Дэорсе Александр Аркадьевич: другие произведения.

Не так воспитан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 9.47*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть. Мир Енота. ГГ другой, но кто сказал, что он хуже?


Не так воспитан.

  
   Пролог
  
   Существо появилось буквально из ниоткуда, так бы подумало большинство обитателей этого мира. Но были и те, кто заметил бы небольшое мерцание за спиной существа. Выглядело существо чуждо для этого мира, голова больше похожая на рептилию, ближе к ящерицам. Кожа при этом покрыта чешуёй из-под которой пробивается густая шерсть. Телосложение хоть и было ближе к человеческому, но различалось строением конечностей. Так ноги были вывернуты в коленях в обратную сторону, а вот верхние конечности были длинней и имели шесть пальцев, с острыми когтями. Существо водило головой из стороны в сторону втягивая ноздрями воздух.
   Постояв так некоторое время, существо попыталось что-то сделать несколько раз верхними конечностями, но спустя минуту разочарованного прошипело что-то на своем языке. Мир этот для существа был враждебен. Мир только зарождался. Нет не в плане жизни, жизнь существо отчетливо ощущало, и жизни было очень много. Мир зарождался в другом плане, в нем зарождалась магия в том понимании к которому привыкло существо.
   - Просто так отсюда не выбраться. - пронеслись мысли в голове у существа. - Нужно будет проводить обряды. Добыть кровь.
   Существо еще чуть поводило головой и вдруг замерло. Не веря своей удаче, существо двинулось к железной коробке с крышей, в которой стояли какие-то контейнеры. Со скрипом отодвинув решетчатую дверь, а потом откинув крышку существо, не веря в свою удачу уставилось на свою "находку".
   И все же существо не стало сразу же радоваться своей удаче, сначала надо было все хорошенько обследовать, чем оно и занялось. Пусть на улице стояла ночь, но в данном случае это играло только на пользу. Пройдя от одного конца до другого, существо уже боле смелее вернулось к своей находке. Так как по случайности это оказался проулок с тупиком с одной стороны, а с другой стороны был завален мусором всякого рода.
   Уже более смело существо достало свою находку из контейнеров, в котором также находился мусор. Осторожно, чтоб ненароком не поцарапать и даже не покалечить дитя, существо извлекло его из свертка.
   - Гнилое племя. Выбросить дитя. Такое дитя. Не повезло тебе. И простит меня творец, но твоя смерть послужит мне. - произнесло существо на своем языке и принялось буквально когтями на твердой поверхности рисовать знаки и чертить линии.
   Когда все было готово, существо уложило дитя в середину нарисованного рисунка и стало, что-то произносить, при этом касаясь каких-то линий, и в некоторые капая кровью из прокушенной руки. В какой-то момент, существо дернулось, так как почувствовало чьё-то вмешательство, но было уже поздно, реальность пошла волнами. Существо успело подхватить дитя, но нанести решающий удар не смогло, силовой каркас силы опутал ребенка прямо в руках существа, мир еще раз дернулся и в переулке не осталось никого.
  
   Воины Первого ростка двигались бесшумно среди деревьев, отслеживая любые опасности. В данном случае у них было задание сопровождать одну из Хранительниц. Почему это поручили им, все уже не раз задавались вопросом, но руководство не намеренно было обсуждать свои решения с простыми воинами. А потому, приказ был, стало быть его надо выполнить. А то, что это вообще компетентность других, в частности воинов побега и их подразделение коры, но увы это поручили тем, кто занимается разведкой. Зачем? Творец их знает.
   Но надо отдать должное, Хранительница не возражала ничуть, когда ей объясняли маршрут движения и что в целом маршрут предполагается пеший. Да и по-другому к краю леса не пройти, пусть уже давно не ведутся воины с народом степей, но лучше пусть будет так, не дай Творец беде случиться. Вот и двигался отряд уже второй день, осталось пересечь одну небольшую поляну, и они будут на краю леса, в условленном месте.
   Два первых листа быстро обежали поляну и дали отмашку, что все безопасно. Командир еще немного постоял на краю поляны, и кивнув еле-еле головой дал понять, что можно выходить. И вот когда весь отряд оказался на поляне, и на нее вступила Хранительница, реальность подёрнулась рябью и в середине отряда Первого ростка появилось существо с ребенком в руках.
   Воины моментально ощетинились оружием. Существо не с разу осознало куда попало, но тут же оскалилось, а вокруг тела проступила темная дымка. Но воины не стали нападать, так как заговорила Хранительница.
   - Вестник бездны. Оставь дитя, и можешь уходить. Не оскверняй пролитой кровью молодой лес. - голос ее был нежен и бархатист, но только командир Первого ростка понимал, как она устала.
   Тем временем существо начало что-то шипеть, все сильней и сильней, но по мере того как шипение увеличивалось можно было различить отдельные звуки, складывающиеся в слова.
   - Не тебе решать, избранная народом хранить тайну. - разобрали все стоящие на поляне. - Дитя по праву мое.
   - Дитя принадлежит другому народу и роду. Не заставляй меня отдавать приказ.
   Существо не ответило, атаковало неожиданно, ловко увернувшись от парочки коротких копий. И тут же все на поляне попали в силовой кокон, замерев тем самым как ледяные скульптуры. А дитя из рук существа аккуратно под действием силы опустилось на траву.
   Через час, всех находящихся на поляне неведомая сила отпустила, но как показали следующие события она не ушла. Один из народа "звезд" попытался ткнуть мечом в Вестника, но всех опять сковала сила. И так несколько раз, пока до всех не дошло, что любое даже косвенный намек на причинение вреда ведет к парализации. Причем спасения от нее не было. А попытавшись покинуть поляну, дети звезд с удивлением поняли, что лес им не подчиняется и даже наоборот настойчиво заставляет остаться на поляне.
   - Что делать будем? - спросило существо - нам ясно дали понять, что вражда не уместна.
   - И это говоришь мне ты? - выразительно посмотрела на Вестника Хранительница.
   - Я. Народ звезд считает, что у нас нет понятия мира? И это мне говорит та, что хранит тайны.
   - Молчи, отродье! Иначе я вырву тебе сердце.
   - Ш-ш-шаа! - лишь услышала в ответ Хранительница.
   А еще через час поляну огласил плач младенца.
   - Дитя хочет есть. - спокойно произнесло существо. - Нам не выбраться отсюда без него.
   - Только не говори, что у тебя есть сострадание. - повернулась к Вестнику Хранительница.
   - У меня есть ум. И я точно вижу, что все это ради дитя.
   В этот момент один из воинов подойдя к краю поляны, увидел, как перед ним чуть раздались в стороны ветки деревьев, открывая вид на очень редкую, но вполне съедобную ягоду и поедающих эту ягоду пару аниев. Раздумывал воин недолго, и буквально через десяток секунд, отряд обзавелся трофеями.
   - И как кормить дитя? - через час после того, как была успешна охота спросил один из воинов у Хранительницы. На что последняя не ответила
   - Ха-ха-ха. Неужели та что хранит тайны не знает такой простой вещи? - веселилось существо.
   - Не твое дело отродье. Народу звезд нет дела до человеческих детей.
   - Когда-нибудь, вас это и погубит.
   - Что ты сказал, тварь? - зашипела Хранительница.
   - Я сказал, что когда-нибудь ваша гордость вас погубит. А дитя кормить просто, надо всего лишь отварить кусочки мяса без соли и специй и давать ребенку, чтоб тот их обсасывал.
   Хранительница молча кивнула головой и один из воинов тут же подвесил котелок с водой над огнем. Благо рядом с поляной обнаружился родник.
   Прошла неделя с того момента, как отряд повстречал вестника. Все это время выходить за пределы поляны мог только один из воинов, тот что сумел в первый день добыть пропитание. Всех остальных не пускал лес и сила, что могла сразу же парализовать. Постепенно, все существа поняли, что им нужно заботиться о ребенке. И заботиться нужно именно всем вместе. Но больше всего испытаний выпало на долю Хранительницы и Вестника. Воинов почему-то не подпускала сила, если ребенка нужно было подмыть и купать. Сила определила для дитя отца и мать к такому выводу пришли все воины, и просто сосредоточились на нуждах лагеря.
   - Мы не уйдем отсюда просто так. - произнес Вестник через десть дней. - Нужно решать. Нам намекают, что мы с тобой родители.
   - Договор. Я предлагаю договор. Воспитание дитя до его совершеннолетия. Как отец и мать. Сделаем малый брачный союз.
   - С дополнением, что никто из твоего народа не будет вредить мне напрямую или опосредованно. - произнес Вестник.
   - Договор через силу? - спрашивает Хранительница.
   - По-другому ни как. - разводит руки в сторону на человеческий манер существо. - Только одно уточнение: до какого совершеннолетия мы его растим? Вашего, нашего или его?
   - А во сколько у них совершеннолетие? - искренне спрашивает Хранительница.
   - У них в восемнадцать, судя по тому, что я узнал в их мире, у нас в пятьсот.
   - У нас в пятьдесят. Восемнадцать как-то больше по нутру.
   - Согласен. Тогда до восемнадцати циклов мы растим дитя как отец и мать. Договор?
   - Договор!
  
