Дердиус: другие произведения.

Сквозь Вечность

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Когда думаешь, что подошел к финальной черте, отделяющей тебя от известного мира. Хочешь не хочешь, появляются мысли, а стоит ли переходить черту? Быть может, лучше остановиться и не делать шаг в бездну? Ведь стоит лишь переступить через черту...

  Сквозь вечность
  Пролог
  
  Записи ?78
  
  Пользователь: Константин
  
  На экране появился мужчина неопределенного возраста. На вид ему можно было дать тридцать лет или все сорок, у него были коротко пострижены волосы русого цвета. Смотря на экран своими темно-карими глазами, он что-то в этот момент набирал на клавиатуре. Закончив набирать, он оторвался от экрана, погладив рукой челюсть, на которой была многодневная щетина.
  
  Кивнув своим мыслям, он отвернулся и посмотрел на то, что находится за его спиной. Пока в этот момент где-то в стороне шли какие-то работы. Чередующиеся криками, визгом и руганью на неизвестном языке.
  
  - Долго еще? - выкрикнул он своим неприятным хриплым голосом.
  
  После того как он задал вопрос, к нему подошел мускулистый зеленокожий гуманоид двухметрового роста. Подойдя к нему, он поправил ремень, после чего ответил.
  
  - Гоблины говорят, что бур справляется, господин, - пророкотал гуманоид, после чего взял кожаную флягу и отпил из нее. - Бригадир просил передать, что еще где-то час, и мы выйдем в туннель.
  
  - Хорошо, можешь идти.
  
  Повернувшись к экрану, человек (а это был именно человек) снова начал что-то набирать на клавиатуре, время от времени бросая взгляд на экран.
  
  Но вот к нему подходит еще один гуманоид, похожий на человека, но с длинными острыми ушами. Приблизившись, он поежился, облокотившись на резной посох с любопытством ученого, наблюдая за работой человека.
  
  - Тебе что-то нужно, Хариен? - не останавливаясь от своей работы, произнес человек.
  
  - Вы уверены, что-то, что вы ищите, находится в этих горах? - сглотнув слюну, произнес он через некоторое время, смотря на него с надеждой.
  
  - Да, моя цель здесь.
  
  Покачав головой, эльф (а это эльф) остался стоять на том же месте, смотря не моргая на человека.
  
  - ... Понимаю, тебя гложет то, что произошло с твоей родиной. И ты сейчас думаешь, "я должен был быть там, когда он уничтожал мой дом", - остановившись, человек повернулся к Хариену. - Но ты бы ничего не смог сделать, тебе бы не удалось его остановить.
  
  - Знаю, просто там столько погибло, он даже до нашей святыни добрался и осквернил ее! - сжав с силой посох, Хариен отвернулся от человека. - Все, кто мне дорог, мертвы, Константин, вся моя семья была убита, и все ради того, чтобы возродить монстра.
  
  Опустив голову, Константин молчал. После чего встал и подошел к Хариену. Положив руку на плечо, он повернул его к себе.
  
  - Я знаю, ты хочешь отомстить, но если побежишь его искать - погибнешь...
  
  - Но ты сам сказал, что он где-то здесь! На этом материке! Ищет что-то по приказу своего хозяина!
  
  - ... Я знаю. Но ты должен мне верить, он еще поплатится за свои преступления. Просто доверься мне.
  
  В этот момент, Хариен повернулся и посмотрел в глаза Константину. Эта игра в гляделки продолжалась минуту. Первым взгляд отвел Хариен.
  
  - Я верю тебе, господин.
  
  Убрав его руку с плеча, он сделал два шага назад. Поклонившись, ушел по своим делам.
  
  Снова оставшись один, Константин постоял так некоторое время, смотря вслед Хариену и думая о чем-то своем. Еще раз покивав своим мыслям, он вернулся на свое рабочее место, вернувшись к работе.
  
  Закончив печатать, Константин оторвался от клавиатуры, массируя шею. Закончив с массажем, он посмотрел в экран. После чего заговорил.
  
  "Думаю, можно начинать. Итак, если вы видите эту запись, то значит, смогли разобраться в устройстве этого ... механизма. Не буду объяснять, что это такое и как оно работает. Вы все равно не поймете.
  Не подумайте, я ни пытаюсь вас оскорбить и ни намекаю, что вы, кем бы вы ни были - идиот. Просто ... этот ... прибор ... короче, все, что вам надо знать, это то, что эта штука записывает все, что попадает под объектив. В общем, если смогли включить, то разберетесь и в остальных ее функциях. Однако я отвлекся, давайте лучше расскажу о себе и о том, кто я вообще такой, - задумавшись, Константин чуть-чуть отодвинулся от камеры и снова погладил челюсть. - Я родился в другом мире, жил обычной жизнью, был частью толпы. Рос, влюблялся, ненавидел, заводил друзей и врагов, окончил школу, потом институт ... здесь это учреждение называют академией. И было у меня все, как у всех, и ждало меня то же, что и многих до меня.
  Дальше, по идее, я должен был начать работать, потом жениться и завести семью. В общем, серая и неприметная жизнь, - замолчав, он протер глаза рукой. - Вот только все, что должно было идти после института, у меня не было, потому что где-то через три года после того, как выпустился, я узнал, что умираю.
  Хахах, а я ведь просто пошел на плановый осмотр ... хехех, - неприятно смеясь, смотрел он в экран. - Знаете, когда я узнал, что у меня "Лимфома", то думал, что не выдержу и устрою истерику. Черт, да я был на грани и еще немного... даже не знаю, как смог удержаться. И если честно, то я уже подумывал покончить с собой "какой смысл цепляться за жизнь, если ты все равно не жилец" именно эти мысли бродили в моем мозгу. И я бы убил себя, если бы не стал свидетелем одного события. Когда я вошел в столовую, то увидел молодого парня, по какой-то причине он привлек мое внимание. Что-то подсказывало мне, что он тот самый знак, но чего именно, не знал ... на тот момент.
  Ну, так вот, этот парень направлялся в туалет, когда я вошел. Как вдруг он остановился и медленно обернулся, смотря на какую-то девушку, сидящую за столом. А после ... Господи, да я в жизни не забуду. Это событие впечаталось в мой мозг.
  В общем, он начал опускаться на пол, медленно оседая, он, не отрываясь, смотрел на девушку, а та заворожено смотрела на него, в тот момент мне казалось, что между ними проходила некая связь, делающая их самыми близкими существами... Потом я узнал, что за несколько минут до своей смерти, парень узнал, что смертельно болен. И смерть того человека показала, что я хочу жить. И я начал бороться. Тщетно. Лимфома медленно пожирала меня изнутри. Пока болезнь становилась сильнее, я слабел.
  И вот когда мне оставалось жить совсем ничего, ко мне пришел отец с одним предложением. Как оказалось, после смерти того парня, его тело забрали себе врачи и начали изучать. Что-то было необычное в организме того человека. И изучение тела дало плоды, не буду вдаваться в подробности, главное, что врачи начали разработку нового "чудо-юдо" лекарства, - замолчав, Константин приложил флягу к губам, утоляя жажду. - И отец решил, что это тот самый шанс. Но проблема была в том, что разработка только началась, и пройдут годы, прежде чем можно будет давать его больным. И поэтому отец решил заморозить мое тело, чтобы я смог дожить до лекарства.
  Когда он выложил свой план, я ... отказался. Да, я отказался! На тот момент мне была так больно, что я не хотел жить, эта боль была постоянна, казалось, даже во сне она преследовала меня. И все, что я хотел, так это чтобы меня избавили от страданий. Что я и попросил у отца. Услышав мою просьбу, он ... ее исполнил. Только не так, как я хотел. Он заморозил меня, - отвернувшись, Константин смотрел куда-то в сторону, закусив нижнюю губу. - Никогда не забуду те слова, которые я ему сказал, когда мое тело готовили, но больнее всего было видеть тот взгляд, какой у меня был на записи.
  Взгляд, который предназначался моему отцу, - помолчав некоторое время, Константин обернулся, смотря стальными глазами в объектив. - Как вы уже поняли, план отца удался, и после того, как меня разморозили, я был вылечен. Вот только отец немного ошибся в дате. Потому что разморозили меня через шестьсот лет, - встав, Константин начал ходить влево-вправо, заложив руки за спиной. Во время ходьбы он сутулился, из-за чего его футуристический серый костюм с красными полосами придавал ему зловещие очертания. - После моего пробуждения, люди будущего вылечили меня и изменили тело.
  Понимаете, в чем дело. Как известно, со временем вид на протяжении поколений растет, например, люди, жившие тысячу лет назад, будут маленького роста по сравнению с теми, кто будет жить через тысячу лет. Также это зависит и от среды, в которой люди живут. И чем лучше среда обитания, тем быстрее идет рост следующих поколений, - вернувшись к монитору, он сел. - И поэтому люди 27 века сделали так, чтобы я стал выше, также они провели некоторые изменения в моих генах. Я стал сильнее, быстрее, скорость мышления стала невероятной, у меня повысилась регенерация, я перестал стареть..., а еще у меня появились экстрасенсорные способности.
  Как оказалось, после моей заморозки произошло одно событие, которое назвали перерождением. Где-то через полгода мир изменился и началось это, после того как всю планету поглотило одно излучение. Это излучение влияло на организм, из-за чего люди впали в кому на несколько часов. После чего они проснулись. И когда люди пробудились, они уже были другим человечеством. Но не все, половину человечества это излучение убило, а сколько погибло, пока люди спали, никто не знает.
  Не буду говорить, что было дальше, это вас не касается. В общем, когда я проснулся и снова стал частью социума, я начал изучать все, что меня окружает. Знаете, в моем мире есть такая книга "Люди как боги" от автора Снегова Сергея Александровича, там человечество избавилось от внутренних конфликтов и было настолько развито, что могло создавать звезды и планеты. Так вот, заявляю, Снегов был провидцем! Потому что именно частью такого мира я стал. Разве что "Галактов, Демиургов и Рамиров" не было. Да что там, было такое чувство, что вся галактика - пуста. Мы и вправду были одиноки во вселенной.
  Понимая это, человечество искало братьев по разуму, нет, любую жизнь, неважно насколько примитивная, лишь бы была. Безуспешно. Шло время, человечество развивалось, и скорость развития со временем все увеличивалась. Казалось, что развитие идет уже само по себе, и человек уже не влияет на него. И когда мы поняли, что уже никого не найдем, то решили. Если нет разумной жизни за пределами Геи, то мы сами ее создадим. Мы пройдемся по планетам вселенной и инфицируем их "жизнью". Если жизнь не появляется сама, то мы сами ее создадим и тогда не будем одиноки.
  И с гордостью заявляю - нам удалось. Я сам принимал участие в этом эпохальном деле, - закрыв глаза, Константин улыбнулся своим воспоминаниям. - Но на этом мы не остановились, решив, что одного космоса нам мало, мы решил узнать, можно ли пройти в другое измерение. Мы построили специальную космическую базу, где проводили эксперименты, в которых я принимал не последнее участие. И, как и все, за что мы брались, это предприятие увенчалось успехом.
  Да, мы открыли окно, но только не в другое измерение..., а реальность, - вздохнув, Константин достал из карманные золотые часы Викторианской эпохи он с грустью на них посмотрел. - "Вечное сияние чистого разума", эх, Иолай, Ванда, мне так вас не хватает - ребята. До сих пор не знаю, что же пошло не так.
  Когда мы проделали брешь, червоточина начала быстро увеличиваться, понимая, что все идет к созданию "черной дыры". Гермес, глава проекта, приказал отключить установку. И нам удалось, но было уже поздно, червоточина набрала достаточно мощности, чтобы засосать в себя нашу базу.
  Мы знали, что нам не спастись, и, скорее всего, умрем, и поэтому все участники проекта собрались вместе на смотровой площадке. Мы взяли друг друга за руки, образуя цепь, и устремили свои взоры на червоточину, мы смотрели на то, как она переливается всеми цветами радуги...
  Как же она была прекрасна. Мы смотрели на нее, пока она притягивала базу, и улыбались. В нас не было страха смерти. Крепко держась за руки, мы ничего не боялись, потому что знали, что все не напрасно. Мы, как первооткрыватели, проложили дорогу другим.
  Последнее, что помню, так это как мы вошли в портал, а все помещение поглотил свет, - перестав смотреть на часы, он бережно положил их в карман. - Не знаю, как мне удалось выжить. Когда очнулся, обнаружил себя в лесу. В обычном таежном лесу. Вокруг меня были разбросаны обломки базы, то там, то здесь горел огонь, а всю поляну устилали останки моих друзей. Я и сам был сильно ранен. Но организм вкупе с костюмом уже латали меня.
  Когда окончательно пришел в себя, первое, что сделал, так это решил похоронить их. В тот момент мое сознание действовало на автомате. Телекинезом вырыл двадцать семь ям, поначалу хотел их похоронить, но потом вспомнил, что такая традиция уже изжила себя. Поэтому сжег их пирокинезом, а прах развеял. А потом я плакал. Да, я плакал, возможно, в первый раз за много лет ревел как ребенок. Постепенно плач перешел в истерику.
  Сколько я был в этом состоянии, не знаю. Когда меня отпустило, я осмотрел то, что осталось от базы, но нашел только часы Гермеса. Каким-то образом они уцелели, на них даже царапины не было, лишь немного закоптились. Закончив с осмотром, я попытался понять, где, собственно, оказался, но созвездия показали, что я где-то далеко. А теперь представьте, что я чувствовал, когда понял, что нахожусь непонятно где..."
  
  - Господин, - дал о себе знать подошедший зеленокожий гуманоид
  
  - Что, Сарвас?
  
  - Гоблины говорят, что почти пробились.
  
  - Хорошо, свободен.
  
  Кивнув, Сарвас ушел вглубь пещеры.
  
  "Только через две недели, я смог найти жизнь. Разумную жизнь. Представьте мое удивление, когда узнал, что этими разумными оказались ... тролли, поразительно похожие на троллей из одной игры. Которые в этот момент вырезали ... эльфийскую деревушку. Это был просто разрыв шаблонов.
  Собственно, я стоял и смотрел на все это, и вот когда я уже собрался вмешаться, к деревушке подошли отряды эльфов и быстро перебили троллей. После этот я еще не один день слонялся по лесам, пока не вышел на тракт и не встретил человеческий торговый караван, который направлялся в ... Лордерон. После того как услышал это слово, в моем мозгу как будто что-то щелкнуло. "Warcraft".
  Не буду вдаваться в детали моего путешествия, но со временем я пришел в один интересный город под названием "Даларан", где начал учиться на ... мага и, стоит сказать, весьма хорошего мага. Но проблема была в том, что после переноса, я как бы это сказать, стал странным. У меня почему-то сместились моральные принципы, превратив вашего покорного слугу в циничную сволочь с нездоровой психикой.
  Тогда стоя около поселения эльфов, я этого не заметил и собирался помочь по привычке. Но в будущем заметил отличия. Особенно они стали заметны после седьмого года жизни в Даларане, где уже всеми уважаемый маг Константин, был пойман за бесчеловечными экспериментами над крестьянами. Хе, хорошую же погоню они за мной тогда устроили. Если бы не костюм, который я ни разу не снимал, как оказался в этом мире, то мне бы не удалось скрыться от них. Что поделать, но телепортация очень опасна, когда в чары вмешивается опытный маг. А подготовить путь отхода я почему-то не додумался.
  Ну, а потом была долгая погоня, стычки с охотниками за головами и магами, посланными поймать или убить безумца и изувера (весьма точно подобранные слова, стоит сказать). И все это растянулось на пять лет, пока, наконец, мне не удалось лечь на дно.
  И только когда все это закончилось, я вспомнил, что живу в "Азероте", а принц Артас уже паладин. Что как бы намекает о том, что сюда скоро кое-кто придет в гости. И тогда я начал планировать и готовиться. Да, на тот момент я был могущественным магом, и знания мои были обширны, но ведь не безграничны. Увы, воссоздать технологию моего мира мне почему-то не удавалось, и все, что у меня оставалось, так это магия, опыт и знания, как своего мира, так и будущих событий, которые тут произойдут.
  Вот только эти знания ... "канона" были ограничены лишь третьей частью игры еще стратегии. Понимая, что в одиночку долго не продержусь, а за те преступления, что я совершил, мне дорога на плаху, я начал искать союзников на стороне. Но мне нужны были союзники, которые понимали, что такое "Пылающий Легион", и я их нашел.
  Вот только за своими поисками я перестал держать руку на пульсе событий. И когда я узнал, что принц, ну, а точнее уже король Артас, осквернил солнечный колодец и воскресил Кел-Тузада, то понял, что пора. Я собрал команду и отправился в путешествие. Я искал "Калимдор", потому что именно на этом континенте был тот, кто мне нужен, - приблизив лицо к объективу так, что были видны только глаза, он произнес, пока где-то в стороне осыпались камни, а кто-то кричал, что был пробит вход в старый туннель. - И я его нашел".
  
  ***
  
  Тьма, окружала его столько лет, что он уже забыл, что такое солнечный свет. Сидя в маленькой камере, размером в девять шагов, он придавался размышлениям, это все что ему оставили. Сжав кулаки, так что ногти впились в кожу, он фантазировал, как будет карать тех, кто запер его здесь. Методично расписывая каждый свой шаг, он проектировал пытки для тех, кто назвал его предателем. Он изобретал самые жуткие способы причинения боли. С упрямством достойного лучшего применения он планировал, как будет нести - свое правосудие. Только чтобы не сойти с ума. Хотя, может, уже поздно?
  
  "Что это?"
  
  Внезапно, чары, наложенные на клетку - дрогнули. Почувствовав слабую надежду, он тут же разорвал ее на части. Эта эмоция последнее, что ему нужно в этом месте.
  
  Сделав девять шагов, он остановился, повернулся и сделал еще девять шагов обратно. Снова остановившись, посмотрел туда, где лежали "Клинки Азинота". Как будто в издевку, они стояли на постаменте по другую сторону клетки. Он даже знает, кому именно пришла идея оставить их там.
  
  "Майев песнь теней".
  
  Проговорив это имя, он зарычал, эта женщину, которую он ненавидел так же сильно, как и Легион. Неусыпный надсмотрщик, упивающийся своим долгом. О, придет время, и он заставит ее кричать, она будет умолять его, чтобы он прервал ее страдания, убив.
  
  "Это что, взрыв?"
  
  Внезапно, тишину камеры нарушил тихий далекий звук. Резко встав, он начал метаться из стороны в сторону. Его сердце стучало, а кровь пульсировала в висках. Тяжело дыша, он стиснул кулаки, заставляя себя остановиться. Слабый звук, едва различимый в тишине нарушил его душевное состояние, породив бурю.
  
  "Звуки боя? Верно, прямо за стеной кто-то сражается!"
  
  Неужели сюда идет тот, кто хочет его освободить? А может, это лишь очередная пытка, которую придумала Майев. Чтобы он страдал за свои преступления.
  
  Внезапно звуки пропали, и камера снова наполнилась тишиной. Стоя неподвижно, он смотрел на вход, сжав губы, наблюдал и ждал, откроется ли дверь или нет. Чувствуя, как в нем все сильнее разгорается пламя безумной надежды, он ждал.
  
  Но новые звуки не появлялись.
  
  Сев, почти упав, он опустил голову. Все ясно, это Майев решила над ним посмеяться, заставить его испытать надежду, чтобы потом растоптать ее у него на глазах, показывая, что он никогда не увидит света, не вдохнет свежий воздух, что он на веке будет заперт во тьме, пока не сгинет.
  
  - Так вот ты какой.
  
  Услышав чей-то шепот, он резко поднял голову и всмотрелся в темноту. Чувствуя кожей чей-то любопытный взгляд, он ощущал себя подопытной зверушкой на столе мага, решающего стоит ли скрывать или просто раздавить.
  
  - К-кто з-здесь? - прохрипев, он поразился насколько слабый у него голос.
  
  - А ты кого-то ждешь? Я, наверное, не вовремя, и у тебя назначена встреча, - как будто издеваясь, произнес незнакомец, все так же скрываясь во тьме.
  
  Злясь, он встал, ударив со всей силой по зачарованным прутьям. Даже стражи не глумились над ним.
  
  - Жалкий трус! Скрываешься во тьме, боясь подойти и посмотреть в лицо.
  
  Прокричав, он услышал лишь тихий смешок, после которого раздались едва слышимые шаги. Попятившись на другой конец клетки, он замер в ожидании. Пока не увидел мужчину, одетого в странные серые доспехи с красными полосами, полностью закрывающий тело, когда как на голове был шлем в виде лица, сами доспехи покрывала мантия черно-синего цвета, с надетым плотным капюшоном.
  
  - Мне всегда было интересно, почему именно "Ярость бури"? - чуть наклонив голову в бок, неизвестный делал вид, как будто он на прогулке. - Это фамилия или кличка? ... Молчишь, ну да ладно, я чего, собственно, зашел? А, вспомнил!
  
