Демченко А.В.: другие произведения.

Воздушный стрелок 4 Часть 5. Лучше гор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.56*38  Ваша оценка:


ЧАСТЬ V. Лучше гор

Глава 1. Всякие умствования

   Тёплое солнечное утро как нельзя больше способствует расслаблению и неге. За окном поют птицы, шелестит зелёной кроной старая сирень, на небе ни облачка и, кажется, можно вечно валяться в постели, предаваясь ленивому безделью... Эх, если бы оно так и было. К сожалению, такая идиллия просто не может быть вечной, и я уже загривком чую грядущую бурю с грозой, молниями и, может быть даже, хлещущим ливнем.
   Первая за месяц встреча с Олей, сорвала нам обоим крышу. Эмоции плеснули через край, так что никакая блокировка не помогла, её просто снесло ураганом чувств. А сегодня, невестушка, кажется, уже пришла в себя, так что вскоре меня ждёт скандал. Насколько редкий в наших отношениях, настолько же и грандиозный. Не уверен насчёт "ливня"-слезоразлива, но молний, думается мне, будет в достатке...
   Я приоткрыл один глаз и полюбова... эм-м, принялся наблюдать за неожиданно прервавшей сборы в ванную сердитой невестой, расхаживающей из угла в угол небольшой спальни в полном неглиже. Нет, но до чего же красива, а! Как там было? "Ах, боярыня, красотою лепа, червлёна губами, бровьми союзна..." Видел бы Иван Васильевич сейчас Ольгу, слюною бы изошёлся старый греховодник! Высокая, стройная, гибкая... хотя, нет, раньше по кумполу своим же посохом схлопотал бы. А нечего на мою обнажённую невесту пялиться. Будь ты князь, царь или император вселенной, утрись и не отсвечивай. Моё!
   - Кирилл, кончай притворяться, я же чувствую, что ты не спишь! - Воскликнула Ольга, застыв перед кроватью в классической позе суровой жены, встречающей мужа после попойки. Что называется, руки в боки, и плевать, у кого на каком глазу тюбетейка! Сейчас жахнет. - Я кому говорю!
   Кубарем скатившись с кровати, я выглянул из-за неё и невольно присвистнул. Прямо посреди перины красовалось солидное выжженное пятно, ещё тлеющее и воняющее жжёным пером. Но долго рассматривать эту "красоту", Ольга не позволила. Я пригнулся и очередная молния с треском впилась в стену над моей головой. Эка она разошлась!
   Скрип несчастной кровати, на которую запрыгнула Оля, заставил меня метнуться вдоль стены к входной двери... и я еле успел закрыться кинетическим щитом от удара эфирной волны. Мощно. Всю дурь вложила, кажется, гридня недоделанная! Ещё один рывок, на этот раз к окну, в которое тут же врезалась миниатюрная шаровая молния. Это что, она пытается не дать мне уйти? Глупая, не собираюсь я никуда сбегать, мы же только начали веселье... Разгон! И бегом по кругу.
   Надо отдать должное невесте, она не стала швыряться техниками наобум. Я с удовольствием отметил, что после первых неудачных попыток, Ольга резко успокоилась и вошла в транс. Ага, точно. Наводится на эфирные возмущения... Хлопок!
   Ускорившись до предела и проскользнув на коленях по домотканому половичку, нырнул под кровать и невольно хмыкнул, увидев цепочку обожжённых проломов в досках пола, там, где только что проехался. Разошлась, однако, невестушка. Удары-то, точечные, но вот сил она в них вкладывает... и ведь не просто молнией шарахает, она свои удары Эфиром усиливает, иначе, чёрта с два бы обычные, пусть и мощные электроразряды проломили пол! И вновь прыжок, на этот раз к шкафу... к окну... к кровати... О, кажется, устала. Скорость реакции падает, да и сила последнего удара... вяленько как-то. Что ж, поправим.
   Рывок вверх. Шлёп!
   - Ай! - Ольга схватилась за левую ягодицу, по которой я только что отвесил смачного леща, а в следующий миг в воздухе отчётливо запахло яростью и... озоном. О, раскочегарилась. Прыжок. Линза. Щит!
   Зависнув под потолком, я окинул взглядом поле боя и невольно хмыкнул. На кровати, в полный рост стоит Ольга, а вокруг неё, с треском облизывая стены, пол и мебель, пляшут огни знакомого "синего невода". Редкие молнии бьют вверх, истощая щит, прикрывающий мою "подушку"-линзу. Электрический ад!
   Техника истощилась и Ольга, недоумённо оглядевшись по сторонам, слезла с подпаленной кровати. Заглянула под кровать... эх, какой вид! Я аж языком цокнул. Невеста услышала и подняла голову. А глаза-то как горят. Убьёт, не пожалеет. Пришлось отлепляться от потолка, спрыгивать вниз и тут же рвать когти с места приземления. Кровать жалобно скрипнула и... рухнула с подломившихся ножек, не выдержавших кинетического удара ученицы.
   Простимулированной мною, Ольги хватило ещё на пять минут гонок по спальне, прежде чем она полностью исчерпала свой резерв и тяжело осела на пол. Впрочем, я не дал ей коснуться покрытых копотью досок и, подхватив невесту на руки, метнулся в ванную комнату.
   Опустив тяжело дышащую, пребывающую практически на грани обморока Ольгу в ещё не успевшую остыть воду, я пробежался пальцами по позвоночнику невесты, надавил на пару точек и, заметив, как прояснился её взгляд, удовлетворённо кивнул. Теперь не отключится.
   - Приводи себя в порядок и спускайся вниз. Завтраком покормлю. - Произнёс я.
   - Сволочь. - Тихо ответила она. Ну, хоть нападать не стала. - Тебе, кстати, тоже не помешало бы освежиться.
   - Мне летнего душа хватит. - Откликнулся я и, не дожидаясь язвительного замечания, явно готового сорваться с алых уст уже начавшей приходить в себя Оли, открыл в полу "окно" в сад... куда и провалился под потемневшим взглядом невесты. Кажется, до неё дошло, что смотаться из спальни я мог в любой момент. М-да, об этом я как-то не подумал. Ну да ладно, что уж теперь...
   - Ну что, теперь ты в состоянии вести конструктивный разговор? - Спросил я Ольгу, когда мы устроились за накрытым мною столом.
   - Вполне. - Ответила она.
   Окинув взглядом невесту и прислушавшись к её эмоциям, я даже немного удивился. Она действительно успокоилась! А всего-то и надо было спустить пар... И ведь это не усталое безразличие, вовсе нет. После ванны и медитации, Ольга так и пышет энергией, но при этом не проявляет и сотой доли той ярости, что час назад ураганом прошлась по спальне. Эх, придётся возмещать хозяевам ущерб...
   Пока я приглядывался и прислушивался, моя невестушка успела соорудить себе пару солидных бутербродов и уже вцепилась зубами в один из них. Мне оставалось только подвинуть поближе к Ольге огромную кружку чая с лимоном, на что та благодарно кивнула и... оказалась потеряна для общения. А ведь только что утверждала, будто готова к беседе. М-да уж, видимо, придётся отложить серьёзный разговор ещё на некоторое время, а его у нас не так уж много.
   Глянув на стремительно исчезающую со стола еду, я поторопился присоединиться к Ольге, пока она не смела всё подчистую. Всё же, наши ночные и утренние экзерсисы и у меня отняли немало сил, которые следовало бы восполнить.
   После плотного завтрака, мы с невестой устроились в беседке за домом.
   - Итак... - Ольга воткнула в меня "прокурорский" взгляд. - Маша с Лизой сказали, что автором затеи с неподчинением отряда командиру, был ты. В принципе, я понимаю, зачем ты так поступил со мной, но... неужели нельзя было обойтись без таких радикальных методов? Может быть, следовало просто объяснить, что к чему, а не устраивать этот спектакль?
   - Трижды.
   - Что "трижды"? - Не поняла Оля.
   - Ещё до начала вашей "лесной практики", мы с Валентином Эдуардовичем трижды пытались достучаться до твоего разума. Но слов о недопустимости подобного поведения и отношения к окружающим, ты просто не слышала. В упор. Это первое.
   - А есть ещё и второе? - Хмуро спросила невеста.
   - Есть, конечно. - Кивнул я. - Вопреки твоим представлениям, я не действовал за твоей спиной и не устраивал никакого "спектакля". Всего лишь разрешил ученицам наглядно выказать своё "фи", в случае, если ты зарвёшься на посту командира, ну и подсказал им пару способов воздействия в такой ситуации. Ты же не кричала о недопустимых манипуляциях и не возмущалась, когда я присылал тебе рекомендации по тренировкам Вербицкой, например? Здесь, то же самое...
   - А если бы я... продолжила вести себя по-прежнему? - На миг запнувшись, проговорила она.
   - Разжаловал бы. - Я ткнул пальцем в коммуникатор и продемонстрировал на экране одну из целого списка "вводных", загодя приготовленных мною для шастающего по лесам девчачьего отряда, и подразумевающих самые разные варианты развития событий. В частности, сейчас я показал Ольге вводную, согласно которой, нынешний командир лишается "должности", а выборы нового ложатся на плечи учениц. Убедившись, что Ольга внимательно прочла весь текст, я договорил, - и дал бы твоей "преемнице" несколько рекомендаций по дальнейшему отношению к её бывшему командиру. Конечно, пришлось бы потратить немного больше времени, но к концу вашей практики я бы всё равно добился нужного результата. Уж поверь.
   - Вот так, да? - Протянула невеста.
   - Именно. - Кивнул я. - Так или иначе, но ты перестала бы относиться к подчинённым, как к неодушевлённым кускам мяса, не имеющим права на собственное мнение и чувства. Самодурство, оно, знаешь ли, никогда до добра не доводит.
   - Воспитывать, значит, решил, да? - Прищурившись, ядовито осведомилась Ольга. - Покладистость во мне выпестовать захотел?
   - Не моя задача. - Усмехнулся я в ответ. - Воспитывать тебя должен твой любезный батюшка. А я всего лишь учу. Учу думать, учу правильно использовать доступные возможности и расширяю их спектр, применяя для этого все доступные методы. Тебе они кажутся жёсткими? Увы, но ты со всей очевидностью доказала, что мягкие меры не всегда оказывают на тебя нужное воздействие. Далеко не всегда. А мне хочется видеть в своей ученице некоторую долю... не покладистости, нет, она с боярским званием не сочетается. Но толику здравомыслия, понимания окружения, пределов своих сил и влияния, определённо, да.
   - И какое же отношение имеет к Эфиру, это самое "понимание"?
   - Самое прямое. - Улыбнулся я в ответ и поднялся с лавки. - Смотри внимательно...
   Раз. Дыхание замедляется. Два. Сознание раскрывается, охватывая всю беседку разом. Три. Течение энергий замедляется, подстраиваясь под эфирное излучение этого места. И шаг назад.
   - Кир? - Ольга ошарашено закрутила головой, пытаясь найти меня взглядом, но уже через секунду опомнилась и постаралась прочувствовать окружающий Эфир. Естественно, без результата.
   Оказавшись у неё за спиной, я скинул отвод глаз, и невеста негромко вскрикнула, обнаружив "пропажу".
   - Видишь, я скрыл своё тело и ты меня потеряла, упустив, что Эфир, это не только энергия доступная для манипуляции, но ещё и информация, которую можно и нужно читать. Вспомни хотя бы наши уроки по "чтению" истории различных предметов. Со своим отношением к подчинённым, как неодушевлённым исполнительным механизмам, ты отбрасываешь целый пласт этой информации, в виде эмоций людей, их мыслей, мироощущения, в конце концов, и таким образом сама урезаешь собственные возможности.
  