   Глава 1
  
   Я шел по незнакомому городу, в котором буквально все для меня было таким незнакомым и чуждым, что сводило с ума. Я не понимал многого и не видел конца всему, что меня окружало. И пусть я знал некоторые предметы по описаниям, но видеть мне их не приходилось. Да и огромные каменные дома давили на психику, по хлеще чем в горах. Там хоть ты понимаешь - это величие природы, а тут лишь серые стены домов и окна. Не очень бы мне хотелось жить тут, но видимо судьба решила за меня.
   Не то, чтоб я боялся. Нет. Скорее были у меня опасения от всего этого. В детстве уже попадал сюда, и тогда все закончилось не так. Не зная языка, не зная реалией мира я тогда сразу влип в неприятности. Меня задержали, за то, что я расплатился серебром за хлеб в лавке. Продавец поднял ор и держал за руку, на его крик пришел какой-то человек и стал обыскивать меня, а когда нашел еще монеты, что-то проговорил в свой артефакт и вызвал подмогу.
   В общем и целом, меня лишили ножа, денег и пару раз стукнули дубинками, чтоб не сопротивлялся. А я, а я всего лишь хотел есть. Да и считал, что серебряная монета за хлеб, не самой лучшей свежести, вполне достойный обмен. Торговец считал иначе. В итоге я очень сильно обиделся на всех и вся, гнев тогда застилал мне глаза. Очнулся уже, когда меня привезли в другое место и закинули в камеру.
   Потом меня все время водили к какому-то человеку в странной форме и тот что-то спрашивал. Я пытался общаться с ним на тех языках, которые знал, но увы. Да и знал я всего два языка. Пару раз меня били, но не так чтоб сильно, скорее от бессилия или еще по какой причине.
   А через пять дней, меня вывели в какую-то повозку и отвезли в место где были дети моего возраста, а жили мы все как в казарме воинов. Что я могу сказать о том месте? Там было познавательно. Нас заставляли бегать, прыгать, что-то чистить, смазывать и еще множество, на мой взгляд, не нужных дел. И это, несмотря на то, что в целом никакой взаимопомощи не было, каждый сам за себя, что подтверждалось каждую ночь, в виде драк.
   Уже тогда я понял, что тут мне не прожить если не начну ставить себя выше других. Отец говорил, что иногда достаточно показать силу, чтоб от тебя отстали. И я показал, после чего меня заперли в камере, в которой не было ни света, ни тепла. А спать приходилось на земле. Тогда это меня не сильно волновало, так как я видел страх. Страх в глазах всех, как тех, кто был против меня, так и тех, кто заставлял нас бегать.
   Через сколько времени меня выпустили я не знаю, но все изменилось, со мной стали заниматься отдельно от других детей. Со мной говорили, мне показывали картинку и говорили их значения, но все так же по утрам я бегал и прыгал и все также занимался ненужным делом. Лучше бы лучше учили языку.
   Спустя четыре десятка дней распорядок дня изменился, и я стал посещать еще какие-то занятия, где молодой воин зажигал в руке огонь или заставлял пылать все тело. Все были впечатлены, а я же не понимал зачем это? Было ли страшно? Нет. Какая-то странная расточительность силы. Тогда я не знал зачем это было нужно. Но от нас требовали, чтоб мы показали что-то такое. Я же понял, что так делать не буду, так как отец не поймет, а мама еще и замучает рассказами о правильном приложении силы. Вот так и жил я еще шесть десятков дней.
   А потом я исчез из этого мира и вот я опять тут, спустя десять циклов. Хорошо ли это или плохо, посмотрим. Но в этот раз хотя бы знаю о мире больше чем в прошлый. Да и отец сказал, что рано или поздно это должно было случиться. После того раза со мной очень хорошо занимались, на сколько это вообще применимо к тому как меня учили.
   Вот так предаваясь воспоминаниям я вышел за черту города и пройдя еще какое-то время оказался в каком-то странном лесу. Шел -то я целенаправленно в главный город, и как раз лес-то мне в этом бы очень помог, но проблема была в том, что лес был как бы мертвый. Я не слышал отклика. Точнее он был, но какой-то слабый. Постояв так несколько минут (времяисчисление этого мира) я решил углубиться в лес.
   И спустя еще час ходьбы по лесу понял почему отклик такой слабый. Лес умирал. Пусть в нем была новая поросль, но куча мусора, разбросанного повсеместно, порубленные без разбора деревья не оставляли шанса настоящему Лесу. И это приводило меня в уныние и гнев. Зачем? Зачем убивать то, что дает жизнь?
   Вот так идя по лесу я и набрел на людей. Почувствовал я их первым, слишком они шумели, да еще видимо улаживали свои споры в самом простом варианте - дрались. И ладно бы дрались, так нет же, они не замечали в процессе то, как стонал Лес. А этого я уже простить не мог, да и если честно не хотел.
   А еще мне нужны были те, кто откроет дорогу. Значит, нужно всего лишь остановить бойню, да забрать себе парочку людишек. Мама бы мной гордилась.
  
   Отступление.
   Неделя спустя. Резиденция рода Соколовых.
  
