Дениженко Светлана Владимировна: другие произведения.

Потерянные во времени

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Если вы ребенок, которого прокляли еще до рождения; если вы мальчишка, которого потеряли во времени и ваша память не принадлежит вам; если вы тот - на кого наложена ответственность за чужую жизнь, а вам только семь лет - что вы предпримите? Сможете ли начать свою жизнь с чистого листа? Сможете ли пройти испытания судьбы и остаться собой? Герои книги так не похожи друг на друга, но их жизни сплетены в один клубок - судьба или рок? Возможно, и то и другое. ****Сказка закончена. Огромнейшее спасибо Мягковой Ларисе Сергеевне за дружескую помощь и поддержку. ***Лауреат литературной премии "Новая детская книга" издательства "РОСМЭН" (номинация "Приключения и фэнтези") 2009-2010г.

  ПРОЛОГ
  
   Полнолуние. Тишина. Ночные шорохи не тревожат сон младенца. Тонкая тень склонилась над колыбелью.
   - Ви, нам пора! - в проёме двери показался мужчина. Он медленно подошел и встал рядом.
   Не отрывая взгляд от крошечного личика, прошептала в ответ:
   - Маркус, еще минуту.
   - Мы не можем больше ждать. Ты - знаешь! - мужчина нежно обнял стройную темноволосую женщину. Она посмотрела на него двумя озерами боли.
   - Не плачь. Я нашел ей хорошего проводника.
   Малышка спала детским светлым сном. Тяжело расставаться, еще сложнее знать, что расставание неизбежно. Женщина переборола свои чувства, склонилась над девочкой и прошептала:
   - Я всегда буду рядом, милая, не забывай маму! - нежно поцеловала и осторожно передала драгоценный сверток мужу.
   Маркус бережно взял дочь на руки, прижал к груди, кивнул жене и исчез в ночи.
  
  
  
   Глава 1
  
   Тьма опустилась на землю. Лес - таинственный и непроходимый осветился на мгновение яркой вспышкой. Через узкую серебристую щель протиснулся мальчишка лет семи. Поправил рюкзак, оглянулся и, осторожно переступая, стараясь не шуметь, растворился в ночи. Пробираясь сквозь густую поросль, ребёнок то и дело останавливался, прислушиваясь к тишине. И снова, спустя время, шёл вперед. Сквозь сумрак он заметил впереди свет и крадучись, словно кот, пошёл навстречу мелькающему огню.
   Фонарь тускло освещал массивную дверь. Ветер немилосердно трепал его и легонько постукивал, играя. Ребенок стоял, переминаясь, смотрел на стены замка, в его узких окнах не было света. Мальчик потянулся к едва позвякивающему от ветра колоколу и с силой позвонил в него.
  
   Генри не спалось. Он, ворочаясь в постели, размышлял о превратностях жизни. Почему его господин решил жениться? Зачем было из всех женщин остановить свой выбор на этой взбалмошной особе? Генри верно служит мистеру Кроусу уже на протяжении двенадцати лет. Когда-то тот спас десятилетнего мальчишку от свирепого вепря. Как парнишка оказался один в лесу - до сих пор загадка для всех, в том числе и для него самого. Пережитое потрясение стерло его память и, с тех пор, он живет в замке. Мистер Лери Кроус стал для него не просто хозяином, скорее добрым наставником. В их небольшом семействе всегда было спокойно и уютно. Но год назад все изменилось. В замке появилась хрупкая и очень ранимая барышня, на деле оказавшаяся настоящей фурией. Сколько посуды было разбито, сколько мебели - испорчено. Виной же всему - ревность и обидчивость. Хотя, отчасти Генри понимал хозяина, такая женщина кого угодно может свести с ума: черноглазая красавица с золотыми кольцами волос, нежным кукольным личиком, очаровательной улыбкой. В часы примирения, нежнее и прекраснее госпожи Эльзы не было женщины на всем белом свете.
   Сегодня мистер Кроус пришел поздно. Его жена, истерзанная сомнениями, мучила своими подозрениями дворецкого. А он... что он? Слушал в очередной раз бредни ревнивой женщины. Ну, как она не понимает, что иногда мужчине хочется посидеть где-нибудь с друзьями и выпить несколько бокалов хорошего вина?
   Нет. Что касается Генри, то он никогда - НИКОГДА не женится. Истерик ему уже хватило с лихвой. И глядя на мучения своих хозяев, совсем не хочется повторять их ошибки, а свои делать тем паче. Его размышления прервал звон в колокол у входной двери замка.
   - И кого это принесло в такую пору? - проворчал он, надевая халат, втискиваясь в шлепанцы и нащупывая фонарь. Включать свет не хотелось.
   Звон повторился.
   - Вот черт! Сейчас хозяев разбудит, тогда без скандала не обойтись, - шептал себе под нос Генри, перепрыгивая через две ступеньки и направляясь к двери. Слуги в канун рождества были отпущены, и в замке из прислуги оставался только дворецкий.
   - Генри! Кто там? - появился из кабинета хмурый хозяин.
   - Ребенок, сэр, - ответил ошеломленный Генри, включая свет, который ослепил присутствующих.
   - Ребенок? - сэр Лери - седовласый, статный, с худощавым, но приятным лицом - мужчина, которому на вид можно дать немного за сорок, очень не любил сюрпризов, особенно ночных.
   - Да, мальчик.
   Господин спустился с лестницы и теперь мог сам рассмотреть в свете огромной люстры нарушителя столь нечастого спокойствия в его замке. Мальчишка лет семи, в свою очередь, с любопытством поглядывал на господ.
   - Дорогой! Что случилось? - Эльза показалась из спальни, и мужчины хмуро переглянулись. Её появление грозило очередной истерикой.
   Женщина гордо проплыла мимо них и уставилась на гостя, рассматривая его: еще детское округлое личико, поджатые пухлые губы, чуть вздернутый нос. Светлые волосы, в завитках, нависли парнишке на глаза. Миссис Кроус улыбнулась самой очаровательной улыбкой.
   - Малыш, как ты здесь оказался, один, в такую пору? - прощебетала она, взъерошив, мягкие на ощупь, пушистые волосы мальчугана. - Как тебя зовут?
   - Уль, - сверкнул мальчишка черными, словно ночь, глазами.
   - Как?
   - Уильям.
   - Хорошо, Уильям. Как же ты здесь оказался? Где твои родители? - продолжала расспрашивать Эльза. Мужчины переглядывались, но ей не мешали.
   - Мама и папа недавно умерли. Мы шли к тёте, маминой сестре и, кажется, заблудились.
   - Мы? Ты сказал мы. С кем ты шёл, малыш? - вмешался в разговор мистер Кроус, закуривая трубку.
   - С сестрой. Она тут!
   Взрослые в изумлении посмотрели на мальчика, который скинул с себя дорожный плащ, под ним оказался рюкзак. Осторожно опустив его на пол, парнишка достал из него сверток. Мальчик подал госпоже младенца. В ткань светло-розового оттенка было обернуто хрупкое тельце.
   - Боже! Она прелестна! - прошептала Эльза, прижимая к груди спящую кроху. Мужчины подошли поближе. Девочка мало походила на брата. Круглые розовые щечки, темные прядки волос. В складках одеяла сверкнул амулет. У мальчика на шее висел такой же - в виде сияющей звезды, но посередине вместо ' U' на амулете девочки красовалась -'S'.
   - Лери! С ума сошел! Дым! - женщина отстранилась, присела у камина в кресло, не выпуская девочку из рук, оглянулась на мужа. Разглядывая украшение, все немного забыли о детях. Мистер Кроус неловко затушил трубку. И посмотрел на мальчика, который в нерешительности переминался с ноги на ногу.
   - Её зовут Сандра.
   - Красивое имя, - улыбнулась Эльза, приглашая парнишку к камину.
   - Уильям, скажи, а где живет твоя тётушка?
   - В Ливрезе. Мы шли туда. Там еще башня Канра есть. Это недалеко от Равенты, - продолжал он перечислять названия, не встречая понимания во взглядах взрослых.
   - Ты ничего не путаешь? - спросил изумленно Генри.
   - Нет, я точно помню. Ливрез. У меня даже записка есть! - воскликнул мальчик, роясь в карманах. - Вот!
   Мистер Кроус пробежал глазами по смятому листу.
   - Верно. Ливрез... Но, я не знаю такой местности. А вы? - обратился он к жене и дворецкому.
   - Послушай, дорогой! - почти пропела Эльза, прижимая к себе сладко посапывающую девчушку. - Детям пора спать. Давай этот вопрос оставим до утра.
   Она встала, и медленно поднимаясь по лестнице, прошептала:
   - Генри, позаботьтесь о мальчике. Крошку я уложу с собой. Надеюсь, милый, ты не возражаешь?
   Миссис Кроус пробуравила взглядом мужа и, не спеша, уплыла в спальню.
  
  
  
  
   Глава 2
  
   Казалось, он всматривается в волны, которые с шумом и шипением набрасываются на прибрежные скалы, словно те виноваты во всех бедах земли. Или он ловит взглядом игру порывистого соленого ветра, который нещадно треплет седеющие волосы. Слезы, притаившиеся в уголках его глаз, вот-вот оросят лицо, исчерченное бороздками первых морщин. Он скрывает свои чувства от посторонних глаз. Но наедине с собой можно не бояться чужой молвы. Рядом в выступе скалы белые фигурки двух плачущих ангелов - это боль, навсегда поселившаяся в его душе. Дети - Луи и Эль, которые никогда не побегут навстречу отцу и не засмеются первым лучам солнца. Маркус помнил их нежные розовые личики. Луи прожил два месяца, крошка Эль - всего четыре дня.
   В день свадьбы, самый светлый в его жизни, казалось ничто, и никто не мог омрачить счастье - такое полное и глубокое. Но жизнь распорядилась иначе.
   Маркус - единственный наследник престола, можно сказать - баловень судьбы, любимец народа, которым скоро станет управлять. В тот день - взволнованный и счастливый встречал возле церкви возлюбленную.
   Венера - девушка из благородной семьи, поразившая его добротой и веселым нравом, в белоснежном платье, словно ангел, нежно улыбаясь, вышла из кареты к нему навстречу. Их окружали люди: приглашенные на торжество многочисленные родственники и простой народ. Они восторженно выкрикивали поздравления и пожелания новобрачным.
   Его дядя Эндж был почетным гостем на свадьбе. После церемонии венчания, на выходе из Храма, толпа возликовала от радости. Молодых осыпали цветами и злаками, заиграла музыка, полилась песня. Маркус, не отрываясь, смотрел на любимую и тут...
   Все вокруг почернело. Словно гром в наступившей вмиг тишине, Эндж резким громким голосом осыпал их проклятьем.
   За что и почему это случилось именно с ними, Маркус так и не понял.
   Небо тут же наказало злодея: отразило проклятие и обрушилось на его голову, но сказанного не воротишь: "Ваши дети будут умирать в младенчестве на ваших глазах, и вы ничего не сможете с этим сделать".
   Эндж умер, а его слова жгли душу и уносили с собой жизнь королевских детей.
  
   Прошло три года с тех пор, как Маркус простился с сыном и два года после похорон дочери, а теперь пришла очередь Соу. В отчаянии король рвал на себе волосы, но ничего не мог поделать с той бедой, что висела над его домом. Лэнс, его брат, пришел, чтобы увидеть племянницу и теперь пытался помочь в беде.
   - Послушай, Марк, - обратился он к обезумевшему от горя брату. - Если Эндж так хотел, чтобы мои племянники умирали на глазах своих родителей, то давай лишим его этого удовольствия.
   - О чем ты? - горько вздохнул Маркус, подперев тяжелую от раздумий голову. Он сидел в кресле, напротив затухающего камина, мысленно прощаясь с Соу, родившейся несколько часов назад.
   - Брат, есть надежда. Отдай малышку на воспитание Августе. Она живет далеко и, что важно - тебе и Венере не нужно видеться с Соу до той поры, пока не закончится возраст младенца.
   - Что ты хочешь сказать? - Венера подошла неслышно, и теперь стояла за его спиной, прислушиваясь к разговору.
   - Ви, мне кажется, в проклятье есть слабое место. Произнеси сама ещё раз, что он сказал вам.
   Венера медленно, словно каждое слово прожигает её насквозь, прошептала:
   - Ваши дети, зачатые на ложе любви, будут умирать в младенчестве на ваших глазах, и ...
   - Не продолжай! Главные слова "в младенчестве" и "на ваших глазах". А если ребенка будете воспитывать не вы? Не на ваших глазах - он не умрет? И младенческий возраст - это всего до двух лет! Понимаешь?
   - Боже, Лэнс! Ты - гений! - Маркус подскочил с кресла и, меряя шагами расписанный узорами пол, взъерошив копну черных с проседью волос, осмотрелся. Остановил полусумасшедший взгляд на бледной женщине. - Это шанс, Ви! Это наш шанс!
   Тогда ему казалось, что они правы. Нужно только отослать малышку подальше и потом.... О большем счастье он не смел и мечтать - видеть свою девочку здоровенькой и живой, вот главное! ЖИВОЙ!
   Мир Августы был тихим и безобидным, без войн и болезней. Три параллели вперед - это не очень сложное путешествие. Девочка даже не успеет проснуться. Мягкий климат, что еще нужно для роста и развития малышки? Осталось выбрать проводника.
   Уль был лучшим из всех. Талантливый от рождения, он часто бывал в тех мирах, куда многие даже не мыслили попасть. И, несмотря на юный возраст, ни разу не ошибся, не провалил ни одного задания, а они были самыми разными по сложности. Ему и доверили принцессу.
   Что произошло в пути, Маркус не знал. Но то, что Соу не попала к сестре, стало ясно через несколько часов после её отправления. Когда Августа вышла из портала, в сопровождении одного из детей-проводников навстречу Маркусу, он всё понял.
   Боль ранила так глубоко его душу, что тьма на время окутала разум, он пришел в себя только здесь. Возле своих уже навсегда потерянных детей. Мудрая девушка оставила брата одного. Ему нужно было собраться с силами, чтобы сообщить Венере о пропаже дочери.
   Мужчина тяжело вздохнул, и ощутил легкое прикосновение к плечу. Венера смотрела на него с грустью и любовью. Странно, но в её глазах, он не увидел боль, скорее надежду. На что?
   - Мы её потеряли, - он отвернулся, разглядывая море, боялся посмотреть на женщину.
   Она нежно прижалась, погладила его по голове, поцеловала в растрепанные волосы.
   - Я знаю. Наша девочка жива - это главное...
   - Я найду её, обязательно найду...
   Ветер рвал облака, терялся в складках одежды, лохматил волосы двум обнявшимся людям на берегу бушующего моря. Перед могилой любимых детей, они вновь обретали надежду, хрупкую и едва уловимую. Надежду, что проклятье не тронет Соу своей хищной рукой и судьба будет к ней милосердна.
  
  
   Глава 3
  
   Генри проводил мальчика на кухню. У кухарки тоже сегодня был выходной, и дворецкому саму пришлось хозяйничать на её территории. Благо мужчина знал, где, что находится. Он накормил парнишку, это было достаточно просто (Уильям едва притронулся к еде) и отвел его в комнату для гостей. Застелил большущую кровать свежим бельем, растопил камин. Все это время мальчишка задумчиво стоял у окна и смотрел на звёздное небо.
   - Устал, наверное, за день. Ложись, уже тепло, - подмигнул ему Генри, кивая на камин, - сейчас разгорится сильнее, будет даже жарко. Если хочешь умыться - в кувшине вода. Если что надо - зови! Моя комната находится неподалеку, справа от лестницы.
   Уильям кивнул, встряхнул локонами волос, откидывая их со лба, улыбнулся:
   - Спасибо. Я справлюсь.
   Генри вышел. Едва за ним закрылись двери, как Уильям горько расплакался. Вытирая кулаками горячие слезы, парнишка, не раздеваясь - бухнулся на кровать и, уткнувшись в белоснежную подушку, подавил в ней рыдания. Вскоре он затих, провалившись в тревожный сон.
  
   Мистер Кроус сидел в гостиной, напротив камина, в любимом кресле. Теперь ему никто не мешал курить трубку и задумчиво пускать клубы сизого дыма. Он оглянулся, заслышав шаги за спиной.
   - Генри, что ты думаешь обо всем, что сегодня случилось?
   - Вы о детях, сэр?
   - Да. Странная история, не находишь?
   - Верно, господин Лери. Мне тоже так показалось.
   - Мальчик уснул?
   - Надеюсь. Я думаю, сэр, вам тоже стоит пойти отдохнуть, скоро рассвет.
   - Хорошо, Генри. Ты иди, а я еще немного посижу.
   "Странные дети. Везет мне на найденышей", - размышлял мистер Кроус, вспоминая, как нашел в свое время Генри. Тот не только не знал, зачем оказался один в лесу, но еще и с трудом вспомнил свое имя.
   - И что же теперь с ними делать? - произнес мужчина вслух, но все в доме уже спали, а сам он ответить на этот вопрос пока не мог.
   Выкурив еще одну трубку, сэр Лери, наконец, встал с кресла и прошел в кабинет. Уютно разместившись на широком диване, прикрыл глаза, чтобы хоть немного поспать. Наступающий день обещал быть насыщенным.
  
   Едва забрезжил рассвет, как замок огласил звонкий плач младенца.
   - О, нет! - Генри натянул на голову одеяло, но нарастающий крик забрался и под него.
   - Ну, здравствуй, недоброе утро, - проворчал молодой человек и в сердцах швырнул подушку на пол, вскакивая с постели.
   Пора было бежать на помощь, хотя он понятия не имел, что нужно делать с кричащим комочком, но чувствовал, что без него хозяйка - точно не справится. Пробегая мимо кабинета, заметил, что хозяина там нет. Плач между тем, едва затихнув, вновь обрушился на его барабанные перепонки. Генри ввалился в комнату к госпоже без стука, что впрочем, не было никем замечено, кроме него самого. Господа суетились возле орущего младенца, которого трясла на руках бледная, встревоженная Эльза:
   - Ну, чего же ты так кричишь, глупая?! Проснулась и кричит. Я ничего с ней сделать не могу, - женщина готова была разрыдаться.
   - Дорогая, осторожнее! Это же ребенок, а не колокольчик. Не тряси ее так! Дай мне.
   Стоило господину взять девочку на руки, как малышка затихла, внимательно рассматривая мужчину огромными, мокрыми от слёз глазами, в которых читался немой укор.
   - Боже, Лери! Как тебе это удалось? - изумилась Эльза. - Синеглазка какая! И совсем не плачет.
   Дворецкий растерянно топтался у двери. Когда он решил, что хозяева и без него неплохо справились и повернулся, чтобы уйти, услышал радостный голос господина:
   - Генри! Хорошо, что ты уже встал!
   - Да уж, сэр, нет ничего лучше! Ни разу еще не просыпался в таком хорошем настроении.
   - Не ворчи, друг мой, а сбегай за молоком. Девочка, видимо, проголодалась, - улыбнулся мистер Кроус малышке, которая ловила крохотным ротиком ворот его халата. - Только подогрей его!
   - Лери, какой ты умный! - восхитилась им Эльза. - Ты будешь хорошим отцом нашим детям.
   Она подошла к мужу и одарила его самым нежным взглядом.
   - Надеюсь, любимая, - он поцеловал жену в щеку. В этот момент девочка вздрогнула и вновь расплакалась, заставив супругов вспомнить о ней.
   - И почему у маленьких такие звонкие голоса? - улыбнулась Эльза, в эту минуту она казалось просто очаровательной. - Ну, сейчас, сейчас, моя хорошая! И куда это наш Генри - злыдня запропал?
   - И вовсе я не злыдня! Я молоко принес. Только, как вы её кормить собираетесь? Она же пить ещё не умеет. Ну, то есть из чашки, - осекся дворецкий, наткнувшись на обеспокоенные взгляды хозяев.
   - А давай попробуем с ложечки? - предложила Эльза. - Эх, мужчины, на что вы только способны!
   Она взяла девочку, мило чирикая с ней, легко подхватила из рук Генри чашку с молоком и, грациозно присаживаясь на краешек кровати, нежно прошипела:
   - Генри, дай ложку!
   Дворецкого дважды просить не пришлось, он мигом вылетел из комнаты, чтобы вернуться с ложкой. В дверях повстречался с Уильямом.
   - Ну, вы и спать горазды, молодой человек! Неужели не слышал крика сестры? - изумился Генри уже на лестнице. Перепрыгивая через ступеньки, он скрылся в направлении кухни.
   Мальчик вошел в комнату.
   - Здравствуйте, - произнес обернувшимся на него господам и тихо предложил:
   - У меня бутылочка есть и соска, из них удобнее кормить, принести?
   - Конечно, неси! - скомандовала Эльза.
   Через некоторое время, сытая девочка уснула на руках господина.
   Тот осторожно переложил малышку в только что приготовленную колыбель - кресло, застеленное пуховым одеялом и обложенное мягкими подушечками. Кроха на мгновение нахмурила бровки, но не проснулась. Генри и Уильям потихоньку вышли, чтобы не тревожить господ. Мистер Кроус обнял подошедшую жену, поцеловал её в губы и тоже вышел из комнаты, притворив за собой дверь.
  
  
  
   Глава 4
  
   Вот уже несколько месяцев Уль живет в замке Кроусов. Этот замок - крепость с массивными башнями, высокими толстыми стенами. Неуклюжий снаружи и неуютный внутри так отличался от тех, к которым привык мальчик - величественных и изящных строений его мира.
   В тот вечер, когда он вынырнул из портала, его судьба изменилась. Ожидая встретить высокую красавицу, госпожу Августу, сестру короля, которую он видел пару раз мельком возле дворца, и отдать ей девочку, Уль постучался в двери замка. Но вместо неё ему открыли странные люди. Мужчины в смешных костюмах, с забавной речью. В голове у мальчика, будто эхом раздавались их голоса. Непонятный язык постепенно приобретал смысл. Когда подошла женщина, и ласковым шепотом заговорила с ним, он уже мог различить слова и даже ответить на её вопрос. Воспользовавшись телепатией, Уль узнал много важного, и даже смог придумать имена для себя и Соу, привычные к этому миру. Не вызывая подозрений, он на ходу сочинил историю, которой эти люди тут же поверили.
   Мальчик понял, что случилось непоправимое: каким-то образом он сбился с пути.
   В первое мгновение, Уль хотел сбежать, но тут же обнаружил, что не чувствует в себе силы, для того, чтобы выстроить мост.
   Ночью он излил подушке горе, наревевшись вдоволь. Наутро парнишка уже начал осваиваться на новом месте. За сравнительно небольшой промежуток времени Уль изучил все вокруг - лес, сад, побывал в самых потаенных уголках замка.
   Его миссия изначально заключалась в том, чтобы передать девочку её тете, а затем вернутся к наставнику и бабушке. Родители мальчика умерли несколько лет назад, и воспитанием необычного ребенка занималась добрая сердобольная старушка - ведунья. Она учила его разным врачебным премудростям, Уль знал почти все виды трав и кореньев, что находились в округе, и даже самостоятельно умел настаивать целебные чаи.
  
   В тот день, к нему подошел наставник и объяснил задание, дал координаты. Мальчик соорудил солнечный мост, выстроил маршрут передвижения.
   Все шло как обычно. Как всегда.
   Не было никаких причин волноваться ...
   Уль - проводник. Тот, кто строит волшебные мосты через слои миров, взаимодействующих или отстраненных друг от друга. Каждый мир живет своей жизнью. Хранители следят за тем, чтобы они не пересекались - иначе это грозит большими неприятностями, часто сопровождающимися агрессией и войной. Наложение никогда не проходит бесследно для жителей. Проводники же помогают путникам попадать в нужное место, в зависимости от желания ищущего. Словно дольки апельсина или капустные листы, соседствуют многочисленные миры друг с другом и каждый раз нужен мост, который соединит их между собой. Только детям-проводникам под силу построить такой путь. Поскольку жизнь не стоит на месте, "проводимые" каждый раз оказываются в других временных границах одного и того же необходимого им мира, поэтому нельзя пользоваться тем же мостом, что и раньше. Он выстраивается заново. Местность меняется, события и время разворачиваются по-новому. Миры впускают и выпускают странников, затем проходит цикличный круг - у каждого мира свой. Проход снова открывается, но совсем в другом месте. Мосты со временем исчезают, растворяясь в пространстве.
   Ребенку легче адаптироваться, привыкнуть, научиться. Проще затеряться среди чужого мира, стать своим. Поэтому именно их обучают этому непростому ремеслу. Детей из разных рас, сословий, обладающих ярким магическим талантом - взрывной смесью фантазии с ореолом солнечного света и даром предвидения, отбирают в младенческом возрасте. Чтобы развить дар, и научить пользоваться им во благо, родители отдают малышей на обучение в магическую школу. И если в семье появляется одаренный ребенок - это великое счастье для всех домашних. Семья получает привилегию в обществе, а их дети, в дальнейшем, даже после того, как перестают быть проводниками, остаются самыми уважаемыми жителями страны.
   Уль родился с особенным даром - кроме предвидения и фантазии, он еще обладал и гипнозом. В его черных, словно угольки, глазах можно было утонуть и оказаться через время там, куда он вас отправил, или выполнить то, что он захотел.
   В двухлетнем возрасте родители отдали мальчика на обучение. Его заметил один из самых мудрых магов - Силен и взял в свою заботу. Он ухаживал за мальчиком, как за внуком и в тоже время учил, вкладывал по крупицам мудрость и знания в любознательную головку малыша. За короткий срок Уль освоил многое. Его сверстники еще только познавали себя, а он уже учился управлять даром. В четыре года ребенок впервые самостоятельно соорудил проход в иной мир и пропал в нем на три дня.
   Когда мальчик вернулся, наставник и бабушка долго не могли прийти в себя от счастья. Силен уже попрощался с возможностью увидеть Уля. Потратив все свои силы, задействовав всех свободных проводников и оповестив всех хранителей о пропаже, тот искал мальчонку сутки напролет по всевозможным мирам, думая, что ребенок затерялся среди них и не может вернуться. Иногда случалось, что проводник терялся, к счастью - редко. Уль вернулся сам из далекого мира с огромным яйцом - в подарок наставнику.
   В пять лет мальчик научился управлять своим даром и уже получил первое задание. Слава о проводнике, который проходит сквозь слои миров, словно через открытую дверь - разнеслась в округе. Теперь Улю давали самые необычные задания. Он проводил мужчин, женщин, детей, стариков в далекие и непознанные места, но всегда возвращался домой. Время будто не имело над ним власти, парнишка проскальзывал сквозь него, словно песок сквозь пальцы. Дома его всегда ждали: бабушка, наставник и друг, которого он однажды принес с собой из мира драконов и подарил наставнику.
   Из того тёмно-коричневого яйца, что Уль захватил для Силена вскоре вылупился забавный малыш. Кроху назвали - Крис. Дракончик очень привязался к парнишке, который ухаживал за ним, словно родная мать. Крис в свою очередь, как собачонка бегал за Улем по пятам. Когда мальчик исчезал в мирах, дракон очень скучал по нему.
   - Похоже, что это не мой подарок, а твой, - улыбался Силен, удивляясь привязанности Криса.
   - Я не знаю, почему он ходит за мной, учитель, но уходить из вашего дома он тоже не хочет, - отвечал Уль. И это была чистая правда.
   Дом мага для дракона стал убежищем, где его накормят, приласкают, уложат спать. Как бы далеко Крис не убегал в поисках мальчика, к вечеру всегда возвращался к Силену.
   - Да он просто хитрец! - смеялся наставник, поглаживая подставленное его рукам теплое розовое брюшко.
   Маги в мире Раундинии - где равновесие и гармония проявили себя во всем своем воплощении, не стремились к власти. Они вели часто жизнь отшельников - познавая себя и мир вокруг, увлекаясь древними учениями, самопознанием и совершенствованием своего дара. Иногда, обучали приемников. Или, как Силен, подготавливали проводников. Дар детей - проводящих через миры был возможен только до подросткового возраста, а затем, они обретали новые знания и искали свою нишу в многообразии жизни.
   Уважаемые всеми жителями за прежние заслуги, проводники могли выбрать любое занятие на свой вкус. Кто-то становился хранителем, кто-то советником при дворе, кто-то наставником для одаренных детей, кто-то изобретателем, кто-то писал научные труды и участвовал в устройстве мира.
  
   Бабушка Уля часто его навещала и помогала в воспитании и обучение ребенка Силену. Однажды мальчик задержался на два дня в ином мире, чем снова принес беспокойство в умеренную жизнь своего наставника. За это время Крис весь извелся. Его фиолетовая зубчатая спина то и дело мелькала между деревьев и домов, а большущие зеленые глаза, наполненные тревогой и ожиданием, вглядывались вдаль.
   Порой, дракон мог часами сидеть на одном месте, уставившись в одну точку и замерев, словно статуя. Чем очень раздражал Силена, который тоже переживал за мальчика.
   Едва завидев Уля, Крис, нервно подергивая хвостом, бросился к нему навстречу. Их взгляды встретились на мгновенье. Внутри себя мальчик услышал тихий, шелестящий голос:
   ' Я очень ждал тебя, Уль. Где ты пропадал так долго?'
   Парнишка встряхнул белоснежными локонами, закрыл глаза, а когда посмотрел на дракона, тот нежно потерся о его ноги, словно ласковый котенок.
   С тех пор они иногда разговаривали, посылая друг другу свои мысли через взгляд. Их связь крепла, и иногда дракон прорывался к Улю через слои миров и временные границы, и, словно путеводная нить, помогал вернуться домой, посылая мысленный сигнал.
   На этот раз все было слишком плохо. Крис не выходил на связь.
   Уль вспомнил, что как-то вечером Силен заваривая чай, глубоко вздохнул и произнес:
   - Мальчик мой, я хочу чтобы ты знал: иногда проводники теряются и нужно время, чтобы их найти. Порой проходят месяцы, а то и годы. Даже такие одаренные ребята, как ты - пропадали надолго. Помни: всегда есть выход, даже когда ты его не видишь. Не надо отчаиваться, нужно ждать, надеяться и искать путь домой.
   То, что его ищут, Уль был в этом уверен, но найдут ли?
   Путь домой по-прежнему оставался закрытым. Почему? Мальчик не знал. Как не знал и того, почему вместо трех шагов вперед, их унесло назад. Временной коридор выпустил его и исчез, оставив в чужом, неведомом мире. Здесь он ни разу не был. Самое страшное то, что здесь нет магии, либо она слишком слаба. Всё, что мальчик умел раньше, теперь не получалось. Вместо яркого света, ладони Уля выпускали лишь жалкую искорку, которая тут же гасла.
  
  
  
   Глава 5
  
   Сон кружил рядом, но Генри было не до него. Откинувшись на подушки, он смотрел в потолок, пытаясь подавить нарастающий гнев. Воспоминания, они нахлынули внезапно и унесли мысли молодого человека в прошлое, которое вернулось к нему так, как будто это произошло вчера.
  
   Солнце нещадно палило. Продираясь сквозь густую растительность, мальчишка несколько раз оцарапал голые ноги о колючие ветви кустарников. Как оказался в этом лесу, он не помнил. Яркая вспышка, сильная боль в голове и вот... тут. То ли упал откуда-то, то ли выпал...
   Очнулся он на большущем камне, от слепящих, горячих лучей немилосердного солнца слезились глаза. Запекшаяся кровь на виске, во рту - сухо. Очень хотелось пить, а от голода судорогой сводило живот. Три дня парнишка брел неизвестно куда в поисках человеческого жилья. Спал на деревьях, спасаясь от лесных тварей, рычание которых часто слышал сквозь тревожный сон. Ел изредка попадающуюся ягоду. Одежда, обтрепанная на плечах и изодранная на коленях, едва спасала его от ночной прохлады.
   На четвертый день он вышел к ручью и только склонился, чтобы напиться, как услышал хруст веток за спиной. Оглянувшись, он замер в ужасе: на него смотрели хищные злые глаза. Дикий хряк в бешенстве рыл землю, шумно, прерывисто дышал. За короткий миг, ребенок смог подумать только одно: "Это конец!" Он зажмурился, приготовился к худшему. Гром прогремел в поднебесье, но капли дождя не торопились падать на землю.
   - Эй! Ну же! Открой глаза, малыш! Не бойся! - послышалось над ухом. Кто-то легонько встряхнул мальчишку за плечи.
   Повинуясь, тот разжал сомкнутые веки и в ужасе уставился на чудовище лежащие почти у самых ног.
   - Тебе повезло, сынок. Еще бы мгновенье и боюсь, что ты был бы уже в другом мире, - произнес высокий мужчина с охотничьим ружьем за спиной. Незнакомец с любопытством рассматривал вепря. - Я думал, что в наших краях такие виды уже не водятся.
   Мальчика затрясло мелкой дрожью, по щекам потекли струйками слезы, смывая грязь с чумазой мордашки, а ноги ослабли и больше не держали его. Мужчина подхватил ребенка на руки, закинул на скакуна. Всё происходящее дальше для парнишки казалось сном. Дорогу он не запомнил, часто проваливался в забытье.
  
   На широкой кровати, под теплым мягким одеялом, так приятно было лежать и очень не хотелось просыпаться. Что ждало его после пробуждения? Нет. Пусть сон никогда не кончится!
   - Проснулся, чернявый? - глубокий женский голос прозвучал неожиданно и мальчик вздрогнул. Приоткрыл один глаз и увидел у самой постели большую, округлую, розовощекую тётку. Она задорно улыбалась ему:
   - Хитрец, и долго лежать будешь без дела?
   Мальчишка понял, что его разоблачили. Он сел, навалившись спиной на заботливо поставленную женщиной подушку, смущенно поздоровался.
   - Ну и тебе доброго утра! Давай вот поешь чуток. Я бульончика принесла, да хлебца. Тебе сейчас много нельзя, а то заболеешь. Долго голодным был?
   - Угу. Вкусно очень, - торопясь и обжигаясь, он жадно проглатывал похлебку, ощущая прилив сил.
   - Ну, вот и молодец! - похвалила его тетка, забирая из рук пустую миску. Возле двери остановилась. - Я сейчас распоряжусь, чтобы воды горячей принесли. Мыть тебя буду, а то ты словно чертёнок, какой. Грязный весь - до ужаса! И как только на чистую постель таким положили?
   Возмущаясь, женщина скрылась за дверью, парнишка счастливо улыбнулся. Он снова находился среди людей, и теперь не нужно было бороться за выживание. По крайней мере, сейчас. Через некоторое время, скинув с себя лохмотья и забравшись в большую кадушку, которую принесли и доверху заполнили горячей водой двое крепких ребят, он блаженно зажмурился.
   - Ну, что? Отмок, маленько? - На пороге появилась уже знакомая тётка с куском мыла в одной и с мочалкой в другой руке. - Ну, теперь держись! Сейчас тебя в божий вид приводить буду.
   - Ой - ей! Щиплет! - орал мальчишка во всё горло, задыхаясь в пене и увертываясь из цепких рук, намыливающих ему голову
   - Терпи! Ты - мужик, али девка - сопливая?! - не сдавалась тетка.
   Смыв пену, окуная мальчишку прямо в кадку с головой, она принялась нещадно мочалкой оттирать грязь с его щуплого тельца. Затем, укутав в большущее полотенце, усадила ребёнка на стул и принялась перестилать постель:
   - Вот теперь ты чист, что монетка - блестишь аж весь! - улыбнулась ему. - Звать-то тебя как?
   - Не помню, - немного подумав, вымолвил парнишка.
   - Вот дела! - сердобольно воскликнула женщина. - Так, стало быть, правда, что тебя хозяин в лесу от вепря спас?
   - Да, - кивнул в ответ.
   - Видела я то чудовище! Ты от страха, небось, имя-то забыл? - посочувствовала тетка. Заметила, что мальчишка совсем сник, обняла легонько за плечи:
   - Да ты не грусти шибко - вспомнишь ещё. А я - Катарина, кухарка.
   Мальчик удивленно посмотрел на неё, обвел взглядом комнату, но промолчал.
   Женщина догадалась, какой вопрос хотел слететь с его языка:
   - А то, что за тобой прибрала, так ведь мне не трудно. Ты, как проголодаешься, ко мне прибегай на кухню. А я уж найду, чем тебя угостить.
   Катарина вытерла насухо ребенка, надела на него рубаху, которая оказалась по самые пятки и помогла улечься в чистую постель. Мальчик откинулся на подушки и тут же уснул. Силы еще не вернулись к нему.
   - Спи! Спи, дитятко. Намучился, - вздохнула женщина, наклонилась, чтобы подобрать его лохмотья и вдруг увидела тонкую цепь. Потянула за нее, из тряпья выскользнул медальон. Оглянувшись на кровать, подержала в руке увесистую игрушку, легонько надавила на края, и та с тихим щелчком открылась. На Катарину смотрел розовощекий малыш, в которым легко угадывался найденыш. На другой половинке медальона - смуглая улыбчивая красавица, лицо которой обрамляют темные, как ночь, волосы, видимо - мать. Генри У. - красовалась надпись под малышом, Луиза У. - под женщиной.
   - Значит, Генри, - улыбнулась Катарина, посмотрела на разметавшегося во сне мальчика. Спрятала медальон на груди, подобрав ненужные тряпки, вытерла ими забрызганный водой пол и ушла, плотно закрыв дверь.
  
