Jolly R. D. : другие произведения.

Йа - боженько. Начало пути или яйца из нержавеющей стали

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 4.01*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перед вами - простая история простого российского парня (ну прям как мы с вами), который перенесся в фэнтезийный мир, огреб там невье... Пардон, я хотел сказать - огромную магическую силу, супернавороченный мегаартефакт и шикарную телку с большими сись... Э - великую любовь, я хотел сказать. Огромное спасибо Валькирии за понимание и прощение раздолбайства (надеюсь, не в ущерб основному проекту), а также учебник по зоологии беспозвоночных - бесценный источник имен для персонажей.
    new 25.05.2010


   Категорически не рекомендуется детям до, после, во время и вместо. Присутствуют секс, жестокость, нецезурщина и отрицательные образцы поведения, способные нанести непоправимый вред формирующейся психике.
  
  
   Глава первая.
   В которой главный герой показывает себя крутым хакером и настоящим мужиком, не пасующим перед лицом опасности, а также обнаруживает недюжинные магические способности.
  
   Когда-то они были нормальными бюргерами,
   Саурон собрал из них зондеркоманду.
   Каждому дал коня, саблю,
   бурку и патроны...
   Бесконечные патроны!
   (c) Гоблин.
  
  
   Будем знакомы, Марат Сусанин, 22 года, системный администратор. Рост 190 см, вес 60 кг, заметно сутулюсь. Глаза - карие, на носу толстые очки. Волосы черные. Стиль одежды - небрежный. Предваряя излишние вопросы, говорю сразу: да, из тех самых Сусаниных. По крайней мере, именно так утверждают семейные легенды. Но это еще не все мои знаменательные предки. Со стороны матери, а она у меня родом из Казани, я получил имя, не самую характерную для средней полосы форму скул и глаз, и древнюю кровь, восходящую к самому Чингисхану. Но это так, мелочи биографии. Что еще могу про себя сказать?
   Когда мне было пять лет, все мое семейство, включая младшую сестренку и любимого пса Мухтара, которого я обожал таскать за хвост, погибло в автокатастрофе.
   Поскольку в общих чертах я уже представляю, для чего понадобился автору - благо, фэнтези перечитал столько, что дома все полки ей забиты - позволю себе немного отвлеченной философии. Персонаж-сирота - находка для любого писателя. Он позволяет избежать уймы ненужной работы, как то продумывание имен и характеров, а также одним махом решает вопрос лишних привязанностей, способных в самый разгар приключений заразить героя тоской о близких людях, находящихся где-то за вратами миров. Кроме того, отсутствие безоблачного детства способно привить герою достаточную степень асоциальности, чтобы угодив к магам, эльфам и прочим инопланетянам, лишь с облегчением вздохнуть, ни секунды не жалея об оставленной позади серой обыденности, взять большой меч (могучий артефакт, BFG с летающей тарелки и т.п., что там по сюжету полагается) и отправиться укладывать к своим ногам замерший от потрясения мирок.
   Так вот, родителей я потерял еще маленьким, тетя, у которой я рос и воспитывался, тоже умерла, и даже мой вернейший друг детства, подобранный в подъезде старый IBM PC/AT 80286, не дотащенный соседями до помойки, окончательно склеил ласты, так что никакой паяльник не в силах был его спасти.
   Надеюсь, это вышибающее слезу описание уже убедило вас в моей полной готовности к отправке в иной мир по первому подходящему случаю. (А также заставило проникнуться по этому поводу глубокой завистью - хе-хе!)
   Кстати, вон те грубо гогочущие лбы под аркой и плачущая девушка, прижатая к стене - не тот ли самый случай?
   Сейчас вы, наверное, спросите, что я забыл в два часа ночи на безлюдной улице. А, хрен с вами. Поскольку автор, похоже, не затруднял себя этим вопросом, расскажу сам, с начала.
  
