Сетсуна Мэйо: другие произведения.

Ночное небо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.29*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Строго говоря, жанр этого произведения - фанфикшен, то есть, творчество фанатов. Первоисточник - манга и анимэ "Сэйлор Мун"


Ночное небо

  
   Первоначально этот рассказ задумывался как опровержение такого сюжета, как поражение Банни в борьбе с реальной жизнью, гибелью, бессилием ее сделать что-либо со своей жизнью. Должна сказать, что результат удивил меня саму - то, что получилось, - это совсем иная вещь. Наверное, дело в том, что я предпочитаю писать о любви и силе человека, а не о его рефлексиях и слабости. Если это наивно, пусть. Не всем быть Тургеневыми, Толстыми, и проч.
   Перед вами - история одних летних каникул. Каникул, во время которых Банни окончательно взрослеет и становится тем гармоничным цельным человеком, которому под силу справиться и с Нехеленией, и с Галаксией. Меняются и ее отношения с Мамору. Я уже не раз нелицеприятно высказывалась о том, как поступили аниматоры с Мамору и его чувствами. Мамору Наоко Такеучи и Мамору мультипликационный - два абсолютно разных человека. Здесь - попытка примирить их, попытка представить, когда же, наконец, отношение Мамору к Банни изменится.
  

Часть первая. Демон сомнения

  
   Токио, лето, сразу после окончания третьего сезона.
  
   Банни открыла окно своей комнаты пошире. Вот уже несколько дней она не могла спокойно спать. Нет, она давно уже отошла от битвы с апостолами Смерти, от драки с Харукой и Мичиру, но... Но что-то грызло ее изнутри, не давало покоя и заставляло снова и снова смотреть в ночное небо.
   - Банни, тебе пора спать. Завтра ты опять опоздаешь в школу, - Луна выгнула спину и уставилась на Банни своими темными глазами, - Уже очень поздно.
   - Да. Я знаю, - Банни устало покачала головой. Распущенные золотые волосы покрывали сплошным плащом ее спину. Она встала перед зеркалом и стала изучать свое отражение, - Что со мной не так, Луна?
   - Не говори глупостей, с тобой все нормально, Банни, - Луна зевнула, - ложись спать.
   ...Банни повернулась под одеялом, чтобы видеть Луну. Полную Луну, светившую прямо ей в окно. На минуту ей показалось, что ее страхи напрасны, и она заснула.
  
   Где-то, тогда же
  
   - Мы не первые, кто претендует на эту планету. Почему же ты думаешь, что именно нам удастся покорить ее?
   - Потому что мы избежали той ошибки, которую совершили наши предшественники.
   - Я тебя не совсем понимаю.
   - Все просто. Согласись, глупо соваться с боем на незнакомую планету, не зная потенциального врага.
   - Глупо.
   - Именно поэтому мы сначала выведем из игры человека, который может нам помешать.
   - Как?
   - Она уйдет сама.
  
   Город спал. Луна клонилась к горизонту, и от этого яркая звезда, ритмично мерцавшая на небе, была особенно заметна. Над жилищным массивом округа Джубан материализовалась маленькая темная капсула. Подвластная невидимым силовым полям или магии, она остановилась прямо напротив открытого окна небольшого двухэтажного дома. Абсолютно бесшумно капсула выпустила струю серебристой пыли. Прямо в открытое окно, на спящую девушку.
  
   Токио. Округ Джубан, следующий день
  
   Школу Банни не проспала. На первом уроке она вполуха слушала учителя математики, автоматически списывая решение с доски. Скоро экзамены в старшие классы. Странно, это не вызывало у нее такого трепета, как раньше. Может, потому что, занимаясь с Ами и девочками, она, наконец, разобралась с алгеброй?
   Какое странное ощущение... Что-то определенно не так...
   - Итак, мисс Цзукино, может, вы скажете нам, чему равно значение переменной в этом уравнении?
   Она встала, машинально скосив глаза в тетрадь.
   - Пять целых, семьсот двадцать пять тысячных.
   - Верно, садитесь. Итак, как видно из алгоритма решения... - голос учителя все удалялся, а Банни даже не осознала, что впервые в жизни правильно ответила на алгебре.
   Это случилось три часа назад. Сейчас она подходила к часовне Хикава, где должна была встретиться с остальными.
   - Банни, с тобой все в порядке?! Ты, часом, не заболела? В первый раз пришла вовремя! - поприветствовала ее Рэй.
   - А, может, это не Банни? - предположила Минако, - может это демон, принявший ее облик?
   Почему-то это ее разозлило. Рэй! Вечно она пристает к ней по мелочам! А Минако лишь бы позубоскалить!
   - Здравствуй, Рэй, я тоже рада тебя видеть, - Банни прошла на свое место и села, оставив Рэй стоять посреди комнаты.
   - Здравствуй, Банни, - улыбнулась Ами, пытаясь разрядить обстановку.
   - Здравствуй, Ами. Вот, я прочитала эту книгу, - она протянула Ами взятый еще месяц назад учебник.
   - Нет, Банни, ты положительно не в порядке. Сначала приходишь вовремя, теперь книги читать стала... Ты что, с Мамору поссорилась?
   Ехидное замечание Рэй резануло по нервам, Банни вскочила на ноги.
   - Рэй, замолчи!!! - этот крик всех ошеломил. На лице Банни от гнева появились два красных пятна, глаза потемнели, а ее волосы, казалось, стали от гнева оранжевыми. Нет, не казалось. Они действительно стали из золотых медно-рыжими.
   - Ты постоянно придираешься ко мне, по поводу и без повода! Если тебе не нравится, что прихожу вовремя, почему ты вечно пилишь меня за опоздания?! Тебе так нравится делать из меня дуру?! Так я не намерена больше это терпеть! Поищи для своих тупых острот другую мишень! И, ты, Минако, тоже! - Банни выбежала из часовни, чуть не сбив с ног припозднившуюся Макото.
   - Что здесь произошло? Банни чуть не сбила меня с ног и даже не поздоровалась...
   - Садись, Мако, - Ами сняла очки и устало потерла глаза, - Рэй и Минако переборщили с шутками.
   - Да что я такого сказала?! - возразила было Рэй, но смутилась под мрачными взглядами Ами и Минако, - Да ладно вам, завтра она даже и не вспомнит об этом.
  
   Капля. Тяжелая темная капля упала в хрустальную чашу, наполненную прозрачной водой.
  
   Где-то. Тогда же.
  
   - Ты видишь? Реакция уже необратима. Гнев, неверие и недовольство скоро переполнят ее.
   - Она сознает свои недостатки.
   - И это ее погубит. Я знаю, что делаю.
  
   Токио. Округ Джубан, десятая улица
  
   Банни остановилась, только когда добежала до "Короны". Почему она так разозлилась? Что такого сказала ей Рэй... Правду. Признайся, сказала себе Банни. Ты знаешь это лучше кого бы то ни было. Ты безалаберная, глупая, влюбчивая... Харука и Мичиру правы, - ты не годишься в королевы. Снова перед глазами встал тот день...
  
   - Ты поставила планету на грань уничтожения!..
   - Ты не годишься в будущие королевы...
   Что она сделала тогда?.. Просто исчезла из захвата Мичиру. Потому что испугалась. А они приняли страх за проявление могущества. Подумаешь... Малышка тоже, когда боится, высвобождает столько энергии, что можно поджарить десяток демонов...
   А девочки?..
   - Она сделала все, что могла... - слишком мало, иными словами.
   Посмотри правде в глаза - ты никудышный воин. Может, ты и была в прошлой жизни принцессой, но это ничего не значит. Луна совершила ошибку. Она дала талисман, но он не сделал тебя воином. Вспомни.
  
   ... Она, с перекошенным от страха лицом не может даже сделать шага в сторону... Мечется под огнем, пока не подоспеют остальные. Такседо Маск... его алая роза и возглас "действуй"...
  
   Каждый раз, когда ты остаешься одна, ты начинаешь плакать. Ты пасуешь перед лицом трудности, не в состоянии ничего сделать, пока тебя не пнут. Ты - никудышный воин... Плакса и трусиха.
  
   Домой она пришла мрачная, хлопнула дверью и сразу пошла наверх. Малышка вместе с Шинго, похоже, сидела в гостиной. Вот и хорошо...
   Теперь она понимала. Понимала, что не давало ей покоя все эти дни...
   - Банни, я слышала, что произошло в часовне... - Луна прыгнула перед ней на стол, - ты должна быть сдержанней. Такое поведение не подобает принцессе Луны. Так ты никогда не станешь хорошим воином.
   - Это была не моя идея, не так ли? - спокойно сказала Банни, не замечая, что ее волосы, так и не вернувшие себе первоначальный цвет, теперь стали красными. Глядя на Луну потемневшими от гнева глазами, она ледяным голосом продолжила, - это ТЫ кинула меня в пучину войны. Ты даже не знала, что я принцесса. Так не надо мне пенять, что я плохой воин. Я не просила об этом. Как не просила и о жезле лидера. Это была твоя идея, Луна.
   Гнев вскипал в ней все сильнее. Ледяная броня сдержанности треснула и распалась на осколки с жалобным звоном. Банни теперь почти кричала:
   - Я не слышала от тебя ничего, кроме: "сделай то, Банни", "сражайся, Банни", "ты должна, Банни", "ты никогда не станешь хорошим воином", "ты ведешь себя недостойно принцессы"! Я устала от твоих нотаций, Луна! Почему бы тебе для разнообразия не поучить хорошим манерам Рэй?!
   - Банни...
   - Я не желаю ничего слушать! - она вскочила и схватила со стола сумку, - Хватит!
  
   Еще одна тяжелая капля упала в бокал. Жидкость в нем стала заметно темнее.
   - Уже скоро.
  
   Она стояла напротив "Короны", на другой стороне улицы. Куда ей идти?.. Дома - Луна и Малышка, которая не преминет посмеяться над ней, а кошка опять начнет приставать с нравоучениями... Девочки... Нет, она больше не переступит порог дома Рэй. И к Минако не пойдет. Там Артемис, да и Минако со своими шуточками... Нет. Ами на занятиях в своем центре, Мако на тренировке по айкидо... Вот кто с пользой проводит время...
   Может, съесть мороженное? Банни покосилась на кафе. В памяти тут же всплыли нотации Луны - "Банни, если ты будешь есть столько сладкого, ты растолстеешь!" Да и не хотелось ей мороженого... так, просто привычка.
   Может, пойти в "Корону", поговорить с Мотоки... Но у него полно своих проблем, скоро экзамены. Ему сейчас не до нее.
   Пойти к Мамору... Нет! Ни за что на свете! Ни за что она не распишется перед ним в своей слабости. Хотя он и так прекрасно знает, какая она...
   Неожиданно она поняла, что не помнит ни одного его признания в любви... Мамору ни разу не сказал, что любит ее... То есть, нет, он сказал, тогда в больнице, когда повальная эпидемия гриппа, насланная Изумруд, подкосила всех.
   Он сказал тогда: "Я люблю тебя, за то, что ты сильная, Сэйлор Мун"... За то, что сильная... Но разве любят за что-то...
   Толпа обтекала стоявшую на улице девушку с темно-красными волосами, заплетенными в оданго, а девушка стояла, оглушенная потоком воспоминаний...
   ...Ты плохо учишься, может нам не стоит встречаться?
   ... Если тебе холодно, пройди в комнату...
   ... Почему я должен подчиняться какому-то пророчеству?! Я не люблю тебя, Банни...
   Но ведь он тогда соврал... Или нет? Или он случайно просто сказал правду? Он даже не попытался сопротивляться, когда стали сниться кошмары! Не сказал ей ничего, решил все сам!!! Бросил ее ради ее же блага!!!
   Нет, нет. Он просто хотел защитить меня. Они все заботятся обо мне...
   Так ничего для себя и не решив, она вошла в центр с намерением найти там Мотоки или Мамору. И остолбенела, услышав знакомые голоса.
   - Как ты намерен провести каникулы?
   - Не знаю. Может, съезжу к морю...
   - Один?
   - Да. Один.
   - А как же Банни? Разве ты не возьмешь ее с собой?
   - Банни? Мотоки, она еще совсем ребенок! Нет, она останется в Токио.
   Ребенок... Она - ребенок?! Она, любившая его больше жизни, готовая умереть за него, мечтающая о его прикосновениях, о том, чтобы быть с ним, ребенок?!
   - Ребенок, Мамору? - неужели это - ее собственный голос?
   - Банни, здравствуй - Мотоки нервно улыбнулся.
   - Прости, Мотоки, нам надо поговорить.
   - Оданго, может, не сейчас?
   - Не называй меня так.
   - Оданго...
   - НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ ТАК. Больше. Никогда.
   - Хорошо-хорошо. Банни. Что стряслось? - он смотрел на нее с высоты своего роста. Успокаивающе. С высоты своих девятнадцати лет. Снисходительно.
   - Ты должен был сразу сказать мне, что не любишь меня. Что я для тебя - обуза. Ты был прав - ты не обязан любить меня только потому, что в прошлой жизни мы были вместе. Ты обманул меня. Впрочем, я сама виновата...
   - Банни...
   - Мамору, я больше не хочу видеть тебя. Никогда.
   - Банни, послушай...
   - Нет, это ты послушай! Я ненавижу тебя! Твое чертово благородство и правильность! Ты слишком хорош, чтобы сказать несчастной влюбленной дурочке, что спасаешь ее просто из снисходительности, из врожденного благородства! Как спас бы любую другую! Я, такая дура, решила, что небезразлична тебе... А ты не разубеждал меня. Но теперь я все знаю! Ты не любишь меня, Мамору, так давай покончим с этим! - Банни выбежала из кафе. Ее черные волосы, заплетенные в оданго, развевались за спиной.
   Как она могла поверить в это! Как можно быть такой наивной дурой! Конечно, она вовсе не нужна ему! Просто она нуждалась в защите, а он слишком благороден, чтобы бросить такую неумеху, как она. Мамору спас бы любую девушку, попавшую в беду... И с чего она взяла, что он ее любит?! Она для него - ребенок... Ребенок!!!
   Банни остановилась только у подножия часовни Хикава. Два ворона кружили в вечернем небе, оглашая воздух криками. Девушка решительно поднялась по ступеням.
   Все были там. Даже Луна и Артемис. Почему-то это ее не удивило.
   - Банни, - поднялась было ей навстречу Ами, но, натолкнувшись на взгляд темно-синих, как ночь, глаз, замолчала.
   Банни подошла к столу и обвела взглядом всю команду.
   Четыре лица. Две кошачьих морды... Рэй. Она всегда рвалась в лидеры, больше всех ругала ее, Банни, за все по поводу и без повода. За дело. Ами. Такая умная... Мако. Самая сильная. Ей будет не хватать ее. Ей будет не хватать их всех, если уж на то пошло...
   Банни молча выложила на стол Лунный жезл и брошь с серебряным кристаллом. Сняла с руки передатчик и положила его туда же.
   - Я ухожу. Вы часто говорили мне, какой я плохой воин. И не только вы. И вы были правы. Я недостойна быть вашим лидером, будь я хоть три раза принцесса Луны. Я только все порчу. Мешаю вам. Поэтому я отказываюсь от звания Сэйлор воина. Командиром после себя назначаю Минако - она самая опытная.
   Все молчали, потрясенные известием. Банни подошла к дверям, обернулась.
   - Прощайте.
   Рэй сорвалась с места:
   - Ты не можешь уйти!
   - Еще как могу!!! Я не нужна вам! В гробу я видела вашу жалость к неумехе Банни! Вы все только терпите меня! Ну так я избавляю вас от этого бремени!
   - А как же планета, Банни? - тихо спросила Ами.
   - Война закончена. Но даже если появится новый враг... Жезлом может пользоваться любая из вас. Вы все давали мне понять, что я недостаточно хороша. Я согласна с вами. И поэтому выхожу из команды.
   Банни вышла из часовни.
   Макото задумчиво смотрела ей вслед:
   - Что с ней такое? Почему... Чем мы ее обидели?
   - Вы заметили, что она перекрасила волосы в черный цвет? - спросила Минако.
   - Как ты можешь говорить о такой ерунде?!
   - Рэй, послушай. Вчера ее волосы были светлыми!
   - Это неважно, Минако! Как она... как она могла нас бросить?!
  