   Женщина нашла господина на залитой вечерним солнцем террасе. Ей не терпелось рассказать о найденыше то, что только что узнала сама. Тревожные мысли крутились в её голове. Катарина, переминаясь, стояла почти на вытяжку перед молодым господином. Не часто женщину приглашали для бесед, и она заметно волновалась. Кухня - вот её владения. Хозяин - высокий, статный, с такими же правильными чертами лица, как у его отца и деда - наследник и продолжатель славного рода. Женщина невольно залюбовалась им, с нежностью рассматривала своего любимца, которому с детства лечила разбитые колени и баловала сладкой стряпнёй. Сэр Лери, рано потерявший мать, часто называл Катарину наедине - мамушкой.
   Мужчина держал на раскрытой ладони медальон и с любопытством всматривался в портрет молодой женщины.
   - А она слишком красивая для наших мест, - он обернулся к кухарке. - Что ты думаешь, мамушка, об этом?
   - Я не знаю, что и думать. Мальчик ничего о себе не помнит. Может быть, не говорить ему, - женщина, с опаской покосилась на дверь и понизила голос до шёпота, - что он таро.
   - Таро? - сэр удивленно приподнял левую бровь. Еще раз посмотрел на портрет, затем спросил:
   - Почему ты думаешь, что он из них? Насколько я знаю, это кочевники. Но они не бросают своих детей.
   - Скорее воруют чужих, - согласилась Катарина. - Но мальчик слишком похож на них. Смуглый, темный и эти искры в глазах. Его мать, точно таровенянка. Их женщины любят наряжаться в яркие ткани и вплетать цветы в распущенные волосы.
   - Что ещё ты знаешь об этих людях?
   Женщина задумалась на мгновение, затем, прищурившись, сказала:
   - Немного. Больше сплетен вокруг них, чем правды. Говорят, они умеют договариваться с богами, им подвластны ветра. Звери и птицы - любят Таро, словно родных.
   - И что мне делать с этим любимцем богов и зверей? Если ты права, и он, действительно, Таро - ему не место в моем доме.
   Катарина посмотрела господину в глаза:
   - Сэр Лери, я знаю вас с детства. У вас ведь - доброе, чуткое сердце. Оставьте мальчика в доме. Он и так много выстрадал. Вдруг я ошибаюсь, и он совсем не тот, о ком я подумала? Тогда мне не будет прощения. Обидеть ребенка - что может быть хуже на земле?! - всхлипнула женщина и, отвернувшись, вытерла передником нахлынувшие слезы.
   - Хорошо, мамушка, не волнуйся, - господин обнял её за плечи, заглянул в глаза, улыбнулся. - Я не обижу его.
  
  
   Генри остался в замке и теперь ходил за мистером Кроусом неслышной тенью. Старался во всем быть полезным, чем очень раздражал дворецкого. Сухой старик, вечно недовольный и скупой на похвалу, всегда находил повод, чтобы обидеть ребенка.
   Генри платил ему той же монетой.
   Как-то утром, пробегая мимо кухни, мальчишка заметил, что дворецкий что-то подсыпал в стакан с водой. Не долго думая, Генри с разбегу врезался в идущего с разносом старика. Стакан соскользнул с опрокинутого разноса, упал на пол и разлетелся вдребезги, а разгневанный выходкой дворецкий, чуть не оторвал Генри за это ухо.
   - Он хотел вас отравить! - заявил парнишка, насупившись, господину, который вышел на шум из кабинета. И теперь с любопытством смотрел на виновника событий.
   - Ты думаешь?
   - Я видел, как он сыпал в стакан порошок.
   - Сэр! У вас болела голова. Я только хотел облегчить ваши страдания, - камердинер держался, как всегда, с достоинством и почтением.
   - Ах, вот в чем дело! Видишь, Генри, не стоило так беспокоиться. Надеюсь, больше ты не будешь играть в сыщиков?
   - Простите, сэр! Я больше не буду, - тихо сказал парнишка и, как только почувствовал свободу, убежал к себе в комнату, откуда не выходил до самого вечера. Если раньше старик относился к мальчику с пренебрежением, то теперь он его люто возненавидел. Каждый раз, как только Генри оставался один, дворецкий нагружал его работой, а за малейшую провинность - наказывал.
   Неизвестно сколько бы продолжалась вражда между мальчиком и стариком, если бы жизнь, короткая и порой несправедливая, могла вращаться вечно в колесе времени...
   Сегодня Генри почему-то вспомнил тот серый день. Дождливый и молчаливый. Самый молчаливый из всех. Мальчик вместе с другими обитателями замка: кухаркой, слугами, господином - провожали старика в последний путь. Его сердце остановилось внезапно. Оказывается, у него оно тоже было. На кладбище - тихо и тоскливо. Священник медленно читает писание, ветер шелестит жухлой листвой, деревья шепчут молитву.
   Генри, в черном строгом костюме, шмыгая носом и прижимаясь к Катарине - самому близкому и доброму человеку, впервые почувствовал большую утрату. Противные слезы щипали глаза, и мерзко щекотало в носу. Раньше мальчишка и представить себе не мог, что старик для него что-то значит.
   Без дворецкого в замке стало слишком неуютно. За долгие годы все привыкли к его строгости и к тому, что он все знал: и то, где хозяин с вечера оставил любимую трубку и то, сколько нужно купить продуктов на рынке.
   Как бы сэр Лери не скорбел по старику, все же требовался новый дворецкий. Легко заменить сломанный зонтик, но не человека. Поиск кандидатуры на эту должность велся уже больше недели, но пока безрезультатно.
  
   Как-то мистер Кроус, сидел в задумчивости возле потухшего камина, Генри подошел к нему и робко спросил:
   - Сэр Лери, можно я попробую?
   - Что, мальчик?
   - Я могу стать дворецким. Он научил меня. Я многое умею.
   - Что ж давай посмотрим, что ты умеешь, - ответил скептически господин.
   Поначалу Генри пришлось нелегко, но со временем, у него получилось не только заменить старика, но и оживить замок своим присутствием. Где-то шутками, где-то веселым нравом и озорным характером, он вдохнул в этот дом новую жизнь.
  
   Когда Генри исполнилось девятнадцать, мистер Кроус позвал его в кабинет. Там он протянул юноше изящную, но довольно увесистую вещицу.
   - Это принадлежит тебе, - сказал господин, удивленному Генри. Отдал медальон и рассказал все, что знал о Таро.
   - Вы думаете, я один из них? - рассматривая портрет матери, встревожено спросил юноша.
   - Я не знаю, Генри. Только ты можешь ответить на этот вопрос, - сэр Лери подошел к нему, положил руку на плечо и легонько сжав, заглянул в глаза, - Ты вырос. Уже не мальчик, можешь сам выбрать свой путь. И если захочешь уйти...
   - Я хочу остаться, здесь мой дом! - горячо воскликнул Генри.
   - Подумай хорошенько, друг мой. Неужели ты не хочешь найти семью?
   - Нет. Что я знаю о них? Ничего. Зачем искать призрак и терять то, что имеешь?
  
   Сейчас, спустя время, иногда он задумывался: почему не ушел тогда? Зачем остался? И не находил ответов на эти вопросы. Генри посмотрел в зеркало, висящее на противоположной стене, поправил торчащие в стороны волосы, ухмыльнулся. Воспоминания сегодня не отпускали. Что с ним? Почему он раздражается от любого пустяка? Вроде бы уже давно не подросток.
   Уильям - вот ответ. Мальчик напомнил Генри его самого - мальчишку, одинокого и потерянного. Словно бродячий щенок, он искал крохи любви и заботы.
   Вот уже несколько дней дворецкий и камердинер в одном лице (в одинокой жизни господина Лери молодой человек совмещал обе должности и довольно легко с ними справлялся) находится в недоумении и тихом бешенстве, которого, казалось, никто не замечает. Конечно, мира в семье с появлением детей стало больше.
   "Наверное, вначале нужно завести ребенка, а потом уже жениться, - думал Генри, всматриваясь в пляшущее пламя свечи.
   Его госпожа стала мягче, женственнее и истерик давно не случалось. Сэр Лери все свободное время проводил в кругу семьи, в общих заботах супруги сблизились, и, кажется, даже забыли о прошлых ссорах.
   Генри в свое время взяли слугой в замок, а этих, таких же найденышей - в семью! Он ревновал. Обида душила его мертвой хваткой. Сейчас он был похож на прежнего дворецкого. Старик был словно сухое дерево, озлобленное и больное изнутри. Генри злился, ревность - ранила и давила изо дня в день, превращая его в заполненный до краев сосуд ненависти.
   - Почему судьба бывает так несправедлива к одним и так ласкова к другим? Почему? - шептал он сквозь зубы, заглушая тупую боль.
  
  
  
   Глава 6
  
   Легкий стук прервал его размышления. Накинув халат, он резко открыл дверь. На пороге стоял Уильям.
   - Чего тебе? - неприветливо встретил Генри гостя.
   - Мне нужно поговорить, можно? - спросил мальчик, глядя в глаза.
   От его чистого взгляда, тот немного смутился и, уступая, пропустил ребенка в комнату. Уильям осмотрелся. Он впервые был здесь. Комната камердинера находилась на тенистой стороне замка и из окна, сквозь заросли садовых деревьев, виднелся краешек неба. Обстановка тут - намного скромнее, чем в покоях господ и в теперешней комнате мальчика.
   - Ну, говори, - хмуро ответил Генри, его голос звучал тихо и угрожающе.
   - Правда, что тебя нашли в лесу?
   - Да. Если бы не сэр Лери, то я уже давно не жил бы на свете, - проворчал камердинер, досадливо отвернувшись к камину.
   - Ты взрослый, а будто ребенок. Что с тобой? - мальчишка прожигал взглядом, выворачивая душу наизнанку.
   - Ты еще спрашиваешь? Я был ему как сын, а ты стал сыном! Понимаешь? Я ему никто! А ты - родной человек!
   Генри с силой ударил по каминной полке, обрушивая на неё свой гнев. Рука заныла от боли, но в душе - он страдал сильнее. Его серые глаза в гневе казались почти черными, темные волосы снова торчали в стороны, а губы и кулаки - сжаты. Мужчине с трудом удавалось сдерживать себя.
   - Быть другом - это лучше, чем сыном. Я - не родной человек, так получилось. Я случайно к вам забрел и очень хочу домой. Думал, ты сможешь мне помочь...
   - О чем ты? - Генри остановил мальчика на полпути к двери. Тот обернулся и уставился на мужчину черными угольками глаз. На какое-то время дворецкий забыл, что находится в собственной комнате. Вихрь отрывистых воспоминаний завертелся в вальсе времени, голова пошла кругом. Когда он пришел в себя, его слегка подташнивало, а во всем теле была такая слабость, словно он только-только оправился от тяжелого недуга.
   - Что это? Что это было? - голос предательски дрожал. - Что ты сделал со мной, бесенок?!
   Генри чувствовал, как гнев закипает внутри него и, еле сдерживаясь, грозно посмотрел на мальчика.
   - Прости, - Уильям, невинно моргая, выдержал его взгляд, - я должен был проверить, узнать...
   Мальчик помог сесть Генри в кресло, заботливо укрыл его ноги одеялом. Того знобило, зубы выстукивали незамысловатый ритм.
   - Сейчас пройдет. Так всегда бывает... после.
   Генри удивленно приподнял брови. Говорить он пока не мог.
   - Я должен объяснить, - ребенок замолчал, подбирая слова. - Ты - такой же, как я, или почти такой. Твои силы - не очень большие в этом мире. Но их хватит. Я думаю, хватит, чтобы нам вернуться.
   - Что за бред ты несешь?! - наконец, выдавил из себя дворецкий, его перестало колотить, но голос еще дрожал.
   - Выслушай меня. Ты поймешь, - мальчик смотрел серьезно, почти не мигая, словно хотел внушить. Генри отчетливо почувствовал силу идущую от ребенка. Ему стало не по себе. Поежившись, он кивнул:
   - Рассказывай.
   - Я должен был отнести девочку к её тете, и вернутся домой. Но путь закрылся. Моей силы не хватает, чтобы его открыть. Мне нужна помощь мага, волшебника или кого-то кто обладает хоть немного магической силой. В этом мире все мои знания ослабли.
   - Ну, и причем здесь я?
   - Ты - маг!
   - Спятил?! Что за чушь ты несешь?
   Уильям посмотрел ему в глаза. От его взгляда, тот замолчал. Ребенок продолжил:
   - Я не знаю: почему ты здесь оказался и из какого мира попал в этот. Но твоя сила может мне помочь. Если ты позволишь...
   - Но я не маг! У меня нет силы! - закричал в сердцах Генри, сопротивляясь услышанному о себе.
   - Тише. Дай мне руку. Я покажу.
   Мужчина нехотя повиновался. Уильям положил свою узкую ручонку на его широкую крепкую ладонь. Затем, мальчик осторожно, словно с усилием отрывая от руки Генри, потянул свою ладошку вверх и за ней устремился светящийся поток. Яркий, но не обжигающий огонь соединял их ладони, струился, танцевал. Генри замер уставившись на чудо.
   - Что это? - спросил он шепотом, не отрывая взгляд от потока.
   - Твоя магическая сила, - ответил мальчик, пряча огонь в ладошке. - Теперь веришь?
  
   Прошел почти месяц после их разговора. Генри впервые понял, почему не ушел тогда, когда был шанс, раньше. Всему свое время и оно определило для него - быть здесь. Возможно для того, чтобы помочь Уильяму. Возможно...
  
   Дни торопливо бежали, нет, скорее летели. Генри и Уильям стали неразлучны. Каждый вечер они запирались в комнате или уходили подальше в лес, где мальчик тренировал его, учил извлекать и пользоваться силой. А еще Уильям брал часть силы себе, чтобы со временем накопить её для создания моста.
   Им никто не мешал. Господа и прислуга были заняты девочкой. Сандре скоро исполнялся год. По этому поводу в замке намечался праздник. На торжество были приглашены уважаемые люди.
   Миссис Кроус светилась счастьем, она обожала девочку и хотела, чтобы все прошло на высшем уровне. Конечно, для Генри прибавилось забот, но он как всегда легко с ними справлялся, а по вечерам, немного утомленный дневной суетой, он с удовольствием общался с мальчиком.
   Благодаря парнишке, у Генри появилась надежда найти свое место в жизни, обрести семью. И хотя он был очень привязан к мистеру Кроусу, ему всегда не хватало тепла родственных отношений.
   Конечно, Генри не сразу поверил, что он особенный, обладающий магическими способностями. Но после того, как Уильям показал ему его силу и возможности, поверить пришлось. И еще - мальчик обещал провести Генри в мир таро. Именно поэтому он доверился ему и усердно выполнял все указания.
  
  
  
   Глава 7
  
   Уже почти год велись поиски пропавших детей, но безрезультатно. Маркус в отчаянии не находил себе места. Сегодня у них с Лэнсом был серьезный разговор.
   - Я услышала её! - Венера влетела в кабинет мужа без стука и прервала жаркую дискуссию.
   Маркус и Лэнс резко обернулись. Она вся светилась счастьем, глаза лихорадочно блестели.
   - Я услышала нашу девочку. Соу позвала меня!
   - Успокойся, - Маркус нежно взял жену за руки, заглянул в глаза. - Расскажи: что произошло?
   - Я почувствовала теплый поток воздуха, услышала легкий звонкий смех, словно ручеек зазвенел в моей душе. Потом были слова: "Мама, мы идем домой"!
   Женщина, блаженно улыбаясь, смотрела на мужчин. Маркус задумался, а Лэнс недоверчиво поджав губы, хмуро смотрел на обоих.
   - Что это значит, Марк? Ви, как ты могла слышать девочку? Как? Если мы даже не знаем: в какой стороне света ее искать?!
   - Лэнс, успокойся! Она знает.
   - Знает? Что, знает?!
   Венера переглянулась с мужем и тихо произнесла:
   - Я - мать, Лэнс. У меня с Соу - узы. Я сама их наложила, когда прощалась с малышкой. Я чувствую дочь каждую минуту: её настроение, самочувствие, все, что с ней происходит.
   - Не могу поверить! Как долго вы хотели это скрывать от меня? Брат, ты мне не доверяешь?!
   - Не в этом дело, Лэнс! Прекрати истерику! - Маркус с силой встряхнул брата за плечи. Лэнс вскрикнул от боли. Маркус был шире, сильнее и выше почти на голову. Часто он не рассчитывал свои силы. Лэнс с детства уступал ему в играх на выносливость, поскольку в отличие от брата был худощавым и слабым.
   - Прости, - словно выплюнул, извинился Маркус хмуро, затем добавил, - не время сейчас думать о себе и ущемленных чувствах. Соу возвращается домой.
   - Рано. Ей всего год, - процедил сквозь зубы Лэнс.
   Венера погрустнела на глазах:
   - Что делать? Ей нельзя к нам возвращаться.
   Мужчины переглянулись. В споре они немного забыли, что не одни.
   На короткое время повисла давящая тишина. Венера села в кресло, обхватила голову руками, её плечи немного подрагивали от бесшумного плача. Она была прекрасна даже сейчас, когда горе сдавливало её сердце. Маркус присел перед ней на колени, обнял за плечи, своими могучими, сильными, но для нее - очень нежными руками.
   Лэнс невольно залюбовался ими. Общая беда, вопреки ожиданию многих, сделала эту пару еще ближе и сильнее.
   "Видимо, все же браки иногда создаются на Небесах", - мрачно подумал он.
   Потом подошел, дотронулся до брата:
   - Марк, хватит страдать. Надо действовать. Я могу встретить Соу и передать лично в руки Августе, куда она и должна была попасть еще год назад.
   - Да, наверное, ты прав. Так будет лучше. Нужно только предупредить сестру.
   - Я сейчас же отправлю к ней с посланием, не беспокойся, - с этими слова Лэнс направился к двери.
   - Постой! - Венера грациозно встала с кресла и величественно подошла к Лэнсу, который удивленно замер возле двери, - мальчика-проводника приведи ко мне.
   - Как скажешь, хотя я бы не стал на твоем месте с ним разговаривать, по нему плетка плачет.
   - Обещай, что не причинишь ему вреда! - холодно произнесла она, не обращая внимания на его возражения.
   - Хорошо, - сухо ответил Лэнс и поспешно вышел из кабинета, захлопнув за собой дверь.
  
  
  
  
   Глава 8
  
   Самым сложным для Генри было расстаться с замком и людьми, к которым очень привязался за эти годы. Он часто думал о том, что скоро уйдет отсюда и вряд ли когда-нибудь сможет вернуться назад. Детство и юность в его памяти - заполнены не только приятными воспоминаниями. Но хорошо, что они у него есть. Жизненный опыт, знания, умения никогда лишними не будут. В каком бы мире он не оказался - это поможет выжить.
   Сложнее всего проститься с Катариной. Она подарила Генри столько заботы и любви, сколько не может, порой, дать и родная мать.
   Если бы не суета вокруг именин девочки, то его печаль скорее всего заметили бы окружающие и тогда без объяснений было бы не обойтись. Но в последнее время все крутилось вокруг звезды по имени Сандра. Поэтому, едва взошло солнце, Генри был уже на ногах - спешил на кухню, проверить все ли готово и узнать, что еще нужно для праздника.
   - Уйдем сегодня, - прошептал Уильям, сбегая с лестницы в гостиную.
   - Сегодня? Но, как же праздник?
   - Это самый подходящий момент...
   Из кабинета вышел мистер Кроус и, улыбнувшись, поинтересовался:
   - Что за секреты, господа? Надеюсь, не тайный заговор?
   Генри смутился и отвел взгляд, якобы не расслышал вопрос. Уильям же, наоборот - улыбнулся в ответ:
   - Мы готовим сюрприз для сестренки, но это секрет! - мальчишка продолжал играть роль любящего брата.
   Сер Лери рассмеялся и предложил подумать над секретом вместе, приглашая Уильяма в кабинет. Тот обернулся и подмигнул Генри, затем беззаботно подбежал к господину и что-то зашептал ему на ухо.
   Сегодня.
   Генри вынул из-под подушки конверт с письмом. Он написал его еще месяц назад, когда решил пойти вместе с детьми.
   Уильям забирал с собой девочку, потому что не выполнил задание, и хотел все довести до конца. Генри всячески отговаривал мальчика от опрометчивого, по его мнению, поступка:
   - Если тебя специально сбили с пути, зачем повторять ошибку? Ты не думаешь о том, что там, на другом конце пути, могут поджидать твоего возвращения и снова запутать след?
   Мальчишка недовольно бродил по его комнате, возражая и сопротивляясь приведенным доводам.
   - Что мне делать? Что бы ты сделал? - через время спросил он, заглядывая к Генри в душу.
   Тот задумался, почесал переносицу, затем медленно сказал:
   - Я бы вернулся домой, отдал девочку родителям и все бы им рассказал, как есть.
   - Нельзя домой, - насупился мальчишка. - Ты не понимаешь!
   Он отвернулся и отошел в сторону, разглядывая кусочек неба за окном, сказал:
   - На Соу проклятье. Ей нельзя к родителям. Она умрет, понимаешь? Умрет, если они встретятся!
   - Что? - впервые Генри узнал, с какой стороны у него находится сердце. Оно пропустило удар и защемило. - Умрет? Почему?
   Он не мог себе представить, что кому-то придет в голову проклинать ребенка. Маленького и беззащитного перед жестоким миром, таящим в себе столько опасностей и болезней. А тут еще и проклятье...
   - Злой маг проклял её родителей. У них уже умерли двое детей. Соу пока живет.
   - Пока? И зная все это - ты хочешь вернуться домой? Зачем? Оставь девочку здесь, а сам уходи.
   - Я не могу. Это позор! Если я не выполню задание - со мной никогда никто не заговорит, - Уильям сжал кулаки.
   - Тогда я пойду с тобой! - неожиданно для себя воскликнул Генри. - Вдруг тебе понадобиться помощь? И ты обещал проводить меня к родственникам, помнишь?
  
   На этом они тогда и договорились. Идти вместе к тетке девочки, а там уж разберутся - что к чему.
   Но одно дело решить, другое дело следовать своему решению.
   Генри вздохнул, засунул конверт за пазуху, обвел взглядом комнату, прощаясь - вышел, захлопнул плотнее дверь. Назад он уже не вернется. Он это знал. Наверняка.
  
   Вечером в замок понаехали гости - не протолкнуться. Господа гордые и красивые, в изысканных костюмах, с натянутыми улыбками на лицах, озираясь по сторонам, вежливо приветствовали друг друга.
   Мистер и миссис Кроус - единственные, кто щедро дарили улыбку и искренне радовались гостям. Эльза светилась счастьем, словно она настоящая мать, празднующая первый день рождения своей дочери. Кроха Сандра гордо восседала на руках сэра Лери.
   Она словно понимала, что все это торжество с яркими гирляндами, цветными шарами и разукрашенными в самые нарядные платья барышнями в её честь. Словно кукла в розовом пышном платьице и серебристой диадеме, ярко сияющей в завитках темных волос, - она привлекала к себе всеобщее внимание. Мужчины считали за честь подержать девочку на руках, дамы мило жеманничали и тискали кроху. Сандра была мила и не капризничала, словно тоже наслаждалась общением.
   Генри в черном праздничном фраке, в белоснежной рубашке и сжимающей горло бабочке, вынужденный встречать гостей у двери, краем глаза следил за Уильямом, который, то появлялся в зале, то снова исчезал.
   Праздник был в самом разгаре, когда мальчик неслышно подошел к дворецкому и подергал его за рукав.
   Генри обернулся и понял все без слов: "Пора!"
   Он, осторожно пробираясь сквозь группы шумных подвыпивших гостей, прошел к выходу. Дал распоряжения слуге, стоявшему у двери, и выполняющему временно его обязанности.
   Сам же вернулся в залу и боком, обходя танцующие вальс пары, прошел на кухню.
   - Эй! Бездельники! Живей! - подгоняла Катарина нерадивых поварят. Она, словно капитан на корабле, стояла посреди кухни и руководила поварами - матросами.
   Вокруг нее кипела работа: все бегали, суетились, слаженно что-то резали, чистили, жарили, варили - раскладывали на блюда...
   Генри невольно залюбовался этой добродушной и неунывающей женщиной, заменившей ему мать. За годы она почти не изменилась, лишь добавились морщинки в уголках добрых глаз, и седина выбелила виски.
   Он окликнул её. Катарина недовольно обернулась: "Кто это смеет отрывать её от важных дел?" Но, встретившись взглядом с Генри, улыбнулась и, продолжая давать распоряжения, вперевалочку подошла к нему:
   - Что сынок? Там все в порядке? Господа довольны?
   - Да. Все хорошо. Едят, нахваливают твою стряпню. Ты сегодня превзошла саму себя.
   - Еще бы! - широко улыбнулась она. - Не первый праздник готовлю в этом доме.
   Генри протянул ей смятый конверт.
   - Это что еще? Письмо, что ли? - сердито глянула, оторвав взгляд от кухни.
   - Что делаете, ироды! Ну, кто так овощи режет! Возьми другой нож! - закричала так, что Генри на мгновение оглох, затем обернулась, вытирая струйками стекающий по лицу пот:
   - Вот чертенята! Все нужно самой делать.
   - Я ухожу, сегодня. Зашел проститься, - произнес он, пересиливая себя. Каждое слово застревало, словно пробка в узком горлышке бутылки.
   - Иди ты! - взмахнула она руками. - Чего удумал, сынок?! Да разве ж можно так!
   Её голос предательски задрожал, глаза мгновенно увлажнились.
   Генри обнял её и прошептал на ухо:
   - Мне пора. Так надо. Ты поймешь! - порывисто поцеловал в щеку и быстро пошел прочь.
   Прижимая одной рукой письмо к груди, другой - она благословляла Генри в спину, украдкой смахивая с круглых щек жгучие слезы.
  
  
  
  
   Глава 9
  
   Ночная прохлада ударила в лицо, едва он вышел из замка. Высокий человек, одетый в мужской костюм и серый дорожный плащ, был укрыт до самого носа капюшоном. Он прислонился к стене замка и слился с ней одной тенью. Глубоко вдохнув свежий воздух, человек взбодрился. Усталость, накопленную за день, словно рукой сняло.
   Он огляделся, выбирая путь. Луна щедро светила и поэтому мужчина решил не пользоваться фонарем, чтобы не привлекать лишнего внимания. Да и ноша, не позволила бы ему тащить с собой еще и увесистый фонарь. Мальчишка выпрыгнул из-за кустов и жестами позвал его за собой. Фруктовые деревья, скрыли их в своей тени. Путники почти не шумели. Изредка раздавался, как щелчок, хруст под ногами - это сухие ветки валежника, да иногда какой-нибудь потревоженный камешек скатывался с тропинки в траву.
   Музыка эхом разносилась по округе, извещая о том, что праздник идет полным ходом. Они ушли в самом разгаре торжества. Мужчина время от времени оглядывался на яркие огни замка, ему все время казалось, что вот-вот обнаружат пропажу девочки. Соу сладко спала у него на руках. Прижимая к себе малышку, укрытую теплой шалью, что связала для крохи Катарина, и скрытую плащом, он осторожно пробирался по тропинке через сад, за которым виднелся тёмной кромкой лес. В свете луны, Генри мог рассмотреть каждую черточку крохотного личика, длинные пушистые реснички чуть подрагивали, губки то и дело складывались в легкую улыбку. Он усмехнулся. Прилив новых, до сих пор неведомых, чувств, заставлял его дышать тише, и идти медленнее, выбирая куда ступить. Так хотелось поцеловать девчушку в завитки мягких волос, но насмешливый взгляд Уильяма, не позволил ему это сделать.
   "Бедная Эльза! Как она будет жить без девочки?" - промелькнуло в его голове, и он окликнул мальчишку резким шёпотом.
   - Уль! Подожди! Так нельзя!
   Мальчик остановился на расстояние метра от него и обернулся, изумленно подняв брови:
   - Что нельзя?
   - Нельзя забирать ее с собой. Эльза не переживет...
   - Ну и дурёнок ты! - воскликнул Уль, не давая мужчине договорить, и тихо рассмеялся, чтобы не разбудить Соу.
   Генри хотел рассердиться, не понимая, к чему такое веселье. Но забавное слово вызвало улыбку, а беззаботное поведение всегда осторожного мальчишки, немного успокоило его, и он тихо спросил:
   - С чего это вдруг, я - "дурёнок"?
   - Ты думаешь, они будут помнить? Они уже забыли про нас. Идем! - ответил Уль и продолжил путь.
   Только сейчас до Генри дошло, - каким еще даром обладает ребенок. Так вот: почему он носился как метла по зале и был так любезен с господами? Он их завораживал.
   - Да, малыш, повезло мне с тобой, - проворчал Генри, прижал покрепче девчушку к груди и последовал за мелькающей впереди светлой макушкой Уля.
  
   Они шли уже больше часа. И хотя девочка была легкой, все же руки у Генри затекли. Поэтому он остановился, переложил головку крохи на другую руку, не потревожив ее сон, и продолжил шагать между бесчисленных деревьев. Стараясь быть предельно внимательным, Генри не выпускал из вида Уля.
   Устроить привал они пока не могли.
   Нужно было найти подходящее для отправления место. И еще до рассвета - построить временной мост. Иначе все усилия - напрасны.
   Наконец, деревья расступились. Небольшая поляна, приветливо шелестела травой. Это местечко они выбрали еще неделю назад и сейчас шли именно сюда. Здесь Генри простится с прежней жизнью и окунётся в новую. Не известно, что ждало его там. И оттого сердце то и дело тревожно сжималось.
   Пришли. Уль снял рюкзак и присел у ближнего дерева немного отдышаться.
   - Устал? - спросил Генри, присаживаясь рядом. Он положил девочку к себе на вытянутые ноги и, упершись спиной в шершавый ствол, разминал руки, приводя их в чувства. Противные мурашки забегали взад-вперед, и будто сотни иголочек воткнулись одновременно, оживляя затекшие конечности.
   - Немного, - ответил Уль. - Ты посиди. А я сейчас начну строить путь.
   Мальчик встал, распрямил плечи, потянулся к небу. Прошел несколько шагов вперед и вдруг...
   Из его рук яркими всполохами появились золотые и серебряные нити. Переливаясь в волшебном танце, они сплетались в замысловатые узоры. Уль быстро и ритмично взмахивал руками, словно дирижировал оркестром. Его губы плавно двигались в такт неслышной музыки.
   И через время, которое, казалось, растянулось до бесконечности, получился светящийся проход и уходящий вдаль - хрупкий, словно сотканный из паутины, мост.
   Генри застыл в изумлении, мальчишка обернулся, довольно улыбаясь:
   - Получилось! Идем.
   Он подхватил рюкзак, помог Генри встать и поспешил к проходу.
   - Уль! Подожди! Ты уверен, что он выдержит меня?
   - Генри, он выдержит не только тебя, но и двадцать - таких ... как Катарина. Может, ты боишься? - усмехнулся мальчик, поддразнивая друга.
   - Вот еще! - воскликнул Генри. - Веди!
  
   Он с опаской пролез в тесный проход и ступил на мост. Тот не только не провалился под тяжестью веса Генри, а это почти сто шестьдесят фунтов, но даже не качнулся. Уверенно шагнув вперед, мужчина оказался в замкнутом пространстве, проход за спиной сомкнулся, словно его и не было. Светящееся пятно - вело путников за собой по прозрачному мосту. Вокруг было тихо, призрачный свет обволакивал мост сизой дымкой. Они шли, словно в тумане или во сне...
   Но вдруг порывистый, холодный ветер с силой обрушился, закружил и оторвал путников друг от друга. Генри не успел поймать Уля, вихрь уносил мальчишку прочь. Боясь выпустить Соу, мужчина сопротивлялся ветру изо всех сил, балансируя на мосту. Ветер оказался сильнее. Генри сорвался и с дикой скоростью полетел вниз, у него потемнело в глазах. Последнее, что он увидел - это испуганную девчушку, прижавшуюся к его груди.
   - Нет! - в ушах звенел отчаянный крик Уля.
  
  
  
   Глава 10
  
   - Что происходит с Лэнсом? - Венера в недоумении смотрела вслед пробегающему мимо окна мужчине.
   - Не знаю, Ви. Мне кажется, он обеспокоен тем, что дети до сих пор не найдены, - Маркус подошел к ней и обнял за плечи.
   - Нет, милый. Я чувствую, что здесь что-то не так. Раньше он был совсем другим. Совсем.
  
   Венера дружила с Лэнсом с детства. Они жили по соседству и часто играли все вместе - Венера, Лэнс и Генри, его младший брат. Мальчики были очень похожи внешне. Их можно было различить только по характеру и цвету глаз. Лэнс - жизнерадостный, озорной, бесстрашный, а Генри - скучный, задумчивый, обидчивый.
   Венера всегда предпочитала Лэнса его брату. Девочке было с ним спокойно, и всегда находились интересные затеи. Однажды мальчишка предложил ей свою руку и сердце, но она только рассмеялась и сказала, что если в её жизни когда-нибудь любовь станет важнее дружбы, то он первый об этом узнает. Верность друга она ценила больше всего на свете. Но однажды Лэнс изменился.
   Что произошло на самом деле между братьями - никто не знал. Только Генри пропал, исчез в коридоре времени, и никто не мог его найти. Мальчика искали несколько месяцев, а потом... решили, что он погиб и дальнейшие поиски бессмысленны.
   Лэнс замкнулся, и теперь улыбка редко посещала его красивое лицо.
   Шло время - дети выросли. Когда Венере исполнилось пятнадцать, её впервые пригласили на бал, в королевский дворец и там она встретила... его.
   Маркус стоял к ней спиной, но она сразу поняла, что это он - её любовь - навсегда. Когда тот обернулся и встретился с ней взглядом, то понял, наверное, то же самое, потому что после первого танца, пригласил ее на второй и не отпускал от себя ни на шаг весь вечер.
   После были встречи, письма, коротенькие записки, цветы, первый поцелуй и клятва любви и верности, предложение руки и сердца, свадьба.
   Свадьба - самый счастливый день в её жизни. День, когда она станет женой и королевой.
   В этот день девушка с самого утра радостно "летала" по дому, напевая. Служанки еле поспевали за ней, наряжая в платье и укладывая волосы в красивую высокую прическу. Её лучший друг Лэнс - куда-то исчез, и только это слегка омрачало настроение Венеры.
   Подготовка и венчание в церкви, все пролетело для нее в один короткий миг. Сердце бешено стучало, птичкой порхая в груди. Маркус был прекрасен, как никогда. Её муж. Она жена. Кольца и поцелуй скрепили их брак. Звон колоколов, поздравления родных и ...
   Словно гром раздался в поднебесье, когда на выходе из церкви они услышали скрипучий голос Энджа.
   Чем они провинились перед магом, - она не знала. Всегда вежливый и добродушный волшебник, вдруг превратился в чудовище. Его злые, красные от ненависти глаза Венера никогда не забудет. Противный, хриплый голос с такой яростью произносил заклинание, что солнце померкло перед его злом.
   На ясном небе вдруг образовалась черная туча и оттуда молния огромной силы ударила Энджа в голову. Он умер на месте, там, где стоял - черный, страшный, злой...
  
   Венера подернула плечами, прогоняя воспоминания.
   - Ви, что с тобой? - встревожился Маркус.
   - Ничего, вспомнилось прошлое, - улыбнулась печально женщина. - Я пройдусь по саду, мне нужно успокоиться.
   - Хорошо, милая. Скоро все будет хорошо, - убеждал Маркус жену и себя. Ему казалось, что эта история не заканчивается, а скорее начинается.
   "Где же пропадали дети все это время? И кто замешан во всей этой истории? Кто?" - мучили его вопросы, на которые пока не было ответов. Но он обязательно докопается до сути. Рано или поздно - зло понесёт заслуженное наказание. Уж в этом он не сомневался.
  
   Венера поцеловала мужа и неспешно вышла из кабинета. Её сердце вдруг сжалось в плохом предчувствии.
  
   Лэнс летел, словно за ним гналась свора псов. Не оглядываясь, не здороваясь, расталкивая людей, он торопился уйти в один из открытых проходов. На создание своего - не было времени. Он слишком спешил.
   То, что Венера общалась с дочерью - было для него неприятным откровением. Его не предупредили. Он не знал.
   - Идиот! Как можно быть таким идиотом?! - клял он себя сквозь зубы, ныряя в проход.
   Времени - слишком мало, чтобы предпринять что-либо. Оставалось лишь усилить личные посты и ждать мальчишку. Тот мог появиться с минуты на минуту.
  
   Силен проводил мрачным взглядом, пронесшегося мимо двоюродного брата короля. Это Лэнс обвинял его год назад в измене, предательстве и во всех грехах.
   Называл его мальчика - недотепой и неучем. Это Уля - то? Которого тот сам и мизинца не стоил. Выскочка, одним словом. Непризнанный авторитет, так рьяно стремящийся к власти.
   Нет, Силен точно знал, что его ученик тут не причем. А вот Лэнс?
   Старик часто задумывался над судьбой короля. Над проклятием самой любящей четы на свете. Почему именно на них навел свое зло Эндж?
   Не стоит ли за всей этой историей кукловод по имени Лэнс?
   Все может быть. Жизнь такая непредсказуемая штука, что ручаться и надеяться в ней можно только на себя, и то с предельной осторожностью. Где же ты, Уль? Куда же ты пропал, несносный мальчишка? В который раз задавал Силен себе эти вопросы.
   Его отстранили от дел почти сразу же после исчезновения детей. Не посадили в тюрьму только благодаря старым заслугам и преданности королю.
   - Фррр! - тихое, но настойчивое фырчанье отвлекло Силена от грустных размышлений.
   Крис стоял рядом и доверчиво заглядывал в глаза. За год он значительно подрос. Теперь его большая продолговатая голова находилась почти на уровне плеч старика. А большое неуклюжее тело стояло на крепких лапах с цепкими острыми когтями. Крылья сложены за спиной, дыхание прерывистое.
   - Ну, что? Налетался? - улыбнулся старик, заметив, что дракон отводит взгляд. Силен был против его дневных полетов. Но проказник не мог сдержаться и украдкой все же - летал.
   - Да, ладно, я не сержусь.
   И тут же неугомонный хвост Криса поднял клубы серой дорожной пыли. Старик закашлялся:
   - Вот - шельма! Хватит! Идем домой. Обедать пора.
   Дракона дважды звать не пришлось. Обдав Силена жарким дыханием, забавно переваливаясь, тот побежал впереди, виляя хвостом. Попутно сшибая им на пути листья с кустов и пригибая траву к земле.
  