   Утро началось... Нет, не с будильника. Это паскуднейшее изобретение человеческого разума я торжественно снес в мусорный бак еще полгода назад. В тот самый день, когда наладил удаленное администрирование рабочего сервера, и необходимость моего непосредственного присутствия в офисе окончательно отпала. Из дома я вылезал в основном за пополнением стратегических запасов пива, кофе, сигарет и быстрорастворимой лапши "Доширак". Все остальное время я посвящал своим любимым занятиям: фэнтези, онлайн играм, интернет-форумам, а также порносайтам, ибо с практической реализацией естественных потребностей молодого мужского организма по жизни мне крайне не везло.
   Короче, утро началось с телефонного звонка. Звонила главбух, и это не предрекало ничего хорошего.
   - Что вы вообще себе позволяете! Между прочим, нам квартальный отчет завтра сдавать!
   Вполуха отслеживая гневную тираду о моих морально-этических качествах, дабы не пропустить случайно момент, когда взбешенная дамочка перейдет, наконец, к сути проблемы, я скосил глаза на монитор. Вашу мать, 11 утра! В такую несусветную рань я не поднимался даже в те времена, когда вынужден был каждодневно появляться на рабочем месте.
   - ...и знайте, Марат, если через полчаса принтер не заработает, я буду вынуждена поставить серьезный вопрос перед начальством о новом программисте!
   "Ну почему всех их так тянет назвать программистом любого, кто имеет отношение к компьютерам?" - тоскливо думал я, натягивая джинсы. А ведь придется и впрямь туда тащиться! Эта - может.
   Через полчаса принтер не заработал. Равно как через час, и два, и три... За это время я успел перематериться с шефом (а что еще можно ответить на предложение переться через полгорода на общественном транспорте с сетевым принтером в охапку?), переругаться с гарантийщиками и напрочь посадить батарею mp3-плеера. Последнее обстоятельство угнетало меня особенно сильно, пресекая все возможности отрешиться от суетности мира в философском величии мной любимого русского рока и замечательных песен фолк-группы "Мельница".
   В общем, под вечер, когда проблема с печатью отчета была-таки решена, единственным, что еще могло меня удержать от немедленного смертоубийства первого, кто под руку попадет, являлось осознание того, что все это скоро кончится, и магические силы авторского воображения перенесут меня, наконец, к истинному призванию: кромсать гуляш из монстров двуручным мечом и тискать блондинок с большими... большим сердцем!
   Именно в этом состоянии, на грани между лютым бешенством и смиренным ожиданием чуда, я и находился, когда позвонил vITok, в миру - Витька. Кстати, мой обычный ник - MarSus.
   Предложение Витьки не отдавало оригинальностью: попить пивка сегодня вечером и побазарить за жизнь. Но оно как нельзя лучше вписывалось в мои сегодняшние планы.
   С Витькой я познакомился пять лет назад, на форуме, посвященному разгону компьютерного железа. Мы быстро нашли общий язык и часто пересекались на тематических сайтах, а также в аське и прочих приблудах виртуального общения. Примерно с полгода назад нас одновременно пробила блажь появиться на сборище форумчан. Лицо приятеля, увиденное в реале, навело меня на мысль, будто где-то я его уже встречал. vITok тоже странно пялился на меня весь вечер. Загадка разрешилась ближе к ночи, когда подвыпившие участники тусовки начали расползаться по домам. Тогда-то и выяснилось, что живем мы с ним в одном подъезде, на соседних этажах.
   Если бы не это счастливое совпадение, хрен бы кто вытащил меня из родной берлоги, заляпанной кетчупом и залитой сладким кофе, с выделенной линией в 100 Мбит. А так предложение Витьки показалось мне лучшим способом лечения моих хорошенько промусоленных нервов.
   Вечер в хорошей компании протекал незаметно. Мы пили пиво, хвастались новыми железками, глядели порнуху и беседовали на такие темы, что даже лоснящиеся телки на рабочем столе, казалось, пялились на нас с немым укором. Да, правильно. Беседовали мы о своем, компьютерном. И за что только наше админское племя столь непочитаемо женским полом? Загадка, одно слово.
   И вот, в один прекрасный момент черт дернул меня похвалиться тем, как замечательно я устроился со своим удаленным доступом.
   Тотчас же последовал жаркий спор, переполненный специальными терминами, которые большинство из вас все равно не поймет, а автор так и отродясь не знал, потому приводить его здесь не буду. Скажу лишь, что я настаивал на относительной безопасности системы, Витька же утверждал, что нет на свете такого сервера, который нельзя сломать.
   - Да я этот твой сервак в два счета положу! - хорохорился vITok, расплескивая из бутылки пену. - Спорим?
   - Спорим!
   От слова до дела много времени не прошло. Я вскрыл очередную бутылку и поначалу лениво следил за процессом. Потом лень сменилась интересом, я сам не заметил, как втянулся... Очень скоро мы вдвоем ломали сервер, азартно и самозабвенно.
   Через два часа пиво было выпито, сервер уложен с концами, а в моем нетрезвом мозгу забрезжило крайне неприятное осознание...
   - Пипец! - простонал я. - Там же эта чертова бухгалтерская база! Меня эти старые грымзы с дерьмом сожрут! Сегодня принтер отвалился, так говно стояло до потолка. Вовремя надо отчеты свои делать, а не так чтоб в последний день, а потом на админа все валить!
   - А ну их на ххх-йк! - сочувственно икнул vITok. - Пшли за пивом сгоняем, а то я слишшкм трзззвый...
   - Не могу, - огорченно вздохнул я, нащупывая в заднем кармане пластиковую карту пропуска. - Надо идти сервак поднимать. Меня и так за первого лентяя держат. Пока все работает, хрен кто заметит, как я над этим впахиваю, а что не так, то сразу админ, собака, виноват. А еще Ленка, секретарша, шефу на мозги капает - мол, не делает ни хрена, да еще и руки распускает. Да она всему начальству передавала, что ей, жалко что ли! И вовсе я не распускал, а так, вежливо намекнул...
   - Ну, как знаешь, - развел руками приятель и принялся пристраиваться на маленьком диванчике, раза в два короче его самого.
   Захрапел он, едва прикрыв глаза, а потому из квартиры мне пришлось выбираться самостоятельно.
   Квест усложнялся тем, что руки и ноги заплетались у меня куда сильнее языка. Наконец, заработав пару-тройку хороших синяков и схлопотав недобрых слов от соседей, я очутился на улице. Свежий воздух благодатно воздействовал на мой организм. Очень скоро я шагал ровно, в голове прояснилось, и мне становилось просто тошно от сознания того, какой же я все-таки дебил. На спор сломать свой же сервер! Такое еще придумать надо.
   От дома до работы мне было добираться 15 минут на автобусе или около 40 пешком. В столь поздний час рассчитывать на автобус было не слишком разумно. В лучшем случае проторчишь те же 40 минут на остановке, и неизвестно с каким успехом. Так что я выбрал пеший вариант. Как оказалось, неверный.
   Покосившийся "Икарус" пролетел мимо как раз тогда, когда я находился ровно на середине отрезка между двумя остановками, и это добавило омерзительности в общую картину окружающего мира.
   Я мрачно брел вдоль длинного девятиэтажного дома, где в редком окне горел еще свет, и лишь лестничные пролеты выделялись светящимися цепочками на фоне общей черноты.
   Внезапно мое внимание привлекли неуверенные сдавленные крики и движение в арке посередине темной девятиэтажки. Повернувшись на шум, я увидел, как шестеро плечистых молодцев характерной наружности с короткими стрижками обступают девушку в коротком светлом платьице, жмущую к груди сумочку с такой силой, словно могла отгородиться этим предметом как магической стеной. Впрочем, парней интересовала отнюдь не сумочка - точнее, не в первую очередь она - и в чем-то я их отлично понимал.
   Роста девушка была небольшого, и львиную долю пропорций этой миниатюрной фигурки занимали роскошные длинные ножки. Распущенные светло-пепельные волосы полностью накрывали крайне аппетитную попку. Выше тончайшей талии тоже все было как нужно - размер так третий на глаз. Ко всему этому прилагалось испуганное личико с пухлыми губками и широко распахнутыми голубыми глазами, словно вопрошающими "за что"?
   Мое сердце екнуло и, кажется, пропустило пару ударов. Неужели я дождался? С драки за девушку начинался путь не одного из знакомых мне книжных героев. По-видимому, хмель так и не вышел до конца: я и сам не заметил, как очутился в подворотне, отбросив все доводы разума, взывающего подождать более очевидных и менее гиблых - с моими исходными данными очкарика-админа - способов перемещения в иную реальность.
   - Оставьте ее в покое! - решительно заявил я, окончательно перерезая дорожку к отступлению.
   Секунд так на несколько гопники подзависли, явно пытаясь увязать собственную картину мира с тощим сутулым парнем, осмелившимся им угрожать. Наконец, один из них захлопнул (основательную такую) челюсть и поинтересовался:
   - А те че, тоже хочется, а, четырехглазый?
   - Я сказал, отстаньте от нее!
   Глаза девушки раскрылись еще шире и заблестели ярче.
   - Наконец-то! - воскликнула она. - Я нашла тебя, Чемпион!
   Я что-то не понял. Почему женщины не могут выражаться ясно и прямо? Как понимать это заявление про какого-то чемпиона? На обладателя черного пояса по всем видам единоборств я даже на глаз не тяну. Я-таки попал куда надо, или здорово облажался и сейчас хорошенько и по полной огребу?
   В отличие от своей жертвы, бритые двусмысленности формулировок не терпели. Один из них немедленно изложил собственную трактовку услышанного:
   - Чемпион! Мастер спорта - по художественной дрочьбе!
   Бандиты загоготали, а девушка, воспользовавшись моментом, выскользнула из тесного кольца и, достав из сумочки мобильник, принялась лихорадочно жать по клавишам.
   А это она правильно соображает. Главное, чтоб ума хватило не в милицию звонить - ментов тут и до утра не дождешься - а какому-нибудь приятелю поздоровее, и желательно с компанией. Гопник - зверь стайный, трусливый. Почуяв перспективу серьезной разборки, могут струхнуть и отстать.
   Не струхнули. Ближайший бандюган подскочил к девчушке, проверенным движением выбивая телефон из рук. Только вот дальнейшее явно не вписывалось в обычную колею событий. Поймал трубу бритый на лету и тотчас же выронил, как обожженный хватаясь за руку и громко матерясь. Телефон упал на асфальт, ударяясь углом корпуса, и, не выдержав, раскололся.
   Вместо обычных плат, проводков и прочей телефонной начинки, изнутри посыпались яркие голубые кристаллики, быстро угасающие в темноте. Я облегченно вздохнул. Девушка, наоборот, перепугалась пуще прежнего.
   - О, великий Альциониум! - ахнула она, обращая на меня растерянный взгляд огромных голубых глаз. - Артефакт-накопитель разбился! А я потратила слишком много собственных сил и не смогу скастовать даже простейшего заклинания защиты! Не говоря уж о том, чтобы открыть портал!
   - И что теперь? - буркнул я. - Чем это грозит?
   - Мы не сможем сбежать от этих бандитов в другой мир! Придется выпутываться собственными силами! Но ты же Чемпион, я верю, ты сможешь что-нибудь придумать!
   Вот заява, так на все сто баллов! На несколько секунд я и впрямь задумался - а вдруг? И сразу же прохлопал удар по лицу.
   Впрочем, я бы так и так его прохлопал. Последнее, что я успел сделать - это стащить с носа очки и запихать их в карман своей джинсовой куртки. И тотчас же из расплывшегося, разом ставшего чужим и неуютным мира мне прилетело в челюсть и поддых.
   Самое обидное состояло в том, что за достойного противника меня даже не посчитали. Лишь один из бритых удостоил меня своим вниманием. Остальные занялись девушкой. Двое держали ее за руки, двое за ноги, а еще один бандит торопливо расстегивал ремень на джинсах. По общему молчаливому согласию первым в очереди оказался пострадавший с обожженной рукой.
   - Ну что же ты, думай! - в отчаянии вскрикнула блондиночка.
   В основном мне думалось лишь о том, что главное мне б сейчас устоять на ногах. В этом непростом занятии как нельзя лучше помогала стена, к которой я прижимался. Упаду - и все, этот лось меня точно прибьет.
   По этой невеселой ассоциации в голове мелькнула первая мысль.
   - Я читал одну книжку, там героя в нашем мире прирезали, тогда он и переместился! - выкрикнул я посреди краткой паузы между ударами в процессе огребания. - Может, сработает?
   Подобная идея погрузила девушку в такую задумчивость, что даже отбивалась она уже скорее по инерции.
   - Я о таком не слышала. Вряд ли, скорее всего ты просто умрешь. Но сейчас точно проверим! Я все пронаблюдаю и составлю детальную научную статью, с доказательством или опровержением подобного способа перемещения, в зависимости от результатов!
   И тут я увидел прямо перед своим лицом блестящую сталь ножа. Даже и не знаю, каким неведомым мне образом я успел отскочить в сторону - правильно говорят, жить захочешь...
   - Э, какая статья! - протестующе завопил я. - Я же этот... Избранный! То есть, Чемпион! Если меня грохнут, кто мир пойдет завоевывать?!
   - Придется искать другого, - с горечью отозвалась девушка. - Извини.
   - Да заткнись ты, сука! - не выдержал бандит, наотмашь хлестая ее по щеке. - И дергаться кончай! Расслабься, расслабься, я сейчас покажу тебе, что такое настоящий мужик!
   От удара девушка коротко ойкнула, и, вспомнив о собственном незавидном положении, забилась в руках насильников, всхлипывая и умоляя о пощаде.
   Только вряд ли я мог ей хоть чем-то помочь. Больше всего на свете меня занимал сейчас вопрос, как не превратиться в материал для научной статьи. Бритый амбал с ножом-бабочкой в накачанной как у Шварцнеггера ручище пер на меня с неумолимостью атомного ледокола, а никаких идей о том, как уберечься от неминуемой гибели, и близко не появлялось.
   Але, автор! Ты там что - совсем охренел? Хочешь загубить главного героя в самом начале истории?!
   Визг тормозов ворвался в мои панические мысли, словно стайка резвых фотонов в оптическое волокно. Амбал передо мной исчез, сменившись зелено-белыми полосами и оранжевыми огоньками длинного автобусного борта. Мой же несостоявшийся убийца тихо сползал с ухмыляющейся железной морды маршрутного "Икаруса". Того самого, что издевательски просвистел мимо с десяток минут назад. Фары автобуса освещали арку вместе со всей гоповской бандой за их неприглядным занятием, словно софиты театральную сцену.
   Прямо напротив меня, торжественно и медленно, собралась гармошка передней двери, откуда тотчас же вывалилось бесчувственное тело полноватого мужчины средних лет. Почему-то я был точно уверен, что он не мертв, а именно в обмороке. "Водитель" - пришло мне на ум.
   Интуиция не подвела: сразу вслед за телом из кабины показалось существо, при виде которого даже моя испытанная онлайн играми крыша тихо скрипнула шифером. Я срочно полез в карман за очками. Правое стекло треснуло и наполовину осыпалось, но даже через оставшееся левое я смог разглядеть подробности, от которых лучше ничуть не становилось. Из автобуса выходил размалеванный хуже целой тусовки эмо здоровяк - бандюган с ножом сразу показался тощеньким подростком - в старинной японской одежде, при катане, с копной белоснежных растрепанных волос. Миндалевидные раскосые глаза без зрачков и белков светились алым. Наступившую тишину нарушал лишь размеренный цокот деревянных подошв по асфальту, да звук падения двух тяжелых предметов - двое гопников рухнули в обморок.
   Первой, как ни странно, опомнилась девица. Никто и не думал ее более удерживать. Не забыв поправить платьице и прическу, она вихрем подлетела ко мне и бросилась на шею, виновато шмыгая носом. Не буду врать и скромничать, такой расклад начинал меня более чем устраивать.
   - Прости меня, Чемпион! - сбивчиво защебетала она. - Я позволила себе усомниться, а ты... Ты действительно избранный! И ты великий маг, коли сумел призвать его - просто так, без всяких жертв и ритуалов! Прости, ладно?
   Полные слез голубые глаза с мольбой уставились на меня.
   Ну что я еще мог на такое сказать! Уже входя во вкус своей новой роли избранного, я со снисходительной улыбкой погладил ее по разметавшимся шелковым волосам. Девушка сомлела от счастья, прижимаясь ко мне теснее. Я тоже.
   Все испортил красноглазый "самурай", громким покашливанием напоминая о своем существовании.
   - Цыцсуки Такнадо, великий демон авторского произвола, поспешил прибыть на ваш зов, Марат-доно! - заявило существо, склоняясь передо мной в глубоком церемониальном поклоне.
   Некоторое время я просто не находил, что ответить. Даже зная с самого начала о предстоящем путешествии в другой мир, я представлял его куда менее фееричным. Но вместо так и вертящегося на языке вопроса "что курил автор", я задал другой, менее чреватый возможными последствиями:
   - А... Почему автобус?
   - Ваш артефакт-накопитель разбит. Открытие портала невозможно. Автобус - самое надежное и проверенное средство перемещения между миров! - браво рявкнул Такнадо и покосился в сторону съежившихся бандюков. - Марат-доно, разрешите разобраться с этой недостойной гопотой?
   - Ну нет, - в моем голосе прорезались сладкие нотки, как у Каа перед стаей бандер-логов. - Когда-нибудь я сам за ними вернусь!
   - Хай, Марат-доно! - согласно кивнул демон и полез в водительскую кабину. - В таком случае, нам пора отправляться.
   Отцепившись от моей шеи, девушка в припрыжку взлетела по лесенке в салон. Я поднялся за ней и мы, взявшись за руки, устроились на одном из сдвоенных сидений. "Икарус" заурчал и натужно скрипнул немолодым своим телом, трогаясь с места.
   - Следующая остановка - мир Нонион, государство Лагена! - задорно объявила девушка, шаловливо утыкая личико в мое плечо.
   Из темной арки за нашим отбытием обалделыми шальными глазами наблюдали гопники. Но куда более озадаченными казались припозднившиеся пассажиры ночного автобуса, пришибленно сжавшиеся на сидениях... Последнее сообщение явно не добавило им оптимизма.
  
  
   Глава вторая.
   В которой всех толстых и лишних съедают для придания остроты сюжету, а главный герой обретает солидный левел-ап.
  
   Если вы не главный персонаж, самоубийство - более быстрый и легкий выход.
   (c) Как выжить в фильмах ужасов - cвод правил для персонажей
  
