Демина Евгения Александровна: другие произведения.

Невампирская пародия: Ирландская Коммунальная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как вы думаете, сколько призраков может обитать в старом доме? Один-два? А если девять? А тут ещё живые понаехали...


Ирландская коммунальная

  
   Нашу семью очень сложно собрать вместе. Несмотря на то, что восемь человек просто не могут разминуться в таком доме.
   Шейла, как всегда, где-нибудь на свидании. Том усиленно клеит девочек на танцах. Брайан промышляет углём или хворостом. Младшие - Шерон и Шеннон - играют в прятки. Я запираюсь на сутки, чтобы закончить очередную главу. Отец, по обыкновению, застревает в пабе. Мать хлопочет по дому, завершая старые и придумывая новые дела.
   Так проходят дни, так одни персонажи сменяют других на тесной сцене...
   Но с недавних пор всё по-другому. Старенький каменный дом соединил нас в одну упряжь и крепко держит поводья. Мы с ним единое целое.
   Мама зовёт всех пить чай. Отец уже за столом, наблюдает, чем заняты дети. Брайан растапливает камин. Девочки примостились на лестнице с кошкой, которая, вопреки природе, разлюбила гулять по крыше. Я где-нибудь рядом, записываю новую страницу, затвердив все слова наизусть. Даже Том никуда не сбегает: удерживают брачные узы. Только Шейла бродит под окнами и громко стучит по стеклу в надежде присоединиться к родственникам.
   Мы оживляем этот дом. Дом оживляет нас. В нашем присутствии он смиренно терпит свою разруху. Мы скрашиваем друг другу ежедневную и еженощную рутину. Мы друг с другом - единое целое. Мы - единое целое с домом. Так будет всегда.
  

***

   - Нет, детка, ты, конечно, можешь меня не слушать и сказать, что моё дело - чинить проводку. Но я на свете пожил и знаю, что говорю. В этом доме нечисто. Он проклят. Магуайеры, которые здесь жили, все погибли. Вся семья.
   - Мы не суеверны.
   - Что, думаете, зря хозяйка риэлторам деньги такие отваливает? С чего это ей взгрустнулось? Так бы - сама давно сдала.
   - Так всё-таки есть хозяйка?
   - Внучатая племянница вдовы среднего сына. Седьмая вода на киселе, короче.
   - А почему просто не снести этот дом, раз он такой... нечистый?
   - Чтобы потом все вещи растащили, и привидения по всему Дублину разошлись? Нет уж, спасибо. Они ж к вещам привязаны.
   - Тогда сжечь.
   - Вы совсем, что ли? Да тут дома плечом к плечу, как рабочие на марш-протесте.
   - А как они погибли, эти Магуайеры?
   - Что любопытно? Самой первой старшая дочка сгинула. Ребёнка нагуляла, её из дома выгнали. С тех пор пропала. Потом сын - вены порезал. Видать, от любви несчастной. Или муки творчества. Он писатель был. Другой сын повесился сразу после свадьбы. Уж очень не хотелось. А пришлось. Тоже нечего было гулять. Третий сын уголь воровал с грузовика, а тот как даст задний ход - и с концами. Ну и поделом. Вот дочек младших жалко. На лестнице играли, с перил хотели съехать. А лестница старая была, рухнули вместе с ней - насмерть. Отца их на стройке кирпичом зашибло - он каменщик был. Мать, говорят, отравилась. Говорят, сама себе чего-то в чай насыпала. Одной уж невмоготу, видать, было... Да у них даже кошку на крыше молнией поджарило. Проклятое место. Или семья проклятая.
   - Да, история...
   - Так, говорите, не суеверные?
   - Нисколько.
  

