Керлис Пальмира: другие произведения.

Резкий свет дня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Некоторые двери не стоит открывать, ни за что на свете. Но, казалось бы, при чем тут креветки?
    Вышел в сборнике "Скрыто - не забыто" издательства Шико в 2013 году.

  Нет ничего более зловещего, чем открытые двери. Приотворённые, поскрипывающие, с неясной тенью на пороге. Я всегда закрывала двери, любые. На ключ, на засов, на цепочку - на что угодно, лишь бы чувствовать себя в безопасности. И включала музыку, чтобы не слышать ничего, кроме неё. Так было проще. Спокойнее, и одной оставаться совсем не страшно. Правда, в этот раз орал кто-то ещё, не только музыка. Выходило совсем немелодично. Никакого ритма.
  Я убавила звук в ноутбуке и вслушалась в однообразную механическую трель. Так и есть - дверной звонок, мерзкий и пронзительный. Стоило выйти в коридор, как трель оборвалась. Захлебнулась собственной песней. С лестницы доносились возмущенные вопли, лампочка на потолке моргнула, и я окончательно струсила. Дверь скрипнула, заходила ходуном, будто специально меня пугала. Смеялась, и ехидно скалилась - я чётко видела острые зубки в замысловатом узоре обивки. Сплошное издевательство. Хотелось расцарапать её, изорвать в клочья, а лучше загородить проход шкафом или вовсе замуровать.
  К двери я приблизилась осторожно, на цыпочках, стараясь не шуметь. Вопли стали громче и отчётливее. Уже можно было различить слова. Я затаила дыхание, прильнула к глазку - в нём мелькнул цветастый халат и огромные бигуди. Наша китоподобная соседка остервенело колотила в дверь, и верещала про вопиющую безалаберность. Вроде как мою.
  - Слушайте музыку тише! - настаивала она. - Имейте совесть!
  - Хорошо-хорошо, - рассеянно пробормотала я и для верности кивнула, хоть она меня и не видела.
  - Наконец-то! - проорала злая тётка со своей стороны. - Полчаса звоню! Вика, ты оглохла!?
  - Лиза, - поправила я, не без удивления. Нас с сестрой путали редко, хоть мы и близнецы. Даже по голосу можно было понять, кто есть кто. Вика никогда не стала бы так неуверенно мычать. - Извините за шум.
  - Весь подъезд на уши подняли, пипетки тупые, - выпалила в глазок соседка и оставила дверь в покое. Я облегчённо вздохнула и вернулась в комнату.
  Хорошо, что на улицу я выхожу редко. Мы с Викой верстаем сайты дома и можем не покидать квартиру. Правда, маме наш образ жизни очень не нравится. Она уверена: если мы не сидим в офисе с девяти до шести, то непременно бездельничаем и перебиваемся случайными заработками. Это не так - от заказов у нас отбоя нет. Впрочем, Вика уже давно не поддерживает связь с родственниками. Исключение - я. Она настояла, чтобы мы жили вдвоём и работали вместе. Хотя, честно говоря, она отлично справилась бы с сайтами и без меня. Мама постоянно советует найти нормальную работу и перестать маяться 'ерундой'. Ничего не поделаешь - приходится улыбаться и кивать. А кивать я умею отлично, очень убедительно, действует безотказно на всех. Пожалуй, это мой единственный талант.
  Я подошла к ноутбуку и выключила музыку. Комната погрузилась в вязкую, раздражающую тишину. Безмолвие въелось в стены, качнуло торшер и расползлось повсюду, захватив каждый уголок нашей уютной квартирки. Форточка на кухне и та перестала хлопать. Больше всего в жизни я ненавидела три вещи: открытые двери, тишину и креветок. Вот только не надо смеяться. Готова поспорить, эти маленькие твари продолжают пялиться на тебя своими выпученными глазёнками даже после того, как ты их сварил.
