Дердиус: другие произведения.

Свободный

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Одинокая душа запертая в клетки. Вот кто ты. Ты жаждешь вырваться из мира, который держит тебя цепями, но не можешь. Сил не достаточно, а мир не отпускает. Но ты все равно упрямо идешь к своей цели и будущее твое туманно и не определенно...

  Пролог
  
  
  
  Дверь бесшумно открылась, запуская в лабораторию восьмилетнего мальчика. Ребенок был запыхавшимся, на лице виднелись кровоподтёки, глаза метались из стороны в сторону в поисках чего-то. На нем был надет серебристый скафандр, порванный в некоторых местах.
  
  Сглотнув, ребенок нажал на кнопку, дверь бесшумно и плавно закрылась за его спиной:
  
  - Папа, - крикнул он. - Папа, ты здесь?
  
  Внезапно позади кто-то ударил в дверь. Подпрыгнув от страха, мальчик отошел подальше, упершись о стол, заставленный различными склянками - задребезжавшими от столкновения - уставился на дверь.
  
  - Открой дверь, - проговорил кто-то каркающим голосом.
  
  Сжав кулаки, мальчик взмахнул рукой, направив телекинетический импульс, передвинул массивный шкаф, подпер мебелью единственную преграду между ним и ... монстром.
  
  - Сейчас идет 2731 год нашей эры, - раздался позади него еще один голос. - Человечество создало высокоразвитую цивилизацию, победило болезни, нашло лекарство от старения, а также развили в себе паранормальные способности...
  
  - Папа!
  
  Подбежав к мужчине, сидевшем за компьютером, мальчик толкнул его за плечо, но мужчина лишь отмахнулся от него. Хозяин лаборатории - а это он - продолжал говорить в экран. Приглядевшись, мальчик увидел, что его отец сильно ранен. Спина окровавлена, левой руки нет и красуется лишь обрубок, который был замотан какой-то тканью. Почему отец не использует пси-лечение - чтобы облегчить свое состояние - мальчик не мог понять.
  
  - Мы избавились от предрассудков прошлого, отринули войну и насилие по отношению к своему виду и другим живым существам. Наши технологии настолько развились, что кто-то мог бы назвать это - магией. Мы бороздим космос, изучаем вселенную. Но при этом наш вид одинок, - засмеявшись, мужчина откашлялся кровью. - Представляете, в наших возможностях создавать новые звездные системы, строить планеты, зажигать и гасить звезды. Но при этом мы не способны найти братьев по разуму, - посмотрев на то, что осталось от руки, мужчина перевел взгляд на мальчика. - Поэтому было принято решение: 'Если мы не можем найти, то создадим их'.
  
  Стук в дверь усилился, после заработал автоген, заполняя лабораторию гарью и едким дымом. Дым быстро распространялся по комнате, забиваясь в нос и глаза:
  
  - Паразиты. Мы создали существ, которые являлись паразитами. Я точно не знаю, как мы их такими сделали. Возможно, природа лишь завершила то, что мы создавали, приведя к логическому финалу проект. Да и поздно уже задавать подобные вопросы, - перестав смотреть на ребенка, мужчина поднялся и шатающейся походкой подошел к массивной стальной арке. Подойдя к панели, нажав на определенные кнопки, активировал механизм. - Эти существа размножаются почкованием, но для этого им нужен носитель. Не важно кто, главное, чтобы имел возможность ходить... Одно хорошо, зараженные люди не владеют паранормальными способностями.
  
  Постепенно механизм оживал. Гул нарастал, а вместе с ним тряска, и вот уже маленькие молнии начали появляться между аркой. Их были сотни, и они слепили. Гул становился все сильнее, заполняя лабораторию шумом, из-за чего пробирки дрожали на столах:
  
  - Мено, подойди.
  
  Оглядываясь на дверь, мальчик затравленно приблизился к шатающемуся отцу. В этот момент мужчина с помощью телекинеза вводил данные в пульт управления. Его лицо было уставшим и бледным из-за большой потери крови, жирные капли пота стекали по лицу, но мужчина не обращал на это внимание.
  
  - Дай руку. Не ту, - взяв руку, на которой был портативный компьютер в виде тонкого наруча черно-синего цвета, мужчина достал из кармана кристалл с данными, вставил его в компьютер Мено. - Здесь все знания, которые я смог впихнуть. Используй их мудро, сын...
  
  - Но, папа.
  
  - Не перебивай меня! - сев, мужчина облокотился об арку, закрыл глаза, его грудь сильно вздымалась, словно мужчине не хватало воздуха. - Я заражен, Мено. Еще немного и стану как остальные. Ты ведь помнишь, что стало с зараженными?
  
  Мужчине не нужно было напоминать, мальчик хорошо помнил. Он своими глазами видел, как в людей вгрызались черные черви, и после этого несчастные изменялись, а потом нападали на других людей. И все это время зараженные призывали не сопротивляться. Убеждали, что они не несут людям угрозу, обещают любовь и счастье: 'никто не будет одиноким, Вы будете жить в счастливой семье. Ваша жизнь станет счастливой'. Так они говорили. Точно так же говорила и мама Мено, пытаясь поймать его.
  
  - Я отправил всю информацию о том, что здесь произошло, и через несколько минут на орбите появится корабль, - открыв глаза, мужчина с печалью посмотрел на мальчика. - Он сюда летит не спасать, сынок. Корабль должен остановить заражение, и он его остановит... Помоги встать.
  
  Используя телекинез, Мено поднял отца, подставил плечо, чтобы поддержать, но мужчина отказался от такой подпоры. Отошел в сторону:
  
  - Подойди к тому пульту. Введи свой день рождения, это ключ запуска. Эти врата, сынок, должны спасти твою жизнь. Не спорь! Тебе нужно уходить.
  
  В этот момент арка потухла, молнии исчезли, а между колонами появилась маленькая черная точка, мгновенно превратившаяся в воронку, переливающуюся всеми цветами радуги:
  
  - Технология сырая и не отработанная... Есть риск, что ты... погибнешь, - снова упав в кресло, мужчине зашипел от боли. - Но так... у тебя... есть шанс.
  
  Подняв руку, мужчина использовал телекинетический толчок на Мено, отправил его в воронку, которая с характерным хлюпаньем приняла ребенка в себя. Отключив портал, мужчина откинулся на спинку кресла, выдохнул. Последнее дело сделано. Теперь можно - отдохнуть. Голос в его голове уже было сложно игнорировать, да и разум, словно уставший пес, искал повод отключиться, и лишь сила воли мужчины не давало ему это сделать:
  
  - Удачи, сынок, - произнес мужчина, закрывая глаза.
  
  ***
  
  
  
  В бездне космоса медленно плыл корабль. Он стремился к планете серо-коричневого цвета. Корабль никуда не спешил, он, словно кит, величаво передвигался, неуловимо приближаясь к цели.
  
  Зависнув на орбите маленькой планеты, корабль некоторое время был неподвижен. После подлетел к экватору. Снова зависнув, он засветился синим светом. И в этот момент под ним на планете вздыбилась земля. Как камень, брошенный в воду, порождал волны. Так и корабль ударил гравитационным толчком по планете. Сила удара была такова, что в месте удара образовалась воронка диаметром 30 километров по краям и 20 километров в глубину. От удара пробудились вулканы, менялся ландшафт, перекраивая местность, рушились горы и рождались новые. Планета, словно пластилин, изменялась на глазах, пока пыль не скрыла все изменения от невооруженного взгляда.
   Мено так и не узнает, что стало с его семьей. Он не узнает, что люди уничтожили всю жизнь на планете, не оставив после себя ничего - остановив заражение. А люди не узнают - что эту планету - смог покинуть один человек. Уйдя в другую вселенную.
  Глава 1
  
  
  
  Мено падал, летя по туннелю в неизвестность, ветер трепал волосы, ударял в глаза и уши. Но мальчик был счастлив. Ему нравилось падать. Он чувствовал себя свободным и счастливым. Плохие воспоминания ушли на задний план, заботы растворились в ворохе эмоций и жизнь уже не казалась мрачной.
  
  Сколько он падал, мальчик не мог сказать. Казалось, что годы минули. Внезапно Мено заметил светящую точку в конце туннеля:
  
  'Вот и конец', - флегматично заметило сознание.
  
  Он не хотел, чтобы полет прерывался. Раскинув руки и ноги, Мено постарался замедлить свое падение. Этим он лишь отдалил неизбежное. Ветер продолжал трепать волосы. Открыв рот, Мено закричал со всей силы. Легкие быстро расходовали кислород, горло горело, но мальчик продолжал кричать. Он был счастлив, его переполняла радость, и Мено не хотел, чтобы это прерывалось.
  
  Почувствовав на руке вибрацию, мальчик нехотя замолчал. Вибрация усиливалась, переходя в покалывание, а в это время светящаяся точка внезапно взорвалась, разбухая на глазах и слепя глаза. Зажмурившись, Мено закрыл глаза руками. Его кожа и волосы горели. Плоть сходила с тела, принося ужасную боль. Не выдержав, мальчик закричал, но быстро перешел в хрип. Жар опалил язык.
  
  Веки сгорели, руки обуглились, и от них остались лишь почерневшие кости, но глаза при этом не пострадали. Теперь, когда не было преграды, Мено увидел, что находится не в туннеле, а в небе. Мир, где он пребывал, был ужасным. Повсюду кричали люди, небо было фиолетового цвета и менялось, словно подстраиваясь под чье-то настроение. Земля была все ближе, и вот мальчик смог разглядеть острые скалы, угрожающе нацеленные в небо. Не в силах кричать, Мено смотрел, не отрываясь, на скалы. Ожидал, когда все закончится. И вот когда уже до земли оставалось совсем немного...
  
  ***
  
  
  
  Медленно открыв глаза, Мено некоторое время смотрел в деревянный потолок. Внизу уже были слышны голоса, говорящие на плохо знакомом языке. Сквозь стены проникал сквозняк, отчего кожа покрылась мурашками. Солнце уже встало и сквозь щели просвечивали лучи, принося тепло. Отодвинув колючее одеяло, Мено поднялся, подошел к бадье с дождевой водой, занялся утренним туалетом.
  
  Мир, в котором он оказался, прибывал в средневековье. Когда Мено очнулся и понял, что находится уже не дома. Он довольно быстро пришел в себя. В тот момент он ничего не чувствовал, словно внутри него все перегорело, оставив пустую оболочку. К счастью, это состояние продлилось несколько дней, после чего эмоции вернулись.
  
  Портал отца вывел его на небольшую полянку. В тот момент была ночь, и звезды холодными светлячками мигали в небе. Неподалеку были видны каменные стены города.
  
  Ему пришлось потратить несколько часов, чтобы дойти до города. Стараясь держаться неподалеку от тракта, он брел через лес. Прятался, когда кто-то проходил или проезжал, потом снова продолжал свой путь.
  
  Дойдя до города, он смотрел на огромные башни, как на них развевались знамена. Стены и башни были построены так, чтобы впечатлять гостей. И Мено бы был поражен, если бы в свое время не строил еще более величественные замки.
  
  Когда родители прилетели на ту планету. Мальчику было скучно, вот он и занялся архитектурой. Используя машины, из-под его руки выходили удивительные города. Мено строил небоскребы, устремленные в небеса, чтобы потом обрушить их. Воссоздавал воздушные античные города-полисы, а по соседству суровые, мрачные, приземистые средневековые цитадели, вгрызающиеся в землю. Он любил бродить по ним в одиночестве. 'Города для одного жителя' так любила говорить про них мама.
  
  Закончив с осмотром стены, Мено пошел вдоль нее, пока не вышел к массивным воротам, около которых стояли мужчины в броне и с древковыми оружиями. В тот момент они праздно шатались около ворот, ожидая, когда кто-то будет выезжать либо въезжать внутрь.
  
  Приблизившись, Мено услышал, как они говорили на незнакомом языке. Впоследствии он слонялся неподалеку некоторое время. Пока не решился наконец войти внутрь. Использовав на стражниках внушение, он заставил их не замечать его - проник внутрь. Помнится, первое, что поразило мальчика, так это вонь, которая стояла тут, и маленькие, узкие улицы.
  
  Тогда Мено еще не знал, но улицы для местных были просторными. Просто мальчик привык к другим стандартам, да и в городах, которые он строил, все было намного шире.
  
  Дома в городе громоздились друг на друге, соединялись, словно это не разные здания, а один огромный дом-общежитие. В городе доминировали деревянные постройки, хотя попадались и каменные. Эти обычно имели некоторое пространство между собой. Порой попадались особняки, отгороженные от города забором.
  
  Призраком блуждая по городу, Мено изучал. Идеальная память фиксировала путь, которым он шел, острый слух запоминал незнакомые слова, а зрение изучало все, что только можно. Легко поднявшись на крышу, он перепрыгивал с крыши на крышу. Дома и улицы сменялись вереницей калейдоскопа. Так он блуждал до рассвета, прячась от редких прохожих.
  
  Закончив с умыванием, Мено надел котта серого цвета и брэ грязно-коричневого цвета с заплаткой на колене. Поморщившись, мальчик передернул плечами. Одежда была неприятной в ношении, она колола и натирала, к тому же имела неприятный внешний вид. Для человека двадцать восьмого века это было сродни пытки.
  
  Застегнув котта и нацепив капюшон, он, приоткрыв дверь, выглянул в коридор. Было тихо. Спустившись вниз, кивнул хозяину трактира. Тот, окинув скучающим взглядом, никак не отреагировал на приветствие Мено. Выйдя на улицу, он натянул ткань на лицо, скрыл свою внешность. Как оказалось, по местным меркам: он довольно сильно отличался. Имея высокий рост, для людей он был не восьмилеткой, а одиннадцати-двенадцатилетним подростком, он обладал запоминающейся внешностью, тем самым привлекая к себе внимание. Ирония была в том, что его не считали красавцем, скорее экзотикой.
  
  Лавируя в толпе, Мено гулял по городу. Сегодня он не хотел ничем заниматься. Прошло уже полгода, как он живет в этом мире, и все это время только и делал, что искал себе пропитание, изучал язык и пытался подстроиться под местных. Теперь же, когда жизнь Мено более-менее пришла в норму. Он решил просто погулять по городу.
  
  Растибона была средним городом. Имея выход к океану и близость от границы - через нее проходило много речных торговых галер. Но больше всего Мено любил гулять в порту. Там воздух был не таким спертым - если не входить вглубь - свежий морской воздух, чайки и солнечная погода напоминали мальчику юг Франции. Там он был частым гостем: бродя по безлюдным улочкам Больё-Сюр-Мер, Мено проводил целые дни и недели, блуждая по городу призраку. Он был очарован городами предков. Каждая стена, улочка и закоулок имели свою собственную историю.
  
  Оказавшись в подобном городе, очарование ушло. С трудом привыкнув к запаху, Мено с удивлением обнаружил, что местные не очень заботятся о личной гигиене. Здесь было в порядке вещей выбросить отходы прямо на улицу. Никто не удивлялся тому, что мужчина, отойдя чуть подальше, мог снять штаны и испражниться. Нужно было лишь зайти за стенку чтобы никто не видел оголенную пятую точку.
  
  А отношение к женщинам? Оно было ужасным! Изучая город, Мено не раз наблюдал, как муж кричал на свою жену, прилюдно обзывал и мог даже ударить, и прохожие смотрели на все это как на вполне нормальное дело. Здесь женщина не имела тех же прав, что и мужчина, она не имела право голоса и не могла занять место в администрации.
  
  Государственная служба была закрыта для нее и, если дама желала чего-то большего, она либо становилась жрицей, либо сбегала, подаваясь в разбойницы. И если верить слухам, многих таких 'диких' женщин - как именовали разбойниц - могла ожидать участь похуже уродливого мужа.
  
  Вспомнить хотя бы, как утром он увидел в открытой двери, ведущую в кухню, заплаканную девочку тринадцати-четырнадцати лет. Как она выходила оттуда, поправляя платье.
  
  Тогда она еще встретилась взглядом с мальчиком, и в ее блестящих глазах Мено увидел отчаяние с легкой надеждой, что ее кто-то спасет. И когда он уже собирался поздороваться с девочкой, из кухни вышел повар. Недовольный тем, что его 'оторвали' от дел, он прошел, бурча оскорбления под нос. Толкнул девочку, приказав вернуться в кухню. И та под гогот местных поднялась с пола, забежала внутрь.
  
  Для человека, родившегося в просвещенной цивилизации, все это было дикостью. Для Мено местные были невеждами. Да что там, многие просто не были обучены грамоте. Этот мир не нравился Мено, здесь все было неправильным, извращенным и искаженным. Здесь всегда кто-то чего-то боялся.
  
  Другое дело порт. Словно маленький оазис, выделяющийся на фоне безграничной пустыни, так же и порт отличался от города. Имея стену: он словно заявлял всем, что он не город, он другой, здесь другие законы и другая жизнь. Вслушиваясь в разговоры моряков и грузчиков, мальчик изучал загорелые лица людей.
  
  Чайки, порхая над головой, пели свои песни в ожидании отбросов, чтобы подкрепиться. Крабы, вольготно выбравшись на каменистый берег, грелись на солнце. Корабли причаливали и отходили. Жизнь бурлила в порту. Кто-то слушал свежие новости, другие рассказывали удивительные истории. Были и те, кто похвалялся свежими шрамами, приобретенными в битвах с флибустьерами, и товаром, привезенным из далеких стран.
  
  Был уже полдень, когда у Мено заурчал живот. Купив у торговца несколько пирожков, Мальчик отошел от людной пристани, уселся на волнорез. Вглядываясь в водную даль. Мено представлял, что он дома. Точно так же он сидел на волнорезах в родном мире, вслушивался в голос океана. Здесь он решил не отходить от своей привычки.
  
  Океан успокаивал разум. Он вселял надежду, что все не так плохо, как кажется. Вытерев пот, мальчик снял котта, убрал капюшон. Зажмурившись, подставил лицо солнцу. Улыбка сама собой наползла на лицо. Так он просидел несколько часов, никто не беспокоил его. Он заранее позаботился, отводя от себя внимание людей.
  
  Услышав взволнованные голоса позади себя, Мено недовольно открыл глаза. Встал, отряхнулся. Где-то начала собираться толпа. А это означало то, что либо сюда приехала ярмарка, либо кого-то собираются казнить. И что-то подсказывало мальчику, что это не ярмарка.
  
  Не желая видеть, что там происходит, он, еще раз с грустью посмотрев на пенящие волны, пошел в другую сторону. Пройдя мимо группки моряков, мальчик вышел на небольшую аллею, прошмыгнул через двух женщин, спорящих о чем-то. Завернул в закоулок, где забрался на крышу. Дальше оставалось дело за малым. Побежав, он перепрыгивал с крыши на крышу. Имея более физически сильное тело, ему не доставляло труда так путешествовать. Запрыгнув на очередное здание, Мено остановился.
  
  Внизу было какое-то столпотворение. Горожане собрались на одной из площадей и слушали, как какая-то женщина в белой рясе произносила речь. У женщины был талант оратора, она умело управляла толпой, воспаляя нужные эмоции и гася лишние. Что говорила женщина, Мено понимал с трудом, хоть он уже и мог говорить на местном языке, но его познания были еще низки, из-за чего в нем легко признавали иностранца. Да он и сам этого не скрывал.
  