***

   В августе-сентябре университеты Дублина наводняются свежепоступившими студентами. В этом году список Дублинского Технического пополнился, среди прочих, четырьмя именами: Даворен и Деирдре О'Нил, Патрик О'Коннор и Эшлинге Салливан. Эшли прошла конкурс на дизайн интерьера, Патрик собирался учиться на фармацевта, брат и сестра О'Нил выбрали юрфак.
   Прибыли они из Коннахта - того самого, что сравнивали с адом, из графства Голуэй. Мест в кампусе им не досталось, и они, потомки изгнанников и сами в силу обстоятельств изгнанники, решили снять квартиру или даже пару комнат в каком-нибудь "ветхом фонде". Когда нашёлся целый дом за неприлично низкую плату, друзья насторожились. Но практичный Дэйв заметил, что страна ещё не выбралась из кризиса, поэтому у них будет ещё куча поводов потратить лишнюю сотню евро. Глупо открещиваться от столь очевидной выгоды. Остальные не могли не согласиться.
   Предмет вожделения был невелик и требовал срочного ремонта. В гостиной осыпался весь потолок, на кухне допотопная колонка чернела в окружении растрескавшейся плитки... На второй этаж было страшно подняться, но лестница, вопреки опасениям, оказалась новой. Единственной новой деталью во всей конструкции. Две комнаты наверху представляли склад пыли и всякого хлама. О санузле оставалось промолчать. Экономия накрылась медной посудиной.
   Ребята выбросили что могли и вызвали ремонтную бригаду. Рабочие сменили трубы, оторвали от стены колонку, зашпаклевали и отштукатурили "коробки"... Основная проблема оказалась в проводке. Она была наружной и стыдливо прикрывалась одними обоями. На обои решено было плюнуть и поклеить самим, когда уже окончательно переедут. Дата переезда подвинулась впритык к началу учёбы, и всё из-за той же проводки, которая так и осталась наружной. В результате друзья свалили чемоданы на пороге и дождались, пока электрики доустановят выключатели и проверят пробки. А ещё обратно сдвинут мебель и соберут бутылки.
  

***

   Сбросив бремя лишних забот и денег, друзья принялись обустраиваться. Второй этаж они поделят на мужскую и женскую половину, в зале поставят маленький телевизор, украденный с родительской кухни, диван, журнальный стол и письменный, два стеллажа для книг - с запасом. Потому что рассчитывали задержаться в alma mater надолго. Мебель привезут через неделю, поэтому первым этажом займутся позже. В спальнях накачают надувные кровати, повесят по зеркалу. Вещи пусть пока остаются в сумках. Главное - крыша над головой.
   Итак, спровадив рабочих, Ди с Патриком пошли запасаться провизией и делать на всех ключи. Эшли и Дэйв занялись интерьером.
   Эшли перекинула через плечо занавески и направилась к лестнице. Наверху должна оставаться стремянка. Местная - её нашли на кухне. Парням лучше повесить бежевые, себе оставить сиреневые...
   Чёрт! Оступилась на ровном месте. И перила грязные - не схватишься. Просила же - протереть всё за собой...
   Распахнула дверь в будущую мужскую комнату - и застыла от удивления. Перед окном ползал на корточках парень в истёртом рабочем комбинезоне и шарил по полу, повторяя: "Где пассатижи? Где пассатижи?". Наверно, забыл инструмент и вернулся искать... Зачем-то намотал вокруг шеи кусок провода... На пол положить не судьба?
   Эшли на цыпочках подошла сзади:
   - Вы что-то ищете?
   Парень обернулся, широко улыбнулся и хрипло сказал:
   - Привет.
   Курит много, что ли? Вон, жёлтый весь уже.
   - Привет. Я говорю: что-то ищете? Вы электрик, да?
   - Вроде того, - он встал и улыбнулся ещё шире. - Слушай, помоги снять: испачкать боюсь.
   На чёрном от пыли пальце блестело новенькое обручальное кольцо. Как только оно до сих пор чистое?
   - Надо с мылом. Счас принесу.
   Эшли подняла на него глаза. На шее у него был не провод, а верёвка. Бельевая. А под ней - чёрно-синяя полоса...
   - Пробовал. Не помогает.
   И закинул свободный конец на гардину. Он сам завязался узлом...
   Эшли чуть сама себя не оглушила. Сосчитала все углы, пока не оказалась в соседней спальне. В своей спальне. Заперла дверь.
   Зачем только спрашивала, кто жил в этом доме!
   Чур меня! Чур меня! Здесь никого нет!..
   Заглянула в зеркало на всякий случай.
   Это Ди оставила на тумбочке листки? И бумага какая-то старая... Ой, на той стороне что-то написано...
   Листок сам вырвался из её рук. Эшли швырнула в него занавески. Инстинкт самосохранения...
   Комок штор упал куда-то в сторону, на сумки. Листок тихо лёг на тумбочку. Теперь на нём было пятно... Капало с зеркала...
   Кровь?!..
   Поверх её отражения заструились буквы... Слова...
   "Не трогай мой черновик".
   - Я... я... я не хотела, - забормотала она, глядя на собственное лицо за багровой вязью, - я думала, это моей подруги... Я не хотела... Я случайно...
   Отражение уменьшалось: Эшли пятилась к двери. Вылетела в коридор, споткнулась на ступеньках, измазала руки, поняла, что это не грязь, а сажа, кричала, забыла где ванная, кричала снова - и лоб в лоб встретилась с Давореном у нужной двери...
  

