Демьянов Александр: другие произведения.

Долгая дорога домой. Книга Вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.34*74  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории Сергея Мечникова. Преследователи затаились, жизнь вроде бы наладилась, даже служба наемником превратились в обыденность. Однако ситуация в Свободных Мирах все больше закручивается в тугой узел противоречий, грозящий серьезными переменами всем причастным, будь ты Император огромной державы - или простой пилот космического перехватчика. litnet.com/book/dolgaya-doroga-domoi-kniga-vtoraya-b71638

  Глава 1. Часть 1
  - Ну что, принимай ласточку, - с особой гордостью хорошо проделавшего работу мастера произнес техник, ласково поглаживая рукой стойку шасси.
  На взлетной палубе авианосца расположились десятки однотипных истребителей, но этот "Миг 50МК-3", как Сергей все-таки надеялся, немного отличался от остальных, не зря же он договаривался с интендантом, который после перевода на личный счет пяти тысяч кредов прикрепил к новичку модернизированную версию перехватчика пятого поколения. Да и десять тысяч бонусных баллов, полученные главным техником участка, также должны были помочь его "ласточке" прибавить индивидуальности.
  Все это он устроил по совету Марго, которая объяснила ему, что так обычно и поступают большинство опытных пилотов компании. Конечно, даже стандартные истребители являлись отличными боевыми машинами, однако профессионалы улучшали их, как могли, не скупясь оплачивать дополнительные услуги тыловиков, ведь даже минимальный перевес в скорости, маневренности или энерговооруженности мог, в конце концов, оказаться именно той соломинкой, которая и склонит чашу весов в бою на твою сторону.
  Сергей придирчиво все осматривал, проверяя каждую мелочь, однако техник понимающе к этому отнесся, охотно рассказывая о сути проведенной модернизации:
  - Движок разогнанный тебе воткнули, из новой партии, на двадцать три процента большую тягу выдает, чем стандарт. Еще псевдокрылья немного увеличили, теперь там на один пилон с каждой стороны больше помещается... Ну, в уязвимых точках, как водится, броню нарастили - новая мощность ионного движка все это вполне позволила. Так же заменили стандартные органы управления на улучшенные, с уменьшенным временем отклика, - тебе, с твоей заявленной скоростью реакции и пси-способностями, это будет весьма полезно. Что еще... Заднюю оборонительную турель поставили лазерную, от тяжелого штурмовика, по весу и типоразмеру она практически такая же, как и старая, но пришлось установить более мощный реактор. Ну и вместо штатной пилотской капсулы воткнули сюда кокон от дальнего разведчика, если, не дай бог, собьют, сможешь пару недель в нем проболтаться, да и покрепче он будет, более устойчив к повреждениям. В общем, машинка и так неплохая была, ну а мы, считай, подогнали ее под "5++" поколение - отличный вышел аппарат.
  Тридцатиметровый истребитель и впрямь смотрелся замечательно. Покоящийся на коротких полутораметровых стойках, вытянутый черный треугольник аэродинамической формы мог использоваться и в верхних слоях атмосферы, впрочем, только в крайних случаях - все-таки в воздушной среде он становился довольно неповоротливым. Основным его предназначением все же являлись бои в космосе. Скорострельная импульсная пушка в носу, калибром в тридцать миллиметров, десять пилонов для крепления ракет, по пять с каждой стороны, задняя противоракетная турель и хорошее бронирование - все это выглядело внушительно и вселяло уверенность в своих силах.
  - Отличная работа, спасибо - констатировал Сергей, и перевел мастеру оставшуюся часть оговоренной суммы.
  Действительно, все оказалось сделано по высшему разряду, помимо проведенных изменений, все узлы истребителя были тщательно проверены и настроены, а бортовая управляющая программа прошла самое последнее обновление.
  - Да чего там, обращайся, если что.
  Они ударили по рукам, и довольный техник ушел отмечать свой внеплановый приработок. Сергей еще немного побродил вокруг корабля, а потом залез внутрь выдвинутого наружу пилотского кокона, который по его команде плавно втянулся в центр перехватчика, туда, где находилось самое защищенное место у этой машины. Затем он подключился к управляющей программе, буквально слившись сознанием с истребителем, и запросил у диспетчера возможность тренировочного полета. Через пару минут разрешение было получено, и "Миг", подхваченный силовыми захватами, со штатного места в ангаре переместился на разгонную дорожку, тут же пошел обратный отсчет времени, а на цифре ноль Сергея вдавило ускорением в пилотское кресло и выстрелило в открытый космос.
  В экстренных случаях, для отражения массовой атаки, они могли стартовать и прямо с посадочной палубы, при этом поднимались бронестворки, обнажая открытый космос, а воздух в помещении продолжала удерживать лишь тонкая пленка силового поля. Однако в стандартном протоколе для старта использовали одну из специальных разгонных систем - так машина получала большой импульс скорости, на пределе действия своих антигравов, что делало ее менее уязвимой непосредственно при взлете.
   Стабилизировав полет, Сергей немного отлетел от авианосца и занял эшелон согласно указаниям диспетчера, начав тестирование аппарата. Истребитель управлялся прекрасно, незамедлительно реагируя на команды даже при выведенных в максимальный режим имплантах, возросшая масса компенсировалась более мощным движком, и отличия в пилотировании от стандартной машины оказались минимальными. Специальная аппаратура и программы, предназначенные для пилотов, обладавших пси-способностями, помогала лучше контролировать пространство, добавляя красок в информационное пространство боя, встраивая в стандартные схемы виртуальные конусы будущего.
  Покрутив немного фигуры высшего пилотажа, он направился на полигон, организованный рядом с местом дислокации авианосной ударной группы. Пролетая мимо крейсеров и эсминцев ближнего охранения, Сергей добрался до внутреннего периметра обороны, состоящего из среднего класса кораблей различных типов, в том числе и разведчиков РЭБ(1), которые заранее засекали возможные угрозы для авианосца. Здесь, внутри контролируемой территории, располагался тренировочный полигон, включающий в себя автоматические зонды, имитирующие сигналы различных типов кораблей, летающие мишени, выставлявшие реальные помехи и другое необходимое для обучения оборудование.
  Когда АУГ передислоцировалась, полигон за несколько минут сворачивался и так же быстро технические команды развертывали его уже на новом месте - тренировочный процесс вне главной базы не должен был прекращаться. Вот и сейчас здесь сразу несколько троек отрабатывали совместные действия в бою.
  Сергей дождался разрешения и начал свою тренировочную программу, захватывая верткие цели и осуществляя виртуальные пуски ракет и противоракет, сближаясь и атакуя "противника" из носовой пушки, уклоняясь от ответных "выстрелов", пока его не отвлекло сообщение от одной из тренирующихся по соседству групп.
  - Эй, Гризли, против мишеней крутишься ты неплохо, а слабо против реальных пилотов, скажем, на тысчонку рублей, а?
  Позывной "Гризли" ему придумал начальник центра летной подготовки, где он сдавал экзамены на сертификат пилота третьего класса. Сначала, правда, тот, по традиции, поинтересовался его мнением, как у показавшего высокий результат, но пилотов с идентификатором "Серж" в компании оказалось уже двенадцать, различающихся лишь порядковым номером, и он, не ожидавший такого, сходу придумать ничего не смог. В голове у него крутились какие-то соколы, беркуты и молнии, на что майор ему выдал: "Серж, Сергей..., хм, Серый... хваткий... так что будешь ты "grizzly"(2) - то есть Гризли, по нашему, так и запишем".
  Действительно, так его и записали в базе данных пилотов "Витязей", и это было еще ничего, парня, сдававшего вместе с ним, вообще окрестили "Цаплей". На просьбу последнего о присвоении ему позывного Ястреб, майор отшутился: "Какой тебе Ястреб, Цыплаков, у тебя процент попаданий не выше шестидесяти, так что будешь ты Цаплей". То, что прозвище нескладного паренька сослуживцы быстренько переделают, поменяв первую буквы в нем на "С", сомневаться не приходилось, так что своим новым позывным Сергей, в общем-то, остался вполне доволен.
  Судя по идентификационным данным пилота, вышедшего на связь, это оказался некий Гастелло, который принадлежал к известному в компании подразделению "Грифоны", группе, состоящий из лучших и самых опытных пилотов. Видимо тот решил прилюдно "взять на слабо" новичка, надеясь развлечься и срубить с него немного деньжат. Можно было и отказаться, однако, помимо хоть и небольших, но все же репутационных потерь, Сергею просто хотелось опробовать свой модернизированный истребитель против реального и, к тому же, явно сильного противника. Все же в "Грифоны" слабаков не брали, так что поверить свои силы будет полезно.
  - С тобой, один на один, в тренировочной зоне? Готовь денежки! - передал он.
  - Ха, тогда начали, влетаем с разных концов полигона и там уже "кто на что учился", - связь держалась прекрасно, так что усмешка и превосходство в голосе соперника различались отчетливо.
  - Хорошо, надеюсь только, ты меня таранить не вздумаешь, когда я тебя сделаю - ответил Сергей, занимая свое место у стартовой зоны.
   Позывной соперника он знал из учебной базы "История авиации и космофлота" второго уровня, входившей в имперский мобнабор.
  - Это уж как получится, - засмеялся тот, - Начали!
  Группы по соседству прекратили свои тренировки и подлетели поближе, принявшись с жаром обсуждать возможный исход учебного боя, и даже, как он слышал из переговоров, делали на этот исход немалые ставки. Котировки оказались пять к одному не в пользу новичка, но Сергея это особенно не напрягало, даже если он и поиграет, то все равно получит бесценный опыт за относительно небольшие деньги.
  Влетев в учебную зону с разных сторон, соперники начали маневрирование, ускорившись и пролетая через условное астероидное поле, имитируемое искином "Мономаха" прямо на системы отображения обстановки, в том числе и на визуальные, выводя пилотам комбинированную виртуальную картинку. Сближаясь, первыми ракеты выпустил его условный противник, управляющий таким же "Миг 50МК-3", так же явно прошедшим некое усовершенствование. Резким маневром Сергей ушел в сторону, отстреливая противоракеты, выпуская ловушки-имитаторы и ставя помехи, одновременно с этим посылая уже свои "гостинцы" в ответ.
  Спустя непродолжительное время таких маневров, истратив большую часть ракетного боезапаса, каждый из них получил по паре близких подрывов боеголовок, просадивших щиты. Противник оказался очень хорош, Сергей держался на уровне лишь за счет своих пси-способностей, резко маневрируя и постепенно выбиваясь из сил, и вскоре опыт соперника все же сыграл свою роль. С большого расстояния впустив последние "Р-80", Сергей остался без основного вооружения, а успешно отразивший все его атаки Гастелло, уже не опасаясь, на форсаже описал петлю, заходя ему в хвост, сближаясь для уверенного поражения цели сэкономленной им парой ракет.
  Выпущенные с близкого расстояния, они уверенно навелись на его истребитель, к этому моменту противоракеты у Сергея так же закончились, а на ловушки изделия имперских спецов не повелись, уверенно приближаясь к цели. Оборонительная турель в задней полусфере сумела подстрелить одну из них, но вот вторая безнаказанно приблизилась к нему и произвела свой подрыв в непосредственной близости от корпуса истребителя. Информационное меню окрасилось красными сигналами и звуками тревоги, сигнализируя о многочисленных повреждениях, остатки щита все же помогли ему "условно выжить", однако "Миг" получил множественные повреждения, хотя все еще каким-то чудом поддавался управлению.
  Заходящий сзади истребитель условного противника хотел, видимо, добить подранка из носовой пушки, но мощь выстрелов его модифицированной задней турели оказалась для него некоторым сюрпризом. Скорее всего ветеран просто не ожидал таких модификаций у машины какого-то новичка, не сумев точно определить все изменения. Так что, словив пару мощных лазерных оплеух, окончательно сбивших его щит, на маневрирование и уклонение от этих выстрелов тот потратил несколько больше времени, чем было нужно, и Сергей, сориентировавшись, предпринял единственное пришедшее ему в голову в те секунды решение. Буквально на мгновение резко врубив антигравы и отключив двигатели, он, задирая нос своей машины, совершил "кувырок с переворотом" и продолжил полет соплами вперед, поймав в прицел приближающийся истребитель "противника", зажав гашетку и посылая в него трассеры тридцатимиллиметровых виртуальных снарядов, одновременно с этим наблюдая такие же "огненные плети", стегавшие его в ответ.
  В итоге искин присудил им обоюдное поражение, посчитав, что оба пилота "условно погибли". Тут же в эфире загудели зрители, беззлобно подтрунивая над облажавшимся профессионалом, ведь такой размен с новичком они по-другому воспринимать и не могли. Сергея же многие поздравляли с "победой", хотя сам он так не считал, отшучиваясь в ответ - в реальном бою такой результат его, конечно же, совершенно бы не устроил, даже сумей он вовремя катапультироваться с поврежденного истребителя. Тем более что, если бы не некоторая недооценка соперника, то Гастелло просто мог расстрелять его с дальней дистанции, не торопясь входить в зону действия оборонительной турели.
  - В общем, Гриз, - сократил так его позывной командир "Грифонов", майор Липских, - будешь в тренажерной зоне, подходи к нам, пропуск я выпишу. Потенциал у тебя есть, потренируешься с нами, если, конечно, захочешь, интуитам мы всегда рады.
  - Непременно воспользуюсь вашим предложением, сэр, - ответил он.
   Возможность чему-то научиться у лучших пилотов компании многого стоила, так что вылетел он сегодня весьма удачно. Тренировки и развитие пси он не забрасывал, пользуясь и подарком Марго, стараясь органично вплести свою "чуйку" в навыки пилотирования, даже то небольшое преимущество, которая она давала, в бою на таких скоростях значило многое.
  "Ну и тысяча осталась при мне", - усмехнувшись, подумал Сергей, ведя истребитель на посадку к ангару "Мономаха". После недавней покупки "Тактики современного боя" шестого уровня, даже совершенной с существенной скидкой, денег у него опять практически не осталось.
  Однако питание в столовой предоставлялось бесплатно, притом вполне качественное, сбалансированное и вкусное, хотя и не отличалось каким-то особым разнообразием. Марго так же оказалась девушкой довольно неприхотливой, да и бонусные баллы иногда все же капали, впрочем, их он практически полностью тратил на обучение под разгоном.
  "Скоро день выплат, так что до конца месяца уж как-нибудь протяну, хотя бы и на этом странном "боршче", неизменно имевшимся в меню у здешних поваров", - размышлял Сергей таким образом, устало выбравшись из пилотского кокона и направляясь в столовую.
  Прошедший учебный бой многое ему дал, но и вымотал изрядно, так что срочно требовалось восстановить силы, о чем недвусмысленно напоминал и желудок. Поэтому "комплексный обед", как называли здесь дежурный набор блюд, был бы весьма кстати, решил он.
  
