец браслет, а то Раиса со вчерашнего вечера до нее дозвониться не может.
   Та-ак. Я на миг завис, пытаясь осознать то, что услышал от Леонида. А когда справился с собой и вновь взглянул на экран браслета, увидел побледневшее лицо Бестужева-младшего. Кажется, он что-то понял. Ладно. Потом.
   -- Отец дома?
   -- Да, -- Леня резко кивнул. -- Сейчас позову.
   -- Не надо. Я перезвоню ему... сам.
   Отключив картинку, я постарался успокоиться, но, поняв, что одного желания недостаточно, занялся дыхательной гимнастикой. Привычное упражнение быстро вымело из черепушки заполошно мечущийся калейдоскоп каких-то догадок и идей, и, взяв под контроль взбунтовавшиеся чувства, уже через пару минут я вновь оказался способен трезво мыслить... Относительно, конечно, но и это лучше, чем ничего. Пальцы словно сами по себе набрали знакомый номер, и передо мной возникло хмурое лицо медведеподобного боярина.
   -- Кирилл?
   -- Да. Леонид сказал, что Раиса не может дозвониться до Ольги. Это правда?
   -- Хм... то есть... ты хочешь сказать, что моя дочь не у тебя?
   Да, скорость мышления -- это у них явно семейное.
   -- Именно. Я не видел ее со вчерашнего утра. С того момента, как отвез Ольгу на учебу.
   -- А после обеда один их охранников повез ее по магазинам. Потом был короткий звонок с предупреждением, что вернется утром... и маячок ее браслета до сих пор подает сигнал из твоих владений, -- хмуро проговорил Бестужев...
   Вот даже как?! Стоп... Успокоиться, взять себя в руки...
   Не отключая браслета, я сосредоточился на ощущениях и начал мысленно "отсекать" все известные мне в доме артефакты...
   Коммуникатор Ольги нашелся на крыше дома. Немудрено, что я его не чувствовал раньше. Маяк работает в импульсном режиме и подает сигнал раз в три минуты. А моему чутью для проверки дома на закладки хватает сорока-пятидесяти секунд, по истечении которых я старательно отрешаюсь от "артефактных" возмущений... Вот так, вскрылась "дырка" в моей системе безопасности. Впредь надо будет учесть такую возможность. Ведь маяк -- это не единственная функция, которую могут нести "спящие" артефакты... Стоп. Отставить. Это сейчас не суть важно. Важно другое...
   Спрыгнув с крыши, я вернулся в дом и вывел на видеопанель вычислителя записи системы наблюдения.
   -- Кирилл... -- Черт, совсем забыл про Бестужева, так и болтающегося на линии.
   -- Да, Валентин Эдуардович, -- кивнул я, подвесив экран браслета чуть сбоку от видеопанели вычислителя. -- Браслет ее я нашел на крыше моего дома. Браслет пустой, Если в нем и были записи, восстановить их не получиться. Оба накопителя всмятку.
   -- Сигнал о выключении поступил сразу после ее звонка из машины, -- ровным, глухим тоном ответил Бестужев и, на миг замолчав, договорил: -- Соответственно никаких записей о том, что было после, на вычислители системы безопасности не поступало. Если не считать данных маячка, разумеется.
   -- Одну минуту, Валентин Эдуардович, я гляну, что есть на моем вычислителе. -- Боярин кивнул и замер в ожидании. А я запустил ускоренную прокрутку записей домашних фиксаторов. Есть... Вот, по просеке проехала машина. Количество людей... Чертовы фиксаторы. Будь у меня нормальная камера, было бы проще. А так... только силуэты, почти не просматривающиеся. Надо будет заняться модернизацией фиксаторов... или попытаться купить что-нибудь из арсенала средств таможенного досмотра... Просека -- не трасса, быстро по ней не поездишь, если не хочешь убить подвеску или потерять колесо в какой-нибудь колдобине, так что и проблем с обработкой возмущений будет меньше. Займусь на досуге. Ага. А ничего так способности у этого кадра... или рогатка оказалась под рукой. Потому как я бы даже под ускорением не рискнул без подготовки забросить довольно легкий браслет из окна едущей машины через двухметровый забор на крышу стоящего в глубине двора дома... Хм. Время? Восемнадцать двадцать, то есть меня дома еще не было... Ну да, я бы непременно заметил, что кто-то едет.
   Побарабанив пальцами по столешнице, я откинулся на спинку кресла, но подумать над сложившейся ситуацией мне не дал Бестужев, про которого я забыл уже во второй раз.
   -- Кирилл...
   -- Да.
   -- Есть идеи? -- В голосе боярина проскользнуло нетерпение. -- Или я поднимаю гвардию и объявляю открытый поиск.
   -- Открытый поиск? -- не понял я.
   -- Хм. Ну да... ты же из владетельных, а у них такой традиции нет. Да и мы, служилые, стараемся о ней не распространяться, -- вздохнув, вспомнил он. -- Объявление поиска означает, что все бояре -- личные вассалы государя -- займутся этим вопросом. Никому не хочется, чтобы его дети стали способом давления... знаешь ли. Но, в отличие от тех же владетельных бояр, с их огромной финансовой и боевой мощью, мы можем защищаться лишь своей сплоченностью и... влиянием в государственных структурах. Поиск -- метод довольно действенный... хотя и хлопотный.
   -- А личные трения? -- поинтересовался я. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь из противников Бестужевых воспользовался ситуацией и начал ставить палки в колеса.
   -- По боку, -- мотнул головой Бестужев. -- Шантаж детьми... это, знаешь ли, не та вещь, которая может помочь в подковерных играх. Таких любителей половить рыбку в мутной воде свои же собратья служилые и задушат... собственно, бывало, и душили. Больше дураков нет.
   -- Понял... Я прошу четверть часа, -- подумав, медленно проговорил я. Есть, есть у меня одна идейка...
   -- Хорошо. Буду ждать твоего звонка, -- кивнул Бестужев.
   -- Только до моего звонка никакой суеты, пожалуйста, Валентин Эдуардович, -- попросил я. -- Очень прошу. До звонка все должно быть как обычно.
   -- Только не наделай глупостей, Кирилл, -- помедлив, вздохнул боярин и отключился.
   Вот так-так... Второй, "левый" браслет мигнул и, отрапортовав о наборе номера, с готовностью развернул экран.
   -- Мария Анатольевна, добрый вечер, -- улыбнулся я. -- Замечательно выглядите.
   -- О! Гений-отравитель! Привет, привет! Ты в курсе, что ни одна из девушек нашей школы так и не рискнула попробовать твои блюда на демонстрации? -- улыбнулась Маша.
   -- Хм, зато парням больше досталось, -- ухмыльнулся я в ответ, но едва одноклассница собралась продолжить пикировку, покачал головой. -- Маша, извини, я по делу. Можешь связать меня с отцом?
   Умница, настоящая умница... почти как Ольга. Ни словом не выдала своего любопытства. Кивнула, и через пару минут с экрана на меня уже смотрело усталое лицо главы Пятого стола Преображенского приказа.
   -- Добрый вечер, Кирилл, -- откликнулся он. -- Что-то случилось?
   -- Да. И хочу предупредить, разговор конфиденциальный, -- проговорил я.
   С "той" стороны донесся приглушенный фырк. Мария Анатольевна изволили выразить свое "фэ", но удалились под строгим взглядом отца. Стена комнаты за его спиной словно подернулась рябью. Ага, защита установлена...
   -- Готово. Слушаю тебя, Кирилл.
   -- Замечательно, -- я растянул губы в улыбке... Судя по взгляду собеседника, получилось не очень. -- Скажите, Анатолий Семенович, вы действительно намерены вести со мной дела?
   -- Конечно! Что за вопросы, Кирилл? Мы же говорили об этом... -- изумился Вербицкий. Ну-ну...
   -- Вот как? Тогда будьте любезны объясните мне, как это желание соотносится с вашими действиями. Сначала вы передаете мне данные на "Северную Звезду", с явным намеком, что неплохо бы, дескать, наведаться к ним в гости. Именно такой вывод я сделал из вашего письма и слов Ив... вашего представителя по поводу "развязанных рук". Или вы можете как-то иначе объяснить присланные документы "заштатного сотрудника" и выдержку из законодательства о процедуре гражданского ареста? Решили сделать из меня наживку?
   -- Кхм... Я же настаивал в письме, чтобы ты сообщил боярину Бестужеву об... этом.
   -- Было такое, -- кивнул я. -- Да только написана эта просьба так, что любой пятнадцатилетний мальчишка и не подумал бы делиться такой информацией с кем бы то ни было. Или вы хотите меня убедить в своей некомпетентности, уверяя, что ничего подобного не задумывали?
   -- Кирилл-Кирилл-Кирилл... Ты не прав. Сам знаешь, при тебе всегда есть команда поддержки. Они бы просто не дали тебе... защитили бы тебя от любой опасности.
   -- Вот так. Значит, все-таки наживка... Удобно и логично. Зацепить этих "северных", я так полагаю, не за что. Но если к ним в пасть сам полезет некий мальчишка, на которого у них явный заказ, можно будет разом взять их "на горячем"... Все бы хорошо, Анатолий Семенович. И я бы, может быть, повторяю, только может быть, даже согласился с вашей затеей, если бы вы соизволили объяснить мне это заранее. Господин Вербицкий, я НЕ ЛЮБЛЮ, когда мною пытаются играть втемную.
   Мой собеседник тяжело вздохнул... помолчал, развернул экран на полную и, поднявшись из-за стола, склонил голову, стоя при этом навытяжку.
   -- Я приношу свои извинения, господин Николаев. Чем род Вербицких может загладить свою вину?
   -- Мы союзники, Анатолий Семенович... -- протянул я. -- Надеюсь, больше таких разногласий между нами не возникнет. Что же до вины... мне нужна информация об этом эфирном слепке автомобиля сейчас, и все, что есть на "Звезду"... до полуночи.
   -- Хм... -- Вербицкий вернулся за стол и, кивнув, активировал экран вычислителя... А через минуту удивленно присвистнул. -- Знаешь, Кирилл, а ведь это и есть их автомобиль... у тебя очень хорошие фиксаторы дома. Кто бы мог подумать!
  
   Часть шестая. "Смешались в кучу кони, люди..."
   Глава 1. Два сапога... страшная сила
  
   Ничуть не сомневаюсь, что Вербицкий был очень удивлен моими вопросами, если учесть, что за несколько минут до этого ему пришлось извиняться за попытку подставить меня под разборки с "Северной Звездой". Рассказывать возможному союзнику об исчезновении Ольги и своих теперь уже подтвердившихся подозрениях о причастности к этому происшествию столь основательно помотавших мне нервы наемников, я не стал. Почему? А потому что он все равно ничего не сможет с этим поделать. Иные неписаные традиции куда сильнее, чем тонны толстенных томов закона, а уж когда они подтверждены тонкими листиками внутренних инструкций... В общем, государевы люди старательно и показательно не вмешиваются в разборки между именитыми без их личной просьбы. А Бестужев-старший хоть и входит в число служилых бояр, но при этом не перестает быть владетелем... И просить помощи у государства, поступаясь традициями и древними привилегиями, не станет. Общество не поймет... а дипломат, отвергнутый светом, -- это... В общем, пока не исчерпает собственных возможностей, на поклон государю Бестужев не пойдет. Впрочем, возможно, после нашего разговора с Валентином Эдуардовичем ситуация несколько изменится, посмотрим. Хотя мне бы не хотелось привлекать Пятый стол к этому делу, даже в личном порядке. Черт, да в этих традициях непотизма хрен разберешься! Что дозволено, что не дозволено, что прилично, а что... Ну его! Пусть Бестужев сам разбирается, с кем договариваться... он дипломат -- ему и карты в руки. А я... я займусь тем, что умею лучше всего.
   Может быть, Бестужев и хотел бы меня окоротить, да, к моему счастью, когда я позвонил ему после разговора с Вербицким, в кабинете отца моей нареченной оказался командир его гвардии. Аристарх Макарыч очень быстро угомонил боярина, когда тот попытался взбунтоваться против предложенного мною варианта действий.
   -- Валик! Угомонись. Если не справимся мы, не справится никто, -- положив лапищу на плечо Бестужева, прогудел Хромов.
   -- Боевик и мальчишка! Великолепная команда, -- огрызнулся боярин, но опустился в кресло и действительно постарался взять себя в руки.
   -- Ярый и гранд, Валентин. Ярый и гранд, -- покачав головой, поправил его Аристарх и, убедившись, что Бестужев не собирается буянить, обратился ко мне. -- У нас еще одна цель. Охранник. По договоренности, после того как он отвез Ольгу по ее делам, Михаил мог считать себя в увольнении. Именно поэтому мы и не стали поднимать шума, когда его браслет перестал подавать сигналы... дело молодое... Но теперь... -- Аристарх скривился. -- Миша мой крестник, и я очень не хочу думать, что он в этом замешан.
   -- Попытаемся узнать это на месте, -- я развел руками. -- Никаких других вариантов у нас нет.
   -- Понимаю. -- Хромов покосился на бледного Бестужева, молча уткнувшего взгляд в стол. -- Когда начнем?
   -- Я начну прямо сейчас. У нас слишком мало информации о базе наемников. Схожу на разведку, "принюхаюсь"... посмотрю, что к чему.
   -- Идиотизм, -- тихо пробормотал Бестужев и вдруг вскинулся. -- Мальчишка! Тебя схватят, а моя дочь...
   -- Охолони, Валентин, -- рыкнул Хромов и криво усмехнулся. -- Если он пойдет так же, как... хм, недавно... То вряд ли попадется. Уж что-что, а быть незаметным Кирилл умеет. Я уже имел возможность в этом убедиться. Так что просто поверь мне на слово. Он сможет.
   -- Все равно. Один не пойдешь, -- глухим невыразительным голосом проговорил Бестужев. -- Аристарх тебя поддержит.
   -- Со стороны. Моих возможностей может не хватить, чтобы прикрыть Аристарха Макаровича.
   -- Ладно... Когда и где встречаемся? -- поинтересовался Хромов.
   -- У вас. Скоро буду.
   -- Хм. На фоне твоей просьбы изображать, что "в Багдаде все спокойно", такое предложение не выглядит разумным, -- заметил Бестужев, кажется, начав приходить в себя. -- Учитывая, где был найден браслет Оли, и почти стопроцентную гарантию наличия наблюдения за нашими домами, твой визит может взбудоражить похитителей раньше времени. А мы ведь стараемся этого избежать, не так ли?
   -- Никто ничего не заметит, Валентин Эдуардович, обещаю, -- я кивнул и, дождавшись ответных кивков собеседников, выключил экран браслета.
   Оглядевшись по сторонам, я вздохнул, потер ладонями лицо и, поднявшись из-за стола, на котором был разложен вычислитель, отправился собираться. Я не знаю, с какой стати наемники ко мне прицепились и кто им платит, но выходка с Ольгой... Не надо было этого делать. Просто не надо.
   Сборы не заняли много времени. Комбинезон из "романовых" запасов, разгрузка, магазины для "Берреров"... и "трещотки", которую я тоже решил прихватить с собой. А с нею и взрывпакеты, незаслуженно позабытые в закружившей меня суете.
   Покосившись на россыпь мелких кристаллов-накопителей, я на миг задумался... и, нацепив тактический шлем, единственный оставшийся у меня после изъятия приказными "вещдоков", быстро защелкал менюшками встроенного вычислителя. Есть! Теперь вместо двух десятков "батареек" в моем распоряжении зарегистрированные маячки. Слабенькие, конечно, но при наличии активных сенсоров на шлеме это не проблема. Пригодятся.
   До базы наемников мы с Аристархом добирались "огородами". Благо с севера боярский городок граничит с Лосиным островом. Вот через узкий перешеек, отделявший Сокольнический лесопарк от основного массива, мы и подбирались к небольшому загородному имению на Яузе, арендованному наемниками.
   Имение оказалось невелико. Всего-то, раза в два больше моих "владений". А вот защищено куда лучше... Один трехметровый забор со спиралью Бруно... или как она здесь называется... чего стоит. Вышки по углам, прожектора... фиксаторы на стенах и основном здании. Автоматические турели на тех же вышках. Дозоры вдоль стен... Серьезно окопались наемники.
   Вообще везет мне на гостей нашей великой и необъятной. Уже вторая группа, и опять с Балкан. Правда, в отличие от "романовских", здесь только бывшие подданные России и только неименитые. По крайней мере, именно такую информацию предоставил мне Вербицкий. Ярых и гридней нет. Зато из двадцати пяти бойцов пятеро -- вои. Все достигли потолка, и ни один не дошел до старшего... Что не может не радовать...
   Впрочем, сейчас я не собираюсь устраивать тотальный геноцид бывших подданных нашего государя. Моя задача -- просочиться на территорию и, облазив ее сверху донизу, попытаться отыскать Ольгу. Получится ее вытащить самостоятельно -- замечательно. Нет? Придется звать на помощь Аристарха. Если же нареченной здесь нет... то наемники будут умирать долго и очень неприятно... как минимум до тех пор, пока не узнаем, где ее спрятали. Обещаю.
   Вот сразу видно, что имение строил совсем не тот человек, что отвечает здесь за безопасность периметра. Иначе бы он ни за что не сделал одну из вышек в виде воротной башни. Красиво, конечно, но это даже не тропинка для диверсанта, а целое шоссе... восьмирядное. Ну, если "гость", конечно, под отводом глаз и не желает терять время, перебираясь через колючую ленту спирали Бруно, вьющейся над каменными стенами ограды.
   Оставив Аристарха на границе действия фиксаторов имения, я попрыгал на месте, проверяя, как закреплена моя амуниция, и, убедившись, что дополнительных хлопот по скрытию не предвидится, двинулся в гости к наемникам.
  

