Керлис Пальмира: другие произведения.

Дикие вещи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Вы уверены, что знаете все о Красной Шапочке?
    Вышел в сборнике "Фантограф" издательства АСТ в 2014 году.
    Вышел в сборнике "Несмертельник" издательства Шико в 2013 году.

  Правила игры были просты и известны мне с детства. Надень красное. Явись на место. Жди знака. Я решила не медлить.
  Длинный подземный переход как всегда был почти не освещён. Вдали одиноко мигала вывеска цветочного киоска, будто маяк. Спасение? Ха... Не поверила ни на секунду. Взрослею, наверное. Хотя с виду не скажешь: нелепый красный плащ с капюшоном, в руках - корзинка, на голове - алый ободок с уродским бантом. Люди оглядывались, а черноволосый коротышка в жёлтых очках даже сфотографировал на телефон, прошептав непонятное слово "косплей". Надеюсь, не ругательство.
  У выхода из перехода, прямо на лестнице, стояла низенькая пухлая девочка в плотно застегнутой куртке и раздавала листовки. От неё несло дешёвыми духами и жареной картошкой, собакой, а ещё живой и сочной плотью, манящей и очень аппетитной...
  - Это твоё. - Девочка схватила меня за рукав и проворно сунула листовку.
  Яркий заголовок вопил: "Иди. Беги. Спеши". Внизу мелким шрифтом: "Понадобится ещё больше печенья". Я улыбнулась девочке, отогнала кровожадные мысли и вышла в город.
  К несчастью, есть вещи более навязчивые, чем мысли. Это запахи. Тысячи запахов, рассыпанных вокруг. Неуловимых, скользящих. От них нельзя избавиться или спрятаться. Они издеваются, зовут. Будят во мне что-то страшное, ненасытное. Или просто выдают чужие секреты, как сегодня утром, у мамы. У неё на работе пахло обыкновенно - смесью из тягостного ожидания, плохих новостей и дезинфицирующего раствора. Я пыталась сосредоточиться, но в этой унылой медлаборатории даже взгляду было не за что зацепиться. Разве за тень, ползущую со стены на потолок.
  - Догадываешься, зачем ты здесь? - важно спросила мама и откинулась на спинку белого кресла.
  - Немного. - Я поёрзала на жестком стуле, чувствуя себя беззащитной девочкой, которой злая тетя сейчас уколет пальчик. Правда, на этот раз парой капель крови не отделаться. - Кто-то опять откусил больше, чем мог проглотить?
  - Не дерзи, - равнодушно процедила она.
  - Ты меня куда-то отправляешь?
  - В Ревт.
  В воздухе разлился давящий липкий душок. Вот и он: страх, собственной персоной. Я учуяла его раньше, чем поняла, что испугалась. Похоже, мама не шутит. Нет, таким тоном определённо не шутят. Таким тоном требуют принадлежащее по праву.
  - А надо? Может, кто-нибудь другой? - Голос мой звучал неуверенно. Ужасно хотелось по-щенячьи поджать хвост, забиться под стол и сделать вид, что меня тут нет. Так уж вышло: я - лишний ребенок в семье. Первый, неудачный, нежеланный. Что бы я ни делала, маминой любви была недостойна. Поэтому удивилась её приглашению и приехала сразу.
  - Пойдёшь ты, - категорично заявила мама. - Я решила, и точка.
  - Почему именно я?
  - Ты должна мне.
  - Свою жизнь?
  - Не драматизируй, тебе не идет.
  Повеяло безысходностью. Наверное, так пахнут чернила, которыми подписывают смертные приговоры. Кропотливо выводят буковку за буковкой. Ровно в ряд, бочок к бочку. И ставят точку.
  Я опустила глаза и уставилась на мамин стол. Раньше я любила рассматривать все эти бланки и пробирки, с наклейками на боках и разноцветными крышечками. Красные, желтые, фиолетовые - они казались мозаикой, выложенной скучными полосками. Хотелось поменять пробирки местами, выставить каким-нибудь занятным узором, а мама била меня по рукам и велела сидеть тихо.
  Конечно, если кем и жертвовать, то мной. Без вариантов. Не вернусь - не жалко. Но быть может я смогу? Вдруг справлюсь? Докажу маме, что я не просто фон с семейных фотографий, пятно на безупречной репутации, ошибка молодости. И возможно тогда она наконец-то...