***

   Дэйв пытался включить холодильник. Провод не доставал до розетки... Поближе вывести не могли?! Где удлинитель? F...k!
   - Не смей ругаться в моём доме!
   Это что такое? Даворен на всякий случай оглянулся. За столом сидел какой-то старик. Весь красный. От злости? Походу, нет. Это кирпичная пыль... Ой...
   Зажмурился, потряс головой. Открыл глаза. Никого. Ну и глюки.
   Ах да, холодильник...
   От стука в окно Дэйв вздрогнул. Ребята вернулись? Кому ж ещё... А ключи разве не сделали?
   - Впустите меня! - настаивал девичий голос.
   Это не Ди.
   К стеклу прижалась белая ладонь. Показалось лицо. Красивое, бледное, с чеканными, немного резковатыми чертами. Бездонные чёрные глаза, растрёпанные чёрные волосы. Прямо героиня романа. Дэйв даже засмотрелся. Он в школе увлекался романтическими произведениями. От слова "романтизм". С замками, призраками, исключительными личностями.
   Гостья смотрела как будто сквозь него, потом наконец заметила человека в доме, вскинула изящные брови, тряхнула шевелюрой, прищёлкнула языком и отпрянула от окна. На ней было платье как в ретро-фильмах. И она была на последних месяцах беременности.
   Может, ей помощь нужна?
   Пока Даворен это сообразил, девушка уже куда-то делась.
   На всякий случай он вышел на крыльцо. Никого.
   В коридоре споткнулся на ровном месте. Да что такое сегодня? Под боком кто-то хихикнул. Точно глюки.
   Вернулся на кухню. Весь подоконник был расцарапан, на раме два чёрных пятна, по форме почему-то похожие на кошачьи лапы. Дав себе слово ничему не удивляться, Дэйв пошёл за тряпкой. Но подоконник снова был девственно чист.
   Шизофрения надвигается. По всем фронтам.
   Дэйв пошёл в ванную. Освежиться. У самой двери столкнулся с Эшли...
  