   Но вдруг Крис встал, как вкопанный, его глаза застыли в одной точке, а сам он весь превратился в слух.
   Силен, удивленный поведением дракона, тоже остановился. Но ничего необычного вокруг не происходило. Все было, как всегда. Не считая того, что несколько фигур в темных плащах проскочили в проход времени, не озаботившись проводником.
   И тут старик догадался, что Крис слышит Уля.
   Дракон встрепенулся, его глаза заполненные тревогой посмотрели на старика. И вдруг Силену послышался голос, который, казалось, был внутри него:
   "Уль в беде! Он зовет!"
   От неожиданности старик вздрогнул и почесал правое ухо. Это был недобрый знак. Всегда перед бедой в его жизни, ухо предупреждало - чесалось, словно кто-то проводил по нему тоненьким перышком.
   Крис обернулся и внимательно вгляделся в Силена:
   "Я ему нужен".
   Решение пришло само собой. Старик кивнул дракону, соорудил проход, и, оглядевшись, они скрылись в портале, вместе отправившись на поиски Уля.
  
  
  
  
  
  Часть II
  
  
  
  Глава 1
  
   Какое-то время она наблюдала за ним, укрывшись в прибрежных густых кустарниках. Он - чужак, человек. Упал с неба и теперь лежит без движения на берегу её озера, где она любит купаться и разглядывать свое отражение в прозрачной спокойной воде. Чуткие уши уловили едва различимый стон. Человек пошевелился, встал. Теперь нужно показать, кто в этом месте хозяин.
  
   Генри очнулся. Жутко болела голова. Похоже, он хорошо приложился ею к каменистой почве, когда упал. Или выпал? Стойкое ощущение, что когда-то уже это было в его жизни, не покидало с того момента, как только смог открыть глаза. Солнце, пробиваясь сквозь пышную растительность - било в глаза.
   Тело пронзила острая боль, он зажмурился и застонал: ныла коленка и завывала ключица, словно в нее вбили с десяток гвоздей. Затем с трудом сел, осмотрелся. Вокруг - раскидистые деревья, заслоняют его от солнца широкой тенью, идущей вдоль берега чего-то: реки, озера? Сквозь их листья проглядывается вода. Прозрачная освежающая влага позвала его к себе. Сразу захотелось пить, пересохшие губы потрескались и, по ним тонкими струйками текла кровь. Генри вытер её рукавом и попробовал встать. Голова закружилась и, схватившись за ветку ближнего растения, он еле удержался на ногах. Переборов тошноту, неторопливо переставляя ноги, словно младенец, поплелся вдоль берега, прихрамывая. Спустился к озеру и, наклонившись, зачерпнул полные ладони прохладной воды, поднес её к лицу.
   Щебет беззаботных птиц вдруг разом умолк, словно их кто-то одновременно отключил, как свет в люстре. Генри услышал грозный рык за его спиной, и тут до него донесся детский лепет.
   "Соу!" - бешено пронеслась в голове запоздалая мысль. Видимо, при падении, девочка скатилась в траву. Как он мог про неё забыть?
   Серая тень пролетела мимо него и замерла напротив девочки.
   Ничего не подозревающая малышка выползла из-за валуна, улыбаясь, протянула ручонки к... мягкой игрушке, которая была далеко не плюшевой. Генри застыл в ужасе. Он был слишком далеко от Соу. И даже если бы смог нечеловеческим усилием прыгнуть к ней, рысь сделает это намного быстрее, и тогда шансы, что девочка останется невредимой - не велики. О себе он сейчас не думал. Главное, спасти Соу. Но как?
  
   Медленно пробираясь сквозь заросли высокой травы, скрываясь в тени, она кралась к добыче. Запах крови будоражил сознание. Конечно, она не голодна, но показать чужаку его место - просто обязана.
   - Эй, ты! Не стой на моем пути! Не подходи к моему жилью! Не смей пить из моего озера!
   Приготовившись к прыжку, она вдруг услышала подозрительный шорох за спиной.
   - Кто это еще? - зарычала недружелюбно.
   Из-за камня показался вкусно-пахнущий розовый комочек. Детеныш? Откуда он взялся? Человек упал один. Она точно видела. Что теперь делать?
   Рысь растерялась. Она выпрыгнула из кустов и встала напротив маленького человечка, который совсем её не боялся.
  
   Тем временем кроха, чувствуя себя в полной безопасности, поднялась на ещё не окрепшие ножонки, потихоньку переступая и что-то лопоча на детском наречии, радостно потопала в сторону зверя. Чужак и дикая тварь одновременно напряглись. Кошка вся подобралась, готовясь к прыжку. Генри, собрав в кулак всю силу, какую только мог на тот момент, размахнулся и бросил в рысь магическим шаром. Вспыхнув ярким светом, тот опалил ей хвост. Хорошо, что уроки Уля не прошли для Генри бесследно. Испуганная тварь подпрыгнула на месте и шарахнулась в лес, будоража его диким воплем, чем очень огорчила малышку.
   Соу захныкала и, шлепнувшись на попку, заревела в голос. Генри не успев облегченно вздохнуть, поспешил к ребенку.
   - Эй! Ну-ну! Что ты, глупенькая? Киса ушла? Ух, она! Мы сейчас с тобой другую найдем.
   Подхватив девчушку на руки, он подобрал разбросанные вокруг вещи. И бормоча всякие нелепости, пошел с девочкой к воде.
   - Водичка! Смотри, милая: какая тут у нас водичка!
   Кроха замолчала, протянула ручки к воде и забыла про слезы. Генри опустился с ней к озеру.
   - Уку- кала! Аля - ка! Пум! - лопотала она, хлопнув по глади пухлыми ручками и поднимая разноцветные брызги.
   - Ну, вот и славно! - улыбнулся Генри, умыл девочку, посадил её на теплый камень и погрузился в воду, смывая с себя грязь, запекшуюся кровь и утренние тревоги.
   Его мысли прекратили, наконец, лихорадочный бег. И теперь выстроившись в вереницу тревожных раздумий, приводили себя в порядок.
   Порывшись в рюкзаке, Генри достал хлеб, несколько яиц, фрукты, молоко и бутылочку с соской для Соу. Насладившись едой, кроха забралась к нему на колени и сладко уснула. Да и сам он задремал, пригревшись на камне. Конечно, стоило подумать о ночлеге и о том: что делать дальше, куда идти, где искать Уля? Но силы его оставили, а сон воровато утаскивал сознание в свои сети. И Генри сдался, почти без боя.
   Сновидение было тревожным и каким-то странным. Он увидел сухонькую старушку, которую никогда раньше не встречал. Она все время спрашивала его об Уле.
  
   Генри проснулся от того, что кто-то настойчиво толкает в плечо. Открыв глаза, увидел острие кривого ножа, пытавшегося проделать в нем дыру. Мужчина отвел взгляд от слепящего на солнце лезвия и заметил девчонку лет двенадцати. Она сидела рядом с ним на корточках и с любопытством рассматривала.
   В голове прозвучал тихий голос, скорее похожий на шелест листвы, чем на человеческую речь. Поначалу Генри не разобрал слов. И только потом, эхом донеслось до сознания:
   - Хто ты штранник? Што ты делаешьь здесь? Чьей эта ребенок?
   Девчонка продолжала задавать вопросы, а он прислушивался к ее словам, пока, наконец, не понял их. И даже попытался сам связно ответить. Его собственный голос оказался хриплым, а в ушах звучал звонким набатом, словно кто-то стучал рядом молотом в большущий колокол. Генри зажмурился и вспомнил, что Уль предупреждал его и об этом.
   В других мирах и временах голос меняется, а речь узнается постепенно и каждый раз (в новом времени) слышится по-другому.
   "Скоро привыкну", - подумал мужчина, окончательно просыпаясь и оглядываясь.
   Девчонка была одна. Вооруженная до зубов, она недоверчиво посматривала на него взглядом, который, казалось, буравил насквозь. В руках - короткий нож, на поясе болтался ятаган, за спиной - лук и колчан со стрелами.
   - Ты что глухой? Или говорить не умеешь? - услышал он через некоторое время её звонкий голосок. - Ребенок, спрашиваю - твой?
   - Мой! - ответил гораздо громче, чем хотел.
   - Чего орешь! Дурной что ли? - подпрыгнула она и отскочила в сторону на упругих ногах.
   - Ты откуда здесь взялась? Почему столько вопросов задаешь? - напал он на нее в ответ.
   Девчонка замолчала, затем, с расстановкой произнесла:
   - Я тебя нашла - это раз! Ты мой трофей - это два! И вообще вопросы задавать тут буду я!
  
   Генри хмыкнул и пристально посмотрел в её васильковые глаза, ответил:
   - Я не терялся - это раз! Я не твой трофей - это два! И на глупые вопросы сопливой девчонки отвечать не собираюсь - это три!
   Затем поднялся, бережно прижимая к себе спящую Соу.
   - Стой! - девчонка перегородила путь, подскочив к Генри вплотную. В зеленом легком платьице, которое заканчивалось чуть выше сбитых коленок, щупленькая и быстрая, она напомнила ему кузнечика. - Еще шаг и я тебя продырявлю.
   - Тише ты! Малышку разбудишь, - ответил он шепотом. Усмехнувшись, отстранил её свободной рукой и продолжил идти от озера к лесу.
   Поднявшись на пригорок, Генри присел у дерева, прислонился к нему спиной. Закусив губу, перетерпел боль. Вздохнув, посмотрел на недовольную девчонку топтавшуюся рядом. Она не знала, как ей поступить. Все шло не так, как ей хотелось бы. Генри даже пожалел дурёху: "Ну и "трофей" тебе достался! Нет, чтобы подчиниться, ведет себя, как осёл. Ничего, девочка, учись. Жизнь - не сахар!" - думал он про себя, смеясь.
   Возмущенно пыхтя, и кляня его, на чем свет стоит, уж в этом Генри не сомневался, она стояла невдалеке, украдкой поглядывая на него. Потом, видимо, любопытство перетянуло её на свою сторону, и девчонка подошла ближе, скромно присела рядом и миролюбиво сказала:
   - Я - Лура. Наблюдаю за озером и округой. Ты чужак и мне нужно проводить тебя в город к стражу Эн. Она дальше решит твою судьбу.
   - Так вот в чем дело? Тогда - веди в город, а там разберемся, что к чему.
   - А как тебя звать?
   - Генри.
  
  
  
  
   Глава 2
  
   Они шли уже довольно долго. Девчонка быстроногая и нетерпеливая скакала впереди, указывая путь, и часто возвращалась, недовольно хмурясь на едва поспевающего за ней Генри. Она не была красавицей: вздернутый нос, пухлые губы, резкий взгляд из-под пушистых длинных ресниц. Если её переодеть в мужской костюм и чуть короче остричь волосы - не разберешь, кто перед тобой: мальчик или девочка. Её рыжая макушка мелькала между деревьев - упрямые лохмы топорщились в стороны и чуть спадали с худеньких плеч. С расческой они явно не были знакомы. Генри изредка отрывал взгляд от Соу, выискивая Луру среди листвы - cмуглая, рыжеволосая, тоненькая стрекоза то исчезала, то вновь возникала впереди. Больше всего в ней привлекали ноги - стройные от стопы до колена, а вот выше - казалось, девчонка несет невидимый мяч. Этот изгиб, их не портил, скорее, придавал её внешности некоторую изюминку. Хотя в ней их было столько, сколько даже Катарина не клала в свои знаменитые булки.
   При мыслях о еде у Генри свело желудок.
   "Ничего! - усмехнулся он. - Скоро найдем, что поесть"
   Соу заворочалась и открыла свои ясные, доверчивые, небесного цвета блюдца-глаза. Она улыбнулась и, устроившись удобнее на его руках, занялась созерцанием окружающего мира. Крохотные пальчики теребили золотую цепь кулона, что болтался у Генри на груди в такт шагам. Освободившейся рукой (девочка занимала одну из них) мужчина нащупал холщовый мешочек, который предусмотрительно взял с собой. Там сбережения и кое-что припасенное на всякий случай. Денег на обустройство и пропитание должно хватить на первое время. А потом он придумает, чем заняться, пока найдется способ вернуть девчушку родственникам.
   "Уль! Где же теперь тебя искать?" - горестно вздохнул Генри. Судьба мальчишки очень его волновала. Он не представлял себе, что теперь делать и как быть? Но решил, что со временем, постепенно все выяснит. Может быть, эта "Эн", подскажет, что делать дальше, раз она является у местных жителей таким авторитетом - вершительницей судеб.
   - Чему ты все время ухмыляешься? - встретился он взглядом с девчонкой. Та встала в выжидательную позу и внимательно следила за его продвижением к ней вдоль едва приметной тропы.
   - Так. Долго еще идти? - спросил Генри, прищурившись на солнце.
   - Устал? - то ли спросила, то ли поняла по его виду Лура.
   Солнце припекало голову, его непослушные волосы прилипли к потному лбу, чем очень раздражали. Капельки пота стекали по груди и спине. Соу извертела все руки, коленка ныла, и ноги почти заплетались от усталости. Хотелось прилечь, прямо тут на траву и спать, спать, спать...пока силы не восстановятся.
   - Уже не долго. Сейчас на таверну выйдем. Там отдохнешь и выспишься, а с утра пойдем в город.
   - Таверна? В лесу?
   - Ах, да! Ты только не удивляйся, там много разных встретишь. Ты сам-то, откуда прибыл?
   - Не понял, ты о чем?
   - Да, ладно, не прикидывайся. Это же Межвременье. Сюда кто только не попадает!
   - Разберемся, - хмуро ответил он. Что-то его настораживало в поведении Луры. - А почему ты меня трофеем назвала?
   - Ну, потому что ... я первый раз сама на посту была и ты первый за много дней, кто свалился на мою территорию. Я теперь в почете буду у всех. И ты просто обязан мне что-то подарить. Хотя бы вот эту девчонку, - указала она на Соу.
   - Что?
   - Ну, подари, а? Я о ней заботиться буду. Вот увидишь! Зачем она тебе?
   - А тебе?
   - Так, я тогда знаешь, какой стану? НЕПРИКОСНОВЕННОЙ. Потому что - Мать! - гордо произнесла Лура, вопрошающе заглядывая в глаза.
   - Вот дур-ра! - в сердцах сплюнул Генри. - Какая ты мать? Соплячка!
   - Сам такой! - поджав губы, обиделась она. - Если бы я была постарше, то ты на мне бы женился.
   - Ах, вот как! Замуж никто не берет, а так хочется! - присвистнул он и засмеялся.
   - Ничего ты не понимаешь! - дернулась она и поскакала вперед, ножом превращая в крошево высокую траву, срывая на ней гнев.
   - Лура, подожди! - крикнул вдогонку Генри, прибавляя шаг.
   - Чего я не понял? - развернул он её к себе, дернув за руку.
   Она посмотрела на него так, будто он злейший из врагов.
   - Меня сватали уже дважды. Но они - не люди. Один - большущий зеленый гоблин, сам его увидишь, не обрадуешься. Второй - высокий и тощий вампир. А я за человека хочу. Настоящего. А они...говорят, маленькая. Вот и ты! Такой же - смеёшься!
   - Извини, я больше не стану, - искренне пожалел её Генри.
   - А вот если бы я была мать - меня бы уважали и не трогали. А потом сама бы выбрала мужа.
   - Эй! Давай так: ты про Соу забудь раз и навсегда! Она - моя! И никому я ее не отдам. Понятно?
   Девчонка кивнула в ответ.
   - Ну и отлично! А я помогу тебе избавиться от женихов.
   - Как? Возьмешь меня в жены? - её глаза засияли лучиками счастья.
   - Ммм. Нет. Не возьму. Будешь моей невестой, пока не найдешь себе мужа, хорошо?
   - Отлично! - Лура подпрыгнула и чмокнула его в щеку, затем, немного смутившись, рассмеялась и, взяв Генри за руку, потащила за собой, - Идем. Вон таверна!
  
   За деревьями показался серый треугольник высокой крыши. Таверна встречала их, дружелюбно распахнув большущие дубовые ворота, в которые, въезжала телега, доверху заполненная бочками и мешками, видимо со съестным. Возница - здоровенный, зеленый мужик, со смешными треугольными ушами, орал во всю глотку:
   - Посторонись!
  
  
  
  
   Глава 3
  
   Первый луч солнца пробежал по выщербленному подоконнику, спустился на пол. Генри спал, как младенец, раскинув руки во сне. Соу посапывала рядом, а Лура, сидя на подоконнике, охраняла сон своего жениха.
   Эх! Как бы ей хотелось быть чуть старше и опытнее. Околдовать, запутать его в свои чары, чтобы не вырвался - никогда! Стал её мужем.
   Генри - смешное имя, не несущее в себе никакого глубокого смысла. Откуда он свалился - так и не сказал. Но теперь это было уже и не важно.
   Тогда на берегу, он лежал такой беспомощный, красивый...
   Чертовски красивый! Сильный, мужественный. А его серые глаза, заставили маленькое сердечко биться гораздо чаще, чем обычно.
   Лура с детства была больше мальчиком, чем девочкой. Её воспитывал дед, старый вояка. Девчонка умела ездить верхом даже раньше, чем научилась ходить, и стреляла из лука метко.
   Дед воспитывал в ней воина по образу и подобию своему. Себя в обиду Лура никому не давала: ни соседским парнишкам, ни мужчинам, закаленным в боях. Она умела многое, но не обладала магическими навыками.
   Как завороженная, девчонка наблюдала за пришельцами из других миров, у которых имелся этот дар.
   В прошлом году Луру приняли на службу, стражем. И только месяц назад доверили охранять территорию у озера.
   Дед гордился внучкой. И расхваливал её таланты направо и налево, чем, собственно, и привлек к ней внимание женихов.
   То, что она не красавица - на это никто не обращает особого внимания. Здесь симпатяг мало. Порой такого "милашку" встретишь, что впору перед сном молиться, чтобы не приснился.
   Разные миры пересекаются в одной точке - Межвременье. Лура выросла здесь и, хотя её манили другие земли, она никогда не хотела надолго покидать родной, не похожий на остальные, уникальный своей природой и жителями мир.
   Здесь чужаки либо находят себя и идут дальше. Либо ждут, когда пройдет временной цикл, чтобы вернуться туда, откуда пришли, то есть в изначальный путь, либо остаются, что случается достаточно редко. Но непременно каждый из них должен быть препровожден к главному стражу - Эн. Лишь она решает, что делать с новичком - проводить в город, оставить в таверне или выпроводить восвояси в другой мир, чтобы не натворил бед.
   Эн не просто страж, она почти богиня, недаром - ей все поклоняются и с трепетом ждут ответы на свои вопросы.
   Межвременье - не простое место. Только здесь можно встретить гоблина мирно беседующего с вампиром, рысь, которая дружит с сурикатом или доброго оборотня. Где еще встретишь столько нелюдей, сердца которых намного добрее и честнее людских?
   Хотя по вчерашнему представлению - это и трудно сказать. Чужака приняли недоверчиво, а когда узнали, что он еще и жених Луры, враждебно настроенных созданий добавилось вполовину. Теперь ей либо предстояло разорвать помолвку и тем самым обречь себя на новые ухаживания разношерстных и разноцветных созданий, либо добиться разрешения у Эн на официальную помолвку. Как ни крути, сегодняшний день для нее был решающим.
   А он, тот из-за кого она готова бежать на край света - спит. Да так сладко!
   Луч посидел на полу, перебрался на подушку и пробежал вдоль нее, задев кулон и выдав его Луре.
   - Что это? - любопытная девчонка, перебралась на кровать и осторожно потянула блестящую цепь на себя. Из-за ворота рубашки выплыл кулон.
   Лура подержала его в руке, затем легонько надавив - открыла.
   Красивая девушка её не заинтересовала, а вот малыш... Она с любопытством рассматривала рисунок, когда Генри, не выдавая себя, поймал её за руку.
   - Ой! - выдохнула от неожиданности, и резко выхватив нож, направила его в грудь мужчины, - Пусти.
   - А, старый знакомый! - ухмыльнулся Генри, сильнее сжав ее тоненькое запястье. - Что в этом мире делают с ворами, а? Что будет, если я тебя сдам властям за воровство?
   Девчонка смутилась, но сдаваться без борьбы не собиралась:
   - Я не воровка, просто посмотрела. И ты ничего не сможешь доказать. Ты - чужак, а я страж! Больно!
   - Не вырывайся и больно не будет, - ответил Генри, притянув её к себе. - Запомни, если хочешь еще оставаться моей невестой. Я ОЧЕНЬ не люблю, когда трогают мои вещи, кто бы то ни был. Понятно?
   - Да. Пусти!
   - Хорошо, - ослабил он хватку и хитро улыбаясь, продолжил, - но только после того, как пообещаешь принести завтрак.
   - Вот еще! Сами принесут, я заказала.
   Он отпустил её и Лура, недовольно бурча, снова забралась на подоконник.
   Соу проснулась, потянулась, зевнула, улыбнулась Генри, протягивая к нему ручонки. И вдруг резко заплакала.
   - Чего это она? - удивилась Лура.
   - Ничего особенного, нам нужна ночная ваза, - Генри шустро заглянул под кровать, обнаружил то, что искал и быстренько усадил малышку делать утренние процедуры.
   - Что? - сморщила носик Лура.
   - Понимаешь ли, дети - это не игрушка. Они умеют кушать, пить и делать почти все, что и взрослые, например...
   - О, нет! Подробностей не надо!
   - А что так? Уже перехотела быть мамочкой? - засмеялся он вслед выбегающей из комнаты Луры.
   - Вот так-то, Соу, мамочка от нас сбежала, - улыбнулся он, препровождая вазу на место, укрыв плотнее крышкой, а девочку усаживая на постель. - Сейчас бы поесть чего-нибудь, правда?
   В дверь предупредительно постучали.
   - Войдите!
   Принесли завтрак, Генри сам забрал божественно пахнущий вкусностями разнос из рук слуги. А тот, как ни в чем не бывало, прошел к кровати, забрал вазу и степенно вышагивая, скрылся - с той стороны двери, прикрыв её за собой. Через мгновение в дверь просунулась рыжая голова Луры:
   - Унес?
   - Угу, - прожевывая кусок сочного мяса, кивнул Генри. - Есть будешь? Нам с Соу вдвоем не осилить столько, - указал он на разнос.
   - Не, я уже поела. Смотри на нее, умора! - засмеялась Лура, наблюдая, как малышка, "кормит" мясом свои уши и волосы.
   - Эх, ты! Помогла бы лучше! - возмутился Генри, осторожно направляя, ручку Соу в ротик.
   - По-моему, это не детская еда. У нее зубы-то хоть есть, чтобы мясо жевать? - спросила девчонка, заглядывая малышке в рот. - А, вижу! Целых - восемь: сверху и снизу по четыре, маловато будет.
   Соу захныкала, мясо - не жевалось, а кушать хотелось.
   - Ладно тебе ухмыляться. Принеси лучше молока! - скомандовал Генри, отбирая у Соу бесполезную для нее пищу.
   - Это можно! Я мигом! - подпрыгнула Лура и выбежала за дверь.
   Вернулась она, правда, довольно-таки быстро. Принесла молоко и еще какое-то месиво.
   - Что это?
   - Каша. Самая вкусная, ей должна понравиться.
   Соу с аппетитом уплетала кашу и с удовольствием пила молоко. Пока Лура кормила кроху, Генри успел подкрепиться и привести себя в надлежащий вид: умылся, побрился, причесался. Все-таки идти к главному вершителю судеб. За ночь он хорошо выспался и чувствовал в себе прилив сил. С вечера, Лура выдала ему какое-то местное снадобье от ушибов и сейчас "болячки" его почти не мучили. Немного ныла ключица, но после вчерашнего - это мелочи, на которые можно было не обращать внимания.
   - Мы поели! Теперь её нужно отмывать! - улыбалась Лура.
   Соу, вся обляпанная кашей, довольно бормотала, барабаня ложкой по пустой тарелке.
   Девочку умыли и переодели в четыре руки, а затем, собрав в дорогу немного еды и воды, расплатившись с хозяином за постой, покинули таверну.
   Путь предстоял неблизкий. Но теперь они, сытые и отдохнувшие, были к нему готовы.
  
  
  
  
   Глава 4
  
   Уль очнулся в кромешной темноте. Поначалу ему показалось, что он не может открыть глаза. Но со временем мальчик понял, что это внешняя темень обволакивает его со всех сторон. Руки и ноги чем-то крепко стянуты. "Я связан", - промелькнула мысль.
   Последнее, что он помнил - это падение Генри с моста. Затем поток воздуха закружил его с такой силой, что мальчик потерял сознание.
   Уль поерзал, попробовал сесть. Спустя некоторое время, у него это получилось. Спина и ноги одновременно нашли опору. Мальчик босыми ступнями ощутил тонкие влажные дорожки, текущие по каменной стене.
   - Где я? - хрипло выдавил он из себя.
   Ему ответила глухая тишина и шум листьев где-то наверху. Мальчик поднял голову и увидел над собой островок звездного неба. В пересохшем горле запершило, он закашлялся и свалился на бок, очень хотелось пить. В тесном сыром пространстве было неуютно. Руки и ноги затекли, и так некстати зачесалось под правой лопаткой.
   Кто похитил его? Зачем? Что теперь делать? - он не знал. От этого было тревожно и страшно. Когда не видишь своего врага, не знаешь, с кем предстоит встреча - воображение рисует самые немыслимые, самые ужасные картины. В пору бы расплакаться, но Уль не сдавался. Спеленатый толстой веревкой, как бабочка в коконе, он подтянулся и снова сел, почесал спину о неровную стену его темницы. В стянутых до боли легких не хватало воздуха, и мальчик снова провалился в забытье.
  
   Ожидание. Неизвестность. Что может быть хуже, когда не знаешь, что происходит?
   И только с замиранием сердца: ждешь, ждешь, ждешь...
  
   Венера ждала вестей. Она сидела на скамье в тени раскидистого дуба и ждала, ждала, не в силах признаться себе, что... связь с девочкой оборвалась. Тоненькая нить, соединяющая их души, больше не существует. Но почему? Что случилось? Она не знала.
   Маркус в одиночестве слонялся по кабинету. Вероятно, он прошел несколько десятков километров, пока увидел брата.
   Солнце уже было высоко, когда Лэнс показался вначале аллеи дворцового сада. Его темный длинный плащ развевался на ветру и цеплялся за любимые розы Венеры, обрывая нежные лепестки цветов. Он шел резко, впечатывая шаги в песчаную дорожку с силой, будто хотел провалиться сквозь нее. По тому, как её верный друг поджал губы, королева поняла, что вести будут неприятные. В детстве она всегда запросто угадывала малейшие изменения в его настроении. И теперь...
   Женщина поднялась со скамьи навстречу, но почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног и снова присела, на самый краешек. Сердце гулко стучало в такт его шагам: шаг, еще, еще...
   Лэнс встретился с ней взглядом и сразу опустил голову, рассматривая пыльные сапоги.
   - Что? - еле слышно прошептали её бескровные губы.
   Маркус выскочил из дворца, это было не похоже на короля. Всегда сдержанный, степенный, сейчас он выглядел, как взлохмаченный боем петух - взъерошенные волосы, дикий взгляд, полный решимости и... боли. Быстро перепрыгивая ступени высокой белоснежной лестницы, что так поразила юную Венеру при первом посещении дворца своим величием и, казалось, бесконечностью, он подбежал к Лэнсу. Резко встряхнул брата за плечи, развернул к себе:
   - Где она?
   Лэнс дернулся, освобождаясь из мертвой хватки короля, повернулся к Венере:
   - Ви, прости меня! Дети снова пропали, мы их не встретили.
   - Как? - голос женщины дрогнул.
   - Почему? Что случилось? Ты же расставил людей...
   - Да, расставил. Мы обнаружили их путь, подготовились к встрече. Я видел, как открылся портал, а потом, он резко сомкнулся. И, когда открылся вновь, там уже ... никого не было.
   - Что значит - не было?! - взревел Маркус в отчаянии.
   - То и значит! Марк, я и сам ничего не понимаю. Мы вошли в проход. На мосту - никого! Ни тени, ни голоса, ни энергии. НИЧЕГО!!!
   Какое-то мгновение повисла тишина в воздухе. Первым в себя пришел Маркус:
   - Ты хочешь сказать...
   - Их похитили? - срывающимся голосом произнесла Венера. - Так?
   Лэнс сокрушенно покачал головой:
   - Я не знаю, Ви, правда...
   - Нет, милая, не думаю, что это похищение. Возможно, что мальчик передумал возвращаться, - встретив её недоверчивый взгляд, Маркус добавил, - по непонятным для нас причинам, и начертал другой путь.
   - Марк, послушай себя. Что ты говоришь? Мы бы увидели! Люди стоят у каждого возможного и невозможного пути их возвращения, - возразил брату Лэнс.
   - Да, наверное, - король присел рядом с женой на скамью. - Боже, как я устал!
   Он опустил руки, и его плечи безвольно опали, показывая, какую тяжелую ношу держат на себе. Венера смотрела на мужа и не узнавала его. Он сильно изменился с тех пор, как исчезла их девочка. Появилось больше седины и не только на висках, а лицо исчертили морщинки. Его глаза, они почти утратили искры счастья и едва заметно тлели чуть живой надеждой.
   - Маркус, - она нежно провела рукой по его взлохмаченным волосам, - посмотри на меня.
   Он нехотя повернулся к ней. Надежда угасала в нем, Венера это видела и спешила на помощь, пока еще не слишком поздно.
   - Нельзя опускать руки, милый, слышишь? НЕЛЬЗЯ!
   Маркус не ответил. Встал, покачиваясь, оперся на плечо брата, отвернулся от жены и, опустив голову, рассматривая пыль, произнес с болью:
   - Всё. Соу больше...
   - Нет! Маркус - замолчи! - Венера подбежала к нему, развернула лицо мужа к себе двумя руками и, заглядывая в почти застывшую душу, закричала срывающимся голосом:
   - Не смей! Даже думать - не смей! Моя девочка вернется. Я найду её, сама! Слышишь! Если ты настолько слаб... Я сама буду искать нашу дочь!
   Маркус вздрогнул от этих слов, словно от пощечины. Обнял Венеру, крепко прижал её к себе и, покрывая поцелуями её лицо и волосы, робко шептал:
   - Прости, прости меня, прости!
   Только сейчас до него дошло, что он чуть было, не потерял...
   Слово, сгоряча брошенное на ветер, могло погубить самое дорогое, что есть в его жизни.
  
  
  
  
   Глава 5
  
   Поляна пестрела разноцветьем, воздух заполнял его грудь терпким запахом цветов. Генри улыбался, щурясь от прыгающих вокруг солнечных лучей. Соу играла сорванной ромашкой, забавно морщила носик, нюхала цветок, а потом предлагала тоже самое сделать Генри и Луре. Искристые лучики счастья прыгали на курносом носу Луры, а смешинки прятались в уголках глаз. Девчонка беззаботно смеялась проделкам Соу. Генри нравился ее смех - легкий, светлый, звонкий, словно маленький колокольчик.
   Они шли уже несколько часов, солнце стояло высоко. Поляна открылась для Генри внезапно, Лура засмеялась, когда увидела изумление на его лице. Они шли лесом, по едва заметной тропинке пробираясь между буреломов и густой травы и вдруг - огромное, на сколько хватает глаз, поле, покрытое ковром цветов, мягкое и теплое, приветливо растелилось им под ноги. Он никогда раньше не видел ничего подобного. Сад, лес, река, вот, пожалуй, - все, что он знал.
   Небо ясное, прозрачное, кажется, протяни руку и тебя унесет ввысь, словно ты умеешь летать. Хорошо. Генри почти забыл: где он и для чего идет мимо этого ковра жизни? Бабочки то и дело порхали с цветка на цветок; время от времени взлетала потревоженная птица.
   - Сейчас будет небольшой пролесок, а там уже - рукой подать! - сказала Лура, когда они почти пересекли поляну.
   - Я думаю, нужно немного отдохнуть. Малышка устала, хочет есть, да и нам с тобой не помешает подкрепиться, - предложил Генри. Возражений не последовало, и они уютно устроились на краю живописного ковра. На свежем воздухе появляется зверский аппетит, и не только у взрослых, Соу ела за обе щечки ржаную булку, запивая ее молоком, как будто это самое вкусное, что только есть на свете.
   Генри слишком поздно её заметил, серая тень пролетела мимо и набросилась на Луру. Та только вскрикнула удивленно и, опрокинувшись на спину, с силой вцепившись зверю в загривок, покатилась с ним по траве, приминая её за собой.
   Генри схватил нож Луры, который остался лежать на их полотенце, расстеленном под трапезу, и приготовился нанести удар по зверю, но это сложно было сделать - Лура и тварь слились в один живой клубок, ему оставалось только ждать.
   Через мгновенье клубок распался. Рысь ( а это была именно она) отступила от девчонки и Лура, заметив намерения Генри, подскочила на ноги, загородила её собой:
   - Нет, Генри! Не надо! Это Ками.
   Он рассеянно смотрел то на девчонку, то на рысь, затем, немного успокоившись, спросил:
   - Ками?
   - Да. Мы с ней друзья, - потрепала Лура кошку по загривку, та ласково замурчала в ответ.
   - Предупреждать надо, - пробурчал Генри, переводя дух.
   Девчонка присела, обняла рысь, та улеглась ковром у её ног.
   - Кама, Камочка! Как я рада тебе! Куда ты так пропала, а? Совсем обо мне забыла.
   Рысь щурилась, казалось, улыбалась от ласки, но её янтарные глаза ловили каждое движение Генри.
   - Расскажешь о ней?
   Девчонка обернулась, пожала плечами:
   - А что тут рассказывать. Рысь, она друг. Мы с ней вместе выросли, а потом она ушла в лес. Иногда встречаемся вот так, как сегодня. Всегда неожиданно выпрыгивает на меня, погостит и снова уходит к себе. Кам, будешь хлеб? - угостила она кошку, отламывая от своего куска. Та понюхала и взяла из рук девчонки хлеб. Видно было, что кошка не голодна, ест из уважения к девчонке. Медленно облизнулась, ласково собрала крошки с протянутой ладони.
   - Ха! Щикотно! - засмеялась Лура, чмокнув рысь в розовый нос.
   - А еще тут рыси водятся? - спросил Генри, понимая, что это должно быть не та, с которой он встретился вчера у озера. Вряд ли бы обиженная тварь вела себя благодушно в его присутствии.
   - Конечно. Но они на людей не нападают. Не зачем, еды хватает в лесу - зверья много. А почему ты спрашиваешь?
   - Вчера встретился с одной у озера, до тебя приходила.
   - И?
   - Как видишь, остался цел, а вот ей немного досталось от меня.
   - Ты дрался с рысью? Голыми руками?
   - Ну, не совсем голыми...
   - У тебя был нож?
   - Не то, чтобы нож. Так, подпалил ей немного хвост.
   - Ты, - глаза девчонки расширились от удивления, - маг?
   Генри уже был не рад, что рассказал Луре про рысь. Её реакция немного смутила его.
   - Не самый сильный, Лура, скорее - начинающий.
   - Ух, ты! Покажешь что-нибудь этакое? Я не умею магические штучки делать, это, наверное, очень здорово: р-раз - молния в руке; два - и магический луч! - затараторила она, возбужденно прыгая вокруг него и размахивая руками.
   - При случае - увидишь! - резко охладил эмоции девчонки. Сам же обеспокоено озирался по сторонам, высматривал Соу среди травы, он всегда старался держать её в поле зрения. Теперь он понимал, что быть отцом очень нелегко и не осуждал больше мистера Кроуса, что тот не усыновил его в свое время. Его господин попросту на тот момент еще не был готов взять на себя все заботы о нем. Сейчас, когда у Генри появилась ответственность за жизнь девочки, он сумел понять и простить. Кроха между тем, подобралась к рыси (когда только успела), и уютно устроившись сбоку, сладко зевала, готовясь ко сну. Убедившись, что с ней все в порядке, Генри повернулся к Луре. Она, что-то напевая, собирала в рюкзак полотенце, бутылочку и остатки хлеба. Вдруг - пригодится, а если нет, то можно потом скормить бродячим собакам или птицам. То, что девчонка по-особенному относится к хлебу, он заметил еще с вечера. Когда Лура, украдкой, со стола таверны смела к себе в карман хлебные крошки, а потом, высыпала их за окно каким-то пичугам, Генри удивился, но не подал вида. Сейчас же решил спросить:
   - Ты поклоняешься каким-то хлебным богам? Зачем прячешь крошки со стола, да и сейчас набила ими карман?
   - Нет, не поклоняюсь. Но хлеб - это жизнь и не только для человека. Я просто делюсь им с друзьями. Мне хорошо и им, и хлебу. Дед научил. Когда я буду голодна, они тоже со мной поделятся тем, что имеют. Все просто.
   - Да. Просто, - улыбнулся Генри, понимая, что житейская мудрость - проста для тех, кто имеет чистые помыслы. Хотя в глазах многих и может показаться глупостью.
   Он осторожно подошел к рыси, стараясь не делать резких движений. Она насторожилась, вся подобралась. Генри наклонился и аккуратно взял Соу на руки, стараясь не потревожить её сон. Кама смотрела на него с любопытством и осторожностью, но не зарычала и разрешила не только близко подойти, но и погладить её. Генри провел по голове рыси ладонью в благодарность, она не возразила, но встала и чуть отошла в сторону.
   - Да, ладно, не сердись, - усмехнулся Генри, - больше не буду.
   Он поправил плащ, оглядел поляну и не спеша последовал за Лурой, которая уже бодро шагала к пролеску, рысь бесшумно кралась сзади, замыкая шествие.
  