* * *

   Рослый детина в темно-синем комбинезоне с шевроном "Северной Звезды" на плече почесал бритый затылок и задумчиво уставился на тяжелую металлическую дверь, за которой в маленькой камере находился потенциальный доход отряда, запертый там командиром. Илья дернул перебитым носом и, бросив короткий взгляд на напарника, задремавшего на стуле, тихонько вздохнул. А хорош "доход"... такая красотка... боец мечтательно причмокнул губами. Жаль, на нее препараты Доктора почти не подействовали, а брать девку силой командир запретил. Эх, жаль. Была бы воля Ильи -- уж он бы с ней наигрался... Чертов Доктор, ну что ему стоило подобрать препараты получше, а? Такая вишенка мимо пролетает! Эх...
   О том, что девчонку собирались накормить какой-то химией, полностью срывающей тормоза, Илья услышал от самого Доктора, когда тот расписывал эффект от своих "колбочек-скляночек" командиру. Ох, как обрадовался боец возможности спустить пар... Месяц же не выбирался за периметр! И тут такой облом. Только девке вкололи препарат, как ее затрясло, а потом и вовсе вырубило. Напрочь! Доктор было оправдывался какими-то "индивидуальными реакциями", но командир ему все равно чуть голову не снес. Илья было сунулся с замечанием, мол, не все ли равно, в сознании девка или нет... идиот. Тоже попал под раздачу. Два часа потом носовую перегородку сращивал... Сам. Потому как Доктора только утром в себя привели, да и то кое-как. А девка так и спит себе в камере. И зачем было непременно нужно, чтобы она сама на мужиков кидалась?
   Хотя-а... если подумать... Илья вновь заскреб неровно обрезанными ногтями по затылку, вспомнив заставленную профессиональной съемочной аппаратурой спальню на втором этаже дома... может, командир хотел опробовать новый источник дохода? Да не... половина ребят точно в отказ бы пошла. Идиоты.
   Так и не придя ни к каким выводам, боец вздохнул и, мысленно пожав плечами, ограничился стандартным ответом на любую непонятку: "Командиру виднее..."
   Боец вздохнул и уже хотел окликнуть своего дремлющего напарника, напомнив ему о работающих фиксаторах, которые обязательно отразят нарушение бойцом приказа майора... Но когда повернул к нему голову, замер. Валерка сидел на стуле, запрокинув голову, а на его горле зияла кровавая "улыбка". Как?! Он же ничего не слышал!
   Поднять тревогу Илья уже не смог. Мелькнула рядом стремительная тень, рассмотреть которую он не успел, и наемник захрипел, когда лезвие перечеркнуло его шею... Илья вздрогнул и замер на месте, пришпиленный к стулу странным изогнутым ножом, с еле слышным хрустом пробившим грудину.
  

* * *

   Первый, разведывательный, выход прошел... штатно. Скрывшись с глаз Хромова, я взобрался на вышку-башню и, "прислушавшись" к Эфиру, скользнул к люку, ведущему на лестницу. Вот я и на территории противника. Подозреваемые? Не-не-не... я не следователь, я горлохват. Пусть на том свете доказывают свою непричастность и настаивают на презумпции невиновности...
   Выглянув во двор, я пропустил мимо парочку скрипящих по щебню охранников, наматывающих круги по периметру, и, оглядевшись по сторонам, неторопливо направился к длинному приземистому зданию, единственному, кстати говоря, на территории.
   Здесь у резного крыльца тоже оказалась парочка бойцов, расслабленно обсуждающих... пленницу? Ольга здесь? Какая удача... "Послушав" наемников, я тихо втянул носом воздух. Ничего, ребята... заверяю, вам такие радости в будущем не грозят. Мертвецам красавицы ни к чему...
   Один из бойцов вдруг поежился и, оглянувшись по сторонам, резко затушил "бычок" о стоящую у крыльца урну.
   -- Ладно, Жор. Пойду я на пост... что-то мне как-то... -- протянул наемник под короткий хохоток приятеля. Неужто почуял что-то?..
   -- Я всегда говорил, что вы, эфирники, слишком мнительные, -- с ухмылкой проговорил "Жора".
   -- Иди ты... Это не мнительность, а интуиция, -- огрызнулся тот и, поправив ремень автомата на плече, загрохотал каблуками по деревянным ступеням. О... кажется, это мой поезд.
   Проскользнув следом за напряженным "интуитом-эфирником", я наконец оказался в доме... О, а вот и пультовая. Он что, один здесь сидит? Удачненько. Та-ак, где у нас тут фиксаторы? Ех-х... Аж три штуки, нехорошо. Ну да ладно. Ты же у нас интуит, да? Чувствительный, значит...
   Дождавшись, пока наемник доберется до кресла перед экранами системы наблюдения, я подгадал момент и в ту секунду, когда этот "орел" рухнул в объятия обтянутого кожей офисного монстра, аккуратно и очень нежно придавил кое-какую точку на его шее. Короткий эфирный разряд волной прошел через тело замершего в кресле охранника, и он тут же прикрыл глаза, чтобы уже через несколько секунд вновь их открыть и, выматерившись, вскочить на ноги. А дальше -- правильно... на полусогнутых в туалет, быстро, но очень аккуратно, чтобы не опозориться по дороге.
   Есть! Непросматриваемое помещение без единого окна и... что может быть беззащитнее человека, сидящего на унитазе со спущенными штанами?
   Закончив короткий допрос охранника, я благополучно отправил его в небытие и, устроив тело поудобнее на унитазе, чтобы не загремело на пол, отправился обратно в пультовую. С новостями от наемника придется кое-что изменить в нашем плане. Сомневаюсь, что мне удастся укрыть Ольгу под "отводом" от фиксаторов, а оставлять даже минимальную возможность доказать мое присутствие здесь нельзя. Пусть через десять-пятнадцать минут здесь разверзнется ад, но если выживет хоть один фиксатор, у меня будут проблемы. А значит...
   Короткая пробежка до пультовой, вывести на экран схему здания... М-да, это все-таки не крепость, и даже не боярское имение. Могли бы хоть пароль повесить, что ли? Ну, хоть для имитации какой-то защиты... Стоп! А вот это я уже видел...
   Губы сами собой разошлись в улыбке... и я активировал меню связи на визоре своего шлема. Браслет послушно развернул клавиатуру.
   -- Ар -- Мелочи.
   -- Слушаю.
   -- Диспозиция меняется. Дым без огня.
   -- Уверен?
   -- Абсолютно.
   -- Жду. Отбой.
   Отыскать Ольгу в подвале длинного приземистого здания оказалось не просто, а очень просто, хотя на такую удачу я, признаться, не рассчитывал. Почему-то казалось, что здесь я смогу найти ответы на вопросы, но то, что надобность в большей их части отпадет... удивительно. На месте наемников я бы побыстрее сбыл "заказ" с рук, а эти... Хм...
   По мере приближения к камере, где эти идиоты заперли Олю, я старательно минировал все встречающиеся на моем пути фиксаторы. Взрывпакеты с маячками-детонаторами уютно разместились под вмонтированными в потолки металлическими полусферами. Моих сил вполне хватит, чтобы "замылить им глаза", но запись "снега" останется как в самих фиксаторах, так и в накопителях пультовой, и кто знает, что смогут из нее вытащить специалисты того же Пятого стола, допустим. А значит, после отхода систему лучше уничтожить... на всякий случай.
   Убрать двух боровов-охранников было несложно. Особенно второго, так и фонившего похотью на весь подвал. Закинув тела в камеру, запиравшуюся на единственный засов, я покачал головой и, подняв пребывающую без сознания Олю на руки, вышел в коридор.
   Фиксаторы послушно отключались на моем пути, пока я бежал по коридорам дома, а я не прекращал радоваться, что отвести глаза людям куда легче, чем "спрятаться" от системы наблюдения.
   Сдав невесту на руки мечущемуся по опушке Аристарху, я содрал с головы шлем и, пригладив взмокшие волосы, тяжело вздохнул.
   -- Ну? -- оторвавшись от диагностики Ольги, хмуро рыкнул Хромов. -- Почему отменил атаку?
   -- Не отменил. Отложил. -- Я облизал высохшие губы. -- Аристарх, ты мне веришь?
   -- Хм... -- Ярый смерил меня долгим взглядом, потом перевел его на лежащую у ног Ольгу и медленно кивнул.
   -- Замечательно, -- я растянул губы в улыбке. Очевидно, получилось не очень хорошо -- уж больно странно покосился на меня Хромов. Ладно... -- Тогда поступим так. Я вернусь туда и начну... охоту. А ты... вызывай гвардию. Пригодится.
   -- Зачем такие сложности? -- не понял Хромов. -- И что, по-твоему, должен делать я все это время?
   -- Это не сложности. Показательная карательная акция владетельного боярина в ответ на покушение на его дочь. В которой некоего Николаева и рядом нет. А ты в это время будешь заниматься охраной Ольги...
   -- Кирилл... ты уверен... -- помедлив, проговорил Аристарх. М-да, представляю, как это выглядит для него...
   -- Уверен. -- Я кивнул и, уже напяливая на голову шлем, попытался улыбнуться вновь. -- Вызывай кавалерию...
   Второй визит на базу наемников ознаменовался быстрой смертью расхаживавших по периметру охранников. А потом взвизгнувшие сервоприводы автоматической турели заставили меня шарахнуться в сторону. Черт, поторопился!
   Направленным ударом я сжег ближайшие ко мне фиксаторы, и... тишина. Хм? Ла-адно, будем считать, пронесло. Покружив по обширному двору владения и убедившись, что больше здесь никого нет, я решил немного облегчить работу гвардии Бестужева и полез на башни, выводить из строя эти нервные устройства...
   Ну вот, турели заклинены, можно и в курятник лезть. Добравшись до дома, я приоткрыл дверь... и тут же, чуть ли не нос к носу столкнулся с выходящим из пультовой наемником, тем самым, что так недоверчиво отозвался о предчувствиях своего приятеля. Что, потерял, да? Еще одна полусфера фиксатора тихо треснула и испустила легкий, почти незаметный дымок.
   Взмах ножа, и наемник кулем осел на пол, заливая его кровью. Восемь минут до подхода "кавалерии"... Аккуратненько, аккуратненько...
   Выстрелы начались за минуту до того, как Хромов сбросил инфу о прибытии гвардии. Чуть раньше, но... ладно. Пусть так. Еще две минуты -- и в доме разом грохнули взрывпакеты, уничтожая большую часть фиксаторов и пультовую. Штурм!
  

* * *

   Сдав Ольгу на руки подъехавшим вместе с гвардией медикам, Аристарх обвел взглядом выстроившихся перед ним старших "пятерок" и, вздохнув, принялся отдавать приказы. Раз -- на браслеты прилетели схемы объекта. Два -- гаснут выключенные Кириллом турели. Три -- обозначаются опасные места...
   Минута -- и в окнах дома сверкнула вспышка под глухой раскат серии взрывов. Штурм начался.
   -- Аристарх! Четверо в гараже, я до них добраться не успею. Бей прямым, и потяжелее! Если они доберутся... -- в наушнике раздался голос Кирилла. -- Сил не жалей. Там броня!
   Удар ярого -- это страшно. Над головами штурмующих пронесся чудовищный порыв холодного ветра, и нечто вроде ледяной кометы, оставляя за собой снежный хвост, с грохотом впечаталось в дом, прямо в левое крыло, где виднелись широкие ворота гаража. Двухобхватные бревна сруба затрещали и, осев, рассыпались мерзлыми кусками, открывая взорам атакующих покореженную металлическую клетку, искрящую в местах прорыва. Неровно мерцающий щит выдержал еще два удара ярого и, вспыхнув напоследок, рассыпался искрами. А ревущий поток пламени, обрушившийся с неба, окончательно разметал то, что несколько секунд назад было частью дома, построенного из огромных бревен... Это была точка в штурме. Наемники попытались бросить оружие, но... ворвавшиеся в дом гвардейцы не оставили им шансов. По крайней мере, так заключили следователи Пятого стола, пронюхавшие об этой атаке и заявившиеся к Аристарху с претензиями. В ответ Хромов кивнул своим бойцам, и те, даже не подумав пропустить приказных на территорию захваченного объекта, просто притащили к ногам визитеров тела двадцати наемников.
   -- Исследуйте, осматривайте... можете даже попытаться их допросить, -- усмехнулся Аристарх. -- Но на базу вы не пройдете... три дня. Как и положено по Правде.
   -- Но... они же не бояре, -- заикнулся было один из следователей и получил в ответ уничижительный взгляд.
   -- Похищение дочери боярина Бестужева требует компенсации. Мы в своем праве, -- и, развернувшись на каблуках, удалился.
   Ему еще нужно было узнать, зачем Кирилл так истошно требовал зачистить гараж...
  