  Глава 1. Часть 2
  
  Сергей все так же принимал активное участие в тренировках и отборочных соревнованиях по различным дисциплинам, таким как практическая стрельба, рукопашный бой и тактический симулятор командира. Во всех трех дисциплинах он вышел в финалы, причем в первых двух оказался лучшим среди пилотов авиагруппы, опять уложив Марго на лопатки, которая по итогам состязаний заняла второе место в рукопашке и четвертое в стрельбе.
  Девушка на него уже не обижалась, за время многочисленных тренировок привыкнув к своим поражениям, и, кажется, даже немного им в тайне гордилась. В тактике у него все было не так радужно, сказывалось отсутствие необходимых специализированных знаний по управлению подразделениями. Однако закончив усвоение общей базы "Тактики современного боя", он все же вышел из группы в первой пятерке, что являлось очень неплохим результатом, ведь в этом соревновании обычно принимали участие лишь хорошо обученные офицеры. Самого Сергея, кстати, по результатам аттестации на "Пилота малых кораблей третьего класса", повысили в звании до уоррент-офицера, что, в купе с новой должностью, весьма положительно сказалось на его жаловании.
  Финал соревнований по традиции проводился на главной базе, куда и откомандировали вскоре победителей промежуточных игр, в числе которых оказался и сам Сергей. Марго задерживалась в патруле и должна прилететь туда позже и своим ходом, так что встретиться они планировали уже на месте. Среди других отобранных в финалы участников вместе с ним на этом малом транспортнике на базу вылетел и Шустрый, его бывший сослуживец оказался отличным стрелком и неплохим рукопашником, заняв третье и пятое места соответственно. С этим парнем он поддерживал вполне дружеские отношения, и даже свой проигрыш в отборочных соревнованиях тот воспринял вполне спокойно, так что, встретившись на борту, они сразу же разговорились, делясь последними новостями и обсуждая особенности пилотирования различных систем.
  Перед очередным гиперпрыжком, когда корабль уже практически набрал нужную для этого скорость, в салоне транспортника вдруг резким зуммером сработал сигнал тревоги, и освещение окрасилось тревожным красным цветом. Одновременно с этим всем пассажирам на нейросети пришел файл оповещения ранга "А3", индекс и ранг сообщения означал, что им не нужно было готовиться к бою сию секунду, и оставалось какое-то время, чтобы прочитать послание и разобраться в ситуации, что он и сделал.
  Оказалось, что дела у них обстояли довольно паршиво, что, в общем-то, было ожидаемо при тревоге с индексом подобного типа. В рассылке указывалось, что круизный лайнер "Царица Мария", названный так в честь покойной бабушки нынешнего Государя Императора, за каким-то чертом поперся на самую окраину разведанного пространства, где и подвергся неожиданной атаке объединенных пиратских сил, собранных несколькими местными группировками. Как ни удивительно, но нападающим удалось уничтожить охранный ордер, нанятый в ЧВК "Витязи", состоящий из корвета и пары эсминцев, а сейчас они уже расправлялись с оставшимися малыми кораблями, готовясь приступить к абордажу лайнера, который болтался неподалеку застопоренным, с отстрелянными двигателями, сигналя о помощи на все окрестные системы.
  "Черт бы побрал этих аристократов и зажравшихся богатеев, - раздраженно пожелал он им всем скопом, по примеру других торопливо облачаясь в свое снаряжение, баулы с которым им быстро притащили техники из багажного отделения, специально посланные туда капитаном-абордажником, согласно протоколу принявшим командование над этой "сборной солянкой". "Ну чего им не хватало у себя там в Империи, на родовых планетах-вотчинах или в той же столичной системе, - проносились у него в голове такие мысли, в то время как руки привычно и заученно совершали необходимые действия, - А теперь, выходит, что всех этих важных шишек, отправившихся в модный последнее время круизный рейс, придется спасать любой ценой, даже ценой своих жизней".
  Отказ участвовать в операции во время тревоги подобного ранга предусматривал однозначное и немедленное наказание от старшего офицера, которое тот приводил в исполнение немедленно - в виде показательной казни провинившегося. Это потом, после боя, в спокойной обстановке можно будет повозмущаться и выставить командованию какие-то претензии. Ну а сейчас всем им придется, вместе с другими кораблями, случайно оказавшимися поблизости, совершить самоубийственный рейд, задуманный для спасения всех этих родовитых задниц.
  Впрочем, наверняка у руководства компании другого выхода попросту не имелось, хотя те же "Витязи" формально и считались частной компанией, но особо даже и не скрывали, откуда тут ноги растут. Так что поступить по-другому они никак не могли, да и репутационные потери, случись что с пассажирами, окажутся весьма неприятны. Они и так наверняка уже будут весомыми, однако если не предпринять сейчас самые решительные меры для спасения гражданских, то эти потери в итоге возрастут многократно, а рейтинги компании на международных биржах упадут далеко в красный сектор.
  Все это было, в общем-то, вполне понятно и очевидно, однако энтузиазма никому все же не добавляло, ведь, как всегда и получается, где-то наверху облажались - а расхлебывать последствия предстояло уже им. Так что благодаря чьей-то некомпетентности героев сегодня точно прибавится - главное тут не попасть в их число, прикинул Сергей.
  На соревнования он захватил свой новый комплект снаряжения, с которым обычно и тренировался, так что быстро залез в легкий бронескаф шестого поколения, носящий наименование "Адаптация СВ", от которого был просто в восторге. Новейшее изделие нисколько не снижало скорость движений, одновременно будучи и очень комфортным, и обладая превосходной защитой. Правда все лишнее, вроде дополнительных модулей разведки, газоанализатора, сейсмодатчиков и прочего он с него снял - в пилотировании они были ему ни к чему, только занимали место и тратили энергию, так что еще в самом начале он сделал выбор в пользу большей живучести систем жизнеобеспечения. Но броня у этого изделия имперских оружейников не уступала многим более старшим классам от других производителей, так что все же была куда лучше, чем у стандартного пилотского скафа.
  Следом Сергей достал большой кейс с комплексом "Коса СПН" и различными модулями к нему, сейчас тот представлял собой импульсную пехотную винтовку стандартных размеров, с которой он в последний раз проходил тренировочный лабиринт. Однако для тесных технических отсеков "Царицы Марии" предпочтительнее будет другая комбинация, решил Сергей, и по-быстрому пересобрал на этой основе крупнокалиберный пистолет-пулемет, в штурмовом его варианте, когда ствол ставился укороченный, под увеличенный калибр, для повышения поражающей способности боеприпасов.
  Собственно, сами боеприпасы при такой сборке использовались калибра девять миллиметров, и в магазины он набил в основном экспансивные пули, запрограммированные на подрыв практически сразу же после контакта с препятствием. Даже разогнанные магнитным полем до впечатляющих скоростных величин, они не проникали глубоко внутрь перегородок корабля, оставляя целыми его приборы и механизмы. Для не обладающих обычно какой-то серьезной броней пиратов раскрывающиеся с микровзрывом в теле девятимиллиметровые пули-снаряды подходили как нельзя лучше.
  Однако на всякий случай, два шестидесяти зарядных магазина, помеченные отдельно, Сергей все же набил бронебойными стрелками из обедненного урана. При выставленной в максимальный режим мощности импульса, с близкого расстояние они могли пробить и тяжелую броню шестого, а если повезет попасть в уязвимые места, то и седьмого классов. К тому же эти самые стрелки, изготовленные методом спекания металлического порошка под давлением, при попадании в препятствие на большой скорости обладали эффектом самозаточки, пробивая самую крутую защиту, а образовавшаяся урановая взвесь легко воспламенялась внутри брони, являясь еще одним поражающим фактором. Как его просветили абордажники, у пиратов в плане снаряжения и экипировки все обстояло весьма индивидуально, и, хотя большинство из них обычно оказывалось защищено очень слабо, порой попадались и наглухо забронированные "экземпляры" в самой современной броне.
  Гранат, мин и прочего саперного снаряжения ни у кого из них, к сожалению, с собой не нашлось. Учебные варианты им должны были выдать перед соревнованиями уже на месте, но вот короткий подствольник с тридцатимиллиметровыми снарядами повышенной мощности у него все-таки в комплекте имелся, так что Сергей, недолго думая, закрепил этот модуль на своем оружии. Единственное, чем он ограничился - это экипировал побольше плазменных гранат, отличающихся четко ограниченной зоной поражения, а осколочно-фугасных и других типов взял по минимуму. Все-таки работать придется внутри корабля, набитого гражданскими, так что необходимо соблюдать повышенную осторожность, о чем их всех дополнительно предупредил еще и тот самый офицер, принявший над ними командование.
  Клинок "Мечей Востока", бывший предметом зависти всего абордажного отделения "Мономаха", он подвесил в подходящем креплении на скафе, так же, как и специально заказанные в корабельной мастерской иглы из дорогущей бронекерамики. Последние обладали отличной бронебойностью и хорошей аэродинамикой - лучшей, чем те мини-снаряды, которые Сергей захватил со старого китайского комплекса. Тренировки в пси с ними он не прекращал, постепенно улучшая свой навык телекинетика, хотя и довольно маленькими шажками, но последовательно и неуклонно. Так что вблизи уже мог разогнать их практически до скорости пули, выпущенной из какого-нибудь безгильзовика, правда, вложив при этом много сил в каждый бросок, поэтому сейчас больше четырех игл сразу он с собой и не таскал.
  В самом конце этих быстрых сборов и привычный ему трофейный "Кольт" занял свое место в открытой кобуре, закрепленной у него на бедре. С этой "машинкой" расставаться он не собирался, пусть пистолет и выдавал всего восемь зарядов на максималке, однако поражающая и пробивная способности у капсулированной плазмы, как правило, оказывались вне конкуренции.
  
  Глава 1. Часть 3
  
  Закончив приготовления, Сергей огляделся вокруг. Большинство его попутчиков также оказались полностью экипированы, по готовности подтягиваясь к одному из двух выходов, аварийному и основному, где командир и его заместитель распределяли тех по командам для скорого штурма. Всего в этом рейсе на данном малом транспортнике летело около шестидесяти специалистов младших званий, отобранных в финалы различных соревнований, а также несколько офицеров сопровождения, теперь командовавших отделениями в одной из новосозданных штурмовых групп.
  В такое отделение попали и Сергей с Шустрым, приписанные к нему командиром. Его приятель оказался одет в стандартный пилотский бронескаф, имевший хорошую систему жизнеобеспечения, но бронированный довольно паршиво, всего лишь по третьему классу защиты. А вот с вооружением дела у него обстояли куда лучше - плазменный штурмовой комплекс "Печора" не оставит шансов даже самому защищенному противнику. Правда, применять его внутри отсеков корабля нужно будет с особой осторожность, но уж это-то Шустрый умел прекрасно, не зря же именно с этим "монстром" он и попал в финал стрелковых состязаний.
   Долго находиться в готовности им не пришлось, вскоре по общей тактической сети пришло оповещение о том, что пираты уже высадили абордажные группы на "Царицу Марию", а через семь минут они и сами уже вывалились из гиперпространства в нужной системе, на всех парах помчавшись к громадному круизному лайнеру. В этом прорыве сводную группу сопровождал патрульный крейсер и несколько кораблей малого класса, также случайно оказавшиеся поблизости во время тревоги, находясь в готовности к гиперпрыжку.
  Сергей, как и другие, похоже, молился про себя, уповая на то, чтобы транспортник не сбили до момента стыковки, а сводная корабельная группировка быстрее занялась бы противником, отвлекая от них внимание. Лучше всего себя в тот момент, наверное, чувствовали абордажники, привычные к такому ожиданию, и все до единого, как в очередной раз уверился он, являвшиеся законченными фаталистами. Эти парни даже умудрялись подшучивать над остальными, непривычными к подобного рода ожиданиям, немного разряжая гнетущую атмосферу ожидания.
  Распределенные поровну в каждую из групп, штурмовики, по задумке командира, должны стать неким ударным ядром отрядов, и эту задумку Сергей всецело одобрял. Экипированные в тяжелые бронескафы массивные фигуры, увешанные разнообразным вооружением, смотрелись довольно грозно и придавали уверенности даже самому последнему каптенармусу из службы снабжения - а они тут также присутствовали, вместе со всеми готовясь сейчас к штурму.
  При подлете к цели активировался общевойсковой канал, созданный для наспех собранного подразделения, и у всех причастных появилась возможность наблюдать за тем, как выпрыгнувшие из гипера корабли компании с ходу вступают в сражение с пиратскими силами, оказавшимися, на удивление, довольно многочисленными. Легкий крейсер, несколько корветов и эсминцев, пара авиаматок, роящиеся вокруг торпедоносцы, штурмовики и истребители, четвертого, а чаще и пятого поколений - все это выглядело явно избыточным для захвата гражданского лайнера, даже охраняемого серьезными, по местным меркам, силами.
  Раньше выделяемого "Витязями" сопровождения всегда хватало для защиты от отдельных групп местных пиратов, каким-то могучим флотом не обладавших и предпочитающих обычно не рисковать, нападая на подобные хорошо защищенные цели. Сейчас же здешние "романтики свободного космоса" собрали довольно мощную группировку, и, если бы не потерянный пиратами в самом начале сражения корабль РЭБ, оплавленный остов которого Сергей смог опознать на тактической карте, то нападавшие, задавив системы связи и без проблем перебив охрану, имели бы достаточно времени для тщательного и вдумчивого потрошения богатого судна.
  Ну и для взятия в заложники пассажиров, само собой, коих на этом трехкилометровом лайнере хватало, и, как Сергей подозревал, которые и являлись основной целью данного налета. Еще бы, если за того же владетельного князя родня запросто скинется всей планеткой, в добровольно-принудительном порядке, а за такие суммы пираты, похоже, оказались готовы на риск, поставив на кон если не все, то многое.
  Да и сейчас у нападавших имелись неплохие шансы на успех, соотношение сил все еще явно оставалось не в пользу "Витязей", и еще часа два ситуация не изменится, пока сюда не подтянутся основные силы корпорации, вызванные из близлежащих секторов. Однако этим подкреплениям еще нужно время, чтобы разогнаться для совершения гиперпространственного прыжка, причем ориентироваться нужно на самые медленные из них, ведь посылать сюда помощь поодиночке командование явно не станет, собирая синхронизированную ударную группу. Так что сводным отрядам придется как-то это время продержаться, блокируя действия пиратов, препятствуя похищению гражданских.
  Однако для начала нужно было еще просто-напросто выжить и добраться до цели, что, учитывая сложившуюся обстановку, удавалось далеко не всем. Прорываясь сквозь кипящую вокруг "собачью свалку", транспортник, на борту которого они находились, вместе с другими подобными кораблями, использующимися сейчас в роли абордажных судов, являлся довольно лакомой и беззащитной целью, находясь у вражеских артиллеристов и истребителей противника в приоритетном листе поражения.
  Наблюдая, как по мере приближения к огромному корпусу "Царицы Марии", периодически гаснут отметки "дружественных целей", невольные штурмовики изо всех сил мысленно подгоняли пилотов, и так выжимавших из стандартных движков все возможное и сверх того, безжалостно расходуя их ресурс. Даже осознавая то, что внутри лайнера штурмовые группы ждет сражение с крупными вражескими силами, прорвавшимися туда ранее, в тот момент все они предпочли бы побыстрее очутиться на борту круизного судна, несмотря на свои размеры из-за обилия прозрачных куполов и переходов выглядевшего каким-то ажурным, игрушечным и несерьезным. Тогда у них хотя бы появится шанс постоять за себя - а тут им оставалось только молиться, полагаясь на удачу.
  К сожалению, как вскоре стало понятно, удача кое-кого из них сегодня явно обошла стороной. Очередной истребитель сумел-таки прорваться к цели, и, вероятно истратив все ракеты в бою, прошелся по транспортнику длинной очередью из своей носовой пушки. А она у этой машины производства Восточного Союза имела калибр в тридцать семь миллиметров, как успел вспомнить Сергей, когда салон с грохотом прошили снаряды, разрывая людей и обстановку внутри в клочья, оставив в самом корпусе неровные рваные дыры, через которые с шипением наружу устремился весь воздух.
  Все произошло в тот момент, когда бойцы уже освободились от страховочных ремней, покинув свои места и столпившись у точек выхода, готовясь к штурму. Почувствовав острую опасность, перебившую все остальные тревожные ощущения, успев только загерметизировать бронескаф и толкнуть вниз Шустрого, он упал на пол, судорожно вцепившись в крепление ближайшего ряда сидений, когда очередные выстрелы из скорострельного орудия, выпущенные по ним противником, повредили, видимо, антиграв, так как в салоне воцарилась невесомость. Точнее, как понял он, немного отстраненно отмечая обстановку вокруг, пытаясь удержаться, вцепившись в ближайшее кресло - в салоне царил Ад или его преддверие.
  Корабль закрутило, на заляпанных кровью обзорных экранах с бешеной скоростью мелькали звезды и картины сражения, разворачивающегося вокруг. Кувыркаясь в невесомости, по салону летали и сталкивались какие-то обломки, части тел, убитые и раненые бойцы, фонтанирую кровью из обрубков конечностей и страшных ран в теле.
  Кто-то в момент разгерметизации просто не успел одеть шлем, выпустив его из рук при толчке, потеряв сознание во время резкого падения давления, задыхаясь сейчас в безвоздушной среде или ломая шеи и разбивая головы при сильных ударах о переборки. Конечно, по тому же имперскому уставу перед абордажем из корабля откачивается весь воздух заранее, а штурмовики ждут стыковки в своих скафах, в полной готовности. Но данный транспортник гражданского типа просто оказался не предназначен для подобного рода задач, да и в сводной группе наемников нашлось немало тех, кто пренебрег этим опытом, написанным кровью, пополнив собой ряды погибших.
  Вражеский истребитель не прекращал обстрел транспортника, добавляя хаоса в царившую на борту обстановку. Однако пилоты корабля, по-видимому, все еще оставались живы, пытаясь стабилизировать машину, которая подстреленной тушей неслась, беспорядочно вращаясь и паря воздухом из пробоин, прямо на махину круизного лайнер. Таким образом, маневрируя разбалансированными движками, команда пыталась затормозить практически неуправляемый транспортник, но на людях внутри него это сказывалось катастрофически.
  Сергей в это время сконцентрировался на том, чтобы просто-напросто удержаться на месте при резких рывках, не сорвавшись в "свободный полет", угодив в это мельтешение тел и обломков. Он так на этом сосредоточился, что едва не пропустил пришедший от экипажа сигнал.
  - Всем внимание, стыковка ожидается жесткой! До столкновения пять... четыре...три...два...один...
  После окончания отсчета последовал страшный удар, с которым транспортник проломил один из обзорных куполов круизного лайнера. Влетев внутрь, он заскользил по верхней палубе, снося переборки, дорогую обстановку и подминая под себя людей, случайно оказавшихся на траектории его движения, не разбирая, пират ли это, или кто-то из пассажиров и обслуживающего персонала. При разгерметизации ближайших помещений прямо в открытый космос вместе с обломками и частями тел погибших выкинуло и живых, тех, кто все еще находился в тот момент в поврежденных отсеках, впрочем, таковых уже оставалось немного.
  В конце концов, ударившись об одну из опорных стоек, избитый транспортник развалился на части, и Сергея, вместе с другими бойцами сводной группы, живыми и мертвыми, по инерции выбросило наружу. Гравитация на лайнере все еще исправно работала, так что его проволокло по полу, крепко приложив о переборку и завалив сверху разнообразным мусором.
  Но этого он уже не заметил, отключившись еще при самом первом ударе.
  