  Скривившись, мальчик отвернулся. Он знал, что там происходит. Похоже, еще одна жрица к чему-то призывала. А к чему, у мальчика не было желания узнавать. Увы, но религия здесь имеет большую силу.
  
  Спрыгнув в закоулке, мальчик вышел на улицу. Обходя людей, он шел к библиотеке. На часах было четыре вечера. День клонился к концу, а солнце все равно ярко освещало город. Но не дойдя до цели нескольких метров. Люди начали сбиваться в толпу, они как бурный поток потянули Мено куда-то. Стараясь выйти из кучи тел, в которую угодил, мальчик цедил сквозь зубы ругательства на своем языке, но его никто не слышал.
  
  Почувствовав, как кто-то старается засунуть руку в его карманы, Мено схватил вторженца, сжал. Услышав писк, обернулся. Воришкой был мальчик его возраста, может, постарше. Тот сейчас пытался вырваться, но Мено был слишком силен. Отпустив неудачника, Мено отошел назад. Он уже знал, что с этими детьми нужно держать ухо востро. Они лишь с виду кажется зашуганными и слабыми. А на деле настоящие зверята. Отвернись от них и сразу получишь в бок нож, а после кто-нибудь обнаружит твое тело в канаве.
  
  Наградив Мено злым взглядом, воришка кивнул, признавая свое поражение. И, потирая руку, растворился в толпе. А тем временем Мено, ведомый этой же толпой, вышел на главную площадь, оказался прямо около статуи местного короля, чье имя он так и не удосужился узнать.
  
  Ухмыльнувшись, он закатил глаза. Хотел не быть свидетелем казни, а в итоге оказался в первом ряду. Прямо перед ним был эшафот, палач прохаживался меж бревен, держал дубину в руке, размахивал ею, словно приноравливаясь. По середине располагалось бревно, по бокам стояли столбы, на которых раскачивались веревки, завязанные в петли.
  
  Люди переговаривались, кто-то обсуждал насущные дела, другие жаловались на цены у торговцев, были те, кто смеялся. Лоточники уже начали прохаживаться, призывая купить сладости, а дети вовсю просили своих отцов и матерей купить их. Люди пришли развлечь себя.
  
  Отчаявшись выбраться отсюда, Мено забрался на статую. Услышал, как рядом стоящей полный мужчина присвистнул, глядя на Мено:
  
  - Вот это да, - с улыбкой произнес мужчина. - Мальчик, ты ловок, как кошка, случаем не в цирке работаешь?
  
  Не поняв половины фразы из-за шума, Мено на всякий случай отрицательно покивал. На это мужчина пожал плечами, снова вернулся к разговору со своими друзьями.
  
  Солнце начало клониться, закат становился все глубже. Через некоторое время вышли знатные горожане. Вельможи и аристократы: мужчины щеголяли в дорогих дуплетах, на головах носили шапочки с вставленными в них перьями. Дамы, шурша подолами, шли следом за своими кавалерами, махая веером, те старались скрыть свои напудренные лица от обычных людей.
  
  За ними следовала процессия из богатых и успешных торговцев и членов различных гильдий, глядя на этих павлинов и индюков, Мено невольно улыбнулся - хоть это и не было видно сквозь шарф - он представлял, как эти гордецы и самолюбцы воняют потом вперемежку с дурно пахнущими духами, которыми пользовались все богатые люди.
  
  Порой Мено казалось, что все эти 'богачи' каждое утро выливают на себя ведра духов, чтобы не чувствовать запах немытого тела, и ведь одежда, которую они носят, только все усугубляет. Уж слишком плотная она для этого климатического пояса. Мода.
  
  После того как последний влиятельный торговец занял свое место. Заиграли фанфары:
  
  - Его превосходительство, бургомистр, лорд Бенуа! - прокричал визгливый голос распорядителя.
  
  В этот момент на площади повисла тишина. Словно ожидая этого момента, из ворот замка вышел высокий человек, окруженный рыцарями. Это был правитель города лорд Бенуа. По старой традиции правители городов не имели фамилий.
  
  Сам лорд Бенуа был облачен в тунику красного атласа, темно-синий жакет и плащ из того же цвета. На голове он носил дубовый венок правителя, через который проглядывалась лысая голова. Бенуа был мощным мужчиной средних лет и с суровым выражением лица.
  
  Остановившись, Бенуа осмотрел жителей города холодным взглядом, кивнув своим мыслям, отвернулся, забрался на свое ложе, сел на трон. Дав отмашку, взял кубок, отпив вина.
  
  Получив разрешение хозяина, стражники тут же засуетились. Капитан отдавал приказы, погоняя подчинённых. Вот лязгнули цепи, и решетка начала медленно подниматься. За этим последовал цокот копыт и стук колес по каменной дорожке. И вот из темного туннеля выехали повозки с людьми. Лошади уныло тянули свою ношу вперед, опустив головы.
  
  Глядя на этих животных, Мено невольно вспомнил их собратьев из своего мира, как те табунами скакали по зеленым равнинам. Как они были прекрасны - так же были несчастны эти кони.
  
  Переведя взгляд, Мено посмотрел, кто был в повозках. Люди, сидящие в них, также поникли, опустив голову - смотрели в пол. Многие из них были больны, одетые в лохмотья, грязные и забитые они не ждали чуда. Все, что им осталось - умереть.
  
  Остановившись, стражники открыли телеги, приказали пленникам выходить. Медленно встав, люди по очереди спускались с телег. Один, правда, запутался в цепях, упал на землю, и на это толпа разродилась гоготом. Горожанам было весело смотреть, как человек страдает от боли, как он, измазывая каменную плитку кровью из носа - пытается встать. Устав ждать, стражник подошел к нему, поднял на ноги, приказал идти дальше.
  
  Когда все люди с телег забрались на эшафот, в толпе снова раздались взволнованные голоса:
  
  - Перачо.
  
  - Это Перачо.
  
  - Они поймали Стеганого Перачо.
  
  Перешептывались люди, глядя на заросшего черной бородой высокого мужчину, гордо смотрящего на толпу. Забравшись последним, Перачо встал на свое место. Замер в ожидании:
  
  - Сегодня мы собрались, чтобы свершить правосудие! - снова завизжал распорядитель, а Мено скривился. - Эти преступники обвиняются в нарушениях закона. В частности... - взяв свиток, он надел очки. - Пиратство, разбойничество, насилие над честными людьми, убийство и кража... - оглядев толпу, распорядитель повернулся к приговоренным. - Есть последнее слово?..
  
  Они молчали. Стоя как оловянные солдатики, люди напоминали манекенов:
  
  - У меня есть! - крикнул Перачо, пока палач надевал на его шею петлю.
  
  Обернувшись, распорядитель посмотрел на лорда Бенуа, тот кивнул, давая разрешение.
  
  - Тебе дано слово!
  
  Некоторое время Перачо молчал. Мено стало интересно, что скажет этот человек. Присев, мальчик ждал. Опустив голову, Перачо смотрел в пол, дернувшись, перевел взгляд на темнеющее небо:
  
  - Сейчас!
  
  И в этот момент раздался взрыв, женщины закричали, где-то кто-то стонал. На мгновение Мено ослепил яркий свет, проморгавшись, он увидел, как люди в панике метались по площади. Везде была кровь, тела изломанными куклами валялись на земле, кровь стекала ручейками, забивалась в щели.
  
  Оторвавшись от этого ужаса, Мено посмотрел на эшафот. Перачо освободился от петли, свернул шею палачу, отбивался от стражника с алебардой. Другие приговоренные, словно получив новый прилив сил, бежали в разные стороны. Кого-то настигали стрелы и те падали, кого-то ловили стражники, а были и те, кого затоптали перепуганные люди.
  
  Решив, что будет лучше пересидеть на статуе, пока все не успокоится, Мено отошел подальше, зашел под круп каменного коня, на котором восседал король.
  
  В этот момент лорд Бенуа отдавал приказы, вельможи сгрудились вместе, мужчины достали мечи, готовясь отбиваться, а дамы спрятались за своих кавалеров. Внезапно из улочек выбежали люди: вооружённые дубинками, цепами и топорами, они устремились на стражников. Завязалась потасовка.
  
  Перачо уже отбился от стражника, успел где-то надеть кирасу и уже вовсю размахивал трофейной алебардой - пробивался к выходу отсюда. Но, видимо, у Бенуа было на это свое мнение, потому что он в этот момент поднял руку, и из его открытой ладони устремились лучи синего света. Они бесшумно врезались в людей и те падали замертво. Мгновенно битва превратилась в хаос. Под шумок Перачо скрылся, затерявшись в темных переулках.
  
  После того как Бенуа опустил руку, битва прекратилась так же быстро, как и началась. Поймав всех атакующих и пленников, которые не успели сбежать, стражники увели их обратно в тюрьму. Лекари уже выбежали на площадь искали раненных, помогали им подняться. Тем, кто не мог, поднимали стражники либо жители города и уносили в больницу.
  
  Дождавшись, когда все более-менее успокоится, Мено спустился со статуи. У него слегка дрожали ноги, и его мутило. Зубы стучали от страха, а глаза слезились. Постаравшись слиться с тьмой, мальчик направился домой. Его никто не заметил. А если и заметили, то никто не стал обращать внимание на маленькую фигурку в неброской одежде, бегущую куда-то.
  
  Добравшись до гостиницы, Мено отворил дверь, зашел внутрь. Здесь было тихо, посетителей не было и не удивительно. За дверью стражники бегали, кричали, бряцали оружием, ругались и погоняли жителей, чтобы те быстрее уходили домой. А здесь было тихо, словно эта гостиница прибывала в другом мире. Затворив за собой дверь, Мено прислонился к ней спиной, закрыл глаза:
  
  'Вот и погулял по городу'.
  
  Сняв шарф, вдохнул сквозь зубы спертый запах. Недавно здесь курили кальян, и терпкий запах все еще витал по помещению. Услышав, как кто-то возится на кухне, Мено тихо направился к ней. В этот момент он представлял, как между кастрюль ходит один из сбежавших приговорённых, а может, даже сам стеганый Перачо, известный разбойник и душегуб.
  
  Аккуратно заглянув внутрь, он увидел, как огромная туша повара елозит на маленькой девочке. Она лежала на столе, ее оголенные ноги были широко раздвинуты, платье задрано вверх, отвернувшись, девочка беззвучно плакала, а в этот момент повар пыхтел на ней. Придавливая собой несчастную.
   Сжав кулак, Мено отвернулся. Закрыл за собой дверь. Это не его дело, он не собирается лезть в чужой монастырь со своим уставом, и как бы ему не было тошно и мерзко на душе, он сейчас поднимется в свою комнату, закроет дверь и ляжет спать. Завтра будет новый день, и ему нужно быть к нему готовым.
  Глава 2
  
  
  
  Город бурлил. Вчерашний побег разворошил пчелиный улей, по улицам бродили отряды солдат, жители неустанно обсуждали произошедшее. Все говорили только об одном. Стеганый сбежал. Сегодня утром курьеры развесили объявления с наградой за поимку сбежавших. Многие смельчаки уже собирали группы и ходили по улицам, ища свой приз.
  
  Кого-то уже поймали и отдали стражникам, получив за это награду и теперь хвастались перед людьми, рассказывая историю того, как это произошло. Разумеется, в этих историях правда была так густо замешана с ложью, что даже сами рассказчики теряли нить сюжета, и вот уже полуживой преступник превращался в могучего демона, ведущего армию зла на мир людей.
  
  Но этих счастливчиков было немного. Те же, кому не повезло, продолжали ходить по городу. Но были и другие охотники, эти люди пользовались возможностью и грабили дома горожан, объясняя это поиском беглецов. Но даже среди этих негодяев находились те, кто умудрялся заниматься насилием и убийствами. Только ради того, чтобы через некоторое время оказаться среди заключенных.
  
  Вчерашнее происшествие словно стало точкой отправления. Город теперь напоминал кастрюлю, в которой кипела вода. И если не снять крышку, то может произойти взрыв. Понимая это, лорд Бенуа закрыл город. Ему нужно было поймать беглецов, чтобы его авторитет не пошатнулся. Слишком много было свидетелей того, что произошло перед взором хозяина города. Побег узников и самого Перачо были сравнимо пощечине, и Бенуа прекрасно это понимал.
  
  Положив ложку в пустую миску, Мено отодвинулся, облокотился о стену. Каша была горькой и недосоленной, она жгла язык и оставляла после себя неприятный вкус резины. Заметив вчерашнюю девочку, Мено проследил за ней взглядом. Девочка бегала, собирая тарелки, лавировала между мужскими руками, улыбалась и отвечала колкостями на слова мужчин.
  
  Сейчас она не напоминала Мено ту несчастную, которая беззвучно плакала под поваром. Это был другой человек. Почувствовав на себе взгляд мальчика, девочка посмотрела на него. В ее взгляде читался вызов, словно что-то изменилось в ней. Что-то умерло и на останках этого - родилось что-то другое. Не выдержав его взгляда, девочка, покраснев, отвернулась.
  
  Улыбнувшись краешком рта, Мено представил, о чем она думала в этот момент. Он знал, о нем ходят слухи. Как постояльцы и посетители перешептываются время от времени, рассказывая о странном ребенке, живущем на чердаке.
  
  Откуда у него деньги? Кто он такой? Что он делает, когда уходит? Как его зовут? Почему он всегда скрывает свое лицо и ни с кем не разговаривает? Эти и куча разных вопросов Мено часто слышал, когда люди думали, что его нет рядом.
  
  Потерев руку под столом, Мено засучил рукав. Из-под рукава показались бинты, сквозь которые проглядывал плавный металлический наруч. Поправив повязки, мальчик скрыл свое сокровище. Не то чтобы кто-то мог его снять и воспользоваться им. Нет, его использовать может только сам Мено, на то он и личный компьютер. Просто ему не нужно было лишнее внимание. А он уже убедился, что здесь есть те, кто может начать задавать вопросы.
  
  Выйдя из трапезной, Мено пошел к хозяину трактира. Тот в этот момент сидел в своем кабинете. Постучав, мальчик вошел внутрь. Мужчина сидел за дубовым столом, и вел бухгалтерию, считая монеты с помощью счетов. Положив монетку на стопку, хозяин посмотрел на мальчика изподлобья Его умные темные глаза внимательно следили за Мено. Мальчик же, ничего не говоря, молча подошел к столу, достал из тайного кармана мешочек, высыпал горсть монет на стол. Отсчитав нужное количество, забрал лишние.
  
  После этого трактирщик сгреб оставшиеся монеты в широкую руку. Пересчитав, кивнул Мено. Тот после этого просто развернулся, вышел из кабинета. Оглянувшись на последний момент, Мено увидел, что мужчина уже вернулся к своему занятию.
  
  За что ему нравилось жить именно в этой гостинице. Так это за то, что хозяин этого заведения не задавал вопросов. Он вообще редко говорил. Как раз то, что нужно одинокому ребенку, не желающему привлекать к себе внимание.
  
  Взяв сумку, Мено вышел на улицу. Во дворе сейчас какой-то торговец смотрел, как слуги разгружают его товар, а конюхи снимают уздечки с лошадей, уводят в конюшню.
  
  Решив утолить свое любопытство, Мено подошел к купцу. Это был большой мужчина, у него была пышная черная вьющаяся борода, а на голове он носил тюрбан алого цвета, когда как халат был коричнево-желтого цвета. У него было загорелое лицо, с морщинками под глазами, что говорит о том, что мужчина много смеется и улыбается:
  
  - Что-то приглянулось, мальчик, - произнес тот.
  
  Кивнув, Мено подошел к тюкам с одеждой. Его наряд ему уже осточертел, и пора уже приобрести что-то новенькое. Почувствовав купеческой жилкой, что этот ребенок имеет возможность купить. Торговец подошел поближе. Достал из телеги какой-то мешок. Развязав тесемки, достал оттуда игрушки. Но увидев, как на это отреагировал Мено, сразу же убрал их.
  
  Указав на то, что его интересует, Мено выбрал себе просторную темно-синюю рубаху, такие же просторные шаровары и большой черный платок, чтобы можно было повязать на голове и скрыть лицо. Расплатившись с удивленным торговцем, Мено, забрав вещи, зашел в хлев.
  
  Сняв с себя одежду, он положил ее в сторону, сделав заметку продать ее на рынке. Надел штаны, рубаху и уже собрался повязать на голове платок, но, обернувшись, увидел, что его держит та самая девочка, поигрывая в этот момент им. Прищурившись, она изучала лицо Мено, покусывая губу, запоминала:
  
  - Так вот ты какой?
  
  Он молчал, ему почему-то было неловко и руки покрылись потом. Он не знал, почему так реагирует на всю эту ситуацию. Ведь девочка не была красивой для него. Если честно, все люди, которых он встречал, не отличались красотой с точки зрения Мено, конечно:
  
  - А мне все было интересно, как же ты выглядишь. Я думала, что у тебя нос уродливый, и поэтому ты постоянно прячешь лицо, а на деле... - задумчиво проговорила она, после посмотрела на платок. - Твое? - протянув руку с платком, спросила девочка.
  
  Кивнув, Мено захотел забрать его, но та отдернула его. Улыбнувшись, снова протянула руку, чтобы опять отдернуть, не дав забрать его. Засмеявшись, девочка отошла назад. Злясь, Мено подошел к ней, попытавшись забрать платок, но девочка, смеясь, отбегала от него, играя с платком как с лентой, размахивала над головой, вырисовывая узоры в воздухе.
  
  Злясь, Мено ускорился подбежал к ней, вырвал платок. Охнув, девочка упала на сено, ее рот был широко раскрыт, а в глазах читалось удивление:
  
  - Как ты это сделал?
  
  Он не ответил, завязав на голове платок и скрыв им лицо, надел на плечо сумку, вышел из хлева.
  
  ***
  
  
  
  Прижавшись к стене деревянного дома, Мено пропустил конников. Недавно в город прибыл новый отряд солдат. Их вызвал Бенуа. Бургомистр не жалел средств для поимки сбежавших.
  Дождавшись, когда улица станет свободной, мальчик пошел дальше. Его цель была за углом.
  
  Выйдя к каменному дому, Мено огляделся. Стражник, как обычно, стоял у калитки, зорко следил за проходящими. Обойдя его, мальчик вышел на задний двор. Убедившись, что рядом никого, быстро перелез через забор. Подбежал к окну, телекинезом открыл шпингалет, подняв стекло. Забравшись внутрь, осмотрелся.
  
  В доме было прохладно, в конце коридора стучали часы, а где-то неподалеку были слышны голоса:
  
  'Прислуга'.
  
  Он уже бывал здесь. Забирался, когда ходил на разведку. Сейчас же он решил, что время пришло. У него заканчивались деньги, поэтому нужно пополнить капитал.
  
  Прислушавшись, Мено тихо пошел к лестнице, наведя внушение, заставил горничную не замечать его. Поднялся на второй этаж. Его цель - кабинет хозяина дома. Найдя искомое, Мено открыл замок телекинезом. Вошел в кабинет, закрыв за собой дверь.
  
