Дениженко Светлана Владимировна: другие произведения.

Пропасть, чтобы вернуться

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.11*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ОГРОМНОЕ СПАСИБО за обложку Соболевой Ульяне ЧЕРНОВИК - в работе! В жизни маленького существа случается горе - погибают его родители. Чтобы спастись от многочисленных врагов, ему приходится бежать и прятаться в чужих мирах. Хватит ли когда-нибудь ему смелости, чтобы вернуться? Найдется ли путь домой? - существо не знает ответы на эти вопросы, главное сейчас для него - выжить. ***ЧЕРНОВИК! В 16 главе баллада "Дракон" текст - Хелависа, группа Мельница. В 26 главе баллада Мягковой Л.С. *** Пишется вторая книга "Без права вернуться". Начало книги выложено на этой странице.

---

Пропасть, чтобы вернуться

  

Пролог



Дубрава шумела так, будто кто-то ходил поверху спящего леса - нагибал деревья, а понизу шелестел травой. Некто - маленький и беззащитный, спрятанный под ветвями пушистых кустов - спал, свернувшись калачиком. Вздрагивая и постанывая, иногда всхлипывая, он привлекал к себе постороннее внимание - звери слышали его. Но они не смели приблизиться к тому, кто видел тревожные сны.

Бежать, бежать куда подальше, со всех ног! Падая и спотыкаясь, вставать и бежать, только не останавливаться и не оглядываться. Куда бы спрятаться, чтобы не нашли? Чтобы выжить?
Страх обнимал своими колючими лапами маленькое дрожащее существо, а ужас сжимал сердце.
Кровь, кровь, кровь - куда не кинешь взгляд все в этой липкой, дурно-пахнущей жидкости. Голубая, розовая или серебристая? Нет, алая. Как оказалось, она у всех одного цвета и её слишком много... слишком.
Не испачкаться бы, не запятнать себя в том, к чему ты не причастен. Или причастна? Не все ли равно для маленького создания, которое в одну секунду осталось без матери и отца, без дома, в который можно было бы вернуться? Лишь бы спастись! Лишь бы убежать подальше от кошмара, чтобы потом, когда-нибудь возвратиться, если хватит смелости... чтобы отомстить.
Размазывая слезы по щекам, продолжая бежать все быстрее, словно за спиной выросли крылья или ноги научились левитации, существо не оглядывалось - знало, что страшные черные тени преследуют свою жертву.

Голые пятки кто-то легонько пощекотал, заставляя их владельца поджать ноги под себя и... проснуться. Симпатичный ушастый еж принюхивался к странному существу, с которым пока не был знаком и оттого осторожничал.
- Привет, - поздоровалось существо и протянуло к колючему раскрытую ладонь. Тот поводил черным носом, забавно чихнул и поторопился спрятаться в высокой траве. Видно, запах не пришелся ему по вкусу.
- Убежал, - вздохнуло существо и встало с земли, огляделось. - Где это я?
Утро пока еще неярким светом заполняло пространство, касалось высоких сосен, они сходились верхушками у самого неба, образовывая круг. Трава, кусты, деревья, а за ними - темнота. Но не та, пугающая, что преследовала существо во сне, другая. Снова другая реальность...
Лес, но чей? Кто в нем обитает? Это предстояло выяснить.
Вчера опять все испортилось. Казалось, нашелся подходящий мир и его даже приютили в нем, а теперь снова побег в неизвестность и сколько так еще придется прятаться - пока остается загадкой. Лишь бы не нашли...
Закутавшись в серый плащ и подхватив нехитрые пожитки, легко уместившиеся в дорожную сумку, путник отправился в дорогу. С вечера он уснул здесь на траве, подстелив под себя теплый плащ - ему не было холодно. Путник знал, что в новом месте его не обидят, пока к нему не вернется видимость.
В суме кроме его сапожек, которые он снял перед сном, хранился длинный острый нож - подарок отца и батистовый платочек, когда-то принадлежавший матери, на котором остался запах её духов.
Иногда, когда становилось тяжело на сердце, так что перехватывало дыхание, существо доставало из котомки дорогие для него вещи - единственное, что осталось от прошлого. Потом оно долго-долго гладило их рукой, прижимало к лицу, вдыхало запах матери, словно возвращалось в безмятежные дни детства.
Окончательно заблудившись в непривычном лесу, где трава сама цепляется за ноги, а деревья гуляют по кругу, не выпуская путника с опушки, выбившись из сил, он присел у одной из сосен и запел печальную песню, без слов.
Вспомнилось недавнее происшествие и поплыло перед его закрытыми глазами воспоминанием.
Он часто путешествовал, часто искал пристанище, убегая от опасности, прятался и учился жить заново. Где-то ему жилось хорошо, где-то не очень, но проходило какое-то время и снова нужно было перебираться в другой мир.
Если бы путник знал, что произойдет, то ни за что не покинул бы дом старика Дроу, а провел бы все утро за чтением книг. Но как предугадать, что нас ждет?
Едва он попал в новый мир, как встретился со старым эльфом, который приютил его у себя и нарек - Тито. Дроу оказался наставником для юного поколения эльфов и обучал их военному ремеслу. В благодарность за кров и хлеб Тито старался помогать старцу во всем, сам же познавал науки и тренировался наравне с его учениками. Но многое у него получалось не так ловко, как хотелось бы. И тогда он убегал в лес и там занимался, оттачивая полученные знания и совершенствуя умения.
Вот и этим утром Тито выскочил из дома пораньше через окно, прихватив с собой лук и стрелы. Он пробрался в лес окольными путями и нашел для себя местечко, чтобы поупражняться в стрельбе. Тито неплохо стрелял, но считал, что не достаточно хорошо владеет этим мастерством, чтобы вступить в свиту принцессы. Ему очень хотелось прижиться в этом мире. Ему нравилось здесь.
Первая стрела пролетела мимо, а вторая - попала в цель, но совсем не в ту, которую он мечтал поразить.



Глава 1

Лаоль взвыл от боли. Это надо же! Кто-то попал ему стрелой в бедро. Ему! Главному хранителю эльфийского леса. Явно тут не обошлось без этих недоучек - юных стрелков, учеников старого Дроу. Когда-то хранитель и сам у него обучался. Лаоль знал, что тот набрал новичков и вот уже несколько недель изо дня в день тренирует их в стрельбе из лука.
Эльфы умеют стрелять с рождения, вернее с того момента, когда могут держать в руках лук и натягивать тетиву. Дроу учил подростков не только меткости, но ловкости, быстроте реакции, умению видеть и распознавать следы. Учил их владеть чуткостью и наблюдательностью зверя, а также многим другим премудростям необходимым воину.
Вот только бы добраться до Этана, а там Лаоль задаст жару этим соплякам.
- Лаоль, что с тобой? - рядом с хранителем оказался его брат Элит - светловолосый высокий юноша.
Лаоль гордился братом и не напрасно, ведь он обучался у самого магистра магических искусств и тот хвалил Элита при каждом удобном случае. Юноша был одаренным и прилежным учеником. Сегодня у него выдался свободный день, и он увязался за Лаолем, чтобы посмотреть, как тот расставляет посты на границе леса. Гномы вот-вот станут делать ночные вылазки за ягодами и грибами, хотя вполне могут, заплатив пошлину в виде изумрудов и рубинов, собирать столько сколько их душе угодно. Но жадность родилась вперед гномов, поэтому приходилось наводить порядок таким способом.
Заметив стрелу в ноге брата, Элит искренне изумился: мало смельчаков, кто решится на дуэль с самим Лаолем.
- Кто это сделал?
Хранитель эльфийских лесов Лаоль Фар аде Оль хмуро взглянул на брата и вздохнул. Как бы он хотел, чтобы тот не видел его позора.
- Какой-нибудь юный стрелок из свиты её высочества, - сквозь зубы, едва сдерживая ярость, выдавил из себя хранитель.
- Да, ну?! У принцессы будет еще одно войско?
- Да. Если она снова не передумает.
- Вот не повезло мальчишке... - посочувствовал Элит стрелку. - Что ты будешь с ним делать?
- Пока... - Лаоль надломил древко и, морщась от боли, вынул стрелу, - не знаю... но будь уверен, наказание он получит.
С помощью магии эльф остановил кровь и залечил рану. Та исчезла без следа. Возвращаясь в город вместе с братом, Лаоль то и дело высматривал среди кустов возможного виновника. Уж слишком резво тот скрылся, а добираться в город эльфов - славный Этан - окружным путем было небезопасно. Прячась за ветками деревьев, возвращаясь, как вор, можно было легко оставить на них какую-то часть своей одежды.
- Так и есть! - обрадовано воскликнул через некоторое время хранитель и перепрыгнул за разросшийся у дороги шиповник.
Через некоторое время он вернулся к Элиту с тряпицей темно-синего цвета в руке.
- Вот. Теперь ему от меня не скрыться! - торжествовал хранитель.
- Брат, пожалей ребенка. Наверняка, он случайно в тебя попал...
- Ребенка? Если он состоит в свите, то уже не ребенок - воин.
- И все же... не убивай его сразу, - засмеялся Элит. - А то от одного твоего вида можно умереть со страху.
- Да, я страшен в гневе! - ответил, чуть улыбнувшись, Лаоль. - Не беспокойся, брат, я буду строг, но справедлив.
По имеющейся улике не трудно было вычислить беглеца, и уже через четверть часа в кабинете хранителя появился парнишка лет одиннадцати.
Тоненький, высокий, с красивым, правильным лицом, светлыми короткими волосами (которые топорщились из-под синего берета, натянутого странным образом - на уши) юный воин дерзко смотрел из-под сдвинутых бровей на Лаоля, и казалось, совсем не страшился его гнева.
- Как тебя зовут? - задал первый вопрос хранитель.
- Тито.
- Странное имя, - Лаоль задумчиво почесал подбородок.
Темные волосы эльфа нависли на глаза, но и через них Тито видел недобрый блеск серых холодных глаз воина.
- А как господин хочет, чтобы меня звали? - робко спросил эльфик.
- То есть? Что за странный вопрос?
- Я могу носить любое имя, господин. Любое, какое вы выберете для меня. Тито - так меня назвал мой учитель.
- Я хочу знать твое настоящее имя. Как тебя назвали родители? - Лаоль подошел к парнишке поближе и заглянул в его темно-карие, почти черные глаза.
- Я не помню, - эльфик опустил голову.
Хранитель вскользь посмотрел на Тито и передернул плечами, не нравилось ему всё это. Он хотел было отвернуться, но задержался взглядом. Что-то насторожило эльфа. Присмотревшись, Лаоль заметил родимое пятно, которое в виде изогнутой змеи красовалось на тонкой шее подростка. Воин подошел поближе, чтобы рассмотреть его, но Тито испуганно отскочил в сторону.
- Не бойся меня, - по-отечески тепло произнес Лаоль Фар аде Оль, - Я только хотел...
- Что, господин? - недоверчивый взгляд.
- Впрочем, это неважно. Сколько тебе лет, Тито?
- Одиннадцать, господин.
"Странно. Для его возраста... он слишком плохо стреляет... или причина в том, что он стреляет слишком хорошо?.." - задумался хранитель, разглядывая Тито. Нечто странное было в этом молодом эльфе. Вот только... Лаоль никак пока не мог понять - что?
- Скажи, это твое? - протянул он кусок ткани парнишке.
- Моё! - с вызовом ответил тот и гордо вздернул подбородок.
Лаолю очень не понравилось, как парнишка на него посмотрел. Эльф почувствовал, что Тито не так прост, как кажется. Он готов был защищаться и показать свои способности, а от недавней робости не осталось и следа.
- Хорошо. Значит, ты не станешь отпираться, в том, что сегодня утром находился на границе леса и стрелял - в меня?
Мальчишка медлил с ответом, на его бледном личике отражалась работа мысли. То его брови вздымались домиком, то опускались, появилась складочка на лбу, а потом разгладилась сама собой. Тито закусил нижнюю губу, но продолжал молчать.
"Интересно, что его так пугает? Неужели я и, правда, внушаю страх одним своим видом?" - подумал хранитель, ожидая в ответ.
- Ну? Я жду!
- Нет.
- Что нет?- едва сдерживая себя, спросил Лаоль, парнишка начинал его раздражать.
- То есть, да.
- Что да?
- Я был в лесу. Но стрелял не в вас, господин. Я пробовал попасть в яблоко и совсем не знал, что вы там сидите, - вновь смутился Тито и опустил глаза на свои потертые, явно немного не по размеру, сапожки.
- Какое еще яблоко?! - выкрикнул эльф, припоминая, что сидел на широкой ветке дуба. Правда, невдалеке росли дикие яблони с мелкими и очень кислыми плодами. Чтобы в такое яблоко попасть - это надо постараться. - Значит, ты у нас совсем ни в чем не виновен, так?
- А не надо было прятаться! Я бы и не попал... в вас.
- Да ты, похоже, вообще стрелять не умеешь, сосунок! А еще в свите принцессы считаешься. Ты хоть знаешь, кому дерзишь, а?
- Знаю!
- Да я тебе сейчас уши за это оторву! - взревел эльф и в два шага оказался возле Тито. Схватив паренька за ухо, он вдруг обомлел, - Ты... кто такой?!
Вместо острого ушка эльфенка под светлыми взлохмаченными волосами Тито хранитель обнаружил другое - кругленькое, явно принадлежащего человеческому детенышу. Но как человек мог оказаться в мире эльфов?
Пока Лаоль раздумывал, парнишка исчез. Растворился, словно видение, как будто его никогда здесь и не было.
---
Путник продолжал петь, а по его щекам текли горькие слезы...


Глава 2

Прошлое иногда возвращается чувствами об утраченном. Он не знал, откуда приходят они - его видения или сны. Сны о том, что уже не вернуть. Туман окутал собой путника и заботливо спрятал ото всех, но не от прошлого, которое мучило свою жертву. Видения, одно за другим, проникали в его сон и делали причастным к тем событиям, о которых он не помнил...
Призрачные тени от свечей вытягиваются в полный рост и танцуют причудливо на стенах да потолке залы, в которой собрались для торжественной церемонии виновники торжества и приглашенные гости.
Смуглый молодой человек лет тридцати и юная светловолосая девушка пятнадцати лет - венчались, соединяя судьбу навсегда. Одну на двоих.
- Аль Ференс Диа, принц темного королевства, берешь ли ты в супруги...
- Ангелина Люция Лайт, принцесса светлого королевства, согласна ли ты...
Раздавался над сводами зала торжественный голос, объединяющий две любящие души.
Вокруг перешептывалась и переглядывалась толпа гостей. Белоснежные одежды одних контрастировали с черными одеяниями других.
- До чего мы дожили? - вздохнул, вытирая украдкой слезы, всклокоченный, одетый во все черное гном, - Свет и тьма объединились в общий союз. Что же будет теперь?
- Не причитай, Жило! И без тебя тошно, - фыркнула черная кошка, злобно вглядываясь в тоненькую светлую фигурку принцессы.
- Что будет, что будет...- проворчала еще одна особа - в сером плаще - высокая седая старуха. - Ясно, что будет. Дети.
- Дети?! - гном подпрыгнул на месте и изменился в лице.
- Дети?!! - фыркнула кошка, выгнув спину дугой.
-Дети, - скривилась в улыбке старуха, видно, не часто она улыбалась. - Здоровенькие крепыши, наследники объединенного королевства.
Пока гном, кошка и старуха беседовали, действо подошло к кульминации.
- Объявляю вас мужем и женой! - закончил на высокой ноте соединитель судеб.
Аль Ференс Диа и Ангелина Люция Лайт поцеловались под громкие аплодисменты гостей.
- Свершилось... - пробежало шорохом по зале. А вокруг новобрачных теперь оказались только серые оттенки.
- Настало время сумерек, - фыркнула кошка, вылизывая серую шерсть.
- Что ж, хоть не белый, - вторил ей серый гном.
- Хорошо, - будто самой себе ответила и без того серая старуха и, превратившись в сову, вылетела в открытое настежь окно. Дальше тут можно было не присутствовать.
Настало её время.
    
   ---
- Аль, не смеши меня! Иначе наше продолжение - родится раньше времени! - звонко смеялась золотоволосая молодая женщина, откинувшись на мягкие подушки, которые были разбросаны веером по плотному ковру на полу опочивальни. В светлом домашнем платье, мягких носочках, она примостилась на подушках и, подоткнув одну из них под спину, хотела заняться вышивкой. Последние дни ей тяжело было сидеть, вот-вот ожидалось появление на свет наследника.
Её супруг уже давно был на ногах и с самого утра успел совершить массу неотложных государственных дел, а сейчас с удовольствием рассказывал Ангелине о том, как прошла встреча с главами государств. В красках изображая каждого из присутствующих, напыщенных и важных франтов, которые старались за маской самоуверенности и степенности скрыть свою глупость.
- Милая, ты не представляешь, как же сложно убедить глупца, в том, что он глуп, - Аль Ференс серьезно посмотрел на супругу и добавил, - Что касается твоих родов, неужели ты думаешь, что меня это может испугать? Я готов стать отцом. И вот увидишь, я буду хорошим отцом нашему малышу.
- Или малышке, - ласково улыбнулась Ангелина.
---
- Как мы назовем её, любимый? - поглаживая светлые волосики новорожденной, спросила Ангелина.
- Она так прекрасна... я даже не знаю... а что думаешь ты? - ответил повелитель сумерек.
Впервые он не мог найти решение.
- Может быть, Альвита?
- Неплохо. Давай не будем торопиться, ведь имя - это на всю жизнь.
---
- Как мы назовем его, любимая? - спустя год в очередной раз поинтересовался Аль у супруги.
Возвращались они к этому вопросу довольно часто. Но ответ на него пока так и не нашелся.
- Его? А если он передумает и снова станет...
- Но нельзя же все время нашего ребенка звать только - "дитя"? У него должно быть имя! - возмутился повелитель и вышел из комнаты своего малыша, в сердцах хлопнув дверью за собой.
Мальчик пронзительно расплакался. Мать взяла его на руки, приласкала.
- Что же делать, дитя? Папа хочет, чтобы ты был ему сыном. Не превращайся больше в девочку, хорошо?
Но, успокоившегося годовалого малыша уже привлекли жемчужные серьги Ангелины...

К трем годам дитя успело еще несколько раз поменять свой пол. И если вначале его родители и домашний лекарь думали, что эти изменения связаны с каким-то помесячным циклом. Но по мере взросления венценосного чада, оказалось, что все намного проще.
- Значит, его изменения связаны с...
- Вот именно! - многозначительно подняв палец вверх, произнес Эферон - черноволосый (без грамма седины), сгорбленный старец с горящим юношеским взором и неутомимой энергией. - Наше высочество каждый раз меняет свой пол в момент приобретения желаемой вещицы. Если эта вещь принадлежит к мужскому полу, будь то деревянная лошадка, моя табакерка или часы, то следует одно. А если же это платочек, нарядная тесьма, букет ароматных цветов, зеркальце... Вы меня понимаете?
- Да, доктор. Но, как же долго это будет продолжаться? - поджав губки, молвила Ангелина, робко поглядывая на супруга, который нервно вышагивал по гостиной, сжимая в руке свою любимую трость.
- Пока наше высочество не определится с тем, что им нравится больше, - развел лекарь руками и прежде, чем супруги успели еще что-то спросить, исчез, добавив невнятно, - Всему свое время.
В тот же день в сумеречном дворце попрятали всё, что могло напомнить наследнику о женском. Даже Ангелина теперь могла появляться перед любимым чадом только в мужском наряде.
У повелителя сумерек с этого дня рос наследник, сын. Правда, пока у него не имелось имени.
---
Часто видения менялись, будто старались рассказать как можно больше. На этот раз ему виделся необычный сон:

Сотни или тысячи теней вокруг угрожающе шипели, тянули к нему свои многочисленные, длинные, будто щупальца осьминога, конечности. Сотрясаясь от страха всем телом, он не знал, как избавиться от окружающего его ужаса. Как вдруг... разгорелся луч - яркий и горячий. Постепенно он превратился в пламя и жуткие стоны гибнувшей в нем нечестии заполнили собой разум путника.
- Где ты? - раздался грозный, но очень знакомый голос. - Я не вижу тебя. Где ты?
"Отец?! Это же он!" - и только путник хотел ответить голосу, как его сон рассыпался на множество осколков и ледяной ветер ударил в лицо.

Лес забеспокоился. Деревья согнулись вдвое, кланяясь невидимому гостю до земли. Трава, приминаясь под чьими-то шагами, после чуть приподнималась. Путник крепко спал, обнимая свою суму. Под защитной пеленой, он оставался невидимым почти для всех, но только не для того, кто сейчас стоял рядом с ним.
Дитя почувствовало на себе пристальный взгляд и, поворочавшись, проснулось. Ветер немилосердно трепал полы его одежды, леденил своим дыханием.
- Кто здесь? - найденыш сел и, испуганно озираясь по сторонам, притянул к груди свои вещи.
- Не бойтесь меня, - из воздуха появилась женщина - молодая и легкая, как ветер.
Она подошла ближе, мягко ступая по земле.
- Кто вы?
- Не бойтесь, я друг, - женщина пристально посмотрела на него и поклонилась до земли, - Неужели я нашла вас, мой господин...
Обернувшись серой кошкой, она ласково промурчала:
- Идемте за мной, Ваше Высочество. Вас ждут дома.
- Дома? Но кто?
- Друзья. Идемте же, смелее. У нас мало времени.
Путник нерешительно сделал первый шаг. Лес, казалось, стал теснее. Он будто угрожал ему.
- Кто тут?
- Никого, Ваше Высочество. Только вы и я, - ответила кошка, но вдруг насторожилась и зашипела так, словно встретила заклятого врага. - Вы правы, мой господин. Мы не одни. Стойте на месте. Не шевелитесь.
Дитя замерло, прислушиваясь к стуку собственного сердца.
- Я попробую его перехитрить, - чуть слышно прошипела кошка.
- Кого? - так же тихо спросил путник.
- Призрачного демона... - донеслось до него из зарослей травы и кустов можжевельника, а еще с высокой ели.
Кошка разделилась на девять частей и разбежалась в разные стороны, отвлекая и запутывая невидимого врага. Но тот совсем и не подумал отвлекаться на нее.
- Ты... НАСЛЕДНИК... я вижу тебя, - раздался громоподобный голос над самым ухом высочества. - Вижу!
Из-за спины путника выплыла длинная тень и протянула к нему серую липкую ладонь, дотронулась до его лица.
- Ты...
- Не смей! - кошка прыгнула между ними. - Не смей касаться его своими скользкими лапами!
- Брысь, серая тварь! - взвизгнула тень, но отшатнулась от дитя.
- Бегите, мой господин! И не оглядывайтесь! - приказала кошка. Вздыбив шерсть, она угрожающе зашипела на врага, - Замри и не двигайся, иначе...
Что будет "иначе" его высочество не стало дослушивать, а опрометью бросилось сквозь густую чащу и кубарем скатилось в овраг. Перепрыгивая через широкий ручей, оно плюхнулось в воду и, выскакивая на берег, вновь кинулось, петляя как заяц, заметать следы.
Почти задохнувшись от быстрого бега, существо упало на колени и, вспомнив нужное заклинание - ушло и из этого мира.
Спасаться и прятаться - вот теперь его удел. Кто враг, кто друг - не разобрать. Нужно выжить - это главное.

Глава 3

"Да. И кто бы мог подумать, что у главы нашего королевства родится и не сын и не дочь, а ... и то и другое..." - мрачно размышляла взлохмаченная старуха, накинув на плечи серый плащ. Собираясь выйти за пределы своего мира в поисках потерянного дитя, она еще раз без особой надежды покрутила в костлявых руках прозрачный шар.
- И ведь имя не успели ему дать. Как же теперь тебя найти? - вздохнула она, отбросив в сторону не пригодившуюся на этот раз вещь.
Шар с грохотом упал на неровный пол, и, вспыхнув желтым цветом, будто одуванчик расцветший по весне, медленно закрутился вокруг своей оси.
Старуха остановилась на полушаге (она уже занесла ногу над порогом) да, потянувшись к дверной ручке, так и застыла на месте. Шар никогда прежде себя так не вел.
Ведьма наклонилась над ним, вглядываясь в сизую дымку, повела носом, принюхиваясь...

Увы, она не успела вмешаться. Все произошло слишком быстро. Теперь оставалось лишь сожалеть о том, что наследник вновь оказался потерянным. Виновница недавних событий стояла перед ней и искала взглядом, куда бы спрятаться от праведного гнева.

   - Как ты могла допустить такое?! - рассерженно пыхтя, серая старуха распекала свою племянницу. - Как посмела? Да я тебя... да за то, что ты наделала, жердь неразумная, калоша ты дырявая!
- Тетя, но я же хотела как лучше! Мы же так долго ЕГО искали, и я подумала...
- Кошка бестолковая! Что?! Ты думала? Ты еще думать умеешь? Котелок ты пустой, ступа ты бездонная! И в кого только ты у нас такая уродилась-то?! Почему не посоветовалась со мной? ПОЧЕМУ?!
- Я хотела помочь...
- Помочь?! Да ты похвалы хотела и даже не подумала о последствиях... - старуха тяжко вздохнула, и устало присела на лавку у печи.
В её хижине было душно и юная волшебница, обливаясь потом, склонила голову ниже плеч, не смея посмотреть в глаза тетке. Девушке было стыдно и больно признавать свою ошибку. Украдкой вытирая лоб, она изо всех сил старалась не заплакать. Старуха это понимала, и в душе, где-то очень глубоко - простила племянницу, но гнев вспыхнувший в ней, пока до сих пор не остыл и, обратившись в слова, требовал выхода. Сверкнув недобрым взглядом, она продолжила.
- Да как ты могла поставить жизнь Его Высочества под такую угрозу! Почему не проверила? Почему позволила подойти Демону так близко? Почему вывела Его Высочество на свет?
- Я не хотела, тетя. Я ... я ... - девушка-кошка, всхлипнула, подбирая слова.
- Ты даже не подумала проверить! Вот в чем причина, - догадалась старуха, - Ты так торопилась, а... испортила все дело. Гадина! Какая же ты - гадина!
Она подпрыгнула и, в миг оказавшись напротив племянницы, с силой ударила её по лицу. Отпрянув от взбешенной тетки, девушка прижала ладонь к полыхающей щеке и, задохнувшись от обиды, прикусила до крови губу. Она подавила в себе всхлипы и слезы - сама виновата и приготовилась выслушать очередную ругань. Но старуха замерла и шумно втянула в себя воздух, а затем рявкнула так, что стены в её хижине и без того скрипучие, заныли, заходили ходуном:
- Убирайся с глаз моих и не смей попадаться, пока я сама не призову! Коли ослушаешься - в жабу превращу или комара болотного!
Кошку не пришлось просить дважды, обратившись в подвижное существо, она в одно мгновение исчезла с глаз тетки.
'Вот ведь как получилось', - подумала старая волшебница, провожая взглядом серую тень.
Ей было жаль племянницу, но сейчас поступить по-другому она не могла. Слишком многое поставлено на кон, а допустить ошибку второй раз было равносильно смерти. Она надеялась, что в изгнании девчонка одумается, и какое-то время будет держаться подальше от тех дел, что её не касаются.
- Помочь она хотела... вот уж помогла, так помогла...
Наследника искали. Давно. И те, кто желал его величия, но еще больше те, кто хотел уничтожить дитя серого царства. Как оказалось, его высочеству очень повезло в том, что родители не дали ему имени. Иначе - его давно бы уже нашли и те и другие...
Хельге, племяннице владычицы всех ветров, посчастливилось. Она первая нашла наследника и если бы только попросила помощь или хотя бы не торопилась выводить дитя на свет, все могло обойтись. И сейчас вместо разочарования они праздновали бы победу.
- Теперь демоны не отступят. Что же делать, Грейс? - переводя дух, старуха вновь уселась на лавку и, потирая лоб, попыталась собраться с мыслями. Но на ум ничего толкового не приходило.
- Старой ты стала... для таких-то волнений, - проворчала она себе под нос. - Нужно собирать совет деймов... быть может, совместно сможем найти выход. Только бы успеть.
Волшебница порывисто поднялась и, шумно отворив дверь хижины, поспешно выступила в ночь. Ветер прохладой и мелким дождем провел по её морщинистому лицу, приласкал, успокоил, запутался в складках длинной потрепанной юбки. Вскинув руки, Грейс оттолкнулась ногой от скрипучих ступеней крыльца - взмыла ввысь птицей.
Серая сова гулко прокричала в небе. Она очень торопилась.


Глава 4

"Ты можешь сама придумать собственную жизнь! Можешь сделать её такой, какой хочешь - светлой или темной. Тебе решать каким будет твой мир и только тебе... но не ошибись. Придуманная жизнь может изменить тебя до неузнаваемости" - слова матери так некстати сейчас жгли её душу. Хельга бежала от хижины тети, не вытирая скользящих по щекам жгучих слезинок. Почему она такая невезучая? Почему её подозревают в том, о чем она даже не помышляла. За что?

Холодно. Так холодно и одиноко, когда никто не понимает, когда некому излить то, что копится изо дня в день в твоей душе и сидит там и ест изнутри.
- Мама. Так хочется тепла и света, - вырвалось. Прижала губы рукой и, привалившись к сосне, Хельга скользнула вниз по стволу, превратилась в кошку. Кошки не плачут.
Она быстро вскарабкалась по тощему шершавому стволу на самый верх и притаилась в пушистых иглах, унимая свою боль раскатистым мурчанием.

Когда-то она была черной кошкой и очень этим гордилась. Служить в свите его высочества являлось почетом, и Хельга с достоинством носила цвет королевства. Она и не предполагала, что когда-нибудь все изменится.

До семи лет Хельга воспитывалась в семье простых жителей темного королевства. Мать - самая обычная, ничем не приметная особа лет сорока в ней души не чаяла, а отец - высокий статный, но совершенно не красивый лицом бакалейщик проявлял к ней заботу и ласку по мере необходимости.
А потом в её жизни появилась тётушка Грейс. В то хмурое утро Хельга помогала отцу - стояла за прилавком и распутывала тесьму на красивейшей темно-синей, бархатной скатерти, которая ну совершенно случайным образом оказалась в косичках. Отец разгадал, чьих было рук это дело, и призвал дочь к ответу.
Ни проронив ни слова за завтраком, он хмуро смотрел на Хельгу , а после - пригласил её в лавку и только там, подведя к скатерти, впервые за утро раскрыл рот:
- Значит так, душа моя, даю тебе времени до обеда - скатерть должна иметь товарный вид, - он провел по Хельгиной голове шершавой ладонью, но девочка сжалась от этой ласки, как нашкодившая кошка, лишь только ушки не прижала от страха.
Нет, Хельгу никогда не наказывали и ни разу не шлепали по мягкому месту, правда, иногда её шалости заслуживали порки, а не только брани, но родители даже ругали девочку крайне редко... просто тон, каким отец с ней говорил - не предвещал ничего доброго. И вот в тот самый момент, когда она распутывала одну из предпоследних косичек - прямо перед ней, как из-под земли появилась высокая старуха.
Она посмотрела на Хельгу слишком внимательно, будто на неведомую зверушку. Девочка на время забыла о своем занятии и тоже вскинула взгляд на странную гостью.
- Так вот ты какая ... Хельга Лис?
Девочка смутилась и робко произнесла:
- Да, госпожа, меня так зовут. Вы что-то хотели купить у нас в лавке? Я могу показать товар, если вы хотите...
- Хм... спасибо, милая. Но я зашла сюда не за покупками.
Хельга удивилась, но постеснялась расспрашивать. Она смотрела на гостью с нескрываемым любопытством и восторгом. Казалось, что прямо сейчас перед ней должно непременно произойти какое-то чудо.
Странная старуха прошла вдоль прилавка, задевая его своей пыльной серой юбкой, и остановилась напротив зеркала, поправила выбившиеся из-под шляпы волосы. Потом она, словно нехотя, произнесла:
- Мне бы отца твоего повидать или... мать...
Старуха обернулась и чуть улыбнулась, показывая ровные и белые, будто козье молоко, зубы. Хельга открыла рот от удивления. Не часто такие зубы встретишь даже у детей, а тут у старухи - волшебство, не иначе!
- Покажешь дорогу к дому? - неожиданно спросила гостья.
- Да, конечно! - с готовность ответила Хельга.
Все-таки эта старуха ей показалась не совсем обычной, и девочке очень интересно было узнать: что же той нужно от ее родителей. Да еще Хельге слишком уж хотелось закончить со скатертью и избежать возможного наказания от отца. При гостье он, наверняка, будет добрее, чем с утра. В общем, девочка без особых раздумий согласилась проводить старуху к дому своих родителей.

Они жили на другом конце калиновой улицы. Эти небольшие с неровными стволами кусты были усыпаны красными и черными ягодами. Их вид приводил Хельгу в странное оцепенение - будто замораживалось все внутри. Вот и сейчас она шла по улице, ни жива - ни мертва, лишь с одним желанием - поскорее скрыться во дворе от мерзких ягод, которые, казалось, смеялись над ней.
- Вот, госпожа... - девочка отворила калитку и пропустила старуху в уютный дворик, который они украшали с матерью клумбами ирисов. Эти цветы очень нравились Хельге своей необычной внешностью. Каждый цветок казался ей если не королем, то уж точно - принцем. Девочка часами могла играть и разговаривать с синими и фиолетовыми величествами, растущими на соседних клумбах. Старуха бросила заинтересованный взгляд на цветы:
- Ты выращиваешь?
- Да...вместе с мамой...
- Хорошие подданные...никому еще не мешали, - произнесла гостья странную фразу и только Хельга хотела переспросить про "подданных", как на крыльце показалась мать - в темном домашнем платье и слегка растрепанной прическе. Она несла корзину с бельем, а за ней неспешно вырос отец, как всегда безупречно одет и строг.
- Грейс?! - произнесли они, чуть ли не в один голос и, переглянувшись, бросились встречать гостью.
- Грейс... не могу поверить... - шептала мать Хельги странно тараща свои и без того не маленькие глаза.
- Госпожа Грейс, проходите в дом, прошу вас... - засуетился отец, - вы без багажа?
- Матильда, Феликс. Я по делу... налегке, - тут гостья сделала многозначительную паузу, супруги Лис снова переглянулись, - и ненадолго.
Хельга разинула рот от удивления - никогда еще она не видела своих родителей такими встревоженными и потерянными, как перед этой ... Грейс.
- Идемте в дом, госпожа, - предложил отец и осекся, посмотрел на Хельгу, - но как же быть с...
- Не беспокойтесь, Феликс. Хельга - умная девочка и она не станет встревать во взрослые разговоры, ведь так?
- Да, госпожа, - кивнула Хельга, закрывая рот.
- Подожди меня в саду, - попросила Грейс.

После чего все трое вошли в дом так и оставив хельгино любопытство без лакомства познания. Девочка не заметила, как в один миг очутилась на скамейке, с которой никак не получалось слезть.
В другой раз она бы обязательно убежала, да вот только её ноги стали будто ватные и совсем непослушные - никак не хотели делать то, что им приказывала Хельга.
- Ну, давайте же, шагайте! - командовала она ими шепотом.
Но те и не думали подчиняться ей. Так и пришлось сидеть на скамейке, как кукле Лое, которую она иногда забывала в саду. Лоя сейчас была рядом и с укором смотрела на свою некогда забывчивую хозяйку.
- Прости меня, Лоя. Я больше никогда-никогда тебя не забуду, - дала обещание Хельга, не зная, что оно никогда не исполнится в её жизни.


Глава 5
Хельга сидела неподвижно на скамейке и ждала, когда кто-то из взрослых появится на крыльце. Но они всё не появлялись, а небо и без того серое, вдруг совсем затянулось тучами. И в тот момент, когда прогремел первый раскат грома, в проеме двери появилась Грейс.Она шла к девочке летящей походкой, а серый плащ за её спиной развевался, будто крылья огромной птицы.
Старуха, в отличие от жителей городка, в котором выросла Хельга, была в серых, словно седых, одеждах. Девочка привыкла, что все вокруг носят темные или черные вещи, поэтому сразу поняла, что госпожа приехала издалека.
Самыми красивыми в городке были черные платья и костюмы у высокопоставленных чиновников - из дорогой ткани: шелка, бархата, атласа.
К чиновникам иногда приходили или приезжали в иссиня-черных каретах очень важные господа. Хельга даже однажды сама видела такого. Они в тот день были с отцом в нотариальной конторе, нужно было подписать какие-то земельные бумаги, когда к воротам, будто вихрь, быстро подъехала такая карета. Из нее появился тот господин. Когда он проходил мимо девочки, она почувствовала от него порыв ледяного ветра. Как будто сквозняк в жаркий день, когда открыты все окна дома настежь, иногда ворвется и выскочит наружу. Один миг и нет его. Девочка поежилась. Отец вывел её на улицу, а потом ничего не объясняя, отвел домой. Мама сказала, что не стоит попадаться на пути таким важным особам.
Старуха, приветливо улыбаясь, сказала девочке, что та поживет немного у нее. Освободив Хельгу от заклятия послушания, она взяла её за руку и повела к калитке.
- А моя мама?
- Мама скоро приедет к нам.
- А папа?
- И папа тоже.
Девочка обернулась, но из дома так никто и не вышел, чтобы проводить её.
- А почему они не выходят сейчас?
- О... сейчас... - Грейс наклонилась к Хельге (старуха была очень высокой и шляпой касалась нижней ветки клена, до которой отец девочки не смог бы дотянутся, даже вставая на цыпочки) и заговорческим тоном сообщила, - сейчас они не могут выйти, дорогая моя Хельга. Они готовят подданных для его высочества. А это очень сложное занятие, если что-то пойдет не так...
- А что пойдет не так?
Старуха резко выпрямилась и огляделась по сторонам, потом приложила свой длинный палец к губам и прошептала:
- Тсс! Не будем об этом, дитя моё... Нас могут подслушать, и тогда точно все пойдет не так.
Все это время Грейс крепко держала девочку за руку и потянула за собой, явно торопясь куда-то.
Хельга заметила, что они не сбавляя хода (ей приходилось буквально бежать вприпрыжку за старухой) прошли пихтовую улицу, потом перешли через черемуховую (где черемухи было столько, что запасов ягоды хватало на весь городок) и уже свернули на каштановую. А это означало одно - они шли в сторону городского кладбища.
Не то, чтобы девочка боялась... чего-то там. Просто, родители никогда не разрешали ей и близко подходить к этому месту.
Грейс почувствовала, как намокла ладошка Хельги в её руке и скупо сообщила:
- Недалеко осталось. Не бойся, тут вход.
Вход представлял собой прозрачный купол, очень похожий на колокол или колпак, только большой и уходящий в самое небо. А в нем туман - белый, клубистый и жутко холодный.
Мелкими каплями начался дождь, и девочка задрожала от прохлады. Она была в домашнем платьице, а взять с собой ни зонта, ни плаща не успела.
- Не бойся! - еще раз сказала Грейс. - Можешь зажмуриться, если страшно, только не выпускай мою руку. Мы шагнем и все. Это только кажется, что там холодно. Поняла?
- Да, - кивнула Хельга, и покрепче схватилась за руку старухи - теплую и мягкую, а глаза закрывать не стала. Вот еще! Она же не трусиха какая-нибудь.
Шаг получился почти синхронно, девочка будто окунулась в ледяную прорубь, дыхание на миг перехватило и ... они оказались на ярко освещенной поляне. Бабочки, всевозможных цветов - большие, будто голуби, размахивая прозрачными крыльями, кружили над ними и ... щебетали.
- Ну, вот мы и дома, - проронила Грейс, выпуская руку девочки, - Да не верещите вы!.. Давайте по порядку!
Только тут Хельга скорее догадалась, чем поняла - это не бабочки, а небольшие человечки с крыльями - феи, которые пытались что-то рассказать, отмахивающейся от них старухе.
Однажды она уже видела таких бабочек-фей на картинке, в кабинете отца. Хельга вытирала пыль на книжных полках - мама попросила помочь, и нечаянно уронила одну из книг на пол, та раскрылась и там... такой красоты девочка не видела еще ни разу. Недовольный возглас отца вывел её из оцепенения, а потом больше никогда ей не разрешали входить в его кабинет и вытирать пыль с книжных полок.
Здесь феи были почти такие же, как на картинках в той книге, только еще и живые.
Девочка смотрела на чудо во все глаза. Она шла следом за Грейс к покосившейся, серой хижине. Робко обернувшись, Хельга не увидела выхода. Или он закрылся или его просто не было. Значит, самой отсюда ей ни за что не убежать.
- Хельга, не отставай! - позвала Грейс, открывая дверь в свое жилище, - Ты, верно, устала и проголодалась с дороги?
Феи тем временем уже закончили отчитываться и, получив новые распоряжения, упорхнули с готовностью незамедлительно их выполнить.
- Нет, госпожа, - ответила Хельга.
- И все-таки я думаю, нам стоит отобедать. Гел, что у нас на обед? - обратилась старуха к кому-то, кто ответил чуть грубоватым голосом с надрывом из хижины:
- Зеленый суп, рагу из молодого барашка, бобы, и свежий брусничный сок, а на десерт - черничное мороженое.
- Нет, Гел. Меню придется изменить: фруктовый суп, ореховый пирог со взбитыми сливками и ... шоколадное мороженое, - подмигнула она девочке, - а еще свежей клубники и побыстрее!
- Слушаюсь! - ответил голос с благоговейным трепетом.
Хельга поняла, что госпожа Грейс - очень важная особа, раз ей подчиняются и феи, и невидимый повар. И не просто старуха, а самая настоящая волшебница.

- Да, душа моя, не называй меня госпожой, - старуха прошла вглубь хижины и поманила девочку за собой. - Для тебя я - тетя Грейс, хорошо?
- Да... госпожа, - но встретившись с неодобрительным взглядом волшебницы, Хельга быстро добавила, - да, тетушка Грейс.
- Вот так-то лучше. Прошу к столу.
На большом дубовом столе - уже все было накрыто. Хельга вымыла руки в красивом расписном тазу с ароматной розовой водой и вытерлась мягким полотенцем.
Еда оказалась необыкновенно вкусной. Пирог просто таял на языке, и девочка жмурилась от удовольствия, наслаждаясь лакомством, словно котенок, получивший миску со сливками.
Грейс наблюдала за Хельгой и тихо улыбалась - все пока шло, как надо. Так как и должно было идти.

Глава 6

Несмотря на то, что вчерашний день прошел отлично, утро у Хельги началось слезами. Она и не думала, что так скоро захочет вернуться домой. В гостях у тетушки Грейс ей очень понравилось. Никогда девочка не чувствовала себя в такой заботе, где невидимый слуга (или слуги) выполняли каждое её желание, едва она успевала произнести его вслух.
Будто принцесса из сказки, Хельга спала на высокой кровати, где под мягким одеялом и на нежной перине ей снились - удивительные, полные волшебства сны. Но после пробуждения девочка поняла, что ей очень - ну, просто очень-преочень(!) необходимо мамино ворчание по поводу плохо убранной постели или с вечера не собранных игрушек. У Хельги их было немного, но отчего-то и те, что имелись, она часто забывала в самых неподходящих местах. И по утру они находились неожиданнейшим образом или на пути у отца или под рукой у мамы. А тут еще вспомнилась Лоя, вновь оставленная без присмотру на скамье. А ведь вчера был дождь. И, вспоминая грустный вид свой несчастной куклы, Хельга заплакала еще сильнее.
Тетушка Грейс влетела в комнату и обеспокоенно воскликнула:
- Что случилось, дитя моё? Отчего это слезы в моем доме с самого утра?
Но девочка так рыдала, что разобрать что-либо из её слов было невозможно.
- Кто обидел маленькую госпожу? - грозно воскликнула Грейс, - Кто посмел?!
Волшебница села рядом с девочкой и обняла ее. Поглаживая по волосам, рыдающую Хельгу, она шептала ей успокаивающие слова, отчего девочка плакала только еще громче, жалея себя и обижаясь на всё вокруг.
Грейс вскоре поняла, что делает только хуже. Она резко поднялась, отошла к окну, распахнула его, впуская в комнату свежий воздух.
- Я сейчас этому негоднику крылья пообрываю, чтобы знал, как обижать мою девочку. Эй, Гел! Куда ты запропастился, шалопай?!
-Н-ни-надоооо! - заголосила Хельга, понимая, что по её вине достанется Гелу. Жалея невидимого слугу, она соскочила на пол и подбежала к тетушке, на ходу вытирая слезы. - Эт-то не он. М-ме-ня никто не обижал.
- Никто?
- Никто, - шмыгнув, подтвердила девочка.
- Тогда чего же ты ревешь? - Грейс протянула ей свой носовой платок.
- Я... - Хельга замялась и громко высморкалась, - Я домой хочу-уу!
Слезы вновь брызнули из глаз девочки и, не удерживая их, она вновь разревелась. Теперь уже в голос, как годовалый малыш.
- Да... дела... Не знала я, что ты - королева слез, а то бы непременно отправила тебя к морскому королю.
- К-куда? - удивилась Хельга, - К-кому? А где он живет? А они что, правда, бывают? - врожденное любопытство помогло освободиться девочке от слез.
Грейс улыбнулась одними уголками губ и, взяв Хельгу за руку, тихо сказала:
- Успокоилась? Ну, вот и хорошо. Я все тебе расскажу, но не сейчас, а когда ты приведешь себя в порядок и выйдешь к завтраку. Негоже будущей владычице морской, разгуливать по дому в ночной рубахе, и смущать таким видом моих верных слуг.

За завтраком Хельга совсем уже успокоилась. Она поедала румяные блины с малиновым вареньем и запивала их теплыми сливками (из красивой расписной чашки) с явным удовольствием и хорошим аппетитом. Тетушка рассказывала ей одну небылицу за другой, сама же едва притрагивалась к еде.
- Дитя мое, хочешь погулять в саду? - поинтересовалась она через некоторое время, заметив, что девочка уже наелась.
- Да, тетушка.
- Вот и славно. Идем, - волшебница, будто порыв ветра, встала из-за стола и, сдержанно поблагодарив Гела, выскользнула за дверь.
Хельга едва успела за ней и догнала тетю уже у ворот возле высокого забора, за которым и располагался сад.
На заднем дворе неприметного дома волшебницы, он казался слишком ярким, будто нарисованным на сером холсте сочными красками невероятно талантливого художника. Но пчелы и шмели, что кружили вокруг, собирая ароматный нектар, подсказали девочке, что сад настоящий.
Голова у Хельги закружилась от нахлынувшего вдруг великолепия. Каких только здесь не было цветов: тюльпаны и лилии, розы и пионы, белые гвоздики и орхидеи (ухоженные и благоухающие), а еще тут были высокие цветы со множеством соцветий, выстроенных друг над другом, словно кольца в цепи, держащей колодезное ведро.
Хельга часто сопровождала мать к колодцу, когда они ходили за водой и даже сама крутила колесо, на которое заворачивается цепь, поднимая полнехонькое ведро с вкусной и очень холодной водой. В водопроводе текла совсем другая.
- Это гладиолусы, - произнесла Грейс, заметив заинтересованность Хельги. - Из них появляются самые расторопные слуги. Ты их видела вчера.
- Феи?
- Нет, не совсем. Феи - это равные нам - волшебницы. А тех, кого видела ты, называют - "Эф-ми" - служками. Ты потом поймешь. Не сейчас.
- А у нас в саду с мамой... там тоже будут Э..эф...ми, да?
- Может быть да, а может быть, и нет. Многое зависит от ухода. Если вы придерживались цикла, о котором, думаю, Матильда знает, то ... все может быть, - подмигнула волшебница, - Хочешь еще что-то узнать?
- Вы говорили о подданных, что они... что мама и папа меня не провожают потому что...
- Хельга, ты уже большая девочка и я расскажу тебе все, но не сразу. Есть моменты в жизни, когда взрослые что-то не говорят своим детям... или не договаривают. Я солгала. Они не вышли тебя проводить по другой причине.
- Как?! Значит, вы... Вы... - Хельга пыталась найти нужные слова, но они почему-то не находились, а обида душила сильнее туго повязанного шарфа.
- Не торопись обижаться, дитя мое. Вначале выслушай. История будет долгой. Присядем?
Тут же появилось два мягких кресла.
- Нет! Я не хочу! Я не буду вас слушать! Вы обманщица! Я к маме хочу!! Домой!
Хельга закричала и сорвалась с места, побежала из сада, но не тут-то было. Её подхватило кресло почти у выхода из царства цветов, и принесло обратно к Грейс.
- Не хочу вас слушать! Вы злая! Отпустите меня! Немедленно! К маме!
- Ты можешь - убежать от меня. Можешь - не слушать ... но правду не изменить. Не лучше ли все-таки её узнать?
Хельга хотела возразить, но поняла, что не может раскрыть рта. Губы как будто склеили. И убежать - не получается, кресло поймало её и крепко держит - не вырваться!
- Ты и так уже достаточно сказала. Пришла моя очередь говорить, а твоя - слушать. Я хочу, чтобы ты знала, я не враг тебе. Напротив. Ты должна быть мне благодарна. Ведь это я нашла для тебя подходящих воспитателей. Ты, наверное, заметила, что оказалась немного в другом мире? Так? Так вот без твоего согласия наш переход бы не получился. Никого нельзя привезти силой в страну Грез. Только по желанию. Матильда слишком привязалась к тебе и могла все испортить. Она не твоя мать, так же как и Феликс тебе не отец.
Девочка отчаянно замотала головой, протестуя. Мысленно она кричала во весь голос: "Нет! Не Верю! Мама и папа - мои! Только мои!"
- Не веришь мне? - старуха вздохнула. - Лисы - твои опекуны-воспитатели. Первый срок твоего взросления закончен вчера, поэтому я пришла за тобой. Лисы знали о том, что я заберу тебя, вчера мы разорвали с ними соглашение. Ты не первая их воспитанница, Хельга. Из опеки господ Лисов вышло около дюжины волшебников и волшебниц.
"Нет! Нет, я не верю!" - снова мысленно возразила Хельга.
- Теперь пришла очередь поведать о том, кто ты. И я, и ты - мы из одного рода. Самого древнего из всех, что есть в темном и светлом королевствах.
Пока Грейс рассказывала, Хельга с удивлением поняла, что больше не хочет никуда убегать. Напротив, она с интересом прислушивалась к словам волшебницы.
- Мы деймы, - продолжала Грейс, - самые близкие к Демиургам, создателям миров. Когда кто-нибудь погибает в нашем роду, то вместо ушедшего, приходит дитя - беззащитное, нуждающееся в заботе и любви. Так появилась ты. В моем доме. По обычаям, ребенок деймов должен воспитываться в семье, где есть и отец и мать, до возраста первого взросления. Значимое время для деймов. Тебе же семь лет?
Хельга кивнула и зло посмотрела на Грейс. Ох, как бы она хотела сейчас прижаться к маме и услышать недовольный возглас отца (даже ему она бы очень обрадовалась), а еще - играть в саду, как прежде, с любимыми цветами и Лоей. И никогда-никогда не встречаться с этой вредной старухой.
- Сердишься? Я тебя понимаю. Я бы тоже сердилась на твоем месте. Да еще как! Но такова жизнь, девочка, и с этим ничего не поделаешь. Я живу одна, поэтому нашла тех, кто мог заменить тебе родителей. И они довольно-таки неплохо справлялись со своими обязанностями, я часто навещала тебя, когда ты была еще совсем маленькой. Может быть, ты помнишь сову? Серую Кеп? Это была я, поэтому и знаю, что жилось тебе у Лисов хорошо.
Опять не веришь?
Хельга отвернулась, не желая признавать только что услышанную историю за правду.
- Тогда, смотри!
В одно мгновение перед девочкой вместо волшебницы оказалась сова. Покрутив круглой головой, она взмахнула крыльями и переместилась на подлокотник кресла, в котором сидела Хельга.
"Кеп!" - узнала девочка любимицу, которую так часто видела и возле дома, и в саду, и на подоконнике в комнате. Без всяких сомнений это была именно она. Кеп защелкала клювом и взлетела с кресла, покружила над Хельгой и тихо опустилась перед ней уже знакомой волшебницей.
- А так веришь?
Хельга беззвучно заплакала. Ей пришлось поверить в самое ужасное на свете - у нее больше не было семьи.
- Ну, вот! Ты плачешь? Но почему на этот раз?
- Я... я теперь совсем одна... - губы опять были послушны. - Мне страшно! Так страшно!
Грейс присела возле Хельги, обняла за худенькие плечи, погладила её по спутанным волосам.
- Тише, тише, душа моя... успокойся! Дай-ка, я причешу тебя и мы еще немного побеседуем.
Волшебница достала широкий костяной гребень и принялась распутывать локоны пушистых, мягких волос девочки. Она пыталась не причинять боль, а Хельга постепенно успокаивалась от ласковых прикасаний гребня.
- Нет, дитя. Ты вовсе не одна. Я познакомлю тебя с родней, позже. Нас много. Ты еще удивишься тому, какая у тебя большая семья. И... я тоже всегда буду рядом, да и не только я.
- А я тоже стану волшебницей? - всхлипнула девочка и посмотрела на Грейс уже без злости, а с любопытством и доверием.
- Ты уже носишь в себе волшебство. Только нужно помочь ему окрепнуть. Для этого каждый дейм обязан учиться в школе.
- И я?
- И ты. Но помни, волшебство наберет силу только при прилежном учении. Иначе, тебе придется вернуться к опекунам и быть их дочерью - обычной горожанкой темного королевства.
- Я не хочу больше к ним! - обиженно заявила Хельга. - Я буду стараться.
- Умница! - похвалила её Грейс и убрала гребень в глубокий карман юбки. Прическа была закончена, и теперь волосы девочки были собраны в две симпатичные косички, которые очень ей шли.
Волшебница любовалась племянницей, а она о чем-то напряженно думала, и оттого её брови собрались домиком, а взгляд устремился вдаль.
- Что с тобой, дитя мое? - в душу Грейс забралась тревога. - О чем ты так переживаешь?
- Ни о чем, - вздохнула Хельга и вернулась в мир Грез. - Только, тетушка Грейс... я совсем-совсем не чувствую в себе никакого волшебства.
- Ах, вот оно что! Идем. Я кое-что тебе покажу, - успокоилась волшебница, девочка начинала ей верить.
Они поднялись с кресел и те моментально исчезли, словно их и не было.
Покинув сад, тетя и племянница обогнули дом, и вышли к высокому могучему дубу. Дерево было величавым и по виду очень-очень древним. В развесистой шапке-кроне щебетали птицы. Но лишь только Грейс что-то прошептала на неизвестном Хельге языке, те замолчали и вспорхнули все вместе, разом, заслонив все небо, как темная туча.
- Ну, теперь нам никто не помешает, - довольно промолвила старуха, провожая взглядом шумную ватагу птиц, - Идем!
Они подошли к дереву почти вплотную. Грейс дотронулась рукой до гладкого ствола и обернулась на Хельгу:
- Смотри.
Перед девочкой вдоль по стволу дуба выросло зеркало в полный её рост. Она увидела свое отражение. Оно было довольно непримечательным - две каштановые косички, два темно-карих глаза из-под черных бровей глядели на Хельгу насторожено и удивленно, круглое личико, тонкие губы и вздернутый нос - ничего особенного.
- Смотри внимательнее, - посоветовала Грейс и отошла от девочки чуть в сторону. Теперь она вообще не отражалась в дубовом зеркале, Хельга видела в нем только себя.
И тут девочка заметила жмущегося к её ногам темно-серого в черную полоску котенка.
- Ой! Какой ты хорошенький! - она посмотрела под ноги, но возле них - никого.
В зеркале - был, а у ног - нет.
- Это твое волшебство, видишь? Оно у тебя есть. Только ему нужно немного подрасти.
- А почему... - девочка растеряно глядела то под ноги, то на отражение.
- Его можно увидеть только в этом зеркале, - поспешила с ответом Грейс, - Кто там?
- Котенок. Взгляните, какой миленький! - воскликнула Хельга.
Она подбежала к волшебнице и, поймав за руку, потянула её за собой к дубу.
- Я не могу! - вырвалась Грейс. - Мне нельзя смотреть в твое зеркало.
- Но почему?!
- У каждого дейма может быть только свое зеркало, в чужое заглядывать - нельзя. Никогда.
После её слов зеркало Хельги улетучилось, рассеялось, как дым.
- Жалко! - загрустила девочка и провела рукой по теплому стволу дуба.
Волшебница поманила Хельгу пальцем и наклонилась к ней, разжала кулак, а там, на ладони, подставляя бок солнцу, лежала маленькая ракушка.
- Держи. Это твое зеркало. Когда будешь одна и захочешь полюбоваться на себя, оно примет прежние размеры.
- Спасибо... - прошептала ошеломленная девочка, прижимая раковинку к груди.
- Теперь ты знаешь, что не одна, - продолжила Грейс, возвращаясь к дому. - Котенка нужно вырастить и только, когда тебе исполнится тринадцать - вы встретитесь с ним с глазу на глаз. Это будет окончание второго срока твоего взросления. Если твое волшебство будет иметь силу - ты сможешь жить в мире Грез. Если нет - вернешься в дом Лисов, и мы составим с ними новое соглашение, уже неразрывное.
- Я буду стараться, - повторила Хельга обещание.
- Ну и хорошо! - Грейс обняла девочку, прижала легонько к себе, - Сейчас мы пообедаем и займемся твоим багажом.

7 глава

Иногда, когда мы взрослеем, то узнаем окружающий мир заново, будто в первый раз знакомимся с тем местом, где живем, заново налаживаем отношения с родными людьми. Все, что было раньше одним, вдруг становится другим, совсем не таким, как виделось до этого. В детстве Хельге Грейс казалась удивительно красивой волшебницей, доброй феей.
Но по мере общения с тетушкой, она узнала больше о ней и та не стала казаться такой уж красавицей - обычная ворчливая, вечно недовольная и придирчивая по мелочам старуха. Худосочная, высокая, хмурая и малоразговорчивая - Грейс так мало походила на ту волшебницу, что пришла в магазин Лисов за племянницей. Хотя, быть может, в этом была и вина Хельги. Она взрослела, её волшебная сущность набирала силу и иногда проявляла себя неожиданно и для девочки и для её тети.
- Знала бы я, что так трудно воспитывать детей, отдала бы тебя на воспитание Жило. Уж у него бы ты не забаловала! - восклицала иногда тетушка Грейс в сердцах. За последнее время седых волос у нее добавилось, благодаря непоседливой Хельге.
Да и внешний вид волшебница поменяла на свой обычный. Ей очень хотелось понравиться племяннице и не оттолкнуть её от себя. Поэтому при первой встрече с девочкой Грейс сбросила с себя не больше и не меньше - два столетия. С вернувшимися годами, вернулся и характер. Незлой, но и не приветливый. Грейс часто была погружена в себя или искала выход из чего-то или что-то решала. Срочно куда-то летала, превращаясь в сову.
- Я по делам. Вернусь к ужину, - это только и слышала Хельга, оставаясь на попечение Гела и своего личного эф-ми, когда была дома во время каникул.

В тот день, когда Хельга впервые должна была отправиться в школу, за ней, управляя повозкой, запряженной двумя мулами, приехал Жило.
Девочка и тетя вышли из хижины с двумя большими чемоданами. В одном были - учебники и школьные принадлежности, которые они достали из бездонного сундука Грейс. А во втором - вещи, которые для девочки, молниеносно сняв с неё мерки, сшили эф-ми за несколько часов. Хельга каждый раз удивлялась новому чуду, они окружали теперь её со всех сторон.
- Душа моя, закрой рот. И привыкай к чудесам, ты теперь тоже часть этого мира. И более того, скоро станешь сама управлять им.
- Всем миром?! - восхитилась девочка.
- Нет, не всем. А только той частью, которая будет подчинена твоей волшебной силе, когда она немного подрастет, - Грейс задумалась, почесывая подбородок, она некоторое время рассматривала носки своих заостренных мягких туфель, потом добавила, - Запомни: чтобы не случилось в школе, ты должна уметь за себя постоять. Не давай сверстникам повода для шуток, не унижайся. Ты - дейм! Поэтому, позволь я научу тебя нехитрому волшебству. Думаю, что оно тебе может пригодиться.
Знала бы Грейс, что последует после её уроков, наверное, не стала бы учить племянницу ничему подобному, а просто сплавила бы от себя подальше, возможно, к Жило или кому-то еще из родни. Но в тот момент Хельга казалась потерянной беззащитной и слишком наивной.
Делать подножку с помощью щелчка, Хельга усвоила быстро, даже слишком.
И пока тетя объясняла, как да что нужно при этом сказать, она попробовала щелкнуть пальцами. Старуха упала, как подкошенная.
- Неплохо, - пробормотала она, поднимаясь и потирая ушибленное место чуть ниже спины.
Щелчок повторился, и Грейс снова оказалась на полу.
- Гы-гы-гы... - послышался сдавленный смех Гела, он тоже присутствовал при обучении, правда, его никто не приглашал.
- Простите... - виновато поджала губы Хельга. - Я не думала, что так получится, что у меня получится...
- Ммм, совсем даже неплохо для первого раза. Только давай договоримся: не нужно на МНЕ испытывать свои умения, хорошо?
- Я не буду!
Грейс подмигнула племяннице и показала еще одно волшебство. Легонько почесав мочку правого уха, произнеся при этом имя недоброжелателя, можно было заставить его чихать без перерыва.
Хельга повторила движение за тетей.
- А теперь, душа моя, нужно назвать имя... ГЕЛ!
-А-а-а-а-а-пчхи! - раздалось раскатисто по всему дому.
Бедный Гел! Он так чихал, что выронил котелок с супом и забрызгал не только пол, но и стены хижины.
Когда же волшебницы вдоволь посмеялись и сняли с него заклятие, Гел, шмыгнув носом, пропищал:
- За что, моя госпожа?
- Не будешь в другой раз потешаться над своей госпожой! - невозмутимо ответила Грейс и, чтобы не мешать обиженному эф-ми наводить порядок, волшебницы вышли погулять.
- А почему Гел невидимка? - спросила Хельга первое, что пришло ей на ум.
- Вовсе нет. Его можно увидеть в обычном зеркале. Попробуй как-нибудь заманить Гела поближе, когда причесываешься или попроси подать тебе полотенце, когда умываешься, но встань так, чтобы он попал рядом с твоим отражением, тогда и рассмотришь этого шалопая. Но ничего красивого не увидишь - самый обычный серенький эф-ми, призванный для домашних работ. А то, что его не видно, так это я приказала, чтобы не мельтешил перед глазами.

В саду было непривычно тихо. Легкий ветер теребил тонкие стебли цветов, они клонились до земли, приветствуя волшебниц. Хельга украдкой кивала им в ответ. С утра было яркое солнце, но к обеду оно спряталось за серое облако и теперь желтые лучи изредка выглядывали из-под него и прыгали под ногами у девочки, будто играли в салки.
Какое-то время волшебницы шли по саду молча, и вдруг резко остановились возле сиреневого тюльпана. Тот еще не раскрыл бутон, но вот-вот готов был это сделать. На клумбе вместе с ним росли еще цветы, но те уже распахнулись и теперь пчелы заботливо кружили над каждой из благоухающих чашечек. Грейс поманила девочку за собой и присела у цветка. Хельга подошла к тетушке, ожидая увидеть еще одно чудо. И она не ошиблась.
- Сейчас ты увидишь своего собственного эф-ми, - прошептала старуха, - Я выращивала его полгода для тебя. Смотри, он просыпается!
Хельга во все глаза наблюдала за пробуждением цветка. Его лепестки, слегка подрагивая, медленно расходились в стороны. Вначале в бутоне получилось маленькое круглое отверстие, потом оно разошлось в стороны, и ...чашечка раскрылась почти полностью. А в ней, протирая сонные глаза, сидел малыш эф-ми и крутил златокудрой головкой во все стороны. Потом он задержался взглядом на Хельге, посмотрел на Грейс и опять вернулся к девочке.
- Поздоровайся с ним и дай ему имя, - шепнула на ухо Хельге старуха.
Девочка задумалась и так же шепотом поинтересовалась:
- А он мальчик или девочка?
- Как ты захочешь.
Пока волшебницы подбирали имя для эф-ми, он встал на ножки и потянулся, расправляя крылышки за спиной.
- Здравствуй, Злата, - улыбнулась Хельга, это имя пришло само собой.
И тут на эф-ми вместо сиреневого комбинезона, появилось коротенькое платьице той же расцветки, а волосы украсил сиреневый пышный бант.
Злата низко поклонилась девочке и, вспорхнув, зависла перед ней в реверансе.
- Можешь давать распоряжения своей эф-ми, она теперь твой посыльный и помощник во всем.
- Такая маленькая?! - удивилась Хельга, не представляя, как такая малышка сможет куда-то далеко летать. Очень хотелось взять на руки эту живую куклу и поиграть с ней. Но что-то останавливало девочку от такого шага.
- К вечеру она станет взрослее. Эф-ми вырастают за сутки. Они могут исчезать и появляться в любое время в любом месте по твоему желанию. Лучше, если она будет всегда у тебя под рукой. Эф-ми умеют делать все, что нужно для его господина. Найди для нее место в твоей комнате, когда прибудешь в школу, а обустроиться она сможет сама.
- Хорошо. А можно её в руках подержать?
- Конечно, - пожала плечами Грейс, - только будь внимательна и осторожна. Они очень хрупкие.
Хельга протянула раскрытую ладошку к Злате:
- Садись!
Та, казалось, только этого и ждала. Кивнув и озорно улыбнувшись, она с удовольствием расположилась на руке девочки. Свесила ножки и покачивала ими в такт Хельгиных шагов.
- Только не балуй её. Для них это вредно. Она не игрушка, а слуга. Понимаешь?
- Да, тетя, - кивнула девочка, разглядывая маленькое чудо, что держала в руках, - А почему она молчит?
- К вечеру разговорится. Еще устанешь от нее. Да, времени на волшебство у нас больше нет, надо еще собрать тебя в дорогу. Всему остальному будешь учиться сама: узнаешь из снов или Злата тебе подскажет, или прочтешь в книгах, что я тебе дам. Да, - Грейс остановилась, будто что-то вспомнила, подняла указательный палец правой руки в предупреждающем жесте, - Постой-ка! Я хочу, чтобы ты узнала еще кое-что... Не все, то, что видится - имеет именно тот вид, который показывает. Смотри.
Грейс сделала резкий взмах левой руки в сторону хижины, и тут вместо покосившейся лачуги перед девочкой вырос добротный дом.
- Ух! - воскликнула Хельга, - А почему...
- Потому, - резко оборвала её Грейс, и хижина снова приняла обычный вид. - Так надо! Запомни, девочка, что прежде, чем чему-то верить, надо это что-то проверить. Деймы от рождения умеют видеть не только глазами. Закрой глаза. Представь, что не можешь их открыть, совсем.
Хельга послушно зажмурилась - так, что пошли мурашки перед глазами и алые круги.
- Не сильно, дитя мое. Совсем не так. Будто спишь... А теперь тебе нужно увидеть, что у меня в руке. Не подсматривай. Попробуй по-другому. Ты можешь. Пробуй.
И Хельга попробовала. Через некоторое время она смогла различить не только предмет в руке Грейс, но и то, что находится в нем.
- Это яблоко! - воскликнула девочка, - А в нем сидит огромный червяк!
- Умница. А теперь закрой сознание и посмотри обычным способом.
Хельга повиновалась и когда открыла глаза, то увидела в руках тети румяное яблоко.
- Я угадала! Угадала! - запрыгала Хельга в восторге, прижимая Злату к себе.
- Нет, не так, - осадила её радость старуха, строго добавила, - Ты УВИДЕЛА. Возьми и надкуси.
- Но там же... червяк... я не хочу, - покачала головой девочка и презрительно скривила носик.
- А ты уверена, что он там есть? - склонила Грейс голову на бок и, поглядывая то на яблоко, то на девочку, покрутила фрукт в руке, - Какое аппетитное!
- Уверена! Я же видела!
- Вот теперь правильно. Видела. Давай проверим, чтобы убедиться, что нам с тобой это не показалось, - старуха вынула из кармана нож и сделала легкий надрез, под которым на светлой мякоти яблока обнаружилось темное отверстие, - Но это только отверстие. А где же червяк?
- Внутри, в самой серединке, - подсказала Хельга.
Злата все это время сидела у нее в руках, а тут вдруг вспорхнула и заинтересовано покружила у яблока.
Грейс разрезала фрукт напополам, а там на одной из половинок, уютно устроившись, спал пухлый червяк. Не успела Хельга и глазом моргнуть, как её эф-ми подхватила червя и мигом засунула в рот.
- Ой! Что ты делаешь, глупая! Плюнь! Ну же! - закричала девочка на оторопевшую Злату. Было видно, что эф-ми и хочет послушаться и одновременно совсем не хочет выплевывать съеденного червяка.
- Хельга, успокойся! Не пугай её. Все хорошо. Эф-ми питаются не только нектаром, они же не бабочки, - потом Грейс обратилась к эф-ми, - Все хорошо. Она просто не знала.
Злата пожала маленькими плечиками и с удовольствием облизнулась.
- Но... тетя... это же - червяк! - брезгливо поморщилась Хельга. - И даже не зажаренный. Совсем сырой! Гадость, какая!
- Гадость? Кхм... Скажи-ка мне, моя дорогая, а ты когда-нибудь на свете пробовала икру красную или черную?
- Да. На Рождество! Вкусная! - облизнулась Хельга и с изумлением увидела, как брезгливо кривятся губки Златы. - А чего?
- Ничего. Просто для эф-ми икра тоже, что для тебя червяк. А ты ела не одну икринку, а, небось, целую ложку и тоже не жареную, а сырую.
- Но, тетя!
- Что тетя?! Запомни, девочка, не нужно осуждать того, кто не похож на тебя и не стоит брезговать чужой пищей. Твоя еда тоже может оказаться для кого-то совсем несъедобной. Не спеши судить. Вначале осмотрись и постарайся понять. Хорошо?
- Да, тетя. Я постараюсь, - ответила девочка и увидела одобрительную улыбку и у Грейс, и у Златы.
Её эф-ми немного подросла и теперь уже выглядела почти ровесницей для Хельги.

Вернувшись к хижине, старуха достала из кармана маленький серебряный свисток и поднесла его к губам, подула. Хельга закрыла уши и приготовилась к резкому свисту. Но не услышала абсолютно ничего. А спустя мгновение вокруг них собралось около дюжины взрослых эф-ми.
- Для маленькой госпожи нужно сшить гардероб, ей потребуется: две пижамы, два комплекта белья, школьная форма, дюжина чулок...
Грейс продолжала перечислять, а эф-ми записывать все, что может пригодиться в школе. Один из них подлетел к девочке и стал снимать с нее мерки, второй - записывать в маленькую книжечку, все названные вслух размеры. Как только тетушка закончила перечислять, началась слаженная работа. Одни эф-ми разворачивали ткань, другие делали разметку, третьи кроили, четвертые шили.
- Идем. Они сами справятся, а нам нужно еще собрать для тебя книги, - Грейс взяла племянницу за руку и повела по старой 'поющей' под ногами лестнице на чердак. Там в пыльном углу был сундук (большой, он занимал собой почти полчердака), на котором висел огромный замок, достающий до самого пола.
Под ногами девочки громко заскрипели половицы, с каждым её шагом скрип усиливался, под ногами Грейс было тихо. Хельга решила посмотреть другим зрением. Она закрыла глаза и увидела себя на просторной мансарде - залитой светом из большого окна. Оглядевшись, она заметила красивые резные стены и узорчатый потолок. И под ногами девочки были не старые доски, а гладкий паркет.
- Давно я не поднималась сюда, - с грустью произнесла Грейс, опускаясь перед сундуком на колени, она вынула из кармана (полного, как заметила девочка, разных полезных вещей) ключ. Он по размерам соответствовал замку. Вставив его в отверстие замка, Грейс повернула дважды.
Сундук распахнулся со скрипом, и старуха зарылась в нем с головой. Она доставала и доставала, то одно, то другое. На что-то качала головой и прятала обратно, что-то долго выискивала...
Хельга сидела рядом и рассматривала книги, с картинками, будто живыми - лесными зверями, морскими чудовищами и страшными драконами... И время от времени задавала тете разные вопросы, на которые та отвечала иногда невпопад.
- Тетушка, а они, правда, существуют?
- Кто? - Грейс повернула в очередной раз на племянницу озабоченное лицо, - О чем ты снова?
- Драконы. Они существуют?
- Конечно! Еще как существуют! - снова отвернулась Грейс.
- А я смогу их увидеть? - допытывалась Хельга.
- Еще как сможешь! Один из них сейчас появится прямо здесь.
- Правда?! - воскликнула девочка, не веря своим ушам.
- Если еще раз что-нибудь спросишь у меня, я сама стану драконом и съем тебя, не сходя с этого места! АМ! И нет Хельги!
- Ой! - взвизгнула девочка и отскочила в сторону, испугавшись злобного взгляда Грейс. - Не надо!
- Испугалась? А-ха-ха! - рассмеялась старуха. - Я пошутила. Спустись-ка вниз и посмотри, что там делают эф-ми. Да поторопи Гела с ужином, то и, правда, превращусь в кого-нибудь. Ну же! Бегом!
Едва девочка убежала, как Грейс облегченно вздохнула. Как же утомляют эти дети! Вот точно язык без костей и мелют они им бесконечно. Еще одну ночь прожить и до утра продержаться, а там... все-таки можно будет отдохнуть от нескончаемых вопросов. Едва она собрала все необходимое, и закрыла сундук, как послышался голос Хельги:
- Тетушка Грее-йс, ужин готов!
- Иду... - обреченно вздохнула старуха, поднимаясь с пола вместе с найденным для девочки багажом.

После ужина Хельга долго крутилась у зеркала, примеряя на себя наряды - блестящую черную форму-платье двух видов с длинным и коротким рукавом, мягкую на ощупь, со светло-зеленой вышивкой (как первая поросль травы) по краю белоснежного воротника. Пояс, повязанный поверх школьного платья, был такого же цвета, что и вышивка и заканчивался красивой тесьмой по краю. Еще девочка померила пижамы, да темную накидку (на плохую погоду) с глубоким капюшоном и застежками от сильного ветра.
Все пришлось в пору, и очень нравилось Хельге. Никогда она еще не носила такую дорогую одежду.
- Ну, ты довольна, дитя мое? - поинтересовалась Грейс, с едва заметной улыбкой. Она тоже была довольна работой эф-ми, и они уже получили за неё награду - целую чашу меда и две крынки сушеных червей.
- Еще бы! Спасибо, тетушка Грейс! Большое-пребольшое!
- Ладно, ладно, - улыбнулась-таки волшебница. - А теперь умывайся и ложись спать. Завтра не простой день для тебя предстоит.

Уже засыпая, Хельга услышала возле себя тоненький голосок:
- Завтра первым делом надо проверить все ли взяли с собой, по списку. Иначе что-нибудь да забудем. Да-да!
Девочка открыла глаза и увидела Злату. Та теперь казалась совсем взрослой эф-ми. Она сидела у изголовья и рассуждала вслух о завтрашнем дне. Маленькая заботливая кукла.
Хельга улыбнулась и заснула, предвкушая еще один необычный день.

Глава 8

Утро настало очень быстро и закружило в поспешном танце - встать, умыться, одеться, проверить чемоданы еще раз - ничего ли не забыто и позавтракать.
Хельга почти не ела, аппетит у нее совсем исчез. И как только не старался Гел, предлагая блюда на завтрак, девочка от всего отказывалась. Выпила только яблочный сок, да надкусила сладкую булку.
- Не волнуйся так, Хельга. Мы все собрали, так что осталось только дождаться Жило, - заметила её состояние тетушка и тоже вышла из-за стола, - Что-то он задерживается. Хотя... мне кажется, я слышу его. Идем.
Они вышли на крыльцо и как раз вовремя. Из-за широких стволов лохматых деревьев - дубов, кленов и высоких сосен, окружающих дом - пока еще не было ничего видно, но уже доносились звуки повозки, прыгающей по неровной дороге и гулкий окрик возницы. И вот показалась кибитка с впряженными в нее двумя мулами и лихим кучером, ловко управляющим ими.
Не доезжая до хижины около четырех локтей*, Жило придержал поводья и резво соскочил на землю. Широко вышагивая, короткими ногами, он направился к ожидающим его волшебницам.
- Приветствую тебя, Жило д`Аймон! - подала голос Грейс, когда гном подошел к ним на расстоянии шага.
- И я тебя приветствую, Грейс д`Аймон! - ответил учтиво Жило, потом усмехнулся в усы. - Жива еще, Заноза моего языка.
- Да и ты, как вижу - здравствуешь, Мозоль моей души, - хмыкнула Грейс, - Рада видеть тебя, братец! Давно не встречались.
- Давненько, твоя правда, - подтвердил Жило и, наконец, заметил Хельгу, - Это... она?
- Да. Хельга.
- Здравствуй... Хельга, - хрипло проговорил гном, целуя девочку в щеку.
- Здравствуйте, - смутилась она и чуть-чуть отстранилась.
Все-таки ей еще ни разу не приходилось видеть таких существ. Ростом он был суть выше нее - широкоплечий, с сильными мускулистыми руками. Его длинные черные волосы были собраны в хвост на затылке, улыбка скрывалась в густой бороде, а глаза лучились добротой. Темная жилетка, надетая поверх серой рубашки, и черные широкие штаны гнома не были новыми, местами виднелись аккуратные заплаты, а сапоги - блестели, как будто только что попали к нему от сапожника.
- Хельга, иди к повозке. Мы сейчас подойдем, - отправила Грейс девочку от себя подальше, чтобы перемолвится с глазу на глаз парой слов с братом.
- С мулами поосторожнее, могут лягнуть! - предупредил Жило, потом обернулся к Грейс. - Совсем ничего не помнит?
- Так, Жило. Не помнит, ты же знаешь...
- Знаю... - вздохнул он глубоко и горько, расставшись с надеждой.
- Так ведь и должно быть...
- Нет, Грейс! - хмуро возразил, - Не должно! И ты знаешь это.
Постояли молча. Ей нечего было возразить. Жило подхватил чемоданы, пошел к повозке.
- Жило! - окликнула Грейс и быстро подошла, заглянула в глаза, - Не говори ей. Она еще слишком мала, не поймет.
Он понимающе ответил взглядом и занялся поклажей.
Хельга уже устроилась на повозке и теперь нетерпеливо переминала в руках тоненький вязаный поясок от нового серо - голубого платья, в котором она решила ехать до школы. Было солнечно и тепло, поэтому ни плащ, ни шляпа, ни калоши ей не понадобились. Лишь только легкая косынка в тон платью, коротенькие чулки и замшевые летние туфельки. Злата кружила рядом, о чем-то озабочено вереща, потом, успокоившись, устроилась на коленях у девочки.
Грейс подошла к племяннице, подарила прощальный поцелуй в лоб:
- Береги себя! Да, чуть не забыла. Вот возьми! - в руку Хельге волшебница переложила маленький свисток. - Знаешь, что с ним делать?
- Да, - кивнула Хельга, продевая через голову тонкую цепочку и пряча свисток на груди.
- Только используй не часто. Для эф-ми всегда есть задания, не стоит перетруждать их мелкими заботами, с которыми можешь справиться сама или с помощью Златы.
- Поехали! - хмуро скомандовал Жило, усаживаясь рядом с Хельгой, махнул Грейс на прощанье рукой, - Бывай, сестрица!
- Удачного пути! - крикнула волшебница вслед и вернулась на крыльцо, провожая взглядом убегающую в лес кибитку.

У юной волшебницы на душе было очень тревожно. Уезжая из дома тети в школу, она очень боялась, что у неё не получится сдержать своего обещания. Учиться - это нелегко. Она помнила, как ругали соседского мальчишку его родители за плохие отметки. Получится ли у нее быть прилежной ученицей? Она не знала, но это оставалось единственным желанием Хельги.
Деревья высокие и кряжистые, будто крепкие воины - великаны, встали плотной стеной за её спиной, едва они отъехали от хижины, ставшей за эти дни для Хельги вторым домом. Они закрыли собой и солнечную поляну, и роскошный сад, и тётушку Грейс, которая стояла на крыльце, провожая племянницу в далекий путь.
- Ну вот, уехали, - вздохнула Грейс, и по её вздоху никто бы не смог определить рада она этому обстоятельству, или, наоборот - огорчена.
Она медленно развернулась и вошла в дом уже прежней, с накинутыми на плечи столетиями. Привычно покряхтела, оживляя в памяти, что еще нужно сделать за день. Хельга выбила её из привычного ритма жизни.
- Какое счастье! - воскликнул у самого уха волшебницы Гел.- Какое счастье!
- Счастье? Это еще почему? - удивилась она. - Чему это ты так радуешься?
- Да на вас же лица нет, моя госпожа! Вы ведь ни разу при юной госпоже и не поели-то, как следует! Всё в заботах-заботах! А теперь вы вернулись, а юная госпожа теперь так долго не потревожит вас, до самой зимы...
- Ладно, Гел, не жужжи! Ты ж поди не пчела и не шмель! И нечему тут радоваться. Хельге предстоит пройти череду очень нелегких испытаний. И не хотелось бы мне быть на её месте... - задумалась Грейс, потом встрепенулась, прошла к печке, заглянула в дымящийся чугунок. - Что готовишь?
- Ваши любимые зеленые щи из болотных водорослей...
- Отлично, Гел! Я очень голодна. А бобы и жабьи лапки я, надеюсь, ты не забыл положить?
- Нет, госпожа, не забыл, - с готовностью ответил эф-ми. - Сегодня вы сможете насладиться вашей любимой кухней.
- Хорошо, Гел, - похвалила его Грейс. - А что касается моей племянницы - относись к ней с уважением. Некому окромя меня позаботится о девчонке. Да и виноватая я... сама. И про одиночество знаю не понаслышке. Так что придется нам жить всем вместе и желательно в мире. Но ты прав, Гел, без детей живется намного проще.
- Вот-вот, госпожа! Истину говорите! - откликнулся эф-ми.
- Ну, готово у тебя? Тащи сюда свой суп, - скомандовала Грейс, присаживаясь к столу.
---

Они ехали по неровной дороге, время от времени повозка кренилась в сторону и Злата все время соскальзывала с Хельгиных острых коленок, подпрыгивая высоко на ухабах. Вконец измучившись, эф-ми фыркнула и, расправив крылышки, легко вспорхнула, забралась к девочке в нагрудный карман платья. Там уютно устроившись, зевнула пару раз и уснула, укаченная неторопливой ездой. Мулы немного сбавили шаг, и теперь время от времени они успевали хватать на ходу сочную траву.
Жило на них покрикивал, но совсем не сердито. Хельга задумчиво смотрела на дорогу, плывущие мимо них кусты, траву, цветы с золотистыми чашечками, возле которых вились насекомые...
- Что грустишь, красавица? - повернул к ней голову Жило и внимательно посмотрел, - Боишься?
Девочка кивнула в ответ, говорить она не хотела, чтобы не расплакаться.
- Знаешь... я тоже боялся, когда в первый раз оказался у стен школы. Не передаваемое чувство. Внутри будто что-то лопнуло и холодом заполнило мой живот. Я даже дотронуться до него не решался, думал, руки замерзнут... Но ничего. Как видишь - жив остался, - усмехнулся он в усы.
- А вы тоже... дейм?
- Конечно! Ты не гляди, что я ростом не вышел. Главное, не рост и не возраст,... а то, что внутри тебя.
- Волшебство?
- Да и оно тоже, - кивнул гном, - Эй! А ну - вперед, твари! Эге-гей!
Гном присвистнул и огрел замешкавшихся мулов кнутом, те прибавили скорость.
- Этак мы и до зимы не доберемся! Клячи неповоротливые! Вперед!
Хельга схватилась руками за край повозки, боясь вывалиться на ухабах. Мулы побежали со всей прыти, поднимая пыль за собой.
- Ты заберись-ка в кибитку, может поспишь чуток, ехать еще далеко, - предложил Жило и Хельга послушалась. Залезла в уютную повозку. Её чемоданы лежали в углу и были закреплены толстой веревкой, чтобы не ездили по кибитке. Девочка присела возле них на мягкую подушку, ноги укрыла легким одеялом - Жило взял их с собой для Хельги, знал, что длинная дорога может утомить её.
Они ехали и ехали....
Вначале девочка еще следила за чередующимися кустарниками, а потом от размеренного покачивания её потянуло в сон.
Проснулась Хельга от резкого толчка и поняла, что повозка стоит на месте.
"Приехали?" - закралась тревожная мысль, от которой внутри все похолодело, а сердечко забилось быстро-быстро, будто хотело выскочить, - "Уже приехали?!"
Но прислушавшись, она поняла, что ошиблась. Жило кряхтел и ругался себе под нос, потом чем-то постучал, загромыхал и громко выругался.
Протирая глаза, девочка выбралась наружу и увидела гнома, который чинил снятое с повозки колесо.
Распряженные мулы гуляли невдалеке, лакомились сочной травой.
- Что случилось? - спросила девочка, хотя и так уже было видно что.
Два эф-ми кружили рядом с Жило и помогали ему с колесом, а Злата восседала на повозке и, качая головкой, следила за ними.
- Ничего страшного, Хельга. Так. Поломались малость. Сейчас починимся и будем наверстывать время, - ответил Жило, поднимая колесо и прилаживая его к кибитке, - Оп-па! Ну, вот... и ... готово!
Он отряхнул ладони, вытер пот и, подмигнув девочке, спросил:
- Есть хочешь?
- Да, немного.
- Ну, тогда заодно и пообедаем. Хел, Зол - организуйте стол, - скомандовал гном своим эф-ми, и те поспешили выполнить приказ.
Злата тоже приняла участие в накрытии "стола" и через некоторое время все вместе кушали отварной картофель, хорошо прожаренную утку, овощи, хлеб, сок, квас, яблоки, расположившись на поляне, укрытой белой скатертью. Хельга удивилась тому, что эф-ми ничем не брезговали, ели вместе с ними даже мясо, будто обычные человечки. Она пока еще не привыкла к ним и с некоторой осторожностью наблюдала за волшебными существами.
Пока обедали, Хельга вдруг решила повторить урок, данный тетушкой и посмотреть вокруг "другим" зрением. Надкусывая яблоко, она вдруг закрыла глаза и поперхнулась, когда увидела, что перед ней сидит совсем даже не гном, а очень высокий, невероятно красивый мужчина.
- О! Хельга, сейчас же открой глаза! И НИКОГДА не смотри так во время еды! - похлопывая её по спине, напутствовал Жило.
- Но... почему же... - Хельга хотела спросить, почему Жило скрывается под таким неприметным видом, но чуть язык не проглотила встретившись с его тяжелым недовольным взглядом.
- Всему есть свое объяснение, девочка. Но иногда лучше не спрашивать, чтобы не получать странные ответы, от которых могут появиться новые вопросы. Не всегда надо ВСЕ знать. Иногда лучше НИЧЕГО не знать. Поверь мне. Проще жить, не ведая о чем-то, чем знать то, что тебя не касается. Чужие тайны тяжело хранить, - он вздохнул и поднялся с места. - Ты поела? Тогда в дорогу.

9 глава

На ночлег они остановились за высоким холмом в долине, покрытой мягкой травой и цветами, как ковром, расстеленным под ногами.
Пока Хельга носилась по лугу, не хуже шмеля, и собирала цветы, чтобы украсить ими волосы себе и Злате - Жило со своими эф-ми занялся разведением костра и установкой шатра.
Во время поездки между девочкой и её дядей установились прочные узы. Она поняла, что теперь у нее есть большой друг, хоть и был он совсем небольшого роста. Ему она смогла задать столько вопросов, сколько имелось на языке и ни разу Жило не рассердился на девочку.
- А, правда, что деймов много-много? - едва они забрались после обеда в повозку, прозвучал её первый вопрос.
- Много... - подтвердил Жило и нахмурился, - но недостаточно. Не надо, чтобы в школе знали из какого ты рода, девочка.
- А почему?
- Потому что у деймов слишком много врагов. Я не хочу снова потерять тебя, - он грустно посмотрел на Хельгу.
- Снова? Как снова?
- Извини... я не это хотел сказать... - он замолчал, подбирая слова, чтобы удовлетворить любопытство девочки, - мы только что узнали друг друга, и я не хочу, чтобы кто-то тебя обижал. Мы с тобой - одна семья. Ты многого еще не знаешь и не умеешь пока защищать себя, а в школе учатся разные дети даже из враждующих между собой кланов. Конечно, это избранные ребятишки, из волшебных семей. Школа-то наша совсем непростая, там ты научишься разным премудростям нужным для волшебной жизни. Раз в семь лет набирают учеников. После шести лет обучения школа отдыхает ровно год, перед тем, как собрать вновь лучших детей. Сейчас как раз такой момент. Запомни, девочка, что самые лучшие волшебники на свете бывают не самыми хорошими существами. Пойми - быть деймом очень нелегко. Почетно, но тяжело. Мы отвечаем за миры, которые построили Демиурги. Очень многие существа, населяющие эти миры, хотят разрушать, а не строить. Беречь же сложнее всего. Пообещай, что никому не скажешь, что ты - дейм.
- Обещаю, - ответила Хельга, не совсем понимая причин его беспокойства.
Ей отчего-то очень не хотелось огорчать Жило и она легко согласилась молчать о себе.
- Вот и хорошо. Вот и правильно, - успокоился он и раскурил длинную трубку, на время передав поводья девочке.
Хельге было приятно, что Жило относился к ней, как к взрослой и доверял даже своих мулов. Оттого она с удовольствием помогала ему. Злата, Зол и Хел сидели на дуге и болтали о чем-то своем, не вмешиваясь в разговор деймов.
Мулы вели себя спокойно, и Хельга легко с ними справлялась.
Клубы фиолетового дыма поднимались от трубки вверх, а Жило - задумчивый и немного потерянный - снова взял поводья в свои крепкие руки и, прикрикнув на мулов, заставил их в очередной раз прибавить скорость.
- А вы тоже управляете миром?
- О, да! Грейс рассказывала тебе?
- Немного. Интересно, а я? Я тоже - смогу?
- Сможешь. Из тебя выйдет замечательная волшебница, верь мне. Грейс у нас отвечает за воздушные течения, иными словами, за ветер, я - за недра земли, - перечислял он, - а остальные деймы за многое другое отвечают. Везде нужен порядок.
- А я?
- А ты - увидим, - подмигнул он девочке.
---

Кошка приоткрыла глаза. Вечерело. Солнце почти спряталось за горизонт. Устроившись удобнее на ветке, она снова задремала, поглощенная своими воспоминаниями. В тот вечер Жило рассказал ей сказку перед сном. Да такую! От нее у Хельги до сих пор имелось множество вопросов, и на них пока так и не были найдены ответы.
---
Костер мерцал, танцевал золотыми лепестками , уклоняясь от тихого ветра. Звезды казались большими, а небо, как будто опустилось ниже и тоже прислушивалось к неспешному разговору уставших за день путников.
- А звери к нам не прибегут из леса? - с опаской оглядываясь на темнеющий горизонт, спросила Хельга.
- Нет, не прибегут, - заверил её Жило. - Боишься?
Гном сидел у костра и курил трубку. Эф-ми собирали посуду и продукты после недавнего ужина.
- Немного, - поежилась девочка, присаживаясь рядом с Жило.
- Не бойся. Они не тревожат деймов. Чувствуют нас еще издали и обходят стороной. Уважают.
- А если голодные?
- Ну и что? Голодные или сытые, звери стараются держаться от нас подальше, не трогают. Мы же для них первое спасение, если в беду попадут. И мы же для них и первый враг, если нарушат закон.
- Закон? Какой закон, дядя Жило?
- Общий закон для всего живого. Один закон - не убей, если можешь обойтись без этого. И не зови меня дядей, - скривился гном, - Жило. Просто - Жило, хорошо?
- Хорошо, - согласилась Хельга и грустно вздохнула. На её личике отразилась печаль, - Жаль, что звери нас боятся... я бы хотела поиграть с зайчиками или белочками.
- Боятся? Кто это говорил про такое? Не боятся, а уважают. Сами не подойдут, но... - Жило загадочно помолчал, разгладил усы рукой, - можно позвать их.
- Правда?
- Конечно, - он отложил трубку и кисет, трижды хлопнул в ладоши и, сложив их вместе, поднес к губам. Раздался странный раскатистый звук, а потом еще один.
И тут к костру выскочил ушастый зверек, повращал ушами, оглянулся, застрекотал - громко и призывно. И вот к Хельге и Жило подошли, осторожно принюхиваясь, около десятка кроликов разной величины. От маленьких, с рукавичку - до больших, почти со среднюю собаку. Серые, желтые, белые и черные зверята расселись кружочком у ног Хельги.
- Ой! Какие! - улыбалась она, протягивая им на ладошке кусочки порезанного яблока, которые ей подала Злата, заметив лесных гостей.
Кролики с опаской отстранились, некоторые отпрыгнули подальше, когда девочка наклонилась пониже, другие, те, что были смелее - брали лакомство из её рук, привставая на задние лапы.
А позже, когда все гости разбежались, и у ног девочки остался только черный кролик, он пригрелся и уснул, уютно устроившись рядом, Жило и начал свой рассказ. Вернее, песню. Хельга попросила рассказать сказку, но гном сослался на то, что не знает ни одной подходящей истории, а вот балладу спеть может.
И тихо, неспешно поведал ей сказочную историю...

Глава 10

Засыпая под теплый голос Жило, Хельга окунулась в удивительный мир... и фантазии унесли её далеко, туда где море и небо встречаются вместе, где тепло и солнечно, и где нет никаких школ.
Но настало утро, а с ним и понимание того, что никуда не убежать и не скрыться от надвигающегося ужаса...
Хельга очень боялась и не хотела больше никуда ехать. Но мулы неспешно плелись, выезжая из леса, и тем самым приближали девочку к встрече с её самым большим за последние дни страхом.
- Тебе надо одеться в форму. Мы почти добрались, - сказал Жило, обернувшись на притихшую девочку, сжавшуюся комочком в углу кибитки.
Она кивнула и открыла один чемодан, тот в который были упакованы её вещи. Переодевшись, села рядом с гномом.
- Не бойся. Я сам представлю тебя директору. Как свою... дочь, - Жило запнулся на полуслове. - Я последний кто учился здесь из нашего рода, поэтому и представлять тебя выпало мне.
- Госпожа, госпожа! Позвольте мне исчезнуть, - послышался голосок Златы.
- Как исчезнуть? - удивилась Хельга. - А как же я?! Я что останусь совсем одна?
Подбородок девочки мелко задрожал, предсказывая бурные слезы, и Жило поспешил успокоить племянницу.
- Она права, Хельга. Позволь ей быть рядом, но не показываться никому, кроме тебя. Не нужно, чтобы её видели. Прикажи, пусть исчезнет. Так будет лучше и для нее и для тебя.
Хельга посмотрела на Жило немного недоверчиво, потом вздохнула, выбирать не приходилось и обратилась к Злате:
- Приказываю: стань невидимкой для всех, но будь всегда со мной и появляйся, когда позову.
- Нет, не так, - покачал головой Жило, - это не приказ у тебя получился... а не пойми что. Нужно коротко - исчезни! Все остальное ни к чему. Она и так никуда от тебя не денется, Грейс постаралась.
Хельга набралась мужества, глубоко вдохнула (все-таки её пугало то, что она может остаться одна) и выдохнув, скомандовала:
- Злата, исчезни!
И тут же эф-ми рассеялась, рассыпалась будто пыль. Совсем.
Хельга покрутилась на месте, отыскивая взглядом Злату, но её нигде не было видно.
- Позови её по имени, - посоветовал гном, спрыгивая с повозки, - я сейчас вернусь.
Он отошел в сторону и его эф-ми полетели за своим хозяином, а потом они все трое скрылись в чаще - еще зеленой, летней, без золотых рюшек на платьях тонких берез. Девочка видела небольшое мельтешение среди них, но не могла знать, что гном и эф-ми там делают, а подглядывать, даже из любопытства - не решилась. Вместо этого тихонечко позвала:
- Злата, ты где?
- Здесь госпожа, - последовал ответ у правого уха девочки.
Хельга дотронулась до плеча, думая, что легкая, как бабочка, эф-ми там приютилась, но никого не почувствовала, поводив по нему ладошкой.
- Злата, ты здесь?
- Да.
- А почему я тебя не чувствую?
- Потому что я стала почти ветром - быстрым и прозрачным. Но я всегда буду рядом с вами, госпожа. Только позовите.
- Я так боюсь, - призналась девочка, опуская взгляд под ноги.
- Можно бояться, моя госпожа. Даже тигр боится, прыгая через овраг. Но не стоит показывать свой страх. Не надо, чтобы другие о нем догадывались. Вы будете очень могущественной волшебницей. Кто может быть сильнее самого дейма?
- Никто?
- Никто, - подтвердила Злата и Хельга заметила, что страх немного отступил.

Наконец, из рощи вышел Жило, но он теперь был другим, таким как увидела его девочка внутренним зрением - высоким, широкоплечим, черноволосым, улыбчивым мужчиной. Без бороды, с живыми смеющимися глазами. Когда он улыбался, Хельга невольно улыбалась ему в ответ. Мягкий его голос - теплый, почти бархатный, вернул её в чувство от произошедшего волшебства:
- Хельга. Нам пора, - новый Жило был в черном, очень дорогом костюме. Он взял её за руку и подвел к повозке, помог сесть и устроился рядом, понукая мулами.

Снова в путь. Они обогнули рощу, проехали мимо цветущего луга, поднялись на холм и, спустившись с него, через некоторое время остановились возле приветливо распахнутых ворот Школы. Жило слез с повозки и помог племяннице - подхватил на руки и мягко опустил её на землю.
- Зол, Хел - вы хотите онеметь? - хмуро задал он вопрос своим эф-ми.
Они тоже растворились воздухе, но Хельга слышала их перешептывание.
- Простите, господин, - послышался голос Зола, - Мы умолкаем.
- Ты готова? - Жило смотрел на Хельгу почти строго, ожидая ответ.
У девочки от волнения перехватило дыхание, и она кивнула, крепко сжимая его руку ледяными пальчиками.
- Идем, - сказал он, увлекая её за собой к школьным воротам.

Сделав первый шаг, делаешь и второй. Они шли по дорожке, усыпанной гравием. Вокруг них в нарядных клумбах покачивались высокие цветы. Двор благоухал, пестрел и жужжал на все лады старательными насекомыми, которые торопились закончить летние дела, готовясь к долгой и мокрой осени. По словам Златы, солнечные дни в такую пору в мире Грез крайне редки.

В школьном дворе было очень тихо. Высокое серое здание встретило молчаливо свою гостью. Переступив через порог школы, и немного оглядевшись, они направились к кабинету директора. Жило попросил Хельгу подождать его, а сам скрылся за коричневой дверью с красивой табличкой над ней. Буквы начертанные на табличке - черные и строгие - смотрели на девочку с презрением. Она пока не умела читать.
Хельга присела на краешек расписной, увитой тонким кружевом рисунка скамьи, которая стояла в узком сером коридоре напротив директорской двери. Заметив на стене часы, она принялась следить за большими стрелками, напоминающими рыбацкие весла. Сами часы представляли собой разноцветный терем с башенками и узкими окошечками из которых высовывались различные птицы.
- Тук-тук-тук! - ритмично выстукивало время, почти совпадая с бьющимся в груди сердцем девочки.
Дверь директорского кабинета резко распахнулась, Хельга подпрыгнула на скамье и встала навстречу дяде. Жило немного взволнованный подошел к ней. Он присел на корточки, чтобы видеть глаза племянницы, и сказал:
- Мы приехали чуть раньше. Остальные дети прибудут к вечеру. Но это даже хорошо, сможешь оглядеться и выбрать себе лучшее место в спальне. Чемоданы отнесут наверх слуги, а ты иди вот к той двери - видишь, в конце коридора?
- Вижу, - ответила Хельга, проследив за его рукой.
- Там тебя встретят, - он порывисто обнял девочку и резко поднялся, - А теперь иди. Мне пора возвращаться.
Хельга сделала шаг, другой, третий... а потом обернулась на удаляющегося от неё к выходу из школы Жило. Он уже взялся за ручку двери, когда услышал её голос:
- Жило! Подожди!
Хельга подбежала к нему, крепко прижалась к его руке щекой, и преданно заглянув в глаза, спросила:
- А ты приедешь ко мне? Приедешь?
- Конечно, - голос мужчины дрогнул от нечаянной привязанности и ласки девочки, но он тут же взял себя в руки, - Хельга д`Аймон, помните кто вы?
- Да.
- Ведите себя достойно своего имени, - строго произнес Жило, а потом подмигнул и чуть мягче добавил, - Иди с миром. Все будет хорошо.
Хельга вернулась в коридор, на негнущихся ногах протопала к нужной двери и позвонила в нее. Раздалась звонкая трель, затем последовал щелчок и чей-то голос позволил:
- Входите.
Девочка обернулась в последний раз, но Жило уже ушел, а перед ней открылась новая жизнь, в которой закончилось беззаботное детство.

Глава 11

Легко сказать - носи достойно свое имя. Будь достойна своего рода. Не трудно и дать обещание - буду стараться. Но как же сложно выполнить то, что быстрее ветра слетело с языка! Хельга и не предполагала, что почти напрочь забудет все советы и предостережения родственников, едва переступит порог школы. И было отчего забыть, ведь началась совсем другая жизнь, полная ежедневных "сюрпризов". И если само обучение Хельге давалось сравнительно легко, что приводило к зависти её одноклассников, то отношения с ними складывались совсем не так, как ей хотелось бы.
Кличку - "Заучка" ей дали на первой же неделе занятий, и если поначалу девочка обижалась, то потом ей даже понравилось это прозвище. Её ведь не назвали ничем обидным, а учиться она и правда - любила и тратила много времени за чтением книг в библиотеке.
Если бы не Злата, Хельге пришлось бы трудно. Но заботливая эф-ми всегда находилась рядом и потихоньку нашептывала в ухо добрые слова, вселяющие в девочку уверенность и разумность.
- Вы же знаете, что они просто завидуют вашим успехам, моя госпожа, - шептала Злата. И кулаки, спрятанные за спиной, сами собой разжимались, а вместо обидных слов, уже прыгающих на языке, раздавался смех. Хельга смеялась так звонко и задорно, что обидчики отступали от нее. Они с недоумением переглядывались и в другой раз старались обойти стороной "чокнутую Заучку".
- Ну и пусть! - вздыхала девочка, в полном одиночестве топая в библиотеку... но это для всех вокруг. Как же они ошибались, думая, что она одна! Злата, как всегда была рядом, да и не только она. Обычно Хельга брала самую толстую книгу с легендами или сказками и под сердитым взглядом дядьки-библиотекаря отправлялась к дальнему столу у окна. Вот тогда и начиналось её обучение природной магии своего рода. Злата обычно шептала что-то на древнем языке деймов, и тут же вместо сказок на страницах книги появлялись живые истории, где герои говорили с Хельгой и объясняли устройство миров, правила взаимоотношений между всеми существами их населяющими, учили заклинаниям и волшебству. Часы за таким обучением пролетали незаметно. Обычно библиотекарь громко напоминал, что читальное время истекло.
Хельга с сожалением захлопывала книгу, в которой все возвращалось на место и скучные легенды ставились на свою полку, ожидая очередного прихода девочки.
Вечером, забираясь в холодную постель и сотрясаясь до тех пор, пока немного не согреется, она думала о том, как же обрадуется тетушка Грейс, когда узнает об её успехах. Ведь котенок - растет, да еще как!
Знания Хельга легко превращала в умения, тренируясь со Златой во время прогулок на птицах, кроликах и белках. Их на территории школы и за её пределами было полным полно. Прыгая под ногами, кролики оказались первыми, кто испытал на себе заклинания по удалению и приближению предметов. Белки помогли освоить навык быстрого перемещения, а птицы... у них Хельга научилась ловить направление ветра. Все умения помогали накапливать волшебную силу, она же питала собой её кошку. Девочке казалось даже, что та иногда издает довольный "мурк" и легонько проводит мягким хвостом вокруг её коленок.

Как только начинались каникулы - зимние длились три недели, а летние три месяца - за девочкой приезжал Жило, как и обещал, и они весело проводили время за разговорами о том, о сем, пока ехали к хижине Грейс. Тетушка не могла нарадоваться на племянницу. Её девочка год от года добивалась немалых успехов и в школе, и в волшебстве. Дома она стремилась быть помощницей в хозяйстве. А дел было немало. Зимой - это и печку растопить, рассаду полить (цветы выращивались до самой весны в больших деревянных ящиках) и Гелу помочь: где овощи разобрать, где помыть. Летом много забот в саду. Старуха часто отсутствовала, оставляя дом на племянницу.
Еще каникулы Хельги проходили в тренировке волшебных навыков и в новых советах Грейс, о которых она, как всегда, забывала в первый же день возвращения в школу. Злата всегда была начеку, и со временем девочка перестала прислушиваться к нравоучениям своей тетки.
Все было хорошо в их небольшой семье, пока Хельге не исполнилось одиннадцать. С этого момента в девочку словно вселился дух непослушания. Всё, что ей не говорили взрослые, она воспринимала теперь 'в штыки', и каждый раз стремилась самостоятельно узнать уже не раз слышанную 'правду'.
- Что ж ты за наказание-то такое! - восклицала Грейс, после очередного поиска истины Хельгой. - Какого лешего тебе понадобилось бросать в котел с супом змеиные головы? А? Ты что хотела меня отравить их ядом?
- Я просто хотела посмотреть вываливаются у них глаза или нет, когда они в супе закипят,- пожала плечами девочка.
- Ну и как? - едва сдерживая себя, поинтересовалась Грейс, устало прикрывая глаза рукой, - Вываливаются?
Она могла бы не сердиться и даже улыбнуться, понимая, что Хельга растет и, стало быть, теперь ищет ответы самостоятельно. Грейс и не возражала бы. Но за одну неделю было столько всего: перевернуто и перебито в доме и за его пределами, что очередное безобразие она восприняла, как издевательство над собой.
Ладно, когда в доме посуда кружит под потолком, и, складываясь стопкой, вдруг срывает вниз и надо же (!) из сервиза остается только одна чашка. Не сложно простить и вымокшего насквозь Гела, который странным образом попал в чан с готовившимся в нем зельем от простуды. Можно понять, когда любимые калоши вдруг оказываются совсем не там, где были оставлены с вечера, а метла поднимает клубы пыли, вместо того, чтобы чисто мести двор. Но второй раз за неделю испорченный ужин простить было сложнее всего. В первый раз Хельга использовала мухоморы, теперь вот змеиные головы, которые можно брать исключительно ради лечения поясницы и ног.
- Нет, - последовал невинный ответ и хлопанье глазами.
- Горе ты мое! Ты что это у Гела не могла спросить? - понимая, что вопрос так и останется без ответа, старуха опять вздохнула и приказала эф-ми. - Гел, займи-ка госпожу Хельгу чем-нибудь полезным, чтобы времени на шалости у нее сегодня уже не было.

Гел обрадовался тому, что ему выделили помощницу и нагрузил девочку самой неприятной работой. Нужно было перебрать овощи в подвале и отделить хорошие от гнилых - занятие не из приятных, учитывая то, что в подвале - сыро, и иногда там снуют мыши. Хельга их не боялась, но сам факт того, что ей придется несколько часов провести в душном, темном помещении, не радовал.
- Ну и что я такого сделала-то? - спрашивала она у Златы, которая, сочувствуя девочке, спустилась в подвал вместе с ней.
Фонарь, прихваченный с собой, тускло освещал низкие стены, покрытые корневищами растущих снаружи трав. Лето только-только началось и новый урожай пока даже не грезился, а вот с оставшимися с зимы овощами нужно было разобраться. Две корзины под гниль расположились напротив девочки. Она сидела на высоком стуле и, вооружившись 'ухваткой' - приспособление похожее на широкий длинный пинцет, ловко перекладывала овощи, насыпанные почти доверху в двух коробах, что доставали собой почти до потолка.
- Госпожа, но вы ведь и сами знаете... - Злата пристроилась на одном из коробов и свесив ножки внимательно поглядывала по углам подвала. Она явно не желала встречаться с грызунами.
- Подумаешь! Ну, да... посуда чуть-чуть упала мимо стола... и что? Сразу ругать, да? А калоши, я же не знала, что тетя проснется раньше, чем я их верну на место...а Гел... Хи! Он такой смешной, когда мокрый! - засмеялась Хельга, вспоминая о недавнем происшествии.
- Да-да! Госпожа, вы правы! Очень смешной, - поддакнула Злата, заливаясь тоненьким смехом,
- И заметь, он больше не чихает! - продолжила девочка, отсмеявшись.
- Да, госпожа, но зачем было портить ужин? - огорченно спросила эф-ми, обвиняя и себя в поступке своей госпожи. Ведь она в этот момент была не рядом с Хельгой, а летала по поручению Гела. Он был старшим в доме и имел право давать распоряжения свободным от дел служкам.
В глазах девочки засверкали хитринки:
- Хотела узнать, что у меня получится, я не думала, что тетя рассердится ... Понимаешь, я хотела сделать из мухоморов клубнику, даже нашла в книге рецептов от Красного дракона, как можно это проделать. Но я выучила, наверное, что-то не так...
- Скажите, что вы помните из рецепта? - поинтересовалась Злата.
Хельга зажмурилась и прошептала:
- Пять трав белого клевера, два листа мяты и корень силы залить водой, поставить на огонь и дать кипению дойти до высшей точки. Медленно помешивая, добавить в отвар мелко покрошенных мухоморов, довести до кипения, пошептать над ними и остудить. Все!
- Да, тут все верно...- промолвила эф-ми настороженно перебирая в уме слова девочки, - а слова вы не перепутали?
- Нет! - замотала головой Хельга. - Их же нельзя перепутать!
- Да, верно, деймы знают толк в составлении заклинаний, - наморщила носик Злата. - А что вы использовали, как корень силы?
- Жень-шень, конечно! - воскликнула Хельга, но увидев снисходительную улыбку эф-ми, все поняла. Она ошиблась. И понизив голос, поинтересовалась, - А что надо было?
- Жень-шень - это корень долголетия, моя госпожа. А корень силы - это...
- Девятисил, - вспомнила девочка и совсем поникла, - Эх, я!
Она выудила гниль, а затем еще одну, и еще - с силой побросала поврежденные овощи в первую корзину.
- Не огорчайтесь, госпожа! Зато вы теперь знаете точный рецепт, и мы с вами можем как-нибудь еще попробовать похозяйничать на кухне в отсутствии Гела. А все-таки быть мокрым ему очень идет! - добавила она, улыбнувшись, и Хельга снова рассмеялась.
---
Злата, милая моя Злата. Как же мне тебя сейчас не хватает! - вздохнула кошка, сдерживая слезы. Ночь плавно опустилась на землю, а звезды горохом рассыпались по небосклону. Хельге по-прежнему не спалось.