  Глава 2. Часть 1
  
  - Серж, очнись, очнись мать твою! - кричал кто-то над ним, тормоша и пытаясь привести в чувство.
  На миг ему даже показалось, что он все так же валяется в переулке на тридцать второй улице, пытаясь прийти в себя после стычки с "Девятками". Однако, выплыв из тумана беспамятства и окончательно очнувшись, Сергей разглядел над собой лицо Шустрого, скрытое за прозрачным забралом пилотского скафа. Рядом, подсвеченные зелеными рамками боевой информационной системы, располагались еще несколько бойцов сводного отряда, пребывающие в разной степени потрепанности, и, как он понял, приподнявшись и оглядевшись вокруг, их семерка оказалась единственной выжившей после столкновения с лайнером.
  Разбитый и разломанный надвое транспортник все же в какой-то момент загорелся - видимо воспламенилось разлитое топливо из автономных маневровых движков, и хотя системы пожаротушения быстро ликвидировали возгорание, да и в бескислородной атмосфере сам по себе горел он недолго, но тем, кто все еще оставался на его борту, этого вполне хватило. Хорошо хоть клочья белой застывшей пены немного скрывали страшненькие внутренности разбитого корабля.
  Из тех, кого выбросило наружу после удара, выжили немногие - в основном абордажники, облаченные в прочные бронескафы, да тройка бойцов в легкой броне. Везунчиками оказались Шустрый, какой-то техник в профессиональном комбезе, оснащенном множеством встроенных устройств и инструментов, ну и, собственно, он сам, в своем облегченном спецназовском бронескафе.
  Сигнал автодоктора мигал тревожным бледно-желтым цветом, символизирую о полученных Сергеем многочисленных ушибах, в том числе и внутренних органов, нашлась у него и пара новых трещин в его многострадальных ребрах, но в целом все оказалось в пределах нормы. Впрыснутый аптечкой в кровь и откорректированный симбионтом специальный боевой коктейль убрал все болевые ощущения и принес с собой заряд бодрости и энергии, которого должно было хватить на несколько часов активных боевых действий. Потом, правда, без последствий не обойтись, однако все подобные негативные эффекты без проблем снимаются в медкапсуле - все равно ведь в нее так или иначе придется ложиться.
   Оставалось только дожить до этого момента, что, ввиду их нахождения на захваченном пиратами лайнере, представлялось делом довольно проблематичным. Сколько еще сюда прорвалось наспех собранных штурмовых групп, и в какой комплектации, они не знали, связь надежно глушилась, так что сейчас у них работали только прямоточные лазерные передатчики в скафах, но для этого приходилось постоянно держать собеседника в пределах видимости.
   Пси-поле так же оказалось заблокировано для его восприятия, и откуда у пиратов нашлись такие дорогие и редкие установки, можно только догадываться. Хотя радиус действия у этих устройств все же оставался небольшим, так что можно было надеяться, что на весь многокилометровый лайнер нападавшим их не хватило. Но сейчас, без привычного ему контроля пространства и отголосков чужих чувств, без своей "чуйки", ощущал он себя довольно некомфортно.
  Командование принял один из выживших абордажников, знакомый Сергею еще по совместным тренировкам, звания они оказались одинакового, но штурмовик явно имел больший опыт в таких делах, так что спорить он с ним, конечно же, не стал - в данной ситуации это было бы просто глупо. Оставить без внимания такую их эффектную стыковку пираты никак не могли, так что с минуты на минуту можно ожидать появления здесь противника, а значит их маленькому отряду из семи человек рассиживаться тут явно не стоило.
  Сергей оказался последним, кого они нашли живым в этой мешанине обломков. Вполне возможно, что где-то здесь оставались и другие выжившие, нуждавшиеся в помощи, но задерживаться на этом месте они не могли, поэтому, проверив оружие и снаряжение, быстро двинули к ближайшему герметичному шлюзу в конце одного из коридоров.
  "Коса СПН" практически не пострадала, будучи надежно закрепленной в держателе за спиной, как, в общем-то, остался целым и сам бронескаф, вместе с расположенными на нем в специальных креплениях снаряжением и боезапасом. Ну а потертости, царапины и грязь вперемешку с кровью, не в счет - на боеспособности они никак не сказывались. Комплект модулей к оружию и дополнительные боеприпасы, конечно, сгорели, тут уже ничего не поделаешь, хорошо хоть сам жив остался, бодрился он мысленно. Все-таки девяностопроцентные потери личного состава еще до вступления в непосредственный огневой контакт немного шокировали.
  - Построение стандартное, по типу три, - коротко скомандовал старший, и добавил, обращаясь к Шустрому с выжившим техником. - Для тех, кто не в курсе, поясняю - вперед не лезете, держитесь позади и смотрите по сторонам. Серж, ты пойдешь замыкающим, попробуем пробиться к кому-нибудь из наших. Огонь по усмотрению, но заряды и батареи экономьте, да и цельтесь внимательнее, здесь должно быть полно гражданских.
  После такого короткого инструктажа командир приказал технику вскрыть переборку, чем тот и занялся, подключившись к техническому люку, за пару минут взломав систему управления отсека. Первая аварийная переборка тихо скользнула в сторону, скрывшись в специальной нише, и Сергея вместе со всеми обдало порывом ветра, вырвавшегося из небольшого шлюзового помещения, где, видимо, поддерживалась нормальная атмосфера. С трудом разместившись в шлюзе, они взяли на прицел следующую переборку, затем задраили помещение, в которое тут же с шипением начал закачиваться воздух и, подождав окончание процедуры выравнивания давлений, активировали открытие уже второй, внутренней аварийной защиты.
  Сразу после этого резко рванувшие вперед фигуры в тяжелых бронескафах разошлись в стороны, выстроившись попарно вдоль стен довольно широкого коридора, тут же взяв на прицел все входы и выходы. Сергей от них не отставал, схватив замешкавшегося техника, он рванул следом за абордажниками, устроившись позади одной из двоек, присев у стены. Шустрый так же сориентировался, держась рядом со второй группой, прикрывая им тыл.
   Выдвинувшись вперед, они оказались, по-видимому, в какой-то прогулочной или рекреационной зоне. Коридор выходил на площадку, имевшую множеством укромных уголков, зелени и обзорных экранов, сейчас показывающих одно и то же сообщение о системной ошибке. Потихоньку продвигаясь, осматривая все закутки, не теряя бдительности, группа пока не встречала противника, обнаруживая лишь трупы персонала, не представлявшего ценности для пиратов, а потому просто расстрелянного захватчиками. Однако вскоре им встретились и первые выжившие.
  - Здесь гражданские, - сообщил один из бойцов, осматривая одно из боковых помещений, скорее всего служившее какой-то подсобкой.
  Как оказалось, внутри прятались, скрываясь от нападавших, сразу несколько человек - сотрудники обслуживающей компании и молодая пара молодоженов-туристов, которые отправились в этот круиз на свой медовый месяц.
  Появление вооруженных массивных фигур в бронескафах сначала изрядно перепугало укрывшихся там людей, пока командир не рявкнул на них:
  - А ну тихо! Мы вам ничего не сделаем, успокойтесь, мы сотрудники ЧВК "Витязи" - ваша охрана, пиратов здесь нет.
  Быстро выяснилось, что одна из пиратских групп прошла тут совсем недавно, безжалостно убивая персонал и сгоняя куда-то всех пассажиров. Успокоив, как могли, выживших, они двинулись дальше, посоветовав последним никуда ни выходить до окончания зачистки, оставаясь на месте.
  - Ну все, все Элли, видишь, теперь все будет хорошо.
  Покидая помещение одним из последних, Сергей услышал, как успокаивал вздрагивающую в беззвучных рыданиях жену молодой человек, державшийся при появлении вооруженных незнакомцев лучше прочих, закрывая собой супругу.
  - Скоро все кончится, вот увидишь, скоро мы будем в безопасности, дома, на Самаре, в моем родовом имении. Ну все, все...
  Первое боестолкновение произошло в холле какого-то дорогого ресторана, через который они пробирались в поисках других штурмовых групп. Внезапно выскочившая на них двойка пиратов, ошеломленная неожиданной встречей, оказалась тут же снесена дружным огнем впередиидущих абордажников, вооруженных скорострельными роторными пулеметами. Однако тем самым они здорово нашумели, и в группу, поспешно отходящую техническими коридорами подальше от места этой скоротечной схватки, сразу же клещами вцепились преследователи, так что Сергею, идущему замыкающим, вскоре и самому пришлось вступить в бой.
  Появившегося из-за угла в конце только что пройденного помещения пирата, не ожидавшего, видимо, так быстро на них вылететь и не успевшего юркнуть обратно, он снял короткой экономной очередью, предупрежденный заранее боевыми сенсорами о приближении вооруженного противника. Экспансивные пули легко прошили его легкий комбез и с микровзрывом раскрылись внутри тела, плеснув алой кровью на белоснежную стенку коридора. Переведя прицел с беззвучно осевшей на пол цели, он послал одну за другой сразу две осколочно-фугасные гранаты за угол, туда, откуда и выскочил ныне покойный, услышав после сдвоенного взрыва чьи-то громкие крики проклятий и боли, так что, видимо, все же кого-то он там зацепил. Гражданских на своем пути группа больше не встречала, по крайней мере живых, так что Сергей сейчас не опасался задеть взрывами гранат посторонних, добавив за угол еще парочку "гостинцев", после чего все крики оттуда окончательно стихли.
  Сориентировавшись, командир изменил построение отряда, выделив двоих подчиненных к нему в тыл, взяв, таким образом, менее защищенных бойцов и вооруженного всего лишь легким пистолетом техника "в коробочку". Заменившим его парням, оказавшимися теперь замыкающими, практически сразу же пришлось отстреливаться, поливая мелькавших преследователей из своих пулеметов. Пару раз они и сами ловили попадания, но тяжелая броня спасла их от серьезных повреждений, хотя продолжаться так долго и не могло.
  Вскоре впередиидущая пара бойцов наткнулась на заслон противника, замаскированный и укрытый в одном из пересечений корабельных коридоров. Легкую боевую дроидеку, вооруженную лазерным излучателем и прикрытую маломощным стационарным щитом, которой пираты в отсутствии связи управляли по прямому каналу, им удалось подавить, переключившись на спецпатроны, быстро истощив ее защиту и поджарив электромагнитными разрядами "мозги", расстреляв и живую силу врага.
  Но командиру и его напарнику из передовой группы так же сильно досталось, поэтому им все же пришлось отступить в ближайшее боковое ответвление, укрывшись. Вместе с остальными, они закрепились в каком-то довольно просторном помещении, в котором без труда угадывалось казино, с его рулетками, карточными столами и массивными игровыми автоматами.
  
  Глава 2. Часть 2
  
  Оказавшись в окружении и сунувшись было прорваться, отряд понес первые потери убитыми - при этой попытке словил вражескую очередь, ставшую для него смертельной, тот самый техник, имя которого Сергей так и не успел узнать. Среди пиратов затесались какие-то хорошо вооруженные и экипированные бойцы в тяжелых бронескафах без знаков различия, так что, наткнувшись на расставленные вокруг заслоны и откатившись назад, группа заняла круговую оборону, контролируя обстановку.
  Раненый в ногу абордажник, немного потеряв в подвижности из-за поврежденной конечности, словив ранее лазерный импульс, все-таки прожегший броню штурмовых доспехов, во время неудачного прорыва получил еще одно попадание, самостоятельно, впрочем, оттянувшись обратно. Однако тут он все же свалился, осев на пол и потеряв сознание, а оказывающий ему первую помощь Шустрый сообщил, показав Сергею и остальным знаками, что ранение у него тяжелое, так что еще на одного бойца у них стало меньше.
  Едва успев сменить магазин на аналогичный, только заряженный бронебойными стрелками, Сергей, укрывшись, поймал в прицел высунувшуюся фигуру одного из тех самых неизвестных бойцов в высокотехнологичной броне, и выстрелил одиночным, попав тому прямо в голову. Закрытый бронешлем не выдержал столкновения с высокоскоростной оперенной пулей из обедненного урана, попадание отметилось вспыхнувшими на мгновение искоркам в месте пробития урановой стрелкой брони, хотя само небольшое отверстие на таком расстоянии заметить, конечно же, оказалось практически невозможно. Однако противнику этого вполне хватило, можно было только догадываться, что натворила высокоимпульсная стреловидная пуля, многократно рикошетируя внутри бронескафа, но вывалившегося мешком из-за угла вражеского бойца тут же за ноги затащили обратно товарищи.
  Чудом успев нырнуть за свой импровизированный бруствер, Сергей пригнулся, пропуская над головой ответную очередь. От сваленных в кучу массивных игровых автоматов полетели куски пластика и стекла, вражеские пули с грохотом разносили его не слишком надежное убежище. Опустившись к самому полу, он быстро выглянул из-за угла, практически наугад стреляя в сторону врага, отправив следом и гранату из подствольника, заставив противника ненадолго заткнуться. Но дела его обстояли довольно паршиво.
  Как, впрочем, судя по сообщениям общего боевого интерфейсу, они складывались и у всех остальных в их небольшой группе, да он и сам все прекрасно видел, держа товарищей в поле зрения. Еще один абордажник получил серьезные ранения, когда в преграду, за которой тот прятался, угодила реактивная граната, выпущенная кем-то из ручного гранатомета. Бойца, находящегося в бессознательном состоянии, с оторванной взрывом рукой и посеченным осколками бронескафом, оттащил в тыл Шустрый, который как-то само собой стал выполнять у них роль "штатного" медика, укрывшись за массивной барной стойкой и устроив там импровизированный лазарет. Так что, оставшись фактически втроем, Сергею и остальным стало гораздо труднее контролировать все входы и выходы в помещение, и тактическая карта группы засияла красными прорехами, показывая неприкрытые зоны в обороне участка.
  Дальнейший бой слился для него в какую-то череду перебежек, попыток укрыться от вражеского огня и выстрелов, сделанных в ответ, стараясь подловить кого-то из вражеских бойцов, не дав им прорваться в зал. Жутко не хватало привычной "чуйки", но генераторы помех все еще работали где-то в ближайшем радиусе, так что действовать приходилось, полагаясь лишь на скорость, сенсоры и оптические сканеры бронескафа, да общую информационную систему постепенно редеющего подразделения, ранжирующей опасность, распределяя ее в работу бойцам.
  Вот его короткая очередь пересекает одного из неосторожно высунувшихся пиратов, а следом уже ему самому приходится прятаться от ответных трассеров, разносящих роскошную обстановку игрового зала. Воспользовавшись моментом, в примыкающий коридор выскакивают две фигуры в тяжелой броне, на максимальной скорости пытаясь прорваться внутрь помещения, чтобы занять там позиции, поддержанные ураганным огнем остальных нападавших. Однако, мгновенно сориентировавшись, Сергей посылает туда плазменную гранату из подствольника, которая попадает прямо во впереди бегущего врага, взрываясь высокотемпературным облаком, вплавляя обугленную плоть вражеского бойца в потекший металлопластик доспехов. Второго из пехотинцев, дезориентированного близкой вспышкой плазмы, перекрещивают сразу две очереди из штурмовых пулеметов, так что тот, спотыкаясь, падает на пол, тяжелораненый, пытаясь отползти в сторону, но Сергей не оставляет ему этой возможности, несколько раз выстрелив бронебойными, заставив вражеского бойца замереть окончательно.
  Попытавшуюся под шумок приблизиться с противоположной стороны группу, подсвеченную на карте, уничтожил Шустрый из своего плазменного штурмового комплекса, с одинаковой легкостью прожигавшего сквозные дырки как в человеческом теле, защищенном броней, так и в корабельных переборках. Благо, что сейчас они находились уже довольно далеко от наружного корпуса лайнера и могли не опасаться взрывной декомпрессии, да и не до раздумий им было - тут лишь бы выжить.
  В какой-то момент Сергей немного замешкался со сменой позиции, добивая магазин в очередную группу противника. Эта заминка едва не стоила ему жизни, но в последний момент предупрежденный оптическим сканером об угрозе, он перекатом ушел в сторону, а в препятствие, служившее ему укрытием, угодила фугасная реактивная граната, оглушив его и отбросив дальше. Дезориентированный, он даже не слышал, а скорее ощущал, как где-то на грани сознания пищит автодоктор, впрыскивая лекарства, в глазах у него потемнело, а во рту ощутимо проступил вкус собственной крови.
  Пришел в себя Сергей в каком-то закутке, оттащенный туда Шустрым. Интерфейс симбионта подмигивал тревожным оранжевым светом, сообщая о новых повреждениях организма, но дополнительная доза лекарств и симуляторов сделала свое дело, приведя его в чувство. Последствия, на удивление, оказались не слишком серьезными, бронескаф выдержал близкий подрыв, покрывшись отметинами от осколков, однако взрывной волной его нехило приложило об один из игральных автоматов, так что новые ушибы и контузия, конечно же, здоровья не прибавляли, но вести бой он еще вполне мог.
  А обстановка вокруг складывалась довольно хреново. Вражеского гранатометчика все же сумел подловить командир, однако тот успел выпустить несколько зарядов, один из которых взорвался рядом с Сергеем, а второй окончательно добил раненых бойцов, угодив прямо за барную стойку. Разнеся там все, он, осыпав зал стеклом, заполнил его ароматами дорогого пойла, вперемешку с кровью, сгоревшей плотью и тонкой ноткой нитровзрывчатки.
  Шустрый в этот момент оказывал первую помощь бойцу, которого подловили при перебежке, очередью из бронебойных выстрелов перебив голени, однако тот все же сумел, падая, перекатиться в укрытие. Так что в момент попадания гранаты его приятель как раз находился возле этого раненого, помогая ему, поэтому-то и остался жив после взрыва.
  Полностью придя в себя и собравшись, подстегнутый адским коктейлем в крови, Сергей короткими перебежками добрался до командира, отметив, что напор нападавших немного стих. Противник сейчас довольно вяло постреливал, видимо, только для того, чтобы они не расслаблялись - не сумев взять их наскоком, тот явно что-то задумал.
  - Командир, надо идти на прорыв, пробовать еще раз, а здесь нам все равно скоро конец, - запыхавшись, выдал Сергей, в подкате закатившись за укрытие, где держал оборону старший из абордажников.
  - Да, черт, похоже, ты прав, откуда у них только такие бойцы взялись, да еще так круто экипированные? Твари явно что-то задумали, вот что, давай... - но договорить ему было не суждено.
  Активные системы контроля звуковой обстановки, встроенные в его шлем, предупредили Сергея об опасности, так что он успел сориентироваться и, крутнувшись, сбить выстрелом спрыгнувшего откуда-то сверху минидрона, который после попадания в него пули вспыхнул ярким облачком плазмы. В этом небольшом устройстве без труда опознавалась диверсионную модель, применяемую спецназом Евразийской Республики, по крайней мере, именно так она и описывалась в усвоенной им недавно учебной базе. Этот небольшой паучок из композитных материалов обычно пробирался вентиляционными путями и нес в себе заряд взрывчатки, который активировал, сближаясь вплотную с заложенным в его параметрах оборудованием или просто-напросто цепляясь к живому противнику.
  Все эти мысли у него мелькали, пока он на лету отстреливал прыгающих сверху дронов, заметив краем глаза, как Шустрый открыл огонь по противнику в другом конце зала. Наконец, подстрелив последнего "диверсанта", он присоединился к обстрелу подбирающихся к ним вражеских бойцов, свалив двоих и вынудив оставшихся отступить обратно. Однако эта внезапная атака дорого им стоила, они потеряли убитыми последних абордажников, оставшись с Шустрым вдвоем.
  Один из этих "паучков" сумел все-таки запрыгнуть на спину командиру, активируя подрыв и прожигая концентрированной струей плазмы доспех, буквально выжигая все внутри. Не повезло и скованному в передвижениях, раненому в ноги бойцу - мелкий, но от этого не менее опасный дрон-диверсант добрался и до него. Так что сейчас внутри его бронеоболочки так же догорали обугленные остатки плоти, отражаясь язычками пламени изнутри забрала, прорываясь искрами наружу сквозь прожженную плазмой дырку в грудной бронепластине.
  "Вообще, собственно, откуда у пиратов могут взяться эти чертовы дроны и дроидеки", - прикидывал он, коротким перебежками пробираясь к последнему оставшемуся в живых товарищу.
  В борьбе дистанционно управляемой электроники против средств подавления и перехвата, давно победили последние, и современная РЭБ без особых проблем справлялась с современными же системами связи. Автономные машины являлись относительно дорогим и не слишком эффективным оружием, проигрывая в плане непредсказуемости тактики применения разумным операторам, а искины стоили так дорого, и были так громоздки, что единично устанавливались лишь на самых крупных кораблях, вроде того же тяжелого авианосца "Мономах".
  Да и современные, мощные ЭМИ(3) гранаты, всегда присутствующие в экипировки солдат развитых государственных образований, сводили на нет практически любую защиту, просто-напросто выжигая всю сложную электронику. Поэтому-то, например, большинство современных бронескафов и оснащались шлемом с прозрачным забралом или, как в более дорогих моделях, поляризующимся лицевым щитком, срабатывающим при отключении внешних визоров под действием электромагнитного импульса - просто чтобы не остаться слепым в разгар современного боя.
  Отдельные виды дронов использовались полицейскими силами государств и некоторыми диверсионными отрядами, вроде того же республиканского "KSK"(4), на бойцов которого оказался так похож этот неизвестный противник. По крайней мере оружие и снаряжение они применяли самое современное, производства все той же Евразийской Республики - хотя это, в общем-то, еще ни о чем и не говорило.
  "А вот их слишком высокий для обычных пиратов уровень подготовки, - решил Сергей, мельком отмечая разнесенный игровой автомат, за которым он прятался секунду назад, - вот это уже говорит о многом... Но тут пусть руководство думает, нам же здесь просто нужно как-то спасти свои шкуры".
  - Шустрый, надо валить, иначе все, вдвоем мы тут долго не продержимся! - прокричал Сергей, добравшись до товарища и отстреливаясь короткими очередями, быстро выглядывая из-за укрытия рядом с ним.
  - Черт, ты заметил, насколько эти бойцы в тяжелой броне хороши, - возбужденно проорал в ответ его приятель, - Но тут и правда оставаться не стоит - снесут. На счет три, я выношу последней оставшейся батареей переборку, выставив все на максимум, а ты пройдись по ним из подствольника, охладив пыл, а то уже близко подобрались, твари... Раз... два...
  На счет три Сергей принялся в бешеном темпе опустошать магазин подствольника, выпустив все осколочно-фугасные гранаты, начиненные мощной современной взрывчаткой и готовыми поражающими элементами. За его спиной Шустрый поливал плазмой закрытый переход в ближайший коридор, опустошив батарею практически на расплав ствола, а когда снес переборку и прятавшегося за ней противника, отбросил ставший уже бесполезным штурмовой комплекс, крикнув:
  - Ходу, Серж, ходу!
  Развернувшись, Сергей бросился за товарищем, который, вооружившись пистолетом погибшего ранее техника, несся вперед, прямо в пышущую жаром пробоину, которую поспешно заливала пеной система автоматического пожаротушения. Проскочив оплавленные стены коридора, едва не споткнувшись об обгорелые останки пиратов, скрючившихся на полу, они услышали запоздалые щелчки пуль о переборки, выпущенные опомнившимся противником, и выскочили в соседнее помещение, оказавшееся кухней соединенного с казино ресторанчика.
  Догнавший приятеля Сергей крикнул ему, чтобы тот держался позади, а сам занял место в авангарде - как-никак вооружен он был сейчас куда лучше. Так что первым на очередной заслон противника выскочил именно он, сумев почувствовать его в последний момент, уловив напряженный азарт ожидания - видимо покинув наконец-то зону действия одного из генераторов. Мгновенно разогнав реакцию на максимум, одной длинной очередью он выпустил оставшиеся в магазине бронебойные патроны, свалив почти успевшего среагировать бойца в тяжелой броне, изрешетив его отметинами от множества попаданий. Рядом раздавались резкие выстрелы из безгильзовика, которым вооружился Шустрый, его товарищ опустошал свой магазин в двойку пиратов, скорее всего приданных этому бойцу в усиление.
  Почувствовав внезапную опасность, идущую из соседнего перехода, и не успевая перезарядиться, Сергей, резко развернувшись, пси-импульсом послал в появившегося противника сразу две иглы из бронекерамики, интуитивно направив их в уязвимые места тяжелого бронескафа. Одновременно с этим он быстро сблизился с подраненным бойцом и, выхватив монокристаллический клинок, полоснул по ствольной коробке его штурмовой винтовки, дуло которой пытался навести на него неожиданно быстро опомнившийся враг. Сразу же после этого, проведя удар в забрало шлема, он добился того, чтобы вражеский боец отбросил заклинившее оружие и попытался защититься, подняв руки, а затем резко подшагнул к нему и вогнал кинжал тому прямо в подмышку. В этом месте броня бронескафа оказалась наиболее тонкой, так что кинжал без труда пробил ее, войдя на всю длину далеко не маленького лезвия.
  Придерживая оседающего противника, буквально чувствуя удивление профессионала, уверенного в своем превосходстве и не желавшего верить в свое поражение, он вместе с ним развернулся, прикрывшись умирающим как щитом, но сзади все уже оказалось кончено. Тела пиратов безжизненно лежали на полу коридора, а Шустрый, тяжело дыша, сидел, прислонившись к переборке, зажимая кровоточащую дырку в боку.
  Быстро выдернув клинок, с силой качнув пару раз в ране, Сергей засунул его в ножны, затем выхватил "Кольт" и произвел контроль вражеских бойцов, концентрированными сгустками плазмы пробивая забрала шлемов. Отстрелявшись, он закинул пистолет в кобуру и перезарядил основное оружие, висевшее на ремне сбоку, и только тогда уже подскочил к Шустрому.
  - Черт, приятель, как же тебя угораздило. Сильно прилетело? - пытался он рассмотреть рану, которую тот зажимал руками.
  - Да вот как-то... - синеющими губами произнес тот, - Че-то мне совсем хреново, Серж...
  Под раненым расплывалась лужа крови, увеличиваясь на глазах с каждой секундой, сознание товарища куда-то уплывало, он будто бы мерцал в пси-восприятии, еле удерживая себя в чувствах. Сорвав с крепления специальный перевязочный пакет, Сергей быстро содрал с него упаковку, убрал зажимающие бок руки товарища, издавшего при этом стон, и приложил повязку к пострадавшему участку, активируя ее. Вспенившийся материал обволок место ранения, заполнив и сам раневой канал, одновременно анестезируя ткани вокруг, обеззараживая и останавливая кровотечение. Вместе с индивидуальной аптечкой, имевшейся у Шустрого, и накачивающей того сейчас антикоагулянтами и обезболивающим, этого должно пока что хватить.
  "Если сразу не помер - выкарабкается", - решил он.
  Закончив с перевязкой отрубившегося приятеля, Сергей по-быстрому натянул поперек прохода, из которого они и выскочили, тонкую монокристаллическую нить, отстегнув специальное крепление с пояса и поместив его примерно на уровне колен. "Микронка", активируясь, натянулась, выбрав слабину и завибрировав с высокой чистотой, став практически незаметной глазу, но, зарядив в подствольник специальную маскировочную гранату, он добавил еще и дымовую завесу, состоящую из облака мелкодисперсных отражающих диполей, препятствующих работе каких-либо сканеров. Конечно, такая ловушка продержится недолго, и сенсоры будущей группы зачистки "Витязей" легко обнаружат острейшую натянутую нить, способную резать даже прочные бронедоспехи, но у тех, кто в ближайшие пять минут сунется за ними в погоню, есть все шансы сегодня остаться без ног.
  Закончив с приготовлениями, Сергей взвалил уже бессознательного приятеля на плечи и со всей возможной скоростью направился прочь. Необходимо было как можно быстрее оторваться от противника, и, спрятавшись где-нибудь, затаиться, переждав какое-то время. Шустрому, конечно же, сейчас необходим покой, и, передвигаясь с ним на плече, он вполне мог его растрясти, но тут уже ничего не поделаешь, приходилось рисковать. Конечно, неплохо бы встретить кого-то из своих, с квалифицированным медиком и переносной аппаратурой жизнеобеспечения, но если на звуки сражения, которое произошло в зале казино, так до сих пор никто и не вышел, то, скорее всего, поблизости сколь-нибудь крупных дружественных сил попросту не имелось.
  