  Ещё мне было ужасно стыдно, что я спасовала перед соседкой. Музыка играла не особо громко, а если на то пошло, она делает ремонт в своей квартире третий месяц, и отнюдь не в гробовой тишине. Надо было так ей и ответить! Будь на моём месте Вика, она бы знала, что сказать. Она всегда знает. Поэтому я никогда не была против, что сестра всё решает за нас обеих, и даже не пыталась спорить с ней. Кроме того, одного раза...
  Это произошло летом. Мне было шесть лет, на улице стояла адская жара. Мы с Викой сидели на лавочке перед домом, во дворе. Солнце припекало, мучительно хотелось пить. Но мы терпели, потому что если зайти домой, мама не выпустит снова гулять. Делать было нечего, и Вика предложила поиграть. Правда, звучало это не как предложение - тон у неё был уж больно наглый. И моего согласия она не дождалась, сразу заявила, что будет принцессой, а я каким-то рыцарем бессмысленным с мячом. Мне стало обидно. Очень обидно, и я не выдержала. Сказала, что мы каждый раз так играем, и для разнообразия могли бы сделать наоборот. А сестра ответила: 'Не спорь, иначе одна играть будешь'. Я совсем разобиделась, выкрикнула, что вот и буду одна играть, и никто мне не нужен. Вскочила с лавочки и понеслась на детскую площадку - подальше от Вики...
  - О чём задумалась? - обрушился сверху знакомый голос.
  Я вздрогнула, как обычно, от неожиданности. И когда сестра успела вернуться? Хоть бы дверью хлопнула. Но нет! Она всё делает поразительно тихо, не то, что я. Вечно роняю вещи, а потом о них же спотыкаюсь - редкостная коровища. Смех, да и только.
  - Ни о чём... - Я потупилась и всхлипнула.
  Вика недовольно покачала головой. Она терпеть не могла моих постоянных спутников - нытьё и жалобы. Увы, не все рождаются победителями. Иначе кого бы они побеждали? Существуют подобные мне, и в итоге в мире баланс. Однако я никогда не завидовала сестре. Всю жизнь тонула в её тени, но мне там было тепло и уютно. Вика была здравомыслящей и очень практичной, даже вещи раскидывала так, будто точно знала - их место здесь и нигде больше. Ей удивительно шло всё, что бы она ни надела: от вызывающе короткого платья до растянутой футболки. Можно было бесконечно любоваться, как Вика сдувает чёлку со лба или водит пальцем по ободку кружки. Я часто смотрела на сестру и думала, что она красивая, а стало быть, я тоже красивая, ведь внешне мы с ней похожи.
  - Хватит хныкать, - бескомпромиссно заявила Вика. - Ты с заказчиком встретилась?
  - Ой... - опомнилась я. Совсем забыла про своё обещание забрать копию договора.
  - Клуша, - вздохнула она. По-доброму, без упрёка. Она никогда ни в чём меня не упрекала, хотя поводов было предостаточно. - Кстати, утром заходил твой Олег. Такой весь милый, едва не прослезилась. Расстроился, что тебя не было. Сюрприз хотел устроить, цветочки притащил. Целый куст. Я его на кухне в вазу пристроила, разве ты не заметила?
  Ну конечно, нет. Я бы и дыры зияющей в стене не заметила.
  - Сходи прогуляйся за договором, - бескомпромиссно заявила Вика. - А то засохнешь, и съедят тебя тараканы.
  - Я не все сверстала...
  - Забудь. Я доделаю, не беспокойся. Веселись.