Глава 12

Каждый вспоминает школьные годы либо с легкой грустью и ностальгией, либо с болью и сожалением, в зависимости от того, как легко или трудно складывались взаимоотношения со сверстниками. Шесть лет, за которые Хельга выучилась не только писать и читать, прошли для нее не так быстро, как хотелось бы, но даже самые неприятные моменты в жизни рано или поздно заканчиваются. Друзьями она так и не обзавелась, да и врагов у нее прямых не имелось. Мало кому хотелось общаться с замкнутой девочкой сосредоточенной на учебе.
Но накануне выпуска из школьных стен, ребята начали общаться друг с другом больше, чем обычно. Кто-то обменивался памятными подарками, кто-то объяснял друзьям - в каком мире он живет, и как его найти. В это время даже Хельге перепадали кусочки тепла и внимания. Никто уже не называл её Заучкой, время учебы почти закончилось. Осталось сдать экзамены, получить дипломы и разъехаться по своим мирам. Хельга и не предполагала, что её ждет еще что-то, когда услышала странный для себя вопрос:
- Эй, д`Аймон, а ты в чем пойдешь на школьный бал?
Девочка обернулась и встретилась с насмешливым взглядом своей одноклассницы Лисси, которая сидела на первой парте её ряда и часто загораживала своей кудрявой головой доску.
- Куда? - не поняла вопроса Хельга и, захлопнув книгу, убрала её на полку.
В кабинете истории остались только они вдвоем, не считая Златы.
- О, боги! - Лисси задрала голову к потолку, потом вперилась взглядом в Хельгу, - Ты что?! Разыгрываешь меня или ты, правда, дура?
- Думай, что хочешь, - ответила Хельга, направляясь к выходу.
- Да подожди, ненормальная! - Лисси поймала её у двери, - В чем ты пойдешь?
- Тебе-то какое дело?
- Прямое. Я отвечаю за внешний вид нашего класса на балу, понимаешь? Нам надо быть в карнавальных костюмах. Вчера же директор объявление делал, ты что не слышала?
- Нет.
- Вот дура! - в очередной раз взгляд Лисси сбегал к потолку и вернулся, - Ладно, слушай: каждый староста класса тянул вчера жребий, нам выпало представлять на балу животный мир. У меня маски. Их почти разобрали. Осталась лягушка, хорек, крыса, медведь...
- Я буду кошкой, - сказала Хельга, прервав длинную речь собеседницы, и вышла из кабинета.
- Как кошкой? Подожди! Кошку Эльза взяла... остались только...
Хельга резко развернулась, схватила надоевшую девочку за плечи и, легонько встряхнув её, с расстановкой произнесла:
- Я буду в костюме кошки. Где взять маску - твоя забота!
- Кошкой так кошкой, - ошарашено произнесла Лисси, уставившись в одну точку перед собой. Потом тряхнула головой, будто прогоняя наваждение, - Карина, подожди! Ты кем будешь на балу?
Хельга проводила одноклассницу молчаливым взглядом и неспешно направилась по своим делам. Больше Лисси её не потревожит и теперь долго.
- Ох, не стоило так, делать, госпожа, - вздыхала Злата, сопровождая девочку в комнату.- А что если кто-то видел ваши чары?
- Отстань! - ответила Хельга, - Лучше костюмом займись.
- Хорошо, госпожа, - ответила эф-ми и умолкла.
В последнее время её госпожа вела себя очень несдержанно. Переходный возраст, что тут поделать. Двенадцать лет девочке, скоро исполнится тринадцать и тогда... тогда будет обряд. Волшебная сила, растущая в Хельге, уже внушала уважение. Кошка стала почти взрослой и порой показывала острые зубки и коготки в характере своей хозяйки.
---

Время школьного бала приближалось так быстро, что казалось, будто дни перед ним летели со скоростью убегающего от лисицы зайца. Многие девочки очень волновались за свои костюмы. Кто-то их шил сам, кто-то заказывал в ателье. Одна Хельга была спокойна. Её костюм был готов задолго до праздника. Правда для этого ей пришлось попросить помощь у других эф-ми, сама бы Злата к сроку не успела. Но волшебный свисток помог собрать достаточное количество портных и они за один день приготовили все, что было необходимо для бала.
Хельга долго крутилась у зеркала, примеряя на себя сшитую для нее кошку.
- Вы великолепны, моя госпожа! - восхитилась Злата, любуясь девочкой.
- Да. Мне нравится, Злата. Спасибо тебе и твоим друзьям. Хороший костюм, - провела Хельга рукой по бархатистой шубке. - Даже снимать не хочется...
Потом она взяла в руки маску, которую ей вручила Лисси и нахмурилась:
- Маска - дурацкая! И совсем не подходит! Не буду её надевать!
- Но... без маски, моя госпожа, вас не пустят на праздник.
- Ну и что! Я и не хочу на него идти, - девочка швырнула в сердцах облезлую кошачью голову в угол комнаты.
Эф-ми слетала за ней и вернула её в руки девочки:
- Мы немного украсим эту маску, моя госпожа, и вы будете самой красивой кошкой на балу, - улыбнулась Злата и впервые за вечер увидела ответную улыбку своей госпожи.

В день праздника было много суеты. Одноклассники шушукались, перемигивались или пытались острить. Учителя время от времени куда-то убегали, потом возвращались в шумный кабинет, смущенно откашливались, поздравляли с окончанием обучения, давали советы на будущее, рассказывали истории о прошлых выпускниках. Было очевидным, что всех волновало только то, как пройдет вечер и оттого день тянулся слишком долго.
Сумерки опустились медленно и тихо. Школа будто вымерла на время, а потом отовсюду стали появляться необычные её жители. Все направлялись в одно место, где должен был пройти школьный бал. Вместе с ряжеными в маскарадные костюмы учениками и учителями Хельге пришло понимание, что уж теперь-то начнется настоящее веселье.

- Д`Аймон?! Ты ли это? - удивленно уставилась на изысканную кошку Лисси, проверяя на входе пригласительные билеты.
- А что есть сомнения? - показала острые зубки Хельга, забирая из рук одноклассницы свой билет.
- Не знала, что ты ТАК умеешь шить... не то попросила бы и мне помочь с костюмом, - вздохнула Лисси, провожая Хельгу завистливым взглядом.
Её черно-бурая лиса явно уступала шикарному меху черной кошки, которая только что прошла в бальный зал.
На празднике кошек оказалось около дюжины, но - ни у одной из них не было настолько талантливо сшитого костюма, где черная шерстка переливалась от света ламп, пушистый хвост гордо был приподнят, а мягкие лапки так и хотелось потрогать, даже догадываясь, что наверняка они скрывают под собой острые коготки.
Кого тут только не было! По залу мирно беседуя шествовали ярко раскрашенные птицы и насекомые, земноводные и морские чудища, и всевозможные звери - лесные, степные, горные. Учителя оказались вне конкуренции: дамы были Феями, а господа - Демонами.
Самым великим и ужасным Демоном оказался директор - его костюм выделялся на фоне всех остальных яркостью и натуральностью. Глядя на него хотелось спрятаться подальше и не попадаться на глаза.
Он взошел под завывающую музыку на свой трон, стоящий на высокой кафедре в центре зала и громогласно поздравил всех присутствующих с окончанием Школы.
Затем были выданы дипломы и медали отличившимся ученикам, потом всем остальным. Хельга была в числе первых, кто восходил на Демонический постамент за своей наградой.
- Хельга д`Аймон, поздравляю с окончанием Школы! Успехов в волшебной жизни, - сказал директор, пожимая её дрожащую от волнения руку и вручая ей диплом, а также медаль - "Отличник волшебных искусств Школы между мирами"
- Спасибо, господин директор! - ответила девочка и постаралась поскорее уступить место следующему ученику.
Просачиваясь между аплодирующей толпой ряженых, она поймала на себе заинтересованный взгляд. Высокий парнишка в костюме снежного барса пронзил её серыми, холодными искрами глаз. Хельга передернула плечами и поспешила раствориться среди одноклассников.
- Хельга, покажи диплом, - попросила любопытная Лисси, - Ух ты! Золотой!
Девочка выхватила их рук Хельги награду и засунула свой любопытный нос в раскрытые корочки диплома.
Д`Аймон молча захлопнула его и, вырвав у опешившей одноклассницы, спрятала в небольшую черную сумку, висящую на груди. Медаль проследовала туда же.
- Я же только посмотреть... жадина! - надула губки Лисси.
- Получишь свой и смотри, сколько хочешь! - ответила Хельга и гордо проплыла мимо облезлой лисы.
Она не хотела делиться своим успехом ни с кем из школы. Одноклассники никогда с ней не дружили, часто высмеивали...
А теперь, Хельга гордилась тем, что из всего класса только она одна получила золотой диплом.
После церемонии награждения - полилась красивая музыка и всех пригласили танцевать. Вот тогда к Хельге и подошел тот самый барс.
- Привет, кошечка, - сказал он, показывая длинные клыки.
- Привет, - ответила Хельга, выставляя в ответ свои.
Они со Златой постарались украсить неприметную маску - пушистыми усами, бархатными черными ушами и решили удлинить немного зубки, которые Хельга теперь с удовольствием продемонстрировала.
- Потанцуем? - пригласил барс, увлекая её за собой к середине зала, воткнувшись в строй вертящихся в вальсе пар.
Кошка не успела ни возразить, ни согласиться, как её закружило в ритме музыки.
- Раз, два, три! Раз, два, три! - дирижировал внутри танцевальной площадки престарелый балетмейстер. Его уроки Хельга посещала без особого удовольствия и по принуждению Златы. Но сейчас зато чувствовала себя очень уверенно и не боялась наступить на ногу партнера. Мальчик тоже держался очень недурно. Танец доставлял им удовольствие, а не пытку, как некоторым из танцующих возле них пар.
- Как тебя зовут? - спросил барс партнершу, едва закончилась музыка.
- У кошки нет имени, - ответила Хельга. - Кошка - свободный зверь, а имя привязывает.
- Постой! - он поймал её за когтистую лапку и, скривившись от боли, все же не выпустил, - Но у кошки должен быть хозяин.
- Только не у меня, - Хельга вырвалась, оставив на его ладони кровавый след.
Убегая и прячась от барса в тени зала, она вновь столкнулась с Лисси.
- Кто этот мальчик, с которым ты танцевала?
- Не знаю, - ответила Хельга.
- Как его зовут?
- Спроси сама, если интересно.
- Пить хочешь? - поинтересовалась Лисси и любезно подала стакан с прозрачной жидкостью.
Девочка залпом выпила предложенный ей напиток и где-то далеко, словно эхо, послышался отчаянный вскрик Златы:
- НЕТ!!
Хельга падала, медленно. Будто сквозь тонкую пленку она увидела летящих к ней на выручку эф-ми, услышала шелест их крыльев и провалилась в темноту...

Глава 13

Небо розовое, размытое, будто акварель на листе бумаги. Яркие линии, как всполохи, соединенные в круг, медленно тают. Легкая дымка, сквозь которую почти неразличимы предметы, тени, шорохи... Долгим протяжным гулом в замутненном сознании едва распознаются звуки - робкие и тихие, боящиеся потревожить чей-то покой.

Шаги - торопливые, тревожные... Шелест чьих-то крыльев или это ветер теребит листья деревьев?

Темно. Тихо. Печально.

Запах... терпкий, тяжелый запах опутал собой все пространство, забрался везде, куда только можно было забраться.
Тяжело. Больно. Очень больно дышать.

- Хельга... Хельга... - чей-то голос зовет из пучины темноты и безразличия.
Хельга. Хельга? Кто это?

- Девочка моя, открой глаза.... Открой. Посмотри... посмотри... посмотри... - шепот или гром? И то и другое. Разрывает собой сознание, вклинивается в него. Заставляет повиноваться.
Больно. Слишком больно. Резкий свет разрывает собой окружающую тьму.
- Вернулась...- вздох облегчения. Чей он? Не важно. Тепло от этого слова - "вернулась".
---
Грейс не спала уже двое суток. Она не отходила от постели племянницы. Девочку принесли вызванные Златой эф-ми. Объяли её невидимым коконом и доставили прямо в хижину Грейс. К счастью, та была дома и смогла сразу заняться лечением девочки. Гел выполнял все, что говорила волшебница, готовил зелья, смешивал между собой травы, заваривал чаи.
- Как это произошло? - поинтересовалась старуха у эф-ми, едва миновала опасность, и дыхание Хельги выровнялось.
- Ей дали напиток, на вечере... я не успела предупредить госпожу. Она все выпила, до капли... - Злата низко склонила головку и покачала ей. - Мертвая вода сразу же подействовала на госпожу...
- Кто?! Кто пожелал смерти моей девочке? - вопрошала Грейс, собирая свой гнев.
- Лисси Жер`Олом, наследница клана зеленых холмов, за пределами мира Межлесья.
- Северная граница?
- Да, госпожа.
- Позаботься о Хельге. Я скоро вернусь, - Грейс вылетела совой и через несколько часов оказалась у стен школы.
Веселье еще было в полном разгаре. Не обращая внимания на толпу разряженных учеников, отмечающих окончание обучения, она взглядом отыскала директора школы среди учителей и, не замедляя шага, почти пролетела через весь зал к нему. Несколько минут разговора с ним, и праздник объявили законченным. Музыка перестала играть. Притихшие школьники, переглядываясь, пытались узнать, почему их вечеринка подошла к концу, едва успев начаться.
- Что случилось? - удивлялись одни.
- Что-то случилось? - вопрошали другие.
Директор страшно рассерженный вновь забрался на пьедестал и, оглядев зал, пригласил подняться к нему Лисси Жер`Олом.
Девочку лишили выданного диплома и отправили домой с позорящим её семью приговором - она больше никогда не сможет появляться в волшебном сообществе. Грейс понимала, что так она ожесточила сердце Лисси и теперь уже ничто не сможет примирить их с Хельгой. Но в тот момент волшебница не могла поступить иначе. Оставлять без внимания выходку юной Жер`Олом она не собиралась. Хельга слишком много значила и для Грейс, и для миров, которые пока об этом даже не догадывались.
Вернувшись к племяннице, старуха продолжила её лечение. Девочка то горела жарче печи, то замерзала, сотрясаясь от лихорадки. Сознание к ней пока не возвращалось, а Грейс не могла сомкнуть глаз от беспокойства.
На третий день Хельге стало легче и, оставив её под присмотром эф-ми, старуха позволила себе небольшой отдых.
---

Хельга открыла глаза. Вздохнула. Огляделась. Тут же рядом оказались дежурившие у её постели эф-ми.
- Госпожа, какое счастье! Вы вернулись!! - воскликнула Злата, - Хотите пить?
- Немного, - хрипло ответила девочка.
Гел тут же подал глиняную высокую плошку со странно пахнущей темной жидкостью.
- Что это? - поморщила носик Хельга.
- Чай, госпожа, - успокоила её Злата. - Попробуйте.
Хельга была дома. Здесь ей не могли навредить и она, повинуясь эф-ми, сделала пару глотков.
Теплый, не очень приятный на вкус, напиток растекся по пересохшему горлу и принес облегчение.
- Спасибо, - поблагодарила служек девочка и уснула сном, который приносит с собой выздоровление.
Она проболела чуть больше трех недель. Дважды с визитом приезжал Жило. И хотя у Деймов не принято часто навещать друг друга, он сделал исключение ради Хельги.
Постепенно к девочке возвращались силы и здоровье, чему очень радовалась Грейс.
- Как бы я хотела, чтобы все было по-другому, - как-то вечером завела она разговор, вздыхая. - У нас остается мало времени до твоего второго взросления. Так мало...
- Тетя, что вас беспокоит? - Хельга видела, что старуха чего-то ей не договаривает.
- Боюсь, ты будешь не достаточно сильна, чтобы стать кем должна. Возможно, именно это и входило в планы Лисси. Расстроить церемонию посвящения. Ты не говорила ей о себе?
- Нет, тетя. Не говорила, - покачала головой Хельга. - Никто не знал, что я Дейм.
- Кто-то, видимо, все-таки знал. Еще бы понять - кто... - Грейс задумалась.
Хельга не мешала ей. Тихонечко сидела рядом на лавке у печи и тоже думала о том, что только благодаря тетушкиной заботе может сейчас быть тут, рядом с ней. И была очень-очень за это благодарна.
Три недели тянулись ужасно медленно. Лишь недавно Грейс разрешила девочке вставать с постели и гулять в саду. Злата всегда сопровождала Хельгу и при первом же подозрении на недомогание, сообщала об этом тетушке, которая снова отправляла девочку в кровать.
Сейчас волшебницы неторопливо вели разговор, ожидая ужин и обещавшего появиться к нему Жило. Он должен был привести какие-то важные новости, касающиеся дня рождения Хельги.
Едва послышалась приближающаяся повозка, как Грейс легко поднялась и вышла на крыльцо встречать гостя.
Хельга помогала Гелу накрывать на стол, когда в широко распахнутую дверь вошли деймы.
- Привет, красавица! - подмигнул Жило девочке, - Что у нас на ужин? Я жутко голоден.
Он обернулся к тазу с водой, что стоял на высоком табурете у входа, и с удовольствием ополоснул руки и лицо прохладной влагой.
- Жаркое, а еще салат из фруктов, яблочный пирог и брусничный сок, - перечислила Хельга.
- Сок? - поморщился Жило.
- Проходи, проходи, братец! Не задерживайся у двери. Только тебя и ждали, - поторапливала Грейс, пока он смывал с себя дорожную пыль и вытирался о широкое полотенце, любезно предоставленное ему Гелом, - Я угощу тебя не только соком, но и твоим любимым элем.
Потрапезничав, гость вынул свою трубку и, затянувшись, выпустил несколько клубов сладко пахнущего дыма, от которого немного защекотала в носу, и Хельга несколько раз чихнула.
- Будь здорова, милая, - промолвила Грейс, выжидающе уставившись на гнома.
Но тот отчего-то медлил и никак не начинал волнующий всех разговор.
Нелегко было и Хельге выждать, пока закончится ужин. У Деймов не принято вести важные беседы во время еды.
- Дядя... - осмелилась девочка прервать затянувшееся молчание.
Гном, словно очнулся. Обвел взглядом волшебниц, приподняв левую бровь, усмехнулся в усы.
- О! Я вижу, что вы сгораете от любопытства, не так ли? - промолвил он, вставая из-за стола и усаживаясь на любимое кресло Грейс. Оно всегда стояло немного в глубине, но не в самом углу гостиной. Из него хорошо было видно, что происходит за окном, и можно было мечтать, откинувшись на гибкую спинку и размеренно покачиваясь. Хельга тоже любила в нем сидеть в отсутствие тетушки.
- А если видишь, то отчего тянешь, не начинаешь разговор? Или ты хочешь, чтобы мы лопнули от переживаний? - возмутилась Грейс, обходя качалку и устраиваясь напротив Жило в обычное кресло.
Хельга присела рядом с теткой на мягкий низенький стул, обычно служивший подставкой для уставших ног старухи.
- Хел, притащи-ка мою котомку! - крикнул Жило своему эф-ми. Тот кружил возле Златы и о чем-то беседовал с ней в полголоса, пока она помогала Гелу собирать со стола грязную посуду и остатки еды.
- Вот, мой господин! - вернулся от двери с тяжелой ношей Хел.
- Что там у тебя? - обеспокоилась Грейс.
- Так... кое-что, - махнул рукой Жило, и обратил внимание на то, что его эф-ми без разрешения вернулся к столу. - Хел! Бездельник! Сейчас же позови ко мне Зола и последи за мулами.
- Слушаюсь, - поник эф-ми, но не посмел возразить и быстро вылетел за дверь.
- Ну же, Жило, рассказывай скорее! - терпение Грейс подошло к концу.
- Не переживай, сестричка. Я встретился с очень важными персонами, как и собирался. Решение совета у меня и оно, - тут Жило выдержал паузу, - положительное.
- О! Какое облегчение, Жило! - выдохнула волшебница. - Дай же посмотреть на него.
Жило порылся в котомке и достал свернутый в трубочку лист бумаги, протянул его Грейс:
- Вот. Прочти.
Пока тетушка была поглощена чтением, Хельга едва не лишалась чувств, она очень волновалась. Ведь не каждый же день решается твоя судьба.
- Удача, душа моя! Твоя болезнь не повлияла на решение совета. Через две недели, в день твоего рождения, пройдет обряд посвящения в Деймы.
- О, нет! - воскликнула девочка и закрыла лицо руками.
- Что с тобой?! - изумились волшебники и переглянулись между собой. - Неужели ты не рада этой новости?
Хельга покачала головой, отняла руки от лица и недоверчиво посмотрела на родственников.
- А если ничего не получится?

---
По темной лесной дороге ехала скромная повозка. Подсвечивая себе путь тусклым фонарем, она то и дело подпрыгивала на ухабах и кренилась так, будто собиралась прилечь на бок и отдохнуть. Где-то высоко в небе проухала сова.
- Живее! - поторапливал возницу чей-то тихий голос.
- Слушаюсь, госпожа! Делаю, что могу, - хрипло отвечал он, не оборачиваясь на завернутую в черный плащ тень за своей спиной и подгонял свою тощую клячу.
Послышался вой одинокого волка, лошадь вздрогнула, но не ослушалась хлесткого хлыста и продолжила скачку через лес.
- Волки, госпожа! Может, вернемся, пока недалеко отъехали?
- Езжай! Мы торопимся! - последовал ответ. - Волков не бойся. Не тронут.
В небе показалась луна - полная и большая, как колесо жернова, которое едва обхватишь руками. Сразу стало намного светлее. За высокой битой молнией сосной показалась чья-то тень.
- Останови! - последовал приказ.
Возница повиновался. Госпожа спрыгнула на землю. Поплотнее укуталась в плащ и бросив через плечо:
- Жди здесь. Я скоро! - поспешила к сосне.
Тень вышла к ней навстречу.
- Ты опоздала! - хлесткой пощечиной прозвучал тихий голос.
- Простите, мой господин. Обстоятельства сложились так, что пришлось задержаться.
- Идем.
Они спустились к черной карете, очертания которой едва можно было различить в темноте окружающих её деревьев. Луна почти не проникала сюда своими лучами. Лишь чуть скользила по крупу двух вороных коней. Они в нетерпении переминались и храпели, нарушая тишину.
Дверь кареты открылась и из нее вышла еще одна тень и, неторопливо вышагивая, встретилась с двумя другими, спешащими к ней.
- Вы опоздали, - резюмировала она подошедшим к ней и предупреждающим жестом прервала возможное оправдание. - Впрочем, это не важно. Как наше дело? Удалось?
- Да, господин, - кивнула тень, та, что была невысокого роста.
- Она мертва?
- Отравлена, господин. Но не мертва, - злобное сожаление послышалось в ответе.
- Жаль. Но это доказывает, что мои предположения были верны, - проговорил господин и задумался, потом отрешенно добавил, - Вы проявили преданность и заслуживаете награды.
- Меня выгнали с позором из школы и лишили всех привилегий волшебного мира, - с грустью прошептала тень.
- Даже так?! - удивился господин. - Тогда я действительно, не ошибся. Что вы хотите за свою услугу?
- Служить вам.
- Хорошо... - после некоторого молчания прозвучал голос господина, - Я возьму вас к себе, но только после определенного обучения. Жусс, будь добр, проводи госпожу к месту. Ты знаешь.
- Да, повелитель, - ответила другая тень (та, что была высокой) и почтительно склонилась перед господином в порывистом жесте - быстром, как молния. Легкий кивок со стороны господина дал право Жуссу незамедлительно приступить к выполнению поручения.
- Благодарю вас, мой господин! - воскликнула тень и поторопилась последовать за Жуссом. Который, выжидающе остановился возле уже знакомой сосны.
- Подождите, - остановил её повелитель. - Возьмите это, как знак моего расположения к вам.
В тонкую ладонь госпожи лег перстень с черным агатом. Он мистически засверкал в лунном свете. И тень поняла, что очень непростое украшение ей подарили.
- Благодарю, - склонилась она перед повелителем еще раз.
Он пренебрежительно отмахнулся. Тень поспешила удалиться, чтобы больше не раздражать своим присутствием господина. Тот и так был слишком щедр с ней.


Глава 14

Спрятавшись с головой под одеяло, она продолжала делать вид, что крепко спит. Хотя последний сон убежал от нее давно, на рассвете. Едва солнечные лучи заскользили по земле, Хельга открыла глаза и, как ни старалась больше - уснуть не удалось.
Сегодня. Настало то самое утро, для которого они готовились две недели. Утро её праздника, триумфа или же - поражения? Как же не хотелось не то, что отвечать, но и предполагать возможный ответ на многочисленные, бегающие в её голове, словно горстка муравьев помещенных под перевернутую банку, мысли.
- Госпожа, - робко позвала Злата, - Госпожа, пора подниматься. Просыпайтесь, у нас так много дел...
- Нет, - последовал сердитый ответ.
- Госпожа, нужно вставать, - Злата потянула за кончик одеяла и заглянула под него.
- Нет. Меня нет! - зажмурившись, отвернулась от эф-ми Хельга.
- Даже если вы дюжину раз скажите, что вас нет - это ничего не изменит! - возразила ей Злата, - Вы - есть. И день уже начался. И не спите вы давно. Да-да! Я знаю.
- Все-то ты знаешь! - надулась Хельга, усаживаясь на постели и расправляя скомканное одеяло.
- Вовсе даже не все, - ответила служка, подлетая к Хельге с зеркалом и гребнем. - Вам нужно привести себя в порядок и спуститься к вашей тетушке. Она очень беспокоиться, что вы так неторопливы сегодня. Скоро будут сходиться гости, а вы совсем не готовы их встретить.
- Гости? Какие еще гости?
- Как?! - Злата только развела руки в стороны, - Госпожа, но ведь ваша тетушка вам вчера все-все объяснила. Неужели вы ничего не запомнили?!
Закрученные в кольца волосы эф-ми возмущенно подпрыгивали в такт её словам. Она была очень хороша в это утро - одета в нарядное фиалкового цвета платьице, в золотистые туфельки, а на головке красовалась золотая диадема - и Хельга невольно залюбовалась своей эф-ми. И тут же расхотелось с ней спорить. Злата же не виновата в том, что настал день рождения её госпожи, которому та была совсем не рада.
- Запомнила, конечно, но не все, - вздохнула девочка. - Да и как столько всего можно запомнить? И вообще у меня от волнения все мысли разлетелись!
- Госпожа, госпожа... - покачала головкой эф-ми и причесывая Хельгу принялась рассказывать, что первым делом надо красиво одеться и спуститься к завтраку, - Гел сегодня так расстарался, госпожа! Вы непременно должны позавтракать, потому что до церемонии у вас покушать больше не получится, а потом... можете и сами не захотеть.
- Почему? - удивилась девочка.
- Потому что может оказаться, что вам будет не до еды. Впрочем, мы это узнаем только вечером, - Злата отлетела за платьем к покосившемуся шкафу, в угол комнаты.
Хельга внимательно изучая себя в зеркале, произнесла:
- Я почти большая, а ты плетешь мне косички.
- Вам не нравится? - вернулась эф-ми с черным, бархатным, сшитым по случаю платьем в руках.
- Ну... - Хельга поджала губы и еще раз посмотрела на свое отражение.
- Я думаю, вы правы. Сейчас все исправлю.
Когда они спустились по скрипучим ступеням в гостиную, Хельгу было трудно узнать. Вместо двух привычных косичек, её волосы, завитые в тугие локоны свободно опускались на плечи, а жемчужная лента, украшающая их, принесла завершенность прическе. Платье доходило до самого пола, и Хельга придерживала его с боков, чтобы не наступить на подол. Тонкие перчатки, сумочка и бархатные туфли - все в тон платью, подчеркивали торжественность дня.
Грейс, ожидая появления племянницы, обернулась, заслышав её шаги, да так и застыла на месте. Гел чуть не врезался на полном лету в стену и едва не выронил из рук чайник.
- Тетя, что скажете? - спросила Хельга оторопевшую волшебницу.
Злата довольная собой порхала рядом с девочкой и подправляла сползающие с нее перчатки.
- Кхм... - кашлянула старуха и, наконец, пришла в себя, - Знаешь, душа моя, ты выглядишь просто потрясающе. Но... мне думается, Злата немного перестаралась и в таком наряде будет не очень удобно передвигаться и встречать гостей. Ты непротив, если я немного подправлю длину?
- Да, тетя и туфли... каблуки такие... неустойчивые, - смутилась девочка, едва не споткнувшись.
Злата разочаровано вздохнула и опустилась на спинку кресла, предоставляя возможность волшебницам подкорректировать выбранный ею наряд.
- Одну минуту, милая. Дай только вспомню, как же это делается, - Грейс задумалась на мгновение, - Ах, да... вспомнила.
Послышался щелчок, и на Хельге оказалось средней длины изящное платьице, подвязанное широким черным поясом, мягкие туфли на небольшом каблучке, тонкие чулки. Легкий прозрачный шарф заботливо укрыл её хрупкие плечики и как последний штрих украсил собой её наряд.
Девочка радостно улыбнулась и покружилась в новом платье.
- Нравится? - поинтересовалась Грейс.
- Очень, тетушка. Спасибо! - воскликнула Хельга и тут увидела огорченную гримасу своей эф-ми. - Но, Злата такая молодец! Посмотрите только, какую она мне прическу сделала.
- Прическа заслуживает всяческих похвал! - улыбнулась Грейс. - Злата, и платье было превосходным, только Хельге нужно для него еще немного подрасти.
Эф-ми воспряла духом и уже совсем с другим настроением принялась помогать Гелу.
Часы пробили девять раз, когда волшебницы вышли из-за стола. Хельга постаралась последовать совету Златы и поела с удовольствием, не торопясь. Дела подождут. Сегодня её день и она проведет его так, как посчитает нужным. Вот только тетя пока об этом не догадывалась, и потому после завтрака последовал первый и главный вопрос:
- Девочка моя, надеюсь, теперь ты готова встречать гостей?
- Каких гостей, тетя?
- О, Хельга! Я так и знала. Ты была невнимательна вчера. Сейчас с минуты на минуту появятся первые из них. В основном будут деймы, но есть и приглашенные особы. Поэтому будь любезной и приветливой со всеми гостями.
- А если я не хочу их встречать? Совсем. Это же мой праздник, и я хочу, чтобы он был веселым!
- Хельга, если бы мы только могли всегда поступать, так как нам хочется, мир был бы совсем другим. Я обещаю, что у тебя будет и праздник и веселье, только после того, как все пройдет успешно. Сегодняшний день очень важен. Он откроет для тебя новые возможности. Кстати, как чувствует себя твой котенок?
Девочка немного задумалась. Вечером она долго смотрелась в зеркало Дейма, и котенок вел себя очень хорошо. Он заметно подрос и почти превратился во взрослую кошку.
- С ним все в порядке, тетя. Он вырос.
- Вот и славно.
- Тетя, а может быть не надо никакой церемонии? - робко спросила Хельга. - Потом... после соединения с волшебством, я буду совсем голая, да? Я же умру со стыда.
- Ну, вот еще! Что за мысли посещают твою голову?! Ты Дейм, а ни какой-нибудь оборотень! Так вот, что тебя беспокоило эти дни. Хельга, Хельга и почему раньше не спросила? Не волнуйся, платье останется на тебе, - покачала головой старуха. - Ну, а теперь-то ты все вопросы задала?
- Да, - кивнула Хельга и обвела взглядом уютную гостиную, в которой при всем желании может уместиться не больше пяти гостей и то с трудом и решилась еще на один вопрос, - Тетя, но неужели все гости поместятся тут?
- О, да! Совсем всё с тобой из головы вылетело, - проворчала Грейс и провела рукой над своей головой, читая заклинание на древнем языке.
Хельга и глазом не успела моргнуть, как вместо привычной выбеленной гостиной с низким потолком и покосившимися стенами, она очутилась в просторной светлой зале. Где высокий потолок подпирали собой толстые колоны, а в широкие окна лился солнечный свет. Паркет сиял под ногами, по нему так и хотелось заскользить в такт музыке, по углам залы стояли высокие вазы с цветами, а на стенах, как в музее висели картины, под ними расположились глубокие кресла и маленькие круглые столики на тоненьких расписных ножках.
Изысканная обстановка и нежная музыка, никак не сочетались с прошлым видом комнаты.
- Вот так-то лучше, - довольно оглядела гостиную Грейс и немного подправила свой наряд - платье стало однотонного стального оттенка, голову кроме пышной прически украсила элегантная шляпка, в руках появилась тонкая трость, а спина тетушки вновь выпрямилась. Она опять сбросила с себя несколько столетий и озорно улыбнувшись, взяла девочку под руку. - Идем, пора встречать гостей.

---
Первыми из куполообразного портала вынырнули Лисы.
- Матильда, Феликс. Рада вас видеть. Проходите. Чувствуйте себя, как дома, - мило улыбаясь, поприветствовала супругов Грейс.
Матильда бросилась к Хельге с поцелуями и горячими объятьями.
- Милая! Как же ты подросла, моя голубушка!
- Мама! - вырвалось у девочки, и она нежно прижалась к женщине, которая вырастила её.
- Я так горжусь тобой! - воскликнула Матильда. - Волнуешься?
- Да.
- Ничего не бойся, дорогая. Ты можешь сама придумать собственную жизнь! Можешь сделать её такой, какой хочешь - светлой или темной. Тебе решать каким будет твой мир и только тебе... но не ошибись. Придуманная жизнь может изменить тебя до неузнаваемости. Я верю, что ты сделаешь правильный выбор, - женщина выпустила девочку из своих объятий и, смахнув слезы, дала возможность Феликсу подойти ближе.
- У нас для тебя подарок, девочка, - произнес он и неловко сунул в руки Хельги большую коробку, перевязанную ярким бантом.
- Спасибо, - поблагодарила она почти чужих теперь для неё людей. Они отошли в сторону, уступая дорогу новым гостям.
Многочисленные эф-ми разодетые и нарядные, как игрушки на новогодней елке, летали вокруг гостей, предлагали напитки и фрукты, провожали в дом, который стал похожим на королевский дворец. Хельга такие видела лишь в книгах и с изумлением рассматривала теперь преобразившуюся хижину.
Грейс уже встречала новоприбывших - двух высоких стройных дам и о чем-то беседуя с ними, подозвала к себе племянницу.


Глава 15

Гости все прибывали и прибывали. Поляна перед домом уже к обеду полностью заполнилась деймами, и теперь Хельга могла познакомиться со всеми своими родственниками ближе. Она и не предполагала, как тех много и поначалу старалась запомнить их имена, но когда гостей перевалило за три десятка, решила оставить эту затею...
В памяти остались только первые - тетушка Карла и её дочь Лея, которые хранили горные вершины и северные холмы мира Грез. Потом были Шер, Сонаэл, Глейн...
Еще запомнилась Мидея, она защищала морские пучины и Габриэль - высокий, немного сутулый старик, с хмурым взглядом серых холодных глаз - он являлся хранителем небесного пространства. Её впечатлил этот родственник и привлек к себе внимание необычной внешностью: вместо черных строгих одежд на нем был фиолетовый просторный наряд, мерцающий на солнце, будто по нему раскиданы звезды. Ткань - плотная, но от нее веяло прохладой. Пока девочка рассматривала старика, к ней подлетела Злата и прошептала:
- Он знает тайны звёзд, и если вы захотите, то можно спросить о своей судьбе.
- О судьбе? - Хельга задумалась. Хотела бы она узнать о себе или нет. - Ты думаешь, он мне не откажет?
- Сегодня же ваш праздник! - улыбнулась Злата.
Немного робея, девочка подошла к старику и замерла, не зная, как обратиться к нему. Но он, казалось, спиной почувствовал на себе её взгляд и, резко обернувшись, насмешливо поинтересовался:
- Хельга?! Ты что-то хочешь, не так ли?
- Да, - кивнула она в ответ.
- Загадать желание или узнать свою судьбу?
- Я хотела узнать, что меня ждет... что будет, если можно.
Старик задумчиво помолчал, потом взял Хельгу за руку и наклонился к ней, шепнул на ухо:
- Сегодня твой праздник. Сегодня, можно. Но помни: не говори никому никогда то, что сейчас увидишь. И еще, - он многозначительно поднял палец, - то, что должно случиться, может произойти или не произойти по твоему желанию. А теперь - смотри!
Именинницу окутало фиолетовым туманом, показалось, что голова идет кругом, а потом дымка рассеялась, и за ней появилось большое зеркало, на котором возникли картины будущего. Они мелькали одна за другой, а Хельга пыталась успеть запомнить и понять. На её лице отражались - то радость, то огорчение, а потом слезы сами собой брызнули из глаз.
- Нет! - воскликнула девочка. - Хватит! Я не хочу знать!
В одно мгновение все исчезло. Старик печально посмотрел на Хельгу, погладил сухой рукой её по голове.
- Все настолько плохо? Не огорчайся, девочка. Иногда можно изменить судьбу, но только один раз. Удача сопутствует тому, кто умеет правильно выбирать...
- Я не умею выбирать, совсем не умею, - ответила она, поднимая на него мокрые от слёз глаза.
- Умеешь. Нужно только в это поверить и прислушиваться к своему сердцу. Хочешь, я выполню твое желание? Можешь загадать его прямо сейчас или отложить до того момента когда оно тебе понадобиться больше всего.
- Только одно?
- Одно.
- Тогда я подожду, - вытирая слезы, ответила девочка.
- Умница. Держи! - волшебник сделал неуловимое движение рукой и, разжав ладонь протянул на ней золотую звезду, мерцающую желтым светом.
- Спасибо, - улыбнулась Хельга.
- Когда понадоблюсь, потри её в ладошках и произнеси одно слово - "желаю". Запомнишь?
- Да.
- Иди, к гостям. А то, похоже, Грейс тебя совсем потеряла, - подмигнул Габриэль и чуть подтолкнул девочку к вновь прибывшим родственникам.
Тетя, беседуя с ними, то и дело оглядывалась, пробегая взглядом по присутствующим. Заметив племянницу, Грейс махнула ей рукой, подозвала девочку к себе.
Хельга оглянулась на старика, но тот уже затерялся среди гостей. Она спрятала подарок в сумочку, в которой уже лежали несколько мелких коробочек, перевязанных ленточкам, и поспешила к тёте. Остальные подарки в красочных упаковках эф-ми уносили в дом и складывали в комнате девочки. Просматривать их Хельга не успевала.
- Где ты ходишь? Я обыскалась тебя! - встретила её Грейс .
- Простите, тетя, что заставила вас волноваться, я немного пообщалась с гостями.
- С гостями? - недоверчиво переспросила волшебница. - Это уж не с Габриэлем ли? То-то я тебя не могла найти. О чем вы говорили?
- Так... он спросил, как пройти в наш сад. Хотел полюбоваться орхидеями, - лгала Хельга ни капельки не смущаясь. В ней опять поселился 'чертенок', который заставлял девочку быть дерзкой и непослушной. И в тоже время она совсем не хотела, чтобы тетушка лишний раз волновалась о ней.
- Орхидеями?.. как странно, - пробормотала Грейс, потом спохватилась. - Идем, я же хотела тебя представить важному гостю - первому министру совета темного королевства.
Приглашенных важных особ на празднике было совсем немного. После знакомства с министром - седовласым невысоким с длинной белой бородой старцем, Хельге предстояла еще встреча с двумя советниками и магистром волшебных искусств. Все они для девочки казались одинаковыми - в черных высоких шляпах и плащах, а лиц она не запомнила, они не выделялись ничем примечательным, к тому же её внимание отвлекла карета. Она появилась внезапно, будто из воздуха.
Два гнедых рысака летели, впряженные в черно-синюю повозку, будто по ветру, с невероятной скоростью преодолевали расстояние. Едва показавшись из-за леса, перезваниваясь колокольчиками, они в один взмах ресниц уже были у хижины. Скакуны легко остановились, даже не обдав никого из гостей пылью.
Открылась дверца, и показался человек - высокий, в красивой фетровой шляпе с широкими полями, украшенной перьями страуса и с тростью в тонких руках.
- Повелитель... - пробежало, точно дуновение ветерка, среди гостей это непривычное для Хельги слово. - Неужели сам повелитель?..
- Ваше Высочество, добро пожаловать! - поприветствовала дорогого гостя Грейс так, точно они виделись совсем недавно или состояли в приятельских отношениях. Девочке показалось, что появление наследника тёмного королевства на её празднике было неспроста.
Хельга заметила довольную многозначительную улыбку засиявшую на лице Жило и поняла, кто постарался пригласить этого гостя на её праздник. Она почувствовала сильное волнение, как перед экзаменом. Ведь не каждая девочка в её возрасте встречает на своем дне рождения наследника престола.
- Моя племянница - Хельга, - представила Грейс ему юную Дейм.
- Так вот ты какая? - он внимательно оглядел девочку с головы до ног, - Наслышан... наслышан. Поздравляю. Возьми. Это тебе.
Повелитель вложил в руку Хельге небольшую коробочку, перевязанную зеленой атласной лентой.
- Благодарю вас, господин, - учтиво склонилась перед ним девочка.
- Открой.
Повинуясь ему, она потянула ленту за короткий конец, и та легко выпустила из своих объятий коробочку. Распахнув её, девочка увидела на бархатной подушечке невероятно красивое кольцо. Камень золотистого цвета в обрамлении серебра смотрелся восхитительно.
- Это топаз. Он приносит удачу, - прошептал повелитель и, возвысив голос, обернулся к присутствующим. - Сегодня великий день для нашего королевства. День рождения нового Хранителя. Хранителя мира. Я не буду многословен, скажу главное - время пришло.
Из-за его спины вышел слепой старик и, опираясь на руку Его Высочества, подошел к Хельге. Дотронулся до её головы 'зрячими пальцами' и тихо сказал:
- Да. Она готова принять дар.
Вокруг Хельги образовалась плотная непроницаемая стена, за ней остались гости и её близкие. А в кольце стены оказалась только она и этот слепой старец.
- Не бойся, дитя. Ничего не бойся, - произнес он, - достань свое зеркало. Пришло время для воссоединения с волшебством. Оно ждет.
После этих слов старик растаял, оставил девочку в полном одиночестве.
Хельга достала из сумочки зеркало дейма. Опустила его на землю. И сделала шаг назад. Зеркало выросло в полный рост девочки. Из него на нее посмотрела с любопытством серая кошечка и громко протяжно мяукнула.
- Привет, - улыбнулась Хельга своей любимице. С ней она часто беседовала в школе, когда было особенно одиноко.
Кошка еще раз протяжно мяукнула и, к удивлению девочки, в зазеркалье стало их две - серая и черная. Последовал еще один 'мявк' и белый пушистик присоединился к своим сестрам.
- Три?
- Мявк! - последовал утвердительный ответ серой кошки.
- И что мне с вами делать?
Каждая из кошечек по очереди подошла к отражению Хельги, и потерлась о её ноги, потом они подошли к краю зеркала с другой стороны и сели в ожидании, заглядывая в душу тремя парами зеленых глаз.
- Выбрать? Я должна выбрать одну из вас?
- Мурк, - ответили пушистые красавицы почти в один голос.
Хельга задумалась. Белая кошка - слишком нарядная и её можно заметить. И с такой светлой шубкой не спрятаться в темноте, она слишком заметная. А что важно для Дейма? Остаться неузнаваемым и незаметным. Значит, не белая.
Серая красавица нравилась девочке гораздо больше, но еще больше её привлекал блестящий черный цвет шубки её сестры. Встретившись взглядом с выбранной кошкой, она услышала довольное, протяжное - 'Мяу-а!'
Высоко подняв хвост, черная красавица вышла вперед, остальные исчезли, соединившись с ней в одно существо.
- Я выбрала тебя и что теперь? - спросила Хельга у кошки и вдруг поняла, нужно дотронуться до нее. Воссоединиться с волшебством.
Девочка подошла ближе к зеркалу и, наклонившись, потянулась руками к кошке. Та встала на задние лапки и сделала ответное движение к Хельге. Как будто они хотели обняться.
На короткий миг их глаза встретились, и девочка почувствовала прикосновение острых коготков к пальцам своих рук, а потом...
Потом Хельга стала на короткий миг кошкой. Мягкими лапками пробежала по кругу и потянувшись вновь стала девочкой. Теперь её кошка была внутри нее и звонко мурлыкала, давая знать о себе.
- Свершилось! - раздалось со всех сторон. Куполообразная стена исчезла, и раздались оглушающие аплодисменты, ликующие крики, салют, а девочка видела только счастливые лица Грейс и Жило. И её сердце наполнилось радостью.
Свершилось. В этот день Хельга стала полноправным членом семьи.


Глава 16

Хельга сидела на кровати в своей комнате, заставленной почти до потолка коробками с подарками. Последние из гостей еще вели разговоры с Грейс, из гостиной слышались их голоса.
Злата причесывала хозяйке волосы, готовя её ко сну. Девочка невозможно уставшая, но очень довольная тем, как прошел её праздник, не спешила пока укладываться в постель. Ей очень хотелось посмотреть, что же скрывают в себе эти многочисленные коробки, перевязанные цветными лентами.
- Злата, а давай посмотрим сегодня? Я же не усну!
Эф-ми, хитро прищурившись, посмотрела на хозяйку, а потом подлетела к самому большому подарку:
- Не с этого ли начнем?
- Нет. Подожди. - Хельга поняла, что такую гору коробок не сможет пересмотреть и за ночь.
Уже и так было довольно поздно. На часах, когда она поднималась к себе, стрелки плавно двигались в сторону одиннадцати. Девочка открыла глаза по-другому, оглядела подарки, один заинтересовал её особенно, необычной формой. Он напоминал собой доску. Не шар, не посох, не украшения и не магический предмет, а обыкновенная доска. Или необыкновенная? Хельга улыбнулась, предвкушая новое волшебство. В этот день оно окружало её собой.
Праздник удался. После того, как повелитель покинул торжество, и его карета стремительно скрылась с глаз, началось настоящее веселье - танцы, игры, веселые розыгрыши, шутки, выступление эф-ми. Они пели старинные баллады, одна из них больше остальных понравилась Хельге.

Позабытые стынут колодцы,
Выцвел вереск на мили окрест,
И смотрю я, как катится солнце
По холодному склону небес,
Теряя остатки тепла.

Цвета ночи гранитные склоны,
Цвета крови сухая земля,
И янтарные очи дракона
Отражает кусок хрусталя -
Я сторожу этот клад.

Проклинаю заклятое злато,
За предательский отблеск тепла,
Вспоминаю о той, что когда-то,
Что когда-то крылатой была -
Она давно умерла.

А за горами, за морями, далеко,
Где люди не видят, и боги не верят.
Там тот последний в моем племени легко
Расправит крылья - железные перья,
И чешуею нарисованный узор
Разгонит ненастье воплощением страсти,
Взмывая в облака судьбе наперекор,
Безмерно опасен, безумно прекрасен.
И это лучшее не свете колдовство,
Ликует солнце на лезвии гребня,
И это все, и больше нету ничего -
Есть только небо, вечное небо.

А герои пируют под сенью
Королевских дубовых палат,
Похваляясь за чашею хмельной,
Что добудут таинственный клад,
И не поздней Рождества

Так и представился парящий в окружение облаков грозный Дракон, страж клада. А потом нарядный фейерверк росписью волшебных цветов и причудливых животных пролетел над головами гостей и разноцветил собой вечернее небо.
И это еще не все, что приготовили для Хельги Грейс и Жило. Сказочный торт, размером почти с дом, приземлился на середину поляны перед девочкой.
Из-за него вышел Жило. Сегодня он был невероятно красив - такой же, как в тот день, когда оставлял девочку в школе.
- С днем рождения, Хельга. Пришло время загадывать желание.
Хельга зажмурилась и пожелала - стать самым лучшим Хранителем. Задув свечи, под аплодисменты родных, она отрезала первый кусок торта, а потом эф-ми, под руководством Гела и Златы, раздали их гостям. Тающие во рту кусочки сладкого 'счастья', обещали, что все-все задуманное - непременно исполнится. Хельга впервые за долгое время была по-настоящему счастлива в этот волшебный для нее день, который она так боялась начинать.
Злата обернулась к девочке и выжидающе зависла, порхая над коробками.
- Решили, госпожа?
- Да, - Хельга подошла к эф-ми и, вытянувшись на цыпочках, заглянула за ближние подарки, что-то выискивая взглядом. - Я уже всё просмотрела и мне очень хочется открыть вот ту коробку, с желтым бантом.
Вдвоем они быстро справились с упаковкой. В ней оказался странный предмет. Плоская прямоугольная доска в два локтя длиной и в локоть шириной, утыканная с левого нижнего края выпуклыми камешками, с нанесенными по ним знаками неведомой Хельге письменности.
- Что это?! - удивилась девочка, рассматривая подарок со всех сторон, переворачивая легкую, почти невесомую доску в руках.
- Госпожа, это зеркало вашего мира, того, который вы будете хранить.
- Ух, ты! А как оно работает? На что нут нужно нажать? - провела Хельга ладонью по мягким камешкам, немного надавила на них, но они остались неподвижными под её пальцами.
- Пока нельзя.
- Это еще почему?
- У вас еще не проснулись нужные магические способности. - Злата виновато опустила взгляд и добавила. - Вы еще не достаточно взрослая и не можете хранить мир.
- Что? Это я-то не могу? Да ты... да ты думай, что говоришь! Меня сам ПОВЕЛИТЕЛЬ Хранителем назвал, и кольцо подарил, а ты! Да как ты можешь?! - взвилась Хельга, обиженно поджав губы.
- Но это правда, госпожа. Зеркало включится само, когда вам исполнится шестнадцать, нужно подождать всего-то три года.
- Сколько? Три года?! Три? Ого... как же долго... - девочка мрачно посмотрела на подарок. - И зачем было дарить такое, если оно все равно не работает? Нечестно!
Она швырнула доску в угол, Злата едва успела её поймать.
- Затем, что следующее взросление у тебя будет в девятнадцать, а зеркало понадобится раньше, - раздался за спиной девочки строгий голос её тети, - И с ним нужно быть осторожнее, оно хрупкое и легко ломается.
Грейс вошла в комнату, а Хельга испуганная её тоном, поняла, что оплошала и теперь старательно помогала Злате уложить подарок обратно в коробку.
Тетя задумчиво глядела на то, как они снова повязывают на подарок нарядный бант.
- Не огорчайся, девочка. Время обычно летит гораздо быстрее, чем хочется, - проговорила волшебница почти спокойно и вздохнула.
Наверное, в этот момент Грейс подумала о чем-то своем, сокровенном.

---
Теперь Хельга знала, что тётя была права, но в тот вечер её очень огорчили слова Грейс. И так сильно захотелось вырасти, стать взрослой в тот же миг. Тогда она еще не понимала, что не всегда можно добиться желаемого. Порой, непреодолимые обстоятельства решают, как и что произойдет дальше и приходится лишь невольно следовать и подчиняться жестокой руке своей судьбы, выполняя чью-то неведомую волю. Возвращая в воспоминания, она поежилась, ожидая на смену им другие...
---
- Чтобы стать Хранителем - не достаточно одного слияния со своим волшебством, - продолжила наставления Грейс. - Нужно еще научиться многим вещам, прежде чем тебе доверят следить за порядком и соблюдением законов одной из частей нашего мира.
- Снова учиться, - вздохнула Хельга. - А я думала, что уже могу хоть что-то...
- Конечно, можешь. И вот доказательство моих слов, - Грейс вынула из-за спины широкий конверт с гербовой печатью. - Это приглашение во дворец.
- К-куда? - девочка потеряла дар речи и открыла рот от удивления, словно вдруг оказалась маленьким ребенком, который стоит перед витриной магазина и не может поверить, что ему покупают самую красивую игрушку, о которой он не мог даже мечтать. Что-что, а вот того, чтобы её пригласили во дворец, она никак не могла предположить. Нет, этого просто не могло быть!
- Девочка моя, что с тобой? Злата, принеси госпоже воды. Да на ней же лица нет! - Грейс помогла племяннице присесть на кровать и широко распахнула окно в комнате, беспокоясь о самочувствии Хельги. Злата подала госпоже чашку с водой, но девочка покачала головой, отказываясь пить.
- Не могу поверить. Ущипните меня. Злата, ущипни меня!
- Что вы, госпожа! Зачем?!
- Мне кажется, что я сплю.
- Нет, дорогая, не спишь, - Грейс примостилась рядом с Хельгой и, расправив складки на платье, продолжила, - Извини меня, я не могла тебе сказать об этом раньше, иначе - это повлияло бы на твой выбор. Пришлось бы объясняться с советом... Нет. Ты должна была сама выбрать цвет своей кошки. Белая - светлое королевство, черная - темное королевство, а серая - дает возможность жить между королевствами и служить обоим повелителям.
- Так вы...
- Да. Я служу и светлому и темному повелителю и стараюсь с усердием выполнять возложенные на меня миссии обеих королевств. Ты выбрала черный цвет, и теперь будешь жить во дворце.
- А что я буду там делать?
- Служить своему господину. Хочешь спросить, как? - девочка кивнула в ответ, - Он сам тебя посвятит во все тонкости. Каждый Дейм проходил через это. Прежде, чем стал Хранителем.
- Тетя, а почему на моём празднике были только темные деймы? Светлых не пустили, да?
- Нет, не угадала, - подмигнула Грейс и обняла девочку за плечи, - Сегодня были все родственники. Светлым Деймам пришлось одеться в темные одежды, чтобы не нарушать закон нашего королевства. Все хотели увидеть тебя. Ну, а теперь - спать. Завтра утром мы уезжаем, поэтому встать придется очень рано, чтобы собраться в дорогу. Злата, дай распоряжения эф-ми: пусть уберут коробки на чердак, и помоги госпоже лечь.
Волшебница поднялась, поцеловала Хельгу:
- Завтра у нас - трудный день, постарайся сразу заснуть. А твои подарки мы рассмотрим после возвращения от повелителя.

Глава 17

Путь к дворцу занял намного меньше времени, чем Хельга предполагала вначале. Утром тетушка подняла её рано и после легкого завтрака, предложила обсудить, как быть дальше.
- Нам нужно прибыть на место не позднее завтрашнего утра. Если путешествовать на лошадях и выехать немедленно, то мы прибудем к сроку, но эти дороги... они выматывают меня, право слово. Трястись, не переставая, несколько часов, глотать пыль из-под колес... - Грейс вздохнула так, будто испытывает сильную усталость.
Наверное, так и было, ведь весь вчерашний праздник она провела на ногах. Хельга сжалилась над тетей и тихо предложила:
- Может быть, я сама поеду, а вы подождете меня дома?
- Вот уж не думаю, что это хорошая идея! - воскликнула Грейс. Она прошлась по гостиной, села в кресло и немного поразмыслив, продолжила. - Девочка моя, а что если мы будем путешествовать налегке, а?
- Я согласна!
- Неужели? Даже не поинтересуешься, как это? - удивилась тетушка покладистости племянницы, но не стала ничего объяснять.
О, да! Лучше бы Хельга узнала вначале о способе передвижения "налегке", чем давала согласие на неизвестно что. Но сказанного не вернешь, и поэтому пришлось без лишних возражений подчиняться воле тетушки.
Превратившись в сову, та высоко взмыла в небо, приглашая Хельгу следовать за ней. Кошкой, прыгая по траве через коряги, где-то через валуны; пробираясь сквозь густую растительность или перебегая широкое поле, девочка не раз пожалела свои уставшие лапки. Правда, добрались деймы к месту на несколько часов раньше, чем это было необходимо. Немного не добегая до высокой каменной стены, скрывающей за собой какие-то постройки, Хельга заметила, что сова снижается. Грейс опустилась на землю и, сложив крылья, поднялась в полный рост, Хельга тоже приняла обычный вид.
- Устала? - поинтересовалась волшебница, осматривая племянницу.
- Немного, - ответила та, переводя дух от быстрого бега.
Её ноги немного ныли, а руки устали так, будто девочка несколько часов в них носила что-то тяжелое.
- На-ка, вот, выпей, - достала Грейс из кармана юбки небольшую скляночку с мутно-зеленой жидкостью. Хельга с недоверием покосилась на тетю, принимая у нее напиток, но не спешила следовать её совету, - Пей, пей. Это придаст тебе сил.
Девочка нерешительно открыла склянку и сделала пару глотков. Усталость тут же прошла, и даже казалось, что у Хельги прибавились силы.
- Легче?
- Да, тетя, спасибо.
- Идем, поедим чего-нибудь, у нас еще есть пара часов до встречи с повелителем. Я жутко голодна. - Грейс взяла племянницу под руку. - Здесь есть чудное местечко, там готовят не хуже, чем Гел.
Хельгу всегда поражало то, как её тетя вынимает из карманов разные нужности и полезности и при этом, совсем не чувствовалось, что Грейс тяжело от её невидимой ноши. А ведь в карманах юбки чего только не было! От шпильки до кошелька, от гребня до нового платья, а уж сколько разных склянок она носила с собой! Но отчего-то те совсем не звенели при ходьбе.
И только этим утром, когда Злата помогла девочке надеть новое платье, в котором оказались глубокие потайные карманы, Хельга поняла, что тоже способна на такие же чудеса, как и её тетя. Злата уместила в платье все, что могло понадобиться в дороге и на месте службы. Это и было сбором багажа. Ни чемоданов, ни сумок - одно красивое, легкое, почти воздушное платье насыщенного черного цвета, длиною почти в пол, но не затрудняющее движения, с двумя карманами, как на юбке Грейс.
Злата осталась дома, ей не позволили в этот раз сопровождать госпожу.
Со слезами в глазах - заботливая, верная эф-ми - подала хозяйке серебряный свисток и прошептала:
- На всякий случай, госпожа...
- Злата! - сердито воскликнула Грейс. - Ты же знаешь, что это испытание госпожа должна пройти самостоятельно. И никакой помощи со стороны!
- Но... может быть ей станет грустно или одиноко...
- Уверяю тебя, Хельге будет не до грусти, - старуха окинула взглядом племянницу, но свисток не забрала. Девочка повесила его на шею и спрятала за ворот платья, от посторонних глаз. - Ты готова? Поспешим.
Грейс первой вышла из хижины. Послышался взмах крыльев, Хельга поспешила за тетей, но остановилась на пороге, обернулась:
- Злата, спасибо! Я буду скучать, очень...
- Берегите себя, госпожа, - смахивая слезы, эф-ми обняла девочку, а потом Хельга выбежала, обратившись кошкой. Она заметила кружащую в небе сову и побежала следом за ней, стараясь не отстать.
Дворец покорил девочку с первого взгляда. Когда они с тетей вышли из уютного трактира, где очень сытно поели, то за двумя поворотами узкой улицы города, открылся вид на необычное строение.
Оно располагалось на высоком холме. Черное с синим отливом здание было не мрачным, но величественным. Хельга сразу поняла, что это и есть - цель их путешествия. У девочки захватило дух от торжественной надменности дворца. Словно бы он сам говорил: тут живут могущественные короли. Золотые купола укрывали собой четыре башни, которые почти упирались в небо, и слепили оттуда глаза, как дополнительные солнца.
- Это, чтобы дворец был заметен и ночью, - подсказала Грейс, проследив за восхищенным взглядом девочки, - купола видны и в темноте. Если нет луны, то их освещают факелами. Идем, нельзя заставлять Его Высочество ждать.
По зеркальному полу было скользко идти, и Хельга боялась упасть, но старалась не подавать вида и выступать с достоинством, подражая тёте. Их шаги, казалось, громыхают под высокими сводами, отражаются от стен и бегут дальше по длинным залам дворца, опережая появление Деймов. Девочке было очень неуютно здесь. Она даже сделала пару шагов в обратном направлении, но не успела сбежать. Их появление заметил невысокий хмурый старик в ливрее темно-фиолетового оттенка и жестом пригласил подойти к нему. Тетушка оглянулась на Хельгу и её тонкие брови удивленно поползли вверх.
- Хельга, куда это ты собралась? - рассерженно прошептала Грейс и взяла девочку крепко за руку. Вместе они подошли к старику.
Тот держал в руках папку синего цвета. Он строго посмотрел на гостей и сухо не то поинтересовался, не то потребовал:
- Ваше приглашение.
Грейс порылась в кармане и протянула ему знакомый Хельге пакет.
Старик бегло ознакомился с содержимым конверта, сверился с тем, что написано в папке, утвердительно качнул головой:
- Идемте. Вас ожидают.

Разговор с повелителем длился совсем недолго, по крайней мере, Хельге так показалось. Когда они с тетей вошли в сопровождении старика в кабинет, Его Высочество рассматривал карту, развернутую на столе и совсем не обратил внимания на входящих.
- Мой господин, - учтиво обратился к нему старик, - вас просят об аудиенции...
- Да-да, Каруэл, - повелитель нехотя оторвал взгляд от карты, повернулся к гостям и поднялся из-за стола, - Можешь идти.
Старик очень тихо скрылся за портьерой, и вышел так, что его шаги совсем не прозвучали за дверью. Девочка удивленно обернулась, и захотела выглянуть, но побоялась привлечь внимание тети.
Принц поприветствовал дам и пригласил присесть на высокие стулья с изогнутыми спинками, что стояли у его стола. Сейчас Его Высочество был в таком же черном строгом костюме, как и на празднике, но без шляпы, и девочка смогла его лучше рассмотреть. Темные волнистые волосы, аккуратно зачесанные назад, открывали высокий лоб, тонкие черты лица повелителя, говорили о том, что он благородных кровей, а его красивые губы - неяркие, но и не бледные, снисходительно улыбались.
- Слушаю вас, - обратился он к Грейс.
Было такое чувство, что Его Высочество впервые видит Хельгу. Вероятно, он тоже хотел рассмотреть её получше. Его глаза оказались темно-синего, глубокого цвета, в них можно было утонуть, что Хельга и сделала. Она погрузилась в пучину удивительных глаз, которые скрывались под черными бровями и пушистыми ресницами, чуть загнутыми вверх. Девочка почти не понимала, о чем говорят тетя и повелитель, так как оказалась в полном оцепенении. До её сознания долетали лишь обрывки фраз: 'Да-да, конечно, не беспокойтесь. За вашей племянницей будет присматривать Каруэл ...' потом что-то рассказывала тетя, потом шли вопросы об образовании Хельги: 'Хороший диплом. Примерная ученица. Думаю, никаких трудностей не возникнет'... Она очнулась только тогда, когда тетя обратилась к ней:
- Хельга, ты остаешься здесь, а мне пора возвращаться домой. Теперь ты полностью подчиняешься воле принца и учишься таким достойным качествам, как послушанию, ответственности, терпению, выдержке - всему, что необходимо знать и уметь Хранителю мира, - Грейс замолчала, потом достала платок, смахнула с глаз едва наметившиеся слезы, - Я так горжусь тобой, девочка моя. Будь умницей.
Хельга пару раз моргнула и увидела, что в кабинете нет повелителя, он куда-то делся. Высокие окна от потолка до самого пола, освещали просторную комнату - в углу был камин, от него шло уютное тепло, рядом стояли пара кресел, у них - мягкий ковер, который так и хотелось потрогать. У противоположной стены несколько полок с книгами и тонкая доска, по виду такая же, как подарили Хельге, только гораздо больше, почти во всю стену. 'Зеркало мира, оно наверняка работает. Интересно будет посмотреть, если разрешат', - отстраненно подумала девочка, выслушивая Грейс.
- Тетя... а как же... а когда же я теперь увижу вас? - сердце Хельги сжалось тоской по дому и в очередной раз захотелось убежать из дворца. А еще она думала о том, что её подарки так и остались не разобранными и цветы на окне - забыла полить и ... - в голову лезли разные мысли, за которые девочка цеплялась как за спасительную соломинку, но все они были не достаточно вескими. Надежда на возвращение домой растаяла, как снег.
- Девочка моя, не беспокойся о пустяках, у тебя будут выходные, а может быть даже и отпуск. Известишь о прибытии, свистком пригласишь эф-ми, с ним отправишь мне записку, я буду ждать тебя, тогда все и посмотрим и сделаем. Это большое везение, что тебя сразу же взяли на службу, иногда приходится ждать недели. И не вздумай плакать! Эта такая честь - служить принцу.
Вошел повелитель и, улыбнувшись, отдал Грейс какой-то фолиант:
- Теперь, когда все формальности выполнены, я думаю, вы можете не беспокоиться о вашей племяннице.
- Да, Ваше Высочество.
- Хельга, вы можете с завтрашнего дня приступить к своим обязанностям, - обратился он к девочке, стараясь не смотреть ей в глаза. Видимо, повелитель знал о силе своего взгляда, - Каруэл вам все объяснит.
Аудиенция была окончена и Хельга с тетей вышли из кабинета, за дверьми их ожидал Каруэл.


Глава 18

Два месяца ежедневных пыток подходили к концу. Вначале Хельга переносила стойко все требования Каруэла. Слушалась его и выполняла все, что он говорил. Как же! Она ведь собиралась не ударить в грязь лицом. Доказать семье, что она достойна её. Грейс и Жило уверяли племянницу, что каждый из Деймов проходил службу во дворце. Светлые - в белом, темные - в черном, а серые там, куда пригласят. Служить Его Высочеству являлось честью, и не каждый Дейм её удостаивался. Пока в обязанности Хельги входила только корреспонденция - отправка и доставка срочных пакетов - можно было терпеть. Но за последние несколько дней Каруэл добавил обязанностей. Нужно было еще помогать ему в саду и кроме всего прочего теперь девочке самой приходилось заботиться о себе - причесываться, одеваться, умываться, мыть голову, следить за одеждой - а это ох, как и трудно. Самое главное - обидно. Хельга - Дейм, а не служка, но похоже, что об этом все напрочь позабыли. К слову сказать, Его Величество больше ни разу не пригласил девочку к себе в кабинет и даже ни разу за два месяца жизни во дворце, она его не видела.
- Зачем я здесь? - часто задавала себе вопрос Хельга, в очередной раз с пакетом срочной важности пересекая местность кошкой, пробираясь через подвалы, прыгая по крышам, выполняя приказы старика, - Неужели вот так вся жизнь пройдет, в поручениях?
Девочка очень скучала по дому, но даже свободной минуты на то, чтобы грустить или плакать у нее не имелось. Все время нужно было куда-то спешить, и даже во сне она бежала с пакетом в руке, передавала его очередному человеку в черном пальто, лицо которого пряталось за театральную белую маску, и возвращалась быстрее ветра назад, иногда прихватывая с собой ответный конверт.
- Сегодня не нужно никуда идти, поможете мне в саду. Надо срезать розы и отнести в комнаты, заменить цветы в вазах, - старик, которого за эти два месяца Хельга возненавидела всей душой, стоял в её комнате и с ленивой небрежностью наблюдал, как она заплетает волосы.
- А почему я?
- А почему не вы? - холодно ответит Каруэл и, развернувшись к двери, бросил через плечо, - В саду нужно быть через четверть часа.
- Слушаюсь, - громко ответила девочка, шепотом же зло добавила, - Облезлый бесхвостый ворон! Как же ты мне надоел, Кар-кар-каруэл, настоящий Караул!
Несмотря на недовольство, в указанное стариком время, она была в саду и послушно срезала большими ножницами колючие цветы. Со вторым главным помощником королевства мало кто мог поспорить, разве что только сам повелитель.
Но почему её так унижают? За что? Она же не прислуга! - обида сидела в душе.
А ночью болели исколотые пальцы и спина - нагибаться за день пришлось много. Выплакавшись в подушку, Хельга решила сбежать к тете и рассказать о том, как к ней относятся во дворце. Уж Грейс-то им задаст жару. Всем!
Едва лишь расцвело, как Хельга выбралась черной тенью за пределы дворца, а затем и города. Она очень торопилась домой. Не предупреждая, хотела поскорее оказаться там, где её любили. Она это знала.
- Моя госпожа! - Злата первая кинулась к еле живой кошке.
Без тетушкиных зелий, путь к дому оказался слишком утомительным, даже на превращение не хватило сил. Хельга рухнула у порога, почти без чувств. В первое их путешествие девочка подумала, что Грейс бережет себя и чтобы отдохнуть время от времени усаживается на сук того или иного дерева, оказывается, это ради Хельги были остановки.
Злата принесла миску с водой и налила в нее что-то из прозрачного бутылька, поставила перед кошкой. Та замурчала и благодарно лизнула эф-ми в нос. Вылакав воду, Хельга почувствовала прилив сил и смогла, наконец, стать собой.
- Злата, а где тетя?
- Её нет, моя госпожа. Со вчерашнего дня. Вы же не предупредили нас. Так неожиданно. Я очень скучала по вас, госпожа! - Злата и правда вся светилась от радости, порхая рядом.
- Я тоже скучала, - улыбнулась Хельга. - Злата, помоги мне, я хочу помыться.
- Слушаюсь, госпожа, - привычно отозвалась эф-ми и засуетилась, призвала других служек, дала им распоряжения, принялась заботиться о Хельге. Девочка еле сдерживала слезы. Так приятно было вновь оказаться в домашнем уюте и любви.
Уже засыпая, после сытного ужина, она услышала голос Грейс, тетя вернулась поздно и, видно, не в добром настроении.
- Так ты говоришь, она здесь?! Вот мерзавка!
Последнее слово волшебницы выбило из Хельги остатки сна. Так тетя её еще ни разу не называла. Значит, ей уже все известно. Девочка села на постели и приготовилась дать объяснения.
- Так вот ты где?! Жива и здорова, как вижу, - Грейс, будто грозовая туча заслонила собой дверь, лишь только не метала молнии. Девочке стало страшно, но все-таки она попыталась смягчить гнев тетушки:
- Тетя, я так соскучилась, что не утерпела и ... простите, что не предупредила вас.
- Не предупредила... не утерпела... что еще? - старуха увидела непонимание в глазах племянницы и чуть смягчила тон. - Ты хоть понимаешь, что на твои поиски поднято все королевство? Как ты могла уйти без разрешения?! Как?
- Я... я не могу больше там! Я не слуга. Я - Дейм, а меня заставляют служить, как эф-ми. Я не эф-ми!
- То-то и оно. Эф-ми могут гордиться собой. А вот чем можешь гордиться ты? Что ты сделала, чтобы доказать свое предназначение? Кто ты? Нежная избалованная особа, которая даже вымыться без посторонней помощи не в состоянии. Кто позволил тебе уйти? Как тебе можно доверить мир - если ты не в состоянии вытерпеть два месяца службы во дворце?
- Тетя, но я не нужна повелителю, - возразила девочка, чтобы хоть как-то защитить себя. - Я же только почту ношу и цветы поливаю!
- О, да! Этого мало?! Надо было еще заставить тебя чистить сапоги, разжигать камин и мыть посуду.
- Но почему? За что? Что я такого сделала?
- Сделала? В том-то и дело, дорогая, что ничего-то ты еще в жизни не сделала. НИЧЕГО! - Грейс гневно вышагивала по комнате, Хельга следила за ней, поглядывая из-под нависшей на глаза челки, которую давно следовало подстричь. - Ты должна научиться заботиться о себе, и лишь затем тебе можно доверить заботу еще о ком-то. Тебя посылают с важными поручениями уже два месяца - а ты выучила город? Знаешь хоть названия улиц, по которым бегаешь?
- Нет, - виновато ответила девочка. - А надо было их выучить?
- А ты как думаешь?! Неужели тебе - отличнице, надо все объяснять и разжевывать, как младенцу. На тебя надеятся, тебе верят, а ты? Ты всех подвела! И меня в том числе. Собирайся. Немедленно отправляешься во дворец!
- Нет! Никуда я не пойду! - возразила Хельга, - Я спать буду!
- Пойдешь! Побежишь, да еще и вприпрыжку. - Грейс в два шага оказалась у кровати племянницы, откинула одеяло и выхватила девочку из уюта теплой постели, но Хельга вырвалась и зашипела, обернувшись кошкой.
- Ах, вот ты как! Ну, смотри же, сама напросилась,- волшебница попыталась ухватить кошку за ухо, но та ловко вывернулась и кинулась к окну. Злата встала у неё на пути:
- Госпожа, стойте! Там же акация! Вы покалечитесь!
Хельга машинально отмахнулась от эф-ми, не успевая сообразить, что будучи кошкой теперь вместо рук имеет лапы с острыми когтями. Она услышала предупреждение Златы, и притормозила на подоконнике. Тут же почувствовала тетину руку на загривке. Хельгу легко подняли и сильно встряхнули:
- Посмотри, что ты наделала!
О, боги! Нет! Только не это! Её Злата, беззащитно раскинув руки, лежала на полу и раскрывала рот, будто рыбка, вынутая из аквариума. Левое крыло было сильно повреждено, на нем остался след от когтей.
- Злата! - Хельга обернувшись собой, кинулась к эф-ми, Грейс остановила её рукой.
- Нет. Не трогай её, только навредишь. Принеси воды.
Девочка повиновалась - ветром сбежала вниз по лестнице, зачерпнула чашкой холодную воду из ведра, потом подумала и прихватила с собой еще и чайник с горячей водой.
- Что-то случилось, юная госпожа? - встревожился Гел.
- Да. Там... Злата, - ответила, задыхаясь от бега и волнения Хельга, возвращаясь к лестнице. Гел перехватил у нее чайник из рук и помог поднять его в комнату.
- Моя госпожа, вам нужна помощь? - подал голос эф-ми, созерцая нерадостную картину.
Грейс подняла Злату в воздух перед собой и осторожно дотрагивалась до неё тонкой светящейся палочкой, которая меняла цвета от желтого, до ярко оранжевого. Злата не шевелилась, только редко тяжело дышала.
- Да, Гел. Подержи её крыло, мне нужно его осмотреть, - ответила волшебница и, не глядя на племянницу, дала новое распоряжение, - Хельга не стой как статуя, налей в чашку теплой воды, да неси сюда.
Хельга быстро выполнила, что от нее требовалось, подошла к тете. Глотая слёзы, осмелилась спросить:
- Она...выживет?
- Будем надеяться, - пожала плечами Грейс. Она добавила в чашу с водой какое-то снадобье, резкий запах заполнил собой комнату, - попробуем дать ей это лекарство. Если сможет его пить, то есть надежда, что к утру ей станет легче. Сильных повреждений я не нашла, несколько болезненных ушибов и крыло...
Хельга всхлипнула и зажала рот руками, огорченно посмотрела на свою эф-ми. Ведь если бы она только послушалась тетю, ничего бы не случилось. А сейчас из-за её глупости могла умереть Злата. Тетя же предупреждала о том, что эф-ми - хрупкие, но она же не хотела, не думала, что такое может случиться. Как жалко! Как несправедливо!
- Злата. Злата, девочка, ты слышишь меня? - позвала Грейс.
Златокудрая головка слегка качнулась в ответ.
- Слышит, - облегченно выдохнула Хельга, не замечая своих слез.
- Злата, нужно выпить лекарство, тебе станет легче. Помоги нам, мы хотим тебе помочь... нужно выпить лекарство, - повторила Грейс.
Не открывая глаз Злата послушно сделала глоток, а потом еще один. Гел придерживал ей голову, Грейс поила из чашки, а Хельга смотрела и желала только одного, чтобы её эф-ми выздоровела. "Звезда. У меня же есть звезда!" - вспомнила девочка и только хотела сбегать на чердак, как услышала тоненький голосок Златы, словно бы она прочитала её мысли.
- Не надо, госпожа... не сейчас...
- Злата, прости меня, Злата! - Хельга опустилась перед эф-ми на колени, та все еще висела в воздухе, вернее лежала в невидимой колыбели, которую устроила для нее Грейс.
- Все хорошо, моя госпожа... все хорошо, - Злата прикрыла глаза и задышала спокойно.
Лишь только эф-ми уснула, Грейс вывела племянницу из комнаты, они спустились в гостиную.
- Ты немедленно отправляешься во дворец. Я не потерплю никаких возражений. И еще - не появляйся на пороге моего дома, до тех пор, пока не наберешься ума.
Хельге оставалось только повиноваться. Она и так натворила бед, причинять новых беспокойств ей никому не хотелось.
Неожиданно раздался стук в дверь и как из-под земли на крыльце появился Жило. В доме Грейс не ждали поздних гостей.
- Жило? - удивилась волшебница. - Откуда ты здесь взялся, братец, да еще в такую пору?
- Не очень-то вежливо с твоей стороны так встречать гостей, с порога осыпаешь вопросами, как горохом. Нет бы покормить вначале дорогого брата. Кстати, я не один, со мной Габриэль.
- Проходите, - пропустила Грейс в хижину гостей.
Едва сдерживая слёзы девочка кинулась к Жило:
- Дядя!
- О, я вижу мы вовремя. Буря прошла или только началась? - гном обнял племянницу, заглянул в её мокрые глаза, - Что случилось, дитя? Мы так беспокоились о тебе, что решили лично убедиться в том, что с тобой все в порядке.
- Со мной в порядке, а вот Злата... - Хельга всхлипнула и прижалась к дяде, вздрагивая от нахлынувших рыданий. Габриэль и Жило переглянулись.
- Непоправимое? - встревожено обратился гном к сестре.
- К счастью, нет, - сухо ответила Грейс. - Я отправляю Хельгу сейчас же обратно, во дворец. Она осознала свою вину и больше не даст нам повода для беспокойств.
- Грейс, неужели нельзя дождаться утра? - укоризненно изрек Габриэль, - К чему эта спешка? Девочка так взволнована. Ей нужно отдохнуть.
- Хельга, милая, выйди с Габриэлем. Нам нужно поговорить с твоей тетей, - Жило передал всхлипывающую племянницу на попечение родственнику.
Они вышли за порог, в ночную прохладу. Девочка поежилась, и Габриэль запахнул её в свой широкий плащ.
- Так лучше?
- Да, - благодарно кивнула Хельга в ответ.
В компании молчаливого Габриэля время растянулось, как тесто под скалкой. Уже была глубокая ночь, а спать совсем не хотелось. Деймы присели на крыльцо и задрали головы, любуясь звездами. Те были в этот вечер такими близкими, будто небо обнималось с землей. Девочке казалось, что они шепчутся о чем-то своем на черном полотне небес и в свою очередь с любопытством рассматривают Хельгу и Габриэля.
Наконец, Жило вышел к ним и сказал, что утром сам доставит племянницу во дворец, а сейчас пора всем отдохнуть. Девочка поднялась к себе. Удобно устроившись под мягким одеялом, она долго смотрела на бледную, тихо спящую Злату, а потом провалилась в тревожный сон.


Глава 19

Уже две недели, как Хельга находится во дворце. Казалось бы, совсем ничего не изменилось. Ей даже не пришлось ни оправдываться, ни извиняться за свой проступок, Жило все уладил сам. Поручения остались прежними, распорядок дня тоже. Но изменилась Хельга. За эти две недели она стала взрослее и теперь старалась запомнить и заметить то, мимо чего беззаботно проходила раньше. Теперь она наконец-то поняла, в чем заключается её служба.
- Дейм должен уметь думать и принимать решения, сам видеть: где и в чем стоит применить свою силу. Сейчас же старайся запоминать мелочи - они важнее всего. Поручения даются не просто так, за каждым из них что-то есть. Если поймешь, получишь знания, придет время получишь и умения. Выучи город, запомни улицы и расположения домов, выучи всё, что есть во дворце, каждую комнату, каждого слугу - его обязанности, привычки, желания... - ты откроешь для себя много нового, научишься понимать и принимать мир таким, какой он есть. Будь терпелива, наблюдай и не спеши делать выводы. Запомни девочка, всему свое время. И еще - если сомневаешься в чем-то, хоть в самом малом - советуйся с семьей. С любым из нас, - Жило был строг и каждое слово звучало так, что не запомнить его девочка не могла.
Прощаясь, он поцеловал её в щеку и ни разу не обернулся. Она чувствовала вину и досаду на себя - подвела семью, оказалась глупой и недостойной. В тот же день решила измениться и доказать родным - она может быть другой, деймы могут гордиться новым Хранителем. Вот только выполнить свое решение было сложно.
В очередной раз, ворочаясь без сна, Хельга решила все-таки подняться и выйти из душной комнаты. Дворец протапливали только к ночи, но и этого было достаточно и даже иногда становилось слишком жарко, как и в этот раз. Октябрь оказался очень теплым, без проливных дождей и завывающих ветром гроз. Как будто лето решило повременить и не спешило уступать место осени. Даже трава еще во всю зеленела, а насекомые не спешили засыпать. Порой именно они и тревожили ночью, назойливо пища или жужжа возле уха, прерывая и без того беспокойные сны Хельги. Она выбралась кошкой и, мягко ступая, пробежала вниз по лестнице, проскочила вестибюль и уютно устроилась на своем любимом окне. Его плотно никогда не запирали, оставляя небольшую форточку раскрытой. Через нее Хельга иногда выбиралась во внутренний двор и поднималась вдоль стены северной башни на крышу дворца. Оттуда был виден весь город - трепетное чувство охватывало девочку всякий раз, когда она видела спящий мир вокруг себя. Словно бы она одна следит за ним и охраняет его от бед. Конечно, это было не так, но никто не мог помешать ей мечтать!
За окном светила луна и Хельга только приготовилась к прыжку, как услышала чьи-то шаги за спиной. Она обернулась, прижала уши, хотела тенью проскочить мимо.
- Не бойся меня. Пожалуйста, не уходи, - голос был тихим и просящим. Несмотря на шепот, Хельга узнала его. Повелитель. Это был именно он. В длинном байковом халате, по-домашнему немного растрепанный, в мягких тапках на босу ногу - уставший и мало похожий на того повелителя, принца, наследника, которого боялась Хельга и перед которым преклонялось королевство.
- Не уходи, - повторил он и подошел ближе, - мне тоже не спится. Я часто вижу тебя тут. Куда ты убегаешь ночами? Что делаешь там, за пределами дворца? Молчишь, - он провел рукой по её голове, нежно почесал за ухом.
Хельге стало настолько приятно и тепло от его ласки, что она неожиданно для себя издала громкий мурк.
Повелитель улыбнулся. Она не увидела, почувствовала, что он улыбается, хотя взволнован и чем-то встревожен. Черная кошка раскатисто замурчала и доверчиво потерлась о его руку головой.
- Пойдем со мной. Ты не против? - он взял её на руки.
Хельга не возражала. Она чувствовала, что принц нуждается в ней и от этого на душе стало светлее.

В его комнате неярко мерцали свечи. Большая высокая кровать под темным балдахином была расстелена и смята, одеяло, свесившись, касалось пола. Мягкие шкуры диких животных лежали под ногами и сверкали потухшими навсегда глазами. Хельга содрогнулась, принц заметил, погладил кошку по вздыбленной шерсти:
- Не бойся. Это просто шкуры. Побудь со мной. Хотя бы немного. Не знаю, кто твой хозяин, но думаю, он не станет разыскивать тебя ночью, а утром уйдешь, если захочешь...- повелитель вздохнул, - Когда-то очень давно у меня была подруга - черная пантера. Ты похожа на нее, будто уменьшенная копия... - он лег в постель.
Хельга удобно утроилась в изголовье и, продолжая мурчать, прикрыла глаза. Она осмотрела комнату внутренним взором - все в порядке. Каждый предмет стоит там, где и должен - ничего лишнего. Перевела взгляд на повелителя: а вот с ним что-то не то. Бурые пятна, как сгустки запекшейся крови, разрывали собой сияющую оболочку его ауры. Чья-то лютая ненависть пробивала его защиту. Повелитель слабел, но сам пока об этом не ведал.
Хельга переместилась к самому темному и густому пятну, мурча и успокаивая встревоженную душу Его Высочества, занялась лечением.
Он прикрыл глаза, расслабился и, уже засыпая, промолвил:
- Забавное совпадение... я до сих пор скучаю по ней.

Хельга, понимая, что её присутствие необходимо повелителю, стала навещать его каждый вечер в одно и то же время. Получилась своего рода традиция. Он ждал её и всегда находил ласковое слово для гостьи, а порой угощал её чем-нибудь вкусным, будь то сливки или миндальное печенье, которое Хельга-девочка терпеть не могла, но вот кошкой ела с большим удовольствием. Осторожно пробираясь в комнату Высочества, она осматривала все вокруг и лишь убедившись в том, что он один и свободен от дел - сразбегу запрыгивала ему на колени.

- Здравствуй, радость моя! Где бегала сегодня? - неизменное прикасание теплых ласковых рук к пушистой мягкой шерстке, легкое почесывание за ушком, затем угощение и разговоры ни о чем. Она привыкла к нему, своему большому другу, повелителю, принцу... она обретала с ним тепло, а ему становилось легче от нерешенных проблем. Быть Его Высочеством - нелегко. Груз ответственности за все королевство невидимой ношей давил на плечи, а во время сна беспокоил душу. Дружба с кошкой помогала принцу снимать с плеч напряжение минувшего дня. Играя с ней своим поясом или поглаживая рукой мягкую шерсть, ему становилось легче.
Но однажды вечером их встреча произошла по-другому. Хельга стразу почувствовала тревогу, какое-то внутреннее предупреждение. Будто бы воздух вокруг изменился, стал напряженным и тяжелым, как перед грозой. Она нерешительно остановилась у знакомой двери за портьерой, повела чутким носом, насторожилась... посмотрела по-другому, но ничего подозрительного не увидела и тихо проскользнула в чуть приоткрытую дверь. Аль Ференс Диа, её повелитель, стоял посреди комнаты и что-то пил из большого серебряного кубка. Никогда раньше Хельга не замечала за принцем пристрастия к крепким винам, а тут... она сразу поняла, что это не обычное вино, которое подают к обеду. Её господин едва стоял на ногах, покачиваясь, будто тонкое деревце на ветру.
Взгляд принца - пугал, почти безумный, ушедший глубоко в себя... Хельга попятилась и уже развернулась к выходу, потому что ей очень не хотелось проводить вечер в компании нетрезвого повелителя, но её заметили:
- А-а-а, вот и ты... кошка, проходи, - махнул он рукой. - Ну, что замерла? Кис-кис-кис... иди же ко мне! Кис-кис-кис...
Хельга не знала то ли ей бежать сломя голову подальше, то ли подойти к принцу на свой страх и риск. Повелитель присел перед кошкой и поманил к себе. Она неуверенно сделала шаг в его сторону, постояла, внимательно поводила ушами, принюхалась, подергала нервно хвостом. Опасности вроде бы не было, но отчего-то все-таки хотелось убежать, а не приблизиться. Неловкая ситуация затягивалась. Хельге странно было видеть господина в таком состоянии. Она подошла к нему потерлась о ноги, заглянула в безумные глаза. Он провел рукой по её шубке как обычно, но немного небрежно, потрепал кошку по голове:
- Умница, девочка... не предала... даже такого, - повелитель взял кошку на руки, прижал к себе, уткнулся носом в её макушку. - Спасибо.
Пошатываясь, они подошли к кровати, там он выпустил гостью на не разобранную постель. Сам тяжело опустился рядом с кошкой на бархатное покрывало, касающееся пола, провел руками по уставшему лицу, расстегнул ворот рубашки, горько вздохнул. Хельга подошла, пристроилась возле господина, чуть прикрыв глаза, приготовилась слушать.
- Тяжело мне, девочка. Так тяжело... и некому высказать свою боль, а носить в себе уже нет сил, - принц поник головой и замолчал, сжал кулаки. Потом он резко поднялся, сделал пару шатких шагов к окну, остановился. Немного постоял, что-то высматривая в темном небе, затем вернулся, едва не упал, но удержался за кровать, сел. Медленно, будто вытягивая каждое слово из себя, продолжил, - Отец болен... и не может руководить королевством, как прежде. А я - наследник, но не по рождению...
Свет плавно танцевал в тяжелых канделябрах, тени медленно крались по стенам, рисуя пред взором кошки жизнь её повелителя.
Тайна открывалась постепенно и так же постепенно сердце Хельги заполнялось сопричастностью и пониманием. Она еще больше привязывалась к господину, с каждым оброненным им словом - он становился ближе для нее и роднее. Оказывается, у Аля Ференса имелся брат, который по праву рождения являлся наследником темного королевства. Но что-то произошло между королем и его старшим сыном, разразилась страшная ссора. Аль в тот момент гостил в светлом королевстве и узнал о случившемся лишь по возвращению. Принц - Юс Ференс Диа покинул родные стены дворца в неизвестном направлении, а его отец объявил младшего сына повелителем темного королевства мира грез.
- От брата очень долго не было никаких вестей, теперь он мстит. Им руководит обида, а страдают жители моего королевства - от неизвестных болезней, гибели скота и урожая. Юс объявился несколько месяцев назад, и теперь нет ни одного дня, в котором не случалось бы какого-то несчастья среди моих подданных.


Глава 20

Раннее солнце скользнуло блеклыми лучами по усатой морде. Кошка приоткрыла один глаз. Пора уходить. Она легко выскользнула из рук спящего повелителя и спрыгнула на пол, медленно вытягивая лапы - потянулась, прошлась до двери.
- Хельга, - послышался голос за спиной.
Кошка насторожилась, замерла и нерешительно обернулась: "Неужели он знает? Знает, кто на самом деле выслушивает его по ночам, кто делит с ним радости и горести вот уже несколько месяцев? И что же теперь, неужели разоблачение?"
Повелитель спал, обнявшись с подушкой. При этом его ровное дыхание и сладкое посапывание говорили о том, что сон был крепким.
"Послышалось", - убедила себя кошка и выскользнула за дверь.
Уже после превращения в девочку, Хельга поняла, как сильно устала за прошлую ночь. Принц уснул лишь под утро, и ей тоже пришлось бодрствовать почти до рассвета, а потом крадучись возвращаться в свою комнату, чтобы её никто не заметил из слуг. Едва она умылась - кувшин с водой, высокая чаша и чистое полотенце всегда находились на месте; слуги во дворце были неслышимыми, невидимыми и вышколенными так, что об их присутствии можно было догадаться лишь при виде необходимых ежедневных мелочей - и причесала взлохмаченные волосы, как пришел Каруэл со списком важных дневных поручений.
- Что-то вы сегодня бледны? Не заболели? - поинтересовался старик, когда были оговорены все мелочи, касающиеся списка неотложных дел.
- Нет-нет. Со мной все в порядке, - поспешила ответить девочка.
Она не хотела, чтобы кто-то догадался о её ночных прогулках, да еще в компании повелителя. Это была тайна, которая согревала Хельгу в минуты отчаяния. Если бы она не знала, что нужна Принцу, что является для него другом, то ей гораздо сложнее жилось бы во дворце. А так даже трудные поручения и обязанности исполнялись легко, будто за спиной у девочки имелись крылья - казалось, что она летает - настолько расторопно теперь выполнялись все поручения. Каруэл все чаще оставался довольным и порой даже хвалил её за старания. Повелитель ни разу так и не поговорил с Хельгой-девочкой, словно её и не существовало для него вовсе. Но всегда радовался появлению в его комнате черной кошки. Это было странным, но постепенно она привыкла и решила не выдавать себя принцу. Раз ему нужна кошка - пусть будет так. Двойная жизнь имела и свои плюсы. Вторая сущность давала возможность незаметно выбираться за стены дворца и изучать округу, а еще тренировать волшебство. Ведь сила и ловкость кошки напрямую зависели от магических навыков Хельги.
Теперь юная дейм знала все улицы города не только по расположению, но и по названию и ей не составило труда разнести конверты по адресам, указанным в списке. Затем она забежала в текстильную лавку, забрала сверток - довольно увесистый, будто в него была завернута не ткань, а плоский камень и поспешила во дворец. Совершенно неожиданным для нее оказалась встреча с Габриэлем на одной из узеньких улиц городка. Он выплыл из ниоткуда среди горожан, те днем часто запруживали улицы: кто с товаром спешил на рынок, кто в бакалею, мастерскую или какую-нибудь лавку... у каждого свои заботы, Хельгу они не интересовали. Волшебник знаком приказал девочке молчать. Она прошла мимо него, как незнакомка, а через два дома, он выловил её сам:
- Скорее отдай мне сверток и быстро превращайся в кошку, - прошептал волшебник, загораживая девочку широким плащом от снующих вокруг прохожих. Хельга не посмела ни возразить, ни ослушаться. Уж очень ей не понравился встревоженный тон старика. Габриэль не стал бы шутить, значит, ей угрожала реальная опасность.
Волшебник подхватил кошку на руки и укрыл в складках одежды. Со стороны казалось, что он наклонился проверить шнурки на ботинках и, убедившись, что с ними все в порядке, поспешил дальше по своим делам.
- Слушай внимательно, девочка: королевству угрожает огромная беда! Болезни и мор скота - это только начало. Передай повелителю - сегодня вечером соберется совет старейшин, принц Аль Ференс Диа должен там быть обязательно. Иначе - будет слишком поздно! Ты поняла меня? - голос Габриэля звучащий внутри Хельги вдруг смолк.
"Он ждет ответ... как же ему сказать? Кошки умеют только мяукать, но нельзя же..." - мысли быстро пронеслись в голове девочки.
- Почему молчишь? Ты поняла, что должна передать повелителю? - вновь вторгся в её сознание Габриэль.
- Да, - само собой вырвалось у девочки и получилось - волшебник услышал её.
- Умница. На следующем перекрестке разойдемся - оставайся кошкой и беги во дворец со всех лап. Так надо. За сверток не переживай, скажешь Каруэлу, что я его сам забрал, он все поймет, - с каждым словом Габриэля они приближались к месту расставания. Старик погладил Хельгу по голове. - Приготовься! Беги!
Хельга кинулась со всех лап в одну сторону, а волшебник в другую, но через миг кошку догнал ледяной ветер, вздыбил ей шерсть на загривке, будто подгонял. Она поежилась и оглянулась, Габриэля же и след простыл.
Вернувшись во дворец, в первую очередь Хельга разыскала Каруэла, тот отдавал какие-то распоряжения повару.
Не смотря на то, что старик являлся вторым помощником и "левой рукой" повелителя, он еще и руководил всем, что происходило во дворце. Иногда девочка не могла понять, как ему, уже довольно немолодому удается держаться на ногах до позднего вечера и следить за тем, что творится вокруг не только в королевстве, но и на дворцовой кухне.
Первого помощника повелителя Хельга ни разу не видела, но много слышала о нем от Каруэла и знала его имя - Теодор Фабиан Лэй. Между слуг и придворных поговаривали, что он состоит в родственных связях с отцом Аля Ференса Диа и является скрытным и очень неприятным типом.
Хельге было все равно, кто состоит на службе у её повелителя, лишь бы они оказывали нужную и своевременную помощь в руководстве королевством. Ведь теперь и она была посвящена в некоторые тайны и интриги витающие вокруг принца и двора. Конечно же после откровений повелителя, не думать о его словах она не могла и переживала всей душой, будто бы ей подвластно было исправить все беды, что навалились за последнее время на тёмное королевство.
Девочка доложила Каруэлу о выполненных поручениях, упомянула также о Габриэле. После чего у второго помощника брови забавно полезли вверх и соединились домиком на лбу, но он промолчал и, больше ни про что не расспрашивая, отпустил Хельгу.
Прошмыгнув в свою комнату, девочка перевела дыхание и только тогда поняла, что у нее не осталось больше никаких сил. Превозмогая себя она сделала пару шагов и рухнула на не разобранную постель, моментально провалилась в тревожный сон.

"Беда... беда... грозит беда..." - гулко звучали слова Габриэля в Хельгином полусне, но она никак не могла проснуться. Даже пошевелиться не получалось, будто окутанная невидимыми путами, не могла вырваться из странного оцепенения.
Когда девочке удалось открыть глаза, она увидела в распахнутое окно, что солнце уже сползает за купол западной башни.
"Сегодня вечером соберется совет старейшин, принц Аль Ференс Диа должен там быть обязательно. Иначе - будет слишком поздно!" - слова Габриэля вновь побуждали к действию, но у Хельги, как и прежде - совсем не имелось сил.
- Он должен узнать, надо встать, надо... - губы не слушались, слипались. Не то, что закричать, но даже связно высказать свои мысли не выходило.
" Что же делать? Какой-то... морок... Точно! На меня наложили заклятье", - догадалась Хельга и поняла, что без посторонней помощи не справится. Она успокоилась и сконцентрировала сознание. Ей удалось подтянуть серебряный свисток к губам и подуть в него. Но это отняло последние имеющиеся у девочки силы, и она провалилась в забытье.

- Госпожа! Госпожа! Вы слышите меня?! - тоненький очень знакомый голосок проник в затуманенное сознание Хельги.
- Да... - еле выдавила из себя такое простое слово, открыть глаза в этот раз она не смогла.
- Сделайте усилие, госпожа. Вам нужно проглотить всего несколько капель микстуры и вам сразу станет легче. Глоток, пожалуйста, постарайтесь, всего один глоток...
И Хельга постаралась. Она никогда не думала, что так трудно будет это сделать. По сухому как песок горлу прокатилась какая-то слизь и застряла - сглотнуть её не получалось, а рвотный позыв заставил даже выплюнуть неизвестную противную жидкость.
- Госпожа, надо попробовать еще раз, пожалуйста, постарайтесь, - снова Злата уговаривала её.
Хельге так хотелось увидеть эф-ми, так хотелось поговорить с ней, что пересиливая отвращение, она все-таки сглотнула неприятные капли.
По телу сразу пробежали тысячи иголочек, постепенно возвращая чувствительность. Девочка смогла, наконец, разлепить непослушные веки. Злата сидела рядом с ней и сосредоточенно что-то подсчитывала на счетах, одной рукой она при этом держала Хельгу за кисть. А вокруг суетились рабочие эф-ми, выполняя распоряжения Златы.
- Корень женьшеня не забудь, Соня, и медленно помешивай, не спеши. Карлита, Анита, вы проверили вещи госпожи? Хлоя, Сэд, опрыскивайте всю комнату от пола до потолка. Тор, Леот, где книга заклинаний? Несите скорее сюда! - раздавался строгий звонкий голосок, по которому девочка очень скучала.
Хельга откровенно любовалась своей служкой. Злата в синем платье и собранными на затылке локонами, подвязанными лентой того же цвета, была невероятно симпатичной и деловитой. Она полностью выздоровела, тетя сообщила об этом сухо в письме еще два месяца назад, но увидеться до этого времени у них пока не выходило.
- Злата, как же я рада тебе! - удалось произнести вслух, губы снова слушались.
- Моя госпожа! Вы так напугали меня... как же так неосмотрительно? Неужели вы не проверяете напитки, которые пьете? - покачала эф-ми головой, выпуская руку госпожи и пряча в карман счеты.
- Напитки? - и тут девочка вспомнила, как в текстильной лавке, запыхавшись, попросила стакан воды. - Так неужели... текстильщик враг?
- Моя госпожа! В такое время никому нельзя доверять, даже собственным рукам, которые тоже - да-да! - могут быть непослушными!
- Злата, меня так запросто отравили. О, боги! Я так ничему и не научилась! - воскликнула Хельга, прикусив губы с досады.
- Моя госпожа, нельзя всего предугадать. Это невозможно. Но нужно постараться быть бдительными и внимательными к мелочам. Сейчас трудное время. Очень трудное. Нужно постараться. Закройте глаза. Мы еще не закончили очищение.
- Злата, надо побыстрее, мне нужно увидеть повелителя, это очень важно...
- Да-да! Госпожа, я знаю! Закройте глаза!

Хельге пришлось повиноваться и уже через четверть часа, к ней вернулись прежние силы. Попрощавшись с эф-ми, девочка пообещала Злате, что будет осторожной и со скоростью ветра побежала разыскивать повелителя.
Аль Ференс Диа , к счастью, находился во дворце и вел беседу с важными господами в большой круглой зале, где обычно проходили государственные разговоры. Об этом Хельге любезно подсказал мальчик-посыльный, с которым она случайно столкнулась в вестибюле.
- Ты кто такой? И что тут делаешь? - удивилась она незнакомцу.
Парнишке на вид было лет семь-восемь - невысокий, худощавый, с вихрами непослушных светлых волос и озорными синими глазами - в довольно опрятном черном костюме, он не был похож ни на просящего, ни на вора, стало быть, являлся чьим-то слугой.
- Я... я с господином, - растерялся вначале он, но потом понял, что опасаться нечего и уже спокойно ответил на заданный вопрос, - Керт Зим, госпожа, посыльный. Жду моего господина.
- И кто твой господин? - продолжила расспросы Хельга.
- Министр северной границы королевства, - выпятив нижнюю губу, гордо выпалил мальчишка.
- А где сейчас твой господин?
Тут Керт переступил с ноги на ногу, и чуть подавшись к Хельге, прошептал:
- Он у самого - ПОВЕЛИТЕЛЯ! В кабинете. Там большой совет.
- А-а, понятно, - кивнула Хельга и показала рукой на высокую дверь за спиной Керта, где, вытянувшись в струнку, стояли два лакея в строгих черных ливреях, - Там?
- Ага.
- Умница, Керт. Сладкого хочешь? - при мысли о еде, юная дейм чуть не поперхнулась слюной, она сегодня и крошки во рту не держала, но ей удалось возобладать над собой.
- Да, хочу, - облизнулся мальчишка и доверчиво улыбнулся Хельге.
- Идем, - она провела его на кухню и усадила за столик в углу, где иногда обедала. Поварята засуетились возле нее, но на этот раз нужно было накормить гостя и отвлечь его от недавнего разговора. Чтобы он и думать о Хельге забыл, она передала его на попечение повара. - Угостите его чем-нибудь необычным. Этот господин - большой сладкоежка.
- Будет исполнено, госпожа! - широко улыбнулся ей главный повар Бавур - невысокий, коренастый, с большими сильными руками - опытный и мудрый он-то уж понимал, что неспроста мальчишку увели с глаз на кухню и принялся от души потчевать гостя.
Хельга незаметно вышла и, обернувшись кошкой, бросилась со всех лап к зале, время немилосердно убегало от нее, а повелитель все еще не был уведомлен о совете старейшин.
Её, конечно, не пропустили бы на место встречи таких важных особ, как министров, советников, помощников повелителя... но она резво проскочила под ногами лакеев и с разбегу толкнула лапами массивную дверь. Быстренько просочилась бочком в узкую щель, опрометью бросилась под круглый стол, за которым сидели господа, и забралась на колени Алю Ференсу, скрываясь от погони не очень-то расторопных охранников.

Глава 21

Лакеи не посмели ворваться в залу и лишь прикрыли за кошкой плотнее дверь, а важные господа, казалось, ничего не заметили или не подали вида. Лишь только повелитель был сердит. Хельга почувствовала его ладонь и нервные пальцы на своем загривке да приготовилась получить трепку. Ведь это так невежливо с её стороны - выпускать когти и вцепляться ими в дорогую ткань, из которой сшит костюм принца - но вопреки ожиданиям, кошку лишь потрепали за ухо и немного придавили к себе, не давая шанс на побег. Она и не собиралась никуда убегать, удобно устроилась и прикрыла глаза, почти не прислушиваясь к ведущемуся разговору об укреплении границ королевства.
"Что случилось? Зачем ты здесь?" - раздался в сознании Хельги голос повелителя, хотя сам он в этот момент давал распоряжения притихшим министрам.
"Надо ответить..." - Хельга сделала несколько попыток, но, похоже, что принц её не услышал, через время раздалось снова:
"Я не могу рыться в ворохе твоих мыслей, чтобы найти нужный для меня ответ. Сосредоточься и отвечай - ДА, либо - НЕТ, так будет проще понять. Случилось что-то важное?" - Хельга почти догадалась, что нужно делать - мысленно ответить, четко, стараясь ни о чем другом при этом не думать.
- Да.
- С тобой?
- Нет.
- Вопрос государственной важности?
- Да.
У нее получилось. Повелитель "принял" её ответы, при этом он продолжал поддерживать беседу с о своими советниками и министрами, не выпадая из сути разговора. Хельга же, наоборот, никого кроме Аля Ференса не слышала, будто они находились совершенно одни.
"Подожди меня на балконе, я освобожусь через полчаса часа, тогда и поговорим" - донеслись последние слова принца, и кошка осторожно спрыгнув на скользкий пол, крадучись пробралась на балкон через приоткрытое окно. На улице по-прежнему было тепло.
Где-то далеко на небе собирались тучи и серыми тугими валунами перекатывались, шлейфом несли за собой плащ дождя. Оттуда же долетал и свежий ветер, теребил шерсть лениво развалившийся на перилах балкона кошки. Она тревожно поглядывала на тучи и чуть вращала острыми ушками, ожидая повелителя.
'Как же я ему расскажу? Ментально? О, боги! Ну почему я такая тупица! Надо было лучше тренироваться, сдала экзамен и успокоилась... эх, я!' - упрекала она себя. Но теперь-то переживать было поздно. Злата больше не подстраховывала, а свои знания без тренировки оставались лишь знаниями, но не умениями. Не то, чтобы Хельга ленилась, нет. Просто расходовала свою энергию не на ту магию, не умела она пока определять главное...
Мягкие шаги за спиной и теплый, встревоженный голос:
-- Что случилось? Что ты хочешь мне сказать?
Она поднялась, подошла к нему и потерлась об ноги, не зная, как же передать важную информацию. Он догадался, провел рукой по её голове, присел, притянул кошку к себе и заглянул в зеленые глаза своей любимицы:
- Я знаю, кто ты, девочка. Можешь не бояться. Чтобы нам поговорить, тебе нужно стать Хельгой.
Кошка фыркнула и вырвалась из рук повелителя.
'Знает. Все-таки знает...' - её почему-то охватило смущение.
- Сердишься? Я понимаю, - он отошел в сторону и отвернулся, заложив руки за спину, перебирая в пальцах свою любимую трость. - Но сейчас, я думаю, не время для обид и объяснений. Превращайся. Я жду.
Она так давно знала принца не только как повелителя, но и как друга. Сейчас же робела перед ним и испытывала неловкость. Медленно сделав круг, потянулась и стала собой.
- Мой господин, - произнесла тихо, но он едва заметно вздрогнул, словно услышал резкий звук.
Принц повернулся к девочке:
- Слушаю вас, госпожа д` Аймон, - произнес сухо и холодно, сразу же выстраивая стену между ними: он - повелитель, она - его подданная.

Хельга передала Алю Ференсу разговор с Габриэлем, принц сдержанно выслушал и, поблагодарив, быстро вышел. Он дал распоряжение заложить экипаж и спешно покинул пределы дворца в черной карете. Девочка видела, как та отъезжала от крыльца, когда вышла следом за принцем в вестибюль. Остановившись у окна, Хельга долгим взглядом провожала своего повелителя. В душу закралась тревога и странное предчувствие, как будто они расстаются навсегда.
Повелитель вернулся уже под утро. Хельга спала, но услышала его шаги и поспешила встретить. Уставший и какой-то опустошенный он стоял в своей комнате у окна в той же самой позе, что и вечером, когда они виделись в последний раз. Принцу было очень плохо, какая-то боль поселилась в душе и теперь мучила. Девочка видела это, но пока не знала, как помочь. Кошкой она запрыгнула на широкий подоконник и громко муркнула, привлекая к себе внимание господина.
- Здравствуй, - вздохнул он, погружая руки в мягкую шерсть, - Почему не спишь? Меня ждала?
- Мрявк, - последовал ответ кошки.
- Дела плохи, девочка. Очень плохи... есть только один выход, - принц замолчал, ласково потрепал кошку за ухом, - И он - единственный. Совет принял решение, я повинуюсь ему. Чтобы укрепить границы тёмного королевства и вернуть ему былую мощь... его нужно объединить... со светлым. Слияние. Слияние неизбежно и это меня тревожит. Чрезмерно тревожит.
Аль Ференс взял кошку на руки и подошел к столу, налил ей из высокой крынки свежего молока:
- Не откажешься? - спросил тихо, будто боялся услышать отрицательный ответ. Все-таки каждодневный ритуал, заведенный между ними, нравился Его Высочеству не меньше, чем Хельге. Девочка отметила это для себя, но её продолжал беспокоить вопрос: почему же принц был так холоден с ней вечером?
Черная красавица благодарно лизнула господина в руку, но лакала неспешно. Ей нравился вкус лакомства, но Хельга хорошо поужинала, и сейчас ей совсем не хотелось есть. Закончив с угощением, кошка вылизалась и вновь прыгнула на руки к повелителю, поблагодарить раскатистым мурлыканьем за заботу.
Аль Ференс был слишком погружен в свои тяжелые мысли, но вдруг встрепенулся и выпроводил Хельгу за дверь:
- А теперь иди спать, девочка. Мне нужно побыть одному.
Кошка недовольно дернула хвостом и побежала к себе. Обернувшись девочкой, она немного успокоилась, забралась в остывшую постель и решила последовать совету повелителя. Закутавшись в одеяло, Хельга вскоре уснула.

Утром юная дейм узнала о предстоящей свадьбе Аля Ференса с принцессой светлого королевства и ей стало понятно, про какое "слиянии" говорил принц.
- Не может быть... - прошептала девочка, присаживаясь на стул перед зеркалом. Новость для нее пришла вместе с Каруэлом и списком дел. Нужно было разнести приглашения на церемонию, которую наметили на конец недели.
- Почему же не может? Принц уже довольно в зрелом возрасте, как-никак шестой век идет и принцесса, пусть немного в юном возрасте, ей чуть больше века, но она прекрасная партия, да и судьба королевства должна быть превыше собственных желаний.
- Так повелитель же не любит её? Как же можно жениться?! - воскликнула Хельга.
У нее в голове не укладывалось, как можно связывать свою жизнь с тем, кого не любишь, не знаешь. Неужели возможно с чужим существом, быть может даже неприятным, делить свой мир? Навсегда быть вместе? Зачем?
Видно, её мысли легко прочитывались, Каруэл, презрительно поджав губы, произнес:
- Глупая вы еще, госпожа Хельга. О! и не надо на меня так смотреть! Юная вы и жизни не знаете. Любовь... что такое любовь? Накал эмоций, страстей. А для королевства важно нечто другое.
- И что же это? - фыркнула Хельга, поднимаясь со стула. Она подправила прическу и повернулась к Каруэлу.
- То чего у вас я пока не наблюдаю, - довольно усмехнулся тот, - Мудрость. А теперь раз вы пришли в себя, займитесь делом.
Он всунул опешившей девочке в руки увесистую папку и торопливо вышел, пока она не нашла, что ответить. С чем-с чем, но вот с ответами у юной дейм всегда было тяжело. Пока она подумает, собеседник уже успеет сменить тему разговора.
- У меня есть мудрость! И даже больше, чем вы думаете... - ответила в закрывшуюся дверь и вздохнула. Хельга не обиделась на старика, наверняка, у него еще имелось множество дел, как и у всех обитателей дворца.
Известие о свадьбе повелителя не то, чтобы огорчило девочку, скорее вывело из равновесия. Привычный мир решил измениться, а она не успела подготовиться к его переменам. О возрасте Аля Ференса Хельга не знала, но почти не удивилась, предполагала, что-то подобное. Зная о том, что деймы живут намного дольше, чем обычные граждане королевства, догадаться о том, что повелитель тоже не простой смертный было совсем не сложно.

Свадебная церемония прошла в замке, находящемся на границе обоих королевств. Вопреки ожиданиям все прошло довольно гладко. Среди приглашенных гостей самое почетное место занял отец Аля Ференса, прежний повелитель темного королевства - Ференс Соэль Диа. Хельга впервые увидела этого высокого, полного достоинства, седовласого, некогда очень мудрого и справедливого правителя.
'Интересно, а сколько ему веков? Выглядит очень даже неплохо, не хуже, чем моя тетка' - пробежали мысли в голове у черной кошки, и она мельком взглянула на Грейс, а потом вновь засмотрелась на принца и его отца.
Даже отошедший по собственной воле от государственных дел, Ференс Соэль Диа вызывал уважение и преклонение перед собой всех, кто присутствовал на венчании. Его приветствовали низким поклоном, так же как и правителя светлого королевства, отца Ангелины Люции Лайт - избранницы повелителя. Больше всех Хельгу интересовала именно эта златовласая девушка, которая по воле судьбы теперь являлась её госпожой.
- Зависть - не лучший советчик!
- Жило, отстань! - огрызнулась Хельга.
Дядя бесцеремонно влез в её мысли. Теперь и она освоила это умение и могла спокойно беседовать с гномом не привлекая к себе постороннего внимания.
- Ты же в принцессе сейчас дырку сделаешь! Отведи же от неё взгляд, неужели по мне нисколечко не соскучилась, а? - посмеивался Жило.
- Соскучилась, конечно. Только скажи, почему она? Почему именно она? Ведь совсем даже не красивая, нисколечко...
- Ревнуешь?
- Вот еще! - фыркнула кошка и переместилась поближе к Грейс, избегая неприятного разговора, но голос гнома и там её настиг.
- Я вижу в тебе большую привязанность. Это неплохо. Совсем не плохо. Девочка, дейм - это тень повелителя, вернее, его многочисленные тени... мы помогаем, но не главенствуем. Власть не для нас. И любовь тоже. - назидательно наставлял Жило племянницу, но она лишь морщилась, не принимая его слова всерьёз, - Она еще ни разу ни одного из нас не сделала счастливым. Так что забудь и не грусти! Выше нос, девочка!
- А я его и не опускаю, а вот ты лезешь, куда не просили! - рассердилась Хельга на прозорливость дяди. - Просто, теперь она мною командовать станет, а я не хочу ей подчиняться.
- И не надо. Ты - дейм. Твое предназначение первое и самое важное - служить повелителю. С этим ты вроде бы неплохо справляешься. А его супругу нужно уважать, не более того, если конечно, сама не захочешь стать и её тенью, - подмигнул гном, подбоченившись.
Кошка ничего не ответила, она продолжала следить за гостями, церемония подходила к концу.
Аль Ференс Диа и Ангелина Люция Лайт поцеловались под громкие аплодисменты гостей.
- Свершилось... - пробежало шорохом по зале. А вокруг новобрачных теперь оказались только серые оттенки.