  - Что нужно делать?
  Мама, не без моей помощи, извлекла из недр шкафа круглую наглухо закрытую корзинку из лозы. И проинструктировала:
  - У неё там крайняя улица, называется Полевая. Это в лесу, за речкой. Найдёшь домик на опушке. Передашь бабушке. Ей сейчас не очень хорошо.
  - Что её так мучает? - поинтересовалась я.
  - Голод.
  Бабушку я не видела с детства. Давным-давно, весной, она переехала от нас, в Ревт, со всем имуществом - с тех пор ни слова. На Новый год и то не звонит.
  - А там что? - Я кивнула на корзинку, благоухающую свежей выпечкой. - Неужели пирожки?
  - Лучше тебе не знать, - серьёзно ответила мама.
  - А что мне нужно знать?
  - Держись дороги, там безопаснее.
  Мама даже обняла меня на прощанье. Правда вяло, почти безразлично. Так не прощаются с теми, кого надеются ещё раз увидеть.
  И я оказалась здесь. Переход вывел к торговым палаткам: газеты, бижутерия, одежда, сумки... О, кондитерская! Десятки сдобных существ уставились на меня с тарелок и подносов. В заляпанном стекле мелькнуло моё отражение.
  Я шагнула в портал, растворяясь в гостеприимной витрине. Подул ветер. Сильный и терпкий, с ароматом корицы и ванили. Печенье вздрогнуло, расступилось, кексы вжались в угол. Лампочки неприветливо мигнули, затрещали и погасли.
  Вокруг меня был колючий воздух, пропитанный опасностью. Под ногами поле. Тёмное и топкое - спутанная узлами осклизлая трава. Вместо неба - туго натянутый мрак.
  У самого лица пролетела белая бабочка. Крылья её напоминали лезвия и выглядели угрожающе. Я спешно пригнулась. В траве мелькнул крошечный огонёк, за считанные секунды он превратился в воронку, внутри которой что-то отчаянно визжало и скреблось. Я прислушалась к запахам и понеслась к еле заметной дороге. Гравий под ногами скрипел и хрустел пронзительно, поросшая всякой цепучей дрянью дорожка петляла между вросших в землю валунов. На один из них вскарабкалась маленькая крыса.
  - Как зовут тебя, мышка? - спросила я, не очень и надеясь на ответ.
   - Зехе, - неожиданным басом ответило существо. - Я могу быть по-настоящему опасен, хочешь проверить? Подойди!
  Я собралась подойти, даже камень с земли подняла, но тут из туч спикировала бабочка - не успела я и ахнуть, как насекомое оторвало крысе голову, проревело "Чмоке!" и скрылось. Да, это Ревт, тут творятся дикие вещи!.. Знать бы, где эта опушка...
  Слева метнулась тень, обернувшись расплывчатым силуэтом. Я попятилась и на всякий случай кинула в него камень, силуэт оформился в фигуру огромного волка. Камень рассыпался.
  - Куда ходим? Чего ищем?
  Волчара спрыгнул с валуна и преградил мне путь.
  - Бабушку, - призналась я, ощутив навязчивый запах хищника. - Она живёт в лесу, улица Полевая, домик на опушке. Знаешь, как её найти?
  - Знаю, - ощерился волк, заинтересованно взглянув на корзинку. - И сильно ты хочешь к ней попасть?
  - У всего своя цена, я правильно понимаю?
  - Бери оптом, - усмехнулся он. - Так дешевле.
  - Остряк, - восхитилась я.
  - Иди по дороге до реки. На другой стороне обязательно увидишь домик.
  Я благодарно кивнула. Волк исчез, лишь клочки шерсти мгновение висели в воздухе.
  Скучать по пути не пришлось. Небо расцвело цветочками ядовитого зелёного цвета, злобно зашелестело и свернулось в рулон. Над головой стало пусто, словно пространство сбежало в никуда. Валуны со свистом провалились сквозь землю, оставив после себя впадины, зияющие той же шелестящей пустотой. Я шагала всё осторожнее, боясь оступиться и сойти с дороги. По поляне промчался здоровенный щетинистый кабан, из под копыт его летели во все стороны комья земли. Из зарослей вынырнули огненные щупальца. Настигнув зверя, они обвили его кольцами и утащили в свою воронку. Оттуда донёсся визг и жадное хлюпанье. Испугаться я не успела, дорожка как раз упёрлась в обещанную реку. Правда, назвать этот тонкий ручеёк рекой не поворачивался язык. От него валили клубы едкого пара, на другой стороне виднелся дом. Маленький, деревянный, когда-то белый, домишко, стоял на многочисленных сваях - видимо раньше эта Вонь-река превращалась в Смрадозеро. На крыше домика росла рябинка, ставни висели на соплях, дверь и вовсе покосилась - однако он явно был жилым - в оконцах мигал свет.
