автор:: другие произведения.

Быть Хочу Я

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немногие герои пьесы находят смысл жизни в "акте веры" своему "Я", равно сосуществующему во всех. Некоторые предвкушают всеобщее благоденствие в результате культурной унификации. Ну а другие просто живут, хотя в тексте они почти не представлены. В основу действия положено затухающее движение за реформацию системы реабилитации детей-инвалидов.

  
  
  
  
  БЫТЬ ХОЧУ Я
  
  Оптимистическая драма-мюзикл
  
   Действующие лица
  
  Сулейман Найтингюлин
   Президент Татарстана, по прозвищу "Рыжая Борода"
  
  Mелик Найтингюлин
   его сын, по прозвищу "Мамай", директор ансамбля "Круг" и
   совладелец ресторана "Кама"
  
  Фазиль Гампилин
   по прозвищу "Форест Гамп"
  
  Рассада Избратов-Краснодарски
  
   Иван Владимирович Беспутин
   переводчик, по прозвищу "Пассажир"
  
   Граждане США:
  Мил Золот
  Тутони Хелпин
  
  Тоскинина
   официантка МакДональда
  
   Дети из приюта:
  Инна
  Руслан
  Немир
  
  Султан Люмпенбулин
   официант ресторана "Кама"
  
   Мустафа Базарынкин
   таксист-частник, по прозвищу "Тудысюдин"
  
  Софья Владимировна
   Главный врач приюта
  
  Мистер Джон
   Учитель английского языка
  
  Зульфия, секретарь
  
  Чичиков
   старший таможенник
  
  Щупалькина
   таможенник
  
  Своякина
   стюардесса Аэрофлота
  
  Безымянные участники
  
  Первый "Афганец"
  Второй "Афганец"
  
  Муж
  Жена
  
  Первый интеллигент
  Второй интеллигент
  
  
  
  Комната в американской квартире. Мил откладывает газету и звонит по телефону.
  
  МИЛ: Тутони? Это Мил. С возвращением! Ну каково быть снова в США?
  (поет) "Don't know how lucky you are, boys!" Эх, как вам повезло с ней!
  
  ТУТОНИ: Привет, Мил! На самом деле: и дым отечества ласкает обонянье!
  
  Поют вместе: Эх, как вам повезло с ней! Снова в ЮэСЭй!
  
  МИЛ: Слушай, я только что прочитал твою заметку в 'Прогрессе.' Невероятно! И русские и татарские бюрократы тянут резину с внедрением реабилитационных центров для детей-инвалидов?
  
  Тутони появляется на сцене c мобильником. Cкладывает его в процессе разговора и садится за стол, где уже сидит Мил (действие переместилось из их квартир в кафе).
  
  ТУТОНИ: Йеп! А подоплека такова: московские бюрократы плутуют: 'Зачем нам помогать людям, которые нас, русских, ненавидят!' А казанские новотатары развивают тему морального превосходства своей мусульманской культуры: 'А в наших детдомах татарских детей нет! Мы живем в неупотребляющем обществе с крепкими семейными связями, внебрачных детей у нас нет, сифилиса нет', - короче ты услышишь там внушительный набор из осколков бывшей коммунистической пропаганды.
  
  МИЛ: Интересно! В Татарстане, который расположен в центре России, нет увечных и умственно отсталых детей! От Потемкинских деревень к Татарскому золотому веку! Виртуальная реальность на смену хрущевского коммунизма! И у нас здесь тоже: В Багдаде все спокойно!
  
  ТУТОНИ: Как ты сказал? В Багдаде все спокойно?
  
  МИЛ: У тебя хорошо получается! И когда говоришь, нужно подмигнуть, вот так: В Багдаде все-е спокойно!
  
  ТУТОНИ: При чем тут Багдад?
  
  МИЛ: Так, пример всемирной верти-реальности: После Вьетнама и Сомали мы опять влезли в чужую драку... Наших ребят убивают пачками, а Буш: "Иракский народ успешно строит демократию!"... Короче, фразу "В Багдаде все спокойно" я вычитал в восточной были про очень популярного в России азиатского ковбоя Хаджу Насреддина. Возьми ее в свое учебное пособие по курсу "Доверительное общение" в главу "Незашифрованный шрифт." Природа даровала русским реквизиты новодворянства человечества, над формированием которого бьются поколения интеллектуалов. Смотрел 'Роботов'? Там один одаренный андроид научился подмигивать и стал человеком! Примитивно, но в точку: моделирование человечности в человечестве.
  
  ТУТОНИ: Ты совсем сдвинулся! И не переворачивай, пожалуйста, мою теорию своей философией, от которой гусинные пупки по коже! Надеюсь, что в Америке аллегория останется в рамках правительства, прессы и искусства. Не находишь ли, что иносказательность иных народов доказывает оспариваемый тобой факт исключительности национальной культуры и производность ее от сознания?
  
  МИЛ: Нет, не доказывает. Сознание не данность. Оно самоформируется, или самоформируемо... Надо лишь знать параметры его сопрягаемости, и... войти в них, то есть стать одним из его элементов.
  
  ТУТОНИ: "Войти в уровень его элементной сопрягаемости..." Кажется так в твоей книжке "В Новый Мир по Новому Распорядку." Ну что за жаргон? Но давай-ка вернемся к нашему мероприятию. Еще одно наблюдение: российские врачи увиливают от разработки медицинского критерия для раздельного содержания физических и умственных инвалидов, которые зачастую выглядят одинаково. Дети-инвалиды вынуждены жить вместе с... умственно отсталыми.
  
  МИЛ: Даже те, у кого есть родители? Как же они это позволяют?
  
  ТУТОНИ: А них нет выбора: или сам содержи инвалида на пенсию, или сдавай его государству, которое по крайней мере имеет терапию в своих интернатах, и якобы дает родителям возможность полноценно жить и работать! Подожди-ка, мне надо в туалет.
  
  Уходит.
  
  Мил разглядывает машины, подъезжающие к окну выдачи заказов.
  
  Возвращается Тутони.
  
  ТУТОНИ: Да, вот этого в России не увидишь. Я тщетно пытался объяснить что такое drive through - "проехать сквозь." Зато смеялись, когда я выразился по-другому: "проехать мимо". У вас в штатах, говорят, тоже "мимо пролетают!"
  
  МИЛ: Давай вернемся к теме. Пока их государство не увидит экономическую выгоду реабилитации в дневных центрах, оно будет понуждать родителей обоих категорий отказываться от детей.
  
  ТУТОНИ: Причем тут "экономическая выгода?" Государство всегда соперник родителям в воспитании детей. Да и общество анти-индивидуалистов их толкает на этот уравнительный поступок! С глаз долой - с сердца вон - и хорошо живем! Какая ирония: некоторых так называемых умалишенных переводят из одной категории в другую (уупс! - проглядели нормального!) Эти дети-инвалиды в процессе самоосознания взывают к обществу, которое своими шаблонами лишь усугубляет их страдания...
  
  Останавливает жестом Мила, который хотел было возразить.
  
  ... Вот некий Нижнекамский поэт написал поэму 'Я быть хочу таким как все, смеятся и играть...'
  Я видел девочку, удивительная личность, но которая как таковую себя не осознает. Читает поэму и плачет... 'Я быть хочу такой как все... Я пылаю, я в огне, молю вас, помогите мне!' Массовое воспроизводство жалостливой жертвенности.
  
  МИЛ: Хорошо так рассуждать тебе, здоровому и обеспеченному! Mens Sana in Corpore Sano - в здоровом теле здоровый дух! Кроме того, это же в комплекте человечности! Моему чувству сострадания должен соответствовать вид человека за бортом, которому нужен спасательный круг...
  
  ОФИЦИАНТКА: Ну что, заказывать будете?
  
  МИЛ: I beg your pardon?
  
  ОФИЦИАНТКА: Я думала, что вы русские... I thought you were Russians. Ready to order?
  
  ТУТОНИ: Мил, это знак свыше! Ты знаешь, я провел большинство времени в Москве. А нужно начинать с Казани. И в самом деле, русский язык несет в себе нечто большее, чем все эти обманчивые заборы семантических знаков.
  
  МИЛ: Я рад, что ты противоречишь сам себе. А как же насчет адекватной коммуникации через минимум сверх-лингвистический информации? Значит все-таки слова недостаточно?
  
  ТУТОНИ: (не слушая и обращаясь к официантке): Да, да, будем много заказывать! Оукей! Корневое пиво, гритс с жаренными прослойками, свинные ребра, и сладкую картошку. Ох, как я соскучился по нашей кухне! Да, чуть не забыл! Дайте-ка нам бычий глаз к ребрам!
  
  МИЛ: Скажи мне Христа ради, что за 'бычий глаз?'
  
  ТУТОНИ: Как что? Приправа-соус! Bull's Eye! Разве я говорил по-русски? Да ладно, она поймет.
  
  МИЛ: Надеюсь... Я предлагаю компромисс. Я не согласен с твоим 'кто виноват?', но принимаю твоё 'что делать?' Русские взяли Казань однажды в 16 веке. Может быть настала очередь американцев повторить экспансию, но с лучшим результатом?
  
  ТУТОНИ: Меня мутит от твоего глобального жаргона! 'Инститьюшинализация' и прочие 'шны' и 'змы!' Разве теория Вудро Уилсона не терпит крах? Насажденные по его рецепту демократические режимы рушаться, ибо ни чем иным, как диктатурами они быть не могут. Поэтому нас и не любят в мире.
  
  МИЛ: Ты явно не понимаешь моего 'сверх-языка'. Разве ты не видел, что я подмигнул? Ладно, используя твою терминологию ново-либерализма, нам нужно 'внести инфекцию свободы сознания внутрь общества'.
  
  ТУТОНИ: Ты здоров? Дай я лоб пощупаю!
  
  МИЛ: Дай-ка я твой пульс проверю!
  
  Щупают друг у друга лбы и запястья.
  
  МИЛ: Ладно, брось, щекотно! У тебя пальцы как плюшевые! Ты что, шуток не понимаешь?
  