Глава 2. Инспекция

   Порка, нотация и очень конкретный стимулирующий пример с эмоциональной встряской на закуску. Это сочетание неплохо показало себя ещё в той жизни, и здесь сработало с не меньшим успехом. Ольга задумалась, а значит, как минимум, половина дела сделана. Остальное... до остального она должна дойти сама, своими мозгами, иначе, грош цена её учителю. С другой стороны, что мешает мне проконтролировать этот процесс? Ничего, кроме отсутствия достаточного времени для наблюдения за ситуацией... эх.
   Разговор с Ольгой постепенно свернул с темы её "учёбы" на новости, которых у меня за прошедшее с начала лесной практики время, накопилось весьма изрядное количество.
   Известие о начале строительства мастерской и ремонтной базы Оля встретила радостным писком, плавно перешедшим в задумчивое "эм-м...".
   - Что такое? - Спросил я. - Какие-то непонятки?
   - Да. - Резко кивнула она, вынырнув из водоворота мыслей. - Кто и когда будет там работать? У нас же учёба впереди. А Михайловский университет, не то место где легко спустят прогулы лекций или неявки на семинары.
   - До зимы придётся решить вопрос с академическим отпуском для тебя и Жорика, - ответил я. - А там, он обещал подобрать в училище при вашем университете, толковых выпускников из мещан или отказников, готовых пойти под нашу руку. Но тоже ближе к концу семестра, благо у них, как раз, зимний выпуск.
   - И кто их будет проверять на... профпригодность? - Осведомилась Ольга.
   - Вы же с Роговым ими командовать будете, так кому, как не вам экзаменовать своих будущих подчинённых? - Невозмутимо произнёс я.
   - А ты? - Вскинулась невеста.
   - Оленька, в отличие от тебя и Жорика, мои познания в технике мизерны. Рунную схематику отдельных узлов и деталей того же "Визеля", да и то не всех, я ещё потяну, но что-то более серьёзное, увы, это уже ваш жернов, вам его и крутить. А у меня хватит и иных дел на базе. Снабжение, обслуживание, ремонт... за всем этим тоже кто-то следить должен, знаешь ли. Да и обязанностей учителя с меня никто не снимал. Так что, не волнуйся, работа там всем найдётся. И мне и тебе и остальным девчонкам. Кстати, имей в виду, сразу по окончании здешней практики, мы всем кагалом полетим туда. Предупреждаю заранее, чтоб потом не было ненужной суеты и лишних телодвижений.
   - Полетим? - Ольга приподняла изящно очерченную бровь.
   - Именно. Так быстрее получится. - Улыбнулся я в ответ. - Да и обновкой похвастаться хочется. Разжился я тут интересным транспортом с подачи Валентина Эдуардовича, вот и продемонстрирую его заодно.
   - Тебе спасплатформы мало? - Покачав головой, вздохнула невеста.
   - Она не летает. - Констатировав очевидное, я развёл руками. - Да и места, где база расположена, не слишком удобны для подобного транспорта. Аэродин куда сподручнее.
   - Ты купил экранолёт?! - Изумилась Ольга.
   - Ну да. - Кивнул я. - Десантный шлюп "Борей" из запасов Посадских. Хорошая, надёжная машина, Рогов в неё уже даже две спарки воткнул, для пущей безопасности.
   - Это что за места такие, если туда без тяжёлого стрелкового соваться нельзя? - Пробормотала Ольга. - СБТ, что ли?
   - Почти. Червоннорусское воеводство. - Уточнил я.
   - Мастерская будет находиться в Карпатах? Там же кругом одни бандиты и наёмники! - Нет, вот это и есть настоящее изумление. А то, что продемонстрировала Ольга минуту назад, было так... намёком.
   - Зато, там нас будет труднее достать, в случае чего, да и лишним любопытным пробраться в мастерскую будет совсем непросто. Особенно, если за построение сигнальных и защитных систем возьмётся кто-то вроде сидящей у меня на коленях боярышни. - Ответил я невесте. - А кроме того, ваш отъезд в те места и, соответственно, уход из-под возможного наблюдения, удачно прикрывается идеей обкатки приобретённых вами навыков в боевых условиях, как это принято в некоторых боярских родах. С родителями я эту тему уже обсудил, и идея почти не встретила возражений.
   - Хочешь сказать, что Громовы, Вербицкие, Посадские... и мой отец, вот так запросто отпустят нас в регион, где боевые действия - норма жизни, а перестрелки - неотъемлемая часть серых будней?
   - Разумеется, убедить их в этом было не так уж просто. - Вздохнул я. - Мне пришлось пойти на определённые уступки и дать некоторые обещания, чтобы успокоить родителей, но как учитель, я имею полное право самостоятельно определять место, способы и методы вашей подготовки. И с этим они поспорить не могли. Хотя им очень хотелось, да...
   - Дела-а. - Как-то совсем по-простецки протянула Оля, но тут же встрепенулась. - Нет, в принципе, я понимаю твой выбор места, и не возражаю против него, но... а что там с твоими обещаниями?
   - Ну, ваши родители прекрасно понимают, что я, как учитель не могу упустить такую возможность поднатаскать вас в боёвке, и выставили несколько условий, которые я предпочёл принять. Никаких контрактов на захват владений или их защиту, ликвидацию или охрану людей. Вообще, Валентин Эдуардович настоятельно рекомендовал воздержаться от чисто боевых заказов. А поскольку, я и так не намеревался делать из вас штурмовиков, то и спорить с будущим тестем не стал. Нам хватит и контрактов поддержки. - Ответил я, мысленно порадовавшись, что Ольга не стала артачиться и критиковать мою затею с размещением базы в Карпатских горах. Впрочем, она же пока не видела подобранного нами с Жориком места. А там, посмотрит, оценит, глядишь, ещё и устроит "концерт по заявкам". Ну да ладно, придёт время, разберёмся, если что. А сейчас... пора собираться. Через два часа прибудет шлюп, и к этому времени Ольга должна быть уже в лесном лагере, а я готов к вылету. И не только я. Обещал ведь Инге не оставлять её в одиночестве. Эх...
   К прибытию "Борея" мы с младшей сестрой ватажника успели едва-едва. Сначала долгое "прощание" с Ольгой, потом прыжок "окном" в лагерь и суматошные сборы... в общем, в шлюп мы с Ингой забирались изрядно запыхавшись, что, впрочем, не помешало мелкой с радостным визгом повиснуть на старшем брате, встретившем нас в десантном отсеке "Борея".
   Кстати, за время подготовки шлюпа к работе в приграничье и СБТ, Рогов успел не только обеспечить его вооружением и комплексом рунных щитов, которыми он тут же не преминул похвастать, но и несколько "облагородил" десантный отсек, закрыв прежде обнажённые "рёбра" фюзеляжа пластиковыми панелями. Кроме того, этот дизайнер срезал длиннющие сварные лавки вдоль бортов, и установил вместо них два комплекта по шесть кресел, в носовой части отсека, расположив их, словно в сидячем вагоне поезда, "лицом" друг к другу, по три штуки с каждой стороны от центрального прохода, ведущего в кабину пилотов. И даже про столики не забыл. А на освободившемся пространстве в центральной и хвостовой части отсека, я заметил комплекты универсальных креплений в переборках, настиле и подволоке.
   - Увидел уже? - Гордо улыбнулся Георгий, когда Инга, наконец, оставила его шею в покое, и отправилась обследовать шлюп. - Это для оборудования. Хочешь, крепи мобильный медкомплекс на трёх человек, хочешь, разворачивай походную мастерскую с парой унистендов для ТК.
   - Толково. - Кивнул я, хотя идея устраивать в "Борее" рембокс меня не радует. Проще доставить на нём раздолбанную технику на базу и уже там приводить её в порядок. С другой стороны, мало ли, как дело может обернуться. - Ты уже, небось, и аппаратуру для установки присмотреть успел?
   - Ну, было дело. - Потупился наш маньяк от техники, но тут же улыбнулся. - Да ты не переживай, атаман, она не дорогая, в пределах пары тысяч рублей за полный комплект.
   - Это что за стенд такой? - Удивился я, краем глаза поглядывая за нацелившейся на вскрытие какого-то люка Ингой. - Китан-тайван, что ли?
   - Э? - Не понял Рогов.
   - Не бери в голову, это я так, о своём. - Поморщившись от собственного промаха, вздохнул я. Здесь, Китай никогда не был империей подделок, это "гордое" звание давно и надёжно застолбило за собой западное побережье САСШ, так что если кто-то хочет указать на отвратительное качество предмета, ему достаточно сказать "сделано на Западе", и всем всё становится ясно. - Откуда такие цены, Жорик?
   - Да там же ничего сложного или особо дорогого. - Пожал он плечами. - Четыре балки-распора, откидной рабочий стол, ручной инструмент, да генератор для питания тестового оборудования и точечника.
   - Понятно. - Кивнул я в ответ, выуживая из открытого люка, почти нырнувшую туда Ингу. Георгий взглянул на успевшую перемазаться в машинной смазке сестру и, вздохнув, потянул её к креслам, на ходу вытаскивая из кармана чистый платок.
   - Горе моё! Пятнадцать минут со взлёта не прошло, а ты уже выглядишь так, словно вручную разобрала двигатель этого шлюпа. - Бормотал он насупленной егозе, старательно оттирая её лицо и руки. М-да, а ведь если ставить реанимокомплекс, то придётся озаботиться водой. Не таскать же с собой магазинные кеги?
   Место будущей базы встретило нас гомоном и суетой. По расчищенной площадке, рыча, раскатывает строительная техника, слышны крики рабочих и редкий, но от того не менее смачный мат бригадиров. Работа идёт, и здесь, на границе букового леса и полонины уже можно видеть кое-какие результаты. В частности, короткую стометровую ВПП, на которую сел наш "Борей", сэкономив на режиме вертикального взлёта далеко не вечный ресурс двигателей. Чуть в стороне от полосы виден ангар, в который пилоты уже закатили шлюп, а рядом с ним строение поменьше. Судя по антенному полю на крыше, там должен находиться центр управления.
   Впрочем, я приехал сюда не для того, чтобы осматривать стройку. Точнее, эту стройку.
   - Георгий! - Окликнувший моего ватажника, Северский обошёл груду строительного мусора и с открытой улыбкой протянул руку Рогову. Меня он, как можно догадаться, не увидел вовсе. Отвод глаз, наше всё. А расхаживать здесь без него я не собирался, как раз во избежание встречи с Игорем Сергеевичем.
   В принципе, я мог бы и не прилетать сюда, ограничившись получением информацией с фиксатора Жорика, но уж очень хотелось пройтись своими ногами по будущей базе, лично поприсутствовать при беседах со строителями и с Северским. Не из недоверия к ватажнику, совсем нет. Но, в конце концов, реальным заказчиком строительства являюсь именно я, а значит, и контроль происходящего здесь, тоже лежит на мне. В противном случае придётся взвалить ответственность за любой провал на Рогова, что было бы, как минимум, нечестно, учитывая его нулевой опыт в подобных вещах, и тот факт, что сам Жорик не имел возможности отказаться от выполнения порученной ему работы. Заодно, кстати, посмотрю, как он справляется с задачей.
   Зал оказался огромен и темён. А ещё здесь царит тишина. Полная, абсолютная. Но с появлением в нём нашей небольшой компании, всё изменилось. Тихо зарокотал генератор и на пятиметровой высоте, вдоль стен вспыхнула цепочка ярких ламп, моментально осветивших полусферу зала. Полированные своды заискрили, заиграли бликами, бросая яркие отсветы на невыразительно-серый, словно рифлёный пол. И мы замерли.
   - Ну и как вам, результат моего труда? - С гордостью осведомился Северский.
   - Это потрясающе. Вы действительно настоящий мастер Тверди. - Ошеломлённо произнёс Георгий. Полностью поддерживаю. Создать такое всего за месяц... я в восторге! Какие "вои", какие "гридни"?! "Каменные шипы", "стены", "шрапнель"... ерунда всё это. Игрушечки-войнушечки. Куда им до этого шедевра, созданного волей одного-единственного человека! Шедевра, что может простоять века, если не тысячелетия.
  

Глава 2. Кто куда, зачем, о чём...

   Хозяин кабинета проводил взглядом направившегося к выходу помощника и, непроизвольно дёрнув щекой, уставился в окно, за которым привычно сиял золотом "Иван Великий".
   - Ну что? - Осведомился, неслышно появившийся в кабинете посетитель, вынырнувший из-за тяжёлой портьеры, скрывавшей узкую невысокую дверь в соседнее помещение. - Твоё мнение?
   - В их верности сомневаться не приходится. - Медленно проговорил Михаил, оторвав взгляд от окна. - Да, они оба весьма недовольны происшедшим, но продолжать служить будут с тем же рвением, как и прежде.
   - Ты уверен в этом? Благодаря твоей игре, они потеряли солидный и, самое главное, невосполнимый ресурс. Более того, кое-кто даже лишился будущего зятя. - Спросил посетитель, совершенно непринуждённо усевшись на стул перед огромным рабочим столом цесаревича. Впрочем, хозяина кабинета, такое наплевательское отношение к этикету даже не удивило. Его сейчас беспокоило другое, и гость, прекрасно это понимая, с мастерством достойным лучшего применения, давил на болевые точки цесаревича.
   - Абсолютно. - Процедил он сквозь зубы.
   - А то, что они сплавили своих детишек подальше от света... и от тебя? Как это расценивать? - Спросил визитёр, делая вид, что не замечает полыхнувшего злостью взгляда Михаила.
   - Осторожность и забота о родне. - Отрезал тот. - Я бы на их месте поступил так же. Если уж противник сумел нанести удар по моим эфирникам, и даже выкрал молодого, но известного своей силой мастера, то его ученицам сам бог велел спрятаться в самую тёмную нору и не высовываться оттуда, пока проблема не будет разрешена.
   - Что ж, пусть так. - Неожиданно отступил визитёр и, стерев с лица холодную полуулыбку, договорил куда тише и серьёзнее, даже сменив форму обращения. - Возможно, вы не лишились их верности, и я верю, что они будут так же ревностно служить вам, как и раньше. Но вот доверие этих людей вы потеряли. И, ваше высочество, молите бога, чтобы ваша игра вскрылась после того, как они оставят свои посты. А лучше, после их смерти. Иначе более верных и последовательных... врагов у вас не будет.
   - А ты? - Вырвалось у цесаревича.
   - Я? - Недоумённо приподнял седую бровь его собеседник.
   - Да, ты! - Вздёрнув подбородок, настойчиво повторил Михаил. - У тебя разве нет повода стать моим врагом?
   - Есть. - Невозмутимо кивнул тот, своим признанием изрядно выбив из колеи цесаревича. - Повод есть. Возможности нет. Как и выбора.
   - Монстр. - Тихо произнёс Михаил и услышал в ответ тихий, продирающий внутренности холодом смешок.
   - Верно. - Утвердительно кивнул гость. - Я бездушная тварь, отрёкшаяся от своей крови, ради моего сюзерена и его страны. Монстр, как и твой отец, сейчас железной рукой наводящий порядок в собственном доме, и уже претендующий на звание "Палача" в учебниках, как покойный Георгий Громов в своей одержимости готовивший из внука бомбу, как сотни бывших патриархов боярских родов, добровольно передавших главенство своим детям и уехавших в чужие земли, чтобы не ввергнуть страну в бессмысленную мясорубку всех против всех. Мы все монстры, да. Наследники Великой войны. А ты, пока, глупый юнец, возомнивший себя гроссмейстером, но до сих пор не научившийся ценить имеющиеся ресурсы.
   - Чего ты хочешь? - Устало спросил цесаревич, с невольной дрожью взирая на собеседника.
   - Ничего. - Тот мотнул головой, поднимаясь со стула, но, уже оказавшись у прикрытой портьерой двери, обернулся. - Наше время не бесконечно, ваше высочество, а польза, которую старые, помешанные на крови волки могут принести государству, огромна. Подумайте об этом.
   Тихо хлопнула низкая дверь и в кабинете воцарилась тишина.
   - Помешанные на крови волки... - Почти прошептал цесаревич, буравя невидящим взглядом портьеру, за которой скрылся его гость. Но уже через миг в его глазах зажёгся чуть сумасшедший огонёк - Старая тварь! Как он сказал? Наследники войны? Нет... Последняя когорта победителей! И я, чёрт возьми, заставлю их ещё раз послужить короне.
   Наследник престола ткнул пальцем в экран вычислителя, послушно развернувшийся над столом.
   - Государь. - Михаил склонил голову перед появившимся изображением.
   - А, сын... слушаю тебя.
   - Я хочу просить вас об аудиенции. - Безэмоциональным тоном выдал цесаревич. Отец смерил его удивлённым взглядом, но, уже через секунду, словно вспомнив о чём-то забавном, усмехнулся и кивнул.
   - Через час в Малахитовой шкатулке. - Бросил правитель, и экран вычислителя погас сам собой.
   Наследник еле заметно улыбнулся и, проведя ладонью по тяжёлой столешнице, обитой старомодным зелёным сукном, повернулся к шкафу с документами. У него есть сорок пять минут на подготовку,
   - Думаешь, получилось? - Государь перевёл взгляд на того же визитёра, что только что взбаламутил его сына, но тот пожал плечами.
   - С некоторых пор я не даю прогнозов в отношении столь молодых людей. - Проговорил гость.
   - Ладно, подождём его самого. - Вздохнул его собеседник и указал визитёру на небольшой, скрытый от глаз обычных посетителей, шкафчик в углу комнаты. Тот понятливо кивнул, и минуту спустя, мужчины, расположившись в удобных креслах, наслаждались мягким ароматом "шустовского" коньяка.