   За окном, словно гигантский скринсейвер, кружилась воронками какая-то непонятная фиолетовая муть. Говоря откровенно, зрелище было не ахти, и наскучило крайне быстро. Видимо, не только мне.
   - Если уж мы все здесь оказались, давайте для начала познакомимся, - заявила моя очаровательная спутница и представилась: - Аурелия.
   В принципе, имя "Марат" устраивало меня вполне, но я знал, что в другом мире его наипаскуднейше исковеркают, и потому выхода не было.
   - Марсус, - поспешил объявить я, пока автор не успел удружить мне какой-нибудь особо пакостной кличкой.
   Все остальные пассажиры называли себя, но я их не слушал. Такие персонажи всегда идут в расход немедленно по прибытии, так какой смысл забивать голову бесполезной информацией?
   Вихрям за окном не предвиделось конца, и это навело меня на мысль, что автор хотел добавить в эту сцену что-то еще. Кажется, Аурелии пришло в голову то же самое, судя по задумчивому взгляду.
   - Думаю, мне стоит рассказать тебе о мире, в который ты направляешься, - сказала девушка.
   Я обреченно вздохнул. Честно говоря, в книгах я всегда пролистывал эти нуднейшие описания, а в случае чего возвращался к ним, как к справочнику, если начинал путаться в странных и незнакомых словах. Но сейчас, похоже, стоило изменить сложившейся традиции. Все-таки, мне там еще жить.
   - Мир Нонион состоит из четырех континентов: Норфания, Сафария, Истерн и Вестерн. Лагена находится в середине Норфании. Ее столица называется Синура. Она стоит на реке Увелла, притоке Вольвокса, впадающего в Грандисское море.
   Аурелия рассказала еще много чего ценного и полезного, а я сидел и думал о том, какая великая все-таки сила привычка! Ни одно название из этого длинного списка не желало укладываться у меня в голове. А большинство так и вовсе пролетали мимо ушей.
   - Баблозол, золотая монета состоит из 100 баблосеров, серебряных монет, которые, в свою очередь, состоят из 100 бабломедов... - "бабло - это хорошо" подумал я, вычленяя ключевые слова из речи, навевающей скучные ассоциации со школьным учебником. Была у нас в 11 классе такая географичка... Такая... Така-ая... Совсем как на ее уроках, взгляд мой в итоге уткнулся в глубокий вырез платья Аурелии, и мысли ушли туда же. Вернулся к реальности я на мерах длины.
   - Лагенский конец равен примерно 15 земным сантиметрам.
   - Лагенский что? - переспросил я, приписывая нарисовавшееся толкование услышанного своей приятной задумчивости.
   Аурелия сделалась красной, как светодиод оптической мыши.
   - Это именно то, о чем ты подумал, - сказала она, смущенно запинаясь. - Наш автор хотел быть оригинальным. Поскольку ладони, футы и прочие анатомические единицы были уже использованы другими, то осталось... Что осталось.
   Больше ничего интересного из рассказа я не вынес, а под конец не спасало даже созерцание аппетитного декольте. Под мерное повествование об остальных 3 континентах и 15 государствах я банальнейшим образом заснул, чем, подозреваю, основательно обидел Аурелию. Но меня это не слишком волновало. Таким штучкам сюжет не предоставляет особого выбора: в могилу, чтобы разжалобить читателей, в стан врага, чтобы убедить их в том, какие все бабы двуличные твари, или в постель к главному герою. Причем не факт, что два первых варианта исключают последний. Так что я мог вести себя с ней сколь угодно свинским образом - все равно никуда не денется.
   Разбудил меня хороший толчок, от которого я едва не слетел с сидения. Открыв глаза я понял, что автобус стоит на твердой земле, а вместо вихрей за окном наблюдается какой-то пейзаж, подозрительно напоминающий джунгли. Я, конечно, проворонил большую часть рассказа о благословенной Лагене, но это явно была не она.
   - Упс, - все тем же бесстрастным тоном объявил Такнадо, высовываясь из кабины. При этих словах Аурелия побледнела и рухнула в обморок, приземлившись четко мне на руки.
   - Чего это она? - удивился я.
   - УПС - универсальный полигон смерти, - расшифровал демон. - Большинство авторов, стремясь раскрыть героические черты своих персонажей, устраивают им по прибытии испытания в дикой местности, полной злобных хищников. Так родилось это место, как воплощенное проявление Коллективного Бессознательного. Мы прибыли сюда потому, что у вашего автора творческий кризис, и он решил ограничиться шаблонными ходами. Теперь вам предстоит в наивыгоднейшем виде продемонстрировать вашу жизнестойкость, а также проявить лидерские задатки, пресекая панику среди ваших случайных попутчиков. На этом позвольте попрощаться, Марат-доно, мое вмешательство срочно требуется в другой книге.
   С этими словами демон поклонился и начал растворяться в воздухе.
   - Какую жизнестойкость, какие лидерские задатки! - заорал я, не на шутку перепуганный. - Автор там что, совсем с чердаком своим не дружит? Да я хищников только в играх компьютерных мочил!
   Силуэт Такнадо, уже порядком истаявший, обрел на мгновение материальность.
   - Тогда вам следует немедленно учиться делать это в реальной жизни, - сообщил демон произвола, выхватывая меч, и одним движением вспорол панели на потолке. Свет в салоне мигнул и погас, а из проделанной демоном дыры свесился шлейф порванных проводов. - Кстати, рекомендую покинуть автобус как можно скорее, - добавил Такнадо и исчез окончательно, прежде чем я успел задать вопрос о смысле произведенного вандализма.
   Тем временем до пассажиров начинало доходить, в какую западню они угодили.
   - Это все из-за тебя! - заявил какой-то пенсионер, обвиняюще тыкая в моем направлении обшарпанной тростью.
   - Точно! - раздались голоса в его поддержку. - Ему в герои захотелось, а нам пропадать в этих джунглях?
   Тут очнулась Аурелия и встала, раскинув руки, поперек прохода, заслоняя меня от подступающих пассажиров.
   - Вы ничего не понимаете! - воскликнула она. - Это Чемпион! Избранный! Ему предначертано судьбой стать властителем нашего мира!
   - А с чего это он избранный? - угрожающе осведомился бугай, чем-то неуловимо напоминающий тех бандитов из подворотни. - Может я тоже хочу властителем мира?
   В этот момент погасший было свет ослепительно вспыхнул, послышался треск разряда, и откуда-то потянуло паленым мясом и шерстью. Я обернулся и увидел, как у передней двери корчится в агонии саблезубый тигр, в прыжке налетевший на перерезанные демоном Такнадо провода.
   Мать-тарарать! Да эта зубастая хрень сожрет, костей не оставит!
   И тут я заметил кое-что, заставившее мгновенно выкинуть из головы и тигра, и все сопряженные с ним опасности в пользу новой угрозы. То, что производило поначалу впечатление твердой земли, вовсе не являлось таковой. На самом деле это была какая-то разновидность болота, в которую быстро погружался наш автобус. Вода, смешанная с грязью, уже перехлестнула порожек и на глазах заливала нижнюю из ступенек. На верхней же, прямо под когтистой тигровой лапой, сама собой просилась в руки увесистая монтировка. Готов поклясться, еще пять минут назад ее там не было.
   - Не время искать виноватых, - решительно произнес я, подбирая это незамысловатое оружие. - Автобус скоро утонет, а вокруг дикие джунгли. Всем вместе нам, возможно, удастся выбраться к людям. Поодиночке же всем нам грозит смерть.
   - Вместе, да только без тебя, - заявил давешний бугай.
   Я с сомнением покосился на его бугрящиеся мышцами руки. Что-то не хотелось начинать свою "демонстрацию лидерских задатков" с него, но что поделать! В другой мир я уже попал, а значит пора избавляться от психологии лузера и вести себя, как подобает властелину.
   - Ну пошли, выйдем, потолкуем, - пригласил я, поигрывая монтировкой. - Кто здесь повелитель мира, а кто - зарвавшаяся закусь для монстров!
   Зыбкая почва будущих владений приветствовала меня смачным чавканьем. Я уже занес было ногу для следующего шага, когда почувствовал прикосновение. Кто-то настойчиво тянул мою ступню в сторону от места, куда я собирался ее опустить. Времени размышлять над природой феномена не было, и я решил, что лучше довериться неведомому помощнику, нежели на глазах у всех предстать полным идиотом, затеяв борьбу со странным невидимкой.
   Следующий же момент показал: решение было верным. Я без проблем добрался до относительно твердого клочка земли, в то время как противник провалился по колено, не успев сделать и пяти шагов. Но это его отнюдь не утихомирило.
   - Ну погоди у меня, читер очкастый! - прорычал бугай, демонстрируя неожиданно близкое знакомство с геймерской терминологией.
   Я с интересом наблюдал за тем, как упрямец пытается высвободиться, увязая в процессе все глубже и глубже. Наконец его затянуло по самую грудь, на чем беспомощные рыпанья прекратились. Под конец серии я буду не морщась посылать миллионные армии на верную погибель, но в начале следует тщательно скрывать свою истинную сущность законченного отморозка, дабы завоевать симпатии в глазах читателей. Тем же путем, что добрался до островка, я вернулся обратно. Бугай наградил меня ненавидящим взглядом.
   - Ну что ты ерепенишься, в конце концов, - сказал я. - Я виноват, что меня назначили главным героем?
   - Пшел нах, - недружелюбно отозвался кандидат в первые жертвы девственной природы чужого мира.
   - В конце концов, в этой книге еще имеются вакантные должности. Лучший Друг главного героя, например, - продолжал я свою воспитательную речь.
   - Глухой, да? - поинтересовался утопающий.
   - Между прочим, не такая уж плохая. Шансы дожить до конца 50/50, но в случае успеха, глядишь, пожалуют завалящее королевство и симпатичную подружку.
   На этом моменте взгляд бугая сделался задумчивым.
   - Ну ладно, - согласился он и представился, протягивая мне измазанную болотной жижей руку. - Вася.
   - Марат.
   Мы обменялись рукопожатиями, и я уже готов был с замиранием сердца подступиться к нелегкому делу вытаскивания из болота качка вдвое тяжелее меня самого, когда с неба надвинулась стремительная тень. С омерзительнейшим визгом на нас пикировала тварь, напоминающая птеродактиля.
   Наверное, зрелище было настолько нереальным, что сработали рефлексы геймера со стажем. А может, тот же невидимка толкнул мою руку в нужном направлении... В общем, я успел. Монтировка приложила чудище по носу, прямо между ноздрей, и оно, обиженно скрипнув, отпрянуло, тяжело хлопая крыльями. Пока монстр фыркал и тряс головой, я поспешил развить успех. Второй удар угодил четко в глаз, и на месте злобной моргалки образовалось кровавое месиво. Птеродактиль взвыл и неуклюже запрыгал, взлетая. От планов своих он вряд ли отказался - видимо, предпочитал атаку сверху другим видам нападения. Признаться, я почти забыл про Васю во всей этой кутерьме, когда сзади вдруг пробулькало:
   - Прощай, Марат, ты был настоящим другом!
   Не упуская из вида монстра, я быстро обернулся. Над поверхностью болота осталась лишь одна быстро погружающаяся рука, совсем как в "Терминаторе-2".
   - Ну все, гад, - заявил я, перехватывая монтировку. - Из-за тебя погиб мой уже почти что лучший друг Вася! Теперь пощады не жди!
   А про себя успел подметить, что автор наш тот еще жук. Героя, получившего имя и радужные перспективы по жизни, жалеют гораздо сильнее, нежели просто безымянного качка. Конечно, еще лучше было бы дать Василию возможность поведать душещипательную историю о том, как он дошел до жизни такой, но у нас тут все-таки боевик, и действие затягивать не стоит!
   Птеродактиль заходил на второй круг.
   - Ты хоть в курсе, на кого наехал? - сообщил я ему. - Да я сам великий Марсус, Чемпион и будущий повелитель мира!
   Тварь зашипела, сверкая единственным оставшимся глазом и разинула зубастую пасть.
   - Не веришь, падла? Может, тебе еще демона Цыцсуки в доказательство вызвать?
   Прямо из воздуха передо мной соткалась высокая фигура самурая. От старого знакомца Такнадо этот отличался лишь чернявой шевелюрой да элегантным фраком с длинными фалдами, натянутым прямо поверх японского прикида.
   - Цыцсуки Ямаэстро, демон авторского произвола, явился по вашему зову! - бодро отрапортовал вновь прибывший. - Проблемы с этим облезлым ящером? Решим в лучшем виде!
   С этими словами Ямаэстро запустил руки по локоть в болото и принялся там что-то нащупывать. Рядом с чахлой кочкой его поиски увенчались, наконец, успехом. Довольно улыбаясь, демон вытащил из мутной воды синтезатор и подставку к нему. Ни на фраке, ни на инструменте не осталось даже следа грязи или влаги.
   - Возможности мои не столь велики, как у старшего брата, - сказал демон, - так что часть работы вам придется взять на себя. Но не волнуйтесь. Моя музыка рушит все логические цепочки и причинно-следственные связи. Любая чу... Э... Любой оригинальный и неожиданный ход со стороны главного героя приобретает право на существование!
   В течение всего этого инструктажа птеродактиль озадаченно нарезал круги неподалеку. Но стоило демону Ямаэстро вдохновенно зажмурить глаза и занести руки над клавишами, как тварь издала воинственный крик и устремилась в мою сторону.
   Ритмичная бодрая мелодия, несущаяся из динамиков синтезатора казалась до боли знакомой. Похоже, саундтрек к какой-то игрушке, точнее я вспомнить не мог. И тут я вдруг Увидел. Не знаю, как это точно описать. Я поднял руку не раздумывая, словно всю жизнь только и развлекался тем, что метал на досуге монтировки, и железяка ушла в полет. Словно в замедленной съемке, ее путь пересекся с монстровой башкой, а точнее - строго определенной ее точкой, и тварь камнем рухнула вниз. Монтировка же, отскочив, полетела обратно, словно бумеранг. Так же машинально я поймал ее и запихал за ремень джинсов. Какое-никакое, а оружие.