  Я перепрыгнула через злобно булькающий ручей и ринулась к дому на немыслимой скорости, но никто не собирался на меня нападать. Будто даже неведомые твари обходили это место стороной. Вблизи дом оказался ещё более хлипким. Много чего сгнило, остальное проржавело, а лесенка у двери, казалось, не выдержит и такое худосочное тельце, как моё.
  Всё же я вскарабкалась. Скрипнула дверью. Вошла в тесную прихожую и отдышалась.
  - Кто там? - хрипло поинтересовались из комнаты. Занавеска в проходе тихонько колыхнулась.
  - Бабушка? - с сомнением перепросила я. - У меня для тебя подарок.
  - Оставь в прихожей. Спасибо. Можешь уходить.
  Я протянула руку с корзинкой к тумбочке и замерла. Что-то здесь было не так. Запах. Ну конечно.
  - Быстро добрался, - ухмыльнулась я и прижала корзинку к себе.
  - Срезал слегка, - ответил волк, отодвинув лапой занавеску. - Как ты меня узнала?
  - Где бабушка?
  - Ты не такая, как они. Почему пришла сюда?
  - Должна кое-кому.
  - В столь юном возрасте и уже так задолжать... Что ты вообще знаешь о своей бабушке? - Волк двинулся на меня, грациозно переставляя лапы. Я попятилась к двери. - С тобой были не до конца откровенны. Ты просто так отсюда не выберешься. Никто не выберется. Дойдёшь до врат, они потребуют плату - уходить будет нечему. Они заберут часть тебя, безвозвратно. Это Ревт, детка, здесь всё не просто так.
  - Где бабушка? - упрямо повторила я.
  - Её нельзя выпускать. Если она уйдет - у нас будут большие неприятности. Давай решим всё по-хорошему. Ты явно не из тех, кто хочет жить с ложью, которую рассказали родители. Оставь корзинку и уходи.
  - Ни за что, - произнесла я с напускной уверенностью. Вышло не слишком убедительно.
  - Повтори ещё раз, - не впечатлился волк. - С чувством!
  - Мне казалось, ты настроен дружелюбно. Может, мир?
  - Мир ценой крови, - оскалился он. - Той, что в корзинке.
  - Там кровь? - несказанно удивилась я.
  - А ты, думала, что? Горшочек с маслом? Кровь - это жизнь. Кровь - это дань. Ключ, выход, цена. Ты пришла выпустить то, что еле сплавили сюда много лет назад.
  Я невольно задумалась. Что я знаю о бабушке? Старые снимки и сдержанные рассказы мамы, без подробностей. Хотя, любые мамины рассказы их лишены...
  - Да, ты прав. - Я улыбнулась волку, аккуратно приоткрыв дверь ногой. - Мир только ценой крови. Твоей.
  - Как скажешь. - Он прищурился и замер, явно готовясь к прыжку.
  Не мешкая, я выскочила наружу. Дверь захлопнулась, хлипкое дерево затрещало от звука впившихся в него когтей.
  Время. Нужно немного времени.
  Я решительно юркнула под дом. Затаилась, не выпуская корзинки, среди поросших мхом свай и глубоко вдохнула.
  Волк выбежал следом. Сквозь щели была видно лишь его тощее брюхо. Пролезть за мной он не мог, да и вовсе не собирался этого делать.
  Стал скрести и толкать трухлявые доски надо моей головой, одна хрустнула, в зазор полетели щепки. Явно приближалась буря.
  Я отставила корзинку подальше, скинула плащ и приготовилась. Ломящая боль пронзила спину, прокатилась по телу волной дрожи. Сердце застучало в два раза быстрее. Всё во мне дрогнуло, сжалось и будто вывернулось наизнанку. Запахи расцвели сильнее и глубже, ярче и отчётливее, заполнив пространство целиком. Злость нарастала, став в настоящей и почти осязаемой - плотной, мстительной, голодной.