* * *

   Как я и обещал, Рогову пришлось взять несколько уроков управления шлюпом. Точнее, я просто направил его на обучение к "нашим" пилотам. Конечно, вести воздушный бой за пару месяцев он не научится, но так и "Борей" вовсе не истребитель. Другое дело - боевое маневрирование. Вот эту часть обучения, после пары вылетов с капитаном шлюпа, подтвердившим достаточность моей квалификации, я взял на себя, благо азы этого дела, как выяснилось, я ещё неплохо помню. Противозенитный манёвр, "змейка", пикирование и прочие радости, отчего-то не показались Жорику такими уж интересными, но учился он серьёзно и плотно, как привык в университете. А вот Инге, на время наших учебных полётов прочно устроившейся в кресле бортинженера, эта игра понравилась, как "американские горки". Восторженных писков было море.
   Я же кайфовал и... недоумевал. Там, в прежней жизни, я относился к полётам, лишь как к необходимым, да и то нечасто, навыкам, и никогда не испытывал какой-то особой радости от управления самолётом или вертолётом. Здесь же, стоило в руках оказаться штурвалу и меня просто накрывало волной удовольствия. Радость так и пёрла. Я искренне наслаждался каждым манёвром, а послушная машина, кажется, реагировала даже не на управление, а всего лишь на оттенки мыслей!
   И лишь спустя несколько занятий, до меня дошло. Причиной озарения стал сон-воспоминание, в котором я, будучи двенадцатилетним мальчишкой, летал на дельтаплане. Вот только в моей прошлой жизни, такого момента не было. Впервые в небо я поднялся в брюхе семьдесят шестого ИЛ-а, уже будучи курсантом, а дельтаплан, как и "крыло" появились в моей жизни ещё позже и, опять же, никогда не вызывали особого удовольствия. Всего лишь способ достижения цели, выполнения задачи, не более. В общем, несложно было понять, что накрывавшие меня в полёте чувства были не моими, точнее... моими, но ТОГО Кирилла. Вот кто любил небо беззаветно и преданно, как только может любить его прирождённый лётчик. Напугало ли меня это осознание? Ничуть. Я скорее благодарен этому стойкому пареньку за подаренную радость, и надеюсь, что где бы ни оказался, у него всё в порядке и... он исполнил свою мечту о полётах. Очень надеюсь.
   А время бежало и заставляло меня рваться на части. Тренировки учениц, настропалившихся водить за нос и глушить противника в лучших традициях диверсантов и ориентирующихся в лесу не хуже, чем в родной спальне. Полёты с Жориком и занятия руникой с Ингой. Сопровождение грузов на наконец достроенную базу и организация её временной охраны. Установка оборудования и разворачивание мастерской... Дел было море, и везде нужно успеть и всё проконтролировать. Кто бы знал, с каким удовольствием я свалил часть этого груза на своих учениц, когда они всё же выбрались из леса, заслужив за последний месяц "игры" изрядное уважение и даже некоторую опаску со стороны дружинников Бестужева, составлявших им компанию в этой "Зарнице".
   Сентябрь наступил незаметно и неумолимо. Мы начали готовиться к переезду в приграничье, и тут выяснилась одна вещь, о которой все как-то дружно забыли, а единственный помнивший о ней человек, не пожелал извещать о проблеме. Ну, признаюсь, честно, оказавшись на месте Инги, да в её возрасте, я бы, наверное, тоже постарался умолчать об этой... га... радости. Школа. За всеми пертурбациями весны этого года, мы напрочь позабыли о том, что девочку нужно устроить в школу. Ну уж, я-то точно забыл. А Жорик? Рогов только переводил беспомощный взгляд с меня на свою сестру и молчал. Рассчитывал на атамана? Может быть. Но, извините, с какого перепугу?! Может быть, я за своего ватажника и шнурки завязывать должен?
   - Ладно, что уж теперь. - Успокоившись, я вздохнул и покосился на отползшего в уголок Георгия. Кажется, переборщил с давлением. - Жорик, берёшь документы сестры, и отправляешься в Москву. Департамент образования тебя ждёт. Но сначала заглянешь в полковой госпиталь к Нулину, он тебе выдаст справку для Инги. Уже вооружившись ею, отправишься к чиновникам от образования и напишешь заявление о продлении срока домашнего обучения. Ясно?
   - Так точно. - Вытянувшись во фрунт, гаркнул моментально просветлевший Рогов. При его комплекции весла и абсолютно "ботаническом" виде, подобный жест выглядел просто смешно. Настолько, что даже мелкая не сдержала смешка. Впрочем, Рогову было сейчас плевать на всё. Проблема, так неожиданно влупившая ему по голове, оказалась решаемой, и эта мысль, кажется, отправила настроение замотанного летними событиями и делами ватажника высоко-высоко в небеса.
   Поморщившись, я притушил восприятие и, отвернувшись от облегчённо вздыхающего Рогова, набрал на коммуникаторе номер старого знакомого. Нулин ворчал, Нулин ругался на "лоботрясов, которым даже котёнка доверить нельзя", но всё же дал добро на визит Жорика, и отключился.
   - Кирилл, а ты не боишься, что он может тебя сдать? Пусть даже нечаянно? - Спросила Ольга, внимательно наблюдавшая за моими действиями.
   - Не боюсь. - Мотнул я головой, всем видом давая понять, что не намерен распространяться на эту тему. Невеста поняла и не стала настаивать на объяснениях. Нет, возможно, позже она и попытается выяснить причины такой моей уверенности в докторе, но устраивать "допрос" под взглядами остальных учениц, Жорика и мелкой егозы, не станет. А вдруг дело окажется серьёзным, и я упрусь рогом, не желая просвещать её в этом вопросе? Нет, Ольга достаточно умна, чтобы не оконфузиться, давая понять окружающим, что есть вещи, о которых некий Кирилл Николаев отказывается рассказывать даже своей невесте. На чём и играю. Бессовестно.
   Как итог, уже к вечеру довольный Рогов, отправленный мною в Москву всё тем же "Бореем", отзвонился, чтобы поделиться радостью по поводу успешного выполнения задания. А уж как ликовала Инга, всё это время нервничавшая от упомянутой мною перспективы загреметь в школу с полным пансионом, это что-то. Ну да, я, такая мстительная скотина, не стал напоминать о своём обещании не оставлять девочку в одиночестве. А нечего было утаивать вопрос школьного образования! Сама себя наказала, хитрюга малолетняя.
  

Глава 4. Солнце ещё высоко

   Наёмники, найденные Роговым для охраны базы на время строительства, взяли расчёт и, погрузившись в "Борей", отправились домой, за Уральский хребет. Рано? Возможно. Но теперь, держать здесь чужих людей нельзя. Оборудование доставлено, в Зале вовсю кипит его установка, на которой вся наша команда буквально упахивается так, что не всегда есть возможность добраться до жилых модулей, и кто-то то и дело кемарит среди ящиков с ещё не распакованной аппаратурой. В деле охраны полагаемся на дежурных в "Визелях" и временную систему раннего обнаружения, раскинутую Ольгой в первые два дня нашего здесь пребывания.
   Но любая работа рано или поздно заканчивается, так что спустя неделю я проснулся в нашем с невестой модуле и, открыв глаза, недоумённо огляделся. Обстановка в кубрике какая-то незнакомая... даже не так, странная. Точно! Солнце бьёт в глаза через узкие смотровые щели под потолком, чего я прежде не видел...
   Постепенно, до сонного, измотанного постоянным недосыпом, но на сей раз почему-то весьма резво соображающего разума дошло: конечно, не видел! Всю эту авральную неделю просыпался задолго до рассвета и мчался на работы, то шататься по периметру в "Визеле", охраняя базу, то устанавливать "плети" фиксаторов, то в Зал, возиться с громоздкой техникой, показывать которую местным было бы идиотизмом чистой воды. А сегодня, я впервые проснулся не от зуммера будильника посреди ночи, а почти в полдень, выспавшийся и свежий, как огурчик. Хм, это ж сколько я спал?
   Взгляд сам собой метнулся к браслету, послушно высветившему время, и я вздохнул. Ну да, почти полдень, ага. Половина третьего дня, если быть точным. А спать я лёг сразу после ужина, то есть, в двенадцатом часу ночи. Итого, около шестнадцати часов сна. Две трети суток. Нехило ухо придавил! Но ведь имею право. Первичная система контроля проложена, установка оборудования завершена, и база, наконец, может считаться функционирующей... в первом приближении, конечно, так не всё же сразу! По крайней мере, мы уже готовы принимать заказы на ремонт тактических комплексов, а при необходимости, и постройку их демилитаризованных версий. Ну а окончательную "доводку" базы можно вести уже в процессе работы и по мере увеличения штата.
   Кстати, о штате! Надо бы выбраться из постели, привести себя в порядок и собрать команду для беседы. Заодно и позавтракаем. Или пообедаем? А, один чёрт, жрать будем!
   Осторожно покинув кровать, чтоб не побеспокоить спящую без задних ног Олю, я отправился в душ, а после, приведя себя в порядок и одевшись в боевой комбез, давно ставший привычным для всей нашей команды, за исключением разве что Роговых, двинулся на поиски еды. В кухонном блоке, расположенном в двух переходах от нашего с Ольгой модуля, я оказался первым. Нет, это не я такой "жаворонок", просто бодрствовавшие близняшки, взявшие на себя ночную вахту, уже успели совершить налёт на кухню, и вновь скрылись в блоке охраны. А вот остальные обитатели "Апецки", кажется, действительно продолжали очень медленно моргать в своих постелях.
   Проверив холодильник на предмет чего-нибудь съедобного, не требующего долгих стояний у плиты, я с сожалением вынужден был признать, что лени придётся отдохнуть. За прошедшую неделю, увлечённые делом и нежелающие тратить время на готовку, мы, кажется, успели уничтожить всё быстроразогреваемое или не требующее разогрева вовсе. Остались, разве что, армейские ИРП-ы, купленные Роговым с моей подачи, и завезённые на базу в качестве неприкосновенного запаса. И это не есть хорошо. Нужно будет сгонять в город за восполнением запасов. А пока... пока мне предстоит озаботиться приготовлением полноценного завтрака на всю команду. Хех, невелика плата за возможность оправданно устроить побудку этим суркам. Зловредный? Нет, правильный командир. И как всякий правильный командир уверен, что если я не сплю, то и личный состав должен быть бодр, весел и... занят. Желательно, чем-нибудь общественно полезным, но и работа ложкой тоже сойдёт. По крайней мере, сегодня - точно. Всё же команда за эту неделю действительно выложилась на все сто, а значит, имеет полное право на отдых. Ну а приготовленный мною завтрак пусть считают частью награды за трудовой подвиг.
   Кстати, стоит добавить ещё один пункт к предстоящей беседе. Поваров у нас здесь не будет ещё долго, а кушать, как ни странно, хочется каждый день. Вот и введём уже опробованную в подвалах "Девяточки" систему дежурств по кухне. Нужно будет только правильно состыковать её с вахтами, но это уже другой вопрос.
   Закончив с приготовлением завтрака, я окинул взглядом кухню, покосился на коммуникатор и, махнув рукой на злодейские планы побудки учениц и Роговых, убрал большую часть приготовленного в тёплый шкаф, начал собирать поднос. Хреновый из меня командир, выходит, если я готов променять издевательства над подчинёнными на подачу завтрака невесте в постель.
   - Оладушки... с вареньем. - Сквозь сон пробормотала Оля, расплываясь в улыбке... и открыла глаза.
   - Малиновым. - Подтвердил я сонную догадку невесты, осторожно устраивая поднос на тумбочке рядом с кроватью. А что делать? "Постельный" столик, как оказалось, не входит в комплектацию обычного жилого модуля.
   Любуясь, как довольная, словно кошка, Ольга уплетает оладьи, запивая их чаем с лимоном, я всё же нашёл в себе силы отвлечься от этого умиротворяющего зрелища и присоединился к ней. Всё же, я тоже пока не завтракал. А есть-то хочется!
   - Учитель у меня, натуральная сволочь, а вот жених самый лучший! - Заключила Ольга, наградив меня долгим поцелуем и, с толикой сожаления глянула на опустевший поднос.
   - В душ я тебя, так и быть, отнесу. А вот в столовую за добавкой пойдёшь сама.
   - Эх... такой момент испортил. - Деланно печально вздохнула невеста, выбираясь из кровати. И взвизгнула, когда я, подхватив её на руки, направился в сторону душевой. - А может и нет... Спинку потрёшь?
   - А как же добавка? - Спросил я, когда за нами закрылась дверь санузла.
   - М-м... обойдусь. - Решительно мотнув гривой распущенных волос, заявила невеста и, соскользнув с моих рук, потянула в душ. Но почти тут же остановилась и, глянув на мой наряд, недовольно покачала головой. Короткий жест ладонью, и комбез, вынесший установку натяжного стенда, осыпался на пол непритязательной кучкой жёстких ниток, а вместе с ним развеялось и бельё. Я фыркнул.
   - Однако, если ты так же поступала с противниками в лесу, то я не удивлён их осторожности во время ваших встреч. Бегать по болотистой местности в разгар лета голышом... не самое приятное занятие. Хотя, комары, наверное, были счастливы. - Проговорил я.
   - Издеваешься? - Притворно насупилась Ольга, стягивая с себя клочки одежды, что она, по какому-то недоразумению, называет бельём.
   - Горжусь. - Честно ответил я. - Ведь это не какая-нибудь жутко секретная родовая техника соблазнителей из рода Бестужевых?
   - Р-р! - Сверкнув глазами, Ольга выхватила из держателя душевую лейку и обдала меня потоком холоднющей воды. Точнее, попыталась. Струи ударились о выставленный щит и стекли на пол, а я шагнул вперёд, заставив невесту попятиться. Крутануть вентиль, отобрать и вставить исторгающую теперь уже приятный тёплый поток воды лейку обратно в держатель, прижать к себе фырчащую девушку. Вот теперь можно и договорить, поскольку, сама Ольга, кажется, так и не поняла, что именно она только что сотворила.
   - Так что там насчёт техники? - Спросил я, когда невеста перестала пытаться выбраться из объятий и, угомонившись, прижалась ко мне всем телом. Впрочем, судя по тому, как скользят её ладошки по моей спине, насчёт "угомониться" я поторопился.
   - Кир! - По спине полоснули острые ногти.
   - Шучу я, шучу. - Погладив Олю по влажным волосам, произнёс я. - Но если это не техника, то...
   - То что? - На этот раз во взгляде невесты не было и намёка на игру. Серьёзный такой взгляд, вопрошающий.
   - Оленька, ты, наверное, ещё не проснулась. - Посочувствовал я отказывающейся трезво размышлять девушке. Правда, чем сильнее она ко мне прижимается, тем меньше я сам готов думать... верхней головой, по крайней мере. И невеста, кажется, это тоже заметила. Вон какой блеск в глазах.
   - М-р-может быть. Но ведь ты мне поможешь... проснуться, а? - Мурлыкнула она мне в ухо. Вот чёрт! Доигрался. Теперь к этому вопросу мы не вернёмся ещё час, как минимум!
   Так и вышло. Душ, постель, душ... и повторить по желанию королевы. Если бы не Инга, прибежавшая поблагодарить за "вкусные оладушки", думаю, нам и трёх часов не хватило бы. А так, пришлось выбираться из модуля. Обещал же себе устроить "совет в Филях" с командой, вот и пришлось наступать на горло собственным низменным позывам. Всё ради общества, ага... С другой стороны, будет повод объявить об успехе Ольги во всеуслышанье. Простимулирую учениц на свершения, так сказать. Объявив общий сбор в столовой уже успевшим разбежаться по расположению обитателям базы, я устроил довольную и пышущую энергией невесту за столом, а сам, подхватив крутящуюся вокруг мелкую егозу, повёл её на кухню, искать для нас с Ольгой очередной перекус. Хождения из душа в спальню и обратно, оказывается, вызывают дикий аппетит!
   И ведь нашёл. Значит, не зря я корпел у плиты добрый час. Не смогли мои ученички сожрать всё приготовленное за раз! Это радует.
   К тому моменту, когда в столовой собрался весь "личный состав", мы с Ольгой, при небольшой помощи Инги, оккупировавшей банку мёда, успели ополовинить оставшееся блюдо оладьев.
   - Котяра. - Фыркнула Елизавета, заметив мой чуть осоловевший, умиротворённый взгляд на входящих в помещение учениц и Жорика.
   - Счастливый котяра, прошу заметить. - Я воздел указательный палец к потолку. - И у меня есть для этого замечательный повод.
   После этого заявления зафыркали уже все присутствующие, явно сдерживая смех, а Ольга, отчего-то покраснев, вдруг ткнула меня локтем в бок. Не понял? Что я такого сказал-то?! Тьфу!
   - Меня окружают извращенцы. - Вздохнул я, возведя очи горе, но тут же сменил тон и обвёл серьёзным взглядом учениц, моментально почуявших эту перемену настроения. Рогов чуть запоздал, правда. - Итак. У меня два объявления для вас, друзья мои. Первое. Как вы заметили, мы закончили установку рабочего оборудования, и готовы приступать к исполнению заказов. С чем вас и поздравляю.
   - Рады ст-раться, ва-ше-ство! - От хорового ответа учениц я даже чуть поморщился, настолько звонким и громким он оказался. Инга же, ничтоже сумняшеся, поковырялась пальчиком в ухе и вздохнула.
   - Не, не извращенцы. Идиоты. Кто ж так орёт в закрытом помещении? - Выдала мелкая, после чего показала опешившим от её наглости ученицам язык и, схватив ополовиненную банку с мёдом и остатки оладий, слиняла на кухню, по ходу дела, ловко увернувшись от вразумляющего подзатыльника брата.
   - И вторая новость. - Решив проигнорировать выступление Инги, я повернулся к невесте. - Среди нас появился человек, поднявшийся до потолка своих способностей. Поздравляю вас гриднем, Ольга Валентиновна.
  