  
  
  
   Глава 6
  
   Пролесок они прошли без приключений, если не считать того, что Лура на одной из кочек, слегка подвернула ногу и теперь немного прихрамывала. Поэтому путники шли чуть медленнее, чем раньше.
   За деревьями показались шпили какого-то здания. Крыши высоких домов. До города оставалось рукой подать.
   - Послушай, а почему ваш город без названия. Я впервые с таким встречаюсь, - через время, поинтересовался у девчонки Генри.
   - А зачем ему название? - спросила Лура, пожимая плечами. - У нас один город. Когда говорят: "Иду в город", - всем понятно, о чем речь. У нас ходят либо в город, либо в таверну, ну, еще иногда в лес, да к озеру. Видел, какое оно у нас? То-то же!
   - Кстати, а почему межвременцы путешествуют - пешком, а не, скажем, на лошадях?
   - На лошадях - окольная дорога, это долго, а мы напрямки. Через лес по тропинке верхом не проедешь, а спешившись, какой тогда смысл в лошади?
   - Тоже верно, - кивнул Генри, осматриваясь. А посмотреть было на что.
   Дома плотной вереницей уходили вглубь города. Узкие разноцветные дорожки между ними, словно радуга, сошедшая с неба, пестрели под ногами. Дома не очень высокие, примыкали яркими стенами к тем, что повыше. Пестрый, до ряби в глазах, город населяли слишком необычные жители.
   Когда-то, в детстве, Генри с упоением заслушивал до дыр сказки Катарины. Она была в этом мастерица. Кого только не придумывала ее богатая фантазия - и гоблинов, и гномов; фей с прозрачными звенящими крылышками, остроухих эльфов, ведьм и добрых волшебниц. А сейчас перед ним...
   Голова у Генри пошла кругом. Словно его взяли из настоящего мира и поместили в сон, или Катарина за что-то прогневалась и засунула его в одну из своих сказок.
   Тогда в таверне, он, конечно, удивился зеленому человеку, оказавшимся, по словам Луры, обычным в этих краях гоблином. Но подумал, что это скорее исключение, чем правило. Поскольку вокруг находились люди, такие же, как он и Лура. А тут из людей, пожалуй, были только - он, Лура и крошка Соу.
   Над головой то и дело пролетали крохотные...феи? Неказистого вида старички, сгорбленные бабульки, похожие на добрых и злых ведьм - время от времени встречались на их пути. Еще его поразили высокие стройные красавицы, разодетые в яркие красочные платья. Они напомнили фарфоровых кукол, которых он видел в витринах магазина, в той, прежней жизни.
   - Эй, ты! Отойди-ка! - кто-то прокричал снизу. Генри посторонился, пропуская маленького человечка в зеленой курточке, коротких зеленых штанишках и забавном головном уборе. Тот побежал вдоль улицы, приплясывая.
   Лура обернулась на ошарашенного Генри и, усмехнувшись, взяла его за руку, потащила за собой; они свернули в проулок и оказались на серой улице и серой, более привычной для глаз Генри, мостовой.
   Он встряхнул головой, прогоняя наваждение.
   - Что это было?
   - Где? Ты про улицу сказок?
   - Про что?!
   - Какой-то ты странный. И откуда же ты только свалился на мою голову? Ничего не знаешь, не помнишь и почти ничего не умеешь, - недовольно дернула плечиками Лура. Потом посмотрела на своего незадачливого спутника и, вздохнув, добавила:
   - Извини. Я забыла тебе рассказать о городе.
   - Что именно... забыла?
   - Межвременье - место, где соприкасаются времена и миры друг с другом. В городе на разных улицах - разные миры. Сейчас мы прошли через улицу сказок. Там живут те, кто случайно сюда залетел из сказки. Потом, некоторые из них возвращаются домой, а кто-то остается здесь - потому что привыкают и им тут нравится.
   - Подожди, Лура. Ничего не понимаю. У меня такая путаница в голове. Я сплю?
   - Я здесь выросла, поэтому с детства привыкла и к городу и к жителям. Понимаю, что тебе нелегко, но ты привыкнешь. Это только сейчас так...необычно.
   - Ладно. Что еще в этом городе есть из того, что ты мне не рассказала, а я должен был бы знать?
   - Кажется, все рассказала. Теперь ты знаешь, что здесь может быть все что угодно, - улыбнулась она смущенно, краешками губ, поймав на себе недобрый взгляд Генри. - Ты меня держись и все будет хорошо.
   - Надеюсь. Ну и куда мы теперь попали?
   - Это улица - Дождя. Здесь живут все унылые. Я знакома с гномом, серым магом и семейством серых кроликов.
   - Брр! - передернул плечами Генри.- Как-то здесь тоскливо, веди дальше. Что там еще за улицы?
   Рысь теперь бежала впереди, она помогала им избавляться от любопытных жителей, которые в страхе перед хищницей разбегались в стороны. Так миновали улицу Изгнанников - тех, кто вот-вот будет выпровожен из Межвременья за нарушение законов. Оказывается и тут за это наказывали по всей строгости. Что не могло не радовать. Генри любил порядок. Наверное, ему это привил старик - дворецкий. За что тот был в очередной раз благодарен. Жаль только, что старику об этом уже не сказать.
   Улицы - Мирная и Зеленая понравились ему больше других. Мирная говорила сама за себя, а на Зеленой, полной цветущих растений и симпатичных фасадов, дышалось легко. Жители, добродушно кивающие им головой в знак приветствия, произвели на Генри самое приятное впечатление.
   - Наверное, здесь я и остановлюсь, пока не решу, как вернуть девочку, - подумал он вслух. Лура шла впереди и, казалось, не слышала неосторожно оброненную им фразу.
   - Пришли! - обернулась она, указывая рукой на высокую часовню с длинным острым шпилем наверху. Оказывается, это ее они видели у пролеска. Внешний вид белоснежной каменной громады, почему-то заставил сердце Генри пропустить один удар, и будто воздух перехватило в груди на миг.
   А потом он сделал шаг на широкое крыльцо. Высокие двери приветливо раскрылись, приглашая путников внутрь.
   Рысь осталась снаружи, блаженно вытянувшись на крыльце и подставляя оседающему солнцу свой рыжий бок - устала.
  
  
  
  
  Глава 7
  
   Их встретила просторная круглая зала с узкими окнами, расписанными цветной мозаикой. Сквозь них проходил солнечный свет и разбрасывал на стены и широкие колонны - цветные узоры. Генри крутил головой, разглядывая высокий узорчатый свод над ними. Его шаги гулко отражались от пола и эхом разносились по зале.
   - Приветствую вас в моей скромной обители! - раздался чуть приглушенный приятный женский голос, путники обернулись к его обладательнице.
   Её фигуру скрывал светлый плащ, а лицо - глубокий капюшон. Длинные тонкие пальцы в белых перчатках, она сложила перед собой, как послушница в монастыре.
   - Приветствую тебя, о, мудрая правительница! - почтительно склонилась в поклоне Лура.
   Женщина подплыла ближе, встала напротив девчонки, обняла за плечи:
   - Лура? Почему ты здесь?
   - Я привела чужака. Он был у озера.
   Женщина помолчала, затем, обошла Луру и, величественно приблизившись к Генри, спросила:
   - Как зовут тебя чужеземец?
   - Генри.
   Ему показалось, что женщина под капюшоном вздрогнула, когда он произнес свое имя.
   - Что привело тебя в мой мир? - спустя мгновение спросила она.
   - Хотел бы и я это узнать.
   Эн обошла путников и неслышно прошла вглубь залы, жестом пригласила их проследовать за ней.
   Хлопнув в ладоши, она вызвала слуг. Две девушки в белых плащах, с откинутыми капюшонами, - светлолицые и светловолосые, с синими озерами глаз - вышли из-за колонны. Они передвигались так же бесшумно, как и Эн. Генри залюбовался красавицами. Долго на его пути не встречалось обладательниц прекрасного пола.
   - Лура, пройди с девушками, я побеседую с этим человеком наедине. Малышку возьми с собой, - сказала правительница тоном, не терпящим возражений.
   Когда девушки скрылись за колоннами, послышался голос Эн:
   - Расскажи мне, Генри, всё. Возможно, я смогу тебе помочь.
   Оказывается, так важно, когда есть хоть кто-то готовый выслушать, понять и дать совет. Генри и сам не заметил, как рассказал женщине о своей жизни, даже то, что скрывал от себя. Она слушала, не перебивала, иногда что-то уточняла. Когда Генри закончил свои рассказ, они какое-то время посидели в тишине.
   - Думаю, тебе нужно отдохнуть и хорошенько выспаться. О Соу не беспокойся, о ней позаботятся. Мне необходимо поговорить с Лурой. Завтра, я скажу о своем решении, - задумчиво проговорила Эн и, хлопнула в ладоши. Из-за колонны вместо красавиц вышел слуга - мужчина средних лет и склонился в низком поклоне.
   Он пригласил Генри последовать за собой и препроводил его в роскошные покои - просторную комнату, теплую и уютную. Широкая дубовая кровать под светлым балдахином; большие окна, завешанные длинными шторами. Мозаика на стенах и полу с диковинными сюжетами о людях и драконах, напомнила ему иллюстрации из детских книг. В жизни Генри таких комнат еще не было. Оглядевшись, он заметил в углу ширму, а за ней мраморные ступени в просторный бассейн, заполненный горячей водой, и какими-то благовониями (их нежный аромат приятно кружил голову).
   Генри уговаривать не пришлось, ему очень хотелось смыть с себя дорожную пыль. Мужчина разделся, оставив на груди только медальон, с которым не расставался и блаженно опустился в бархатную воду и закрыл на какое-то время глаза. Прохладная влага коснулась его головы. Он вздрогнул и осмотрелся.
   - Это мыло. Я помогу вам... - проговорил слуга, склонившись над ним.
   - Спасибо. Я сам.
   Генри попал рукой в ароматную жидкость, растекающуюся по волосам. Он взбил ее в густую пену и с головой ушел под воду, смывая белоснежную шапку с волос.
   С тех пор, как его впервые отмыла Катарина - беспомощного найденыша, прошло уже много лет, а вспоминалось это всякий раз...
   Вот и сейчас он улыбнулся, думая о ней: женщине, заменившей ему мать. Соскоблив многодневную грязь, Генри ополоснулся чистой водой и вышел из бассейна. Слуга помог ему облачиться в пушистый халат. Затем, принесли ужин, и Генри впервые за долгое время поел, как господин - сытно, вкусно и за чистым столом, а не на поляне или в шумной компании таверны.
   После ужина Генри забрался в постель и, едва смежив веки, провалился в глубокий крепкий сон.
  
  
  
   Глава 8
  
   Лура осторожно переложила Соу на высокую кровать, укрытую мягким покрывалом. И, примостившись рядом, рассматривала малышку. Слегка поглаживая её головку, нежно дотрагивалась до черных, пушистых завитков волос крохи.
   Мягкие лапы, бесшумно передвигались по комнате, приближаясь к девушке со спины. Но она услышала подругу и, не оборачиваясь, приказала:
   - Ками, не смей! Напугаешь Соу.
   - Вот еще! - фыркнула в ответ кошка. - Я и не думала прыгать!
   Лура обернулась. В ее глазах прыгали чертенята:
   - Признайся, это ведь тебя подпалил Генри?!
   - Вовсе нет! - ощетинилась рысь.
   - Да, ну? А кто же еще мог поселиться на твоей территории?
   Кошка не ответила, обошла Луру и посмотрела на девочку, та улыбалась во сне.
   - Славная крошка.
   - Так ты не ответила: зачем она тебе?
   - Мне без надобности. Я хотела сделать приятное для тебя.
   - ?
   - Ты же говорила, что хочешь получить независимость. Стать матерью...
   Какое-то время, они смотрели друг на друга, не мигая, а потом Лура порывисто обняла подругу:
   - Спасибо!
   Девчонка провела рукой по бархатистой шерсти. Ками ласково заурчала в ответ.
   Соу проснулась и, потирая глазки, потянулась ручонкой к рыси:
   - Ки! Ки!
   - Смотри! Ты ей нравишься! - улыбнулась Лура, посадила девочку к себе на колени, рысь подошла ближе, позволила крохе дотронуться до её ушей. Соу восторженно загудела.
   Играя с девочкой, они увлеклись, и тут горячая дорожка побежала по ногам Луры, образуясь в лужицу на полу.
   - Ой! - воскликнула от неожиданности девчонка, расширила от ужаса глаза.
   Рысь отошла в сторону и насмешливо смотрела на подругу:
   - Вот теперь ты настоящая мать! С посвящением!
   - Смеешься? И что мне теперь с этим делать?
   Лура усадила Соу на кровать. И теперь демонстрировала Каме большущее пятно на платье.
   - Ничего. Высохнет.
   - Ага? И запах улетучится?
   - Можешь умыться и переодеться, я посмотрю за девочкой.
   - Да, матерью быть нелегко, - проворчала Лура, скрывшись за дверцей платяного шкафа.
   В детстве она была частой гостьей в доме Эн. Правительница помогала в её воспитании и порой брала на себя заботу о Луре, когда дед пропадал на войне или на охоте или еще бог знает где.
   Эта комната с детства была отведена для девчонки, и в шкафах можно было найти не только одежду, но и её старые затеи и секретики.
   - Вот! Смотри, какая кукла! - воскликнула девчонка, возвращаясь к Соу.
   Коротенькое лиловое платье очень шло Луре. Ками потянулась и легла у ног, прищурившись, наблюдала за игрой девочек.
  
   В дверь постучали. Вошла девушка-слуга:
   - Правительница ждет вас, Лура, в зале, - окинув взглядом комнату, промолвила она. - Я посижу с девочкой.
   - Иду! - подскочила Лура. - Кам, присмотри за Соу.
   Рысь подмигнула и запрыгнула на постель, расположилась рядом с восторженно повизгивающей крохой. То, что Ками разговаривает, знать не посвященным совсем не обязательно. Только наедине подруги могли поговорить без стеснения. Но у них оставалось еще много разных способов передать свои чувства, мысли и пожелания.
   Лура улыбнулась и скрылась в проеме двери. Её шаги еще долго разносились эхом вдоль стен узкого коридора и были слышны через неплотно прикрытую дверь.
  
  
  
   Глава 9
  
   После разговора с Лурой, она никак не могла успокоиться. Её девочка так незаметно выросла. Помолвка Луры и этого чужеземца тревожила её или что-то другое, Эн пока не знала. Сердце, холодное и почти неживое, вдруг взвилось птичкой и затрепетало, едва юноша назвал свое имя. "Генри" - так звали очень дорогого, близкого ей человека... когда-то ... давно.
   Встряхнув черными локонами длинных вьющихся волос, женщина прогнала ненужные эмоции.
   Этот мальчик хочет жениться на ее девочке. Но почему он ей об этом не обмолвился и словом. Забыл? Постеснялся сказать? Надо узнать о его намерениях. Не обидит ли? Не бросит?
   Лура появилась здесь, в мире Эн ночью, почти пятнадцать лет назад. Тогда была сильная гроза. Дождь лил стеной. Страж лесных ворот - Зор, постучал в дверь её дома далеко за полночь, прижимая к груди сверток - одеяльце, в котором спала крохотная девочка. С тех пор они вместе заботились о Луре.
   Зор научил девчушку воинскому ремеслу. Эн же старалась вырастить в ней женщину, мать. Будучи главным стражем и правительницей мира, времени на воспитание девочки катастрофически не хватало. Лура выросла с мальчишеским характером - бойкая и своенравная. Но Эн очень любила её именно такой, хотя и понимала, что придет время, когда девочка должна будет стать женой.
   - Научится, со временем, - думала женщина, любуясь подрастающей Лурой, а время незаметно подошло. И что теперь ждало её подопечную?
   - Ничего, есть еще год. Она может и передумать... Хотя с таким характером и упрямством на это рассчитывать приходится меньше всего. Лура с большим восторгом отзывается об этом юноше, что нет никаких сомнений в её увлеченности им. Интересно, сколько ему лет - двадцать, чуть больше? - рассуждала Эн, закусывая губы. Она нервничала, и даже любимый травяной чай сегодня не успокаивал её.
  
   Не в силах больше воевать со своими эмоциями и волнениями правительница решила поговорить с юношей. Неслышной поступью она вошла к нему в опочивальню и остановилась в нерешительности - Генри спал, раскинув руки и улыбаясь чему-то безмятежным, легким сном.
   Халат раскрылся, обнажая его мирно вздымающуюся грудь. Кулон привлек внимание Эн. Она осторожно притянула его и ...
   - Не может быть! - выдохнула, прижимая руку к бушующему в груди сердцу.
   Осторожно провела рукой по взлохмаченным прядям черных непослушных волос юноши. За правым ухом виднелось темное пятнышко в виде крохотного месяца - родимое пятно, о котором знала только она.
   Женщина резко отдернула руку, словно обожглась и поспешно покинула комнату.
  
   Наутро Генри встретил своих девчонок там, где и расстался с ними - в круглой зале. Солнечные лучи скакали вдоль стен, раскрашивая их в замысловатые узоры, отражаясь от витражных окон. Соу вертела головенкой, восседая на руках Луры. Она увидела Генри и, улыбаясь, потянулась к нему ручонками.
   - Доброе утро! - улыбнулся он малышке и взял девочку на руки, - Как спалось?
   - Хорошо, - ответила Лура. - Ты выглядишь отдохнувшим. О чем вы говорили вчера с Эн?
   В её глазах бегали бесенята любопытства, и Генри невольно залюбовался Лурой. В это утро она была само очарование. Лиловый цвет очень ей шел.
   - А что с твоим зеленым платьем? - осенила его догадка и по тому, как девчонка смутилась, он понял, что не ошибся.
   - Соу постаралась... Ну, что тебе сказала Эн про нас?
   - Так, вот ты о чем? Знаешь, мы об этом так и не поговорили.
   Тень разочарования пробежала по прелестному личику Луры, она вздохнула и хотела еще что-то сказать, но тут из-за колонны выплыл седовласый слуга.
   Он встал перед ними, протянул два свернутых трубочкой листа бумаги, один - Генри, другой - Луре и произнес:
   - Госпожа просила передать: у нее возникли важные дела, и она не может встретиться с вами. В письмах - все сказано. Всего доброго!
   И с этими словами он сделал жест, который в любом мире можно понять без слов - пора было уходить.
   Проводив путников до двери, слуга затворил ее за ними. Генри и Лура переглянулись:
   - Ничего не понимаю! - пожала плечами Лура. - Меня первый раз так выпроваживают.
   - Да, очень вежливо, - кивнул Генри, присаживаясь на ступени. Соу опустил рядом, но кроха встала на ножки, обутые в крохотные сандалии, - Лура нашла их в своем шкафу и они пришлись девочке впору, - потопала по ступенькам вниз.
   Наблюдая краем глазом за малышкой, Генри развернул письмо:
  
   "Я, главный страж и правительница Межвременья, - госпожа Эн:
   позволяю чужеземцу по имени Генри и его дочери Соу, жить в городе или таверне (по его выбору) до времени возможного отправления в другой мир".
  
   Далее стояла подпись и печать.
   - Лаконично. Нечего сказать, - нахмурился Генри и посмотрел на Луру. Девчонка переминалась, не решаясь читать свое письмо.
   - Что Эн написала тебе? - спросила она, отвернувшись.
   - Дала разрешение на жительство, - Генри поднялся и подошел к девчонке. - А ты почему не читаешь?
   - Боюсь. Вдруг...она не разрешила быть нам вместе и...
   - Если не откроешь, то не узнаешь. Ну же - давай! Ты же страж! - усмехнулся он.
   Под его взглядом Лура вспыхнула и резко развернула письмо. Из него выпал еще один небольшой листочек и подхваченный ветром закружил по ступеням вслед за Соу.
   - Читай! Я - догоню! - сказал Генри и пустился в погоню за листом бумаги, который парил в воздухе белой бабочкой.
   Едва он его поймал, как за спиной раздался восторженный крик:
   - Разрешила!!!
   - Что?
   - " Я, главный страж и правительница Межвременья, - госпожа Эн: постановляю помолвку между стражем озера - Лурой и чужеземцем Генри считать действительной до расторжения её одной из сторон или вступления ими в брак", - прочитала, пританцовывая Лура. Она сбежала по ступенькам к Генри и повисла у него на шее. Он легонько отстранил ее от себя:
   - И что все это значит? Я пока не собираюсь жениться.
   - Ну и ладно, - улыбнулась Лура, - я тоже. Но это же - защита. А что там?
   Девчонка выхватила из его рук записку:
   " Девочка моя, будь счастлива! Н."
   Лура подхватила Соу и закружилась с ней, засмеялась:
   - Буду! Обязательно - буду!!!
   Генри улыбался её счастью, хотя сам был сейчас далеко. Он не успел узнать у Эн о своей семье. И представится ли еще такая возможность, пока не знал. Не каждый день, надо полагать, приглашают в дом правительницы вести задушевные беседы.
   У неё и без того хватает забот.
   Подхватив заплечный мешок, Генри оглянулся на величественное здание и пошел вслед за Лурой, Соу и Ками, в новую жизнь. Нужно было найти жилье, работу и сиделку для малышки. Сколько им предстояло пробыть в Межвременье, он пока не знал. Но думал, что, скорее всего, они здесь застряли надолго.
  
  
  
  
   Глава 10
  
   Эн смотрела им вслед, прячась за окном, скрытая витражом, украдкой благословляла покинувших её путников. Юноша обернулся, почувствовав её взгляд, женщина произнесла одними губами:
   - Мой мальчик.
   Ей всегда хотелось, чтобы жизнь сложилась по-другому. Чтобы она могла быть другой...
   Женщина устало привалилась спиной к стене, закрыла глаза. Сквозь сомкнутые ресницы, выкатилась прозрачная слезинка и медленно скользнула по бледной щеке, забирая с собой боль, резкую и невыносимую...
   Которая, казалось, разделила её жизнь на две, но такие неравные половинки.
  
   Перед мысленным взором Эн вдруг возникла босоногая смешливая девчонка в цветастой длинной юбке, доходившей ей почти до щиколоток. Черные волнистые волосы спускались чуть ниже пояса, яркий цветок колыхался, вставленный в её прическу - возле правого уха. Длинные серьги - позванивали, перебираемые проказником - ветерком. А она кружилась в танце, выделывая немыслимые па, приводя в трепет окружающую толпу. Как она танцевала!
   Отец - высокий, статный бородач - играл нежную мелодию на флейте, мама - красавица и певунья, звонко хлопала ладошками в такт, поддерживая дочь. Крохотные бубенцы, специально пришитые к подолу юбки девочки, тихонько позванивали, создавая настроение.
  
   Эн вздохнула, вытерла слезы - она давно не то наивное дитя... как жизнь порой меняет людей, ломает судьбы. Если бы только знать, что ждет впереди, возможно, хоть некоторые ошибки можно было бы исправить.
   Нет, вряд ли! Она это знала наверняка. Ошибки, именно они влекут за собой последствия...
   Выбор есть всегда: либо - либо...
   Вот только часто сделать его нелегко. Порой, не оглядываясь, не думая, шагаем с закрытыми глазами и конечно - падаем, почти на ровном месте, выбирая не тот...
   не наш путь.
   Эх, если бы только можно было вернуться в начало и все исправить... изменить...
   Если бы...
  
   - Луиза! Пора! Твой выход! - поторапливала мама, замешкавшуюся у зеркала дочь.
   И вот она уже танцует, отдается чувствам, бушующим внутри, ноги сами идут в пляс, под мелодию ветра, мелодию самой жизни.
   Все, как всегда... но вдруг, кто-то словно ножом провел вдоль спины. Девочка почувствовала резкий взгляд черных, насмешливых глаз. Какой-то богатенький мальчишка, с презрительной усмешкой смотрел на нее, словно сквозь. Луизе стало не по себе. Но она закончила танец, и поспешно присев в поклоне, убежала в кибитку. Никогда раньше её сердечко не билось так гулко в груди. Девочка не могла отдышаться. Слышала, как поет мама, словно во сне, овации, затем - выступление отца. Луиза знала, что люди сейчас замрут, кто в ужасе, кто в восхищении - отец, умело владея эмоциями толпы, строит свое выступление. По одному его движению ресниц - погода меняет свое настроение.
   Они кочующие странники, потерявшиеся во времени и из рода в род, пытающиеся найти свою вотчину. Они едины с природой - окружающий мир - их суть. Нельзя получить власть над тем, чему не ты хозяин, можно только руководить, и умело управлять своим даром - тем, что имеешь по воле Творца. Именно это умение и демонстрировал сейчас отец, зарабатывая на хлеб для своей семьи.
   Таро - название места, где, по преданию древних, жила многочисленная семья в достатке и любви. Но однажды случилось горе - пришел в их землю недобрый человек, обладающий магической силой, волшебник. От зависти или ещё по какой-то причине, никто не знает, но наслал тот человек проклятие на жителей дивного места и разделил их на кланы: Луны, Солнца, Земли и Моря. Каждый клан получил в наследие только знания своего знака и утратил те, что были раньше даны Творцом для всех. Потом злой колдун отвел глаза таровенянам, и они навсегда потеряли дорогу домой.
   Мама девочки была из клана Земли, она научила Луизу общаться с ветром и травами, цветами и деревьями. Животные, даже самые дикие, пушистыми котятами ложились у её ног, преданно заглядывали в глаза.
   Отец - из клана Луны, ему подвластны стихии, природные явления - этому ей еще только предстояло научиться. Но уже сейчас, несмотря на то, что девочке всего десять лет, она могла своим настроением влиять на погоду.
   Луиза с детства путешествовала с родителями между мирами, каждый раз затаив дыхание, выходила танцевать. Их всегда хорошо принимали и щедро одаривали, особенно маленькую танцующую птичку - Луизу. Люди с восторгом смотрели на нее, целовали в пухлые щечки, благословляли, дарили подарки.
   Только сейчас девочка впервые почувствовало зло. Именно оно шло от этого мальчугана, который вряд ли был намного старше её. Скорее ему тоже - не больше десяти, но этот взгляд, гордость, превосходство...
   Представление закончилось, и взволнованные родители бросились искать дочь.
   Мама нашла её в слезах, спрятавшуюся в дальний угол кибитки.
   - Доченька! Да что с тобой?!
   Девочку трясло мелкой дрожью. Она не могла вымолвить и слова, а на улице разразилась страшная гроза - молния рассекла небо на две половинки, и дождь окропил землю огромными каплями соленых слез Луизы.
  
   Вскоре все забыли об этой истории, слезы высохли и новые впечатления, события, чем полна жизнь каждого ребенка, не оставили и капли страха от того выступления.
   В один из солнечных дней Луиза бегала по пестрому лугу, разгоняя бабочек и мелких птах, носилась вихрем, играя с ветром и облаками.
   Её смех доносился до родителей, и они улыбались счастью своей принцессы.
   - Папа! - раздался крик девочки. Луиза бежала со всех ног, словно спасаясь от дикого зверя, но никто не гнался за ней.
   - Что случилось, дитя? - спросил отец, зорко оглядывая местность.
   - Т-там..., там, - девочка показала рукой в направлении небольшой рощицы. От нее к таровенянам шел мальчик лет десяти. В потрепанной, некогда дорогой одежде, худой, со впалыми щеками, светлые прядки жидких волос топорщились в стороны.
   Черными, как ночь, глазами он прожигал насквозь - не добрый взгляд, очень недобрый.
   - Я заблудился, - сказал мальчишка, едва поравнявшись с ними, - вы не могли бы проводить меня домой.
   - Папа, не помогай ему, - чуть слышно прошептала девочка отцу, потянув его за рукав, - это тот мальчишка, с площади.
   - Я не могу оставить его здесь одного, - ответил ей также тихо отец, наклонившись к самому уху девочки. Потом, он выпрямился и, подмигнув Луизе, добавил громче - для мальчишки, - Если правильно укажешь дорогу - провожу.
   Едва забравшись на повозку, мальчишка сделал вид, что уснул.
   - Бедняга! Где же его носило? Ведь столько времени прошло с тех пор, как мы выступали в Закатном. Недели три - не меньше, - шепотом рассуждал отец.
   - Умаялся, бедный! - мама смочила водой полотенце и утерла лицо мальчишки, когда женщина отвернулась, тот открыл глаза и показал Луизе язык, а затем громко засопел.
   - Мама, он притворяется и совсем не спит! - возмутилась девочка поведением гостя.
   - Что ты, милая! Как можно так шуметь! - обернулась мама, обняла и одной рукой притянула к себе девочку. - Ну, что с тобой? Сейчас отвезем его домой, и поедем дальше, слышишь? - женщина улыбнулась и запела одну из своих дорожных песен - напевных и красивых, словно ручей - текущей вереницей слов.
   "И почему взрослые не верят правде, а только выдумкам? Почему?" - размышляла девочка, забавно морща нос, но в маминых объятьях было так уютно, что она вскоре перестала думать о противном мальчишке, который тоже слушал пение её мамы.
  
   Повозка пылила по неровным дорогам, покачивалась и успокаивала, вернее, усыпляла. Мальчишка притворялся, изредка приоткрывал глаза, наблюдая за девочкой и её родителями. Он и не думал показывать дорогу, хотел остаться с ними.
   Через какое-то время отец девочки догадался, что его водят за нос.
   - Вот что, хитрец: либо говори, куда путь держать, либо признавайся, с чем пожаловал? Дальше петлять по твоей прихоти я не намерен.
   - Я хочу остаться с вами.
   - Да ну?! И зачем?
   - Я видел выступление. Видел, как вы...это ведь не фокусы, всё, что вы делаете - это магия. Вы маг?
   - Нет. Вернее, не совсем, - смутился под взглядом мальчишки отец Луизы. У него не получалось избавиться от несносного ребенка. Паршивец нарочно привязался к ним, теперь это стало понятно, а вот что делать с ним дальше пока было неизвестно.
   - Научите меня! Я тоже кое-что могу: переставлять предметы, не касаясь их, только взглядом. Умею приказывать животным, и они подчиняются моей воле. Знаю, как варить зелья. Я способный, правда!
   - Вот что, зельевар: я, конечно, верю что ты способный и все такое прочее, но я не могу взять тебя к себе. Мы - таро. И мне не хотелось бы, чтобы мою семью обвинили в похищении ребенка. Поэтому давай так: ты покажешь дорогу, и я отвезу тебя домой. А за это научу кое-чему. Но только после того, как твои родители придут за тобой.
   Мужчина хмуро смотрел на мальчишку, который замер в ожидании ответа, а потом глаза ребенка вспыхнули толи от обиды, толи от неясного гнева.
   - У меня нет родителей, уже давно. Я живу в семье дяди, он любит меня и наверняка ищет, но он поймет... Я - маг и мне нужно учиться. У вас! - последние слова мальчишка произнес с вызовом, задрав острый подбородок к небу.
   - Вот как? А если я не согласен?
   - У вас нет выбора. Я все равно никуда не уйду, пока не научусь настоящей магии. Если не покажете как, буду учиться сам и могу только всем навредить, ведь так?
   - А ты - упрямый, но вроде бы, не глупец. Что ж оставайся, посмотрим, можно ли тебя чему-то научить, - нехотя согласился отец Луизы, пожав плечами на немой вопрос дочери:
   - Что я могу сделать, родная? Из двух бед, нужно выбирать то, что меньше... время покажет, прав ли я сегодня.
  
   И оно показало... Да так! Лучше бы не было того дня и той встречи, но нельзя перечеркнуть линию судьбы, можно только обойти. Изредка это удается, но далеко не всем.
   'О, папа, если бы ты только знал, что сделает с твоей принцессой этот мальчишка, то никогда не подпустил бы его и близко к своей семье и уж тем более не стал бы обучать своему таланту нерадивого ученика.
   НИКОГДА!'
   Боль сжала сердце Эн, и женщина вздохнула полной грудью, пытаясь её хоть как-то заглушить. Воспоминания утянули её сегодня слишком глубоко. Видимо, пришло время вернуться в прошлое, чтобы изменить будущее, если не для себя, то для сына, пока еще не слишком поздно...
  
   - Почему ты не хочешь, чтобы я учился у твоего отца? - допытывался Эндж у Луизы.
   Он жил в их семье уже почти месяц, но за все это время, девочка ни разу не назвала его по имени, ни разу не заговорила с ним сама. Всегда старалась держаться от мальчишки подальше и быть подле одного из родителей.
   Но в тот день он улучил момент и, поймав Луизу за запястье, притянул к себе, заглядывая в серые, от страха, казавшиеся огромными глаза девочки, выпытывал у нее ответ на давно мучающий его вопрос.
   - Ты боишься меня ведь так? Признайся! - надменный, насмешливый голос Энджа привел девочку в себя.
   - Вот еще! - она выдернула руку, - Я ненавижу тебя! Глупый, скользкий слизняк! Ненавижу!
   Выкрикнула в сердцах девочка и убежала к матери.
   - Славное чувство, - улыбнулся он одними губами, и из-за этого его лицо выглядело так, словно мальчишка только что съел лимон. Глаза при этом сверкнули недобрым огнем. Он копил свои обиды, чтобы когда-нибудь... всем обидчикам сразу стало очень невесело, уж об этом он позаботится, когда-нибудь, как только станет сильным и могучим...магом.
  
   Шло время. Отец девочки научил мальчишку многому из того, что умел сам, но далеко не всему. Нельзя передать свой дар полностью, даже если ученик очень старается. Порой одного старания мало... нужно - родиться таро, чтобы им быть. Когда Эндж это понял, то решил вернуться в семью.
   Он вырос и теперь не мальчик, а юноша пятнадцати лет, смотрел влюбленными глазами на танец юной Луизы, боясь хоть на миг отвести взгляд от девушки.
   Однажды после одного из выступлений он ей сказал:
   - Ты станешь моей женой и родишь мне сына, а может быть даже двух. Я буду добр к тебе, обещаю.
   - Никогда! Я никогда не стану твоей женой!
   - Посмотрим, - усмехнулся юноша, - я скоро покину вас, как и обещал. Мне пора возвращаться домой. Но я вернусь за тобой, помни!
   - Уходи и не возвращайся, Эндж! Слышишь? Я никогда не стану твоей!
   - Посмотрим, - еще раз сказал он ей вслед и ушел, в никуда, не прощаясь.
   Так же внезапно, как и появился когда-то в её жизни...
  
   Без Энджа она вздохнула свободно. Пять лет - счастливых и безмятежных прошли, словно один день. Луиза вышла замуж и совсем забыла о предупреждении своего недруга. Счастливая женщина готовилась через несколько месяцев стать матерью, когда почувствовала смутную тревогу, опасность и поняла от кого она исходит.
   Своего мужа Луиза встретила в одном из многочисленных миров, где они выступали, как прежде - перед толпой любопытных людей, на городской площади.
   Сколько было в её жизни этих площадей? Не сосчитать. Она всегда танцевала с полной отдачей, как в первый раз, с замиранием сердца и легким холодком внутри.
   Когда увидела его впервые, думала, что душа сейчас оставит её тело, выпрыгнет, и побежит вдогонку за этим седовласым, благородным мужчиной, который с такой лаской и нежностью в глазах смотрел на её танец.
   Он ушел тогда, даже не обернувшись, а она проплакала всю ночь. Охапку полевых цветов Луиза нашла у двери, на рассвете, когда вышла из комнаты на постоялом дворе (где её семья остановилась на ночь), чтобы сходить к реке - умыться и отдать ей свои тревоги. Девушка почувствовала, что они могут быть только от него, того человека, что запал в её душу и теперь жил там, заставляя сердце звенеть колокольчиком. Она подняла букет, уткнулась в него губами, целуя нежные лепестки цветов и вдыхая запах луга, ощутила вдруг спокойствие и тихую радость: теперь все будет хорошо.
   Вечером тот мужчина пришел к отцу Луизы, просить её руки. Взаимная любовь была настолько очевидной, что ни отец, ни мать не посмели ей противостоять, да и не хотели. Их девочка обрела самое большое в жизни счастье - что может быть желаннее для любящих родителей?
   То, что Луиза - таро - тоже не стало преградой. Для любви не бывает запретов. Родители покинули свою девочку, после свадьбы, их судьба - дорога, а дочка - нашла свой дом.
  
   И вот, когда казалось, что мир и гармония навсегда останутся с ней, снова появился Эндж. Какое-то время он не проявлял себя, но она знала, что он рядом. Чувствовала его присутствие, как прежде - в детстве, словно он разрезает её плоть и прокалывает сердце насквозь. То зло, что Эндж носил в себе, прятал глубоко за маской вежливости, вырывалось помимо его воли через взгляд - колючий и пронзительный. Луиза вздрагивала от тихих шагов и скользящих вечерних теней. Её муж списывал страхи супруги на беременность и не принимал их в серьез. Но все же, для безопасности и спокойствия женщины, теперь один из слуг всегда находился рядом с ней.
   Никто не понимал её, никто не знал, что Энджа способного при желании пройти сквозь стену, подняться на башню любой высоты или спуститься в море любой глубины, этим не остановить. Для него не существует слова - "нет", есть только слово - "хочу".
   И он пришел тогда, когда его меньше всего ожидали. Сразу после родов.
   Луиза родила сыновей - Лэнса и Генри. Её первенец унаследовал силу луны - родимое пятно за правым ухом говорило о том, что он настоящий таро, наследник и продолжатель традиций её семьи. Генри - сын любви, подарок неба, наследник славного рода её мужа.
   Женщина улыбалась во сне, отдыхала после затяжных родов. Её муж праздновал рождение сыновей. Восторженные возгласы и звон бокалов, заполненных лучшим вином, доносился даже сюда, в тихий покой, где сладко посапывая крохотными носиками, спали новорожденные.
  