  Доска надо мной жалобно скрипнула и треснула пополам. Не теряя ни секунды, я оттолкнулась от земли. Выпрыгнула из ненадёжного укрытия и мягко приземлилась на подушечки лап. Волк посмотрел на меня так, словно увидел трёх поросят с дробовиками.
  - Мне следовало догадаться, - прорычал он.
  - Следовало, - подтвердила я, отряхнувшись. Щепки запутались в шерсти и неприятно щекотали кожу.
  Волк раззявил огромную пасть, бросился на меня. Я отпрыгнула и едва не угодила в яму. Откатилась в сторону, прижалась к траве. Тут же почувствовала боль в боку - резкую, жгучую. В нос ударил приторный металлический запах, шерсть намокла. Я дёрнулась, освободилась от волчьих цепких объятий. Изловчилась и вцепилась волку в горло. Он взвыл и упал на спину, старательно отпихивая меня лапами. Бок заныл, я поневоле ослабила хватку и снова оказалась на траве. В глазах предательски потемнело.
  Рядом что-то просвистело, прямо над самым ухом. Послышалось шипение и короткий, сдавленный рык. Я с трудом поднялась с травы и осмотрелась. Суровый мужик, похожий на Терминатора, тряс волка, как жалкую шкурку. Разорванную пополам и окровавленную ...
  - Кто ты? - осторожно спросила я.
  - Дровосек, - отозвался тот, весьма самодовольно.
  Я огляделась. Вокруг по-прежнему была лишь трава, истыканная зияющими дырами.
  - А деревья где?
  - Я очень старательный дровосек, - громко заржал он. Облизнулся и впился острыми зубами в трепыхающуюся в его руках тушу.
  - Что ж, удачи. - Я развернулась и направилась прочь.
  - Обычно в таких ситуациях говорят "спасибо", - укоризненно прочавкал дровосек.
  - В таких ситуациях говорят "приятного аппетита", - возразила я и укрылась под домом.
  Пришлось ещё разок собраться с силами и погрузиться в безжалостный омут превращения.
  Я закуталась в плащ, взяла корзинку. Дурацкий ободок оставила валяться в грязи, всё равно он мне не нравился. Вернусь домой, выкину из гардероба красные вещи, любые. Соберу горкой и сожгу. Обязательно. Вот только разберусь с бабушкой.
  Наружу я выбралась, стараясь не обращать внимания на кровоточащий бок. В доме больше не чувствовалось хищника. Поставив корзинку на тумбочку, я без колебаний сдёрнула крышку и извлекла прозрачный флакон причудливой формы. Внутри круглой и плоской бутылочки пенилась мутно-красная жидкость. Я выдернула пробку - жидкость пахла мёдом, сгущёнкой и шербетом. Если это кровь, то она принадлежит странному существу.
  - Ты чуть всё не испортила, - настиг меня голос. Занавеска отлетела в сторону и в прихожую вышла девушка с ослепительно белыми длинными волосами. Одета она была в пальто... и всё.
  - Ты была здесь? - удивилась я. - Могла бы помочь.
  - Я знала, что моя внучка справится, - бесцветно ответила она. - Он всего лишь Хранитель леса. Очередной... Сколько их было. Впрочем, суть не в том. Полагаю, это моё?
  Бабушка кивнула на плоский флакон и протянула руку. Но вместо того, чтобы его отдать, я отступила к двери и спросила:
  - Какой ещё Хранитель?
  Она подошла ближе, вглядываясь в меня поразительно хладнокровным взглядом. От неё веяло приторной сладостью, безмолвной и неживой. Почти так же как от мамы, только гораздо выразительнее.
  - Кто ты? - не выдержала я. - Кто вы все?
  - Как кто? - ответила она, не моргнув. - Твоя семья. Просто щеночку не повезло - в отца уродилась. Дурная кровь. Но мы решили тебя оставить, авось пригодишься. И как видишь, не ошиблись.
  Я лишь ухмыльнулась. Потому что поняла, кто они. А главное: они не способны любить. Не могут, не умеют. Ни бабушка, ни мама. Дело не во мне, а в них. Им не дано понять. Они кормятся чужим теплом, ведь в них самих - пустота. Та же пустота, что и в этом тусклом местечке. Ревт... в посёлке с таким названием самое место всяким тварям.
  - Вы не моя семья, - твёрдо сказала я. - А тебе лучше остаться тут.