Глава 5. Лекции там, лекции тут

   Оно того стоило. В самом деле стоило. Вытянутые в удивлении лица учениц, ошеломление Жорика... и мерный звук железной ложки, скребущей по стеклу. Инга.
   Ухмыльнувшись, я щёлкнул фиксатором коммуникатора, сохраняя на память эту картинку. И от имитации звука фотозатвора, застывшая на миг сценка буквально взорвалась движениями и звуками. Девчонки пищали и трясли Ольгу, не сводящую с меня застывшего, полного непонимания взгляда, Рогов тихо, почти беззвучно матерился... и только Инга продолжала с невозмутимой деловитостью выскребать из банки остатки лакомства. Из литровой банки, ещё пару минут назад наполовину полной. У неё ничего не слипнется, а?
   - Но, как это возможно... - Тихо произнесла Елизавета, присев напротив меня за столом, пока остальные ученицы крутились вокруг Ольги.
   - Не веришь? - Улыбнулся я.
   - Верю, но... это противоречит всему, что я знаю о развитии стихийной одарённости. - Покачав головой, отозвалась Посадская.
   - Просветишь? Кратко. - Улыбнулся я.
   - Ну, если кратко, то известны два способа развития контроля... "Долго, нудно, постепенно" и "Быстро, больно, я щас сдохну". Но ни тот ни другой, в нашем случае, как ты говоришь, не катят. Тем более, что второй хорош лишь на заключительном этапе, когда одарённый уже и так близок к потолку своих возможностей.
   - Кстати, да! - Рядом тут же очутились близняшки, а следом за ними подтянулись и остальные участники действа, за исключением Инги, которой, кажется, было вполне комфортно на высоком табурете у кухонной стойки. Лина покосилась в ту сторону, но узрев пустую банку из-под мёда, тяжело вздохнула и вновь переключилась на меня. - Нам всегда говорили, что подобный "взрывной" рост можно обеспечить только запредельными нагрузками на тело и разум. А наш лесной поход вряд ли можно отнести к таковым.
   - Уверена? - Фыркнула Вербицкая. - Лично я не удивилась бы, узнав, что за время похода достигла уровня старшего воя. Совсем не удивилась бы.
   - Ерунда. - Поддержала сестру Мила. - Ты, Машенька, просто не в курсе дела, подобная информация обычно служилым недоступна. По крайней мере, не слишком родовитым служилым. Но наш выход на пленэр, если пользоваться терминологией учителя, совсем не то, что могло бы вызвать у Оли столь стремительный рост в контроле стихий.
   - Опять ваши заморочки насчёт "худородных", да? - Скривилась Мария. Близняшки, переглянувшись, пожали плечами, явно не зная, что ответить на такой наезд... чтоб не обидеть подругу. А вот Елизавета нужные слова нашла.
   - Вовсе нет, Маш. Это не оскорбление и не попытка унизить. Просто, у действительно древних родов, заботящихся о боевой составляющей своего дара, есть собственные, весьма действенные, хотя и жестокие методы по скорейшему развитию дара. Очень старые наработки, ещё тех времён, когда вотчинные бояре обязаны были являться на боевую службу "конно, людно и оружно". И одним из таких методов, кстати, до сих пор применяющихся почти повсеместно, был бой. Лютый бой, фактически, мясорубка. То есть, погружение одарённого в среду, крайне неблагоприятную, как психически, так и физически, где он, пребывая на грани жизни и смерти, вынужден применять максимум своих умений и способностей, чтобы просто выжить. Именно это нахождение на грани с постоянным использованием дара и гарантирует быстрый рост контроля стихий, иногда вплоть до достижения потолка всего за несколько месяцев. Собственно, это и есть одна из причин, почему многие одарённые до сих пор отправляют своих детей "грызть горбушку наёмника" в СБТ, Азию или Южную Америку. - Договорив, Елизавета выжидающе уставилась на меня.
   - М-да, полагаю, это не наш случай. - Тихо вздохнула Маша, и присутствующие поддержали её согласными кивками. - А других способов быстрого роста не существует?
   - Почему же? - Пожала плечами Посадская, не дождавшись от меня ответа. - Препараты определённой группы тоже могут ускорить развитие, но в виду их цены, а также учитывая, что медикаментозный курс рассчитывается сугубо индивидуально и применяется только под постоянным контролем квалифицированного медика, стоимость его... в общем, сама понимаешь. Мало того, подобный подход применим далеко не ко всем одарённым, и к тому же не исключает обычных тренировок. Скорее, наоборот, под воздействием препаратов, человек должен посвящать тренировкам, как минимум, восемь-десять часов в сутки. В общем, тоже, та ещё живодёрка с потогонкой получается. А у нас и этого не было.
   - Но тогда... как? - Озвучила вопрос всех учениц разом, Вербицкая.
   - Эфир. - Щёлкнула пальцами Ольга и, заметив взгляды окружающих, пожала плечами. - Нет, ну а что, вы видите какие-то иные особенности в нашей подготовке?
   - Дошло, наконец. - Вздохнула из своего угла Инга, возведя очи горе.
   - Мелкая, ты что-то мяукнула? - Тут же прищурилась невеста.
   - О да. Кирилла пожалела. - Ядовито отозвалась та. - Похоже, из всех его учениц, я, хоть таковой и не являюсь, единственная, кто действительно слушает, о чём он говорит на лекциях.
   Ну, в данном случае, егоза несколько передёргивает. На ежедневных тренировках, я не так уж много времени уделяю какой бы то ни было теории, хотя и стараюсь всегда объяснять что и для чего мы делаем. А вот самой Инге, во время наших занятий руникой, я неоднократно давал куда более развёрнутые пояснения, в том числе и по своему видению Эфира. Но... уела мелкая. Уела.
   Чёрт, я не я буду, но сделаю из неё такого спеца, что царские подшефные от зависти передохнут.
   - Кирилл! Ты-то что молчишь? - Ольга смерила меня возмущённым взглядом. Не понял? Я что, должен даже от этой "виннипушки" её защищать?! Да ну, на фиг. Сами разбирайтесь.
   - Что? - Вздохнул я.
   - Ну... я права, насчёт Эфира? - Неожиданно смешавшись, спросила Ольга. О! Кажется, до неё дошла вся глупость ситуации.
   - Права-права. И ты, и Инга. - Кивнул я и, не дожидаясь, пока невеста вновь вспылит, договорил, - Да, заслуга столь скорого твоего развития большей частью лежит на наших тренировках с Эфиром. Они повышают контроль куда быстрее, чем обычный метод зазубривания техник. Самое забавное, что это известно очень многим... А пользуются - единицы. Такие, как мой отец, например, или те же целители. Правда, у них, по большей части, это процесс неосознанный, связанный скорее с тем, что большинство используемых ими профессиональных техник, как раз и лежат в области Эфира.
   - Эм-м, это ты сейчас о чём? - Спросила Лина. Я повернулся к Посадской.
   - Скажи мне, о величайший из юных евгеников, в каком возрасте целители достигают своего потолка в развитии дара? В среднем, конечно.
   - Около двадцати восьми - тридцати лет. - Тут же отозвалась она.
   - Вот именно. Но вместо того, чтобы попытаться понять, почему в этом аспекте они, в целом, опережают обычных одарённых на восемь-десять лет, бояре заняты лишь тем, чтоб затащить самых молодых и сильных из них в свои рода, в надежде, что эту, в кавычках, способность можно привить, как склонность к стихии, например. И по-прежнему, словно и сто лет назад, продолжают смотреть на эфирников свысока. Где логика? Где разум?
   - Кирилл, а тебе-то это откуда известно? - Спросила Мила.
   - Записи отца. - Я ткнул себя указательным пальцем в лоб. А что? Сработало один раз, почему не сработает в другой? И действительно, близняшки тут же сделали понимающие лица и, задумчиво покивав, оставили тему в покое. Ну и слава богу, объяснять, что я сам себе птица-говорун и отличаюсь умом и сообразительностью, нет никакого желания. Всё же, одно дело, измышления малолетки, каким бы "учителем" он ни был, и совсем другое - исследования известного, пусть и в узких кругах, эфирника.
   Ну а пока Громовы многозначительно переглядывались под шепотки Ольги и Лизы, Инга успела просквозить мимо задумчивой Вербицкой и устроиться на лавке рядом со мной.
   - А как ты узнал, что Оля достигла своего потолка? - Спросила любопытная мелкая. И градус интереса вокруг значительно повысился... особенно, после того, как девушки увидели покрасневшие щёки моей невесты.
   - Помнишь, я рассказывал тебе о необходимости развивать чувствительность к проявлениям эфирных возмущений? - Я поспешил переключить на себя внимание присутствующих. Инга кивнула. - Так вот, имея опыт в сенсорике, ты можешь не только почувствовать творимую поблизости технику, но и определить её стихийный окрас, направленность и даже умение её создателя дозировать свои силы, вкладываемые в действие. Последнее, кстати, позволяет, пусть и косвенно, определить уровень способностей одарённого. Оля при мне создала эфирную технику на голом контроле, очень точно, без малейшего переизбытка сил, не вызвав даже мелкого паразитного возмущения в Эфире. Подчеркну, создала впервые и, при этом, мгновенно, без каких-либо запинок. Да, техника была несложной, да, она не требовала от создателя вложения огромной прорвы энергии, но её лаконичность... завершённость, если хочешь, говорит об идеальном контроле потока сил, проходившего через Ольгу. А это, в свою очередь, свидетельствует о чём?
   - О достижении твоей невестой потолка в развитии дара. - Утвердительно кивнула мелкая. - Я поняла.
   - Вот и замечательно. - Улыбнулся я. Чтоб все мои ученицы были такими же жадными до знаний, как эта кнопка! Я был бы счастлив!
   - Только один вопрос. - Неожиданно перебила мои мечтания Инга.
   - Да?
   - А что за технику она сотворила? - С о-очень ласковой улыбкой спросила она, стрельнув хитрым взглядом в снова покрасневшую Ольгу. Что я говорил о таких учениках? Убейте меня.
   - Ну... спроси об этом саму Олю. Ей, наверняка, будет интересно поделиться с тобой информацией об этом опыте. - Вывернулся я и, резко поднявшись из-за стола, увлёк Рогова прочь из столовой. Уже на выходе я обернулся и, поймав многообещающий взгляд окружённой девчонками Оли, тихонько фыркнул. Отомстит, как пить дать, отомстит. И ладно бы лично, я боюсь представить, что она может наболтать остальным ученицам... и Инге. Так, отбросить суицидальные мысли. Отбросить, я сказал. Что бы она не придумала, у меня всегда есть шанс отбиться... или откупиться. Например, десертами. Или тренировками. Долгими и тяжёлыми. Хех.
   Чёрт, со всеми этими расспросами, я совершенно забыл о "повестке дня". Эх, ладно, не горит, перенесём на вечер. А пока, оставим хиханьки, и за дело. Размещение оборудования завершено, работоспособность проверена, значит, пора навестить Стенича, напомнить о себе и, заодно, объявить об открытии рембазы.
   - Значит так, Жорик. - Остановившись на веранде у входа в столовый блок, я выудил из кармана сигарету и, привычно прикурив её от разогретого воздушного потока, повернулся к ватажнику облокотившемуся на подпирающий навес столб. - Пока ученицы шушукают и хихикают, а моя невеста строит планы жуткой мсти, мы с тобой займёмся общественно полезным делом. Иными словами, ты отправляешься в Водицу к Ракоци, с официальным уведомлением о начале нашей работы, а я в Рахов, в ЦС. Заодно навещу нашего общего знакомого, попробую пробить заказ. И не вздыхай. Руки в ноги, жопу в седло и вперёд...
  