  В первую очередь метнулся к шкафам. Он искал выемку, которую приметил ранее. Найдя, надавил на нее: конечно, тут, скорее всего, нужен специальный ключ, но телекинез в очередной раз помог ему. Щелкнул механизм, а вслед за этим смазанные шестеренки тихо пришли в движение, отодвинули ложную панель, открывая дверь сейфа.
  
  Щелкнув пальцем, Мено сглотнул. Достав самодельный стетоскоп, надел его и прислонил к холодному металлу. Закрыл глаза, вслушиваясь и одновременно с этим крутя замок. Щелчок был для него как музыка, улыбнувшись, Мено открыл дверь. Внутри были документы, украшения. Но это не интересовало мальчика. Ему нужно было другое.
  
  Монеты лежали в отдельном отделении. Открыв сундучок, Мено зачерпнул горсть золотых кругляшей, пересыпал их в кошелек. Закрыл сундук, оставив остальное нетронутым. Он не собирался полностью обворовывать этого человека. Ему нужно было совсем немного, и то, что он здесь возьмет, хозяин сейфа очень быстро отобьёт. Черт, да Мено даже не уверен, что мужчина заметит пропажу.
  
  Закрыв сейф и панель, Мено подошел к двери, вслушался. Цыкнув, подпрыгнул, уцепившись за потолок.
  
  Дверь резко раскрылась. Хозяин кабинета просто распахнул ее ногой. Неся на руках смеющуюся женщину, он подошел к дивану. В последний момент Мено внушил этой паре не замечать себя, поэтому он не боялся, что его обнаружат. Главное, не привлекать к себе внимание.
  
  Как мальчик и ожидал, пара пришла сюда не обсуждать торговые сделки. Налив в два бокала вино, мужчина передал один женщине, та, смеясь, взяла его, пригубила немного. Прелюдия началась.
  
  ***
  
  
  
  Четыре часа! Четыре часа они занимались этим на глазах у Мено. Он видел весь процесс. Ему приходилось смотреть на это, чтобы держать концентрацию. Зависнув над потолком, мальчик держался за балки руками и ногами. Конечности под конец уже затекли и отдавали холодной стреляющей болью, в голове бил набат из колоколов, а глаза слезились от огромного количества дыма.
  
  В какой-то момент даме пришла отличная идея закурить кальян и, поделившись с партнером, получила его горячее согласие. Поэтому пара время от времени прерывалась для того, чтобы вдохнуть дымок, от которого у Мено першило в горле.
  
  Но вот мужчина, пыхтя, выгнулся, после повалился на женщину, та в этот момент обняла его, взвизгнула, зажмурилась, улыбаясь. Так они и лежали, обнявшись, пока не уснули.
  
  Спустившись, мальчик тихо вышел из кабинета. У него дрожали ноги и руки, а пальцы с трудом двигались. Выйдя на улицу, Мено, так же никем не замеченным, перелез через забор, пошел в сторону оживленной улицы. Идя вдоль внутренней стены, он все время сжимал и разжимал пальцы, возвращая чувствительность.
  
  Было три часа дня, когда Мено вышел на ту площадь, где вчера произошло знаменательное событие. К своему удивлению, он увидел, что тут снова собирается столпотворение. Забравшись на ту же статую, Мено огляделся.
  
  Это была казнь. Власти города снова решила устроить казнь. Дождавшись, когда все соберутся, Мено приподнялся, держась за ногу лошади. И снова повторилась та же сцена, что и вчера.
  
  Поникшие кони тянули таких же поникших людей, только в куда большем количестве, чем раньше. Многих Мено видел среди нападавших, и среди всех них выделялся Перачо. Его лицо было распухшим, один глаз не открывался, борода встопорщилась, словно ее тягали. Но при этом мужчина не был забитым морально. Он смело смотрел вперед, зная, что в этот раз не сбежать.
  
  И снова распорядитель произнес свою речь, потом предложил сказать последнее слово приговоренным. В этот раз Перачо решил промолчать. Махнув рукой, лорд Бенуа дал разрешение палачу на казнь. Тот, только этого ожидая, убрал первую задвижку, и вот уже первое тело дёргается в петле, ища ногами подпору. Дергалось тело не долго.
  
  Дальше последовали одни и те же события. Палачи по очереди убирали на своих эшафотах задвижки, вслед за этим начинали дергаться тела, до тех пор, пока не повисали безжизненными мешками на веревки. Так происходило, пока не добрались до Перачо.
  
  Задержав дыхание, Мено потянулся вперед, он ожидал, что сейчас что-то произойдет. Что-то необычное и известный разбойник снова сбежит... не произошло. Палач убрал задвижку: пол разошелся и стеганый Перачо задергался в петле, организм искал кислорода, рот открывался и закрывался, как у выброшенной на берег рыбе, на штанах разрасталось мокрое пятно, лицо стало пунцовым, а глаза вышли из орбит. Через минуту стеганый Перачо умер. Ему, как и многим другим, отрубили голову, обмазали дегтем и выставили на всеобщее обозрение.
  
  Спустившись со статуи, Мено пошел прочь. Перед глазами все время мелькал Перачо, как он мучился, а толпа ликовала. Жалко ли было Мено того человека? Нет. Он знал, стеганый Перачо был плохим человеком. На его руках были жизни невинных людей. Но тогда почему Мено так тошно на душе?
  
  Чувствуя горечь во рту, Мено проходя мимо лотка с фруктами притянул к себе персик. Не глядя надкусил и сразу же выплюнул:
  
  'Гнилой'.
  
  Выбросив фрукт, Мено направился домой. День подошёл к концу, и пора уже спать.
  
  ***
  
  
  
  В этот раз повар не развлекался с девочкой. Таверна была пуста. От постояльцев Мено слышал, что хозяин решил полностью перестроить свою заведение под гостиницу, и теперь здесь будет куда тише. Поднявшись на чердак, он закрыл за собой дверь, не раздеваясь, упал на кровать.
  
  Лежа на спине, открыл телекинезом створки, давая прекрасный вид на звезды. Сняв платок и бросив его на стол, положил руки за голову. В этот момент в комнату влетел голубь. Порхая, птица испуганно металась по комнате, а за ней следовал спокойный взгляд Мено. Он наблюдал за птицей, мыслями прибывая в другом месте.
  
  Только сейчас мальчик понял, как опасно то, чем он занимался. Воровство это не его. Сегодня он убедился, это слишком опасно. А еще он убедился в том, что не хочет жить в этом мире. Ему нужно искать дорогу домой. Цивилизация, в которой он оказался - дикая и злая. Она губит детей, лепит из них таких, как Перачо и повар. И если он не хочет стать ими, то ему нужно бежать, если точнее, построить машину, которая была у отца и вернуться в свою реальность.
  
  Улыбнувшись, Мено закрыл глаза, голубь вылетел на улицу, устремился вверх. Он построит машину и уйдет. Но для этого ему нужны деньги, но при этом он не хочет публичности, которые следуют за богатством. Поэтому торговля отпадает. Жениться на какой-нибудь расфуфыренной девахе у него тоже нет никакого желания. Сама мысль о том, что ему придется одеваться как те индюки, встречаться с людьми, от которых воняет потом и духами - вгоняет его в ужас. Нет, он не будет добиваться титула.
  
  Но тогда что ему делать? Задумавшись, Мено улыбнулся краешком рта. Он станет чиновником средней руки. Пробьется в администрацию города, где и будет зарабатывать на жизнь, а заодно сделает себе черную бухгалтерию. С его-то познаниями в математики это не составит труда.
  
  Он будет жить тише воды и ниже травы. Станет серой мышью, винтиком в механизме, и все это ради того, чтобы вернуться домой. Медленно и методично, Мено будет приближаться к своей цели. Ему некуда спешить, у него впереди целая вечность.
   Снова посмотрев на звезды, Мено кивнул своим мыслям. Сняв рубашку, он снова лег на спину, наблюдал за небом. Ветер приятно щекотал оголенную грудь, Мено смотрел на небо и улыбался. Шел шестой месяц его жизни в этом мире и пятый, как он молчал и ни с кем не разговаривал.
  Акт I
  Глава 3
  
  
  
  Положив ручку, Мено потянулся. Шея приятно хрустнула. Зевнув, Мено посмотрел на пергамент, исписанный мелким, четким почерком. Улыбнувшись, посыпал тальком, после чего сдул его, отложил к пачке таких же исписанных бумаг. Снова потянулся, да так что стул, на котором сидел, протестующе заскрипел.
  
  Встав, сделал зарядку, после подошел к зеркалу. В нем был мужчина тридцати лет с квадратной челюстью, короткими волосами русого цвета и скучающим взглядом карих глаз. Потерев челюсть с двухдневной щетиной, мужчина налил себе вина. Отпив - скривился. Прошло столько лет, а он так и не привык к напиткам и еде этого мира. Тридцать лет он живет в этом мире. Тридцать лет, как Растибона стала его новым домом.
  
  За это время Мено смог поступить на службу в администрацию, показав незаурядные способности в математике - для местных незаурядные. Немногословность и необщительность сформировали вокруг него репутацию человека дела, который не желает вмешиваться ни в чьи разборки.
  
  Каждое утро он вовремя приходил на свое рабочее место, выполнял все задания и также уходил домой, ни с кем не разговаривая. А если прибавить к этому его рост и ношение маски или шарфа, скрывающего лицо, то ничего удивительного, что сплетники начали распускать о нем слухи.
  
  Да, за эти годы скрывание лица стало для Мено привычкой, которая въелась в его разум и выжгла на мозгу свою подпись. Он никогда не выходил на улицу с открытым лицом, и все вынуждены были видеть либо маски - которые он сам делал - либо ткань шарфа. И только гигантский рост и слава силача не давали любопытным попытаться узнать, что скрывает Мено.
  
  Выйдя из своего кабинета, мужчина закрыл дверь на ключ. Кивнул проходящему коллеге. Идя по коридору, он видел, как новички и посетители с удивлением смотрят ему вслед, как задирают головы и перешептываются у него за спиной. Увы, но его рост сыграл с ним злую шутку. Как уже понятно, Мено высокий... очень высокий... настолько высокий, что считается самым высоким человеком не то что в городе, но и в округе. По крайней мере, Мено так считает.
  
  Подойдя к двери, он открыл ее, вошел внутрь. Это была аудитория, в которой сидели люди, а в центре прохаживался старичок, ведя лекцию:
  
  - Здравствуйте, Мено, - тихо поздоровалась женщина, протянув ладошку для рукопожатия.
  
  Ухмыльнувшись, мужчина пожал ей руку своей лопата-подобной ладонью. Это была та самая девочка из гостиницы, которую звали Бьянка, из той самой гостиницы, где когда-то жил Мено.
  
  Девочка оказалась не промах и умудрилась выучиться грамоте, и даже поступить на государственную службу. Хотя немного странно, что она выбрала должность там, где работал сам Мено. Кивнув знакомой, он пропустил ее вперед. Сам же уселся на последнем ряду, как бы отгораживаясь от остальных.
  
  Отчужденность стала обычным его состоянием. За три десятилетия он привык к одиночеству, оно ему нравилось и менять свои привычки мужчина не собирался. Посмотрев на Мено со странной грустью, Бьянка подсела к знакомым.
  
  Оставшись наедине со своими мыслями, Мено слушал в пол-уха своего начальника. Господин Рьярти говорил монотонным голосом, у него была пышная седая борода и пивное пузо, в правом глазе был монокль - который Рьярти носил, не снимая. Недавно Мено сделал ему нормальные очки, которые подарит на день рожденья старика. Пусть порадуется.
  
  Через несколько часов Рьярти закончил говорить, отпив воды и прокашлявшись, он обратил внимание на аудиторию:
  
  - Как Вы все знаете, у меня сегодня день рождения, - за этим последовали поздравления от присутствующих, на которые старик отвечал благодарностью. - Спасибо, также я приглашаю вас отпраздновать со мной мой шестой десяток. Приходите в замок лорда Бенуа...
  
  В этот момент в зале установилась гробовая тишина. Многие смотрели на старика, другие просто не верили тому, что он сказал. Справить день рождение в замке правителя, это было что-то новое.
  
  Мено, конечно, знал, что Рьярти занимает не последнее место в чиновничьем механизме, но чтобы ради его дня рождения Бенуа выделял свой замок - это сильно. Потерев глаза под маской, Мено зевнул. Все это ему было не интересно. Сейчас он хотел, чтобы все это побыстрее закончилось, и он мог наконец вернуться домой. Вчера как раз доставили нужные компоненты.
  
  Хлопнув в ладоши, Рьярти поблагодарил всех за хорошо проделанную работу, после отпустил. Встав, Мено уже было открыл дверь, как услышал:
  
  - Мено, задержитесь, пожалуйста! - попросил старик, складывая в этот момент документы в стопку.
  
  И снова за его спиной послышались шепотки. Оставшись со стариком наедине, Мено посмотрел на Рьярти. Тот продолжал приводить в порядок рабочий стол. Закончив, подошел к зеркалу, принялся приводить в порядок уже самого себя:
  
  - Сколько Вы уже работаете в моем отделе, Мено?
  
  'Началось'.
  
  - Не отвечайте, я скажу за вас, - взяв расческу, он принялся приводить бороду в надлежащий вид. - Пятнадцать лет вы работаете под моим началом. В начале я относился к вам с осторожностью. Ваш рост играет против вас. Обычно, когда я вижу подобных бугаев - не обижайтесь, Мено, но вы именно бугай - то ожидаю увидеть недалекого человека, который не способен нормально прочитать книжку. Вы же показали мне, что внешность и вправду обманчива, а леди Бьянка в последствии окончательно разбило мое мировоззрение. Ну как?..
  
  Кивнув, что старику идет его новая шляпа, Мено сел на стол парты. Рьярти всегда любил поговорить, и поэтому придется ждать, прежде чем старик перейдет к делу.
  
  - Я к чему все это, друг мой? А к тому, что давно заметил, что ни разу не видел вас в компании других людей. Вы всегда держите дистанцию с коллегами, обедаете в одиночестве и обращаетесь к другим лишь по работе. Это неправильно, Мено, - покачал он головой. - Вы должны вылезти из своей скорлупы. Вы ведь не хотите потратить свою жизнь на работу и под старость обнаружить свой дом пустым. Разве вы не желаете завести семью: любящую жену и детей?
  
  Мено не ответил - лишь пожал плечами. Рьярти уже не в первый раз ведет этот диалог с ним, а если точнее монолог - потому что Мено в такие моменты, как обычно, молчит. Это уже стало традицией.
  
  - ...Поэтому, друг мой, вы придете сегодня на мой день рождение и хорошо проведете время. Не спорьте! - замахал Рьярти руками, не давая Мено сказать и слова. Хотя тот молчал и не пошевелился, даже не думая что-то говорить. - Вы придете сегодня и отлично проведете время, а если постараетесь, то и ночь, - подмигнул ему старик.
  
  ***
  
  
  
  Закрыв за собой дверь, Мено снял маску. Дом встретил его тишиной и прохладой. Десять лет назад он купил участок земли рядом с портом, который никому не был нужен и построил здесь двухэтажный особняк. Располагаясь неподалеку от моря, воздух в этом месте не был спертым. Тем самым давая мужчине отдохнуть от Растибоны.
  
  Здесь ему не нужно было поглядывать наверх в ожидании, что на него какая-нибудь хозяюшка выльет ведро с грязной водой. Конечно, он мог бы купить себе домик в квартале торговцев, а то и дворян - благо семейный капитал позволял - но тогда к Мено могли бы наведываться гости, и вообще он начал бы привлекать лишнее внимание, которого он совсем не желал.
  
  Поднявшись на второй этаж, Мено переоделся в парадную одежду, открыл окно, впуская свежий морской воздух. Вдохнув полной грудь, улыбнулся. Снова подойдя к шкафу, достал оттуда маску, подходящую к фасону. Поначалу грешил на шарф, но, подумав, отринул эту идею: если он натянет шарф, ему придется каждый раз отодвигать его, чтобы поесть или попить... это того не стоит.
  
  Как уже говорилось ранее, за эти годы Мено приобрел множество странных привычек и одна из них - маски и шарфы. Он просто не мог представить себя без них. У него было множество разных шарфов и масок под любое время дня и погоду. Выбрав серебряную маску с открытой нижней половиной, мужчина положил ее рядом с одеждой. У него есть еще два часа, пока к нему не приехала карета. Рьярти очень хотел, чтобы Мено пришел на праздник.
  
  Закончив с приготовлениями, мужчина спустился в подвал, там он отодвинул телекинезом массивную фальшь-стену - вошел в просторную комнату. Засучив рукава, снял еще один шёлковый рукав с правой руки - показывая миру технологии, которые местные могли бы принять за божественный артефакт.
  
  Подав мысленный приказ, включил компьютер, вывел несколько голо-экранов перед собой. Включил программу музыки, выбрал раздел джаза. Следуя приказам, компьютер запустил музыку, наполняя комнату тихими звуками другого мира. Мено не знал почему, но под джаз ему всегда было легче думать и работать.
  
  Подойдя к ящику, стоящему на специальном столе - открыл его. Внутри был причудливый механизм. Шестеренки чередовали с проводами и колбами. Рассмотрев механизм с разных сторон, мужчина, улыбнувшись, кивнул самому себе. Закрыл крышку. Поднявшись на первый этаж, Мено распахнул специальные жалюзи, открыл большие окна, подвинув массивное кресло, сел в него, продолжая слушать музыку, мужчина читал библиотеку, которую оставил ему отец. Еще раз поблагодарив папу за такой подарок, он углубился в изучение работы древнего ученого по биологии.
  
  Так пролетело время. Закрыв статью, Мено продолжал слушать джаз в темной комнате, мужчина сидел в кресле, смотря на море. Ночью оно было не голубым, а черным, словно напоминая простым смертным, что за голубой явью скрывается бездна, которую никто не сможет постичь.
  
  Услышав, как карета подъехала к дому, Мено надел наушник в ухо. Ему так понравилось слушать джаз, что он решил не останавливаться. Уменьшив громкость музыки настолько, чтобы он мог слышать, что происходит вокруг него, Мено открыл дверь кареты. И, к своему удивлению, обнаружил в ней... Бьянку.
  
  Поздоровавшись с девушкой, Мено сел напротив нее, уставился в окно. Ему не о чем было говорить со своей попутчицей, а та и не стремилась завести разговор. Правда, время от времени бросала на него задумчивые взгляды, но Мено их игнорировал.
  
  Так они и ехали к замку, за это время карета остановилась два раза, подобрав гостей. Ими оказались мужчина и женщина из их отдела. Но Мено не был с ними знаком. Общаясь с попутчиками, Бьянка вела диалог с мужчиной на тему повышения цен на воск. Женщина в этот момент смотрела в окно, так же поступил и Мено. Их карета ехала по ночным улицам города, они ехали на праздник.
  
  ***
  
  
  
  Выйдя из кареты, Мено потянулся. Воздух, к его удивлению, был свежим и чистым. Никак маги постарались, либо сам Бенуа наложил заклинание. Не дожидаясь, когда его спутники спустятся, мужчина вошел в вестибюль. Оставив в журнале свою подпись, постарался затеряться среди толпы.
  