  
  
  
   Глава 11
  
   Бесшумная тень остановилась напротив спящей женщины. Она вздрогнула, резко открыла глаза. Он стоял и насмешливо, бесстыдно разглядывал её, - скользил взглядом: ощупывая, дотрагиваясь, обнажая. Луиза поспешно притянула одеяло, пряча под ним беспокойно вздымающуюся грудь.
   Он был неотразим - черный костюм очень шел ему, подчеркивал бледность лица, светлые волосы - причесаны и убраны назад, открывали широкий лоб. Черные глаза из-под светлых ресниц, как и прежде, - прожигали её насквозь. Его губы тонкой багровой нитью, кривились в усмешке.
   - Вот я и вернулся, любимая. Скажешь, опоздал?
   - Как ты сюда попал? Убирайся, слышишь?! Оставь меня в покое! - выкрикнула она в отчаянии.
   - Тсс! Всему свое время, милая. Я уйду, не бойся! Но ...не сразу, - его голос звучал завораживающе, словно окутывал, сжимая её сердце в кольцо ужаса. Она привыкла ждать от Энджа неприятности и вот её ожидания оправдывались, прямо сейчас.
   Женщина хотела выбежать из комнаты, позвать на помощь. Но колдун пригвоздил её взглядом к постели:
   - Я так скучал, милая! Так скучал, - он медленно приближался к ней, словно кот, который увидел вожделенную крынку сметаны.
   - Пройти к тебе было несложно. Твой муж - осел и глупец, раз позволил тебе сегодня, остаться одной, такой беззащитной, беспомощной. Где он? Почему не рядом? Почему не оберегает сон своей любимой и детей, рожденных для НЕГО! - последнее слово Эндж почти выкрикнул.
   Луиза слушала - молча, сжавшись, как птенчик в гнезде, она боялась его рассердить, боялась подумать: для чего он пришел? Она слишком хорошо знала, на что способен этот нечеловек. И страх её не был беспричинным.
   Он присел к ней на краешек постели, приобнял, обжигая ледяными пальцами, сквозь тонкую ночную рубаху, её разгоряченное тело:
   - Я опоздал: зачем ты вышла за простого, не обладающего даже крохой магии человека? Зачем родила ЕМУ сыновей?
   В его глазах ей показалась... боль? Разве он может что-то чувствовать кроме самовлюбленности и эгоизма? Неужели, правда, может...?
   Луизу охватили смешанные чувства, ей почему-то захотелось его пожалеть, приласкать, унять отчаяние..., но тот вдруг порывисто встал, зло прищурившись, продолжил:
   - Что ты наделала, Лу? Что? Наши дети могли бы поравняться силой с Творцом, моими знаниями и твоей природной силой... ты не представляешь, на что они были бы способны!!! Так разрушить мои мечты... Эти мальчишки теперь ни на что не способны! Разве что тешить гордость и самолюбие твоего - дурака-мужа!
   - Не смей! Эндж, не смей оскорблять моего любимого! Никогда! - не выдержала она и выкрикнула ему в лицо, о чем тут же пожалела. Ах, язык! Как часто ты являешься врагом. Женщина прикусила его до боли, осознавая, что сделала непростительную ошибку, ей надо было молчать, просто - промолчать...
   - Любимого? Ах, да ты же никогда не любила меня...верно? Но это не помешает мне сейчас сделать с тобой, все, что захочу. Кто защитит тебя? Твой "любимый" - крепко спит, упившись вином, ...а я - здесь. И ты так близка, ...так осязаема, ...прекрасна...
   Он подошел и нервно схватил её за руку, вырвал из тепла, прижал к себе. Запрокинув ей голову, впился своими сухими губами до боли, срывая поцелуй с её горячих губ.
   Ей хватило сил, отбросить Энджа в противоположный угол комнаты и, пошатнувшись, опереться спиной о стену, ноги её почти не держали. Колдун потерял равновесие и упал на колени, резко поднялся, одним рывком встал напротив Луизы. Вряд ли он ожидал от нее сопротивления. Какое-то мгновение они сверлили друг друга взглядом.
   Кто-то из малышей протяжно заплакал. Луиза почувствовала приток молока, видимо организм среагировал на голосок ребенка. Её рубашка прилипла к намокшей груди, Эндж уставился на темные пятнышки, образующиеся на ткани, и брезгливо отвернулся.
   - Мне нужно покормить детей, - сказала дрожащим голосом Луиза. - Ты позволишь?
   Он подернул плечами и, не оборачиваясь, отошел к окну.
   - Корми.
   Луиза по одному, не спеша перенесла детей на кровать, боялась уронить их из ослабших рук. Уютно устроившись, поднесла к груди, проснувшегося Лэнса. Малыша дважды уговаривать не пришлось. Он, сладко чмокая, принялся с усердием трапезничать. Капельки пота выступили на его лобике, Луиза улыбалась, прижимая к себе кроху. Генри спал, тихонько посапывая рядом.
   - Как ты назвала его? - услышала она голос Энджа.
   - Генри, - ответила женщина.
   - Тот спит. Этого как назвала? - повторил он вопрос.
   - Лэнс, - ответила Луиза, не почувствовав подвоха.
   Малыш уже наелся и снова спал, уткнувшись в теплую материнскую грудь.
   - Можно подержать? - она не смогла отказать его просьбе. Столько в его голосе было мольбы, что женщина уступила, нерешительно подала малыша в протянутые к нему руки Энджа. Он бережно взял, внимательно вглядываясь в детские черты.
   - Лэнс. Твое сокровище. Вся сила Луны передана ему с рождения, не так ли? И как я мог забыть об этом!
   Луиза напряглась, вслушиваясь в слова колдуна, пытаясь угадать его намерения.
   Тот осторожно убрал прядки темных волосиков, оголяя правое ушко ребенка. Женщина поняла, что Эндж имел ввиду. Её сердце сжалось в плохом предчувствии.
   - Как ты узнал?
   - О, это было давно. Я как-то опоил твоего батюшку, подлив немного эликсира правды в его бокал с вином. Оказывается, таро могут иметь только одного наследника и, если рождается двойня, то только один малыш может получить дар своего клана. Ты назвала его Лэнсом - имя твоего клана - Луна, а сейчас я нашел еще одно доказательство - её символ, за правым ушком наследника. Дорогая, это подарок неба. А я уж было отчаялся, и собирался осквернить тебя и убить твоего мужа. Теперь я не причиню тебе вреда, не бойся. Теперь и у меня есть сын.
   - Что ты задумал, Эндж? - женщина была в отчаянии. Он столько времени её мучил, она очень устала: словно сытый кот, забавляющийся с пойманной мышью: и есть не хочет, и отпустить не может, самолюбие не позволяет.
   Эндж играл с ней в непонятную игру, смысл которой все время ускользал от Луизы.
   - Я ухожу, и больше не потревожу твоего спокойствия. Пока, однажды, ты не попросишь меня вернуться. Мальчика я уношу с собой.
   - Нет, Эндж, прошу тебя! Не надо, пожалуйста, умоляю!!! - заламывая руки, упрашивала она колдуна.
   - Тсс! Спи! - приказал он шепотом, и сладкая дрема тут же окутала её, увела за собой, опутала сновидением.
   Наутро только Луиза помнила о пропавшем сыне. На её расспросы, окружающие, переглядываясь между собой, пожимали плечами. Муж, обеспокоенный душевным состоянием супруги, пригласил лучшего в округе доктора, чтобы тот её осмотрел.
   Никто ей не верил, никто! Эндж все устроил так, чтобы о мальчике забыли и никогда не вспоминали. Наверное, и Луиза должна была забыть о сыне, но она помнила. Каждый раз, когда видела Генри, брала на руки, целовала в пухлые розовые щечки, вспоминала Лэнса и горевала о нем.
   Луиза больше ни с кем не говорила о пропавшем мальчике. И слухи об её душевной болезни рассеялись сами собой. Всю свою нежность она дарила сыну, оставшемуся по милости Энджа с ней. Женщина каждый день благодарила судьбу, за это счастье, что пока еще было у нее в жизни.
  
   Спустя два года Эндж вернулся и за вторым мальчиком. Под покровом ночи колдун выкрал ребенка, но в этот раз его заметили слуги. Погоня ничего не дала. Он сумел скрыться.
   Еще через год, Луиза потеряла любимого мужа, тот умер от какой-то странной болезни. Многочисленные доктора и знахари только пожимали плечами не в силах отыскать снадобье от этого заболевания.
   После смерти мужа женщина стала искать детей. Используя свою силу, путешествуя по неведомым мирам, раз за разом, теряя надежду и проваливаясь в отчаяние, она продолжала путь - одинокий и безрадостный. Не заботясь о том, что есть и где спать. Её одежда обветшала, волосы, некогда темные и шелковистые, местами выбелила жизнь.
   И вот однажды судьба улыбнулась ей, Луиза нашла своих малышей. Мальчикам было уже по шесть лет, она любовалась детьми издали, прячась за широким стволом дерева. Не решаясь подойти, слушала их звонкие голоса. Сердце счастливо трепетало в груди.
   За спиной раздался знакомый насмешливый голос:
   - Все-таки нашла...
   - Негодяй!
   - Тише, тише... неужели ты хочешь, чтобы дети признали в мерзкой нищенке свою мать? - рассмеялся он ей в лицо, затем приложив палец к губам, позвал женщину за собой.
   Она пошла за ним. В какой-то миг, Эндж исчез из виду.
   - Эндж! Эндж, где же ты? - робко позвала Луиза, оглядываясь, и тут она оступилась. Падая, почувствовала сильный толчок в спину. Перед ней открылся портал, и женщина провалилась в него, словно в бездну. Она падала так долго, что на какой-то миг подумалось, - это конец.
   Вопреки всем ожиданиям и своим собственным, Луиза не умерла, не разбилась, не исчезла, растворяясь во Вселенной - а упала в другой мир. Сильно ударившись головой, долго лежала на берегу чудесного водоема. Вдыхала свежий воздух - необыкновенный, заполненный ароматами цветов и пряными запахами неизвестных ей растений. И поняла, что хочет жить, что должна жить и найти способ вернуться к детям.
   Вскоре женщина осознала, что попасть сюда гораздо проще, чем выбраться из этого дивного места - подверженного цикличным открытиям и закрытиям пространственных дверей в свой мир. Межвременье спасло её, пожалело, прониклось любовью и состраданием. Живой мир принял её к себе и укрыл от обидчиков.
   Здесь она вновь обрела себя, залечила кровоточащие раны сердца и научилась жить с вечной болью в душе.
   Тут закончилась история Луизы, девочки из рода - таро, жены замечательного человека и матери мальчиков-близнецов. Тут она стала госпожой Эн, правительницей и главным стражем своего мира.
  
  
  
  
   Глава 12
  
   Крис смотрел на спящего подле него Силена. Они устроились на небольшом выступе скалы, на котором неведомо каким образом держался лохматый куст боярышника. С одной стороны путники укрылись скалой, с другой - боярышником, пребывая в полной безопасности можно было расслабиться и немного отдохнуть, но дракону не спалось. Старик похрапывал и вздрагивал во сне, явно не от холода. Ночная прохлада магу, привыкшему спать на свежем воздухе, не могла повредить, это Крис хорошо знал, но всё же - подвинулся ближе, согревая старика дыханием. Даже во сне Силен пытался найти любимого ученика. Вот уже несколько месяцев они разыскивают Уля и никак не могут напасть на след ребенка. Все время что-то мешает Крису услышать и увидеть друга, словно тот скрыт за густой пеленой, через которую не может докричаться. Дракон пару раз слышал зов мальчика, но тот снова исчезал и связь прерывалась. Силен - то негодовал, то почти умолял Криса:
   - Ищи! Давай еще разочек!
   Тот и сам искал, без напоминаний, каждую секундочку, но Уль не отзывался. Что теперь делать? Куда идти дальше?
   В тот день, когда он впервые услышал мальчика и, вместе с магом поспешил на помощь, им не повезло. Оказавшись возле моста построенного Улем, Крис почувствовал слабый зов, но откуда он шел, было непонятно. Вместе с Силеном они прошли несколько миров, парнишки нигде не было. Казалось, он рядом, стоит только сделать пару взмахов крыльями, но...снова и снова дракон ошибался. И теперь он запутался, и больше не знал, куда идти.
   Крис вздохнул и смежил веки, нужно было немного поспать, скоро рассвет. Сон подкрался незаметно и потянул его за собой в странный мир. Дракон увидел крохотную девочку и Лэнса, который оберегал её сон, не подозревая, что кроха кого-то ищет...
   Кого же? Крис прислушался к девочке. Она искала Уля.
   "Соу? Это же она!" - догадался он и тут его сон растаял, словно и не было. Яркое солнце ослепило, едва дракон приоткрыл глаза.
   - А, проснулся, - обрадовался старик. - Есть будешь? Я тут с утра немного отлучался, рыбы наловил...
   Крис кивнул, потянулся и встал на неуклюжие лапы, зевнул и, забросив в пасть несколько рыбешек, с благодарностью посмотрел в глаза Силену.
   - Вот что, друг. Я сегодня видел Магду, бабку Уля. Она приходила ко мне во сне. Не удивляйся. Эта старуха может и не такое. Так вот, она мне велела найти человека, с которым Уль оставил девочку. Вроде бы от этого зависит многое. Странное видение, не правда ли? Да, и ещё она просила не тратить время на поиски её внука. Магда нашла парнишку, только он очень болен и охраняется сильным магом. Нам с тобой потребуется помощь, чтобы его спасти, и тот человек - единственный, кто может нам помочь.
   Мда... вот такой сон. Что ты на это скажешь, Крис? Что будем делать?
   Дракон посмотрел магу в глаза и ответил:
   "Искать. Человека и девочку. Я видел их сегодня"
   - Вот как? - удивился Силен, приподняв левую бровь. - Стало быть, и тебе снились интересные сны. А я думал, драконы спят без сновидений.
   "Я тоже" - ответил Крис, и старик рассмеялся, оценив его шутку. Хорошие новости приободрили его и теперь, он спешил заняться делом.
   - Где будем искать? Есть какие-то мысли на этот счет? - спросил Силен, сооружая портал.
   " Я видел место, оно странное, не похожее ни на один из миров, будто между всеми"? - мысленно ответил ему дракон, нервно подергивая хвостом.
   - Ладно, Крис, не пыли! Дай подумать, - проворчал маг, закашлявшись. Дракон прижал хвост к скале, но его кончик тихо постукивал, продолжая выдавать беспокойство хозяина.
   - Странное место, говоришь, между всеми? - через некоторое время задумчиво произнес Силен, потирая кончик уха. - Мне, кажется, я знаю, о чем речь...несколько лет назад я попадал в Межвременье. Нелегко туда попасть, еще сложнее выбраться. Думаешь, нужно там искать?
   Крис утвердительно махнул головой и расправил крылья, готовясь к полету, но Силен его остановил:
   - Подожди-ка, дружище. Послушай, чтобы туда попасть, нужно не лететь, а падать. Прыгнуть с моста сломя голову и не сопротивляться падению, только так! Иначе пролетишь мимо, оно не пустит тебя. Ты понял? ПАДАТЬ.
   Дракон понимающе вздохнул, сложил крылья и поплелся к порталу.
   - Да помогут нам боги! - Силен подтолкнул друга и прыгнул следом, увлеченный потоком упал в пространство и, отдавшись воле судьбы, прикрыл глаза. Он не видел трепыхающегося рядом Криса, который хоть и не сопротивлялся потоку, вертелся волчком, видимо его хвост был тяжелее головы или наоборот. Беднягу все время вращало и ему ничего не оставалось, как покрепче зажмуриться.
  
  
  
   Глава 13
  
   Дождь шел плотной стеной, сквозь которую сложно было что-либо разглядеть. Генри стоял у окна и хмуро наблюдал за бесконечной вереницей мокрых дорожек сбегающих по стеклу. Вот уже несколько месяцев он жил в теплом уютном домике, который купил на Зеленой улице, потратив почти все свои сбережения. Хотелось иметь личный уголок, куда можно вернуться без боязни быть выброшенным на улицу по прихоти хозяина. Теперь он сам распоряжался своим имуществом, пусть небольшим, но им с Соу вполне хватало: гостиная с аккуратным камином, от которого растекалось тепло по дому, небольшая кухня и две комнаты наверху. Одна из них так и осталась незанятой. Генри облюбовал ту, окна которой вели на восток. Еще в этой комнате его привлекал выход на маленькую веранду, увитую снаружи зелеными листьями какого-то цветка. Там он любил сидеть с Соу вечерами, наслаждаясь спокойствием. На веранде легко помещалось только кресло - качалка и небольшой столик под напитки. Но этим двоим для счастья больше ничего и не требовалось.
   В тот день, когда они вернулись от Эн, для Генри началась новая жизнь. И она закружила его в своем танце с бешеной скоростью: едва он успевал опомниться, как события вновь обрушивались на него, не давая и минуты спокойствия.
   Началось все с того, что Лура чуть ли не силой затянула его в лавку антиквара.
   - Мы помолвлены, значит, нужно купить браслеты. Лучше из серебра, с камушками в один тон. Твой должен быть шире, а мой - узенький, словно ниточка, - пропела она, осматривая полки в выборе подходящего украшения.
   Цены лавочник выставил очень даже приличные и Генри, зная, что его сбережения нужны для других целей, захотел немного образумить девчонку:
   - А без браслетов никак не обойтись? Это обязательно?
   - Конечно! Не будешь же ты везде со мной таскаться, как доказательство того, что я занята?
   - Но у тебя - есть документ! Этого не достаточно?
   - Конечно, нет! - возразила подбоченившись Лура.
   Да, уговорить женщину, которая уже что-то решила весьма и весьма трудно. Генри не был готов к такому повороту событий, но против обиженно надутых губок, он не смог устоять.
   - Хорошо, выбирай!
   - Я уже выбрала, вот эти, - Лура указала рукой на браслеты с бирюзовыми вкраплениями.
   К счастью, они были по доступной цене. Видимо, девчонка догадалась, что слишком дорогие подарки, ему сейчас не по карману.
   Как только они покинули лавку, Лура нацепила браслет на руку. Он пришелся впору и весьма неплохо смотрелся на её тоненькой ручке.
   - Ты - лучший! - она чмокнула Генри в щеку, - А где твой?
   Нехотя, под пристальным взглядом Луры, он надел на руку браслет. Тот смотрелся не так мило: был широким, но чуть уже наручей, и неудобно сжимал запястье.
   - Послушай, может, я его сниму? Что-то он мне не подходит, - попытался Генри избавиться от украшения.
   - Да ты что! Тебе очень идет! Честно, - улыбнулась Лура самой обворожительной улыбкой.
   "И где только девушек учат этому?" - ухмыльнулся Генри про себя, но браслет не снял.
   Ками и Соу ждали их снаружи, а затем все вместе возвратились в таверну. Теперь если кто-то из тавернян и косился в его сторону, то в открытый конфликт не вступали, оспаривать решение Эн - никто не смел. Лура ходила королевой, гордой и неприступной, свысока поглядывая на окружающих. Порой, ему было смешно наблюдать за девчонкой. На несколько дней он снял комнату в таверне, разместил там Соу под присмотром Ками и Луры, а сам занялся поиском постоянно жилья.
   После того, как немного обустроился в купленном доме, он забрал малышку к себе. Лура вновь вышла охранять свой пост от незваных гостей. Страж - это и почет и ответственность. Оказывается, чужаки попадают в Межвременье с периодичностью - раз, изредка - два раза в месяц и почти никогда не попадают на один и тот же участок, но все же охранники должны быть всегда на стороже. Никогда не знаешь наперед, с какой стороны, и с какими намерениями появится чужак.
   Генри немного беспокоился о Луре, он привязался к ней за это время и то, что она - страж, хоть и было для него не новостью, все же казалось, что это занятие не для юной девушки.
   Однажды он попытался озвучить девчонке свои опасения, но чуть не добился этим большой ссоры. Они только вернулись из своего путешествия к Эн, и Лура зашла к нему навестить Соу. Кроха увлеченно играла в принесенные Лурой игрушки, и он решил поговорить с девушкой:
   - Скажи, а ты не думала, что можешь делать что-то другое? Мне кажется, что страж - это больше подходит мужчине.
   - Ты сомневаешься во мне?
   - Нет, что ты! Просто..., если этим займется кто-то другой...
   - Да ты что! Еще не женился, а уже права качаешь?! Да я! Я - самостоятельная и не нуждаюсь ни в чьей заботе и защите. Я - воин! - возмутилась Лура, обжигая его взглядом.
   - Подожди! - он поймал её за руку и крепко сжал, притянув к себе так, что она через какое-то время, вдруг обмякла в его объятьях и успокоилась, тогда он продолжил. - Я не хотел тебя обидеть, прости. Я беспокоюсь о тебе, потому что мы друзья и мало ли, кто может тебе встретиться... у озера.
   - Генри, ты...смешной. Я же воин и могу за себя постоять. Спроси у деда, если не веришь, - и тут она вывернулась и выскользнула из его рук так быстро, что он не успел даже сообразить, как это у нее вышло.
   - Видел? - Лура показала язык и выскочила из комнаты.
   Оставив его стоять с глупым видом:
   - Как она это сделала? Я же крепко держал, вот плутовка! - улыбнулся он и побежал за ней. Но Луры уже и след простыл.
  
   Дверь в его доме распахнулась и вошла сухонькая, но шустрая старушка. Она сняла серый плащ, который доходил ей до щиколоток, и повесила сохнуть поближе к камину. Улыбнувшись, произнесла:
   - Ну и погодка!
   - Доброе утро, Лея! - отвлекся Генри от своих раздумий и поприветствовал гостью.
   Он почти привык к тому, что, несмотря на возраст и регалии, здесь все зовут друг друга по имени.
   - Здравствуйте, Генри! Как малышка? - спросила она, между делом переобуваясь в домашние легкие туфли, оставляя калоши у выхода на обувной полочке, которую Генри смастерил сам.
   - Пока спит.
   - Хорошо. Я поднимусь к ней, - сказала она, споласкивая руки в тазу, заполненном водой с легким раствором очищающего зелья - предосторожность от пыли и возможной инфекции. - А вам, наверное, уже пора идти.
   - Да, да, конечно. - Согласился он и направился к двери, хотя выходить в эту серую 'мокрость' ему очень не хотелось.
   Генри обулся в непромокаемые сапоги и плащ-дождевик, хоть как-то спасающий от ненастья, затем шагнул за порог, оставив Соу на попечении няни.
   Лею он нанял по совету Луры в " Тихом приюте" - там можно было оставить объявление о найме и взять себе на службу кого угодно. Это своего рода биржа труда была совсем не похожа на ту, что он видел в детстве, когда после похорон старика-дворецкого, сопровождал мистера Лери, который пытался найти тому замену.
   Вместо шумной толкотни его встретила чистая пустая комната, в которой за большим столом восседал седовласый господин, на вид лет шестидесяти.
   Тот, взглянув на Генри, предложил ему присесть на деревянный табурет, стоящий напротив стола, видимо заранее приготовленный для посетителей. Затем старик попросил предъявить разрешение на пребывание в городе и только потом поинтересовался, с чем собственно, господин пожаловал в "Тихий приют".
   Генри рассказал о том, что ему нужна няня для годовалой малышки и попросил, чтобы женщина была опытной и доброй. Уже к вечеру в дверь постучала Лея. Она сразу произвела на него приятное впечатление - аккуратная, вежливая, добрая. Женщина умело окружила заботой не только Соу, но и Генри. Именно она настояла на том, чтобы он приготовил зелье для умывания. И очень внимательно следила за тем, чтобы приходящие в дом - обязательно делали омовение рук и лица. Вскоре это стало традицией. Не смотря на то, что целебный воздух Межвременья спасал жителей от различных болезней, осторожность никогда еще никому не приносила вреда.
   - Тем более что ваша девочка растет без мамы, а без материнского тепла и любви дети гораздо чаще болеют, - убеждала его Лея, приведя самый весомый довод.
   Генри не стал возражать. Только пожал плечами и последовал совету няни. Теперь таз с водой всегда стоял на подвесной полке у входа, а рядом весело чистое полотенце. Если поначалу Лура посмеивалась над этим церемониалом, то, со временем, сама стала напоминать Генри о выполнении данной процедуры.
  
   Он скучал по Луре. Она исчезла сразу же после дня своего рождения. Девчонке исполнилось пятнадцать, Генри думал, что ей гораздо меньше. По закону Межвременья, девушек этого возраста на целый год запирают в женскую гимназию, где обучаю всему, что должна знать будущая жена и мать. Каждый раз, направляясь к озеру, обходя доверенную ему для охраны территорию, её место, он вспоминал их первую встречу. Кто бы мог подумать, что эта вертлявая девчонка поселится так глубоко в его сердце...
   Вот уже несколько месяцев Генри - страж. Ему пришлось потрудиться, чтобы получить одобрение правительницы, а именно - пройти обучение у Зора, деда Луры.
  
   Зор появился в его жизни внезапно. Однажды утром пожилой, но довольно таки крепкий человек в одежде воина резко влетел в комнату и обрушился на сонного Генри.
   - Просыпайся! - нелюбезно тормошил незнакомец его за плечо. - Что между вами было, негодяй?
   Поначалу Генри подумал, что к нему влетел умалишенный и хотел позвать на помощь вышибалу. Он тогда еще жил в таверне и Лура всегда была рядом, помогала ему заботиться о малышке, вот и сейчас она забрала девочку к себе, в соседнюю комнату, давая ему выспаться хотя бы одну ночь. У Соу резались зубки, и он уже провел две ночи без сна. И тут Генри понял, кто и почему учинил с утра ему этот допрос.
   - Вы должно быть Зор, дед Луры?
   - Он самый! А ты кто такой? И почему мне все толкуют, что у моей девочки есть жених? Это что за диверсия, я тебя спрашиваю?!
   Генри зевнул, потянулся и нехотя покинул уютную постель. Дед искоса наблюдал за ним, ожидая ответ.
   - А почему бы вам не расспросить внучку? Думаю, она сама могла бы объяснить: что к чему, - ответил он, облачившись в длинный халат поверх ночной рубахи и мягкие туфли на босу ногу.
   - Так ты еще учить меня вздумал! Ну, - держись! - воин замахнулся, но Генри был к этому готов и успел выставить ладонь в сторону несущегося кулака. Тот наткнулся на невидимый барьер.
   - Так ты еще и маг?! Так чтоб тебя... - ругательства хотели было слететь с языка, но Зор осекся, заметив в дверях взлохмаченную, сердитую внучку в забавной пижаме и пушистых тапочках на босу ногу.
   - Лура? Ты почему не дома?!
   - Что там делать, одной, а? Сам пропал - неведома куда, бросил меня одну, а теперь разборки устраиваешь? - набросилась она на деда.
   - Я ... же был на задании. На секретном, не мог тебе сказать, - сменил он тон разговора, оправдываясь перед Лурой.
   Генри улыбался, наблюдая за семейными баталиями. Интересно было видеть, как распетушившийся дед, готовый драться до последнего за поруганную честь любимой внучки даже с магом, сила которого превосходила его собственные в несколько раз. Вдруг спасовал перед Лурой, словно нашкодивший мальчишка.
   - Я так соскучилась! - девчонка бросилась в объятья Зору и повисла у него на шее.
   Потом они все вместе: Лура, Зор, Генри, Соу и даже Ками - завтракали, обсуждая утреннее недоразумение. Оказывается воин только что вернулся, он выполнял одно очень важное поручение правительницы и тут ему сообщили, что Лура выходит замуж за чужака. Что живут они вместе и даже спят в одной комнате.
   - Ну, что я мог подумать? - вопрошал он, припевая горячий чай из огромной, подстать ему кружки.
   - Ты должен доверять мне, я же у тебя не бестолковая дурочка. Я - воин. Ты сам учил меня контролировать эмоции...
   - Кхм...кхм - поперхнулся Генри, подавив в кашле смех. Эмоции били из девчонки неиссякаемым фонтаном, а уж о том, что она их умеет "контролировать", он узнал впервые.
  
   Генри и сейчас улыбался, вспоминая то утро. Спустя несколько дней после чаепития, Зор предложил ему помощь.
   - Лура говорит, тебе нужна работа. Я тут подумал, может быть, ты захочешь стать стражем. Это и почет и достаток.
   - Спасибо. Но я не воин, - маг, - пожал плечами Генри.
   - Магия - это хорошо. Но что если её у тебя отнимут? Как тогда будешь воевать? - спросил дед хмуро поведя косматыми бровями, - Я из тебя настоящего воина сделаю!
   И Зор сдержал свое обещание. Порой, после тренировок, Генри не чувствовал ни рук, ни ног. А уж о том, чтобы поднять свои конечности утром, не могло быть и речи. Но он старался и, переступая через "не хочу" и "не могу", каждый день спозаранку приходил учиться воинскому делу. Все это время Соу находилась на попечении няни. Несколько месяцев ежедневных занятий - от рассвета до заката постепенно делали свое дело. Зор научил его владеть мечом так, словно тот был ему знаком с рождения и стрелять из лука Генри теперь мог не хуже, чем иной охотник. В глаз он, конечно, зверю вряд ли бы попал, а вот в голову - вполне.
   - Хорошо! - похвалил старый воин своего ученика на последней тренировке, - Теперь ты готов стать стражем. Я подам ходатайство и характеристику на тебя правительнице, думаю, она не станет возражать, против моей просьбы.
   Спустя неделю, Генри приняли на должность стража и отвели ему для охраны озеро и окружающую местность. Лура на этот момент уже находилась в гимназии. И теперь он охранял эту территорию вместо нее. Ками помогала, и всякий раз встречала его - выпрыгивая из зарослей. Стражу хорошо платили и у Генри появились деньги не только на пропитание и содержание няни, но даже на то, чтобы откладывать на черный день.
  
   Холодные капли резко ударили в лицо, приведя его в чувство и оставляя в стороне воспоминания. До озера добираться почти сутки, шлепая по лужам и грязи - этого хотелось меньше всего. Генри огляделся, кругом ни одной живой души, все стараются сидеть в тепле и уюте, пить чай и сплетничать о последних событиях. И правильно делают. Если бы не служба, он тоже сидел бы дома, забавляясь с Соу.
   Малышка всегда радовалась его возвращению, именно она давала силы на преодоление трудностей и на ожидание: чего? Он и сам не мог ответить на этот вопрос. Не смотря на его любовь и привязанность к крохе, Генри всегда чувствовал себя при девочке, нужным, но не родным человеком и не мог себе объяснить: почему чувство отчужденности проскальзывало между ними? Соу тосковала по маме, он это знал, но пока ничем не мог помочь. Иногда ему казалось, что девочка тоже ищет путь домой, блуждая во сне по неведомым дорогам и мирам.
   Генри вздохнул, кутаясь в плащ, - одиночество в последнее время давило на него, как никогда раньше, да еще очень хотелось найти выход, встретиться с Улем, вернуть Соу и, наконец, увидеться с Лурой, хотя бы для того, чтобы попрощаться перед дорогой. Межвременье так и не стало ему родным домом, он чувствовал себя в этом мире чужим.
   Передернув плечами, Генри соорудил портал, недолго думая, шагнул в него и оказался в одно мгновение у озера. И как раз вовремя. Ками, крадучись вышла к нему из зарослей, потерлась мокрой головой о ноги и вмиг, одним прыжком, скрылась среди листвы. Генри осторожно последовал за ней. Чужаков он почувствовал задолго до того, как увидел...
  
  
  
   Глава 14
  
   Генри пробирался осторожно ступая, стараясь производить как можно меньше шума. Затаив дыхание шел под барабанную дробь крупных капель дождя, что звонко отскакивали от листвы, спрыгивая в высокую траву, под ноги. Ками была рядом, он чувствовал её присутствие.
   Сквозь прозрачную пелену водного потока Генри разглядел два силуэта. Один из чужаков о чем-то громко говорил другому на непонятном наречии, тот же - молчал, не издавая ни звука.
   Пора, было заявить о себе, и Генри вышел из кустов. Неторопливой поступью он направился к прибывшим незнакомцам. При этом его правая рука легла на рукоять меча, а левая приготовилась к созданию боевых заклинаний на тот случай, если чужаки вздумаю оказать сопротивление или несогласие со своим препровождением к Эн. Только в этом случае Генри мог применить силу. По мере приближения он увидел, что один из чужаков дракон. "Вот только его мне тут не хватает", - подумал Генри между делом, вспоминая методы борьбы с драконами.
  
   Старик почувствовал удар, соприкоснувшись с землей, перевернулся на живот и не успел открыть глаза, как был придавлен сверху.
   - Крис, слезь с меня, негодник! - возмутился Силен, приваленный тяжестью дракона к мокрой траве. Тот осторожно поднялся, помогая старику встать на ноги. Посмотрел в глаза Силену, смущенно передал: "Извини, я не хотел".
   - Ничего-ничего, дружище! - похлопал его старик по голове. - Главное, у нас получилось!
   Он огляделся, повернувшись вокруг себя, подмигнул дракону.
   - Это здесь. Я уверен. Знакомый аромат растений, я их встречал только тут, местные называют их - купуасу. Прекрасные цветы, а плоды имеют весьма приятный вкус. Ммм, его невозможно забыть, - улыбнулся Силен, поддавшись приятным воспоминаниям.
   Ливень, правда, скоро вывел его из этого умиротворенного состояния:
   - Брр! Ну и погодка тут! - поежился старик, кутаясь в свой потрепанный, любимый жакет серого цвета, - Идем куда-нибудь, пока совсем не вымокли.
   И тут из зарослей к ним вышел человек в длинном плаще, капюшон закрывал почти полностью его лицо. Он медленно приближался, заставив намокших путников остаться под ливнем. В его движении чувствовалась скрытая угроза, и гневить этого человека очень не хотелось. Поэтому и дракон, и старик остались стоять на месте, нерешительно поглядывая по сторонам.
   - Мир вам путники! - поприветствовал их незнакомец, но его слова оказались непонятными для слуха только что прибывших. Тогда он повторил приветствие еще раз и тут услышал ответ:
   - И тебе мира.
   - Я страж этого места и по предписанию правительницы Межвременья, мне надлежит препроводить вас к ней.
   Силен и Крис многозначительно переглянулись.
   - Значит, я не ошибся, это - Межвременье? - уточнил Силен.
   - Да, верно.
   - Что ж тогда веди нас, страж, к своей правительнице. Нам очень бы хотелось с ней побеседовать только одна просьба: сделай это побыстрее, очень уж сыро у вас сегодня, правда, Крис? - старик подмигнул дракону, чтобы его немного подбодрить.
   - Не беспокойтесь, путь не займет много времени.
   Генри хотел было соорудить проход, как из кустов выпрыгнула Ками и бросилась со всех лап к нему. Её мокрая шерсть прилипла к бокам, а лапы разъезжались в стороны. Кошка огромными прыжками приближалась к ним. Старик, не ожидая увидеть рысь, приготовился дать бой зверюге, и стал в стойку. Крис тоже напрягся, но страж вовремя их успокоил:
   - Это со мной, - затем обратился к Ками. - Что случилось?
   Рысь развернулась и снова прыгнула к кустам, чуть поскользнувшись на мокрой траве, едва удержав равновесие, обернулась, заглядывая человеку в глаза, позвала за собой.
   - Ждите меня здесь! - не оборачиваясь, скомандовал Генри путникам, сам же стремительно кинулся за рысью в кусты.
   Силен пожал плечами и сплюнул под ноги.
   - Вот попали мы с тобой! Видно, не вовремя. Еще этот дождь, будь он не ладен. Я совсем промок, - ворчал он, хмуро поглядывая по сторонам. Дракон опустив голову, думал о чем-то своём.
  
   Генри бежал следом за Ками, едва различая её желтую спину среди листвы. И вдруг вылетел с ней на луг. Там, возле раскидистого дерева, стояла, едва держась на ногах... Лура. Девчонка была бледной и худой, её щеки ярко горели, глаза лихорадочно перебегали с Ками на Генри и обратно. Она слабо улыбнулась и рухнула на землю.
   Генри в несколько шагов оказался рядом:
   - Лура! Лу! Боже, да что с тобой?! - он тормошил девчонку, приводя её в сознание, но все попытки были тщетны. Она горела огнем, её дыхание было прерывистым, а тело сотрясалось от озноба.
   Генри бережно взял девушку на руки, прикрыл от дождя полами своего плаща и осторожно, боясь оступиться, вернулся с ней к чужакам. Ками шла рядом, с беспокойством заглядывая ему в глаза.
   - Ничего, Ками! Все будет хорошо, - успокаивал он скорее себя, чем кошку.
   Старик и дракон подбежали к появившемуся с ношей на руках стражу. Рыжие прядки волос Луры намокли, и Генри осторожно откинул их с её лба, дотронулся до него губами. Их обожгло, словно огнем.
   Силен, понимающе посмотрел на девчонку, затем протянул руку, потрогал ей лоб.
   - Да, плохи дела! - покачал он головой. - Девочке срочно нужен доктор или кто-то, кто ведает в медицине. Куда идем?
   - К правительнице, - ответил страж, не выпуская Луру из рук. - Мне нужно создать портал.
   - Да, конечно, - сказал Силен, и осторожно перенял ношу себе.
   Генри, освободившимися руками, соорудил проход. Затем, сбросил с себя плащ, осторожно переложил в него девушку, тряхнул темными волосами, убирая их с глаз, и снова взял Луру в свои объятья.
   Обернувшись к ошеломленным тем, что они только что увидели - Силену и Крису, позвал их за собой и первым шагнул в проход.
   - Это же... Лэнс?! - выдавил старик и поспешил в портал. Дракона уговаривать не пришлось, он уже шел следом, легонько повиливая хвостом.
  