Глава 6. На ловца и зверь бежит

   Бросив взгляд на сдвоенные жилые модули, жирной гусеницей вытянувшиеся под стеной верхней террасы, на которой возведена основная рабочая зона, ангары и ВПП, прикрытые маскировочной сетью, я довольно кивнул и, подав знак Рогову, направил "Лисёнка" к единственному выезду с базы. Квадр ватажника, взметнув из-под широких колёс облако пыли, послушно двинулся за мной. Обогнув короткую оборонительную стену перед воротами, мы выехали на небольшой пятачок перед бетонной "змейкой" на уходящей под уклон грунтовке, и тяжёлая створка бронированных ворот с еле слышным гудением встала на место. Расположенные в стенах по обе стороны от неё, автоматические спарки почти бесшумно повели стволами, заставив меня невольно поёжиться, а в следующую секунду, в визоре шлема мигнула пиктограмма "вставшего на взвод" охранного комплекса и по ушам ударил дуэт звонких девичьих голосов, настоятельно просивших вернуться до ужина. Ну да, близняшки бдят.
   Не в пример первому моему посещению Рахова, сегодня на улицах городка было шумно и многолюдно. Не сказать, что такой вид был совсем непривычен, всё же я здесь бывал уже далеко не единожды, но... первое впечатление, всегда остаётся самым ярким. Если не навсегда, то очень надолго.
   Впрочем, сегодня, кажется, здесь и впрямь многовато народа. Не сказать, что по улицам снуют толпы, но почти, почти. Тут и там виднеются компании, в которых наёмников от местных можно отличить лишь по нашивкам их отрядов. В остальном же, никакой разницы. Камуфляж и оружие есть у тех и у других. Разве что местные женщины не стремятся нарядиться в невыразительный и мешковатый "камок". Ну так и наёмницы, коих здесь немало, вне "работы" тоже предпочитают одеваться поярче, пряча брутальную "тактическую" одежду, поглубже в шкафы. Но с оружием в городе не расстаются и они. Конечно, ТСС не очень-то сочетается с каким-нибудь сарафаном, но ведь в городе вообще не принято шастать по улицам с тяжёлым или автоматическим оружием. Обходятся короткостволом. Мужчины носят его открыто на поясе, а женщины... держать в сумочке девятизарядный "Беррер" или, на худой конец, эллиот, что может быть невиннее? Кстати, учитывая, что скрытое ношение оружия в городе запрещено, это вполне можно назвать уступкой прекрасному полу... или сексизмом, если следовать логике некоторых убогих, поддавшихся заокеанским веяниям.
   В общем, безоружных здесь нет. Даже одарённые, априори не слишком нуждающиеся в подобной демонстрации, предпочитают не выбиваться из общей массы, и таскают с собой разнообразные пистоли. И ножи. Открытое их ношение, здесь традиция, и наёмники с удовольствием её подхватили, правда, своеобразно. Те же пастушьи "чепалики", как и многие другие результаты полёта мысли здешних кузнецов, их, по вполне понятным причинам, не устроили, так что наёмники стали открыто носить собственные "свинорезы", кому какие по душе. Думаю, если собрать клинки со всего Рахова, получится самая разношёрстая коллекция ножей, которую только можно представить. И кажется, на фоне некоторых экземпляров померкнут даже мои вполне себе экзотические кхукри. М-да, учитывая их и рюгеры в поясных кобурах, меня от местного общества наёмников отличает лишь рост, возраст, да отсутствие отрядной нашивки. Но ведь я и прибыл сегодня в Рахов, именно для того, чтобы в числе прочих решить вопрос создания отряда. И если мои расчёты верны, то уже завтра одним отличием станет меньше. Остальные же... что ж, это недостатки из разряда преходящих.
   Отделение Центра содействия встретило меня тишиной и прохладой. С кондиционированием здесь, как впрочем и с технической оснащённостью, явно всё в полном порядке... да и с охраной тоже. В этом я убедился, обнаружив в фойе две громады тяжёлых тактических комплексов. Знакомые по зимним событиям, "Гусары", то и дело жужжащие приводами плечевых стреломётов, в современном помещении, выглядящем, как присутствие солидной конторы, смотрелись откровенно дико, даже гротескно. Но изумила эта картинка, похоже, лишь меня одного. Остальные посетители, либо к ней давно привыкли, либо... имеет место быть профессиональная деформация. Да и чёрт с ними.
   Сняв шлем, я прошёл мимо рядов довольно удобных на вид кресел и, остановившись перед стойкой, окинул взглядом дежурно улыбнувшуюся мне барышню. Хм, а женский вариант униформы сотрудников Центра мне нравится. Весьма... облегающе, да.
   - Добрый день, чем я могу Вам помочь? - То, что улыбка дежурная, можно понять, взглянув в глаза стоящей напротив меня девушки. Там, кроме скуки и лёгкого намёка на снисходительность нет ровным счётом ничего. Что неудивительно, учитывая, кого она видит перед собой.
   - Добрый день. - Отзеркалив улыбку, я коротко кивнул в ответ. - Мне необходим реестр документов для регистрации отряда и открытия листа заказов на площадке вашего инфора.
   - Да, конечно. Одну секунду. - Девушка опустила взгляд, наманикюреные пальчики отстучали затейливую дробь по невидимой мною клавиатуре, а уже через несколько секунд на стойку лёг информационный кристалл угрожающе багрового цвета. - Прошу, ваш носитель. Идентификационный номер три нуля восемьсот сорок два. На нём вы найдёте полный комплект регистрационных форм. Копировать и переносить их на иные носители запрещено. При подаче документов на инфоре Центра, формы должны быть заверены индивидуальным ключом будущего командира отряда и только им. Здесь же, вы найдёте свод правил и установлений воеводства, обязательных для исполнения наёмными отрядами, и соглашение с Центром об информационном сотрудничестве. Настоятельно рекомендую ознакомиться с ними до подачи документов. Некоторые положения влияют на вопрос регистрации. Кардинально, я бы сказала.
   - Благодарю. - Ответив, чуть притормаживаю перед тем, как развернуться и уйти. - Скажите, а зачем нужны такие сложности с документами и носителями? Не проще было бы высылать регистрационные формы по запросу через "Паутинку", или напрямую, на коммуникатор?
   - Такова политика Центра. - Ещё одна механическая улыбка. - Я не вправе её обсуждать.
   - Что ж, и на том спасибо. - Покачав головой, я подхватил со стойки кристалл и, сунув его в карман на предплечье, покинул присутствие. М-да, и здесь облом. Стенич, в своё время, тоже не смог внятно ответить, зачем было так усложнять процедуру регистрации. Единственное, он предположил, что этот порядок сохранился ещё с тех пор, когда создание наёмничьего отряда проходило через присутствие воеводы и посадника, то есть, ещё в "бумажные" времена. Верить этому или нет, личное дело каждого. Я же, пожалуй, поверю своей паранойе и начисто снесу все личные файлы и сведения из банков памяти коммуникатора, с которого пойдёт регистрационная информация на инфор ЦС. Во избежание "накладок". Кстати, о Стеничах!
   Я глянул на часы в визоре шлема и, поддав огня "Лисёнку", помчался по знакомому адресу. Илона терпеть не может, когда гости опаздывают к накрытому столу, и сегодня, кажется, у меня были все шансы, чтобы заслужить гнев хозяйки дома Стеничей. А виной тому, целая колонна автотехники, непонятно как оказавшаяся на этой стороне Рахова, да ещё и на узкой, взбирающейся вверх по склону горы, улице. Единственной, кстати говоря, по которой можно быстро добраться до нужного мне дома. Нет, конечно, я мог бы сделать крюк, метнувшись по соседней улице, выбраться на гребень горы и уже оттуда спуститься к владениям Стеничей, но... это, пожалуй, заняло бы ещё больше времени. Пытаться же обогнать автоколонну, дело гиблое. Машины и так идут, едва не сдирая о заборы краску с бронированных бортов. Так что, остаётся только плестись у них в хвосте, глотая серую дорожную пыль.
   Каково же было моё удивление, когда вся эта железная "змея" втянулась в распахнутые настежь ворота нужного мне владения. Кажется, сегодня у Стеничей будет шумно. Очень.
   - О, молодой атаман! Рад видеть тебя в моём доме. Ты вовремя. - Неожиданно возникший рядом, хозяин дома хлопнул меня по плечу. И как только высмотрел среди всех этих машин и толпы народа.
   - Доброго дня, Михаил. - Кивнул я в ответ, пожимая протянутую Стеничем руку. - Торопился как мог, и вижу, не зря. Боюсь, с таким количеством едоков, опоздав, я бы был лишён удовольствия попробовать все те лакомства, до которых женщины вашего рода, такие мастерицы.
   - Отец? - Из толпы суетящихся во дворе людей, разгружающих машины, вынырнул рослый, худощавый мужчина в потёртом камуфляже и забитой разгрузке. От сына Стенича резко пахло потом, железом и оружейной смазкой. Кажется, отряд "Червонных пардусов" только-только закрыл контракт... Уж больно уставшие лица у наёмников и их командира.
   - Сын. - Кивнул в ответ старший Стенич, обнимая свою молодую копию. - Ты в порядке?
   - Да. - Твёрдо ответил тот, отстраняясь и, бросив взгляд в мою сторону, коротко "отпальцевал" отцу. Ну да, серьёзные разговоры при чужих не ведут.
   - Это замечательно. - Улыбнулся Михаил, и повернулся ко мне. - Знакомься, Кирилл. Перед тобой майор отряда "Червонный пардус", Владимир Стенич. Мой старший сын. Володя, позволь представить тебе этого молодого человека. Мой хороший знакомый и, как уверяют твоя матушка и Майя, весьма толковый техник. Кирилл. Он планирует открыть в наших местах ремонтную базу.
   - Уже открыл. - Я кивнул смерившему меня чуть удивлённым взглядом сыну хозяина дома. - Сейчас мои люди отдыхают после аврала, но уже через пару дней мы будем готовы принять первые заказы.
   В этот момент нас отвлёк тяжёлый грохот, раздавшийся со стороны одной из дальних машин. Обернувшись вместе со Стеничами на звук, я увидел, как по откинутой аппарели, со скрежетом катится рухнувший плашмя обгорелый ТТК. Под матерный крик, машина, весом почти в тонну, тяжко рухнула на утоптанный до каменной твёрдости грунт, подняв вокруг облачка вездесущей пыли.
   - Неужто, настоящий "Лось"? - Изумился я, разглядывая распластавшийся на земле низкий тактический комплекс, отметив характерный для этой модели, высокий гаргрот, скрывающий под собой движок машины и давшие ей название, разлапистые "рога" антенн, выступающие по обе стороны от глухого, закрытого бронещитком "фонаря" кабины, точно над боевыми манипуляторами. А кроме того, я увидел следы недавнего боя. Многочисленные сколы и борозды на броневых плитах, длинная трещина на матовой поверхности "фонаря", и отсутствие одной из шести "ходуль"... Этот ТТК явно побывал в серьёзной переделке. И хотел бы я знать, чем ему срезали ногу. Ровный оплавленный след. Техника Пламени или плазма? Если первое, то отряд повстречался в бою с опытным и сильным гриднем. А если второе, то у противника, с которым столкнулся "Пардус", денег просто куры не клюют. Плазменное оружие не редкость, но стоит дорого. Точнее, очень дорого.
   - Эльх, тип шесть в штурмовом исполнении. - Откликнулся Владимир, с нескрываемой жалостью глядя на ТТК. - Был. Теперь его только на свалку.
   - Уверены? - Прищурился я, под короткий смешок старшего Стенича, кажется, моментально угадавшего мои намерения. Надеюсь, он не станет вмешиваться в торг.
   - Ходовая убита, силовые тяги правого манипулятора разнесло вместе с ракетным контейнером. Бронеплиты по большей части только на смену. Движок... нет, движок, вроде бы в порядке, как и "мозги", в остальном же, дело швах. - Грустно перечислил повреждения машины Владимир. - Можно, конечно заменить уничтоженное, но цена... думаю, дешевле будет купить нового "Лося".
   - Вот как... И на какую же сумму вы рассчитываете? - Осторожно поинтересовался я. Младший Стенич нахмурился, а старший... Михаил, кажется, решил насладиться представлением, молча. И это хорошо.
  