   Где-то в космосе
  
   Упала последняя капля. Мутная жидкость в хрустальной чаше вскипела и забурлила.
   - Видишь, я был прав. Она больше не будет Сэйлор Мун. Никогда. Теперь можно начинать вторжение.
  

Часть вторая. Свобода и одиночество

  
   - Мама...
   - Да, Банни.
   - Мама, мне уже шестнадцать... Я поступаю в старшие классы, и...
   - Ты хотела бы пожить одна?
   - Да. Ты не сердишься?
   - Это должно было случиться. Просто я... надо же, я даже не заметила, что с возрастом твои волосы потемнели. Всегда помнила тебя блондинкой... И глаза у тебя потемнели... Совсем большая стала...
   - Мама, ты что?
   - Все в порядке. Мне просто придется привыкнуть, что ты выросла. Мы с папой уже говорили... Ты согласна пожить в общежитии гимназии Джубан? У них там целый студенческий городок. Ты сможешь ходить на курсы перед экзаменами. И будет больше времени поспать.
   - Мама, спасибо! - Банни бросилась на шею матери.
   - Не за что. Вот. Мы даже уже подали документы... Через неделю можешь переехать.
   - Мама, спасибо!!! - Банни бросилась наверх.
  
   Малышка ворвалась в комнату, когда она уже упаковывала последний чемодан.
   - Это правда?!
   - Что?
   - Ты... уезжаешь в городок колледжа...
   - Да, я теперь буду жить одна. Не буду никому мешать.
   - А я? - как больно... Ты должна. Уходя, уходи.
   - А ты останешься здесь, если хочешь. Погости у девочек. Ты ведь всегда этого хотела? Ты всегда говорила, что не хочешь жить со мной. Мамору я тоже оставляю на твое попечение.
   Малышка машинально кивнула, но потом до нее дошел смысл сказанного:
   - То есть как?
   - Мы расстались, - Банни закрыла последний чемодан, - Все. Пора. Не скучай по мне. Мой телефон в записной книжке мамы. Но я думаю, он тебе не понадобится. Вы прекрасно справитесь без меня.
   С этими словами Банни подхватила сумки и спустилась вниз.
  
   Где-то. Тогда же
  
   - Видишь. Она обрубила все нити, ведущие назад. Сэйлор Мун больше не существует.
   - Ты прав. Через месяц мы начнем.
  
   Токио. Округ Джубан, студенческий городок
  
   - Здравствуйте, это дом Банни Цзукино. Меня нет дома, или я просто не хочу с Вами говорить. Оставьте свое сообщение после сигнала, - Лампочка мигнула. Это избавит ее от разговоров с девочками, или Мамору, если они будут звонить. Но они не будут. В этом Банни была уверена.
   Она стояла посреди типовой комнаты общежития. Голова кружилась от ранее никогда не испытанного ощущения. Свободы и одиночества. Теперь - зови, не зови, никто не придет на помощь. Пора, наконец, научиться самой справляться с неприятностями. Они были правы, но она не нуждается в их жалости. Она справится. Просто ради себя. Пора повзрослеть до конца.
   Нечаянно она поймала свое отражение в зеркале. Там, по другую сторону стояла стройная девушка, с темно-синими, как ночное небо, глазами и черными волосами, заплетенными в оданго и два хвоста, похожие на заячьи уши.
   Повинуясь какому-то внутреннему зову, Банни взяла со стола большие ножницы...
   Волосы были обрезаны немного неровно, но теперь так даже модно... Черные, как ночь, локоны, почти доходили до плеч, завиваясь на концах. Чуть длиннее, чем у Хотару... Из-под отросшей за весну челки смотрели темно-синие глаза. Банни внимательно смотрела на себя в зеркало. С новой прической, в джинсах и темной кофточке, которую надела утром, она выглядела... иначе. Старше. Абсолютно непохожей на себя прежнюю. Ну, вот и прекрасно!
   В тот же день она записалась в секции кендо и дзю-дзюцу. С сегодняшнего дня прежней Банни объявлялась война. Она и так припозднилась с этим.
  
  
   Неделя спустя. Токио. Округ Джубан, городок колледжа, секция кендо
  
   Это было похоже на полет. Полет - падение, когда не понимаешь, падаешь ты или летишь. Сейчас она стояла в тренировочном зале с боккеном в руках, и пыталась медитировать. Предыдущее занятие уже закончилось, ее - еще не началось. Оставалось полчаса, - она с самого начала приходила на тренировки кендо пораньше, - настроиться, посмотреть, как работают другие... Меч. Если представить, что это не деревянная палка, а настоящий, стальной меч... острый, как бритва... Она приняла основную стойку. Так. Теперь взмах... нет. Не то. Опять не то. Что же мешает?.. Она опустила руку с боккеном и вышла во внутренний двор, где в хорошую погоду проводили тренировки.
   Банни всегда ходила на самые поздние занятия. Сразу после обеда она шла в компьютерный класс, потом на единоборства. Пока у нее не больно-то получалось. Тайфэн сказал, что она слишком много думает... "Тайфэн" - это было прозвище студента, их инструктора по борьбе дзю-дзюцу. Его так все и называли "Тайфэн-сэнсей"...
   Не думай том, что надо сконцентрироваться... просто ни о чем не думай. Стань едина с мечом... Нет. Не выходит.
   Банни медленно, очень медленно приняла основную стойку и закрыла глаза. Неяркое вечернее солнце согревало ее лицо. С моря дул легкий ветер, который шевелил ее волосы. Волосы полагалось подбирать, но занятие ведь еще не началось... И если стоять вот так, на площадке, можно забыть о том, что в ста шагах проходит оживленная улица... там ее нет. Она гораздо дальше. Там, далеко, за гранью восприятия... А здесь только она. Есть еще гравий под ногами, ветер и солнце. Опора, ветер и солнце...
   Земля... шаг. Ветер - руки начинают движение. Солнце - теплая рукоять в ладонях, и кисть завершает движение. Простой прямой удар.
   Основная стойка. Земля... ветер... солнце. А ночь? Интересно, каково это ночью? Тогда есть темное небо... рука движется снизу вверх. Есть ночной ветер... поворот тела. Есть Луна - бледная точка на грани восприятия. Есть звезды... стремительное движение кисти, подобно движению луча к Луне. Ох, про землю-то я забыла! Ощущение удара о гравий...
   Мир внезапно стал одним большим небом, полным огней. И большая мерцающая звезда красноватого оттенка нависает над ней. Откат, встать, меч описывает полукруг, заставляя потенциального противника отшатнуться и давая выигрыш во времени. Шаг назад, основная стойка.
   - Молодец, девочка.
   Банни открыла глаза. Там, где миг назад была звезда - цель, стоял Учитель. Хасами- сэнсей. Банни перевела меч в обратный хват и поклонилась.
   - Простите, учитель, я не слышала, как Вы подошли, - черные пряди скрывают стыдливый румянец. Ну почему я такая неловкая.
   - Нет, Банни. Ты все прекрасно слышала. Или видела? Я действительно тихо хожу. Но скажи мне, почему ты оказалась на земле?
   - Кажется, я потеряла равновесия, когда отрабатывала удар. Простите, сэнсей.
   - Да, ты отрабатывала удар. На мне. И поскольку мне совершенно не нравятся лишние синяки, даже от тренировочного меча, я решил опрокинуть тебя. И я повторяю, девочка, ты молодец. Ты медитировала?
   - Да. У меня плохо получалось. И на борьбе, и с мечом. Все время что-то отвлекало.
   - И что ты сделала?
   - Ну... Я вышла сюда, во двор. Здесь солнце, ветер...
   - И они тебя не отвлекали?
   - Нет. Наоборот. Мне удалось... Ну, как будто все, и улица, и городок, и дома - все очень далеко. А здесь только небо и солнце. А ночью - звезды. И я совсем забыла про меч. То есть...
   - То есть тебе удалось сделать его частью себя.
   - Да.
   - Хорошо. Ты первая из группы, кто это сумел. И ты очень хорошо наносишь удар.
   - Нет, учитель.
   - Что значит "нет"?!
   - Я недостаточно ловка, и плохо держу равновесие... И вообще, это было только один раз...
   - Но это было. А теперь тебе предстоит повторить это. Каждый раз. Где угодно. Место, время и условия должны перестать иметь для тебя значение.
   - Я понимаю.
   - И ты сделаешь это.
   - Да, учитель.
   Банни молча смотрела, как Учитель вошел в зал. В голове звенело... мир отодвинулся так далеко... на другой край вселенной. Он менялся. Или менялась она сама?.. Банни села на гравий, и положила меч на колени.
   Учитель ее похвалил. Ее уже целую вечность... как же давно ее последний раз хвалили. Просто так, без оговорок. Пожалуй... Да, Ами. Ами хвалила ее, когда Банни наконец поняла, как надо решать ту трудную задачу на функции. Тогда у нее тоже было ощущение... что мир стал другим. Тогда он стал понятней. Сейчас... сейчас он стал ближе.
   Темноволосая девушка стояла посреди дворика в лучах заката и отрабатывала основной удар.
  
   Часовня Хикава, тот же день
  
   - Она стала жить одна... Уехала в университетский городок...
   - Почему?! Почему она уехала?!
   - Ну, просто захотела пожить одна...
   - Нет, Мако, нет. Тут что-то не так!
   - Конечно, не так! - Рэй стукнула кулаком по столу, - Как она могла нас бросить?! Как она посмела?!
   - Рэй. Подумай, что ты говоришь. Если ты чувствуешь себя виноватой, то нечего кричать. Пойди и извинись перед ней.
   - Я... черт возьми, я хотела! Но... она не отвечает. Знаете, она записала на автоответчик... "Меня нет дома, или я не хочу с вами говорить!" Она больше не хочет нас знать!
   - Ну, со временем она остынет... - Минако, похоже, сама не верила тому, что говорила. Все было слишком серьезно.
   - Она... поругалась с Мамору, - раздался тихий голос Малышки.
   - ЧТО?!
   - Ну, это не в первый раз...
   - Но... она сказала... сказала, что они расстались! - Малышка заплакала, - она даже сказала, что оставляет его мне!!!
   - Это невозможно... Банни... она же так любит его...
   - А он? - слова Ами повесили в часовне тяжелую тишину.
   - Ами...
   - Откуда мы знаем, что Мамору тоже любит ее? Мы могли ошибаться.
   - А как же предсказание?!
   - Знать путь, и пройти его - не одно и то же, - все обернулись на знакомый тихий голос. Сетсуна стояла в дверях в своем неизменном строгом костюме.
   - Предсказание - это лишь один вариант событий, которые могут произойти. Но может случиться и иное. Что именно - зависит от вас. Будьте внимательны, грядет новый враг, - с этими словами Сетсуна развернулась и ушла.
   - Ее надо вернуть, - убежденно сказала Рэй.
   - Кого, Сетсуну? - удивилась Минако.
   - Нет, Банни! - Рэй хотела было назвать подругу тупицей, но прикусила язык.
   Ами молчала, глядя куда-то в пространство. Сэйлор Мун ушла, и грядет новый враг... Справятся ли они... И не связаны ли как-то уход Банни и этот враг... Ами молчала. Она стеснялась высказывать свои мысли при язвительной Рэй. Банни... Если бы здесь была Банни...
  
