Демкина Татьяна Викторовна: другие произведения.

Бананы для Фердинанда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 7.64*44  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Надо ли ссориться с бабуинами? Все ли обезьяны любят бананы? Где и как увидеть буш-бэйби? Можно ли дружить с мартышками? Ответы на эти вопросы - в книге "Бананы для Фердинанда". В книгу вошли веселые истории, случившиеся с автором за годы жизни в Восточной Африке. Книга предназначена для детей младшего школьного возраста.

  
  
   1. Как бабуины нас в плен брали
  
  Жизнь в Найроби однообразная и скучная. Дни тянутся за днями, складываясь в недели, месяцы и годы. Один и тот же вид за окном - ярко зеленый в сезон дождей и тускло желтый в сухой сезон - вот и вся разница. Одна радость - национальный парк, который начинается буквально на городской окраине. Полчаса езды - и ты уже в саванне среди зверушек и птичек.
  Поездка в парк - это каждый раз удовольствие и новые впечатления. Только приехать надо как можно раньше, желательно сразу после того, как солнце взошло. Пока оно еще не такое жгучее, обитатели парка стараются поделать все свои дела, чтобы потом, когда солнце будет высоко, передохнуть где-нибудь в тени в укромном уголке, а если повезет, и вздремнуть. И лишь когда день начнет клониться к закату, выйдут они снова из своих укрытий: кто травку пощипать, кто добыть что-нибудь на ужин, а кто - на водопой.
  Конечно, это не относится к большинству жирафов и слонов - трудно найти им в саванне такое большое дерево, под которым они могли бы спрятаться. Не относится это и к нам. Ведь в национальном парке категорически запрещено выходить из машины и даже съезжать со специально проложенных дорог. Лесники строго следят за порядком. И это правильно. Вокруг дикие звери. Густые кустарники, трава бывает в рост человека. Пройдешь в двух шагах от дремлющего в траве льва и не заметишь. Но он тебя заметит! Можно наступить на скорпиона, на змею, в конце концов. А если мамба укусит, то человек и часа не выживет без противоядия. Одним словом, национальный парк - это не зоопарк, где звери в клетках за барьером. Скорее наоборот.
  А как же быть туристам или просто любителям природы вроде нас? Для гостей в парке оборудованы площадки для отдыха. Там есть навесы, скамейки, столы. Регулярно доставляют воду, вывозят мусор, есть туалет. Лесники с ружьями отгоняют львов и гиен, если они подходят близко.
  Поэтому план наш был простой: ездим по парку, сколько сможем, потом, ближе к обеду, едем на такую площадку, перекусим, отдохнем, а оттуда уже домой. В голову не могло прийти, что именно там случится с нами главное приключение дня.
  Незаметно в разъездах и наблюдениях за зверушками и птичками пролетели часы. Пора уже было передохнуть. Определили по карте, где ближайшее место для отдыха, и поехали к нему.
  Возле площадки уже были машины, но нас удивило, что люди либо сидели в машинах, либо стояли возле них, но под навесы не шли. Мы решили подъехать ближе, и сразу стало понятно, в чем причина такого поведения наших друзей по несчастью. Два десятка бабуинов разного возраста и разной комплекции разместились кто на дереве рядом, кто на камушке, кто на бачке для мусора, а кто на скамейке или на столе. Самый крупный из них, наверное, вожак стаи, важно восседал за столом, как будто в ресторане ожидая официанта. Обезьяны вели себя как хозяева. Зрелище было уморительное.
  Мы решили подождать, но уходить бабуины явно не собирались. Они, очевидно, знали, что время обеденное, и ждали, когда сюда придут посетители парка. Тогда можно будет поживиться объедками, а то и выхватить какую-нибудь еду.
  Мы несколько раз посигналили, но это не оказало на них никакого воздействия. Обезьяны оставались на своих местах.
  - Я их сейчас прогоню, - сказал мой муж, - в конце концов, это место для нас, а не для них. Нам надо вымыть руки, спокойно поесть и отдохнуть в тени.
  С этими словами он взял корзинку с провизией, вышел из машины и решительно направился к навесу.
  - Я лучше пока в машине посижу, - сказала я.
  Все обезьяны тут же уставились на корзинку, но мест своих не покинули. Муж продолжал идти к навесу. В этот момент вожак издал необычный шипяще-свистящий звук и обнажил клыки. Надо сказать, что зубы у бабуина как у взрослой овчарки, да и кусаются бабуины не хуже собак.