   Ямаэстро взял финальный аккорд, после чего снял инструмент с подставки и небрежно задвинул обратно под травяной кустик, притопив для верности ногой.
   - Это же мелкий каудатум! - ахнула Аурелия, прикрывая ладонями свой очаровательный ротик. - Единственный способ его поразить - ударить в особую точку, отыскать которую не под силу даже опытнейшим охотникам! Чемпион, ты неподражаем! Он бы нас всех сожрал!
   Я гордо подбоченился, подставляя щеку для невинного поцелуя. Я бы, конечно предпочел благодарность посущественнее, ну да ничего, пусть девочка развлекается. Придет праздник на мою улицу, и я так ее...
   С сожалением оставив эти прекрасные мечты для более подходящего времени и места, я отстранил от себя податливое тело Аурелии и грозно взглянул на сжавшихся кучкой пассажиров.
   - Надеюсь, теперь понятно, почему властителем мира буду я, а не кто-то из вас?
   Ответом мне послужило тяжелое молчание.
   - Так вот, у меня для вас две новости, хорошая и плохая. Плохая заключается в том, что большинство из вас не доживут до конца этого похода. Хорошая - места Лучшего Друга, а также остальных Товарищей и Соратников Главного Героя все еще свободны. Конечно, шансы их занять для вас стремятся к нулю, но это лучше чем ничего. А теперь слушайте план дальнейших действий. Главный герой не может заблудиться и погибнуть в джунглях, поэтому я двигаюсь куда глаза глядят, а вы все - за мной. По болоту идем след в след, местную флору и фауну не трогать, о всем подозрительном докладывать мне. Вопросы есть?
   Вопросов не было.
   NEW 16.05.10
   Я окинул задумчивым взглядом распростертую тушу птеродактиля. Оставлять в болоте столь ценный трофей мне не хотелось категорически. Из этой штуки наверняка можно забацать какой-нибудь крутой доспех или артефакт, да и славой первого в истории убийцы малого каудатума за так не разбрасываются. Коготь ему, что ли, открутить в качестве доказательства?
   В арсенале подручных разделочных орудий оказались: перочинный ножик, главной ценностью которого до сих пор являлось наличие крестовой отвертки в наборе инструментов, и пресловутая монтировка. Я загрустил. Хоть зубами отгрызай от этой бронированной монстрятины подтверждения собственного героизма! Но тут мне пришла идея получше.
   - Слушай, ты у нас вроде магичка, - обратился я к Аурелии. - Пространственный карман замутить можешь?
   - Чего-чего? - удивилась та.
   Блин, неужели правило о связи цвета женских волос с интеллектом их обладательниц распространяется на все миры без исключения? Нет, в основной сфере применения Аурелии мне было совершенно плевать на ее мозги и магическую квалификацию, но сейчас мне требовался именно маг, а не роскошная телка! Десятиминутные объяснения меня немного успокоили. Похоже, этому отсталому мирку (как он там зовется?) попросту неведомы многочисленные фишки, облегчающие жизнь персонажам компьютерных игр и фэнтезийных книг. Тем лучше! Будет, куда развернуться в плане осчастливливания местных благами прогресса.
   Уяснив суть моих требований, Аурелия задумчиво наморщила свой прелестный лобик:
   - А много ты собираешься хранить в этом кармане?
   - Да так, по мелочи. - Я пожал плечами. - Шкуры ценных монстров, доспехи убитых врагов, артефакты, эликсиры... Оружие запасное. Деньги, разумеется. Миллиона-другого баблозолов, думаю, на расходы будет в самый раз. Ну, чего там еще...
   - Погоди-погоди, - замахала руками магичка. - Я уже все поняла. Такое по силам разве что великим архисупермегамагистрам прошлого! Но я могу попробовать открыть портал в мертвый мир. Такой, говорят, как раз образовался по соседству. Страшное бедствие уничтожило всю разумную жизнь. Отправим каудатума туда, а когда понадобится заберем.
   Чем-то предложение с инвентарем размером в мир было даже интереснее идеи кармана, но я все равно решил рано или поздно вернуться к этому вопросу, как только поднавострюсь в местной магии. Просто затем, чтобы продемонстрировать, что все эти архи- и мега- недостойны и крошки от чипсов из моей клавы вытряхивать. А заодно налажу производство наручей +1 к силе, шлемов +2 к восприятию и прочих неизвестных этому миру предметов, столь необходимых для жизни простому скромному Чемпиону.
   Аурелия подобрала прутик и принялась выводить какие-то знаки и формулы на запыленном борту медленно утопающего автобуса. За время вынужденной заминки с тушей каудатума мы потеряли пятерых. Полноватая женщина засмотрелась на огромную, метра полтора в размахе, цветастую бабочку. Она порхала, словно позируя, перед лицом наивно улыбающейся жертвы, а затем вдруг выстрелила липкими нитями, вмиг окутывая ту непроницаемым плотным коконом. Некоторое время кокон судорожно дергался, изнутри доносились приглушенные стоны, как будто несчастную переваривало там заживо, затем все стихло. Пока Аурелия рисовала свои каракули, заняться мне было особо нечем, и я принялся с интересом наблюдать за поведением хищного представителя местной фауны. Опустившись рядом с застывшим коконом, бабочка присосалась к нему хоботком. То, что напоминало раньше спеленатую мумию, сморщивалось и опадало на глазах. В конечном итоге на земле осталась лишь сдутая оболочка, похожая на гигантский использованный презерватив. Взлетало насекомое тяжело, брюшко заметно раздулось и отливало красным. Одной жертвы бабочке хватило за глаза, на меня или Аурелию (а тем более демона Ямаэстро) она не претендовала, и я разрешил ей удалиться с миром. Такой у меня принцип. Люди - они все сволочи по умолчанию. Сотня-тысяча в минус, только кислороду больше в окрестных лесах. Другое дело животные. Простые невинные дети природы, неспособные к ненависти, подлости, зависти и прочим низменным страстям...
   Я так увлекся философским созерцанием, что не обратил внимание на мужика, поведшего себя странно еще с момента бабочкиной атаки. Что, впрочем, было неудивительно на фоне общего неадеквата. Естественное природное явление потрясло моих случайных спутников настолько, что они даже не заметили, как деда с клюкой уволокли в болото толстые щупальца, взметнувшиеся из-под поверхности воды. Кто-то визжал, кто-то судорожно крестился, встав на колени, кто-то блевал в кустах... Беззвучно трясущийся лысоватый задохлик ничем не выделялся из этой перепуганной компании. Поначалу. Когда же бабочка, натужно работая крыльями, с трудом оторвалась от земли, он вдруг судорожно дернулся и с воплем метнулся вперед.
   - Маруся!!! За что?!! - орал мужик, пытаясь выдернуть монтировку у меня из-за пояса. - Дай сюда! Я прибью эту летучую суку! Маруся, солнышко, как же так?!
   Я тоже схватился за монтировку и потянул в обратную сторону, одновременно стараясь его урезонить:
   - Спокойно, дружище. Твоей Марусе уже не поможешь, а вымещать свой гнев на бессловесном животном подло и низко. И неизвестно еще кто сбежится сюда на твои вопли.
   Лысенького аж перекосило. Глаза его зажглись нехорошим блеском.
   - Подло, говоришь?! Так, гнида?! И тебя я тоже грохну, в первую очередь!
   В этот момент мне как раз удалось вырвать у него из рук свое верное оружие. Уже входящим в привычку жестом я занес монтировку и шарахнул мужика прямо в середину сверкающей плеши. Тот свалился замертво с пробитым черепом.
   - Все поняли? - холодно поинтересовался я, поигрывая монтировкой. - Так будет впредь с каждым паникером, посмевшим меня ослушаться. А про вопли я тоже не шутил.
   Народ попритих. Одного парня одолел внезапный приступ медвежьей болезни, но воспользоваться кустами он не рискнул: его предшественник, удалившийся туда блевать, корчился на прорастающих сквозь тело побегах. Кричать он уже не мог, поскольку сорвал голос, и лишь тихо хрипел, а потому привлечь хищников и навредить остальным был неспособен. Я решил его не добивать. Пусть наслаждается последними драгоценными часами - не каждому дано их встретить в единении с природой, вдали от городской суеты!
   Парню же, усевшемуся сверкать задом прямо на том месте, где стоял, осторожность не пошла в прок. Стоило ему спустить штаны, как из травянистых кочек тучей поднялась мошкара, вмиг облепив обнажившиеся части тела сплошным черным покровом. Не прошло и полминуты, как на землю упал иссушенный, полностью обескровленный труп.
   На этом план зверских смертей на единицу текста был выполнен, лично я продемонстрировал глубокие жизненные принципы и крепчающие задатки жесткого лидера, а в остальном все обошлось без происшествий.
   - Портал готов! - сообщила Аурелия, гордо улыбаясь, и многозначительно стрельнула глазками в мою сторону. Я одобрительно чмокнул ее в прехорошенький носик.
   По ту сторону окна открывался урбанистический пейзаж, носящий признаки разрухи и запустения. Ветер гонял по безлюдным улицам пустые пакеты и пластиковые бутылки. В мусорном баке гремела жестянками облезлая тощая собака, пытаясь выгрести из-под груды хлама хоть что-нибудь съедобное. Посреди проезжей части, на тротуарах и у бровок, громоздились мятыми горами металлолома покореженные, местами обгоревшие остовы автомобилей. Создавалось ощущение, будто водители умирали прямо за рулем, и лишенные управления машины по инерции катились куда попало, превращая улицы погибшего города в место сплошной аварии. Времени с момента катастрофы явно прошло немного - на противоположной стороне улицы еще светились яркими огнями витрины и вывески большого супермаркета. Очень странным при таком раскладе казалось отсутствие мертвых тел. Все жители словно растворились в воздухе, не оставив ни малейшего следа.
   Внезапно угловатая длинная тень легла на освещенный закатным солнцем проспект, а за ней еще одна. Две неповоротливые человекообразные фигуры, ростом метров по шесть каждая, грохочущим механическим шагом вывернули из-за перекрестка. Аккуратная плитка перед супермаркетом проминалась под многотонными телами боевых машин, но пилотов это совершено не волновало. Да, явились сюда ребята явно не с парада. Коричнево-бежевые пятна пустынного камуфляжа на замызганной, покрытой пылью и грязью броне в городском пейзаже смотрелись весьма неуместно.
   Похоже, техника этого мира шагнула слегка вперед относительно привычной земной. Только я подумал о том, что интересно было бы пошариться здесь на досуге, как подвижные антенны сенсоров над плечами роботов вдруг замерли, синхронно направившись в одну точку. Зашумели сервоприводы рук, и длинные языки пламени полоснули пыльный газон. Трава обуглилась мгновенно, стриженные тополя обратились в огромные пылающие факелы.
   - Слушай, Аурелия, - нахмурился я. - Ты говорила, здесь никого нет. А как же эти?
   - Может, последние? - неуверенно предположила магичка, и вдруг ахнула, хватаясь за голову. - О, великий Альциониум! Я перепутала формулу!
   С этими словами она принялась лихорадочно затирать ладошкой одни знаки и черкать вместо них другие, не менее заковыристые.
   Тем временем пожар заставил обнаружить себя то, за чем охотились мехи. Из-под горящего тополя выпрыгнуло нечто шарообразное, размером с гимнастический мяч, и резво покатилось по улице. Поверхность существа покрывали нити, напоминающие густой крупный ворс. Судя по целенаправленности движения, существо заметило портал и спешило нырнуть в него, спасаясь от преследования. Пилоты роботов тоже сообразили, куда пытается скрыться их противник, и пустили машины бегом, беспрерывно поливая юркий "мяч" пулеметными очередями и оставляя позади растрескавшиеся глыбы вздыбленного асфальта.
   Ворсистый шар оказался быстрее. В несколько длинных прыжков он преодолел пространство, отделяющее его от портала, и шмякнулся в болото уже на нашей стороне, подняв за собой кучу брызг. Грязная вода окатила лоснящийся ворс. Потрепанное и несчастное, существо подкатилось ко мне и, дрожа всем телом, прижалось к ногам. Я разглядел на его трясущемся боку обширный след недавнего ожога. Вопрос, на чьей стороне в этой непонятной заварушке находятся мои симпатии, более не стоял.
   Дальнейшее произошло фактически одновременно. Мехи вывалились из портала, мгновенно увязая в болоте. Аурелия взмахнула рукой, и картинка на той стороне сменилась тихим морским побережьем с песчаным пляжем и пальмами.
   - У меня такое ощущение, - сообщил демон Ямаэстро, обращая на вновь прибывших невозмутимый взгляд алых глаз, - что в задумки автора это не входило.
   - Да ладно, - сказал я, запуская пальцы в мягкий ворс. Существо отозвалось довольным урчанием. - Каждому герою, попавшему в другой мир, полагается домашний любимец. Этот меня вполне устраивает.
   - Я, конечно, не слишком хорошо разбираюсь в законах жанра... - неуверенно вмешалась магичка. - Но разве он не должен быть огромным и смертельно опасным? А это недомерок какой-то получается.
   - Так ведь зачем-то они его преследовали, - заметил я, кивая на роботов. - Значит с ним точно не все так просто.
   В качестве подтверждения "мячик" согласно запрыгал на месте, перебирая ворсинками.
   Наверное, вы спросите, почему в нас до сих пор не засветили из какой-нибудь плазменной базуки будущего. Причины здесь ровно две. Во-первых, нам было необходимо поговорить. А во-вторых, мехи были слишком заняты для того, чтобы тратить на это время. Одному из них, увязшему всего лишь по колено, после нескольких неудачных попыток удалось зацепиться крюком на тросе за неизвестного вида большое дерево и выбраться из трясины. Обосновавшись на относительно надежном клочке почвы возле корней, он старался вытащить товарища, провалившегося по самый пояс.