   Токио, университетский городок, две недели спустя
  
   Он вошел в сумрачное помещение гаража, захватить куртку, что оставил здесь утром.
   - Сэйджуро, дай, пожалуйста, ключ на двенадцать, - голос застал парня врасплох. Сэйджуро обернулся и увидел Банни, возившуюся со своей черной развалюхой. Свою просьбу она произнесла, даже не повернув головы.
   - Держи. Как ты узнала, что это я? Ты же не видела меня.
   - По шагам. Спасибо. Теперь подай ключ на три четверти.
   - Когда ты, наконец, закончишь мучить эту груду металлолома?
   - Когда доведу его до ума.
   - Это невозможно.
   - Спорим? Я через три дня его отремонтирую.
   - Не буду я с тобой спорить. Ты - страшный человек.
   - Я?! - Банни оторвалась от мотора и встала, - Да почему?!
   - Ну... про тебя говорят, что ты - ведьма.
   - Ведьма? - Банни рассмеялась, хотя в глазах ее что-то мелькнуло, - Не верь им, Сэйджуро.
   - Ты действительно думаешь, что эта груда металла поедет?
   - Куда она денется.
   - Разве не проще купить новый мотоцикл? Родители у тебя вроде не бедные...
   - Не проще. Понимаешь, Сэйджуро... На этом мотоцикле мне будет ездить гораздо проще, чем на новом, ведь я вложила в него частицу себя.
   - Да... не зря тебя Хасами хвалит.
   - Правда?
   - Ну. У мисс Цзукино способности, она умеет быть едина с миром... И все в том же духе...
   - Надо же, - Банни недоверчиво покачала головой, - Я думала, он просто хочет подбодрить меня.
   - Ты плохо знаешь старика Хасами. Спроси любого - от него похвалы не допросишься. Нет, если уж Хасами говорит, что у тебя способности, можешь завтра катану покупать.
   - Ну, не знаю... Я еще так мало могу...
   - Слушай, Цзукино, кончай со своим комплексом неполноценности!
   - Очень противно?
   - Не соответствует действительности. Не понимаю я тебя. Красивая, умная, Хасами тебя хвалит... На права вот сдала за неделю. Чего тебе еще надо?!
   - Спасибо, Сэйджуро.
   - Не за что, - он смутился, - дашь мотоцикл, девушку прокатить? А я тебе билеты на рок-концерт достану, русская группа приезжает, "Ария".
   - Спасибо. А ты уверен, что эта груда металла поедет? - улыбнулась Банни.
   - Куда она денется! - Рассмеялся Сэйджуро, - Пока!
  
   Она поехала. Черный мотоцикл с обилием хрома наматывал круги по треку. Она падала, поднималась, заводила мотор, снова падала. Снова вставала и заводила двигатель. Первый полный круг без падения. Еще один.
   - Упорный, - молодой мотоциклист стоял у бортика и наблюдал, как после третьего круга всадник на черном "Судзуки" попытался сделать "козла". "Козел" вышел неуверенный, но гонщик выровнял машину, избежав падения.
   - Это девушка, - заявила, прищурившись, Харука.
   - Откуда знаешь?
   - Ее веса недостаточно для контроля над такой машиной. Поэтому и падает. На высоких скоростях ей будет полегче, - Харука громко свистнула в два пальца. Начинающая гонщица остановилась прямо напротив нее, чуть развернув мотоцикл, - Скорость увеличь, равновесие держать будет проще, - посоветовала она. Девушка в шлеме кивнула и снова завела мотор.
   Скорость увеличить... Мама, мне и на этой страшно... Но Харука права, чем выше скорость, тем проще удержать мотоцикл... Но на поворотах будет гораздо сильнее тянуть в сторону... И вообще, Банни, кто тебя тянул за руль? Никто. Вот и ломай себе ноги... Она решительно прибавила газу.
  
   Токио, тот же день, 22:00
  
   Черный мотоцикл лавировал между машинами, пробираясь по улице, как будто не существовало пробок. Огни фонарей отражались в темном зеркальном стекле шлема. Банни притормозила на светофоре у "Короны", и, ожидая зеленого сигнала, почувствовала на себе чей-то взгляд. "Хорошо едет"... Мысленно улыбнувшись незнакомому человеку, она повернула в потоке машин, и черный мотоцикл понесся по асфальту дальше.
   Сегодня она в первый раз выехала в город сама. Нырнула в этот поток транспорта вечернего города... Как она раньше не замечала, что Токио ночной разительно отличается от дневного? Другое небо... другой воздух... Другой ритм... Да, теперь она ясно слышала эту музыку... Музыку города, его пульс, складывающийся из моторов, шороха шин по улице, музыки, шагов и голосов прохожих... Она чувствовала этот город, ощущала его каждой клеткой тела, каждой частицей души... Он сама была этим городом... Его улицами, мостами, огнями реклам и фар... Ночным небом и узким серпом молодой Луны на нем. Яркими звездами, не видимыми в центре города из-за обилия света...
   Как же я раньше этого не замечала? Ведь это так просто... И так прекрасно... И когда-то это я уже испытывала...
  
   Тьма. Усталость. И ничего, кроме этого. Только тьма и усталость. Но надо найти. Где-то здесь, в этой темноте, Хотару. Хотару, которую надо вытащить отсюда. Спасти. Она обещала. Обещала, что не даст ее убить. Где ты...
   И темнота распахивается навстречу, обжигая холодом, окружая со всех сторон... Проникая внутрь. Она сама - темнота. Нет ничего, кроме темноты. И там, в этой темноте - отголосок. Не голос даже. Эхо голоса. Хотару.
  
   Она и сейчас слышала ее. Там, в нескольких километрах к востоку, стоит дом. А в доме - спит маленькая девочка с черными волосами и темно-фиолетовыми глазами. А ее отец не спит. Он читает, низко пригнув лампу к столу, чтобы свет не беспокоил малышку...
   Мотоцикл повернул и помчался по трассе к морю. Фонари мелькали, сливаясь в одну линию. Она могла найти их. Их всех. Знала, где они, - Ами, Минако, Мако, Рэй... Даже Харука и Мичиру... Мамору...
   Воспоминание кольнуло острой иглой в сердце. Она затормозила и остановилась на мосту.
   ...В темно-синем ночном небе черным силуэтом выделялась стройная фигура девушки. Ее черные волосы развевались по ветру, а в темно-синих, как это ночное небо, глазах, застыла тоска.
   Ты не любишь меня... Что ж, пусть. Но я не перестану любить тебя. Я любила, и буду любить тебя, как никто другой. Пусть даже ты об этом не узнаешь.
   Что, если я встречу тебя... Что я скажу тебе? Что скажешь мне ты... Да и хочу ли я этой встречи... Хочу. Просто хочу увидеть тебя. Хотя знаю, что ты сейчас сидишь дома над учебниками.
   Черный мотоцикл снова несся по дороге. Может, мне пора вернуться... Но стоит ли? Они наверняка рады, что я ушла. И как они примут меня... Да они меня даже не узнают. Было бы забавно познакомиться с ними заново...
  
   Токио, три дня спустя, ночь
  
   Ночной город. Небо, улицы, мосты, дороги. Яркие реки автомобильных огней... Дом. Мне знаком здесь каждый звук, каждая нота этой музыки, всякий раз иной и звучащей по-новому. Но всегда это - музыка моего города. Я могу окунуться в это ночное небо и полететь. Мысленно. Могу мчаться на мотоцикле по улицам, вплетая свою тему в эту мелодию...
   У одиночества есть свой привкус... горьковато-пряный, он чувствуется при каждом вздохе, остается на губах, как вкус только что съеденного горького шоколада... Одновременно горячий и прохладный, тревожащий и спокойный... Одиночество может быть прекрасным... может быть невыносимым... Но оно всегда - синее, пурпурное... глубокое, как море. Одиночество... Скрипичная тема в музыке ночного города. Музыке, звучащей внутри меня.
  

Часть третья. Ноты и сумрак

  
   Где-то.
  
   - Пора. Выпускай сборщика, нам понадобятся силы.
   - Да.
   Ни один из говоривших не заметил, что жидкость в бокале все меньше и меньше бурлит, успокаиваясь. Они забыли про нее.
  
   Токио. 23 часа
  
   Этот вечер она запомнит надолго. Наверное, на всю жизнь.
   Прошел ровно месяц, как она ушла. Неужели только месяц?.. Ей казалось ,минул год, или три... Так много всего случилось... Изменился мир... Или это она сама так изменилась? Нару при встрече не узнала ее. Просто мазнула взглядом и прошла мимо. Да, ее трудно теперь было узнать. Банни выросла, волосы чуть отросли и теперь лежали на плечах крупными локонами. Глаза она стала прятать за темными очками, - люди смущались, когда ловили ее взгляд.
   На смену легким платьям пришли брюки и кожаная куртка с заклепками. Никогда прежде она не думала, что у черного цвета может быть столько оттенков! Все чаще и чаще она ловила на себе взгляды парней... Нужны они ей, как рыбе - зонтик!..
   Я уже никогда не буду такой, как раньше... Наверное, я наконец, стала взрослой. И мир вокруг стал больше, ярче, глубже... Ближе. Понятней и загадочней одновременно. Не изменилось только одно - я все так же по ним скучаю. Сегодня... мне так хотелось, чтобы они были со мной сегодня!
   Когда Хасами - сэнсей подозвал ее после занятия, Банни не могла предполагать, что он ей скажет:
   - Скажи, ты ведь давно начала заниматься единоборствами, я прав?
   - Да, Учитель. Несколько лет, - в четырнадцать лет, когда в ее жизнь одновременно ворвались Луна, Мамору и Темное королевство.
   - Я так и думал. Хочу сказать тебе вот что - ты владеешь силой. Силой, которая заключена в каждом человеке. Но в большинстве людей она спит. Ты разбудила свою силу и научилась ею пользоваться. Тебе еще предстоит много узнать, но это будут лишь новые возможности для твоей силы. Сейчас ты постигла главное для себя - стала единой со своей силой. Не подчинила ее, как пытаются сделать многие, а слилась с ней. Я не был уверен в этом до конца, поэтому не говорил тебе этого раньше. Перелом произошел, девочка. Я не знаю, какие тени ты прячешь у себя в глазах, но они не искажают твой взгляд. И я рад этому. Как рад и тому, что именно здесь ты постигла свою силу. Что бы ни было дальше - это будет совершенствование. Ты станешь мастером, Банни, я уверен. Это - вопрос времени.
   - Спасибо, учитель.
   - Но это не значит, Банни, что ты можешь прекратить ходить на занятия. Так что послезавтра я тебя жду. И буду гонять палкой по всему залу. Ясно? - насупил седые брови Хасами.
   - Да, учитель, - Банни улыбнулась и отвесила поклон.
   Она тогда чуть не расплакалась от счастья. Могла ли она надеяться на такое в своей жизни?! Она, Банни - мастер...
   ... Мотор ровно урчал, мотоцикл лавировал в пробке, а Банни все думала... вспоминала... Для нее уже немыслимой стала жизнь без ночных тренировок на крыше. Бессонница тоже стала привычной, и Банни спасалась от нее в ярких реках огней ночного Токио. Когда она брала в руки меч, или принимала боевую стойку, все ее невзгоды и боль, усталость и грусть куда-то уходили. И были только ветер, небо, земля. Была еще музыка Токио. Дневного, ночного...
   Фальшивая нота резанула слух. Мотоцикл метнулся к обочине, чудом избежав столкновения с красной машиной. Мамору, сидевший за рулем, недовольно фыркнул - пускают всяких за руль, и погнал машину в центр, к источнику смуты, нарушившей музыку города...
   Банни проулками, подворотнями, неслась в центр. Там что-то случилось. Может, новый демон, может, просто несчастье. Надо спешить, подгоняла она себя, понимая, что не успевает.
   Зачем я отдала брошь?! Что я там буду делать без своей силы?.. - поднялись со дна панические мысли.
   Ты спасла Харуку без броши, - напомнила она себе. И фараона Найнети ты победила без Святого Грааля. Твое сердце - Грааль, ты забыла - мессия недоделанная?! Поворот, прямая, к счастью, пустая улица. Можно увеличить скорость до предела.
   Ну, какая из меня мессия?! Других - нет. Да ты и сама уже все давно знаешь. Это - так, дурная привычка - паниковать немного перед сражением, потом времени не будет...
   Еще один поворот... Не успеваю! Демон... теперь я ясно это чувствую... ладно, девочки уже там... Да они и без меня справятся. Ничего, тогда просто посмотрю.
   Последний поворот... Там, через три квартала - источник зла. Фальшивая нота. Мысли привычно уступают место боевому состоянию...
   Ночное небо...
  
   Жидкость в хрустальном бокале перестала бурлить. Она светилась изнутри прозрачным, глубоким темно-синим светом; серебристые искры-звезды вспыхивали и гасли в глубине.
  
   Спокойствие не приходило. Слишком велика тревога. Банни, соберись! Откуда-то появились голоса...
   Место и время не должны иметь значения... Ты едина со своей силой, девочка... Грааль - это кристалл чистого сердца... Его мощь не знает границ... Ты станешь мастером, Банни.
  
   Ночное небо... Ночное небо, дай мне силу! - пронеслась в голове привычная формула. И ручей темно-синей энергии стал рекой, бурным потоком прохладного синего света Луны и звезд, хлынувшим внутрь нее.
   Торможение, прыжок, и вот она уже на пожарной лестнице. Ну и что, что она кончается на уровне второго этажа? Вверх, вверх. Крыша. Вот, он двор.
  
   ...Демон был самый обыкновенный. Пять метров в высоту, плечи - три метра. Когти, клыки... в общем, как всегда. Банни легла на край крыши... почему-то жесткая кожаная куртка ей совсем не мешала...
  
   ... Демон был огромен... И оружие Сэйлор - воинов мало его задевало. Рэй выпустила по нему не менее трех факелов, но чудище только увеличило скорость атак.
   - Мыльный дождь, в бой! - лед охватывает фигуру демона, но тут же...даже не раскалывается, а испаряется...
   - Цепь любви Венеры! - мелькание золотых звеньев в воздухе, захват... Демон зарычал, и бросился на девушку, не обращая внимания на цепь.
   - Венера! - Рэй прицелилась, но Минако... Минако находилась прямо на линии огня. Какая разница, погибнет она от когтей демона или от огня?!
   - Минако... - рука машинально тянется к поясу... взмах, невидимое, легкое движение кисти, и стальная звезда впивается в руку демона. Как раз позади Минако.
   Ами словно в череде стоп-кадров видела, как демон закричал, выпустил Венеру... девушка упала и покатилась по земле, смягчая удар.
   - Кто здесь? - Рэй отвернулась от демона и посмотрела вверх. Напрасно. Скорее ощутив, чем услышав что-то, Сэйлор Марс обернулась...
   ... Два метальных ножа воткнулись в глаза демона прямо над головой Рэй. Рэй швырнула в демона огненный поток, овитый белыми всполохами молний Юпитера. Но атака снова просто растворилась.
   - Он поглощает энергию! - Ами метнулась к стене из-под слепого, и потому неточного удара.
   - Что же делать... - четверо воинов в матросках смотрели на чудовище, не представляя, как к нему подойти. Венера подняла Лунный жезл, но Меркурий схватила ее за руку.
   - Нет! Энергия просто впитается в него, он станет еще сильнее!
   Темно-синее ночное небо на долю секунды прочертила черная человеческая фигура. Словно завороженные, смотрели воины в матросках, как с крыши прыгает вниз человек в темно-синем, почти черном костюме ниндзя, как сверкает вынутый из ножен меч...
  