  Мой муж остановился. Вожак спрыгнул со скамейки и медленно, но твердо пошел вперед, не спуская глаз с корзинки. Муж поднял с земли камень и замахнулся на вожака, но тот только еще раз оскалился и продолжал двигаться вперед. За ним начали подтягиваться и другие обезьяны. Поняв, что ситуация складывалась не в нашу пользу, мой муж быстренько ретировался в машину.
  - Ладно, найдем другое место. Поехали отсюда, - сказала я.
  Но не тут-то было. Пока мы выясняли отношения с вожаком, другие обезьяны потихоньку расселись вокруг нашей машины. Прямо перед нами, перекрыв выезд, сидела самка с детенышем. На сигналы клаксона внимания она не обращала. Мы начали медленно ехать вперед, но сразу же пришлось остановиться, так как отступать она не собиралась. Задним ходом двигаться было нельзя, потому что сзади тоже были обезьяны. Давить мы их не можем. В общем, ни туда, ни сюда. В довершение всего вожак забрался на крышу машины и уселся там. Наверное, чтобы мы не могли даже окно открыть.
  Что делать - не понятно. Выходить из машины нельзя, потому что бабуины могли на нас напасть. Решили подождать, пока они сами уйдут, но они не уходили. Лесников, как назло, нигде не было видно, других людей поблизости тоже. Надо было искать какое-то решение, но ничего путного в голову не приходило. Не звонить же в полицию, в конце концов!
  Вдруг из далекого-далекого детства мне вспомнилось: 'Все куплю', - сказало злато'.
  - Если мы не можем их победить, то надо попытаться их подкупить, - подумала я.
  У нас была парочка бананов в корзинке. Я достала один и показала его через окно мамаше с ребенком, сидевшей перед машиной. Та сразу же заинтересовалась, привстала и даже сделала хватательное движение лапой: мол, давай его сюда. Слегка опустив стекло, я швырнула банан как можно дальше от машины. Обезьяна тут же бросилась за ним наперегонки со своими сородичами. Этого секундного замешательства хватило, чтобы резко нажать педаль газа и выехать на дорогу. Никто за нами, конечно, не гнался.
  Проехав немного, мы остановились под деревом, чтобы наконец-то съесть наши бутерброды. Из машины мы не выходили, но окна можно было открыть. Из саванны дул свежий вольный ветерок. Было вкусно. И было смешно. Надо же, обезьянки нас в плен взяли.
  - Хорошо, что не слоны или буйволы. С ними мы бы одним бананом не отделались, - сказал муж.
  И мы поехали домой.
   
   2. Почему колобусы грустные?
  
  Однажды мы побывали на самом экваторе. Мы приехали в национальный парк, а отель, в котором нам предстояло провести несколько дней, был расположен именно на экваторе. Это было написано большими буквами на въезде. Наверное, чтобы гости осознали значительность этого места. Там даже полоса была проведена на земле, и по разные стороны ее написано: 'северное полушарие' и 'южное полушарие'. Якобы, расставив ноги по разные стороны полосы, можно было находиться в обоих полушариях одновременно. Мы все так и сделали, правда, никаких особых ощущений при этом никто не испытал. Но география есть география, значит, так оно и есть.
  Приехали мы в это место не затем, чтобы постоять в двух полушариях одновременно. Национальный парк располагается довольно высоко, вокруг самой высокой горы Кении. Это уже не саванна и не буш, а густой горный лес, заросший высокими деревьями. В этом лесу водятся редко встречающиеся мартышки колобусы, наверное, одни из самых красивых обезьян в мире, которые почти всю свою жизнь проводят высоко на деревьях. Именно они были главной целью нашего путешествия.
  Небо было безоблачное, что в горах бывает нечасто. Поэтому быстренько разместившись в своем домике, мы помчались полюбоваться горой, которая величественно возвышалась над лежащим у ее подножия лесом.
  Гора была прекрасно видна отовсюду, поэтому мы сначала направились к лабиринту, который заметили неподалеку: и гору посмотрим, и смекалку свою проверим, и разомнемся.
  Самые смышленые из нас быстро справились с задачей, а потом, недолго потомив других, раскрыли секрет: чтобы пройти лабиринт, надо все время касаться одной рукой стенки и ни в коем случае руку от стенки не отрывать. Тогда обязательно выйдешь, хотя это и не самый короткий путь.