Глава 22

Как и предвещала Грейс, в семье повелителя через некоторое время появился малыш. С рождением наследника забот у Хельги добавилось. Если раньше она по большей части была предоставлена самой себе, то сейчас все свободное время кошка дарила сыну Аля Ференса.
После свадьбы у неё остались дружеские отношения с повелителем, и даже с его супругой они теперь ладили. Но в самом начале, едва молодая госпожа переступила порог дворца, мир вокруг стал меняться и очень быстро. Везде и во всем стала чувствоваться женская рука, во дворце появились внешние изменения, кроме того, что черные оттенки стали серыми, еще и прежние шторы убрали и портьеры теперь имели белоснежный вид. Ко всему прочему, повсюду появилось множество ненужных милых мелочей, а госпожа Ангелина постепенно прибирала дворец к своим рукам, но повелитель, казалось, ничего не замечал.
Не смотря на то, что Ангелина Люция Лайт произвела хорошее впечатление не только на всех придворных, но даже на слуг, Хельга старалась не попадаться ей на глаза лишний раз. И чувствовала холод, который шел от госпожи, когда они встречались хоть на миг.
Однажды утром принцесса без предупреждения появилась в комнате Хельги. Девочка уже собиралась спуститься на завтрак, как путь ей преградили самым бесцеремонным образом. В комнату впорхнула, чуть не пылая от гнева, супруга повелителя и уставилась на Хельгу леденящим взглядом синих глаз.
- Так вы и есть Хельга д` Аймон? - принцесса обошла вокруг девочки и остановилась напротив нее. Они были почти одного роста, только фигурка у госпожи Ангелины была привлекательной и, верно, притягивала к себе взгляды мужчин. Хельга же выглядела пока не распустившимся цветком, немного угловатым, с едва наметившимися задатками женственности.
Девочка молчала, в свою очередь, внимательно разглядывая госпожу Лайт. Белоснежные, местами золотистые волосы принцессы, завитые в тугие локоны, спускались с плеч и доходили ей почти до пояса.
"Странно, двухцветные... - думала девочка, - А глаза красивые... очень... "
- Я задала вопрос, - напомнила о себе принцесса, нетерпеливо перестукивая каблучками.
- Вы знали в чью комнату идете, - ответила Хельга, пожимая плечами, - к чему тогда задавать вопросы?
- А ты не глупа, - фыркнула Ангелина и добавила. - Так вот, любезная Хельга. Я очень вас попрошу покинуть пределы дворца, сегодня же!
- Это еще почему?
- Потому что я так желаю. Я хозяйка. И я приказываю!
- Я не подчиняюсь вам. И вы мне не хозяйка.
Принцесса посмотрела так, что сердце Хельги упало в пятки от одного только взгляда.
- Если я только захочу, деточка, от тебя даже пылинки не останется. В один миг исчезнешь и никогда уже не сможешь воскреснуть, как бы ни старались твои родственники, назад тебе уже не вернуться. НИКОГДА! - волосы принцессы развивались от невидимого ветра. От нее повеяло ледяным холодом. Хельга даже поежилась и потянулась за шалью, чтобы укрыть плечи.
- Чем же я так провинилась перед вами, госпожа Ангелина? Мы ведь едва знакомы.
- Зато вы очень хорошо знакомы с моим супругом, - госпожа взяла себя в руки и произнесла сдержанно, скучающим тоном, - Запомни, сегодня же ты должна уехать так далеко, чтобы я никогда больше тебя не видела.
С этими словами принцесса резко развернулась и процокала каблучками к выходу. Там она обернулась еще раз на Хельгу, смерила её взглядом и выскользнула в коридор, с силой захлопнув за собой дверь.
Девочка передернула плечами:
- Подумаешь! Никуда я не поеду!
Неприятный визит, правда, совсем испортил настроение и есть расхотелось. Хельга оделась и вышла на улицу.
За последнюю неделю заметно похолодало, и легкая изморось навевала мысли о том, что вот-вот наступит зима.
"Она просто ревнует! - догадалась Хельга вспышке гнева Ангелины, и стало немного легче, - Значит, любит. По-настоящему!"
Девочка не хотела ссор, наоборот, ей очень хотелось, чтобы её повелитель был счастлив. А такое возможно лишь в том доме, где царит мир. Хельга тихо радовалась тому, что все-таки между ними промелькнула искра влюбленности. Это лучшее, что могло только произойти. Ведь жить по принуждению всю жизнь - это очень тяжело. Девочка искренне хотела, чтобы Аль Ференс Диа получил высший дар богов - взаимную любовь. И молилась об этом еще до его свадьбы, в храме Всех Святых.
Она улыбнулась грозному серому небу, и вдруг повалил снег - рыхлый, лохматый, похожий на тополиный пух, правда, очень холодный.
- Замерзла? - раздался рядом знакомый голос.
Хельга вздрогнула от неожиданности и обернулась. Аль Ференс смотрел на нее и улыбался.
- Немножко, - робко произнесла девочка.
Кого-кого, а принца она никак не ожидала увидеть так рано, праздно гуляющим в дворцовом саду. Здесь имелось невероятное количество как-то уживающихся друг с другом растений, что казалось, попадаешь в совершенно необычный мир - сказочный и странный. Буки и акации, ели и магнолии, сосны и пальмы все они жили в тесном соседстве друг с другом. Укрытые на зиму под теплый тент, они не боялись холода. Садовники даже корни растений уберегли с помощью магического удобрения, которым обработали почву. Теперь зеленым друзьям девочки можно было без опасений ждать весны.
Принц подошел ближе, взял Хельгу за руки, подул на её озябшие от холода пальцы, согревая своим дыханием.
- Так лучше? - спросил, окутав её ладони уютным теплом.
Теперь руки девочки спрятались в мягких прозрачных перчатках. Это было волшебство, которым Аль Ференс с ней делился.
- Да. Спасибо.
Принц отпустил её ладони, взглянул в небо. Снежинки таяли на его лице, превращаясь в мелкие росинки.
- Смотрите, Хельга, как красиво! Любите снег?
Хельга кивнула в ответ. Замирая, она наблюдала за полетом белых хлопьев, укрывающих собой деревья, кусты, извилистые тропинки сада и даже повелителя.
Он встряхнул головой и с его черных волос посыпались колючие звездочки снега.
- А я, признаться, никогда не любил ни снег, ни холод. Вернее, не замечал, - он вдруг рассмеялся очень по-доброму, легко, - Хорошо-то как! Болезни отступили. И я счастлив. Значит, удалось...
Повелитель осекся на полуслове. Замолчал, что-то обдумывая, посмотрел вдаль.
- Ангелина разговаривала с вами. Что она хотела? Я видел, как она вышла из вашей комнаты.
'Ах... вот оно что!' - промелькнула мысль. И Хельга поняла, что повелитель оказался в саду совсем не случайно. Она молчала. Он ждал ответ.
- Почему вы молчите? - столько заботы и тепла почувствовалось в его голосе, что Хельга еле удержала слезы. - Она обидела вас?
- Нет, что вы, - ответила девочка и отвернулась. - Госпожа Ангелина просто очень любит вас и...
- Неужели ...ревнует? К тебе? - он догадался, ей осталось лишь кивнуть, подтверждая его догадку, - Не могу поверить...
Принц подошел к Хельге, развернул её к себе. Мелкие росинки скользили по её щекам. Можно было бы подумать, что это растаявший снег, но Аль Ференс видел, что это слезы.
- Она что-то сделала?! Что-то сказала тебе? - принц не позволил ей отвести взгляд. - Хельга, ответь мне, только не молчи, девочка. Что происходит?
- Мой господин, я очень хочу, чтобы вы были счастливы... и я должна вернуться к тёте...
- Глупость! Что за глупость ты несешь?! Ты нужна мне! Ты даже представить себе не можешь, насколько ты нужна мне!
- Правда? - едва заметная улыбка чуть оживила её бледное лицо.
- Ты сомневаешься?
- Нет, что вы, мой господин. Как я могу... - Хельга посмотрела под ноги и тихо промолвила, - Вы сказали мне - 'ты' - это что-то значит?
- Да, значит. Так я обращаюсь только к самым близким, - он немного помедлил и медленно произнес, словно поведал тайну. - Хельга, пришло время для нового витка твоего служения. Я накладываю на тебя эту ответственность, потому что убедился в твоей верности. Тебе я могу доверить самое дорогое для меня. Ты будешь Хранителем моей семьи.
- Я?! - Хельга не поверила собственным ушам. Она смотрела во все глаза на повелителя и видела, что он серьезен и даже немного хмур. Значит, не шутит.
- Да. Ты. А с супругой я поговорю. Все наладится. Верь мне, - принц обнял девочку. - Идем, ты совсем замерзла.

И, правда, после этого разговора почти всё наладилось. Ангелина больше не испепеляла Хельгу взглядом и даже сдержанно здоровалась с ней.
В присутствии повелителя принцесса вела себя так, как будто даже испытывала к юной дейм дружелюбие. Которое, по-настоящему проявилось лишь при появлении в королевской семье наследника.
И днем, и ночью с кричащим комочком могла справится лишь Хельга-кошка. И этим она постепенно растопила лед в своих отношениях с госпожой Ангелиной. Теперь королевская чета часто ссорилась, выбирая имя наследнику, и Хельге иногда приходилось мирить господ.
Ференс Соэль Диа умер незадолго до рождения внука, и новый король хотел назвать сына в честь деда, соблюдая традиции рода. К несчастью, госпожа Ангелина не разделяла желание мужа, тем более, что с трехмесячного возраста пол ребенка было сложно определить. В связи с этим супруги решили не называть наследника по имени, покуда он немного не подрастет.
Хельга утешала короля, заботилась о королеве, играла с подрастающим наследником, стараясь сохранить любовь и взаимопонимание в семье. Отчасти ей это удавалось.
В сером королевстве тоже все было спокойно. До той страшной ночи, после которой пропала надежда на возвращение к прежнему миру и спокойствию. Остались только пустота, отчаяние... и не заживающая пульсирующая боль в разорванном горем сердце.



Глава 23

Четыре года прошли счастливо и безмятежно - в мире и спокойствии. Казалось, что не предвидится никаких бед. Хельга доказала свой статус Хранителя и даже получила уважение родственников. Её отношения с Грейс почти наладились. Иногда Хельга во время отпуска навещала тетю, и они подолгу беседовали, как прежде.
В ту ночь, от которой девушку до сих пор трясло, она долго не могла уснуть. Возможно, причиной была жара. Лето выдалось засушливым, помогали только дожди, которые время от времени пригоняла с южных границ Грейс. Повелевая ветрами, тетушка иногда меняла их направление, задувая тучи, туда, где они были больше всего необходимы. Промучившись без сна, Хельга поднялась с постели, подошла к окну. Ночь выдалась слишком темной и тихой, даже трели цикад не тревожили своим перезвоном. Отчего-то вдруг стало очень тревожно на душе. Хельга внимательно осмотрела окрестности волшебным зрением, но ничего подозрительного не обнаружила и немного успокоилась. Вышла из комнаты, прошлась до детской. Юный наследник крепко спал, чему-то улыбался во сне, подпирая круглую щечку крепким кулачком.
"Так похож на госпожу", - улыбнулась Хельга, в который раз любуясь венценосным малышом. Она осторожно вышла, прикрывая за собой дверь. Потом прошла мимо королевской опочивальни - все было спокойно - и вернулась к себе. Лишь только легла, как послышался надрывный крик госпожи Ангелины, потом сдавленный возглас повелителя, шум какой-то борьбы, разбилась ваза, еще одна...
Хельга подпрыгнула и, быстро обернувшись кошкой, выскользнула в темный коридор. Ей не требовалось освещение, она прекрасно ориентировалась во дворце.
На крик королевы прибежали полусонные слуги и столпились в коридоре, не решаясь войти в комнату господ. Они переглядывались и перешептывались, у кого-то из них был в руках фонарь, некоторые не успели даже набросить на себя халат. Так и стояли, как привидения, в длинных до пола ночных рубахах, босые, в сдвинутых на бок колпаках, почесывая головы.
Кошка проскользнула под их ногами, но не успела протиснуться к двери, как та шумно распахнулась, и огромная тень загородила собой проход. Слуги отшатнулись разом, как один - бросились к лестнице. Хельга интуитивно отпрыгнула в сторону, спряталась за портьеру. Выглядывая из своего укрытия, она видела, как исказились испугом и криком лица слуг, как они спотыкались, налетали друг на друга. Их догоняла яркая алая волна и накрывала собой. Кто оказывался под ней - падал с разорванной грудью и больше не поднимался.
В ужасе Хельга следила за кровавым месивом и не могла шелохнуться, страх сковал собой всё её существо. Она даже не успела подумать о том, что может защитить и спасти уцелевших - слишком стремительно все произошло.
Демон продолжал посылать волны, которые догоняли и убивали тех, кто смог сбежать с лестницы, а Хельга попыталась проскочить мимо него в комнату господ, осторожно прокрадывалась за его спиной к двери.
Не успела. Демон развернулся в её сторону и, хищно сверкнув глазищами, выкинул в нее луч, который разошелся в широкую уже знакомую ей волну. Хельга приготовилась к боли, но тут синий луч стал щитом перед ней. Он отразил волну, которая вернулась, поглощая собой своего хозяина. Ужасающий вой оглушил кошку, а кружащийся волчком демон рассыпался в прах.
- Хельга! - раздался встревоженный голос повелителя. Она обернулась. Он стоял в проеме двери в накинутом на плечи халате - бледный, взъерошенный, запачканный чьей-то кровью. Окинув её взглядом и убедившись, что с ней все в порядке, он приказал. - Спаси наследника!
Хельга поняла, что это самое важное сейчас и бросилась в комнату малыша, забывая о только что пережитом кошмаре.

Кроватка Его Высочества оказалась пустой. Обежав детскую, Хельга поняла, что наследника в ней нет - ни в шкафу, ни за комодом, ни за шторами, ни в коробке с игрушками, где он любил прятаться от нянек. Кошку постепенно охватывала паника: куда мог спрятаться испуганный трехлетний малыш? Да куда угодно! Успокаивало её только одно: вряд ли ребенка украли, в комнате не было посторонних запахов, за это кошка могла поручиться. Да и снять защиту с кроватки мог только сам малыш, когда перелазил через её верх. Он давно научился это делать, что собственно было не трудно, ведь рядом стояло кресло, в котором обычно сидела госпожа Ангелина - никто кроме нее не мог усыпить малыша. Вечером ему нужна была мама больше, чем когда-либо. Эта трогательная привязанность порой раздражала Аля Ференса, который боялся, что сын вырастет слишком изнеженным. Или, может быть, повелитель опасался, что мальчик снова сменит пол. Правда, за последний год этого не случалось.
Никто другой не мог бы вынуть наследника из кроватки без риска для собственного здоровья. Хельга наложила сильные охранные чары и, когда проверяла сон малыша, волшебство имело силу.
- Зачем же вы сбежали из кроватки? Ведь это было самое безопасное место! -со вздохом проговорила Хельга. Она стала собой и осмотрелась, внутренний взор показал ей тонко светящуюся дорожку, уходящую из комнаты. Девушка, прижимаясь к стене, поспешила за вереницей мелких следов. Их мог оставить только наследник.

Пробираясь по лестнице через тела убитых слуг, она боялась лишь одного - не успеть. Её тошнило от запаха крови и если бы в желудке что-то имелось, то он давно бы освободился и может быть даже не единожды. В разорванных телах не было сердец - искаженные лица, потоки густеющей крови...
Хотелось закрыть глаза, ущипнуть себя и проснуться. Вот только это был не сон, а страшная реальность, от которой не сбежать, да Хельга и не могла, не смела. Все чувства, казалось, замерзли. Остался только долг.
"Неужели малыш тоже это все видел?" - закралась мысль. Но девушка почти сразу её отогнала. Светящаяся дорожка находилась под убитыми, значит, он проходил здесь раньше. Наконец, лестница закончилась, и Хельга поспешила к кухне. Именно туда вели её за собой следы наследника. Девушка открыла дверь и пригнулась - сработала интуиция, как оказалось - кстати. Она чуть было не получила удар стулом по голове, он просвистел над левым ухом.
- Ваша милость... - растерянно проговорил повар, готовясь к очередной атаке.
Он настороженно смотрел на Хельгу и все еще сжимал в одной руке ножку стула, в другой - кухонный тесак. Ночной колпак повара съехал на затылок, а халат, туго повязанный впереди - расходился на груди от частого тревожного дыхания.
- Это я, Бавур. Успокойтесь. И опустите стул.
- А... да-да, госпожа Хельга... не признал... - повар поставил стул и сам же сел на него, вытирая рукавом пот с взмокшего лба.
- Где наследник, Бавур? - девушка решила не откладывать поиск малыша. Он мог сильно испугаться, и тогда... даже страшно подумать, что могло с ним случиться. - Куда вы его спрятали?
- Я?! - повар сделал вид, что сильно удивлен.
Но Хельга знала, что это только показное притворство. Она отошла от Бавура и обвела взглядом кухню. Малыша здесь не было.
- К чему эти игры, Бавур? Я знаю, что наследник у вас. Если вы украли ребенка намеренно, то вам грозит самое меньшее - смерть. Вы ведь знаете, сколько стоит один оброненный волос с головы Его Высочества... - Хельга заметила легкую оторопь во взгляде повара. Он точно знал, где наследник, но отчего-то медлил с ответом. - Бавур, в чем дело? Вы ведь не предатель? Почему вы молчите? Неужели вы не понимаете, что у нас мало времени? Малыша нужно надежно спрятать, сюда могут войти, его могут найти враги. Неужели вы не понимаете?!
- Я-то понимаю. Всё я понимаю, - Бавур опустил голос до шепота, округляя глаза. - Потому и спрятал высочество, еще до того... как, - тут повар порывисто вздохнул, сдерживая нахлынувшие чувства, - до того, как они всех... Увидел вас на лестнице, а потом их и сам не знаю, как понял, что не к добру пришли гости. Ох, не к добру!
Хельга представила, сколько испытал этот человек. Как он, рискуя жизнью, прокрался в комнату малыша, выманил его за собой, помог спуститься с лестницы, спрятал. Она с пониманием посмотрела ему в глаза:
- Бавур, миленький. Мало времени. Мне нужно спасти наследника. Где он?
Повар встал со стула, перехватил удобнее тесак и, зло усмехнувшись, уставился на Хельгу:
- Как я могу вам верить после всего? Вдруг вы тоже одна из них?
- Что? Да вы с ума сошли?! - девушка задохнулась от возмущения. - Как я могу быть одной из них?
- А мне-то почем знать? Сейчас время такое... неправильное время. Вы вот почему никого не зовете на помощь? Одна пришли, когда там... - повар поднял глаза к потолку, привлекая внимание Хельги к шуму борьбы наверху.
Девушка понимала, что в словах Бавура имелся смысл и доводы его были объективны. Она на его месте скорее всего тоже сомневалась бы. На его глазах произошло страшное убийство. Во дворце - чужие. Как знать, в кого они могут обратиться?
"Что же делать? Время убегает, а угрозы на Бавура не действуют, уговоры тоже..." - Хельга задумалась не на шутку, но вдруг вспомнила о кольце, подаренном принцем на её день рождения. Как отличительный знак, она всегда носила его на указательном пальце правой руки.
- Бавур, не время для споров. Я настоящая Хельга д`Аймон. Вот кольцо. Узнаете его?
Повар повертел в руках кольцо, зачем-то дыхнул на него, провел по камню большим пальцем левой руки и вернул девушке.
- Идемте, - мрачно изрек и ухватил Хельгу за запястье, потащил за собой.
- Бавур, а как же свечи? - опомнилась девушка и обернулась к освещенному столу, потянулась к канделябру.
- Оставьте, госпожа. Я и без них неплохо вижу, а привлекать внимание...- повар повел плечами, зыркнул по тёмным углам недобрым взглядом, - идемте.
Они прошли через черный коридор, спустились в подвал, прошли сквозь него и вышли через другую дверь, протиснулись в узкий проход какого-то подземелья - сырого, с затхлым запахом плесени.
Наследник спал, свернувшись клубочком, на ворохе соломы, в сухом углу подземелья.
- О, боги! - воскликнула девушка, не веря своим глазам, не веря тому, что малыш цел и невредим. - Бавур, вы настоящий герой! Благодарю вас...
- Что вы, госпожа... я... так сделал бы любой из... Из всех нас только я один остался, а мои поварята там, на лестнице... - повар отвернулся и Хельга заметила, что у него мелко затряслись плечи.
Она опустилась перед наследником, провела пальцами по мягким волосам ребенка. Взяла его на руки, нежно поцеловала в лоб.
- Давайте я его понесу, вам будет тяжело. - Бавур почти успокоился и теперь стоял рядом, тревожно прислушивался к тишине. Было слишком тихо. - Поторопитесь, госпожа.
- Да, вы правы. Нужно торопиться.
- Я выведу вас другим путем. Вам бы помощь позвать... - он взглядом указал на свисток, который случайно выскользнул из ворота её платья, когда она перекладывала наследника ему на руки.
- Откуда вы знаете?
- Я же не слепой, госпожа Хельга. И не дурак. Я многое знаю, - ответил он пожимая плечами. - Я и кошкой вас видел, а с тетушкой вашей тоже не один год знаком.
Подозрения Хельги почти рассеялись, и она подула в свисток. Раньше подумать о том, чтобы позвать Деймов на выручку у нее не имелось ни времени, ни возможности. Правда, она надеялась на то, что они уже все знают от Аля Ференса. Эф-ми появились едва она отняла свисток от губ. Известив их о нападении на дворец, она вместе с Бавуром поспешила покинуть душное помещение. Наследник все еще, на их счастье, спал. Плачущего малыша было бы гораздо сложнее спрятать.


Глава 24

Они шли уже довольно долго по извилистым коридорам, темным и узким. Иногда возвращались назад и снова шли. Хельга едва поспевала за широкими шагами повара. Дышать было тяжело, платье прилипло к спине, пот выступил и на лбу. Наконец, Бавур остановился.
- Пришли, госпожа Хельга.
- Подождите, Бавур. Что там за дверью? - Хельга посмотрела волшебным зрением, но не смогла ничего увидеть дальше двери. Это насторожило её.
- Там двери в другой мир.
- Портал?
- Я ж говорю - двери. У меня и ключ к ним, - загадочно улыбнулся Бавур. - Я частенько покупаю там специи, в нашем мире таких ни за что не сыщешь. Подержите мальца. Щас откроем, и никто нас там не найдет.
- Нет, Бавур. Стойте. Какой еще мир? - Хельга переняла спящего наследника на руки и покачала головой. - Я не могу так рисковать. Нет.
Она сделала шаг назад, выискивая взглядом путь к отступлению.
- Ваша милость, да что вы? Какой риск? Пересидим там, пока все уляжется, и вернемся... тут-то опаснее! - зашипел на нее повар. - Идемте!
- Ма - ма... - проговорил наследник и прижался к Хельге, окончательно возвращая ей здравый смысл.
Не нравился ей план Бавура. Она Хранитель и не имеет права бросать семью, к которой принадлежит. Она - защитница для наследника и ему рядом с ней ничего не угрожает. А новый неведомый мир её по-настоящему страшил, да и это могла быть ловушка. Деймы уже должны были прийти на выручку повелителю, и оставалось только найти их.
- Нет, Бавур. Наследнику ничего не угрожает рядом со мной. Я не пойду с вами. - Она прижала малыша к себе и, отступив еще на шаг, побежала назад, стараясь не запутаться в коридорах подземелья. Тяжелые шаги за её спиной - подгоняли. Повар потерял доверие.
Хельга свернула в один из коридоров и выстроила стену, внешне ничем не отличающуюся от настоящей стены подземелья и затаила дыхание. Бавур пробежал мимо. Не успела Хельга перевести дух и подумать о том, что делать дальше, как услышала чей-то стон и покряхтывание.
Она резко обернулась на звук.
На полу, потирая голову, сидел взлохмаченный повар и озирался по сторонам, пытаясь прийти в себя.
- Бавур?
- Кто здесь?! - воскликнул повар, щурясь.
Он не видел в темноте и продолжал озираться. Нащупывая стену руками, опираясь на нее, Бавур поднялся на ноги.
"Я должна была догадаться" - Хельга поняла, что общалась с другим Бавуром, скорее всего с одним из напавших на дворец демонов. Но почему тот так странно себя с ней вел. Неужели хотел войти в доверие? И ведь у него это почти получилось.
- Бавур, это я - Хельга. Что вы тут делаете?
- Госпожа... - растерянно произнес повар, - что происходит? Меня ударили по голове, и я ничего не помню... где мы?
- Тише, Бавур. На дворец напали враги, один из них перевоплотился в вас и похитил наследника...
- О, нет!..Как же так?!
- К счастью, его высочество со мной, - поспешила успокоить повара Хельга. - Что нам делать, Бавур? Мы в подземелье, как нам отсюда выбраться? Второй Бавур ходит где-то рядом.
- Второй?.. Ох, моя голова... так вы говорите, мы в подземелье? - повар снова опустился на сырой пол.
- Да. В подземелье. А малыш спит, будто его чем-то опоили. - Хельга провела рукой над головой наследника, прошептала заклинание. - Так и есть. Снотворное.
- Уф! Хоть не отрава, - облегченно выдохнул повар. - А как же мои поварята? Верно, убежали?
Хельга не ответила. Да и как можно было сейчас рассказать ему о том, что больше нет ни поварят, ни слуг, никого. Только ужас и смерть. И крохотная надежда на то, что повелитель сможет выйти из этого боя живым. Успели бы деймы! Но повар, видно, понял её молчание по-своему, или он боялся услышать её ответ. Поэтому убежденно продолжил:
- Точно сбежали! Они смышленые. Дети все смышленые, - потом тяжко вздохнул, почесал в голове. - Мне бы понять в каком коридоре сидим, я бы вывел нас. Госпожа Хельга, свечи бы зажечь.
- А вы не видите в темноте?
- Что вы? Я ж обычный человек, не кот какой.
- Свечей у меня нет, но я могу зажечь магический свет, не испугаетесь?
- Госпожа Хельга... я же давно во дворце служу и много чудес повидал, да и не только чудес. Включайте ваш свет, - ответил повар и зажмурился, ожидая яркой вспышки.
Хельга потерла ладони и в одной из них засиял робким светлячком крохотный луч света. Он был чуть синеватого оттенка и, казалось, не льется, а тихо сидит в руке волшебницы.
- О, как вы умеете! - удивился Бавур, открывая глаза, - Ярче бы.
- Можно и ярче, - Хельга прибавила освещение. Повар поднялся, осмотрел стены, подошел к одной из них и знаком попросил Хельгу посветить ему. Бережно прижимая к себе наследника, она сделал пару шагов к повару и высоко подняла руку, в которой горел свет.
- Пятый, - Бавур довольно улыбнулся. - Пятый, госпожа Хельга. Я пометил тут каждый коридор. Ходить иногда приходится, чтоб не заплутать карту составил, потом запомнил её, что хоть ночью разбуди, да спроси - расскажу, как из какого закутка выйти можно. Тут недалеко. Щас выйдем.
- Но там же...
- Не беспокойтесь,ваша милость, мы по-другому пойдем. Он и не заметит нас, - Бавур отошел в сторону. Сделал два шага вдоль стены напротив и присел,с легкостью отодвинул валун - он лежал у стены и казался неподъемным - за ним открылась дыра-проход. - Только тут по одному надо, ползком. Свет погасите, то мало ли...
- Бавур, можно я первая пройду?
Он кивнул. Хельга передала наследника повару, сама обернулась кошкой и прошмыгнула в проход. Огляделась. Тихо. Опасности не было. Обернувшись собой, еще раз все проверила - проход был чист.
- Бавур. Все спокойно, - сказала в дыру, осматриваясь.
Повар опустил в проход наследника, девушка взяла малыша на руки и дождалась пока выберется Бавур.
- Щас надо прямо по коридору, потом направо и выйдем к крыльцу, там сбоку будет дверца. Можно во дворец войти, а ежели не хотите, то можно сразу выйти в город. Куда пойдем?
Хельга задумалась. Можно было вернуться во дворец, но там скорее всего опасно, а выйти в город, потом через портал к Грейс, тетушка придумает, что делать дальше, да - это показалось лучшим выходом.
- В город, - был её ответ и они почти бегом прошли коридор, нырнули в дверь.
Свежий воздух обдал мокрое от пота лицо, Хельга вздохнула полной грудью, огляделась. Все еще ночь. В окнах дворца то и дело загорались золотые всполохи, будто внутри него была гроза. Да еще какая!
- Поспешите, госпожа, - Бавур перехватил её взгляд и тоже посмотрел на дворец. - Если устали, давайте я понесу...
- Нет, Бавур. Не устала. Идемте.
Не успели они пройти и несколько шагов, как словно из-под земли перед Хельгой вырос Габриэль. Девушка обрадовалась. Теперь она была не одна и поспешила к родственнику.
- Госпожа Хельга, постойте! - Бавур нагнал девушку и, склонившись к ней, порывисто прошептал, - Не он это. Точно говорю вам. Господин Габриэль на днях ногу повредил, я его в городе встречал. Он хромает сильно и с тростью, а этот прямо идет.
Хельга снова посмотрела на Габриэля и, бледнея, прошептала бескровными губами повару:
- Вы правы. Это не он.
- Вы знаете, кто это? - удивился Бавур.
- К сожалению, слишком хорошо знаю, - ответила Хельга, - возьмите наследника. И умоляю - ни на шаг не отходите от меня, и не выпускайте его из рук, что бы не случилось.
Лисси Жер`Олом - школьный враг и недруг по жизни - приближалась к Хельге и её спутникам. Между ними оставалось не больше пяти шагов, когда д`Аймон вскинула руку и выставила вокруг себя щит - ограждающий от возможной атаки.
- Хельга, девочка моя, что ты делаешь? - удивился лже-Габриэль. Порывистый ветер бил в лицо, рвал его широкий плащ. - Оставь эти глупости! Дай мне наследника, нужно срочно уходить!
- Попробуй, возьми, - зло ответила Хельга, успокаивая жестом повара.
- Хельга, не глупи. Неужели ты не веришь мне? Я же Габриэль, - он сделал шаг ближе и только. Сквозь щит дейма ему не пройти - это Хельга знала наверняка. Не родился еще тот демон, что мог бы соперничать с её родом, не появился еще тот маг, который смог бы сломать защиту Хранителя.
- Сними защиту.
- Вот еще! И не подумаю. Ты такой же Габриэль, как я - повелитель.
- Хельга, не время спорить. Пора уходить, иначе...
- Что иначе? Неужели ты думаешь, я не узнала тебя? Вначале Бавур, теперь Габриэль, да ты талант перевоплощений, Лисси! Одного ты только не учла - меня твои штучки не обманут, я вижу тебя насквозь.
- У каждого свои недостатки, - Габриэль криво усмехнулся и показал свое истинное лицо, в котором почти ничего не осталось от прежней Лисси.
- Ох, девица! - изумленно воскликнул Бавур.
За то время, что девушки не виделись, Лисси заметно подросла - стала почти на голову выше Хельги, широкая в плечах и узкая в талии, с грубоватыми чертами лица, короткой стрижкой - легко могла бы сойти за юношу, если бы ни одно обстоятельство. У Лисси был слишком большой бюст. Он и выдавал в ней девичье начало.
- Ну, что, подруга? Удивлена? Как вижу ты не очень-то рада встрече. Было бы время - поболтали бы. А теперь извини, тороплюсь, - Лисси притворно вздохнула и обошла щит.
Хельга следила за ней и интуитивно загораживала собой Бавура с наследником. Она не верила однокласснице и не напрасно. Та хищно смотрела на его высочество, и вдруг внутри щита их оказалось двое - один на руках повара, другой у его ног. От неожиданности Хельга замешкалась. А Лисси этим воспользовалась. Она вынула нож, ударила им Бавура в ногу. Тот охнул и, оседая, на миг выпустил наследника.
- Бавур, держитесь! - крикнула Хельга, едва поспевая за обернувшейся собой Лисси, которая с малышом на руках бежала к воротам дворца. За ними стояла черная карета с двумя гнедыми жеребцами.
Щит выпустил похитительницу вместе с наследником. Ему он не мог причинить вреда, а стало быть и ей. Эта лиса все просчитала. Хельга не была готова к перевоплощениям Жер`Олом, не думала, что та сможет пройти сквозь щит и вот теперь оставалось надеяться только на себя и свои силы. Главное было не задеть в схватке его высочество. Хельга сделала прыжок кошки и оказалась перед Лисси.
- Стой, Жер`Олом! Я не дам тебе пройти!
- Неужели? - вскинула брови Лисси, - Ты плохо знаешь меня, д`Аймон. Лучше пропусти.
- Отпусти наследника и иди куда хочешь. Я не трону тебя.
- Я пришла за ним. С ним я и уйду.
- Попробуй! - Хельга выпустила луч, он обвил ноги Лисси невидимыми путами. Та зло усмехнулась и одним движением освободилась от веревок.
- Это все, на что ты способна? Тогда посмотри, что умею я, - Жер`Олом обернулась тигром и бросилась на Хельгу, но получила электрический разряд в нос и отступила на пару шагов, затем повторила свой бросок.
Они сражались не на жизнь, а на смерть.
Малыш, оставленный Лисси на земле - проснулся, и ничего не понимая, завопил на всю округу.
Девушки почти одновременно бросились к нему, Бавур тоже спешил к его высочеству, он прижимал рану рукой и заметно хромал. Хельга на полшага оказалась впереди своей соперницы и вытянув руку к малышу, выстроила защиту. Лисси толкнула Хельгу плечом, но дотронуться до наследника не смогла.
- Ах, ты - тварь! - в ярости Жер`Олом скрипнула зубами и набросилась на д`Аймон с таким ожесточением, что она едва успевала парировать удары. Хельга не понимала, как и откуда её тело знало приемы некоторых нападений и методы защиты, словно в памяти, где-то глубоко все это хранилось до поры до времени, а сейчас её знания и умения вырвались наружу. Смертельный танец - прыжки, выпады, вспышки магических молний. Лисси превращалась то в тигра, то в медведя, то в себя и сражалась за троих. Хельга ей не уступала. Она развернула врага так, чтобы та не видела, что происходит за её спиной. Бавур, наконец, оказался возле ревущего малыша, и Хельга неуловимым движением сняла защиту. Удерживая Жер`Олом в схватке, она видела, как повар подхватил на руки брыкающегося и кричащего наследника и поспешил с ним к крыльцу дворца. Лисси почувствовала неладное и, развернувшись в прыжке, увидела тоже, что и Хельга.
- НЕТ!! - заорала она и выпустила луч в спину Бавура.
- Нет! - выкрикнула в свою очередь Хельга и едва успела отразить от него удар, как тигрица кинулась за поваром и повалила его наземь. Малыш в страхе попятился от полосатого зверя и со всех ножек побежал по дворец. Кошка прыгнула наперерез тигру, всаживая острые когти ему в нос. Битва продолжалась. Хельга увидела, как наследник пробежал по вестибюлю, спрятался за портьеру и совсем исчез, осталась лишь яркая дорожка от его следов...
---
Тогда она не успела за ним. У малыша имелся ключ от дверей всех миров. Госпожа Ангелина научила сына им пользоваться, будто предчувствовала беду. Хельга очнулась от дремы. Она вспомнила важную деталь и сейчас могла успеть, могла пойти по следам наследника. Не то, что в ту ночь. Тогда из портала к ней кинулась Злата. Храбрая эф-ми защитила распластанную на земле госпожу. И когда довольная своим превосходством Лисси, утирая кровь на расцарапанном лице, кинула в нее луч смерти - Злата приняла его на себя.
Жило, поспешивший на выручку племяннице, не успел отразить удар. Все произошло слишком быстро и слишком горько. Той ночью было много потерь. Пока Хельга оплакивала Злату, которая вмиг высохла, превратившись в маленькое зернышко, к ней подошли Грейс, Габриэль, Каруэл, Жило и еще кто-то, она не запомнила их лиц, поглощенная своей болью.
Лисси удалось сбежать безнаказанной. Хельга решила, что найдет её и обязательно отомстит за всё. Вот уже семь лет, как их дороги не пересекаются. Но надежда остается, как и на то, что наследника можно найти и вернуть в его королевство новым повелителем, потому что... потому что королевской чете не удалось выстоять в том страшном поединке.
Остались только обручальные кольца и горстка пепла на полу в их опочивальне.
- Нет никаких сомнений,- покачал головой седовласый старейшина. - У нас больше нет повелителя. Нужно найти наследника и сделать это как можно раньше...
Комок подступил к горлу, как и тогда. Вот только теперь у нее не было времени на слезы. Хельга спустилась с дерева, обернулась собой и вызвала портал. В один миг она оказалась в хижине Грейс. Быстро поднялась по лестнице к себе, достала из шкафа свое зеркало мира. Включила, быстро нашла то место, где недавно сражалась с демоном.
- Гел!
- Да, госпожа Хельга, - отозвался с готовностью эф-ми.
- Передай тете, что я скоро вернусь. С наследником, - с этими словами она нырнула сквозь зеркальный мир и опустилась как раз на том месте, где к счастью, остался неяркий след наследника. Прочитав его путь, она создала портал и не задумываясь шагнула в него.
---
Грейс вернулась поздно, весьма недовольная советом, собой и всеми свалившимися на её голову трудностями. Все, что она вынесла с него - быть внимательнее, осторожнее и продолжать надеяться на встречу с наследником.
- Надеяться на встречу... тьфу! И это называется совет! - Грейс, ворча под нос, вошла в хижину и устало прислонилась к двери.
- Моя госпожа, - робко произнес Гел, - без вас приходила госпожа Хельга.
- Вот только её мне не хватает, - вздохнула старуха и хмуро посмотрела на эф-ми, - Она у себя? Спит?
- Нет, моя госпожа, - огорченно вздохнул Гел, - госпожа Хельга просила вам передать, что скоро вернется с наследником, а потом воспользовалась зеркалом мира.
- Как?.. Как ты сказал? Зеркалом? - Грейс побледнела и, забыв про недавнюю усталость, быстрее ветра поднялась в комнату племянницы. - Вот глупая девчонка!
Старуха посмотрела в зеркало и, дотронувшись рукой до выбранного Хельгой направления, оказалась в том месте, где недавно была её племянница. Прислушавшись к ветру, Грейс многое узнала и поняла, что толкнуло Хельгу на этот шаг.
- Она видела след. Как же я не догадалась... наследник оставил за собой незапертую дверь, - старуха сокрушенно покачала головой.
Проход теперь был наглухо закрыт, а ключи имелись только у старейшин. Но не имело смысла их сейчас брать, потому что где могла в эту минуту быть племянница нельзя было даже предположить. Она не оставила следов,чтобы за ней не смогли пройти демоны или шпионы. Оставалось только надеяться на то, что в этот раз у Хельги все получится. Грейс еще немного постояла и прошептала в темноту, желая, чтобы её слова долетели до слуха племянницы:
- Удачи тебе, девочка! Я буду ждать.


Глава 25
Он сидел на берегу и смотрел на воду. Блики, как белые лепестки роз, скользили по ровной глади. Легкий ветерок теребил их, слегка будоражил реку, будто гладил против шерсти ленивого кота. Ива склонилась к самой воде и опустила в нее свои тонкие ветви.
Один. Снова один. Нырнул в новый мир и пока оставался невидимым, но ... тревога не покидала душу странника. Куда идти и где искать прибежище, он не знал и ведь почти поверил этой незнакомой женщине-кошке да чуть не угодил в расставленные сети своих врагов.
Отец. Жив ли? Голос. Его голос из сна пока не выходил из головы. Так хотелось верить в то, что родители живы и разыскивают своего малыша. Но он знал горькую правду - их давно уже нет на свете.
Легкий всплеск и круги по воде - вывели его из раздумий.
- Эй, ты кто такой? - раздался звонкий голос откуда-то сверху.
Странник подскочил и вздумал бежать, но вовремя вспомнил, что на нем защита. Его не могли увидеть, а вот услышать - вполне. Поэтому он приказал себе остановиться и замереть на месте. Задрав голову, Тито обнаружил на широкой ветке ивы парнишку где-то своего возраста, с веснушчатым лицом - рыжеволосый и худенький - он с удивлением смотрел мимо, будто сквозь него.
"Значит, не видит. Нужно переждать, пока уйдет", - успокаивал себя странник.
- Ты чего это? Окаменел что ль? Я тебя спрашиваю, статуй белобрысый! Чего застыл-то?!
"Нет, не видит, смотрит ведь в другую сторону", - подумал Тито, и тут на него что-то свалилось и придавило к земле.
- Ну что? Попался! - обрадовался рыжий незнакомец.
- Пусти, - ответил Тито, отчаянно вырываясь из тонких, но цепких рук.
- Вот еще! Тебя отпустишь, так ты же сбежишь! Не пущу!
- Что тебе нужно от меня? На чьей ты стороне?
- Ни на чьей... - растерялся паренек и чуть ослабил хватку, Тито незамедлительно этим воспользовался и, подхватив сумку, поспешил удрать от навязчивого знакомства, да не тут-то было.
Парнишка бежал следом за ним, не отставая ни на шаг.
- Подожди! Не беги так быстро!
- Почему ты преследуешь меня? Ты демон? Призрак или тень?
- Я? Вот еще! Я - Вилл. Да остановись же ты! Давай поговорим.
- И не подумаю разговаривать с тобой - кем бы ты ни был, тварь! - Тито наскоро прочитал заклинание, но в открывшийся проход они вылетели вместе с Виллом.
И покатились по земле, превратившись почти в одно странное существо.
- За тварь ты мне сейчас ответишь! Вот получай! Я тебе покажу, как чистокровных эльфов тварями величать! - щедро осыпал Вилл тумаками Тито.
- Тварь и есть! - отвечал Тито эльфу, уворачиваясь от его кулаков.
- Я эльф! ЭЛЬФ!
- Тогда как ты меня видишь? - спросил Тито, откатившись под пушистый куст сирени.
- Никак! Я видел твое отражение в воде! - выкрикнул Вилл и только тут понял, какую сделал ошибку. - Эй! Не молчи! Ты тут?
Парнишка крутился на месте волчком и робко оглядывался по сторонам. Сейчас они оказались на выступе какой-то скалы и если бы еще немного покатались по ней, то наверняка свалились бы в пропасть.
Тито встал, отряхнулся и подошел к краю обрыва, взглянул вниз и в ужасе отпрянул - от высоты закружилась голова.
- Эй! Где ты? Не оставляй меня... - продолжал звать его Вилл. - Пожалуйста...
Тито хотел уйти отсюда, но что-то заставило его подойти к сжавшемуся у большого камня пареньку и, протянув руку ответить:
- Я здесь.
---

Треск костра отпугивал диких зверей. Их шаги были слышны рядом, в тени кряжистых, высоких сосен. Иногда трещали кусты, но из-за них никто не появлялся. Никто не осмеливался приближаться к сидящим у костра, зябко жмущимся друг к другу мальчишкам. Один из них, тот что пониже росточком, все же изредка вздрагивал и озирался по сторонам, а потом вдруг его затрясло, как лист на ветру.
- Ты чего это? Боишься что ли? - Тито удивленно вскинул брови на Вилла. - Звери к нам не выйдут. Будь уверен. Я ж не первый день в лесу ночую. Они нас слышат, но не видят. Ты в моем кругу, только к рассвету он исчезнет, и тогда будем выбираться отсюда. А днем звери не полезут. Побоятся.
Вилл не мог справиться с ознобом и дрожал все сильнее. Даже близость костра его не спасала.
- Замерз?
Вилл помотал головой.
- Заболел? - перечислял Тито, не понимая, что случилось с его спутником.
Перестукивая зубами, Вилл с усилием пробормотал:
- Й-а ... я... е.. ес...ть ... ха..ха..чу...
- Сразу так бы и сказал! Почему молчал-то? - Тито вздохнул, понимая, что сейчас Вилл ничего не ему не сможет ответить. - Посиди тут, никуда не уходи, я сейчас.
Через некоторое время он вернулся и принес с собой несколько грибов нанизанных на ветку да горсть малины.
- На вот пока ягоду поешь, я грибы поджарю. Еще бы набрал, да за тебя боялся, вдруг чего испугаешься, ищи тебя потом.
Вилл благодарно взглянул на Тито и накинулся на малину, как будто не ел недели две не меньше.
- Спа-си-бо! - выдохнул он, зажмурившись. Дрожь почти прошла.
- Ты сколько не ел?
- С утра.
- Да ты прожорлив! - воскликнул Тито, делясь с Виллом прожаренными грибами. - А я привык без еды, лишь бы вода имелась...
- Ты не подумай тока чего... Я так-то ем мало, тока часто. А если долго ничё не ем, заболеть могу.
- Странный ты... - с прищуром посмотрел на собеседника Тито. Про себя же подумал "Еды вокруг завались, а он голодным остался. Не похоже это на обычного эльфа" - вслух же ничего не произнес, продолжая буравить его взглядом. Но тот казалось, ничего не замечал, продолжал есть.
- Ничё не странный, такой же как все, - буркнул Вилл, надкусывая последний гриб, - А ваще-то вкусна!
Тито неопределенно пожал плечами и, уставившись в огонь, задумался о чем-то своем. Вилл ему не мешал, лишь изредка вклинивался в сознание тихим пением. Но можно было думать и при нем, почти не отвлекаясь.
Почему-то у Тито не выходила из головы та женщина-кошка. Ему казалось, что где-то раньше они с ней виделись, но где и когда? Что-то знакомое было в ней, но такое неуловимое - сразу и не поймешь. Быть может оттого, что слишком давно они встречались, Тито вспомнил отчетливо лишь её голос - теплый и приветливый. Но чей он? Чей? Кто она? Почему называла его так странно?
- Ты чего это там увидал? - Вилл смотрел на Тито во все глаза и, приподнявшись, тоже заглянул в огонь, - Аж белый весь стал... что там?
- Так. Ничего. Вспомнил кое-что. Давай спать.
- Давай, - пожал плечами Вилл, вновь опускаясь возле костра, а потом вдруг встрепенулся, - А ты меня тут не бросишь, одного?
- Раз там не оставил, то теперь уже не брошу.
- Это хорошо. Не бросай меня... Я сейчас веток наберу, я пригожусь, вот увидишь! - воодушевился Вилл и, подпрыгнув с места, хотел рвануть в лес.
- Постой! Зачем веток? - не понял Тито.
- Как зачем?! На земле штоль спать?! - удивился в свою очередь Вилл, - Простудимся же!
- Нет. Не простудимся. Ты где ляжешь у костра или подальше?
- Там, где ты.
- Ладно, - Тито пожал плечами и провел руками над землей в том месте, где собирался лечь, потом тоже самое проделал чуть в стороне, - Ложись, да не бойся, холодно не будет.
Вилл недоверчиво покосился на Тито, но подошел и присел на корточки, прикоснулся ладонью к земле.
- Теплая, - широко улыбнулся, - Ты маг, да?
- Нет. Просто умею кое-что. Спи, - ответил Тито, он уже лежал на своем месте и, заложив руки за голову, закрыл глаза.
Вилл вздохнул и, свернувшись клубочком, вскоре засопел. День был слишком длинным для него.
Тито тоже устал и взамен тревожным мыслям на него навалился тяжелый сон.

Ему приснился первый побег через дверь, когда он вышел в новый мир. Тот окружил его своим спокойствием. Опушка леса пестрела цветами и легкокрылыми бабочками, солнце и теплый ветер высушили ему слезы, а ковер из мягкой травы - принял в свою колыбель. Сколько малыш проспал, он не знал. Его разбудил чуть хрипловатый голос:
- Ангел мой, кто ты? Чей ты? и что делаешь тут один, посреди леса?
Малыш сладко зевнул, протер сонные глазки и увидел перед собой пожилую седовласую женщину в красивом цветастом платке. Еще его внимание привлекли яркие крупные бусины на груди незнакомки, он потянулся к ним, чтобы дотронутся до украшения и вдруг громко разрыдался. Вспомнил о маме и о том, что один. Ему стало страшно.
- Ну-ну! Тише, - женщина погладила малыша по светлым пушистым волосикам, взяла на руки и огляделась, - А где же твоя мама?
Он и хотел бы рассказать, но не мог и прижался к женщине, пахнущей травами и цветами,как к родной. С тех пор они жили вместе. В её небольшом уютном домике, что стоял на краю опушки. Женщину звали тетушка Эль. Она была знахаркой и лечила всех, кто приходил к ней за помощью.
Когда женщина принесла его к себе в дом и решила отмыть и постирать его запачканную в траве и земле одежду, то была крайне удивлена.
- Так ты у нас девица-красна, а я то-то подумала... - она достала мягкое полотенце и завернула в него розовощекую девчушку, посадила на высокую кровать. Расчесывая спутанные волосики, спросила, - Как же зовут мою красу? Малышка помотала головкой в ответ.
- Не помнишь? Как так?! - женщина озадаченно прижала руку к подбородку, покачала головой, - А годков тебе сколько - знаешь?
- Да, - ответила девочка и улыбнулась, показывая три пальчика, - Вот!
- Ах, ты славная моя! - улыбнулась женщина, потом задумалась, - А назову-ка я тебя Славенкой. Как тебе, нравится имя - Славенка?
- Да, - звонко засмеялась кроха.
Хорошо жилось Славенке у тетушки Эль. Да всему хорошему приходит конец. Три года они жили - не тужили, а потом пришли в селение неподалеку злые люди и истребили всех жителей, да и тетушке Эль спастись не удалось. С утра ушла она лечить дочку старосты, да назад так и не вернулась.
Славенка ждала её до следующего утра, а потом, почувствовав беду, таясь от посторонних глаз, выбралась из леса в селение. Но вместо двух рядков светлых, будто игрушечных, домиков её встретило черное пепелище. Девочка со всех ног кинулась назад, к жилищу, которое было родным все три года для нее, но там орудовали чужие. Люди верхом, много, больше десяти человек - шарили по двору, ломали, крушили, что-то искали, а потом подожгли её дом и уехали.
Едва всадники скрылись, Славенка бросилась в огонь спасать свои сокровища - мамин платочек и нож отца, что всегда лежали в изголовье. Тетушка Эль нашла их в сумочке малышки, перекинутой через плечо, под плащиком, надетым поверх костюмчика. Она понимала, чьи они могут быть, и не стала убирать далеко. Позволила помнить о родителях.
Не боясь за себя, Славенка пробралась в горящий дом, её не пугал ни треск соломенной кровли, ни огонь вокруг. Она откинула подушку, подхватила родные сердцу вещи, выхватила взглядом сумку на стене, закинула в нее краюху хлеба и выпрыгнула через окно, убежала в лес. Там забралась на сосну и долго смотрела на затухающий костер глазами полными слёз.

Тито вздохнул, открыл глаза, обернулся на спящего Вилла, мысленно позавидовал крепкому сну эльфенка и повернулся на бок. Сон продолжал его беспокоить. Он был слишком реальным и вернул его в прошлое, нахлынули воспоминания.

Следующий мир стал недобрым для него. Тот кто встретился ему и приютил у себя был вором. В первую встречу малыш еще об этом не знал. Незнакомец показался ему добрым. Сочувствуя потерявшемуся ребенку, охая и вздыхая, старик привел его к себе в дом. Эта хижина отличалась от той, где раньше жила Славенка. Но, не поддаваясь слезам, она выбрала для себя иной путь. Путешествовать среди зла легче в мальчишеском виде, поэтому всё, что касалось тетушки Эль - осталось в прошлом.
Теперь его имя было - Ром. До поры до времени он не понимал, чем занимается его опекун. И думал тогда, что играет в увлекательную игру. Гибкий и ловкий - Ром пролазил ночью туда, куда велел ему старик по имени Феон и брал то, о чем тот его просил.
- Молодец, сынок, - хвалил он мальчика всякий раз, когда тот возвращался к нему с увесистой - статуэткой, шкатулкой или же с россыпью блестящих монет, - Я кормлю тебя, одеваю и это будет до тех пор, пока ты носишь мне эти штуковины. Таков закон мира. В нем один царь - Золотой.
Ром верил Феону и думал, что поступает правильно.
Лишь только, когда попал вместе с пьяным вором в тюрьму, мальчик начал понимать что к чему и при первой же возможности сбежал.
Проход в новый мир открывался сразу, как только малыш мысленно произносил: "Мамочка - спаси!" Но, как вернуться назад - он не знал. Да и не хотел знать. Боялся. Магические силы Тито обнаружил в себе в девять лет. Вначале у него получилось разжигать костер без огнива, с помощью щелчка, потом он научился согревать место ночлега, находить воду, просвечивая взглядом землю, мысленно переставлять предметы, видеть не только глазами... и каждый прожитый месяц магии становилось в нем все больше. Сны возвращали в прошлое, помогали понять кто он, и в чем заключается его предназначение.
Когда Тито научился выживать самостоятельно, он перестал зависеть от кого-либо. И исчезал теперь всякий раз, как только чувствовал малейшую опасность для себя. Прыгая с места на место, спасаясь от видимых и невидимых врагов, очень хотелось, наконец, оказаться дома. Мир эльфов был добрым и принял к себе беглеца. Нашедший его Дроу, дал новое имя - Тито. Он прожил с ним чуть больше года и добавил себе возраст, чтобы попасть в свиту принцессы. Так хотелось кем-то стать, прижиться, но и в этот раз все закончилось очередным побегом.
Теперь еще и Вилл свалился ему на голову, правда, с приятелем путешествовать не так одиноко и, быть может, когда-нибудь у него получится вернуть эльфенка домой или найти свой собственный мир.
Тито снова вздохнул. Небо пестрело звездами, так же как и всегда. Так же как и в любом мире. Оно равнодушно к чужим бедам. Мальчик закрыл глаза и постарался прогнать недобрые мысли. Скоро рассвет, а с ним придут трудности очередного дня.

Глава 26

Цикады звенели в тишине, переговариваясь с чуть поскрипывающими ставнями. Жило сидел на крыльце своего невысокого дома, спрятанного в тени кряжистого необъятного дуба и задумчиво пускал клубы дыма. Пора бы лечь, отдохнуть, но отчего-то тревожно было на душе, очень тревожно. Внезапно налетевший вихрь вывел Жило из задумчивости и он поднялся, чтобы войти в дом. Тихо на плечо к нему опустилась серая сова и слегка ущипнула за ухо.
- Но-но, Грейс. Не можешь без своих шуток, - гном ласково провел рукой по мягкому оперению, - Идем в дом, там и поболтаем.
Обернувшись, по привычке он еще раз осмотрел свои гористые владения. Все было спокойно. Затянувшись, в последний раз выпустил вереницу цепляющихся друг за друга сизых колец, затушил трубку и вошел в дом. Сова вспорхнула и переместилась на его кресло, возле еще не остывшего очага. Гном прошел за ней, поворошил угли, добавил полено, которое тут же обволокли языки прожорливого пламени.
Жило с прищуром посмотрел на притихшую, взъерошенную сову. Та отчего-то медлила, не спешила становиться Грейс.
- Небось, голодна? Хочешь супец? Зол вчера приготовил твой любимый, с водорослями...
Сова повернула к нему голову и, ухнув, обернулась Грейс. Может кому-то и показалось бы это странным, но она действительно очень любила не свежеприготовленный суп, а тот, который настоится, когда каждый компонент напитает его своим ароматом, когда он приобретет однородный цвет и нераздельный вкус. Вот это - суп, а не то, что плавает друг за другом в чуть подсоленной воде, при этом, не имея ничего общего, кроме посудины, в которой кипит.
- Знаешь, чем меня купить, - улыбнулась Грейс одними уголками губ и почти без сил плюхнулась в кресло, прикрывая от усталости глаза.

Они ели молча. Жило не спешил с вопросами, ждал. Его дом был небольшим снаружи, но довольно вместительным внутри, так как его хозяин вдали от всех становился самим собой, а коротконогий гном, исчезал, как недавно исчезла сова. Две комнаты наверху, библиотека и кухня - много ли надо одному в холостяцкой жизни? Высокие потолки позволяли не стеснятся своего настоящего роста. И Жило с удовольствием проводил время дома, отдыхая от дел, как сейчас, пока порог его жилища не перелетела серая сова. Брат и сестра смотрели друг на друга, не решаясь прервать молчаливую тишину.
- С чем пожаловала, сестрица? - начал разговор гостеприимный хозяин.
Расположившись у очага, они теперь пили крепкий бархатный чай, а Грейс продолжала молчать.
- Я снова её потеряла, - вздохнула волшебница, сокрушенно качая головой.
Жило чуть не выронил свою чашку из рук, но удержав почти налету и даже не расплескав чай, поставил её на стол и лишь затем, проговорил, бледнея:
- Опять?!
- О, нет, - Грейс поняла, что сказала не совсем то, что собиралась, заметила состояние брата и поспешила добавить, - Нет-нет, братец, не в этом смысле... она ушла по следам наследника и захлопнула за собой дверь, остается только надеяться, что все будет хорошо... О, Боги! Что я говорю! Когда это с нашей Хельгой было все хорошо?!
Волшебница закрыла лицо руками и неожиданно разрыдалась, чем привела брата еще в большее волнение. Никогда его Грейс не поддавалась эмоциям. Даже тогда, когда они в первый раз потеряли свою любимую Хельгу. Когда он в отчаянии чуть не кинулся следом за младшей сестрицей в омут забвения, именно Грейс удержала его от непоправимого шага и подарила надежду на то, что Хельга вернется к ним. Спустя почти столетие, она появилась в доме старшей сестры хрупким младенцем, за которым нужно было ухаживать и заново всему учить. Они надеялись, что все будет как раньше, но очень боялись, что их сестренка уже не станет прежней. Её волшебство оказалось совсем небольшим.
Лишь недавно в Хельге стали пробуждаться прежние силы, но рассказать о себе они ей пока не могли. Не решались. Сестренка должна была сама вспомнить прошлое, и они терпеливо ждали.
- Грейс, голубушка! Ну, что ты... что ты... - он обнял её за плечи, - успокойся и все мне расскажи. Вдвоем мы что-нибудь обязательно придумаем.
- Прости меня, Жило... Это я во всем виновата... я...
Выслушав Грейс, Жило задумался. Что они могли сделать в данной ситуации? Совсем немного. Ждать. Ждать, когда Хельга их позовет или вернется.
- Грейс, не вини себя, - произнес он тихо, но уверенно. - Помнишь, о чем ты меня просила тогда?
- Ждать и верить, - ответила Грейс, закусывая губы.
- Именно, сестрица. Ждать и верить.

---
Тито проснулся от резкого толчка. Сны всю ночь беспокоили его новыми откровениями о прошлом, и он скорее устал, чем отдохнул. Вилл сидел рядом у потухшего костра и, покачиваясь, смотрел не мигая на большую серую птицу, которая сидела напротив него и внимательно поглядывала на притихшего эльфёнка. Казалось он пока не решил, что делать - бежать или защищаться от возможного нападения. Птица тоже не торопилась, неспешно вышагивала чуть в стороне, но при этом не сводила глаз с Вилла. Тито чувствовал, что на его спутника накатывает панический страх, хотя казалось бы нечего бояться, ведь эльфы дружны с природой - флорой и фауной - и могут найти язык с любым живым существом. Все-таки что-то странное было с этим Виллом, какой-то он был неправильный. Стараясь не привлекать к себе внимание, Тито перекатился в траву и поднялся во весь рост, звонко свистнул. Птица, напуганная резким звуком, взмыла вверх. Размаху её крыльев мог бы позавидовать даже орлан, правда, внешнего сходства у них было разве что как между курицей и павлином. Эта пернатая особа больше напоминала ворона и формой клюва и поведением, но была довольно крупной и совсем не черной,а скорее воробьиной окраски. Таких птиц Тито пока не встречал на своем пути и с любопытством вглядывался в небо, наблюдая за её полетом. Правда, в кругу высоких деревьев, она быстро скрылась из виду. Но мальчик продолжал стоять задрав голову еще какое-то время, опасаясь, что она вернется.
- Вот ведь страшная тварь. А глазищи, видал какие? Разбудила меня, подошла да как крякнет рядом, я и проснулся. Думал утка, а тут эта уродина, - затараторил Вилл.
Теперь он стоял рядом с Тито и тоже смотрел в небо, опасливо поеживаясь.
- Ничего не уродина... красивая птица, - ответил Тито опуская взгляд на эльфенка, - А ты разве не понимаешь их?
- Кого это - "их"? - удивленно приподнял брови Вилл.
- Зверей всяких, птиц...
- Понимаю, конечно! Просто эта напугала меня. Я же спал, - ответил Вилл отворачиваясь.
"Врешь! Никого-то ты не понимаешь" - подумал Тито, но вслух спросил другое:
- А что ты такое пел вчера?.. Мне показались слова очень знакомыми, - он видел, что Вилл очень нервничает и боялся, что у того вот-вот случится истерика. Что делать с ревущим эльфенком, и как его успокаивать Тито не знал, поэтому решил отвлечь от грустных мыслей. Вчера, когда они проскочили через первые двери, Вилл сильно испугался, а потом, почти ничего не объясняя, Тито протащил его еще через два мира. И лишь потом рассказал, что вернуться домой ему пока не то, что нельзя - НЕВОЗМОЖНО.
Они кричали друг на друга пока не охрипли, доказывая правило, что ни криком, ни слезами - горю не помочь. После Вилл съежился, сел на землю и заревел, как девчонка. Уговоры не помогали, и только плюхнув на него холодную воду (добытую из бегущего невдалеке родника) - удалось привести в чувство.
- Я домой хочу... - сказал он тогда и обиженно отвернулся.
Тито стало не по себе. Чувство вины давило весь вечер. Пока Вилл снова немного не разговорился с ним, уже у костра. Сейчас еще раз переживать из-за его слез - очень уж не хотелось. Тем более, что Тито был только отчасти виноват, не он набрасывался и устраивал драку. Эльфенок сам увязался за ним, не понимая, как это опасно. Он был младше на два года(выяснилось в разговоре) и вызывал если не жалость, то сострадание. Тем более Вилл, как оказалось, совсем не умел о себе заботиться.
- Я пел древнюю балладу о драконе... отец любит её слушать.
- Спой мне.
- А не будешь смеяться?
- Нет.
- Только я не все слова знаю, - Вилл смущенно покраснел, но ободренный взглядом спутника, вдруг запел тонким, чистым и очень красивым голосом, по звучанию похожим на горный ручей, бегущий по склонам.

Забытую сказку далёких времён
Тебе расскажу я, мой друг...
Когда-то давно, жил прекрасный дракон
Свободен, крылат для полёта рождён.
В стране завывающих вьюг.
В долине был замок из горного льда -
Сверкающий чудный дворец.
Жила там принцесса светла и горда
С глазами, как в озере горном вода...
Разбившими много сердец...
Кто видел принцессу один только раз
Забыть её взгляда не мог.
О ней-то и будет мой краткий рассказ,
О тайне её завороженных глаз,
Послушай же сказку дружок...

Пой эту песню для светлых звёзд,
Пой в потаённой тиши.
Сколько же нужно искренних слёз
Для возрожденья души!?

Чертог её зимний был полон добра,
Нездешних морозных чудес.
На снежно-сияющих дивных коврах,
В сверкании жемчуга и серебра,
Поднялся дворец до небес.
Здесь спали метели в прозрачных ларцах
Ветра, что приносят пургу.
Но грусть затаилась в лазурных очах...
Царевна мечтала об алых цветах -
Цветах, что не вянут в снегу.
Ночами взойдя на ажурный балкон
Она ожидала рассвет.
Увидел красавицу древний дракон
И в то же мгновение был покорён
Впервые за тысячи лет.

Пой эту песню для дивных звёзд,
Пой в потаённой тиши.
Сколько же нужно искренних слёз
Для возрожденья души!?..

Вилл неожиданно прервался и, опустив голову, признался:
- А дальше я совсем не знаю, не выучил...
- Жаль. Красивая баллада. Я такую раньше не слышал. Ты хорошо поешь. А еще что умеешь делать?
- Танцевать могу... - эльфенок пожал плечами, - а тебе зачем знать?
- Нам жить как-то надо, к людям пристроиться... не можем же мы все время в лесу сидеть! Тут, конечно, безопаснее... но долго не протянем на одних ягодах и грибах, - Тито задумчиво посмотрел на Вилла, - со зверями ты говорить не умеешь, лука у нас нет, да и жалко мне зверей, если честно. Так что пойдем искать селение и устраиваться на работу...
- На работу? Как же так, на работу?!
- Чего ты опять испугался-то? Не умеешь работать? - догадался Тито, - Да откуда ты взялся только такой! Постой-ка... а я, кажется, понял... откуда.
Вилл нахмурился и сжал губы, а пальцы собрал в кулаки - приготовился к драке.
- Э, нет! Драться я с тобой не буду, даже не думай. Брошу тут и всех дел-то, - хмыкнул Тито, заметив приготовления эльфенка. Тот понуро опустил голову, приготовился к разоблачению. - Я вот только не пойму, зачем ты так нарядился? Ты же не из простых ведь эльфов. Ты из каких-нибудь принцев... так?
Вилл судорожно сглотнул и поднял робкий взгляд на Тито,кивнул:
- А как ты догодался?
- Да не трудно было. Я же среди простых жил. Видел какие они. А ты - другой. Неумеха какой-то. Да и говоришь странно. Специально слова коверкаешь. Как ты у озера оказался совсем один, да ешё в таком виде? Тебя что ограбили?
- Я погулять сбежал, на минуточку... а тут ты...
- Понятно... правда, странно. У тебя, наверное, и слуги есть и все что хочешь.
- Есть. Я хотел узнать, как это быть простым, как ты.
- Ну, что? Узнал? - насмешливый взгляд.
Вилл тяжело вздохнул, обиженно засопел.
- Глупый ты! - Тито потрепал эльфенка по взъерошенным волосам, - Сидел бы во дворце... а теперь узнаешь... столько всего узнаешь... Эх ты!
Он поднял сумку, проверил на месте ли его вещи, обулся и оглянувшись на притихшего Вилла, позвал его за собой. Солнце поднялось уже высоко, а им еще предстояло найти селение и, если повезет, устроиться на ночлег.
- Ты только держись ко мне поближе. Если придется убегать, хочу чтобы ты был рядом.
- Хорошо, - робко улыбнулся Вилл и бодро пошагал след в след за Тито, пробираясь через пугающий лес.
Шорохи в листве, вскрики птиц, хруст валежника заставляли его идти быстро и не оглядываться по сторонам. Знал бы он о том, что желания сбываются не только в сказках, никогда бы не убежал из дома. Теперь же оставалось только верить Тито, и держаться к нему так близко, насколько это было возможным.


Глава 27

Тонкие длинные пальцы нежно обнимают кубок с вишневым вином. Пухлые, яркие губы кривятся в неприятной усмешке, искажая и без того некрасивое лицо высокой смуглой девушки. Она в длинном полупрозрачном халате, накинутом на широкие, совсем не девичьи плечи, под ним - легкая сорочка. Девушка босонога, но ей совсем не холодно - ноги её утопают в высоком ворсе ковров, которыми устлан пол дома. Настежь открыты все окна опочивальни, шторы болотного оттенка - плотные, тянущиеся почти до пола - колышет легкий ветер. В комнату проникает неяркий свет луны, сегодня она прячется под тенью облаков.
Девушка пригубила вино, медленно облизнула губы и подошла к зеркалу - круглому, в резной раме, занимающем почти пол стены; тряхнула короткими локонами, свободной рукой откинула свесившиеся на глаза волосы; пристально вгляделась в отражение. Из зазеркалья на нее смотрела симпатичная кудрявая девчонка с хитрым прищуром серых глаз и озорной улыбкой. Высоко задранный подбородок, гордая осанка, говорили сами за себя: 'Я староста класса. Я Лисси Жер`Олом, наследница клана зеленых холмов, за пределами мира Межлесья'.
Девушка громко рассмеялась и задохнувшись от горького смеха, опрокинула в себя содержимое кубка. Из уголков её губ просочилась вишневая дорожка. Девушка откинула кубок, вытерла рот и зло прошипела:
- Будь ты проклята, Хельга д`Аймон! В кого ты меня превратила?! Во что ты меня превратила! Тварь! Будь ты проклята!
Обуявшая её ярость рвалась наружу, но сжав себя за плечи руками так, что под пальцами остались кровавые синяки, Лисси удалось успокоиться.
- Я отомщу... и в этот раз тебе не выжить.
- Лисси?! - заломив левую бровь, в комнату вошел без приглашения Жусс. Он всегда являлся, когда хотел. Даже теперь, когда у нее имелся собственный дом, тот проникал в него, точно хозяин. - Ты снова?
- Снова что? - будто выстрелила она, едва сдерживая нервную дрожь.
Как бы ей хотелось вцепиться сейчас в эту холеную, вечно недовольную рожу, расцарапать и выдрать рыбьи глазки, которые с такой пошлой издевкой вперивались в нее каждый раз, когда она была хоть в чем-то по его мнению виновата. Именно ему она обязана такой неженственной отталкивающей внешностью.
В первый же год обучения Жусс принялся тренировать девочку наравне со взрослыми воинами-мужчинами. Сквозь слезы, обиды, унижения. Сквозь боль и ярость она доверчиво выполняла все, чему учили, даже не подозревая, как на ней это может сказаться.
- Пьешь. Вино, - короткий ответ, и вот он уже за её спиной. Она не успела, снова не успела уклониться от его удара. Уже на полу почувствовала на себе вес его тела и легкий укол под лопатку. - Ну, вот, девочка. Спать. Завтра ты мне нужна бодрой.
Жусс взял её на руки, отнес в постель. Ласково укрыл одеялом. Его лучшая ученица иногда выходила из-под контроля. Но, к счастью, он знал, как её можно усмирить и вернуть в рабочую форму. Обычная доза снотворного, которую он только что ввел девушке, подействовала почти сразу.
Лисси медленно закрыла тяжелые веки и подчинилась воле своего учителя. Она уснула. Вот только её сны он не умел контролировать, и лишь тут она могла быть свободной.
Жусс. Впервые она его увидела в школьном саду, когда пробегала мимо по какому-то неотложному делу... уже и не вспомнить...
Её окликнул высокий мужчина в черном наглухо застегнутом пальто и широкой шляпе. Он поманил девочку к себе, словно бы зверушку. Лисси задело такое отношение и она, фыркнув, хотела уже пройти мимо, сделать вид, что не заметила странного человека. Если бы знала, что он легко сломает всю её жизнь, убежала бы сломя голову, но она была тогда слишком легкомысленной и слишком любопытной.
- Госпожа Лисси Жер`Олом, не так ли? - задал вопрос господин в черном, каким-то невероятным образом оказавшись перед ней, на дорожке ведущей из сада.
Они были вдвоем и больше никого вокруг. Ей бы закричать, позвать на помощь, но вместо этого:
- Да.
- Мне нужна твоя помощь... - пренебрежительно и властно.
Она не посмела отказать. Её втянули в чужую игру, запутали, обманули, а после - уже ничего нельзя было изменить. Связи с прежней жизнью разрушились раз и навсегда. Лисси не могла вернуться в дом своих родителей, и, кроме всего прочего, она стала изгоем в обществе волшебников. Тогда единственный путь, который пока был для нее свободен - пойти в слуги к Его темному высочеству - ПОВЕЛИТЕЛЮ. Вот только девочка совсем не ожидала, что повелителей в этом мире несколько.
Позже она поняла, почему выбор упал на нее. Когда в день совершеннолетия Лисси узнала, что может менять свою внешность, все стало на свои места. Силам зла нужен был метаморф, и они его получили.

Лисси очнулась от дурманившего сна, голова раскалывалась болью. Она совсем не помнила, как добралась до постели. Последним её воспоминанием было зеркало.
Учитель. Его присутствие она почувствовала задолго до того, как проснуться. Аромат жасмина - невозможно спутать ни с чем другим. Он любил этот нежный цветок с таким характерным запахом.
Жусс. Несомненно, именно он находился в комнате, сидел в кресле напротив её кровати и меланхолично перебирал в руках жемчужные бусы. Ослепляющие своей белизной, они светились в его кривых, сильных пальцах.
- Доброе утро, - промолвила она, приподнимая голову и морщась от боли.
- Доброе, - Жусс медленно поднялся с кресла, так же медленно подошел к девушке, - Снова мучают боли?
- Немного...
- Не лги мне. Я знаю, что боль сильна. Сейчас станет легче, - он присел на краешек кровати, коснулся прохладными руками до её лба, висков, немного задержался на затылке. Боль отступила. Стало очень легко.
- Благодарю, - произнесла тихо, открывая глаза.
- Не стоит. Собирайся. Нас ждет повелитель. У тебя на все - четверть часа, - он порывисто встал, делая пять шагов до двери, сказал пять слов, - Жду тебя у кареты. Поторопись.
Как всегда - сдержан, собран и строг. Это восхищало в нем и одновременно отталкивало. Словно он не живой. Лисси испытывала к учителю одновременно и ненависть и страсть. Но он ни разу не ответил ей взаимностью ни в том, ни в другом чувстве.
- Слушаюсь, - ответила сухо, принимаясь за утренние процедуры: легкая разминка, обливание под свежими струями льющегося у стен дома родника. Лисси долго выбирала для себя дом, который устраивал бы не только её волшебную сущность, но и живущего в ней зверя. Плескаться в ручье - не то же самое, что умываться из-под крана. Канализация имелась в каждом городском доме, но мало кто пользовался водопроводной водой. В ней будто бы терялось волшебство и та энергия, которая предавала бодрость на весь день.
Завтраком для Лисси был зеленый чай. Она никогда не ела с утра. Жер`Олом привела себя в порядок и  спустилась к сроку.
Время её свободы ушло вместе с ночью. Теперь она во власти своего повелителя - исполнительная и верная слуга.
В черном костюме, скорее мужском, чем женском - брюки, заправленные в высокие сапоги; тонкая туника, затянутая широким ремнем на поясе, за него сбоку заткнут кинжал; на плечах - короткий плащ, а на голове - фетровая шляпа с широкими полями.
Жусс довольно улыбнулся, любезно распахнул перед ней дверцу кареты. Она сдержанно поблагодарила, устраиваясь на жестком кресле. Учитель сел рядом, захлопнул дверцу и два вороных коня рванули с места так, точно за ними несется свора волков.
За долгие годы службы Лисси Жер`Олом безропотно выполняла все приказы её повелителя. Наградой за верность служили - украшения и деньги. За каждый провал наказывали болью. Нет, её не били, не было телесных повреждений. Та боль имела иной характер. Она проникала во внутрь словно бы раскаленным железом - прожигала насквозь все тело. Хотелось кричать, но не было голоса, хотелось плакать, но не было слез. Неоднократно теряя сознание, так хотелось умереть, но приводили в чувство и снова приходилось мучится адской болью, до тех пор, пока не прощали. Однажды получив такое наказание не хотелось, чтобы когда-нибудь оно повторилось.
Лисси думала, что достойна смерти и приготовилась испытать самую сильную боль, когда не смогла похитить наследника и вернулась в чертог повелителя лишь с царапинами на лице. Он молча выслушал её отчет. Криво усмехнулся тонкими губами и произнес:
- Спасибо за службу. Можете идти.
Вначале она не поверила своим ушам, потом не поверила своим ощущениям. Её не наказали. Но почему? Она же не справилась, провалила задание? Это не укладывалось в её понимании.
- Ваша милость, неужели вы не сердитесь на меня? - она опустилась перед повелителем на одно колено и, низко склонив голову, готова была ко всему, но только не к тому, что услышала.
- Нет. Вы все сделали, как нельзя лучше. Можете идти.
Это было более, чем странным, но Лисси не посмела ослушаться. Поднявшись, она попятилась до двери, но там повелитель её остановил:
- Лисси, постарайтесь больше не попадаться на глаза Хельге д`Аймон. Мне нужна эта особа живой, - он многозначительно посмотрел на замершую у выхода из его кабинета Жер`Олом, - Пока нужна.
- Слушаюсь, - ответила она тогда.
И вот уже семь лет её мучает вопрос: зачем её личный враг так нужен повелителю? Почему снова её жизненный путь нагло пересекает эта кошка? Когда-нибудь она это выяснит и, тогда Хельга ответит за всё. Обязательно ответит. Хмурые мысли прервал Жусс.
- Приехали, - констатировал он и помог выйти из кареты.
Оглядевшись, Лисси поняла, что впервые находится в столь живописном месте. Высокие горы вязли вершинами в кустистых облаках. Зеленая долина между ними была усыпана цветами. А на высоком холме возвышался замок - белоснежный и величественный. Заметив легкую оторопь во взгляде ученицы, Жусс поспешил объяснить:
- Да, ты тут еще не была. Повелитель недавно здесь поселился. Он ждет нас в беседке. Поторопимся.
И только тут Лисси заметила в тени двух высоких буков, увитую плющом, небольшую беседку. К ней они и направились. Сердце девушки тревожно сжалось, неуверенно оглянувшись на замок и горы, она постаралась взять себя в руки. Ведь не в первый же раз её используют для своих игр властвующие над мирами. Вот только почему-то ей совсем не хотелось идти на эту встречу с повелителем. Жер`Олом вздохнула и, с усилием прогнав навязчивые тревоги, смело пошла за своим учителем.


Глава 28

Когда они вошли в беседку, повелитель стоял к ним спиной, но заслышав шаги, обернулся. Лисси внутренне собралась. Её господин умел видеть насквозь, улавливал любое колебание в настроении. За семь лет он ничуть не изменился: темные волосы, всегда аккуратно уложены, мягко спускались ему на плечи; глаза - глубокие, таящие в себе и угрозу, и величие, и тайну... в них можно утонуть, поэтому лучше смотреть себе под ноги, так гораздо безопаснее. Это она поняла еще девочкой и старалась не забывать. Его бархатный голос легко превращался в жесткий, почти с отзвуком металла, и тогда можно было ожидать все, что угодно. Ему одному угодно.
- Жусс. Лисси. Вы задержались... - холодный тон, скользящий взгляд суровых глаз.
- Просим прощения, мой повелитель, мы торопились, как могли... - склонился до земли Жусс.
Повелитель лишь пренебрежительно махнул рукой.
- Итак, к делу. Жусс, оставь нас.
- Слушаюсь, мой повелитель.
Лисси заметила, что на лице её учителя не дрогнул ни один мускул, но его взгляд, резко брошенный на нее, говорил о многом. Было в нем и недоумение, и вопрос и предупреждение - все вместе - неприятный коктейль.
Оставшись наедине с повелителем, она опустила голову, боялась посмотреть на него, ожидая, когда он сам начнет разговор. Но господин отчего-то медлил. Неспешно прохаживался - два шага направо, два налево. Лисси наблюдала за его черными до блеска начищенными дорогими туфлями и отвлеченно думала о том, кто так старательно ухаживал за обувью повелителя - личный сапожник или же какой-нибудь служка-мальчонка лет семи-десяти.
Повелитель неожиданно остановился напротив нее. Лисси вздрогнула, когда он дотронулся до её подбородка рукой, приподнимая за него, внимательно посмотрел в глаза.
- Чего вы боитесь, Лисси?
- Ничего, - ответила она, отводя взгляд.
- Разве? - он провел по её лицу спрятанными в тонкие перчатки длинными пальцами, на безымянном и мизинце - по перстню в красивой дорогой оправе. Лисси засмотрелась на них, следя за его рукой. Она не торопилась с ответом, а господин продолжал задавать вопросы, - А как же боль? Вы боитесь боли?
"Чего он хочет? Почему спрашивает?" - крутились мысли. Девушка кивнула и облизнула в миг пересохшие губы. Так хотелось сбежать, спрятаться, но она не смела.
- Да, вы боитесь боли. Её все боятся, даже боги. Она такая разная - физическая, эмоциональная, пугающая, не так ли? - он, наконец, отошел в сторону, задумчиво продолжил, - впрочем, это не так важно и не так интересно, по крайней мере сейчас. Я позвал вас не для того, чтобы беседовать о видах боли и её воздействии на тех или иных существ. Думаю, вы знаете о том, что порог чувствительности для каждого - свой. Кто-то страдает от смерти домашнего животного, а кого-то не задевает смерть близких. Кому-то больно от укуса комара, а для кого-то не страшен даже укус змеи.
Он замолчал. Но было очень неуютно в этой повисшей тишине. Ветер, влетевший в беседку, потрепал волосы повелителя, слегка поиграл с полами его черного, отливающего синим, пиджака, едва прикоснулся к плащу Лисси, её шляпе и вылетел за порог. Девушка позавидовала проказнику, она чувствовала, что тучи сгущаются над её головой и вот-вот грянет гроза.
- Молчите? - тихо спросил он через некоторое время. - Стало быть, согласны со мной?
- Да, мой повелитель, - ответила так же тихо, еще не понимая до конца куда он клонит.
- Мне нужно, чтобы вы выполнили одну мою прихоть. Я помню, что просил вас уже об этом однажды и помню, как вам было трудно после моей просьбы, но вы справились тогда. Думаю, справитесь и в этот раз. Это очень важно, Лисси, ОЧЕНЬ.
- Что я должна сделать, мой господин? - спросила девушка, бледнея.
- Нужно, чтобы вы стали на некоторое время Хельгой д`Аймон.
'О, нет! Только не это!' - отчаянно закричал её разум. Она помнила, слишком отчетливо помнила, как несколько лет назад её просили стать Хельгой. Казалось бы ничего сложного - код облика д`Аймон она знала и даже сняла оттиск с её перстня - Лисси нужно было всего в течение десяти минут посидеть в темной комнате, изображая из себя одноклассницу, что она с легкостью и сделала. Но потом целый месяц пришлось восстанавливаться - Жер`Олом не могла есть, её тошнило; кожа на всем теле стала дряблой, как у старухи; живот крутило болью. Самостоятельно ни ходить, ни сидеть не получалось. Лисси могла только лежать, испытывая невероятную усталость и ноющую боль во всем теле.
- Самоотравление, - констатировал старик-лекарь. Учитель привел его с собой, когда нашел чуть живую ученицу, лежащую на полу в её комнате, - Надо полюбить себя и тогда все восстановится.
Она хотела возразить, что и так себя любит, но вспомнила, кем являлась совсем недавно и новый приступ ярости чуть не лишил её собственной жизни.
Жусс помог ей вернуться тогда. Сейчас Лисси велели повторить то, что она не стала бы делать даже для близких.
- Я могу отказаться? - спросила с надеждой, но поняла, что это невозможно до того, как услышала ответ. Повелитель с невозмутимым видом перебирал пуговицы на пиджаке - большие и блестящие, словно глаза ворона - их было три. Два раза его пальцы пробежали сверху вниз и обратно, а потом с губ слетело жёсткое:
- Нет.
И Лисси в очередной раз вспомнила простую истину: принцы не просят, они приказывают.
- Когда?
- Немедленно, - в его руках появилось круглое зеркало. - Да, и мне не нужна Хельга, та, что была в прошлом. Девушка изменилась. Взгляните.
Жер`Олом ничего не оставалось, как повиноваться. Потому что в случае отказа, вряд ли ей было бы позволено уйти без наказания. "Важно" и "нужно" - вот два ключевых слова в этом разговоре. Лисси подошла к повелителю и увидела в зеркале отчаянный бой серой кошки, а потом удаляющуюся тонкую фигурку высокой черноволосой девушки. Очень женственной, невероятно красивой. И в очередной раз зло позавидовала своему врагу.
- Она тут со спины. Можно разглядеть её лицо?
- Увы, нет, - вздохнул повелитель, - Демон с которого списали воспоминания, видел только со спины девушку, но это без сомнений Хельга. Код кошки полностью совпадает с тем, что вы принесли с собой семь лет назад.
- Но как же тогда...
- Мне нужны только общие черты, похожесть девушки, но полную копию кошки. Справитесь?
- Попробую, - ответила Жер`Олом, нервно покусывая губы.
Она знала, что у нее получится, обязательно. Еще ни разу дар не подводил свою хозяйку. Вот только, что придется вытерпеть после? Но именно это не волновало её господина.
- Если у вас получится, - оживился повелитель, - я щедро вознагражу вас, Лисси.
- Я желаю лишь одного, мой господин, - девушка решила получить достойную награду за свои мучения.
- Чего же?
- Личной встречи с д`Аймон.
- Ну, что же, - он скрестил руки на груди и заинтересованно посмотрел на Лисси, - Думаю, у вас будет такая возможность. И довольно скоро.

---
Женщина в светлом платье, легкого желтого оттенка, стояла посреди комнаты и внимательно вглядывалась в большое зеркало на стене. В комнате больше никого не было. Впервые за долгое время совсем одна. Легкой поступью приблизилась, провела рукой по холодной поверхности, немного отстранилась. Её привлекало не собственное отражение, она и так знала каждую черточку на своем лице и каждую линию своей стройной фигуры, женщину интересовало: есть ли что-то там, в зазеркалье?
С того самого времени, как они поселились в этом светлом, просторном замке, её мучило любопытство. Вот только утолить его никак не получалось. Редко она оставалась в этой комнате одна. Супруг всегда появлялся рядом, стоило лишь проявить хоть малейший интерес к отражающей поверхности на стене. Никогда раньше она не замечала, чтобы её возлюбленный уделял так много внимания зеркалам.
Вначале женщине казалось, что кто-то за ними наблюдает, и даже переодевалась она за высокой ширмой, не позволяя невидимому соглядатаю смотреть на себя.
- Скажи, любовь моя, зачем нам такое большое зеркало? - как-то спросила, отстраняясь от объятий супруга.
- Чтобы любоваться тобой, моё счастье, - ответил он, привлекая её к себе.
Когда попробовала уговорить его снять зеркало, то супруг рассердился, они чуть было не поссорились и, будучи мудрой женщиной, она решила, что когда-нибудь раскроет эту тайну. Годы шли, а зеркало оставалось на месте.
Прошло уже семь лет с того памятного события,которое перевернуло всю жизнь с ног на голову. Каждую ночь она заново переживает свое горе, ей снится один и тот же кошмар - крик её малыша, черные тени, а потом супруг, перепачканный чужой кровью, уводит её за собой. Он не разрешает спуститься за сыном, снимает с её руки обручальное кольцо и своё, бросает их на горсть пепла из собственного ночного колпака и её сорочки. Они уходят в портал. Он сдержан и суров, она в слезах, с криком отчаяния на устах.
Потом наступило утро - пустое и холодное, в котором не было больше всего того, чем она дорожила в прошлом.
Её окружили заботой слуги, которых женщина видела впервые и привели в замок, в котором она никогда раньше не была. Даже собственный супруг был совсем не таким, как прежде. Весь мир стал другим, изменения коснулись всех. Все эти годы Ангелина надеялась на чудо: вот откроется дверь и войдет Аль, он держит на руках их малыша... Стоило закрыть глаза - она видела милое круглое личико своего дитя. Реальность была жестокой. Семь лет прошли, а ребенок так пока и не нашелся.
Аль хотел еще детей и не слышал, вернее даже не пытался услышать её возражений. Она не могла дать ему то, о чем он просил. Боль и страх - не лучшие помощники в этом вопросе. Душа болела за потерянного малыша, а страх, что горе может повториться, не давал даже шанса на вторую попытку.
- Ангелина! Вот ты где? - в комнату вошел супруг и она вздохнув(снова ничего не вышло) обернулась к нему с улыбкой.
- Да, примеряла новое платье, засмотрелась...
- Выглядишь, восхитительно! - он наклонился, поцеловал нежно в губы и, подхватив под локоть, увлек за собой, - Идем. У меня для тебя сюрприз.
- Правда?! - удивленно вскинула брови, впрочем сюрпризы были и раньше, но совсем не те, что хотелось бы.
- Идем, идем... - поторапливал он, хитро улыбаясь.
Они прошли через широкие залы, спустились в просторный вестибюль. Везде царила тишина, слышались только отзвуки их шагов. Женщина изредка бросала встревоженный взгляд на супруга, но он загадочно молчал. После того, как лакеи распахнули перед ними двери, и Ангелина увидела в саду перед дворцом серое создание, её сердце затрепетало птичкой в груди. Она вскрикнула и побежала по лестнице вниз так быстро, как только могла и очень боялась, что её видение может исчезнуть.
---

Серая кошка неспешно прогуливалась среди роскошного сада. Цветы кивали головками, склоняясь от легкого дуновения ветра, бабочки перепархивали с одного из них на другой, шумно жужжали шмели. Кошка не обращала на насекомых никакого внимания, сосредоточенно следила за лестницей перед замком. Когда на ней появились люди, она потянулась и грациозно запрыгнула на парапет. Светловолосая женщина, что-то вскрикнула и буквально в считанные секунды пробежала по лестнице вниз. Опустилась перед кошкой на колени, робко дотронулась до нее рукой, тихо произнесла:
- Не могу поверить... нет... не может быть. Вы ли это, Хельга? Неужели вы?
- Ангелина, ну что ты? Поднимись, - мужчина, спустившийся следом за ней, помог женщине встать.
Она обернулась к нему, едва сдерживая дрожь в голосе, прошептала:
- Скажи мне, я не ошибаюсь? Это же не простая кошка, правда? Это... она?
Он утвердительно качнул головой, а кошка тем временем мягко опустилась возле женщины и, вытянувшись в полный рост, перевоплотилась в девушку - высокую, стройную, в сером строгом платье, почти такую же, как осталась в памяти Ангелины, но все же немного другую.
- Да, моя госпожа. Вы угадали. Я Хельга д`Аймон, - она склонилась перед госпожой.
- Хельга, о, боги! Откуда же вы взялись? Где же вы пропадали столько-то времени? - Ангелина заключила девушку в объятья. - Идемте. Вы непременно должны мне все рассказать.
- Хорошо, моя госпожа, - Хельга позволила увести её за собой, но между тем бросила красноречивый взгляд на господина.
Он ответил легкой снисходительной улыбкой, в которой заключалось очень многое для нее.


Глава 29

Они шли и шли через лес. Казалось, что ему нет ни конца, ни края - заросли высокой травы папоротника, колючие кусты и сосны - куда ни кинешь взгляд. Где-то надрывно кричала кукушка, потом над головами парнишек пролетела большая птица; время от времени кто-то продирался рядом сквозь кусты и снова - тихо. Только ветер гулял по верхушкам деревьев, наклонял их, трепал и как невидимый великан стряхивал шишки и орехи на землю. Тито почти не останавливался, он знал, что, чем раньше выйдут в селение, тем для них же и лучше. Многие селяне совсем не рады припозднившимся странникам, а ночевать еще раз в лесу было довольно опасно.
- Я устал... - протянул через некоторое время эльфик. - Давай отдохнем.
- Я тоже устал, - обернулся к нему Тито и строго произнес, - но нам нужно идти. Потерпи немного, хорошо?
- Не могу... больше ... совсем - не могу... - настырно пищал Вилл, еле переставляя ноги.
Его усталость приводила Тито в отчаяние. Ну не на себе же нести эльфенка? Тем более, что тот не намного меньше его самого. И вдруг идея сама пришла в голову.
- Послушай, Вилл, ты же эльф, правда?
- Еще бы! Конечно, эльф, - настороженно ответил Вилл.
- Значит, ты должен разбираться в травах. Умеешь узнавать, какие нужны от простуды, а какие, когда живот болит?
- О! Это я умею! Знаю! - обрадовался эльфик.
- А раз знаешь, набери-ка нам и той и другой пока идем.
- Ага. Это я мигом! - воодушевился Вилл и принялся выискивать нужную траву, тем самым облегчая путь. Он совсем забыл об усталости, время от времени вскрикивал и прятался в зарослях, а потом с довольным видом демонстрировал найденный экземпляр.
Видно было, что он и, правда, знает в этом толк.
- Вот, гляди-ка, чего! Зверобой! Это самый полезный цветок, им всё можно лечить, - гордо продемонстрировал Вилл сорванный зеленый стебелек, усыпанный ярко-желтыми цветками, в виде маленьких пятиконечных звездочек.
- Так уж и всё? - Тито сделал вид, что сомневается, хотя ему прекрасно было знакомо это растение. Тетушка Эль иногда использовала его в приготовлении своих снадобий.
- Ага! Если пить чаем, то и живот лечит, и от кашля, и горло. Если полоскать рот, то и десны не кровят, а если в нем купаться или натирать раны, они быстренько заживают. Я знаю, видел, как ими сбитые ноги лечат, вмиг помогает! И от чирьев, от сыпи какой - тоже...
- Ладно, ладно. Верю, - сдался Тито, укладывая находку в сумку, стебель пришлось сложить вдвое, иначе не помещался.
- Тито! - Вилл прокричал откуда-то из кустов, а потом выбежал, довольно улыбаясь во весь рот.
- Что?
- Это медуница! Она от кашля помогает, напаривать надо, как чай. И цветок сладкий, его пчелы любят, как мед, - протянул Вилл ему фиолетовую чашечку. - Пожуй!
- Сам жуй! - отмахнулся Тито, - Я ж тебе не корова, чтобы цветы жевать.
Он нахмурился, рассматривая в руках эльфенка неприметный цветок с коренастым стебельком и заостренными плоскими листьями в белых пятнах, а чашечки-цветки - тоненькие и маленькие, сидят по кругу, где розовые, где фиолетовые и будто ежики - в щетинках.
- Честно-честно, сладкий. Пожуй и плюнь. Глотать-то и не надо, - Вилл показал, как нужно сделать, и Тито недоверчиво последовал его совету.
- Ну? - улыбнулся эльфик, заметив одобрительный кивок своего спутника, - Сладко?
- Так, немного, - сплюнул под ноги Тито. - Вот что: ты еще набери таких и пойдем, а то с твоим мёдом к вечеру из леса не выйдем.
- Ага! - Вилл вновь скрылся в траве. Потом вернулся с букетом из душицы, медуницы и подорожника.
- А его-то зачем сорвал?
- Не знаю. Подумал, что надо и его, - ответил эльфик, - Не потом же искать.
- Хорошо, толкай в сумку, туда еще много чего поместится. Ты, главное, ищи внимательно.
Так постепенно шаг за шагом они и оказались у края леса. За ним тянулся широкий луг, кое-где торчали скирды сена, стало быть, и люди недалеко. Тито окинул взглядом открывшееся зеленое пространство и нехотя обернулся на пристроившегося рядом эльфёнка, тот заметно вздрагивал.
- Ты что? Снова есть хочешь? - удивленно вскинул брови парнишка, припоминая, что по пути они лакомились орехами (решили не останавливаться на привал), причем эльфу досталось больше.
- Нет. Мне страшно. Можно я тут останусь?
И столько в его словах послышалось отчаяния, что Тито недоверчиво переспросил:
- Один?
- А что? Я же эльф, - храбрился Вилл, но у него это плохо получалось. Голос подводил, и был готов вот-вот сорваться в истерику, выдавая волнение своего маленького хозяина, - Мне в лесу нечего бояться...
- Как же, нечего! - фыркнул Тито в ответ. Но подумал о том, что в словах эльфенка есть смысл. Ведь жители в селении могут быть враждебно настроены к остроухим иномирцам. Не везде между этими двумя народами существует согласие, а где-то они и не ведают о существовании друг друга. Поэтому немного поразмыслив, он согласился с Виллом. - Думаю, ты лучше, и правда, тут меня подожди. Я схожу, узнаю, кто здесь живет, может на постой напрошусь, а потом к тебе вернусь.
Он огляделся, немного прошелся и остановился возле корявой сосны. Её когда-то било молнией и оттого покореженный ствол наклонился к земле, до веток легко можно было допрыгнуть и забраться повыше.
- Вилл, иди-ка сюда!
Эльфик послушно подбежал к нему.
- Я подсажу тебя, а ты там устройся удобней и жди, - Тито заметил, как округлились печальные глазенки Вилла и добавил, наклоняясь, - Обещаю, я скоро вернусь.
- Правда? - Вилл робко вскарабкался на подставленную спину.
- Забирайся уже, не тяни! - скомандовал Тито, чувствуя на себе тяжесть эльфенка.
Едва Вилл переступил с него на сосну и забрался повыше, он махнул ему рукой и побежал через луг, распугивая насекомых.
Тито спешил, солнце уже стояло довольно высоко, но с другой стороны он совсем не хотел обнаруживать себя раньше времени, поэтому не стал выбегать навстречу людям, как только услышал человеческую речь, а притаился у дикого шиповника. За лугом шел небольшой пролесок, а за ним оказалась тропинка, по которой в перевалочку, будто бы даже не торопясь, шли две женщины. Они что-то несли в тяжелых корзинах и громко переговаривались друг с другом. Иногда через разговор можно многое понять и о местности, и о жителях, и узнать интересные подробности о жизни селян.
И Тито, навострив уши - слушал, вникал, запоминал.
- Каринка-то твоя небось скоро замуж сбежит? - послышался глубокий, как труба, голос одной из женщин.
- Не сбежит. Рано ей еще, - отмахнулась другая, у неё голос был мягче, - Девчоночка ж совсем. Чего ты, тетка Сапа, все выдумываешь?!
- Да, ладноть, коли не видишь сама, что девка твоя, как на дрожжах растет, да косу уже ниже пояса отростила, да на посидки тайком от тебя бегат, дело не мое, больше ни словечка не скажу, - пробурчала труба.
- Куда это? Куда это она бегат?
- Да, за высокие Холмы, в Лесуху, тама кажную седьмину, в седьмин день-то девки парней привечают. И твою козу я на дороге в Лесуху пару раз встречала.
- С кем?
- Да, не с кем, не с кем пока... Но ведь бегат!
- Ох, тетка Сапа, ох и язык-то твой. Бегат! - всплеснула руками женщина с мягким голосом. Она поставила корзину наземь и утерла проступивший на лбу пот, да поправила съехавший платок. А рядом с ней пыхтела грузная тетка, недовольно посматривая вокруг. Тито, выглянув из-за куста, разглядел в её корзине орехи и поскорее спрятался, испугался, что тетка его заметит. - Так она к матери моей бегат, та старая уже, а ты!
Женщина вновь подняла корзину и, покосившись от её веса, поторопила спутницу:
- Идем уж, теть Сапа, а то не успеем к рынку, все места подиж позаймут...
- Да идем, идем. Ты не боись, не позаймут, я внучка отправила, он в Волух-то поди уже добежал, да место занял.
Они прошли мимо куста и спустились к реке, она бежала внизу за склоном. Тито видел её сквозь пушистые деревца, когда те клонились от ветра. Через узкий мосток тетки перебрались на другую сторону реки, и дальше он их уже не увидел. Парнишка выбрался из укрытия, нужно было обдумать услышанное.
Можно было пойти за женщинами в Волух. Еще тетка назвала высокие Холмы и Лесуху, но в какой стороне те находятся, Тито не знал. Идти наугад опасно и может занять много времени. Немного поразмыслив, он побежал все же к реке. Парнишка решил догнать женщин, добраться до рынка, а там постараться выяснить: как и что делать дальше.


Глава 30

Рынок. Если хоть единожды кто-нибудь попадал на этот бурлящий пестрый праздник, то вряд ли когда-нибудь мог забыть - зазывал, менял, актеров-циркачей, танцовщиц и тесные рядки лавок, ломящихся под весом всевозможных товаров. Там было все: от утвари и домашней живности до простых в обиходе вещей и украшений. Иногда можно было увидеть диковины из далеких краев - ткани, дорогие камни и необычных животных, а еще тут продавали себя. Не как рабов, конечно, но за деньги можно было наняться работником или прислужником к тем, кто мог за твои услуги заплатить.
Вначале заключался устный договор, потом тут же находили сановника. Обычно он сидел за большим столом, на котором имелась стопка бумаг и чернильница с воткнутым в нее широким гусиным пером, недалеко возле будки охранников. Те всегда имелись на рынке, на всякий случай. Сановник жирно выводил условия, срок и время расторжения на обоюдно составленном документе и собственной подписью скреплял бумагу, затем ставил на ней печать. После чего работодатель брал на себя все расходы по питанию и проживанию своего работника, определял то, чем тот должен заниматься и сколько часов должен трудиться.
За хорошо выполненную работу велась и оплата, но вот это "хорошо" определял работодатель. Впрочем, работник мог составить жалобу (при досрочном расторжении договора, ему полагалась компенсация в размере двух его суточных заработков.) и представить её на рассмотрение сановнику. Если жалобщика уличали в обмане и наговоре, о чем подтвердить должны не менее пяти свидетелей, не являющие родственниками обвиняемого, полагалась та же компенсация, в точно таком же размере, но уже работодателю. Так что жульничать и той и другой стороне было не выгодно, договор старались выполнять и расторгали его, как правило, в указанный срок.
Тито обо всем этом знал (в каждом из тех миров, где ему довелось побывать, законы были очень похожи между собой, отличались разве что небольшими нюансами, в главном же полностью совпадали), но увы, он пока был слишком мал для составления такой бумаги. Только достигшие шестнадцатилетнего возраста юноши и девушки могли нести ответственность и заключать договор по найму. Как бы Тито не хотелось, но выглядел он совсем не на тот возраст. Оставалось для него возможным либо найти себе опекуна, который давал бы ему изредка мелкие поручения либо зарабатывать самому, например, собирать и продавать на том же рынке лекарственные травы, мастерить поделки из дерева, но это было очень непросто. За такие товары мало платили, а рынок открывался всего один раз в неделю. Если бы Вилл не увязался за ним, то Тито совсем неплохо жилось бы и в лесу, но эльфик был младше него и нуждался в заботе, теплом очаге, хорошем питании и сухой кровле над головой.
Лишь только мальчик вступил на территорию Волуховского рынка (о чем гласила вывеска на входе), тут же потерял след теток-торговок, которые привели его за собой, даже не подозревая об этом. Здесь сложно было не потеряться. Такое количество людей, собранных в одном месте, он не видел с тех пор, как тетушка Эль брала его с собой за покупками. Танцовщицы, музыканты, акробаты и паяцы разыгрывали представление на небольшом пятачке в середине рыночной площади, оттуда доносилась громкая музыка. Кого-то артистам удалось привлечь на свое выступление, слышались восторженные возгласы, смех и аплодисменты. Рядом же шла активная торговля. Одно другому не мешало. Протискиваясь между покупателями и товаром, Тито то и дело отводил взгляд от лавок с украшениями, платьями и платками, резными шкатулками и зеркальцами, в общем от всего, что могло вызвать девичий восторг, дабы избежать перевоплощения. Кем-кем, а вот девочкой становиться сейчас было бы не к месту и не ко времени.
Перебарывая себя, он, наконец, проскочил опасные ряды и остановился напротив тех, где продавали живой товар. Овцы, козы, коровы и домашняя птица - его не привлекали, зато все внимание мальчика забрал вороной красавец. В небольшом круглом загоне конь громко ржал и вставал на дыбы, пытаясь сбросить с себя невидимого всадника. Жеребца держали двое коренастых сильных парней за длинные поводья, но было видно, как нелегко им это давалось.
- Ух, ты... какой! - восхищенно прошептал Тито, не в силах отвести взгляд. Он представил себя верхом на этом красавце, от нарисованной в воображении картины, захватило дух.
- Вот это конь!.. Ох, и красавец! - кто-то совсем рядом прищелкнул языком от удовольствия, любуясь на жеребца.
Тито оглянулся и увидел перед собой вихрастого паренька лет четырнадцати - широкого в плечах, чуть ли не на голову выше него, с самодовольной ухмылкой и огнем лихого озорства в глазах. В левом ухе паренька торчала серьга, длинная рубаха поверх его штанов была перепоясана широким кожаным ремнем, на ногах - высокие блестящие сапоги, а в руках он держал сложенный вдвое кнут. Отодвинув Тито плечом, паренек прошел вперед, небрежно кинул:
- Ты с ними?- не дожидаясь ответа, просочил сквозь зубы, - Сколько стоит такая... скотинка?
- Не знаю, - пожал плечами Тито и отступил на шаг, потупился.
Не понравился ему этот хамоватый тип, но что делать, скорее всего, именно ему и достанется конь. Видно было, что паренек не из бедных.
- А-а-а... любуешься, значит, моим конем, - прихвастнул он, - Ща отец подойдет, решим вопрос.
- Так уж и решите?
- А то!
Тито и не заметил, что за их разговором наблюдают со стороны. Лишь почувствовал, как по его спине пробежал ледяной ветер.
- Что, ребята? Нравится конь? - вышел с вопросом из толпы зевак мужчина - высокий, широкоплечий, в длинном сером плаще и шляпе с краями, отбрасывающими тень на его лицо. Из-за этого трудно было определить возраст незнакомца. Зоркими черными глазами мужчина всмотрелся в каждого из мальчишек, - Мне тоже нравится.
Он прошел мимо всех и вышел к продавцу:
- Сколько просишь за коня?
Цену Тито не расслышал, но в душе очень обрадовался, когда увидел, что она не смутила мужчину и, он уже сунул руку за кошельком. Но тут вмешался ошеломленный увиденным вихрастый паренек.
- Э... вот нахал. Эй! Дядька! Я первый был. Конь мой!
- Да, ну?!.. - черные брови незнакомца удивленно собрались наверху.
- Точно мой!
- Чем докажешь? - смерил мужчина его холодным насмешливым взглядом, - Покажи-ка мне купчую.
- А это... я... - замялся паренек, пытаясь подобрать слова для ответа.
Мужчина не стал ждать его объяснений, обернулся к продавцу, оплатил купчую и спрятав её в карман, подошел к коню, похлопал его по мощной шее, что-то прошептал на ухо. Конь успокоился, завращал ушами, прислушиваясь к голосу незнакомца. Жеребец совсем присмирел и мужчина, перекинув поводья, легко взлетел на него, легкой рысью проскакал на нем по кругу и, подмигнув, наклонился к Тито:
- Хочешь, прокачу?
Он, конечно, хотел, но его пугал этот странный господин. Было что-то в нем такое, отчего на спине у мальчика волоски вставали дыбом и топорщились, как у ежика, не решаясь лечь обратно.
Тито замотал головой и отступил на шаг назад:
- Нет, не хочу... - прошептал едва шевеля губами и побежал со всех ног, затерялся в толпе.
Он услышал зычный вскрик и топот копыт. Сразу же завихрился ветер, закружил, осыпая пылью зевак.
Мальчик зажмурился, казалось на миг, но этого хватило, чтобы незнакомец и теперь уже его жеребец исчезли из вида. Облегченно вздохнув, Тито стряхнул с себя пыль, огляделся. Он теперь стоял напротив лавок, где продавали рыбу - живую, вяленую и просто потрошеную. Пройдя ряд до конца, парнишка нашел свободное место и вытащил из сумки травы, разложил их перед собой. Возможно, и не лучший способ заработать деньги, но без них вряд ли можно напроситься на ночлег, да и не помешает купить что-нибудь поесть, хоть бы ту же рыбу.
Солнце забралось еще выше и ощутимо припекало голову, Тито отошел немного в тень рыбной палатки.
- Рыба! Рыба! Свежая рыба!
- Господа, покупайте! Только что плавала, теперь уже нет! К вашему столу - лучшие окуни! Так и просятся сами на обед!
То тут , то там выкрикивали торговцы, заманивая покупателей к своему товару. Тито молчал, понимая, что так у него мало возможности продать хоть что-то, но не мог пересилить себя. Он привык прятаться, а не выскакивать на показ. Поэтому терпеливо ждал, пока кто-нибудь не заметит его травы.
- Эй, что это у тебя тут за сено? - перед Тито выдвинулся из толпы пухлый неприятный дядька с кустистой неровной бородой и мелкими глазами, спрятанными под густыми черными бровями. Колючий взгляд быстро пробегал по прилавку, перепрыгивал на другие, там, где торговали рыбой, и вновь возвращался к травам. - Ну, чего молчишь?
- Это травы лечебные, - возразил парнишка, выходя из тени.
- Это что за хворостина? - толстый палец ткнул в душицу.
- Душица. Помогает от.., - Тито вспомнил, что говорил про душицу Вилл и повторил слово в слово, -... простуды, горло лечит, если напарить, остудить и полоскать, если пить, то от бессоницы поможет и живот вылечит, когда в нем заколет, так, что сдохнуть от боли можно, если мыться в отваре, то от сыпи поможет, если голову мыть, то волосы крепче будут. А еще когда насморк можно цветки нюхать.
- Вона как? И чего, даже сопли лечит?! - изумился толстяк.
- Да. И голову, если болит...
- А эта? - ткнул пальцем в подорожник.
- Подорожник. Он если царапины или синяки - приложить надо и боль успокоит и кровь остановит. А если листья настоять в кипятке, остудить и пить, то от кашля помогает...
- Хорошо. Видно в травах ты разумеешь, - одобрительно качнул головой незнакомец, - Где твои мать, отец? Поговорить надо.
- Нету, - тихо ответил Тито.
- Так... - задумался бородач, - один, значит. Сколько за травы хочешь?
Тито пожал плечами. О цене он как-то не подумал, да и местные монеты не успел разглядеть. Бородач, возможно, понял эту заминку по-своему. Что-то подсчитал, прищурившись, и затем выдал:
- Значит так, я покупаю у тебя всё, вот держи: медуница, зверобой и подорожник - каждый по пять медных монет, дороже не продашь. А вот душицу... давай за десять монет?
- Хорошо, - согласился Тито, понимая, какая это большая удача, что его вообще заметили. К тому же еще и купили всё и не придется до вечера стоять. Он видел, тут мелкую рыбешку продавали за десять монет, значит, и ему удастся купить себе тоже что-то на эти деньги. От радости, парнишка не заметил, что покупатель не хуже него самого знает все названия трав. Когда расчет был получен и довольный Тито готов был уже вприпрыжку бежать к Виллу, дядька остановил его, ухватив за руку:
- Постой-ка, малец. Поговорить надо, - он почесал свободной рукой бороду и прищурившись, договорил, - Я аптекарь, недалече отсюда живу, в Лесухе, слыхал небось?
Тито кивнул.
- Так вот, мне б помощника такого как ты, - продолжил толстяк. - Я тебя ни едой, ни денежкой не обижу. Что скажешь, а?
Удача сама шла к руки, но парнишка растерялся, не готов был её принять, тем более, его ждал эльфик и уже давно.
- Я бы и согласился, добрый господин, но не могу, - потупился он.
Сложно было отказываться от такой просьбы.
- А что не так-то? Опекунскую оформим и всех делов! Почему нет?- озадаченно уставился на него дядька.
- Я не один, брат у меня, младший. И нездешние мы.
- Что нездешние - это не беда. Дети же, - бородач снова задумался. Тито понимал, что это не веский аргумент, но больше не нашелся, чем возразить на предложение аптекаря. Детей и, правда, никто не проверял откуда они родом, главное, чтобы имелись родители или опекун. - А сколь лет малому?
- Восемь.
- А, ну так не очень-то и мал, - с облегчением протрубил дядька, - В травах тоже разумеет?
- Да.
- О, так я на двоих и оформлю. А ты не сбежишь? Вернешься с братом-то? - бородач покрепче перехватил Тито за руку и громко рявкнул через весь рынок, - Михей!
На его окрик появился уже знакомый вихрастый паренек, тот, что хотел коня купить.
- Да, отец?
- Сопроводи мальца, да смотри мне, не обижай. Братцем твоим будет.
- Чего? Этот?! Да это из-за него коня моего тот дядька купил, покуда я тебя ждал. Зачем от нам, бать? Ну, зачем? - расшумелся Михей, привлекая к себе внимание толпы.
- Не твоего ума дело, сын! И попридержи язык-то, ишь, шумиху поднял. Кабы сам у меня хоть чему разумел, не стал бы я никого искать. А раз уж ума не хватает, то помалкивай! - рассвирепел аптекарь и одернув сына добавил, - Узнаю, что обидел чем его или братца его меньшего, накажу сурово. Жду всех в харчевне.
После этих слов грозный родитель развернулся и, не оглядываясь, ушел, а Тито молча посмотрел на Михея. Не нравилось ему то, что придется жить под одной кровлей с сыном аптекаря. Как видно паренек был того же мнения. Но против родителя не пойдешь.
- Чего уставился? - буркнул он недовольно, - Веди куда надо.
- Идем, - пожав плечами, Тито стал пробираться сквозь ряды, к выходу с рынка.