   Ветер, ночь и земля слились в одном взмахе. Последнем. Обрывающем фальшивую ноту. Она знала, что демон мертв, еще до того, как, завершая движение, вложила меч в ножны за спиной. Музыка города снова звучала так, как надо.
  
   Разрубленный пополам демон замерцал и растаял. Ами пыталась увидеть в темноте ночного двора таинственного ниндзя... Вот он. Стройная фигура, закутанная в темно-синее. Вот он сделал шаг... и пропал. Растворился в темноте двора. Где-то за углом проехал мотоцикл.
  
   Музыка ночи проходила сквозь нее, как звездный свет, сама ночь распахивалась ей навстречу, и она шагнула в сумрак, скрываясь ото всех, минуя за один шаг расстояние до своего мотоцикла. Так, как это делал Такседо Маск, как это делали внешние воины...
   Мотоцикл летел по ночным улицам в сторону окраины, а в голове по-прежнему была только музыка ночного города. Банни как будто купалась в этом прохладном потоке голубой силы. Хватит. Пора прийти в себя. Она остановила мотоцикл и прислонилась к холодному стеклу. Пальцы под перчатками ощущали гладкую поверхность.
   Перчатки?! Банни отшатнулась от витрины... и увидела свое отражение в темном стекле. Это было невозможно. Немыслимо. Вместо джинсов, куртки и тяжелых ботинок, на ней был темно-синий, почти черный костюм ниндзя, оставляющий открытыми только брови и глаза. Такие же темно-синие. Талию стягивал пояс с обилием карманов, еще два ремня крест-накрест охватывали тело, за спиной торчали рукояти двух мечей ниндзя-кен. Прямых, прочных, с широкой квадратной гардой и удобной рукоятью. Одним из них она убила демона.
   Небо милосердное, что же это?! Банни стянула с головы маску. И тут же ощутила на плечах привычную кожаную куртку. И в витрине теперь отражалась она сама.
   Что же со мной произошло?.. Моя сила... Конечно, глупая Банни! Как же ты сразу не подумала... Думать было некогда. А теперь время есть...
   Ее сила. Сила, живущая в ней. Независимо от того, носила она при себе Лунную призму или нет. Да и сама призма была только инструментом! Ключом, открывающим поток силы. А теперь... Учитель сказал, что она стала единой с силой. И инструменты не нужны... Стоит просто воззвать... К музыке в своем сердце, к ночному небу... к его отражению в собственных глазах... К миру, который она так любит.
  
   Где-то. Тогда же.
  
   - Как мы могли проглядеть еще одного воина?!
   - Это не Сэйлор воин.
   - Знаю! Но он убил нашего демона. Это невозможно! Только она могла его убить!
   - Но она больше не стоит у нас на пути.
   - Она не стоит. Но кто этот... ниндзя? Ты должен проверить все энергетические волны еще раз.
   - Это потребует времени.
   - Знаю. Но мы должны найти его.
  
   Ни один из них не взглянул на хрустальный бокал с прозрачной темно-синей жидкостью внутри...
  

Часть четвертая. Скай.

  
   Токио, часовня Хикава, следующий день
  
   - Плутон была права...
   - Плутон всегда права. Я одного не могу понять, - откуда взялся этот... молчаливый ниндзя!
   - А что, тебя удивляет, что он не произносит речей? Это прерогатива Банни.
   - Минако, оставь свои шутки! - Мако нахмурилась, - Вы все звонили Банни?
   - Все. Но она не берет трубку. Я оставила около десяти сообщений на автоответчике.
   - Надо пойти в университетский городок и найти Банни.
   - Она сказала, что уходит из команды. Мы должны уважать ее решение, - решительно сказала Рэй.
   - Давайте признаем очевидное, - Ами поочередно обвела взглядом подруг, - нам не справиться без помощи. Эти демоны просто поглощают энергию. Только серебряный кристалл может разрушить их защиту. А пользоваться кристаллом может только Принцесса.
   - Ну...
   - Рэй, ты что, хочешь бросить в бой Малышку?!
   - Конечно, нет. Она слишком маленькая для сражений. И, потом, она не справится с серебряным кристаллом.
   - Мы можем попросить о помощи Аутеров, - подала голос Макото.
   - Ну, нет! - вспыхнула Рэй, - эти... самовлюбленные, категоричные, заносчивые девицы...
   - Рэй... Все эти качества можно отнести и к тебе, - Рэй фыркнула и села на место, - В любом случае, мы не знаем, где их искать.
   - Да, что мы, без них не справимся?! - снова вскочила Рэй.
   - Вчера не справились. Если бы ни ниндзя...
   - Интересно, кто он...
   - Или она...
   - Что ты сказала, Ами?
   - Нет-нет, ничего... - как же все это странно.
  
   Автотрасса, 14:00
  
   Деревья по бокам шоссе сливались в зеленое море, такое же, как, то, что простиралось сейчас справа. Он прибавил газу, и дорога устремилась ему навстречу. Почему... Почему она сказала это? Что, и когда он сделал не так?..
   Она сказала правду, - резанула горькая мысль. Ты не любишь ее. Так, как она тебя любит, не любишь. Ты видел во сне Принцессу Серенити, но смеялся над мечтами девочки стать моделью... Не замечал... Как многого ты не замечал. Да, она права. Права, что была для тебя ребенком, нуждающимся в защите и наставлениях... Мотоцикл несся по скоростному шоссе. Пел горячий асфальт...
   Все эти дни он не находил себе места. На лекциях, дома, везде преследовали его мысли о Банни - куда человек может сбежать от себя? Никуда. Потому и гнал Джиба Мамору свой мотоцикл по трассе, пустой в этот жаркий день.
   Почти пустой. Как ни мучили его грустные мысли, за дорогой приходилось следить. Там, впереди, маячил еще один всадник на железном коне. На черной "Судзуки" нестандартной сборки. Черный рокер несся прямо посередине полосы, не давая возможности обогнать себя на этом узком участке серпантина. Мамору прибавил газу... Р-рокер...
   О, Гуаннинь милосердная! Что он здесь делает? Банни до отказа выжала газ, прибавляя скорости, хотя и так превышала дозволенное. Как же ей быть... Черная "Хонда" Мамору не отставала. Похоже, он твердо намерен обогнать ее. Как бы ей хотелось поговорить с ним... Но что она ему скажет?! Он, наверное, не узнает ее...
   Он не узнает ее! Озорная мысль, достойная Банни Цзукино, завертелась в голове, как назойливая муха. Хмель авантюры и озорства пьянил, смешиваясь с адреналином. Девичьи руки вывернули руль, лишив "Хонду" возможности обгона. Что-то ты теперь скажешь, Мамору Джиба?!
   Да что эта сумасшедшая о себе думает?! Теперь Мамору ясно видел, что за рулем мотоцикла впереди него сидит девушка. Мамору снова и снова пытался обогнать ее, но каждый раз ему приходилось глотать выхлопы "Судзуки". Чертовка! Нарочно не дает ему проехать! Ну, я тебе покажу! Здравая мысль оставить гонщицу в покое даже не мелькнула у него в голове. Мамору был охвачен азартом погони, встречный ветер, разбивавшийся о стекло его шлема, пьянил хуже того самогона, что он пил на практике в России.
   Три минуты... Одни из самых длинных в ее жизни. Вот, наконец, обзорная площадка с парковкой. Банни резко повернула и ударила по тормозам. Стоило ли удивляться, что следующая за ней "Хонда" сделала то же самое.
   - Эй, ты что, с ума сошла? - сорвав с головы шлем, Мамору в два прыжка оказался возле "Судзуки" и навис над все еще сидевшей на мотоцикле девушкой, - Ты...
   - Здорово покатались, правда? - Она сняла с головы шлем, и черные, как ночь, тяжелые локоны рассыпались по плечам.
   Мамору молчал. Что он мог сказать...Что никогда прежде не видел таких красивых глаз - темно-синих, как ночное небо, таких глубоких, что на их дне могла скрываться не одна тайна?..
   - Да. Здорово. Но вообще-то я не собирался устраивать гонки по горной дороге, - но я рад, что сделал это.
   - Тогда ехал бы себе спокойно, - она улыбнулась.
   - Ты превысила скорость, - что за чушь я несу?
   - Ты тоже. А ты не полицейский, часом? - черноволосая бестия смерила его взглядом от растрепанных черных волос до носков ботинок.
   - Нет. Я студент. Меня зовут Мамору. Мамору Джиба.
   - Моя фамилия Найт. Найт Скай. Можно просто Скай.
   - Красивое имя. Это ведь "ночное небо" по-английски?
   - Да.
   Он молчал, не зная, что сказать дальше. В голове роилась куча мыслей, но ни одной нужной. Только всякая ерунда о том, как было бы здорово дотронуться до этих волос...
   - Пить хочешь?
   - Что?
   Скай протягивала ему бутылку с водой.
   - Я говорю, пить хочешь? У меня всегда после гонок в горле пересыхает.
   - Да, спасибо, - он приник губами к бутылке. Что с ним? - Ты давно ездишь?
   Она смущенно улыбнулась:
   - Нет. Меньше месяца. Но зато почти каждый день.
   - Ты действительно сумасшедшая... И тебе не страшно? Это ведь опасно.
   - Жить вообще опасно. От этого умирают. Знаешь, - она посмотрела прямо ему в глаза, - я уже не могу без этого. Когда садишься в седло и ныряешь в поток ночного города...
   - Или летишь по ночному шоссе... И кажется...
   - Что вот-вот полетишь, а асфальт поет у тебя под колесами...
   - И небо распахивается тебе навстречу.
   - Видишь, ты понимаешь, - ее глаза смотрели прямо в глубину, его самого. Чем-то этот взгляд был ему знаком.
   - Да. Я понимаю. Спасибо.
   - За что?
   - Это была хорошая гонка. Надо будет повторить. Ты не против? - он не мог, просто не мог отпустить ее насовсем.
   - Можно, - она нахмурилась, - а что скажет на это твоя девушка?
   - Что?
   - Такие парни, как ты, всегда заняты.
   - Скай, у меня нет девушки. Клянусь тебе.
   Значит, я была права... Он не любит меня.
   - Так что ты скажешь?
   - Что? Прости, я задумалась... - но, может, еще не все кончено?
   - Вот - он протянул ей карточку, - здесь мой домашний телефон и сотовый. Звони в любое время.
   - А если я позвоню в три часа ночи? У меня, знаешь ли, бессонница.
   Он грустно усмехнулся.
   - У меня тоже. Приятно было с тобой познакомиться, Найт Скай.
   - Мне тоже, Джиба Мамору.
   - В следующий раз я тебя сделаю.
   - Не думаю.
   Два черных мотоцикла, "Хонда" и "Судзуки" разъехались в разные стороны. Наблюдавшая за этим с верхнего витка серпантина женщина улыбнулась и шагнула в сумрак.
  
   Токио, квартира Мамору Джиба, 16:00
  
   Хлопнув входной дверью, он вошел и швырнул куртку и шлем на диван. Все его существо наполняла какая-то странная легкость... Ничем не омраченная радость. Скай... Он никогда не встречал подобной девушки... Пожалуй, Банни могла бы стать такой, когда вырастет...
   Банни. Господи, Банни... Он же совсем забыл о ней. Из-за этой гонки, горячего асфальта, адреналина. Не лги. Из-за девушки. Девушки с глазами цвета ночного неба и таким же именем. С волосами черными, как ночь, с лицом, которое врезалось ему в душу, стоило ей снять шлем. С голосом, так похожим на тот, что являлся ему во снах... Из-за нее он перестал думать о Банни.
   Банни. Что он наделал... Тогда все казалось таким правильным... Она, воплощение его прошлой любви, его мечты... Вся словно солнечный день, золотые волосы и яркие, чистые, как летнее небо глаза. Наивная... мечтательная... влюбившаяся в него со всем пылом четырнадцатилетней девушки...
   Ты не любил ее. Неправда! Ты любил ее, как воплощение своей мечты... как ребенка, который со временем превратится в прекрасную женщину... ты опекал ее, пытался воспитывать... защищать... но ты ни разу не спросил, нужна ли ей такая твоя любовь... ты не любил ее саму. Да. Я не любил ее. Хотя я скучаю по ее смеху, по улыбке... Ты чувствуешь скорее вину, чем боль от разлуки. Да. Я причинил ей боль. Я солгал ей. А она поняла это. Не могла не понять.
   ... Ты должен был сразу сказать мне, что не любишь меня... я больше не хочу видеть тебя. Никогда...
   У нее хватило смелости сказать ему правду, которую он боялся сказать себе сам... Банни. Да, Банни, я видел в тебе ребенка. А в Скай я вижу женщину.
   Телефон отозвался долгими гудками. Наконец отозвался автоответчик...
  