   - Марат-доно, может все-таки не стоит? - засомневался Ямаэстро. - Ввиду чрезвычайной ситуации даю спойлер: автор уже приготовил вам любимца. Собаку. Черную, размером с лошадь, с бронированной чешуей и скорпионьим жалом на хвосте.
   Шар сник. Его ворсинки печально опали, приобретая тусклый оттенок.
   - А как же моральный облик главного героя? - возразил я. - Бросить на произвол судьбы беззащитное создание?
   - Марат-доно, я не могу взять на себя столь ответственное решение, - сказал демон. - Необходимо разрешение главы клана.
   Он извлек из внутреннего кармана смокинга мобилу, набрал номер и с жаром затараторил что-то по-японски. Потом он замолчал, слушая, несколько раз согласно кивнул "хай" и повесил трубку.
   - В целом возражений против такого любимца нет, - сообщил Ямаэстро. - Однако, имеются некоторые сложности. Как только эти двое выберутся из болота, они продолжат миссию по уничтожению. Автор же в данный момент не в состоянии прописать техногенную боевку. На гонорар от предыдущей книги он купил себе ноут с предустановленной Windows Vista, и половина его любимых игр не запускается, требуя пароля администратора. Если придумаете, как победить роботов в подобной ситуации, действуйте.
   Я тихо поморщился. Первое, что приходило в голову, - попроситься на часик-другой обратно и разбить ламеру морду о клаву его собственного ноута. После чего снести висту нахрен и избавить себя впредь от подобных неприятностей. Хотя, как подсказывает практика, кривые руки способны угробить абсолютно рабочую систему за неполный день общения с ней. Кто скажет, почему я уверен, что получая по аське от молчавшего больше года контакта сообщение "классная прога, запусти", наш автор уверенно тычет в полученную ссылку?..
   Мысли о ламерах, висте и прочих печальных явлениях компьютерного мира привели к тому, что в голове моей вдруг поселилась идея. Она была святотатственна настолько, что на всякий случай я еще раз переспросил демона Цыцсуки:
   - Слушай, Ямаэстро, а твоя музыка действительно любую чушь может сделать правдой?
   - Так точно, Марат-доно. Любую.
   - То есть, даже такое, чего быть не может, потому что это полный бред?
   В алых глазах демона мелькнуло раздражение. Кажется, он хотел сказать что-то покрепче, но выучка победила, и вместо того, чтобы от души меня обматерить, он сдержанно поинтересовался:
   - Скажите, Марат-доно, а вам часто приходилось видеть неудачников-программистов, попадающих в другой мир и становящихся великими магами? И о какой правдоподобности еще вы ведете речь?
   - Ну тогда доставай инструмент, - заявил я, нащупывая в заднем кармане смарт. - Поехали!
   Когда первые звуки забойного саунда понеслись над болотом, второй мех уже вползал на островок у дерева. Лишь только опасность утонуть миновала, машины развернулись, нацеливая на нас все свое многочисленное оружие.
   - Всем гражданским лицам требуем немедленно покинуть зону обстрела! - раздался искаженный громкоговорителем голос одного из пилотов. - Находящееся с вами существо крайне опасно и подлежит уничтожению! Это не учения! Повторяю! Всем гражданским лицам...
   Я уже его не слушал. Тем более что происходящее с моим смартом порядком напоминало укурочные глюки. Вместо всех сетевых подключений и интерфейсов возникла одна большая иконка "подключиться к...". Недолго думая, я ткнул в нее, и после недолгих поисков система выдала мне варианты: "враг справа", "враг слева", "оба сразу". Я выбрал последний, и спустя несколько секунд бортовые компьютеры мехов были в моей полной власти. Куски необходимого для взлома кода сами собой всплывали в голове и начинали работать без всякой компиляции, прямо после того как я набирал их в единственном доступном редакторе - мобильной версии ворда. В принципе, на этом можно было ставить точку, интуиция подсказывала, что при желании я смогу разобраться и перехватить управление машинами, но делать это оказалось настолько лениво, что, повинуясь некоему странному чувству, я залез на флэшку и обомлел, обнаружив там файл с недвусмысленным названием "vista.iso". Я кровожадно усмехнулся.
   - Ровно через десять секунд мы открываем огонь на поражение! - продолжал стараться пилот. - Девять! Восемь! Семь... Твою мать, какая еще перезагрузка?!
   Больше он не мог ничего сказать. Равно как сдвинуть машину с места или задействовать оружие. Потому что на всех обзорных экранах у него в данный момент наблюдались сопровождающие установку картинки и тексты, в которых мелкомягкие активно восхваляли себя. С удивлением я обнаружил, что связь с бортовым компьютером не разорвалась, несмотря на отсутствие там в данный момент операционки, и я могу, в частности, слышать цветастые комментарии пилота о том, где он видел компанию Microsoft вместе с их замечательным продуктом. По многим моментам его мнение удивительно совпадало с моим. Но деваться-то парню было некуда!
   - Система безопасности обнаружила попытку активации программы наведения, - обрадовала его свежеустановленная система. - Вы уверены, что программа получена из надежного источника?
   - Уверен, чтоб тебя! - заорал взбешенный пилот.
   - Точно уверены?
   - Да!
   - Программы, полученные из ненадежных источников могут нести вирусы, дающие злоумышленникам доступ к вашим личным данным и банковским картам, - услужливо напомнила виста. - А вы уверены, что запустили ее именно вы?
   - Какие банковские карты, мать твою! Мы последние выжившие во всем мире! Кто еще мог ее запустить?!
   - А вы уверены, что не являетесь вирусом или злоумышленником?
   - Иди в жопу! - окончательно рассвирепел пилот, а система уверенно продолжала гнуть свою линию:
   - Вам не хватает прав для выполнения данной операции. Зайдите в систему с правами администратора или немедленно покиньте кабину.
   Через динамик смарта я слышал яростное сопение. Ругаясь сквозь зубы, пилот копался в учетных записях. Я тихо посмеивался, зная, что он там обнаружит.
   - Я уже администратор, дура! - взревел несчастный и сердцах шарахнул кулаком по экрану.
   - Зайдите в систему с правами администратора, - грозно повторила виста. - У вас осталось 30 секунд.
   Интереса ради, я переключился на второй мех. Его пилот оказался менее стойким. Судя по звукам, он в отчаянии колотился головой о приборную панель.
   Через обещанные 30 секунд бронепластины на туловище машин разошлись, открывая внутренности кабин.
   - Только пользователи с правами администратора имеют право находиться в кабине, - заявила система.
   В тот же момент кресла под пилотами взбрыкнули, словно норовистые кони, выбрасывая своих владельцев вон. Матерясь, на чем свет стоит, те пролетели по длинной дуге и шмякнулись в болото как раз посередине между мной и мехами. Шарик живо подкатился к одному из своих преследователей. Прежде, чем существо с любопытством коснулось неприятеля ворсинками, пилоты успели высадить в него из пистолетов по целой обойме, но пули не причинили "мячу" никакого вреда, отскакивая от округлых боков.
   - Это конец, - в ужасе прошептал ощупанный шариком и оглушительно чихнул. - Последний патрон спасет меня... апчхи! от ужасных... апчхи! мучений!
   С этими словами он приставил пистолет к виску. Последнее "апчхи" слилось с выстрелом в едином звуке. Потеряв к мертвому телу всякий интерес, шарик откатился к другому пилоту, немедленно проявившему аналогичные простудные симптомы. В перерывах между усиливающимся чихом, пилот смачно высморкался в рукав и печальным голосом сообщил:
   - Уничтожьте его, умоляю. Это ужасное... апчхи! существо. Мутировавший вирус тараканьего гриппа, вырвавшийся из... апчхи! секретных военных лабораторий. В считанные часы он уничтожил... апчхи! население... апчхи! всей апчхи! планеты! Если его не... Апчхи! Апчхи! Апчхи!
   Завершить идею он не успел. Ужасный чих и прорезавшийся следом кашель сотрясали тело. Сопли текли из ноздрей непрекращающимся потоком. Сначала пилот еще умудрялся дышать через рот, но вскоре сопли закрыли и его, а затем принялись сочиться отовсюду: из глаз, ушей, с кожи. Не прошло и десяти минут, как на месте человека осталась лишь неприятного вида зеленая лужица. Да, пожалуй его застрелившийся коллега и впрямь избрал лучшую участь.
   - Ну, и кто здесь утверждал, что он маленький и неопасный? - усмехнулся я, ласково похлопывая довольный "мяч" по пружинящему ворсу. - Теперь надо дать ему имя.
   - Шарик! - воскликнула Аурелия, радостно хлопая в ладоши. - По-моему, самое подходящее.
   - Уже было в другой книге, - вздохнул я. - Так же как Бобик и Тузик.
   - Барбос? - предложил демон.
   Я лишь покривился.
   - Ну какой же он Барбос! Ладно, пусть будет Колобок.
   Вирус запрыгал на месте, всем своим видом выражая согласие.
   - Марат-доно, - заявил Ямаэстро, - позволю напомнить, что вам давно пора выдвигаться. А я пока приберу мусор.
   Достав из ножен катану, демон произвола направился к осиротевшим мехам и одним точным движением рассек ближайший напополам. Меч резал броню, словно масло.
   - Эй, что ты делаешь, погоди! - вскричал я, бросаясь вперед и загораживая собой оставшуюся машину.
   Ямаэстро лишь сокрушенно покачал головой:
   - Я понимаю ваши чувства, Марат-доно. Мне тоже жаль уничтожать эти великолепные механизмы. Увы, я демон авторского произвола, а не своего или вашего. Радуйтесь, что идея с вирусом показалась автору достаточно оригинальной. Но в остальном книга задумывается как чистое фэнтези. Боевым роботам там не место.
   - А нафиг ему тогда главный герой - программист? - не на шутку удивился я.
   - Это является одним из непреложных законов жанра. В другие миры попадают студенты, спецназовцы или программисты. После первой же четверти книги вся разница между ними теряет значение. Автор решил, что программист - это круто. Не скрипача же виртуоза ему было посылать!
   - Все равно глупо, - не сдержался я. Опасно сердить автора, но уж больно не хотелось мне расставаться с такой полезной штуковиной как мех. - Чистое фэнтези давно считают признаком скудности фантазии. Вот например эльфы уже присутствуют во множестве книг. Писать про них уже не круто. Или космические корабли - подумаешь, тема! Только ленивый про это не писал. А вот посадить эльфов в космический корабль и отправить к звездам - свежо, ново и неизбито. И в конце концов, - перешел я к главному аргументу, - один чертов каудатум весит не меньше тонны. А вдруг мне в будущем попадется дракон или что покруче? Мне его на руках что ли через портал переть?
   - Ну ладно, - сдался демон. - Пусть остается за порталом, уничтожить его никогда не поздно. В любом случае, по болоту ему не пройти.
   Отключение параноидальной службы UAC не заняло у меня и минуты. Полюбовавшись на заставку с надписью "Microsoft Windows Vista Battlemech Edition", я залез в пилотское кресло. Поднять огромного монстра и закинуть в мирок с морем и пальмами оказалось для боевой машины плевым делом.
   С сожалением проводив взглядом тающие за гаснущим порталом контуры своих новых приобретений, я обернулся к поредевшей кучке спутников и скомандовал:
   - В путь.
   NEW 19.05.10
   Как и полагалось по сюжету, к вечеру в живых не осталось ни одного из наших случайных попутчиков. Болото скоро кончилось, уступая место тропическим джунглям, отчего безопаснее вокруг не стало. Третьестепенные персонажи дохли, как мухи от дихлофоса. Один угодил в сети к гигантскому пауку, другого схавали пираньи, кишмя кишащие в небольшом ручейке, третьего - росянка размером с хорошее дерево. Иногда автор припоминал о том, что фэнтезийная составляющая предполагает не только укрупнение масштаба и повышение зубастости, так что четвертый и пятый покинули нас менее ординарными способами. Четвертого оприходовала стайка приблудившихся зомби, а пятый, испив водицы из попавшегося по дороге ключа, превратился в животное, весьма напоминающее небезызвестного козленочка и убежал прочь с жалобным блеяньем (не успел он скрыться из вида, как из кустов высунулась очередная зубастая пасть, по-моему, крокодилья, и заглотила его не жуя, со шкурой, рогами и копытами). Шестой провалился в ловушку с кольями на дне, седьмого скрутили и уволокли самого людоедского вида дикари. Последний пассажир держался стойко и умер лишь перед самым ночлегом, сожрав ядовитый фрукт.
   На этом лишние в моем окружении закончились, и все шло к тому, что финал второй главы не за горами. Цыцсуки Ямаэстро покинул нас еще в начале пути, убедившись, что монтировка в моих руках служит надежным способом решения возникающих проблем, и наступил тот долгожданный момент, когда я остался с Аурелией один на один. Для стоянки мы выбрали живописную полянку на самой опушке джунглей. Со стороны леса к ней подступали огромные деревья с замшелыми стволами, впереди же открывался завораживающий вид на сельву. Густая трава волнами колыхалась под ветром. Трещали цикады, журчал ручей, периодически раздавалось уханье филина, далекие гитарные переборы и прочие звуки, обнаруженные автором в программе "аура ночного леса". Хищников, мертвяков, дикарей и остальных местных сюрпризов мы не боялись: после того, как Аурелия собрала дрова, а я метким ударом монтировки добыл нам на ужин удачно подвернувшегося кабанчика, магичка долго ходила по периметру поляны, и вскоре нас окружало толстое кольцо таинственно мерцающих знаков. Колобок весело прыгал по траве - от прикосновения его ворсинок скукоживались и падали на землю ночные мотыльки. Я совсем было расслабился, магические огоньки окончательно погрузили меня в уютную привычную атмосферу компьютерной игры... Как вдруг неожиданная мысль заставила меня вскочить, забывая обо всем. Глава заканчивается, а где же обещанный левел-ап?!
  