   - Как это произошло? - человек стоящий еще мгновение назад у окна повернулся к присутствующим в кабинете людям мужского пола.
   - Разрешите? - сделал шаг вперед один из мужчин, выглядящий невзрачно, но имеющий при этом стальной взгляд серых глаз, а седина на висках говорила о жизненном опыте.
   - Говори.
   - Нам удалось восстановить хронологию событий. Ваш наследник повздорил с наследником рода Аюшевых, и был вызван на дуэль. Дуэль решили проводить в дали от города. От каждой стороны до десяти наблюдателей в рангах не выше воев.
   - Это мне и так все известно. Что по факту произошедшего потом?
   - В самый разгар дуэли появилась третья сторона, с неизвестной до этого оттенком силы. Каким-то образом его сила воздействовала на растения, тем самым, не убивая, а оплетая противников корнями деревьев или ветками. Напав неожиданно, и нанеся максимальный урон по сопровождающим, неизвестный далее расправился с вашим сыном и отпрыском Аюшева. При этом он это сделал никого не убивая.
   - И двадцать человек в рангах воев не смогли справится с одним? Кто это был удалось выяснить?
   - Нет.
   - Тогда почему мой сын пропал на целую неделю? Я вас спрашиваю, почему его не смогли найти пока он сам не вышел к городу?
   - По информации от сопровождающих вашего сына, удалось установить одну деталь, неизвестный провел какой-то ритуал, который оставил всех без сил. А далее люди просто не смогли выйти из леса, будто бы сам лес был против того, чтоб они вышли.
   - Ты себя слышишь? Ритуал? Какой ритуал? Как может быть лес против того, чтоб люди вышли?
   - Мы тщательно опросили всех, но все как один говорят, что так ощущалось.
   - Свободны!
   Посетители потянулись к выходу, за исключением одного.
   - Знаешь, Владимир, мне почему-то вспомнилась одна история.
   - Какая?
   - Помнишь, в истории была война с Германией? Там еще были партизанские войска? - и дождавшись кивка, оставшийся мужчина продолжил - И вот была такая шутливая история с этими войсками, что сначала в лес пришли партизаны, потом их выгнали немцы, а потом пришел леший и навалял тем и другим.
   - Ты сейчас к чему? История какая-то не смешная.
   - Да, вот думаю, может история основана на реальных событиях?
   - Хочешь сказать, что у нас стали оживать сказки?
   - Всякое бывает. Тем более после того как земля изменилась и появились такие как мы. Возможно и сказки начнут оживать.
   - Не верю я в это. В общем найдите этого неизвестного, и притащите ко мне, очень я хочу с ним побеседовать.
  
   Москва. Здание конторы.
  
   - Товарищ капитан, разрешите?
   - Заходи. Что у тебя?
   - У меня тут род Соколовых зашевелился.
   - Эти то чего? Что им в Твери не сидится?
   - Удалось узнать через третьи руки очень любопытную информацию. Как оказалось, роду Соколову и по совместительству еще и Аюшевым нанесен сильный психологический урон всего одним человеком.
   - О как. И как же это интересно?
   - Обстоятельства выясняем, но уже точно известно, что этот человек втоптал в грязь около двадцати воев и что-то там такое сделал с наследниками, отчего все буквально пропали на неделю, а потом вошли в город обессиленными.
   - Стоп. Что значит обессиленными?
   - Они потеряли свой дар.
   - Таааак. Даю добро на проработку. И чтоб через два дня мне все доложил. Все! Понял!
   - Есть! Разрешите выполнять?
   - Погоди. А кто сделал это удалось узнать?
   - Ни как нет. Но удалось выяснить, что людей с таким даром у нас нет. Что-то связанное с природой.
   - Самородок или вновь пробудившийся? Как думаешь?
   - Рано пока что-то думать. Информации мало.
   - Ну тогда чего стоишь? Иди добывай информацию! И чтоб через два дня доклад!
   - Есть!
  
   Вышел я с "тропы" где-то через пару часов. И попал в такой же лес, из которого и ушел. Пришлось задержаться и также провести ритуал, в котором поделился силой, что взял у тех людишек. В итоге получилось чуть оживить лес, но до полного выздоровления было еще очень далеко. Но ничего, главное же начать. Да и может еще такие же "дураки" попадутся.
   Закончив с ритуалом, я буквально через пятнадцать минут вышел к большой дороге, что перегородила мне проход к городу. Оглянувшись, заметил, что слева есть мост, по которому вполне можно перейти на ту сторону.
   Пройдя по мосту, я попал в царство больших домов. Так я и брел по городу, стараясь все время находится рядом с деревьями, кои росли из последних сил. Город производил на меня гнетущее состояние. Даже у народа гор не было такой унылой и давящей атмосферы, скорее наоборот, там чувствовалась рука мастера. Тут же все было серым, за исключением растительности, но и ее покрывал слой пыли. А еще везде куда бы я не посмотрел, замечал мусор. Как можно так жить?
   Вот так я и шел, пока возле большого скопления мусора не увидел, как один из людей, одетых в вонючие обноски не пнул странного вида животное. При чем животное по всем признакам не несло в себе агрессии, да и видно было, что это самка, которая кормит свое потомство.
   А этот отросток вонючего сорняка, не с того ни с сего пнул животное. Вот что она ему сделала плохого? Я разозлился и пнул уже его. Он улетел, но из кучи высунулся еще один и что-то сказал, при этом замахнувшись какой-то палкой. Я не стал разбирать что и, как и его отправил к его собрату. В итоге за спиной заверещала женщина, а какой-то мужик бежал на меня. Недолго думая, отправил мужика к двум предыдущим. В тот же миг женщина заткнулась и прыгнула на меня, пришлось ее успокоить и связать ее же одеждой, предварительно разрезанной.
   Тут сразу же стали кричать из окон здания, о том, что я очень плохой. Не до конца еще понимал эту речь, за давностью лет. Показал им жест, увиденный еще в детстве. Не впечатлялись и стали орать еще сильней. В итоге пока я жестом объяснял все то, что о них думаю, подъехала какая-то повозка с мигающими фонарями и оттуда вышли два человека в одинаковой форме. Попросили предъявить документы, показал им перстень. Они почему-то не впечатлились. Недолго думая поднес одному из них его поближе путем отпечатывания оного на лбу. Второй видимо очень обиделся, что перстень рода Saval'Vaomatua отпечатался только у одного из них, и схватив двумя руками мою руку потянул на себя. Не став его разочаровывать, левой рукой отпечатываю на его лбу знак рода Avetaavale.
   Пока я награждал двух, по-видимому, стражников отличиями родов, к ним подоспела подмога. В итоге, мне пришлось еще пару раз обозначить притязания двух родов на некоторых людей. Пока в один момент, в меня не врезаются какие-то странные стрелки на веревках, по которым проходят молнии и наступает темнота.
  