  В зале было очень светло, музыканты бренчали невразумительное музыку и завывали что-то - что здесь называется песней, а гости наслаждались этой 'музыкой'. Слуги бродили вокруг приглашенных, предлагая напитки и закуски. Многие пары танцевали. Зная, как обстоят дела на подобных мероприятиях, Мено аккуратно обходил группки людей, собравшихся по интересам, делал вид, что любуется витражами.
  
  Так он бродил по границам зала, не останавливаясь подолгу на одном месте. Пока не вышел на балкон подышать воздухом. Было одиннадцать часов вечера, зал был наполнен смехом. Молодые парочки нарезали круги в танцах, а взрослые общались, наблюдая за молодежью.
  
  Вставив наушник, Мено снова включил джаз. Это место его угнетало, наводило тоску. Глядя на звезды, он мысленно переносился домой.
  
  Она подошла к нему бесшумно - хотя он все равно ее слышал - но сделал вид, что не слышит. Ему было все равно, что ей нужно, ему сейчас вообще было плевать на весь мир. Он просто хотел побыть один - но даже этого ему не дали. Сжав кулаки, Мено заставил себя успокоиться.
  
  - Не помешаю? - спросила она.
  
  Он не ответил, даже не обернулся. Он слушал джаз:
  
  - Душно в зале... решила подышать воздухом, - облокотившись о перила, сказала она. - А вам как праздник?
  
  Он повел лишь плечами. Бьянка не должна быть здесь. Ее место среди остальных. Она должна танцевать с кавалером либо общаться в группе по интересам. Но никак не проводить время вместе с угрюмым, молчаливым великаном, желающим чтобы мир забыл о нем.
  
  Перестав слушать треп девушки, Мено устремил взгляд на небо. Воздух приятно освежал кожу, джаз ласкал слух. Не хватало только того, чтобы он в этот момент сидел в своем кресле и смотрел на море в темной комнате:
  
  - Что там происходит?
  
  Отвлекшись от своих мыслей, Мено перевел взгляд на Бьянку, та в этот момент обеспокоенно смотрела в зал. Подойдя к окну, девушка положила на стекло руку, сощурившись, вгляделась, и в этот момент стекло взорвалось, отбросив Бьянку к перилам. Ударившись о них, девушка упала на пол сломанной куклой.
  
  Мено же остался невредим, его защитило пси-поле. Подбежав к девушке, он аккуратно перевернул ее на спину, осмотрел. Бьянка выглядела ужасно: она вся была в крови, тело покрывало множество ран, но самое страшное, это большой осколок стекла, застрявший в горле.
  
  Дергаясь в конвульсиях, девушка смотрела невидящим взглядом на небо. Попыталась было что-то сказать, но кровь заполнила рот, из-за чего смогла издать лишь бульканье. Дернувшись в последний раз, Бьянка замерла.
  
  Проверив пульс, Мено убедился - девушка мертва. Обернувшись, посмотрел, что творится в зале. Творилась там какая-то вакханалия. Откуда-то появились странные антропоморфные существа - которые набрасывались на людей - но вместо того, чтобы убивать, целовали их, и люди после этого... они отвечали им. Не веря своим глазам, Мено видел, как люди отвечали взаимностью антропоморфным существам.
  
  Вот перед глазами Мено мужчина, который ехал с ним в карете, отбивается от существа с большим количеством щупалец, на кончиках которых были глаза. Споткнувшись об изломанное тело слуги, мужчина упал, и существо сразу же набросилось на него, целуя в губы. Небольшая борьба, и вот уже мужчина обнимает антропоморфное существо.
  
  Вздрогнув, Мено прислонился к стене, закрыл лицо руками. Перед его взором проносились воспоминания тридцатилетней давности. Точно так же зараженные целовали людей, и те после этого изменялись.
  
  Спрятавшись в кустах, Мено затаился. Хоть его габариты и внушали уважение, но это не мешало ему становиться незаметным, когда нужно было. Замерев, он направил психический импульс, отводя от себя внимание.
  
  А в это время шум в зале стих. Аккуратно заглянув в окно, Мено посмотрел, что творится внутри. А творилось там странное. Антропоморфные существа - скорее всего, женского пола - вовсю целовались с коллегами Мено. В частности с мужчинами, а те отвечали взаимностью. Женщины же... они мутировали, приобретали новые конечности, становясь антропоморфным существами. Тем самым пополняя стан вторженцев.
  
  Но вот все пары разбрелись по укромным местам, и в зале остался Рьярти с некоторыми коллегами и с существом, напоминающим суккубу. Подойдя к ней, старик обнял ее за талию, страстно поцеловал. Та ответила ему взаимностью. Оторвавшись от демоницы, Рьярти начал изменялся прямо на глазах: спина старика выпрямилась, проплешина на голове заросла волосами, а борода почернела, избавляясь от седины, морщины сгладились. Закончив изменяться, Рьярти потрогал свое лицо. Теперь это был не благообразный старец, а мужчина тридцати лет на пике сил.
  
  Крепко обняв суккубу, Рьярти еще раз поцеловал ее:
  
  - Приведите его, - приказала другим существам суккуба, после того как оторвалась от губ Рьярти.
  
  Получив приказ, женщина-волк и существо, чем-то напоминающее девушку-стрекозу, скрылись в одной из комнат. Чтобы через минуту появится снова, но в этот раз таща за собой связанного мужчину, в котором Мено признал лорда Бенуа:
  
  - Пустите меня, твари! Вы ничего не получите от меня!
  
  - Ставьте ему кляп, нам нужно сосредоточиться, - приказал Рьярти, подойдя к суккубе.
  
  Та закончила чертить фигуру на полу. Отряхнув руки, встала на одном конце круга, а Рьярти на другом. Начитывая заклинания, маг и демоница засветились алым светом, вместе с этим в круге усиливалось свечение, пока в нем не начали проступать контуры тела. Разглядеть, что это такое, Мено не успел, потому что в этот момент его ослепила вспышка. Проморгавшись, Мено еще раз посмотрел в зал. Теперь над фигурой парила девушка; у нее была серая кожа и щупальца, находящиеся в постоянном движении, сидела же девушка на черном шаре, парящем над полом.
  
  Осмотревшись, существо заметило Бенуа, улыбнувшись ему, она взяла мужчину одним из щупалец, подтянула к себе. Поцеловала. Дальше Мено не стал смотреть. Отвернувшись, выбрался из кустов. Нужно бежать, забрать все вещи и бежать из города. Мамоно в Растибоне. Но для начала нужно предупредить стражу, а потом уже уходить.
  
  Еще раз посмотрев в зал, Мено замер. Прямо на него смотрела девушка на шаре, она удивленно изучала его. Улыбнувшись, она опустила Бенуа на пол, взмахнула рукой. Нахмурилась. Еще раз взмахнула рукой. Удивленно переведя взгляд с Мено на свою руку, существо потрясла ее в воздухе, словно она сломалась. Закусив губу, существо сложила руки в форме молитвы, впитала Бенуа в свой шар, и в этот момент Мено увидел, как из существа пошла полупрозрачная волна, быстро прошла сквозь Мено, не причинив никого вреда. Он даже дискомфорта не почувствовал.
  
  Пораженно уставившись на мужчину, существо раскрыло рот от удивления. Неверие читалось в ее глазах. Словно кто-то сейчас взял и перевернул весь ее мир. Подойдя к существу на шаре, суккуба что-то сказала. На это та лишь указала на Мено пальцем:
  
  - Мено.
  
  Резко развернувшись, мужчина шокировано смотрел, как к нему брела... Бьянка.
  
  - Мено, иди ко мне.
   Откинув Бьянку телекинезом, Мено создал силовую волну под ногами, поднял пыль, скрывающую его из виду, побежал. Быстро удаляясь от замка, он слышал, как его звала Бьянка. Не оглядываясь, он выбежал в город, скрылся в его закоулках. Он стремился домой, чтобы покинуть его навсегда.
  Глава 4
  
  
  
  Усевшись поудобнее на шаре, мать-тьма - как ее называют - посмотрела на ту, что ее призвала. Суккуба в этот момент выглядела уставшей, призыв сильно сказался на девушке, магическое действие истощило ее, руки не способны были даже держать кубок с целебным отваром.
  
  Переведя взгляд на новую сестру, постаралась оценить ее. Бьянка - так она назвалась - при мамонизации обратилась в лича. И сейчас сидела на кресле, подобрав ноги, с грустью смотрела в окно. Зная, что сейчас девушка чувствует, ее сердце наполнилось печалью. Избранник сестры сбежал от нее, отринув ее любовь и сейчас где-то прятался в городе.
  
  И все же, что это был за мужчина. Она совершенно точно не чувствовала его, он был как пустое место. Словно и не существовал. Но разве так бывает? Неужели существуют люди, у которых нет духовной энергии? Помассировав вески, Шамино закрыла глаза. Она была еще молодой и не опытной. Говорили ей старшие сестры; нужно больше читать, но молодая мамоно слишком горячая и нетерпеливая.
  
  Хотя, благодаря своему нетерпению, у нее появилась интересная задачка. Нужно лишь найти того высокого крепыша.
  
  Внезапно по позвоночнику Шамино пробежала приятная дрожь, девушка слегка выгнулась назад, зажмурилась от удовольствия. Бенуа продолжал сопротивляться ее чарам и вовсю старался выбраться. Что бы не говорили о нем, как о человеке - но магом он был могущественным, и сила воли не уступала его магической мощи.
  
  - Ничего, долго ты не сможешь упираться, любимый, - прошептала она, поглаживая шар. - Бьянка, ты в порядке?
  
  Подлетев, Шамино нависла над личем. На ее вопрос девушка перевела холодный взгляд на мать-тьму. Бьянка практически полностью изменилась, обратившись в холодное существо, чьи эмоции мог увидеть лишь ее муж:
  
  - Прямо сейчас я разрабатываю планы по возвращению Мено, госпожа, - холодно ответила она. - Он сейчас бродит где-то в городе... один... среди других мамоно.
  
  - Не волнуйся, всем уже сказали, что он занят, - постаралась успокоить девушку Шамино. - А жаль, такой мужчина на дороге не валяется... Кстати, как думаешь, почему демоническая энергия не подействовала на него?..
  
  - Не знаю, госпожа.
  
  - Ох, прости. Все забываю, что ты только час назад стала личем. И называй меня просто Шамино.
  
  - Как скажите.
  
  - Слушай, а чего мы сидим здесь. Пошли искать твоего любимого?
  
  - Но разве это не опасно? - с легким интересом спросила лич.
  
  Но на это Шамино лишь отмахнулась, сказав, что город уже их. Осталось только дожать последних, а потом можно будет уходить. Пожав плечами, Бьянка поднялась с кресла, отряхнула пыль с порванного платья. Направилась к выходу.
  
  Предупредив всех, что они уходят, Шамино полетела следом за своей новой подругой. Вот и началось новое приключение. Они идут по следу неуловимого, загадочного мужчины, на которого не действует одна из основополагающих энергий... это так возбуждает.
  
  ***
  
  
  
  Город изменился. По его старым улочкам бродили удивительные существа женского пола, они хватали мужчин и женщин, целовали их и шли дальше. Мужчины вместе с существами, а женщины после того, как их мутации завершались.
  
  Спрятавшись в темном переулке, Мено замер. Затаил дыхание, чтобы не привлечь внимание. Рядом сидела женщина-змея: 'Ламия' вспомнил, он знакомое слово. Существо сидело на вытащенном на улицу матрасе, свернувшись кольцами и расчесывало свои волосы, рядом с ней посапывал мужчина.
  
  Видимо, в какой-то момент парочке стало душно в доме, поэтому они выбрались во двор для продолжения банкета. Хотя стоит отдать должное: никакого разврата тут не было. Они, перед тем как начать, отгородились занавесками, а ламия даже помахала вокруг себя руками, словно была каким-то шаманом.
  
  Но то ли шаман она слабоватый, то ли дело в Мено, но он все равно видел их. Хотя проходящие антропоморфные существа и люди - нет.
  
  Он случайно вышел на них. В тот момент перелезал через забор, идя дворами. По улицам передвигаться было опасно. Конечно, он мог применив силу - вырубить существо и мужчину. Но Мено никогда не дрался. Он всегда ловко умудрялся избегать подобных ситуаций. И его габариты только способствовали этому. Смешно, но жуткий гигант, наводящий страх, не умеет драться.
  
  Устав ждать, Мено внушил существу не замечать его. Дернувшись, существо потерла вески, но все же отвернулось, взволновано оглядываясь. Быстро убрав внушение, Мено замер:
  
  - Что это только что было, - проговорила существо шепотом.
  
  Стоя неподвижно, Мено ждал. Почему-то внушение не сработало на существе. Нет, оно сработало и даже отвлекло внимание, но не так, как он привык. Решившись, мужчина тихо приблизился к ламии. Взяв по пути полено, он подошел вплотную к ней со спины.
  
  Что-то почувствовав, ламия резко развернулась: удивление и страх читались в ее глазах. Не думая, Мено ударил ее по голове. Удар был такой силы, что ламия отлетела вбок, ударилась о стену, из-за чего тарелки на другой стороне попадали, разбившись об пол. Съехав на землю, ламия тихо опустилась, хвост еще некоторое время дергался, как дождевой червяк, но сама ламия не подавала признаков жизни, и только алая кровь из рассечённой раны вытекала тонким ручейком.
  
  Открыв глаза, мужчина приподнялся: посмотрел с начала на ламию, потом на Мено сонными глазами. У него ушла всего секунда, чтобы понять, что произошло. Широко раскрыв глаза, он уже было приготовился закричать и броситься на великана, но вездесущее полено быстро успокоило его.
  
  Громко дыша носом, Мено выбросил полено в кусты. Его руки внезапно стали потными и скользкими, сердце стучало, как молот кузнеца, а желудок скручивался в три узла, готовясь выплеснуть содержимое.
  
  Он ударил их, причинил физическую боль. Возможно, даже убил. Кто он теперь? Убийца? Вытерев руки о траву, Мено выбрался из злополучного двора, побежал дальше, не забывая прятаться в тенях. Чем дальше он шел, тем больше ему встречалось антропоморфных существ.
  
  Выйдя на площадь, он окончательно убедился. Растибона пала! И пала не от вражеских солдат, его стены не брали штурмом, жители города не умирали в его узких улочках, и отчаяние со страхом не поселились в этом городе. Вдовы и матери не будут оплакивать погибших. Просто сегодня вечером мировоззрение жителей города - изменили.
  
  Невольно улыбнувшись иронии, постигшей город, Мено снова вернул себе серьезный настрой. Ему нужно было пересечь открытую площадь, не привлекая внимания. Его цель была городская ратуша, а точнее рыцарский гарнизон, располагающийся рядом с ней.
  
  Вот только как это сделать, при этом не убегая от антропоморфных существ? Снова драться он не хотел. Лица тех двоих до сих пор стоят перед глазами. Выдохнув и сглотнув слюну, Мено выпрямился, уверенной походкой пошел напрямик. Если его выводы верны, то существа не нападают на всех подряд, они как-то определяют, кого целовали, а кого нет.
  
  Подавив дрожь, Мено сжал челюсть. Чем дальше он шел, тем больше ему все это напоминало то, из-за чего он оказался в этом мире. Чувствуя, как внутри закипает гнев, он сжал кулаки, заставил себя успокоиться.
  
  Приближался к парочке существ, о чем-то в этот момент судачащих. Кажется, это были гарпия и циклоп. Мамоно, заметив Мено, уже было приподнялись, но замерли, с непониманием смотря на мужчину. Мало того, что он не убегал, а шел как ни в чем не бывало прямо перед ними, так они еще и не чувствовали его.
  
  Озадачено переглянувшись, а циклопиха так еще и почесала затылок. Они немигающими взглядами следили за Мено. Тот уже подошел к ним вплотную и прошел, не забыв при этом кивнуть в знак приветствия. Пошел дальше:
  
  - Что это было, Хини? - обратилась циклопиха к подруге.
  
  - Нуу, я думаю, у него уже есть жена, - неуверенно проговорила Хини. - И он инкуб, иначе бы не ходил прямо перед нами.
  
  - А почему мы не чувствовали его?
  
  - Нуу, я... потому что он инкуб.
  
  - Но ведь духовную энергию инкубов мы можем чувствовать.
  
  - Нуу... слушай, чего ты пристала ко мне со своими глупыми вопросами?!
  
  - Не кричи на меня, курица!
  
  - Да ты на себя посмотри. Если я курица, то ты кобыла!
  
  - Что ты только что сказала, Хини? - цокая копытами, спросила женщина-кентавр, подходя в этот момент к двум подругам.
  
  'Женщины'.
  
  ***
  
  
  
  Выглянув за угол, Мено присмотрелся к зданию, где располагался штаб квартира рыцарей ордена. Было тихо, в окнах не горел свет. Выглядело так, словно обитатели массивной крепости - просто покинули ее.
  
  Сглотнув, Мено вышел из переулка. Уверенно подошел к дубовым воротам. Он уже понял, легче идти открыто, ни от кого не скрываясь. Так будет быстрее всего. Ему повезло, психологически мамоно изменились не настолько радикально, чтобы их разум сильно отличался от человеческого мышления. Поэтому, когда мамоно или инкубы видят его - они видят аномалию - которую в силу малых знаний, а то и безграмотности, не могут объяснить. А раз ты чего-то не понимаешь, но у тебя есть опыт общения со сверхъестественным: здоровый мужик уверенно куда-то идет, даже не прячась, рядом с ним нет его жены, но при этом он до сих пор не пускает слюни на твои выпуклости. Значит, так и должно быть. Поэтому не мешай ему - пусть идет своей дорогой.
  
  Постучав в массивные двери, Мено замер, прислушался. Тишина. Но не могли же рыцари уйти - оставив без защиты город? Еще раз постучав, он снова прислушался. Нет ответа. Уже было собрался позвать кого-нибудь. Но вспомнил, что если не ответили на стук, то голос не поможет. Да и шум только навредит.
  
  Решившись проверить, что внутри, Мено открыл двери телекинезом. Внутри было темно и душно. Чувствовался запах рвоты и нечистот. Он был настолько мощным - что даже глаза заслезились. Переборов отвращение, Мено переступил порог. Глаза с трудом вглядывались во тьму, вылавливая очертания мебели. Щурясь, он шел дальше, смотря, куда наступает. Запах усиливался. Наступив на что-то мягкое, мужчина посмотрел вниз.
  
  Это было тело какого-то служки, возможно, оруженосца. Тело лежало на полу лицом вниз, левая рука была под грудью, правая перед смертью скребла каменный пол. Присмотревшись, Мено заметил, что ногти на руке были содраны. Перевернув тело, мужчина увидел парнишку лет шестнадцати-семнадцати. У него были нежные женственные очертания лица, вьющиеся короткие волосы выглядывали из шапочки с пером, которые так любят носить барды.
  
  Приглядевшись еще внимательнее, Мено понял, что это не парень, а девушка, которая ходила в мужских нарядах. Ее глаза были выпучены, кожа имела пунцово-желтоватый оттенок, на рту остывала рвота с пеной.
  
  Теперь понятно, почему рыцари ордена не вышли на защиту города. Их отравили. Но как? Вода или пища? Вероятно и то, и другое. Но разве мамоно убивают людей? Мено слышал об этих существах и даже читал про них и в многих книгах и историях рассказывали, что антропоморфные существа стремятся захватить людей живыми. Видимо, он ошибался, и даже мамоно не чуждо убивать.
  