  
  
   Глава 15
  
   Не открывая глаз и не приходя в сознание, оставаясь по ту сторону от окружающего мира, Лура все-таки почувствовала себя в безопасности, дома. Несмотря на недуг, ее окружало тепло родных стен. И хотя она не могла видеть встревоженных взглядов и слышать печальных вздохов, но ощущала заботу и наслаждалась любовью родных.
   После дня рождения, когда Луре исполнилось пятнадцать, нужно было пройти обучение в гимназии. Куда её и проводил Зор, объясняя по пути, как следует там себя вести. Но она пропустила его нравоучения мимо ушей, о чем потом пожалела и не раз.
   Серое высокое здание гимназии, окружал роскошный сад. Фруктовые деревья всех видов были собраны тут. Они буквально ломились под тяжестью плодов до земли, частично сбрасывали их под ноги. Видимо, садовник не успевал их собирать. Лура наклонилась и подняла несколько румяных яблок, затем сунула их в руки деду. На протест Зора, ответила:
   - Соу от меня передашь.
   - Ну, если Соу, то ладно, - проворчал он, пряча гостинец в заплечный мешок.
   В гимназии Луре не понравилось с первых минут пребывания. Девчонка была всегда свободолюбивой и какие-либо запреты, если и возникали в её жизни, то она всегда находила способ их обойти.
   Тут же сплошные правила, где главное слово - "нельзя". Учителя изо дня в день пытались вдолбить воспитанницам: "Девушка из порядочной семьи должна блюсти чистоту и смирение. Жена - это подруга для супруга, а не склочница. Посему надлежит держать себя в узде и никогда не перечить мужу, даже если он не прав"... От подобного рода нравоучений, Луре было поначалу смешно, поскольку они никак не укладывались в то, что она видела вокруг. Эти постулаты праведности - не шли ни в какое сравнение с тем, что преподносила жизнь. Если все время ходить с потупленными долу глазками, кивать и соглашаться, как марионетка, со всем, что делает муж. Да от такой жены, он сбежит на следующий же день после свадьбы.
   Но, когда девушка попыталась озвучить свои сомнения, ее самым бесцеремонным образом вывели из классной комнаты и заперли до вечера в какой-то клетушке, при этом забыв накормить обедом. Вот тут уж было не до смеха. Лура лупила кулаками в дверь и кричала о несправедливости, до тех пор, пока не отбила руки и не сорвала голос. Такое обращение девушке не понравилось, но никто её не просил вмешиваться в воспитательный процесс гимназии, а тем более ставить его под сомнение. Лура решила держать язык за зубами, но у нее это не всегда получалось. Раз за разом вместо обучения, девчонка получала наказания. За три месяца такой жизни - гимназия опротивела ей. И все же не это стало поводом для побега, а случайно подслушанный разговор. Лура шла в библиотеку и проходила мимо кабинета директора, когда её привлек разговор, доносившийся из приоткрытой двери.
   - Ох уж эта Лура, господин директор! Спасу нет от этой своенравной девчонки. Все она подвергает сомнению и поднимает на смех учителей и воспитателей на каждом занятии. Никакие наказания не действуют на эту баламутку! - распекала её главная воспитательница.
   - Мда, но что вы хотите от безродной девушки. И хотя она под покровительством самой госпожи Эн, все-таки без родительского участия, должного воспитания не достичь.
   - Да-да, господин директор! Вы правы. Без родителей - вырос настоящий волчонок и как ей дальше жить, ума не приложу. Впрочем, это не наше дело...
   Дальше она не стала слушать, убежала к себе в комнату и заперлась изнутри.
   "Я и безродная? Неужели дед и мама - чужие люди? Кто же я тогда? Чья? Нет, этого не может быть! Надо всё выяснить самой" - мысли лихорадочно путались в её голове, наскакивали друг на друга, сбивались в кучу.
   Девушка осторожно выглянула в коридор. Он был пуст. Лура сняла сандалии, переоделась в обычное платье, форму повесила в шкаф и потихонечку, выскочила в коридор. На цыпочках, прижимаясь к стене и прислушиваясь к шагам, пробежала мимо классной комнаты, столовой и лечебного кабинета, затем проползла на коленках под тумбой дежурного воспитателя и вылетела во двор. А там побежала по саду с такой скоростью, что только пятки сверкали.
   Перевела дух, когда оказалась за стенами гимназии. Потом скрылась среди пушистых кустарников, попала в объятья леса.
   - Свобода! - закричала она во все горло, и сама себе не поверила. Надолго ли? Что она скажет правительнице? Как вообще сказать ей о том, что узнала? А если это ложь?
   Луре очень не хотелось обижать Эн. Кто еще мог быть такой заботливой и нежной, требовательной и балующий её, как не родная мама? Кто?
   Шлепая босиком по лужам и принимая небесный душ, через день пути, девчонка поняла, что простудилась. Убегая, она и не подумала захватить с собой плащ и калоши.
   - До таверны еще сутки пути, а домой еще дольше. Что же делать? - рассуждала Лура, сглатывая слезы. Упасть здесь, в лесу, от горячки - было самоубийством. Никто не знал, что она сбежала. Скорее всего - никто. Вряд ли в гимназии хоть кто-то обеспокоился её исчезновением, а сообщить родным она не могла.
   - Ками! Ками!!! - закричала Лура что было сил, - Где же ты?
   Девчонка присела на корточки возле раскидистого дерева, её знобило, сознание уплывало, но она ловила его из последних сил и еле удерживала возле себя.
   Сквозь пелену дождя вдруг показались острые ушки и мокрая кошачья мордашка.
   - Ками, - тихо позвала Лура.
   Кошка в один прыжок оказалась рядом:
   - Лура? Как ты здесь оказалась?
   - Долго рассказывать. Ты можешь отвезти меня домой?
   Рысь пристально всмотрелась в девчонку:
   - Ты больна? Сама можешь идти?
   Лура встала, в голове зашумело, дрожь усилилась.
   Ками качнула головой:
   - Стой на месте! Я сейчас вернусь! - и исчезла среди мокрой листвы.
   Лура словно сквозь сон увидела приближающегося Генри, и тут силы оставили её насовсем.
  
  
  
   Глава 16
  
   Эн все еще не могла прогнать унылое настроение. Это благодаря ему, вот уже несколько суток, не переставая, плакало небо. Правительница почти не вмешивалась в природные условия Межвременья, лишь иногда вызывала чуть замешкавшийся и застрявший где-то по пути дождь, или, наоборот, звала солнышко. А тут... и хотела бы прекратить обрушившуюся на её мир сырость, но не находила в себе душевных сил, чтобы хоть что-то делать. Её переживания, воспоминания, которые женщина хранила на сердце много лет, внезапно выплыли из тайника души, и теперь она не справлялась с собой.
   Сегодня она встала рано, поскольку лежать в постели без сна было бессмысленно. Легкий аромат её любимого чая еще не выветрился из комнаты, когда за ней пришли.
   В дверь осторожно постучали:
   - Да, - ответила она на звук. Эн отдыхала в уютном кресле, пыталась вернуть себе душевный покой, прикрыла глаза, погружаясь в свои чувства.
   - Госпожа! - голос слуги показался взволнованным. Женщина открыла глаза. Так и есть, мужчина обеспокоенно смотрел на нее, нервно сминая складки длинного плаща.
   - Что случилось? - повела она плечами, поднимаясь с кресла и сбрасывая теплый плед с озябших ног. Он смутился под её взглядом и нерешительно произнес:
   - Вас ждут в зале, там... Лура, - брови женщины недоверчиво приподнялись.
   - Лура? Но...
   - Она, кажется... больна.
   Последнее слово слуги долетело до Эн уже на лестнице. Женщина бросилась из комнаты вниз, даже не захватив серебристый тонкий плащ, который скрывал госпожу от посторонних глаз. Её девочка, Лура, не могла появиться здесь без особой на то причины.
  
   Вся разношерстная компания вышла из портала напротив дома Эн. Генри постучался, старый слуга неспешно отворил дверь, но как только увидел Луру, быстро исчез в поиске правительницы.
   Красивая женщина приняла их в круглой зале. Она была взволнованна. Волосы, некогда черные, теперь с сизыми прядками, уложены вокруг головы в замысловатую прическу. Бледное лицо, словно выточено из камня - настолько правильными были его очертания, оживляли серые глаза. Они метнули тревожный взгляд, небрежно скользнули по Генри и остановились на Луре.
   - Девочка моя! - выдохнули её бескровные губы.
   Этот голос Генри не спутал бы ни с одним другим. Перед ними была правительница. Женщина провела рукой по лицу девушки и беспокойно обернулась, позвала слуг.
   Затем, извинившись, покинула своих гостей.
   Едва затихли шаги, как старик начал разговор:
   - Лэнс, что здесь происходит? И что ты тут делаешь?
   Генри повел плечами:
   - Вы меня с кем-то путаете.
   - Да?! - удивился старик, - Вот так дела...
   - А в чем дело?
   - Я знаком с тобой парень уже много лет, вернее, с твоей копией. А ты, значит, Генри?
   - Допустим.
   - Хм. А брата давно видел? - допытывался старик.
   - Я никого не видел и не знаю. Кстати, вас тоже, - резко ответил Генри, пытаясь отвязаться от надоедливого собеседника. Его на данный момент интересовало лишь самочувствие Луры.
   Из-за колонны, неслышной тенью, возник слуга, он передал Генри записку, тот тут же развернул лист и прочитал, небрежно набросанные слова:
  
   "Генри.
   Прошу Вас завтра утром прибыть в мой дом для важного разговора.
   Эн".
  
   - Как Лура? - спросил Генри слугу, едва скрывая беспокойство, и убирая записку в карман брюк.
   - Все будет хорошо, - заверил его тот и обратился к чужакам. - Прошу вас пройти со мной. Вам нужно переодеться и отдохнуть.
   - Ну, наконец-то, дошла очередь и до нас. Правда, Крис? - обрадовался старик.
   - Крис? - Генри недоверчиво посмотрел на дракона, потом на старика. - А вы - Силен, учитель Уля?
   - Верно. Мир тесен, не правда ли, мальчик? Я знаю тебя, твоих братьев, а ты ничего не помнишь, но знаешь моего Уля. Нам есть о чем побеседовать, не так ли?
   - Действительно, есть. Я хотел бы извиниться, неловко вышло...
   - Не стоит. Я понимаю, старый "прилипало" не дает прохода, - Силен улыбнулся и подмигнул Генри, - Мудрость приходит со временем. Ничего, сынок. Переживу. Мне бы только одежду поменять на сухую, да пожевать чего-нибудь.
   - Да, да, конечно.
   - Тогда, до завтра. Думаю, мы увидимся и поговорим за чашечкой чего-нибудь горяченького.
  
   По дороге домой (Генри прошелся пешком) он много размышлял. Новые события заставили его всерьез задуматься. Незнакомцы, свалившиеся на его голову, уверяли Генри, что давно с ним знакомы, но он не помнил прежней жизни. Короткие вспышки каких-то образов, неясных силуэтов, которые он видел иногда во сне, это всё, что осталось от прошлого.
   Дома Генри наконец-то снял мокрый плащ. Теперь он мог немного отдохнуть, поиграть с Соу и развеяться от тревожных мыслей.
   Девочка встретила его радостной улыбкой, обняла и крепко прижалась, словно боялась остаться одна. На малышку это было не похоже. Какая-то тревога ютилась в детском сердечке. Генри взял кроху на руки, отнес наверх и развлекал весь остаток дня, прерываясь только на то, чтобы поесть. Но даже тогда, девочка забиралась к нему на колени, и приходилось делить одну тарелку на двоих.
   Лея улыбалась семейному покою и взаимопониманию между ними. Вечером Генри отпустил няню домой, и взял все заботы о девочке на себя. Когда, утомленная дневными шалостями и играми, малышка уснула, он вытянулся рядом, охраняя её сон. Мысль о возможном расставании не давала покоя, и тревогой сжимала сердце. Наверное, это же чувствовала и Соу. Без нее его жизнь казалось бессмысленной.
   - Что же ты мне готовишь опять, судьба? - спросил он вслух, вздыхая, и, конечно же, не получил ответ. Сон подхватил его тяжелую голову и осторожно уложил на подушку.
   Утро должно было многое прояснить. Во всяком случае, Генри на это очень надеялся.
  
  
  
  
   Часть - III
  
   Глава 1
  
   Уль потерял счет времени. Его душа путешествовала вне стен заточения, а когда мальчик приходил в себя, то оказывался в полной темноте. Тогда он вновь закрывал глаза и мысленно звал на помощь. Звал, но не мог дозваться. Сколько он здесь? Холодно, сыро и темно... Послышались гулкие шаги, голоса:
   - Где он? - в голове мальчика этот вопрос прозвучал, слишком резко, разрывая болью сознание на мелкие острые осколки.
   Кто-то дотронулся прохладной ладонью до его лба:
   - Да, он весь горит!
   Парнишку взяли на руки и куда-то понесли вдоль темного узкого коридора. В очередной раз Уль потерял сознание.
  
   Жарко так, словно находишься в раскаленной печи, тело - не слушается, невозможно пошевелить рукой, чтобы вытереть липкие дорожки пота, скользящие по лбу и щиплющие глаза. Уль медленно приоткрыл тяжелые веки, огляделся: мягкая постель, серые подушки, стены, потолок. Небольшая кровать приветливо приютила его и согрела озябшее тело. Тяжелое шерстяное одеяло и еще что-то массивное, наваленное сверху - мешало дышать, придавливая парнишку к мокрой горячей простыне.
   - Пить! - выдохнул Уль потрескавшимися губами. Но его не услышали. Он набрал побольше воздуха в легкие и повторил просьбу. Послышались приглушенные шаги. Мальчик закрыл глаза. Слабость навалилась и окутала, поманила за собой. Сопротивляться не было сил.
   - Ох, деточка, моя! - бабушкин добрый голос он узнал бы из тысячи.
   - Бабушка!
   - Ш-ш-ш! Молчи, милый! Молчи! Слабенькой какой! Я тебе чаек заварила, он поможет. Вот, родимый, выпей!
   Бабушка протянула ему глиняную дымящуюся кружку. Помогла его слабым рукам поднести чай к губам. Горячая, но не обжигающая - влага приятно растеклась по пересохшему горлу. Чуть горьковатая, пряная жидкость, с терпким запахом, наливала здоровьем его слабое тело.
   - Мать-и-мачеха! - улыбнулся Уль, он не мог забыть вкус этой лечебной травы, которая так часто спасала его маленьким от простуды. Мальчик зевнул и навалился на подушки, сон увлек его в светлые грезы.
  
   Лэнс бесился, нервно вышагивая по небольшой комнатушке лесного неприметного домика, используемого его другом детства Тором, во время сбора трав или охоты для ночевки, и было от чего:
   - Тор! Тебе ничего нельзя доверить!
   - Я же выполнил, что ты просил...
   - Но как?! Мальчишка простужен и чуть жив. А если он умрет? Где и у кого я тогда узнаю правду?
   - Друг мой, не сердись, он будет жить..., обещаю, - огромный детина виновато склонился перед Лэнсом, почти касаясь земляного пола взлохмаченными копнами неизвестного цвета волос.
   - Ну, смотри, Тор! Если с ним что-то случится... тебе не сносить головы. Я сдам тебя королю без промедления!
   С этими слова Лэнс выскочил прочь в темноту сырой ночи. Дождь шел уже несколько суток, и как нельзя, кстати, передавал унылое настроение. Хотелось верить, что в этот раз у него хоть что-то получится. Нельзя было потерять мальчишку, никак нельзя!
   Почему-то всегда в его жизни всё складывалось не так, как он планировал.
   Далеко не так...
   Любовь отца, любимой - всё принадлежало старшему брату. Со временем он возненавидел удачливую копию себя. И однажды совершил то, о чем не жалел до сих пор - занял место брата, но любовь так и не получил.
   Странно, почему?
   Отец, казалось, все понял, но играл по его правилам, только отеческую заботу дарил также крохами, как и раньше.
   Или ему это казалось?
   Мальчишки поменялись местами. Но никто из близких об этом не догадался. Все несколько месяцев искали несчастного Генри, пропавшего среди многочисленных временных коридоров, а он всегда был рядом и исполнял роль убитого горем Лэнса. На тот момент он думал, что стоит только забрать имя брата, изменить цвет глаз и весь мир повернется в его сторону. Но он другой и всегда был другим, уступал брату в красноречии, озорстве, умении владеть магическими силами, знаниями. Братья отличались только цветом глаз: у Лэнса - серые, у Генри - черные. Вот с этим ему пришлось повозиться. Нелегко из черных сделать светлые глаза, но зелье, приготовленное с помощью Тора, который лучше него разбирался в травах и составах снадобий, - на время спасало его от этой проблемы - два дня можно было чувствовать себя спокойно. К тому же редко, кто запоминает цвет глаз своего собеседника, даже родные люди не всегда помнят об этом. Теперь он позволял себе прямой взгляд только тогда, когда был уверен, что это можно сделать без последствий - с незнакомыми людьми. Он стал Лэнсом, а брата выкинул из своей жизни раз и навсегда. Казалось, что случилось все так, как давно хотел, как мечтал ночами, прогоняя мрачными думами светлые сны.
   Но удача и сейчас обходила его стороной, эта капризная леди не хотела с ним дружить.
   И в этот раз она его подвела. Глупец Тор всё испортил: похитил и спрятал мальчишку в старый колодец, где тот простыл. И теперь что-либо узнать - не представлялось возможным до полного выздоровления ребенка. Иначе, можно было запутаться в его сновидениях, галлюцинациях, а крохи правды, среди болезненных видений, практически не найти.
   Времени, вечно ускользающего, бегущего, закручивающего в водоворот событий - у Лэнса было слишком мало, мальчишку могли обнаружить в любое мгновение. Он лишь надеялся на умение Тора подбирать нужные травы, чтобы быстрее вылечить Уля.
   Оставалось только ждать... дни, может быть, недели.
  
  
  
  
   Глава 2
  
   Первое солнечное утро за много-много дней. Генри потянулся, зевнул. Пора вставать.
   Соу еще спала, обхватив его шею ручонкой. Он осторожно освободился, соскользнул с кровати, нацепил халат, тапки и протопал вниз по лестнице.
   На кухне витал запах кофе - Лея готовила завтрак. У нее имелся собственный ключ от дома. На тот случай, если Генри придется по долгу службы задержатся, няня принимала всю заботу о девочке и доме на себя.
   - Лея?
   - Доброе утро, Генри! Ваш завтрак готов, - поприветствовала его няня.
   - Спасибо, Лея. Но...почему вы здесь? Я не думал, что увижу вас так рано.
   - Скорее поздно, Генри, уже довольно много времени. Вы с девочкой так сладко спали, что я не решилась потревожить ваш сон.
   - Правда? - Генри оглянулся, настенные часы показывали без четверти девять. Его привычка вставать не позднее семи утра сегодня почему-то решила взять выходной.
   - Ух, ты! - удивился он, подмигнул Лее. - Не припомню, когда я в последний раз так поздно вставал.
   - Я слышала, вы сегодня приглашены к правительнице для беседы.
   Генри удивленно приподнял брови. Он, конечно, знал, что слухами земля полнится, но чтобы так быстро...
   Хотя, если каждый второй из жителей маг, то стены вряд ли могут удержать секреты, даже если на них лежит охранное заклинание. Любой запрет можно обойти, если действовать умно и слаженно. Генри в этом убеждался сам и не раз.
   Поэтому он не стал расспрашивать няню о том, как она узнала о его планах. Только качнул головой в знак согласия, отпивая наивкуснейший обжигающий напиток из любимой чашки, приглашая женщину к продолжению разговора.
   - Я немного беспокоюсь за вашу девочку. Она в последнее время очень взволнованна, постоянно находится в ожидании чего-то. Смотрит на дверь, прислушивается к шагам. Даже на прогулке Соу постоянно о чем-то тревожится. Что происходит, Генри? Вам угрожает какая-то опасность?
   - Я бы и сам хотел знать, Лея, что происходит, - ответил задумчиво Генри. - Возможно, сегодня мне и удастся что-то выяснить.
  
   Он взял Соу с собой. Как только проснулась, малышка попросилась на руки, и ни за какие сладости и уговоры не хотела его отпускать одного.
   Ну, что тут поделаешь? Генри не любил слез, особенно он не выносил детский плач.
   Соу немного успокоилась и даже улыбнулась пару раз, пока они шли вдоль Зеленой улицы (малышка самостоятельно топала рядом, крепко держась за его указательный палец) и приветливо здоровались с соседями. Завернув за угол, маг создал портал и взял кроху на руки. Юркнув в проход, они скрылись от любопытных глаз, в одно мгновение оказались в круглой зале, где их уже ждала Эн.
  
   - Генри! - женщина встревожено заглянула ему в глаза, было в них что-то такое, отчего у него перехватывало дыхание. - Наконец-то!
   Эн вызвала слуг, позвонив в серебряный звонкий колокольчик. Две, уже знакомые ему, девушки выплыли из-за колонн и почтительно склонились перед правительницей.
   - Они позаботятся о девочке. Идем, - сказала она, увлекая Генри за собой. Они вышли в дивный сад (полный, кружащих голову ароматов неизвестных ему цветов) который оказался за стенами дома. Возле увитой плющом беседки их ждали Силен и Крис. Дракон еле помещался в тесном дворике, не зная, куда деть свой неугомонный хвост, стараясь ничего не повредить, виновато озирался по сторонам.
  
   - День добрый! - поздоровался Генри с гостями Эн.
   - И вам добрый! - ответил старик, прищурившись на солнце.
   Эн, заметив неловкость Криса, развела руки в стороны, и беседка расширилась до нужных размеров. Гости удобно разместились на ковре из мягких подушек, предусмотрительно разложенных на деревянном полу беседки.
   Силен, поблагодарив правительницу, начал свой рассказ, из которого следовало, что Генри - сын волшебника, пропавший во временном потоке много лет назад. Его долго искали, но, к сожалению, так и не нашли. Еще его отец, Эндж (при упоминании его имени, Генри заметил, что Эн побледнела) за что-то проклял родителей Соу. За что толком никто не знает, но теперь малышка не может с ними видеться до того времени, пока не выйдет из возраста младенца. Это Генри уже было известно от Уля.
   Новым для него оказалось то, что его брат - близнец - Лэнс как-то замешан в этом деле.
   - И еще, - продолжал Силен. - Мы с Крисом пришли сюда намеренно. Нам нужно, чтобы Генри помог освободить Уля из рук похитителей. Что им нужно от моего мальчика, я не знаю, но догадываюсь, что это как-то связано с Соу. Разрешит ли великая правительница, раньше указанных сроков покинуть нам Межвременье?
   Старик замолчал, выжидая ответ. Повисла густая тишина. Эн задумалась и никто не смел потревожить её.
   Генри эта красивая женщина казалось смутно знакомой, словно бы он встречал её раньше, только забыл когда. Её образ пытался выплыть из памяти, но та упорно удерживала его в своих глубинах.
  
   Через некоторое время правительница спросила:
   - Генри, что ты думаешь? Хочешь ли встретиться с братом и помочь в поисках мальчика?
   Генри не спешил с ответом. С одной стороны он, конечно, хотел найти Уля, мальчишка был дорог ему. С другой - как оставить Соу одну? Тем более, что малышка чувствовала разлуку и без слёз тут сложно было что-то решить.
   Хочет ли увидеться с братом? Почему-то этот вопрос ставил его в тупик. Наверное, он хотел бы встретиться с родным человеком, но почему-то не чувствовал в себе этого желания.
   Пока он раздумывал, за стенами беседки полыхнул яркий свет и через узкую полоску - проскользнула хрупкая темноволосая девушка, на вид - лет двадцати. Её каштановые прямые волосы доходили чуть ниже пояса - густой шапкой обрамляли дивное белоснежное личико. Теплые, словно бархатные, фиалковые глаза скользнули по Силену, Крису, изумленно задержались на Генри и осторожно встретились с Эн.
  
  
  
  
   Глава 3
  
   Девушка приветливо улыбнулась и произнесла мелодичным, красивым голосом:
   - День добрый! Мир вам люди Межвременья!
   Генри удивился тому, что она разговаривала на понятном ему наречии, словно бы являлась местной жительницей. Его заворожила эта незнакомка, а при звуке её голоса, сердце почему-то замерло и пропустило один удар.
   Эн вышла из беседки и поприветствовала гостью:
   - И тебе мир, добрая путница. Я правительница этой земли - Эн.
   Девушка легко присела в реверанс. Затем произнесла:
   - Я - Августа, - тут она замолчала, затем продолжила, подбирая слова. - У меня довольно высокое положение в обществе моего мира, но я думаю, что здесь - это не имеет никакого значения.
   - Верно, Августа. В Межвременье главное - кем ты являешься, а не то - что представляет собой твое положение. Что привело тебя в мой мир?
   - Я пришла за племянницей - Соу, которая, судя по сигналу, исходящему от её амулета, живет где-то здесь.
   Генри ловил каждое слово незнакомки. При её последних словах, сердце сдавила боль предстоящей разлуки.
   - Тогда, Августа, вы, должно быть, знакомы с присутствующими, - спросила Эн, отступая в сторону и указывая рукой на беседку.
   Девушка ещё раз внимательно всех осмотрела и произнесла:
   - Да, я знаю Силена и его дракона, а Лэнс - мой двоюродный брат. Не знала, что он уже здесь. А где девочка?
   - Всему свое время, - произнесла задумчиво Эн. - А сейчас, давайте все немного побеседуем за чашечкой чая.
  
   Как выяснилось, Августа нашла Соу по её амулету-звезде.
   Оказывается, их детям (жителям мира Ра) до десятилетнего возраста по закону нельзя снимать амулет. На случай, если ребенок теряется, родители легко могут его найти, стоит только мысленно настроиться на кроху, и от украшения пойдет сигнал - едва уловимая мелодия детского смеха.
   Любая мать или отец - услышат голос своего ребенка, где бы тот ни был, если между ними есть связь - наложенные при рождении узы.
   Когда же у малыша нет родителей по тем или иным причинам, то эти узы может наложить любой из родственников, отвечающий за его воспитание. Чужой человек тут бессилен.
  
   - Но ты ведь не мать Соу, не так ли? - спросила Эн.
   - Да, это верно, но у нас с Венерой, мамой девочки (объяснила Августа для правительницы), не было другого выбора. Им нельзя видеться. Раньше между ними были узы, а после того, как Соу попала в Межвременье, узы оборвались.
   - Это место не терпит привязанностей, все верно. В мой мир можно попасть - только утратив все возможные узы и условности.
   - Я узнала о Межвременье из старых книг. Это место описывают в легендах, но мало кто знает сюда путь.
   - И это верно, - согласилась с гостей Эн, давая ей возможность, продолжить свой рассказ.
   - Я предположила, где может находиться Соу, и мы попробовали с Венерой - единственно возможный вариант. Она переложила на меня материнскую сущность - это сложный ритуал, который нам, к счастью, удался. Теперь у девочки по её интуитивным чувствам - две мамы. Затем, я выстроила путь, используя интуицию и волны, идущие от амулета Соу. И вот я здесь, чтобы забрать девочку на воспитание до того момента, пока не смогу вернуть её законным родителям. Могу ли я увидеть малышку?
   - Да, конечно. Девочка, действительно, живет уже несколько месяцев в Межвременье. Если Соу согласится уйти, я не стану вам препятствовать, - сказала Эн.
  
   - Я стану. Я против того, чтобы Соу забирали отсюда, - подал голос Генри, который хоть и не вмешивался в беседу, очень внимательно прислушивался к разговору. Силен и Крис, недоуменно переглянулись, они предпочитали пока не встревать - незачем. Словно в театре, события перед ними развивались с новой силой.
   - Лэнс?! - удивилась девушка, - Но ведь это твой первоначальный план. Ты же сам хотел, чтобы дочь Маркуса воспитывалась у меня. А теперь - против?
   - Да.
   - Я ничего не понимаю! - изумленно произнесла Августа, откинув волосы легким движением красивых пальцев назад, она смотрела на него во все глаза. А он... почти утонул в них.
   - Я не Лэнс, - Генри.
   - Генри? Но ты же...
   - Исчез? Видимо, пришло время вернуться, - усмехнулся он, едва вырвавшись из фиалкового плена. - Зная, всё, что случилось за последнее время, у меня есть причины не доверять никому. Тем более своим родственникам.
   - Даже матери? - тихо спросила Эн. Она стояла очень близко и её вопрос был адресован только ему. Никто из присутствующих не услышал и даже не заметил, как легко тот слетел с её сомкнутых губ. Генри посмотрел на Эн пристально и вдруг понял, кого она напоминала. Он машинально потянулся рукой к своему кулону. Правительница заметила этот жест и остановила его, дотронувшись до руки. Посмотрела в глаза сыну, затем сказала:
   - Не нужно. Я - та, о ком ты сейчас подумал. Нам предстоит нелегкий разговор, но не здесь.
  
  
  
  
   Глава 4
  
   Впервые он был в её покоях. В уютном мягком кресле, можно было на время забыться, откинувшись, погрузиться в воспоминания, слушая приятный голос Эн. Она поведала ему историю своей жизни. Он слушал, не перебивая и не спрашивая ни о чем. Она закончила свой рассказ и замолчала, давая возможность ему осмыслить сказанное. Чуткая тишина повисла в комнате, и только огонь, слегка потрескивая в камине, нарушал её.
   Генри растворился в тишине. Не хотелось думать, еще больше не хотелось верить в услышанное. Воображение рисовало перед ним картины событий, он словно смотрел на то, что происходило с ним, с братом, с матерью и отцом - со стороны. Порой, правда - хуже лжи. К ней тяжело привыкнуть, а осознать и научиться жить заново - почти невозможно.
   - Мальчик мой, о чем ты задумался? - легкая прохладная ладонь легла ему на плечо.
   Он обернулся, Эн успела встать с кресла и теперь стояла за его спиной, нервно покусывая губы. Генри встретился с ней взглядом и, качнув головой, произнес:
   - Я не знаю: кто я и как мне жить дальше... Моя память - упорно отказывается возвращаться. Невероятно, но даже собственное имя - теперь мне не принадлежит. - Одним движением он снял с себя медальон и положил его перед собой на хрустальный круглый столик с резной красивой ножкой. - Не могу больше называться Генри, а Лэнсом - не хочу. Я теперь - никто.
   - Мне жаль, что я причинила тебе боль... Сынок, всё вернется на свои места.
   - Я не уверен в этом. Всё, на чем держался мой мир - рассыпалось прахом несколько мгновений назад. Теперь, я понимаю, почему одновременно хотел узнать о себе и боялся, что эти знания окажутся не такими, как рисует воображение.
   - Лэнс, прости меня.
   Он вздрогнул, когда она назвала его по имени.
   - Нет, я не Лэнс, как и ты уже не Луиза, - встретил её полный горечи взгляд. - Не вини себя, ма...ма, - он споткнулся на этом слове, попробовал его на вкус, приятное чувство растеклось теплом в сердце.
   - Ты назвал меня - мамой, - робкая слезинка скатилась по щеке Эн. - Я так давно хотела это услышать, так давно.
   Он встал, обнял её, нежно привлек к себе.
   - Я надеюсь, что жизнь образуется, и я смогу называть тебя так, как ты этого заслуживаешь, - прошептал он, вдыхая аромат её волос, - а пока..., мне нужно побыть одному. Хотя бы несколько часов - привести свои мысли в порядок.
   - Хорошо мой мальчик. Но ты не можешь оставаться без имени. Как мне называть тебя? Быть может - Ловел - это имя твоего деда. Оно идет по обычаю таро вторым. Чтобы у твоей силы была опора предков, я назвала тебя Лэнс Ловел Уилс.
   - Ловел? Что ж, я не против.
   - Твой брат унаследовал имя отца - Генри и фамилию Уилс. Ему не дано познать силу Луны.
   - Возможно, именно это и мучает его больше всего. Я все время думаю, почему он решил избавиться от меня? Но не нахожу другого ответа на этот вопрос.
   - Не спеши с выводами. Стоит спросить Генри, что он думает и почему все случилось так, а не иначе. Пообещай мне, что не причинишь ему вред.
   - Вред? А то, что он сделал со мной, как ты это назовешь? Благо?
   - Быть может, он виновен лишь отчасти в твоих бедах, мой мальчик. Мне кажется, что Эндж стоит за всем этим. Вот кого нам стоит опасаться. Возьми медальон, Ловел. Я хочу, чтобы ты сам передал его Генри. Возможно, тогда он вспомнит меня. Я бы очень хотела, чтобы ваши судьбы сложились по-другому. Если есть хоть один шанс у Генри быть прощенным - позволь ему его получить.
   - Я попробую. Скажи, ты можешь присмотреть за Соу в мое отсутствие?
   - Да, конечно.
   - Не отдавай её Августе. Не могу доверить ей девочку, пока не могу. Я привязался к малышке, и её судьба зависит от меня. Не хочу рисковать. Ты понимаешь?
   Эн кивнула, отстраняясь от него:
   - Не беспокойся, сынок.
   - Спасибо. Эта девочка - самое дорогое, что осталось у меня, - сказал он, надевая медальон и, прощаясь с матерью, поцеловал её в щеку.
  
   Послышались тихие неуверенные шаги за спиной. Он обернулся, в проеме двери показался силуэт Луры.
   - А я? Как же я? Я больше не дорога тебе?
   Девчонка, пошатываясь, вошла в комнату Эн и встала напротив него.
   - Лура, ты почему встала?! - Ловел хотел подойти к ней, но девушка уколола его взглядом. Столько в нем было укора и внутренний борьбы, что он невольно остановился на полпути.
   - Девочка моя! - бросилась к ней Эн, но Лура отстранилась от её объятий.
   - А ты?! Обманщица! - выкрикнула она в лицо правительнице. - Я скажу сейчас - всё, что думаю о вас. Я слышала. Я знаю, что мне не следовало это делать. Но как по-другому узнать правду? Ты все скрывала от меня. Я тебе не дочь. Ведь так? Так?
   - Лура успокойся и выслушай меня. Всё совсем не так, как ты подумала.
   - Не так? Все знают правду, даже учителя в гимназии насмехаются надо мной, а я не знаю. Горжусь своей матерью. А у меня её вообще нет, и никогда не было! А ты молчишь? Лучше бы я умерла, чем так!
   - Лура! Перестань! Что ты такое говоришь? - попробовал вмешаться в разговор Ловел и только еще больше раззадорил девчонку.
   - Что я говорю? Я НЕНАВИЖУ ВАС! Вы играете мной, как куклой, а я...я - ЧЕЛОВЕК! - всхлипнула она и выбежала, с силой хлопнув дверью.
   Эн кинулась следом:
   - Лура! Подожди!
   Но той след простыл, лишь гул её быстрых шагов, раздавался под сводами дома правительницы.
   - Я догоню! - выкрикнул Ловел и в одно мгновение скрылся с глаз Эн, сбегая по крутым ступеням лестницы в погоне за Лурой.
  