   Глава 2
  
   В себя пришел рывком. Раз и сознание включилось. Сразу открывать глаза не стал, решил пока с помощью чувств попытаться определить где нахожусь. Первое, что определил это то, что пахло отвратительно, причем пахло еще и испражнениями рядом со мной. Также слышались голоса метрах в двух от меня. А еще я лежал на чем-то твердом и холодном, умаю скорей всего на полу. Сделав выводы, решил все же, что зря я стражников стал бить, они- то не причем были.
   Дальше лежать смысла не было, и я решил встать, н удивление получилось с первого раза, головокружения не было, но вот тело болело в разных местах. "Били" - мелькнула мысль. Ну, это следовало ожидать, скорей всего товарищи тех стражников отыгрывались на бессознательном мне. А может и сами пострадавшие отыгрались. Ладно, все это ерунда, сейчас надо понять, как выбираться из этой тюрьмы. А то, что это она, я ни мгновения не сомневался.
   Как только поднялся, то на меня сразу же обратили внимание.
   - О, смотрите, наша Соня проснулась! - ухмыльнулся один из людей, что сидел за столом и держал какие-то бумажки в руках.
   Мне сразу же подумалось, что назвали меня так не спроста.
   - Гвоздь, думаешь Соня? Может она у нас Мальвиной будет? - улыбнулся сидящий напротив, ощерив при этом золотые зубы.
   - Ну, пусть будет Мальвиной, мне не принципиально. - ответил первый, и уже обращаясь ко мне произнес - слышь, Мальвина, считай тебе сегодня повезло, мы будем с тобой нежными.
   После этих слов все за ухмылялись. Дело принимает дурной оборот. Тут их пятнадцать человек. Я один. В драке просто завалят толпой, не отобьюсь. Если только воспользоваться силой, но на много меня не хватит, только на остановку. С другой стороны, и этого будет достаточно.
   Пока я думал, человек пять потихоньку приближались ко мне.
   - Нас тут одни люди попросили, научить вежливости тебя. Ты не бойся, больно не будет. Почти. - разорялся "первый".
   Все пора. Делаю небольшое движение рукой, и усилием воли растягиваю заклинание на комнату. Шедшие ко мне замирают, только вздымается грудь, показывая, что они дышат. Их удивление видно только если, присмотреться к глазам, там расширяется зрачок.
   - Раз вы не захотели мира, то значит по праву сильного, мне придется от вас избавиться. - с этими словами, я лезу за шиворот и достаю кулон в виде листа, тяну за стебель и вот уже у меня в руке небольшой ножик.
   Дальше я обхожу каждого из людей, и делаю ему небольшой надрез на запястье. Ну, а что, их тут пятнадцать человек, с каждого по чуть-чуть так глядишь и на пентаграмму наберу. Не пилить же мне шею одному таким маленьким ножичком? И тут я замечаю, как их зрачки еще больше увеличиваются.
   - Я что это в слух сказал? - вопрошаю я в пространство. - А, ну и ладно. Так, что у нас там дальше? Ах да, пентаграмма. Эх, и ведь придется чертить.
   Оторвав от одного из людей рукав его рубахи, я обмакнул край рукава в натекшую лужу крови и принялся за черчение пресловутой пентаграммы. Провозился минут двадцать, еще минут десять потом сверял, правильно ли я все начертил. Все это время "статуи" следили за моими манипуляциями.
   Потом мне еще пришлось двигать "статуи" на определенные места в пентаграмме. А иначе ни как. И вот когда все было готово я произнес фразу ключ. В центре пентаграммы закрутился небольшой ураган дыма, чуть полыхнуло алыми всполохами силы и вот передо мной стоит мой давний знакомый.
   - А-а-а-а! Творец, где ж я так нагрешил? - поднял он голову и прокричал все это в потолок. Говорил он естественно все это на своем языке.
   - Не понимаю, о чем ты? - удивился я.
   Проводник махнул рукой.
   - Чего тебе? - задал он в конце концов вопрос.
   - Можешь меня перенести из здания?
   - Куда?
   - Не знаю, можно просто из здания.
   - Оплата!
   - А вот ими. - обвожу рукой комнату.
   - Не пойдет.
   - Почему?
   - Сколько раз тебе говорить, мы не питаемся душами.
   - Почему?
   - А-а-а-а! Творец, помоги.
   - Это противоречит мирозданию.
   - Но ведь в книгах сказано, что вы принимаете жертвоприношения.
   - Это другое.
   - Какое другое?
   - Сколько раз говорить, мы принимаем жизненную силу. Но не душу.
   - Но ведь душу берете?
   - Но не едим.
   - Почему?
   - Р-р-р-р-р!
   И тут очень сильно повеяло человеческими испражнениями со всех сторон и буквально через пару секунд открылась дверь в нашу камеру, тем самым нарушив печать.
  
   Отступление 1
  
   За несколько минут до начала событий.
  
   - Михалыч, ну че там? - подошел капитан к дежурному окну. - Пробили нашего буйного?
   - Пробиваем.
   - А куда хоть запихнули?
   - Да к отморозкам засунули, попросили проучить. Кирюхин с Денисовым, в медпункт поехали, у них от его ударов на лбу знаки отпечатались, от его ударов. В общем злы на него, вот и попросили подсобить.
   - Не переусердствовали бы вы. Мало ли, что за птыц.
   - Да не, мы его пальчики сразу проверили по "мажорам" и одаренным.
   И тут разговор прервал вылетевший в коридор младлей.
   - Товарищ капитан, Сергей Алексеевич! Есть совпадение!
   - Егоров, каке совпадение?
   - Я пробил нашего буйного. Его лет десять назад разыскивали, он сбежал из какого-то военного лагеря для одаренных. В архиве сохранились данные, а в новой базе данных нет.
   - Подожди, одаренный? Твою ма-а-ать! За мной!
   И капитан сорвался с места и побежал в направлении "обезьянника". Уже метров за пять, он почувствовал запах свежего дерьма и в прямом и фигуральном смысле. А после того, как открыв дверь в камеру, говном завоняло еще сильней.
   Взгляду предстала сюрреалистичная картина, в центре комнаты стоял парень и смотрел на затухающие красные всполохи, при этом стоял он в центре какой-то фигуры, на концах которой стояли заключенные в неестественных позах, но отмирающие с каждой секундой.
   Прошло буквально десять секунд, после чего заключенные с воем бросились из камеры, буквально сметя капитана, при этом из их штанов вываливалось серое вещество.
  