  Решив, что больше ничего здесь не найдет, Мено уже собрался уходить, как его посетила идея. Прямо сейчас он находится в крепости ордена богини. В которой проживали люди - способные противостоять демонической энергии. Здесь можно узнать много чего полезного. Одна библиотека - чего стоит.
  
  Конечно, он не собирался идти в библиотеку и читать. Но зато он может пойти в личные покои главы местного отделения. В его кабинете он точно сможет найти что-нибудь ценное.
  
  Поколебавшись, мужчина все же зажег огонь на расстоянии от себя. Он не любил использовать пирокинез - эта способность всегда привлекала лишнее внимание к Мено. Но здесь было так темно - что глаз выколи.
  
  Найдя лестницу, он поднялся на второй этаж. Там он обнаружил лишь комнаты рыцарей, в многих из них лежали тела. В конце этажа обнаружил общий зал, где и нашли свой конец обитатели крепости. Здесь запах был самым сильным. Вонь была такой, что волосы стояли дыбом. Тела валялись как попало, кто-то лежал на столе, другие под столом. Были те, кто, не добежав до выхода, скорчились на полу. Еда была разбросана, в кубках пахло вино. Люди погибли относительно недавно. Максимум три часа назад.
  
  Пересилив себя, Мено подошел к маленькому столу, за которым должны были сидеть высшие офицеры. Главу отделения он нашел в центре стола. Он был мертв, как и все остальные.
  
  Облокотившись о спинку трона, мужчина задрал вверх голову, уставился пустыми глазами в потолок. Это был человек средних лет, имел длинные волосы, завязанные в хвост. Он был облачен в дуплет из дорогой ткани. Меч висел на спинке стула. Порывшись в карманах мужчины, Мено обнаружил связку ключей. Забрав их, быстро покинул этот склеп.
  
  Покои главы были на последнем этаже. Вставив ключ в замочную скважину, Мено замер. Чуткий слух услышал, как позади скрипнула дверь. Делая вид, что возится с замком, Мено ждал. Тихие шаги приближались к нему, и вот, когда неизвестный был уже вплотную, Мено обездвижил его телекинезом.
  
  Обернувшись, мужчина сделал шаг назад. Испарина покрыло лоб, а руки снова стали мокрыми. Первое, что он увидел - это лезвие секиры в нескольких дюймах от своей головы. Сглотнув, Мено перевел взгляд на хозяина оружия. Им оказалась девушка лет восемнадцати, одетая в мужскую одежду. Кого-то она ему напоминала. В этот момент девушка что-то мычала, пытаясь сдвинуться. В ее глазах читался страх и решимость идти до конца:
  
  - Успокойтесь, я не причиню вам вреда, - как можно дружелюбнее произнес Мено. - Если вы обещаете не нападать на меня, я вас отпущу. Моргните два раза, если поняли?
  
  Получив ответ, Мено перестал держать девушку. Упав на пол, она уронила секиру и та, нарушая тишину этого места, отскочила от пола. Затравленно смотря на Мено снизу-верх, девушка не пыталась подняться, словно ожидая приказа.
  
  Пожав плечами, Мено развернулся, вошел в покои главы, осмотрелся. Здесь было темно и прохладно благодаря открытому окну:
  
  - Здесь ничего нет, - робко сказала девушка. - Те, кто все это сделал - побывали здесь.
  
  Кивнув, что понял, Мено еще раз огляделся. Сжав губы, вышел из покоев. Конечно, он мог остаться и поискать тайники, но вряд ли нашел бы. Если уж тот, кто все это устроил, не смог обнаружить их, то ему и вовсе ничего не светит.
  
  Спустившись по лестнице, он услышал за собой шаги. Девушка шла за ним хвостиком, и ему это не нравилось. Было бы лучше, если бы она пошла своей дорогой, нежели ходила за ним. Но он не прогнал ее. Лишь зафиксировав тот факт, что она все равно пойдет за ним. Психология.
  
  Остановившись около первого тела, обнаруженного Мено, девушка упала на колени, закрыла рот ладошками. Слезы бесшумно потекли из глаз. Убирая челку волос со лба умершей, девушка опустила ей веки, прошептав последние слова мертвой. И только сейчас Мено вспомнил, кого она ему напоминала. Мертвая и эта девушка были похожи. Они были близнецы. Но только почему умершая выглядит моложе второй?
  
  Пожав плечами, мужчина вышел из крепости. Его черствое сердце совсем не жалело девушку. А разум заметил, что было бы лучше, если бы она осталась оплакивать родню или побежала мстить... Но, к сожалению, девушка оказалась умнее. Она где-то нашла кирасу, надела ее на себя и, опоясавшись шпагой - последовала за Мено. И снова он не прогнал ее.
  
  Они шли молча, держась темных переулков. Пока не вышли к дому Мено. Войдя внутрь, первое, что сделал хозяин, это приказал девушки взять все съестное. Если уж она ходит за ним, то пусть приносит пользу. А он в это время спустился вниз. Войдя в тайник, забрал все ценное: деньги и украшения. После достал ящик и, упаковав его специальным образом, закрепил на спине. Поднявшись на второй этаж и переодевшись в дорожную одежду, он спустился к девушке:
  
  - Как вас зовут?
  
  - ... Касия фон Эльдо, - упавшим голосом ответила девушка.
  
  - Мено, просто Мено, - 'вельможа'.
  
  Выйдя на улицу, Касия внезапно отлетела обратно в дом. А Мено схватили щупальца. Все произошло так быстро, что он не успел понять, что происходит:
  
  - Так вот ты какой, Мено? - сладким голосом проговорила девушка на шаре. - Бьянка, повезло тебе.
  
  И не дав что-либо сделать мужчине, засосала его в свой шар.
  
  Мено парил в невесомости и одновременно плыл под водой. Вода сжимала его со всех сторон, не давая двинуться, а голос в голове шептал отдаться течению: не нужно сопротивляться, убегать. Все будет в порядке.
  
  Чувствуя, как ярость разгорается в разуме, он вспомнил, что уже слышал подобные слова. Точно так же говорили зараженные на научной станции. Точно так же говорила его мама, когда гналась за ним. Впервые в жизни Мено потерял над собой контроль. Красная пелена затмила его взор, и желание убить того, кто посягнул на его разум, преобладало над остальными мыслями.
  
  Закричав не своим голосом, Мено создал мощный пси-взрыв, разорвал изнутри шар - в котором был заперт. Услышав женский вопль боли, Мено упал на землю, рядом с ним упал стонущий человек.
  
  Немного успокоившись, Мено схватил мужчину, который дрожащей рукой пытался бросить огненный шар в существо на шаре, побежал прочь. Оглянувшись, заметил, как из кустов выбирается... Бьянка. Услышав справа шаги, он перевел взгляд, Касия бежала за ним, стараясь не отставать. Не задумываясь, он схватил Касию положил на плечо, отчего та даже визгнула. Быстро выбежав за ворота города.
   Мено покидал Растибону. Лишь один раз он обернулся, посмотрел на город, освещенным восходящим солнцем. Сжав челюсть, Мено ускорился. Его жизнь в Растибоне закончилась. Теперь начинается новая глава в его жизни, и какая она будет, зависит только от него.
  Глава 5
  
  
  
  Мено бежал. Ветер бил в лицо, волосы трепались, глаза слезились. Впервые в жизни мужчина, не сдерживаясь и не скрываясь, использовал свою физическую силу. Он и сам был удивлен той скорости, что развивал. Ноги быстро поглощали расстояние. Чувствуя эйфорию, Мено сглотнул слюну. Сейчас он словно снял с себя цепь и вышел на улицу из затхлого помещения подышать свежим воздухом.
  
  - Остановись! - пытаясь освободиться, крикнул мужчина.
  
  Дернувшись, Мено вспомнил, что не один. Замедлившись, он замер около развилки с дорожным указателем. Тяжело дыша не столько от усталости, сколько от адреналина, бьющего в мозг. Поставив на ноги все еще шатающегося мужчину и дрожащую Касию, Мено сделал два шага назад. Сглотнув, он только сейчас узнал мужчину. Это был Бенуа собственной персоной.
  
  В этот момент он растеряно осматривался, стараясь понять, где находится, потирая при этом голову. Сухо сплюнув, маг повернулся к Мено:
  
  - Я должен вас поблагодарить, господин, Вы спасли мне жизнь, - голос Бенуа был сухим и жестким, словно его мучила жажда. - Эта тварь пыталась переделать меня в мерзкого инкуба, и если бы не Вы...
  
  Снова сплюнув, Бенуа пожал опешившему Мено руку.
  
  - С-спасибо, - выдавил из себя Мено.
  
  - Простите, господин, - обратилась Касия после поклона. - Я Касия фон Эльдо из рода Эльдов, - достав шпагу, девушка стала на колено, протягивая оружие в вытянутых руках. - Мой орден не справился с возложенной на нас задачей, мы не удержали город... п-прошу отправьте меня на божественный суд.
  
  - Не неси чушь, девочка.
  
  - Но...
  
  - Не перебивай старшего, - небрежно махнул рукой Бенуа. - С Растибоной все в порядке...
  
  - Но... - как заведенная повторила Касия.
  
  - Я сказал, не перебивай меня, - нахмурившись, Бенуа посмотрел на Мено, о чем-то думая. - Растибона огромный город, в нем проживают тысячи жителей, многие консульства находятся внутри стен: гномов, эльфов и других народов, я и не вспоминаю про торговые гильдии. Чтобы захватить подобный город, нужно что-то посерьезнее, чем какая-то там мать-тьма с парой десятков мамон.
  
  Закончив объяснять, Бенуа вытянулся, так что Мено услышал, как хрустнули кости у мага. Еще раз сплюнув тягучую слюну, Бенуа произнес несколько предложений скороговоркой на неизвестном языке, очертил рукой круг над своей грудью. Закончив чертить, он снова быстро проговорил слова, после чего из его руки вылетел маленький шарик, источающий зелено-синий свет. Повиснув над головой мага, тот несколько минуту вертелся по кругу, потом замерев взорвался яркой и бесшумной вспышкой, поглотив Бенуа.
  
  - Магия?
  
  - Да.
  
  Сглотнув, Мено сжал кулаки. К своему удивлению, он произнес этот вопрос вслух и не заметил этого.
  
  После того как заклинание потухло, и Мено проморгался. Он увидел, что Бенуа изменился, болезненное выражение лица исчезло, осанка выправилась, а во взгляде снова читалась властность.
  
  - Как вас зовут?
  
  - Мено.
  
  - ...Спасибо вам, Мено, если бы не вы... - на этом маг снова осёкся, его глаза сузились, на щеках заиграли желваки, словно он переживал недавние события. Но тут его взгляд сфокусировался на Мено. - Впрочем, нет смысла играть в игру 'а что, если'.
  
  Развернувшись к нему спиной, Бенуа поднял руки вверх. Создав между ладоней шар фиолетового цвета, он метнул его. Пролетев несколько метров, шар повис в воздухе, после под ним сформировались незнакомые иероглифы, образовавшиеся в серую воронку:
  
  - Пойдемте, нужно вернуться в город, - не спрашивая их мнения, Бенуа пропустил вперед Касию, дождался, пока пройдет Мено, и после сам вошел в портал.
  
  ***
  
  
  
  Бенуа перенес их во дворец правителя, прямо в разрушенный бальный зал, где недавно танцевали счастливые пары. На колонах все еще весели яркие ленты, сейчас больше напоминающие мертвых змей. Над гниющей едой роились тучки мух, издавая неприятное жужжание. На полу валялись осколки битого стекла, которые хрустели каждый раз, когда кто-то наступал на них.
  
  Закрыв ладошками рот, Касия отвернулась. Запах в помещении сшибал с ног. Словно людей накрыло одеяло непередаваемой вони - забиваясь в нос и рот, оставляя тяжелое ощущение на языке. Было такое чувство, что в этой комнате устроили сауну и сложили сюда кучу мертвых тел на несколько недель.
  
  Те, кто погиб во время нападения, разбухшими кучами лежали, издавая миазмы исходящих газов. Их кожа покрылась гнилостным зелено-пурпурным цветом, глаза вытекли из орбит. Время от времени тела вздрагивали, шевеля конечностями, словно прибывали в агонии и пытались уползти.
  
  - Пойдемте, - сквозь зубы произнес Бенуа.
  
  Они медленно шли через зал, стараясь ни на что не наступать. Обходя растекшиеся внутренности, Мено говорил себе не опускать взгляд, идя вперед, он все время смотрел на стену, словно под ним была огромная пропасть, а он сам стоял на канате.
  
  Внезапно под ним что-то хлюпнуло. Робко посмотрев под ноги, он сжал со всей силой челюсть, так что заболели десна. Его нога наступила на голову мужчины - кажется, его коллеги - и она лопнула, как перезревший плод.
  
  Заметив, на чем стоит Мено, Касия, не выдержав, опорожнила желудок. Слезы тонкими линиями омыли ее щеки. Упав на колени, девушка задрожала, всхлипывая, бормотала молитву богини. У Касии началась истерика.
  
  Обернувшись, Бенуа поднял Касию как котенка, встряхнул ее и дал пощечину. Звук удара эхом разнесся в тихом зале. Только после этого девушка смогла сфокусировать взгляд. Держа руку за красную щеку, девушка благодарно кивнула магу, а тот, приобняв ее за плечи, пошел дальше, ведя за собой девушку.
  
  Дойдя наконец до выхода, Бенуа открыл массивные дубовую дверь. Вышел с Касией на улицу.
  
  Свежий воздух был словно живительным лекарством. Прислонившись к каменной стене, Мено переводил дыхание, разница между залом и улицей была столь разительна, что нельзя было передать те ощущения радости, которые настигли Мено, когда он выбрался из того ада.
  
  - Последствия воздействия демонической энергии, - словно пытаясь успокоиться, процедил Бенуа. Его глаза слезились из-за вони, а кулаки были сжаты, так что побелели костяшки пальцев. - Если энергия демонов действует в кратковременный промежуток времени, а после пропадает, то все, с чем она контактировала, начинает гнить и разлагаться. Нам повезло, распространители этой заразы были слабыми. Будь на месте их кто-то сильнее...
  
  Он не договорил, отвернувшись от входа в бальный зал, Бенуа посмотрел на звезды:
  
  - Я думал, демоническая энергия лишь преобразовывает в себе подобных.
  
  - А чем тебе то, что там происходит, не преобразование, Мено. Не верь всему, что пишут в книгах, - ухмыльнулся Бенуа. - Мир куда сложнее, чем кажется на первый взгляд.
  
  Вздохнув, Бенуа посмотрел на плачущую Касию, девушка сидела на скамейки и тихо всхлипывала, закрыв лицо ладонями.
  
  - Пойдем, Мено, у нас есть работа.
  
  ***
  
  
  
  Минуло три дня с момента нападения. На протяжение всего этого времени Мено был во дворце Бенуа. Ему выделили комнату - где он прибывал целыми днями. По приказу Бенуа, Мено было запрещено покидать пределы замка. Все слуги, с которыми он контактировал, хранили молчание. Они приносили еду, убирали ночной горшок, и все это делали в тишине. На его расспросы они отвечали, что им не велено с ним разговаривать, и что лорд Бенуа сам ответит на его вопросы.
  
  Библиотека лорда была единственной его отдушиной. В ней он проводил до глубокой ночи. Мено не хотел находиться в выделенной комнате, она была холодной и мрачной. В ней ему снились кошмары: в тех снах он бежал по коридорам станции, а за ним ползли мёртвые черви, от которых исходила ужасная вонь. Мено точно не помнил весь сон, все, что сохранялось в его разуме - это бесконечный коридор и звук хлюпающих тел.
  
  Касию он, к своему облегчению, больше не видел. Она находилась в другом крыле. Бенуа был занят делами города.
  
  Так он и проводил дни в одиночестве, пока не появился Бенуа.
  
  Когда лорд вошел в комнату Мено, тот сидел у окна и читал книгу 'государства Мамоно и их взаимодействия с другими народами'. За эти три дня Бенуа словно помолодел. Полностью погрузившись в работу, он неустанно исправлял ущерб, нанесенный предателями и мамоно: очищение от демонической энергии город, помощь зараженным людям и зверям, усиление магических барьеров. Поиск резидентов и шпионов - внедренных Рьярти, а также попытка понять, к чему стремился предатель, затеяв все это.
  
  По тем крохам информации, что смог наскрести Мено, он знал, Бенуа в тупике. Не было никаких зацепок. Словно маг-предатель решил все это устроить от скуки. Была только одна ниточка - это остаточный след портала, через который прошел Рьярти. Проведя ритуал, Бенуа смог восстановить мост, который привел его в пустыню, где не было ничего, кроме бескрайних барханов.
  
  Оглядевшись, Бенуа кивнув своим мыслям, вошел внутрь, за ним прошла Касия. Девушка выглядела ужасно. Платье было мятым и висело на ней, как на манекене. Волосы не расчесаны и местами выпирали, глаза красные то ли от недосыпа, то ли от слез, а под ними словно туш актера чернели круги. Глядя на девушку, Мено невольно вспомнил то, как она сидела на коленях около своей сестры, но ничего не почувствовал. Ему было плевать. Странно. Раньше подобной черствости он за собой не замечал.
  
  Отложив книгу, Мено встал и поклонился, как того требует этикет. В этот момент он представил, как это выглядит со стороны: огромный мужчина почтительно склоняется перед приземистым человеком. Улыбнувшись под шарфом, он выпрямился, возвышаясь над гостями, словно титан из древних мифов его родины.
  
  Кивнув Мено, Бенуа подошел к столу, на котором расположились хрустальные графины с вином, налив себе, он предложил выпить Касии и Мено. Мено отказался - он вообще не пил - его организм быстро расщеплял вино и любой другой напиток и также быстро уничтожал вредные компоненты, не давая Мено опьянеть - а вот Касия с радостью протянула руку. И в тот момент, когда девушка рассеяно взяла бокал, Мено заметил, что у нее сгрызены ногти.
  Дождавшись, когда все усядутся, Бенуа заговорил:
  
  - Думаю, пришло время нам решить, что делать дальше, - сказал он. - Скоро сюда прибудут инквизиторы, чья задача заключается в том, чтобы понять, что здесь произошло.
  
  Замолчав, он посмотрел на Касию и Мено, ожидая вопросов. Великан молчал, а по его скрытому лицу нельзя было определить, о чем он думает, когда как Касия была погружена в себя, мыслями находясь далеко. На мгновение у Бенуа закрались сомнения; правильно ли он поступает, разговаривая с этими людьми. Может, лучше избавиться от них.
  
  Нет! Покачал он головой, эти люди ему полезны. Девушка видная аристократка, чья семья имеет влияние в столице, а мужчина явно владеет не пробуждёнными магическими способностями. И если Бенуа не ошибся в своих суждениях, то из великана можно будет сделать ведьмака. Нужно лишь натренировать и привязать к себе и тогда в складках плаща лорда Бенуа появится кинжал способный убивать всех, кто перешел ему дорогу.
  
  - Мы с вами должны решить, что им сказать. Инквизиторы уже давно заглядывались на Растибону. Слишком близко она стоит у границы. А тут такой подарок для них: нападение мамоно. Думаю, не нужно говорить, что будет если они смогут удачно обвинить нас в пособничестве?
  