  Резко сократив дистанцию, неизвестный подошел вплотную к решетке, он смотрел на пленника, ничего не говоря, а пленник пытался понять, что будет дальше.
  
  - Ты мне нужен, Иллидан Ярость Бури, - прошептал гость. - Но не таким, какой ты сейчас. Слабый и не знающий реалий...
  
  - Что тебе нужно?
  
  - ...Я понимаю, тебе нужно время, чтобы вернуть форму, небось, набрал жирок, сидя здесь. Как-никак десять тысяч лет прошло.
  
  - Десять тысяч лет? - шокировано прошептал Иллидан.
  
  - Да.
  
  Снова наклонив голову в бок, незнакомец посмотрел в лицо Иллидану, а тот попытался увидеть его глаза, чтобы понять, лжет он ему или нет. Но все, что увидел, это черные непрозрачные стекла.
  
  Вот где-то в дали снова послышались звуки боя, и незнакомец обернулся в ту сторону.
  
  - Уже здесь? Мда, она время зря не теряет, видимо, прижали обстоятельства по полной, - задумчиво проговорил незнакомец.
  
  "Про кого он говорит? О Майев?" - Ты сказал, что я тебе нужен, так освободи меня.
  
  Обернувшись, незнакомец посмотрел на него, он стоял и смотрел, ничего не говоря. Пока звуки боя приближались к камере. Иллидан ждал, чувствуя, что его сердце разорвется на части из-за волнения. Он вспотел, а в коленях появилась предательская дрожь. Десять тысяч лет ожидания давали о себе знать.
  
  Решив что-то для себя, незнакомец поднял правую руку и указательным пальцем прикоснулся к пруту из-за чего клетка осветилась синим светом. Закончив колдовать, незнакомец повернулся, уходя во тьму.
  
  - Зачем ты вообще пришел? Я думал, ты хочешь меня освободить?
  
  - Я ослабил сдерживающие чары, остальное за вами двумя.
  
  "Двумя?" - Зачем... то есть, почему ты меня не освобождаешь?
  
  Задав этот вопрос, Иллидан увидел, как незнакомец остановился на границе между слабым светом и тьмой. Обернувшись так, чтобы Иллидан видел его лицо. Смотря на незнакомца, Иллидан видел только половину тела, когда как другая была скрыта во тьме, так как будто ее никогда и не было.
  
  - Я не буду освобождать вас, потому что ... Вы не готовы.
   Комментарий к Пролог
   Ну, как-то так, надеюсь, вам понравится, и жду вашего мнения и критики. Да, я начал новый проект. Да, я знаю, что у меня комплекс "Ками", но ничего не могу с собой поделать. К тому же я устал от Японии, поэтому беру отпуск.
  
  ========== Акт I Подземные тайны Глава 1 ==========
  
  Акт I Подземные тайны
  Глава 1
  
  Сгруппировавшись поудобней, Халинса облокотилась о каменную стену. Достав из сапожка маленький ножичек, ее рука привычно закрутила им мельницу между пальцев. Играя ножиком, она посмотрела во тьму туннеля, в котором скрылся Константин. Стараясь не слушать яростный стук своего сердца, Халинса волей-неволей вспоминала мужчину, ходящего в серой облегающей броне. В такие моменты у нее на душе становилось теплее.
  
  Прошло уже четыре месяца, как Артас сжег "КельʼТалас" - ее родину.
  
  Четыре месяца не так и много когда-то считала Халинса. Но так было раньше. Теперь же у нее было другое мнение. После того как принц Артас осквернил солнечный колодец. У ее народа как будто вырвали сердце и разрезали его на две равные части. Вернув обратно половину.
  
  Эта половинка исправно работала, качая кровь, но при этом она не могла избавить душу от той пустоты, которая была в душе каждого "Синʼдорай".
  
  Подбросив ножичек в воздух, Халинса, подставив тыльную сторону ладони, поймала ножик, закрутив на ней мельницу.
  
  Переводя взгляд на то место, где расположился отряд, она с любопытством изучала фрески, оставленные ее дальними родичами. То тут и там пестрели разнообразные картины древней войны. На одной стороне были высшие эльфы, а на другой демоны. Переведя взгляд на предков, она внимательно изучала картины. Картины с эльфами были написаны в светлых тонах, когда как сторону демонов неизвестный художник окрасил в темные краски. На стороне эльфов внимание Халинсы привлек один воин. Он был эльфом, вооруженным двумя обоюдоострыми клинками экзотического вида. Его торс украшали красивые татуировки зеленого цвета, а глаза были повязаны лентой.
  
  Переведя взгляд чуть назад, она снова нашла этого воина. На более ранних картинах, воин всегда стоял рядом с эльфом с посохом и рогами похожим на него, - "Близнецы". - и женщиной, вооруженной луком. На первой картине воин не носил повязку, а на его теле не было татуировок. Он стоял рядом со своим ... братом. Они стояли на какой-то возвышенности, смотря на прекрасный город, освещенный закатным солнцем, и улыбались. На следующих картинах рядом с ними появилась та самая женщина, и Халинса заметила, что братья теперь стояли не так близко. Хоть и тот, кто был с посохом, продолжал его обнимать за плечо. В этот момент они смотрели на странное существо, у которого нижняя половина тела была оленя, а верхняя эльфа с рогами.
  
  Вот рядом с ней уселся орк. Достав топор, он положил его рядом. Облокотившись о стену, прикрыл глаза, делая вид, что уснул.
  
  Потеряв к нему интерес, Халинса вернулась к осмотру картин. Помещение, в котором находился отряд, было слабо освещено светящимся лишайником. Он испускал приятный синий цвет, создавая мистическую атмосферу. Хоть свет и был тусклым, однако это не мешало ей наслаждаться красотой этого места.
  
  На новой картине воин уже стоял на некотором расстояние от своего брата, он стоял за его спиной, пока тот разговаривал с каким-то эльфом в плаще из вороньих перьев, на плече которого сидел ворон. Но было кое-что, что привлекло Халинсу в этой картине, если раньше братья, стоя рядом, всегда улыбались, то теперь воин был хмур, а второй, наоборот, задумчив.
  
  Вот ее взгляд перешел на следующую картину, где разыгралась ужасная битва воина с демоном, у которого были те клинки, которые в будущем будет держать воин. На другой он снова стоит рядом с братом, но в этот раз расстояние между ними еще больше. Смотря друг на друга, они не улыбаются.
  
  Дальше видно, как художник нарисовал воина, преклонившего колени перед гигантским демоном, окруженным пламенем.
  
  Теперь показывают, как этот воин уже с повязкой сражается с демонами, а на другой картине стоит на руинах какого-то города, собирая в семь флаконов воду из светящегося пруда...
  
  - Прекрати, - прошептал орк, не открывая глаза, облокотившись о стену с перекрещенными на груди руками.
  
  - Что прекратить?
  
  - Хватит играть с ножом, женщина.
  
  - А то что? - спокойно спросила она, но все же перестала.
  
  - Мы этого уже не узнаем.
  
  Перестав обращать на нее внимание, орк снова замолчал. А Халинса посмотрела в туннель.
  
  "Почему мы здесь сидим? - убрав нож обратно, она всмотрелась во тьму туннеля. - Он бродит где-то там, когда как мы ждем его возвращения".
  
  Подобрав ноги, Халинса прижалась к ним, положив голову на колени. Она, не моргая, смотрела во тьму, пытаясь что-то увидеть. Безуспешно.
  
  Прошло полгода, как ее нанял странный чародей в серой броне. Следуя за ним, она переплыла океан, оказавшись на родине своих предков. Именно здесь Халинса почувствовала, как оборвалась связь с солнечным колодцем.
  
  В тот момент она вместе с другими эльфами чуть не потеряла голову. И если бы Константин не успокоил их, кто знает, что бы было с экспедицией. Именно там она посмотрела на него под другим углом.
  
  Закрыв глаза, она с улыбкой вспоминала, как увидела - его лицо. Именно здесь Константин впервые снял свой шлем. Если честно, то она ожидала, что он окажется женоподобным юношей с мягкими аристократическими чертами лица. У него будут длинные волосы пепельного цвета. Кожа будет бледной, придающей ему таинственный вид. Красавиц и покоритель женских сердец.
  
  Но реальность решила по-другому. На деле Константин был взрослым мужчиной тридцати лет с короткими волосами. Внешне он не был красавцем. У Константина были острые черты лица, синяки от нехватки сна под глазами рисовали в воображении уставшего от жизни мужчину. Смотря на брови, казалось, что их обладатель все время хмурится. Его острый подбородок украшала щетина, придающая своеобразный шарм. А бледная кожа от нехватки солнца не создавала мрачную красоту, а намекала, что мужчина морально измотан.
  
  Но при этом было в нем что-то, что привлекало Халинсу. Она не могла понять, что именно, но это было.
  
  После того как ему удалось успокоить эльфов, он убедил всю группу продолжить экспедицию. Во время похода через степи Халинса заметила за собой то, что она часто думает о Константине. Со временем эти мысли посещали ее все чаще. Когда она находилась рядом с ним, то чувствовала, что пустота в душе слабеет, как будто он мог заполнить то, что оставил после себя солнечный колодец.
  
  И как-то так получилось, что Халинса, глядя на звезды во время отдыха, поняла, что любит своего нанимателя. В тот момент это был как удар молнии по темечку, настолько ее поразило это чувство. Решив, что переутомилась и после сна все пройдет, Халинса уснула. Не помогло...
  
  Покрутив головой, Халинса вышла из воспоминаний. Встав, она размялась и быстрым шагом направилась к Хариену. Он был тот, кто мог дать ей разрешение направится на поиски Константина. Все же он был назначен его заместителем.
  
  Она нашла его сидящем на камне. В этот момент он задумчиво разглядывал карту, а рядом с ним сидел Гренуэй, бригадир гоблинов, что-то мастеря в данный момент.
  
  Подойдя к ним, она кивнула головой, поприветствовав гоблина.
  
  - Хариен.
  
  - Нет.
  
  - Что, нет?
  
  - Ни ты, ни твой отряд не пойдут на его поиски, - оторвавшись от карты, холодно ответил он.
  
  "Он изменился", - Но Константин ушел в туннель несколько часов назад...
  
  - Три часа пятнадцать минут, если быть точным, голубушка, - поправил ее Гренуэй.
  
  Сжав губы, она посмотрела на гоблина. И глядя на его сосредоточенное лицо, Халинса волей-неволей начинала ему завидовать.
  
  "Вот, кого ничего не тяготит, я тоже хочу так же плыть по течению, не задумываясь о последствиях".
  
  Переведя взгляд на Хариена, она увидела, насколько он осунулся и постарел. Не было в нем того любителя приключений, каким его помнили. Глядя в его потухшие глаза, по позвоночнику Халинсы пробежали мурашки, а спина покрыла холодной испариной. Из всех эльфов в экспедиции, Хариен тяжелее всех переживал осквернение колодца.
  
  Смотря в его глаза, эльфийка видела печаль. Она знала, как он страдает, когда получил известие того, что на самом деле произошло в КельʼТаласе, ведь чувствует то же самое. Но в отличие от него, она нашла то, ради чего жить., Она нашла свой собственный солнечный колодец, и этим колодцем был - Константин. Этот странный, чудаковатый, а порой страшный человек, был ей нужен, чтобы продолжать жить. Без него она, скорее всего, даже не вставала бы с постели. Он нужен ей, чтобы жить дальше.
  
  Да, это эгоистично, и вряд ли можно назвать любовью. Но какая разница? Он приносит ей покой, а чувство пустоты исчезает, и только ради этого она пойдет за ним хоть в круговерть пустоты.
  
  И вот глядя на Хариена, она видела, что могло с ней произойти, если бы не повстречала Константина. Халинса могла бы точно так же сидеть на камне в ожидании чего-то, что даст ей смысл жизни. Еще раз посмотрев в глаза Хариену, она снова увидела ту боль, что таилась в них, а вместе с ним лишь на мгновение заметила... голод. Он появился и сразу исчез.
  
  - Почему?
  
  Вздохнув, он отложил карту.
  
  - Это приказ, Халинса... не мой, а Константина.
  
  - Он приказал мне ... не идти за ним? - чуть отстранившись, переспросила она странным голосом.
  
  - Всем нам, - с нажимом произнес он.
  
  - А если с ним что-то произошло.
  
  - С кем?
  
  Инстинктивно отпрыгнув, Халинса, развернувшись в полете, достала меч, рубанув по тому, кто стоял позади нее, целясь в шею. Но в этот момент в ее грудь ударила какая-то сила, отшвыривая эльфийку в сторону. Больно приложившись спиной о стену, у нее перед глазами все поплыло, а в ушах зазвенел большой колокол главного собора Лордерона.
  
  - Мда, какие нынче нервные пошли эльфы, - задумчиво произнес знакомый голос.
  
  - Ты сам виноват, мы уже который день сидим под горой, бродя во тьме и сражаясь с монстрами.
  
  - Для кого монстры, а для кого незнакомая фауна, заслуживающая изучения. И чего это ты такой злой, Хариен? Что-то произошло, пока меня не было?
  
  - Нет, все было тихо.
  
  - Местные не объявлялись?
  
  Наконец взгляд Халинсы прояснился, и она увидела высокую фигуру в черно-синей мантии. Ей понадобилось секунда, чтобы понять кто перед ней. Пересилив себя, стараясь не обращать внимание на боль в спине, она встала и поклонилась, но Константин не обращал на нее внимания. Как будто она и не пыталась только что отрубить ему голову. Было такое ощущение, что ее вообще нет рядом.
  
  Снова посмотрев на Константина, Халинса подавила в себе желание обнять и расцеловать его. Посмотрев еще раз на маску, она закусила нижнюю губу. Развернувшись, Халинса пошла к жрецу.
  
  Все как обычно, самый дорогой в жизни мужчина в упор не замечает ее. Она просто не существует для него.
  
  Еще раз бросив печальный взгляд, она продолжила идти к жрецу, как вдруг...
  
  ***
  
  Ну, наконец-то, я смог найти лагерь. И о чем только думала моя голова, отправившись к Иллидану в гордом одиночестве. Еще немного, и стражи обнаружили бы меня.
  
  Остановившись, я включил в одной линзе экран, в котором показывало все, что снимала миниатюрная камера, которую я оставил на стене клетки Иллидана.
  
  "Все же технологии будущего невероятны. Хоть и прожил на земле будущего... то есть уже Геи почти пятнадцать лет, а все равно не перестаю удивляться".
  
  В данный момент камера показывала, как Иллидан проломил клетку и подошел к высокой эльфийке в легкой белой броне, закопченной и покрытой кровью, и я даже знаю чьей.
  
  "Надо же, она пришла к нему на своих двоих. Интересно, а та кошка, на которой Тиранда каталась в игре, тоже здесь или ждет ее на поверхности?"
  
  Пообщавшись некоторое время, парочка быстро направилась на выход. А мне пришлось отменить наблюдение и отозвать мини камеру, потому что эти двое, видимо, почувствовав, что за ними наблюдают, начали озираться. И если бы я оставил камеру там, то они бы нашли ее.
  
  Выйдя из туннеля, я вошел в просторный древний зал.
  
  Подойдя к своему заместителю, я увидел, как он разговаривает с какой-то эльфийкой.
  
  "Что-то я ее не припомню".
  
  В данный момент, они кого-то обсуждали. Девушка настаивала на том, что нужно за кем-то идти, а Хариен был против.
  
   "Опять кого-то загрызли твари? - подойдя к ним, я посмотрел через плечо эльфийки на заместителя, который перевел взгляд на меня. - Надеюсь, это был какой-нибудь носильщик, а не важный участник экспедиции".
  
  - А если с ним что-то произошло? - сжав кулаки, дамочка грозно нависла над Хариеном, но тот спокойно выдержал ее грозный взгляд.
  
  - С кем? - на автомате задал вопрос.
  
  Дальше девушка меня удивила своей странной реакцией, вместо того чтобы ответить на мой вопрос, она вздрогнула. Подпрыгнув, достала свою саблю, пытаясь отрубить мне голову, и все это во время прыжка.
  
  Я же, не желая проверять крепость костюма, ударил ее пси атакой. Получив удар, эльфийка отлетела в сторону, сильно ударившись спиной. Но для меня она уже перестала существовать.
  
  - Переборщил, - покачав головой, ответил мой заместитель.
  
  - Пусть скажет спасибо, что не убил.
  
  - Если бы ты не подкрался к ней, она бы не отреагировала так... резко.
  
  - Я не виноват, что твои подчинённым не достает квалификации, - ответил ему, но видя его желание возразить, поправил самого себя. - Некоторые, я имею в виду эту, как ее там, - щелкая пальцами, я пытался вспомнить ее имя, не получалось.
  
  - Халинса, - подсказал мне Хариен.
  
  "Хариен, Халинса они что, родственники?"
  
  - Ты сделал все, что хотел?
  
  - Да. Поднимай всех, мы уходим.
  
  - Ну наконец, я выберусь из этой проклятой светом горы! - расправив плечи, произнес Хариен.
  
  - Хиджал.
  
  - Что? - перестав укладывать карты и магические приборы в сумку, переспросил он.
  
  - Это проклятая гора называется Хиджал.
  
  - Плевать. Мы уходим, это главное.
  
  "Если бы ты только знал, что таится в этой горе, какая мощь заложена в ней. То так бы не говорил, - наклонив голову в бок, я с интересом наблюдал, как этот эльф, собрав свои вещи, отдает приказы командирам, а они, ни теряя ни минуты, их исполняют. - Стоит ли им сказать, что древо может стать альтернативой солнечному колодцу для их народа? - Подумав немного, я взвесил эту мысль и так, и эдак, - если скажу, то они будут испытывать благодарность ко мне. Когда они подключатся к древу, их ломка пропадет. А для эльфов я буду героем. Это если они смогут подключиться. А смогут? - заинтригованный этой мыслью, я представил то, как буду проводить эксперименты по этой теме. - Хотя с другой стороны, когда еще появится шанс изучить существ, которые настолько были связаны с энергией, и от которой их насильно отключили?"
  
  - Да, решено.
  
  - Что решено?
  
  Спросил у меня стоящий рядом гоблин. Оторвавшись от своей игрушки, он с любопытством посмотрел на меня, а так как он не снял свои очки окуляры, то зрелище было то еще. Посмотрев на него сверху вниз, мне стало любопытно, какого цвета у него мозг.
  
  - Ничего такого, просто решил кое-чего не делать.
  
  Важно покивав моему ответу, коротышка не сдвинулся ни на дюйм, продолжая смотреть на меня, ожидая продолжения.
  
  - Слушай... это, - "Как его зовут?" - иди... займись работой... или сходи обойди посты... ну, или чем ты обычно занимаешься, - "А у гоблинов вообще есть имена?".
  
  Еще раз важно покивав мне, гоблин повернул голову и посмотрел на то, как все суетятся. Глядя на этого коротышку, мне почему-то казалось, что сейчас он начнет говорить как "магистр Йода", но, покивав, малыш надел сумку и пошел к другим гоблинам.
  
  - Мда.
  
  Подойдя к камню, я сел на него. - "Ну вот, он освобожден. Теперь все, что мне остается, так это ждать, когда Архимонда убьет Малфурион, - смотря, как собираются воины, я по привычке погладил челюсть, то есть попытался это сделать, когда как мне помешал шлем. - Я так долго хожу в этом костюме и ношу шлем, что уже начал забывать, что можно жить без них, - посмотрев на свою руку в перчатке, я перевел взгляд на Хариена. - Прости, дружок, но я не собираюсь сражаться с легионом. У меня нет никакого желанию влезать в эту кашу и привлекать к себе внимание. Пусть лучше это будет делать кто-то другой, - почувствовав на себе взгляд, Хариен обернулся, посмотрев на меня, пытаясь что-то понять, он, как всегда, вгляделся в мою безмолвную маску. - Мне нужен щит. Мне нужен охотник на демонов, - снова не выдержав моего взгляда, он резко отвернулся, заговорив с одним из воинов. - Ты будешь разочарован, но я не герой, во всех смыслах этого слова. У меня нет никакого желания идти на амбразуру, так что..."
  
  Первой их жертвой оказался какой-то эльф. Проходя мимо меня, он вдруг захрипел, упав на колени, схватившись за шею, из которой фонтаном била алая кровь. Когда как стрела пролетела на вылет, врезавшись в камень, на котором я сидел, выбивая искры. Мне понадобилась всего мгновение, чтобы понять, а моя рука уже поднялась вверх. Не вставая, я мысленно произнес заклинание и вокруг меня образовалось едва различимое поле.
  