   Университетский городок, 20:00
  
   - Банни, мне очень нужно с тобой поговорить. Пожалуйста, возьми трубку или перезвони.
   - Банни, это Рэй. Ну, прости дуру, возьми трубку... Банни, возьми трубку! Ладно. Слушай, я не знаю, что с тобой случилось, но, пожалуйста, перезвони мне!
   - Банни, это Ами. У нас серьезные проблемы. Пожалуйста, позвони нам.
   - Банни, перезвони мне, как только сможешь. Мы очень скучаем по тебе, и... пожалуйста, позвони, - послание от Мако было последним. Банни перемотала кассету автоответчика.
   Она была не права. Злость всегда плохой советчик. Но тогда все казалось таким правильным... Нет, ей действительно стоило уйти. Побыть некоторое время одной, разобраться в себе, повзрослеть. Не зря же мама подала документы в общежитие...
   Пусть так. Но теперь она уже может вернуться в команду! И она нужна им. А девочки нужны ей самой еще больше! И Малышка... Ох, прости меня, маленькая... Но я должна была уйти, чтобы кое-что понять. Вернуться...
   А что они скажут? Даже если, примут ее такой, какая она сейчас? Примут ли? Примут. Они же любят ее. Просто они не понимали, как ей больно было от того, что она, Банни, всегда хуже всех... А стоило прийти вовремя, как Рэй сводила все благие начинания на "нет" своими шутками! Не злись... Рэй не умеет иначе. Теперь Банни это понимала. Рэй всегда боялась заявлять о своих страхах вслух. Тем более ей.
   Вернуться... Была тысяча причин сделать это. И одна причина не делать. Мамору.
   Банни вышла на крышу с мечом в руке. Закатное солнце выкрасило серые бетонные небоскребы в розовый цвет... Она закрыла глаза и поймала дуновение морского ветра.
   Этот новый враг... Естественно, я не брошу их в этой драке. Но и себя не раскрою... прыжок, кувырок, удар снизу... Не только Мамору может носить маску. Они уже видели меня в костюме ниндзя. Ручаюсь, никому в голову не пришло, что это я... Решено... стойка, отход, удар, стойка... Кто же этот враг? Ладно, рано или поздно они себя раскроют... удар ногой, прыжок с переворотом в воздухе... Мамору... Совсем не изменился... Но как он смотрел на меня... Никогда в этой жизни он так не смотрел на меня... Разве что тогда, на балу. Но тогда на мне тоже была личина... Это было бы смешно, если бы не было так грустно...
   Но как он смотрел на меня... Гуаннинь милосердная, как я мечтала, чтобы он посмотрел на меня вот так... Неужели то, что не удалось сделать Банни Цзукино, сможет Скай?
   Банни вошла в комнату и стала изучать свое отражение... месяц назад она так же изучала себя дома. Нет, Луна, это не глупости. Это совсем даже не глупости. Мамору. Вот, кто не давал ей покоя. Он видел во мне ребенка. А я позволяла ему это. Что ему было с того, что мое сердце было старше, чем тело? Это ведь не я пыталась отрубить ему голову... умирала у него на руках... Он не понимал этого... Вот он меня и не узнал. Неужели от меня прежней ничего не осталось?
   Я стала выше. Волосы стали черными... Интересно, когда? Я и не заметила. Стрижка делает лицо не таким круглым... Да и похудело лицо, ушла детская округлость. А с тела ушла угловатость подростка... спасибо тренировкам. Глаза потемнели. Ну и что? Все равно я так и остаюсь Банни. Я - это я, какая бы я не была.
  
   Следующий день, 12:00, мототрек
  
   - Привет, Харука!
   - Мамору? Привет. Ты что тут делаешь?
   - Хочу спросить тебя кое о чем. Ты ведь знаешь всех, кто здесь бывает?
   - Ну, почти... - Харука задумалась, - по крайней мере, постоянных гонщиков я знаю.
   - Ты знаешь Найт Скай?
   - Нет, я не знаю никого с таким именем.
   - Ясно. Жаль, - Мамору отвернулся, но в этот миг его настигло озарение, - А ты знаешь владельца черной "Судзуки" нестандартной сборки? Машина средняя по весу, много хрома, годится и для трассы, и для гонок.
   - Так бы сразу и говорил! Конечно, она здесь постоянно бывает. Впервые появилась три недели назад. Мотоцикл собран буквально из металлолома, по винтику, но собран, как надо. А как ее зовут, я действительно не знаю. Говоришь, Скай? Да вон она, - на треке - Харука махнула рукой.
   - Спасибо, Харука!
   - Пожалуйста... - но Мамору уже не слушал ее, он бежал к бортику. Странно. Очень странно.
   Вот Мамору подошел к бортику, свистнул. Скай затормозила, подняв тучу пыли, махнула рукой в сторону бокса. Улыбающийся Мамору кивнул ей и пошел. Странно.
  
   Через пятнадцать минут Банни завела в бокс своего "коня". В горле пересохло, как в пустыне, и она с благодарностью накинулась на воду, взглядом показав Мамору, как она ему благодарна.
   - Спасибо. Ты просто меня спас.
   - Здравствуй, Скай.
   - Здравствуй. Как ты меня нашел?
   - У Харуки спросил.
   - У Харуки?
   - Она моя старая знакомая. Я подумал, она может тебя знать. Оказалось, она действительно знает. Только не тебя, а твой мотоцикл.
   - Да, такая машина одна на всем белом свете, - Банни погладила потертую кожу сидения.
   - Скай.
   - Что?
   - Скай, ты очень расстроишься, если я попрошу тебя сбежать с тренировки?
   - Ну... не очень. А что случилось?
   - У меня есть три часа до семинара. Я хочу провести их с тобой.
   Она посмотрела на него своими темными глазами и кивнула.
   - Хорошо. Только вещи надо оставить.
   - Ты далеко живешь?
   - В городке гимназии Джубан. Это рядом. Десять минут туда и обратно. Ты пешком?
   - Да.
   - Тогда садись, - Банни уселась за руль и кивнула позади себя.
   - Никогда еще не ездил за спиной девушки.
   - Все бывает впервые...
  
   За пять минут можно успеть многое. Можно успеть съесть десять пирожков, или пятнадцать оладий. Можно пробежать до школы, если опаздываешь... Можно понять себя. А еще можно привести себя в порядок, если внизу тебя ждет парень твоей мечты...
   Она выбежала ему навстречу, в ярко-синем сарафане и легких туфлях. Ничем не удерживаемые волосы развевались на ветру. Как она красива... Ни одна девушка не сравнится с ней. Ни одна.
   - Ну, пойдем?
   - Пойдем. Ты просто замечательно выглядишь.
   - Спасибо, - если я буду каждый раз краснеть, то стану похожей на помидор. Спокойно, Банни, спокойно.
   Они шли по дорожкам парка, под тенистой зеленой листвой. Свет и тени образовывали причудливые узоры, летнее солнце бросало блики на деревья, зажигало искры в ее черных волосах... Неужели ты существуешь на самом деле? Что за тайны скрывают твои глаза? Почему ты краснеешь, как будто еще никто не говорил тебе очевидного? Откуда ты взялась, Скай? И почему я не встретил тебя раньше...
   Неужели это правда... Если это сон, то пусть он станет явью. Ты со мной. Со мной, здесь, сейчас, мой самый близкий человек... Мой возлюбленный... Мамору...
   - Я так давно здесь не была... - она вздохнула и провела рукой по узловатому столетнему стволу, - совсем забыла, как здесь хорошо. Спасибо, что пригласил меня сюда.
   - Не за что, - он улыбнулся, - мороженого хочешь?
   - Что?.. - я не ослышалась?
   - Мороженого хочешь? Там есть киоск.
   - Хочу. Действительно хочу, - удивленно сказала она, - Боже мой, я не ела мороженного уже... целый месяц! Хотя раньше жить без него не могла...
   - Ты будешь смеяться, но я тоже люблю мороженное.
   - А что в этом странного?
   - Ну, как-то несолидно... Что здесь смешного?!
   Скай смеялась, словно ничего более забавного в жизни не слышала. От смеха у нее на глазах выступили слезы.
   - Скай! Найт Скай, что здесь смешного?
   - Несолидно... Мамору, что плохого в том, что ты любишь мороженное... Ты просто глупый студент! Это же радость, пойми! Просто радость! Как, ну не знаю, как желание петь, когда тебе хорошо, танцевать под дождем, смеяться... Или плакать, когда тебе плохо.
   - Как-то по-детски... - он протянул ей порцию мороженного. На лице Скай разлилось блаженство.
   - Как хорошо... - девушка облизнула губы, и, не замечая изменившегося взгляда Мамору, ответила, - А что плохого в том, что в тебе живет ребенок? В каждом человеке должна жить часть детства.
   Мамору оторвался от созерцания ее губ.
   - Дети плохо приспособлены к жизни.
   - Ты рано остался один, верно?
   - Да. Мне... пришлось быстро повзрослеть.
   - Понимаю, - он вскинулся было, хотел возразить, что она не может понимать... но натолкнулся на ее взгляд. Она понимала. Мамору не знал, что происходило в ее жизни, но призраков там было не меньше, чем у него.
   - Да. Ты понимаешь.
   - Ешь свое мороженное, а то растает, - улыбнулась она ему. От этой улыбки каждый раз что-то сдвигалось в груди. Скай...
   - Ты невероятный человек, Скай.
   - Ну... - она ковырнула землю носком туфельки, - я знаю!
   Некоторое время они просто молча шли по аллее.
   ... Как давно я не чувствовала себя такой счастливой... Мне хочется петь... Или кричать на весь мир о своем счастье.
   ... Как мне легко с ней... Я знаю ее всего второй день, а кажется, целую вечность... Что со мной? Я никогда не робел перед девушками... Но я стесняюсь взять ее за руку... Хотя хочу гораздо большего.
   Минако с ужасом следила, как Мамору и черноволосая девушка о чем-то спорили, вот она засмеялась... Минако не могла заставить себя не идти за ними, прячась за деревьями. Хотя они бы ее не заметили, даже пройди она в двух шагах... Господи!
  
   Часовня Хикава, час спустя
  
   - Вы не поверите!
   - Минако, что случилось? На тебе лица нет!
   - Мамору...
   - Что с ним?
   - Не "что", а "кто"! У него появилась новая подружка!
   - С чего ты взяла?!
   - Я видела их. Только что. В парке, тут рядом. Мамору и какая-то черноволосая девица лет семнадцати. Красивая. Господи, как он мог?!
   - Погоди, может она просто его сокурсница или знакомая... Может, он просто разговаривал с ней...
   - И ел с ней мороженое? Смеялся? Держался за руки?! Да пройди я прямо перед ними, они бы глазом не повели. Говорю тебе, у него подружка!
   - С ума сойти! А Банни?!
   - Она его бросила.
   - Чепуха. Банни любит Мамору больше жизни! Послушайте, я не знаю, что за кошка между ними пробежала, но так не может дальше продолжаться!
   - Рэй, что ты предлагаешь?
   - Выследить эту девицу и поговорить с ней, - тон, которым Рэй произнесла слово "поговорить", наводил на мысли о членовредительстве.
  
   Парк, 14:30
  
   - Похоже, тебе пора. Уже половина третьего.
   - Черт, правда? Совсем о времени забыл... Все из-за тебя!
   - Ах, это я виновата?!
   - Конечно, - Мамору улыбался, - Мне с тобой так хорошо, что я забыл о семинаре. Давно так не гулял. Позвони мне, хорошо?
   - Хорошо. Когда?
   - Вечером. Ну, мне пора. До свидания, Скай.
   - До свидания, Мамору.
   Банни стояла на аллее и смотрела, как Мамору бежит к автобусной остановке. Мир вокруг потускнел. Как странно, ведь только что он был таким ярким. Неужели это оттого, что Мамору ушел? Или... В воздухе запахло бедой. Банни прислушалась к миру. Да, еще секунда, и прозвучит фальшивая нота. Но где?
   Парк. Там, на другом конце, около храма Хикавы. Снова небо распахнулось ей навстречу, и Банни шагнула в сумрак.
  
   Демон пил энергию радости всех, кто пришел в этот день в парк. Рэй охватила ярость, когда она увидела пятилетнюю девочку, лежавшую без сознания на траве. Ярко-голубой шарик зацепился за ветку прямо над ее головой...
   - Во имя Марса, я покараю тебя! Дух огня, в бой! - она надеялась, отчаянно надеялась, что огонь пробьет защиту демона. И отчаянно боялась, что, как и в прошлый раз, ее атака не принесет ему никакого вреда. Боялась она не зря.
   Огонь впитался в демона. Чудовище развернулось, и в девушку полетел серый энергетический шар. Шар-вампир.
   - Мыльный дождь, в бой! - крупный ледяной кристалл воткнулся в шар, заставив его лопнуть. Ами вынесла из прошлой битвы хороший урок. Осколки льда, всего лишь осколки льда, который крепче стали, понеслись к демону. Два острых кристалла пронзили правую руку демона. Но с левой уже летели новые шары. Огненные.
   - Дух грома, в бой! - Мако взяла на себя атаки демона, давая возможность Ами вычислить слабое место врага. Проблема заключалась в том, что воины не могли атаковать сами. А время уходило. Рэй в бессильной ярости могла только сжигать шары-заряды.
   "Не успею", - подумала Ами. Она должна. Должна успеть. Но у компьютера тоже был свой предел. А демон...
   Демон видел, что противники тянут время. Главная опасность - девушка с компьютером. Можно было уйти, но слишком мало собранной энергии, а полученный приказ был недвусмысленным - уничтожить воинов. Без альтернатив.
   Бросок демона был столь стремителен, что даже Юпитер, стоявшая ближе всех к Сэйлор Меркурий, заметила его слишком поздно.
   Поздно. Вот демон протягивает когтистую лапу к Ами... Красная роза вонзается ему в тело... Демон рычит... Новые и новые розы вонзаются в демона... Следом летят осколки льда... Но этого недостаточно... Два шара, серых шара-вампира... Две восьмиконечных метательных звезды... И стройная фигура в темно-синем костюме ниндзя... И тихо, очень тихо, поет в воздухе пара мечей. Очень, очень недолго, - всего лишь до момента удара.
  
   - Проклятье. Опять этот ниндзя! Ты нашел его?
   - Я узнал только то, что это - девушка. И что ее сила... Даже больше.
   - Больше, чем...
   - Да.
   - Ты должен убить ее.
  
   Над тающим телом убитого демона клубилось облако энергии. Таинственный ниндзя лишь повел рукой, и энергия устремилась к людям. Воины и не заметили, как исчез сам ниндзя.
  
   - Кто же она...
  

Часть пятая. Ответы

  
   Тот же вечер, студенческий городок, 21:00
  
   - Эй, Банни!
   - Привет, Сэйджуро. Как дела?
   - Прекрасно. Вот, держи, - Сэйджуро протянул ей конверт.
   - Что это?
   - Как обещал, билеты на рок-концерт. Завтра вечером, на стадионе. Русская группа "Ария". Будут петь по-русски, но с переводом.
   - Спасибо... Но здесь два билета, Сэйджуро.
   - Только не говори мне, что тебе не с кем пойти.
   - Не надейся, не скажу. Спасибо!
  
  
   - Вон она! - Минако внезапно остановилась.
   - Где?
   - Вон, в садике студенческого городка! В джинсах и красной футболке!
   - Красивая...
   - Какая разница! Кто бы она ни была, надо поговорить с ней.
   - Может не стоит? Это дело ее и Мамору...
   - Ами, мы должны сказать ей, что у Мамору есть девушка, - Рэй решительно направилась к воротам.
  
