Дердиус: другие произведения.

Блуждающие разумы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Что будет, если две могущественные сущности встретятся, и что будет, если эти сущности объединятся и начнут путешествовать вместе по мирам. Будут ли они героями в тех мирах, где они окажутся, или наоборот проклятием, а может, они и вовсе будут не замечены миром и его обитателями? Будущее покажет.

  Блуждающие разумы
  Пролог
  
  Запись ? 2035490
  
  За кадром слышны звуки настраиваемой аппаратуры и чей-то искаженный голос, когда как сама видеозапись идёт с сильными помехами.
  
  - Да ... включ ... от ... куд ... - дальше звук переходит в сплошное шипение, а изображение полностью пропадает, на месте которого остаётся только белая рябь.
  
  - Сей ... капе ... - за кадром слышно, как кто-то что-то подкручивает, после чего картинка медленно приходит в норму вместе со звуком.
  
  "После того как видео восстановилась, на экране появляется лицо девяти - десятилетнего мальчика с короткими русыми волосами и карими глазами. Лицо у ребёнка симпатичное без каких-либо дефектов. Сам же ребёнок находится, вероятнее всего, в своей комнате, которая в данный момент утопает в темноте, освещаемая слабым светом, едва разгоняющим тьму. Позади ребенка, если присмотреться, можно увидеть кровать. Стоящую и подпирающую стенку, которая облеплена всевозможными плакатами, начиная от каких-то певцов и заканчивая героями комиксов и аниме. В другом тёмном углу можно разглядеть стоящий на столе компьютер, работающий в данный момент. На экране которого показывается космический пейзаж, а рядом с ним стоит в большом горшке фикус. Однако, больше всего, что привлекает внимание в этой комнате, в которой находится ребёнок, так это полное отсутствие окон и массивная железная раздвижная дверь. Что говорит о том, что этот ребёнок законченный ЗАДРОТ!!!"
  
  - Эй, хватит меня уже оскорблять! - закричал мальчик, повернувшись в кресле куда-то в сторону от объектива и смотря туда, куда не попадает фокус камеры.
  
  "Ой, вы только посмотрите, какие мы ранимые. Утютю, малыш, ты только не плачь, а то сопли тебе, как видишь, не чем вытереть".
  
  - Слушай, я серьёзно - хватит! - выкрикнул мальчик, после чего в комнате сам по себе взметнулся к потолку всякий хлам, валявшийся до этого в комнате, чтобы повиснуть на нём, оставшись в таком подвешенном состоянии.
  
  "Чё-то ты сегодня какой-то нервный, что, не стой ноги утром встал?"
  
  После того как был задан вопрос, мальчик закрыл глаза и начал делать дыхательное упражнение, вдыхая воздух носом и выдыхая его ртом, и одновременно с этим вещи, которые сами по себе парили под потолком, начали так же сами по себе медленно опускаться. После того как вещи снова оказались на полу, этот мальчик открыл глаза, повернувшись к объективу видеокамеры, о чём-то думая и стараясь не обращать внимания на то, что голос за кадром продолжает говорить.
  
  - Итак, на чём мы остановились? - положив палец к губам, спросил, ни к кому конкретно не обращаясь, мальчик, крутясь на стуле по часовой стрелке.
  
  "Ну, может, хотя бы представишься перед ними, балда!"
  
  - Точно, спасибо! - ударил себя по лбу мальчик, после чего повернулся куда-то и поблагодарил того, кто всё так же оставался за кадром. Поблагодарив, мальчик снова повернулся к объективу. - Извините, в общем, меня зовут Дима. Нет, не так, моё полное имя Лаэда Дмитрий Васильевич, мне девять лет, сирота, живу ... - на слове "живу" мальчик резко погрустнел, продолжив уже не с таким задорным и весёлым голосом. - А живу я в девяносто-пятой комнате семнадцатой подземной лаборатории, изучающей экстрасенсорные способности человеческого мозга. А эта лаборатория находится в государственном научно-исследовательского комплексе. Известным всем его обитателям под названием Сияние, ... хехехех, - засмеялся мальчик, закрыв правой ладонью глаза. - И почему здесь всё пронумеровано, и как я только умудрился вляпаться во всё это? - облокотившись и смотря рассеянным взглядом в потолок, спросил у самого себя мальчик.
  
  "Ты правда не в курсе?"
  
  - ЗАТКНИСЬ-ЗАТКНИСЬ, ради бога, заткнись!!! ... Итак, на чём я остановился, ... а, да, в общем, я живу в секретном научном комплексе (вместе с двумя тысячами других людей), находящимся под землёй. Ближайшая аналогия к этому месту это Чёрная Меза из игры Half-Life, только если тамошняя база принадлежала США и находилась где-то в пустыне Невада. То эта, как вы поняли, принадлежит России и находится в Тундре. Не спрашивайте меня, как правительство умудрилось построить этот практически город под землёй, да ещё и в таком диком краю - я не знаю, - дальше Дмитрий снова прервался и выпил сок, после чего вернулся к своему занятию. - И здесь я ни как ученый, изобретающий какой-нибудь вечный двигатель, и уж тем более ни как сын какого-нибудь уборщика, здесь я ... как бы это сказать, ... здесь я объект исследования, - сказал Дмитрий, с трудом выдавливая из себя эти слова, одновременно с этим опустив взгляд в пол и взлохмачивая рукой волосы. - ДА-ДА, вы не ослышались, я здесь объект исследования! И знаете почему, а вот из-за этого! - выкрикнув предложение, Дмитрий чуть отодвинул кресло, открывая всю комнату, в которой летала мебель. Вот над ним пролетает кровать, слева от него парит шкаф, а под ним проплывает стол. - Ну что, нравится, да? - развернувшись и снова смотря в объектив, спросил Дмитрий, после чего выключил камеру.
  
  Нажав на заветную кнопку и выключив камеру, я откинулся на спинку кресла, закрыв глаза и вдыхая свежий воздух, которые усердно прогоняли кондиционеры. - "И не скажешь, что я под землёй".
  
  "Что случилось? Почему ты прервал запись?" - снова подала голос моя личная шиза.
  
  - Я так больше не могу, Дин. Ещё немного и сойду с ума.
  
  "Хочешь сбежать?"
  
  - Ещё с первого дня, как очнулся и увидел, где находится моё тело.
  
  "Так в чём проблема. Давай уходи, вряд ли кто-то здесь сможет тебя остановить".
  
  - И куда я пойду? Если ты не забыл, то на расстоянии сотен километров нет ни одного населенного пункта, - ответил я ему, выходя из своей комнаты и идя куда глаза глядят.
  
  Дальше мой путь проходил молча, Дин решил не отвечать на мой выпад, предпочитая отмалчиваться, пока я шел по коридору, засунув руки в карманы брюк и смотря в пол, не обращая ни на кого внимание. В таком молчании моя прогулка продлилась двадцать минут, пока я не подошел к экрану, на котором было изображение какого-то леса. И подойдя к нему, Дин снова подал голос.
  
  "Тогда остается надеяться, что Фёдор Петрович сдержит свое слово и выпустит тебя, когда они научатся превращать людей в таких, как ты".
  
  - Нет, Дин, никуда меня не отпустят, - прошептал Дмитрий, прижав лоб к холодному стеклу, отгораживающему экран, на котором сегодня показывали какой-то лес (скорее всего, таёжный), а из динамиков играла спокойная и приятная музыка, разливающаяся в этом коридоре, по которому сновали туда-сюда люди, как учёные и персонал, так и военные. Которых объединяло несколько вещей: 1) Они могли покинуть этот комплекс, 2) Они не были пленниками этого места, 3) Все они не замечали меня, привыкнув, что маленький мальчик спокойно бродит по секретному объекту, ведь все они знали - кто я такой.
  
  "Переведи?"
  
  - Просто я для Винболского и всей его команды как для вирусолога нулевой пациент. Поэтому он меня никогда не отпустит.
  
  "Мда, ну и ситуёвина. Что ты будешь делать?"
  
  - До новых экспериментов у меня ещё пять часов, так что пойду погуляю по техническим лабораториям, посмотрю, чем занимаются другие научные группы.
  
  "Только не забывай, тебе нельзя заходить в лаборатории с красным и чёрным уровнем допуска".
  
  - Да помню-помню.
  
  Прошептав это, я снова открыл глаза и направился к лифту. Подойдя к нему и войдя в него, я нажал на кнопки отправки на второй подземный уровень. После чего двери закрылись, и лифт начал подниматься, покидая девятый подземный этаж. И пока я стоял и слушал музыку, которая играла в нём, облокотившись об перила, мне всё время приходило воспоминание о той девочке, из-за которой здесь оказался.
  
  "Считаешь, что Юля во всём виновата?" - ехидно спросил Дин, и в этот момент мне показалось, что он мерзко так улыбается.
  
  "Такое чувство, что ты настоящий человек, а не плод моего воображения", - Нет, я не виню её. Единственный, кто виноват в таком положении дел, так это только я, не надо было мне нарушать правило и показывать свою силу. Кто ж знал, что в этот момент нас увидит тот фээсбэшник, который приехал за своим ребёнком в школу. И кто ж знал, что он смекнет, что к чему, и сообщит начальству, а они решат проверить и начнут следить как за мной, так и за той девочкой ...
  
  "После чего ты проснёшься в своей новой комнате. ХАХАХА, а ведь до этого мне всегда казалось, что такое может произойти только в фильмах".
  
  Вот лифт остановился и открыл двери, и в него вошел какой-то полковник со своим адъютантом. Посмотрев и узнав меня, он повернулся к двери лифта и нажал на кнопку, и лифт снова начал подниматься.
  
  "Однако не всё так плохо, и если подумать, то не так уж и много я потерял. Например, друзьями в приюте так и не обзавёлся (дети считали меня фриком и поэтому избегали), и всё, что у меня было, так это книги, хренова куча самых разных книг. Начиная от глупых сказок и заканчивая серьёзными научными трактатами на самые разнообразные темы. А после того как освоил скорочтение, то и вовсе зарылся в книги с головой, всё больше отделяя себя от жестокой реальности".
  
  - Твоя остановка, малыш, - вклинился в мои мысли чей-то голос.
  
  Повернув голову в сторону того, кто говорил, я увидел того самого полковника, пытаясь понять, о чём он вообще говорит, и только через несколько секунд до меня дошло, что кабинка лифта остановилась, а её двери открыты.
  
  - Спасибо.
  
  Выйдя из лифта, я сразу же направился в четвёртую лабораторию по исследованию новых видов энергии, в которой работали три очень интересные личности.
  
  Дойдя до искомой лаборатории, я открыл дверь, и первое, что до меня дошло, так это запах немытых тел, жуткий беспорядок и стоящая прямо в середине помещения здоровая хрень, чем-то напоминающая челнок из какого-нибудь футуристичного фильма. Сам же (ну пусть будет корабль) выглядел как металлический Цилиндрический объект кремового цвета трёх метров в высоту и шесть метров в длину. - "Ну, прям вылитый прыгун из сериала Звёздные врата", - вспомнил, наконец, что мне он напоминал.
  
  Подойдя к нему и положив руку на его корпус, я начал обходить его по кругу, пытаясь запомнить ощущения, которые он у меня вызывал, и когда мой обход уже подходил к иллюминатору, через который было видно, что у него внутри, я наконец увидел и хозяев этой лаборатории, которые в этот момент увлечёно работали за компьютерами, не замечая ничего вокруг.
  
  А хозяевами была троица молодых учёных в виде одной сексапильной блондинки (нет, серьёзно, она и в правду секси), неведомо как оказавшись здесь, одного прыщавого жирдяя весом минимум в сто пятьдесят килограммов и тощего очкарика, носящего очки с толстыми линзами. В общем, вся эта троица воплощала в себе всем известные клише об учёных, которые ходят в народе.
  
  - Привет, давно не виделись, - подойдя к этой троице и став позади них, подал голос, чтобы дать понять, что они тут не одни, после чего повернул голову и посмотрел на этого прыгуна (так их, кажется, называли в сериале). И смотря на него, у меня снова заработала ещё одна моя способность помимо телекинеза, которая то включается, то выключается сама по себе, именуемая мной - дар понимания. А говорил мне этот дар, что этот корабль будет отныне играть серьёзную роль в моей жизни.
  
  - Здаров! - подал Константин (очкарик), даже не повернув голову.
  
  - Привет, - прошептала Катя, всё так же смотря в монитор.
  
  - ... - даже не обратил на меня внимание Денис, что-то увлечённо набирая на клавиатуре.
  
  - Ну, колитесь, что это за штука такая, и для чего она?
  
  - Если честно, то мы и сами не знаем, - не прерываясь, ответил Денис.
  
  - ЭЭЭ.
  
  - Просто у меня был день рождения, и мне брат прислал галлюциногенные грибы, которые каким-то немыслимым образом пропустила охрана, ну, а мы их все съели ... - разъяснял мне Костя.
  
  - ... После чего мы очнулись здесь через пятнадцать дней, и когда мы окончательно пришли в себя, эта штука уже стояла тут, - продолжила за него Катя.
  
  - То есть вы построили эта штуку и при этом сами не знаете, что это такое? - "Да они прикалываются надо мной".
  
  - Да! - одновременно ответили они, все так же работая за компьютерами.
  
  - Что она хотя бы делает?
  
  - Мы знаем только то, что это корабль, и всё.
  
  - А можно внутрь зайти?
  
  - Вот пульт, он открывает дверь, - передал мне маленький брелок, чем-то напоминающий пульт от сигнализации, не глядя на меня, Денис.
  
  - И вы что, вот так просто дадите мне туда пройти?
  
  - Да, он всё равно без энергии, так что ничего страшного, и не отвлекай уже ... ох уж эти лаборанты, наберут кого не попадя, - ответила Катя, а напоследок прошептала, но я её уже не услышал, а зря, иначе смог бы избежать много проблем.
  
  Взяв ключ, я развернулся и побежал к прыгуну, подойдя к входу и открыв с помощью ключа дверь, которая сама открылась, что говорит, что в нём есть энергия. Войдя внутрь, мне предстал интерьер, который в точности повторял интерьер из сериального прыгуна.
  
  "Ну, если на пульте управления будет ещё и наборная панель от звёздных врат, то я точно выпаду в каплю, так что, Дима, если что, я тебя предупредил", - снова подал голос Дин.
  
  Подойдя к пульту управления, я не увидел наборную панель, вместо неё было то, что может быть на подобном корабле.
  
  "Нажми на эту кнопку", - попросил у меня Дин, говоря о большой синей штуке на приборной панели.
  
  - И зачем мне это делать, Дин?
  
  "Не знаю, чтобы посмотреть, что будет".
  
  - Ещё раз спрошу, зачем нажимать на кнопку неизвестного механизма?
  
  "Чтобы посмотреть, что будет".
  
  - Но в корабле нет энергии, и поэтому она сейчас бесполезна, и она ничего не включит, так что это будет совершенно бессмысленно.
  
  "Ну и чего ты тогда боишься?"
  
  - Я боюсь механизма, сделанного неадекватными фриками. С которыми страшно общаться, даже когда они в адекватном состоянии (как бы это странно не звучало), а эту штуку они и вовсе сделали во время наркотического угара, и я не удивлюсь, что они впихнули туда какую-нибудь царь бомбу, про существование которой эти нарики дружно забыли.
  
  "И сказал фрик, говорящий сам с собой! Нет, серьёзно, ну чего ты боишься, Катя ведь сказала, что у него нет энергии, значит, сейчас это - лишь куча металлолома".
  
  - Ну, ладно-ладно.
  
  Решив, что легче сделать, как просит Дин, я нажал на кнопку. После чего моя жизнь кардинально изменилась.
  
  ***
  
  - ... ох уж эти лаборанты, наберут кого не попадя, - пробурчала под нос Волкова Екатерина Михайловна.
  
  - И не говори ... кстати, вы заметили, что этот парень был карликом, да и голос у него был детский? - спросил у своих друзей Санаров Денис Петрович.
  
  - Не карлик, а маленький человек, - поправил своего друга и по совместительству коллегу как в работе, так и в экспериментах по употреблению как естественного, так и искусственного происхождения галлюциногенных веществ, Денеторов Константин Юрьевич.
  
  После того как Костя сказал своё слово, команда снова погрузилась за работу в полном молчании, так они проработали минут двадцать, тишину которой нарушали только звуки постукивания пальцев по клавиатуре.
  
  - Что-то он там долго сидит, вы не находите? - спросил у своих коллег и собутыльников Костя, отстраняясь от клавиатуры и разминая кисти рук.
  
  - Да расслабься, Костик, Катя вырубила подачу энергии, так что ничего страшного.
  
  - С какого перепуга я вырубила энергию, если этим должен был заниматься ты? - отстранившись от монитора и недоуменно смотря на своего друга, спросила Катя, при этом очень мило щурю глаза от того, что долго смотрела в монитор.
  
  - Потому что тебе выпал жребий выключать в прошлый раз, когда мы закончили последние тесты, - наставительно выставив указательный палец в потолок, ответил ей Денис.
  
  - Так я и выключала, а потом подача тока была включена снова, так что теперь была твоя очередь, или ты забыл.
  
  - Эээ.
  
  - Твою мать! - прокричал Костя, пока его друзья дружно вспоминали, чья была очередь выключать корабль.
  
  Услышав крик Кости, его друзья также развернулись и увидели то, чего очень не хотели видеть.
  
  ***
  
  Два часа спустя
  
  Приёмная начальника 2 исследовательского отдела научного комплекса Сияние.
  
  В просторной и тихой комнате сидело четыре человека. Три ученых и одна милая секретарша, которая в этот момент что-то печатала на компьютере, время от времени бросая сочувственные взгляды на троицу, расположившуюся напротив неё и сидевшую с идеально ровной спиной, и в гробовом молчании.
  
  - Не знаю, как вы, а я собираюсь напечатать и размножить свою анкету, после чего отправить их в различные научные институты страны - кто со мной, - тихо спросил у своих коллег Константин, всё так же смотря в одну точку. Но ответа от своих коллег он так и не услышал, потому что заработал коммуникатор, и секретарша взяла трубку, заговорив с ним.
  
  - Да, Олег Богданович.
  
  - ...
  
  - Да, они здесь.
  
  - ...
  
  - Хорошо.
  
  - ...
  
  - Ясно. Товарищи Волкова, Санаров, Денеторов, вы можете пройти, Олег Богданович вас ждёт.
  
  Услышав, что они могут проходить, эта троица одновременно и с идеальной синхронностью, которой могли бы позавидовать спортсменки по синхронному плаванию, встала и так же одновременно нога в ногу направилась к двери, ведущей в его кабинет. Войдя в него, их глазам предстала скромно обставленная обстановка кабинета, где из всей мебели было всего несколько шкафов с неизвестным содержимым, стульев, телевизора и стола, за которым сидел непримечательный человек неопределенного возраста, одетый в чёрный костюм и с начинающей проседью в волосах.
  
  - Присаживайтесь, как говорят, правды в ногах нет, - бесцветным голосом произнёс ОН, что знающие люди могли сказать, что ОН в очень плохом настроении. И к несчастью для этой троицы, они были из знающих людей.
  
  - Перед тем как мы начнем, я хочу кое-что зачитать, поэтому попрошу меня не перебивать, - взяв в руки планшет, но смотря в этот момент на своих посетителей, приступил этот человек к зачтению отчёта. - Сегодня 23 сентября, в 12-32 минуты по полудню, в 74ую научно-исследовательскую лабораторию зелёного уровня вошел объект под ? 1, имеющий позывной эспер, так же известный в мире, как Лаэда Дмитрий Васильевич. Войдя в лабораторию, он увидел механизм неизвестного происхождения, после чего он подошел к непосредственным конструкторам этого механизма, подойдя к ним, он завёл с ними короткий диалог, приведшей к тому, что ему в руки попал пульт управления того самого механизма. Дальше наш эспер в нарушении всех мыслимых правил безопасности был допущен к потенциально опасному механизму. Подойдя к нему, эспер открыл с помощью пульта управления дверь и вошел внутрь, проведя там около пяти минут, после чего механизм растворился в воздухе вместе с эспером, - закончив отчёт, серый человек отложил планшет, что-то набрал на нем, после чего снова посмотрел на своих посетителей. - Вы понимаете, что вообще произошло?
  
  - ...
  
  - ...
  
  - ...
  
  - Вы понимаете, что этот эспер у нас был единственным обладателем экстрасенсорной способности под названием телекинез. Более того, я почти уверен, что больше ни у какой страны не было ничего подобного. Также этот мальчик был ходячим доказательством того, что телекинез существует не только на страницах фантастических книг, но и в реальности, - сложив перед своим лицом ладони и обращаясь к белым как мел учёным, спрашивал их Олег Богданович тихим проникновенным голосом. - Также вы понимаете, что этот мальчик, возможно, следующая ступень развития человека как вида. Но знаете, что меня больше всего злит?
  
  - ...
  
  - ...
  
  - ...
  
  - А злит меня то, что я почему-то совершенно не удивлен, что это вообще произошло. Подумаешь, три изобретателя склепали под кайфом непонятную даже для них самих фигню. Подумаешь, что именно в тот момент, когда эта триада забыла выключить эту непонятную фигню, к ним зашел один из самых важных объектов нашего комплекса. Подумаешь, что именно в тот момент, когда он зашел, эта троица изобретателей была так увлечена работой, что ничего вокруг не замечала. Подумаешь, что именно в этот день, когда нашему эсперу взбрело в голову погулять, он зашел именно в эту лабораторию. Подумаешь, что один из создателей этой фигни именно сегодня так был увлечён работой, что, не задумываясь, отдал ребёнку единственный ключ управления от машины, чьё предназначение неизвестно даже её изобретателям, только чтобы он ему не мешал понять, для чего эта машина вообще нужна. Подумаешь, что именно в этот день и именно нашему эсперу удалось полностью запустить машину, из-за чего мы все здесь и собрались.
  
  - ...
  
  - ...
  
  - ...
  
  - Знаете, я почему-то просто не могу представить себе, что что-то подобное могло произойти, например, в США, в Германии, да хотя бы в той же Японии, особенно если вспомнить, какие эти Японцы странные люди.
  
  - Олег Петрович, ну ... мы ... всё проверили, и ... мы были уверены, что корабль не ...
  
  - Екатерина Михайловна, простите, что вас перебиваю, но вы всё проверили до или после того, как станцевали на своём рабочем месте стриптиз (кстати, красное кружевное бельё вам идёт) для Константина Юрьевича и Дениса Петровича. До или после того, как Денис Петрович на спор вырвал себе зуб плоскогубцами. До или после того, как Константин Юрьевич сказал 54 летнему коллеге из соседней лаборатории, что он, цитирую, его не законнорожденный отец (кстати, не подскажите, как можно быть незаконнорожденным отцом) если вспомнить, что Константину Юрьевичу 22 года.
  
  - ...
  
  - ...
  
  - ...
  
  - Всё это грустно, - тихо прошептал Олег Борисович, качая головой, после чего встал и подошел к журнальному столику, и налил себе томатного сока. - Хотя бы скажите, где он может быть.
  
  - Простите ...
  
  - Денис Петрович, я имею в виду, куда эспер мог попасть. Он перенёсся в другой город, на другой континент, на другую планету, в другую галактику, или он даже не в этой реальности?
  
  После того как Олег задал самый волнующий для него вопрос, в его кабинете установилась напряженная тишина, каждый из тех, кто здесь был, усиленно думал о чём-то своём. Так это продлилось около пяти минут, после чего взял слово Костя и, тщательно подбирая слова, постарался донести до своего начальника ответ на его вопрос.
  
  - Я могу ... сказать ... только одно. Дима сейчас очень далеко.
  
  ***
  
  Где-то в Уэко-Мундо, время неизвестно, местонахождение неизвестно.
  
  Вот из пустоты, не производя ни одного звука, буквально материализуется в ста метрах над уровнем земли цилиндрический металлический объект кремового цвета, внутри которого виден девятилетний мальчик. Этот корабль (а это и есть корабль) после того, как объект полностью воплотился в этом месте, начинает падать. Преодолев несколько метров, этот корабль внезапно останавливается, повиснув в воздухе, чтобы через несколько секунд плавно спуститься на песок, который покрывает это место. После того как этот корабль опускается, мальчик, который всё это время сидел в кресле пилота, после того как несколько минут осматривал то, где он оказался, произносит только одну фразу.
  
  - Капец.
  
  ========== Акт I Сквозь Пустоту: Глава 1 Безликая маска ==========
  
  Глава 1
  Безликая маска
  
  "Дима, эй, Дима, ты как?" - спросил у мальчика, сидящего в углу и трясущегося от страха, его воображаемый друг. - "Дима, я знаю, тебе сейчас погано, но ты не должен впадать в панику. Помнишь, что было написано в тех книгах по выживанию в пустыне?" - пытался достучаться до него Дин, но всё было тщетно, он его просто не слышал.
  
  - Я в пустыне, что мне теперь делать? У меня нет ни еды, ни воды. Я умру здесь, - схватился за голову и начал раскачиваться из стороны в сторону, при этом ударяясь затылком о стену корабля, Дмитрий.
  
  И вот такое положение дел продолжалось почти час, Дин всё это время пытался достучаться до Дмитрия, пока тот всё больше впадал в истерику.
  
  "Дима, чтоб тебя! Слушай меня, придурок, ты ведь долбанный телекинетик с почти неограниченными силами, так почему ты тут ревёшь, если можешь просто взлететь и отправиться, куда глаза глядят?" - внезапно закричал Дин в моей голове так, как никогда раньше.
  
  И как ни странно, но этот крик привёл меня в чувство, заставив мой мозг - думать.
  
  - Взлететь?
  
  "Да, взлететь".
  
  - Но я не умею летать, как я по-твоему это должен сделать? - спросил его, медленно вставая и подходя к креслу пилота, чтобы посмотреть ещё раз, куда меня занесло.
  
  Подойдя к окну - мне предстала всё та же картина. В виде безграничной ночной пустыни, освещенная полной луной, и глядя на эту неестественно большую луну, мне почему-то в этот момент казалось, что она пристально смотрит на меня и пытается со мной говорить.
  
  - Уходи, таким как ты здесь не место. Уходи, иначе будешь наказан. Уходи, маленький мальчик, не оскверняй своим присутствием эту древнюю пустыню. И не буди то, что скрыто под песками. Ты слышишь меня, мальчик, ты всего лишь прыщ на теле этих земель, ты еда, которая лишь на один зубок для местных обитателей. БЕГИ-БЕГИ, ПОКА МОЖЕШЬ! Потому что если ты не послушаешь моего совета, то твоя жизнь будет короткой и очень болезненной, ведь ...
  
  "ДИМА!!!"
  
  - Что?
  
  "Чувак, у тебя снова начались глюки".
  
  - Ты это о чём? - спросил я у него, отстранившись от окна и садясь в кресло, чтобы перевести дыхание.
  
  "Ты начал говорить с луной, и что это за бред ты только что нёс?"
  
  "Какая злая луна, да и сама пустыня какая-то неправильная, такое чувство, что она мертва, как и всё здесь, и я сам тоже", - не слушая его, рассуждал Дмитрий.
  
  "Дима, мать твою! Приди ты уже в себя, придурок психованный!"
  
  Услышав крик Дина, я, наконец, отвернулся от луны, пытаясь не думать о том, что только что было. Чтобы как-то себя отвлечь, я решил, наконец, осмотреть приборную панель. На которой ничего не изменилось с последнего осмотра. Сама панель переливалась сине-зелёными цветами. Но больше всего, что привлекало внимание, так это таймер с обратным отсчётом и цифра в 18 месяцев.
  
  - Полтора года. Дин, как думаешь, что будет через полтора года, когда этот таймер закончит отсчёт.
  
  "Не знаю. Слушай, а может, ты ещё раз нажмёшь на кнопку, и мы снова переместимся?"
  
  - Вот я идиот, как же я до этого сам не додумался! - качая головой, укорял самого себя Дмитрий.
  
  Помешкав несколько минут, я с помощью телекинеза (боялся делать это рукой) снова нажал на злополучную кнопку. Но, к моему удивлению, так ничего и не произошло, а вместо этого на стекле появилось изображение Кати, которая явно была под кайфом.
  
  - Если вы видите эту запись, значит, вы попытались запустить туннельный двигатель раньше срока. Поэтому предупреждаю вас, чтобы не было в будущем недопонимания. Вот тот таймер ... - сказав это, под изображением Кати появилась красная стрелка, указывающая на него. - Как раз предназначен для этого. И предвосхищая ваш вопрос, это было сделано не просто так, главной проблемой двигателя является его долгая перезарядка. К сожалению, нам так и не удалось исправить этот недочёт, поэтому двигателю нужно время, чтобы набрать достаточно энергии для следующего прыжка. Поэтому вам придётся подождать, когда будет достаточно энергии. Спасибо за внимание, - закончив, изображение Кати пропало так же внезапно, как и появилось, оставив меня в гордом одиночестве.
  
  - Капец.
  