***

   - Наро-од! Мы вернулись!
   Деирдре заперла дверь уже собственными ключами. Бородка цеплялась за пальцы как наточенный нож.
   Патрик понёс на кухню пакеты с продуктами.
   - А где все?
   - Не знаю. Не слышат?
   В гостиной посреди бела дня горел камин. Над решёткой наклонился... Нет, не Дэйв. С чего бы ему так уменьшиться в размерах? Пацан лет четырнадцати, чумазый - как шахтёр, одежда велика - явно с чужого плеча. Бродяг ещё не хватало. Ходят тут всякие.
   - Эй! Ты кто? - окликнул его Пэт.
   - Не боись, уголь есть - не замёрзнем, - весело ответил парнишка и распахнул пиджак... Вместо рубашки или хотя бы голого тела там было одно сплошное чёрно-красное месиво. Мальчуган выковырял из-под-между рёбер какой-то ком, вытер о штаны и бросил в камин.
   Студенты с удовольствием бы заорали, но у них как будто отключили звук.
   Лестница страдальчески заскрипела.
   "Наверно, это Дэйв и Эшли", - думали ребята, не в силах оторваться от анатомического зрелища.
   Что-то ударило их по ногам и вывело наконец из транса. Клубок некрашеной тёмной шерсти. Он вертелся вокруг своей оси, виляя мохнатым хвостом, а вокруг накрапывали чёрные пятна, до боли похожие на кошачьи следы... Или щенячьи...
   - Дети! Чай готов! - раздалось откуда-то сверху.
   Топот скатился по лестнице и хлынул по направлению к кухне.
   - Брайан, заканчивай с камином! - продолжала невидимка.
   - Сейчас, ма! - отозвался мальчик-угольщик и тем же аппетитным образом извлёк второй кусочек топлива.
   Снова шаги, тяжелее прежних. Из воздуха материализовалась немолодая женщина со спицами в руках - точно вышла из тени на свет.
   - Брайан, ну сколько можно ждать!
   - Сейчас, сейчас.
   - А ты брысь! - отмахнулась от чего-то - то есть кого-то - невидимого и подобрала клубок.
   Мать и сын медленно растворились в окружающем пространстве.
   Парень и девушка не сразу обрели себя. Чувствовали себя как кролики перед удавом. Точнее, наоборот - абсолютно не чувствовали...
   - Чёрт! Там же продукты, на кухне! - опомнилась Ди.
   - Тс-с! Его вспомнишь, а он тут как тут.
   Они побежали... конечно, в ванную. Где нашли забившихся в угол и ошалевших Даворена и Эшли. У каждого на лбу красовалась новенькая шишка.
  

***

   Началась жизнь, полная веселья. Однокурсники удивлялись, почему эта голуэйская четвёрка так рано приезжает на пары, никогда не прогуливает и допоздна занимается в библиотеке. Если бы они только знали.
   Каждую ночь друзья засыпали под методичный стук в окно - с пятиминутным интервалом. По утрам вместо будильника они вставали под призывы пить чай. Постельное бельё и прочие вещи были всё время истоптаны призрачной кошкой. Следы исчезали сами по себе, но всё равно приятного мало. Даворен на всякий случай стал меньше материться, но на кухне никогда не обедал. Он вообще обходил это помещение за километр. Девушки стали бояться верёвок, и парням пришлось взять на себя обязанность развешивать бельё. Патрик заявлял, что ни за что на свете не наденет обручальное кольцо. То, что камин разжигается и гаснет сам, уже принималось со скорбным смирением. Равно как и внезапные падения и спотыкания. Эшли постоянно получала записки кровью вроде "Хватит вешать на зеркало лифчики" или "Протри пыль".
   В отместку она начала спрашивать, не помнит ли он, куда она дела очередной предмет нижнего белья. Беседы с зеркалом повторялись так часто, что Дэйв начал ревновать. А сестра неудачливого кавалера начала дразниться "Свет мой, зеркальце, скажи" и бегать к окошкам - жаловаться сестре соперника.
   Патрик постелил на ступеньках скользкие резиновые коврики в надежде, что потусторонние сорванцы когда-нибудь навернутся сами. А перила обмотал двусторонним скотчем - специально для кошки. Правда, пришлось ночевать в гостиной, потому что попасть наверх теперь не представлялось возможным, но это ничто по сравнению с удовлетворением, которое в первую же ночь принесли отчаянное мяуканье и девчачий визг.
   Предвидя, что девочки пожалуются маме с папой, на стол поставили мышеловку, на случай, если глава семейства опять ударит кулаком по столешнице, а от ручки чайника протянули провод к рычагу, который приводил в действие пожарную сигнализацию. На случай, если хозяюшка позарится на их чай. Зеркало завернули в старые газеты и замотали скотчем по всей поверхности.
   Все инструменты, которыми можно вздумать снимать застрявшее на пальце кольцо, надёжно перепрятали.
   В общем, живые и мёртвые доводили друг друга с тем энтузиазмом, который присущ старым добрым соседям, что разошлись во мнениях по поводу местоположения межи или забора. Борьба накалялась и приобретала нездоровый задор и совсем больную склонность к инновациям.
   Кто же уступит первым?
  