  В общем, когда одолели лабиринт даже те, кто смекалкой особо не отличался, мы присели на скамеечку под соснами и продолжили любоваться горой.
  Тихо шелестел ветер, высокие сосны с мягкой длинной хвоей плавно покачивали ветвями, изредка роняя к нашим ногам сухие хвоинки. Вдруг высоко на сосне мы заметили что-то пестрое, словно кто-то развесил на ветвях нарядные одежды, как для концертного выступления. Затаив дыхание, я медленно поднесла к глазам бинокль. Из-под 'одежды' на нас кто-то внимательно смотрел: в обрамлении белоснежной шерсти черная мордочка выглядела грустно и трогательно. Еще бросилась в глаза белая пышная опушка волос на хвосте и по бокам. Это была наша первая встреча с колобусами в природе.
  Колобусы расположились на самой высокой ветке, сгорбившись и прижавшись друг к другу. Представить себе человека, сидящего вот так непринужденно на такой высоте, удобно устроившись на раскачивающейся тонкой ветке, было попросту невозможно. Как им это удается? Непостижимо. Это потом я узнала, что у колобусов кисти подобны крючьям, и они идеально приспособлены к жизни на деревьях. А еще они совершают прыжки с дерева на дерево и благодаря роскошному пушистому хвосту и длинной шерсти на боках могут даже изменять направление движения во время прыжка!
  Что-то привлекло их внимание, они встрепенулись и быстро исчезли в сосновой кроне. Еще мгновение - и длинный прыжок, скорее полет, на соседнее дерево заставил меня еще раз затаить дыхание. 'Приземлившись' на ветке, они начали подтягивать к себе веточки и ловко обрывать молодые листья губами. Да, похоже, для них прыгать с дерева на дерево на многометровой высоте - это все равно, что для нас перебежать с одной стороны улицы на другую.
  Заметив наш повышенный интерес к колобусам, служитель парка посоветовал нам посетить так называемый питомник для животных, который располагался неподалеку. 'Там вы тоже сможете увидеть колобусов, а если повезет, то и поближе познакомитесь с ними', - сказал он.
  Мы тут же поспешили в указанном направлении.
  Действительно, на довольно большом огороженном участке, почти на свободе мирно расхаживали ламы, различные антилопы и даже бегемоты. Внимание наше привлекли резкие звуки, как будто кто-то очень большой раскачивался на огромных качелях. Мы прошли дальше и замерли, пораженные открывшимся зрелищем. Колобусы с невероятной скоростью раскачивались на автомобильных покрышках, подвешенных на металлических цепях, при этом на лету перепрыгивая между ними. Это было впечатляюще! От роскошных белых мантий, развевающихся на летящих мартышках, невозможно было оторвать взгляд.
  И тут мы увидели то, о чем упоминал служитель. Несколько посетителей стояли неподалеку от колобусов и держали что-то в ладонях. Вдруг один из прыгунов совершил изумительно точный прыжок на плечо работника питомника, который стоял рядом, и стал поедать что-то прямо из протянутой руки. Мы подошли поближе и увидели, что это были кукурузные зернышки, которые насыпали в ладошки посетителей, чтобы приманить мартышек.
  Рядом на жердочке сидела еще одна обезьяна и прижимала к своей груди совершенно белого детеныша. Вдоволь полакомившись кукурузой, колобус взметнулся вверх по дереву и быстро исчез в лесу, который подступал к питомнику. За ним последовала мамаша с детенышем: она ловко и бесстрашно прыгала с ветки на ветку, а малыш крепко за нее держался.
  Служитель объяснил, что колобусы живут на воле в лесу, а приходят сюда за гостинцем. Дают им кукурузные зерна, а иногда даже сырую картошку. Как раз в это время две мартышки ее и ели, выбирая половинки картофелин из пластикового ящика, стоявшего
  перед ними.
  Все, что мы увидели и узнали, было чрезвычайно интересно и занимательно, но меня почему-то все время смущала одна и та же мысль: 'Почему у всех без исключения колобусов такие грустные лица? Почему они все время грустят?'
  Конечно, никого я не спрашивала, боялась, что меня просто засмеют. Так и ушла из питомника, не разгадав загадку.