  "Надеюсь, у тебя не начнётся новая истерика после этого".
  
  - Нет, не начнётся. Не знаю почему, Дин. Но эта запись меня успокоила".
  
  "То есть?"
  
  - Не могу сказать, - ответил ему, подходя к двери и открывая её.
  
  Вот дверь с шипением открывается, и я выхожу, наконец, наружу. И первое, что делаю, так это вдыхаю здешний воздух. - "Какой необычный воздух", - единственная, мысль, которая пришла ко мне, пока бродил вдоль прыгуна и осматривал пустыню, которая просто утопала в тишине.
  
  - Кстати, что ты там говорил про полёты?
  
  "Ты с помощью своей силы можешь летать".
  
  - Как это?
  
  "Используй телекинез на себе".
  
  Решив последовать его совету, я использовал силу и поднял себя в воздух. И, как ни странно, у меня действительно получилось, хоть и с трудом, но летать. И вот сейчас моё тело парит над кораблём, а вместо радости я испытываю странное удовлетворение, которое моё сознание никак не может объяснить.
  
  "Всё-таки ты странный человек, Дима, несколько минут назад у тебя была истерика, а теперь ты практически доволен жизнью".
  
  Решив, что на сегодня достаточно, я медленно начал спускаться, не отвечая на его слова, ведь он и так знает, что у меня нет ответа, почему так себя чувствую.
  
  - Нужно больше тренироваться, потому что мне не очень улыбается, что моё тело постоянно дёргается из стороны в сторону, - сказал я Дину.
  
  Простояв на песке ещё пару минут, переводя дыхание, я направился к кораблю. И подходя к нему, ко мне пришло понимание того, что теперь ничего не будет как прежде, и либо я возьму себя в руки и буду делать всё, что от меня зависит, либо можно сразу ложиться на песок и умирать.
  
  - Ладно, немного отдохну и снова возьмусь за тренировки.
  
  ***
  
  Два дня спустя
  
  Вот я лечу над этой бесконечной пустыне, стараясь не думать о жажде и голоде, мучающие меня. Уже два дня прошло, как меня забросил этот корабль, а ночь даже не думала заканчиваться. За это время мне удалось кое-как научиться нормально летать, теперь, по крайней мере, моё тело не дёргается из стороны в сторону, когда я поднимаю себя с помощью своей силы.
  
  "У нас с тобой серьёзные проблемы, бро".
  
  - Как будто я не знаю! - крикнул на Дина Дмитрий, облокотившись на спинку кресла.
  
  "Успокойся".
  
  - И как я по-твоему должен успокоиться, если всё о чём могу думать, так это о жажде, которая мучает меня прямо сейчас, - раздражительно ответил ему Дмитрий, пока корабль, в котором он сидел, нёс его над пустыней, вдруг начал трястись.
  
  "Парень, я серьёзно, тебе надо успокоиться. Ты сам знаешь, что в твоей силе главное - контроль".
  
  - Знаю-знаю, просто Я уже два дня, как ничего не ел и не пил, - ответил ему, одновременно с этим опуская прыгун на землю. - Чёрт, мне надо отдохнуть.
  
  Решив, что передышка мне не повредит, я вышел из корабля, и как только мои ноги снова ступили на песок, у меня появилось ощущение, что за мной кто-то следит. - "Дин, ты это тоже чувствуешь?" - перейдя на мысленную связь, спросил у своего воображаемого друга.
  
  Забавно, но обычно я общаюсь с Дином с помощью речи и очень редко мысленно. Психиатр, к которому я был назначен в Сиянии, говорил, что это такая попытка заполнить социальную пустоту, ведь в приюте у меня не было друзей, и я ни с кем не общался. Да и шансов, что меня усыновят, почти не было, по крайней мере, именно так говорили воспитатели между собой, думая, что их никто не слышит (уж слишком маленький Лаэда был странным ребёнком). А мысленно я общаюсь с Дином только тогда, когда это требуют обстоятельства, когда как в обычное время вслух.
  
  "Думаешь, нам не показалось?"
  
  "Не знаю, может, это просто глюки на почве недоедания, а может и нет", - присаживаясь на песок и вдыхая свежий ветер полной грудью, ответил ему Дима.
  
  После того как Дима ответил Дину. Он погрузился в тишину, прерываемую время от времени урчанием в животе. Так он просидел где-то десять минут, после чего встал и направился обратно к прыгуну. Но в тот момент, когда он входил в корабль, из песка выскочило два странных существа, которых он не заметил, так как в этот момент был спиной к ним. И, не теряя ни минуты, одно существо, выглядящее как гибрид паука и крысы, выплёвывает изо рта длинную паутину, которая, преодолев с большой скоростью расстояние, разделявшее паука от его добычи, прицепляется к спине Димы. После чего паук притягивает его к себе, но у него ничего не получается. Вместо этого Дмитрий резко разворачивается и сам притягивает его к себе, перед этим подняв на несколько метров над землёй. Однако в этот момент на него бежит второе существо в виде обезьяны-носорога с целью вбить свою добычу в песок. Но так же, как и у его собрата, у него ничего не получается, а вместо этого он так же, как и паук, поднимается в воздух и начинает там парить, даже не способный пошевелить головой.
  
  - Всё-таки не зря меня тренировали в Сиянии, - тихо прошептал Дмитрий, качая головой и переводя дыхание.
  
  "Как ты думаешь - кто они такие?"
  
  - Не знаю, Дин, лучше давай посмотрим их поближе.
  
  "А это не опасно?"
  
  - Нет, я полностью контролирую их тела, видишь, они даже головой пошевелить не в состоянии. Это только в фильмах на подобии Звёздных воин показывают, как джедай берёт с помощью силы за шею и всё, а в реальности всё куда интереснее.
  
  Ответив Дину, я подтянул этих существ поближе, чтобы получше их рассмотреть. Как и было сказано ранее, эти два существа были этакими гибридами животных. Только теперь мне удалось увидеть, что на том месте, где у них должно быть лицо, красовались костяные маски, у паука маска была (кто бы мог подумать - паука), а у носорога, к моему удивлению, свиньи, ну и ещё у них были дыры у носорога в животе, а у паука на груди.
  
  "И это всё что тебя удивляет? А как насчёт того, что эти существ в принципе не должны существовать, да и ты как-то спокойно отнёсся к тому, что на тебя напали. С тобой всё в порядке?"
  
  - Просто я не в том состоянии, чтобы напрягаться на эту тему.
  
  "Ну, тогда убей их, и дело с концом. Кстати, а ведь можно попробовать их съесть, а кровь выпить".
  
  - Ты серьёзно? - спросил я Дина, с каким-то нехорошим предчувствием смотря на этих тихо рычащих существ.
  
  "А почему нет, либо так, либо смерть, а тут можно попытать шанс, вдруг они съедобные".
  
  - Но я даже не знаю, - обходя существ по кругу и осматривая их, тянул резину, хотя знал, что всё равно попробую. - И на чём я их по-твоему должен приготовить, не сырыми же их есть?
  
  "А почему нет, да и выбора у тебя нема!" - ответил Дин, и в этот момент мне показалось, что он облизнулся.
  
  И вот когда я уже собрался приступить к делу, произошло то, чего я никак не ожидал. А произошло вот что.
  
  Пока я обходил существ по кругу, ко мне подобралось ещё одно существо, и незаметно для меня выскочило у меня за спиной и ударило меня по голове, из-за чего я потерял сознание.
  
  ***
  
  15 минут спустя
  
  - Ну, ты там долго?! - первое, что услышал сквозь тьму.
  
  - Сейчас, почти закончила! - прокричал какой-то металлический голос.
  
  - Давай пеленай его быстрее, господин не любит ждать, - снова заговорил тот первый металлический голос.
  
  Дальше я почувствовал, как кто-то взял меня и положил на что-то, но, к сожалению, я не мог сказать что это, так как у меня были завязаны глаза.
  
  - До сих пор не могу поверить, что мы теперь фраксион аж Вастер лорда.
  
  "Кто он, и чей он?" - недоуменно произнёс Дин.
  
  - И не говори, кто бы мог подумать, что нас, пустых первого поколения, примет под свою опеку один из лордов пустоты, - третий новый голос.
  
  - А никого из вас не смущает, что господин выбрал нас троих из всех пустых, да ещё пренебрег адьюкасами, - снова заговорил второй голос.
  
  Дальше эти голоса продолжали говорить, и одновременно с этим что-то делая.
  
  - Заткнитесь вы уже, нам ещё эту штуку надо как-то сдвинуть с места!
  
  - Эй, Заман, успокойся, мы в безопасности, и ничто нам не угрожает.
  
  - Ты сама-то поняла, что сказала, Зумрата, или все твои мозги ушли в паутину. Когда это в Уэко-Мундо было безопасно, да и не вы ли ребята несколько минут назад барахтались в воздухе.
  
  "Уэко-Мундо?"
  
  "Так, значит, того, кто меня вырубил, зовут Заман?"
  
  - А, может, лучше прикончить этого странного пустого вместо того, чтобы его тащить с собой? Ну, если он нас двоих так легко одолел, так зачем же рисковать?
  
  - Ой, какой же ты трус, Букур!
  
  - Замолчи, женщина, и не смей так разговаривать с воином!
  
  - Я сказал, чтобы вы замолчали, и отвечаю на твой вопрос, Букур, нет, мы не будем его сейчас убивать. Вместо этого мы отнесём его господину Суму-Абуму, он же приказал нам приносить ему всё необычное.
  
  После того как Заман сказал своё слово, эта троица продолжила работать молча (по крайней мере, мне кажется, что они работают).
  
  - Всё, сбруя готова, Бурук, подойди сюда.
  
  - Зумрата, она точно выдержит вес этой колесницы?
  
  - Не беспокойся, Заман, она крепкая.
  
  "Димас, ну ты долго ещё будешь слушать их? Может, уже разберёшься с ними".
  
  - Хорошая идея, Дин.
  
  - Он очнулся! - выкрикнула Зумрата.
  
  А я в этот момент порвал паутину и вместе с этим отделил торс паучихи от туловища. Дальше моё тело взлетело на несколько метров, чтобы осмотреть то, что меня окружает. А увидел я Букура, который в этот момент быстро освобождался от паутины, которая была одета на него как на тяглового мула и привязана к прыгуну. И самое главное, мне, наконец, удалось увидеть, как выглядит Заман, который закапывался в песке, при этом смотря на меня очень злыми глазами из-под своей костяной маски. А выглядел он как гуманоидный лис с серебряным мехом (в общем, красивая тварь), а если ещё точнее, то это был не кто иной, как Кицунэ.
  
  "Это что же получается, меня вырубила вот эта ёбаная лиса?!" - чувствовал, как во мне разгорается злость. - "Как же я, блин, ненавижу Кицунэ!"
  
  Вот Дмитрий поднимает с помощью телекинеза двух чудовищ. После чего взрывает Букура изнутри, уже ожидая как кровь вместе с мясом, органами и костями испортят здешний пейзаж, но ничего из этого не происходит, а вместо этого на песок падают лишь части тела Букура, из которых идёт слабый дым, но Дмитрий ничего из этого не замечает. Вместо этого он подносит обездвиженное тело Замана вплотную к себе, чтобы посмотреть ему прямо в глаза.
  
  Вот эти двое встречаются взглядами, после чего Дмитрий произносит: - Как же я ненавижу вас, Кицунэ, никогда не понимал, почему все анимешники от вас балдеют. И глядя на вас, мне хочется разорвать всех подобных вам, тварям, на мелкие кусочки. А уж когда какой-нибудь стукнутый на всю голову мангака приделывает к человеку лисьи уши и хвост - то мне и вовсе хочется блевать. Так что тебе сегодня очень не повезло, мерзкая тварь. Есть, что сказать напоследок? - освободил рот Замана и, приблизившись к нему, приготовился исполнить свою давнюю мечту Дмитрий.
  
  - Ты заплатишь за то, что сделал, - рычал Заман, пока я купался в его ненависти, наслаждаясь каждым мгновением. - Господин Суму-Абуму заставит тебя страдать, и будешь ты плакать кровавыми слезами, моля Ахура-Мазду, чтобы он избавил тебя от боли, но все твои мольбы будут тщетны, потому что боги не слушают обитателей Уэко-Мундо, - закончив свой монолог, Заман плюнул мне в лицо, но, к несчастью для него, плевок остановился в воздухе, не долетев каких-то миллиметров до моей щеки.
  
  "ДИМА, ПУСТЬ ОН КРИЧИТ ОТ БОЛИ. Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ОН УМОЛЯЛ ТЕБЯ УБИТЬ ЕГО!!!"
  
  "Я тоже этого хочу", - ответил я Дину, после чего приблизился к Кицунэ вплотную и прошептал ему спокойным голосом. - Заман, кричи.
  
  И я заставил его кричать, после того как мной были сказаны последние слова, от него начали отрываться маленькие кусочки плоти. Всё началось с ног, под крики боли Кицунэ я отрывал по маленьким кусочка его ноги, и вот что странно, но крови не было. Что говорило о том, что Заману не удастся умереть от кровотечения, но в тот момент моё сознание не обращало на это внимание. Дальше я перешел на руки, и уже от них начали отрываться маленькие кусочки. А Заман всё кричал и кричал. Он умолял меня остановиться. Пока мои глаза не отрывались от его полных ужаса и боли глаз, но вместо этого я уменьшал размер отрываемых кусочков. И впервые в своей довольно-таки короткой жизни, я начал испытывать удовольствие от того, что причиняю кому-то боль. Пытая это существо, я представлял на его месте всех, кто должен был страдать, по моему мнению. Всё началось с Винболского Фёдора Петровича, мерзкого старика, ставившего на мне изуверские опыты, при этом не забывая приговаривать, что это во благо человечества, дальше по очереди пошла та троица наркоманов, которые склепали тот чёртов корабль. После них появился тот фээсбэшник, рассказавший про меня своему начальству, а за ним шла Юля, к которой я испытывал ненависть, ведь если бы она мне не понравилась, то я бы не стал показывать ей свои способности. И если я не стал бы показывать ей свои способности, то не загремел бы в тот ад, который все называли научным комплексом Сияние. А под конец перед моими глазами по очереди предстали они, мои родители, Лаэда Василий Владимирович и Лаэда Виктория Михайловна, которые бросили меня ещё в роддоме только потому, что были слишком молодыми и побоялись ответственности. Я представлял, как пытаю их за то, что они бросили меня, за то, что оказался в приюте, где меня все сторонились. В приюте, где не мог ни с кем поиграть, потому что дети шарахались от меня и разбегались в разные стороны. Потом их место заняли мои братья и сёстры (по моей просьбе, Винболский попросил своё начальство, чтобы они навели справки о моих родителях, ведь ему нужно было, чтобы я ему доверял), начиная со второго их него ребёнка, которого они назвали Дмитрием. После пошел Влад, потом Олег, дальше Таня, и замыкала эту семейную процессию Ира. И на них я старался причинять Заману как можно больше боли. Потому что ненавидел своих братьев и сестёр больше всего. Ненавидел их за то, что у них счастливое детство. Ненавидел их за то, что они живут в любящей семье. Но больше всего я ненавидел их за то, что у них есть родители, и они их любят.
  
  Пытал я Замана больше часа, и за всё время он ни разу не потерял сознание. А закончилась пытка только тогда, когда добрался до его груди. Не потому, что он умер, и не потому, что я устал, нет, не из-за этого, просто к тому моменту у меня в груди появилась какая-то пустота, которая росла, заполняя всё моё естество. Решив, что с Кицунэ достаточно, я просто оторвал ему голову.
  
  - Дин, что это было, почему я всё это сделал? - спросил я у него после того, как приземлился на песок, и придя в себя, держа при этом голову Замана в руках и смотря, как из его шеи исходит какой-то дым.
  
  "Я не знаю, бро".
  
  - Я, конечно, понимаю, что у меня нет любви к Кицунэ, но чтобы так ненавидеть существо только из-за того, что оно Кицунэ, это ненормально. Более того, я действительно упивался его страданиями.
  
  "И что ты теперь собираешься делать?"
  
  - Я голоден, Дин, - сказав это, моя рука взяла маску Замана и оторвала кусочек от неё.
  
  "Что ты собираешься делать?"
  
  - Не знаю почему, но мне кажется, что маска этого существа самая питательная часть тела, - ответил ему Дмитрий, поднося ко рту кусочек маски.
  
  Но перед тем как съесть кусок, Дмитрий посмотрел на луну и впервые за всё время, что находится здесь, он перестал чувствовать себя чужаком в этом месте. Посмотрев на луну пару секунд, Дмитрий не задумываясь (чтобы не передумать) съедает кусок маски, после чего, немного прожевав, проглатывает его. Чтобы через несколько секунд упасть на песок с дикими воплями из-за боли, которую он испытывал во всём теле, и дёргаясь в конвульсиях, и пока он страдал, у него изменился голос, став металлическим, как у тех, кто на него напал. А вместе с этим у него на лице начала прорастать белая костяная безликая маска с прорезями для глаз, и пока у него прорастала маска на лице, в груди одновременно с этим у него появилась пока ещё маленькая дыра пустого.
  
  ***
  
  Где-то в Уэко-Мунде
  
  - Они мертвы, - тихо произнесло двухметровое человекоподобное существо. Покрытое с головы до ног костяной бронёй чёрно-синего цвета. С костяной маской шлемом в виде человеческого черепа и завитыми в кольца рогами на том месте, где у него должны быть уши и десятью тонкими хвостами, находящимися на спине, которые постоянно безостановочно двигались, как будто имели своё собственное сознание, оканчивающими острыми шипами на концах.
  
  - Не просто мертвы, а убиты, - ещё раз прошептало существо, вставая с песка.
  
  Встав, это существо повернулось в ту сторону, куда ушел его фраксион, пристально всматриваясь вдаль. Простояв так минут двадцать, это существо внезапно исчезло с характерным звуком, который следует за тем, что пустые называют Сонидо.
  
  Вастер-Лорд по имени Суму-Абуму вышел на охоту.
  
  ========== Глава 2 Обтёсанные скалы ==========
  
  Глава 2
  Обтёсанные скалы
  
  Боль - это последнее, что я помню после того, как проглотил тот кусок маски. Боль, которую я испытывал, была ни на что не похожа. Нет-нет, она ни была невыносимой, она не сводила меня с ума, более того, как бы это странно не звучало, но я не страдал от этой боли. Лишь только поначалу.
  
  Но при этом это была именно боль, но не физическая, а душевная. Я страдал так, как может страдать мужчина, оплакивающий смерть своей любимой. Страдал как человек, которого предал лучший друг. Я испытывал боль отца, которому вонзил в спину нож его же ребёнок. В общем, можно сказать, я испытывал истинные душевные муки. И прямо в этот момент, пока страдала моя душа. Я чувствовал, что что-то уходит из меня, как будто часть того, что делает меня мной, не просто погибает, а истлевает. В этот момент мне казалось, что эта метафизическая часть лежит в моих руках и прямо на моих глазах - начинает уменьшаться. Вот она размером с арбуз, но через несколько минут на тыльной стороне появляются первые признаки старения, после чего корка начинает трескаться, а из трещины постепенно, пока только лишь маленькими песчинками, начинает выпадать песок, который оказывается прахом. Дальше - больше, также через некоторое время появляется ещё одна трещина, но уже с другого бока и большего размера, из которой также высыпается прах - мой прах. Когда как арбуз покрывается тёмными пятнами, сморщившись и всё больше уменьшаясь в размерах.
  
  Пока я стою над тёмной пропастью, а за моей спиной пожирают мой собственный мир те, которых называют Лангольеры (пожирающие прошедшее время), при этом без остановки издавая монотонное гудение. Но я не обращаю на это внимания, вместо этого мой взгляд направлен на арбуз размером уже с яблоко. Как вдруг, внезапно, гудение пропадает. И это резкое изменение того, что уже стало для меня обычным, наконец-то отвлекает меня от этого медленно гниющего и уменьшающегося фрукта. Отведя взгляд от фрукта, медленно поворачиваю голову назад. Повернув её, моим глазам предстаёт фантасмагорическая картина пустоты, где нет ничего материального, кроме того маленького островка, на котором я в данный момент стою, и сотен тысяч маленьких Лангольеров, смотрящих в этот момент на меня, и хоть у них нет глаз, да и вообще они состоят только изо рта и зубов.
  
  Вот так я и стоял, смотря на них, а они на меня, пока фрукт, который всё это время лежал у меня в руке, не лопнул с характерным звуком. Переведя взгляд, я увидел, что это уже яблоко, разделилось на две равные половинки. Но не это больше всего привлекло моё внимание, а то, что внутри этих половинок ничего не было - все, что от яблока осталось - так это кожица. Простояв так несколько минут, а, может, часов, я снова перевожу взгляд на Лангольеров, а те, как будто только ожидая этого момента, как по команде одновременно складывают свои рты в улыбки - после чего я проснулся.
  
  Знаете, у авторов есть несколько способов приводить своих героев в сознание. Способ 1) Это когда герой внезапно просыпается и пытается понять, где он в данный момент находится. Способ 2) Это когда герой медленно, но верно - часто весьма болезненно - возвращается в сознание. И таких способов ещё много. Но мой способ был не таким интересным, более того, можно сказать, он был - скучным. Вот я без сознания, и вот я в сознании и всё, как будто кто-то повернул ключ зажигания - запустив моё сознание.
  
  А пришел я в сознание в тот момент, когда за обе щёки уплетал части тела Замана. Более того, я, в нарушении всех мысленных и не мысленных клише, помнил все, что происходило с моим телом, пока моё сознание было отключено. У меня не было резкой вспышки всех воспоминаний, точно так же я не просматривал все воспоминания как в фильме. Просто все воспоминания и так были при мне. Также я прекрасно себя чувствовал, у меня ничего не болело, моё сознание не было сонным, растерянным, к тому же моё тело прекрасно функционировало.
  
  После того как Дмитрий окончательно осознал себя, он медленно положил недоеденный кусок плоти на песок, уставившись на него пустым взглядом, в котором читалась отчаянная попытка понять, что с ним вообще только что происходило. Просидев так несколько минут, он всё так же молча встаёт и направляется к кораблю, по дороге освобождая его от паутины с помощью телекинеза.
  
  - И не скажешь, что мне сегодня врезали по голове, а потом ещё несколько часов сидел неподвижно на коленях, поедая останки Замана, - произнёс Дмитрий, чтобы отвлечься от того, что с ним происходило ранее.
  
  "Дима, в который раз убеждаюсь, что ты законченный псих! Какие, нахрен, Лангольеры, какие, нахрен, арбузы?! ... Это что за нах?!"
  
  Выкрикнул в моей голове Дин после того, как увидел моё лицо, а точнее белую плоскую маску, когда я подошел к зеркалу, прикрученному к стене корабля.
  
  - Не кричи, пожалуйста? - попросил у него, после чего использовал свою силу и с помощью неё сломал маску.
  
  Когда маска сломалась и осыпалась, Дмитрий смог увидеть своё отражение в зеркале, которое поначалу он даже принял за другого человека, настолько оно отличалось от того, что он обычно видел. Нет у него не были другие черты лица, волосы были того же размера и цвета, у него не появились новые аксессуары в виде дополнительного носа, глаз ушей или ртов, также у него не выросли рога - нет, ничего этого не было. Единственное, что было другим, так это его глаза, а точнее взгляд, который никак не мог быть у ребёнка. Такой взгляд он уже видел однажды, ещё до того как его отвезли в Сияние, когда он жил в приюте. Он видел его у одного человека, а точнее у мужчины, чьё имя он не знает. Этот мужчина, которому было лет пятьдесят, работал в приюте дворником. Он был маленького роста, коренастым и полностью лысым, и сколько Дмитрий себя помнил, этот дворник всегда молчал.
  
  И вот однажды (примерно за четыре месяца до того, когда Дмитрия похитили) случилось то, что впервые перевернуло жизнь маленького Лаэды. А случилось вот что, когда Дмитрий прогуливался по территории приюта, к нему внезапно вышел этот человек. Он выскочил из кустов и всё так же молча посмотрел на него, и в тот момент, когда Дмитрий встретился взглядом с дворником, он увидел в его глазах усталость, не физическую усталость, а эмоциональную. В этих глазах он увидел человека, которому надоело жить, человека, которому уже нечего терять. И хоть тогда Дмитрий не понял, что он там в тот момент увидел, но он запомнил. А на следующий день он узнал, что тот дворник покончил жизнь самоубийством.
  
  И вот сейчас, он увидел этот взгляд снова и теперь-то понимает, что он означает. Ведь точно такой же взгляд он видел в своём отражении.
  
  "Дима, Дима, не молчи - ответь мне!"
  
  Но Дмитрий не ответил Дину, вместо этого он сел за кресло пилота, поднял с помощью своей силы корабль и полетел туда, куда глаза глядят.
  
  ***
  
  10 часов спустя Уэко-Мундо: место убийства Замана, Зумраты, Букура
  
  Вот на одном из барханов с характерным звуком из пустоты появляется существо, закованное в костяную броню. Появившись, это существо начинает поворачивать голову слева направо, крутясь в этот момент по кругу. Сделав пять кругов, существо останавливается и, так же не говоря ни слова, исчезает в неизвестном направлении.
  
  Суму-Абуму взял след.
  
  ***
  
  Два месяца спустя
  
  Прыжок
  
  Существо в виде шестиметровой рогатой лягушки приземляется неподалёку от меня, порождая под своей жирной тушей волну песка. Приземлившись, лягушка выплёвывает метрового размера шип, но он проходит слева от меня, так как я к этому моменту уже был в другом месте. Увидев, что атака не удалась, существо снова прыгает, преодолевая десять метров с огромной скоростью. Но моё тело к этому моменту уже поднялось в воздух, остановившись в двадцати метрах над моей добычей, с помощью которой уже четыре часа тренирую свои навыки.
  
  Приземлившись, лягушка начинает быстро вертеть головой из стороны в сторону, не увидев меня на земле, существо поднимает голову наверх, чтобы лицезреть, как моё тело повисло прямо над ней. Когда как я спокойно смотрю на неё, так наши игры в гляделки продолжаются пару минут. Я смотрю в её огромные зелёные буркала, а она в мои глаза. Решив что-то для себя, лягушка быстро раздувает свои щёки до огромных размеров, пока я спокойно парю, никуда не перемещаясь, ожидая, что она в этот раз попытается сделать. Надув свои щёки до предела, лягушка выплёвывает в меня просто огромное количество пятидесяти сантиметровых игл, которые мгновенно закрывают её под собой. Быстро долетев до меня, иглы врезаются в моё АТ-поле, не причиняя никакого вреда. Который придумал с целью защитить себя, а назвал так, потому что телекинетический щит звучит не очень. Но как оказалось, целью атаки было не убить и даже не ранить, а просто отвлечь и скрыть моего подопытного кролика из вида. Потому что как только иглы врезались в мою защиту, ко мне прицепился её длинный язык, прицепившись, существо быстро подтягивает меня к себе. Когда как я, даже не успев ничего понять, быстро оказываюсь рядом с лягушкой, а та, недолго думая, хватает моё тело рукой, чтобы вбить в землю, после чего начинает наносить безостановочные удары по моему полю, пытаясь пробить его и добраться до меня. Всё так же не издавая ни одного звука.
  
  "Какого хрена, Лаэда, ты ещё долго будешь с ней играться? Может, уже прикончишь тварь или ты не собираешься ужинать?"
  
  - Скучный ты, Дин, - ответил ему Дмитрий, спокойно лежа на песке и смотря, как тварь разбивает кулаки об АТ-поле.
  
  Вот лягушка поднимается в воздух, повиснув в пяти метрах над Дмитрием. Чтобы через несколько секунд быть разорванной на четыре части.
  
  "Хм, четвертование оказалось не таким впечатляющим. Лучше давай по старинке, просто взрывай их изнутри, это куда более эпично!" - вставил свои пять копеек Дин, пока еда медленно опускалась на песок вместе с кораблем, висящим всё это время на довольно-таки приличной высоте.
  
  - Твою мать, сука!
  
  "Что не так?"
  
  - Кроссовок порвался! - ответил ему Дима, прыгая на одной ноге и смотря на обувь, у которой подошва была оторвана наполовину.
  
  "Ну, так почини"
  
  - Спасибо, кэп, чтобы я без тебя делал! - снимая обувь и выбрасывая их куда подальше, ответил Дима. - Вот только в твоём предложении есть некоторые неувязки: 1) У меня нет того, чем бы я смог это сделать. 2) Я не умею это делать.
  
  Ответив Дину, я направился к лягушке, по дороге разделывая части тела. Подойдя к ней, первое, что сделал, так это проверил, нет ли кого рядом, убедившись, что в этот раз один, и мне не придётся в очередной раз кого-то убивать, я, наконец, сел на песок с целью поесть.
  
  "Ну, наконец-то мы поедим, а то эти две недели на диете были сущим кошмаром".
  
  - Дин, знаешь, который сегодня день? - внезапно спросил Дима, даже не думая прикасаться к еде.
  