  
  
   Глава 5
  
   Он почти догнал её. Поймал за руку и тут же провалился в черную дыру, закружил в потоке ледяного воздуха и выпал из узкой щели, едва протиснувшись в нее. Скатился по мокрой траве и придавил Луру собой.
   - Слезь с меня! - тоненько завопила она, словно бабочка затрепыхалась под ним. Он осторожно встал, высвобождая девчонку из невольного плена своего тела.
   Огляделся. Кругом какие-то скалы, поросль гибкой травы и кое-где высокие тонкие стволы деревьев, словно острые иглы - тянутся к небу.
   - Где мы? - спросил он, не понимая, как оказался в этом странном месте.
   - Не знаю, - пожимая плечами, ответила Лура.
   - Но как мы оказались тут? Твоих рук дело?
   - Да, наверное...
   - Наверное?! Куда мы попали - хоть это ты знаешь? Нам, чтобы выбраться отсюда, нужно точно знать - где мы?
   - Я слишком рассердилась и совсем не подумала, что отсюда еще и выбраться нужно.
   - Вот так значит?!
   Он хотел придушить её своими руками. Снова вляпались - не пойми во что. Она "рассердилась" - ну, надо же!
   - Постой. А как ты вообще это проделала и что это было. Ты же, насколько я помню, не обладаешь магическими навыками. Или за три месяца, пока мы не виделись, что-то с тобой случилось, чего я не знаю?
   - Генри... я... Три месяца, мне показались тремя годами. И...потом они сказали про Эн. Я только хотела знать правду. Я так соскучилась! Не знаю, что на меня нашло. Словно не я это все делала. Прости меня.
   Лура выглядела такой подавленной, что он не мог дальше сердиться на нее. Подошел, поднял теплыми большими ладонями её острый подбородок к небу, заглянул в виноватые глаза:
   - Ладно, сердилка, - улыбнулся, чмокнув в лоб. - В гневе ты - страшная сила! И все же, как ты смогла сделать портал?
   - Просто. У мам..., - она осеклась и спустя мгновение продолжила, - у Эн есть всякие скляночки с зельями для таких неумех, как я. Например, мой дед - Зор. Он часто выполняет разные поручения правительницы - но он - не маг. Пьет зелья, чтобы возвращаться через портал и еще всякие штучки проделывает. Вот я и захватила одну с собой. Выпила перед тем, как к вам войти. А потом...сам знаешь - все случилось - так быстро... Я не хотела, честно.
   Он услышал легкий рокот её желудка и усмехнулся: "Вот глупыха - склянку она прихватила, а поесть и не подумала. Как только еще на ногах держится?"
   Вслух же спросил:
   - Есть хочешь?
   - Немного, - смутилась Лура.
   - Ну что же, тогда попробуем организовать что-то вроде обеда.
   - А ты и это умеешь?
   - Лея научила. Она часто для Соу разные вкусности доставала из воздуха. Нужно только, чтобы в этой местности хоть кто-то живой был, и чтобы у него имелось что-то на обед, - подмигнул он Луре и сосредоточился на магии.
   Через некоторое время в одной руке у него появился чуть подгоревший окорок, в другой - кусок хлеба.
   - Вот, не королевский обед, конечно, но нам сгодится, - протянул он девчонке продукты.
   - Ты оставил кого-то без еды?! - возмутилась она. - Я не буду это есть!
   - Ну, что ты? Конечно, нет! Просто скопировал для тебя. Ешь, не бойся, я же не вор, - улыбнулся он, успокаивая Луру.
   - А ты? - спросила она, откусывая хлеб.
   - Я успел позавтракать. Ешь. Мне нужно подумать, как вернуться.
   Он знал, что в такой ситуации можно дать в пространство мысленный зов, и если поблизости есть кто-то из знакомых магов, они могут помочь выйти на нужный путь. Вот, где не помешал бы проводник. Но в Межвременье их не водилось. Каждый маг сам может проложить свой путь, а простым людям, живущим в мире Эн - этого не требовалось. Они ждали, когда откроются двери "цикла времени", чтобы посетить любой из миров. Вернуться обратно, оказывается - как сейчас объяснила Лура, можно с помощью зелья, дарующего на время магическую силу.
   Он присел в траву, закрыл глаза, отпуская сознание, и только хотел переключиться на магические волны, как посторонний звук вырвал его обратно в реальность.
   Лура держась за ветку колючего дерева-иглы, извергала из себя только что поглощенный завтрак. В одно мгновение он оказался подле нее. Выхватил из воздуха кувшин с водой и, обхватив девушку одной рукой за талию, помог ей устроиться на траве, умыл прохладной водой, дал напиться.
   - Мясо было плохо прожаренным?
   - Да, наверное, - кивнула она, пряча взгляд, - Лучше фрукты наколдуй.
   Он вынул яблоко и гроздь винограда, протянул их Луре. Она робко надкусила фрукт и не спеша проглотила кусочек, прислушиваясь к себе.
   - Не знал, что у тебя такой нежный желудок.
   - Это, наверное, после зелья, - пожала она плечами, - Я думаю, что скоро пройдет.
   - А твоя болезнь?
   - Не беспокойся. Эн умеет лечить. Я здорова.
   Ловел с сомнением посмотрел на нее, но не стал спорить. Как уже убеждался не раз - это бесполезно, девчонка слишком упряма.
  
  
  
   Глава 6
  
   Тор склонился над мальчиком. Уль спал, дыхание - ровное, на щеках - румянец. Но не тот, что раньше, когда лихорадка сотрясала тщедушное тельце. Долго же пришлось с ним повозиться. Кроме того, что болезнь крепко прицепилась к парнишке, так он еще и сам не стремился выздоравливать. Помогал своей хвори завладеть им полностью.
   Зачем?
   Наверное, догадывался, что его ждет.
   - Выздоравливает! - обрадовался зельевар, не столько тому, что мальчику легче, а сколько тому, что Лэнс наконец-то будет доволен им. Тот время от времени забегал в хижину, справиться о здоровье ребенка, затем вылетал - хлопал дверью. Бесился, не зная, куда себя деть от беспомощности.
   Тор терпел его выходки. Пока терпел. Он ведь знал, кто на самом деле прыгает перед ним и угрожает - беспомощный и хилый, не способный к магии - Генри. Он никогда ничего не умел и всегда просил помощи у того, кто по-настоящему мог прослыть великим магом, но попросту не хотел.
   Тор жил в самой обычной семье рыбака. Его мать сильно болела, и отец не решился у нее отнять единственную радость - сына. Поэтому дар мальчика скрыли от властей и не отдали его в магическую школу. После смерти матери, необходимость в обучении Тора отпала сама собой. Читать он научился рано. Мальчик всегда тянулся к знаниям и сам выискивал нужные рецепты из старых книг, пробовал готовить отвары и зелья. Отец не мешал ему, пропадая месяцами в море, чтобы хоть как-то сводить концы с концами, ловил рыбу - добывал пропитание для себя и сына. Парнишка целыми днями был предоставлен самому себе.
   Он познакомился с сыновьями великого мага случайно. Как-то они, играя невдалеке, забрели в его хижину, в которой он сейчас лечил Уля. С тех пор это место для мальчишек стало одновременно и убежищем и местом игр, затей, мечтаний. Лэнс всегда что-то придумывал, никогда не унывал. Генри, обычно, поддерживал брата во всех начинаниях. И хотя близнецы росли в роскоши, а Тор не был им ровней, но их сблизила общая беда, они тоже росли без мамы. Эндж время от времени куда-то пропадал, оставляя сыновей на попечение своего брата-короля. Близнецы часто гостевали при дворе. Иногда они брали Тора с собой. Походя учили его этикету, давали читать книги из королевской библиотеки. Это было счастливое время!
   Потом он научился многому из тех книг, которые для него приносил Генри, украдкой стаскивая их из библиотеки своего отца. В благодарность за это, Тор давал другу свои зелья. Однажды, Генри попросил его об одной услуге в обмен на старинную книгу. Парнишка тогда и не подозревал, что ему это будет стоить на самом деле.
  
   Собирать луговые травы, экспериментировать с болотными растениями, готовить всевозможные отвары - вот, что всегда привлекало Тора.
   Этим он и занимался в тот день, когда к нему в хижину заглянул Эндж. Все вокруг знали, что тот в родстве с королем, но отказался от власти, ради магического искусства. Парнишка испуганно отошел вглубь комнаты, пропуская незваного гостя.
   Эндж осмотрелся и взглянул Тору в глаза. Казалось, что его взгляд добрался до самого потаенного уголка души. Мальчишка затаил дыхание, но не зажмурился (хотя очень хотелось), а смотрел, не отрываясь, на золотые пуговицы черного костюма мага, в которых видел свой страх.
   - Так вот, где живет лучший друг моего сына, - проговорил через некоторое время с презрительной усмешкой Эндж. Хижина с облупленными серыми стенами, провисающим потолком, в котором местами виднелись дыры и давно не мытыми полами - вряд ли могла произвести хорошее впечатление на столь изысканного господина.
   Тор молчал, боялся что-либо сказать в ответ.
   - Молчишь? Правильно делаешь. Молчание - золото. Сколько заплатил тебе мой сын за молчание? - взвился коршуном Эндж, взглядом прожигая юную душу.
   - Я не ... не понимаю...
   - Не понимаешь?! Не понимаешь? - Эндж смотрел на него так, как будто хотел раздавить, но почему-то не мог это сделать.
   - Нет, - мотнул головой Тор, пряча взгляд.
   - Ладно, - сменил тон Эндж, - Видно, мне не добиться от тебя правды. Ты настоящий друг для Генри.
   Тор вздрогнул, пытаясь скрыть беспокойство. Он понял, что волшебник узнал о подмене братьев. Хотя они с Генри очень старались превратить его в Лэнса. Неужели не удалось?
   Эндж сделал вид, что собирается уходить и вдруг схватился за сердце, оседая у двери.
   - Что с вами? Вам плохо? - засуетился вокруг мага парнишка.
   - Воды...- прохрипел Эндж бледными губами.
   Тор рванул через кухню, сшибая все на своем пути, зачерпнул ковшом воду из бочки, что стояла возле печи, и вернулся назад.
   Маг сделал несколько крупных глотков и, протягивая ковш, тихо спросил:
   - Где вы закопали его тело?
   - Мы не закапывали, он упал с моста, - проговорился Тор от испуга.
   Эндж резко поднялся, схватил мальчишку за руки и, встряхнув, спросил:
   - Куда вы направили Лэнса? Куда?!
   - Я не знаю! - заорал Тор, - Они о чем-то спорили на мосту. Я держал портал открытым. Генри просил, он же не умеет, а потом Лэнс слетел вниз. Я, правда, не знаю, куда... честно!
   - Я тебе верю, - отпустил его Энжд и выпрямился, направляясь к двери.
   - И что теперь будет? - робко спросил Тор.
   - Пока ничего...живи! - ответил, не оборачиваясь, маг и растворился за дверью.
   Больше Эндж не приходил и никак не выдавал того, что знает правду. Генри и не подозревал о том, что его отец все понял. Тор по-прежнему предпочитал молчать и ни во что не вмешиваться. Ему это удавалось до того дня... когда случилось непоправимое. И теперь он вынужден повсюду ходить с лже-Лэнсом и выполнять все его поручения.
   Тор тяжело вздохнул, во всяком случае, он никогда никому не причинял зло намеренно, только по недоразумению.
  
  
  
  
   Глава 7
  
   Девчонка спала у него на груди, посапывая куда-то под мышку. Было немного щекотно, и все же он не потревожил её сон. Лура - еще слишком слаба, не оправилась от болезни и немного не рассчитала свои силы. Уснула на полпути.
   Ловел усмехнулся своим мыслям. Расположившись на мягкой, успевшей высохнуть от утренней росы траве, подложив одну руку под голову, второй осторожно обнимая девчонку, он жмурился, вглядываясь в небо. В очередной раз в его жизни все стало с ног на голову, а может быть - наоборот, наконец, все приходит в норму. Мозаика из размытых в памяти образов постепенно складывается в картинку, пусть еще не совсем видимую и четкую, но уже довольно целостную. Осталось только вспомнить что-то важное. Тогда, возможно, ему удастся понять свое предназначение и занять нужное место в жизни. Хотелось бы в это верить. Что ждало его впереди? Он пока не знал.
   Лура пошевелилась во сне, отвлекая его от раздумий. Она очень изменилась за время их разлуки: осунулась, появились темные круги под глазами, но они не портили её смешливое личико, а придавали ему даже некоторую привлекательность.
   Ловел ласково провел рукой по её спутанным волосам. Лура постепенно превращалась в девушку, почти пропала её угловатость, движения приобретали женственность, пластику.
   Она оставалась для него еще прежней, хотя уже тонкая грань между девочкой и девушкой стиралась в сторону второй.
  
   После благополучного завтрака, Ловел провел повторно контакт - вызов, но никто ему не ответил, произошло лишь только легкое соприкосновение с чужой магией. И теперь необходимо было ее разыскать. Иначе они рисковали застрять здесь надолго, а в нем нуждался Уль. Ловел принял решение - спасти мальчика любой ценой, а потом уже думать, как жить дальше. Но они не прошли и часа пути, как силы оставили Луру. Пришлось организовать небольшой привал.
   Ловел понимал, что теряет драгоценное время, но здоровье девчонки было сейчас важнее всего. Он глубоко вздохнул и смежил веки.
   "Уль, где же ты?" - подумал маг, и неожиданно для себя вошел в контакт с мальчишкой. Открыл глаза и увидел легкое, словно размытое, очертание силуэта парнишки, услышал знакомый звонкий голосок: "Я здесь совсем рядом. Помоги мне".
   Затем образ растаял, словно дым от костра, унесся в небо.
   - Что это было? - Лура во все глаза смотрела туда же, куда мгновенье назад был устремлен взгляд Ловела.
   - Ты тоже видела?
   - Да, наверное, действие зелья еще не прошло. Это был Уль? Тот, о котором ты мне рассказывал?
   - Да, он, - подтвердил Ловел, резко вставая на ноги. Помог подняться девчонке. Идем, нужно спешить.
   - Генри, но..., - она осеклась под его взглядом. - Я все слышала тогда у Эн. Прости, твое новое имя, - я еще не привыкла к нему.
   - Ничего. Что ты хотела сказать?
   - Ты знаешь, где его искать?
   - Да, я чувствую Уля. Идем.
   Они шли несколько часов. Солнце, прячась за редкие облака, давало путникам небольшой отдых от изнуряющей жары. Уже дважды они опустошали кувшин с водой, а предстояло пройти почти столько же.
   - Все, Ловел, я больше не могу. Мне нужно отдохнуть, - почти умоляюще произнесла Лура. Она остановилась возле тонкой осинки и, обхватив её руками, переводила дух.
   - Послушай, медлить нельзя. Если мы сейчас остановимся, может быть - слишком поздно. Я чувствую, что сейчас есть шанс помочь мальчику, что будет потом - не известно. Давай поступим так: ты укройся в тени той рощицы, я знаю - там безопасно, - указал он рукой на островок зелени. - Жди нас. Никуда не уходи, хорошо?
   Девчонка кивнула в ответ, прерывисто заглатывая ртом воздух и восстанавливая дыхание, словно после длительной пробежки.
   - Я оставлю тебе воду. Будь умницей! - Ловел обнял её и помог дойти до рощицы, махнул на прощание рукой и побежал так быстро, как только мог. Он чувствовал, что время ускользает от него. Если бы только сделать портал! Но маг не знал этой местности, а рисуя путь, можно было допустить ошибку. Ловел не мог так рисковать жизнью Уля.
  
   Через некоторое время он вышел к покосившейся хижине, укрытой тенью могучей ели, которая, казалось, упирается острой треугольной вершиной в небо. Это место выплыло из его памяти, он бывал здесь когда-то и не раз. Даже запах прелой травы, раскиданной по покосившейся кровле, напоминал о своем знакомстве. Уль ждал его внутри хижины и, немного помедлив, Ловел открыл скрипучую дверь. Темнота окружила его. После яркого дневного света, глазам требовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к сумраку, заставленной разными склянками, комнаты.
   - Уль, - позвал Ловел ребенка.
   - Я здесь, - услышал он слабый голос, идущий из соседней комнаты.
   Маг прошел вглубь хижины, в самом темном углу, на привязи, словно сторожевой пес, сидел изможденный парнишка. Его глаза сияли радостью встречи:
   - Генри! Как я рад тебе! - воскликнул он, сквозь слезы.
   - Тсс! Ты один? - спросил Ловел, освобождая мальчика от пут, с наложенным на них заклинанием. Так вот почему, Уль не мог сам покинуть это место. Веревка сковывала его волю и не отпускала от себя.
   - Да. Тот, что охранял меня, ушел куда-то, с самого утра его нет, - ответил мальчик и попробовал встать. Ноги почти не держали его, парнишка слишком ослаб.
   - Идем, малыш, нам нужно торопиться, - маг взял Уля на руки и быстрым шагом покинул хижину. Едва вышли, Ловел соорудил портал, через мгновение они оказались у рощицы, в которой он оставил Луру.
  
  
  
  
   Глава 8
  
   - Куда они скрылись? - спросила встревожено Эн своих гостей, выбегая из дома и приближаясь к беседке быстрым шагом.
   - Мы видели, как Генри бежал за девчонкой, кажется, Лурой - а потом они исчезли, - ответил Силен.
   - Исчезли? Он создал портал?
   - Нет. Это она что-то сделала, а потом исчезли оба, - сказала Августа. - Я видела вспышку в руках той юной девушки.
   - Этого просто не может быть...
   - А что вообще происходит? - почесывая ухо, спросил старик.
   Эн тихо опустилась на одинокую скамью, возле беседки.
   - Не знаю. Могу сказать только одно - у моей девочки открылся магический дар и это меня очень тревожит.
   - Да, дела... и где теперь их искать? - спросил Силен, возмущенно разведя руками, - Времени слишком мало на всё.
   - Я думаю, они сами вернутся. Нужно только немного подождать.
   - Помогите нам, Эн, покинуть Межвременье. Боюсь, мы не можем больше ждать.
   - Да, конечно, Силен. Я помогу вам...
   Крис вдруг встрепенулся, словно молния прошла через все его большое неуклюжее тело. Эн заметила это и замолчала. Дракон нервно ударил хвостом, подбросив к потолку несколько подушек.
   - Крис, - осторожно позвал Силен.
   "Я снова чувствую Уля. Нам нужно идти. Я знаю, где он", - мысленно пояснил дракон.
  
  
   Тор в очередной раз в своей жизни сделал глупость. Теперь ему нужно исчезнуть подальше и надолго, жаль только мальчишку. Он привязал его утром веревкой с наложенным на нее заклинанием (чтобы парнишка не исчез до его возвращения), когда уходил с Лэнсом, выполнять его очередную просьбу-приказ. Если раньше они были друзьями, то теперь уже несколько лет, ему отводится роль слуги, не смеющего перечить своему господину выполняющего все его поручения, словно выдрессированный пес.
   - Всё, с меня хватит! Я больше не слуга, - убеждал Тор сам себя, упорно шагая прочь от своей хижины - куда глаза глядят, а глядели они почему-то, не разбирая дороги.
   Ему теперь все равно. Игры закончились. То, что предложил ему Лэнс, было выше его моральных человеческих сил.
   Он кто угодно - но не убийца!
   Мальчишка пришел в себя несколько дней назад и все ухищрения Лэнса выведать правду, оказались тщетны. И вот сегодня бывший друг приказал Тору избавиться от Уля. Перед этим, правда, попросил ещё об одной услуге - встрече с Энджем.
   Как он узнал о секрете своего отца - Тор так и не понял. Наверное, где-то прочитал старые записи мага или, может быть, выследил, когда они общались в старой часовне, недалеко от Равенты.
   То, что Эндж не умер, вернее его дух - жив и летает между мирами в поисках сына - было их общим секретом много лет. Маг возлагал слишком большие надежды на настоящего Лэнса и не смирился с его пропажей.
   В тот день, когда Эндж проклял счастливых молодоженов - Маркуса и Венеру, в него ударила молния, и это позволило магу покинуть свое тело. Он все продумал до мелочей и специально оставил в своем проклятье - шанс для того, чтобы его обойти.
   Вот только ни Маркус, ни Венера этого не заметили. Даже Генри ничего не понял и только Тор подсказал ему, как спасти девочку короля, принцессу Соу.
   Эндж не желал своему племяннику зла, но ему необходимо было найти сына, и ради этого - он не пожалел даже себя.
   Тор, под страхом смерти помогал магу и рассказывал о каждом шаге лже-Лэнса, раз в месяц встречаясь с Энджем, в условленном месте.
   А сегодня вместо него на эту встречу пошел Генри.
   - Ну и пусть! Пусть сами разбираются. Я тут ни при чём! - пытался убедить себя Тор.
   Он ушел уже довольно далеко от дома, теперь можно придумать, куда направиться и как скрыться в одном из миров Вселенной. Тогда его не найдут - никто не найдет! Даже Эндж. Не может ведь он найти Лэнса, как ни старается. Значит, есть возможность потеряться навсегда, если попробовать попасть туда же, куда Генри направил своего брата. Они вместе читали в старой книге... Как же называлось это место?
   Тор остановился, раздумывая, что делать дальше, смотрел на сбитые носки своих поношенных туфель, затем огляделся.
   Неожиданно взгляд его наткнулся на маленькую, словно игрушечную, девушку. Она сидела, привалившись спиной к дереву и закрыв глаза, кажется, находилась в полудреме, а может быть, спала.
   Тор присел рядом на корточки, рассматривая незнакомку. Чужеземка (а в этом он не сомневался, уж больно странный наряд был на ней для этих мест - короткое светло-розовое платьице, вместо длинного, по самые пятки, расшитого узорами платья, что носят местные красавицы - и легкие туфли на босу ногу) неожиданно открыла глаза глубокого синего цвета и изумленно уставилась на него.
   Он поспешил успокоить девушку, улыбнулся и промолвил, чуть приглушенным басом, чтобы не напугать:
   - Я Тор. Не бойся меня. Я не причиню тебе вреда. Как тебя зовут?
   Ему пришлось повторить эту фразу дважды, пока он услышал в ответ:
   - Лура.
   - Красивое имя. Откуда ты и как здесь оказалась?
   - Межвременье. За мной сейчас придет друг, я не одна.
   При этих её словах, он поднялся, почесал голову, взлохматив еще больше непослушные пряди волос, задумавшись и озираясь по сторонам. Тор не хотел бы заводить новые знакомства. Хотя, может быть, это судьба. Ему помогут скрыться, и не придется ломать голову, где жить. Он знал о Межвременье, читал когда-то в одной из тех книг, что приносил для него Генри. Было бы неплохо найти там свой приют.
   Зельевар только хотел расспросить Луру о Межвременье, как услышал голос за своей спиной. Тору показался он слишком знакомым.
  
  
  
  
   Глава 9
  
   - Лура! Лу! Мы вернулись...
   Ловел осекся, наткнувшись на широкоплечего крепкого парня, гораздо выше него, с копной непонятного цвета взъерошенных волос. Детина, смущенно улыбаясь, вышел на его голос из зарослей.
   - Я тут... вот, - развел он ручищи в стороны, и вдруг заметил Уля, прячущегося за спиной мага. - Так ты что? Сам?! Я тебе не позволю! - и огромный кулак просвистел возле уха Ловела. Тот вовремя успел увернуться.
   - Ловел! - истошно закричала Лура, появившись из-за спины парня.
   - Кто? - в свою очередь удивился Тор, обернувшись к девчонке.
   Он вновь посмотрел на недруга и только тут заметил, что маг странно одет - в довольно простой камзол и брюки, серый дорожный плащ - на Генри это не похоже. Брат короля одевался слишком ярко, подчеркивая свое превосходство над окружающими.
   - Что происходит? - спросил Тор, недоуменно оглядываясь на Луру, ожидая объяснений.
   - Я бы тоже хотел это узнать. Кто вы? - в свою очередь спросил Ловел.
   - Это Тор. Он держал меня взаперти! - робко сказал Уль, доверчиво держась за руку мага.
   - Да, это так, - сказал Тор. - Но я не хотел, мне приказали.
   Зельевар, обхватив руками голову, присел в траву:
   - Ничего не понимаю!
   - Кто приказал? - снова спросил Ловел, взяв Уля за руку, он осторожно, не делая резких движений, чтобы не привлекать внимание Тора, приближался к Луре. Оказавшись рядом с подругой, облегченно выдохнул - теперь она в безопасности, он сможет её защитить.
   - Ты! - почти выкрикнул Тор, наполняя взгляд ненавистью. - Ты приказал! Сегодня утром велел убить мальчонку, а я не смог! Слышишь! И тебе не дам!
   Только сейчас Ловел понял, как сильно рисковал - жизнь Уля висела буквально на волоске. Он переглянулся с Лурой. Она подумала о том же.
   Тор поднялся и резко направился к ним. Лура вышла из-за спины Ловела и, преграждая путь, тихо сказала, останавливая парня:
   - Тор! Подожди! Это не тот человек, о котором ты подумал. Это Лэнс Ловел Уилс. Ты, наверное, знаком с его братом - Генри?
   Тор остановился после её слов, как вкопанный и пристально посмотрел в глаза Ловелу.
   - Лэнс? Настоящий? - зельевар, все еще не веря в происходящее, рассматривал друга, пропавшего много лет назад.
   - Да, он самый. Мы знакомы?
   - Ты не помнишь меня?
   - Нет, не помню. Я вообще ничего не помню из прошлой жизни. Лура, нам пора уходить. Уль знает это место. Мы можем вернуться домой.
   - Возьмите меня с собой! - попросил Тор. - Я не хочу больше встречаться с Генри и выполнять его поручения.
   - Я не могу запретить, но только Эн - правительнице Межвременья решать - можно тебе жить в её мире или нет, - предупредил его Ловел.
   - Нам нужно поспешить. Твой брат может явиться с минуты на минуту, нельзя терять время, - сказал Тор.
  
  
   Яркий всполох на время ослепил, а затем человек в синем с позолотой плаще и в тон шляпе, расшитом золотом черном кафтане и высоких сапогах вышел из портала.
   С ядовитой ухмылкой осмотрел присутствующих.
   - Так, так, так! Кого я вижу? Родного братца собственной персоной. Давненько мы не виделись!
   - Генри? - спросил Ловел, рассматривая напыщенного франта. Который - так отдаленно напоминал ему недавнее отражение в зеркале.
   - Да, братишка! Не узнаешь копию себя? А ведь я почти скучал по тебе... Обнимемся?
   - Обойдусь без братских объятий, - остудил его пыл Ловел.
   - Ну-ну, братишка, твой выбор - не хочешь по-хорошему, значит. А кто тут еще у нас? Что за чудная компания: дети... Тор? А ты что тут делаешь? Я же просил тебя избавиться от ребенка! Нет, ты дождешься моего гнева и сполна получишь за ослушание!
   Тор опустил глаза и, переминаясь на одном месте, вдруг, упал перед Генри на колени:
   - Прости меня, друг! Я не справился!
   - Ладно. Поднимись и давай эту, - он кивнул в сторону Луры, - веди сюда.
   Тор вдруг резко поднялся и, наклонившись, якобы отряхнуть от пыли брюки, успел шепнуть Луре:
   - Верь мне! - схватил её за руку и повел к Генри, но Ловел остановил их жестом.
   - Послушай, брат, это ведь я нужен тебе. Давай поговорим и решим наши с тобой разногласия. Зачем тебе эти дети?
   - Ты хочешь мне указывать? Мне?! Я сам привык решать: что мне делать!
   - О, не сердись. И в мыслях не было. Я смиренно прошу, - Ловел склонил голову в ожидании ответа, чем остудил пыл брата. Тот довольно ухмыльнулся и не спеша подошел ближе к магу.
   - Ну, если тебе так дороги эти дети, то преклони колено и поцелуй мне руку, тогда я обещаю - отпущу их, куда пожелают, - наслаждался своей властью Генри.
   Ловел боролся со своими чувствами. На кону жизнь Луры и Уля, но встать на колени, унизиться, опуститься к ногам брата, целовать ему руку, как господину - сложное испытание для чести таро.
  
   Неожиданно в небе над ними появился розово-фиолетовый шар и, приближаясь, (растопырив все четыре лапы в стороны и отчаянно делая взмахи крыльями) все же не смог победить притяжение - придавил своей массивной тушей Генри к земле. Ловел успел среагировать(отскочил в сторону) и теперь, наблюдая за припечатыванием брата, поморщился от этой картины.
   - Крис! - закричал Уль, бросившись, со всех ног в объятья дракона.
   Тот, довольно фырча, слез с человека, оставшегося неподвижно лежать на примятой траве, и приветливо виляя хвостом, обнял крыльями мальчика.
   Через мгновенье, следом за драконом появился Силен, но его портал выпустил почти у земли:
   - Крис, торопыга! Что ты натворил?! - изумился старик, разглядывая бесчувственное тело, - Да, не хотел бы я оказаться на его месте.
   - Я тоже, - улыбнулся Ловел и подошел поприветствовать мага. - Вовремя вы!
   - Крис почувствовал Уля и полетел сломя голову, едва я с помощью правительницы выстроил путь. Еле догнал его! - улыбался Силен. - У вас все в порядке?
   - Вроде бы, но нужно уходить и чем скорее, тем лучше.
   К ним подошел Тор, Лура тем временем общалась с Улем, восхищенно разглядывая Криса. Девчонка никогда не видела в своей жизни дракона и теперь, с опаской обходила его вокруг, боялась прикоснуться.
   - Вы уходите, а я останусь с ним, - сказал Тор, указав на Генри кивком. - Ему нельзя перечить, Ловел. Твой брат сегодня встречался с Энджем и я пока не знаю, чем у них там все закончилось.
   - С кем?!
   - Вы не ослышались. Долго объяснять, а времени у нас мало. Лучше будет и для вас, и для меня, если я пока останусь на стороне твоего брата, - сказал зельевар и отошел к бездыханному телу Генри.
   Ловел задумчиво проводил его взглядом. Тор был по-своему прав. Иметь союзника на стороне врага - это лучшее из того, что сейчас можно было предпринять. Затем обернулся к Силену, который обнимал Уля и о чём-то с ним перешептывался в пол голоса.
   - Силен, забирайте мальчика и Луру, и возвращайтесь к Эн. Она вас ждет? - спросил Ловел, поглядывая в сторону распластанного брата.
   - Да. Всех.
   - Мне лучше тоже остаться, наш разговор с Генри не закончен. Иначе, боюсь, он начнет меня искать, и тогда могут пострадать близкие.
   - Я никуда не пойду! - запротестовала Лура, когда ей сказали о дальнейших планах.
   - Придется! Я вернусь, обещаю, - Ловел обнял и впервые поцеловал девчонку в губы. Пока она находилась в оцепенении от данного действа, силой втолкнул её в открывшийся проход. Крис уже был внутри, а Уль и Силен - преградили ей дорогу назад, замыкая собой шествие.
   Портал закрылся. Оставшись одни, мужчины переглянулись: что ждало друзей после пробуждения их общего врага, они не знали, поэтому не решались пока приводить его в чувство.
  
  
  
  
   Глава 10
  
   Прошло совсем немного времени, друзья даже не успели обмолвиться и парой слов, как Генри вздохнул и открыл глаза, изумленно уставился на Ловела и Тора.
   Затем сел, потряс головой, словно прогоняя наваждение.
   - Что это было?
   - О чем ты, друг мой? - участливо склонился к нему Тор.
   - Вот только не надо на меня так смотреть! Я все помню! Что это упало на меня сверху?
   - Не знаю, я не видел, - ответил Тор, пряча взгляд и усмехаясь.
   - Где остальные: девчонка и Уль? - визгливо спросил Генри, вскочил на ноги и, немного пошатываясь, сделал несколько шагов, озираясь по сторонам.
   - Неужели ты думаешь, что мы бы ждали, пока ты очнешься, Генри? - грустно сказал Ловел. - Они в безопасном месте.
   - Ах, ты?! Снова ты! - уперся тот взглядом в Ловела. - Почему стоит тебе появиться и все планы рушатся?
   - Успокойся, брат. Не знаю ничего о твоих планах. Но я не позволю причинить вред: ни Улю, ни кому-либо из тех, кто мне дорог - НИКОГДА!
   - Ах, вот оно что? Защитник слабых и униженных. Кто тебя просит лезть в мою жизнь? - зло прищурившись, Генри буравил брата взглядом. Если бы он мог прожигать насквозь, тот был бы уже мертв.
   - Ты отобрал мое имя, мою жизнь - я без претензий, - заверил его Ловел, заметив в глазах брата вспышку обиды. - Совсем не помню, что между нами было в тот день, когда ты решил от меня избавиться. Возможно, я сам во всем виноват. Если бы ты не трогал моих друзей, то, думаю, мы никогда бы больше не встретились. Но, зачем тебе Уль? Что плохого мальчик успел сделать? А Соу?
   - Соу? Как ты узнал про нее?
   - Случайно или по воле судьбы, но вышло так, что девочка под моей защитой.
   - И тут ты успел! Что ж мне остается только одно - избавится от тебя еще раз. В детстве не вышло, но сейчас я тебе спуску не дам.
   С этими словами Генри выхватил из-за спины меч и ринулся на брата.
   Ловел, ожидая нечто подобное, вынул клинок, когда-то подаренный Зором, и всегда сопровождавший его в пути. Сейчас он пришелся как нельзя кстати. Мечи скрестились, огласив своим звоном окрестность.
   - Тор! Строй мост! Как тогда! - проорал Генри, нападая на брата. Тот едва успевал блокировать удары соперника.
   Тор не спешил выполнять приказ, наблюдал за боем. Ловел сильным ударом выбил меч из рук брата. Тот бросился за клинком. В этот момент маг кивнул Тору, давая свое согласие на условия Генри.
   Зельевар, пожав плечами, нехотя принялся строить путь. Это заняло некоторое время.
   Тор никак не мог понять, почему столько схожие внешне - братья, так сильно отличаются друг от друга? Они будто две капли воды - прозрачные и на первый взгляд - одинаковые, но одну из них взяли из родника, а другую - из болота.
  
   Он выстроил тот же путь, что и много лет назад. Тогда - ребенком, Тор воспринял всё, словно игру. Тем более Генри пообещал ему необычайно редкую старинную книгу с забытыми рецептами зелий и снадобий, а ему так хотелось учиться и стать непревзойденным в своем деле магом-зельеваром, волшебником. Честолюбивые мечты десятилетнего парнишки так и не осуществились. Книга на поверку оказалась дневником выжившей из ума колдуньи, где в основном описывались рецепты приворотных зелий и заговоры против морщин, угрей и бородавок. Он потерял друга и свободу за миф, которому не суждено было стать реальностью. Тор часто жалел о случившемся, но ничего не мог вернуть или изменить.
   И вот сейчас своими руками он повторял историю...
  
   Жизнь, словно времени песок,
   Проходит сквозь раскрытые ладони.
   Не задержать, не вымолить глоток -
   Нельзя остановить судьбы погоню...
   Как быть, коль ты друзьям - не враг
   И хочется помочь: не сделать горе
   Тому, кто дорог, кто тебе - как брат?
   ***
   Лишь небо, молча - смотрит, тоже с болью...
  
   Тор не заметил, как братья оказались на мосту, картинка перед его глазами напомнила прошлое, когда они все ещё были детьми.
   Память вернулась в тот злосчастный день.
   Мальчишки ругались и осыпали друг друга словами боли и неприязни. Лэнс смеялся брату в лицо:
   - Что ты можешь сделать мне? Неуч? Ты без Тора не ступишь и пары шагов. О какой дуэли ты говоришь? Скажи, Тор - тебе не надоело таскаться за моим братцем по пятам? Чем он тебе платит, друг? Книгами? Хочешь, я тебе подарю ключ от библиотеки отца? Вот он - лови!
   Тор не поймал, ключ пролетел мимо его раскрытой ладони, провалился в бездну.
   Лэнс проследил за ним взглядом:
   - Прости, я неловко бросил. Ничего, у меня еще есть один, я сейчас принесу, - и в этот момент яркая вспышка света, слишком яркая(!) - ослепила Тора. Когда же он смог видеть, Генри уже был один, Лэнс падал в бездну времени. Тор всегда помнил тот день. Свой отчаянный крик и злое, безучастное к беде лицо Генри:
   - Сделай из меня Лэнса и я не скажу отцу, что ты его сбросил с моста! - потребовал тот.
   - Я? Но я же - ничего не сделал. Совсем ничего!
   - Кому из нас больше поверит мой отец, а? Неужели тебе? Я же не маг, а ты? Когда он узнает, что ты натворил, то превратит тебя в болотного слизня или жабу. Выбирай - кем хочешь стать?
   Тор испугался и промолчал тогда, но сейчас он не хотел, чтобы эта история повторилась. Никто не просил его держать открытым путь и он посчитал возможным покинуть дуэлянтов. Тор не мог самостоятельно попасть в Межвременье - не знал пути, и на поиски проводника не было времени. Но Маркус - вот кто может вмешаться и спасти на этот раз братьев от необдуманного шага. Не теряя ни минуты, Тор скрылся в другом портале и направился прямиком в кабинет короля, напролом пробираясь сквозь посты охраны, расшвыривая их словно игрушечных солдатиков, силы и упорства ему было не занимать.
  
  
  
  
   Глава 11
  
   Королевский дворец, окруженный роскошным садом, где фруктовые деревья всех видов чередовались с обильной прелестью кустов роз, - белоснежный с полупрозрачным куполом, уходящим ввысь (казалось, что тот растворяется в небесной синеве, исчезая где-то за облаками). Величественный и невесомый, с многочисленными ступеньками, ведущими к входу, - встречал незваного гостя. Снова его сердце замерло, как и много лет назад, перед первой ступенькой.
   Стража пыталась остановить Тора у каждой двери. Но, уже минуя входные ворота, грубо оттолкнув постовых, тот привлек к своей персоне пристальное внимание. За ним бежали по пятам, перед ним пытались закрыть двери, его хватали за руки и упирались в грудь острыми копьями. Попутно кричали: кто ругательства, кто предупреждения, кто угрозы.
   Тор был глух ко всему и шел напролом. И лишь одна мысль билась внутри: "Успеть! Только бы успеть!"
   Он поднял такой шум, что король сам вышел к нему из кабинета. Тор давно не виделся с ним и перемены, произошедшие в величественном облике, горьким укором легли на сердце. В том, что у Его Величества добавилось седины, а плечи по-стариковски горе опустило вниз - имелась и его заслуга, а ведь Маркусу - чуть больше тридцати. В сером костюме, в тон - сапогах и серебристом, украшенном золотой вышивкой плаще, словно тень - король казался лишним в изысканном интерьере дворца.
   Маркус усталым взглядом встретился с зельеваром, не узнал его и недоуменно спросил:
   - Кто вы? И по какому праву устраиваете балаган?
   - Простите Ваше Величество, мою дерзость, - Тор почтительно склонился перед королем, - Но у меня есть на то - причины. Я - Тор, зельевар и близкий друг ваших братьев.
   Стража все еще толпилась вокруг него, не давая приблизиться к королю и на полшага.
   Маркус жестом освободил их от вынужденной обороны, и те нехотя расступились перед Тором. Он продолжил, преклонив перед королем колено.
   - Мой король, ваши братья сейчас дерутся на мосту времени и только вам под силу остановить это безумие.
   - Братья?!
   - Лэнс и Генри, Ваше Величество, нужно спешить!
   Маркус не стал больше ни о чем расспрашивать, а в окружении свиты, ведомый зельеваром, покинул дворец. Но, когда тот провел их к мосту, братьев там уже не было.
   - О, Нет! - воскликнул Тор. - Я не успел!
   Король внимательно осмотрел мост, на котором в нескольких местах имелись зарубки от острого предмета - следы недавнего сражения, затем обернулся к убитому горем Тору. - Я думаю, настало время прояснить ситуацию.
   - Да, Ваше Величество. Я все расскажу.
  