   Глава 2. Один раз -- случай, два раза -- уже даже не совпадение
  
   Это, кажется, уже становится традицией... или, по крайней мере, тенденцией, которая мне очень, просто очень не нравится. Я вздохнул и, пнув валяющегося связанным у моих ног командира наемников, покачал головой. В отключке. Слишком сильно я его приложил... Ну да это не удивительно. Защищался сей кадр просто отчаянно, и времени на то, чтобы с ним совладать, у меня ушло немало. Собственно, если бы не он, я бы наверняка не упустил ту четверку одаренных, что ломанулась в гараж, и мне бы не пришлось взывать к Аристарху за помощью. Впрочем, если бы не моя просьба, гвардейцам Бестужева пришлось бы несладко. А майор "Северной Звезды" меня удивил, да... Такая реакция и скорость... Если бы не мой разгон, сильно сомневаюсь, что мог бы справиться с этим воем... Вот что боевые коктейли с одаренными творят.
   -- Итак. -- Аристарх появился рядом неслышно. Возник словно гигантский бесшумный кот из темноты и остановился рядом, вглядываясь в поляризованный Т-образный визор моего шлема. Если меня и увидят "наблюдатели", пусть у них не будет доказательств присутствия некоего мещанина Николаева в месте, где "веселилась" боярская дружина. А легкое искажение в Эфире только добавит неопределенности. -- Чего же такого ты здесь нашел, что понадобилась поддержка гвардии?
   -- Сначала ответь, что с Олей.
   -- Все в порядке. Почти... она в медикаментозном сне. Скоро проснется. Никаких... хм-м... в общем, ее никто и пальцем не тронул, -- чуть запнувшись, проговорил Хромов, и я облегченно вздохнул.
   -- Хорошо.
   -- Еще бы, -- согласно кивнул ярый и выжидающе взглянул на меня. -- Так ты скажешь, с чего вдруг тебе вздумалось менять план, и зачем понадобился штурм?
   В ответ я топнул ногой по рифленому металлическому полу бывшего гаража.
   -- Слышишь?
   -- Пустоты? Ничего удивительного. Под нами должен быть подвал, -- пожал плечами Хромов.
   -- Ага. Только попасть в него из той части, где держали Ольгу, невозможно, -- ухмыльнулся я. -- Я проверил.
   -- И что? -- пожал плечами ярый, но в глазах его явно проскользнуло любопытство. И я кивнул.
   -- Именно. Зачем возводить подвал, в который невозможно попасть? Учитывая, что дом расположен на небольшом возвышении, грунтовые воды далеко... Расточительно, а?
   -- Не тяни, -- вздохнул Аристарх.
   Что ж, как скажете, господин ярый. Тем более что, помимо сюрприза, у меня еще есть одно желание, воплотить которое мне не позволили медики, внаглую отогнав от сладко спящей Ольги. Эх... придется ждать.
   Убедившись, что командир бестужевской гвардии достаточно заинтересовался, я подвел его к установленному у задней стены дома мощному генератору с огненным движком и, совершив уже знакомые манипуляции с силовым кабелем, кивнул в сторону площадки, оставшейся на месте гаража и очищенной гвардейцами от мусора. Загудели сервоприводы, и под удивленными взглядами боярских детей часть пола пошла вниз, превращаясь в аппарель.
   Правда, в отличие от "романовской" захоронки, здесь нашлось только два контейнера, и лишь в одном из них были ожидаемые мною ТК... на этот раз немецкие легкие "Визели". Для разнообразия, должно быть. Ничего удивительного. Если я не страдаю амнезией, то в команде "Северной Звезды" было только пять операторов ТК, одним из которых как раз и был майор Шаховцев, так что большее число комплексов им было вроде как ни к чему. Зато второй контейнер был достоин того, чтобы на него поместить вывеску "Оружейный магазин". Добавлю: "Военный Оружейный Магазин". Именно так, с больших букв, поскольку его содержимое на сто процентов было представлено военными образцами вооружения. От легкой "стрелковки" до тяжелых станковых стрелометов и автоматических гранатометов. Все для ведения городских боев. Черт, да с таким вооружением запросто можно было бы взять "на копье" какую-нибудь банановую республику... или кокосовое царство, ага.
   Трофеи... С одной стороны, это, конечно, хорошо, а с другой... мне очень не нравится, что это уже второй подобный схрон. Закрадывается подозрение, что все это вовсе не совпадения. Одинаковые по типу "заначки", одинаковые способы хранения. Это не то что намекает, а напрямую вопит об одном и том же хозяине... которому, я, получается, уже дважды наступил на хвост. Нехорошо. Совсем нехорошо. И ведь не докажешь же, что это только совпадения. Впрочем...
   М-да. Какие уж тут совпадения?! В первый раз столкновение произошло, когда Томилины решили повоевать с Громовыми. Второй раз -- когда неизвестному заказчику о-очень захотелось зачем-то заполучить Ольгу... Или меня... Хм.
   Полюбовавшись на вытянувшееся от удивления лицо Аристарха и ошарашенные физиономии пары гвардейцев, запущенных в подвал перед командиром, для проверки, я вздохнул и потопал наверх. Надо привести в себя единственного уцелевшего наемника и поговорить с ним... по душам.
   Довольно молодой парень, оказывается, этот майор. Вой, да. Любимая стихия -- лед, судя по тому как активно он пытался нашпиговать меня сосульками во время поединка.
   Я похлопал своего визави по щекам, а когда тот все же соизволил открыть глаза, снял уже изрядно поднадоевший мне шлем. В конце концов, я самолично повыбивал в этом подвале все фиксаторы, так что опасаться, что кто-то увидит мое лицо, нечего. Майор? Так ему это, как, собственно, и валяющимся в углу телам его бывших подчиненных, должно быть все равно. О чем я и не преминул ему сообщить.
   -- Идиот. И ты думаешь, что, узнав об этом, я стану о чем-то с тобой говорить? -- усмехнулся разбитыми губами наемник и дернулся вперед. Наверное, он хотел попугать пятнадцатилетнего мальчишку, но добился только того, что полетел вместе со стулом, за спинкой которого подавители сковали его руки, на пол. Я поднялся с точно такого же стула из гнутых трубок и, полюбовавшись валяющимся у мысков моих ботинок бойцом, кивнул.
   -- Не поверишь, но я не просто думаю -- уверен: именно надежда на то, что вскоре ты сможешь присоединиться к своим людям, сделает тебя очень разговорчивым. -- Похлопав собеседника по плечу, я вздернул его за шкирку и вернул в прежнее положение... в смысле, в то, которое он занимал до того, как попытался напугать меня своим дерганьем. Хотя да, с пацаном могло и прокатить. Убедившись, что рассерженный неудачей майор сверлит меня взглядом, я очень вежливо ему улыбнулся. -- Просто в качестве пояснения: не надо было трогать мою невесту. Я, знаешь ли, жутко ревнивый собственник. И очень хочу добраться до того, кто предложил тебе этот "заказ". Приступим?
   Форсированный допрос... Кто говорит, что не выдаст ни слова даже под пытками, понятия не имеет, что это такое на самом деле. И уж тем более не может себе представить, насколько сложно выдержать такую "беседу", когда допрашивающий знает не только что спрашивать, но и как... Не могу сказать, что я великий спец по таким вещам, вовсе нет. Там эта обязанность лежала на нашем штатном "чехове", совмещавшем должность медика группы с ношей радиста... и профессией полевого дознавателя. Но контролировать одновременно с допросом шесть параметров "правды" вместо четырех минимально необходимых я вполне способен, что вкупе с эфирными умениями... В общем, соврать мне майор так и не смог. Хотя выдавить из него имя заказчика Ольги оказалось очень и очень непросто...
   Я сдержал обещание и "отпустил" наемника, едва он, перестав лгать, рассказал все, что я хотел узнать. А чтобы не давать повода к кривотолкам, просто взорвал его тело пятью прихваченными из найденного арсенала наступательными гранатами. Чтобы наверняка...
   Аристарх был недоволен. Еще бы, ярый хотел знать, какая сволочь посмела раззявить рот на ребенка его сюзерена, а злобный малолетка обломал ему эту возможность на корню, просто подорвав щучьего наемника гранатами, да еще и так, что стены подвала от заляпавшего их фарша хрен ототрешь. Но вдоволь повозмущаться Хромову не удалось. Пришедшая в себя Ольга, услышав нашу тихую перебранку, выскочила из машины медиков, невзирая на их попытки ее остановить, и, пролетев десяток метров, по-моему, вовсе не касаясь голыми ступнями земли, финишировала у меня на шее.
   Открывшись нареченной, я аж вздрогнул... и пожалел, что не могу еще раз взорвать этого чертова наемника. Впрочем, у меня еще имеется заказчик, вот на нем и оторвусь. От Ольги исходила такая жуткая смесь ужаса и облегчения, что меня натуральным образом зашатало от этого эмоционального шторма. Я перевел взгляд на Хромова.
   -- Нам надо домой. Срочно. -- Очевидно, что-то поняв по моим шалым глазам, ярый молча кивнул -- и уже через минуту мы с Ольгой сидели на заднем сиденье очередного вездехода, с ревом несущегося по ночному шоссе в сторону боярского городка. Точнее, я сидел на сиденье, а Оля, обхватив меня руками и ногами ни в какую не желала разжимать объятий. Так что даже на Красное крыльцо бестужевского дома мне пришлось подниматься с нею на руках. Впрочем, я не в претензии, а Оле, кажется, действительно становилось полегче, когда она чувствовала, что я рядом... очень рядом. Чем ближе, тем лучше.
   В результате, показавшись пред ясны очи боярина и его наследника и переждав, пока Валентин Эдуардович свяжется с доктором, который подтвердил мой короткий доклад о состоянии Оли, мы отправились прямиком в спальню. Нет-нет, никаких постельных игр. Просто Ольге требовался отдых, сон... и мое присутствие под боком. Что ж, не имею ничего против...
   Утро началось с того, что я почувствовал прикосновение к губам... но отвечать на поцелуй... впрочем, а стихийные техники на что?! Уж на такой-то фокус моих сил точно хватит! Секунда -- и дыхание чистое и свежее... Мр-р...
   Оторвавшись друг от друга, мы перевели дух, и Ольга, устроившись у меня на груди, облегченно вздохнула.
   -- Если бы ты знал, как я боялась, что это только сон... очередной бред... -- пробормотала она. Уже примерно понимая, о чем идет речь, я все-таки уточнил.
   -- Галлюцинации?
   В ответ, Ольга кивнула.
   -- Они пичкали меня какой-то дрянью... но она подействовала явно не так, как ожидалось. Меня скрутило судорогой, а потом... потом начался бред. Мне казалось, что ко мне подходишь ты, наклоняешься... а потом в нос шибал такой запах, что меня чуть не наизнанку выворачивало. Это был ужас какой-то... -- тихо проговорила Оля. -- И ведь я понимала, что на самом деле тебя рядом нет, что меня похитили какие-то уроды... Знаешь, больше всего я боялась, что меня... но они ничего не стали делать... хоть и облапали всю...
   -- Тебе ввели препарат... наркотик возбуждающего свойства, но... он почему-то не сработал.
   -- Препарат, да? Чтоб сама кидалась... А потом всплыла бы где-нибудь пикантная запись. Ур-роды, -- успокоившаяся было Ольга передернулась а потом обхватила меня руками и ногами, совсем как вчера, спрятала лицо за завесой растрепанных волос, и... ее обнаженные плечи дрогнули.
   -- Эй, Оленька, солнце мое! Ты что?! -- Я забеспокоился, почуяв накатывающие от нареченной чувства. Неужели истерика?
   -- Ох, Кир... Когда окажусь "там", я от всей души поблагодарю наших мам, -- весело рассмеявшись, наконец проговорила Оля.
   Не по... О-о... Ну, мамы... ну... спасибо.
   Догадаться, кому именно предполагалось подсунуть запись с Ольгой в главной роли, было несложно, даже без откровений командира наемников. И это не добавляло мне благодушия, геометрически увеличивая счет, который я готов был предъявить к оплате виновнику всех недавних событий, заставившему меня крутиться как уж на сковородке. Счет? Да я его, суку, на ленточки пущу для бескозырок... Стоп... стоп... стоп. Меньше эмоций, больше смысла, Кирилл. Успеется.
   Вернемся к нашим баранам... Сильно сомневаюсь, что это что-то поменяет в раскладах, но полагаться на один источник информации, каким бы достоверным он ни был, когда есть возможность получить сведения из двух и более, -- глупо. Жаль, что воплотить сию мудрую мысль в действие сразу мне не удалось. Оля, похоже, взяла пример с Милы и теперь старалась не оставлять меня одного ни на секунду. Ходила хвостиком по бестужевскому дому... И, черт возьми, я ничего не мог с этим поделать. Да и не хотел, честно говоря. В результате, глядя на это, боярин вызвал доктора, а тот, выслушав речь Бестужева, посмотрел на нас с Ольгой, и через минуту у меня на руках оказалась очередная справка, освобождающая от посещения гимназии. Так что следующие три дня я провел в компании нареченной, быстро приходящей в себя от недавнего "приключения" и старательно это скрывающей от окружающих. Ну, как маленькая, честное слово...
   А Михаила, кстати, того самого крестника Аристарха, отыскали там, где и предсказывал майор "Северной Звезды"... в борделе. И, в отличие от Ольги, схлопотавшему дозу "лекарства" и не имеющему нашего "иммунитета" бедняге пришлось и в самом деле надолго зависнуть в медблоке бестужевского имения... Реабилитация -- штука тяжелая.
   И дело тут не в его физическом состоянии, хотя оно и оставляло желать лучшего после двухдневного секс-марафона, нет. Проблема была у Миши с головой... парень пребывал в розовых облаках, и каждый его... м-м-м... "заход" словно забрасывал несчастного еще выше на волнах эйфории... иными словами, оргазм действовал на него как наркотический "приход", с тем отличием от обычной наркоты, что с каждым разом эффект только возрастал, так что в последние несколько часов, проведенных им в борделе, парень был уже в абсолютном неадеквате. Настолько, что даже привыкшая ко всякому владелица этого заведения, наконец заподозрив что-то неладное, после того как очередная из ее "девочек" выбралась из номера клиента буквально на полусогнутых, уже начала подумывать о том, чтобы сбагрить неугомонного клиента, затрахавшего весь бордель в прямом смысле этого слова, то ли врачам, то ли полиции, и останавливала ее только жадность, поскольку деньги за "развлечения" странного гостя продолжали приходить на ее счет каждый час с постоянством и пунктуальностью метронома.
   Впрочем, бестужевский доктор говорит, что его вовремя доставили и вернуть Михаила к нормальному состоянию будет несложно. Хотя недели две-три на это уйдет точно. А потом еще месяц на реабилитацию, и боец будет готов как к нормальной жизни вообще, так и к несению службы в частности.
   Услышав эти новости, Аристарх сначала нажрался, потом посетовал, что не ему так повезло... поперхнулся под злым взглядом сюзерена и, наконец пообещав, что набьет крестнику морду, когда тот вернется из "рая" на грешную землю, попытался вырубиться прямо в кабинете Бестужева.
   -- А морду-то за что? -- растерянно глядя на сладко похрапывающего в кресле наклюкавшегося ярого, вопросил пустоту мой будущий тесть.
   -- Может, за ненадлежащее исполнение обязанностей? Или... -- пожав плечами, предположил я, но договорить мне не удалось.
   -- Из зависти, -- неожиданно отчетливо произнес Аристарх, приоткрыв один глаз, и вновь захрапел, как ни в чем ни бывало.
   И наш с Бестужевым хохот ему совершенно не мешал.
   А вот Вербицкий, приславший приглашение на беседу, не смеялся. Ольга наконец пришла в себя окончательно, так что в гости к Пятому столу я отправился в сугубом одиночестве. Встретивший меня у входа в невзрачное здание довоенной постройки в одном из арбатских переулков такой же невзрачный человечек в мышино-сером костюме стал для меня гидом... очень молчаливым, надо заметить. Проводив меня до одного из кабинетов на втором этаже здания, "гид" исчез так же тихо и незаметно, как и появился рядом, когда я перешагнул порог штаб-квартиры Пятого стола Преображенского приказа.
   -- Здравствуйте, Кирилл Николаевич, -- оторвавшись от набора какого-то текста на вычислителе, проговорил Вербицкий и кивнул мне на довольно удобное с виду кресло, поставленное у торца стола. Намек на неформальность встречи?
   -- Добрый день, Анатолий Семенович. -- Воспользовавшись разрешением, я приземлился на подпружиненное сиденье и закрутил головой. -- Хм... не похоже это на знаменитые преображенские застенки. Дубовые панели на стенах вместо бетонной "шубы", люстра вместо забранного в решетку плафона... Да и кресло... Не отказался бы от такого у себя дома, кстати...
   -- Я дам вам адрес моего поставщика, -- скривил губы в холодной улыбке Вербицкий. -- Но... позже. А пока, Кирилл Николаевич, прошу вас ознакомиться вот с этим документом...
   Передо мной оказался лист с угловым штампом в виде золотой короны на алом щите. Пробежав по ровным, написанным от руки строчкам, я поднял взгляд на полковника и покачал головой.
   -- До недавнего времени я бы, наверное, ни словом не возразил против этих условий, но сейчас... извините, Анатолий Семенович, мой ответ -- "нет".
   -- А если вы получите обещание, что ваш... хм-м... недруг понесет наказание по закону? -- чуть помедлив, проговорил он.
   -- При оказии и в том случае, если это не будет противоречить текущим интересам государства? -- усмехнулся я... и, заметив, как скривился мой собеседник, покачал головой. -- Нет, Анатолий Семенович. Увы... такой вариант меня не устраивает. Отдать виновника правосудию я не могу. Увольте...
   -- Тогда... -- проговорил было Вербицкий, но я его перебил:
   -- Извините, могу обещать только одно. Пока он не пытается добраться до меня или моих близких и учеников, я не буду предпринимать никаких шагов. Точка. -- О да. Пообещать могу... по-английски, как джентльмен, что полный хозяин своему слову. Может дать, может забрать. Не суть. Этой твари все равно не жить.
   -- Здоровая наглость, -- ощерился Вербицкий и, неожиданно выхватив у меня из рук бумагу с грифом "корона", порвал ее на мелкие кусочки с самым довольным видом. А заметив мой взгляд, беззаботно пожал плечами. -- Ну, ты же был недоволен игрой "втемную", а как-то определить твои приоритеты мне было жизненно необходимо.
   -- А о нем как узнали? -- усилием воли подавив злость, я кивнул на клочки бумаги уже тлеющие в пепельнице.
   Что и говорить, такой способ проверки устраивал меня куда больше, чем попытки подставить меня как "живца".
   -- Хм... случайно, если честно. Глава одного муниципалитета слишком уж рьяно взялся за вскрытие недостатков среди своих подчиненных, а учитывая определенный интерес моего ведомства в твоем отношении, как только среди докладов первого стола мелькнула фамилия Николаев... В общем, было несложно вызвать главу муниципалитета на беседу и выяснить, что тот решил исправить "ошибку", совершенную им в надежде на поддержку некоего известного лица... и кинулся в другую крайность, при полной поддержке последнего. А там и остальные странности улеглись в одну систему.
   -- Что ж, это... неплохо. Значит, мне не придется тратить время на расспросы... -- подумав, улыбнулся я. -- Хм, Анатолий Семенович, это единственная причина, по которой вы пригласили меня... на беседу?
   -- Ну, я надеялся, что ты поведаешь мне о событиях, происшедших три дня назад, когда гвардия Бестужева... -- Тут лицо полковника на миг окаменело, и он буквально выдохнул. -- Это что, тоже он?!
   -- Не понимаю, о чем вы, -- пожал я плечами, старательно удерживая на лице вежливую улыбку. Руки полковника заскользили по столу, бездумно перебирая лежащую на нем различную мелочевку...
   -- М-да, а ведь догадаться было несложно... но... Тебя же там не было, -- пробормотал вроде бы про себя полковник и бросил испытующий взгляд в мою сторону.
   Мне осталось только вновь пожать плечами.
   -- Ваши наблюдатели наверняка сообщили, что последние четыре дня я вообще не покидал усадьбу Бестужевых.
   -- Да-да... Получил у меня нужную информацию и передал ее тем, кто может действовать с полным правом, -- покивав, вздохнул Вербицкий... -- Ну что ж... Могу сказать только одно: больше никаких проверок, Кирилл Николаевич. Ты действительно тот, кто мне нужен, и смею заметить, наше сотрудничество будет взаимовыгодным и... полностью прозрачным. Обещаю.
   -- Я рад, что оправдал твое доверие, Анатолий Семенович. И в е р ю, что это взаимно. -- Я не поленился подняться со стула и отвесить собеседнику короткий поклон.
   -- Не сомневайся, Кирилл Николаевич, -- явно поняв намек -- мол, "если что, то еще как", -- полковник, в свою очередь, кивнул в ответ, поднимаясь из-за стола.
   Мы еще пару минут обменивались любезностями, пока Вербицкий наконец, пробормотав что-то в роде: "Чертов этикет", -- не предложил хлопнуть по пятьдесят коньяка для окончательного закрепления договора. Я не нашел причин для отказа. Тем более что успокоиться мне явно не помешало бы...
  