Глава 7. Надежды юношей питали

   Вопреки моим надеждам, продолжить беседу нам не удалось. Стоило только мне завести речь о возможности ремонта "Лося", как мой визави тут же срочно понадобился своим подчинённым. Владимир небрежно извинился и ушёл, а я... я даже не успел объясниться! Наверное, у меня было уж очень забавное выражение лица, поскольку увидев, каким взглядом я провожаю удаляющуюся спину младшего Стенича, старший не сдержал хохотка.
   - Угомонись, Кирилл. Успеете ещё поговорить о делах. После обеда. А пока, пусть сын разбирает имущество и отправляет машины на тот берег. Не до ночи же им у меня на дворе стоять. - Заметил Михаил и кивнул в сторону просторного навеса, укрывающего от солнца длинный ряд широких и массивных столов, вокруг которых уже суетились женщины, накрывая их к обеду для прибывшего отряда. Что интересно, "сервировкой" занимались не только уже знакомые мне Илона с Майей, но и ещё пара весьма привлекательных дам, ещё не успевших сменить форму на цивильное платье. Однако, оперативность действий отряда впечатляет, ведь едва ли прошло полчаса с момента их появления во дворе этого дома. Или здесь нужно сказать спасибо административным талантам супруги хозяина?
   М-да, как-то не ожидал я попасть на такое многочисленное сборище. Старший Стенич ведь ни словом не обмолвился о том, что сегодня должен прибыть отряд его сына. Впрочем, глядя на раздолбанного "Лося" и пару убитых в хлам лёгких "Беофульфов", с матами выгружаемых с транспортника бойцами "Пардуса", не могу сказать, что такой поворот мне совсем не нравится. Скорее, наоборот. Ведь, одно дело - переговоры с представителем наёмничьего круга, и совсем другое, возможность получить первый заказ прямо здесь и сейчас.
   - О чём задумался, Кирилл? - Толкнул меня в плечо Михаил.
   - О деньгах, конечно. - Кивнул я в сторону раздолбанных тактических комплексов, и невольно поморщился, глядя как один из бойцов, подцепив "Лося" крюком, оседлал квадр и потащил ТК куда-то в дальний угол двора. Бедняга "Лось" скрипел, скрежетал и оставлял за собой полосу вывороченной земли. Очаровательно. Если они всегда так относятся к технике, не вижу ничего удивительного в том, что нормальные специалисты-ремонтники не хотят браться за восстановление пострадавших в бою тактических комплексов. Это ж дурная работа! Наёмники на одной погрузке-разгрузке убитой машинерии, наносят ей больше вреда, чем все ракеты противника.
   - Думаешь, сможешь это починить? - Осведомился Михаил, от взора которого моя реакция на действия наёмника точно не ускользнула.
   - Если его не добьют люди вашего сына, вполне. - Пожав плечами, ответил я.
   - Ну-ну. - Протянул мой собеседник, но тут же спохватился. - Ладно, об этом поговоришь позже с Владимиром. Пока же все заняты своими делами, мы с тобой пройдёмся, поговорим о наших. Согласен?
   - Разумеется. - Кивнул я. Старший Стенич тут же повернулся на сто восемьдесят градусов и потопал в сторону калитки, ведущей в сад за домом, и мне не оставалось ничего иного, как следовать за ним.
   Беседа вышла короткой, но весьма... ёмкой. За те четверть часа, что мы кружили меж фруктовых деревьев, заполонивших старый сад, мы успели переговорить о моих планах на ближайшее время, о возможной помощи старшего Стенича, ну и об оплате этой помощи, соответственно. Всё же, советник наёмничьего круга, это далеко не благотворительная организация.
   - Давай поступим следующим образом, Кирилл. - После недолгого молчания, проговорил Михаил. - Я посоветую Владимиру отдать тебе в ремонт повреждённые комплексы. Если твои люди справятся с работой, выполнят ремонт качественно и в срок, то и в дальнейшем я буду рекомендовать наёмникам обращаться с подобными заказами на вашу базу... за десять процентов от стоимости работ. Устраивает?
   - Пять процентов. И только за первое обращение. - Откликнулся я.
   - На ходу подмётки режешь. - Скупо улыбнулся Стенич. - Десять, это ведь стандартный процент посредника.
   - Лишь когда тот берёт на себя всю бумажную волокиту... или выступает гарантом сделки. - Напомнил я в ответ. - С бумагами у нас проблем нет и быть не может. А гарантии... ты же не станешь брать на себя такие обязательства, я прав?
   - Хм, прав. - Нехотя кивнул Михаил. - Ладно. Пять процентов, начиная с этого момента. Договорились.
   - Сына не жаль? - Ухмыльнулся я.
   - Отчего же? - Стенич задумчиво почесал заросший щетиной подбородок. - Эти деньги вернутся в семью, так чего ж мне жалеть?
   - Тоже верно. - Продолжить мысль, я не успел. Рядом с нами нарисовался одетый в вездесущий камуфляж, молодой человек лет восемнадцати, может двадцати на вид, в облике которого легко угадывались черты, как Михаила, так и Илоны.
   - Отец, добрый день. Матушка велела передать, что стол накрыт. Ждём только вас. - Бросив на меня короткий взгляд, произнёс он.
   - О, замечательно. - Стенич старший благодарно кивнул и, положив руку на плечо сына, уже собравшегося сбежать от нашего общества, легко его притормозил. - Знакомьтесь. Мой сын - Игорь, позывной "Чур", штурмовик отряда "Червонный Пардус" и супруг уже знакомой тебе Майи.
   На последних словах отца, Игорь ожёг меня злым взглядом. Вот это ревность, однако. Эх, гуталином бы ему морду намазать, и готов Отелло, хоть сейчас на сцену.
   - Кирилл. - Сделав вид, что ничего не заметил, с лёгкой улыбкой отозвался я, протягивая руку младшему сыну Стенича. - Квартирмейстер отряда "Гремлины".
   - Квартирмейстер... - Протянул со странной интонацией Игорь, пожимая мне руку. - Это по аналогии с начальником ХОЗУ?
   - Скорее, по аналогии с Сильвером. - Со смехом отозвался Михаил, и я не сдержал ухмылки. А что, действительно, сходство имеется, по смыслу, по крайней мере.
   Да, роман "Остров Сокровищ", пусть и весьма сильно изменённый с моей точки зрения, известен и здесь. Правда, о том, что написавший его капитан Джордж Норт, и конфидент короля Шотландии, Роберт Бэлфур одно и то же лицо, знают разве что исследователи творчества сего последователя Казановы и Дефо.
   А младший Стенич, похоже, намёка не понял. Что ж, его проблемы. Я переглянулся с удручённо качающим головой Михаилом, и тот развёл руками. Мол, кто ж мог предположить, что сынок не знает, чем отличались пиратские квартирмейстеры от квартирмейстеров регулярного флота.
   - Игорь... - Начал было старший Стенич, но тут же махнул рукой. - Идём, люди ждут.
   За столом на меня практически не обращали внимания. Разве что Илона с Михаилом, да Майя, под злое сопение мужа, время от времени втягивали в короткую ничего не значащую беседу, да Владимир изредка поглядывал с интересом в мою сторону. Остальным же двум десяткам наёмников, не было до меня никакого дела. А вот после позднего обеда, когда большая часть народа рассосалась по своим делам, пришло время для серьёзного разговора, и старшие Стеничи, прихватив по пути Владимира, утянули меня в уже знакомую беседку.
   - Итак. - Михаил сделал паузу, чтобы благодарно кивнуть жене, подвинувшей к нему поближе чашку с чаем. - Сын, Кирилл прибыл с предложением, которое должно тебя заинтересовать. Кирилл?
   - Как я уже говорил, наша команда занимается ремонтом боевой техники. Для этой цели, мы взяли в аренду участок земли и возвели на нём ремонтную базу полного цикла.
   - Техника моего отряда не нуждается в ремонте... - Качнул головой Владимир, но оборвал фразу под взглядом отца.
   - Вы противоречите сами себе и тому, что я видел во время разгрузки вашего каравана. - Улыбнулся я.
   - Тактические комплексы? - Нахмурившись, выдал майор отряда. - Они годны только на переплавку.
   - Позвольте судить об этом мне.
   - Вот как... - Владимир откинулся на спинку лавки и смерил меня долгим, изучающим взглядом. - То есть, в момент нашего знакомства мне не померещилось и вы, Кирилл, в самом деле считаете, что можете восстановить того же "Лося" до работоспособного состояния?
   - Именно так. - Кивнул я.
   - Ни одна мастерская в приграничье не возьмётся за такую работу. - Недоверчиво протянул Владимир.
   - Не сомневаюсь. У них просто нет необходимого оборудования. - Согласился я.
   - А у вашего отряда, выходит, такое оборудование есть? - Не скрывая скепсиса отозвался майор.
   - Как я уже сказал, наша мастерская позволяет проводить работы полного цикла. Разумеется, мы располагаем всеми необходимыми знаниями и аппаратурой для этого.
   - Отец, он серьёзно? - Повернувшись к Михаилу, спросил майор, заслужив тем самым, весьма недобрый взгляд от поднявшейся из-за стола матери. Ну да, пренебрежение отчётливое и ясное как день. С другой стороны, а как ещё мог отреагировать командир наёмничьего отряда на заявление наглого юнца, которого он видит впервые в жизни?
   - Мы с Кириллом договорились, что если он проведёт ремонт твоих ТК в срок, то я буду рекомендовать его услуги другим отрядам. - Пожав плечами, сообщил старший Стенич, провожая взглядом жену, скрывшуюся за дверью в летнюю кухню и тут же отвлёкся на запищавший на его руке браслет. Владимир же на миг застыл, прикрыв глаза, словно что-то просчитывая, после чего резко кивнул.
   - Что ж, пусть будет так. Я согласен передать в вашу мастерскую пострадавшие в бою машины... по остаточной стоимости.
   - Предлагаете мне ВЫКУПИТЬ этот хлам? - Искренне удивился я.
   - Вовсе нет. - Майор отчего-то зло усмехнулся. - Считайте это платой за участие семьи Стеничей в продвижении вашей мастерской.
   - Жаль, что мы не поняли друг друга. - Я поднялся из-за стола и повернулся к хмурому Михаилу. Тот не отреагировал, очевидно, был слишком занят, терзая свой коммуникатор, так внезапно потребовавший от него внимания. - Всего хорошего господа. Было приятно познакомиться.
   Я коротко кивнул обоим Стеничам. Старший, увлечённый работой с браслетом, вообще не отреагировал на мои действия, а младший лишь выдал издевательскую улыбку. Да чёрт с вами обоими. Пять шагов до калитки, ведущей из сада во двор, проскользнуть меж двух ещё не убравшихся отсюда транспортников, и оседлать "Лисёнка". Шлем на голову, поддать огня, и вперёд.
   Заметив, что ворота закрыты, я выстроил "линзу"-трамплин, и Рыжий, взлетев, в миг преодолел двухметровые створки. Ещё одна "линза". Колёса коснулись твёрдого грунта, жалобно скрипнули амортизаторы и мотоцикл, ударив шрапнелью щебня из-под заднего колеса по запертым воротам, рванул вниз по улице. Переговоры можно считать проваленными.
  

Глава 8. Лучшее средство от забот

   Было ли мне обидно? Нет, скорее, досадно. Я привык к тому, что меня воспринимают всерьёз, как взрослого человека, и столкнувшись со столь явным пренебрежением, был несколько обескуражен. И да, мне, разумеется, совсем не понравилось поведение Михаила Стенича, с которым мы, вроде бы, уже пришли к определённому соглашению. И такой вот поворот оверштаг в его исполнении, мягко говоря, не пришёлся мне по душе. За прошедшие пару месяцев я успел привыкнуть к взвешенности старого наёмника, и его сегодняшняя выходка изрядно выбила меня из колеи. Гнев? О да, я был крайне зол на Михаила, и только запредельным усилием смог сдержаться, не выдав своё состояние ни взглядом, ни мимикой, ни поспешностью. И лишь вырвавшись со двора Стеничей, я "отпустил вожжи" и, выдав матерную тираду, дал огня Рыжему.
   Остановив "Лисёнка" у знакомого заведения со скромным названием "У Мазо", я заглушил двигатель и, отыскав свободное местечко на открытой веранде, двинулся прямиком к нему. Не то, что бы во мне бурлил гнев, его я успел "переварить", пока нёсся по кривым переулкам Рахова, но осадочек, как говорится, остался, и недовольство следовало бы как-то погасить. А что может быть лучше для успокоения нервов, чем сигарета и чашка крепкого ароматного кофе? Только сигарета и чашка кофе с парой капель коньяка для аромата. Точно!
   Официант, ловко лавируя меж тесно составленных и большей частью занятых столиков, наконец, добрался до меня и, выставив на стол заказ, так же шустро удалился. Кофе в белоснежной чашке, столь же ослепительно белая сахарница, стакан холодной воды и хрустальная "капелька", в которой плещется глоток закатного солнца. Святящаяся мягким янтарём жидкость, ароматная и тяжёлая. Не коньяк. Его, к моему удивлению в меню кафе просто не оказалось. С другой стороны, в крепком алкоголе и его приготовлении гасконцы разбираются ничуть не хуже жителей Шаранта. По крайней мере так было ТАМ, и я не вижу причин, почему должно быть иначе ЗДЕСЬ. Именно поэтому, выбирая арманьяк вместо отсутствующего коньяка, я ни на секунду не усомнился, и не проиграл. Аромат у напитка оказался выше всяких похвал, а вкус... сделав лишь один мелкий глоток, я почти тут же отказался от кощунственной идеи смешивания арманьяка с кофе. Слишком хорошо, тоже нехорошо.
   Перемежая кофе и арманьяк глотками холодной воды, я опустошил и чашку и "капельку", после чего, откинувшись на спинку лёгкого креслица, с удовольствием закурил. Хо-ро-шо.
   Настроение исправилось, злость ушла, и даже мысли о случившемся в доме Стеничей, больше не вызывали недовольства. Только недоумение. Конечно, я не так долго общаюсь с тем же Михаилом или Илоной, но смею предполагать, что ни старший Стенич, ни его супруга не стали бы поступать так глупо, как я имел счастье видеть всего час назад, по крайней мере, без веских причин. Отсюда вывод: причины были. Но какие? Вопрос вопросов.
   Самое простое предположение: это была часть учёбы, моей или Владимира. И оба варианта мне не нравятся. В первом случае, потому как Стеничи мне никто, и "учить" просто не имеют права. Подобные действия в отношении малознакомых людей здесь просто не приняты. "Учить" может родственник, наставник, даже начальник, но не человек с улицы, грубо говоря. Общество у нас дюже традиционное и такого "филантропа" просто не поймёт. Презрением, конечно, обливать не станет, но отношение будет очень настороженным, как к выскочке, присвоившему себе чужие права. И этот стопор вполне действенен. Во втором же случае... я не бессловесное учебное пособие, могу и огрызнуться на такое использование. Каким бы "отрезанным ломтем", Стеничи меня ни числили, логику родовитых они понимают хорошо, и предполагать жёсткую реакцию с моей стороны, в ответ на такое использование, они должны. Илона слишком умна и осведомлена о привычках именитых, чтобы упустить такой вариант развития событий. Отметаем? Хорошо. Что остаётся?
   Стеничи решили р е з к о прекратить наше общение. Кто-то неожиданно надавил? Не думаю. Что Михаил, что его сын, всё время были у меня на виду, как и Илона, и случись что-то подобное, я бы заметил смену поведения. А её не было. Отметаем.
   Можно предположить, что им зачем-то понадобилось "проучить малолетнего выскочку". Почему? Я не перебегал дорогу наёмникам или ЦС и не конфликтовал с ними напрямую. Разве что... та самая "конкуренция"? Решили показать, что в здешнем обществе мне не рады? Может быть, но это можно было проделать более открыто и честно, без таких вот подстав. К тому же, супруга Михаила, как я успел заметить, достаточно умна и проницательна, чтобы не плодить недоброжелателей, и вполне могла удержать мужа и сына от такой глупости. Но не удержала. Просто ушла, "умыла руки", так сказать. Пыталась, не получилось, решила демонстративно показать своё нежелание участвовать в этом спектакле? Возможно, возможно...
   Впрочем, даже зная цель, которую преследовал старший Стенич, допуская такой косяк со стороны собственного сына, прощать подобное пренебрежение, я не собираюсь.
   Месть? Нет, я не настолько мелочен, но внести "Червонный пардус" в список клиентов, на которых действуют "особые" расценки, не забуду. Думаю, пятидесятипроцентная надбавка на услуги "Гремлинов" будет для них достаточным наказанием. Дорого? Так пусть походят по базару, приценятся, глядишь, и найдут цены ниже, хех. Кстати, а не заняться ли мне поиском других клиентов, раз переговоры с "Пардусом" провалились. Ну-ка... Коммуникатор развернул экран и я углубился в поиски нужных позиций на инфорах наёмников. В первую очередь, меня интересовали те из них, кто только что закрыл контракт. Определить это было нетрудно, достаточно заглянуть на инфор ЦС и посмотреть доступную любому пользователю историю отрядных контрактов. Разумеется, никаких описаний выполненных заказов, за исключением общей информации, там не найти, но мне оно и не нужно. Главное, в истории указаны даты закрытия контрактов.
   Можно, конечно, было бы просто ориентироваться на отряды, обозначенные на инфоре ЦС, как свободные для найма, но это лишнее. Среди них же тоже придётся проводить временной отбор, поскольку, чем больше срок простоя, тем больше шанс, что отряд успел "скинуть" трофейную или собственную пострадавшую технику на площадку ЦС или в склад-магазины. В общем, проще сразу искать возможных клиентов по последним исполненным контрактам, что я и делаю. Фильтр, составление перечня... и у меня на руках имеются названия тридцати трёх отрядов, завершивших заказы за последние две недели. Отлично. Теперь стоит взглянуть на выставленные ими на продажу лоты. Для начала, ЦС. О как!
   Судя по всему, эти "тридцать три богатыря" участвовали в одной и очень мощной заварушке. Об этом говорят и одинаковые даты закрытия контрактов, и внушительный список выставленной на продажу техники. Правда, разобрать, какая из них своя, а какая трофейная, не выйдет. Но судя по количеству и качеству продаваемого, точнее, по идущим сплошными столбцами отметкам: "неполный набор узлов ТК" и "на разбор", дело было очень жарким. Война, что ли, в СБТ началась?!
   Стоп-стоп-стоп... Название... лоты... и да, "неполный набор узлов ТК", а цена? О да, это просто песня. Кажется, мне повезло.
   - Жорик. - Я вызвал ватажника.
   - Да?
   - Слушай задачу. - Я в двух словах обрисовал Рогову ситуацию, продиктовал номера лотов и, отключив связь, довольно ухмыльнулся. Повезло, что тут скажешь... Всего четыре тысячи рублей. Вот не думал, что можно обзавестись "боевой тройкой" за такие деньги! Ну, хорошо, пусть ремонт сожрёт ещё столько же, но, чёрт возьми! Даже за восемь-десять тысяч получить ТТК и два лёгких комплекса поддержки, где-то ещё, кроме как в приграничье, просто невозможно! А нам такой комплект очень даже пригодится. Не для штурма, конечно, а для защиты базы от тяжёлой техники. Надо будет только озаботиться перепрошивкой "мозгов", как на "Визелях" и заменой штатных НУРСов, на управляемые ракеты, но с этим затруднений быть не должно. Найти в продаже подобные "карандаши", здесь точно не проблема... так, стоп. Лот ещё не выкуплен и не отремонтирован, а я уже размечтался, да так, что об изначальной цели покупки забыл. Нехорошо, Кирилл. Совсем нехорошо. Сначала дело, заработок, а уж потом можно и собственную оружейку набивать... хотя, конечно, серьёзное оружие для защиты базы нам необходимо. В случае чего, от какого-нибудь ТТК одними спарками, пусть и тяжёлыми, мы не отмашемся. Да и бронемашины в штурм-варианте, стреломётами, даже с "заряженным" боеприпасом, тоже не взять. М-да...
   За этими размышлениями, я расслабился настолько, что перестал следить за окружающей обстановкой. И очевидно, зря. Иначе бы заметил, что меж двух, расположившихся за соседними столиками компаний, недалеко от меня, затевается какая-то свара. В себя, меня привело пролетевшее над головой кресло, грохот ломаемых столов и азартные вопли посетителей. Я говорил, что Рахов - тихий и спокойный город? Врал, бессовестно врал! Смеялся над сравнением его с городами Дикого Запада? Дурак был, исправлюсь. Эх, то-то было бы радости Рогову, если бы он увидел происходящее сейчас у старого Мазо.
   Во всеобщую драку, накрывшую кафе, меня втянули быстро и непринуждённо. Хватило пары скользящих ударов по корпусу, прилетевших откуда-то из кучи дерущихся наёмников, пока я пробирался к выходу. Потом кто-то попытался схватить меня за шиворот, за что тут же схлопотал шлемом по зубам и... меня закружило в людском водовороте. Всё в лучших традициях кабацких драк, народ лупил друг друга самозабвенно, с радостью, не разбирая, кого и за что. Все против всех! И, каюсь, я тоже поддался этому азарту, отвешивая люлей любому, кто подворачивался под руку. И ведь даже мысли открыть "окно" и смыться, не возникло. Всё здравомыслие потонуло в угаре этого сумасшедшего месилова и злом, весёлом кураже.
   В себя я пришёл, когда обнаружил, что стою спиной к спине с каким-то здоровяком, а вокруг валяются злые вороги, поверженные, само собой. В отдалении видно ещё несколько "компаний", продолжающих вялую драку, больше похожую на "медляк" боксёров-тяжеловесов в двенадцатом раунде. Иначе говоря, висят друг на друге и изредка дёргаются в попытке заехать противнику в бочину. Кое-кто из валяющихся на полу, стонет, кто-то баюкает пострадавшие конечности и тихо матерится, а мой нежданный напарник, держащий на вытянутой руке какого-то бедолагу, с методичным хеканьем выбивает из него душу. Бедняга, впрочем, на это только щербато улыбается и держит кинетический щит.
   - Да чтоб тебя, мурло белобрысое! - Не выдержал здоровяк и его рука, засветившись алым светом, врезалась в лицо противника. Щит пропал с лёгким щелчком, и улыбка щербатого буквально смялась о кулак моего "напарника". Нокаут.
   - Ты его не убил? - Спросил я. Здоровяк похлопал свою "грушу" по щекам и довольно хмыкнул.
   - Не. Живой... Да и что ему станется? - Ответил он. - Не в первый раз, поди. И не в последний...
   - Тогда, клади его аккуратненько на пол и пойдём отсюда, пока не повязали.
   - Верно мыслишь, паренёк. Машинки уже едут, пора линять. - Прислушавшись к чему-то, согласился напарник. А через секунду, и я услышал раздавшийся где-то в отдалении вой сирен. Переглянувшись со здоровяком, мы кивнули друг другу и ломанулись с веранды в зал, тоже, кажется, носящий на себе следы побоища. Мой напарник с хищной грацией проскользнул под стойкой в открытую дверь кухни, и я за ним. Ушли.
  