Глава 31

Лесуха. Она открылась внезапно, за высокими холмами и рядками невысоких елок появилось круглое, залитое солнцем местечко. Невдалеке серебрилось небольшое озеро, а три ряда цветных домиков выстроились полукругом перед усыпанным цветами лугом, встречая гостей. Даже приунывший Вилл, поднял голову, прищурившись, осмотрел представшую перед глазами местность. За время пути, он не проронил ни слова.
Шли они довольно долго, возможно, так казалось из-за молчаливого путешествия. Вначале шли по той тропинке, на которой Тито встретились женщины торговки, потом через просеку, потом полем, справа осталась какая-то деревушка, за ней были высокие холмы, и молодой ельник... Аптекарь и его сын шли чуть впереди, а "братья" следом. Тито изредка бросал взгляд на Вилла, тот выглядел уж слишком понурым, но не пытался заговорить. Ждал пока тот первым обратиться к нему. Но он упорно молчал, будто язык проглотил.
"Он поймет. Ему нужно время. Немного времени" - успокаивал себя Тито. Он знал, что ко всему можно привыкнуть, даже если поначалу это кажется невозможным.
Вчера, когда он вернулся за эльфиком вместе с навязанным ему в дорогу Михеем, Вилл ждал его на сосне. Снизу он казался маленьким и беззащитным. Его глазенки округлились при виде незнакомца.
- Вилл, не бойся. Спускайся, все хорошо, - поспешил его успокоить Тито и очень обрадовался тому, что на эльфике оказался его берет. Он скрывал длинные ушки и тем самым не вызывал никаких вопросов со стороны Михея. Тот пристально осмотрел младшего 'брата' и хмыкнул в своей манере, к которой Тито уже немного привык:
- Не такой уж он и малой, почти как ты.
- Это кто? - шепотом поинтересовался Вилл, настороженно посматривая на незнакомца.
- Это... по дороге расскажу, - ответил Тито, поддерживая почти спустившегося эльфика. Когда они поравнялись, прошептал ему на ухо, - берет не снимай, и ты для него мой брат, понял?
Вилл удивленно кивнул и испуганно посмотрел на провожатого. Видно было, что тот внушает ему сильный страх.
- Идем? - лениво поинтересовался Михей, потом еще раз окинул взглядом эльфика, так же лениво спросил, - Вилл, чёй-то ты на старшего не очень смахиваешь, будто и не братья?
- Он на отца похож, - ответил Тито, - а я на дядьку, отцова брата - вот и разные.
- А... понятно. Ну пошли "разные", да поживее. - скомандовал Михей, - А то мой отец не любит ждать.
По дороге Тито посвятил Вилла в происходящее. Эльфик хотел возмутиться, но испугался Михея и промолчал, давясь слезами.
- Ты чего ревешь? - ошеломленно прошептал Тито.
- Не хочу, - помотал головой Вилл. - Не надо.
- Глупыш, в том-то и дело, что надо. Ты же ничего не понимаешь! Есть хочешь?
- Да. Очень хочу... - ответил эльфик, страдальчески всматриваясь в глаза названного брата, - Давай сбежим, а?
- Обязательно сбежим, если что-то пойдет не так, если нам будет плохо. Обещаю. Главное - будь рядом и ничего не бойся, я тебя в обиду не дам, - пообещал Тито, обнимая братца, - скоро будем в харчевне. У меня немного монеток есть, на твоих травах заработал, купим еду.
- Это хорошо, - доверчиво улыбнулся Вилл.
Но спустя два часа от его хорошего расположения не осталось и следа. Он все выдержал молча, стараясь лишний раз не раскрывать рта. В присутствии большого количества незнакомых людей эльфик чувствовал себя довольно скованно и потеряно. Казалось, что его совсем не интересует происходящее. Аптекарь ждал их за высоким столом, беседуя с каким-то седовласым господином. При виде детей тот поспешил уйти.
- А, вот и вы! - обрадовался отец Михея. - Присаживайтесь, я заказал вам обед.
- Спасибо, но я бы и сам...
- Что сам? Твоих монет и на краюху хлеба бы не хватило, а вы небось с утра голодные, а малыш?
Вилл кивнул в ответ и первым уселся за стол.
- Вот и молодец! - похвалил его аптекарь, - Ну, а вы чего стоите? Михей, садись рядом, сын, и ты присаживайся, малец. Будем знакомиться ближе.
Тито и Михей недобро покосились друг на друга, но не стали перечить старшему. Послушно примостились за столом. Им принесли дымящуюся ароматную похлебку, по ломтю хлеба и по чашке теплого молока, и ребята накинулись на еду.
- Вкусно? - спросил аптекарь, когда от похлебки не осталось и следа.
- Да, - ответил за двоих Тито.
Михей, что-то пробурчал, а Вилл, не поднимая глаз, продолжал есть.
- Ну, а теперь давайте поговорим. Я Хапте Бород, аптекарь, и беру вас к себе в помощники. Если сработаемся и приживетесь, опекунскую бумагу продлим. Пока, оформил одну на двоих, сроком на месяц. Осталось только вписать ваши имена. Ну, и кто вы будете?
- Я Тито, а брата зовут Виллом, Полесские мы.
- Ага.... издалека значит, фамилия дюже длинная. Ну, так можно ж и подсократить, верно? Будете Полес, - тут Хапте обратил внимание, что ребята закончили с едой, - Поели? Ну, тогда пойдем, обрешим дело до конца.
Аптекарь отвел их к тому самому господину, с которым беседовал, когда они вошли в харчевню. После внесения изменений в бумагу, на ребят надели по тонкому ожерелью из черного металла, на котором серебряными буквами были начертаны их имена и выведена принадлежность к дому аптекаря. После того, как защелкнулась застежка на шее Вилла, он всхлипнул и, отвернувшись, закрыл лицо руками.
- Эй, чего это с твоим братцем?! - изумился Бород.
- Не беспокойтесь, господин, он просто по родителям скучает, не привык еще... - грустно ответил Тито. - Можно, я поговорю с ним?
- Говори сколько надо, - дал добро аптекарь, - Мы сегодня здесь заночуем, у меня еще дела имеются, а завтра с утречка в Лесуху пойдем. Михей придет за вами, проводит на ночлег. А пока - гуляйте.
Хапте ушел, а Тито, взял плачущего эльфика за руку, и они спустились к реке. Сели на берегу и опустив ноги к воде, долго смотрели на стрекоз. Вилл почти успокоился, когда Тито нарушил молчание.
- Ну и чего ты ревел?
- Ты сказал, доверяй... - всхлипнул Вилл и утерев нос рукавом, добавил с вызовом, - Я и доверял тебе, а ты! Предатель!
- Это еще почему? - нахмурился Тито, не понравился ему тон эльфика и его внезапное обвинение, - Кого это я предал?
- Меня! Я - эльф! А на меня ошейник надели... я же... я же... не пес, - он снова всхлипнул, но закусил губы и сдержался на этот раз от рыданий.
Отогнав назойливую муху, Тито встал, отряхнул штаны. Ему хотелось одновременно и стукнуть эльфика по голове, чтобы выбить из него гонор и глупости, и пожалеть его. Но еще он понимал, что кулаками тут не помочь. Вилл только озлобится и неизвестно, что еще натворит. Поэтому он просто ответил:
- Глупый ты! Не ошейник это, а оберег. Ты правил не знаешь. Детям нужно с родителями жить, или с опекуном, тогда их никто не обидит.
- У меня есть родители! Мне не нужен твой опекун! Сниму эту штуку и уйду. Вот!
- Ну и где они? Твои родители? Здесь-то ты один! Совсем, один. Уйдешь от меня и пропадешь. Одиноких детей демоны воруют и едят, а ведьмы из них чучелы делают. Хочешь чучелой стать?
- Ты врешь! - закричал в отчаянии Вилл. - Все врешь!
- Да, конечно. Я настоящий врун и тебя одного в лесу бросил и вообще... Ты как хочешь, а я пошел, - устал Тито уговаривать эльфика, - И отдай мой берет, тебя без него еще быстрее съедят. Мучиться долго не будешь.
Зачем он это сказал и сам не знал. Наверное, от обиды. Ведь хотел сделать, как лучше, а в итоге еще и виноватым остался. Вилл вздрогнул и испуганно ухватился за берет, а глаза его вновь наполнились слезами.
- Ладно. Оставь себе на память, - вздохнул Тито и медленно пошел наверх, к тому месту, где их оставил аптекарь. Спустя некоторое время он с облегчением услышал за спиной шаги Вилла. Но с тех пор эльфик молчал, думая о чем-то своем.
Когда они спустились по извилистой тропке в селение, солнышко уже стояло высоко. Прохожие - старики, да женщины - то и дело здоровались с аптекарем. Хапте Бород учтиво отвечал на приветствия селян, время от времени, промакивая вспотевший лоб какой-то тряпицей, далеко не первой свежести. Его сын поступал проще, вытирался рукавом рубашки.
- Ну, и жарень! - то и дело восклицал Михей по дороге к дому.
- Ничего, уж не долго осталось, - подбадривая скорее себя, чем остальных, отвечал ему отец.
Тито и Вилл молчали, изредка бросали взгляды друг на друга, больше глазели по сторонам. Лесуха была симпатичным местечком - домики все ровные, невысокие, но и не низкие, светлые, с ровными зубьями частоколов вокруг них. Высоких заборов здесь не было, изредка попадались плетни. Домики стояли плотно друг к другу, но не теснились, между ними росли деревья, кустарники и высокая трава. Иногда эти зеленые островки напоминали собой небольшие рощицы.
Дом аптекаря располагался в самом центре селения, он был высоким, крепким, с замысловатыми узорами на ставнях. Вокруг дома росли яблони и большие яркие цветы.
- Что? Нравится? - усмехнулся Хапте в усы, заметив восхищение в глазах детей,- Проходите во двор, хватит глазеть-то.
Он первым вошел в невысокие воротца, ребята по очереди прошли за ним. Их встретил, виляя хвостом и поскуливая, лохматый серый зверь. Бород старший потрепал его за уши, а младший ласково погладил по голове.
- Ну, ну, Косма! Соскучилась? Встречай гостей.
Оказавшись, нос к носу со зверем, Вилл быстренько спрятался за спину Тито, и испуганно выглядывая из-за его плеча, впервые за все время пути подал голос:
- Это кто? Волк?
Тито не успел ему ответить, как стоявший неподалеку от них Михей вдруг заржал не хуже коня:
- Ы-Гы-гы-гы! Ой, не могу! - ухватился он за живот, - Гы-гы-го-го-о! Сам ты волк! Ты чё собаку никогда не видал? Батя, он собаку не видал, вот урод! Гы-гу-гу...
- Тихо, ты, зубоскал! - осадил его веселье Хапте, - Не видишь, боится он.
Бород внимательно посмотрел на мальчишек, жмущихся к забору.
- Тито, вы что и, правда, собак никогда не видали?
- Я видел, - ответил парнишка и выступил чуть вперед, протянул раскрытую ладонь к собаке. Она понюхала руку, потом вильнув хвостом, лизнула его в щеку.
- Ага... А ты? - обратился аптекарь к Виллу, при этом он постарался встать между ним и Тито.
- Я тоже видел, - робко ответил мальчик и медленно попятился к воротам, - Разве они такие?
Михей еле сдерживая смех, ушел в дом. Косма побежала было за ним, но тут её окликнул Хапте:
- Косма, ко мне!
Собака послушно приблизилась к хозяину.
- Ну, что, малец, давай выходи из-за братца, будем знакомить тебя с Космой.
Вилл недоверчиво покосился на Тито, Хапте и собаку, но видно, понял, что деваться некуда и неспешно подошел к зверю.
- Не бойся, протяни к ней руку, она обнюхает, ознакомится с твоим запахом, - аптекарь показал, как нужно сделать, Вилл послушно повторил. Он вздрогнул от прикосновения мокрого носа к ладошке. Косма предупреждающе оскалила зубы, но Бород успокоил её голосом, - Все хорошо, Косма. Вилл, только не дергай рукой, погладь. Не бойся.
Лишь только первый страх у ребят от общения с собакой прошел, они смогли с ней подружиться и даже немного поиграли. Аптекарь оставил детей во дворе, а сам прошел в дом. Вскоре он окликнул их с крыльца. Мальчики поднялись по широким ступеням и вошли в прохладу дома. В просторных сенях в углу стоял покосившийся круглый топчан:
- Будете пока тут жить. Ежли приживетесь, к зиме в доме вам комнату выделю. А пока жара, тут даже лучше, спать легче. Вот вам переодеться, - он сунул каждому в руки по каким-то свернутым вдвое вещам, - а на дворе бочка с водой стоит, там и окунетесь, мыло тоже там найдете. Михей проводит. Седня пока осваивайтесь, с домом знакомьтесь, а завтра с утра будем работать. Все ясно?
- Да, - ответил Тито. - Только можно мы сами, без Михея. Ему, наверное, тоже отдохнуть надо.
- Это ему-то отдохнуть?! - брови Хапте забавно собрались на лбу. - Ему дай волю, так уже не сидел бы дома, сбег бы с девками зубоскалить. Михей! А, ну-ка проводь ребяток. Да обскажи, что к чему у нас тут, про порядки.
Сын Борода, верно, не очень хотел исполнять волю отца, но озвучивать свое недовольство не стал, а покорно повел ребят на задний двор. Остановились они возле большой бочки с водой. Рядом росли низкие кусты шиповника, за ними какие-то постройки и навес под которым лежали бревна и дрова, уложенные в поленницу.
- Вот тут мыться будете, там дрова, там загон под скот, ну, а остальное батя сам обскажет. Будете травы собирать для него, а он из них варить снадобья. К нему многие едут, кто сам лечиться, а кто и для других что просит. Когда, может, вас на рынок с собой возьмет, а когда тут будете, - Михей почесал в затылке. - Кажись, все.
- Михей, а можно на озеро ходить? - почему-то спросил Вилл. Тито удивленно взглянул на него, но промолчал.
- А зачем тебе туда ходить? - удивился в свою очередь Михей. - Вобще можно, не на привязи ж вас держать, тока я не советую туда ночью бегат.
- Почему?
- Водяной сожрёт, и косточек не оставит! - заметив, как побледнел при его словах Вилл, паренек громко расхохотался, - Чё, струсил?! Так лучше дома сиди, да батю слушай, дольше проживешь. Да... и это, я вам не брат и не нянька, так ежли куда влезете, сами и выбирайтесь, я тут ни при чем, усекли?
Мальчишки кивнули в ответ, а Михей довольно усмехнулся:
- Ладно, мойтесь, а то скоро обедать будем, чтоб чистыми были, - и что-то насвистывая, поплелся к дому.
Тито положил вещи чуть поодаль бочки, и тут его окатили водой со спины.
- Ай! Что ты делаешь? - закричал парнишка оборачиваясь. Эльфик, не раздеваясь, целиком забрался в бочку и уже намыливал голову. - Э... эй! Зачем в одежде-то?
- А что? Помоюсь и сниму, она чище будет.
- И кто вас принцев только учит? - вздохнул Тито, - Горе ты мое... обувь-то хоть снял?
- Ага, сня..- пфф - л, - Вилл вынырнул из бочки брызгаясь и улыбаясь, - Снял. Я ж не глупый, чтобы в обуви купаться.
- Ладно... ты все? Вылезай, моя очередь.
Вилл послушно выкарабкался из бочки, и только тут Тито обратил внимание, как сильно выглядывают его уши из-под намокших волос.
- Вилл, стой!! - закричал он, оглядываясь и заслоняя собой эльфика от окон дома, - Ты куда берет подевал?
- Вон, на земле валяется, - ответил испуганно Вилл, - а что?
- Что ...что... про уши свои забыл, да? Одевай и не снимай, пока не обсохнешь, - натянул Тито на него берет. - Иди под навес, там оденешься, а я мигом.
Пока он смывал с себя дорожную пыль, Вилл переоделся в сухое. Эльфик вышел из-под навеса в довольно забавном виде. Широкие штаны, подвязанные поясом, плохо держались на нем, рубашка была явно великовата, скорее всего раньше она принадлежала широкоплечему Михею, от того все время норовила соскользнуть с худеньких плеч Вилла. Когда Тито оделся в своё, он имел не менее комичный вид. Вещи были велики и ему.
- Ну, что, братец, идем? - улыбнулся он вновь погрустневшему эльфику. - Что с тобой?
- Не нравится мне тут, совсем... - поднял на него печальный взгляд Вилл, - А если они видели меня в окно?
- Если видели - сбежим, - пожал плечами Тито. - Только давай сначала поедим, хорошо?

На том они и решили. К счастью их купания никто не видел. Аптекарь был занят подсчетами, и когда они вошли в дом, то он сидел, склонившись над расходной книгой. Косо взглянув на детей, Хапте что-то буркнул себе под нос, потом ушел вглубь дома, и вернулся с другими вещами, которые оказались почти впору. Михей ушел по какому-то поручению отца, поэтому посмеяться над 'братцами' не мог, а когда вернулся (примерно, через четверть часа), они выглядели уже весьма неплохо.


Глава 32

Месяц прошел очень быстро, и Хапте засобирался на рынок. Нужно было продлить опекунскую, да купить кое-что к осени для ребят из одежды, поэтому и мальчишек он тоже решил взять с собой. В этот раз в доме за старшего оставался Михей. Ссылаясь на головную боль, он выпросился у отца не ездить на рынок. Правда и Хапте, и мальчишки знали, что дома тот не просидит и минуты, улизнет куда-нибудь, но решили не заострять на этом внимание. Потому что ноющего по дороге Михея вытерпеть мог разве что глухой.
- Сын, ты смотри мне, дом надолго не оставляй без присмотра, - Хмурился Хапте, нагружая телегу травами и снадобьями на продажу.
Косма вела себя в этот раз очень странно, подолгу ластилась к детям, а хозяина вообще прихватила зубами за штаны, не хотела отпускать в дорогу. От всего этого на душе у Тито было очень неспокойно, а в животе, казалось, поселился ледяной ветер. С Виллом тоже было что-то не так, на него вдруг напала икота.
Аптекарь хмурился все сильнее, но поездку отложить еще на одну неделю он не мог. Если истечет опекунская, детей заберут со двора даже без его ведома, и тут он ничего уже не сделает. Против закона тяжело идти... Единожды указав имена детей в книге сановника, он дал право властям подыскивать по истечению срока опеки тех, кто возьмет на себя заботу об одиноких детях.
- Михей, дай ему воды, - проревел Хапте, - да привяжи псину, а то еще увяжется вслед.
Как только смогли выехать со двора, поспешили к рынку. Вначале аптекарь вел коня под уздцы, а когда миновали селение, удобно устроился в повозке и, замахнувшись кнутом, присвистнул, придавая скорость своему гнедому. Жеребца они с Михеем купили через неделю после того, как в их доме поселились братья. Оставив Тито за старшего, Бород наказал никуда ребятам не отлучаться со двора, что они с удовольствием и выполнили, играя целый день с Космой. Уже к вечеру домой вернулись хозяева.
- Без норова, послушный жеребец гораздо надежнее в хозяйстве, - рассуждал вслух Хапте, успокаивая возмущения сына, по поводу упущенного шанса. - А на что тебе тот? Ни в телегу впрячь, ни поле вспахать. Так, перед девками покрасоваться... Нет, сын, хорошего мы коня купили и не обижай мне его.
Этот конь был совсем не таким, как тот, что приглянулся Михею раньше, но тоже сильный и красивый, а главное - его легко приспособили под домашние заботы.
Младший Бород через время и сам понял, что жеребец неплохой им достался, и несколько раз он даже выезжал на нем гарцевать в поле. Тито и Вилл с завистью смотрели на наездника. Сами они только мечтали об этом, Хапте не разрешал:
- Шеи посворачиваете себе, и что мне потом с вами делать,а?
Да и на сына он смотрел в полуприщур, видно было, что беспокоится и гордится своим отпрыском одновременно. За грубостью и показной небрежностью аптекаря пряталось доброе сердце.
К хорошему привыкаешь всегда быстро. Вот и Тито с Виллом привыкли и к грозному виду своего опекуна, и к его требовательности и к тому, что всегда сыто накормлены. К Хапте приходила каждое утро старушка соседка, тетя Нора. Она и еду готовила и одежду стирала, не за деньги, а по доброте душевной. Привыкла опекать Михея, когда он матери лишился, а потом уж так и повелось. Одинокой женщине трудно прожить без сильного мужского плеча. Вот Хапте и Михей помогали ей - где забор починят, а когда сеном да дровами помогут запастись, так и жили сообща. Детей в поселке было немного, все возраста Михея, да постарше. Поэтому на мальчиков часто обращали внимание соседи, и время от времени угощали, кто конфету Виллу сунет в руку, кто яблоком сочным одарит. Вначале ребята стеснялись внимания, а после и к этому привыкли. Их знали в поселке, и в семье Хапте они тоже прижились. Тито даже забыл о том, что надо прятаться и остерегаться незнакомых людей.
Но вот в первую ночь в доме аптекаря он долго не мог уснуть. Непривычно было делить топчан с эльфиком. Раньше Тито путешествовал по мирам в одиночестве и думал только о себе. Приспосабливаться к новой жизни он умел давно, а теперь приходилось размышлять еще и о 'братце'.
Вилл тоже не спал, вздыхал и ворочался. Потом вдруг сел. Его волосенки топорщились теперь в стороны. После того, как он немного обсох, рыжая копна на его голове укрыла длинные уши и свесилась до самых плеч лохматой шапкой. Берет теперь был без надобности. Но надолго ли? - Тито не знал. Хотелось бы, чтобы подольше скрывались эльфские уши. Не мог же Вилл все время ходить и спать в берете.
- Послушай, Вилл, ты чего не спишь? - нарушив тишину, просил Тито.
- Не могу тут... привык в лесу или...
- В дворце? - Тито тоже присел на топчане. Эльфик кивнул, - Там, наверно, перины мягкие, да?
- И небо. Его видно. Я люблю смотреть на небо, там знаешь звезды, они такие красивые. Я всегда на них смотрю перед сном... - Вилл вздохнул и добавил, - смотрел.
- Не грусти. Хочешь на двор выйдем?
- А можно?
- Давай у Хапте спросим,- предложил Тито и, взяв Вилла за руку, потянул его за собой в комнату аптекаря.
Хапте Бород сладко похрапывал, свободно раскинувшись на своей кровати, под легком покрывалом ему не было жарко. Прохлада из распахнутого окна освежала комнату и дарила сладкие сновидения. Хапте видел очень добрый сон, где он будто шмель летит с цветка на цветок, с цветка на цветок... Конечно же он совсем не ожидал, что его так неловко оборвут кошмарным пробуждением.
Шмель, паривший над цветами, вдруг услышал грозный окрик и промахнулся мимо очередного желтого блюдца-сердцевинки. Он шмякнулся об землю, а когда приоткрыл глаза, то понял, что цветочная поляна куда-то исчезла. Перед ним же стояли два светящихся "некто" в белых одеждах. Один из них что-то вопрошал, размахивая руками.
От увиденного у Хапте перехватило вначале дыхание, а потом сердце забухало в груди, как от быстрого бега под горку. А мысли начали путаться в голове, подыскивая возможные варианты присутствия в его комнате чужаков: "Не иначе - демоны пожаловали, не ангелы же с такими рожицами, от которых умереть впору, да с ушами, как у ослов, да с прическами, как у леших. Точно демоны. А что демонам от меня надо? Душу? Нет, не отдам! Не выпросят!"
Он зажмурился, а потом вновь распахнул глаза. Демоны не ушли, а теперь переглядывались и шептались.
- А-а-а! - закричал Хапте, подпрыгивая на постели, - А-а-а!! Чур меня, демоны! Чур!
Он замахал руками, прогоняя непрошеных гостей.
- Дядя Хапте, дядя Хапте, это же мы! - донеслись до него тонкие голоса демонов, и аптекарь замолчал, прислушался.
- Кто тут? - прищурился он, разглядывая босоногих посетителей в длинных ночных рубашках. Луна светила им со спины в открытую дверь и оттого, казалось, что они сами сияют. Хапте протер глаза руками и еще раз всмотрелся.
- Это мы, Тито и Вилл.
- А чтоб вас, черти! Напугали до смерти, - успокаивая дыхание, проворчал аптекарь, наконец, приходя в себя. - Чего надо? Почему не спите, чего по дому шарахаетесь?
- Мы спросить хотели, можно нам во дворе спать, на сене?
- Можно, - буркнул Хапте, - разбудили только... такой сон согнали. Брысь отседа! Чтоб до утра вас больше не видал!
Мальчишки быстрее ветра скрылись с глаз расстроенного аптекаря. Выбежали во двор, натягивая на ходу штаны.
- Я ж тебе говорит, напугается, - вздохнул Вилл.
- Да, ладно! Он же не сильно, а помнишь, как глаза выкатил - демоны, демоны! - рассмеялся Тито.
- Ха-ха-ха! - подхватил его смех Вилл, прикрываясь рукой, чтобы не расхохотаться слишком громко, ведь - ночь, потом вдруг прервался, - Жалко его, он хороший.
- Да, хороший, - подтвердил Тито. - Надо привыкать, Вилл. Опекун он ведь защита нам.
- От кого? От демонов?
- И от них тоже, - вздохнул Тито, вспоминая свою недавнюю встречу с одним из них в лесу. Тот демон заметил его даже сквозь защиту. И тогда стало по-настоящему страшно. Если бы не вмешалась женщина-кошка, то неизвестно, что случилось бы с ним. Наследник - так назвал его демон, ваше высочество - так обращалась к нему незнакомка, а он пока не мог вспомнить, кем же является на самом деле. Даже подумать обо всем, что случилось у Тито не было ни времени, ни желания. Он всегда прятался, всегда боялся. Раньше ему тоже что-то вешали на шею, в виде оберега. Тито вспомнил тетушку Эль. Её теплый голос: 'Не снимай это даже тогда, когда купаешься или спишь. Это твоя защита' - тонкая блестящая штуковина, похожая на пуговицу, на длинной веревочке всегда висела на его груди. Когда Тито жил у Феона, то носил на шее что-то вроде мелких бус и давались похожие напутствия: ' Это тебе. Пока носишь, никто тебя пальцем не тронет. Потому что ты мой'. Пусть парнишка пока не понимал взрослые правила жизни, но знал, что не будь у него на шее оберега, давно бы случилась с ним беда.
- А от... водяного? - сглотнув, спросил Вилл. Его круглые глазенки доверчиво всматривались в Тито, который медлил с ответом, обдумывая: существуют ли водяные, как от них можно спастись и едят ли они детей. Ребята обошли дом, Косма выскочила к ним навстречу, виляя хвостом, потрусила рядом. Копна с сеном стояла чуть поодаль, за постройками. Мальчишки забрались на самый верх и, откинувшись на спину, смотрели на небо. Дышалось легко, а звезды казалось, вот-вот готовы были открыть какие-то секреты. Они таинственно мерцали, будто переговаривались друг с другом. Собака пристроилась внизу у копны, громко зевнула, и немного поворочавшись, устало прикрыла глаза.
- Спасет... от водяного? - снова задал свой вопрос Вилл, усаживаясь поближе к "братцу".
- Думаешь, они бывают? - Тито обернулся на встревоженного эльфика, - Я думаю, наврал Михей. Ты же слышал, как он смеялся. Нету водяных, я их ни разу еще не встречал.
- Это хорошо, что не встречал... - с облегчением проговорил Вилл, - может, их и правда нету.
- А почему это ты так про водяных спрашиваешь? а? - насторожился Тито, заметив задумчивый блеск в глазах эльфика. - К озеру что ли собрался?
- Может и собрался, - буркнул Вилл и отвернулся, нахохлился, как воробей.
- О, Вилл, если это так важно... мы можем вместе сходить.
- Сейчас? - просиял эльфик. - Давай прямо сейчас! Его же отсюда видно. Это недалеко!
Не успел Тито ничего ответить, как Вилл кубарем слетел вниз и понесся в сторону озера. Косма, громко рыкнув, побежала следом за эльфиком, и ему ничего не осталось, как присоединиться к беглецам.
Догнал он их у самого озера. Хоть бегал Тито быстро, но эльфик и Косма его все равно опередили. А там Вилл остановился, как вкопанный, почти у самой воды.
- Уф... ты... чего... стоишь? - спросил Тито, выравнивая сбившееся от бега дыхание, - Водянова опять боишься?
- Тише... слышишь? - ответил Вилл.
- Нет, не слышу, - закрутил головой Тито, - совсем ничего...
- Песня... слышишь, кто-то поет? - Вилл сделал шаг к озеру и снова остановился, Тито прислушался. Действительно, от озера лилась тихая печальная песня. Тонкий голос, как порыв ветра, едва доносился до слуха мальчишек. Косма пробралась вперед и, грозно зарычав, кинулась сквозь заросли. Тут же раздался визг такой силы, что заложило уши, а потом донесся знакомый ребятам голос, и все затихло.
Тито и Вилл переглянувшись, шагнули в траву, а когда раздвинули её, то увидели в лунном свете, Косму, радостно виляющую хвостом, Михея и с ним какую-то девушку.
- Вот тебе и водяной, - хихикнул Тито и, развеселившись, они с Виллом на два голоса грозно выкрикнули, - Уууу!
И затем дали стрекоча в обратном направлении. Влажная трава холодила незащищенные обувью ноги, щекотала за пятки. Тито чувствовал себя очень счастливым от быстрого бега; от ветра, бьющего в лицо; от неба такого черного и близкого, до которого, верно, если захотеть, то легко можно дотянутся рукой и потрогать звезды. Чувство полной свободы впервые посетило его, впервые он отпустил свой страх...
Косма их догнала уже у ворот. Забравшись на копну сена, ребята долго смеялись, представляя лицо Михея, когда тот услышал их завывание. Не заметно для себя, они все же успокоились и крепко заснули.
Утром до них еле добудился Хапте, и с его ворчания начался первый совместный день, заполненный заботами. Ребятам приходилось не только травы собирать, сушить и перемалывать в порошок, но и помогать в хозяйстве. У аптекаря имелись куры, козы, а потом к ним добавился жеребец, правда, за ним ухаживал Михей. С сыном Борода тоже можно было ужиться, если не заострять внимание на его заносчивость и лень. Тито старался обходить его стороной и не лезть в семейные споры.
К озеру братья больше ночью не ходили, но однажды вечером, до захода солнца, Вилл попросил сопроводить его туда.
- Снова хочешь Водяного увидеть? - решил пошутить Тито, но эльфик лишь качнул головой.
- Я домой хочу, - ответил он через время, когда до озера оставалось всего несколько шагов. - Понимаешь, там может быть путь.
- Какой еще путь?
- Идем, - Вилл скрылся с глаз в траве, Тито поторопился за ним.
Озеро было круглым, как зеркало, и ровным. Вода в нем - прозрачная и прохладная даже в жаркий день. Купаться здесь опасались, потому что легко можно было утонуть от переохлаждения. Укрытое тенью деревьев и зарослями высокой травы, озеро, казалось, овеяно тайной. Тут мог жить не только водяной, но и русалки, и все кто угодно. Правда, на деле в нем водились лишь мелкие рыбешки и рачки.
Вилл долго вглядывался в воду, а потом прошептал длинную фразу на странном языке, похожем на щебет птиц, и коснулся рукой воды. Но ничего не произошло. Совсем. Печально опустив плечи, эльфик поплелся назад, к дому аптекаря, и больше уже не порывался бегать к озеру. Тито понимал его, но помочь тут ничем не мог.
За месяц они сдружились и в самом деле стали друг другу, как братья. Свои уши эльфик прятал за пушистыми волосами, так собирая их в хвост, чтобы они закрывали собой их острые концы. В остальном он ничем не отличался от обычных детей. Поэтому за все то время, что они прожили в Лесухе Вилла никто не разоблачил.
Подъезжая к рынку, Хапте заерзал, то и дело стал покрикивать на жеребца, скрывая охватившее его волнение, с которым никак не удавалось справиться. Его нервозность передалась и ребятам.
- Я боюсь, - прошептал Вилл, прижимаясь плотнее к Тито.
- Все будет хорошо, - неуверенно ответил он, - не отходи от меня далеко.
Рынок встречал шумом и яркими красками, но как бы им всем хотелось быть от него подальше, тревога не покидала - ни аптекаря, ни детей - ни на минуту.
---
Косма рвалась с цепи, завывала и подпрыгивала, будто в нее вселился демон. Тетя Нора, протиснувшись в калитку, так и замерла на входе, наблюдая за собакой.
Женщина позвала Михея, но того уже и след простыл. Знакомое дело. Не в первый раз он оставляет дом только на Косму. 'Опять где-то с девицей воркует, не иначе', - подумала старушка и подошла к собаке. Косма завиляла хвостом, легла у ног женщины, жалостливо заглянула ей в глаза.
- Ну, чаво смотришь, горемышная? Отвязать тебя штоль? - едва только старушка ослабила привязь, как собака рванула со всех лап и вылетела со двора.

Глава 33

Славный город Этан еще нежился в предрассветной дреме, прислушиваясь к звукам пробуждающейся жизни - вот скрипнула чья-то дверь, хлопнули ставни, послышался взмах крыльев мельницы...
Лаоль Фар аде Оль давно уже не спал, с вечера. Чуть покрасневшие от бессонницы глаза, вглядывались вдаль. Главный хранитель эльфийских лесов ждал встречи на краю границы своего государства. Он был один. На такие "свидания" не ходят толпами. Может быть, с его стороны и считалось легкомысленным придти сюда, на склоны гор, без сопровождения охраны, но он решил рискнуть. Тем более, что давно был знаком с Хранителем тайн.
Лаоль никогда не видел его лица, но без труда узнал эту чуть сгорбленную фигуру, которая появилась за его спиной из бесшумно открывшегося портала. Длинный черный балахон с глубоким капюшоном, полностью скрывали Хранителя. Лицо его было закрыто светлой театральной маской.
- Ты звал меня, мой Оль? - раздался знакомый скрипящий голос и замер в ожидании ответа.
- Да, мой Зей, - ответил, почтительно наклонившись, Лаоль.
Давнее приветствие, будто пароль, проверка друг друга на верность и преданность. Хранитель тайн принадлежал к древнему роду, имел божественное начало и являлся как другом так и врагом для всех, кто посвящал его в свои тайны. Подчас он знал больше, чем можно было предположить, знал обо всем и обо всех. К нему обращались за помощью в самых трудных случаях, и иногда он раскрывал свои уста, чтобы дать совет. Тайны оставались тайнами, но Хранитель мог направить в нужное русло мысли тех, кто его призвал на помощь.
Эльф был знаком с Зеем с детства, еще отец приводил его в дом, где тот был почетным гостем. Закрывшись в кабинете они подолгу вели какие-то беседы, иногда приглашали к себе Лаоля, чтобы поинтересоваться его успехами в школе. Еще тогда он запомнил крючковатые сильные пальцы Хранителя, которые так любили перебирать белоснежный жемчуг - неизменный атрибут в его руках. Сам же хранитель впервые решил воспользоваться услугами Зея, но не знал, с чего начать и оттого медлил, подбирая слова.
- В чем дело, Оль? Ты никогда не звал меня, значит, что-то случилось. Что-то с чем ты не можешь справиться сам. Принцесса? - Лаоль едва заметно вздрогнул, когда Хранитель произнес это слово, его волнение не ускользнуло от проницательного Зея. - Вижу я прав. Дело в ней.
- Да. Ты все знаешь, не так ли?
- Может быть, - уклончиво ответил Зей и обошел эльфа, медленно перебирая жемчуг, - Что хочешь знать?
Методичное поскрипывание в его руках раздражало Лаоля, но он старался не показывать вида. Нервно хрустнул пальцами и, почесав подбородок, ответил:
- Прошло чуть больше месяца. Поиски не дали результата. Где она может быть?
- Где угодно, - пожал плечами Хранитель, - Ты сам знаешь, что количество миров никто не подсчитывал...
- Но она не умеет... пока не умеет пользоваться даром...
- Значит, кто-то помог...
- Кто?! - теряя контроль над собой выкрикнул эльф, но тут же понял, что был не прав.
- Я не даю ответы на вопросы, я только направляю.
- Прости... - Лаоль провел рукой по лицу, - Я слишком вымотан, мы ищем с утра до ночи и с ночи до утра. Вся ответственность лежит на мне. Мои охранники потеряли её след, мне и отвечать...
- Я понимаю, - Зей дружески похлопал Лаоля по плечу, - Проси совет у деймов. Их старейшина многое знает, гораздо больше, чем я. Как знать, быть может, там и найдешь ответ.
- Деймы - они же почти боги, как я могу?
- Я тоже почти бог, - угрюмо ответил Хранитель, - Когда твой путь уткнулся в стену, достаточно лишь слова - "помоги", как рядом откроется дверь. Неужели твой отец не научил тебя этой истине?
- Прости, - в очередной раз извинился эльф.
- Всему виной - гордыня, - покачал головой Хранитель. - Идем, я провожу тебя.

---

Хельга д`Аймон опустилась мягко на траву, перекатилась и, оглядевшись, поднялась на ноги. Прорываясь сквозь миры, иногда приходилось резко отпрыгивать в сторону, ведь никогда не знаешь, что ждет тебя там, за пределами портала. Первое проникновение за дверь Его Высочества, чуть не стоило ей жизни. Балансируя на краю пропасти, девушке удалось сделать шаг назад и перевести дух. Уже царила глубокая ночь. Полная луна светила так близко, что, казалось, протяни руку и можно потрогать её гладкую поверхность. Здесь она мерцала холодным светом и, будто зеркало, была гладкой и круглой, лишь ничего не отражала.
Хельга, облегченно выдохнув, присела на край уступа, посмотрела вниз. Глубина пропасти впечатляла...
Скорее всего она сделала глупость, что отправилась в это путешествие одна, и Грейс, наверняка, по этому поводу высказалась бы сочно, в своей манере поучения и назидания. Она не понимала, что её племяннице иногда требовалось внимание и немного сочувствия, а еще не помешала бы поддержка, хоть изредка.
Но что сделано, то сделано. И теперь вернуться домой можно было либо с наследником, либо не возвращаться вовсе. Смысл её жизни сейчас зависел только от юного повелителя. Хельга дотронулась рукой до болтающегося на её шее кулона, погладила, ласково прикоснулась губами. В этой маленькой капле (которая мелко дрожала, перекатываясь в её пальцах, как настоящая слеза), отлитой ювелиром по её просьбе, спала Злата - единственное близкое и родное существо. Теперь она была зернышком, согревающим свою госпожу в минуты отчаяния. Как и прежде верная эф-ми всегда сопровождала Хельгу. Укрытая в хрустальном коконе, как и прежде делила с ней горести и радости. Отчего-то первых в жизни было гораздо больше.
- Милая моя Злата, как бы мне хотелось, чтобы ты знала... - девушка вздохнула и прошептала, - ты и так знаешь, правда?
Хельга до сих пор не решилась вырастить эф-ми вновь. Боялась, что истории может повториться, боялась боли, которая так пока и не зажила в её душе. Это все равно, что порезать палец. Неприятно? Да. Но вполне терпимо, можно через время даже забыть. И лишь, когда на него просыпать немного соли, рана напомнит о себе с новой силой.
Хельга не хотела еще раз страдать от потери. Поэтому всегда носила на груди ту, кто одаривала её своей дружбой, верностью и любовью, как никто другой. Иногда девушке думалось, что Злата её слышит и отвечает, кивая головкой - соглашаясь или качая, когда госпожа оказывалась неправа. Но в конечном итоге, Хельга списывала свои видения на разыгравшееся воображение. Ей просто хотелось верить, что она не одна.
Побродив по округе, д`Аймон поняла, что делать ей здесь нечего. Наследник покинул это место, но почему-то рядом с его следом вырисовался еще один - совсем тонкий. Он принадлежал какому-то волшебному существу. Довольно сложно было разобрать - добром ли оно наполнено или злом... Хельге удалось лишь увидеть приоткрытую дверь и проследовать в неё за путниками. Она совсем не чувствовала усталости, ей очень хотелось поскорее оказаться возле Его Высочества, поэтому не останавливаясь, проскочила еще через одни двери.
И лишь здесь её догнала усталость. Девушка почувствовала, что больше ей не перебороть сон. В этот раз она вышла из портала на склоне неглубокого оврага. Выбралась из него и окинула взглядом предрассветную окрестность. Невдалеке виднелась небольшая рощица, чуть дальше просматривался поселок. Хельга обернулась кошкой и в несколько прыжков добралась до первого высокого дерева, быстро вскарабкалась наверх. Она уютно устроилась на широкой ветке вяза и, укрытая его пушистой листвой от посторонних глаз, приготовилась ко сну. Хельга точно знала, что звери её не тронут, так как чувствуют в ней кровь дейма, даже в зверином обличье. Люди в это время еще должны были спать, и она надеялась, что наследник тоже устроился где-то на ночлег. Зажмурившись, Хельга моментально провалилась в глубокий сон.
- Чик-чик-чьи? Чик-чик-чьить! - раздалось над ухом кошки, но она сделала вид, что не расслышала примостившуюся рядом с ней пичугу. Та наклонила головку на бок, рассматривая спящего серого незнакомца, который не проявил к ней никакого интереса. Через некоторое время любопытная птичка перепорхнула чуть ближе. И только расправила крылышки, чтобы поинтересоваться: 'Чьи тут звери спят?', как оказалась в пасти у этого самого зверя. Кошка вмиг расправилась с добычей и, привычно 'умывшись' после еды, спустилась с дерева вниз. Хельга любила птиц и жалела их, но её второе 'Я' жило своей жизнью и часто подчинялось инстинктам, а не разуму. Что очень расстраивало д`Аймон, когда она становилась собой.
Пробираясь через заросли высокой травы, кошка оставалась незаметной. Как бесшумная тень она скользила в сторону поселка или небольшого городка. И только бабочки встревоженно подлетали, если оказывались рядом с ней. Хельге очень хотелось пить. Ей казалось, что язык совсем пересох и теперь скребет нёбо - неприятные ощущения, даже для кошки. Еще девушка надеялась найти там следы наследника. Он мог выйти к людям, и тогда у нее имелись шансы на успех.
Вокруг селения проходила высокая стена. Вскарабкавшись на нее, кошка осторожно посмотрела вниз. За стеной, как она и предполагала, находился поселок. Еще не город, но уже и не деревушка, так как домов здесь имелось гораздо больше, да и виднелись крыши каких-то мастерских. Здесь жили люди и довольно неплохо. Запах вкусностей защекотал чуткие ноздри. Тут стоило осмотреться.
Прыгая со стены, кошка мягко опустилась на лапы и быстро проскочила за ближнюю к ней постройку. Она думала напиться и не ошиблась - здесь стояла бочка, заполненная до краев водой. Но до нее нужно было пробежать еще немного. Три или четыре человеческих шага всего отделяли Хельгу от желаемого глотка воды. Кошка огляделась - ничего примечательного. Куры топтались в другом краю двора, ребятня играла там же, собаки не было видно, и она решилась. Крадучись подползла к бочке и, запрыгнув на её край, наконец, погрузила язык в такую манящую прохладную воду. Едва она успела утолить первую жажду, как за её спиной раздался надрывный крик:
- Кошка! Аааа! Кошка! - завопила какая-то малышня.
Хельга вначале не придала значения этому выкрику. Подумала только: 'Странно. Обычно так орут, завидев крысу', но тут же раздался хор голосов разной глубины и протяжности.
- Держи её! Хватай! Бей!
Когда Хельга оглянулась, шерсть на её спине встала дыбом. Дети в возрасте от трех до восьми лет собрались вокруг нее плотным кольцом. В их глазах стоял и ужас, и злость, и... любопытство. Вооружившись, кто палками, кто булыжниками - они с грозным видом приближались к ней шаг за шагом. Кошка зашипела и, оттолкнувшись от бочки, сделала большой прыжок. Перепрыгнув детей, Хельга со всех лап кинулась назад, к забору. Первый камень её настиг в шаге от него и пребольно ударил по спине. Второй камень попал в живот, не дал закончить прыжок. Третий - самый меткий был запущен в голову и сбил зверя с забора.
- Мррряу! - грозно вскрикнула кошка и обернулась на подбегающую, орущую ребятню.
Шерсть не смягчила удар. Было очень больно. В голове звучало одно: 'Почему? Почему они это делают?'
Она выпустила когти и вновь убрала их - не могла сражаться против малышей.
- Ага, вот ты где?!
- Вот она тварь! Попалась!
Кошка попробовала напугать детей - выгнула спину, зашипела, заурчала и сделала предупреждающий бросок. Но её не поняли. Последовал град камней, проклятий, ненависти. Она заметалась вдоль забора, но силы постепенно оставляли её.
Хельга не могла понять, отчего эти дети видят в ней врага. Что она им сделала? Лица малышей, перекошенные гримасами злого смеха - самое ужасное, что она видела в своей жизни.
Кошка старалась уйти, но каждый раз её попытки вскарабкаться на стену были побиты градом камней. Превратиться в девушку она не смогла, уже не хватило сил. Теряя сознание, Хельга вдруг расслышала тоненький голосок:
- Не смейте! Ей же больно!
Камни перестали лететь в нее и тогда, превозмогая боль, кошка с трудом приподняла голову, открыла тяжелые веки. Какая-то малышка сидела возле нее и плакала горючими слезами, а насупившиеся малыши стояли рядом, не зная, куда себя деть.
Они молчали, переминались с ноги на ногу, сопели и поглядывали то на девочку, то на чуть живого зверя у её ног. Малышка заметила движение и, подхватив кошку на руки, куда-то понесла. Хельга закрыла глаза и уже не услышала теплый голосок, шептавший как заклинание:
- Живи, пожалуйста, живи...

---

Седовласый старец сидел за громадным столом и перелистывал страницы древней книги. Со стороны могло показаться, что он погружен чтением. На самом же деле старец думал. И мысли его были тяжелы, как книга, страницы которой медленно поднимались и опускались под его руками.
- Ваша Милость... - тихий голос за его спиной, вывел из раздумий.
- Да? - приподняв бровь, и спросил, и дал возможность вошедшему продолжить прерванную речь.
- Вас ожидает...один...господин, - тут служитель осекся, - он очень просит об аудиенции.
- Кто это?
- А... мм... некто под именем Лаоль Фар аде Оль.
- Из какого клана? Что-то я не припомню такого имени, - старец задумчиво нахмурил лоб, - мне кажется или это...
- Эльф, Ваша Милость, - еще ниже склонился служитель.
- Кто?! Эльф?!! Но как... откуда он здесь?
- Не могу знать, - пожал плечами служитель, - но он очень просил принять его.
- Странно... - растерянно проговорил старец, - Впрочем, зови. Пусть сам расскажет.
Служитель вышел, притворив за собой тихо дверь. Старец поднялся из-за стола, бережно закрыл книгу и обернулся на входящих. Давно. Слишком давно в его обитель не ступала нога гордой расы лесных воинов.

Глава 34

Утро выдалось ясным и безветренным. Это способствовало розыску наследивших беглецов. Арлен О`л Фресс - маг и главный помощник внутренней охраны смежных королевств, возвращался с границ возможного прохождения неизвестных. Он уже несколько дней пытался обнаружить нарушителей, но пока успевал заметить только их след. Словно убегая от погони, они метались из одного мира в другой, не понимая, что нарушают равновесие. Нельзя пользоваться порталами так часто. Скопление магической энергии разрушает естественный ход вещей, нарушатся гармония. И как раз его магический клан следит за соблюдением правил и равновесием между мирами.
Он вернулся в поселок, чтобы попрощаться с Зеллой - местной знахаркой и давним другом его семьи перед тем, как пойти дальше по следу. Каждый раз, когда О`л Фресс находился недалеко от её дома, спешил навестить добрую женщину, которая в одиночестве воспитывала маленькую дочь. Её супруг погиб, выполняя важную миссию. Арлен знал его с детства и теперь заботился о семье старшего друга, часто навещал и прикладывал свои умения и силу там, где нужна была мужская рука.
- Уже уходишь... - женщина ожидала его на пороге своего дома.
Она грустно вскинула светлые брови. Золотистые волосы, собранные в тугую косу, укрывал черный платок. Траур по мужу. Ей бы во дворце жить, с такой-то статью и красотой, но после печального известия, она забралась подальше от всех, кто мог напомнить о её горе. В глубоких синих глазах навсегда поселилась печаль, а уголки губ - опустились вниз. Лишь только при виде дочери, женщина вновь оживала, прогоняла из сердца печать одиночества.
Зелла многое понимала без слов и редко задавала вопросы.
- Да, Зелла. Пора, - кивнул в ответ, выискивая взглядом малютку Касси.
Но той не было видно ни во дворе ни в доме. Из открытых настежь окон не слышался её голосок.
- Дочка убежала с соседскими детьми. Позвали её с собой, что-то мастерят у дома плотника.
- Хотел увидеть её. Оставайся с миром, Зелла. Мне пора, - он обнял женщину, получил свой обычный поцелуй в щеку и хотел уже выйти со двора, как увидел вбегающую Касси.
Малышка была перепачкана кровью, и сердце Арлена пропустило удар. Но потом он увидел в её руках раненого зверя и понял, кому принадлежат алые капли на её платье.
- Мама! Мамочка! Арлен!! - Касси кинулась к ним, прижимая кровавое тельце к себе, - Вы спасете её? Спасете?
- Тише, милая, успокойся. Покажи мне, кто это, - женщина опустилась перед девочкой на колени и переняла её ношу. - О, боги... это же кошка?!
Арлен и Зелла обменялись красноречивыми взглядами. Эти звери редко забегали в селение. Если такое случалось, то их отлавливали и при удобном случае передавали магам. Кошек тут не любили, но никогда не избивали. Арлен обнял рыдающую Касси, легонько прижал к себе, давая возможность выплакаться. Успокаивающе погладил её по светлой головке. Тихо произнес:
- Пойдем в дом. Я напою тебя теплым сладким чаем, а ты расскажешь мне, что случилось, хорошо?
Девочка кивнула и сильнее прижалась к нему. Арлен взял её на руки и отнес в дом. Там заикаясь и прерываясь рыданиями Касси поведала о случившемся.
- Она выживет, Арлен? Ты спасешь её?
- Посиди тут. А я постараюсь помочь твоей маме. Попробуем спасти твою кошку, - он подмигнул девочке и поспешил выйти во двор.
Зелла встретила его грустным взглядом и, качая головой, произнесла:
- Боюсь, ей нельзя помочь. Повреждения слишком серьезны.
- Я попробую, - Арлен склонился над кошкой, шерсть которой так перепачкалось кровью, что о её цвете приходилось только догадываться.
Сердце зверя едва стучало, дыхание было тяжелым и редким. Маг провел над ней рукой и скривился от боли. Его ладонь, когда-то отмеченная царапиной девочки-кошки на выпускном бале, вдруг дала о себе знать. Едва заметная отметина стала бурой и болезненной, как в тот вечер.
Маг удивленно приподнял брови - 'Неужели это она?' Вслух же произнес:
- Бедная девочка... Зелла, я унесу её с собой. Передай Касси - я сделаю все возможное, чтобы оживить эту кошку. Прощай. - Он поднял с земли вздрагивающее тельце, завернулся с ним в плащ и исчез в закружившем вихре.
Его дом находился в прекрасном местечке, окруженный с одной стороны лохматыми елями, с другой - высокими холмами, где трава сочная и бархатистая так и стелется под ногами. Он не стоял на возвышенности и не прятался в тени, а внезапно показывался во всей красе перед уставшим путником, вышедшим из леса или спустившегося с холмов. Дом был светлым и просторным. О`л Фресс всячески оберегал его от посторонних глаз, используя магический колпак, скрывал свое жилье, когда уходил надолго. Его обитель - место, где он мог отдохнуть, собраться с мыслями - не посещали гости. Даже с прекрасными дамами Арлен предпочитал встречаться вне его уютных стен. Именно сюда он принес с собой кошку.
- Ваша милость? - изумленно встретил его на входе Векин - преданный и верный слуга.
Уже много лет он живет вместе со своим господином в уединении. И не жалуется, лишь изредка отпрашивается повидаться с внуками.
- Да. Векин, я не один, - господин прошел в дом, бросил на ходу, - Кровь не моя, а этой несчастной кошки. Помоги мне. Принеси теплой воды и полотенце.
Слуга помог ему снять плащ и ушел выполнять распоряжение. Арлен опустил кошку на стол прямо в гостиной, засучил рукава и принялся внимательно обследовать её руками. Повреждений было много - ушибы, переломы, глубокие царапины...
Перед его мысленным взором возникла симпатичная девочка, с которой он так стремился познакомиться на выпускном. "У кошки нет имени", - насмешливо сказала она тогда, а Арлен решил во чтобы то ни стало узнать её имя.
- Ничего, мы с тобой будем жить, - грустно вздохнул он, сращивая ей переломанные кости. - Все у нас получится, Хельга, верно?
Маг заметил, как она повела ухом при упоминании имени. Значит, угадал.
Он отнял руки от кошки, все что мог - сделал, теперь нужно было только набраться терпения, чтобы ждать, пока к ней вернутся прежние силы.
- Векин, - обернулся он на подоспевшего с водой и полотенцем слугу, - Мне нужно идти. Присмотри за нашей гостьей, пока меня не будет.
Он вымыл руки, вытер их о полотенце и расправил рукава рубашки.
- Хорошо, ваша милость. Куда прикажете перенести её?
-...что? - Арлен очнулся от своих мыслей и растеряно посмотрел на слугу.
- Её перенести надо, ваша милость... - повторил тот, понимая, что господин был сейчас далеко от места их разговора.
- А... да, да, Векин. Перенесите в комнату для гостей. - Арлен накинул плащ, надвинул на глаза шляпу. - Буду поздно.
С этими словами он быстро вышел из дома и исчез за его порогом.

Говорят, что у кошек много жизней. Спорное утверждение. Хельга знала, что жизнь дается только одна. Независимо от того кто ты и к какой расе принадлежишь - божественное имеешь начало или простой смертный - только единожды можно воспользоваться даром Богов. Правда, не все готовы за него бороться. Она старалась. Златы больше не было рядом, тетушка - далеко... но чьи-то бережные руки дарили ей свое тепло. Хельга не знала кому они принадлежат, но мысленно благодарила за помощь всякий раз, когда чувствовала их прикосновение. Иногда она слышала голос - далекий, незнакомый, но согревающий. Слова были добрыми и приятными. Они помогали справляться с болью, помогали возвращаться к почти угасшей в ней жизни.
Сколько времени прошло в борьбе с болезнью Хельга не знала, лишь поняла однажды, что может открыть глаза. Она огляделась - большая светлая комната, высокий потолок, сквозь окно сочится дневной свет. Длинные прозрачные шторы опускаются на пол, слегка трепещут от прикосновения ветра. Кошка лежала на мягком покрывале - чистом и приятно пахнущем травами - поверх высокой кровати, она прикрыла отяжелевшие веки. Слишком слаба, даже для того, чтобы смотреть. Чуткие уши уловили чьи-то шаги... далеко... кто-то медленно поднимался по каким-то ступеням. Именно поднимался, замирая на каждом шагу, будто собираясь с силами. Хельга прислушалась к своим ощущениям. Страха в них не было, значит, её не обидят.
Легкий щелчок и дверь распахнулась. Кто-то вошел и, вздохнув, подошел ближе. Загремел посудой - послышался стук одной плошки о другую и что-то перелилось, какая-то жидкость. Через миг она уловила запах молока. Кошка встрепенулась и открыла глаза. Перед ней стоял пожилой мужчина в зеленой ливрее - темного, приятного оттенка. Она поняла, что это слуга и задалась вопросом - кому обязана своей жизнью?
- Бедняжка, - произнес старик и тут увидел, что кошка внимательно смотрит на него, - Ох, неужто легче стало, милая? Не бойся меня. Я не обижу. Молочка хочешь?
Хотела ли она есть? Пожалуй, нет. А вот от глотка воды - не отказалась бы. Она отвернулась от миски с молоком.
- Не хочешь, - понял её мужчина, - тогда, может, воды?
Он поднес к ней другую миску, заполненную прозрачной жидкостью. Кошка потянулась к воде. Старик помог - наклонил к ней миску, и Хельга утолила жажду. Благодарно замурлыкала.
- Вот и хорошо. Значит, будешь жить, - мужчина погладил кошку по голове, - Вот уж обрадуется господин Арлен, когда узнает. Вот уж обрадуется...
Старик еще что-то говорил, но она уже не прислушивалась к его словам.
'Значит, его зовут Арлен', - подумала Хельга, засыпая - в этот раз потратила слишком много энергии, и силы оставили её.
Спустя два дня она узнала, что живет в доме мага Арлена О`л Фресса - очень влиятельного господина в этом мире и нескольких смежных. Правда, познакомиться с ним ей пока не удавалось. Только по рассказам его слуги - Векина, Хельга имела представление о своем спасителе. Старик и не предполагал, что ведет разговоры совсем не с кошкой.
"Странно, неужели маг совсем не обнаружил во мне волшебства? или он просто не поставил в известность слугу?" - думала она, между тем лакая молоко и выслушивая переживания Векина по поводу того, что его господин слишком долго не возвращается домой на этот раз.
- Значит, что-то серьезное случилось, - вздыхал Векин, поглаживая свою усатую подругу, - Но вот увидишь, он скоро вернется. И обрадуется, что ты у нас уже выздоровела. Пойдем-ка, на солнышке посидим, а?
Старик подхватил её на руки и вынес во двор. Хельга прищурилась от яркого солнца и, недовольно муркнув, вырвалась из крепких объятий Векина.
- Вот непоседа, - покачал он головой, наблюдая за своей подопечной.
Кошка запрыгнула на широкие перила крыльца и уютно устроилась там на нагретом солнцем пятачке. Сил пока было слишком мало.
'Две недели - это много. Где же теперь искать наследника?' - горько подумала, чуть не плача. Ей снова не повезло. Но сейчас стоило тратить энергию лишь на то, чтобы окрепнуть после болезни. Она и не думала, что так долго живет здесь. Дом мага был пропитан добрым волшебством, охраняющим всех кто находился в его стенах. Хельга почувствовала это сразу, но вот собственная магическая сила в ней пока набралась не больше горошины.


Глава 35

О`л Фресс пробрался в собственный дом, словно вор. Под покровом ночи бесшумно проник к себе комнату, не включая освещение. Ему это не требовалось - видел в темноте не хуже кошки. Да он и сам отчасти являлся родственником кошачьему племени. Правда, старался без лишней надобности не афишировать данную особенность.
Уставший и вымотанный событиями прошедших недель, не раздеваясь, маг завалился на кровать и мгновенно уснул. Сон был пустым и тягучим, но придал ему сил, вернул бодрость. Несколько часов, всего несколько часов ему нужно, чтобы справиться с усталостью. Так было всегда.
Поднялся Арлен еще до рассвета, вышел из дома и через некоторое время оказался возле своего любимого места - неглубокой впадины, где била ключом родниковая вода, бурлила и образовывала вокруг себя небольшую запруду. О"л Фресс умылся и испил из источника, окончательно прогоняя дрему.
Нужно было решить множество вопросов, но главный из них ждал его в доме.

Хельга почувствовала на себе пристальный взгляд и проснулась, но не открыла глаза и не повела даже ухом, прислушиваясь к тому, что происходит в комнате. Кто-то был здесь. От него шел едва уловимый запах, мужской запах. Но это явно был не Векин. К нему она привыкла и могла отличить от других, от старика несло пряностями, травами и чистотой. Новый запах не отталкивал, скорее внушал любопытство. В нем смешивались - свежий ветер, морской прибой и... тимьян, от которого сразу защекотало в носу. Наверное, незнакомец проходил мимо кустов, посаженных недалеко от дома. Днем Хельга уже чихала от их цветов и сейчас не удержалась, чем выдала себя.
- Будь здорова! - раздался теплый знакомый голос возле нее.
Именно этот голос придавал ей силы, помогал выздоравливать. И она осмелилась открыть глаза. Перед ней сидел высокий черноволосый мужчина с сильными красивыми руками и доброй улыбкой:
- С пробуждением... - продолжил он, - понимаю, что удивить тебя нелегко, да я и не старался. Ты, наверняка, услышала мои шаги еще до того, как я вошел в комнату. Извини, не успел переодеться с дороги и да, задел-таки тимьян. Просил Векина не сажать эти кусты возле дома, но в мое отсутствие он здесь хозяйничает, а я бываю дома не часто.
Хельга напряженно следила за ним. Она не услышала его шагов и то ли это были еще последствия её болезни, то ли он лгал и забрался к ней через окно или еще каким-то неведомым способом. Мужчина потянулся к ней рукой, кошка зашипела и отпрыгнула назад.
- Ууу, какая ты сердитая, - восхищенно проговорил он и все-таки отстранился, на всякий случай, - Я только хотел посмотреть, как ты себя чувствуешь, но уже вижу, что лучше. Кстати, я не представился, меня зовут Арлен О`л Фресс, я хозяин этого дома.
"Я знаю", - хотела ответить Хельга, но только фыркнула в ответ. Совсем забыла, что она кошка, а не человек.
- Успокойся. Я ухожу. Надеюсь, утром мы сможем спокойно поговорить, Хельга.
Кошка нервно дернула хвостом и недобро посмотрела в глаза Арлена.
- Да, я знаю, кто ты. И нам нужно о многом поговорить. Но лучше это сделать когда ты успокоишься. Увидимся утром.
Мужчина вышел из комнаты больше не проронив ни слова. Но и того, что было сказано, оказалось достаточным, чтобы шерсть Хельги поднялась дыбом и не опускалась до самого восхода солнца. Уснуть уже она не смогла.
Первая мысль была - сбежать. Хельга дождалась, когда затихнут шаги на лестнице и запрыгнула на подоконник. Открытое окно, а за ним - свобода, но маг все предусмотрел, и выскочить за пределы дома кошка не смогла. Невидимая защитная стена не выпустила гостью.
'Так, что же это получается? Я ... пленница?!' - возмущению Хельги не было предела.
'Вот ведь, снова вляпалась! Представляю, что на это сказала бы Грейс. Почему же я не сбежала раньше? Днем меня никто не удерживал и не привязывал к этому дому. Старик бы даже не заметил. Глупая я, несчастная! Почему не ушла?' - она царапала воздух и кусала преграду больше от безысходности и гнева, чем для того, чтобы вырваться. Потому что понимала - это бесполезно.
Да и днем она не ушла из-за того, что еще не достаточно окрепла. Даже охотиться самостоятельно у нее вряд ли бы получилось, ведь на то, чтобы пройтись по комнате и забраться на кровать уходили все силы. Но это не мешало ей сердиться на себя и винить в том, что произошло.
Кошка устало опустилась на подоконник и, подергивая хвостом, подумала о том, что если бы имелось немного больше в ней волшебства, если бы не слабость, она легко разрушила бы эту ловушку одним лишь взмахом ресниц. Но сейчас тратить накопленные крупицы магической силы было бы невероятной глупостью. Хельга надеялась, что утром получится не только вырваться из плена, но и убежать куда-нибудь подальше от 'гостеприимного' хозяина.
Щебет птиц, расшумевшихся за окном, разбудил Хельгу. Потянувшись, она спрыгнула на пол. Выйти из дома не удалось, но чувствуя, что надо полить кустики, кошка вышла из комнаты и спустилась вниз по лестнице. Двери, конечно же, оказались запертыми. Покрутившись немного на месте, она огляделась. Её взгляд остановился на большом лопушистом цветке, стоящем у окна в широкой вместительной посудине.
"Вот ты-то мне и поможешь!" - обрадовалась Хельга, запрыгивая в цветочный горшок.
Лишь только она освободилась от раскопок и, умывшись, заурчала свою любимую мелодию, к ней вышел Векин. Он по-старчески спустился с лестницы и умиленно посмотрел на довольную кошку.
- Вот ты где, голубушка, - наклонился к ней и подхватил на руки. Хельга не возражала. - А я-то тебя по всему дому ищу. Молочка принес, а в комнате - никого.
Он потрепал её за ухом и, поднимаясь по лестнице, то и дело поглаживал по мягкой шерстке. Кошке было приятно, и от удовольствия её незатейливая песенка становилась громче. Правда, длилось это не долго.
- Ваша милость? - удивился старик, встретившись взглядом со своим господином. - Когда вы вернулись?
- Ночью, Векин. Не стал тебя будить, - ответил Арлен.
Он стоял чуть в стороне от лестницы. Скрестив руки на груди, поджидал старика с кошкой наверху. Хельга напряженно заводила ушами, думая о том, как бы избежать общения с О`л Фрессом и где бы переждать, пока он снимет защиту с дома. Теперь этот господин выглядел иначе: на нем был длинный пепельного цвета халат, широкие светлые брюки и мягкие домашние туфли. Его волосы больше не свешивались на глаза, они были откинуты назад и плавно опускались к нему на плечи черными змеями. От ночной небритости тоже не осталось и следа, а серые глаза смотрели на нее с легкой грустью. Будто бы угадав её мысли и намерения, маг подошел к слуге:
- Дай-ка мне эту красавицу, хочу осмотреть её, - Арлен подхватив кошку за шкирку, перехватил покрепче и, уложив на одну руку, слегка погладил другой, наложил какие-то чары. Хельга почувствовала сонливость и перестала вырываться. Затем дал Векину следующее распоряжение. - Приготовь нам завтрак. Мы будем в кабинете.
- Слушаюсь, - ответил старик, - я и так ей молочка принес. Покормить только не успел.
- Молоко? - переспросил маг и улыбнулся своим мыслям: "Ты бы еще мышами её накормил", - вслух же добавил, - Принеси нам обычный завтрак.
- И ей?
- Да, Векин. Думаю, нашей гостье придется по вкусу твоя стряпня.
- Как скажете, ваша милость. Как скажете, - старик ушел качая головой, а Арлен улыбнувшись, поспешил в кабинет.
Кошка в его руках не сопротивлялась. Опустив её на круглый журнальный столик, он придвинул его к любимому креслу. Удобно устроившись, Арлен ловко перебирая пальцами, ощупал гостью, проверяя её самочувствие.
- Да, с костями у тебя все в порядке, царапины тоже хорошо затянулись и шерсть уже почти выровняла цвет. Что ж, очень даже неплохо, девочка.
В его кабинете было довольно мрачно от темных шкафов, заставленных тяжелыми книгами, да от черных кожаных кресел, дивана и в тон им подобранных штор. Столик на котором лежала кошка тоже был черным. Хельге хотелось сбежать отсюда еще больше, чем раньше. Но обездвиженная, она не могла даже пошевелить хвостом.
"Что он хочет от меня? Что ему нужно?" - думала она, пытаясь сосредоточиться на блокировании расползающейся по ней чужой магии.
- Тебе повезло, что Касси оказалась рядом. У этой девочки очень доброе сердце. И она, как говорит её мать: "Тащит в дом все зверье, которое только находит. В доме уже целый зверинец!" - Арлен проговорил женским голосом копируя не только тембр, но и интонации. Усмехнулся, - У них, правда, много зверья в доме разношерстного. Вот и тебя отбила. Странно, что дети на тебя так набросились. Был я потом у них. Спрашивал. Не хотели они тебя бить, только поймать думали. Кошек в том поселке не привечают, у них ежи, да барсуки живут вместо кошек и собак. Поэтому местные отлавливают забредающих из леса, да передают магам, а мы уже по другим мирам распределяем кошек, собак, да лисиц.
"Вот, значит, как. Не хотели говоришь, видел бы ты их лица. Звереныши, а не дети!" - хмуро подумала Хельга.
Маг задумчиво посмотрел на обездвиженную кошку. В дверь предупредительно постучали, потом вошел Векин с большим подносом в руках.
- Завтрак, ваша милость, - старик нерешительно потоптался на месте, поставить разнос было некуда.
Опомнившись, Арлен подскочил с кресла и убрал кошку со стола, перенес её на диван.
- Поставь на стол, Векин. Спасибо.
Слуга вышел за дверь и маг вновь обратился к Хельге с расспросами.
- Интересно, что тебе понадобилось в этом поселке? Ты же не просто так туда пришла. Знаешь, что самое странное? Похоже, что тебя там ждали. Кто-то очень сильно тебя не любит. Слишком сильна его ненависть. Настолько, что проходит через границы нескольких миров. - Арлен замолчал, устало провел рукой по лицу.
Кошка удивленно уставилась на мага, пытаясь осознать только что услышанное.
- Я знаю, это может показаться странным, но детей направили на тебя. Подчинили своей воле. Никто из них не помнит, что произошло. Так не бывает. Я разговаривал с ними и мне удалось заметить тонкий след чужой магии, пропитанный черной ненавистью.
Он снова замолчал, а Хельга устала бороться с его магией и хотела поскорее покончить с этой пыткой.
- Мряк! - удалось-таки ей высказать свое возмущение происходящим.
- Не трать силы впустую, не сопротивляйся. Потерпи еще немного, я скоро закончу, - ответил Арлен. - Расслабься.
'Добавь еще про удовольствие, и я за себя не отвечаю!' - мысленно фыркнула Хельга, но уступила мягкому, настойчивому проникновению его магии. Было такое чувство, будто легкий ветерок пробежал по каждому её волоску, а все тело - от хвоста до ушей прокололи тонкой иголочкой. Неприятно, но вполне терпимо.
- Мда...- грустно вздохнул маг, после завершения осмотра, - Я надеялся, что тебе хватит сил для перевоплощения. Давай-ка поедим, надо подумать, как тебе помочь. Он снял с нее оцепенение и пододвинул чашку со сливками.
- Надеюсь, не откажешься?
Хельга очень проголодалась, да и утомилась. Все-таки нелегко было сдерживать его силу. И, конечно же, она не собиралась отказываться от такого вкусного блюда. Завтракали в тихой задумчивости. Кошка размышляла над тем, что сказал ей Арлен, он же искал выход, который позволил бы вернуть ей волшебство как можно скорее. На то имелись веские причины, но Хельга не подозревая о них, едва насытившись, устремилась к приоткрытой двери.
- Не так быстро, красавица, - маг опередил её, захлопнул дверь перед самым носом.
Кошка ощетинилась, выгнула спину.
- Мряу-ря! - выкрикнула грозно, - 'Отпусти!'
- Отпущу, - догадался он, - Но не сразу. Не глупи и выслушай меня.
Маг поднялся с дивана, промокнул салфеткой губы и скомкав её в руках, кинул на стол.
Подбирая слова, сделал пару шагов к взъерошенному, напуганному и довольно нервному зверю. Хвост у него так и ходил ходуном.
- Успокойся, - сказал примирительно. - Я не враг тебе. Если бы хотел причинить зло, давно бы это сделал. Не стал бы лечить или отдал бы властям за нарушение закона. Ты же прошла несколько миров, я проследил твой путь. Четыре портала за короткий промежуток времени - это может дорогого стоить, верно?
- Мряк!
- Вот видишь, как мы разговариваем, - грустно усмехнулся, - Можно поговорить мысленно, но боюсь, что и на это твоей магии вряд ли хватит. И кроме всего остального, есть еще одна беда. У тебя могут быть шрамы на лице, руках, теле. Сейчас, пока они свежие от них можно избавиться, но если пройдет много времени, они могут остаться с тобой навсегда.
- Мрумс, - кошка тряхнула головой, будто приветствовала его и вдруг подошла, потерлась о ноги.
- Что ты мне хочешь сказать? - он присел, провел рукой по бархатной шерсти. - Спросить?
Она села напротив, их взгляды встретились: 'Поделись' - услышал он в своем сознании.
- Что?! - он медленно поднялся, озадаченно переспросил, - Ты уверена?
- Мрук! - утвердительно кивнула кошка и отступила от него, выжидательно замерла.
- Ты должна знать, чем слияние опасно. Ты, действительно, этого хочешь?
Да, она знала о том, что при слиянии магической энергии можно запросто перенасытиться чужим опытом, и тогда её разум может сломаться. Сумасшествие - страшная беда. Но она хотела рискнуть. Ей нужно было как можно быстрее вернуть утраченное волшебство и разыскать наследника. Ведь если Лисси готовилась к её появлению, то вероятно, она могла обнаружить и венценосного отпрыска. Ужаснее этого могла быть только его смерть.
Арлен медлил, видимо, обдумывая, как дозировать силу, чтобы избежать каких-либо последствий.
'Я могу закрыть память' - подбросила она идею.
- Хорошо, - согласился он. - Давай попробуем. Я тоже изменю сущность. Так будет проще и, возможно, тогда получится контролировать поток...
Хельга не успела поинтересоваться о его второй сущности, как перед ней во всей красе появился огромный белоснежный зверь, с темными пятнами по гибкому телу.
'Барс! О, ужас!' - зажмурилась кошка.
'Не бойся. Доверяй мне. Открой глаза и постарайся не отводить взгляд от моих зрачков. Глубоко дыши'.
Хельга повиновалась воле мага. Через некоторое время они попали в такт общего дыхания, стали будто бы одним странным сопящим существом. Глаза в глаза, нос к носу. Кошка почувствовала нервную дрожь, а потом ей показалось, что она провалилась в чужое сознание и на короткий миг потерялась в нем, закружилась и утонула. Все вокруг померкло, растворилось, исчезло.

Глава 36

Арлен старался контролировать потоки передаваемой магии своей подопечной, она же полностью подчинилась его воле. Слияние произошло, у них получилось соединиться в кокон общей энергии. Когда маг почувствовал, что пришло время, то осторожно вышел из слияния, стараясь первой освободить от него Хельгу. Вздохнул глубоко и восстанавливая собственное дыхание, медленно открыл глаза.
"Удалось..." - выдохнул с облегчением, склоняясь над девушкой.
Россыпь её длинных темно-каштановых волос, оттеняла светлое, тонкое лицо. Стройная фигурка в сером платье, словно поломанная кукла, лежала на спине без движения и почти без дыхания. Бескровные губы синеватой линией замерли в полуулыбке, темные круги под глазами, через левую бровь, висок и ближе к уху - яркий набухший след-шрам. Как и предполагал Арлен раньше - то, что не видно на шерсти кошки, отчетливо заметно на теле девушки. Ещё один шрам проходил по её тонкой шее и прятался в глухом вороте платья.
О`л Фресс перевоплотился в человека и бережно взял девушку на руки, перенес на диван. Снял с себя халат и, оставшись в домашней рубашке, свернул его вдвое, подложил под голову Хельге. Затем расстегнул ворот платья, провел рукой по шраму, разглаживая его пальцами, от которых шло магическое тепло. Тоже самое он проделал с уродливой линией, проходящей по лицу девушки. Шрамы разгладились, но пока не исчезли, лишь стали не такими яркими, как прежде. Арлен невольно залюбовался своей спящей гостьей. В их первую встречу, он не мог увидеть её лицо - его скрывала маска. Лишь только тонкие губы в снисходительной улыбке и блеск насмешливых глаз запомнились ему навсегда. Да и её подарок - отпечаток от когтей - носил на своей ладони довольно долго.
- Так вот ты какая... серая кошка.
Девушка вздохнула и взмахнула пушистыми ресницами. Её глаза. Они оказались цвета ночи. Арлен с трудом отвел взгляд от них, поднялся с места.
- Получилось? - тихо спросила Хельга.
- Да. Хочешь пить? - он налил из остывшего чайника в чашку немного воды и поднес девушке, придержал ей голову, помогая пить.
- Благодарю, - она откинулась на его халат, закашлялась.
- Что с вами? - озабоченно поинтересовался Арлен и перешел на "вы". С кошкой можно было не церемониться, а вот с дамой - совсем другое дело. - Вам плохо? Где-то болит?
- Да, давит в груди, - девушка показала на солнечное сплетение и устало прикрыла глаза.
Он прикоснулся ладонями к указанному месту - да, там были повреждения. Тело кошки казалось полностью здоровым, а вот над человеческой сущностью Хельги нужно было еще потрудиться.
Девушка почувствовала тепло исходящее от рук мага, и как вместе с ним уходила боль. Потом ладони О`л Фресса оказались на её бедре и мягко заскользили вдоль него.
- Эй! Что это вы делаете? - она резко приподнялась, от чего немного закружилась голова. Убежать бы не получилось. Справившись с недомоганием, Хельга опустилась на диван и отстранилась от мага, подобрала под себя ноги. Натянула на них платье - спряталась от наглых рук.
- Ничего особенного, - невозмутимо ответил О`л Фресс и выдержал её гневный взгляд. - Лечу вас, только и всего. Как я и думал, на вашем теле остались рубцы от заживающих ран. Я их разгладил, где успел. И теперь, чтобы они окончательно исчезли их нужно смазать вот этим кремом. - В руках Арлена появилась мерцающая маленькая бутылочка.
- И где вы... успели? - немного успокаиваясь, проговорила Хельга.
- На лице, шее и чуть-чуть не успел на бедре. Полагаю, что еще есть повреждения на спине и животе. Если позволите, я могу помочь, - он выжидательно посмотрел на девушку, та задумалась, и нервно покусывая губы, вдруг спросила:
- У вас есть какое-нибудь одеяло?
- Одеяло? Вам холодно?
- Нет, - пожала она плечами, - мне просто нужно одеяло или большое полотенце или что-то еще.
Арлен, не понимая странную просьбу Хельги, все же решил её выполнить. Он прошел к шкафу, стоящему в углу кабинета, и вынул оттуда теплый плед.
- Это подойдет?
- Да, - обрадовалась девушка, перенимая из его рук мягкую, но довольно тяжелую ткань. - А теперь отвернитесь.
Это уже была не просьба, а приказ, который следовало выполнять незамедлительно. Арлен снисходительно улыбнулся, он начинал понимать суть происходящего.
- Хельга, а от лекаря вы тоже прячетесь?
- Но вы не лекарь, - возразила девушка, - отворачивайтесь. И не к шкафам, а к двери!
Он послушно отвернулся. Хельга сняла платье, соорудила из пледа некое подобие длинной юбки, а платье обмотала вокруг груди, прикрывая её от заинтересованного взгляда Арлена. "Вот так будет лучше" - решила она, заметив себя в отражении одного из шкафов. Странный наряд обнажал лишь живот и спину, давая возможность магу исцелить её неровные страшные шрамы, Хельга побоялась до них дотронутся. Лишь только мельком посмотрела на обезображенный живот и позвала О`л Фресса:
- Можете повернуться.
Он окинул взглядом девушку. Даже в таком нелепом виде, она была прелестна. Усадив 'пациентку' на диван, маг занялся врачеванием, во время которого не раз мысленно возвращался к прерванному разговору. У него еще много имелось вопросов, правда, в первую очередь сейчас нужно было вернуть здоровье этой девушке. Закончив со шрамами, Арлен передал Хельге бутылочку.
- Немного выливаете на ладонь, согреваете и плавными движениями втираете в поврежденную кожу. Это необычный целебный крем, он приготовлен по старинному рецепту древней книги эльфов. Его подарил мне мой друг, как-нибудь я вас с ним познакомлю. И если понадобится помощь...
- Благодарю вас. Я справлюсь, - не дала ему договорить девушка, отказываясь от его услуг, потом вдруг спросила, - А откуда вы меня знаете, Арлен?
Вопрос застал его внезапно, и он помедлил с ответом. Прошел до двери и обратно.
- А вы, действительно, не узнаете меня? Правда, с тех пор прошло много лет. Но, может быть, вы припомните школьный бал и мальчика, который очень хотел с вами познакомиться...
- Барс... тот мальчик... в костюме барса. Это были вы? - догадалась девушка.
Он кивнул в ответ.
- Да, я.
- О, боги! - она закрыла лицо руками и покраснела, смутилась, - Я тогда так вела себя... извините меня. Я была глупой девчонкой. Вам было больно?
- Немного, - он снова присел на диван, отнял руки от её лица. - Но эта памятная царапина мне вас и выдала. Когда Касси принесла чуть живую кошку, и я провел над ней рукой, ладонь заболела так, как и тогда, в тот вечер. Не вините себя. Я думаю на все, что происходит в жизни, можно найти рано или поздно ответ.
- Касси... мне нужно увидеть эту девочку. Вы поможете мне с ней встретиться?
- Да, помогу. Но... не желаете ли для начала, - он замолчал и выждал паузу, наслаждаясь тем, как Хельга доверчиво смотрит на него и уже совсем не боится, - переодеться?
- О... - ему удалось вновь смутить девушку, - конечно, хочу...
- Тогда поднимайтесь к себе, а я подумаю, во что вас можно переодеть. О, да, совсем забыл, - Арлен подошел к двери и потянул за шнур возле нее, раздался звон колокола. И вскоре послышались знакомые шаги и к ним протиснулся Векин.
Он удивленно уставился на девушку и перевел взгляд на улыбающегося господина.
- Знакомься, Векин. Это наша гостья, Хельга д`Аймон. Правда, ты уже знаком со второй сущностью госпожи. Серая кошка - это была она. Проводи госпожу в её комнату и выполни все, о чем тебя попросят.
- Слушаюсь, - невозмутимо ответил Векин, - Идемте, госпожа Хельга.
Хельга попросила Векина принести горячей воды, мыло и полотенце. Она захотела освежиться и полностью расстаться с болезнью. Кошка вылизывала шерсть, а вот тело нужно было хорошенько вымыть. И хоть чувствовала Хельга себя еще недостаточно окрепшей, но силы уже к ней возвращались. Её второе "я" радостно мурлыкало, сообщая от этом.
Векин вернулся довольно быстро с ведром в одной руке и с полотенцем в другой. Кусок ароматного мыла был завернут в мягкую ткань белоснежного полотна и всунут внутрь полотенца.
- Благодарю вас, - улыбнулась девушка старику.
На что тот только покачал головой и вышел, плотно прикрыв за собой дверь. С кошкой он был значительно разговорчивее.
Оставшись в одиночестве, Хельга налила в чашу для умывания дымящуюся воду из ведра. Добавила туда немного сухих трав и кореньев (вынутых из глубоких карманов платья), остудила жидкость до нужной температуры, намылила руки и мягкую тряпицу, осторожно промокнула поврежденную кожу.
Пока она мылась - все время сосредоточенно размышляла о том, что узнала от господина мага. Прокрутив мысленно весть разговор, снова пришла к выводу, что кроме Лисси никто другой не испытывал к ней такой жгучей ненависти. Но откуда та могла узнать, что она придет в поселок? Как просчитала весь путь, когда даже для самой Хельги он был неизвестен?
Вопросов имелось много. Еще один тревожил её не меньше остальных - это барс - случайность или тоже чей-то намеренный план? Можно ли ему доверять, верить? А вдруг он одумается и отведет её не к девочке, а к властям?
"Бежать. Нужно его отвлечь и бежать. - она тяжело вздохнула, - Эх, знать бы - куда прошел малыш и где его искать?"
Хельгу тревожило то, что она слишком много времени упустила, теперь можно было надеяться только на чудо.
Девушка завернулась в мягкое полотенце, промокнула тело, вытерла голову, подсушила мокрые волосы, нанесла на шрамы лечебный крем и немного подумала над нарядом. С платьем и содержимым его карманов расставаться не хотелось и тогда, припоминая уроки Грейс, она превратила его в легкую чуть удлиненную тунику и в тон ей серые брючки, чуть ниже колен. Переодевшись, склонилась над чашей. Зеркал в комнате не было, а магическое использовать не решилась, чтобы не привлекать любопытство господина Арлена, который наверняка почувствует его волшебную энергию.
Улыбнувшись отражению в воде, девушка осталась почти довольной - весь вид портила лишь отметина на лице, но она, как обещал маг, скоро исчезнет вместе с другими шрамами. Поэтому на её счет не стоило огорчаться.
'Да, он видел уже меня такой, - почему-то пронеслась с сожалением эта мысль. Наверное, от того, что рядом с таким мужчиной, как Арлен, каждой девушке хотелось бы быть прекрасной. Она откинула ненужные мысли и вернулась к тому, что её тревожило больше всего, - Ну, что же... попробую запутать господина мага. Ему не к чему знать ни о Лисси, ни о наследнике. Меньше будет знать - дольше проживет'.
Хельга поправила на груди кулон и причесала волосы, откинула их назад. Мысленный разговор с собой был окончен. Теперь она была готова к любым вопросам хозяина дома.


Глава 37

Хельга стояла у окна и наслаждалась щебетом перепархивающих по веткам вяза пичуг, когда в дверь предупредительно постучали.
- Войдите, - дала она разрешение, оборачиваясь на звук.
Арлен замер на пороге, но сделал шаг в комнату и вновь остановился:
- Вы прекрасно выглядите, Хельга... - он смущенно улыбнулся, - А я-то старался... как видно, напрасно.
В одной его руке были симпатичные туфельки, а через другую перекинуто платье неяркого нежно-синего оттенка.
Девушка подошла к магу, провела рукой по мягкой ткани, виновато улыбнулась:
- Знаете, Арлен, как-то серый цвет - привычнее для меня. А вот от туфель я не откажусь.
Она быстрым движением перехватила у него туфли и присела на краешек кровати, примерила. Арлен переложил платье в другую руку и подошел к ней:
- Но быть может платье пригодится вам, пусть не в этот, так в другой раз... не возвращать же мне его?
- Конечно, Арлен, благодарю вас, - Хельга взяла наряд из его рук, - очень симпатичное, я обязательного его надену... в другой раз.
Она перевесила платье на спинку кровати и немного прошлась по комнате, легонько постукивая каблучками, вернулась к застывшему статуей магу. Он не отрываясь следил за ней взглядом.
- Почему вы так на меня смотрите? - удивилась девушка. - Что-то не так?
- Нет. Все так и даже лучше. Ваше самочувствие меня радует, но... я вынужден покинуть вас по одному неотложному делу. - Арлен нахмурился и стал строг и собран, - Мой друг, я говорил вам о нем, нуждается в моей помощи. Мне нужно встретиться с ним, поэтому нашу с вами прогулку к Касси придется временно отложить.
- Надолго? - погрустнела Хельга.
- Не знаю. Элит впервые просит меня, обычно я к нему обращаюсь за помощью.
- Элит... красивое имя... - протянула она задумчиво, - он эльф?
- Да. Извините меня, Хельга. Мне, действительно, пора.
- Подождите, Арлен. Прошу вас, возьмите меня с собой. Может быть, я пригожусь вашему другу, - Хельга едва ли отдавала отчет в том, что делает и зачем.
Интуитивно, она чувствовала, что ей жизненно необходимо увидеться как можно скорее с другом господина О`л Фресса.
- Вы?!- маг посмотрел так, как будто увидел её впервые. У неё от этого взгляда покрылась мурашками кожа, будто после купания в холодной воде. - Хорошо. Идемте.
Они быстро спустились вниз по лестнице, вышли из дома. Векин возился с цветами, О`л Фресс окликнул его.
- Да, мой господин, - отозвался старик и с любопытством скользнул взглядом по Хельге, но сделал вид, что полностью сосредоточен на Арлене.
- Мы с госпожой уходим. Когда вернусь, не знаю. Будь добр, всю возможную корреспонденцию немедленно направляй в мой фургончик.
- В какой именно, господин?
- В тот, что на западной границе, я сегодня буду там.
'Какой еще фургончик?' - подумала Хельга, стараясь припомнить, что она знала или слышала на этот счет, но только мысленно пожала плечами. Ей такой способ передачи почтовых сообщений был неизвестен.
- Хельга, вам нужно обнять меня, - обратился к ней Арлен, раскрывая свой плащ в приглашающем жесте. Она и не заметила, как тот появился на его плечах. Когда выходили из дома, на маге был обычный строгий костюм, сейчас же - высокие сапоги, брюки с широким ремнем, за который заткнут изогнутый нож; серая грубая рубашка, кожаные перчатки; черная шляпа с широкими полями и длинный плащ-накидка.
- Что? - не поняла девушка и нерешительно сделала шаг в сторону. Арлен поймал её за руку, притянул к себе и запахнул плащ, на ухо прошептал:
- Держитесь крепче, нет времени на объяснения.
Их тут же обволок ледяной ветер, Хельга зажмурилась, плотно прижимаясь к сильной груди мага. Он крепко обнял её за талию одной рукой и прижал к себе другой с такой силой, что чуть не раздавил. У неё перехватило дыхание.
- Постойте тут и никуда не уходите, - шепнул Арлен через миг, выпуская девушку из своих объятий, - Только тихо.
Он приложил палец к её губам, повторяя свою просьбу действием, и прошел вглубь какого-то помещения. Хельга огляделась. Она стояла за ширмой и не могла видеть то, что происходит за ней. Но запахи... тут были знакомые с детства запахи - кожи, гобеленов, новой и слежавшейся ткани, пересыпанной сухими цветами лаванды, чтобы её не трогала моль. С другой стороны ширмы было подозрительно тихо и Хельга выглянула из-за нее. Так и есть - бакалея, почти такая же, как у Лиссов, но чуть просторнее и на полках больше выбора, чем когда-то у нее названных родителей. Ни хозяина лавки, ни Арлена она не заметила, но решила не рисковать и снова спряталась за ширму. И как раз вовремя, потому что вскоре раздались голоса. Один принадлежал магу, другой - сиплый, с услужливыми нотками - девушка приписала бакалейщику. До нее донеслись обрывки фраз:
- Да-да, конечно, господин! Всего доброго!
- Благодарю вас, Эд.
Затем послышались удаляющиеся шаги, и хлопнула входная дверь. Но не успела Хельга запаниковать, как Арлен оказался за её спиной.
- Держитесь! - скомандовал он, и в этот раз она беспрекословно повиновалась ему, так как уже знала, что ничего страшного не произойдет.

В следующий миг они оказались на ярко освещенной поляне. Хельга даже зажмурилась, спасаясь от солнечных лучей.
- Наденьте вот это, - услышала она Арлена, и увидела в его руках - сапоги, плащ и шляпу, - И поторопитесь, у нас мало времени, а я не хочу опаздывать.
Хельга хотела возразить, ведь будет жарко и неудобно, но только вздохнула и быстренько влезла в широкие сапоги (не снимая туфель), завязала тесьму плаща и нахлобучила шляпу на глаза.
- Я всё, - она вновь ухватилась за мага.
Такой способ передвижения ей даже понравился - быстро и легко - без порталов и в хорошей компании. Рядом с Арленом Хельга чувствовала себя защищенной и полностью доверилась его воле.
- Да, так вам не будет холодно, - окинул он её взглядом и притянул к себе, - Держитесь крепче.
Произошло очередное перемещение, и тут она поняла, зачем нужен был маскарад.
Они оказались на высокой скале, пологой и очень неровной, где гулял леденящий ветер. Обрушиваясь со всей силы на путников, которые нарушили его уединение, он пытался их сдуть в глубокую пропасть. В первый миг Хельга чуть не захлебнулась бьющим в лицо воздухом, уткнулась Арлену в грудь, выравнивая дыхание. Маг немного отстранился, взял девушку за руку и повел за собой. Она старалась держать равновесие, двигалась за ним, как тень - след в след. Ветер теребил её плащ, забирался под него и замораживал своим холодным дыханием. Шляпа, надвинутая на глаза, прятала от его резких пощечин лицо.
Они спустились по склону, прошли немного вдоль скалы и свернули в ущелье. К счастью, ветер остался снаружи. Но и здесь было довольно прохладно.
О`л Фресс подошел к плоской стене ущелья и мягко провел по ней ладонью. Стена дрогнула и осыпалась к его ногам, открывая тайный проход.
- Идемте, - не оборачиваясь позвал Арлен. - Нас уже ждут.
Хельга прошла следом за ним и ... замерла, озираясь по сторонам.
Ни разу еще она не была в таком месте, никогда не видела, чтобы под ногами была прозрачная тропинка, а вокруг - огромное живое пространство. Под тропинкой - море, наполненное его обитателями. Хельга увидела каждый камешек на его дне, каждую рыбешку, каждого спрятавшегося моллюска, будто могла преодолеть толщу воды, не дотрагиваясь до нее. Невероятное состояние вседозволенности вмиг сменилось чувством уязвимости, когда над её головой пронеслась большущая птица размером с лошадь или даже больше. Девушка пригнулась, но та пронеслась мимо, не заметив её. Казалось, сделаешь шаг в сторону с тропинки и улетишь в морскую бездну или окажешься в лапах птицы или тебя унесет пушинкой в небо могучий ветер.
- Не бойтесь, - Арлен смотрел без насмешки, но Хельге все-таки стало неловко под его взглядом, - Им нас не видно. Мы находимся на границе времени. Здесь оно начинается, здесь же и заканчивается. Это единственное место, где время стоит и никуда не торопится, здесь - вакуум. И не стоит дотрагиваться до тех, кто снаружи, можно выпасть, и тогда даже мне не вернуть вас обратно. Идите за мной по тропинке и ничего не трогайте.
- Хорошо, - согласилась немного ошеломленная его откровениями Хельга.
Что-что, а вот выпадать куда-то ей хотелось меньше всего. И тогда, осторожно, как по шаткому мосту, она последовала за Арленом, едва не наступая ему на пятки. На другом конце пути их ждал всадник. Когда они приблизились, он спешился и медленно подошел к тропе. Хельга оглянулась на пройденное расстояние, которое было не длинным, но все-таки заняло определенное время. Ей почудилось, что здесь, в этом странном месте, замедлялось любое движение и даже мысли. Они не казались ни вязкими, ни тягучими, как во сне, но стали вдруг неспешными и, будто бы рыбки в пруду, медленно покачивая хвостами, плыли теперь одна за другой.
'Невероятно красивый конь... ах, какой конь... - Хельга от восхищения не сразу смогла перевести взгляд на хозяина жеребца, который уже обнимал по-дружески Арлена. - Какой эльф...я первый раз вижу живого эльфа... настоящего...'
- Приветствую тебя, друг мой! - произнес эльф, заключая мага в объятья.
- Рад приветствовать тебя, друг мой, - О`л Фресс крепко обнял друга, который был чуть выше него, и отстранился, - Я не один, Элит. Со мной гостья.
- Я заметил, - улыбнулся эльф, заинтересованно рассматривая девушку, которая, казалось, совсем не видела его. Она не отводила глаз от скакуна, - Кто это? Я чувствую в твоей попутчице силу, но недостаточную для мага...
- Эта девушка - Хельга д`Аймон, великая волшебница, но ей пришлось многое пережить и силы еще недостаточно восстановились в ней, - маг нахмурился, - Она надеялась, что окажется полезной тебе, но, как видно, я напрасно привел её с собой.
- Не спеши с выводами, друг мой... - эльф прищурился, вытянул вперед одну руку, из нее вышел светящийся тонкий прутик и расщепился на несколько. Каждый из них долетел до девушки и выстроился друг за другом, очерчивая тонкие контуры её фигуры, а потом все они вернулись в ладонь своего хозяина. - Очень любопытно... великая волшебница, хранитель, дейм. Где ты её нашел?
- Это так важно? Видишь, как на нее воздействует сила времени ... не думал, что так будет. - Арлен задумчиво наблюдал за Хельгой, которая бессмысленно глядела по сторонам - Правда, теперь мы можем поговорить о том, зачем ты меня позвал, без свидетелей.
- И все-таки? - не унимался эльф. Он подошел к девушке, приобнял её за талию, заглянул в глаза, и тихо прошептал, словно легкий ветер, - Она слишком слаба, но я могу вернуть ей прежние силы. Ей нужно немного отдохнуть. А эти царапины... сейчас мы избавимся от них, правда, милая?
- Эльф... настоящий эльф... - проговорила Хельга, непроизвольно растягивая губы в улыбке, как младенец, при виде матери, и стала податливым пластилином в его руках.
Арлен молчал и хмуро наблюдал за действиями друга. Светлые волосы эльфа намокли и прилипли к влажному лбу, его взгляд сосредоточенно скользил вдоль тела девушки, а тонкие пальцы стремительно плели невидимые нити, заворачивая её в них, словно в кокон.
Наконец, он остановился, опустил обездвиженную девушку на землю, нежно поцеловал её в губы:
- Спи!
- Кхм... - Арлен присел рядом, - И что это было?
- Магия. Злая магия. Она пронзила её всю, пришлось потрудиться, - вытирая пот, Элит поднял взгляд на друга. - Где ты её нашел?
- Недалеко от своих земель. Ты прав. Там было проклятье, помноженное на ненависть и зло. До сих пор не знаю, как она сумела выжить после этого.
Маг встретился взглядом с другом - серые глаза двумя стрелами пронзали темно-синие. Минутная борьба, первым не выдержал эльф.
- Я помог ей. Сделал все, что только мог. Верь мне, она будет жить и скоро силы вернутся к ней. - Маг смотрел на девушку не отрываясь, но на его лице не было радости, скорее досада, - Не понимаю, почему ты сердит?
- Не можешь без своих штучек, да? - угрюмо ответил Арлен, поднимаясь.
- А-а-а... так ты об этом, - глаза эльфа загорелись озорством, - Прости, не удержался. И должен же я был получить хоть какую-то награду за свои труды?
- Награду?! Что ж с меня не берешь? - усмехнулся маг, раскрывая объятья, - Давай тоже поцелуемся!
- Не дури, - Элит отшатнулся от него, как от полоумного. - Поцелуй был совсем невинным, как с младшей сестрой. Не думал, что тебя это так расстроит. Эта девушка важна для тебя?
Эльф ждал ответ, маг молчал. Они были знакомы почти с детства и знали друг друга так хорошо, как никто другой. Скрывать что-то не имело смысла и Арлен утвердительно качнул головой:
- Да. Гораздо больше, чем я бы хотел. А теперь к делу. Насколько я понял, времени у нас почти не осталось.
- Да, ты прав. Я расскажу тебе всё. Но кроме тебя об этом никто не должен знать.
Друзья понимающе посмотрели в глаза друг другу. Лишние слова тут были не нужны. Иногда они легко обходились без них, погружаясь в мысленную беседу.


Глава 38

На Хельгу нахлынуло странное чувство успокоенности и умиротворенности. Ей было хорошо и казалось, что вокруг нее не просто пустота или временной туннель, а нечто аморфно-обтекаемое, вязкое, но не липкое, а невесомое. Как будто она сама является частичкой, нет даже не так, пушинкой, песчинкой, чем-то маленьким и неважным, частью чего-то большого. Словно бы несуществующим веществом, нереальным и прозрачно-воздушным она кружила в вальсе заданного ритма. Не хотелось ни думать, ни переживать, ни жить.... Все трудности остались где-то там, за пределами этого пространства.
К ней подошел эльф, обнял, что-то прошептал, но она не услышала. Ей нравился этот сон - необыкновенный, сказочный сон. Она ловила ощущения полета. Ей было хорошо.
Легкое прикосновение к её губам и властное - "Спи!" - произвели на нее совсем другое впечатление, чем предполагал синеглазый красавец. Хельга неожиданно для себя "проснулась", медленно сбросила наваждение, окутывающее собой её сознание. Мысли, наконец, прояснились. И теперь они не были столь безмятежными.
'Говорят. О чем они говорят? - девушка открыла внутреннее зрение и увидела друзей, которые, не обращая на нее никакого внимания, обсуждали важные события. - Как же так-то?!'
Хельга не могла пошевелиться, но магическая её сущность оказалась вполне подвижной. Она сосредоточилась и попыталась проникнуть в мысли собеседников. Арлен не пустил её, эльф тоже отмахнулся, будто бы от назойливой мошкары.
'Это несправедливо! Я хочу знать! У меня есть вопросы... Что же делать?' - Хельга повторила попытку, и снова оказалась отвергнутой. Ни маг, ни эльф не пустили её в свой мысленный разговор.
В голове девушки вдруг появились посторонние голоса. Их было несколько, и вначале они просто создавали шум толпы, как на рыночной площади.
'Ну, вот... только этого мне не хватало! Схожу с ума... какой ужас, ' - загрустила Хельга, и тут её привлек разговор, возникший в её собственном сознании. Будто со стороны кто-то открыл окно, сквозь которое доносились вначале обрывки фраз, а затем... послышались знакомые голоса. Хельга точно знала, кому они принадлежат: один был её собственным, другой - госпожи Ангелины.
'Я точно схожу с ума... Хотя, нет!.. Это же не я говорю... нет-нет, это кто-то другой' - голоса становились громче, а речь более внятной.

- Госпожа Ангелина, но неужели вы не знаете, как вернуть малыша? Его так давно все ищут... а вы... вы... ведь не думаете... что...
- Нет, что вы, дорогая Хельга! Мой мальчик жив, конечно, жив. Я это знаю. Я чувствую, - мягкий голос Ангелины замер, послышался шорох её платья. Будто бы женщина привстала, а потом села, расправила складки широкой юбки.
- Но прошло столько лет... - послышался всхлип, - и я не справилась, не смогла сберечь наследника...
- Что вы, Хельга?! Успокойтесь, - голос госпожи понизился до шепота, - Я сама открыла ему дверь и дала ключи.
- Правда? Но тогда...
- Тогда он скоро вернется. Я жду и надеюсь на скорую встречу...

Голоса затихли, а отчаяние, родившееся в душе Хельги, закричало оглушительнее колокола. Вот только этого никто не слышал. Или делал вид, что не слышит.
'О, боги! Что она делает?! НЕТ!!! Она же говорит не со мной, госпожа Ангелина... зачем?!!' - Хельга готова была броситься на выручку, запретить, попросить молчать. Ведь госпожа не ей поведала тайну исчезновения сына, но кому тогда. Кому?
'Если они говорят и я слышу, значит... она жива? Госпожа Ангелина жива? Тогда... возможно и мой повелитель - он тоже жив? Невероятно! Я должна быть там! - мысли метались в голове Хельги, она никак не могла найти выход. Нужно было срочно что-то предпринять, - Я слышу, значит, это где-то недалеко, это должно быть где-то рядом... Я могу успеть!'
Но оставался вопрос - как снять заклятие эльфа? Ведь сейчас она не могла не то, что сдвинуться с места, но и пошевелиться. Правда, вторая сущность - оставалась подвижной. И тогда Хельга попробовала стать кошкой. К счастью, ей это удалось проделать без труда.
- Ну что же, друг мой, - Арлен первым заговорил, - Я всё понял и постараюсь помочь, чем только смогу.
- Держи меня в курсе, хорошо?
- Да, конечно, - маг вскользь посмотрел на скакуна и поинтересовался, - Как ведет себя мой подарок?
- О, благодарю тебя за него. Ветер - чудесный конь, - улыбнулся Элит, - Я позабочусь о твоей подруге, все будет так, как я обещал.
- Будь внимательнее, друг. Она должна дождаться меня... нам еще многое нужно с ней обсудить.
- Не беспокойся, - эльф обернулся к Хельге, - Она проспит до твоего прибытия. Эй, смотри-ка!
Вместо спящей девушки появилась серая кошка. Она оглянулась на друзей, протяжно мяукнула и бросилась вниз с моста.
- Сумасшедшая! - воскликнул Арлен и, вмиг перевоплотившись в барса, кинулся следом за летящей в неведомый мир кошкой.
Она выставила лапы вперед и зажмурилась, приготовилась встретиться с водой, но неожиданно провалилась в открывшиеся перед ней двери какого-то мира.Опустилась на все четыре лапы в ... болото? Хельга отчаянно взвыла и поплыла к берегу, выбралась из мокрой жижи и отряхнулась. К счастью, она избежала трясины. Но тут нос к носу столкнулась с рассерженным барсом, который тоже отряхивался от воды, тины и налипшей на белоснежную шерсть болотной грязи.Кошка отступила от него и ощерилась, зашипела, выгнула спину дугой - мало ли что это за зверь! Взглядом же искала - куда бы запрыгнуть, чтобы оказаться подальше от барса.
'Ну и за что мне это, девушка? Снова за старое?!' - услышала изумленный вопрос, зверь смотрел не моргая и медленно приближался к ней.
'Арлен, - догадалась Хельга, и от этой догадки стало совсем-совсем не легче. Наоборот, ей захотелось исчезнуть и куда-нибудь подальше, - Вот зачем он за мной увязался?! Может, сделать вид, что не узнала? Сбежать? Но куда?'
'Что магия к тебе вернулась - это неплохо, - между тем заговорил с ней Арлен, вновь перейдя на простое обращение с кошкой, - Но зачем было убегать?'
'А зачем было так поступать со мной? Зачем заколдовали, лишили голоса? Почему не пустили в беседу?' - ответила она, отступая.
'Тебе нужно было набраться сил. Элит лечил тебя, и через несколько дней ты стала бы прежней. Подождать нужно было всего несколько дней! Зачем ты это сделала?'
'Зачем? Почему? А не пробовал спросить - что нужно мне? Могу ли я ждать?' - фыркнула в ответ и оказалась прижатой к дереву. Дальше отступать было некуда.
'Ты куда-то спешила? - задумчиво проговорил барс, - Я не знал'.
'Да. Даже в голову не пришло, верно? - вспылила кошка, удивляясь себе - откуда в ней столько раздражения? Ведь он, правда, ничего плохого ей не сделал. Но сам факт, что за нее решали, с ней не советовались, не оставлял в покое уязвленное самолюбие, - Не только у мужчин есть долг и честь. Мне нужно уходить, пропусти. Уйди с дороги!'
'И не подумаю! Ты хоть знаешь, где находишься?! Как ты думаешь отсюда выбраться?'
'Не твое дело! - грубила Хельга, стараясь освободиться от навязчивого друга, - Разберусь как-нибудь, и опекуны мне не нужны!'
'Вот как?! А ничего, что я уже здесь? Или ты думаешь, мне легко было отказаться от всех дел, и нырять за тобой не известно во что?! Совесть есть у тебя, девочка, или на кошку она не распространяется?'
Есть ли у нее совесть? Конечно. Иначе разве торчала бы она сейчас здесь, потерявшись неизвестно где в поисках наследника? Но этому самодовольному магу не понять, да и стоит ли объяснять ему что-то? Зачем? И Хельга решила промолчать, а заодно и прошмыгнуть у него под лапами. Но барс оказался проворнее, чем она думала. Он вовремя поймал кошку за шкирку и легонько встряхнул в своих крепких зубах, сбивая спесь, а так же давая понять: кто здесь - умнее, сильнее и вообще хозяин жизни. Её жизни.
"Ну и далеко убежала?" - хмыкнул он, поудобнее пережимая её холку.
Хельга шипела, вырывалась, брыкалась, но этим только смешила мага, который мысленно похахатывал, даже не думая её выпускать. Извернуться так, чтобы задеть его усатую морду, у нее не получилось. И тогда, утомившись, она опустила когтистые лапки вниз, угрюмо вздохнула: "Не отпустишь?"
Барс отрицательно промычал и взмыл в длинном прыжке куда-то наверх. Прыгая по деревьям с ветки на ветку, не хуже любой обезьяны, он ничуть не беспокоился от замирающей в страхе Хельге. Она не боялась высоты, когда прыгала самостоятельно, но вот так болтаясь из стороны в сторону, ей приходилось путешествовать впервые. И оттого время от времени она зажмуривалась и судорожно сглатывала при затяжных прыжках вниз, ей все время, казалось, что вот-вот они пролетят мимо нужной ветки. Но, все обошлось. Забравшись повыше на раскидистую колючую сосну, барс, наконец, выпустил свою ношу из пасти и вытянулся рядом с ней. Он тяжело дышал - устал.
Хельга огляделась, прижимая уши и хвост - высоко!
'Даже не думай, - услышала предупреждение, - придушу!'
"Придушить, он меня, конечно, не придушит, но падать отсюда высоковато. Что ж, придется обсудить" - подумала Хельга послушно усаживаясь рядом со своим похитителем.
- Арлен, что вы хотите от меня?
"О, как! - изумился маг, - Так ты и говорить можешь? Причем, вполне себе так... внятно. А почему до этого молчала, да мурлыкала, а?"
"Силы возвращаются, - ответила кошка, подергивая хвостом. Зря она выдала свой талант. Как-то само-собой вырвалось, - раньше не было.
"Ну, раз возвращаются, не трать их на мелочи, да и подслушать могут, - резонно заметил маг, - нам надо поговорить. Я не стану выяснять у тебя куда и зачем ты идешь, куда торопишься и про твой "долг", как ты выразилась, тоже спрашивать не стану. Знаю, что есть вещи в жизни, о которых не всегда стоит рассказывать, тем более мы с тобой не достаточно близки, чтобы делиться друг с другом секретами. Но выслушать меня тебе стоит."
"Говори, - согласилась Хельга, подсаживаясь поближе.
"Я предупреждал тебя о том, что не стоит прыгать с моста, но ты ослушалась и сделала все так, как разумный маг никогда не поступил бы. Действительно случилось что-то важное, или все дело в твоем несносном характере?"
"Случилось, - ответила она, виновато прижимая уши, - Я пробовала поговорить с тобой, но ты не впустил и твой друг тоже, и что мне нужно было делать? Ждать? Я не могу больше ждать. Я слишком долго гостила у тебя. Я потеряла слишком много времени и сейчас боюсь опоздать".
"Не хочу тебя огорчать, Хельга. Но ты, правда, не понимаешь, куда попала?"
"Нет... наверное, в другой мир. Отсюда можно сделать портал и вернуться к тебе в дом или туда, куда я хочу пройти...'
"И куда же ты хочешь пройти, девочка? - барс опустил голову, сокрушенно покачал ею, как может делать только человек, - Отсюда нет выхода".
"Что? - кошка не поверила своим ушам. Вот что такое "не везет" во всей своей красе. Хельга даже на миг забыла как дышать, - Что ты сказал? Как это так нет? Почему нет?!"
"Успокойся. Мы с тобой находимся за гранью. Вытащить нас может только сильный маг. Надеюсь, Элит сейчас ищет способ, как нам помочь.'
Кошка отступила от барса и отвернулась. На душе было скверно. Она не знала. Она не хотела, но самое ужасное, что исправить свою ошибку сейчас не могла самостоятельно. Оставалось только надеяться на друзей, которых она подвела. Хельге стало стыдно и очень неприятно от себя самой, от своей самонадеянности. Снова поспешила и снова попала впросак.
'О чем ты думаешь?'
'О чем? О том, что я ненормальная, безнадежно ненормальная идиотка!' - кошка дернула хвостом и вся сжалась в комочек.
'Перестань. Я виноват не меньше. Нужно было найти время, чтобы все тебе объяснить, - барс лизнул её в ухо, - Зато теперь мы можем поговорить о многом, например, о том, что ты делала в поселке, в котором я тебя нашел? Может быть, расскажешь?'
'Хитрый ты! - отстранилась Хельга, - Говорил, что не станешь расспрашивать, а сам?'
'Нужно же как-то коротать время? Почему бы не узнать поближе друг друга? - прищурил барс глаза, - Все равно ведь некуда спешить'
'Некуда, - согласилась с ним Хельга, - но тогда расскажи мне тоже кое-что'.
'Что?'
'Что такое 'фургончик' и как ты собираешься получать в нем письма?'
'Мммм... наверное, ты права, и расспросы могут подождать, - уклонился он от ответа, - я расскажу тебе обо всем как-нибудь в другой раз, а сейчас - устал. Ты не возражаешь, если, я немного вздремну?'
'Не возражаю', - Хельга мысленно улыбнулась.
Наука Грейс о том, что лучшая защита - это нападение - сработала, как нельзя лучше всяких отговорок. Рядом щебетали птицы. Барс прикрыл глаза, а Хельга вдруг поняла, что сильно проголодалась. Но уйти на охоту сейчас - не могла. Не хотела подводить Арлена еще раз. И чтобы перетерпеть голод, устроилась поудобнее рядом с барсом и замурчала, собираясь с мыслями. Подумать ей было над чем.