* * *

   Едва за юношей закрылась дверь, полковник рухнул в свое кресло и, протяжно вздохнув, выудил накопитель из приемного гнезда. Недоуменно покрутив в руках потемневший, явно треснувший кристалл, Вербицкий хмыкнул и сделал то, чего делать не любил. Очень. Обратился в службу технической поддержки.
   -- Извините, господин полковник, но... у нас нет записей из вашего кабинета, -- смущенно признался молодой техник на экране и пожал плечами. -- Какой-то сбой сжег все фиксаторы на этаже.
   -- Как все? -- не понял полковник.
   -- Все, до единого, -- вздохнул его собеседник и развел руками. -- Мы разбираемся в причинах, но...
   -- Понятно. -- Вербицкий отрывисто кивнул. -- Не для записи. В моем кабинете было использовано устройство одной из наших лабораторий. Результаты расследования причины аварии под гриф -- и мне на стол. Ясно, лейтенант?
   -- Так точно, господин полковник, -- с готовностью отозвался техник, и экран погас.
   -- М-да уж... И как я теперь буду отчитываться перед его высочеством? -- Вербицкий почесал затылок, вздохнул и, так и не сумев ответить себе на этот вопрос, принялся собирать документы для визита в Кремль. Проблемы проблемами, техника техникой, а менять график встреч наследника престола ради него не станут точно...
  
   Глава 3. Дышловерты и гайкокруты: принципы взаимодействия
  
   Кабинет Бестужева-старшего был полон дыма, тяжелого и ароматного, какой только и бывает от хорошего трубочного табака. Честно говоря, я впервые видел, чтобы Валентин Эдуардович курил, но не могу не признать, с трубкой в зубах он смотрится удивительно импозантно. Впрочем, гораздо больше меня занимал наворачивающий круги по ковру Хромов, на лице которого явственно была видна борьба жадности и... честности. Могу его понять. Это моему вдовому дядюшке с его заводами и производствами, десятком ТК больше, десятком меньше -- не особо важно. А вот для боярского сына служилого, пусть и владетельного, боярина Бестужева, как, собственно, и для самого хозяина этого дома, даже пять легких комплексов "Визель" -- это огромное искушение. Кстати, при существующем тотальном запрете на снаряжение частных военных структур экзоскелетными боевыми комплексами мне на них как-то удивительно "везет"... если не сказать точнее. Ну, не бывает таких совпадений. Не бы-ва-ет. И сказать, что такая ситуация меня беспокоит, будет слишком мягко. Напрягает и настораживает -- вот это уже точнее. Как совсем недавно напрягали все эти нападения на дом и прочие непонятки... Хорошо еще, что с "травлей" дело немного прояснилось. и теперь я хотя бы знаю, кому задать вопрос "почему?", перед тем как вырвать уроду кадык, но... Рано ведь, черт возьми. РА-НО!
   -- Кирилл... -- Голос Бестужева-старшего вывел меня из задумчивости, заодно отвлекая от вновь поднимающей голову ярости, вспыхивающей каждый раз, как я вспоминал, что именно пытался сотворить с моей нареченной этот... этот... Арргх.
   -- Слушаю вас, Валентин Эдуардович. -- Кое-как задавив злость, я взглянул на Бестужева.
   -- Слушаешь, да не слышишь, -- вздохнул боярин, откладывая в сторону трубку. -- Что с трофеями-то делать планируешь? Решать надо...
   -- Надо, -- кивнул я, переводя взгляд с Бестужева на Хромова. -- А в чем проблема?
   -- Ты дурачком-то не прикидывайся. Можно подумать, сам не понимаешь, что никто не позволит держать на вооружении боярской дружины тактические комплексы, -- рыкнул Аристарх.
   С некоторых пор из его речи напрочь исчезли снисходительные нотки обращения старшего к младшему, и остался только довольно язвительный тон... Если это отношение равного к равному, то не пошло бы оно...
   -- Хм... а оставить хочется, да... -- улыбнулся я.
   Хромов с подозрением покосился на меня и вздохнул.
   -- Издевается, паршивец, -- обратился он к Бестужеву, на что тот только руками развел... и скопировал мою улыбку. Ну да, боярину есть от чего пребывать в хорошем настроении. Дочь в безопасности, все живы и здоровы... трофеи опять же. Аристарх зарычал: -- И ты туда же...
   -- "И ты, Брут?"... "И я, Цезарь"... "Не ожидал"... "Сюрприз"... -- пробормотал я. Легенда об этом предательстве известна и здесь, но вот такой интерпретации мои собеседники явно никогда не слышали. Хромов даже бегать перестал. Застыл на месте, хрюкнул... и расхохотался. А следом за ним и Бестужев заухал филином. Тоже мне, нашли комика всех времен и народов.
   А ведь действительно с трофеями нужно что-то решать... По логике, мы должны были бы заявить о них Оборонному приказу и сдать агрегаты в государеву оружейную, но... вот именно. Не дает мне что-то покоя, зудит желание оставить ЛТК у себя, ну точь-в-точь как у Аристарха. И вертится... вертится что-то в голове. Но что именно -- хоть убей, не могу понять...
   А "Визели" эти -- штука классная, однозначно. Облазил я один агрегат, как только их доставили в усадьбу. Не машина -- песня... Поменьше, конечно, чем тот же "Гусар", бронирование меньше, вооружение попроще, но он легче и, если верить ТТХ, быстрее и ловчее своего польского сородича. А самое главное отличие -- у "Визеля" нет двигателя, что уродливым горбом выпирает на "спине" того же "Гусара", добавляя добрых полсотни килограммов к собственному немалому весу машины. "Визель" же работает только за счет подпитки от одаренного. А этим не всякий ЛТК может похвастать, между прочим. Всего три модели, если быть точным. С другой стороны, это условие изначально снижает количество возможных пилотов, а сами одаренные в большинстве своем предпочитают полагаться на собственные силы и умения, а не на технику. Снобы. Эх, опробовать бы этот агрегат "на воле"... Но, наверное, не судьба. Хотя... Отставить.
   Я глянул на своих собеседников, подумал и...
   -- Валентин Эдуардович, а у вас найдется хороший юрист и очень хороший техник? -- поинтересовался я, а когда Бестужев, явно подобравшись, с интересом уставился на меня, поправился. -- Нет, с техником позже. А вот толковый юрист был бы очень кстати.
   -- Хм... -- Боярин задумчиво потер подбородок и, поймав выжидающий, горящий надеждой взгляд Аристарха, со вздохом кивнул. -- Найдется, конечно... Но если ты лелеешь мысль отсудить у государя наши трофеи, скажу сразу: можешь закатать губу обратно.
   -- Не отсудить... сделать так, чтобы их не пришлось отдавать, -- уточнил я. Бестужев хмыкнул что-то вроде "ну-ну", но уже через несколько секунд на мой браслет пришло сообщение с контактами частного правоведа. -- Это очень знающий и толковый господин, но даже если он сам не сможет по каким-то причинам тебе помочь, то уж посоветовать хорошего специалиста для него труда не составит. Знает всех... и, что еще важнее, эти самые "все" его тоже хорошо знают... и ценят.
   -- С вашими тремя ТК тоже буду я разбираться? -- поинтересовался я, и Бестужев аж вздрогнул под взглядом Аристарха.
   -- Это будет интересно... -- медленно проговорил боярин и, совершенно правильно поняв недосказанное мною, усмехнулся. -- Плюс десятая часть от стоимости трофеев, Кирилл. Как будущему родственнику.
   -- От стоимости всех трофеев, -- уточнил я. -- Как будущему родственнику.
   -- Идет, -- рассмеялся Бестужев.
   Уж не знаю, откуда у Хромова такая вера в мои таланты, но я явственно услышал его облегченный вздох. А уж какая волна довольства прокатилась от него в Эфире... Хм.
   К рекомендованному боярином правоведу мы поехали вместе с Ольгой. А по пути я рассказал ей о своих планах и о том, зачем вообще мне понадобился этот самый юрист... и техник. Кстати!
   -- Оленька, а скажи мне, пожалуйста, ты не хочешь поучаствовать в этом "хомячестве"? -- поинтересовался я, лавируя между автомобилями, заполонившими улицы города. Хм, а вроде бы до часа пик еще далеко...
   -- Каким образом? -- раздался голос нареченной в аудиосистеме шлема.
   -- Нужен хороший, толковый, но не зажравшийся техник. А лучше -- двое, чтобы разобраться с "фаршем" этих самых "Визелей" и, в случае удачного разрешения дела, аккуратно вырезать "лишнее".
   -- О... думаю, я смогу помочь, -- промурлыкала Ольга, еще сильнее прижимаясь к моей спине. -- И даже двух таких техников найду. Но... а что мне за это будет?
   -- Есть предложения? -- осведомился я.
   -- Хочу один "Визель" себе, -- огорошила меня нареченная. М-да. Заявочка. Как там про чертей в омуте? Вот-вот, тот самый случай. С другой стороны... почему бы и нет? В два комплекса сразу я все равно никак не заберусь. А может быть, удастся раскрутить Аристарха... хм, а вот это уже вряд ли. Судя по его поведению, Хромов за эти комплексы удавится. Если, конечно, у нас все получится...
   -- Тогда технику будешь платить из своего кармана. А вообще... милая, тебе не кажется, что делить шкуру неубитого медведя... немного рановато? -- спросил я, бросая "Лисенка" в правый ряд.
   -- Так ведь мы и не делим, -- ответила Оля. -- Просто оговариваем стоимость услуг двух очень хороших техников. Подчеркну, Кирилл: очень хороших. И так и быть, за одного "Визеля" я возьму на себя расчеты со вторым техником...
   -- Хм. Договорились... Признайся, тебе просто не терпится запустить руки в рунные цепочки этого творения сумрачного тевтонского гения? -- вздохнув, спросил я.
   В ответ от Ольги пришла волна согласия и удовольствия. Ага, словно по головке потрепала: "Какой ты у меня умный!" Язва...
   -- Представь себе. Мне действительно интересно будет повозиться с ТК, -- со смешком проговорила Оля, получив от меня в ответ образ надутого, словно воздушный шарик, индюка.
   -- А кто второй? -- посерьезнев, поинтересовался я.
   -- Эм-м... Помнишь Жорика? Ну, того паренька, что принес тебе записку в кафе у моего университета... ты тогда еще Платошу до мокрых штанов напугал... -- напомнила Оля. О, да... такое не забывается. Так это она о том долговязом говорит, что мой браслет на раз вырубил?
   -- Вспомнил, -- кивнул я. -- Никаких возражений не имею. А он согласится?
   -- Да. За хорошую плату, конечно, но... оно того стоит. Георгий -- артефактор от бога. Его уже сейчас профессура чуть ли не на руках носит. Особенно прикладники.
   Рыжий замер у кромки тротуара, и я, дождавшись, пока Ольга слезет с мотоцикла, заглушив двигатель, выбрался из седла.
   -- Ладно. Если все получится, деньги на его найм мы найдем, -- кивнул я и, сверившись с адресом, высвеченным на визоре, снял наконец шлем и повернулся к Оле, уже пытающейся привести в порядок измятые рыжей "каской" волосы. -- Ну, вот мы и на месте. Идем?
   -- Идем-идем, -- улыбнулась Ольга, подхватывая меня под руку. -- Оч-чень хочется узнать, как ты думаешь отвоевать эти "машинки" у нашего государства.
   Не тебе одной, милая. Не тебе одной... Что ж, посмотрим, что может предложить здешняя крючкотворная братия.
   Вот, казалось бы, я сейчас должен не разговоры разговаривать, а готовиться к походу в гости к той твари, что решила превратить мою нареченную в конченую нимфоманку, а вместо этого занимаюсь черт знает чем... Правильно. Точнее, это было бы правильно, если бы не одно "но"... Я хочу пережить грядущую встречу и не загреметь при этом под фанфары в тот самый изолятор, что не так давно продемонстрировал мне ныне покойный приказной Переверзев с подачи своего начальника Беннета и... все того же урода. А это значит, что мне нужно хорошенько подготовиться к предстоящему визиту и... успокоиться. Состояние, в котором я пребываю уже неделю, просто не позволяет мне заниматься серьезными делами. Срываюсь...
   Хорошо еще, что Оля рядом. Нареченная каким-то неведомым образом приводит меня в порядок, и я уже не взрываюсь каждый раз, вспоминая о ее похищении и о том, чем именно оно могло закончиться. Ну, по крайней мере, стараюсь не взрываться... И у меня даже получается. Правда, пока только через раз. Эх, ну почему у меня не такой легкий характер, как у Оли? Вот кто действительно пережил эту неприятность. Всего три дня, и она уже готова идти вперед, а я... Тьфу. Отставить сопли...
   Я вспомнил беседу с правоведом, моложавым дядькой, плотным, словно борец или штангист, но на удивление подвижным, напрочь лишенным той обманчивой неповоротливости, что частенько встречается как раз у тех самых спортсменов... и медведей. А вообще, если бы не брызжущая фонтаном энергия и эмоции, я запросто счел бы хозяина товарищества "Бессонов и Ко" родственником Бестужева. Похожи обликом... но и только. Стоило присмотреться к хозяину кабинета на Тверской -- и сразу становилось понятно: при всей внешней схожести с боярином, они разные, как земля и небо.
   Добрых полчаса я задавал вопросы на интересующую меня тему и чувствовал, как собеседник все больше и больше нервничает. Точнее, сердится. Наконец терпение юриста истекло.
   -- Молодой человек, прекращайте морочить мне голову. Я понимаю, в вашем возрасте кажется, что достаточно почитать "нормативку", разъяснить конкретные вопросы у специалиста -- и вы тут же решите возникшую перед вами юридическую закавыку. Но подумайте сами: если бы все было так просто, зачем бы я семь лет потратил на получение образования? -- Сняв с носа маленькие круглые очки, Василий Маркович обвел нас с Ольгой грозным взглядом и, тяжело вздохнув, махнул рукой. -- Молодо-зелено. Впрочем, это от возраста не зависит... Ладно... Попробуем сначала. Кирилл Николаевич, будьте любезны, изложите с у т ь вашей проблемы -- и позвольте мне самому оценить возможности ее решения.
   -- Кхм... -- Оля улыбнулась. -- Извините, но... вопрос может показаться вам несколько... хм-м...предосудительным. А нам бы очень не хотелось ставить вас в неловкое положение.
   -- Ольга Валентиновна, душа моя... Для того чтобы поставить юриста в неловкое положение, нужно отменить все законы. Но поверьте, даже в этом случае при небольшой подготовке хороший юрист просто станет апеллировать к законам природы... если вы понимаете, о чем я говорю. -- К ответной улыбке правоведа так и просилось прилагательное "акулья". -- А если серьезно, то прошу вас не забывать, что в моей работе, как и в труде целителя есть понятие конфиденциальности. Хотя тут ближе все-таки не врачебная тайна, а тайна исповеди... Правда, боюсь, отец Евстафий за такое сравнение на меня епитимью наложит. Ну да и бог с ним... Итак, молодые люди, рассказывайте.
   Что ж, надо признать, в чем-то шустрый Бессонов был прав. Услышав мое повествование и задумку, он довольно быстро сориентировался и, вывалив на стол добрый десяток толстенных книг, принялся что-то быстро наговаривать на браслет. Понять, что именно он говорит, мне было сложновато. Уж очень архаичный язык, к тому же перемежаемый самой что ни на есть натуральной латынью... Наконец книги были отложены в сторону, но, как оказалось, только для того, чтобы видеопанель вычислителя тут же заполнилась огромным количеством стремительно открываемых документов...
   Два часа... два часа мы ждали, пока хозяин кабинета закончит этот "книжный марафон". Хорошо еще, что секретарь Бессонова, довольно милая особа лет двадцати пяти, снабдила нас с Ольгой чаем. Конечно, не мой домашний "набор", но и не пакетированное убожество... да и сласти оказались хороши... если судить по тому, с какой скоростью Оля их уничтожает.
   -- Нашел, -- упав в свободное кресло и глотнув почти остывший чай, проговорил Бессонов и, погрозив мне пальцем, довольно рассмеялся. -- Каюсь, Кирилл Николаевич, недооценил я вас. Хорошая идея, право слово. Конечно, сырая, но... ничего, для этого я и нужен, а? Доведем до ума... все устроим. Я напишу условия, при которых ваши... приобретения можно будет переквалифицировать. Пусть техники обратят на них особое внимание. Предупреждаю: малейшее несоответствие -- и можете прощаться со своими "игрушками". Но задумка хороша... да-а! Повезло вам с машинками... ТК, "заточенные" под одаренных, -- это же редкость неимоверная! -- Бессонов аж зажмурился. Потом приоткрыл один глаз, так и горящий хитростью, и поинтересовался: -- На юридический не думаете попробоваться, а, Кирилл Николаевич?
   -- Нет уж, спасибо. -- Я еле удержался, чтобы не передернуться. Ненавижу бюрократию.
   -- Жаль-жаль, -- искренне вздохнул правовед. -- Из вас мог бы выйти настоящий мастер "дышловращения"... Нет, это же надо додуматься, провести параллель между стрелковым оружием для одаренных и ЛТК? Знаете что, Кирилл Николаевич... Я клянусь, что не возьму с вас ни копейки за свою работу, при одном условии...
   -- Каком, Василий Маркович? -- в унисон спросили мы с Олей.
   -- Вы позволите мне присутствовать в Дорожном столе, когда будете регистрировать ваши "игрушки" в качестве транспортных средств. -- Растянул губы в широчайшей улыбке Бессонов. О да... как я его понимаю...
   Технические требования правовед прислал уже на следующий день. А вчера в гараже бестужевской усадьбы обосновались все пять ЛТК со своими стендами, вокруг которых тут же принялся наворачивать круги знакомый мне по единственной встрече Георгий Рогов -- слушатель третьего курса Павловского военного университета, гений рун и крайне слабый стихийник... Вопреки моим ожиданиям, разрекламированный Ольгой "гений" не стал кочевряжиться и быстро согласился на предложенную работу... Правда, услышав о непременных требованиях, скривился, но... этим дело и ограничилось. И вот теперь они вдвоем с Ольгой корпят над схемами ЛТК... А я ломаю голову, как развести дядю Федора на "нашу" программную оболочку для ЛТК, затребованную Роговым после оценки фронта работ... при полной поддержке Ольги.
   -- Ты не понимаешь! Это не просто броня, это часть силового набора! Ее нельзя снимать... -- трубно гудел голос Георгия. Ну точно, опять что-то не поделили.
   -- Это ты не понимаешь. -- Я прислонился к дверному косяку и с интересом принялся наблюдать за работой двух "сумасшедших ученых"... А как Оля кипятится -- это что-то! -- В требованиях сказано: снизить степень бронирования до третьего класса! Щиты мы убрать не можем. Значит, надо менять бронеплиты на более легкий сплав! Да, мне тоже не нравится эта идея. Но ничего другого сделать нельзя. Слышишь, ты, дубина!
   Оп. Кажется, пора вмешиваться. А то как бы до рукоприкладства не дошло... Да и Георгий... ну, куда ему с Ольгой спорить? Абсолютно же мирный человек... трудяга...
   -- Привет передовикам производства! -- Отлепившись от дверного косяка, я подошел к спорщикам, те непонимающе взглянули на меня... Ну да, Здесь о таком не слышали. -- Итак, что вы опять не поделили, признавайтесь.
   -- Да вот... -- Ольга хлопнула ладонью по явно допекшему их дуэт листу с техтребованиями и вздохнула. -- Бессонов пишет, что бронирование должно быть не выше третьего класса. А у нас только корпус тянет на пятый. Вот пытаюсь втолковать Жоре, что надо снять замеры и отослать заказ на детали для замены, а он... уперся, как баран. "Не надо, не надо".
   -- И повторю, -- набычившись, что при его долговязой и нескладной фигуре выглядело довольно комично, прогудел Рогов. -- Незачем выкидывать деньги на ветер и превращать хорошую вещь в сплошное непотребство!
   -- А что ты предлагаешь? -- поинтересовался я, вспомнив старый как мир принцип: инициатива имеет инициатора... во всех смыслах. Предложил? Реализуй.
   -- Да все же просто! -- фыркнул Георгий. -- Фиксируем бронеплиты корпуса в положении: "открыто для техобслуживания", так же блокируем систему щитов, СЭП и СУО, сводим все это в одну систему с административным доступом "только для производителя". Все. Сверху ложится "громовская" оболочка -- и ни одна проверка не то что третий класс защиты, даже второго не подтвердит! А при необходимости один сигнал с мастер-ключа -- и в вашем распоряжении полный функционал ЛТК "Визель".
   -- Ага, и первый же выход в город... -- Тут Ольга словила наши с Роговым ошарашенные взгляды и, зардевшись, хлопнула себя ладонью по лбу. -- Вот ведь... Это все Бессонов, с его "регистрацией транспортных средств".
   -- Фух... Напугала, -- облегченно вздохнул я. -- Я уж подумал, что ты всерьез собралась "рассекать" на ЛТК по городу.
   -- Говорю же, Бес... сонов попутал, -- развела руками моя нареченная, и мы дружно рассмеялись.
   -- Ладно, не буду вам мешать, и... Оля... -- Отсмеявшись, я постучал пальцами по браслету. -- Если и сегодня вздумаешь забить на тренировку, устрою экзамен покруче деда Пантелея.
   В ответ подруга печально вздохнула, покосилась на спроецированные браслетами взрыв-схемы "Визеля" и кивнула. Близняшки уже успели рассказать ей и о недавнем экзамене, и о новой ученице... И скажу честно, чувствовать ревность своей "второй половинки" оказалось куда неприятнее, чем ревновать самому...
   А после тренировки на полигоне усадьбы и очного знакомства Оли с Елизаветой меня ждал сюрприз. Большой.
   -- Кирилл, извините, могу я с вами поговорить? -- Рогов поймал меня на выходе из раздевалки, когда я, чистый и благоухающий, уже предвкушал скорый ужин.
   -- Слушаю вас, Георгий. -- Я притормозил. Рогов помялся, вздохнул и... вдруг, резко опустившись на одно колено, выдал...
   -- Прими мою роту... атаман.
   Твою ж дивизию... Что же вы все такие хитровымудренные, а?!
  