  Вика подошла ко мне и обняла за плечи. Нежно, но решительно. Прямо как тогда, в детстве. На следующий день после той единственной ссоры. Помню, мы прятались за деревом, вдвоём. На сестре было длинное чёрное платье, в волосах заколка с вуалью. Я так и не поняла, где Вика её взяла. Не видела у мамы подобной вещицы, и у бабушки тоже. О вчерашней ссоре никто не вспоминал, тем более у нас было занятие поважнее: мы старательно пихали в ямку пёструю пластиковую коробочку и торопливо засыпали её землей. Так же как секретики во дворе. Только этот лучше никому не откапывать. Я привычно всхлипывала и причитала, как мне будет не хватать Шустрика. Вика уговаривала меня не плакать, приминала землю ногой и не уставала напоминать, что это всего лишь хомяк. Я смотрела на неё сердито, исподлобья, не понимая, как она может так говорить. Я безмерно любила наш пушистый комочек, маленький и беззащитный. А затем Вика спросила: 'Ты помнишь, что случилось вчера?'. Я отрицательно замотала головой, потому что, и правда, не помнила. И тогда она сказала: 'Не вспоминай'. Обняла меня за плечи и добавила: 'Что бы ни случилось, не вспоминай. Обещаешь, что не будешь?'. Я согласилась. Ведь я всегда легко с ней соглашалась.
  Высотное офисное здание встретило меня шумом и запутанным коридором. Едва разобралась, куда идти. Забрав злосчастный договор, я спустилась в вестибюль и наткнулась на Олега. Именно он и подбросил нам выгодный заказ, порекомендовав своему начальству обратиться к Вике. Мы познакомились на улице, месяц назад. Всё произошло так банально, что мне до сих пор неловко. Он подошёл спросить который час, я полезла за мобильным и высыпала содержимое сумочки на асфальт. Пока он помогал мне собрать вещи, умудрился зазвать на свидание. Вообще такие смазливые типы совсем не в моём вкусе, но Вика говорит, что за той печкой, где я прячусь, меня никакое счастье не найдёт.
  Вот уж не ожидала застать Олега в вестибюле. В это время он обычно на важных переговорах или собраниях. Сердится, если я звоню и отвлекаю. А тут бродит себе такой незанятой. Редкая удача!
  Я приветственно кивнула Олегу. Он улыбнулся - чересчур картинно, действительно, прослезиться было самое то. Улыбка его навевала ассоциации с рекламой зубной пасты, хоть сейчас на плакат вешай. Но когда я чмокнула его в губы, всё изменилось. Он нахмурился, в глазах мелькнуло удивление.
  - Вика? - неуверенно осведомился он.
  - Что?! Конечно, нет.
  Я невольно выпрямила спину. Меня приняли за Вику? Вот это да! Наверное, я слишком уверенным шагом подошла. Надо будет его отрепетировать.
  Олег прищурился и посмотрел на меня так сердито, что я поёжилась.
  - И давно вы так делаете?
  - Делаем что?
  - Разыграть меня решили, да? - рассвирепел он. - Вы думаете, это смешно?
  Олег схватил меня за руку, словно я собиралась сбежать, и отвел в угол. Я вырвалась и обиженно надула губы. Что он себе позволяет?
  - Я видел, как ты заигрывала с парнем из юридического отдела и представилась ему Викой.
  - Когда? - Я глупо моргнула.
  - Минуты три назад! Я по лестнице спускался, а ты стояла внизу и меня не заметила.
  - Не заигрывала я ни с кем... Может быть, Вика здесь?
  - Ты после этого прошла прямиком сюда!
  Обвинения звучали настолько бредово, что у меня не нашлось слов в оправдание. Всё это было нелепо. И ситуация тоже нелепая. Просто огромная вселенская глупость!
  - Ага, - задумчиво протянул Олег. - Развлекаетесь, значит? Прикалываетесь над всеми, парнями меняетесь.
  - Мы не меняемся... - Я почувствовала, как краснею.
  Мне жутко хотелось его переубедить, но в голове стало пугающе пусто и тихо. Я ненавижу тишину, даже когда дело касается мыслей. Поэтому я кивнула Олегу, как умела - крайне убедительно, но на него не подействовало.
  - Так с кем я всё-таки встречаюсь? - испытующе спросил он и ухмыльнулся. - И кто ты?