Глава 9. Новый день, новое дело

   - Чёртов круг, чёртов Григош! И мой сын... мой сын - идиот! - В который уже раз взвыл старший Стенич. Илона вздохнула. Ну, хоть перестал у неё спрашивать, как они могли зачать... такое. А ведь ещё немного, и она сама прибила бы обоих олухов. На секунду же оставила! Буквально, на минуточку, и мужчины тут же наломали дров.
   Нет, права была матушка. Дома мужчин нужно крепко за химок держать, иначе обязательно что-нибудь учудят. И хорошо, если просто налево побегут. Там с последствиями всё понятно. Мужа огреть скалкой по хребту, помурыжить и простить. Дуре, что на него позарилась, космы повыдергать... в крайнем случае, ребёнка признать, да приличным человеком вырастить. Сына, коли девчонку какую спортит, выдрать розгами, чтобы неделю сидеть не мог, да и женить на той стерве, что порушила уже построенные планы на брак кровиночки с приличной девушкой.
   А вот если в домашних делах мужика хоть на миг из виду упустить, тут только держись. Такого наворотит, всей семьёй не разгребёшь. Вот как сейчас, например. На минуту вышла, понадеявшись на мужа, и сын тут же гостя оскорбил, чуть не взашей со двора вытолкал, а супруг драгоценный ничего не заметил. Отвлёкся он, видите ли... Не мог попозже с Гришкой-собутыльником поговорить? Так ведь нет, как же! Глава круга, не хухры-мухры! Зато теперь сколько вою... "Мы зачали"... "Мы родили"... Да ёж твою медь! Мы пахали, я и трактор! Зачал он, велик труд, можно подумать. Все-то ноченьки пыхтел-старался, так что к утру от усталости уже не стоял, даже на ногах, да... А уж это его: "мы родили"... Ты, что ли, этого охламона рожал-мучался?! У-у, балбесы великовозрастные.
   Илона тяжело вздохнула, собралась с мыслями и, поднявшись из-за стола, резко хлопнула по нему ладонью. Муж, в этот момент заливавший в глотку уже четвёртый стакан домашнего вина, аж поперхнулся от неожиданности. Горе он заливает... клоун. Артист погорелого театра!
   - Так. - В голосе женщины звякнула сталь и Михаил тут же подобрался. Короткий, выверенный жест ладонью у лица, и пьяная муть, успевшая поселиться в его глазах, исчезла, будто её и не было. Вот, умеет же, когда хочет. Илона смерила мужа долгим взглядом. - Закончил спектакль?
   - Спектакль? - И взгляд такой знакомый, наивно-наглый. Убойное сочетание. Именно на него когда-то и повелась девчонка из старого, но изрядно обедневшего боярского рода. Вот только с тех пор прошёл не один десяток лет, иммунитет выработался, будь здоров.
   - Мишенька... - Тут главное, голоском поласковей, чтоб был как бархатная перчатка... на стальном кулаке.
   - Всё-всё. - Махнул рукой супруг и, покосившись на недопитую бутыль, вздохнул. - Эх, чутка не додавил.
   - Михайло!
   - Да всё уже, говорю. - Скривился тот, и в один момент сбросил маску придури.
   Глава семьи поднялся из-за стола, повёл плечами, словно разминаясь перед боем, и повернулся к недоумевающему от происходящего, Владимиру. По лицу старшего Стенича скользнула ухмылка. Недобрая такая, многообещающая. - Ну что, сынку, вспомним былое?
   - Ты о чём, бать? - Хмуро, с явным ожиданием подлянки, спросил Володя. Надо же, а чуйка на неприятности работает. Сильная кровь у Стеничей, хоть и не бояре. Вот, даже этому охламону чуток способностей перепало. Хотя... лучше б он мозгов от материного рода получил. Хоть сколько-то.
   - Как о чём? - Деланно удивился Михаил. - О детстве твоём, голоштанном да безоблачном. О лавке вот этой вот самой, да о прутиках ивовых, хлёстких, в водичке вымоченных. А что это ты побледнел так, кровинушка моя?
   - Ба-ать... - Изменившись в лице, Владимир зашарил взглядом по комнате в поисках возможности для побега.
   - Портки скидай, говорю, дуб неструганый! - Неожиданно рявкнул Михаил, от души придавив первенца "яростью". - Учить буду. Вежливости и уважению!
   - Да ты ополоумел, что ли, старый? - Опешил Владимир, явно не ожидавший ТАКОГО поворота.
   - Ополоумел? Я?! Старый?!!! Ах ты ж, тля заштанная! - Ещё пуще взъярился муж, и от его рёва задрожали стёкла в окнах. - Зовсiм з глузду з'їхав?! А ну снимай штаны, кур-рва! Я тебе сейчас вобью ума в задние ворота! Ты у меня не неделю, месяц за жопу схватиться не сможешь. Срать стоя научишься! Стоять, ушлёпок! Куды побёг?!
   Понаблюдав за происходящим, Илона покачала головой и, дождавшись, пока муж поймает улепётывающего отпрыска, тихо покинула комнату, чтоб не видеть того, что будет дальше.
   Уже закрывая дверь, она услышала мычание сына.
   - Ба-ать, мне ж уже не пять лет! Ну, ба-ать! Дитя ж бьют, только пока оно поперёк лавки помещается! А я... это ж не учение уже получается, а извращение!
   На миг в комнате воцарилась мёртвая тишина, а потом...
   - Как-как ты меня сейчас обозвал?! - Прошипел Михаил. - Ну всё, молись сынку. За пи...ра, втрое больше отхватишь.
   Свист, удар... сдавленное "ой"!
   - А ну, скинул щит! - Снова рык мужа и... свист, удар... вопль! Илона кивнула, и плотнее прикрыв дверь, наложила на комнату заглушающий полог. Учебный процесс, он не только вдумчивости, но и тишины требует.
   - Надо признать, дорогая, старший сын не оправдал наших надежд. Провалился с треском при первой же проверке на самостоятельность. - Вздохнул Михаил, обнимая только что забравшуюся под одеяло жену.
   - Скажи честно, почему ты не остановил его, как только он начал хамить гостю? - Сонно спросила Илона. Муж поморщился. Естественно, в темноте спальни, она не могла этого видеть, просто... почувствовала.
   - Не успел, представляешь. - Выдохнул Михаил. - Общение с Григошем действует на меня как-то...
   - Отупляюще? - Усмехнулась Илона. Муж крякнул.
   - Чёрт его знает. Споры с ним затягивают так, что обо всём на свете, кажется, забываю. - Нехотя проговорил Стенич и, помолчав, посетовал, - и дёрнуло же меня ему позвонить на самом деле. Ну что стоило сымитировать звонок, а? Проверил сына, называется.
   - Да уж. Наломали вы с Володей дров. Как теперь с Кириллом объясняться будешь?
   - Понятия не имею. - Признался Михаил. - Глупо всё получилось. По-идиотски.
   - Думай. Парень-то перспективный, не зря твоя чуйка на него сработала. - Тихо проговорила Илона и почувствовала, как муж напрягся. - Что?
   - Ты ещё не всё знаешь. - Вздохнул Михаил. - Тут, видишь ли, большой вопрос, чьё чутьё на кого сработало. Знаешь, что наш идиот сотворил сразу после "вразумления"?
   - Ну? - Пришла очередь насторожиться Илоне.
   - Выставил разбитые ТК на продажу. Со злости, и чтоб не было повода для общения с мальчишкой, по его собственным словам. И лоты были выкуплены спустя полчаса... неким Георгием Роговым.
   - Это не ватажником ли нашего юного атамана?
   - Им самым. - Удручённо подтвердил Михаил.
   - Дела-а. Прямо, хевдингова воля, какая-то. - Заворожённо проговорила Илона. Муж неопределённо хмыкнул и женщина сразу его поняла. - Ну да, ты же не знаешь. У бояр есть... поверье? Нет, не так. И не верование... не знаю, как точно объяснить. В общем, все более или менее древние боярские и дворянские роды верят в особый вид удачи, присущей некоторым людям. Называют её везде по-разному. В Новгородских пятинах, в восточных германских марках, в Норвегии, Швеции и Дании, зовут волей хевдинга. В низовских землях, и от Дуная до Урала, кличут княжьей или боярской удачей. В Европе раньше звали карловым венцом, сейчас называют фельдмаршальской славой. И это не просто вера, не смейся. Мы знаем, что это свойство действительно существует. Более того, раньше к нему относились как к определённому качеству человека. Те же викинги, например, или дружинники. Для них хевдингова воля, то есть военная удача предводителя была таким же человеческим качеством, как смелость или хитрость, великодушие или слабоволие. Понимаешь?
   - Ты серьёзно? - Удивился Михаил.
   - Более чем. За удачливым вождём могли пойти, даже если он был незнатен, или откровенно беден. Если удача была достаточно велика, такого вождя могли даже правителем провозгласить, в обход права крови. Вспомни хотя бы историю Олега Вещего.
   - Э-э... а что с ним не так? - Протянул Стенич.
   - В договорах с Византией его называют великим князем русским, хотя своему предшественнику и повелителю он приходился шурином, то есть, братом жены Рюрика Гостомысловича, Ефанды. Из этого следует, что сам он не природный Рюрикович, но, тем не менее, это не помешало ему занять престол после смерти Рюрика и возглавить его дружину, хотя претендентов по крови Гостомысла было куда больше, и по лествичному праву, наследовать должен был кто-то из них.
   - Дворцовые интриги. - Фыркнул Михаил.
   - В то время князь не был самодержцем, он был, прежде всего, военным вождём и, в очень редких случаях, судьёй. А с дружиной особо не поинтригуешь. - Заметила Илона. - Там всё на личной верности держится. Понимаешь? И чтобы дружина признала своим предводителем "чужую кровь", её обладатель должен был очень многое доказать своими делами и... той самой хевдинговой волей. То есть, в походах его должна была сопровождать удача!
   - И бояре в это верят? - Недоверчиво спросил Михаил.
   - Они знают, дорогой. Просто знают. - Вздохнула жена. - Более того, в этом уверены и боярские дружинники, по крайней мере, те, что служат не по ряду, а по роте. А знаешь, почему в Европе это явление называют фельдмаршальской славой?
   - Ну?
   - Истории неизвестен случай, когда бы фельдмаршал попал в плен. Ни один фельдмаршал за всю историю, с момента появления самого звания. Вот так-то, Миша.
   - Понятно. О воинской удаче я, конечно, слыхал, как и многие наёмники. Но никогда не придавал ей особого значения, всё же не в доисторические времена живём, а вот мой дед... впрочем, сейчас не о том. Я понял, о чём ты говоришь, и у меня только один вопрос: какое отношение хевдингова воля имеет к нашей проблеме?
   - Ну, это же просто, милый. Чем оборачивается удача полководца для его дружины?
   - Эм-м... прибылью? - Предположил Михаил.
   - Умничка, дорогой. - Улыбнулась супруга. - А теперь представь, что получил Кирилл от нашей сегодняшней... неприятности?
   - Тройку убитых в хлам тактических комплексов, по бросовой цене. - Фыркнул Стенич.
   - Восстановив которые, он сможет заработать на перепродаже, как минимум, две трети заводской стоимости, а это тысяч шестьдесят-семьдесят. - Закончила за мужа Илона. Михаил залип...
  