  После того как поле установилось, в зале воцарилась тишина. Было такое ощущение, что до этого все, кто тут находился, играли в "море волнуется раз", потому что все замерли в тех позах, в которых были на момент выстрела. Это тишина давила на сознание. Казалось, что все просто не могли поверить в то, что только что произошло. Зал все больше погружался в тишину, прерываемую хрипами умирающего.
  
  - ЛОК-ТАР ОГАР!!! - взревел какой-то орк, полным ярости голосом. Было такое чувство, что этим криком он хотел избавиться от того оцепенения, которое его охватило.
  
  А враги как будто этого и ждали, потому что из тьмы сразу же вылетели десятки стрел.
  
  Этим залпом было оборвано еще пять жизней.
  
  В мой мозг уже поступал адреналин. Не выдержав того, насколько ярким стал из-за этого свет, я инстинктивно закрыл глаза, чувствуя, как сердце стучит на невозможной для человека из двадцать-первого столетия скорости.
  
  Открыв глаза, я увидел, как мир привычно замедлился.
  
  Резко встав, я с помощью телекинеза притянул двуручную секиру какого-то орка. Развернувшись в противоположную от того туннеля сторону, из которого вылетали стрелы, я раскрутил оружие и со всей силой метнул во тьму.
  
  Разогнавшись, секира врезалась в какую-то эльфийку, выскочившую на свет. А так как я обладал огромной силой (спасибо людям будущего) да еще и костюм усиливал, то... в общем, эльфийку смог бы защитить только латные зачарованные доспехи, и то не факт.
  
  Сняв мантию, я достал из ножен кинжал, взяв обратным хватом. Увы, но меч для меня недоступен, по какой-то причине мне никак не удавалось нормально им овладеть. То есть знаю, как держать и тыкать тоже могу, но на большее... Что поделать, не лежит у меня к этой железяки душа, не лежит.
  
  "Чародеи закрыли зал защитным полем, теперь стрелы бесполезны, однако для боевой магии здесь слишком мало пространства... значит, рукопашная".
  
  Приняв позу бегуна на старте, я на мгновение замер. Напрягая мускулы, я вслушивался, как позади меня бушует битва. Высвобождая силу, накопившуюся в ногах, я стартанул с места, побежав на эльфов. Здесь не было сумасбродства, также это не означало, что мое сознание вошло в режим берсерка. Нет, я контролировал себя. Просто безопасней было сойтись с ними на близкой дистанции. Также мне нужно было не дать им снова начать стрелять.
  
  Подбежав к первому врагу, пинаю его в живот. Нагнувшись, поднырнул под второго, подняв его своей спиной. Использовав себя в качестве трамплина, подбросил эльфа вверх. Резко разворачиваюсь, вонзаю нож в грудь третьему.
  
  Бросив взгляд, вижу в его глазах неверие, провернув в ране нож, вырываю его.
  
  Чтобы схватить в полете прыгнувшую на меня эльфийку за горло. Усилив хватку, заметил, как ее глаза наливаются кровью, и в них читается страх, а из шеи вытекает кровь, как раз там, где впились в кожу мои пальцы, пока ее ноги волочатся в воздухе ища опору, а руки пытаются освободить шею от моей хватки. Бесполезно.
  
  Слыша, как хрустят шейные позвонки, я разворачиваюсь, подставляя ее под стрелы. Краем глаза увидев, что первый эльф бежит на меня, бросаю свой щит.
  
  Подныриваю под его шакрам, вспарываю брюхо, вырываю оружие врага, ломая ему руку, отталкиваю умирающего. Разворачиваюсь, отбиваю шакрамом меч, другой рукой бью в солнечное плетение - ножом. В этот момент на границе периферийного зрения наблюдаю, как эльф со вспоротым животом пытается запихнуть свои кишки обратно.
  
  А дальше все завертелось с еще большей скоростью. Позади меня битва разгоралась. Где-то орали орки, рубя своими топорами плоть, маги выжигали, а воины резали, пронзали чью-то плоть своими мечами. То тут и там мелькали темные эльфы, а я уже ни на что не обращал внимание.
  
  Мой костюм был полностью в чужой и своей крови, ручка шакрама была скользкой, а с лезвий время от времени слетали куски плоти. Левая рука висела безжизненным грузом, а из бока без остановки вытекала кровь. Но я этого не замечал.
  
  Забив на магию, сжигаю пирокинезом очередного врага. Как вдруг мое предчувствие взвыло об опасности. Использовав телекинез, отталкиваю себя вперед, во время полета разворачиваюсь, вижу, как эльф в полном латном доспехе и закрывающем плечи и руки зеленом плаще с вшитыми на полах ножами. Ударяет там, где я стоял странным обруче образным оружием. Проведя оружием по воздуху, эльф исчезает и появляется там, где я должен был приземлиться.
  
  "Телепортация?!"
  
  Подняв шакрам, отбивая оружие врага. Только почувствовав на себе силу эльфа, понял, что я не так уж и силен. А еще мне это напомнило паладинов. Те ребята тоже обладали чудовищной силой. А уж когда били своими молотами...
  
  Ударившись о пол, из моих легких вышел воздух. Пытаясь не дать оружию врага разрезать меня пополам, я снова заблокировал атаку шакрамом. Давя на оружие, эльф со всей силы проталкивал его к моей шее. Я смотрел в его закрытый шлем, чувствуя, что проигрываю ему в этой схватке.
  
  Моя рука дрожала под давлением, все больше сдавая позиции. Внезапно эльф положил одну руку на мой шлем, закрывая мне глаза. Ощущая, как надо мной уплотняется энергия. Чувствуя, как ко мне подбирается страх, скребя ногтями. Пытаясь найти решение, мое сознание искало выход. Еще немного, всего несколько секунд, и эльф произнесет заклинание.
  
  Интуитивно понимая, что время почти закончилось, я вспомнил, что у меня есть кое-что. Подав мысленную команду из костюма вылетело шесть плоских овалов черного цвета. Повиснув в воздухе, они мгновенно увеличились до пятнадцати сантиметров и приняли вид черных гробиков. Отреагировав на мой, нет, не сознательный, а подсознательный приказ, один из гробиков прицелился в эльфа узкой стороной, выстрелив молнией.
  
  Получив удар, эльф, а точнее эльфийка вскрикнула, оторвавшись от меня, она упала на землю, дергаясь в конвульсиях. Когда как я смотрел на потолок, тяжело дыша.
  
  "В который раз они меня спасают".
  
  Переведя взгляд, я видел, как эльфийка бьется в конвульсиях, но уже не кричит, ее перчатки скребут по полу, оставляя на нем длинные борозды, а кулаки постоянно то сжимаются, то разжимаются.
  
  - ЛОК-ТАР ОГАР!!!
  
  Кто-то кричит, но мне кажется, что голос далеко, и все, что я слышу, так это лишь - эхо. Я смотрю без остановки на тело, лежащее рядом со мной, наблюдая, как эта эльфийка бьется в конвульсиях, хотя она уже без сознания.
  
  - ЛОК-ТАР ОГАР!!!
  
  Вторят ему другие еще более далекие голоса. А я смотрю на своего врага, пока комната погружается во тьму.
  
  - ЛОК-ТАР ОГАР!!!
  
  Последнее, что слышу, после чего все погружается в тишину и тьму.
  
  Но мое сознание не обращает на это внимание, все, на что устремленно его внимание, так это на глаза эльфийки, которая пришла в сознание. Я смотрю в ее изумрудные очи, пока сознание отключается, погружая меня в забытье.
  
  ***
  
  Стоя на вершине башни, я опустил взгляд вниз. Подо мной была улица, вымощенная камнем. На этой улице бродили люди и эльфы, они общались, смеялись, заводили знакомства, ссорились. В общем, жили.
  
  Стоя на самом краю, меня обдувал ветер, но из-за костюма и шлема ничего не чувствовал. Где-то позади раздались звуки шагов. Я слышал, как железные сапоги ударяются о каменные ступени.
  
  "Достаточно сделать маленький шажок, и все закончится".
  
  А ведь я мог стать одним из них. У меня был шанс. Они давали мне его и не один раз.
  
  Вот позади меня раздался грохот. Обернувшись, я затравленно посмотрел на последнюю преграду, отделяющую меня от правосудия. Эта деревянная дверь единственное, что стоит между мной и теми, кто пришел воздать мне за мои преступления.
  
  "Где же я ошибся? Где наследил, - снова посмотрев вниз, я вспоминал. Только чтобы горько улыбнуться. - Моя ошибка заключается в том, что стал тем, от кого обещал защищать тех, кто сейчас гуляет внизу, - сжав кулаки, я услышал, как последняя дверь слетела с петель".
  
  Обернувшись я смотрел на всех, кто поднимался на крышу, пока не увидел - его.
  
  - Давно не виделись, Анбейн.
  
  "Он постарел".
  
  Вглядываясь, я видел мужчину за сорок, его темные волосы средней длины стильно соединялись с бородкой, а в глазах горел стальной блеск, его моно бровь была нахмурена, что только придавала ему шик, и не скажешь, что он не дворянин, а из простых людей.
  
  - Не тем ты жизненным путем пошел.
  
  Единственное, что я от него услышал, прежде чем мир поглотила тьма.
  
  ========== Глава 2 ==========
  
  Глава 2
  Цель: Устранение повреждений
  Статус:
   Извлечение ожога третьей "Б" степени на левом бедре... выполнено
   Предотвращение ожогового шока... выполнено
   Выведение металлических объектов из пользователя... выполнено
   Устранение ножевых повреждений: в левом легком, печени, желудке, желчном пузыре... выполнено
   Восстановление зарастание правой ключевой кости... ошибка... внимание: в связи с серьезными повреждениями нервных окончаний и из-за контакта с неизвестным видом энергии, управляемость левой конечностью будет снижена на 73% от 100%
   Зарастание четырех ребер с правой стороны... внимание... из-за неправильного зарастания второго сверху ребра, была запущена программа вторичного перелома и восстановления... программа произведена успешно
   Зарастание двух ребер с левой стороны... выполнено
   Восстановление правого глаза... внимание... в связи с сильным ожогом сетчатки, неизвестным видом энергии, неизвестное количество времени, пользователь сможет использовать орган на 69% от 100%. Внимание... запущена программа устранения повреждений... время на восстановление... неизвестно
   Выведение препаратов из организма пользователя... выполнено
   Выведение пользователя из искусственной комы... выполнено
   Возвращение пользователя к активной деятельности... выполнено
  
  ***
  
  Сознание вернулось резко. Чувствуя тупую давящую боль в грудной клетке, открыл глаза. Открыв левый и с трудом разлепив правый, первое, что привлекло мое внимание, так это то, что правый глаз видел все в более тусклом свете. Это чем-то напоминало, когда новый телевизор ставили рядом со старым для сравнения качества картинки.
  
  Почему-то я был спокоен, даже апатичен. Этот факт мое сознание лишь зафиксировало, делая пометку заняться этим в будущем.
  
  Смотря в испещренный трещинами потолок, мне никак не удавалось понять, где я нахожусь. Собравшись с силами, мне наконец удалось принять сидячее положение. Из-за чего боль в груди усилилась, переходя из тупой в острую. Было такое ощущение что в меня вонзили десятки раскаленных игл, через которые проводили ток. От боли у меня поплыло перед глазами.
  
   Внимание... введение обезболивающих препаратов
  
  Внезапно боль пропала, а я обнаружил, что снова лежу и смотрю в потолок пустым взглядом. В эту минуту в моей голове не было никаких мыслей, было такое ощущение, что внутри черепа, пока я спал, бушевал торнадо. Оставив после себя лишь руины и тишину.
  
  Постепенно мой слух снова вернулся, наполняя мою голову звуками окружавших меня. А послушать было что. Вокруг меня кто-то о чем-то говорил, неподалеку была слышна брань.
  
  Чувствуя, что мои силы восстанавливаются, я снова попробовал сесть. В этот раз я принимал сидячее положение медленно. Аккуратно поднимаясь, заставлял себя не обращать внимание на головокружение.
  
  Наконец сев, огляделся. Как оказалось, в данный момент я находился в лагере, на который недавно напали. Мне понадобилось несколько минут, чтобы вспомнить, что это за лагерь и где нахожусь. Когда все же вспомнил, быстро осмотрелся. Не увидев по близости эльфийку в броне, невольно выдохнул от облегчения. Во второй раз встречаться с любительницей обручей не было никакого удовольствия.
  
  Просидев, смотря, как все бегают по своим делам, несколько минут, я вспоминал все, что произошло.
  
  "Видимо, на нас напали стражи, - активировав панель управления костюмом, передо мной появилась голограмма меню. - Но похоже, что их атака была отбита, - перешел в меню настроек состояния организма. - Мда, не слабо меня потрепали. Был бы обычным человеком, умер бы от первой же стрелы. Да что там, если бы на мне не был надет костюм, то даже моя регенерация не помогла бы. А это что, - зацепился за сообщение об ошибках. - Сильное повреждение сетчатки глаза. Так, значит, тогда энергия уплотнялась не из-за подготовки заклинания. Она просто прожигала шлем, - невольно я потрогал поврежденный глаз. Почувствовав боль от этого, отдернул руку. - Что..., а с рукой-то что не так? - в этот момент мое и без того плохое настроение все больше катилось в круговерть пустоты. - Блеск, еще и рука теперь будет плохо работать!"
  
  Закрыв лицо руками, я пытался понять, как же так произошло. Ведь все было продумано. Стражи должны были сосредоточится на Иллидане и Тиранде, а мы в этот момент тихо выйдем из катакомб и растворимся в лесах. Но нет, вместо того чтобы отправится за пленником, они всей гурьбой навалились на нас.
  
  Предаваясь мрачным думам, у меня внезапно появилась нехорошая мысль.
  
  "А что, если они заметили нас или как-то поняли, что мы рядом, и именно поэтому пошли за нами. И только поэтому в самой тюрьме было так мало охранников, - озарившая догадка так меня увлекла, что я встал".
  
  Переборов легкое головокружение, начал ходить из стороны в сторону, как обычно выставив правую руку в сторону и медленно раскачивая ее в такт своим шагам. Еще одна странная привычка, которая появилась у меня наравне с закидыванием головы в бок во время разговора. Но так как я уже давно не обращаю на это внимание, то...
  
  Остановившись, я заметил, что в архиве есть еще одно послание от системы костюма.
  
  Статус: Внимание... повреждение шлема, нарушена герметичность скафандра
  Цель: Ремонт
  Восстановительные работы: завершены на 83%
  Рекомендации к пользователю...
  
  Убрав меню, я скривился, - "Прекрасно, мало того, что мое тело изрядно потрепано, так и костюм поврежден" - включив голограмму зеркала, я осматривал себя.
  
  И выглядело мое тело - плохо. Рукав левой руки был порван, и из него выглядывала розовая кожа, хотя то тут и там еще были видны следы ожогов. Поврежденный глаз был налит кровью из-за лопнувших сосудов. На боку нанороботы восстанавливали целостность моей одежды, и если приглядеться, можно было заметить, как на порванной ткани вырастают ниточки, соединяясь с другим концом. Как будто невидимая рука опытной швеи зашивала его прямо на мне.
  
  Послав мысленный приказ, шлем выдвинулся, соединяясь на голове. Как только шлем снова был надет, я увидел, что на том месте, где должна быть линза, была дыра, открывающая мой правый глаз, - "Да чем она приложила шлем, чтобы на нем появилась оплавленная дырка?"
  
  Размышляя по данной теме, я так ушел в себя, что не заметил, как ко мне подошел какой-то гоблин.
  
  Пытаясь достучаться, он вертелся около меня, громко говоря. Пока в какой-то момент он не вспылил и не пнул меня по ноге.
  
  Сам того не осознавая, моя рука мгновенно схватила его за шею, подняв до уровня глаз. Зло смотря на него, я медленно сжимал хватку, пока тот болтался в моей руке. Хрипя и пыхтя, он начал синеть от нехватки воздуха. Все больше усиливая давление, его голос все слабел и слабел.
  
  - Хватит!
  
  Услышал громкий голос, я удивленно посмотрел на гоблина. Разжав руку, он безвольной куклой упал на каменный пол. Жадно глотая воздух ртом, у него сильно вздымалась грудь, в какой-то момент мне начало казаться, что еще немного и его маленькое сердце выскочит из грудной клетки.
  
  Собрав силы, малыш встал и, не прощаясь, поковылял куда-то, время от времени бросая на меня странные взгляды.
  
  - Ты чуть его не убил, - подойдя ко мне, Ердиан осмотрел мой глаз с придирчивостью врача, он изучал затянувшуюся рану.
  
  А я смотрел на него. Сам Ердиан был человеческим жрецом-лекарем. Страдая от ожирения и нося толстую тунику из шерсти, он постоянно потел, его отвисшие щеки были пунцовы. Из-за того, что Ердиан носил теплую одежду, от него всегда пахло неприятным кислым запахом, что не придавало жрецу популярности среди женщин. Но что более удивительнее всего, так это то, что Ердиан намеренно ходил в тоге. Причина же этого была для всех тайной.
  
  - Константин, ты меня слышишь?
  
  - А, да-да.
  
  - Хорошо, садись.
  
  Выполнив приказ жреца, я сел на камень. Подойдя ко мне, он поднял над моей головой руки, из которых струился теплый желтый свет. После того как заклинание набралось силы, он положил одну руку мне на голову, а вторую на плечо.
  
  - Какие хорошие у тебя доспехи. Где достал?
  
  - Валялись на дороге.
  
  - Ну ни хочешь говорить, не говори.
  
  Сделав шаг назад, он прошептал заклинание, после чего взмахнул рукой. Закончив заклинание, с верху появился шар золотого цвета, повиснув на несколько секунд в воздухе, он взорвался, создав столб теплого света, окутывающий меня словно теплый ветер.
  
  После того как свет соприкоснулся с моим телом, мне сразу же стало легче дышать, прошла боль в груди, а голова прояснилась.
  
  Когда в заклинании закончилась сила, свет развеялся, проморгавшись, увидел, что Ердиан ушел. Просидев так некоторое время, я наконец отправился с целью узнать, что же происходит в данный момент.
  
  Идя на звуки, моим глазам попадались то тут то там лужи крови. В дальнем конце зала я заметил маленькие кучки, собранные из тел как наемников, так и темных эльфов.
  
  Мимо меня пробегали воины.
  
  Идя к командному пункту, мое внимание привлек шум слева, посмотрев в ту сторону, увидел, как вход, через который я вернулся, баррикадируют камнями.
  
  "Куда подевался прогрессор, ученый и исследователь? - остановившись около трупов, я искал знакомые лица. Спокойно изучая тела, меня не покидала мысль о том, как же сильно я изменился. - Когда его место занял циничный волшебник, для которого нет ничего святого?"
  
  Кого в этой куче только не было: люди, эльфы, орки, гоблины. Все они бесстрастно взирали на отчаянные потуги своих живых друзей. Им уже было все равно. Смерть забрала свой долг с них, и поэтому все, что им оставалось, это лишь наблюдать. А ведь у них тоже были свои цели, мечты и желания.
  
  Возможно, вот этот человек в клепанной броне мечтал стать известным путешественником. А эльфийка, лежащая так, что ее голова покоилась на груди этого человека, что казалось, они любовники, обнимающие друг друга. Воображала себя паладином. И сколько таких судеб было уже загублено, и сколько будет еще?
  
  Внезапно зал затрясся, после чего позади меня послышались крики боли.
  
  "О чем я думаю? - передернув плечами, я развернулся и пошел в сторону командного пункта.
  
  Не было сомнений, прямо сейчас стражи пытаются прорваться сюда, чтобы перебить нас. Это также объясняет, почему, когда я очнулся, рядом со мной никого не было. Были заняты другим делом.
  
  - Хариен, мы так долго не продержимся, нужно действовать!
  
  Подойдя к кучке разумных, стоящих кругом, я остановился, слушая их разговор. Сейчас мне нужна была информация, чтобы принять правильное решение.
  
  К сожалению, я не был гениальным полководцем, также у меня не было навыков работы и управления большими отрядами, да и администратор из меня аховый. Да и не умею я наводить мосты с кем-то.
  
  Поэтому все, что мне оставалось делать, так это слушать тех, кто в этом лучше разбирается, в надежде, что они что-нибудь придумают.
  
  А еще было бы лучше, если бы они разобрались со всеми проблемами, навалившимися на меня в данный момент. Мда, мечтать не вредно.
  
  - И что ты предлагаешь? Может, у тебя уже есть план? Или ты составил какую-нибудь стратегию, которая обязательно спасет нас, казалось бы, из безвыходной ситуации? - посмотрев на своего собеседника как на идиота, Хариен чуть отодвинулся от него. - Ну чего же ты молчишь, орк? Просвети нас, как надо воевать. И сделай одолжение, почисти как-нибудь зубы!
  