  ТУТОНИ: Какие шутки после твоих ледяных пощупываний? Слушай, может нам письма написать нашему представителю в конгрессе, и нашему сенатору? Этому, как его? Джорджу Эллану? Или попробовать сотворить тему в прессе? Джон Гибсон? Билл О'Райли?
  
  МИЛ: Настало твое время шутить? Пожалуйста, убереги меня от сарказма.
  
  Следует пауза, вызванная приходом официантки, которая говорит про себя. Ее голос звучит на весь ресторан. Все, кроме нее, Мила и Тутони, крутят головами, пытаясь определить откуда идет звук.
  
  ГОЛОС: И действительно, не русские. Ну что за способ флиртовать? Лучше бы по заду мацнули, чем эти жалкие заверения в понимании. Жаренные свинные прослойки! Ну скажи просто сало! Или бейкон! Ведь никогда не сможешь вникнуть в русскую душу...
  
  МИЛ: Давай вернемся к твоей статье. В чем проблема родителей, бросающих детей? Они принимают на веру отсутствие иных вариантов. Государство им говорит: берите пособие и не досаждайте общество вашими проблемами. Или, сдавайте увечного в детдом... и милости просим вашу освобожденную энергию на службу людям! А мы им: государство может обеспечить квалифицированную реабилитацию с тем, чтобы и родитель и ребенок нашли в обществе достойное место. Родители детей, требующих сверх-внимания, должны знать, что могут плодотворно участвовать в общественной жизни в то время, когда их дети проходят курс реабилитации!
  
  ТУТОНИ: У меня ощущение, что мы говорим на разных языках. Даже у нас разное отношение к проблеме, но мы суемся к чужим их жизнь устроить. Я воздержусь помогать обществу, ожидающему подачки от государства. Почему оно помогает людям только в ответ на службу какому-там обществу? То, что у тебя является мнением, у них мироощущение. Или сознание, которое определяет их бытие, ибо это есть собирательное целое народа, в котором не учитывается приоритет человеческой индивидуальности!
  
  МИЛ: Пути сознания неисповедимы? Значит сидеть сложа руки?
  
  ТУТОНИ: Нет. Но ты должен понять, что прежде чем делать что-то, надо согласиться, что есть это самое "что," которое самое лучшее. Чувство вины есть производное "его" недосягаемости.
  
  МИЛ: Ты опять за свое. Несмотря на своебразность культуры Востока в ней есть общечеловеческие элементы! И я вижу, что на определенном этапе наши цели совпадают. Ну? Снова в СССР?
  
  ТУТОНИ (помолчав): А здесь ты прав. Когда приезжаешь в бывшую советскую республику, то попадаешь прямо в СССР. У тебя есть план?
  
  МИЛ: Наш план обогатится по мере его развития. Главное - действовать, сопрягая события, вызываемые к жизни нашими коллективными усилиями.
  
  Посетители ресторана превращаются в пассажиров самолета Аэрофлота. Сцена незримо разделена на две части. Сзади, подмостки для ансамбля завершают интерьер ресторана "Кама." Видны надписи: "Окурки и бутылки на сцену не бросать," "В музыкантов не стрелять," " песня на заказ - 300 рублей."
  
  Мил и Тутони спят в креслах (инвалидские кресла на колесах является непременным атрибутом сцены);
  
   Остальные поют:
  
   Шереметьево сулит ненастный час,
   В дреме ворожит мотор.
   У пилота Аэрофлота верный глаз:
   Уже виден таможни затор.
   Мне плохо - я поел консерв.
   В России можно все теперь -- Быть даже снова в СССР!
  
   Мил и Тутони едят жесткие бутерброды; Мил (или Тутони) напряженно и с ожиданием держит в руках санпакет;
  
   Никогда не видел стольких перемен,
   Господи, мне сладок этот дым!
   Рассортить подарки завтра мне не лень.
   Мило не от сырости простынь -
   Я снова говорю "С-С-СыР"!
   Хотя в ответ не слышу "Сэр". Я снова в СССР!
  
   Мил и Тутони:
  
   Украинские дивчины сбили западный лоск с меня!
   От "путан" Москвы как воск таял там,
   Мечтаю о Казанских я ма-ма-ма-ма-мадам!
  
  Самолет трясет, и стюардесса то ли кокетничает, то ли успокаивает.
  
  СВОЯКИНА: Ах, какая приятная вибрация!
  
  Самолет проваливается в воздушную яму...
  
  СВОЯКИНА: It's already a Ukrainian air pocket!
  Украина приветствует нас своей воздушной ямой!
  
  Во время следующей воздушной ямы...
  
  ТУТОНИ: А это уже русский воздушный карман?
  
  МИЛ: Представляю, какой будет карман татарский! Как бездонная яма?
  
   Пассажиры продолжают песню:
  
   Красоту снегов Кавказа мне не зрить:
   На рыбалку Волга-мать манит.
   Там балалайка не звенит, лишь комары...
   Не клюет. Мы тихо глушим спирт.
   Зато на воздухе СССоРтир!
   Какой просторный интерьер! Мы снова в СССР!
  
  Во время таможенного досмотра Мила и Тутони весьма навязчиво ощупывает женщина-таможенник; это видит старший таможенник.
  
  ЧИЧИКОВ: Лейтенант Щупалькина, вы что, забыли инструкцию как ощупывать?
  
  Лейтенант огрызается, демонстративно проводит по груди, спине и бокам Тутони тыльной стороной ладони.
  
  ЧИЧИКОВ: Порно есть? Это что? Библии? Почему так много? Сдать излишек! Проходите, проходите, не задерживайте остальных!
  
  Мил и Тутони раздают сувениры; к ним образовалась очередь, в которую люди становятся дважды, а затем они продают сувениры тут же на тратуаре....
  
  Мил и Тутони:
  
   Украинские дивчины сбили западный лоск с меня!
   От "путан" Москвы как воск таял там,
   Мечтаю о Казанских я ма-ма-ма-ма-мадам!
  
  Мил и Тутони стоят у знания Аэровокзала. Видна вывеска "Гостиница "Кама". Идет снег. Мил дрожит от холода и это понятно: на нем легкая куртка, кросcовки, и вязанная шапочка-чепчик (с тесемками, которые он пытаеться завязать под подбородком). Тутони одет теплее. Встречающий их переводчик Беспутин явно опаздывает.
  
  Подходит частный таксист Мустафа Базарынкин. Он крутит в руках ключи как ковбой свой кольт.
  
  БАЗАРЫНКИН: Куда ехать? Туды-сюды? Вокзал? Чу-чу? Отель? Компрене?
  
  МИЛ: Hotel, hotel! "Kama."
  
  БАЗАРЫНКИН: В гостиницу "Кама?" 100 долларов! Хундерт! Туды твою разсюды!
  
  ТУТОНИ: Сколько, сколько? One hundred? Сто долларов? Too much! It's a shame! Как это по-русски.... Слишком дорого!
  
  БАЗАРЫНКИН: Что такое "дорого?" Свободный рынок -- понимать надо! Походи по рядам, поторгуйся! Может найдешь подешевле!
  
   Подходит запыхавшийся Иван Беспутин.
  
  БЕСПУТИН: Are you Mel? Hi, Tutony! Прости, дорогой, пробки везде по дороге.
  
  ТУТОНИ: Пробки? Пробковые кучи после президентских праздников?
  Повторяет для Мила, с некоторым злорадством:
  After the President's holiday people drink so much that you cannot even drive between piles of corks...
  
  БЕСПУТИН: Corks? Какие корки? Are you alright? Where is your luggage?
  
  МИЛ: Do you have a car? Can we go now?
  
  ТУТОНИ: Да, да, Христа ради, где машина?
  
  БЕСПУТИН: A car? Зачем машина? Это рядом... Across the street. Через дорогу.
  
   Мил и Тутони в один голос:
   Across the street!?
   Через дорогу!?
  
   Уходят со сцены и вновь появляются - в зале ресторана. Освещение переходит на музыкантов.
  
  ФАЗИЛЬ: Дорогие зрители-посетители! Приветствуем вас в нашем прекрасном столичном ресторане "Кама" нашей любимой Казани! Здесь Запад и Восток приветствуют друг друга и здесь наша Казань представляет космо-культуру мира. И немалая заслуга в этом нашего художественного лидера и директора Мелика Соломоновича Найтингюлина! Поприветствуем его!
  
   Сидящие в зале хлопают проходящему по залу Мелику, который машет рукой Фазилю "прекращай, мол, эту лесть!"
  
  МИЛ: Что он говорит? Международная культура? Многокультурность? Наподобие бывшей советской культуры? Как вы это называли - многонациональная культура?
  
  БЕСПУТИН: He means something new, universal culture... Я думаю, что он имеет в виду нечто новое, некую универсальную культуру. Ну и еще он выказывает уважение своему другу и руководителю. Мамай, я имею в виду Мелик Найтингюлин - сын нашего президента. Большие связи... Необыкновенная личность... Кто бы еще мог организовать и вести такой ресторан? Я вас познакомлю, если будет возможность. Только... Не называйте его Мамаем. Не любит.
  
  ТУТОНИ: Он, как это? Новорусский?
  
  БЕСПУТИН: Новорусский? Ха-ха-ха! Ой, уморил! Скорее он - Новотатарин, или еще интереснее -- Новоеврей (испуганно оглядывается). Короче, крутой мужик.
  
  МИЛ: Крутой? Как яйцо?
  
  БЕСПУТИН: Да, да, he is, what you would say, a "cool" guy (в сторону) just shut up! Да закрой же поддувало, в самом деле!
  
  РАССАДА: Итак, мы начинаем нашу феноменальную программу "На Все Вкусы". Пусть она своей межконтинентальной и интегрально-многонациональной начинкой поспособствует вашему аппетиту! Пойте и танцуйте, пейте и закусывайте, дорогие гости! Соразмерно вашим животам и кошелькам!
  
   Рассада начинает петь первый куплет.
  