   Что они тут делают? Решили навестить меня?
   - Эй, ты! - раздался за спиной голос Рэй.
   - Это вы мне?
   - Да, - они не узнали меня...
   - Моя фамилия Найт. Найт Скай.
   - Мне все равно, как тебя зовут. Ты должна отстать от Мамору!
   Ого! Это что-то новенькое...
   - С какой стати?! - Мамору - мой. А что за дело до этого Рэй?
   - Этот парень не для тебя.
   - Я не видела на нем ярлычка "занято". В любом случае, тебе что за дело? Хочешь повиснуть на нем сама? - драться с Рэй из-за Мамору, что может быть глупее?..
   - Нет. Послушай, Скай. Он - парень моей лучшей подруги. И она любит его больше жизни.
   Рэй пытается защитить мои интересы?! Ну, спасибо, подруга...
   - Минутку. Ты уверена, что мы говорим об одном и том же парне? У Джиба Мамору нет девушки. Он мне сам сказал. И я не думаю, что он врал мне.
   - Понимаешь, они поссорились. Но все уладится, мы уверены. Оставь его.
   Как это похоже на Рэй... Сначала в драку, потом разбираться... Рэй, я тебя люблю...
   - Тебе не кажется, что это решать ему? Если Мамору решил порвать со своей прежней девушкой, то это касается только его и этой девушки. Но я поговорю с ним об этом. Это я вам обещаю.
   Четверо девушек кивнули ей.
  
   Гудок. Еще один.
   - Да?
   - Привет, Мамору, - интересно, он узнает мой голос?
   - Скай! Как я рад, что ты позвонила!
   - Я... я бы хотела поговорить с тобой. Это очень важно. Давай встретимся завтра.
   - Конечно.
  
   Следующий день, воскресенье, 10 утра
  
   Звонок в дверь заставил ее подпрыгнуть в постели.
   - Эй, сегодня воскресенье, и я имею право поспать подольше! - или вообще хоть немного...
   - Ты хотела поговорить... - смущенный голос из динамика домофона. Мамору?.. Под ее дверью в воскресное утро?! Мир сошел с ума...
   - Сейчас, - она щелкнула клавишей домофона, - Поднимайся.
   Хорошо, что на кнопках нет имен, только номера комнат! Через три минуты раздался стук в дверь.
   - Проходи.
   На ее спутанных волосах блестели капли воды, постель смята...
   - Извини, я разбудил тебя...
   - Да. Ладно, это неважно. Сейчас я сделаю кофе... ты уже завтракал?
   - Нет. Что случилось, Скай?
   - Видишь ли, - она глотнула обжигающе-горячего кофе из ярко-розовой чашки, - вчера меня навестили четыре девушки. И очень категорично потребовали, чтобы я отстала от тебя. Кроме того, они сказали, что у тебя уже есть возлюбленная. Правда, ты с ней поссорился, но все не настолько серьезно. Что ты на это скажешь? - Скай вытащила тосты, бросила их на тарелку и придвинула ему джем. Смородиновый. Его любимый. Откуда она знала?..
   - Скай... я не знаю, поверишь ли ты мне.
   - Ты не ответил.
   - Это долгая история... В общем, я познакомился с Банни два года назад. Она... я никогда не встречал более чистого и честного человека. И вместе с тем более сумасбродного и взбалмошного. Представь себе, что ты грезишь об идеальной девушке, и встречаешь ребенка, из которого эта девушка вырастет. Я опекал ее, как мог, пытался защитить... воспитывать... Одним словом, совершал одну глупость за другой... Ей нужен был возлюбленный, а не старший брат. А мне... мне нужна была девушка из моих снов, а не реальный человек. Я влюбился в образ... А Банни была живым человеком. Она поняла это раньше меня. Поняла, что я не люблю ее, как женщину. Вернее, что я люблю выдуманный мной образ... И ушла от меня.
   - Похоже, ее подруги смотрят на дело иначе.
   - Мы уже не раз ссорились. Потом - мирились. Странно, что Банни не сказала им о нашем разрыве. Прости. Это моя вина, что девочки побеспокоили тебя.
   - Ничего. Я не очень расстроилась, - Скай намазала тост толстым слоем клубничного джема. Банни тоже любила клубничный... - Хорошо, когда есть такие друзья.
   - Да. Как ты намерена провести день? - он машинально составил грязную посуду в стопку. Скай также машинально отнесла ее в кухонный блок.
   - День - не знаю. А на вечер у меня пропадает билет на рок-концерт. На стадионе поет русская группа. Пойдешь со мной?
   - А то билет пропадет?
   - Вечер пропадет.
   - Не могу отказаться от столь галантного предложения.
  
   Двор университетского городка, 12:00
  
   Ами несколько раз нажала на кнопку звонка, но ответом ей было только молчание. Может, ошиблась? Нет, вот она, запись в блокноте, комната 512, Банни Цзукино. И корпус правильный... Наверное, ее просто нет дома, подумала Ами и вышла во двор. Да, Банни не тот человек, чтобы сидеть взаперти в воскресное утро.
   - Ну и где мне ее искать?
   - Простите мисс, вам помочь?
   Ами покраснела. Так, я уже сама с собой говорю вслух. Переучилась...
   - Я... я ищу Банни Цзукино. Она ведь живет здесь, верно?
   - А, так вам нужна Банни! Она в гараже, - лицо Ами вытянулось. Что ей там делать? - Пойдемте, я вас проведу.
   В гараже, который одновременно служил студентам ремонтной мастерской для их транспортных средств, было сумрачно и прохладно. И тихо. Похоже, здесь никого не было.
   - Эй, Банни! К тебе пришли! - крикнул ее провожатый в гулкую пустоту
   - Иду, - раздался знакомый голос. Казалось, она слушала его только вчера... Нет, она точно слышала его вчера! Но где?
   - Что случилось? - Девичья фигура выступила из темноты.
   Ами окаменела. Перед ней стояла девушка с черными волосами, падавшими на плечи, с темно-синими глазами, сверкавшими из-под челки, черты ее лица были чуть тоньше и острее... И все-таки это была Банни.
   - Ами? О, черт, - пробормотала она смущенно.
   - Это ты? Так значит... Но... Почему?.. Почему ты не сказала...
   - Мне было интересно, узнаете ли вы меня. Пойдем, здесь не лучшее место для разговора.
  
   Кафе "Корона", 15 минут спустя
  
   - Так вот, что случилось...
   - Сама не знаю, что на меня нашло. Ты прости меня, я... не должна была так хлопать дверью... Но мне необходимо было побыть одной. Теперь я гораздо сильнее.
   - Почему ты не звонила? Ты не знаешь... - начала было Ами, но осеклась, - Ты знаешь. Ты же все знаешь... Это была ты! Мне следовало понять это раньше... Но... как у тебя получилось?
   - Жезл, - это всего лишь инструмент. Рэй может говорить с огнем и не будучи Сэйлор Марс. Твой ум и сила Макото тоже не зависят от того, превратились вы в воинов, или нет.
   - Ты права. Почему же ты не вернулась? Мы так скучали... А Рэй и Минако вообще места себе не находят. Они считают, что обидели тебя.
   - Ничего, впредь не будут дразниться... Не смотри на меня так. Конечно же, я вернусь. Но не сейчас.
   - Из-за Мамору?
   - Да. Он не любил меня, Ами. Он любил принцессу Серенити, Банни была ему не нужна. Он видел в ней ребенка, Ами. И продолжает видеть до сих пор. Но в Скай он видит совсем другое.
   - Он не узнал тебя?
   - Нет. Даже не узнал моего голоса по телефону. То есть, нет, узнал. Он узнал голос Скай.
   - Ты скажешь ему?
   - Не знаю... - Банни поболтала соломинкой с стакане, - мне кажется, Скай ему небезразлична... Я боюсь говорить больше... Нет, если я ошибаюсь, то Скай просто исчезнет из его жизни, как исчезла Банни.
   - Как это все сложно...
   - Ами, любовь никогда не бывает гладкой... Ладно, давай о деле. Что ты сумела выяснить о врагах?
   - Почти ничего... Они так же собирают энергию, как и все наши прошлые враги... Единственное их отличие, они поглощают все наши атаки, просто впитывают... И мне кажется... Мне кажется, что твой уход и эти враги... как-то связаны. Я подумала... может, они хотели вывести тебя из игры?
   - Не знаю... Но это возможно. И тогда... тогда они знали, что я - Сэйлор Мун. Но тогда почему только я?
   - Потому что мы не опасны. Без тебя. Ты же видела, наши атаки они просто поглощают. Видимо, только Серебряный кристалл...
   - Нет, Ами. Дело не в кристалле. Думаю, дело действительно во мне. Все-таки я - Мессия, - простая констатация факта, но Ами посмотрела на нее, будто услышала откровение.
   - Ты действительно изменилась. И стала сильнее. Ты всегда была сильнее нас, но теперь...
   - Ами, что ты говоришь такое?!
   - Это правда. Ты всегда была сильнее. Ты верила, когда мы все отчаивались... Смеялась, когда в пору было плакать. Последний раз ты отдала Святой Грааль, чтобы спасти Хотару, но все равно выиграла. И ты спасла ее. А сейчас... Знаешь, с твоим уходом все стало иначе.
   - Разве?
   - Да, - серьезно кивнула Ами, - например, я боюсь высказывать свои догадки. Я сразу поняла, что ниндзя - это девушка. А твой уход... он выглядел так странно. И эти враги. Но я не сказала о своих подозрениях Рэй.
   - Почему?!
   - Потому что боюсь ее сарказма. Ты можешь считать себя никудышным лидером, но это не так. Мы доверяли тебе. Все. А Рэй...
   - Рэй просто очень боится показаться слабой. Или быть слабой. Поэтому она так ершится. Но я поняла это только сейчас, - Банни серьезно посмотрела на подругу, - Мы справимся, Ами. Справлялись раньше, справимся и теперь. Что еще известно о демонах?
   - Ну... похожи на обычных Юм. Они не слишком умны. Исполнители, и все. Их хозяева, вот кто беспокоит меня... Они знают о нас. И знают о том, что только ты опасна для них по-настоящему.
   - Ами, почему ты думаешь, что мой уход и наши враги связаны? У тебя есть что-то, кроме догадок?
   - Твоя внешность. Минако обратила внимание на нее... Я не поняла сначала... Помнишь, когда ты первый раз вспылила, и накричала на Рэй? Твои волосы стали тогда рыжими. А когда ты сказала о своем уходе, волосы уже были черными... Я думаю, это был магический след.
   Банни кивнула.
   - Хорошо. Мне надо идти, Ами. Не волнуйся, я узнаю, если что-то случится.
   - До свидания, Скай, - сказала Ами. Но Банни уже знала, что в дверях кафе застыли три девушки - блондинка, брюнетка, и высокая шатенка. Банни улыбнулась уголком губ и прошла мимо.
   - О чем ты говорила с ней? - в фиолетовых глазах Рэй полыхало нетерпение.
   - О Мамору, - честно сказала Ами.
   - И что?
   - Не надо их преследовать. Пусть все идет, как идет, - Ами была спокойна, ожидая урагана. Он не замедлил последовать.
   - ПОЧЕМУ?
   - Рэй, неужели ты хочешь, чтобы Банни была несчастна?
   - Нет, конечно...
   - Тогда не лезь в это дело, прошу. Скай - хорошая девушка, она любит Мамору. Если он будет с ней счастлив, пусть.
   Рэй хватала ртом воздух.
   - Она права, - неожиданно тихо и серьезно сказала Минако, - отпусти его, Рэй.
   - А Банни?..
   - Банни заслуживает человека, который любил бы ее так же, как будет любим ею. Ты не согласна?
   - Согласна.
   Четыре передатчика запиликали.
  