  "Э-Э-Э, вторник".
  
  - Не просто вторник, сегодня мой день рождения, и мне теперь десять лет, - едва слышно прошептал Дмитрий, смотря куда-то вдаль и о чём-то думая.
  
  "Блин, забыл".
  
  Вот Дмитрий берёт кусок мяса и начинает его есть, но через несколько минут он его бросает на песок, после чего пинает.
  
  - Как же меня это всё - ДОСТАЛО! Как же мне надоело всё время выживать, охотиться и голодать. Проклятие, мне всего десять лет, я не должен всем этим заниматься. Вместо этого я сейчас должен с друзьями играть в футбол, а под вечер прийти домой, где меня будут ждать родители!
  
  "У тебя нет ни родителей, ни друзей".
  
  - СПАСИБО, ЧТО НАПОМНИЛ! И вообще, захлопни пасть!
  
  "Не смей так со мной разговаривать!"
  
  - А то что?!
  
  "Эх, походу, у тебя снова начался приступ гнева. Определись со своим поведением, наконец, то ты плачешь, то ты бесишься, а порой и вовсе ведёшь себя как робот. ЗАДРАЛ!"
  
  Кричал Дин, пока Дима бродил по песку около корабля и кричал, а песок вокруг него медленно преобразовывался в пока ещё маленький вихрь.
  
  - Заткни хлебало! Это из-за тебя я застрял здесь.
  
  "Из-за меня?!"
  
  - Да, из-за тебя, это же тебе приспичило узнать, что будет, если нажать на ту кнопку! - кричал Дмитрий, а маленький вихрь всё набирал силу, увеличиваясь в размерах.
  
  "Вот не надо всё сваливать на меня, ты сам нажал на неё, тебя никто не заставлял!"
  
  - Ты сам просил нажать на неё, а теперь решил дать задний ход?!
  
  "Ни хрена, я всего два раза попросил - а ты не так уж и противился!"
  
  - Как же мне, блять, всё это надоело, я хочу вернуться назад! - внезапно остановился и заговорил Дима, сев на песок, держась руками за голову и качаясь из стороны в сторону.
  
  "И куда ты хочешь вернуться? В приют, где все шарахались от тебя, как от огня, или туда, под землю в Сияние. Где тебя одни видели в виде подопытного кролика, другие в виде оружия, а третьи как чудовище. Ты туда хочешь вернуться, да?" - кричал в голове Димы Дин, всё больше распаляясь, когда как вихрь превращался в смерч, увеличившись на двадцать метров в высоту. - "Ты что, снова хочешь, чтобы у тебя постоянно брали всевозможные анализы, начиная от мочи и заканчивая спинным мозгом. Ты снова хочешь проходить через те опыты, где тебе в голову втыкали иглы, пропускали через тело ток, запирали в комнате, покрытой ярким белым светом и изолированной от звуков, чтобы проверить - как ты это перенесёшь. ТЫ ТУДА ХОЧЕШЬ ВЕРНУТЬСЯ?!"
  
  - ДА-да, туда! Это всё лучше - чем этот мир, - заорал Дмитрий, а смерч набрал ужасную силу, превращаясь в многометровое торнадо. - И ради этого можно потерпеть!
  
  "Ха, потерпеть говоришь?! То-то ты там был на грани нервного срыва! И знаешь, что было бы, если бы тебе окончательно сорвало крышу, не знаешь, а я тебе скажу. У тебя было бы два варианта: 1) Ты бы совершил суицид. 2) Что вероятнее всего, ты пошел бы и устроил в комплексе кровавую бойню. Со всеми вытекающими последствиями в виде крови на всех поверхностях, разбросанных везде, где можно, ошмётками тел и диких криков боли. Потому что ты ёбаный маньяк - получающий от этого удовольствие!"
  
  - Завались, - прошипел Дмитрий, всё больше теряя над собой контроль.
  
  "И знаешь, что самое забавное? А забавное то, что Винболский на тот момент прекрасно понимал, в каком ты состоянии. И если бы срыв всё-таки произошел, то тебя всё равно остановили бы. А потом они тебя накачали какими-нибудь наркотиками, введя в состояние овоща. И гадил бы ты под себя, пуская в этот момент слюни и держа вечную дебильную улыбочку".
  
  - ...
  
  "Ты никогда не задумывался, почему в приюте тебя все боялись? Что если все дети и воспитатели на подсознательном уровне чувствовали, какая ты мразь? И поэтому они тебя избегали, а не потому что, видите ли, особенный?"
  
  - Я сказал, завались, - уже прошептал, крепко сжимая кулаки, а многометровый торнадо уже набрал такую скорость, что стал способен разрывать плоть и обтёсывать кости за пару минут.
  
  "Ты чудовище, слышишь меня, чудовище, и такому, как ты, здесь самое место. Среди таких же тварей. Твоё место здесь, потому что ты уродливая аномалия в человеческом социуме. А аномалию нужно подчинить, потом изучить, и если она опасна - уничтожить!"
  
  - Ты ничего не понимаешь.
  
  "Нет, я всё прекрасно понимаю. Ведь ты решил, что можешь быть одним из них. Думаешь, если начитался комиксов про супергероев - то сможешь стать таким же, ДА! Думал, что сможешь успешно скрывать свою силу и сражаться со злодеями, спасая мир и человечество. И за это тебя будут все почитать, ставить памятники в твою честь, да, лицемерная ты скотина?! А вот хрен тебе, не будет ничего такого! Всё на что ты способен, так это убивать, и знаешь, походу, именно из-за этого родители тебя бросили в роддоме. Видно, они уже тогда почувствовали, что из себя представляет маленький Дима. И именно из-за этого они назвали своего второго сына твоим именем. Чтобы забыть ту тварь, которую породили".
  
  - Зачем ты всё это говоришь, ведь я всего лишь челове ...
  
  "НЕТ, ТЫ НЕ ЧЕЛОВЕК!"
  
  После того как Дин выкрикнул это предложение, Дима остановился, а торнадо, как по волшебству, потеряло всю свою силу, и тонны песка, из которого он состоял, упали на песочные барханы.
  
  - Что ты сказал? - заворожено спросил Дмитрий, не видя при этом ничего перед собой из-за того, что ушел глубоко в себя, настолько затянул его этот внутренний диалог.
  
  "Ты не человек, Дима", - спокойно и как-то устало ответил ему Дин. - "Человек не может жить с дырой в груди, он не может существовать без воды, он не может сидеть, не двигаясь целыми днями, а потом встать, как ни в чём не бывало. Он должен дышать. У него должно стучать сердце, у него должны быть кости и кровь. Когда как у тебя под кожей только дым. А ещё у него не может затянуться рана за пару часов, от которой он должен умереть".
  
  После того как Дин ответил, я заворожено посмотрел на свои руки. Не то чтобы это было для меня новостью, просто до этого я всячески отгонял от себя подобные мысли, отказываясь принимать правду. - Я не человек, - тихо прошептал, чтобы хоть что-то сказать.
  
  "И если ты вернешься обратно, Дима, то для них ты теперь будешь не просто человеком с экстрасенсорными способностью. Нет, для них ты будешь инопланетянином, которого нужно изучать во благо науки".
  
  - Какого! - прокричал Дима, после чего рефлекторно выставил руки вперёд, чтобы в следующее мгновение в АТ-поле, превратившееся в целый купол, врезался кроваво-красный луч энергии.
  
  После того как купол сформировался, в него врезается луч, пущенный существом гуманоидного вида, которого я не смог нормально разглядеть из-за атаки. После того как он врезается, вопреки моему ожиданию, он не испаряется, а вместо этого начинает вгрызаться в щит, выставленный мной, и энергия этой атаки такова, что я чувствую жар, исходящий от него. Но как ни странно, я эту атаку смог удержать, хоть она и была неожиданной. И когда моё сознание уже планировало то, что я сделаю с тем, кто на меня напал, происходит то, чего я никак не ожидал.
  
  Пока я готовился перейти в контратаку, сзади прилетает ещё один луч, но уже зелёного цвета, также в купол врезаются ещё два луча слева синего цвета и справа фиолетового цвета, тем самым заставляя меня уйти в оборону. И как будто этого было мало атаковавшим, но после того, как я направил всё своё внимание на укрепление купола, спереди снова врезается тот первый луч, а за ним сверху врезается уже пятый оранжевого цвета, окончательно запирая меня. В клетке, внутри которой становилось всё жарче и жарче.
  
  "Дима, умоляю тебя, только не снимай щит - иначе прыгун будет уничтожен!" - кричит где-то на задворках сознания Дин, но его крики до меня не доходят.
  
  - А-А-А! - кричит Дмитрий, у которого из-за жары начала обугливаться кожа. - "Что, неужели это конец - неужели это моя смерть?" - пришла ко мне предательская мысль, пока моё тело жарилось внутри этого купола.
  
  И когда эта мысль окончательно укрепилась у меня в голове. Во мне появилась такая злость - на самого себя. Что я чуть не потерял контроль и не впал в состояние берсерка. И именно эта злость показала меня с той стороны, о которой я до этого даже не подозревал.
  
  - НЕ-Е-ЕТ! - выкрикнул Дима, одновременно формирую мощную ударную волну из психической энергии, обладающая такой плотностью, что была видима даже невооруженным взглядом.
  
  Вот пси-волна проходит сквозь АТ-поле, полностью сметая лучи энергии вместе с теми, кто меня атаковал, и песком, тем самым создавая идеально ровную площадку в двадцать метров.
  
  После того как песок улёгся, перед моими глазами из пустоты с характерным звуком появляется пять существ, от трёх и до пяти метров, окружая меня со всех сторон. Первым кто привлёк моё внимание, было серо-белое существо с огромными кожистыми крыльями и телом в виде шара, но только со скрюченными ножками и ручками и с огромной пастью. Вторым существом был, гигантский кузнечик красного цвета. Третьим существом был стоящий на четырёх лапах бык, у которого передние лапы были в виде человеческих рук, а задние в виде козьих, также с огромными рогами, выставленными на меня в этот момент. Четвёртым существом была какая-то медуза фиолетового цвета парившая над землёй. Ну и наконец тот, кто больше всего привлёк моё внимание. Существо, на которое я обратил внимание в последний момент. Но при этом стоявшее всё это время прямо передо мной и выглядящее как прямо ходящая лиса с пятью пушистыми хвостами и рыжим окрасом, смотрящее в этот момент очень злыми глазами на меня. В общем, это был новый Кицунэ, но только в этот раз куда более сильный, чем предыдущий.
  
  Так мы простояли несколько секунд, после чего я с помощью силы, захватил тела атаковавших, чтобы взорвать их на маленькие кусочки. И когда я уже был готов это сделать, мои враги смогли неприятно меня удивить, вместо того, чтобы спокойно ждать своей смерти, они начали мерцать, чтобы через несколько секунд исчезнуть из моего вида. Однако успело уйти только четыре существа. Когда как медуза в последний момент замешкалась, что дало мне шанс разорвать её на кусочки. Минус один.
  
  И когда медуза умерла, позади меня появляется колобок, выставляя в меня руки в которых быстро формируются шары энергии. Но он не успевает завершить свою атаку, вместо этого я перехватываю его тело и перед тем как он снова исчез, отрываю ему ноги.
  
  Чтобы быстро отлететь от того места, где я стоял, уворачиваясь от двойного выстрела энергией, быка выстрелившего в меня из своих рогов. Выстрелив бык, сразу же исчезает с характерным звуком. Чтобы на его месте появились одновременно кузнечик и лис. Кузнечик появляется вплотную рядом со мной и сразу же атакует своими руками мечами, но у него не получается меня ранить, так как они ударяются об АТ-поле, когда как лис атакует меня в спину, с помощью своей энергетической атаки красного цвета. И когда он формировал атаку я смог услышать, как он прошептал "Сэро".
  
  Вот Сэро врезается мне в спину, из-за чего я отлетаю вперёд, врезаясь уже в кузнечика, и так мы падаем на песок. И только во время падения до меня доходит, что до этого мы сражались в воздухе, что говорит о том, что мне теперь не удастся от них улететь, если решу отступить.
  
  Упав на песок, я сразу же поднимаюсь в воздух, одновременно с этим отрывая пол груди от кузнечика, из-за чего он начинает верещать как свинья. После чего замолкает и не подаёт признаков жизни. Минус два.
  
  Но я этого не замечаю, ведь в этот момент, резко ухожу вправо, увернувшись от атаки сэро быка, появившийся надо мной, который сразу же исчез, когда его атака прошла мимо.
  
  Но и этого я не видел, потому что в этот момент появился ещё один монстр, выглядящий как полурыба-полукот. Когда это существо появилось из пустоты, я сразу же захватил его своей силой и оторвал ему одновременно и руки и ноги. Чтобы в следующей момент с огромной силой швырнуть его, в колобка пытающийся зайти ко мне слева. На что он просто отбил мой снаряд крылом, одновременно с этим сформировав в руках новые лучи сэро и выпустив их в меня, но уже в виде шаров, которые хоть и были слабее, но летели куда быстрее и в куда большем количестве, при этом тихо сказав "Бала". Чтобы сразу же исчезнуть, пока кот падал на землю, крича своим друзьям, чтобы они ему помогли, но они на него ни обращали внимание, полностью увлёкшись битвой. Минус три.
  
  Пока кот падал на землю, передо мной появился лис, но не для того чтобы атаковать, а просто посмотреть тяжелым взглядом. Это продлилось всего несколько секунд, после чего он исчез, даже не подумав атаковать.
  
  Но у меня не было времени подумать о том, что только что произошло, ведь в тот момент, когда лис исчез, меня атаковал бык.
  
  Вот у быка на кончиках рогов формируются два кислотно-зелёного цвета сэро, сформировавшись, он выстреливает в меня тонкими лучами энергии, что говорит о том, что это теперь лазер, при этом эти лучи летят под разными углами. Потому что бык корректирует их полёт. Пока я с огромной скоростью летаю над пустыней, пытаясь выгадать момент, чтобы сконцентрироваться не только на полёте и защите, но и на атаке.
  
  - УХОДИМ! - внезапно раздался голос, и я знал, кому он принадлежит.
  
  Резко развернувшись, моим глазам предстало то - чего я больше всего боялся. А увидели мои глаза то, как колобок с лёгкостью поднимает мой корабль, после чего исчезает. А около лиса (судя по всему - он у них главный) появляется бык, который ничего не сказав, просто кивает и так же, как и колобок, с характерным звуком исчезает. Оставив своего командира в гордом одиночестве играть со мной в гляделки. Пока я левитировал в ста метрах над уровнем пустыни, а он стоял (именно стоял) в воздухе также на стометровой высоте.
  
  Он смотрел на меня, а я смотрел на него. Мы не угрожали друг другу, мы не пытались получить какую-нибудь информацию друг у друга. Я не пытался понять, о чём в этот момент думает мой враг, также (я уверен в этом) и мой враг не пытался проникнуть в мои замыслы. Вместо этого я запоминал его, как и он меня. Так мы простояли несколько минут, после чего лис исчез, но перед этим одарив меня взглядом, в котором я прочёл только одно "Это ещё не конец".
  
  После того как исчез последний враг, я ещё несколько минут висел в воздухе, переводя дыхание и отслеживая территорию, ожидая в любой момент атаку. Но никто на меня не нападал.
  
  Убедившись, что в относительной безопасности, я спустился на землю, одновременно с этим пытаясь понять, что несколько минут назад происходило.
  
  - Вот тебе и слабые ни на что не способные твари, - шепотом произносит вслух Дима. - Что, Димка, думал, что здесь нет никого, кто мог бы представлять для тебя опасность, да! - уже громче спрашивает у самого себя Дмитрий, смотря в этот момент ошалевшими глазами на то место, где ещё недавно стоял прыгун. - А вот хрен тебе, считай, что сейчас тебя щелкнули по носу, а всё из-за того, что ты расслабился.
  
  "И что ты теперь будешь делать?" - впервые за всё это время снова заговорил, Дин, но Дима его не слушал.
  
  - СУКА, КАК ЖЕ Я НЕНАВИЖУ КАК ЛИС, ТАК И КИЦУНЭ! - заорал в небеса Дмитрий, выпуская всё напряжение, которое у него накопилось во время боя. - Вот не сомневаюсь, что идея спереть корабль - принадлежало именно ему. Блять, что в том мире, что в этом, в моей жизни всегда появляется какая-нибудь грёбаная лиса, которая обязательно всё мне изгадит. Сначала та хренова лисица в том поганом парке, то здесь сначала Заман, теперь вот этот ублюдок. НУ ПОЧЕМУ, ПОЧЕМУ!!! - кричал Дима, одновременно с этим смотря на луну и высвобождая мощную пси-волну, от которой песок вздыбился в огромную стену, чтобы снова опасть на дюны.
  
  "Полегчало?"
  
  - Немного, - ответил Дину Дмитрий уже спокойным голосом.
  
  "Что теперь собираешься делать?"
  
  - Собираюсь вернуть то - что принадлежит мне, - спокойно ответил ему Дима, доставая в этот момент пульт управления.
  
  Достав пульт управления, я открыл его и включил отслеживающее устройство. - Как хорошо, что тем наркошам хватило ума впихнуть в пульт эту хрень, - проговорил под нос Дима, смотря в этот момент на экран, на котором горела красная точка, указывающая в этот момент куда-то на восток.
  
  - Хм, судя по всему, они сменили направление. Умные ублюдки, улетели в одну сторону, чтобы потом направиться совершенно в другую.
  
  - Э-Х-Х-Х! - внезапно вклинился чей-то стон в мои мысли.
  
  Повернувшись, я увидел, что стонал никто иной, как тот самый кот, который так неудачно подставился, тем самым став моим языком. Решив, что его нужно допросить, я быстро подлетел к нему и поднял то, что осталось от его тела, чтобы было удобней с ним говорить.
  
  - Слушай меня внимательно, я знаю, что ты меня понимаешь. Сейчас ты ответишь на мои вопросы, чтобы потом у тебя появилась возможность полежать на песке и спокойно отрастить себе новые конечности. Однако если же ты решишь упираться, то я начну тебя пытать и в итоге всё равно получу от тебя всё, что мне нужно. Ты меня понял?
  
  - Дха.
  
  - Хорошо. Во-первых - кто вы?
  
  - Ххехех, думаешь, что если смог противостоять разведывательному отряду, то теперь считаешь себя могучим, то позволь я тебя разочарую, но если бы ты столкнулся с боевой группой, то тебе был бы конец. И даже если бы ты смог и им противостоять, то ты всё равно лишь пылинка по сравнению с моей госпожой Агазанжелос и остальными тремя правителями великого города пустых Непте! А ТЕПЕРЬ УМРИ! - выкрикнул кот, после чего взорвался и сгорел в огне, порождённым сэро.
  
  Который никак мне не навредил, остановившись около купола, созданным мной на всякий случай.
  
  "Какой план?"
  
  - Собираюсь пойти в тот город, про который говорил этот камикадзе и вернуть то, что принадлежит мне, - ответил ему Дмитрий, поднимаясь в воздух и вдыхая свежий воздух, получая от этого удовольствие, хоть в нём он уже не нуждается. - И я заранее соболезную тем, кто встанет у меня на пути, - ответил ему Дмитрий.
  
  "Вот такой настрой мне нравится".
  
  Ответил ему Дин, на что Дмитрий просто открыл глаза и резко стартовал, из-за чего там, где он в этот момент находился, раздался громкий хлопок, летя в город пустых под названием Непте.
  
  А после того как Дмитрий улетел, из-под песка показалась одна красная рука меч, которая ещё недавно пыталась порезать на кусочки Дмитрия. Чтобы схватить кусок мяса той самой лягушки и затащить его под землю.
  
  ========== Глава 3 Непте ==========
  
  Глава 3
  Непте
  
  "Дима, у меня есть вопрос".
  
  Вот уже час я летел по пустыне, преследуя тот отряд. Безжизненные дюны сменялись с огромной скоростью, превращаясь в однообразную размытую картину, но мое сознание уже не обращало на это внимание.
  
  "Мне интересно, а как ты собираешься возвращать корабль?"
  
  Периферийным зрением я замечаю, как внизу проходит стая гигантских буратиноподобных существ. Замедлившись, я спускаюсь к этим безмозглым существам.
  
  "И что будет, если ты не успеешь вернуть корабль до истечения времени на перезарядку?"
  
  Отлетев вправо, мимо меня проносится кроваво-красный луч "сэро". Театральный взмах рукой и голова гиганта, выстрелившего в меня, отделяется от тела. Простояв пару секунд без головы, пустой падает, как срубленное дерево, на песок, поднимая под собой тучи песка, когда как его собратья все так же продолжают идти, изредка издавая "вой", напоминающий мне крик отчаяния.
  
  "Наделены ли эти существа сознанием?" - опустившись на землю, я решил немного подкрепиться, все равно воры от меня не уйдут. - "Может, сознание у этих существ заперто, и все, что им остается, это наблюдать со стороны, а "вой" это единственная связь, которая у них есть с внешним миром".
  
  Отрывая куски плоти, я автоматически поглощал их, для меня это стало уже настолько привычным делом, что уже начинаю забывать, что когда-то все было совсем по-другому.
  
  Неосознанно рука поднимается до лба, прикасаясь к куску прорастающей костяной маски. Зацепившись пальцами за кусок, рука механическим движением отрывает его от кожи. Еще одна привычка, выработанная за те дни, что я здесь. Поначалу я даже пытался считать, сколько раз за день (если такое понятие вообще применимо в этом мире) проделывала этот "ритуал" моя рука. Но на первой сотни мне надоело, что поделать, ребенок есть ребенок.
  
  Полностью оторвав кусок, я посмотрел на него. Кость белого цвета, она была идентична тем, что прорастали до нее. Вытянув руку, я смотрел, как кусок рассыпается в пыль, уносимую ветром.
  
  - Если ты здесь умрешь, то от тебя ничего не останется. Этот мир уничтожит даже воспоминания о тебе.
  
  "Ну, так что?"
  
  Передернув плечами, я принялся с удвоенными силами поглощать (именно поглощать, по-другому называть это мне не хочется).
  
  - Последнее время меня постоянно тянет в какие-то депрессивные дебри, - взяв еще один кусок, я с остервенением откусывал от него кусочки поменьше, пытаясь хоть на краткий момент забыться. - И что ты там говорил, Дин?
  
  "Я спрашивал, что будет, если мы не успеем вернуть корабль до того, как он перезарядится?"
  
  - А что должно случиться?
  
  "Ну, не знаю. Например, как в том сериале, где группа людей путешествовала по другим реальностям с помощью пульта. И когда они попадали в другой мир, то устройству нужно было перезарядиться".
  
  - Что-то я не улавливаю мысль?
  
  "Я пытаюсь до тебя донести, что там по сюжету был лишь короткий промежуток времени, когда они могли создать новый портал, и если бы они не успели бы, то..."
  
  - То застряли бы в том мире, где оказались, на неопределенное время?
  
  "Бинго!"
  
  - Ты слишком много смотрел фантастики, это бред сивой кобылы. Когда время истечет, ничего не произойдет...
  
  "Э-Э-Э".
  
  - Именно, ничего не произойдет. Корабль ни исчезнет, ни сломается, ни будет перезаряжаться по-новому.
  
  "Откуда такая уверенность?"
  
  - Это здравый смысл.
  
  Оторвав новый кусок, я продолжил есть. Странно, но плоть этих существ была на вкус как вода, безвкусная, но при этом - насыщающая. А в последнее время я заметил за собой то, что мне начало нравиться поедать жителей этого мира. Ведь как же все-таки приятно, стоя на труппе своего врага, отрывать от него же куски и съедать, вгрызаться в плоть с жадностью голодного хищника, не оставляя ни крошки.
  
  Оторвавшись от еды, я приложил руку к груди, где как раз располагалась сквозная дыра. Было такое ощущение, что с появлением этой хрени мое мировоззрение все больше меняется в не самую приятную сторону.
  
  "Я-я-ясно, а как ты все-таки собираешься его возвращать?"
  
  - Что возвращать?
  
  "Корабль, идиот".
  
  - Как-как, просто прилечу туда и заберу.
  
  "Хм, знаешь, тут есть маленькие недочеты".
  
  - Какие же?
  
  "Хотя бы то, что ты понятия не имеешь, сколько в том городе, кажется, его называют "Непте", находится монстров. Также ты понятия не имеешь, на что они способны. А те, с которыми ты уже имел честь дело, поимели тебя".
  
  - Между прочим, я уничтожил половину их команды.
  
  "Перед этим застав их врасплох".
  
  - А они вообще напали на меня из засады, выжидая подходящий момент, чтобы прикончить.
  
  "И им это почти удалось".
  
  - Почти не считается...
  
  "Да, конечно не считается. Ты прав".
  
  - ... Слушай, чего ты хочешь? Я, если ты забыл, сражался с четырех и пятиметровыми монстрами. Когда как мой рост всего лишь сто сорок три сантиметра, а про вес я даже не заикаюсь.
  
  "Я хочу, чтобы ты перестал гнаться в город с шашкой на голо".
  
  Закончив с трапезой, я поднялся на пятьдесят метров в воздух, доставая из кармана устройство слежения. Как оказалось, за время обеденного перерыва воры ушли дальше, чем я рассчитывал. Повернувшись в нужную сторону, я полетел за ними. Погоня продолжалась.
  
  "Ну, так что ты собираешься делать?"
  
  - Собираюсь найти их и забрать корабль, что тут непонятного?
  
  "А если они уже в городе?"
  
  На этот вопрос у меня не было ответа. Конечно, можно было бы сказать, что будет то же самое. Но я понимал, что в этом случае мне не удастся отнять у них корабль силой. Все, что оставалось, так это лететь как можно быстрее, чтобы настигнуть ту группу.
  
  У меня было преимущество в маневренности. Когда как они несли груз весом в несколько тонн. Также они не знали, что я отслеживал их, а это значит, что мы поменялись ролями, и все, что мне нужно было, так это напасть на них из засады и успеть разорвать их тела до того, как они исчезнут.
  
  - Надеюсь, что мы настигнем их в пути. Не хотелось бы сражаться с целым городом.
  
  Летя, я смотрел вниз, где был один песок. Дюны, как волны, накладывались друг на друга. Я часто задаюсь вопросом, есть ли здесь что-то помимо пустыни. Ведь не может же быть так, чтобы целый мир был погребен в песке. Откуда-то берется же воздух, которым я дышу.
  
  "Ты не дышишь".
  
  - Спасибо, что напомнил.
  
  "Не за что. И мы еще не обсудили, как будем действовать, если не успеем их нагнать".
  
  Оторвавшись от созерцания пейзажа, я снова перевел взгляд вперед. - "Странно, но я не чувствую себя несчастным. Наоборот, такое ощущения, что моя жизнь, наконец, стала осмысленной".
  
  - У тебя есть идеи, Дин?
  
  "Для начала предлагаю не нападать на город".
  
  - Я и не собирался.
  
  "Также перестань уничтожать маску".
  
  - Зачем это?
  
  Остановившись, я достал устройство, сверяясь с маршрутом.
  
  "Будем внедряться, чтобы..."
  
  - Если ты не заметил, то я тебе напомню, что вообще-то отличаюсь от местных...
  
  "А я тебе напомню, что все существа, с которыми мы встречались, были не похожи друг на друга. Вспомни ту соплю".
  
  После того как Дин напомнил мне про то существо, я невольно поежился, и было от чего. Ведь эта "сопля" выглядела как ... сопля, да-да, именно как сопля, салатового цвета, растекшиеся на песке. А когда она после того, как ей не удалось меня поймать своим щупальцем, начала прыгать, то я и вовсе выпал в диссонанс.
  
  - Не напоминай мне про эту гадость.
  
  "Я это к чему. У каждого существа свой собственный облик, единственное, что у них есть общее, так это маска на том месте, где должно быть лицо, и сквозная дыра в теле. У тебя и то, и другое есть в наличии, так что..."
  
  - Внедрение говоришь?
  
  "Да. Проникнем в Непте и начнем поиски корабля".
  
  - Это если не успеем нагнать группу.
  
  "Если не успеем нагнать. Но береженого бог бережет, поэтому не ломай маску".
  
  - Не знал, что ты верующий.
  
  "А я и не верующий... Дима, ты это видишь?
  
  - Да.
  
  Остановившись, я замер, заворожено смотря на него. Как оказалось, я все-таки не успел, и воры дошли до Непте. Я смотрел на город и не верил своим глазам. Когда я говорил про этот Непте, то представлял его таким, какие были в моем мире города. Мне почему-то казалось, что он будет этакой средневековой крепостью с гигантской стеной. Но реальность была куда интереснее, чем я ожидал. Потому что Непте был термитником, гигантским термитником, одиноко стоящим в бескрайней пустыне. В высоту он достигал на глаз где-то километр, а в ширину километров пять, не меньше. Смотря на его остроконечные башни, у меня в голове вертелся только один вопрос, как им удалось это создать. Подлетев поближе, я увидел, что стены города были созданы из обожженного базальта черного цвета, ну или похожего на него материала.
  
