Демина Евгения Александровна: другие произведения.

Глава 4. В расчёте

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда жена - кобыла, а муж - свинья...

  IV. В расчёте
  
  "Любезная миледи!
  В который раз ваши поступки убеждают меня, что потворство собственным слабостям губительно для человеческой натуры.
  Сегодня утром вы нарушили недавнее обещание не покидать замка иначе, чем в экипаже в окружении свиты, как подобает вашему титулу. Беспокойство о вашей безопасности вынудило меня немедленно предпринять поиски, кои закончились для меня весьма плачевно. Засим прошу вас, миледи, немедленно последовать за человеком, доставившим это письмо, и не обременять себя какими-либо другими спутниками, поскольку ваша помощь и отсутствие посторонних глаз мне сейчас крайне необходимы.
  Надеющийся на ваше дальнейшее благоразумие, ..."
  - далее следует полная подпись, с перечислением всех регалий. А это значит, что мой супруг, в личных письмах ко мне ставящий после прощания "Р.", крайне раздражён.
  Я вновь сложила прочитанное письмо, спрятала в рукаве и подняла взгляд на переводящего дыхание Кэтсби. Телохранитель Ричарда принимает у Лорелей предложенный напиток и утоляет жажду. За эти секунды меж ними происходит весьма насыщенная безмолвная беседа, которая не вместилась бы и в кипу таких вот листов. Сияя благодарным взглядом, Уильям Кэтсби возвращает смущённой фрейлине чашу и, мгновенно меняясь в лице, сообщает, что лошади ждут. Мы немедля покидаем комнату.
  Седло на моём коне - не дамское. Что свидетельствует о спешке и раздражении. Мне, впрочем, неважно. Я не нуждаюсь в тщательном снаряжении. Лошади подчиняются мне без поводьев и шпор, потому что мы говорим на одном языке.
  По дороге Уильям сообщает мне, что Ричард ранен. Мои преследователи отвлеклись на него или приняли его за меня. Вот что значит быть непривычными к охоте: не делать разницы меж кобылицей и кабаном. Хотя... возможно, меня они не разглядели, а стреляли на шум...
  Я часто выхожу на прогулку в обличии вороной кобылы: это помогает и вдоволь порезвиться, и насладиться полезными травами без лишнего внимания челяди. От внимания вилланов меня спасают мои собственные ноги. Спасали. До прошлой субботы. Давно заприметившие, кто посягает на поля и пастбища, жители окрестных деревень поступились запретом на ловлю и почти окружили меня. Я в отчаянии хотела было забиться под куст и принять облик какой-нибудь птицы, но погоню настиг мой супруг и заявил, что сам изловит и укротит разорительницу. Прилюдно он заарканил меня и увёл домой и, в довершение ко всем перенесённым тяготам, весь вечер некуртуазно описывал мне мои прегрешения.
  Я честно ступила на путь исправления и не теряла колеи до дня сегодняшнего. Привычка взяла надо мною верх, и ноги сами понесли на луговину. Опьянённая июньским воздухом, я неосторожно распугала отару, и пастухи, пытаясь собрать овец, упустили меня из вида, но устранив последствия, отправились на поиски причины и вместе с односельчанами отыскали след конских копыт. Шаг их был верен и неумолим, и мне оставалось лишь устремиться к реке. Я сделала крюк через ольшаник и бросилась в воду.
  Напрасно думают, что вода простирается непреложной границей. Ни ворожее, ни простому человеку, ни всякой твари перепрыгнуть широкую реку нельзя - но можно пуститься вплавь.
  Форелью я поддалась течению и достигла подножья утёса, где высится наш замок. Малиновкой я взмыла к его стенам и отыскала свои окна.
  Так я разминулась с Ричардом, который вновь посчитал своим долгом вмешаться и, видимо, чтобы ускорить поиски, тоже сменил человеческий вид на звериный. И угодил под назначенные мне стрелы.
  Но, судя по пышному красноречию, это скорее полезное для работы ума кровопускание, чем серьёзная рана.
  Надеясь на лучшее, я плыла за провожатым сквозь липовое марево. Не успев толком отдохнуть после бегства, я ощущала теперь томную расслабленность. Сладкий запах заставлял мечтать о медовых лепёшках, которые я так любила в детстве и до сих пор люблю. Чавканье сочной травы под копытами гнало слюну. Из мысленных скитаний возвратил меня голос Кэтсби, произнесший: "Я знал, что добром это не закончится...".
  Я устыдилась своей слабости и собрала волю на острие совести, что, как верный конвойный, блюла направление моих дум.
  Золотистые липы ласкали сочувствием. Где же твой ясень, о златобраная дева?
  Сквозь кружевной полог тени прорвались мы наконец к охотничьей хижине. С виду совсем заброшенная, полузаросшая, слившаяся с лесом.
  Мы спешились и вошли - потому как вбежать не позволила низкая дверь. Внутри оказалось просторнее, чем я сперва подумала.
  Мужа я обнаружила на постели из веток и сухой травы, склонившегося над пронзённой ногой. Стрелу он уже извлёк, она, переломленная пополам, валялась у изножья. Сейчас Ричард был занят тем, что аккуратно вытянул из рубашки нитку и обвязал ею лодыжку поверх сквозной раны. Я наблюдала издали, чтоб не мешать, пока он начитает. Пропитанную кровью нить он размотал, перекусил пополам, растрепал концы - и снова соединил, скатав на колене. Затем обратился ко мне как ни в чём не бывало, не удостоив моё появление ни удивлением, ни радостью, и велел бросить нитку в ручей - шагах в двадцати к западу. Я молча приняла заклятие и отправилась на поиски источника. Значит, я была нужна ему только для этого?