  Я рассердилась и ответила Олегу, что всё это глупо. Что он несёт бред, послушал бы себя. А он заявил, что я могла бы и признаться, раз уж он нас вычислил. Сказал, что совсем не против, и предложил нам с сестрой прийти к нему вдвоём, а потом добавил такое, от чего мне жутко захотелось ему врезать. Поэтому я развернулась и понеслась прочь, не оглядываясь. На смену пустоте пришло возмущение. Не терпелось рассказать Вике всю эту нелепую историю, причем немедленно.
  Домой я ворвалась уставшая и запыхавшаяся, на пределе собственных нервов. В квартире никого не было, а ноутбук неуверенно отсвечивал экраном - на той странице, где я его оставила. Прекрасно, вот тебе и 'я доделаю'. Где её носит? Непутёвая сестрица вроде бы я.
  Тревожные мысли не давали покоя. Олег пошутил надо мной? Но зачем? Или я заигрывала с тем парнем? Но зачем я представилась ему Викой? И главное... Почему я этого не помню?! Господи, это какое-то безумие!
  Я достала мобильный и набрала Вику, но абонент оказался недоступен. Честно говоря, за всё время мне ни разу не пришлось говорить с ней по телефону - она всегда была со мной, или странным образом появлялась рядом, стоило подумать о ней.
  Меня ужасно смущало, что вещи в квартире лежали на тех же местах, где я их оставила. Все, до единой. На тумбочке валялся недоеденный медовый пирог, кровать до сих пор была заправлена. Ничего не изменилось с моего ухода, и это было странно. Казалось, кроме меня тут никто не побывал. И тут в мою глупую голову закралась совершенно дикая мысль - а если никакой сестры у меня нет? Но я ведь не сумасшедшая. Я определённо не сошла с ума.
  Я принялась кружить по квартире, ища этому подтверждение. В моём рюкзаке нашёлся паспорт, завершивший меня, что я, и правда, Елизавета. К сожалению, в Викиной сумочке обнаружилась только косметичка с ярко-красной помадой и пустой кошелёк. Я выпотрошила содержимое всех тумбочек, комодов и ящиков, нашла массу папок с договорами, но все документы были на моё имя. Мы так решили в самом начале - всеми формальностями занимаюсь я, должна же от меня быть польза. Ещё я нашла блокноты и отрывные листочки: мои - аккуратно исписанные, и Викины - в неразборчивых каракулях. В шкафах тоже обошлось без сюрпризов. На моих полках одежда была сложена ровно, в её владениях царил хаос. Всякие вызывающие платьица - комки ткани, умещающиеся в кулаке. Ни за что бы их не надела. Хотя я бы и по клубам ночным шастать не стала, а Вика регулярно ходит... А вдруг я всё-таки ненормальная? У меня раздвоение личности или расстройство похуже? У кого-то вымышленные друзья, у меня вот вымышленная сестра. Стоп! Фотографии.
  Я в панике кинулась за альбомами и коробочками со снимками. Вывалила их на пол и принялась перебирать. Везде, со всех фотографий на меня смотрела одна и та же девушка. Я чётко знала, где Вика, а где я, но почему-то мы нигде не были запечатлены вместе. Вроде она в тот момент куда-то выходила, или выходила я, и в результате нас снимали порознь. Однажды - ладно, но каждый раз? Отлично, я псих. Законченная психопатка, с чем себя и поздравляю.
  Когда я уже была готова вызвать 'скорую' и обсудить диагноз, из альбома выпала фотография, которая вмиг меня отрезвила. На лавочке, у самого края, сидели две маленькие девочки, трогательно прижавшись друг к другу. Я всматривалась в снимок так фанатично, что, казалось, мой взгляд должен был прожечь в нём дыру. Здорово. Я не сумасшедшая. Всё в порядке. Просто Олег придурок, да ещё какой.