Глава 39

Грань. За гранью. Хельга размышляла о том, что это и за какой такой гранью они находятся, и почему нельзя выбраться. Снова полуслова, полутона и бесконечные ничем не подтвержденные догадки. Но вот зачем ходить вокруг, да около, почему нельзя было объяснить?
Она искоса взглянула на барса - спит.
Хельга осмотрела место вокруг выбранной им сосны, но совсем по-другому и многое для нее открылось. Вроде бы всё обычное - и деревья, и птицы, и трава; но сосна под волшебным зрением превратилась в кривую, сухую корягу, вместо травы - булькающая жижа, куда не кинешь взгляд, а птиц и вовсе здесь нет. Вместо синего неба - черные пятна - пустота, даже звезд и тех не видно.
Унылая картина - ничего не скажешь! Кошка вздыбила шерсть и подползла поближе к Арлену.
"Да. Довольно неприятно здесь. Но ничего не остается - только ждать" - сказал он, приоткрывая один глаз.
"Ты тоже это видишь?"
"Конечно, - ответил барс, зевая, - А что ты хотела? Мы за гранью времени, и здесь нет ничего, никого... только пустота. Ни воспоминаний, ни жизни".
"Ни птичек?" - она сглотнула и непроизвольно облизнулась, желудок ответил голодным спазмом.
"Никого", - зло припечатал Арлен.
Как будто хотел наказать её за легкомыслие.
'Но берег, мы же выбрались с тобой на берег... и сосны...', - она еще не верила тому, что увидела.
'Иллюзия, Хельга. Всего лишь иллюзия. Ни сосен, ни берега... ты же видишь', - возразил он, отбившись от кажущейся мухи.
"Но ведь ты маг и я... я ... тоже кое-что умею... неужели ничего нельзя сделать? Только ждать?!"
"Да. Магия тут бесполезна. Можно пользоваться лишь заложенным с рождения даром. Ты умеешь видеть, я умею быстро передвигаться".
"Но ведь там, за гранью, время идет... оно же не будет ждать? - Арлен утвердительно качнул головой, отчего ей стало совсем не по себе, - Я не могу ждать! Как же так получилось? Ведь... я слышала голоса... разговор и думала, что это близко, только сделать шаг, один шаг, и я смогу пройти к ним..."
"К кому пройти? Что ты слышала?" - удивился барс.
"Голоса. Понимаешь, как будто рядом, совсем близко. Они говорили, а я слышала... и мне нужно было к ним... ОЧЕНЬ."
"Кто это был?" - Арлен не сводил с Хельги взгляда, как хищник следит за добычей, так и он следил за каждой адресованной ему мыслью.
"Я слышала свой собственный голос и голос моей госпожи... Знаешь, она погибла. Давно. Но я её слышала, как живую... Это невероятно! Но это правда, понимаешь? И мой голос, но говорила им не я. Я только слышала часть их разговора и чувствовала их эмоции, как будто я тоже была там", - кошка внимательно посмотрела на задумчивого барса.
Он не отвечал ей, и это настораживало больше, чем если бы резко высказался. Арлен молчал. Хельга нервничала.
'Ты считаешь, что я ненормальная?' - осмелилась спросить кошка.
'Нет, не считаю. И не думаю, а вернее, допускаю мысль о том, что твоя госпожа жива. Да-да... именно так, - он прищурил серые глаза, и растянул уголки губ в кошачью "улыбку", - Мертвые не ведут мысленных разговоров, уж поверь мне. Здесь же тебя допустили не только к словам, но и к мыслям. Странно, но надо признать, что полне возможно услышать чужую беседу, если к ней открыт доступ. Я думаю, что кто-то присутствовал при беседе милых дам и наблюдал за её ходом. Для того, чтобы проникнуть в разговор, дорогая Хельга, нужно кое-что предпринять, например то, что ты хотела проделать, чтобы попасть в наши с Элитом мысли.'
'Я не смогла'.
"Правильно. Потому что мы не позволили. Здесь же... кто-то специально оставил открытыми свои мысли. Ты случайно попала в волну открывшегося коридора... и вот это довольно странно".
'Ты хочешь сказать, что кто-то намеренно подслушивал?'
'Именно. И еще смущает, что ты слышала собственный голос. Это наводит на мысли, что кто-то действует от твоего имени, и вот это мне совсем не нравится. Если в дело вступает метаморф - жди беду!'
'Лисси! - вырвалось у Хельги и под вопрошающим взглядом Арлена она продолжила, - Лисси Жер`Олом, ты должен её помнить, она училась с нами вместе.'
'Да-да. Я помню...'
'Она - метаморф и ненавидит меня больше жизни'.
'Вот теперь мне многое становится понятным. Значит, Лисси... - барс нервно дернул хвостом, - Так-так... посмотрим, что из этого выйдет. Я думаю, скоро нас достанут отсюда, и тогда разберемся во всем'.
Хельга вздохнула - как же она не любила ждать. Арлен понимающе усмехнулся и вновь прикрыл глаза, о чем-то размышляя. Внезапно над ними разлился яркий свет. Тонкая линия, скорее даже луч, медленно двигалась, будто слепец в поиске выхода - прощупывала притихшее пространство.
'Арлен!' - воскликнула кошка.
'Вижу - ответил он, поднимаясь. - Это за нами. Слушай внимательно - магией пользоваться не получится, поэтому, как только луч найдет нас, нужно расслабиться, и позволить Элиту проникнуть в мысли. Ты понимаешь меня? Позволь ему поговорить с тобой и следуй его указаниям'.
'Хорошо, - Хельгу охватило сильное волнение. Оставаться тут, одна - она не желала. Поэтому была готова на все, лишь бы только выбраться из этого странного места. Арлен перестал с ней разговаривать. Он замер наблюдая за светящейся дорожкой, вернее, его взгляд скользил по ней и уходил ввысь - туда, откуда она спускалась. Луч замер, дрогнул и плавно заскользил к ним, будто бы увидел, куда надо идти. Хельга поняла, что барс смог поговорить с другом и направить его по верному пути. Она прикрыла глаза - свет вблизи оказался еще ярче.
'Хельга д`Аймон', - услышала кошка голос эльфа.
'Да', - поспешила ответить, открывая доступ в сознание.
'Привет, красавица, рад видеть тебя', - его слова были правдой.
Хельге передались чувства Элита. Она ощутила трепетный восторг, почти счастье. Но не успела ни о чем - ни пожалеть, ни подумать, главным было сейчас - выбраться. Кошка увидела, как светящийся поток обволок со всех сторон обмякшее тело барса, и исчез, оставив её одну. Она знала, что её не бросят, но волнение все равно не отпускало, заставляло нервничать. Хельга ходила взад-вперед по ветке коряги-сосны и тревожно вглядывалась в небо. Луч не спешил возвращаться.
'И где же вы?' - поинтересовалась кошка, теряя терпение.
И вот несмело проник сквозь сумрак новый луч. Он был немного другим, сиял чуть оранжевым светом и уверенно приближался к Хельге, нигде не останавливаясь.
'Хельга, освободи сознание от мыслей, отдайся воле луча. Не сопротивляйся. Расслабься, будто спишь. Твои веки тяжелые, а тело - свободное, невесомое', - голос обволакивал, успокаивал - кошка повиновалась ему. Теплый поток окружил собой её тело, приподнял и в один миг перенес к друзьям.
- Получилось! - взволнованно воскликнул Арлен, подбегая к обездвиженной Хельге, - Ты умница, сейчас все будет хорошо.
Она лежала на земле все еще кошкой и озиралась по сторонам. Её вернули туда, откуда она спрыгнула - на мост безвременья. Рядом были Элит, Арлен и еще кто-то, кого она не знала, спрятанный за маску, в черном плаще - он стоял поодаль и внимательно наблюдал за действиями друзей.
- Извини, что первой была не ты, - улыбнулся эльф, снимая с неё свое заклятье, - На Арлена могло не остаться нужных сил, а тебя мы вытаскивали вместе. Втроем.
При этих его словах к ним приблизился незнакомец в плаще. Она встретилась с его взглядом, и отчего-то её сердечко забилось в другом ритме. Намного быстрее, чем обычно.
- Хельга, можешь перевоплощаться, - сказал Арлен, - теперь тебе хватит на это сил.
Он больше не церемонился с ней как раньше, видимо, её проделка доставила ему слишком много неприятных моментов. Хельга потянулась и стала собой. Её немного качнуло в сторону, закружилась голова. Но чьи-то заботливые руки поддержали, обняли за плечи, не дали упасть.
- Без резких движений, дорогая, - услышала она хриплый незнакомый голос, - Попробуйте открыть глаза, только не спешите.
Хельга послушалась совета, медленно приоткрыла все еще тяжелые веки. Осмотрелась. Встревоженные её самочувствием друзья были рядом, но в объятьях её держал спрятанный за маску безразличия незнакомец.
- Благодарю вас, - произнесла она непослушными губами, чувствуя странную дрожь во всем теле.
- О... не стоит, - Хельге показалось, что её собеседник смутился, - Как вы себя чувствуете? Вам легче?
- Да, уже все хорошо, - улыбнулась в ответ, - Кто вы?
- Это наш друг, - вступил в разговор Арлен, немного отстраняя Хельгу от незнакомца, так, чтобы они оказались напротив друг друга. Сам же обнял подругу за талию, придерживая, представил их друг другу, - Зей, Хранитель тайн. А это Хельга д` Аймон.
Зей чуть склонился приветствуя Хельгу и слегка пожал ей руку, как того требовал этикет. Прикоснуться к ней губами он не мог из-за маски, но и от невинного жеста было довольно неловко. Будто разряд молнии пробежал по всему телу. Впервые Хельга чувствовала себя так и совсем не оттого, что выглядела довольно странно - в сапогах, плаще и все время съезжающей на глаза шляпе. Её ощущения не пугали, но вызывали любопытство и навевали воспоминания, далекие настолько, что они оставались пока на уровне подсознания. Хельга знала, что со временем они прорвутся, и тогда станет понятным - почему этот мужчина вызывает в ней такой трепет.
- Очень приятно познакомиться, госпожа Хельга, - промолвил Зей, затем окинул взглядом присутствующих, - Прошу извинить меня, друзья мои, но мне пора уходить.
- Благодарю тебя, Зей, за помощь, - Арлен почтительно склонил голову.
- И я благодарю, - вторил ему Элит, повторяя жест друга.
- Всегда рад оказаться полезным, - ответил Хранитель, создавая портал.
- Как я могу найти тебя? - спросил Арлен, - Мне нужно поговорить с тобой о многом.
- Правда? - удивился Зей. - Когда ты хочешь побеседовать?
- Вечером.
Наступила тишина, немного давящая. Хранитель думал, казалось вечность, хотя прошло всего несколько мгновений.
- Хорошо. Я буду у тебя немного раньше полуночи, - с этими словами Зей шагнул в портал, но обернулся и прежде, чем исчезнуть, прошептал только для Хельги, - Берегите себя, госпожа...
Когда Хранитель исчез, Арлен многозначительно посмотрел на эльфа:
- Ты зачем его позвал?
- Прости, друг, но сам я тебя искал бы еще две недели. И так прошло немало времени.
- Сколько?
- Пять дней.
- ... пять?! - Хельга открыла рот, потом снова его закрыла. У нее не было слов, только эмоции и совсем не положительные.
- Я предполагал, что это будет долго, но не думал, что настолько, - Арлен нахмурился. - Нужно спешить. Элит, ты можешь сопроводить Хельгу ко мне?
- Да, друг. Могу.
- Спасибо, - маг посмотрел на подругу, - Надеюсь, больше не будет никаких сюрпризов?
Хельга покачала головой, виновато опустила взгляд:
- Я буду ждать тебя дома.

---

Зей торопился уйти, хотя его душа так стремилась остаться рядом с той, которая его не узнала. Да и как она могла признать в нем, скрывающем лицо за маской, в согнутом старце - прошлое. Ведь даже тени от него прежнего не осталось.
'К лучшему. Хорошо, что так. Так и должно быть', - успокаивал себя Хранитель тайн, а сердце сжималось болью и ужасной давящей тоской.
Она изменилась, повзрослела. От прежней девочки с задумчивым взглядом и двумя аккуратно заплетенными косичками почти ничего не осталось. В ней просыпалась женщина. Красивая, сильная, могущественная волшебница. Он заметил силу, не мог не заметить.
Хранитель вернулся в свой одинокий дом. Почти бегом поднялся по винтовой лестнице в кабинет, где часами в раздумьях ходил вдоль бесконечной стены - у круга нет ни начала, ни конца, как и у его собственной жизни. Все в этих апартаментах было круглым или овальным, до тех пор пока не надоедало. Иногда круглости начинали раздражать Зея, и тогда он превращал кабинет в такой же, как у всех. Вот и сейчас взмахнув ресницами дал мысленный посыл и все предметы стали обычными.
Хранитель сбросил маску, она со стуком упала к нему под ноги. Он с трудом справился с верхней пуговицей камзола, рванул ворот расшитой золотом рубашки - ему не хватало воздуха. Перед глазами проплывал каждый миг только что прожитых мгновений рядом с Хельгой. Её улыбка, слова, жесты... - всё врезалось в его память - навсегда.
Солнце будто магнитом тянуло Зея к окну. Он распахнул его, глубоко вдохнул душный прелый воздух, закрыл глаза, выравнивая дыхание. Нужно было успокоиться, но мысли мешали, назойливо пощипывали память - искали тревожащие душу воспоминания. Зей до скрежета стиснул зубы и отвернулся от окна. Достал в ящике стола холщовый мешочек, судорожно развязал его, вынул небольшой флакончик темно-зеленого цвета. Заполнил чашку, стоящую на его столе, водой, добавил туда зелье и выпил залпом. Закашлялся. Затем Хранитель обессиленно опустился в придвинутое к стене кресло.
Постепенно разум овладевал чувствами, и он справился с собой. Облегченно вздохнув, Зей порывисто встал, убрал на столе. Одним движением руки он призвал чашу для умывания, кувшин, заполненный доверху водой, мыло, полотенце - привел себя в порядок, переоделся, мельком посмотрел в висящее на стене зеркало. В нем отразился господин средних лет, в черном строгом костюме, имеющий изысканный, безупречный вид. Как и должно быть. Всегда.
Зей вышел из кабинета, спустился в гостиную, взглянул на часы. До встречи с Арленом оставалось не больше двух часов. Пора было заняться делами. У Хранителя тайн их имелось великое множество.
Глава 40

Элит вел себя с Хельгой галантно, и ей даже показалось, что все произошедшее между ними раньше - пригрезилось. Он был подчеркнуто холоден и держал дистанцию. Но как только они попрощались с Арленом - эльф изменился. Он почувствовал себя хозяином положения и вместо того, чтобы проводить девушку к дому мага, предложил ей прогулку.
- Судя по тому, как ты на меня смотрела в первый раз, я понял, что ты никогда не видела мою расу. Ведь так? - начал он разговор, лишь только за ними закрылся портал, и они очутились невдалеке от дома Арлена.
Хельга узнала местность и грустно вздохнула - не очень-то хотелось сидеть целый день в одиночестве, не считая хмурого слуги. Который отчего-то совсем не жаловал своим вниманием девушку.
- Да, - вынуждена была признать она, - но много слышала и читала в книгах.
- О, да. То, что о нас пишут... кхм, не всему можно верить. Часто летописцы немного приписывают или что-то опускают, дабы не краснеть перед потомками за то, что кто-то из воинов боится мышей или того хуже - стрекоз.
- А что и такое бывает? - Хельга удивленно вскинула брови.
Она не могла поверить, что такие сильные, умелые воины могут хоть чего-то бояться. Все, что она читала раньше о расе эльфов, служило для нее примером мужества и храбрости. Поэтому слова Элита казались шуткой. Но в его синих глазах не было искорок смеха.
- Да. Бывает, Хельга. Нет совершенства в этом мире, к нему можно только приблизиться.
- И даже вы.... Вы тоже...
- Да. У меня тоже есть свои страхи, - эльф хитро улыбнулся, - но я тебе о них не скажу. И, Хельга, я думаю, что друзья могут называть друг друга по имени и без "вы". Согласна?
- Хорошо, Элит.
- А что если нам с тобой немного погулять? Вот что ты будешь делать в доме Арлена? Скучать, верно? Сам он вернется только к заходу солнца и то есть вероятность, что задержится. Ну, что скажешь? Хочешь побывать в моем мире?
Хельга задумалась, но решалась на это приключение недолго. Ей и правда было любопытно посмотреть на мир эльфов.
- Да, хочу. Но только с одним условием.
- Каким?
- Ты проводишь меня к Арлену, как только я попрошу тебя об этом.
- С превеликой радостью! - улыбнулся эльф, обнимая Хельгу. - У меня есть тоже одно условие.
- Какое? - насторожилась Хельга и отстранилась от Элита.
Мало ли что могло прийти ему в голову.
- Не бойся, целоваться не полезу, - развеселился эльф, - Просто ты выглядишь... в этом нелепом наряде...
Тут Элит осекся и, прежде чем продолжить, поспешил добавить:
- Только без обид, но ты...смотришься, как чучело на огороде. Если позволишь, я смогу одеть тебя в более подходящий наряд.
Хельга смутилась. И ей пришлось согласиться с эльфом - шляпа, сапоги, плащ - всё было слишком велико и вряд ли придавало ей элегантность.
Она сбросила с себя верхнюю одежду и улыбнулась:
- А так, лучше?
Элит обвел взглядом её стройную фигурку и прикоснулся к Хельге, провел раскрытой ладонью по волосам девушки, дотронулся до её плеча и чуть откинулся, как художник, любующийся своей картиной. Туника теперь была раскрашена в яркие оттенки - розовый, бирюзовый, легкий золотой, брюки тоже изменились - превратились в воздушную юбку. Хельга как будто онемела, не в силах произнести хоть слово, она изумленно осматривала себя. Все происходящее с ней казалось странным сном. Хельга никогда в жизни не носила ткани такой насыщенной цветовой палитры. Потом эльф соединил ладони и выпустил из них тонкую легкую ткань цвета заката и нежно обвил им плечи девушки.
- Вот, теперь - лучше! - довольно проговорил Элит, протягивая зеркало - круглое, величиной с крупное яблоко.
Хельга робко заглянула в него: её волосы аккуратно уложенные - мерцали розовым цветом, туника приобрела невесомость, а тонкий платок - подарок эльфа, оттенял лицо и очень подходил к остальному наряду - нежному и яркому одновременно.
- Нравится? - спросил через некоторое время Элит, наблюдая за тем, с каким удовольствием девушка рассматривает себя.
Она смогла только кивнуть в ответ и благодарно улыбнуться.
- Тогда идем! - эльф забрал зеркало - оно исчезло в его руках, подхватил Хельгу под руку и перенес в свой мир. Все произошло настолько быстро, что девушка не успела даже ни о чем подумать.
Они вышли из портала возле шумящего водопада. Его потоки - прозрачными, прохладными косами спускались в бурлящую реку - брызгаясь и шипя, вливались в общий поток и пробегали мимо Хельги и Элита, скрываясь за изгибом зеленого берега.
Исполины - деревья, казалось, касались верхушками облаков, которые белоснежными улыбчивыми котами проплывали мимо по ярко-синему небу. Так и манило дотронуться и погладить усатых лежебок, но не дотянуться - слишком высоко они забрались. Хельге оставалось лишь улыбнуться им вслед. Птицы совсем не опасаясь ленивых котов - пестрые, нарядные,будто собрались на праздник - что-то пели и их голоса звучали громче водопада.
- Идем, - поняла она по губам эльфа, потому что расслышать что-то в этой какофонии было невозможно.
Элит помог спуститься Хельге вниз с берега, ближе к реке. Девушка присела у валуна и дотронулась рукой до воды - холодной и как будто живой, несущейся мимо, прыгающей по камням, выступающим из её тела, словно зубцы на спине дракона. Здесь было чуть тише, чем наверху.
- Идем, - улыбнулся Элит и взял Хельгу за руку, отвел от воды. Его ладонь была приятно прохладной, а пальцы цепкие. Он крепко держал девушку за запястье, увлекая за собой в проход под водопадом.
Там была небольшая расщелина - вход в пещеру. Обернувшись на водяную завесу, играющую в лучах солнца разноцветными искрами, Хельга залюбовалась прозрачными шторами - иначе и не назвать.
- Идем, - услышала она и вновь последовала за эльфом вглубь пещеры.
В ней было почти тихо, лишь доносился гул воды, оставшейся снаружи. Пахло серой и, не удержавшись, Хельга чихнула. Эхо тут же подхватило и забавно разнесло по пещере отзвуки - чи-и-и!
- Тише. Идем, - Элит вел, она послушно шла следом - один поворот, другой, - Закрой глаза.
Хельга послушалась и в этот раз, о чем не пожалела, потому что в лицо сначала удалил свежий ветер, а потом слепящий свет.
- Теперь можно, - услышала она через миг эльфа и открыла глаза.
Залитый солнцем город предстал перед ней. Но не обычный город, а полный зелени, цветов и ярких красок.
- Вот здесь я и живу - это Этан - славный город, столица моего мира.
Девушка вновь кивнула, речь пока не вернулась к ней. Осматривая окружающее её живое великолепие, она и впрямь чувствовала себя в царстве Морфея. Хельга представить себе не могла, что кроме хижин, домов и дворцов, бывают еще такие строения - в деревьях, будто соты у пчел или хатки у муравьев - один над другим - овальное отверстие. И внутри каждого - кто-то живет - целые семьи.
- Это ремесленники. Не удивляйся, - ответил Элит на её немой вопрос, - Им тут довольно удобно и тепло. Дальше, видишь, башни с острыми крышами? Это дворец. Рядом с ним дома - в них живут маги, воины и знать.
- А ты где живешь? - наконец, смогла задать вопрос Хельга.
- Недалеко от дворца, - ответил, ничуть не смутившись, Элит. - Я из знатного рода, а кроме того - маг. Есть хочешь?
- Не откажусь, - обрадовалась Хельга тому, что эльф наконец-то вспомнил о еде.
Пока шли по улицам, она все время крутила головой, рассматривала - всё, что только попадалось на пути: строения, эльфов и эльфят, мулов, птиц и снующих под ногами собак - добродушных и ухоженных. От непривычного многоцветия (все вокруг было переполнено красками) перед ней забегали цветные мурашки, и Хельга зажмурилась. Потом, когда она открыла глаза, то оказалась в уютном местечке за круглым прозрачным столиком. Элит сидел напротив нее и медленно тянул из высокого стакана жидкость вишневого цвета.
- Как ты? Тебе лучше? - спросил он, озабоченно наклоняясь к девушке.
- Да. А что случилось? Где мы? - Хельга осмотрелась.
Высокие потолки, украшенные росписью в виде овощей, фруктов и птиц; стены в зелени приглушенных тонов; светлые шторы на круглых окнах, с легким зеленым орнаментом по краю; круглые столики, такие же за которым сидела Хельга и стулья к ним - глубокие с удобной спинкой и подлокотниками, а кроме того - витающие пряные запахи - очень напоминали харчевню. Смущало только одно - отсутствие посетителей.
- Ты потеряла сознание на входе в эль-бар. Думаю, что в этом виновен твой голод. Тут подают лучшие коктейли и прекрасное жаркое, - он обвел взглядом бар, - Обычно по вечерам здесь не протолкнуться.
Когда девушка в светло-зеленом платье принесла заказанное Элитом блюдо, Хельга чуть не замурчала от удовольствия, а кошка внутри нее протяжно мяукнула. Впрочем, эльф это вряд ли заметил, поскольку внешне свою радость она почти никак не проявила - осталась невозмутимой и медленно, тщательно прожевывая, наслаждалась вкусом эльфийской кухни.
- Что скажешь? - подал голос Элит, когда Хельга пригубила свой напиток.
- Мммм... довольно необычный вкус, - она пыталась объяснить то, что можно было только почувствовать - неуловимо-сладковатый вкус черешни, прохладной мяты и чуть терпкий - душицы, мирта и чего-то еще, - Мне нравится.
- Мне тоже. Особенно то, как ты жмуришься и улыбаешься, как кошка, - улыбнулся Элит, откинувшись на спинку стула.
- Я и есть - кошка, - ответила Хельга, заканчивая трапезу.
- Я помню... - задумчиво протянул эльф, отпивая свой коктейль.
Он медленно скользил по ней взглядом. Его глаза излучали тепло и любопытство. Он изучал её. Хельга проделывала тоже самое - не спеша рассматривала своего собеседника. Ей нравилось его красивое лицо, глубокие синие глаза, тонкие насмешливые губы и ямочка на левой щеке. Когда он улыбался, она, как магнитом, притягивала к нему взгляд. Легкая небрежность в прическе - чуть нависшая челка на глаза - придавала некоторую привлекательность эльфу.
'Да, он очень хорош собой и, скорее всего, нравится многим дамам', - подумала Хельга, с усилием отводя взгляд от его улыбки.
Теперь её интересовало одно, имелась ли у Элита избранница сердца.
На выходе из бара они нос к носу столкнулись с девушкой в алой тунике и высоких сапогах, легком, развевающемся на ветру плаще, с заткнутым за пояс мечом - она выглядела как воин. Правда, была довольно миниатюрной и ниже Элита почти на голову.
Девушка недобро покосилась на Хельгу изумрудными глазами, а её спутнику мило улыбнулась.
Но белоснежная улыбка синеволосой нимфы никак не сочеталась с интонациями её голоса:
- Кого я вижу? Неужели сам Элит Фар аде Оль стоит передо мной. Не могу поверить! - изумилась она.
- Элоя, - улыбнулся Элит, но как-то сковано, будто провинился.
Девушка вдруг резко развернулась и ударила юношу по щеке:
- Это тебе за день рождения, - прокомментировала она и добавила удар по второй щеке, - А это за подарок!
- Милая, я все тебе объясню... - пытался оправдаться эльф, но попытка не засчиталась, и он получил еще один удар - ниже пояса.
Прежде, чем Элоя сделала новый выпад, Хельга успела отвести её удар в сторону и загородила собой корчащегося от боли эльфа. Он ей нужен был живым, да и пора было возвращаться к Арлену, а разборка между эльфами могла затянуться надолго - поэтому она решила вступиться за друга.
- Может, достаточно?
- А тебя вообще не спрашивают, так что отойди и не мешай, - сквозь зубы процедила Элоя, - до тебя еще дойдет очередь.
- Не думаю, - ответила Хельга, справившись с очередным выпадом эльфейки и, увернувшись, выставила перед собой невидимую стену.
- Вот, тварь! - воскликнула Элоя, - Пусти!
Их потасовка начала привлекать к себе внимание прохожих, что Хельге очень не понравилось, но как выйти из ситуации она не знала. На помощь, наконец, пришел Элит.
- Хельга, надо уходить, - прохрипел он и, поймав её за руку, втянул за собой в открывшийся портал.
На этот раз они оказались во дворе дома Арлена. Элит уже пришел в себя и резво вбежал на крыльцо, позвонил в дверь. Векин отчего-то медлил. Солнце тихо сползало за горизонт, вечерело. Хельга поднялась по ступенькам и устало прислонилась к парапету. Эльф присел на него и настороженно прислушался к тишине.
- А ты - молодец, не растерялась, - он грустно посмотрел на Хельгу, - и спасибо. Элоя хорошая девочка, только вспыльчивая.
- Пожалуйста, - пожала плечами Хельга. - За что она так с тобой?
- Пока спасал вас, совсем забыл поздравить её с днем рождения, - усмехнулся эльф, - благодаря тебе, я еще легко отделался. У нее тяжелая рука.
Он потер щеки, которые еще горели от пощечин. Векин не открывал, и тогда Элит легко спрыгнул, вновь позвонил в дверь.
- Спит этот старик что ли? - проворчал он. - Арлен точно еще не вернулся. Рано мы пришли. Могли бы еще погулять.
- Ну, уж нет. Спасибо, - улыбнулась Хельга.
И они оба рассмеялись, вспоминая недавнее происшествие.
- Веселитесь? - услышали они за спиной голос Арлена.- Рад видеть вас в хорошем настроении.
Друзья обернулись на голос. Маг выглядел очень уставшим, настолько, что казалось будто он шел к ним пешком из какой-нибудь далекой провинции. Его сапоги были в пыли, а плащ и шляпа - ободраны так, словно несколько дней их рвал сильный ветер.
- Что с тобой, друг? - удивился Элит и спустился магу навстречу.
- Все в порядке. Немного устал, - ответил Арлен и слегка покачнулся, но эльф успел подставить ему для опоры свое плечо.
- Немного?! Видел бы ты себя... - проворчал Элит, придерживая друга.
- Векин ушел по моему поручению. Будет только завтра утром, - маг скользнул взглядом по Хельге, - Прошу тебя обойди дом, там за третьим окном есть небольшое углубление. Там должен быть ключ от дома.
- Хорошо, - она быстренько пробежала в указанном направлении, нашла ключ.
Когда вернулась, друзья уже были у двери. Перехватив у Хельги ключ, эльф сам открыл дверь. С Арленом что-то происходило. Девушка уже хотела "включить" волшебство, чтобы проверить свои опасения, но маг будто почувствовал это её желание и поспешил отослать её от себя.
- Хельга, не стоит зря тратить время. Здесь скоро будут важные гости. Я попрошу тебя подняться к себе, переодеться.
- А чем тебе не нравится её наряд? - возмутился было эльф, но встретившись со взглядом друга - осекся и подмигнул встревоженной девушке, - Хотя да... ты прав, придут важные гости, нужно выглядеть строго и скучно.
Когда Хельга поднялась по лестнице, и затихли её шаги. Элит хмуро посмотрел на друга:
- Выкладывай, что случилось? И не надо меня убеждать в твоей якобы усталости. Ты... ранен?!
Он подхватил едва не упавшего на пол, бледного Арлена. Который держался из последних сил, чтобы не волновать Хельгу.
- Элит, помоги мне. Рана слишком глубокая, - он распахнул плащ и эльф увидел его разорванное, кровоточащее плечо, - сам я не справлюсь.
Не говоря больше ни слова, Элит через портал перенес друга к нему в кабинет, уложил его на диван и принялся врачевать.

Глава 41


Хельга поднялась к себе и, захлопнув дверь, заметалась по комнате. Она поняла, что произошли какие-то неприятности с Арленом, и еще её тревожило его здоровье. То, что он опирался на Элита - было неспроста. Она это скорее чувствовала, чем понимала. Но почему он отослал её, не позволил помочь, ничего не рассказал? Неужели не доверяет? Или не хочет беспокоить?
Хельга присела на кровать. Провела рукой по платью, которое выбрал для нее Арлен. Вряд ли оно подходит для того, чтобы встречать в нем тех визитеров о которых упоминал маг. Оно не было строгим, предназначенным для важных деловых разговоров, скорее наоборот, располагало к романтическому вечеру.
Немного поколебавшись, она все-таки отложила его в сторону.
"Надену как-нибудь потом", - подумала Хельга отрешенно, избавляясь от ярких красок. Она вновь приняла привычный вид и сменила цвет наряда на серый. Но позволила себе небольшую женскую деталь - добавила к строгому костюму легкий шейный платок небесно-синего оттенка. Так как поняла, что он нравится Арлену, и догадывалась, что ей идет этот цвет. Иначе он не стал бы дарить ей такое платье.
Хельга робко вышла из комнаты и прошла по пустому коридору. Остановилась, решая, куда идти. Прислушалась. Голоса донеслись из кабинета, и Хельга поспешила к друзьям. Ей нужно было узнать правду. Она не стала врываться к ним. Боялась, что мужчины её прогонят, вернее, отошлют от себя по какой-нибудь незначительной просьбе. И поэтому нерешительно остановилась у кабинета, перевоплотилась в кошку. Уши зверя тут же уловили разговор, идущий из-за чуть приоткрытой двери.

- ... может быть, теперь расскажешь, кто это с тобой так ласково обошелся? - донесся до неё голос Элита, - Такую рану можно получить лишь от мага равной силы или даже большей, чем твоя собственная. Кто это был?
'Все-таки... ранен...', - уверилась в своих чувствах Хельга и замерла, прислушиваясь.
- Ты, правда, хочешь это знать, Эл? - ответил, хрипя, Арлен.
Потом он закашлялся и, видимо, сделал попытку сесть. Хельга услышала сдавленный стон.
- Что ты делаешь? Зачем встаешь, я еще не закончил, - Элит пришел другу на помощь, послышался звук льющейся воды. - Вот, выпей.
- Эл... Все очень...серьезно. Не хотел бы я тебя вмешивать во все это...
- Друг, но я и так уже здесь. И ты по моей просьбе искал принцессу... - это ведь из-за нее, так?
- Не совсем... мммм... заканчивай уже, мучитель, - беззлобно ругнулся маг, сдерживая стон.
- Все-всё. Потерпи... больше не трогаю, но нужно лечить. И серьезно. Моих знаний хватило только на то, чтобы притупить боль на несколько часов...
- Я в курсе, Эл. И благодарен. Мне хватит этих часов. Сейчас сюда придут важные персоны. Нужен совет. Векин приведет утром, я надеюсь, старейшину деймов...
- Что?!- воскликнул эльф, громче, чем хотел, затем более спокойно переспросил, - Все настолько серьезно?
- Более, чем, - ответил Арлен, понизив голос до шепота, - ты не мог бы поплотнее прикрыть дверь? И посмотри - нет ли там кого...
То, что это намек на нее, Хельга поняла сразу и успела прошмыгнуть под ногами ничего не подозревающего эльфа, пока он всматривался в коридор, спряталась за портьеру.
- Никого, - закрыл Элит дверь и наложил какие-то чары.
Слух у Хельги тут же ухудшился. Она теперь слышала так, как будто ей в уши налили воды. Было довольно неприятно, но кошка постаралась сосредоточится на разговоре, а не на своих ощущениях.
- Арл, говори. Нас теперь никто не услышит, - эльф вновь принялся за допрос.
- Не думаю, что твоему брату понравится, если я втяну тебя в неприятности... - Арлен осекся, - Но мне нужна будет твоя помощь... только без глупостей и лишнего героизма. Все серьёзнее, чем ты можешь себе представить.
Маг замолчал, прислушиваясь к тишине. Хельга затаила дыхание. Потом, видимо, решившись, он произнес одно слово. От которого у Хельги похолодела душа.
- Картапелла.
Повисла чуткая тишина. После которой раздался крик в котором было и недоверие, и отчаяние, и потаенный страх. Все то, что чувствовала сама Хельга, выдавал голос Элита:
- Нет... нет... Не может быть! Ты же... ты шутишь?
Картапелла - это детский страх. Это скопище зла, ненависти, вседозволенности. Именем этого чудовища пугали непослушных детей: "Вот придет Картапелла, вот тогда узнаешь, как не слушаться!" Она - сильная ведьма, с которой мало кто мог сравниться в даре волшебства. Она убивала ради собственного удовольствия и тщеславия. Картапелла испытывала странные зелья на детях, чтобы опробовать силу своего колдовства. Везло тем малышам, которые сразу умирали. Те кто выживали - превращались в ужасных, обезображенных страшилищ. Картапелла не умела любить, не знала пощады и сострадания. Долгие годы никто не знал о её делах, а потом она перестала скрываться. Зло вырвалось на свободу. Деймы - единственные, кто смогли справиться с ведьмой. Первый совет деймов призвал её к ответу за все злодеяния. Картапеллу лишили силы, у нее забрали память и, ради всеобщей безопасности, поселили в уютном отдаленном местечке, в мире людей. Она стала обычным человеком, таким же как все. Только в отличие от людей, Картапелла перерождалась из поколения в поколение и несла бремя выбранной для нее деймами обычной жизни. Память о её зле передавалась от старших младшим, чтобы знали и берегли себя да своих близких.
Грейс нередко рассказывала Хельге о ведьме, о её великом даре, о том, как зло может завладеть сердцем и навсегда обратить великий подарок богов в проклятье.
- Я видел её несколько часов назад, так же как тебя вижу сейчас.
- Где? - Элит все еще сомневался, - Может быть, ты ошибся?
- Как бы я хотел, чтобы ты был прав... - сокрушенно вздохнул Арлен. - совсем недавно я навещал её. И уж никак не мог предположить, что встретимся с ней еще раз...
- И все-таки... это невероятно...
- Что ж... пока у нас есть время, я расскажу тебе всё по порядку, - согласился маг посвятить друга в свои дела. С этого момента Хельга ловила каждое слово, - Я, пока ты развлекал Хельгу, отправился в одно местечко, немного западнее моего дома. После твоего рассказа об исчезновении принцессы Виолетты, у меня закрались смутные сомнения... Мне показалось, что я её где-то видел. И не одну. Ты знаешь, что я хорошо пользуюсь собственной памятью.
- Еще бы мне этого не знать, - хмыкнул эльф, наверное, вспоминая что-то личное.
- Так вот...Я поразмыслил и вспомнил, что в тот день, когда покупал для тебя подарок, мне повстречался необычный паренек, наделенный невероятной мощной силой волшебства, что встречается крайне редко в простых семьях. Мне стало любопытно, и я проследил за ним. Но мало что выяснил тогда. Ему оформили опекунскую и у него, как, оказалось, имелся младший брат. Опекун и его взял к себе на службу. Вроде бы ничего странного, да только брат его сильно смахивал на эльфа... После твоей просьбы, я решил проверить свою догадку. Сегодня я как раз успел к моменту переоформления опекунской. Хотел забрать ребят к себе и выяснить, кто их родители... но вмешалась Картапелла. Она перехватила малышей.
- Что?! Нет... не-нет... - эльф затряс головой, затем в ужасе уставился на друга, - Арлен, ты хоть понимаешь, что это значит?
- Я понимаю, поэтому уже предпринял некоторые шаги, - вновь послышался звук льющейся воды. Кошка выглянула и увидела, что маг умывается, затем он продолжил разговор, - Я успел накинуть детям обереги, теперь ведьме понадобится некоторое время на то, чтобы их разрядить. И еще, насколько я понял, Картапелла совсем недавно вернулась в наш мир. Она еще не достаточно набрала силу...
- Почему ты так решил?
- Я все еще жив, - грустно улыбнулся маг.
От этой его улыбки Хельгино сердце сжалось болью. Если ведьма ранила Арлена и он до сих пор не умер... это означало одно - она еще слаба. Но её яд, он все равно действовал, и теперь жить магу осталось совсем недолго.
- Друг... - эльф тоже догадался об этом, - сколько? Сколько у тебя времени?
- Немного. Но я успею. Верь мне.
Хельга не выдержала, она перевоплотилась в себя и выскочила к друзьям. Маг и эльф многозначительно переглянулись.
- Ты же сказал, что нас не услышат? - возмутился было Арлен. Но девушка кинулась к нему на шею и он лишь развел руками, - Правда, она - особый случай.
- Как ты сюда вошла? - это уже вопрошал Элит.
Хельга его будто не услышала. Она отстранилась от Арлена, и посмотрела на него снизу вверх, задерживаясь взглядом на каждой детали его гардероба. Маг едва успел переодеться в чистые вещи. На нем были мягкие светлые туфли, домашние широкие брюки, белоснежная рубашка, а поверх неё халат, уже знакомый Хельге. Грязную, окровавленную одежду Арлен не успел спрятать, она лежала неприглядной кучей у его ног, на полу, и притягивала к себе внимание девушки.
В глазах Хельги стояли слезы. Под её взглядом серые глаза мага потемнели, стали черными, как ночь.
'Зачем ты это сделала?' - услышала девушка вопрос.
'Я хотела знать правду. И я могу помочь. Ты будешь жить...' - ответила она, не размыкая губ.
'У нас нет на это времени. Надо спасать детей', - отвел взгляд Арлен.
'Я хочу, чтобы ты жил!' - выкрикнула с отчаянием, понимая, что он не станет слушать.
- В дверь позвонили, или мне показалось? - привлек к себе внимание Элит. Он повернул голову к двери и, призывая к тишине, приложил палец к губам. - Точно. Звонят в дверь. Вы слышите?
- Я открою, - сказал маг и порывисто вышел из кабинета.
Хельга переглянулась с Элитом. Он не вмешивался в их мысленный диалог, будто знал, о чем они могут говорить. Сейчас взгляд эльфа был грустным. Он всё понимал.
---

На рынке было людно, шумно, ярко.... Сейчас он только набирал свою силу. Торговцы и покупатели - кто пешие, кто верхом, а кто, так же как Хапте, на телеге - пересекали его ворота, дружелюбно распахнутые навстречу гостям.
Повозка аптекаря остановилась на видном месте, там и раскинули собственную палатку. Хапте принес откуда-то высокую лавку-стол, пока ребята укрепляли колышки и надпись - "Травы и снадобья от всех недугов".
- О, молодцы! - похвалил их работу аптекарь. - Нам теперь с вами ни дождь не страшен, ни ветер.
Он покосился на кустистые облака. Пока ничто не предвещало дождя. Но Хапте тревожился и хотел хоть в чем-то быть уверенным.
- Вы тут раскладывайте товар, а я схожу по делу, - он нахмурился. - Без меня от палатки ни на шаг не отходите. Понятно?!
- Да, дядя Хапте. Мы здесь будем, - ответил Тито за двоих, подхватывая с повозки коробку со склянками.
- Э... не надрывай руки, таскайте по одной - две склянке, не боле, - посоветовал напоследок аптекарь и побрел между рядов.
- Куда он ушел? - спросил Вилл, часто моргая, словно к нему в глаз попала соринка.
- Не знаю, - пожал плечами Тито, - наверное, за новой опекунской. А ты чего разморгался?
- Пыльно тут, глаза слезятся, - буркнул Вилл и достал кувшин с водой. - Полей мне на платок, я утрусь.
- А... хорошо, - согласился Тито выполнить просьбу и с готовностью помог эльфику.
Но вдруг он замер. Увидел над собой высокую тень. Кто-то стоял за его спиной. И этот кто-то был очень страшным. Тито чувствовал идущее зло. Оно прожигало его насквозь. Было желание тут же сбежать, но ничего не подозревающий Вилл уже подошел к покупателю, предложил товар.
- Госпожа, хотите купить травы или микстуры, а может, хотите снадобья, отвары? - послышался его тоненький голосок и Тито решился.
{Данное произведение может находиться в свободном доступе только на сайте 'Самиздат' при библиотеке М.Мошкова. Во всех остальных случаях - размещено без ведома автора!

Он резко обернулся на незваную гостью. Она была одета не по погоде: в черном длинном балахоне из дорогой парчи, сияющей на солнце; в невысокой изящной шляпке с тонкой сеточкой-вуалью; плотных перчатках. Казалось, что не смотря на жару, она мерзла. Сейчас вуаль была откинута и мальчик смог рассмотреть молчаливую женщину. Она была красивой. Её золотые волосы спадали ниже плеч и завивались кольцами, а зеленые глаза - открытые и большие, как блюдца - притягивали к себе. Тонкие брови - удивленно вскинуты. Она смотрела то на одного, то на другого мальчика и загадочно улыбалась, о чем-то размышляла. От её улыбки по телу Тито пробежали мурашки, а в животе стало холодно, будто он проглотил снежный ком.
- Дети... совсем одни... и такие сладкие... - прошептала женщина, облизнув нижнюю губу, раздвоенным языком, как у змеи.
Тито вспомнил рассказы тётушки Эль. И от этих воспоминаний едва не лишился чувств. Женщина широко улыбнулась, обнажая острые белые зубы. Тито узнал Картапеллу. Не было никаких сомнений в том, что это она.
- Знаешь меня, малыш? Вижу, что знаешь... Я заберу вас с собой, мои сладкие. Вы будете теперь жить со мной.
- Вы не можете нас забрать. У нас есть опекун! - воскликнул Тито, громко, привлекая внимание посетителей рынка.
- Да, что ты?! - Картапелла сделала вид, что удивилась, - Опекун... ах, какая досада...
Она легко коснулась оберега Тито, и он рассыпался в прах.
- Теперь ты свободен, мой малыш, - она обошла прилавок и проделала тоже самое с оберегом Вилла. - И ты свободен, дорогой...
- Вилл, беги! Это колдунья! - выкрикнул Тито и кинулся между проходами, выискивая взглядом аптекаря. Но того нигде не было видно.
Оказавшись беззащитными, они с Виллом могли попасть в большие неприятности. Убежать в другой мир, без эльфика, оставить его тут одного - Тито не мог. Он оглянулся.
Картапелла ласково улыбаясь, крепко держала трепыхающегося в её руке Вилла и что-то говорила ему. Окружающие их люди совсем не обращали никакого внимания ни на ведьму, ни на её жертву. Будто их тут совсем не было.
- Они не видят?! - Тито догадался, что на всех наложены чары и помощи ждать неоткуда. - Что делать? Что делать?!!
'Надо найти дядю Хапте!' - сообразил он и побежал к тому месту, где прошлый раз им выдали опекунскую.
Пробегая между торговыми лавками и палатками, размазывая слёзы по щекам, Тито с разбегу воткнулся в какого-то мужчину.
- Простите, - сказал, рассматривая запыленные сапоги незнакомца. Постепенно поднимая голову, он встретился со знакомым взглядом черных глаз, - Это... вы?
- Я, - ответил мужчина, - ты куда-то торопишься?
- Да. Очень тороплюсь. Помогите мне, господин, пожалуйста - быстро проговорил Тито, стараясь успеть сказать самое важное, - Мой опекун Хапте Бород...
- Да, я знаю, - мужчина присел перед мальчиком и теперь их глаза были на одном уровне. Он внимательно посмотрел на Тито. Взяв его за плечи, встревожено спросил, - Что-то случилось, малыш? Говори!
- Да... там... т-там... - Тито задыхался от быстрого бега и от слов, что крутились в голове и спешили вырваться из него. Но он не знал, как объяснить всё, что произошло так, чтобы ему поверили. Вилла нужно было спасать и как можно скорее. Отчего-то этот незнакомый господин внушал ему доверие. Тито знал, что он не причинит ему вреда.
- Успокойся. Посмотри на меня. Не отводи взгляда, - приказал незнакомец и погрузился в его мысли. Мальчик на время почувствовал себя будто во сне, а потом услышал, - Скорее. Я помогу. Держись за меня.
Тито послушно ухватился за руку незнакомца, и в одно мгновение они переместились к палатке аптекаря. Ведьма и Вилл все еще были там.
- А... вот и ты, мой сладкий, вернулся, - обрадовалась Картапелла, завидев Тито, - Идем же, голубчик, нам пора уходить.
- Не слишком ли торопишься, красавица? - подал голос мужчина.
Мальчик спрятался за его спину и услышал, как ведьма недружелюбно зашипела на него:
- И ты... здесссь?!
- Да, красавица. Не ждала? - он выждал небольшую паузу. Ведьма молчала, испытывая его терпение, - Оставь детей. У тебя нет на них прав.
- Правда? А у тебя? Есссть? - Картапелла, прижала к себе Вилла, собираясь удалиться с ним.
Но ей нужен был и Тито. Поэтому она выжидала и не сводила с ребенка глаз. Мальчик дрожал от страха, когда услышал в своем сознании голос незнакомца, при этом он продолжал беседовать с Картапеллой, как ни в чем не бывало.
- Возможно, что так, красавица. Возможно... - мужчина улыбался и настороженно смотрел на ведьму, следил за каждым её движением, - Как тебе удалось пройти сюда?
- Было трудно, но я смогла. Отгадай сам, ты же умный, - рассмеялась она в ответ.
- Ты гениальная женщина. Я восхищаюсь тобой!
Вилл трясся и плакал, робко поглядывал на Тито, шептал мольбы:
- Помоги мне... помоги.... Спаси меня...
Тито ничего не мог ему ответить, подходить к ведьме ему совсем не хотелось, а она не выпускала эльфика, крепко держала, как и прежде.
Торговцы и покупатели вокруг них - ничего не замечали, будто они находились в другом месте. И это было очень странным.
'Послушай, малыш. Теперь я ваш опекун, я выкупил вас у Хапте Борода. Он должен был сам вам об этом сказать. Не знаю, почему аптекарь задерживается, но, может быть, это и к лучшему. У нас мало времени. Запомни мое имя - Арлен О`л Фресс. Произнесите его над оберегами, и они активируются. Боюсь, что Картапелла навредит твоему братцу, если я приближусь хоть на дюйм к ней. Сейчас я не смогу его вытащить. Нужно вначале надеть на него оберег. Достань у меня их из правого кармана, активируй, пока я отвлекаю её. Надень оберег на себя и на своего братца, и ни в коем случае их не снимайте. Понимаешь?'
'Да, господин', - ответил мысленно Тито и умеючи забрался в карман Арлена, не привлекая к себе внимание. Тут пригодилась школа дядюшки Феона. Он нащупал тоненькую цепочку и осторожно потянул её за собой, зажал в кулак и, сделав вид, что кашляет, поднес его к губам. Закашлявшись, Тито отвернулся, прошептал имя нового опекуна. Оберег с синим камнем засиял алой змейкой и успокоился. Мальчик надел его. Теперь нужно было, чтобы Вилл тоже самое проделал со своим. Арлен продолжал беседовать с ведьмой:
- Картапелла, милая, а может быть подружимся и договоримся?
- Нет, красавчик, - упрямилась ведьма. - Ничего у тебя не выйдет. Отдай мне мальчишку, или я сама его заберу.
"Тито, тебе нужно подойти к Виллу. Только не спеши, " - Арлен ободряюще подмигнул ему.
Тито набрался мужества и громко воскликнул:
- Тетя, я хочу к вам! Можно я подойду к братцу, а то он боится.
Ведьма, не ожидающая подвоха с его стороны, дала разрешение:
- Конечно, сладенький. Вот видишь, маг, ты проиграл. Мы уходим.
Она не заметила, как мальчики, перешептываясь, подали сигнал Арлену.
- Правда?! Попробуй, забери теперь то, что принадлежит мне, - маг без труда выхватил у нее детей, словно вихрь они закружили в потоках воздуха и оказались за его спиной.
Ведьма оторопело уставилась на Арлена
- Как ты это проделал?
- Отгадай, - ответил О`л Фресс в её манере, а потом хмуро добавил, - А теперь, дорогая, будет больно!
Он направил на нее парализующий магический луч, но тут, откуда-то выскочила собака и с бешеным лаем кинулась на Арлена, отвлекая его внимание на себя.
Ведьма взвизгнула и переместилась ближе к детям.
- Косма! Стой! Косма! - появился и Хапте, но не увидел - ни детей, ни магов, лишь рвущуюся куда-то собаку. - Что там, девочка? Что?!
- Повеселимся? - зло рассмеялась Картапелла и выпустила в Косму сияющий луч, маг успел перехватить его и направил в ведьму, она отбилась. Дети прижались друг к другу, наблюдая за битвой взрослых. Казалось, что они обо всем забыли, лишь следили за молниями-лучами, которые прыгали вокруг них в жутком танце. Собака лаяла, а Хапте все еще ничего не видел, так же, как собравшаяся вокруг них толпа.
- Тито, давай сбежим! - пришел в себя первым Вилл и подергал за руку 'братца'.
- Да-да... давай, - согласился Тито, вспоминая заклинание.
В этот самый момент к ним кинулась Косма, а ведьма, скользнув по ней взглядом, обернула собаку в статую и зашипела, в ярости кинула луч в её хозяина. Арлен успел его отразить, но раскрылся, подставляя себя под удар.
- Вот и все, деточки, - вздохнула с облегчением ведьма, провожая взглядом упавшего на землю мага, - Теперь вы мои.
Она дунула на детей сизой пылью, и они уснули. Ведьма подхватила их обмякшие тела и исчезла, будто её и не было.
Чары пропали и испуганный Хапте Бород увидел у своих ног господина мага, с которым совсем недавно вел торг за детей.
- Господин, господин... - позвал он, заглядывая в бледное лицо мага и потрясывая его за плечи, - Вам плохо?
Арлен открыл глаза, осмотрелся. Ведьма и дети исчезли. Косма, довольно помахивая хвостом, прыгала вокруг хозяина. Радовалась, что он уцелел.
- Нет. Со мной все в порядке, - опираясь на подставленную руку аптекаря, маг встал, отряхнулся, - благодарю вас.
Пошатываясь, он отошел немного подальше и переместился к дому. Унимая свою боль, не подавая вида, что с ним что-то не так, дал распоряжения Векину. Сам же направился в Министерство Магии, где настоял на том, что видел Картапеллу почти в прежней силе и в качестве доказательства предъявил главному министру свою рану, на которой остались следы её яда. Ему поверили. Начались поиски ведьмы во всех возможных направлениях, во всех возможных государствах. Оставалось надеяться на то, что Картапеллу найдут до того, как она справится с его оберегами.
---
Арлен спустился по лестнице и открыл дверь. От неожиданности, он на мгновение растерялся, так как совсем не ожидал увидеть на пороге своего дома незваных гостей.



Глава 42

Арлен подошел к двери, но когда её распахнул, то очень удивился. На пороге его дома стояла малышка Касси и её мама. Девочка радостно улыбнулась магу и кинулась к нему, обхватила его руками, прижалась так, будто они не виделись несколько лет.
- Касси? Зелла? Что вы тут делаете? - оторопело спросил он, посматривая то на одну, то на другую гостью.
- А ты что, нам не рад? - насупилась девочка и отошла к матери, - Совсем-совсем?
- Нет, отчего же?!- Арлен наклонился, погладил Касси по голове, нежно провел рукой по мягким светлым волосикам, а потом вдруг подхватил девчушку, порывисто прижал к себе. - Очень-очень рад!
- Извини, ничего не могла с ней поделать, - ответила на его молчаливый вопрос Зелла, - Она очень хотела тебя видеть. Уверяла меня, что ты в опасности. Все хорошо?
- Почти, - ответил Арлен, приглашая жестом, - Проходите в дом.
- Мама, посмотри! И она тут! И Элит! - воскликнула девочка, едва не выпрыгивая из рук мага.
Он бережно отпустил её от себя, и Касси подбежала к Элиту.
- О, я так понимаю, что это и есть твои важные гости? - улыбнулся эльф, подхватывая смеющуюся девчушку на руки. - Ох, ты и выросла!
- Да, самые важные, - ответил Арлен, переглянувшись с Хельгой, - Поможешь мне накрыть на стол?
- Конечно, - с лёгкостью согласилась девушка.
Когда они прошли на кухню. Арлен прикрыл плотно дверь.
- Хельга, мне нужно, чтобы ты увела Касси наверх и ... можешь поиграть с ней?
- Ты хочешь избавиться от меня?
- Что ты? Вовсе нет. Мне нужно, чтобы Касси и Зелла были подальше от этой истории. Ты понимаешь? Отвлеки их. Пусть думают, что со мной все в порядке, - он замолчал.
К ним вошла Зелла. Она строго посмотрела в глаза магу и тихо произнесла:
- Ты можешь ничего не говорить Касси, но меня тебе не обмануть. Покажи мне рану на твоем плече. Я могу помочь.
- Зелла...
- Покажи, - произнесла она тоном, не терпящим возражений.
- Нет, - твердо ответил Арлен и, выдержав взгляд знахарки, вышел - оставил дам наедине.
Хельга смотрела на женщину, которой была обязана жизнью и видела в ней большое сходство с госпожой Ангелиной. Цвет волос, глаз, та же стать...
- Я раньше жила в северных землях, - будто угадала её мысли Зелла, - оттого и выгляжу не как южанка.
Хельга смутилась, но не отвела взгляд, осмелилась спросить:
- Вы, наверное, из знатного рода?
- Какое это имеет значение? - Зелла глубоко вздохнула, - Перед бедой и смертью - все одинаковы. Так какая разница: есть у меня в кармане медная монета, или имеется дом полный золота?
Хельге нечего было возразить на такие простые и в тоже время мудрые слова знахарки. Та немного помолчала, а потом вдруг спросила:
- Хельга, вы давно знакомы с Арленом?
- Да. Мы учились вместе. Но узнали друг друга недавно...
- Если он хоть немного дорог вам, - Зелла порывисто взяла Хельгу за руку, заглянула в её глаза. Горячо прошептала, - Я люблю его, как родного брата, дороже него и Касси нет никого в моей жизни. Умоляю, скажите мне, кто ... Кто его ранил?
Хельга хотела уже сказать, имя ведьмы село на кончик её языка, но она вовремя вспомнила, о чем совсем недавно попросил её маг: "Мне нужно, чтобы Касси и Зелла были подальше от этой истории. Ты понимаешь?" Теперь она понимала. Нельзя, чтобы эта женщина знала правду - боль, которую та может принести, будет слишком тяжелой для нее и её девочки. Поэтому он не позволил ей посмотреть свою рану. Она не сможет помочь. Никто не сможет помочь...
Хельга выдержала взгляд, справилась с эмоциями и твердо произнесла:
- Я не знаю, Зелла, простите. Но даже если бы знала, вряд ли могла бы сказать. Арлен никогда бы не простил мне такого предательства.
- Предательства?! - Зелла сокрушенно покачала головой, - Это не предательство. Вы не понимаете... если есть хоть один шанс ... Почему вы не хотите помочь?!
- Потому что этого не хочет Арлен.
- Я не понимаю... неужели вам все равно?!
Хельга отвернулась, прошла к окну. В её душе поселилась боль. Ей было не все равно. Но она доверяла Арлену, и знала, что если он что-то делает, то делает это не просто так. Девушка чувствовала, что у него есть план. И не желала ему мешать.
- Нет. Мне не все равно, - ответила она ровно и тихо, оборачиваясь к знахарке, - Послушайте меня, Зелла, и постарайтесь понять: если вы сейчас вмешаетесь, Арлен может погибнуть и не только он. Пожалуйста, будьте благоразумны и доверяйте мне. Все будет хорошо. Понимаете?
Зелла притихла и казалось, что каждое слово дошло не только до её сознания, но и коснулось её души.
- Вы сами-то верите в то, что все будет "хорошо"? - тихо спросила знахарка, потом дотронулась до Хельги, - Дайте мне вашу руку.
Девушка удивленно протянула женщине раскрытую ладонь. Та вгляделась в нее и на миг побледнела, прикрыла глаза, а потом будто сбросила с себя наваждение. Даже улыбнулась легкой, светлой улыбкой:
- Да. Вы правы. Все будет хорошо. Я вам верю.
Тут к ним протиснулась Касси и звонко потребовала:
- Мама! Где чай?! Идем же его уже пить!
Хельга и Зелла переглянулись. За разговором они совсем забыли про чай.
- Сейчас, милая, - ответила Зелла, - Скажи Арлену, мы уже идем.
Малышка убежала, а женщины принялись за дело. Знахарка хорошо ориентировалась на кухне мага (Хельга отметила это для себя), видно было, что Зелла тут часто бывала. Пробежав взглядом по шкафам и полкам, она открыла нужный, и достала все необходимое для чаепития.
Хельга развела огонь в высокой каменной печи и поставила в нее чайник, предварительно налила в него воду из большой круглой кадки, заполненной почти доверху.
Спустя чуть меньше четверти часа они вышли в гостиную, где неторопливо вели беседу мужчины. Они сидели на широком светлом диване, а Касси, уютно расположившись у ног Арлена, что-то рисовала цветными мелками на расстеленном перед ней светлом плотном полотне. Лист бумаги был размером почти со столешницу рядом стоящего круглого стола, и на нем под руками девочки оживали цветы, бабочки, а птицы, казалось, вот-вот звонко запоют или отряхнут перышки.
- Ты красиво рисуешь, - заметила Хельга, расставляя на столе чашки.
- Ничего особенного. Мама говорит, что мне еще многому надо научиться, - вздохнула девочка, не отрывая взгляда от нарисованного, - Если я буду стараться, то мои картины оживут.
Хельга мысленно пожала плечами - по её мнению картинка Касси была почти идеальной. Смущали только слишком яркие оттенки, выбранные девочкой, которые и отличали сказку от реальности.
- Знаешь, мне кажется, что у тебя все получится, - сказала Хельга, присаживаясь рядом с девочкой на мягкий ковер.
- Правда?! - и столько в этом вопросе одновременно прозвучало - сомнения, недоверия, легкой надежды, что девушка невольно вспомнила себя и свою первую беседу с Грейс. Тогда ей тоже казалось, что у нее никогда в жизни не получится стать настоящим деймом, и она так боялась, что волшебство в ней заупрямится и не станет расти.
- Конечно, правда. Главное, только немного в это поверить, - Хельга улыбнулась, а Касси посмотрела на нее долгим, взрослым взглядом и больше ничего не сказала. Её глаза были такого же цвета, как у её матери - нежно-васильковые. Необычный цвет. Слишком теплый для северных земель.
- Так, Касси, мальчики - мыть руки и за стол! - скомандовала Зелла, и все поспешили выполнять её "приказ". По очереди они поливали на руки друг другу ароматную воду, смывая пену душистого мыла в широкий таз. Женщина довольно улыбнулась, протягивая им полотенце, - Всегда бы так слушались...
Хельга помогла знахарке убрать воду и мыло, а потом они присоединились к 'пирующим'. За чаем почти не разговаривали. Касси с удовольствием уплетала приготовленные Хельгой булочки с вишневой начинкой. Они удались на этот раз лучше, чем обычно. Зелла поначалу, когда увидела Хельгино волшебство, скривилась и недоверчиво покосилась на полученный результат - пышные румяные булочки. Выбирать особо не приходилось, поэтому вздохнув, знахарка уступила, и сама подала сдобу к чаю. В запасах Векина имелось почти все необходимое, кроме клубничного джема, но его Хельга с легкостью заменила на найденное вишневое варенье. А вот времени выпечь все так, как следовало, в печи - не имелось, и девушка приготовила булочки с помощью заклинания.
Зелла, не смотря на недоверие (видимо традиционный способ был для нее понятнее), все-таки надкусила предложенное волшебницей угощение и даже одобрительно улыбнулась. Лучшей похвалы было и не найти, учитывая, что в кулинарии Хельга не обладала блестящими навыками. Арлен, заметив на подносе её стряпню, удивленно приподнял брови, но сразу же сделал вид, что все знал заранее. Лишь взглядом поблагодарил, наблюдая за малышкой Касси.
Хельга осмотрелась за столом. Ей было уютно от тепла собравшихся под одной крышей, таких разных, но очень близких друзей. Казалось, что между присутствующими протянута тонкая невидимая нить. Они связаны прочно друг с другом, но в то же самое время, исходящая от каждого из них тревога и недосказанность делали эту самую нить едва заметной.
- Все! Я наелась! - отодвинула от себя пустую чашку Касси, - Можно мне поиграть?
Взрослые будто бы только и ждали этих слов. Переглянувшись между собой, каждый из них понял, что пришло время для решения серьезных вопросов, а все, что было до этого, пропитанное теплом и дружбой - самое яркое мгновение единства, за чашкой горячего, но не обжигающего чая - останется с каждым лишь приятным воспоминанием. На хозяине дома в одно мгновение появился черный строгий костюм, да и сам он стал будто чужим и холодным.
- Касси, Зелла, пойдемте со мной наверх, - предложила Хельга, поднимаясь из-за стола.
- Играть? - обрадовалась девочка. - Арлен, Элит идемте тоже с нами - играть!
- Нет, милая. Арлен и Элит придут попозже, - вступила в разговор Зелла, понимая, что Касси нужно чем-нибудь занять, чтобы она не помешала.
Приближался час, назначенный Арленом для его важных гостей, и маг заметно нервничал. Элит положил ему руку на здоровое плечо и легонько его сжал, подсказывая, что он тут, с ним, и все будет хорошо.
*Эта сказка размещена в свободном доступе только на сайте 'Самиздат' при библиотеке М.Мошкова. Надеюсь, что здесь вы её и читаете.
- Хорошо,- согласилась девчушка, и первая побежала наверх по лестнице. Едва женщины поднялись вслед за ней, раздался звон колокола, известивший о прибытии первого гостя.
Хельга привела гостей к себе в комнату, но зашла последней и плотно прикрыла за собой дверь. Касси заинтересованно огляделась.
- Ты тут спишь? - подбежала она к кровати, и без приглашения забралась на неё - Мягко.
- Касси, что ты делаешь? - удивилась Зелла на поведение дочери. - Может быть, госпожа Хельга не любит, когда трогают её вещи. Нужно спрашивать разрешение, ты же знаешь!
- Знаю... - помрачнела малышка, спускаясь на пол, - Извините...
- Ничего, - ответила Хельга, - Если хочешь, можешь даже на ней попрыгать. Вот увидишь, тебе понравится.
- А... можно? - взгляд девочки загорелся искорками озорства и перепорхнул с Хельги на Зеллу и обратно.
- Можно, - почти одновременно разрешили они.
Касси вновь забралась на кровать и осторожно подпрыгнула, но приземлившись, она подлетела чуть выше. Упругая тонкая сетка немного прогибалась под весом девочки, а потом подбрасывала её вверх.
- Ух, как! Мама, смотри: я - лечу!
Хельга и Зелла понимающе переглянулись. Какой ребенок откажется от полетов? В своем детстве Хельга тоже 'летала' под потолок, подпрыгивая на кровати, когда жила в семье Лисов, за что её нередко ругали. Опекуны полагали, что она её сломает и не на чем станет спать. Но их тревоги были напрасны, сетка могла выдержать прыжки и взрослого, а уж детский вес для нее точно не был опасен.
- У нас нет такого развлечения, - грустно вздохнула Зелла, наблюдая за дочерью.- Такая кровать в поселке ни к чему. Но я помню, как в детстве прыгала так же, и ничего лучше этих полетов, казалось, нет на свете.
Знахарка чуть-чуть приоткрыла дверцу в свои воспоминания, и Хельга поняла, что была права - не селянка эта женщина. В поселках спали на топчанах да лавках, на которые сверху укладывали солому, звериные шкуры или перину, в зависимости от местности, ну, а в северных землях, когда были холода - спали на печи. На обычную горожанку Зелла тоже была не похожа.
И дело не только в правильной речи, прямой осанке, манере гордо держать голову, тонких пальцах и плавной поступи. И пусть платье Зеллы было из простой грубой ткани, а волосы не украшены замысловатой прической - в ней все-таки проглядывала утонченность и вкус, присущий благородному сообществу. Это все равно, что смотреть на мула в красивой попоне и золотой сбруе и на породистого жеребца в незатейливой упряжи. Разница очевидна.
Вдоволь 'налетавшись' малышка попросила Хельгу стать кошкой, чтобы поиграть с ней в салочки.
- Но, Касси... - попыталась возразить знахарка и уступила, потому что хозяйка комнаты была не прочь выполнить просьбу её дочери.
- Почему бы и нет, - согласилась девушка, тем самым обезоружив Зеллу, и в одно мгновение стала мурчащим существом.
То кошка бегала за девочкой мягко подпрыгивая и дотрагиваясь лапами до её ног, то малышка ловила кошку, которая пряталась от нее в разных потайных местах комнаты: под кроватью, за шторами, цветами, шкафом и даже за юбкой Зеллы. Женщина с удовольствием наблюдала за их игрой, но сама в нее не вступала. Касси визжала от восторга, смеялась да подпрыгивала и набегалась так, что вскоре забралась на постель, и устало потирая глазки, попросила мать спеть ей колыбельную. Зелла присела на кровать и, баюкая дочь, мягким голосом тихо запела...
Хельга слушала с наслаждением незатейливую песенку о том, как месяц медленно выходит на небо, зажигаются звезды и дарят всем сладкие сны. Ей никогда не пели перед сном. Матильда Лисс была хорошей матерью, но говорила, что совсем не умеет петь, поэтому вместо колыбельной - читала ей книги. Лишь теперь Хельга понимала, что это совсем не то. Важны не слова песни и не голос, а чувства, с которыми передается любовь; прикосновение, ласковое касание материнских рук, от которого теплее, чем от жаром наполненной печи.
- Вы плачете? - Хельга и не заметила, что Зелла уже не поет, а просто сидит рядом со спящей дочерью.
От слов знахарки девушка будто проснулась и, дотронувшись до своего лица, смахнула непрошеные слезы.
- Ваша песня... мне никогда не пели колыбельных, спасибо, - она чуть улыбнулась, заметила легкое удивление на лице Зеллы, и добавила с грустью, - Моя приемная мать не умела петь.
- Приемная... Но почему?
- Я дейм. У нас не так, как у обычных людей. Есть свои правила жизни, - вздохнула Хельга и подошла, укрыла девочку легким покрывалом.
Малышка пошевелилась во сне, и легкие локоны её волос соскользнули с тоненькой шейки, открывая прячущееся под ними родимое пятно. Не веря своим глазам, Хельга потянулась к изогнутой змее, так похожей на ту, что красовалась на шее наследника.
Зелла подскочила - быстрее, чем взлетает птица - и не позволила прикоснуться к дочери.
- Вы ничего не видели и никому ничего не расскажете! - заявила она твердо, крепко сжимая запястье девушки.
- Чья она дочь? - спросила Хельга, мягко освобождаясь от рук знахарки, - Если расскажете, кто её отец, я постараюсь сохранить вашу тайну.


Глава 43

Жусс прошел через портал и торопливо повернул в сторону беседки. Стемнело, но освещенная фонарями на входе, она сразу привлекла его внимание. Заблудиться он не мог. Жусс не любил опаздывать и часто приходил раньше назначенного времени. Сейчас же чувствовал, что его нетерпеливо ждут.
- Мой господин! - поприветствовал он повелителя, который теребил в пальцах снятую с руки тонкую перчатку.
При его появлении господин спрятал перчатку в глубокий карман своего пиджака и завел руки за спину.
- Жусс. Ты вовремя. Есть дело.
От проницательных глаз слуги не скрылось волнение повелителя. Но он не подал виду, что что-то заметил, так как умел надевать и носить любую маску, что нередко ему пригождалось. Сейчас же его лицо оставалось невозмутимым, а все жесты говорили о верности и покорности:
- Слушаю.
Повелитель задумчиво посмотрел на Жусса, который являлся для него скорее другом и соратником, чем простым слугой. Они многое пережили вместе, но всегда между ними проходила невидимая грань, которая не позволяла стать ближе. Верным было и то, что повелитель никому не доверял, порой, даже себе.
- Лисси славно поработала сегодня. Она вообще славная девочка. Вот возьми, - в руках господина появился увесистый расшитый золотом мешочек.
Жусса всегда удивляло желание кого бы то ни было расшивать золотом мешок, в котором лежат деньги. Притом, немалые. Бедняку такой мешок мог стать дороже тех монет, которые тот мог хранить в нем. Но, он, конечно, ничего не сказал на этот счет, а лишь покорно принял подарок для своей ученицы. То, что Лисси справилась с заданием, в этом Жусс нисколько не сомневался. Оставалось только выяснить, как глубоко она вошла в роль, и какие имеет для себя последствия.
- Благодарю, мой господин. Могу я узнать, как её самочувствие?
- Затем я тебя и позвал, - нахмурился повелитель. - Ей хуже, чем было в прошлый раз, и надежда только на твое мастерство. Помоги ей. Лисси Жер"Олом нужно увезти отсюда на некоторое время. Не хочу, чтобы она помешала моим планам. Её ненависть к Хельге д" Аймон переходит все мыслимые границы.
- Я же предупреждал вас... - Жусс недвусмысленно посмотрел на господина.
Тот, передернув плечами, отвернулся. Было видно, что ему неприятен этот разговор.
- Я знаю все, что ты мне можешь сказать. Но не тебе решать: что, как и для чего делаю - Я. Были причины. Мне нужно было заставить Ангелину сказать правду о сыне. Теперь я знаю, где его искать, - повелитель сделал два шага до стены и резко развернулся. На его губах играла торжествующая улыбка, - Я долго ждал, друг мой. Слишком долго! И, поверь мне, игра стоила свеч!
- Что будет, если я не смогу её вернуть? - каждое слово Жусс произнес твердо, будто вбивая гвозди в доску - один за другим.
- Решай сам, - отмахнулся господин, - она твоя ученица.
- Вы хотите сказать... - Жусс выждал, подбирая слова. Он верил и не верил в то, что наступил тот момент, которого всегда опасался, с той самой минуты, как окликнул девочку в школьном саду, - Она вам больше не нужна?
- Я хочу сказать, дорогой мой Жусс, что если твоя юная бестия испортит мне хоть одно мгновение в той игре, которую я затеял; если она прикоснется к Хельге хоть пальцем раньше времени - мне не только она, но и ты станешь без надобности.
- Вот как?!
- Но! - повелитель поднял вверх указательный палец, - Я доверяю тебе и надеюсь (это слово он выделил голосом), что все будет так, как мне нужно. И ты не подведешь меня, ведь так?
- Да, мой господин, - поклонился он в ответ, - Я могу идти?
- Иди. Через неделю дашь мне знать, как обстоят дела у госпожи Жер`Олом. - Повелитель строго посмотрел в глаза своему слуге. В них он увидел лишь преданность, и это его успокоило, он улыбнулся и добавил чуть мягче, - И, Жусс, я надеюсь на тебя, как на брата.
- Сделаю все, что в моих силах, - смиренно ответил слуга и, поклонившись, вышел быстрой походкой из беседки.
"...как на брата. Как же! Так я вам и поверил! Знать бы еще, где вы его спрятали и столько лет скрываете от всего мира, - мрачно подумал Жусс, - Видно я, правда, слишком близко подошел к разгадке, раз вы и меня хотите освободить от своей персоны. Ну, что же - посмотрим, как карты лягут".

Лисси - бледная, с бескровными губами, ввалившимися щеками и синими кругами под глазами, высохшая, будто старуха - неподвижно лежала на кровати, укрытая до подбородка теплым пуховым одеялом. Несмотря на летний зной её бил озноб. Девушка мерзла так, словно бы находилась на жутком холоде в одной сорочке. Жусс проделал обычную процедуру: прощупал пульс, убедился в том, что он, как прежде, еле различим; ввел Лисси в вену витаминную инъекцию - единственное, чем можно было поддержать ослабленный организм; просмотрел её мысли, которые с недавнего времени стали тягучими и безучастными ко всему.
Три недели он провел у постели девушки, в её доме, который утопал в роскоши. Его ученица, как галка, тащила к себе в жилище всё блестящее. Но у неё имелся почти безупречный вкус и, благодаря этому, свой дом она сделала довольно уютным.
Жусс с сожалением думал о том, что все мечты и стремления Лисси ни к чему хорошему не привели. Он чувствовал, что виноват перед ней и старался помочь, правда, пока результаты его лечения были неутешительными.
Первые несколько дней девушка буйствовала так, что её приходилось связывать, чтобы она не навредила себе. Возле Лисси в его отсутствие всегда находилась сестра дома милосердия. Такие дома имелись в каждом крупном городе, и ему пришлось специально ехать за помощницей. Одному было тяжело, тем более, что никто не освобождал его от имеющихся ежедневных обязанностей. Главной из них являлась, как и прежде - воля его повелителя, которую он должен был исполнять незамедлительно.
Сестру милосердия Жусс нанял в первый же день, после бессонной ночи, которую провел возле обезумевшей ученицы. Вдвоем с этой угрюмой высокой женщиной по имени Удана они ежедневно заботились о Лисси.
Через неделю он сообщил повелителю, что девушка тяжело больна и не имеет связи с окружающим миром. На что его господин сказал, с видимым облегчением:
- Вот и славно, друг мой... но не оставляй её одну и лучше, когда уходишь - привязывай... Я не хочу сюрпризов.
Больше они не заводили разговоры про Лисси Жер`Олом, словно девушки уже не существовало на свете.
Жусс иногда размышлял о том: когда его друг стал таким? С какого момента он стал чернее, чем ночное небо? Ведь в детстве и юности повелитель тоже умел сопереживать, сочувствовать и даже плакать. Жуссу иногда казалось, что он не знает того кому служит. Да и слугой он стал не сразу, постепенно дружба превратилась в обязанность, а после... привык повиноваться.
Переломный момент в жизни Юса наступил после ссоры с отцом и даже немного раньше. Женщина и сильное влечение к ней - стали причиной многих несчастий. Жусс не знал, можно ли было назвать любовью то, что почувствовал Юс по отношению к красавице Картапелле. Оглядываясь на прошлое, он часто винил себя в том, что не смог увести друга от беды. И все-таки в нем всегда жила надежда на то, что наследный принц образумится, до тех пор, пока Ференс Соэль Диа, узнав о порочной связи сына, не лишил его всего. Жусс присутствовал при разговоре, который произошел в королевской семье.
- Как ты можешь, сын? Моя надежда, опора?! Как ты можешь просить меня помиловать эту женщину? Замолвить слово на совете деймов за кого? Она же убивает младенцев! Она чудовище во плоти и ты... ты готов дать ей свободу?! - Ференс Соэль чуть ли не метал молнии в круглой зале своего дворца. Его гнев, казалось, был способен разрушить колонны стоящие вокруг. Но он сдерживал себя ради любимого сына. - Но почему?
- Я люблю её, - был ответ, который поверг повелителя в сильнейшее смятение.
- Что?! Что ты сказал? Это не может быть правдой! Сын. Только не ты. - Ференс Соэль в одночасье постарел на несколько веков. Он безумным взглядом смотрел на сына, как будто увидел его впервые.
- Это правда, отец. Я люблю Картапеллу и умоляю вас, сделайте так, чтобы судьи позволили нам быть вместе.
- Нет. НЕТ! Никогда! И если ты не отречешься от своей любви, я прокляну тебя и никогда, слышишь, никогда ты не станешь наследовать моё королевство. Я назначу наследником Аля. Ты слышишь меня?!
- Значит, нет? - вспылил Юс.
- Нет, - твердо ответил его отец.
- Тогда ты сам выбрал свою судьбу. И знаешь, я стану повелителем, даже без твоего благословления. Стану! - Юс с ненавистью посмотрел на родного отца и зло усмехнулся, - Но ты этого уже не увидишь!
- Никогда! - прокричал вслед удаляющемуся сыну повелитель. Он устало опустился в свое любимое кресло с высокой спинкой и мягкими подлокотниками. Жусс вспомнил, что в этом кресле совсем недавно сидел Юс и делился с другом планами, мечтами, желаниями. Тогда они были чистыми и радужными, где-то наивными, ещё по сути детскими. Юс хотел лишь одного - прославить свое темное королевство, возвысить его над мирами, стать великим мудрым правителем, как его отец, но теперь этим мечтам не суждено было свершиться, никогда. И от этих воспоминаний на душе Жусса стало очень горько.
Заметив его все так же стоящего возле одной из колонн, Ференс Соэль кивком подозвал к себе:
- Жусс... как же так?.. Жусс. Почему ты не был с ним рядом?
- Я был, мой повелитель, но не смог отвести беду... и готов понести самое суровое наказание.
Повелитель тяжко вздохнул, опустил на голову склоненного перед ним юноши свою крепкую твердую ладонь, слегка потрепал. Так, как будто бы перед ним сидел родной сын.
- Бедный юноша, ты не виноват в безрассудстве моего мальчика. Но наказание твое будет серьезным. Заклинаю тебя быть всегда рядом с Юсом. Не спускай с него глаз и обо всем, что происходит с моим сыном, ты будешь докладывать лично мне. А если... меня ... не станет, то старейшине деймов, кем бы тот ни был. - Ференс Соэль смотрел в глаза Жуссу и ему казалось, что в тот момент решалась вся его дальнейшая судьба. Он хотел быть преданным своему повелителю, но также не хотел подводить и друга. Повелитель понял его борьбу и сказал, - Я понимаю, на что похоже мое предложение, но только так я смогу его вернуть. Когда-нибудь он поймет, что заблуждался. В этом я полностью уверен. Я могу надеяться на тебя, мой мальчик?
- Да, - ответил тогда Жусс.
Ему казалось, что слова Ференса Соэля справедливы и не лишены смысла. Юс сделал всё не так, совсем не так, как от него ожидали. Он не вернулся и начал жестокую игру против деймов, отца и собственного брата.

- Учитель... - тихий голос вывел его из задумчивости.
Очнувшись от раздумий, Жусс медленно обвел взглядом комнату, будто забыл, где находится. Он сидел в удобной позе, в кресле, напротив постели больной и машинально перебирал жемчужины. За окном наступали сумерки.
- Учитель... - вновь позвал тот же тихий голос.
Жусс неловко выронил из рук свои бусы и недоверчиво покосился на кровать: не послышалось ли?
Он поднялся из кресла и наклонившись подцепил пальцем белоснежную нить, которая хорошо выделялась на темном полу. Спрятав бусы в карман, подошел к кровати.
- Лисси, ты слышишь меня? - Жусс внимательно вгляделся в неподвижное тело. Его ученица по прежнему была безучастна к окружающему миру. Он обернулся, зажег свечи и при их свете еще раз склонился над девушкой.
Вдруг её ресницы мелко задрожали. Жусс чуть не выронил подсвечник, но вовремя перехватил его покрепче и взял Лисси за руку, нащупал пульс. Тот оказался быстрее обычного ритма. Она была слишком слаба и ей не хватало сил даже на то, чтобы открыть глаза. Лисси тяжело вздохнула и тихо прошептала:
- Помогите мне... учитель... - после этих слов, силы оставили её.
Жусс положил руки на холодный сухой лоб девушки и довольно легко проник к ней в сознание. Оно было распахнутым, будто дверцы кухонного шкафа. Лисси нуждалась в помощи, и он готов был поделиться с ней своей силой. Его ученица возвращалась к жизни. И это обстоятельство с одной стороны - обнадеживало и уменьшало его вину, а с другой - приносило большое беспокойство в отношении Хельги д` Аймон.
Как бы он хотел, чтобы госпожа дейм была подальше от этой истории, но, увы, Жусс Сауэль Зей не имел власти над её судьбой. И понимая это, он лишь обреченно вздохнул, освобождаясь из слияния с Лисси. Девушка открыла глаза и встретилась взглядом с учителем. Он улыбнулся и ласково прикоснулся к её щеке:
- С возвращением!


Глава 44
Хельга мягко провела рукой по голове Зеллы, накладывая на нее безобидное сонное заклинание, и женщина устало прикрыла глаза. Ей нужно было отдохнуть перед новым днем. Они и так проговорили почти до утра. Девушка вышла из комнаты, оставив мать и дочь в царстве Морфея. Нужно было подумать о многом и лучше это сделать наедине с собой. Она пообещала, что не расскажет о происхождении девочки, но, что делать с полученной информацией - пока не знала.
"Интересно, чтобы сказала Грейс, будь она здесь?" - вспомнила Хельга о тётке. Впервые она задумалась о том, какими последствиями могут отозваться её знания и поняла, что прежде, чем на что-то решиться, надо посоветоваться с деймами.
"Боги, есть ли у меня на это хоть немного времени?" - в отчаянии Хельга не знала куда деться и машинально направилась по коридору к лестнице, там нерешительно остановилась. Уперлась руками в широкие перила и посмотрела вниз. В холле было тихо. Дом, казалось, был погружен в полусон.
Именно сейчас она хотела бы ни о чем не думать, а присутствовать на совете вместе с Арленом, чтобы узнать, как помочь наследнику. Ведь о том, что он попал к Картапелле и сейчас один с ведьмой - об этом ей тоже следовало не забывать и нужно найти способ выручить малыша.
"Значит, Касси дочь Юса Ференса Диа", - рассуждала Хельга, вспоминая недавний разговор. Вернее, его значимую часть. То, что Зелла из знатного рода и жила в тех же землях, где и госпожа Ангелина - она уже знала. И то, что отец девочки принадлежит к роду Диа не являлось для нее загадкой. Но о том, как встретилась знахарка с одним из сыновей Ференса Соэля - об этом Хельга слушала с особым вниманием.
- Он остановился в нашем доме на ночлег. Во время ужина принц был любезен со мной, я же была слишком юной и доверчивой. Он... вы видели принца?
Хельга машинально кивнула. Она ни разу не встречалась с Юсом Ференсом Диа, но хорошо помнила своего повелителя и, зная, что они с братом очень похожи, могла представить, что творилось в душе юной Зеллы.
- Юс Ференс мне казался самим воплощением галантности, мужественности, - продолжила знахарка свой рассказ, - Этакой мечтой. Что я знала тогда? Разве могла подумать о том, что сказки зачастую совсем не похожи на жизнь? А мечты - им лучше бы оставаться мечтами, и никогда не превращаться в реальность. Не исполняться. Впрочем, думаю, вам не трудно догадаться - что было дальше? - с горькой грустью произнесла Зелла и украдкой взглянула на дочь.
Хельга не торопила и не перебивала, боялась нарушить доверительные нотки в разговоре, который явно давался знахарке нелегко. На её просьбу рассказать обо всем, что случилось до рождения Касси - женщина далеко не сразу согласилась, лишь после клятвенного обещания, что все рассказанное останется только между ними, и никто никогда не узнает от Хельги об отце девочки.
- Он пришел ко мне той ночью. А утром покинул наш дом, как ни в чем не бывало. Я никогда бы не рассказала об этом происшествии родителям, а принц думаю даже не помнит, где находится мой дом. Да и я вряд ли первая девушка, встреченная на его пути, - она вновь вздохнула. Хельга понимала, как должно быть тяжело вспоминать такое, но ей нужно было узнать правду. Зелла немного помолчала и продолжила. - Скрыть беременность, когда ты на виду - единственная дочь, наследница - тяжело. Я не смогла долго хранить свою тайну. Призналась матери во всем, и отец нашел для меня мужа - доброго хорошего человека, знатного происхождения. Он взял меня в супруги, зная обо всем от отца, но ни разу не упрекнул в содеянном даже взглядом. Мой муж заботился о нас с Касси, будто она его собственная дочь. И, госпожа Хельга, я бы не хотела ей другого отца. Со временем я полюбила супруга, он же всегда боготворил меня. А потом... когда боги послали нам ребенка, случилась беда - мой муж погиб... - знахарка замолчала, её плечи опустились, а в глазах появились слёзы, - Я не смогла перенести горе и мой малыш... он родился мертвым.
Зелла смахнула слезы и умоляюще посмотрела на Хельгу:
- Теперь у меня есть только Касси и светлая память о любимом мужчине. Прошу вас, никому не рассказывайте...
- Хорошо, Зелла. Успокойтесь. Я никому не скажу, - обнадежила Хельга женщину, давая очередное обещание.
Её впечатлила эта история, но не было времени ни на сочувствие, ни на переживания. Теперь девушку беспокоило только то, как вытащить наследника из логова ведьмы. Размышляя, она искала решение этой сложной задачи, но не находила, пока её мысли не вернулись к девочке.
"Если Касси его сестра, пусть двоюродная, то все-таки должна сработать сила крови..." - Хельга понимала, что цепляется за соломинку, но это единственное, что могло помочь. И оставалось лишь посоветоваться с родными, чтобы не сделать новой ошибки.
Она все еще теребила в руках свисток, раздумывая над тем, к кому бы обратиться за помощью, куда послать с поручением эф-ми - к Жило, Грейс или к старейшине деймов, когда в дверь позвонили. Еще до того, как Элит (он взял эту обязанность Векина на себя) впустил гостя, Хельга почувствовала, что на пороге дома стоит Зей. Хранитель тайн вошел неспешно, будто был приглашен именно к этому часу. Хельга спустилась вниз к тому моменту, когда Элит принимал его плащ и шляпу.
- Госпожа Хельга?! - удивленный взгляд Хранителя пробежался по девушке с головы до ног, - Не ожидал встретить вас здесь в столь поздний час.
Если бы маска не скрывала его лицо, то можно было бы заметить насмешливую улыбку, которая говорила сама за себя: 'Незамужняя девица разгуливает ночью по дому холостого мужчины, который не является её родственником - ну и нравы!'
- Я такая же гостья в этом доме, как и вы, - ответила Хельга, совершенно не смущаясь услышанным словам.
Господину Хранителю не в чем было её упрекнуть. И она дала ему это понять.
- Вы тоже приглашены на совет?
- Да, - твердо ответила Хельга и встретилась взглядом с Элитом.
Он хотел что-то сказать, но в последний момент передумал и лишь вежливо пригласил следовать за ним:
- Господин Зей, госпожа Хельга, прошу вас, идемте. Вас ожидают на совете.
Они прошли через холл, обогнули лестницу, и Элит распахнул перед ними высокую дверь:
- Прошу вас, - пригласил он войти. Уступая дорогу, эльф шепнул Хельге, - Ты с ума сошла!..
Она не успела ни удивиться, ни поинтересоваться - почему, как оказалась подхваченной под локоть Зеем и вошла с ним в круглую хорошо освещенную комнату. За овальным столом на стульях с высокими спинками сидели мужчины разных возрастов и социальных рангов. Хельга заметила Первого Министра внешних границ серого королевства, а рядом с Арленом важно восседал еще один знакомый - Теодор Фабиан Лей - первый помощник её повелителя. Его она несколько раз видела во дворце, мельком, но запомнила хищный прищур и тонкое, всегда серьезно-важное лицо этого господина. Отчего-то он не вызывал у нее доверия. Хельге очень хотелось бы понять, почему при виде Теодора Фабиана её кошка поднимала шерсть дыбом. Но пока эта загадка оставалась без ответа.
Другие господа ей были незнакомы. При виде Хельги все они, будто по команде, удивленно приподняли брови. Лишь Арлен смотрел на нее хмуро. Она почувствовала его неодобрение, но в первый момент не поняла - почему он сердится.

- Зей, мы ждали вас, - произнес, наконец, Арлен, приглашая Хранителя жестом к столу.
- Я вынужден был задержаться. Прошу извинить за то, что заставил ждать себя, - Зей выдержал направленные на него неодобрительные взгляды. - На то были веские причины.
- Мы не сомневаемся в этом, господин Хранитель, - вмешался в беседу первый помощник и, поморщившись, скосил глаза на Хельгу, - Но мы никак не ожидали увидеть здесь даму.
- Эта дама со мной. И уверяю вас, Хельга д`Аймон важна на этом совете не меньше, чем кто-либо из собравшихся в этом доме. Иначе её не пригласили бы, не так ли? - Зей обвел взглядом присутствующих, которые вдруг стали оживленно перешептываться между собой.
Гул вокруг них нарастал, как в пчелином улье. От затянувшейся паузы Хельга почувствовала неловкость. Её появление на этом совете было отчего-то нежелательным.
- Зей прав, - Арлен поднялся и возвысился над всеми, - Я пригласил Хельгу д`Аймон на совет. Она нужна мне так же, как каждый из вас.
Взгляд мага задержался на ней. Хельга ощутила его поддержку, как ласковое прикосновение прохладного ветра в зной, и успокоилась. Под руку с Зеем она прошла к свободному месту за столом и заняла его, понимая, что мужчины вокруг теперь уже с нескрываемым любопытством рассматривают её.
Арлен О`л Фресс опустился на стул и с усталостью произнес:
- Господин Хранитель, госпожа д`Аймон, в ваше отсутствие здесь обсуждался вопрос о том, как найти логово колдуньи и как обезвредить её. Пока нет общего мнения на этот счет. Возможно, вы сможете помочь в решении данного вопроса.
- Да. Особенно нам поможет она... - раздался ехидный смешок, и Хельга вновь встретилась с колючим взглядом господина Лея. - Ведь насколько я помню, именно по просьбе этой особы Картапелле была дарована жизнь. Не так ли?
- Вы ошибаетесь, - спокойно возразила она, отчего еще больше его раздразнила.
- А, может быть, госпожа Хельга расскажет, как она помогла сбежать своей подруге?
Хельга словно получила от него пощечину и растерялась, совершенно не понимая - за что?
- Теодор Фабиан! - осадил его Хранитель тайн. - Вы забываетесь. Прежде, чем обвинять кого-либо в чем-либо, нужно доказать вину. У вас имеются доказательства причастности госпожи Хельги к побегу Картапеллы Вивале ар Калии?
- Нет, - хмуро процедил первый помощник.
- А раз - 'нет', то извольте держать свои домыслы при себе, - Арлен не остался в стороне и, управляя ходом собрания, продолжил, - А то таким образом кому-то может взбрести в голову и вас обвинить в том, что вы не сберегли семью повелителя серого королевства. - господин Лей хотел возмутиться клевете, но О`л Фресс продолжил, - Да, мы знаем, что вы не виновны. Посему, я попрошу больше не высказываться в подобном тоне. Не для того я вас позвал.
- Но, тем не менее, любопытное совпадение... - Господин Лей развел руки в стороны, как бы приглашая к обсуждению, - вы не находите, господа? Вам так не кажется?
- Нет, Теодор, не кажется, - вставил слово Первый Министр. - Я давно знаю госпожу Хельгу и её семью. И могу вас заверить в том, что эта девушка неповинна в случившемся.
- Но как вы можете знать?!
- Могу. Я могу поручиться за нее, как за себя самого. - Министр вперился взглядом в господина Лея, - Надеюсь, что мне вы доверяете?
- Да. Но согласитесь, кто-то же помог ведьме. Не могла ведь она сама вернуть себе силу? - продолжил первый помощник. - Нет. Ей помогли, это же очевидно! С ней поделились...
- Допустим, что так и было, - вступил в разговор незнакомый Хельге невысокий человечек в синей ливрее и с лохматой черной шевелюрой. Его волосы топорщились в стороны и были запутаны так, будто бы никогда в жизни к ним не прикасался гребень. - Допустим, что нашелся 'добрый друг' для нашей пленницы и поделился своей магической силой, но в таком случае, при обмене происходит слияние и тот, кто дарует, получает не меньше. Кто, рискуя собственной жизнью, готов на подобный шаг? Что скажете, Теодор? Если бы это была госпожа Хельга... - человечек выбрался из-за стола и, обойдя его, почти подбежал к Хельге. Не смотря на почтенный возраст, он был подвижен, как подросток. - Позвольте, госпожа, мне нужно осмотреть ваши руки. Не могли бы вы отвернуть рукава?
Ничего не понимая, девушка выполнила странную просьбу незнакомца. В полной тишине, такой, что кажется, можно было расслышать биение сердец, она засучила рукава до локтя и позволила провести по рукам прозрачной длинной палочкой.
- Вот! Что и следовало доказать, - улыбнулся человечек. - Благодарю вас, госпожа Хельга. Хочу, чтобы вы знали, я не сомневался в вашей непричастности к этому делу, но намеренно хотел рассеять сомнения тех, кто был убежден в обратном. Если бы в теле госпожи Хельги имелся яд, ядометр показал бы не только его наличие, но и количество. Что вы теперь скажете, господин Теодор?
- Да, господин Ламус, вы правы, - первый помощник, скользнул взглядом по палочке, потом повернулся к Хельге. - Прошу вас, госпожа Хельга, примите мои извинения. Я ошибался, о чем искренне сожалею.
Хельга так и не поняла, о чем именно он сожалел: то ли о том, что ошибся в своих подозрениях, то ли о том, что она оказалась невиновной. Не понравился ей взгляд господина Лея. Но девушка не подала вида и снисходительно ответила:
- Сейчас такие времена, господин Теодор, что можно сомневаться даже в самом себе. Я принимаю ваши извинения.
- Что ж, раз все выяснили, можем вернуться к теме разговора. Благодарю вас, господин Ламус, вы подтвердили то, что и так было ясно. Надеюсь, теперь не будет среди нас недоверия, и мы сможем найти верное решение? - Арлен вернул всех к главному вопросу.
Хельга расправила рукава и погрузилась в собственные мысли, словно бы происходящее вокруг больше не интересовало её. Девушке показалось странным недавнее нападение на нее первого помощника. Господин Лей говорил с ней так, будто бы она была в чем-то виновата. В чем? Неужели она заступалась за Картапеллу, но когда? И отчего память никак не хотела помочь? У Хельги не имелось никаких воспоминаний на этот счет. Словно во сне, до нее вдруг донесся голос Хранителя тайн:
- Я думаю, что могу помочь. Если вас интересует помощник Картапеллы, то его не нужно далеко искать. Нужно лишь вспомнить...
После такого признания, девушка встрепенулась и прислушалась, она хотела запомнить каждое слово, которое произнесет этот загадочный 'человек в маске'.
- Говори, Зей. Все, что знаешь, - Арлен не просил, скорее повелевал.
- Я могу только приоткрыть дверь. Остальное - вы должны сделать сами, - ответил Зей в своей обычной манере. Он снова стал холоден. Недавний порыв 'человечности' в отношении Хельги был исчерпан. Теперь перед важным собранием находился Хранитель Тайн. Который и сам являлся тайной для всех, кто присутствовал на совете.
- Картапелла. Что вы знаете о ней? Что ведаете? Ведьма, убийца - правдивые слова, но они не являются истиной. Картапелла Вивале ар Калия прежде всего женщина.
По комнате прошел ропот. Хранитель покачал головой:
- Да, да. Женщина. И этим почти все сказано.
- К сути, господин Хранитель! - нетерпеливо воскликнул Теодор Фабиан, - Оставьте ваши нравоучения, мы не дети, нам нужны факты. Что вы знаете? Кто повинен?
- Факты? - Зей повысил голос, - Тогда я не тот, кто вам нужен. Я - храню Тайны, а не оглашаю их, как глашатай на рыночной площади. Я могу только натолкнуть на правильное решение, подвести к правильному пути, а идти по нему - извольте сами.
- Господин Лей, прошу вас о терпении! А вас, господин Зей, прошу, ради общего дела - продолжайте, - подал голос Первый Министр и с ним все согласились, обратившись в слух, - Мы будем внимательны к вашим словам.
После небольшой заминки Зей продолжил.
- Картапелла - женщина, а для каждой из них на первом месте стоит любовь, а на втором материнство. Вот все, что я могу сказать.
- Благодарю вас, Зей. Вы правы. Многие забыли об этом, - Арлен вновь подал голос, - От себя же могу только добавить: Картапелла невероятно красива, полна жизни, страсти. У нее... если вы помните - был и есть тот, кто, не смотря на долгие годы разлуки, я уверен - сохранил свои чувства.
- О, так вы нас хотите убедить, что это чудовище способно любить? - воскликнул молодой человек, который до этого момента скромно сидел за господином Леем и делал вид, что ему здесь скучно. Хельга обратила внимание, что он довольно изящен. Еще её привлекло лицо незнакомца, что будто нарисовано внимательным художником, который вывел каждую деталь - от тонких черных бровей над глубокими с томной поволокой глазами, опушенными по девичьи длинными ресницами, до неглубокой ямочки на остром подбородке.
- Это один из министров Магических Искусств, - шепнул Хельге Зей, заметив её заинтересованность. Так как они сидели рядом, это не составило для него большого труда. - А проверял вас на яды - большой оригинал, Ламус Со`Овий - самый известный изобретатель. Запомните его имя, возможно, он пригодится и вам как-нибудь.
- Благодарю, - ответила Хельга, отмечая для себя проницательность Хранителя Тайн.
И ей вдруг стало любопытно, а что Зей знает про нее.
"Не многое, я полагаю", - услышала она Арлена и взметнула взгляд к нему.
Он делал вид, что внимательно слушает разгоревшуюся дискуссию на тему чувств Картапеллы.
- Да, господин Верза, способно, - укоризненно качнул головой господин Ламус. - И более того, данная особа мечтает о собственных детях. Её собственный яд, как оказалось, способен убить её потомство. Я многие годы изучал Картапеллу, пытался понять, как можно ей помочь. Но, похоже, пришел к тем же выводам, что и она. Чтобы выносить дитя ведьме нужно противоядие в довольно большом количестве. Благодаря господину Арлену - его рана достаточно глубока и если её не лечить, то выработается имунитет - противоядие у нее скоро будет. Думаю, это наш шанс - выйти на нее. Осталось лишь найти избранника госпожи Вивале ар Калии до того, как они осуществят задуманное.
- Вы что, действительно, полагаете, что всё спланировано и её побег не случаен? - господин Верза даже подскочил на месте от своей догадки.
- А вы думаете иначе? - Первый Министр пригвоздил Министра Магических Искусств таким взглядом, что тот вначале открыл рот, потом закрыл его и лишь помотал головой, как бы соглашаясь с тем, что был неправ.
"Как ты?" - спросила Хельга, беспокоясь о самочувствие друга.
"Все в порядке. Но пора завершать. Скоро должен прийти старейшина. Вот к нему у меня есть серьезный разговор. Будь рядом".

Глава 45

Хельга открыла глаза - её окружала тьма и давила своим весом на виски. Или это у нее так сильно болела голова? Девушка хотела откинуть волосы с лица, они неприятно щекотали щеки, прилипли к намокшим губам, по которым сочилась ... кровь, но руки оказались связанными за спиной.
Еще не понимая, что произошло - Хельга вновь попыталась осмотреться. Запах пыли, удушливой прелости заполнили собой все вокруг. Она не видела ничего кроме мрака, будто бы находилась в пустоте. Волшебное зрение тоже не помогло.
"Я ослепла или... кто-то наложил сильные чары? Меня лишили силы?" - девушка с тревогой прислушалась к себе. Мысленно позвала кошку, та откликнулась, но не сразу - слабо мяукнула в ответ.
"Не лишили, но ослабили. Сильно ослабили. Где же я? Что же делать?" - думала она, постепенно обретая чувства.
Внезапно странное ощущение охватило её, будто бы кто-то наблюдает за ней, скользит холодным презрительным взглядом. Хотелось поежиться, но она сдержалась, боялась выдать себя. Хельга лежала на правом боку - плечо занемело, стало быть, она здесь давно. Она сделала вид, что все еще находится без чувств и постаралась вспомнить: что же все-таки произошло, почему её связали, избили и где она находится?
Кто-то был рядом с ней, он завозился. Девушка вдруг услышала его сиплое дыхание, а потом все затихло.
Голова продолжала болеть, а мысли вдруг начали проясняться.

Она вспомнила, что присутствовала на совете. Потом Арлен всех поблагодарил, заручился поддержкой Первого Министра и попросил всех о бдительности. Он хотел стать приманкой для Картапеллы, что не нравилось ни Хельге, ни Зею, ни Элиту... но другой возможности найти ведьму - не имелось. Она слишком хорошо умела прятаться. И кроме того были подозрения, что ей помогает не кто-нибудь, а сам Юс Ференс Диа - могущественный волшебник, самопровозглашенный повелитель темного королевства. Казалось, что Юса нисколько не заботило то обстоятельство, что его не приняли ни подданные, ни высшие вельможи. И одобрение деймов он не мог получить по той простой причине, что наследник смежного королевства был жив. И именно потерянный малыш являлся повелителем, которого все ждали.

- И все-таки, друг мой, понимаешь ли ты весь риск, который берешь на себя? - Зей смотрел в глаза Арлену, пожимая ему руку на прощанье.
Они стояли у двери. Гости уже разошлись. Хельга и Элит были рядом. Она прислушивалась к словам Хранителя тайн в надежде, что тот, хоть как-то повлияет на Арлена. Яд медленно убивал его, а он не разрешал никому вмешиваться, ожидая появление ведьмы.
- У тебя есть другой вариант? - вопросом на вопрос ответил Арлен.
- Можно было бы найти Вивале ар Калии через её друга, - ответил Зей. - Что будет, если она не придет? Об этом ты подумал?
- У нее дети, Зей... она... придет, - Арлен покачнулся.
Зей и Элит подхватили его, усадили в кресло.
- Хельга, принесите воды! - скомандовал Зей, расстегивая ворот рубашки Арлена, - У него начинается лихорадка.
Хельга принесла воду, смочила полотенце и положила его на горячий лоб друга. О`л Фресс был без сознания. Элит и Зей сняли с него пиджак и рубашку. Его рана сочилась фиолетовым соком, сияющим в лучах свечей. Зей собирал его во флакон, а Элит держал руку Арлена так, чтобы не проронить ни капли мимо.
Когда третий флакон был набран до середины, в дверь позвонили. Векин привел старейшину деймов. Хельга сама открыла им дверь. Встретившись взглядом со старейшиной, девушка поняла, что ей не просто будет объяснить свое нахождение в доме мага.
Векин завидев хозяина в таком плачевном состоянии вначале схватился за сердце, жалостливо ойкнул, но тут же принялся помогать Хранителю и эльфу собирать жидкость и по возможности облегчать страдания Арлена. Он то и дело менял полотенце, прикладывая прохладной стороной, тем самым успокаивал головную боль. Элит эльфейским волшебством снимал боль в руке мага. Зей продолжал набирать противоядие, не обращая внимание на гостя, все еще стоявшего на пороге.
Оценив взглядом происходящее, старейшина вновь посмотрел на Хельгу:
- Может быть, вы соизволите мне объяснить, что здесь происходит? - его голос был величественный и ясный словно гром небесный.
Хельга смутилась, обдумывая, чтобы сказать, но тут Арлен слабо произнес:
- Проходите, уважаемый старейшина Юдос! Я сам вам все объясню.
Хельга закрыла дверь и обернулась - её друг уже был в домашнем халате и приветливо улыбался старейшине, который расположился в одном из кресел. Перед магом на круглом деревянном табурете (видно первое, что попалось Зею под руку) стояли три высоких флакона с противоядием.
- Пожалуй, я немного задержусь, - сказал Зей, присаживаясь в свободное кресло, - Мне тоже нужно поговорить с вами, старейшина. И, кроме того, я могу еще здесь понадобиться.
- Хорошо, Зей. Оставайся. У меня нет секретов, тем более, ты знаешь, о чем пойдет речь, - Арлен стал в одно мгновение серьезным.
Старейшина перевел взгляд с одного на другого собеседника, потом мрачно промолвил:
- Я могу предположить, что вы меня пригласили не для пустых бесед. Не пора ли перейти к сути?
Хельга понимала, что она будет при этом разговоре лишней, но не могла заставить себя уйти. Она очень беспокоилась о самочувствие О`л Фресса и не сводила с него глаз. Элит подошел к ней и взял за руку, легонько потянул за собой к лестнице:
- Нам нужно позаботиться о Зелле, - прошептал он, - Её нужно увести отсюда, пока Картапелла не дала о себе знать. Идем со мной.
- Госпожа д`Аймон, - догнал её голос старейшины, едва она поднялась на вторую ступеньку, - почему вы здесь? Где наследник?!
Хельга боялась услышать этот вопрос, но в то же самое время она обрадовалась тому, что старейшина его задал. Повернувшись к нему, она ответила:
- Я знаю, где он сейчас. И могу выйти к нему, но без помощи деймов мне не справиться.
- Говорите, - старейшина больше не хмурил свои белые брови, а его взгляд стал теплым.
- Боюсь, вас не обрадует известие о том, что наследник сейчас у ... Картапеллы, - последнее слово далось ей с трудом. Девушка опустила глаза и не смела поднять взгляд, ждала гнева, но через миг услышала спокойный голос старца:
- Продолжайте.
Хельга рассказала все, что только знала о наследнике со слов Арлена и еще объяснила в двух словах, что собирается пройти к нему, перевоплотившись кошкой. Она сможет освободить малыша и вывести за собой, но нужно задержать Картапеллу и встретить наследника, защитить его от возможного преследования.
- Так, значит, этот мальчик, Тито и есть наследник?! - Арлен удивленно посмотрел на Хельгу. - А кто тогда второй?
- Второй получается... принцесса Виолетта? - пришла очередь удивляться Элиту.
- Да... - старейшина провел рукой по своей длинной бороде, - запутанная история. Тут нужно действовать сообща. Нужно все обдумать и не торопиться...
- Я не согласен, - возразил Зей. - На этот раз совсем нельзя медлить.
- Что ты предлагаешь? - Арлен задал интересующий всех вопрос.
В полной тишине на Зея смотрели четыре пары глаз, но он взглянул в одни - темно-карие, почти шоколадные - и, тут же отвел взгляд.
- Прости, Арлен, но твой план не годится, - обернулся Зей к магу, - Если Картапелла догадается о том, что ты намерен лишить её силы, она будет способна на что угодно. И в первую очередь пострадают дети. Тут нужна хитрость. Есть у меня одна идея. А сейчас нужно: первое - увести из дома ваших гостей, второе - оповестить деймов. Это нужно сделать быстро. Хельга у вас есть свисток, вы можете вызвать эф-ми?
- Да, конечно, - ответила она, - Но ... откуда вы знаете?
- Немного наблюдательности, - усмехнулся он, - сейчас не до объяснений.
- Хорошо, господин Хранитель. Я думаю, что сейчас в доме нужно оставить только господина Арлена и его слугу. Справитесь одни? - голос старейшины выказывал заботу и тепло, будто он хотел защитить, уберечь от беды, но не мог преодолеть неизбежное.
- Да, - Арлен поднялся, чтобы проводить гостей. Он все еще был бледен, но держался довольно уверенно. - Вам нужно поспешить. Картапелла может появиться в любой момент.
- Хельга, сколько вам потребуется времени, чтобы вывести наследника? - старейшина подошел к ней и взял за руку.
- Я думаю... получаса будет достаточно, - ответила она, принимая на себя ответственность.
- Сейчас подойдите все сюда, - старейшина образовал вокруг себя сияющее кольцо, собравшее всех присутствующих вместе. Он дотронулся по очереди до каждого, прошептал при этом какие-то слова, на древнем языке деймов. Хельга уловила только смысл - "открытие общего пути..." Но не успела подумать о том, что это, как старец объяснил суть. - Мы теперь можем слышать и видеть друг друга на любом расстоянии. Нужно только настроиться мысленно на любого из нас. Думаю, что лишним это не будет. Я соберу главных деймов. Хельга, вы сообщите о наследнике остальным родственникам через эф-ми. Господин Элит - предупредите о принцессе вашего брата, он знает, что делать дальше. Господин Зей, господин Арлен - благодарю вас за то, что вы делаете. А теперь - пора! Да пребудут с нами силы Демиургов!

'Что же было дальше... что?' - стиснув зубы, она пытала память, но головная боль мешала, пульсировала, нарастала. Воспоминания путались, бессвязно мелькали перед ней и лишь через некоторое время удалось ухватиться за нужное - 'Потом... потом... мы проводили Зеллу'.
Хельга вспомнила, как в предрассветном тумане, едва успевала за длинноногим эльфом. Он нес на руках спящую Касси, Зелла шла рядом с ним, а она чуть позади.
Попрощавшись со знахаркой, Хельга подошла к кровати, на которую уложили Касси. Девочка за все путешествие так и не проснулась. Она наклонилась, чтобы поцеловать малышку, и тайком от её матери легонько уколола Касси пальчик тонкой иглой. Нужно было взять капельку крови. Иглу Хельга бережно спрятала в маленький футляр, который незаметно переложила в глубокий карман своих брюк.
Перед выходом из дома мага она успела переодеться - вновь переделала свой наряд. На этот раз на ней был мужской костюм, в котором остались необходимые ей карманы. В костюме было удобнее и гораздо теплее, так как утро нового дня встретило их сыростью - капал мелкий дождь - и порывистым ветром.
Когда Элит и Хельга покинули поселок, туман уже рассеялся, но было по-прежнему сыро. Девушка смотрела под ноги, боялась поскользнуться на мокрой траве и, перепрыгивая лужу, вдруг оступилась.
Что было дальше - вспомнить не удалось. В памяти осталось лишь бесконечное падение в пустоту.
'Где же я? - Хельга вновь забеспокоилась, - Если в яме, то кто меня связал?'
Девушка прислушалась. Вновь раздалось сопение, потом послышались мягкие шаги, кто-то приближался к ней. Хельга затаилась. Кто-то присел возле нее, взял за подбородок, развернул к себе, всмотрелся в лицо. От прикосновения холодных цепких пальцев было очень неприятно, но Хельга не подала вида, что что-то чувствует. Незнакомец выругался на языке эльфов, девушка поняла это по его интонации. Затем он разжал пальцы, отпуская её, она больно стукнулась обо что-то твердое лбом.
'Значит, не в яме...' - промелькнула ехидная мысль.
- Ну, и чего ты бесишься? - неожиданно раздался рядом еще чей-то мягкий голос, видимо, принадлежавший молодой женщине. - Ты же хотел её. Теперь она - твоя.
- Ты перестаралась. Она не дышит.
- И что? Ты все равно её отдашь Картапелле. Так какая разница - сейчас или потом... Все равно ей не жить... - равнодушный тон немного смущал, но сам голос был Хельге очень знакомым.
Она открыла волшебное зрение и увидела перед собой синеволосую нимфу - Элою, возле её ног сидел большой пес и, высунув язык, пускал слюни, а напротив них без сомнений был ни кто иной, как Министр Магических Искусств, господин Верза.
'Элоя... пожалуй, её я могу понять... злится на меня из-за Элита, но причем тут Министр? Ему-то я зачем?' - размышляла Хельга, осознавая плачевность сложившейся ситуации.
- Ты что?! Не понимаешь?! Картапелле нужна её сила, а с мертвой дейм какой спрос? - бесился Верза, размахивая руками.
Сейчас он был похож на небольшую мельницу, вышедшую из строя. Пес сосредоточенно следил за ним.
- А мне-то что? Ты просил, я доставила, - отмахнулась Элоя. - Мы в расчете.
- В расчете?! И это ты называешь в расчете? - министр схватил её за руку, пес предупреждающе зарычал.
- Не истери, а... - усмехнулась она, освобождаясь. - Ты же Министр Магических Искусств, а глупее улитки. Простой уловки не заметил. Эта тварь притворяется.
С этими слова Элоя резко развернулась и со всей силы ткнула острым носком сапога Хельгу в живот. Дейм издала приглушенный стон.
- Ну. Что я тебе говорила? - Элоя похлопала министра по плечу, - Твой приз жив и даже подвижен. Так что мы в расчете.
- Флип, идем! - с этими словами она оставила их наедине, пес утопал за хозяйкой.
Хельга открыла глаза, после такого разоблачения скрываться больше не имело смысла. В этом месте по-прежнему стояла тишина - ни шелеста листвы, ни щебета птиц, ни жужжания насекомых - ничего и никого. Над головой Верзы лилось неяркое свечение, поэтому можно было не напрягать больше волшебство, и Хельга осмотрелась обычным способом. Министр не сводил с нее глаз, он наклонился над ней и, прищуриваясь, рассматривал будто неведомую зверушку.
- Жива?
- Где я? И что все это значит, господин Верза?
- Узнала. Хорошо, значит, с памятью все в порядке, - он довольно потер руки, - да и силы магические скоро вернутся.
- Господин Верза, я задала вам вопрос и хотела бы получить на него внятный ответ, - Хельга повысила голос и закашлялась.
В горле было слишком сухо, и на миг у нее перехватило дыхание.
Министр рывком поднял девушку на ноги и, придерживая перед собой одной рукой, больно сжимал плечо, другой ухватил за волосы и запрокинул ей голову. Сам навис, как коршун над добычей.
- Где - это не имеет значения. Вам должно быть все равно. Что это значит, вы, наверное, и сами знаете. Если нет, объясню. Мне очень нужно вернуть моей тетке былую мощь, а поделиться с ней магической силой выпало вам, милая Хельга. Уж не обессудьте. Ничего личного, - господин Верза посмотрел Хельге в глаза и тяжело задышал, сглотнул, затем отстранился.
Не успела она опомниться, как он заклеил ей губы чем-то липким и взвалил её к себе на плечо. Куда-то понес.
От неудобной позы Хельгу тошнило. Кровь пульсировала в висках, а каждый шаг министра отдавался сильной болью в голове. Разум помутился. Она потеряла сознание.