  Оскалившись, орк в латной броне зарычал, сделав шаг вперед. Глядя на все это, Хариен лишь презрительно скривился, но взгляда не отвел. И в тот момент, когда напряжение могло достигнуть той точки, когда схватки было не избежать. На другом конце зала снова послышались взрывы.
  
  - Вот же упрямые, шпарят будь здоров, видно, сильно Константин им насолил! - почесав плешивую голову, выплюнул командир дварфов. После чего высморкался.
  
  "И чего сразу Константин?"
  
  - А как сейчас чувствует себя босс? - одев стеганные перчатки, спросил командир разведчиков.
  
  - Боишься, человечек? - ухмыльнулся орк.
  
  - Да, боюсь Джу-бад. И не боюсь этого признавать, извини за тавтологию. Что нельзя сказать про тебя.
  
  - Не понял?
  
  - Почему я не удивлен? - закатив глаза, прошептал Хариен, но его все слышали.
  
  Наградив эльфа испепеляющим взглядом, Джу-бад снова перевел взгляд на пятидесятилетнего человека.
  
  - Что ты имел ввиду, Хольдор?
  
  - Ты точно хочешь это знать?
  
  Увидев кивок, Хольдор на время замолчал, о чем-то размышляя.
  
  "Что здесь вообще происходит? Почему вместо того, чтобы искать выход из этой ситуации, они стоят и болтают? И самое главное, почему мне самому интересно все это слушать?"
  
  - Ты, орк, из-за своей гордыни потерял связь с реальностью...
  
  - Ничего подобного!
  
  - ... Ты все время пытаешься кому-то что-то доказывать. Всегда со всеми цапаешься и строишь из себя невесть что. Порой мне кажется, что ты считаешь, что весь Азерот вертится вокруг тебя.
  
  - Пф, я ожидал большего.
  
  - Почему я не удивлен.
  
  - У ТЕБЯ КАКИЕ-ТО ПРОБЛЕМЫ, ЭЛЬФ!
  
  - Не плюйся на меня, животное! - достав платочек, Хариен вытер щеку. Посмотрев на платок, его глаза сузились, а ноздри носа зашевелись от злости, бурлящей в нем.
  
  Увидев реакцию Хариена, Джу-бад ухмыльнулся. Разминая кулаки, он приготовился к драке, а я уже собрался их разминать. Заодно покажу им, кто здесь главный.
  
  "Долбаные орки".
  
  Вот снова раздался взрыв, который оказался как ведро холодной воды для некоторых горячих голов.
  
  - Как командир магов, я настаиваю, чтобы все собравшиеся не поддавались эмоциям. Также нужно, чтобы кто-то сказал, что нам делать, - ударив посохом о пол, бесстрастным голосом произнесла женщина средних лет.
  
  - И этим кто-то будешь ты, женщина, да, Сейв?
  
  Повернувшись к дварфу, она мило ему улыбнулась, из-за чего он передернул плечами.
  
  - Смею вас заверить, достопочтимый Дортонарон раскаленные ступни, что у меня нет желания выставлять свою кандидатуру на место главы экспедиции. Также уверяю вас, что с моей стороны никогда не будет поползновений в эту сторону. Поэтому ваше подозрение на то, что я желаю аннексировать власть... беспочвенны.
  
  - Шпаришь ты будь здорова. Вот только я не верю тебе, девка. Думаешь, я не знаю, что магики обожают шпарить словами, и дай им только шанс, как они начнут плести интриги.
  
  На этот спич Сейв лишь улыбнулась сжатыми губами. Оглядев всех присутствующих, она заметила, что в подобном ключе думают и остальные. Снова улыбнувшись, она лишь кивнула.
  
  Наверное, присутствующие подумали, что чародейка обиделась. Но я знал, что это была лишь игра.
  
  - Ну что ж, раз уж вы поставили вопрос о том, кто должен принимать решение, так сказать - ребром, - посмотрев на меня, она снова улыбнулась плотно сжатыми губами. А у меня от ее взгляда заболели десна. - То позвольте мне напомнить, что в нашей экспедиции уже есть лидер. Так давайте же предоставим всю тяжесть ответственности принятия решений - ему.
  
  Ну здрасте.
  
  - Повторюсь, но шпаришь ты будь здоров, - покачав головой, Дортонарон скрестил руки на груди.
  
  - От чего же?
  
  - От того, что он сейчас валяется как бревно, а лекари возятся над его телом, чтобы он не отдал свету душу.
  
  - А вот этот достопочтимый мужчина, видимо, его брат-близнец. Хотя постойте, должно быть, у меня галлюцинации? - смотря на свой маникюр, тихо проговорила Сейв. А я мог поклясться, что в этот момент почувствовал, как на мои плечи кто-то надел рюкзак, набитый до отказа камнями.
  
  "Сука! - указав на меня, Сейв снова вернулась к просмотру своих ногтей, когда как все остальные, как по команде, синхронно повернулись в мою сторону. Они смотрели на меня, а я на них. К счастью, я успел принять соответствующую позу, мол "все идет так, как задумано, и все это лишь часть плана, который является частью другого плана, который не более чем часть третьего плана" и не важно, что оригинальный... хм, план, заключался в том, что мы проникнем в гору, высвободим Иллидана и тихо сбежим, не привлекая ни чьего внимания. Но им этого знать не нужно. - Повторюсь, но ты, Сейв, та еще сука!"
  
  - Константин, ты уже стоишь, даже раны затянулись. Впечатляет. Хорошо, что ты здесь.
  
  Кивнув на приветствие Хариена, задумчиво смотрящего на меня, я снова оглядел своих командиров. Было в них что-то странное, что-то такое, что немного напрягало, но что именно не мог сказать.
  
  "Взгляды. Вот, что меня беспокоит! - медленно смотря каждому из них в глаза, я видел в них одинаковое выражение. - Так они все это время ждали, когда я очнусь и возьму ответственность на себя".
  
  Размяв шею из-за чего послышался хруст, я подошел к ним.
  
  - Докладывайте.
  
  Переглянувшись, все уставились на Хариена, а тот, вздохнув, приступил к докладу.
  
  - Мы окружены, эльфы держат нас в капкане. Все выходы перекрыты. Стоит лишь выйти в туннель, как из тьмы летят десятки стрел, превращая того, кто выйдет, в ежа. Также они используют что-то вроде гранат. Маги держат защиту, у нас есть источник воды, да и провизии много, вот только воины рвутся в бой.
  
  - Потери?
  
  - Семнадцать трупов.
  
  - Итого осталось двадцать семь членов экспедиции.
  
  - Очень долгой экспедиции Константин, - дополнил Хольдор.
  
  Посмотрев на остальных, я заметил в их глазах молчаливое согласие с командиром разведчиков. Месяцы вдали от дома, постоянная опасность и неизвестность давали о себе знать. "Мы устали" вот, что я читал в их глазах "Мы не знаем ради чего сюда пришли. Наши друзья умирают на наших руках: от болезней, клыков зверей или просто от несчастного случая, а порой они ложатся спать и не просыпаются. А ты все ведешь нас вперед. Ты не говоришь, ради чего все это. Считаешь нас лишь инструментами, и при этом ты нам после всего, через что мы прошли, не доверяешь. Расскажи же нам, Константин. РАДИ ЧЕГО!"
  
  "Нет!"
  
  Вздохнув, я снова посмотрел на лица этих разумных.
  
  - Что нам делать, босс?
  
  "Я. Не. Знаю! Не имею ни малейшего понятия, как выбраться из этого дерьма, - чувствуя нарастающую злость, я не показывал вида, что у меня творится на душе на самом деле. - Почему вы смотрите на меня так, как будто у меня есть ответы на все вопросы. Вы опытные наемники, прошедшие не одну битву, а ведете себя как малолетки, впервые вышедшие за порог дома".
  
  - Орк прав, скажи, как нам надо шпарить и куда?
  
  "Да идите вы все в жопу!"
  
  Еще раз вздохнув, я отчаянно пытался найти выход, не важно какой. Но, как назло, в этот момент у меня не было никаких идей. Казалось, что я сплю и это всего лишь сон, и стоит пожелать, все изменится. Закрыв глаза, я представил, как снова оказался на станции. Рядом со мной сидят мои живые друзья. Мы общаемся, смеемся, смотря на звезды. Мы знаем, что завтрашний день сулит нам что-то новое, и поэтому смотрим вперед с надеждой.
  
  Удивительно, у меня почти идеальная память, но при этом я не помню их лиц. Представляя Гермеса, Иолая, Ванду и многих других, я всегда вижу безликие тела гуманоидов.
  
  Сжав в кармане золотые часы, я снова открыл глаза. Увы, это не сон, и я до сих пор нахожусь под землей. За моей спиной слышен свист стрел и крики наемников.
  
  "Неужели это конец?" - задав себе этот вопрос, я впервые отвел взгляд.
  
  Стоило мне это сделать, как мое внимание привлекло необычное оружие в виде обруча. Оно лежало на камне, кто-то оставил его там или просто выбросил за ненадобностью. Поблескивая от слабого синего света, оно как бы пыталось привлечь мое внимание. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить, где я видел это оружие.
  
  - Где вы его нашли? - используя телекинез, я подхватил обруч, подтягивая его к себе.
  
  Переглянувшись, командиры снова отдали право голоса Хариену.
  
  - Мы отобрали его у вражеского командира, когда обнаружили ее рядом с тобой.
  
  - Где ее труп? - как загипнотизированный, я смотрел на обруч, - "Неужели это он, тот самый шанс?" - держа его в руке, я смотрел, как свет переливается на стали.
  
  - Она жива, мы держим ее связанной.
  
  - Ведите меня к ней.
  
  Снова переглянувшись, Хариен пошел к другому концу зала. За ним пошел я, за мной все остальные. Все это время мы молчали.
  
  Войдя в комнату, я увидел ту самую эльфийку в броне. Она сидела на коленях. Ее тело обвивали магические путы, не давая пошевелиться. О использовании магии и речи не могло идти. Сидя на полу, она опустила голову, не шевелясь. В этот момент она казалась статуей.
  
  - Откуда вы узнали, что она командир?
  
  - По знакам отличия, - выступив вперед, ответила какая-то эльфийка с черными волосами, заплетенными в неровную косу.
  
  "Кажется, ее зовут Халинса". - Поясни?
  
  Сглотнув, девушка подошла к пленнице. Достав нож использовала его, как указку.
  
  - Видите знак на ее левой груди, чуть выше сердца. Это широко раскрытый глаз, он находится в круге из цепи. Также его пронзают две сломанные стрелы, а над глазом расположился полумесяц - увидев мое непонимание, она решила прояснить. - Широко раскрытый глаз означает, что тот, кто носит этот знак, должен многое видеть. Цепь символизирует замкнутый круг, это если смотреть с религиозной стороны. Но так как владелец этого знака воин, то это означает, что на нем замыкается власть. Сломанные стрелы показывают, что она больше не идет в бой, а находится в стороне. Среди эльфов так поступают только командиры. Ну, а знак полумесяца переводится как "первая после Элуны".
  
  Закончив, эльфийка потупила взгляд и как-то смутилась, глядя на меня. Стоя передо мной, она не знала куда деть руки, боясь посмотреть мне в глаза.
  
  Когда как пленница за все время монолога не сдвинулась и вообще казалась мертвой.
  
  - Оставьте нас. Все покиньте комнату.
  
  - Но.
  
  - Так надо, Хольдор.
  
  Снова переглянувшись, командиры развернулись, начав по одному выходить. За ними пошли те, кто охранял пленницу. Последней была та девушка, которая объясняла символику ночных эльфов.
  
  Дождавшись, когда со своей ... гостьей останусь один, я подошел к ней. Обходя ее по кругу, мой взгляд блуждал по ее телу, заключенному в цельные доспехи. Не знаю, что за кузнец выковал его, но он постарался на славу. Я не видел ни одной щели, ни ремешка, ни заклепки. Эта броня больше походила на железный скафандр, нежели зачарованную броню.
  
  - Твое имя?
  
  Тишина. Она никак не отреагировала на мой вопрос.
  
  Остановившись перед ней, я ждал. Мне не было смысла спешить.
  
  - Как? - через долгое время спросила она.
  
  "Красивый голос", - Что как?
  
  - Как ты узнал, что я стояла позади тебя?
  
  Спокойно произнесла пленница, все так же смотря в пол.
  
  - Не расстраивайся, не ты первая, не ты последняя, - чуть ударяя ее оружием себе по бедру, я нависал над ней, из-за чего моя тень покрывала ее тело.
  
  - Радуйся, пока можешь.
  
  - А ты спокойна. С чего бы?
  
  - Ты сам знаешь.
  
  Снова молчание.
  
  Сжимая рукоять оружия, я смотрел на нее, чувствуя, как внутри груди разгорается жгучая злоба. Она, как кислота, разъедала меня изнутри. Прилагая огромные усилия, чтобы мое лицо оставалось спокойным, я медленно считал до десяти. Не было сомнений, она наблюдала.
  
  - Ты ведь тюремщик, верно? А тюремщики существуют, чтобы охранять заключенных.
  
  Она молчала.
  
  - Из моих... источников мне стало известно, что здесь есть только один заключенный. Десять тысяч лет назад этого несчастного приговорили к пожизненному заключению, - замолчав, я подошел к стене, смотря на древние фрески, которые потрескались и истерлись от времени. - Этот заключенный был погребен во тьме, забытый, лишенный всего, что ему было дорого, у него забрали даже право на смерть, - перестав изучать фрески, перешел на другую стену. - Заинтригованный, я начал искать причину того, почему так поступили. И знаешь, что? У меня появилась теория. Хочешь ее услышать?
  
  Тишина была ответом.
  
  - Его не убили, потому что он оружие. Он должен был сидеть в клетке, размером девять на девять, в ожидании своего часа. Когда вернется древний враг. И когда этот враг вернется. Злобного пса спустят с цепи.
  
  Она не шелохнулась.
  
  - Но не это привлекло мое внимание. Было в этой истории кое-что другое, - оторвавшись от фрески, где была изображена какая-то битва, я подошел к ней, нагнувшись так, чтобы наши головы были на одном уровне. - Все считают, что в этой тюрьме только один пленник, но это не так. Их здесь много. Только у того, кого ты сторожила, маленькая клетка, а у тебя и твоих стражей побольше.
  
  И снова тишина.
  
  Снова встав, я долго взирал на нее сверху вниз. Я смотрел, как эта волевая женщина стоит на коленях, зная, что она не сломалась.
  
  - Какая жестокая ирония, - ухмыльнувшись, я решился это сделать.
  
  Мне нужно было заставить ее страдать, я должен был ей отомстить за то, что она со мной сделала. Даже если это мелочно.
  
  - Ты так долго его охраняла, что это стало смыслом твоей жизни. Отказавшись от семьи, от возможности стать матерью, ты посвятила всю себя - ему. Да, да, ты посвятила себя Иллидану. За эти тысячелетия ты уничтожила все, что мешает твоей службе, - медленно хлопая ей, я чувствовал, что мои слова попали в цель. - Ты принесла великую жертву. Уважаю. И все ради того, чтобы он сбежал.
  
  Ее голова едва пошевелилась, это было настолько незаметное движение, что другой бы и не заметил, но не я. Не было сомнений, она поверила. Улыбнувшись, я продолжил говорить правду.
  
  - Да, он свободен! А знаешь почему? Потому что ты в этот момент исполняла свой долг, - еще одно движение. А я мог поклясться, как она представляет, выходящего Иллидана из клетки. Как он разминает руки и берет свое оружие. - Вот эта рука, - выставил вперед руку. - Именно она ослабила чары на клетке. А знаешь, кто его освободил? Ни за что не поверишь. Его освободила женщина, которая так же, как и ты, действовала из лучших побуждений, верно служа своему долгу.
  
  Замолчав, я долгое время смотрел на нее. Потом развернулся и все так же молча пошел к выходу.
  
  - Майев песнь теней.
  
  Остановившись, я обернулся, смотря на нее. В тот момент, когда я обернулся, ее голова начала медленно подниматься, и я снова увидел эти зеленые глаза, горящие магическим светом из щелей в шлеме.
  
  - Я запомню все, что ты мне тут сказал. Я не забуду того, что ты сделал. И рано или поздно, я верну тебе все сполна. Мне нужно лишь подождать, а ждать я умею.
  
  - Нет, Майев песнь теней, ты никогда мне не отомстишь. Ты не смогла убить меня, когда у тебя был шанс, и не сможешь в будущем. Более того, это оружие, - выставив вперед ее обруч. - Никогда не настигнет меня. Ты всегда будешь отставать. Не важно какую силу будешь использовать, какие артефакты вытащишь из закромов, каких союзников соберешь. Но всегда, слышишь меня, всегда, когда ты будешь на меня нападать, твое оружие будет промахиваться.
  
  Развернувшись, я быстро пошел к выходу. Этот разговор мне надоел.
  
  - Придет время, и я проверю на деле твои слова... Константин.
  
  Остановившись, я стоял к ней спиной, ощущая на себя этот полный ненависти взгляд. "Она знает мое имя" эта мысль вертелась в моем разуме, как виниловая пластинка.
  
  Ничего не сказав и так и не обернувшись, я вышел из комнаты, чувствую на себе ее взгляд.
  
  Выйдя из комнаты, я направился к командирам отрядов. В этот момент они что-то тихо обсуждали. Увидев меня, их разговор мгновенно прервался.
  
  Подойдя к ним, я по очереди посмотрел на них. Ох, и не хорошие же у них были взгляды. Наверное, точно так же смотрела и команда корабля "Баунти" на своего капитана, когда размышляла, стоит ли поднимать бунт или пока нужно подождать.
  
  - Все за мной.
  
  Отдав приказ, я направился к баррикадам. Впереди процессии шел я один, позади меня командиры отрядов, даже Хариен был среди них. Хотя раньше всегда старался идти рядом со мной.
  
  Приближаясь к баррикаде, я чувствовал, как за мной следят наемники, но не это было страшнее всего и даже не то, что я шел прямо к врагу. А самым страшным было то, что те, кто должен был мне помогать, следили за каждым моим движением, они следили и ждали, когда я совершу ошибку. И стоит мне отступиться как они тут же вонзят нож в спину, и среди этих наблюдателей был мой заместитель.
  
  - Открыть проход! - подойдя к наемникам, я приказал им разобрать завал.
  
  Услышав мой приказ, они растерянно оглянулись, потом посмотрели мне за спину.
  
  - Чего ждете? Исполняйте приказ командира, солдаты, - странным голосом произнес командир разведчиков, а я был уверен, что в этот момент он смотрел на меня.
  
  Быстро спохватившись, наемники споро разбирали завал. Я ничего не говорил. Командиры тоже молчали, они ждали и смотрели.
  
  Разобрав, наемники отошли в сторону.
  
  - За мной не ходить.
  
  Приказав, я вышел в туннель. И самое поганое, это то, что ни один не попытался меня остановить. Все они стояли у границы и молча смотрели на меня, пока я удалялся от них, приближаясь к стражам.
  
  "Впереди вражеские солдаты, они уже натянули луки, а их маги приготовили заклятия, которые несут смерть, - медленно идя, я с силой сжал рукоять оружия Майев, молясь, чтобы идея сработала. - Позади меня стоят разумные, которые в одном шаге от предательства, и стоит лишь сделать один неверный шаг, и они меня убьют".
  
  Остановившись, я стоял, ожидая.
  
  "Я окружен".
  
   ***
  
  Вот человек в облегающем сером костюме с красными полосками внезапно останавливается.
  
  Он стоит в тишине, ожидая.
  
  Через некоторое время из темноты выныривает эльфийка. Она спокойно идет к нему. Не дойдя до него десять метров, эльфийка останавливается, смотрит на него.
  
  Она ждет, что он скажет.
  
  Но вместо этого, этот человек бросает к ее ногам какой-то металлический объект. Медленно присев на корточки, эльфийка, не отрывая взгляда от человека, берет в руки объект. Встав, она подносит его на свет. Разглядев что это, она опускает его.
  
  Встретившись взглядами, они стоят молча, кажется, что прямо сейчас они ведут немой диалог.
  
  Кивнув, эльфийка разворачивается и уходит, скрываясь во тьме.
  
  Дождавшись, когда она уйдет, мужчина разворачивается и тоже уходит. Уходит туда, где его окружают враги.
  
  ========== Глава 3 ==========
  
  Глава 3
  
  - Значит, ты шпаришь, что мы можем идти?
  
  Поглаживая бороду, Дортонарон постоянно блуждал взглядом по темному туннелю. Он никак не мог поверить, что стражи пропустят нас.
  
  - Да.
  
  - И это после того, как ты бросил той мадам железяку?
  
  - Да.
  
  - Мне одному кажется, что это бред! - ударив кулаком по ладони, дварф развернулся ко мне. - Назови хоть одну причину, почему мы должны идти туда?
  