   Спустя час. В кабинете капитана С.А.Кравченко
  
   - Назовите имя, фамилию, отчество.
   - Имя Инсендио.
   - Фамилия, отчество? Не знаю, что это. - честно отвечаю я. Так как вопросы эти мне задают уже где-то в двадцатый раз. Все не верили, что у меня действительно такое имя.
   - Фамилия - это род, название рода. Отчество, образовывается от имени отца.
   - У меня два рода.
   - Давай остановимся на том, что по отцу.
   - Avetaavale.
   - Хорошо. - устало потер лицо мой дознаватель. - Как звали отца.
   - Afi.
   - Получается ты у нас Инсендио Афи Аветааваль.
   - Да. Не совсем правильно в произношении, но по вашей логике так.
   - Мля-а-а. Что ж с тобой делать. Ты понимаешь, что нет у нас таких имен? Нет. Даже в Европе такого нет. Это не протокол, а черте что получается. Давай ты будешь Иваном?
   Я отрицательно помотал головой. У меня есть имя, имя которое значит многое. А в этом мире, имена не имеют под собой основы. Это я понял пока мы говорили.
   Тут нашу дальнейшую беседу прервали стуком в дверь.
   - Войдите. - крикнул дознаватель.
   И в кабинет вошли два человека в темных одинаковых костюмах, при этом они сразу показали какие-то развернутые бумажки и кивнув на меня сказали три слова.
   - Мы его забираем.
   - Гора с плеч. - ответил дознаватель.
   - Пошли. - это уже мне.
   - А вещи? - спрашиваю я.
   - Потом заберешь.
   - Без них не пойду. - упрямо сказал я. - и пусть перстни вернут.
   Вошедшие посмотрели на дознавателя.
   - Сейчас принесут.
   А через десять минут мы уже садились в какую-то черную повозку, странной конструкции. Поездка как таковая не запомнилась, так как окна в повозке были чем-то закрашены. В итоге я прикрыл глаза и стал медитировать, но машину так плавно покачивало, что в итоге я уснул.
   Разбудили меня по ощущениям спустя часа два. Открыв дверь, мне вежливо сказали двигаться за сопровождающим. Выйдя из машины, я первым делом огляделся и понял, что вернулся в то место, в котором уже однажды был. Только вот место разительно преобразилось в лучшую сторону.
   Для начала все было обнесено высокой стеной, у ворот стояло небольшое здание, в котором как я понимаю находились стражники. От ворот к центральному зданию шла дорожка из слитного темного камня. Чуть в стороне слева я видел занимающихся, на большом поле с какими-то приспособлениями. Справа же находилось около десятка зданий двух и трехэтажных.
   Меня провели в центральное здание, чуть поводили по коридорам и остановившись около какой-то двери попросили присесть и ждать. Ждать пришлось не так уж и долго, и уже через десяток минут меня опять допрашивали, но уже более въедливо.
   Их интересовало все. От того, как я пропал, и то где я жил. А что я мог ответить? Мне и дома не так, чтоб верили, а тут и подавно не поверят. Поэтому на вопрос как пропал отвечал честно "Не знаю". Так как я и правда не знал. А на вопрос где был, так же честно отвечал: "В лесу".
   Но все равно, меня допрашивали целых четыре часа. Четыре часа отвечать на одинаковые вопросы по-разному сформулированные, это не то что утомительно, это просто унизительно для меня. Но я терпел и с самым бесстрастным выражением, которому научился у мамы отвечал: "Не знаю и в лесу". Еще пару раз отвечал на вопрос чем питался и чем жил, но там все просто - охотой жил, питался тем, что лес пошлет.
   В общем от меня отстали. Или сделали вид, что я пока не интересен. Но вот отпускать не стали, а сказали, что я теперь буду учиться в военной академии. Не было печали, блин. И повели меня устраиваться на новое место, которое станет моим домом на долгие года.
   Привели меня в длинное двухэтажное здание, в помещение в котором стояло около десяти двухэтажных кроватей, в данный момент пустовавших.
   - Сейчас все на занятиях. Но скоро вернуться. Ты можешь занять вон ту кровать - указали мне на саму близкую к двери кровать. Вещи можешь положить в тумбочку рядом.
   - Угу. - бурчу под нос
   - На все про все у тебя минут двадцать, потом вернуться твои однокурсники и будет построение, на котором тебя познакомят со всеми.
   - Ага.
   - Все располагайся, а я пошел. И учти, за тобой пристально наблюдают - и сопровождающий указал на угол комнаты, в котором на потолке виднелась какая-то выпуклость.
   Сопровождающий ушел, а я решил, что раз мне предстоит жить тут долгое время, то нужно подготовиться к встрече со своими одно-груп-никами. И встретить я их решил, как учил меня отец: "Главное сразу дать понять кто главный! А лучше, чем показ силы ничего нет!".
   Ну, вот я и решил, что раз уж показывать свою силу, то во всей красе. Правда потом вспомнилась мама, она всегда начинала знакомство с легкой шутки, и я решил немного переиграть свой план.
   В итоге, когда в помещение вбежали мои ровесники, я встал с дальней кровати, потянулся, накинул на себя иллюзию отца и сказал самым строгим голосом:
   - Привет, еда!
  
   Отступление 2
  
   - Степан Михайлович, разрешите? - протиснулась в приоткрытую дверь голова.
   - А, Кирилл. Заходи. Чего у тебя? - оторвался от бумаг генерал - лейтенант.
   - Да, я собственно по новенькому пришел. Слышали может уже?
   - Поэтому, как его... - начальник академии поискал на столе листок и подняв перед глазами зачитал - Инсендио Афи Аветаавали. Наслышан.
   - Что думаете? История какая-то странная.
   - А что тут думать Кирилл? Я тогда еще замом был, у4чавствовал так с казать в разборе происходящего. Пацан к нам поступил без основных знаний. Ни языка, ни обычных поведенческих правил общества. Ничего. И нет, он не был дикарем. Какие-то манеры у него были, только отличные от наших. ДА и говорил он на странном языке, после того как он исчез, мы записи научникам отдали, так ответ пришел, что такого языка на земле нет.
   - Как нет? А как тогда?
   - А вот так. Нет говорят. Но при этом очень настойчиво просили связаться с носителем языка.
   - А парень что же?
   - А что парень? Привыкал к нам он долго. Мы ему имя дали самое обычное Иванов Андрей Александрович. Как видишь, имя ему не понравилось. Но уже ничего не попишешь, в базе он как Иванов А.А., а значит документы будут на это имя.
   - И все же, Степан Михайлович, что было выяснено по исчезновению?
   - А ничего не выяснено. Исчез и все. Как исчез никто понять не мог. Прошерстили тогда город, да толку как видишь не было.
   - То есть под пристальный надзор?
   - То есть под пристальный надзор.
   И в этот момент сработала тревога означающая применение сверх сил.
  