   Глава третья.
   В которой главного героя для начала круто обламывают, а затем ему грозит страшное.
  
   В лесу раздавался топор дровосека
   (с) Н. А. Некрасов
  
   Мне пришлось порядком поскандалить прежде, чем на краю защитного круга материализовалась сюрреалистичная фигура старшего из демонов. Подсвеченный призрачными огнями магических знаков, Такнадо своим видом мог навсегда отправить неподготовленного клиента в психушку, но я уже свыкся с беловолосым самураем и воспринял его как нечто вполне обыденное.
   - Марат-доно, вынужден сообщить вам неприятные новости. Автор решил, что слишком быстрый рост ваших способностей помешает ему набрать минимальный объем в 15 авторских листов текста, из-за отсутствия соизмеримых препятствий и сложностей. Таким образом, ваша дальнейшая прокачка будет осуществляться медленно и постепенно.
   - Протестую! - Я был порядком обеспокоен открывшейся перспективой. - Кому интересен персонаж-хлюпик, неспособный разметать полсотни врагов голыми руками?!
   - Ничем не могу помочь, - хладнокровно отрезал Такнадо. - Таково решение автора. Не падайте духом, Марат-доно. Вы уже получили достойного любимца и магическую монтировку.
   - Так она что - непростая? - удивился я, вытягивая из-за пояса означенный предмет.
   - Разумеется. Она сама направляет удар, после чего вы можете в любой момент воспроизвести его самостоятельно. К тому же, ношение данного артефакта приводит к постепенному росту навыков владения холодным и метательным оружием, а также рукопашной борьбы всех известных школ и направлений. Проведите несколько ночей, засунув ее под подушку, и вы узнаете кун-фу.
   Больше от самурая я ничего не добился. Сославшись на занятость, Такнадо вежливо раскланялся и исчез.
   Я долго сидел, не в силах успокоиться. Вожделенное всемогущество уплыло из рук в самый последний момент. Ну что за куцая фантазия у нашего автора, не может придумать соизмеримых препятствий, тоже мне! Как будто кого-то это до сих пор волновало! На то оно и фэнтези, чтобы всякие там "достоверность", "соизмеримость" и прочие занудства были отодвинуты далеко и навсегда. В руках я раздраженно теребил артефактную монтировку, подкидывая и хватая ее на лету, пока в один прекрасный момент не поймал себя на странном ощущении, что в памяти начинают смутно проступать картинки из старинного манускрипта по фехтованию, а также отдельные приемы каратэ, самбо и двух направлений у-шу, о существовании которых я раньше и не подозревал. Вскоре я уже четко представлял, как употребить на деле эти новые познания, что слегка меня утешило. Конечно, это не божественная мощь, которая позволит мне посылать за пивом презренных корольков и императоришек, но по крайней мере они не дадут мне спасовать перед мелкой гопотой средневеково-фэнтезийного разлива. Я с сомнением покосился на свою руку, в которой костей наблюдалось куда больше, чем мяса. Оставалось надеяться, что автор решит эту проблему как можно скорее.
   Убедившись в эффективности монтировки, я слегка воспрянул духом и лишь жалел об отсутствии подушки, под которую можно положить этот полезный артефакт.
   Мысль о постельных принадлежностях логически перетекла в другую, более вдохновляющую. За то, что завтра к нашей компании не приклеится очередной идиот-смертник, я бы не поручился, но сейчас мы с Аурелией оставались совсем одни!
   Я оглянулся в поисках магички. Пока я тяготился собственным временным несовершенством, та успела заснуть, свернувшись калачиком среди папоротников. Такой расклад меня не устраивал абсолютно. Растолкать красотку, столь бессовестно игнорирующую свои прямые обязанности, оказалось непросто. Она ворочалась, что-то бормотала, переворачивалась на другой бок, но я был упорен. Глупо упускать такой шанс. Наконец Аурелия открыла глаза.
   - Хватит дрыхнуть, давай раздевайся, - сказал я, расстегивая ремень на джинсах.
   Спросонья блондиночка не отличалась сообразительностью.
   - Зачем? - спросила она, зевая.
   Я только поморщился в ответ.
   - Вот только не надо всей этой дурацкой лирики. Чай не в бабском романе. Как будто непонятно, что ты введена в сюжет затем, чтоб я тебя трахнул. Так чего мы ждем?
   От подобной прямолинейности Аурелия покраснела до самых ушей.
   - В целом, именно за этим, - смущенно пробормотала она, старательно избегая глядеть мне в глаза. - Но... В общем... Тебе не кажется, что все происходит слишком быстро?
   Я пожал плечами:
   - А смысл тянуть? Мы два взрослых человека. Я тебя хочу. Ты меня хочешь. Или нет?
   - Конечно хочу! - жарко воскликнула Аурелия и вновь засмущалась, опуская взгляд. - Только я не могу так. Я девственница. Ты должен меня долго уговаривать и успокаивать. Так положено. С меня начальство три шкуры снимет, если я дам тебе просто так.
   От разочарования я готов был взвыть. Как положено уговаривать и успокаивать девственниц, я совершенно не представлял. Однажды, лет в 12, я из любопытства пролистал тайком один из обожаемых тетей любовных романов. Но даже этот сомнительный источник не мог послужить инструкцией. Насколько мне помнилось, там все было как раз наоборот. Первую половину книги будущий любовник похищал, угрожал и прочими способами издевался над героиней, а ближе к середине таки завалил в койку, невзирая на весь ее (весьма неубедительный) писк. В процессе бабенка получила великое наслаждение и воспылала неземной любовью. Потом была куча всякой мути, да и перспектива неземной любви меня, если честно, скорее пугала, чем радовала, но все же идея без лишних изысков уложить Аурелию в папоротники показалась мне не лишенной интереса. И с нее, вроде как, спросу нет - не давала, сам взял, - и я свое получу. Вот как бы только не звезданула дуреха каким-нибудь фаерболом, не вникнув в тему.
   Пока я думал и сомневался, магичка вдруг воровато оглянулась по сторонам и прошептала мне на ухо:
   - Не знаешь, как уговаривать? Я подскажу, меня хорошо на эту тему инструктировали. Для начала посади меня на колени и обними. Вот так, замечательно. Теперь... Ну, по сюжету ты должен бы сводить меня в лавку и накупить всяких шмоток, или хотя бы подарить парочку уникальных древних цацек с магической начинкой, но с этим у нас пока тяжко. Так что просто обещай так сделать в будущем.
   Я обещал - тут что угодно обещаешь, когда такая штучка сидит у тебя на коленях и воркует над ухом эротичным голоском. Так мне казалось первые минуты две. Еще через пять я начал подозревать неладное, а через десять был уже совсем не рад затее. На пятнадцатой минуте изощренной пытки, одурело бормоча очередной бред про ножки, грудки, губки, птичек, рыбок, заек и прочих зверюшек, я обливался холодным потом, полный уверенности, что после этого слащавого ужаса у меня точно ничего не выйдет. Так бы оно и случилось, но тут Аурелия внезапно встрепенулась, скорчив невыносимо кислую рожу.
   - Тьфу ты, Милиарис рогатый, не могу больше! Достало! - сплюнула она и буквально вцепилась в меня яростным поцелуем.
   Мы покатились, сминая папоротники, на ходу избавляясь от одежды, разом ставшей ненужной и лишней. Руки тряслись от возбужденного предвкушения настолько, что я не с первого раза совладал с ширинкой, и это стоило нескольких секунд промедления. Наконец, последнее препятствие оказалось позади, я ухватил рычащую от страсти Аурелию за бедра...
   И неведомая сила безжалостным рывком выдернула нас из объятий друг друга, а затем подняла в воздух, завешивая в паре метров над землей, словно нашкодивших щенят.
   - От-так-так! Едва не опоздал! - протянул насмешливый голос.
   В существе, вальяжно растянувшемся на широкой, как скамейка в парке, ветке дерева, я безошибочно определил очередного демона из семейства Цыцсуки. При всей своей странности, Такнадо и Ямаэстро оказались, в целом, неплохими ребятами. Этот же представитель рода с первого взгляда не вызывал ни малейшей симпатии. И дело было не только в сомнительных "развлечениях", способных оставить тебя полным импотентом. В отличие от растрепанных шевелюр братьев, ярко-красные волосы нового демона были тщательно расчесаны и уложены на затылке пучком, скрепленным изящными длинными шпильками. На аккуратно обточенных ногтях красовался синий лак. Приглядевшись, можно было понять, что неизвестный Цыцсуки похож на братьев как две капли воды. Но если Такнадо и Ямаэстро раскраской превращали свои лица в подобия свирепых масок, то у этого макияж лишь подчеркивал безупречность черт. Штанов под нарядным шелковым кимоно у демона не наблюдалось. В сочетании с чувственно-вишневой помадой это наводило на некоторые мысли. Не знаю, может у японцев в порядке вещей нормальным мужикам так одеваться и размалевываться, но меня одолевали самые нехорошие предчувствия.
   NEW 22.05.10
   - Ай-ай-ай, жеребчики и кобылки, - с ласковой улыбкой, от которой мороз по коже драл, посетовал Цыцсуки. - И что это у нас выходит? Стоило оставить на минутку без присмотра, а они уже непотребства всякие творят. А ведь автор вам доверял...
   - А ты вообще кто такой, - огрызнулся я с бессильной обреченностью.
   - Цыцсуки Ещёрано, младший демон авторского произвола, - обворожительно улыбнулся тот, достал из-за пазухи зеркальце, недовольно поморщился и легким движением поправил невидимый мне изъян в прическе. Затем еще раз критически оглядел результат и, удовлетворенный, засунул зеркальце обратно. - К вашим услугам. О чем я там говорил? Ах, да, об авторском доверии. Ну, ладно Избранный, этим хоть положено лезть на все, что шевелится. - Ещёрано окинул меня долгим взглядом из-под накрашенных ресниц, раздосадовано махнул рукой и продолжил свою игру в гляделки уже с Аурелией: - Но ты-то, голубица моя недотоптанная, ты чем думала, скажи на милость? Ведь знала, зачем нужна в этой книге.
   Магичка опустила глаза и упрямо просопела:
   - Для секса.
   Ленивым движением демон соскользнул с ветки, прямо по воздуху подошел к обездвиженной красотке и покровительственно потрепал по щеке:
   - Ай-ай, а казалась такой умной девочкой! "Для секса" твоему резвому бычку предоставят еще не один десяток телочек. А ты, киса, для того, чтобы держать читателя в напряжении. Чтобы каждый раз, переворачивая страницу, он вздыхал: "Ну когда? Когда же он трахнет эту сексуальную цыпу?" И что вы наделали? Теперь все в курсе, что наша стыдливая девственница заводится с пол-оборота. Ладно, - вздохнул Ещёрано, - попробуем спасти что есть. Но за то, что автор не пересмотрит теперь всю любовную линию, я уже не поручусь.
   Демон взмахнул рукой, и за спиной Аурелии образовался портал. Следующим жестом Ещёрано отправил в него безвольное тело девушки и шагнул сам. Портал схлопнулся, сила, удерживающая меня в воздухе, исчезла, я рухнул вниз и наверняка бы чего-нибудь сломал, не подоспей Колобок на выручку. Упругое тело вируса смягчило удар, но досталось мне все равно крепко. Громко матерясь, я приземлился в помятые папоротники. Колобок устроился рядом, сочувственно помахивая ворсинками.
  