   В понедельник обещала - поцелуешь у подвала...
   С самогоном до утра ждал напрасно - не пришла!
   Разве не обманула, разве не извела?
   Ты ж меня молодого с ума разума свела!
  
   Девушки поют после каждого припева:
  
   Разве я, разве я обманула, разве я, разве я извела?
   Разве я, разве я молодого с ума разума свела?
  
   Фазиль поет следующий куплет.
  
   Ты сказала, что во вторник доларов ты дашь мне "стольник";
   В банке ждал напрасно я - ой, надула, провела.
   Разве не обманула, разве не извела?
   Ты ж меня молодого ой до ручки довела!
  
   Последующие куплеты исполняют по очереди посетители ресторана.
  
   Обещала ты мне в среду пива подвезешь к обеду,
   Как ругалися друзья - ой надула, провела!
   Разве не обманула, разве не извела?
   Ты ж меня молодого с ума разума свела?
  
  Во время пения люди проходят между столиками к сцене и танцуют каждый на свой лад: кто в присядку по-русски, кто в лезгинку с прикриком "Асса!" Двое парней нарцизно имитируют движения боевой 'каты.'
  Мил и Тутони наблюдают. Беспутин тщетно пытается привлечь внимание снующих официантов.
  
   Ты сказала, что в четверг пойдем вместе на концерт;
   Продала ты свой билет старой бабке во сто лет!
   Разве не обманула, разве не извела,
   С кем же рядом сидел я - обсмеяли все меня!
  
  Среди танцующих возникает потасовка. Музыка очень естественно прекращается и Рассада как ни в чем не бывало продолжает разговор. Он возобновляет песню после того, как дерущихся выводят из зала под присмотром Мелика.
  
  РАССАДА: Мои украинские друзья очень обижаются на меня за то, что мы изменили текст этой песни. При всем уважении хочу заметить, что они сами установили прецендент, позаимствовав этот мотив у еврейской песни, текст которой вряд ли был менее содержательным... Всем нам так хочется иногда свое 'я' сказать, что-нибудь изменить, кого-нибудь поправить... видимо, очень тяжело принимать вещи как есть.... продолжает песню:
  
   В пятницу имел я шанс - вместе мы пошли на данс;
   Крепко прижималась ты ... к летчику из Воркуты!
   Разве не обманула, разве не извела?
   Ты ж меня молодого с ума разума свела!
  
  К столику Беспутина и американцев подходит официант Султан Люмпенбулин и поет, сопровождая пение восточным жестикулированием:
  
   Вот пошли в субботу мы к твоей маме на блины...
   В животе моем урчит, от блинов меня пучит!
  
   Беспутин, Тутони и Мил присоединяются к куплету:
  
   Tell me, is it why you ignore me?
   That's not right!
   Don't you know you drive me crazy?
   Don't you know you make me cry?
  
   Музыка и танцующие застывают как в стоп-кадре.
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Салям алейкум!
  
  БЕСПУТИН: Алейкум асалям!
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Барбамдия? Кергуду?
  
  БЕСПУТИН: Барбамдия, барбамдия...
  
  ТУТОНИ: What did he say? Что это он говорит?
  
  БЕСПУТИН: Да так, непереводимое местное изречение. A password, so to speak.
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Заказывать будете?
  
  БЕСПУТИН: А что у вас сегодня?
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: В меню все написано.
  
  БЕСПУТИН: Шашлык по-казански, пожалуйста. Всем.
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Абгемахт. А что будем пить? Водку, пиво, шампань? В каком порядке?
  
  МИЛ: I would like... мне спрайт, or something... что-нибудь with no кофеин, please.
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Тре бьен. Так водку или шампанское? Ага, коньяк!
  
   ТУТОНИ: А компот у вас есть?
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Вот шайтан! Я ему одно, а он мне про свой компот!
  
  БЕСПУТИН: Мил, понимаешь, здесь без спиртного не заказывают... we are expected to order some alcohol drink (в сторону) и не надо свой гонор американский тут демонстрировать.
  
   Музыка и действие возобновляется. Мил и Тутони через Беспутина продолжают беззвучно пререкаться с Люмпенбулиным .
  
   Мужчины:
  
   Ты сказала в воскресенье поцелуешь в день рожденья,
   С радости напился я - и не помню... ничего!
   Разве не обманула, разве не извела?
   Ты ж меня молодого с ума разума свела!
  
   Девушки:
  
  Разве я, разве я обманула
   Извела ли я кого?
   Где ж ты был когда рожала
   Я ребенка твоего?
  
   После "стоп-кадра" в две секунды к столику подходит Мелик Найтингюлин. Надменность Люмпенбулина уступает место почтительности, правда несколько напускной. Беспутин приглашает Мелика за стол и знакомит его с Милом и Тутони.
  
  МЕЛИК: Очень приятно познакомится. Вот пока Люмпенбулин здесь я хочу вам рассказать одну восточную быль. Однажды некий мурза, Султан, знаешь кто такой мурза?
  
  Беспутин сидит между Милом и Тутони и неслышно им переводит.
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Мусульманский поп?
  
  МЕЛИК: Я с радостью отмечаю в тебе элементы образования. Итак, этот мурза нечаянно упал в городской арык...Well, let's say, в ирригационную канаву, и стал тонуть. "На помощь!" - кричит мурза. Людей вокруг было много, все тянутся к нему и кричат "Дай руку!" Не могут до него дотянуться, остается небольшое расстояние, какие-нибудь пол-метра. А мурза продолжает тонуть и кричать "На помощь!" На его счастье, Хаджа Насреддин проходил мимо. Он тоже протягивает руку и кричит: "На, возьми!" К всеобщему удивлению и радости, мурза понял, что от него требовалось; он схватил руку Насреддина и тот выташил его из воды.
  
   Беспутин смеется, поясняет еще кое-что американцам, которые тоже смеются.
  
  МЕЛИК: Султан, скажи, какова мораль сей сказки?
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Мораль? Это еще что за хреновина!
  
  МЕЛИК: Спросим иначе: капитализм это хорошо или плохо?
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Плохо, капиталисты хотят у бедных все забрать. А делиться не хотят.
  
  МЕЛИК: А ты сам делишься? Я слышал, как ты жалуешься, что ты бедный. Ты поэтому стараешься как можно больше взять у тех, кого ты считаешь богатыми? А ведь люди должны сами решить -- дать тебе свои деньги за твои услуги или нет. А тебе, прежде чем брать, надо научится давать. Кстати, по-английский слово "чаевые" имеют еще одно значение - "краткий, но полезный совет."
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Мне давать нечего. Себя что ли? Я не продажный (в сторону), как некоторые.
  
  МЕЛИК: Умножение обратно делению. Как появился у меня этот ресторан? Потому, что я делюсь: самозабвенно рискую, отдаю свои идеи, свое время, трачу деньги... Я сначала себя размножаю. В результате -- этом ресторане угадывается и предлагается людям то, что им нужно... Смотри, Рассада, отдает свой талант. Форест Гамп, сам гол как сокол, приютил его, привел ко мне и первые их слова были "можно ли здесь что-нибудь делать для людей?" Отторгают свое "Я." Даже свою казацкую принадлежность. Поют здесь для всех, и для татар, и для русских, и для евреев. И для итальянцев, приехали ли они сегодня?
  
  ЛЮМПЕНБУЛИН: Приехали, вина на них не натаскаешься. Надо рядом с ними сразу бочку ставить!
  
  МЕЛИК: Ладно, иди, исполняй заказ... с шампанским! Шампанское запишешь на мой счет.
  
  Якши! Люмпенбулин удаляется.
  
  МЕЛИК: Есть проблемы, Пассажир? Что у нас делает фирма?
  
  БЕСПУТИН: Фирма желает сдвинуть с мертвой точки некую проблему приютов для врождённых инвалидов. Сироты, или якобы брошенные дети содержатся там вместе с кретинами. Вот, для начала нужно сделать поэтичный, видите ли, перевод их стихов.
  
  МЕЛИК: Стихов? А ты что, растерял свой переводческий талант?
  
  МИЛ: We need the poetics to compensate what we loose by the literal translation. The important part of the message is conveyed beyond the text.
   Смотрит на Беспутина. Тот опускает стакан.
  
  БЕСПУТИН: Прямой перевод не передаст всего содержания стихов. Нужна поэтика.
  
  ГОЛОС: Да на кой ляд она нужна? Беспутин вздрагивает и смотрит по сторонам.
  
  ТУТОНИ: You see, it's not only their cry for help. We want to make the video for Americans to raise money for orphanages.
  
  БЕСПУТИН: Не только этим детям нужна помощь. Мы делаем видео, чтобы помочь американцам охотнее раскошеливаться.
  
  ГОЛОС: Правильно, делиться надо! Беспутин ерзает на стуле под взглядом Мелика.
  
  МЕЛИК: Эх, американцы, американцы! Вам бы всё помогать, да помогать!
  
   Беспутин начинает переводить. Мелик останавливает его движением руки.
  
  МЕЛИК: I know that Americans are sincere and generous people. I also hope that this time the poetic justice will overcome the corruption you promote with your help.
  
  ГОЛОС: Американцы - добрый и отзывчивый народ. Я надеюсь, что на этот раз высший разум справедливого искусства преодолеет коррупцию, которую вы порождаете своей помощью.
  
  Мелик делает знак Беспутину.
  
  МЕЛИК: Итак, вы хотите отделить одних детей от других?
  
  БЕСПУТИН: Do you want to keep those two groups of children separately?
  
  ТУТОНИ: Physical abnormality should not be the only criterion for a placement into the institution. It hinders the normal development of children according to their age intellectual level. Those who are normal suffer most.
  
  БЕСПУТИН: Физическая деформация как единственный критерий не способствует умственному развитию детей соответственно своей возрастной группе. Особенно страдают те, кто интеллектуально нормальны.
  
  МЕЛИК: Ну и что? Может быть их присутствие помогает тем, которые интеллектуально ненормальны?
  