  Неожиданно под грудой фотографий раздалось электронное пиликанье. Я раздвинула их и потянулась за телефоном.
  - Ты в порядке? - строго поинтересовалась мама. - Сто лет тебя не слышно.
  - Не волнуйся, - выпалила я. - У нас с Викой всё отлично.
  - С Викой? - голос мамы привычно дрогнул.
  - Ага. Правда, её нет сейчас дома.
  - Перестань, - перебила мама. - Понимаю, тебе так проще, но это уже перебор.
  - Почему?
  - Милая... ну вот опять... Вику сбила машина, когда вам было шесть. Пора это принять.
  Трубка вывалилась из моих рук прямо на ковёр. Белый квадратный ковёр с золотыми цветочками. Кажется, я его выбирала. Теперь уж точно понятно, что я.
  Как умирают секреты? Их растаптывает правда, безжалостная и неумолимая. Одни секреты превращаются в исполненные желания, другие в едкий шёпот за спиной. А во что превратится мой? В историю болезни, наспех записанную равнодушным психиатром?
  - Ну и что это за бардак? - спросили меня громко, в самое ухо.
  Я вскочила. Огляделась. Действительно бардак: кругом разбросаны фотографии, ящики вывернуты, их содержимое валяется на полу. Сверху громоздится выпотрошенная из шкафа одежда. А рядом стоит Вика. Босая, растрепанная, в своей любимой футболке с принтом из 'Титаника' - древность дикая, сто лет этой вещицы не видала.
  - Ты не существуешь, - сказала я, глядя на Вику. - Тебя нет.
  - Что за глупости?
  Она подошла ко мне в упор, и мне показалось, что если я закрою глаза и досчитаю до десяти, то она обязательно исчезнет. И я зажмурилась, крепко-крепко.
  Один... два... три...
  - С чего ты решила, что меня нет? - тихо спросила сестра.
  Четыре... пять... шесть...
  - Лиза, ну хватит, - её голос звучал приглушённо, как сквозь вату.
  Семь... восемь...
  На кухне протяжно заскрипел кран. В раковине булькнуло, капля воды гулко разбилась о решётку.
  Девять... десять.
  - Посмотри на меня, - властно сказала Вика, и не подумав исчезать.
  Я с усилием разлепила веки. Они были тяжелыми и не хотели слушаться. Вика по-прежнему смотрела на меня. Глаза у неё были большие и серые - как пасмурное небо. И в них совершенно ничего не отражалось.
  - Тебе всегда надо командовать, да? - не стерпела я. - Даже после смерти?
  - Успокойся, - произнесла она, чересчур ласково. - Мы с этим разберёмся, только успокойся.
  - Я всё знаю.
  - Нет, не знаешь, - уверенно ответила она. - Нам нельзя ссориться, пожалуйста, сядь.
  - Знаю! - выкрикнула я. - Ещё как знаю! Это ты, ты убила его. Засунула в морозилку в пустой коробке из-под мороженого и ждала, пока он перестанет скрестись.
  - Ты не понимаешь... - Её лицо стало пугающе серьёзным. - Нам просто нужно было кого-то похоронить.
  - Оставь меня в покое! - Я рухнула на пол, закрыв лицо руками. Мне захотелось сделать что-нибудь, что ей не понравится. И я решила вспомнить.