  Глава 2. Часть 3
  
  Проскочив несколько коридоров, стараясь держаться технических и подсобных помещений, Сергей вскоре очутился на одной из палуб, занятых пассажирскими каютами. Все они оказались взломаны, зачастую даже без участия каких-либо инструментов, пираты просто отстреливали внутренние петли или разносили выстрелами встроенные электронные замки. Встречались здесь и трупы, как обслуживающего персонала, так, по всей видимости, и охраны кого-то из высокопоставленных персон, были заметны следы боя и кровавые подтеки на месте гибели или ранения кого-то из нападавших. Хотя тела своих, по всей видимости, захватчики все же забрали с собой, как и все трофейное оружие.
   Углубившись немного в жилой сектор, он наконец-то решил, что достаточно далеко ушел от преследователей, оторвавшись, и заскочил в первый же попавшийся номер. Пройдя главный зал, Сергей направился в спальню, аккуратно уложив Шустрого на обнаружившуюся там шикарную кровать, заправленную белоснежным покрывалом, безжалостно его пачкая, а затем выпрямился, переводя дух. Забег с раненым товарищем на плечах дался ему нелегко, на фоне всех последних событий и полученных травм, даже подстегнутый допингом организм нуждался в небольшом отдыхе. Да и пси-активность, особенно с теми двумя иглами, когда ему пришлось метнуть их одновременно, разом выложившись - все этот отняло у него слишком много сил, так что, вернувшись и прикрыв входную дверь, так же носящую следы варварского взлома, он обошел все помещения и осмотрелся, примечая места, где мог бы просто ненадолго прилечь.
  Судя по всему, его явно занесло в какие-то люксовые апартаменты. Несколько смежных комнат, дорогая мебель из ценных пород древесины, пианино, бар, джакузи с гидромассажем, криокамера, навороченный ионный душ в каждом из двух санузлов - и все это, скорее всего, занимал один человек. Судя по вещам - мужчина, чьи чемоданы, безжалостно вскрытые и выпотрошенные, сейчас валялись в одной из комнат вместе с раскиданной рядом одеждой, около поврежденного направленным взрывом небольшого сейфа, встроенного в стену, который сейчас оказался абсолютно пуст.
  Уже заканчивая осмотр, он на всякий случай проверил и аварийную спаскапсулу, оснащенную собственной системой жизнеобеспечения, должную в случае какой-либо аварии стать убежищем для обитателей этого люкса. Но та оказалась совершенно пуста, все скафандры находились на месте, из чего Сергей сделал вывод, что неизвестный мужчина, занимавший эти апартаменты ранее, все же оказался очередной жертвой, захваченной пиратами на этом корабле.
  Не обнаружив ничего интересного, он собрался вернуться и упасть на небольшой диван, имевшейся в той же спальне, где оставался Шустрый, надумав отдохнуть пару минут, пока не выработает план дальнейших действий. Однако в последний момент его внимание привлек тихий звук, раздавшийся из технического помещения - небольшой ниши в одной из стен, закрытой панелью с мелкой решеткой.
  В его пси-восприятии никто там вроде бы не отражался, он просто не чувствовал никого поблизости, однако, доверяя активным наушникам, встроенным в шлем, резко вскинул пистолет-пулемет и навел его на подозрительное место, приказав:
  - Эй, кто там есть, мать вашу, выходи по одному, - и, не дождавшись никакого ответа, лишь в очередной раз расслышав все тот же непонятный звук, похожий на всхлип, через несколько секунд добавил, - Значит так, я считаю до трех, после чего просто пройдусь по панели автоматной очередью.
  - Подождите, не стреляйте, - раздался чей-то чуть приглушенный голос, когда он громко досчитал до цифры два. Панель, оказавшаяся заглушкой вентиляционной ниши, отодвинулась в сторону, и из тесного помещения выбрался пожилой человек в дорогом костюме, который выглядел таковым, даже будучи изрядно помятым. Гордо выпрямившись, высокий мужчина с проседью в волосах производил впечатление привыкшего повелевать аристократа, да так, наверное, оно и получалось в действительности, другим подобные апартаменты на сверхдорогом круизном лайнере были не по карману. Разве что какой-нибудь богатый имперский торгаш еще мог их себе позволить, но этот человек на торговца не походил, по крайней мере, по его представлениям, почерпнутым в основном из голокино.
  Не показывая страха, чуть улыбнувшись уголками рта, тот произнес:
  - Молодой человек, не могли бы вы опустить свой автомат, а то моя внучка с недавних пор плохо переносит направленный на нее ствол оружия, да и мне, признаться, это удовольствия не доставляет.
  Не особо смущенный его словами, Сергей все же опустил "Косу", увидев выбравшуюся следом девушку лет семнадцати, блондинку, на которой красовалось модное дизайнерское платье - довольно строгое, но, в то же время, оставляющее волю фантазии, переливаясь блестками и контролируемой прозрачностью по желанию хозяйки. Ее заплаканное личико оказалось все же довольно миловидным, и, остановившись рядом с дедом, стоя перед вооруженным незнакомцем, она так же горделиво вскинула подбородок, уставившись на него своими глазищами.
  - Хм, позвольте представиться, - перехватил инициативу аристо, все так же чуть иронично улыбаясь, - Граф Елистратов, Евгений Георгиевич, а это, как я уже сказал, моя внучка, баронесса Елистратова, Софья Александровна. Рад приветствовать вас в моей скромной обители, простите, не знаю вашего имени-отчества...
  - Сергей Свордсмен, ЧВК "Витязи" - решил подыграть ему он, почему-то представившись своим "русским" именем, вытянувшись по стойке смирно, а затем, резко склонив голову к груди, со щелчком стукнул пятками друг о друга, как это показывали в голофильмах о Российской Империи, - Проходил вот тут мимо.
   Витавшее в воздухе напряжение немного спало, даже девушка нерешительно улыбнулась, чуть расслабившись.
  - Если позволите, я там прилягу, - продолжил он в "псевдо-светском" стиле, разворачиваясь и проходя в посещенную им ранее комнату - Да и друга надо проверить.
  Зашедшая за ним девушка тихонько охнула, прикрыв рот ладошкой, увидев лежащего на кровати Шустрого, покрытого кровью, запачкавшей покрывало, да и сам Сергей, ка он запоздало понял, не производил сейчас благоприятного впечатления, в своем потрепанном бронескафе, так же заляпанном кровью и другой разной гадостью. Раненый по-прежнему оставался бледен, но помирать пока вроде бы не собирался, медленно и тяжело дыша, все еще пребывая в отключке.
  - Это мой товарищ, он ранен и сейчас находится без сознания, - сообщил он хозяевам апартаментов, убрав шлем, мгновенно сложившийся в нарост на плечах, без стеснения устраиваясь на единственном в комнате диване, откинувшись на один из мягких подлокотников, закинув на второй свои ноги. Пожилой мужчина вместе с девушкой устроились за соседним столиком, начав свои расспросы, правда, беседу вел в основном граф, а его внучка все больше помалкивала. Лишь к концу разговора, выяснив, что спасать их, да и кого-либо еще, он вот прямо сейчас никак не намерен, предпочитая дождаться тут подкрепления, которое когда-нибудь все же должно сюда пробиться, малолетняя баронесса вдруг заявила:
  - Но это... это же просто нечестно! Вы же воин, защитник, дворя... то есть, - чуть смутилась она, сбившись с мысли, - Вы же должны быть храбрым и помогать беззащитным!
  Сергей только устало посмотрел на нее, не став ничего отвечать и вступать в споры с взбалмошной домашней девчонкой, выросшей в аристократической среде, насмотревшись каких-то дурацких сериалов. Вроде тех, что были популярны в имперском секторе голонета - про приключения благородных гардемаринов Флота, самоубийственно бросавшихся в любую заварушку, чтобы помочь благородной даме, наплевав на долг, присягу, и элементарное чувство самосохранения. Вообще, даже странно, что такие экземпляры еще сохранились, как-то раньше "золотых девочек" он представлял себе совсем по-другому, хотя черт их разберет, что там у них в Империи сейчас считается нормой.
   Эмоции ее он по-прежнему не чувствовал, как, впрочем, не ощущал в пси и ее деда, видимо у них при себе имелись какие-то устройства, скрывавшие их от обладателей способностей, вроде того амулета, подаренного ему Марго. Впрочем, "Ментальный помощник" предназначался для пси активов, и в руках неодаренных просто не действовал, так что тут должно быть что-то более дорогое, доступное любому человеку. Он одно время интересовался такими вещами, и хорошо помнил цену подобных устройств, сопоставимую с ценой десятка люксовых флаеров. Однако, похоже, имперским аристократам они были вполне по карману.
  - Дедушка, ты же титулованный граф, ты же можешь просто приказать этому солдафону! - маленькая чертовка уже стала его немного раздражать.
  Конечно, из обучающей программы и передач головидения он знал, что эти имперцы там у себя после войны впали в полное варварство, возродив сословное общество, институт Императора и наследной аристократии, но сталкивался с подобным впервые. В компании народ подобрался как-то попроще, аристократов Сергей там не встречал, а про родные порядки с выходцами из Российской Империи он как-то до сих пор так и не пообщался, представляя лишь самые общие моменты тамошнего общественного устройства. В основном, конечно, все эти знания оказались почерпнуты им из обучающей программы в приюте, да по рассказам покойных родителей, естественно, не спешивших посвящать ребенка в особенности имперской политики, как и социальной сферы покинутого ими государства.
  К счастью, пожилой граф оказался куда как адекватнее этой юной аристократки.
  - Софья, во-первых, молодой человек не имперский подданный, верно я говорю? - осторожно поинтересовался тот у него.
  На что Сергей лишь устало кивнул головой, угукнув утвердительно, и добавил, развалившись на диване:
  - Я вообще из Конфедерации... Свобода, равенство, братство, и все такое... Демократия, короче, форева.
  - Вот видишь, - продолжил мужчина, успокаивая внучку - К тому же не может сейчас Сергей бросить здесь своего раненого друга, - выдал он, играя на ее поле, и уже тише добавил, - Да и вооруженный боец нам самим тут еще пригодиться, не дай бог, конечно...
  На что Софья только фыркнула, отвернувшись.
  Из ответного рассказа, поведанного ему графом, выяснилось, что этот круиз оказался подарком его внучке на прошедшие именины, а отпустить ее одну он, конечно же, не мог, так что отправился в путешествие вместе с ней. И поначалу все складывалось весьма неплохо, интересные космические виды, новые знакомства и связи, девушка побывала на первом своем балу, от которого осталась просто в восторге...
  Сигнал тревоги застал их в своих каютах, расположенных по соседству. Телохранители порекомендовали им разместиться в одних апартаментах, так было бы легче держать оборону, а сами они, вместе с гувернанткой, которая, по совместительству, являлась еще и отличным кибермодифицированным бойцом, заняли оборону на подступах. Когда вокруг началась стрельба, та самая гувернантка практически силой затолкала их в эту техническую нишу, вернувшись в коридор, а после ожесточенной, но не долгой перестрелки бандиты все же ворвались в апартаменты, перерыв все вокруг, взорвав сейф и забрав оттуда все ценности, однако здешних обитателей они так и не обнаружили.
  Спустя какое-то время, решившись выглянуть наружу, граф обнаружил, что его телохранители и Софьина гувернантка мертвы. При этих его словах девушка опять заплакала, и, утешив ее как мог, пожилой мужчина закончил свой рассказ, поведав о том, что, не решившись куда-либо отправиться, они остались в этих же комнатах, дожидаясь прибытия помощи. А когда вновь услышали стрельбу, граф решил отсидеться в однажды уже спасшей их нише, справедливо рассудив, что неизвестно еще, кто это может быть - пираты или спасатели.
  Вообще, идея спрятаться в вентиляционной нише, на первый взгляд проигрывающая идее отсидеться в аварийной комнате, на самом деле, как вдруг понял он, была не такой уж и плохой. По крайней мере от людоловов, зачастую отыскивающих пассажиров с помощью тех же газоанализаторов, это вполне помогло - вытяжная вентиляция унесла все запахи, скрыв аристо от пиратских ищеек. Так что телохранители и гувернантка-модификант, тела которых он встретил по пути сюда, выходит, действовали вполне грамотно, скорее всего оповещенные о сложившейся ситуации с захватом службой безопасности лайнера, понимая свою неспособность защитить клиентов, но сражаясь до конца.
  - Ну а потом уже мы с вами и познакомились, молодой человек, - усмехнувшись, произнес граф, отчего-то во время всего монолога пристально рассматривавший его лицо, освобожденное им ранее от шлема.
  - Сергей Свордсмен, выросли в Конфедерации... А позвольте-ка поинтересоваться, кем были ваши родители? Я, конечно, в такие совпадения не верю, но уж больно вы похожи на...
  