  Чувствуя на себе взгляды всех присутствующих, я сдержал себя от того, чтобы не отвернуть взгляда от своего собеседника. Не было сомнения, все ждали моей реакции. Была ли это провокация либо что-то другое, я не мог сказать. Но одно мне было известно точно. Прямо сейчас в лагере стало подозрительно тихо, а командиры отрядов окружили нас, замкнув круг.
  
  Вздохнув, я возвел очи к потолку, как бы вопрошая "почему я работаю с такими идиотами". Этим движением я показывал все мое отношение к Дортонарону и его сомнениям. То есть это казалось со стороны, хотя этим я еще выигрывал время на раздумье.
  
  - Значит, тебе нужны доводы?
  
  Кивнув, Дортонарон бросил взгляд назад.
  
   "На кого ты сейчас посмотрел, недомерок? С кем ты якшаешься?"
  
  - У нас их командир. Эта женщина является нашим щитом, пока она у нас, мы в безопасности, также...
  
  - Ты правда веришь, что только это не дает эльфам напасть на нас снова?
  
  В следующий момент мой кулак врезается в ухмыляющуюся харю Джу-бада. Это произошло так быстро, что многие ничего не заметили.
  
  Упав на пятую точку, орк шокировано уставился на меня. Держась за распухшую щеку, он пытался понять, что только что произошло, пока в его глазах разгоралась ярость. На это моя нога врезается в его челюсть, а он падает на землю.
  
  - Никогда не перебивай меня, - тихо произнес я, нависая над ним. Мне нужно было показать свою власть над этим сбродом, и это отличный шанс. - Если еще раз сделаешь подобное, то одними выбитыми клыками не обойдешься. Понял?
  
  Привстав, он выплюнул кровь на пол, бросив на меня взгляд полный ненависти, Джу-бад все же не рискнул затеять драку.
  
  - Я жду, орк.
  
  - Понял.
  
  На ответ я бью его со всей силы под ребра ногой, а тот откатывается в бок, к зрителям, но те быстро отходят в стороны. И что характерно, никто не вмешался, даже слова не сказал. Все просто смотрели, оценивали и ждали, что будет дальше.
  
  - Говори, я больше не буду тебя перебивать, командир.
  
  - Но...
  
  Молния не дала ему закончить то, что он хотел сказать.
  
  - Говори, я больше не буду тебя перебивать, командир!
  
  Прервав заклятия, я смотрел, как орк сотрясается в конвульсиях.
  
  - Джу-бад, - произнес я, пока в руке разгорался синий свет, а воздух запах озоном.
  
  - Я больше не буду тебя перебивать, командир! - выкрикнул орк, глядя на него, я увидел пока еще слабый страх. Ключевое слово пока.
  
  Окинув всех присутствующих взглядом, я искал тех, кто был бы недоволен моим поведением либо наоборот одобрял. Но ни того, ни другого не увидел, их лица были непроницаемы.
  
  "Пора напомнить этой швали, кто я такой", - Похоже, за то время, что мы путешествуем, вы, мои дорогие друзья, забыли, кто является вашим командиром.
  
  Медленно идя к Майев, я шептал, чтобы всем, кто был рядом, приходилось прислушиваться. Пока я шел, все, кто оказывался на моем пути, быстро отходили в сторону.
  
  - Видимо, тягости пути стерли в вашем разуме границу дозволенности, и вы решили, что со мной можно общаться как с собутыльником. Перебивать и ставить под сомнение мои приказы.
  
  Остановившись около входа, я обернулся к моему отряду. Точнее то, что от него осталось.
  
  - Нет, друзья мои, я не тот, с кем можно так общаться. Если бы не я, вы давно уже валялись бы в какой-нибудь канаве с перерезанным горлом. Все, что у вас есть, вы получили от меня. И единственное, почему вы до сих пор живы, это потому что вы мне полезны. Но, а если от вас мало проку, - наклонив голову в бок и улыбаясь одной из своих недобрых улыбок, я оглядывал всю разношерстную толпу. - Если цепной пес перестает выполнять приказы, его убивают. Давайте не будем начинать такую традицию. Так что если хотите вылезти из этих катакомб живыми. То делайте, как я говорю! Если я скажу прыгать - вы прыгаете. Если скажу есть дерьмо - единственное, что вы спросите, это какую взять тарелку? Все ясно?!
  
  Замолчав, я смотрел на них. Цель этого бреда заключалась в нагнетании страха, мне нужно было, чтобы они меня боялись. С этими отбросами общества по-другому нельзя. Дашь слабину, и они в тот же момент вцепятся тебе в глотку.
  
  Смотря на них, я видел, что моя речь попала на благодатную почву, и многие начали вспоминать те слухи, что курсировали обо мне по всем восточным королевствам. И ведь большинство правдиво.
  
  Вот Хариен нервно кивнул, за ним Хольдор, Сейв и с вызовом Джу-бад. Когда как Дортонарон внимательно наблюдал за мной из-под кустистых бровей.
  
  - Хариен, когда мы будем готовы отправляться?
  
  "Понял ли дварф, какую я виду игру? Может, он ведет себя так из-за своего упрямства? В принципе, какая разница, он все равно ничего не будет делать, по крайней мере сейчас. А в будущем я не дам ему шанса".
  
  - В течении двух часов.
  
  - Приступай.
  
  Отвернувшись, я вошел в комнату, где была Майев, за то время, что меня не было, ничего не изменилось. Она все так же сидела на коленях, смотря на пол. С моим появлением, Майев подняла голову, впившись в меня полным ненависти и презрения взглядом.
  
  - Давай, желай мне смерти, тварь. Представляй, как пытаешь меня, как я умоляю тебя, чтобы ты меня убила, - слегка улыбаясь, я подошел к ней. - И пока ты будешь захлебываться от бессильной злобы, знай, это приносит мне удовольствие. Я купаюсь в твоих эмоциях, получая от этого ни с чем несравнимое наслаждение.
  
  Схватив ее за шею, я приподнял Майев над землей, сильно ударив ее об стену, из-за чего она зашипела.
  
  - Я посажу тебя на цепь, тварь, - приблизившись к ней так, чтобы чувствовал ее дыхание, я шептал. - Ты станешь моей собакой, которая будет идти вперед, отгоняя тех сук, которые пришли вместе с тобой. И ты будешь терпеть. Сквозь зубы, ты, Майев песнь теней, будешь идти, стараясь не замечать на своей шеи мой поводок. Ты будешь мысленно проговаривать как мантру то, что со мной сделаешь за все унижения, через которые я тебя проведу. Будешь засыпать с мыслью, что тебе надо жить дальше. Что у тебя есть ради чего жить. Сходя с ума от всех этих фантазий, ты будешь продолжать идти. Ты будешь прикладывать все свои силы, чтобы выжить, потому что за все тысячелетия своей никчемной жизни у тебя впервые появилась реальная цель, ради которой стоит жить. Нет, вру, у тебя теперь две цели. Первая - это поймать Иллидана!
  
  Оторвавшись от нее, я метнул Майев к выходу. Упав, она проехала еще некоторое время по полу, оставляя под собой искры. Не знаю почему, но каждый раз, когда ее вижу, то хочу причинять ей боль, хочу ее насиловать. Мой разум желает, чтобы она кричала от боли, умоляла остановится. Я хочу сломать ее и низвести до состояния скота.
  
  - А вторая убить меня, - медленно подходя к ней, я смотрел, как она пытается подняться, используя свои ноги как опору, так как руки ей не подчинялись из-за заклятия. - Но как я говорил ранее, ты никогда не сможешь этого сделать.
  
  Наступив на Майев, я прижал ее к полу. Возвышаясь, я использовал ее как половой коврик. Сжав руки в кулак, мне снова пришлось напомнить себе, что она нужна мне живая, только она стоит между мной, наемниками и стражами.
  
  - Готовься, скоро выходим.
  
  Переступив через нее, я направился к Хариену, как вдруг услышал тихий смех.
  
  - Радуйся, пока можешь.
  
  Обернувшись я увидел, что Майев как-то встала. Медленно покачиваясь из-за слабости в ногах, она старалась удержаться на ногах. Успешно.
  
  - Думаешь, я не вижу, что здесь происходит? Ты окружен, Константин. Рядом с тобой стоят те, кто хочет тебя убить, и только страх перед тобой не дает им переступить черту. На стороне стоят мои воины, и тебе нужно сделать лишь одну ошибку, - сделав неровный шаг, она постепенно возвращала себе силы. - Лишь одну ошибку, Константин. И ты это понимаешь. Это знание пугает тебя, она приводит в отчаяние твою поганую душу, потому что мы оба знаем, чем закончится эта история. Знай, придет время, и я отрублю ту руку, которая ослабила чары, потом засушу и буду хранить как реликвию. Запомни эти слова Константин. У тебя теперь только одна дорога.
  
  Отойдя, я пропустил ее к выходу. Не отрываясь от нее, я видел, как она идет неровной походкой в сторону отряда. Простояв так несколько секунд, мои ноги сделали первый шаг, потом второй, а дальше я шел вслед за ней.
  
  ***
  
  Запись ?79
  Пользователь: Константин
  
  В данный момент камера показывает темное помещение. В дали слышны чьи-то голоса, а за кадром кто-то ходит. Само помещение является каменной комнатой, покрытой фресками с неизвестными письменами, потрескавшимися и выцветшими от времени. Она слабо освещена темно-синим светом, исходящем от мха и маленьких грибов.
  
  В какой-то момент в объектив входит мужчина средних лет. Проходя мимо объектива, он что-то проговаривает, постоянно жестикулируя правой рукой. Но в какой-то момент он замирает и начинает тереть руку, видно, что ему больно, а сама рука слегка подрагивает. Взяв левой рукой правую, он пытается унять дрожь, но у него не получается. Из-за этого он еще больше мрачнеет, а брови все больше сдвигаются, грозясь слиться в монобровь.
  
  Через некоторое время рука все же перестает дрожать, а мужчина переводит дыхание. Повернувшись к объективу, камера показывает лицо этого человека. Внешне он не был красавцем, у него были впалые щеки, а над правым глазом было розовое пятно свежей кожи, когда как сам глаз был налит кровью из-за повреждения.
  
  Подойдя к камере, он садится на камень, смотря в пол, о чем-то думая.
  
  "Три недели, прошло уже три недели, как мы пытаемся найти выход из этих катакомб. После того как я заявил, что Майев находится у нас в заложниках, стражи больше не делали попыток на нас нападать. Мы свободно прошли мимо них, а они просто стояли в стороне и смотрели на нас не мигающим взглядом. Казалось бы, радуйся, моя идея выгорела, - на этом моменте Константин берет рядом стоящую сумку, копаясь в ней, что-то ищет. - И я радовался, как дурак расслабился, забыв, где нахожусь. Не знаю где и когда, но в какой-то момент мы где-то не там свернули.
  Знаешь, я видел много фильмов про то, как герои отправляются в подземелье, как они бродят во тьме. Даже читал много книжек, где было описано подобное. Особенно меня всегда забавляли так называемые фанфики, где тамошние авторы, половина из которых подростки с комплексом неполноценности. Описывали как группа смельчаков идет по туннелю, наполненному всякими кошмарами, как они продираются сквозь горы трупов, пафосно превозмогая, не испытывая ни капли страха, заодно находя свою любовь, где ни один из героев, созданных влажной подростковой фантазией, не погибает, а максимум получает пару царапин.
  Стоит ли говорить, насколько это наивно? - прервавшись, Константин достаёт из сумки какой-то овал коричневого цвета, осматривая его со всех сторон. - Ну почему этот мир не следует законам фанфиков. Почему я, главный герой, не самый сильный, умный, красивый и за мной не бегает гарем из девушек, а вместо них закон, охотники за головами, монстры и все, кому я когда-то перешел дорогу? Почему в моем отряде сидят не верные друзья, готовые умереть за меня, а подонки и проходимцы, к которым страшно поворачиваться спиной. Только и ждущие момента, чтобы пырнуть тебя".
  
  Вот в стороне раздается чей-то всхлип, услышав этот звук, Константин на миг поворачивается в сторону звука, хмурясь, он слушает то, что там происходит. Встав, он выходит из объектива.
  
  - Я сказал, чтобы ты сидел тихо!
  
  В данный момент за кадром слышны глухие удары и вой боли.
  
  - Только вякни еще раз, и будешь гадить кровью всю свою поганую жизнь!
  
  - Нет, пожалуйста, не надо, я больше так не буду!
  
  - Заткнись!
  
  Дальше слышно, как что-то падает на пол.
  
  - Лекарь!
  
  - Слушаюсь.
  
  - Приведи его в порядок.
  
  Отдав приказ, Константин снова возвращается к камере, но теперь можно увидеть, как его руки покрыты кровью.
  
  "На чем я остановился, ах да, я плакался о своей тяжелой жизни, - снова замолчав, он вслушивается в то, что происходит за объективом. - Тебе, наверное, интересно, что же пошло не так. Ну, если ты не идиот, то ты уже понял, что мы заблудились.
  Как оказалось, пока мы шли к выходу, мы все это время спускались вниз. Но по какой-то причине никто из нашего отряда этого не заметил. А когда до нас дошло, было уже поздно, мы ушли слишком далеко и глубоко. После того как мы поняли, что произошло, мы решили вернуться.
  И, разумеется, у нас ничего не получилось! Потому что в какой-то момент из всех щелей начали выползать какие-то жуткие твари, - чуть отстранившись, он снова начал разминать поврежденную руку. - Когда я впервые их увидел, то мне показалось, что они вышли прямо из "некрономикона". Жуть. Именно в первой битве с ними я понял, что моя регенерация не абсолютна, и как минимум шрамы у меня остаются.
  Тогда мы потеряли троих. Одного гоблина и двух людей. Ты когда-нибудь видел, как пожирают кого-то заживо? - посмотрев с отчаянием в объектив, Константин продолжил: - Я до сих пор слышу их крики, а стоит мне закрыть глаза, перед моим взором предстает картина, как от них отрывают кусочки, пожирая их плоть. Тогда я еще не знал, монстры, именно монстры делали это специально, они хотели этим ввести нас в ступор, сломить дух... и им это удалось.
  Ты должен знать, я не герой, у меня много страхов. Да что там, экспедиция, которую я начал, воплощает в себе страх перед легионом. Именно страх привел меня сюда. Но я отвлёкся. После того как мы отбили атаку, мы продолжили идти назад до тех пор, пока не набрели на завалы. Те твари перекрыли выходы, и все, что нам оставалось, это идти вперед.
  Мы продолжили свое путешествие, но в этот раз всматриваясь во тьму. Мы ожидали нападения, но его не было, мы вздрагивали от любого шороха, мы знали, они идут за нами, идут и ждут молча, бесшумно, терпеливо наблюдают. Поначалу я думал, что эти твари были науськаны стражами, - прервавшись, он горько ухмыльнулся. - Как же я был наивен, Майев тут не причем, она говорила, что не знает, что это такое, но я ей не верил, до тех пор пока мы не наткнулись на, то что осталось от тех стражей, которые шли за нами, - смотря на объектив, Константин одновременно не видел его, все больше погружаясь в воспоминания. - Я думал, что видел многое, и меня уже вряд ли можно удивить, но это... После того что предстало перед нами в том зале, я лично снял с Майев заклятие сдерживания и дал ей оружие.
  Я уверен, она не предаст, не нападет и не ударит в спину, потому что знает, то, что скрывается во тьме, куда страшнее того, что я могу с ней сделать. Однако только от того, что она теперь не была пленницей, не сделало нас друзьями. Знаете, как-то так получилось, что я и эта эльфийка, когда ложимся спать, оказываемся рядом. Конечно не впритык, но все же... И каждый раз, когда мы лежим, она смотрит на меня, молча лежит и смотрит, сводя меня с ума. И когда я смотрю в ее глаза, в моих ушах звучат те слова, которые она произнесла, как она дала обещание, что отрубит мне руку и сделает из нее реликвию. И знаешь, я ей верю. Да, ты правильно понял. Если у нее появится шанс, она исполнит свое обещание и даже бровью не поведет.
  Но я отвлёкся. Дальше мы шли как пришибленные, на нас давили воспоминания того, что мы видели, но вместе с этим, казалось, что само место было проклятым... этот потолок.
  Это не показывают в фильмах, и книги о подобном практически не рассказывают, но чем глубже мы погружаемся, тем тише становится, а тьма как будто оживает, она становит объемной, - встав, он ходит влево вправо, заложив руки за спину, его спина сгорблена, а плечи слегка подрагивают, показывая невроз. - Последнее время мне снится один сон. В нем я нахожусь среди своих друзей на той базе в открытом космосе. Они как раз собираются включить установку, а я в этот момент бегаю вокруг них, кричу, чтобы они этого не делали, говорю, что в расчетах ошибка, что они все погибнут. Я порицаю их за гордыню, за то, что они возомнили себя богами. Пытаюсь отключить машину, но у меня ничего не получается, все происходит в ровно назначенный срок, - остановившись, он снова возвращается к камере. - Но только в этот раз все по-другому. Перед моими глазами снова открывается тот портал, он все так же прекрасен, я стою рядом со своими друзьями, пытаясь закрыть глаза, тщетно.
  Пока в какой-то момент моя рука не становится влажной, обернувшись, я вижу, как с Ванды медленно слезает кожа, глаза вытекают, а внутренности падают на пол. Открыв рот, она кричит от боли, но все, что слышу, это лишь чей-то смех. И то же самое, происходит со всеми, кто стоит в той комнате. И на протяжении всего этого действа я слышу чей-то шепот, и с каждым сном он становится все громче, пока в какой-то момент я не начал слышать его и наяву, - прервавшись, Константин снова встает, подходя к фрескам. - Знаешь, а ведь эти фрески не имеют отношения к темным эльфам. Они куда древнее, чем вся цивилизация Калдорай.
  Да что там, мне кажется, что эти письмена принадлежат цивилизации, которая существовала тут чуть ли не с самого начала основания мира, - медленно проходя вдоль стены, он смотрел на древнее послание. - "Темная империя, она до сих пор жива, титаниды облажались, они не уничтожили ее до конца, они упустили свой шанс. Древние боги, запертые во тьме, пробуждаются и Нʼраки готовы к приходу своих творцов. Армия из плоти поднимется из земли как стебли, они зальют весь мир ядом, а после сметут всю плесень, которая проросла на Азероте, чтобы создать новую жизнь, омерзительную для вас, но прекрасную для них". Именно это шепчет мне голос, - снова обернувшись к камере, Константин подходит к ней, держась за голову. - Он все время звучит у меня в голове, этот шепот настолько тихий, что его почти не слышишь, и от этого он еще более пугающий, мне порой кажется, что все мысли на самом деле не принадлежат мне, да что там, порой я ловлю себя на мысли, что на самом деле это все иллюзия. Что меня не вытаскивали из холодильника, а бывает, я просыпаюсь, уверенный, что мое тело это лишь кукла, и мной кто-то управляет. Кто-то жуткий... Через час мы снова выступаем, мы продолжим идти вниз. Туда, откуда идет шепот".
  
  ========== Глава 4 ==========
  
  Глава 4
  
  - Знаешь, для меня мой отец был тем, кто всегда прав. Его слово в нашей семье было - законом.
  
  Подойдя к обрыву, я бросил камушек, пытаясь понять, какая тут глубина.
  
  - Когда я был совсем маленьким, в моей ... стране начались ... некие проблемы. Скажем так, там умер король, и наследники начали бороться за власть. И из-за того, что начались смутные времена, мой отец с утра до ночи проводил время на работе. Я тогда совсем малым был. Буквально ходил пешком под стол и портить штанишки для меня не было чем-то необычным.
  
  Не услышав звука падения, я взял камень побольше, бросив его вниз.
  
  - Я это к чему? А к тому что, тогда отец был тем, кто кормил семью, нет, я понимаю, это нормально. Но вот только моя мама была ученым. Ты же знаешь, кто такие ученые? Знаешь, хорошо.
  
  - Э-Э-Э, а я не знаю.
  
  - Заткнись, тут о серьезных делах шпарят.
  
  - Спасибо, Дортонарон, - так и не услышав звука падения, я сел на лежащий камень, похлопав по камню по соседству, приглашая его присоединиться. - Моя мама была ученым, она любила свою работу. Но ей пришлось оставить ее, пока была беременна мной. Разумеется, этот отпуск был временным. Это знала мама, знал отец, знали родственники, это знало их начальство. И никто не был против. Да, кстати, мой папа тоже ученый. Но я пошел куда-то не туда.
  
  Стараясь не обращать внимания на боль в локте, я смотрел в глубь провала. В этот момент мое сознание рисовало существ, сидящих на дне и смотрящих на нас своими рыбьими глаза. Чувствуя, как шёпот снова усиливается, я постарался выбросить из головы этих монстров, из-за которых здесь и сижу.
  
  - Так вот, как ты уже знаешь, в королевстве, в котором я вырос, шла смута...
  