  Я летел вдоль стен и пытался найти вход, но не находил его, было такое чувство, что город цельный и вход не был задуман архитектором.
  
  - Но как-то же они сюда проникли.
  
  Достав пульт, я снова смерился с картой. Да, корабль был внутри, а это значит, здесь должен быть вход. Но сколько бы я не искал, он мне не попадался.
  
  ***
  
  В огромном зале, обставленном по последней вавилонской моде, стояло существо, чем-то напоминающее полуптицу-получеловека. Эта ... гарпия, пройдя на балкон, взирала на то, как внизу занимаются своими делами пустые. Ее коричнево красные крылья были сложены за спиной, готовые в любой момент раскрыться. На маске застыло хищное изображение птицы, а пальцы сжимались и разжимались, показывая, что хозяйка этого места чем-то недовольна.
  
  - Как он посмел? Да как у него только смелости хватило сделать это, - шепча, она смотрела на жителей города.
  
  За этим занятием ее и застало существо, выглядящее как помесь улитки и стрекозы. Войдя в зал, гость тихо подошел к своей госпоже в ожидании, когда на него обратят внимание.
  
  - Говори, - немного успокоившись, гарпия дала разрешение.
  
  - Слушаюсь, госпожа Агазанжелос, ваш приказ был выполнен. Я встретился с тем шпионом, и он уверил, что готов начать сотрудничество с нами, ... то есть с вами, госпожа.
  
  Хмыкнув, Агазанжелос повернулась к своему заместителю. Забавно, но после своей смерти она занимается тем же, чем и при жизни: интриги, козни и погоня за властью. Даже по эту сторону смерти ничего не изменилось. А ведь при жизни тогда еще молодая жрица бога Энлиль стремилась только к тому, чтобы стать как можно ближе к своему божественному повелителю. Она переступала через людей, ломала чужие жизни, пока не забралась на вершину. Там в ее родном городе Ниппура, она стала верховной жрицей, чтобы через месяц быть убитой в своей собственной комнате.
  
  Раскрыв свои крылья, она снова полюбовалась ими. Еще одна ирония судьбы, жрица бога ветра имеет облик птицы. Разве это не божественное проведение? А ведь когда она вспомнила свою прошлую жизнь, чуть не сошла с ума. Как же она тогда была шокирована видом загробного мира, она ожидала, что окажется у ног Энлиля, но вместо этого она пробудилась в пустыне, которая не имеет ни края, ни конца.
  
  До чего же все-таки слаба человеческая вера в богов. Достаточно лишь показать что-то выходящее за рамки догматов, как ты сразу же начинаешь сомневаться, и если продолжишь думать в том же ключе, то рано или поздно к тебе придет мысль.
  
  А есть ли боги?
  
  Если они есть, то почему не показываются?
  
  Если не показываются, то по какой причине?
  
  Она и при жизни задавалась подобными вопросами, но проходило это обычно в философских диспутах со своими учителями. Которые всегда заканчивались сменой темы. Но каждый раз всегда оставался осадок, из-за которого она всегда спрашивала у самой себя "а что если?".
  
  - Госпожа Агазанжелос? - металлический голос вернул ее обратно в реальный мир.
  
  "Агазанжелос, имя, которое я взяла себе, после того как стала лордом пустоты. Еще немного и привыкну к нему", - Когда будет встреча?
  
  - Простите, госпожа, но шпион не назначил даты.
  
  - ...
  
  - Он сказал, что лорд Бебон последнее время ведет себя очень осторожно и поэтому следит за всеми, все больше поддаваясь паранойе.
  
  - Бебон всегда всех подозревает, и паранойя у него постоянно. До сих пор удивляюсь, почему он согласился с созданием Непте?
  
  Пройдя к шкафу, Агазанжелос открыла его и достала оттуда маленькие шарики, светящиеся синим цветом, взяв один из них, она проглотила его, смакую во рту этот шар.
  
  - Х-м-м, человеческие души такие вкусные, конечно, в питательности от них нет прока, но какой все-таки вкус, - зажмурившись, она наслаждалась сладостями, ее крылья подрагивали, а тело наконец-то расслабилось.
  
  Посмотрев на кристалл, она увидела в отражении, как ее заместитель смотрит с завистью на коллекцию душ, еще немного и у него могли пойти слюни. Получая еще больше удовольствия от этого вида, у Агазанжелос наконец-то начало подниматься настроение. Посмаковав душу еще несколько минут, она проглотила ее, обернувшись к заместителю.
  
  - Что-то еще, Софак?
  
  - ... Да, госпожа, пару минут назад вернулся наш, ... то есть ваш отряд следопытов.
  
  - И?
  
  - Во-первых, они понесли потери...
  
  - Это Уэко-Мундо, здесь нет места для слабых.
  
  - Да, госпожа, но они принесли вам дар, - склонившись, Софак замер в ожидании.
  
  - Приведи их.
  
  Поклонившись еще раз, Софак исчез, а Агазанжелос осталась одна. Снова пройдя на балкон, она посмотрела вниз. - "Столько сил ушло на создание всего этого, а ему все мало, неужели он не понимает, что нельзя контролировать подобное в одиночку".
  
  ***
  
  - А ну стоять!
  
  Первое, что я услышал, когда наконец нашел нечто напоминающее вход. Решив не выпендриваться, я выполнил приказ. Замерев на месте, я ожидал того, что будет дальше, мое тело было готово сделать рывок в случае нападения. Но его все не было. В ожидании я чувствовал себя натянутой пружиной, это ожидание меня бесило.
  
  - Ты кто такой?
  
  Обернувшись, я увидел, как на меня смотрит огромный человекоподобный медведь с синим мехом. Этот монстр смотрел на меня, и что удивительно, я не видел в нем той уже ставшей для меня злобы, в его глазах читалось легкое любопытство.
  
  - Покажи дыру.
  
  Задрав футболку, я молча выполнил его приказ, не было сомнения, про что он говорит. Просверлив меня еще несколько минут, он как будто расслабился, после чего перевел взгляд и посмотрел куда-то мне за спину.
  
  - Можете расслабиться, он не перевозчик.
  
  - Уверен?
  
  Каких же трудов мне стоило, чтобы не уничтожить обладателя голоса, который посмел подойти ко мне так близко.
  
  Заметив, как я дернулся, медведь ободряюще хмыкнул, проговорив что-то о том, "какая у меня правильная реакция, и как же он рад, что новое поколение пустых не деградирует в наивных слабаков". Подойдя ко мне, он прикоснулся к моему плечу двумя пальцами.
  
  - Расслабься, тебе здесь ничто не угрожает, Непте, прибежище пустых, уставших от бесконечной борьбы за выживание. Где они могут забыть, что по эту сторону стены, и просто жить. И если ты хочешь стать частью всего этого, - на этом предложении он взмахнул рукой, и я обернулся, посмотрев на громаду, возвышающуюся надо мной. - То тебе лишь нужно будет пройти через ворота, но учти, переступив порог, назад пути уже не будет.
  
  Сглотнув несуществующею слюну, я полностью повернулся, смотря на Непте. - "Какой же он огромный".
  
  Не ожидая моего ответа, медведь отошел назад, а я услышал - звук. Он шел прямо из стены, поначалу он был слабым, но со временем усиливался, пока не появилась трещина, она была едва заметной, но постепенно вместе со звуком увеличивалась в размере. Пока стены не начали разъединяться. Медленно и величественно каменные пласты разъезжались, создавая туннель, из которого шел свет.
  
  Я заворожено смотрел за этим действом, не моргая, чтобы ничего не пропустить. Я смотрел и смотрел, пока стены не остановились. Подлетев к границе, отделяющую пустыню и Непте, я замер в нерешительности.
  
  Что я буду там делать?
  
  Как я буду возвращать корабль?
  
  Как я вообще могу противостоять той силе, которая смогла воздвигнуть все это?
  
  Неужели я правда верил, что смо...
  
  "Ты решил отступить? Неужели ты дашь этому кицуне победить?! Ты хочешь, чтобы он жил, после того как украл у тебя то, что принадлежит тебе?! ТЫ ИСПУГАЛСЯ ТРУДНОСТЕЙ?!"
  
  Сжав с силой кулаки, я отстранился от того, что говорил Дин.
  
  Боялся ли я - да.
  
  Сомневался ли я в своих силах - да.
  
  Но если я не хочу застрять здесь на всю жизнь, мне придется действовать. Решено, я проникну в город и буду искать тех воров, пока не найду, а там пусть что будет.
  
  Передернув плечами, я открыл глаза и влетел в туннель, не задумываясь. Непте меня ждал.
  
  ========== Глава 4 Город который не должен существовать ==========
  
  Глава 4
  Город который не должен существовать
  
  - Эй, парень, не против, если я составлю тебе компанию?
  
  Обернувшись, я увидел, что рядом со мной бежит тощий гуманоид с не пропорционально длинными руками, большой головой и серой кожей. Даже маска у него было соответствующей.
  
  "Слушай, Дима, да это же Сектоид из X-com".
  
  Этот пустой и вправду был очень похож на то существо из игры, а точнее из второй части. Остается надеяться, что у него нет телепатических способностей.
  
  - Ты уже идешь со мной.
  
  Стараясь как можно холоднее ответить, я не забывал осторожно наблюдать за моим спутником.
  
  - Надеюсь, ты не очень обиделся за то, что я подкрался к тебе? Кстати, меня зовут Банси.
  
  - ... Дима, то есть Дмитрий, - ответив, я уже было собирался поднести руку, чтобы пожать, но быстро спохватился, понимая всю абсурдность этого действа.
  
  Вот так мы и поднимались по этому туннелю вверх. Я летел, а Банси бежал по воздуху, при этом что-то говоря, но мое сознание уже не слушало его, вместо этого мое внимание было направлено на свет в конце туннеля. По странному выверту сознания я очень хотел, наконец, оказаться в городе, но не для того чтобы начать поиски, а для того чтобы снова почувствовать, что не одинок. Да даже присутствие этого Банси не очень меня тяготило. Лишь бы не пытался напасть.
  
  Я приближаюсь к выходу и уже слышу чьи-то металлические голоса.
  
  "Два месяца, как я попал в этот мир, но только сейчас понял, что сегодня, с того дня как очнулся, впервые заговорил вслух".
  
  Приближаясь к выходу, свет становился все ярче.
  
  "Почему же я все это время молчал?"
  
  "Почему даже с Дином я общался только мысленно?"
  
  "Что же во мне изменилось, что я стал таким?"
  
  Подлетев к выходу, свет полностью меня ослепил, а звуки оглушили, изолируя мое сознание от внешнего мира. Это состояние длилось лишь несколько секунд, но за это время я чувствовал, что попал в полный вакуум, который отрезал меня от внешнего мира.
  
  Заслонив рукой глаза, мне пришлось проморгать, чтобы избавиться от черных точек в глазах, когда как слух начал возвращаться, как приливная волна, снося ту тишину, в которой я плавал мгновение назад.
  
  Вернув зрение, я опустил руку и увидел, что нахожусь на огромной площадке, где сновали сотни, если не тысячи самых разнообразных существ. Все они были уникальны, там не было ни одного похожего.
  
  Услышав шаги позади себя, я подавил желания обернуться и посмотреть на того, кто встал рядом со мной. Не было сомнения, это Банси, который стоя неподалеку, смотрел на меня, возвышаясь как башня.
  
  "Что ему от меня надо?"
  
  "Не знаю, бро, но я бы на твоем месте был готов к драке".
  
  "Я всегда готов убивать, Дин. Уж ты-то должен знать об этом".
  
  - Впечатляет, правда?
  
  Обернувшись, я посмотрел на Банси, для чего мне пришлось задрать голову вверх.
  
  - Что именно?
  
  Переведя взгляд на площадь, он помолчал несколько секунд, прежде чем ответить.
  
  - Мы, пустые, рождены для бесконечной охоты и пожирания. Если мы не будем следовать нашей сути, то нас пожрет наша же пустота, мы никогда не избавимся от нее. Пройдемся?
  
  Повернувшись, он пошел медленным шагом через площадь, как раз там, где было меньше всего народа. Не видя в том, чтобы последовать за ним, ничего такого, я полетел. А летел я потому что это был единственный способ поспевать за этим трехметровым монстром. Поравнявшись, Банси продолжил говорить.
  
  - Эта пустота, наше проклятие и дар. Она делает нас ... заложником нашей природы... да, заложником, это самая близкая аналогия. Но также дает стимул к развитию, более того, это развитие из-за пустоты является бесконечным...
  
  - Что ты хочешь мне сказать?
  
  -... Я хочу сказать, что порой для развития нужно что-то большее, нежели просто охота.
  
  Остановившись, около массивных дверей, открытых нараспашку, Банси посмотрел на меня изучающим взглядом.
  
  - Знаешь ли ты, юный пустой, что Вастер-лорд может контролировать зовом лишь ограниченное число пустых более низкого ранга.
  
  "Зов, что это такое, Дима?"
  
  - И?
  
  Подняв голову, он вошел в это циклопическое здание, а я последовал за ним.
  
  - Это число у всех разное. И оно зависит от того, как Вастер-лорд развивался. Например, если он с первой стадии был вожаком стаи пустых, то начиная от адьюкаса у него появляются способности, которые будут давать ему преимущество, работая в команде. Точно так же его способности будут развиваться в том же ключе, если бы он был в чьем-то фраксионе.
  
  Пока он говорил, я смотрел по сторонам, помещение, в котором я оказался, было чем-то вроде храма, стены которого были испещрены множеством фресок и иероглифов, которые я никогда не видел. Поначалу я решил, что это были египетские иероглифы, но, подлетев поближе, понял, что это не так. Насмотревшись, я снова вернулся к Банси, терпеливо ожидающего меня.
  
  - То же самое относится и к "зову". У... хм, социальных пустых он развит куда сильнее, чем у одиночек. Когда как одиночки способны подчинят малое количество пустых, и им приходится потратить куда больше сил и времени на этот процесс. Но в отличие от социальных, одиночки куда сильнее. Они развиваются совсем по-другому, нежели чем социальные. В этом смысле у них стоят другие приоритеты...
  
  - Что тебе от меня надо?
  
  - ... Одиночки хоть и сильнее, чем социальные, но им приходится куда дольше развиваться. Им нужно больше поглощать, чтобы эволюционировать, но вместе с этим у них и сильнее меняется психика. Ты знал, что почти все одиночки тем или иным способом безумны? - остановившись, он наклонился так, чтобы его глаза были на уровне моих глаз. - Конечно, так можно говорить про всех пустых, как меня, так и тебя, но именно одиночки являются психопатами, помешанными на убийствах и получающие удовольствие от чужих страданий, - я смотрел в его глаза, а он в мои. И во время этой игры в гляделки, я вовсю заставлял себя не моргать и ни отводить взгляд, чтобы не показать слабость. Чего-чего, а я прекрасно уяснил, что в этом мире все ценят только силу и стоит лишь показать слабость, как тебя тут же съедят. - Когда как социальные пустые более адекватны и даже способны создавать общества, строить города и развивать самобытную цивилизацию пустых.
  
  Дальше мы вышли на огромный балкон, который открывал чудный вид на пустыню, а в центре этого балкона сидело существо, состоящее то ли из черного дыма, то ли из чего-то подобного. Приблизившись, я увидел, что существо смотрело на небо, единственное, что у него двигалось, так это черное пламя на голове и ... пусть будет дым на теле.
  
  - Мы называем его Древний.
  
  Повернувшись, я увидел, что рядом со мной и Банси стоит еще один пустой, выглядящий как двуногая ящерица коричне-желтого цвета.
  
  - Почему древний?
  
  - Не древний, а Древний. А называем его так, потому что никто не знает его имени. Сколько я себя знаю, он всегда сидел здесь и смотрел на небо. Он был здесь, когда еще не было этого города. Также никто не знает, сколько ему лет, одни говорят, что он первый пустой, когда-либо появившийся в Уэко-Мундо. Другие говорят, что он уже был стар, когда этот мир даже не существовал...
  
  Я слушал, как говорил пустой, и видел, как он, не отрываясь, смотрит на Древнего, было такое ощущения, что этой речью он не меня просвещает, а пытается достучаться до того, кто сидит неподвижно в центре балкона. И переведя взгляд на Древнего, я наконец-то понял, что это место действительно ... храм, посвященный этому существу.
  
  - Что будет, когда он перестанет смотреть на звезды?
  
  - Не знаю, - ответил он после некоторой заминки. - Когда повелитель Дейоран, пришел на это плато, он увидел, как Древний, стоя на воздухе, смотрит на небо. Подойдя поближе, он почувствовал ту мощь, которая исходила от Древнего. И именно в этот момент Дейоран понял, что это был тот самый знак, который даст ему ту самую цель, о которой мечтают многие пустые. Просидев рядом с Древним несколько лет в ожидании, он решил основать что-то вроде религии, в которой повелитель Дейоран занял место первосвященника. Впоследствии он собрал вокруг себя адьюкасов, но в отличие от других Вастер-лордов, повелитель не подчинял их зовом. Они сами присоединялись к нему. Со временем группа росла, превратившись в деревушку. Другие пустые, видя, как все здесь уживаются мирно и не пытаются друг друга убивать, также начали силиться неподалеку. Шло время, дни складывались в недели, недели в месяцы, а месяцы в годы. На плато все больше приходило пустых, желающих присоединиться к Дейорану, и он их принимал, тем самым увеличивая общину, пока сюда в разное время не пришли три Вастер-лорда...
  
  Замолчав, жрец подошел к краю балкона и устремил свой взгляд вдаль.
  
  - Знаешь, юноша, я по твоим глазам вижу, что ты еще молод и не познал всю горечь бесконечной охоты. Где ты постоянно на кого-то охотишься, и на тебя кто-то охотится, - вздохнув он снова повернулся, смотря куда-то вдаль. - Первой была Агазанжелос, - услышав знакомое имя, я навострил уши. Ведь та группа служила ей. - Она пришла сюда, услышав слухи о том, что здесь собираются адьюкасы. Найдя нас, она встретилась с Дейораном, и тот раскрыл свою силу, показывая, что сильнее, после чего она приняла правила игры и изъявила желание остаться. Потом была Фаста, она хотела убить Дейорана, но тот быстро показал ей разницу между ними. Ну, а третьим был Бебон, ... я точно не знаю, какие цели он преследовал, но он был единственным из лордов, кто не пытался противостоять господину.
  
  Отвернувшись, жрец снова подошел к Древнему.
  
  - Из-за того что в одном месте собралось четыре Вастер-лорда, сюда начали стекаться адьюкасы со всех окрестных земель, - подойдя к древнему, он смотрел на его, блуждая взглядом по его телу. - Пойми, мальчик, хоть нас и не призывали зовом, но мы, пустые, все равно стремимся к тем, кто превосходит нас. Нет, мы, конечно же, можем и не приходить, но сила, которая исходит из совокупной духовной мощи четырех Вастер-лордов, для нас все равно что маяк для корабля. Он манит. Но я отвлекся. Когда повелители поняли, что нас слишком много, они решили, что нужно что-то менять, нужно то, что не даст всей той чудовищной силе, которая собралась в одном месте и состоящей из тысяч адьюкосов, самоуничтожиться. Посовещавшись, они решил, что нужен город, а раз будет город, то и должен быть закон.
  
  Исчезнув, он появился рядом со мной и, нагнувшись, посмотрел мне в глаза.
  
  "Да что же здесь все так любят смотреть в глаза?"
  
  - И это и послужило началом создания мечты, - выпрямившись, жрец обвел рукой стены, стоявшие позади меня. - Мечты, которая воплощала в себе город, который не должен существовать. В котором обитают существа, которые не должны жить вместе. Запомни, юный пустой, что бы ты там не думал, но здесь есть законы, и ты должен им подчиняться, а если ты будешь их нарушать, то это значит, что быть тебе едой.
  
  - Зачем вы мне все это говорите?
  
  - Потому что.
  
  Развернувшись, жрец подходит к краю балкона, смотря куда-то вдаль, всем своим видом показывая, что разговор закончен.
  
  Поискав взглядом, я увидел, что Банси стоит рядом с Древним и смотрит на него.
  
  Подойдя к нему, я тоже начал изучать Древнего взглядом. Глядя на Древнего, я не мог отделаться от мысли, что в нем есть что-то потустороннее, выходящее за рамки этого мира. Казалось, что существо только что подняло голову и посмотрело на звезды и сейчас переведет взгляд на тебя и посмотрит прямо в твою душу.
  
  - Древний, - смаковал я это слово. - "Это прозвище идеально подходит ему, потому что он действительно стар. Все в нем говорит об этом, может, поэтому он смотрит на небо уже столько лет. Потому что ему уже все надоело?" - Зачем ты привел меня сюда, Банси?
  
  - Потому что.
  
  Развернувшись, он посмотрел на меня.
  
  - Если хочешь еще со мной пообщаться, то ищи меня в таверне "Костяная маска". Я обычно провожу время там.
  
  Сказав, он исчез.
  
  Обернувшись, я снова посмотрел на Древнего. За это время он не сдвинулся со своего места ни на миллиметр.
  
  - Что же будет, когда ты перестанешь смотреть на звезды, - прошептал я, после чего посмотрел на жреца.
  
  - Не подскажите, как легче всего вернуться в город? Не помню дороги.
  
  ***
  
  - Ты уверена, Агазанжелос?
  
  - Да, Фаста.
  
  Проглотив еще один шарик из человеческой души, Агазанжелос посмотрела на кентавра, который лежал в ее апартаментах. О чем-то думая, Фаста перевела взгляд на окно, из-за чего ее длинные серебряные волосы, украшенные костяной короной, заблестели в лунном свете. Посмотрев на нее, можно было понять, что сейчас Фасту что-то сильно тяготит, из-за чего ее кожистые крылья слегка подрагивают, а хвост виляет из стороны в сторону.
  
  - То, что ты предлагаешь, очень опасно, Агазанжелос.
  
  - Пора уже ввести новых Лордов в правящий совет. Жителей города слишком много, и там, внизу, вместе с адьюкасами живут и Вастер-лорды, которым уже надоело ждать, когда их примут в наш маленький клуб. Надеюсь, ты не думаешь, что достаточно сильна, чтобы противостоять им.
  
  - Но и не слаба...
  
  - Когда ты последний раз сражалась?
  
  Переведя взгляд, Фаста посмотрела на нее и в ее глазах читался вопрос.
  
  - Хоть мы и бессмертны, но это не означает, что время не подтачивает наши навыки. На протяжении многих лет ты наслаждалась "ни-че-го" не деланием, что не способствует увеличению боевой мощи.
  
  На это Фаста попыталась возразить, но поднятая рука Агазанжелос остановила ее.
  
  - Я не осуждаю тебя, Фаста, но посмотри правде в глаза. Все эти годы ты только и делала, что отдавала приказы. Все за тебя делали твои слуги, они даже еду приносили тебе чуть ли не на блюдечке. Ты стала ленивой, "нега" расслабила тебя, заставив позабыть, в каком мире мы живем. Когда как внизу жизнь шла своим чередом, адьюкасы пожирали друг друга и из сильнейших появлялись Вастер-лорды. И только страх и уважение перед силой Дейорана удерживал их от того, чтобы прийти сюда самим и заявить о своих правах.
  
  Взяв шкатулку, она достала из нее несколько шариков, не забыв поделиться с Фастой, и положила в рот.
  
  - Но рано или поздно им надоест ждать, и тогда они придут сюда. И что если Дейоран не будет нас защищать, или среди них окажется тот, кто будет сильнее него?
  
  - Я сильно сомневаюсь, что здесь есть пустой, кроме Древнего, кто будет сильнее первосвященника.
  
  Услышав голос, Агазанжелос вздрогнула, а ее огромные крылья раскрылись. Она хорошо знала, кому принадлежал этот голос.
  
  - Лорд Бебон, - слегка кивнув, поприветствовала его Фаста.
  
  Злобно посмотрев, Агазанжелос увидела, как из тени выходит покрытое металлом существо, на спине которого было четыре хвоста, которые сейчас волочились по полу, оставляя за собой неглубокие царапины.
  
  "Перийский мрамор! Вот поэтому я никогда и не пускала его к себе домой!"
  
  - Лорд Агазанжелос, Лорд Фаста, не думал, что, придя сюда, увижу вас вместе. Надеюсь, я вам не помешал?
  
  - Что вы, лорд Бебон, конечно же, нет.
  
  Ухмыльнувшись через маску над ответом Фасты, он обратил внимание на странный металлический объект прямоугольной формы. Подойдя к нему, он положил на него свою руку и провел пальцами, которые, скорее, нужно было назвать ножами, по металлу издавая неприятный звук и оставляя очередные царапины, что еще больше портило настроение Агазанжелос.
  
  "Он точно специально это делает. Хочет, чтобы я разозлилась".
  
  - Думаю, мне пора, Агазанжелос, спасибо за приятно проведенное время.
  
  Оставшись наедине с Бебоном, Агазанжелос ждала, когда он заговорит. Но он молчал, нарезая круги вокруг той штуки, которую ей недавно принесли ее следопыты. Казалось, что Бебон забыл о том, что рядом с ним находится Вастер-лорд, а Агазанжелос из принципа не желала начинать разговор первой.
  
  Она смотрела, как он нарезает очередной круг и барабанила по подлокотнику своего трона когтями руки. Вся эта ситуация напрягала ее, что никак не способствовало поднятию настроения. Не выдержав, она все же спросила.
  
  - Что тебе нужно?
  
  - Какая удивительная вещь. Продашь?
  
  - Зачем ты сюда пришел? И нет, она часть моей коллекции.
  
  - Какая же ты жадина, птичка. Разве ты забыла, чему нас учил Дейоран, "нам нужно быть выше наших инстинктов, мы должны развивать не только силу, но и разум..."
  
  - Зачем ты пришел?! - встав с трона, она посмотрела на Бебона, а ее крылья снова раскрылись.
  
  - ...Гхм, за тем чтобы сказать, что твой шпион не сможет прийти на следующую встречу. Он, как бы это сказать, был мной съеден. Ну, ты же знаешь, как мы обычно поступаем с предателями? Ну ладно, пока.
  
  Попрощавшись, Бебон исчез, а Агазанжелос осталась одна. Снова сев, она уперлась кулаком об щеку и ленивым взглядом посмотрела на свое новое приобретение. Так же молча она перевела взгляд на царапины, которые остались на мраморе, после чего посмотрела на царапины уже на артефакте. Посмотрев пару секунд на артефакт и знак, который оставил на нем Бебон, она снова перевела взгляд на поцарапанный мрамор.
  
  "Он пометил артефакт, также пометил и мой пол. Как собаки метят территорию, Бебон точно так же поступил и тут. Он приперса ко мне домой без разрешения и заявил права на то, что принадлежит мне. Да, он приходил сюда именно для этого, а шпион это был лишь повод".
  
  Подойдя к тому месту, где были царапины на мраморе, она позвала своего слугу.
  
  - Софак.
  
  Услышав призыв своей хозяйки, он появился, сразу же замерев, ожидая приказов.
  
  - Отправляйся в мир живых и принеси сюда мрамор для ремонта.
  
  - Госпожа, но ведь...
  
  Не успев закончить, Агазанжелос появляется рядом с ним и тыльной стороной ладони бьет по голове, от чего Софак отлетает на другой конец зала.
  
  - Бери группу следопытов, у тебя два дня.
  
  Встав, Софак поклонился и исчез в сонидо, оставив Агазанжелос одну. Ей нужно было подумать.
  
  ***
  
  "Ты уверен?"
  
  Стоя у таверны "Костяная маска", я взвешивал плюсы и минусы того, чтобы продолжить общение с Банси. Как ни крути, но этому пустому что-то нужно от меня, иначе он просто не стал бы тратить на меня время.
  
  "Да, Дин, этот город слишком большой, и мне нужен тот, кто знает местные порядки".
  
  Определившись, я собрался и вошел в таверну. Войдя в нее, я ожидал, что внутри будет такая же атмосфера, как и в обычной таверне.
  
  "Можно подумать, ты уже бывал в тавернах?"
  
  "В играх бывал".
  
  Все же порой я забываю, что пустые это не люди, и они не всегда ведут себя как они. Когда я вошел внутрь, то первое, на что обратил внимание, так это то, что здесь было очень тихо. Потом я заметил отсутствие барной стойки (ну или что в тавернах вместо нее). Если честно, поначалу я думал, что войдя сюда, все перестанут общаться между собой и устремят свои взгляды на меня. Как это бывает в вестернах. Но реальность оказалась не такой, как я себе представлял. Потому что ни один пустой даже ухо не почесал, когда я вошел, всем было плевать на это. Обидно.
  
  - Ты решил принять мое приглашение, - не спрашивая, сказал Банси, встав из-за стола, за которым сидел давнишний медведь и еще один пустой в виде змеи.
  
  "Это что, Ламия?"
  
  - Прошу к нашему столу, нам есть о чем поговорить.
  