   Глава 4. Учат в школе; не учат в школе; учат, но не в школе
  
   Георгий решился. Другой шанс, скорее всего, ему уже не представится. А искать лучшие возможности... просто нет времени. Совсем нет. Месяц подходит к концу, и скоро придет пора вносить очередной платеж за продолжение лечебного курса для сестры. Был бы жив отец... не было бы и этих проблем, но вот уже два года, как родителей нет на этом свете, и надеяться брату с сестрой не на кого. Нет, поначалу все вроде бы складывалось неплохо, Георгий нашел возможность подработать, не оставляя учебы в университете, так чтобы хватало и на жизнь, и на лечение сестры но... Сволочь Шутьев! После той встречи с женихом Ольги на пиру у Бестужевых он заморозил выплаты и отказался от покровительства. Как будто Георгий виноват в его проблемах!
   Когда Ольга предложила ему работу "по профилю", Рогов перерыл все возможные источники в поисках информации о заказчике... а получив ее, ухватился за предложение, как утопающий за соломинку. Впрочем, эта работа и была для него той самой соломинкой... Оказавшись на рабочем месте и отойдя от шока, когда понял, чем именно ему предстоит заниматься, Георгий вдруг поймал себя на мысли, что не отказался бы работать с этим заказчиком на постоянной основе. Кирилл не Платон, у которого, кроме боярского гонора и родительских денежек, ничего нет. Хм. Поначалу-то Рогов решил, что заказчик как раз из той же когорты и просто пользуется благоволением отца своей невесты... хотя представить, что боярин смог достать запрещенные к распространению и использованию частными лицами и компаниями ЛТК, просто потакая будущему зятю, было сложновато... Но, понаблюдав за Кириллом, Георгий пришел к выводу, что тот совсем не похож на представителей "золотой молодежи". Уверен в себе, но без снобизма, неглуп и рассудителен не по возрасту, а к его мнению прислушивается даже командир боярской гвардии. И прислушивается всерьез! А уж когда Рогов увидел, как Кирилл проводит тренировку и заметил скорость и четкость, с которыми ученицы исполняют каждое указание... Ну, и рассказы Ольги о женихе сыграли не последнюю роль. И пусть ее мнение было идеализированным ввиду ясно видимой невооруженным взглядом влюбленности, но... Георгий хорошо помнил, что Ольга крайне редко ошибается в людях, по крайней мере, своего возраста.
   Да, решение было спонтанным и в чем-то неожиданным даже для самого Георгия, но оно было принято и должно быть исполнено. В конце концов, интуиция еще никогда не подводила ни его самого, ни сестру. А значит...
   Рогов подловил Кирилла аккурат в тот момент, когда тот покинул раздевалку и довольный направлялся куда-то в дом. Обращение само прыгнуло на язык Георгия, когда тот предложил заказчику свою службу.
   -- Атаман? -- переспросил Кирилл, с интересом глянув на Георгия.
   В ответ тот пожал плечами.
   -- Насколько мне известно, сейчас вы не принадлежите какому-либо из боярских родов. А единственный известный мне способ поступить на службу по клятве к неименитому -- это признать его атаманом своей ватаги. Многие боярские фамилии, кстати говоря, начинались именно так.
   -- Ясно, -- кивнул Николаев. -- Зачем тебе это?
   -- Раньше я находился под покровительством Шутьевых, но недавно Платон демонстративно отошел в сторону, -- нехотя заговорил Рогов и вдруг грустно усмехнулся. -- Скажу без ложной скромности, в Москве найдется немало родов, что с удовольствием примут мою клятву, но... позже.
   -- Смысл? -- поинтересовался Кирилл.
   -- Они ждут, пока нужда припрет меня дальше некуда. Тогда я буду готов дать клятву даже на самых невыгодных для меня условиях, -- проговорил Рогов, но заметив, что Кирилл ждет объяснений, вздохнул. -- Моя сестра тяжело больна. Каждый курс лечения стоит огромных для меня денег. Вот роды и выжидают, пока не выйдут все возможные сроки и я не соглашусь служить хоть бесплатно, лишь бы лечение Инги было продолжено...
   -- Поня-атно... -- протянул Кирилл. -- И сколько стоит это самое лечение?
   -- Три тысячи рублей за ежегодный курс.
   -- О клятве пока говорить не будем, -- после недолгого размышления выдал Николаев, и сердце Георгия дало сбой. Неужели он обманулся? -- А вот найм... Предлагаю следующие условия. Пятьсот рублей в месяц и тысяча ежегодной премии. Страховка от несчастных случаев и болезней за мой счет. Проживание и питание... в моем доме. Обязанности... будешь отвечать за все, что содержит в себе хоть пару рун. От систем наблюдения до технического обслуживания ЛТК. Да... информацию по болезни сестры сбросишь на накопитель и передашь Ольге. Устроит такой вариант?
   Георгий только заторможенно кивнул в ответ и, получив неожиданно мощный дружеский хлопок по плечу, так и остался стоять в холле бестужевского дома, глядя вслед удаляющемуся по коридору Николаеву.
  