  БЕСПУТИН: So what? What if their presence helps those who are not intellectually normal?
  
  МЕЛИК: Может быть наша знаменитая бюрократия на сей раз приносит пользу своим бездействием?
  
  БЕСПУТИН: May be our notorious bureaucracy is useful just because of its inertness?
  
  МИЛ: What do you mean? The environment is an important factor...
  
  БЕСПУТИН: Что вы имеете в виду? Окружающая среда является важным фактором...
  
  МЕЛИК: Yah, yah, yah. Другими словами, вы хотите помочь нашим новым, но еще более добродеятельным "детерминистам-эволюционистам" списать со счета низшие категории умственно отсталых детей? Следующими будут инвалиды, среда которых тоже не вполне соответствует определенному критерию?
  
  БЕСПУТИН: Do you want to help our new virtuous "evolutionary determinists" to write off the mentally handicapped children? Who's next? Invalids?
  
  МЕЛИК: Или сами увечные дети кричат: "Спасите нас от дураков?" В этом случае я тоже увечный... Это не переводи.
  
  БЕСПУТИН: Do the handicapped children ask you to 'rescue' them from the idiots?
  
  ТУТОНИ: I see what you're saying. But don't you think that we need to know who is who within the group? What kind of uniformity is that?
  
  БЕСПУТИН: Я вас понимаю. Но разве мы не должны различать детей в коллективе? Зачем такая обобщенность?
  
  МЕЛИК: Да, в этом я c вами согласен. Мы должны узнавать своих.
  
   Жестом останавливает Беспутина начавшего было переводить последнюю фразу.
  
  МЕЛИК: Можно мне взглянуть? May I look? I used to write my own poetry... and translate. Also, we can ask Rassada, or Forest Gump. Я тоже бывало переводил свои стихи... А ещё можем попросить Рассаду, или Фореста.
  имитирует голос героя одноименного фильма: я - Форест, Форест Гамп.
  
  МИЛ: Forest Gump?
  
  МЕЛИК: Yeah, why not? Шутка. Our Forest Gump is not what you think. By the way, our Ivan the Fool is not his counterpart, as I read once in your "Times." Anyway, Fazil is neither one.
  
  ГОЛОС: Настоящий Форест не таков, за кого вы его принимаете. Поэтому и родство его с Иваном-себе-на-Уме ошибочно. Фазиль не тот и не другой.
  
  МЕЛИК: Может быть вы правы насчет глубины перевода. Если бы я не знал предварительно, я бы принял эти стихи за обычную любовную лирику. Но где предел добавления извне? Или нравственность будет оправдана пролитой слезой? Значит искусство выше этики? Пауза. А это что? Чье это стихотворение?
  'Я благодарен тем, кто причинил мне боль...'
  
  БЕСПУТИН: Well, you are right about the proper interpretation. If you have not told me about the background, I would think it's just some love lyrics. But were is a limit of adding the meaning? Can ethics be justified by tears we shed? Is art then higher then ethics? What's that? Whose poem is this one?
  
  'I am thankful to those who have inflicted...'
  
  запинается под взглядом Мелика.
  
  МЕЛИК: Когда у вас очередное посещение приюта? Я хочу сам увидеть... и услышать... Можно мне взять этo?
  
  БЕСПУТИН: When are you going to the orphanage? I would like to see and hear myself. May I take these papers?
  
  МИЛ: Of course, we have copies. We are going there tomorrow. Please, join us.
  
  БЕСПУТИН: Да, конечно, у нас есть копии. Мы завтра едем туда, присоединяйтесь.
  
  МЕЛИК: Oikidoki. Meanwhile, I'll see you around. Мне пора на работу, а вы отдыхайте!
  
   Мелик удаляется.
  
  БЕСПУТИН: Ну брат Мил и Тутони-сан, пан или пропал!
  
   Фазиль поет: Besame, besame mucho...
   Чтоб эту последнюю встречу нам не забыть.
  
  Продолжает как в немом кино.
  
  МИЛ: Пан или пропан? Польский помещик или взрывчатый газ?!
  
  БЕСПУТИН: Да, все мы когда-нибудь обратимся в газ и выперднемся в космос. Надеюсь не сегодня... Pray now that we are not going to get passed!
  
   Освещение вновь переходит на сцену.
  
  РАССАДА: А теперь время спеть для наших дорогих итальянских гостей из братского города Жигули, который как вы знаете, не пивом славен, а интернациональной машиной.
  
  ФАЗИЛЬ: "Жигулями," этим славным транспортным средством, которое, как и наше искусство, успешно преодолевает и пространство и время. Расик, включи-ка проектор с нашим текстом. Мы никого за бортом не оставляем.
   Начинает петь без инструментального сопровождения:
  
  
  Lasciatemi cantare
  Con la сhitarra in mano
  Lasсiatemi cantare
  Sono un italiano.
  
   На большом экране позади сцены появляется русский текст песни. Посетители начинают подпевать по-русски. Постепенно их пение нарастает и к ним присоединяется сначала Рассада, а затем и Фазиль.
  
  
  Возьми же, друг, гитару
  Спой так, что б стало пьяно
  Поддай-ка всем нам жару
  Дорогой наш, Итальяно.
  
  Вступает оркестр.
  
  
  Boungiorno Italia gli spaghetti al dente
  E un partigiano come Presidente...
  
  Бонжур, Спагетти, с вами нам не тесно!
  Президент весь в белом как невеста
  Проезжает мимо - руки машут, лица плачут,
  Сердцу тесно, мысли скачут.
  Дороги мне твои живописцы -
  Разиньте рты американские артисты:
  Вам не слыхать таких вестей,
  Не испытать таких страстей
  Так не собраться вместе!
  
  Мое почтение, Италия,
  И дева Мария,
  Восхищает меня божье трио,
  О, Мама мия!
  Боже, дай мне покой!
  
  Возьми же, друг, гитару!
  Звени по струнам рьяно
  Поддай-ка всем нам жару
  Спой так, что б стало пьяно
  
   Весь зал продолжает по-итальянски за музыкантами, которые "притушили" свои инструменты:
  
  
  Lasciatemi cantare
  Perche' ne sono fiero
  Sono un italiano
  Un italiano vero...
  
  
   После бурного и звонкого помешательства в зале Мелик подзывает Рассаду и Фазиля. Выпив залпом свои фужеры они покидают стол итальянцев и подходят к нему. Мелик показывает листы со стихами. Рассада и Форест утвердительно кивают головами. Рассада берет один листок, читает, покачивая головой.
  
  РАССАДА: Невероятно, но поверить не трудно ибо "в Нем живем и в Нем имеем свое существование"... хм, надеюсь не только своих теней.
  
  Мимо американцев пробегает Султан Люмпенбулин.
  
  МИЛ: I wonder, why Melik hasn't kicked his butt?
  
  БЕСПУТИН: Почему он до сих пор не дал коленом под зад этому официанту? Э-э, брат, восток - дело тонкое!
  
  МИЛ: Эта загадочная русская душа с восточно-западным привкусом!
  
  ТУТОНИ: The soviet multi-culture was obviously too small for you, guys! Даже советская много-культурность была для вас мала!
  
  БЕСПУТИН: Эх, коротка была кольчужка! Да, мы все и всех вмещаем! Показывает пальцем на грудь и голову There are many mansions in our house! The Soviet structure was too tight, but just right!
  
  ГОЛОС: В нашей многоэтажке много квартир! Вся власть - международным Советам и Земствам!
  
  БЕСПУТИН: Наливай! Выпьем за Мир! И за любовь! Опрокидывает стакан и внимательно оглядывает зал.
  
   Рассада поет:
  
   Любовь нечаянно нагрянет,
   Когда ее совсем не ждешь.
   И каждый вечер сразу станет
   Так удивительно хорош,
   И ты поешь:
   Сердце, как хорошо, что ты такое,
   Сердце, как хорошо на свете жить.
   Сердце, как хорошо, что ты такое,
   Спасибо сердце, что ты умеешь так любить.
  
   ФАЗИЛЬ: А у кого сегодня день рождения? Давайте нам имена именинников!
   Кто? Рита?
  
   Lovely Rita, Rita maid!
  Дорогая Риточка!
  Можно мне вас спросить?
  Свободны ли вы на чай вас пригласить?
  
  
  Кто еще! Соня? Эх, Софья Мармеладовна! Может быть ваша красота спасет мир, но меня она погубит!
  
  РАССАДА (берет аккорд): Ах, эти томные глаза, меня сгубили...
  
  Рассада и Фазиль поют на американский мотив и посетители подхватывают:
  
   С днем рождения, с днем рождения,
   Дорогая Рита, поздравляем тебя! И еще раз!
   Дорогая Соня, поздравляем тебя!
  
   Все поют на мотив Битловской "Birthday":
  
   Твое день рожденья --
   Мое это тоже!
   Твое день рожденья
   Пусть радость умножит!
   И в этот день пригожий
   Желаем счастья тоже!
  
  Стонуще визжит соло-гитара. Центр зала наполняется дергающимися людьми.
  
  РАССАДА: Объявляем "белый" танец. Рита и Соня, мы теперь будем знать ваших кавалеров сердца! Заранее предупреждаю, дорогие дамы, я лично не танцую по причине природной убогости и хромости. Приглашайте Фореста, у него сам Елвис Пресли учился! Гамп танцует любовно любой танец-зажиманец!
  
  ФАЗИЛЬ: Какая бессодержательная ложь! Единственный танец, который я танцую - это танец мотылька у пылающей свечи!
  
   Фазиль поет. Посетители танцуют парами. В кадре рука Беспутина, скользящая вниз к объемистому заду его партнерши. Следующий кадр: укор в ее томном и зовущем взгляде.
  