  Встав, он подошел к четвертому пустующему стулу, как раз на мой размер и отодвинул, приглашая меня.
  
  Сглотнув несуществующую слюну, я подлетел и сел на стул, а Банси задвинул стул поближе к столу. Отрезая последний шанс на то, чтобы уйти.
  
  ========== Глава 5 Скорлупа ==========
  
  Глава 5
  Скорлупа
  
  В таверне была гнетущая атмосфера, она давила на сознание, заставляя думать о бренности бытия, одеялом окутывала всех присутствующих, нашептывая мрачные мысли. Эта атмосфера идеально констатировала с неестественной тишиной, которая царила в общем зале.
  
  Оглянувшись, я лучше осмотрел то место, где нахожусь. Сам зал был обычной пещерой, выдолбленной в скале. То тут и там: сидели, лежали, парили, нависали над потолком различные пустые. Каждый из них был уникален, но при этом в них было то, что делало их ... одинаковыми, как бы это странно не звучало. Было ощущение, что между ними была проведена нить, лишающая индивидуальности.
  
  Закрыв глаза, я представлял эту нить, как этакой "пуповиной", чья задача заключается в создании связи с чем-то большим. Я рисовал в своем воображении невероятный организм, состоящий из различных разумных клеток. А этими клетками были никто иные как ... "пустые", и как и любая клетка, существующая в организме, она жила по точно определенной программе. Все ее существование было заполнено следованием этой силы, и у нее не было ни одного шанса выйти за ее рамки, да она даже и не знала, что живет этим.
  
  А даже если узнает, захочет ли изменить свою жизнь?
  
  Пойдет эта клетка другим путем, если ей дадут такую возможность?
  
  Не останавливаясь ни на ком подолгу, я блуждал взглядом по посетителям таверны. По какой-то причине, мне нужно было найти ответ на эти вопросы. Наверное, потому что я сам чувствовал себя частью этого организма. Может, поэтому тот Древний смотрит на звездное небо?
  
  "Все это грустно".
  
  "Что именно, Дима?"
  
  - Гхым, нас не представили, меня зовут Атти, - нарушил мои мысли мощный металлический баритон.
  
  Подняв взгляд, я посмотрел на обладателя голоса. Изучая коричнево-синюю маску медведя, я время от времени останавливался взглядом на его глазах. Было в них кое-что, что затронуло мой разум. Они были человеческими.
  
   - А этого молчуна Нариндер, - на своем имени зелено-желтая Ламия слегка кивнула своей чешуйчатой головой, из-за чего щупальца, растущие из головы к ней, закачались. - А ты, как я понял...
  
  На этом слове он замолчал и выжидающе посмотрел на меня.
  
  - Дмитрий.
  
  Представившись, я снова замолчал, переведя взгляд на Банси. У меня не было никакого желания начинать "наводить мосты" с этими существами. Да и почему, собственно, я должен это делать? Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что они что-то хотят от меня. А раз они что-то хотят, то зачем им упрощать задачу.
  
  - Хм, ладно, ты знаешь, кто мы такие? ... То есть, кем работаем? - снова заговорил медведь, все больше подтверждая мои подозрения, что это он тут главный.
  
  "А не он ли приказал Банси завести с нами разговор?"
  
  - А должен?
  
  - Видно, наш общ-щ-щий друг забыл тебе с-с-сказать... тс-с-с.
  
  - Как это на него похоже, небось, снова толкал философскую речь на тему жизни и смерти?
  
  - Да, он всегда любил почесать ... тс-с-с ... языком, порой ... тс-с-с это утомляет.
  
  - Порой это мешает.
  
  - А ничего, что я сижу рядом и все слышу?
  
  - Нет!
  
  Хором ответили они, все больше уходя от темы беседы, из-за чего я начал раздражаться. Вместо того, чтобы вести себя по-деловому, они фактически разговаривали "ни о чем". Казалось, что меня тут нет, а они просто зашли в бар, посмотреть футбол и пообщаться в дружеской компании.
  
  "Ненавижу футбол".
  
  Вместе с раздражением и злостью на этих существ, я ощущал, как во мне зарождается ... зависть. Она в данный момент тихо нашептывала, что это несправедливо. Ласковым голосом спрашивала, почему у этих тварей есть друзья, а у меня нет? Почему я никогда не был в подобной компании ни как статист, наблюдающий за всем, что происходит со стороны, а часть этого действа. Я тоже хочу, чтобы надо мной дружески подшучивали, с кем-то смеяться, ни потому что так надо, а потому что это нормально.
  
  "Так вот она какая - дружба, - сжав кулаки, я уставился пустым взглядом на каменный стол. Мое настроение было испорченно, и мне хотелось кого-то убить. - Когда закончится эта бессмысленная встреча, я выйду на улицу и найду какого-нибудь пустого и на нем отыграюсь по полной программе".
  
  Незаметно для меня моя сила пришла в движение, подо мной в полу появлялись трещины, а стол дрожал, рассыпаясь каменной крошкой.
  
  - Тс-с-с ... успокойс-с-ся, мы поняли, что ты ... тс-с-с пустой дела.
  
  Вернувшись в реальность, я быстро взял себя в руки. Подняв взгляд, я увидел, что привлек к себе всеобщее внимание. Но после того как пещера перестала дрожать, а с потолка сыпаться крошка, пустые, как по команде, снова вернулись к своим делам.
  
  "Видимо, к подобному здесь - привычны".
  
  - Так что вы хотите от меня?
  
  - Хм, все очень просто, видишь ли, мы следопыты. Угощайся, - прожевав светящийся шарик, Атти протянул мне свое угощение. Взяв несколько шариков, моя рука почувствовала тепло, исходящее от них. На ощупь они были пластичны, чем-то эти штуки напоминали целлофановый пакет, наполненный под завязку водой, только тверже. - Угощайся, этот урожай был собран на ... хе, моей родине.
  
  "Как думаешь, Дин, что это такое?"
  
  "Не знаю, но вряд ли эта какая-нибудь отрава, эти-то ее едят, и ничего".
  
  Мысленно сосчитав до пяти, я бросил один шарик в рот. Как только еда там оказалась, она начала медленно растворяться, наполняя рот приятным вкусом, в какой-то момент мне захотелось даже зажмуриться от удовольствия. Конечно, этот шарик не насыщал меня как пустые, и утолить мой голод не способен, но ... какое же удовольствие он приносил.
  
  "Значит, и у пустых есть свои конфеты. А все-таки интересно, из чего их делают?"
  
  "Да какая разница, главное, это вкусно. Как бы не пристраститься".
  
  - Вижу, понравились, эта партия была собрана неподалеку от города, в котором я вырос и ... стал другим.
  
  - Спасибо. Так что вам от меня надо? - смакуя второй шарик, спросил у Атти. - "Какой необычный вкус. Комбинация вишни и, кажется, грибов". - Но прежде чем вы скажете, хочу предупредить, сначала мне нужно обдумать ваше предложение, каким бы оно не было, - "Да, вишня и грибы, а вместе с ними что-то еще, какой-то ускользающий от меня ингредиент", - И как вы себя назвали, следопыты?
  
  - Верно, но наша задача немного другая, нежели то, с чем ты связываешь это слово, - откинувшись на спинку стула, Атти закинул еще один шарик в рот. Утробно рыча от удовольствия, он, не отрываясь, смотрел на меня. - Наша задача заключается в изучении дальних земель Уэко-Мундо и поисках необычных вещей. Как ты знаешь, в нашем мире время от времени появляются дыры, ведущие в другие миры, и порой эти дыры выплевывают что-то из того мира, который находится по другую сторону.
  
  "Что же это за ингредиент? Черт, какая же вкуснятина".
  
  - И много вы нашли?
  
  - ... Пока еще ничего, - понурив голову, ответил Атти. - Но мы молодая команда и только начали свое дело.
  
  "Хочу еще!".
  
  - И вам нужен еще один член команды, - не спрашивая, а констатируя очевидное, произнес я.
  
  - Нас всего трое, это, конечно, оптимальный состав команды, да и мы уже имеем опыт работы вместе, но все же... - неопределенно проведя когтистой лапой, Атти перевел взгляд на Банси, все это время наблюдавшего за мной.
  
  - И поэтому мы предлагаем тебе присоединиться к нам, - закончил за Атти Банси.
  
  - Почему выбор пал на меня?
  
  "Где они их собирают?".
  
  - Когда я тебя увидел ... тс-с-с, я с-с-сразу понял, что ты сильный ... тс-с-с адьюкас, - вставил свои пять копеек, Нариндер. - У меня чутье на это... тс-с-с.
  
  "Надо потом разузнать, где подобное найти, уж очень вкусные".
  
  - Как я уже говорил, мне надо подумать.
  
  - Хорошо, только думай не сильно долго, если что, мы будем в городе еще пять дней, а потом снова пойдем в дикие земли, - встав, Атти посмотрел на меня, после чего повернулся, направляясь к бармену, ну или трактирщику.
  
  - Ладно, бывай, - дружески махнув мне, Банси исчез, вот только на меня это не подействовало.
  
  "Ну и что думаешь?"
  
  "То, что хочу еще эти шарики".
  
  "А по делу".
  
  "А если по делу, то мы находимся в городе огромных и злобных монстров".
  
  "Так, значит..."
  
  "Да, я все равно ничего не теряю, а побегать с ними по Уэко-Мундо мне не помешает".
  
  "Нужно быть осторожными, мы не знаем, что им придет в голову".
  
  "Боишься?"
  
  "Да".
  
  "Не бойся, если что, я просто убью их и съем..."
  
  - Ты с-с-согласьш-ш-шься.
  
  Вздрогнув, я оторвался от внутреннего диалога и посмотрел на Нариндера. По какой-то причине он не ушел как остальные, а все это время сидел за столом, свернув свой хвост кольцами и используя его как сидение.
  
  - С чего ты взял?
  
  - У меня чутье на подобное ... тс-с-с. Знаю я таких, как ты ... тс-с-с.
  
  - Ты ничего обо мне не знаешь, - прошептал, усиливая АТ-поле.
  
  - О, ошибаешься, для меня ты как открытая книга, Дмитрий. Ты тот, кто получает удовольствие от риска, тебе бы кого-нибудь убивать, с кем-нибудь сражаться. Ты с радостью ринешься в самое пекло, даже если это будет - ад. Не потому что хочешь кому-то что-то доказать, а для того чтобы снова почувствовать себя живым. Ты из той категории, кто будет поедать тысячи пустых, не насыщаясь. Тот, кто выпьет сотни кувшинов с вином и не утолит - жажду. Тот, кто никогда не получит удовольствие от женской ласки. Ты пустой.
  
  - Ты тоже, - опустив голову и смотря на него из-под челки, спокойно прошептал, ему. Надеюсь что спокойно. Но по его глазам видно, что нет.
  
  - Да, но только ты пустой в самом плохом смысле. Для тебя нет надежды, твой голод будет вечным и со временем будет усиливаться. Даже если ты станешь Вастер-лодом, для тебя все только усугубится. Потому что чем сильнее ты будешь, тем сильнее будет твоя пустота, и из-за этого ты будешь искать все более сильные ощущения, все больше еды. Пока, в конце концов, ты не увидишь в себе того самого монстра, которыми нас считают "перевозчики" и смертные. А знаешь почему?
  
  - ...
  
  - Потому что ты уже монстр, не только телом, но и сознанием. И произошло это не после того, как проросла маска. Ты всегда был таким, Дмитрий. С самого своего рождения, - медленно покачиваясь по часовой стрелке, Нариндер с закрытыми глазами говорил монотонным голосом, и казалось, что он сейчас в трансе. - Нет-нет, не подумай, что я тебя осуждаю. Просто это правда, от которой ты никогда не убежишь. Ты чудовище, стремящееся заполнить свою пустоту любыми способами. Не важно как, не важно чем, лишь заполнить, чтобы хоть на мгновение забыть - что ты такое.
  
  Открыв глаза, он посмотрел на меня. А я в ответ впился взглядом в его янтарного цвета глаза, все больше погружаясь в них.
  
  - А где змеиное шипение?
  
  - ... С-с-спасибо, что напомнил ... тс-с-с.
  
  - Спасибо за беседу, Нариндер, я буду ее помнить.
  
  - Не за что... тс-с-с.
  
  Слетев со стула, я поднялся над потолком и, не прощаясь, направился к выходу, чувствуя затылком, как Нариндер, не отрываясь, смотрит на меня.
  
  Вылетев из трактира, я быстро поднялся как можно выше и полетел туда, куда глаза глядят. Убрав АТ-поле, я дал ветру прикоснуться к своей коже.
  
  "Хм, раньше я этого не замечал, но, похоже, АТ-поле полностью отрезает меня от внешнего мира..."
  
  "Дима..."
  
  "Видимо, поле все это время не пропускало воздух, и я жил в своего рода - вакууме. Как все-таки хорошо, что я больше не нуждаюсь в кислороде. Но как я тогда слышу звуки?"
  
  "Дима, надеюсь, ты не принял всерьез слова той змеи?"
  
  Поднявшись еще выше, мое тело чуть не врезалось в появившегося пустого, быстро увернувшись, я полетел дальше, все больше ускоряясь и не слушая проклятия, которыми меня осыпал тот пустой.
  
  "Если не проходит воздух, то не должны проходить и звуки".
  
  "Димас, да забей ты на него, он же просто грузил тебя".
  
  Вот я полетел вверх, у меня в этот момент было только одно желание, покинуть город и оказаться во внешнем мире. Только сейчас я понял, насколько АТ-поле изолировало меня от всего мира.
  
  "Скорее всего, все это время я не слышал звуки, потому что их не пропускало поле, - заметив дыру, из которой бил лунный свет, я ускорился, стремясь вырваться за стены. - Тогда как же я понимал, что мне говорят? - все больше набирая скорость, я заставлял себя не создавать АТ-поле, из-за того что встречный ветер мешал смотреть, а в ушах создавал жуткую какофонию. Я, наоборот, желал эти неудобства. - Колебания? ...Да, скорее всего, колебания, которые вызывали звуковые волны, когда соприкасались с полем, а мой мозг мгновенно переводил их в уже понятную для меня речь".
  
  Вылетев из дыры, я оказался в уже так хорошо знакомой пустыне. Как и ожидалось, здесь царила ночь, нет, ... сумрак. Безоблачное небо освещали мириады незнакомых звезд, а луна продолжала освещать мир своим блеклым светом. Устремив взгляд, я вгляделся вдаль, пытаясь увидеть край пустыни. Но, к несчастью, все видимое пространство было покрыто песком. Этот песок собирался в дюны и, как волны, был направлен к горизонту. Эти дюны накатывались друг на друга, создавая сюрреалистичную картину. Чем-то это походило на океан.
  
  Поднявшись еще выше, я закрыл глаза, отстраняясь от всех мыслей, приняв позу распятого на кресте Христа. Я ощущал, как ветер соприкасается с кожей и играет с волосами, мое сознание впервые за много месяцев почувствовало насколько огромно пространство, в котором находится его хозяин. А еще я слушал тишину.
  
  Я был собой и одновременно миром. Для меня перестало существовать время. На краткий момент мне было все равно, умру я сейчас или нет. Даже голос Дина утих в моей голове, как будто он умер.
  
  Теперь я понимаю, АТ-поле не просто защищает, оно полностью закрывает меня не только от того, что несет вред, но и от положительных вещей. Но самое страшное то, что через некоторое время я снова закроюсь от внешнего мира, а потом дам себе обещание, больше никогда не убирать полностью - АТ-поле. Чтобы никогда не чувствовать, как ветер теребит волосы и освежает кожу, принося живительную прохладу вместе с болезненными воспоминания.
  
  Теперь я закроюсь в своей скорлупе, и уже никогда из нее не выйду. Потому что знаю, что вернусь в ту таверну и скажу, что согласен вступить в их маленькую группу. Я закроюсь в себе, потому что знаю, что если не сделаю этого, то рано или поздно они захотят причинить мне боль или убить.
  
  Не нужно быть прорицателем, чтобы видеть, что в будущем я познаю горечь предательства. И если я не хочу этого, то нужно закрыться. Ведь если не буду ни к кому привязываться, то и не будет так больно на душе, когда буду их убивать.
  
  Открыв глаза, я снова посмотрел вдаль, смотря на горизонт, я одновременно не видел его, для меня в этот момент ничего не существовало, потому что, сам того не замечая, начал медленно и даже как-то помпезно создавать АТ-поле.
  
  "Но стоит ли это того. Не стану ли я тем чудовищем, которым меня назвал Нариндер? Не стану ли я пустым?"
  
  Задавая эти вопросы, мой разум пытался найти ответы, но, как и ожидалось, нашел только тишину и пустоту.
  
  "Наверное, то же самое чувствуют и космонавты, вышедшие в открытый космос. Где единственное препятствие между слабой человеческой плотью и космической пустотой это несколько сантиметров костюма".
  
  Обернувшись, я посмотрел на Непте, возвышающийся над пустыней, пронзая звездное небо своими острыми, как скалы, шпилями. Теперь я вижу, этот город для пустых как маяк. Они идут сюда не только потому что здесь безопасно и не нужно ждать нападения в любой момент, а потому что он несет что-то такое, чего никогда не найдешь здесь в пустыне. И это...
  
  Вздохнув полной грудью, я снова продолжил создавать АТ-поле, сконцентрировавшись на звуках, осязании и запахах. Я заметил, как мир бледнеет, становится не таким насыщенным. Мое сознание ощущало, как мир отделяется от меня, как будто отторгает АТ-поле, а вместе с ним и его создателя. Закрыв глаза, я полностью сосредоточился на остальных чувствах, пытаясь запомнить все ощущения, чтобы потом бережно хранить их в своих воспоминаниях.
  
  Но вот мир померк, и я открыл глаза.
  
  - Я пустой.
  
  Глава 6
  
  
  
  Громогласный рев сотрясает стены пещеры. Вонзив когти в плоть грибоподобного пустого, Атти поднимает верещащего врага над головой. Осматривает зрителей победным взглядом. Собравшиеся вокруг адьюкасы ободряюще орут. Ор от их луженных глоток словно сотрясает землю.
  
  "Убей!" - кричат они в унисон. Монстры почуяли кровь.
  
  В который раз радуюсь своему АТ-полю, если бы не оно, вряд ли смог бы находиться в этом месте без риска оглохнуть. Прошел уже примерно год, как я оказался в этом мире. Я все же принял предложение Банси и присоединился в их маленькую группу.
  
  Бросив пустого на землю, Атти наступает на его маску лапой. Характерный хруст слышен даже сквозь какофонию криков зрителей. Стараясь подавить позыв, я отворачиваюсь. Внутри меня словно ворочается зверь, он пытается вырваться с цепи. Его ведет желание убивать и пожирать. Этот внутренний демон воет и скребётся в клетке.
  
  Черт, как же в этот момент мне хочется вонзить свои зубы в этого пустого, рвать его на куски и сжирать, чтобы стать сильнее. И точно так же себя ощущают все присутствующие. Одно из проклятий пустых. Мы всегда стремимся пожирать слабых. Чем-то это напоминает Волков. Мы как санитары пустыни, сжираем все, что не достойно жизни.
  
  Оторвав голову своему сопернику, Атти поднимает ее над собой демонстративно показывает ее всем присутствующим. Ихор, исходящий из оторванной шеи, заставляет меня невольно облизать губы. Как же хочется запрыгнуть на центр арены и начать сражаться. Инстинкты требуют убивать всех присутствующих, а здравый смысл кричит - этого делать нельзя.
  
  Пошатнувшись, я упираюсь рукой о перила, отгораживающие арену от зрителей. Кровавая пелена застилает глаза. Руки дрожат, а ноги словно одеревенели. Монстр внутри меня стал сильнее и больше, он рвется из мысленной клетки, воздвигнутой мной. Он рычит и кусает прутья, а голос Дина с трудом пробивается до меня. Мои желания пытаются взять надо мной контроль. Все внутри меня желает: убивать и пожирать.
  
  "Стать сильнее!" - вопит монстр. Он шепчет мне, что не нужно сдерживаться. Что я могу разорвать всех на маленькие кусочки. Достаточно лишь дать ему свободу, и я буду счастлив. Как же мне хочется поддаться его уговорам, забыться в схватке и не думать ни о чем.
  
  "Нельзя!" - кричит Дин и его голос словно ушат холодной воды.
  
  Отвернувшись, я мысленно смахиваю пот со лба. В этот раз это было близко. Я почти поддался своим желаниям. Нужно кого-то убить, пока не сорвался.
  
  - Наш победитель! - запрыгнув на арену, тигриноподобный пустой кричит на всю пещеру. - Кто хочет сразиться следующим?
  
  Лес рук вздымается надо мной. Затравленно оглядываясь, я перевожу взгляд на Атти. Тот видит в каком я состоянии, медленно кивает. Подходит к конферансье шепчет что-то на ухо, указывая на меня. Пустой, найдя меня взглядом, кивает Атти, называет моё имя:
  
  - Следующим участником будет Дмитрий! Кто желает с ним сразиться?!
  
  Вылетев на середину арены, я благодарно киваю Атти, тот, пожав плечами, исчезает в сонидо, переносится к зрителям.
  
  Моим соперником было горилоподобное существо с синим мехом. Ударив себя несколько раз по груди, он исчезает в сонидо, мгновенно переносится за мою спину, но тут же замирает не в силах пошевелиться.
  
  Не давая ему исчезнуть и этим вырваться из моей хватки, я отрываю тому руки и ноги. Упав, пустой скалится на меня, пытается сформировать серо. Но я поднимаю его над землей и резко опускаю на нее, этим прерываю концентрацию.
  
  Эйфория нахлынула на меня волной. Одновременно с этим я медленно отрывать от него кусочки плоти. Он кричит и воет, отчего у меня пробегают мурашки по кожи от удовольствия.
  
  Как же давно я не делал подобного. Закончив с пыткой, я просто отрываю пустому голову. Ободряющие крики толпы, скандирующие мое имя, приятно греют слух.
  
  Да, это Уэко-Мундо, здесь то, что я вытворяю, не считается преступлением. Всего лишь формой самовыражения. За то время, что я прожил здесь, мой характер полностью изменился.
  
  Теперь я не мог понять, как жил раньше. Со всеми этими ограничениями, воспитанием и моралью я был словно скованным в смирительную рубашку и, только попав сюда, освободился.
  
  Покинув арену, я полетел к своей группе. Там меня уже ожидали Атти и задумчивый Нариндер. Рядом со мной появился Банси, похлопав одобрительно меня по спине, он поздравил с победой, не забыв пожаловаться, что я слишком быстро разделался со своим противником.
  
  Промолчав, я сел на стол. Все равно здешняя мебель рассчитана на существ от трех метров и выше:
  
  - Поиграли и хватит, - сцепив руки, сказал Атти. - У нас появилось дело! Господин хочет, чтобы мы отправились в мир людей и кое-что добыли оттуда.
  
  Я подобрался, мне уже было известно, что Уэко-Мундо существует в сопредельных границах с другими мирами, и один из них - это некий мир людей. Единственное, что мне не известно, какой мир конкретно.
  
  - Когда выступаем.
  
  - Сейчас, Банси.
  
  Встав, медведеподобный пустой исчез в сонидо. За ним последовал Нариндер и Банси. Посидев некоторое время, размышляя, отправился уже я. Появившись в звуке сонидо (единственная способность пустых доступная мне) я посмотрел на своих компаньонов. Они стояли около стены Непте. Рядом красовался разрыв в пространстве и времени. Черная рана, сочащаяся холодом и пустотой. Улыбнувшись сравнению, я заглянул внутрь и тут же получил отеческий удар по затылку, и если бы не АТ-поле, кто знает, что со мной было бы:
  
  - Осторожней, мелкий, гарганта не стабильна, - проворчал Атти. - Нужно немного подождать.
  
  Злобно посмотрев на лидера команды, я привычно подавил желание разорвать его на маленькие кусочки. "Не сейчас", - как мантру проговаривал я, проходя вслед за остальными в меж-мировой разрыв.
  
  Перемещаясь по странному пространству, мои мысли возвращались к прожитому в этом мире году. За это время я много путешествовал по пустынному миру. Побывал в разных точках Уэко-Мундо. Сражался с многими пустыми и собирал разнообразные артефакты, перенесенные сюда из других миров.
  
  Даже целую коллекцию смог собрать из разных вещей, начиная от высокотехнологичных штуковин и заканчивая чем-то вроде магических артефактов. Увы, но все они были бесполезны для меня ввиду того, что я не знал, как ими пользоваться.
  
  Мда, как-то в книгах это не описывалось. Обычно в таких ситуациях ты сразу знаешь, что делать. Когда как реальность куда суровее, чем книга.
  
  Вот взять, к примеру, один меч, который в моих руках должен гореть праведным огнем. По крайней мере, в руках того рыцаря, оказавшегося в этом мире, он горел. Помнится, тот с криком "Умри, демон" попытался меня поделить на две части, но я ему не дал.
  
  Горящий белым пламенем клинок, проделав дугу, врезался в камень, войдя в него как нож в масло - да там и остался - после того как я оторвал придурку голову. Тогда я еще узнал, что убивать тех, кто имеет: кровь, органы и просто нормальное тело - довольно грязное дело. Хорошо, что АТ-поле защищает меня от грязи, а то пришлось бы ходить как свинья.
  
  Разделавшись с ... ну, допустим, паладином, я, как победитель, забрал себе меч в качестве трофея. И вот стоя и держа железяку в руках я ожидал - как она в моих руках загорится пламенем - и я пойду резать всех недругов. Занес его над головой, и ничего не произошло.
  
  Меч как был ... мечом, так и остался им. Что я только не делал, чтобы активировать его, и махал, и нажимал на все подряд, под конец даже начал с ним разговаривать. Тщетно. Железо осталось глухо ко мне.
  
  Наигравшись с мечом вдоволь, артефакт отправился следом за остальными игрушками, которые теперь пылились в корабле. Да, я вернул свой корабль. Это было не просто и пришлось изрядно попотеть. Но при правильном планировании, толике удачи я все же смог выкрасть его у Агазанжелос, когда та отлучилась по делам.
  
  Ох и крику же было после этого. Вастер-лорд, узнав, что ее обокрали, подняла всех своих слуг на уши и заставила прочесать весь город. Для нее это было оскорбление и вызов.
  
  Глядя на ту гарпию мне казалось, что она не очень-то опечалена потерей. Наоборот - словно пробудившись от спячки - Агазанжелос впервые за много веков начала действовать как до основания Непте. Казалось энергия бурлит в ней. Она все время что-то делала. Что-то предпринимала, и вот уже Непте обратил свой сонный взгляд на энергичную букашку.
  
  Он, как хтоническое существо вяло ворочалось, следя одним сонным глазом за Агазанжелос. Вслед за ней начал действовать Бебон, за ним Фаста и Дейоран. Запечатленные языке, даже говорили: еще немного и Древний пробудится и поведет всех жителей города в лучшее будущее.
  
  Впервые с момента основания, город кипел жизнью. Сейчас он, как никогда, напоминал разворошенный термитник. И причиной всего этого стал я. Есть, чем гордиться!
  
  - Приготовьтесь! - рыкнул Атти.
  
  Подняв голову, я увидел белый свет, как в конце туннеля. Он приближался со стремительностью бегущего адьюкаса - то есть очень быстро. В этот момент мне почему-то стало страшно. В каком мире мы окажемся? Что нас там ждет и к чему готовиться? И самое главное, кем я буду для тех, кто по ту сторону.
  
  Сомнения терзали мой разум. Мне почему-то захотелось посмотреть в зеркало, чтобы оценить свой внешний вид. Конечно, за место лица у меня была маска, которая уже стала вторым лицом, но все же...
  
  Не успев додумать мысль, мы вывалились в другой мир. Яркий свет ослепил меня. Привыкнув к сумеркам, я моргал, стараясь отойти от ослепляющего солнца. Какофония звуков поглотила мой разум вслед за светом. Столько всего было на этом отдельном клочке земли, что я оказался не готов. Птицы пели слишком громко, деревья непозволительно сильно шуршали листьями и ветками. Жизнь кипела здесь - невероятное отличие от моего мира.
  
  Последняя мысль поразила меня сильнее всего. Она была настолько сильной, что все остальное ушло на задний план. Когда это я начал считать Уэко-Мундо родным миром?
  
  Покачав головой, я осмотрелся. Мы оказались около леса. На первый взгляд была теплая погода. Но я не был в этом уверен - чтобы проверить нужно убрать АТ-поле - чего делать, конечно же, не собирался. От этой мысли я снова замер. На мне АТ-поле в котором я нахожусь, оно полностью меня защищает.
  
  Поле хранит меня в своего рода вакууме. Фильтруя свет, звуки и запахи, оно передает мне их в пресном виде. Обезличенными. Это как смотреть фильм на плохом телевизоре. Он вроде бы передает тебе цветную картинку и звуки происходящего, но все же не цепляет, и ты не веришь в происходящее.
  