* * *

   Огорошил меня наш "гений". Как есть, огорошил. И ведь как решил вывернуться из сложной ситуации, а? Рота атаману. Словно я новгородский ушкуйник и собираю судовую рать. У них такие ритуалы были в ходу и почете. Мало чем отличаясь от вассальной клятвы, рота в то же время не требует именитости "сюзерена". И новгородцы вовсю пользовались именно такой формой клятвы, набирая собственные боевые отряды, что не удивительно, учитывая их "особое" отношение к институту боярства вообще и собственное положение в частности. Достаточно вспомнить, что половина тамошних Золотых Поясов еще в Средние века хоть и числилась боярством у себя дома, в той же Москве иначе как купечеством считаться не могла... И гордым новгородцам приходилось ежечасно доказывать свою "именитость". А после Гнездовского мира даже шепотки на тему их худородности сошли на нет. Вот тогда о роте и забыли... почти. Но самой традиции никто не запрещал, в ней просто отпала надобность. Пока об этом обычае не вспомнил один не в меру "вумный" Жора Рогов. И ведь не подкопаешься. Да, я мещанин, а не именитый, и не имею права ни набирать, ни содержать собственную дружину. Так ведь я ничего подобного и не делаю, правильно? В роте ни слова не говорится о войне и воинах. Только о честности сторон, верности данному слову, поддержке и разделе добычи... Да и вообще достаточно взглянуть на веслоподобного Рогова, и вопрос о его возможной службе в дружине вызовет только здоровый смех. А какой договор связывает меня с техником, никого не касается... И Бессонов еще говорил, что это из меня получится хороший "дышловерт"?!
   Вообще дело не в том, что я так уж против идеи обзавестись собственными вассалами, тем более такими, как Рогов. Если думать о перспективе, то дело обстоит ровным счетом наоборот. В конце концов, любой род силен не только экономической и военной мощью, но прежде всего людьми, что его составляют. И Георгий может стать великолепным пополнением для будущего рода Николаевых-Скуратовых. Но... рано пока. Да и чтобы присмотреться к новому человеку, нужно время. Георгий, может, и в состоянии позволить себе такие вот порывы души, но я-то нет. А значит, пока обойдемся наймом. Щедрым, но вот это как раз то, что я себе позволить могу. Спасибо гонорарам за учебу и трофеям. Как снятым с базы Томилина, так и тому оружейному развалу, что нашелся во втором контейнере в подвале логова "Северной Звезды"...
   После ужина я засел за изучение выкладок Рогова. Ну да, стоило потратить два с лишним часа, чтобы, продравшись через кучу малопонятных терминов, от объяснения которых у Оли, кажется, язык заплелся окончательно, прийти к выводу, что без поездки к Громовым за новой управляющей оболочкой для "Визеля" мне все-таки не обойтись.
   -- Мы же говорили, -- пожала плечами Оля в ответ на мое признание. -- Нам, так или иначе, придется менять оболочку. Старая, обнаружив низкоуровневое воздействие, просто не установится на "некомплектное" оборудование.
   -- А "громовская"?
   -- Она "открытая", Кирилл, -- улыбнулась нареченная. -- Ее словно специально создавали с возможностью установки на "чужую" технику. Но самое замечательное -- что после установки громовской оболочки любое обращение к ЛТК тестирующих систем будет осуществляться только через нее. Низкоуровневое обращение непосредственно к каждому элементу ЛТК будет заблокировано. Саму же оболочку, после ее окончательной сборки, взломать уже невозможно... ну или почти невозможно. Спецы КБ "Гром-завода" явно постарались, чтобы трофейная техника не предавала новых хозяев в самый неподходящий момент.
   -- Ну да, именно поэтому вы ничуть не беспокоитесь о том, что в ходе теста возникнет вопрос: "А у кого мастер-ключ?" -- я правильно понимаю? -- Хмыкнув, я привлек к себе довольную, словно кошка, налопавшаяся сметаны, девушку.
   -- Не только, -- почти промурлыкала она, устраиваясь у меня на коленях. -- Замена управляющих систем и оболочек на отечественные -- это стандартная процедура при легализации иностранной техники, и никого не удивит, что наши ЛТК тоже ее прошли. Но самое главное -- никакие мастер-ключи подобной модернизацией не предусмотрены. Тут надо сказать "спасибо" Жорику. Он настоящий специалист по нахождению... и использованию недокументированных возможностей различных рунескриптов.
   Надо сказать? Хорошо, скажем... Позже... Например, завтра. А сейчас у нас найдутся дела... хм-м... поинтереснее. И судя по тому, что я чувствую в эмоциях Оли, она тоже не возражает против переноса благодарности ее однокурснику на потом...
   Утро... Будильник... гимназия.
   -- Кирилл Николаевич, поднимитесь в административную часть, пожалуйста. Директор вас ждет. -- Екатерина Фоминишна, с недавних пор исполняющая обязанности заместителя начальника учебной части, встретила меня в холле гимназии, будто специально караулила...
   Хм, а что понадобилось от меня директору?
   Я вежливо поблагодарил школьную "богиню" и, получив в ответ суровый недовольный взгляд и осуждающее покачивание головой, двинулся по указанному адресу. По пути я попытался получить хоть какую-то информацию, но, к моему удивлению, Бестужев-младший оказался не в курсе. Но, кажется, зовут не на пряники... и мой заместитель придерживался того же мнения.
   -- На самом деле угадать нетрудно, -- вздохнул Леня. -- Посчитай, сколько раз ты был в гимназии... Нет, не сколько раз ты отсутствовал на занятиях, а именно посещал школу. Это будет проще, не находишь?
   -- Логично, -- пробормотал я и, кивком поблагодарив заместителя, отключил экран и взялся за ручку двери, ведущей в приемную директора...
   -- Николаев... -- Новая секретарша директора, желчная сухопарая дама, окинула меня неприязненным взглядом и махнула рукой в сторону жестких кресел в углу приемной. -- Присядьте. Я доложу директору.
   Ждать возвращения директорской церберши пришлось недолго... Уже через пять минут тяжелая дверь кабинета открылась, и секретарь, процокав каблуками через приемную, уселась за свой стол. Раскрыла солидную, внушающую уважение толщиной и темно-бордовым цветом папку и углубилась в чтение.
   Я уже приготовился провести в приемной как минимум полчаса, когда церберша, нахмурившись, словно пытаясь вспомнить что-то, обвела приемную взглядом и, "споткнувшись" им об меня, недовольно поджала губы.
   -- Проходите, Николаев. Директор ждет.
   О как? Оказывается, не я один чего-то жду...
   Молча кивнув, я поднялся со стула и направился ко входу в святая святых нашей гимназии. Негоже заставлять директора ждать... Да и интересно же, что хочет поведать скромному школьнику сей господин...
   Выяснил на свою голову... И кто бы сомневался, что Леонид окажется прав.
   -- Кирилл Николаевич, принимая вас в нашу гимназию, я уступил настойчивым просьбам вашего деда, безмерно мною уважаемого, хотя предупреждал, что молодому человеку, получившему домашнее образование, будет трудно встроиться в учебный процесс. Георгий Дмитриевич уверил меня, что вы достаточно способны, чтобы выдержать напряженный темп обучения, задаваемый нашей гимназией... К сожалению, насколько я могу судить по вашим действиям, боярин Громов ошибся. Вы систематически прогуливаете занятия и не участвуете в общественной жизни школы. Я уже молчу про такие вещи, как ваши стычки со старшеклассниками и... тотализатор. Да-да, не делайте такого удивленного лица. Мне известно решительно все, что происходит в моей гимназии. И мне совершенно точно не нужны ученики, превращающие учебный процесс в балаган! Молчите, Кирилл Николаевич. Молчите, я знаю все ваши возражения наизусть. Меня не интересуют справки домашнего врача Бестужевых. Да даже наследники боярских родов не смеют так нагло пользоваться своим положением, как вы, молодой человек. Тем более что как раз вы-то ни на какое положение рассчитывать и не можете. Или вы решили, что грядущая женитьба на дочери боярина Бестужева делает вас ровней именитым? Так вот нет, Кирилл Николаевич. Вы мещанин, и потолок ваш -- боярский сын. А посему извольте убрать это скучающее выражение с вашей физиономии и примите наказание, как должно...
   Хм, чего-то в этом роде стоило ожидать... Правда, формулировочки у господина директора... на грани хамства. Ну ничего, я тоже так умею.
   -- Смиренному слуге сильных мира сего... вы ведь это хотели сказать, господин директор? -- Я улыбнулся и, демонстративно закинув ногу на ногу, продолжил. -- Может быть, вы и правы... в чем-то. Но прошу вас, давайте будем считать, что вы высказали все, что хотели, о своем отношении к "этому ужасному выскочке Николаеву", и перейдем наконец к тому вопросу, ради которого вы меня вызвали... И покороче, пожалуйста, а то у меня через пять минут начнется урок. Не хотелось бы опаздывать.
   Честное слово, вот с кем другим я бы не рискнул зарядить такую длинную фразу. Но "учительская" привычка директора выслушивать ответы до конца позволила мне беспрепятственно завершить свой пассаж... О, сколько было криков! Какие эпитеты, сравнения и гиперболы использовал мой внезапно раздухарившийся собеседник. Это просто песня. Он так живо и образно говорил, что я аж заслушался. Ну а итогом этого концерта, как я и подозревал, стал документ о моем отчислении, оформленный, кстати, вчерашним днем.
   Собственно, придя именно к такому заключению во время первой тирады директора, я и не стал изображать из себя пай-мальчика. А зачем? Если решение уже принято и бумаги подписаны, то все мои попытки предстать белым и пушистым заранее обречены на провал. Бессмысленны. А раз так, то зачем терять время? Нет, возможность какого-нибудь другого исхода вроде "последнего китайского предупреждения" я тоже рассмотрел... и признал его маловероятным.
   -- Благодарю за то, что уделили мне время, господин директор, -- произнес я, поднимаясь с кресла, когда мой собеседник окончательно выдохся и швырнул по столу бумагу об отчислении. Еще раз окинув взглядом полученный документ, я хмыкнул и, небрежно свернув его, положил в карман куртки, после чего потопал к выходу, но замер на полдороге и обернулся к провожающему меня злым взглядом директору. -- Последняя просьба приговоренного, если позволите...
   -- Ну? -- нехотя выдавил он. Действительно выдохся, надо же... А я бы послал куда подальше наглого юнца. Хм.
   -- Подскажете контакты Городского образовательного совета?
   -- Жаловаться будешь? -- ощерился директор.
   -- Зачем? Оспаривать волю бояр-попечителей? -- хмыкнул я в ответ. -- Глупость, даже если учесть, что на самом деле они не в курсе истинных причин моего отчисления. Нет, хочу подать документы на досрочное получение сертификата о полном среднем образовании.
   -- Спросишь у секретаря, -- скрипнув зубами, прошипел мой собеседник и мотнул головой в сторону двери. -- Выметайся.
   -- С превеликим удовольствием, -- улыбнулся я и, махнув рукой вновь начавшему закипать директору, вышел из его кабинета.
   Вот так. И здесь жмет... гад. Ладно, выгребем. Недолго осталось этому уроду портить мне жизнь. А с того света он точно не нагадит...
   Бросив случайный взгляд на вжавшуюся в кресло "цербершу", я опомнился и, притушив эмоции, стер с лица предвкушающую улыбку. В ответ на вежливую просьбу секретарь нервно кивнула, и через минуту на мой браслет упали контактные данные ГОСа. И это правильно. Негоже оставаться без образования только потому, что кто-то... не будем показывать пальцем, решил, что юному Кириллу Николаеву таковое вовсе ни к чему. Но этим можно будет заняться и чуть позже. А пока... Хм. Если я правильно понимаю, идти на занятия мне совершенно ни к чему, а значит, у меня совершенно неожиданно появилась куча свободного времени...
   В тот момент, когда Екатерина Фоминишна должна была найти у себя на столе шикарный букет цветов с небольшой запиской от одного бывшего ученика Гимназии имени равноапостольного князя Владимира, я, чудом отделавшись от непонятно почему приставшего ко мне, словно банный лист, Николая -- охранника и бессменного водителя близняшек, дожидавшегося их у школы, -- расстрелял громовского бойца на очередную пачку сигарет и, оседлав "Лисенка", рванул в Часцы, где расположился полигон Московского легкого бронеходного полка. Черта бы с два меня, конечно, кто-то пустил сюда без предварительной договоренности, но, к счастью, Вердт находился здесь, вместе с вверенным ему подразделением, а потому, едва Рыжий замер на небольшой стоянке перед КПП, как Вячеслав поднырнул под полосатый шлагбаум и, буквально стащив меня с седла мотоцикла, радостно облапил.
   -- Ей-ей, Слава! Я не твоя дама, незачем меня так приветствовать! -- вывернувшись из рук улыбающегося гвардейца, проворчал я.
   Тот на миг опешил, но потом до него дошел смысл моих слов...
   -- Тьфу на тебя, дитя порока! -- хохотнул Вердт. -- Я просто рад тебя видеть. Ты себе не представляешь, насколько удачно складываются обстоятельства! Помнишь разговор о моих однополчанах, любителях стрельбы? Так вот. Сегодня весь полк на полигоне. До часа дня отработаем "обязаловку" для проверяющих, а потом... Солдат в казармы, а у офицеров свободный день.
   -- И?
   -- Кто-то обещал мне помочь "укатать" некоторых зазнаек, помнишь? Сегодня просто замечательный день для этого. -- Вячеслав довольно потер ладони. Ишь, какой шустрый...
   -- Хм... а кто-то, помнится, обещал мне дать возможность погонять на боевых платформах... -- задумчиво протянул я.
   Вердт с готовностью кивнул.
   -- Не вопрос. Пара легких "коробочек" останется здесь до самого вечера, чтобы любой из офицеров имел возможность потренироваться, так что с этим проблем не будет. А теперь, если мы договорились, вперед! С нетерпением жду момента, когда смогу полюбоваться на сдувшиеся физиономии кое-кого из однополчан... Нет, все-таки как удачно, что ты решил заглянуть именно сегодня.
   -- Вот кстати, -- вспомнил я, когда Вердт передал дежурному на КПП мой пропуск и мы оказались на территории полигона. -- Ты же говорил, что раньше января никаких полковых выездов на полигон не планируется... Что-то изменилось?
   -- Да черт его знает, Кирилл, -- отмахнулся мой знакомый. -- Нас уже неделю дергают. Каждый день мотаемся туда-сюда, отрабатываем взаимодействие, повышаем выучку... в общем, дым коромыслом. Сегодня вот для завершения картинки, не иначе, сюда пригнали. С утра тут от генералитета было не продохнуть, такую показуху им устроили... как говорит наш полковник: "Мама, не горюй". Вымотались все, конечно, изрядно... Ну ничего. В час колонна уйдет в часть, солдатам отдых до утра, а мы погуляем... благо медики у нас не из последних, так что от усталости валиться не будем, точно...
   Только тут я заметил покрасневшие, с лопнувшими капиллярами глаза Вячеслава и его нервные движения. Такое бывает, если не спишь пару суток... Ни фига себе их гоняли!
   -- Э-э, Слава, так я, наверное, не вовремя... -- покачал я головой. -- Может, лучше в другой раз?
   -- Оставь, Кирилл, -- легкомысленно отмахнулся тот. -- Ерунда это все. Полчаса в боксе под присмотром Митрофаныча -- и мы будем в полном порядке. Хоть в атаку, хоть в бордель. А уж пострелушки устроить -- и вовсе плевое дело...
   Я недоверчиво покосился на Вердта, а тот, поймав мой взгляд, вдруг посерьезнел.
   -- Нам нужна разгрузка. Не просто завалиться спать до утра, а хорошенько расслабиться. Пьянку полковник запретил, выезды в город тоже... А тут твой звонок с просьбой. Кое-кто припомнил мое обещание насчет стрелка, офицерское собрание тут же постановило устроить небольшое состязание -- в общем, как-то так... -- Вердт развел руками.
   Соревнование стрелков, да? Пьянка запрещена? А как тогда называть то, во что превратилось это чертово состязание в момент, когда один из соперников поставил на кон первый ящик шампанского?! Чертовы гусары! И зачем же я так нажрался?!
  
   Глава 5. Гость в дом -- радость в дом?
  