Глава 46

Утро еще только пробуждалось, а Лисси уже давно не спала. Одевшись теплее, она вышла на балкон своего дома и там уютно устроилась в кресле. Она ни о чем не думала, наблюдала за рождением нового дня.
После того, как учитель вернул её к жизни, Лисси Жер`Олом научилась ловить мгновения, замечать то, мимо чего раньше пробегала не оглядываясь и не задумываясь. Странные изменения, происходящие с ней, не раздражали, не пугали, а вызывали лишь некоторое недоумение и любопытство.
Вот и сейчас она с восторгом, затаив дыхание встречала рассвет. Небо стало светлеть и вдруг, будто вырвавшиеся из банки бабочки - взметнулись ввысь желто-розовыми полосами лучи, а за ними неспешно высунулась дугой из-за верхушек деревьев солнечная спина, будто ленивый кот выгнулся, взъерошив шерсть.
- Доброе утро, - улыбнулась Лисси через некоторое время уже округлившемуся солнцу.
- Надеюсь, что доброе, - ответил ей Жусс.
Он стоял за спиной Лисси и мрачно вглядывался в небо, будто хотел там что-то рассмотреть. Жер"Олом лишь повела плечами, она уже привыкла к тому, что учитель приходит к ней без приглашения.
- Что-то случилось? - она не оборачивалась, знала, что он еще здесь.
Правда, могла и не спрашивать, Жусс редко навещал её просто так. Исключением бывали те случаи, когда она нуждалась в лечении после приступов ярости.
Но сейчас Лисси совсем ничего не чувствовала к Хельге д`Аймон . От недавней ненависти не осталось и следа. Учитель объяснил это тем, что он перенял её боль в момент слияния на себя.
- Иначе, я не смог бы тебя вытащить, - ответил он тогда на её молчаливый вопрос. Первое время Лисси не могла говорить, да и силы к ней возвращались очень медленно. - Не Хельга виновата в твоих бедах, и ты это сама знаешь.
Да. Она знала. Сама принимала решения, сама следовала не за тем повелителем. Но намного легче было злиться и обвинять в собственных промахах удачливую Хельгу, чем признаться в том, что в каждой из ошибок, происходящих в её жизни, так или иначе - виновата сама.
Учитель не отвечал, возможно, не мог найти подходящих слов, чтобы озвучить свою просьбу. Лисси решила ему помочь.
- Вы говорили, что может понадобиться моя помощь и я ... - она поднялась из кресла, развернулась к учителю.
Он рассматривал носки своих дорогих туфель, которые в этот раз отчего-то не сияли, как обычно, а оказались покрыты толстым слоем пыли. Лисси поняла, что Жусс не спал эту ночь, где-то бродил.
Она не видела его двое суток, но сейчас перед ней был совсем другой учитель - незнакомый, осунувшийся, даже постаревший. Одни сгорбленные плечи и обеспокоенный взгляд - говорили о многом. От былой его уверенности почти ничего не осталось. Лисси никогда раньше не видела учителя таким. Она замолчала на полуслове.
Он поднял на нее тяжелый взгляд:
- Да, девочка. Мне нужна твоя помощь.
И больше не нужно было никаких слов. Лисси готова была сделать что угодно, чтобы её учитель стал прежним - таким, каким она всегда восхищалась.

Зею не нравилась сложившаяся ситуация. Когда Элит вернулся без Хельги, в душу Хранителя закралась тревога. И вот уже двое суток она его не отпускает.
'Неужели Хельга сама, снова сама решила вступить в неравную схватку? Неужели она настолько безрассудна?' - нет, он не мог в это поверить. Элит не видел, как и куда она исчезла. Хельга закрыла свой путь и почему-то не выходила на связь ни с кем из их небольшого сообщества.
Арлену становилось хуже с каждым часом, а Картапелла не спешила обнаруживать себя.
Зей злился, что в этой ситуации ему отводилась роль наблюдателя. Если вначале он хотел уговорить Лисси перевоплотиться в Картапеллу, чтобы нарушить планы Юса и обмануть ведьму, то теперь понял, что его опередили. Он чувствовал, что с д`Аймон что-то произошло. Вряд ли она, рискуя жизнью наследника, позволила бы себе подставить под угрозу еще и жизнь Арлена да в довесок и свою собственную.
С ней явно что-то случилось. Единственное, приходящее на ум - похищение. Кому же понадобилось вывести из игры дейм? Не долго Жусс задавался этим вопросом. Юс сам выдал себя, обмолвившись этой ночью о том, что скоро ему заплатят все, кто был причастен к его разлуке с Картапеллой.
- Помнишь Хельгу д`Аймон? - спросил он неожиданно, подавая Жуссу кубок с вином.
Они уже больше часа вели задушевную беседу. Несмотря на позднее время, повелитель был в бодром, приподнятом настроении. Как и прежде он делился с другом своими планами, часть из которых тот пропускал мимо, задерживая свое внимание только на том, что действительно являлось важным.
Жусс справился с собой и постарался не выдать охватившее его волнение при упоминании имени девушки, которую вот уже больше суток тщетно искал, где только мог. Деймы, обеспокоенные пропажей родственницы, шерстили вдоль и поперек все миры, но пока поиск не дал никаких результатов.
- Да, мой повелитель, - ответил он, пригубив вино.
- Тогда ты, наверное, помнишь, что это её голос был решающим на суде? - повелитель неспешно прохаживался по кабинету.
В замке все спали, кроме них. Близился рассвет.
- И это помню, - уклончиво ответил Жусс, избегая встречаться взглядом с повелителем.
- Отчасти - это она виновна во всем. Знаю, что у нее якобы не было выбора и даже помню её горячую защиту в адрес подсудимой, но, тем не менее, она не отказалась от голосования.
- У нее не было выбора...
- Знаю! - резко выкрикнул повелитель, потом взял себя в руки. - Но также я знаю, что за все надо платить. За все! И она заплатит. Уж поверь мне.
Жусс верил. Он как никто другой знал, на что был способен его повелитель. Сейчас его интересовало только то, где держат Хельгу. Теперь вопрос об её исчезновении сам собой открылся - девушку похитили по распоряжению Юса. Жусс не перебивал, ждал, что повелитель сам расскажет. Тот не заставил себя ждать, увлеченно поведал то, о чем думал не один день, а многие годы, выстраивая план отмщения:
- Я выкуплю свободу ценой её жизни. Будет весело, особенно мне любопытно увидеть лицо старейшины деймов. Представляю, как он обрадуется, когда узнает, что его драгоценная дейм - снова в моих руках, - он зло рассмеялся.
Жусс помнил то, что уже было, и у него пробежали на спине мурашки. Второй раз потерять Хельгу он не мог, не имел права.
Но сейчас только спросил:
- И где же вы её держите, мой повелитель?
- А почему это тебя интересует? - насторожился Юс. - Будь уверен, теперь ей от меня не сбежать.
На этом разговор был почти окончен. Больше про Хельгу ничего не удалось узнать.
Зей поведал обо всем, что выяснил старейшине деймов, а затем заглянул к Арлену, но тот не смог его принять.
Векин открыл дверь и сокрушенно покачал головой:
- Никаких новостей, господин Хранитель. Ведьма не приходила к нам, а господину Арлену худо час от часа. Что мне делать?
- Ждать, - единственное, что мог ответить старику Зей.
Но сам Хранитель больше не мог ждать. Он пришел навестить ученицу - только она могла сейчас помочь. Во всяком случае он на это очень надеялся.
Лисси выслушала его и лишь кивнула в ответ:
- Хорошо.
- Ты так легко соглашаешься. Но почему? Ты ведь считаешь Хельгу своим врагом?! - учитель смотрел строго, пытаясь разгадать, что с ней происходит.
- Больше не считаю. И я хочу помочь не ей, а себе, - Лисси грустно улыбнулась, - Скажите, она так много значит для вас?
Зей удивленно приподнял брови.
- Я чувствую... я понимаю... и хочу знать.
- Не так как прежде. Когда-то давно... все было слишком давно, - устало вздохнул он и подошел к Лисси, взял её за руки, заглянул в глаза. - Прошлое не вернуть. Я хочу сохранить Хельге жизнь, и мне нужна помощь, твоя помощь.
- Я готова, - твердо произнесла его ученица.
- Спасибо, - взгляд учителя потеплел на миг, а потом он закрыл глаза, и, покачнувшись, привалился к стене, увлекая за собой Лисси.
Чтобы удержать равновесие, она уперлась руками ему в грудь. Под правой ладонью почувствовала ритм его сердца. Он постепенно замедлился и совсем пропал.
- Что происходит? Учитель?! Жусс!! - она дернулась в его руках, но он крепко её держал.
На помощь позвать было некого. Лисси растерялась, её постепенно охватывало отчаяние, как вдруг сердце Жусса вновь застучало.
- Все в порядке, девочка, - учитель открыл глаза, теперь его взгляд был другим, он словно бы приобрел уверенность. - Я знаю, что нам делать. Идем.
Они вошли в гостиную. Жусс обнял Лисси и вынул из кармана маленький футлярчик.
- Что это?
- Сейчас узнаем, - Жусс открыл его и осторожно вынул тонкую иглу, на конце которой была капелька крови. - Хельга смогла передать мне. Нужно спасти детей, а потом... Я все тебе объясню по пути. Держись за меня крепче.
Лисси прижалась к нему, на всякий случай ухватилась за лацканы его пиджака. Он произнес заклинание, подхватил ученицу, и они закружили в вихре, будто случайно залетевшие пушинки в поток стремительного воздушного течения. Лисси закричала, она боялась, что их объятья разорвутся, но Жусс держал её крепко, а через некоторое время вихрь рассыпался, освобождая своих пленников.
Они оказались в кромешной тьме. Лисси замерла, прислушалась - включила звериное обоняние.
- Я чувствую... - она обернулась зверем и на мягких лапах поспешила туда, где по её мнению должен быть выход. Жусс бесшумно проследовал за ней. Она дотронулась до учителя своим длинным полосатым хвостом, предупредила. Он послушно остановился. Откуда-то издали доносились обрывки фраз. Прислушавшись, Лисси разобрала только:
- Картапелла... сладенькие... Верза...
Похоже, что Жусс услышал не больше. Он приложил палец к своим губам, предупреждая о том, что не стоит шуметь. Зверем Лисси слышала и видела лучше, а её чуткий нос уловил сильный запах каких-то трав. Не удержавшись, она чихнула пару раз, о чем тут же пожалела.
- Кто здесь? - раздался грозный вопрос, совсем рядом.
Жусс прикрыл рукой тигрице нос и достал из кармана брюк тонкую ткань, пропитанную чем-то едким. Он накинул её на себя и примостившегося у ног зверя.
Им повезло, их не заметили. Некто быстрый, как ветер, промчался мимо, затем вернулся, покружил рядом и улетел к своей хозяйке. Издали послышался её недовольный возглас.
Жусс и Лисси постояли еще какое-то время без движения, прислушиваясь и принюхиваясь, а потом осторожно выбрались из своего укрытия и, переглянувшись, продолжили путь. То, что они попали в угодья Картапеллы не вызывало никаких сомнений. Оставалось теперь найти детей и увести их отсюда на безопасное расстояние.

В комнате было темно, зашторенное окно не пропускало дневной свет, и нелегко было определиться со временем. Хельга пошевелилась, приподняла голову, осмотрелась.
Теперь она лежала не на полу, а на довольно просторной мягко устланной кровати. Руки её были закинуты наверх, и крепко привязаны к спинке кровати. Ноги тоже связали, но их ничто не сдерживало. Хельга дернулась, подтянулась. Пытаясь ослабить веревку, потянула её на себя, но тщетно - та лишь плотнее впилась в запястья.
- О, демоны! Чтоб вас всех молнией разорвало! - впервые она пришла в ярость.
Её кошка не отзывалась, чтобы перевоплотиться в нее не имелось нужных сил. Хельга попала в ловушку, как кролик, и не знала, как оттуда выбраться. Немного поразмыслив, пришла к выводу, что нужно попробовать связаться с кем-нибудь через открытый старейшиной путь. Она расслабилась, распахнула сознание и увидела тонкую тропинку, последовала за ней, остановилась у приоткрытой двери. Затем вошла в нее.
Первым на ум пришел Арлен, но она тут же отбросила эту мысль, его она не могла позвать, он был и так слишком слаб. Хельга позвала Зея. Тот откликнулся почти сразу.
- Хельга?
- Зей, мне нужна ваша помощь.
- Где вы?! - у него был встревоженный голос, а его тонкий, прозрачный силуэт едва проявился перед ней, - Мы с ног сбились, разыскивая вас.
- Я не знаю, где. Меня похитили и держат в темном месте, я не могу указать мой путь...
- Позвольте мне увидеть...
- Нет, Зей. Нет, не сейчас, у меня мало сил, я должна вам сказать... Как долго меня ищут?
- Двое суток.
- Мало времени, речь не обо мне. Наследник, его можно найти, - Хельга волновалась и торопилась передать важную информацию, - У меня есть кое-что, помогите мне передать вам.
- Скажите, что это. Я смогу взять сам.
- В правом кармане моих брюк небольшой футляр из серого дерева, там игла, на ней кровь, вы сможете по ней найти наследника.
Хельга почувствовала легкий порыв ветра вокруг себя:
- Взял.
- Спасите детей! - это последнее, что она смогла сказать, как полностью силы иссякли.
Вернувшись к себе и закрыв сознание, она облизнула пересохшие губы. У нее получилось и от этого стало радостно на душе. Если спасут наследника, то остальное не так и важно. Она справится, она сможет, только нужно немного набраться сил. Навалился тяжелый сон, в который Хельга провалилась, как в омут.

Глава 47

Странный ему снился сон. Будто бы он идет под палящим солнцем, хочется пить, а земля под ногами становится горячей, словно печь, и рассыпается, образуя яму. Он проваливается и летит вниз, а сверху его засыпает песком. Казалось, что тот даже чувствуется на языке.
Тито глубоко вздохнул, проснулся и растерялся, думая, что все еще спит. Потому что совсем не мог вспомнить, как оказался в этой узкой комнатушке с гладкими серыми стенами и тонким, как жердь, окном, тянущимся от потолка до пола. Через него почти не проходил свет. В комнате висел полумрак. Но и того освещения, что имелось было достаточно, чтобы осмотреться.
Тито оказался пленником. Он лежал на низкой кровати, довольно мягкой, но очень неудобной и пытался вспомнить, что же произошло. Голова отказывалась думать, а последнее, что он помнил это рынок. Тито сел и тут же почувствовал, как что-то потянуло его за правую ногу. Он откинул одеяло и увидел, что на щиколотке закреплена тонкая, но прочная цепь. Проследив за ней взглядом, увидел под кроватью в стене большой крепкий штырь. Тито дернул цепь, она протяжно звякнула. Тогда он слез с постели, забрался под кровать. Скользкий пол морозил колени, он был застлан старым облезлым ковриком, который едва доходил до стены и совсем не спасал от холода. Неловко согнувшись, чтобы не удариться головой о прогнувшуюся от времени сетку кровати, Тито дотронулся до штыря, прочитал заклинание, дотронулся еще раз. Но ничего не произошло. Цепь не желала отпускать свою жертву.
"Наложено заклятье", - догадался парнишка.
Содрогаясь от холода, он выбрался из-под кровати и залез под одеяло.
"Что же делать? Где я? Где Вилл?" - думал он, пытаясь согреться.
Страшно было представить, что с ним могла сделать Картапелла. Тито вспомнил про оберег и успокоился, когда дотронулся до него. Значит, с Виллом все в порядке. Ведьма не смогла снять с них защиту.
'Как только освобожусь, найду Вилла, и снова сбежим!' - уговаривал себя Тито, постепенно согреваясь.
Ему было страшно, но не за себя, а за своего названного братца. Он боялся, что Картапелла может его напугать или сделать что-то ужасное, узнав, что Вилл - эльф.
Единственная надежда была на оберег, но... тут он вспомнил, как их опекун упал, после выпущенной в него стрелы Картапеллы.
- О, нет! Нет-нет! Он не мог умереть, он же маг, - прошептал Тито, как молитву, а потом ему стало по-настоящему страшно.
Если опекун погиб, его оберег не имеет силы.
- Только не это! - Тито зажмурился, - Тогда мы совсем пропали!
В двери повернули ключ и она распахнулась. На пороге появилась Картапелла. Она ласково посмотрела на пленника и почти пропела:
- Деточка моя, уже не спишшшь?
Тито поежился и ничего не ответил.
Ведьма проплыла в комнату, шурша длинным платьем:
- Сердишшься, душа моя? Не надо. У сердитых столько морщин. Лапочка моя, ты голодна? Идем со мной, я тебя покормлю, умою, одену. Тебе понравится у меня. У меня хорошо!
Картапелла широко улыбалась, так, словно была гостеприимной хозяйкой, а не похитительницей.
Тито отвернулся к стене. Он никуда не собирался идти.
- В чем дело, милашка? Что мы грустим? - ведьма провела рукой по его волосам, - Ты такая прелеесссть! Мягкие волосы, нежная кожа. Сладенькая!
- Где Вилл? - нахмурился Тито.
- Вилл? - ведьма удивленно приподняла брови, - А кто это, детка?
- Мой брат!
- Ах, Виолетта! - улыбнулась Картапелла, - Ты хотела сказать сестра, деточка моя. С ней, с этой маленькой куколкой, все хорошо. Идем, она нас ждет.
Ведьма одним щелчком освободила Тито от цепи и крепко взяла его за запястье, потащила за собой по длинным ветвистым коридорам с такой скоростью, что у него закружилась голова. В мыслях же крутились недавние слова Картапеллы и заставляли размышлять: "Сестра? Почему сестра? Вилл - девчонка?"
Нет, Тито не мог в это поверить, пока не оказался нос к носу с эльфиком. Тот с грустным видом гляделся в зеркало. Ведьма привела пленника в более просторную комнату и не такую мрачную в которой он сидел до сих пор. Завидев их за своей спиной, Вилл бросился к Тито на шею со слезами:
- Ты живой!
- А ты... девочка? - Тито отстранился и подозрительно оглядел 'братца'.
На том было длинное до пола желтое платье, его шею украшали бусы, а руки - браслеты; в ушах блестели серьги; волосы аккуратно причесаны и заколоты разноцветными шпильками.
- Нравится? - осведомилась Картапелла, - Правда, она прелесть?
Тито не ответил. Вилл смотрел на него глазами полными слёз и тоже молчал.
- Ну что же вы как не родные? Обниметесь хоть? - ведьма явно наслаждалась своим успехом, - Девочки мои, вы такие красавицы!
- Я не девочка! - возразил Тито.
- Правда? - ведьма странно посмотрела на него, - Давно ли, моя крошка? Идем, я тебе сейчас все покажу.
Она привела его в комнату, где вода лилась с потолка и велела умыться. Тито повел плечами, но выполнил то, что велела ведьма. Ему и самому хотелось окунуться в прозрачных струях. Вода оказалась теплой, будто настоявшаяся в пруду под полуденным солнцем. Парнишка скинул одежду и искупался, потом завернулся в мягкое полотенце и оглянулся на ведьму:
- Я - мальчик!
- Видела, деточка, - загадка так и не ушла с лица Картапеллы, - идем.
Она провела в его в мир сладких грез для каждой из девочек - платья, ленты, украшения, банты, туфельки, сапожки - у Тито глаза разбежались, и перехватило дыхание. Он и не заметил сам, как увлекся, перебирая наряды.
- Милая, тебе к лицу любой наряд. Что скажешь насчет синего? - Картапелла сдернула с него полотенце и рассмеялась, - Девочка моя! Одевайся. Нам пора за стол.
Тито осознал свою ошибку. Но было уже поздно. Он снова стал девочкой.
За столом Картапелла поинтересовалась его именем и, сморщив носик, сообщила, что назовет его Кари. По её мнению это имя подходило ему больше.
- Давай сбежим! - прошептал Вилл, слегка наклонившись, будто бы поправить салфетку.
Они сидели рядом, но Картапелла пристально наблюдала за ними.
- Не могу. Она наложила чары, - тихо ответил Тито, думая о том же, о чем и эльфик - о побеге.
Они едва притронулись к десерту, как в столовую вошел высокий человек в черном костюме. Картапелла вся засветилась от счастья и встала из-за стола навстречу гостю.
- Любовь моя, какой прекрасный сюрприз! - проворковала ведьма, целуясь с гостем.
Тот обнял её, нежно прильнул к губам красавицы и лишь спустя какое-то время отстранился.
Тито и Вилл уже взялись за руки, готовые выбежать из комнаты, как их заметили.
- Деточки мои, куда же вы? Невежливо уходить из-за стола не отведав десерта. - одним взмахом руки Картапелла усадила их за стол, а затем обратилась к гостю, - Составишь нам компанию, дорогой?
- Нет. Нам нужно поговорить, без свидетелей.
- Хорошо, - ведьма улыбнулась и взяла гостя под руку, - Девочки, я скоро вернусь.
Они ушли, а Вилл и Тито огорченно посмотрели друг на друга. Теперь они не могли даже спуститься со стульев.
- Сделай же что-нибудь! Ты же маг! - воскликнул Вилл.
- Не могу, - ответил Тито, - Она сильнее меня.
- Не правда! Тебе только кажется! - горячо зашептал Вилл. - Я слышала, она боится тебя, боится твоей силы. Ты какой-то наследник, повелитель или что-то такое... я плохо поняла, когда очнулась, она с кем-то говорила, а потом она увидела, что не сплю и замолчала.
- Так все-таки ты не мальчик? Ты и есть принцесса Виолетта, да?
- Да, - она опустила голову, - я сбежала посмотреть мир, а потом ты знаешь, а сказать тебе боялась...
- Глупая! - выкрикнул Тито, а потом, заметив её слезы, прошептал, - Простите, Ваше Высочество.
- Сама ты глупая! Тоже девчонка! Тебя зовут теперь Кари, а не Тито, - обидевшись, ответила принцесса.
- Постой. Нет! Не называй меня так! Наши обереги, они на Тито и Вилла, если мы изменим имена, они не смогут нас защищать!
- Ой! - принцесса закрыла лицо руками, - Что же делать?
- Не бойся. Нужно подумать. Ешь десерт, а я подумаю, - Тито не мог есть, но и думалось тоже плохо.
Вдруг послышался голос опекуна:
"Тито. Малыш. Я жив, тебе нужно продержаться. Крепись. Я скоро буду рядом."
Тито обрадовался и решение пришло само. Ему нужно было стать мальчиком. Только это могло их спасти.
- Слушай меня, Вилл. Забудь, что ты девчонка. Ты Вилл, я Тито. Если будем девчонками, не сможем уйти отсюда. У меня меньше сил, мне нужно стать мальчиком. Помоги мне.
- Как? - оторопело уставилась на него принцесса, с трудом проглатывая большой кусок пирожного.
- Назови то, что любят мужчины, а я закрою глаза и представлю.
- Хорошо, - согласилась она, облизывая от волнения губы, - они любят коней, табак, нож, усы, костюм...
Она перечисляла, а Тито ловил образы, представлял и, наконец, почувствовал, что получается. Он снова стал собой.
- Все, Вилл. Вышло, - обрадованно прошептал он.
- Ты что метаморф? - удивился Вилл.
- Почти. А теперь еще раз скажи, что ты там услышал про меня. Что говорила ведьма?
---
Юс Ференс Диа с любовью смотрел на Картапеллу. За годы разлуки она ничуть не изменилась, даже стала еще прекраснее, чем раньше. Он наслаждался каждой минутой общения с ней. И задержался бы подольше, если бы не дела.
Поэтому с трудом отстранившись от очередной ласки, спешил поинтересоваться её успехами:
- Расскажи мне, милая, как ты ладишь с детьми?
Она лежала в его объятьях и мило улыбалась. Но тут нахмурилась на мгновенье, а затем промурлыкала, даря ему новый поцелуй:
- О, они чудесные! Такие славные девочки.
- Получилось?
- Да. Теперь нет никакого наследника, только ты мой повелитель. Только ты! - выдохнула в восхищении, блуждая по нему взглядом.
- Ты умница! Держи их при себе. Думаю, что скоро они нам понадобятся на совете. Я смогу всем доказать, что только я могу быть повелителем темного королевства. И только ты станешь моей королевой. И никто не сможет на этот раз нам помешать!
- Ты что-то придумал?
- Да. Сегодня к тебе придет Верза. Он доставит для тебя подарочек. Можешь выпить её до дна. Ей силы больше не понадобятся, а тебе они не помешают, - Юс усмехнулся, - Кстати, твое противоядие почти готово.
- О, я знаю, дорогой. Но мне нужно больше. Я буду пить его до донышка - этого глупого красивого мальчика, - она рассмеялась, предчувствуя веселье. - Он хотел обхитрить меня, но сам попал в ловушку.
- Даже немного жаль, что игра скоро закончится. Но надеюсь, мы хорошо повеселимся, милая. А сейчас мне пора. Есть еще одно важное дельце, - он поднялся с её мягкого дивана, поправил костюм, причесал растрепанные волосы.
- Но, ты вернешься, к ужину? - она кокетливо повела глазками, встала нехотя с уютного ложа.
- Конечно, милая. Ты такое чудо, что не вернуться к тебе просто невозможно.
Они снова слились в поцелуе, но на это раз первой вышла из объятий Картапелла.
- О, дорогой! Я совсем забыла о девочках. Мои сладенькие, верно, уже скучают. Как бы что не придумали, - она поправила платье, покрутилась у зеркала. - Ах, как жаль, что они нужны нам на совете! Такое искушение видеть их перед собой и не попробовать на вкус их горячую, юную, полную искрящейся энергии магию.
Они вышли из гостиной и неспешно прошествовали до двери.
- Потерпи, любовь моя. Осталось недолго. Как только мы выиграем, я обещаю, что ты будешь пить каждый день столько магии, сколько тебе хочется.
- Обещаешь? - Картапелла откинула распущенные волосы за плечи и невинно улыбнулась.
- Обещаю. Слово повелителя,- закрепил он обещание уже на пороге её дома.
Она долго провожала его взглядом, скрываясь за тонкой вуалью штор. Если бы Юс мог увидеть улыбку, играющую на её губах, вряд ли она бы ему понравилась.
Такую Картапеллу он не знал.

Её никто не знал такой, какой она была на самом деле. Легко ли скрываться под маской, которую на тебя нацепили помимо твоей воли? Легко ли быть чудовищем, зная, что ты совсем другой? Легко ли быть злым, имея доброе сердце?
Картапелла Вивале ар Калии - как редко звучало её имя полностью! К убийце никто не относится с почтением.
Ей часто снилась маленькая, золотоволосая нимфа, с мягким именем - Эль. Так звала её добрая няня. Порой она в полголоса напевала воспитаннице старинную балладу перед сном:

Забытую сказку далёких времён
Тебе расскажу я, мой друг...
Когда-то давно, жил прекрасный дракон
Свободен, крылат для полёта рождён.
В стране завывающих вьюг.
В долине был замок из горного льда
Сверкающий чудный дворец.
Жила там принцесса светла и горда
С глазами, как в озере горном вода...
Разбившими много сердец...
Кто видел принцессу один только раз
Забыть её взгляда не мог.
О ней-то и будет мой краткий рассказ,
О тайне её завороженных глаз,
Послушай же сказку дружок...

Чудесная сказка рассыпалась, когда Эль немного подросла. Она узнала истину слов из этой песни:

И рухнул на скалы дракон с высоты
Роняя волшебную кровь.
Взошли возле замка драконьи цветы
Достойные льдистой её красоты...

Принцессой из баллады была её собственная мать, а драконом - её отец. Отец, которого она никогда не знала, потому что он погиб от безумной любви. Истина открылась перед ней неожиданно и в первое мгновение ошеломила, а потом принесла с собой опустошение и боль.
В тот вечер Эль проходила мимо библиотеки и случайно услышала разговор матери с каким-то человеком в маске. Она услышала только часть разговора:
- Да. В моей дочери течет его кровь. Кровь дракона. И каждый раз, когда я вижу её глаза - передо мной возникает он. Что мне делать Хранитель? Как вырвать из сердца память о нем?
- Я могу только дать совет, но вы и сами знаете, что в жизни за все нужно платить, а за смерть оплата идет вдвойне.
- Сколько вы хотите?
- Речь не обо мне... - человек в маске покачал головой, - у вас растет дочь. Вы повинны в смерти её отца, а жизнь рано или поздно выставляет собственный счет...
- И что? Что мне делать?
- Рассказать правду дочери...
- Нет! Ни за что! Она, она не поймет.
- Когда поймет, может оказаться уже слишком поздно...

Эль захлестнула боль и ненависть, она больше не смогла слушать их разговор - выбежала в сад. Спряталась в самой дальней беседке, обнявшись с собственной болью и одиночеством. Именно в тот вечер она и стала Картапеллой.
Через ненависть в её душе разрасталось зло и в один из летних дней, прогуливаясь в сквере, у стен дворца, она впервые его выплеснула на мать.
Картапелла тщательно готовилась отомстить за отца и придумала яд - такой, от которого жертва должна была мучиться так сильно, что смерть показалась бы для нее избавлением. Она хотела, чтобы мать просила о пощаде, молила о смерти и раскаялась в том, что совершила.
У Картапеллы имелся наставник, который обучал её придворному этикету, а когда девочка немного подросла, то он же занялся и её образованием. Она была способной ученицей и, изучая магические искусства, большое внимание уделяла приготовлениям зелий. Юная волшебница и не подозревала, что за каждым её шагом следят и докладывают матери.
Поэтому, когда яд был готов и добавлен в чашу королеве снежных гор (которой на этот момент являлась её мать), Картапеллу постигло разочарование - он не подействовал.
Мать рассмеялась:
- Милая, ты наивна до невозможности! Неужели ты подумала, что я, имея в твоем лице хитрую, изворотливую змею буду спать спокойно? И совсем не стану за тобой наблюдать?
- Ты знала...
- Да, знала. Как и то, что ты обвиняешь меня в смерти твоего отца.
- И? - Картапелла смотрела на мать, стараясь понять, что та думает на самом деле. - Что ты намерена делать? Я же не отступлю, пока из нас не останется только одна королева.
- Королева? Ты?! Дитя мое, не смеши меня! - мать зло сверкнула глазами, - Занимаясь ядами, ты упустила кое-что по истории государства. Королевой можно стать только в супружестве. И только, когда сможешь подарить супругу наследника. Рождение наследницы не поможет.
- Но ты же ... королева?!
- Да. Я королева, потому что ... - она загадочно улыбнулась, - Видно, пришло время рассказать тебе мою тайну, милая. Твой отец погиб, потому что не смог смириться с тем, что я не всегда бываю дамой. Во мне мужского начала столько же, сколько и женского и раз в год, я становлюсь - королем. А два короля на одном троне - это слишком, не так ли?
Что произошло после этого, Картапелла не помнила. Её разум затуманился яростью. Было нестерпимо больно за отца, за себя и за то, что мать совсем ни о чем не сожалеет, наоборот, довольна жизнью и, скорее всего, отомстит ей за напиток с ядом.
Она вернулась в действительность через какой-то промежуток времени - он выпал из сознания навсегда. В руках держала залитый кровью кинжал. Её кинжал, с отравленным лезвием, который носила с собой на всякий случай. На какой именно - не знала, видимо, на этот самый. Королева все так же - загадочно улыбаясь, теперь лежала у ног дочери, залитая собственной кровью...
Никто не заподозрил принцессу в смерти королевы, все списали на несчастный случай. Картапелла умело замела следы - кровь на теле матери исчезла, раны тоже, а вот то, что из неё ушла вся магическая и жизненная энергия - являлось полной загадкой для придворных лекарей.
Как умерла королева было непонятным долгое время даже для её дочери, пока она не открыла в себе способность забирать чужую магическую силу. Тогда Картапелла поняла, что каким-то образом забрала у матери все силы, и уже потом избавила её тело от тяжелой, не светлой души.
Принцесса очень хотела стать королевой, но поздно поняла, что родить наследника не может. Ей мешал яд, тот самый, которым она отравила мать. С отобранной магической силой, он вошел в её тело и разлился в нем - месть королевы - зло матери теперь было передано ей.
Картапелла сама обрекла себя на такую участь. Понимая это, она ушла в отшельницы: варила снадобья, лечила людей, была повитухой.
Королевство снежных гор не осталось без повелителя. Им стал сводный брат Картапеллы - сын матери от второго брака. Принцесса позвала брата на трон, и, конечно же, он не отказался его занять. Король был благодарен сестре и всячески выражал свою признательность - деньгами, подарками и тем, что закрывал глаза на её дальнейшие 'причуды'.
Однажды, принимая роды у одной юной особы, Картапелла случайно забрала жизнь младенца, после чего вместе с виной за случившееся неожиданно почувствовала прилив сил. Не веря себе, она смотрела на шкалу ядометра, которая показывала, что количество яда в ней уменьшилось. Желая исцелиться, Картапелла, как умалишенная с этого дня занялась поиском смертельно больных детей и забирала их энергию, облегчала им путь в иной мир.
Дети умирали безболезненно, но вместо благодарности о ней поползли слухи - один страшнее другого.
На нее надели маску убийцы, и оправдаться она не сумела. Венценосный брат, как мог, скрывал её проступки, но истина выплыла на поверхность. Деймы заметили и сами занялись этим делом. Отшельницу призвали к ответу. Её задержали и доставили на совет деймов. Там и состоялся суд.
- Вы пьете энергию детей?
- Да, но...
- Вы забираете жизнь у младенцев?
- Да, но позвольте...
Её не стали слушать, потому что уже приняли решение, еще до суда. Еще до голосования. Судьям было все равно, что она чувствовала. Ей не поверили. Даже та девушка - Хельга. Она что-то говорила, пыталась смягчить приговор, а потом её голос оказался на той же стороне весов, что и другие...
Долгие годы беспамятства, долгие годы пустоты...
Деймы хорошо её прятали. Прятали от всего мира, оставляя лишь горькую память об убийце детей - Картапелле.
Она вздохнула и отвернулась от окна. Юс уже скрылся из вида, пора было заняться гостями.
Картапелла вернулась к притихшим девочкам. Будто пугливые зверьки, они смотрели на нее затравленным взглядом.
"Боятся. Это хорошо. Не станут глупить и упрямиться ", - подумала она и, шелестя платьем по мраморному полу, проплыла к столу, на свое место.
Все шло сейчас как нельзя лучше. Кроме того, что ей удалось отыскать наследника смежного королевства, которого разыскивали все вокруг, так посчастливилось еще и завладеть крошкой Виолеттой, принцессой эльфов. Картапелла рассчитывала на то, что за наследника ей даруют свободу, но и за девочку она тоже получит достойную награду. Ведьма надеялась поселиться в Этане или каком-либо другом городе эльфов.
Ей нравилось их королевство.
- Сладкие мои крошки, вы уже отведали мой десерт? Какие умницы! - настроение Картапеллы улучшилось.
Юс хотел, чтобы наследник стал девочкой, и ей удалось соблазнить мальчика нарядами. Теперь её избраннику ничто не мешало занять освобожденное место на троне его брата. Девочка не могла наследовать королевство. Наследницу оставалось лишь опекать до совершеннолетия, а потом выдать замуж за какого-либо принца, чтобы сбыть с глаз.
Или же... Юс рассчитывал сам на ней жениться? - от такой мысли ведьме стало не по себе, впрочем, Картапелла никогда полностью ему не доверяла. Возможно, её избранник преследует собственные цели и она лишь разменная карта в его игре. Ведь это не он вытащил её из темницы и вернул память. За свободу она обязана королю снежных гор. Брат не оставил любимую сестру в беде, правда, он слишком долго её искал.
Но сейчас ведьму ничто не тревожило, она почти добилась своей цели. Оставалось одно - появиться перед советом деймов и обменять детей на свободную спокойную жизнь. Картапелла мечтала о семье, детях и, зная о том, что противоядие уже почти готово, была на грани эйфории. Все наконец-то в её жизни налаживалось.
- Спасибо. Было очень вкусно, - ответил Тито и украдкой толкнул под столом Вилла, давая знак к придуманной в отсутствие ведьмы игре.
- Вот и славно. А сейчас, мои милые, Ламус проводит вас по комнатам, увидимся за ужином, - Картапелла вышла из-за стола и трижды хлопнула в ладони. В приоткрытую дверь влетел поток прохладного воздуха, и перед ведьмой появилось прозрачное, не имеющее тела существо. - Ламус, проводи девочек и не забудь покрепче закрыть за ними дверь. Вот ключи.
Перехватив связку из рук ведьмы, странный слуга поинтересовался:
- Надеть на них путы, госпожа?
- Нет. Чар будет достаточно, - загадочно ответила она и освободила пленниц.
Тито почувствовал, что его больше ничто не сдерживает и первым соскочил со своего стула.
Вилл бледный и трясущийся последовал его примеру и вдруг покачнулся да с грохотом (прихватил с собой стул) упал на пол без чувств.
- Сладенькая! Что же это?! - забеспокоилась ведьма и кинулась к принцессе. Склонилась над ней, похлопала по щекам, приводя в чувства.
- А-а-а! - заголосил Тито так, что Картапелла подпрыгнула на месте, - Она умерла! Умерла!!
- Замолчи немедленно! Что за вздор ты несешь! - ведьма еле отцепила от себя прилипшего к ней Тито, который от испуга и отчаяния вцепился в подол её платья, будто намертво. После недолгой борьбы, Картапелле удалось освободиться из жарких объятий ревущей навзрыд девочки, - Ламус, уведи её и поскорее возвращайся!
Тито нехотя поплелся за слугой, но успел-таки подмигнуть приоткрывшему один глаз Виллу.


Глава 48

По серой гладкой стене его темницы спускался большой паук. Его пухлые лапы плавно двигались будто танцуя. Он оплел почти полностью комнату своими сетями и теперь выходил лишь для того, чтобы лакомиться пойманной в них добычей: мухами, мотыльками, стрекозами. Сейчас в его капкан попалась гусеница. Её занесло в окно вместе с сорванным ветром кленовым листом. Глядя на него можно было догадаться, что близится очередная осень.
Аль перевел взгляд на крохотное оконце в стене. За ним уже спряталось солнце и тень вечера заполнила собой и без того не светлую комнату.
Семь лет он провел в этом аду... - а сколько еще предстоит?
Изо дня в день к нему приходил его мучитель и пытал, вернее, выпытывал, где скрывается наследник. Семь лет Аль Ференс Диа был пленником собственного брата.
- Ты умер, - такими словами встретил его Юс Ференс после пробуждения. - Тебя никто не ищет и никогда не найдет, но если ты скажешь, где твой сын, я обещаю, что смерть твоя будет быстрой и безболезненной, - он слышал эти слова довольно часто и каждый раз натыкался на лютую ненависть в глазах брата.
- Юс... ответь: зачем ты это делаешь? Почему так?.. - Аль пытался в первое время понять, разобраться, решить миром, но каждый раз убеждался, что это напрасно. Юс не желал его слышать. И хотел лишь одного - быть повелителем, для чего всеми силами стремился занять место похищенного брата.
- Потому что ты забрал то, что принадлежало мне по праву, по рождению. Ты встал на моем пути и долгие годы, заметь не дни, а годы ты правил моим королевством, устанавливал в нём собственные порядки, женился, объединил королевства - думал, что я не смогу вернуться? Думал, что я бесследно пропал? - Юс сжал кулаки, сдерживая гнев, - Ты не знаешь, Аль, как я страдал - забытый, одинокий, лишенный всего... теперь я вернулся. Но вместо того, чтобы встретить меня, своего брата и отдать мне всё, чего я заслуживаю, ты объявил мне войну!
- Юс... ты не прав. Давай поговорим? - Аль Ференс висел на цепи, подвязанной к потолку, руки занемели, но размять их не было никакой возможности. Каждая его кисть была зажата железными тисками - по сути магическими оковами. С простой цепью он бы сразу справился, эту не смог разорвать. Поднятые над головой руки держали вес его тела. Ноги были обвиты толстой веревкой, и к собственному ужасу Аль отметил, что совсем не может ими двигать. Говорить было тяжело, но он хотел наладить отношения с братом и оттого старался не обращать внимания на боль, - ... брат, я защищал королевство от болезней и бед... я хотел и хочу мира...
- И в довершении ко всему ты родил сына. Наследника... - Юс не слышал его. Он был погружен в собственные мысли, - Как? Как тебе удалось?
- Удалось... что?
- Вот только не надо на меня так смотреть, Аль! Ты все понимаешь и не делай вид, что ничего не знаешь!
- О чем я должен знать, брат?! - Аль выдержал брошенный в него взгляд.
- О чем? - Юс медленно подошел и, схватив за волосы, запрокинул голову брата, посмотрел в его глаза, почти проник в сознание. Аль вовремя выставил защиту, и Юсу не удалось завладеть им полностью, - Так, вот значит как?! Сопротивляешься? Не принимаешь? Что же, поиграем тогда по другому, брат. И поверь мне, я все равно узнаю, как тебе удалось родить сына. Я найду его и сам все узнаю.
Семь лет Юс искал наследника и не мог найти. Семь лет он мучил Аля, используя самые изощренные пытки, чтобы узнать, где скрывается малыш. Но совсем недавно тайну открыла Ангелина, сама того не подозревая, она обо всем рассказала Хельге.
Аль Ференс слышал всю беседу. Через зеркало в стене, которое иногда открывал для него брат, чтобы показать, как жарко его любит Ангелина, как она счастлива в его объятьях и тем самым причинить новую боль. Душа Аля страдала сильнее, чем тело. Будучи потомком демиургов, он был терпелив к физической боли, но оказался восприимчивым к душевным страданиям. Юс знал об этом и давил на самые чувствительные места в его душе.
Когда Ангелина рассказала о сыне, в тот миг Алю Ференсу показалось, что через его тело прошло раскаленное до красна железо. Почудился даже запах горящей плоти, а его душа, казалось, впервые почувствовала настоящую боль. Ни одна пытка не приносила такого. Он терпел, зная, что его дитя далеко, и Юсу никогда до него не добраться, а сейчас... сейчас его малыш оказался перед опасностью совсем один. И никто не мог ему помочь.
Сегодня брат отчего-то задерживался и Аль нервничал, он боялся, что на этот раз его сыну не удалось спрятаться от недругов.
Сидя на привязи, как цепной пес, бывший повелитель был совсем не похож на себя прежнего. Измученный бессонницей да переживаниями он осунулся, под глазами появились темные круги, а без солнечного света его кожа приобрела серый неживой оттенок. Он не мог умереть по собственной воле и не мог погибнуть от пыток. Демиург расставался с жизнью лишь через жертву, ради кого-то, но сейчас рядом с ним не было никого, кто мог бы воспользоваться таким подарком. Его измученное тело больше не болталось под потолком, Юс сжалился и позволил обрести опору, правда, цепи не снял, а повесил новые - на ноги.
С трудом передвигаясь по темнице Аль громко гремел ими - все какое-то развлечение. Он давно не слышал ничего кроме собственных шагов и голоса брата. Изредка ему доводилось смотреть на любимое лицо Ангелины, когда Юс раскрывал перед ним зеркальный коридор-окно в свой мирок. Иначе и не назвать - настолько низменными были желания его брата, настолько неприятными для Аля, что он часто отворачивался или закрывал глаза и уши - чтобы не слышать и не видеть. Чтобы не страдать, вспоминая подробности разыгранного перед ним спектакля. Он все еще любил свою королеву и все еще надеялся, что когда-нибудь они будут вместе.
Пленник отвлекся от воспоминаний. Тревога за сына стала такой ощутимой, что все мысли и чувства теперь он направил на него. Аль прислонился к шершавой стене напротив оконца, закрыл глаза. Тяжело вдыхая вечернюю прохладу, он рванул ворот душащей его рубашки и тихо осел на холодный пол.
- Мальчик мой... мальчик мой... - шептали губы Аля, а сам он казался далеко за стенами темницы. Его не тревожила ни собственная судьба, ни судьба Ангелины, одурманенной колдовством брата, даже судьба королевства сейчас его не интересовала. Только сын. Сын, который родился, благодаря жертве его деда. Аль понял это только здесь. Отец ушел в иной мир, чтобы передать свою защиту и благословение для внука. - Мальчик мой, как же так?! Хельга, за что? За что ты так ненавидишь меня? За что?!
---
Лисси и Жусс медленно пробирались вглубь дома Картапеллы и решили разделиться, тем самым они надеялись быстрее отыскать малышей. Хранитель просматривал пространство, сосредотачивая свое внимание на каждый энергетический поток. Картапелла была сильна в магии, но и он многое умел. И постарался обойти её колдовство, заглянуть за сеть её чар.
Не сразу, но у него получилось увидеть путь пленников. Мальчиков держали в одной большой комнате, наверху. Жусс мысленно позвал Лисси, и тигрица без лишних пояснений направилась к лестнице.
В этот же момент с ним связался Арлен. Жусс замер, воссоединяясь с сознанием мага.
- Я в доме Картапеллы, - голос Арлена был слабым, что не могло не встревожить Хранителя.
- Я тоже здесь. Дети у нее, я нашел их, - Жусс прислушался, было тихо.
- Это хорошо. Позаботься о них, я отвлеку ведьму... - голос мага затих, а тревога Хранителя возросла.
- Арлен, тебе нужны силы? Как ты, друг?
- Помоги мне... Поделись...
Жусс понял, что магический запас энергии О`л Фресса - слишком мал, и в таком случае ведьма может запросто выпить всю его энергию. Сопротивляться маг не сможет.
- Не сейчас, - если поделиться энергией с Арленом, ему тяжело будет создать обратный путь для детей, а они были важнее всего остального, - сейчас не могу... продержись еще немного, друг. Совсем немного. Сможешь?
- Постараюсь...
Лисси легким рыком привлекла его внимание к себе. Хранитель вернулся в действительность и быстрым скользящим шагом подошел к ней.
- В чем дело? - спросил, но уже и сам понял в чем. Он почувствовал легкий всплеск знакомой магии, совсем рядом. - Хельга? Она тоже здесь?
Тигрица ждала его указаний. Медлить было нельзя:
- Лисси, выводи детей, я иду за Хельгой. Встретимся здесь, под лестницей.
Тигрица понимающе посмотрела на учителя и, дернув хвостом, сделала первый прыжок. Перепрыгивая несколько ступеней сразу, она довольно быстро справилась с подъемом. Наверху обернулась, но Хранителя уже не было на месте. Он скрылся за поворотом, в поисках Хельги.
Жусс нашел её за третьей дверью. Почувствовал, что она там, проник за запертую дверь, не потревожив замка, чтобы остаться незаметным для Картапеллы. У нее в доме везде на окнах и дверях были наложены магические нити. Хранитель видел их и постарался обойти.
Хельга лежала на кровати. Она была без чувств. Её руки и ноги были связаны не простыми, а волшебными путами. Жуссу пришлось повозиться, чтобы справиться с ними. Когда он освободил девушку от веревок, с её губ сорвался тихий стон.
- Хельга, Хельга, очнитесь! - Хранитель легонько ударил её по щекам, приводя в чувства, расстегнул ворот её блузки, - Хельга, вы слышите меня?
Девушка вдруг покачала головой, распахнула глаза и, не обращая внимания на Жусса, воскликнула:
- Нет-нет! Это не правда! Я не предавала вас!
- Хельга. Хельга, успокойтесь, - Хранитель зажал ей рукой рот и заглянул в затуманенные глаза волшебницы, - Это я, Зей. Успокойтесь.
Постепенно взгляд Хельги стал осмысленным, и Зей убрал руку.
- Зей? - она впервые видела его без маски и отчего-то это лицо было очень знакомым, родным. Но Хельга не помнила откуда могла его знать раньше. Что было между ними когда-то и было ли? - Но что вы тут делаете? Где наследник?
- Спасаю вас. Наследник тоже здесь, вы оказались в одном месте, в доме Картапеллы. Идемте. У нас мало времени. Вы можете идти?
- Да. Конечно, - Хельга поднялась с кровати и пошатнулась. Слабость была во всем теле такая, будто девушку морили голодом несколько дней. Зей удержал её от падения. Хельга ощутила его дыхание у своего виска, почувствовала запах жасмина, он исходил от Хранителя да дурманил и без того замутненное сознание.
"Почему я его знаю?" - пронеслась мысль. Хельга знала, что в этих сильных руках она в полной безопасности, но не могла понять, откуда в ней была эта уверенность.
- Что с вами? Вам плохо? Хельга, ответьте!.. - Зей подхватил её на руки, едва выравнивая собственное дыхание.
На мгновение ему показалось, что она вспомнила, но он тут же отогнал от себя эти мысли. Не время и не место для чувств.
- Немного закружилась голова, - ответила Хельга, - теперь все хорошо, можете опустить меня.
Зей будто нехотя выпустил волшебницу из своих объятий, и в этот момент к ним ворвалась встревоженная тигрица. Она проникла в комнату осторожно, не касаясь нитей, расставленных Картапеллой (за что учитель её мысленно похвалил) и обернулась девушкой. Переведя дыхание, ответила на молчаливый вопрос Зея:
- Детей нет!
- Как нет?! - Хранитель переглянулся с Хельгой, - Что случилось?
- Они исчезли. Увидели меня, я не успела ничего сказать, как они исчезли, - Лисси оправдывалась, но не она была виновна в исчезновении детей.
- Это наследник. Он снова сбежал. И это хорошо, - Хельга поняла в чем причина и, улыбаясь, посмотрела на Лисси, - Не переживай, я могу его разыскать. Проводи меня туда, где были дети.
- Хорошо, - согласилась Лисси, но Зей преградил девушкам путь.
- Подождите. Лисси, нужно заменить Хельгу. Если ведьма обнаружит пропажу... ты понимаешь? - он смотрел на ученицу с нежностью, понимая, что для нее быть Хельгой очень непросто, - Нужно ввести Картапеллу в заблуждение и это сможешь сделать только ты.
- Да, учитель. Я понимаю. Я помогу.
- Девочка моя, благодарю, - Зей поцеловал Лисси в щеку, и она на глазах Хельги превратилась в её собственную копию. Поправила блузку, тряхнула волосами. Хельга смотрела на одноклассницу, открыв рот от изумления. - Милая, продержись так долго, как только сможешь, но... не перестарайся. Помни, ты нужна мне.
Хранитель подвел Лисси к кровати, и привязал её так же, как до недавнего времени была связана Хельга.
- Хельга, идемте, у нас мало времени. И вам лучше стать кошкой, чтобы не попасться на глаза ведьме. Две Хельги не должны быть в одном месте.
- Да, конечно, - согласилась дейм и обернулась к Лисси, - Почему ты помогаешь мне?
- Это не для тебя, - ответила та. - Но хочу, чтобы ты знала, я больше тебе не враг.
- Спасибо, - Хельга перевоплотилась в кошку, теперь у нее нашлись для этого силы. Магия, вычерпанная Картапеллой, постепенно возвращалась к ней.
Зей подхватил её на руки и, спрятав за пазуху, поспешил туда, где совсем недавно были дети. Пробираясь мимо гостиной, он услышал, как ведьма разговаривает с Арленом. Тот удерживал внимание Картапеллы, отвлекал её от непрошеных гостей.
Хельга осмотрела комнату и нашла путь.
"Держись, Арлен. Скоро я вернусь за тобой", - мысленно пообещал Зей, проскальзывая за кошкой в открывшийся портал.


Глава 49

Картапелла устало прикрыла глаза. У нее разболелась голова. Давно с ней такого не случалось. Она любила детей, но эти две девочки, гостьи, странным образом, вымотали её за несколько часов. Когда вернулся Ламус и помог перенести принцессу в отведенную для нее комнату, а потом привести в чувство, у Картапеллы кончились, казалось, все силы.
- Госпожа, хотите я помогу? Массаж?
- Да, Ламус, будь добр, - Картапелла откинулась на спинку дивана, удобно устроилась, позволила слуге прикоснуться. В его ласковых руках, наконец, смогла расслабиться. Боль постепенно отступала, - Как ты думаешь, что это случилось с нашей маленькой принцессой?
- Нервы, моя госпожа, - невозмутимо ответил тот, - Всему виной нервы.
- Думаешь? - ведьма покачала головой, ощущая легкость. Боль прошла, словно её и не было. - Надо бы поскорее вернуть сладенькую. Спасибо, Ламус, принеси мне ромашковый чай.
- Слушаюсь.
Слуга удалился бесшумно и почти молниеносно. Картапелла поднялась с роскошного рыжего дивана. Он был большим, почти в полкомнаты, и удивительно мягким. На нем приятно было устроиться в одиночестве с чашечкой чая ровно как и вести непринужденную беседу с нечастыми посетителями.
Этот дом - подарок Юса появился в её жизни недавно, но она успела в нем все устроить по собственному вкусу.
В гостиной были приглушенные цвета, Картапелла не любила солнце и редко позволяла ему проникать в дом. Ей нравился полумрак. Казалось, что гостиная гораздо уютнее от ровного переливчатого свечения стен и потолка. Сегодня они были нежно-синего оттенка.
Она подошла к зеркалу, полюбовалась своим отражением, поправила прическу и обернулась на замершего в дверном проёме Ламуса. Он держал в руках поднос, на котором источала аромат чашка дымящегося чая.
- В чем дело? - заломила удивленно бровь.
- К вам пришли, моя госпожа. Ждут внизу, - ответил он, скосив взгляд на чашку, - Что прикажете делать?
- Кто ждет? - переспросила она, забирая из его рук чай и, зажмуриваясь, сделала глоток. - Восхитительно!
- Их двое, один из них представился министром Магических Искусств.
- Министр? - Картапелла нехотя отставила чашку, - Что же ты сразу не сказал? Идем.
Подарок, о котором предупреждал Юс Ференс Диа, был доставлен к сроку, да не кем-нибудь, а министром Магических Искусств. Мало кто знал о близком родстве столь высокопоставленной особы с ведьмой Картапеллой. Племянник стеснялся своей тётушки и откровенно побаивался. Будучи вторым сыном короля снежных гор, он не мог претендовать на роль наследника и, благодаря своим выдающимся способностям (не столько магическим, как дипломатическим) смог добиться высокого положения в министерстве.
- О, благодарю вас, за оказанную мне милость, господин министр, - приветливо улыбалась Картапелла своему высокопоставленному гостю.
Она вновь надела на себя маску полусумасшедшей ведьмы - опасной и коварной. И с удовольствием отметила, как племянник отшатнулся от нее, едва она отвела руку, после приветствия.
"Боится. Сладенький мой мальчик", - вздохнула с сожалением. Иногда она ловила себя на мысли, что его магическая энергия должна быть невероятно богатой вкусовыми оттенками. Но - нельзя.
Ведьма отвела взгляд и устремила его на "подарок". Хрупкая темноволосая девушка, лежащая на полу, у ног племянника - кого-то напоминала...
- Кого это вы мне принесли, господин министр? - Картапелла склонилась, вглядываясь в обескровленное лицо.
- Это я, тетушка, для вас, по просьбе... повелителя, - Верза протер платком влажный от волнения лоб, - это дейм, в нем столько энергии, что... я подумал, вам должно хватить на долго...
- Дейм?! - изумилась ведьма, - И кто же?
- Хельга д`Аймон ...
- Вот как? - интерес ведьмы возрастал с каждой минутой, - Чем же эта девочка провинилась перед тобой?
- Ни... н-ничем, - ответил министр. Отчего-то время от времени его речь становилась похожей на перепившего эль гнома, у которого еле ворочается язык, - Я х-хотел угодить вам...
- Угодил, - ведьма провела рукой по спутанным волосам девушки, дотронулась до нежного лица, облизнулась, играя на публику в виде одного лишь Верзы. Но и он по её мнению заслужил небольшое представление. Картапеллу развеселил его страх.
- Я... я... могу идти? - замялся министр, пятясь выходу.
- О, дорогой мой мальчик! Вы торопитесь? - Картапелла с легкостью преградила ему путь, состроила очаровательную гримасу обиженной девочки, - Неужели не останетесь на ужин?
- Я... не- нет... - Верза потряс головой и попятился в обратную сторону, вглубь комнаты, уступая натиску хозяйки дома, - Я не... не голоден.
Картапелла промолчала, её улыбка теперь напоминала предупреждающий оскал голодного зверя.
- Мо...м-можно я... п-пойду? - министр вновь обошел тётушку, делая шаг к вожделенной двери.
- Как жаль, сладенький... но не могу же я силой оставить вас на ужин, - в последнее слово был вложен двойной смысл. Верза судорожно сглотнул, представляя себя в виде трапезы на столе Картапеллы. Он почти потерял надежду на то, что его выпустят отсюда живым и невредимым, поэтому удивился, услышав, - Ламус, проводите гостя!
- Б-благодарю, - племянник почти выбежал за приоткрытую слугой дверь и, не оглядываясь, припустил по тропинке вниз, спасаясь из стен страшного дома.
Картапелла громко рассмеялась ему вслед, пряча за смехом горькое сожаление. Племянник боялся её не хуже любого мальчишки. Ведьма обернулась на Хельгу:
- Ламус, перенесите нашу гостью в третью комнату наверху. И свяжите покрепче мой дорогой подарочек. Не хочу, чтобы эта куколка навредила себе или нам.
Картапелла проверила девочек, те были в своих комнатах, и бесшумно вошла к Хельге. Девушка все еще находилась без чувств. Ведьма рассматривала её и вспоминала суд: эта малышка так жарко защищала её тогда, правда, Хельге не хватило мужества выступить против своей семьи.
- Бедная куколка, как мне жаль, что это ты попала в сети моего глупого племянника, а не кто-нибудь из твоих родственничков, - вздохнула ведьма, дотрагиваясь тонкими прохладными пальцами до чувствительной венки на шее девушки.
Желание наполниться новой силой, живительной энергией дейма, взяло верх над жалостью. Картапелла лишь облизнула высохшие от волнения губы и приступила к трапезе. Она впитывала в себя энергию Хельги жадно, как пересохшая губка воду, и с усилием прервалась, почувствовав, что энергии в ней достаточно.
- Ох, Верза, сладенькую девочку ты мне доставил, - довольная ведьма вышла из комнаты, наложила на дверной замок чары, - Как же хорошо все, Ламус! Даже не верится, что скоро, очень скоро я получу полную свободу...
Слуга ожидал её возле комнаты. Послышался посторонний звук, и Ламус поспешил выяснить, что произошло. Он вернулся в скором времени с небольшим сундучком в руках, открыв который, Картапелла поняла, что торжественный ужин отменяется. Послание Юса Ференса Диа говорило о том, что его планы на вечер - изменились.
- О, Ламус! Как я несчастна, - горько вздохнула Картапелла. - Нужно проверить моих сладеньких крошек, и, пожалуй, раз праздник отменяется, я навещу нашего дорогого мага...

Арлен О`л Фресс возлежал в своей опочивальне на высокой кровати и плохо понимал, что происходит вокруг него. Его верный слуга всегда был рядом с ним, и, казалось, не покидал господина ни на миг. Отравление ядом происходило слишком быстро, что конечно же сказывалось на самочувствие мага. Он не мог управлять проникновением яда и сдерживать его становилось все сложнее. Магических сил не хватало, и Арлен уже использовал заимствованную энергию Элита.
Друг покинул его на рассвете. Ему нужно было передать информацию о принцессе Виолетте брату и, если необходимо, помочь собрать войско, чтобы подготовиться к войне. А то, что она непременно разыграется с новой силой, в этом не сомневался никто, даже старейшина деймов.
Семь лет Арлен помогал гасить восстания демонов и других темноборцев, которые не желали жить под советом деймов и приняли власть Юса Ференса, как единственного повелителя темного королевства.
Теперь, после похищения наследника - о мире не могло быть и речи.
Арлен надеялся выманить Картапеллу, но похоже, что ведьма его перехитрила. Противоядие уже давно было готово, вот только за ним не спешили приходить. Ловушка расставленная Арленом пока пустовала, а силы его подходили к концу. Еще мага очень беспокоило исчезновение Хельги, он думал, что без Юса Ференса тут вряд ли могло обойтись.
Зная о злопамятности этого господина, не трудно было догадаться, что главной жертвой для своей мести он выберет кого-либо из деймов, а так как Хельга служила прежнему повелителю и оберегала наследника, именно она могла понадобиться для замыслов Юса.
- Арлен! - услышал он голос Зея, - Я нашел Хельгу, она связалась со мной. Теперь ищу наследника.
- Хорошо. Сообщай мне обо всем, что происходит... - они общались несколько часов назад, и Арлен ждал новостей, находясь на грани между явью и забытьем.
Неожиданно на него накатила волна ужаса и маг понял, что страх испытывает кто-то из детей. Значит, ведьме не удалось снять с них обереги. Он настроился на Тито и постарался успокоить паренька. Простое сообщение стоило ему почти всех имеющихся сил.
Сколько времени он провел за гранью реальности - не знал. Но очнулся от легкого прикосновения к груди.
- Ах, какое жаркое сердце у этого мальчика! - послышался чей-то нежный, не лишенный мелодичности голос, - Жаль, как жаль, сладенький мой!...
- Госпожа Картапелла, - Арлен раскрыл глаза и обвел взглядом чужую комнату.
Он понял, что каким-то образом сам оказался в доме ведьмы. Она смотрела на него с очаровательной улыбкой, чуть прищурив глаза.
- Проснулся, миленький! Мой сладенький мальчик, ты весь истекаешь волшебным нектаром. Он так важен для меня, и я благодарна тебе за такую восхитительную жертву. Мне даже немного жаль, что ты не увидишь моего малыша. Но обещаю, я назову его твоим именем, мой глупенький, бедненький Арлен.
- Не слишком ли торопишься расстаться со мной, красавица? - ответил маг, приподнимаясь на локте здоровой руки.
Он был перед Картапеллой полуобнаженным, а в поврежденное плечо ведьма вставила высасывающие из него противоядие трубки-присоски. На полу перед ним стояла большая бочка, которая заполнялась довольно быстро.
- Маленький, не бойся. Скоро ты перестанешь чувствовать боль. Тебе станет хорошо, вот увидишь...
- Мне уже хорошо, красавица! - Арлен продолжал вести непринужденную беседу, будто находился на знатном приеме, где старался обольстить одну из придворных дам. Он включил все свое природное обаяние, которым умел пользоваться давно. Мага беспокоило лишь одно - у него почти не осталось сил на сопротивление. Балансируя на грани сознания, он старался удержаться и не упасть в бездну забытья.
- Хорошо? - ведьма не поверила словам и приблизилась, взяла Арлена за подбородок, заглянула ему в глаза, - Но... почему, сладенький?
- Красавица, что может быть лучше, как не любоваться тобой? Умирая, я буду видеть самое прекрасное лицо на свете, самые лучистые глаза. Не это ли счастье?!
- Глупый! Что ты говоришь? - Картапелла отстранилась, и её улыбка сменилась на грустную.
- Ты запала мне в душу с нашей первой встречи... - Арлен замолчал и прикрыл на мгновение глаза. Он успел мысленно переговорить с Зеем и теперь знал, что Хельга и дети скоро будут в безопасности. Эта новость придала ему сил. - Ты невероятная, самая красивая девушка на свете. Твои волосы - словно золото рая, словно пшеница на ветру. Твои глаза - незатихающее море, волны которого скрывают берега моего сердца. Мое дыхание замирает, когда я вижу тебя, мои мысли окрыляются и взлетают к небу... Неужели ты не видишь?! Я люблю тебя!..
- Молчи-и-и! - ведьма зажала ладонью ему губы, - Не смей! Не смей обманывать меня!
Картапеллу охватило смятение. Никто и никогда не говорил ей так пылко о своей любви. Никто, даже Юс, не обращал внимания на её внешность.
- Милая, нежная... ласковая моя девочка, позволь мне... - дыхание мага прервалось, и он вновь закрыл глаза.
- Сладенький, да что же это?! - Картапелла склонилась над бездыханным телом мага. Она не желала больше его смерти, она захотела, чтобы он жил.
Картапелла сорвала трубки. Бочонок был почти заполнен противоядием, но не это волновало её сейчас, - Маленький мой, мальчик мой!
По щекам ведьмы текли слезы, но она не замечала их горький вкус на своих губах. Ничего не замечала, лишь бледного Арлена из которого постепенно уходила жизнь.

---
Небо плакало горючими слезами, заливая все вокруг. Лужи плавно перерастали в небольшие реки и текли под склон, сливаясь с другими широкими и узкими потоками. Грейс сидела напротив окна и размеренно покачивалась в кресле. Она думала, и для её тревожных мыслей было самое время...
Грейс узнала о Хельге из уст старейшины и с тех пор не находила себе места от беспокойства. Даже слетала к Жило. Но братец на этот раз не сумел успокоить сестру - сам был встревожен последними событиями не меньше.
Волшебница не могла больше ждать и оставаться без дела. Она хотела защитить младшую сестрицу и винила себя в большинстве тех бед, что выпали на её долю. Часто корила себя, что не сдержалась в их последнюю беседу - прогнала, не поддержала, не научила - теперь Хельга вновь находилась на волоске от смерти.
- Как же так-то? Как же так! - вздыхала Грейс, сокрушенно тряся седыми локонами. - Почему моя девочка? Почему на этот раз снова она?
Грейс слишком хорошо помнила минувшие события, помнила боль от потери и то, как долго они с братом ждали возвращения Хельги.
- Нет. Больше не могу! - старуха встала из кресла, заскрипела половицами к двери, взялась за ручку, медленно в раздумье потянула её на себя. - Гел, дом оставляю на тебя...
- Куда же вы, госпожа? В такую-то непогоду!
- Не о том, думаешь, Гел, - покачала она головой, - Ох, и не о том!
Грейс накинула плащ, повела плечами, обернулась совой. Громко ухнула, покружила над домом и улетела, шумно хлопая крыльями.

Глава 50

Виолетта задумчиво сидела у ручья и смотрела на воду. Она сняла с себя пышное платье и теперь была в нижней рубашке, которая намокла лишь по краю. Тито разводил костер и размышлял о том, что же делать дальше.
Сейчас необходимо было немного просушиться, потому что при переходе сюда они попали в ручей, который был спрятан в пышной рощице. Платье принцессы пострадало больше. Правда, Тито тоже постарался освободиться от ведьминого подарка и откинул свое подальше в траву, не собираясь сушить. Виолетта покачала головой:
- А в чем ты тогда будешь ходить?
Он пожал плечами и подобрал скинутый наряд, посмотрел на него, вздохнул:
- Ты прав, Вилл. А может... - парнишка зажмурился, немного пофантазировал - представил себе штаны, рубаху и попробовал превратить мечту в реальность, но, увы, его магии хватило только на короткий жилет и шорты.
- Ого! Ты настоящий маг! - округлила глаза принцесса и захлопала в ладоши.
- О, получилось! - обрадовался Тито, - Отвернись, Вилл. Я примерю.
И жилет и шорты пришлись в самый раз, хотя смотрелось это довольно комично.
- Мне в таком наряде надо на площади выступать, - оценил он свое отражение в ручье, - Если их еще и раскрасить... Будем деньги зарабатывать, как артисты.
- Правда?! - сморщила носик принцесса.
- Нет, конечно, - улыбнулся Тито, - Я хотел другое сделать, а получилось это.
- А мне? Мне сможешь та-ак? - чихнула Виолетта и утирая нос с надеждой посмотрела на паренька.
- Нет, - огорчил её "братец" и виновато добавил, - силы кончились. Давай-ка сушиться, а то чихаешь уже.
Костер начинал робко разгораться, и они повесили возле него платье на высокую палку, которую Тито воткнул в землю. Солнце вдруг скрылось за облаками, парнишка поежился и подошел поближе к огню. Позвал к себе Виолетту:
- Эй, Вилл, иди к костру. Тут тепло.
- Мне не холодно - отмахнулась девочка, хмуро бросая камешки в воду.
Тито был почти счастлив - они свободны. Что может быть лучше? Принцесса почему-то не разделяла его радость, а грустила у ручья. Парнишка время от времени поглядывал в её сторону и подбрасывал ветки в костер. Худенькая, нескладная Виолетта вызывала еще большее желание заботиться о ней, чем "братец Вилл". Тито и не предполагал, что когда-либо встретится с принцессой эльфов. Для него даже попасть к ней в свиту являлось большой честью. Теперь же Виолетта стала самым дорогим для него существом на свете.
Чтобы сбежать от Картапеллы, понадобилось где-то раздобыть хоть немного магической силы. Принцесса рассказала, что ведьма очень опасалась прикасаться к "сладенькому", и тогда Тито решил сам до нее дотронуться. Ему удалось взять немного магической силы у Картапеллы, а затем выкрасть ключи у слуги так, чтобы тот ничего не заметил.
Все-таки здесь пригодился его опыт, полученный от общения с дядюшкой Феоном. Опекун обучил мальчика воровскому делу и, хотя Тито не собирался быть вором, некоторые умения оказались весьма полезными.
Он выбрался из своей комнаты и нашел ту, в которой спрятали принцессу. Виолетта обрадовалась названному братцу:
- Получилось! Получилось! - вместо приветствия запрыгала она вокруг него.
- Да. Получилось. И у тебя тоже, - улыбнулся он, - Идем. Нам пора уходить отсюда.
- Подожди, - девочка обернулась и сделала несколько странных взмахов руками, затем произнесла длинную фразу на эльфийском языке. И тут в комнате появились еще один Тито и еще одна принцесса. - Это чтобы они не сразу догадались, что мы сбежали.
- Ух, ты! - восхитился Тито, и, почесывая затылок, обошел копию себя. Дотронулся до нее пальцем, но почувствовал лишь небольшое покалывание от прикосновения и отдернул руку. - Колется, как ёж... а часто ты такое делаешь?
- Только когда сбегаю из дворца, - ответила она вздохнув.
- А на долго их хватит?
- Наверное, - пожала принцесса плечами, - раньше хватало, пока не вернусь.
- Здорово! Научишь меня так?
- Хорошо, - согласилась девочка и, тревожно озираясь по сторонам, прошептала, - Давай поскорее уйдем!
Взявшись за руки, они вошли в открывший проход, а потом еще в один, чтобы запутать преследователей и как можно дальше уйти от дома ведьмы.
Если бы еще понять: куда они попали на этот раз, и где спрятаться, чтобы дождаться встречи с господином Арленом. Маг все еще являлся их законным опекуном. Тито надеялся, что в скором времени сможет вернуться в тот мир, из которого сбежал много лет назад, и опекун ему в этом поможет.
---
Арлен почувствовал, что его спеленали и куда-то несут. Не было сил приоткрыть глаза, казалось, что вместе с противоядием ведьма забрала из него всю энергию жизни. Обмякший на чьих-то руках, он с ужасом осознал, что в нем осталась подвижной только его звериная оболочка. Барс жил, Арлен - нет.
Его опустили на что-то сырое, неприятное, а потом стали забрасывать сверху чем-то твердым, душащим.
"Меня хоронят? Я умер?" - наконец-то пришло понимание происходящего.
До него донесся печальный возглас:
- Прости меня, сладенький, я не хотела... - Картапелла прощалась с ним, - Как же мне жаль, мой бедный мальчик...
Это последнее, что он услышал. Через некоторое время в нем проснулся зверь и, усиленно работая лапами, выбрался наружу из своей могилы. Он отряхнул налипшую на шерсть землю и одним прыжком перемахнул разросшийся кустарник, огляделся.
"Розарий - славное место ты выбрала для сладенького, - усмехнулся своим мыслям Арлен. Его могила находилась в роскошном саду Картапеллы. Большую часть её благоухающего цветника составляли белые розы, - Жаль разочаровывать тебя, красавица, но я жив и очень опасен".
Он крался вдоль дома, прислушиваясь и принюхиваясь к окружающим звукам, шорохам, запахам. Было тихо и очень тревожно. Барс остановился у чуть приоткрытого окна, за плотными шторами которого колыхались тени, к тому же его привлек вскрик ведьмы:
- Как пропали? Ламус! Ты же запер их! Ты же запер?!..
- Да, госпожа... Я не понима-нимаю... - заикался слуга от волнения и страха.
- О, нет! Что я скажу Юсу? Что?!! - Картапелла металась по комнате. - А она? Она на месте?
- Да, госпожа. Пленница спит.
- Ты уверен? Иди к ней и сторожи. Не отходи от нее ни на миг! Быстрее!
'Значит, Хельга все еще здесь? Зей увел детей, но почему же оставил Хельгу?' - барс в растерянности опустился на землю, почесал за ухом. - 'Наверное, у них есть какой-то план, но я не могу оставить её одну. Я должен узнать, что происходит'.
Он осторожно забрался на кровлю и устроился поближе к слуховому окну. Теперь можно было наблюдать и при случае - вмешаться в события.
---
- Тито! Тито, смотри! - принцесса выбежала к костру и, испуганно моргая, прикасалась к себе рукой там, где совсем недавно висел её оберег, - Он пропал. Растаял. Почему?
Тито покосился на свой, но тот тоже бесследно исчез.
- Беда, Вилл, - нахмурился парнишка, - У нас больше нет опекуна.
- Как... нет? - Виолетта отшатнулась от Тито и покачала головой, будто хотела стряхнуть с волос невидимую пыль, - Ты что? Как это нет? Почему это нет?!
У девочки начиналась истерика, Тито не знал, что делают в таких случаях и лишь мрачно ответил:
- Ты же не хотела опекуна, так что успокойся, теперь его и нет.
- Почему? - повторно спросила принцесса.
- Я не знаю, Вилл. Наверное, что-то случилось. Может быть, он просто отказался от нас или передал кому-то другому, - Тито бросил, наконец, в костер еловую ветку, которую нервно сжимал в руках и похлопал ладонь об ладонь, отряхиваясь от чешуек коры. Ветка, громко потрескивая, стала сжиматься в огне. Точно так же где-то внутри сжималось и сердце Тито - не от страха, нет... от боли. Он понимал, что господин Арлен никогда бы их не предал, и, стало быть, того уже нет на свете. Но сказать об этом принцессе паренек не решался, девочка и так была слишком напугана.
- Кому другому? - она отступила на шаг и пристально посмотрела на 'братца', который был слишком молчалив и печален, - Он что... умер? Да?
От догадки по щекам принцессы покатились крупные горошины слёз. Тито ей ничего не ответил, лишь обнял за плечи и подвел поближе к костру. Хотел, чтобы она согрелась и, может быть, выплакалась.
Виолетта уткнулась ему в плечо и погасила нахлынувшие рыдания. Она задрожала всем телом, и Тито почувствовал, что его плечо намокло от её слез.
- Успокойся. Он же маг. Может быть, он живой. И отпустил нас, чтобы мы сами спрятались. Чтобы нас не нашли.
- Правда? - в голосе девочки послышались нотки доверия.
- Конечно, - врал Тито, но не чувствовал вины за свой обман. Главное сейчас было успокоить Виолетту, а выход - он обязательно найдется, - Твое платье почти высохло. Одевайся.
Принцесса послушно приняла из его рук платье и поспешно оделась, завязала ленты, поправила оборочки.
Неожиданно в роще прервалось пение птиц, и подул прохладный ветер.
- Что это, Тито? - принцесса мигом спряталась за спину 'братца' и прошептала, - Мне страшно...
- Тише, молчи! Тогда они нас не заметят, - успел в свою очередь шепнуть Тито, прежде, чем из-за кустов к ним вышли незнакомцы.

Высокая темноволосая женщина - легкая и быстрая, как ветер - и высокий мужчина, с хмурым лицом и будто пронизывающим насквозь взглядом, обошли вокруг костра, осмотрели выбранное детьми место.
Незнакомка протянула ладони к огню, будто бы хотела согреться, а потом тихо сказала:
- Они здесь, Зей. Я их вижу.
После её слов Тито взял принцессу за руку и ... не успел ничего сделать, женщина поймала его за другую руку и, слегка потянув к себе, настойчиво произнесла:
- Не бойтесь меня, мой повелитель. Я не враг вам. Я долго вас искала, чтобы вернуть домой. Прошу вас, поверьте мне. Я Хельга д`Аймон. Ваш отец назначил меня Хранителем вашей семьи. Хранитель никогда не причинит вреда тому, кого защищает. Вот мой знак, - она отвернула ворот блузки, и на её плече мальчик увидел змею свернувшуюся клубочком, а над ней лежащую на боку букву 'Х'.
Тито и верил и боялся оказаться обманутым.
- Это вы были кошкой... в том лесу? - осмелился спросить, все еще с опаской поглядывая то на Хельгу, то на мужчину за её спиной.
- Да, - ответила женщина и склонилась перед ним, - Простите меня, мой повелитель. В тот день я была неосторожной.
- А сейчас?
- Сейчас, мой господин, нам надо как можно скорее уходить отсюда.
- Куда?
- В безопасное место. К старейшине деймов. Только он имеет достаточную власть, чтобы защитить вас, мой повелитель. Верьте мне.
Тито сомневался. Принцесса подергала его за рукав:
- Я знаю деймов. Они защитники, - прошептала она, - можно, я у нее спрошу...
- Что вы хотите узнать, госпожа Виолетта? - опередила её вопрос Хельга.
- Вы можете меня отвести домой? - девочка выступила вперед, - Пожалуйста.
- Конечно, Ваше Высочество. Но вначале все-таки нужно навестить старейшину. Вы не возражаете?
- Нет, - ответила принцесса и доверчиво взяла Хельгу за руку, - я вам верю.
- Вилл, подожди, - Тито встал возле принцессы, - А если вы снова ошибетесь? Я не пойду с вами.
- Нет времени на споры, Ваше Высочество, - вступил в беседу мужчина. - Нам нужно уходить и прямо сейчас. Но если вы все-таки сомневаетесь. Вот смотрите, - Зей достал из кармана на длинной цепочке круглую раковину, размером с крупный грецкий орех. - Это вам оставил в наследство ваш дед - Ференс Соэль Диа. Защитный оберег. Его может взять в руки или член семьи или близкий друг семьи. И никто другой. Я должен был передать вам его в день совершеннолетия, но учитывая сложившуюся ситуацию, думаю, что время пришло. Возьмите. Он принадлежит вам по праву.

Тито принял подарок - раковина в его руках стала теплой, и на ней появилось послание - 'Внуку, наследнику темного королевства. Ф. С. Диа'
- Благодарю вас, господин...
- Зей. Нам пора, - с этими словами Зей и Хельга взяли детей за руки и, закружив в вихре - исчезли. Костер потух сам собой, а роще вернулся первоначальный вид. Теперь ни один преследователь не смог бы отыскать путь наследника и догадаться, что здесь совсем недавно был разведен огонь.
Птицы вновь защебетали в ветвях, радуясь тому, что в их любимой роще больше нет непрошеных гостей.


Глава 51

Юс Ференс Диа пребывал не в самом лучшем расположении духа. Он мечтал поразить брата тем, что сам нашел наследника и разгадал его секрет, но Аль остался спокоен и практически никак не отреагировал на эту новость.
- Ты думал, я не догадаюсь? У тебя, дорогой мой братец, не наследник, а наследница. И ты хотел это скрыть от всех?! А я-то раздумывал: откуда, как у тебя получилось обойти правила? Ну и хитрец ты, Аль! Я восхищен твоим умом и находчивостью! Это надо же провести всех, даже деймов!
Так как в королевстве уже имелось два наследника на престол, чтобы не нарушать гармонию миров в семье повелителя второго поколения должны были рождаться девочки. И лишь в третьем поколении мог появиться мальчик. Это повеление деймов было нерушимым. Как Юс Ференс не старался его обойти, прикладывая умения и знания не только свои, но и могущественных магов из разных кланов и миров - у него рождались лишь девочки.
Сейчас, раскрыв секрет, Юс ходил вокруг сидящего на полу брата, который, казалось, совсем его не слушал.
- И знаешь, что я сделаю с твоей дочерью? Я женюсь на ней. Да-да! Пусть брак фиктивный, но главное - я стану единственным повелителем смежного королевства.
Аль после этих слов вдруг рассмеялся. Вначале тихо, а потом его смех стал громче, нарастая, он раскатисто рассыпался в гулких стенах.
- Почему ты смеешься? - опешил Юс. - Что смешного в моих словах, брат?!
Аль рассмеялся еще громче.
- Ты, верно, сошел с ума? - Юс Ференс на всякий случай отошел от Аля ближе к выходу, беспокоясь о том, чтобы в случае чего покинуть сумасшедшего родственника без вреда для своего здоровья.
Смех бывшего повелителя стал горьким и прервался так же неожиданно, как и начался. Аль хмуро посмотрел на своего мучителя из-под нависших на глаза волос.
- Как бы я хотел, брат, чтобы мой разум стал неподвластен мне. Сойти с ума - это лучшая награда за мои страдания. Но, увы, я в своем рассудке, - Аль подтянул к себе цепи и звеня ими поднялся на ноги, - Ты превратил мою жизнь в ад, но для себя ты выкопал очень глубокую яму, Юс. Ты и не подозреваешь, что скоро свалишься туда, откуда нет возвращения, брат.
- О чем ты?
- Хм... о чем? Ты не можешь жениться на моей девочке, она не совершеннолетняя, но речь не о том...
- Говори.
- Да, я скажу, Юс. Ты затеял игру, но не просчитал её финал, а он будет очень неожиданным. Поверь мне. И лучше прекрати начатое сейчас, пока у тебя есть шанс все исправить...
- А.. так ты хочешь вернуть - все как было?! Нет, брат! Не получится воссоединения семьи и твоего величия. Не выйдет! Слишком много времени и сил я потратил на то, чтобы все забыли тебя, и сейчас осталось совсем немного... Я стану повелителем! Деймы признают мою власть, вот увидишь! - глаза Юса заблестели, предвкушая события, которые даруют ему величие.
- Юс... Юс... - Аль покачал головой, - Ты не понял меня. Останови то, что задумал или ты погибнешь.
- Это ты погибнешь, Аль, и прямо сейчас! - выкрикнул Юс, - Я заберу Ангелину с собой на совет. Она признает меня своим супругом и повелителем. Твоя дочь - станет наследницей, а после... я избавлюсь от королевы - она заболеет, бедняжечка, и умрет. Вот тогда я женюсь на твоей подросшей доченьке.
- Ты не посмеешь! - Аль сжал кулаки так, что они захрустели.
Юс отшатнулся, но продолжил свою речь. Он стремился высказаться, а бывший повелитель был хорошим слушателем:
- И кто же мне помешает? Посмею, брат, еще как посмею. И никто никогда не сможет устоять перед моей властью. У меня огромная армия и если деймы только попробуют мне противостоять, я смету все их миры, и стану единственным ПОВЕЛИТЕЛЕМ!..
- Юс, что за вздор ты несешь! - Аль смотрел на брата с презрением, как в детстве, когда Юс сломал его стрелу, потому что та оказалась ближе к цели. - Ты хочешь управлять марионетками, и совсем забыл, что у каждой из твоих кукол есть собственные желания. Брат, да это ты у нас потерял рассудок. Остановись пока не поздно. Послушай меня...
- Замолчи! - Юс не мог вынести этот взгляд ни тогда, ни теперь. Аль был благороднее, мудрее, честнее и тем самым поднимал в душе Юса зависть и гнев, который стремился выплеснуться на поверхность, - Замолчи! Я спрячу тебя на века глубоко под землю. Ты никогда больше не помешаешь мне, даже своими мыслями!
Юс протянул к Алю руку и, сжав её в кулак, спеленал брата цепями, заворожил их.
Другую руку простер над полом темницы: под его ладонью доски раздвинулись, и образовалась глубокая яма, из нее в комнату вошел холодный воздух, наполненный прелостью. - Может быть, когда-нибудь я выпущу тебя из твоей могилы, чтобы ты увидел то, чему сейчас не веришь. Прощай, Аль!
- Брат, одумайся. Не делай этого! - пытался сопротивляться Аль. Но у него не имелось больше магических сил. Юс об этом позаботился заранее. Он опустил брата в яму так глубоко, что вскоре крик того перестал доноситься из пустоты, и засыпал могилу.
Теперь Аля Ференса Диа никто никогда не найдет. Можно было радоваться, но слова, оброненные им, запали в душу и портили настроение. Да и весь разговор пошел совсем не так, как мечтал об этом Юс по дороге в темницу. Он не думал хоронить Аля, по крайней мере сейчас, но гнев возобладал в нем над разумом и что случилось, то случилось.
- Ну, и пусть! Сам виноват, - утешал себя Юс.
Выбравшись из подземелья, он направился в замок, к Ангелине. Необходимо было подготовить её к тому, что нужно сказать на совете деймов.
Уже поднимаясь по лестнице, он вспомнил про Картапеллу и, черкнув пару строк на листе пергамента, вложил его в фургончик висевший на углу замка.
Больше ничто не мешало ему развлечься с будущей законной супругой, и Юс поспешил уединиться с Ангелиной в её опочивальне.
При виде супруга женщина лучезарно улыбнулась и кинулась к нему на шею:
- Я так скучала, любимый. Где ты пропадал так долго?
- Все хорошо, любовь моя, идем. Порадуешь меня, - он взял её за руку и потянул к кровати. Она не сопротивлялась.
'Кукла и есть, - усмехнулся он своим мыслям, - И будет делать все, что я только пожелаю'.
Ему не составило труда уговорить Ангелину выступить на совете. Ведь он пообещал ей вернуть дитя, а затуманенный разум королевы позволял видеть перед собой Аля, вместо Юса, что было еще одним плюсом в его игре.
На рассвете простившись с Ангелиной, повелитель поспешил навестить командующих его темной армией. Убедившись, что демоны готовы к войне, Юс велел закладывать карету, ему не терпелось повидать Картапеллу. Пока все складывалось неплохо, и постепенно к нему возвращалась уверенность в том, что все пройдет благополучно.
Уже на подъезде к дому ведьмы Юс насторожился. В воздухе витала какая-то тревожность, как будто случилось что-то непоправимое или вот-вот что-то эдакое произойдет.
Он вышел из кареты и велел вознице ожидать его у ворот. Оглядевшись по сторонам, повелитель направился по вымощенной серым камнем дорожке к дому. Ламус встретил его у двери и принял трость, шляпу, перчатки и плащ, учтиво прошептал:
- Ваша милость, моя госпожа ожидает вас в гостиной.
Юс пренебрежительно кивнул, давая понять, что услышал его и, не дожидаясь сопровождения, направился по знакомым коридорам в гостиную. Он знал этот дом не хуже собственного замка.
Картапелла стояла у окна, но обернулась на шаги. При виде возлюбленного горестно вздохнула и кинулась к нему в слезах:
- Любовь моя, прости меня...
- Что случилось? - отстранился Юс.
- Я... я сделала все, как мы договаривались. Девочки были каждая в своей комнате, под замком... - ведьма всхлипнула и промокнула глаза кружевным платочком.
- И? - заломил бровь повелитель, предчувствуя недобрые вести.
- Они... они исчезли...
- Что?! - взревел Юс, - Как это исчезли? Куда исчезли?
- Я... я не знаю, я не видела, - развела ведьма руки в стороны, - Просто их нигде нет, совсем.
- И Хельга исчезла? - побледнел он, сжимая кулаки.
- О, нет! Она на месте, она тут, Ламус сторожит её, - поспешила успокоить его Картапелла.
Едва сдерживая ярость, Юс угрожающе прошептал:
- Почему ты оставила детей без присмотра? Ты говорила, что они покорны, и у тебя все под контролем, так?
- Да, - кивнула она, - Да, любимый, так... так все и было, я не обманывала тебя... Я закрыла их... и я не пониманию...
- Это я не понимаю: как они сбежали?! - Юс был в бешенстве, усилием воли он сдержал нахлынувшие чувства и уже спокойнее попросил, - Отведи меня в их комнаты, я хочу их осмотреть.
- Да-да, конечно, - почти бегом Картапелла поднялась по лестнице и открыла дверь в комнату наследницы.
Юс хмуро осмотрел каждый угол, но здесь не осталось ничего - никаких следов, никаких магических путей, никаких нитей, чтобы можно было проследить путь беглянки. Уже покидая комнату, повелитель зацепился взглядом за нечто торчащее из-под подушки. Он рывком откинул её и взял в руки серую дорожную сумку. Обернулся на стоящую за его спиной ведьму:
- Это что?
- Не знаю, - она удивленно перевела взгляд с сумки на Юса, - Это сумка.
- Вижу, что сумка. Чья она? Наследницы? Или принцессы? - сыпал он вопросами, вытряхивая содержимое на кровать, - Платок, нож... - странно.
Он повертел в руках найденные вещи, брезгливо понюхал платок, рассмотрел, прищурившись, надпись на ноже.
- А больше там ничего нет? - спросила Картапелла, заглядывая в сумку, - Пуста. Наверное, это что-то памятное.
- Так и есть. Эти вещи принадлежали родителям наследницы. Торопилась сбежать и оставила свои драгоценности. Ну, что же, может быть, и вернется за ними, - задумался он и процедил сквозь зубы, - Нет времени ждать.
- Могу я подождать, - робко предложила ведьма и осмелилась встретиться с ним взглядом, но тут же отвела его.
- Ты подвела меня, Картапелла. Очень подвела, - вздохнув, произнес с усилием Юс, - Я разочарован. Я не прощаю ошибок, девочка. Особенно таких.
- Но я...
- Здесь больше делать нечего, - он не дал ей оправдаться, - Веди в другую комнату.
Осмотрев комнату Виолетты, Юс совсем потерял настроение. Как сбежали дети было для него загадкой. Но он заподозрил, что здесь могли вмешаться взрослые маги. Покосившись на Картапеллу, он будто отстранено поинтересовался:
- Милая, а у тебя были еще гости?
- Г-гости? - ведьма судорожно сглотнула и помотала головой, делая шаг назад, - Н-нет... не было.
- Что же ты так напугалась, милая? А ну-ка иди ко мне! - Юсу очень не понравился её ответ. Он рывком подтянул женщину к себе, обхватил руками её голову и заглянул в испуганные глаза, - Боишься? Но почему? Ты солгала мне, так?
- Нет, нет... - тихо всхлипнула она,почувствовав сильную боль и невозможный шум, как будто к ней в голову сливаются потоки одновременно нескольких водопадов, - Никто не приходил.
Сопротивляясь воле Юса, она освободилась от насланной на нее боли, и тут же увидела перед собой налитые гневом глаза.
- Правда? А отчего же ты тогда так дрожишь, любимая? - повелитель срывал с её губ поцелуй за поцелуем, она не отвечала ему взаимностью, - О, да ты не хочешь?
Юс брезгливо отстранился.
- Что случилось, пока меня не было, девочка? Ты изменила мне? Отвечай!
- Нет, нет... что ты, любовь моя! Просто я, я так расстроена случившимся. Эти дети и твой гнев. Я так виновата...
Юс пристально смотрел на нее, Картапелла не знала - куда укрыться от его взгляда и нервно перебирала в пальцах кружева платка. Её состояние не осталось незамеченным.
- Ах ты мерзкая, лживая - тварь! - Юс, не сдерживая больше раздражения, ударил Картапеллу по лицу. Она упала, прикрываясь руками от новых ударов повелителя.
- Не надо, милый... умоляю!
- Умоляешь? - Юс поднял её рывком, за волосы, - Кто надоумил тебя солгать мне? Кто был здесь? Я чувствую энергию другого мага? Чья она? Отвечай!
- А-ар-лена, я пила его энергию... прости меня, любимый... я не лгу... - захлебываясь слезами, прошептала она.
- И что с ним стало? - все еще сжимая в руках прядь её волос, повелитель почувствовал, что успокаивается.
- Он... умер, - ответила ведьма, преданно заглядывая ему в глаза.
Юс отстранился, он не выносил раболепия, не выносил, когда его гордые красивые 'куклы' ломались. Сейчас он чувствовал, что перегнул палку и надломил Картапеллу. С этого момента она перестала его волновать, как избранница. Тем более, что он уже все решил - его мечта занять трон брата стала почти реальностью.
- Извини. Не сдержался, - проговорил холодно, - Я хочу посмотреть на Хельгу. Приведи себя в порядок и спускайся к карете. Мы должны успеть на совет деймов до того, как там объявятся твои беглецы.
- Я никуда не поеду, - так же сухо, как до этого говорил с ней Юс, произнесла потухшим голосом Картапелла.
- Что? - он обернулся и замер. Его девочка изменилась. В ней чувствовалась мощь, живая энергия наполнила собой её загадочный взгляд. Полуулыбка, играющая на её лице, совсем не сочеталась с тем, что произошло между ними несколько мгновений назад, - Что значит 'не поеду'?
'Чтобы ты там не задумывала, девочка, а будет всё так, как я того захочу' - красноречиво говорил его взгляд.
'Чтобы ты там не придумал себе, милый, я не позволю командовать мною", - отвечал её.
Вслух же она произнесла:
- Я уже была однажды на совете деймов. Нет, милый, лучше я дождусь тебя дома, - улыбнулась нежно, застенчиво поправляя складки на платье.
- Да, пожалуй, ты права. Оставайся и жди вестей, возможно, ты мне пригодишься здесь больше, чем на совете, - поразмыслив, уступил Юс, - Не провожай меня.
Последних слов он мог бы и не говорить. После всего что произошло, Картапелла уверилась в том, что пылкой любви между ней и этим господином, посмевшим поднять на нее руку - не было и быть не может.
- Ты еще пожалеешь, милый. Обо всем пожалеешь, - сказала она вслед Юсу, высушивая вновь нахлынувшие слезы.
Юс был раздосадован поведением бывшей возлюбленной. Ни разу еще ему не приходилось сталкиваться с её упрямством. Он чувствовал, что тут дело не только в том, что ведьму страшит совет деймов, скорее всего она обижена на него. Но что поделать, повелитель не умел прощать и извиняться. Оставалось надеяться лишь на то, что со временем умница Картапелла все поймет и не станет преследовать его своей любовью.
- Уже уходите, господин, - Юс обернулся.
Ламус учтиво протягивал ему плащ.
- Да. Мне пора, - повелитель взял у слуги свои вещи и, надевая перчатки, неспешно проговорил, - Ламус, приведите Хельгу д'Аймон к карете. Нам с ней стоит поторопиться.
- Слушаюсь, господин.
---
Арлен занял удобное место для наблюдений. И зевая, откровенно скучал, наблюдая за летающими по саду Картапеллы насекомыми и птицами. Барс не был голоден и мелкая живность пока лишь раздражала его. Когда к воротам подъехала черная карета, он затаился и сразу догадался, кто приехал в гости к ведьме. Предчувствия оказались верными. Юс Ференс Диа , осмотревшись, быстрым шагом прошел через сад и вошел в дом. Барс прижал уши и подкрался поближе к окну. Прислушался. То, что произошло между повелителем и ведьмой вызвало немало чувств. В один из моментов их разговора Арлен чуть было не ворвался к ним, но вовремя остановил себя - не стоит вмешиваться. Пока не стоит.
Он наблюдал, как Юс уходил, и уже было успокоился, когда увидел, что вслед за повелителем через несколько мгновений вывели Хельгу. Она покорно шла за летящим перед ней слугой ведьмы. Арлен попытался поговорить с ней, но девушка не отзывалась.
'Странно. Она не слышит меня? Но почему?' - подумал барс, наблюдая за тем, как Хельгу усаживают в карету.
'Арлен. Я на совете деймов. Где ты? Я не вижу тебя...' - донеслось до него, и в этот миг он понял, что ошибся. Это была не Хельга. Но кто тогда?
'Лисси?!' - догадался барс и кинулся следом за набирающей скорость каретой.


Глава 52

Лисси все время ждала, что вот-вот её разоблачат. Она впервые волновалась не последствиям своего перевоплощения, а результату. Ей очень хотелось, чтобы задуманное предприятие прошло как можно лучше, поскольку она стремилась заслужить уважение в глазах своего учителя.
Разные чувства вызывал в ней Жусс, но в последнее время, после её болезни, они сблизились с ним. Учитель стал родным и понятным для нее, и Лисси боялась потерять то доверие и внимание, которыми он одаривал.
Когда Хельга и Жусс ушли, она осмотрелась. Комната была довольно богатой обстановки - чего только стоила кровать, на которой держали пленницу - мягкая, удобная, застелена расшитым узорами покрывалом.
"Похоже, тут не собирались держать пленников", - подумала Лисси, рассматривая высокий расписной потолок и окно с длинными ажурными шторами. Возле окна возвышался дубовый шкаф с резными дверцами и крепкими ножками. Будто сторож он смотрел на неё круглыми ручками. Девушка грустно улыбнулась - Хельге тут было довольно комфортно, если не считать веревок, впивающихся в запястья и больно стягивающих собой ступни.
Притворившись спящей, пленница прислушалась к тому, что происходит за стенами комнаты. Через некоторое время она поняла, что пропажу детей обнаружили. Раздались крики, громкие возгласы, а потом к ней влетел некто очень похожий на приведение. Он завис в воздухе и несколько мгновений смотрел на лже-Хельгу.
- Она здесь. Отлично, - некто дотронулся до Лисси, проверил веревки и вылетел, захлопнув за собой дверь. Та засияла магическим светом и потухла - "Наложили заклинание" - поняла Лисси.
Можно было попробовать снять чары, но она оставила эту затею, потому что не должна была убегать отсюда.
Время тянулось очень медленно. Дважды к ней заглядывал "полудух" - слуга ведьмы, однажды зашла Картапелла, а потом, Лисси Жер"Олом услышала очень знакомые шаги.
"Это же повелитель, - она поежилась, вспоминая боль, которую испытывала всякий раз, когда не справлялась с заданием. Юс Ференс Диа - её господин и девушка знала, как скор он бывает на расправу с нерадивыми слугами, - Я пропала".
Чем больше она ждала встречи с повелителем, тем ярче воображение рисовало перед ней сцены разоблачения. Лисси боялась. И этот страх был сравним с тем, который испытывает загнанный в угол зверь.
Она поняла, что в этот раз сможет постоять за себя. Её зверем был тигр, а он, как известно, имел острые зубы и когти.
"Ничего. Справлюсь. Я смогу" - успокаивала себя Лисси, когда к ней вошел слуга и предложил подняться.
Он освободил ей ноги, но руки оставил связанными:
- Идемте. Вас ждут, - проговорил, провожая к двери по длинному темному коридору, - Бежать я вам не советую, госпожа. Будьте благоразумны.
Напутствия слуги развеселили её, она едва сдержала смех, ответила:
- Да. Конечно. Куда идти?
- В карету, госпожа.
За дверью было слишком светло. Лисси прикрыла глаза и медленно пошла вслед за слугой. Её все время не покидало чувство, что за ней кто-то следит, но девушка не решилась осмотреться. Боялась привлечь к себе лишнее внимание.
Усаживаясь в карету, она заметила мелькнувшую на фасаде дома тень, но не успела рассмотреть, кому та принадлежит.
Повелитель подал ей руку, помог забраться и устроиться на мягком кресле. Лисси собрала все свое мужество, чтобы не выдать нахлынувших чувств. Слишком хорошо она помнила, как эти руки умеют владеть её душой.
- Добрый день, госпожа д`Аймон, - поприветствовал Юс спутницу, - Прошу извинить меня за вынужденные неудобства. Но, уверяю вас, они ненадолго.
Она не ответила. Отвернулась к окну.
- Мы скоро прибудем с вами на совет деймов, я не причиню вам вреда, - продолжал говорить повелитель.
Карета тронулась и, покачиваясь, стала набирать скорость, пейзаж за окном быстро замелькал перед глазами. Лисси уже однажды путешествовала в этой карете и помнила, что скакуны, впряженные в неё, отличались невероятной скоростью.
- Вы молчите. Сердитесь? Не стоит. Ничего личного, госпожа Хельга. Мне нужны гарантии, а вы можете мне их дать.
- Каким образом? - Лисси осмелилась вступить в игру, но постаралась не встречаться с повелителем взглядом. Он мог догадаться, кто перед ним.
- Каким? А вы забавны, Хельга, - он усмехнулся, - Вы дейм. Жизнь дейма очень высоко ценится в этом мире. Ваша жизнь в обмен на сущий пустяк...
- Но в темном королевстве есть наследник, - возразила Лисси.
- Я думаю, мы сможем решить со старейшиной и этот вопрос, - ответил повелитель, пытаясь поймать взгляд своей спутницы, - Почему вы не смотрите на меня, Хельга? Чего вы боитесь?
Закругленным концом трости он провел по лицу девушки от виска до подбородка, с силой повернул её голову к свету, пристально вгляделся и побледнел, а потом его взгляд налился яростью:
- Лисси?! Лисси Жер`Олом?! Это, действительно, ты?!!
Девушка отстранилась, но с невозмутимым, гордым видом ответила:
- Вы ошибаетесь. Я Хельга д`Аймон.
- О, да... Не играй со мной, девочка. Ты знаешь, как мои руки могут дарить наслаждение, а боль? Что ты хочешь испытать на этот раз? - он увидел в её глазах неподдельный ужас и понял, что был прав, - Впрочем, я не стану тебя наказывать. Пока не стану. Если хорошо сыграешь свою роль, то даже награжу. Что скажешь?
Девушка молчала и напряженно следила за движением рук повелителя.
- Кто уговорил тебя на обман, Лисси? Неужели ты думала, что я не раскрою тебя? Я - твой повелитель, твой господин, и ты пошла против меня?! Да ты хоть можешь себе представить, что я сейчас с тобой за это сделаю?
- Я не хотела... простите... это все Хельга... все она, - всхлипнула Лисси, припадая губами к руке Юса, - умоляю, мой господин, не наказывайте меня... я все сделаю. Все, что только прикажете мне...
- Ответь: это Хельга помогла сбежать детям?
- Да, господин.
- Я должен был понять раньше, что нельзя их оставлять в одном месте, - Юс глубоко задумался, просчитывая все возможные варианты развития событий. Их было не так уж и много. Оставалось надеяться на то, что Хельга с детьми где-то задержалась в пути, и они успеют на совет раньше. Тогда имелся шанс на успех. Если же он опоздал, тогда нужно действовать по-другому. Юс выхватил из-под своего кресла небольшой ящик- фургончик, перо и пергамент, написал несколько слов, запечатал и, указав адрес, отправил послание своим воинам.
- Значит так, Лисси. Соберись. Ты же лучший мой агент. Если хочешь жить, поклянись, что исполнишь мою волю.
- Да, мой повелитель, - ответила девушка, вытирая слезы.
В тайне она ликовала - повелитель поверил ей, значит, она неплохо вошла в роль. Учитель, наверняка, будет доволен, лишь бы сейчас Юс не усомнился в причастности Хельги. Лисси с готовность устремила взгляд на своего господина. Он размышлял, знать бы еще над чем, но к нему в сознание доступ для нее был закрыт.
- Сыграй роль Хельги на совете. Я обменяю тебя вместо нее.
- А если... если... они догадаются? - решилась она на вопрос.
- Тогда будет война, - ответил он так, будто Лисси спрашивала его об обычных повседневных делах.
"Неужели он не понимает, что война уже давно идет и почти выиграна?" - подумала девушка, оценивая свои шансы в этой битве.
Они подъезжали, кони стали сбавлять ход. Выглянув в окно, Лисси заметила среди густой травы знакомую тень. На этот раз она смогла рассмотреть его профиль - барс преследовал её от дома ведьмы.
'Значит, Арлен тоже играет. Интересно, на чьей он стороне?' - она не успела подумать о чем-то еще. Карета остановилась.
- Идем, Хельга, - с нажимом на имени дейма, проговорил Юс, давая понять, кем должна быть для всех Лисси.
Девушка кивнула в ответ и с помощью повелителя выбралась из кареты.
Юс подхватил её под локоть и препроводил к высоким воротам белоснежного, упирающегося золотым шпилем в небо, здания.
---
Картапелла проводила взглядом скрывшуюся за поворотом карету повелителя и огорченно вздохнула:
- Какая же я несчастная, Ламус! Как же мне теперь быть? Дети сбежали - теперь мне не будет прощения... Мой Юс больше не мой. Я всегда это знала, только не верила. Он ударил меня! Оттолкнул. Я больше не нужна ему. Как мне жить? - она металась по гостиной, заламывая руки, будто простая женщина, а не всемогущая, наделенная необычными силами волшебница благородных кровей.
- Госпожа, вспомните кто вы. Разве можно безнаказанно обижать дочь дракона? - ответил Ламус. - Вы должны постоять за себя, моя госпожа. И я помогу вам в этом.
- Я всегда знала, что ты умен, Ламус. Благодарю тебя, мой друг. Теперь я знаю, что мне делать... - Картапелла захлопала в ладоши, как маленькая девочка. Давно она не была так счастлива. Выход нашелся сам собою. Он был настолько гениален, что не оставалось никаких сомнений - деймы простят её. Обязательно простят. Оставалось лишь переговорить с драконами. В считанные мгновения она собралась в дорогу, - Закладывай экипаж, Ламус, мы выезжаем немедленно. Посмотрим, милый Юс, что ты на это скажешь.
---
Как ярко цветут ирисы, дурманя своим запахом! Как сладостно тонок их аромат! Она любила ирисы, и он это знал, поэтому не смог удержаться, когда проходили мимо - сорвал ярко желтый цветок и протянул ей.
На удивленный взгляд ответил:
- Хотел сделать вам приятное... Вы ведь... любите цветы?
- Да, - ответила, неловко принимая подарок.
"Зачем? Почему?" - не было времени на то, чтобы подумать, на то, чтобы понять.
Странным был этот неразговорчивый Хранитель тайн. Хельга испытывала к нему непонятное влечение и симпатию, а еще ей казалось, что они знакомы с ним очень-очень давно. Лишь никак не удавалось вспомнить - что их связывает, и оттого она всякий раз испытывала неловкость от его пристального взгляда.
Старейшина обнял при встрече и поцеловал - Хельгу, Зея, детей. Он очень обрадовался тому, что им удалось совершить задуманное.
- Я знал! Я знал, что вы живы, Ваше Высочество, - прослезился старец, прижимая к своей груди наследника, - Идемте со мной, идемте. Теперь никто вас не обидит.
Сейчас дети были под охраной деймов, и им ничего не грозило. Их спрятали подальше от замка, в доме Жило. Кроме хранителей и магов на защиту наследника, по просьбе деймов, пришли звери. Разместившись неподалеку от жилища гнома, они во все глаза и уши - наблюдали и слушали, затаившись в ожидании какого-либо сигнала от старейшины Юдоса.
О том, что довольно большая армия демонов расположилась вблизи главного замка деймов стало известно всем жителям смежного королевства совсем недавно. И сейчас кто-то из них в страхе готовился к битве, кто-то же надеялся на то, что удастся договориться без войны.
Тревога жила в сердцах многих, а в глазах затаилось предчувствие беды. Хельга впервые видела, что лица близких и незнакомых ей волшебников будто покрыты серой пеленой печали. И оттого ей самой было очень не по себе. Она старалась разыскать Грейс, но той и след простыл. Где была тётушка - никто не знал, даже Гел. На её расспросы эф-ми лишь пожал плечиками и, поджав губы, промолвил:
- Не могу знать, госпожа Хельга. Неделю уже нет, госпожи.
- А она ничего не велела мне передать? - поинтересовалась Хельга у приунывшего служки, завтракая в одиночестве.
- Я сожалею... нет, ничего.
Это было, по крайней мере, странным и совсем не походило на Грейс. Хельга быстро допила обжигающий чай и поторопилась к старейшине. Скоро начиналось заседание совета деймов, и она должна была на нем присутствовать, как свидетель.
Воспользовавшись зеркалом мира, она переместилась к замку и пробежала кошкой вдоль него, осмотрелась. На улицах города было слишком тихо. Это показное спокойствие(будто временное затишье перед сильной бурей)настораживало волшебницу. Фыркнув, кошка запрыгнула на парапет и через некоторое время мягко опустилась внутри круглой залы.
Она пустовала. Рано. Из коридора донеслись голоса. Один принадлежал Зею, второй - старейшине.
- Да, уважаемый Юдос, я должен вернуться. Я обещал.
- Но сейчас... сейчас не время. Вы должны быть с нами. Возможно, понадобится ваша помощь. Ведь вы хранитель...
Кошка высунулась в коридор, выгнула спину дугой, прислушиваясь к доносившимся до нее словам. Она во все глаза смотрела на Зея, не веря собственным ушам: "Он, что? Действительно, собирается сейчас вернуться за Арленом? Сейчас, когда так нужен здесь?!?"
- Да, я знаю. - Зей нахмурил брови, свел их вместе, - Но тогда Арлен погибнет.
В этот момент Хельга услышала слабый тихий голос друга, который разыскивал её. Она ответила и тут же, обернувшись собой, ворвалась в разговор волшебников:
- Господин Зей, старейшина Юдос - Арлен жив! Мы только что с ним говорили. Он скоро будет здесь. И... Юс с Лисси тоже уже подъезжают к замку.


Глава 53

Лисси не видела того, что происходит за высокой темной дверью. Замок деймов не отличался изысканностью или каким-либо великолепием. Скорее он был величественным и скучным - в темных тонах, без росписей на стенах. Юс Ференс Диа оставил её в коридоре - ожидать, пока призовет, а сам вошел в ярко освещенную залу. При этом он накинул на шею девушки странный медальон, сияющий, будто зеркало на солнце:
- Не снимай! - приказал повелитель, лишь только Лисси прикоснулась к украшению рукой, - Это спрячет тебя от посторонних глаз. Жди. Я скоро.
Она слышала разные голоса из-за двери - то тихие, то громкие. Мерный, чуть сипловатый голос старейшины всех успокаивал, а в тишине что-то говорил повелитель, девушка не могла разобрать слов, но их тональность - отчетливо доносилась до нее. Вначале Юс Ференс Диа был спокоен, убедителен, а где-то даже резок - повелитель не просил, он ставил условия.
Лисси была лишь разменной картой в большой игре, но никто не спросил, хочет ли она ею быть. Девушка решила не показывать вида и старалась угодить повелителю, оставалось выждать лишь подходящий момент, чтобы показать, на что способна живущая в ней вторая ипостась.
Через некоторое время Лисси почувствовала на себе магию повелителя и оказалась в зале, заполненном незнакомыми волшебниками. Под ярким освещением хотелось спрятаться, казалось, что её рассматривают, как муравья на ладони.
- Кто это с вами, господин Юс? - обратился с вопросом седовласый старец.
- Неужели вы не узнаете Хельгу д`Аймон? - спросил в свою очередь Юс Ференс Диа, а затем возвысив голос угрожающе добавил, - Если вы не выполните мои условия, то кроме возможной войны, вы потеряете одного из своих деймов, и на этот раз потери будут намного ощутимее, чем раньше, не так ли? Больше вам не получится её воскресить и, какое несчастье, рухнет гармония вселенной. Вам решать, господа деймы. Подумайте!
- Вы все сказали, господин Юс? - все тот же старец не сводил с Лисси глаз.
- Да, господин старейшина, - ответил с усмешкой Юс.
По его виду можно было заключить, что он считает себя уже победителем.
Волшебники возмутились, некоторые из них стали что-то оживленно обсуждать между собой. Старейшина хмуро оглядывал залу. Потом поднял руку, видимо, принял решение. Наступила полная тишина, такая, что слышно было собственное дыхание.
Все взоры обратились к старцу. Он медлил. Напряжение росло и становилось почти ощутимым.
- Итак, господин Юс Ференс Диа, вы высказали нам свои требования, представили факты, аргументировали свою позицию. Но, есть одно большое 'но' в этой истории. У смежного королевства есть наследник и именно он станет повелителем, когда придет срок.
- Да, но...
- Я продолжу свою речь, господин Юс, и попрошу вас не перебивать меня. Да, мы знаем, что до совершеннолетия пол ребенка подвержен изменениям, и, тем не менее, никому из нас не известен конечный результат метаморфоз. Поэтому ни я, ни кто-либо другой из деймов - не можем признать вас повелителем, до тех пор, пока жив возможный наследник. Что же касается вашего шантажа, - старейшина устало вздохнул, - Хельга д`Аймон сейчас находится совсем в другом месте. Девушка, которую вы представили нам - не дейм и это легко установить, даже не прибегая к магии.