  Глава 2. Часть 4
  
  На кого там он похож, по мнению графа, Сергей так и не узнал. Раздавшиеся вдруг совсем рядом заполошные очереди чьих-то выстрелов заставили всех замолчать, тревожно вслушиваясь в окружающую обстановку. Стрельба приближалась, и, дав знак графу с внучкой вернуться в ту же комнату с технической нишей, сам он активировал шлем, тут же выскочивший из наростов у него на плечах, сложившись вокруг головы в одно целое. Затем, перехватив поудобнее штурмовой автомат, Сергей прокрался к наружной двери и аккуратно высунул щуп с видеокамерой наружу, осматривая окрестности. Оказалось, что по центральному коридору и его ответвлениям, огрызаясь ответным огнем, откатывается какой-то пиратский отряд, теснимый неизвестным противником.
  Решив пока что в бой не вступать, он активировал режим маскировки и забрался на декоративный короб вентиляционной решетки, находящийся под потолком и обыгранный дизайнерами, встроившими его в интерьер, расположившись, таким образом, как раз над входной дверью. Вообще, конечно, можно было бы и поддержать своих, ударив отступающему противнику в тыл, и, будь он один, так бы и сделал, но сейчас от него зависела жизнь напарника и двух высокородных гражданских. Загнанные в угол пираты, попавшие между двух огней, могут оказаться очень опасны, и, пока подойдут основные силы атакующих, они просто сомнут его, задавив своей численностью.
  К тому же совсем не факт, что противника сейчас атакует какой-то из сводных отрядов "Витязей", или даже подоспевшие основные силы компании, которые по времени уже вполне могли бы и появиться. Данная перестрелка может оказаться и простой разборкой не поделивших чего-то пиратских отрядов. Вот будет весело, прикинул он, если отложив на время собственные разногласия, они дружно займутся наглой помехой, так что выбора-то у него, на самом деле, особо и не было. Поэтому, устроившись наверху поудобнее, Сергей принялся ждать возможных "гостей".
  Висеть под потолком в ожидании противника ему оставалось недолго, тот не заставил себя ждать, ввалившись в номер, представленный тремя запыхавшимися тушками в легкой броне, фонящими одновременно страхом и азартом боя. Они, даже не проверив помещение сканерами, будучи уверены в отсутствии тут людей, осторожно прикрыли за собой дверь, видимо, надеясь здесь отсидеться, спрятавшись от напирающего противника.
  Привлекать звуком выстрелов сюда кого-то еще он не хотел, поэтому, тихонько обнажив кинжал, Сергей не стал дожидаться того момента, когда пираты разделятся, разбредаясь по комнатам, тут же спрыгнув прямо на спину ближайшему из вражеских бойцов. Уже в падении входя в ускоренный режим, он сумел прицелиться, резким и точным взмахом острейшего лезвия перерубая противнику шейные позвонки, легко вспоров как легкую броню его скафа, так и плоть, скрывающуюся под ней.
  Тут же, не дожидаясь, пока уже мертвое тело осядет на землю, отталкиваясь от покойника, Сергей переместился ко второму бойцу - самому резвому из оставшейся двойки. Каким бы быстрым враг не был, тот все равно не успевал среагировать и достать из-за спины перекинутый им туда ранее автомат. Пах, горло, подмышка, печень - четыре быстрых укола, как учил его когда-то инструктор, и, распахнув рот в беззвучном крике, захлебнувшись собственной кровью, пират падает рядом с товарищем.
  Прыжок, и третий боец, успевший сориентироваться, разворачиваясь и вскидывая автомат, отлетает от удара коленом к стене, сложившись пополам, пытаясь вдохнуть воздуха, а его оружие остается у Сергея в руках. Отбросив вражеский автомат в сторону, он сблизился с противником, скрючившимся на полу, дополнительно оглушив его сильным ударом ноги, пришедшимся в голову, а затем, наклонившись, быстрым взмахом кинжала просто вскрыл ему горло, добив того окончательно - пленные сейчас ему были без надобности.
  Все прошедшее действо заняло какие-то секунды. Осмотрев коридор с помощью все того же видеощупа, и убедившись, что врага поблизости не осталось, Сергей собрал все оружие с тел и оттащил трупы в ванную, попытавшись немного замыть следы крови в зале, на тот случай, если эти гости окажутся не последними, чтобы раньше времени никого не насторожить. Хозяева апартаментов, к счастью, так и не вышли из своего укромного тайника, сигнала он пока не давал, а сами они, видимо, не решались, да и смотреть тут им, в общем-то, не на что, особенно домашней девчонке, пусть и носящей громкий аристократический титул.
  Тем временем основные звуки боя сместились куда-то в сторону, миновав их укрытие, и вскоре уже Сергей радостно встречал "кавалерию", а именно одно из контрдиверсионных отделений спецназа, прибывшее вместе с основными силами, которое и осуществляло зачистку в этой области. Опознавшись, он впустил в номер досмотровую группу, предупредив о раненом товарище и наличии гражданских в соседнем помещении. После всех формальностей, зашедшие следом бойцы тут же переложили Шустрого на носилки, оснащенные антигравами, и штатный медик отряда, активируя какие-то медицинские устройства и вводя пострадавшему разнообразные препараты, подключил того к системе жизнеобеспечения. После чего и укатил носилки с его приятелем, сообщив Сергею, что тут рядом как раз развернут пункт сбора раненых.
  Выслушав историю его похождений на этом корабле и осмотрев тела в ванной, знакомый ему по турниру лейтенант спецназа только уважительно кивнул головой:
  - Лихо ты их... Вообще, из ваших сводных отрядов первой волны многих сбили еще на подлете, да и тут уже оставшихся потрепали нехило, но задачу вы все же выполнили. Пиратов в системе прихватили со спущенными штанами, во время погрузки добра и пленных - а это почти что десять тысяч спасенных гражданских, так что большое дело сделали, - хлопнул он его по плечу, а затем добавил. - Тут еще зачистка продолжается, и нам бы такой боец пригодился - я ж помню, как ты меня в лабиринте перестрелял на отборочных. В общем, ты как насчет поучаствовать?
  В принципе, офицер компании в боевой обстановке мог бы просто приказать ему присоединиться к отряду, однако тот таким образом проявил некое участие, поинтересовавшись его мнением. Конечно, Сергей уже прилично подустал, да и подлечиться бы ему не помешало, но, глядя на то, как один из бойцов перевязывает другому прострелянную руку, а раненый, похоже, вовсе не собирается отправляться в тыл, на пункт сбора, он принял решение, заявив с улыбкой:
  - Ну как не помочь нашему доблестному спецназу, я ж потом всей эскадрильи буду рассказывать, как простой пилот вам всем задницы прикрывал.
  - Ну вот и молоток, - усмехнулся в ответ лейтенант, - Пойдешь в третьей двойке, вместе с Санчесом, у него напарник "тяжелый", увезли в тыл, а он и с одной рукой нормально воевать сможет, так что будете с ним в оперативном резерве.
  Тот самый раненый в руку боец, которого как раз закончили перевязывать, внимательно посмотрел на него и кивнул, как бы принимая Сергея за равного. Не успев даже попрощаться с "приютившими" его хозяевами апартаментов, которых сейчас осматривал еще один вызванный медик, он лишь мельком отметил на выходе бледный вид Софьи, от которой спецназовцы не догадались прикрыть результаты его "работы", вытащенные сейчас из ванной в главный зал.
  Заняв свое место в штатном досмотровом ордере, Сергей, вместе с группой, принялся за прочесывание отведенной им зоны этого огромного лайнера. Впереди, управляемая спецом-оружейником, шествовала легкая дроидека, вроде той, с которой они тогда столкнулись у помещения игрового зала. Хотя эта ожидаемо оказалась производства Империи, и отличалась в конструкции, больше похожая на какого-то лобастого жука переростка, выставившего перед собой полупрозрачный силовой щит и четыре ствола спаренных роторных пулеметов.
   С такой поддержкой уже спустя два часа все наконец-то оказалось закончено, пираты, по большей части, героически помирать не спешили, сдаваясь на милость победителя. Те самые крутые бойцы, с которыми остатки сводного отряда столкнулись в самом начале, окруженные в зале казино, как оказалось, уже успели эвакуироваться, забрав с собой и трупы павших товарищей, так что начальство сейчас ломало голову, кто же это были такие.
  Пару раз пострелять им все же пришлось, а так они в основном занимались помощью гражданским, среди которых имелось множество пострадавших, как получивших пулевые ранения, так и прошедших через специфические развлечения, практикуемые некоторыми из захватчиков. В основном это оказывались молодые девушки и юноши, которых отправляли в медпункт, под присмотр штатных психологов. Одну такую пиратскую группу они просто расстреляли на месте, обнаружив в соседнем помещении несколько распятых на кровати мужчин и женщин, в основном из персонала лайнера, которых те просто пристрелили после "использования", видимо, пытаясь замести таким образом следы, но не успев вовремя покинуть само место преступления.
  Когда все закончилось, сильно вымотавшийся за этот день Сергей наконец-то направился в пункт сбора, отметиться и узнать, как там себя чувствует Шустрый. С приятелем все оказалось в порядке, выяснилось, что его уже увезли санитарным рейсом на главную базу, и прогнозы, по словам медперсонала, давались вполне положительные, так что через пару-тройку недель тот должен полностью поправиться и вернуться в строй.
  Там же, в медцентре, его вскоре нашла и Марго, которую проходящий обследование парень услышал еще раньше, чем увидел - так активно она переругивалась с персоналом, пытаясь выяснить его местоположение. Крепко обнявшая Сергея девушка никак не хотела того отпускать, а когда наконец-то отстранилась, он с удивлением увидел слезы в уголках ее глаз - это вообще оказался первый раз, когда та при нем плакала.
  Выяснилось, что его уже успели занести в списки "условно погибших", выключив из общевойскового информационного пространства после того, как транспортник, на котором он находился, врезался в "Царицу Марию", и связь с ними прервалась. "Это который раз меня в покойники записывают, - даже не смог сразу сообразить он, и усмехнулся устало, припомнив старую примету, - Видимо, жить буду долго".
  Выполнявшая задание девушка не могла сразу все бросить, примчавшись его разыскивать, так что ей пришлось, сжав зубы, продолжить полет, участвуя в обеспечении операции в качестве дальнего разведчика и заградителя, отлавливая пытавшегося ускользнуть противника. И только сейчас она смогла выбраться сюда, разыскивая Сергея, не желая верить в его смерть.
  Так они и просидели, обнявшись, пока ему наконец-то не подошла очередь занять освободившуюся медкапсулу. А когда над ним закрывалась прозрачная крышка аппарата, уже гаснущим сознанием он разглядел над собой заплаканное лицо девушки, и, кажется, даже прочитал по ее губам "люблю тебя", окончательно затем отрубившись.
  
  Интерлюдия 1
  
  - Альф три - отход, повторяю - отход. Эвакуация по третьему плану, повторяю, по третьему плану! Статус операции желтый, время "Ч" плюс два десять(5).
  Командующий республиканскими силами специальных операций находился непосредственно на пункте управления и слушал, как оперативный офицер ставил точку в этом неудавшемся предприятии, прикидывая, что он будет вскоре докладывать президенту. Вообще, генерал с самого начала выступал против проведения этого авантюрного налета, операция была подготовлена неважно, полученные от шпионов сведения о маршруте этого лайнера пришли слишком поздно, так что подробно прорабатывать все детали оказалось просто некогда.
  Однако, получив прямой приказ верховного главнокомандующего, ему только и оставалось, что ответить "Ja woll, Herr Präsident"(6), а затем поднять всю агентурную сеть, имеющуюся у них в местных пиратских кланах. К тому же и союзники из Конфедерации в кои-то веки расщедрились, поделившись своими людьми, как всегда, впрочем, истребовав себе "долю", явно превышающую все их вложения. Но делать было нечего, правительство согласилось со всеми условиями и объединенные пиратские силы, среди которых затесалось и лучшее из республиканских спецподразделений, атаковали круизный корабль, пытаясь захватить в заложники "сливки" имперского общества. В намечающемся противостоянии с Империей они бы оказались далеко не лишними, настолько, что Республика практически в открытую пошла на обострение, и теперь ответный ход имперцев не заставит себя ждать - это уж точно.
  Впрочем, о том пусть теперь болит голова у политиков, повесить провал на него у них, при всем огромном желании, не получится, слишком уж рьяно те продавливали это решение, ну а ему теперь предстояло подписывать похоронки на парней, которых, к сожалению, оказалось немало. Генерал еще раз прокрутил момент боя, записанный с камеры одного из спецназовцев, и запомнившийся ему лучше прочих. В очередной раз просматривая, как очень быстрая тень, оказавшаяся бойцом с пси-способностями, расстреливает одного из элитных бойцов Республики, молниеносно посылая какие-то метательные стрелы в другого, сближается и перерубает его оружие своим монокристаллическим клинком, после чего убивает и второго противника.
  "Да уж, имперцев недооценивать явно не стоит, - в который раз подумал он.
  Те, своей самоубийственной атакой на корабль РЭБ в самом начале боя сорвали все планы, дав возможность лайнеру запросить помощь, а прибывшие вскоре сводные подразделения, отчаянно сражаясь и маневрируя, прорвались к "Царице Марии". Наспех собранные команды понесли огромные потери, однако все же смогли выполнить задачу и задержать погрузку "живого товара", продержавшись до прихода основных сил. Да и пираты оказались весьма ненадежными союзниками, увлекшись грабежами и изнасилованиями, совсем позабыв о времени, не выдерживая график - в результате чего вся операция оказалась полностью сорвана.
  Наблюдая, как последние члены элитного отряда заносят внутрь кораблей своих убитых и раненых, а затем и сами грузятся на скоростные корветы, обладающие мощной системой маскировки, генерал дождался, пока те не покинут опасную зону, проскочив под самым носом у прибывающих вражеских подразделений, а затем покинул пункт управления.
  То, что все силы Российской Империи, явные и скрытые, вроде той же ЧВК "Витязи", теперь с полным основанием можно было именовать "вражескими", после этой операции сомнений не вызывало. Они такую оплеуху не простят, больно ударив в ответ, а напряженная обстановка последних лет просто-таки располагала к началу серьезной открытой стычки, так что "врагами" имперцев, вполне возможно, скоро уже будут именовать и в официальных республиканских СМИ.
  Главное, чтобы предстоящая заварушка не переросла в нечто большее - но тут, опять же, пусть политики думают. Он же со своими ребятами выполнит любой приказ, исполнив свой долг до конца.
  
  
  Интерлюдия 2
  
  - Ну, внешнее сходство еще ни о чем не говорит, - задумчиво произнес пожилой мужчина, раскуривая трубку, повернувшись лицом к витражному окну, выходящему в приусадебный парк.
  За свое здоровье владетельный князь Аверьянов совершенно не опасался. Имея в вотчине развитую планетную систему с орбитальными верфями и богатым астероидным поясом, он мог позволить себе и нечто более вредное, чем простой никотин, хотя ничем иным никогда и не злоупотреблял. За собственную безопасность он так же не переживал, маяча в проеме окна, уж в главной резиденции-то, расположенной на Воронеже, в столичном городе родной планеты, опасаться ему было нечего. Да и кто будет покушаться на влиятельного князя, приходящегося родственником правящему Дому?
   Ну разве что такие же приближенные к императору личности, расчищая себе место у трона, да обнаглевшие главы иных мегакорпораций, руководители банковских групп... Список, на самом деле, можно продолжать еще долго, так что, может быть, он все же излишне расслабился, решил князь, отходя в глубь комнаты. Как-никак, с последнего покушения на него, предотвращенного его службой безопасности, прошло уже несколько лет. Хотя это вовсе и не означало, что кто-то не решится попробовать снова - врагов у него все же хватало, особенно в свете последних событий и внутренней напряженности, царившей в Империи.
  - Я его вот как тебя видел. Когда он шлем свой убрал, я сразу что-то знакомое в его чертах разглядел. Ты же знаешь, Игорь, у меня глаз-алмаз, только сразу не понял, кого он мне напоминает, а потом до меня дошло - он же так похож на Алину...
  При упоминании его сбежавшей много лет назад дочери, князь Аверьянов раздраженно дернул уголком рта, вытащил трубку и, нервно покрутив ее в руках, засунул обратно в зубы, глубоко затянувшись и выпустив струю дыма, а затем произнес:
  - То есть мы столько лет ее искали, моя служба безопасности, имперские спецы, частные детективы во всех мирах, а ты заявляешь, что случайно столкнулся с ее сыном и, соответственно, моим внуком во время какого-то пиратского налета?
  Вообще, новость о том, что на "Царицу Марию" совершено нападение, в мгновение ока облетела Империю, чрезвычайно всех взбудоражив. Практически у каждого родовитого семейства, да и у иных влиятельных лиц, вроде чиновников высших рангов, банкиров или крупных предпринимателей - у всех на борту этого судна оказались какие-то родственники. Так что к месту нападения тут же выдвинулся один из флотов Империи, хотя это и было больше формальным ходом со стороны Георгия Третьего, показывающего, таким образом, заботу о своих подданных. Ну, по крайней мере о тех, чьи настоятельные просьбы о помощи для него имели какое-то значение.
  Конечно все, кто хоть сколько-нибудь разбирался в подобных вопросах, прекрасно понимали, что при любом раскладе эти соединения прибудут туда слишком поздно, однако местной ЧВК, подвизавшимся для охраны в той области, удалось предотвратить похищение пассажиров, хотя и не без потерь среди них, однако таковых все же обнаружилось относительно немного. Но тут все оказалось не слишком ясно, вроде бы наемники и облажались, допустив саму попытку захвата лайнера, однако, по отчетам имперской разведки, к которым он, как член государственного совета, имел полный доступ, среди пиратов были замечены и хорошо подготовленные бойцы, по предварительным выводам, принадлежавшие к одному из диверсионных подразделений Евразийской Республики.
  Тогда это нападение вполне можно рассматривать и как очередной эпизод давно идущей необъявленной войны, этакой "схватки бульдогов под ковром"(7), которая велась за влияние на Свободные Миры, а если говорить точнее - за получение новых рынков сбыта. Хотя тут уже, скорее, прослеживалось начало открытой фазы этого противостояния, все-таки захват такого количества высокопоставленных заложников, в преддверии намечающихся осложнений, должен был вынудить Империю пойти на какие-то уступки. Впрочем, об этом он еще подумает, да и вечернее совещание императорского совета сегодня будет посвящено именно этому вопросу, пока же его волновали совсем другие вещи, бередя старые душевные раны.
  Алина... Младшая его дочка выдалась темпераментом в покойную жену, такая же упертая и своевольная была, они довольно долго притирался характерами после свадьбы, в конце концов, однако, прожив долгие годы в счастливом браке. Пока жена не погибла в аварии, оказавшейся замаскированным покушением противоборствующего клана, как раз подводившего к нему тогда свою фаворитку...
  Но это дела далекого прошлого, долги по этому счету уже сполна заплачены, а что касается его младшей дочери, то, унаследовав от матери ее упертость, она, кажется, переняла от него еще и решительность характера, так как наотрез отказалась заключать политически выгодный брак с не приглянувшимся ей виконтом. А после его запальчивых угроз промыть той мозги в одной из частных клиник, произнесенных в пылу одной из ссор, чего он, конечно же, на самом деле делать не собирался, она вроде бы сдалась, согласившись. Однако, отправившись вскоре на столичную планету, якобы для предсвадебного шопинга, просто пропала в пути.
  Как потом выяснилось, сбежать ей помог один из инженеров его верфей, с которым та познакомилась на каком-то благотворительном собрании, после чего у них все и закрутилось. Нет, он, конечно же, был в курсе ее интрижки, но не считал ту чем-то важным, в конце концов, пусть перебесится до свадьбы, думал тогда князь, а потом уже муж будет ее контролировать, если посчитает для себя нужным. Но то, что она решится на крайние меры - этого он не просчитал, как, собственно, и весь его хваленый аналитический отдел, созданный в собственной службе безопасности, там, конечно, после этого полетели головы и произошли серьезные перемены, повысившие его эффективность, но на след беглянки выйти они так и не смогли.
  Умело заметая следы, беглецы затерялись в Свободных Мирах, и даже с его деньгами и связями, добыть сведения о процедуре, которую те прошли в крупнейшей медклинике региона, продав все ее украшения, им не удалось. Владельцы медцентра свято блюли тайны клиентов, уничтожая все записи об оптимизации генокода сразу же после операций, на чем, собственно, и держался весь их бизнес. Так что отыскать изменившую определенные генные маркеры парочку, несмотря на все усилия, так и не удалось - системами идентификации они определялись совсем по-другому, и этих данных у княжеских ищеек не нашлось.
  Сначала он чуть было в сердцах не отрекся от сбежавшей дочери, потом ежедневно просматривал отчеты агентов, ждал и надеялся на хоть какие-нибудь вести о ней, ну а затем, по прошествии времени, смирился с утратой. И вот сейчас его троюродный брат, волею случая оказавшийся вместе с внучкой на том самом лайнере, захваченном пиратами, заявляет, что вышел на след его дочери и, возможно, даже нежданного внука?
  - Вот, посмотри, ты же видишь, данные генетической экспертизы однозначно указывают, что с вероятностью в девяносто восемь процентов он является твоим близким родственником, - ткнул еще раз граф Елистратов в электронный листок, содержащий генетическую информацию по Сержу Свордсмену.
  Получить ее оказалось непросто, но идти к князю с одними подозрениями он не решился, пока через свои связи в Военном Министерстве не добыл персональные данные этого сотрудника "Витязей", лицо которого показалось ему таким знакомым - настолько тот был похож на свою мать. В нем явно прослеживались фамильные черты рода, как и у сбежавшей в молодости княжны.
   Вся эта процедура стоила ему внушительной суммы и заняла довольно продолжительное время, однако теперь сомнений не осталось - это оказался сын давно пропавшей дочери главы Дома. Так что совпадения, даже такие невероятные, похоже, иногда в этой жизни все же случаются.
  - Что там по его биографии, удалось что-нибудь выяснить? - поинтересовался Аверьянов, в который раз взяв листок в руки, просматривая информацию.
  - Там какая-то мутная история, в файле только отмечено, что, по признанию самого сотрудника, его родители являлись выходцами из Империи, и, опять же с его слов, парень имеет проблемы с властями Конфедерации, однако никого похожего в их розыскном листе не значится, мы проверили. Последним известным его местоположением до поступления на службу в ЧВК, оказалась Найроби-4, где он как-то поучаствовал в небольшой заварушке, затеянной местными бандитами. Но там так все перемешалось, что проследить его путь глубже по временной шкале нанятые мной детективы не смогли - может у твоей службы безопасности получится лучше. Вот, собственно, и все.
  - Что ж, скорее всего ты прав... Хотя, чисто теоритически, "найденыш" может оказаться и бастардом, или даже клоном, специально подведенным противником... Впрочем, клона бы твои медики определили, а все свои похождения я контролировал, так что, скорее всего, ты прав, и это действительно сын Алины, - наконец признал Аверьянов, до последнего не решавшийся в это поверить, боясь в очередной раз разочароваться.
  - Мой внук... - произнес он, словно смакуя каждое слово.
  Старшая его дочь погибла в аварии вместе с матерью, а сын, пошедший по военной стезе и окончивший флотское училище, будучи гардемарином, участвовал в последнем сражении с республиканцами, когда те в очередной раз полезли в имперскую зону влияния в Свободных Мирах. Он находился на борту корвета, в борт которого попала протонная торпеда, так что даже останков собрать не удалось, и в могиле с его именем тогда хоронили пустой гроб. С тех пор князь так и не обзавелся официальным наследником, хотя все вокруг тактично ему об этом напоминали, даже сам император, не желая, чтобы после смерти главы семейства разразилась свара за весьма немаленькое наследство этого могущественного дворянского Дома.
  "Что ж, теперь все может измениться, - думал он, прохаживаясь по кабинету, - Как бы там ни было, а этого Сергея нужно оттуда вытягивать", - решил Аверьянов, тут же отдав соответствующие распоряжения.
  