  - Пособничество? - робко сказала Касия, впервые посмотрев на Бенуа. Сейчас она словно возвращалась в свое тело после долгого путешествия.
  
  - Да, леди Касия, - чуть улыбнувшись, сказал Бенуа. - Как Вы знаете, наша страна управляется великими магами, которые давным-давно смогли найти защиту от демонической энергии. Эти 'заклятия' не дают людям и животным измениться. Они словно скалы защищают от приливной волны, - довольный тем, что смог привлечь внимание девушки, Бенуа бросил взгляд на Мено. Тот был неподвижен словно статуя, и лишь глаза следили за ним. - А теперь представьте реакцию совета магов, когда они узнали, что группа 'вторженцев' проникла в один из городов, в котором установлены все обереги, и чуть не похитила из дворца лорда-правителя. Так мало того - во время нападения было уничтожено отделение ордена, кроме одного аколита.
  
  На этом предложении Касия дернулась, словно ей дали пощечину, губы сжались в узкую полоску, а ногти впились в ладони. Повернув голову, так чтобы он смог видеть Бенуа и Касию, Мено с интересом наблюдал, что будет дальше:
  
  - Но мы же спасли вас, лорд Бенуа. Мы... мы не предатели! Они... они... не могут меня судить за то, что я выжила, - тяжело дыша ртом, девушка вытерла тыльной стороной ладони пот. Посмотрев на свою руку, она сглотнула, а после выпила залпом остаток вина.
  
  - Я ни в чем вас не обвиняю, леди Касия, - подняв руки в примирительном жесте, произнес Бенуа. - Но и Вы должны понять инквизиторов. Их работа заключается в том, чтобы отсеивать ложь от правды. Они придут сюда не для того, чтобы обелять невинных, а для того, чтобы найти виновных, а это все же разные вещи.
  
  - Что вы задумали? - спросил Мено после длительного молчания.
  
  Подойдя к окну, Бенуа посмотрел на город, словно окаменев, он наблюдал, как солнце согревает каменные улицы Растибоны. Город быстро вернулся в привычное русло. Корабли все так же пришвартовывались в порту и отплывали в море. Торговцы продавали свой товар и покупали у фермеров еду. Авантюристы всех мастей каждый день приходили и покидали город.
  
  Растибона жил привычной жизнью. Где-то в тихих переулках воры и убийцы планировали свои темные дела, а за ними по пятам шли стражи - одни честные, верящие в силу закона, а другие, идущие по зову алчности и звона монет.
  
  В тавернах люди и нелюди слушали удивительные истории, гадая, где правда, а где ложь. На рынках торговцы зазывали покупателей, дети шли в школы, готовясь не уснуть на скучных уроках, одновременно с этим те счастливчики, в ком обнаружили магический потенциал, бежали к своим наставникам, предвкушая заучить новые заклинания, которые конечно же превратят их в могущественных волшебников из сказок.
  
  Растибона жил своей жизнью. С каждым днем он становился сильнее и внушительней. Его богатства, авторитет и влияние росли. Новые общины нечеловеческих народов выказывали желания построить свои районы в городе - что должно принести еще больше богатства. Послы неустанно приходили к дворцу Бенуа с верительными грамотами. Даже несколько мамон прибыло к его трону с заверениями, что их королевства не причастны к нападению.
  
  Богатства, сила, магия и тайны с интригами: все это можно было найти на узких улочках Растибоны. Этот город словно вытащили из сказки в реальный мир. И именно такой город принадлежал ему, лорду-правителю Бенуа. Ему, магу, в чьих руках была реальная сила.
  
  Обыватели не знают, но Эстармона, страна магов, в котором жил Бенуа. Вовсе не была единой. Каждый город был государством в государстве. Маги очень ревниво относятся к своим территориям. Понимая, что единства у магов никогда не будет, а защищаться от врагов как-то надо - был создан сенат, в котором состояли лорды-правители. Именно в сенате принимались решения государственной важности. В столице, внутри Капитолия, маги и магини собирались, чтобы решить, как страна должна жить дальше.
  
  Эстармона, Страна, где правят не вельможи во главе с жадными и глупыми королями, а умнейшие и сильнейшие маги, посвятившие себя пути разума. И одним из них был Бенуа, а теперь у него хотят отнять труды его жизни, его Растибону. Но он не сдастся, он защитит свой город из сказки во что бы то ни стало.
  
  Сжав кулак, Бенуа бесшумно выдохнул, заставил себя разжать кулак. Обернувшись, чуть не вздрогнул. Мено стоял прямо рядом с ним, смотря вдаль. Опустив взгляд вниз, великан пристально осмотрел Бенуа. Придя к каким-то выводам, он отошел, пропуская мага.
  
  Сглотнув, Бенуа сел в свое кресло. Мено остался у окна, и маг не мог видеть, что он делает:
  
  - Я предлагаю составить легенду, которой мы будем придерживаться, - заговорил Бенуа. - Нужно, чтобы наши слова совпадали друг с другом и расходились в незначительных деталях для большей достоверности.
  
  - Но мы же ни в чем не виноваты, - ссутулившись, произнесла Касия.
  
  Сейчас она словно уменьшилась в размерах. Бледная и уставшая, девушка блуждала взглядом по комнате, стараясь не смотреть на мужчин. Чувствуя себя слабой и жалкой, Касия желала вернуться в свою комнату и больше никогда оттуда не выходить.
  
  - Инквизиторы этого не знают, и чтобы они поверили нам. Мы должны следовать моему плану.
  
  Обернувшись, Бенуа посмотрел на Мено. Гигант молчаливой тенью нависал над окном. Подпирая стену со скрещенными на груди руками, он наблюдал за Бенуа. Встретившись взглядом с магом, Мено медленно кивнул:
  
  - А что Вы, леди Касия?
  
  Громко сглотнув, девушка снова посмотрела на свои руки, но увидела тело своей сестры.
  
  Если бы Касия не совершила бы ту ошибку, если бы она не сделала больно сестре, то Тамара была бы жива и сидела бы вместе с ней. Она, Касия, виновна в гибели сестры, и теперь ее дух будет преследовать ее всю жизнь и не важно, что про нападение и яд девушка не знала. Вина все равно лежала на душе Касии:
  
  - Я... я... я сделаю все, что от меня зависит.
  
  - Чудно, - улыбнулся Бенуа. Все идет, как он и задумал, осталось только навести лоск.
  
  ***
  
  
  
  Они прибыли через четыре дня после того разговора. Была пасмурная погода. Тучи тяжелыми тушами нависали над городом, покрапывал дождь. Морской ветер голодным зверем блуждал по улицам Растибоны. Словно ощущая, что что-то не так, часть жителей города закрывались в своих домах, а та, что более смелая, выходила на улицу, смотря в сторону городских ворот, ожидая неизвестного.
  
  Переминаясь с ноги на ногу, стражи нервно стояли на постах, время от времени бросая взгляды на группу людей, расположившихся у массивных ворот Растибоны, которые сейчас были распахнуты. Процессию возглавлял сам лорд Бенуа. Он был одет в парадный шелковый сюртук и подбитые штаны, заправленные в сапоги синего цвета. По его правое плечо стоял в своей кирасе командир стражи, а по левую первый министр. Мужчины нервничали, бросая взгляды на ворота, они тихо обсуждали что-то.
  
  Дальше были вельможи и видные жители города. Собравшись кучкой, они как пингвины на далеком юге защищались от холодного ветра. Перешептывались, гадая, что принесет этот день. Отдельно от них стоял Мено, а за ним, казалось, спряталась Касия. Гигант был одет в свой костюм, взятый из дома, а девушка вынуждена была надеть одежду ордена. Но так как вся ее одежда пропала или была испорчена, то ей пришлось взять одежду ее сестры, из-за чего девушки была некомфортно.
  
  Яркая вспышка и треск ознаменовали их приход. Портал открылся там, где и было оговорено. Из образовавшейся воронки вышли воины в длинных плащах и широкополых шляпах. На поясах в кобурах у них покоились пистолеты, а в ножнах мечи.
  
  - Охотники, - пошли взволнованные шепотки среди зрителей.
  
  Охотники, те, кто приходит судить и карать. Их задача заключалась в уничтожении угроз для страны. Подчинённые исключительно верховным магам, они были как защитой, так и надсмотрщиками для инквизиторов.
  
  Одновременно с этим эти мужчины и женщины либо в одиночку, либо изредка, объединяясь в группы себе подобных, блуждали по Эстармоне и другим странам, готовые выполнить любое задание, порученное им. Мечом, пистолетом, ядом, шантажом или магией, не важно чем, они всегда добивались поставленной задачи.
  
  Вслед за охотника на конях выехало пять закутанных в плащи всадника. И в этот момент шепотки исчезли. На площади у врат повисла гнетущая тишина. И лишь цокот копыт по каменной брусчатке нарушали тишину.
  
  Подъехав к Бенуа, центральный всадник спешился, сняв капюшон. Мено увидел, что это был старик с короткой бородой. У него были уставшие глаза и обвисшие веки, а левую щеку покрывал ужасный шрам, словно когда-то давно на него брызнули кислоту.
  
  Остановившись, инквизитор поклонился лорду-правителю:
  
  - Приветствую Вас, господин Бенуа, - трескучим голосом сказал Инквизитор.
  
  И снова Мено услышал шепотки, но в этот раз едва слышимые: 'Он назвал его господином, а не лордом' словно испуганная птичка пронеслась над ухом Мено со стороны стайки вельмож последнее предложение.
  
  - Приветствую вас, господин Горадор, - не подав виду, сделал легкий поклон Бенуа.
  
  - Думаю, вы знаете, зачем мы прибыли в ваш город, лорд Бенуа?
  
  - Меня оповестили о причине.
  
  - Я рад, - поглаживая челюсть, сказал Горадор, смотря в этот момент на собравшихся.
  
  Остановившись взглядом на Мено, он осмотрел того сверху вниз, после перевел взгляд умных глаз на Касию, та, словно получив стрелу в грудь, дернулась, сделала глубокий поклон. Слишком глубокий, только ради того, чтобы не видеть его взгляда.
  
  - Мы приготовили для вас помещения, чтобы вам было легче работать, - поперхнувшись, сказал первый министр, стараясь не обращать внимания на пот покрывший его тело. - Если нам будет дозволено, то мы бы... - продолжил было министр, но был прерван взмахом руки.
  
  - Нам не нужны хоромы дворца, господин. Мы простые люди и привыкли к обычным жилищам. Теплая кровать да добрая похлебка, все, что нужно, для отдыха слугам Эстармоны.
  
  - Тогда давайте я покажу вам город, - кивнув, сказал Бенуа.
  
  - Для меня будет честь, лорд Бенуа, - еще раз поклонившись, Горадор повернулся к остальным всадникам. - Мона, ты остаёшься за главную! Проследи, чтобы наш отряд хорошо расположился. Устос, на тебе документы! Гаверли, допроси свидетелей! Малика, ты со мной.
  
  Отдав все приказы, Горадор снова повернулся к Бенуа, пошел за ним, слушая его, изредка кивая или вставляя комментарии на пояснения.
  
  Вслед за Бенуа и Горадором пришли в движение кучка вельмож и видных жителей города, за ними пошла стража и охотники. Мено было хотел пойти следом, но его остановил окрик. Один из всадников в этот момент спешился и шел к нему и Касии. Это был мощный мужчина с квадратной челюстью и широкими плечами. Под плащом была видна кольчуга, а за спиной мушкетон с длинной подзорной трубой, замещающей в этом мире оптический прицел.
  
  Приблизившись к Мено, инквизитор оценил размеры Великана, крякнув, он сплюнул вязкую тягучую слюну в лужу, заговорил:
  
  - Я инквизитор Гаверли, - тягучими, как и его слюна, растягивая слога, сказал он. - Пройдемте со мной. Мне нужно, чтобы вы ответили на несколько моих вопросов.
  
  И не дожидаясь ответа, развернулся и пошел в сторону дворца. Оглянувшись, Мено увидел, что его и Касию окружили охотники, отсекая пути побега, бесшумно шли за инквизитором, следя за конвоируемыми. В этот момент Мено почему-то показалось, что его ведут на эшафот. Сжав челюсть, великан пошел за Гаверли.
  
  ***
  
  
  
  - Итак, давайте еще раз, - потерев глаза, Гаверли сел на край стола, скрестил руки на груди. - Когда вы увидели, как мамоно на шаре впитала лорда Бенуа в шар, что делал Рьярти?
  
  - Он в этот момент целовался с суккубой.
  
  Взяв стакан, Мено отпил воды. Они расположились в кабинете одного из клерков. Гаверли было хотел провести допрос в тюрьме, но Мено напомнил ему, что не заключенный, да еще и гость правителя города. Со скрипом инквизитор привел его сюда, где они сидели уже второй час. Кто допрашивает Касию, и что стало с лордом, мужчина не знал. Все, что ему оставалось, это лишь надеяться, что план выгорит.
  
  - А откуда вы знаете, как выглядит Суккуба?
  
  - Я читал книжку, где были иллюстрации, - повел плечом Мено. - Кажется, книга называлась 'Пикатрос' ...
  
  - Пикатрикс, - поправил его Гаверли. - Похвально, что вы читаете подобную литературу.
  
  Мено лишь повел плечами на похвалу Гаверли. Он старался расслабиться и давать ответы непринужденно. Но нервозность никак не пропадала. А все из-за того, что Гаверли заставил его снять маску и плащ. И теперь Мено был словно голым. Открытое лицо вызывало у него дискомфорт, словно он оголил нерв и стал гиперчувствительным. Налив себе еще воды, Мено постарался утолить жажду.
  
  - Откуда вы, Мено? - внезапно спросил Гаверли. - У вас необычное имя и внешность. Из каких земель вы прибыли в Эстармон?
  
  - Из далека.
  
  - Конкретнее?
  
  - Название моей родины ничего вам не даст.
  
  Улыбнувшись на ответ Мено, Гаверли встал, прошелся по кабинету. Останавливаясь у картин, он бросал мимолетные взгляды на полотна.
  
  - Я увлекаюсь географией и знаю многие страны. Вполне возможно и про вашу читал, а то и бывал там.
  
  - В этом я сомневаюсь, - после некоторого молчания ответил Мено.
  
  В кабинете установилась гнетущая тишина. Прерываемая лишь стуком напольных часов, которые словно метроном отсчитывали оставшееся время:
  
  - Мамоно напали на наш город, - тихо заговорил после долгого молчания Гаверли, изучая картину на которой был изображен корабль во время шторма. - Они проникли внутрь обойдя защитные заклинания, уничтожили филиал ордена богини и напали на дворец правителя, - голос Гаверли был сухим и жестким. Каждое его слово словно гвоздь вбивался в мозг Мено. - Часть этих... тварей прогулялась в городе, похитив людей, изуродовав и обратив их. Другая группа настолько обнаглела, что призвала на эту чистую землю: зловонный, гниющий клубок мерзости под названием мать-тьма, - сплюнув, Гаверли посмотрел на Мено, и тот увидел не прикрытую ненависть в глазах мужчины, а за ней боль от старых воспоминаний. - И эти выродки смогли захватить могущественного мага. И, казалось бы, они победили, пока им дорогу не перешли вы, Мено.
  
  Заерзавшись на стуле, Мено посмотрел на охотника, сидящего у стены. Встретившись взглядом с темными глазами молчаливого охотника. Мено быстро отвел взгляд. Мужчине казалось, что охотник заглядывает ему в душу и читает его, как открытую книгу.
  
  - Как так получилось, что вы не стали инкубом? По вашим словам, - тут Гаверли сел за стол, надел очки и вчитался в документ. - Вы говорите, что леди Бьянка обратилась в мамоно, а если точнее лича...
  
  - Лича?
  
  - Да, лича, я уже встречался с этими тварями и знаю, как они выглядят. Да и зловоние чудовища еще не до конца выветрилось из этого места.
  
  - Но причем здесь это?
  
  - Мено, вы знаете, что мамоно однолюбы.
  
  - Э-э-э, к чему...
  
  Не успев договорить, Мено упал на пол из-за взорвавшейся двери, разбросав опилки по всему кабинету. Одновременно с этим охотник неподвижный до этого, как заведенная пружина подпрыгнув, достал пистолет, выстрелил в силуэт, стоящий на пороге.
  
  Ударившись о защитное поле, пуля упала на пол, оставив после себя круги на поле, как на воде, да запах горелого пороха. Мгновенная реакция и охотник отбрасывают пистолет, скороговоркой произносит заклинание, ударяет светящейся рукой по полу. Создает перед собой прозрачную зеленую стену.
  
  Переведя взгляд, Мено застыл. На его лбу появилась холодная испарина, а под ложечкой неприятно засосало. Гаверли в этот момент наставив на него пистолет, холодными глазами следил за Мено:
  
  - Только дернись и на твоем лбу появится дырка для третьего глаза.
  
  Кивнув, что понял, Мено перевел взгляд на охотника. Тот в этот момент создал в руке молнию, швырнул ее в силуэт. Достав меч на лезвии, которого светились холодным синим светом руны, побежал на противника. Отбив атаку, силуэт поднял руки, нараспев произнес заклинание, швырнул рой маленьких шариков в охотника. Ударившись, рой покрыл охотника с головы до ног. Но охотник лишь отступился. Защитное поле защитило его.
  
  Вот в игру вступил Гаверли. Встав и выставив руку вперед, он метнул в силуэт темно-красный шар. Грохот стоял такой, что у Мено заложили уши:
  
  - Чего ты ждешь, действуй! - крикнул силуэт и Мено узнал голос Бенуа.
  
  - Предатели! - впервые заговорил охотник.
  
  Достав нож, он метнул в Бенуа оружие и Мено уже было приготовился к повторению сцены, как и с пулей, но вместо этого лезвие ножа вошло в поле и застряло в нем. После чего от ножа пошел кислотный запах.
  
  - Мено, не стой столбом! Действуй!
  
  Не слыша ничего кроме стука сердца, Мено отполз к стене. Страх плотно схватил его желудок и не желал отпускать. Громко дыша ртом, у Мено слезились глаза от вони. Руки дрожали, а спина была мокрой от пота:
  
  - Где моя маска, - повторяя одно предложение следил Мено за битвой.
  
  За это время фасадная стена обвалилась, мебель горела. Дым наполнял кабинет, из-за чего дышать было сложно. Кашляя, Мено попытался встать, но тут же упал. Гаверли ударил его прикладом винтовки по затылку.
  
  Стоя на коленях, Мено смотрел на пол. В кабинете становилось жарко. Голова болела, на плече росло красное пятно. Мено не знал, но Гаверли выстрелил в него, но так как из-за дыма была плохая видимость, он попал не туда-куда целился.
  
  Решив, что великан убит, Гаверли повернулся к Бенуа. Тот отбивался от охотника посохом, одновременно с этим кастовал заклинание. Передернув затвор, Гаверли прицелился.
  
  Мир замедлился. Слыша свое дыхание, Мено поднял взгляд. Руки дрожали, ноги отказывались выполнять приказы мозга. Мысли никак не удавалось собрать в кучу. В плече пульсировала тупая боль, отдающая холодом. Кое-как поднявшись - упираясь об стену - Мено отшвырнул Гаверли телекинезом, ударил несколько раз об стену. На что тот со стоном упал на пол, выронив винтовку.
  