Во время речи старейшины, Юс несколько раз менялся в лице. Лисси чувствовала на себе его гнев. Но она здесь была совершенно не повинна. Внешность можно изменить, а то, что находится внутри за оболочкой - неподвластно влиянию даже самого сильного мага. Это будто конфеты в одной упаковке, но с разными вкусами.
Внезапно Лисси переместилась в ряды присутствующих волшебников. Она оказалась возле учителя, и еще не осознавая, что произошло, увидела Хельгу рядом с повелителем.
- И вас не пугает война?
- Пугает. Но мы готовились к ней много лет, и я думаю, что ваши силы вряд ли превышают силы нашей армии.
- Тогда я объявляю её открытой! Если не миром, то через победу над вами, я стану повелителем моего королевства! И еще, старейшина Юдос, вы не правы. Настоящая Хельга - вновь в моих руках. Вот доказательство, - Юс притянул к себе девушку и рывком обнажил её левое плечо, - Знакомый знак, не так ли?
Все увидели знак Хранителя, который дается один раз и навсегда. Его нельзя подменить какой-либо магией или стереть бесследно - рассеялись все сомнения, перед советом каким-то образом появилась настоящая Хельга д`Аймон.
- Что происходит? - Жусс удивленно повернулся к спутнице, - Ничего не понимаю...
- Я тоже, учитель, - Лисси вернула себе свой облик.
- О, нет... - Жусс побледнел и в один миг оказался возле Юса и Хельги. - Юс, отпусти её!.. Ты не посмеешь это проделать еще раз!
- И кто мне помешает? - злой прищур и ухмылка, - Ты знаешь, где меня найти...
Черный вихрь ворвался в залу, поднял пыль к высокому потолку, завыл и закрутил столы, стулья, бумаги... а потом рассыпался, исчез и унес с собой своего господина.
Не медля ни секунды, Жусс поторопился догнать беглецов. Он точно знал, где искать бывшего друга. Их связывали между собой прочные узы не только дружбы, но и долга.
Жусс Сауэль Зей был не только Хранителем тайн, но и Хранителем старшего сына повелителя темного королевства. Еще тогда, в юности он дал клятву Ференсу Соэлю Диа, что всегда будет тенью его сына и получил свой первый знак.
Хранитель никогда не причиняет вред тому, кого оберегает - как же трудно было нести это бремя Жуссу, но он нес, несмотря на собственные чувства, всегда и во всем помогал Юсу.
---
Хельга присутствовала на совете вместе с Зеем. Она тревожно прислушивалась к словам Юса Ференса Диа. Будучи деймом ей хотелось, чтобы не было этой борьбы за власть. Правда, она понимала, что если не удастся решить миром (а это, значит, пойти на условия Юса), то тогда будут новые потери - гибель людей, волшебников и возможно даже родных. Нет! Только не война! Госпожа д`Аймон слишком отчетливо помнила ту ночь, в которой погиб её повелитель.
Юс был немногословен, он требовал выполнения своих амбиций или мечтаний, возможно и того и другого. Перед залом вдруг появилась Ангелина, вернее не она, а её тень, которая почти не отличалась от настоящей Хельгиной госпожи.
- Я признаю Юса Ференса Диа своим повелителем и господином. Я согласна стать его супругой, чтобы укрепить границу смежного королевства...
- Ангелина! Девочка моя! - выкрикнул, не сдерживая чувств, приглашенный на совет отец якобы погибшей госпожи Лайт.
После его слов видение рассеялось, а в зале наступила полная тишина. Все смотрели на Юса, он же хранил насмешливое молчание.
- Где ты её прячешь, негодяй? - выкрикнул господин Лайт, дрожащим от возмущения голосом, поднимаясь со своего места и спускаясь быстрым шагом по узкой лестнице вниз, - Где?! Все эти годы, я оплакивал дочь, считая её погибшей... все эти годы!
Хельга помнила отца своей госпожи бодрым, высоким, светлолицым мужчиной, с доброй, даже озорной улыбкой. Сейчас перед её взором оказался седовласый старец с потухшим взглядом и сгорбленными плечами - это был совсем другой господин. Теперь он стоял напротив Юса и смотрел ему в глаза, ожидая ответ на свой вопрос. Но тот сложил на груди руки и с самодовольной улыбкой произнес:
- Негодяй? Я? Ну, знаете ли! Не ожидал от вас такой неблагодарности, господин Лайт. Я спас вашу дочь от смерти, а вы...
- Я не верю тебе, мерзавец! Если ты спас мою девочку, то почему не вернул? Почему спрятал от всех? Где она?!
- В надежном месте. И если вы не перестанете оскорблять меня, то ваша дочь...
- Что?!
- Никогда не вернется.
Господин Лайт покачнулся и, ухватившись за сердце, прошептал:
- Что вы хотите?
- От вас почти ничего. Извинитесь за свои слова и признайте меня наследником смежного королевства и уже сегодня вы встретитесь со своей драгоценной Ангелиной.
Зал зашумел, старейшина деймов возвысил голос:
- Господин Юс, господин Лайт, вы забываетесь. Совет деймов - не место для выяснения личных отношений.
Старейшина хмуро смотрел то на одного, то на другого нарушителя, которые казалось забыли, где находятся.
- Прошу извинить меня, старейшина Юдос, - промолвил непослушными губами господин Лайт и подошел к лестнице, чтобы подняться на свое место.
- Признавать либо не признавать вас, господин Юс, повелителем смежного королевства могут только деймы, и только после всех предъявленных вами доказательств о том, что нет прямого наследника на трон, - продолжил старейшина после выдержанной паузы.
- Приношу свои извинения, - хмуро проговорил Юс и недобро покосился на отца Ангелины.
Хельга поежилась, наблюдая за происходящим. Зей заметил этот жест и пожал ей руку, дружески приободрил, при этом не произнес ни слова, поглощенный развернувшимся разговором Юса и господина Лайта. В круглой зале, где столы и скамьи располагались ярусами одни над другими, Хельга с Зеем заняли самый верхний ярус. Свет падал так, что их лица оставались в тени. Тот, кто находился перед советом, не мог видеть сидящих на своих местах деймов и приглашенных гостей, пока те не выходили в освещенное пространство.
- Продолжайте, - разрешил старейшина.
В зале появилась лже-Хельга, а то что произошло после, госпожа д`Аймон вряд ли смогла бы объяснить. Каким-то странным образом она перенеслась в освещенный круг и оказалась рядом с Юсом Ференсом Диа бессловесной, безвольной куклой.
Зей ринулся к ней на выручку, но было слишком поздно - Хельга уже услышала завывающий гул за стенами замка - Юс начал действовать, не давая никому опомниться.
Последнее, что она услышала это имя - 'Жусс'.
'Жусс - кто это?' - миг непонимания, а потом она увидела Зея и догадалась, что это он и есть.
Жусс Сауэль Зей - полное имя Хранителя тайн и... Хельга почувствовала как к ней возвращается память. Поток из фраз и видений заполнил собой разум волшебницы, а сердце застучало сильнее, отдаваясь частым эхом в висках. Магическая сила возросла в несколько раз и теперь её кошка обрела силу и грацию черной пантеры. Хельга вспомнила слишком много всего и чуть не захлебнулась собственными эмоциями, кружа в вихре, вызванным её похитителем.
Она должна была вспомнить сама, всё, что происходило с ней раньше, без подсказок со стороны. Сейчас пришло время вернуться в прошлое.
'В прошлое?' - девушка задумалась - да, она жила уже когда-то. И, возможно, поэтому иногда в ней просыпались знания и умения, которых не получала в школе.
И как-то чуть не проговорилась Грейс, вовремя спохватившись, она отвлекла племянницу на разыгравшуюся грозу за окном. Жило тоже не раз, будто очнувшись, переводил разговор в другое русло, лишь только Хельга упоминала о прошлом.
'На совете Юс Ференс Диа сказал: "второй раз её не воскресить..." Так, значит, второй?' - воспоминания постепенно завладели её сознанием, уложились ровной цепью минувших событий. К тому же Хельга почувствовала в себе небывалую раньше силу. Толчком к внезапному пробуждению послужило имя 'Жусс', и теперь она вспомнила - почему.
---

Грейс долго уговаривала Габриэля открыть ей зеркало судьбы Хельги. Она несколько дней гостила у брата и каждое утро начиналось с одного и того же разговора. Грейс очень хотела знать, что ждет юную дейм. Ей хотелось оградить Хельгу от беды, и плохие предчувствия уже довольно длительное время не оставляли волшебницу в покое.
- Грейс, нет. Ты не понимаешь, что её судьба крепко связана и с твоей? Нельзя тебе заглядывать в её судьбу - ничего не изменить, можно лишь навредить, пойми! - был неизменный ответ Габриэля.
- Габриэль, я умоляю тебя! Мне нужно знать... я не могу потерять её снова, только не это!
- Грейс, нельзя.
- Скажи, а она видела? Она полностью досмотрела?
- Нет. Не смогла, видимо, её напугали потери, их выпало на долю девочки - много. Да ты и сама знаешь...
- Знаю, - Грейс покачала головой и стала будто старше.
Тяжело переступая, она привалилась спиной к двери, намереваясь выйти на улицу из уютного дома брата. Неделя бесполезных споров вымотала обоих. Грейс загостилась, пора было возвращаться домой.
- Постой. Так тяжело?
- Очень... Габриэль, а если я посмотрю только этот момент её жизни... только то, что происходит сейчас, я не стану заглядывать дальше...
- Знаешь, Грейс, я тоже очень тревожусь за нашу девочку, - старик глубоко вздохнул,сдавая позиции, - Хорошо, только не обмани меня!
- Нет, ну что ты! Ты же меня знаешь не один век, - улыбнулась Грейс.
- Вот потому что знаю - поэтому и предупредил, - строго произнес Габриэль, а потом, подхватив её под руку, потащил за собой по лестнице наверх, - Идем, скорее!
Склонившись над зеркалом, они оба "пролистывали" события минувших дней, не останавливаясь и не вглядываясь в них.
- Вот! Смотри, - прошептал Габриэль.
Затаив дыхание, они увидели Хельгу на совете, а потом на Утесе Семи ветров.
- Ей грозит опасность! Габриэль, спасибо, милый! Теперь я знаю, где она, - Грейс порывисто обняла брата и, взмахнув крыльями, вылетела совой в открытое настежь окно.
- Удачи, Грейс! - крикнул Габриэль, провожая взглядом серую точку-птицу. Обернувшись к зеркалу, старик забыл на миг, как дышать. Он побледнел и, прикрыв глаза, взмахнул рукой - спрятал судьбу Хельги.
- Грейс, Грейс, - покачал Габриэль головой, - Я же говорил - нельзя заглядывать в чужую судьбу, а тем более вмешиваться... Мне будет тебя не хватать.
Глава 54

Вихрь рассеялся, и Хельга увидела перед собой скалы. Довольно знакомые скалы. Даже серую былинку торчащую на выступе, трепещущую на ветру, видела перед собой когда-то.
Волшебница стояла спиной к Юсу, и слышала его тяжелое дыхание, словно бы ему не хватало воздуха. У нее тоже перехватило дух и захотелось отомстить прямо сейчас, пока он не понял. Одну молнию, одно заклинание, одну ярость... она могла. Знала, что может это сделать, не смотря на то, что он бог - убийцу можно было развеять по ветру, как прах. Хранители имели на это власть. Но, что-то остановило её в последний миг, возможно, голос разума. Хельга должна была узнать у Юса про своего повелителя, и именно это - сдержало в ней месть.
- Не бойтесь, госпожа Хельга! Я ничего вам не сделаю, пока вы мне нужны. Надеюсь, деймы одумаются. У них есть на это еще четверть часа.
- А у тебя совсем нет времени, - ответила она, оборачиваясь.
- Что? - брови Юса удивленно приподнялись. Перед ним стояла теперь не робкая девушка, а совершенно другая Хельга д`Аймон - уверенная в себе волшебница. Один её презрительный взгляд чего только стоил. Он побледнел и, сделав шаг назад, вытер внезапно выступивший на лице пот, - Вспомнила, значит?
- Да. Вспомнила. И тебе нет оправданий - убийца, - последнее слово было произнесено так, что у Юса пробежали мурашки по спине.
- Ты ничего не сможешь мне сделать. Я бог, а ты моя слуга...
- Не твоя! - сверкнули гневом шоколадные глаза, - И это тебя бесит по сей день, не так ли?
Ветер трепал Хельге волосы, закрывал ими лицо, но она не отводила взгляда от своего врага. Она все вспомнила до мельчайших подробностей. Каждую секунду того рокового дня, когда ушла из жизни. Лишь спустя долгие годы Грейс и Жило смогли вернуть её, отправив за ней одну из своих звезд.
Чья была звезда, Хельга не знала точно, но благодаря этой жертве - она смогла начать заново свой путь. Вернуться в семью. Но уже не прежней ( могущественной повелительницей стихий) , а довольно слабой волшебницей, забывшей обо всем, что было прежде.
- Пожалуй, что так, - согласился Юс, приближаясь, но споткнулся о невидимую преграду.
- Стой на месте. Там, где сейчас, - приказала Хельга.
- Боишься? - усмехнулся он. - И правильно. Я уже однажды отправлял тебя в долгий путь...
- Не однажды. Это ведь ты травил меня в детстве?
- В этом или том?
Красноречивый взгляд волшебницы сам ответил на его вопрос.
- По моему повелению. Но если бы хотел избавиться тогда, сейчас бы не беседовали так мило, - он притворно вздохнул, - Хельга, Хельга - где ваши манеры. Отчего вы все время перебиваете меня, не даете сказать? И к тому же тыкаете мне, повелителю, будто я обычный клерк или посыльный. Или сейчас в Школе дают плохое образование?
- О, сколько самодовольства! - пренебрежительно фыркнула волшебница, - Думается мне, что разговаривать с тем, кто отправил меня в бездну, я могу так, как мне вздумается. Пожалуй, с клерком я была бы более вежлива, чем с тобой.
Юс глядел на нее нахмурившись, но не возражал.
- Тебе нужна была Лисси? - догадалась Хельга. - Так вот почему яд оказался так прост?
- Умна... В этом я тебе никогда не мог отказать, - Юс запрокинул голову, посмотрел куда-то за спину Хельги, - Зря ты выбрала не того повелителя, он не достоин тебя.
- А ты достоин?
- Я лучше Аля, хотя бы потому, что все еще жив.
- Не смей говорить о нем в таком тоне! - Хельга едва сдерживала себя.
Она хотела получить ответы на некоторые вопросы, поэтому не спешила с расправой, правда, собрала над собой довольно крупные грозовые тучи. Юс время от времени поднимал на них взгляд. К своему удовольствию Хельга замечала, что в его глазах проскальзывают искорки беспокойства. Значит, он не так уверен в себе, как хочет показать.
- Угрожаешь, милая? Видела бы ты себя со стороны: маленькая, милая девочка, с красивой улыбкой и глазами, от которых легко можно потерять голову... - зачем тебе это? Ты хочешь убедить меня в своей верности Алю? Хорошо, верю. А дальше-то что? К чему этот балаган? Поговорили. Вспомнили, - Юс сделал еще одну попытку подойти, но чуть не соскользнул с уступа. Здесь было довольно ветрено, на этом небольшом, выходящем из воды островке суши, где кроме скал - угрюмых и почти отвесных ничего и никого нет. Отличное место для тех, кому нужно было поговорить с глазу на глаз, без свидетелей, - Пришло время напомнить старейшине, что ты еще пока жива, и пусть он поторопится с решением. Сообщи же ему!
- А ты все такой же, - Хельга покачала головой и горько вздохнула, - Ни капли не изменился. Я ждала, что ты как-то постараешься оправдаться. Но нет!
- Оправдаться, но в чем?
- Ты притащил меня сюда во второй раз и хочешь сказать, что ничего не помнишь?
- Ах, ты об этом. Но то был просто несчастный случай, да и я виноват не больше, чем Жусс.
- Я помню, - ответила Хельга холодным тоном. - Слишком хорошо помню, как ты держал меня взаперти трое суток, склоняя к любви, а когда мне удалось бежать, догнал и, не давая прийти в чувства от потери сил, перенес сюда. Помню твои угрозы, помню, как ты убивал меня, мучая и терзая душу, помню, как жгло огнем мое тело, помню, как мне было страшно и холодно... И ты... ты в бессилии от нахлынувшей ярости сбросил меня с утеса в бездну. Я помню твои проклятья и то, что ты сказал мне на прощание - все помню.
- Так много помнишь? И, что же тебя останавливает от мести, девочка? - высокомерная улыбка слегка растянула уголки его губ.
Хельга надеялась увидеть в глазах господина Диа хоть каплю раскаяния, но не заметила и тени сожаления. Ветер трепал полы его пиджака, лохматил волосы, с силой толкал в грудь, Юсу Ференсу приходилось прилагать усилия, чтобы удерживаться на утесе.
Один лишь порыв, одно прикосновение и тогда... - но нет! Горечью заполнилась душа волшебницы, так что не вздохнуть без боли. Хельга с усилием завела руки за спину, сдерживая в них огненные молнии.
- Ответь: за что ты убил Аля Ференса? - спросила так, как будто вынесла приговор.
- Он не убивал, - услышала голос за своей спиной и пошатнулась, но удержала равновесие и не выпуская из поля зрения своего врага, чуть повернула голову.
Зей приблизился, но тоже не смог попасть в её круг, остановился на его границе, закрывая собой Юса.
- Отойди! - гнев рвался наружу.
- Нет. Хельга, послушай. Юс может быть кем угодно, но не братоубийцей. Иначе я бы не смог его защищать.
Они смотрели друг на друга, будто впервые, как тогда, на её первом совете. Жусс тоже присутствовал там - совсем юный магистр, приглашенный на совет в качестве консультанта. Тогда его темных волос еще не коснулась седина, а глаза излучали любопытство, и уж точно в них не было этой колкости, боли и сожаления. Он - дейм из другого клана, они не встречались прежде, а тут случайно на миг пересеклись взглядом, и после - не смогли расстаться.
Долго бродили, взявшись за руки по мирам, она не помнила по каким, для нее это было не важно, а потом он показал ей свой любимый водопад. Под брызгами ледяной прозрачной воды Жусс произнес одно только слово:
- Люблю.
Хельга ответила взаимностью. Как счастлива она была когда-то, и как горько было вспоминать об этом сейчас.
"Как ты можешь? Как?! После того, как он украл меня у тебя, убил меня, а потом Аля? Как ты можешь?!! Почему ты хранишь убийцу от суда?" - прокричала мысленно, терзаемая противоречивыми чувствами.
Её Жусс. Когда-то давно он был для нее дороже жизни, желаннее глотка воды, а теперь... нахлынувшая обида закрыла собой ярость и другие чувства.
"Неужели ему все равно? Неужели?!"
"Нет. Мне не все равно. Я любил тебя. Но, привязанный долгом, спас в тот день Юса. У меня был выбор, милая. Но я не справился с ним... - он горько вздохнул, - Это я убил тебя в тот день".
"Нет! Нет! Ты не знаешь - это он, он мучил меня и отправил в бездну без права вернуться, он проклял меня..." - предательская слезинка скользнула по щеке, выдавая её боль.
Хельга отвела взгляд, но когда вновь вгляделась в серые, некогда любимые глаза, то не увидела там - ни сочувствие, ни вопросов.
- Ты все знал? - произнесла вслух потухшим голосом.
- Не сразу. Я думал, что спас его от смерти, от несчастного случая и долго винил себя, оплакивая тебя. - Жусс опустил взгляд, - Я виноват не меньше.
Хельга смотрела на него, стоящего перед ней с опущенной головой, и не могла поверить в то, что услышала. Зей выбрал долг и предал любовь. Он дейм. Хранитель, верный своему господину. Она могла понять его, но не оправдать.
- Как мило, голубки мои! - вступил в разговор Юс, - Хельга, время. Теперь ваш выбор. Сообщите совету о себе. Пусть примут мои условия, и мир, спокойствие, процветание на многие годы - обеспечены всем. Ну же?!
- Спокойствие? Процветание? Ты, верно, бредишь, Юс, - насмешливо ответила Хельга, - После тебя не процветание ждет всех, а кромешный ад. Ты ведь своих демонов кормить чем-то должен. Что ты им обещал?
- Немного. По сравнению с потерями на войне, чистый пустяк...
- Никогда, Юс. Никогда! Зей, ты говоришь, он не убивал?
- Не убивал, - повторил, будто эхо, Хранитель, - Он где-то держит брата взаперти.
- Предатель! - играя желваками, выкрикнул Юс. - Ты - мой Хранитель! Ты не можешь предавать меня!
- Я не могу причинить вам вред. Но, в остальном, могу поступать по своему усмотрению, - на молчаливый вопрос волшебницы, Зей добавил, - Я не знаю - где.
- Но он - знает! - Хельга быстрее молнии оказалась возле охваченного в тесные тески её огненных оков Юса и, заглянув ему в глаза, погрузилась в его мысли.
Преодолев небольшое сопротивление, она смогла увидеть все, что происходило все семь лет с её повелителем, а затем увидела, где его прячет брат. Аль все ещё жив, все ещё...
Хельга отстранилась и, не скрывая больше раздражения, ударила Юса по лицу, а потом еще раз.
- Мерзавец!
- Да как ты смеешь! - Юс уклонился от нового удара, сплевывая под ноги кровь, прошипел, - Вот, змея!
- Хельга, остановись! - Зей перехватил её руку с зажатой в ней молнией, - Нет.
- Пусти! - вырвалась она и ударила Юса заклинанием, закрутила вокруг него вихрь из семи ветров, а потом недобро посмотрела на Хранителя, - Не мешай мне. Я знаю, что делаю.
- И что же?
- Юс не вырвется из круга, пока я не пожелаю. Я помогу моему повелителю, а потом... потом...мы вернемся к старейшине и все еще можно будет решить миром.
- Миром? - удивился Зей, - Но осталось меньше пяти минут.
- Знаю. Нельзя терять время. Ты со мной?
- Конечно.
Они поспешили в открывшийся портал. Хельга и Зей очутились возле замка, в котором последние несколько лет жил Юс.
- Здесь?! - вновь удивился Хранитель.
- Да. В подвале.
- Я столько раз был тут, но не догадался... и Ангелина тоже?
- Да, - был короткий ответ, а потом быстрый бег вниз по ступеням, темным коридорам, вновь по ступеням.
В подвале - сыро, мерзко, на стенах паутина, почти не проникает уличный свет. Хельга остановилась, прислушалась - под землей. Глубоко, слишком глубоко...
- Зей, помоги мне. Поделись силой, я одна не справлюсь.
Он взял её за руку и закрыл глаза. Она протянула ладонь вперед и произнесла:
- Повелеваю силой богов, раскройся! Выпусти того, кто сокрыт от мира!
Пол раздвинулся, земля разошлась в стороны и вытолкнула из себя связанного цепями Аля Ференса Диа.
- О, боги! - воскликнула Хельга и бросилась к бездыханному телу своего повелителя.
Зей помог ей расправиться с цепями, освободить от них Аля. Тот вздохнул и открыл глаза:
- Хельга?
- Я знала! Я знала, что найду вас! - она обняла повелителя и, не смущаясь собственных слез, заглянула в его глаза, в которых можно было без труда утонуть, как и прежде.
'Нам нужно многое обсудить, девочка. Расскажешь мне всё что было, пока я отсутствовал?'
'Да.'
'Моя дочь?' - посмотрел с беспокойством.
' Сын. - Хельга заметила легкую улыбку, - Он в безопасном месте'
- Нужно поторопиться, - напомнил Зей, прерывая мысленную беседу, - Ваша милость, ваш брат развязал войну. И есть всего несколько минут, чтобы вернуть королевству мир. Нам нужно попасть на совет деймов, и чем быстрее это произойдет - тем лучше. Вы можете идти?
- Да, - ответил Аль, поднимаясь с помощью Хельги на ноги. - Могу.
---
Юс мысленно усмехнулся, провожая взглядом Хельгу и своего Хранителя.
- А ты нисколько не изменилась, девочка. Все такая же доверчивая.
Она не заметила подвоха, а он воспользовался слиянием, чтобы узнать кое-что для себя. Например, как успокоить ветер и вырваться из плена, а еще он без труда узнал, где деймы скрывают наследника.
Воспользовавшись заклинанием, вырванным из памяти Хельги, он легко освободился от семи ветров. Создавая портал, вдруг увидел знакомую птицу над головой.
- Грейс, не так ли? - узнал волшебницу, - Если ты сама идешь мне в руки, я не могу не воспользоваться шансом, чтобы отомстить за пощечины твоей сестры.
Юс выставил руку, взмахнул ею в прощальном жесте и - сова с громким криком упала на скалы, а затем в открывшуюся перед ней бездну.
---
Повелитель поморщился, когда вышли на свет и прикрыл глаза рукой, Хельга придерживала его весь путь наверх. Точно для младенца - каждый шаг был для него очень труден. Зей, чтобы не терять понапрасну время, ушел осматривать замок. Он собирался отправить послание деймам, чтобы те подождали их возвращение.
- Отвык, - Аль глубоко вдохнул свежий воздух и улыбнулся, - Хорошо, легко дышится. Тоже отвык. От простых вещей.
В саду летали шмели, стрекотали цикады, птицы выводили свои трели - господин прислушивался к жизни, изумляясь суете вокруг, как будто видел все впервые. Его одежды обветшали, и сквозь ткань просматривалась бледная кожа. Хельга вздохнула и, прикусив губу, вдруг преобразила своего господина: надела на него костюм, такой, как помнила на нем раньше - строгий, черный, с широкими лацканами пиджака, с острой стрелкой на брюках. Черные его туфли блестели на солнце, отражая светлых зайчиков, с которыми так любила когда-то играть её кошка.
Аль Ференс, благодаря стараниям Хельги, выглядел почти прежним, но лишь - почти.
- Благодарю, девочка, - вновь слабая улыбка коснулась его губ, а пальцы ласково пробежали по трости, Хельга не забыла и про неё, - Надо торопиться. Мы сразу идем на совет?
- Нет. Надо забрать с собой вашего брата и госпожу Ангелину, - Хельга прищурилась, оглядывая замок.
- Ангелину... Она здесь?
- Да. Думаю, где-то в замке.
Аль посмотрел на Хельгу странным взглядом, ей показалось, что он не хочет встречаться с супругой.
К ним подошел быстрым шагом Зей, его широкие брюки развевались от стремительной ходьбы, будто парусник на ветру. Хранитель тайн был один. На возможный вопрос он ответил еще издали:
- Госпожа Ангелина в левом крыле замка, почивает.
- Что?! - Хельга и Аль переглянулись.
- Я не смог её разбудить, наложены чары, чтобы их снять, нужно затратить некоторое время, а его и так у нас немного. Что будем делать?
- Я думаю...- волшебница на мгновение задержалась взглядом на повелителе - правильно ли она его поняла? Но убедилась, что ошибки тут нет, добавила, - пусть спит. Разбудим госпожу позже, когда найдется на это время. А сейчас вернемся к Юсу, боюсь, он попытается уйти.
Через портал они в один миг перенеслись на уступ, где их встретил опечаленный Габриэль. Кроме него на острове скал - никого не было.
- Габриэль?! Что ты здесь делаешь и где... - Хельга судорожно сглотнула, заметив кровь на его руках, - Ты ранен?
Старик покачал головой:
- Не я, милая... мы потеряли... Грейс.
У волшебницы от этой вести подкосились ноги, и если бы её не поддержал за плечи Аль Ференс, она упала бы на скалы.
- Нет... - Хельга замотала головой, - Нет, Габриэль, - только не Грейс! Не может быть! Я не верю!!
Она оглянулась на притихших за её спиной мужчин, их обреченное молчание пугало.
- Нет! Что ты такое говоришь, Габриэль? Откуда тут взяться Грейс? Её здесь не было!
Она не хотела верить. Она не могла в это поверить.

Мелкие перышки серой птицы, испачканные кровью, налипли на окровавленный край скалы. Ветер перебирал их, лаская, словно просил прощение, что не сберег.
Хельга опустилась на колени и подползла к краю утеса, дотронулась рукой и только тут позволила себе поверить в страшную беду. Едва сдерживая рыдания, спросила:
- Как это произошло?
- Юс Ференс Диа направил её на скалы, она не смогла противостоять ему... я видел это через зеркало твоей судьбы, но не успел бы вмешаться, даже если бы мог. Все произошло слишком быстро.
- Он ответит за это, - сказала, почти не разжимая губ.
В сердце поселилась боль, а в душе - такая пустота, будто небо упало на землю и придавило собой весь её мир.
- Встань, девочка, не плачь, - старик обнял Хельгу за плечи,- Она вернется. Я успел. Я отправил за ней свою звезду.
- Правда? - Хельга прижалась к нему, оплакивая свою старшую сестру и надеясь на встречу, пусть не на скорую, но все-таки...
- Мне жаль, милая Хельга, - повелитель подошел к краю утеса, опираясь на трость, и посмотрел вниз, - Нам нужно идти. Грейс уже ничем не помочь, но мы можем спасти многих других...
- Мы опоздали... - ответила девушка, поднимая на него глаза полные слез, - Война уже начата, мы не успели...
- Хельга, подумай, что мог узнать у тебя Юс. Через слияние, я думаю, ты что-то открыла и ему, - Зей смотрел на нее в ожидании.
Все эти мужчины - Аль Ференс, Зей, Габриэль - что-то хотели услышать от нее, а она продолжала думать только о том, что не успела сказать Грейс самого главного...
- Я... я не знаю... - пожала она плечами, - но... наследник. Наверное, он ищет теперь его.
Повелитель наморщил лоб и нервно откинул волосы назад, потер указательным пальцем переносицу и замер, задумался. Хельге так знакома была эта поза, что на миг защемило сердце. Её повелитель вернулся, и теперь можно было надеяться, что все в жизни королевства наладится.
- Я думаю нам нужно разделиться, - через некоторое время произнес он, - Вы, Зей с Габриэлем разыщите старейшину деймов и передайте ему все что знаете, пусть соберет деймов и присоединится к нам, мы с Хельгой поспешим к сыну. Надеюсь, мне удастся переговорить с Юсом до того, как он что-либо предпримет.
Возражений не последовало и, создав порталы, волшебники покинули Утес Семи ветров в двух, почти противоположных, направлениях.
---
Арлен немного замешкался и не успел на совет деймов, барса попросту на него не пустили, а пройти незамеченным - уже не вышло. Потоптавшись у входа, он решил зайти с другой стороны - через окно. Но вот беда, каждое из них было плотно прикрыто и, протиснуться сквозь узкие форточки его пятнистой тушке, увы, не удалось. С досады он громко рыкнул и покрутился волчком на месте, затем, задрав голову, заметил нишу в стене над одним из окон. Оттолкнувшись от парапета, который проходил по периметру замка и представлял собой сложную композицию соединенную балюстрадой, взмыл в прыжке. Пробравшись ползком через узкую щель, барс едва не застрял, втискиваясь в поворот, и с облегчением выдохнул, спрыгивая в последнем ярусе залы за широкой тумбой.
Он успел к тому моменту, когда Юс похитил Хельгу. Вихрь смел почти все на своем пути и растаял, оставив после себя молчаливое угрюмое сообщество.
- Нам объявили войну... - старейшина деймов обвел взглядом присутствующих, - Не скрою, я хотел мира. Но те условия, которые нам поставил господин Юс, я считаю неприемлемыми к выполнению. Что скажете, господа?
- Надо бы обсудить, - подал голос Теодор Фабиан Лей, - и взвесить все доводы. Война - это то зло, после которого далеко не каждое государство может восстановиться. Потери. Нас ждут несоизмеримые потери. Не думаю, что мы к ним готовы. Жизнь одной дейм не стоит жизни многих других...
- Не только в Хельге д`Аймон дело, господин Лей, - Первый Министр внешних границ серого королевства встал со своего места и вышел на свет, раскинув валяющиеся под ногами листы бумаги, - Вы, верно, забыли выдвинутые совету условия? Господин Юс пожелал править государством, которое ему не принадлежит.
- Ну и пусть! Пусть правит, пока наследник мал, дядя может быть ему опекуном и госпожа Ангелина согласна, - господин Лей обернулся на старейшину, - ведь так, старейшина Юдос?
- Нет, не так, - старец пригвоздил взглядом господина первого помощника Аля Ференса Диа, - сдается мне, господин Лей, что вы не уловили сути происходящего. У Юса Ференса Диа, насколько я успел заметить, далеко идущие планы и став единожды у власти, он не откажется от нее никогда. Наследник пока слишком юн, но со временем именно он станет повелителем смежного королевства. Что касается госпожи Ангелины - мы не знаем по собственной ли воле она сделала свое заявление или её к этому принудили.
- И кроме всего прочего, армия Юса Ференса Диа - армия демонов, которых, он будет содержать для своего спокойствия сытыми и довольными. Но кормить их наш господин 'повелитель', представьте себе, будет не кроликами! - добавил Первый Министр.
Разгорелись жаркие дебаты, барс зевнул и почесал за ухом:
'Мда... вот только драки тут не хватает. Интересно, где же сейчас Хельга и, что с ней? - он попытался вызвать подругу, но не вышло, тогда позвал Зея, тот тоже не откликнулся. - Судя по всему, война неизбежна. А самая уязвимая фигура сейчас - наследник. Пожалуй, пора навестить Жило'.
В этот момент в зал вошел лакей и передал старейшине футляр. Старец вынул из него свернутый в несколько раз небольшой лист бумаги и, быстро пробежав его глазами, высоко поднял руку, призывая совет к тишине.
- Друзья мои, больше не о чем спорить. Война развязана. Мы потеряли Грейс д` Аймон, - по зале прошел ропот. Все знали волшебницу, многие ценили её и уважали, - Теперь нет обратного пути. Мы вступим в схватку. Мы должны победить в этой битве, и пусть нам помогут Демиурги!
'Бедная Хельга, - подумал Арлен. - Да, теперь точно - пора уходить!'
Барс развернулся, чтобы сделать обратный прыжок, как услышал:
- Уже уходишь?
Он обернулся и немного отпрянул, рядом с ним стояла тигрица и, любезно помахивая хвостом, улыбалась глазами Лисси.
- О, ты все еще здесь? Рад встрече, но тут мне делать нечего. Я нужен в другом месте.
- Возьми меня с собой, думаю, дополнительные две пары когтистых лап не повредят тебе в дороге?
- Идем, - ответил барс, - только учти, проход слишком узкий.
- Мне не привыкать менять форму, - ответил ему тоненький голосок.
Арлен лишь заметил короткий пушистый хвостик, мелькнувший где-то далеко впереди него.
Оставалось поторопиться за спутницей.
Друг за другом они проползли по нише и мягко опустились у стен замка. Полосатая кошка была уменьшенной копией тигра, барс рядом с ней выглядел слишком крупным, но, в отличие от Лисси, Арлен не умел уменьшаться. Правда, в создавшейся обстановке, наверное, и хотел бы. Мир вокруг менялся с невероятной скоростью, превращаясь в нечто жуткое. Все жители скрылись с глаз, даже перестали петь птицы, ветер трепал кроны деревьев, завывая, носился по опустевшим улицам. Где-то далеко, пока еще далеко, стоял гул, от которого волоски на спине барса встали дыбом. Пренеприятнейший звук заставлял прижимать уши и вызывал желание спрятаться. К городу крался серый туман и прятал в себе все, что попадалось на его пути. Будто наглый вор, скрадывал с прилавка товар - туман похищал дома, улицы, площади и постепенно двигался в сторону замка.
- О... нам пора! - первой очнулась Лисси, - Не хотела бы я оказаться в этой серой каше.
- Да. Поспешим! - Арлен пригласил её за собой в открывший портал. Но оказавшись по другую сторону него на миг остолбенел, - Н-да... здесь, вижу, не лучше.
Они оказались в сером тумане, который уже охватил собой почти все видимое пространство.
- Демоны! - воскликнула кошка-Лисси, обретая прежние тигриные формы, - Справа, Арлен, от тебя два демона, идут в сторону какой-то хижины.
- Вижу, - ответил барс, нервно дергая хвостом, - Задержи их, я попробую прорваться - это дом Жило.
- Хо-ро-шо! - услышал он раскатистый рык, перепрыгивая кусты.
Пригнувшись, барс быстрыми перебежками крался к дому гнома, замечая то там, то тут окровавленные тушки кого-то из своих собратьев, растерзанных в неравной схватке. Судя по всему, здесь уже давно велся бой между зверями лесными и демонами. Чья сторона в выигрыше было пока неизвестно. Арлен сейчас беспокоился лишь о том, чтобы Юс не успел найти наследника и торопился оказаться нужным для деймов.
---
Жило сидел на крыльце и хмуро потягивал свою трубку. Печальные вести, как это не странно, доносятся всегда раньше радостных. Сейчас гном оплакивал смерть сестры - Габриэль сообщил ему. В своем послании старик оставил всего несколько слов:
'Грейс больше не с нами. Я послал звезду'.
Первая часть письма - опустошила душу гнома, вторая часть - дала надежду на встречу. Но, как же долго придется ждать!
Вот и Хельга вроде бы с ним, но чужая. Его девочка совсем ничего не помнит, а он надеется и ждет, что в один из тусклых дней вдруг распахнутся двери его одинокого дома, и она влетит к нему, смеясь, такой, как прежде. Ущипнет его за бороду, расскажет новости, позволит поцеловать себя в лоб и румяные щеки. Вернет ему радость.
Жило не хватало Хельги все эти годы, пока она заново осваивала забытые науки и восстанавливала свои знания.
- Грейс, Грейс... - Заноза моего языка, вот и ты покинула меня...
Он горевал один, не привлекая к себе внимания детей - Тито и Виолетты - и гуляющих у дома зверей. Лишь клубы дыма, тянущиеся из его трубки, на этот раз были не сизыми, а совсем черными. Только по ним и можно было узнать о его чувствах.
Неожиданно перед его глазами поплыл серый туман. Гном тряхнул головой, но наваждение никуда не исчезло. Он насторожился. Поднялся с крыльца и, затрубив в рог, подал сигнал лесным жителям - быть начеку. Сам же вернулся в дом.
Притихшие дети, сидели на полу в дальнем углу кухни.
- Что это с вами? - нахмурился Жило, вытряхивая из трубки пепел в круглую жестяную банку.
- Там туман, - ответил Тито, - Он живой. Я знаю. В нем демоны и их очень-очень много. Они идут за нами.
- Мне страшно, - всхлипнула Виолетта и прижалась к названному брату.
- Здесь вы в безопасности, - Жило подмигнул им и провел рукой над банкой.
Из нее появилась лентой тонкая пелена и рассеялась, вмиг охватив собой все вокруг.
- Ничего не вижу, - захныкала принцесса, - Я боюсь!
Гном взял детей за руки:
- Я здесь. Ничего не бойтесь. Поспешим.
Он произнес заклинание, и они провалились куда-то глубоко под землю. От неожиданности принцесса взвизгнула, но Жило зажал ей рот рукой, отпуская наследника в свободное скольжение по прохладным струям воздуха и прошептал:
- Тише, Ваша милость! Нельзя кричать. Тогда нас никто не найдет.
Тито зажмурился и стойко перенес бесконечное падение, а потом они, соприкоснувшись с поверхностью, перекатились по мягкому мху. Под руководством Жило поднялись и, ведомые им, скрылись в тесных коридорах катакомб. Не произнося не единого слова они довольно долго шли ветвистыми тропами, остановились у ревущего подземного водопада и устроились у него на склоне.
Жило вынул откуда-то из-за спины теплое одеяло, расстелил его перед собой и предложил детям присесть.
Уставшие они плюхнулись на него без возражений. Гном уселся между ними, обнял и, щелкнув пальцами, перенес вместе с одеялом на другую сторону брызгающегося водопада.
- Ну вот, милые, теперь будем ждать, - произнес он.
- Долго? - робко поинтересовалась принцесса.
- Столько, сколько понадобиться, - вздохнул гном, - Здесь можно разговаривать. Водопад наш друг - он ловит слова и не дает им уходить дальше него. Все будет хорошо.
- А раньше...дядя Жило, раньше... уже была война? - спросил вдруг Тито и замолчал. Думая о чем-то своем, он застывшим взглядом наблюдал за летящими вниз струями воды.
- Была, - ответил гном, обнимая его за плечи.
- И кто победил?
- Деймы, - от такого ответа, Тито расправил плечи, но ничего больше не произнес. Гном посмотрел на уставших детей и предложил, - Давайте-ка отдохните, ребятки. А я посторожу вас.
Тито и принцесса переглянулись и, уютно устроившись на одеяле, в скором времени отдали все свои заботы сонному царству Морфея.
Жило снял с себя жилет и заботливо укрыл им принцессу, на наследника завернул свободный конец одеяла - чтобы не простудились. От воды шла прохлада. Усевшись на выступ рядом с детьми, гном обратился в слух. Ждать - самое сложное, особенно, когда близкие находятся на поле боя. Сейчас сердцем Жило был вместе с ними и очень тревожился за Хельгу.


Глава 55

Арлен не успел проскочить к дому Жило, как на него напали. Две длинные тени одновременно набросились на прижавшегося к земле барса. Он дрался не жалея сил, использовал магию, но больше когти и зубы. Тигрица выскочила из зарослей на помощь пятнистому другу. И теперь, окруженные тьмой, они могли рассчитывать только на собственные силы.
- Ну, что, подруга, покажем этим уродам, на что способны наши когти и зубы? - прошипел барс, осматриваясь.
Сейчас Арлен и Лисси стояли спиной друг к другу и не выпускали своих врагов из виду - кружили в центре замкнутого круга.
- Легко, - усмехнулась тигрица и раскатисто зарычала, оскаливаясь.
Два зверя, размахивая хвостами, бросились в атаку на дюжину демонов. Магические всполохи, режущий сознание вой демонов, боль и ярость.
Арлен видел краем глаза, как рвала клыками, отбивалась лапами, увертывалась от чужих когтей и снова рвала, швыряла магические заклинания, перепрыгивала и вгрызалась в воющую плоть Лисси.
Он не уступал ей в мастерстве - разрывал, бил наотмашь, заклинал, и в развороте успевал наброситься на следующую тварь. Бой казался бесконечным, но, не смотря на совместные усилия зверей - черных демонов становилось все больше. Будто грибы они вырастали на смену погибшим и все плотнее сжимали свой круг.
Через какой-то промежуток времени Арлен почувствовал усталость. Его движения уже не были так ловки, как прежде, и всё сложнее удавалось обходить удары демонов. Пару раз его достали когтистые лапы теней, и на белоснежной шерсти появились кровавые следы. Боли в запале битвы барс не почувствовал.
- Арлен, надо уходить. Их слишком много. Мне нужно отдохнуть, - услышал он возле себя тигрицу.
Её правый бок тоже сочился бурой жидкостью, которая капала на примятую под ними траву и делала её скользкой.
- Надо прорваться, - подал он голос. - Через верх, по деревьям. Сможешь?
- Да... - в одно мгновение тигрица стала кошкой и оказалась на дереве, Арлен поспешил за ней.
Демоны пустили им вслед волну смерти, но маг успел построить портал. Кошка и барс впрыгнули в него, опалив себе лишь кончики хвостов.
По другую сторону портала расстилался все тот же туман - куда не кинешь взгляд. Но демонов по близости не наблюдалось. Усевшись там, где стоял - на какой-то заросший мхом пень, Арлен занялся ранами.
- Чтоб дракон их сожрал! - взорвалась криком, похожим на истерику, Лисси, - Вот гадство! Стрелы эльфов им в зад!
Арлен даже перестал зализывать раны, изумленно уставился на рычащую тигрицу:
- Что с тобой?
И ожидал услышать что угодно, но только не то, что обиженно поведала ему Лисси:
- Эти твари мне коготь сломали! Чтоб их молнией разорвало! Недоноски! Ехидны беззубые!
- И что будем делать?
- Не знаю, - фыркнула тигрица и угрюмо добавила, зализывая кровавую отметину на боку, - Новый - не скоро отрастет...
- Да я не про коготь, - улыбнулся барс её женской трагедии, - как к Жило пробраться?
- А-а... ты об этом, - тигрица задумчиво почесала за ухом, - А если через портал?
- Я ни разу не был в его доме, так что не получится.
- Но Хельга-то была, - подмигнула ему тигрица, превращаясь в девушку. Приняв облик дейма, она скривилась от боли и прижала рукой правый бок. Потом справилась с собой и, улыбнувшись Хельгиной улыбкой, прошептала, - пошли.
Проскочив через портал в дом гнома, они оказались почти нос к носу с Юсом Ференсом Диа. Тот вел переговоры с каким-то господином, лицо которого было скрыто под маску.
Лже-Хельга присела за дверь, ведущую из кухни в узкий коридор, барс притаился рядом.
'Зей? Это ты?' - послал мысленно Арлен, но ответа не последовало.
Вместо того, магу удалось расслышать голос незнакомца.
- Да, Ваша милость. Я могу вызвать их... они мне доверяют.
- Тогда не медли. Я буду ждать здесь.
Незнакомец в маске вышел, громко скрипнув дверью.
'Так вот - кто ведет двойную игру! Мне стоило бы раньше догадаться'.
Арлен заметил распахнутое окно, но выскочить незамеченным и проследить за недругом - не вышло бы при всем желании. Господин Диа стоял как раз напротив окна и наблюдал за тем, что происходит у стен дома.
Барс обернулся к Лисси и одними губами произнес:
- Отвлеки!
- Я?! - Лисси вытаращила глаза, всем видом показывая, что Арлен спятил, и она не станет никого отвлекать.
- Давай же!
- Нет-Нет-Нет! - замотала она головой, но буквально через мгновение вскрикнула от укуса барса.
Тот слегка оцарапал ей ногу своими клыками. Отметина от зубов пряталась под юбкой и была довольно болезненной. Лисси потерла место укуса, показала ему кулак и поднялась на ноги.
- Кто здесь? - обернулся Юс.
- Это я, мой повелитель, - теперь ей ничего не оставалось, как играть свою роль.
- Лисси? Но что ты здесь делаешь? - нахмурился господин.
- Я думала, что могу вам понадобиться и пришла сюда, используя память Хельги, - пролепетала она, стараясь быть искренней и не переиграть.
Юс всегда чувствовал фальшь, его невозможно было обмануть. Во всяком случае, раньше у нее это никогда не получалось.
- Ты одна?
- Да, - ответила Лисси и не солгала.
Барс уже сбежал, она заметила его хвост, мелькнувший по ту сторону от окна.
"Вот собака, удрал, а мне выкручиваться! - подумала она, провожая его взглядом и прикидывая, как вести себя дальше.
Очень уж ей не хотелось быть марионеткой. На этот раз она хотела сыграть по собственным правилам.

---
Хельга шла медленно, крадучись, озираясь по сторонам. Она старалась не думать о Зее, Грейс, и о том, что в это утро произошло в её жизни. Мысли и чувства - разрывали душу болью. Но сейчас на первом месте был её долг. Она шла к наследнику, чтобы защитить его, возможно, даже ценой собственной жизни.
Демоны - эти твари были разного вида, они отличались не только ростом и внешностью, но и мощью. С некоторыми из них - призрачными да темными - могла с легкостью справиться её кошка, с другими же - огненными тварями - не всякому дейму было под силу. То, что Юс Ференс Диа был повелителем демонов - давало ему шанс на завоевание всего мира, но Хельга не верила, что эти твари в его полной власти и боялась, что они сами станут действовать, преследуя собственные цели. Вот тогда, чтобы справиться с ними - нужно обратиться за помощью к древним богам - самым первым Демиургам, тем, кто создал миры и связал их друг с другом параллелями и нитью времени.
В тумане слышались чьи-то стоны, волосы становились дыбом от завываний призрачных тварей. Аль Ференс Диа шел, легко опираясь на трость, вслед за Хельгой. Она вела своего повелителя к воротам подземелья, где, скорее всего, Жило и укрылся вместе с детьми.
Одна мысль преследовала Хельгу - только бы успеть раньше Юса. Только бы успеть.
Ворота представляли собой два огромных валуна и расщелина между ними. Нужно было спуститься вниз по узкой тропинке и дотронуться рукой до бегущего у подножия одного из валунов ручья - позвать гнома.
Некто в темном плаще и маске - опередил их. Прищурившись, Хельга смогла рассмотреть только то, что это не Зей. Хотя издали незнакомец был очень похож на Хранителя тайн.
Аль Ференс Диа, вытянув руку перед собой, загородил незнакомцу путь:
- Стой - там, где стоишь, кто бы ты ни был! - выкрикнул он, привлекая внимание.
Некто медленно развернулся и затрясся всем телом, упал на колени:
- Ваша милость? Вы живы! О, мой повелитель!
- Кто вы? - разыгранный спектакль не произвел должного впечатления.
Аль Ференс оставался невозмутимым и ждал ответ на поставленный вопрос.
- Это же я. Ваш преданный помощник, - незнакомец снял маску и теперь можно было рассмотреть под ней бледное лицо Теодора Фабиана Лея.
Первый помощник не знал куда спрятаться от пристального взгляда повелителя. Он явно был застигнут врасплох и пока, по всей видимости, не придумал себе оправдания.
- Что вы здесь делаете? - продолжил допрос Аль Ференс.
- Я? Я... пекусь о благе нашего королевства, ваша милость, - залебезил первый помощник.
- Я знаю. Но здесь вы зачем? Куда направлялись или откуда? - взгляд повелителя был мрачным.
Теодор Фабиан Лей совсем растерялся или сделал вид, что не понимает о чем речь - тем самым он оттягивал время, а его и так было не слишком много. Из-за валуна вышел барс и произнес так, чтобы его могли услышать все присутствующие:
- Он вызвал наследника. Я видел, как он получил приказ от Юса Ференса Диа. Первый помощник - предатель. Только прикажите и я избавлю вас от этой мрази.
"Живой!" - обрадовалась Хельга другу.
- Простите! Не надо! Умоляю! Пощадите! Я не со зла, меня заставили! - ползал вокруг них первый помощник, заламывая руки, и преданно заглядывая в глаза каждому. - Ну, пожалуйста! Пощадите! Я больше не буду-у-у!
Первый помощник выдавил из себя слезы и громко разрыдался, сотрясаясь всем телом.
- Я должен был догадаться. Ведь это вы привели демонов в мой дом той ночью?
- Нет-нет! Это не я! - затряс головой Теодор и попятился, обернулся к Хельге, ткнул в неё пальцем, - Это все она! Она!
- Не лги, мразь! - воскликнул барс и обнажил свои острые клыки, - Разорву на части и пикнуть не успеешь!
- Не надо, я все скажу! Только пощадите!
Аль Ференс Диа захлопал в ладоши:
- Ай, да концерт, Лей! Вам надо на площади выступать - не дурно бы зарабатывали. Что вы там прячете, за спиной, а?
Хельга перехватила взгляд повелителя и одним движением выбила из рук первого помощника кривой кинжал с ядовитым лезвием.
- Как примитивно, господин Лей, - покачал головой Аль Ференс.
- Ненавижу! - сквозь зубы процедил Теодор, поднимаясь на ноги.
- Вот теперь я вам верю. И узнаю взгляд, - сказал повелитель, опутав запястья господина Лея цепями, - Арлен, теперь он ваш. Больше мне этот господин не интересен. Препроводите его в темницу королевства эльфов, там самая надежная охрана.
- В темницу? - с сожалением переспросил барс.
- Да. Мне нужны ответы, а сейчас на беседу нет времени. И заодно, прошу вас, повидайте господина Лаоля Фар аде Оля, он обещал прислать подкрепление. Я жду его войско.
Хельга удивленно вскинула брови: "Обещал? Но, когда повелитель успел переговорить господином аде Олем?"
"Недавно, девочка. Недавно" - ответил повелитель, не подавая вида. Он проводил взглядом барса и своего помощника, а потом обернулся к Хельге.
- Пора повидаться с Юсом. Хельга, тебе я доверяю сына. Встреть его и проводи в королевство эльфов. Там сейчас безопаснее, чем где бы то ни было...
- А как же вы?
- Я справлюсь и сам приду к вам... после всего.
- Отец! - раздался звонкий выкрик за спиной повелителя.
Аль Ференс Диа изменился в лице. Столько всего отразилось на нём - и недоверие, и тоска, и любовь, и страдания. Он еще не успел обернуться, навалившись всем телом на трость, медленно повернул голову, встретился с жаждущим взглядом сына.
- Мальчик мой, - прошептали бескровные губы.
Шаг навстречу сыну и распахнутые объятья. Мальчик недоверчиво покосился на туман за спиною отца, но тоже шагнул, а после - кинулся к нему со всех ног, повис на шее. Аль Ференс подхватил сына и крепко прижал к себе. Они замерли так на несколько мгновений - будто одно целое - неразрывное дополнение друг друга.
Повелитель выпустил сына из объятий, слегка потрепал по волосам:
- Как ты вырос, мой мальчик. Совсем взрослый стал.
- Я знал! Я знал, что ты жив! Я верил! Мы теперь всегда будем вместе, правда? - Тито заглянул в глаза отцу и вдруг отступил на шаг, качнул головой, - Ты мне не рад?
- Что ты, сын! - Аль присел перед мальчиком, взял его за руку, притянул к себе, крепко прижал к груди, поцеловал в макушку, - Что ты!! Еще как рад! Но не все дела еще завершены, мой мальчик. Нам надо расстаться. На время. Понимаешь?
- Надолго?
- Нет. На несколько часов. Я вернусь за тобой, - повелитель поднялся, опираясь на плечо сына, легонько его сжал, - А сейчас - уходи! Хельга тебя проводит.
Хельга взяла Тито за руку и подошла с ним к Жило и принцессе, которые стояли все там же - у выхода из подземелья. Мальчик низко опустил голову и ни разу не взглянул в сторону уходящего в туман отца. Волшебница заметила, что его ресницы мокрые, но ничего не сказала. Она понимала - он старается быть мужчиной. Но и они, порой, не могут сдержать слез.


Глава 56

Город Этан сейчас не был похож на то место, где совсем недавно гуляла Хельга в сопровождении Элита. Улицы оказались запруженными какими-то кибитками, повозками. Вокруг - хмурые неприветливые лица. Дети и взрослые, будто все вместе, они стали старше, суровее. Яркие краски исчезли, а на смену им пришли серые печальные тона. В каждой семье кого-то провожали в собирающееся у стен города войско. Прощаясь, будто навсегда, женщины долго обнимали мужчин, но с робкой надеждой на встречу - шептали молитвы им вслед.
Виолетта крутила головой по сторонам. Было видно - она не узнает собственный, погрузившийся в тревожную суету город. В глазах девочки появилась растерянность, и она непроизвольно крепко ухватила за руку Тито.
- Что с тобой, Вилл? - удивился он.
- Мне страшно.
- Снова? Но это же - твое королевство. В этом городе - крепкие стены и у тебя большая армия. Я знаю.
- Я тоже знаю, - надула она губки, - но все равно. Город другой. Тут все другое.
- Вижу. Я сам хотел быть в твоей свите и стать одним из великих воинов королевства. Но тогда не было войны. А сейчас... всё по-настоящему, - Тито поежился.
Ему тоже было неуютно возле вооруженных эльфов.
- Ничего, ребятки, - вступил в разговор гном, - Все будет хорошо. Вот увидите.
- Расступись! - проехала мимо повозка с какими-то ящиками, обдавая путников пылью и лошадиным потом.
Принцесса чихнула и зажмурилась. Хельга достала платок и помогла девочке справиться с пылью - вытерла ей лицо и нос. Хмуро осмотрелась. Нужно было добраться до дворца. Вот только, кто их туда пропустит - вопрос.
- Что будем делать, племянница? - поинтересовался Жило, провожая взглядом летящие по небу тучи.
В этот момент его мысли опять вернулись к Грейс. Гном невесело крякнул и вновь закурил трубку.
У них с Хельгой не имелось времени не только на то, чтобы поговорить о своей беде, но и толком поприветствовать друг друга. Жило ждал ответ на свой вопрос, Хельга медлила, не решалась назвать его братом - дядей он казался ближе, привычнее.
- Думаю, что нужно найти кого-то из служителей дворца. Они должны знать свою госпожу в лицо, а там - пройдем во дворец и будем ждать, брат, - на последнем слове гном вздрогнул и неловко выронил трубку из рук, медленно поднял глаза на Хельгу.
- Вот, дядя Жило, - наклонился за ней Тито и подал её гному, - вы уронили.
- Да-да, малыш, - не отрывая взгляда от Хельги, Жило перебирал в нервных пальцах мундштук, перевернув трубку чашечкой вниз, не заметил, как высыпался из нее табак, - Ты знаешь?
- Да.
- Давно?
- Вспомнила сегодня, - Хельга видела его волнение и едва справлялась со своим. Она уже пожалела, что выдала себя. Верно, ему было нелегко после потери Грейс узнать о том, что Хельга вспомнила об их родстве.
- Мне не хватало тебя, девочка. Очень не хватало...
- Я знаю. Жило, сейчас не время. Надо позаботиться о детях, - Хельга отвернулась и тихо произнесла, - Я все знаю, все помню, но...
- Я понимаю, девочка. Нужно время. Идемте ко дворцу, ребятки, - обратился он к притихшим детям.
Хельга была ему благодарна. Жило оказался сильным, как она и думала. Брат не подвел её ожиданий. Поднимаясь по виляющей дороге вверх, они почти подошли к стенам дворца, как путь им преградили стражники у моста:
- Кто такие? Куда путь держите?
- Я Хельга д`Аймон. Нам нужен...
- Лаоль Фар аде Оль, - звонко договорила за нее принцесса.
- Главнокомандующий? - удивился один из стражников, - А зачем он вам?
- Надо! - ответила девочка насупившись.
- Ну, раз надо... - стражник покрутил головой, а потом громко свистнул, подозвал к себе какого-то эльфа, судя по виду подростка, уж слишком неказисто на нем сидели доспехи, - Сбегай-ка до главнокомандующего. К нему тут пришли, видишь?
- Ага, - кивнул паренек и побежал вприпрыжку по мосту, а потом скрылся за стенами и буквально через несколько мгновений выбежал обратно в сопровождении высокого черноволосого эльфа. При приближении которого - Тито весь сжался и принялся с увлечением рассматривать носки своих сапожков, будто увидел их впервые.
Лаоль Фар аде Оль окинул быстрым, будто летящая мимо стрела, взглядом ожидающих его визитеров и спросил у стражника:
- Что за важность? Зачем звал?
- Господин Лаоль, тут спрашивают, говорят очень надо... - замялся стражник, понимая по тону господина, что не вовремя оторвал его от важных дел.
Хельга заметила не столько раздражительность, сколько усталость. Видно было, что главнокомандующий мало спал и, возможно, ему пришлось бодрствовать не одну ночь, о чем говорили его воспаленные веки и осунувшееся, усталое лицо.
"Совсем не похож на Элита, будто и не братья вовсе", - подумала Хельга, сожалея о том, что сейчас её светловолосый друг не рядом и на его помощь не приходится рассчитывать.
- Ну? - недобро покосился аде Оль на незваных гостей, - Что нужно?
Хельга замешкалась с ответом, подбирая слова, оглянулась на Жило. Господин главнокомандующий питал отнюдь не дружеские чувства к их небольшому отряду и как вести с ним разговор, она пока не знала. Дети молчали, потупив взор.
- Нужно поговорить, - сказал гном, - это важно и займет не больше времени, чем наше ожидание. И надо бы не на виду.
- Еще гном мне будет ставить условия... - главнокомандующий обернулся на стражников, - Вывести его за ворота города и впредь, чтобы я не видел этих недорослей у себя под ногами...
- Кхм.. вас чем-то не устраивает моя внешность? - хмыкнул Жило и, обдав всех сизым дымом, вышел из него рослым господином, который даже отдаленно никому не напомнил бы недавно стоящего здесь с трубкой в руках гнома. - Но даже если и так, выслушать просящего стоит в любом случае.
Господин аде Оль почти не удивился перевоплощению, лишь неопределенно пожал плечами. Видимо, ему приходилось в жизни сталкиваться еще и не с таким.
- Если бы вам довелось изо дня в день иметь дело с упрямым народом, посягающим на границы вашего государства... - господин Лаоль прервался и устало качнул головой, - Впрочем, вы правы. Я погорячился, приношу свои извинения. Итак, с кем имею дело?
- Жило д`Аймон, - ответил недавний гном, - Со мной моя сестра Хельга, мы из клана деймов и... с нами дети. Вот о них-то я и хотел бы поговорить.
- Идемте, - дал разрешение на пропуск главнокомандующий и, пригласив жестом, провел путников за собой к стенам дворца.
Они прошли через высокие ворота и обогнули какое-то серое здание с узкими окнами да спустились по широкой лестнице под мост в небольшую прокуренную коморку - запах травяного табака защекотал ноздри, едва они переступили порог. Господин Лаоль обернулся:
- Говорите, - он предложил жестом присесть на широкую лавку у обшарпанной стены, сам устроился на стуле напротив. Гости дружно отказались от данного приглашения и, переминаясь с ноги на ногу, огляделись в тесном, темном помещении. Свет в него проникал из небольшого решетчатого окна и почти ничего собой не освещал, только небольшую часть, где стоял, заваленный картами и бумагами, стол, - Здесь нам никто не помешает, по крайней мере, около получаса у вас есть. Хватит?
- Вполне, - ответил Жило и легонько подтолкнул к главнокомандующему Виолетту, - Думаю, что эта юная госпожа вам знакома.
Господин аде Оль внимательно вгляделся в тонкое личико принцессы и отрицательно помотал головой:
- Нет. Впервые вижу.
- Ну, и глупый же ты! - воскликнула Виолетта, - Не узнаешь свою госпожу!
- Что?!? - главнокомандующий привстал со стула и подошел к девочке, развернул её к окну.
- Болван - Лаоль Фар аде Оль - решил, что он у нас король, посмел обидеть он меня - принцессу, дочку короля! - тихо и обиженно произнесла она, надув губки.
- Отшлепал больно в первый раз(!) за что и получил он в глаз... - закончил главнокомандующий, вытаращив от изумления глаза, - Не может быть! Ваша милость! Простите меня, не узнал!
Хельга прекрасно его понимала - узнать изнеженную заботой принцессу в этой неуверенной в себе девочке, да еще не в самом лучшем платье и с прической - простой, без изысков - довольно трудно.
Затем, наплевав на знаки приличия, Лаоль Фар аде Оль горячо обнял принцессу:
- Как же долго я вас искал!
Виолетта не возражала такому пылкому приёму, было заметно, что между этими двумя - довольно дружеские отношения. Стишок, произнесенный ими - говорил о многом.
- Папа знает?
- Нет. Он еще не вернулся. Они с вашей матушкой задержались в пути, и я не стал их беспокоить дурными известиями. Надеялся, что успею вас найти. Где же вы пропадали?
- Далеко, я потом тебе расскажу.
- Всё-всё?
- Всё-всё, - отмахнулась Виолетта и указала рукой на Тито, - Вот он меня спас! Это Тито!
При имени мальчика эльф нахмурился:
- А мы ведь с вами знакомы, юноша, не так ли?
Тито осмелился посмотреть в глаза главнокомандующему и, как тогда, с вызовом в голосе ответить:
- Да. Знакомы.
Он больше не боялся и не стремился никуда убегать. Теперь он знал, что не один в этом мире - у него есть отец. Одно лишь это позволило чувствовать себя намного увереннее, чем раньше.
- Благодарю вас за то, что вернули нам принцессу, - сказал Лаоль и, не сводя глаз с Тито, обратился к Жило, - Но мне кажется, что вы хотите еще что-то...
- Да. Это так, - ответил дейм, - Я хотел бы узнать: когда отправляется караван в древние земли вашего народа?
- Сегодня. Примерно через час. Так что вы вовремя, и принцесса займет первую карету да тем самым возглавит это путешествие.
- Лаоль! - топнула она ножкой, - Я не поеду!
- Никаких возражений, Ваше Высочество, - господин аде Оль строго посмотрел в глаза принцессе и твердо произнес. - Вместе с вами отправятся в дальние земли наши матери и дети. Вы должны быть стойкой - иначе нельзя. Вас на другом конце пути встретят ваши родители.
- А они уже там?
- Скоро будут. Вы должны быть примером своему народу.
- Хорошо, - вздохнула девочка, - я буду примером.
Хельга заметила, что главнокомандующий умело общается с Виолеттой, та слушается его помимо своих желаний и капризов. Долг перед народом в королевских семьях был превыше всего. И уже с младенчества принцы и принцессы знали о том, что благо народа - важнее собственных желаний.
- Мы хотим попросить вас за Тито, - Хельга выступила вперед, - Он необычный ребенок, он наследник темного королевства, единственный сын Аля Ференса Диа.
При её словах лицо главнокомандующего удивленно вытянулось, но он ничего не сказал, лишь кивнул в знак согласия.
- А можно он со мной поедет? - обрадовалась Виолетта. - Вместе?
- Конечно. Как вам будет угодно, - ответил Лаоль под ликование принцессы.
- Ура! Тито! Мы вместе! - прыгала она вокруг наследника, который не разделял её радость.
От Хельги и Жило не укрылась его печаль:
- Что-то тревожит вас, Ваше Высочество? - спросила волшебница, всматриваясь в грустное личико Тито.
- Можно я останусь? - попросил он, робко поднимая на нее взгляд, - Отец - он сказал, что вернется... а если я буду далеко, мы не скоро увидимся и...
- Самое безопасное место - это долина семи камней - древние земли эльфов, - Жило опустился перед наследником так, что их глаза оказались на одном уровне, - Был бы у меня сын, я непременно отправил бы его подальше от себя, туда, где он будет жив и здоров. Важно сейчас, чтобы вы оказались в безопасности. Повелитель обязательно вернется за вами, но только если вы будете живы. Понимаете?
- Да, - кивнул мальчик и плотнее сжал губы, опустил взгляд под ноги.
Было заметно, что ему нелегко - он не хотел показывать свой страх. Крепился, чтобы быть взрослым, хотя бы в глазах Виолетты.
- Идем, Тито! Нам надо собраться в дорогу, - потянула его за собой принцесса.
- Нет, Ваше Высочество! Больше я Вас одну никуда не отпущу, - перехватил шуструю девочку уже у выхода господин Лаоль, - Вещи и все необходимое принесут по моему распоряжению к вашей карете. А сейчас я провожу вас лично.
- Мы будем сопровождать наследника, - сказал Жило.
- Вдвоем?
- Да, а что?
- Ну-у... как бы вам объяснить, - замялся главнокомандующий и, почесывая подбородок, продолжил, - Дело в том, что карета принцессы не нуждается в дополнительной охране. Кроме магических чар, её охраняют мои воины и, кроме всего прочего, свободное место внутри имеется лишь на одного. Учитывая, что Её Высочество и так будет путешествовать в компании Тито - простор уже ограничен. К тому же вы - деймы, а наши скакуны - это не простые лошади... Единороги к вам относятся, мягко говоря, настороженно. Мне бы не хотелось рисковать. В таком важном путешествии хотелось бы обойтись без ненужных приключений. Вы понимаете?
Хельга понимала, да и Жило тоже. Единороги не просто насторожено к ним относились, а старались обходить стороной и не приближаться. Почему-то их пугала кровь деймов. Магические существа вели себя по отношению к Хранителям более, чем странно. Знать бы еще - почему?
Это будто предпочтения в еде. Если уж не нравится кому-то чеснок, то, как не убеждай в его полезности, есть все равно не станут.
- Тогда поеду я, - вызвалась Хельга после некоторых раздумий.
Ей казалось, что кошкой её могут воспринять чуть иначе. Но тут Тито проявил себя:
- Нет, госпожа Хельга, не вы. Пусть с нами едет дядя Жило.
- Почему?
Мальчик подошел к ней и, встав на цыпочки, горячо прошептал в ухо:
- Я хочу, чтобы вы помогли отцу. Отнесите ему вот это, - он снял с себя ракушку - оберег Ференса Соэля Диа, - Она жжется и там написано - "Сыну в помощь от отца".
Хельга растеряно взяла в руки оберег. Она точно помнила, что надпись на нем была другая. Эта же светилась золотыми буквами и горела от прикосновения. Жило мрачно посмотрел на надпись, потом на Хельгу:
- Ну вот всё и решилось, девочка! - он крепко обнял её, прощаясь, - Береги себя и возвращайся! Обязательно возвращайся...
В его глазах стояла такая тоска, как у бездомной собаки, которую отпихнули от теплого порога в зимнюю холодную ночь. Хельга прильнула к нему, поцеловала в щеку:
- Я постараюсь. Береги наследника.
Затем, порывисто обняла Тито:
- Я вернусь. Все будет хорошо.
И, не теряя времени, поспешила выбежать за стены дворца.
Хельга выскочила за ворота и на мгновение растерялась, она не знала в какую сторону идти. Не делать же портал прямо у стен, где на неё в упор довольно недружелюбно смотрят шесть пар глаз. Наверное, для стражников показалось странным её внезапное появление, да, вдобавок, в одиночестве.
Хельга торопилась и тем самым привлекала к себе их пристальное внимание.
"Нет, так точно не сосредоточиться на портале. Что же мне делать?" - думала она, пробегая по мосту между лениво прохаживающихся стражников.
- Минуточку, - остановил её один из них, преграждая путь, - Ваш пропуск, госпожа!
- Какой еще пропуск? - удивилась Хельга, отступая на шаг, от приближающегося к ней воина.
- Пропуск на выход, подписанный главнокомандующим, - ответил другой стражник, который впускал на территорию дворца их небольшую компанию. - Есть у вас пропуск?
- Нет, - ответила озадаченно Хельга.
"Вот ведь, даже не спросила. Надо возвращаться? Или... может быть, выпустят?" - она нерешительно посмотрела по сторонам.
- Ну, тогда ничем не могу помочь. Без пропуска не пущу, - пожал он плечами. - Такие правила, госпожа. Время-то, видишь ли, военное. У нас приказ - или пропуск или никуда вы отсюда не выйдите.
"Это я-то не выйду?! - мысленно фыркнула Хельга, - Вот еще!"
Не говоря ни слова, она резко развернулась и со всех ног бросилась обратно. С легкостью проскочила сквозь приоткрытые ворота, которые с шумом то ли закрывались, то ли открывались, она не вникала в суть происходящего - ей важно было скрыться от стражи.
- Хельга? Ты ли это? - девушка подняла глаза и встретилась с добродушной улыбкой Элита.
Вот кого она была рада видеть, так это его.
- Не может быть! Ты?
- Может, - обнял он её и без разрешения, в своей манере, поцеловал в щеку, - Я тут живу, а вот ты как здесь взялась, откуда?
- Долго рассказывать. Я ужасно тороплюсь...
- Так уж и ужасно?! - он смотрел на нее почти не мигая, казалось, стремился запомнить каждую черточку на её лице. Время будто остановилось. Совсем недавно они шутили, смеялись, жили полной жизнью. Все это осталось в прошлом, а будет ли будущее - никто не мог сказать. После того, что происходило сейчас, в настоящем, мало что останется прежним - это понимали если не все, то многие. Элит помолчал, потом, будто опомнившись, отстранился, выпуская её из уютных объятий, - Хельга, увидимся ли после?
- Обязательно увидимся! - горячо ответила она, потому что желала этого всем сердцем.
- Тогда давай там же, помнишь где эль-бар? - с тоской посмотрел, прощаясь, - Приходи...
- Да, - кивнула, вспоминая тоже, что и Элит, улыбнулась, - приду.
Она хотела уже перевоплотиться во второе "я", но эльф остановил её:
- Подожди! Я скажу, Хельга. Ты должна знать - Арлена больше нет. Есть только его вторая сущность.
Стук сердца стал слишком частым и шумным. Хельга глубоко вздохнула и покачала головой, будто стряхивала с себя невидимую пыль.
- Зачем ты мне это говоришь сейчас? - она отступила на шаг, посмотрела в печальные глаза эльфа, - Зачем?
- Я видел его сегодня. Ему осталось не больше суток, - Элит вздохнул, опустил взгляд, - Понимаешь?
- Да... понимаю, - выдавила с болью в голосе. Она догадывалась, что не все так просто - не могла Картапелла отпустить Арлена и не потребовать ничего взамен. Значит, ценой его свободы стала жизнь, - Что мне делать?
- Я не знаю, - пожал эльф плечами. - Я просто хотел, чтобы ты знала.
- Спасибо, - ответила сухо, - А ты уже с ним попрощался, да? Так вот, знай - пока он дышит - он живой! Прости, мне пора.
Обернувшись кошкой, Хельга поспешила со всех лап мимо стражников, не оглядываясь. Она неслась по пыльной дороге, вглубь зеленых исполинов-деревьев, пряча от всех свои тревоги, даже от себя. Она должна успеть к повелителю, а об остальном подумает, но не сейчас.
Пробегая через валежник, скатываясь чуть ли не кубарем в овраг, кошка не сразу поняла, что уже находится далеко от королевства эльфов. Портал перенес её внезапно. Заполненная своими мыслями и переживаниями она летела, не разбирая дороги, и не сразу обратила внимание на то, что её лапы стали намного шире и сильнее, чем прежде.
Уже не кошка, а черная пантера приближалась к дому Жило. Именно над его жилищем сейчас были всполохи и, собравшиеся в кучу, тучи принимали фиолетовый оттенок чьего-то невысказанного гнева, который вот-вот грозился вырваться наружу.
- Успеть. Успеть. Еще немного! - подгоняла Хельга себя, пробегая сквозь туман, обходя мелькающие в нем зловещие страшные тени.
Недалеко от дома, она притаилась и медленно, прижав уши, подползла к окну, заглянула внутрь.
Аль Ференс Диа и Юс Ференс Диа стояли напротив друг друга и вели, по всей видимости, мысленный поединок.
Лисси в облике тигра, навострив уши, стояла за спиной Юса. Сложно было определить - на чьей она стороне. Хельга надеялась, что все-таки на той же, что и она.
---
Зей и Габриэль с большим трудом отыскали старейшину Юдоса. Призрачные демоны осаждали замок деймов уже несколько часов, но дальше него не могли пробиться. Туман будто застрял на этом месте, зацепившись за шпиль замка, как бы повис на нем. Старейшина руководил деймами и, заметив пришедших, лишь кивнул им в знак приветствия да снова обернулся к высокому окну, направляя в его проем магический луч из своих ладоней.
- Зей, Габриэль, перейдите вверх по лестнице. Демоны атакуют левую башню сильнее, - крикнул им старейшина, обороняясь от кого-то воющего за окном, - Ну, не стойте же!
- Старейшина, нам нужна ваша помощь... - начал было Габриэль, но осекся. Заметив когтистую лапу в другом окне, поспешил сам выручить замешкавшегося дейма - юного и, по всей видимости, имеющего незначительный опыт в таких делах. Юноша благодарно улыбнулся Габриэлю и, с трудом удерживаясь на ногах, облегчил желудок, чуть ли не на свои ботинки.
Зей пробился к старейшине и помог отбить ему новую атаку. Отдышавшись, старец посмотрел на него с благодарностью:
- Вы вовремя, Зей. Мне показалось, Габриэль что-то хотел спросить?
- Да... мы пришли за помощью. Нам бы хотя бы пару свободных деймов. Алю Ференсу Диа нужна наша помощь.
- Он жив?
- К счастью, да.
- О... я верил... я надеялся, - старейшина посмотрел на Зея со страданием в глазах, - но у меня нет свободных воинов, вы видите, мы едва успеваем. Боюсь, если кто-то уйдет с вами, демоны прорвутся за стены города, а это значит...
- Не нужно объяснять, старейшина. Я все понял.
Да и сложно было не понять - если демоны прорвут оборону деймов - последствия страшно даже представить. Ведь тогда для обычных жителей королевства не останется никаких шансов на спасение.
Женщин и детей всех близлежащих поселений увезли в дальние безопасные земли, воины держали оборону по всей территории темного королевства и даже за его пределами. Деймы стараются держать границы, не пропускать дальше себя ни одну тварь. Те же ищут все новые возможности, чтобы прорваться за территорию волшебников.
И это Юс выпустил еще не все свое войско. Огненных демонов он, скорее всего, приготовил напоследок.
Зей хмуро посмотрел по сторонам.
- Я, пожалуй, оставлю вас, старейшина. Габриэля не заберу, а вот мне надо бы вернуться к Алю Ференсу.
- Да-да, конечно, - согласился с ним старец и, понизив голос до шепота, будто бы кто-то мог в таком шуме его расслышать, с таинственным видом проговорил, - Только запомните и передайте ему, что в королевстве может быть лишь один повелитель, назначенный волей отца, он должен это помнить - это поможет.
За окном заскреблись чьи-то длинные когти и, ругнувшись на свалившиеся беды, старейшина вновь кинулся защищать замок от посягательства разношерстных тварей.
Зей проводил его взглядом и шагнул в открывшийся портал. Его сила должна была пригодиться в другом месте.
--
Аль Ференс Диа не сводил глаз с брата. Они уже все выяснили и столько всего высказали в адрес друг друга, что теперь никакие слова не могли исправить ситуацию.
- Почему ты упрямишься, Юс. Я мог бы отдать тебе любое другое королевство и даже никогда не перейти его границы - правь в свое удовольствие. Делай, что тебе угодно. Живи, как хочется, даже Картапеллу тебе отдам, только оставь в покое мою семью.
- Надо же какое благородство! - ехидничал Юс, - Да засунь ты его знаешь куда! Ты не понял: мне не нужно другое королевство, я хочу это. Оно моё по праву!
- Кто тебе это сказал? - Аль смотрел на брата со снисходительной иронией, тем самым разжигал его гнев, - Ты нарушил все права, когда ушел защищать Картапеллу, когда говорил всем, что влюблен в эту ведьму. Теперь же разочаровался в своей любви? Или моя жена для тебя оказалась желаннее?
- А это не твое дело!
- Мое, Юс. Еще как - моё! Убирайся из моего королевства по добру по здорову, пока еще можешь это сделать.
- Уже не могу, братец, - усмехнулся Юс, - Демоны осаждают замок деймов, война идет полным ходом и победит сильнейший!
- Так отзови своих воинов!
- Нет. Я дождусь конца.
- Тогда ты не выйдешь отсюда до самого конца.
- И кто же меня удержит?
- Я.
- Что же, попробуй.
Глаза в глаза - подавляя энергию друг друга, они будто дети мерились силой, но она была равной. И, стало быть, в этой битве не было ни проигравших, ни выигравших, что не устраивало их обоих.
Лисси смотрела со стороны за происходящим и понимала, что чем дальше идет между повелителями битва, тем больше гибнет невинных существ за стенами этого жилища. Но она не смела помешать. Совершенно растерявшись от нелепой (с её точки зрения) ситуации, тигрица не знала - на что решиться. Она случайно скользнула взглядом за окно и насторожилась, заметив за ним блеск двух желтых глаз.

---
Глава 57

Хельга отвела взгляд от Лисси и сосредоточила свое внимание на повелителе.
"Мой господин, я должна Вам передать одну вещь", - обратилась она мысленно к Алю Ференсу.
"Что это?" - поинтересовался он, при этом совсем не подал вида, что слышит её.
"Медальон, принадлежавший вашему отцу. На нем есть надпись - "Сыну в помощь от отца", я думаю, он нужен вам...
"Хорошо. Расслабься и позволь мне. Я возьму его сам".
Хельга послушно выполнила то, о чем её попросил повелитель - полностью раскрыла своё сознание и позволила ему на миг занять свой разум и тело.
Когда он покинул её, казалось, ничего не произошло, лишь холодный ветер вздыбил черную шерсть пантеры, но медальон исчез - и это был хороший знак.
Хельга встретилась с заинтересованным взглядом тигрицы, Лисси будто спрашивала: что же здесь происходит и что мне делать? Пантера прижала уши и нервно дернула хвостом, затаилась - ждать, теперь остается только ждать.
Через некоторое время Хельга заметила, что Юс Ференс побледнел и отступил на шаг. На его лбу появились крупные капли пота, и он, делая вид, что с ним все в порядке, украдкой вытер мокрое лицо.
Хельга заметила, как Юсу нелегко сдерживать натиск брата. Аль же, наоборот, будто стал вдвое сильнее и увереннее в себе.
"Получилось!" - обрадовалась Хельга.
Сила отца, скрытая в медальоне, помогала сыну.
- Что с тобой, Юс? Ты уже не так уверен в себе? - услышала она усмешку в голосе её повелителя.
- Ошибаешься, - сквозь зубы процедил Юс Ференс и, обернувшись вокруг себя, исчез из комнаты. Возможно, таким образом, он собирался сбежать и оттого поднялся в небо выше облаков. Его плащ развевался на ветру, как крылья большой птицы. Аль Ференс догнал брата и заставил остановиться. Теперь они продолжали схватку в небе.
Хельга видела превосходство своего повелителя и была уверена в его победе, но вдруг земля под её лапами задрожала, раздался вой такой силы, что заложило уши. Затем послышался нарастающий гул, треск и грохот - клубы горячего воздуха, удушливого дыма, гари - заполнили собой все вокруг.
- О, нет! - воскликнула тигрица.
Хельга и не заметила, как Лисси переместилась к ней. Теперь она стояла рядом и размахивала из стороны в сторону своим полосатым хвостом.
- Что происходит? - спросила её Хельга.
- Он вызвал огненных демонов.
Когда сражаются боги, смертным лучше быть подальше от этих баталий. Хельга поежилась. Она видела огненных демонов только в книгах по истории мира, но там они были лишь неприятной иллюстрацией. На деле же эти чудовища вызывали панический страх. Огромные, высотой выше самого высокого дерева в лесу, большеголовые, рогатые, клыкастые, с огненным дыханием, мощными когтистыми лапами, длинным подвижным хвостом и крыльями - один лишь их взмах сносил крыши с домов и валил вековые деревья.
- Что делать? Лисси, ты знаешь, как с ними справиться?
- Магия. Они боятся холода. Умеешь?
- Да.
Хельга вспомнила, что знала, прежние умения тоже вернулись к ней из той, другой жизни. Когда она по магической силе почти не уступала богам.
Встав спиной к спине, они с Лисси встретили первого демона. Не теряя и минуты на раздумья, Хельга выпустила в него луч, который заморозил огненную тварь, и тогда Лисси с помощью своих острых когтей разнесла его по кускам. Глыбы разлетелись в разные стороны да растаяли, но демон уже был мертв.
Выдохнув с облегчением, две хищницы, переглянувшись, осторожно перепрыгнули через неподвижную голову демона и встретились с его собратом. Огненным тварям не было числа. Хельга и Лисси слаженно боролись с ними. Но силы были не равными.
На мгновение пантера посмотрела в небо, Аль Ференс Диа сражался с братом - молнии сверкали над их головами, а мощные раскаты грома оглушали собой всех вокруг.
"Аль Ференс, помогите нам! - обратилась она к повелителю и сейчас же волна холодного воздуха пробежала над ними, не тронув хищниц, она обрушилась на демонов.
Теперь оставалось лишь расколоть замерзшие статуи, пока они не превратились в себя. Холод на них действовал совсем недолго.
С разбегу Хельга толкала замороженных исполинов - те падали, рассыпаясь на части. Но сейчас же на их месте появлялись новые огненные твари, которые будто вырастали из-под земли - Юс Ференс не уступал брату.
---
Земля напиталась огнем и кровью. Животные, птицы, люди и маги - все они гибли от демонов в неравной схватке за жизнь.
- Нас слишком мало, мы не сможем долго сдерживать эту вырвавшуюся на свободу мощь, - качая головой, произнес старейшина деймов, - Нужна помощь демиургов.
Он спустился в круглую залу, оставив вместо себя руководить битвой наверху Габриэля. Старец знал, как пройти в мир демиургов - место, где они отдыхали от трудов своих, вход туда был закрыт для всех.
- Сейчас настало время, когда даже Богам нелегко будет вернуть прежний мир, - сказал он и немного помедлил прежде, чем открыть запретные двери.
---
Хельга и Лисси совсем выбились из сил, сражаясь с демонами. И, если вначале они отбивались от одного - двух, то чуть позже случилось так, что на каждую из них пришлось не меньше двух, а порой даже и трех огненных тварей.
Измученные, уставшие, с кровавыми отметинами по бокам - иногда кошки не успевали уходить от цепких лап демонов - они уже не ждали чьей-либо помощи. Неожиданно, убегая от очередного врага, выводя его на Лисси (по отработанному с ней плану) Хельга почти воткнулась в Арлена. Не говоря ей ни слова, тот кинулся на громадину, преследующую её, и ввязался в бой. Пантера издала грозный вопль и бросилась следом за ним, увертываясь от падающих на нее деревьев и камней. То прижимаясь всем телом к земле, то взлетая высоко над ветками, скошенных как трава исполинов, она торопилась, понимая, что одному магу не справиться с глыбой-демоном.
Развернувшись в прыжке, она выбросила впереди себя морозящий луч прямо в открытую ей навстречу огненную пасть.
Демон замер застывшим изваянием, Хельга по инерции ударила его наотмашь лапами, он рассыпался как хрупкое стекло.
Обернувшись на дело лап своих, пантера чуть было сама не стала изваянием. Сердце пропустило удар и забилось совсем в другом ритме.
Серая, пятнистая тушка друга безжизненно повисла на камне, так и не завершив прыжок. Алая тонкая дорожка выбегала из-под его передних лап и стекала под камень.
Хельга повела носом - кровь. Горячая, живая кровь...
Волосы на спине пантеры встали дыбом: шаг - остановка, другой - остановка.
Где же взять силы, чтобы подойти ближе?
Еще не осознавая, что произошло, еще веря в чудо - она делает последний шаг и превращается в себя. Хельга понимает, что уязвима в человеческом обличии, но так она может больше сделать для Арлена.
Хельга медленно подходит к обездвиженному другу и в эти мгновения перед её глазами пробегает их первая встреча, его первый взгляд на балу и последний, когда этим утром он уводил с собой Теодора Лея.
- Арлен... - тихо позвала, надеясь, что шелохнется, поведет ухом.
Но нет. Он лежал неподвижно, неловко подогнув под себя лапы. Хельга присела на камень, провела рукой по мягкой шерсти. Потом она осторожно повернула барса на бок и увидела его разорванную грудь, почти вынутое из неё сердце, которое уже перестало биться.
- Нет! - воскликнула Хельга, - Нет! Арлен! Нет!! Только не ты! Слышишь? Не ты!!
Она уткнулась в него лицом и расплакалась, вспоминая недавний разговор с Элитом. Он похоронил друга задолго до случившегося. Хельга не могла смириться с новой потерей. Она не могла отпустить Арлена.
- Нет! Ты будешь жить. Ты должен жить! Я не отпущу тебя! - Хельга порылась в карманах и вынула свою звезду, взяла её в ладони - та сразу же нагрелась от их тепла.
- Я желаю...
- Ты уверена? - послышался строгий голос Габриэля.
- Да. Уверена. Без Арлена и мне не жить.
Звезда вспыхнула в её руках и поднялась высоко над головой. Мерцая, она вдруг рассыпалась на сотни огоньков и исчезла. Увлечённая волшебством, Хельга не заметила приблизившегося к ней демона. Один взмах когтистой лапы, и волшебница мягко опустилась на землю рядом с распластанным на камне барсом. Она не увидела, как по небу пролетели огромные черные птицы, напоминающие собой древних, когда-то живущих в высоких горах драконов.
----
Картапелла успела вовремя. Драконы призванные ею с горных вершин северного королевства ледяным дыханием превращали огненных демонов в глыбы льда, которые потом рассыпались на мелкие кусочки потоком сильного ветра.
Через некоторое время, надо сказать - довольно непродолжительное, от армии Юса Ференса Диа ничего не осталось.
- И что ты на это скажешь, мой сладенький? - очаровательно улыбнулась Картапелла бывшему возлюбленному с высоты своего могучего родственника.
Она восседала на спине черного дракона, будто на королевском троне.
- Как ты могла? - говорил его взгляд.
- Как ты мог?! - отвечал её.
Она ни о чем не жалела, разве лишь о том, что поздно разглядела своего избранника. И не сразу поняла, что он из себя представляет.
----
Зей вышел из портала и опешил - перед ним, всего в нескольких шагах, сидела на камне Хельга и плакала навзрыд, уткнувшись в перепачканную шерсть барса. Он догадался, что это должно быть Арлен.
"Он погиб?.. Я не успел? Не успел", - тяжело подумал Хранитель, делая шаг к убитой горем девушке.
Все дальнейшее произошло слишком быстро. Вначале Хельга что-то искала в карманах, потом закрыла глаза, а через некоторое время выпустила из рук мерцающую звезду.
Зей понял - Хельга спасала Арлена. Вот только поможет ли ей звезда? Маг не был Хранителем.
Внезапно появился демон, девушка не почувствовала его приближения. Зей закричал что было мочи, и кинулся к огненному чудовищу, отвлекая внимание на себя. Хельга ничего не замечала, поглощенная горем и собственными мыслями.
Зей кинул во врага магический луч, но совсем не ожидал, что тварь, подкошенная им, в развороте зацепит когтистой лапой Хельгу.
- Хельга! - закричал он, бросаясь к падающей на землю девушке.
Она мягко опустилась у безжизненного тела барса. Зей не успел и на этот раз.
Он подошел на негнущихся ногах, присел рядом, заглянул в удивленные глаза Хельги, в которых уже не осталось жизненного огня.
- Нет! Нет... нет! - горе захватило его, и Хранитель рывком прижал к себе девушку. Баюкая её на руках, как ласковая мать своего младенца, сдерживая охватившую его боль, он шептал: "Прости меня, прости, прости..."
Отчего-то вспомнилось, что она любила яблоки, в которых звенят спелые семена, любила бегать босиком по мокрой от росы утренней траве, любила смотреть в небо... а он, он всегда любил её.
Не в силах больше мириться со своими чувствами, Зей взял Хельгу на руки и понес к тому, кто был виновен в её смерти.
Хранитель хотел разорвать свою связь с Юсом, чтобы отомстить. Он не желал больше служить своему врагу. У него больше не было сил мириться со своим долгом.
Бережно прижимая к себе Хельгу, он обошел камень, кинул последний взгляд на Арлена, затем уверенно направился к дому гнома. Из зарослей к нему выбежала Лисси:
- Учитель!
- Девочка моя, ты жива! - его взгляд стал теплым.
Он осмотрел её с ног до головы - повреждения были незначительными, всего несколько мелких царапин - и успокоился.
- Что с Хельгой? - встревожилась Лисси.
Зей не ответил, лишь опустил свою ношу на мягкую, не поврежденную в схватке с демонами, траву:
- Побудь с ней, девочка, - учитель обернулся к Лисси и легким поцелуем коснулся её губ. Она затрепетала в его объятьях, а он хотел лишь отблагодарить за помощь и выразить свою радость тому, что она жива. Зей отстранился, провел рукой по её слипшимся от пота и крови волосам, заглянул в удивленные, цвета яркой листвы, глаза и мрачно добавил, - Я скоро вернусь. Мне нужно поговорить с заигравшимся богом.


Глава 58

Юс Ференс Диа смотрел на свою некогда возлюбленную, на ту, из-за которой он порвал отношения с отцом, лишился трона. Ради нее он готов был отказаться от собственной жизни, а она... так поступила с ним. За что? Почему?
- Как ты могла? - шептали его губы.
- Как ты мог?! - был её дерзкий ответ.
Перед его глазами всплыла их последняя ссора. Он ударил её, не сдержал свой гнев - ну и что такого? Она была с другим мужчиной, и он имел право наказать её.
'За что?' - немой вопрос, лишь брови слегка приподняты, а в уголках губ горькая усмешка.
'Ты предал меня, выбрал себе другую... даму сердца. Я не прощаю измен', - очаровательная улыбка на её лице так не сочеталась с колючим, полным ненависти взглядом.
О, да! Он сам себе вырыл эту яму, в которую его с легкостью толкнула прекрасная дама. Ревность всегда идет под руку с ненавистью. Она имела право его ненавидеть, имела право на ревность и злость, но он совершенно не подумал о том, что Картапелла выберет не слезы и страдания, а месть. Против драконов снежных гор его армии не устоять, Юс это понимал - силы слишком неравные. Но так не хотелось верить в поражение!
Аль Ференс Диа, прищурившись, внимательно наблюдал за некогда влюбленными. Он совсем не ожидал, что помощь придет от Картапеллы, и теперь размышлял над мотивами ведьмы. Вероятно, не просто так она спасала его мир.
За долгие годы эта дама почти не изменилась. Все так же юна и свежа, лишь только глаза выдают её настоящий возраст. В них поселилась мудрость, несвойственная молодости.
Аль помнил ведьму не по рассказам. Однажды он видел встречу брата и этой красивой женщины, еще до того, как про их чувства узнал отец. Тогда он даже немного позавидовал Юсу - его любили.
Что же нужно было сделать, чтобы чувства Картапеллы так изменились? Он видел по её глазам - в них больше не плескалось то обожание и преданность, которые когда-то поразили его.
Еще немного и он бы тоже потерял голову от красавицы, но она не позволила даже приблизиться к себе.
Как она узнала, что он наблюдает за ними - Аль тогда не понял, ведь он принял все меры предосторожности, но Юс и Картапелла бесследно исчезли, а до его слуха донесся легкий, завораживающий смех.
- Не смей! Не думай! Я не для тебя! - послышался приказ ведьмы, и больше он её не видел. До того рокового дня, в котором её разоблачили и судили на совете деймов.
И вот сейчас новая встреча принесла с собой далеко не радостные воспоминания. Он откинул назад свои длинные волосы и негромко спросил, прерывая молчаливую дуэль:
- Позвольте узнать, милая дама, чем я обязан такой чести?
Картапелла обернулась и удивленно посмотрела ему в глаза, затем загадочно улыбнулась:
- Здравствуй, миленький. Решила вмешаться в ваш поединок, сладенькие мои. Не могла больше смотреть на это безобразие. Заигрались вы, мальчики, да столько бед принесли, - она покачала головой и звонко щелкнула несколько раз языком, осуждая братьев, будто не в меру расшалившихся детей. Потом сменила тон и резко поинтересовалась, - Или ты не рад, что я выбрала тебя?
- Что вы, милая! - в её же манере ответил Аль Ференс, не повышая голоса, - Я польщен и бесконечно счастлив. Правда, мне думается, что вы что-то хотите взамен. Верно?
Ведьма громко рассмеялась, откинув голову назад. Дракон невольно скосил глаза на виновника её веселья и нервно выпустил пар из чутких ноздрей.
- А ты не растерял с годами ум. Молодец! - Картапелла стала серьезной, - Ты прав. Я хочу кое-что попросить взамен моей небольшой услуги.
- Что же?
Юс Ференс Диа расправил плечи и будто даже воспрянул духом, что не ускользнуло от его брата. Если Картапелла попросит за "сладенького", то придется уступить, а не хотелось бы. Аль Ференс должен был представить его перед советом деймов. Юс заслужил возмездие. И если бы дело касалось лишь их двоих, то Аль отпустил бы его с миром в любую сторону света. Но пострадало слишком много ни в чем не повинных созданий. И посему Хранители имеют право на суд.
Ведьма усмехнулась, казалось, она знала мысли обоих братьев и от того веселилась, понимая, что сейчас играет на их чувствах. Такие игры всегда доставляли ей удовольствие.
- Не бойся, миленький, - обратилась она к Алю Ференсу, - многого не запрошу. Мне не нужно богатство и не нужна власть, я хочу другое...
Картапелла замолчала и, выдержав паузу, ехидно добавила, оборачиваясь к Юсу Ференсу:
- Боюсь, ты будешь разочарован, сладенький. Больше ты мне не нужен.
- И чего же ты хочешь? - задал он вопрос сквозь зубы с презрением, желая уязвить.
Но ведьма была спокойна как никогда. Она уже все решила, и сейчас ей осталось лишь озвучить то, что давно хотела:
- Свободу. Я желаю быть свободной и жить там, где пожелаю.
- Свободу?!- удивились братья, одновременно высказав это слово.
- Да. Я... - от былой уверенности и спокойствия ведьмы ничего не осталось. Больше не было маски, Картапелла открыла свое настоящее лицо. Нервно перебирая тонкими дрожащими пальчиками складки на подоле своего платья, она почти умоляла, - Я... ничего другого не хочу, только свободу. Вы не знаете меня, господин Аль, я не такая, как говорят, совсем не такая. Мне не нужны дети, я не делаю никаких опытов над ними, я - знахарка только и всего... я не смогла оправдаться тогда, да мне и не поверили бы. Столько несчастных детей погибло, но не по моей вине. Вернее, не только по моей. Я не со зла, я не хотела... Это все проклятье моей матери, яд во мне он убивает не только меня, понимаете? Господин Арлен дал мне противоядие, я теперь могу жить как все, как обычная женщина. Прошу вас... поверьте мне... прошу вас!
Ветер растрепал её волосы и как будто сдул с нее былую спесь. Слезы текли по прекрасному лицу Картапеллы и точно смывали всю её прошлую жизнь.
Аль слушал хмуро. В исповеди ведьмы не было лжи. Он это видел и принял решение.
- Успокойтесь. Я верю вам. Отныне вы свободны и можете поселиться там, где вам вздумается, но при одном условии.
- К-каком ус-словии? - её голос дрожал, но в нем послышались нотки надежды.
- Вы согласитесь дать показания на суде против Юса Ференса Диа, - при этих его словах, брат поник головой и отвернулся, - и обязательно сообщите мне место своего нового дома.
- Да. Я выступлю в суде, - согласилась она, а потом удивленно спросила, - А зачем вам знать, где мой дом?
- Вы ведь знахарка?
- Да.
- Тогда мне могут пригодиться ваши советы, - подмигнул ей Аль, - Юс, ты проиграл. Прости, но мне придется взять тебя под стражу.
- Нет, подожди, Аль! Не делай этого! Мы же братья! - Юс пытался сопротивляться силе брата, но тщетно.
Тот наложил на него заклятие и, обездвижив, спустился с ним к крыльцу дома Жило. Картапелла тоже предпочла оказаться на земле, и дракон мягко приземлился у ног Аля Ференса.
- Хотите, мы отвезем вас?
- Куда? - не понял Аль.
- Куда пожелаете, - ответила Картапелла.
Повелитель не успел озвучить своего решения, как к ним вышел перепачканный кровью Зей.
- Постойте! - закричал он, приближаясь.
Картапелла и Аль Ференс переглянулись, не понимая, что происходит. Зей тем временем упал перед младшим сыном Ференса Соэля Диа на одно колено, и, успокаивая дыхание, хрипло проговорил:
- Прошу вас, данной вам властью вашего отца освободить меня от долга Хранителя старшего сына повелителя темного королевства.
- Зей, что с вами? Поднимитесь, - Аль Ференс смотрел на него с подозрением. Странное поведение всегда сдержанного молчаливого друга детства Юса, привело его в замешательство, - Вы ранены?
- Нет. На мне чужая кровь, - ответил Зей, оставаясь на месте, - Прошу вас, Аль Ференс, снимите с меня мой долг. Вы можете!
- Но почему? Вы понимаете, что тем самым опозорите свое имя и поставите жизнь вашего господина под угрозу? Понимаете?
- Да. Я понимаю, - короткий жесткий ответ.
Они смотрели какое-то время в глаза друг другу. Аль Ференс понял, что на такое решение должна быть веская причина. Хранитель - почетный долг и мало кто откажется от него по собственной воле. Бывают расторжения договора при обоюдном согласии и передаче своего подопечного другому Хранителю. Но редко. Здесь же идет прямой разрыв.
- Властью данной мне Ференсем Соэлем Диа я снимаю долг Хранителя с Жусса Сауэля Зея. Отныне вы свободны от клятвы данной моему отцу. Что подтверждено присутствующими здесь свидетелями - Картапеллой Вивале ар Калией и ...
- Джеромо ар Кали, - громко проревел своё имя дракон.
Двух свидетелей было достаточно. Облегченно вздохнув, Зей поднялся с колен, отряхнулся и с ненавистью произнес:
- А теперь я его убью сам!
- Не так быстро, Зей! - Аль, будто предчувствовал и интуитивно загородил собой брата, - Что он вам сделал? Что случилось?
- Отойдите, господин Диа. Ваш брат убийца. Я имею право на возмездие. Поверьте мне, имею.
- А я помогу! - обрадовался дракон и оскалился, предвкушая для себя развлечение.
- О, миленький, а тебе-то он, что успел сделать? - удивилась Картапелла, заглядывая в изумрудные глаза своего родственника.
- Достаточно того, что он сделал тебе, - прохрипел дракон в ответ.
- Так... - Аль выставил перед собой руку в протестующем жесте, - Позвольте и мне сказать. Юс Ференс виноват во многих бедах, передо мной и моим королевством он виноват больше, чем перед кем-либо другим. Зей, поверьте, месть - не самое мудрое решение. Мой брат должен быть судим советом деймов. Я не позволю вам его убить без суда.
- Не позволишь его убить?! А ему можно? Можно было убить её снова?! - в глазах Хранителя тайн появилась такая боль, что Аль Ференс вначале отшатнулся, а потом, догадавшись, про кого может идти речь, схватил его за плечи:
- Кого он убил, Жусс? Скажи мне: кого?!!
- Хельгу...
- Нет, - глухой стон сорвался с губ повелителя.
Аль Ференс Диа пошатнулся и, опираясь на трость, обернулся к брату. Тот находился все еще во власти его чар. Он не мог двигаться, но все прекрасно понимал. Глаза Юса Ференса выдавали неподдельный ужас.
- Ты ответишь за это, брат. Я обещаю, - Аль Ференс едва сдерживал себя от внезапно нахлынувшей на него ярости. Он хлопнул в ладоши и из открывшегося портала появились два высоких юноши-воина. Не глядя больше в сторону брата повелитель отдал распоряжение, - Уведите его к старейшине деймов. Пусть подготовят всё необходимое к суду над ним.
- Слушаемся, - в голос ответили воины и скрылись из виду вместе с пленником.
Жусс, Картапелла и Джеромо с сожалением и тоской проводили их взглядом. Аль понимал и разделял чувства посетившие их сердца.
Он тяжело вздохнул и нашел в себе силы, чтобы спросить:
- Где она, Зей? Отведите меня к Хельге. Я хочу с ней проститься.
Аль Ференс Диа шел тяжело, опираясь на трость. Его девочка, его ангел-хранитель. И вот он снова без нее. Навсегда. Невозможная боль сковала собой его сердце. Дышать тяжело. Повелитель остановился, сделал вдох и следующий шаг. Так много недосказано. Он надеялся, что когда она вспомнит свое прошлое - вернется к нему его друг и опора. Хельга. Так много связывает их. Вернее, связывало. Трудно отказаться от надежды, которой теперь не осталось.
Он хранил её тайну, как и остальные посвященные в перерождение дейма. Хранил и надеялся. Юс был виноват в прошлом и настоящем, а в будущее он не позволит ему проникнуть.
Ни за что!
- Вот здесь, - донеслись до повелителя слова Зея, и он увидел Хельгу, будто спящую на траве. Рядом с ней сидела рыжеволосая девушка.
'Лисси. Надо будет отблагодарить её', - отрешенно подумал Аль Ференс.
- Учитель, - девушка поднялась им на встречу, - мне кажется, ... я не могу быть уверена, но мне показалось, что Хельга... она еще здесь...
- Что вы сказали? Здесь? - Аль Ференс будто вынырнул из толщи воды на берег и впервые облегченно вобрал в легкие воздух.
Он обернулся на Картапеллу:
- Вы же знахарка? Помогите! - но ту уже не нужно было просить, она присела возле Хельги и принялась делать какие-то манипуляции над её головой.
- Да, эта девушка права, - через некоторое время произнесла ведьма, - Хельга здесь, но её дух перекрыт другим - мертвым духом. Духом демона. Это он умер и занял тело... странно, как же такое может быть?
- Картапелла, вы можете ей помочь? - перебил её рассуждения Зей, - Вы можете освободить Хельгу?
- Я... не-ет. Нет, я не могу... я хотела бы, но не могу... - покачала головой ведьма, поднимаясь.
- А кто может? - спросил в свою очередь Аль Ференс.
- М-м-м...я не уверена, но, может быть, спросить Ламуса? Он изучал что-то такое, я видела у него книги, много книг...
- Ламус? Кто это? - поинтересовался повелитель, припоминая кого-то из подданных с похожим именем.
- Это мой слуга. Я позову его?
- Конечно! - чуть ли не хором выкрикнули мужчины, почти оглушив тем самым Лисси.
Девушка прикрыла уши руками и присела возле бездыханной подруги.
Картапелла мягко коснулась своего амулета и произнесла в него с придыханием, будто подышала на зеркало:
- Ламус!
- Да, госпожа? - послышался недовольный голос.
- Где ты, бездельник? Мне нужна твоя помощь!
- Я рядом с вами. Сейчас буду.
Буквально через несколько вздохов своей госпожи Ламус появился перед ней.
- И что за спешка, моя госпожа? Зачем я вам нужен? Я, между прочим, был делом занят, я спасал жизнь известному вам магу...
- Да не сердись, милый, тут видишь, беда! - Картапелла показала рукой на Хельгу.
Слуга ошарашено вытаращил глаза:
- Как?! И она тоже?!
Он встряхнулся и из облака-призрака вдруг стал видимым и осязаемым Ламусом Со`Овием. Который был известен больше, как изобретатель, нежели целитель. Теперь жизнь Хельги была в его руках. Он долго ходил вокруг, что-то бормотал себе под нос, присаживался, вставал, колдовал с какими-то склянками, приборами, которые до доставал, то прятал в своих многочисленных карманах.
-Так-так-так! - приговаривал господин Ламус, - Так-так-так!
Наблюдавшие за манипуляциями изобретателя волшебники ждали, что он им скажет. Но тот все не решался озвучить свои мысли.
Наконец, Картапелла потеряла всякое терпение:
- Ламус, дорогой! Что ты там все вокруг нее бегаешь? Поведай же нам: есть ли хоть какая-то надежда?
- Надежда? Надежда есть всегда, моя госпожа! Я в этом уверен! Что же касается Хельги... тут как ни крути может помочь только одно...
- Что? Господин Ламус, говорите же! Я сделаю все, что необходимо... - Зей не находил себе место от беспокойства. И хоть старался не подавать вида, у него это получалось с большим трудом.
Аль Ференс Диа, Лисси, Картапелла и даже Джеромо, который видел Хельгу впервые, разделяли его чувства. Уж слишком долго Со`Овий кружил над полуживой девушкой.
- Боюсь, что ни ваша, ни моя помощь тут не понадобиться, - развел руками Ламус, - Эту девушку может вытащить только чудо. Настоящее, самое настоящее чудо!
- Какое чудо? О чем вы? - Лисси посмотрела на него так, как будто увидела перед собой что-то неприятное.
- Самое настоящее чудо не то, что можно показать всем, а то, что находится глубоко внутри и лишь изредка показывает себя, но далеко не каждому, - хитро прищурившись, усмехнулся Ламус, - Догадываетесь? Нет?
- Я догадался! - громыхнул Джеромо и глухо ударил хвостом по земле.
Но прежде, чем он успел рассказать о своей догадке, внимание всех привлек к себе небольшой вихрь из которого вышел живым и здоровым Арлен. Не обращая ни на кого внимания, он сразу же зацепился взглядом за Хельгу и кинулся к ней:
- Хельга! Девочка моя, что с тобой?
Он склонился над волшебницей, которая будто спала - странным сном. Арлен упал перед ней на колени, провел рукой по её мокрым спутанным волосам, увидел кровь на своей ладони:
- Милая! Что же ты... так?! - отчаяние закралось в его сердце, а губы коснулись холодных уст в последнем поцелуе.
Он прощался с ней, зная, чем Хельга пожертвовала ради него. Ламус исцелил его тело, но душу вернула она. Арлен это чувствовал, знал и не мог себе простить, что опоздал. Не успел и потерял её навсегда.
Он отстранился, вгляделся в любимое лицо и, вдруг ресницы девушки затрепетали, а по щеке заскользила слезинка. Хельга возвращалась к жизни.
- Вы это видите? - обратился Арлен к окружающим его друзьям, - Вы видите? Она жива!
- Чудо! - выдохнул, довольный Джеромо, обдавая всех холодным дыханием севера.
- Не чудо, а - любовь, дурачок! - укоризненно качнула головой Картапелла, забираясь на его могучую спину. Она печально посмотрела на Арлена, задумавшись о том, что её любовь, наверное, будет еще впереди и тихо произнесла на ухо своему родственнику. - Думаю, тут теперь и без нас разберутся, а нам пора!
Взмахнув крыльями, дракон поднялся в небо и, оглядев окрестности, устремился на восток. Туда не коснулась война. Там был спокойный красивый мир, который выбрала для себя Картапелла.