  
  Глава 3. Часть 1
  
  После выписки из медпункта жизнь у Сергея опять вошла в спокойное русло, ну, насколько спокойным может быть служба в частной военной компании на краю обжитых миров. Однако сейчас хотя бы не приходилось ни от кого скрываться или спасаться бегством, да и таких происшествий, как памятное ему нападение пиратов на охраняемый конвой, перевозивший руду, или последние события на "Царице Марии", с ним больше пока не случалось. Общение с сослуживцами складывалось вполне нормально, и, хотя очень многие из них, если не большинство, являлись выходцами из Империи, но хватало здесь и жителей Свободных Миров или даже Центральных систем, так что в компании царила нормальная деловая атмосфера, обычная для крупной международной корпорации. Конечно, все же с уклоном в российскую сторону, что ему, в общем-то, даже нравилось, сразу как-то вспоминались родители и их привычки из жизни на родине.
  Ну и наличие способностей эмпата помогало освоиться, все-таки компактные пси-блокираторы стоили дорого и встречались довольно редко, так что эмоции большинства окружающих оставались для него открыты. Кому-то подобный факт мог здорово подпортить жизнь, но он уже давно научился с этим справляться, так что даже выросшие в этом плане возможности скорее помогали Сергею лучше разбираться в людях, нежели мешали полноценному общению. Тем более что тренировки в пси он не прекращал, повышая умения концентрации и оттачивая все грани своего таланта.
  Вскоре и Шустрый выписался из "больнички", полностью поправившись, так что они убили с ним вечерок в одном из баров, помянув парней, вспоминая самоубийственную атаку сводных отрядов. Сергей по такому случаю даже прикрутил возможности симбионта, хорошо в этот день поднабравшись.
  За тот безумный рейд командование наградили всех причастных, и, хотя наемники предпочитали обычно принимать награды деньгами, но черный штурмовой крест первого класса, полученный непосредственными участниками операции, очень ценили. Его обладателями становились лишь те, кто смог выжить и выполнить задание в мясорубке, в которой погибло более девяноста процентов личного состава - и таких крестов в этих сводных отрядах первой волны удостоились немногие. Впрочем, и деньгами выживших, конечно же, не обделили. Так что годовое жалование, выплаченное Сергею, как и всем остальным, в качестве премии, оказалось для его дальнейших планов как нельзя кстати.
  Учеба, тренировки, патрульные вылеты в составе своего звена, да общение с Марго - вот и все, из чего состояла сегодняшняя жизнь бывшего смертника, а ныне простого наемника, и это его вполне устраивало. Добив "Современный бой" шестого уровня, Сергей решил разнообразить свои знания по летательным аппаратам производства различных стран, а также системам подготовки пилотов, вместе с применяемой теми в бою тактикой. Для этого он приобрел редкую учебную базу, с пометкой "для служебного пользования", содержащую особенности техники и пилотирования в Евразийской Республике, созданную специально для пилотов российских машин, которая сотрудникам ЧВК в том же "Военторге", в связи с "международной напряженностью", продавалась с очень хорошей скидкой.
  В общем, пока он усваивал именно этот материал, однако тут-то полученные внепланово деньги ему и пригодились, так что Сергей сразу же выгодно прикупил подобные базы знаний и по другим крупным производителям и эксплуатантам аэрокосмической техники. В том числе, например, и базы по машинам Восточного Союза, Султаната Хиджаз, Раджастана или той же Панамериканской Конфедерации. Последнюю, кстати, как одну из наиболее нужных, в связи с особенностями межгосударственных отношений Империи, Республики и Конфедерации, он планировал изучить сразу же после республиканской.
  Тренировки с элитной группой "Грифоны" так же пошли ему на пользу, и пусть он пока и не дотягивал до уровня пилотирования "элиты", однако, благодаря своим пси способностям, держался все же довольно уверенно, во всяком случае получше остальных новичков. В этом отряде имелись и пилоты-интуиты, так что Сергею нашлось у кого перенимать специальные знания, настраивая технику и приборы истребителя в соответствии с рекомендациями опытных космолетчиков, помимо получения общих пилотских умений и постижения профессиональных хитростей.
  Практика привлечения майором Липских новых пилотов для совместных отработок летных навыков оказалась направлена, в том числе, и на отбор перспективных кандидатов для пополнения этой группы, которая время от времени по тем или иным причинам нуждалась в подобном обновлении. Всего в этих своеобразных "подготовительных яслях", как, подшучивая, называли их ветераны, занималось шестеро новичков, отобранных лично майором, а занятия проводились в свободное время, что не спасало его от подобных же тренингов уже со своим штатным звеном из тройки истребителей, или отработок в составе эскадрильи, состоящей уже из трех стандартных звеньев.
  Кроме того, он продолжал исправно посещать тренировки группы быстрого реагирования, и по-прежнему дополнительно участвовал в занятиях с абордажниками на полигоне нижнего уровня. Штурмовики, будучи осведомленными о его похождениях, даже в шутку зазывали его к себе, как бы намекая, что реши он серьезно сменить область деятельности, они будут только рады видеть такого бойца в своих рядах. Однако Сергея вполне устраивала должность пилота истребителя, и пока что менять полеты на что-то другое он не собирался, пусть и со значительным повышением оклада и правом на трофеи, которые, впрочем, по его мнению, совсем не компенсировали рисков этой профессии.
   Конечно, согласно статистике, те же пилоты малых кораблей в современном эскадренном бою жили ненамного и дольше, однако они хотя бы могли бороться за свою жизнь, надеясь на свои ракеты, пушки и навыки, постоянно улучшая последние. А к абордажникам это было применимо только после того, как они окажутся на борту вражеского судна, до этого болтаясь бесполезным грузом в трюме транспортного корабля, полностью полагаясь на тех же пилотов и на свою удачу - и пережить подобное еще раз он совсем не стремился.
  Так что Сергей больше отшучивался и предлагал уже парням в свою очередь приобрести профессию космолетчика. И тут же, под их громкий смех, добавлял, что таким "безбашенным" психам, вроде них, все равно только брандеры и пилотировать.
  С Марго он встречался, когда позволяло расписание. Приписанные к одной авиагруппе, они служили в разных ее авиакрыльях, Сергей патрулировал окрестности в составе истребительного звена, а девушка летала на дальнем разведчике - одной из модификаций все того же "Мига", с порезанной энерговооруженностью, но оснащенной дополнительными системами слежения, маскировки и более мощным радаром.
  Однако, когда "Мономах" закончил патрулирование назначенной ему области, и прибыл на главную базу для профилактического обслуживания, у них вдруг образовался почти двухнедельный отпуск, который они провели вместе, поначалу почти не вылезая из постели. Но вскоре выяснилось, что на огромной защищенной базе, сооруженной внутри крупного астероида, имелось множество способов весело провести время и расслабиться после служебных будней. От различных баров - до самых изысканных ресторанов, наличествовали тут и разнообразные жанровые дискотеки, бордели, даже уголки эко отдыха присутствовали, созданные по образцам природы с различных планет. Нашлось здесь пространство и под аквапарки, концертные площадки и еще множество самых разных интересных заведений и мест - компания явно заботилась о "культурном досуге" сотрудников, снимавших на базе стресс рабочих будней.
  Они даже потратились, купив билеты на выступление известной в Российской Империи, да и не только, музыкальной группы, которую руководители ЧВК сумели как-то заманить на самую окраину обжитого космоса. Хотя, наверное, для тех же участников коллектива это оказалось мало того, что финансово выгодно - так потом они еще и в многочисленных интервью смогут хвастаться пережитыми приключениями, поддерживая свою популярность.
  Но все проходит, прошло и время их отпуска, "Мономах" со сводной авиагруппой снова вылетел на патрулирование, и они по-прежнему находились на его борту. Так что встречи с Марго опять ограничились редкими моментами, когда у них совпадало полетное расписание и положенный после вылетов отдых.
  К тому же все чаще стали циркулировать слухи о скорой войне или какой-то крупной заварушке, намечающейся в Свободных Мирах. С каждым годом нарастающие противоречия между Российской Империей и Евразийской Республикой, казалось, достигли своего пика, и вполне могли перерасти уже в нечто большее. А там обязательно подтянуться и союзники обеих держав в регионе, тот же Восточный Союз и Панамериканская Конфедерация, так что ситуация в мире складывалась довольно серьезная.
  Скандал с нападением пиратов на имперский лайнер как-то замяли, создавалось впечатление, что ни одна из сторон не хотела раздувать эту историю, хотя раньше те же республиканцы с конфедератами не преминули бы побольнее уколоть самолюбие имперцев, обсасывая в голонете подробности случившегося. А если вспомнить неизвестных спецназовцев, затесавшихся в ряды пиратов, которые по своему снаряжению и подготовке оказались так похожи на республиканский спецотряд "КСК", и факт, что напали они именно на тот самый круизный лайнер, который перевозил множество влиятельных граждан Империи...
  Похоже, может оказаться и так, что все эти слухи возникли не на пустом месте, и что-то действительно намечается, решил Сергей, так что подготовиться ему явно бы стоило. Поэтому-то как раз первой из покупок он загрузил и учил базу знаний по спецификациям и тактики применения именно для республиканских машин, ведь случись большая заварушка - "Витязи" наверняка в стороне не останутся.
  
  Глава 3. Часть 2
  
  Очередное патрулирование подошло к концу, подлетев к ангару на борту "Мономаха", к которому была приписана эскадрилья Сергея, он оказался притянут посадочным лучом и плавно доставлен на закрепленное за ним по штатному расписанию место. Рядом так же осторожно опустились и машины его товарищей, выдвинув посадочные шасси, с шипением самортизировав при касании пола. Выбравшись из пилотского кокона, который при посадке перемещался к нижней части истребителя, позволяя пилоту без проблем его покинуть, Сергей доложил дежурному технику, что замечаний по его части не имеет, и, перешучиваясь с приятелями, двинулся к поджидавшему подчиненных лейтенанту.
  - Так, Гавриленко, ты чего такой веселый, - встретил подходящих пилотов лейтенант Серов, - Опять отстал при левом развороте на глиссаде, а все туда же.
  Немолодой уже мужчина лет сорока на вид, на самом деле, как случайно узнал Сергей, был куда старше, уже пройдя свое первое омоложение, ходили слухи, что из имперского флота его уволили без сохранения звания и пенсии из-за какой-то мутной истории с неподчинением приказами и гибелью курсантов. Однако, судя по тому, что в "Витязи" его все же приняли, хоть и с понижением в звании и должности, там все обстояло не так и однозначно, уж в компании-то, имевший тесные связи с военным ведомством Российской Империи, это проверить могли на раз-два.
  Так что, если его все-таки приняли - значит вполне ему доверяли. Да и отставник действительно оказался отличным пилотом и командиром, у которого сам Сергей многое перенял.
  - Господин Лейтенант, Иван Васильевич, ну не привыкну я никак летать в левой полусфере, вы же знаете, я всегда в тройках правым был. Может меня того, с Йохансаном обратно поменять, а? - просяще протянул провинившийся сержант, состроив комичное выражение лица и сложив перед собой руки в умоляющем жесте.
  - Ничего, потерпишь, потому-то я вас и перетасовал, что у тебя уже привычка выработалась, а в бою всякое может случиться. Вон, тот же Йохансон на твоем старом месте уже нормально справляется.
  Высокий блондин с меланхоличным выражением лица только кивнул, подтверждая слова лейтенанта.
  - Или вон Сергей, меньше вас всех в пилотах, а летает куда лучше, - добавил Серов, кивнув в его сторону.
  - Так то наш Гризли, - совершенно не обидевшись на подколку, протянул тот шутливо, - он же "шаман, друг камней", куда уж нам, простым смертным.
   Йохансен, которого тот же Гавриленко подкалывал, называя "скандинавом, с характером стойким, нордическим", только кивнул вновь, подтверждая его слова. Он вообще оказался немногословен в обычной жизни, но надежен, как скала - опять же по меткому выражению сержанта.
  Откуда тот берет все эти крылатые фразочки, Сергей выяснил в голонете, и оказалось, что те своими корнями уходят в самую седую древность - чуть ли не в докосмическую эпоху Земли. А на его прямые вопросы Гавриленко только усмехался, отвечая, что любой имперец должен понимать эти идиомы, так как те входят в немалый культурный пласт Российской Империи, и ему, как с детства оторванному от родины, его "уроки словесности" пойдут только на пользу.
  Вообще, парни приняли новичка вполне нормально. Поначалу, конечно, чувствовалась некая настороженность по отношению к молодому пилоту, да еще, к тому же, по слухам крутящему какие-то шашни с дочкой одного из руководителей компании - той самой Марго, которая среди космолетчиков, да и не только, благодаря своему взрывному характеру личностью являлась довольно известной. Однако когда он показал класс, разделав их по очереди в тренировочном вылете, обид они не затаили, что Сергей прекрасно "прочувствовал", а узнав, что тот еще и пси-актив, приняли это как должное. Так что атмосфера в группе сложились нормальная, вполне рабочая, и то, что Серов вскоре поставил его старшим звена, на отношение подчиненных к нему практически никак не повлияло, только прибавив толику уважения.
  - Ладно, разбор полетов отложим до вечера, а пока всем отдыхать, - скомандовал лейтенант, распустив их компанию.
   Гавриленко отправился к себе в семейный кубрик, который делил с симпатичной связисткой из службы радиоэлектронной борьбы, Йохансон так же умотал куда-то по своим делам, поэтому до палубы, отведенной под жилье летного состава, он добирался уже в одиночестве. Приняв душ, Сергей проверил сообщения от Марго, но тут ничего не изменилось, та все еще находилась в дальнем патруле, так что встретиться они смогут лишь завтра, когда девушка вернется с вылета.
  Решив подкрепиться, он проследовал на средний уровень, где в одной из приглянувшихся ему кафешек заказал себе один из уже привычных наборов блюд, нашел свободный столик и устроился за ним, поглощая солянку, а следом и отменно приготовленный стейк с гарниром из картофельного пюре. Одновременно с этим краем глаза просматривая на большом голоэкране напротив новостной выпуск какого-то независимого канала, вещавшего из Свободных Миров.
  Когда Сергей уже закончил с едой, запивая все бокалом холодной вишневой газировки, внимание его привлекло прямое включение, прервавшее какой-то репортаж, а когда до него дошло, что именно происходит, он, чуть не поперхнувшись напитком, отставил стакан в сторону и внимательно прислушался к дикторше. Шум в зале как-то само собой утих, бармен выкрутил звук погромче, и в наступившей тишине стал отчетливо слышен ее взволнованный голос.
  - ...По непроверенным пока сведениям, в произошедшем столкновении обе стороны понесли серьезный ущерб, однако, как сообщают наши источники, конфедераты практически полностью оказались разбиты... Впрочем, и у имперского флота потери намечаются немалые, по крайней мере по поступающей, на данный момент крайне обрывочной, информации. Судя по всему, в этом скоротечном боестолкновении имперцы лишились как минимум двух линкоров и одной авианесущей платформы...
  Панорама с разбитыми кораблями на фоне астероидного поля поражала своим масштабом. Обломки некогда грозных махин, среди которых Сергей опознал и конфедератские "Либерейторы" сверхтяжелого класса, все еще кое-где парили газом, стравливаемым в пустоту открытого космоса, однозначно указывая на то, что произошедшее здесь сражение случилось совсем недавно.
  Внезапно картинка резко сменилась на студийную. Озабоченная чем-то дикторша, прижав вкладыш наушника к уху, повернулась к камере и произнесла:
  - ... Да, Амалия, спасибо, но мы вынуждены прервать репортаж для трансляции срочного заявления из канцелярии главы Российской Империи.
  Изображение вновь поменялось, на этот раз головизор отобразил официального вида зал, увешанный имперскими флагами, гербами и другими государственными символами. На трибуну перед журналистами поднялся Георгий Третий, выглядевший собранным и сосредоточенным, одетый в простой флотский мундир без знаков различия. Словно по мановению руки в конференц-зале установилась тишина, и поправивший микрофон руководитель государства начал свою речь.
  - Я, Император Всероссийский Георгий Третий, счел необходимым выступить перед вами сегодня вечером, потому что наша страна и народ предстали сейчас перед одним из критических моментов современной истории. Сегодня, как вы уже знаете, шестой флот Панамериканской Конфедерации, проигнорировав запрет миротворческих сил, стоящих на линии разграничения в спорных системах, находящихся в так называемом объединении Свободных Миров, самым наглым образом попытался прорваться через заградительные порядки, игнорируя все предупреждения командования авиагруппы. В завязавшемся боестолкновении силы Конфедерации понесли тяжелые потери, хотя и мы сегодня лишились многих сынов и дочерей нашей Родины...
  Я ответственно заявляю, что мы не потерпим такого неуважения со стороны Панамериканской Конфедерации и ее клевретов, попирающих все нормы международного права и простой человеческой морали! Вопреки лживым заявлениям конфедератов, в этом бою наши военные защищались, а никак не нападали первыми, как кое-кто хочет представить все произошедшее. Мы мирная нация, и не хотим войны, но и не боимся ее! Поэтому буквально десять минут назад особым императорским рескриптом по всем нашим вооруженным силам была объявлена повышенная степень боеготовности! Сегодня же мы созовем экстренную сессию Совета ООМ, чтобы все международное сообщество могло осудить и покарать руководство конфедератов, отдавших этот преступный приказ! Надеюсь, вместе мы найдем мирные пути выхода из данного кризиса, спровоцированного агрессивными действиями Конфедерации, однако не могу не вспомнить сейчас эти древние слова - "Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!" И да пребудет с вами Господь!
  Под несмолкающие аплодисменты Георгий Третий в сопровождении секретарей и телохранителей покинул трибуну, удалившись, камера снова вернулась в студию, но что там дальше будут обсуждать собравшиеся эксперты, они так и не услышали. Громкая сирена общей боевой тревоги перекрыла все звуки, разорвав тишину сосредоточенно слушающей послание императора закусочной. Мгновенно ожившие посетители, чертыхаясь, порхнули в разные стороны, побросав недоеденные блюда, спеша занять места по боевому распорядку.
  Сергей выбежал одним из первых, направляясь обратно на летную палубу, похоже, самые худшие ожидания начинают сбываться, думал он, пытаясь связаться с командованием. "Черт бы побрал этих политиков", - только и оставалось ему, что ругаться про себя на бегу. Сделав грозные заявления, они удалятся в защищенные стационарными щитами поместья и бункеры, сводя в своем балансе сухие цифры людских потерь и полученной выгоды. А вот одному такому отдельно взятому человеку в намечающейся бойне придется, видимо, поучаствовать лично, стараясь не попасть в итоговые отчеты любителей подергать за ниточки истории.
  