   Интермедия
   Голоса за кадром.
   Слышится крик, напоминающий разъяренный кошачий мяв, за ним шум борьбы, маловразумительные вопли, судя по немногочисленным разбираемым словам типа "бака"* и "теме"** - на японском. Наконец все стихает.
   Ещёрано: Идиотка! Ты испортила мне прическу, макияж, и ноготь сломала!
   Аурелия (зло шипя): Еще б не то сломала, коли могла! Не мог задержаться секунд на пять!
   Ещёрано: Не мог. Я знаю свой долг. В отличие от некоторых.
   Аурелия (срываясь на визг): В гробу я видала этот долг! В белых тапочках! Да попробовал бы сам триста лет девственность хранить, еще бы не так запел! Хоть раз побыл бы человеком, так нет, в самый последний момент!
   Ещёрано: Ба-ака! Я демон произвола, я не могу быть человеком. (В голосе демона прорезается снисходительное сочувствие). Что, совсем приперло, а?
   Аурелия: А ты думаешь, болван!
   Ещёрано: Ну так будь поласковее. Глядишь, чем и помогу.
   Аурелия (с задумчивым сомнением): Правда? А ты разве не... Да и с девственностью как быть? Я ж должна Чемпиону ее подарить.
   Ещёрано (мрачно): Еще раз намекнешь, что я голубой, язык отрежу. А про девственность не переживай. Вернем все обратно в лучшем виде. Никто и не заметит. Я, как-никак, демон произвола. Ну что? Давай, киса, не дури. Я ведь лучше твоего занюханного Чемпиона.
   Аурелия: Не сыпь соль на раны! (всхлипывает) Мне ведь влюбиться в него придется! А, гори все огнем, я согласна!
   Слышны смачные поцелуи, шорохи, копошение, страстные стоны девушки... Все прекращается внезапно. В тихом восклицании Аурелии при некоторой доле воображения можно узнать досадливое "Твою мать!" Раздается отчетливый звук подзатыльника.
   Ещёрано (оскорбленно): Нии-сан!*** За что?!
   Такнадо: За все. Опять за старое взялся, служебным положением пользоваться?!
   Ещёрано: Я всего лишь исполняю долг. Возвращаю персонажам душевное равновесие, утраченное вследствие моего вмешательства.
   Такнадо (ворчливо): Избирательно ты его возвращаешь. Девица триста лет терпела, еще пару месяцев переживет. А главный герой сейчас монтировкой полджунглей изуродует!
   Ещёрано: Ксо!!!****
   Занавес.
  
   * дурак (яп.)
   ** ты... (яп., грубо)
   *** старший брат (яп.)
   **** японское ругательство
  