Глава 59

Она приходила в себя. Окружающее пространство было странным - доносился плеск воды, крики чаек, свежий ветер легонько дотрагивался до лица, ласково пробегал по волосам, будто хотел убедиться в том, что она еще спит и дарил вместе с прикосновениями запах моря.
Не хотелось раскрывать глаза. Хельга чувствовала, что лежит на чем-то мягком, её нежно покачивают, будто младенца в колыбели. Сладкая нега обняла собой всё тело. Чтобы пошевелиться не было ни сил, ни желания. Она наслаждалась уютом в котором пребывала. Самым странным казалось то, что в голове не имелось ни единой мысли - ни о прошлом, ни о настоящем - хотелось лишь покоя и он у нее был.
Тихий стук, чьи-то робкие шаги и вновь тишина. Сколько Хельга пробыла в безмятежности - трудно сказать, но спустя время ей захотелось пить, и она сделала над собой усилие - открыла отяжелевшие веки, огляделась.
Низкий потолок - сбитый из плотных досок, такие же стены, справа от высокой кровати - круглое, распахнутое окно, за ним бесконечная синь неба.
У окна, скрючившись на широкой лавке, прибитой толстыми гвоздями к полу, дремал, прикрыв одной рукой лицо - худощавый черноволосый господин.
"Кто бы это мог быть? - мелькнула первая мысль, - Где я? Что за странная хижина, в которой мебель держится на гвоздях и почему... почему тут все качается?"
Хельга привстала, опираясь локтем на подушку, кровать под ней слегка скрипнула, тем самым пробудила господина. Тот встрепенулся, провел рукой по своему лицу, откинул волосы и сел на лавку, посмотрел с тревогой на кровать.
Его серые глаза излучали тепло, а улыбка вмиг озарила осунувшееся лицо мужчины. Хельга не сразу узнала его, слишком мало он походил на прежнего господина О`л Фресса.
- Арлен... - выдохнула она, еще не веря своим глазам.
Она вспомнила - слишком ярко перед глазами появилось прошлое - распластанное тело барса... кровь и его остановившееся сердце.
В одно мгновение он оказался рядом, обнял, заглянул в её влажные глаза:
- Хельга, милая! Почему ты плачешь?
- Живой... ты живой? - она прижалась к его груди, услышала стук бьющегося под плотной шелковой рубашкой сердца, - Живой!
- Живой, - подтвердил маг, поглаживая девушку по голове, - Благодаря тебе и Ламусу. Он пришел, чтобы похоронить меня и очень удивился, когда дохлый барс в его руках, вдруг протяжно зарычал.
Арлен замолчал и немного отстранился, рассматривая заплаканное лицо Хельги:
- Но, когда я увидел тебя, там... на траве. Я подумал, что мир перевернулся.
- Меня всего лишь ранил демон, - пожала она плечами, даже не догадываясь, что чуть не ушла за грань.
- Нет, - Арлен посмотрел на нее долгим взглядом, вспоминая все, что произошло, - Я думал, что потерял тебя - навсегда. И это страшнее смерти.
- Я знаю, - ответила Хельга и, опустив глаза, прошептала, - Я не смогла бы... не смогла бы жить без тебя.
- Что? Что ты сказала, девочка? - его голос дрожал, он одной рукой приподнял её подбородок и утонул в полных любви глазах, - Это правда?
Хельга кивнула, от волнения у нее совсем пересохло во рту, а губы, казалось, слиплись и больше не подчинялись ей.
- Я люблю тебя, девочка, - сказал хриплым голосом Арлен и нежно поцеловал.
Хельга затрепетала в его объятьях, ни разу еще она не чувствовала себя такой счастливой, такой любимой. Когда он отстранился, то через вырез широкой рубашки она заметила бурый выпуклый шрам на его груди, потянулась к нему рукой, но Арлен перехватил её:
- Не надо, милая.
- Это...
- Это плата за жизнь. Ламус сделал все, что мог. Я тоже. Это останется со мной до конца дней.
- А что с рукой? - робко спросила Хельга.
Она заметила, что маг ею совсем не двигает.
- С рукой... - Арлен стал серым, будто ненастный день, - Она больше не подчиняется мне. Яд Картапеллы сделал свое дело.
Он порывисто поднялся, оправил рубаху, застегнулся и надел поверху серый плотный камзол. Теперь Арлен выглядел несколько иначе, чем когда-то. Война наложила на лицо мага свой след: появились мрачные морщинки на лбу, у глаз и в уголках губ; на висках же засеребрилась - будто иней - первая седина. И в глазах - точно омут боли.
- Я ждал, когда ты придешь в себя, милая. Два дня назад мы отплыли с тобой в Восточные земли. В мир эльфов. Там ты быстрее поправишься и сможешь вернуться домой.
- Домой? - растеряно переспросила Хельга. - А как же война?
- Мы её выиграли. Причем с помощью Картапеллы. Она привела с собой снежных драконов, и они охладили пыл демонов. Так что ведьма теперь оправдана, а вот Юса Ференса Диа скоро будут судить, - он немного помолчал, - Сейчас идет траурная неделя. Слишком много потерь мы понесли. Слишком много.
- А ты? Ты тоже вернешься домой?
- Возможно, - усмехнулся Арлен. - Вот провожу тебя, уверюсь, что ты следуешь предписанием лекаря...
- Арлен, постой, а как же... - она осеклась, подбирая слова. - Или то, что ты мне говорил сейчас было лишь минутным порывом? Блажью?
Её голос прозвенел, как стрела и попал в цель. Глаза Арлена сверкнули болью, и, борясь с чувствами, он медленно подошел к ней:
- Ложись. Тебе рано еще вставать. Хочешь пить? - не дожидаясь ответа, подошел к тумбе (она стояла с другой стороны кровати) налил из кувшина в круглую глиняную плошку травяной чай, протянул Хельге.
Она с трудом сделала несколько глотков еще теплого, терпкого на вкус чая, после которого почувствовала облегчение - во рту больше не было сухости.
- Арлен, не уходи! - Хельга с отчаянием уцепилась за рукав его камзола. Почему-то казалось - вот выйдет маг за дверь и исчезнет из её жизни. Навсегда.
- Хельга, мне нужно идти, - он аккуратно освободился. - Я и так был слишком долго здесь. Я позову сиделку. Её прислал Зей, говорит, что Удана самая лучшая из всех, что ему доводилось видеть.
- Арлен...
- А что касается остального... - он угрюмо вздохнул, - Я буду тебя любить всегда, но... какой из меня муж? Ты достойна лучшего! - с этими словами он быстро вышел за дверь, оставив Хельгу в полной растерянности и одиночестве.
'Зачем он это делает? Почему отталкивает? Не верит?' - её обуяла досада на себя, на Арлена, на то, что он все решил за них обоих.
Неужели он не понимает, что любой - здоровый или больной, целый или покалеченный - он нужен ей!
- Какой же ты дурак! - выкрикнула она в сердцах и бросила плошку в едва открывшуюся дверь каюты. Теперь она знала, что находится на судне и оттого её качает, словно лист на ветру. Дверь снова плотно закрылась, а затем послышался осторожный стук.
- Кто там? - выкрикнула Хельга, на всякий случай, натягивая одеяло до подбородка. Ведь на ней кроме ночной рубашки ничего не было. Переодеться во что-то другое она пока не успела.
- Это я, госпожа. Удана. Ваша сиделка, - послышался мягкий женский голос.
- Входите.
В каюту протиснулась женщина в строгом длинном платье и теплом шерстяном плаще, с глубоким капюшоном, который заслонял собой её лицо. Она сняла плащ, повесила его на крюк у двери и обернулась к Хельге.
- Лисси? - не поверила та своим глазам, но рыжеволосую подругу трудно было спутать с кем-нибудь ещё. - Ты здесь откуда?
- Привет! - улыбнулась Лисси и кошачьим мягким шагом быстро приблизилась к постели больной. - Я пришла тебе помочь. Вот выпей.
Жер`Олом достала из кармана узенький флакончик с серебристой жидкостью.
- Что это? - удивилась Хельга.
- Не спрашивай меня ни о чем, - Лисси воровато оглянулась на дверь. - Сейчас совсем нет времени, сюда вот-вот придет настоящая Удана.
Лисси открыла снадобье и первой отпила из бутылочки, Хельга последовала её примеру.
- И что тепеурррь? - муркнула она, вмиг обернувшись кошкой, разглядывая перед собой полную копию себя.
- Лезь под кровать и молчи, сама все услышишь. Если она станет рыскать по каюте, не раздумывай - прыгай в окно, потом вверх по лестнице и через борт, там лодка, в ней можно спрятаться...
- А ты?
- Я отвлеку. Увидимся в лодке.
Послышались тяжелые шаги, затем настойчивый стук в дверь:
- Госпожа Хельга, это Удана. Можно войти? - не услышав разрешения, Удана постучала еще дважды, потом вошла. - Госпожа Хельга, где вы?
Она протопала к кровати, зачем-то перетряхнула постель.
- Куда же она подевалась?! Что я теперь скажу господину? Госпожа Хельга?!
- Давай, к окну! - скомандовала Лисси и первая выскочила к ногам ошеломленной сиделки.
Хельга прошмыгнула к окну и, запрыгнув на подоконник, услышала довольный смех Уданы:
- Так вот вы где, госпожа Хельга! Не бойтесь! Я отнесу вас господину Зею, все будет хорошо.
Хельга спрыгнула вниз (она достаточно услышала), затем, прижимаясь к полу, проскользнула к лестнице, потом наверх. По шаткой палубе, прячась от чужих глаз, добралась до лодки и спряталась под скамью.
Там, немного успокоившись, подумала о случившемся:
"Так, значит, Зей решил меня похитить, но почему? Он же друг или враг? Ничего не понимаю!"
- Ух, еле вырвалась! - спрыгнула к ней довольная Лисси.
- А как же Удана?
- Заперта! Я её погоняла по комнате, а когда она наклонилась за мной, выхватила у нее ключ и через окно, потом пробралась в коридор и заперла её снаружи. Теперь сидит там.
- А через окно?
- Нет, не выберется! Не пролезет, она в бедрах толстая, застрянет! - засмеялась Лисси.
- Что дальше? Зачем я Зею нужна? И почему ты мне помогаешь? - засыпала подругу вопросами Хельга.
- Все просто. Я не хочу, чтобы учитель страдал. Он любит тебя.
- Да уж, любит! Поэтому и тащит, как игрушку из-под носа соперника?! - возмутилась Хельга до глубины души поступком Хранителя. - Он что, тоже здесь?
- Нет. Это было бы слишком! Я еду в мир эльфов потому что меня пригласил туда твой повелитель. Учитель остался. Он помогает деймам, наводит порядок в мирах, потревоженных демонами, - она вздохнула, - Ты ведь не его любишь. Я знаю.
- А ты?
- А я... - Лисси грустно посмотрела вдаль, - я хочу вернуться к родителям. Идем. Твой Арлен сейчас разговаривает с Алем Ференсем, если хочешь быть с ним - это твой шанс.
Жер`Олом махнула хвостом и выпрыгнула из лодки. Хельга повторила за ней. Кошки побежали к капитанскому мостику, где вели оживленную беседу несколько мужчин.
"Ну, что же, господин Арлен! Я так просто не откажусь от вас", - подумала она, торопясь за подругой. Палубу шатало и Хельге приходилось с помощью когтей удерживать равновесие, Лисси, казалось - летела, ничего не замечая.
Притаившись за широкой бочкой, кошки решили переждать важный разговор и не вмешиваться в дела мужчин.
- Да, Ваше Величество... две недели будет достаточно... - долетели до Хельги слова Арлена.
Она насторожилась, прислушиваясь к ветру, который дул в противоположную сторону от них и слова уносились прочь, но некоторые фразы, все-таки удавалось расслышать.
- Совет деймов... одобрит... мой сын... - дальше ничего не удалось узнать.
Ветер стал еще сильнее и Хельга, прижавшись к Лисси, прошептала:
- Ты слышишь что-нибудь?
- Нет, - ответила та, выглядывая из-за бочки, - но вроде бы они закончили, двое уже ушли. Давай попробуем поговорить с твоим повелителем.
- А что я ему скажу? Что Зей хочет меня похитить?
- Нет! - покачала головой Лисси, - Другое!! Идем.
---
Господин О`л Фресс чувствовал себя очень скверно после разговора с Хельгой. Несколько дней он провел возле постели больной и боялся уйти. Будто бы от его присутствия зависело - выживет ли она. Арлен ждал её пробуждения и тревожился, не знал, о чем будет с ней говорить, что скажет ему Хельга. Сейчас, меряя шагами узкий коридор судна до лестницы наверх, он думал лишь о том, что мир очень несправедлив. Все произошло слишком быстро и как-то неправильно. Её интерес к его немощи - будто пощечина - отрезвил и поставил на место, перечеркнул тем самым все прежние желания и мечты. Она - дейм, Хранитель и её место рядом с богами. Он же, как говорит Зей - маг, очень способный маг, но не более.
О`л Фресс с силой ударил здоровым кулаком в стену, уперся в нее лбом. Как бы ему хотелось прожить другую жизнь! Но то, что есть - уже не исправить.
Арлен взял себя в руки и вышел на палубу. Он должен был переговорить с Его королевским Величеством. Хельга пришла в себя, и больше ничто не мешало магу заняться государственными делами.


Глава 60

Аль Ференс Диа смотрел вдаль, будто бы полностью поглощенный своими мыслями, но, тем не менее, он успевал заметить все происходящее вокруг - от кружащих в небе чаек, до пробегающих по палубе матросов. Давний наказ отца срабатывал и теперь - "Ты - повелитель, сын, а это не просто слово, это наука, возможно, самая главная в твоей жизни. Повелитель всегда должен видеть, слышать, знать и просчитывать на два шага вперед любого мальчишку в поле своего зрения. Ты никогда не сможешь быть уверен в себе, если не освоишь эту премудрость." Аль Ференс стоял на палубе недалеко от капитанского мостика, он выбрал отличное место для наблюдения. При этом он сам оставался словно бы в тени.
Матросы, капитан и хмурый боцман, привыкшие к тому, что в море они подчиняются лишь морскому уставу, к своему необычному пассажиру относились с большим уважением и трепетом. Что не ускользнуло от глаз мага. Он мысленно усмехнулся и, поздоровавшись с капитаном их быстроходного судна, подошел к Его Величеству, но не посмел приблизиться, почтительно остановился на шаг позади.
Команда работала слаженно, ветер был попутным и судно, на борту которого было написано - "Белый беркут", стремительно неслось по волнам. Корабль - крупный, белоснежный, быстрый, как нельзя, кстати, соответствовал выбранному для него названию. Арлену доводилось и раньше видеть в некоторых крупных бухтах этого красавца, но вот путешествовал он на нем впервые.
В основном маг передвигался по суше, и в древних землях эльфов, куда можно было добраться либо морем, либо караваном, через лесную границу, либо по воздуху - ему ни разу еще не посчастливилось побывать. Через портал проникнуть на заповедную территорию было невозможно. Там действовала особая магия, давно забытая в остальных местах.
- Хельга. Как она? - спросил повелитель, не поворачивая головы.
- Она пришла в себя, Ваше Величество, - ответил маг.
- Хорошая весть. Правда, я не слышу радости в вашем голосе, господин О`л Фресс. Что-то не так?
- Нет. Все в порядке, Ваше Величество. Здоровью Хельги больше ничего не угрожает, и, я думаю, целебный воздух Восточных земель пойдет ей только на пользу.
- Что же тогда вас так беспокоит? - от глаз повелителя не скрылось то, что пытался спрятать маг.
- Я хотел бы вернуться в свои земли. И, возможно, оказать магические услуги там, где это необходимо, - нашелся он. О своих сердечных бедах Арлен не собирался делиться, - Наверняка, еще многое нужно сделать, чтобы вернуть прежнюю гармонию мирам.
- Знаете, господин О`л Фресс, - протянул Аль Ференс, - я бы тоже не отказался от вашей помощи. Мне как раз нужен маг с вашими способностями.
- С моими способностями? - маг повел плечами, - И чем же я смогу быть вам полезен?
- Я жду моих людей, - Аль Ференс повернулся к Арлену в пол оборота, заложив руки за спину, - они сейчас будут здесь и посветят вас в недавние события, но мне хотелось бы прежде узнать - согласны ли вы потратить некоторое время на то, чтобы выполнить мою личную просьбу? Могу ли я довериться вам?
- Возможно, я мог бы оказать вам некоторые услуги, Ваше Величество, но... - маг замолчал, как бы подбирая слова.
- Но?! - повелитель посмотрел пристально, будто хотел снять с него оттиск на память.
- Мне хотелось бы знать стоимость риска. Вы ведь нанимаете меня не бабочек ловить?
- Да. Несомненно. Риск есть и немалый. Иначе я не обратился бы к вам, - Аль Ференс глядел на мага долгим, изучающим взглядом. - По качеству работы будет и награда. Но, думается мне, вы заинтересованы не только в звонкой монете?
- Все может быть, Ваше Величество, - уклончиво ответил О`л Фресс. - Я часто помогаю бескорыстно, но только тем, кто не может оплатить мой труд. Я не дух, а маг и, стало быть, тоже бываю голоден. И, поверьте, гораздо чаще, чем мне хотелось бы.
- Хм... убедительно, господин маг, нечего и возразить. Вот держите! - повелитель передал Арлену в руки увесистый кошелек. - Это лишь задаток.
Два ярких всполоха за спиной Аля Ференса разрезали собой воздух и привлекли к себе внимание собеседников. Из-за них вышли, будто из открывшейся двери, два угрюмых господина - на лицо похожие, словно родные братья.
"Где-то я их уже видел..." - подумал маг, рассматривая приближающихся господ.
- Познакомьтесь, господин О`л Фресс, эти мои помощники - Министр внутренней границы и Министр внешней границы Южных земель смежного королевства - господа Ариус Фош и Делиус Фош, - представил незнакомцев повелитель.
Пока Министры объясняли, что же у них произошло и в чем заключается помощь мага, Арлен почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд, но обернувшись, никого не заметил.
По словам братьев Фош, ему нужно было осмотреть Южные земли темного королевства и найти проникших за пределы обеих границ демонов.
- Мы предоставим вам в распоряжение наших лучших воинов, и просим всего лишь оказать посильную помощь...
'Посильную, как же!' - усмехнулся маг. Он прекрасно осознавал, что ему-то как раз и придется работать в полную силу. И хорошо еще, если Министры не обманут да действительно выдадут ему в сопровождение, хотя бы несколько воинов. Арлен вспомнил, что уже встречался с этими господами, но тогда не он им помогал. Между магами поговаривали о скупости братьев-министров и мало кто хотел иметь с ними дела.
- Что скажете, господин О`л Фресс? Справитесь?
- Да, Ваше Величество, - без промедления ответил Арлен.
Найти демонов и выдворить за пределы государства, вернуть назад в логово - такое он проделывал не раз. Знать бы еще - сколько их будет и к какому клану они принадлежат, но с этим он разберется уже на месте.
- Сколько вам понадобиться времени на выполнение такого рода услуги? - спросил повелитель, показывая личную заинтересованность в положительном исходе дела.
- Две недели, думаю, будет достаточно.
- Ну, тогда мы ждем вас, - поспешили откланяться Министры. - И как скоро?
- Через час я буду у вас, - ответил Арлен хмуро, осматриваясь.
Он безуспешно пытался обнаружить наблюдателя. Но тот пока оставался в тени.
- Как бы ни шли дела - ставьте меня в известность. - Аль Ференс положил свою руку на плечо мага, как другу. - Я благодарен вам, господин Арлен, за помощь, но очень попрошу вас - не рискуйте собой без надобности. И вот еще что. Мне нужно, чтобы на обратном пути, вы заехали во дворец и передали вот этот конверт моей супруге.
- Я передам, - Арлен спрятал конверт подальше, во внутренний карман камзола.
- Скоро совет деймов, - продолжил между тем повелитель, - я думаю, он одобрит вашу кандидатуру на освободившийся пост в Министерство Магических Искусств.
- Не слишком ли щедро, Ваше Величество?
- Нет. Думаю, даже, что это слишком мало. Мой сын... - он жив благодаря вам. Подумайте, господин Арлен, не спешите отказаться.
- Я подумаю, - ответил маг и собирался уже попрощаться с Его Величеством, как из-за стоявшей невдалеке бочки вышли две совершенно одинаковые кошки.
Арлен вначале решил, что у него двоится в глазах, и тряхнул головой, но кошки-близнецы никуда не делись. Наоборот, они приблизились, и одна из них обернулась Лисси, склонилась перед повелителем:
- Позвольте поговорить с вами, Ваше Величество, - промолвила она, - наедине.
- Ну, раз мы с господином О`л Фрессом уже все обсудили. Я хочу лишь напомнить, что жду вашего отчета, господин Арлен, в любое время суток. Не смею больше вас задерживать, - сказал последнее слово Аль Ференс и обратился к Лисси, - Слушаю вас.
Едва они отошли на несколько шагов, как другая кошка перевоплотилась в Хельгу.
Арлен никогда еще не видел её столь обворожительной. Легкое платье нежно-синего оттенка - его подарок - очень шло ей.
- Хельга? Что происходит? Почему ты здесь?! - он подошел, заслонил собой девушку от ветра, обнял озябшие плечи, - Совсем замерзла! Что это еще за представление? Тебе не нужно было вставать, простудишься еще!
Он сердился, задавал вопросы, а она не могла ответить ни на один из них.
Как бы ей хотелось, сказать - Не уезжай! Я люблю тебя! Останься!
Но привязывать к себе мужчину, таким способом, играя на его слабости - нельзя! Не удержишь.
'Мы деймы - мы не созданы для любви! - говорила когда-то Грейс, - Мы должны думать о долге. Семья и дети - это не про нас'.
Но, что же делать, если чувства льются через край, перехватывают собой дыхание? Если расставание на миг равняется годам?
- Я хотела попрощаться, - промолвили непослушные губы, - Ты ведь не поедешь со мной, так?
- Да. Не поеду. У меня появились неотложные дела. Но как ты узнала?
- Почувствовала. Арлен, я хочу, чтобы ты взял вот это, - Хельга сняла с себя кулон в виде слезы, - Здесь моя эф-ми, Злата. Она погибла, спасая меня, а я так и не смогла вырастить её еще раз. Но она, она все чувствует и знает. Возьми её с собой в дорогу.
- Спасибо, - Арлен сжал в ладони теплую слезинку, живую память.
Он понял без слов, что ему хотела сказать Хельга. И был благодарен.
- Я хочу, чтобы вы вернулись с ней потом... ко мне, - Хельга почти умоляла, - Пообещай мне, что вернешься!
- Если только услышу ответное обещание, - хитринки появились в его глазах и заплясали там разноцветными огоньками, - Ты будешь выздоравливать и не станешь грустить и тосковать, хорошо?
- Хорошо, - она слегка улыбнулась, - Я буду ждать тебя.
- Я вернусь, - он легким поцелуем коснулся её губ, - Обязательно вернусь!
Арлен исчез, заботливо накинув на плечи Хельги свой плащ. Она закуталась в его тепло, вдохнула запах любимого, отпуская от себя тревогу. Он вернется. И это, пожалуй, являлось самым главным в её жизни.
- Поговорили? Успела сказать? - Лисси вернула Хельгу в действительность.
- Поговорили.
- Почему тогда он ушел без тебя?
- Потому что нельзя удержать возле себя ветер, Лисси, - Хельга вздохнула, - Но он обязательно вернется. Он обещал.
- Так ты ему ничего не сказала, так? - догадалась она, - Ну, и дурра ты, д`Аймон! И когда только поумнеешь?
Детская привычка - глаза к небу и назад, - укоризненное покачивание головой, делали подругу на несколько лет моложе. Хельга рассмеялась:
- Я не исправима, Лисси, твоя правда! Ну и холодно же здесь! Пойдем, освободим нашу пленницу.
- Зачем? - Лисси пожала плечами.
- У меня есть для неё поручение. Я напишу письмо Зею. Пусть не рассчитывает на мое скорое возвращение.
---
Ветер трепал её волосы, забирался под теплый плащ, холодил своим дыханием. Приближалась осень. Хельга почти закоченела, но не хотела уходить с палубы. Она стояла рядом с повелителем и дышала морским воздухом, наслаждалась игрой волн. Берег уже виднелся, скоро они ступят на землю эльфов.
- Значит, ты выбрала мага? - спросил Аль Ференс в своей манере, почти не поворачивая головы, и так знал, что его дейм всегда рядом.
- Да, мой повелитель.
- Не думал, - он немного помолчал. - А как же, Зей? К тебе ведь вернулись прежние знания, так неужели все чувства остались только в прошлом?
- Вернулись, - этот разговор начинал её тяготить.
Не любила Хельга говорить о чувствах, но от повелителя не уйдешь так просто, как от Лисси. И сменить тему намного сложнее. Аль Ференс не велся на такие уловки. Они слишком хорошо знали друг друга, и лукавить было бессмысленно.
- Объясни, - скорее попросил, нежели приказал он, при этом подошел к ней близко, заглянул в глаза.
- Зей стал другим, я думаю, все, что было между нами раньше - было моей большой ошибкой. Мне, кажется, мы не любили тогда. По- настоящему, - она замолчала, опустила взгляд куда-то вниз, в озябших пальцах несколько раз перевернула кольцо, которое подарил ей когда-то Аль Ференс. Знак того, что она служит ему. Собралась с мыслями и продолжила с горечью в голосе, - И дело тут не только в Арлене. Я и Зей - мы больше не прежние и никогда такими не станем.
- Я хочу, чтобы ты была счастливой, девочка, - повелитель обнял её за плечи, - Я бы мог подарить тебе больше, но уверен - ты не примешь мой дар.
- Для меня большая честь, быть вашим другом, мой повелитель, - после некоторого замешательства произнесла Хельга. Она боялась дышать рядом с ним, боялась причинить ему боль, догадываясь о том, что он хочет ей сказать, но не решается. - Королевство не для деймов. Мы храним, но никогда не властвуем. Я могу быть лишь тенью своего господина.
- Я понимаю, поэтому ни о чем не попрошу, о большем... - в его глазах поселилась тоска. - Моя королева ждет возвращение сына. Я был бы признателен, если бы ты согласилась сопровождать меня.
- Я согласна.
Аль Ференс улыбнулся так, будто не было страшных лет разлуки, и они сейчас просто беседуют, как когда-то, уединившись в его покоях. Лишь седина на висках повелителя, да боль в глазах - выдавали прошлое.



Глава 61

Тито ожесточенно бросал камни в озеро. Его ровная гладь уже который раз, молча, проглатывала очередную жертву, лишь расползаясь кругами по воде, затем вновь становилась безмятежной.
- Красиво тут, правда? - раздался тоненький голосок принцессы.
Она подошла не слышно. Он почти привык к её внезапным появлениям за своей спиной и даже не вздрогнул в этот раз, лишь пожал плечами.
Конечно, тут было на что полюбоваться: и на высокие деревья, стволы которых в три, а то и в четыре обхвата с ветвистыми, похожими на пышные парики кронами; и на цветы с большими, лопушистыми соцветиями; и на птиц, чье оперение по красочности не уступало цветам, а пение было настолько сладким, что можно слушать часами и не уставать. Но все это ни к чему, когда сердце занято тревогой.
- Ты зачем пришла? - спросил хмуро, не по-доброму.
- С тобой хотела. Нельзя что ли? - обиделась девочка.
Тито не ответил. В последнее время они почти не разговаривали. Он старался побыть один и поэтому сбегал в тихие отдаленные места, но его, как это не странно, всегда находила принцесса.
- Почему ты бегаешь за мной? - рассердился Тито, - Непонятно что ли? Я хочу быть один! Совсем один!
- Не правда, - тихо ответила Виолетта, - не хочешь.
- Тебе-то откуда знать? - парнишка бросил силой следующий камень и обрызгал всплеском воды принцессу. Виолетта охнула и отступила, стряхивая с себя капельки воды, - Прости. Я не хотел.
Он протянул ей платок, но она отстранилась.
- Так высохнет.
- Глупая, уже осень! Простудишься, - в голосе Тито появилась забота, будто они вновь оказались вместе далеко от её дома. - Возьми платок.
Виолетта поджала губки, но взяла из его рук белоснежную ткань и послушно вытерлась. Сейчас дети были одеты в красивую дорогую одежду, как и полагается высокородным отпрыскам. Но, не смотря на изысканный и благородный вид, в таких костюмах было не так удобно двигаться, как в простых штанах и рубахе. Тито предполагал, что и для Виолетты её расписанное золотом платье не так приятно, как мальчишеский костюм. Иначе, зачем бы ей было сбегать из дворца?
- Больше не сердишься? - спросила она все еще с опаской.
- Нет, - качнул головой Тито, - Но во дворец не пойду! Я тут побуду.
- А я и не зову, - она подошла ближе и посмотрела в воду, - Ты думаешь... об отце?
- Да. Знаешь, Вилл, я так давно один... и ... мне...
- Страшно?
- Угу, - кивнул Тито, прикусив кончик языка.
Он надеялся, что если не произнесет вслух про свой страх, то тот уйдет и перестанет его тревожить.
- Хочешь, я скажу, что будет? - спросила она, не поднимая взгляда, рассматривая отражение в воде, - Я могу видеть, когда очень хочу. Правда.
- Скажи.
Виолетта присела у воды, дотронулась рукой до ровной поверхности озера, от её руки пошла легкая рябь. Девочка произнесла нараспев длинное витиеватое заклинание и поднялась, шепнула Тито:
- Смотри сам, - легонько подтолкнула его к краю, - туда!
Он замер, затаив дыхание, следил за тем, как перед ним всплывают картины, словно нарисованные на воде. Столько там было всего разного, непонятного. Какие-то незнакомцы бились друг с другом - кривые, изогнутые, с когтистыми пальцами руки, лапы, а за ними хвосты и гривы, а еще - огонь, неразбериха, чьи-то искаженные страхом лица. Но вот он увидел отца, а затем яркую вспышку света и все исчезло.
- И... и что это было?
- Ты видел? Видел, да? - Виолетта заглядывала в глаза, застывшему в изумлении Тито. Он кивнул, у него не было слов от увиденного, ведь так и не понял, что случилось с отцом и случилось ли? Принцесса тем временем тормошила его за рукав, - У меня получилось! Вот здорово! А что ты видел? Рассказывай! Ну же?! Не молчи!
- Я ничего не понял, Вилл. Совсем ничего. Мне что-то плохо... - парнишка присел, умылся холодной водой озера и лишь затем обернулся к перепуганной принцессе, - А если он умер?
- Кто? - Виолетта побледнела и настойчиво произнесла, - Нет! Ты что!
Она догадалась, про кого подумал её "братец" и закачала головой, протестуя:
- Нет-нет! Так не бывает! Ты его живым видел? Да?- она задумалась на миг, а потом решительно взяла Тито за руку, - Идем домой! У папы спросим, он объяснит.
Семья принцессы приняла мальчика, как собственного сына. О нем заботились не хуже, чем о Виолетте, но юный повелитель очень тосковал по собственному дворцу и чувствовал себя здесь желанным гостем, но все-таки чужим. Родной дом вряд ли можно чем-либо заменить, он это понял давно.
Дети вышли из леса, взявшись за руки, как будто и правда брат и сестра. Поднимаясь по широким ступеням высокого, уходящего синими куполами в небо, дворца, Тито остановился на миг, перевести дух. Ему всё еще было не по себе от увиденного у озера.
- Ты чего? - уставилась на него принцесса, - Устал что ли?
- Подожди, голова кружится, как на карусели, - ответил он, переводя дыхание.
Тито ухватился руками за парапет и делал глубокие вдохи, выравнивая биение сердца.
- Госпожа Виолетта! Госпожа Виолетта! - раздался откуда-то снизу звонкий голосок.
Дети обернулись и увидели одну из фрейлин принцессы - маленькую смышленую Ли, личико которой всегда светилось улыбкой, но сейчас она отчаянно махала белым платочком у первой ступени лестницы, привлекая внимание принцессы. И была очень серьезной.
- Что случилось, Ли? - спросила Виолетта, озадаченно переглянувшись с Тито.
Было видно, что юная фрейлина чем-то встревожена или же напугана. Правда, ни то, ни другое радости не прибавляло.
- Спускайтесь скорее, ваша милость! Вас все обыскались уже!
- Что за спешка? - вновь спросила принцесса, не делая ни единого шага навстречу. - В чем дело-то?
- Там... там гости приехали! На корабле! - прокричала она, размахивая руками, - А вас нигде нету!
- Гости?! - Тито сделал шаг на ступеньку вниз и всмотрелся вдаль, - Вилл, там и, правда, корабль. Идем!
Они побежали почти вприпрыжку. До самой пристани Тито не сбавлял ход. Но едва лишь вылетели к бухте, как он встал, словно вкопанный. Принцесса едва не врезалась в него, но вовремя остановилась, упираясь руками ему в спину.
- Ты чего это остолбенел? - она, в который раз, за это утро не узнавала "братца", а перемены в его настроении пугали девочку не на шутку. - Тито?!
- Я не вижу, кто там? - он смотрел на спускающихся по траппу пассажиров с корабля, - Вилл, скажи мне, кто там? Внизу.
- Женщина, я её не знаю, она рыжая и высокая, в коротком плаще.
- А рядом кто? - Тито надеялся, что зрение у Виолетты острее его собственного и не ошибся.
Девочка почти без напряжения для себя осматривала прибывших и рассказывала, кого видела.
- С ней еще одна женщина, они разговаривают. Тито, это она! Ты помнишь, её зовут - Хельга! - Виолетта обрадовалась, увидев знакомую, будто близкую родственницу, - А еще там мужчина - высокий, но старый и седой... и он опирается на трость...
- Трость?.. - сердце мальчика сжалось предчувствием, - Это он... мой отец.
Не помня себя, Тито бросился вниз с холма, пробегая между портовыми грузчиками и просто слоняющимися без дела горожанами. Проталкиваясь между ними, наступая на ноги, он меньше всего сейчас думал о приличиях. За ним приехал отец - что может быть важнее!
---
- Наконец-то под ногами земля! - обрадовано воскликнула Лисси, оборачиваясь на спутников, - Правда же - утомляет эта качка?
Они уже прошли через большие сияющие радугой врата, что заняло некоторое время, и магия эльфов позволила кораблю пришвартоваться в бухте. Лисси очень не терпелось покинуть судно, и теперь её радости не было предела. Хельга еще ни разу не видела подругу столь счастливой.
- Не то, чтобы очень утомляет, но ты права, на земле я себя чувствую лучше, - Хельга искренне улыбнулась и огляделась.
Их встречали. Несколько богато одетых господ пристально вглядывались в спускающихся по трапу пассажиров. Но вот они скользнули по Лисси, задержались на Хельге и перевели взгляд на Аля Ференса Диа, который сошел с корабля последним. Пропустив девушек вперед, он обмолвился несколькими фразами с капитаном, а затем догнал их уже на сходнях.
Пошептавшись о чем-то между собой 'встречающие' дружно прошествовали к прибывшим гостям.
- Мир вам! - раздался переливчатый низкий голос одного из эльфов.
Хельга с интересом рассматривала его удлиненное лицо, чуть раскосые оливковые глаза, длинные темные волосы и тонкую линию губ. Расшитый золотом костюм небесно-синего цвета с темно красными полосами на рукавах придавал ему элегантный вид и, в тоже время наводил на определенные мысли. Осанка и манеры господина говорили о том, что он - скорее военный, чем штатский и, наверняка, состоит на службе своего короля.
- И вам мир! - ответил за всех Аль Ференс Диа, тоже внимательно рассматривая обратившегося к ним молодого господина. Правда, по облику эльфов трудно определить их возраст. Ему могло быть лет двадцать или двести, а может быть даже тысяча или две. - С кем имею честь?
Но повелитель не успел получить ответ на свой вопрос, как расталкивая прохожих на нём с криком:
- Отец! - повис светловолосый парнишка лет десяти.
В мальчике трудно было узнать прежнего Тито - он был чисто одет и вымыт, что совсем не походило на недавно найденного Хельгой в лесу малыша. Лишь светлые волосы и тонкие черты, так напоминавшие госпожу Ангелину - выдавали в нем сына повелителя.
- О... мальчик мой, где ваши манеры! - воскликнула женщина в красивом платье и высокой, увитой цветами шляпке, - Тито, милый, что происходит?
- Это ваш сын? - спросил высокий господин в черном пальто и фетровой шляпе с широкими полями, который до этого стоял поодаль.
- Да. Это мой сын, - ответил Аль Ференс, выпустив мальчика из объятий.
Он положил ему на плечо свою руку и легонько сжал, придавая уверенность сыну. Тот доверительно смотрел на отца и старался сдерживать эмоции, захватившие собой обоих.
- Спасибо, что приютили моего мальчика в своем доме, на своей земле, господин Жуэль Ла Фелио део Гор, - пока повелитель произносил имя эльфа, Хельга уловила, что тот довольно улыбнулся, встретившись взглядом с повелителем.
- Неужели мы с вами знакомы?
- Лишь заочно. Я читал ваши труды и учился вашей мудрости, будучи юным принцем темного королевства. Мое имя Аль Ференс Диа.
- Я тоже наслышан, - Его королевское величество обернулся к даме в шляпке, - Позвольте представить вам мою супругу - госпожу Лаэвинну и моего друга, близкого члена семьи генерала Гаэртьена Ли аде Гоз.
- Со мной госпожа Лисси Жер`Олом и госпожа Хельга д`Аймон - мои первые помощники, - представил в свою очередь спутниц господин Диа.
- Мама! Папа! - раздался звонкий голос с берега.
Все посмотрели на бегущую к ним девочку в красивом зеленом платье. Волосы принцессы, распущенные золотыми волнами по плечам, лохматил порывистый ветер.
- О, Виолетта! - всплеснула руками госпожа Лаэвинна.
Её смущение можно было легко понять: внешний вид дочери оставлял желать лучшего. Но от Хельги не укрылось и то тепло, что появилось в глазах господина Жуэля. Видно было - он нежно любит свою дочь.
- А это наша принцесса Виолетта, - он обнял запыхавшуюся девочку, - Я благодарен Вам, господин Диа, за сына и за то, что он вернул нам нашу дочь. Господин Жило рассказал нам, правда, всего в нескольких словах о том, что произошло. Прошу вас принять приглашение и пожить в нашем мире столько, сколько вам заблагорассудится.
- Благодарю вас, - Аль Ференс склонил голову, - А где он сам? Я думал увидеться с ним.
- Он оставил мальчика и поспешил вернуться в свои земли. Мы понимаем, там должно быть сейчас нелегко.
'Увижу - придушу!' - подумала Хельга, кусая губы.
Она надеялась на встречу с братом, а он удрал, как мальчишка. Обещал ведь присмотреть за наследником. Но, видно, решил, что мальчик в безопасности, а без него не обойдутся.
Закончив с обменом любезностями, Их королевские Величества прошествовали к стоящим чуть поодаль экипажам. Хельга, Лисси и генерал уместились во втором. При этом Жер`Олом успела шепнуть подруге:
- А он ничего, симпатичный!
- Не увлекайся, - предупредила в свою очередь её Хельга.
Но куда там! Лисси всю дорогу строила генералу глазки, и под конец пути его красноречивый взгляд подсказал, что она - таки добилась своего.
Хельга улыбнулась собственным мыслям и пожелала подруге удачи, сосредотачиваясь на своих чувствах.
Уже два дня она в разлуке с любимым. Как же хотелось быть вместе с ним! И так тревожно становилось от осознания, что Арлен вновь стоит на дороге полной опасности.
'Он вернется, - тешила она себя надеждой. - Я дождусь!'


Глава 62

- Господин О`л Фресс, мы рады видеть вас! - воскликнул Делиус Фош, завидев мага.
Арлен появился к назначенному часу в доме братьев-министров. Он успел лишь завернуть с письмом к госпоже Ангелине и получить её улыбку и расположение, затем повидал старика Векина и дал ему распоряжения да предупредил насчет возможных гостей. Маг думал увидеться с Элитом и даже послал другу приглашение.
- Где было проникновение? - с первых слов он приступил к порученному делу.
- Идемте. Демоны прошли на этом участке леса пару дней назад, но вы ведь опытный маг, - кустистые брови Ариуса Фоша то поднимались, то опускались, выдавая его волнение, - и я надеюсь, сможете обнаружить их след?
Они переместились через портал и теперь стояли у двух высоких сосен, между которыми зияла дыра, размером с пол хижины. Остальные деревья здесь росли плотно друг к другу, лишь в этом месте оказался разрыв, а почти сгоревшие дотла кусты говорили о том, что твари были довольно горячими и принадлежали, скорее всего, огненному клану.
О`л Фресс присел, дотронулся до почерневших растений.
Да... позвать мага тогда, когда след демонов не только остыл, но и почти полностью исчез - очень мудро! Ничего не скажешь!
- Почему так поздно обратились? - хмуро поинтересовался Арлен, прикидывая, что нужно сделать, чтобы оживить почти утерянную связь с нарушителями. - Тут не пара дней, господа министры, а дней пять, не меньше. След совсем остыл.
- Но... вы ведь справитесь? - Ариус Фош переглянулся с братом, - Вас рекомендовал сам Повелитель!
- И что? - пожал плечами Арлен. - То, что вы скрыли от повелителя... хм, говорит не в вашу пользу, господа. И я здесь не причем.
- Сколько вы хотите? Мы заплатим... - проговорил, озираясь по сторонам Делиус Фош, понижая голос до шепота, - только не говорите Его Величеству про... наш недосмотр...
- Недосмотр? Вот как вы это называете?! А жизнь невинных существ, погибших от этих тварей - как назовете? - пригвоздил министров О`л Фресс гневным взором. - Если бы пострадали ваши близкие, как бы вы за это расплатились?
Он резко поднялся, откинув волосы назад, всмотрелся сквозь проем между деревьями. Нужно было немедленно идти по следу. Братья Фош молчали, переминаясь и переглядываясь, им нечего было возразить, а гневить мага еще больше - они опасались.
- Что вы решили, господин О`л Фресс? - робко спросил Делиус Фош после некоторой заминки.
- Я сделаю все, что он меня зависит. Вы выдадите мне дюжину опытных лучников. Денег я не возьму, - Арлен отвернулся от министров, они начинали его раздражать, - И молчать о том, что мне известно - не стану.
- Но... может быть... можно как-то договориться? - подал голос Ариус Фош.
- Нет. Нельзя. И если вы не прекратите свои уговоры, господа, - маг сделал весомую паузу, - я немедленно покину вас, даже не пытаясь найти вашу 'пропажу'.
После этих его слов, господа министры совсем приуныли, но довольно быстро выполнили все условия, озвученные Арленом.
Во главе небольшого войска, он углубился в лесную чащу, осматривая кусты да обугленные травинки. С каждым пройденном участком пути след демонов становился четче. Через три дня он нашел их. К счастью, твари почивали и совсем не почувствовали, что их обнаружили. Воины сработали слаженно, повинуясь жестам мага и его приказам, они довольно легко связали магическими сетями демонов. Наложенные Арленом чары, позволили перенести огненных исполинов в темницу деймов, под стражу, до выяснения обстоятельств их проникновения на территорию темного Государства.
Не успел маг порадоваться успеху - поймал демонов без потерь и меньше, чем за неделю, как на его груди засиял синим пламенем подарок Хельги. Он дотронулся до ледяной капли и отдернул руку - пальцы обожгло холодом.
- Что происходит? - удивился Арлен.
Подышав на пальцы, он отступил на шаг и прислонился к сосне, возле которой стоял.
В этот миг мимо него пролетела стрела, едва не оцарапав ему щеку, затем еще одна. Маг присел, перекатился, спрятался за куст можжевельника и, подняв вихрь, исчез. На него началась охота, и Арлен догадался, кто был охотником. Вот только жертва оказалась намного опытнее стрелка. О`л Фресс зашел к нему со спины и оглушил ударом в шею. Обмякшее тело недруга он взял с собой, закрывшись от глаз возможных сообщников лучника новым вихрем.
Оказавшись возле дома, Арлен опустил свою ношу на землю. Довольно тяжело было удерживать стрелка одной рукой.
Векин заметил господина и кинулся к нему с крыльца:
- Ваша милость! Ваша милость, да что же это?! Вы ранены?
- Успокойся, Векин, со мной все в порядке, - Арлен, между тем, достал из кармана веревку, - Помоги-ка мне связать этого молодца.
Вдвоем они, не смотря на то, что Векин то и дело старчески покряхтывал, все же быстро справились с пленным.
- А кто это, господин Арлен? Враг?
- Да, Векин... - нехотя ответил маг, - Сейчас узнаем, кто его послал по мою душу.
- Ох-хох! Даже так? Боги милосердные... - охнул старик, понимая суть сказанного, - неужто?!
Он зло посмотрел на неподвижное тело у своих ног и горестно вздохнул.
- Ничего, Векин. Разберемся. Помоги мне его в дом занести.
- А в дом-то зачем?! - удивился старик, и хотел было запротестовать, но увидев решительность господина, принялся помогать. Он подхватил под руку пленного и взвалил часть ноши себе на плечи. О`л Фресс проделал тоже самое с другой стороны.
В гостиной, закрыв за собой дверь и наложив на них чары, Арлен помог Векину уложить пленного на диван в гостиной и, сняв с него маску, вгляделся в незнакомое лицо.
- Молодой совсем... - сокрушенно вздохнул слуга, отступая в растерянности назад, - а уже враг!
- Для подлости, Векин, увы, возраст не важен.
- Вы его знаете?
- Нет. Это наемник и довольно неумелый, а вот тот, кто его нанял, наверняка, мечтает видеть меня в могиле, - маг задумчиво смотрел на мальчишеское лицо, с едва появившимся пушком над верхней губой и на подбородке.
- Ох, господин Арлен, что же он - неужто не знал? Да как же?!
О`л Фресс лишь пожал плечами. Вряд ли юноша не знал, что покушение на жизнь мага карается смертью. Тем интереснее становилось от размышлений - что же ему пообещали за такого рода услугу? Вряд ли это были только деньги. То, что к этому как-то причастны господа министры Арлен почти не сомневался. Обыскав карманы пленника, он нашел довольно увесистый кошелек с вензелем по краю, указывающим на принадлежность дому господ Фош. Стало быть, либо сами министры, либо кто-то из их близкого окружения нанял этого лучника. Арлен склонялся к первому, ведь у министров имелся мотив и весьма весомый.
Между тем пленник приходил в себя. Он пошевелился, открыл глаза и ошарашено уставился на Арлена:
- Вы? Вы?! - хлопая глазами, выкрикивал лучник, вжимаясь в спинку дивана, будто хотел слиться с обивкой, раствориться в её цветовой гамме, исчезнуть из поля зрения мага.
- Да. Я. - ответил Арлен, прищурившись, смерил юношу оценивающим взглядом с головы до ног и обратно. - А мы разве знакомы?
Пленник понял, какую сделал ошибку и замолчал. Он потряс головой, и бледнея да обливаясь потом, попробовал освободить руки.
- З-зачем вы меня связали? - едва слышно промямлил юноша, вздрагивая всем телом.
- Затем, что вы мой пленник, - устало, ответил маг. - Я, как видите, жив, не смотря на ваши старания лишить меня этого славного дара.
- В-вы... вы убьёте меня?
- Несомненно. Я имею на это право, не так ли? - Юноша кивнул, судорожно сглотнув. Видно было, что он прекрасно понимает свое положение. Видя его состояние - почти полуобморочное, Арлен решил не затягивать паузу. Лучник явно не хотел расставаться с жизнью. - Но я могу этого не делать, если вы дадите мне повод - помиловать вас.
Пленник вскинул голову, не веря своим ушам, ошарашено посмотрел в глаза мага:
- Вы... это... правда?
- Да. Но ничто не дается даром, юноша. И если хотите жить, - О`л Фресс тут немного выждал, наблюдая за реакцией пленника. Тот, казалось, полностью обратился в слух и с жадностью ловил каждое слово, - А ведь вы хотите жить?
- Да, но... что нужно сделать? Вы скажите, я сделаю.
- Расскажите мне, милейший, кто вас нанял: это ведь господа министры?
Юноша стал еще бледнее и, не найдя подходящих слов, усиленно закивал.
Спустя полчаса беседы "по душам" Арлен узнал все, что его интересовало. Действительно, неудачливого лучника наняли братья Фош, наградив золотом и пообещав, что спрячут его от правосудия да, кроме того, позаботятся о престарелой матери юноши. На что тот довольно легко согласился.
Пленник оказался достаточно сговорчивым и пообещал повторить слово в слово всё, что рассказал магу, на суде. До этого времени, О`л Фресс решил спрятать своего свидетеля под стражу в Этане. Но сделать это нужно было деликатно, не привлекая ничьего внимания. Правда, город эльфов был полуразрушен, но тюрьма в нем осталась в хорошем состоянии. До прихода Элита, с которым Арлен хотел побеседовать по личному делу, юношу взялся охранять Векин. Он отвел пленника в чулан и остался на страже до дальнейших распоряжений господина.
О`л Фресс наложил на лучника дополнительно магические чары, чтобы на случай побега, он не смог бы сделать и двух шагов за пределы дома. Убедившись, что все в порядке, Арлен поднялся к себе, вымылся, переоделся в чистое и спустился в гостиную. В ожидании друга время тянулось слишком неторопливо.
Сумерки заполнили собой все вокруг. По углам заскользили серые тени. Солнце спряталось за холмом, а луна еще не успела занять свой пост.
Арлен стоял у окна и задумчиво перебирал в пальцах кулон с маленьким зернышком внутри. Именно ему он был обязан жизнью - крохотному существу, предупредившему его об опасности, маленькой эф-ми, что теперь мирно спала, спрятанная в хрустальной слезинке.
- Спасибо, - прошептал маг, пряча кулон на груди.
Мысленно с той же благодарностью Арлен обратился к Хельге и тяжело вздохнул. Предстоял нелегкий разговор, к которому он пока не был готов.
Сумерки становились гуще. Маг зажег свечи. Неожиданно его захватил в плен сизый туман. Который, казалось, заполз в каждый уголок гостиной. Арлен тряхнул головой, прогоняя наваждение, да так и замер. Затаив дыхание, он обвел взглядом совсем другую комнату - заполненную ярким светом.
Маг не сразу понял, где находится. Странным образом он очутился на совете деймов. И даже не так. Арлен присутствовал на суде, не иначе. О`л Фресс хорошо помнил этот зал с уходящими ввысь ярусами столов, за которыми бесчисленное количество обвинителей, а в ярком круге перед ними - подсудимый, он угрюмо осматривался, будто не понимал, где находится. Арлен отчего-то теперь стоял рядом с ним, но тот его не замечал. Присмотревшись, маг с трудом узнал в злодее Юса Ференса Диа. Самопровозглашенный повелитель изменился, да так, что хотелось оказаться как можно дальше от его безумного взгляда и прячущейся в уголках тонких губ злой улыбки. Черная с седыми проблесками поросль на лице Юса Ференса делала его старше и придавала ему суровый, отталкивающий вид.
В какой-то миг подсудимый перестал смотреть по сторонам и будто прилип взглядом к одной точке. Арлен заметил на кого тот так враждебно вперился и внутренне приготовился к неприятностям. Юс не отрывал глаз от Аля Ференса Диа, возможно, что именно его он и искал среди обвинителей.
Внезапно зал запылал алым светом. Вспышка ослепила, а в ушах раздался звон такой силы, что маг невольно вскрикнул и тут же оказался снова в своей гостиной.
Еще не осознавая, что произошло, Арлен огляделся. Постепенно он пришел в себя. От власти недавнего видения его избавил повторяющийся звон. Кто-то стоял у порога и настойчиво теребил дверной колокол.
Когда маг распахнул дверь, на него изумленно вытаращился Элит.
Они смотрели друг на друга, не отрываясь, два-три вздоха, а затем бросились в объятья. Крепко обнялись и по братски прильнули - голова к голове.
- Живой! Слава богам! Живой! - воскликнул Элит, чуть отстраняясь, - Я боялся верить...
- Рад видеть тебя, Эл. Входи в дом, - пригласил друга Арлен.
Закрыв дверь, он проводил гостя к уютному дивану, сам разместился в кресле напротив.
- А где Векин? - покрутил головой Элит в поисках старого слуги, - Он жив?
- Да, жив. Но сейчас занят.
- Интересно... чем это он таким важным занят, и кто приготовит нам вкуснейший чай? Я знаю, он удается лишь Векину.
- Ты, верно, забыл, что и я на кое-что годен? - улыбнулся Арлен. Он поднялся и быстрым шагом скрылся на кухне. Вернулся с большим подносом, уставленным чайником, чашками и сахарницей. - Мой чай тебе, вроде, был тоже по вкусу.
- Еще бы! Давай свой чай, - согласился Элит и, наблюдая за тем, как Арлен разливает по чашкам ароматный напиток, поинтересовался, - А Хельга, она где?
От этого вопроса чайник в руке Арлена дрогнул, чай вместо чашки пролился на стол.
- Хельга? Не знаю, - ответил маг почти не дрогнувшим голосом, - Наверное, еще в Восточных землях.
- Вот как? - Элит поднялся, помог другу накрыть на стол, принес из кухни печенье и полотенце, промокнул им чайную лужицу, словно бы стремился загладить вину от неловкого вопроса. - Прости, Арл, я, наверное, зря лезу не в свое дело. И все-таки, разве вы с ней не вместе? Я слышал о том, что Хельга спасла тебе жизнь, а потом вроде бы ты сделал тоже для нее - не в этом ли и заключается любовь? Дарить себя друг другу, жертвовать во имя?.. Или я ничего не понимаю в этой жизни?
- Пей чай, Эл. А то остынет, - устало ответил Арлен и отошел к окну.
- Ну, уж нет! Какой тут чай?! Друг, что происходит? - Элит подошел к магу, развернул его за плечи к себе, - Ты же любишь её! Я знаю. Что не так?
- Всё. Всё не так, Эл... - Арлен тяжело вздохнул и продолжил, - Нам нельзя быть вместе.
- Но почему?
- Почему? Ты еще спрашиваешь?! Ты знаешь, кто она и знаешь меня, мы слишком разные. Она дейм, я маг. Она живет ради своего повелителя. В её жизни нет места... - Арлен сжал здоровую руку в кулак и с силой ударил себя по обездвиженной руке, - для мужа-калеки! Теперь тебе понятно?
- Понятно. Понятно, что ты большой глупец! Ты всё решил, да? И даже не хочешь спросить мнение Хельги?
- Что тут спрашивать. Её выбор очевиден.
- Она же любит тебя! - Элит замолчал, будто подбирая слова, продолжил, не встретив в глазах Арлена ничего, кроме кромешной боли, - Я встретил её... тогда, незадолго до твоей смерти. Я знал, что тебе уже нельзя помочь... я... Мне было очень больно, Арл, пойми! Но я отступил. В тот день я почти простился с тобой. Но она. Она нет. Она готова была бороться за тебя. Твое увечье - не оттолкнет её, я уверен. Хельга не такая. Она знала на что ты шел и раньше, наверняка, догадывалась, что будет с твоей рукой. Главное, ты жив! Понимаешь?
- Я понимаю, Эл, - Арлен устало опустился в кресло, отпил немного из своей чашки, успокаивая дыхание, взглянул на притихшего друга, - Она готова была бороться за меня прежнего. Но сейчас. Я не позволю. Я не хочу, чтобы меня жалели. И давай на этом завершим. Не о чем тут разговаривать. Я позвал тебя не только для беседы на вечные темы, мне нужна помощь.
- Говори. - Элит молча пил свой чай, слушая рассказ Арлена о его пленнике. Лишь когда маг замолчал, он позволил себе высказаться. - Я помогу. Попробую передать твоего лучника в ведомство Лаоля. Он не станет распространяться, я в этом уверен.
- Спасибо.
- Не стоит. Я еще ничего не сделал. Знаешь... так странно. Мир изменился до неузнаваемости. Понятное дело - война. Есть разорения, разрушения, потери - они неизбежны. Но меня тяготит другое. Изменился мой личный мир. Я стал другим, мои друзья и даже враги. Подумать только! Ни кто-нибудь, а ведьма Картапелла привела с собой снежных драконов и благодаря им, в основном-то, и одержана победа. Картапеллу долгие годы боялись, держали в темнице, а она - великая женщина, должен тебе сказать! - он помолчал, потом грустно произнес будто вел беседу сам с собой, - Зей меня разочаровал, я никогда не думал, что он способен на предательство или измену. Ты тоже другой - горький, что полынь. Да и я... совсем не такой, как раньше. Как дальше жить со всем этим?
- Я не знаю, Элит, - тряхнул головой маг, поднялся с кресла, прошелся по комнате, зажег еще свечи. За окном уже было темно, - Знал бы, не стал бы просить тебя еще об одной услуге.
- О какой услуге? - заинтересовался эльф.
---
Солнце медленно поднималось, золотило шторы, легко цеплялось лучами за подоконник. Арлен был в кабинете и задумчиво перебирал испачканные чернилами бумаги.
Элит ушел от него часа четыре назад и, проводив друга, маг заперся от всех. Вот только от себя избавиться не было никакой возможности. Мысли и чувства теснились внутри и стремились вылиться хотя бы на бумагу.
Арлен пытался написать письмо для Хельги, но отчего-то правильно произнесенные фразы на лист ложились корявыми, разрозненными по смыслу словами. До сих пор перед О`л Фрессом стоял недавний разговор с другом.
- Нет, Арл. Я не согласен. Хельга ждет тебя. И только ты должен вернуть ей этот кулон. - Элит был неумолим. Он нервно прохаживался по гостиной, время от времени ерошил свою длинную нависшую на глаза челку, превращая её в птичье гнездо. - Нет. Я не могу поверить, что ты пасуешь! Ты - у кого я учился храбрости, ты - кто был для меня примером рассудительности, предлагаешь мне сделать самую большую глупость в твоей жизни!
- Элит... всего лишь передай ей. Я не прошу даже ничего говорить.
- Не просишь?! А как... как я, по-твоему, посмотрю Хельге в глаза?! Об этом ты, конечно, не подумал? - эльф остановился, подхватил чайник и отпил из его носика.
- Отчего же 'не подумал', - покачал головой Арлен, - Подумал. Ты просто проникнешь к ней в комнату и положишь кулон куда-нибудь в её вещи, например, в карман её платья.
- Слушай, да за кого ты меня принимаешь? - оскорбился Элит, с шумом опустив чайник. - Ну, уж -нет! Давай-ка сам. Сам проникай и сам клади что хочешь и куда хочешь. А я считай - ничего не слышал и ничего не знаю. И, кстати, засиделся я у тебя. Мне домой нужно.
- Вот так значит?! - нахмурился маг, преграждая другу путь к двери.
- Да, так. А вообще можешь с посыльным передать или воспользуйся фургончиком - вмиг доставит, и ничего объяснять не придется.
- Хм... - а это мысль. Я подумаю.
- Вот, правильно. Ты подумай, а я... я пойду, - Элит обошел друга и уже на пороге добавил, - Про лучника твоего скажу брату, думаю, через час он пришлет к тебе для него конвоира.
Заперев за другом дверь, Арлен некоторое время обдумывал его слова, а потом, уже проводив лучника с двумя прибывшими по этому случаю воинами, он посвятил несколько часов на составление небольшого послания Хельге. Так как решил не доверять посыльному, а сам встретиться с ней не решался, то отправить послание через фургончик, маг посчитал самым быстрым способом. Если бы не одно 'но': так кулон можно было передать, лишь предварительно запечатав его в конверт или свернув с письмом. Отправлять же пустое послание казалось Арлену слишком невежливым.
- Нет! Это невозможно! - вконец измучившись, он откинул от себя еще один скомканный лист, - Придется все-таки идти самому... или?
О`л Фресс вдруг вспомнил о слуге и решил отправить его на встречу с Хельгой. Векину он доверял и считал, что с этим поручением тот справиться, как нельзя лучше.



Глава 63

Ей снился сон - странный, тягучий, очень тревожный - такой от которого хочется сразу проснуться. Но нельзя. Сновидение не отпускает, стремится рассказать - открыть притаившееся во тьме, удерживает, шепчет так, что холодеют пальцы.
- Здесь... здесь... здесь....
- Тень... тень... тень...
- Смотри!
И раскрывается темное, расшитое звездами полотно. Ветер бросает в лицо вихрь леденящих снежинок, они впиваются в кожу, как тысячи тонких игл и превращаются в прозрачную росу, умываю, бодрят.Длинная полоска убегающего света зовет за собой. Повинуясь сну, Хельга стремится вслед за влекущей дорожкой, тревожно оглядывается по сторонам - тишина и непроглядная темень вокруг. Свет рассеивается, растворяется и вместо него появляется тонко очерченный силуэт. Он очень знакомый, почти родной, но трудно уловить ускользающие черты...
Черный ворон распахнул свои крылья - тенью закрыл того, кого она пыталась рассмотреть - болью загорелась душа, яркий свет ослепил.
Вскрикнув, Хельга проснулась. Обвела растерянным взглядом комнату.
- Приснится же такое... - только и произнесла, пытаясь восстановить сбившееся дыхание.
- Да, бывает, - раздалось сбоку у окна, и черная тень соскользнула с подоконника вниз.
- Кто здесь?! - подпрыгнула Хельга.
Пребывая все еще во власти недавнего сна, она едва сдерживала себя, чтобы не кинуться со всех ног прочь.
- Тише. Не бойся. Всего лишь я, - ответил кто-то, грустно вздохнув, - Кошмары снились?
- Лисси?! - Хельга все-таки подскочила на ноги и зажгла в ладони магический свет, свечи стояли на тумбе, возле кровати, но с ними пришлось бы дольше возиться, - Что ты здесь делаешь?! И как ты вошла?
- Чего ты шумишь? Мне не спится, я вышла немного прогуляться, подышать воздухом. Потом услышала твой крик и зашла, через окно.
- Эээ... - Хельга потеряла на миг дар речи, - ты не шутишь? Моя же комната высоко.
- А я не сказала, что гуляла в саду, - усмехнулась Жер`Олом, - я сидела на крыше, оттуда легко спуститься к тебе. И я ведь не знала, что тебя кошмары мучают. Вдруг понадобилась бы помощь.
Лисси смотрела прямо, не отводила взгляда, стало быть, не врала.
- И давно ты здесь? - немного успокоившись, спросила Хельга.
- Несколько часов, - поморщилась в ответ подруга. Она была все в том же костюме, что и вечером. Будто совсем не ложилась спать. Наверное, так оно и было. Всего первую ночь Хельга ночевала в своей прежней комнате во дворце повелителя и не успела здесь даже осмотреться толком, лишь умылась, переоделась, да запрыгнула в чистую благоухающую постель, приготовленную скорее всего по распоряжению Каруэла. Повелитель, наследник, Лисси и Хельга ехали в одном экипаже от самой границы королевства и вернулись поздно, не успели до темноты. Уставшие от утомительной поездки, вскоре после ужина, все разошлись по своим комнатам, не перемолвившись и парой фраз. - Может, погасишь свет? Мне режет глаза.
- Да, конечно, - Хельга погасила свет и вновь забралась под одеяло, удобно устроилась, повернулась к подруге, - А почему тебе не спится?
- Мысли замучили - не дают заснуть, - отмахнулась Лисси, - Ты спи, если хочешь. Я могу посидеть с тобой. А скажешь уйти, так уйду.
- Нет, постой. Мы с тобой ведь так ни разу и не поговорили еще. С тех пор, как перестали быть врагами и пары слов не сказали...
- Не до этого как-то было, - согласилась Жер`Олом и вновь примостилась на подоконник. - Про прошлое давай не будем. Там была другая Лисси, и я с ней почти не знакома. Учитель меня вернул оттуда, откуда обычно дороги нет. Да и ты чуть не ушла за грань. Давай жить заново?
- Хотелось бы заново... - задумчиво откликнулась Хельга, - да не получается.
Они помолчали. В повисшей тишине отчетливо послышался вороний крик - громкий, надрывный. Ему отвечал другой - глухой, осипший. Хельга поежилась. Тревога не покидала её. Словно бы должно что-то случиться неминуемое, судьбоносное, такое, отчего перехватывает дыхание.
- Странно, - промолвила вдруг Лисси, - У тебя не бывает так, что вот ты знаешь, вернее, догадываешься, что должно произойти, даже улавливаешь каждую секунду, но потом четко осознаешь, что не успеваешь ничего сделать?.. Как бы вот чашка - сейчас упадет и... поймать бы, успеть. Потому что знаешь, когда она начнет падать, но просто смотришь, как она летит и разбивается на мелки осколки - и не делаешь ни-че-го, чтобы остановить падение. Бывает такое?
- Иногда, - ответила Хельга, удивляясь тому, как созвучны её чувства с мыслями Лисси. - Но очень редко.
- А у меня сейчас...
- То есть? - Хельга приподнялась на локте, - Что значит сейчас?
- Не понимаю я вас - деймов, - тихо ответила Лисси, - Странные у вас законы, правила. Вот скажи: почему все осуждают учителя, что он такого сделал? За что его называют предателем?
Горечь прозвучала в словах Жер`Олом, и Хельга поняла как глубоки её переживания. Она действительно не понимала и старалась разобраться, хотела помочь тому, кто долгие годы вел её по жизни.
- Он отказался быть Хранителем, - ответила Хельга, - Не справился и признал свою вину, другими словами - он предал своего господина.
- Но... это не справедливо! Он же всем помог. Без его защиты Юс Ференс стал уязвим, ведь так? - сорвалась Лисси почти на крик, забывая о том, что до рассвета еще далеко.
- Тише, Лисси. Я понимаю, тебе горько и обидно, но он мог раньше помочь своему господину, мог предупредить, исправить, наставить на путь. Поэтому Хранитель - первый друг, первый помощник, понимаешь? - Хельга поднялась, закутавшись в одеяло, подошла к окну, села напротив подруги. Ей важно было встретиться с ней взглядом. - Я знаю, что он так поступил из-за меня... но знаю и то, что раньше, в прошлом, Жусс на многое закрывал глаза и, порой, принимал активное участие в делах своего друга. Поверь, мне очень жаль, что я стала причиной его позора.
- И что будет? - глаза Лисси сверкали, отражая звезды, - Когда на учителя перестанут так смотреть? Когда перестанут осуждать?
- Должно пройти время, - пожала плечами Хельга, - Время обычно все расставляет по местам...
- А ты тоже осуждаешь?
- Я - нет. Как я могу?!
- Он хочет увидеться с тобой. Прислал мне письмо, - Жер`Олом нервно покусывала губы, ей тяжело давался это разговор, - он все еще на что-то надеется. Ты должна поговорить с ним, Хельга.
- Я поговорю.
- Но, я прошу тебя, - Лисси робко вздохнула, - не делай ему больно.
- Ты же знаешь, я не смогу быть с Зеем - никогда не смогу. И как, по-твоему, я должна с ним поговорить? Нежно и любя? - Хельга покачала головой, - Лисси, я постараюсь убедить его, постараюсь объяснить, но ему будет больно. По-другому, увы, не получится.
- Я знаю. Но все-таки... - она вынула из кармана какую-то бумагу и протянула Хельге, - Вот письмо. Прочти. Там написано, где он тебя будет ждать. Я должна была привести тебя навстречу с ним, но не могу...
- Когда? - Хельга сжала лист, который точно горел огнем в её руке.
Как бы ей хотелось превратить эту бумагу в пепел и развеять по ветру. Никогда не читать, никогда не знать и никогда не встречаться с Жуссом. Но судьба вновь руководила её жизнью по-своему.
- Завтра, утром.
- Значит, уже сегодня. - Хельга была права, за окном небо гасило свои звезды, готовилось к пробуждению солнца. - Где?
- Прочти, - уклонилась от ответа Лисси и, потянувшись, спрыгнула по другую сторону от окна, - Там подробно описано.
Хельга, как это бывало и раньше - не успела ни остановить, ни возразить. Вообще не нашла никаких слов, осталась в полном одиночестве.
- Вот, зараза! Вот демонов хвост! Лисси! - но той уже и след простыл.
Ничего не оставалось, как прочитать послание Зея. Хельга вздохнула и вернулась в остывшую постель. Попробовала заснуть - но куда там! Сон тоже сбежал от нее, как последний предатель.
Повертевшись еще немного, Хельга зажгла свечи и пробежала взглядом по ровным красивым строчкам письма. Жусс всегда отличался аккуратностью и умением складывать слова в кружева замысловатых фраз. Невольно вспомнились его прежние письма с пылкими признаниями и любовными стихами. Хельга смутилась от этих непрошеных воспоминаний, скользя по строчкам, адресованным не ей.
"Милая моя девочка... я неимоверно... - так-так, это не мне, дальше, -... позволь попросить тебя об одной услуге... - вот - ...завтра в 10 утра, я буду ждать вас...
Проводи Хельгу в сад. Возле куста жасмина оставь под любым предлогом её одну..."
- Значит, у куста жасмина, - Хельга смяла письмо, - Ваши вкусы не меняются, господин Зей. Итак, скоро мы с вами поговорим по душам. А пока... мне нужно уладить еще одно дело.
Она затушила свечи (начинало светать) и, дрожа от утренней прохлады, оделась в теплый костюм - мужской, сейчас он был как нельзя кстати. Осень вступала в свои права, и по утрам было довольно холодно. Ополоснула лицо, умывшись остывшей за ночь водой. Надела шляпу, спрятала под нее волосы; обулась в высокие сапоги - в них не страшно пройтись по самой высокой траве - росой не замочишь ноги, да и лужи были не страшны.
На плечи накинула короткий плащ и через миг исчезла в открывшемся портале.

---
Жило сидел в любимом кресле напротив потрескивающего дровами камина и потягивал трубку - дымил не хуже печной трубы. Светало. Придвинувшись ближе к очагу, гном наслаждался уютным теплом, заполнявшим собой его дом и размышлял о жизни.
Когда он вернулся из Восточных земель, ему пришлось изрядно потрудиться, чтобы привести свой мир в порядок. Вывороченные с корнем деревья, выжженная дотла трава, заваленные глыбами водоемы, гниль и трупная вонь - вот, с чем пришлось Жило встретиться у порога собственного дома.
От раздумий его отвлек настойчивый стук в дверь.
- Кого это принесло в такую рань? - проворчал гном, нехотя поднимаясь из кресла.
Распахнув дверь, он несказанно удивился, так как меньше всего в это утро ожидал встретиться с Хельгой.
- Ну, что замер статуей, негодный бородач! - она дернула его за бороду, - Обними же меня! Или не скучал?
Хельга рассмеялась его нерешительности почти как прежде. Он часто вспоминал её дивный смех, только раньше в нем не было горьких ноток. Обнявшись с сестрой, Жило почувствовал впервые после потери Грейс, что теперь не один.
- Проходи, милая! - отступил он, приглашая в дом, - Конечно, скучал. Но как ты, откуда тут взялась? Как наследник? Вы давно вернулись?
- Как, откуда - нет времени объяснять, с наследником все в порядке, вернулись вчера. Я к тебе ненадолго. Портал открыла всего на несколько минут - оглядевшись, Хельга сбросила с себя веселье и приняла самый серьезный вид.
- Портал? Ты в своем уме?! - рассердился Жило на её неосмотрительность, - Сейчас каждая капля энергии на счету....
- Я знаю. Не нуди, - оборвала его Хельга. - Я трачу свою собственную энергию, так что маги ничего не почувствуют. Мне помощь твоя нужна, братец.
- И что нужно? - хмуро промолвил гном, позабыв обо всем на свете, кроме того, что силы Хельги уходят с каждым мгновением.
- В прошлой жизни я оставляла тебе кое-что на сохранение, помнишь?
- Ммм... небольшой флакон то ли с духами, то ли с ядом?
- О!.. За кого ты меня принимаешь? Всего лишь с микстурой от кашля, - улыбнулась Хельга, - Так где он? Все еще у тебя?
- У меня, где ж ему быть, - гном протопал наверх, в комнату, - Кто-то заболел?
- Пока нет. Это на всякий случай, - ответила Хельга, нисколько не сомневаясь в том, что брат ей не поверил. Но вряд ли он станет допытываться до истины. В их семье каждый имел право на собственные секреты.
Наверху послышалась какая-то возня - будто двигают мебель, потом - стук, звонкий щелчок и, Жило вернулся, радостно улыбаясь.
- Вот. Нашел твою микстуру! - он протянул ей высокий прозрачный флакон с сияющей жидкостью внутри.
- Спасибо! - обрадовалась Хельга, пряча снадобье в глубокий карман на груди.
- Смотри, никого не отрави, - усмехнулся гном. - Не испортилась микстура-то за столько лет?
- Нет, что ты! Деймы умеют варить снадобья, - ответила Хельга, подмигнув брату, - Мне пора.
Попрощавшись с Жило, она быстрым шагом, почти бегом вернулась к спрятанному в недавно посаженной рощице порталу и вмиг переместилась к себе в комнату. Пошатнувшись от усталости, прислонилась спиной к двери, а потом, немного приоткрыв её, выглянула в освещенный коридор. Он был пуст. Правда, дворец уже пробудился. Хельга отчетливо слышала расторопные шаги многочисленных слуг, которые старались ходить тише мышей. Но натренированный слух кошки ловил каждый вздох и каждый шорох. Её отсутствие вряд ли кто-то мог заметить, и все-таки на душе было тревожно. До встречи с Зеем оставалось больше четырех часов и Хельга надеялась за это время вернуть себе прежние силы - нужно было лишь немного отдохнуть. Она заперлась и, покачиваясь, словно матрос на корабле, дошла до кровати, почти без сил опустилась на нее. Прикрыв глаза, сразу же провалилась в тревожный сон.
---
Жусс Сауэль Зей неуверенно топтался возле куста жасмина. Он ждал, нетерпеливо поглядывая то в одну, то в другую сторону аллеи.
'Она придет. Обязательно придет. Лисси меня еще никогда не подводила, она приведет Хельгу...'
Время приближалось к заветной цифре, но в саду так никто и не появился.
- Где же Лисси?! - в сердцах Зей сорвал несколько зеленых листов с куста и швырнул их под ноги.
- Я думала, ты ждешь меня, - послышалось за спиной, и Жусс развернулся на голос, который раздался откуда-то сверху. Задрав голову, он увидел зеленые насмешливые глаза. На него глядела, почти не мигая, пантера. Она растянулась во всю длину на ветке вяза, сливаясь с его стволом. Заметить черное на черном - бывает крайне сложно.
- Хельга? - все-таки спросил, чтобы быть уверенным в своей догадке.
- Да, я. - Она медленно потянулась и грациозно спрыгнула к его ногам. - Ты звал, я пришла. Слушаю тебя.
От Хельги не скрылось удивление и некоторая растерянность Хранителя тайн. Правда, он быстро спрятал свои эмоции, лишь нервные пальцы выдавали его напряжение. Вряд ли он приглашал на свидание пантеру. Зато в таком облике она чувствовала себя гораздо увереннее и надеялась, что с кошкой Зей будет чуть сдержаннее. Она выжидающе смотрела на него, а он медлил с ответом.
- Погода сегодня чудесная, - наконец, произнес, вглядываясь в небо. - Такие дни редки осенью.
- В самом деле, неплохая погода, - согласилась Хельга, не понимая, почему Зей уходит от разговора. Но решила немного ему подыграть, - Ты по делу пришел во дворец, не так ли? Важные вести для повелителя?
- Да. Я был у него. Принес кое-что от Картапеллы для наследника.
- И что же?
- Забытые в её прежнем доме вещи, - Зей не спешил переходить к делу, а Хельгу начинал тяготить этот разговор ни о чем.
- Ты ведь не за этим меня позвал, - решила она прервать бессмысленную беседу, - Или говори или я ухожу.
- Прости, но я не могу... разговаривать с кошкой.
- Отчего же? Вроде бы раньше мы неплохо общались в любом виде. Или боишься испортить свой костюм в моей шерсти? Так не бойся, ты же видишь, я не трусь о твои ноги и не собираюсь запрыгивать к тебе на колени, - развеселилась Хельга, заметив, что Зей еле сдерживает себя. Почему-то ей хотелось досадить ему. Возможно, ею руководили прежние чувства и стремились таким образом отомстить за прошлые ошибки и обиды.
- Хельга, может быть, перестанешь испытывать мое терпение и примешь более достойный вид? Неужели ты не хочешь поговорить и, наконец, все выяснить и решить между нами? Я столько ждал. Столько надеялся на эту встречу...
- Столько готовил речь, а тут пришла какая-то облезлая кошка и все испортила. Понимаю, обидно, - Зей так посмотрел на нее, что Хельга поневоле прикусила язык. Ей вдруг стало неловко за свое веселье. - Хорошо, Жусс. Будь по-твоему. Давай серьезно поговорим. Но имей ввиду - у тебя мало времени.
Она потянулась и обратилась собой. Зей удовлетворенно осмотрел её и кивнул:
- Хорошо. Собственно, речь я никакую не готовил.
- Да же так? - съязвила Хельга, но вновь почувствовала неловкость от его укоризненного взгляда. - Извини. Продолжай.
- Если позволишь, я хотел бы тебе напомнить, что в нашу последнюю встречу, в прошлом... я сделал тебе предложение, на которое ты согласилась.
- Это было слишком давно, - ответила Хельга, опуская взгляд.
О, да! Она помнила тот дивный вечер и заливистое пение соловья. Помнила прикосновение рук, сплетающихся на её талии его пальцев... Но, к несчастью, для Зея она так же помнила и многое другое.
- Ты права, давно, слишком давно. Но я готов повторить все, что сказал тогда - сейчас, - он подошел близко, так близко, что был слышен стук его сердца.
- Нет! - Хельга отшатнулась, - Нет, Жусс!
- Но почему?
Почему? - хороший вопрос, особенно он важен в детстве. Хельга часто его задавала сама, а вот отвечать на него ей почти не приходилось. Она не знала, что сказать, как объяснить - куда и почему делись прежние чувства. Быть может - никогда и не было любви?
Симпатия, общие интересы, привязанность, дружеское расположение, уважение - это совсем не то, что соединяют браком. 'Деймы не созданы для любви!' - снова вспомнились слова Грейс, возможно, именно в этом дело? Возможно ли? Неужели долгое время Хельга обманывала Жусса и обманывалась сама? Неужели?!
Она помнила, как была счастлива когда-то, как ей было уютно в компании Зея, как безгранично верила каждому его слову, дарила свои чувства, наслаждалась теми подарками, что получала от него. Каждый взгляд, улыбка, прикосновения - вспыхивали искрами огня в её душе, а сердце замирало от его голоса...
Хельга помнила все подробности, каждую мелочь, каждый вздох, объятие, поцелуй, но не чувствовала сейчас - ничего. Прежние эмоции не трогали больше её душу.
- Почему? - тихо и настойчиво Жусс повторил свой вопрос.
- Ты любил другую Хельгу, - ответила она, делая шаг назад. - Тогда я была другой.
- Нет. Эту. Единственную... - Зей попытался взять её за руку, но Хельга не позволила, гневно посмотрела на него и спрятала руки за спину.
- Молчи! Дай мне сказать. Я была такой же, как и ты - своенравной, эгоистичной, почти всемогущей и оттого бесстрашной. Я и правда ничего не боялась. Верила в свои силы. Мне казалось, что так будет всегда, - она замолчала, перевела дух и тихо добавила, - Мне нравилось быть с тобой, нам было хорошо вместе - это правда. Любила ли я тогда - не знаю. Но сейчас я другая. Меня изменили - Грейс, Жило, Злата, мои друзья. А в прошлой жизни их не было. Был долг, который я выполняла с усердием, был повелитель, был ты, и была я - гордая, неприступная, полная достоинств, но зачастую не тех, которыми можно гордиться.
- Милая, что ты такое говоришь? Зачем? Ты никогда не была такой!
- Нет. Зей, послушай - ты придумал себе несуществующую меня! Пойми же, наконец! Я не могу быть с тобой. То, что было - оно было. Назад уже не вернуть. Нельзя пройти по одному и тому же пути дважды. Это будет уже новый путь.
- Нет. Нет, ты не понимаешь, милая! Ты пока не полностью понимаешь свои чувства, - ей показалось, что Жусс сходит с ума, настолько невнятными стали его речи, - Память вернулась к тебе, но ты заморожена, ты не чувствуешь еще. Я знаю, к тебе скоро вернутся чувства и да, ты права - мы начнем новый путь. Все сначала, как раньше. Нет! Лучше, чем раньше!
- Это ты не понимаешь, Зей. Что ты говоришь? Ко мне вернулись все чувства. Все до единого. И я точно знаю, что не люблю тебя. Не люблю сейчас и не уверена, что любила раньше... привязанность, дружба, уважение - это другое! Это не любовь! - с отчаянием она смотрела в глаза Жусса, не в силах достучаться до его сердца.
Он всё-таки не верил ей.
- Я ждал... я очень долго ждал твое возвращение. Я ждал, когда ты вспомнишь, - он покачал головой и вдохнул глубоко, так, будто ему не хватало воздуха, - Я надеялся, верил. Я верил - в нас!
- Нас больше нет, Жусс. Давно нет. Мы остались в прошлом!
Хранитель тайн покачнулся от этих её слов, отступил и будто весь сжался. Хельга не знала, что будет так сложно. Ей было жаль его, но в тоже время она не могла дарить надежду и продлевать эту пытку для них обоих. Лучше один раз испытать боль, а потом исцелиться, чем мучить себя долгие годы, не решаясь разорвать давящую душу связь. Жусс молчал, со стороны казалось, что он ушел глубоко в себя. Хельга подошла, положила ему на плечо руку, заглянула в потухшие, полные печали глаза.
- Мне очень жаль...
- Нет. Не надо, - он взял её за руку, - не жалей. Я жил все эти годы мечтой о тебе, о нас. Твои бусы, помнишь? Каждую жемчужину, я сам достал со дна, а ты смеялась и нанизывала их одну за другой, считала, сколько звезд своей любви я повешу тебе на шею.
- Ровно девяносто девять...
- Чтобы одна осталась на удачу, - Жусс грустно улыбнулся, - теперь у меня нет любви, а удача - коварная дама.
- Обещаю, что удача не отвернется от тебя, поверь, - Хельга потянулась к его губам, он ответил жарким поцелуем, не осознавая еще, почему в душу вдруг прокрался холод.
Когда отстранился - было уже слишком поздно что-то предпринимать. Хельга хорошо подготовилась к этой встрече и, догадалась перед ней выпить эликсир, который взяла у брата. Дважды в своей жизни ей приходилось его использовать, чтобы охладить пыл слишком навязчивых ухажеров. Но раньше ей бы и в голову не пришло испытывать его на Зее.
- Поцелуй забвения? - ошеломленно прошептал он, ощущая холод на своих губах, - Но зачем?
- Я не хочу, чтобы ты страдал, Жусс. Ты часть моей жизни и дорог мне, - в этот миг за её спиной раздался тихий хруст.
Хельга обернулась на звук и увидела повисший на ветке вяза свой кулон. Она поискала взглядом, но тот, кто его принес - бесследно исчез.
'Прости меня, девочка! Будь счастлива!' - теплый любимый голос, раздавшийся в её сознании, ударил сильнее кинжала. Болью сжалась душа.
Хельга сделала несколько шагов к дереву, сняла кулон, спрятала его на груди.
- Что случилось? - Жусс подошел к ней, заглянул в мокрые глаза, по-дружески обнял за плечи.
- Арлен... - тихо ответила она, смахивая слезы, - он был здесь и все видел.
- Я догоню его! - Хранитель изменился в лице и решительно двинулся вглубь сада, - Он поймет, вот увидишь.
- Не надо, - Хельга ухватилась рукой за рукав его пиджака, - сейчас нельзя. Будет только хуже.
----
Арлен винил одного лишь себя за то, что пришлось испытать несколько мгновений назад. Ни разу еще он не чувствовал себя так скверно - словно вырвали душу. Если бы в последний момент не передумал, отправил бы с поручением Векина, то возможно все было бы по-другому.
- Я сам растоптал её любовь. Сам оттолкнул! Сам! Глупец, на что надеялся?! - ругал себя маг, летя, не разбирая дороги. Быстрый бег помогал ему справиться с болью.
Барсом он пришел к Хельге, чтобы вернуть кулон, чтобы увидеть её, чтобы поговорить. Но комната встретила его пустотой. Лишь четкий след пантеры и легкий вкус магии привлекли собой внимание Арлена. Он прошел по следу и, забравшись на вяз, увидел то, что не предназначалось для посторонних глаз.
Хельга сделала свой выбор. Оставалось смириться с ним, отступить и дать ей право на счастье.

Глава 64

Тито плелся по лестнице, еле переставляя ноги от усталости, вслед за высоким слугой. Тот нес перед собой свечи в массивном подсвечнике и показывал дорогу. Мальчик зевал на каждом шагу, но старался не отставать.
- Вот, ваша милость, - сказал слуга, открывая перед ним высокую светлую дверь, - Ваша комната. Мы тут немного прибрали и кровать поставили другую. Вы теперь выросли да в ту бы не поместились. А так, тут все осталось прежним.
С Тито слетел весь сон, когда он переступил порог детской. Все здесь было таким, как помнилось, как снилось в тревожных снах. Длинные белые шторы слегка колыхал ветер, влетающий в чуть приоткрытое окно. Слуга сразу же подошел и плотно закрыл его створки, запрещая сквозняку хозяйничать в господских покоях. Возле окна - мягкий стул, на нем - большой белый медведь. Раньше он был одной из любимых игрушек юного наследника. Коробки и сундучки с кубиками, солдатиками, конницей так же стояли на своем месте, будто бы и не было долгих лет разлуки - Тито помнил обо всех своих мелких "друзьях", с которыми он проводил не мало времени в играх. Вместо детской кроватки посреди комнаты красовалась другая - высокая с резными ножками и спинкой. Она еще пахла свежей древесиной, видно, совсем недавно над ней закончил трудиться плотник. В углу у стены - высокий шкаф из светлого дерева, в нем, наверняка, могли найтись его старые вещи и спрятанные в потаенном углу секретики: фантики от конфет, разноцветные стеклышки, сломанный гном и тайный подарок для мамы - бусы из ярких ягод рябины. Тито подошел к шкафу, провел рукой по его немного шершавой теплой поверхности: 'Здравствуй!.. Вот я и дома', - мысленно проговорил старому другу, прислонившись к нему лбом.
- Ваша милость, помочь вам раздеться? - привлек его внимание слуга, который уже расстелил постель и налил теплой воды для умывания в таз, приготовил для наследника пижаму, халат, полотенце и мягкие домашние туфли.
- Нет. Спасибо. Теперь я и сам справлюсь, - ответил Тито, слегка улыбнувшись, - Вы идите. Поздно уже. Я сам лягу.
- Как скажете, ваша милость, - будто огорчился слуга, - Но если что, я рядом. Позвоните в колокол над кроватью, приду немедля.
- Хорошо, - согласился Тито и вдруг сообразил, что совсем не знает имени этого доброго человека. Тот уже потянулся к ручке двери, когда мальчик спросил, - Постойте, а как вас зовут?
- Ох, я же не сказал. И то верно! Простите, мой господин, - слуга вытянулся в струнку и будто стал еще выше, гордо пробасил, - Я Зим, ваш камердинер.
- Хорошо, Зим, - улыбнулся Тито. Имя очень подходило этому жилистому, светловолосому детине с темно-синими, точно морозное небо, глазами, - Я позову вас, если не справлюсь.
- Как скажите, ваша милость, - вздохнул слуга и добавил, - Спокойной вам ночи и приятных сновидений.
Едва он прикрыл за собой дверь, как Тито распахнул шкаф и, порывшись, облегченно вздохнул - все его вещи оказались нетронутыми. Приятно было окунуться в счастливое прошлое. Мальчик надеялся, что теперь в его жизни все будет хорошо. Долгое время он боялся думать о родных, боялся верить, сейчас же, зная, что его родители живы, сердце переполнялось чувствами и стучало так быстро, как никогда раньше.
Тито всегда хотел вернуться домой. Знал, что когда-нибудь это случится. Верил, что отомстит за прошлое тем, кто в этом виновен. Теперь, правда, вместо мести будет справедливый суд. И наследник хотел бы на нём присутствовать, но не решался попросить об этом отца, боялся услышать отказ. Ведь он еще мал. Одиннадцать исполнится лишь в конце следующего месяца, а на совет деймов допускались только совершеннолетние.
Тито еще раз зевнул, глаза слипались, и он решил подумать обо всем - завтра. Закрыл шкаф, умылся, переоделся в пижаму, затушил свечи и забрался под пушистое одеяло.
Покрутившись на одном боку, парнишка повернулся на другой, но и на нём неловко лежалось. Постель оказалась слишком мягкой, а в комнате было душно. Он повертелся еще какое-то время без сна, потом спустился на шкуры - ими был укрыт пол в комнате - и прихватил с собой одеяло с подушкой. Тито привык спать на свежем воздухе, и для него периной зачастую являлся стог сена.
На шкурах оказалось гораздо лучше. Наследник распахнул окно, впустив в комнату свежесть ночи и, любуясь звездами, устроился на полу.
Ему вспомнилась Виолетта. Она никак не хотела прощаться со своим 'братцем' и навзрыд плакала, уцепившись в него.
- Я тебя больше никогда-никогда не увижу! - рыдала златокудрая принцесса, уткнувшись парнишке в плечо.
Они стояли на пристани и прощались перед отплытием. Отец погостил здесь всего три дня и засобирался домой. У него имелось множество дел, но он не хотел огорчать гостеприимных господ-эльфов, поэтому, им пришлось немного задержаться. Иначе, вернулись бы в первый же день.
- Перестань, Вилл! - неловко гладил её по волосам Тито, - Конечно, увидишь. Я приеду в гости.
- Обещаешь?
- Да.
Он легко дал обещание, потому что и сам хотел увидеться с принцессой. Она стала его лучшим другом, а с друзьями не расстаются навсегда. Тито откуда-то это знал, возможно, ему прошептал эту истину ветер или морской прибой, или чайки, что кружили над ними, предрекая долгую разлуку.
Глаза наследника сами собой закрылись, а легкий сон позволил ему забыть обо всем на свете, увлек за собой в цветные яркие видения. Наконец-то тревоги оставили его в покое. Тито впервые спал ни о чём не беспокоясь, как самый обычный ребенок.
Он проснулся оттого, что почувствовал на себе чей-то взгляд. Наследник протер глаза и зевнул, усаживаясь на своей постели. Кто-то перенес его во время сна на кровать.
- Отец? - удивился он, осматриваясь.
Утро уже смело шагнуло золотыми лучами и звонкоголосым пением птиц в распахнутое настежь окно. Напротив которого стоял повелитель и, прищурившись, смотрел на все еще немного сонного принца.
- Доброе утро, сын, - сказал Аль Ференс, приблизившись к кровати, - Не годится наследнику спать на полу, словно простому слуге. Но и они едва ли станут спать на жестких досках. Выберут место помягче да потеплее. Чтобы сказал твой камердинер, увидев тебя под ногами, на шкурах?
- Да, но... я привык и...
- Я понимаю, мой мальчик, - теплая ладонь отца легла Тито на голову, погладила по волосам, чуть взлохматила отросшую за лето челку. Повелитель присел на кровать, заглянул сыну в глаза, - Но и ты пойми - теперь нельзя жить, как раньше. Ты наследник, будущий повелитель, моя надежда и опора. Знаю, тебе нужно привыкать ко многому, но я верю, у нас с тобой всё получится, ведь так?
- Да. Я постараюсь, отец, - согласился Тито, - Только...кровать... она слишком мягкая.
- Я распоряжусь, чтобы вместо перин тебе положили набитый соломой матрас, - усмехнулся повелитель, - но тогда не жалуйся на жесткую постель.
- Не буду, - улыбнулся в ответ Тито.
- Итак, если вопрос с кроватью исчерпан - поднимайся, приводи себя в порядок, у нас сегодня много дел. И первое из них - твое имя. Мы должны записать тебя в книгу королевства под достойным именем для наследного принца. Как насчет имени - Ференс? Хочешь носить имя своего деда?
Тито задумался. Раньше ему было все равно, как его назовут, но сейчас, когда нужно было выбрать имя на всю жизнь - он засомневался - сможет ли быть достойным его?
- Я не знаю, - честно признался он, виновато подняв взгляд на отца, - а если я...если...
- Ты справишься, сын. Ты уже доказал, что достоин этого имени, - ответил Аль Ференс на незаданный вопрос. Он понимал, что для мальчика нелегко принять решение, ведь и они с Ангелиной долгое время не знали, как его назвать. - Возьми.
Повелитель передал сыну оберег, подарок деда. Тот покрутил ракушку в руках, повесил на шею и задумчиво ответил:
- Если он не будет против, я согласен.
- Ференс Аль Диа - носи достойно это имя, сын, - обнял его отец, а оберег ответил ровным теплым сиянием.
Вечером этого же дня во дворец приехала королева. Госпожа Ангелина почти не изменилась за время разлуки - осталось такой же, как её запомнил юный принц. Она медленно поднималась по лестнице на крыльцо, задерживаясь на каждой ступени, будто не решалась сделать новый шаг. Аль Ференс Диа вместе с сыном вышли к ней навстречу. Королева распахнула объятья для своего мальчика и, давясь слезами, подняла мокрый взгляд на мужа:
- Аль, милый, благодарю тебя! За сына, благодарю! - воскликнула она, прижимая к себе наследника, и только тут заметила, что её супруг выглядит постаревшим на несколько лет. - Но, почему... что с тобой случилось, милый?!
- Я все объясню, но чуть позже. Идемте во дворец. Он скучал по своей королеве, - единственное, что смог произнести повелитель, подхватив на руки Ангелину. Она лишилась чувств.
- Госпоже Ангелине необходим покой, покой и еще раз покой! - назидательно подняв палец вверх, изрек грозный Эферон, выходя из покоев королевы. За долгие годы лекарь ничуть не изменился и по-прежнему все свои утверждения и предписания считал неоспоримыми и обязательными к незамедлительному исполнению. Ему не стали возражать и оставили госпожу Ангелину на его попечение и заботу нескольких сиделок. Эферон обещал, что через некоторое время все станет на свои места, и королева будет полностью здорова. Естественно, что ни о каком суде лекарь не хотел и слышать.
- Королеве там быть совершенно незачем! Эти новые волнения ей абсолютно не нужны!
Проще было уговорить цепного пса, чем лекаря, поэтому Аль Ференс решил оставить эту затею, не смотря на то, что Ангелина была важным свидетелем.
- Отец, а можно я пойду с вами? - уже возле кареты догнал его наследник.
- Ты? - удивился повелитель, едва скрывая свое беспокойство. Он не желал,чтобы его мальчик соприкасался с прошлым, - Но, может быть, тебе лучше остаться с матерью. Ангелине необходимо твое присутствие для быстрейшего выздоровления.
- Я хочу видеть тех, кто разлучил нас, - настойчиво возразил принц, - Мне нужно это знать.
После непродолжительной беседы Аль Ференс всё-таки уступил сыну и взял его с собой, надеясь на то, что не пожалеет о своем решении.
---

Хельга д`Аймон вошла в зал заседания в сопровождении Зея. Он больше не питал к ней нежных чувств, а дружеская забота ей сейчас была крайне необходима. Лисси, Аль Ференс и наследник прибыли на суд чуть раньше и уже разместились на отведенном для них ярусе.
В зале было много незнакомых для Хельги господ. Как оказалось, здесь присутствовали не только представители королевств мира Грез, но были также посланники из других миров. Короткая война между демонами и деймами принесла с собой неутешительные последствия и отдалась эхом в каждом уголке Вселенной. Поэтому виновных в злодеяниях хотели осудить все потревоженные в той или иной степени государства.
Хельга осмотрелась и заняла свое место согласно списку, с котором ознакомилась на входе в зал. Ей очень хотелось увидеться с Арленом, но он не торопился появляться в суде. Она знала, что он обязательно придет, поэтому не теряла надежды встретиться с ним именно здесь. После того, как виновных осудят, О`л Фресс может исчезнуть из её жизни навсегда - это она тоже знала - и оттого не находила себе места последние дни перед заседанием. Зей всегда был рядом и помогал справиться с чувствами: поддерживал, утешал, ненавязчиво заботился о ней, как о младшей сестре.
Лисси сочувствовала подруге. И когда узнала, что произошло тогда в саду, постаралась избегать в разговорах тем, которые касались Арлена. То, что маг может оказаться на суде инкогнито Хельгу не смущало. Она давно чувствовала его даже на большом расстоянии, а в зале не составит труда найти сердце бьющееся в унисон с её собственным.
Наконец прозвучал, как набат - гулко и тревожно - колокол в часовне, напротив замка деймов. Он известил о начале заседания.
Старейшина Юдос поприветствовал всех присутствующих и начал неспешную речь о том, что ему довелось предстать перед ликом древних богов, и они дали ему свое благословение и полномочия верховного судьи. О чем свидетельствовала печать на его челе в виде жезла светящегося в полукружие радуги. Затем был зачитан внушительный список тех, кому надлежало предстать перед судом. Хельга слушала в пол уха то, о чем говорит старейшина, она сосредоточилась на поиске Арлена. Но он так и не появился в зале на первый день заседания.
Не появился маг и на второй день. Лишь в конце третьего дня, когда дошла очередь до главного обвиняемого - Юса Ференса Диа, Хельга почувствовала присутствие Арлена и обвела зал волшебным зрением. Барса она заметила почти сразу, он лежал у ног старейшины и не сводил глаз с подсудимого.
'Пришел!' - обрадовалась Хельга, и тут же услышала шепот Зея:
- Арлен предупреждает об опасности. Нужно защитить принца.
С этого момента она полностью отдалась своему долгу - протиснулась ближе к наследнику и сосредоточилась на охранных заклинаниях.


Глава 65

Господин О`л Фресс вошел в зал суда никем незамеченным. Барсом он пробрался мимо стражей, легкой поступью прокрался через вестибюль, прополз под ногами господ и продвинулся между рядами скамей ближе к освещенному кругу. Теперь можно было не спешить. Он умел ждать.
Третий день шли слушания в суде, и именно сегодня должен был предстать перед судьей Юс Ференс Диа. Все дни до этого Арлен провел за изучением магических книг и древних неизвестно кем написанных манускриптов. То, что брат повелителя что-то задумал О`л Фресс понял из своего недавнего видения. Такие откровения он получал нечасто, но они обычно предупреждали о чем-то или подсказывали ему важные решения. Теперь же его занимал один вопрос - можно ли отразить удар бога?
Учитывая, что деймы лишили Юса Ференса могущества еще до суда, Арлен раздумывал над тем, откуда тот может позаимствовать силу. Ведь то, что открылось в видении, имело мощь, способную разрушить не только горы, но и поменять море с землей местами. Маг искал ответ на свой вопрос, но не находил, пока не наткнулся на последний абзац древнего манускрипта.
Теперь он ждал, чтобы вмешаться в действо и изменить то, что было в его власти.
Спустя несколько нескончаемых часов в зал ввели подсудимого. С этого момента начался обратный отчет. Шерть на загривке барса встала дыбом, когда он увидел куда именно смотрит Юс Ференс Диа. Его взгляд был направлен на наследника - принца Ференса.
"Зей, где ты? Мне нужна твоя помощь", - мысленно обратился О`л Фресс.
"Я здесь, Арлен, - тотчас отозвался Хранитель тайн. - Что ты хочешь?"
"Юс Ференс готовится к бою, нужна защита для наследника. Ты ближе меня, будь с ним рядом, предупреди Хельгу."
"Хорошо, но ты можешь её предупредить и сам. То, что было в саду..."
"Нет времени, Зей. Не сейчас, - прервал его Арлен, - Я должен поговорить со старейшиной. Нам нужно успеть."
"Успеть что? Ты уверен, что он способен хоть на что-то? Посмотри на него - он не разумен!"
"Если бы я не был уверен, то не появился бы здесь. Поверь, он лишь делает вид. Следи за Юсом. Не спускай с него глаз. Как только старейшина объявит приговор, он начнет действовать."
Арлен коротко предупредил старейшину об опасности (тот сразу же проникся пониманием ситуации и пообещал быть настороже) и приготовился к бою. Барс подобрался для прыжка, оставалось выбрать подходящий момент.
Юс Ференс казался отрешенным от происходящего вокруг него. Его полубезумный взгляд скользил по залу, не останавливаясь ни на ком и в то же время, он будто прощупывал насквозь, приглядывался к безликим существам в темных и светлых балдахинах. Играть безумца ему было легко, он и впрямь испытывал нечто похожее на сумасшествие.
Мало кто мог догадаться, что на самом деле скрывается под надетой на его лицо маской безразличия.
'Мой господин, помогите спрятать принца, ему грозит опасность, - Лисси оказалась рядом с повелителем с одной стороны - с другой подошла Хельга. Девушки, не сговариваясь, поняли друг друга, - Наклонитесь к сыну так, чтобы вашему брату не было его видно, хотя бы пару мгновений.
Аль Ференс доверял Хельге полностью, поэтому без лишних вопросов выполнил её просьбу. Когда повелитель выпрямился рядом с ним сидел уже не его сын, а госпожа д` Аймон и лже-Лисси поднимались на верхний ярус зала, к дальнему выходу.
- Так надо, Ваше Высочество, - прошептала Хельга на ухо измененному до неузнаваемости принцу, - уходим через вторую...
Она не успела договорить, лишь прикрыла собой наследника - за спиной раздался взрыв, и стены замка покачнулись, а потолок осыпался, будто в песочном тереме.
---
Арлен заметил торжествующий блеск в глазах Юса, и сделал бросок, выкидывая вперед лапы, но его откинула в сторону чья-то сила.
'Она выбрала тебя! Живи!' - последнее, что он услышал перед оглушительным воем и вспышкой.
Жусс Сауэль Зей закрыл собой повелителя, а дальше мир померк в алой пелене. Барс подскочил на лапы, огляделся - замок деймов сотрясался и рушился - но он смотрел лишь на жаркий огонь внутри круга, где пару мгновений назад находился Юс Ференс Диа.
Старейшина Юдос поднял над головой свой жезл и призвал на помощь силы стихий - все вместе они справились с огнем, а когда ветер развеял пепел - внутри круга остались лишь белоснежные горошины жемчужных бус.
- О, боги! Зачем?! - Арлен принял свой обычный вид и, сокрушенно качая головой, опустился на колени в еще не остывший пепел. Оглянувшись, он увидел, как Аль Ференс Диа обнимает перепуганного сына, Лисси кому-то помогает выбраться из завала, Хельга кого-то ищет взглядом... - Зачем ты это сделал, друг?
- Он не мог поступить иначе, - старейшина Юдос положил руку на плечо О`л Фресса.
- Но... я мог помешать, я нашел способ...
- Я знаю, мой мальчик. Я сам написал его когда-то, даже не подозревая о том, что он может кому-то понадобиться. Сила любви - способна на многое. Жусс любил всем сердцем своего друга, поэтому его выбор был правильным. Только так, мой мальчик, только так... - старейшина похлопал Арлена по плечу и, заметив пробирающуюся через обломки Хельгу, добавил, - А ты еще нужен нам здесь.
- А как же Зей?
- Он вернется, - улыбнулся старейшина, - не сразу, но вернется. Я успел послать за ним звезду.
---
Хельгу и наследника засыпало песком, она на какое-то время потеряла его из виду, а потом с усилием сбросила с себя навалившуюся тяжесть, отряхнулась.
- Как вы, мой господин? - спросила у закашлявшегося принца.
- Я... хорошо, - ответил он сквозь кашель, - А отец? Где мой отец?
Старейшина Юдос стоял почти в центре горящего круга и что-то кричал в открывшееся над его головой небо - потолок замка был полностью разрушен. Через черную пелену дыма мало что удавалось рассмотреть, Хельга воспользовалась волшебным зрением и сразу увидела повелителя, он помогал какому-то господину выбраться из-под упавшей на него скамьи.
- Он жив, идемте, - она отряхнула наследника от пыли и взяла за руку, повела через завалы к повелителю. Они оказались довольно далеко от взрыва и поэтому почти не пострадали. Кто был ближе к Юсу Ференсу - нуждались в помощи. Попутно Хельга помогала выбираться из-под глыб, столов, лавок господам, которые не могли это сделать самостоятельно. Многим из них требовался лекарь. Стоны раздавались то тут, то там. Все старались помочь друг другу. Слышались вопросы: что произошло? Что случилось? Кто это сделал?
- Покажите мне вашу руку, - повелитель разговаривал с каким-то юношей. Тот всхлипывал, но покорно выполнил просьбу Аля Ференса, - Сейчас потерпите, будет немного больно.
Юноша вскрикнул и слабо улыбнулся, почувствовал, что боль его отпускает. Повелитель всего лишь вправил ему руку. Наследник смотрел на отца с обожанием, не смея подойти ближе, он наблюдал за тем, как Аль Ференс исполняет роль лекаря.
- Сын? - обернулся повелитель и распахнул объятья, - Как ты, мой мальчик?
- Все хорошо, отец. Я цел.
Хельга оставила наследника на попечение Аля Ференса, а сама огляделась еще раз. Лисси была рядом - цела, если не считать несколько царапин, и тоже кому-то помогала, Жусс - его нигде не было видно, так же как и Арлена.
Она спускалась вниз ярус за ярусом и вскоре увидела старейшину Юдоса, который о чем-то беседовал с кем-то до боли знакомым, но в дымке трудно было понять, кто это. Сердце подсказало, остановившись на миг - Арлен.
Хельга поспешила к нему, больно удалила коленку о какой-то выступ, перепрыгнула через него, спустилась с большого камня, пролезла под полуразрушенной аркой, приблизилась к обгоревшему кругу.
Арлен поднял на нее встревоженный взгляд, будто лишь сейчас вспомнил.
- Хельга?
- Ты жив! - только и сказала, кинувшись к нему в объятья.
Она плакала, прижавшись к его груди, вцепилась в ворот рубашки руками так, что не оторвать.
- Тише, тише... - гладил Арлен её по голове, успокаивая, - Мы живы, все будет хорошо. Почему ты плачешь?
- Я так боялась за тебя... я и Зей, ведь мы... ты тогда не понял, - всхлипнула она, поднимая на него взгляд, - Мы с ним друзья и только. Он сейчас сам всё тебе объяснит...
И тут она увидела рассыпанное под ногами ожерелье. Еще не понимая, повертела головой по сторонам:
- А где же Зей? Где он? И почему...
- Его больше нет с нами, - горько ответил Арлен, - Он пожертвовал собой, спас всех от гнева Юса... Я хотел сам это сделать, но Жусс не позволил. Вытолкнул меня из круга в последний момент.
Хельга опустилась на колени и, не скрывая слез, собрала жемчужины - ровно девяносто девять...
- Это звезды его любви, нет только последней - на удачу, - вздохнула она и одним движением руки превратила россыпь жемчужин в ожерелье.
- Жусс спас нас своею любовью, - ответил Арлен, нежно обнимая Хельгу. Он помог ей подняться, развернул к себе, - Не плачь. Он обязательно вернется. Старейшина Юдос обещал мне.


Эпилог

Утро, укутавшись туманом, еще только начинало свой путь, а Хельга уже была на ногах. Она медленно топталась по библиотеке, несколько раз присаживалась в кресло и вновь поднималась, ежеминутно подходила к окну. С детства госпожа дейм не любила ждать. Особенно мучительными были те ожидания, когда её любимый задерживался в пути по неизвестным ей причинам.
Прошло уже два дня после последнего послания - 'Буду в 11, жди. Целую, Арлен'. А когда, по его мнению, наступят эти 11 - он, конечно же, забыл ей сообщить, или не захотел, или не смог?
Хельга не находила себе места от беспокойства, хотя была почти уверена, что ничего плохого с её любимым не произошло. Она не могла ни спать, ни есть, ни гулять с дочерью (которая любила часами играть в саду) и лишь потому, что все её мысли витали вокруг Арлена.
Грейс появилась в их доме через десять лет после войны. Старейшина объяснил это тем, что погибло слишком много деймов и боги позволили ему забрать пораньше самых важных из них. Хельге не пришлось искать опекунов для вернувшейся сестры. Она сама стала для нее матерью, а Арлен - отцом. Малышка Грейс росла чудесным ребенком и приносила в их семью счастье, не считая, конечно, мелких проказ и шалостей. Но они лишь скрашивали собой серые будни.
Арлен часто по службе находился далеко от семьи, Хельга, наоборот, с появлением Грейс, почти не покидала дом. Наследник вырос и теперь не нуждался в её советах. Тем более, что все свободное время он проводил в общении с отцом. Лисси тоже была не частым гостем во дворце, она вернулась к родителям и занималась теперь вопросами собственного королевства.
Жизнь вокруг стала немного другой. Прошлое записали в книгу легенд, теперь она стояла на полке среди остальных, а Грейс с любопытством посматривала на неё. Возможно, скоро попросит почитать. Правда, Хельга пока не была готова к откровенным разговорам и надеялась, что момент истины еще не скоро настанет. Иногда она бывала в хижине Грейс, ходила по саду, ухаживала за цветами, но вновь возращалась в свой теперешний дом.
- Госпожа... - тихо позвал её Векин, приоткрыв дверь кабинета, - вот вы где?
- Да, мой друг, - обернулась она.
- К вам приехал господин Жило, он ждет в гостиной.
- Жило?! - удивилась Хельга столь неожиданному и раннему визиту брата, - Хорошо, идем.
Она быстро прошла по коридору, заглянула в комнату Грейс - малышка спала, чему-то сладко улыбаясь - и спустилась по лестнице вниз.
- Госпожа О`л Фресс, позвольте мне первому поцеловать вас в этот великий день, - проговорил на одном дыхании Жило, подхватывая Хельгу на руки.
Сегодня он был в своем обычном виде - рослым, невероятно сильным и обаятельным, в лучшем костюме, будто пришел на свидание к любимой девушке.
- В чем дело, братец? Что происходит? - Хельга шутливо схватила его за подбородок, - И куда ты дел моего любимого бородача?
- О, сколько вопросов! Ты не исправима. Нет, чтобы в дом пригласить, да накормить с дороги, - подмигнул он, выпуская её из объятий. Потом хитро улыбнулся и, взяв за руку, потянул её за собой, - Но раз уж ты ничего не знаешь, или делаешь вид, что не знаешь, идем. Так уж и быть, открою тебе маленькую тайну.
- Что это ты задумал, Жило? - подозрительно спросила Хельга, но пошла вслед за не в меру улыбчивым братом.
Он распахнул дверь, и на мгновение у госпожи О`л Фресс перехватило дыхание от того великолепия, что начиналось от крыльца, украшенного цветами и разноцветными лентами, шарами и гирляндами. Поляна перед домом пестрела шатрами, столами и развешанными над ними круглыми фонарями. Эф-ми суетились, сосредоточенно расставляя на столах посуду, Векин командовал ими, он тут был главным.
- С днем рождения, сестренка! - прошептал Жило, обнимая её за плечи, - Снова забыла?
Она кивнула в ответ. Слов не было, чтобы передать свои чувства. Да, она снова забыла о собственном дне рождения, за тревогами и заботами дни проносятся слишком быстро.
- Арлен будет...
- Я знаю, в одиннадцать, - только теперь для нее дошел смысл его послания. Супруг не успевал к началу праздника, о чем и предупредил её заранее.
---
Гости запрудили собой всю поляну перед домом. Хельгу поздравляли, дарили подарки, говорили хвалебные речи, от которых она краснела, точно спелый томат. Госпожа О`л Фресс ждала самого главного гостя в своей жизни. Но Арлен не спешил, где-то задерживался и не успевал даже к назначенному часу.
- Мама! - за рукав настойчиво потянули, Хельга обернулась и увидела нарядную Грейс - в легком, воздушном платье, с красивым бантом на макушке. Девочка посмотрела на неё серьезно и шепотом позвала за собой, - Идем, я что-то тебе покажу.
- Что, милая?
- Идем- идем, это секрет!
Хельга едва поспевала за Грейс, та бежала по дорожке сада, вглубь. На какое-то время бант исчез среди цветов.
- Грейс, где ты?
- Тут! - отозвалась малышка, высовываясь из кустов жасмина, - Иди скорее, она просыпается!
Хельга подошла к ней и увидела, как в приоткрытой чашечке золотистого тюльпана потягивается крошка эф-ми.
- Она твоя, - прошептала Грейс, - Я выращивала её для тебя из зернышка, мне его дал папа, когда уезжал. Это наш с ним тебе подарок. Назови её.
- Злата, - произнесла Хельга непослушными губами, - Её зовут Злата.
Она протянула руку, и эф-ми доверчиво опустилась в её ладонь.
- Я знал, что тебе понравится наш подарок, - Арлен подошел неслышно и обнял Хельгу за плечи.
- Любимые мои, спасибо! - Хельга обняла Грейс и прильнула к Арлену, - Это лучший день рождения в моей жизни.
- Прости за опоздание. Но мне так давно хотелось обнять тебя как раньше, еще до войны. Я потратил много времени на восстановление. И посмотри, что у меня получилось, - его руки сомкнулись на талии госпожи О`л Фресс.
- Ты чувствуешь?
- Да. Почти как раньше. Зелла нашла снадобье и заставляла пить меня эту отраву в течение десяти лет.
- И ты молчал? - укоризненно покачала головой Хельга.
- Не сердись. Очень хотел удивить тебя.
- У тебя получилось, - улыбнулась она.
- А у меня? - надула губки Грейс, - У меня получилось удивить?
- Конечно. Еще как получилось! - засмеялась Хельга легко и задорно, как раньше, когда в её жизни еще не было бед.
----
Иногда мы уходим, чтобы вернуться. Иногда возвращаемся, чтобы уйти. Круг жизни не должен прерываться. Для деймов всегда есть, чем наполнить свою жизнь. Хранители следят за гармонией мира, часто забывая о своих собственных чувствах. Но иногда и они достойны счастья и любви.




  

Оценка: 9.11*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | А.Джейн "Небесная музыка" (Молодежная проза) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | А.Кувайкова "Дикая жемчужина Асканита" (Приключенческое фэнтези) | | Ф.Достоевский "Отморозок Чан" (Постапокалипсис) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | | Тори "В клетке со зверем (мир оборотней - 4)" (Любовное фэнтези) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"