  - А про какое королевство он говорит? - громко прошептал какой-то наемник.
  
  - Заткнись, придурок, если не хочешь пошпарить со мной.
  
  - ... Из-за смуты мама не могла вернуться на работу. Финансирование урезали и некоторых уволили. После этого отец все больше стал пропадать в институте... то есть в академии, - почесав затылок, поправил плащ, чтобы спрятать дрожащую руку. - Правительство заметило, оценило его интеллект, и как-то так получилось, что он стал заниматься серьезными проектами. Разумеется, секретными, направленными на благо государства.
  
  - Че-то я не понял.
  
  - Ты что, бессмертный?
  
  - Простите что, лорд Дортонарон?
  
  - Я спрашиваю, ты бессмертный?
  
  - Э, нет.
  
  - Тогда какого ты шпаришь все время?
  
  Видимо, почувствовав, что лучше промолчать, солдат опустил голову, стараясь затеряться в толпе.
  
  - Получив назначение, он почти перестал появляться дома, а когда все же приходил, то шел в спальню и спал или вел себя отстранёно, мыслями находясь где-то далеко. Маме это не нравилось, но она терпела. Она была умным человеком и понимала, насколько занят ее муж, и, как ученый, мама его жалела и хотела облегчить груз, которую он носил в себе, - по мере рассказа воспоминания пробуждались, рисуя в сознании картины прошлого. - И из-за этого знания она совершила главную ошибку, которую может совершить любящая женщина. Она пришла к нему в кабинет и попыталась с ним поговорить. Чего мама не понимала, так это то, что мужчины решают свои проблемы не так, как женщины. Мы не выговариваемся, не плачем в "жилетку".
  
  Снова замолчав, я отвернулся от него, направив свое внимание на обрыв. Мне нужно было собраться с силами, рассказывать все это куда сложнее, чем думал.
  
  - Она пожалела его, пожалела открыто, так, чтобы он понял, его жалеют. Главное, что ты должен знать, мой отец был гордым человеком. Очень гордым. Он не выносил того, когда кто-то пытался ему помочь, для него это было все равно если бы ему плюнули в лицо, - боль в локте и дрожь в руке усиливались. - Тогда они впервые поссорились, это ссора была скорее криком отца на маму, да и ссорой ее назвать нельзя. Тогда кричал лишь отец, а мама стояла и смотрела на него.
  
  "Почему тот наемник больше не комментирует? Мне нужно, чтобы меня кто-то прервал!".
  
  - Когда отец закончил выговариваться. Мама просто вышла из кабинета, тихонько закрыв за собой дверь, и все бы ничего, но именно это стало отправной точкой, - боль в руке становилась все сильнее. - Представь мужа и жену в виде веревок, которые связываются в узел во время свадьбы. Этот узел крепок, стоит лишь посмотреть на него, и к тебе приходит уверенность, он никогда не развяжется. Но это лишь иллюзия, на деле эта конструкция невероятно хрупка.
  
  Тишина все усиливалась, ощущая на своем затылке их немые взгляды, я с трудом заставлял себя не оборачиваться.
  
  - Через неделю мама вернулась на работу. А я остался один в доме, мне тогда было семь лет. И ладно бы, ребенок всегда найдет чем заняться. Но ведь мама тоже была гордой. И на то, как отреагировал отец, она поступила по-свойски. Мама просто перестала с ним разговаривать. Пока они были вместе дома, они не общались друг с другом. Узелок начал развязываться. Это продлилось около недели, вылившись в скандал, и в нем уже было два голоса.
  
  "Не смей мне указывать!"
  
  "Ты моя жена!"
  
  "А ты мой муж, и что?!"
  
  "Значит, тебя не беспокоит, что наш ребенок целыми днями проводит дома в одиночестве?!"
  
  "Ты сам порой неделями не появляешься. А когда все-таки вспоминаешь, что у тебя есть семья, то просто отзваниваешься, что "мол, занят, не ждите""
  
  "Я работаю, прямо сейчас мне поручил..."
  
  "Да-да, я это уже слышала. Скажи что-нибудь новенькое".
  
  "На мне висят исследования, которые могут изменить нашу жизнь, я не могу отвлекаться на что-то лишнее..."
  
  "Лишнее. Ты сказал - на что-то лишнее! То есть я лишняя? Твой сын лишний? Мы тебя отвлекаем?!"
  
  "Ты передергиваешь мои слова. Я не это хотел сказать".
  
  "А что, что ты хотел сказать? Давай, просвети меня!"
  
  "..."
  
  "Чего же ты молчишь!"
  
  "А ты?"
  
  "Что?"
  
  "Как насчет тебя. Когда последний раз была дома. Когда последний раз общалась с сыном..."
  
  "Не смей вплетать в это Костю. Если не хочешь получить еще одну пощёчину".
  
  "Мама, Папа?"
  
  "Константин".
  
   "Костя"
  
  Именно капля воды упавшая на макушку, вывела меня из воспоминаний.
  
  Повернув голову, я заметил, как он отводит взгляд. Кожей ощущая его страх, у меня сжались кулаки. Напрягая все свои силы, я делал все, чтобы мое лицо оставалось спокойным. Рука болела нещадно, было такое чувство, что ее засунули в сухой лед.
  
  Внезапно я почувствовал, как моя правая рука ударилась о что-то твердое. Переведя взгляд, мои глаза увидели, как я сжимаю крепко кулак, он аж дрожит от давления. А держу его вытянув в ту сторону, где сидел мой собеседник.
  
  Снова переведя взгляд на него, вижу, что он ползает в грязи пытаясь встать. Похоже он даже не понял, что произошло. Не задумываясь, чтобы не передумать, беру его за грудки левой, ударяю правой. Ударом выбиваю несколько передних зубов.
  
  - Говори.
  
  Удар.
  
  - Говори.
  
  Я произношу всего одно слово, чередуя его ударами больной рукой. На самом деле мне не нужно, чтобы он говорил, более того - я этого не хочу. Просто так я отвлекаюсь от боли в руке. Чем-то этот способ напоминает то, когда человек пытается отвлечь себя от зубной боли. От этой боли нельзя скрыться обычными способами. И если у тебя нет средств от избавления, то ты просто начинаешь давить на больной зуб здоровым, чтобы испытать боль, которая отвлечет тебя.
  
  Каждый раз ударяя его. В моем сознании расцветала вспышка, эта боль была молниеносной, затмевая за собой тягучий поток того чувства, из-за которого я начал избивать этого человека.
  
  - Пошалуста!
  
  - Говори, мразь, что ты тут делаешь!
  
  - Константин.
  
  - Лекарь!
  
  - Да?
  
  - Вылечи его рожу.
  
  Получив приказ, толстяк начинает вести над ним руками. В этот момент его руки светятся приятным золотым светом, который приносит его пациенту облегчение.
  
  Я же в этот момент сжимаю и разжимаю кулак. Переведя взгляд влево, я смотрю, как веревка, призванная стать мостом, закрепляется на другом конце обрыва. Еще полчаса, от силы час, и мы сможем перебраться на другой берег обрыва. Снова бросив взгляд в пропасть, мои глаза привычно видят только тьму. Кажется, что та тьма, которая клубится внизу, живая, она смотрит на нас, и влажный туман, поднимающийся из расщелины, только усиливает это чувство.
  
  Закончив с лечением Ердиан отходит от пациента, растворяясь в толпе.
  
  - Слушай меня внимательно, отрыжка морлока, - подошел к нему. - Ты меня обидел. Я тебе тут историю своей жизни рассказывал, а ты молчал. Нехорошо. Нет чтобы вести диалог, как культурные люди. Но вместо этого ты только и делаешь, что пялишься на меня. Так что - говори!
  
  Он сидел на своей пятой точке, затравленно озираясь по сторонам. Открывая и закрывая рот, как рыба, выброшенная на берег. Провоняв потом, он, поскуливая, начал медленно отползать назад, еще немного, и кое-кто намочит штанишки.
  
  - Представь такую картину. Ты идешь в отряде по темным подземным лабиринтам. В поисках выхода ты бродишь в этих каменных кишках неделями. Постоянно сражаясь с местными обитателями, тебе приходится переступать через своих друзей. Видя смерти тех, кто делил с тобой пищу, у тебя портится характер. Ты идешь по туннелю и идешь, пока в какой-то момент на тебя не натыкается какой-то - мужик. Он выходит из-за поворота, весь такой грязный и дерганный. Собственно, в этом нет ничего такого, я такой же. Но проблема в том, что этот мужик не из твоего отряда, он приблуда. Ты принимаешь его в группу, а через пару минут на тебя выбегают орды мерзких монстров с щупальцами вместо рта.
  
  "Убей его"
  
  Снова этот голос напоминает о себе. С каждым разом он становится громче, сильнее. И не далек тот день, когда вместо просьб, он начнет приказывать. И если тот день настанет, смогу ли я ему противостоять.
  
  - И вот ты отбиваешься от монстров. Пока в горячке боя ты не услышал, как этот приблуда называет их... Как он их назвал? - забыв слово, я обернулся к Хольдору с вопросом.
  
  - Безликие, - не произносит, а выплевывает название, смотря в этот момент на приблуду.
  
  - Он называет их безликими, более того, он умеет с ними сражаться. И глядя на все это, у меня появляются вопросы, - испытывая психологическое давление, он сжимается, втягивая голову в плечи. - Кто ты такой? Кто тебя послал? Что тебе надо?
  
  В установившейся тишине слышно, как Гренуэй отдает приказы гоблинам и наемникам. Звуки молотков эхом отбиваются от стен, гуляя между сталактитами и сталагмитами, обводя по кругу гигантские сталагнаты, образовавшиеся на заре времен.
  
  Молчание затягивалось, боль в руке снова подала признаки жизни, за спиной пошли шепотки. Он молчал. Вздохнув, беру его за шею, поднимаю от земли, и пока он сучит в воздухе ногами, подношу к обрыву.
  
  Ощущая на себе прикосновение смерти, в нем пробуждается дикий страх, который выходит в усиливающемся дрыганье ног. Со стороны эти телодвижения напоминают мне ирландские танцы. И что характерно, руки в этом действе не участвуют.
  
  - Шпарь, дурак. Жить хочешь - шпарь.
  
  Потея, как в парилке, он бросает взгляд вниз. Не знаю, что он там увидел, но после того, как он невероятно громко сглотнул, заговорил.
  
  - Пожалуйста, не усивате, п-п-пожалуйтса, я н-н-ничего н-н-не знаю.
  
  Заикаясь и говоря с ошибками, его глаза увеличивались в размере от страха, а вместе с ними и зрачок, как будто он под кайфом.
  
  - Имя.
  
  Еще раз сглотнув, он бросил взгляд вниз. А я ослабил хватку.
  
  - Нет, не нудо. Я... я Орас, Орас Кустон.
  
  - Красивое имя, а меня зовут Константин. А теперь слушай внимательно, Орас.
  
  "Он угроза, убей его"
  
  - Если не заметил, ты сильно вспотел, что это говорит. А говорит это то, что ты скользкий. Также я единственное, что не дает тебе отправится раньше срока к свету, и если ты не хочешь, чтобы моя рука случайно разжалась... Лучше выкладывай все как на духу Орас.
  
  Повизгивая, Орас продолжал вертеться, его ноги все ускорялись, рисуя в воздухе невероятные узоры. Красиво, зараза.
  
  - Шо ва от моня надо?
  
  - Давай с самого начала.
  
  - Ну, я родился в...
  
  - С того, как ты тут оказался, идиот.
  
  - Мин-н-на наняли моги из Бородала!
  
  - Из чего?
  
  - Ну из Родорала, Судорала, Вадорала...
  
  - Даларана?
  
  - Та-та, спалибо, соспожа!
  
  Оглянувшись, я посмотрел на Сейв, а ты лишь пожала плечами.
  
  - Не смогла выдержать, как этот достопочтимый джентльмен коверкает название сего достославного и презентабельного города, в котором ярко горит светоч науки. Поэтому ваша покорная слуга, проникшись трудным положением уважаемого Ораса и понимая, что переделка названия города не идет с целью пошутить или как-то обидеть ни меня, ни вас Константин, ни других магов, которые провели не один год жизни в...
  
  - Спасибо за пояснения, Сейв.
  
  Кивнув мне, Сейв лишь мило улыбнулась, продолжив слушать рассказ.
  
  Еще раз сглотнув, да так, что мне показалось, что его адамово яблоко продавится назад, он по инерции бросил взгляд вниз и этим только усиливая свой страх. Того гляди, в истерику впадет.
  
  - Так, мы остановились на том, как тебя наняли маги. Что дальше? И говори внятно, а то от твоих словесных кульбитов у меня уши в трубочку скручиваются.
  
  - Ну ано, то есть они... наняли не только меня, но и много кого еще...
  
  - Почему они наняли именно тебя?
  
  - Им нужен был носильщик.
  
  - Носильщик... Так ты носильщик? Хм, а раньше говорил, что воин альянса. Может, ты снова мне врешь?
  
  В этот момент я ослабил руку, и он выпал из нее. С диким криком Орас полетел вниз, но моя рука мгновенно его поймала за волосы. Подержав его в таком положении минуту, я снова взял за шею. Держа так, чтобы он мог говорить, но при этом достаточно сильно, чтобы не упасть.
  
  - Кто ты, Орас, воин альянса или носильщик?
  
  - И то, и другое.
  
  - То есть.
  
  - Во время второй войны я воевал с орками!
  
  - Ладно, давай дальше.
  
  - Ну, они подрядили меня и других на экспедицию... ну, сюда. Мы использовали какой-то портал, он перенес всех нас ... сюда. Мы шлялись здесь не одну неделю, пока на нас не напали монстры, из-за чего я сбежал.
  
  - Что здесь искали маги?
  
  - Я не знаю. А-А-А! Нет, не отпускайте, я правда не знаю, неужели вы думаете, что мелкой сошки вроде меня будут рассказывать такие вещи!?
  
  Не выдержав, этот взрослый мужчина заплакал как ребенок, умоляя, чтобы я не убивал его и взял с собой. Он клялся, что будет моим рабом, будет делать все, что я захочу. Буквально все что угодно.
  
  Чувствуя брезгливость, я вытащил его из пропасти, бросив на землю. Отдав приказ, чтобы привели его в порядок, направился к командирам тех огрызков, которые некогда были отрядами.
  
  - А вы говорили, что тот бред, который я нес про своих родителей, не сработает.
  
  - Так это все была ложь. - удивленно спросил Хариен.
  
  - Конечно, неужели ты думаешь, что если бы это была правда, то я стал бы ее кому-то рассказывать? - спокойно сказал, чтобы это услышали не только присутствующие, но и простые солдаты.
  
  - Кхм, да, ты прав, глупо получилось.
  
  "Даже если они поверили, то мы то с тобой знаем, это правда", - массируя глаза, я старался не слушать этот голос. Но как же это сложно. - "Убей их".
  
  - Думаете, он шпарил правду?
  
  - Сейв?
  
  - Хольдор, вы считаете меня мэтром в распознании человеческой мимики? Я премного благодарна за столь лесные оценки моих способностей, но вынуждена с превеликим сожалением сообщить. Ваша покорная слуга имеет несколько другую специальность...
  
  - Просто скажи, да или нет.
  
  - ... Я не чувствовала в нем лжи.
  
  - Значит, шпарил правду.
  
  - Нет, она имеет в виду, что не чувствовала лжи в его словах, - массируя переносицу, ответил за нее.
  
  - Как это?
  
  - А так, дорогой Джу-бад.
  
  - Не беси меня, женщина!
  
  Чувствуя зарождение скандала, я снова взял инициативу в свои руки.
  
  - Все, кто обладает речью - лгут, - "Убей их". - Даже самое честное существо, нет-нет, да лжет время от времени. Эта ложь идет незаметно, она настолько незначительна, что на нее никто не обращает внимания, даже тот, кто ее произнес. Мы даже сами себе постоянно врем. Например, говоря, что сегодня будет хороший день, даже если мы знаем, что это не так. Это естественно. Здесь нет ничего такого. Про это рассказывают на третьем курсе магического обучения.
  
  - И как это относится к нашему делу?
  
  - Константин хочет сказать, что ни я, ни наш предводитель, ни один другой маг не почувствовал лжи в словах Ораса. То есть он вообще не лгал, что возможно только под гипнозом. Либо...
  
  - Либо он как-то защитился. Что для трусливого носильщика необычно. Ты это хочешь сказать, Сейв?
  
  - Да, Хольдор.
  
  - Так почему мы его просто не убьем? Если он угроза, то давайте я возьму свой топор и отчекрыжу его бошку!
  
  Подняв топор над головой, Джу-бад затряс его, показывая все свое недоумение.
  
  - А ведь зеленый дело шпарит.
  
  На этом все посмотрели на меня, а боль в руке никак не проходила.
  
  "Я его не убил, потому что уже не понимаю, где правда, а где ложь. Может, все это сон, а вы галлюцинация. Может, я сам галлюцинация. Блять, как же болит рука. А если честно, то я совсем запутался".
  
  - Он пойдет с нами, потому что он может быть шпионом. Его могли отправить к нам, чтобы наблюдать и собирать информацию, а если мы его убьем, то... то, к примеру, его хозяева могут после этого напасть на нас. И кто знает, кто выйдет победителем в схватке.
  
  - Ты уверен, - подала голос до этого молчавшая Майев.
  
  "Нет" - Да.
  
  "Жаль только эта уверенность в твоем голосе пустой звук, Костя. Может, ты и обманул их, но себя не получится. Мы оба знаем, что ты понятия не имеешь, что делаешь. Ты бродишь в темноте, как слепой котенок, - я слушал голос, и не мог его заглушить. - Хотя все же есть кое-что, в чем ты уверен. А уверен ты в том, что если эти пресловутые хозяева все же существует, то им ничего не стоит всех вас перебить, - на секунду голос умолк, как будто выдерживая театральную паузу. - И знаешь, что самое интересное? В том же ключе думают и остальные"
  
  - Готово.
  
  Отвлекшись, я посмотрел на Гренуэя, стоя около нас, он высоко задрал голову в ожидании реакции. Переведя взгляд, мне на глаза попался мост, по которому мы сейчас должны будем перелазить. Нависая над пропастью, толстые канаты легонько покачивались от несуществующего ветра. Они как будто говорили "быстрее, не теряйте время, торопитесь".
  
  - Они точно выдержат?
  
  - Не сомневайтесь, командир, канаты толщиной с вашу руку и прибиты они специальными гвоздями.
  
  - Если мы загрузим солдат, канаты выдержат?
  
  - Да.
  
  - Тогда приступайте. Пусть все возьмут по несколько сумок, мы не можем делать слишком много ходок.
  
  Получив приказ, все засуетились. Дортонарон и Джу-бад пинками начали поднимать отряд. Хариен подошел к имуществу экспедиции и, как заправский квартирмейстер, засучив рукава, принялся распределять провизию, оружие и т.д., и т.п. В общем, все были заняты работой. Было такое ощущение, что этим они пытаются забыться.
  
  Внезапно на мои глаза попалась одна эльфийка с неровной косичкой черных волос. Странно, но мне казалось, что я где-то ее уже видел. Заметив на себе мой взгляд, она как-то смутилась. Решив оставить девушку в покое, я отвернулся.
  
  Подойдя к пропасти, я снова посмотрел вниз.
  
  "Это не поможет. Ты не сможешь защитится этой каверной. Их это не остановит"
  
  Не реагируя на голос, я помог первому наемнику зацепиться за канат. Стоя на нижнем и держась за верхний, он медленно передвигался боком. Пройдя до половины, Гренуэй разрешил идти второму.
  
  Так это продлилось несколько часов. Удивительно, отряд из двадцати четырех разумных и не просто туристов, а сильных и опытных воинов. А переход идет уже четыре часа. На другую сторону перебрался уже почти весь отряд, все вещи также были переправлены. На этой стороне был только я да три воина.
  
  Поправив ремешок, так чтобы первый рюкзак не мешал второму, я взялся за канат, после чего встал на нижний. Медленно идя по нему, меня нещадно качало, было такое ощущение, что я попал в шторм, и стоит только отступить...
  
  Чувствуя, как мои руки вспотели, я поблагодарил свет за то, что на мне был мой костюм.
  
  - Следующий!
  
  Оглянувшись, я увидел, что за канат берется Орас. Аккуратно переступая, он ползет с черепашьей скоростью. И вот, когда я уже почти добрался, по всей галереи раздался противный визг.
  
  Мгновенная реакция, и я с утроенной скоростью полез дальше, за мной Орас, а оставшиеся двое наемников, вопреки приказам, присоединились к нам.
  
  Канат еще больше закачало, сейчас это были настоящие качели, и эта качка становилась все сильнее и сильнее. Сдерживая тошноту, я упрямо лез вперед, на той стороне уже закопошились, кто-то взял луки и арбалеты. Визг был все ближе.
  