   NEW 25.05.10
   Кто сказал что для рубки деревьев необходим топор? Монтировка вгрызалась в сочащую древесину не хуже бобровьих зубов. И-эх! И-ух! И-ых! Эти размеренные движения вбирали в себя всю мою злость и напряжение. Только щепки разлетались. Известных мне стилей у-шу стало пять, самбо и карате я владел уже на уровне черного пояса, фехтовать умел так, что какой-нибудь там д'Артаньян с горя сдал бы в металлолом свою шпагу и вслед за Арамисом ушел в монастырь, а кроме того начинал обнаруживать недюжинные познания в айкидо, кик-боксинге и капоэйре. Трудновато было вообразить на месте могучего ствола субтильное тельце автора, подложившего мне такую свинью, но как только это у меня получилось, удары стали выходить вдвое более яростными и жестокими. Я уже почти овладел искусством метания ножей, когда знакомый гнусный голосок сзади участливо поинтересовался:
   - Не устал?
   Этих двух слов хватило для того, чтобы весь охвативший меня кураж улетучился, как данные после низкоуровневого форматирования. Я почувствовал, что мышцы разрываются от усталости, и нещадно ломит поясницу.
   Цыцсуки Ещёрано стоял у меня за спиной с омерзительной широкой лыбой на разукрашенной харе, набить которую так и чесались кулаки. Но надо глядеть правде в глаза - с демоном произвола я бы не справился и в нормальном состоянии, не то что вымотанный до полусмерти! Впрочем, над физиономией красноволосого ушлепка уже поработали без меня. Рассаженная губа, наливающийся синяк под потеками размазанных теней и туши, исцарапанная в кровь щека и безобразно распухшее ухо - вот неполный список повреждений, выпавших на долю отдающего голубизной красавца. Некогда аккуратный пучок волос растрепался и съехал набок, из него косо торчала единственная оставшаяся шпилька. Я мысленно аплодировал неизвестному герою, от души сожалея о том, что не могу добавить собственную лепту в эту прекрасную картину.
   - Однако, - присвистнул демон, с любопытством ковырнув ногтем измочаленную монтировкой древесину. На полноценное дупло проделанная мной дыра еще не тянула, но все равно выглядела основательно. - Такую бы энергию, да в мирных целях! В чем дерево-то виновато?
   - Тебя под рукой не оказалось, - раздраженно буркнул я, и тотчас же с ужасом понял, что попал.
   - Ну, это исправимо, - сообщил Ещёрано, соблазнительно проводя языком по вишневым губам. Точнее, соблазнительно это выглядело бы в исполнении, скажем, Аурелии. Я похолодел, сознавая, что отбиться от демона произвола - задача нелегкая даже для главного героя.
   Демон изогнулся всем телом и вкрадчиво промурлыкал:
   - Тебе надо сбросить напряжение, чтобы спокойно двигаться вперед к завоеванию мира, а не беситься от воздержания. Ну, иди сюда, нехороший мальчик, покувыркаемся!
   Он призывно протянул руки, готовый заключить меня в объятья.
   - Я... Я таким не интересуюсь! - сообщил я, обливаясь липким потом.
   - М-да? - заинтересованно протянул Ещёрано, делая шаг вперед. Я шагнул назад. - Предпочитаешь пассивную роль?
   Я отступал, пока не уперся плечами в злополучный ствол. Черт! Все шло к тому, что сегодня я таки потеряю невинность, но отнюдь не тем способом, о котором мечтал. Вряд ли дерево послужит надежной защитой от чокнутого голубого демона, но на некоторое время стратегическое направление прикроет. Я перехватил монтировку в скользких холодных ладонях, готовясь дороже продать свою честь.
   - Никакую не предпочитаю! - просипел я, вжимаясь в шершавую кору. - Оставь меня в покое, гомосек двинутый!
   - Дурачок! - засмеялся демон. - Самый простой способ избавиться от желания - осуществить его.
   - Кыш! Отвянь! Не хочу я тебя! Иди, пургену сожри, гомосятина! - заорал я, что было сил размахиваясь монтировкой. Артефактное оружие угодило Ещёрано по виску, но башка у демона оказалась, к сожалению, крепкой. Удар лишь заставил его отшатнуться, шипя от боли. И в моем беспросветном положении замаячил огонек надежды. Демон уязвим!
   Забыв про все стили и направления, я размахивал монтировкой, словно кулер лопастями. Не знаю, скольких rpm я достиг, но передышки Ещёрано не получил. Проснувшаяся вера в то, что все еще может обойтись, придавала мне сил. Демону пришлось приложить все усилия, чтобы не огрести еще. Он вертелся, словно хип-хопер, угодивший вместо танцпола на раскаленную сковороду, а я гонял его монтировкой по поляне. Очень скоро я готов был уверовать в страшные картинки про легкие курильщика - даже демон успел подзапыхаться, мои же пропитанные никотином дыхательные органы, казалось, вот-вот лопнут от напряжения. Но сдаваться в руки этого извращенца добровольно я не собирался. В тот момент, когда я всерьез размышлял, будет ли подвергнуто поруганию мое бездыханное тело, когда я таки сдохну от разрыва сердца; прогрессивно ориентированный представитель высших сил вдруг выхватил из-за пояса катану и, не обнажая лезвия, легко заблокировал ножнами мое непобедимое ранее оружие. Я обреченно матюкнулся. Так и знал, что от демонов произвола даже главному герою не стоит ждать добра. Но все оказалось не так ужасно - Ещёрано всего лишь искал пути к отступлению. Одним гигантским прыжком он отскочил назад к дереву, а следующим легко взлетел на ту же ветку, где восседал в прошлый раз.
   - Что за день такой! - пожаловался демон, тяжело дыша. - Сначала эта нимфоманка трехсотлетняя, теперь ты вот... - Он ощупал вздувающуюся на виске шишку, полез за пазуху за зеркалом, но обнаружил лишь пустую оправу с несколькими застрявшими осколками. Горько вздохнув, Ещёрано отложил на ветку меч, развязал пояс и принялся вытряхивать стекляшки из подранного запылившегося кимоно.
   - Приблизишься - убью, - предупредил я на всякий случай.
   - Ну, это вряд ли, - демон снова вздохнул, еще печальнее. - Согласился бы я на эту собачью работенку, коли мог бы умереть! Я ведь сэппуку совершить пытался!
   Я как раз успел протереть запотевшие очки и водрузить их обратно на нос, чтобы разглядеть на поджаром, с рельефными кубиками пресса животе множество тонких белых шрамов.
   Брови Ещёрано вздернулись в трагическом изгибе.
   - Раз двадцать пытался, - признался демон. - Все без толку. Отваляешься с недельку, и снова на работу. Знал бы ты, как все меня затрахали...
   Его поникшая фигура уже не выглядела грозной, но в беседу я вступать все равно не рисковал - еще проникнется какими-нибудь надеждами. Поэтому демону пришлось вести подобие монолога.
   - Ладно, смотрю, пар ты уже спустил. И то хлеб.
   И правда - единственное, что мне сейчас хотелось, так это завалиться спать. Я устал настолько, что голая земля казалась мне ничуть не хуже пуховой перины. Проще говоря, мне было уже плевать - еще немного, и я буду готов задрыхнуть хоть на йоговской доске с гвоздями. Но подозрительная компания Цыцсуки Ещёрано не давала расслабиться. А вдруг все это хитрость, призванная лишить меня бдительности?
   - Ну, не хочешь говорить со мной, не надо. - Казалось, демон был слегка обижен игнором. - Но объясни хоть, при чем тут пурген! Я ж с ума сойду от любопытства!
   Радовать красноволосого психа новостью о том, что умом он тронулся уже давно, я не стал, и лишь неприязненно буркнул сокращенную версию старого анекдота:
   - Чтоб знал, зачем мужику задница!
   Я ждал чего угодно - гнева, возражений, новой порции неприемлемых предложений в мой адрес, но вместо того Ещёрано погрузился в глубокую задумчивость.
   - А ведь может сработать... - изрек он наконец, глядя куда-то в пространство, затем повернулся ко мне. Усталая обреченность в глазах уже сменилась прежним самоуверенным нахальством. - Похоже, ты подсказал средство от моей главной беды. Надо срочно проверить. Поможет - награжу, не пожалеешь!
   С этими словами демон исчез, оставив меня гадать о странности последнего заявления. Впрочем, занимался я этим крайне недолго. Стоило мне устроиться на земле и прикрыть глаза, как сон сморил меня мгновенно.
   Увы, долго предаваться этому счастливому состоянию мне так и не довелось. Разбудил меня дикий вопль, от которого с окрестных деревьев с испуганным гвалтом сорвались огромные стаи проснувшихся птиц. Учитывая, что звучал он у меня почти над ухом, вы поймете, какое неземное удовольствие от побудки я испытал.
   Младший демон авторского произвола Цыцсуки Ещёрано скакал по поляне в дикарском танце радости.
   - Да!!! - проорал он, подпрыгивая на месте, и подскочив ко мне, затряс так, что только зубы клацали. - Действует!!! Работает!!! Я в неоплатном долгу перед тобой, Марат-кун! За какие-то три часа я переделал работы на весь день вперед, и без малейшего ущерба собственному достоинству!
   Наконец он оставил меня в покое, переключая свое разрушительное внимание на другие объекты. Выдернув из волос последнюю шпильку, демон с наслаждением переломил ее пополам, а потом, постаравшись, на четвертинки. Затем сдернул с плеч цветастое кимоно, двумя движениями разодрал на куски, и, бросив на землю, принялся топтать ногами. Когда некогда элегантная вещица окончательно превратилось в сестру-близнеца бывалой половой тряпки, Ещёрано злобно сверкнул глазами и прищелкнул пальцами. Остатки кимоно и шпильки полыхнули ярким пламенем, в считанные секунды сгорев дотла, а невесомую золу тотчас же разметало внезапным порывом ветра. Помахав ей напоследок ручкой, демон обратил на меня все тот же дикий взбудораженный взор.
   - Раздевайся, - сказал он. - Я обещал тебя наградить, и намерен сдержать слово.
   - Живым ты меня не получишь, - сообщил я, вжимаясь в землю.
   В ответ демон лишь расхохотался - очень недобро:
   - Ты не так меня понял, Марат-кун. Тебе я вечный должник, и потому прощаю подобные подозрения. Но любого другого, кто заявит мне о гомосексуальной связи, я насажу на стебли бамбука и буду наблюдать, как они прорастают ему в кишки. Тебе же я намерен подарить печать Тысячи Сладострастных Стонов. Это магическая татуировка, получив которую ты станешь великим любовником, способным завести даже престарелую фригидную лесбиянку. Любая женщина, переспав с тобой, и думать забудет о других мужчинах... Кроме меня, разумеется, но тут уж как-нибудь договоримся. Для друга мне ничего не жалко.
   Несмотря на все заверения Ещёрано о возвращении к нормальной ориентации, идея снимать штаны в его присутствии, да еще и разворачиваться задом, вдохновляла меня не особо. С другой стороны, награда на противоположной чаше весов стоила риска. Пока я так терзался, демон опустился на колени в месте расправы над кимоно и шарился в траве, что-то разыскивая.
   - Неужели перестарался? - озадаченно нахмурился он, и тотчас же просиял, обнаружив, наконец, искомое. - А, вот она!
   Необходимым предметом оказался порядком закопченный тюбик помады, что усугубило мою подозрительность. Обернувшись, демон увидел меня в одежде, и его улыбка угасла.
   - Второй раз предлагать не буду, - предупредил Ещёрано. - Несмотря на всю дружбу. Не валяй дурака, Марат-кун. На твоем месте я бы не надеялся на автора в этом вопросе и подстраховался заранее. Неизвестно каким образом он перепишет теперь любовную линию. А вдруг решит, что в суровой мужской книге глупым курицам вообще не место, а единственная радость воина - его меч, обагренный кровью сотен врагов?
   Я содрогнулся и принялся спешно стягивать футболку.
   Несмотря на все опасения, демон Ещёрано не обманул, и никаких противоестественных поползновений не проявлял. Долго и старательно он вычерчивал что-то помадой на моей коже. Закончив рисунок, демон опустил ладони мне на спину. Я дернулся было от невыносимого жжения, но Ещерано вжал меня в землю с такой силой, что аж хребет заскрипел. Горело все тело в тех местах, где его касалась помада. Наконец жжение пошло на спад, переходя в неприятный зуд, затем в легкое покалывание, а потом и вовсе сошло на нет.
   - Готово, - сообщил демон, отпуская меня. - Надо бы все это отпраздновать. И печать твою, и мое избавление. Так что любуйся пока, а я ненадолго отлучусь, организую. А это тебе для затравки.
   Ещёрано выудил из воздуха нечто вроде керамической стопки, протянул мне и исчез. Я осторожно принюхался к содержимому - густому, белому - и ощутил в запахе хорошую долю спирта. Сакэ? Вполне возможно.
   На вкус дрянь оказалась та еще - вроде плохо очищенного самогона, который баба Клава из крайнего подъезда, бывало, подсовывала самым бухим из клиентов. Но другого не предлагали, и потому я хлопнул сакэ залпом и лишь после этого извернулся как мог, разглядывая плечи и часть спины - единственное место, где мог увидеть печать. Там обнаружился яркий однотонный узор этнического стиля. В принципе, для главного героя могли бы придумать татуировку посолиднее, но это я уже придираюсь. Так все равно круче, чем без нее. А если печать и правда обладает теми свойствами, о которых говорил Ещёрано, то жаловаться вообще грех.
   Демон отсутствовал недолго. Но когда вернулся, я опознал его лишь по красным волосам, да пристрастию к аккуратности. Прическа и одежда на этот раз были однозначно мужскими, что заставило меня наконец-то вздохнуть с облегчением. В руках демон тащил свернутую циновку, внутри которой что-то вяло трепыхалось.
   Знакомая улыбка сверкнула из-под зверской фамильной раскраски Цыцсуки.
   - Один из номеров программы на сегодня, - довольно объявил Ещёрано, раскатывая свою ношу на траве.
   Внутри циновки оказались две рыжие полураздетые девицы модельной внешности. В целом они отличались лишь оттенками рыжины в волосах: у одной они были насыщенно-медными, у другой скорее золотистыми. Нюансы лиц надежно маскировала густая косметика, так что чем-то девицы явно напомнили мне семейство демонов Цыцсуки. Обе были пьяны до полной невменяемости, но это обстоятельство меня не особо смутило. В отличие от другого: вряд ли какой-нибудь фэнтезийный мир был способен породить такой предмет как кружевные нейлоновые стринги.
   - Ты откуда их взял? - спросил я демона.
   - А, это попаданки из параллельных книг, - объяснил тот. - Угодили в фэнтези и пошли отрываться на глазах ошалелой публики, именуя это естественностью поведения. Сейчас по плану пьянка со стриптизом. Потом за ними явятся заботливые влюбленные принцы и унесут отсыпаться-похмеляться. Как демон произвола, я одолжил их до этого момента. Все равно они уже ни хрена не соображают, где, с кем и что творят, а наутро ни черта не вспомнят. На этих шалавах и так пробу ставить негде, тут одним-двумя мужиками больше или меньше, без разницы. Так что выбирай, какая больше нравится, и пользуй на здоровье. Да хоть обеих.
   Мне было решительно все равно. Медная раззявила пьяные глазища, вытаращилась на меня и изрекла слово, явно не подходящее в мои характеристики, хотя бы из-за пола. Зато как нельзя лучше отражало суть самой девицы.
   - Вторую, - решительно сказал я, указывая на золотистую.
   - Думаешь, она лучше? - фыркнул Ещёрано, бесцеремонно подтягивая громко матерящуюся медную к себе. - Наивный. Ну, воля твоя, забирай.
   Демон оказался прав. Стоило мне прикоснуться к золотистой, как девушка завернула такой оборот, что прорабы всех строек мира от зависти сожрали бы собственные каски, услышав. Но вскоре я понял, что в целом сопротивления мне не оказывают, и забил на "изысканную" речь. В конце концов, вижу эту девку первый и последний раз. Меня немного смущала ее нетрезвая вялость, но когда дошло до главного, жестко вбитые рефлексы пересилили действие алкоголя, и все прошло нормально, со взаимным удовлетворением.
   Потом мы с Ещёрано выпили еще сакэ и обменялись партнершами, а после и вовсе пошла веселуха. Тут я всецело оценил силу печати, позволяющую мне держаться наравне с воистину неутомимым демоном в деле доведения наших пьяненьких рыжулек до полного экстаза.
   Затем мне стало любопытно, как Ещёрано умудряется материализовать сакэ и прочие продукты японской кухни, в изобилии появляющиеся на циновке. После объяснений я попробовал сам. Сакэ вышло относительно быстро, хоть и более дешевого сорта, а из еды регулярно удавались почему-то лишь роллы "Калифорния", щедро сдобренные вассаби. О попытке сотворить нечто родное и привычное, а именно, пачку "Доширака", я, пожалуй, умолчу. Скажу только, что результат Ещёрано, зажав нос, спешно телепортировал в мир, где обитает его давний враг.
   Ближе к финалу девочки предоставили нам еще одно развлечение - уже иного рода. Слегка протрезвев, они тотчас же не поделили что-то на почве собственной исключительности и сцепились, словно кошки, щедро осыпая друг друга любимыми словами и эпитетами.
   Все-таки есть что-то в японской церемониальности, это я понял к концу вечеринки. Неторопливо потягивая сакэ (не такое уж оно, кстати, и гадость, как казалось поначалу), мы с демоном наблюдали, как рыжие с визгом царапают друг другу лица и выдирают волосы. Когда визги стали надоедать, Ещёрано разнял девиц, материализовав над ними ушат воды.
   - А мжжт нахх его, этва принца темноэльфийского? - изрекла медная, многозначительно поглядывая на демона. - Тут ткие мальчики хррошие...
   - А вот это уже лишнее, - заметил Ещёрано, взмахнув рукой. Открывшийся портал мгновенно засосал навязчивую девку обратно, в несчастный мир, которому предназначено пасть к ее ногам. За те краткие мгновения, пока переход оставался открыт, я успел разглядеть на той стороне высокого темноволосого парня с острыми ушами и обреченным выражением лица, которому медная угодила прямиком в объятья.
   Процедура отправки золотистой прошла ровно так же, только парень за порталом был блондином.
   - Слушай, Ещёрано, - сказал я, подливая другу сакэ, как требовала традиция. - Может объяснишь-таки, чем тебе помог пурген. А то от любопытства умру уже я. Да и читатели, пожалуй, тоже.
   После отлично проведенной ночи я пребывал в благодушном настроении.
   Цыцсуки грустно вздохнул:
   - Это печальная и позорная история. Но от друзей у меня нет секретов, поэтому я расскажу ее тебе. Изначально я был нормальным демоном с нормальной ориентацией. Мой долг - предотвращать поступки, которые герои готовы совершить, но автор считает, что по сюжету для них еще совсем не время. По большей части это случается в любовных линиях. Но после моего вмешательства герои обычно приходят в состояние, близкое к невменяемому. По себе помнишь, приятного тут мало. Поэтому вторая часть моей задачи - приводить их в норму, возвращать душевное равновесие и пригодность к дальнейшим приключениям. С мужиками, как правило, достаточно хорошенько выпить и потрепаться за жизнь. Для женщин... хм... свои методы, не менее эффективные. Моей работе завидовал весь клан, считая ее полной синекурой. Но потом случилось страшное. Пришли cлешеры* и яoйщики**. О, их творения оказались воистину ужасны. С ними нельзя было нормально выпить. И говорить они тоже не хотели. На них не действовал ни один из испытанных давних методов. Наконец, я прямо спросил одного из них, что его удовлетворит, и он ответил: "Замена". И поглядел так, что мне, демону произвола, стало не по себе. Я послал его и поспешил свалить из этой жуткой книги. Я и думать не мог, что этот свихнувшийся кролик настолько упрям. Он нашел способ последовать за мной. Бросил прежнего возлюбленного на произвол судьбы и начал преследовать меня повсеместно. В один прекрасный момент я не выдержал и убил его. С особой жестокостью. По отношению к персонажу, вышедшему из-под контроля, мы имеем полное на то право. Наконец-то я вздохнул спокойно... Как оказалось, зря. Выяснилось, что проклятый гомосек не выходил из-под контроля, а в моем преследовании ему помогал его же автор. Этой чокнутой девице показалось романтичным, если герой изменит своему любовнику, а потом раскается и вернется. От моего поступка мелкую дуру прихватил нервный срыв. История получила огласку и дошла до главы клана, моего старшего брата Такнадо. Он крайне суровый демон. Он счел меня нарушившим долг и заявил, что если единственный способ утихомирить героя - это лечь с ним в постель, я обязан это сделать. Я пытался спорить. Не подчиняться. Бунтовать. Увы, на мою защиту не поднялась ни единая душа. Все просто злорадствовали втихую, что зарвавшийся халявщик получил-таки по заслугам. Я пытался совершить сэппуку, но раны зарастали без малейших последствий, как жестоко я себя не кромсал. Я впал в отчаяние и решил смириться. Не буду рассказывать, что творили со мной эти двинутые гомики. Боюсь, что не сдержусь и все-таки убью. Сначала было противно. Потом я начал привыкать. А потом, в какой-то момент... Мне показалось, что все не так уж плохо, и если отрешиться, может даже понравиться. Они почти что доломали меня. Меня, Цыцсуки Ещёрано, младшего демона авторского произвола! Но ты вернул мне надежду, Марат-кун. Подсказал способ вырваться из оков. Пурген работает на ура. Моментально избавляет всех извращенцев от лишних мыслей. Я свободен от этого постыдного долга, за что безмерно благодарен тебе, Марат-кун!
   Я вновь наполнил сакэ опустевшую чашку демона и признался от всей души:
   - Прости меня, Ещёрано, что думал о тебе плохо! Это и впрямь ужасная история.
  
   *Изначально cлешем назывались фанфики на гомосексуальные темы. Постепенно термин прижился для всех произведений подобной направленности, включая оригинальные.
   **Направление аниме, посвященное гомосексуальной любви. Что примечательно, потребителями (и авторами) как cлеша, так и яoя, преимущественно являются особы женского пола.
  
  
  
  
  
  
  
   ...судя по крайне мутному состоянию авторской башки, продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.01*12  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"