  Глава 3. Часть 3
  
  - Смотри у меня, будь осторожен, - Марго в очередной раз крепко обняла его и поцеловала, - А то я тебя знаю, полезешь в самое пекло, как тогда на лайнере.
  - Да я-то ладно, сама давай поосторожнее там, ваше дело разведка и прикрытие, но ты вечно норовишь изобразить из себя истребитель-перехватчик. Послушай, я серьезно, - отстранил он от себя девушку, посмотрев ей прямо в глаза. - Эта операция может перерасти в масштабный бой, да, скорее всего, так и случится, вот и "чуйка" моя разыгралась, ты же знаешь... Так вот, пообещай мне, что не сорвешься в одиночку сломя голову в погоню за очередным вражеским истребителем, по крайней мере, без соответствующего приказа.
  Прижав Марго к себе, Сергей услышал ее тихое подтверждающее угуканье, взглянул на часы и понял, что все - пора. Времени на долгие проводы не оставалось, нужно было спешить в эскадрилью.
  Аккуратно, за подбородок, подняв голову подруги от своей груди, он поцеловал ее в носик и произнес:
  - Я же люблю тебя, давай там без фокусов, а после операции, как обычно, встретимся на нашем месте.
  И, не дожидаясь ответа, чмокнул девушку уже в губы и помчался на летную палубу, оставив счастливую от этого признания Марго, стоящую с мокрыми глазами, провожая его взглядом. Однако следом сработал и ее таймер-оповещение, так что вскоре и сама она поспешила занять свое место по боевому корабельному расписанию.
  Следующие два часа перед прыжком Сергей провел в комнате отдыха, располагавшейся рядом с летным ангаром, где пилоты в очередной раз прошли предбоевой инструктаж, уточнив еще раз все детали операции. Там же он пересекся с Шустрым, который вместе с его старой командой по плану должен был находиться в прикрытии со своим эсминцем. Товарищ куда-то спешил по служебным делам, но минутка на то, чтобы перекинуться парой слов у них все же нашлась, и, обсудив по-быстрому детали операции, они сошлись во мнении, что заварушка может выйти весьма серьезная.
  А после взбудораженный приятель убежал дальше, напоследок усмехнувшись, ткнув его в плечо кулаком и бросив:
  - Будем жить, Серж, мы же с тобой бессмертные!
  Вернувшись в комнату отдыха, все оставшееся время он просто перешучивался с пилотами эскадрильи, так же, как и другие, нервничая перед предстоящей "работой". А дело им сегодня, и правда, предстояло нешуточное. Тогда, после боевой тревоги, экстренно собрав все окрестные малые корабли, отосланные в патрули, "Мономах" начал разгон в систему Альгеджи. Это название сразу показалось ему знакомым, а потом он вспомнил, что слышал его еще на Тексасе, сидя у себя в квартирке, перед той самой встречей в "Антураже", на которой они с парнями обсуждали план налета на "Девяток", еще не зная, чем все это закончится, и что их всех ждет впереди...
  Усилием воли прогнав некстати нахлынувшие воспоминания, он дослушал очередной инструктаж до конца, выяснив, что "Витязям" в составе крупного сводного подразделения предстоит прикрывать высадку на планету целого экспедиционного корпуса, состоящего из представителей различных частных военных компаний, нанятых неназываемым заказчиком, и специализирующихся именно на планетарных наземных операциях.
   Кроме того, никто особо и не скрывал, что все это затеяно как "ответка" на последние действия конфедератов и республиканцев, силы которых и занимали с недавних пор эту систему. Последние в обход мандата ООМ сместили "законно избранного президента" Салара Наврузо, признанного таковым Империей и Восточным Союзом. Оккупация Республикой происходила под эгидой восстановления контроля над мятежной планетой правительством в изгнании, которое уже сами республиканцы с союзниками считали "законным и легитимным". По странному стечению обстоятельств, оно почему-то расположилось именно в Панамериканском секторе, на планете Калифорния, перебравшись туда после изгнания с родины "кровавым диктатором".
  Так что "Витязям", вместе с другими проимперскими ЧВК, предстояло "восстановить справедливость", вернув власть над системой, планетой и богатыми астероидными поясами "демократически выбранному руководителю". А участие в операции военных Империи, хотя прямо и не афишировалось, но и не скрывалось особо, так что наниматель, официально стоящий в стороне, на самом деле всем был хорошо известен. Вполне возможно в этом рейде "Витязям" предстоит схлестнуться с регулярными войсками и самыми современными флотилиями развитых миров, так что дела тут и впрямь заваривались серьезнее некуда.
  Перед последним прыжком, и до самого прибытия в спорную систему, пилоты дежурили, заняв места в своих машинах, приготовившись к немедленному старту. А после выхода "Мономаха" в обычное пространство, синхронизированного вместе с остальной группировкой, вся эскадрилья разом стартанула прямо из летного ангара, сокращая время развертывания, не используя специальную систему разгона.
  В быстром темпе покинув ангар авианосца, вылетев наружу сквозь одностороннее силовое поле, возникшее в проеме открытых бронестворок, они тут же заняли места согласно летному ордеру. И Сергей, получивший наконец-то возможность осмотреться, как по общевойсковой интерактивной карте, так и визуально, используя интеллектуальное масштабирование, не смог сдержать матерный возглас, дружно поддержанный в системе тактической связи и остальными пилотами эскадрильи. Очень уж открывшаяся перед ними картина оказалась не радостной, предвещая вскоре большие проблемы всей авиагруппе.
  То и дело появлявшиеся на дисплее отметки вражеских линкоров, крейсеров и авиаматок, опознанных тактическим искином как принадлежавшие к известным республиканским ЧВК, ничего хорошего им всем не сулили. По крайней мере, о внезапности рейда уже можно забыть, если в систему непосредственно перед прибытием "Витязей" подтянули подкрепления - то их тут явно уже ждали и готовились заранее. Однако и такой вариант командованием оказался предусмотрен, так что тактика на этот случай была проработана.
  - Отставить разговоры, не засоряем эфир! - скомандовал Серов, - Слушай мою команду, построение по типу "клин", вариант четвертый, повторяю...
  Выслушав приказ, Сергей со своей тройкой занял место в атакующем ордере, отмеченное искином для позывного "Гризли", прикрыв левый фланг своеобразного наконечника копья, направленного в сторону противника. Примерно так же выстроились и штурмовики, которые они должны будут прикрывать, прорываясь через плотную оборону противника, дав тем возможность сблизиться с тяжелыми кораблями республиканцев и выпустить по ним свои торпеды.
  К этому времени линкоры уже начали пристрелку на дальней дистанции. Мощные лазерные лучи корабельной артиллерии прощупывали оборону активно маневрирующего противника, тяжелые ракетные системы сделали залп, уйдя на перезарядку, а скоро к сражению присоединятся и корабли классом поменьше, вроде крейсеров, эсминцев и корветов, расходящихся сейчас в стороны, пытаясь атаковать вражеские силы одновременно с разных направлений.
  Выпустившие тучи мелких кораблей авианосцы поспешили отойти назад, вместе с транспортниками встав под охрану специально выделенных для этого подразделений, в одном из которых сейчас находилась и Марго... Постаравшись выбросить мысли о девушке из головы и сосредоточиться на бое, он вместе с сотнями других пилотов начал разгон в сторону республиканских наемников, выстроившихся ордером на орбите планеты, препятствуя высадке десанта. Находясь с дневной ее стороны, вражеские силы оказались хорошо заметны даже невооруженным взглядом, выделяясь этакими точками и черточками на фоне голубовато-зеленой поверхности Альгеджи. И сейчас от них отделялись искорки истребительного прикрытия, так же строем разгоняясь на перехват идущего на них противника.
  - ...Тянем, парни, тянем... Подлетаем ближе... Огонь только по команде, залпом, по шесть ракет сразу, - голос лейтенанта Серова звенел напряжением, когда он передавал приказы оперативного офицера, командующего авиакрылом, своим непосредственным подчиненным.
   Собственно, точно такие же или подобные команды сейчас получали и другие истребительные и штурмовые эскадрильи - тактика массированного ракетного удара на контркурсах прочно завоевала свое место в умах командного состава всех стран, надежно прописавшись в уставах. Да, в общем-то, в открытом космосе, в условиях огромных расстояний и отсутствия каких-либо укрытий или препятствий, эта система сложилась сама собой. Ну а пережившие первый удар истребители уже завяжут старую добрую "собачью свалку", сблизившись и активно маневрируя, быстро истратив оставшиеся зенитные ракеты, которых у тех же стандартных "Мигов", после первого масштабного применения, останется всего по две штуки - а потом уже перейдут непосредственно к обстрелу противника из своих носовых пушек. Тут, собственно, у имперских истребителей оказывалось небольшое преимущество в маневренности перед вражескими "Еврофайтерами", как и больший калибр снарядов для автоматической пушки - но, соответственно, меньший боезапас. Ну а на его модернизированном перехватчике имелось еще два дополнительных подвеса для ракет, плюс тот был скоростнее стандартных машин, да и защищен чуть лучше.
  Однако республиканские конструкторы и разработчики имели несколько другой подход к конструированию, нежели имперцы, как и представление о тактике космического боя. Последние десятилетия все конфликты, в которых те принимали участие, в основном носили региональный характер, что объясняло наличие у них большого числа дронов, которые, как правило, сопровождали машины в бою, прикрывая, однако вполне успешно могли действовать и самостоятельно.
  Успешно, впрочем, только против лишенного новейших систем РЭБ противника. Так что сейчас "Еврофайтеры", каждый из которых сопровождала пара юрких и скоростных "помощников", ждал небольшой сюрприз - в виде мощнейших систем глушения и перехвата сигнала. Ну а лишенные связи с базовым истребителем, перешедшие в автономный режим, в ближнем бою они окажутся скорее помехой, да и привыкшим к защите дронов республиканцам вот так сразу перестроиться под новые условия вряд ли удастся. Ну а времени на раскачку они им уже не дадут - по крайней мере таков был план, по замыслу командования должный привести их к победе, дав возможность штурмовикам прорваться к линейным силам врага, подсократив те в количестве.
  Прокручивая в голове все эти технические характеристики, свои и противника, Сергей, таким образом, просто успокаивал себя, подавляя вопящую "чуйку", призывавшую его бежать без оглядки, отвлекаясь от проходящих, казалось, в непосредственно близости лазерных залпов, приглушенно сверкавших в тактическом визоре. Вражеские линкоры не преминули возможностью чуть сократить приближающийся "москитный флот" в количестве, обрушив на них огонь своих башенных установок. Впрочем, тем же самым сейчас занимались и тяжелые корабли "Витязей", выделив для уничтожения истребительного крыла республиканцев несколько орудий, оторвав мощности от обстрела непосредственного противника соответствующего им класса.
  Однако то, что во вражеском строю сейчас точно так же испаряются машины, вместе с пилотами мгновенно переходя в состояние разряженного в вакууме газа, его как-то не особо и успокаивало. Каждый раз, когда очередной лазерный луч впивался в разошедшиеся широким строем порядки авиагруппы, проходя в непосредственной близости с его истребителем и оставляя засветку на сетчатке глаз, руки Сергея сами собой инстинктивно старались дернуть штурвал в сторону. Но он, как и остальные, сдерживался - ломать строй и покидать его до момента сближения с врагом было никак нельзя.
  - Держать строй! - будто угадывая мысли, командовал оперативный офицер.
  Выполнять приказ, наблюдая, как очередной истребитель твоей эскадрильи, управлявшийся пилотом, которого ты хорошо знал, исчезает в яркой вспышке угодившего в него лазера, оказалось очень непросто - но они справились. Потеряв около двадцати процентов машин и личного состава, не успевавшего катапультироваться, авиагруппа наконец-то достигла рубежа открытия огня, да и обстрел из тяжелых лазерных установок прекратился, так как обе стороны уже боялись задеть своих.
  Выпустив по команде разом ракеты, сразу же обогнавшие группу и унесшиеся вперед, они врубили форсаж, сближаясь с противником, глядя на такую же стену из отметок вражеских "гостинцев", несущихся им навстречу. Судя по числу вражеских отметок, силы оказались примерно равны, и сейчас все решало даже не мастерство пилотов, а удача и верный расчет в применении всех имеющихся защитных средств.
  - До отстрела ловушек три...два...один...Пуск!
  После команды Серова, в точно просчитанный момент, они поставили защитные помехи, выпустили автономные ловушки-имитаторы и активировали противоракеты, отстрелив их мелким роем, который тут же рванул навстречу приближающимся целям, существенно проредив стаю вражеских ракет до момента сближения. Примерно тем же самым сейчас занимались и вражеские космолетчики, пытаясь уменьшить потери от их огня.
  Эскадрильи Сергея, в общем-то, еще повезло, залп противника задел их лишь краем, но конкретно его звену все же досталось. Отмечая близкий подрыв возле истребителя Гавриленко, он увидел загоревшуюся красным отметку на тактической карте, тут же с облегчением заметив проявившийся рядом зеленый значок отделившейся спасательной капсулы. Дальше отвлекаться уже стало некогда, так как они на полной скорости влетели в строй противника, смешав с ним свои ряды. В тоже мгновение корабли РЭБ, выделенные для операции имперскими вооруженными силами, врубили активное противодействие, заставив республиканцев замешкаться, что оказалось для них неожиданностью, от которой те так и не сумели оправиться.
   Еще на подлете активировав максимальное ускорение, Сергей сумел захватить в прицел ближайшую вражескую машину, выпустив по ней сразу две из четырех оставшихся у него ракет "Р-80", сделав это уже практически вплотную. Одна из них в итоге сорвалась, пропустив летящий с огромной скоростью истребитель, а вот вторая оказалась удачливее, подорвавшись по курсу полета "Еврофайтера", пробив его навылет плотным роем вольфрамовых шариков.
  Отметив попадание, Сергей, доверившись интуиции, врубил помехи и заложил резкий вираж, сбивая прицел уже вражеской ракеты, устремившейся за ним, одновременно, на мгновение, поймав в виртуальное перекрестье очередной истребитель противника, тут же с упреждением посылая по его курсу короткую очередь тридцатимиллиметровых снарядов. Разогнанные мощной импульсной пушкой, они прошили вражескую машину насквозь, разбив реактор и заставив пилота катапультироваться.
  Оттесняя растерянных республиканцев от своих штурмовиков, истребительное авиакрыло в итоге обеспечило последним возможность подобраться на дистанцию пуска торпед. Оставшиеся в строю машины коллег выпустили свои протонные гостинцы, отправив их навстречу вражеским линкорам и авианесущим кораблям, сконцентрировав огонь на конкретных целях. Такая тактика оказалась вполне удачной, улепетывая со всех ног от места схватки, до последнего прикрывая штурмовиков, Сергей, уже отлетев подальше и облегченно откинувшись в коконе, наблюдал, как "Еврофайтеры", получившие, видимо, приказ возвращаться, повернули "все вдруг", пытаясь догнать и перехватить торпеды, устремившиеся к республиканским тяжелым кораблям.
  Сконцентрировав пуски по нескольким целям, они добились того, что один из мощнейших линкоров и крупный авианесущий корабль противника практически перестали существовать, сгорев в ослепляющем пламени термоядерных взрывов, оставив после себя лишь раскаленные и оплавленные части силового корпуса. Еще парочка линкоров отделалась серьезными повреждениями, сумев остановить часть подлетающих "подарков" на подступах, да и энергощит у этой модели кораблей оказался прочнее, однако в дальнейшем бою они принимать участие уже не смогут - это было вполне очевидно. Вдобавок ко всему, расширяющийся шар перегретой плазмы задел еще и неосторожно приблизившиеся вражеские истребители. Они до последнего пытались сбить сигары с протонной начинкой, неумолимо приближавшиеся к основным силам, но так и не сумели этого сделать, серьезно пострадав при подрыве боеголовок.
  Достигнутый успех обошелся "Витязям" очень дорого, потеряв до сорока процентов истребительного крыла и около трети штурмовиков, они оттягивались назад к своим кораблям, которые сблизились и вели артиллерийскую дуэль с противником. Тут так же имелись свои жертвы, на глазах у Сергея один из корветов "Витязей" вспух внутренним взрывом после прямого попадания крупным калибром, а эсминец "Стерегущий", на котором он служил ранее, сейчас тащился куда-то в тыл, паря конденсатом из пробоин в корпусе и щеголяя оплавленными шрамами, полученными от тяжелой лазерной плетки. Связаться с товарищем, пилотирующим пострадавший корабль, возможности у него не имелось, но судя по тому, что тот все еще идет своим ходом, дела у него обстояли хоть и паршиво, но все же отнюдь не катастрофически.
  Однако и республиканцы несли потери, рассмотрел он, наблюдая в приближении, как разваливающийся на глазах вражеский крейсер отстреливает многочисленные спасательные капсулы, кувыркавшиеся в огненных всполохах, то и дело сталкиваясь с обломками и друг с другом. Однако специально выживших никто не трогал, все-таки какого-то чрезмерного ожесточения между наемниками еще не возникло, все понимали, что сегодня ты кого-то сбил, отправив болтаться в спаскапсуле, а завтра сам уже можешь оказаться на его месте. Поэтому намеренно по ним не стреляли, хотя иногда те все же попадали под чей-то случайный залп или оказывались в радиусе взрыва ракет, однако большая часть сбитых пилотов имела все шансы пережить этот бой, несмотря даже на то, кому в итоге достанется победа в сегодняшнем сражении.
  