Глава 10. Солнце ещё высоко

   То, что нам с Андреем так легко удалось улизнуть от здешних правоохранителей, назвать иначе, как удачей, я не могу. Пришлось немало попетлять по узким раховским улочкам и переулкам, пока запыхавшиеся охранники не потеряли нас из виду и не отстали. И правильно! Подумаешь, кабацкая драка. Не убили же никого... вроде бы.
   - Не-не. Стылых там точно не было. - Согласился со мной нежданный напарник по мордобою и побегу. - Я бы почуял.
   - И я о том же. - Кивнул ему в ответ, устраиваясь на лавке под чьим-то забором.
   - О... собрат-сенсор, а? - Андрей подмигнул.
   - Да я больше по железкам. Руны там... ну и кое-что по мелочи из эфирных техник знаю. Выучил из интереса. - Ответил я.
   - Займись сенсорикой. Если Её дыхание чуешь, значит, это точно твоя тема. - Серьёзно посоветовал здоровяк, после трёхкилометровой пробежки на всех парах, выглядевший так, будто совершил небольшую ленивую прогулку по саду... маленькому такому, на шесть соток. А в Андрее, чтоб не соврать, центнера полтора точно есть. При росте в метр девяносто. Точно эфирник. И профи.
   - Мастер?
   - Угадал. Старший вой в потолке и мастер Эфира. Бывший государев мещанин, а ныне вольный стрелок приграничья, Евтихов, Андрей Вячеславович, по прозвищу "Толстый". - Мой визави ради этого представления даже с лавки поднялся и отвесил короткий, "кавалергардский" поклон. И если бы не ирония в эмоциях, да смешинки в глазах, я бы поверил, что он серьёзен, как ксендз на похоронах единственного набожного миллионера в приходе.
   Окинув взглядом возвышающегося надо мной гиганта, я тяжко вздохнул и, в свою очередь, оторвал задницу от лавки.
   - Новик в потолке и подмастерье Эфира. Бывший государев мещанин, а ныне ватажник и квартирмейстер отряда "Гремлины", Кирилл... Обухов, прозвища пока не имею. - А что? Не Кратовым же мне называться, и уж тем более, не Громовым или Николаевым. А эта фамилия, точно никому ни о чём не скажет. Тем более, что она настоящая, просто... не отсюда. Да и на Стеничах я её уже опробовал, так сказать.
   - Однако. - Андрей покачал головой. - Занятно.
   - Что?
   - Подмастерье эфира и новик в потолке, такого сочетания я ещё не встречал. Далеко пойдёте, юноша, если не остановят. - Ухмыльнулся Андрей и, выудив из кармана разгрузки тихо булькнувшую флягу, моментально свернул крышку. - Ну что, за знакомство?
   Я посмотрел на быстро темнеющее небо, вспомнил об оставленном у входа в кафе "Лисёнке" и, тяжко вздохнув, кивнул. Евтихов сделал глоток из фляжки и протянул её мне.
   Огненная жидкость обожгла глотку и метеором ухнула в желудок. Да, это не арманьяк... и даже не наливка. Больше похоже на первач самого отвратительного качества. И как он это пьёт?!
   - Маленьких спаивать нехорошо. - Прохрипел я, возвращая Андрею его собственность. Здоровяк жизнерадостно захохотал и, в свою очередь, отхлебнув из фляжки, довольно крякнул.
   - Запомню. - Кивнул он и, покрутив головой, цокнул языком. - А время-то летит, вечер на подходе. Ну что, разбегаемся, мелкий?
   - Можно. - Согласился я.
   - Тогда... а, ладно! Если вдруг ещё в какую драку влезешь, зови. - Андрей приподнял руку с браслетом, и я хлопнул по нему своим коммуникатором.
   - Я запомню, великан. И если что, обязательно позвоню. - Откликнулся я, после чего, мы пожали друг другу руки и, развернувшись, потопали, каждый в свою сторону.
   - А сенсорикой, всё же займись. Не зарывай талант в землю. - Крикнул уже откуда-то издалека Андрей и окончательно исчез в переплетении переулков.
   Вернувшись на базу, я обнаружил, что команда, вместо отдыха, собралась в нижнем зале, а Ольга с Жориком уже вовсю суетятся вокруг доставленных последним, раздолбанных тактических комплексов. Более того, Рогов ещё и лекцию зрителям читает. Я прислушался...
   - Тяжёлые тактические комплексы, в массе своей можно разделить на те, которые носят операторы, и те которые носят операторов. Первые, сохраняя принципиальное сходство схемы с ЛТК, отличаются большей мощью брони и вооружения, а также непременным наличием энергоустановки, далеко не всегда обязательной для их более лёгких "собратьев", вспомним хотя бы ваши любимые "Визели". Соответственно, внешняя схожесть, и принцип управления ЛТК и ТТК сохраняются, хотя последние, конечно, выглядят куда более массивными. Второй тип тяжёлых тактических комплексов, как вы можете видеть на примере этого образца, отличаются от "гуманоидных" ТК, и весьма серьёзно. Во-первых, конечно, внешним видом. Низкий силуэт, высотой не более полутора метров, значительно уменьшает область возможного поражения, а так называемое "паучье" шасси обеспечивает шагоходу высокую проходимость и весьма приличную скорость передвижения. Что из себя представляет такой ТТК, вы можете видеть на примере вот этого "Лося". Собственно, конструкция его довольно проста: шасси-"секстапод", то есть оснащённое шестью многосуставчатыми "лапами", пара боевых манипуляторов, способных, как облегчить передвижение машины в особо стеснённых условиях, так и нести некоторое вооружение, вроде тяжёлых стреломётов, двигатель, питающий всю эту машинерию, основной боевой комплекс в виде артиллерийской или ракетной установки, и бронекапсула кабины оператора... или операторов, поскольку, некоторые модели ТТК требуют для управления двух человек: пилота и оператора боевых систем. Как вы понимаете, при подобном строении, управление машиной серьёзно отличается от управления ЛТК в частности, и "гуманоидными" комплексами вообще.
   - Жорик, заканчивай лекцию, пока твоя аудитория не уснула окончательно. - Ухмыльнувшись, проговорил я... и близняшки, вздрогнув, принялись озираться, осоловело хлопая глазами. Точно, задремали.
   - О, Кирилл! - Обрадовался Рогов. - А я тут... мы... вот рассказываю девушкам о нашем приобретении.
   - Вижу-вижу. Оседлал любимого конька. - Махнул я рукой. - Надеюсь, ты догадался не подпускать к машинами Ингу?
   - Ох. - Георгий обвёл настороженным взглядом зал и, не обнаружив поблизости нашего штатного гремлина-сладкоежки, констатировал с облегчённым вздохом. - Похоже, она ещё не разобралась с моим подарком.
   - Каким? - Удивился я и девчонки, собравшиеся в зале, зафыркали.
   - Твой ватажник умудрился подарить своей сестричке кучу металлолома. - С нескрываемым смешком доложила Елизавета.
   - Это не металлолом! - Возмущёнию Жорика не было предела. - Это её собственный квадр... будет, если она ничего не напутает при сборке.
   - Гениально. - Восхитился я и повернулся к ученицам. - Так, подробный осмотр техники, если он кому-то из вас зачем-то нужен, можно отложить на завтра. А сейчас, прошу в штаб. Будем говорить о делах наших скорбных. Точнее, о том, что не успели "зацепить" до нашего с Георгием...
   - Бегства? - С невинной улыбочкой предположила Оля.
   - Кто-то нарывается на трёпку? - Я ощерился в ответ. - Не вопрос, устроим. А потом тренировку до упада, так что этот "кто-то" ещё дня два до рембокса доползти не сможет. Хм?
   - Оля, технарь ты наш долбанутый, молчи. - Громким "театральным" шёпотом произнесла Мила. - Тренировку-то он для всех устроит, а "ночная реабилитация" светит только тебе.
   - Отомстим же. - Тут же мурлыкнула Лина.
   - Вот-вот, чисто из зависти отомстим. - Поддержала Мила и... отчаянно покраснев на пару с сестрой, замолчала. Не понял.
   В воцарившейся тишине, ученицы... ВСЕ ученицы обожгли меня о-очень странными взглядами и, под тихие смешки Марии и Елизаветы, испарились из зала, будто их и не было. Я посмотрел на Жорика.
   - Крепись, атаман. - Вздохнул Рогов и, сочувственно похлопав меня по плечу, удалился. И что это было?!
   Впрочем, когда я появился в столовой, громко названной "штабом", ученицы вновь вернулись к обычному своему поведению, в котором ничто не напоминало о странной сцене в мастерской. Ну и замечательно, мне же проще.
   Беседа о планах и отряде затянулась далеко за полночь, но к её завершению у нас на руках был целый список решённых вопросов, старательно записанных Ингой в тетрадь. Эту же тетрадь, гордая званием "Почётного Секретаря Высокого Собрания", все слова с большой буквы, и никак иначе, пожалуйста, сестрица Жорика торжественно передала будущему майору наёмного отряда "Гремлины"... Георгию Рогову. От такого поворота, ватажник опешил настолько, что даже не попытался оспорить это решение. Поначалу, но когда до него дошёл смысл вопля мелкой егозы...
   - Ура! Мой братик будет самым главным! - Жорик взглянул на нас, и его левый глаз нервно дёрнулся.
   - Но почему - я?! - Это был не вопрос и даже не восклицание, это был "хрип души"... предсмертный, ага.
   - А кто ещё? - Удивилась Ольга и, встретив непонимающий взгляд ватажника, вздохнула. - Ты, вообще-то, единственный среди нас, кто может взять на себя эту должность.
   - Не понимаю. - Помотал головой Рогов. Девушки переглянулись и... дружно уступили право объяснения ситуации всё той же Ольге.
   - Причин, на самом деле, несколько. Мне не хотелось бы столь ярко светить свою фамилию в здешнем обществе, близняшки ещё не достигли совершеннолетия, а Кириллу, помимо того, что он возрастом не вышел для создания собственного наёмного отряда, подобный ход вообще противопоказан. Почему, думаю, и сам догадываешься. Кроме того, есть ещё и вопрос... местничества.
   - Но его же давно изжили! - Нахмурился Георгий.
   - В официальных структурах, на государевой службе, да, так и есть. - Кивнула Ольга. - Но в частных делах местничество актуально до сих пор. Например, бояре, затеяв совместное дело, никогда не поставят во главе предприятия, члена более молодого рода. Так и здесь. Посадские будут в ярости, если обнаружится, что Лиза подчиняется представителю Бестужевых. Шесть веков истории моего рода, против десяти, да с кровью Рюриковичей... как говорит Кирилл, "ваши не пляшут". Мне, конечно, проще, но и мой отец крайне отрицательно отнесётся к возможным слухам о том, что его дочь служит под началом не наследного представителя рода Посадских. Так что, твоя кандидатура, в этом случае, идеальна. Ты - мещанин, государев человек, к местническим спорам отношения не имеющий, и не назначен кем-то со стороны, что было бы действительно оскорбительно. Нет, мы выбрали тебя сами. А значит, для любого, даже самого ревностного хранителя традиций, это решение законно и не обсуждаемо... как это не забавно.
   - В общем, Жорик, держи кристалл ЦС и работать, работать, работать. - Хохотнул я.
  
  
  
   ИРП - Индивидуальный Рацион Питания. Полевой набор быстроприготвляемой пищи, содержащий дневную норму калорий и необходимых взрослому человеку веществ и элементов.
   ТСС (аббр.) - Тяжёлый стреломёт Симонова. Оснащённый мощным оптическим прицелом, пятизарядный стреломёт предназначен для стрельбы на дистанции до 4-х тысяч метров. В зависимости от типа снарядов, может применяться как против живой силы противника, так и против небронированной или легко бронированной техники.
   Последователь Казановы и Дефо - здесь, имеется в виду совмещение талантов литератора и тайного агента... шпиона, грубо говоря.
   Боевая тройка - здесь, общее название подразделения, состоящего из трёх ТК. Одного тяжёлого, вооружённого артиллерийской установкой или ракетным комплексом, и двух лёгких ТК, призванных защищать "старшего собрата" от атак на средних и малых дистанциях.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.56*38  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Э.Грант "Жена на выходные" (Женский роман) | | К.Ши "Разрешите вас арендовать" (Короткий любовный роман) | | Е.Мелоди "Пат для рыжей стервы" (Современный любовный роман) | | Е.Истомина "Приворот на босса" (Современная проза) | | С.Лайм "(по)ложись на принца смерти" (Приключенческое фэнтези) | | О.Райская "Звездная Академия. Шаманка" (Любовное фэнтези) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | | С.Елена "Ученица особого назначения" (Любовная фантастика) | | П.Белова "Лишняя невеста" (Попаданцы в другие миры) | | М.Весенняя "Чужая невеста" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"