  Вот трельнула арбалетная леска, и болт с свистом полетел на другой берег. Потом еще и еще, за ними полетели стрелы, и вот уже все, у кого были луки и арбалеты - стреляли.
  
  К ним присоединилось два мага во главе Сейв. Бросая заклятия, она смотрела на тот берег, когда как я почти добрался. Отчаянно идя вперед, я заставлял себя не смотреть назад.
  
  К моему удивлению, Орас был рядом со мной. Не знаю как, но то расстояние, которое нас отделяло, он преодолел с просто пугающей скоростью.
  
  Земля была рядом, казалось, достаточно лишь протянуть руку...
  
  Дальше я совершил несколько ошибок.
  
  Первая ошибка заключалась в том, что я не полез первым. А вместо этого пропускал других, чтобы показать, какой я заботливый командир.
  
  Вторая ошибка, я пустил после себя Ораса.
  
  Третья же ошибка и самая главная заключалась в том, что я обернулся и посмотрел назад.
  
  Они были там, стояли около пропасти и смотрели на меня. Тогда, при первой встрече, я не смог их нормально рассмотреть, но теперь была другая ситуация.
  
  Они были высокими, выше меня. Их кожа была сиреневой, руки были обычными, но там, где начиналась кисть, шло три щупальца. Голова не имела волос, заместо рта были все те же щупальца. Но не это меня больше всего поразило, а поразили меня глаза этих существ, а точнее то, что в них было скрыто.
  
  Такой ненависти я еще не видел.
  
  - РУБЛЮ КАНАТ!
  
  "Что он сказал?"
  
  Оглянувшись, я увидел, как какой-то орк не выдержал. Подбежав к канатам, он замахнулся и ударил по нижнему.
  
  - Остановись! - одновременно выкрикнул я, взвизгнул Орас, зарычал идущий позади нас дварф, а четвертый попытался столкнуть дварфа.
  
  Вырвав топор, он еще раз замахнулся, а я, как пораженный, смотрел на то, как волосы, которые некогда были тесно приложены друг к другу расходятся на том месте, куда пришелся удар.
  
  Замахнувшись, орк снова ударяет, перерубая его. Повиснув в воздухе, я с силой держался за то, что осталось от моста. За спиной послышался крик четвертого, который удалялся с большой скоростью.
  
  "Осталось совсем немного, лишь протянуть руку!"
  
  Я не успел. К орку подбежал какой-то наемник-человек, ударил по канату мечом. За ним последовал топор.
  
  Звук лопающегося каната теперь будет всю жизнь преследовать меня.
  
  Потеряв опору, я полетел вниз. Сгруппировавшись, мне удалось спланировать так, чтобы врезаться в скалы. Больно ударившись головой, я прикусил язык, не обращая на шум в голове, сразу же начал карабкаться вверх. Все, что меня сейчас вело, так это желание жить. Я, как одержимый, лез туда, где было безопасно.
  
  "Выжить!" - крутилось в мозгу, как пластинка.
  
  Удивительно, но на это скалолазание у меня ушла всего минута. Отряд даже не начал уходить.
  
  Добравшись до верха, я перевалился, упав на твердую землю. Не мешкая ни минуты, поднял руку и, с трудом понимая, что делаю, поднял того орка и человека с помощью телекинеза, метнув их на другую сторону.
  
  Пока они летели, оглашая все криками, я лежал, смотря в потолок. Моя грудь сильно вздымалась, а рот глотал воздух, и все равно ощущал, что задыхаюсь. Я ни на что не обращал внимания, мне уже было все равно, что на другом берегу, безликие убивают страшной смертью тех предателей. А еще я не обращал внимание на тишину, которая была на этой стороне. И старался не думать о том, что никто даже не попытался остановить тех двоих.
  
  Немного отдышавшись, я повернул голову, а Джу-бад как будто только этого и ждал. Сделал первый шаг, крепко держась за древко топора, он смотрел на меня.
  
  - Давай, орк. Нападай. Дай мне повод отправить тебя на другую сторону к твоему дружку.
  
  Я не спускал взгляда с его руки. Не знаю, кто был тот топорщик, но он явно был ему дорог.
  
  Сделав еще один шаг Джу-бад еще сильнее сжал древко, из-за чего его рука покрылась венами, а я прямо слышал, как скрипит его кожа от давления.
  
  - Он был моим братом, - не сказал, а прорычал, но дальше не пошел.
  
  Слыша, как на другой стороне кричат те, кто пытался меня убить, я принял сидячее положение. Мне все еще было трудно дышать, возможно, сломано несколько ребер.
  
  - Мне плевать.
  
  Оскалив клыки, Джу-бад зарычал. Но в этот момент ему дорогу преградила та самая эльфийка с неровной косичкой. Встав перед нами, она заслонила меня.
  
  - Господин Джу-бад, ваш брат сам виноват...
  
  - Что, да как ты смеешь!
  
  - ... Он попытался убить командира Константина, за что и поплатился, - не обратив внимание на то, что ее перебили, продолжила она.
  
  - Девочка дело шпарит. Пацан психанул. Даже если бы Константин его не зашвырнул туда, он все равно долго бы не прожил. Сам знаешь, как с такими поступают у нас.
  
  Наградив Дортонарона испепеляющим взглядом, Джу-бад снова посмотрел на меня. Потом перевел взгляд на другой берег, туда, где пытали тех неудачников. Он стоял и смотрел, от напряжения верхняя губа у него подрагивала, а из горла время от времени выходил тихий рык.
  
  Сжав кулаки, он выхватил лук у одного из наемников. Расставив ноги и держа опущенным лук, он постепенно поднимал его до уровня головы. Медленно натянув стрелу так, что еще немного и она соприкоснётся с нижней челюстью. Он, держа открытыми оба глаза, прицелился. Не нужно было быть телепатом, чтобы знать, какую он выбрал цель.
  
  Задержав дыхание, Джу-бад на секунду замер. После чего плавно опустил тетиву. Стрела полетела вперед с огромной скоростью, шипя, она приближалась к своей цели. Выстрел был идеален, и стрела должна была попасть точно в цель, избавляя одного орка от страданий. Но не срослось. Потому что в этот момент прямо перед орком и стрелой возник костяной щит. Ударившись об него, стрела упала на землю.
  
  Джу-бад с открытым ртом смотрел на то, что только что произошло. Медленно переведя взгляд на безликого, он пришел в бешенство, побежав с дикий воем к обрыву он приготовился прыгать. Но в этот момент к нему подбежала Майев, вырубив его.
  
  Смотря на тело Джу-бада, я все думал, что было последней каплей, из-за чего Джу-бад забылся.
  
  Переведя взгляд с орка на другую сторону, я посмотрел на того монстра в костяной броне. Поднимаясь взглядом по его телу, я добрался до его глаз. Расстояние между нами было не маленьким, да и темно было, но я все же смог разглядеть то, что прочитал в его глазах орк. Я увидел в них - веселье.
  
  - Ты в порядке? - спросил подошедший Хольдор.
  
  - Пусть все собираются, мы уходим.
  
  "Видишь, Константин, они тебе не друзья. Еще немного, и ты бы сорвался вниз, а ведь тех ... рубак никто не пытался остановить. Ты знаешь, что нужно делать!"
  
  Встав, я снова обернулся. На той стороне монстры, похоже, совсем забыли о нашем существовании. Но как только я собрался уходить, снизу послышался какой-то треск. Прошла где-то минута, прежде чем из пропасти показалась рука. Человеческая рука. За ней голова, потом торс, и через секунду Орас Кустон лежал на земле и ошалевшими глазами блуждал по потолку. Его грудь сильно вздымалась, а рот всасывал воздух как пылесос, но он все равно не мог надышаться.
  
  "Удивительный ты человек, Орас! Мало того, что пережил бойню своего отряда, выжил, блуждая в одиночку по этим подземельям без источника света, - подойдя к нему, я изучал этого человека. - Потом умудрился выйти на нас, где вопреки логике был принят в группу, потом пережил еще одно нападение монстров, да еще будучи связанным, - открыв глаза он посмотрел на меня. - Дальше смог как-то убедить, что ты не опасен, - протягивая к нему руку, я следил за его реакцией. - После полз по канатам, имея за спиной пятьдесят килограммов веса, - выставил свою руку перед ним. - А потом ты, упав, зацепился за скалы и как-то смог залезть. По скользким отвесным скалам, да еще и с таким грузом за спиной, - взяв его за руку, я поднял Ораса, поставив на ноги, - И вправду удивительный ты человек, Орас, а еще интересный".
  
  ========== Глава 5 ==========
  
  Глава 5
  
  - Не глупи!
  
  Резко открыв глаза, я поднялся, чувствуя, как зевота набирает силу. Первое, что привлекло мое внимание, это группа солдат, собравшаяся полукольцом около стены.
  
  - Не подходи! - выкрикнул кто-то в ответ, переходя в фальцет.
  
  Встав, я снова зевнул. Сознание до конца не проснулось, а глаза нет-нет да стремились закрыться. Посмотрев еще раз на свой спальный мешок, вздохнул, направляясь решать очередную проблему.
  
  К сожалению, я так и не выспался. По сути, меня мучает бессонница, а когда все же засыпаю, то вижу кошмары. Я уже и не помню, когда последний раз нормально спал.
  
  - Поставь бутылку!
  
  - Назад!
  
  Протолкавшись через толпу, я увидел, как какой-то гоблин подпирает стену. В одной руке он держит бутыль из мутного стекла, а в другой дрожащий пистолет, направленный сейчас на Гренуэя. Сам гоблин был в невменяемом состоянии, его глаза блуждали, ни на ком не задерживаясь, лицо блестело от пота.
  
  - Слушай мой голос! - выставив руки вперед, Гренуэй сделал один шаг вперед. - Ты болен, тебе нужна помощь...
  
  - Помощь. Не пытайся меня обмануть, старик! Думаешь, я не знаю, что вы задумали?! Не подходи! - виляя дулом пистолета, гоблин взвел курок.
  
  Остановившись, Гренуэй обернулся ко мне, ища поддержки. Сглотнув, он снова попытался достучаться до своего сородича. Когда как я предпочел пока не вмешиваться.
  
  - Я все вижу, все понимаю, - невнятно забормотал гоблин. - Хотели меня обмануть. Ха, думаете, я не понимаю, что вы хотите убить меня.
  
  - Мальчик, мы не хотим тебя убивать. П-п-положи пистолет и бутылку.
  
  - Хахах, положить бутылку. Да ты за кого меня принимаешь. Думаешь, я отдам тебе последнюю бутыль с водой?
  
  "Вода", - обернувшись, я посмотрел на ручеек, текущий неподалёку.
  
  - Это не вода!
  
  - Не подходи, Гренуэй!
  
  Выставив руки вперед, он снова остановился.
  
  - Вы, вы хотите меня убить. Специально вылили всю воду, чтобы я умер от жажды. Голоса мне все рассказали. Они открыли мне глаза, показали, кто враг, а кто друг.
  
  "Не стоит вмешиваться, - с силой сжал кулаки. - Эти подонки хотят меня убить. Отомстить за то, что привел их сюда. Проклятые дикари!"
  
  - Никто не пытается тебя убить, ты среди друзей.
  
  - Не ври!
  
  - Я не вру. Посмотри, у нас много воды. А за моей спиной есть ручей.
  
  - Где?!
  
  - Вон там. Положи бутыль мальчик.
  
  - Чтобы вы забрали воду?!
  
  - Это не вода! Ты взял машинное масло.
  
  В какой-то момент гоблин начал колебаться. Посмотрев на бутылку, он на мгновение замер. Пистолет задрожал еще сильнее, а глаза стали влажными. Его плечи дергались в такт с головой. Подняв голову, он обвел всех присутствующих безумным взглядом. Выбросив пистолет, он открыл пробку, попытавшись выпить содержимое.
  
  Подняв руку, я захватил бутыль с помощью телекинеза, отшвырнув ее в сторону.
  
  Упустив бутылку, гоблин крякнул от неожиданности, резко развернувшись, он сделал два шага в бок, как вдруг в галерее раздался выстрел. После чего мои глаза заслезились от гари и дыма, а уши заложило.
  
  Прослезившись, я увидел, что какой-то дварф смотрит ошалевшим глазами на труп несостоявшегося самоубийцы. Продолжая держать его на мушке своего ружья.
  
  - З-з-зачем?
  
  - Гренуэй, успокойся. Лекаря!
  
  - Константин, зачем он убил его. Мальчик ведь не представлял опасность, - не переставая смотреть на тело, Гренуэй все спрашивал меня и спрашивал.
  
  - Какого тут шпарят!
  
  - Почему ты убил его?
  
  - Все успокойтесь! - попытался достучаться до солдат Хольдор.
  
  - Знал, что нельзя доверять дварфам, не зря наша орда вас резала! - прокричал какой-то орк.
  
  - Он-он-он... он хотел меня убить, у него был нож!
  
  - Зачем ты его убил?!
  
  - Успокойтесь, бездна, Константин, да помоги ты мне!
  
  - У меня не было выбора, он был вооружен!
  
  - Он был безоружен!
  
  - Лекарь!
  
  - Что здесь происходит?
  
  - Кто стрелял?
  
  - На нас напали!
  
  - Все слушать меня!
  
  - Убери от меня топор, тупой орк!
  
  - А то что, Дортонарон?
  
  - Для тебя командир Дортонарон!
  
  - Зачем! Ты! Убил! Его!
  
  - Он хотел меня убить!
  
  - А-А-А!
  
  - Да где лекарь!
  
  Протолкавшись сквозь толпу, дородный жрец, запыхаясь, подбежал к безвольно лежавшему гоблину, под которым уже набежала лужица крови. Перевернув его на спину, он зачитал заклинание. Когда его ладони засветились, Ердиан приложил их к развороченной от шрапнели груди. Замерев, он начал исцелять раненого.
  
  Я смотрел на тело и смотрел. Мне казалось, что я уже где-то видел это существо, вот только где? Вокруг меня все кричали, кто-то взялся за оружие. Гренуэй подбежал к тому дварфу, требуя ответов, а тот что-то мычал невнятное.
  
  Хольдор отдавал приказы в тщетных попытках восстановить дисциплину.
  
  Когда Гренуэй выхватил кинжал, никто не заметил. Но после того, как на его вопрос он снова не получил ответ. Гоблин заорал не своим голосом, прыгнув на дварфа, он вцепился ему в бороду, вонзая нож в горло. Гренуэй вонзал и вонзал, пока дварф, хрипя, оседал на землю.
  
  Сидя на трупе, Гренуэй кричал что-то невнятное, и никто не пытался его оттащить. Никто даже не заметил, что он убил.
  
  - Граната! - прокричав, Майев исчезла в синей вспышке.
  
  Переведя взгляд, я увидел, как кулак дварфа разжался, и оттуда выкатился металлический шарик размером с теннисный мяч с зажжённым фитилем. Быстро среагировав, я зачитал заклинание, создав вокруг себя щит.
  
  После этого все поглотил яркий свет. Не знаю, что туда запихали алхимики, но постарались они на славу. Взрыв был такой мощи, что любо дорого смотреть. Собственно, я и смотрел на свою беду. А потом также пытался избавиться от солнечных зайчиков в глазах. Осознал себя уже лежа на ком-то. Кашляя и плюясь, я снова встал. Пытаясь увидеть хоть что-нибудь сквозь дым, я перешагивал через кашлявших и матерившихся солдат. Не выдержав гари, применил магию льда, накладывая на себя ауру мороза.
  
  После того как дым более-менее развеялся, я увидел, что осталось от моего главного инженера. А осталась от него только нижняя половина тела.
  
  - Блеск, - сказал, после закашлялся, дым попал в горло, а во рту стало горько. - Всем встать!
  
  Подойдя к какому-то орку, пинаю его по ребрам. Беру гоблина, сильно трясущего головой, резко поднимаю его на ноги, из-за чего тот вскрикнул. Даю пощечину, отчего он снова падает.
  
  - Вы что творите! - "Как же я вас ненавижу!" - Забыли, где мы находимся. Ну так я вам напомню! - раздавая удары направо и налево, я кричал, - Недоумки, имбицилы, да имел я вас всех! - "Суки, главного инженера убили! Твари, совсем потеряли страх!" - Встать, упыри!
  
  Подойдя к какому-то человеку, разворачиваю его и бью по лицу кулаком. Охнув, он падает, выплевывая зубы.
  
  "Убей!"
  
  - Хольдор, Дортонарон, Джу-бад, ко мне! - дождавшись, когда они подойдут, я перевел дыхание. - Поднимай всех, мы уходим.
  
  - А как же они? - кивнул в сторону тела и того, что осталось от дварфа и Гренуэя.
  
  - ... Ты о ком, Хольдор?
  
  - Ну как же, о... - увидев мои глаза, он сутулился, отведя взгляд. - Слушаюсь, командир!
  
  Развернувшись, командиры отправились раздавать приказы, а ко мне подошла Сейв, Майев и два оставшихся мага. Первой заговорила Майев.
  
  - Что дальше?
  
  На это я лишь поднял бровь.
  
  - Ты хочешь, чтобы мы продолжили идти вниз?
  
  Я промолчал.
  
  - Леди Майев хочет сказать, что она немного обеспокоена выбором пути, по которому мы идем в данный момент. Она не намекает и тем более не упрекает вас, командир. И, конечно же, не сомневается в ваших топографических возможностях. Просто... она... как и, собственно, ваша покорная слуга, немного смущена. До сих пор мы все время спускались вниз, - переведя дыхание, Сейв продолжила. - И вспоминая весь наш маршрут по неволе можно задать вопрос: куда мы идем?
  
  Я не ответил.
  
  - Ладно, скажу прямо. Хоть наши... отношения начались как "пленник и тюремщик", то теперь я часть отряда. И как-то так получилось, мое выживание теперь зависит от вас, - сжав губы процедила Майев. - И чем вас больше, тем легче мне выйти из подземелий...
  
  - Довольно, - выставив руку, прервал ее. - Ты хочешь что-то сказать, говори по делу. У тебя есть план? Ты знаешь куда идти? Может, у тебя есть карта, и ты узнала, как можно обойти отряды безликих? Ну так давай, расскажи. Поведай, что нужно делать, я весь внимание, - скрестив руки, замолчал в выжидании.
  
  "Все они хотят меня убить. Каждый ждет своего шанса".
  
  - Я... черт, ладно, я понятия не имею, где мы находимся. Одно могу сказать точно, мы не под Хиджалом.
  
  - Хм, ну если так, то не лезь, - ухмыльнувшись, перевел внимание на Сейв. - И?
  
  Закусив губу, она хрустела пальцами. Отрицательно покивав, поклонилась, уходя за своими вещами.
  
  - Мы продолжим идти вниз, - оттолкнув Майев, я пошел к своим рюкзакам.
  
  "Может, на следующей стоянке смогу поспать".
  
   ***
  
   Пять дней спустя
  
  Запись ?80
  Пользователь: Константин
  
  Запись показывает мужчину. Он сидит перед объективом, ссутулившись. Постоянно потирая свою правую руку, мужчина бормочет что-то невнятное. Если прислушаться, то можно понять, что он ведет с кем-то диалог.
  
  "Сколько я здесь нахожусь? Заткнись, мне плевать, что ты там хочешь сделать!"
  
  Схватившись за голову, он раскачивается из стороны в сторону.
  
  "Как же я устал".
  
  Прошептав, он смотрит в объектив.
  
  "... Что мне делать?"
  
  ***
  
  Три дня спустя
  
  По темному туннелю идут уставшие путники. Их плечи опущены, а спины согнуты под тяжестью рюкзаков.
  
  Вот они входят в просторную подземную галерею, но никто не обращает на это внимание. Не останавливаясь, они медленным шагом идут вперед. Кажется, что они вообще ничего не замечают.
  
  Блуждая глазами по стенам, они не видят их. Вместо этого в их головах слышен голос.
  
  Голос их ведет.
  
  ***
  
  Шесть дней спустя
  
  - А-А-А!!!
  
  Поворачиваю голову, наблюдая, как какой-то орк катается по земле, пытаясь что-то с себя сбить. Чем-то это напоминает то, когда горящий человек катается по земле.
  
  - Снимите их с меня, снимите! - истошно вопя, он вгрызается в свою руку, отрывая от нее кусок мяса. - Тараканы, они под кожей!
  
  Перестав обращать на него внимание, разворачиваюсь, продолжаю идти вперед. Через несколько секунд ко мне присоединяются все остальные. Мы продолжаем идти вперед, пока орк катается по земле, прося о помощи. Но мы его уже не слышим. Голос снова продолжает говорить. Он полностью захватывает наше внимание.
  
  ***
  
  Два дня спустя
  
  "Кто я?"
  