  Глава 3. Часть 4
  
  Теперь, когда выдалась свободная минутка без необходимости уклоняться от вражеских залпов и ракет, Сергей наконец-то смог связаться с Гавриленко, капсула которого продолжала светиться успокаивающим зеленым светом.
  - Эй, приятель, ты как там? Живой? - подключился он к товарищу по внутриотрядному каналу.
  - Бывало и лучше, но в целом нормально, только комбез чуть запачкал, когда в меня ракета попала, хе-хе. Но вы там давайте, заканчивайте, а то мне тут болтаться как-то недосуг, - ответил пытающийся бодриться напарник, - А вообще ты молоток, Гризли, поработал там за двоих.
  - Лады, сейчас перезарядка, и разделаем их окончательно, держись давай, скоро все кончится, спасборта уже выдвигаются, скоро вас подберут.
  Специальные спасательные суда по законам ведения боевых действий, да и просто по общей договоренности, считались некомбатантами, и сейчас они беспрепятственно подлетали к месту недавнего сражения групп малых кораблей, отправленные туда обеими сторонами конфликта. Так что вскоре всех выживших в этой бойне эвакуируют на автономные госпитальные космобазы, присутствующие в порядках как республиканских, так и имперских сил, где им будет оказана вся необходимая помощь.
  Прошедшая схватка далась Сергею нелегко, так что, подлетая к своим кораблям для перегруппировки, он использовал каждую секунду, чтобы отдохнуть, откинувшись и расслабившись в своем коконе. Если бы не современные системы жизнеобеспечения, то он бы сейчас был насквозь мокрым от пота, который ручьями лился с него во время резких маневров, когда автоматика антигравов не справлялась с перегрузками, и приходилось на пределе своих сил вести машину в крутом вираже, заходя противнику в хвост.
  Всего в своем первом бою в качестве пилота истребителя в этой "собачьей свалке" Сергей мог записать на свой счет четыре машины противника, пять, если считать выпущенные заранее "гостинцы" с маркировкой Р-80, которые, согласно отметкам тактической системы, кого-то там все-таки прищучили. Так что он вполне мог собой гордиться, хотя пару раз и сам спасся лишь чудом, только благодаря своей пси-интуиции и мощной оборонительной турели, сбившей одну из привязавшихся зенитных ракет республиканцев.
  Меж тем, судя по тактической карте, дела у сводного экспедиционного корпуса шли неплохо, по крайней мере, аналогичную атаку вражеских штурмовиков на свои тяжелые корабли они смогли отбить без особого ущерба, задействовав оставленные в обороне силы, подкрепленные специальным отрядом "Грифонов", во главе со знакомым ему майором Липских. Так что, связав боем вражескую орбитальную группировку, командование, видимо, уже готовилось начать десантирование, выдвигая транспортники с пехотой и наземной техникой поближе на орбиту планеты.
  Однако военная удача - штука переменчивая, и вот уже с обратной стороны этого сине-зеленого шарика, наперерез приготовившимся начать десантирование транспортникам, мчится новейший стелс-крейсер седьмого класса производства Конфедерации, по официальной информации все еще проходящий государственные испытания и пока не принятый ими на вооружение. Кораблей такого уровня у наемных подразделений быть не могло в принципе, а значит, наконец-то проявили себя истинные хозяева этой планеты, стоящие за местным правительством.
  Ситуация, из благоприятной, резко стала довольно угрожающей. Подсвеченные на тактической карте тревожным красным цветом подразделения нуждались в срочной поддержке, так что, даже не закончив толком переформирование, потрепанный отряд истребителей отправился на помощь транспортникам, выжимая все из своих движков. Сергею приходилось себя сдерживать, чтобы не вырваться вперед, перегрев реактор - но сейчас там, в составе подразделения прикрытия, с превосходящими силами противника сражалась и Марго, отметка которой на карте теперь стала ему доступна.
  Несколько эскадрилий республиканских машин последнего поколения, сопровождавших этот засадный крейсер, оказались перехвачены явно уступающими им в количестве пилотами "Витязей", в отчаянной попытке задержать атаку, не дав тем прорваться к транспортникам, начавшим в экстренном порядке отцеплять от брюха десантные корабли, отправляя их вниз на планету. Каждый такой десантный штурмбот нес в себе либо батальон пехоты, либо роту тяжелых наземных машин, а также боеприпасы, медикаменты, полевые госпиталя, и любая потеря больно била по планам командования, не говоря уж о жизнях запертых внутри бойцов, не способных в данный момент к обороне.
  - Держись там, слышишь, не смей умирать, мы близко! - крикнул, он, связавшись с девушкой, в ответ услышав только отборные сдавленные ругательства. Той сейчас явно приходилось очень несладко, крутясь с опытными республиканскими космолетчиками в ближнем бою.
  Перезарядить их не успели, так что в эту мясорубку они ввалились, имея лишь некоторый запас боеприпасов к пушечному вооружению, изрядно растраченный ранее, поэтому снаряды приходилось экономить. У Сергея, одного из немногих, на модернизированной подвеске еще сохранилась пара дополнительных "Р-80", которые он не использовал прежде, оставив на крайний случай, но сейчас применить их он не решился, слишком близко друг от друга кружили пилоты заслона со своим противником. Однако и враг, видимо, уже успел израсходовать свои ракеты, пытаясь прорваться к транспортникам, выпустив их по вставшему на пути охранению и спускающимся десантным ботам, подбив некоторые из них, сейчас неуправляемыми огненными кометами несущиеся к поверхности планеты, сгорая в атмосфере.
  Пилотам заслона также досталось, но отметка Марго подмигивала зеленым цветом - та все еще продолжала крутиться, уходя из захватов противника. Ворвавшись в сражение, Сергей тут же рванул к девушке, срезав короткой очередью пытавшейся сесть ей на хвост вражеский истребитель. Йохансон где-то потерялся по дороге, так что дальше они крутились уже только вдвоем.
  - Ох, Серж, спасибо, мой рыцарь, - выдохнула немного очухавшаяся девушка, - Я уж думала все, конец.
  Оттеснив врага, они сумели немного перевести дух, но расслабляться было рано - в эту свалку с обеих сторон уже ввалились дополнительные силы, наконец-то подоспевшие под раздачу. Сергей отметил появление новейших имперских перехватчиков, так же, как их коллеги с другой стороны, летавших без каких-либо опознавательных знаков, которые тут же сошлись друг с другом в ближнем бою. Вскоре к схватке подключился и вражеский крейсер, подлетевший поближе, догнав опередившие его истребители, так что сразу же стало жарче, и времени на переговоры опять не осталось.
   Сосредоточившись на бое, он прикрывал Марго, отгоняя от нее излишне назойливых противников, сумев подбить еще одну вражескую машину, вывалившуюся из сражения, паря утекающим конденсатом из пробоин в корпусе. Однако, сосредоточив все внимание на защите девушки, пытаясь сбить очередного республиканца, намеренного зайти ей в хвост, он не заметил атаку со своей нижней полусферы, но ее успела увидеть Марго, заложившая резкий вираж, прикрывая его.
  - Нет! - только и успел выкрикнуть Сергей, почувствовав опасность, когда очередь из вражеской пушки прошила ее машину, беспорядочно закувыркавшуюся в пространстве.
  Поймав врага в прицел, он зажал гашетку, посылая в конфедерата, сбившего истребитель Марго, целый рой снарядов, воспламенивших его с ослепительной вспышкой, видимо критически повредив реактор. Бросив взгляд на тактическую карту, Сергей увидел, что спаскапсула девушки помаргивает тревожным оранжевым цветом, тут же сблизившись с ней и пытаясь связаться, одновременно контролируя обстановку вокруг. Но даже невооруженным глазом было видно, что дела у той плохи, капсула парила стравливаемым воздухом и на всех парах неслась к поверхности планеты, входя в атмосферу.
  - Марго ответь...Марго ответь... - раз за разом продолжал он попытки связи, выйдя из боя, держась рядом со спасательной капсулой.
  - С-серж... кха-кха... это ты? - дождался он наконец-то приглушенного ответа.
  - Что с тобой, ты ранена? - он просто сгорал от бессилья, но поделать тут ничего не мог.
  -Да... Серж, антиграв накрылся... Прощай, любимый... Жаль, как жаль...- ее капсула уже вошла в верхние слои атмосферы, окутавшись облаком плазмы. Да и его истребитель, летящий рядом и не слишком-то приспособленный к скоростным атмосферным полетам, начинало уже здорово потряхивать.
  - Марго, слышишь, не смей! Попытайся запустить его вручную! Борись!
  Глядя на отметку прервавшегося канала связи и падающую на планету спаскапсулу, окутанную ореолом яркого пламени, он, наверное, на какое-то время сошел с ума, так как даже со своей идеальной памятью происходящее далее воспринимал лишь урывками. Хотя, впрочем, вспомнить этот момент и пережить его еще раз, он никогда больше и не пытался.
  Мелькающие в прицеле истребители противника, в которые Сергей всаживал одну очередь за другой, а когда патроны закончились, пытался таранить, забыв об оставшихся ракетах, голоса Йохансона и Серова, пытавшихся до него достучаться - все это калейдоскопом отдельных картинок проносилось в его сознании, не задерживаясь там. Сверкнувший рядом лазерный луч, выпущенный приблизившимся крейсером из своего орудия, на миг привлек его внимание, и Сергей, врубив форсаж, устремился к нему на сближение.
  Уворачиваясь на одной интуиции от вражеских выстрелов и мелькавших рядом снарядных трасс, он прорвался практически вплотную к тяжелому кораблю, затрудняя зенитчикам наводку, и обогнул его на форсаже, сопровождаемый фейерверком автоматических турелей ближней обороны, сотрясаясь от попаданий. А когда уже все тактическое меню истребителя окрасилось красным, громко трубя о критических повреждениях, и в нос ему проник запах паленой проводки, Сергей наконец-то навелся на ионные движки крейсера, не прикрытые защитным полем, выпустив разом обе оставшиеся у него ракеты в это уязвимое место.
  Кувыркаясь в отстрелянной капсуле, он наконец-то немного пришел в себя, наблюдая на обзорном экране, как новейший сорока тысячетонный республиканский корабль вздувается изнутри от распирающего его огненного взрыва. Отстраненно отметив, что, по-видимому, эвакуироваться там никто не успел, Сергей принялся за осмотр повреждений. Оказалось, что он получил несколько сквозных ранений осколками снарядов, однако симбионт убрал боль, совместно с аварийной аптечкой накачивая его лекарствами, так что еще какое-то время он так протянет. Повреждения же самой спас капсулы были минимальными, дырки в обшивке автоматически загерметизировало специальной пеной, но посадку на планету придется проводить в ручном режиме, и приземление, судя по всему, предстоит весьма жесткое.
  Стараясь не думать о произошедшей недавно трагедии, абстрагируясь от перебитых ног и других полученных ранений, он активировал в симбионте на полную мощность режим "антистресс", сразу же погрузивший мир в серое нечто, отрубив все чувства, эмоции и лишние мысли. Падая, он кое как тянул к своим, рассчитывая получить помощь - долго ему в таком состоянии не протянуть, поэтому приходилось рисковать, выбрав целью один из атакованных наземными силами городов. Управляя спаскапсулой, Сергей вывел ее к одному из крупных населенных пунктов, находившихся в приоритете высадки у десантников, да и поднимающиеся над этим мегаполисом дымы подбитых транспортников подтверждали то, что десант сюда все же добрался - пусть некоторым из них это и удалось сделать лишь в виде хорошо прожаренных кусков мяса.
  Повреждения капсулы оказались все же хуже, чем он предполагал ранее, или тряска при спуске усугубила проблемы, но управлялась она отвратительно, да и скорость сбрасывалась слишком медленно, грозя катастрофой. Постаравшись выбрать для приземления большую площадь в центре, он, из-за проблем с управлением, в последний момент промахнулся, врубившись в стеклянный фасад какой-то офисной многоэтажки. Пробив его, спаскапсула ударилась о бетонный пол, и, рикошетирую, устремилась вглубь здания, снося стеклянные перегородки, мебель и рабочие терминалы сотрудников, разваливаясь по пути на части. Вскоре неопределенная куча обломков, уже мало напоминающая изделие имперских мастеров, остановилась посреди большого помещения конференц-зала, дымясь и потрескивая частями корпуса, остывающими после скоростного прохода через атмосферу.
  
  Интерлюдия 3
  
  - Эй, Дерек, смотри, что мы нашли!
  Откинувшийся к стенке обладатель этого имени только устало вздохнул. Ну конечно, кто, если не его приятели, могут в перерывах после отбития очередной атаки намылиться на осмотр местных "достопримечательностей". Так что, глотнув воды из фляжки, остужая разгоряченное недавним боем тело, он этим вздохом и ограничился, не став ничего им больше высказывать.
  - Да нет, - правильно поняли его парни, - Там и правда крутая штука, ее отделение Харнакена обнаружило на пару этажей выше. Ты представляешь - настоящая спас капсула, покоцаная конечно, зато с живым имперским пилотом внутри!
  "Хм, это и правда может быть интересно", - решил он, все-таки приподнимаясь. Десант противника на данном участке обороны вроде бы пока отступил, так что время у них еще есть, можно и сходить, посмотреть на этого имперца.
  - Только быстрее, - добавил Финч, - а то там местные, из сил самообороны, подтянулись, так что пилот долго не протянет. Да он и так, по словам Харнакена, еле живой.
  Поспешив, они поднялись на пару этажей наверх, и их взору предстала раскуроченная спасательная капсула имперского стандарта, вокруг которой столпились местные "хиви", из тех, которые тут были вроде как бы за них. Отряд Харнакена расположился немного в стороне, с неодобрением посматривая на то, как эти самые местные выволакивают оттуда тело имперского пилота в легком бронескафе, носящем следы повреждений в самых разных местах, явно намереваясь устроить здесь самосуд. Вообще, те люто ненавидели как собственных сограждан, сражающихся не на той, по их мнению, стороне, так и вражеские наемные отряды, жестоко расправляясь с любыми пленными. Среди самих наемников, конечно, такое принято не было, по крайней мере, в отношении себе подобных, но и связываться с этими "хиви" из-за какого-то полудохлого имперца никто не хотел.
  Вот и Дерек со своими приятелями, Бобби и Финчем, хотел уже просто уйти, развернувшись, как вдруг на мгновение разглядел залитое кровью лицо пилота, и тут же, уже было сделав первый шаг в сторону лестницы, остановился, повернувшись обратно. Сняв с плеча автомат, он подал предупреждающий знак остальным, и уже через пару секунд в несколько стволов они просто смели небольшой отряд местных сил самообороны, столпившихся над сбитым пилотом.
  - Черт, Дерек, какого дьявола? - подошел к нему Харнакен, вставляя в винтовку новый магазин и производя контрольные выстрелы, добив выживших после этой внезапной атаки "хиви", - Зачем было стрелять местных, мы же так можем и на штраф попасть? Все из-за этого пилота?
  - Просто иногда долги нужно отдавать, - произнес тот, подержанный молчаливыми кивками своих приятелей, и скомандовал, - Финч, вызывай эвакуатор, у нас тут раненый.
  
  Интерлюдия 4
  
  Где он и кто он, вспоминалось с трудом. Все болевые ощущения оказались отключены симбионтом, кое-как поддерживающим жизнь в его израненном теле. Постоянно находясь в состоянии полусна-полуяви, он слышал какие-то крики, звуки выстрелов и взрывы снаружи...
  "Снаружи чего?" - он не помнил, все ближе и ближе подбирающаяся тьма казалась ему спасением от этого странного существования, она манила обещанием скорого отдыха, полным покоем и безмятежностью. Так продолжалось довольно долго, он то терял сознание, то приходил в себя, качаясь на этих смертельных качелях, пока, очнувшись в очередной раз, не заметил, что его тело кто-то куда-то тащит. Те, кто это делал, явно с ним не церемонились, но боли он по-прежнему не испытывал, да и ему, в общем-то, было уже все равно, лишь бы быстрее пришла спасительная тьма...
  Спустя какое-то время обступившие его люди в потрепанном снаряжении, вооруженные какими-то древними винтовками и яростно что-то кричавшие, разом пропали из его поля зрения. Склонившиеся над ним трое парней в республиканской пехотной броне вроде бы пытались ему что-то сказать, щелкали возле лица пальцами, и озабоченно переговариваясь с кем-то по системе связи.
  - Серж, держись приятель, не помирай, эвакуатор уже близко, - все эти слова проходили мимо него, не оставляя никакого следа в затуманенном сознании. И вроде бы эти парни были ему даже знакомы.... Но кто они такие, как и то - кем все же является он сам, ему так и не вспомнилось. Затем его погрузили на носилки и куда-то увезли, поместив на борт грузового флаера. Вот только флаер этот опять же оказался республиканской модели, что почему-то было неправильно, но вот почему - понять он не мог.
  Вскоре они прилетели в пункт назначения, где какой-то человек в медицинской форме принялся светить ему в глаза своим фонариком, озабоченно что-то выговаривая ассистентам. Боли он все так же не чувствовал, однако этот свет был ему неприятен, мешая погружаться в такую притягательную тьму, подступившую уже совсем близко.
  - Обширные повреждения внутренних органов, перелом основания черепа, ушиб головного мозга с внутренним кровоизлиянием, рваные раны и общая кровопотеря... Как он еще жив-то вообще, с такими ранами, непонятно... Срочно в третью операционную, подготовьте медкапсулу!
  Все эти слова для него по-прежнему ничего не значили, но когда его уже уложили внутрь медицинской капсулы, что-то все же сумело обратить на себя его внимание, пробившись через искаженное восприятие реальности. Что-то, что назойливой мыслью прогрызалось откуда-то из глубины, формируя единственное слово-воспоминание.
  - Лиз... - хрипло выдохнул он сквозь пересохшее горло.
  Суетящаяся над ним уставшая девушка, выполнявшая роль ассистентки хирурга, заученно производя необходимые действия, на мгновение сбилась, уставившись на него расширяющимися в удивлении глазами. Последнее, что он услышал, перед тем как крышка капсулы закрылась, отрезая его от внешнего мира, это ее неверящий возглас, отозвавшийся знакомым эхом где-то в глубине его сознания:
  - Сережа?!
Оценка: 7.34*74  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | В.Фарг "Кровь Дракона. Новый рассвет" (Боевое фэнтези) | | Е.Вострова "Мой муж - дракон" (Любовное фэнтези) | | Л.Васильева "Небеса" (Постапокалипсис) | | Д.Соул "Замуж в кредит или Займ на счастье" (Любовное фэнтези) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"