   Утро следующего дня было... тяжелым. Мало того что юный организм ответил чудовищным стрессом на выпитые вчера две бутылки шампанского... это за целый-то вечер... Позорище! Так еще и похмелье не заставило себя ждать. А уж как опешила Ольга, примчавшаяся, едва узнав о моем отчислении и обнаружив своего нареченного лежащим пластом на диване в гостиной и лупающим красными глазками. Сначала Оля решила, что мое спокойствие -- всего лишь следствие похмелья, но когда я пришел в себя и даже не подумал выразить беспокойства об отчислении, она... скажем так, сильно удивилась.
   -- Кирилл, тебя что, это совершенно не волнует? -- спросила Оля с недоумением, наблюдая за тем как я с прорезавшимся диким аппетитом налегаю на омлет. В ответ я только пожал плечами. Ну да, не говорить же с набитым ртом? -- Но как так можно! Неужели ты не понимаешь, что без сертификата об окончании школы в жизни никуда?
   -- Оленька, я все прекрасно понимаю, но объясни мне, недалекому, с чего вдруг ты решила, что я не собираюсь получать сертификат? -- прожевав очередной кусок омлета, проговорил я.
   -- Где?! -- всплеснула руками Ольга. -- Да после отчисления из этой гимназии на тебя будут косо смотреть в любой школе! И еще не факт, что примут... Кирилл!
   -- Ты еще посетуй на то, как я дошел до жизни такой, -- ухмыльнулся я, а когда Оля, всерьез рассердившись, уже открыла рот, чтобы вывалить на меня все, что она думает о моем легкомыслии, перебил ее, не дав сказать и слова: -- Я не собираюсь поступать ни в какую школу просто потому, что обучение в них грозит закончиться так же, как и в гимназии князя Владимира. Отчислением. В этом я уверен почти на сто процентов. Потому уже на этой неделе я подам документы в Городской совет образования и после Нового года сдам выпускные экзамены... экстерном. Поверь, знаний у меня хватит. Ясно?
   -- Хм, здраво... -- поразмыслив, чуть успокоилась Ольга. -- Но почему ты уверен, что тебя отчислят из любой школы?
   -- Ну, если той твари, по чьему приказу тебя похитили, удалось уболтать директора гимназии, то с другими, не столь... защищенными боярским авторитетом директорами подобный финт ушами провернуть будет еще проще. Не находишь?
   -- Логично, -- признала Ольга, но вдруг встрепенулась. -- Кстати, давно хотела спросить: почему ты так уверен, что похищение было попыткой надавить на тебя, а не на отца?
   -- Потому что во взятых с "Северной Звезды" трофеях нашлись кристаллы с отчетами их командира, составленными для нанимателей, и... запись его разговора с заказчиком похищения. Майор был предусмотрительным человеком и постарался обезопасить себя от возможных проблем в дальнейшем. Так что я знаю наверняка, кто стоит за моей травлей вообще и за твоим похищением в частности. И поверь, я эту гниду достану. Скоро. Очень скоро.
   Оля "полыхнула" в Эфире огорчением, но тут же взяла себя в руки и переключилась на обсуждение работ по приведению в порядок доставшихся нам ЛТК. Ха, как будто я не понимаю, что отступилась она лишь временно. Взяла тайм-аут, можно сказать. Но идея мстителя-одиночки ей явно не по душе, и отговаривать она меня будет. Что ж, потерплю. А пока обсудим планы по добыче программного обеспечения для "Визелей", тем более что наметки уже есть, осталось лишь договориться с дядей Федором.
   Когда Рогов затребовал "громовскую" оболочку для ЛТК, первой моей мыслью было... дать нахалу по башке. Нет, логику его понять несложно, тем более в здешнем обществе, где родственные связи играют огромную роль. Так что, с точки зрения Георгия, попросить у родственников необходимое для "Визелей" программное обеспечение -- вполне естественно. Но как же мне не хотелось давать им пищу для размышлений и простор для подозрений... кто бы знал!
   Собственно, именно поэтому, перед тем, как договариваться с дядей, я и решил наведаться в гости к Вердту. Все-таки не зря же их полк носит название бронеходного... Не то чтобы я всерьез рассчитывал на помощь Вячеслава, но попытка не пытка...
   И каково же было мое удивление, когда в разговоре с одним из офицеров я узнал, что так называемые РСУ легких боевых платформ, составлявших основное вооружение полка, ничем не отличаются от "оболочек" их же ЛТК, используемых ротой охраны... Разумеется, есть различие в управляемых модулях, но... все они имеются в "базе" любой оболочки независимо от того, в каком типе техники установлена эта самая РСУ. Громоздко? Так первое, что делают техники, обслуживающие машины, -- это тонкая настройка систем, по результатам которой "ненужные" на конкретной машине элементы РСУ просто удаляются, причем совершенно самостоятельно. Вот теперь я понял, почему Рогов так легко говорил о "громовских" оболочках. Все-таки боевые платформы различных модификаций распространены куда больше, чем ТК. А мне и в голову не могло прийти, что кто-то додумается унифицировать программное обеспечение для таких разных машин, как боевые платформы и тактические комплексы... Но это удачно. Просто очень удачно... И дает возможность вести переговоры с дядей Федором, не опасаясь, что он начнет подозревать меня в незаконном владении ТК.
   Хорошо еще, что я ничего не забыл после этой феерической пьянки, устроенной офицерами-бронеходами в честь завершения проверки их полка... и в честь победителя стрелковых состязаний, в которых я не поднялся выше полуфинала... Капитан Седых, командир второго батальона сделал меня, как мальчишку... хм. Правда, у меня имелось одно оправдание. В тире "Девяточки" просто негде было тренироваться в стрельбе из станкового пулемета.
   На встречу с новым главой рода Громовых я поехал в выходные, очень удачно и вовремя получив от близняшек напоминание о предстоящем пире по поводу конфирмации нового боярина Громова. Как сказал дядя Федор, когда я позвонил ему, чтобы уточнить время визита, "негоже забывать о родне..." Хм. Ну, это как сказать. Конечно, сестры вроде бы образумились, а их матушка меня уже не побеспокоит, но... ведь есть еще Алексей, доверять которому я не могу, поскольку за пару последних наших встреч, довольно коротких к тому же, я так и не разобрался в его отношении ко мне. Да и бывший глава рода, дедушка Георгий Дмитриевич, чтоб ему икалось...
   Ольга, несмотря на приглашение "на две персоны", решила остаться дома, точнее, в усадьбе Бестужевых. Благо пир проходил по разряду "домашнего обеда", так что клевать нас за такое мелкое нарушение этикета никто не станет. А Олю, как и Рогова, полностью захватил процесс "модернизации" ЛТК, так что эти два двинутых на технике гения только что не ночевали в гараже. Вот и сегодня нареченная променяла мое общество и визит к Громовым на разбор очередной схемы ЛТК. Честно, я скоро начну ревновать Ольгу к этому чертову "Визелю"!
   -- Кирилл, рад тебя видеть! Совсем ты позабыл к нам дорогу, -- улыбнулся Гдовицкой, встретив меня на пороге основного дома усадьбы. Я пожал руку начальнику СБ и улыбнулся в ответ...
   -- Дела-дела... столько всего навалилось, что времени на поездки в гости просто нет... Да и вы давненько ко мне не заглядывали, -- я развел руками и кивнул в сторону ведущих в столовую высоких двустворчатых дверей. -- Не опоздал?
   -- Ничуть, -- покачал головой Владимир Александрович. -- Старшие еще не собрались. Так что времени у нас еще полно, пойдем поболтаем, или ты сначала проведаешь учениц?
   -- Сначала надо бы хозяев дома поприветствовать. А там -- да, можно будет и поговорить. Что же до учениц... Я их и так каждый день вижу, можно и отложить встречу на пару-тройку часов, -- кивнул я беззаботно, хотя внутренне напрягся. Что-то тут происходит, явно... Сбор членов рода, желание начальника СБ "поболтать"... да и приглашение на такое сборище тоже не надо сбрасывать со счетов. Я ведь теперь к фамилии Громовых не отношусь, так что, по логике, на этом мероприятии меня и в помине быть не должно. Хм...
   Тем временем Гдовицкой, согласившись с моим мнением, хлопнул по плечу.
   -- Тоже верно. Начнешь с Федора Георгиевича? Он сейчас у себя в кабинете, -- начальник СБ кивнул в сторону лестницы.
   -- Именно, -- улыбнулся я. -- Вы со мной?
   -- А как же! А то заблудишься еще, -- фыркнул Гдовицкой и первым шагнул на широкие ступени.
   Только поднявшись на второй этаж, я понял шутку начальника СБ. После "ухода" Громова-старшего его сын основательно переделал эту часть здания, и одной перестановкой мебели дело не обошлось. Там, где раньше располагалась анфилада комнат, начинавшаяся от лестницы, теперь был большой холл, а в кабинет, расположившийся в противоположном конце здания, вел широкий коридор, стены которого были увешаны картинами и зеркалами, отражавшими щедро льющийся в высокие окна солнечный свет. И ни одной боковой двери... Очевидно, войти в помещения за стеной можно только через кабинет главы рода. Личные покои... так сказать. Ну как тут не заблудиться...
   Федор Георгиевич, тепло поприветствовавший меня, когда я перешагнул порог его кабинета, тоже не спешил развеивать мое неведение относительно причин приглашения на этот сбор. Поняв, что узнать о готовящемся сюрпризе мне пока не светит, я попытался перевести разговор в деловое русло, но...
   -- Кирилл, я понимаю, что у тебя есть какое-то дело ко мне, но прошу, давай поговорим о нем после обеда, -- скривился новый боярин Громов, и я не стал настаивать. После обеда, так после обеда.
   Как я и предполагал, за столом собралось больше двух десятков человек. Деды притащили с собой сыновей и дочерей, а Пантелей Дмитриевич -- так и старшего внука прихватил, шестнадцатилетнего Вадима. Вообще самое младшее поколение Громовых было представлено довольно скудно. Алексей с близняшками да Вадим. И те, как и я, пребывают в неведении относительно причин сбора... судя по тому как они переглядываются. А в ответ на мой вопросительный взгляд Мила только пожала плечами. Точно, не в курсе. Хм... а еще здесь, по-моему, кое-кого не хватает. Георгий Дмитриевич решил пропустить собрание? Обиделся, что ли? Или просто уехал куда-нибудь?.. Это было бы печально, потому как у меня есть разговор не только к нынешнему главе рода, но и к его предшественнику... А нет, вон он идет. Теперь все в сборе. Замечательно.
   Патриарх семьи, по-прежнему подтянутый и сильный, ничуть не производящий впечатления сумасшедшего, он вошел в трапезную, на миг задержался у принадлежащего теперь его сыну места во главе стола и, сделав еще один короткий шаг, уселся в единственное оставшееся свободным кресло, по левую руку от своего бывшего "трона". И за все время пира не проронил ни слова...
   Кто бы мне сказал, чем обернется покупка "оболочки" для наших ЛТК... Двадцать шесть тысяч рублей! Рехнуться можно, но... оно того стоило, честное слово. Правда, дядя Федор косился на меня как на сумасшедшего, пока я выбирал подходящий "довесок"... Ну да, приобрести РСУ в открытую нельзя, зато можно взять нечто, где эта самая оболочка уже установлена. Другое дело, что подобное "нечто" должно быть новьем абсолютным и ни разу не активированным, в противном случае РСУ достанется уже урезанная до необходимого конкретному агрегату состояния, а значит, переносить ее на ЛТК будет бессмысленно. С другой стороны, список техники, доступный для приобретения частными лицами, в номенклатуре "Гром-заводов" не так уж и велик... И дешевых платформ среди них практически нет. Но я нашел необходимое, и, честно говоря, платформа понравилась мне настолько, что я даже не стал трогать денег, выделенных Бестужевым на покупку. Обошелся собственным худеющим кошельком. Ну да ничего. Вооружение "Северной Звезды" уже выставлено на аукцион в Речи Посполитой, так что скоро моя калита должна пополниться некоторой суммой. Может быть, даже и отобью стоимость купленной платформы... надеюсь.
   -- Кирилл, и все-таки объясни, зачем тебе понадобилась эта спасплатформа? -- недоуменно проговорил Федор Георгиевич, едва получив подтверждение из банка о поступлении оплаты.
   -- Я летом собираюсь отправиться путешествовать по стране, -- пожал я плечами, с удовольствием разглядывая изображение только что приобретенного агрегата. ПС-У, девятиметровый монстр на шести колесах почти полутораметрового диаметра, выкрашенный в яркий оранжевый цвет. Настоящий вырвиглаз. Ничего, перекрашу.
   -- Без прав? -- приподнял бровь боярин. -- На платформе спасателей? Оригинально.
   -- А я с Ольгой поеду. У нее-то права есть. И именно на платформе. А что? Медицинский блок переделаю в жилой, санузел имеется... маленький, правда, ну так я его расширю за счет бака для огнетушительной смеси. Водорегенерационный комплекс есть, так что проблем с водой точно не будет. Я уж молчу про эфирную установку! Никаких расходов на заправку, знай себе накопители подзаряжай вовремя... Представляете, какая экономия на отелях получится? -- ухмыльнулся я и демонстративно почесал затылок. -- Только не знаю, во что переделать отсеки для пожарных скафандров... мне-то они как-то без надобности. Ну да ничего, что-нибудь придумаю.
   Тут я слукавил, конечно. Думаю, если напрячь Рогова, в нишах, предназначенных для пожарных скафандров, можно будет упихать стенды для наших ЛТК, вместе с самими "Визелями"... Хотя, конечно, голову Жорику придется "посушить" изрядно.
   -- Кирилл, ты сумасшедший, -- заключил Федор Георгиевич и нахмурился. -- Подожди, а учеба как же? В смысле, ты же не собираешься Милу с Линой с собой брать?
   -- Нет, конечно. Места в платформе не так много, чтобы вчетвером можно было с комфортом разместиться. Про охрану, которую вы им обязательно всучите, и вовсе промолчу. А рассекать по стране кортежем... ну это уж точно глупость. Да и вообще пускай отдохнут от меня месяц-другой. Заодно по возвращении смогу оценить, насколько усердно они способны заниматься самостоятельно, -- заключил я.
   -- М-да. Удивил ты меня, Кирилла... -- покачал головой боярин Громов и, побарабанив по столу пальцами, вздохнул. -- Ладно, завтра к вечеру тебе доставят "обновку" домой, жди. Потом как-нибудь покажешь, во что превратил несчастную платформу. Мне интересно...
   -- Не вопрос, -- кивнул я. -- Спасибо за помощь.
   -- Да не за что. Деньги-то твои, -- отмахнулся дядя Федор и нахмурился. -- М-да... Ладно. А теперь с твоим делом мы закончили, я так понимаю?
   -- Вроде бы... -- я пожал плечами и, помедлив, поинтересовался: -- А у вас ко мне тоже имеется какое-то... дело, так?
   -- У нас -- да... -- задумчиво протянул боярин и, откинувшись на спинку кресла, замолчал. Хм, а вот отцов "трон" в кабинете, где мы с дядькой устроились сразу по окончании долгого "домашнего" обеда, Федор Георгиевич, в отличие от остальной обстановки, оказывается, не поменял...
   -- Я вас слушаю, дядя Федор, -- поторопил я собеседника, кажется, потерявшегося где-то в собственных мыслях.
   -- Да... извини, Кирилл. Задумался, -- очнулся он и, бросив на меня острый, оценивающий взгляд, тихо заговорил. -- Как ты понимаешь, приглашение на обед было только поводом для нашей встречи. Я... наслышан от близняшек, что у тебя возникли определенные трудности, и... хочу напомнить свои слова. Ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью, Кирилл.
   -- Я помню, Федор Георгиевич, -- кивнул я. -- И благодарен вам за это. Но, честное слово, с происходящим со мной я должен справиться сам. Подождите, не перебивайте. Тому есть две причины. Первая -- это моя эмансипация. Штука редкая, так что сейчас на меня, как на зверька в зоопарке, направлено внимание всего московского света. Справится, не справится, выплывет или потонет... Да, я могу воспользоваться вашей помощью, но... где же здесь самостоятельность? И второе... я знаю, кто меня травит, и не хочу лишних проблем для рода Громовых.
   -- Кто? -- Федор Георгиевич аж вперед подался.
   -- Бельские. Чуят, твари, что я могу лишить их половины гвардии и привилегий, заявив права на главенство в роду Скуратовых, вот и устроили травлю. Убить меня, когда я под прицелом внимания всего света, -- значит потерять лицо. А так... полагаю, они рассчитывали, что я сломаюсь или наделаю ошибок, после которых государь даже рассматривать возможности передачи мне титула Скуратовых не станет. Но их психологи совершили ошибку. Они рассчитывали давление на "золотого мальчика", выросшего в теплице, а я...
   -- Да уж, а условия твоей жизни тепличными точно не назовешь, -- грустно кивнул Громов. -- Но как ты узнал?
   -- Распотрошил вычислители наемников, что похитили Ольгу. Как я уже говорил своей нареченной, майор "Северной Звезды" был очень предусмотрительным человеком и хранил записи своих переговоров с нанимателями...
   -- Ну да... теперь понятно, что ты имел в виду под проблемами для нашего рода. Если мы вступимся за тебя, это может оказаться началом большой войны родов. Так?
   -- Именно. И я не хочу стать причиной такой бойни.
   -- Во-от как... -- Боярин вздохнул и, прикрыв глаза, вновь задумался. В кабинете воцарилась тишина. Ненадолго. Федор Георгиевич открыл глаза и вдруг усмехнулся. -- Вот как, значит... Ладно, думаю, здесь мы можем сделать, как ты выражаешься, "финт ушами". Кирилл, выслушай меня, пожалуйста, и не перебивай, пока я не закончу. Хорошо?
   -- Конечно, -- кивнул я.
   Интересно, что задумал мой драгоценный дядюшка?
   -- Ты правильно сказал насчет внимания к эмансипированному. Действительно таковые -- редкие птицы в наших краях. И мы тоже внимательно следили за творящимися вокруг тебя событиями... не нарушая, естественно, наших договоренностей. Да и кое-какие подозрения насчет Бельских у нас имелись... Так вот, сегодняшний сбор совета рода, оценив твои действия, умения и возможности, решил дать... Тьфу, к черту стариков! Короче, Кирилл, если ты прав относительно авторов травли, то оставить тебя без поддержки я не могу, это было бы предательством памяти моего брата и его жены, твоей матери, но... у нас имеется возможность избежать войны с Бельскими и одновременно обезопасить тебя от их нападок. Наше старичье наконец прекратило переливать из пустого в порожнее... за что надо сказать "спасибо" недавнему шоу, что ты устроил с близняшками для Пантелея... В общем, род Громовых предлагает тебе стать главой младшей ветви. Условия, естественно, обсуждаемы. Никакого давления в стиле моего батюшки. Все на паритетных началах. Что скажешь, Кирилл Николаевич?
   Вот это заявление... А оно мне надо, такое-то счастье?!
   -- Я... я должен все хорошенько обдумать, Федор Георгиевич, -- немного оправившись, выдавил я из себя.
   -- Разумеется. Я тебя не тороплю... И учти, каким бы ни было твое решение, я его поддержу.
   В Эфире словно волна прошла... Усталость, грусть... а еще уверенность в собственном решении и... смирение? Однако...
   Я проследил за взглядом Федора Георгиевича и наткнулся на фотографию его отца, стоящую на книжной полке... М-да...
  

* * *

   Холодный зимний ветер взметнул шторы у открытого окна в темной спальне, но, пробравшись в комнату, моментально присмирел. Коснуться стужей спящего на огромной кровати старика ему не удалось: помешал жар, исходящий от окутавшего хозяина спальни кокона. А вот появившаяся в комнате невидимая в ночи темная фигура совершенно спокойно преодолела огненную защиту спящего и мягко коснулась ладонью его шеи. А в следующую секунду, запястья старика "украсили" два широких кожаных браслета.
   Кокон тепла, окружавший старое тело, рассеялся, и холодный ветер тут же вцепился морозом в щеки и нос спящего. Старик дернул головой, распахнув глаза, но даже закричать не смог. Парализованное прикосновением тело, верой и правдой прослужившее ему добрую сотню лет, вдруг отказалось подчиняться хозяину. Он попытался призвать свой Огонь, но тот, плеснув, бессильно разбился об оковы подавителей.
   -- Не можешь, да? -- тихий шепот, раздавшийся из темноты, заставил старика зашарить глазами по комнате в поисках врага. А кем еще мог быть этот гость?! -- О, да... Я долго думал, как отплатить тебе за то, что ты сделал... пытался сделать. И придумал. Ты слышишь меня? Слышишь... это хорошо.
   Тень шагнула ближе к кровати, на которой замер парализованный хозяин спальни, и скользнувший по лицу визитера отсвет луны, выглянувшей на миг из-за облаков, высветил молодое бесстрастное лицо. Взгляд серых, будто пасмурное небо, глаз словно столкнулся со своим отражением.
   -- Да, это я. Знаешь, не стоило тебе ее задевать. Если бы не эта последняя выходка, ты бы ушел тихо и безболезненно, а так... Наслаждайся тем, чего больше всего боялся в своей жизни... и прощай, бывший боярин. -- Гость отступил в темноту и... растворился, словно его и не было.
   Громов-старший попытался дернуться, но слабость накатила волной... Бывший боярин попытался ухватиться за Пламя, всегда служившее ему верой и правдой, но... оно не откликнулось. И вновь, и вновь... пока в сердце опричника не вполз страх... холодной змеей скользнул меж ребер и вонзил ледяные клыки в сердце. Старый воин попытался пошевелиться, сделать хоть что-то, но тело, ставшее непослушным, даже не дернулось, и разум начал впадать в панику, старательно подогреваемую все прибывавшими захлестывавшего его с головой волнами страха. Страха слабости... Ужаса от собственной неспособности хотя бы пошевелиться, неверия, что собственная сила, верная и безотказная, покинула его, приравняв к обычному человеку. Нет, не обычному... парализованному старику! В конце концов разум не выдержал этого липкого кошмара, и легкие старика исторгли леденящий вопль, разнесшийся по поместью. Миг -- и крик оборвался.
   Ворвавшиеся в комнату бывшего главы рода Громовых охранники остановились на пороге, не сводя взгляда с хозяина спальни, тело которого распласталось на кровати, а остекленевшие глаза на искаженном неизбывным ужасом лице, уставились в никуда. Смерть от страха... что может быть позорнее для старого воина?
   -- Все-таки личному допросу я доверяю куда больше, чем каким-то там записям, -- вздохнул спрятавшийся в тени стенного выступа за окном недавний гость бывшего боярина и, упаковав наручи-подавители в свой рюкзак, по-прежнему невидимый, скользнул в ночную темноту.
  