  Почувствовав второе дыхание, Мено создал пси-импульс, головная боль, следующая за этим напомнила ему, что он все еще жив. Прицелившись, он метнул едва заметный шар в охотника, наседающего на Бенуа. Но промазал из-за боли в спине. Это Гаверли выстрелил из пистолета. Пошатнувшись, Мено едва не упал. Ему показалось, что его укололи. Обернувшись, он поднял телекинезом кричащего инквизитора и выкинул в окно.
  
  Одновременно с этим в кабинет вбежала Касия. На ней была надета кираса, с пятнами крови. В глазах горела безумная решимость. В одной руке девушка держала дрожащий пистолет, а в другой шпагу, которой девушка, указав на охотника, побежала с криком, стараясь убить противника.
  
  Тот лишь мельком глянув на нее, сделал текучее движение, ткнул мечом в бедро. Упав, девушка растянулась на каменном полу. Стараясь закрепить успех, охотник пнул ее несколько раз в бок. Пока Бенуа отбивался от двух подошедших охотников.
  
  Собрав последние силы, Мено взлетел, повиснув под потолком. Создав пси-волну, разбросавшую всех, кто находился в кабинете, силы начали покидать Мено. Руки безвольными лентами упали, перед глазами все плыло. Не в силах держаться дальше, Мено упал на пол, потеряв сознание.
  
  Получив передышку, Бенуа, схватив Касию, подбежал к упавшему Мено. Посмотрев на город, который хорошо был виден через дыру, он произнес заклинание, создал портал, поглотивший его вместе с Касией и Мено.
  
  ***
  
  
  
  Отбросив разряженный артефакт, Гаверли глянул на слуг разбирающие завалы. Злость и досада за проваленное дело жгло его изнутри, наполняя вены ядом. Снова он облажался, а все потому, что не маг, вынужденный полагаться на артефакты.
  
  Пнув камень, инквизитор посмотрел на хмурое небо. Дождь усиливался, но он не старался укрыться от него. Гаверли любил дождь. Мужчина считал, что он смывают грязь с живых существ. Страны очищаются от скверны, давая шанс новой жизни... кроме мамоно.
  
  Сжав кулаки, так что ожоги на руках заболели, Гаверли закрыл глаза. И снова эти твари оказываются на его пути. Пусть и не лично, а косвенно. Эти ошибки природы, плод омерзительного и ничтожного разума, как чума живет в этом мире. Сколько жизней загубила болезнь под названием мамоно.
  
  Прислонившись о закопченную стену, Гаверли засучил рукав левой руки. На руке, кроме свежих царапин, был виден старый шрам в форме человеческой челюсти. Глядя на отметину, он перенесся на много лет назад. В пустой дом, где он, стоя в гостиной, следил за двумя желтыми огоньками глаз...
  
  - Гаверли, - знакомый голос выдернул его в настоящее. - Ты как?
  
  Малика осторожно положила ему руку на плечо. Ее шоколадная кожа была мокрой и блестящей от дождя, а в глазах читалось беспокойство. Недопустимое чувство для инквизитора.
  
  - В порядке, - отдернул плечо, он закрыл рукавом руку.
  
  - Мастер зовет всех к себе.
  
  Кивнув, Гаверли быстрым шагом пошел в ставку инквизитора. Горадор расположился в помещениях для слуг. Дворец сильно пострадал от пожара, устроенным убегающим Бенуа, и теперь всем приходилось ютится в смежных помещениях из-за риска обвала стен.
  
  Когда они вошли в комнату, Горадор стоял у магического зеркала, с кем-то общаясь. Устос и Мона уже были здесь. Устос, как всегда, играл со своей монеткой: подбрасывал и катал ее меж пальцев. О чем он думал в этот момент, понять было нельзя, из-за широкой шляпы - скрывающей пол-лица - оставляя на виду лишь рот.
  
  Мона же ничего не скрывала. Ее круглое лицо было суровым и отчужденным. Не моргая, она следила за Гаверли, и он готов был поклясться на десять золотых, что та уже осудила его и не прочь прирезать.
  
  - Хорошо, - сказал Горадор. - Мы найдем их.
  
  Закончив общение, старый инквизитор повернулся к своим ученикам.
   - Готовьтесь, мы выступаем.
  Глава 6
  
  
  
  Сознание вернулось к Мено мгновенно. Застонав, мужчина, не открывая глаз, прикоснулся к саднящей груди. В голове было пусто, а в спине между третьим и четвертым позвонком стреляла резкая боль, когда он шевелился.
  
  Приподнявшись и открыв глаза, Мено схватил графин с водой. Жадно припав к нему, он глотал воду большими глотками. Выпив половину содержимого, Мено, закашлявшись, поставил графин на прикроватную тумбочку. Встав, потянулся. Раны приносили дискомфорт, но это было не существенно. Организм почти полностью восстановился.
  
  Посмотрев время на компьютере, Мено присвистнул. Он был без сознания два дня. Место, где он очнулся, было хорошо освещено. Легкий сквозняк из открытого окна приятно освежал кожу. Где-то внизу были слышны голоса.
  
  Надев рубаху, Мено медленно приоткрыл дверь, выглянул наружу. В коридоре было тихо. Аккуратно ступая по деревянному полу, он шел к лестнице. Где он находится? Что стало с Бенуа и Касией? Он помнил, что те двое тоже присутствовали в той комнате, перед тем как Мено потерял сознание. Да и, в конце концов, ему нужно было узнать, что произошло в городе и почему Бенуа напал на инквизиторов.
  
  Спустившись, Мено подошел к двери. За ней он слышал, как, судя по всему, слуги разговаривали о насущных делах. Один женский голос жаловался на то, что хозяин запретил покидать поместье, а дворецкий следил за тем, чтобы все приказы господ выполнялись незамедлительно.
  
  Открыв дверь, Мено вошел в гостиную. В ней находилось две женщины, одной было навскидку тридцать лет, а второй все сорок. Третьей была девочка десяти лет, с любопытством смотрящая на Мено.
  
  Охнув, женщины замолчали, поклонились, слегка покраснев, та, что было моложе, спросила, что нужно господину:
  
  - Где я?
  
  - Ты в моем загородном поместье, - ответил ему Бенуа за спиной Мено. - Как ты себя чувствуешь?
  
  - Все в порядке, - ответил Мено. - Что произошло во дворце? Почему мы... - Мено было хотел задать насущный вопрос, но поднятая рука Бенуа остановила его.
  
  - Не здесь, - резко сказал он. - Приведи себя в порядок и подкрепись... Сина, принеси моему гостю что-нибудь перекусить, - отдал он приказ старшей женщине. - Как отобедаешь, приходи на веранду. Нам есть, о чем поговорить.
  
  Похлопав по плечу великана, Бенуа натянуто улыбнулся, после развернулся на каблуках и быстро вышел, закрыв за собой дверь.
  
  - Господин, - строгий голос Сины вывел его из размышлений. - Пройдемте за мной, пожалуйста.
  
  Сина привела его в столовую. Сев за стол, Мено замер в ожидании. Организму требовалось пополнение веществ, из-за чего желудок требовательно урчал в животе. Лечение никогда не проходило без последствий и всегда за это требовало свою плату. В данном случае лишь увеличенным аппетитом.
  
  Спросив, что есть из приготовленного, Мено попросил, чтобы ему принесли: пять яичниц, три стакана чая, две кровавые колбаски, жареный картофель в трех тарелках, овощную похлебку и семь кусочков хлеба. Записав весь заказ, Сина бросила быстрый взгляд на Мено, оценив размер гостя, кивнув, удалилась.
  
  Через десять минут вынесли похлебку, которую Мено быстро съел. За ней пошло все остальное. Закончив с едой, Мено последовал за Синой на второй этаж, там она привела его в гардеробную, где лежала его одежда: постиранная, поглаженная и зашита там, где было порвано:
  
  - Если что-то понадобится, я буду за дверью, - невозмутимо произнесла женщина, закрыв за собой дверь.
  
  Оставшись наедине с самим собой, Мено посмотрел в зеркало. Сняв рубаху, оглядел свою грудь. Тугие, пропитанные лечебными травами бинты, стягивали тело. Взяв ножницы, он начал их срезать. Закончив с этим, он принялся отдирать прилипшую ткань от кожи. Было больно и неприятно.
  
  Освободившись, мужчина осмотрел свое тело. На плече был виден шрам от пулевого ранения - старый и заросший кожей - словно ему несколько месяцев. На спине красовался уже рваный шрам чуть большего размера. Мено помнил, это Гаверли выстрелил ему в спину из пистолета, видимо, у оружия были разрывные пули либо с магической начинкой.
  
  Надев маску, Мено почувствовал облегчение, словно с него сняли невидимый груз. Переодевшись, он вышел из комнаты. В коридоре его уже ждала та девочка, которую он увидел ранее. Она сидела на стуле и болтала ногами в ожидании Мено.
  
  Присмотревшись к ребенку повнимательнее, Мено увидел, что она одета достаточно прилично для прислуги. Длинный синий сарафан приятно шуршал под дрыгающимися ногами, золотистые волосы были повязаны в две косички шелковыми лентами, обуви же не было. Девочка была босой:
  
  - Учитель попросил меня проводить вас к нему, - осмотрев Мено снизу-верх, она слезла со стула, направилась к лестнице. - Пойдемте, лорд Бенуа не любит ждать!
  
  Девочка привела его к Бенуа. Как и говорил маг, он ждал его на веранде. Открытая и светлая она навевала на медитативный настрой. Казалось, она была построена для художника, чтобы тот мог здесь рисовать свои картины.
  
  Бенуа стоял около перил и смотрел на лес, раскинувшийся перед поместьем. Стоя прямо и скрестив руки на груди, он был спиной к Мено. Казалось, он задумался о чем-то и не замечал их. Кашлянув, девочка осторожно заговорила:
  
  - Учитель, я привела господина Мено.
  
  - Хорошо, можешь идти, - подождав некоторое время, словно ожидая чего-то, девочка, пожевав губу, быстро ушла. - Нашел ее в одном из кабаков, куда пригласил меня один знакомый, чтобы пообщаться без лишних ушей, - заговорил Бенуа после долгого молчания. - К тому заведению прилагался бордель, где предоставляли 'особые' услуги. Мара как раз и должна была эти услуги 'предоставлять'. Увидел ее случайно, когда девочку выбрал какой-то купец, это должен был быть ее первый раз, и если бы не разглядел в ней магический потенциал...
  
  Он не стал заканчивать предложение, да и Мено было все равно. Может, этим Бенуа хотел показать, какой он благородный, но, к его сожалению, Мено было плевать на этот мир, как и на его жителей. Даже если бы они все были на грани смерти, вряд ли он стал бы рисковать всем, чтобы спасать их. Циничный одиночка - вот как можно было охарактеризовать Мено, он ни к кому не привязывался, не имел друзей и семьи и менять чего-то в своей жизни у него не было желания.
  
  Пригласив пройтись, Бенуа повел Мено показывать свои владения:
  
  - Что произошло в замке? - спросил великан, после того как Бенуа показал ему огород, за которым заботился грузный мужчина, достигавший Мено до подбородка.
  
  Некоторое время они шли молча. На улице стоял полдень и солнце находилось в зените, птицы вяло переговаривались на своем птичьем языке.
  
  - Меня подставили, - тихо произнес он. - Рьярти, этот подонок, все предусмотрел. Он как-то смог подбросить компрометирующие улики и этим очернил мое доброе имя.
  
  Мено ничего не сказал, он ждал продолжения.
  
  - Горадору пришло послания - я не знаю, что в нем было сказано - но после этого он приказал меня арестовать. Охотники попытались заковать меня в колодки, блокирующие магию. Но я не стал этого ждать. В завязавшейся битве мне удалось скрыться. Нашел Касию, а потом пришёл за тобой.
  
  Бенуа снова замолчал, он смотрел на деревья словно видел что-то, что было недоступно взору Мено, его плечи слегка были опущены, а глаза затуманены от тяжелых мыслей.
  
  - Что дальше?
  
  - Скажи, Мено, как ты видишь свою жизнь?
  
  Теперь настало время размышлять Мено. Какой ответ ожидал Бенуа? Что ему сказать? Правду? Он не мог этого сделать, да и даже бы сказал, Мено не мог предвидеть реакцию мага. Великан здраво оценивал свои силы и прекрасно понимал, в Эстармоне опасно.
  
  'Предатели', - крикнул тот охотник, тем самым подписав смертный приговор. Отныне Мено разыскиваемый преступник, обвиняющийся в пособничестве врагам государства, и отношение к нему отныне будет соответствующее. Охота за головой Мено идет, листовки разосланы, портреты нарисованы и расклеены. Охотники и люди, жаждущие поживы за его голову, идут по следам.
  
  Так что же делать - крутилась мысль в мозгу Мено. Где ему найти пристанище, где спрятаться? Мужчина здраво расценивал свои силы и знал - он не приспособлен для жизни в лесу. Родившись в другой реальности, он, дитя цивилизации, переросшей человеческую жестокость, в детстве был закинут в средневековый мир где: нетерпимость, войны, жестокость, предательство и жадность цвели буйным садом.
  
  На протяжении тридцати лет его вела лишь одна цель - вернуться обратно. Ради этого он лгал, воровал, предавал, строил махинации и все это ради того, чтобы кто-то взял и разрушил все, что сделал Мено за эти годы. Казалось, его жизнь это скатерть, а все, что на ней, было это его труды, мечты и цели. И вот пришел Рьярти, взял за края скатерти и стряхнул ее, выбрасывая все, что сделал Мено, как ненужный мусор.
  
  Сжав кулаки, мужчина стиснул челюсть. Злоба кипела в его крови черный ядом, требуя найти и покарать мага-ренегата за то, что разрушил его жизнь. Выдохнув, Мено успокоился. Его беспокоили эти вспышки агрессии и нужно было с этим что-то делать. Обернувшись, он увидел, что Бенуа все это время смотрел на него немигающим взглядом. Только сейчас Мено увидел, что у мага бледно-зеленые глаза.
  
  - Я пока не знаю, - осторожно начал Мено. - Возможно, покину страну, а дальше видно будет.
  
  - И ты так все это оставишь? - глухо спросил Бенуа. - Рьярти разрушил твою жизнь, он растоптал все твои начинания, - спокойно говорил он. - Знаешь, зачем он пригласил всех вас на прием? Он хотел обратить вас. Женщин в мамоно, а мужчин в инкубов. Возможно, тебе к тому моменту уже подобрали 'пару', с которой ты должен был провести всю свою жизнь.
  
  - Этакую любящую жену-мутанта, которая бы никогда от тебя не отходила, как пиявка - присосавшаяся и сосущая твою духовную энергию. Они хотели превратить тебя в инкуба, Мено! Изменить твое мировоззрение, переделать под себя: психика, привычки, жизненные цели, характер - все, что делает тебя... тобой - они бы все изменили, даже твое собственное 'Я'. Они бы все переделали, разорвали и из кусочков слепили бы что-то другое: неправильное, неестественное, исковерканное и искаженное. Это был бы не ты, Мено.
  
  Тихо произнёс Бенуа, крепко сжав плечо великана. Он словно пытался этим установить между ними телепатический контакт, как будто только так можно было донести свою точку зрения и понять друг друга.
  
  - Что Вы хотите от меня?
  
  - Я хочу, чтобы ты продолжил следовать за мной. У меня есть план. Я уже все продумал. Но в одиночку я это не осилю. Лишенный связей мне как будто связали руки. Мне нужны надежные люди, на которых я могу положиться, и ты, Мено, - указал он на него пальцем. - Из тех, кто лично заинтересован во всем этом.
  
  - Мне нужно подумать.
  
  - У тебя двадцать четыре часа. Не затягивай.
  
  Развернувшись, Бенуа пошел быстрым шагом к поместью. Оставшись в одиночестве, Мено углубился в лес. Он не хотел сейчас быть рядом с поместьем. Стараясь абстрагироваться, он блуждал меж древесных исполинов. В тени которых дремала лесная жизнь. Здесь было спокойно и тихо. Словно Мено попал в другой мир.
  
  К чему стремится Бенуа? Пытался он понять. По сути, маг больше не имеет власти, его имя смешали с грязью и его разыскивают как врага народа. Не было больше лорда Бенуа, правителя Растибоны. Он погиб при атаке мамоно, а на его место пришел Бенуа-предатель, для которого уже был приготовлен кол в столице. Позор и поругание, а потом смерть, вот и все, что мог ожидать маг.
  
  Так стоит ли присоединяться к нему, рисковать всем, что у него осталось. Нужно ли доверить свою жизнь магу с непонятными целями? И есть ли у Мено выбор?
  
  Просидев на упавшем бревне несколько часов, Мено размышлял о словах Бенуа. Пытался найти минусы и плюсы. Но так и не пришел к общему знаменателю.
  
  Взрыв привел его в чувства. Резко поднявшись, Мено огляделся. Звуки боя донеслись до его ушей и шли они из поместья. Поколебавшись, мужчина побежал в сторону криков.
  
  Остановившись у границы леса, он спрятался за деревом. На поместье напали! Это были антропоморфные существа... мамоно. Рьярти пришел закончить начатое?
  
  Само поместье было окружено радужным полем, не дающем пройти внутрь мамоно. Они швырялись заклинаниями, уговаривали выйти, обещая лучшую жизнь, но на их слова обитатели поместья отвечали: стрелами, болтами и пулями. Бенуа же пока не показывался.
  
  Колеблясь, Мено замер. Что ему делать? Бежать он не мог, внутри осталась его машина - которую он столько лет конструировал. Уйти сейчас, бросить ее, все равно что выбросить на ветер восемнадцать лет жизни. Даже для нестареющего человека это было слишком.
  
  Еще раз выглянув, Мено осмотрел нападавших. Да, это были мамоно их было около двадцати и, судя по всему, они окружили дом. Правда, Мено не знал, как обстояли дела на другой стороне, он лишь это предположил. Но вряд ли напавшие стали бы рисковать, оставив шанс осаждённым сбежать. Если, конечно, это не был бы такой тактический ход.
  
  Внезапная догадка озарила Мено. Он еще раз посмотрел на поместье. Если он прав, где-то есть еще одна группа, притаившаяся в укрытие. Может ли быть Рьярти среди них? Ударив по стволу дерева, Мено заскрипел зубами. И снова он в том положении, когда ему приходится бежать, бросив все свои начинания. Это уже начинает бесить.
  
  Услышав едва уловимый хруст за спиной, Мено мгновенно создал пси-импульс, швырнул его за спину. Практически невидимый шар пси-энергии бесшумно полетел к своей цели.
  
  Обернувшись, Мено увидел, как к нему крадутся мамоно-волкодлаки. В одну из них врезался шар, наполненный пси-энергией. Та, приняв удар на себя, отлетела на пять метров назад. Перевернувшись несколько раз в воздухе, мамоно врезалась в дерево, безвольной куклой упала на землю. Застекленевшие глаза и ниточки крови из носа, ушей, глаз и рта доказывали, что девушка мертва.
  