   Двор в многоэтажном квартале района Джубан, минуту спустя
  
   На этот раз их было двое. Ами впилась глазами в парящего в воздухе молодого человека в странном, отливающем металлом, одеянии. Весь он как-то мерцал, казался нереальным... Только лицо было видно четко. Страшное лицо. Не злобное, не жесткое... Абсолютно равнодушное. Ами стало страшно. Она видела, как побледнела Рэй, как беззвучно шевельнулись ее губы в страшной догадке. Хозяин.
   - Ну-ну. Какое бессмысленное сопротивление. Вы же знаете, что не можете ничего сделать даже с демоном... Где же ваш защитник?..
   - Кто ты и что тебе нужно? - спокойно спросила Венера. Да, Банни не ошиблась, оставляя именно ее за старшую.
   - Это не ваше дело, мелюзга, кто я. А что мне нужно... Эта планета, разумеется. Неужели вам это непонятно? Вы путаетесь под ногами, маленькие нахалки. Сегодня этому придет конец. И ваша защитница Вам не поможет. Убей их!
   Демон, послушный жесту, взревел и устремился к воинам. К его горлу и глазам тут же устремились ледяные копья. На долю мига от них отставали красные розы... Цепь сверкнула в воздухе, подрубая чудовищу колени. Бесконечно долгий миг демон балансировал, затем рухнул на бетонные плиты двора. Прозрачный плоский кристалл гильотинным ножом рухнул вниз. Тело демона замерцало и исчезло.
   Ами отрешенно смотрела на дело своих рук. В ее голове звучал голос. Жезл, - это всего лишь инструмент. Сила живет в нас самих.
   Минако напряженно смотрела на по-прежнему парящего в воздухе врага. Казалось, смерть демона его нисколько не беспокоит. Все верно. Если с демонами они и сумели справиться, то их хозяином...
   У него должно быть слабое место, думал Мамору, стоя на карнизе. Отсюда было удобно прикрывать девочек... Только сейчас их было четверо...
   - Мило, - нарушил затянувшуюся паузу враг, - поиграли, и хватит, - он поднял руку, в которой тут же стал концентрироваться снаряд...
   Рядом с ним замерцало окно портала, и из него буквально вывалился еще один юноша. Он был моложе и... не был равнодушен. Рыжеватые коротко стриженые волосы растрепаны, по бронзовому одеянию пробегают волны...
   - Астор, я нашел ее! Ты не поверишь, Астор! Это...
   - Это - я, - раздался спокойный чуть глуховатый женский голос над их головами. На крыше выпрямилась в полный рост женская фигура в темно-синем костюме ниндзя. Старший из братьев ощутимо побледнел.
   - ТЫ?..
   Этот голос был знаком Мамору. На самом деле он не был таким низким... Но чей он?.. Шесть фигур застыли во дворе, пока бесконечно долгий миг летела вниз девушка-ниндзя...
   Внизу, около мусорных баков, что-то блеснуло. Солнечный зайчик пробежал по хромированному рулю мотоцикла. Единственного на весь Токио черного "Судзуки", собранного из металлолома... Второй такой машины нет... Только отсюда, сверху, его можно было заметить. Во всех деталях... Немыслимо...
   - Невозможно... - прошептал рыжеволосый.
   - Вы ошиблись, - голос из-под маски звучал глухо, - ошиблись дважды. Вы решили завоевать Землю, и...
   - И мы оставили тебя в живых! Умри! - серебристый поток энергии протянулся от юноши к воительнице, стремясь, сжечь, уничтожить ее... Она лишь подняла руку в защитном жесте, и энергия застыла, натолкнувшись на какую-то преграду. Смертоносный заряд растекся, заключая странную воительницу в мерцающую сферу. Сферу, теперь послушную ЕЙ.
   - Ты злишься, Астор. А значит, ты не прав.
   - Замолчи! Не смей смотреть на меня так! - так спокойно, так уверенно... она знала, что не в его власти причинить ей вред. Ни тогда, ни сейчас...
   - Я говорил тебе... Она - еще сильнее, чем была Сэйлор Мун. Твой план провалился, брат.
   - Нет! Неправда! Эта планета будет моей!!! - от былого равнодушия в нем не осталось и следа. Черты лица юноши исказились в страшной, злой гримасе, - Ты не сможешь помешать мне!
   - Могу, - произнесла она спокойно. Просто констатируя факт. Как несколько минут назад произнесла - "Я - Мессия". Ами не отводила взгляда от лица Астора. Парень явно находился на грани безумия...
   - Но почему... почему... ты же... ты же должна была уйти! Уйти совсем! Я сделал для этого все!
   - Все, что было в твоих силах. Но ты не всесилен, Астор. Ты хотел замутить мой взгляд обидами и болью... Но я умею терпеть боль. А любовь сильнее обид. Довольно.
   Мерцающая сфера вокруг ниндзя погасла. Девушка подошла почти вплотную к двум пришельцам-врагам. Младший из них уже стоял на земле. Секунду помедлив, Астор тоже опустился на асфальт.
   - Довольно. Астор, признай, что проиграл. Мы можем померяться силами... но ты же знаешь, что не справишься со мной в честном поединке. Что не справился бы даже месяц назад... Именно поэтому ты решил вывести меня из игры. Не так ли?
   - Да. Давай, убей меня, и покончим с этим, - Астор откинул голову назад, тряхнув темными волосами.
   - Я не стану этого делать. Зачем? - Астор напряженно пытался угадать выражение лица воительницы под маской... На лице младшего проступало понимание.
   - Я понял, Астор...
   - Кассин, что ты...
   - Она отпускает нас, Астор, - девушка кивнула, - ей не нужны наши жизни. И месть ей тоже не нужна, - ниндзя снова кивнула.
   - Идите. Неба хватит на всех.
   Минако ошарашено смотрела, как младший из врагов склонился в глубоком поклоне. Она понимала, что на ее глазах происходит что-то немыслимое ранее... И очень важное.
   Рыжеволосый выпрямился.
   - Спасибо, Сэ... - воительница чуть заметно двинула бровью, - сэнсей. Я понял твой урок и благодарю за него. Астор тоже поймет. Вот, - в его руках появилась хрустальная чаша с прозрачно-синей, сверкающей искрами жидкостью, - это принадлежит тебе.
   - Оставь себе, - она двинула рукой, и жидкость посветлела, в ней кроме серебряных искр, теперь сверкали и золотые, - и помни обо мне.
   Юноша снова поклонился.
   - Спасибо. Я не забуду, - Я понял, в чем твоя сила, Мессия... а если мой брат этого не поймет, то я уверен, в момент, когда он захочет нанести удар, твоя рука остановит его, - Мы покинем эту землю. Может, мы вернемся сюда... Потом. Я понял, что дома нас ждет много дел.
   Она кивнула. Астор мог поклясться, что она улыбается.
   - Совершить ошибку, и признать это - мудрость. Признать ошибку и исправить ее - доблесть. Прощайте.
   - Прощайте, сэнсей, - Кассин поклонился, - надеюсь, скоро вы сочтете нас достойными новой встречи.
   - Кассин...
   - Пойдем, брат, - Кассин щелкнул пальцами, и оба юноши исчезли в портале.
   На секунду в дворике повисла тишина. Ниндзя поочередно обвела своим темным, похожим на ночное небо, взглядом Сэйлор-Воинов. Почему-то Рэй этот взгляд показался знакомым... А странная воительница взмыла в прыжке вверх, и просто пропала, растворившись в ярко-голубом летнем небе...
  
  
  

Часть 6. Небо и Луна.

  
   Стоянка у концертного комплекса, 18-00
  
   Черный "Судзуки" лихо втиснулся узкое пространство между машинами и замер. Банни довольно глянула на часы - без трех шесть. Отлично... Мамору пока не было. Она прислушалась и поняла, что тот застрял в пробке. Ну-ну... сегодня за опоздание влетит не ей...
   От хорошего настроения и предвкушения праздника жутко хотелось есть... Обоняние дразнили запахи горячих пирожков, картошки, шипели открываемые тут и там бутылки... Решено, сегодня она оторвется! Такой удачный день надо отпраздновать!..
   Мамору появился через двадцать минут, когда Банни приканчивала мороженое. Черная "Хонда" как бешенная, влетела на стоянку, и затормозила рядом с ее мотоциклом.
   Банни улыбнулась, и, глядя на встрепанного студента, протянула голосом довольной кошки:
   - Ты опоздал.
   - Извини, - покраснел он, - я в пробку попал.
   - Мог бы ехать по двенадцатой, а не по десятой авеню. Вышло бы быстрее.
   - Откуда ты знаешь, как я добирался?..
   Скай только улыбнулась.
   - Пойдем?
  
   Толпа перед входом на стадион собралась редкостная. До начала концерта оставался еще час, но все стоянки вокруг были запружены автомобилями, на улице толпился народ. Они вдвоем влились в толпу и медленными шагами стали продвигаться ко входу. От дверей их отделяло пятьдесят метров плотной людской толпы и полицейский кордон.
   На третьей минуте давки Банни послышались знакомые голоса...
   - Я говорила, надо было придти раньше!
   - Зачем мы вообще сюда пришли, здесь так много народу!
   - Ерунда, прорвемся! Я столько слышала об этой рок-группе, что просто обязана побывать на концерте! Или я зря две недели торговала футболками?!
   - Минако, ты и твои сумасшедшие идеи!..
   - А тебя никто сюда силком не тащил, Рэй! Так что прекрати ворчать!
   Она рассмеялась. Они тоже здесь!
   - Почему ты смеешься?
   - Просто сегодня такой замечательный день!
  
   Фойе спортивно-концертного комплекса, 10 минут спустя.
  
   - Надо же, как полиция свирепствует!
   - Они опасаются фанатов.
   - Не понимаю, почему...
   - Ну, как же... Ой, смотрите! - Минако махнула рукой в сторону входа.
   - Мамору. И эта... Скай, - Рэй фыркнула.
   - А Мамору действительно влюблен... - протянула Макото, глядя на них.
   - А я тебе что говорила?! Никого вокруг не видят... Но кто знает, может, и нам повезет?! - Минако повертела головой в поисках симпатичных парней.
   - Жаль, Бани нет с нами, - неожиданно сказала Рэй, - ей бы понравилось, наверное...
   - Ну, здесь так много народу... Я не удивлюсь, если мы столкнемся с ней, - улыбнулась Ами. Уже столкнулись. Почти, - Я уверенна, Бани вернется.
   - Пойдемте в зал, - глухо сказала помрачневшая Рэй.
  
   Сказать, что арена была огромной, значило не сказать ничего. Она была гигантской, способной вместить до семидесяти тысяч человек. И сегодня, похоже, все места будут заняты. Что же это за группа такая?.. Минако столько рассказывала, но Минако всегда много говорит...
   Наконец-то. На эстраду вышли музыканты, все в черном, с длинными волосами... Не особенно красивые, но что-то в них действительно было. С такими - не страшно, поняла Минако. С ними не надо быть воином, они сами любого демона пополам разорвут...
   Первый гитарный аккорд. Лирическая...Минако успела выучить половину текстов наизусть, по-японски, конечно, но ей не надо было смотреть на подстрочник. Продавая кассеты и футболки, она, похоже, заболела этой музыкой...
   ... Жизнь идет где-то за стеной,
   А ты - в плену пустоты.
   О, как жаль, но всему виною
   Мечты...
   Как я устала быть одна... Неужели я никогда не буду счастлива? Неужели меня никто не будет любить? Разве я слишком многого хочу? Как я устала прятаться от одиночества за этими сумасшедшими идеями... Они даже не знают, как мне плохо. Даже Артемис не знает. Никто. А он все не приходит, не стучит в дверь... Неужели и не придет?!
   Нет!!! Придет, должен, обязан прийти! Придет, и постучит в дверь. Обязательно. Так будет. Он придет. В глазах Минако встали упрямые слезы. Он придет.
   ... Ты сейчас одинока.
   Открой. Открой. Открой!!!
  
   Он придет ко мне. Но узнаю ли я его? Я только помню, какую боль он мне причинил... Но я не помню его лица... Смешно, я ищу его в каждом встречном парне. Я каждый раз надеюсь, что это он. И каждый раз ошибаюсь. Но я найду его. Обязательно найду. Макото упрямо сжала губы, но секунду спустя они сами собой расплылись в мечтательной улыбке, под стать песне. И они будут смотреть на закат... И никогда-никогда ей больше не будут сниться кошмары...
   ... Засыпай, на руках у меня засыпай.
   Засыпай под пенье дождя...
   Она дождется. Что бы там ни говорили другие. Дождется. Банни же нашла Мамору, и не один раз вытаскивала его из когтей смерти... Правда, Мамору ее не любил. Кретин... Она права, что бросила его. Он недостоин ее. Ничего. Они все обязательно будут счастливы. Банни всегда в это верила. Теперь Мако тоже в это верит. Я поняла, о чем ты все время твердила нам, Банни. Здесь, среди этой музыки. Я поняла. Я больше не боюсь.
  
   ... Кто сказал, что страсть опасна, доброта смешна?!
   Ее наполняла пронзительная ясность. Ясность, безжалостным светом прожекторов высветившая ее несправедливость. Ее страхи. Неужели я так боюсь?! Да, я боюсь. За себя, за Банни, за то, что каждый бой может оказаться для нее последним... Боюсь, что она не выдержит, сломается... наверное, поэтому мой огонь стал слабее. Я слишком боюсь...
   ... Встань, страх преодолей!
   Встань в полный рост!
   А она не боится. И никогда не боялась... То есть нет, боялась, но смотрела своим страхам в лицо. И побеждала. А я... я только ругала ее, за мелочи. Потому что понимала, что хуже, слабее нее в том, что действительно важно. Заставляла Банни быть сильной за двоих. Но все равно боялась. Чудеса не могут продолжаться вечно...
   Встань на земле своей,
   И достань рукой до звезд!
   Нельзя вечно летать... Но разве не доблестней всего умереть в полете, в борьбе, чем трястись от страха?!
   Мужество есть лишь у тех, кто ощутил сердцем страх.
   Кто смотрит в пропасть, но сморит с гордостью в глазах.
   Решено, больше она не будет бояться. Она пойдет наверх. За небесным огнем, за Солнцем.
   ...Беги, беги за Солнцем, сбивая ноги в кровь!
   Беги! Беги, не бойся, играть с судьбою вновь и вновь...
  
   Неужели это необходимо? Неужели всегда будут война, страдания? Значит, мир без бед и невзгод невозможен?
   Эй, жители Неба! Кто на дне еще не был?
   Не пройдя преисподней, Вам не выстроить рай!
   Да, они правы, думала Ами. Чтобы достичь чего-то, надо спускаться в ад. Он у каждого свой собственный. И путь наверх у каждого свой. Общее одно...
   Есть один путь - наверх!
   Мир без бед и горя, мир идеальный - мертв. Только в движении и борьбе можно выжить. Мир - краткая передышка. Бой между злом и добром - вечен. И имя ему - жизнь. А идеальный мир на века, мир без движения, а значит, без радостей и бед - иллюзии.
   ... Я не стану никогда рабом иллюзий!..
  
   Песни и музыка завораживали. Банни чувствовала, что "Ария" играет на струнах зрителей, на их сердцах, заставляя просыпаться тех, кто спал, заставляя смотреть тех, кто отворачивался... Они звали за собой - вверх и вниз, в полет-падение, уже знакомый ей. Может, поэтому она именно сегодня так ясно ощущала эту музыку. Музыку мира...
   С первых нот этой песни в ее сердце поселилась тревога. И еще... воспоминание. Она не понимала по-русски, а подстрочник почему-то расплывался перед глазами, но она ЗНАЛА, о чем поют. Она понимала. Она помнила...
   Я слышу утренний колокол,
   Он славит праздник.
   И сыплет медью и золотом,
   Ты теперь в царстве вечного сна...
  