***

   На каждый Хэллоуин, в канун Дня Всех Святых, благословенную ночь Самайна, круг нашего небытия размыкается, и мы освобождаемся от повинностей. Ровно на одну ночь.
   Отец перестаёт ругаться и смывает кирпичную пыль. Мама устраивает себе выходной от домашнего хозяйства. Шейла разрешается двойней. Брайан вытряхивает из своих потрохов весь уголь. Шерон и Шеннон утихомириваются и ходят на цыпочках. Мне удаётся дописать страницу, не заляпав её собственной кровью. Том находит способ избавиться от кольца, отпахав себе палец, кисть или руку. Даже наша кошка вылизывается и мирно устраивается на коленях у хозяйки.
   Вот и сегодня:
   - Крис, сворачивай канцелярию. Чай готов, - мама гладит кошку.
   - Ма-ам, что мы будем с ними делать? - спрашивает Шеннон.
   - Хороший вопрос, - подхватывает Том. - Они все инструменты попрятали!
   - И лестница теперь скользкая. Мы так упали тогда. И эта девчонка такая противная.
   Что старший, что младшая...
   - Ещё раз поставишь ей подножку - убью!
   - Да неужели?
   - Гляди-ка, втрескался! - Брайан трясётся от смеха.
   - Смотри, кишки потеряешь.
   - Да ладно тебе, - встревает Том. Он везде встревает. - Чего плохого в том, чтобы втрескаться?
   - Сказала жертва семейного права.
   - А вот и нет, - и машет культёй.
   - А говоришь, попрятали, - отец в Самайн всегда добродушен. Бить кулаком по столу и кричать "Замолчали все быстро!" ему в Самайн не положено. - Ножовку ж где-то откопал. И вообще, я с Крисом согласен: разве они нам мешают? Всяко не больше, чем мы им. Ребята стараются, дом обустраивают. Я к ним уже привык...
   В кои-то веки отец меня поддерживает.
   - То есть мышеловку ты им прощаешь?
   - Ну хватит вам, - говорит мама. - Давайте в кои-то веки просто попьём чаю.
   - Я тоже хочу чаю! Впустите меня!
   Шейла запрыгивает на подоконник. Живота у неё больше нет.
   Передаём ей чашку через форточку.
   - Сейчас бы кружку "Гиннеса", - мечтает отец. - Помню, собирались мы с Мёрфи и Хоганами в пабе... Жалко, выйти нельзя...
   - Там сейчас студентов много, - говорит Шейла.
   - А эти, наши, тоже ходят?
   - Не знаю.
   - А в церковь они ходят? - задумалась мама. - Завтра праздник всё-таки. Может, свечку за нас поставят...
   - За самоубийц-то?
   - У нас не все самоубийцы. Девочки, ты, Брайан.
   - Ага, три оторвы, пьяница и вор. Все мы тут хороши, жёнушка. Так нам и надо.
   - Давайте поплачем, - бормочет Том. - Вот именно, что праздник сегодня.
   - И что? Сбегать торт купить?
   - Ну-у, станцевать например...
   - Танцуй.
   - Пара нужна. Шейла, зайдёшь?
   - А то. Ходи потом целый год вокруг вас.
   - Ур-ра! Сегодня всё можно! - кричат близняшки. - Шейла, покажи детишек! Это опять мальчики, как в прошлом году?
   - Не-а, мальчик и девочка.
   - А как ты их назовёшь?
   - А зачем? Завтра всё равно их уже не будет.
   - Их фэйри забирают, да? А ты отдай уже с именами.
   - Тогда придумайте сами.
   Ножом расшатываем шпингалеты, открываем окно и принимаем два свёртка. Сестра изорвала на них своё платье, сейчас на ней одна сорочка. Которая цепляется за раму и расходится по шву. Шейла только смеётся. Потому что завтра одежда будет как новая и опять натянется на животе. А сегодня Самайн, сегодня можно всё.
   Посуда летит на пол, мебель подпрыгивает, восемь пар рук сплетают для младенцев колыбель, восемь пар ног отбивают пульс новорождённого времени.
   Сегодня вы не уснёте.
   Сегодня нельзя спать.
  