  Сглотнув, я присвистнул, если все эти ощущения прошли сквозь АТ-поле, что было бы если бы его не было?
  
  Найдя мою группу, я перенесся к ним. Они стояли в воздухе обсуждая дело. Появившись около них, они при видя меня замолчали:
  
  - Где ты был? - прошипел Нариндер.
  
  Змее-человек подозрительно смотрел на меня. Кончик его хвоста, дёргался в такт его словам, показывая серьезный настрой. А у меня пробуждая желание оторвать его и сделать из него ожерелье.
  
  Ответив, что вывалился в другом месте и все это время искал их. Я подлетел поближе. Можно было и пройтись, но я так привык использовать телекинез для перемещения, что уже не вижу смысла использовать ноги. Все равно у меня нет мускулов и риск атрофированных конечностей мне не грозит.
  
  - Закончили обмениваться приветствиями? - рыкнул Атти, прерывая мою перепалку с Нариндером. - Итак, наша задача проникнуть в ближайший город и собрать что-нибудь интересное.
  
  - Круто, а убивать можно? - с надеждой спросил я. - "Господи, во что я превратился?"
  
  Вопросил мысленно у неба, но получил ответ из другого места:
  
  "В маньяка-психопата!"
  
  "Заткнись! Это был риторический вопрос".
  
  "Ты спросил, я ответил", - обиженно пробурчал Дин.
  
  Дальше я не стал слушать Дина, вернув свое внимание реальности. Передав слово Нариндеру - так как он отвечал за разведку - Атти отошел назад. По слова змея неподалеку был город. Он стоял на возвышенности около бурной реки. Нам было приказано проникнуть внутрь и собрать какие-нибудь безделушки.
  
  - Чем больше соберем, тем больше получим, - закончил Нариндер.
  
  В этот момент все уставились на меня. Вздохнув, я кивнул:
  
  - Снова меня будут использовать как грузчика, - скривившись, проговорил я вслух. - Я под это не подписывался!
  
  Громко и махая руками, заявил присутствующим, прекрасно понимая, что никуда не денусь. Не впервой уже. Кивнув, что понял, Атти исчез в сонидо, за ним Банси и Нариндер. Еще раз вздохнув, я прыгнул вслед за пустыми.
  
  Надеюсь, в этом мире есть кому приглядывать за жителями города. Иначе у них большие проблемы.
  
  ***
  
  
  
  Открыв глаза, она сдула с глаз зелено-синие волосы. Глядя в даль бесконечной пустыни, она ощущала лишь всепоглощающую пустоту, одиночество. Но больше всего - скуку. Она уже не помнила сколько живет: века, тысячелетия, а может, больше...
  
  Ей было плевать, что рядом копошились пустые - ждущие момента оттяпать от нее кусочек. Лишённая всяких желаний и целей, она напоминала себе камень.
  
  Как долго она лежит на этой скале? Прошли годы или все несколько часов. Давным-давно время превратилось для нее в нескончаемую линию бессмысленного существования. А раньше у нее были цели?
  
  Идеальная память услужливо показывала ей: как она, будучи обычным пустым, охотится на песках Уэко-Мундо: растет, эволюционирует, становясь больше и сильнее. И вот уже маленький кентавр превращается в колосса. Странствует с такими же, как она, гигантами.
  
  Бродя в стае, ее тело пожирает своих спутников, пока разум спит. Через тридцать лет бродяжничества, она падает и отключается. Чтобы встать уже адьюкасом. С этого момента охота становится интереснее.
  
  Знакомство со способностями, изучение своего нового тела, в тот момент занимало все ее мысли. Мир играл для нее новыми красками. Шли века. Она охотилась, становясь сильнее.
  
  Пока в какой-то момент одинокая пустая не превратилась в предел мечтаний всех пустых. Она стала Вастер-лордом. Казалось, цель достигнута. Живи и радуйся. Собери фрассьион и путешествуй по миру.
  
  Но что-то пошло не так. Века одиночества сильно изменили ее характер. Она к своему удивлению обнаружила, что боится к кому-то привязываться. Этот маленький страх, блуждающий на периферии сознания, внезапно получил странную силу. Которой она не способна была противиться.
  
  Хотя все же она один раз попыталась создать фрассьион и у нее даже получилась. Дондочак Бирстан и Пеше Гатише были первыми и единственными слугами. Она была с ними почти сто лет.
  
  И вот мир снова заиграл яркими красками и одиночество закончилось. Ровно до того момента, пока ее слугам не взбрело голову возвыситься за ее счет. Итог был закономерен.
  
  После сытного обеда, она зареклась с кем-то объединяться, и отныне одиночество ее удел. Так безопаснее. То предательство полностью закрепило в ней страх перед другими. Все предают, все стремятся убивать. Она сама такая.
  
  И снова потянулись бесконечные дни. Веками она бродила по Уэко-Мундо. Охота стала ее единственной отдушиной. Теперь для нее не было разницы, кого поглощать. Все шли на ее обеденный стол. Пока в какой-то момент она не сломала свою маску.
  
  До сих пор она не знает, что произошло. Единственное, что помнил древний разум, это то, как апатия настолько сильно охватило ее разум, что мысль, игравшая где-то в глубине сознания, стала путеводной звездой для сущности пустого.
  
  Сложно сказать, что тогда произошло. Возможно, она сама сломала свою маску, а может, это сила так странно отреагировала на столько сильный посыл. Но когда болезненная трансформация закончилась, она обнаружила человеческое тело. В будущем она смогла узнать, что это была не эволюция, а зацикливание себя на самой себе. Вот такой вот странный парадокс.
  
  Она больше не могла эволюционировать и развиваться. Пока не могла. Нужно было время прежде чем раны, которые она себе нанесла, зарастутся. Сколько, никто не знал.
  
  Именно тогда она дала себе имя:
  
  Неллиэль ту Одельшванк, арранкар, покалеченный пустой.
  
  Потянулись дни, от скуки Нелл решила исследовать свои способности. Училась использовать их более творчески и тонко. Веками она оттачивала мастерство, которое не на ком было использовать.
  
  Пока не настал тот момент, когда ей уже стало на все плевать. Ничто не могло ее удивить. Фактически она умерла, став овощем. Ровно до того момента, когда она увидела одного странного маленького пустого.
  
  Собственно, она увидела его только что. Случайно мазнула взглядом и зацепилась, из-за того что он никак не ощущался. Легкое усилие и неудача. Нахмурившись, древняя пустая даже села ради этого - а это уже достижение - следила взглядом за ним (и не важно, что он был в двадцати километрах от нее, Неллиэль такие вещи уже давно не смущают).
  
  Он вошел в гарганту исчезнув с ее глаз. Чувствуя, как в ее мертвой душе рождается блеклое любопытство, арранкар, не вставая, исчезла в сонидо, мгновенный переход к гарганте, и вот уже она стоит осматривая гарганту.
  
  Сколько прошло лет, как она последний раз переходила через нее: тысяча сорок три года. Ответила ее память.
  
  Потоптавшись около раны в пространстве, Нелл вошла внутрь. За столько веков у нее появилась загадка, на решение которого она может потратить некоторое время. Ничтожно мало по меркам вечности.
  
  ***
  
  
  
  Рудольф Туд, маг четвертого уровня сидел в своем кабинете около окна и лениво потягивал вино из кубка. Сегодня был чудный солнечный день и работать совершенно не было желания.
  
  Ощущая легкую негу, он погладил залысину на голове. Вчера ему исполнилось сорок лет, а он, заработавшись, забыл об этом. Поглощенный исследованиями, мужчина давным-давно растерял всех друзей, родственники разбрелись по миру, а семью он так и не завел.
  
  Жалел ли он о своей жизни. Нет. Он был сильным магом, посвятившим всего себя науке и за это всего-то пришлось заплатить личной жизнью. Незначительная цена, на взгляд Рудольфа.
  
  Внезапно, артефакты, отвечающие за слежение, издали пронзительный звон. Мгновенно собравшись, Рудольф подбежал к артефактам. Взглянув на них, у него сама собой появилась улыбка. Кто-то разорвал ткань в пространстве и времени, проникнув сюда.
  
  Подойдя к шару-бестиарию, он заглянул внутрь, чтобы определить пришельца. Удивленно хмыкнув, он потер глаза. Еще раз посмотрел в шар. Это были они, пожиратели. Странные существа, которых ошибочно принимают за демонов. Никто не знал, кто они и что из себя представляют. Какими силами владеют и какие цели преследуют.
  
  Каждый раз, когда они появлялись, лилась кровь. Пожиратели нападали на всех без разбору: люди, эльфы, орки, гномы, даже демоны и ангелы вынуждены были с ними сражаться.
  
  Многие демонологи, видя силу пожирателей, пытались призвать их и подчинить своей воли. Но терпели неудачу. Пока в какой-то момент на них не махнули рукой. Ну да, есть странные монстры, которые время от времени вторгаются в наш мир, ну да, они нападают и убивают. Но ущерба от них не так уж и много. Даже города подвергнутые атаке остаются целыми и безопасными. Те же демоны вообще ничего после себя не оставляют.
  
  Нет, пожиратели представляли угрозу и их надо убивать. Ну так ловите монстров. Чего ждете?
  
  Потерев руки и облизнув губы, Рудольф подошел к переговорному камню. В этот день мужчина прославится и, возможно, даже получит пятый ранг. У него есть реальный шанс схватить одного из пожирателей.
  
  Раньше монстры всегда появлялись внезапно и так же неожиданно исчезали. Но благодаря своим разработкам Рудольф смог засечь ранее вторжение и теперь у него есть время подготовится. Нужно лишь уладить некоторые детали.
  
  Связавшись с гильдией, он предупредил о том, что сюда приближается. Покивав, отключился.
  Что? Он, конечно, хочет захватить пожирателей, но это не говорит о том, что он не с того не с сего - побежит за ними, рискуя своей жизнью. А пока гильдия предупредит правительство, пока соберет боевые отряды. Он подготовится к охоте. Сегодня он вознесется.
  
  ***
  
  
  
  А тем временем в одном из особняков неназваного города, к которому приближался Дмитрий со своей бандой
  
  Красивые барельефы, украшавшие подвал, странным образом создавали контраст с тенями, танцующими на стенах от слабых факелов. Они плясали меж рисунков, и казалось, что тени оживляют их.
  
  Поежившись, глава культа "мертвая рука" засучил рукава. Взяв нож, он оглядел присутствующих, ухмыльнулся под маской. Все они идиоты. Он смотрел на вельмож и просто знатных людей города, которые от скуки вступили в его орден с чувством брезгливости и превосходства. Все это для них была веселая игра, щекочущая нервы.
  
  Утомлённые от балов и закулисных интриг, эти разумные начали искать новые ощущения. И он дал им то, что они хотели.
  
  Придя сюда, они ожидали получить силу и власть. Но вместо этого подписали себе смертный приговор. О, как же он долго к этому шел. Столько лет на подготовку и все ради этого момента.
  
  Подняв ритуальный нож над головой, глава ордена мертвой руки заговорил:
  
  - Сегодня мир изменится! - его голос был четким и приятным. - Мы собрались здесь, чтобы наблюдать, как наши мечты сбываются! Приди, Нег-нот, тебя призывает твой верный слуга. Благослови нас своей силой!
  
  Закончив говорить - он вонзил в сердце прикованной девушки нож - отошел назад. Жертва начала изменяться. Ее кожа почернела, а цепи, к котором девушка была прикована, заржавели. Вкус тлена появился во рту присутствующих, а в душе завыла тоска.
  
  Собравшиеся заволновались. Они ждали прихода демона, но вместо этого сюда шло нечто иное. Нечто холодное и ... мертвое. Улыбнувшись под маской, глава ордена засмеялся. Он победил!
  
  Глядя в непонимающие глаза собравшихся, он смеялся над ними, пока жертва истлевала. После того как от тела остался лишь прах, его подбросил появившийся из ниоткуда ветер.
  
  Повиснув над потолком прах начал формироваться в странного гуманоида. Имея гуманоидное тело, существо было опутано с ног до головы бинтами, которые не давали ему пошевелить конечностями. На плечах были закреплены массивные наплечники, из которых выходили черные щупальца с шипами на концах.
  
  Оглядев завязанными глазами присутствующих, так что всех охватил озноб. Существо кивнуло:
  
  - Жертва принята, - услышали присутствующие в своей голове нечеловеческий голос.
  
  Еще раз засмеявшись, глава ордена Мертвая рука смотрел, как все, кто здесь был, падают замертво на пол, а после изменяются, превращаясь в нежить, поднимаются, ожидая приказов. Да, сегодня мир изменится. И изменения начнутся с этого города.
  
  ***
  
  
  
  В это же время. В подвале соседнего особняка в пентаграмме сидел юноша. По иронии судьбы его пентаграмма - которую он только что закончил рисовать - находилась в шестидесяти шести метрах от алтаря, где принес в жертву девушку, жрец мертвых. Но он этого не знал.
  Закончив рисовать, юноша отпил вино из бутылки. Его руки дрожали, пот застилал глаза.
  
  Сейчас он планировал совершить нечто жуткое, и ему было страшно.
  
  Этого никто не знал, но юноша был проклят. Это проклятие терзало его душу, не давая спокойно жить и причиняя ужасную боль. У этого проклятия даже было название. Оно называлось - любовь.
  
  Да, он был влюблен и страдал от неразделенной любви. Его дама сердца отвергла его. Тем самым разорвав его сердце на мелкие осколки.
  
  Пребывая от этого в пучине отчаяния, юноша начал пить. Его разум окунался в безумные мысли, которые в итоге привели его сюда. Озлобившись на весь мир, он решил отомстить той, кто отвергла его. Найдя в отцовской библиотеке фолиант по призыву демонов, он решил разом избавиться от всех проблем.
  
  Юноша решил убить девушку.
  
  Зачитывая заклятие, юноша надрезал ножом руку, окропив своей кровью светящуюся алым светом пентаграмму. Тьма сгущалась в подвале - но юноша этого не видел - также он не видел, как тени ожили и водили около него хороводы. Низшие черти и бесы вылезали из-под земли и устроив оргию, совокуплялись и рвали друг друга на части. Пол покрылся горячей кровью.
  
  Закончив зачитывать, юноша бросил клич в глубины ада. У него была лишь одна просьба, чтобы он перестал испытывать ту боль, которая терзала его душу. Демон быстро откликнулся на его просьбу, но не так, как ожидал юноша.
  
  В списке по призыву была четкая инструкция, следуя которой призывающий может не опасаться демонов. Если ты ничего не напутаешь и сделаешь все четко, то тебе ничего не грозит. Но если где-то ошибешься...
  
  И как уже понятно, юноша кое в чем ошибся. Весь ритуал был проведен идеально, без сучка и задоринки, лишь в одной части он оплошал. В инструкции было сказано: нужно шесть черных свечей. Но юноша набрал лишь пять с нужным цветом. Шестой была темно-синяя свечка, которая, если не приглядываться, казалась черной. И на свою беду, юноша не приглядывался.
  
  Демон свободно вселился в тело человека и уже поглощал его душу, когда до призывателя дошло, что же происходит. Издав последний вопль под смех демона, юноша растворился в пустоте.
  
  Смешно, но как минимум одно из условий демон исполнил. Юноша больше не страдал от неразделенной любви, но вряд ли он этому был рад. Также он не знал, но та девушка, которую принесли в жертву в соседнем особняке, была той самой, из-за которой он страдал.
  
  Отряхнувшись, демон в обличии человека поднялся с колен, оглядел подвал и бесов. Замерших в ожидании:
  
  - Поднимайся воинство Ада! - его голос рокотал, отражаясь от каменных стен. - Сегодня день, когда земли почернеют, а с небес посыпется соль. Сегодня мы пожмем нашу дань. Крики и мольбы будут услаждать наш слух. Женщины станут нашими шлюхами, мужчины будут растерзаны. Дети будут убивать родителей, а те будут кричать в экстазе. Этот день станет горьким напоминанием смертным, что значит играть с силами Ада! Мы придем и выпьем из этого города жизнь, как из спелого фрукта. Кровь польется рекой, окрашивая улицы. Поднимайся воинство Ада, ПОДНИМАЙСЯ!
  
  ***
  
  
  
  Мы решили не спешить - прогулочным шагом шли к городу - виднеющемуся на горизонте. Оказавшись достаточно близко, я смог увидеть средневековые стены с мощными башнями, на которых гордо развевались штандарты в пестрых цветах.
  
  Невольно я сравнил этот город с Непте. Поразившись, насколько то, что передо мной, блекнет с творением пустых.
  
  Удивительно, но я не считаю жителей Уэко-Мундо чужеродными существами. Напротив, теперь человек для меня что-то чуждое и непонятное. Оглядываясь на свою жизнь, я вижу, что перемещение в пустынный мир это лучшее, что со мной могло произойти. Только там я нашел равновесие в себе самом. Я больше не боялся своих сил и действовал так, как хотела моя душа.
  
  Да, я стал чудовищем, упивающимся смертями. Да, мне нравится пытать. И что? В Уэко-Мундо все такие! Так зачем терзать себя сомнениями. Легче признать в себе того, кем ты являешься и просто жить в своё удовольствие.
  
  Появившись около стен, мы замерли, удивленно рассматривая все с высоты птичьего полета. В городе шла бойня. Нежить и нечто похожее на демонов сражались. Они рвали друг друга на части, демоны с упоением, а мертвецы в холодном молчании. А посередине этого ада были жители города с отчаянием противостоящие обеим сторонам.
  
  Ощущая, как внутри меня заворочались инстинкты, я сжал кулаки, закусил губу. Меня тянуло в город. Внутри меня все кричало, чтобы я вломился в битву, убивая все на своем пути. Открыв рот, я постарался уловить языком кровавый запах, забыв, что АТ-поле не даст этого сделать.
  
  Обернувшись, чтобы предупредить остальных, что собираюсь пойти развлечься, замер. Мои сокомандники уже все тряслись от возбуждения. Их, как и меня, тянуло туда, они хотели убивать, рвать голыми руками всех подряд: не важно, будь ты друг или враг. Даже вечно спокойный Нариндер с трудом сдерживал себя. Беспокойно дергая хвостом, он сжимал и разжимал руки. Еще немного и сорвется.
  
  Обернувшись я еще раз посмотрел на город и в этот момент перестал себя сдерживать. Беззвучно закричав, я полетел со всей возможной скоростью. Красная пелена застила мои глаза, разум перестроился в боевой режим, и даже голос Дина затих.
  
  Ворвавшись в центр крупной демонической группы, я вонзил руки в крупного демона. Разорвал его на части. Растер в фарш бегущего на меня демона. Поймал другого и оторвал ему руки. Бросил ваяться на земле.
  
  Я перелетал с демона на демона, разрывая их на части. Они кидали в меня заклинания, старались поразить своим оружием и просто поймать в клещи. Но я был слишком быстрым, маленьким и маневренным.
  
  Наслаждаясь воплями врагов, мой разум пел. Мне было хорошо. Забывшись в горячке боя, я не следил за территорией, из-за чего пропустил тот момент, когда врагов не осталось. Осознал я себя в тот момент, когда вбивал ногой, голову особо уродливого демона в мостовую.
  
  Недовольно оглянувшись, я старался увидеть еще кого-нибудь, но никого не было. Лишь трупы украшали улицу. Услышав за спиной какое-то шуршание, я оглянулся. Из полуразрушенного здания выходили люди. Перепуганные жители с благоговением смотрели на меня. Судя по тому, что они говорили, люди благодарили меня. Нет, их язык мне был не известен. Просто интонация сама собой все переводила.
  
  Заметив краем глаза, как мужчина выносит мальчика одного со мной возраста из здания, как он нежно держит его, а ребенок, плача, уткнулся ему в плечо, я перестал слушать голоса людей. Картина отца и сына словно выбила меня из колеи.
  
  Почему у этого ребенка есть семья, а у меня нет? Спрашивал я себя. Ощущая, как глядя на них меня переполняет ярость, я закричал. Взорвал их изнутри. Обида обжигала мой разум. Не останавливаясь, я поднял в небо несколько человек, еще двух придавил к земле, ломая позвоночники.
  
  Я убивал только что спасенных людей, упиваясь их страданиями. Пока не осталось два последних выживших. Это был молодой парень, наставивший на меня дрожащий меч и плачущая девушка, готовая к смерти.
  
  Почему-то я не стал их убивать. Взлетев, я полетел по узким улочкам. Быстро лавируя, я видел, как мертвецы и демоны сражаются. Появляясь там, где больше всего врагов, я рвал их силой мысли, растирал, ломал, в общем, делал все, что только можно. Разум был пуст, а тело действовало само по себе. Казалось, я был на автопилоте. Перед глазами стояла картина отца, выносящего своего ребенка из дома.
  
  Почему, глядя на них, мне было так больно? Неужели я подсознательно хочу семью?
  
  Увернувшись от мертвеца, я, подняв его над землей, швырнул в его друзей. После этого смял эту группу друг с другом с большой силой. Закончив, отстранено посмотрел на то, что только что сделал. Огромный мясной шар - это лучшее описание, пришедшее в мою голову.
  
  Черт, как же мне все это надоело! Ну почему я не могу избавится от старых желаний. Семья, друзья. Все это так по-человечески, что становится тошно. Что же нужно сделать, чтобы избавиться от этих недостатков.
  
  Упав на колени, я пустым взглядом смотрел на улицу. Мертвецы молча шли в мою сторону, шаркающими шагами. В них не было эмоций и желания, они лишь выполняли приказ. С холодной методичностью, идя к целям, заложенные в их тлеющих разумах.
  
  Внезапно мир затрясся, а меня скрутила ужасная боль. Кожи словно кипела, чья-то сила придавливала меня к земле. Я уже ощущал нечто похоже, год назад. Кто-то выстрелил в меня серо, а я расслабившись не уследил за этим. Но кто?
  
  Вот давление закончилось, и я посмотрел наверх. Надо мной стоял Банси с выставленным указательным пальцем в мою сторону, подтверждая мои выводы. Атти и Нариндер уже входили в гарганту, когда я обернулся. Заметив, что я смотрю на него, Банси, помахав мне рукой, скрылся в портале.
  
  Я не успевал ничего сделать. В тот момент, когда я поднялся, гарганта схлопнулась, закрывая передо мной Уэко-Мундо. Зарычав, я было решился полететь к разрыву, из которого пришел в этот мир, но врезался в энергетическое поле.
  
  Ударив по нему несколько раз, я применил свою силу. Тщетно. Поле лишь немного прогнулось, а потом вернулось в исходное состояние.
  
  Я метался из стороны в сторону, пытаясь вырваться. Ненависть и обида переполняли меня. В этот момент я был рад, что не способен плакать. Последнее, что мне нужно, так это подарить свои слезы предателям.
  
  Сев на землю, я устало опустил голову на руки. Меня предали, бросили в этом мире и заперли под куполом:
  
  - Так вот ты какой, - мужской голос вывел меня из апатии.
  
  В этот момент из проломленной стены выходил мужчина. Он что-то говорил, но я не понимал его языка. Глаза мужчины горели от возбуждения, а лоб лоснился от пота:
   - Наконец я поймал одного из вас, - подойдя к куполу, он нежно посмотрел на меня, от чего у меня неприятно пробежались мурашки по спине. - Теперь ты мой!
  Глава 7
  
  
  
  Когда это произошло, солнце уже склонялось за горизонт, окрашивая небосвод оранжевым светом уходящего дня. На небольшой полянке, окруженной массивным лесом, стучал дятел - пытаясь добыть себе еды. Он с упорством выбивал насекомых из коры, в которой они прятались. Стук клюва далеко разносился в засыпающем лесу. Где-то пела кукушка.
  
  Гарганта появилась бесшумно. Поначалу пространство завибрировало и исказилось словно мираж в пустыне. Разорвав пространство, портал открыл проход в пустоту. От этого птица, испугавшись, вспорхнула, устремившись в небо. Кукушка умокла, погрузив лес в тишину и лишь свист засасываемого воздуха в гарганту подтверждал - это по-настоящему.
  
  Прошло несколько минут, прежде чем из гарганты вышла голая девушка. Стоя на воздухе, Неллиэль рассеяно оглядывалась. Она немного ошиблась и разминулась с маленьким пустым. Брешь между мирами привела ее на два дня позже.
  
  Хоть пустой и опережал ее на несколько дней, она все еще ощущала его в этом мире. Нащупав след, Нелл перенеслась в воздух, остановившись в трех километрах над землей, осмотрелась. Повсюду был лес, вдалеке, за сотни километров от места, где она оказалась, виднелся город, от которого шли угасающие духовные всплески. Сам пустой ощущался в другом месте, на куда большем расстоянии, чем город.
  
  Поколебавшись, Неллиэль все же решила сначала отправиться в город, чтобы посмотреть, что там происходит. Любопытство вело ее туда и у нее не было желания его сдерживать. Определившись с целями, Неллиэль пошла по воздуху. Ей не нужно было спешить, пустой найден и теперь никуда от нее не денется, поэтому почему бы не растянуть удовольствие.
  
  ***
  
  
  
  Я метался в круге. Злость распирала меня изнутри. Руки сжимались и разжимались от бессилия. Все усилия, которые я прикладывал пропадали в туне. Прошло два дня, как меня заперли в куполе. В начале - пока мы еще были в том городе - он что-то мне говорил, но я не понимал его языка. Не обращая на него внимания, я смотрел на небеса. Ища взглядом моих сокомандников... бывших сокомандников. Я ожидал, что они вернутся закончить начатое. Но гарганта не открывалась.
  
  А маг тем временем продолжал сотрясать воздух. Казалось, он что-то у меня выспрашивал, но в тот момент я был так взбешен, что просто не воспринимал реальность. В какой-то момент мое состояние настолько взвинтилось, что я пришел в бешенство. Мысли о предателях ослепляли меня, приводя в неадекватное состояние.
  
  Закричав не своим голосом, я использовал свою силу. Уже зная, что мне не удастся разорвать поле, я решил схитрить. Я представил свою силу в качестве лопаты, которой зачерпнул пласт земли. К своему удивлению, моя импровизация увенчалась успехом.
  
  Земля затряслась, стены домов покрылись трещинами, штукатурка обваливалась. Горшки с цветами, посуда, картины - все хрупкое падало на пол, разбиваясь и приходя в негодность. Стекла, треща, лопались, покрывая осколками улицу.
  
  Полностью уйдя в себя, я начал погружать эту 'лопату' глубже в землю, пока в какой-то момент не понял, что если продолжу, то просто не смогу поднять. Остановившись, я начал поднимать лопату вверх. Земля затряслась еще сильнее. Стены обваливались, люди падали на землю, но я этого не видел.
  
  Оказалось, это было куда легче, чем я думал. Раньше мне бы пришлось потратить невероятные усилия, чтобы сделать подобное, а теперь работа шла легко и споро.
  
  Открыв глаза, я обнаружил, что импровизированный остров парил в воздухе в десятках метрах от земли. Я поднял целый пласт земли, на которой стояла улица, и при этом даже не запыхался. Подивившись своим возможностям, сделал мысленную зарубку отточить новый трюк. Кто знает, где еще можно будет использовать прием с визуализацией своих действий.
  
  Маг был на краю пласта земли. Он, вытянувшись, смотрел вниз. Пораженно качая головой, тот повернулся в мою сторону. Возбуждено махая руками, подбежал ко мне, что-то спрашивая. Разозлившись на незнакомца, я попытался поймать его своей силой, поднять в воздух и оторвать голову. Но тут поле, вспыхнув красным светом, ударило меня звуковой волной.
  
  Скрючившись на земле, я схватился за уши. Как оказалось, АТ-поле не было абсолютным. Я никогда не испытывал подобного, казалось, весь мир превратился в сплошной звук. Он пробирал все мое естество, заменял все мои мысли и словно вдавливал в землю. Чтобы не сойти с ума, я усилил АТ-поле до предела, чтобы заглушить шум.
  
  Мне удалось это сделать. Но теперь мир словно перестал существовать. Нет, он был на месте, и я его видел. Просто АТ-поле было так сильно мной усиленно, что оно перестало передавать сигналы внешнего мира, кроме визуальных. Это сложно описать, было такое чувство, что я выпал из реальности и теперь блуждаю между мирами. Это было страшно.
  
  Паникуя, я быстро ослабил поле, возвращаясь в реальный мир. Фантомный озноб прошиб меня, а руки задрожали.
  
  Переведя взгляд на говорившего мужчину, а просто кивнул. Я не знал, что он мне говорил, но решил на всякий случай кивнуть в знак согласия. Получив мой ответ, он, расслабившись, произнес что-то еще, но я его уже не слушал.
  
  Воспоминания о полной пустоте, которые я только что испытал, не проходили. Они будоражили мой разум, нашептывая о себе.
  
  Тот момент, когда к незнакомцу подошли люди, я пропустил. Выйдя из порталов и осмотревшись, они выкопали кусок дороги, на которой я сидел, и, водрузив на телегу, увезли через портал. Я не мешал им, безвольно сидя, мой разум пребывал в той пустоте, в которую я сам себя загнал. Единственное, что уловило мое сознание, это шум падающей земли и разрушающихся зданий, после того как я перестал держать созданный остров.
  