   То, что произошло дальше, я, наверное, мог бы предвидеть, но почему-то об этом совершенно не подумал. И так, сначала все опешили, потом кто-то заорал очень писклявым голосом, надеюсь это были девушки, очень надеюсь. Алее ор перерос во что-то невообразимое и уже потом все развернулись и рванули из помещения буквально снеся дверь с косяком и проломив часть стены. А еще мне кажется, кто-то обделался и даже поседел. Но я об этом говорить не буду, мама учила не пенять людям на их недостатки.
   Как только толпа покинула помещение то тут же начало что-то орать. И так противно, что я решил поставить полог тишины. Решив, что шутка не удалась и как бы извиняться не перед кем, в связи с отсутствием оных. Решил завалиться на кровать и поспать.
   Но, как и бывает в таких случаях, поспать мне не дали, так как в помещение где я лежал ворвался десяток вооруженных непонятно чем людей. Они стали оглядываться и только спустя десяток секунд заметили меня, удивленно за ними наблюдавшего.
   Мне что-то прокричали, только толку-то? Я ж заклинание полога тишины навесил. Тем не менее мужик не сдавался и стал махать рукой. Я помахал в ответ. Че он от меня хочет?
   - Да ну тебя нафиг! - высказался я в слух и лег обратно на кровать.
   Мужик видимо понял мой посыл по-своему, так как направился ко мне и преодолев барьер тишины заорал во все горло.
   - Курсант! Мать твою за ногу! - что он там хотел дальше сказать, я даже дослушивать не стал. Тем более трогать мою маму за ее ногу. Делаю посыл рукой и мужика сносит обратно к своим.
   Видимо такой поворот событий, был для них новизной, так как они не сразу сообразили, что делать. Но все же наставили на меня свои странные трубки и стали брать меня полукольцом. Я тем временем обдумывал, что дальше? Щит я на себя уже давно повесил, и постарался напитать его по максимуму.
   Но тут все действо прервалось с появлением в проеме еще одного действующего лица. И судя по тому как повел себя "летун", пришедший был не из "простых". Пришлось скидывать полог тишины и ждать чего мне скажут. Вставать я все также не собирался.
   - Курсант, ты почему лежишь на кровати в неуставное время! - спокойно спросил вновь прибывший.
   - Хочу и лежу. Что такое неуставное время? - также поинтересовался я.
   - Лежать на кровати можно только после отбоя. - не сдавался тот
   - А если я ранен, лежать можно?
   Сразу что-то ответить главный не смог. Он сначала оглядел меня, мою расслабленную позу и только потом произнес.
   - Раненные помещаются в лазарет.
   - А, ну тогда несите меня в лазарет. - папа всегда говорил, что наглость не порок.
   Главный что-то зарычал сквозь зубы. И его руки стали покрываться огнем. Эдак он и пожар устроит, поэтому я мысленно произношу заклинание и ему сверху на голову падает поток воды, туша в зародыше огонь.
   - Успокоились все! - звучит громкий голос от входа. - Смирно!
   И удивительно, все как по команде выпрямились, опустив руки вдоль тела. Ну, почти все. Я все так же лежал на кровати.
   - Иванов на выход! - это он кому?
   - Иванов! - хм, и все же кого он зовет?
   - Иванов! - уже подойдя ко мне, этот человек указал пальцем на меня, а я же все же запрокинув как можно сильней назад голову, пытался рассмотреть человека, который возможно стоял за мной.
   - Инсендио. Встал и пошел за мной. - все же высказал мое имя этот человек.
   Ну, что ж пойдем послушаем чего мне скажут.
  