  Следующая наша встреча с колобусами состоялась на острове Занзибар. Правда, они там другие. Их шубка не такая роскошная как у черных сородичей и в основном красного и коричневого цвета. Их поэтому так и называют - красные колобусы.
  Путешествие на остров оказалось довольно утомительным. К тому же шел сильный дождь и небольшой самолет, на котором мы вылетели с материка, прилично трясло. Наконец-то добравшись до отеля, мы поняли, что сегодня уже никуда не пойдем. Надо было восстановить силы.
  За ужином мы познакомились с одним парнем из Англии. Джим, это было его имя, был профессиональным зоологом и даже более того, когда-то изучал обезьян. На Занзибар Джим приехал специально, чтобы посмотреть красных колобусов и мангровые заросли.
  - Вы можете на меня полностью положиться, - сказал он, - я вам завтра все расскажу не хуже гида.
  Мангровые заросли и лес, в котором обитали красные колобусы, были рядом, но на другом конце острова. Поэтому рано утром, наскоро позавтракав, мы сразу же выехали. Надо было успеть туда в утренние часы, пока еще не наступил изнуряющий дневной зной.
  Путь оказался недолгим - все-таки остров Занзибар совсем небольшой. Дорога проходила среди деревень и рисовых полей, везде, куда ни посмотришь, росли кокосовые пальмы. Мы обратили внимание, что у большинства домов стены были светло желтые, но явно не крашеные. Кроме того вдоль дороги очень часто попадались кучи строительного камня такого же цвета.
  Как бы угадав вопрос, Джим объяснил: 'Это все кораллы. Местные жители используют их для строительства домов и дорог. Дело в том, что строительного камня на острове мало, а коралловые рифы рядом. Вот и ездят они на рифы за камнем как мы на каменный карьер. Откалывают большие куски при помощи железных клиньев или ломов, вывозят на берег и там обтесывают, придавая обломкам форму брусков. Это целая индустрия здесь'.
  - Впрочем, вы можете увидеть то же самое во многих местах побережья Восточной Африки, там, где есть коралловые рифы. Специально на Занзибар за этим ехать не обязательно, - добавил он.
  Лес, в котором жили колобусы, оказался рядом с дорогой, далеко идти не пришлось. Мы увидели их сразу, как только вошли в заросли. Их 'одеяния' были не такими роскошными, как у колобусов, которых мы видели возле горы Кения. Но густой, местами каштаново-красный мех, который переливался в лучах утреннего солнца, был по-своему красив. Здесь они были совсем другие - расслабленные и безмятежные, наверное, из-за жаркого климата. Колобусы Занзибара действительно дети тропиков: такого удивительного спокойствия и дружелюбия среди обезьян мы не видели нигде. Ни тебе прыжков с дерева на дерево на головокружительной высоте, ни беспрерывной беготни - вот что значит климат. Людей они подпускали совсем близко. Но зато и впечатлений особенных не осталось - только безмятежная расслабленность и покой.
  Я достала припасенный с завтрака банан и протянула его мартышке, почивавшей на толстой ветке рядом. Она грустно посмотрела на нас, но банан не взяла.
  - Так она и не возьмет банан, даже не предлагайте, - сказал Джим, - колобусы не могут переваривать спелые фрукты и овощи, не вырабатываются в их организме необходимые ферменты. Если колобус съест спелый банан, то ему потом будет нехорошо. Поэтому питаются колобусы в основном зелеными листьями и почками, в меньшей степени семенами и орехами, иногда едят недозрелые фрукты или овощи. За это их часто называют 'листоедными обезьянами'. В общем, не могут они есть ничего сладкого. Так что отдайте банан обезьянке верветке рядом, для нее это будет большая радость.
  Как будто поняв, что он сказал, верветка, не мудрствуя долго, выхватила у меня банан и умчалась с ним вверх
  по дереву.
  - Теперь мне понятно, почему колобусы всегда грустные, - подумала я. - Прожить всю жизнь в тропическом лесу и не сметь даже попробовать сладкий спелый банан или папайю, тут еще как загрустишь! Хотя все это, может быть, только мои домыслы, может быть, они по-своему счастливы. Не зря ведь они созданы именно такими.
  Солнце начинало припекать. Надо было идти в мангровый лес, пока еще было не так жарко.
  - До свиданья, колобусы, - подумала я, - и не грустите так, в следующий раз я принесу вам кукурузу. 