   Нужен слушатель особый для моей печали,
   Высказать что думаю о ней.
   Мое сердце ждало: скрыть любовь душа могла ли...
   Жив я мигом памяти тех дней.
   Ах, Рита! Рита!
   Временами я мечтал проснуться вновь на воле.
   Ее слезы и угрозы стон
   Останавливали в своем неподдельном горе,
   Верил я - и повторялся сон.
   Ах, Соня! Соня!
   Сколько раз посмешищем меня
   в глазах друзей ты делала?
   Комплимент и ласки принимать
   изволила ты в гордом хла-а, хла-а, хла-а, хладе
   Дама! Сердца!
   Говорили ль в детстве ей, что в славе наслаждение:
   В поклонении нашла любовь.
   Как ни вкалывай - не хватит для нее всех денег;
   На алтарь лишь примет жертвы кровь.
   Рита! Софья!
  
  РАССАДА: Друзья! Мы никогда не забываем наших ветеранов и тех, кто отдал свои жизни за Родину, за одну единую, которая, в то же время, у каждого своя.
  
   Поют "Кандагар" Розенбаума. "Афганцы" и "Чеченцы" встают, чокаются и выпивают стаканы до дна. Затем они танцуют, вставши в круг и взявши друг друга за плечи, медленно перемещаясь вправо и влево.
  
  ФАЗИЛЬ: И в заключение, которое, я надеюсь будет также продолжительно, как и начало - что и составляет наше упование на бессмертие! Я представляю! Незабвенную Марусю! Начинаем русско-цыганскую! Полечку-дрыстушку с выходом из-за печки!
  
   Музыканты начинают "Цыганочку", которая вновь зазвучит для сольного танца Маруси. Выходят цыгане с песней "Эх,златые вы мои колечики..." Затем Маруся поет "Очи Черные" и танцует, увлекая всех в безумный коллективный пляс. Общее веселье переходит в страстный ажиотаж, в разгар которого Мил вскакивает с криком на стул: "Наливай! Танцуют все!"
  Беспутин пьет шампанское из горлышка бутылки...
  
  БЕСПУТИН: Зачем наливать? Всему учить вас надо! А вот так -- из горла! А ну-ка, шпана штатская!
  
  Мил хватает бутылку "Владимира", пытается пить из горлышка, обливается водкой. Медленно заваливается назад. Его подхватывает под руки проходящий мимо Мелик и усаживает на стул. Мил засыпает лицом в тарелке. Тутони танцует с цыганами и трясет плечами по-цыгански: "Эх,чавела, романе!"
  
   На сцену выезжают в своих креслах Немир, Инна, Руслан. С их появлением музыка обрывается, танцующие замирают и поодиночке покидают сцену.
  
   Рассада,Фазиль и Мелик поют на мотив битловской "Help!" Мелик пожимает руку детям-инвалидам, которые присоединяются к пению.
  
   Друг! Ты слышишь зов вокруг?
   На помощь другу друг!
   Все в круг!
  
   Узнает юность своей зрелости порог:
   Беду чужую как свою прочувствовать ты смог.
   О, младость безмятежная прошла, я рад
   Был одинок без состраданья, руки не мог подать.
  
   Помоги войти мне в круг друзей,
   Я не существую, друг важней!
   Друг - это другой, и все вокруг
   Многих рук мне нужен круг!
  
   На помощь друг!
  
  Рассада,Фазиль, Мелик, Инна, Немир и Руслан покидают сцену.
  
   В углу Люмпенбулин вытаскивает из своих карманов деньги и считает, напевая:
  
   Если б я был султан я б имел трех жен,
   И тройной красотой был бы окружен...
   Но с другой стороны при таких делах
   Столько бед и забот - ах, спаси, Аллах!
  
   Не плохо очень иметь три жены.
   Но очень плохо с другой стороны!
  
  Задумывается. Начинает печально, заканчивает весело и с озорством:
  
  Одын, совсем одын... Одын совсем одын! Одын, ну совсем одын! Аллах Акбар!
  
  Заканчивает с ликованием:
  
   Уж очень плохо иметь три жены.
   Делить все надо на три стороны!
  
  
   Смена декорации.
  
   Ночь. Угол улицы, освещаемый фонарем. Видна вывеска "Аптека".
   Женщина ведет мужа, поддерживая его под руки. Муж поет:
  
   Всюду деньги, деньги, деньги!
   Всюду деньги, господа!
   А без денег жизнь плохая!
   Не годится никуда!
  
  ЖЕНА: Ну как не стыдно, Вася? В какие веки собрались в приличное место! Как же ты так нахрюкался?
  
  МУЖ (икает):
  
   Всюду пудра, пудра, пудра!
   Всюду пудра, господа!
   А без пудры, вы лахудры,
   Не годитесь никуда!
  
  ЖЕНА: Бессовестный! Ну что ты поешь?
  
  МУЖ:
  
   Говорят, говорят!
   Ну и пусть говорят!
   У цыганки глаза изумрудом горят,
   Говорят, говорят!
  
   Афганцы, эх, боевые ребята!
  
  ЖЕНА: Так ты с ними наквасился! Но когда ты успел? Мы же все время вместе были!
  
   Муж хихикает: А ты бы поменьше бегала в туалет прическу поправлять!
  
   Всюду пудра, пудра, пудра!
  
  ЖЕНА: Ну погоди, придем домой! Я тебя причешу и глаза тебе подкрашу! Будешь сам пудриться!
  
   Уходят. Появляются Афганцы.
  
  ПЕРВЫЙ: По уму посидели! И без особой драки! Хорошо под силой, при авторитете. Мамаю надо бы в президенты.
  
  ВТОРОЙ: Ой, не хохми. Мамай в демократию играть не может. А знаешь, как его Мамаем прозвали? Привели к нему одного "кидалу" на разборку. Мелик спрашивает: "знаешь кто я?" А этот дурик трясётся от страха и сказать ничего не может, только мычит "м-м-м-ма-ма". Форс говорит: "ты что, маму зовешь? А надо звать папу!" Мелик предлагает: "Возьмите его к себе. Он будет вам петь куиновскую "О, мама мия, мама мия". А Рассада: "нет, волна не та. Это же плач Игоря из оперы "На приеме у хана Мамая в Золотой Орде". Так и прилипло.
  
  ПЕРВЫЙ: Я слышал, что он кличку пресечь хочет. После того, как Чингиза кончили.
  
  ВТОРОЙ: Да... Слушай! А я не знал, что Рассада и Форест в Чечне были. Мужики что надо! Путём хохмили сегодня!
  
  ПЕРВЫЙ: Я Расика не понимаю, а тех, кого я не понимаю, я боюсь... ну не боюсь, а не люблю. Знаешь, что он однажды сказал? Я, говорит, каждую секунду умираю и тут же воскресаю не менее ста раз. Умник. Или в Чечне двинулся.
  
  ВТОРОЙ: Или в Пендосне?
  
  ПЕРВЫЙ: В ЮШе? Да не был он там! Фраерит не путём... А Мелик за Кандагар орден получил, знаешь?
  
  ВТОРОЙ: Так его ж под трибунал отдали?
  
  ПЕРВЫЙ: Это потом. Он пленных отказался расстреливать... Испортил карьеру папашке своему, Рыжей Бороде.
  
  ВТОРОЙ: Так были такие, кто не поддался... А мы... Эх, мать-перемать! Спать не могу по ночам! Штык мой в зайца превращается и визжит! Ты когда нибудь на зайцев охотился? Знаешь, когда их добиваешь, они кричат как дети! Вот хохма!
  А ты как "обкатку" проходил? Штыком, как я, или пулей? Поет тоскливо:
  
   Не стреляй в воробьев, не стреляй в голубей,
   Не стреляй, ты браток, из рогатки свой!
  
  ПЕРВЫЙ: Я ж танкистом был. Механиком-водителем. Говорят, легче пленных танком давить. Нет, брат... два дня траки гусениц очищать от мослов надо... Эх! Русское крещение! Породнила нас кровь невинная...
  
  ... Давай, доставай нашу утешительницу! Нашу хохмочку...
  
  Второй достает бутылку водки. Пьют по очереди из горлышка, поют и покидают сцену
  
   Под ракитою зеленой казак раненый лежал
   Кинжалом в груди пронзенный
   Крест свой медный целовал.
  
   Черный ворон, что ты вьешься
   Над моею головой?
   Ты добычи не дождешься
   Я казак еще живой!
  
  
   На углу появляются двое подвыпивших мужчин, по виду из интеллигентов. Они поют, поддерживая друг друга. Кое как им удается удерживаться на ногах.
  
  ПЕРВЫЙ:
  
   Ла шатами кантаре
   Кон ла гитара мано
  
  ВТОРОЙ: Не, не, не, не надо этих "кантаре". Давай по-нашему:
  
   И под гитару пьяно
   Поет наш брат татарин...
  
  ПЕРВЫЙ: Тш....(оглядывается) Ты можешь кого-нибудь этнически обидеть. Почему татарин пьяный?
  
  ВТОРОЙ: Да не пьяный татарин, он же мусульманин, он не пьет. Он поет пьяно. Тихо, значит.
   Софтли.
  
  ПЕРВЫЙ: А-а, тихо! А почему не пьет? Все же пьют? Я тоже татарин.
  
  ВТОРОЙ: Ты не татарин, ты homo soveticus из МГУ, которое нас объединило в условиях высшей
   культуры.
  
  ПЕРВЫЙ: Башковитый ты! Тебе бы татарином быть, а не евреем! Шутка... Скажи,
  ну почему вы евреи такие умные?
  
  ВТОРОЙ: Как мне знать? Я не еврей. Посмотри на меня, разве я похож на еврея?
  
  ПЕРВЫЙ: (смотрит внимательно) И правда, не похож. Или ты отказываешься от религиозного
   преимущества? Правильно! А с другой стороны, ну почему, если нет Бога,
  
   Смотрит вверх, и не удерживается на ногах. Его подхватывает сзади под руки проходящий мимо
   Мелик Найтингюлин. Его сопровождают Фазиль и Рассада. Все трое неодобрительно качают головами и
   продолжают свой путь, исчезая в темноте.
  
  МЕЛИК: Везет мне сегодня на падающих.
  