  Остановившись, мое тело поворачивает голову, смотря куда-то во тьму. Что-то заметив, оно поднимает руку. Произнеся заклинание, оно выстреливает синим лучом во тьму. После чего из тьмы слышен чей-то хрип.
  
  Выйдя на свет около моих ног замертво падает насекомое размером с овчарку.
  
  "Я человек? Да, я человек, то есть когда-то я считал себя человеком".
  
  Мимо проходит Хариен, его глаза пусты, а тело, кажется, двигается само по себе.
  
  "Как... как меня зовут? Да... у меня было когда-то имя. Нет... имя есть. Тогда как же меня зовут?"
  
  Перестав смотреть на насекомое, тело разворачивается, продолжает идти в том же направлении, что и все остальные.
  
  "Я... я помню, у... меня была цель... я зачем-то... спустился сюда".
  
  Внезапно мое теле хватается за затылок. Упав на колени, оно рычит. Попытавшись встать, оно снова чувствует сильную боль в затылке. Упав на живот, тело, не моргая, смотрит в стену, пока где-то слышны чьи-то голоса.
  
  Прислушавшись к ним, я снова начинаю вспоминать. Именно эти голоса вывели меня из того состояния. Благодаря им я начал пробуждаться.
  
  - Этот еще в сознании, - подойдя ко мне, голос обращается к кому-то.
  
  - Мда, крепкий мужик.
  
  - Что будем делать?
  
  - Что-что, вырубай его!
  
  Получив еще один удар по голове, я наконец-то начал терять сознание. И в первые, что тут нахожусь, голос, который все время звучал в моей голове, умолк.
  
  ***
  
  Разлив чай, я чертыхнулся. Наш дверной звонок такой громкий и неприятный, что каждый раз, когда его слышу, всегда вздрагиваю. И что интересно, звонок всегда звонит неожиданно.
  
  Поставив кружку, я встал из-за стола. Подойдя к двери, приоткрыл ее, заглянув в коридор. Последние месяцы я ем у себя в комнате. Так как наша квартира стала очень тихой после последней ссоры мамы и папы. А из-за домашнего обучения я много времени провожу в квартире. А последние три месяца родители все свое время проводят на работе. Предоставляя меня самому себе.
  
  Услышав шарканье тапочек отца, я тихо вышел из комнаты.
  
  - Кто?
  
  - Винболский Фёдор Петрович?
  
  Слышно, как открывается дверь.
  
  - С кем имею честь?
  
  - Вот мое удостоверение.
  
  - ФСБ. Что вам нужно?
  
  - Можно пройти, Фёдор Петрович?
  
  -..., а, да, конечно. Проходите.
  
  Дальше слышно, как дверь скрипит, открываясь. Мужчина представляется отцу, спрашивая, где можно разуться.
  
  - Где мы можем поговорить, Фёдор Петрович?
  
  - Пройдемте в гостиную.
  
  Тихо крадясь, я, снедаемый любопытством, подошел к закрытой двери, подслушивая, о чем говорят взрослые.
  
  - Как я понимаю, вы знаете, где работала ваша жена, и какие исследования она проводила?
  
  - К чему вы?
  
  - Я должен удостовериться, что это вы.
  
  - ...Моя жена работала в научном комплексе "Сияние", над чем именно не знаю. Не тот уровень допуска.
  
  - Как так, работали в одном месте, и не знаете, чем занималась ваша жена.
  
  - Молодой человек, ближе к делу. Мне еще сына нужно обучать.
  
  - Обучать?
  
  - Мы с Викой решили обучать его на дому. Слушайте, что вам нужно?!
  
  - Простите, Фёдор Петрович, я должен был убедиться. Работа такая.
  
  - В смысле?
  
  - Должен был убедиться, что это вы.
  
  - А фотографии уже недостаточно? ... Впрочем, не важно, так зачем вы пришли?
  
  После вопроса в комнате установилась тишина. Незнакомец долго молчал. А я представлял, как он смотрит на папу, не моргая, своими проницательными, стальными глазами.
  
  - Сегодня в 9-35 утра по Московскому времени. В лаборатории Винболской Виктории Александровны во время эксперимента произошел взрыв. Глава лаборатории, она же Виктория Александровна, вместе со всем персоналом, находящимся на тот момент в лаборатории, погибла. Смерть была быстрой.
  
  Услышав эти слова, я медленно съехал по стенке. Слыша, как стучит мое сердце, я смотрел на стену, пытаясь понять, что тот человек только что сказал.
  
  - Они запустили сферу? - безэмоциональным голосом произнес отец.
  
  - Откуда вы...
  
  - Ты многого не знаешь, мальчик. Не по статусу. Так да или нет?
  
  - Да.
  
  Встав отец начал прохаживаться по комнате. Его гость молчал, терпеливо ожидая.
  
  - Ее... она... ее тело...
  
  - Почти ничего не осталось. Когда взломали дверь, сфера вращалась вокруг своей оси. Паря над землей. Излучение, которое исходило от нее, уже было безвредно. В тот момент оно снова перешло в ждущий режим.
  
  - А Вика?
  
  - Вот фотографии того, что нашли.
  
  - Господи.
  
  Я слышал, как отец продолжал задавать вопросы и не понимал их. Для меня они как будто говорили на другом языке. Было такое чувство, что у меня внутри что-то сгорело.
  
  - Мама, - против моей воли мои губы сами прошептали это слово.
  
  Зажав губы ладошками, я медленно встал на одеревеневшие ноги. С трудом держась, поковылял к своей комнате. Но не дойдя до нее, услышал, как открылась дверь в гостиной, и из нее выходят мужчины.
  
  Попрощавшись с незнакомцем, отец закрывает дверь. Закрыв дверь, он стоит, держась за ручку.
  
  Найдя в себе силы, я выхожу из комнаты, смотря, как отец стоит около двери.
  
  "Он снова в этом дурацком пледе, - потрясся головой, я снова посмотрел на него. - О чем я только думаю".
  
  - Папа, - едва слышно прошептал я.
  
  Он не отреагировал.
  
  - Папа. Это правда?
  
  Молчание.
  
  Чувствуя, как злость вскипает у меня в груди, сжимаю кулаки. Вытерев предательскую слезу, жду, когда он ответит.
  
  - ОТЕЦ!
  
  ***
  
  Удар и последовавшее за ним скрипение по стеклу снова вернули меня в сознание.
  
  "Что это только что было?"
  
  Еще один удар вместе с неприятным скрипением заставили меня невольно вздрогнуть.
  
  Открыв глаза, я обнаружил, что нахожусь в огромном помещении. В данный момент мое тело весело на цепи, а во рту был кляп, из-за чего мог только мычать.
  
  Еще один удар, а за ним скрипение, полностью привели меня в сознание, заставив мозг работать. Оглядевшись, увидел, что в комнате, а скорее зале, находится и мой отряд.
  
  - М-М-М!
  
  Мыча, я попытался разбудить висящего рядом со мной Хольдора. Тщетно. Даже после того, как пару раз пнул, он все так же был без сознания.
  
  Снова послышался удар вместе с скрипением, только в этот раз периферийным зрением заметил, как где-то слева загорелись какие-то символы.
  
  Дергаясь в цепях, я пытался что-то придумать. Те звуки мне не нравились, а то, что они приближались, не делало меня спокойнее.
  
  Опять послышался удар, а за ним уже не скрипение, а визг. После чего комната осветилась. И я увидел, как какие-то люди подходят к девушке, одетой в грязное платье. Один из них, улыбаясь и что-то говоря, кажется, про то, что с ним было в таверне. Берет ее за волосы, поднимая голову, а второй делает несколько пробных замахов железной палкой, после чего со всей силы ударяет ей по голове девушки.
  
  Повиснув безжизненной куклой на цепях, девушка, еще некоторое время дергая ногами, испражняется. Перестав подавать признаки жизни, под телом открывается люк, из которого издается тот самый визг, который я в свое время принял за скрежет по стеклу. И из люка вылезают какие-то ну совсем невозможные монстры. Сдернув труп с цепей, они начинают его пожирать. Но тут вылезает монстр побольше и разгоняет падальщиков. Перевернув тело на живот, он с ней совокупляется. Все это продолжается в течении нескольких минут, пока монстр не кончил. Закончив развлекаться с трупом, он разворачивается, запрыгивая обратно в люк.
  
  А я пораженно смотрю на то, как тело девушки начинает дергаться в конвульсиях. Постепенно раздуваясь, у тела усыхают руки, ноги и голова, а платье рвется по швам. Все это продолжилось до тех пор, пока тело не превратилось в шар. Внутри которого что-то ползало.
  
  Но вот из тьмы выходят разумные с крюками. Прицепив их за тело, они оттаскивают его.
  
  После того как до меня дошло, что только что произошло, я начинаю отчаянно дергаться в цепях. Пытаясь сорвать проклятые кандалы, мычу, захлебываясь своей же слюной и подкатывающейся рвотой.
  
  Вот те двое подходят к еще одному висельнику.
  
  - М-М-М!!!
  
  Дергаясь в цепях, слышу, как они ударяют по голове эльфа, который был в отряде разведчиков. После того, как труп перестал дергаться, вспыхивают символы и открывается люк, откуда вылезает уже знакомый мне монстр. Проделав ту же работу, он скрывается в люке. А в этот момент труп начинает дергаться, раздуваясь, хрустя костями.
  
  - М-М-М!!!
  
  - Ты посмотри, как он отчаянно дрыгается, - заговорил тот, кто все время болтал про какую-то таверну.
  
  - Наверное, не терпится, - поддакнул с битой.
  
  - Слушай, а давай поможем бедняге. Зачем мучить его ожиданием?
  
  - Давай.
  
  Мыча, я еще сильнее задергался в цепях. Слыша шаги, мой разум пытался что-то придумать, но, как назло, ничего путного не приходило.
  
  Подойдя ко мне, один из них взял меня за волосы, зафиксировав голову. Чувствуя затылком, как ко мне прикасается липкая от крови и мозгов холодная железная бита, перед моими глазами проносилась вся моя жизнь. Зажмурившись, я попытался успокоиться, если этот бейсболист знает свое дело, то он убьет меня с одного удара.
  
  - Давай быстрее, на обед пора.
  
  "Вот и конец".
  
  К сожалению, мне никак не удавалось успокоиться, мое сердце стучало с бешеной скоростью, кровь пульсировала в висках, а мозг вводил лошадиные дозы адреналина в организм, из-за чего время для меня замедлилось. Учащенно дыша, я видел улыбающееся лицо прыщавого парня, который в данный момент держал меня за волосы, он что-то говорил, но я не слышал его слов.
  
  "Больше ничего не имеет значения. Сейчас будет вспышка боли, а потом она пройдет, и я уже никогда не буду страдать".
  
  - Стоять!
  
  Внезапно голос разорвал тишину, он как ураган прошелся по моему внутреннему миру.
  
  Я узнал этот голос.
  
  Он вышел из тени, медленно подходя ко мне, он не улыбался, в его глазах не читалось превосходства. Сейчас на нем была надета кожаная броня коричневого цвета. Я смотрел в его глаза и не мог поверить, что это все же произошло.
  
  - Отдохните.
  
  Отдав приказ, он ушел мне за спину. Что-то там сделав, цепи, на которых я весел, опустились, благодаря чему смог сесть на колени.
  
  - Знаю, о чем ты думаешь: "почему же я тебя не убил?", "о чем думала моя дурная башка", - подойдя ко мне, он нагнулся, достал платок, принялся вытирать грязь и кровь с моего лица. - "Он был в моих руках, а я дал ему завести меня в ловушку"
  
  Отстранившись, он достал из сумки бутылочку с водой. Полив из нее на платок, он снова вернулся к своему занятию.
  
  - "Это не справедливо! Почему я оказался в лапах этих безумцев? Но почему, почему я не убил тебя, Орас?" - замолчав, он посмотрел мне в глаза. - Я не знаю, Константин. Если честно, то когда меня отправили к вам, то я уже простился с жизнью..., но, как видно, повезло. Знаешь, в нашем обществе кое-кто на тебя зол, - грустно улыбнувшись, он посмотрел куда-то мне за спину. - У нас тут был тотализатор, и многие поставили на то, что я не вернусь. Тц, народ кучу денег проиграл.
  
  Дернувшись, попытался порвать цепи, но Орас не обратил на это внимания.
  
  - Знаешь, последнюю неделю мне пришлось вас вести - сюда. Вы были как зомби, все перли вперед и перли, не смотря под ноги. Тц, знаешь, как сложно зачищать туннель и одновременно следить за отрядом в почти двадцать разумных. Нет. Поверь, такое даже врагу не пожелаю.
  
  Встав, он расправил плечи.
  
  - Ну ладно, я чего зашел? - наклонившись, он похлопал меня по щеке. - Ты и твои друзья были выбраны для кое-чего особенного. Нет, не для того, что ты тут видел, - отойдя он снова посмотрел мне за спину. - О, поверь, это кое-что будет куда веселее, уверен, тебе понравится. Советую как следует выспаться, завтра у тебя будет очень насыщенный день.
  
  Внезапно я почувствовал тупую давящую боль в затылке. Заскрипев зубами и сдерживая крик, попытался притвориться, что потерял сознание, но тут снова появляется боль, из-за чего в глазах мутнеет.
  
  Моргая, я услышал далекие голоса.
  
  - А если бы убил?
  
  - Расслабься, Орас, мужик крепкий.
  
  - Следующий раз сдерживайся, иначе будешь заменой.
  
  Подняв мутнеющий взгляд, увидел, как расплывчатые фигуры открывают дверь, из которой бьет яркий свет, растворяются в нем. Посмотрев еще некоторое время на свет, мое сознание поглотил мрак.
  
  Мне снова снился кошмар.
  
  ***
  
  Сознание возвращалось медленно, как будто выныривая из-под толщи воды. Разлепив глаза, я никак не мог понять, что происходит. С трудом подняв голову, увидел, что нахожусь в каком-то каменном помещении. Блуждая пустым взглядом, мне постоянно казалось, что я что-то упускаю. Постепенно воспоминания начали возвращаться. Зацепившись взглядом за порванную одежду, мозг использовал это как способ возвращения меня в реальность.
  
  Вспомнив все, что произошло, я снова задергался в цепях. Сделав это, у меня в голове раздался звон, скривившись, пришлось остановиться. Если не хочу, чтобы меня вырвало, то нужно быть осторожнее.
  
  Сильно дыша носом, осмотрел то, что находится вокруг меня. А вокруг висели какие-то люди и нелюди.
  
  "Это же мой отряд".
  
  В данный момент все они были без сознания.
  
  Почувствовав себя лучше, я снова попытался порвать цепи. Прикладывая все свои силы, я тянул их вниз. Чувствуя, как бицепсы раздуваются на руках, а пресс твердеет, я тянул и тянул. Тщетно.
  
  Остановившись, чтобы перевести дыхание. Я снова осмотрел комнату на то, что может мне помочь. Переведя взгляд на свои руки, я смотрел на них, мне снова казалось, что я что-то упускаю. Но что именно?
  
  Догадка озарила меня, как сверхновая звезды. Все это время я пытался порвать цепи с помощью физической силы, но у меня же были инструменты.
  
  Отправив мысленную команду, из моей спины вылетел один гробик черного цвета. Трансформировавшись в горелку, он начал резать цепь. Чувствуя, как цепь нагревается, я старался не думать о жжении.
  
  После того как цепь порвалась, я упал кулем на пол, молясь свету, чтобы никто не услышал звона цепи. Направил прибор на отпиливание кандалов. Стиснув губы, я сдерживал стоны. Последнее, что мне нужно, это чтобы кто-то зашел проверить, кто тут шумит.
  
  Освободившись от кандалов, я встал, потирая затекшие руки. Быстро размявшись, подошел к двери вслушиваясь. Тишина.
  
  Обернувшись, заметил, что на другом конце зала есть какой-то механизм с рычагами.
  
  "Должно быть он и отвечает за опускание и поднятие цепей".
  
  - М-М-М!
  
  Переведя взгляд увидел, что Сейв пришла в себя. Дергаясь в цепях, она еще не заметила меня.
  
  "Стоит или не стоит их освобождать? Они ведь хотят меня убить, - чувствуя дилемму, я старался вести себя тише, чтобы не привлечь ее внимание. - Нет, в одиночку мне тут не выжить".
  
  Подойдя к ней, взял ее голову, аккуратно поворачивая к себе. Дождавшись, когда она меня вспомнит, заговорил.
  
  - Успокойся, сейчас тебя освобожу, только не кричи.
  
  Увидев кивок, перевел внимание на кандалы. Сейчас я не был скован сдерживающими чарами, так что сломать их не было проблем.
  
  Освободившись от оков, Сейв упала на пол. Сняв кляп, глотала воздух ртом, а я в этот момент подходил к следующему. Приведя его в сознание, успокоил, после чего собрался повторить процедуру.
  
  Как вдруг услышал шаги, в той тишине, они были как гром среди ясного неба.
  
  - Всем тихо. Сейв, к двери.
  
  Подбежав к оной двери, я и Сейв сжались у стены в ожидании.
  
  - Слышу две пары шагов, - прошептала волшебница.
  
  Кивнув, приготовился к захвату.
  
  - Ну в общем говорю ей: "Если хочешь получить чаевые, то тебе придется поработать языком".
  
  Сжавшись еще сильнее в стену, приказал Сейв не использовать магию.
  
  - И она что, согласилась... какого?!
  
  Схватив двух мужиков, я затащил их в комнату, а Сейв третьего.
  
  Ударяю первого, того самого прыщавого, в живот. От удара он сжимается в клубок, выблевывая содержимое желудка. Ухожу от удара железной дубины, той самой, которая еще недавно проламывала черепа в этой комнате. Он ее даже не почистил.
  
  В этот момент Сейв заталкивает четвертого в комнату, одновременно с этим царапая ему глаза, ударяет по яйцам каблуком - третьего. Взвизгнув, третий падает, держась за промежность, катается по земле, завывая и зовя мамочку.
  
  А я снова ухожу от удара дубиной, одновременно отпрыгиваю от летящего мне в спину ножа, который метнул первый. Чертыхнувшись, первый вытирает рукавом рот, встает, вытаскивая из ножен меч.
  
  Снова уворачиваюсь от атаки дубиной, но в этот раз беру второго в захват, ломаю руку в локте, отнимаю оружие. Крича, второй падает на пол, проклиная нас и обещая кары за то зло, которое я ему причинил.
  
  Не обращая внимания, разворачиваюсь, беря в жесткий блок удар меча. Краем глаза замечаю, что многие из отряда уже проснулись и пытаются вырваться из цепей.
  
  Пока я сражался с первым, Сейв, достав откуда-то маленький ножичек, скорее стилет, вогнала его третьему под подбородок. Булькнув, третий падает на пол, дергаясь и испражняясь.
  
  А я в этот момент снова отбиваю удары первого. Как оказалось, это был тот самый прыщавый, и что самое поганое, он был умелым воином, и прямо сейчас прыщавый теснил меня к стене.
  
  Чувствуя, что проигрывает, Сейв не выдержала. Вскинув руку, она быстро зачитала заклинание и между пальцев руки появились красные искорки.
  
  - Не надо! - не успевая ее остановить, выкрикнул, но уже было поздно.
  
  Набрав силу, Сейв выпустила заклинание, создав ударную волну, прошедшую по всей комнате, она сбила с ног всех, кто стоял.
  
  Быстро поднявшись, отнимаю меч у первого вырубаю его, а Сейв в этот момент замораживает ноги четвертому.
  
  - Черт, сказал же без магии!
  
  - Почему? - учащенно дыша, задает вопрос, освобождая в этот момент остальных.
  
  Но на этот вопрос я не успел ответить, потому что знаки, на которых мы стояли, засияли грязно-розовым цветом.
  
  Вспыхнув, как солнце, знаки потухли, погрузив комнату в полумрак.
  
  - Что происходит? - прошипела освобожденная Майев.
  
  На это я бросил ей меч, а дубину передал подошедшему Джу-баду. Указал, как в том месте, где были люки, заработали механизмы и каменные крышки начали медленно подниматься. Пока все крышки поднимались, в комнату начал проникать пока еще слабый визг, но с каждой секундой он становился все громче и громче.
  
  Сглотнув, Майев подошла ко мне. В этот момент, Сейв освободила всех пленных, и те, не сговариваясь, встали спиной к спине друг к другу, образовывая защитное кольцо. Чувствуя, как спина Майев упирается в мою, я, не моргая, следил, как дверцы поднимаются, и из них исходит белый свет. В этот момент вся комната была погружена во мрак, и только исходящий свет из люков освещал небольшой клочок пространства.
  
  Но вот люки полностью открылись, а визг исчез, погружая комнату в тишину. Здесь было так тихо, что я слышал дыхание тех, кто стоит рядом со мной.
  
  Вдруг раздался чей-то тихий рык.
  
  - ИДУТ!
   Продолжение следует...

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"