   Генри набрасывался на брата с ожесточением, но в ответ получал только оборонительные выпады и это его раздражало.
   - Дерись! - то и дело выкрикивал он, наскакивая на меч Ловела. Но тот упорно не вступал с ним в схватку. Конечно, Ловел мог одним ударом не только выбить оружие из рук брата, но и оглушить его. Только он не стал этого делать, выжидал удобный момент, чтобы подойти к Генри ближе. Тот же прыгал вокруг, рискуя сорваться с моста, будто неугомонный пес, возле ног хозяина, лишь не вилял хвостом.
   - Послушай, Генри! Что произошло в тот день, когда ты стал мной? Почему я ничего не помню? - отражая удары, спросил Ловел. Вся эта 'битва' начинала его раздражать. Он вспотел так, словно попал под дождь. Держать на узком мосту оборону было очень нелегко. Ловел несколько раз мысленно поблагодарил Зора, за потраченное им время на его обучение. Все же мечом он теперь владел весьма сносно.
   - Ничего особенного, брат, - усмехнулся Генри, - Я тоже немного маг. Это заблуждение, что сила клана передается только одному из близнецов. В записях отца, есть объяснение - почему он забрал меня к себе. Моей силы - намного меньше, чем у тебя, но без неё и тебе не стать великим. Мы - дополнение друг друга. Связь между нами крепка до тех пор, пока у тебя не родится наследник. Я копил свою силу десять лет и в тот день - всё получилось так, как мечтал. Хочу, чтобы ты знал, я не сожалею о своем поступке. И если бы все повторилось вновь, то поступил бы также.
   Воодушевленный разговором, Генри на время прервал схватку, переводя дух, увлечённо рассказывал брату то, что скрывал от всех долгие годы.
  
   Теперь многое становилось понятным. Память забросала Ловела сплывающими картинами прошлого. Она возвращалась, наполняла собой пустые комнаты его души. Он ощутил боль, отчаяние и горечь, но, к счастью, совсем не испытывал злости. Всё, о чем говорил брат, и что он увидел в себе - лишь его прошлое. Которое не вернуть и уже не изменить...
   - Ты называешь Энджа - отцом, а что знаешь о матери? Помнишь её? - Ловел сорвал с себя медальон. - Возьми!
   - Что это? - Генри принял из рук брата украшение. Оно раскрылось от легкого нажима, и теперь портрет матери полностью поглотил его внимание.
   Выбрав подходящий момент, Ловел быстрее молнии оказался возле брата и резким движением ударил его ребром ладони в шею. Тот обмяк на его руках.
   - Вот так-то лучше! - усмехнулся Ловел. Он поймал медальон, который выскользнул из раскрытой ладони брата и едва не утонул в пустоте. Затем, обхватил Генри поудобнее и шагнул с ним с моста в темноту окружающего пространства.
  
   Межвременье встретило их мягким ковром высокой травы, раскинувшись под ногами. Ловел довольно таки удачно в этот раз встретился с землей, перевернулся пару раз и поднял голову, огляделся. Брат лежал рядом, уткнувшись лицом в нежную поросль.
   На этот раз Ловел оказался по другую сторону озера. Возможно, именно потому, что думал во время падения об этом месте, Межвременье и приняло его сюда снова.
   - Спасибо! - поблагодарил он провидение и спустился к озеру, умылся. Из травы высунулась рыжая мордочка с острыми ушами - Ками, как всегда - на посту.
   - Привет, подруга! - встретил её Ловел, потрепал по голове. Рысь, жмурившись, заурчала в ответ на ласку.
   Стон, раздавшийся с берега, словно холодный душ, привел их в чувство. Сейчас не время для дружеских бесед.
   Ловел присел, обнял настороженную рысь, все её внимание было приковано к Генри, который приходил в себя.
   - Ками, я не один. Предупреди Эн, я привел с собой брата, - прошептал он усатой подруге, затем поднялся. - Иди!
   Рысь фыркнула, встряхнула ушами, словно сгоняя надоедливую муху, шустро скрылась в зарослях.
  
  
  
  
  Глава 12
  
  
   Поднимаясь на берег Ловел нос к носу столкнулся Лурой. Девчонка остолбенела на мгновенье, а затем повисла у него на шее:
   - Ловел! Живой!
   - Лура? Что ты тут делаешь?
   - Понимаешь, когда мы вернулись, и рассказали Эн о случившемся, она приняла кучу мер предосторожности. Почему-то испугалась какого-то Энджа. Кто это?
   - Не важно. Продолжай.
   - Так вот, она даже Соу, отправила с Августой подальше от Межвременья.
   - Но...
   - Да, она помнит, что ты ей сказал, и я еще напомнила. Но девочка под защитой моего деда. Зор пошел с ними. А ты знаешь, что с ним шутки плохи, - улыбнулась Лура. И Ловел отчетливо вспомнил свое знакомство с её дедом.
   - Как Уль?
   - С ним все хорошо, этот дракон и старик забрали его с собой в ...Ра...Раундинию, - вспомнила она. - Там родители Соу, они должны были тебе помочь. А ты тут!
   - Да...но я не один. Лура, тебе нужно вернуться к Эн, даже если вы еще в ссоре, все же с ней - ты в безопасности...
   - Мы помирились, Ловел. Эн - лучшая мать на свете! Кстати, это она меня отправила. Правда, не сюда, а в таверну, но мне так захотелось увидеть Ками, что я немного свернула с пути.
   - Лу! И когда же ты повзрослеешь? Это не шутки. Здесь действительно очень опасно для тебя. Я не один. Со мной Генри, и, возможно, Эндж тоже, где-то поблизости. Очень тебя прошу..., - натолкнувшись на её упрямый взгляд, ему вдруг пришла в голову интересная мысль. - Понимаешь, я оставил в своем доме одну очень важную вещь, без нее, боюсь, мне не одолеть брата. Можешь принести?
   - Да, конечно! А что это? - проглотила Лура его наживку.
   - Это расшитый золотом кисет, ты его сразу найдешь за каминной полкой, в нем отыщешь старую монетку...
   - Монетку?!
   - Да, вот она мне и нужна - это счастливая монетка придаст мне сил в решающей схватке.
   - Лэнс! Где ты?! - позвал его брат, по-видимому, уже пришедший в себя.
   - Лура! Не медли! - Ловел впихнул её в узкую щель портала и поспешил к Генри.
  
   Он многое вспомнил, но сейчас совсем не было времени, чтобы упорядочить мысли и прислушаться к чувствам. Происходящие события закручивались вокруг него, образуя кольцо, сжимавшееся всё сильнее и сильнее. Ловел вспомнил вспышку гнева, которую по глупости спровоцировал сам, за что тут же и поплатился. Но в его душе теперь жило лишь сожаление, что так долго оставался в неведении. Словно в темноте искал черную дверь, знал, что она рядом, но все время пробегал мимо.
  
   - Почему ты не убил меня? - Генри с недоумением смотрел на приближающегося к нему брата.
   - У меня еще будет возможность, - кивнул, улыбаясь Ловел. - На, выпей воды - легче станет.
   Генри последовал его совету, сделал приличный глоток из протянутого ему кувшина и затем умылся из него же - остатками воды, встряхнул головой. Сложный день для него сегодня выдался. Вначале встреча с Энджем, потом стычка с братом и вот снова - незапланированные обстоятельства.
   - И все же - почему?
   - Возможно, если бы мы встретились с тобой года два назад, до того, как я познакомился с Улем, ты был бы уже мертв. Этот мальчик, внезапно появился в моей жизни и изменил меня до неузнаваемости. Сам не перестаю удивляться тому, что со мной произошло за последние полтора года. Уль ведь и тебя задел своей непосредственностью и детской чистотой? Поэтому ты хотел от него избавиться, ведь так?
   - Не знаю, - неопределенно пожал плечами Генри и поднялся, оглядываясь. - Где мы?
   - Это место называется Межвременье. Здесь живет наша... мама.
   При этих словах Генри вздрогнул и спросил:
   - Ты нашел?
   - Скорее, она меня.
   - Я почти не помню её, только голос, - ответил, задумавшись, он. - Можно еще раз взглянуть?
   - Да, конечно... не знаю, как он попал ко мне, - пожал плечами Ловел, передавая украшение, когда-то принадлежащее брату.
   - Мы носили его по очереди, - Генри раскрыл медальон, и долгим взглядом всмотрелся в портрет матери.
  
  
  
  
   Глава 13
  
   - Луиза! Как же сильно я любил её! - воскликнул он, спустя время, чуть сипловатым, не своим голосом.
   Ловел окинул брата пристальным взглядом, позвал по имени. Тот не шелохнулся, не оторвался от созерцания портрета Луизы, и тогда юноша догадался, какого джина только что выпустил на свободу.
   - Эндж?
   - Да, мой мальчик! Я так давно искал тебя, Лэнс. Как же далеко ты от меня укрылся! Вначале я настраивался на имя, но ты не отзывался. Когда же почти нашел, догадавшись, о замене на "Генри", и искренне возрадовался успеху, ты снова исчез.
   Эндж смотрел на него с прищуром, глазами брата, но в них уже светилась другая жизнь.
   - Да, нелегко искать того, кто и не думал прятаться, - вздохнул Ловел и добавил,
  - Что ты сделал с Генри?
   - Ничего. Он просто подавлен моей волей. У меня не было выбора. Тор предал меня и рассказал твоему брату то, что тому не следовало знать. Генри - глу-пец! Всегда завидовал твоему дару и ревновал к тебе. Не понимал, что он только необходимость для развития твоих способностей. Пришел ко мне с угрозами... КО МНЕ! К тому, кто одной только мыслью может его превратить в прах и развеять по ветру. Но надо отдать должное его смелости. Не побоялся моего гнева.
   - Зачем он тебе?
   - Я отпущу его, сын, обещаю. Ты помнишь меня? Ты знаешь свою силу?
   - Помню и о силе догадываюсь.
   - Тогда идем со мной! Оставь свое тело здесь - оно тебе больше без надобности. Дух не испытывает преград и его не влекут силы притяжения. Мы сможем просачиваться сквозь время, словно вода, и посещать любой из миров по желанию. Можем управлять всеми мирами одновременно, словно Боги. Мы и есть - Боги! Сын, идем со мной! Я научу тебя тому, что знаю. Вместе мы будем самой могущественной силой. Нам станут поклоняться все живущие под небесами.
   - Я бы и рад, но не готов пока расстаться с жизнью.
   - Ты не понимаешь! Смерть не властна над тобой до тех пор, пока сам не захочешь. Я научу тебя. Нужно только произнести сильное проклятье, такое от которого содрогнется небо и освободит тебя для новой жизни, сын.
   - Все бы хорошо, Эндж, но я не твой сын и никогда им не был, - возразил Ловел, отходя на шаг в сторону.
   - Это мать тебя надоумила?! Не слушай её, она глупа и никогда не верила в мое могущество, за что и поплатилась в свое время. Сама все испортила, но я не позволю ей забрать тебя. НЕТ! Я теперь намного сильнее, чем раньше. Почти Бог, а кто она? Танцовщица с площади! Жалкое отребье!
   - Не слишком ли много пафоса и самомнения? - раздался спокойный голос Эн за спиной. Ловел вздрогнул и обернулся, Генри-Эндж застыл в нерешительности.
   Правительница вышла из-за кряжистого старого дуба и встала напротив колдуна.
   Над её головой сгустились облака, а глаза готовы были метать молнии.
   - Немедленно отойди от моего сына и не смей к нему приближаться! - сказала она таким тоном, что у Ловела все похолодело внутри. Но на Энджа её угроза не подействовала.
   - Луиза! Ты прекрасна как никогда! Мне бы не хотелось причинять тебе боль. Но ты сама делаешь свой выбор и всякий раз он неправильный.
   - К счастью, не в твоей власти решать, что мне делать. Сынок, отойди от этого негодяя и подальше. Не хочу, чтобы ты пострадал ненароком, - попросила она, не спуская глаз с заклятого врага. Дважды Ловела уговаривать не пришлось, он молниеносно выполнил повеление матери и встал возле нее, готовый в любой момент драться насмерть за честь и достоинство Эн.
   - Послу-у-ушный мальчик... Ну, и что дальше, красавица? Чем ты можешь меня напугать? Тетушкой молнией?
   - Увидишь! Наберись немного терпения, милый, - съязвила Эн. - Теперь, может быть, появишься во всей своей красе и силе? Чего ты боишься? Выйди из мальчика и давай сразимся в честном поединке.
   - В честном - неинтересно, милая. Что на кону?
   - Жизнь.
   - А вот это уже интересно. Чьей же жизнью ты дорожишь?
   - Узнаешь. Выходи! Или боишься?
   - Я принимаю твой вызов, любимая! Давай на жизнь одного из сыновей... Победившему - жизнь, проигравшему - смерть.
   С этими словами - из тела Генри вырвался светящийся столб и в одно мгновение в воздухе, едва касаясь земли, завис облик Энджа.
   Ловел вспомнил его, в памяти всплыл образ из детства, за годы тот ничуть не изменился, только в глазах добавилось холодного пренебрежения.
  
  
  
  
   Глава 14
  
   Ловел сейчас думал только об одном, чтобы Лура задержалась подольше. Он точно знал, что никакого кисета с монеткой она не найдет, их просто не существовало. Эта уловка могла сейчас спасти ей жизнь.
   Луиза и Эндж бились друг с другом на равных. Ловел и не предполагал, какой силой обладает эта женщина. Стихия находилась на стороне Эн, её мир помогал в борьбе со злом, воплотившийся в одном, ненавистном ей существе. Эндж, не смотря на свои познания, все же был слаб против материнской любви. Небо и земля слились в один цвет - черный и уже сложно было отличить, где черта, разделяющая их между собой.
   Генри, словно припечатанный к земле - сидел, раскрыв рот от удивления и шока, полностью поглощенный развернувшимися вокруг него событиями. Да и Ловелу стало не по себе. Грозовые облака закрыли солнце, молнии желтыми, бордовыми, серебристыми, а изредка даже зелеными всполохами чертили узоры, пробивались сквозь завесу тьмы. Гром резвился в поднебесье, оглушая своими раскатами землю. Ветер порывистый и холодный бил по щекам, проносился мимо и, возвращаясь, кружил над ними в бешеном ритме. Природа сходила с ума, а маги вели молчаливый бой. Не отрывая друг от друга взгляд, подчиняли волю и выворачивали душу соперника наизнанку.
   Битва разума, чувств, внутренней силы...
   Луиза побеждала, Ловел это видел по её глазам, ликующие лучи прыгали в них, словно солнечные зайчики по подоконнику в погожее утро.
   Вокруг Энджа собирался смерч. Темная массивная туча, выпуская, словно щупальца серые лапы, вновь вбирала их в себя. Ветер, повизгивая, вздымал пыль выше деревьев, срывал листья, сминал траву, вырывал её с корнем.
   Очень хотелось убежать, спрятаться, избежать того, что происходило на его глазах, но Ловел не мог даже - шелохнутся. Вспомнились строчки писания, когда-то в юности прочитанные им:
   "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною..." - имена эта картина сейчас рисовалась перед его взором.
  
   Лура шмелем носилась по дому Ловела. За каминной полкой она ничего не обнаружила и решила, что возлюбленный просто забыл и переложил кисет в другое место. Но куда? Она заглянула везде, где только могла, в каждую щель, ощупала каждый уголок. Лея в недоумении смотрела на девушку, которая на её глазах почти разобрала камин. Она сама впустила Луру в дом, когда та с силой постучала в дверь и сообщила, что пришла по поручению Ловела и должна найти очень важную вещь.
   Хотя в услугах Леи уже несколько дней не нуждались, она все же каждое утро приходила сюда - убирала, готовила обед и ждала возвращение хозяев. За полгода, что прошли очень быстро, женщина привязалась к этой семье. И поскольку её услуги были оплачены на несколько месяцев вперед, считала своим долгом продолжать службу в этом доме.
   - Послушайте, Лура, вы уверены, что эта вещица вообще была здесь? Сколько работаю тут, ни разу не видела никакого кисета.
   - Это ничего не значит, Лея. Он не послал бы меня сюда, если бы... или послал бы? - вдруг спохватилась она, затем, ответила как бы самой себе. - Нет, он сказал:
   "Это расписанный золотом кисет, ты его сразу найдешь за каминной полкой..." - произнесла она, зажмурившись, и протянув руку за полку - нащупала там холщевый мешочек. Улыбнулась, вытащила его и счастливо прижала к груди, затем потянула, развязывая:
   - Я же говорила! Вот и монетка на месте!
   - Но... это же..., это...
   Лея не успела договорить, как её прервал сильный раскат грома. На небе не было ни облачка. Они обе выбежали на улицу и тут увидели на восточном краю неба - зловещую черную тучу. Она словно чернильное пятно торчала уродливой кляксой на гладкой синеве небесного озера и сверкала разноцветными молниями.
   - Первый раз в жизни вижу такое... - изумилась Лея, - а живу я уже давно на этом свете.
   - О, Боги! - воскликнула Лура. - Это же на том краю озера!
   И, ничего не объясняя, со всех ног - бросилась туда, где ей быть - совсем не следовало.
  
   - Ну что же, дорогая, твоя взяла! - прохрипел Эндж, продолжая ехидно буравить взглядом соперницу. - Ты выбрала жизнь - твоя победа, твоя награда. Я проиграл и выбираю смерть. Итак, кто из детей тебе дороже?
   - Эндж! Ты так и не понял, что для матери нет нелюбимых детей. Моя любовь - она одинакова для обоих сыновей - неразделима.
   - Ну что же, проверим! - с этими словами он взметнулся ввысь и оттуда развел руки в стороны. Одновременно из них две огненные стрелы полетели к братьям.
   Эн успевала укрыть только одного из сыновей, она заслонила собой, как щитом Генри. Ловел сам выстроил щит для себя. Молнии вернулись к колдуну. Он собрал их в ладони, усмехнулся уголками тонких губ:
   - Твоя взяла и на этот раз. Умно придумала. Очень умно. Но ты слаба, как и раньше - привязанностью к жизни.
   - Ошибаешься, в этом моя сила!
   - Я отпускаю тебя и Генри, но увожу с собой Лэнса. Сын - идем! - обернулся Эндж.
   - Нет, Эндж. Я тебе не сын и никогда им не был. Мое имя - Лэнс Ловел Уилс. Я остаюсь!
   Колдун не ожидал такого ответа и, вспыхнув ярко, словно свеча, прогремел в небе:
   - Это твой окончательный выбор?
   - Да!
   - Тогда оставайся навсегда в земле! - после этих слов огромный огненный шар с бешеной скоростью полетел в сторону Ловела. Он только приготовился дать отпор, как из портала вылетела Лура. Все происходящее дальше было словно в диком, страшном сне.
   - Нет!!! - закричала девчонка и отчаянно бросилась к Ловелу. На ходу она вынула откуда-то из-за пазухи серебристый, расшитый золотом кисет и метнула ему. Он поймал вещицу налету. В этот момент мир разбился на множество слепящих осколков, чем-то тяжелым ударило в грудь, дыхание сдавило болью, Ловел зажмурился и провалился в темноту.
  
  
   Генри очень взволновало происходящее. Он не понимал, почему человек, которого долгие годы считал родным отцом, захотел избавиться от него - собственного сына.
   Это утро выдалось самым неудачным в его жизни.
   Генри повелел другу, чья преданность проверена временем - избавиться от Уля. В тот день, когда он с помощью Тора использовал магию ветра и похитил парнишку с моста, Генри ожидал, что разом сможет решить несколько проблем. Но противный мальчишка, на которого он потратил столько времени, не оправдал его надежд - не хотел сознаваться, куда спрятал Соу. Ему же очень хотелось быть героем в глазах Венеры (которую он по-прежнему безнадежно любил) и самому передать малышку Августе. Этим же Генри надеялся снискать одобрение и благодарность Маркуса, двоюродного брата и к тому же - короля Раундинии. Что в свою очередь сулило почет и любовь народа. Возможно, он перегибал палку, но отпустить мальчишку просто так - не мог, оставлять дальше его возле себя - тоже становилось опасным. Уля могли обнаружить: и Силен, старик-маг, уважаемый в народе и бабка мальчишки - Магда, ведунья, к тому же, известная травница. Генри очень хотелось оставаться чистым перед лицом Маркуса и Венеры.
   Лэнс, появившийся так некстати, снова разрушил честолюбивые мечты.
   В братскую любовь Генри больше не верил. Слишком много между ними было того, за что нельзя простить. И поэтому весьма странным казалось то, что Лэнс сохранил ему жизнь, когда у него имелась возможность расквитаться за все беды сполна.
   Больше всего Генри поразила Луиза - женщина, давшая им жизнь, мать - которой они лишились по воле Энджа, и чьей заботы слишком не хватало ему в свое время. Она защитила его, рискуя собой, отразила удар колдуна.
   События развернулись так быстро, что Генри не успел не только увидеть, понять, но и прочувствовать смерть брата. Она произвела на него неизгладимое впечатление. Он всегда стремился избавиться от Лэнса, но когда увидел его лежащим без движения, с пробитой грудью...
   И эту девушку, что так стремилась помочь брату, но по воле Энджа сейчас бескровная, словно кукла, с пустым взглядом, устремленным ввысь, лежала с ним рядом, сжимая в руке какую-то тряпицу.
   Генри впервые заглянул в глаза смерти - отчаяние накатило на него волной и захлестнуло грустью, душевной болью, на которую он никогда раньше не был способен. Все внутри - перевернулось.
   По его вине, на его совести - три загубленные жизни. Они могли бы быть счастливы... и что теперь? Он взвыл, словно раненый зверь, сила его желания - повернуть историю вспять, изменить ход событий - выпустила на волю магический вихрь, сидевший в нем много лет.
   Генри и сам бы не мог объяснить того, что произошло дальше.
   Взметнувшись к небу, выше звезд, он, выпуская свою боль, сделал несколько витков вокруг раскинувшегося под ним Мира и повернул колесо времени немного назад. Теперь, наблюдая за происходящим со стороны, все еще находясь высоко над всеми, его сердце сжималось и трепетало в ожидании: "Только бы получилось!"
   Увидел, будто во сне, как Эндж посылает волшебный шар на его брата; девчонка успевает на этот раз - бросает кисет. Тот озаряет собой пространство. Свет, исходящий от него, жарче, чем солнце - вспыхивает и заслоняет собой Лэнса. Шар, направленный колдуном, разлетается вдребезги перед светящейся стеной. Один из кусков летит в сторону девчонки.
   - О, нет!- воскликнул Генри и предотвращая события, развернул осколок. На этом его магическая сила иссякла.
   Дальнейшее он не видел, рассудок помутился, слабость окружила собой, и маг свалился в траву, утратив на время связь с миром. Очнулся он от горького плача и теплого успокаивающего голоса Эн:
   - Все будет хорошо, мы вернем его, успокойся.
   Генри открыл глаза и медленно вышел на голос матери. То, на что натолкнулся его взгляд, заставило прийти в себя. Время вернулось в свое русло и забрало с собой - Лэнса... Тот лежал, раскинув руки, а из его пробитой груди текли бесчисленные кровавые струи, окрашивая землю в бордовый цвет. У Генри закружилась голова, к горлу подступил горький комок. Он не сумел спасти брата, не успел. Девчонка плакала, а Луиза что-то делала над безжизненным телом, но он не стал всматриваться. Отошел в сторону, присел в траву и закрыл руками лицо, беззвучно убивая в себе горе.
  
  
   ...Гулкие шаги отражаются от серых, прозрачных стен.
   Холод сковывает движения, забирается внутрь...
   Ловел открыл глаза - свет серый, немножко седой, словно иней на зимних ветвях, окружил его. Он огляделся - вокруг не души, босыми ногами оперся о гладкую поверхность прохладного пола, встал. Длинное серое платье скользнуло до самых щиколоток, но не согрело. Зубы робко постукивали, тело содрогалось в ознобе. Большая белоснежная бабочка сделала круг почета и своим прозрачным тельцем присела ему на плечо, легко вспорхнула, поманила за собой.
   Шаг, еще, еще...
   Боль согнула его пополам, громкий крик заложил уши. Он не может идти, падает, скользкий пол раздвигается под ногами и ...
   Проваливается под ним, ломается, провожает ...
  
  
   - Ловел! Ловел! - его настойчиво трясут за плечи. - Слышишь?! Ты слышишь меня?! Дыши!
   И он дышит - тяжело, больно, прерывисто. Легкий вздох облегчения рядом, соленые капли дождя обжигают грудь. Всхлипы - будят, пробуждают тепло чувств. Медленно поднял тяжелые веки. Рыжеволосая девчонка, всхлипывая, сквозь слезы - улыбнулась ему:
   - Живой!
   - Я же - обещал, - прошептал он.
   Сознание легкой птичкой выскользнуло и улетело от него в неведомые дали.
  
  
   Генри, окунувшийся в свою боль, вдруг почувствовал легкое прикосновение. Его погладили по голове, затем нежно обняли:
   - Я горжусь тобой, сынок, - произнес мягкий женский голос. - Ты смог устоять перед злом и спас брата.
   - Я не успел, - возразил он, качая головой.
   Эн заглянула к нему в глаза, провела рукой по его слипшимся от пота волосам.
   - У тебя все получилось. Он будет жить и Лура тоже.
   От этих слов, радостью заполнилось сердце. Он словно заново родился, впервые ощутил свободу и захотел смеяться - громко и счастливо, как когда-то в детстве, когда зло еще не было властно над ним.
  
   Теперь Генри мог выдержать все, даже осуждение Маркуса и ответить за свои неблаговидные поступки - страх больше не держал его душу.
   Вернувшись домой, он встретился с королем и во всем признался. Ждал гнева, проклятий, чего угодно, но только не прощения.
  
   - Я не держу на тебя зла, брат, - вздохнул Маркус, - ты запутался в жизни. Бывает. Главное, что понял и осознал. Я отпускаю тебя - живи с миром.
   Генри склонился перед Венерой, стыд не позволил смотреть ей в лицо.
   - Прости меня, если сможешь. Я не хотел... Я... любил тебя.
   - Любил?! Но разве любовь способна на вероломство? Нет, Генри. Что угодно, но только не это чувство руководило тобой. - Женщина встала и подошла к нему, встретилась взглядом, холодным и чужим:
   - Я прощаю тебя, хоть мне и очень нелегко. Надеюсь, ты найдешь ещё свою любовь. Теперь же - уходи!
  
   Начинать заново всегда сложно. И он, наверное, не справился бы, не окажись рядом верного друга. Тор помог ему пройти через трудности - найти свое место в жизни, а встреча с Августой - перевернула его душу. Он увидел девушку, словно впервые, и глубокое чувство поселилось в его сердце. Генри влюбился, теперь мир открывался перед ним заново.
   Единственное, что его печалило - он пока не получил прощение Лэнса. Но очень надеялся на то, что когда-нибудь судьба даст ему еще один шанс на примирение.
  
  
  
  
   ЭПИЛОГ
  
  
   Он проснулся после длительного сна у себя дома. Лура сидела рядом и робко держала его за руку. Ками расстелилась пушистым ковром у её ног.
   - Доброе утро! - поприветствовала девчонка.
   Ловел улыбнулся в ответ:
   - Лура! Я очень соскучился по тебе...
  
   Два месяца он провел в постели, борясь за жизнь. Все это время чувствовал, что она рядом, согревает его своим теплом и заботой.
   Боль в груди сковывала движения, и мешала вздохнуть свободно. Но он жил, а значит, самое страшное - теперь позади.
  
   Впервые после продолжительного времени Ловел в сопровождении Луры и Ками покинул свою комнату, вышел подышать целебным воздухом Межвременья. Кошка потерлась о его ноги и, убедившись, что в ней больше не нуждаются, покинула их, исчезая по своим - рысьим делам.
  
   Жизнь вокруг пестрела красками, словно ничего не случилось - жители заняты каждодневной суетой. Они, скорее всего, и не заметили, как близко находились от края пропасти. Эндж мог разрушить их мир и никогда не вспомнить о тысячах загубленных жизней. Ради своих идей он не жалел никого, даже близких.
  
   Ловел вобрал в себя жизнь, глубоко вдохнул и закашлялся, резкая боль сдавила ребра.
   - Рано, Ловел! Ты еще не здоров.
   - Что со мной?
   Лура смахнула со щек соленые капли и тихо ответила, поддерживая его под руку:
   - В тот день, я немного не успела. Ты поймал кисет с монеткой, и он защитил тебя, но один осколок всё-таки пробился сквозь защиту и ударил в грудь, разорвал твои легкие. Ты... умер, ненадолго. Эн окропила твою рану волшебной водой и напоила сильным снадобьем, приготовленным из чешуи дракона. Мы смогли вернуть тебя к жизни, но тебе нельзя пока дышать глубоко...
   - Спасибо, что хоть как-то могу дышать, - улыбнулся он и заглянул в её мокрые от слез глаза. - Но откуда у тебя кисет? Где ты его нашла?
   - Там, где ты сказал, за каминной полкой.
   - Но...
   - Я знаю, это была уловка. Но, мне так хотелось его найти..., ведь теперь я тоже немного волшебница, - промолвила она и чуть отстранилась.
   Ловел заметил её смущение, проследил взглядом за рукой и обмер. Его Лура готовилась стать матерью, округлый живот был тому доказательством. Сердце гулко стукнуло в груди, причиняя новую боль. Пока он беспомощный висел между жизнью и смертью, кто-то сумел завоевать её сердце. Она станет матерью...
   - Поздравляю, - сухо выдавил он из себя. - Ты довольна?
   - Да, - её улыбка озарила и без того светящееся от счастья лицо.
   - Могу я спросить: кто удостоился такой чести? - он отвернулся, едва сдерживая крик души, ревность жгла его изнутри. Ловел готов был убить любого, кто дотронется до Луры. Но если она счастлива, то он сумеет уступить, уйти навсегда.
   - Прости меня, Ловел, - теплая ладонь дотронулась до его плеча. - Ты помнишь мой день рождения? Помнишь?
   - Да, - Ловел пытался вспомнить, кто же из присутствующих на празднике оказывал пристальное внимание Луре.
   - Понимаешь, я очень боялась, что когда исчезну из твоей жизни надолго, ты найдешь мне замену. Много красавиц вокруг... В общем, мне нужны были гарантии. И ... я украла у Эн эликсир любви и подсыпала тебе в кубок. Он действует только на тех, кто любит друг друга. Если чувства не настоящие, то ничего не происходит...
   - Постой, но...
   - Мы были близки в ту ночь, а утром я сбежала к себе и боялась признаться. А потом ведь могло и ничего не получиться. Кто же знал, что твой подарок поселится во мне на несколько месяцев?
   - Лура! Лу... - он прижал её к себе и осыпал поцелуями рыжую макушку. - Какая же ты у меня глупышка! А если бы я умер?
   - Вот еще! Ты думаешь, я бы позволила?
   Он рассмеялся в ответ. Кто-кто, а Лура точно бы его и из-под земли достала, за что он, конечно же, - был ей весьма признателен.
  
  
  
   ***
  
   Ловел сидел под тенью широкого клена и наслаждался спокойствием.
   Прошлое больше не давило. Он отпустил его. Эндж умер на этот раз по-настоящему и навсегда. Лура рассказала: когда Эн увидела его (своего сына) распростертым на земле с разорванной грудью, из которой ручьями вытекала жизнь - горе, любовь и ненависть скрутились в один узел. Она направила материнскую боль на Энжда и он её не выдержал...
   Разлетелся, рассыпался в прах, и только ветер знает, где теперь части черной души мага.
   Ловел уже совсем оправился от болезни и мог дышать, как ему вздумается, боль теперь не тревожила его.
   Мысли и чувства, наконец, обрели гармонию - никто не мешал размышлять о будущем и строить настоящее.
  
   Внезапно перед ним появился Уль. Ловел подумал, что это наваждение и, устало прикрыл глаза.
   - Эй...- тихо позвал парнишка, - Ловел...
   Тот встрепенулся и, обрадовано подскочил на месте:
   - Уль, дружище! - обнял он мальчишку, крепко прижал к себе.
   - Раздавишь! - засмеялся Уль, радуясь встрече с другом.
   - Как ты здесь оказался?
   - Мне было очень нелегко найти тебя. Ты хорошо спрятался от всех, но я же - проводник!
   - Я помню. Как же я рад тебя видеть!
   Ловел выпустил парнишку из своих объятий, оглядел. Тот заметно подрос, и изменился его взгляд. Когда-то полный детской наивности, теперь стал немного колючим и недоверчивым, но таким же глубоким, заглядывающим в душу.
   - Многие беспокоятся о тебе и Луре. Зачем ты спрятался?
   - Мне нужно время, мой друг. Просто время, чтобы осмыслить, понять, принять жизнь такой, как она есть.
   - Если ты - таро, правда, что твоя жизнь теперь будет в дороге?
   Ловел грустно вздохнул:
   - Раньше я думал, что судьба - это предназначение, которому необходимо следовать. Но сейчас... Я думаю иначе. Верно, я - таро. Моя судьба - это поиск земли, где мне будет уютно, где я обрету гармонию и любовь. Лура дала мне все это. Теперь я сам строю Мир - таким, как мне хочется.
   - Эн скучает по тебе и ждет.
   - Ты ведь знаешь, я вырос в любви другой женщины, её вряд ли кто-то может заменить. Передай Эн, что навещу, как только соберусь с силами. А как поживают Силен и Крис?
   - Крис попросился к своим. Пришлось провести его туда. Ему тоже не хватало семьи. Но он навещает меня, и мы, иногда, с ним общаемся - мысленно. Да, я же здесь по поручению. Вот - возьми! - Уль протянул ему красивый конверт, увенчанный королевской печатью.
   Ловел не распечатывая, сунул его в карман, кивнул:
   - Конечно, я буду на празднике Соу. Разве я могу его пропустить? Эта девочка навсегда поселилась в моем сердце, как, впрочем, и ты, - подмигнул он парнишке.
   - Генри тоже приглашен, - как бы, между прочим, произнес Уль, внимательно вглядываясь в душу друга. - Тебе будет... неприятно?
   - Нет. Мне все равно. Я не держу на него зла, но его жизнь меня мало волнует.
   - Знаешь, он очень изменился. Ухаживает за Августой, и, похоже, у них скоро намечается свадьба. Словно раньше он ничего не замечал вокруг и только теперь начал жить.
   - Наверное, ты прав, Уль. Так оно и есть. Мой брат слишком стремился жить моей жизнью, а свою чуть не пропустил мимо.
   Они встали, чтобы немного пройтись вдоль тенистой аллеи к дому Ловела. Уль шел чуть впереди, потом вдруг обернулся, и светло улыбнувшись, выдал скороговоркой:
   - Я же совсем забыл, у меня для тебя огромный сюрприз! - и вприпрыжку припустил к дому.
   Ловел едва поспевал за ним. На пороге его встретила Лура, а за ней...
   В длинном сиреневом платье, цветастой шляпе с широкими полями и сияющими от счастья глазами...
   Он остановился, перевел дух и через несколько шагов был охвачен самыми горячими объятьями на свете:
   - Мальчик мой! - воскликнула Катарина. - Как же я рада снова видеть тебя!
   У него едва не закружилась голова, от невероятности того, что происходило. Его матушка, женщина о которой он так часто думал в последнее время - стояла перед ним и ласково улыбалась. Уль звонко смеялся, прячась за спину Силена, который тоже был здесь.
   Как выяснилось позже, они вдвоем разыскали тот мир, где много лет провел в заботе доброй женщины Ловел, под именем своего брата. Катарина обрадовалась Улю и очень понравилась Силену. Но оставаться в мире, где нет магии, старый волшебник не захотел, а женщину там ничто больше не держало. Вся её семья - это господский дом, в котором теперь все заботы легли на более юные плечи её помощницы. Та и проворнее, и расторопнее...
   Одинокая женщина без особых хлопот согласилась пойти с Силеном в его мир. И уж никак не могла устоять, чтобы не навестить своего любимого мальчика.
  
   - Ну, а свадьба-то когда? - поинтересовалась Катарина, украдкой разглядывая Луру. Ей очень понравился выбор Ловела, это легко угадывалось по тому теплу, что она щедро изливала на рыжеволосую красавицу.
   - После рождения наследника, - ответил он, обнимая возлюбленную. - Для некоторых быть матерью почетнее, чем стать женой.
   Лура одарила его таким взглядом, что все улыбнулись и дружно поспешили покинуть влюбленных, якобы по неотложным делам.
  
   Ловел теперь знал, что он таро и кровь нескольких кланов - Луны, Земли, Неба и Моря - смешаны в нем. Когда-то потерянный во времени, странник без прошлого, наконец, обрел себя.
   Судьба вдоволь поиграла с ним. Он понял, что нельзя слепо следовать её воле, стоит иногда перенимать у неё узды правления в свои руки, а, порой - самому устанавливать правила игры.
   Оставшись наедине с любимой, Ловел нежно поцеловал её - женщину, вернувшую его к ЖИЗНИ во всех смыслах этого слова. И теперь ничто, никто и никогда не сумеет отнять у него то, что принадлежит ему по праву.
  
  
  

Популярное на LitNet.com А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"