  
   3. Очки на лбу или неуловимый буш-бэйби
  
  Мы мечтали понаблюдать за жизнью больших обезьян - горилл или шимпанзе, - но долго не складывалось с поездкой. Наконец-то нам удалось выбраться в заповедник, где также находился приют для шимпанзе, или как их называют местные жители, 'чимп'. Приют, а на деле большой огороженный участок леса, был поначалу создан для того, чтобы вырастить детенышей чимпов, которые по какой-то причине осиротели. С годами он также стал домом и для взрослых чимпов, которых отбирали у торговцев зверушками, или которые потеряли места обитания из-за войн или других бедствий.
  Ко времени нашего приезда в заповедник в приюте проживало несколько десятков чимпов разного возраста и нам не терпелось идти к ним. Но сначала надо было обустроиться, ведь мы собирались провести здесь два дня и две ночи.
  Нам дали провожатого, чтобы показать домик и принести наши сумки. Пока мы шли к дому, рот у этого парня не закрывался. Через несколько минут мы, казалось, уже знали все о наших соседях чимпах: кого как зовут, об их отношениях и повадках. Он также сообщил нам, что ночью возле нашего домика охотятся буш-бэйби, что нас необычайно заинтересовало.
  Мы много слышали об этой зверушке, похожей одновременно на обезьянку, белочку и маленького кенгуру. Огромные глаза, большой пушистый хвост и прыгучесть - от каждого зверька что-то досталось этому маленькому необычному существу. Но никогда еще мы не видели буш-бэйби в природе. 'Конечно, мы обязательно должны их увидеть здесь', - решили мы.
  К нашему счастью, буш-бэйби - животные ночные. Днем они отсыпаются в укромном уголке, а после захода солнца выходят из своих убежищ, занимаются поисками пропитания и другими делами. Поэтому мы спокойно отправились к чимпам, а буш-бэйби решили заняться после ужина.
  Наш помощник сказал нам, что буш-бэйби любят фрукты, поэтому если где-нибудь на видном месте положить, например, банан, то они обязательно придут за ним.
  Нам казалось, что все будет легко и просто. Прихватив с ужина банан, мы положили его на пенечке под деревом, на котором по ночам якобы резвятся буш-бэйби, а сами, предварительно намазавшись с ног до головы антимоскитным кремом, уселись неподалеку, держа наготове фотоаппарат и видеокамеру.
  На экваторе ночь наступает очень быстро. За несколько минут все вокруг преображается, ты попадаешь как будто в другой мир, с другими звуками, очертаниями, запахами. Выходят на охоту звери, вылетают ночные птицы и перекликаются между собой. То вдруг из темноты сверкнут глаза антилопы или оленя, то раздастся необычное в ночной тишине сопение или фырканье. Вот дик-дик, самая маленькая, и, наверное, самая миленькая антилопа, выскочил из кустов, увидел нас и замер в растерянности, не зная еще, друзья мы ему или враги. Мотыльки роятся вокруг редких фонарей, а за ними носятся ночные охотники - птицы и летучие мыши. Где-то далеко слышатся рычание льва и крики птицы козодоя. Жизнь в саванне идет беспрерывно днем и ночью.
  Конечно, момент прихода буш-бэйби мы благополучно прозевали. Только услышали какую-то возню на дереве, писк, визг. Высоко среди ветвей метались какие-то тени. То вдруг увидишь среди листвы мордочку с огромными глазами, то чей-то длинный хвост мелькнет, но через мгновение на этом месте уже ничего нет, только листва колышется, а возня уже слышна на соседнем дереве. На банан, лежащий на пенечке, никакого внимания буш-бэйби не обращали.
  - Надо набраться терпения и ждать, - сказал наш сын, - они обязательно придут за бананом.
  Надо ждать, значит, надо ждать. Сидим, терпеливо ждем. Над головой у нас носятся по деревьям буш-бэйби, вокруг своим чередом идет жизнь в ночной саванне. Но банан лежит нетронутым, как будто он заколдован, никто на него внимания не обращает. Однако сын наш не сдается.
  - Надо ждать, они придут, - повторяет он как заклинание.
  И мы ждем. Наконец, наш сын начал дремать, и мы уговорили его вернуться в домик.