***

   - Пэт! В дверь звонят! Открой, у меня руки в рыбе!
   - Кто там?
   - Добрый день, мы представители агентства недвижимости "U.T.A.Estate", через которое вы сняли этот дом...
   - А что-то не так? Мы что, должны были заплатить?
   - Нет-нет. Мы по другому поводу. Вы не могли бы открыть?.. Я Мисс Уэсли, это Мистер Адамс. Что ж, вижу, вы не настроены на долгие приветствия, тогда сразу к делу. Дом и земельный участок, на котором он находится, собирается приобрести строительная компания - вот её реквизиты. Сделка совершится с ведома и согласия хозяйки дома. Вот её письменное согласие. Вот разрешение муниципалитета на снос дома... Вот подтверждение его аварийного состояния. Вот все документы, касающиеся дома: копия свидетельства о собственности, кадастровый план, договоры об электро- и газоснабжении. Вот ваш договор об аренде. О расторжении договора подпишите здесь... вот здесь... и здесь...
   - Так, подождите... Дэйв! Иди-ка сюда! Зови всех!
   - Та-ак, это чё такое? Твою... Простите... И вы хотите, чтобы мы всё сразу подписали?
   - Не обязательно сразу. Можете ознакомиться с документами.
   - И на том спасибо. А ничего, что мы тут ремонт вообще-то сделали?
   - Расходы вам компенсируют из суммы, которую строительная компания заплатит за покупку дома. Мы здесь только посредники и действуем с полного согласия законной владелицы, Миссис Уайетт.
   - Что ж она сама-то не пришла? Привидений боится?
   - Это её полное право. Здесь присутствуем мы как её представители.
   - В общем так, это мы забираем. Почитать.
   - Когда нам зайти за подписью?
   - Когда вам зайти?.. Народ, за неделю разберёмся?.. В следующую среду.
   - Тогда в среду мы оценим стоимость ремонта и определим размер компенсации.
   - Вы ещё согласие наше не получили.
   - Если у вас нет вопросов - всего доброго.
   - И вам того же... Нет вопросов... Издеваются ещё.
   - Погоди, Дэйв, мы же в договоре прописали, что если вперёд проплачено, нас не выселят.
   - Ну вернут нам эти деньги. И флаг вам в руки, три-целых-четырнадцать-сотых-здуйте отсюда.
   - Время же будет на сборы. Сколько там - неделя или две? Уже забыл, счас посмотрим.
   - У нас своя копия вообще-то есть. И что, что будет время? Опять мыкаться? Тут шесть евро на проезд, там сотни три за перевозку...
   - Так может, оно к лучшему? Разве ты хочешь ЗДЕСЬ жить?
   - Пэт, ты чё, не врубаешься? Нас никто не спросил - это раз. Неизвестно, сколько нам компенсируют и вообще дадут ли - это два. И вообще, я из принципа отсюда не уеду - это три.
   - Подарочек, блин, на День Всех Святых...
   - Подарочек счас мы другим устроим. Эй! Магуайеры! Как вас там?! Слышали?! Мы скоро отсюда уедем! Дом скоро сносят!
  

***

   Первое, что сделали студенты, попрощавшись с гостями... нет, не сели искать в Интернете жилищное законодательство. А сняли с лестницы резиновые коврики, обклеили перила поверх двустороннего скотча остатками обоев и распаковали зеркало.
   И тем же вечером на нём проявилось:
   "Я же сказал тебе: не вешать лифчики!"
   - Это белый флаг, - уныло ответила Эшли. - Мы сдаёмся. Нам нужно перемирие. Не хотим уезжать. Отсюда до универа ездить удобнее и... и вообще. И вы, наверно, тоже не хотите.
   "Мы бы рады - мы не можем."
   - А если дом снесут - вы будете по улицам слоняться? Уж если быть привидениями, то в собственном доме лучше...
  