  Бутылочка звонко разбилась о стену, окрасив потрёпанную обивку бурыми брызгами. Пол заблестел россыпью мелких осколков. Бабушкино лицо исказилось, стало серым. Она бросилась к стене и впилась в неё ногтями.
  - Дрянь, - совсем нечеловеческим голосом прошипела бабушка, сдирая обивку когтями. - Сплошные инстинкты, ноль мозгов.
  - Счастливо оставаться, - искренне пожелала я, хлопнув напоследок тем, что осталось от двери.
  Дровосек сидел на траве, дожёвывая последний кусок Хранителя леса. Вид у мужика был довольный - глаза сыто блестели, по подбородку стекали остатки банкета.
  - Где выход? - поинтересовалась я.
  - Врата? - Он захихикал и указал грязным пальцем за домик. - Там.
  Я поковыляла к цели. Дровосек настиг меня в три шага.
  - Неужто не наелся? - прямо спросила я. Бок ныл, плащ пропитался кровью и лип к коже. Я ужасно устала и не смотрела куда ступаю - пожалуй, провалиться в пустоту было бы не так уж плохо.
  - Я тебя провожу... - нахмурился он и, похоже, обиделся.
  Врата, и правда, оказались недалеко от дома. Соединяли землю и свёрнутое в рулон небо, закрывая пустоту завесой из пульсирующих сгустков. Они переливались и играли, как безобидные пылинки в лучах солнца. Кружили в безумном танце, тянулись ко мне. Приглашали войти.
  - Часть тебя останется здесь, - напомнил дровосек.
  Точно. Дань. Её платят все.
  Я попыталась успокоиться. Шумно выдохнула. Пошла вперёд и увидела...
  - Извини, ты пень? - прямо спросила я.
  - Я камень, ага, - ответил "пень". - Между прочим, минерал, очень полезный и волшебный.
  - А так и не скажешь, - просипела я. - Отчего же ты такой серый?
  - Бери выше, - треснувшим голосом ответил камень. - Не такой, а такая! Что думаю, то и говорю - а по четвергам приношу несчастье.
  - Ну да, - заметила я. - Всё время на открытом воздухе: дождь, снег, птицы. Реальное несчастье. Тут посереешь.
  Дровосек за моей спиной хихикнул.
  - Я стерегу знак, - сообщил камень обиженно. - Угадай, какой и иди.
  - Нечего и гадать, мягкий, - сказала я, и потеряла опору под ногами. Внизу разверзлась пустота: свистящая и холодная, одно бесконечное ничто. Мир содрогнулся, я ощутила горький запах безнадёжности. И поняла, что вишу над зияющей дырой, а мой заботливый спутник держит меня за капюшон, будто нашкодившего щенка.
  - Смотри, куда идёшь, - с укором произнёс он.
  - Спасибо, - на этот раз расщедрилась я.
  Он улыбнулся мне и неожиданно притянул к себе. Его объятия застали меня врасплох, но оказались очень ласковыми, как и последовавший за ними поцелуй. Нежное касание губ с солёным привкусом крови. Неповторимым ароматом только что отнятой жизни. Я почувствовала приступ дикого, неконтролируемого голода, знакомый и ненавистный.
  - Ты можешь остаться, - тихо сказал дровосек. - Возможно, тебе даже следует...
  - Не хочу. - Я мотнула головой и уверенно отстранилась от него. - Кто знает, вдруг мне повезёт?
  И я шагнула навстречу вратам. Сгустки расступились, темнота схлопнулась. И всё исчезло.
  Я обошла кондитерский киоск и отправилась на площадь. Пустую. Не совсем, конечно. Были люди, пыль, шум, но не было... их. Запахи словно выветрились - стали тонкими и тусклыми. Впервые в жизни я вздохнула свободно. Надо же! Мне действительно повезло. И больше, чем я могла рассчитывать...

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) Д.Винтер "Постфинем: Жатва"(Постапокалипсис) Д.Винтер "Постфинем: Цитадель Дьявола"(Постапокалипсис) К.Кострова "Дюжина невест для Владыки"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия запретной магии-2. Пробуждение хранителя"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Попаданка для принца демонов 2"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиДурная кровь. Виктория НевскаяКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаОсвободительный поход. Александр МихайловскийТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Слепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеПоймать ведьму. Каплуненко НаталияЛили. Сезон первый. Анна ОрловаПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. Ируна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"