  Второй день был до краев наполнен поездками к чимпам и по саванне и бушу, которыми все были очень довольны. Но за ужином мы вернулись к буш-бэйби: завтра утром мы уезжаем, а так их толком и не увидели и ни одной фотографии не сделали.
  - У меня есть план, - сказал сын, - он принесет нам успех.
  - Какой план? - спросили мы.
  - А вот увидите, - ответил он.
  Оказалось, что план состоял в том, чтобы разложить на пеньке несколько шоколадных конфет.
  - Бананы им, наверное, уже надоели, но перед шоколадкой никто не устоит.
  - А зачем несколько?
  - Если будет одна, то они за нее между собой передерутся, а так всем хватит, и пока они будут лакомиться конфетами, мы их будем фотографировать, - сказал сын.
  Хорошо, снова сидим, ждем. Снова над головой слышна возня, писк и визг, а на конфеты никто внимания не обращает и к пеньку за ними не идет.
  - Я, пожалуй, пойду в домик вещи собрать, ведь нам рано утром надо уезжать, - сказал мой муж.
  А мы все сидим и упорно ждем. А буш-бэйби к нам упорно не идут!
  Ночь выдалась безоблачная. На высоте двух километров над уровнем моря, да еще в саванне воздух очень чистый. В городе такого чистого воздуха не бывает. Над головой стояло зарево - полыхал Млечный путь. Широкая мерцающая полоса, действительно, белесая как молоко, простиралась от одного края неба до другого. То тут, то там на небосводе разгорались огоньки, словно невидимая рука зажигала свечи. Сотканный из огромного количества звезд, Млечный путь притягивал взгляд и манил к себе. Казалось, только подними руку и коснешься звезды в небе. Зачарованная этим зрелищем, я не заметила, как задремала.
  Проснулась я внезапно, как будто кто-то меня толкнул. На ветке прямо передо мной сидели два буш-бэйби и с любопытством меня разглядывали. Затаив дыхание, я медленно потянулась за фотоаппаратом. Буш-бэйби заметно напряглись, но оставались на месте, внимательно наблюдая за моими действиями. Я навела камеру. Едва слышимого щелчка затвора фотоаппарата хватило, чтобы спугнуть их. В одно мгновение взметнулись они вверх по дереву и были таковы.
  За долгие годы жизни в Африке мы сделали тысячи фотографий животных и птиц. Но среди них только одна - с буш-бэйби, и то сделанная ночью.
  Рано утром мы стояли на крыльце домика с сумками, ожидая служителя. Чтобы успеть на самолет, мы должны были уходить через несколько минут. Самолет? В саванне? Да, между лагерями в заповеднике раз в день летает самолетик, который собирает туристов и доставляет их в ближайший город.
  Пришел служитель, спросил, как дела, готовы ли мы. Все прошло хорошо, да, жаль, только одну фотографию буш-бэйби удалось сделать. Удастся ли еще нам их увидеть так близко?
  Наш помощник схватил сумки и пошел к воротам. Мы, было, собрались за ним, но вдруг прямо перед нами беззвучно появились два буш-бэйби и спокойно устремились ... под крышу нашего домика. Оказывается, два дня и две ночи мы провели с ними под общим кровом и даже не догадывались об этом! Как говорится, искала очки по всему дому, а они, оказывается, были на лбу.
  Как назло, фотоаппарат был в сумке, которую унесли. Высунувшись напоследок из-под крыши, буш-бэйби взглянул на нас своими милыми огромными глазами, как будто прощаясь. Ушки его уже были свернуты, он явно готовился ко сну. Мы помчались к воротам. Самолет не будет ждать.
   
  
   4. Бананы для Фердинанда
  
  Самые длительные отношения сложились у нас с белогорлыми мартышками, стая которых обитала в близлежащем лесу. У этих мартышек волосы на шее и подбородке белые, за что они и получили свое название. Они, безусловно, считали прилежащую к лесу территорию своей вотчиной, и в поисках пищи спокойно вторгались во дворы, дома, офисы и машины, стоило только где-то оставить приоткрытое окно или дверь.
  Некоторых наших соседей эти вторжения возмущали и раздражали. Особенно из-за одного замечательного свойства обезьянок: если они не находили в доме ничего вкусненького, они старались там хотя бы нагадить, причем на самом видном месте. Мы относились к этим набегам спокойно, считая, что, если по-честному, то это мы ведь вторглись на землю, где обезьянки жили тысячи лет, и это скорее они, а не мы должны быть этим возмущены. 'Лучше воспринимать их такими, какими они есть, и не враждовать с ними', - думали мы.