  ПЕРВЫЙ: Мерси боку.. если нет Бога, у которого евреи на пририги... пририли.. на особом положении,
   почему они все равно умнее и талантливее других?
  
  ВТОРОЙ: Потому, что они пример другим. Но не внешний, а внутренний пример, усекаешь? Те из них,
   кто совершил акт обратной веры...
  
  Ты знаешь, кто это был? Мамай, сын Президента.
  
  ПЕРВЫЙ: Сын Рыжей Бороды?
  
  ВТОРОЙ: Почему рыжей? Я видел его на фотке, борода черная как и положено татарину.
  
  ПЕРВЫЙ: Так он же ее красит. Еврей, а подделывается под татарина.
  
  ВТОРОЙ: Да разве евреи рыжие?
  
  ПЕРВЫЙ: А то как же! Как и грузины, и ирландцы-задранцы. Поет:
  
   Жил был кот, рыжий кот, за углом
   И кота ненавидел весь дом,
   Только песня совсем не о том -
   Как не сладко быть рыжим котом.
   Второй присоединяется:
   Говорят, не повезет,
   Если черный кот
   Дорогу перейдет...
  
  ПЕРВЫЙ: Постой, постой, так кот же черный!
  
  ВТОРОЙ: Вот видишь! А ты говоришь "бороду красит!" Знаешь что, я тебе скажу по секрету... шепчет ему
   на ухо.
  
  ПЕРВЫЙ: Германец? Поют:
  
   Ура, ура, ура,
   Чапаев герой!
   Мы германца не боимся
   И всегда идем на бой!
  
   Эх, эдак твою так!
   Да мы ж культурный народ --
   За Родину за Сталина
   Всегда идем вперед!
  
   Понижают голос:
  
   За мир, за мир, за мир,
   Стоим мы всегда,
   За матушку-Рассею,
   За белого царя!
   Снова во весь голос:
   Эх, эдак твою так!
   Да мы ж культурный народ -
   Мы германца не боимся
   И всегда идем вперед!
  
  ВТОРОЙ (солирует):
  
   Моя мать была модистка,
   Отец был генерал...
  
  ПЕРВЫЙ: Постой, постой! Как немец? Я ж тебя давно знаю!
  
  ВТОРОЙ: А я не афишировал. Мы из приволжских, остались в городе, когда Сталин всех немцев в
   Казахстан депортировал. Отец же мой был мордвин.
  
  ПЕРВЫЙ: Точно, я тебя так и знаю: Петруха Мордвин. А еще тебя звали Контрабас. Помнишь, как мы
   играли: си-ре-ми, си-ре-фа-ми... А ты на басе: си-си-си-сисисисисиси...ми-ре! Вот
   времечко бло! Сжоп не казать хуже!
  
  ВТОРОЙ поет: Дым по воде-е, иль пламя в небесах!
  
  ПЕРВЫЙ: А Сталин, значит, разъединил твои народы. А надо было объединять. Эх, как Горбатый не хотел развала! Ну скажи, а в международном масштабе, кто нас объединит? ООН, или США? Европейский Союз не впускает,
   зараза!
  
  ВТОРОЙ: Да что ты? Экскьюз ми сильву пле!? ООН? Что это за эгида! Они ж водку не пьют! Взятки,
   конечно, берут! Нет, не могут они нас объединить! Поет:
  
   Пьет водку северный олень.
   В закормах пьют водку мыши.
  
   Первый подхватывает:
  
   Пьют все, кому не лень...
   Пьет самогон студентка Лида,
   Пьет Шурик с бабкой Степанидой...
  
  ПЕРВЫЙ: Не, не, надо! Плохая песня. Намекающая....
  
   Смеется все громче и громче, не может остановиться.
  
   Ой не можу, ой щас усмеюся!
  
  ВТОРОЙ: Я тоже хочу! Ну скажи, не томи!
  
  ПЕРВЫЙ: Я татарин, а ты мордвин... или наоборот? А, какая разница! А нас называют как? Русская
   интеллигенция! Значит, опять нас русские будут объединять?
  
  ВТОРОЙ: А что? Логично. Русские способны на, на, как ты сказал? Акт обратной веры? Или это я сказал?
   Хм. Помнишь, в МГУ, каждый выпендривается: "Я - Узбек!" "Я - Чукча!"
  
  ПЕРВЫЙ: Точно! Я сам себя помню: "Я - Татарин!" А русские смотрят на нас и друг на друга "чего это
   они?"
  
  ВТОРОЙ: Вот поэтому они такие антисемиты. (Переходит на шопот). Они хотят евреев заменить.
   Исторически и религиозно. И глобально. Ты видишь какая каша заваривается?
  
  ПЕРВЫЙ: после упорного размышления. У тебя еще осталось? Надо выпить, а то у меня что-то
   заклинивает в голове..
  
  ВТОРОЙ: Выпить есть. А как жена твоя? Не будет ругаться? А то уже поздно!
  
  ПЕРВЫЙ:
  
   Солдатушки, бравы ребятушки,
   Где же ваши жены?
  
   ВТОРОЙ вытаскивает из кармана бутылку водки:
  
   Наши жены - пушки заряжены
   Вот кто наши жены.
  
   Пьют из раскладных стаканчиков.
  
  ПЕРВЫЙ: Прояснилось в голове. Эх, легко голубке белой в кольцах зеленого змея! Ты прав насчет замены
   прототипа. Смотри, и американцы и русские, какие интриги крутят у международного трона! Все
   стараются надурить друг друга.
  
  ВТОРОЙ: Ой, дурють! Да... Все, блин, по-старому! Нет новизны! Да к лешему эту политику!
  
  ПЕРВЫЙ: Ага ..That's the way, aga, aga, I like it! Давай заспеваем что-нибудь поспокойнее и потише. Что-
   нибудь глобальное, ха, ха.
  
  ВТОРОЙ: Добже, сильву пле, софтли. И за шо я в тебя такой влюбленный! Поет:
  
   Неслышны в саду, даже шорохи...
  
  Поют вместе все громче и громче и покидают сцену. Пение затихает как и лай разбуженных на их пути
   собак.
  
   Все здесь замерло до утра.
   Если б знали вы
   Как мне дороги
   Эх, приволжские вечера.
  
   И чего они разгавкались! Прямо как в Думе! Марш в будку, Барбос! Спать пора!
  
  
  Кабинет главврача приюта для детей с врожденными недостатками. Во время разговора Беспутин
   переводит Милу и Тутони, хотя они больше заняты сьемкой, чем разговором.
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Проблем, конечно много, живем нынешним днем, не знаем, что завтра
   принесет, какие новые заботы прибавит к старым.
  
  РАССАДА: Скажите, можно ли вам помочь так, чтобы не навредить? Вот американцы хотят деньги, там у себя, собирать.
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Да уж не знаю. Здесь сердце нужно больше, чем деньги. Знаете, повысили
   зарплату нянечкам и труднее стало... как вам сказать, не те люди приходят наниматься. А текучесть
   кадров здесь особенно вредна. Дети ведь привыкают к персоналу.
  
  МЕЛИК: Ну а деньги на оборудование, ремонт?
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Да хорошо, конечно, но...
  
  МЕЛИК: Не бойтесь, все останется между нами.
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Мелик Сулейманович, ой простите, Соломонович, вы же знаете, там где деньги
   из-за границы появляются, там и начальство меняется.... Здесь нужно особое равновесие, и особый
   контроль, без промежуточных инстанций.
  
  МЕЛИК: А президент вас навещал?
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: К сожалению нет, и простите меня, ради Бога. Мы все уважаем Сулеймана
   Иосифовича. Он столько сделал для республики.
  
  МЕЛИК: Скажите, как специалист, а главное, как имеющий опыт, как проявляется в детях желание и
   способность творить? Писать стихи, например? Ведь насколько мне известно, нормальные дети растут
   вместе с умственно отсталыми?
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Вы знаете, иногда совсем неожидано ребенок проявляет особый интерес к
   рисованию, пению. Вот Вова Двубокин однажды попросил меня почитать ему сказки. Он еще не
   говорил, просто показал мне на книжку. Мы ему все сказки перечитали, а после "У Лукоморья Дуб
   Зеленый" Пушкина он уже сам стал читать. А мы считали его отсталым.
  
  ФАЗИЛЬ: Американцы вот полагают, что детей надо содержать в группах определяемых по уровню их
   умственного развития.
  
  ТУТОНИ: We are against profiling and categorizing, yet we believe in the proper environment for...
  
  МЕЛИК: Вы знаете, Софья Владимировна, американцы ещё свой коммунизм, или нацизм не пережили.
   Потому и верят, что действительность определяет сознание...
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Скажу нет, нет, и нет раздельному содержанию. Вы знаете, ведь они дружат и
   помогают друг другу независимо от... Вот Аличка - Альбина Шумейко, с синдромом Дауна, все время в
   компании с детьми... другими, понимаете? А уж такая талантливая!
  
  РАССАДА: Талантливая...
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Конечно, ее талант понимать нужно. Рисунки ее с каким-то смыслом, кубики
   складывает в особом порядке.
  
  МЕЛИК: Софья Владимировна, а кто на кого влияет? Если стимулирование умственного развития не
   исключено из терапии, то может быть сами дети - лучшая терапия?
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Вот уж не посчитаете меня суеверной, или несерьезной, я сама кандидатскую
   защищила по детской психологии, но с детьми здесь никакая наука окончательное слово не скажет. Вот
   Немир Легнитян, прежде чем стихи стал писать, рисовал наоборот!
  
  МЕЛИК и РАССАДА: Как наоборот?
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Он тогда еще говорить не мог. Однажды, как всегда, сидел и смотрел как
   другие дети рисуют. Потом взял лист бумаги закрасил одним цветом, затем - другим, и еще другим, и
   еще...последний цвет всегда черный. А потом стал резинкой счищать слои, один за другим...В
   определенном порядке и получается неожиданный по красоте рисунок. Недавно сказал: "Вот так,
   оставляя прежние краски, мы возвращаемся к чистоте, ставшей белым светом, то есть, цветом".
  