   Эпилог
  
   От необходимости дать ответ на предложение дяди Федора меня избавила поднявшаяся шумиха и суета вокруг смерти его отца. Сердечный приступ... да-да-да. Кто бы знал, каких усилий мне стоило его устроить... Но вышло неплохо.
   А вообще у меня нет совершенно никакого желания вливаться в дружную семью Громовых. Совсем. Но рубить правду-матку сходу и посылать их подальше... аккуратнее надо, аккуратнее.
   Известие о смерти патриарха облетело столицу в считаные часы. Собственно, даже я "узнал" эту новость сначала от Ольги, а потом уже от Федора Георгиевича, нашедшего время позвонить мне, несмотря на весь царящий в его доме переполох. Тон боярина был сух и ровен, но в глазах... в глазах отчетливо было видно... облегчение. М-да, дела...
   Дождавшись окончания моего разговора с Федором Георгиевичем, необычно задумчивая и чем-то... нет, далеко не довольная, но явно встревоженная, Ольга позвала меня обедать. Сегодня для разнообразия она сама встала у плиты...
   -- И что случилось? -- поинтересовался я, когда мне надоели ее попытки закрыться.
   -- Кирилл, скажи... -- Оля прикусила губу, на миг замолчав, и, набрав полную грудь воздуха, вдруг выпалила: -- Судя по твоему спокойствию... эта... травля... закончилась, ведь так?
   Я моргнул. М-да уж... Кто бы сомневался, что у моей нареченной хватит ума сопоставить факты.
   -- Да, -- кивнул я. -- Закончилась.
   -- Значит, это был Громов-старший? -- тихо спросила она. Ну, точно...
   -- Хм. -- Я поднялся из-за стола и, усевшись на привычное место под форточкой, задымил сигаретой. Тихий треск одним ударом выведенных из строя фиксаторов показался оглушительным. -- Да.
   -- Ты знал... -- уже не спрашивая, а утверждая, проговорила Оля. -- И...
   -- Нет. Он умер от сердечного приступа. Думаю, старик до конца не верил, что родня безоговорочно примет сторону Федора. Это его и подкосило. Но если бы не приступ...
   -- Ты убил бы его... -- закончила за меня невеста. -- Из мести?
   -- Вот еще, -- фыркнул я. -- Из соображений безопасности. Мне с головой хватило твоего похищения, и я не мог... бы позволить себе риск оставить его в живых. Кто знает, что пришло бы ему в голову в следующий раз!
   Глаза Оли сверкнули, она шумно втянула носом воздух и... разрыдалась. Твою дивизию! И... и что мне теперь делать? Поднявшись, я скользнул к невесте и осторожно положил руки ей на плечи. А в следующую секунду она вцепилась в меня так, что только ребра затрещали. А вот в эмоциях у нее... такое облегчение... Выходит, не одного меня давило происходящее, а я, дурак, не замечал? Впрочем, может, потому так и трясло, что на мой собственный раздрай накладывались чувства Ольги?
   Да и черт с ним со всем! Самое главное, что теперь все в порядке... Только еще бы узнать -- на кой это все было нужно старому уроду?
   Отвертеться от присутствия на погребении Георгия Дмитриевича я не смог. Да и не очень-то пытался, честно говоря. Мы же не враги... теперь. Именно поэтому заказанную платформу привезли лишь через неделю, по моей просьбе сдвинув срок поставки. Надо было видеть лицо посвежевшей, довольной жизнью Ольги, наконец окончательно отпустившей недавние события с похищением, и физиономию Рогова, когда они узрели этого вырвиглазного монстрика... Нареченная вместе с моим штатным техником уже готовы были бросить все и заняться обновой, но я их притормозил. Слона нужно есть по кусочку, а то подавимся. Так и пошло. Рогов в свободное от учебы время адаптировал РСУ к "Визелям", Ольга разрывалась между университетом, гаражом и тренировками, а я в срочном порядке догрызал программу своего класса и рассчитывал вскоре перейти к темам среднего, перемежая учебу все с теми же тренировками. Понимание, что с надеждой сдать экзамены на сертификат сразу после новогодних празднеств я ухватил кусок не по зубам, пришло за пару дней до наступления рождественских каникул... вместе с приглашением хозяина стрелкового клуба "Девяточка".
   За время моего отсутствия клуб ничуть не изменился. Все те же запахи оружейной смазки и глухое стаккато выстрелов на "дорожках". А вот состав встречающих удивил. Хотя, наверное, чего-то в этом роде следовало ожидать, да... Поднявшись в приемную и не обнаружив там ни единой живой души, я прислушался и, учуяв в кабинете Брюхова чье-то присутствие, осторожно шагнул к двери.
   -- Кирилл, проходи, не мнись на пороге, -- раздавшийся из приоткрытой створки голос заставил меня удивленно хмыкнуть.
   -- Михаил? Хм... Отец Илларион, вы ли это? Вот уж кого не думал здесь встретить! -- покачал я головой, одновременно пожимая руку Прутневу. Священник же в ответ устало улыбнулся. Я и правда еле его узнал. Без "формы" это совершенно другой человек... и в этом оружейном "раю" он смотрелся куда уместнее, чем у аналоя, честно говоря.
   -- Добрый день, Кирилл, -- знакомым мне тихим, но сильным голосом пророкотал священник. -- Я, как видишь, не "при исполнении", так сказать, так что обращайся ко мне мирским именем. Севастьян.
   -- Илларион, Севастьян... Ладно, -- пробормотал я и утвердительно кивнул, подтверждая, что исполню просьбу... Михаил тем временем устроился за большим круглым столом и демонстративно отодвинул соседнее со своим кресло.
   -- Присаживайся, Кирилл. Подождем остальных, они обещали быть с минуты на минуту, -- проговорил Прутнев.
   Брюхов, Прутнев, Гдовицкой, от... Севастьян... Это был форменный вынос мозга. Сначала вся эта компания дружно каялась, что, дескать, не уследили, виноваты и никогда впредь. А потом, когда я уже устал от этого словоизлияния, принялись обхаживать меня, словно гусары институтку.
   -- Сейчас взорвусь, -- честно предупредил я, когда Прутнев пошел на третий круг в своих обещаниях поддержки и помощи от клуба эфирников. Михаил тут же заткнулся и, переглянувшись с Севастьяном-Илларионом, развел руками.
   -- Вот объясните мне, только честно, какого... вы в меня вцепились? -- вздохнул я. -- Михаил, у вас полное училище эфирников, вам мало? Владимир Александрович, а вам какое дело до моих отношений с клубом? Про господина полковника уже не говорю, но Севастьян... вам-то я на кой сдался?!
   Все четверо замолчали и начали переглядываться. Первым не выдержал Брюхов.
   -- А я предупреждал, что надо прямо сказать. Мои дочки знают, что советовать, -- буркнул он.
   Гдовицкой согласно хмыкнул. Севастьян же, только руками развел, глядя на Прутнева.
   -- Ладно. Согласен, -- вздохнул Михаил, откидываясь на спинку кресла. -- От... Севастьян, расскажешь?
   -- Почему бы и нет, -- пожал плечами тот и повернулся ко мне. -- Кирилл, ты помнишь, во время нашей предыдущей встречи я просил тебя съездить на рождественских каникулах в Аркажский монастырь?
   -- Помню, разумеется, -- кивнул я. -- Собственно, я так и намеревался поступить, несмотря на... определенные разногласия, возникшие между мной и вашим клубом.
   -- Я же говорил! -- прогудел Брюхов. -- Тьфу на вас, интриганы доморощенные. Что, трудно было в лоб спросить?
   На этот раз во взглядах Прутнева и отца Иллариона явно промелькнуло смущение. Нет, это надо же, потратить столько времени ради такой ерунды, а?
   -- Спасибо, Кирилл. И извини за этот... балаган, -- справившись с собой, проговорил Севастьян-Илларион.
   -- Да ладно, чего уж там... Но если это единственная причина, по которой вы меня пригласили, то...
   -- Как это единственная? А абонемент?! Я, знаешь ли, не привык получать деньги ни за что, -- фыркнул полковник. -- Оплатил -- так будь добр... пользуйся. Кстати, господа, а не пойти ли и нам пострелять, а?
   Присутствующие переглянулись и дружно стали выбираться из-за стола. Отказываться от предложения Брюхова никто и не подумал. Дурдом.
   А внизу нас уже ждал Сергей-инструктор с дочерьми Брюхова. Но когда вся эта гоп-компания направилась в оружейку, именно он и преградил мне дорогу.
   -- Подожди, Кирилл. Тут кое-кто тебе подарочек передал... точнее, не подарок, а... --Одоев понял, что запутался, и махнул рукой. -- Ладно, в общем, держи, сам поймешь.
   Рядом тут же нарисовалась Татьяна и с улыбкой протянула мне относительно небольшой, но увесистый и пузатый чемоданчик. Поблагодарив девушку, я принял "подарок" и, заинтригованный, тут же его открыл. Шлем? Хм... Покрутив в руках явно знакомую вещь, я нахмурился, но тут же хлопнул себя по лбу. Точно! Это же "улики". Отложив его в сторону, я нашарил руками на дне чемодана пластиковую коробку и, выудив ее, положил на стол. Если не ошибаюсь, внутри должны быть... Щелкнув замками, я откинул крышку и довольно улыбнулся. На пористой формованной подложке красовались два знакомых вороненых ствола с парой сменных и явно набитых под завязку трубчатых магазинов и не менее знакомый браслет-коммуникатор. Рюгеры... мои рюгеры! За-ме-ча-тель-но!
   -- Там еще письмо должно быть, -- негромко проговорила дочка Брюхова, заглядывая в чемодан через мое плечо. Интересно, это кто же мне пишет?
   Настасья шикнула и оттащила сестру в сторону, едва заметила, что я разворачиваю приложенное к рюгерам послание. О как... Владимир Демидович Пенко... Это кто ж такой-то?
   Пробежав взглядом послание, я понимающе кивнул. Вот теперь ясно. Тот самый господин майор, что сначала запер меня в том чертовом "кубике", а потом из него же и выпустил. Сожаление выражает, значит... Ла-адно. Встретимся как-нибудь, поговорим... о сожалениях. Я смял письмо и, сунув его в карман куртки, тряхнул головой. На фиг все это. Не время...
  

* * *

   Маленький двухместный экраноплан, сверкающий, словно елочная игрушка, сошел с заснеженного речного русла и, скользнув по выкату, понесся прямо через поле в сторону теряющихся на фоне снежной белизны невысоких кряжистых стен древнего монастыря. В считаные минуты преодолев снежные заносы, дорогая машина замедлила ход и мягко опустившись на снежный наст, замерла в каких-то метрах от широкого зева ворот, в тени древнего надвратного храма Симеона Столпника.
   Хлопнула пассажирская дверь, вынырнувший из затемненной кабины экраноплана человек махнул рукой, и шустрая машинка, в тот же миг взвыв двигателем, лихо развернулась на месте и, обдав пассажира снежным облаком, умчалась, словно ее и не было.
   Молодой человек посмотрел вслед удаляющемуся сверкающему зеркальным покрытием аппарату и, покачав головой, повернулся лицом к монастырю. Он как раз шагнул под своды широкого зева ворот, когда над землей пронесся глубокий и сильный колокольный звон...
   -- Ну надо же, словно самого государя встречают. Только процессии святых отцов не видно... Замешкались, очевидно, -- бормотнул себе под нос молодой человек, шагая на вымощенный брусчаткой, чисто выметенный двор монастыря. И тут же ухмыльнулся, заслышав доносящиеся со стены шаги спешащего... послушника, что ли?
   Вот он скатился по крутой лестнице и, выйдя во двор, тут же замедлил шаг, демонстрируя неспешность. Забыл, очевидно, как по деревянным ступеням сапогами грохотал.
   Послушник, оказавшийся парнем едва ли на пять-шесть лет старше гостя, появившись рядом с ним, еле заметно откашлявшись, старательно пробасил приветствие и, выслушав ответ, поинтересовался, чего ищет путник в их обители в столь поздний час. Но ответить гость не успел. Вместо него это сделал неизвестно откуда появившийся сухонький старичок в грубой рясе.
   -- Не ко времени спрашиваешь, Илюша. -- Вот и стало понятно, кого пытался изобразить покрасневший послушник. -- Иди, иди. Исполняй послушание.
   -- Благослови, отче, -- дождавшись, пока монах отведет острый взгляд от удаляющегося послушника, проговорил гость, склонив голову.
   -- Бог благословит. -- Монах положил руку на плечо молодому человеку. -- Идем, тебя уж заждались.
   -- Уверены, что меня, отче? -- спросил тот.
   -- Уверен, Кирилла, уверен, -- покивал с легкой усмешкой старик и махнул рукой в сторону появившихся из-за угла древнего храма монахов. Рослых таких детинушек... -- Видишь, все глаза уж проглядели, все жданки прождали... Идем.
   Молодой человек, услышав последние слова монаха, напрягся, но... коснувшись Эфира, тут же расслабился под понимающий хмык старика. И не стал нервничать, даже когда иноки в явственно потрескивающих на их телесах рясах как-то незаметно взяли гостя и сопровождающего его старика в "коробочку" и отконвоировали, иначе не скажешь, к длинному и приземистому строению с узкими и маленькими, глубоко утопленными в толстую каменную кладку окнами, больше похожими на бойницы. Поднявшись на второй этаж по крутой и узкой, жутко неудобной, зажатой в каменные тиски лестнице, "охранники" замерли в самом начале длинного коридора, да так и остались там стоять. А старый монах, по-прежнему не снимая ладони с плеча гостя, повел его к одной из низких и массивных, обитых железом дверей. Постучал свободной рукой по железному переплету и, отпустив плечо еще больше насторожившегося от такого "мирского" жеста молодого человека, вдруг улыбнулся.
   -- Не боись, Кирилла, ничего худого тебя здесь точно не ждет. Слышишь, зовет. Иди...
   Из-за двери действительно послышался приглушенный голос.
   Гостю пришлось изрядно наклониться, чтобы не удариться о низкий дверной косяк. Оказавшись в небольшой комнате, которой больше подошло бы слово "келья", он отвел взгляд от каменных плит пола и, распрямившись, огляделся вокруг. Да, подошло бы, если бы не обстановка. Добротная дубовая мебель, простая, но не лишенная известного изящества. Тяжелые дубовые же книжные шкафы, заставленные потемневшими от времени книгами, нередко с нечитаемой, облупившейся позолотой надписей... и видеопанель вычислителя, освещающая рабочий стол, затянутый зеленым сукном, за которым расположился высокий, кряжистый, как стены монастыря, мощный старик. Вскинув на вошедшего темно-серые, ничуть не поблекшие от старости глаза, умные и цепкие, хозяин кабинета, вопреки ожиданиям наряженный вовсе не в рясу, а в обычный, хоть и чуть старомодный серый костюм-тройку, огладил короткую седую бородку и, растянув губы в радостной, до боли знакомой улыбке, легко, словно молодой, поднялся навстречу гостю.
   -- Ну, здравствуй, Кирюша... Вымахал-то как, а! Совсем здоровый стал. Отцова стать, а? Похоже, похоже...
   -- Отцова, значит... -- оправившись от удивления и вглядываясь в лицо хозяина кабинета, словно в собственное изрядно постаревшее отражение, протянул Кирилл. -- Похоже, значит... Ла-адно. Где один, там и второй.
   Кабинет был небольшим, так что молодому человеку хватило двух шагов, чтобы оказаться рядом с собеседником. Тот только брови удивленно вскинул, а в следующую секунду в скулу хозяина кабинета с молодецким хеканьем влепился немаленький кулак, отправивший того в короткий полет к стене.
   -- И тебе, не хворать, дедушка, -- проговорил Кирилл, с мрачным удовлетворением поглядывая на мотающего головой и безуспешно пытающегося подняться с пола хозяина кабинета.
   -- Не... не в батьку. Точно. Моя кровь, -- сфокусировав взгляд на госте, пробормотал тот и, вдруг хохотнув, гаркнул во всю силу легких: -- Ефимий, старый клещ! Тащи бочонок и чарки! Ко мне внук приехал... знакомиться будем!
   -- Несу, Никита Силыч. Уже несу, -- протиснувшийся мимо Кирилла монах, что провожал его от ворот, грохнул на стол ведерный запыленный бочонок.
   Тут же брякнулись рядом три серебряных, украшенных затейливой чеканкой чарки, и старик, не обращая никакого внимания на кое-как поднимающееся на ноги начальство, принялся метать на стол из холодильного шкафа, замаскированного под тумбочку в углу, тарелки с закуской.
  
  
   В.М. Санин (12.12.28-12.03.89) -- советский писатель-гуманист, полярник, путешественник, автор юмористических повестей, повестей-путешествий, циклов романов об Арктике, Антарктике, о представителях героических профессий (пожарные, летчики, моряки, полярники).
   Русская (она же германская) линия -- в мире ВС эта единица измерения равна трем миллиметрам, в отличие от английской, принятой в большей части Европы и САСШ и представляющей собой десятую часть английского дюйма, т. е. 2,54 миллиметра. Во Франции, Швейцарии, Бельгии, Нидерландах и Италии системы "линий" не применяются, и используются исключительно единицы измерения метрической системы.
  
   БИЦ - Боевой информационный центр, представляет собой управляющий модуль систем защиты стационарных объектов (от родовых боярских имений и подземных бункеров до пограничных укрепленных районов).
  
   ПХД - Парко-хозяйственный день (армейский термин).
   АХЧ - Административно-хозяйственная часть.
   Praemonitus - praemunitus (лат.) - Кто предупрежден - тот вооружен.
   Гал - Единица ускорения и напряженности гравитационного поля Земли.
   ЗАС - Засекречивающая аппаратура связи (военный термин).
   Die Macht uber alles (нем.) - Могущество превыше всего.
   Имперские семьи - здесь имеются в виду родовитые фамилии Германского Рейха
   "ДСП", "СС" - Грифы секретности: "Для служебного пользования" и "Совершенно секретно", соответственно.
   Хитровка - окрестности Хитровского рынка, бывшая вотчина разбойного люда, основательно вычищенная в середние двадцатого столетия. Самого Хитровского рынка давно нет, как и тамошних "малин" и "хаз", а прозвище "хитровские" так и осталось за московскими уголовниками.
   Джемадар - звание у гуркхов, соответствующее лейтенанту.
   ЛТК, ТТК - Легкий и Тяжелый Тактические Комплексы, соответственно. Представляют собой экзоскелетные герметичные доспехи разной степени бронирования и вооруженности. Кроме прочих различий, в штатный арсенал любого ЛТК входит длинноклинковое артефактное оружие, как средство противодействия ТТК противника, ввиду того что размещение на легком ТК метательного оружия, достаточного мощного, чтобы пробить броню тяжелых ТК, на данном этапе развития артефакторики и энергетики невозможно.
   Майор - в данном случае, это не воинское звание, а исторически сложившееся название должности командиров наемных отрядов, как "капитан" - непременное название должности командира личной гвардии европейского титулованного дворянина.
   "Wiesel" (нем.) -- "Хорь". Здесь речь идет об экзоскелетном легкобронированном боевом комплексе (т. н. ЛТК -- легкий тактический комплекс) производства германской компании Wanderer-Werke AG. "Визель" -- ЛТК поля боя, предназначен для уничтожения живой силы и техники противника. В ограниченных условиях может применяться для противодействия тактическим комплексам противника, а при соответствующем оснащении, может быть использован для проведения диверсионных мероприятий и в качестве средства ЭП (эфирного противодействия -- аналог известным нам средствам РЭБ). Ввиду конструктивных особенностей ЛТК "Визель", операторами таких комплексов могут быть только одаренные.
   СЭП, СУО - Системы эфирного противодействия и системы управления огнем, соответственно.
   РСУ - рунная система управления (она же "оболочка"). Программное обеспечение, используемое в технике - от ЛТК и ТТК до боевых платформ и авиации.
   ПС-У - Платформа спасательная универсальная. Транспортное средство повышенной проходимости, используется для доставки боевых пожарных расчетов на пересеченной местности, тушения лесных пожаров и оказания первичной медицинской помощи в полевых условяих.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.78*421  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"