  Хотя мы встречали мартышек почти каждый день, довольно долго какого-либо прямого общения с ними не было - они жили сами по себе, а мы - сами по себе. При встрече одиночные мартышки отбегали в сторону, а когда нам попадалась стая, они просто не обращали на нас внимания, всецело полагаясь на команды своего вожака. Угощение - огрызки яблок, косточки манго, хлеб - они принимали, но специально за ним не приходили.
  Так, наверное, и продолжались бы эти ничем не примечательные отношения, если бы не встретилась нам совершенно необычная мартышка.
  Мы часто гуляли в парке перед заходом солнца. Это очень оживленное и интересное время, когда дневные птички и зверушки готовятся ко сну, а ночные, наоборот, просыпаются и начинают перекликаться между собой. У обезьян это ответственный момент: вожак стаи издает громкие гортанные крики, созывая сородичей к себе. Ему надо собрать всех, убедиться, что все в порядке, и отвести на ночлег. Услышав сигнал 'вечерней поверки', мартышки со всех ног несутся к вожаку, зная, что если замешкаешься, то можно и нагоняй заработать.
  Но однажды мы заметили одну мартышку, которая явно не обращала внимания на призывы вожака. В то время когда ее соплеменники мчались к месту сбора, она спокойно сидела в развилке самого высокого дерева, устремив взор в сторону заходящего солнца. Так продолжалось несколько вечеров подряд, что нас просто заинтриговало. Обезьянка обычно досиживала до сумерек, и лишь потом спускалась с дерева и направлялась к месту ночлега.
  Судя по размеру, это был молодой самец, который еще проживал вместе с семьей. У белогорлых мартышек молодые самцы наравне с самками должны во всем подчиняться вожаку, и это необычное своеволие надо было как-то объяснить. Мы обсуждали разные версии и, в конце концов, решили, что это, скорее всего, особенно развитая обезьяна, и что она, возможно, мечтает стать человеком, и обдумывает это непростое решение на закате солнца, сидя на высоком дереве. Было также решено, что с этой мартышкой надо познакомиться и, если повезет, подружиться.
  Вскоре и случай представился. Во время очередной прогулки мы заметили эту обезьянку, сидящую в некотором отдалении от стаи, занятой поеданием почек и молодых побегов. К счастью, у нас был огрызок яблока. Мы тихонько подошли поближе и, как могли незаметно, бросили огрызок поближе к мартышке.
  Наверное, надо сначала объяснить, зачем нужны были такие предосторожности. Дело в том, что яблоко для мартышки вожделенное, но очень редкое лакомство. Бывает, проживет обезьянка всю жизнь, да так ни разу яблочка и не попробует. Ведь диких яблонь в наших краях нет, а выращивать яблоки местное население почему-то не хочет. Приходится везти их за тридевять земель, стоят они дорого и относятся к ним соответственно бережно. Редко кто захочет поделиться яблочком с обезьянкой.
  С другими фруктами тоже не лучше: бананы и папайю, которые здесь кое-где выращивают, местные жители защищают от обезьян сетками.
  Апельсины, манго, груши и все остальные фрукты тоже привозные и поэтому для обезьян недоступны. Приходится им перебиваться дикими плодами, а также листьями, семенами, цветами и молодыми побегами. Если повезет, то может мартышка добыть птичье яйцо, кузнечика, термитов или ящерицу.
  Но вернемся к нашей истории. Мартышка сразу заметила угощение, но она знала, что нельзя его хватать слишком заметно, - могут налететь сородичи и отобрать. Поэтому, выждав несколько мгновений, она начала неспешно передвигаться в сторону огрызка, и когда достигла его, незаметно схватила и тут же отправила в рот.
  Полдела было сделано - яблочко было добыто и съедено. Но ведь у яблока есть еще и запах. И вожак стаи, похоже, запах учуял и уже направился к нашему герою. Мартышка же, заподозрив неладное, быстренько передвинулась к ближайшему кусту и начала нарочито тщательно заглядывать под каждый листик, иногда показывая, что она нашла там какую-то еду. Подошел вожак и, все еще подозрительно принюхиваясь, тоже заглянул под листик, что-то даже сунул в рот, но тут же брезгливо выплюнул и пошел обратно к стае. Мартышка хитро взглянула на нас, как будто хотела сказать: 'Все обошлось'.