***

   Если ради какой-нибудь цели силы земные объединяются с силами потусторонними, творится нечто страшное. Мисс Уэсли и Мистер Адамс испытали этот закон на себе.
   Сперва они ни о чём таком не подозревали. Удачно припарковались. Посмешила тёмно-бордовая надпись "Welcome!" на коврике под дверью. Квартиранты встречали приветливо.
   В прихожей на обоях и зеркале красовались точно такие же надписи.
   - Забавно. Граффити? - спросили риэлторы.
   - Где? - недоумевающее захлопала ресницами вся компания.
   Адамс и Уэсли огляделись: обои и зеркало были чистыми. Может, голограмма какая-нибудь? Сейчас ведь много всяких таких штук.
   - Пройдёмте в зал, - предложила Ди.
   Друзья похвастались старинным комодом, камином, новыми стеллажами. Предупредили, что всю новую мебель вывезут.
   - А где же все документы? - Мисс Уэсли взяла сумочку.
   - Наверху, в комнате.
   - Тогда пойдёмте...
   Её отвлёк стук в стекло.
   - Господи, что это? - Мисс Уэсли положила сумочку на каминную полку и подошла к окну.
   - Дети, наверно, - пожал плечами Дэйв. - Всё время во дворе.
   Мисс Уэсли обернулась:
   - Где моя сумочка? Я здесь её оставила...
   - Не знаю. Может быть, уронили?
   Парни вместе с Адамсом услужливо ищут сумочку.
   - Да вот же она, в камине! Достаньте чем-нибудь! Кто зажёг огонь?!
   - Ой, где-то щипцы были. Сейчас, сейчас, минуточку... Мы прибрались перед вашим приходом... Наверно, куда-нибудь дели... Сейчас...
   Все дружно ищут щипцы.
   - Ну скорее же!
   Мисс Уэсли не выдерживает и хватает ридикюль сама. Вскрикивает от боли и бежит к ближайшему источнику воды - на кухню.
   Не успела она открыть кран, как в самое ухо пропел женский голос:
   - Ой, как вы кстати, милочка. Наполните заодно чайник...
   Мисс Уэсли прибежала в зал, забыв об ожоге. Торопилась наверх.
   На лестнице Адамс три раза споткнулся. Вдобавок и перила оказались в саже. На третий раз он не сдержался и ругнулся.
   - Не смей ругаться в моём доме!
   - Что это? Кто это сказал?
   Ребята только развели руками:
   - Что сказал? Мы молчали. Вам послышалось.
   - Я тоже слышала, - вступилась Уэсли.
   - Вам, наверно, показалось.
   Документы с подписями ждали в комнате Дэйва и Пэта. Их держал какой-то парень, судя по виду - рабочий.
   - Вы извините, я тут тоже глянул. Тут ошибка.
   - Где? Вы кто вообще?
   - Поможете кольцо снять - скажу.
   И протягивает кусачки.
   Риэлторы переглядываются.
   - Ну пожалуйста. А то мне мебель перетаскивать, кольцо запачкается. Жена обидится. Скажет, не берегу.
   Адамс пытается подцепить обручальное кольцо - и случайно отламывает половину. Вместе с пальцем.
   - Ну куда же вы? Что я жене скажу?
   Друзьям осталось только спуститься и запереть дверь.
   - А если они снова вернутся? - спрашивает брата Деирдре.
   - Зуб даю, не вернутся.
   - Правильно, свидетельство-то забрали. О расторжении договора.
   - Разве? Они про него и не вспомнили.
   - Его тут нет.
   - Как нет? Вот - на тумбочке. Умеешь ты, Патрик, всех напугать.
   - Напугать? Я?
   - Ну что, нашли? - спрашивает Эшли. - Я тоже кое-что нашла.
   В руках у неё старая фотография. На фоне до боли знакомого крыльца - восемь человек. На раскладных табуретах сидят пожилые мужчина и женщина и держат на коленях девочек-двойняшек лет семи. Вторым рядом стоят трое молодых людей и девушка. Ей на плечо забралась полосатая кошка.
   - Магуайеры? Ну молодцы, выручили сегодня. В рамочку и на стенку.
   Девять глянцевых глаз дружно подмигивают.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"