   Глава 3
  
   Вас когда-нибудь отчитывали за то, что вы в целом не понимаете? Если нет, то вам повезло. Мне в данном случае не повезло, так как меня отчитывали уже, наверное, час. В целом все с водилось к тому, что у меня недостойное поведение. Началось с того, что мне даже не предложили сесть, хотя стулья и были. Но тут я еще мог понять, скорей всего его статус был больше, но отец говорил, что больше статуса чем у него я если и встречу, то не скоро. А посему спустя час, я спокойно подошел и сел на стул.
   И вот сев на стул, и смотря на мужика мне почему-то представилась большая рыбина на стуле. Очень уж было похоже на то, как ведет себя рыба если ее вытащить из воды. Через минуту открывания и закрывания рта, мужик проорал!
   - Встать!
   При этом мужик аж привстал с кресла.
   - Сесть! - добавляю в голос силы, и мужик плюхается обратно в свое кресло побледнев.
   - Что ты себе позволяешь?! - чуть сдержанней, но все же обвинительно вопрошает он.
   - Я думал мы тренируемся в командном голосе. - пожимаю я плечами.
   - Ты понимаешь, что я могу с тобой сделать? - уже более настойчиво спрашивает меня.
   - А ты?
   - Угрожать офицеру вздумал, щенок?!
   - Пф. - звук вырывается сам собой. Ну не воспринимал я этого человека как опасного, да и по ощущениям я понимал, что он мне сделать ничего не сможет. Точнее может, но это видимо только с позиции своего статуса. А если его вызвать на поединок? И только я собрался это сделать, как дверь отворилась и в кабинет вошел еще один человек.
   - Добрый день! Товарищ майор, вызывали?
   - А, Лютиков. Полюбуйся, новый подопечный. Взять под стражу и поместить в карцер. - рявкнул сидящий в кресле.
   Тут я не выдержал. Но мне на плечо падает рука того самого Лютика и сжимает его, а на мой прямой взгляд чуть заметно машет головой в отрицании. И глядя в глаза этому человеку, понимаю, что не стоит, так как проблем будет гораздо больше.
   Так мы и покинули сразу же кабинет, а за ним меня взяли в окружение еще парочка солдат и повели только им ведомым маршрутом. Мы вышли на улицу, прошли некоторое время по дорожкам, потом меня завели в здание уже более основательное и в нем поплутав по коридорам с пару минут, мы спустились в подвал.
   И вот передо мной открывают дверь камеры, в которой видимо мне предстоит провести какое-то время. Ну, что ж, посидим, подумаем. Меня втолкнули в нее легким толчком, после чего закрыли дверь и сопровождающие удалились. Делать было нечего, камера была всего полтора метра на полтора, без каких-либо удобств, а единственный свет лился из маленького окошка двери. А в углу еще была, как я понял, дырка для отходов жизнедеятельности. Кидаю на тот угол заклинание из раздела бытовой магии убирающее запах.
   - Эх, видимо судьба. Давно я не медитировал. - говорю в слух и устраиваюсь поудобней.
   Первым делом я замедляю все процессы в своем теле, так как сидеть мне тут, видимо предстоит долго, то нужно экономить ресурсы. А далее, я стал прогонять через себя энергию, как учили родители. Стараясь чередовать метод матери с методом отца.
   Ко мне не заходили, несколько раз приносили что-то в миске и чашке, но все это выдавалось через маленькое отверстие внизу двери. Мне было лень прерывать медитацию, поэтому на них не обращал внимания, продолжая накачивать источник энергией и гонять ее по телу.
   По моему субъективному мнению, я так просидел четыре дня. На пятый день дверь открылась. В камере "дыхнуло" ошеломление и любопытством.
   - Вставай.
   Я проигнорировал обращение, так как заканчивать медитации резко не рекомендовалось, поэтому я стал аккуратно сбавлять интенсивность "волн".
   - Эй, ты слышишь. - меня легонько пнули по ноге.
   После того как мне пнули в третий раз, я завершил медитацию и открыл глаза. Передо мной стоял парень моего возраста, может чуть старше, с короткими светлыми волосами и угрюмым взглядом. Одет был, как и все до этого встреченные мне тут люди.
   - Вставай! Тебя на ковер зовут.
   Я не стал ничего отвечать, молча поднялся и смотрел на моего визитера.
   - Что? - не вытерпел тот.
   - Я жду.
   - Чего?
   - Когда ты поведешь меня на ковер. - спокойно поясняю парню.
   - А... э... пошли.
   Выходя из камеры столкнулся еще с двумя парнями, держащих в руках носилки. Не придав этому значения, решил получше запомнить дорогу от камеры до "ковра". В итоге, прошли мы не так много, всего лишь поднялись на второй этаж и зашли в самый дальний кабинет.
   Войдя в кабинет, я увидел сидящего за столом Лютикова. Оглядев сам кабинет, пришел к выводу, что этому человеку чужда роскошь. Что в целом положительно влияет на мое к нему отношение.
   - Присаживайся. И давай по порядку. - я лишь киваю головой.
   - Меня зовут Лютиков Евгений Дмитриевич и теперь я твой куратор.
   - Что значит куратор? - перебиваю я.
   - Эм... кхм. Куратор это тот, кто наблюдает за тобой и следит, чтоб ты правильно учился и не допускал ошибок, а также помогал тебе.
   - Понятно. Наставник.
   - Не совсем, но близко к этому. И так, я действующий офицер Российской армии в звании Капитана.
   - Капитан это много или мало? Сколько воинов в подчинении? - опять я перебиваю.
   - Так! Стоп! Давай, я сначала до расскажу и уже потом будешь задавать вопросы. - я лишь опять кивнул головой. - Отлично. Ты сейчас находишься на территории военной академии, где обучаются одаренные. Обучаться тебе тут пять лет.
   - А если я не хочу? - опять перебиваю его.
   - Увы. Но покинуть это заведение ты сможешь только в одном случае и ничего хорошего в нем нет. Доходчиво поясняю. - опять киваю головой, - Так вот, после окончания Академии ты становишься офицером армии России со всеми вытекающими отсюда обязанностями. Отслужить обязан еще семь лет и после волен делать что хочешь. Понятно? Вижу, что понятно. Далее, я слышал на чем основывался твой конфликт, так вот, поясняю. Тут есть определенный свод правил, зовется уставом, в нем также прописан распорядок дня и описаны моменты, когда и что можно делать. Как только мы с тобой закончим общаться, тебя проводят к складу где выдадут форму, а далее ты пойдешь в учебную аудиторию и будешь зубрить устав.
   - Чем мне грозит не соблюдение правил? Уточняю.
   - Камеру видел? Будешь там находится за каждое нарушение.
   - Пф. - ухмыляюсь. - Напугали.
   - Еще возлагается штраф и лишение отгулов. А также трудовые работы в не самых приятных местах.
   - Отхожие места?
   - Они самые.
   - Не удивили. И не устрашили. Дальше?
   От моего вопроса, капитан замешкался, это было видно.
   - Пойми парень, я не желаю тебе зла. Я понимаю твою ершистость, запихнули насильно в академию, руша привычный уклад жизни. Но ты пойми, в стране сейчас не нужны бесконтрольные маги. И так семьи и рода набрали много влияния. У тебя сейчас выбора-то и нет почти. Или в академии или на кладбище.
   - Я вас услышал. Хорошо.
   - Что хорошо?
   - Я буду учиться.
   - Ну, вот и договорились. И, пожалуйста, давай без баловства. Понимаю, возраст, гормоны.
   - Я буду прилежным учеником. - Встаю и кланяюсь, приложив кулак к сердцу.
   - Ты это брось. В армии честь отдают.
   - Я свою честь отдавать никому не собираюсь и пожалуйста, больше об этом не просите.
   - Э-м. Ты не так понял, наше воинское приветствие делается не так. - и он стал учить меня, как делать воинское приветствие и когда, а также что это делается только с покрытой головой.
   Далее я посетил склад, где мы выдали форму и прочие принадлежности. Потом опять казарма и знакомство с теми, с кем мне жить следующие лет пять. Но мне было настолько все равно, что я даже не запомнил никого. Далее меня отвели в один из кабинетов с множеством столов, расставленных рядами и указав на один из них, сказали, что теперь я буду в учебное время сидеть тут. Потом вручили небольшую книжку и сказали учить.
   Я честно хотел учить. Я даже листал ее от и до, но потом встал и отдал ее обратно.
   - Я не могу ее учить.
   - Не понял! - сказал сидевший за столом, который был повернут к остальным оторвался от какой-то коробочки на руке и поднял голову, взглянув на меня. Он кстати был моим ровесником.
   - Я не могу это учить.
  -- Вера не позволяет?
  -- Я не могу ее прочесть.
  -- Кхм... ах-аха-хаха... так ты неуч.
  -- Кто?
  -- Неуч. Безграмотный.
  -- Вообще-то я обучен грамотею просто на этом языке я могу только говорить.
  -- На этом языке... ахахаха.
  -- Пожалуй, пойду я. - не стал я дальше веселить парня.
  -- Стоять! Смирно! - раздалось у меня за спиной, но я не обратил на это никакого внимания.
   Уже когда, почти вышел из этого кабинета, мне на плечо легла рука.
   - Куда собрался? Я тебе приказ отдал!
   Молча разворачиваюсь бью его головой в переносицу, а потом еще добавляю с руки в голову, но так, чтоб оглушить. После этого спокойно иду в казарму, где ложусь на свою кровать и думаю о том, что день еще не закончился, а я уже нажил себе врага. Может его убить надо было?
   Полежать мне не дали, уже через десяток минут прибежали люди, одетые в подобие лат и шлемах, с наставленными на меня какими-то конструкциями из трубок. А следом зашел Лютиков. Я быстрой вскочил и сделал воинское приветствие, как он меня учил.
   - И почему я не удивлен. - вздохнул он.
   - О чем вы?
   - Ты же только два часа назад говорил, что будешь прилежным учеником.
   - А что не так с моим прилежанием?
   - Так. Пошли в кабинет.
   В кабинете я сразу же сел за стул. Лютиков на это лаже бровью не повел. Пройдя за стол, он опустился в кресло, помассировал виски и уставился на меня.
   - Зачем ты ударил сержанты Мартынова.
   - За оскорбление моего достоинства.
   - Как же, позволь уточнить, он тебя оскорбил.
   - Он счет меня лжецом на фоне того, что я знаю другой язык и письменность, при этом не владею письменностью это языка.
   - Подожди... что? Ты не умеешь читать?
   - На Вашем языке нет.
   - Но ты же говоришь на нем и достаточно хорошо.
   - Это результаты общения в далеком детстве и магия.
   - Так. Стоп. Теперь давай подробно как произошел конфликт. - и мне пришлось рассказать детально что было.
   Где-то через полчаса, когда Лютиков перестал задавать вопросы, в кабинет пригласили сержанта Мартынова и вот тут я увидел, что Лютиков может быть и не очень добрым дядей. Весь монолог капитана можно было выразить одним предложением в отношении Мартынова: "Идиот не способный думать наперед".
   Когда разнос сержанта был окончен, Лютиков сказал, что теперь на обучении я буду изучать алфавит и попутно мне будут читать устав, который я все же должен выучить. Алфавит мне будет преподавать учитель русского языка и литературы, а устав читать некто Куприянов. На этом общение с Лютиковым закончилось и меня повели в столовую.
   В столовой было многолюдно, шумно и интересно. А вот еда не вызвала ничего кроме отвращения. Есть ее было можно, но вот полезности от нее почти не было, как и не было вкуса. Решив для себя, что надо бы как-то раздобыть еды, я оставил недоеденную тарелку и собрался уже было идти к выходу, когда один из тех, кто жил со мной указал, что надо за собой убирать все в определенное место.
   Потом нас всех повели в тот же кабинет, где я уже был. Правда я до кабинета не дошел, меня перехватил какой-то рыжий паренек, представившийся Олегом и повел в другой кабинет. Как оказалось, Олег это и есть тот самый Куприянов и он будет читать мне устав. Вот так началось мое обучение. А следующим пунктом после устава, шел урок письменности русского языка.
   В целом на учебу ушло примерно часа два, после которых у меня более-менее появилось представление как нужно себя вести в данном учебном заведении. Как оказалось, бить сослуживцев нельзя. А жаль. Еще спать в обед на кровати тоже нельзя. И еще множество нельзя. В общем странная академия и странная армия.
   После учебы нам велели идти переодеваться, для занятий физической подготовкой. На переодевание дали минут десять, после которых мы, построившись возле своей казармы, дождались Лютикова и тот повел нас на специальный ста-ди-он.
   Как только мы очутились у большого поля, Лютиков сказал нам бежать вокруг него десять кругов. Ну бежать так бежать. Я и побежал.
  