  Непоседливая вода подхватила просьбу и красным червём понесла над коричневым дном, цепляя за стебли таволги. Я проследила, чтобы нить не навилась на них и не прекратила путь. Я смотрелась в это бронзовое зеркало, пока алая жилка, перечеркнувшая моё отражение, не поблекла, то ли скрывшись на дне, то ли растаяв в воде - принимающей, растворяющей, преодолевающей всё, что возможно, даже огонь и скалы. Податливой на любую форму, покорной любым условиям, не признающей лишь стеснения, лишенья воли. Вольнолюбивое дитя воды, я смотрюсь в собственную праматерь. Липовый цвет любуется своим отражением в кремово-золотистой таволге...
  Вернувшись, я застала Ричарда на ногах: рана полностью затянулась, прорванный с двух сторон чулок наскоро зашит.
  - Милорд, ваше равнодушие терзает меня сильнее любой брани! Скажите что-нибудь! Я знаю, что провинилась!
  - Лошадям знакомо чувство вины?
  Я собралась ответить, но внезапно поняла, что всё это время Уильям наблюдает за нашими действиями. На мой невнятный жест в сторону Кэтсби муж ответил, что если бы эсквайр ничего не знал, то обязательно добил бы своего герцога, как только тот ворвался в хижину после неудачных поисков.
  - Осмелюсь спросить, милорд, как мы объясним исчезновение нового зверя? - откликнулся польщённый вниманием Кэтсби.
  - Если мы с вами могли укротить кобылицу, - раздумчиво начал Ричард, устремив взгляд куда-то поверх моей головы, - то почему бы нам не поохотиться на вепря?
  - Никто не поверит, что мы сделали это вдвоём.
  - Народ восхитится вами, - робко вставила я.
  - Можно отвести глаза всем встречным... Пожалуй - да, так и сделаем.
  - Рискованно всё это, - вздохнул Уильям.
  - Что поделать, - пожал плечами Ричард. - Но убитого вепря должны видеть все. Миледи, соберите травы.
  - Это мог бы сделать и я - или вы имеете в виду растение, известное только вам с миледи?
  - Нет-нет, любой травы, какая растёт поблизости. Примерно как чтобы набить тюфяк. Вы поняли меня, миледи?
  Мне оставалось лишь кивнуть.
  Кэтсби не изменил решения мне помочь, и вскоре мы возвратились с охапками таволги, кислицы, зверобоя и всего, что только попалось под руку.
  Наш командор тем временем подмёл земляной пол, куда мы и высыпали всю добычу. Зелёный ворох мужчины перевязали найденной в углу среди хлама почерневшей верёвкой, а после выпотрошили свои колчаны и принялись украшать копну стрелами, отмечая, что обозначит заднюю ногу, что - подреберье, а какой удар придётся промеж глаз. Сломанную стрелу решено было взять с собой.
  Муж знаком подозвал меня, по очереди плюнули мы в траву, обратив её в тёмную плоть и покрыв щетиной. Уильям скромно удалился собирать валежник дабы соорудить некое подобие саней. Обеих лошадей впрягли в этот воз, причём свою Ричард освободил от седла и узды со словами:
  - А на охоту я отправился на недавно объезженной, своенравной, капризной, но успевшей стать моей любимицей вороной кобылице. Миледи, извольте примерить сбрую.
  Кэтсби предупредил о рискованности сего предприятия и занялся поклажей.
  Итак, мы двинулись в обратный путь. Крестьяне с окрестных полей наверняка наблюдали шумную кавалькаду охотников, распевавшую удалые песни под звуки рога. Я из-за шор не видела ничего кроме дороги перед собой, а вместо "Эй, рога трубят!.." слушала поучения мужа, и никакие птичьи трели, наполнявшие лес, луга и поля, не могли их скрасить. Хотя... так веселится в лазури жаворонок... Так хрустит под копытом овсяника... Чуть поодаль - ещё пучок буроватых колосьев среди клевера... Допрыгну - или нет?
  Дорога в замок Уорвик окрасилась безмятежной радостью. Размахивая в такт своим прыжкам хвостом, я намного обогнала Кэтсби, мой всадник нисколько мне не препятствовал, тем более что моралите прекратилось и проповедь сама собой сошла на нет. Воцарилась блаженная тишина, оттеняемая лишь негромким пением природы, только дважды мне вслед донёсся вопрос эсквайра, не укачивает ли милорда.
  Словом, я добралась до дома в весьма неплохом настроении. У ворот нас догнал Уильям и спросил, что делать с дичью.
  - Выньте стрелы, и она рассыплется травой. С травой делайте что хотите, - ответ звучал отрывисто и утомлённо.
  Засим Кэтсби поспешно удалился исполнять приказ. Мы остались наедине...
  Наконец я сжалилась и опустилась на колени.
  Ричард сполз с седла и тоже некоторое время пребывал в коленопреклоненной позе. Я перевернулась через голову. Уздечка слетела, повиснув заклёпкой на локоне. На просьбы освободить меня от седла муж ответил "И не подумаю". Кэтсби же возвращаться не торопился. Потайным ходом я проникла в женские покои и принялась колотить в дверь своей верной фрейлины. Незапертые створы подались сами.
  Лорелей отпрянула от окна и кинулась ко мне с вопросом, как сказать по-английски "Я рада вас видеть".
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Ю.Меллер "Опустошенный север" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Я.Зыров "Темный принц и блондинка-репортерша" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"