  ФАЗИЛЬ: Это же украинская и польская писанка?
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Да, только мы в приюте никогда яички на пасху не раскрашивали. Церковь от
   государства, понимаете? Вот я вам покажу. А знаете что? Он сегодня на уроке английского языка читает
   свое стихотворение, которое он сам перевел на английский. Хотите пойти послушать?
  
  Мелик, Рассада, и Форест утвердительно кивают.
  
  Комната класса иностранных языков. Учитель рассказывает о видах английского глагола.
  Входят Софья Владимировна с гостями.
  
  УЧИТЕЛЬ: Итак, какие виды глагола вы знаете?
  
  ИННА: Совершенный и несовершенный виды. Мистер Джон, а почему они так называются? Как будто один вид лучше другого?
  
  УЧИТЕЛЬ: Хороший вопрос, мисс Инна. Я бы произносил "совершённый", или "несовершённый". Ведь оба вида, можно сказать, вполне совершенны. Но знаете, язык имеет свой собственный ум... The same in English. Perfective aspect and imperfective aspect both are functionally "perfect," they should have been called "completed" and "incomplete."
  
  НЕМИР усиливает ударение: СовершЕнно то, что уже совершенО... в другом измерении...
   после паузы
  
   А можно ли сказать, что английский глагол более совершенен, если своим видом он показывает свой
   аспект? Для нас ваш аспект более понятен, чем для вас наш вид.
  
  ИННА: А действительно, I had been waiting for him для меня наверняка проще, чем для вас я его ждал...
   Контекст не влияет на acпект! А нашему виду нужно окружение.
  
  УЧИТЕЛЬ: Нет, вид не обманывает! Его нужно просмотреть, то есть, нужно сквозь него смотреть! В этом и
   прелесть русского языка! В его непредсказуемости, и всезависимости! В его формах многое вмещается!
   Прошлое сливается с будущим через настоящее!
  
   Его интузиазм вызвал минутную паузу, во время которой лица присутствующих отражают разную
   реакцию на сказанное.
  
   ...А теперь Немир Легнитян нам прочтет свое стихотворение по-английски.
  
   НЕМИР: После паузы.
  
   I am thankful to those who caused me pain
   I am melting in heat like an iron blank.
   If not this role what can I gain?
   This wonderful plan is restoring my rank...
  
  Рассада не сводит глаз с Немира. Мелик и Фазиль переглядываются и в печальном изумлении качают головами. Мил смотрит из-за камеры на Тутони, который поднимает вверх большой палец. Софья Владимировна обращается к аудитории как к зрителям - детям и работникам приюта. Инна и Немир остаются в своих креслах; Мелик, Рассада, Фазиль, Беспутин и американцы образуют часть аудитории. Вкатывается Руслан в кресле.
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Ну что, дорогие мои, наш концерт сегодня открывает Руслан Флоридин. Он прочтет нам стихотворение одного Нижнекамского поэта, которое впервые здесь, на этой сцене прочитал мой сын. Ах, как течет время!
  
   РУСЛАН:
  
   Я быть хочу таким как все:
   Смеяться и играть,
   И бегать быстро по траве,
   У речки загорать.
  
   Хочу я песни петь с утра
   По комнате кружить.
   С девчонкой с нашего двора
   Хочу, хочу дружить!
  
   А как хочу, я сам, в лесу
   Красивый гриб найти...
   Хочу и зайца и лису
   Увидеть на пути.
  
   А утром, утром, как и все -
   Мечал я столько раз -
   С красивым ранцем на спине
   Шагать в любимый класс.
  
   Хочу что б весело весной
   Звенели небеса,
   Что б, наконец, со мной, со мной
   Свершились чудеса...
  
   Я весь пылаю, я в огне,
   Молю вас, помогите мне...
  
  Мгновение тишины. Мелик сидит с закрытым ладонями лицом. Беспутин проводит тыльной стороной пальца по щеке.
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Спасибо Русик. А теперь попросим Инну прочесть свое новое стихотворение. Вы знаете, Инна у нас лауреат конкурса "Золотое Перо".
  
   ИННА:
  
   Немало грусти и печали
   Нежданно в дверь твою стучали.
   Была улыбка, было счастье,
   Была любовь сильнее страсти.
  
   Но вдруг, куда все делось это?
   На это нет у нас ответа.
   Ты потеряла человека любимого тобой
   Всей душой,
   И по щекам слезы катятся рекой...
   Ты потеряла навсегда покой.
  
   Пустое место в твоем сердце
   Никто не заменит, никогда,
   И память о нем в душе
   Останется навсегда.
  
   Ну а сегодня не печалься,
   И пусть улыбка с уст твоих
   Не сходит.
   Желаю самого большого счастья
   На том пути непройденной дороги.
  
   А если вдруг тебя настигнет горе,
   Родная и любимая моя,
   Не забывай, что у тебя есть я.
  
  СОФЬЯ ВЛАДИМИРОВНА: Спасибо, Инна, и ты знаешь, что у тебя есть мы, да? Ну а теперь, что у нас? Начинаем "Ералаш". Немир, ты начнешь?
  
  НЕМИР: Да, вот мне только что американцы рассказали анекдот про старого рыбака. Так вот, два рыбака, старый и молодой, рыбалят на Волге. У молодого рыбака не клюет совсем, а старый рыбак таскает и таскает рыбу из-подо льда. А мороз стоит сильный! Ну, молодой рыбак потерял терпение и собрался уходить, но думает "дай-ка я спрошу старого рыбака в чем его секрет". Спрашивает: "Отец, почему у тебя так хорошо клюет, а я сижу рядом и ни одной рыбки не поймал?" А старик не отвечает, а мычит, не открывая рта: "Мм-мм-мм-ммм". "Что, что, не понимаю", - говорит молодой. "Мм-мм-мм!" - продолжает старый. А потом вытаскивает очередную рыбу, бросает ее на лед, вытаскивает изо рта.... червяка, и говорит: "Рыбка-то тепленьких червячков любит!"
  
  Немир смеется заразительно. Инна, до этого еле сдерживавшая себя от смеха, теперь хохочет во всю. Руслан задыхается от смеха и бьет ладонями по ручкам кресла: "Ой, не могу!" Постепенно к общему веселью присоединяются гости.
   Вдруг, Инна, Немир, и Руслан поднимаются с кресел, пожимают друг другу руки, обнимаются, и уходят, оживленно переговариваясь.
   Остальные, "замерев" сидят несколько мгновений; "оживают", всматриваются в друг друга, оглядываются, и расходятся...
  
  
  Кабинет Президента Татарстана. Найтингюлин сидит в кресле и смотрит на шапку с кокардой военно-морских сил. Раздается стук и в двери появляется секретарша Зульфия.
  
  ЗУЛЬФИЯ: Сулейман Иосифович, к вам тут один мужчина, говорит, что ваш сын...
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Мой сын?
  
  ЗУЛЬФИЯ: Ой, простите, но он так настаивал....
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Нет, нет, пусть проходит...
  
  ЗУЛЬФИЯ: Заходите, Мелик Соломонович!
  
   Заходит Мелик, останавливается, смотрит выжидательно на отца.
  
  
  МЕЛИК: Салям алейкум, отец!
  
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Алейкум асалям, сын.
  
  Помедлив, выходит из-за стола, подходит к Мелику, протягивает руку. Мелик отвечает на пожатие. Обнимаются по восточному обычаю, прикасаясь щекой к щеке.
  
  МЕЛИК: У меня к тебе дело, отец. Но сначала я хочу сказать... Прости меня, я не был достойным сыном. Я не хотел тебе неприятностей.
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Прости и ты меня, сын. Кто прошлое помянет... Я так рад, что ты пришел. Я хочу, чтобы ты знал... С тех пор как твоя мать умерла, у меня кроме тебя больше никого нет... Понимаешь? Так, что за дело у тебя? Ресторан прогорел?
  
  МЕЛИК: Да нет, финансово процветаю. Пришел ходатайствовать.
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Давай выкладывай!
  
  МЕЛИК: Я слышал, что коммиссия по приютам прекратила свое существование.
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Я закрыл. В республике есть поважней проблемы.
  
  МЕЛИК: Что может быть важнее, чем наши дети? Увечные дети, брошенные нашими алкоголиками и сифилитиками?
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Нашими? Татары - мусульмане, мы водку не пьем.
  
  МЕЛИК: Как Президент ты отвечаешь за всех в республике. Как человек ты сопричастен всему миру. Почему ты запретил в школах уроки по Библии? Выгнал миссионеров и американских учителей?
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Мне не нравится твой тон. Но я тебе скажу: народ устал от хаоса, особенно в религии. Нам нужна простота веры наших отцов, вера, которая доказала исторически преимущество наших моральных ценностей.
  
  МЕЛИК: Каких отцов? Ты же мне как-то сказал, что изуродован верой тех, кто отверг своих отцов, свое прошлое. Одна религия не лучше другой. Все они служат людям факта. Отвергая выборочно свое прошлое, ты отвергаешь будущее. Надо быть человеком веры и служить людям веры.
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Ты, как всегда склонен к абстрактному идеализированию. Я же прагматик, к тому же, в политике, надо уметь выбирать и жертвовать. Всем не угодишь.
  
  МЕЛИК: Не надо никому угождать, никому, кроме себя. В тебе вся значимость безвременных путей пространств. В тебе огонь сильней и ярче всей вселенной! Но отвергая малое, ты отвергаешь все. Все в единстве имеет смысл, и в пылинке лелеется и множится жизнь! Всякое творение имеет свой голос, не говоря о человеке.
  
  ПРЕЗИДЕНТ: О, всесущий Аллах! Спаси нас от этих безумных поэтов!
  
  МЕЛИК: Тебя сделали президентом, но ведь и народ тоже за тебя проголосовал? Почему? Мы знали, в тебе есть то, что привлекает людей, которым мы даём право голоса. О Рыжей Бороде ходят легенды. Прими же дар мифологии!
  