   Отступление 1
  
   - Слушай, надо что-то делать с этим новеньким! Ты видел, как он пробежал дистанцию? Да даже мы так не можем. Нам по любому теперь бегать придется быстрей.
   - Может обойдется все.
   - Ты сам знаешь, Лютиков всегда высчитывает среднеарифметическое время и по нему бегаем. А тут получается перваши по этому времени бегают лучше, чем мы.
   - Надо с ним поговорить. Пусть в следующий раз бежит медленней.
   - Да поздно уже. - махнул рукой плечистый парень. - Лютиков уже все зафиксировал. Вон смотри, все в тетрадь записал. Блин. И угораздило этого спортсмена к нам попасть.
   - Че делать будем? - спросил рядом стоящий.
   - Да че тут, уже сделаешь? Но придурка этого надо наказать. Из-за него все страдать будем.
  
   Когда я прибежал, мои сослуживцы отстали от меня на несколько кругов. Лютиков стоял и сверялся с каким-то прибором, при этом то улыбался, то хмурился. Я не стал мешать, а решил, что раз я размялся, то стоит продолжить занятие физическими упражнениями. Поэтому призвал свои мечи и стал исполнять "танец теней". В какой-то момент я почувствовал очень сильное внимание и, казалось бы, меня зовут. Останавливаюсь и не выпуская рук, смотрю на капитана, а также стоящих за ним моих соратников.
   - Инсендио! Мать, твою! Где ты мечи взял! - повысил голос капитан.
   - Э, у меня они всегда с собой.
   - Мечи сдать! На территории академии находится с оружием разрешено только старшим курсам.
   - Извините, но не могу!
   - В карцер пойдешь! Что значит не могу?
   - Так нет же мечей? - говоря это, я отзываю свои мечи в пространственный карман.
   - Как не-э-эт.... - обращает внимание на мои руки Лютиков и его голос затихает. Но потом он быстро берет себя в руки и говорит - Так! Быстро говори куда их дел?
   - Никуда! - мама говорит, что всегда надо говорить правду. Тем более я же не соврал, я их правда ОТСЮДА никуда не девал.
   - Инсендио! Млять, я не шучу!
   - Я тоже.
   - Так, вы! - оборачивается Лютиков к ребятам. - Марш на брусья! По три подхода двадцать раз!
   Ребята шустро убежали в сторону, где виднелись эти самые брусья.
   - С тобой у меня будет отдельный разговор! Чтоб никакого оружия на территории академии. Все сдать!
   - Мне это будут выдавать для тренировки?
   - Какие тренировки? Ты меня слышишь? Никакого оружия!
   - Тогда извините, но нет.
   - Так. Ты сейчас идешь к своим и выполняешь все что и они. А я сейчас вернусь. И чтоб без глупостей. Понял!
   - Так точно! Разрешите идти? - такой оборот я очень хорошо запомнил благодаря Олегу.
   Уже когда я подходил к своим меня подловили два парня, в такой же форме, только чуть старше и чуть с другими знаками отличия.
   - А вот и наш спортсмен. - сказал тот, что был шире в плечах. - ну че? Выпендрился?
   - Извините, не имею чести с вами быть знакомым. - отвечаю, как можно вежливей, бить же своих нельзя.
   - Ты смотри какой вежливый. Сема, прям само благородство.
   Пытаюсь обойти этих двух, но меня грубо толкают плечом обратно и заслоняют проход.
   - Мы не договорили. - ухмыляется плечистый.
   Как же хочется ударить, но нельзя. С другой стороны, можно же не бить. А почему бы нет. Поэтому я кастую заклинание и два человека замирают, только глаза моргают. Улыбаюсь, самой дружелюбной своей улыбкой, но эти двое почему-то начинают бояться. Так, главное сейчас делать все быстро. Поэтому надрезаю каждому запястье и начинаю быстро-быстро, одним мечом чертить тут же на траве руны призыва. Как хорошо, что кольцо "кармана" теперь у меня. Удобно. Но не успеваю начертить и половины рун, как за спиной раздается голос.
   - Что здесь происходит? - кто бы сомневался, Лютиков.
   - Ничего товарищ капитан! Учу двух моих соратников рунистике.
   - Чему? Ты мне мозги не порть. Почему у них кровь идет?
   - Может порезались? - задаю я вопрос.
   - Инсендио, не зли меня! Так, вы двое, че молчите? - задает он вопрос уже моим жертвам. - Че молчите и глаза вылупили?
   - Мне кажется Вы их напугали. - говорю я, выделяя интонацией слово "Вы".
   - Я-а?
   - Ну не я же? Мы то до Вас с ними общались.
   - Так. А ну прекратить!
   - Есть прекратить! А что прекратить?
   - Инсендио, твою ж душу! Прекратить балаган! Пусть эти двое отвечают! Живо! - пришлось быстро снять с жертв паралич.
   - А-а-а! помогите, товарищ Капитан! - заорали они в унисон. - он нас обездвижил как-то и руки порезал.
   - Я же сказал никакого оружия!
   - Да это разве оружие? - показываю обычный охотничий нож. - им если только горло перерезать.
   - Все ножи сдать!
   - Вы их потом вернете?
   - Нет!
   - Тогда не буду!
   - Сгною! Месяц жить в карцере будешь!
   - Хорошо. Но ножи не отдам.
   - В карцер! Живо!
   - Есть!
  
  
  
  
   Первый росток - развед. рота у Эльфов.
   Первый лист - воин, идущий в Авангарде/разведчик
  
   Новик - начальный этап освоения силы
   Вой/воин -
   Ратник - уверенный пользователь владения силы
   Витязь - мастер владения силы
   Богатырь - высший ранг владения силой.
  
   Род ГГ по материнской линии Saval'Vaomatua (на самуанском - переводится как Идущие путем леса)
   Род ГГ по отцовской линии Avetaavale (на самуанском - Проводники)
   Инсендио (имя образовано от Латинского - Incendio silvarum - Лес в огне)
   Afi - имя отца ГГ (в переводе с самоанского - огненный)
   Инсендио Афи Аветааваль - имя ГГ в мире магии
   Иванов Андрей Александрович - имя ГГ в нашем мире.
  
   Чернышев Степан Михайлович - начальник академии, Генерал - лейтенант
   Поддубицкий Кирилл Андреевич - зам. Нач. академии Генерал - майор
   Лютиков Евгений Дмитриевич - капитан. Ответственный за боевую подготовку студентов.
   Куприянов Олег - знакомый ГГ
   Первый росток - развед рота
   Первый лист - идущий в авангарде/разведчик
   Ании - зверек величиной с кролика, и чуть смахивающий на водяную крысу (нутрия).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.47*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"