  Сглотнув вязкую слюну, Мено сделал шаг назад. Он не мог поверить, что только что сделал. Он убил разумное существо и не просто убил, а использовал для этого пси-импульс, от которого нельзя было выжить. По телу было не заметно - но мужчина знал - все органы мамоно были разорваны и превращены в фарш. После такого не выживают.
  
  На несколько секунд между мамоно и Мено воцарилась тишина, прерываемая криками и столкновениями заклинаний с щитом у поместья:
  
  - Ты убил ее, - пораженно сказал другая волкодлака. - Ты убил ее!
  
  Постепенно в глазах девушек разгоралась ярость. Злобно зарычав, самая смелая из стаи волкодлак бросилась на Мено и тут же отлетела. Упала на землю девушка уже мертвой.
  
  В этот раз убить было легче. Громко сглотнув, Мено стиснув челюсть, бросил еще один пси-импульс, стараясь не думать, что делает. Страх за свою жизнь полностью выместил все лишние мысли, поставив установку 'выжить любой ценой'.
  
  Увернувшись от едва видимой атаки, мамоно, перегруппировавшись, разбежались в разные стороны. Одна из девушек побежала к основной группе - чтобы предупредить о затаившемся маге - но внезапно невидимая сила подняла закричавшую мамоно в воздух.
  
  Повиснув некоторое время на одной точке, сила потянула ее вверх с большой скоростью. Холодный ветер бил по ушам и глазам. Бросив взгляд вниз, мамоно увидела, как высоко оказалась. Дом был едва виден, а деревья с этой высоты казались травой. Вот невидимая сила исчезла - так же внезапно, как и появилась - из-за чего девушка в крике полетела камнем вниз к стремительно приближающейся земле.
  
  Перестав поднимать вверх мамоно, Мено отпрыгнул влево, благодаря чему увернулся от когтей мамоно. Использовав пирокинез, он поджог девушку. Стараясь не думать, что он делает, Мено силой мысли сворачивает другой мамоно шею. Звук хрустнувших позвонков колоколом отбивается в его ушах.
  
  Отшвырнув горящую и кричащую мамоно вглубь леса, он хватает рукой прыгнувшую на него смелую волкодлаку. Держа девушку над землей и с силой сжав шею, он отстранено смотрел, как та, задыхаясь под железной хваткой, царапает ему руку. Страх читался в ее глазах. Монстра видела она, а не человека.
  
  Использую руку в качестве проводника, Мено проводит через себя электричество. Вставшая дыбом шерсть, кипящая слюна во рту, закатившиеся глаза, опорожненный мочевой пузырь, дрыгающиеся в конвульсиях руки и ноги и, как вишенка, едкий пробирающий до костей запах палёной кожи.
  
  Выпустив девушку, Мено сделал шаг назад. Впервые за много лет он использовал 'электрокинез' и не мог поверить результату. Не веря, мужчина попятился. Сверху приблежался женский крик. Посмотрев наверх, он увидел ту самую мамоно, которую он запустил в небеса. Стремительно пролетев, она упала на землю.
  
  'Хлюп' последовал за приземлением. Медленно подойдя к ней, он увидел, что от тела собственно, практически ничего не осталось. Лишь каша из костей, мяса и органов. Почувствовав на щеке что-то влажное, мужчина дотронулся рукой. Посмотрев на пальцы, он увидел... кровь. Видимо, капелька крови попала на него.
  
  Вздрогнув, Мено словно пробудился. Только сейчас он понял, что сотворил. Открыв рот, Мено, глотая воздух, не мог поверить тому, как легко ему удалось их всех убить. А ведь раньше он не задумывался о том, как идеально его силы подходят для убийства.
  
  Задыхаясь, мужчина расстегнул воротник. Потея и оглядываясь, он побежал в сторону поместья. Держась лесополосы, он старался не попадать на глаза тем, кто атаковал дом. Его руки дрожали, а внутри было пусто.
  
  Спрятавшись за конюшней, он выглянул из-за угла. Там стояло еще несколько волкодлак. Одна из них, принюхавшись, повела носом, словно учуяла Мено. Толкнув свою товарку, она указала на него. Та, принюхавшись, оскалилась. Позвав своих подруг, они ринулись на Мено.
  
  Убийца, кричали они. И Мено не мог им возразить. Замерев столбом, он смотрел как мамоно медленно приближаются к нему. Ощущая, как внутри него что-то умирает, он поднял руку, несколько ради необходимости - сколько по привычке:
  
  - Простите, - сдавленно хрипит он.
  
  И в этот момент бегущие впереди девушки взрываются кровавыми брызгами.
  
  - Простите.
  
  Еще три возгораются как спички. Крича и мечась, они падают на землю, пытаясь потушить огонь, но он не затухает. Подбежав к мужчине, Волкодлака, крича, атакует его, целясь в глаза. Но Мено отшвыривает ее пси-импульсом. Врезавшись в деревянную стену хлева, девушка, проломив его, залетает внутрь. Падает прямо под копыта взволнованных лошадей и те ее топчут, но девушка этого не чувствует, она умерла еще в полете.
  
  Мир сузился, потемнел, и Мено, словно не ощущая себя, ударяет другую мамону. Огромный кулак врезается в лицо, превращая его в кровавое месиво. Другой он сворачивает шею телекинезом, еще двух поднимает на сотни метров вверх и потом быстро опускает, ударяя о землю. Используя свои силы, он убивает всех, кто становится на его пути. Грубую силу использует там, где не успевает применить сверхъестественные способности.
  
  Остановившись и оглянувшись, он замечает совсем еще молодую волкодлаку. Девушка... нет девочка, ей не больше тринадцати лет, может, четырнадцати с ужасом смотрит на Мено. Плача на дрожащих ногах, она разворачивается и убегает. Стиснув челюсть, Мено отворачивается, а сила, словно повинуясь его желаниям, подхватывает невидимой рукой вилы и швыряет их в девочку. Быстро, со свистом преодолев расстояние, снаряд врезается в плоть, проходя его насквозь, улетает дальше. Замерев, девочка, сделав несколько шагов, падает лицом на землю, больше не встает.
  
  - Рубикон пройден.
  
  Услышал он своей голос, как будто со стороны. Древняя фраза сама всплыла из глубин сознания. Черта пройдена, руки обагрились в крови. Убийца! Набатом било слово в мозгу. Потерев лицо, Мено удивленно посмотрел на свои руки. На нем нет маски, а он и не заметил этого. Взглянув на небо, он сглотнул. В конюшне было слышно беспокойное ржание лошадей, нервно топающих в своих стойлах.
  
  Услышав, как взорвалось новое заклинание, Мено дернулся, словно проснувшись. Стараясь не смотреть на трупы, он подошел к конюшне выглянув за угол. Покачав головой, Мено перевел взгляд на бревна лежащие у опушки леса.
  
  - Жребий брошен.
  
  Подняв массивные бревна в воздух, что далось ему куда легче, чем он мог себе представить - раньше его предел был сто килограмм, а теперь он может держать до пяти бревен - раскрутил их в воздухе. Дождался, когда массивные снаряды ускорятся - так что был слышен ветер - направил их в сторону атакующих.
  
  Мамоно, заметив, что к ним летит с большой скоростью, перестали забрасывать поместье заклинаниями, атаковали снаряды. Понимая, что не успеют убежать, часть из них попыталась создать барьер, но было уже поздно.
  
  Снаряды с сокрушающей все и вся силой врезались в группу мамоно. Плоть и дерево смешались. Земля вздыбилась, кровь расплескалась на метры вокруг себя, отрубленные конечности падали на землю, в последний раз издавая мышечные импульсы. К удивлению Мено, криков не было, как и живых. После того как пыль улеглась, он неровной походкой подошел к тому, что осталось от группы мамоно.
  
  Фарш, это лучшее обозначение, которое смог придумать Мено. Он и не ожидал, что его атака будет столь сокрушительной.
  
  Громкие хлопки вывели Мено из задумчивости. Резко обернувшись, он увидел, что к нему подходит Бенуа, одновременно с этим хлопая в ладоши:
  
  - Браво, Мено, браво! Признаюсь, это было эффектно и эффективно. Так быстро разделаться с этими ошибками природы! - похлопав тому по спине, Бенуа подошел поближе к тому, что осталось от тел. Пнув валяющуюся руку, Бенуа скривил нос. - Ублюдок Рьярти как-то вычислил мое убежище. Собрав своих шестерок, - кивнул Бенуа в сторону тел. - Напал на нас, но я не я, если бы не был к этому готов.
  
  Спокойно сказал Бенуа, казалось, его не смущает, что только что был бой, перед его домом куча тел, а его руки покрыты чужой кровью. Наоборот, все это как будто давало ему второе дыхание:
  
  - Пошли, Мено, у нас еще много дел, а о телах не беспокойся. Слуги все уберут.
  
  ***
  
  
  
  Нападение застало Касию в ее комнате - ну как ее - в комнате лорда Бенуа, выделенной ей в личное пользование. Она видела, как дом накрыло защитное поле, как заклинания ударялись о поле, и ничего не могла сделать. Раны, нанесенные охотником, не давали ей вооружиться и встретить врага в честном поединке. Ощущая себя обузой, девушка тихо сидела на кровати, ожидая развязки, пила вино. Ей уже было все равно, кто победит.
  
  Будут это мамоно, ну что ж, так тому и быть. Возможно, ей даже дадут выбрать, в кого она захочет обратиться. Ну, а если Бенуа, то... девушка просто пойдёт за ним, как верная собака, ожидая приказов хозяина.
  
  Потерявшая самого дорого человека в жизни, девушка не ожидала ничего хорошего. Предатель, дезертир, эти титулы как дамоклов меч висели над ее шеей. Что ожидает Касию дальше. По словам Бенуа, семья от нее уже отказалась, публично назвав 'reietto'.
  
  На этой мысли, Касия горько ухмыльнулась, налила себе третий стакан вина и выпила его залпом. Теперь она никто. Еще одна бродяжка без дома, и все ее имущество это то, что было при ней, когда Бенуа привел ее в это место.
  
  Зачем опальный маг предоставил ей кров, лечение, питание. Девушка точно не знала, хотя были некоторые подозрения. Вполне возможно, он видит в ней любовницу, которая будет согревать ему постель и не давать заскучать по ночам. И к своему стыду, Касия понимала, что если он однажды придет к ней ночью или прикажет ей прийти, то она сделает то, что маг хочет от нее. Да, она уже готова поступиться девичьей честью. Для нее это теперь всего лишь слово. За эту неделю у нее вообще сильно изменились принципы.
  
  Лишенная сестринской опоры, Касия оказалась не готова к миру, который раскинулся перед ней. Как слабый цветок под сильным ветром, девушка прогибалась под тяжестью навалившегося горя. Оказалось, она не так сильна, как о себе думала. И достаточно было лишь небольшого ветерка, чтобы стебель проломился. Как, оказывается, легко это можно сделать.
  
  Тот момент, когда битва подошла к концу, Касия не запомнила. Валяясь на кровати в пьяном состоянии, она пустым взглядом смотрела в потолок. Шепча молитву, отстранено наблюдала, как привычное занятие - еще недавно приносящее облегчение - в этот раз лишь усиливает тоску.
  
  Почему богиня не откликается на ее зов? Спрашивала она в потолок и не получала ответа. Сейчас она была как слепой котенок. Зайди сюда кто-нибудь, и девушка пошла бы за ним куда угодно и сделала бы что угодно, какое бы желание у того не было.
  
  И за это она просила лишь одно - чтобы Касия могла положиться на кого-нибудь. Чтобы этот спаситель принимал за нее решения и говорил, что ей, Касии фон Эльдо, делать. Но никто не вошел, никто не откликнулся на призыв девушки, проигнорировав слабое и сломленное создание.
  
  Бенуа пришел уже после того, как дурманящее вино пошло на убыль. К сожалению, напиток не давал ей забыться, принося так не вовремя ясность мысли:
  
  - Приведите себя в порядок, леди Касия, мы скоро выступаем, - сказав это, он закрыл за собой дверь.
  
  Еще раз горько ухмыльнувшись, девушка посмотрела на себя в зеркало. Выглядела она ужасно. Ночная рубашка измята, а левое плечо оголено. Волосы вздыблены оттого, что Касия долго не расчесывалась. Синяки под глазами говорят о бессоннице, а красные глаза о том, что она много плакала.
  
  Через полчаса пришли слуги, и проводили ее в купальню. Там взрослые женщины отмыли ее, расчесали волосы, и все это было сделано без намека на уважение. Закончив с мытьем, ее провели в гардеробную, где на безвольную Касию надели дорожное платье, а на ноги сапожки. Заплели волосы в косу. Под конец на ее бедро застегнули ремешок с маленькими ножнами, где покоился стилет.
  
  Закончив с приготовлениями, ее вывели к массивной террасе, где собрались все жители поместья. Бенуа стоял рядом с тем молчаливым великаном со странным именем. У ног мага стояла маленькая Мара.
  
  Посмотрев на Касию, девочка, презрительно скривившись, отвернулась от нее. Повсюду бегали слуги: таскали тюки и сундуки с вещами. В этот момент Бенуа отдавал какие-то приказы своему смотрителю и тот с подобострастием кивал в ответ. Бенуа покидал поместье, но не поспешно, а основательно - забирая все с собой и ничего не оставляя.
  
  Закончив отдавать приказы, маг велел всем собраться около него:
  
  - Как Вы все знаете, на нас вчера напали!
  
  'Вчера, это было вчера, - заторможено размышляла Касия. - Как быстро летит время'.
  
  - Мы больше не можем здесь оставаться. Это слишком опасно. Сейчас я открою портал, через который смогут пройти все, кто хочет идти за мной. Учтите, я не обещаю вам спокойной жизни. На меня ведут охоту, - на этом он замолчал, покачав головой. - Мои друзья считают меня предателем и за мою голову назначена награда. Инквизиторы и охотники уже идут по моему следу. И если Вы пойдете за мной, то формально станете соучастниками! Поэтому подумайте как следует, прежде чем входить в портал!
  
  Замолчав, Бенуа, взмахнув руками, создал перед собой большую воронку синего цвета. Воздух засасывал внутрь, а Касия зябко поежилась. Некоторое время вокруг стояла тишина. Пока не был сделан шаг навстречу неизвестности. Первым решился молодой мужчина. Поправив аркебузу на плече, он, резко выдохнув, вошел - фактически запрыгнув - растворился в воронке, которая приняла его с хлюпающим звуком, от которого поежился уже Мено, невольно вспоминая, где уже слышал подобный звук.
  
  Дальше пошло все споро, слуги и солдаты заходили внутрь: кто робко, кто, опасаясь, другие с мрачной решимостью, а были и те, кто видел в этом веселую игру. Среди этих была и юная Мара.
  
  Никто не повернулся к Бенуа спиной и не ушел своей дорогой. Касию поразило, как все эти люди были преданы Бенуа. Они действительно не сомневались в своем господине. Последними была она, командир солдат, Мено и сам Бенуа.
  
  Подойдя к воронке, мощный мужчина почесал щеку. Гикнув, он растворился в портале.
  
  Раздумывая некоторое время, Мено поправив сундук, закреплённый на спине без слов вошел внутрь:
  
  - Ваша очередь, леди Касия.
  
  Вот он, момент, чтобы взять свою судьбу в руки. Ей нужно лишь развернуться и уйти. Она доберется до столицы и расскажет все, что знает. Родители примут ее обратно, а потом очистят имя. Возможно, она даже вернётся в орден, где продолжит служение богини. Нужно лишь уйти.
  
  Печально покачав головой, Касия, зажмурившись, вошла в портал, чтобы оказаться в неизвестных землях.
  
  - Жребий брошен, - прошептал стоящий рядом с ней Мено, даже не осознавая, как сильно эти слова определяли чувства Касии.
  
  ***
  
  
  
  - Туманная долина. Вы привели нас в туманную долину? - пораженно произнес Мено.
  
  Еще раз оглядевшись, он посмотрел на дремучий лес, раскинувшийся пред ним. Здесь была сырая погода, и холод едва заметно пощипывал кожу.
  
  Он читал об этом месте. Эти земли еще называли 'гнойным лесом'. Именно сюда приходили те, кого изуродовала демоническая энергия. Об этом не принято говорить. Но из 95% подвергнувшихся воздействию 5% не становятся мамоно. Вместо этого эти несчастные превращаются в уродливые создания, при этом получают иммунитет к воздействию этой энергии на разум несчастного.
  
  Вызывающих не ужас, а жалость и отвращение. Этих бедолаг, как чумных, выгоняют из городов, убивают и сжигают, опасаясь заразиться. Им нет места среди своих народов. Неважно кто ты: человек, эльф, гном, даже дракон. Но если ты стал 'чумным', то у тебя остается только одна дорога. Даже мамоно не примут к себе.
  
  - Да, это гнойный лес, - сверяясь с картой, ответил Бенуа.
  
  - Но почему сюда?
  
  - Это самое безопасное место, Мено.
  
  Промолчав, Мено огляделся. Они уже шли несколько часов и скоро будет привал. Начал покрапывать дождь. Холод усиливался, напоминая Мено, что сейчас осень.
  
  Внезапно мужчины услышали, как ломаются ветки. Приготовившись защищаться, они замерли. Это были разведчики. Вывалившись из кустов, они проковыляли к Бенуа, таща с собой что-то. Присмотревшись, Мено определил, что это ранее было эльфом. У несчастного (да это мужчина) была кожа в наростах коричневого цвета. Одна глазница больше другой, из спины торчали недоразвитые крылья - обрубками висящие на спине.
  
  Положив к ногам Бенуа пленника, следопыты отошли назад. Готовые к действиям вслучае чего:
  
  - Следил за нами, господин. Решили, что будет полезно, если Вы с ним поговорите.
  
  - Молодцы, - кивнув следопытам, Бенуа присел на корточки. Снял кляп, изучая чумного. Тот испуганно и затравленно бросал взгляды на окруживших, не ожидая ничего хорошего.
  
  Вертя во все стороны большим глазом, эльф, громко сглотнув слюну, робко обратился к Бенуа:
  
  - Чт... что ввам надо на нашей земле, - и словно боясь получить удар, зажмурился.
  
  - Как тебя зовут, - мягко спросил Бенуа
  
  - Остор.
  
  - Остор, мы не причиним тебе вреда, - говорил Бенуа, развязывая ему руки. - Мы... мы, можно сказать, такие же отвергнутые, как и ты. Вынужденные искать новый дом, мы пришли сюда.
  
  - Ввы пришли в гнойный лес, чтобы здесь поселиться, - не веря, спросил чумной. - Но вы... вы...
  
  - Не заражены?
  
  Чумной кивнул, все еще дрожа от страха. Глядя на это создание, Мено невольно удивился, насколько оно было затравленно. Словно всю свою жизнь над ним потешались, издевались и не давали спокойно жить, и только перебравшись в эти ничейные земли, чумной смог вздохнуть свободнее.
  
  Пока на его пути не встретился Бенуа со своим караваном. Не ожидая ничего хорошего, бывший эльф уже приготовился к смерти, но тут зажегся робкий лучик надежды, который может вылиться во что-то хорошее или пожар, что должен поглотить то последнее, что оставалось у чумного народа.
  
  - Мы не несем вам угрозу Остор, более того, у меня есть, что предложить.
  
  - И... и что же это?
   - Надежду.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"