  ПРЕЗИДЕНТ хватает себя за бороду: Стать объектом прикладного исскуства плебса? Чтобы они продолжали играть с моим... с моим образом? Так ты кто, представитель "народа", или тех, кто сделал меня Президентом?
  
  МЕЛИК: Я сам по себе, хотя пока сопрягаю и тех и других. Отец, понимаешь ли ты, что нам нужно быть равным не этим, и не тем.
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Ну что ты мелешь! Кому же? Кто эти "те?" (с иронией) Что за конспирация? Какой круг я прозевал?
  
  МЕЛИК достает видеокассету: Вот запись очевидцев высшей правды! Эти дети брошены всеми, но имеют в себе весь мир. Этим... Господи, хотел сказать "этим несчастным!" Этим святым мы должны быть равны! Нам нужно стать равными Немиру и тем, к кому он обращается! Обещай, что посмотришь!
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Хорошо, я посмотрю! Верю тебе как бизнесмену, который имеет чутье высшей пользы! Но ты мне не ответил. Кто же эти "те"?
  
  МЕЛИК: Это мы сами, настоящие. А пока... Пока мы только тени... Прощай, нет, до свидания. Останавливается в дверях. Еще, скажу тебе тоже мое личное... Когда я присягал, я присягал не строю. Мы должны верить, даже когда нам изменяют.
  
  Мелик уходит. Найтингюлин вставляет в телевизор кассету. На экране Немир читает:
  
   НЕМИР:
  
   Я благодарен тем, кто причинил мне боль
   Пусть как металл согнусь в огне.
   Я принимаю уготованную роль -
   Mне надо быть добрее и умней.
  
   Не знают те, кто причинил мне боль,
   Им кочевать из тени в тень.
   Меня во мне кует огонь,
   Не сбудутся ошибки, глупость, лень.
  
   Не знали те, кто сотворял во зло.
   Желаю им покой в ответ.
   Врастает радость в ноющую плоть;
   Нездешний мир, твой вижу свет!
  
   Так по частям я воздвигаю храм
   Не тем, кто лишь играет роли.
   А остальным. Я равен вам.
   А тем прощаю. И не помню боле...
  
  Экран гаснет. Найтингюлин садится за стол. Смотрит на шапку. Одевает ее, принимает военную осанку, снимает и кладет на прежнее место. Нажимает на кнопку. Появляется Зульфия.
  
  ПРЕЗИДЕНТ: Зульфия Муратовна, принесите мне все документы по приютам и школам-интернатам. И пусть Хабибулин завтра, нет, сегодня же, зайдет со своими предложениями по внедрению реабилитационных центров.
  
  Заходят Немир, Инна и Руслан. Они вкатывают на колясках других актеров (по выбору режисера), которые поднимаются с кресел. Все поют.
  
   Друг! Ты слышишь зов вокруг?
   На помощь другу друг!
   Все в круг!
  
   Узнает юность своей зрелости порог:
   Беду чужую как свою прочувствовать ты смог.
   О, младость безмятежная прошла, я рад
   Был одинок без состраданья, руки не мог подать.
  
   Помоги войти мне в круг друзей,
   Я не существую, друг важней
   Друг -- это другой, и все вокруг
   Многих рук мне нужен круг.
  
   На помощь друг!
  
  
   Во время песни Рассада разводит костер, в котором торжественно сжигает свою книгу стихов:
  
  МЕЛИК: Зря... Сам говоришь, что все имеет смысл.
  
  РАССАДА: Имеет смысл то, что не мое и не во мне. К тому же, ирония на грани сарказма не признак нашего мира. Ну сам посуди.
   Читает одно из своих стихотворений:
  
   Я "благодарен" тем, кто причинил мне боль,
   Я не металл и не согнусь в огне.
   Я отвергаю уготованную роль,
   Я становлюсь смелее, злей, умней.
  
   Я "благодарен" тем, кто причинил мне боль,
   И мне не скажут: "будь скромней!"
   Я знаю, что перекует огонь
   Мои ошибки, глупость, лень.
  
   Я "благодарен" тем, кто причинил мне зло
   Но "понимания" в ответ не жди.
   Преображается и мысль и плоть;
   Советую, уймись, меня не зоводи.
   И по частям я воздвигаю храм,
   Вы ж, не заметив, выполнили роли.
   Не место в этом храме вам,
   Прочь. Вас не помню боле...
  
  РАССАДА: Видишь, какая это самовлюбленная ерунда?
  
  МЕЛИК: Как и все остальное в этой жизни.
  
  РАССАДА (подумав): А действительно... Я не вправе уничтожать то, что не мое. Но вправе дотворяя переделать!
  
  
  
  
   ПРИЛОЖЕНИЯ
  
   От автора
  
   ...Меньше всего мне бы хотелось, чтобы эту пьесу приняли за анти-алкогольную агитку...
  
   ... Некоторые американские фильмы предлагают зрителям так называемые "изьятые сцены" (deleted scenes). Порадовав зрителей дополнительной игрой и некоторой потусторонностью, эпизоды эти отступают в тень полусуществования. Меня печалит их участь; в отличие от законченности изьятых сцен я предлагаю их начальность, которую может обеспечить литературный текст. Такой своей преджизненностью, кстати, литтекст доказывает свое художественное превосходство перед кинематографией...
  
  
  тексты-матрешки:
  
  
   1. Казнь Чингиза
   2. В соловьинном клубе. Конкурс 'Воровской Песни.'
   3. Рассада поет Sie Libt Dich для "белых" немцев: "Она тебя любит, она тебя любит..."
  РАССАДА: Родина вас помнит... в ваших сердцах...
  
   4. Культовый ритуал Троицы: ...нас было трое на челне...
   5. Сон Соломона Найтингюлина, в которой он поет свою песню "Рыжий Снег"
   6. Урок английского в приюте (частично возвращен в основное действие)
   7. Трое друзей, Мил, Беспутин и "баптист" беседуют об Иисусе Христе.
   8. Рассада сжигает свою книгу стихов (перенесено в главный текст)
  
  
   9. Случай на репетиции пьесы в университете Вирджини США (впрочем ставший самостоятельной постановкой 'Агапофильтры.'
  
   10. Фазиль, Рассада, Мил и Тутони совместно переводят стихи:
  
  
  
   Нижнекамского поэта:
  
   Я быть хочу такой как все:
   Смеяться и играть,
   И бегать быстро по траве,
   У речки загорать.
  
   Хочу я песни петь с утра
   По комнате кружить.
   С мальчишкой с нашего двора
   Хочу, хочу дружить!
  
   А как хочу, сама, в лесу
   Красивый гриб найти...
   Хочу и зайца и лису
   Увидеть на пути.
  
   А утром, утром, как и все -
   Мечала столько раз -
   С красивым ранцем на спине
   Шагать в любимый класс.
  
   Хочу что б весело весной
   Звенели небеса,
   Что б, наконец, со мной, со мной
   Свершились чудеса...
  
   Я вся пылаю, вся в огне,
   Молю вас, помогите мне...
  
  После долгих споров соглашаются на два варианта: "женский и мужской".
  
   I want to be like other guys
   Who play, and laugh, and run.
   I want to roll upon the grass,
   And bathe under the Sun.
  
   I want to hear a serenade, I want to sing a serenade
   And dance around the room.
   With neighbor's son go on a date... With neighbor's daughter .....
   (He does not have a clue). She does not have a clue
  
   Oh, how I want, just by myself,
   To catch a butterfly. To catch a lighting bug,
   To see a hare, a fox, an Elf And in the forest meet an Elf,
   A shooting star fly by. To give my Mom a hug.
  
   And in my dreams, so many times,
   I walk to school, I catch a ball,
   Go to the mountains to climb...
   Well, I can dream, just like you all.
  
   And in the sky I want to hear
   As heaven rings a tune!
   A miracle is coming near
   To have become like you, like you...
  
   In burning ice the helpless lamb,
   I am begging, help me...
   If you can.
  
  
  
  
   Стихотворение Инны:
  
   Немало грусти и печали
   Нежданно в дверь твою стучали.
   Была улыбка, было счастье,
   Была любовь сильнее страсти.
  
   Но вдруг, куда все делось это?
   На это нет у нас ответа.
   Ты потеряла человека любимого
   тобой всей душой,
   И по щекам слезы катятся рекой...
   Ты потеряла навсегда покой.
  
   Пустое место в твоем сердце
   Никто не заменит, никогда,
   И память о нем в душе
   Останется навсегда.
  
   Ну а сегодня не печалься,
   И пусть улыбка с уст твоих
   Не сходит.
   Желаю самого большого счастья
   На том пути непройденной дороги.
  
   А если вдруг тебя настигнет горе,
   Родная и любимая моя,
   Не забывай, что у тебя есть я.
  
  Удивительно быстро все приходят к общему решению:
  
   The overflowing sorrow and exhausting pain...
   They desolate your heart, they take away
   Your smile, your joy, and observation,
   The love that's bigger than infatuation.
  
   The dearest person was, and suddenly was not.
   Why? The answer, and the love were lost.
   With sympathetic tears you're on your knees,
   Your hurting soul is seeking peace.
  
   The empty place, the bleeding heart
   Nobody will replace, forevermore.
   The traces of the past lead to the very start,
   The memory of her my soul will store.
  
   As for today, stay not depressed,
   And let a smile light up your face.
   Be happy. I am wishing you the best
   In that unbeaten road we have to race.
  
  
   And if you suddenly get struck by woe
   My dearest, and my beloved one
   Remember, you have someone...
   Do not let me go...
  
  
  
  
  
  
  КОНЕЦ
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Самсонова "Невеста темного колдуна. Отбор под маской" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Ясная "Батарейка для арда" (Любовное фэнтези) | | К.Болотина "Истинная для дракона 1" (Короткий любовный роман) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | О.Волконская "Ненавижу любя" (Короткий любовный роман) | | А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | А.Рай "Операция О.Т.Б.О.Р." (Любовная фантастика) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"