  - Приходи завтра в то же время, на то же место, - тихонько сказала я.
  И хотя сказано это было в шутку, на следующий день я таки взяла с собой на прогулку два маленьких банана - 'бэйби банана', как они здесь называются. Эти бананы самые маленькие среди бананов, но они самые вкусные.
  Удивительно, но мартышка, на этот раз одна - стаи поблизости не было - сидела возле того же куста, где мы встретили ее вчера. Когда мы подошли ближе, она привстала на задних лапах и вопросительно посмотрела на нас, но не приближалась.
  Я бросила ей первый банан. Она быстро очистила его и отправила в рот, кожуру бросила под ноги, и опять стала вопросительно смотреть на нас. У меня был еще один банан, но я решила пока его не отдавать и посмотреть, что мартышка будет делать. Обоняние у обезьян развито очень хорошо, и наверняка она чуяла, что есть еще банан, но ведь его еще надо как-то добыть!
  Однако мартышка явно не собиралась ни подходить к нам, ни каким-либо другим образом просить угощение. Она продолжала смотреть на нас, а мы на нее - кто кого пересмотрит? То, что дальше сделала мартышка, поразило нас: она подняла с земли банановую кожуру и начала с демонстративным отвращением медленно ее жевать, укоризненно глядя на меня, и как бы говоря: 'Ах, ты, жадина! Жалеешь бананчик для маленькой обезьянки!'
  Я, конечно, отдала мартышке второй банан, который она тут же очистила и съела. Сразу после этого она, потеряв к нам интерес, отправилась в ту сторону, где, наверное, находилась стая.
  С того дня наши встречи стали регулярными. Мартышка приходила каждый день в одно и то же время на это место и ждала нас. Если мы шли на прогулку, то обязательно брали с собой два бэйби банана для угощения. И каждый раз, когда сначала выдавался только один банан, мартышка разыгрывала перед нами один и тот же спектакль с банановой кожурой. И каждый раз мы не могли не смеяться, настолько забавно совершалось действо.
  Через некоторое время мы подумали, что пора бы мартышке имя дать, - как-никак знакомство было уже длительным. После непродолжительного обсуждения было решено впредь именовать мартышку Фердинандом. Почему именно так, никто не может вспомнить. Пришло кому-то в голову это имя, да так и осталось. А Фердинанду, похоже, было все равно, как его кличут, лишь бы угощение приносили.
  Наши последующие попытки приучить мартышку откликаться на свое имя не были успешными. Иногда он откликался, или нам казалось, что откликался, но в основном - нет. Несмотря на то, что наши встречи длились уже несколько месяцев, Фердинанд был очень осторожен, и если кто-то пытался подойти к нему совсем близко, он отбегал на несколько шагов.
  Не могло быть и речи, чтобы приучить его брать угощение из рук. Один лишь раз, когда я гуляла одна, я решила настоять на своем, протянула руку с бананом в его сторону, но не бросала его. Фердинанд, как обычно, выжидал, но когда он понял, что правила игры изменились, осторожно подкрался ко мне, молниеносным движением выхватил банан из руки и со всех ног помчался к ближайшему дереву. В три прыжка забрался он на высокую ветку и только там съел банан. Все-таки было ему страшно.
  Больше мы таких экспериментов над мартышкой не ставили. Обе стороны были, очевидно, удовлетворены сложившимися отношениями. Собираясь на прогулку, мы, улыбаясь, напоминали друг другу о бананах для Фердинанда. Он, в свою очередь, терпеливо ждал в условленном месте и веселил нас своим нехитрым представлением.
  Время шло. Фердинанд заметно вырос и возмужал, и однажды мы не встретили его в обычное время в обычном месте. Не встретили мы его и на следующий день, и днем после. Через несколько дней мы поняли, что он, скорее всего, куда-то переселился. Ведь Фердинанд был уже взрослый самец и должен был покинуть семью, в которой вырос, чтобы создать свою. Это у мартышек заведено.
  Так внезапно прервалась наша дружба. Но кто знает? Может, когда-то еще встретимся. Во всяком случае, выходя на прогулку, мы иногда берем с собой один-два банана.
  
Оценка: 7.64*44  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) Л.Миленина "Ректор на выданье"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"