  Моргнув, отгоняя плохие воспоминания, я перевел взгляд на подростка, принесшего мне поднос с едой. Парень был высоким и худощавым. Он испытывал ко мне животный страх, хоть и старался казаться смелым, но дрожащие руки и пот, стекающий со лба, выдавали его с потрохами.
  
  Поставив поднос с полными едой мисками, он взял палку и пододвинул ей поднос сквозь поле - пройдя с хлюпающим звуком сквозь энергетическое поле - парень вытащил палку, отбежал к противоположной стене.
  
  Еще раз сдохнув, я огляделся. Меня поместили в большом каменном зале покрытом иероглифами. Стены, потолок, пол. Все было ими испещрено. Подойдя к подносу, я взял щепотку варенной гречки в руку, посмотрел на нее с любопытством. Ничего. Она не вызывала во мне никаких откликов.
  
  Я понимал, это обычная еда и помнил, как ее ел - когда жил в детском доме и на базе Сияние - но теперь человеческая пища была для меня чужда. Глядя на поднос, наполненный едой, она вызывала у меня брезгливость. Это все равно что, если бы мне принесли тарелку с дерьмом. Разницы бы не заметил.
  
  Только нежелание сидеть в грязной клетке удержало меня оттого, чтобы не расшвырять еду. Отойдя на другой конец клетки, я сел в углу. Замер неподвижно, уставившись немигающим взглядом на подростка. Подростковая гордость не дала ему отвернуться. Он смело принял мой вызов. Ха, наивный, в отличие от него, я могу находиться в одной позе, не двигаясь, бесконечно долго. Мне даже моргать не нужно, я это делаю, скорее, по привычке. Мышечная память или что-то вроде такого.
  
  Игра в гляделки шла пять минут. За это время мой соперник был уже весь на взводе и с трудом сдерживал себя оттого, чтобы моргнуть.
  
  Приглушенные голоса спасли парня от позорного проигрыша. Голоса принадлежали мужчине и женщине. Они стремительно приближались, и я уже мог расслышать звуки шагов:
  
  - Рудольф - это очень опасно, - заявил женский голос, открыв дверь.
  
  Это была женщина тридцати лет в строгой одежде и заплетенными в пучок волосами. Мазнув взглядом по парнишке, вытянувшимся по стойке смирно, она перевела все свое внимание на меня. Мигом забыв, что только что говорила. Она жадным взглядом изучала меня.
  
  - Он...
  
  - Удивителен? - закончил за нее мой тюремщик, закрывая дверь. - Два дня назад я поймал его в том городе.
  
  - Что-нибудь уже узнал?
  
  - Только то, что это существо не имеет никакого отношения ни к людям, ни к другим народам, что обитают в нашем мире.
  
  - А выглядит как маленький мальчик. Если бы не маска и глаза... как думаешь, сколько ему лет? - подойдя поближе, женщина положила руку на поле, словно пытаясь почувствовать что-то.
  
  - Ему? Я даже не знаю, есть ли у него пол...
  
  - Рудольф!
  
  - Не знаю, Синтия, - всплеснул он руками. - Ему может быть как десять лет - на которые он выглядит - так и десять тысяч. Мы вообще ничего не знаем о пожирателях.
  
  Синтия не ответила, кружа около меня, она делала пассы руками, отчего в воздухе появлялись светящиеся символы, быстро истлевающие в пространстве:
  
   - Ничего! - пораженно воскликнула она. - Заклинания не читают его... поразительно!
  
  - Поэтому я и пригласил тебя сюда, - подойдя, он положил свою руку ей на плечо. - Мне нужна помощь. Я могу и один этим заниматься... но две головы лучше одной. Представь, сколько мы сможем добиться, сотрудничая.
  
  - Считай, мы команда. Где будет моя комната?
  
  - Я провожу.
  
  ***
  
  
  
  Луи Деференсье был опытным солдатом. С малых лет отец Луи учил его сражаться. Повзрослев и возмужав, он, последовав велению отца, вступил в священный орден. Став одним из воинов защитников, Луи много лет сражался с порождениями Ада.
  
  Сколько демонов пало от его руки, он же не мог сосчитать. Каждый раз, когда он видел, что творили демоны, прорвавшись в его мир, у него сердце стучало быстрее, призывая карать нечестивцев. Праведный гнев горел в его душе. Разве может он проиграть, когда перед его глазами страдают невинные.
  
  Вот как сейчас. Его отряду было приказано перенестись в маленький город, который недавно был подвергнут атаки бесов. Сам город, к счастью, устоял. Но, к сожалению, одними демонами работа не ограничивалась.
  
  Оказавшись в городе, он смог лицезреть блуждающие отряды нежити. Как они хватали живых и мертвых, унося в неизвестном направлении. В последствии им стало известно, что в этом городе кто-то произвел ритуал призыва существа из-за кромки, привязав к этому миру.
  
  Что за монстр был сюда притащен неизвестно. Поэтому отряду Луи было приказано, кроме охоты за одержимым, призывающего демонов, искать улики, чтобы понять наконец, что же здесь произошло?
  
  - Так говоришь, что этот ... 'мальчик', - на этом слове Луи показал пальцами кавычки. - Упал с небес и разорвал всех демонов в клочья?
  
  - Не только разрывал, господин. Это чудовище: разламывала, даже растирала на земле адских тварей, - рассказывала девушка, вытирая слезы. Поблагодарив юношу, с которым ее нашли за одеяло. - В начале мы решили - боги, смилостивившись, прислали помощь. Это... это существо с такой легкостью убивало демонов... кто еще как не божественный воин на это способен?
  
  - Не отвлекайся.
  
  - Простите. Все было кончено за несколько минут. Вот демоны идут на нас, и вот они мертвы. Боги, как же мне было страшно! Я уже простилась с жизнью, когда в землю врезалось то существо. Оно... оно вонзило свои руки в самого большого демона и просто разорвало его, как бумагу. Они нападали на него, а он уворачивался. Невидимая сила убивала адских тварей. Они не могли защититься от него, а потом...
  
  - Что? Что было дальше?
  
  - Когда мы вышли из убежища, - сглотнув, девушка отрешилась. ЕЕ взгляд остекленел, а голос стал без эмоциональным. - Оно стояло среди тел демонов и смотрело на нас. У него были светящиеся желтым зрачки, а белок черного цвета. Он смотрел на нас пустым взглядом. Его лицо закрывала костяная маска... то есть поначалу я приняла ее за маску.
  
  - Ни с того ни с сего существо взъярилось и закричало... никогда не забуду тот металлический пустой голос. А после люди начали взрываться. Тварь разрывала всех моих соседей на части. Прямо перед моими глазами дядя Меренлай со своим сыном превратился в фарш. Люди умирали так быстро, что, казалось, прошла лишь секунда. Щелчок пальцев, и люди мертвы. Остались только я и мой брат.
  
  Дав флягу, Луи позволил девушки утолить жажду, посмотрел на парня, стоящего рядом с ней. Юноша нежно смотрел на сестру, готовый в любой момент защитить ее от опасности. Массивный, почти под два метра роста, имея впечатляющие мускулы, он при этом был немым. Боги не дали ему при рождении дар речи, вместо этого наделив могучим телом.
  
  - Командир! - громко заявил о себе разведчик, которого Луи отправил осматривать местность.
  
  - Где остальные?
  
  - Командир Луи, остальной отряд находится с выжившей.
  
  - Почему Вы не привели ее сюда?
  
  - Она... сэр, она странная.
  
  - Продолжай.
  
  - Мы обследовали рынок, когда заметили девушку с зелеными волосами. Она сразу привлекла наше внимание. Слонялась как ни в чем не бывало. Если бы не костяная маска на голове, мы бы вряд ли заметили ее в темноте.
  
  Вздрогнув, плачущая до этого девушка, посмотрела блестящими глазами на мужчин. Но этого никто не заметил кроме ее брата:
  
  - Когда мы подошли к ней чтобы оказать помощь, - на этом солдат замялся. - В общем, она была нагой. На ней не было одежды.
  
  - Может, демоны напали на бедняжку? Инкубы как раз любят играть с девами.
  
  - На ее теле не было следов насилия.
  
  - Эх, то мертвецы и демоны нападают, то похожие на детей существа устраивают кровавые бани, то улицы поднимаются небеса, а потом падают на землю, а теперь голые женщины бродят по безлюдному городу ночью. Вы проверили ее на одержимость? - надев шлем, Луи проверил, как меч выходит из ножен.
  
  - Артефакты никак на нее не реагировали.
  
  - Веди! Хочу посмотреть на вашу находку.
  
  - Мы с вами!
  
  Обернувшись, Луи посмотрел на девушку. Ее еще потряхивало, но в глазах читалась решимость. Кивнув, он пошел за солдатом. Все равно город еще зачищают от демонов и мертвецов. Пусть лучше идут с его отрядом. Целее будут.
  
  ***
  
  
  
  Он был в подвале - где его призвали - когда почувствовал, как сюда что-то пришло. Пришелец был странным, он не ощущался, словно его и не существовало. Но Хашган был старым, сильным демоном. Он умел искать неощущаемое.
  
  В силе неизвестный воспринимался как пустое место. Белое пятно, если точнее. И именно это и выдало присутствие незнакомца.
  
  Встав и потянувшись, Хашган потратил несколько секунд, привыкая к человеческому телу. С того момента, как он вселился в тело того глупца, он ни разу не двигался, уделяя все силы на призыв и контролирование низших демонов.
  
  Увы, но прорыв демонов был остановлен в зародыши и не добрыми силами, а мертвецами. По иронии судьбы, по соседству от места призыва Хашгана. Был проведен ритуал открытия врат в другой мир - откуда пришла могущественная нежить. Именно на битву с той тварью, демон тратил все свои силы, из-за чего приведённые в этот мир бесы и черти были предоставлены самим себе. Что повлекло за собой быстрое сокращение воинства Хашгана.
  
  Как бы ему не хотелось, но он не мог взять демонов под свой контроль. Отвлекись он хоть на мгновение, и призванная нежить или, скорее, дух разорвал бы его в клочья. Поэтому у него было всего три пути: он мог попытаться сражаться и одновременно с этим управлять армией, либо посвятить всего себя битве, ну или просто сбежать. Подумав некоторое время, он отбросил первый и третий вариант.
  
  Он не смог бы одновременно вести тяжелый бой и управлять столькими демонами, а сбежать ему не даст нежить. Поэтому только битва.
  
  Схватка была долгой и упорной. Ни дух, ни демон не могли одержать верх над соперником. Пока в какой-то момент оба противника не пришли к паритету. Осознавая, что все идет к общей гибели. Потусторонние сущности договорились не мешать друг другу. Но было поздно. К этому времени сюда прибыли отряды ангелов и священных воинов. Город был потерян для Хашгана, а он сам был заперт в нем, как и, собственно, и немертвый дух.
  
  И вот у демона появилась возможность сбежать из города. Если ему удастся договориться с пришельцем, то можно попытаться прорваться через оцепление. Конечно, о новом призыве демонического воинства не может быть и речи. Сосуд уже достаточно окреп и тело больше не может быть вратами, через которые можно было бы пропустить демонов. Но когда это останавливало Хашгана.
  
  Выбравшись из подвала, юноша с рваными ранами на лице осторожно выглянул в окно. На дворе была ночь. Две луны бледным светом освещали тихую улицу. Убедившись, что никого в пределах видимости нет - одержимый бесшумно покинул дом - пошел, прячась в тенях, к пришельцу, который был где-то на другом конце города.
  
  ***
  
  
  
  - Ты уверен, что не нужно его убивать? - спросил глава ордена Мертвая рука.
  
  Обернувшись, мужчина, посмотрев на духа, парящего за его спиной зловещей тенью. Получив мысленный ответ, он нехотя кивнул.
  
  - Хорошо, пусть демон отвлечёт их на себя, а мы пока будем наблюдать и ждать.
  
  ***
  
  
  
  Разведчик сказал правду. Девушка и в самом деле было нагой. Правда, когда он подошел, его солдаты уже где-то нашли одеяло и укрыли ее им. Сама девушка была невысокой. Пышные длинные волосы развевались на ветру на зависть другим женщинам. Внешне незнакомка была очень красивой, можно сказать прекрасной, а загорелая кожа говорила, что она из южных стран.
  
  Подойдя поближе, Луи увидел на голове незнакомки костяную маску-череп рогатого животного. Возможно, быка, но Луи не был уверен.
  
  Незнакомка была спокойна. Не выражая никаких эмоций, она смотрела как Луи со своим отрядом подходил к ней:
  
  - С вами все в порядке?
  
  Девушка не ответила.
  
  - Бесполезно командир, она только и делает, что смотрит, - пояснил один из солдат. - Думаю, у нее шок.
  
  Потерев глаза, Луи задал еще несколько вопросов. Итог был закономерен. Почесав щеку, он решил, что уже слишком поздно для решения загадок и нужно бы вернуться к остальным отрядам.
  
  Отдав приказы, Луи повернулся к молчавшей незнакомке. Попросив у нее разрешение и не получив ответа, он аккуратно взял ее за руку, потянул за собой. Не удалось - рука незнакомки даже на миллиметр не сдвинулась. Нахмурившись, Луи потянул сильнее. Ему казалось, он пытался сдвинуть гору.
  
  В этот момент незнакомка подняла на него взгляд. Встав, она положила свою руку на голову Луи, и в этот момент его голова взорвалась, как переспелый арбуз.
  
  В установившейся тишине все пораженно смотрели на незнакомку, пока та с интересом разглядывала свою окровавленную руку.
  
  Щелчок и арбалет посылает зачарованный болт в незнакомку, чтобы в итоге болт ударился о кожу и упал на землю, не навредив женщине. Переведя взгляд, женщина растворяется в воздухе, появляется около одного из солдат. Обернувшись, солдат пытается что-то сказать, но не успевает. Его голова лопается так же, как и у Луи. И снова женщина с интересом разглядывает свои руки, переводя взгляд на павшего солдата.
  
  Что-то для себя решив, девушка чуть расслабляет плечи и в этот момент все присутствующие вдавливаются в землю, умирают. Повернувшись на запад, девушка, шлепая босыми ногами, спокойно идет к воротам города. Все, что ей было нужно, она узнала, теперь можно вернуться к главной цели. Она пойдет к нему медленно и не торопясь. Кто знает, что еще интересного можно здесь найти.
  
  ***
  
  
  
  Дождавшись, когда незнакомку поглотит тьма, Хашган тихо выбрался из своего укрытия. Решение спрятаться было верным. Пришелец в женском облике обладает невероятной силой и не факт, что Хашган способен противостоять ей.
  
  Удостоверившись, что выживших не осталось, демон снял доспехи с мертвого солдата, переоделся. Опоясался мечом, нацепив на голову закрытый шлем, скрыл уродливые шрамы.
  
  Некоторое время постояв в нерешительности, Хашган все же решил пойти за незнакомкой. Он будет преследовать ее на безопасном расстоянии. Изучая и дожидаясь подходящего момента для контакта. Он даже не станет трогать ту девушку с массивным парнем, бредущих за ней.
  
  ***
  
  
  
  После появление пленившего меня мага с женщиной, потянулись однообразные дни. Каждое утро эта парочка приходила ко мне, чтобы проводить различные опыты. Пока женщина водила около моей клетки разными штуками, мужчина разговаривал со мной. Он задавал мне разные вопросы - то есть я думаю, что это были вопросы. Но я молчал. Молча смотря на них, я искал способ выбраться отсюда.
  
  Я верил, поле, сдерживающее меня, не абсолютно. Запертый в четырех стенах, я бы мог взвыть от скуки, если бы был человеком. Но я пустой, а пустые могут ждать годами: терпеливо, спокойно находясь на одном месте.
  
  Мне спешить некуда. Корабль в безопасном месте, а гарганту всегда можно открыть. Нужно лишь дождаться, когда ткань в реальности ослабнет достаточно, чтобы сделать прокол. Остается лишь выбраться отсюда.
  
  Вот так я и проводил дни. Смотрел на людей, пляшущих вокруг меня и думал. Времени на размышления у меня было полно. Голод и сон мне не грозили. Если приспичит, то в карманах есть несколько духовных шариков. Но это если я просижу здесь несколько лет, чего, конечно же, делать не собирался.
  
  Она пришла ко мне ночью. Эта женщина, которую вроде бы называли Синтией. Пришла и села в кресло. В этот раз все было по-другому. Она ни о чем не спрашивала, не водила вокруг приборами, не зачитывала заклинания.
  
  Мне было любопытно, о чем она думала. Верила ли, что я буду с ними сотрудничать, а может, пыталась на что-то решиться? Посидев так несколько часов, Синтия молча встала и ушла.
  
  Теперь она приходила ко мне каждую ночь. Порой, Синтия приносила с собой вино и, смотря на меня, попивала его. Бывало, она приходила с книгами и свитками. Притаскивая стол, она скребла по желтоватой бумаги, что-то писала, бросая на меня задумчивые взгляды.
  
  Это было под конец месяца с того момента, как я был пленен. Когда Синтия пришла ко мне ночью не одна. Из шума снизу я знал, Рудольф устроил какой-то праздник. Может, у него был день рождения, а может, что-то другое, я не знал.
  
  Это произошло в полночь. Голоса были едва слышны, а музыка затихла. Хоть время от времени и были слышны смех и голоса.
  
  Дверь сама отворилась, и спиной в комнату вошел мужчина, он в этот момент обнимал Синтию и целовал ее. Не знаю, на что надеялась магиня, устраивая все это. Но я не испытывал смущения. Любопытство? Чуть-чуть. Родившись в мире, где существует интернет, я уже давно знал, что такое секс. И возможно, оставаясь человеком, я бы засмущался, отвернулся или как-то по-другому отреагировал. Но я уже не человек, пустой.
  
  И как пустому, мне было плевать на то, что собиралась сделать Синтия:
  
  - Какого! Что здесь делает ребенок, - заметив меня, мужчина отстранился от целующей его женщины.
  
  - Успокойся, это не ребенок.
  
  - Но...
  
  - Не кричи, это существо лишь выглядит как ребенок, - прижав ладошку к его губам, она повалила мужчину на пол. Сев на мужчину, потянулась к его штанам. - Я хочу, чтобы ты взял меня здесь и сейчас.
  
  - Синтия, я не уверен...
  
  - Ты мужик или нет? - спросила она.
  
  Щелкнув пальцами, платье, надетое на ней, растворилось в оранжевых искрах, оставив обнаженную женщину сидеть на мужчине. Распустив волосы, она дала им упасть на свое лицо, скрывая его из виду.
  
  Некоторое время мужчина думал. Бросая осторожные взгляды на меня и руны, нанесенные на полу около моей клетки, я видел, как у него играют желваки на щеках. Наверное, мужчина уже выпил до этого и был на веселее, возможно, похоть возобладала над правилами приличия, а возможно, все вместе. Но прижавшись к Синтии, он страстно поцеловал ее, повалил на спину, отшвырнул свои штаны в сторону.
  
  ***
  
  
  
  Когда они закончили, было еще темно. Наверное, шел третий час ночи, но я не был уверен. Заснув, мужчина засопел, а вот Синтия бодрствовала. Убрав со своей груди руку любовника, она встала произнесла заклинание. Дождалась, когда кресло подлетит к ней, села в него по-турецке, забравшись ногами. Молча смотрела на меня, и не думая одеваться:
  
  - Тебе понравилось? - потянувшись спросила она. - Это называется секс. Сегодня я занималась с этим мужчиной сексом. А у тебя подобное когда-нибудь было?
  
  Я не ответил и не столько оттого, что не понимал, сколько оттого, чтобы позлить ее. Я просто сидел и, не шевелясь, смотрел на Синтию так же, как и когда она трахалась со своим любовником.
  
  - Молчишь. Почему ты все время молчишь? Скажи хоть что-нибудь? Я знаю, ты умеешь говорить! Уже месяц я пытаюсь понять, что ты такое. Ты занимаешь все мои мысли. Мы могли бы столько всего друг у друга узнать, многому научиться - если бы ты пошел на контакт.
  
  - Каких бы высот мы достигли бы, работая вместе. Твои силы и мои знания вознесли бы нас на вершину власти. Я помню, как записывающие артефакты показывали, как ты уничтожал демонов и нежить, как ты поднял целый район города в небо.
  
  Замолчав, Синтия перевела дыхание:
  
  - Скажи хоть что-нибудь! Дай хотя бы понять, что у меня есть шанс, что Мы можем сотрудничать!
  
  Замерев в ожидании, она невольно нагнулась в мою сторону, словно боясь не услышать. Надежда пылала в ее глазах. Надежда, мечты и планы. Я промолчал, все так же смотря на нее, и лишь глаза в прорезях моего второго лица беспристрастно взирали на нее.
  
  Скривившись, так что ее лицо начало походить на лицо младенца - такое же сморщенное и маленькое - она вытерла глаза тыльной стороной руки. Мгновенно успокоившись, она снова посмотрела на меня, но уже прежним властным и гордым взглядом.
  
  Встав, она прошлепала ко мне. Приблизилась, из-за чего ее груди прижались к полю:
   - Ничего, я терпеливая, - ее голос был спокоен и холоден. - Ты загадка, будоражащая мой разум, и я разгадаю тебя, даже если на это уйдут годы.
  Глава 8
  
  
  
  Они вошли в город к вечеру. Солнце уже садилось, когда стражники пропустили группу путешественников через ворота. Впереди шла зеленовласая девушка в ободранном платье и с босыми ногами. Белоснежная маска, которую носила зеленовласая в отражение заката, казалась коричневой старой костью.
  
  Позади нее плелись на уставших лошадях рослый парень и маленькая девушка почти подросток, очень похожая на него.
  
  Спешившись, парень взял лошадей под уздечки, пошел вслед зеленовласой.
  
  - Сколько идем за ней, а так и не знаем ее имени, - устало сказала Настла. - Будешь, Герт?
  
  Протянула она флягу своему брату. Принюхавшись, Герт отрицательно покачал головой. Из фляги доносился терпкий запах бренди. Он не любил алкоголь, и ему не нравилось, что его сестра пьет его в таком количестве. Показав знаками - что она должна отдать ему флягу - Герт протянул руку.
  
  - Отстань, - пробурчала Настла. - Не будь занудой!
  
  Сделав несколько больших глотков. Она, откашлявшись, занюхала рукав и смахнула наступившие слезы. Бренди был очень крепким, и у девушки с непривычки горло жгло огнем.
  
  - Сколько у нас денег?
  
  Достав из потайного кармана мешочек, Герт прикинул вес в руке. Открыв, оценил на глазок. Он не хотел светить деньгами в городе, это привлекало лишнее внимание. Достаточно того, что зеленовласка (как окрестила ее Настла) привлекает к себе взгляды.
  
  Взяв уголек и листочек, он написал сумму, показал сестре.
  
  - Пойдем в гостиницу, - покопавшись в сумке, Настла достала оттуда новую флягу. - Не хочу больше ночевать в тавернах. Там слишком шумно.
  
  Подойдя к зеленовласке, девушка боязнено дотронулась до ее плеча. Та в этот момент стояла у прилавка зверолова, рассматривая зверей в клетках. Те, что-то чувствуя, нервничали и бегали по клеткам. Птицы кричали, лисицы и волчата скулили и рычали, а дикие коты, встопоршив шерсть, шипели, готовые забиться в дальний угол.
  
  Медленно повернув голову, зеленовласка уставилась на Настлу. Проглотив вязкую слюну, девушка постаралась подавить дрожь в голосе:
  
  - Мы... мы идем в гостиницу.
  
  Зеленовласка никак не отреагировала. Не моргая, смотрела на Настлу, отчего девушке хотелось провалиться сквозь землю. Настла помнила, что происходило весь месяц. Как их спутница шла вперед к одной ей известной цели.
  
  Выйдя из лавки. Хозяин зверей закричал на девушек. Требуя, чтобы они отошли от клеток. Дернувшись, Настла постаралась успокоить мужчину. Она не хотела, чтобы зеленовласка решила, что он угроза. Она не хотела, чтобы и его жизнь была на руках Настлы и Герта.
  
  Убедив зеленовласку следовать за ней, девушка вздохнула свободнее. По крайней мере, этот человек не умрет сегодня.
  
  Она нашла Герта около массивного здания, из которого доносился запах жареного мяса. Ее брат массивной фигурой возвышался над маленьким конюхом, знаками пытался донести до него то, что ему нужно.
  
  Конюх же не понимал, он считал Герта дурачком, раз тот не может разговаривать, и поэтому он говорил медленно и по слогам. Видимо, конюший не умел читать, раз Герт до сих пор 'общается' с ним.
  
  С грустью смотря на Герта, девушка ощущала, как ее сердце обливается кровью. Боги не дали ее брату речь, сделав неполноценным. С детства над ним смеялись соседские дети: обзывали и дразнили. Пока Герт не вырос. Имея высокий рост и впечатляющие мускулы, он был для нее защитой и опорой. До тех пор, пока они не оказались на пути маленького существа в костяной маске.
  
  Подойдя к брату, Настла попросила, чтобы их лошадям предоставили кров. Покивав ей, конюх забрал лошадей, увел их в конюшню.
  
  Войдя в гостиницу, девушка вдохнула запах еды полной грудью. Она устала, походная одежда неприятно пахла, и Настла хотела помыться, чтобы избавиться от пыли. Подойдя к столу, за которым сидел пожилой мужчина, Настла обратилась к нему:
  
  - Есть свободные комнаты?
  
  - Сейчас идут турниры рыцарей и свободных комнат почти нет, - прожамкал старик.
  
  - Сколько.
  
  Оценив взглядом всю группу, задержавшись на платье зеленовласки, старик поживал губу.
  
  - У вас деньги-то есть?
  
  - Есть, - ответила Настла и положила на стол мешочек.
  
  Обсудив детали, Настла забрала ключ. Поднявшись на третий этаж, они вошли в просторную комнату, поделенную перегородками. Они заселились в хорошей гостинице. У них были чистые кровати, духота улиц внутри отсутствовала - скорее всего, хозяин гостиницы нанял магов, чтобы они установили заклятия для этого - на столике по середине зала стояла вазочка с фруктами.
  
  Подойдя к столику, Герт взял яблоко и с жадностью откусил большой кусок. Он был голоден. С утра ничего толком не ел, и сейчас, когда он оказался здесь, тело начало требовать свое.
  
  - Герт, я в ванную, - сказав это, Настла закрыла за собой дверь.
  
  ***
  
  
  
  Это был богатый город, который носил название Нью-ман. Расположенный на берегу полноводной реки, впадающей в океан, он занял всю лагуну с обеих берегов. Фактически город был поделен на две части, которые соединялись пятью большими раздвижными мостами и сотнями поменьше, одновременно с этим по реке курсировали сотни маленьких паромов. Перевозя за небольшую плату на противоположный берег. В центре реки высился небольшой островок, на котором расположился высокий маяк, в котором, как звезда в небе, горело пламя для кораблей.
  
  В здешний порт приходили торговые корабли со всего мира. Рынки утопали пестрыми одеждами и экзотическими приправами. Кузнецы хвастались своими поделками. Ювелиры завлекали украшениями. Торговцы всех мастей могли найти здесь себе местечко: ковры, древесина, еда, руда, артефакты, старинные вещи и произведения искусства. Даже людей здесь можно было приобрести. Наемники ватагами теснились в тавернах, пока их капитаны мокли под жарким солнцем, убеждая нанять их отряды. Искатели приключений слонялись по узким улочкам Нью-мана в поисках работы.
  
  Торговые картели строили здесь свои отделения, банки давали ссуды. Кожевенные цехи в удаление распространяли вонь, производя кожи. С гор по реке сюда шли корабли, груженные полезными ископаемыми, а бревна древесины сплавляли для продажи. Фермеры везли по пыльным трактам свои продукты для продажи скупщикам.
  
  В самом городе было два холма. На одном расположился дворец наместника, а на втором возвышалась мрачная и величественная академия магии.
  
  По узким улочкам Нью-мана бродили разумные из всех уголков света. Кого здесь только не было: людоящеры с соленых островов, гномы с рушащихся гор, дварфы приходили сюда из степей, полурослики, эльфы всех мастей и народностей. Если повезет, можно было наткнуться на оборотней и великанов, заходящих и бродящих то тут и там.
  
  Нью-ман жил своей жизнью. Вольный город, он, как островок цивилизации среди дремучих лесов и бескрайнего океана, противостоял варварству. Многие дикие племена пробовали его захватить. Множество армий было разбито под его толстыми стенами.
  
  И все это богатство принадлежало одной семье. Пять веков назад здесь высадился гном со своей ватагой. Он основал здесь крепость, да так и остался. Постепенно вокруг небольшой крепости начали селиться разумные, и прошло всего двадцать лет, и крепостица стала городком, который разросся до нынешних размеров.
  