  Лавочка. Я вскочила с неё и побежала на детскую площадку - к песочнице. Солнце светило всё ярче, было жарче некуда. Вокруг бегали дети, но со мной играть не хотели. Я ковыряла в углу песок и изображала веселье. Если Вика посмотрит, пусть знает: у меня новые друзья и мне она совершенно не нужна. Помню, мой палец наскрёб в песке что-то жёсткое, металлическое. Это оказалась монетка - маленькая, позолоченная. На ней была изображена странная картинка - голова с двумя лицами, смотрящими в разные стороны. Картинка эта мне совсем не понравилась, но монетка красиво блестела на солнце, и я положила её в карман. Стало ещё жарче. Я выбралась из песочницы и поняла, что жутко хочу пить. Но если пойти домой, мама не отпустит больше гулять, таков уговор. Сидеть запертой - скукота, а в соседнем дворе, через дорогу, была колонка. Я понеслась туда, радуясь своей догадливости. Вода маячила рядом, на той стороне, очень близко. И, кажется, я почти до неё добежала. А после был свет. Резкий, словно прожектор, включенный глубокой ночью. От него рябило в глазах и в ушах свистело. И вместе с тем было так легко и свободно, будто мне в руку вложили сотню воздушных шариков. И они летели, летели вверх, и я летела с ними... а потом свет погас, и я снова очутилась здесь.
  Я сидела на полу и плакала. Или может быть плакала Вика, или мы вместе - не знаю. Кажется, она гладила меня по волосам и что-то шептала, и шёпот этот был ужасно неразборчивым, ещё хуже, чем её почерк.
  - Глупая, - наконец расслышала я. - Какая же ты глупая. Я просила тебя не вспоминать. Зачем ты это сделала?
  - Без разницы, что я делаю, - отозвалась я, но, как ни странно, не всхлипнула. - Меня не существует.
  - Ты существуешь, - возразила Вика. - Вот она ты, а вот я. Мы вместе, и это главное. Я всё тебе расскажу, только спроси.
  И я спросила о документах на моё имя и о маминых словах. Она ответила, что испугалась. Просто испугалась тогда. Я стала её частью, и Вика сказала маме, что она - это я. Ведь так было честно, и она боялась меня потерять... Потом уехала ото всех подальше, и делала всё, лишь бы я ни о чём не догадалась. А я ничего не видела и не замечала, или не хотела замечать.
  Вика говорила и говорила, много и долго. Но я её не слушала. Теперь я точно знала, что находится за запертыми дверями. Там свет. Стоит открыть дверь и увидеть, как всё закончится. Наконец-то закончится, и мы обе будем свободны.
  Я медленно поднялась с пола, вытерла слёзы - мои или её, не уверена. В коридоре было очень холодно, будто в морозилке. Я встала перед дверью, взялась за ручку и осторожно повернула. Это оказалось легко, преступно легко. Но открыть дверь я не смогла. На меня навалилась дикая усталость, тревога и тяжесть Викиных объятий.
  - Разве ты не понимаешь? - спросила она, и глаза её потемнели. - Я хотела побежать за тобой. Извиниться и сказать, что мы можем играть так, как хочешь ты. Но я не побежала, осталась там, на лавочке. Я не могу без тебя, а ты без меня не сможешь. Мы давно стали едины. Я всё сделаю, обещаю. Только не уходи.
  Я застыла на пороге. Отпустила ручку - замок щёлкнул и дверь захлопнулась. Громко, страшно, безвозвратно. Сотни воздушных шариков взмыли ввысь, а я по-прежнему стояла на полу, в коридоре. Вика была рядом, близко, ближе некуда. Я кивала ей, кивала, потому что не могла найти слов, ни одного, все они были лишними и совсем не подходили. Она обнимала меня целую вечность, а может две, и мне снова стало тепло. Потому что я поняла. Неважно кто она, и кто я. Важно, кто мы вместе. Она бы не была такой сильной без меня, а меня бы и вовсе не было. Я тоже всё для неё сделаю, что угодно, хоть целую миску креветок слопаю. И пусть кто-нибудь попробует осудить нас, в этом трижды свихнувшемся мире, в котором вопреки логике всё-таки правит любовь, а то, что ты ищешь, всегда находится прямо перед тобой.
  Просто некоторые двери должны оставаться закрыты.

Популярное на LitNet.com С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Кошкина "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези) А.Вичурин "Ник "Бот@ник""(Постапокалипсис) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Л.Светлая "Мурчание котят"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"