   Он слушал и с ужасом думал, что до сих пор ничего не понимал. Только сейчас ему стало ясно. Предельно ясно, все, что она испытывала. Что чувствовала. Потому что он теперь чувствовал то же самое. По отношению к Скай. Если с ней что-то случится...
   Я слышу утренний колокол,
   Он бесов дразнит...
   И звоном небо расколото,
   На земле я любил лишь тебя.
   Последняя нота, нота - прощание, и вот уже новый аккорд, новая песня... Стоять было выше ее сил. Банни легко высвободилась из объятий Мамору и стала танцевать... Жаркие, огненные звуки гитары горячим янтарным потоком струились сквозь нее, как та прохладная река прозрачно-голубого света звезд и Луны... и там, в этой янтарной реке, - один пронзительно-синий поток. Таким синим бывает только пламя... жаркое пламя взгляда одного-единственного человека...
   ...Она танцевала. Ее руки и плечи вторили пронзительной гитаре... она словно сливалась с этой песней. Он знал, что она не понимает слов, но как точно она следовала мелодии и смыслу... Мамору стало жарко. Он неотрывно смотрел на танцующую девушку, державшую в ладонях его сердце и душу.
   Я сгорю в тебе, сгорю в тебе пускай.
   Я хочу стать пеплом, лишь познав твой рай.
   Что его жизнь без нее... без Скай.
   Прости меня еще раз, Банни. Но мое сердце больше мне не принадлежит.
   ...Я бы мог с тобою быть,
   Я бы мог про все забыть,
   Я бы мог тебя любить,
   Но это - лишь игра...
   Музыка текла сквозь него сладкой болью. Это уходила вина, уходила и боль от разлуки и непонимания. Нож, на лезвии которого он балансировал до сих пор, исчез где-то внизу. Он летел. Он был свободен.
   ... От вражды и от молвы,
   От предсказанной судьбы...
   ...Я свободен, наяву, а не во сне.
   Что бы ни случилось, он не оставит Скай. Никогда. Это не было клятвой или бравадой... Это была правда. Такая же сама собой разумеющаяся, как и то, что Солнце встает на востоке...
   И снова ударили музыканты по струнам его души. Волчьей песней весны взметнулось соло. Волки находят пару на всю жизнь. Даже, если это оборотни. Как он.
   ...Смотри же в мои глаза...
   ...Позволь мне тебя коснуться, иль убей!..
   Скай... Откуда ты взялась на мою голову?! Ты просто ворвалась в мою жизнь и перевернула ее. Я не могу теперь представить себе ни мига без тебя. Как могла ты так приворожить меня, черноволосая ведьма?!
   ...Кто ты? Наказанье, или милость?..
   Она ощущала на себе его взгляд, как будто прикосновение. Она купалась в нем, как купалась в музыке и таких понятных словах на незнакомом ей языке.
   Что моя жизнь без тебя, Мамору? И как я буду жить, если не нужна тебе? Но я все равно буду любить тебя...
   ...Все помнить, и жаждать
   Любви, но быть распятым ею...
  
   После последнего аккорда над ареной зажегся свет. Певец поклонился, и в ту же секунду выплеснулось в едином голосе всего зала:
   - ЕЩЕ! ЕЩЕ! АРИЯ! КИПЕЛОВ! АРИЯ! ЕЩЕ!
   Певец улыбнулся, покачал головой. Все. На этот раз - все. Зрители не утихали. Увы, возгласы были напрасны. Группа поклонилась и покинула сцену. Недовольно ропщущие зрители потянулись к выходам. Заурчали моторы на стоянках, сверкающие точки машин потихоньку вливались в реки ночных улиц.
  
   Токио, 22 00
  
   По десятой улице проехала пара черных мотоциклов, синхронно свернула в тихий переулок, ведущий к студенческому городку. Парень, сидевший за рулем "Хонды", заглушил мотор и подошел к своей спутнице.
   - Тебе понравилось?
   - Да, - Скай стянула с головы шлем и тряхнула волосами, - мне кажется, я сейчас полечу... Во всяком случае, спать я точно не буду.
   - Тогда, может, продолжим вечер? - он с кажущейся небрежностью положил пальцы на руль. Только бы согласилась...
   - Что ты предлагаешь?
   - Ну, раз уж мы оба страдаем бессонницей... Давай поужинаем где-нибудь, а потом покатаемся... Если ты согласишься перебраться ко мне за спину.
   - Хорошо...
   - Так я заеду за тобой через час?
   - Да, - кивнула она.
   Черная "Хонда" скрылась за поворотом. Уличный фонарь ронял бесстрастный и безжалостный синеватый свет на асфальт, решетку и черный, поблескивающий хромом мотоцикл. Банни опустила голову и почти легла на руль. Черные волосы скрыли непрошенные слезы. Что же теперь ей делать?..
   Выхода нет. Эту игру пора заканчивать. Сегодня. Сегодня она все скажет ему. Решено.
   Лязгнули металлом двери гаража. Хлопнула входная дверь общежития. Пустой вечерний коридор... Почти пустой. Под дверью с номером 512 сидела девушка. О, Аматерасу, ей-то что здесь надо?!
   Рэй вскинула голову на звук шагов... Фиолетовые глаза встретились с темно-синими. Теми самыми... И такими знакомыми.
   - Банни! - Рэй бросилась к девушке. Надо же, узнала... - Банни, прости! Я... я так соскучилась!
   - Ну, Рэй... успокойся ты... Пойдем. Как ты вообще здесь оказалась?..
   - Я хотела поговорить с тобой. Так дальше не могло продолжаться. И я попросила у Ами твой адрес... Слушай, тогда в парке так все по-дурацки получилось...
   - Ничего. Мне было даже приятно.
   - Почему ты ушла? Из-за меня, да?
   - Не совсем, Рэй. Это долгая история... Главное, я разобралась... во всем. Почти.
   - Ты вернешься?
   - Конечно. Глупая Рэй, вы так легко от меня не избавитесь!
   - Я больше не буду на тебя ворчать, Банни.
   - Будешь, Рэй. Ворчание по поводу и без повода - неотъемлемая часть твоего характера. Бедный твой будущий муж...
   - Постой... Господи, ну как я сразу не поняла! Твоя аура! Вот почему... а я-то думала, почему так знакомо... Эта ниндзя - тоже ты?!
   - Ну а кто еще это мог быть? - улыбнулась Банни.
   - Нет, Банни, я от тебя с ума сойду! Так нас всех провести!
   - Так купиться на костюм и маску! Привыкли, что Банни - недотепа и только речи умеет произносить!
   - А ты... ты... Если ты завтра не придешь в храм, я обижусь!
   - Спасибо, Рэй, что так любезно приглашаешь меня на день рождения. Я даже приду с подарком. У меня есть замечательная метла. Старая, наверное, уже не годится. Ты ее скоро сломаешь о спину Ючиро.
   - Банни... Как же я по тебе скучала! Ну, до завтра!
   Ох, Рэй, Рэй... Тем лучше. Значит, сегодня - действительно походящее время все закончить.
  
   Автотрасса, 23 00
  
   По ночной дороге несся черный мотоцикл с двумя пассажирами. Черная точка в темно-синей бесконечности моря, ночного неба, темной листвы деревьев... Только они двое... И дорога, прохладный ночной асфальт. Тот самый, что пел несколько дней назад под их колесами, вторя их гонке. Вот оно, то место.
   Обзорная площадка нависала над обрывистым морским берегом, по другую сторону - темное, сине-зеленое море листвы. Городской парк.
   Он остановился. Кивнул в сторону моря...
   - Помнишь?..
   - Конечно, - Скай легко соскочила с мотоцикла, подбежала к перилам, перегнулась... - Ночью здесь не менее красиво... - Именно здесь... Что ж, пусть будет так...
   - Мамору...
   - Скай, я хочу кое-что сказать тебе... - Он уже стоял рядом. Волосы ерошит ветер, в глазах - какая-то отчаянная решимость...
   - Нет, Мамору, погоди. Я тоже должна тебе кое-что сказать. Это важно, и... возможно, когда ты узнаешь, ты передумаешь...
   - Я знаю, что ты - ниндзя... - прервал он сбивчивую речь девушки.
   - Знаешь? - о чем он еще догадался?!
   - Да. Я видел твой мотоцикл во дворе сегодня. И я узнал твой голос.
   - Понятно, - девушка опустила голову, так, что волосы закрыли лицо.
   - Скай, - она чуть подняла голову, Но Мамору взял ее лицо в ладони и заставил посмотреть на себя, - Скай, это не имеет никакого значения. Я ведь тоже...
   - Я знаю, - серьезно ответила она. Его глаза удивленно расширились, - Я знаю, Такседо. Но есть еще кое-что...
   - Я не хочу ничего больше слушать, Скай! - горячо сказал Мамору, - Послушай меня, наконец!
   Юноша отпустил ее лицо и отступил на шаг. Они стояли на тротуаре, справа обрывался вниз морской берег, огороженный перилами, слева, через дорогу, темнел городской парк. Надо всем этим царило бездонное, темно-синее небо с тысячами сияющих звезд и ярко-белой, высоко стоящей, такой далекой, Луной.
   - Скай. Я люблю тебя. Я никогда не любил так ни одну девушку, и никогда не смогу полюбить. Ты сводишь меня с ума, Скай. И я не могу жить без тебя. И ничто не может изменить моих чувств к тебе, понимаешь, ничто!
   Мамору говорил горячо, искренне, его глаза смотрели ей прямо в сердце. И в этом взгляде была правда. Он действительно любил ее. Любил Скай. Господи, как же больно... Но, ведь Скай, - это она сама! Банни обхватила себя руками, боясь холода, которым ее неминуемо обожжет. Но скрывать дальше было нельзя.
   - Даже, если я обманула тебя?
   - В чем?
   - Мамору, - она потупила взгляд, но затем решительно вскинула голову, и, глядя ему в глаза, заговорила - Девушки по имени Найт Скай на самом деле не существует. Мое настоящее имя...
   - Банни, - тихо, почти беззвучно, но уверенно сказал Мамору, - Банни Цзукино. Я - идиот, - она ошарашено смотрела, как он опустился на колени, - прости слепца. Ты была права тогда, я любил образ. Но ты заставила меня увидеть тебя. Тебя живую и настоящую. Девушку, которую я полюбил с первого взгляда. Самую прекрасную и самую желанную для меня девушку. Если, конечно, тебе нужен слепой дурак вроде меня...
   - Нужен, - она со слезами на глазах опустилась на корточки и обняла его, - если бы ты знал, как ты мне нужен... Как я люблю тебя...
   - Банни...
   - Что?
   - Почему ты плачешь?! - беспомощно сказал Мамору.
   - От радости, - шмыгнула носом девушка.
   - Не могу видеть твои слезы, - безапелляционно заявил Мамору и так дернул девушку вверх, что Банни просто упала ему на грудь...
   Машины мчались по ночной дороге, не обращая внимания на целующуюся парочку на обочине. До них никому не было дела, а им не было дела ни до кого. Женщина, чьи темно-зеленые волосы сливались с темной листвой старых деревьев, улыбнулась, и шагнула в сумрак.
  
   Квартира Мамору Джиба, полчаса спустя
  
   Хлопок входной двери, ключи со звоном падают на столик... Невысказанный вопрос в глазах... Такой же молчаливый ответ. И две черные кожаные куртки падают на пол.
   Их двое... Они вместе. Больше ничто не имеет значения...
  
   Свет, смешанный из звезд, фонарей и неоновых рекламных огней, падал сквозь не зашторенные окна на постель.
   - Мамору...
   - Что?
   - А когда ты догадался, что это я? - темные локоны щекочут плечо и шею...
   - В самый последний момент. Ты же знаешь, я не отличаюсь сообразительностью.
   - А все-таки? - палец скользит по ключице.
   - Нашла время для вопросов! - сильные руки вжимают в подушку. Тихий смех. Ведьма!
   - Ну, Мамору!
   - Думаешь, охота признаваться в собственной глупости? Ну, хорошо. Во-первых, я обычно не влюбляюсь с первого взгляда... Потом... Ну, мороженое, которое ты так любишь... Смородиновый джем. Ты знала, что я его обожаю. А сама ела клубничный... Ярко-розовая чашка из-под кофе... Ночной ниндзя... Ну, а до конца я понял, только когда ты сказала про Такседо. Это могла знать только ты... Хотя, пока ты не сказала, я и не догадывался, что Скай и Банни - одно лицо.
   - Ты рассердился?
   - Нет. Я испугался.
   - Испугался?! Чего?!
   - Что ты улыбнешься и скажешь: "А теперь проваливай из моей жизни".
   - Дурак ты, Мамору.
   - Я и не отрицаю... Банни, ты что делаешь?!
   - Я же тебе говорила, у меня бессонница. Из-за тебя, между прочим...
   - Ладно, сама напросилась...
  
   Квартира Мамору Джиба, 9 00, следующий день.
  
   Солнце лезло своими лучами прямо под опущенные веки. Он потянулся... правая рука нащупала пустоту. Приснилось?! Или... Солнце льется в открытое окно, вмятина на подушке... черная майка с эмблемой группы на стуле...
   - Соня, завтракать! - смеющаяся Банни возникла в дверях.
   - Не пугай меня так больше.
   - А не надо столько спать. Уже девять часов, между прочим.
   - А кто мне всю ночь спать не давал?!
   - Ах, это я виновата? Шовинист!
   - Да, шовинист.
   - Мамору...
   - Что?
   - А тебе какая моя прическа больше нравится?
   - Ох уж мне эти женщины... Любая нравится, только наголо не стригись. Этого мои бедные нервы не перенесут.
   - А если серьезно?
   - Я же сказал. Но длинные волосы тебе шли бесподобно...
   - Хорошо, - кивнула головой она. Подошла к зеркалу и прочесала пальцами волосы, тряхнула головой... Золотой водопад обрушился на спину, - мне так тоже больше нравится.
   - Как ты это сделала? - а пальцы сами уже погружаются в эту прохладную золотую массу.
   - Маленькое чудо, только и всего. Мамору, прекрати... Ну, перестань!
   - Почему?
   - Нам еще Рэй подарок купить ко дню рождения надо!
   - Успеем.
   - Не успеем. Мамору, послушай.
   - Ну что? - он неохотно отстранился.
   - Я пока не собираюсь возвращаться домой. А в общежитии никому нет дела до того, где я ночую...
   - Ну и отлично...
   - Мамору!..
  
   Часовня Хикава, 15 00
  
   - С днем рождения, Рэй...
   - Я тоже поздравляю.
   - И я!
   - И мы!
   - Спасибо... А где метла? Банни, ты обещала мне метлу!
   - Вообще-то я пошутила...
   - Ну вот, а я так надеялась... я так тебе верила, Банни! Как ты могла... Я так хотела новую метлу... Чем же я теперь буду гонять Ючиро?!
   - А старая метла?
   - Я ее сломала.
   - Обо что?!
   - О Ючиро. Он подглядывал.
   - Я не подглядывал, Рэй...
   - Ах, не подглядывал?! Где моя метла?!
   - ТЫ ЕЕ СЛОМАЛА, РЭЙ!
   - И мне даже не подарили новую!..
  

Конец.

  
  
  
  
  
  
   36
  
  
  
  

Оценка: 3.29*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"