  Тот гном же стал правителем, а вслед за ним и его потомки.
  
  Стоя около большого окна, Своли дышал полной грудью. Его массивное пузо тяжелым грузом тянуло его к полу, но гном давно научился с этим жить. Он был правителем Нью-мана, и сейчас он смотрел на свой город, наслаждаясь видом.
  
  Пятнадцать лет он владеет городом и не может нарадоваться этому. Порой ему кажется, что самой судьбой ему было предначертано быть повелителем. Богатства, это так скучно - власть, вот к чему надо стремиться. Иметь под своим контролем армии. Это ни с чем не сравнимые ощущения...
  
  Шаркающие шаги отвлекли Своли от размышлений. Медленно повернувшись, он посмотрел на человека, идущего к нему. Дождавшись, когда он подойдет, Своли дал разрешение говорить:
  
  - Лорд Своли, я принес отчеты о подготовки турнира.
  
  'Лорд Своли, сколько силы в этих словах'.
  
  - Расскажи своими словами, - махнул гном рукой, нанизанной перстнями. - Отчеты я потом почитаю.
  
  - В общем все идет хорошо. Конечно, без происшествий не обходится. Например, отряды Сломанный хребет и Зеленая рыбы снова подрались в таверне. Эти наемники совершенно не умеют вести себя должным образом, - проворчал человек. - Рыцари - прибывшие на турнир - изнывают от скуки. Сегодня сир Гельман вызвал на дуэль сира Вартона. Он заявил, что тот оскорбил его род, и теперь требует сатисфакции. Несколько торговцев хлебом задрали цены на свой товар. Их поймали мытари и арестовали. Ждут решение суда. Но так как на время турнира судьи отдыхают... - разведя руками, человек погладил свою лысую голову.
  
  - Что-нибудь еще?
  
  Улыбнувшись, Своли налил себе вино, также предложил своему советнику. У него сегодня было хорошее настроение, и он хотел поделить им с остальными.
  
  Поблагодарив, человек сделал несколько глотков. Поставил кубок на краешек стола:
  
  - Из академии магии пришло письмо. Маги говорят, что у одного из их коллег имеется удивительное существо, и они предлагают это существо выставить в качестве участника боев.
  
  - Существо?
  
  - Они не вдавались в детали.
  
  - Снова маги крутят какие-то интриги в своем обществе. Ладно, сделайте то, что они просят.
  
  - Хорошо, господин, я отправлю письмо мастеру Рудольфу с просьбой, чтобы он выставил своего зверя участником турнира... от себя скажу. Это будет интересное зрелище, которое мы надолго запомним.
  
  ***
  
  
  
  Звук разбившейся о стену вазы неприятно резанул по ушам. Ходя по своему кабинету, Рудольф старался унять ярость. Он понимал - уже ничего нельзя изменить.
  
  Еще раз посмотрев на конверт, он сплюнул. Почему именно сейчас? Только в его работе наметился прогресс, как вдруг пришло письмо от лорда Своли с 'просьбой', чтобы он выставил пожирателя на турнире. Пожирателя на турнире! Да как такое вообще может прийти в голову.
  
  Сев в кресло, Рудольф закрыл глаза. Головная боль слабыми искрами пульсировала в висках, из-за чего его настроение становилось все мрачнее. И мало ему проблем, так еще и за Синтией приходится следить.
  
  Женщина совсем зациклилась на пожирателе... его пожирателе. Она проводит с ним весь день. Часто приходит ночью и просто смотрит на него. А что та учудила на его день рождения. Это же надо додуматься прийти к пожирателю и заняться на его глазах любовью с гостем Рудольфа.
  
  На этом месте Рудольф мыслями вернулся к пожирателю. Уже месяц прошел, а он не знает, что это за существо. Обычные способы показали свою неэффективность. Он уже выяснил, что вокруг тела пожирателя есть невидимое силовое поле. Оно защищает его от любых воздействий. Рудольф считал, что именно благодаря полю он не может нормально изучать существо. Жаль, что пожиратель не идет на контакт.
  
  Устало вздохнув, Рудольф по-стариковски встал, вышел из кабинета. Вопросы, сплошные вопросы. За этот месяц на голову мага посыпалось столько вопросов, что хватит на целый год.
  
  ***
  
  
  
  После того вечера, когда Синтия занялась на моих глазах сексом с мужчиной, прошла неделя. Каждое утро магиня приходила сюда и занималась работой. Что конкретно делала женщина, я не знал. Но руны после ее работы стали гореть ярче. Они холодным синим светом сияли в темной комнате, создавая огромные тени, танцующие, когда кто-то проходил мимо.
  
  Чаще начал появляться и тот парень, приносивший мне еду. Как я понял, он был кем-то вроде ученика Рудольфа. Сам же маг практически поселился здесь. Он все свое свободное время проводил около камеры.
  
  На пятый день я впервые ощутил чужое внимание. Оно было слабое и едва уловимое, но оно было. Кому оно принадлежало, я не мог сказать. Но это было меньшей из моих проблем.
  
  Запертый в четырех стенах, я большую часть дня посвящал разговорам с Дином. Вместе мы вспоминали время, проведенное в детском доме - где у нас был первый и единственный друг - воспоминания о комплексе Сияния для меня были наполнены горечью и злобой.
  
  Я бережно вытаскивал воспоминания из кладовых памяти. Как оператор, осматривающий кинопленку, я изучал прошлое. Сидя здесь, я впервые поделил свое прошлое на до и после. Все, что было до корабля, я старался убрать в самый дальний уголок разума, для меня эти воспоминания были болезненными. Наполненные одиночеством, пренебрежением взрослых и страхом детей. В них я блуждал как в тумане.
  
  Ища точку опоры, я все больше уходил в себя. Став замкнутым и неразговорчивым, я в те дни много гулял. Стараясь уходить утром и возвращаться под вечер. Смешно, но воспитатели знали, что происходило со мной, и не пытались как-то мне помочь.
  
  В итоге, пришлось попасть в другой мир и перестать быть человеком, чтобы понять, что же мне нужно на самом деле.
  
  Вот дверь закрылась, и я поднял голову. Синтия, закончив работу, собрала бумаги и выпорхнула из комнаты, оставив меня в одиночестве. Дин продолжал что-то говорить, но я перестал его слушать.
  
  Опустив взгляд, я нашел пять маленьких каменных крошек, лежащих в щели между камнями. Концентрация и крошки поднимаются до уровня глаз. Пришло время продолжить постигать пределы своей силы.
  
  Я уже знаю - что способен поднимать огромный вес - но только сидя здесь, я взглянул на телекинез под другим углом. Здесь от моей силы в привычном виде нет пользы. Я долго об этом размышлял. Пытаясь найти способ выбраться из клетки, я перепробовал все обычные способы. Давил во все стороны, пытался рвать, даже попытался сделать подкоп. Тщетно. Все попытки неизменно проваливались.
  
  Тогда я решил зайти с другой стороны. Если я не могу сделать дыру, то тогда сделаю дырочку. Маленькую, всего в миллиметр. Мне достаточно лишь незначительной прорези в защите, и свобода.
  
  Для этого я начал давить в одну сторону. Я представил мою силу - в виде иглы, которую вонзил в поле позади себя. Постепенно, день за днем я увеличивал давление. Мой разум ощущал, как поле продавливается под моим напором. Одновременно с этим я решил развивать свою концентрацию. Мне нужно было лучше управлять множеством предметов, и для этого я отколупал несколько каменных крошек. Они были маленькими и незаметными, если намерено не присматриваться. Я начал с одной крошки.
  
  Это было трудно, процесс шел со скрипом. Мой разум привык поднимать большие вещи. Здесь же приходилось управлять еле заметной крошкой, плюс мне нужно было тщательно контролировать саму силу. Если я сожму слишком сильно, крошка превратится в пыль и тогда придется начинать все с начала.
  
  Я не знаю, сколько было загублено крошек, прежде чем смог нормально держать ее в воздухе. Закончив с одной крошкой, я к ней добавил еще одну. На это ушло время, но в итоге я добился успеха. Сейчас я могу держать в воздухе до пяти каменных крошек размером с мошку. Это сложно, и приходится постоянно следить за собой.
  
  Посмотрев на дверь, я начал вращать крошки около себя. Каждая из них двигалась по своему маршруту. Это еще одно упражнение. Я хотел научиться делать несколько вещей одновременно, и эта тренировка хорошо для этого подходила.
  
  Прямо сейчас я наблюдал, как каменные крошки вращаются вокруг меня, как спутники. Позади себя я давил в одну точку и ощущал, как поле все больше уступает моему напору. Ещё немного, и я буду свободен!
  
  От этого на моих губах заиграл слабая улыбка.
  
  Услышав приближающиеся шаги, я прекратил тренировку.
  
  - ...Ты не можешь этого сделать!
  
  Дверь резко раскрылась, отчего та ударилась о стену. Войдя в комнату, Рудольф и Синтия, не обращая на меня внимание, громко спорили.
  
  - Я и не хочу, но это письмо не дает мне выбора, - бросив на стол конверт, он подошел к окну. Открыл ставни. - Блейз, почему здесь душно? Я же велел проветривать комнату!
  
  В комнату вбежал подросток, приносящий мне еду. Только он открыл рот, как его перебила Синтия, закончившая читать письмо:
  
  - Откуда Своли вообще узнал о нем?
  
  - Откуда? - передразнил Рудольф. - От наших коллег.
  
  - Мы не можем прерывать нашу работу.
  
  - То же самое я сказал и Своли.
  
  - Чертов жирный гном. И что будем делать?
  
  - Что-что, - мрачно сказал Рудольф. - Пойдем на турнир.
  
  ***
  
  
  
  Телега со скрипом выехала из туннеля. Солнце на мгновение ослепило меня. Сощурившись, я завертел головой. Вокруг сновали жители города. Извозчик понукал нервничающую от моего присутствия лошадь. Рудольф и Синтия ехали в карете рядом со мной. Они на протяжение всего пути, что мы ехали по улицам, громко спорили. Часто Синтия махала руками, бросая на меня взгляды.
  
  Кашлянув от пыли, Блейз нервно оглядывался. Он сидел рядом с извозчиком и, в отличие от мужчины, понимал, кого они везут в телеге.
  
  Когда Рудольф пришел в камеру, он взмахом руки активировал плиту, на которой я сидел. Засветившись, она поднялась над полом, закрыв меня в куполе меньшего размера. В тот момент я едва удержался от того, чтобы не заскрипеть зубами. Вокруг меня было новое поле, а значит, все мои труды пошли прахом.
  
  Плитой - на которой я был - управлял лично Рудольф. Он отнес меня в конюшню, где положил на крепкую телегу, обшитую железными пластинами, на которых были выбиты руны.
  
  Только покинув поместье мага - я смог рассмотреть город - в котором находился. Чем-то он напоминал мне итальянские города времен эпохи возрождения. Такой же яркий и шумный. Но при этом куда чище, чем средневековые города остальной Европы.
  
  Пока я ехал, на меня бросали взгляды прохожие. Они тыкали пальцами и громко переговаривались. Некоторые, особо смелые подходили поближе и что-то спрашивали, указывая на меня. И лишь окрики Рудольфа и Синтии заставляли их уходить прочь.
  
  Не знаю, что происходит в этом городе, но его жители к чему-то готовятся. На всем пути часто встречались вооруженные отряды людей, рыцари медленно проезжали на своих мощных скакунах, сверкая доспехами на солнце. Проститутки зазывно завлекали клиентов, лоточники торговали едой прямо на дороге.
  
  Сотни и тысячи лиц мелькали передо мной. Они были для меня, как пульсирующие светлячки, мигающие при свете фонаря:
  
  - Нравится? - обратился ко мне Блейз, наблюдая за мной. Похоже, парень окончательно привык ко мне, хоть и продолжал бояться.
  
  Он повернулся ко мне и, сидя на своем месте, осматривал жителей города. Покусывая губу, он снова посмотрел на меня. Зачесав волосы назад, он высморкался в платок:
  
  - В Нью-мане большой турнир. Лорд Своли назначил крупные призы для победителей... - замолчав, он гадко улыбнулся. - Рыцари и их межевые собраться, наемники, воры, авантюристы, да и просто искатели острых ощущений с разных земель съехались в город, и теперь наш старый добрый Нью-ман стал больше походить на муравейник. Осталось только его разворошить, чтобы пошла потеха.
  
  Замолчав, он бросил на меня изучающий взгляд.
  
  - Слушай, а как тебя зовут?
  
  Я уже более-менее научился понимать то, о чем говорили местные. Но все равно моих знаний было недостаточно, чтобы можно было вести диалог... не то чтобы я собирался это делать. Просто неудобно, когда тебе что-то говорят, а ты этого не понимаешь.
  
  Фыркнув на мое молчание, он отвернулся. Дальше мы ехали в тишине, чему я был рад. Все равно я собирался его убить, так что нет смысла тратить время на разговоры.
  
  - Прррууу! - натянул вожжи извозчик. - Приехали.
  
  Выйдя из кареты, Синтия сразу же подбежала ко мне, она что-то спрашивала у меня, ходила кругами, как мать-наседка. Меня уже начинают напрягать ее реакции.
  
  В очередной раз проигнорировав Синтию, я посмотрел над ее головой. Высокие стены величественно возвышались над нами. Птицы на фоне этого 'Колизея' казались маленькими точками. Сделанный из желтого кирпича, амфитеатр был украшен красивыми статуями и барельефами. Он был огромен - не так, как Непте - но по меркам здешних жителей это было впечатляющим сооружением.
  
  Почувствовав, как телега задрожала, я упёрся руками о плиту. Она поднялась над полом и только после того, как надо мной замкнулся энергетический купол, Рудольф отпер клетку:
  
  - Что ты творишь, - налетела на него Синтия, как сорока. - Нужно аккуратнее.
  
  Мужчина проигнорировал ее. Он вел перед собой плиту, на которой я сидел. Нес он меня прямо в амфитеатр.
  
  Оказавшись внутри, я услышал облегченный выдох Блейза. Тот в этот момент был около фонтанчика, умывался, освежаясь. Судя по мокрому пятну на его спине, на улице стояла душная жара.
  
  Оставив меня в отдельной камере, Рудольф закрыл калитку на ключ, приказал Блейзу сидеть рядом и никуда не отлучаться. Вместе с ним осталась Синтия. Она ходила вокруг моей клетки, нарезая круги. О чем-то размышляя, женщина так ушла в свои мысли, что перестала следить за окружением.
  
  Я попытался разрушить барьер. У меня была надежда, что здесь в этой камере он не будет таким крепким. Я выбрал точку и, как и в поместье, медленно толкал в сторону. Ощущая натягивающее поле как одеяло, я мысленно возликовал. Барьер был тоньше!
  
  'Тихо, не спеши, - шептал мне Дин. - Нельзя привлекать внимания. Если они заметят неладное...' - он не договорил, оставляя меня самому закончить предложение.
  
  Потянулись томительные минуты. Блейз сидел на скамейке с закрытыми глазами, прислонившись к холодным каменным стенам подземелья. Синтия продолжала нарезать круги. Когда появился Рудольф, я не заметил. Выйдя из темного коридора, он что-то сказал Синтии, та негодующе замахала руками.
  
  Они проспорили пять минут, прежде чем женщина, сдавшись, ушла за магом. Оставив меня с Блейзом наедине. Тому это не понравилось. После ухода магов он занервничал и ссутулился.
  
  Снова потянулось время, пока потолок надо мной не затрясся. Тысячи аплодисментов затихающим эхом блуждали по подземелью. Гудели фанфары, топали в ободряющем гомоне ноги. Это продлилось несколько минут, пока все не затихло так же внезапно, как и началось. В тишине я услышал чей-то голос. Он произнес какую-то речь, по окончании которого потолок и стены вновь затряслись от аплодисментов.
  
  Встав и подойдя к решетке - отчего Блейз вытаращился на меня глазами блюдцами - я посмотрел в темный коридор. В нем мелькали силуэты, слуги на телегах толкали клетки с удивительными зверями. Вооружённые люди сидели на лавках: готовили снаряжение. Были те, кто смеялся, общаясь с соседом, а некоторые с мрачной решимостью точили оружие.
  
  'Дима, ты ведь понял, что здесь происходит?'
  
  Меня не нужно было спрашивать. Все кусочки встали на свои места, и картина показалась во всей своей красе.
  
  Огромный амфитеатр, куча вооруженных людей и клетки с животными. Теперь понятно, почему Синтия и Рудольф были такими злыми. Похоже, я здесь что-то вроде гладиатора, а это значит...
  
  На этом я оборвал мысль. Нет причины размышлять об этом. Если маг собирается выставить меня на арене, он это сделает, и помешать этому у меня нет возможности. Остается либо ждать - когда час Х настанет - либо сбежать до того, когда дойдет моя очередь.
  
  Сев на свое место, я усилил давление. Мне нужна лишь маленькая дырочка в барьере, и тогда я смогу расширить ее и выбраться.
  
  ***
  
  
  
  Неллиэль чувствовала его. Он был в этом городе. Так близко, что пустая могла протянуть руку и потрогать его.
  
  Выйдя из гостиницы, зеленоволосая девушка в грязном платье пошлепала босыми ногами в сторону центра города. Она шла прямо по середине улицы, игнорируя злые выкрики. Как лавина она спокойно пробивалась через толпу. Никто не заступил ей дорогу.
  
  Люди подсознательно боялись странную женщину с костяной маской на голове и старались уходить в сторону. Животные, завидев ее, бросались наутек, птицы взлетали с насиженных мест.
  
  Пустая шла к амфитеатру, и ничто не могло ее остановить.
  
  ***
  
  
  
  - Думаешь, она идет к нему? - стараясь не отставать от зеленовласки, Настла поправила ножик на поясе.
  
  Ее брат лишь пожал плечами. Ему было все равно, куда идет то чудовище, он просто хотел забрать свою сестру и уйти подальше. Но Настла не хотела его слушать, она упрямо стремилась встретиться с тем существом.
  
  В такие моменты он ненавидел свою немоту. Будь у него возможность говорить, он бы смог убедить Настлу оставить эту затею. Но он не мог, а применять силу он был просто не в состоянии. Она была его семьей. Герт даже не мог представить, что бы делал, как жил, если бы с Настлой что-то произошло.
  
  Нет, это зашло слишком далеко. Он не может больше смотреть, как его сестра идет в пасть льву. Когда придет время, он уведет ее в безопасное место, и пусть она за это будет злиться на Герта, но зато будет живой и невредимой.
  
  ***
  
  
  
  Это ощущение пришло к нему, когда он прятался в переулке. Хашган в этот момент сидел за кучей бочек, давая телу - в котором он был - отдохнуть.
  
  Длительное путешествие плохо сказалось на сосуде. Тело исхудало, кожа стала коричневой от загара, а одежда висела на нем, как на вешалке. Руки истончились и стали сморщенными, как у старика. На ногах были кровавые мозоли, которые с каждым движением приносили боль сосуду, но Хашган не обращал на это внимание.
  
  Его взгляд был устремлен на девушку с необычным цветом волос. Он больше месяца следовал за ней. Это было не сложно. Достаточно лишь идти по трупам разбойников и тех глупцов, что вставали на ее пути.
  
  Сколько их было? Десятки, а может, сотни, Хашган не считал. По большей части это были разбойники, польстившиеся на голое женское тело. Хотя жертв стало меньше, после того как она надела платье.
  
  И теперь Хашган снова ощутил это. То же самое чувство, когда он пытался прощупать то существо. В этом городе был ей подобный. Теперь все встало на свои места. Хашган понял, что нужно ей и зачем она пришла сюда. А раз он знает цели, то можно сыграть на опережение.
  
  ***
  
  
  
  Это произошло через несколько часов, после того как ушел Рудольф. Надо мной начал медленно, скрипя, раздвигаться потолок. Свет сразу же забрезжил сквозь щель. Одновременно с этим пол поднимался вверх.
  
  Вот и началось. Мысленно произнес я. Сейчас я окажусь на арене, где буду сражаться за свою жизнь.
  
  Странно, но я был спокоен. У меня не было волнения, мои мысли были тихими и уверенными. Даже желание рвать на куски всех подряд куда-то пропало.
  
  Как и ожидалось, я оказался на огромной арене. Вокруг был белый песок, над которым шла легкая дымка от жары. Арена была огорожены высоким - под четыре метра - забором, за которым сидели зрители. Их здесь были тысячи, все они шумели, кричали, говорили, смеялись. Звук всех голосов сливался в монотонное гудение, отчего песок подо мной вибрировал.
  
  По другую сторону арены меня ждал рыцарь. Он сидел на огромном покрытом кольчугой коне. Сам рыцарь был в зелено-коричневых латах. Его шлем-ведро полностью скрывал голову своего хозяина, перья на шлеме прогибались под ветерком.
  
  Заметив меня, он выставил в мою сторону копье, приподнял щит, а я поднял вопросительно бровь. Серьезно?
  
  Надо мной заговорил конферансье, он назвал имя рыцаря (так мне кажется), отчего зрители одобряюще скандировали. Потом указал толстым пальцем в мою сторону, но вместо ободрения от них я услышал лишь 'УУУ', некоторые даже бросили гнилые фрукты, но те, ударившись о барьер, лопнули, скатились на трибуну.
  
  Закончив со вступительной речью, конферансье дал отмашку на битву.
  
  Рыцарь стартовал резко. Конь, храпнув, набрав скорость, понесся на меня. Мой противник выставил пику в мою сторону. Со стороны рыцарь казался ожившей статуей из железа, локомотивом несущемся на меня с огромной скоростью.
  
  Впечатленный от вида я стоял и ждал. Мне нравилась эта картина, поэтому я решил как можно больше наслаждаться ею. Я видел, как конь скачет на меня, как песок под его копытами взметается, а глаза животного наполнены страхом. Это был боевой конь, возможно, он уже бывал в бою, но глядя на меня, внутри животного пробуждался странный, первобытный страх, от которого он не мог избавиться, и лишь хорошая выучка заставляла его скакать дальше.
  
  Дождавшись, когда рыцарь будет уже вплотную, я сломал коню ноги. Животное, завалившись вперед, громко заржало, упало на песок, проделав борозду от набранной скорости, пока не остановилось.
  
  Рыцарь же по инерции вылетел из стремян, полетел вперед. Замерев в воздухе он, как кукла, дергал руками и ногами, стараясь достать меня своей пикой. На трибунах зрители дружно охнули. Захватив его тело, я лишил рыцаря возможности двигаться. Подошел к нему, снял шлем.
  
  Это был молодой парень, не старше двадцати лет. У него были тонкие, аристократические черты лица. Золотые волосы длинными кудрями спадали на мокрый лоб.
  
  С начала я смял его шлем, как железную банку. Ярость разгорелась в его глазах. Он снова задергался, изрыгая проклятия. В амфитеатре стояла мертвая тишина. Зрители завороженно следили за нами, боясь издать звука. И лишь лошадь храпела в стороне.
  
  Повернув голову, я посмотрел на раненое животное. Тот выглядел жутко. Передние ноги вывернуты под неестественным углом, глаза налились кровью, из рта идет пена. Животное страдало. Ему было очень больно.
  
  Кивнув своим мыслям, я повернул рыцаря так, чтобы он видел все, что я собираюсь сделать.
  Дин как-то назвал меня маньяком, ну так он был прав. Подняв лошадь над землей, я перенес ее к рыцарю поближе. Сейчас он большими глазами смотрел на коня, а его губы двигались в беззвучной молитве.
  
  И в этот момент я понял, что не знаю, что хочу сделать. Как мне убить коня? Как он должен умереть? Разозлившись от своего скудоумия, я просто взорвал изнутри лошадь, измазав рыцаря кровью и внутренностями животного, а потом оторвал рыцарю голову.
  
  Настроение было испорчено. Дождавшись, когда откроется люк, я вошел внутрь. Лифт поехал вниз. Я опускался во тьму подземелий в тишине. Никто не аплодировал, не кричал. Тысячи глаз молча взирали на меня.
  
  И тут на арену выпрыгнул огромный воин. Он носил полные латы того же цвета, что и предыдущий противник, а на груди был герб в виде двухголовой змеи, кусающей волка и ястреба.
  
  Приземлившись, он поднял под собой облачко пыли. Пока плащ плавно опускался на грязный от крови песок, рыцарь поднялся. Он был высоким, по человеческим меркам - огромным. Два метра стали не меньше. В руке он держал большой цвайхандер с змеей, нарисованной на лезвии.
  
  Найдя меня взглядом, он нацелил меч в мою сторону острым концом. Более прямого намека и не придумаешь. Поднявшись над ареной, я приземлился в десяти метрах от него. Я смотрел в узкие прорези, но не видел его глаз. У него было тяжелое дыхание, пустым эхом отдающееся между нами. Ему было жарко. Возможно, он устал, и духота внутри лат мешала ему дышать.
  
  Рыцарь ничего не говорил, он поднял над головой меч и резко взмахнул им в мою сторону. Воздух задрожал, пространство между нами изломалось и смялось. Волна нефритовой энергии устремилась ко мне, оставляя за собой горящий песок.
  
  Я увернулся, заинтригованный приземлился неподалеку, ожидая продолжения. Рыцарь не заставил себя ждать. Он достал откуда-то арбалет и выстрелил в меня десятками болтов. Барабан быстро вертелся, посылая смертоносные шипы в мое тело. Легкое усилие и болты замерли в воздухе. Улыбнувшись под маской, я присмотрелся к снарядам, и в этот момент получил железным кулаком в лицо.
  
  От удара я отлетел назад, пропахав песок. Я снова забыл, что ребенок, и мое тело весит немного. Конечно, АТ-поле защитило меня, и я не почувствовал боли. Единственное, что пострадало, это гордость.
  
  Резко поднявшись, я увернулся от новой волны. Рыцарь махал мечом одной рукой, порождая волны, а в другой держал арбалет. Он посылал в меня болты, но все они либо шли мимо, либо ударялись в АТ-поле. Видя, что арбалет бесполезен, он его выбросил, побежал.
  
  Метнув в меня нож, он прыгнул. Быстро преодолев расстояние, рыцарь ударил мечом слева-направо, пытаясь располовинить мое тело. Поймав лезвие голыми руками, я остановил его. Удивленный выдох из шлема был для меня как живительный бальзам.
  
  Только сейчас я смог разглядеть глаза своего противника. Я не был уверен точно, но, похоже, у него были карие глаза, точно такие же, что и у предыдущего рыцаря.
  
  Крепко держа тело врага, я приземлился. Рыцарь парил надо мной безвольной куклой. Я даже не дал ему возможности двигать руками. Лишь голова могла вертеться. Сняв его шлем, я на секунду опешил.
  
  Моим противником оказалась женщина тридцати лет. У нее были короткие русые волосы и немного грубоватые черты лица. Она смотрела на меня, и в ее глазах стояли слезы. Приглядевшись, я нашел сильные сходства с предыдущим соперником. Скорее всего, они были родственниками, возможно, братом и сестрой.
  
  Улыбнувшись, я ударил женщину о стены. Издав стон, она упал на песок. Попыталась подняться, но я придавил ее к земле. У меня появилась идея, и так как с тем парнем мне не удалось повеселиться, то за место него моей жертвой будет она.
  
  Повиснув над ней несколько секунд, я полетел к люку, который все это время был открытым. При этом в моей руке был цвайхандер, а в кармане болт, который я незаметно для всех спрятал.
  
  Теперь у меня есть оружие - не то чтобы оно было мне нужным - но пусть Рудольф и Синтия поволнуются.
  
  Все больше план вырисовывался деталями, пока я летел к люку. Тишина усиливалась и даже ветер исчез из арены. Зрители молча следили за мной, и я знал, что вместе с ними за мной наблюдают они: Рудольф и Синтия.
  
  Они сидят и думают, что будет дальше. В их головах вертятся вопросы, а кулаки сжимаются от бессилия. Они сами привели меня сюда, дали мне возможность получить меч. И все, что им остается это сидеть и ждать, когда они смогут прийти ко мне. Они в очередной раз будут задавать вопросы: угрожать, убеждать, просить, уговаривать. И, как всегда, я буду сидеть и смотреть на них. Молча взирать на их жалкие потуги. Они еще проклянут тот момент, когда захватили меня. Уж я-то позабочусь об этом.
  
  - Дмитрий.
  
  Тихий женский голос, раздавшийся по арене, заставил меня замереть. Резко крутанувшись вокруг, я попытался найти источник голоса, но никого не видел. Женщина-рыцарь все так же валялась на песке и, кажется, потеряла сознание, а зрители молча смотрели на меня.
   Всматриваясь несколько секунд в зрителей, я спустился в провал. Тьма поглотила меня. Ощущая на себе чей-то взгляд, я старался не показывать вида. Я не хотел этого признавать, но сейчас кто-то за мной следил. Этот взгляд не принадлежал человеку. Он был древним и усталым, а еще злым и голодным. И все его внимание было устремленно на меня, и от этого мне было страшно.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"